Мустафин Владислав Маратович: другие произведения.

Три новеллы о вреде алкоголя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


ТРИ НОВЕЛЛЫ

О ВРЕДЕ АЛКОГОЛЯ

Автор: ВЛАДИСЛАВ МУСТАФИН

НОВЕЛЛА ПЕРВАЯ.

ЧУМОВОЙ САМОГОН

   Небольшой город. Тихая улица. Два мальчика 13 лет.
   С е р е ж а. Эй, постой-ка, куда побежал?
   Л е ш а. Мне там надо маме помочь.
   С е р е ж а. Пирожки, что ли, лепить? Или цветочки пересаживать? Ты, Леша, как девчонка. (хватает Лешу за руки) И руки у тебя как у девчонки. А глазки-то голубенькие, круглые, реснички, ой, не могу, длинные. Юбку оденешь, волосы отрастишь - влюбиться можно. Может, ты на самом деле девочка? Давай посмотрим, что у тебя в трусах.
   Л е ш а. Отстань. (отталкивает Сережу)
   С е р е ж а. Ты чего? Айда поиграем в палача и жертву.
   Л е ш а. Не хочу. (вырывается)
   С е р е ж а. Куда ты, постой. Оп, поймал. Вот и все, теперь не вырвешься.
   Л е ш а. Отпусти, больно же.
   С е р е ж а. Больно? Вот и хорошо. Я этого и добиваюсь.
   Л е ш а. Ты садист.
   С е р е ж а. Да, я садист. Я маньяк. Мне нравится насиловать и зверски убивать несчастных девчонок, вроде тебя. (выкручивает руки Леше)
   Л е ш а. Помогите!
   С е р е ж а. Да, да, кричи погромче, вон уже бежит толпа тебя спасать.
  
   Из-за угла дома появляется Лена, девушка лет 20-21.
   Л е н а. Что здесь происходит? Ну-ка, отпусти его немедленно.
   С е р е ж а. Он мой пленник, я веду его на казнь.
   Л е н а. Сейчас я покажу тебе казнь. (бьет Сережу)
   С е р е ж а. Кто ты такая? Какое имеешь право бить по ушам? Я брату пожалуюсь. Он тебя изнасилует.
   Л е н а. Так у вас семейная банда насильников? Знаешь, что делают с насильниками на Востоке? Начнем с тебя. Потом доберемся и до брата. (Леше) Подержи его, пацан. У меня в сумочке как раз ножницы есть. (Сереже) Будем тебя кастрировать.
   Л е ш а. Да ладно, пусть живет. Никакой он не насильник. Наговаривает на себя. Он обыкновенный трус. Выбрал самого слабого в классе и издевается.
   Л е н а. Насильники все трусы. Ничего, пацан, он больше не будет издеваться.
   С е р е ж а. Еще как буду.
   Л е н а. Не будешь. Придется тебе школу бросить и в евнухи податься. Вот у меня тут веревка имеется. Привяжем его к позорному столбу. Я тоже, как и ты, люблю издеваться над людьми, особенно над плохими мальчишками. У тебя есть хобби, пацан?
  
   Лена привязывает Сережу к фонарному столбу.
   Л е ш а. Есть. Я спичечные коробки собираю. У меня уже их сорок две штуки.
   Л е н а. Эх, а у меня всего двадцать три яйца в коллекции. Еще одно разбилось.
   С е р е ж а. Отпусти, дура.
   Л е н а. Опустить тебя? Сейчас мы тебя опустим. Давай, пацан, ты первый. А я пока домой за морковкой сбегаю. Вчера в магазине морковь купила, вот как твоя рука.
   С е р е ж а. Вова, помоги!
  
   Появляется Володя.
   В о л о д я. Братишка, ты, что ли, кричишь? Ты что это вытворяешь? Отпусти его.
   Л е н а. Катись, а то и тебе достанется.
   В о л о д я. Что ты мне сделаешь? Маникюрными ножницами зарежешь?
   С е р е ж а. (плачущим голосом) Вов, она хотела мне морковку в зад засунуть.
   В о л о д я. Ничего, Серега, не переживай, мы ей тоже что-нибудь приятное сделаем.
   Л е н а. Что ты мне сделаешь, козел? Подходи ближе, а то давно моя коллекция не пополнялась.
   В о л о д я. Какая еще коллекция?
   С е р е ж а. Она яйца накопляет, осторожней, Вов!
   В о л о д я. Давай, развязывай моего братишку.
   Л е н а. Зачем? Я еще не закончила его истязать. Вот тебя обезврежу и продолжу с ним. (идет на Володю, выставив вперед ножницы)
   В о л о д я. Убери ножницы, а то хуже будет.
   Л е н а. Зачем хуже? Ты и так не обрадуешься.
   В о л о д я. Вон, милиционер идет.
   Л е н а. Пусть. За таких мерзавцев он мне еще спасибо скажет.
   В о л о д я. Ты что натворил, Серега? За что тебя так?
   Л е н а. Он руки выворачивал вон тому пацану. Моему племяннику тоже какой-то негодяй руку вывернул. Уже пять лет прошло, а он все мучается.
   В о л о д я. Племянник, что ли?
   Л е н а. Негодяй, конечно. Как вспомнит меня, тут же в штаны напускает.
   В о л о д я. Что ж ты ему такого сделала?
   Л е н а. Подойди ближе, покажу.
   С е р е ж а. Вов, не связывайся с ней, она психованная.
   В о л о д я. Успокойся, Серега, ты сам виноват. (Лене) Только не думай, что я испугался тебя. Я спортом занимаюсь.
   Л е н а. Бегом на короткие дистанции?
   В о л о д я. Боксом. С толпой отморозков справлялся. А на женщину я все равно руки не подниму. Тем более, я тебя знаю. Ты на нашей фабрике работаешь. Я там механиком тружусь.
   Л е н а. Да знаю я тебя. Целый день в карты, шахматы играете. Трудяги!
   В о л о д я. Всякие дни выпадают. Случается, как начнут машинки лететь одна за другой и пообедать некогда.
   Л е н а. Неужели ты меня знаешь? (развязывает Сережу) Нас ведь на фабрике девушек, как цветов в поле.
   В о л о д я. Это точно - вы как цветы. Но ты выделяешься, ты как тюльпан среди ромашек и одуванчиков.
   Л е н а. Да брось ты! Не старайся: у меня на ушах ничего не виснет.
   В о л о д я. Честно. Все познакомиться хотел, да не получалось. Машинка твоя однажды сломалась, да я занят был, к сожалению, - другую ремонтировал. А так подойти - неудобно.
   Л е н а. Стеснительный, что ли? Чего рты разинули, пацаны? Бегите отсюда.
   В о л о д я. Да, Серега, иди домой, мать звала.
  
   Сережа и Леша уходят. Володя и Лена идут по улице.
   Л е н а. Значит, ты Володя? А я Лена.
   В о л о д я. Знаю.
   Л е н а. Скажи честно: разочаровался во мне? Не ожидал, что я такая грубиянка?
   В о л о д я. Нормальная. Я же наблюдал за тобой на фабрике. Ты там такая же.
   Л е н а. И похлеще бываю.
   В о л о д я. А, правда, ты там, чего-то коллекционируешь?
   Л е н а. Да нет, конечно. Ничего я не коллекционирую. Это я так, в воспитательных целях приврала. Чтобы страху нагнать.
   В о л о д я. Так я и подумал.
   Л е н а. А ты испугался, признайся.
   В о л о д я. Ну, это смешно, Лен. Твоих ножниц, что ли?
   Л е н а. Они очень острые, вот, потрогай. (тянет в сторону Володи ножницы)
   В о л о д я. ( отстраняется) Перестань, ты меня зарезать хочешь?
   Л е н а. А ты очень этого боишься?
   В о л о д я. Нет, не боюсь почти. Но зачем?
   Л е н а. Проверить хотела. Читала один рассказ. Там девушка изрезала по нечаянности парня самурайским мечом. Думала, что он покушается на ее честь. А он приличный парень был. Она ему даже не нравилась. Она на его теле живого места не оставила. Девушка в ту же минуту ужаснулась содеянному, выходила парня, вылечила. А парень влюбился в нее без памяти, и они поженились. Они жили долго и счастливо, пока его не застрелили на какой-то войне.
   В о л о д я. Ты хотела проверить, влюблюсь ли я в тебя без памяти?
   Л е н а. Да.
   В о л о д я. Но я ведь и так почти... Но ведь та девушка вылечила его, поэтому он в благодарность и влюбился в нее.
   Л е н а. Глупость ты сморозил. В благодарность никто не влюбляется.
   В о л о д я. А вот были же случаи на войне: медсестра ухаживает за раненым, и тот потом предлагает ей выйти за него замуж.
   Л е н а. Всегда сперва медсестра влюблялась в раненого. А тот потом, чувствуя себя ей должным, как бы отвечал ей взаимностью. Ему бывало неудобно ей отказать. Да и медсестер же меньше, чем раненых. А когда женщин мало, они кажутся привлекательнее.
   В о л о д я. Не может такого быть. Медсестра заглядывает в его внутренности, когда врач делает операцию, выносит из-под него утки, ощущает вонь от его немытого тела. И после всего этого ее влечет к нему?
   Л е н а. Ничего ты не понимаешь в настоящей любви.
   В о л о д я. Возможно. Так объясни мне, что такое настоящая любовь.
   Л е н а. Вот еще! Это необъяснимо. В том рассказе у парня чувство проснулось в ту минуту, когда девушка резала его. Как будто оно было глубоко в нем запрятано, а меч позволил ему выйти на свободу.
   В о л о д я. Странно это. Он должен был возненавидеть ее. По всей логике. А по-твоему выходит, что жертва пылает любовью к убийце и благословляет его на том свете.
   Л е н а. Может, так оно и есть.
  
   Володя и Сережа дома. Сережа делает уроки за столом. Володя берется за разные дела, но все у него валится из рук.
   С е р е ж а. Ты чего, Вова, сам не свой? Неприятности на работе?
   В о л о д я. Послушай, Серега, помнишь, как в тот раз, разыграйте с другом сцену на том же месте, напротив аптеки.
   С е р е ж а. Не хочется. Опять эта дура выскочит. Она там живет поблизости. Я тогда чуть не обоссался - до того натурально она мучила меня. Я даже подумал: все, остался я без яичек.
   В о л о д я. А вы поменяйтесь с другом ролями.
   С е р е ж а. А она увидит меня в роли жертвы, обрадуется и скажет Лешке: так, мол, его, пацан, помучай получше этого негодяя.
   В о л о д я. Неважно, что она сделает. Главное, мне ввязаться, заговорить с ней.
   С е р е ж а. И сдалась она тебе, Вова. Ищешь приключений на свою головку.
   В о л о д я. Старшего брата будешь учить?
   С е р е ж а. Да ты вспомни, старший брат, как Катька, длинная, караулила тебя у мужского туалета. Ирка, бухгалтерша, пирожками в тебя кидалась. А Вероника... Ладно, лучше промолчу про Веронику. Чем они хуже этой сумасшедшей?
   В о л о д я. Все равно не поймешь. Ну, так сделаешь, о чем я просил?
   С е р е ж а. Извини, Вова, но как-то глуповато это, по-детски.
   В о л о д я. А ты что, взрослый?
   С е р е ж а. Я про тебя говорю.
   В о л о д я. Да, ты прав. Ладно, забыли. А письмо напишу, передашь?
   С е р е ж а. Пойми, Вов, я перенес психологическую травму. Мне видеть ее, все равно что незажившую рану бередить.
  
