Мурзин Геннадий Иванович : другие произведения.

Кто укротит сексуального хищника?

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  
  
  (Интервью-беседа)
  
  Я НАПИСАЛ ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ НЕМАЛО СУДЕБНЫХ ОЧЕРКОВ, ОСНОВНОЙ ТЕМОЙ КОТОРЫХ БЫЛО СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ, В ТОМ ЧИСЛЕ И ПО ОТНОШЕНИЮ К ДЕТЯМ (С НИМИ МОЖНО ПОЗНАКОМИТЬСЯ В ИНТЕРНЕТЕ). И ВСЯКИЙ РАЗ, ИЗУЧАЯ МАТЕРИАЛЫ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, ЛОВИЛ СЕБЯ НА ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ МЫСЛИ, А ИМЕННО: ПОЧЕМУ В РОССИИ ТАК ВОЛЬГОТНО ЖИВЕТСЯ СЕКСУАЛЬНОМУ ХИЩНИКУ; НЕУЖЕЛИ И В ДРУГИХ СТРАНАХ ОБЩЕСТВО К ЭТИМ ПРЕСТУПНИКАМ ОТНОСИТСЯ СТОЛЬ ЖЕ ЛОЯЛЬНО? КАК ГОВОРЯТ ФАКТЫ, ГУМАНИЗАЦИЯ ПРАВА У НАС ЗАШЛА ТАК ДАЛЕКО, ЧТО ЗАПАДНЫМ ДЕМОКРАТИЯМ И НЕ СНИЛОСЬ. ОКАЗЫВАЕТСЯ, ТАМ НЕ ВСЕ ПОЗВОЛЕНО, ДАЖЕ В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ОТБЫЛ НАКАЗАНИЕ И ТЕПЕРЬ ПЕРЕД ЗАКОНОМ ЧИСТ. ПЕРЕД ЗАКОНОМ - ДА, СЧИТАЮТ НА ЗАПАДЕ, А ПЕРЕД ОБЩЕСТВОМ? СУЩЕСТВУЕТ ЛИ В НРАВСТВЕННЫХ ЗАКОНАХ СРОК ДАВНОСТИ? НА ЗАПАДЕ СЧИТАЮТ, ЧТО НЕТ. ЧЕЛОВЕК ЗАПЛАТИЛ СПОЛНА ПО ЗАКОНУ, А ПО СОВЕСТИ НЕ ХВАТИТ И ДВУХ ЖИЗНЕЙ, ЧТОБЫ РАСПЛАТИТЬСЯ ЗА СОДЕЯННОЕ КОГДА-ТО. И, НА МОЙ ВЗГЛЯД, ЭТО СПРАВЕДЛИВО.
  
  У НАС ВЕДЬ КАК? А ВОТ ТАК: С ОДНОЙ СТОРОНЫ, ВИЗЖАТ НА ВСЕХ ФОРУМАХ, В ТОМ ЧИСЛЕ И ПАРЛАМЕНТСКИХ, ДЕПУТАТЫ О РАЗМАХЕ В РОССИИ ПРЕСТУПНОСТИ НА СЕКСУАЛЬНОЙ ПОЧВЕ, С ПЕНОЙ У РТА ТРЕБУЮТ УЖЕСТОЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ; С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ЭТИ ЖЕ ДЕПУТАТЫ ПРИНИМАЮТ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ ЖАЛОСТЛИВЕЕ НЕКУДА. ЗНАЧИТ? КРИКУНЫ ВОВСЕ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В ПРАВОВОМ ВОЗМЕЗДИИ; ИМ БЫ ПОКУДАХТАТЬ ПОГРОМЧЕ, ПОСПЕКУЛИРОВАТЬ НА ТЕМЕ, ПРОКУКАРЕКАТЬ НА ВСЮ СТРАНУ, А ДАЛЬШЕ - ХОТЬ РАССВЕТ НЕ НАСТУПАЙ. А РОССИЯНИН? ТУПО СЛУШАЕТ, ВСПЛЁСКИВАЯ РУКАМИ, АХАЕТ В ГНЕВЕ, И В ВОСХИЩЕНИИ ВОСКЛИЦАЕТ: ВОТ, МОЛ, КАК ИЗБРАННИКИ НАРОДА ЗАБОТЯТСЯ О ЗАКОННОСТИ И НРАВСТВЕННОСТИ.
  
