murky_cat: другие произведения.

Драйвер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Какие только странные мысли не приходят в голову, пока едешь в маршрутке :)


  
   Ника в последний раз обошел всю квартиру, проверяя, что не забыл ничего важного, подхватил рюкзак (и почему он такой тяжелый, ведь взял же самый минимум необходимого?), положил ключи на полочку перед зеркалом, и вышел, нарочито громко захлопнув за собой дверь. Со стороны это, наверное, выглядело глупо - в квартире, кроме Ники, никого не было, - но нужно же было как-то отметить окончание старой жизни? Символичнее, конечно, было бы сжечь все дотла, и Ника наверняка так бы и поступил, но квартира была в многоэтажном доме и не его, а к чужой собственности Ника всегда относился с уважением.
   На улице стояла обычная московская мартовская хмарь. С неба моросил унылый серый дождик, под ногами чавкала грязь, неделю назад бывшая относительно белым снегом. Еще по-зимнему тусклое солнце, устав карабкаться вверх, меланхолично ползло над крышами многоэтажек, чуть не цепляясь брюхом за антенны.
   "На юг. Надо ехать на юг", - думал Ника, пока ноги несли его к автобусной остановке. Состояние было странное - подвешенное, неопределенное, как цвет московского неба. Старая жизнь закончилась (по крайней мере, Ника на это очень надеялся), а новая еще не началась. А пока - перепутье. Нет, просто - дорога. Которая обязательно куда-нибудь приведет, рано или поздно, а пока можно плыть по течению и ни о чем не думать. На вокзале купить билет до города, чье название понравится, сесть в поезд, и всю ночь дремать под мерный перестук колес. А потом - через сотню лет - наступит утро, и начнется новая жизнь. Может, вовсе не такая радужная, как сейчас представляется Нике, но определенно новая. А это уже кое-что.
   К остановке лихо подкатила замызганная грязью маршрутка. Ника поморщился - как раз сейчас отчего-то очень не хотелось видеть близко других людей, и он предпочел бы неторопливый и не пользующийся популярностью троллейбус, но того все не было. Высадив пару пассажиров, маршрутка двинулась было дальше, но тут же вновь затормозила. Престарелая парочка, сидевшая впереди, с шумом и аханьем вылезла, кляня на чем свет стоит водителя, позабывшего оповестить их о нужной остановке. Ника, внезапно переменив решение, сел на их место, нагло расположив объемистый рюкзак рядом с собой. Водитель маршрутки - невзрачный лысеющий мужичок трудноопределимой национальности, - еле слышно хмыкнул, но ничего не сказал.
   Несмотря на то, что до вечернего часа пик было еще далеко, уже начались пробки. Утомленный видом медленно проползающих мимо окрестностей, и почти бессонной ночью сборов в дорогу, Ника задремал. А когда очнулся, маршрутка уже бодро шустрила в изрядно похудевшем потоке машин, высадив почти всех пассажиров, кроме Ники и усталой дамы в потертой шубе, у метро, и направляясь в анклав спального района. Ника завертел головой, пытаясь определить, далеко ли они успели отъехать, и стоит ли выходить сейчас.
   - Что, проехал?
   - Ага, - Ника кивнул, раздумывая - не должен ли он усмотреть в этом какой-либо знак судьбы. Может, вся эта затея с самого начала и была одной большой глупостью, и сейчас ему надо просто вернуться обратно и попробовать выправить то, что сломалось? Но при одной мысли о возвращении противно заныло в животе.
   - Ничего, выйдешь на следующей, перейдешь на другую сторону, вернешься. Или, хочешь, со мной до конечной, а на обратном пути выйдешь, где надо, - Акцент у водилы был странный - вроде и гортанный, но не как у многочисленных выходцев с гор, наводнивших в последние годы столицу. Но больше, чем акцент, удивляло то, что голос явно не соответствовал внешности - таким красивым, бархатистым голосом должны говорить киношные роковые красавцы или благородные злодеи, а не плюгавые водители московских маршруток. А может, водитель там, у себя на родине, и был актером, а теперь вот зарабатывает на жизнь за баранкой.