   На швейной фабрике. Обеденный перерыв. Лена сидит за машинкой, читает. К ней подходит Володя.
   В о л о д я. Привет, Лен. Давай проверю твою машинку, пока перерыв. А то вдруг сломается в неподходящий момент - план не выполнишь.
   Л е н а. Не нужно, зачем? Если за план беспокоишься, проверяй вон у Бекетовой, Наумовой - у них машинки еле дышат.
   В о л о д я. У меня есть приспособление одно, штучка такая небольшая...
   Л е н а. Знаю я ваши штучки. Вы их в штанах прячете.
   В о л о д я. Да нет. Деталь дополнительная, японцы изобрели. С ней шить удобнее и быстрее, и шума меньше. Крепится вот в этом месте. Только будешь убирать после работы, а то свистнут. Я сам могу приходить убирать ее, а утром снова ставить.
   Л е н а. Не нужно, Володя. Мне завидовать начнут, машинку испортят, и вся твоя доброта наизнанку вывернется. Обойдусь как-нибудь. Иди лучше в шахматы играй - это хоть для мозгов полезно. А возле меня ошиваться - пользы никакой.
   В о л о д я. Может, в кино сходим? Премьера - билетов не достать, а я достану.
   Л е н а. Ты знаешь, я не люблю фильм в кинотеатре смотреть. Если что не поймешь, назад не отмотаешь. Да и ты отвлекать будешь разговорами и поцелуями.
   В о л о д я. Какими еще поцелуями, ты что?!
   Л е н а. А для чего еще в кино приглашают?
   В о л о д я. О поцелуях я пока и не мечтал.
   Л е н а. О поцелуях редко кто мечтает. Обычно сразу о главной стадии.
   В о л о д я. Мне бы за руку тебя подержать, какие еще главные стадии!
   Л е н а. Это предел твоих мечтаний? Ну, на, подержись. (протягивает Володе ладонь)
  
   Пауза. Лена продолжает читать. Володя осматривает со всех сторон ее машинку.
   В о л о д я. Может, в ресторан сходим?
   Л е н а. В ресторан?
   В о л о д я. Ну, или в кафе.
   Л е н а. Или в буфет, да? Ты знаешь, я предпочитаю домашнюю пищу.
   В о л о д я. Тогда приходи ко мне домой, когда мать на дежурстве будет. Все говорят, что я хорошо готовлю. У меня видеомагнитофон есть. Фильм можно будет отмотать или перемотать, если захочешь. Разговорами я тебя отвлекать не буду.
   Л е н а. Молчать, что ли, будем?
   В о л о д я. Почему, можем и поговорить.
   Л е н а. Руку попросишь подержать, да?
   В о л о д я. Да.
   Л е н а. Обидно будет.
   В о л о д я. Что?
   Л е н а. Город маленький, кто-нибудь да заметит, что я к тебе приходила. На другой день будут знать все. Припишут черт те что. А ты всего лишь за руку подержался. Обидно тебе будет.
   В о л о д я. Ничего, переживу.
   Л е н а. Извини, Володя, лучше бы ты не тратил времени даром. Скучно мне с тобой. Да и у меня время ограничено. Племянники на шее сидят. И в секцию дзюдо еще хожу.
   В о л о д я. Зачем?
   Л е н а. Хулиганов развелось. Проходу от них нет.
  
   Двор двухэтажного двухподъездного дома. Столик и скамейка под деревом. На скамейке - Дима и Коля. На столике бутылка мутной жидкости, один стакан, хлеб. К ним подходит Володя.
   Д и м а. Что с тобой, Вован? Совсем нос повис у Вована, посмотри, Колян.
   К о л я. Сейчас поднимем нос Вовану. Накапай, Диман, в стакан. Пей, друган.
  
   Дима наливает самогон. Володя присаживается на скамейку. Коля придвигает стакан Володе.
   В о л о д я. Извините, ребята, настроения нет.
   К о л я. Так мы же хотим, чтобы оно у тебя появилось.
   В о л о д я. Бесполезно.
   К о л я. Почему бесполезно? Обижаешь. Ну, ладно, просто поддержи компанию.
   В о л о д я. Пожалуй, выпью одну.
   Д и м а. Представляешь, Вован, я тут иду по улице, а ко мне бабы пристают.
   К о л я. Хватит, Диман. Никто к тебе не приставал. От тебя все шарахаются на сто метров.
   Д и м а. Ты не видел, Колян, помолчи.
   К о л я. Мне и видеть не надо. Вечно ты фигню городишь.
   Д и м а. Одна, представляешь, за хрен меня дергает, другая к заднице прижимается, а третья в карман лезет.
   К о л я. Чего там у тебя в кармане интересного? Это он сон рассказывает. Не слушай, Вован, пей.
  
   Володя выпивает самогон из стакана, морщится.
   В о л о д я. Что вы пьете? Гадость какая!
   К о л я. В башку ударяет и нормально.
   Д и м а. Это чумовой самогон! Ничего другого я принципиально не употребляю. Кроме пива, конечно. А вот и пиво.
  
   Дима достает из-под скамейки трехлитровую банку пива и ставит ее на стол.
   К о л я. Если с пивом мешать, крышу капитально сносит.
   В о л о д я. Зачем? Не хочу я, чтобы крышу сносило.
   К о л я. Попробуй, понравится. Признайся: девка заморочила голову? Не дает? Кто такая?
   Д и м а. Беги подальше от девок, Вован.
   К о л я. Молчи, Диман. Девки - дело хорошее. Надо только умеючи с ними. Запомни: унижаться перед ними нельзя. Дашь однажды слабину - все: они тебя за человека считать не будут.
   Д и м а. Лучше посылай их подальше, Вован. Вот, как я делаю.
   К о л я. Это они тебя посылают, Диман, а не ты их.
   Д и м а. А знаешь, сколько их клеилось ко мне?
   К о л я. Видел бы ты, Вован, кто к нему клеился? Бабушку из пятнадцатой квартиры знаешь?
   В о л о д я. Что, и она клеилась? Не может быть!
   К о л я. Да она просто красавица по сравнению с димановыми невестами.
   Д и м а. Почему? Симпатичные тоже попадались.
   К о л я. Да, особенно та, с орлиным носом. Наливай, давай.
   В о л о д я. Может, я хоть закуску принесу?
   К о л я. Закуски навалом. Где-то огурец еще был. Вот ливерная колбаса. Бери нож, нарезай. Закуски море. Но мы ее специально минимум употребляем - для чистоты ощущений. И потом, случается, все обратно вылезает. Редко, но бывает. Тогда лучше, если в желудке не намешано всякой хреновины.
  
   Володя берет нож, режет огурец, колбасу.
   Д и м а. Очень важно не допустить, чтобы обратно пошло. Тогда резко трезвеешь, и голова еще начинает трещать, и, получается, все зря. Не столько пойла жалко, сколько потраченного времени и несбывшихся надежд.
   В о л о д я. Каких еще надежд?
   Д и м а. Пей, потом сам поймешь.
   В о л о д я. Меня уже мутит. От запаха блевать тянет.
   К о л я. Тогда на пиво налегай. Послушай, Вован, баба такое существо, она силу любит, даже насилие.
   Д и м а. Не надо никакого насилия. Себе дороже выйдет. Пробовал я одну насиловать, так она как двинула меня ...
   К о л я. Не лезь, Диман. Вот, если, к примеру, стелиться перед девкой, цветочки ей дарить, капризы ее исполнять, на передних лапах плясать, тогда она подумает: наверно, я такая исключительная, и чего я с Вованом вожусь, когда обо мне, может, если не принц, то какой-нибудь крутой мужик на иномарке мечтает.
   Д и м а. Вот-вот, завышение самооценки - это у них в крови. Нормальный мужик всегда сомневается в себе, а какая-нибудь уродина слабого пола думает, что весь мир должен ползать перед ними.
   К о л я. Не перебивай, Диман. Хотя сейчас ты правильно излагаешь. Видишь, Вован, как Диман прямо на глазах умнеет.
   Д и м а. Я мыслить умею. Особенно, когда этой сивухи нажрусь. А вы меня за двоечника держите.
   К о л я. Не обижайся, Диман, но, бывает, ты такое ляпнешь, что провалиться хочется под землю. Стыдно перед посторонними бывает.
   Д и м а. Не водись со мной. И не будет стыдно.
   В о л о д я. Да ладно, ты, Колян, сам хорош.
   К о л я. Чем это я хорош?
   В о л о д я. Не считаешь же ты себя непогрешимым. Если каждый пороется в себе, такое может обнаружить!
   К о л я. Это верно. У меня тоже проколы случаются. Вот недавно познакомился с одной. На фабрике работает. Может, ты и знаешь ее. Ленка из брючного цеха. Дзюдо занимается. Крутая девка. Иду однажды по улице. Навстречу она. А уже темнеть начало, вокруг никого. Лицо знакомое, дай, думаю, подшучу. А я еще пива глотнул, в голову слегка дало. Стал я понарошку так приставать, а она, без лишних разговоров, раз - захват, раз - подсечка. Не успел я по матери ругнуться, а уже на земле валяюсь. Головой о камень еще ударился: потом только, дома, утром, на подушке кровяное пятно увидел. Лежу я, боли не замечаю, думаю: вот это, блин, женщина! Она мне руку подает, отряхивает. В кино мы с ней ходили.
   В о л о д я. Не может быть! Она кино в кинотеатре не любит смотреть.
   К о л я. Точно, не любит. Весь сеанс мы с ней сосались на последнем ряду, на экран даже не взглянули. А ты ее знаешь, что ли?
   В о л о д я. А нет, я перепутал ее с другой Ленкой. Из футболочного цеха.
   К о л я. У этой волосы темные, почти черные, она их на затылке узлом завязывает.
   Д и м а. Я ее тоже знаю. Глаза у нее, почти как у японки.
   К о л я. А ты ее откуда знаешь?
   Д и м а. На пляже видел. Всю ночь потом мечтал, вспоминая изгибы ее тела.
   К о л я. Думал, соврешь опять. Мозоли остались?
   Д и м а. Я крем специальный использую. А чего врать? К такой на хромой козе не подъедешь. Не про мою она честь.
   К о л я. Кажется, втюрился я, мужики. Такую девку редко встретишь. Все, что я говорил, ну, типа, женщин надо держать в ежовых рукавицах, если что, сразу по хлебальнику, к Ленке не относится.
   Д и м а. Еще бы: попробуй руку на нее подними - она тебе приемчик и ты лежишь, отдыхаешь, пол нюхаешь.
   К о л я. Не в этом дело. Все равно я сильнее ее. Подумаешь, дзюдо! Мышцы-то не те, не мужские. Дело не в этом. Вот, взглянешь на нее и хочется стелиться перед ней...
   Д и м а. Капризы исполнять, на передних лапах плясать? Что-то Вован приуныл. Ты чего, Вован?
   В о л о д я. Ничего. Вспомнилось.
   К о л я. Все-таки, ты ее знаешь, наверно. Не по ней ли ты сохнешь, братан? Она что-то рассказывала про какого-то механика. Не про тебя ли? Что он, мол, объяснялся ей на коленях, а она его послала. По лбу еще чем-то двинула.
   В о л о д я. Что у тебя с ней, Колян?
   К о л я. Черт ее знает. То сама нежность, то вдруг посылает подальше. А то: раз - захват, раз - подсечка и лежишь, отдыхаешь, думаешь: за что.
   Д и м а. Мне бы такую! Я бы ей все прощал. Пусть хоть каждый день рожу мне в кровь разбивает.
   В о л о д я. Пойду я, мужики.
   К о л я. Посидел бы еще. Ты же до состояния эйфории еще не дошел.
   Д и м а. А после эйфории еще нирвана будет. Состояние вечного покоя и гармонии с миром.
  
   Володя уходит с зажатым в руке ножом. Уже стемнело. Он идет на то место, где познакомился с Леной. Ноги его заплетаются. Глаза слипаются. Он упирается в столб и сползает на землю. Впадает в полусон. Идет домой Лена. Видит Володю. Подходит к нему, наклоняется.
  
   Л е н а. Что-то ты совсем раскис, Володя.
  
   Володя видит сон: он сидит на полу, упершись спиной в стену, в руке у него меч; перед ним - Лена, тоже с самурайским мечом. Лена говорит: "Что-то ты совсем раскис". Лена прикасается к щеке Володи острием меча. Наяву Лена трогает рукой лицо Володи.
   Л е н а. Вставай же. Будь мужчиной.
  
   Во сне Володи Лена говорит ему те же слова.
   Л е н а. Ты совсем сдался.
  
