Мусникова Наталья Алексеевна: другие произведения.

Веселинка. Приключения Феи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Даже если ты стала адепткой престижного факультета фей и обрела настоящую любовь, это не означает, что дальше всё будет легко и просто, как в сказке. Коварные соперницы будут строить всевозможные пакости, новоявленный братец разрушать романтические свидания, а у подружек вспыхнет самая настоящая любовная лихорадка. Как, спрашивается, в таких условиях ещё и желания исполнять? Легко и с улыбкой, только, чур, потом не жаловаться!

  Книга вторая
  Приключения феи
  Глава 1. Ура, каникулы
  Я всегда считала, что когда тебя хвалят - это очень приятно, но сейчас, второй час слушая хвалебную речь Утера Пендрагона, короля Камелота, я понимала, что всё хорошо в меру. Ага, и к похвале это тоже относится. И вообще, сколько можно тянуть время, когда всегда серое и хмурое небо над Камелотом наконец-то очистилось и стало голубым, выглянуло тёплое летнее солнышко и запели птицы! А ещё ректор Волшебного Университета Боян громогласно объявил о начале каникул, мамочка и дядюшка Леший с нетерпением ждут меня домой, а Лучезар сказал, что осенью поведёт меня меж брачных огней! Одним словом, когда столько всего и сразу происходит вокруг, мне уж точно не до дипломатических расшаркиваний.
  - Не сопи, Веснушка, король, между прочим, тебя благодарит, - прошептал мне Лучезар, обнимая меня сзади и мягко целуя в макушку.
  Мр-р-р, от этой лёгкой ласки я растеклась медовым сиропом, даже коленки подогнулись. Настроение взмыло легкокрылой птицей вверх, но тут же чёрной тучей приползло воспоминание о том, что любый мой уезжает? А вернётся ли? Вдруг встретит какую-нибудь красотку длинноногую бессердечную, окрутит она его, околдует, и позабудет он про меня на веки вечные. И так мне себя жалко стало, что я не удержалась и звучно шмыгнула носом.
  - Ты чего, Веснушка? -Лучезар обеспокоенно заглянул мне в глаза. - Что случилось?
  Я отчаянно покраснела и отвела взгляд, в самом деле, ну не рассказывать же ему о моих глупых страхах! Только любый мой не только лицом пригож, но ещё и разумом светел, сам разобрался, что к чему и почему. Улыбнулся легонько, золотинками в синих глазах плеснул и тихо так, укоризненно прошептал:
  - Ревнивица.
  Я зашаркала носочком туфли по земле, рукав платья затеребила, голову опустив.
  - Дуняша с тобой поедет.
  Я удивлённо посмотрела на Лучезара. Нет, я, конечно, только рада подружке, но вдруг у неё другие планы на лето? Может, у неё свой любушка есть, с учёбы её дожидается?
  - Тебе так будет спокойнее, - Лучезар озорно дёрнул меня пушистую прядь, - да и мне тоже. А то мало ли, встретишь в своём селе какого-нибудь князя-витязя, окрутит он тебя, очарует, и позабудешь ты про меня на веки вечные.
  Герой озвучил мои страхи и сейчас, вытащенные из глубин души под ясное солнышко любви, какими жалкими и надуманными они мне показались!
  - Никого у меня кроме тебя нет, - я ласковой кошкой потёрлась о грудь Лучезара, мысленно добавив: 'Да и не будет'.
  Лучезар ничего не ответил, только синие его глаза вспыхнули нежностью, заставив меня смущённо заалеть.
  - Эй, голубки, - прошептала Дуняша, сердито толкая брата в спину, - хорош ворковать на торжественной церемонии!
  - А если завидно, завидуй молча, - не отказал себе в удовольствии поддразнить сестру Лучезар.
  Дуняша не осталась в долгу и шлёпнула брата по спине. Шлепок получился настолько звучным, что на нас стали оглядываться, заставив нас с Дуняшей притихнуть и, в который уже раз, смущённо покраснеть. А вот Лучезару всё было словно с гуся вода, он притянул сестру за локоть и шепнул ей:
  - С Веснушкой поедешь.
  - Это вопрос али приказ? - задорно усмехнулась Дуняша. - И вообще, по-моему, такие вещи не тебе, братец, решать, а самой Веселинке.
  - Ошибаешься, касатка, - пробурчала с трудом пробившаяся к нам через толпу Хозяюшка, - таперича Веселинка просватана, так что перешла безраздельно под власть жениха, так-то вот.
  - Когда это меня просватать успели? - возмутилась я. - Мы только маменькино благословение получили.
  - Ну вот, я и говорю, просватана, - 'успокоила' меня вредная домовушка. - И таперича, голубка, нет у тебя другого властелина и хозяина, кроме свово мужа.
  - Я не замужем, - рыкнула я, сердито сверкнув глазами.
  - Не переживай, Веснушка, это ненадолго, - усмехнулся Лучезар, ловко уклоняясь от моего благодарственного подзатыльника.
  Вот ведь паразит, а?! Сам даже посвататься толком не успел, а уж уверен, что я его супружницей стану! Я сердито фыркнула и метнула на излишне самоуверенного красавца сердитый взгляд, но меня лишь одарили ласковой улыбкой, нежно поцеловали в щёчку, прошептали: 'Не грусти, я скоро приеду', после чего я моментально позабыла про все надуманные обиды, вспомнив о надвигающейся разлуке. Боги, как же я не хочу расставаться с Лучезаром!
  - Не переживай, мы тебе скучать не дадим, - Хозяюшка успокаивающе похлопала меня по руке, воинственно выпятив пузико.
  - Как говорится, с нами не соскучишься, - Дуняша озорно подмигнула, ловко переплетая косу.
  Я немного помялась, а потом всё-таки не удержалась, спросила:
  - Как думаешь, а Василиса согласится с нами поехать?
  - Конечно, согласится, что за вопрос!
  - Она же царевна...
  - Да ей эти все дворцы с челядинцами уже поперёк горла стоят, - фыркнула Хозяюшка. - А вот счас у неё самой и спросим!
  Я даже пискнуть не успела, как домовушка громогласно закричала, приветственно размахивая руками:
  - Э-ге-гей, Василиса!!! Веселинка нас к себе домой приглашает, ты едешь?!
  - Да!!! - радостно закричала Василиса, всплеснула руками, обернулась белой горлицей и подлетела к нам. Её верный квинц, весь позеленевший от сдерживаемого недовольства, тем не менее покорно прыгал следом за своей принцессой. Он ни в кого, кроме лягушонка, превращаться не умел.
  - Девочкви, квик это здорово, провести квиникулы вместе, - Василиса радостно захлопала в ладоши, а потом, трепеща длинными шелковистыми ресницами, кокетливо уточнила. - Мой квинц, Вы же меня не квиставите?
  - Кванечно нет, моя кванцесса, - вздохнул принц, которого перспектива путешествия в какое-то дремучее село совсем не радовало. Честно слово, мне его даже жалко стало! Совсем чуть-чуть.
  Мама к известию о гостях отнеслась радушно, дядюшка же Леший так обрадовался, что я невольно насторожилась, предчувствуя какую-то лесную пакость.
  - Дядюшка Леший, - на всякий случай напомнила я, - это мои друзья.
  - Само собой, - усмехнулся в зелёную бороду Леший и азартно потёр руки. - А жених-то твой тожа приедет?
  - Попозже, - осторожно ответила я.
  - Вот и славно. Это хорошо, что попозже. Мы как раз подготовиться успеем.
  - Это к чему вы готовиться собрались? - насторожилась я. - Дядюшка Леший...
  - Так ведь знамо дело, коза-егоза, жениха твово испытать надо.
  - Не надо! - так громко взвыла я, что мой вопль с охотой подтянули все псы Камелота. - Дядюшка Леший, миленький, на долю Лучезара и так испытаний выпало много. Он за меня в поединке дрался, Камелот от нечисти оборонял...
  - Это всё геройское, - отмахнулся упрямый Леший, - а каков он в мирное-то время, а? Чаво он по хозяйству-то делать могёт? Каков он в семье, в доме? Знаешь ты это?
  - Знаю! - упрямо вскинула голову я. - Лучезар у меня и миру, и в быту, и в бою самый лучший, вот!
  - Та я рази спорю, - дядюшка Леший ласково погладил меня по голове, - токо порядок быть должон.
  Ой. Ой-ёй-ёй, бедный Лучезар, мне его искренне жаль. Дядюшка Леший и мои верные подружки кикиморушки могут такие испытания подготовить, что по сравнению с ними битва за Камелот будет детской вознёй на пригорке.
  - Да ты не переживай, коза-егоза, - дядюшка Леший ободряюще потрепал меня по руке, - ежели парень стоющий, ничёго с ним не случится.
  Я растянула губы в улыбке, для себя твёрдо решив не оставлять Лучезара ни на миг. При мне-то никаких пакостей ему чинить не станут.
  ***
  Можете считать меня наивной, но я была искренне убеждена, что дорога домой пройдёт тихо и безмятежно. Ага, как бы не так! Стоило нам только покинуть пределы Камелота, дружески распростившись с королём Утером и принцем Артуром, расцеловавшись с Гвениверой и взяв с неё клятвенное обещание осенью поступить в Волшебный Университет, как госпожа дорога тут же начала демонстрировать нам свой дурной норов. Во-первых, за первым же поворотом мы расстались с Лучезаром и его родителями. И хоть я и знала, что эта разлука не навсегда, но слёзы всё равно упрямо наворачивались на глаза. Блин горелый в песке вывалянный, когда я успела так привязаться к этой синеглазой блондинистой заразе?! Я шмыгнула носом, с благодарностью приняла от Василисы причудливо вышитый платочек и, так и не рискнув им воспользоваться (уж больно ткань тонкая да вышивка диковинная, ещё испортишь ненароком), протянула его назад.
  - Это квибе, - Василиса широко улыбнулась и не без гордости добавила, - я сама выквивала!
  Я ещё раз посмотрела на диковинный узор, словно бы вплетённый в саму ткань платочка и уважительно протянула:
  - Ты самая настоящая мастерица, повезло твоему принцу. А кстати, как его зовут?
  - Квиванушка, - с нескрываемой нежностью ответила Василиса. - Квиван-цареквич.
  Ну, естественно, могла бы и сама догадаться. Было бы удивительно, если бы его назвали Борисом, Пересветом или, не к ночи будь помянут, Лихославом. Кстати, мой новоиспечённый братец как-то подозрительно спокойно отнёсся к тому факту, что мы с ним родня. Может, ещё не знает? Я скривилась и отрицательно покачала головой. Ага, как же, не знает, недалеко от отца крутился, всю беседу с мамочкой подслушал. Тогда не понял. А что, это вполне возможно, Лихослав из породы Героев про которых говорят: сила есть, ума не...
  Мои увлекательные размышления были прерваны самым наглым образом: резким взмахом старого, покрытого грязью и ржавчиной меча и голосом настолько сиплым, что я с трудом разобрала:
  - Кошелёк или жизнь?!
  - Покупаете али продаёте? - прогудел дядюшка Леший, мягко за повод отводя мою кобылку подальше от грязного, заросшего волосами настолько, что через густую пыльного цвета копну с трудом можно было разглядеть маленькие чёрные глаза, мужика. Ехавшая рядом со мной Василиса брезгливо поморщилась и принялась торопливо подбирать длинный подол юбки. Правильно, подруга, кто знает, что от этого рыцаря больших дорог подцепить можно.
  Вопрос дядюшки Лешего заставил разбойника заняться непривычным для него делом: думать. Пока один грязный бородач сосредоточенно сопел, осмысливая заданный ему вопрос, трое его дружков подошли ближе к нам, грозно потрясая ржавыми арбалетами и кривыми ножами.
  - Они правда думают, что выглядят грозно? - прошептала Дуняша, благоразумно сдерживая улыбку.
  Я растерянно пожала плечами. Лично меня после всех ужасов, что довелось пережить при нападении на Камелот, эти бородатые мужики пугали только одним: вшами и дурными болезнями, которые идут рука об руку с грязью и разгульным образом жизни.
  - Значитца так, - арбалетчик смачно сплюнул на землю, - гоним деньгу, ежели хотим живыми остаться.
  - А не кважется ли квам, любезнейший, - Иванушка гордо выпрямился, благоразумно покрепче уцепившись за луку седла, - что вы выквали не квамый достойный обкваз жизни? Квабить на дороквах тквак низко!
  - Чё? - арбалетчик нахмурился, пытаясь понять на какое время и расстояние его только что отправили. - Чё ты сказал, недомерок?
  Принц страдальчески вздохнул, поднял глаза к небу и печально, как наставник, признающий своё полное бессилие перед непрошибаемой тупостью ученика, произнёс:
  - Квакое просто сквазочное невежество! Моя кванцесса, надеюсь, это квас не напуквало?
  - Нет, мой квинц, - Василиса нежно улыбнулась Иванушке и мягко добавила, - однакви, мне бы квителось квидолжить наш путь.
  - Квак пожеквает моя кванцесса, - склонил голову принц и с видимым удовольствием соскочил с седла, медленно, даже лениво, доставая висящий на роскошной перевязи меч.
  - Дело говоришь, сынок, - прогудел дядюшка Леший, поводя плечами. - Ну что, горе-разбойнички, сами убегёте али помочь?
  Ответом ему была выпущенная из арбалета стрела, которая со странным визгом пролетела куда-то высоко над нами, заставив оскорблено раскаркаться дремавшую на дереве ворону. Дядюшка Леший проводил стрелу задумчивым взглядом, после чего удручённо покачал головой, пробормотал: 'Зря вы так, робята' и молодецки топнул по земле. В тот же миг всех разбойников, кроме одного, который успел-таки скрестить свой меч с оружием Иванушки, крепко спеленали вырвавшиеся из-под земли корни. От брани, коей разразились напавшие на нас горе-грабители, даже я, привычная к простоте и душевности изречений односельчан, покраснела и закрыла лицо руками, Дуняша отчаянно побледнела, а Василиса и вовсе чуть в обморок не упала. Услышав, какие невероятные оскорбления звучат в присутствии его ненаглядной квинцессы, Иванушка разозлился и одним мощным ударом швырнул нападавшего на него разбойника на колени, громогласно, в духе сказаний, возопив:
  - Моли мою преквасную кванцессу о пощаде, жалкий кваб, твоя никчёмная жизнь, квак и жизни твоих презкванных дружков в её руквах!
  Вот честное слово, я даже залюбовалась принцем, так он был хорош в этот момент. Конечно, не так хорош, как Лучезар, но тоже весьма впечатляющ.
  Разбойнички нестройно заголосили, моля о пощаде, Василиса небрежно махнула рукой и, с нескрываемым восхищением глядя на Иванушку, прощебетала:
  - Отпусквите их, мой квинц. Я дарю им квизнь.
  - Квак пожелает моя кванцесса, - церемонно поклонился Иванушка и брезгливо махнул рукой. - Пошли прочь, квалкие черви!
  'Квалкие черви' раболепно кланяясь и ежеминутно шепча слова благодарности, по одному исчезали в чаще леса. Последний робко протянул было руку к валяющемуся на земле арбалету, но дядюшка Леший ненавязчиво наступил ногой в болотного цвета лаптях на оружие, и разбойник сразу понял, что к подаренной ему жизни никаких приятных бонусов не прилагается. Боги, до чего же приятно говорить с позиций силы, тебя сразу начинают понимать буквально с полуслова!
  Не успели мы с матушкой и подружками вдоволь посмеяться над незадачливыми разбойниками, как пришла новая напасть: хлынул дождь. Да ещё какой, самый настоящий ливень, спрятавший всю землю в густой серой пелене.
  - Эк мы, девоньки, негораздо домой-то воротаемси, - покачал головой дядюшка Леший, спешно вместе с Хозяюшкой и Иванушкой возводящий укрытие от дождя. К слову сказать, от принца в таком сугубо походном деле толку было мало, а потому домовушка быстро сказала, что он будет контролировать процесс постройки шалаша, а со стороны это делать удобнее.
  Принц спорить не стал, отошёл, заботливо прижимая к своей пусть и неширокой, но вполне отважной груди изрядно промокшую кванцессу, а я в который раз с грустью вспомнила Лучезара. Вот с кем рядом никакой ливень или разбойничья ватага не страшны! Эх, укатилось моё ясно солнышко, когда-то назад воротится.
  - Всё готово, залезайте, девоньки, - крикнула Хозяюшка, своим привычным немного сварливым голоском разгоняя хандру.
  А стоило мне только залезть под своды просторного, вкусно пахнущего свежими ветками шалаша, как от прежней печали не осталось и следа. В самом деле, не стоит сырость разводить, без меня мокро. Вернётся Лучезар, никуда не денется, он же обещал. А обещания мой Герой исполняет свято, это-то я точно знаю.
  - Мда, девоньки, крутенек наш путь до дому, - покачал косматой бородой дядюшка Леший, - лишенько мы его начали.
  - Лишенько начали да мягонько закончим, - матушка достала из котомки гребень, протянула Лешему, - сам знаешь, беды да напасти не века длятся.
  - Простите за квазможную дерзость, - Иванушка заботливо протянул Василисе берестяной ковшичек с горячим отваром из листьев малины, невесть где и когда собранных домовитой Хозяюшкой, - но квателось бы узнать, куда мы едем? Кваардинаты, кваучно выкважаясь.
  - А координаты просты, - усмехнулся дядюшка Леший, - село Чащобное не позапросто так названо, а потому как расположено в самой чащобе Заповедного леса.
  Услышав о том, что мы едем в самое сердце Заповедного леса, Иванушка откровенно позеленел и воскликнул, беспорядочно размахивая трясущимися руками:
  - Но это безоквазие! Моя кванцесса не может обитквать в столь жутких услокваях!
  - Всё в проквидке, мой квинц, - принялась нежно успокаивать своего взбудораженного ухажёра Василиса, - я очень люблю квироду, и меня не квигают квикакие ужасы. Ведь квидом со мной будете кви.
  Иванушка от этих слов гордо раздул грудь, став в своём зелёном бархатном кафтане удивительно похожим на обожравшегося мух лягушонка, но судя по сияющим восторгом глазам Василисы, для неё он был самым настоящем Героем. И Принцем. И вообще, Самим Совершенством.
  - Эх, - вздохнула Хозяюшка, мечтательно теребя толстенькие косички, - я, ясное дело, не глазлива, но как не ахнуть умилительно над такой голубиной нежностью. - Домовушка мечтательно посопела, а потом гаркнула так, что кони испуганно прижали уши и тревожно заржали:
  - Я не поняла, чаво расселися как у тёщи на поминках? Поехали дальше, неча время терять, дождь уже давно кончилси.
  Возражать воинственно настроенной Хозяюшке никто не стал, все быстренько вскочили, коней оседлали и покорно потрусили по скользкой, размякшей от ливня дороге дальше. Я еле сдерживалась, чтобы не пустить свою кобылку галопом, заодно бы проверила, способна ли она на такие чудеса. Дом, милый дом, я уже еду!
  Глава 2. Дом, милый дом
  Как это чаще всего и бывает с желанными событиями, Заповедный лес показался в тот самый миг, когда я перестала его ждать, мысленно махнув рукой и решив, что ещё одну ночь придётся провести в сплетённом из ветвей шалаше.
  - Приехали, - довольно прогудел дядюшка Леший, указывая рукой на тёмную точку на горизонте, - вон он, лес наш, Заповедный.
  - Выгляквит не так и жутко, - довольно улыбнулась Василиса, - я же говоквила, что всё будет хорошо.
  Однако оптимизм царевны по мере приближения к лесу постепенно таял, и было отчего. Огромные, трое взрослых мужчин руками не обхватят, деревья угрюмой стеной возвышались над чахлой, отчаянно петляющей заросшей тропинкой, по которой проехать можно было только гуськом. Конечно, к селу вела и относительно широкая дорога, по которой ездили на ярмарку, но наш домик располагался вдали от этой дороги, тропинкой добираться было гораздо ближе.
  - Как же вы тут живёте? - прошептала Дуняша и, отчаянно покраснев, зачастила. - Прости, не хотела тебя обидеть. Просто я к полям со степями привыкла, мне лес в диковинку. Особенно такой... такой.
  - Нешто в Ростове лес вывелся? - усмехнулась Хозяюшка, с любопытством вертящая головой в разные стороны со скоростью флюгера.
  - Ну, мы же не в лесу живём, - окончательно смутилась Дуняша, - в городе.
  Домовушка выразительно хохотнула, показывая своё отношение к небольшому, всего несколько дворов да кром, в котором княжеский посадник обитает, городку.
  - Можно подумать, ты из столицы, - укорила я Хозяюшку.
  Домовушка горделиво подбоченилась, комично копируя Героев и не скрывая собственного превосходства, ответила:
  - А то! Я же не откуда-нибудь, из самого Волшебного Университета!
  Крыть нам с подругой было нечем: по сравнению с Университетом жалким казался родной городок Дуняши, а моё село и вовсе исчезало, словно его и не было.
  - Зато у нас воздух чистый, - обиженно прогудел дядюшка Леший. - Ягод много, грибов, зверей всяких, сам князь не брезгует на охоту приехать, хоть и вреда от него, а точнее, от дружины его, много. Веток наломают, деревья ишшо стоящие загубят, зверей напугают, а то и девок попортят. Маятно нам, когды охотнички приезжают.
  - Так что же вы князю не жалуетесь? - удивилась Василиса. - Али, ескви князь глух к обращеквиям, царю. Мой батюшка всегда всех выслушивает, жалобы квисьменные квитает и квиходеев сурово наказывает!
  - Мой отец кваже квалостив к кваим подданным, - гордо заметил Иванушка.
  - Может, и правда, стоит обратиться? А, дядюшка Леший?
  - Да мешкотно енто всё, - досадливо покачал головой Леший. - Мы лучше по-простому, по-свойски. В болоте искупнём, кикиморами шуганём, а коли не поймут, так и по страшней пугануть можем. Так-то оно и быстрей, да и веселей получаитси.
  Я вспомнила пару проказ, в которых сама принимала участие и звонко расхохоталась. Что верно, то верно, так-то гораздо веселее получается.
  - Ты чего? - удивилась Дуняша.
  Я лишь рукой махнула:
  - Да так, вспомнилось...
  - Расскажи! Расскажи! - затеребили меня девчонки.
  Вот так незаметно, за смехом и разговорами мы и подъехали к моей родной избушке, и какой же жалкой и заброшенной показалась она мне! Крыша ещё больше скособочилась и просела, брёвна почернели и ощетинились вылезшей паклей и мхом, крыльцо тоже покосилось и прогнило. Мне стало стыдно. Пока я наслаждалась комфортом и практически роскошью Волшебного Университета, тратила время на поиски своего возлюбленного (хотя вместо того, чтобы клевать на сладкие речи Злодея и привечать Принца достаточно было просто внимательно посмотреть на того, кто всегда рядом), моя мамочка обитала в разваливающемся домишке на краю села.
  - Добро пожаловать домой, - мамочка низко поклонилась нам, коснувшись рукой земли, а потом звонко хлопнула в ладоши:
  - Кикиморы-подружки, шалуньи и резвушки, снимите морок, гость нам дорог!
  И в тот же миг избушка покрылась густым болотным туманом, а когда он развеялся, я с нескрываемым восторгом обнаружила крепенькую и вполне симпатичную избушку. Вот мама - хитрюга, всех провела!
  - Проходите, гости дорогие, - дядюшка Леший приветливо распахнул перед смутившимися Василисой и Дуняшей дверь, - домой приехали.
  Дом, милый дом, как же я, оказывается, по тебе соскучилась! Я цепко ухватила подружек за руки и рванула показывать им нашу милую кухоньку, мамины покои и свою комнатку. По многолетней привычке, едва заскочив к себе, скользнула взглядом по зеркалу: а вдруг там отразится невероятная красавица? Красавица и правда отразилась, даже две, а вот я по-прежнему на это звание не тянула. Всё такая же тощенькая встрёпанная девица с зелёно-карими глазами, рыжевато-русыми волосами и задорными конопушками, даже чёлка слева по-прежнему топорщилась самым настоящим рогом. Я потянулась заправить упрямый рожек за ухо и замерла, пристально глядя на себя в зеркало. Нет, я всё-таки изменилась. Во взгляде появилось что-то... другое, более мягкое, женственное, те самые пресловутые женские чары. Я медленно расправила крылья, распустила волосы и ещё раз внимательно посмотрела на себя. Кажется, я всё-таки стала Феей.
  - Слышь, красотка, хорош в зеркало таращиться, гостей-то кормить положено, - пробурчала Хозяюшка, недовольно топчась рядом.
  Ой, и правда, про всё на свете позабыла, неловко-то как!
  - Простите, девочки, - я торопливо лентой стянула волосы, со второй попытки втянула крылья и смущённо улыбнулась подружкам, - я сейчас...
  - Не переквивай, - Василиса ласково обняла меня за плечи, - всё в порядке.