   Ника поежился, посмотрев на непрекращающуюся серую морось за окном. В маршрутке было тепло и сухо, и даже музыка не раздражала - как ни странно, это был не блатной шансон, а что-то инструментальное, и даже наверняка классическое.
   - Я лучше до конечной.
  
   Серый асфальт послушно ложился под колеса. Залитая небесной водой, дорога была на удивление послушной и покладистой. Город словно заснул, убаюканный непрестанным шепотом дождя. В переходный период почти всегда так - зима уже ушла, весна еще не наступила, и город мечется между этими состояниями, пытаясь понять, каким же ему сейчас надо быть. И почти забывает о Драйвере, как забывают о глубоко засевшей, раздражающей занозе, прищемив дверью всю руку.
   Драйвер наслаждался этой передышкой. Менялся сменами, метался между парками, чтобы охватить как можно больше районов. Безумно уставал - но был счастлив, чувствуя, как покорно прогибается под ним упрямый и своевольный зверь города. Но, к несчастью, время перемен слишком коротко, и вскоре вместо того, чтобы бороться за свою свободу и право вернуться, Драйвер борется с неразумной тушей города, желающей подмять его под себя, раздавить, спутать паутиной дорог - его, Драйвера, когда-то, в прошлой жизни, бывшего полновластным хозяином и духом всех дорог и путей!
   Город Драйвер ненавидел, но любил его дороги - странной, извращенной любовью, смешанной с ненавистью. И маршрутки. Не трамваи, приговоренные всю жизнь кататься по рельсам, вросшим в землю, не ужасающие своими размерами электрички и поезда метро, не троллейбусы с их мнимой свободой и поводком проводов, и не автобусы, громоздкие, неповоротливые и слишком четко разделяющие водителя и пассажиров. Ведь единственное, что кроме дорог волновало Драйвера - это люди, которые передвигались по этим дорогам. А вот маленькие юркие маршрутки - совсем другое дело. Положа руку на сердце, за рулем маршрутки Драйвер был почти счастлив. В конце концов, в этом и было его предназначение.
   Хлопнула дверь. Дама в потертой шубе вышла на пустой остановке и, отгородившись от дождя несуразно ярким зонтом, посеменила в сторону смутно виднеющихся из-за пелены дождя новостроек. В маршрутке остался только один пассажир - сидящий рядом растрепанный парень с большим рюкзаком и отчаянными глазами. Интуиция Драйвера уже не шептала, а вопила во весь голос, поторапливая. Не было никаких сомнений - этому парню нужен он, Драйвер. Вот только бы не спугнуть...
   - Куда-то собрался? - Драйвер постарался вложить в голос максимум дружелюбности и убрать малейшие намеки на любопытство. Он даже постарался убрать акцент. Уважаемый дядюшка, доброжелательно интересующийся жизнью любимого племянника.
   Продолжая так же безучастно пялиться на унылую погоду за лобовым стеклом, парень пожал плечами. И, очевидно, в приступе откровенности, которые иногда случаются между незнакомыми людьми, которые к тому же больше никогда друг друга не увидят, признался:
   - Не знаю. Все равно, куда.
   - Лишь бы подальше отсюда?
   Парень с грустным видом кивнул. Интересно, что у него - ссора с родителями, бросила девушка, не поступил в университет? Впрочем, без разницы. Главное - что он желает уехать подальше. А Драйвер может ему в этом помочь.
   - Другой город?
   Хмыкнул, пожал плечами. Ну да, от рожденного в городе странно ожидать желания уйти в леса или в пустыню. Не в таком юном возрасте, по крайней мере.
   - Другая страна? А может, другой мир?
