Мусин Ринат: другие произведения.

Дядя Миша

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На конкурс "Ангелы хранители нашего детства" Рассказ на конкурс не взяли)) На сколько понял, текст нарушает ангелоподобность ветеранопоминания))

  Мой второй дед, со стороны матери, Аллаяров Муллаяр Аллаярович, родился в 1917 году. Все взрослые его называли дядей Мишей. Для внуков он был "дедулей". Крепкий жилистый старик, с огромной татуировкой орла на груди. С войны он привез настоящий "набор орка". Две медали - "За отвагу" и "За взятие Кенигсберга", стопку немецких порнографических журналов, ужасную медную маску дьявола с рогами, и пепельницу из человеческого черепа, тяжелую, с аккуратной дыркой во лбу.
  Как и большинство ветеранов, он был ужасным пьяницей, пил все что горит, и курил все что дымило. Первое устойчивое воспоминание - дядя Миша везет меня на велосипеде, и мы в старом овраге выкапываем кусты шиповника. Может, я и ошибаюсь, но мне кажется, город Владимир, где шиповник - стандартное городское украшение и главное "бордюрное" растение - обязан своей традицией именно Муллаяру Аллаяровичу. Именно из нашего двора "шиповническое безумие" расползлось по всему району, а потом и городу. Изначально, в 70-80-х годах, предпочтения отдавались акации, сиреням и чайному кусту.
  
  Дядя Миша умел читать по-арабски, но совершенно не понимал смысла прочитанного.
  К религии он относился крайне отрицательно, и крайне положительно - к "жигулевскому" пиву. Когда меня оставляли с ним, то с самого утра мы шли к пивной бочке, где дядя Миша выпивал как минимум три, а я - всего одну полулитровую кружку пива. Позднее я узнал, что мне покупали все-таки не пиво, а квас (что было одним из моих детских разочарований). Я то думал, что хлебаю настоящее "жигулевское", наравне со всеми мужиками сажусь за деревянный стол во дворе, сдуваю, как все, тяжелую пену, и закусываю вяленым лещом, тонко смеясь над грубыми шутками дворовых весельчаков.
  Что еще помнится - дядя Миша очень хорошо умел пугать. Собак, например. Он топал ногой, и собаки, до этого такие храбролающие, вдруг убегали, с визгом. Мне это казалось обыденной вещью (ведь дедуля такой большой и сильный), хотя, когда я сам вырос - то очень немногие собаки убегали после моих "топаний". Честно говоря - вообще не убегали.
  
  Говорят, тогда было "время страха", когда все дрожали за свою жизнь, и боялись сказать лишнее слово. Может, это и относилось - к другим людям, но только не к дяде Мише. Он вообще не боялся говорить что думает - как и вся моя родня, впрочем. Да вообще я не встречал, и не помню в то время людей, которые боялись что-либо говорить. Высоты - боялись, милицию - уважали, но говорили всё подряд.
  Не раз помню, как дядя Миша с мужиками хвалили немцев и вермахт. Поминали, что немцы как солдаты были, конечно, очень хороши. Вся беда фашистов - в том, что руководил ими Гитлер. То есть идиот - в переводе на русский. А если львами руководит такой идиот как Гитлер - то результат более чем предсказуем. Передал бы Гитлер командование какому-нибудь Манштейну или Роммелю - и война бы сложилась совершенно по-иному.
  Вот такие разговоры я иногда слышал от мужиков, во дворе, за кружкой пива.
  
  Иногда дедуля напивался очень сильно, и рассказывал, как их на войне обучали ходить в атаку ночью, без звука. Штурмовали леса, взбирались на холмы, шли по полю - и чтобы ни звука, ни шороха, не дай бог что-то звякнет. Иначе - все заново, целую ночь могут гонять в полной темноте.
  Потом, научившись читать, в мемуарах другого фронтовика я прочитал, что этот способ атаки стал очень "популярен" к концу войны. Роты, батальоны и полки обучались бесшумно, без артподготовки, без крика - проходить полкилометра "ничьей" земли, и без единого выстрела убивать всех, кто в окопах на противоположной стороне.
  Соответственно, кроме того, что их учили тихо ходить - их учили и тихо убивать. И насколько я понимаю, мой дедуля стал в этом деле настоящим профи. Я помню, когда в деревне начинался "день забоя" - для нас это был очень тихий день. В других дворах, из сараев неслись просто бешеные свиные визги и утробное мычание, истошно орали куры. А у нас - дядя Миша входил в сарай, и в полной тишине подавал оттуда, из темного нутра - стопки забитых кур и петухов (в те годы было "модно" держать и выращивать летом цыплят-бройлеров, причем - сотнями). Дедуля заходил в сарайку, где жил боров, проходило минуты две - и выходил оттуда. А боров оставался, лежащий в луже собственной крови, с блаженной свиной улыбкой на огромной морде. Тишина, абсолютная, ни шороха, ни единого писка.
  