  - Тут очень уютно, - Дуняша подошла к окошку и восхищённо ахнула, - а вид-то какой! Прямо дух захватывает!
  - Енто у вас от голода, - не сдавалась упрямая домовушка, - живот подвело вот и дышать тяжко.
  - Хозяюшка! - мы все трое возмущённо уставились на домовушку, но та лишь воинственно выпятила пузико:
  - Чаво?! Долго ентот несчастный квинц за вас троих перед всеми навками - мавками и прочими кикиморами отдуваться будет? Учти, Василиса, ещё немного, и он самым обычным лягухом станет и на болото ускачет. Будешь потом следом за ним по всем кочкам с сачком скакать.
  - Мой квинц! - ахнула Василиса и метнулась прочь из комнаты туда, где среди разноголосого шума слышался немного охрипший и раздражённый голос Иванушки.
  Мы с Дуняшей отправились следом за подружкой, оставив домовушку наводить порядок в комнате. Ох, чует моё сердце, не надо мне Хозяюшку одну оставлять, как бы после её уборки у меня только стены с полом не остались...
  ***
  С нашим появлением допрос неосторожно оставленного без присмотра Иванушки закончился. Мне достаточно было только бровью повести, как кикиморушки, до этого мало не на колени позеленевшему от смущения квинцу залезшие, с шорохом сухих веток прыснули в стороны, торопливо рассаживаясь за столом.
  - Ой, Весенька, - кикимора с миниатюрным мухоморчиком на носу, за который и получила прозвище Мухоморовна, всплеснула сухонькими ручонками, - как здорово, что ты на каникулы-то приехала! Да ишшо и с подружками! А ентот добрый молодец, чай, кувалер твой?
  И глазками похлопала, словно ничегошеньки ещё узнать-выведать не успела! Я усмехнулась, но игру приняла, в притворство кикиморное поверила, ответила:
  - Нет, это Иванушка, подружки моей, Василисы, кавалер.
  - А ты что же без кувалера приехала? - не вытерпела тощенькая зелёная кикимора, с самой настоящей болотной кочкой на голове и звучным именем Болотница. - Нам вон, царевич...
  На болтушку энергично зашикали, и она смущённо примолкла, поспешно прячась за спины подружек.
  - Мой кавалер к родным поехал, - ровно ответила я и невольно отшатнулась, зажимая уши руками, такой гвалт после этой в общем-то невинной фразы начался.
  - Да как жа так?! - возопила Мухоморовна.
  - Да рази так можно?! - ужасалась Болотница.
  - Эх, дурёха, упустила ты своё счастье, - хмыкнула самая ехидная, зеленовато-жёлтого цвета, которая всю жизнь прожила в ожидании катастрофы, благодаря чему и получимла прозвище Ехида.
  - Тю-ю-ю, - присвистнула коричневатая, похожая на гнилую корягу, кикимора с говорящим именем Гнилуха, и безнадёжно махнула рукой, - теперь будешь, как маменька, двадцать лет свово Ероя-Еройского ждать!
  - Да как вам не стыдно, - вскипела Дуняша, бросаясь на защиту брата, - разве можно не зная человека так плохо о нём отзываться!
  - А ты ентому человеку кто будешь? - желчно поинтересовалась Ехидница. - Чаво он тебе такое содеял, что ты за него горой встаёшь?
  - Я его сестра, - Дуняша воинственно сверкнула глазами, - и точно знаю, что Лучезар подлости не сделает. Дурость, да, может, а подлости никогда!
  - Полквастью с Квами соквасен, - поддакнул (или, вернее будет, подквакнул?) Иванушка. - С Героем Лучекваром я имею честь быть лично квакомым, веськва достойный молодой человек, веськва.
  - Вы правы, мой квинц, - Василиса гордо вскинула голову, - и я готова поруквиться собственной честью за данного квиношу.
  - Ишь ты, скока у твово кувалера сторонников, - одобрительно прошелестела Гнилуха, - знать, не так и дурён.
  - Ты енто, - Мухоморовна звучно шмыгнула носом, - не держи на нас зла. Сама знаешь, хочешь добра - готовься к худу.
  Я махнула рукой, матушка налила всем по большой кружке горячего, щедро пахнущего мёдом отвара, как вдруг в дверь стукнули. Коротко так, боязливо, словно не до конца уверенные, что хотят войти.
  - Кого это ещё мрак ночной принёс? - нахмурился дядюшка Леший, по-хозяйски подходя к двери и сурово окликая:
  - Кто там?
  - Я Марфушка, к госпоже Резеде, - тоненько пропищали из-за двери. - Дело у меня к ней, важное.
  Мамочка решительно распахнула дверь и приветливо кивнула мнущейся на пороге бледной девице весьма выдающихся форм:
  - Входи, Марфуша, к столу присаживайся, отвару с нами выпей.
  Кикиморы, уже навострившие и оттопырившие любопытно уши, под строгим взглядом дядюшки Лешего, понурились и быстрее ветра выскочили из избы.
  - Я тоже, пожалуй, пойду, - прогудел дядюшка Леший и боком, чтобы и без того выглядевшая встревоженной посетительница не увидела его зелёной бороды, вышел из избы, в самый последний момент едва увернувшись от неудачно поставленной лавки. Да, боком ходить не очень-то ловко.
  - Не до отваров мне, - печально вздохнула Марфуша, пухлым пальчиком проводя по царапине на столе, - мне зелье надобно...
  Мы с Василисой и Дуняшей забыли, как дышать, замерли за столом, превратившись в статуи, только моргали изредка. Чего такого могло приключиться с резвушкой и хохотушкой Марфушей, дочерью нашего старосты, что к ней не целителя из города пригласили, а она сама к моей мамочке прибежала?
  - Что случилось, девочка? - мама мягко взяла Марфушу за руку, заглянула в глаза. - Что с тобой стряслось?
  Серые глаза Марфуши стремительно налились слезами, девушка шмыгнула носом и поспешно опустила голову, но предательницы слёзы закапали на стол.
  - Там, - всхлипнула Марфуша и мотнула головой куда-то в сторону печки, - витязь Горитрав с друзьями приехал... на охоту... опять...
  Я удивлённо посмотрела на печку, но потом едва не стукнула себя ладонью по лбу. Да что же я, в самом деле, не к нам в печь они нагрянули, а на луга Многотравные! Вот паразиты, сколько мы таких охотничков с дядюшкой Лешим гоняли, а всё без толку! Думают, что если витязи, так нет для них ни закона, ни справедливости.
  - Горитрав опять приехал? - мамочка нахмурилась, губы поджала, головой строго покачала. - Опять озоровать, небось, будет.
  - А может, не будет? - Дуняша чуть заметно пожала плечами. - У меня отец с друзьями тоже на охоту ездит, иногда и Лучезар с ними, братец у меня больше рыбалку уважает. И ничего, никто пока не жаловался, всё честь по чести.
  - Вот в том-то и дело, - мамочка тяжело вздохнула, - твой-то батюшка, надо полагать, перед тем как охоту начинать, хозяину лесному, Лешему там али Чащобнику дары принесёт, дозволение на охоту получит...
  - Конечно, а как же иначе!
  - А Горитрав никого не спрашивает, творит, что левая нога вздумает, - мамочка досадливо шваркнула кружкой по столу. - Ещё и на лицо пригож, не только зверьё лесное без разбора губит, но и девкам головы кружит...
  Марфуша взвыла и закрыла лицо руками.
  - Ты чего, милая? - удивилась маменька, а потом ахнула, прижимая дрожащие руки к груди. - Да неужели?
  Марфуша коротко кивнула, кулачками, по-детски, размазала слёзы и икая, тяжко вздыхая и поминутно сморкаясь, поведала свою печальную историю.
  Староста искренне гордился своей красавицей дочерью и частенько баловал её. Марфуша посещала все ярмарки и крупные праздники в городе, пару раз даже в столицу выезжала. Вот там-то и свела лихая судьбина неопытную сельскую девушку с широкоплечим, лихим красавцем Горитравом. Марфуша влюбилась с первого взгляда, ходила за витязем, словно собачонка за хозяином, смотрела на него обожающим взглядом и отчаянно краснела. Горитрав же при встрече усмехался, выразительно покручивая короткие светлые усы, лихо сдвигал набекрень красную, опушённую мехом шапочку, да подбоченивался горделиво. В день отъезда Марфуже выпало счастье небывалое, немыслимое: довелось с милым словом переброситься, сказать ему, кто такая да откуда будет. Витязь обещал навестить девицу, и с тех пор Марфуша дни и ночи ждала своего любого, от каждого стука в дверь вздрагивала, в каждого встречного всматривалась, всё ждала вот-вот приедет Горитрав. И витязь действительно приехал, пару месяцев назад с приятелями на охоту. Марфуша при первой встрече онемела, окаменела, как дышать забыла, а Горитрав пусть и не сразу, но всё-таки вспомнил девушку, улыбку ей подарил ласковую, слово сказал нежное, на прогулку позвал, луной полюбоваться. Ох, и хороши ночки весенние любовные! Всё запреты батюшкины позабыла Марфуша, все наставления матушки из головы выветрились, когда обвились вокруг стана руки любимого, да накрыл губы самый первый, самый жаркий поцелуй.
  - Не уквияла? - ахнула Василиса, прижимая ладошки к щекам.
  Иванушка неодобрительно покачал головой: уж его-то кванцесса до такого срама никогда не опустится, честь девичью строго блюдёт, эх...
  - Не устояла, - тяжко вздохнула Марфуша, - и несколько ночей у нас такими жаркими были, что до сих пор, как вспомню, аж душа загорается!
  Это да, ночи любовные жаркие, их вспоминать, ой как горячо, по своему опыту знаю!
  - И что же потом? - матушка опять налила нам отвару, усмехнулась горько. - Витязь уехал, а тебя с собой не взял?
  - Я сама не поехала, - Марфуша с грустной улыбкой покачала головой. - Горитрав же мне что говорил? Что только к родным съездит, им весть счастливую сообщит, а потом ко мне воротится, меж брачных огней меня проведёт.
  - Совсем как у тебя, - тыкая меня в бок острым локотком, прошептала Мухоморовна.
  Я досадливо поморщилась, отодвигаясь от излишне болтливой кикиморы. Скажет тоже, ничего у моей истории с Марфушиной схожего нет и быть не может! Нельзя сравнивать болото с заливным лугом, хоть и там, и там вода есть.
  - Обманул, стало быть, - ахнула Дуняша, прижимая ладошки к вспыхнувшим щекам.
  В скользнувшей по губам Марфуши улыбке было столько горечи, что я ощутила её даже у себя во рту.
  Горитрав действительно приехал в наше село, буквально за пару дней до нас, но не к влюблённой и терпеливо ждущей его Марфуше, а с приятелями, на охоту. Староста дочери о приезде витязя не сообщал, но разве можно хоть что-то утаить от вещего любящего сердца?! Марфушасама разузнала всё, что ей было нужно, смогла встретиться с Горитравом, но только для того, чтобы услышать от него полное презрения:
  - Какая любовь, дура, порезвились и разбежались, разве не так?
  - Квик и квизал? - не поверила Василиса. - Квить такого не может, я квива, мой квинц?
  - Вы квавершенно квавы, моя кванцесса, - Иванушка глубокомысленно кивнул, словно посол при заключении мира после многолетней кровопролитной войны. - Ни квадин укважающий себя кважчина никвагда квакого не кважет.
  - Вот именно, что уважающий, - мамочка печально покачала головой. - Разве Горитрав такой? Он вообще никого не уважает, ни себя, ни других.
  - Эх, жалко, Лучезара нет, уж он бы показал этому гаду болотному! - Дуняша стиснула кулачок и звучно стукнула им по столу.
  - Ачё сразу болотному-то? - обиделась я за своих подружек кикимор. - У нас на болоте таких мерзавцев без разговоров топят.
  - И правильно делают, - Дуняша грозно сверкнула глазами. - Там им, негодяям, и надо, будут знать, как над девицами невинными измываться!
  - Чаво вы тут раскудахтались, словно куры на насесте? - к столу вразвалочку, небрежно спрятав пухлые ручки под передником с очередными трудноопознаваемыми кляксообразными птицами, подошла Хозяюшка. - От слов ентому гаду никакого вреда, в крайнем случае, икнёт пару раз и всё. А надо так сделать, чтобы он на всю жизнь запомнил, внукам-правнукам заказал девиц обижать, так-то.
  Кхм, искренне надеюсь, что это не я домовушку пакостить обидчикам научила.
  - И что ты квидлагаешь?
  Вопрос Василисы заставил меня поперхнуться от неожиданности и так отчаянно раскашляться, что даже слёзы из глаз брызнули. Поверить не могу, что милая и приветливая царевна такое скажет! И Иванушка не спешит её одёргивать, наоборот, весь подобрался, приготовился внимательно слушать. Вот тебе и представители самого безобидного факультета Принцев и Принцесс!
  Хозяюшка задумчиво потеребила фартук, подёргала себя за косички, а потом буркнула:
  - Да чаво я, у нас Веся специалист по отмщению.
  Ну, спасибо тебе, малышка, вот уж удружила, так удружила!
  - Веся? - мама удивлённо приподняла брови. - Кому это ты мстила?
  - О-о-о, - Хозяюшка всплеснула пухлыми ручками, но я не дала ей живописать мои подвиги, равнодушно ответила:
  - Да так, пришлось пару раз за себя постоять.
  - Ещё и пару раз? - улыбнулась мама и покачала головой. - Ох, Веся - Весенька, мстительница народная...
  - Ачаво, позволять кажной ведьме с крылышками лапти об себя вытирать?! - возмутилась Хозяюшка.
  - Аурелия в лаптях не ходит, - поправила домовушку Дуняша.
  - Во, ента дура даже лаптей не носит!
  - Квашу кващения, - Иванушка величественно поднял ладонь, отсекая ненужные разговоры, - предлакваю вернуться к квашей теме. Квак будем квазывать к порядку квабидевшего девушку супосквата? Может, мне его на кваединок вызквать?
  Ещё не хватало! О каком поединке чести может идти речь, если Горитрав об этой самой чести и не слыхивал! Каков привет, таков будет и ответ.
  - Нет, Иванушка, - я так решительно тряхнула головой, что кончик ленты даже в чашу с отваром угодил, - не достоин этот подлец вызова на поединок.
  - Квиже тогда квилать? - нахмурилась Василиса. - Не оквивлять же квикое безобразие квизнаказанным!
  - Так это что же, вы за меня заступаться станете? - захлюпала носом Марфуша. - Спасибо вам, девочки, родненькие, век я вашу...
  - Ты отварчик пей, болезная, - Хозяюшка сунула Марфуше ярко пахнущий малиной отвар, - да помалкивай. А то ишь, развылась, словно оборотниха в полнолуние, тьфу-тьфу, не в чаще будь помянута.
  Марфуша ещё раз душераздирающе хлюпнула носом, но спорить с домовушкой не стала, благоразумно уткнулась в питьё. Хм, и как это я не замечала, что у старосты такая дочка умница? Да мы раньше и не общались, она всё больше с дочкой лавочника да кузнеца гуляла, а я с кикиморушками на болотах пропадала.
  - Весь, хорош грезить наяву, командуй давай, - Хозяюшка нетерпеливо потормошила меня за плечо. - Чаво делать-то станем?
  - Надо нам с кикиморушками посоветоваться, они знатные пакостницы. Только Марфуше о том знать не надобно, она нечисть лесную на дух не переносит.
  - Ну и дура, - фыркнула домовушка. - Впрочем, это и раньше понятно было. Была бы умная, нашла бы себе кого-нить вроде Лучезара. А она навроде Лихослава проклятушшего отхватила... Слышь, а енто правда, что Лихослав братец твой?
  - Правда, - неохотно ответила я и торопливо добавила, - но ни мне, ни ему это родство радости не несёт, поэтому будем считать, что ничего и не было.
  - Ясное дело, - Хозяюшка воинственно выпятила пузико, - белой лебеди щипана ворона не в пару.
  - Лихослав сокол, - машинально поправила домовушку Дуняша.
  - Енто твой брат сокол, и лицом, и статью, и душой. А Лихослав ворона щипана, даром, что отец Финист.
  Возражать домовушке никто не стал, да и зачем, если она правду сказала?
  - Квак, квамы, не о том речь квавели, - Иванушка решительно пришлёпнул ладонью по столу, - кваковы кваши кваны?
  Я стрельнула взглядом в Марфушу, с застывшим взглядом прихлёбывающую зелье (интересно, чего в него Хозяюшка намешала?) и тоненьким голоском прощебетала:
  - А мы сейчас на прогулку отправимся. Верно, девчат?
  От такого заявления мамочка удивлённо округлила глаза, но спрашивать ни о чём не стала, лишь пальцем мне погрозила да сказала:
  - Платки али шали возьмите, к вечеру похолодает.
  Напомните, я говорила, что обожаю свою мамочку?
  Мы легкокрылыми бабочками выпорхнули из леса и направились по едва заметной тропинке к кикиморушкам. Как оказалось, дорогу к своим подружкам болотным я немного позабыла, или тропка подзаросла, пару раз мы весьма ощутимо окунались в болотную жижу, один раз Дуняша вообще по пояс ухнула. Хорошо, сзади неё Иванушка шёл, ухватить да выдернуть успел, а то бы так и сгинула моя подружка, не дай боги.
  - Ескви вы не возражаете, мы с квинцем вас поведём, - Василиса зябко поёжилась. - Так будет безоквиснее.
  - Вы же здесь первый раз? - удивилась Дуняша.
  - Квак лягушки мы в любом болоте путь найдём, - буркнул Иванушка, которого совсем не радовала перспектива обрастания лягушачьей шкуркой. - Если моя кванцесса кважелает.
  Василиса молча прикрыла глаза, и через миг на месте девушки сидела маленькая хорошенькая лягушонка. Вот это я понимаю, магия! Иванушка тяжело вздохнул, покачал головой, крякнул недовольно, но тоже превратился в надутого, сердито посматривающего на нас круглыми глазами лягуха. Мамочка милая, да у него никак пузико?! Я наклонилась, чтобы рассмотреть лягушонка получше, но тот с недовольным кваканьем прыгнул в сторону, обогнул меня и молча, сердитыми скачками направился по тропинке. За ним следом бросилась его ненаглядная кванцесса, а уж потом и мы, старательно глядя себе под ноги, чтобы, не приведите светлые силы, не наступить случайно на своих друзей.
  Кикиморушки встретили нас радушно, а узнав о деле, которое привело нам к ним, и вовсе оживились. Что и говорить, нечисть лесную хлебом не корми, только дай над кем-нибудь покуражиться!
  - Значится, так, - Мухоморовна оживлённо потеребила мухоморчик на носу, - мы его в лесу закружим-заплутаем, чтобы он не враз дорогу нашёл!
  Хм, задумка неплохая, но как-то жидковато. Такой пакостью можно лесоруба испугать, который деревья почём зря губит, а Горитрав заслуживает большего.
  - А квитите, я на квиго квирей и квиц напущу?
  Скажу честно, век бы не подумала, что добрая и нежная Василисушка способна даже подумать о таком, а не то что предложить и исполнить!
  - Дело доброе, - Гнилуха задумчиво почесала голову, потом внимательно изучила содержимое ногтей и звучным щелчком отправила какого-то ошалевшего от испуга жучка на землю. - А ишшо можно неприятности ему подстраивать, помните, как с Сиволапым было?
  Конечно, я помнила Сиволапого и его банду! Самыми грозными разбойниками слыли, пока кикиморушек не обидели, и те на них не обозлились. Я подружкам помогла, зелье невезения приготовила, и что потом началось!!! И деревья гнилые этих татей лесных давили, и в болоте они топли, и хищники пугали (есть грязных и бородатых мужиков звери категорически отказывались, соглашались только рычать и зубами клацать), и хвори всевозможные подхватывали. Короче, дружинничкам князевым даже делать ничего не пришлось, разбойнички к ним сами прибежали и таких ужасов про лес нарассказывали, что целый год нас никто пришлый не беспокоил. Потом волхв приехал, потом ещё один (первый женился и остался в нашем селе кузнецом), потом князюшка наш лес охотой почтил, а потом и все остальные-прочие стали ездить, дороги опять ожили, а то колеи тележные уж травой зарастать начали.
  - А сварю-ка я и в этот раз зелье невезения, прошлый оно уж больно кстати оказалось, - прищёлкнула я пальцами. - Что скажете, девочки?
  - Фу-у-у, повторяешься, - сморщилась Ехида. - А у нас обычай таков: обид не спущать, пакости не повторять!
  Что верно, то верно, повторять пакости у нас считалось дурным тоном.
  - Весь, - Дуняша потеребила меня за рукав, - а чем этот Горитрав больше всего гордится? Что для него самое ценное?
  - Знамо дело, что, - фыркнула Болотница, - рожа его смазливая!
  О, идея! Я азартно потёрла ладошки, не скрывая хищной улыбки:
  - Я сварю настой 'Мерзкая харя'. Помните, его королевич заморский у маменьки заказывал, чтобы живым и неженатым домой от князюшки нашего воротиться?
  - Енто которого потом в закрытой карете домой везли, потому что от него лошади шарахались, и собаки со страху помирали?- деловито уточнила Мухоморовна.
  - Точно, а потом он еле-еле нашёл девицу-красавицу, которая смогла его полюбить и расколдовать, - поддакнула Гнилуха.
  - И чаво ентим парням завсегда красавицы требуются? - покачала головой Болотница.
  - Дык кому охота всю жизнь со страшилкой-то маяться? - фыркнула Ехида. - С лица хоть воды и не пить, а всё же у красоток в жизни шансов гораздо больше, чем у всех остальных.
  - И вовсе нет, - сверкнула глазами Дуняша, - любят за душу беззлобную и сердце нежное...
  - Токмо чтобы их разглядеть, нужно чтобы и личико было миленьким, - Болотница тяжело вздохнула. - Ладно, девоньки, не забивайте голову, вам сие не понять, вы все красавицы. И умницы, повезло вашим избранникам.
  - Квалностью с квами согласен, - поклонился Иванушка, - моя Квасилиса кваше всех.
  Кикиморушки умильно вздохнули, и отвлеклись бы мы на любовь и нежность, кабы не прозвучал из темноты сварливый голосок нашей неугомонной домовушки:
  - Ну, планировщицы-заговорщицы, чаво надумали? Как злодея изводить станем?
  - Мы квишили следующее, - голосочком примерной ученицы ответила Василиса, - Весеквинка сваквит зелье, я напущу квирей лесных, квиквиморы всяческвие беды и напасти квинить станут...
  - Дуняша колданёт чё-нить эндакое, а я за вами присматривать стану, потому как вы чисто дети малые, неразумные, за вами глаз да глаз требуется, - удовлетворённо кивнула Хозяюшка и азартно сжала пухлые кулачки. - Коды приступим?
  Я пожала плечами:
  - Да хоть прямо сейчас. Мне только пару трав для зелья собрать.
  Василиса откашлялась, взмахнула выхваченным из широкого рукава белым платочком и звонко крикнула, даже перестав на время квикать:
  - Звери лесные, слуги земные, ко мне придите, помощь окажите!
  Ой, мамочка милая, что после этих слов началось! Все обитатели леса, а их оказалось немало, в считанные мгновения собрались вокруг нас, точнее вокруг своей госпожи и повелительницы Василисы, так плотно притиснув нас друг к другу, что мы с трудом могли дышать.
  - Витязя Горитрава знаете? - Василиса мило улыбнулась вскочившему ей на руки пушистому зайке и стала почёсывать его между ушек. Зайчишка прикрыл глаза и задёргал левой задней лапкой.
  - Как не знать, госпожа, - с низким неуклюжим поклоном ответил громадный бурый медведь, - ентого супостата кажной зверь в нашем лесу знает.
  - Зверей почём зря губит! - крикнула маленькая рыжая белочка и досадливо отшвырнула шишку, попав прямо в лоб Серому волку. Тот взвыл, но ругаться не стал, только выразительно посмотрел на белку и смачно облизнулся. Белочка ойкнула и поспешила укрыться на плече Василисы.
  - Норы разоряет, - устало пропыхтел ёжик, чьи короткие лапки служили слишком ненадёжной опорой для толстого круглого тельца.
  - Детишек ворует, - шмыгнула носом зайчиха, словно крепость рвом, со всех сторон окружённая разнокалиберными зайчатами.
  - Квикой негодяй, - Василиса сердито нахмурилась и даже ногой притопнула, - надо его наказать!
  - Наказать-то надо, токмо как енто сделать? - вздохнул медведь.
  - Нападайте, пугайте, ни квинуты покою не давайте! - опять взмахнула платочком Василиса. - Пусть знает, что не рады ему в эквих краях!
  - Дело говор-ришь госпожа, - клыкасто улыбнулся Серый волк, - добр-рое дело.
  Дело-то, конечно, совсем не доброе, но этот гад смазливый иного и не заслужил. Довольные звери медленно расходились, таяли в сгущающейся темноте. Мамочка милая, уж темнеет, я чего жду-то!