   Парень с подозрением покосился на Драйвера. Решил, что над ним смеются? Пожалуй, надо и в самом деле прекращать комедию. Подмигнув отражению пассажира, Драйвер провел левой рукой по лицу, снимая маску.
  
   Ника охнул, не поверив собственным глазам. Лицо водителя маршрутки преобразилось, словно он снял маску. Вместо невыразительного, плохо выбритого мужичка неопределенно-пожилого возраста за рулем теперь сидел совсем другой человек - молодой и дерзко красивый. Словно бы вышедшие из-под резца гениального скульптора строгие черты лица, гладкая, нежного персикового цвета кожа, изящные росчерки бровей, и пушистые, как у моделей с обложек, ресницы. Ника невольно залюбовался, хотя никогда не относил себя к ценителям мужской красоты. Впечатление портил лишь лукаво смотрящий на Нику глаз приятно фиолетового цвета, но с овальным лисьим зрачком.
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда. Я просто хочу помочь.
   Вот теперь голос соответствовал внешности. Ника поморгал, тайком ущипнул себя, вновь покосился налево - наваждение не пропало. Красавчик на водительском сиденье ободряюще улыбнулся Нике, и прибавил скорость, словно боялся, что пассажир выскочит из маршрутки на ходу.
   - Я могу привезти тебя в Перекресток миров. Ты сможешь выбрать мир себе по вкусу - поверь, там есть из чего выбирать! Ты сможешь стать тем, кем хочешь, а не кем вынужден быть здесь, в этой дыре. Решай - скажешь "Да", и я отвезу тебя в Перекресток миров. Скажешь "Нет" - и мы вернемся обратно к метро. Только учти - вряд ли у тебя будет второй шанс. Меня нелегко найти. Сегодня тебе очень повезло. Ну, решайся! Чего ты теряешь?
   Ника прикусил губу. Действительно, чего он теряет - он же сам решил начать новую жизнь, а может ли быть что-то новее жизни в другом мире? Но с другой стороны, это было страшно - из другого города можно вернуться. А из другого мира?
   - А... я смогу вернуться?
   Водитель покосился на него. Хмыкнул.
   - Если действительно захочешь - да. Но мало кто возвращается. Да и зачем? Увидев другие миры, ты поймешь, какой скучный и серый на самом деле твой. Странно, что он вообще обитаем.
   Ника отвернулся в замешательстве. Будь это книга или фильм, он бы, конечно, пожелал бы, чтобы герой согласился - и окунулся бы с ним в водоворот приключений. Но, оказывается, самому быть героем гораздо труднее. Проще быть обычным. Сделать вид, что ничего и не было. И - жалеть потом всю оставшуюся жизнь? Тем более что можно вернуться.
   - Я согласен.
   Водитель широко улыбнулся, на мгновение показав выступающие острые клычки.
   - Отлично. Как тебя зовут?
   - Ника. То есть Никита, но мне не нравится это имя.
   - Ника - хорошее имя. Кажется, так звали какую-то из ваших богинь победы? Оставь его - оно может принести удачу. А теперь, Ника, прикрой глаза, так, чтобы видеть только дорогу, а не обочину.
   Ника опустил голову, прикрыв глаза. Обочина с ее мокрыми тротуарами, припаркованными легковушками, светофорами, пешеходами все равно лезла в поле зрения, и он отгородился от нее ладонями, как перископом. И не увидел, как водитель тоже опустил веки, закрыв глаза. В отличие от Ники, полностью.
   - Хорошо. Теперь медленно посмотри направо. Видишь лес?
   Ника осторожно отнял правую руку и покосился в окно. Вместо спального района дорогу обступал лес. И не хилый московский пришоссейный, а настоящий, густой и высокий. Он подступал прямо к дороге, нависая над ней зеленым туннелем. Сразу стало темнее. Потянуло запахом листвы и отчего-то цветущих летних трав. Ника рискнул слегка приоткрыть стекло - и салон маршрутки сразу же наполнился плотным, одуряющим, насыщенным кислородом воздухом. Контраст с привычной загазованной атмосферой мегаполиса был столь резок, что Ника закашлялся и поспешил снова задраить окно.