   Во сне Володя слышит то же. Он резко вскакивает и со словами "ах, ты" делает выпад мечом. Лена не успевает среагировать и получает укол в живот. Наяву Володя зарезал ее ножом.
   Через несколько недель. Лена в больничном халате сидит на скамейке. Подходит Володя с пакетом. Он очень коротко пострижен. У Лены болезненный вид, слабый голос.
   Л е н а. О, привет, что принес?
   В о л о д я. Здесь куриный бульон, вкусная булочка, спелые персики.
   Л е н а. А свежий кефир? Ужасно хочется кефира.
   В о л о д я. Я сбегаю в ближайший магазин.
   Л е н а. Перед уходом сбегаешь. (заглядывает в пакет) О, какие персики! Такие мягкие. Как ты угадал, что я обожаю персики? (берет один персик, нюхает его, прижимает к щеке) Что странно, я такая жесткая, порой жестокая, и люблю самый нежный фрукт. А моя сестра, к примеру, добрейшее существо, и, кроме самых твердых яблок, которые я даже раскусить не в состоянии, ничего не признает.
   В о л о д я. Ничего странного тут нет.
   Л е н а. Ты думаешь? А куда это ты собрался?
   В о л о д я. Никуда.
   Л е н а. А зачем тогда голову побрил? Хотел меня очаровать, что ли? Когда стригутся так коротко, всегда куда-нибудь собираются: в армию, в путешествие по жарким странам, в тюрьму, или играть лысого героя в кино. Какой вариант тебе подходит? Попробую угадать. Тебе предложили роль Фантомаса в местном театре? Нет? Едешь охотиться в бассейне реки Лимпопо?
   В о л о д я. Кончай, Лен. Я жду, когда придут меня арестовывать. Второй месяц жду. Это мучение хуже тюрьмы. Я решил признаться.
   Л е н а. А, все-таки признаться. Я думала, ты деру дашь. И внешность для этого изменил.
   В о л о д я. Удариться в бега? Нет, это не для меня. Если до сих пор не сбежал, значит, и не хотел этого.
   Л е н а. Но и не признался еще. Выжидал, пока мое здоровье не будет в безопасности?
   В о л о д я. Духу не хватало.
   Л е н а. А теперь, значит, хватит?
   В о л о д я. И теперь не хватит. К тебе следователь приходил?
   Л е н а. Сто раз.
   В о л о д я. Тогда не понял, почему я еще на свободе. Наверно, следователь дал запрос по моему домашнему адресу и до сих пор не получил ответа. Так ты сказала бы ему, где я работаю.
   Л е н а. А при чем тут ты? Меня зарезал...ой, как неприятно, даже больно это слово произносить! Меня ранил какой-то бомж с бородой, в вонючем пальто. Он хотел у меня сумку отнять. Но не успел, потому что появился ты. Совершенно незнакомый бомж. А ты вовремя подоспел и спас меня - вызвал скорую.
   В о л о д я. Ты это сказала следователю?
   Л е н а. Я всем так говорю, кто интересуется. Ну, как, отлегло от сердца?
   В о л о д я. Нет, не отлегло. Для меня важнее всего твое прощение, Лена. Пусть я получу то, что заслужил. Лишь бы ты не держала на меня зла.
   Л е н а. Я еле выкарабкалась с того света. Раньше я была такая сильная, закаленная, почти бесчувственная к боли. А теперь боюсь любого прикосновения. Боюсь споткнуться. Боюсь, что меня нечаянно толкнут. Боюсь холодной воды. Боюсь даже смотреть на острые предметы. И ты хочешь, чтобы я не держала на тебя зла?
   В о л о д я. Что я должен сделать, чтобы вымолить твое прощение?
   Л е н а. Тебе не надо молить меня о прощении.
   В о л о д я. Почему?
   Л е н а. Потому что я тебе благодарна.
   В о л о д я. Не понимаю. За что?
   Л е н а. Я устала, Володя. Мне бы прилечь.
   В о л о д я. Скажи только, за что ты мне благодарна?
   Л е н а. Когда мы с тобой познакомились, ты мне не понравился. Не то, чтобы не понравился, а просто не произвел впечатления. Ничего примечательного в тебе не было. Ни остроумия, ни внешней привлекательности, ни особой манеры поведения, - ничего. Не за что было ухватиться. Но после встречи с тобой осталось чувство, что ты очень близкий мне человек, родной какой-то, будущий муж.
   В о л о д я. Это правда?
   Л е н а. Странное чувство. Как будто я тебя знала еще с прошлой жизни. Я читала, что так бывает, но не понимала этого, не верила. Я думала, это пройдет. Но ты постоянно, почти каждый день попадался на моем пути: на фабрике, на улице. И то чувство, что ты мой суженый, росло с каждой такой нечаянной встречей. Я упрямилась: всячески избегала тебя, встречалась с другими парнями, но бесполезно. Ты появлялся, и уверенность, что мы будем вместе, укреплялась. Тогда я смирилась и попыталась изменить к тебе отношение, то есть влюбиться. Разумеется, ничего не получалось и не могло получиться без сильного потрясения.
   Однажды я в отчаянии устремила взгляд ввысь и взмолилась: "Господи, если уж нам суждено быть вместе, почему я не могу полюбить его?" В тот же день я встретила тебя бесчувственного у моего дома. И я нашла то, что искала. Так что я благодарна тебе. Ты мне дал то, что я хотела. (пауза) Помоги мне встать.
  
   Володя подает Лене руку. Лена, опираясь на его руку, встает.
   Л е н а. Проводи меня до двери.
  
   Лена и Володя идут до входа в здание больницы. Лена не выпускает руку Володи.
   Л е н а. Ну, пока.
   В о л о д я. А как же кефир? Подожди минуту.
   Л е н а. Ничего, сестра принесет.
  
   Лена подносит ладонь Володи к своим губам, потом прикладывает к щеке.
   Л е н а. Действительно, так приятно держать руку человека, которого... И ничего больше не надо. А я удивлялась, когда ты просил мою руку. Приходи завтра, буду ждать.
   В о л о д я. Приду обязательно.
  
   Звучит песня "Роллинг Стоунз" "As tears go by".
  
  
   НОВЕЛЛА ВТОРАЯ.

ОТРАВЛЕННАЯ ВОДКА

   Двухкомнатная квартира в "хрущевке". Очень бедная обстановка: протертый до дыр диван; шкаф-сервант со всякой дребеденью; журнальный столик, а на нем: пустая бутылка, надкусанные куски хлеба, яичная скорлупа; табуретка; окрашенный пол без паласа. На кухне совсем плохо. Есть еще спальня, маленькая, с кроватью и шифоньером. Пантелей, хозяин квартиры, лет 35-40, заросший бородой и усами, в майке, трикотажных штанах с пузырями на коленях. Спиридон, лет 25, в изрядно изношенном ярком спортивном костюме, слишком большом для его тщедушной фигуры. Сидят на диване и табуретке перед столиком, потом выходят на кухню.
  
   С п и р и д о н. Давай, что ли, еще понюхаем.
   П а н т е л е й. Кончился нюхательный порошок.
   С п и р и д о н. Тогда, может, покурим?
   П а н т е л е й. Курительная травка тоже вся вышла. Чаю вон попей. Я уже ничего не хочу. Книжку почитаю и спать лягу.
   С п и р и д о н. А меня почему-то на подвиги тянет. У тебя есть знакомые девчонки? Я своим не хочу звонить. У меня репутация примерного мальчика.
   П а н т е л е й. (насмешливо) Ты примерный мальчик? Тогда у меня крылья на спине растут. (серьезно) Я своим звонить тоже не буду. Моя репутация ни для кого не секрет.
   С п и р и д о н. Попробуй, позвони. Может, кто-нибудь да согласится. Скажи, что у тебя в гостях молодой, пылкий мужчина.
   П а н т е л е й. Со мной и разговаривать не станут.
   С п и р и д о н. Неужели нет таких, которые станут?
   П а н т е л е й. Есть, но с такими я сам разговаривать не хочу. Отстань, я устал и хочу спать.
   С п и р и д о н. Эх, черт, как с девчонками хочется пообщаться! И напиться хочется вдрызг, до потери пульса.
   П а н т е л е й. Выпить тоже нечего.
  
   Телефонный звонок. Пантелей поднимает трубку.
   П а н т е л е й. Ошиблись номером. Чего? Пока не спим, но собираемся. Ну, я такой, в общем-то, когда-то считался видным мужчиной. Друг со мной, честно говоря, ничего из себя не представляющий. Выпивки мало, можно сказать, совсем нет. Принесете? Что ж, как говорится, не откажемся. Кого? Маму? А зачем маму? Хорошо, приезжайте с мамой (кладет трубку). Адрес не спросили. Хоть бы не нашли. Хотя перезвонят, конечно. Может быть.
   С п и р и д о н. Я не понял: девчонки прибудут, что ли?
   П а н т е л е й. Одна девчонка и еще тетенька, ее мама.
   С п и р и д о н. А мама зачем?
   П а н т е л е й. Откуда я знаю? Тоже скучает, наверно.
   С п и р и д о н. Ничего, и мама сойдет. Бывают мамы приличнее дочек. Как ты договорился так скоро? Я был о тебе гораздо худшего мнения.
   П а н т е л е й. Зато мое мнение о тебе не меняется.
   С п и р и д о н. Знаешь, сегодня замечаю: только захочу чего-нибудь и вдруг раз - исполняется желание. Подумал о женщинах и на тебе - сами звонят.
   П а н т е л е й. Ерунда, просто совпадение.
   С п и р и д о н. Вот смотри. Хочу, чтобы в этом ящике оказался кокаин. Раз, два, три. А! Видишь?!
   П а н т е л е й. Придурок. Это сода.
   С п и р и д о н. Не может быть. Зачем тебе столько соды?
   П а н т е л е й. Если бы у меня дома было столько кокаина, знаешь, сколько народу слетелось бы сюда?
   С п и р и д о н. Правда, сода?
   П а н т е л е й. Меня изжога мучает, когда не пью больше трех часов.
   С п и р и д о н. (задумчиво) А я и не пробовал больше трех часов не пить. Если только, когда сплю. Да я и сплю то мало. Ладно, сейчас еще что-нибудь пожелаю. Хочу, чтобы в этом шкафу оказалась марихуана. Опа! (достает из шкафа пакет с сухой травой)
   П а н т е л е й. Это либо зверобой, либо иван-чай, - не помню. Жена забыла забрать. Кончай свои эксперименты. Давай приберемся к приезду дам. Открой форточку. Или вот что: пожелай побольше денег, а то ставить на стол нечего. И подмети тут немного. Что ж у тебя столько еды мимо рта пролетает? И так закуски мало.
  
   Пантелей оглядывает зал, подбоченясь. Макар ползает под столиком, поднимает с пола и изучает куски и крошки.
   С п и р и д о н. Почему у меня? Вот, это лук, а я лук не ел.
   П а н т е л е й. Эх, не надо было лук есть. Дамам не понравится, если близко к ним сидеть.
   С п и р и д о н. А я нарочно лук не ел.
   П а н т е л е й. Рассчитываешь целоваться с незнакомками?
   С п и р и д о н. Почему бы нет? Хотя не люблю размениваться на предварительные ласки. Обычно я сразу беру телку за рога. Давай договоримся: я беру ту, что постарше.
   П а н т е л е й. Не выбирай заранее. Познакомимся, поговорим, узнаем, кто они по знаку зодиака. Тогда видно будет, кто с кем, кто кому подходит.
   С п и р и д о н. Я не собираюсь связываться с ними на всю жизнь. Один вечер я как-нибудь переживу, если мы не сойдемся характерами. Тоже выдумал: по знаку зодиака шлюху выбирать.
   П а н т е л е й. Ты не прав. Каждую минуту желательно прожить так, чтобы потом не стыдно было о ней вспомнить.
   С п и р и д о н. Я уже это слышал где-то. У тебя самого-то в жизни есть хоть одна минута, о которой вспомнить не стыдно? Вот любишь ты поучать. Считаешь себя умнее меня?
   П а н т е л е й. Выпивки нет. Сбегай в магазин. Не умнее, пожалуй. А просто я книг больше прочитал.
   С п и р и д о н. Они же принесут выпивку. А от книг какой толк?
   П а н т е л е й. Сколько они принесут? Две бутылки? И что они принесут? Вина дешевого? А тебе одному требуется не меньше трех пузырей. Причем, водки. И мне, кроме крепких напитков, ничего нельзя - у меня желудок слабый. А о пользе книг можно поспорить, но не теперь.
   С п и р и д о н. Что значит: желудок слабый? Ладно, не важно. Деньги дай - сбегаю.
   П а н т е л е й. И потом: не стыдно нам будет, что женщины нас поят?
   С п и р и д о н. Мне все равно. Бабки дашь, нет?
   П а н т е л е й. У меня нет. За порошок я последние отдал.
   С п и р и д о н. А у меня сроду денег не водилось. Я родился и вырос в очень бедной семье. И умру нищим - это я точно знаю.
   П а н т е л е й. И чего я с тобой связался?
   С п и р и д о н. Ты мне должен еще "спасибо" сказать.
   П а н т е л е й. За что же это?
   С п и р и д о н. Не знаю. Сейчас придумаю.
   П а н т е л е й. Потом придумаешь. Если что, одолжу самогона у бабушки с пятого этажа. Эх, и закуски мало! (заглядывает в холодильник)
   С п и р и д о н. У той бабушки, которая здоровается со змеиной улыбкой? Не буду ее самогон пить. Она в него, наверно, яду подмешивает.
   П а н т е л е й. Нет, у другой. Та вообще не здоровается. Где-то тут был кусок мяса. Да их целых два! Поставлю варить.
  
   Макар смотрится в зеркало в прихожей, гладит щетину на лице.
   С п и р и д о н. Как думаешь, мне побриться?
   П а н т е л е й. Тебе идет щетина. С ней ты похож на крутого парня.
  