  - Давай помогу, - Гнилуха, как всегда всё поняла без лишних слов, - по таким потёмкам, чай, сама-то не справишься.
  - А мы гостей дорогих до дому проводим, чтоб не заплутали ненароком да в болоте не потопли, - солидно добавила Мухоморовна, которая среди кикимор считалась за старшую, хотя по возрасту и была им ровней.
  С помощью Гнилухи нужные травы мне даже искать не пришлось, они только что сами мне в руки не запрыгивали. Собрав душистый букет и держа его так, чтобы, обороните боги, не коснуться его голой кожей, я быстрее ветра бросилась домой. Мне почему-то казалось, да что там, я была почти уверена, что именно сегодня, вот прямо сейчас, приедет Лучезар. Я сама не заметила, как добежала до родной избушки, широко распахнула дверь и... не смогла сдержать огорчённого вздоха. Лучезар не приехал. Его не было ни во дворе, ни за широким столом, за которым вольготно расположилась вся наша коварная компания.
  - Ну, чаво, приступим к зелью? - Хозяюшка едва не подпрыгивала от нетерпения.
  Я растянула губы в улыбке и послушно пошла за котелком. Старым, прокопчённым, прошедшим со мной множество испытаний и ни разу меня не подводившим.
  - Ты чего, Веся? - Дуняша неслышно прошла следом за мной, тревожно заглянула в глаза. - Что случилось?
  Я шмыгнула носом, отчаянно ковыряя половицу лаптем. В самом деле, не говорить же, что я страх как соскучилась по её синеглазому братцу, по рукам его сильным, в которых чувствуешь себя надёжней, чем за стеной крепостной, улыбке его, от которой всё в душе расцветает и благоухает, а за спиной без всякой магии разворачиваются крылья.
  Только говорить ничего и не пришлось, Дуняша вздохнула, понятливо кивнув:
  - По Лучезару тоскуешь?
  Я согласно мотнула головой, не отрываясь от изучения своих собственных лапоточков. Мама милая, как же стыдно, сохну по парню, словно дерево на корню подрубленное! И когда он меня так к себе присушить-приворожить успел? И, главное, чем?
  - Не волнуйся, - Дуняша мягко обняла меня за плечи, - он обязательно приедет. Даже не сомневайся.
  А я бы и рада верить, только трудно это, ох, и трудно, особенно когда все вокруг только и говорят, что ждать напрасный труд, а ежели и не говорят, то всё одно так думают. И мама, и подружки кикиморы, и, как знать, может даже и Василиса с Иванушкой. А может и сама Дуняша?
  - Приедет ли? - стоном вырвалось у меня из груди, и я пытливо посмотрела в глаза подружке.
  Дуняша, кажется, даже немного рассердилась, брови насупила, глазами синими сверкнула:
  - Конечно, приедет. Даже не сомневайся, иначе и быть не может!
  - У Марфуши, вон, иначе вышло...
  Вот честное слово, не хотела я этого говорить, само вырвалось!
  Дуняша усмехнулась как-то неожиданно взросло, словно не молодой девушкой была, а древней старухой, познавшей сокровенную Мудрость Жизни:
  - Так что же теперь, из-за одного негодяя всех позором клеймить? Листики-то, вон, все разные, даром, что на одном дереве растут, единым корнем питаются.
  Мне стало стыдно. В самом деле, чего это я разнылась, словно старая рана к непогоде? Мне сейчас не страхи выдумывать надо, а зелье варить. Я звонко шмыгнула носом, решительно закинула косу за спину и крепко обняла подружку:
  - Спасибо, Дуняша.
  - Не за что, - отмахнулась подружка.
  - Да где вы там?! - долетел до нас громкий и сердитый голос домовушки. - За котлом ушли, словно в Чужие земли отправились, впору собак по следу посылать!
  - Уже идём!
  Я поспешно подхватила котелок, чмокнула Дуняшу в румяную щёку и выскочила из комнаты, пока Хозяюшка вконец не разобиделась и не начала придумывать пакости уже нам. А в том, что она может, я даже не сомневалась.
  Глава 3. Добро - страшная сила
  Варить зелье рекомендуется в состоянии покоя и безмятежности, это простое правило я вспомнила после того, как волна мутной вонючей жижи цвета несвежего утопленника с силой вырвалась из котелка и ударила в потолок.
  - Веся, - ахнула мама, моментально распахивая окошко, - ты что творишь?!
  Судя по выпученным глазам кикиморушек, им хотелось задать мне тот же вопрос, но для этого было необходимо хотя бы перестать кашлять.
  - Кха-кха, - заходилась в отчаянном кашле Хозяюшка, - правду говорят, кха-кха, не научи, да по миру пусти, кха-кха, так будет шиш, а не кха-коржики!
  - Делайте сами, раз такие умные, - обиделась я, демонстративно отодвигая котелок.
  Но неудачи продолжали преследовать меня, и котелок опрокинулся на бок, щедро заливая вонючей жижей всё и всех вокруг. Иванушка резво подхватил Василису на руки и выскочил вон из избушке, споткнувшись о высокий порог и чуть не упав, что, сильно подозреваю, не прибавило мне симпатий от нашего и так-то довольно спесивого квинца. Мамочка с несвойственной для неё поспешностью запрыгнула на лавку, куда ловко затащила и растерявшихся, дымящихся от соприкосновенья с моим варевом кикиморушек. Странно, раньше такого эффекта за этим зельем я не замечала... или просто на кикиморах его не испытывала?
  - Позволь, я помогу, - Дуняша, сообразившая выпустить свои крылья феи и ставшая таким образом неуязвимой для моего непреднамеренного вредительства, мягко отстранила меня к окну.
  - Давай, - устало вздохнула я и, окинув взглядом разгром в такой обычно уютной кухоньке, не смогла сдержать стона. - От меня сплошные неприятности!
  - Ну что ты, Весенька, - Мухоморовна опасливо погладила скрючившийся и посеревший мухоморчик на носу, - к сплошным неприятностям привыкнуть можно. Ты же как витязь после князевой пирушки - непредсказуема и опасна!
  Ну, спасибо, утешила. Я надулась и с видом оскорблённой невинности отвернулась к окну, невидящим взглядом уставившись в темноту.
  - Весь, не обижайся, - Дуняша мягко обняла меня за плечи, - посмотри, я всё для зелья приготовила?
  Я шмыгнула носом, неохотно повернулась и сумрачно окинула сияющий чистотой стол, на котором гордо блестел отчищенными от многолетней копоти боками котёл и ровными рядами, краше, чем на ярмарке, лежали травы. Вот это я понимаю, магия Феи в действии, не то, что у меня, сплошные опасные недоразумения. От самобичевания меня отвлекла Дуняша, щедро брызнув в лицо холодной водой.
  - Эй, ты чего? - я поспешно прикрылась рукавом, с детства не люблю холодную воду, бр-р-р.
  - Хватит грустить, пора зелье варить, - в рифму отозвалась подружка и задорно мне подмигнула.
  И то правда, расклеилась я совсем, словно отвара Уныния вдохнула. Я решительно тряхнула головой, засунула косу за шиворот, чтобы в самый ответственный момент она не макнулась в зелье, и шагнула к столу. Орлиным взором окинув травы, я отщипнула десять сухих головок Болицвета в глиняную ступку и протянула её Дуняше:
  - Сотри в порошок.
  - Хе, енто лучше тебе делать, - не сдержалась Хозяюшка, - ты в ентом деле ентот, как его, а вспомнила, спецлист, во!
  Честное слово, я сама не поняла, как короткая молния сорвалась с моих пальцев и подпалила кончик косы несносной домовушки. Хозяюшка ахнула, принялась, обжигая ладошки гасить пламя, а потом с немым укором, поджав подрагивающие губы, с таким обиженным видом посмотрела на меня, что мне стала отчаянно стыдно.
  - Прости, маленькая, - я хлопнулась перед домовушкой на колени, сгребла её к себе, прижала, забаюкала, словно любимую куклу, - прости я сама не своя сегодня!
  - Кабы токмо сёдня, - пробурчала Хозяюшка, не спеша, впрочем, вырываться из рук. - После ентой дурынды деревенской места себе не находишь. Али в любом своём сомневаешься? Так ему сейчас не до баб, в живых бы остаться.
  На миг мне показалось, что меня со всего размаху ударили пресловутым пыльным мешком по голове. Руки заледенели и потеряли подвижность, я бы обязательно уронила Хозяюшку, не обхвати она меня не только руками, но даже ногами для надёжности.
  - Что? - пролепетала я и сама вздрогнула, таким глухим стал мой голос.
  - Хозяюшка! - укоризненно воскликнула Дуняша, - Ну ведь нельзя же так!
  Всё ясно. Как обычно, все вокруг в курсе, одна я, как дура, впрочем, почему как, не в теме. А ещё подруги называются! Воздух вокруг меня уплотнился и стал со свистом сворачиваться в воронку.
  - Не сердись, - Дуняша пробилась сквозь начинающийся смерч, ласково погладила меня по щеке, виновато заглянула в глаза, - мне Лучезар строго-настрого запретил тебе говорить. Не хотел тебя волновать.
  Сердится, когда на тебя смотрят такие знакомые и любимые синие глаза, было абсолютно невозможно. Я со свистом выпустила воздух через плотно сжатые зубы и уже почти спокойно уточнила:
  - Так что, говоришь, с Лучезаром приключилось?
  Дуняша замялась, не решаясь нарушить данное брату обещание, а вот Хозяюшке, как всегда, море было даже не по колено, по пяточки:
  - В него чёрными стрелами Тьмы попали, видала, небось.
  Я нахмурившись кивнула. Да, было дело, я сама видела во время сражения в теле своего Героя несколько чёрных стрел, но ведь Лучезар после боя держался превосходно, на умирающего ни капли не походил!
  - Стрелы Тьмы опасны тем, что даже когда их вынут, продолжают отравлять кровь, - негромко прошептала Дуняша. - Человек выглядит совершенно здоровым, ни на что не жалуется, только Свет в его душе заменяется Тьмой.
  Я с трудом сглотнула, вспомнив страшилки, которые шёпотом, с оглядкой и поминанием всех светлых богов, нет-нет да и рассказывали в нашем селе. Мол, был человек жив-здоров, а потом живым мертвецом, покоя не знающего, стал. И никакого спасения от него нет, всё живое на своём пути губит и истребляет.
  - Да ты не переживай, - увидев моё отчётливо позеленевшее лицо, поспешила успокоить меня Дуняша, - Лучезар справится, он сильный. И родичи помогут, он у них сейчас. Всё хорошо будет, вот увидишь.
  - А таперича не пора ли к зелью вернуться? - Хозяюшка деловито протянула мне глиняную ступку и кивнула Дуняше. - Ты, давай, помогай да краем глаза за нашей болезной приглядывай, а то кто знает, что она ещё намагичить может.
  Напомните, я говорила, что наша домовушка редкая зануда? Я раздражённо фыркнула и принялась ожесточённо перетирать головки болицвета, твёрдо решив больше не поддаваться на провокации Хозяюшки и полностью сосредоточиться на зелье. Постепенно я с головой ушла в работу, растворив в ней все свои страхи, сомнения и тревоги. Права мамочка, тысячу раз права, любимое дело лучше всех целителей лечит! Пока мы возились с зельем, уже начали поступать первые сообщения от наших лесных 'мстителей'. Серый волк, довольно сверкая глазами и протяжно порыкивая, сообщил, что ёжики прицельно обкололи ноги Горитраву и его дружкам, белки засыпали их старыми шишками и трухой, а бобры растащили все запасы хвороста. Волк так увлёкся, что даже начал было цитировать особенно пикантные ругательства незадачливых охотничков, ставших добычей нашей мести, но Хозяюшка поспешно сунула ему в пасть пирожок. Как оказалось, с морковкой. Серый скривился, обиделся и поспешно ушёл, ежесекундно отплёвываясь. Вдохновлённые успешным началом нашей карательной операции, мы с Дуняшей помимо 'Мерзкой хари' повторили мой весьма удачный опыт с приготовлением зелья-вонючки, в этот раз, чтобы не повторяться, с запахом тухлых яиц. Только ближе к полуночи, когда Дуняша с помощью магического дождя облила Горитрава нашими зельями (о том, что дождик достиг цели, нам сообщили донельзя счастливые кикиморы), мы без сил повалились на кровать и моментально провалились в сон. Последнее, что я помню, было брюзжание домовушки о том, что негоже девицам в одёже спать и последовавший за её словами лёгкий сквознячок, после чего я провалилась в тёмное ничто. Причём, как оказалось, в прямом смысле слова провалилась, ни в каком не во сне!
  ***
  Я шла в непроглядной тьме и всерьёз обдумывала: начать мне пугаться или ещё немного погодить. С одной стороны, мне вроде как ничего не угрожало, но с другой эта бесконечная темнота с каждым шагом заставляла всё больше напрягаться и ожидать подвоха. Или, обороните боги, какой-нибудь пакости вроде тех жуков-переростков с первого совместного с Героями занятия. При воспоминании о тех чудовищах, я испуганно передёрнула плечами и ускорила шаг, потом вообще побежала, сама не зная, куда я бегу. Мамочка милая, да когда же кончится это безобразие! Хоть бы лучик света! Не в силах больше терпеть эту пытку я пронзительно завопила, зовя на помощь своего Героя, и буквально влетела в его объятия.
  - Веснушка? - Лучезар обжёг меня синим огнём глаз, а потом крепко прижал меня к себе. - Маленькая моя, да ты вся дрожишь!
  Я, всхлипывая, перескакивая с одного на другое, рассказала ему о своих бесплодных блужданиях во тьме.
  - Тш-ш-ш, - Лучезар баюкал меня, словно маленькую девочку, нежно гладил по голове, целовал в макушку, - не бойся, маленькая, всё будет хорошо.
  - Ты скоро приедешь? - я хлопнула слипшимися от слёз ресницами.
  Лучезар нахмурился, что-то прикидывая в уме, а потом решительно заявил:
  - Послезавтра у вас буду. Со сватами, так матери и передай.
  - И к кому же свататься станешь? - кокетливо хихикнула я.
  Ответа я не дождалась, Лучезар вспыхнул ярким солнечным светом, и я снова услышала родной голос:
  - Послезавтра жди, свататься приеду!
  Я рванулась за любым и весьма чувствительно грохнулась с узкой кровати на пол, при этом ещё зацепила стоящий рядом с кроватью стул, который рухнул с грохотом горного обвала. Мда, что и говорить, весёленькое получилось пробуждение, подружки у меня чуть на всю жизнь заиками не стали.
  - В следующий раз, Весенька, - прошипела недовольная Хозяюшка, - я тебе сразу на полу постелю. В ентих, как их, а, вспомнила, хрювентивных мерах.
  - Кви не заквиблась? - Василиса с тревогой смотрела на меня, пока Дуняша осторожно обрабатывала мои ушибы.
  Я хотела привычно отмахнуться, мол, нормально всё, но потом подумала: а зачем от помощи отказываться? Не так уж часто мне её и предлагают... точнее, предлагали.
  - Слышь, болезная, ты ходить-то могёшь? - Хозяюшка решила стать для меня той самой пресловутой ложкой дёгтя, которую можно встретить в любой бочке мёда.
  Я решительно кивнула, лихо подмигнув подружкам, и тогда неугомонная домовушка пробурчала:
  - Хотя, чаво я спрашиваю, чай не первый раз с кровати валисси.
  - Это ещё почему?! - искренне обиделась я, хотя вообще-то, вредная домовушка была права. Или именно это и обидело?
  - Ещё кажи, я не права, - хмыкнула Хозяюшка, старательно вышивая на новом сарафане, в этот раз тёмно-синем, очередную звероподобную кляксу. Или правильнее будет, кляксообразного зверя?
  Отвлёкшись на размышления о вышивке, я ничего не ответила, чем вызвала у вредной домовушки широкую улыбку и полное глубокого удовлетворения:
  - Вот вишь, сама знаешь, что я права.
  Я пожала плечами и позвала подружек завтракать. Мне не терпелось поскорее встретиться с кикиморушками, уж они-то точно в курсе, как моё зелье на Горитрава подействовало! Василиса с Дуняшей и даже Иванушка, старательно изображающий равнодушие, тоже спешили в лес, а потому завтрак не прошёл, а буквально пролетел. Мы поспешно проглотили густую манную кашку (на молочке, да со сливочным маслицем, м-м-м, вкуснятина!), выпили по стакану горячего взвара из листьев смородины, поблагодарили мамочку за вкусный завтрак и быстрее вихря вымелись из избушки. До кикиморушек мы не дошли, почти добежали, Мухоморовна при виде нас, красных, встрёпанных и запыхавшихся, чуть мимо пенька не села, заполошенно всплеснула руками и одними губами выдохнула:
  - Чаво сдеялось?
  - Вы Горитрава видели?
  Мухоморовна потеребила грибочек на носу и пожала плечами:
  - Да нет пока. Они же, енти, блягородныя, ранёхонько-то не встают.
  - Благородные, - машинально поправила я кикиморушку и, подумав немного, хмыкнула, - хотя твой вариант тоже правильный.
  - Квагда отквавимся на поляну? - метнув в мою сторону строгий взгляд, уточнил Иванушка.
  - Дык можна и прямо сейчас, - пожала тощими плечиками Мухоморовна, - пока придём, пока то да сё, аккурат к ихнему пробуждению и поспеем.
  - Так чего же мы ждём? - Дуняша озорно сверкнула глазами и безошибочно выбрала нужное направление. - Пошли скорее!
  Как оказалось, мы всё-таки опоздали. Или наоборот, пришли слишком рано. Короче, мы выбрали самый неудачный момент для своего триумфального появления на поляне: Горитрав успел проснуться и осознать, что его безнадёжно изуродовали, но вот принять сей факт и впасть в беспросветную и, что важнее, бездеятельную печаль не успел. Наоборот, разъярённым волкодлаком метался по поляне доводя своим оглушительным рёвом до икоты всё живое вокруг.
  - Убью!!! - рычал витязь и одним взмахом меча в щепы разрубал ствол изящной берёзки, испуганно трепетавшей листочками. - В лоскуты порву тварь, учинившей надо мной такое!!!
  Нет, чисто по-человечески Горитрава можно было понять, его прежде пригожее лицо так исказилось и перекорёжилось, что я один раз взглянув, испуганно отшатнулась, Василиса с Иванушкой поспешно перекинулись в лягушек, а Дуняша не сдержала громкого крика ужаса. Самое печальное, что Горитрав этот крик услышал. Повёл налитыми кровью, в щель заплывшими глазами и каким-то воистину звериным прыжком метнулся к нам. Мы отчаянно заголосили, подхватили на руки Василису с Иванушкой, благо лягушками те были совсем лёгкими и, оглушительно визжа, метнулись прочь, начисто позабыв про всю свою магическую силу и помня лишь об обезумевшем чудовище, пыхтящем за нашими спинами. Мамочка милая, как же страшно! Мы неслись с такой скоростью, что наверняка обогнали бы всех признанных скороходов, но тут Дуняша споткнулась о покрытую прошлогодней листвой корягу и с отчаянным писком рухнула на землю. Оглушённые падением лягушки безвольными серо-зелёными тряпочками замерли у массивной сосны. Я бросилась к Дуняше, но была снесена с ног и отшвырнута в кусты мощным ударом подоспевшего Горитрава.
  - Убью! - рыкнул витязь, нависая над беспомощно скорчившейся на земле девушкой, - на лоскуты порву, ведьму проклятую!
  Дуняша заслонила лицо рукавом, но тут с небес ринулся сокол, ударился оземь и стал Лихославом, решительно заслонившим собой мою насмерть перепуганную подругу.
  - Пошёл вон, - отчеканил Лихослав, не спеша хвататься за оружие, - пошёл вон, смерд!
  - Я витязь князя! - огрызнулся Горитрав.
  - Ты свою рожу видел, витязь?
  Горитрав взревел и кинулся на Лихослава, но тот показал себя настоящим Героем: ловко скрутил обезумевшего витязя, подхватил за шиворот и пояс, раскачал и вышвырнул в кусты. Я невольно вспомнила столовую в Волшебном Университете и такой же точно полёт за дверь самого Лихослава. Кстати, а чего вдруг этот самовлюблённый Герой забыл в наших краях?!
  - Вы в порядке, Фея? - Лихослав с обворожительной улыбкой наклонился к Дуняше, протянул ей руку, помог подняться и даже бережно отряхнул с платья налипшие травинки и листья.
  Боги и богини, да что это с ним?! Не в силах больше терзаться неизвестностью, я кое-как, с невольными поскуливаниями и охами отлепилась от ствола, подняла на руки подающих слабые признаки жизни лягушат и шагнула к Лихославу:
  - Чего тебе здесь нужно, Герой?
  - Вот это я понимаю благодарность, - криво усмехнулся Лихослав, - хотя, чего ещё ждать от...
  - Деревенщины, ты хотел сказать? - фыркнула я, решительно отодвигая Героя в сторону и быстро осматривая Дуняшу на предмет повреждений.
  - И моей сестры.
  Такого ответа я никак не ждала, мне казалось, Лихослав будет последним, кто даже под страхом пыток и жестокой казни признает наше с ним родство. Я недоверчиво посмотрела на Героя, пытаясь понять, какую игру он затеял. Явно ведь не спроста столь внезапное пробуждение родственных чувств.
  - Квикой квишмар, - наконец- то пришедшая в себя Василиса отвлекла моё внимание от новоиспечённого братца, переключив его целиком и полностью на себя. - Вы квилы, мой квинц?
  - Квастично, моя кванцесса, - прокряхтел Иванушка и, только сейчас заметив Лихослава, отвесил ему изящный поклон. - Квалагаю, именно Квам мы обякваны своим квасением от квап обезумевшего квадея?
  - У злодея был повод для безумия, - усмехнулся Лихослав, метнув в мою сторону ехидный взгляд, - вряд ли он был так ужасен от рождения.
  - Это мы сделали его таким, - нахмурилась Дуняша, - он оскорбил девушку!
  С Лихославом моментально произошла занимательная метаморфоза: из ехидного мерзавца, каким он собственно говоря и является, он превратился в заботливого и почтительного Героя, даже голос стал другим, тише и мягче:
  - Полагаю, он нанёс девушке серьёзное оскорбление, раз такая добрая и красивая Фея решила назначить ему столь суровую кару.
  Дуняша зарделась от комплимента, но обмануть себя не дала, сказалось родство с Лучезаром и Алексеем Романовичем, мастерами плести словесные кружева:
  - Герой Лихослав, не надо делать вид, что мы незнакомы.
  Но мой так называемый братец продолжал валять дурака. Изумлённо всплеснул руками, мотнул головой и воскликнул:
  - Как, неужели это Вы, Дуняша, подруга моей сестры? Свет первородный, как Вы похорошели, жизнь в деревне пошла Вам на пользу.
  Моё терпение решило, что с него достаточно и с громом и грохотом рыцарей на марше лопнуло, оставив после себя кипящую лаву раздражения.
  - Во-первых, это село, а не деревня. Во-вторых, какого мрака ты тут забыл? И в третьих, чего ради ты затеял это лицедейство?!
  Лихослав изумлённо захлопал длинными ресницами:
  - Неужели ты мне не рада, сестричка?
  - Тебе честно или вежливо? - мрачно уточнила я, но тут в нашу перепалку решительно вмешалась Василиса:
  - Весеквинка, перестань. Квихослав спас нас, а знаквит, он заслуквивает как квинимум благодарнокви.
  - Ну квазумеется, - Иванушка отряхнул грязь с одежды, откашлялся и громогласно объявил. - Я, кваревич Иван из Квальнего кваролевства, от всей души квагодарю квас, Герой Лихоквав, за квасение жизни моей кванцессы, этих преквасных девиц и меня квамого. Можете квасить у меня всё, что кважелаете.
  Я стиснула кулаки, с трудом подавляя желание подпалить этого несносного царевича с его совершенно невозможными правилами приличия! Сказал бы спасибо, раз уж так приспичило благодарить этого лицемерного Героя, так нет, озвучил магическую формулу благодарности, которая крепче брачных уз соединяет спасителя и спасённого! Лихослав теперь что угодно может пожелать, хоть рагу из лапок Василисы, и Иванушка обязан будет выполнить его желание, иначе на него самого и всю его семью падёт проклятие невезения.
  - Я помог Вам по зову сердца, а не ради награды, - потупился Лихослав, - но если Ваше Высочество замолвит за меня словечко пред моей суровой сестрой, моё счастье не будет иметь границ.
  'Убью, - мысленно решила я. - Ну всё, братец, ты нарвался, 'Мерзкой харей' точно не отделаешься'.
  - О кваком пустяке могли бы кваже и не квасить, - улыбнулся Иванушка, мягко игнорируя Василису, которая теребила его за рукав, пытаясь деликатно вмешаться. - Веселинква, ты же примешь кваего квата и будешь квада ему?