   - Теперь посмотри налево. Там тоже должен быть лес.
   - Да, я уже посмотрел. Где мы?
   Водитель негромко рассмеялся. Глаза его были по-прежнему закрыты, но руки уверенно держали руль, реагируя на повороты дороги.
   - Смотри дальше. Скоро справа должно показаться поле - за деревьями, но ты должен заметить - там будут просветы.
   Ника кивнул. Водитель молчал. Ника, сообразив, что тот не видит его, торопливо сказал:
   - Поле вижу. Там что-то желтое растет, кажется.
   - Хорошо. Теперь слева над деревьями ищи шпиль. Он вдалеке, но ты его не пропустишь.
   - Ага. Только... там два шпиля, один пониже.
   Водитель удивленно поднял бровь. В сочетании с крепко зажмуренными глазами это выглядело комично.
   - Удивительно - мало кто способен сразу различить второй шпиль. Теперь постарайся посмотреть назад - видишь дорогу?
   Ника повернул голову, пытаясь разглядеть хоть что-то в узких просветах между наклеенными на стекла задних дверей листами бумаги с номером маршрута и ценой проезда.
   - Кажется, да. Только она почему-то не асфальтовая.
   Водитель удовлетворенно кивнул. Переключил передачи, снижая скорость. Маршрутка теперь ползла со скоростью велосипедиста. По совершенно сухой грунтовой дороге.
   - Так и должно быть. Ты молодец - у других на это уходит много времени. Теперь смотри вперед, и когда увидишь просеку и столб с вывеской, скажи.
   Ника уставился вперед. Быстро смеркалось, и видно было плохо. Наконец впереди показался высокий столб. Наверху была прибита широкая доска с полустершейся надписью. Ника прищурился, но не смог разобрать букв. Только рисунок - чья-то лохматая морда. От столба в лес уходила тропинка. Наверное, когда-то это и в самом деле была просека, но с тех пор она изрядно заросла.
   - Кажется, оно.
   Маршрутка мягко остановилась. Водитель наконец-то открыл глаза. И неожиданно расхохотался, пряча лицо в узкие ладони. Смех перешел в рыдания, а вскоре и вовсе затих. Ника на всякий случай отодвинулся подальше, нащупывая открывающую дверь ручку.
   - Извини.
   Глаза водителя подозрительно блестели, но лицо казалось спокойным. Он повернулся анфас, и Ника невольно вздрогнул, увидев его левый глаз. В отличие от правого, он был черным, с едва различимым тонким ободком радужки вокруг зрачка - нормального, круглого, но, пожалуй, слишком расширенного, словно его обладатель долго находился в полной темноте.
   - Тебе надо поторопиться. Скоро стемнеет. Это хоть и не Москва, но ночью бродить в одиночку все же не стоит. Тем более по лесу.
   Будто в подтверждение слов водителя, вдалеке раздался вой. Ника вздрогнул, с опаской озираясь.
   - Это волки?
   - Или волкодлаки. Ты куришь?
   Ника покачал головой.
   Протянув руку, водитель открыл бардачок и начал рыться в его темных глубинах. Выудив небольшой мешочек, кинул его на сиденье рядом с Никой, и продолжил рыться в бардачке. Вскоре за мешочком последовали коробок спичек, дешевый китайский фонарик и явно такого же происхождения перочинный ножик.