   Глупое лицо Спиридона крупным планом.
   С п и р и д о н. Правда?
   П а н т е л е й. Тем более, что свою бритву я тебе не дам.
   С п и р и д о н. Что я слышу?! О твоей щедрости ходят легенды. И какую-то бритву зажал.
   П а н т е л е й. Мне не жалко - бери. Только я сам уже два года не бреюсь, если ты заметил.
   С п и р и д о н. Да, меня мучил этот вопрос, но я все как-то не решался его задать.
   П а н т е л е й. С тех пор, как от меня ушла жена, в этой квартире какие только чудеса природы не столовались и не ночевали. Жаль, я обычно был не в состоянии вести книгу посетителей. Вспоминается, например, один такой Гога. Я изо всех сил старался не смотреть на его лицо. Но если все же бросал нечаянный взгляд, то тут же бежал в туалет блевать. А от одного Геши воняло так, что...Если ты натыкался на полуразложившийся труп собаки в бесплатном вокзальном сортире, то ты меня поймешь.
   С п и р и д о н. Я тебя понял. Но, думаешь, такие типы бреются? Да еще и в чужом доме?
   П а н т е л е й. Многие не имели своего дома. И были при этом гладко выбриты. Вышеупомянутый Гога, например, точно помню, ночевал здесь, и утром я видел его гладко выбритым и приятно пахнущим. Но это не помешало мне еще раз проблеваться.
   С п и р и д о н. Ладно, я вижу, мне идет пятидневная щетина. Или уже семидневная? Постой-ка, кажется, припоминаю: последний раз я брился первого мая. Проснулся, смотрю в зеркало, думаю: праздник, а я как черт - небритый, так нельзя. Взял и побрился, хотя и лень было. С тех пор повода не было.
   П а н т е л е й. А как же девятое мая?
   С п и р и д о н. Девятое мая я начал отмечать еще седьмого и закончил в прошлый вторник. День Победы я люблю. Это святое. У меня прадедушка Берлин брал. Так что там было не до бритья. Что-то у меня волосы стали медленнее расти. Почти за месяц вот на столько всего оброс. Как думаешь, от водки, кокаина или марихуаны?
   П а н т е л е й. Займись делом. Сервируй стол хотя бы. Надоела твоя болтовня. Кто-то по лестнице поднимается. Не они ли?
   С п и р и д о н. Я ничего не слышу.
   П а н т е л е й. Друг, поменял бы носки, а.
   С п и р и д о н. Я не против. Одолжи свои.
   П а н т е л е й. Там, в шкафу, выбирай. Что-то у меня чувства обострились. Похмелье, что ли, начинается. Пора залить что-нибудь. Неужели и ста миллилитров не осталось?
   С п и р и д о н. Откуда я знаю? Ты же разливал.
   П а н т е л е й. Вроде оставалось. Я же помню. Допил, что ли, остаток?
   С п и р и д о н. Ну, допил. Там оставалось-то вот столько всего. Сейчас принесут, потерпи.
   П а н т е л е й. Да чувства у меня обостряются, пойми! Это меня пугает. Вот, я уже чувствую, что не мылся два дня. Теперь комплексы замучают. Буду сидеть зажатый. А девчонкам это не нравится. И у них даже легкую потливость замечу. А если, не дай Бог, у них менструация, тогда хоть беги.
   С п и р и д о н. А я так давно их не тискал, что никакой запах охоту не отобьет. Да духами будет от них пахнуть, не переживай.
  
   Пантелей открывает дверь. На пороге две женщины, прилично одетые, с прическами и косметикой, 28-30 лет.
   А н ж е л и к а. А вот и мы. Заждались?
  
   Все идут в зал. Женщины оглядывают квартиру. Присаживаются на диване.
   М а р и а н н а. Что-то небогато живете, мальчики. И чем это воняет?
   П а н т е л е й. Да что уж поделаешь, работы приличной не найдешь. А то, что воняет - не обращайте внимания.
   М а р и а н н а. Теперь работу и не найдете, - на пенсию, наверно, скоро? Вы бы хоть прибирались иногда.
   П а н т е л е й. Это вы про меня? Нет, не скоро еще на пенсию. Просто выгляжу так, - жизнь-то не жалует.
   С п и р и д о н. А кто из вас дочка, а кто мама? Как-то вы одинаково выглядите.
   П а н т е л е й. Перестань, Петя, так с дамами не разговаривают.
   А н ж е л и к а. Вообще-то мы бывшие одноклассницы. Просто Маша такая умная, строгая. Поэтому я мамой ее называю.
   С п и р и д о н. А вас, Маша, не обижает такое прозвище?
   М а р и а н н а. Вы же видите, волосы у Ани не выдраны, синяков на лице нет, и мы пришли вместе. Значит, пока терплю.
   А н ж е л и к а. Вас Петей зовут, я слышала. А вас?
   П а н т е л е й. Вася.
   А н ж е л и к а. Очень приятно. А мы, значит, Аня и Маша.
   П а н т е л е й. Берите вот, девочки, хлеб, соль.
   А н ж е л и к а. Спасибо. Доставай, Маша, наш гостинец.
  
   Марианна вытаскивает из сумки две бутылки водки, жареную курицу, разные салаты и фрукты.
   П а н т е л е й. Боже мой, откуда такая роскошь?
   А н ж е л и к а. А мы ресторан ограбили. Шучу. Мы присутствовали на юбилее одного уважаемого дяденьки. Осталось много всего. Нам разрешили взять, сколько унесем. Маша предложила продолжить банкет в хорошей компании.
   С п и р и д о н. А мы как раз хорошая компания. Вы не ошиблись. А как вы нас нашли?
   А н ж е л и к а. Ваш телефончик подруга одна подсказала.
   П а н т е л е й. Кто же это, интересно?
   А н ж е л и к а. Да неважно. Набираю номер, слышу приятный мужской голос, ну, думаю, не обманула подруга.
   П а н т е л е й. У меня и, правда, приятный голос. Я же тебе говорил, Петя.
   А н ж е л и к а. Да, у вас баритон с хрипотцой, я млею, когда слышу такой голос.
   П а н т е л е й. Постараюсь побольше говорить.
   М а р и а н н а. Не слушайте ее. Вчера она наслаждалась тенором с петушиными вставками.
   П а н т е л е й. Извините, мы с Петей одеты по-домашнему. Мы сходим, переоденемся.
   М а р и а н н а. Да, неплохо было бы вам приодеться немного.
  
   Пантелей и Спиридон выходят.
   М а р и а н н а. Что мы тут делаем? Что взять с этих обдолбанных наркоманов? Дедушкину медаль "За отвагу"? Отцовские часы довоенного выпуска? Парни, наверно, думают, что мы им снимся. Вот повезло дуракам. Две прекрасные дамы явились по собственному желанию, с выпивкой и закуской. Я, прямо, завидую им.
   А н ж е л и к а. Фаина решила приколоться над нами - это ясно.
   М а р и а н н а. Я твоей Фаине соски выдерну, и весь силикон из грудей выдавлю.
   А н ж е л и к а. Что теперь делать прикажешь? Да ладно, посидим для души, расслабимся. Сегодня мы и так хорошо поработали. Не нужно быть такой жадной, Марианна. Ты сама виновата: (передразнивает) давай еще звони Фаине, надо ловить момент, пока прет.
   М а р и а н н а. Откуда я знала, что твоя Фаина завистливая мразь?
   А н ж е л и к а. Ладно, успокойся, мама, мы разберемся с ней позже, а пока будем дамами милыми и приятными во всех отношениях.
  
   Пантелей и Спиридон в спальне. Спиридон сидит нога на ногу на кровати. Пантелей безуспешно роется в шкафу. В конце концов, он надевает пиджак поверх майки и трико меняет на мятые брюки.
   П а н т е л е й. Ты что-нибудь понимаешь?
   С п и р и д о н. Пришли девчонки. Чего тут понимать?
   П а н т е л е й. К нам, двум придуркам, сами напросились красивые женщины, да еще со своим пойлом и закусью.
   С п и р и д о н. Думаю, их кинули ихние прекрасные принцы. Вот они с горя и отправились искать приключений.
   П а н т е л е й. Подобные красавицы ближе, чем на пять метров, ни разу в жизни ко мне не приближались. Если не считать продавщиц в супермаркетах.
   С п и р и д о н. Да им уже под тридцать. Спустись с небес. Это обыкновенные проститутки. В конце они предъявят счет.
   П а н т е л е й. Если проститутки, то элитные.
   С п и р и д о н. Ты хотел сказать: валютные?
   П а н т е л е й. Они что, не видят, что мы с ними не расплатимся?
   С п и р и д о н. Не беспокойся, сделают нас своими рабами или поставят на счетчик. У них, будь уверен, крутые покровители. А я и не прочь побыть рабом у таких. (мечтательно) Сидеть на цепи, исполнять разные прихоти, всякие их фантазии.
   П а н т е л е й. Надо им сказать, чтобы уходили, что мы бедные.
   С п и р и д о н. Ты что? Не вздумай. Такое счастье раз в жизни выпадает. А если они проститутки, то платить все равно придется. Их не интересует, воспользовались их услугами или нет. Так что, лучше воспользоваться, а там будь что будет. Пальцы у меня будут ломать, кожу сдирать, а я вспомню сладостные минуты, и все будет по фигу.
   П а н т е л е й. Когда на дыбе косточки захрустят, запоешь по-другому.
   С п и р и д о н. Что у тебя ценного есть в доме?
   П а н т е л е й. Ты же видишь, как я живу. Если только папины часы на цепочке. Или дедушкин орден "Красной Звезды". Может, у тебя что имеется?
   С п и р и д о н. У меня телевизор новый - племянник-бизнесмен подарил, но я с ним ни за что не расстанусь.
   П а н т е л е й. Может, предложить им оральный секс? Доставим им удовольствие, а сами уж как-нибудь так кончим. Тогда, может быть, они нам скостят?
   С п и р и д о н. Извини, но ты просто валенок какой-то. У них твердая ставка, потому что сутенер ихний спросит с них полную стоимость. Хочешь, обсуждай с ними события на Ближнем Востоке, хочешь всю ночь без роздыху изучай все дырки на их обалденных телах, - заплатить придется одинаково.
   П а н т е л е й. Понял я, понял. А пахнет от них замечательно. Голова аж закружилась.
  
   Анжелика и Марианна в зале за столиком.
   М а р и а н н а. Неужели нельзя выгоду с них поиметь хоть какую-нибудь?
   А н ж е л и к а. Какую тебе выгоду? Анекдоты послушаешь, если не надоело, потрахаешься, если не противно.
   М а р и а н н а. Представиться проститутками? У них и денег, наверно, нет.
   А н ж е л и к а. Были бы деньги, кроме заплесневелого хлеба еще что-нибудь на стол поставили бы.
   М а р и а н н а. Что-то варят, кажется. Запах какой-то странный.
  
   Пантелей и Макар выходят в зал.
   М а р и а н н а. А что у вас там готовится, мальчики?
   П а н т е л е й. Это мясо варится. Наверно, готово уже, пойду, посмотрю.
   А н ж е л и к а. Петя, ну, разливайте же, не стесняйтесь.
   С п и р и д о н. (берет в руку бутылку) Да, конечно. Водка, какая хорошая. Такую я еще не пробовал.
   П а н т е л е й.(с расстроенным видом) Какая-то скотина ботинки в морозильник сунула. А я их сварил.
   А н ж е л и к а. Еды и так навалом, Вася, не расстраивайтесь.
   П а н т е л е й. Я, кажется, догадываюсь, чьи это ботинки. Он еще жаловался, что у него ноги постоянно потеют. Решил охладить обувку, козел. А я-то радовался: вот сколько говядины у меня припасено!
   А н ж е л и к а. Он, что же, босиком домой ушел?
   М а р и а н н а. Может, он еще здесь? Спит в какой-нибудь кладовке.
   П а н т е л е й. Я не удивлюсь. Вот ведь, а!
   М а р и а н н а. Легкую музыку поставили бы, мальчики.
   П а н т е л е й. К сожалению, не получится. Был раньше музыкальный центр, замечательный, диски можно было проигрывать, хорошо так звучал, а теперь вот нет его.
   А н ж е л и к а. Еще лучше. Мы в ресторане этой музыки наслушались. Голова аж болит.
   М а р и а н н а. Тогда сами спойте.
   П а н т е л е й. Петя, у тебя голос ничего.
   С п и р и д о н. С чего ты взял?
   П а н т е л е й. Я слышал, как ты в туалете пел.
   С п и р и д о н. Настроение там было отличное.
   М а р и а н н а. А теперь, что же, настроения нет? Слышишь, Аня, мы им не в радость. А как мы надеялись!
   С п и р и д о н. Напротив, мы с Васей так вам обрадовались, что в себя прийти никак не можем.
   П а н т е л е й. Да, растерялись мы.
   М а р и а н н а. Так соберитесь же, мальчики.
   П а н т е л е й. Я начну, а ты, Петя, поддержи меня.(поет хриплым голосом, невпопад) Степь да степь кругом...
   М а р и а н н а. Так, так.
   С п и р и д о н. (поет совсем плохо) Путь далек лежит...
   М а р и а н н а. Хорошо. (подпевает) В той степи глухой...
   А н ж е л и к а. Все, достаточно, молодцы. Маша, мы еще даже не выпили, а тебя уже петь понесло.
   М а р и а н н а. Хорошо, давайте, выпьем. Но не обижайтесь, тогда меня еще дальше понесет.
  