  Такого злорадства, какое проявилось на миг на смиренной физиономии Лихослава, я не видела никогда прежде и, искренне надеюсь, больше не увижу. Проклятый Герой прекрасно знал, что отказать Иванушке я не могу. Ну, то есть, могу, конечно, но это грозит мне страшным скандалом и потерей как самого царевича (не велик убыток), так и его квинцессы, которой, естественно, запретят со мной общаться. А терять Василису мне не хотелось, да и Иванушка был довольно мил, когда не лез не в своё дело.
  - Веселинква, - вернул меня с небес на грешную землю нетерпеливый голос Иванушки, - ты ничего не откватила! Неужели ты не квада своему квату?
  Не рада? Ха, да будь моя воля, этот петух щипаный уже давно жарился бы на медленном огне, в кипящем соусе, но проблема как раз в том, что свою волю придётся сдержать. Я растянула губы в улыбке, прижала ручки к груди (уж слишком сильно они в кулаки сжимались) и прощебетала:
  - Ну что ты, Иванушка, я просто счастлива от того, что Лихослав признал меня сестрой! Даже и не знаю, с чего бы вдруг мне такая милость?
  Сарказма в вопросе прозвучало, пожалуй, даже слишком много, но Иванушка ничего не заметил, девочки предпочли сделать вид, что всё нормально, а Лихослав привычно проигнорировал и вопрос, и интонацию. Естественно, куда мне, простушке сельской, до великого Героя, сына самого Финиста Ясного Сокола! Знать бы ещё, на кой ляд я сдалась этому самому Герою...
  - Квихладно как-то, - поёжилась Василиса, отважно отвлекая своего ненаглядного квинца от моих семейных проблем, - может быть, домой квидём?
  - Квак пожеквает моя кванцесса, - Иванушка ловко подхватил Василису под руку и повёл её с таким видом, словно каждую тропинку в лесу знает и с закрытыми глазами отыщет путь не только к нашей избушке, но и к самому княжьему двору.
  - В самом деле, дамы, полагаю, нам всем следует отдохнуть, - Лихослав с обворожительнейшей улыбкой подал Дуняше руку.
  Только вот не действовали на мою подружку такие трюки, у неё батюшка с братцем признанные специалисты по очаровыванию девиц, Лихослав о таком только мечтать может. Дуняша окинула взглядом испачканное платье, откинула назад падающие на лицо пряди и, начисто игнорируя Лихослава, спросила у меня:
  - Весь, а до озера далеко? Я бы умылась.
  Ой, видели бы вы, как вытянулось лицо у моего новоявленного братца! Лихослав к такому явно не привык, рожа-то смазливая, девицы, небось, сами на шею вешаются! Молодец, подруга! Я решила продолжить благое начинание и, так же игнорируя Героя, ответила:
  - Можно к Туманному озеру сходить, до него всего минут двадцать.
  - А куда идти?
  Я мотнула головой в сторону отчаянно петляющей едва заметной тропинки:
  - Сюда. Главное, с тропинки не сходить, а то может засосать.
  - Она что, по болоту идёт? - округлила глаза Дуняша.
  - И по болоту тоже. А вообще, дядюшка Леший рассказывал, что Туманное озеро заповедное, оно к себе не каждого пускает.
  Вот честное слово, не удержалась, стрельнула-таки глазами на Лихослава в тайной надежде, что он меня услышит и поймёт правильно. Надежда оправдалась частично: меня услышали, но понимать отказались. Наоборот, Лихослав мрачно усмехнулся и буркнул:
  - Зря стараешься, сестричка, я от тебя не отстану.
  - Чего тебе от меня нужно? - я воинственно вздёрнула подбородок и упёрла руки в бока, заодно перегораживая Герою дорогу, чтобы не вздумал отправиться за Дуняшей.
  - Это моё дело, - буркнул Лихослав, - может, воспылал родственными чувствами?
  - Тебя, кажется, никто так сильно по голове не бил, - насмешливо прищурилась я, - пока, по крайней мере.
  - Чего кобенишься, дура? - презрительно прошипел Лихослав, доведённый-таки моими насмешками. - Думаешь, этот гулёна синеглазый к тебе вернётся? Не будь дурой, девочка, он своё уже получил, ты ему больше не нужна!
  Пощёчина получилась красивая, звонкая, аж ворона с недовольным карканьем с ветвей сорвалась и улетела подальше от шумных и беспокойных людишек.
  - Не суди всех по своему папаше, - отчеканила я. - И по себе тоже.
  Лихослав медленно потёр пылающую от удара щёку и как-то даже устало уронил:
  - Придёт время, на коленях ко мне приползёшь, сестричка.
  - Да я скорее сдохну, братец, - зло ответила я и решительно направилась по тропинке к терпеливо поджидающей меня у ближайшего поворота Дуняше.
  Внутри меня кипела и булькала лавина ярости, щедро сдобренная ненавистью, с отдельными вкраплениями страха и недоумения. Чего надо от меня этому павлину щипаному? Что он задумал? Надо будет об этом у озера спросить, оно вещее, на любой вопрос ответ дать может, только не просто так. За свои ответы просит озеро цену немалую... Ну да ладно, оно того стоит! Приняв решение, я моментально успокоилась и даже разулыбалась, а при мысли, что Дуняше ни капельки не понравился напыщенный и самовлюблённый Герой, вообще звонко расхохоталась. Так ему и надо, гаду гадкому, пусть знает, что далеко не все от него в восторге!
  ***
  Туманное озеро появилось перед нами внезапно, в тот самый миг, когда я твёрдо решила, что мы пошли не в ту сторону, и уже совсем собралась сказать об этом Дуняше.
  - Какая красота, - ахнула Дуняша резво подбежав к озеру, отвесила ему низкий поясной поклон. - Здраво будь озеро волшебное-заповедное, пусть воды твои не мутятся, берега твои не крошатся.
  По ровной, словно стеклянной, поверхности озера, над которой нависала белоснежная шапка тумана, прокатилась волна, легко коснулась ног Дуняши и с тихим приветственным рокотом откатилась обратно. Я облегчённо выдохнула: Туманное озеро приняло мою подружку, всё в порядке.
  - Если хочешь, можешь искупаться, - предложила я.
  - А оно не обидится? - спросила Дуняша, одновременно стягивая перепачканное землёй платье.
  - Нет, озеро тебя приняло, - я присела на ровный молочно-белый камень и ободряюще подмигнула подружке. - Не переживай, всё хорошо будет.
  Дуняша подарила мне немного рассеянную улыбку и легко, без лишнего шума и плеска вошла в воду. Я немного понаблюдала за ней, а потом сосредоточилась на облаке тумана, плавно сгущающемся над моей головой. Озеро правильно определило, что я пришла не просто искупаться, а получить ответ.
  - Что ты хочешь узнать, девочка? - дохнул освежающей сыростью туман.
  - Что от меня нужно Лихославу? Зачем он прилетел?
  Туман несколько раз обвился вокруг меня, словно голодная кошка вокруг хозяйской ноги, а потом выдохнул:
  - Я не даю ответов просто так, ты же знаешь.
  - Чего ты хочешь?
  Туман заколыхался, словно хохотнул над наивным вопросом:
  - Ты готова выполнить любую мою просьбу?
  Я решительно покачала головой:
  - Нет, не любую. Предавать и губить я не стану, жизнью жертвовать тоже, Лихослав того не стоит.
  - А капли солнечного света он стоит?
  Я изумлённо захлопала глазами. Мне послышалось, или туман просто издевается надо мной?! Зачем ему, магическому туману, солнечный свет? И да, где я его достану-то?
  - Стоит только пожелать, и у тебя будет сколько угодно солнечного света. - вздохнул туман и мечтательно добавил, - А я так хочу стать радужным...
  Я скептически хмыкнула, но всё-таки прикрыла глаза, представляя солнечный лучик, тот самый, что показывал мне путь к Лучезару, когда из-за Волшебного веретена, подсунутого стервозной Аурелией моему Герою, весь Волшебный Университет погрузился в беспробудный сон.
  'Чего тебе, Веснушка? - тёплый и звонкий голосок солнечного лучика прозвучал так неожиданно, что я даже подпрыгнула на месте, чудом не сверзившись с камня, на котором сидела. - Али опять какая беда приключилась?'
  - Можно мне капельку солнечного света? - прошептала я. - Пожалуйста.
  Лучик сложился в изящный вопросительный знак и завис прямо перед моим лицом:
  - А тебе зачем?
  Я набрала в грудь побольше воздуха и выпалила:
  - Для тумана, он обещал сказать, что от меня нужно Лихославу.
  Вопросительный знак закрутился воронкой, потом собрался в цветок, один лепесток которого упал прямо мне на ладонь.
  - Держи. И помни, там, где Лучезар, всегда тепло.
  Хм, странное напоминание, к чему сказано, непонятно. Ладно, придёт время, разберёмся, главное - капелька солнечного света у меня.
  - Вот, держи, - я протянула солнечный лепесток туману, и он моментально вспыхнул тысячами ярких, переливающихся, перетекающих одна в другую радуг.
  Я восхищённо ахнула, позабыв про всё на свете, растворившись в этом волшебном сиянии, из которого прозвучал довольный голос тумана:
  - Ты выполнила мою просьбу, а теперь слушай. Лихослав хочет стать рыцарем Камелота...
  - А я-то здесь причём? - опешила я.
  - Разве ты забыла? Король Утер Пендрагон назвал тебя Феей Камелота...
  Серьёзно? Интересно, когда это он успел? Сначала болел и грубил всем подряд, потом мы бились с чудовищами, а-а-а, поняла, наверное, это было в хвалебной речи, которую я благополучно прослушала.
  - Если будешь отвлекаться, не стану рассказывать, - обиженно сверкнул радугами туман, - что за молодёжь пошла, старших не чтут, колдунов не боятся...
  - Прости, милый туман, - я молитвенно прижала ладошки к груди, - я больше не буду тебя перебивать!
  - И отвлекаться тоже не станешь, - сварливо потребовал туман.
  - И отвлекаться тоже не стану, - послушно повторила я.
  Туман недоверчиво хмыкнул, но блестящие радуги настроили его на мирный лад, и ещё раз недовольно хмыкнув, он продолжил:
  - Так вот, ты признана Феей Камелота, а значит, твой брат может претендовать на звание рыцаря этого королевства.
  Мой так называемый братец может претендовать на болотный бочаг, я лично готова подобрать для него самый глубокий, ой, опять отвлеклась!
  - Кроме того, - выразительно повысил голос туман, - ты суженая Лучезара, а он находится в очень близком родстве с самим солнцем. И хоть твой брат и не верит в то, что Лучезар к тебе вернётся...
  - По себе о людях судит, гад?! - не вытерпела я и зажала рот рукой. Да что это со мной, в самом-то деле?! Неужели я такая болтушка, что пять минут помолчать не могу?
  - Лихослав мечтает стать рыцарем Камелота и хочет получить магию солнца, поэтому он и обхаживает вас с Дуняшей, - оттарабанил туман, а потом ехидно добавил. - А отвлекалась бы меньше, я бы тебе рассказал и о том, что у него получится.
  - Ничего у него не получится, - буркнула я, - слишком мерзкий.
  - Даже камни могут со временем меняться, - вздохнул туман и, вспыхнув на прощание ослепительной радугой, растаял без следа.
  Я ещё немного подождала, пока Дуняша вволю наплещется в озере, а потом мы отправились домой, бурно обсуждая коварные планы Лихослава и возможные способы мести моему такому амбициозному братцу. А как иначе, добро - самая страшная и беспощадная сила на свете!
  Глава 4. Долгожданная встреча
  Вопреки моим опасениям Лихослав не стал всё-таки вламываться в наш с мамой домик, да оно и понятно, дядюшка Леший бы запросто вышвырнул вон нахального родственничка, причём сделал бы это с огромным удовольствием. Изуродованный Горитрав тоже не спешил высказывать нам свои вполне понятные претензии, а о его дружках даже и вспоминать не стоило, они были словно тень: в ненастье не найти, а в добрую погоду не отвяжешься. Поэтому день прошёл просто замечательно: мы помогали мамочке готовить зелья, собирали цветы в лесу, купались и загорали. А ещё принимали робких, опасливо косящихся в нашу с Дуняшей сторону посетителей. Марфуша, понятное дело, язык на привязи держать не стала и рассказала своим подруженькам о том, как мы её, страдалицу, выслушали, утешили, отваром вкусным напоили, да ещё и помочь посулили. Надо полагать, в селе не остался без внимания и изрядно искажённый лик Горитрава, хоть я и убеждена, что спесивый витязь сделал всё, чтобы его не увидели. Но слухи, они как пыль, сквозь любую щель пролезут, никаких замков-запоров-запретов для них не существует. Вот и прониклись сельчане если не уважением к нам, то хотя бы простым любопытством и стали опасливо, парами, иногда тройками приходить к нашему домику, топтаться перед окнами, начисто уничтожая заботливо посаженные мамочкой петрушку и укроп. Мамочка на посетителей не сердилась, приглашала их в гости и угощала жирными румяными блинчиками с тёплым парным молочком. И если первые гости ещё боялись гуляющих по селу страшилок про злую ведьму, то последующие, вдохновлённые примером своих выживших односельчан, вели себя гораздо свободнее. Приносили угощения, предлагали посильную помощь по дому и даже в зельеварении. К зельям мы, естественно, никого и близко не подпускали, а вот от другой помощи, равно как и гостинцев, не отказывались. Под чутким руководством Иванушки нам перекрыли крышу, обновили крыльцо и даже приделали к нему нечто витое, условно называемое перилами. Мамочка и Василиса восторженно ахали и рассыпались в благодарности, Дуняша старательно зажёвывала улыбку, а мы с Хозяюшкой, как самые смешливые (или просто честные?), отсиживались в комнате, пересматривая мои немногочисленные наряды. Сама бы я с большим удовольствием провела время в лесу или на болоте с кикиморушками, но домовушка решительно заявила, что надо бы перетряхнуть сундуки с приданым. На моё робкое замечание, что сундук у нас всего один и хранится там отнюдь не приданое, я получила такой испепеляющий взгляд от Хозяюшки, что у меня мало коса не зашаяла. Пришлось стискивать зубы и вынимать свои немудрёные наряды, которые вредная домовушка безжалостно критиковала. Тоже мне, специалист по прекрасному! Василиса, которая самая настоящая царевна, мои сарафаны назвала очень миленькими, а от разнообразных лапоточков вообще пришла в полный восторг.
  - Дык, знамо дело, - хмыкнула Хозяюшка, - царевны они же енти, как их, а вспомнила, вежливые, во! Они завсегда токо приятное говорят.
  - А вот и неправда! - запальчиво возразила я. - Василиса она не только вежливая, но и честная и меня никогда не обманывала, вот!
  Домовушка скептически хехекнула, брезгливо поворошила ворох сарафанов, а потом с тяжким вздохом вытащила откуда-то из воздуха рулон какой-то странной, словно из вечернего тумана сотканной, ткани.
  - Зови своих подружек, будем тебе приданое мастерить, - буркнула Хозяюшка и, когда я быстрее ветра вылетела из комнаты, в спину крикнула. - Да у матушки иголок с нитками попроси!
  Можно подумать, я бы сама не догадалась. Из чисто девчачьей вредности я решила сначала позвать подружек, а уж потом, в самый последний момент, взять лукошко, в котором мамочка хранит иголки и разноцветные нитки. Как оказалось, заветное лукошко нужно было брать сразу, я отвлеклась на слезливую исповедь жены кузнеца: 'Совсем соседка проклятушша одолела, со свету сживат, нет ли у вас господарыня ведьма для неё какого-нито смертельного зелья?' и про иглы с нитками благополучно забыла. Хорошо у подруженек моих в поясах широких оказался целый швейный набор, а то пришлось бы мне выслушивать воркотню домовушки. А так пока она нитями переливчатыми шёлковыми любовалась, я успела за лукошком маменькиным сбегать.
  Как вы сами понимаете, вечер у нас прошёл в рукоделии да песнях со сказаниями, коими мы друг друга во время работы тешили. Особенно позабавила история Дуняши об их соседке, красавице Маринке, которой жених привёз со страны чудодейной заморской великую роскошь: большое зеркало в богатой, причудливо украшенной раме. Жениховым подарком Маринка очень гордилась и показывала его всем соседям. А потом случилось в городе событие великое: князь приехал. Да не один, а со своей верной дружиной. По такому торжественному случаю был устроен пышный пир, на который пригласили всех мужчин города, и знатных, и простых. Пригласили-то всех без исключения, только привечали каждого гостя по-разному. Мужей знатных да богатых за один стол с князем сажали, а тем, кто попроще, прямо во дворе стол накрыли. Пировали долго, дым стоял коромыслом, мёды да вина заморские рекой текли, поэтому те, кто послабже, после пира (а некоторые и на самом пиру) так под лавками и заснули, а были и такие, что после пира отправились на поиски подвигов, о которых много и со вкусом толковали у князя. И вот одного такого горе-героя, в чьей голове плескалась убойная смесь медов и вин, занесла нелёгкая к дому красавицы Маринки. Внизу, под окошком дома, на беленьком уютном приступочке голубка Маринкина благосклонно внимала курлыканью топчущегося вокруг неё голубя. Чем уж эта мирная картинка не понравилась герою, не понятно, но он решил показать своё удальство и голубку подстрелить. Или голубя. Или обоих сразу. У пьяных путь от задумки к исполнению короток, а потому этот горе-герой свой лук выхватил, калёную стрелу наложил и стрельнул. Честное слово, я так и не поняла, как можно целясь вниз пустить стрелу так, чтобы она взмыла вверх и улетела через окно (а оконце было прорезано не низенько, на высоте полутора ростов человека!) точнёхонько в зеркало! Хорошо хоть Маринка, в этот момент у зеркала собой любующаяся, отскочить в сторону успела! Вы думаете, от содеянного герой моментально протрезвел и поспешил скрыться? Да ни за что! Наоборот, разъярился пуще прежнего, вломился к Маринке в дом, безжалостно выбив дверь, и стал её на всю улицу всячески хулить и бранить. Маринка, надо отдать ей должное, тоже молчать не стала, в сердцах обозвала горе-героя свиньёй, да столько сил в свои слова вложила, что тот, и правда, едва на улицу выйдя, кабаном стал. Но и это ещё не всё! Через три дня многострадальную дверь, которую Маринкин жених с Алексеем Романовичем и Лучезаром едва успели на место приладить, рванули так, что она скособочилась и повисла на одной петле. Это маменька того пьяного горе-героя пришла скандал устраивать поганой ведьме, что её ненаглядного сыночка в кабана обратила. Переорать мамашу Маринка не смогла чисто физически, а потому попросила своего жениха убрать эту скандалистку, что удалось только после угрозы, что если она немедленно не заткнётся и не исчезнет, то сыночка её на рагу пустят, мол, охотнички сегодня как раз на него охотиться поехали. Тётка поперхнулась очередным витиеватым проклятием и моментально испарилась, а Дуняша потом собирала ведьм и знахарок по округе, чтобы вернуть этому кабану его незаслуженный человеческий облик. После этой истории в день приезда князя все спешно закрывали окна ставнями, а некоторые особенно впечатлительные жители вообще от греха подальше уезжали из города. Так, на всякий случай. Маринка, кстати, благополучно вышла замуж и переехала в другой город. Как говорится, от греха подальше.
  - Всё, спать пора, время позднее, - матушка решительно отложила в сторону рукоделие и потянулась. - Завтра продолжим.
  Я согласно кивнула, а потом охнула:
  - Завтра же Лучезар приезжает!
  - И что? - удивилась Хозяюшка. - Чай, ему тоже будет чем заняться.
  Против такого не терпящего возражений заявления возразить мне было нечего, а потому я послушно убрала то, что при слабом освещении можно было назвать изящной вышивкой. Ну не даётся мне рукоделие, хоть плачь!
  С терзаний о неудачно выполненном узоре я плавно перешла на переживания о том, что я вообще никудышная хозяйка. А что, помнится, мне пять лет было, я такой суп сварила, что попавшая в него муха увеличилась в размерах и отрастила дополнительную пару крыльев. Я негромко хихикнула, вспомнив ошеломлённую морду мухи. А в десять лет, добавив каких-то сушёных трав, я заставила зацвести салат из зелени. Красивый букетик получился, мамочка его засушила и в специальной рамочке на стенку повесила. Дядюшка Леший ещё сказал, что столько лет на свете живёт, а подобной красоты видеть не доводилось. Я довольно улыбнулась и повернулась на бочок, твёрдо уверенная, что теперь уж точно засну. Только вот сон ко мне почему-то упорно не шёл, глаза категорически отказывались закрываться. Я взбила подушку, свила уютный кокон из одеяла, и тут меня коварно атаковали всевозможные страхи и сомнения. А вдруг я не понравлюсь родственникам Лучезара? Вдруг Лихослав, братец мой амбициозный, чтоб ему на Аурелии жениться, что-нибудь натворит и тем самым всё испортит? Вдруг... вдруг... вдруг...
  - Ты спать будешь али как? - потревоженной гадюкой зашипела в ночной тишине Хозяюшка.
  - Мне не спится, - буркнула я, садясь на кровати и обхватывая колени руками.
  Домовушка недовольно фыркнула, явно собираясь сказать какую-нибудь гадость про взбалмошных девиц, которые и сами не спят, и другим не дают, но потом сменила гнев на милость, скользнула ко мне и обхватила моё лицо своими мягкими, неожиданно большими ладошками.
  - Посмотри на меня.
  - Хозяюшка, не балуй, - я попыталась освободиться, но с тем же успехом можно медвежью лапу из капкана вытягивать.
  - Посмотри на меня! - рыкнула домовушка, ещё сильнее стискивая мои щёки.
  Чтобы избежать синяков, я послушно подняла взгляд на мою маленькую нахальную мучительницу. Домовушка смотрела на меня, сердито насупив тонкие светлые брови и посапывая воинственно вздёрнутым носиком. Вот так вот со стороны посмотришь, милейшая девчушка... пока молчит. И руки тёплые. Я улыбнулась Хозяюшке, а та погладила меня по щекам и легонько дунула в лицо:
  - Спи. Утро вечера мудренее.
  Я хотела возразить, что и рада бы заснуть, да не могу, но язык почему-то перестал мне повиноваться, а в глаза словно песка насыпали. Я прикрыла глаза и сама не заметила, как провалилась в уютную темноту без сновидений.
  ***
  С чего начинается утро на селе? Со звонкого гомона птиц, весёлым щебетом приветствующих солнце, скрипа колодезного ворота, стука калиток, мычания выгоняемых на пастбище коров и терпкого запаха дыма, поднимающегося из печных труб. Моё утро началось с ледяной воды, щедро выплеснутой прямо мне в лицо. Я стрелой слетела с кровати и ляпнула такое, что с потолка посыпался град из разноцветных стеклянных бусин.
  - Ух ты, - восторженно прошептала Хозяюшка, прижимая к груди глиняный кувшин, в какой мы с мамочкой цветы ставили, - красотища какая!
  - Ты цветы в воду поставила? - в комнату заглянула Дуняша и всплеснула руками. - А это ещё что такое?!
  - Дык я енто, - заметалась глазами по комнате домовушка, - воду для цветов несла, да о лапоть нашей спящей красавицы и споткнулась.
  Я прикусила губу. Всё правильно, есть у меня такая дурная привычка, обувь бросать, где попало, сколько раз мне и мамочка, и Хозяюшка замечания делали!
  - И? - Дуняша взмахом руки уняла стеклянный дождь, не отводя вопросительного взгляда от лица домовушки.
  - Ну... Вода, понятно дело, выплеснулась, наша красотка на кровати подлетела да чтой-то эндакое витиеватое завернула, отчего с потолка бусы посыпались.
  Дуняша прикрыла улыбку ладонью, погладила Хозяюшку по голове, мне приветливо кивнула:
  - Одевайся, Веся, Лихослав сказал, через час-другой гости на пороге будут.
  А-а-а-а!!! Я всполошённой птицей вылетела из кровати, заметалась по комнате в поисках одежды. Вытащила рубашку из-под подушки, повертела в руках и досадливо взвыла: брошенная перед сном на спинку кровати, рубашка за ночь сползла вниз и выглядела так, словно её долго жевали, но потом всё-таки выплюнули.
  - От таперь ты уж точно поняла, что надо вещи убирать, - ухмыльнулась Хозяюшка, успевшая за время моих бестолковых метаний набрать свежей воды и поставить глиняный кувшинчик на окно.
  Я метнулась к вредной домовушке:
  - Хозяюшка, милая, помоги!
  Домовушка хитро сверкнула глазками и махнула рукой:
  - Ладно уж, пособлю тебе в час нелёгкий. Токмо чтобы впредь одёжу убирала!
  Я так отчаянно закивала, что у меня даже в шее что-то подозрительно хрустнуло. Хозяюшка победно потёрла пухлые ручки и крикнула неожиданно зычно:
  - Девки-красавицы, помогайте своей подруге обряжаться, к жениху собираться!