   - Я не могу выйти из машины, так что полагаться придется только на себя. Пойдешь по тропинке, примерно через полчаса выйдешь к дороге. Там будет таверна, сможешь перекусить и переночевать. В мешочке - деньги и кое-что из ювелирки, хватит на первое время, а дальше уж сам. Здесь много деревень, но лучше двигай в город - там всегда найдешь, чем заняться. Первым делом смени одежду - она выдает в тебе чужака. Не беспокойся о языке - в открытых мирах с этим просто, все тебя поймут, и ты поймешь всех. Остерегайся воров - они есть в любом мире, не только в твоем. И еще остерегайся сильных магов - они все высокомерные ублюдки, ни во что не ставящие обычных людей. Хотя у тебя есть способности, и может, придется учиться у кого-то из них - тогда не говори, из какого мира ты пришел. И ни в коем случае не упоминай, что именно я помог тебе - далеко не всем нравится то, что я делаю. Многие считают, что нельзя давать таким, как ты, шанс изменить свою жизнь, что это против каких-то придуманных ими правил. Понял?
   Ника, ошеломленный потоком информации, вываленной на него водителем, машинально кивнул. Потом спохватился:
   - А как мне вернуться?
   Водитель пожал плечами.
   - Есть несколько способов. Можно найти Врата, ведущие из Перекрестка в твой мир - но это очень сложно, практически невозможно, даже если такие Врата и существуют. Попросить какого-нибудь достаточно сильного мага - но помни, что я говорил тебе об этих мерзавцах. Научиться магии самому - но вряд ли тебе тогда захочется возвращаться - в твоем мире магия почти не действует. Самое простое - это позвать меня. Запомни - ты должен очень сильно, по-настоящему захотеть увидеть меня. Лучше всего, конечно, в какой-нибудь смертельно опасной ситуации, но сойдет и просто тоска по дому.
   Ника рассеянно кивнул, распихивая валяющиеся на соседнем сиденье вещи по карманам куртки. Деньги потом, конечно, надо будет разделить и спрятать в разных местах - в джинсах, в рюкзаке, - но пока сойдет и так. В конце концов, Ника несколько лет занимался дзюдо, а в последнее время еще и увлекся историческим фехтованием, так что постоять за себя сумеет. Да и опыт ролевых игр пригодится...
   Воодушевленный открывшимися перспективами, Ника взялся за дверцу, собираясь выйти. Пока не передумал и не струсил - надо действовать. Тем более что он всегда сможет вернуться обратно.
   - Я, пожалуй, пойду. Спасибо...
   - Подожди немного. Осталось еще кое-что.
   Глядя Нике в глаза, водитель резко вытянул руку и притянул его к себе, так сильно сжав пальцами нижнюю челюсть, что Ника непроизвольно приоткрыл рот. А в следующее мгновение горячие сухие губы водителя впились в его губы, и какая-то теплая, густая, чуть сладковатая жидкость потекла в его рот.
   Ника дернулся, пытаясь вырваться, но длинные тонкие пальцы фальшивого водителя маршрутки цепко держали его, не давая шевельнуться. Ника попытался руками отодрать от себя водителя, но тот уже отстранился сам. Правая рука его теперь задирала голову Ники вверх, не давая открыть рот, а левая прижала руки Ники к сиденью, едва не вывернув запястья.
   Ника хрипел и давился, пытаясь выплюнуть приторную жидкость.
   - Глотай! - хрипло каркнул водитель, приблизив к Нике свое слишком красивое для человека лицо. Правый зрачок его, сжавшийся в узкую щель, жадно шарил по лицу Ники, словно что-то выискивая, а левый оставался круглым и пугающе неподвижным.
   - Глотай! - повторил он, усиливая нажим.
   Ника не выдержал и сглотнул. Подержав его еще немного, водитель удовлетворенно кивнул и отпустил. Протянул маленькую бутылку с водой.
   - Запей. И не вздумай выплевывать, а то придется повторить. Моя кровь слишком ценна, чтобы вот так ей разбрасываться.
   Кровь? Ника поспешно схватил бутылку, и одним махом выпил половину, пытаясь смыть с языка странный привкус. Вытер рот тыльной стороной ладони. На коже осталось темное. Осторожно покосившись на довольно осклабившегося водителя, Ника понюхал руку - пахло не кровью, а чем-то приятным. Корицей?