   Выпивают, закусывают, молчат.
   С п и р и д о н. Еще по одной?
   А н ж е л и к а. Не торопитесь, Петя, вы же не в чисто мужской компании.
   М а р и а н н а. Что-то у вас и телевизора не видно.
   П а н т е л е й. Был и телевизор, замечательный, пятьдесят четыре сантиметра экран, хорошо так показывал, а теперь вот нет его.
   М а р и а н н а. А где же он?
   П а н т е л е й. В другой квартире стоит.
   М а р и а н н а. (заинтересованно) А у вас и другая квартира есть?
   П а н т е л е й. Нет, не в моей. Эта-то квартира почти не моя.
   М а р и а н н а. А, украли телевизор.(смотрит на Анжелику)
   П а н т е л е й. Да нет, не украли.
   М а р и а н н а. Как-то загадками вы говорите, Вася.
   С п и р и д о н. Да продал он телевизор. И музыкальный центр тоже продал. Все, что было ценного в квартире, все продал. Такой уж он человек.
   М а р и а н н а. Да уж! Как же так, Вася? А с виду серьезный человек.
   С п и р и д о н. Я ему тоже говорил.
   А н ж е л и к а. Что вы на него накинулись? Василий, хотите, я расскажу вашу биографию? Вы инженер по образованию. Поработали несколько лет по специальности. Подавали большие надежды. Но случилась смена политики в стране, то есть началась перестройка. Ваш завод оказался неконкурентоспособным и закрылся. Вы пытались открыть собственное предприятие - не получилось. Запили, развелись с женой, завели сомнительных друзей...
   П а н т е л е й. Вы прямо прорицательница, Аня! Только собственное предприятие я не пытался открывать.
   М а р и а н н а. Сразу запили?
   С п и р и д о н. А "сомнительные друзья", - это я, надо полагать?
   М а р и а н н а. Неужели мы с Аней? Что ж, как ни крути, музыки у вас нет, телевизора элементарного тоже, петь вы не умеете, анекдотов рассказывать не просим, - они в ушах уже навязли. Остается танец со стриптизом.
   А н ж е л и к а. Перестань, Маша.
   С п и р и д о н. Вот женский стриптиз - это действительно красиво. А мужской, лично я, (пожимает плечами) совсем не понимаю. А ты как, Вася?
   П а н т е л е й. Не знаю, не видел.
   М а р и а н н а. Женского стриптиза мы и в бане насмотримся.
   С п и р и д о н. А вы любите в баню ходить? У меня за городом как раз своя банька имеется, дядя в наследство оставил. Предлагаю завтра съездить попариться.
   М а р и а н н а. Разговор вовсе не о бане, Петя.
   П а н т е л е й. Петя, дамам нельзя отказывать. Ты помоложе - начинай.
   С п и р и д о н. А у тебя, Вася, фигура атлетическая. Какой из меня стриптизер? Ребра торчат. И ростом не вышел.
   М а р и а н н а. Главное, чтобы другие органы торчали и ростом вышли. А вообще, сейчас как раз в моде тощие и низкорослые мужики.
   С п и р и д о н. Почему это?
   М а р и а н н а. А вы не догадываетесь? Чем меньше мужчина, тем выигрышнее выглядит его достоинство.
   С п и р и д о н. Что ж, уговорили. Только я танцую плохо.
   М а р и а н н а. Это же хорошо: плохому танцору есть, чем похвастаться! Вы, Вася, можете синхронно подтанцовывать Пете. Места хватит, столик мы подвинем.
  
   Спиридон проделывает тренировочные движения: крутит тазом, вертит руками и головой.
   А н ж е л и к а. Маша, мне мужской стриптиз не нравится. Мальчикам тоже. Трое против одного - стриптиз отменяется.
   М а р и а н н а. Они же почти согласились, Аня!
   С п и р и д о н. Да, я уже внутренне приготовился.
   А н ж е л и к а. Если вам не терпится продемонстрировать свои прелести, Петя, танцевать не нужно, сразу стяните с себя штаны и все.
   С п и р и д о н. Что ж, если дамы просят.
   А н ж е л и к а. Я пошутила. Ладно, наливайте еще.
   М а р и а н н а. Какие-то вы сонные, мальчики. Скучные. Вы же безработные, да? У меня есть знакомый, он директор похоронного бюро, я поговорю - он вас примет на работу.
   С п и р и д о н. Нет, спасибо. Мне нравится не работать.
   А н ж е л и к а. Просто, они стеснительные и деликатные.
   С п и р и д о н. Да, есть в нас что-то деликатное. И стесняемся мы, да. Вася, например, на таких классных девчонок, как вы, даже взглянуть боится.
   М а р и а н н а. Спасибо за комплимент. Как же так, Василий? Вы уже седой весь, а жизни совсем не вкусили.
   П а н т е л е й. (смущенно) Просто я был верен своей жене.
   М а р и а н н а. И где она теперь? Тебе не кажется, Аня, что мы мальчикам посланы судьбой?
   А н ж е л и к а. Не кажется, Маша. Давай перестанем морочить мальчиков. Когда я сказала "сомнительные друзья", то имела в виду в первую очередь нас с Машей. Как вы можете пускать в дом незнакомых людей? А вдруг мы убийцы какие, или, на худой конец, воровки?
   С п и р и д о н. Да ну, бросьте! Симпатичные девчонки-убийцы только в кино бывают. И чего нас убивать? Кому мы мешаем? Мы же просто насекомые. Один дядька нас так назвал, помнишь, Вася?
   П а н т е л е й. И воровать тут нечего. Кроме алюминиевой посуды, конечно.
   А н ж е л и к а. (смеясь) Зачем нам алюминиевая посуда?
   П а н т е л е й. Сдать можно в пункт приема, на бутылку хватит.
   А н ж е л и к а. Если бы мы захотели, мы бы завладели всей вашей квартирой, а не только посудой.
   П а н т е л е й. Да?!
   М а р и а н н а. Аня опять шутит. Мы то порядочные девчонки. А на нашем месте вполне могли оказаться какие-нибудь мерзкие потаскушки типа нашей знакомой Фаины. Она бы вас точно обчистила и на улицу выгнала.
   А н ж е л и к а. А нас просто наши мужчины бросили. Представляете, приготовили им превосходный ужин, да вы его видите перед собой. Маша даже педикюр сделала, хотя терпеть не может это занятие. Маша, покажи.
  
   Марианна поднимает правую ногу, демонстрируя зеленые ногти. Мужчины вытягивают шеи.
   С п и р и д о н. Красиво.
   А н ж е л и к а. Я выучила пару поз из Кама-сутры, спина до сих пор выпрямится не может. А они, взяли, и не пришли.
   С п и р и д о н. И ужин отличный. Никогда так вкусно не ел. А как насчет пары поз из Кама-сутры? Покажете?
   А н ж е л и к а. Может быть. Голубыми оказались наши мужчины.
   С п и р и д о н. Серьезно? А мы вот не такие.
   П а н т е л е й. Вы же говорили, что вы с ресторана, с юбилея.
   М а р и а н н а. Обманули. Что же нам: прямо с порога правду говорить?
   П а н т е л е й. Да, конечно.
   М а р и а н н а. А теперь, когда мы познакомились поближе, можно быть искреннее.
   С п и р и д о н. Это правильно. Может, нам еще ближе познакомиться, как думаете?
   А н ж е л и к а. Да, можно было и по душам поговорить, посекретничать, но нам пора.
   С п и р и д о н. Куда вы торопитесь? Посекретничать много времени не займет. Пойдемте, Маша, в спальню.
   П а н т е л е й. Петя, будь скромнее.
   М а р и а н н а. В другой раз. А теперь нам надо идти. У Ани ребенок маленький один дома остался.
   П а н т е л е й. Раз такое дело, то, конечно, мы вас не задерживаем.
   С п и р и д о н. Постой, Вася, как это не задерживаем? Ребенок спит, наверно, давно и до утра не проснется.
   А н ж е л и к а. Он у меня ходит во сне. В последний раз я его у соседей нашла, он через балкон к ним попал.
   П а н т е л е й. Тогда надо спешить.
   С п и р и д о н. Ничего, соседи его приютят до утра.
   А н ж е л и к а. Соседи давно зуб на меня точат, - завидуют, и мечтают, чтобы меня лишили родительских прав. Я, может, плохая мать, но разлуки с сыном не переживу.
   П а н т е л е й. Я такси вызову.
   С п и р и д о н. Стой, Вася. Девчонки опять шутят.
   М а р и а н н а. На этот раз - нет. У Ани действительно есть сын, Миша, ему шесть лет, хороший мальчик, меня бабушкой называет.
   А н ж е л и к а. А у вас есть дети?
   С п и р и д о н. Боже упаси.
   П а н т е л е й. Дочери восемнадцать лет.
   М а р и а н н а. Ого!
   С п и р и д о н. Все-таки, мне кажется, вы хитрите.
   М а р и а н н а. Хорошо, нам завтра рано вставать. Мы же не бездельники, как вы. Нам выспаться надо. Устраивает вас такая причина?
   С п и р и д о н. Я вот, как вы правильно заметили, бездельник, но не помню, когда в последний раз высыпался. Может, вы ведете здоровый образ жизни?
  
   Марианна выдыхает в лицо Спиридону сигаретный дым и тут же опрокидывает рюмку водки, не закусывая.
   М а р и а н н а. А почему бы нам не вести здоровый образ жизни? Разве мы плохо выглядим?
   С п и р и д о н. Вы отлично выглядите.
   М а р и а н н а. Спасибо.
   С п и р и д о н. Потому то и не хочется вас отпускать.
   А н ж е л и к а. А если мы, наконец, признаемся, что мы валютные проститутки и меньше, чем за столько-то "зеленых" не работаем, то вы нас отпустите?
   М а р и а н н а. А алюминиевую посуду мы не принимаем.
   П а н т е л е й. Да, идите лучше домой.
   С п и р и д о н. Мы же подружились, правда, девчонки? Может, по дружбе...
   П а н т е л е й. Петя!
   С п и р и д о н. Я все понял. Но мы ничего вам не должны?
   А н ж е л и к а. Мы попали к вам по ошибке. Нам дали не тот номер. Вы же нас не вызывали. Так что, у вас мы ничего не требуем. Вызовите только такси.
   П а н т е л е й. Да, конечно.
  
   Пантелей хочет встать, но Спиридон его придерживает.
   С п и р и д о н. Я знаю немало девушек по вызову. Среди них нет ни одной, кто приносит с собой выпивку и закуску и уходит, не требуя ничего.
   А н ж е л и к а. Вы нам понравились, мальчики, мы вас угостили и теперь хотим домой.
   С п и р и д о н. Все это как-то странно. А может вы...
   М а р и а н н а. Хорошо, Петя, вы хотели знать правду, так узнайте ее. Мы не проститутки. Мы только притворяемся ими. На самом деле мы грабители. Богатые дяденьки нас приглашают, мы им кое-чего подсыпаем в бокал или рюмку, потом они засыпают, а мы выносим из квартиры все ценное.
   С п и р и д о н. Ну, это вы совсем загнули!
   А н ж е л и к а. Чего вы испугались? У вас же нет ничего ценного, кроме, конечно, алюминиевой посуды.
   П а н т е л е й. Что-то мне душно. Ты как, Петя?
   С п и р и д о н. У меня вот этот палец не шевелится. И ухо дергается.
   П а н т е л е й. Я почти ничего не чую. И мало, что слышу. И вижу только какие-то силуэты.
   А н ж е л и к а. Не притворяйтесь, мальчики. (пауза) Маша, ты что, подсыпала им? Зачем?
   М а р и а н н а. Я не нарочно. В бутылку "Абсолюта" мы еще там насыпали, помнишь? А я и забыла. Теперь только вспомнила.
   А н ж е л и к а. А мы сами-то из нее не пили?
   М а р и а н н а. Мы же "Финляндию" пили. (задумчиво) Или в "Финляндию" мы насыпали? Ты не помнишь?
   А н ж е л и к а. Про "Абсолют" не знаю, а я в "Финляндию" насыпала вот такую горсть.
   М а р и а н н а. Ты что?! Точно? Петя, ты из этой бутылки нам наливал?
   С п и р и д о н. Из нее. Она показалась мне красивее. Думал, водка там помягче.
   М а р и а н н а. (передразнивает) Помягче. Думал он. (обреченно) Ну все! У меня голова кружится. Ты как, Аня?
   А н ж е л и к а. А меня ноги не держат.
  
   Анжелика и Марианна спят без сознания на диване. Спиридон ходит вокруг них, потирая руки. Пантелей сидит безучастный, задумчивый.
   С п и р и д о н. Так, удача как прет, видишь? Я же говорил: чего ни пожелаю, все исполняется. С какой баловаться будешь?
   П а н т е л е й. В своем уме?! Они же без сознания.
   С п и р и д о н. А в сознании они бы не дали. Ух, ты, какие они соблазнительные! Ладно, ты как хочешь, а я начну с... С какой бы начать? Обе хороши. Наверно, все-таки с Маши. А ты, наверно, переживаешь, что не спросил, кто они по знаку зодиака?
  