  В комнату мгновенно, словно специально под дверью ждали, впорхнули Дуняша и Василиса, а в руках у них были дивной красоты платье, тоненькая, словно из лунного света сотканная рубашка и ещё что-то, чему я даже названия сыскать не сумела.
  - Не квилнуйся, - Василиса мягко погладила меня по щеке, - квичас мы тебя квиготовим.
  - Главное, побыстрее, - долетел до меня насмешливый голос Лихослава, заставив меня прямо-таки вскипеть от негодования, - а то нехорошо заставлять ждать гостей. Ещё решат, что им не рады, обидятся и уедут подобру-поздорову.
  - А этот что здесь делает? - прошипела я, судорожно стискивая кулаки.
  - Квихослав квигодня утром квилетел, квизал, что Лучезар едет, - пожала плечами Василиса. - Твоя матушка поблагодаквила Квихослава за помощь и квидложила немного отдохнуть, ведь летать соколом непросто.
  - Поганой метлой гнать надо этого помощничка, - пробурчала я.
  - Знаешь, Веся, по-моему, ты неправа, - негромко заметила Дуняша. - Мне кажется, Лихослав действительно хочет с тобой подружиться...
  - Ага, прямо спит и видит, - фыркнула я.
  - Может, дашь ему шанс? - предложила Василиса, ловко украшая мои волосы цветами. - Всего оквин, вдруг он, и правда, испраквился?
  - Горбатого и могила не исправит, - буркнула я, упрямо складывая руки на груди.
  - Пожалуйста, - Дуняша просительно заглянула мне в глаза, - ради меня.
  Ого, вот это новости! Мы с Василисой дружно вытаращились на отчаянно покрасневшую подружку.
  - Вот только не говори, что ты в него влюбилась, - ошеломлённо пролепетала я.
  Дуняша залилась краской пуще прежнего и неопределённо повела плечиком:
  - Ну почему сразу влюбилась? Я просто за справедливость...
  - Если Квихослав тебя оквидит, Лучезар ему такую справедквивость устроит, что мало ему точно не покажется, - покачала головой Василиса.
  - Сожрёт и не подавится, - поддакнула я.
  А что, учитывая, что Лучезар может в дракона превращаться, ему соколик этот ощипанный будет на один зуб, лёгкой закуской перед обедом!
  - Квамы, вы кватовы? - Иванушка деликатно постучал в стену, не рискнув даже краешком глаза заглянуть в комнату.
  Ой, мамочки, заболтались о всякой ерунде, а о деле позабыли! Подружки дружно всплеснули руками и с таким пылом принялись меня украшать и декорировать, что я чувствовала себя берёзой в Купалин день.
  - Готово! - гордо провозгласила Дуняша, а Василиса восторженно всплеснула руками:
  - Квикая же ты красаквица!
  Я шагнула было к зеркалу, но тут в комнату заглянула мама:
  - Девочки, вы готовы? Гости у ворот.
  Ой. Я почувствовала, как у меня подгибаются ноги, а в ушах начинает звенеть, словно туда комар залетел. Совершенно точно, я не готова. Я пить хочу. И есть. И вообще, мне во двор надо. А ещё лучше на болото, к кикиморушкам подружкам.
  - Девочки, я никуда не пойду! - взвыла я, так крепко вцепляясь в руку Дуняши, что даже пальцы побелели.
  - А тебе никуда идти и не надо, - Дуняша погладила меня по руке, заодно пытаясь освободиться от моей стальной хватки, - здесь посиди, мы тебя позовём.
  Я отчаянно замотала головой, прикусив губу, чтобы не сорваться на визг.
  - Девки, идите гостей встречайте, я сестрице пару слов скажу, - в комнату без стука и предупреждения (ну кто бы сомневался!) вальяжно вошёл Лихослав.
  При виде моего ненаглядного, в смысле, век бы его не видеть, братца паника немного отступила, я отцепилась от Дуняши и, надменно вскинув подбородок, процедила:
  - Чего тебе, Лихослав?
  - Вот такой ты мне больше нравишься, - усмехнулся Герой, плотоядно скользя по мне взглядом. - Признаю, твои подружки сотворили самое настоящее чудо: превратили тебя пусть и не в Принцессу, но во вполне приличную девушку.
  - Зачем пришёл? - прошипела я, невольно сжимая руки в кулаки. - Что надо?!
  Лихослав нахально подмигнул мне, а затем протянул что-то блестящее на длинной цепочке.
  - И что это? - скривилась я, не спеша принимать неожиданный подарок.
  - Амулет, - Лихослав подкинул украшение в воздух и ловко поймал, - он мгновенно переместит тебя, куда пожелаешь.
  Хм-м-м, заманчиво, но я не настолько глупа, чтобы принимать подарки от Лихослава.
  - Это наш с отцом подарок тебе в честь обручения.
  С отцом?! Тем более ни к чему! Я решительно покачала головой:
  - Спасибо, не надо.
  - Брезгуешь? - хищно прищурился Лихослав. - Родную кровь презираешь?!
  Уж кто бы говорил про родную кровь!
  Я открыла рот, собираясь высказать своё честное, пусть и не очень приятное мнение по поводу батюшки, благополучно игнорировавшего факт моего существования на свете столько лет, и братца, долгое время считавшего меня не лучше грязи, но в этот миг коварный Лихослав ловко набросил цепочку амулета мне на руку, и меня окутало розовое, душно пахнущее розами, облако. А-а-а, верните меня на место, не хочу никуда перемещаться!!! Я распахнула крылья, пытаясь противостоять неведомой мне магии, но тем самым только ещё больше всё испортила. Меня оторвало от земли, несколько раз сильно крутануло, а потом с размаху впечатало во что-то большое и жёсткое, я даже щёку немного поцарапала. Ой, мама-мамочка, куда меня занесло? Глаза открывать мне было по-настоящему страшно, а потому я напряжённо прислушивалась к тому, что меня окружает, одновременно планируя страшную месть для Лихослава. Ну всё, воробей щипаный, ты нарвался на большие, нет, очень большие неприятности!
  - Умеешь ты, Веснушка, эффектно появиться, - горячий тяжёлый вздох опалил мою кожу, заставив сердце счастливой птицей воспарить куда-то к ушам.
  - Я правильно понимаю, что это и есть твоя избранница? - деловито пробасил кто-то справа от меня.
  Я осторожно открыла глаза и смущённо улыбнулась стоящему рядом огненно-рыжему, с янтарного цвета глазами мужчине.
  - Угу, - солнечно-золотистый дракон осторожно отодвинул меня в сторону, потом плеснул крыльями, поднимая пыль, а когда она развеялась, я увидела улыбающегося Лучезара. - Это моя Веснушка.
  - Очень рад, - огненно-рыжий мужчина сграбастал мою руку и мягко пожал её, внимательно изучая меня своими солнечными глазами. - Позвольте представиться, Василий Ярилович. А как Ваше имя, прекрасная дева?
  - Дед, совесть имей, - Лучезар решительно притиснул меня к себе, - это моя девушка.
  - Как там люди-то говорят? Было ваше, стало наше? - усмехнулся Василий Ярилович. - Милое дитя, зачем Вам этот мальчишка? Я, например, ничуть не хуже, даже лучше, опытнее, мудрее.
  Я ошеломлённо воззрилась на мужчину, отказываясь верить собственным ушам, потом облизнула пересохшие губы и прошептала:
  - Вы, без сомнения, чудесный, но мне больше Лучезар нравится.
  Моя синеглазая зараза гордо расправила плечи, а Василий Ярилович басовито расхохотался и хлопнул меня по плечу:
  - Браво, милое дитя, Вы не только красивы, но ещё и честны, а это большая редкость в нашем далёком от совершенства мире! Ну что, молодёжь, принимайте поздравление и дедово благословление.
  Лучезар взял меня за руку и склонил голову. Я последовала его примеру, тщетно пытаясь расслышать слова Василия Яриловича сквозь грохот собственного сердца.
  - Поздравляю, милая, - сменившая своего отца Алёна Васильевна обняла меня за плечи и поцеловала в щёку.
  - Добро пожаловать в нашу семью, - подмигнул мне Алексей Романович и заговорщическим шёпотом добавил. - Ты единственная, кому удалось покорить сердце Лучезара, хотя многие пытались.
  - Папа, - прошипел Лучезар, - нашёл, что вспомнить!
  Алексей Романович расплылся в озорной мальчишеской улыбке и ещё раз залихватски нам подмигнул, после чего родители отошли в сторону, оставив нас на растерзание хлюпающим носами Дуняше и Василисе.
  - Квик это трогательно, - всхлипнула Василиса, пряча лицо в протянутый ей Иванушкой кружевной платочек. - От всего сердца квиздравляю вас!
  - Наконец-то у меня появилась сестрёнка, - Дуняша смахнула слёзы со щёк и не без ехидства добавила, - одной с Лучезаром тяжело справляться.
  Лучезар фыркнул, но тратить время на пустые споры не стал, вместо этого крепко обнял меня и поцеловал на виду у всех. Мужчины одобрительно загудели, женщины пуще прежнего захлюпали носами, а у меня за спиной развернулись крылья, надёжно скрыв нас от пусть и родных и любимых, но всё-таки любопытных глаз. Мы бы так и целовались, позабыв обо всём и обо всех, но громкий голос Хозяюшки, возвестившей, что еда стынет, способен был мёртвого поднять, а не только сдёрнуть с небес на землю. Лучезар резко выдохнул сквозь плотно стиснутые зубы, но, тем не менее, выпустил меня и повернулся в сторону дома. Ой-ёй, кажется, обещанный многажды всевозможными волхвами и провидцами конец света, несущий гибель всему живому, состоится. Причём прямо сейчас. Я смотрела на то, как безмятежная летняя синева Лучезаровых глаз сменяется грозовым штормом, и не понимала, что происходит. С чего вдруг? Удивлённо хлопая глазами, я посмотрела на тех, кто стоял у домика, и понимающе кивнула: всё понятно, Лучезар братца моего неугомонного увидел. Рядом с Лихославом, которому хватило ума держаться в стороне, но не хватило благородства вообще не появляться, стоял пышнотелый, но при этом статный муж, на боку которого большой меч в роскошных ножнах вовсе не казался всего лишь украшением. А это ещё кто такой?!
  - Князь, - в голосе Алексея Романович удивления было, пожалуй, даже больше чем почтения, - какими ветрами в наших краях?
  Мужчина поджал пухлые ярко-красные губы, немного посопел, но так и не дождавшись благоговейного трепета, махнул рукой и ответил:
  - Ведьму наказать приехал. Бесчинство творит, закона не боится.
  - Нешто в этих краях ведьмы есть? - удивилась Дуняша. - Мы ни одной не видели.
  Князь метнул в сторону моей подружки суровый взор, пожевал губами и неохотно буркнул:
  - А кто, скажите на милость, облик моего витязя исказил - обезобразил? Духи лесные?
  Теперь понятно, откуда ветер дует.
  - А за какие провинности твой витязь так изуродован был, ты не хочешь узнать, князь?
  Все словно по команде воззрились на Лихослава, но моему братцу всеобщее внимание только льстило.
  - За что именно твой витязь таким стал, не хочешь узнать? - повторил Лихослав и дерзко усмехнулся.
  - А ты кто таков будешь?! - прогудел рассерженный князь, которому совсем не понравилось, что ему так вот прилюдно дерзит какой-то мальчишка, звания богатыря не получивший, в дружину княжескую не вступивший.
  - Я Лихослав, сын Финиста Ясного Сокола и брат Веселинки, - Герой кивком головы указал в мою сторону.
  Князь задумчиво провёл рукой по короткой бороде, не сводя с моего так называемого братца тяжёлого изучающего взгляда.
  - Не знал, Резеда, что у тебя ещё и сын есть, - покачал головой князь, медленно поворачиваясь к матушке.
  - У нас только отец один, матери разные, - буркнула я, спеша хоть немного отвязаться от нахальной родни.
  Теперь изучающий взгляд князя вперился в меня, я даже поёжилась под его ощутимой тяжестью.
  - Зачем моего витязя изуродовала? Чем он тебе не угодил?
  Надо отдать должное, князь умён. Быстро вычислил, кто его ненаглядному Горитраву личину поправил.
  - Он девицу обидел, - с удовольствием наябедничала я. - Обманул, натешился вволю, а потом бросил.
  - Чай, не силой девку брал, всё по согласию было, - усмехнулся князь, опять оглаживая свою бороду.
  Я даже задохнулась от такого бессердечия и только рот открывала, не в силах вымолвить хотя бы слово. Мне на помощь пришёл Лучезар. Он мягко прижал меня к себе и, сверкнув глазами, спросил:
  - А если бы с твоей дочерью, князь, так поступили, что тогда?
  - Моя Евпраксеюшка дева мудрая и скромная, себя в чистоте и скромности блюдёт, - нахмурился князь.
  В глазах Лучезара словно колдовские блуждающие огни затанцевали:
  - Проверим?
  Лицо князя перекосило так, что я невольно испугалась, как бы нашего незваного гостя удар не хватил.
  - Вот видишь, князь, - усмехнулся Алексей Романович, - как бы ни была дева мудра и скромна, а супротив мужского напора не устоит. Значит, за дело твой витязь получил, не следовало ему над девицей глумиться.
  На скулах князя затанцевали желваки, а рука сама собой пала на перевязь с мечом. Вот только битвы мне сегодня и не хватало!
  - Пройдёмте в дом, гости дорогие, - матушка поклонилась, гостеприимно распахивая дверь в наш домик, - радость у меня сегодня великая: дочь невестой стала!
  - Мои поздравления, Резеда, - буркнул князь, довольный тем, что можно без урона для собственной чести отступить, - прости, коли чем обидел.
  - И ты прости, князь, но не могли мы твоего витязя безнаказанным оставить, сам понимаешь, закон един для всех, - мягко напомнила мамочка такую простую и довольно неприятную для людей, наделённых деньгами и властью, истину.
  Князь поморщился, пожевал губами, словно что-то кислое съел, а потом всё-таки не сдержался, спросил:
  - Так это что же, ему теперь таким страховидлом до конца жизни оставаться?
  Хе-хе, неприятно тебя разочаровывать, князь, но в таком жутком обличье конец дней у Горитрава быстро наступит. Как начнут на нём всякие Герои свою доблесть да мужество испытывать, так и конец придёт бывшему пригожему витязю.
  - Ну почему же до квинца квизни? - Василиса смущённо затеребила кокетливо выпущенный сбоку локон. - Квик раскается в содеянном, квик испраквится, так и станет опять человеком.
  Угу, Горитрав, делающий добрые дела, - зрелище не для слабонервных.
  - Раз девку обидел, - решительно рубанул рукой воздух князь, - пусть женится на ней.
  - Да зачем же девушке окончательно жизнь портить? - всплеснула руками Дуняша. - Зачем лишать её шанса на любовь, постылой навязанной супругой делать?! Я ей помогу достойного молодца найти, который её полюбит и меж брачных огней проведёт!
  - Справишься ли, девица? - усмехнулся князь. - Дарить любовь - дело мудрёное...
  - Сама не справлюсь, подружки помогут, мы же Феи.
  Вот мне бы такую уверенность, честное слово! Я недоверчиво покачала головой, но Василиса задумку Дуняшину горячо поддержала:
  - Квивельно говоквишь, нельзя Марфушу в растрёпанных чувствах оставлять, деквица достойна счастья.
  - А пока есть идите, всё даже остыло маленько, - пробурчала Хозяюшка. - Давай, княже, входи в дом, не держи людей на улице.
  - Ты кто же такая будешь? - удивился князь, величественно входя в избушку, сразу ставшую удивительно тесной и старой.
  Хозяюшка выпятила пузико, разгладила сарафан с кляксообразными косолапыми петухами, откинула назад косички с разноцветными вязочками и степенно ответила:
  - Я - Хозяюшка, потомственная домовая из Волшебного Университета. За ентими вот красавицами приглядываю да по мере сил им помогаю.
  - А ко мне в терем пойдёшь? - подмигнул князь. - Мой домовой совсем застариковал, ему бы такая помощница кстати была бы.
  Что?! Нет, вы слышали, у нас самым наглым образом Хозяюшку уводят!
  Домовушка задумчиво потянула себя за косы, пошаркала лапоточком по полу, окинула нас всех внимательным взглядом и отрицательно помотала головой:
  - Не, князь, не пойду к тебе. Я своих питомиц не брошу.
  - Так две девицы красавицы уж при кавалерах, а в скором времени, вполне возможно, и третья заневестится, - мигнул в сторону подбоченившегося Лихослава и отчаянно покрасневшей Дуняши князь.
  Нет, князь сегодня точно ищет подвигов и приключений на свою буйную головушку. Лучезар нахмурился и уже собирался сказать что-то довольно резкое, но его опередила Алёна Васильевна, с мягкой улыбкой отрицательно покачавшая головой:
  - Наша дочь ещё слишком юна, чтобы думать о женихах.
  - Тем более о таких, - упрямо прошипел Лучезар, сердито сверкнув синими глазами в сторону моего так называемого братца.
  - Народная мудрость гласит, - насмешливо протянул Лихослав, - не плюй в колодец, пригодится воды напиться.
  - Некоторые колодцы, прежде чем использовать, почистить не мешало бы, - отпарировал Лучезар.
  - Сам чистить станешь или помощь позовёшь? - не сдавался Лихослав.
  Вот ведь два упрямых барана на тонком мостике!
  - Квикой сегодня чудесный день! - Василисе надоели препирательства двух Героев, и она решила напомнить, по какому, собственно, поводу мы все собрались. - Мы вас квик ждакви, так ждакви!
  Дядюшка Леший окинул Лучезара оценивающим взглядом, пожевал губами, похмыкал неопределённо, после чего всё-таки сказал:
  - По древнему обычаю прежде, чем на девицу права заявлять, должен добрый молодец доказать, что достоин девы красной. От злодея её оборонить али ишшо чего, что родные попросят, выполнить.
  - Поединок со злодеем уже был, - поспешно выпалила я, - честное слово, не надо больше ни с кем сражаться, хватит!
  - Дело дева говорит, - согласно склонил зелёную голову дядюшка Леший. - Герой хорош в походном шатре да у князя при дворе, а мы люди простые, нам домовитый да мастеровой паренёк полезней будет. Дам я тебе, хлопец, три задания. Выполнишь, забирай Веселинку, ну а ежели нет, заворачивай оглобли с нашего двора!
  Я сдавленно застонала, пряча лицо в ладонях. Фантазия у дядюшки Лешего богатая, такого навыдумывает, до конца дней не исполнить будет. И вмешаться мне нельзя, девке в мужской разговор путь заказан.
  - Что нужно сделать?
  Лучезар не выглядел ни смущённым, ни недовольным, наоборот, отстегнул лёгкий плащ и закатал рукава рубахи.
  - Перво-наперво, - дядюшка Леший встал и оправил вышитую мамочкой рубаху, - дом для своей милой почини, а то он старый стал, разваливаться начал.
  - Квазвольте уквачнить, - Иванушка волновался так, словно сам ко мне свататься приехал, даже пятнами лягушачьими пошёл, - Лучеквар должен всё сам выполнить или ему помоквать можно?
  - Отчего ж один? Ежели хотите, помогайте.
  - Чудно! - Василий Ярилович одобрительно крякнул, из-за стола поднялся. - Так девки, вы погуляйте али ещё чем займитесь, токо под ногами не путайтесь.
  - А мы, можа, тоже помочь хотим, - обиженно засопела Хозяюшка.
  - Мы обед приготовим, - Алёна Васильевна решительно поднялась из-за стола. - Да ещё скатерти-хлебосолочки надо бы закончить, Елена Премудрая просила.
  - Это мы запросто и с превеликим удовольствием, - Дуняша азартно потёрла ладошки. - Верно, девочки?
  - Ты оквищала Марфуше в люкви помочь, - мягко напомнила подружке Василиса.
  - Вы совершенно квавы, моя кванцесса, - привычно подтвердил слова Василисы Иванушка, хотя его никто, по большому счёту и не спрашивал.
  Дуняша немного помялась, а потом махнула рукой:
  - Хорошо. Сначала помогу Марфуше, а потом вам.
  Мы дружно покивали, прекрасно понимая, что управимся раньше Дуняши. Вышивать скатерти, пусть даже и хлебосолки, гораздо проще и веселее, чем лечить разбитое девичье сердце. И результат известен заранее.
  ***
  Уф-ф-ф, как же это непросто: рукодельничать, когда вокруг такие дела творятся! Во-первых, мужчины затеяли самый настоящий капитальный ремонт нашей избушки, причём после того, как Василий Ярилович озвучил список того, что нужно починить и заменить, Алексей Романович сказал, что проще новую избу поставить, на что князь заметил, что разрешения на строительство новой избушки он давать не намерен, так как ни денег, ни леса на это нет. Ага, так мы ему и поверили, живём в чаще леса, а деревьев на дом нет, как же! Вредничает князюшка, за Горитрава злится.
  - Веся, ты чего творишь?! - окрик маменьки вернул меня с небес на землю.
  Я удивлённо посмотрела на матушку, опустила глаза на рукоделие и не сдержалась от печального стона: стежки шли сикось-накось, разной длины и кривизны, словно по скатерти пьяный воробей блуждал. Резко выдохнув сквозь плотно стиснутые зубы, я взяла ножницы и принялась распарывать испорченные стежки. В третий раз подряд. Первый раз я отвлеклась на обсуждение возможных кандидатов в возлюбленные для Марфуши, а во второй на Лучезара, который водицы испить зашёл. Без рубашки, с завитками стружки в волосах и озорными огоньками в синих глазах. Как, спрашивается, вышивать в таких условиях?!
  - Веселинка, не отвлекайся, - окликнула меня мама.
  Я тяжело вздохнула и с ожесточением взялась за проклятые пяльцы. Стежок, ещё стежок, тут надо нитью лазоревой пройтись, здесь завитушечка золотая, ещё стежок, на котором нить путается и рвётся, заставив меня яростно скрипнуть зубами.
  - Квикой квизящный узор, - Василиса успевала не только проворно работать иглой, но ещё и щебетать беззаботной птичкой, - не требует никаквих усилий.
  Я с нескрываемым изумлением воззрилась на подружку, но в этот момент пол под нашими ногами как-то странно вздулся и заворочался, заставив меня с визгом подскочить на лавке и испуганно поджать ноги.
  - Чаво пужаисси, всего-навсего пол меняют, - Хозяюшка укоризненно покачала головой, с подозрением глядя на меня, - нервная ты кака-то стала, надо тебе трав спокоительных попоить.
  Я отрицательно замотала головой, красочно представляя последствия домовушкиной заботы. Хозяюшка в зельях не сильна, выбирает их не по составу, а по цвету: жёлтое для веселья, зелёное для спокойствия, красное для аппетита. Переубедить её у меня так и не получилось, а тот факт, что неправильно подобранное зелье становится мощным слабительным, упрямую домовушку не смущает. Конечно, не ей же в случае чего из уборной не вылезать!
  - Веся, ты опять отвлеклась, - мама подняла с наконец-то успокоившегося пола мои пяльцы, некоторое время молча смотрела на них, а потом вздохнула. - Страшно даже представить, о чём ты думаешь, если такое вышиваешь!
  - Просто рукоделие - это не моё, - я тяжело вздохнула и виновато покосилась на Алёну Васильевну. - Я больше по зельям...
  - Настоящая хозяйка должна всё уметь, - наставительно произнесла мама, - и вышивать, и дом держать, и зелья варить, и хвори лечить.
  - Да, мамочка, - уныло согласилась я, прекрасно понимая, что мне до настоящей хозяйки как Лихославу до потомственной Феи.
  - А я когда за Алёшу вышла, ничегошеньки не умела, - Алёна Васильевна на краткий миг прижала вышивку к груди, улыбнулась мечтательно. - Маменьки у меня рано не стало, отец всё в разъездах, а братья девичьими делами никогда не интересовались, их всё больше подвиги да пиры манили. Нянюшка старая пыталась чему-то научить, да мне гораздо интереснее было с мальчишками побегать, мечиком деревянным помахать, чем за пяльцами сидеть.
  - Кви может быть! - всплеснула руками Василиса, да я и сама удивлённо округлила глаза, не похожа была мягкая, мудрая женщина на сорванца в юбке.
  Алёна Васильевна серебристо рассмеялась и пожала плечами:
  - Да, девочки, училась я всему уже после свадьбы.
  - У кого енто? - заинтересовалась Хозяюшка, наверняка уже оценившая уровень домовитости каждого, включая наших гостей.
  - У Алёши, он на все руки мастер. И Лучезара всему научил.
  Я вспомнила вечно взлохмаченного Лучезара и недоверчиво покрутила головой. Это надо же, как некоторые глубоко свои таланты прячут!
  - Да ладно? - совсем невежливо усомнилась домовушка. - Нешто Лучезар мыть-стирать-шить-готовить умеет?
  Алёна Васильевна молча кивнула, глядя на нас смеющимися серыми глазами. Хозяюшка посопела, пару раз потянула себя за косички, а потом пробурчала:
  - А всё равно не брошу их. Мало ли, чаво они нахозяйственничают.