  ПРОБЛЕМА УКРОЩЕНИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХИЩНИКА ВОЛНУЕТ ЗАПАДНОЕ ОБЩЕСТВО, ИМЕННО ОБЩЕСТВО, А НЕ ТОЛЬКО ГОСУДАРСТВО. ОБ ЭТОМ МОЖНО СУДИТЬ ХОТЯ БЫ ПО ПРЕДЛАГАЕМОЙ МНОЮ БЕСЕДЕ, КОТОРУЮ ВЕЛА МАРИНА ЕФИМОВА С ПРАВОВЕДАМИ, ПСИХОЛОГАМИ И ОБЩЕСТВЕННЫМИ ДЕЯТЕЛЯМИ США.
  
  МНЕ КАЖЕТСЯ, ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО ПОСМОТРЕТЬ, КАК РЕШАЕТСЯ ТАМ ПРОБЛЕМА И КАКОВО ОТНОШЕНИЕ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА К НАСИЛЬНИКАМ? ЗАБЕГАЯ ВПЕРЕД, СКАЖУ: В "РАССАДНИКЕ ЗАПАДНОЙ ДЕМОКРАТИИ" НЕ ЛЬЮТ ЛИЦЕМЕРНЫЕ СЛЕЗЫ ПО ПОВОДУ НЕСЧАСТНОЙ СУДЬБЫ ПРЕСТУПНИКОВ И ОТНОШЕНИЕ К НИМ НЕЛЬЗЯ НАЗВАТЬ ГУМАННЫМ, С РОССИЙСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, КОНЕЧНО.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Примерно на двенадцать лет раньше срока освободился из тюрьмы насильник Джон Крейчли. Десять лет назад двадцативосьмилетний Крейчли был компьютерным гением и работал на одну солидную фирму. Он был материально обеспечен, хорош собой, женат на красивой женщине, у него был маленький сын. Но детективы дали ему прозвище - "Вампир". Он был пойман потому, что из его рук удалось вырваться одной из его жертв - двадцатилетней девушке. Она согласилась дать показания, но анонимно. Ее условное имя Мелисса. Вот ее слова:
  
  - Он заставил меня дать ему слово покончить с собой, но обязательно при его присутствии. Он хотел смотреть, как я буду вскрывать себе вены. Он дрожал от вкуса человеческой крови. Я не верю, что после тюрьмы он откажется от своей страсти.
  
  Десять лет назад именно свидетельство Мелиссы позволило полиции прийти с обыском в дом к компьютерному гению, где обнаружили другую девушку, восемнадцатилетнюю, изнасилованную, скованную наручниками, но живую.
  
  В полиции Крейчли сам признался, что колол жертву иголками и пил ее кровь. К счастью, маньяк промучил свою жертву только один день. Крейчли был приговорен к двадцати двум годам тюрьмы и вышел через десять лет - за хорошее поведение.
  
   Накануне же освобождения вампира из тюрьмы, седьмого августа 1996 года, в США состоялась большая теледискуссия.
  
   В нашей же беседе принимает участие Арни Аллен, директор национального центра, занимающегося судьбами детей и подростков, похищенных и изнасилованных, подвергнутых сексуальным домогательствам, включая детскую порнографию и проституцию.
  
   АРНИ АЛЛЕН. Несколько дней назад еще в одном штате США принят закон о регистрации лиц, осужденных за сексуальные преступления. Этот закон является откликом на призыв Президента, который представил конгрессу законопроект, предусматривающий такую регистрацию в национальном масштабе. В США жертвами преступлений на сексуальной почве, в большинстве своем, становятся дети: две трети изнасилованных младше восемнадцати лет и одна треть - младше одиннадцати лет. Еще 49 лет назад был впервые принят закон в штате Калифорния о регистрации людей, совершивших преступления на сексуальной почве. Сейчас там 70 тысяч зарегистрированных насильников. Так что это не маргинальная сфера преступной деятельности, это уже огромная проблема.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. В это число зарегистрированных сексуальных преступников входят и сомнительные изнасилования, вроде тех, когда мужья насилуют жен. Мистер Аллен, чем конкретно занимается ваш центр?
  
  АРНИ АЛЛЕН. В задачу нашего центра, во-первых, входит добиваться ужесточения законодательства против сексуальных преступников; во-вторых, добиваться принятия превентивных мер защиты жертв. И, конечно, оказывать помощь жертвам, но во вторую очередь.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Одна из таких превентивных мер, которую пытаются принять в США, - закон Меган.
  