   Спиридон приподнимает юбку у Марианны.
   П а н т е л е й. Постой, они говорили про какую-то Фаину. Я знаю одну Фаину.
   С п и р и д о н. Кто такая?
   П а н т е л е й. Старая сводница. Где-то у меня был номер ее телефона.
   Пантелей роется в шкафу среди книг, заглядывает в чашки. Спиридон задергивает юбку Марианны и присаживается на табурет.
   С п и р и д о н. Зачем она тебе?
   П а н т е л е й. Дочь у меня учится в институте.
   С п и р и д о н. И что?
   П а н т е л е й. За учебу надо платить.
   С п и р и д о н. Так.
   П а н т е л е й. Жена моя бывшая поставила условие: или я помогаю ей, оплачиваю учебу дочери, или она отнимает у меня эту квартиру.
   С п и р и д о н. Как? Ну, неважно. И что?
   П а н т е л е й. Мне нужны деньги.
   С п и р и д о н. Это уже понятно. Кому они не нужны?
   П а н т е л е й. Эти девушки - небедные. Они грабят состоятельных мужиков.
   С п и р и д о н. Если не врут. Они весь вечер только и делали, что по нашим ушам проезжали.
   П а н т е л е й. У Фаины и выясним, насколько они были правдивы. Где же ее телефон?
   С п и р и д о н. Найдешь Фаину, что дальше?
   П а н т е л е й. Сам не можешь сообразить? Узнаем адреса наших девчонок, берем их ключи, едем и чистим их квартиры.
   С п и р и д о н. (восхищенно) Вот теперь ты мне нравишься, мужик! Теперь я тебя уважаю.
   П а н т е л е й. Раньше не уважал, значит?
   С п и р и д о н. Звони скорей этой Фаине, пока девчонки не проснулись. А я пока займусь ими.
   П а н т е л е й. Оставь, ты их можешь разбудить.
  
   Пантелей находит клочок бумаги. Звонит, говорит. Спиридон прислушивается, оставив женщин.
   С п и р и д о н. Узнал адрес?
   П а н т е л е й. Она только Анин адрес знает. Но это черт те где. Пешком туда не доберешься.
   С п и р и д о н. Такси вызовем.
   П а н т е л е й. Таксист заподозрит нечистое.
   С п и р и д о н. Что же делать?
   П а н т е л е й. Фаина едет сюда.
   С п и р и д о н. С ней же делиться придется.
   П а н т е л е й. Она много не возьмет. Похоже, она рвется нам помогать только из морального удовлетворения. Не любит она наших девчонок.
   С п и р и д о н. Почему? Ну, неважно. Удача так и прет! (роется в сумочке Анжелики) Вот и ключи! Поехали?
  
   Едут в автомобиле по ночному городу. Фаина, немолодая, вульгарно накрашенная женщина, за рулем, курит. Сзади сидят Пантелей и Спиридон.
   Ф а и н а. А вы парни не промах. Молодцы! Только почему так дерьмово одеты?
   С п и р и д о н. У Васи нет работы. Если бы вы домой к нему зашли, еще сильнее бы удивились.
   Ф а и н а. Так давайте вместе работать. Мне нужны такие ловкие парни. Мы с вами таких дров наломаем! Что, согласны?
   П а н т е л е й. А что надо делать?
   Ф а и н а. Подробности потом. Обещаю только, что из дерьма выберетесь.
   С п и р и д о н. Конечно, мы согласны.
   П а н т е л е й. Надо подумать.
   Ф а и н а. Чего тут думать? Потребности у вас большие: шмотки, девочки, травка, водка и прочее дерьмо. Здоровье как, не подводит?
   П а н т е л е й. Всяко бывает.
   С п и р и д о н. Здоровье пока в норме.
   Ф а и н а. Вот именно, что пока. На лекарство надо заранее копить. Старость такая дерьмовая вещь.
   С п и р и д о н. Да мы до старости не надеемся дожить.
   Ф а и н а. Ничего, ничего, доживете. Бросьте это дерьмовое настроение. Подъезжаем. Они только сегодня выходили на дело. Уверена: завезли все домой и тут же к вам поехали. А у вас они нашли только дерьмо на палочке. Ха-ха-ха.
  
   Поднимаются по лестнице.
   С п и р и д о н. Так они значит Анжелика и Марианна?
   Ф а и н а. А вам как представились?
   С п и р и д о н. Аня и Маша.
   Ф а и н а. Любят они чудить: каждый день новые псевдонимы придумывают. Что за дерьмовый подъезд! Ну, открывай.
  
   Заходят в квартиру. Уже по прихожей видно, что квартира прекрасно обставлена, после отличного ремонта, с модными картинами, изысканными светильниками на стенах.
   П а н т е л е й. (принюхивается) Детский запах. (прислушивается) Детское дыхание.
   С п и р и д о н. Где? Пойду, посмотрю.
  
   Спиридон на цыпочках идет в спальню, включает там свет. Фаина и Пантелей идут следом.
   Ф а и н а. Свет не включайте. Ребенка дома оставила, что ли? Да, дерьмовая мать из Анжелики.
  
   В спальне - широкая кровать, на ней - спит одетый мальчик 6 лет, вокруг него разбросаны изделия из драгоценных металлов и камней, доллары, шоколадные обертки, мандариновые корки.
   Ф а и н а. А вот и награбленное добро. Искать не надо. Собирайте осторожно, не разбудите пацана. Ах ты, дерьмо! Эта пепельница мне знакома. Как она у них оказалась? Короче, я только эту пепельницу беру и пару долларов на бензин, а вы делите остальное.
  
   Фаина берет с кровати пепельницу и горсть денег. Спиридон смотрит на нее с интересом.
   С п и р и д о н. Она золотая, что ли?
   Ф а и н а. Позолоченная. Тише! Вот, разбудили, все-таки. Дерьмово наше дело.
   С п и р и д о н. Сейчас я его подушкой слегка придушу.
   Ф а и н а. Да вы, ребята, головорезы просто какие-то. Приятно с вами работать. Но душить мы никого не будем. Почище сработаем. Снотворное вколем. Это такая дерьмовая вещь. На себе испытывала. (вытаскивает из сумочки шприц)
   С п и р и д о н. Но он нас уже видел.
   П а н т е л е й. Да он ребенок, не запомнит наши рожи.
   Ф а и н а. У детей отличная память, но мое снотворное отобьет ее начисто.
   П а н т е л е й. Не трогай малыша, Фаина. Ему шесть лет.
   Ф а и н а. Что с вами, Василий? Что с вашим другом, Петр?
   С п и р и д о н. Приплыли. Похоже, у него началось похмелье.
   Ф а и н а. Что это значит?
   С п и р и д о н. Теперь у него обострятся чувства.
  
   Спиридон садится на пол. Пантелей встает на колени перед кроватью. У него текут слезы. Мальчик садится, удивленно переводит взгляд с одного гостя на другого и третьего.
   П а н т е л е й. Уже обострились. Что у вас за духи, Фаина? У соседей кровать трясется, чего им не спится? Оставь мальчика. Я усыновлю его. Я женюсь на твоей маме, малыш.
   Ф а и н а. Эй, очнитесь! Мы пришли не за этим. Не мешайте мне делать мальчику укол.
   П а н т е л е й. Отойди от него, Фаина. Твоя мама хорошая, сынок. Только запуталась в этой жизни. Но ничего, мы вместе перевоспитаем ее. Не плачь, малыш. Сейчас к маме поедем. Ты знаешь, у меня мог быть такой же мальчик. Но его мать убила его, когда он еще не родился. Но я больше виноват. Вернее, только я один и виноват во всем. Я начал много пить водки. Ты знаешь, что такое водка, сынок? Лучше не знай.
   Ф а и н а. Что он там городит? Сделайте что-нибудь со своим другом, Петр.
   С п и р и д о н. Надо дать ему водки.
  
   Спиридон вскакивает и бежит на кухню. Через секунду возвращается с бутылкой водки, подает ее Пантелею.
   С п и р и д о н. Пей, Вася. (обращаясь к Фаине) Сейчас он выпьет, и чувства его опять притупятся.
   П а н т е л е й. Что ты мне суешь? Это ты мне? Да ты что! Я не пью...при детях. (отталкивает руку Спиридона)
   Ф а и н а. Да вы, ребята, психи. Дерьма, что ли, объелись? Нет, отказываюсь с вами работать. Петр, придержите своего друга, я вколю ему снотворного.
  
   Фаина втыкает шприц в задницу Пантелея.
   П а н т е л е й. Кто там щипается? Как больно! Поехали, Фаина. Отвезем мальчика матери.
   Ф а и н а. С каким дерьмом связалась! (обреченно) Поехали.
  
   Фаина выходит. Пантелей берет мальчика на руки, тоже выходит.
   С п и р и д о н. Постойте! А как же это все, оставим?
  
   Спиридон пожимает плечами, хватает с кровати кучу долларов и выходит вслед за Фаиной и Пантелеем. Темно.
   Пантелей просыпается в своей квартире. В зале столик перевернут, тарелки, рюмки, оставшаяся еда лежат на полу. Спиридон лежит без чувств на полу, его ноги на табурете, носок на одной ноге дырявый. По разным углам комнаты стоят Фаина и Марианна. Они красные, с растрепанными прическами, тяжело дышат. У Фаины порвана бретелька на майке, и оголилась ее большая грудь. У Марианны юбка разорвана от низа до пояса. Пантелей, равнодушно оглядев зал, тяжело встает и идет в спальню. У него болит голова. В спальне на кровати полулежит Анжелика и укачивает мальчика. У нее уставшее лицо, без краски, с синими кругами под глазами.
   А н ж е л и к а. Вот и дядя Вася проснулся.
   П а н т е л е й. Меня Пантелеем зовут. Вася это так, псевдоним. Что тут, Аня, произошло?
   А н ж е л и к а. А я Анжелика.
   П а н т е л е й. Да, я знаю.
   А н ж е л и к а. Петя...
   П а н т е л е й. Спиридон.
   А н ж е л и к а. Спиридон допил "Абсолют" и принялся за "Финляндию". Ему говорили: не пей, отравлено, а он: да ладно, мне все равно. Ничего, проспится.
   П а н т е л е й. А эти чего, подрались, что ли?
   А н ж е л и к а. Тут битва была... как при этих... как их?
   П а н т е л е й. Фермопилах?
   А н ж е л и к а. Нет. Голова болит, ничего не соображаю.
   П а н т е л е й. Может, как при Сиракузах?
   А н ж е л и к а. Возможно, хотя я не уверена. Порвали друг друга в клочья. Досталось Марианне! Фаина тоже надолго запомнит.
   П а н т е л е й. А я даже ничего не слышал.
   А н ж е л и к а. Зато выспались. Я вот тоже выспалась по своей глупости.
   П а н т е л е й. Я хотел поговорить с вами. Зачем вам эта опасная профессия? Ведь убьют когда-нибудь.
   А н ж е л и к а. Ни к чему этот разговор. Я ничего больше не умею и не хочу уметь. Подумали бы лучше о себе. У меня есть знакомые дяденьки, я вам обязательно работу подыщу.
   П а н т е л е й. Не надо беспокоиться обо мне. Я сам о себе не беспокоюсь.
   А н ж е л и к а. Махнули на себя рукой? Зря. Еще не все потеряно. В вас осталось главное.
   П а н т е л е й. Что?
  
   В двери спальни появляются в обнимку Фаина и Марианна.
   М а р и а н н а. Иголка с ниткой есть?
   Ф а и н а. Сначала мне, я первая хотела спросить.
  
   Фаина и Марианна дерутся.
   А н ж е л и к а. Уже утро, девочки, нам пора.
   П а н т е л е й. Посидите еще.
   А н ж е л и к а. Мы и так задержались.
   П а н т е л е й. Куда вам спешить? Ребенок пусть выспится.
   А н ж е л и к а. Нет, вам надо тут убраться, прийти в себя.
   П а н т е л е й. Какие пустяки! Успею. Вообще, я всегда рад гостям.
   А н ж е л и к а. Тогда как-нибудь наведаемся.
   П а н т е л е й. Буду ждать.
  
   Женщины уходят. Пантелей несет спящего мальчика.
   Пантелей сидит на диване в грустном настроении. Просыпается Спиридон.
   С п и р и д о н. Говорил же я: все мои желания сегодня исполняются. Хотел напиться так, как никогда еще не напивался, - и пожалуйста.
  
   Пантелей вскакивает и начинает рыться в книгах.
   С п и р и д о н. Что ищешь?
   П а н т е л е й. Где-то был телефон жены.
  
   Ближе к концу начинает тихо звучать музыка: композиция группы "Роллинг Стоунз"" "Angie". После окончания действия музыка играет громко.
  
  
  

НОВЕЛЛА ТРЕТЬЯ.

ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЙ БАЛЬЗАМ

   Хорошо обставленная квартира. Хозяин, Георгий, лежит на диване, укрывшись пледом. Кирилл сидит в кресле нога на ногу. Даниил энергично шагает по комнате. Он с бородкой, одет в темный костюм, при галстуке.
   Д а н и и л. Хочешь поспорить? Ладно, я готов. Только будь живее, я спешу.
   Г е о р г и й. Не хочу. Я еще не проснулся. Мысли еле ворочаются. Вечером вернемся к этой теме.
   К и р и л л. Самое время полежать на пляже. Настроение такое, что лучше всего позагорать.
   Г е о р г и й. Холодно еще загорать. Песок не прогрелся.
   К и р и л л. Вот и хорошо. Значит, народу мало, а лежаков свободных много. Возьмем каждый по лежаку, разляжемся, раздеваться не будем - раз холодно, достанем бутылку, закуску.
   Д а н и и л. С ума сошел! Еще только утро. Меня в фирме ждут. Вечером - пожалуйста.
   К и р и л л. Предлагаешь вечером на пляж идти?
   Д а н и и л. Дался тебе этот пляж!
   Г е о р г и й. Действительно, погода еще не та, да и, наверно, замусорено там с прошлого года.
   К и р и л л. Вот так всегда.
   Д а н и и л. Можно и в ресторане посидеть. Но только вечером.
   К и р и л л. Тяжело с вами. У меня, например, дел нет. Я две недели крутился с партией просроченного товара. Вчера вечером эта гора с моих плеч, наконец, упала. Я находился на грани разорения. Чуть сердечный приступ не случился. Сегодня я заслуженно, на полную катушку, расслабляюсь. А вы мне палки в колеса вставляете.
   Д а н и и л. А все потому, что я имею дело только со свежим товаром. Мой девиз...
   К и р и л л. Знаем мы все твои девизы. Знаем, как ты правильно живешь и ведешь дела. Нам до тебя далеко. И чего ты с нами связался?
   Г е о р г и й. Перестаньте. Я не потерплю утреннюю грызню в своем доме.
   Д а н и и л. Никакой грызни не будет. Мне пора ехать. Меня ждут.
   К и р и л л. Шлюхи тебя ждут.
   Д а н и и л. Ты непоследователен, Кирилл. Если есть шлюхи, то жизнь уже не совсем правильная. Подозреваю, тебя снедает зависть к моему образу жизни.
   К и р и л л. Я доволен своей жизнью.
   Д а н и и л. Никто своей жизнью не доволен. Любого спроси, он ответит, что ему чего-то не хватает.
   К и р и л л. Это понятно. Но мне много не надо. У меня потребности вот такие.
   Д а н и и л. Спор может затянуться до вечера. Все, пока.
   Г е о р г и й. Когда освободишься?
   Д а н и и л. Я позвоню.
  
   Даниил уходит.
   К и р и л л. А ты так и будешь валяться? Давай, вставай, зарядку, душ. Завтрак задерживается.
   Г е о р г и й. Послушай, у меня все есть. Холодильник не пустой.
   К и р и л л. Мы же вчера его подчистили.
   Г е о р г и й. Не хватит - сбегаем, магазин внизу.
   К и р и л л. Предлагаешь вдвоем посидеть в пустой квартире?
   Г е о р г и й. А что такого?
   К и р и л л. Издеваешься? И потом, я же угощаю.
   Г е о р г и й. Почему ты? А у меня что, и повода нет угостить?
   К и р и л л. Какой у тебя может быть повод? Ты же ничего не делаешь. Не работаешь. Хотя с твоим образованием знаешь, чем бы можно было заправлять? Из квартиры нос боишься высунуть. Почему вот только не толстеешь - не понимаю.
   Г е о р г и й. Моя работа пока невидима. Я альбом сочиняю.
  
   Георгий встает с дивана.
   К и р и л л. Стоящее занятие. Что еще за альбом?
   Г е о р г и й. Я решил стать рок-музыкантом.
   К и р и л л. Рокером, что ли?
   Г е о р г и й. На рокера я не потяну. Всего лишь рок-музыкантом.
   К и р и л л. Шутишь? Отрастишь патлы? На наркотики подсядешь?
   Г е о р г и й. Прическу, пожалуй, менять не буду. А связи между роком и наркотиками не вижу.
   К и р и л л. Какой из тебя рокер?
   Г е о р г и й. Не рокер...
   К и р и л л. Ты помнишь сколько тебе лет? А где ты возьмешь музыкантов для своей группы? Я у тебя солистом не буду.
   Г е о р г и й. Я сам солист. Ударником согласен?
   К и р и л л. На барабанах можно. Бред какой-то.
   Г е о р г и й. Знаешь, с чего началось? Пытался я однажды заснуть.
   К и р и л л. И как всегда, тебя мучила бессонница.
   Г е о р г и й. Я стал уже засыпать, и вдруг сосед за стеной включил музыку на полную громкость.
   К и р и л л. Так уж и на полную?
   Г е о р г и й. Не знаю, но слышно было хорошо. Это был такой жесткий рок. Помнишь, в юности как мы им наслаждались?
   К и р и л л. Мне нравилось диско.
   Г е о р г и й. Да брось ты, какое диско?! Это была такая зажигательная, воодушевляющая музыка, что сон как рукой сняло. Я просто с ума чуть не сошел. Я тут же взял в руки воображаемую гитару и такой рок-н-ролл закатил!
   К и р и л л. Похоже, что ты все-таки с ума сошел.
   Г е о р г и й. Я даже в стену стучать не стал.
   К и р и л л. А ты в стену когда-нибудь стучал, интеллигент мягкотелый?
   Г е о р г и й. Я бы мог, если бы меня довели. Просто никогда не доводили. С тех пор я и грежу рок-музыкой. (гордо, обреченно) Я понял, что это мое призвание, мой путь, мой крест.
   К и р и л л. Очнись, дружище! Тебе сорок лет, и ты только сейчас нашел свое призвание?
   Г е о р г и й. Что ж, значит, плохо искал. Ничего страшного. Я веду здоровый образ жизни. Собираюсь дожить до девяноста лет. Успею оставить след в истории рок-музыки. А ты что же, считал, что мое призвание остаток своих дней проваляться на диване, проматывая дедушкино состояние?
   К и р и л л. А помнится, ты рисовать принимался. Мольберт даже раздобыл.
   Г е о р г и й. Я скоро понял, что это не мое. Я начал копировать великих мастеров, но кроме "Черного квадрата" изобразить ничего не получилось. Кисточки приличные не смог найти.
   К и р и л л. Ага, в кисточках все дело. Кино пытался снимать. Из меня хотел актера сделать.
   Г е о р г и й. Слишком неповоротлив я для кино. И потом это коллективное дело, а в обществе я как-то теряюсь. И главное, ты меня разочаровал: Аль Пачино из тебя не получился.
   К и р и л л. Значит, я виноват? А симфонию сочинить кто тебе помешал? Ноты начал учить. Может, ты меня метил на роль дирижера, а я твоих надежд не оправдал?
   Г е о р г и й. Да, меня посетило вдохновение. Я ощущал в себе силы переплюнуть Шостаковича. Но, увы, одолеть нотную грамоту терпения не хватило. А тут и вдохновение улетучилось.
  
   Молчание.
   К и р и л л. Ну, а рок...
   Г е о р г и й. Рок совсем иное. Нот знать не обязательно. Маккартни, например, тоже представления не имел о нотах, но это не помешало ему стать самым популярным композитором века. И великим рок-музыкантом. Стихи я в детстве писал. Синтезатор приобрел, когда болел симфонией, теперь пригодится.
   К и р и л л. Хотя бы одну песню сочинил?
   Г е о р г и й. Начал сразу несколько. Пока ни одну не закончил.
   К и р и л л. Сыграй что-нибудь.
   Г е о р г и й. Я пока не готов. Я сейчас работаю над голосом по особой программе. Пока нельзя его напрягать.
   К и р и л л. А ты вполголоса.
   Г е о р г и й. Вполголоса я не умею.
   К и р и л л. Вот удивил, Жора, так удивил.
   Г е о р г и й. Так что, у меня скоро появится отличный повод угостить своих друзей.
   К и р и л л. Ну, это скоро, а сегодня я угощаю. (задумчиво) Ты знаешь, а во мне давно сидит идея сочинить поэму.
   Г е о р г и й. Серьезно? Так садись, сочиняй. Пока время есть. Чем пьянством-то заниматься.
   К и р и л л. Не уверен только, что в моем творении нуждается мир.
   Г е о р г и й. Главное, чтобы в нем нуждался ты сам. Очень советую, друг, пиши. Получишь непередаваемое удовлетворение.
   К и р и л л. Не знаю, не уверен. Вдруг ничего не получится. Образование восемь классов. Давно ничего не читал, кроме объявлений. Буквы надо подучить.
   Г е о р г и й. Ну и что? Из великих писателей никто не имел высшего образования. Медицинское не считается. А что ничего не читаешь - не беда. Значит, не поддашься чужому влиянию. Будешь оригинальным. А оригинальность ценится превыше всего. И чем безграмотнее будет язык, тем выше вероятность успеха.
   К и р и л л. Скажешь тоже. Что ж, убедил. Пьянка отменяется. Пойду домой. По дороге зайду в магазин канцтоваров.
   Г е о р г и й. Вот так просто придешь домой, сядешь творить? Бесполезно. Выйдет не то, что задумал. Плюнешь, порвешь написанное, а идея растворится в воздухе. Надо прежде привести себя в состояние творческого подъема.
   К и р и л л. А что для этого надо? Только о наркотиках ни слова. Не пробовал и не хочу.
   Г е о р г и й. Не пробовал?
   К и р и л л. Ну, попробовал раз и поэтому больше не хочу.
   Г е о р г и й. Нет, никаких наркотиков. Меня самого от них тошнит. Обычная водка, настоянная на определенных травах. Рецепт, извини, оставлю в секрете, это коммерческая тайна. А то я знаю тебя: ты мужик предприимчивый. Я сам рассчитываю наладить производство моего бальзама. Если в рок-музыке разочаруюсь. Это чудо-напиток. Воображение фонтанирует.
   К и р и л л. Что-то не верится. Наверно, побочный эффект имеется?
   Г е о р г и й. Побочное действие есть, да.
   К и р и л л. Так я и думал.
   Г е о р г и й. Гормоны просто выходят из-под контроля.
   К и р и л л. Какие гормоны? Половые, надеюсь?
   Г е о р г и й. Они, родимые.
   К и р и л л. Черт побери, а ты уверен, что это не основное действие твоего бальзама?! Мне не терпится попробовать этого чудо-напитка.
  
   Георгий и Кирилл выходят в другую комнату, поменьше. Георгий открывает кладовку, достает бутылку с темной жидкостью, откупоривает ее, наливает полрюмки.
   К и р и л л. Чего ж так мало-то?
   Г е о р г и й. Больше не рекомендую. Лучше чаще и малыми дозами. Еще неизвестно, как настойка подействует на твой организм.
  
   Кирилл выпивает настойки. Пауза.
   К и р и л л. Так, перо, бумага имеется? Я сотворю свою поэму за этим столом, ты не возражаешь?
   Г е о р г и й. Мой дом - твой дом. Располагайся поудобнее. Не буду тебе мешать. Бутылку оставляю, через полчаса примешь еще полрюмки.
  
   Георгий дает Кириллу стопку бумаги и ручку. Выходит, оставляя Кирилла увлеченно сочиняющим поэму. Через секунду Георгий возвращается.
   Г е о р г и й. А как же завтрак?
   К и р и л л. Завтракай один. Я работаю.
  
   Георгий уходит.
   Через несколько часов. Кирилл сидит в комнате за столом. У него очень усталый вид. Он еле выводит буквы на бумаге, шепча.
   К и р и л л. И чтоб телок побольше привез, еврейская морда, - боцман пробасил, дубиной огромной своею играя.
  
   Звонит телефон на столе. Кирилл отвечает.
   К и р и л л. И чтоб телок побольше привез!
  
   Кирилл кладет трубку, роняет голову на стол и засыпает. Георгий на кухне что-то готовит, вытаскивает что-то из холодильника, что-то нарезает, раскладывает по тарелкам. Звонок в дверь. Георгий открывает дверь. На пороге Даниил и пять молодых, ярких женщин. Женщины располагаются в зале. Георгий и Даниил проходят в комнату, где Кирилл.
   Д а н и и л. Гуляете уже?
   Г е о р г и й. Нет, ждем.
   Д а н и и л. А что с Кириллом?
   Г е о р г и й. Вымотался после бальзама.
   Д а н и и л. Какого еще бальзама?
   Г е о р г и й. Ты тоже должен его попробовать.
   Д а н и и л. Чтобы уснуть, как Кирилл?
   Г е о р г и й. Прежде чем уснуть, он поэму написал. (разглядывает ковер на полу) И ковер испачкал. Вот скотина! Да я сам виноват.
   Д а н и и л. Что это он ел?
   Г е о р г и й. Да не ел. Он уже сутки в рот ничего не брал. А это он в перерывах играл со своей дубиной. Напряжение снимал.
   Д а н и и л. Никогда он не отличался терпением! Вон же баб сколько! Куда их теперь?
   Г е о р г и й. Нет, ты посмотри, как бальзам на него подействовал. Пачку бумаги исписал и на ковре живого места не оставил.
   Д а н и и л. Интересный у тебя бальзам. Давай-ка попробуем. Если в самом деле он усиливает желание, то теперь он как раз к месту.
   Г е о р г и й. Не только. И это не главное.
   Д а н и и л. Что может быть главнее этого?
   Г е о р г и й. Вдохновение.
   Д а н и и л. Зачем нам сейчас это?
  