  - Принимай работу, хозяюшка! - зычно крикнул в распахнутые двери Василий Ярилович.
  Сильно подозреваю, обращался мужчина к моей мамочке или мне самой, но домовушка приняла его слова на свой счёт и выплыла из дома с таким видом, словно владела всем миром. Этим конкретным селом так уж точно. Я, краснея от непонятно откуда взявшегося смущения, вышла следом за Хозяюшкой, да так и застыла на пороге, широко распахнув глаза и затаив дыхание. Перед домом отряхивался от прилипших к разгорячённому телу опилок Лучезар, и я так и прикипела взглядом к его широкой груди, под которой лениво перекатывались, точнее, перетекали прикрытые золотящейся под солнцем кожей мышцы.
  - Красота-а-а! - восторженно ахнула Хозяюшка, и я согласно кивнула. Точнее не скажешь, кра-со-та. Особенно радует то, что этот совершенный образчик силы и мужественности мой жених.
  - Веснушка, - Лучезар поймал мой почти плотоядный взгляд и расплылся в широкой хитрой улыбке, - есть здесь где искупаться? А то с ног до головы в опилках.
  Я моргнула, потом головой потрясла, чтобы ускорить мыслительный процесс, намертво застопорившийся при виде обнажённого мужского торса. Да что это со мной, в самом деле, чай, не в первый раз Лучезара без рубахи вижу!
  - У нас озеро неподалёку есть, - прокаркала я и сама удивилась, каким хриплым стал мой голос. Простыла что ли?
  - Проводишь? - мурлыкнул Лучезар, не отводя от меня своих глаз-омутов, - а то в такой чаще и сгинуть недолго.
  Я кивнула и, взяв Лучезара за руку, пошла по тропинке к озеру, с каждым шагом всё отчётливее понимая, что простым купанием, пусть даже и совместным, дело точно не кончится. Если надо будет, я своего жениха сама соблазню!
  - Веснушка, - Лучезар ловко притянул меня к себе, зарылся лицом в волосы, - я без тебя соскучился...
  Горячие губы парня заскользили по моему лбу, ласково коснулись глаз, шаловливо прошлись по кончику носа и только после этого жадно припали к губам. Я приглушённо охнула и крепче вцепилась в плечи Лучезара, ноги перестали меня держать.
  - Веся, - шептал Лучезар, в вихре огненных поцелуев, - Веся, Веснушка...
  Звёзды вспыхивали под нашими веками, время рассыпалось и кануло в небытие, солнечный свет вплёлся в аромат лесных трав и засиял радугой в глазах любимого. Мудрый лес, многое повидавший на своём веку, баюкал нас в своих руках, оберегая и даря своё благословление, шепча мудрость веков, постигнуть которую могут во все времена только двое. Ты и Он.
  Я разморённой кошкой лежала на груди Лучезара, когда мой Герой неожиданно насторожился и приподнялся на локте, ненавязчиво прикрывая меня собой.
  - Что-то случилось? - хрипловато спросила я, понимая, что ответ мне, по большому счёту, не нужен. В самом деле, какая разница, мой Герой с любой бедой справится, любого лиходея одолеет, без всякой помощи.
  - Сюда идёт кто-то, - Лучезар наклонил голову к плечу, напряжённо прислушиваясь. - Шаги лёгкие, женские, мне не знакомые, ступает уверенно, значит, местная.
  - Кикиморушки! - ахнула я буквально взлетая вверх и хватая одежду. - Не иначе, к нам в гости! Что будет, если они нас застанут...
  - Покраснеют и попрячутся по кустам, - фыркнул Лучезар, неторопливо одеваясь. - И вообще, ты моя невеста.
  - Вот именно, что невеста, а не жена!
  - Ещё скажи, такое поведение благовоспитанной девице не пристало, - с совершенно серьёзным лицом заметил Лучезар.
  Я запустила в синеглазую язву шишкой, от которой Лучезар лениво уклонился.
  - Веснушка, говорить и думать всё равно будут, причём далеко не все и не всегда хорошее. Поэтому лучшее, что ты можешь сделать, просто махнуть рукой на злые языки. Пусть болтают о чужом счастье, раз своего нет.
  - У кого енто счастья нет? - из куста высунулась любопытная мордочка Мухоморовны. - Ой, а што енто вы такие встрёпанные, словно от медведя убегали?
  - По лесу шли, вот и растрепались, - буркнула я, торопливо переплетая косу.
  Кикиморушка с серьёзным видом покивала, но тут же задала следующий вопрос:
  - А енто кто такой пригожий с тобой?
  - Жених Веселинки, - Лучезар одарил Мухоморовну широкой улыбкой, - вот, к невесте своей приехал.
  - Приехал, значится, - из других кустов с кряхтеньем и оханьем вылезла Гнилуха, - а мы уж и не ждали...
  - Чаво болташь-то, дура, - рыкнула на подругу Болотница, медленно вылезая из зарослей крапивы. - Ждали мы тебя, соколик, ждали, ночей не спали, слезами подушку поливали...
  Лучезар удивлённо посмотрел на меня, а я отчаянно покраснела, сосредоточенно разглядывая землю под ногами. Вот ведь, заразы болотные, всё-то выглядят, про всё проведают, даром, что на болоте живут.
  - Это правда? - вопрос прозвучал тихо, словно ветерок листву на берёзке колыхнул.
  Я отчаянно засопела, но, понимая, что пустых вопросов мой Герой не задаёт, всегда ответа ждёт, неохотно буркнула:
  - Ну, было... один раз...
  - Три, - тут же без зазрения совести сдала меня Мухоморовна. - Мы считали.
  - Веснушка, - укоризненно покачал головой Лучезар, прижал меня к себе, а потом шепнул на ухо:
  - А хочешь, прямо сейчас меж брачных огней пройдём?
  Я широко распахнула глаза, потеряв веру собственным ушам:
  - Свадьбы же по осени гуляют, когда Солнце ясное на покой собирается!
  - С Солнцем ясным я договорюсь, - усмехнулся Лучезар. - Думаю, возражать не будет.
  - Нешто ты Солнышку красному повелевать могёшь? - всплеснула руками Болотница.
  - Не повелевать. Попросить.
  Я сжала кулачки. А может и правда, не ждать до осени, зачем время терять? А как же Гвенни, она же не успеет приехать! И Лихо Одноглазое я пригласить хотела, и Куколку с факультета Помощников, и других девчонок... да и из Героев кое-кого, опять же Артуру сказать не помешало бы, а то ещё обидится, обороните боги, мстить начнёт.
  - Нет, Лучезар, пусть свадьба осенью будет. Не станем торопиться.
  Мой Герой пожал плечами и поцеловал меня в щёку:
  - Как скажешь, Веснушка. Твоё желание для меня закон.
  - Любое? - стрельнула я хитрым взглядом.
  - Любое.
  Ой, вот зря ты так, милый, нельзя давать опрометчивых обещаний.
  - Тогда останься до конца каникул, - я умоляюще округлила глаза и похлопала ресничками. - Пожа-а-алуйста.
  - А я никуда уезжать и не собирался, - усмехнулся Лучезар. - Даже не надейся, я тебя не оставлю.
  - Пойдём, подруженьки, - вдохнула Мухоморовна, - им не до нас.
  Я и хотела бы возразить, да не могла: губы были заняты сладким поцелуем.
  Глава 5. Возвращение в Университет
  Летние каникулы, казавшиеся такими длинными, пролетели воробьиной стайкой, вспугнутой неосторожным путником. Как-то утром выйдя на крыльцо я с удивлением заметила на растущей во дворе красавице-берёзке первый жёлтый лист.
  - Квик и лето квишло, - пригорюнилась Василиса, которую осенние дожди вгоняли в тихую зелёную тоску.
  - Скоро снова на учёбу, - оживилась Дуняша, и её синие глаза азартно заблестели.
  - Свадьбу играть будем, - поддержал сестру Лучезар.
  - Второй курс, - я зябковато поёжилась, хотя холодно мне не было, - справимся ли?
  - Кванечно, сквавимся, - Иванушка гордо выпятил грудь. - Для моей кванцессы вообще ничего неквазможного не существует!
  Мы с Дуняшей переглянулись и тихонечко прыснули в кулачки: для Иванушки любой разговор если не начинался, то плавно сводился к восхвалению Василисы.
  - А не боисси, Лучезар, в Университет-то ворочаться? - усмехнулась Хозяюшка, которая начала собирать вещи в дорогу через день после приезда Лучезара.
  - А чего мне бояться? - искренне удивился мой Герой.
  Признаться, я тоже озадачилась этим вопросом. Какие неприятности могут ждать Лучезара в Университете? Парень он обаятельный, ни с кем кроме Лихослава не враждует, да и его не трогает, пока он открыто за Дуняшей увиваться не начинает. Может, принц Артур камень за пазухой затаил? Да нет, тот парень открытый, у него что на уме, то и на языке, даром, что в королевской семье рождён. Опять же, вполне возможно, что он за время каникул себе другую Даму сердца выбрал, ту же Гвенни, например. А что, она девушка красивая и благоразумная, из такой чудесная принцесса может получиться.
  - Не чего, а кого, - Хозяюшка хитро усмехнулась, выпятила круглое пузико. - Та же Аурелия рази от тебя отступилась? Да и другие девицы тоже.
  - Нет у меня других девиц, - нахмурился Лучезар. - Кончено.
  - Для некоторых красоток всё кончается токо со свадьбой, - не унималась вредная домовушка, - а то и со смертью, причём ихней.
  Мой Герой так сверкнул потемневшими от гнева синими глазами, что я поняла: смерть особо настырных и непонятливых будет быстрой. Хоть и болезненной. Домовушка тоже всё правильно поняла, за косички себя потянула, о другом заговорила:
  - Ты, Веселинка, сразу к Лучезару переедешь али после свадьбы?
  Я только рот открыла, чтобы ответить, как меня Дуняша опередила:
  - Конечно, после свадьбы! Не дело это, приличной девушке с парнем без благословления богов жить. А если обидит?
  - Кто кого? - фыркнул Лучезар. - Сестрица, ты сейчас о ком печёшься: о подружке, али обо мне?
  - Чего о тебе печься, ты Герой, с такими вообще ничего плохого не происходит, - передёрнула плечиками Дуняша. - При виде тебя любая опасность бледнеет и спешно в сторону уползает, скажешь, не так?
  - Я не поняла, ты его счас похвалила али прокляла так изощрённо? - заинтересованно уточнила Хозяюшка.
  - Одно другому не мешает, - отрезала Дуняша и побежала собирать вещи.
  ***
  И вот настал день возвращения в Университет. С самого утра мамочка напекла румяных пирожков, а односельчане, с которыми мы успели подружиться за время каникул, наволокли столько разнообразной снеди, что ей можно было бы накормить жителей нашей страны, да ещё бы и на Заморцев осталось. Кикиморушки притащили нам огромные охапки разных трав, ветвей и корней, а Марфуша, которую всё чаще стали видеть с молодым кузнецом, подарила нам на память по искусно вышитому платочку.
  - Приезжайте, мы будем вас ждать! - кричали нам провожающие и так отчаянно махали нам вслед белыми платками, что поднялся самый настоящий ветер.
  - Квик это трогательно, - всхлипывала Василиса, утирая слёзки протянутым ей Иванушкой платком. - Окви все таквие квилые!
  - Это покваму что они с квами позквакомились, моя кванцесса, - учтиво заметил Иванушка и гордо расправил плечи.
  Ну, естественно, иного варианта и быть не может. Только глупец станет оспаривать, в присутствии Иванушки, по крайней мере, что его кванцесса не самая лучшая и мир вращается не только вокруг неё. В нашей компании глупцов не было, а потому мы предпочли промолчать. Царевич счёл наше молчание знаком согласия и надулся от гордости ещё больше.
  - Тоскливо так мирно ехать, - часа через два заворчала Хозяюшка. - Хучь бы разбойные напали.
  Лучезар окинул внимательным взглядом чащу, по которой из последних сил петляла единственная тропинка, гордо именуемая в нашем селе трактом и хмыкнул:
  - Если только с воплями: 'Заберите нас отсюда, вторую седмицу плутаем'.
  Я хихикнула, красочно представив эту картинку. Огромные рослые мужики, заросшие так, что сквозь немытые космы только глаза поблескивают, ручищи толщиной с берёзовый ствол, крепко сжимают большой, тускло поблёскивающий в сумерках чащи топор... Я так увлеклась, что только засвистевшие вокруг меня стрелы ринули меня с небес на землю. Ага, причём в прямом смысле слова ринули, кобылка моя взвилась на дыбы, я не удержалась и рухнула вниз, весьма чувствительно приложившись спиной о сыру землю. От удара из глаз у меня посыпались вполне реальные искры, в голове загудело так, что на миг я потеряла возможность не только слышать, но даже хоть что-то понимать. Только глазами хлопала, глядя в распахнувшееся надо мной, прикрытое вершинами вековых деревьев небо.
  - Веся, ты как? - долетело до меня сквозь гул в ушах.
  Далеко не сразу я поняла, что обращаются ко мне, это меня зовут Веселинкой. И голос, зовущий меня, мне знаком - это же Дуняша, подружка моя синеглазая. Синий - самый красивый, цвет неба, озера, глаз у Лучезара...
  - Весеквинка, не пугай меня, скакви что-квибудь!
  Мне на лоб прыгнула маленькая зелёная лягушка, довольно симпатичная, но я всё равно подскочила от неожиданности и заорала. В голове словно взорвалось зелье с Огневец-камнем, я застонала от боли и сжала голову руками, всерьёз опасаясь, что она у меня развалится на две половинки.
  - Ты чего, Веся? - меня за плечи обняла Дуняша, зашептала насмешливо. - Ты чего, родная, своих узнавать перестала?
  - Ду-у-унь, - жалобно проскулила я, - в двух словах, что случилось?
  - Горитрав обиделся, - лаконично ответила подружка, действительно в двух словах.
  - На что? - искренне удивилась я.
  Лично мне казалось, что, во-первых, витязь сам виноват и получил по заслугам, а во-вторых, князюшка точно должен был побеседовать со своим воином и популярно объяснить ему, как он, воин, сильно опорочил своего князя, и как князь этим недоволен. А тут, похоже, никакой беседы не было... Или правду мудрые люди говорят, дурака учить, только портить?
  - Ведьму живой брать! - услышала я рёв Горитрава и поняла, что пословицы создают очень мудрые люди.
  Вот ведь, блин горелый, что теперь делать-то?
  - Квик страшно, - пискнула Василиса, чьё зелёное тельце буквально сотрясалось от дрожи, - девочкви, вы не думайте, я не труквиха, я за квинца переквиваю.
  - А мне и за себя страшно, - мрачно пробурчала Хозяюшка, - а ну, не выдержат наши защитники, дрогнут под напором душегубов ентих?
  Я попыталась приподняться, чтобы лучше увидеть, что вообще происходит, но тут же над моей головой предупреждающе пропела стрела, ясно показывая, что любопытство в данных условиях нежелательно.
  - Нужно помочь, - я отважно попыталась не замечать головной боли, - девочки, мы просто обязаны помочь.
  - Кому именно? - фыркнула Хозяюшка.
  Ответить я не успела. Над поляной громыхнуло до боли знакомое: 'Именем Света!', заставив меня не только крепко зажмуриться, но ещё и ладошками глаза закрыть. А вот Дуняша, судя по тому, как звонко она выругалась, зажмуриться не успела. Надо же, я и не знала, что подружка у меня такие слова знает.
  - Веснушка, ты как?! - Лучезар бережно отвёл ладошки, с тревогой заглянул мне в лицо. - Сильно ушиблась?
  Вместо ответа я провела рукой по щеке своего Героя, стирая грязь и капельки крови, сочившиеся из пореза.
  - Предлакваю двикваться квальше, если, квазумеется, никто не квазражает, - Иванушка, несмотря на общий потрёпанный вид и разрезанный на боку камзол, держался молодцом и даже меч в ножны загнал с таким видом, словно всю жизнь ничего иного в руках не держал.
  - Мой квирой, - всплеснула руками Василиса и тут же бросилась к своему возлюбленному утирать пот с его побледневшего чела. - Надеюсь, экви мерзквие негодяи не пораквили вас?
  - Ничуть, моя кванцесса, - Иванушка гордо расправил плечи и залихватски тряхнул кудрями. Правда, как-то не очень удачно тряхнул, в шее что-то хрустнуло, и царевич болезненно охнул, заставив Василису с таким испуганным видом схватиться за целебные зелья, словно речь шла о смертельно ранении.
  - Так я не поняла, - Хозяюшка воинственно выпятила пузико и даже топнула ногой в разношенном, на полтора размера больше ноги, лапте, - мы дальше едем али как?!
  Под гневное сопение разбушевавшейся домовушки, чей характер стремительно портился (хотя, казалось бы, куда ещё хуже) в отсутствии жилых домов, мы поспешно отряхнулись, поправили одежду, сели на коней и поехали дальше. Только когда впереди замелькали стены Волшебного Университета, Дуняша наклонилась и шепнула нам с Василисой:
  - А всё-таки, жаль этого Горитрава. Он бы мог ещё исправиться.
  - Мог бы, исправился, - отрезал Лучезар, который обладал удивительной способностью прекрасно слышать всё, что не предназначалось для его ушей. - У него была возможность, он ею не воспользовался.
  - Но не испепелять же его на месте! - укоризненно покосилась на брата Дуняша.
  - Предлагаешь, простить и отпустить? Он бы нас не пожалел.
  - Ты невыносим!
  - Отец говорит, что не бывает невыносимых людей, бывают слишком узкие двери.
  Такие перепалки между братом и сестрой случались постоянно, а поэтому мы с Василисой и Иванушкой только хихикали над остроумными замечаниями, не спеша вмешиваться. Как говорится, милые бранятся...
  ***
  Волшебный Университет, от которого я успела за практику и летние каникулы основательно отвыкнуть, встретил нас гомоном студенческих голосов, давящим величием построек и бесконечным терпением в глазах преподавателей.
  - Наконец-то дома, - вздохнула Хозяюшка, торопливо выбираясь из холщовой сумки, которую она избрала для путешествия. - Пойду, комнату помою да почищу.
  - Так в ней же никто не жил на каникулах? - удивилась Дуняша.
  Хозяюшка кхекнула, воинственно посопела и внушительно ответила:
  - Вот именно.
  - Пусть идёт, - беззаботно махнул рукой Лучезар, - а нам, Веснушка, к ректору надо.
  Встреча с ректором в мои планы точно не входила, мне хотелось поздороваться с Лихом, обменяться впечатлениями о летних каникулах с подружками, посмотреть расписание и взять книги в библиотеке, а потому я искренне удивилась:
  - Зачем нам к нему?
  Лучезар округлил глаза, почти убедительно разыгрывая ответное удивление. Почти, потому что на дне синих глаз золотыми рыбками плескались смешинки.
  - Ну как же? Дневник практики сдать надо? Надо. И об осеннем празднике договориться тоже.
  - А какой у вас осенью праздник будет? - прощебетали оказавшиеся рядом студентки.
  Лично мне эти девицы знакомы не были, так виделись пару раз во время практикумов и лекций. С несколькими из них вежливо поздоровалась Василиса, а вот остальные, похоже, довольно неплохо знали Лучезара, по крайней мере посылать настолько откровенные взгляды незнакомому парню просто неприлично. В моей душе шевельнулся червячок ревности, но он быстро засох, потому что Лучезар крепко обнял меня за талию и громко, хорошо поставленным голосом полководца, способного при желании доораться до любого из воинов в любом конце ратного поля, ответил:
  - Осенью я поведу Веселинку меж брачных костров.
  Девицы так и застыли, словно василиском зачарованные, а я с интересом наблюдала за тем, как медленно, по мере осознания сказанного, вытягиваются личики, как вянут улыбки и всё отчётливей проступают гримасы зависти. Мда, а ведь все они на первый взгляд такие милые и добрые девушки...
  - Лучезар!
  От оглушительного рёва спешащего к нам Валидуба подпрыгнуло всё живое на территории двора Университета. Я сама видела, как один из цветочных кустов, растущих неподалёку, испуганно поджал листочки и сделал попытку прикинуться компостом, а сидящая в ветвях дерева белочка поперхнулась орешком и взлетела по ветвям до самой верхушки, трескуче проклиная всю родню Валидуба до десятого колена.
  Но Дуб привычно не замечал ничего вокруг, со стремительностью тарана несясь на Лучезара. Я даже заволновалась за своего Героя.
  - Лучезар! Друг!! Как я рад тебя видеть!!!
  Лучезар сделал короткий шаг в сторону, чтобы его не снесли в порыве восторга от встречи и широко улыбнулся:
  - Привет, Валидуб.
  Дуб издал оглушительный рёв и стиснул Лучезара так, что я отчётливо услышала хруст костей. Ой-ёй, как бы моего Героя в порыве восторга не раздавили. Нужно срочно что-то придумать... О, идея!
  - Валидуб, можешь нас поздравить, - я широко улыбнулась и похлопала ресничками. Искренне надеюсь, что получилось кокетливо, а не так, словно мне соринка в глаз попала или нервный тик начался.
  Дуб замер, медленно разжал свои воистину медвежьи объятия и пробасил:
  - С чем ишшо?
  Человек, близко незнакомый с Валидубом, мог бы решить, что в голосе Героя отчётливо прозвучала угроза, но я прекрасно знала, что Дуб просто растерян и по привычке ожидает насмешки над собственной недогадливостью.
  - Мы с Веснушкой меж брачных костров пойдём, - Лучезар жестом собственника прижал меня к своему боку и поцеловал в висок.
  Дуб засопел, переводя взгляд с меня на Лучезара и обратно. Не поверил, пытается понять, не шутим ли мы над ним. Вот же Дуб, а!
  - Это правда, - я кивнула, не скрывая счастливой улыбки.
  Валидуб ещё немного посопел, а потом издал такой рёв, что проходившая по двору Марья Матвеевна испуганно охнула и поспешила укрыться за спиной Ивана Берендеевича, от такого внимания расцветшего пышнее Аленького цветочка.
  - Друг!!! - противотуманной сиреной орал Валидуб, крепко стискивая одной рукой меня, а другой Лучезара, - Веселинка!!! Как я рад!!! Поздравляю!!!
  - Молодой человек, - тихий и слегка дребезжащий голос Кощея Кощеевича удивительно легко пробился сквозь громоподобные раскаты Дуба, - не могли бы Вы радоваться немного тише?
  - Лучезар поведёт Веселинку меж брачных огней! - пробасил Валидуб, ничуть не смущённый замечанием.
  Кощей Кощеевич пожевал тонкими бледными губами, посверлил нас своими безжалостными и пронзительными глазами, после чего буркнул нечто среднее между поздравлением и соболезнованием и ушёл. Декан-то ушёл, а вот мы остались посреди двора, со всех сторон окружённые студентами, которые благодаря 'нежному' голосочку Дуба были в курсе наших с Лучезаром матримониальных планов. Кто-то не скрывал счастливых улыбок, кто-то прижимал к себе смущённо алеющих девиц и что-то шептал им в заботливо подставленные ушки (сильно подозреваю, предлагали прогулку меж костров, если не в этом году, так в следующем наверняка), кто-то смотрел равнодушно, но были и те, у кого на лице отчётливо читалась зависть. Самая чёрная из всех возможных и существующих. Я случайно поймала взгляд Аурелии, стоящей, как всегда в окружении своих приспешниц, и невольно передёрнула плечами. Фея смотрела на меня с неприкрытой ненавистью, а потом резко развернулась, привычным жестом откинула за спину роскошные густые волосы и ушла, не промолвив ни слова. Только у самого входа в Университет девица ещё раз обернулась и метнула в меня многообещающий взгляд. Мда, сильно подозреваю, до свадьбы нам с Лучезаром нужно будет ещё постараться дожить. А может, я просто перенервничала, вот мне и мерещится всякая ерунда? В самом деле, не станет же Аурелия из-за дурацкой ревности портить себе жизнь, нарываясь на отчисление, а то и ещё чего похуже? Успокоив себя подобными размышлениями, я решительно выкинула из головы все воспоминания о противной Фее. Не стоит она того, чтобы думать о ней. Как показало время, я сильно недооценила потомственную Фею...
  Глава 6. По ту сторону Зеркала
  Утро началось как обычно: с привычного, ещё по прошлому году, брюзгливого воркования Хозяюшки, которая утверждала, что завтрак мы проспали окончательно и бесповоротно, но если поторопимся, на занятия можем всё-таки успеть. Лично я успела к хитрому манёвру домовушки привыкнуть, а вот Дуняша продолжала верить и даже искренне пугаться, чем очень радовала Хозяюшку и умиляла меня. Я ещё сонно потягивалась в кровати, а Дуняша пулей метнулась в ванную, по пути прихватив одежду и даже успев цапнуть со стола гребешок.
  - А ты чаво лежишь? - напустилась на меня вредная домовушка. - Опять вечор до первых петухов со своим ненаглядным в беседке ворковала, о сне и не помышляла!