   - Моя кровь будет защищать тебя примерно неделю. Тебя никто не тронет - почуют опасность. И человек, и зверь, и нежить. Потом ты станешь пахнуть, как обитатели Перекрестка, и только твой болтливый язык сможет рассказать о том, что ты чужак из закрытого мира. Так что будь осторожен.
   - Так и сказали бы сразу. Я бы понял! - обиженно заявил Ника, возвращая бутылку. Страх, вызванный безумным на первый взгляд поступком водителя, почти прошел.
   - Так быстрее. Поверь, ты не первый, с кем я это проделываю. Чем долго уговаривать, проще сделать все самому. А теперь иди. Мне нельзя больше здесь оставаться.
   Подхватив рюкзак, Ника вылез из маршрутки. И остановился, держась за открытую дверь.
   - Эй, подождите! Я же не знаю, как вас зовут! И как я смогу позвать вас?
   Драйвер повернул ключ зажигания. Ожил мотор. Маршрутка затряслась, словно в нетерпении вернуться домой, на родные московские улицы.
   - У меня много имен. Но тебе надо знать лишь самые главные. Когда захочешь вернуться назад - просто позови Тео Драйвера, Демона Дорог. И я приду за тобой.
   Дверца выскользнула из рук Ники, захлопнувшись. Желтая маршрутка, нелепая и чужеродная среди первозданного леса, с ревом рванулась вперед и растаяла в вечернем воздухе, подмигнув на прощание габаритными огнями. Звук мотора слышался еще несколько секунд, но вскоре и он исчез. Ника остался один.
  

***

   - Ты тоже это почувствовал? Там, на севере?
   - Да. Кажется, Безумный Ткач снова вытащил какого-то дикаря на Перекресток. Наивный - после стольких попыток он все надеется, что кому-то из них удастся его призвать.
   - Ну почему? Если бы мы не убивали их, то вполне возможно, из них могли бы получиться довольно сильные маги. Не забудь, что это не Ткач, а они его вытащили на Перекресток. Кто знает, а вдруг мы пропустили кого-то? Зря мы все-таки оставили ему один глаз. Пусть он теперь не может видеть Пути, но он по-прежнему опасен.
   - Полностью ослепнув, Ткач убил бы себя. Согласись, это далеко не так интересно, как наблюдать за тем, как он пытается выбраться из заключения.
   - А если у него это получится? Он ведь начнет мстить.
   - Ну что ж, а мы закинем его обратно. После того, как хорошенько развлечемся, разумеется. Согласись, без этого безумца здесь стало скучновато.
   - Однако я предпочла бы и вовсе не иметь с ним дела. Итак, сколько мы дадим его пешке на этот раз?
   - Неделю. Или даже две. Это почти безопасно. Он наверняка пойдет в город. На севере не так много городов, и вычислить нужный будет легко.
   - Эй, а почему ты думаешь, что это именно "он"? Я могла бы и оскорбиться, между прочим!
   - Ну ты же знаешь Ткача!
   Смех.
   - Хорошо, я согласна на две недели. Но если до этого срока пешка окажется в одном из моих городов - я не буду ждать. Не хочу давать Ткачу ни единого шанса. Он безумен, а безумие может быть заразительно. И кроме всего прочего, мне никогда не нравился его стиль. Реки крови - это так пошло и примитивно!
   - Как скажешь. Но если пешка окажется в моем городе - не мешай мне развлекаться.
   - Договорились. Доброй охоты тебе, брат.
   - Доброй охоты и тебе... сестра.
  

***

   Где-то вдали выли волки - или волкодлаки. Надев рюкзак и покрепче сжав в кармане увесистый фонарик, Ника шагнул на тропинку и решительно пошагал вглубь леса. Как бы там ни было, его новая жизнь определенно не будет скучной. А в случае чего - он всегда сможет вернуться. И начать все с начала. Почему бы и нет?
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"