  Дедуля, как я уже говорил, не боялся никого и ничего. Он не уступал дорогу никому - ни быку, ни председателю колхоза, или милиционеру. Шел как танк. Он не уступал дорогу даже троллейбусу. Однако на земле существовал зверь, которого мой бесстрашный дедуля боялся до того, что бледнел-краснел, и как можно скорей обходил за километр "опасное место". Этого зверя звали ласка. Маленький зубастый зверек, которого можно встретить буквально везде, где есть трава и полевые мыши.
  - Никогда ей руку не протягивай, - учил он нас. - Не трогай ее вообще, увидел, отведи глаза, и поверни обратно. Помнится, захожу я однажды в сарай...
  Примерно так дедуля начинал свой рассказ о ласке, каждый год - одно и тоже, без всяких приукрашиваний, почти слова в слово.
  -... а там бочка, глубокая такая, из-под растительного масла. И там сидит эта тварь, притаилась, как мышь. Покрупней, конечно, я ее сразу узнал. Ну, думаю, не буду ее в бочке бить, вытащу наружу, и топну...
  Маленький зверек провалился в эту масляную бездну ночью. Может - охотилась, да не удержалась. А может - специально спустилась, привлеченная запахом. Так или иначе, но по высоким бортикам взобраться обратно ей не удалось.
  Ласка, зверек, конечно, маленький. Но свирепый. За множество тысяч лет перед встречей с дедулей, предки этой ласки уже выигрывали несчетные миллионы битв. Мыши в любом количестве и размере шансов не имели. Крысы - тоже, хотя некоторых экземпляров крыс боятся даже кошки. Сами кошки, как и лисы, - стараются обходить ласок стороной. Даже собаки и волки уважают этого зверька. Если у вас в сарае сумасшедший переполох - орут куры, взбрыкивают козы и бараны, кролики непрерывно стучат лапами, и даже корова старается взобраться повыше - вас посетили не волки, или лиса, а маленький серый зверек с коротким хвостиком.
  Так или иначе, ласка в бочке сразу поняла намерения человека, и не обольщалась протянутой рукой. Она не раздумывала и мгновения, не пыталась спрятаться или метаться по дну, а сжалась в комок, и как только человеческая рука оказалась в пределах досягаемости - молнией прыгнула, подобно змеящемуся электроразряду проскочила по рукаву, и вцепилась дедуле в горло, справа от кадыка, метя перегрызть яремную вену, сонную артерию, и вообще разворотить каротидный синус на шее к чертям.
  - Она меня убить хотела, стерва, - жаловался в этом месте дедуля, и показывал нам едва заметные шрамы, совершенно забывая, что первым протянул руку сам, и вовсе не для помощи.
  Двое прирожденных убийц сошлись во тьме и тишине сарая не на жизнь, а на смерть.
  - А у меня в глазах темнеет, хочу оторвать - и не могу, - дед вновь и вновь переживал те мгновения. - А она прямо сопит, рычит там, и не отпускает. Я к чурбаку, там топор, помню, воткнут. Ну думаю, только бы попасть, руки уже не слушаются. Схватил ее поперек, она скользкая от масла и крови, кладу голову на чурбак, как на плаху, хочу прижать ее. А она извернулась, куснула руку, насквозь, и ушла, мышь проклятая...
  Бабушка иногда рассказывала, что деда привезли в больницу полуживого, еще минута - и все, не пить ему больше пиво с мужиками. Болел он долго, и заживало плохо.
  Но с той поры руку он зверям никогда не протягивал. А ласка, если вдруг появлялась в поле зрения этого бесстрашного человека, могла довести до инфаркта.
  
  Умирал дедуля долго. За два года до смерти ему отрезали пальцы на одной ноге, а потом и всю ногу. Облитерирующий эндартериит. Врачи сказали не курить больше, но он продолжал упрямо смолить "Приму", понимая - всё, напрыгался-набегался, и поздно пить что бы там ни было. Почти перестал разговаривать, не жаловался, лежал тихо, покрываясь щетиной и пролежнями.
  За два месяца до смерти он впал в бессознательное состояние.
  Бабуля потом рассказывала, что за час до смерти он очнулся, как будто ото сна, глаза прояснились, слабой рукой достал из какой-то неведомой заначки сигаретку, и спички. Поджег, и обратился к своей старухе с такой просьбой:
  - Бабка, слушай чего попрошу. Ты не пугайся. Если не трудно, сбегай на улицу, найди девку покрасивей, приведи сюда. Хочу последний раз посмотреть.
  Бабка, женщина вредная, и чрезвычайно крикливая, обрушила на старика всю мощь своих легких, отругала его так, что болотный пень бы задымился.
  Дедуля спокойно выдержал этот поток, затушил сигарету о подоконник, и сказал только:
  - Ну ладно, старая, не ворчи.
  Закрыл глаза, и через несколько минут его не стало.
  Вот такой он был, Аллаяров Муллаяр Аллаярович, 1917 года рождения, фронтовик-пулеметчик с наколкой орла во всю грудь, учитель по образованию, проработавший всю жизнь на заводе, горький пьяница и отчаянный матерщинник.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"