  - В конце месяца меж брачных костров пойдём, - я восторженно пискнула и прижала к груди одеяло. - Хозяюшка, я такая счастливая, весь мир готова обнять!
  - Можа вместо ентого дурацкого писка делом займёсси? - домовушка упорно гнула свою линию. - Али твои мечтания дальше семейной жизни не идут? Мне казалось, ты Феей стать хочешь...
  - Хочу, очень хочу, - я решительно вскочила с кровати и закружилась по комнате, напевая что-то начисто лишённое смысла и ритма, но без всякого сомнения жизнерадостное.
  - Ванна свободна, Весь, - Дуняша появилась из ванной комнаты в облаках душистого пара и окинула меня лучистым синим взглядом. - Ты вся прямо светишься.
  - Угу, особенно глаза сияют, - пробурчала Хозяюшка и ехидно добавила. - Потому что солнце в затылок светит!
  Я показала язык домовушке и упорхнула мыться. Впереди меня ждал ещё один день, полный приятных открытий и счастливых случаев!
  ***
  В столовую я вошла с такой широкой лучистой улыбкой, что она могла затмить само солнце. Привычно проигнорировав завистливые шепотки в спину от Аурелии и других смертоносных змеек в девичьем облике, я прошла к нашему столику, где уже чинно восседали друг напротив друга Василиса и Иванушка. Правда, всю благовоспитанность с царевны при виде нас с Дуняшей моментально сдуло, подружка радостно квикнула и с такой прытью бросилась обниматься, словно мы с ней расставались не на ночь, а как минимум лет на десять.
  - Девочкви, квик я рада вас квидесь, - Василиса едва не задушила в объятиях сначала меня, а потом Дуняшу. - А мне Квиванушка только что сообквил, что накви роквители утверквили день нашей свадьбы! Я так счастквива, что готова летать!
  Василиса всплеснула руками, обернулась белой горлицей и действительно совершила триумфальный круг по столовой. Студенты восторженно заулюлюкали и захлопали, а вот дежурный преподаватель Кощей Кощеевич недовольно скривился и замогильным тоном потребовал прекратить безобразничать, но его отповедь потонула в грохоте распахнутой двери и гуле голосов шумной компании Героев, в этот самый момент решивших осчастливить столовую своим появлением.
  - С этими ненормальными студентами никакого бессмертия не хватит, - проворчал Кощей Кощеевич, не успевший увернуться от едва не слетевшей с петель благодаря Героям двери. На лбу преподавателя стремительно наливалась большая шишка, окончательно ухудшив его и без того плохое настроение.
  - Простите, профессор, - прогудел Дуб, тщетно пытаясь придать своей сияющей физиономии раскаяние, - я не хотел.
  - Искренне на это надеюсь, - проскрипел Кощей Кощеевич. - Вам мне ещё зачёт по Истории борьбы со Злом сдавать и практикум по Сопротивлению злым чарам.
  Дуб отчаянно покраснел, от его веселья не осталось и следа. Что поделать, имечко у Героя было говорящее, и дисциплины, особенно теоретические, ему давались с трудом.
  - Веснушка! - Лучезар, с привычно встрёпанной шевелюрой и закатанными по локоть рукавами рубахи, подлетел ко мне и, наплевав на собравшихся в столовой, крепко обнял меня и звучно чмокнул в щёку, вызвав стон зависти у прекрасной, но не очень доброй половины столовой. - Ты готова?
  Я согласно кивнула, а вот Дуняша, которая лучше знала своего брата и никогда не обольщалась по его поводу, настороженно уточнила:
  - К чему это Веся должна быть готова?
  - Быть моей Прекрасной дамой.
  Я невольно насторожилась. Помнится, я уже была Прекрасной дамой принца Артура, дело закончилось кровопролитным поединком между Артуром и Лучезаром.
  - А может не надо? - робко уточнила я.
  - Веснушка, тебе ничего делать и не придётся, - успокоил меня Лучезар. - Будешь сидеть и терпеливо ожидать спасения, делов-то!
  Ага, значит, сидеть и ожидать спасения. Не самое интересное занятие, но бывало и хуже, одни лекции по Этикету и Кодексу Фей чего стоят! Я согласно кивнула, но тут проявила бдительность Василиса. Царевна нахмурилась, очень изящно, чтобы между бровками не появлялось морщинки, и строго спросила:
  - Лучезар, скакви, от кого квименно Весеквинка будет оквидать спасеквия и зачем вообще это нужно?
  - У нас практикум с этого года новый, называется Спасение из беды Прекрасной дамы. Дам мы выбираем сами, на основе личных симпатий, чтобы девицу хотелось именно спасти, а не прибить в особо изощрённой форме. От кого будем спасать, пока не знаю, сегодня первое занятие. Наверное, как обычно: разбойники, драконы, оборотни взбесившиеся, злые колдуны, полный набор, короче.
  - Квак вот почему Кощей Кощеевич квакой сердитый сегодня, - оживился Иванушка, - кваверное, его студенты в квашем квактикуме укваствуют!
  - Тогда понятно, чем он недоволен, - согласно кивнула Дуняша, - после таких практикумов Злодеи неделями у целителей восстанавливаются.
  - Между прочим, нас они тоже не жалеют, - обиделся Лучезар.
  - Так им по званию никого жалеть не положено, - охотно возразила брату Дуняша, - а вот вы могли бы быть и поаккуратнее.
  - Ты аккуратного Героя давно видела? - фыркнул Лучезар.
  - Вот оквин квидёт, - Василиса махнула рукой вправо, где между столиками изящно передвигался Лихослав. Широкий, уставленный едой, поднос словно прилип к его рукам, братец двигался так легко, что ни одной капли вишнёвого компота, налитого до краёв в большую глиняную кружку, не пролилось.
  - Вы позволите составить вам компанию? - с лёгким поклоном поинтересовался Лихослав... у Василисы с Иванушкой. Ещё быстро стрельнул глазами на Дуняшу, а вот на нас с Лучезаром, паразит такой, даже не посмотрел. Умён, пакость такая, знает, кто точно откажет, а кто может и согласиться.
  - Квазумеется, - Иванушка величественно склонил голову, - мы квачтём ква честь квашу квампанию.
  Ну, кто как считает, а лично для меня компания братца не честь, а унижение. Я проворно поднялась из-за стола, заправила за ухо выбившуюся прядку и деловито нахмурилась:
  - Ой, ребята, как бы нам не опоздать, занятия скоро начнутся!
  - И то правда, - Лучезар бросил быстрый взгляд на огромные часы, так криво висящие над входом в столовую, что все входящие невольно начинали задумываться о бремени времени и скоротечности бытия. - Дунь, ты идёшь?
  Дуняша замялась, нерешительно покусывая пухлую губку, но всё-таки поднялась из-за стола, когда Лихослав с мягкой почтительной улыбкой спросил:
  - Прошу прощения, Фея, не могли бы Вы стать моей Прекрасной дамой?
  Взгляд Лучезара так угрожающе потемнел, что я поняла: ещё немного, и брата у меня не станет. Его просто-напросто развеют, пылью по ветру пустят. Лихослав тоже понял нависшую над ним угрозу и торопливо добавил:
  - Исключительно в учебных целях, для практикума.
  - Значит, исключительно в учебных целях? - процедил Лучезар, а потом повернулся к Дуняше. - Ты что скажешь, сестрёнка?
  Подружка задумчиво потеребила спиралью завитый локон, покусала губу, а потом тряхнула головой:
  - Если для практикума, то я согласна. Мне и самой не повредит в паре с Героем потренироваться.
  У Лихослава, привыкшего к тому, что его предложения девицы встречают с благодарностью и восторгом, вытянулось лицо. Что, милый, не пала к твоим ногам Дуняша перезрелым яблочком, умнее оказалась?
  - Благодарю Вас, прекрасная Фея, - Лихослав быстро совладал с собой и потянулся поцеловать руку моей подружки, но Дуняша оказалась проворнее, ручки отвела и строго так, словно преподавательница школяру нерадивому, отчеканила:
  - Вы переигрываете, Герой, не стоит притворяться верным рыцарем Прекрасной дамы!
  Лихослав недовольно скривился, а Лучезар, наоборот, улыбнулся и негромко шепнул:
  - Молодец, сестрёнка, так держать!
  Дуняша передёрнула плечиками, но не удержалась в образе неприступной красавицы, расплылась в широкой улыбке и хитро сверкнула глазами. Чует моё сердце, побегает ещё мой братишка за Дуняшей, ой, побегает...
  - Веснушка, идём, - поторопил меня Лучезар, но не успели мы выйти из столовой, как моего Героя окликнул Дуб, с таким мрачным видом стоящий у стены, словно он пришиб кого-то, а теперь не знает, куда тело прятать. Хотя, может, и пришиб, силушкой-то боги не обидели... в отличие от разума.
  - Подождёшь? - Лучезар вопросительно посмотрел на меня, я отрицательно мотнула головой в ответ:
  - Неа, побегу вживаться в образ несчастной девы, попавшей в беду.
  - Только смотри, чтобы в процессе вживания никто не пострадал, - хмыкнул Лучезар.
  - Постараюсь.
  Я скромно потупилась, выводя кончиком туфельки узоры на полу.
  Мой Герой поцеловал меня в щёку и отправился к Дубу, а я легкокрылой бабочкой полетела в сторону аудитории, где должно проходить испытание. Причём в прямом смысле слова полетела, крылья за спиной сами собой распахнулись.
  ***
  Мне казалось, что за прошлый учебный год я успела неплохо изучить Университет, но этой аудитории совершенно точно никогда раньше не видела. Огромный, площадью не меньше поля, где проходят практикумы для Героев, мрачный, чуть освещённый неровным светом даже не свечей, факелов, зал отчётливо благоухал сыростью и тленом. Или это у меня воображение разбушевалось? Я опасливо сделала пару шагов вперёд и застыла на месте, напряжённо оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Бр-р-р, мрачное местечко, так и кажется, что изо всех щелей на тебя таращатся гигантские злобные чудовища, только и ждущие момента, чтобы наброситься и уничтожить. Впереди что-то тускло блеснула в неверном свете факелов и я едва удержалась от испуганного крика. Уф, какая же я трусиха, это всего-навсего зеркало, только зачем оно здесь? Я недоверчиво подошла поближе к огромному, от пола до потолка узкому зеркалу в вычурной, потемневшей от времени и позеленевшей от сырости бронзовой раме и чуть коснулась кончиками пальцев прохладной поверхности стекла. Хм, мне показалось, или зеркало под моими пальцами как-то странно прогнулось, будто было не из стекла, а из густого прозрачного бальзама? Я поспешно отдёрнула руку и внимательно посмотрела на пальцы. Что особенно радует, никаких изменений с ними не произошло. А подожду-ка я Лучезара лучше снаружи, хватит с меня этого мрачного пещерного типа зала. Но не успела я повернуться к выходу, как дверь с противным скрипом и скрежетом открылась, явив дивное видение: Аурелию, на чьём красивом лице привычно застыла гримаса надменности и презрения ко всем и вся. Этой-то что здесь надо, неужели на роль страшной опасности пригласили?!
  Аурелия увидела меня, и её глаза сверкнули огнём, а пухлые губки искривились в очень и очень нехорошей усмешке.
  - Явилась, дрянь? - прошипела красотка, начисто позабыв обо всех правилах хорошего тона, когда-либо существовавших в природе.
  Отвечать на подобное приветствие я, естественно, не собиралась. Даже не взглянув на красотку, молча направилась к выходу.
  - А ну, стой, тварь! - Аурелия преградила мне дорогу, одновременно сделав какой-то вычурный пасс руками. По бокам Феи взвихрились два тёмно-синих столба, растянувшихся в сеть. Мамочка милая, это же ловчее заклинание, нам о нём пока только рассказывали!
  - Пошла к Зеркалу, живо! - продолжала командовать окончательно спятившая красотка и повелительно взмахнула рукой.
  - Сама иди! - огрызнулась я, принимая боевую стойку. Драться с Аурелией я, конечно, не собиралась, но и покорно терпеть её выкрутасы тоже не буду.
  - Много воли взяла, деревенщина, - рыкнула Аурелия, и магические сети, угрожающе шурша, метнулись ко мне.
  Одну мне удалось развеять ещё до того, как она приблизилась, а вот вторая спеленала меня так сильно, что я и дышать-то могла через раз. Лучезар, да где же ты?! Твоя дама в такую опасность попала, похлеще любого практикума!
  - Ну что, дура деревенская, Феей себя возомнившая, чья взяла?
  Я бы, конечно, ответила, ещё как ответила, но проклятая сеть продолжала цепко удерживать меня в своих путах.
  - В принципе, можно тебя и удавить, - Аурелия кровожадно усмехнулась, приложив тонкий пальчик к подбородку, - но это слишком просто. Я хочу, чтобы ты страдала, каждую минутку, каждый миг своей жалкой и никчёмной жизни. Чтобы проклинала день и час, когда осмелилась поднять глаза на Лучезара!
  А-а-а, ну, теперь всё ясно. Ревность вкупе с бабьей дуростью и до невозможности раздутым самомнением. Лечится только ампутацией больной части тела, то есть головы. Я шевельнулась, в очередной раз пытаясь хоть немного ослабить путы, но проклятая магическая сеть затянулась ещё туже.
  - Бьёшься? - усмехнулась Аурелия, а потом добавила с мрачным видом, - Ничего, уж недолго осталось.
  Повинуясь повелительному жесту спятившей Феи, магическая сеть повлекла меня в сторону зеркала. Самое обидное, что я даже сопротивляться не могла, а как хотелось! Что задумала эта ненормальная, размазать меня по стеклу? Изуродовать осколками?
  - Зеркало станет твоей вечной темницей, из которой ещё никто и никогда не смог выбраться! - излишне пафосно, на мой взгляд, воскликнула Аурелия и даже руки простёрла как злобная ведьма, насылающая проклятие на королевство.
  Бе-е-е, переигрываешь, девочка, как говорится, будь проще, люди потянутся. Сеть лихо закинула меня в прозрачные глубины магического (как оказалось) Зеркала и тут же развеялась, исполнив своё предназначение. Я больно ударилась коленками и локтями о гладкий, блестящий пол Зазеркалья, но виду не подала, вскочила на ноги и метнулась к стеклу, увы, с этой стороны совершенно твёрдому и гладкому.
  Аурелия не спешила уходить, с безумной улыбкой на губах любующаяся своим злодеянием. Ну, погоди, злыдня, сейчас я тебе кое о чём напомню!
  - Меня будут искать! - крикнула я, искренне надеясь, что мои слова, в отличие от меня смогут выскользнуть за пределы зеркальной ловушки.
  Аурелия громко торжествующе расхохоталась и отрицательно покачала головой:
  - Ищут тех, кто пропал. А ты никуда не исчезла.
  Напомните, я говорила, что у этой потомственной Феи с головой не всё в порядке? Я уже открыла рот, чтобы высказать своё нелицеприятное мнение о стоящей по ту сторону Зеркала особе, но тут Аурелия плавно взмахнула руками, словно лебедь крыльями и что-то монотонно зашептала, глядя остекленевшими глазами прямо перед собой. Мне стало страшно, и я поспешно отошла подальше, а то мало ли, какую пакость затеяла эта Фея?! Но ничего жуткого, не происходило, только вокруг Аурелии словно туманная дымка появилась, с каждым новым словом становящаяся всё гуще. Что это, попытка сбежать? Нет, не похоже. Я заинтересованно подошла поближе, почти уткнулась носом в стекло и, как оказалось, вовремя. Аурелия выкрикнула последнее слово, громом прозвучавшее в огромной пустой аудитории, туман моментально развеялся, и я увидела... себя. Те же веснушки на лице, те же блестящие глаза зелёно-карего цвета, который поэтично зовут ореховым, но чаще всего по простому болотным. Даже рыжевато-русый рог чёлки точно так же воинственно топорщился слева, заставив меня проверить и собственную чёлку. Точно, торчит, даже магическая шпилька ему не помеха. А если снадобьем попробовать, Василиса говорила, у неё есть, лаком называется.
  - Ну что, деревенщина, теперь поняла, почему никто искать не станет? - процедила Аурелия, упирая кулаки в боки.
  Фи, как некрасиво, я так никогда не делаю. Почти никогда. Тот раз, когда я с Лучезаром на тренировке спорила, не считается. И вообще, нечего красть чужую внешность и чужие жесты!
  - Ты сгинешь в Зазеркалье, а я останусь с Лучезаром, - прошипела Аурелия и, насторожившись, метнула в Зеркало какой-то зеленоватой молнией. - Исчезни!
  Вот честное слово, прямо с языка сняла, я ей то же самое сказать хотела! А то стоит, понимаешь ли, красуется, весь обзор перекрыла. Я сделала несколько шажков в сторону, чтобы увидеть, как аудитория начинает заполняться Героями и их Прекрасными дамами. Пришла и Дуняша с Лихославом. Причём мой братец всё норовил ухватить девушку за руку, а она упрямо руку убирала, в сторону отводила. Вроде бы и не нарочно, не демонстративно, но от этого ещё более досадно. Ага, вон в уголочке Василиса с Иванушкой, царевич прикрывает свою кванцессу, чтобы её никто не обидел. А где Лучезар? Я прижалась к стеклу руками, в тайной надежде, что меня кто-нибудь заметит, но, увы! Кажется, последнее заклинание ведьминской Феи было направлено на то, чтобы сделать меня невидимой. Ладно, голубушка, я выберусь отсюда, и тогда стойкий запах навоза станет твоим постоянным спутником. Что творишь, так и пахнешь.
  От планов отмщения меня оторвал Лучезар, влетевший в аудиторию буквально перед самым носом преподавателя. Илья Иванович усмехнулся, но сделал вид, что опоздания не заметил, а вот у меня сердце сжалось и заледенело, стоило только увидеть, как Аурелия, в моём облике, подходит к Лучезару и берёт его за руку. Ещё и поближе к зеркалу тащит, змеища, наверняка, чтобы мне было лучше видно!
  - Если он признает её за Вас, Вы, сударыня, навсегда останетесь здесь, - прозвенел рядом со мной равнодушный холодный голос.
  Я резко обернулась и так резко отпрянула, что поскользнулась и рухнула на пол, весьма чувствительно приложившись попкой о камни.
  - Кто вы? - прошептала я, продолжая медленно отползать прочь от ужасной безглазой маски, висящей надо мной.
  - Я - Дух Зеркала, Вы можете называть меня Зеркальщиком, - равнодушно сообщила маска, слегка качнувшись в воздухе, что, наверное, обозначало приветственный поклон. По крайней мере, я на это надеюсь.
  Я с трудом сглотнула, облизнула пересохшие губы и прохрипела:
  - И что Вам нужно?
  - Узнать, будут Испытания или Вы сразу станете Тенью.
  - К-какие испытания?
  Я даже отвлеклась от событий по ту сторону Зеркала, широко распахнутыми глазами глядя на по-прежнему невозмутимого Зеркальщика, который, паразит такой, не спешил отвечать на мой вопрос.
  - Какие испытания?! - повторила я погромче, а то мало ли, ушей у этой огромной маски нет, может, слышит плохо?
  - Смотри и увидишь, - провозгласил Зеркальщик, поворачиваясь к стеклу.
  Я тяжело вздохнула и повернулась к гладкой и холодной, как и всё вокруг, поверхности Зеркала. Аурелия, искоса бросая в мою сторону торжествующие взгляды, что-то беззаботно щебетала Лучезару, а тот с такой знакомой и родной полуулыбкой слушал её, нежно перебирая тонкие девичьи пальчики.
  Я резко отвернулась, скрестив руки на груди и кусая губы, чтобы сдержать злые слёзы:
  - Не хочу смотреть, как эта ведьма кокетничает с моим парнем!
  - Люди странные существа, - задумчиво вздохнул Зеркальщик, - они видят только то, что хотят. Может, хотя бы слух тебя не подведёт?
  Я собиралась сказать, что раз не хочу видеть, значит, ещё меньше хочу слышать происходящее, но проклятая маска дунула в сторону стекла, и до меня отчётливо долетел приторно-сладкий щебет Аурелии:
  - Ах, Лучезар, как я рада, что именно ты стал моим Героем!
  Бе-е-е, да я никогда в жизни таких глупостей не говорила, особенно таким тоном. К моей тихой радости Лучезар вздрогнул, с трудом отлепил Аурелию от себя и, крепко держа за плечи, пристально посмотрел ей в глаза.
  - Что такое? - непонимающе захлопала глазами девица и глупо хихикнула. - Ты хочешь меня поцеловать?
  - Где Веселинка?
  Вопрос прозвучал так неожиданно, что даже я растерялась. Аурелия же и вовсе приоткрыла рот и выдала непревзойдённое по остроумию:
  - Что?
  - Веселинка где?! - повторил Лучезар, в голосе которого отчётливо громыхнули раскаты грома.
  Лично я этими раскатами вполне прониклась, а вот Аурелия оказалась девицей настырной и продолжала прикидываться дурой. Или наоборот, перестала притворяться, став такой, какая есть?
  - О чём ты, милый? - Фея потянулась погладить моего (подчёркиваю, моего) Героя по щеке, но Лучезар резко перехватил её руку.
  Солнечный свет ударил по глазам, вызвав слёзы, но зажмуриваться я не стала, только досадливо мотнула головой, смахивая выступившие слёзы. Как и следовало ожидать, сила солнца развеяла заклинание, и все собравшиеся в аудитории смогли убедиться, что Лучезар не обезумел, перестав узнавать свою невесту (Лихослав по этому поводу даже какое-то ехидное замечание сделал, только я не расслышала, какое именно), а наоборот, проявил похвальную зоркость.
  - Аурелия?! - брови Дуняши сначала удивлённо взметнулись вверх, а потом сурово сошлись на переносице. - Что ты здесь делаешь?
  - Мне больше квинтересно, где Весеквинка, - Василиса упёрла ручки в бока, став похожей на хозяйку, которой тараканы попеняли на подгоревший ужин.
  - За Зеркалом ваша деревенщина, - огрызнулась Аурелия, тщетно пытаясь высвободиться из рук Лучезара. - Там ей самое место!
  В этот напряжённый момент изображение и звук пропали, заставив меня резко повернуться к Зеркальщику.
  - Отлично, - голос Духа Зеркала был по-прежнему ровным и спокойным, таким приговоры разбойникам зачитывают, - твой Герой узнал подмену, значит, ты нужна ему. Раз так, ты удостоишься Испытаний...
  Зеркальщик собрался сказать что-то ещё, но не успел. Зеркало оглушительно зазвенело, гладкий холодный пол буквально вздыбился под нашими ногами, а ровные стеклянные стены пошли трещинами.
  - Что происходит?! - крикнула я, отчаянно пытаясь удержаться на ногах.
  Судя по ошарашенной гримасе, Зеркальщик сам ничего не понимал. Мамочка милая, да что же это такое?! Очередной мощный толчок сбил-таки меня с ног, я испуганно зажмурилась, красочно представляя свою триумфальную встречу с камнями пола, но вместо этого оказалась в кольце сильных рук. До боли знакомый и родной голос укоризненно прошептал: 'Умеешь же ты в неприятности влипать, Веснушка', и по моим губам растеклась широкая блаженная улыбка. Ибо все страхи, ужасы и катастрофы бледнеют и поспешно испаряются, когда появляется Лучезар, который при желании всем катастрофам сто очков вперёд даст.
  - Ты цела? - Лучезар немного отстранился, внимательно изучая меня потемневшими синими глазами.