  АРНИ АЛЛЕН. Этот закон приняли первыми в штате Нью-Джерси. Он предусматривает, что полиция должна оповещать жителей городка или поселка о том, что в их округе поселился человек, осужденный за сексуальные преступления, особенно против детей.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Закон получил свое название по имени семилетней девочки Меган Конке из штата Нью-Джерси, изнасилованной и убитой человеком, жившим в соседнем доме, сексуальным маньяком-рецидивистом, дважды совершившим сексуальные преступления и дважды выпущенным на свободу досрочно. После убийства Меган общественность потребовала, чтобы полиция извещала, когда рядом с ними поселяется сексуальный хищник.
  
  АРНИ АЛЛЕН. Однако эту меру не так-то легко осуществить. И для юристов, и для полиции - это в каком-то смысле разрешение на самосуд. В моем собственном городке Энгал-Вуд под Нью-Йорком сейчас большие волнения. Именно здесь поселился другой досрочно выпущенный преступник. Полиция на специально созванном школьном собрании оповестила родителей одной из школ, что некий человек, в прошлом сексуальный маньяк, но отбывший сполна свое наказание, поселился в их районе. Ни точного адреса, ни имени его полиция не назвала. Однако местные энтузиасты (из числа родителей), предупрежденных полицией, раскрыли дом бывшего преступника.
  
  Вот кратко его история. Двадцать лет назад в Виржинии он изнасиловал и избил двух мальчиков тринадцати и четырнадцати лет. Ему самому тогда было семнадцать. Полиция подозревала его, но улик не было. И убийца, побывав на похоронах своих жертв, покинул Виржинию. Потом осел в Нью-Джерси, женился. Но был арестован за содомию и сексуальную эксплуатацию мальчиков, которых он запугивал. Во время следствия признался и в убийстве, совершенном в Виржинии. Его судили. Приговорили к тюремному заключению сроком на двадцать два года. Там показал себя образцовым заключенным и через шестнадцать лет был освобожден условно.
  
   Он с женой, которая его ждала все эти годы, купил дом в Энгал-Вуде. Полиция не выдает настоящее имя преступника, так как окружной судья считает закон "Меган" антиконституционным. Тем более, что парочка живет тихо, посещает церковь. Все хорошо, но кроме одной детали: дом, который купил преступник, находится как раз рядом с остановкой школьного автобуса.
  
   МАРИНА ЕФИМОВА. Закон Меган вызывает волну возражений со стороны защитников гражданских свобод. Один из них - директор союза гражданских свобод Эд Мордон.
  
  ЭД МОРДОН. Существуют конституционные нормы, которые мы не имеем права преступать, - нравятся они нам или нет. Одна из основных - человека не должны дважды наказывать за одно и тоже преступление. Разумная, казалось бы, предосторожность: всех известить, что рядом снял дом или квартиру бывший сексуальный преступник. Но это может окончательно разрушить человеческую жизнь. Одно дело - подозрительность окружающих, другое дело - отношение работодателя или домовладельца. Я сомневаюсь, что кто-то такому человеку сдаст квартиру или примет его на работу - это явно двойное наказание. Любые карательные меры только загонят людей в подполье.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Но, уважая их конституционные права, общество автоматически подвергает опасности детей, которые тоже имеют конституционное право на защиту и безопасную жизнь.
  
  ЭД МОРДОН. Я не говорю, что мы должны соблюсти конституционные права одной группы людей за счет другой. Но крайние меры, декларируемые политиками, являются признанием того, что мы не знаем, что делать с этими людьми.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Как вы объясняете тот парадокс, что многие сексуальные преступники выходят досрочно из тюрем?
  