  Я торопливо кивнула и, закинув голову, выпятила губу трубочкой. Целуй, мол, потом поболтаем. Лучезар насмешливо хмыкнул, и послушно поцеловал. Сначала осторожно, словно не веря в то, что это действительно я, а потом уже с увлечением и пробудившейся страстью. Я отвечала не менее пылко, и мы так увлеклись, что начисто позабыли обо всём, тем более, о нежеланных свидетелях наших поцелуев. А вот сам свидетель скромно уходить в тень и притворяться частью интерьера не собирался, наоборот, сначала разразился приступом кашля, а потом недовольно проскрипел:
  - Молодые люди, тут Зазеркалье, а не Дом утех, прекратите немедленно! Я смущённо охнула и спрятала лицо на груди Лучезара, а вот мой Герой смущаться не стал, меня к себе прижал и довольно нахально ответил: - Если не нравится, то можно и не смотреть. Повисла такая выразительная пауза, что я не выдержала, отлепилась от спасительной широкой груди и с любопытством посмотрела в сторону Духа Зеркала. А взглянуть было на что! Спорим, никто раньше никогда не видел невозмутимого и равнодушного ко всему Зеркальщика с выпученными глазами и отвисшей челюстью? Несколько минут Дух Зеркала молча открывал и закрывал рот, а Лучезар, чья совесть, если и была когда-нибудь вообще, уехала в тёплые заморские дали, взял меня за руку и спокойно, словно речь шла о простой прогулке, сказал: - Пошли домой. - Не выйдет! - отмер-таки Зеркальщик и с нескрываемым злорадством уставился на нас. - Та, что заброшена сюда, не выйдет без прохождения Испытаний! Голову готова дать на отсечение, Дух Зеркала ожидал от нас бурных возражений, отчаянных попыток прорваться или же ещё чего-нибудь столь же душещипательно-бесполезного. И опять ошибся. Я после появления Лучезара уподобилась безмятежным горным вершинам, а мой Герой вообще мало чего в этой жизни боялся. Если вообще был способен испытывать страх. Вот и сейчас, услышав про Испытания, Лучезар почесал кончик носа, после чего миролюбиво кивнул: - Ладно, пусть будут Испытания. Только побыстрее, а то не хотелось бы в первый же учебный день занятия пропускать. Опять повисла пауза, во время которой Зеркальщик честно пытался подтянуть всё время отвисающую нижнюю челюсть. Надо же, нервный какой, а сначала казался таким спокойным и безразличным ко всему! - Вы не боитесь? - недоверчиво проблеял Дух Зеркала. Теперь пришёл черёд нам удивляться: - А кого мы должны бояться? - Если Вы не справитесь, то останетесь здесь навсегда! Я немного приуныла, а вот Лучезар, наоборот, расхохотался так звонко и безудержно, что зал ответил ему громким эхом. - Так это ещё спорный вопрос, кто бояться должен: мы или нас! Что верно, то верно, мы с Лучезаром вряд ли пойдём на пользу Зазеркалью и его обитателям. Зеркальщик гулко сглотнул, но отказываться от своих слов не стал, наоборот, даже голос повысил, очевидно для того, чтобы истерические нотки было хуже слышно: - Вас ждёт три испытания. Узнать себя, узнать свою пару и посмотреть в глаза собственным страхам. Если справитесь - обретёте свободу, а если нет... Дух Зеркала эффектно рассыпался на мелкие осколки, только голос его продолжал отражаться от стен зала: - Останетесь тут навеки! Глава 7. Зеркальные испытания Я никогда не считала себя трусихой, всегда старалась смотреть в глаза собственным страхам и сомнениям (те чудища с совместного с Героями практикума не считаются). Так вот, трусихой я не была, и всё-таки в холодном Зазеркалье, под громовым раскатом голоса Зеркальщика мне было по-настоящему жутко. Я оглянулась на Лучезара, но к моему вящему ужасу, Героя рядом не оказалось. Что за проделки злой ведьмы?! - Лучезар? - позвала я, и сама поморщилась, так жалко и испуганно прозвучал мой голосок. - Лучезар, ты где?! Ответом мне было сводящая с ума тишина. Я резко выдохнула, встряхнула головой, унимая панику и шагнула вперёд, туда, где слабо мерцал огонёк света. Что там, выход или глаза неведомого чудовища? Да нет, глупости, какие чудовища могут быть в Зазеркалье? Конечно, там выход, мне нужно туда... Успокаивая саму себя я быстрым шагом, почти бегом отправилась туда, где мерцал слабый огонёк. А вдруг это солнечный зайчик, тот самый, что привёл меня тогда к Лучезару? Я плюнула на все правила хорошего тона, какие знала, а к тому времени, благодаря занятиям по Этикету, я знала уже довольно много, и бросилась бежать. Быстрее, ещё быстрее, чтобы ветер свистел в ушах, а давящий сердце страх отстал и развеялся в бешеном беге! Вот так вот на полном ходу я и вылетела за поворот, чтобы с разгону врезаться... в саму себя! Не поняла, это ещё что за шутки?! Весь зеркальный зал был буквально битком набит мной! Я даже зажмурилась и головой замотала, но проверенный способ не помог, мои двойники никуда не исчезли. Более того, они в точности скопировали мои действия, тоже зажмурились и головой замотали. - Это твои отражения, - прозвучал над ухом голос Зеркальщика, - посмотрим, сможет ли твой ненаглядный Герой узнать тебя настоящую среди тысячи отражений. У меня руки зачесались немного подправить физиономию этого противного Духа Зеркала. Ещё и издевается, гад! От жестокого избиения Зеркальщика спас Лучезар, уверенным шагом вошедший в залу и замерший у входа. Синие глаза Героя широко распахнулись, а эти проклятые отражения, в точности копируя меня, смущённо улыбнулись и помахали рукой. Все! До единой!!! - Лучезар, - я знала, что меня обязательно повторят, но не смогла сдержаться, - я здесь! - Я здесь! Я здесь! Я здесь! - прокатилось по залу. Лучезар прикусил губу, а потом зажмурился и шагнул вперёд. - Не вынес созерцания такого количества дам своего сердца? - насмешливо хмыкнул Зеркальщик, не спеша, впрочем, становиться видимым. И правильно делал, а то бы я его сама расколотила, причём без всякой магии, голыми руками! - Если он не справится, то останется в Зазеркалье навсегда, - злорадно продребезжал Зеркальщик, и эхо с готовностью подхватило мрачные слова и разнесло их по всему залу. Но Лучезара мрачное пророчество ни капли не смутило, он решительно шагал между моими многочисленными отражениями, только на несколько мгновений замирая у одной или другой девушки, а потом двигаясь дальше. Я, прикусив губу, с тревогой смотрела на своего Героя. Что он делает, он же не видит ничего! Ничего не видит и при этом уверенно двигается в мою сторону... Надо будет потом обязательно узнать, как Лучезару это удаётся. Вот мой Герой совсем рядом со мной, и я невольно беру его за руку, чтобы он быстрее меня узнал. Мои отражения, особенно те, кто рядом со мной, повторяют мой жест, и я готова визжать от отчаяния и тревоги. Лучезар, милый, ну узнай, очень тебя прошу, узнай меня!!! На мою похолодевшую от волнения руку уверенно ложится тёплая ладонь Лучезара, сильные пальцы переплетаются с моими, и мой Герой громко объявляет: - Вот моя Веселинка! В тот же миг мои отражения с тихим хрустальным звоном рассыпаются и исчезают. Вместо них появляется Зеркальщик, чей безгубый рот кривится, словно он ведро крапивный щей проглотил. - Ты угадал, - неохотно проскрипел Дух Зеркала, - задание выполнено. - Мы можем идти? - хитро сверкнул синими глазами Лучезар. - Ты можешь идти, - проскрипел Зеркальщик. - А твоя дама ещё не прошла приготовленные ей Испытания? - Так за чем же дело стало? - я залихватски тряхнула головой. - Я готова. - Да будет так! - провозгласил Дух Зеркала и вокруг меня закружился колючий рой осколков. Я поспешно закрылась руками, чтобы на пораниться, а когда отняла ладошки от лица, не сдержала восторженного вскрика. Я словно бы перенеслась в музей Волшебного Университета. Вокруг на больших столах, маленьких изящных столиках, накрепко привинченных к стенам полках и даже просто на полу стояли, лежали и висели всевозможные вещи. Золотая диадема, богато украшенная драгоценными камнями, соседствовала с грязной тряпкой, в которой я далеко не сразу признала вышитое полотенце, а всё ещё пахнущие свежим деревом лапоточки стояли рядом с отливающим серебром кинжалом. Не поняла, это что за склад забытых вещей? - Ты должна узнать своего Героя, - прозвенел рядом со мной невозмутимый голос Зеркальщика. - Не узнаешь, останешься тут навсегда! Я смущённо кашлянула, беспомощно оглядываясь по сторонам. Значит, мне надо среди этого барахла найти Лучезара? А если не справлюсь... Ладошки стали липкими от пота, коленки предательски задрожали, а сердце вообще сделало попытку трусливо спрятаться в левой пятке. Я глубоко вздохнула, прогоняя панику и решительно закрыла глаза, надеясь, что ноги приведут меня к Лучезару. А что, мой Герой меня так и отыскал! С закрытыми глазами идти оказалось жутко неудобно: я три раза споткнулась, один раз что-то уронила, а потом со всего размаху врезалась коленкой во что-то твёрдое, преградившее мне путь. Коротко взвыв от боли, я моментально распахнула глаза и, растирая ноющую коленку, принялась изучать предметы, лежащие на массивном, жабой раскорячившемся в углу столике, в который я врезалась. Так, и что из этого может быть Лучезаром? Рваное платье, причём женское? Да ну, бред. Широкий золотой браслет с причудливой чеканкой? Не, не вариант, слишком вычурно, Лучезар не такой. Один ношеный лапоть с зелёной каймой по краю? Это больше для Хозяюшки подойдёт. Малахитовый лягушонок? Так ему кванцесса нужна, а не я. Я задумчиво побарабанила пальцами по краю стола, покусала губу, и только потом признала очень неприятных, хоть и очевидный факт: Лучезара с закрытыми глазами я не найду, быстрее покалечусь. Ладно, если одна тактика не работает, используем другую. Например, включим голову. - А раньше ты чем думала? - фыркнул рядом со мной голос невидимого Зеркальщика. - Читать чужие мысли неприлично, - не осталась в долгу я. - Зато интересно, - огрызнулся Дух Зеркала и замолчал, слишком уж выразительно моя рука потянулась к лежащему на самой ближней ко мне полке серому булыжнику. Я опустила руку, закрыла глаза и отчётливо представила Лучезара, его озорные синие глаза, на дне которых золотыми рыбками плещутся смешинки, всегда взлохмаченные светлые кудри, широкую грудь, на которой так приятно укрываться от всех бед и напастей. Где же ты, солнышко моё? Солнышко... И как я могла забыть, Лучезар же солнечный, он весь словно светится! И от него теплом веет. Я хищно потёрла ладошки и с азартом огляделась по сторонам. Та-ак и что тут у нас? Оружие, мерцающее ледяными бликами, отметаем сразу, старые грязные тряпки тоже, деревянные поделки... Я задумчиво взяла в руки пару симпатичных лапоточков, таких крошечных, что они легко поместились в моей ладони. Нет, пожалуй, тоже не то. Слишком просто, что ли. Я задумчиво ходила между столами и полками, внимательно разглядывала выставленные на них вещи. Не то, опять не то, снова не то... Я задумчиво посмотрела на миниатюрную избушку на курьих ножках, с лихо заломленной набекрень соломенной крышей. Хм-м-м. Очень даже может быть... Я потянулась к избушке, и меня опахнуло летним зноем, прогретой на солнце соломой и терпким духом смоляных брёвен. - Лучезар, - прошептала я, нежно поглаживая игрушку, - любый мой... Окружающее пространство дёрнулось и с хрустальным звоном рассыпалось, а я оказалась в крепких объятиях Лучезара. - Ладо моя, - жарко прошептал Герой, накрывая мои губы поцелуем. Я привстала на цыпочки, откинула голову, словно цветок солнцу открываясь горячим губам любимого. - Молодые люди, - раздражённо продребезжал над нами голос Духа Зеркала. Чаща непролазная с голодными хищниками, да что этой маске недобитой надо?! - Что?! - рыкнул Лучезар, неохотно отрываясь от моих губ. - Это Зазеркалье, а не Дом свиданий! - Завидно - завидуй молча! - огрызнулся мой Герой, нежно очерчивая большим пальцем контур моих губ. Зеркальщик отчётливо поперхнулся воздухом, и на несколько минут воцарилась блаженная тишина. Жаль, что несносный Дух быстро, уже привычным, благодаря общению с нами, жестом вернул на место отвисшую челюсть, сердито кашлянул и задребезжал: - Проходите оставшиеся Испытания, возвращайтесь в свой развращённый мир, там и целуйтесь, сколько влезет! Ну и молодёжь пошла, Духов не чтут, чародейства не боятся, девицы сами парням на шею вешаются!!! - А что за Испытания? - привычно вычленила из потока брюзжания самое важное я. - Посмотреть в глаза собственным страхам, - желчно ответил Дух Зеркала и с нескрываемым ехидством добавил, - а коли уцелеете, то ещё себя самих узнавать придётся. Удачи, неугомонная парочка. Помните, не справитесь с испытанием... - Останемся тут навечно, - поморщился Лучезар, - помним, не переживайте. Зеркальщик фыркнул, выкрикнул что-то витиеватое, что в равной степени можно было принять как за заклинание, так и за изощрённое проклятие, и нас накрыла темнота. - Глаза крепко зажмурь, а потом быстро-быстро поморгай, так быстрее к темноте привыкнешь, - прошептал мне Лучезар, крепко обнимая меня за талию. Ну, почти за талию. Когда шаловливая рука скользнула ещё ниже, я сердито шлёпнула её и прошипела, пытаясь пробудить в своём Герое благоразумие: - Лучезар, ну не здесь же! - А почему бы и нет? - прошептал Лучезар и прихватил губами кончик моего ушка, вызвав тем самым толпу мурашек. - Темно, мы наконец-то одни, никто не помешает. Мурашки дружным строем опять замаршировали по спине. Это ещё что за незапланированные военные учения?! - Нам Испытания проходить надо, - пролепетала я, пытаясь сохранить остатки благоразумия. Лучезар фыркнул и прошептал, медленно гладя меня по спине: - Одно другому не мешает. Я прикрыла глаза, отдаваясь ласке и на краткий миг позволила себе целиком и полностью расслабиться в руках любимого. В самом деле, подождут эти страхи, дольше ждали. Только вот страхи считали иначе. Тихий, почти на грани различимого, шорох и цокот постепенно нарастал, а потом к нему добавился возмущённый клёкот и даже треск. - Да что там ещё?! - рыкнул Лучезар, неохотно отстраняясь от меня и поворачиваясь на шум. Я тоже неохотно повернулась в сторону шума, и отчаянно закричала, буквально взлетев на руки Лучезару. И было от чего: на нас надвигались жуткие чудовища, с огромными сетчатыми глазами, сухими, жутко цокающими по камням лапками, вывернутыми, словно у паука-сенокосца и кровожадно распахнутыми жвалами. Меня особенно испугали вывернутые уголком глянцевито поблескивающие в темноте жёсткие крылья, мертвенно-синего цвета. - Веська, - долетел до меня сквозь мой истошный визг насмешливый голос Лучезара, - а ты сиреной противотуманной поработать не хочешь, а то мне говорили там место освободилось. - А куда заморская птица делась? - шмыгнула носом я. - Спёрли. - Кто?! - ахнула я, начисто позабыв про все свои страхи. - Ведь матушка твоя совсем недавно говорила, что новую птицу привезли! Лучезар расплылся в озорной улыбке и беззаботно пожал плечами: - Да мало ли охотников найдётся. Ты эту птицу когда-нибудь видела? Я отрицательно замотала головой. Лучезар смешливо хмыкнул и охотно пояснил: - Короче, это не простая птица, вроде чайки или совы какой-нибудь, а эта... как её... Вспомнил, Сирена, вроде нашей Сирин. - Тело птичье, а лицо женское? - ахнула я. - Ну, не только лицо. Она до пояса девица, со всеми выдающимися, весьма выдающимися, женскими признаками. - А ты откуда знаешь? - моментально насупилась я. Миленькое дело, мой жених ещё супругом стать не успел, а уже на всяких девиц выдающихся заглядывается! - Доводилось видеть, - не стал хитрить Лучезар, за что и получил тычок кулачком в грудь. Ничего не скажешь, многого я про эту заразу синеглазую не знала! - А может, и не только видеть? - нехорошо прищурилась я, обиженно спрыгивая с рук Лучезара на пол. Обрадованное моим спуском вниз чудовище с готовностью положило на меня свою лапу, по которой я моментально шлёпнула ладонью. Не до него сейчас, мне с женихом разобраться надо. Чудовище обиженно зацокало и попыталось цапнуть подол моего платья. Я 'нечаянно' переступила каблучками в опасной близости от лап чудовища, заставив его зашипеть и отпрянуть. - Не лезь! - рыкнула я. - Не до тебя сейчас! Чудовище разъярённо заклёкотало, вздыбилось на задние кривые, поросшие короткими чёрными щетинками лапы и... рассыпалось мелкими зеркальными осколками. Следом за ним рассыпались на осколки и остальные чудовища. - Что это с ними? - удивилась я, временно забывая о собственной ревности. - Ты справилась с Испытанием, посмотрела в глаза собственному страху, - голос у Лучезара был серьёзный, только в глубине синих глаз золотыми рыбками плескались смешинки. - Так ты что, нарочно мне про эту Сирену рассказал? - ахнула я. - Ага. Вот что мне с ним, таким умным делать прикажете, а?! Убить или наградить? Я ограничилась обиженно надутыми губами и грозным сопением, но мой Герой даже не попытался изобразить раскаяние. - Прости, Веснушка, но я не позволю тебе остаться здесь. Даже и не проси. Я уже открыла рот, чтобы высказать своему Герою всё, что о нём думаю, но меня насторожило вылетевшее изо рта облачко пара. Не поняла, это ещё что за ведьминские козни?! - О, а вот, кажется, Испытание и для меня, - пробормотал Лучезар, нахмурившись и невольно сжимая руки в кулаки. - Ты что, холода боишься? - недоверчиво хмыкнула я. Ну надо же, а мне казалось, мой Герой неустрашим и неуязвим. Лучезар мрачно кивнул, усиленно растирая покрасневшие от холода руки. - Дай я. Я взяла обхватила ладони Лучезара, поднесла к своему лицу и стала бережно растирать их, согревая своим дыханием. Холод усиливался, но лично меня он не пугал, я к морозам привычная, у нас зимы студёные, плевок на лету мёрзнет. Кстати, действительно, мёрзнет, мы с кикиморушками проверяли. - А мне казалось, ты плеваться не умеешь, - фыркнул Лучезар, которому я охотно поведала про наши с кикиморушками эксперименты, - и вообще, вся из себя такая правильная, крестиком вышиваешь. - Вышивать я не умею, - я тяжело вздохнула, признаваясь в таком тяжёлом для девушки несовершенстве. Честное слово, в нашем селе гораздо охотнее прощали девице непривлекательную внешность, чем отсутствие рукодельных навыков. - Если хочешь, я научу, - пожал плечами Лучезар. - А ты умеешь? Вообще-то, я прекрасно знала, что о способностях своего ненаглядного, просто отвлечь его пыталась. А что, вдруг получится, меня же Лучезару отвлечь удалось! - Умею. Меня отец всему научил. - Так-таки и всему? - я с шаловливой улыбкой скользнула руками по плечам Лучезара. - И этому? Я тесно прижалась к своему Герою, ласковой кошкой потёрлась о его грудь щекой. - И этому? - прошептала я, запуская руки во взъерошенную шевелюру Лучезара. - С огнём играешь, Веснушка, - хрипло прошептал Лучезар, притискивая меня к себе. - А я люблю огонь. Холод, который я и раньше-то почти не замечала, отступил, растаял, растворился в красноватом мареве, окружившем нас со всех сторон. Где-то на краю сознания я услышала тоненький стеклянный звон и даже отстранённо удивилась: откуда тут стекло, но потом жар захлестнул меня с новой силой, и я позабыла обо всём на свете. Остались только сильные руки, которые служили для меня опорой вселенной, оглушительный грохот сердца одного на двоих и жар тел, которые стремились слиться в единое целое. - Да что же это такое?! - прогрохотал над самым моим ухом разъярённый голос, в котором я с некоторым запозданием узнала Зеркальщика. - Молодые люди, ведите себя прилично, это, между прочим, таинственное Зазеркалье, перед которым благоговеют самые опытные волшебники! - Тьфу, - Лучезар в сердцах плюнул на каменный пол, - Веснушка, пошли отсюда, тут ну никакой личной жизни! - Узнаете себя, найдёте путь из Зазеркалья, - с нескрываемым ехидством прошипел Дух Зеркала. Между прочим, мог бы и поблагодарить, мы его оживили, а то такой бесстрастный был, равнодушный ко всему, неживой прямо. А сейчас эмоции проснулись, того и гляди, из маски человеком станет. Я так задумалась, пытаясь представить, каким человеком мог бы стать Зеркальщик, что начисто позабыла обо всём. - Эй, Веснушка, отомри, - Лучезар помахал рукой перед моим лицом, - смотри, тут у нас несколько дверей, на каждой наш портрет. Если я правильно понимаю, то только за одной дверью выход, остальные ловушки. Как выбирать будем? - Ты у меня спрашиваешь? - горько хмыкнула я. - Я даже Зеркальщика человеком представить не могу. - Ну, это-то как раз просто, - отмахнулся Лучезар. - Зеркальщик, или Дух Зеркала, это князь, который решил в своём княжестве идеальный порядок навести. А тех, кто с ним не согласен был, или его представлению о прекрасном не соответствовал, князь лютой смерти предавал. Никого не щадил, ни стариков, ни женщин, ни детей малых. Многих погубил князь, вот за это-то его и изгнали из мира живым, а в мир мёртвых не пустили. Но и тогда не угомонился князь, духом бесплотным, смерти лишённым, странствовал по свету да людей губил, пока его в Зеркале не заточили. - А ты откуда знаешь? - ахнула я, заворожённо слушая своего Героя. - Дед рассказывал. - Как непосредственный участник событий? - не удержалась от шпильки я. - Как сын непосредственного участника. Веснушка, хорош языком попусту молоть, пошли уже, пока наши друзья в стремлении вызволить нас отсюда всё Зеркало прахом по ветру не пустили. Я согласно кивнула и внимательно осмотрела каждую дверь. Было их вроде и немного, всего пять, но как понять, за какой выход, а какие так, для отвода глаз сделаны? Они ведь все одинаковые, цветом и формой, даже ручками, ничем не разнятся. Только и отличаются нашими с Лучезаром портретами, что аккурат посерёдке каждой двери намалёваны. Погодите-ка... Как там Зеркальщик говорил: 'Узнаете себя и найдёте выход'? Значит, за каким портретом мы нарисованы, там и выход! Я и сама не заметила, как звонко крикнула свою догадку. - Проблема в том, Веснушка, что мы нарисованы на всех портретах, - вздохнул Лучезар. А, ну да, точно. Я приуныла, мрачно изучая портрет, перед которым остановилась. Глупый рисунок: у меня вид такой, словно я кол проглотила, на голове намалёвано невразумительное обручье самоцветное, а крылья растопырены так, что Лучезара еле видно. Я фыркнула и собиралась перейти к следующему портрету, как меня сдавленным от сдерживаемого смеха голосом окликнул Лучезар: - Веснушка, поди-ка сюда! - Это что?! - выдохнула я, с возмущением глядя на портрет, над которым буквально ухохатывался Лучезар. - Ну как, наша с тобой семейная жизнь, - Лучезар кашлянул, но всё-таки смог совладать с собой и продолжить относительно серьёзным тоном. - Смотри, ты, как верная и преданная супруга, сидишь в избушке у окошка и терпеливо поджидаешь меня с ратных подвигов. Лучезар не выдержал и опять громко расхохотался, до того нелепа была намалёванная на двери картинка. Нет, у другой пары вполне возможно и такое, но я-то точно не буду смирно сидеть и ждать своего Героя! Я буду рядом с ним, его верной Феей, заботливой Помощницей и любящей супругой. А он будем рядом со мной, в радости и горести, я в этом даже не сомневаюсь. И вот тут меня осенило. Я решительно стуча каблуками пошла вдоль ряда дверей, внимательно рассматривая портреты. Не то, опять не то, фу, гадость какая, как такое вообще немалевать можно! Я гадливо передёрнула плечами и шагнула к следующей двери. Скользнула взглядом по портрету, отошла на два шага. Вернулась назад, присмотрелась внимательнее. Сделала несколько шагов в сторону, критически прищурилась и опять посмотрела на картину. Хм, по-моему, то, что нам и надо. - Ты чего, Веснушка? - от Лучезара не ускользнули мои манёвры, и он заинтересованно подошёл поближе. - Любуешься очередным 'шедевром'? - Что скажешь? - я спиной прислонилась к груди Лучезара, задумчиво покусала губу. - По-моему, подходяще, а? - Более чем, - прошептал Лучезар, медленно целуя мою шею. - Эй, я портрет имела в виду! - вынуждена была возмутиться я. В самом деле, не век же нам в этом Зазеркалье куковать, как говорится, погостили, пора и честь знать. - Неплохо. Вот голову готова дать на отсечение (не свою, естественно, а братца Лихослава), что Лучезар на портрет даже толком и не смотрел. Пришлось мне вырываться из таких надёжных объятий, подходить к портрету и голосом преподавательницы отчеканить: - Посмотри, похоже на нас с тобой? Вот теперь мне, наконец-то, удалось добиться внимания Героя. Лучезар задумчиво потёр подбородок, наклонил голову к плечу и медленно кивнул: - Пожалуй... - Открываем? - вопрос я просипела, так сильно у меня сел голос и пересохло во рту. Даже колени задрожали, а сердце замерло, всерьёз обдумывая, стоит ли продолжать биться дальше. От Лучезара моё смятение не укрылось. Мой Герой шагнул ко мне, притянул к себе, после чего решительно распахнул заветную дверь. Мама, мамочка пусть будет чудо... Продолжение истории можно прочитать здесь: https://noa-lit.ru/musnikova-natalya.html
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"