  ЭД МОРДОН. Я в это не верю. Согласно статистике свыше девяноста процентов людей, обвиненных в преступлениях на сексуальной почве, полностью отсиживают свой срок. В то время, как по другим категориям преступлений, эта цифра колеблется от 70 до 80 процентов. Этому есть объяснение. Тюремное начальство сильно рискует, досрочно выпуская этих людей. Учитывая то, какую огласку получают такие дела. Таким образом, сексуальные маньяки, в отличие от других, отсиживают обычно полный свой срок. Но я бы и это не приветствовал однозначно. Человек, выпущенный досрочно, остается под надзором полиции. Тот, кто отбыл свой срок сполна, выходит из тюрьмы и - теряется. Словом, я считаю идею о дополнительном контроле лишь отражением безответственности социальной политики, проводимой ныне.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Судя по приведенным примерам, мистер Мордон не совсем прав. Очень часто в тюрьмах Америки сексуальные преступники набирают те самые очки, характеризующие примерное поведение, им сокращают срок содержания. Последний пример - Джон Сикс, арестованный несколько дней назад в Нью-Йорке за изнасилование, уже пятое. Значит ли введение закона "Меган", что американцам предлагают самим защищаться от сексуальных извращенцев?
  
  АРНИ АЛЛЕН. Конечно, закон "Меган" - не панацея. Поэтому мы считаем, что за сексуальные преступления против детей нужно присуждать большие сроки и не давать возможности досрочного освобождения. Надо также уделить серьезное внимание разработке правил специального психиатрического лечения. Что касается оповещения жителей, то, собственно говоря, материалы таких преступлений, когда дело уже закрыто, становятся официально доступными для населения Америки. Другое дело, что общественность реально этим правом не пользовалась, потому что не знала, как к этому подступиться.
  
  Мы меньше всего хотим, чтобы наши меры нарушали чьи бы то ни было права, дарованные конституцией, но, с нашей точки зрения, человек, совершивший насилие над ребенком, тем более убийство, теряет права. По крайней мере, в нравственном смысле. Конечно, мы будем очень рады, если этим людям удастся победить эти преступные страсти, вернуться к достойной жизни и снова занять достойное место в обществе. Но мы не можем игнорировать тот факт, что среди сексуальных преступников число рецидивистов в шесть раз больше, чем среди других категорий преступников.
  
  Конечно, по мере сил надо соблюдать баланс. И в США это возможно. В 1990 году штат Вашингтон ввел нечто вроде закона "Меган". С этого времени сотни преступников выпущены на свободу. 0 них сообщили населению о том, что они в прошлом совершали преступления на сексуальной почве. Действительно, в нескольких случаях их били, оскорбляли, а у одного даже дом сожгли. Но такое случалось в трех случаях из ста. Да и те наносились словами, а не действиями. Люди обычно принимали во внимание, что неподалеку живет бывший насильник. Как-то одна мать мне сказала: "Если я знаю, что у соседей когда-то собака кого-то укусила, я уведу детей подальше от нее. Не должны ли мы поступить также в отношении человека, который когда-то, пусть двадцать лет назад, замучил ребенка? Ведь такой человек пострашнее будет любой собаки".
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. В этом споре третейскими судьями могли бы выступать психиатры, занимающиеся излечением сексуальных извращенцев. Сейчас в каждом штате, в каждом районе существует сеть психотерапевтических групп, специализирующихся именно на излечении сексуальной агрессивности. Пусть об этом расскажет эксперт из Калифорнии.
  
  ТОНИ ДЖОНСОН. Среди сексуальных преступников настоящие монстры - садисты, убийцы, то есть так называемые сексуальные хищники, - составляют 10-15 процентов от общего числа. В основном мы имеем дело с насильниками, растлителями, педофилами, которые хотя бы не мучают детей. Хищники же - не просто жестоки, они - садисты. К тому же они чрезвычайно осторожны. Так что даже один такой человек - настоящее бедствие. Один из них - восемнадцатилетний Эмми Билек. После того, как полиция потеряла надежду отыскать след исчезнувшей девушки, этот монстр стал звонить матери девушки, терзая ее намеками. Однако, рассчитывая морально уничтожить мать, насильник совершил роковую ошибку: миссис Билек не сошла с ума. Более того, не сменила номер телефона и каждый раз его звонки записывала на пленку. И вот недавно, через двадцать два года после похищения Змми, полиции удалось-таки засечь один такой звонок, сделанный с сотового телефона. Сейчас преступник находится под следствием.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Доктор Джонсон, можно ли считать склонность к сексуальному насилию психическим заболеванием?
  
  ТОНИ ДЖОНСОН. И да, и нет. В основном, это осознанные действия. Хищники знают, что делают. В основе - злоба и полное равнодушие ко всем, кроме себя. Всякую склонность к насилию мы объясняем психологическими проблемами: воспаленное тщеславие, одиночество, заброшенность, чувство унижения. Но в большинстве случаев - это не сумасшествие. Однако, как я сказала, степень сексуальных преступлений очень разная. Некоторые виды извращений можно если не вылечить, то хотя бы держать под контролем. Трудно все же создать единый закон, применяемый ко всем. Есть, например, группа сексуальных извращенцев, которые занимаются растлением своих собственных детей. Такие преступники более всего поддаются лечению, поскольку подобные преступления почти всегда сопровождаются чувством вины. Педофилов излечить невозможно, но довольно часто можно остановить, держать под контролем, так как они очень боятся тюрьмы. Насильников удержать от преступлений очень трудно, а хищников - вообще невозможно.
  
   Около 11 лет назад мы обнаружили новую проблему: рост числа сексуальных преступников-детей, 12-13 лет. Их сравнительно мало, но они до чрезвычайности опасны для других детей. Эта область нашей работы особенно важна. Если детей начать лечить сразу, то у них есть большая вероятность излечения. Хотя процесс этот очень медленный. На лечение уходит три-четыре года.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Как вы работаете с младшими пациентами?
  
  ТОНИ ДЖОНСОН. Главное - работать не только с ними, но и с их семьями. Потому что истоки проблемы всегда коренятся в отношениях в семье. Дело в том, что во многих семьях сексуальность и агрессивность неразрывно связаны. Вспомните, наиболее грязные ругательства, Они все построены на сексуальной почве. И ребенок привыкает выражать свои гнев, недовольство, раздражение, обиду именно этим путем.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Доктор Джонсон, как психотерапевты относятся к законодательству, связанному с сексуальными преступлениями?
  
  ТОНИ ДЖОНСОН. Нам постоянно приходится быть свидетелями того, что сексуальных маньяков выпускают из тюрем, и они возвращаются на наши улицы. Хотя психологи, которые с ними работали в тюрьме, знают, что они очень опасны. Вот почему в штатах Вашингтон и Калифорния мы пытаемся провести закон, по которому срок тюремного заключения сексуального преступника должен продлеваться, если психиатры придут к заключению, что тот остается очень опасным для людей. В штате Вашингтон пошли на такую меру. Но адвокаты осужденных за подобного рода преступления подали апелляцию. Так что не знаю, чем все это закончится. Вокруг таких законов всегда споры.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Ближе всех сталкиваются с сексуальными извращениями социальные работники, которым приходится их курировать. Одна из них Мэри Баррет. Мэри, а вы не боитесь работать с такими людьми?
  
  МЭРИ БАРРЕТ. Иногда я боюсь их гнева, мстительности. Но мы выработали определенные методы. Впрочем, в любой работе есть какая-нибудь опасность.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Они к вам сами приходят?
  
  МЭРИ БАРРЕТ. Нет. Почти всегда их заставляют.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Как вы относитесь к закону "Меган"?
  
  МЭРИ БАРРЕТ. Оповещение о людях, которые когда-то совершали сексуальные преступления, должно касаться лишь убийц и рецидивистов.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Миссис Баррет, именно сейчас Президент предложил ужесточить закон в отношении сексуальных преступников? Может, из-за того, что таких преступлений стало больше?
  
  МЭРИ БАРРЕТ. Не думаю. Число сексуальных преступлений по отношению к подросткам снижается, хотя все же остается почти в два раза выше, чем это было в 1980 году.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Несколько дней назад сексуальный маньяк и садист Дональд Чакмен готовился уже досрочно выйти на волю, но под давлением общественности был оставлен на неопределенный срок в тюремной психиатрической больнице.
  
  АРНИ АЛЛЕН. Закон о регистрации теперь введен во всех штатах США. Теперь наша задача - добиться принятия закона "Меган" также повсеместно. Я думаю, главное, что нам удалось сделать, - вытащить эту проблему из дальнего угла, куда ее всегда прятали. Значит? Я смотрю на решение проблемы весьма оптимистично.
  
  МАРИНА ЕФИМОВА. Что ж, на этой оптимистичной ноте и закончим эту беседу.
  
   P. S. Интервью подготовлено по материалам, прозвучавшим на волнах радио "СВОБОДА" и было опубликовано на страницах независимой правовой газеты "Криминальное обозрение" (ЕКАТЕРИНБУРГ).
  
   ЕКАТЕРИНБУРГ, 1996 - 2004.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"