   Георгий наливает бальзама Даниилу. Тот выпивает.
   Д а н и и л. Девкам нальем?
   Г е о р г и й. Ни в коем случае. Женщины непредсказуемы.
   Д а н и и л. Да брось ты, очень даже предсказуемы.
   Г е о р г и й. Сам потом будешь не рад. Я однажды налил одной знакомой.
   Д а н и и л. И что, не слезала?
   Г е о р г и й. Если бы! Вензеля принялась вышивать на моих трусах, майках, рубашках.
   Д а н и и л. Ну и пусть.
   Г е о р г и й. На всех по-разному действует. Например, у меня тетя гостила. Без спросу достала из кладовки бутылку с настойкой, отпила из горлышка.
   Д а н и и л. Дальше не рассказывай. Сколько лет тете?
   Г е о р г и й. Шестьдесят с лишним.
   Д а н и и л. Молчи, я не слушаю. И что она?
   Г е о р г и й. Никогда не угадаешь. Всю ночь бесплатный балет на дому. Умирающий лебедь, танец Кармен и весь остальной репертуар Большого театра. Большинство партий в ночной сорочке. Я пытался уснуть, но она расталкивала меня и заставляла смотреть. И требовала аплодисментов и цветов.
   Д а н и и л. А тетя, как, ничего?
   Г е о р г и й. Восемьдесят килограммов при росте метр пятьдесят.
   Д а н и и л. Зрелище, наверно, было.
   Г е о р г и й. Соседи снизу здороваться со мной перестали. Кирилла вон потянуло поэму сочинять. Если твоим девкам налить, то обязательно найдется такая, которая возомнит себя оперной певицей. Тогда хоть беги.
   Д а н и и л. Понятно. А половое желание, это что - дополнительное действие этого чудесного напитка? (прислушивается к себе)
   Г е о р г и й. Ну, как? Какие ощущения, желания?
   Д а н и и л. Рисовать тянет. Шоколадной пастой. У тебя есть шоколадная паста?
   Г е о р г и й. Посмотреть надо в холодильнике.
   Д а н и и л. А белое полотенце?
   Г е о р г и й. У меня все есть.
   Д а н и и л. Дочь у меня любит шоколадную пасту. Я однажды решил попробовать. Обмакнул палец, лизнул - гадость. Вытер палец о скатерть. Пятно оказалось на что-то похоже. Тут я еще пасты на палец, еще мазок. Целую картину нарисовал: корабль в бушующем море. Если бы ты видел! Вера только не оценила. Пока стирала, ругалась последними словами. Так, вот, кажется, и желание через край переливается. Пойдем к девочкам.
   Г е о р г и й. Все хочу спросить: зачем столько?
   Д а н и и л. А что, не осилим, что ли? Кирилл по телефону просил побольше. Я уж не стал уточнять. Побольше так побольше. Это все мои подчиненные. Я к себе в фирму только таких принимаю.
   Г е о р г и й. Мне с какой можно?
   Д а н и и л. Там есть светленькая, крашеная блондинка, это Света, она только моя. Есть темненькая, натуральная брюнетка, Диана, она подругу сопровождает, с ней не получится. Из остальных можешь выбирать, или по очереди.
   Г е о р г и й. Мне темненькая понравилась.
   Д а н и и л. Попробуй, но не советую, чего время терять. Она у меня бухгалтером трудится. Строгая, вся из себя, слова лишнего не скажет. Подкатывался я и к ней, хвост распускал, подарками задабривал, комплиментами забрасывал - бесполезно.
   Г е о р г и й. Может, она фригидна?
   Д а н и и л. Не знаю, проверить не получилось. И с другими мужчинами замечена не была.
   Г е о р г и й. Или феминистка?
   Д а н и и л. Она недавно в фирме. Пока мало что о ней знаю. Хотя, нет, вряд ли она феминистка. Знал я одну феминистку. После встречи с ней неделю чувствовал себя, как женщина после аборта.
   Г е о р г и й. Слушай, тогда она лесбиянка!
   Д а н и и л. Что-то мы много о ней говорим. Пусть хоть окажется транссексуалом, она нас не должна интересовать. Остаются три девушки, одна лучше другой, вам с Кириллом вот так хватит. Тем более, что этот герой неделю будет силы восстанавливать. Так что, тебе придется поднапрячься. Да, ковер придется в химчистку.
   Г е о р г и й. Кирилл - подлец. Попросит еще бальзама! Придется мне тоже принять дозу, чтобы девки не заскучали.
   Д а н и и л. Разбудим его?
   Г е о р г и й. Пусть проспится.
   Д а н и и л. Давай, ты уж постарайся, на тебя вся надежда. Пойдем на стол накрывать. А то девочки разбегутся, пока мы тут языками чешем.
  
   В комнату, где спит Кирилл, входит Диана. Смотрит на него, прикасается к его уху, потом тянет его до тех пор, пока Кирилл не просыпается.
   Д и а н а. А вы кто?
   К и р и л л. Я что-то и не помню. Кажется, я поэт, вот поэму сочиняю.
   Д и а н а. Вы здесь живете?
   К и р и л л. Кажется, нет. Ковер какой заляпанный! Нет, это не моя квартира. У меня дома ковров нет.
   Д и а н а. Георгий и Даниил Борисович ваши друзья?
   К и р и л л. Георгий - это который?
   Д и а н а. Это, видимо, хозяин этой квартиры.
   К и р и л л. А, Жора. А тот, другой, с бородкой и вот с таким носом?
   Д и а н а. Угадали.
   К и р и л л. Данила.
   Д и а н а. Ваши друзья там развлекают четырех прелестных девушек и сами развлекаются. Не хотели вас будить, наверно.
   К и р и л л. Да, они скоты. Извините. Ничего, я свое наверстаю. А вы тоже из числа прелестных девушек?
   Д и а н а. Скорее, нет. Я пришла с одной из них. Она, если выпьет, дорогу домой забывает. Приходится ее провожать. И на шею всем вешается. Приходится удерживать. Но сегодня в последний раз. Надоели эти ее оргии.
   К и р и л л. А вы сами совсем не пьете?
   Д и а н а. Пью, но в другой компании и другие напитки.
   К и р и л л. Не будет с моей стороны наглостью, если я предложу свою компанию и вот этот другой напиток?
   Д и а н а. Что это?
   К и р и л л. Чудодейственный бальзам.
   Д и а н а. Однажды я выпила такой же вот густой черной жидкости. Проспала весь праздник. И голова потом болела ужасно. Было обидно. Вот и вас, я вижу, сморило.
   К и р и л л. Я просто устал. Видите, сколько написал за день?
   Д и а н а. Что это вы написали? Поэму?
   К и р и л л. Почитайте. По-моему, неплохо получилось.
   Д и а н а. Почерк не разберу. Я очень раздражаюсь, когда не могу разобрать чьи-то каракули. И перестаю себя контролировать.
   К и р и л л. Тогда я вслух почитаю.
   Д и а н а. Это будет долго. У меня на классиков-то времени не хватает.
   К и р и л л. Я же пока не классик.
   Д и а н а. О чем я и говорю.
   К и р и л л. Только одну главу?
   Д и а н а. Вряд ли я выдержу.
   К и р и л л. Страницу?
   Д и а н а. Хорошо, давайте, только без выражения, пожалуйста.
   К и р и л л. Э, нет, не буду читать.
   Д и а н а. Это еще почему? Я уже настроилась слушать.
   К и р и л л. Сплошная похабщина. Неужто это я писал?! Никогда не знал меру своей испорченности.
   Д и а н а. Читайте же, мне нравятся неприличные поэмы.
   К и р и л л. Я покраснею от стыда.
   Д и а н а. Ничего, лицо у вас и так помятое, хуже не будет.
   К и р и л л. Давайте так: я запишу на магнитофоне, а потом вы послушаете запись.
   Д и а н а. Я начинаю подозревать, что вы дурак. Хорошо, предлагаю такой обмен: я выпиваю рюмочку вашего чудодейственного бальзама в вашей компании, а вы, преодолев стыд, все же почитаете свое творение.
   К и р и л л. Что ж, это другой разговор.
  
   Зал. За богато накрытым столом Даниил, Георгий и четыре девушки.
   Д а н и и л. Вот зову Жору к себе заместителем, - не хочет. Предлагаю зарплату больше, чем у себя, - отказывается.
   Г е о р г и й. Кирилла бы лучше пристроил. Занимается черт те чем.
   Д а н и и л. Кирилл неуч, бездарь. А ты, Жора, голова. Ты погляди, в какой малинник мог бы попасть. Заместителю делать-то нечего. Девочкам анекдоты рассказывал бы и все.
   Г е о р г и й. Я не мастер анекдоты рассказывать.
   Д а н и и л. Комплиментами кормить, попки щипать, - с этим справишься? Посмотри, какие у нас попки. Тамара, покажись.
   Т а м а р а. Я пока стесняюсь, Даниил Борисович. Я еще мало выпила.
   Е л е н а. Я покажусь.
  
   Елена встает, делает пируэт, спотыкается, садится, едва не упав со стула. Ее зад совсем не широкий.
   Д а н и и л. Ну, Леночке немного подрасти надо.
   Г е о р г и й. Соблазнительно, не спорю, но я пока подумаю.
   Д а н и и л. Я бы на твоем месте не думал. Смотри, дедушкино наследство не безразмерное.
  
   Маленькая комната. Диана сидит на столе. После бальзама ее глаза светятся, улыбка не сходит с лица. Кирилл вышагивает с пачкой листов бумаги в руках.
   К и р и л л. Ну, как?
   Д и а н а. По-моему, гениально. Баркову придется потесниться.
   К и р и л л. А мне кажется, полный бред. Как будто, и не я это писал. Я в школе троечником был. Ставя оценки за сочинения, учительница всегда приписывала что-нибудь типа: "Жалко твоих родителей. А впрочем, они сами виноваты, что вырастили такого обалдуя".
   Д и а н а. Знаешь, что я думаю о школьных сочинениях? Ой, ладно, не буду. Это ничего, что я перешла на "ты"? Твоя поэма очень искренняя. Нет никакого сомнения, что слова исходят из самой глубины души. А учительница твоя сама дура.
   К и р и л л. Неужели в глубине души у меня столько грязи?! Ужас!
   Д и а н а. Удивляться нечего. Никто не знает, что творится в его подсознании. Вот мне, например, приснится иногда такая чепуха! О чем я и помечтать не догадывалась. А ведь сон на пустом месте не возникает. Он всегда вылезает из какого-нибудь уголка души.
   К и р и л л. Перечитываю - это не мое, ни одной моей мысли, только отдельные слова. Но нравится. Местами даже восхищает.
   Д и а н а. Истинные художники именно так и оценивают свои произведения, когда получается сверх ожиданий. Вспомни знаменитое: "Ай да, Пушкин, ай да, сукин сын!".
   К и р и л л. Как думаешь, напечатают мою поэму?
   Д и а н а. Не везде. Надо будет, все же, некоторые слова заменить. У меня тетя не последний человек в одном столичном издательстве. Как закончишь, сообщи мне, а я свяжусь с ней.
  
   Зал. Те же. Входят Диана и Кирилл. Садятся за стол.
   Д а н и и л. А вот и Диана с Кириллом! Милости просим. Выпейте-ка по штрафной.
   Д и а н а. Спасибо, я буду только шампанское. А что с Леночкой?
   Д а н и и л. А что с ней? Никто ее не обижает. Водку в бокал наливаем. Лучшие куски подкладываем.
   Д и а н а. Лена, ты опять водку шампанским запиваешь? И ничего не ешь? У вас совесть есть? Завтра зарплату считать будет некому. Лена до вечера не оживет.
   Д а н и и л. Не волнуйся, Диана, я ее оживлю.
   Т а м а р а. Да, Даниил Борисович мастер оживлять. Помните, Света какая была? После трагедии на семейном фронте?
   С в е т л а н а. Я уж думала застрелиться. А Данечка меня к жизни вернул.
   Д а н и и л. Никого не забуду. Под моим началом все почувствуете вкус к жизни.
   Д и а н а. (кокетливо) Кроме меня, наверно. Даниил Борисович даже не смотрит в мою сторону. Полностью меня игнорирует почему-то.
   Д а н и и л. Мне казалось, я стар для тебя, Диана. Или недостаточно симпатичен.
   Ю л и я. Ты же, Диана, сама нос воротила от Даниила Борисовича. То борода его козлиная не нравится, то пузо торчит, как у гориллы.
   Д и а н а. Я просто ревновала тебя, Данила. Ничего, что я на "ты"? Ты похож на этакого современного шейха. А все восточное меня зажигает.
   Ю л и я. Точно: на шейха или султана. И не только внешне.
   С в е т л а н а. Ты о чем?
   Ю л и я. Даниил Борисович один знает, сколько у него жен.
   Д и а н а. Жаль, мне не осталось места в твоем гареме.
   С в е т л а н а. Какой гарем? О чем они, Данечка?
   Д а н и и л. Успокойся, Светик. Законная супруга, с которой мы спим в разных комнатах, и ты. Вот и весь гарем.
   Ю л и я. Даниил Борисович скромничает.
   С в е т л а н а. Ты врешь, докажи!
   Ю л и я. С радостью бы доказала, да юбку постирала, - смыла следы преступления.
   Д и а н а. Не преступления, а любвеобильности нашего любимого директора.
   Т а м а р а. Не будь такой скрягой, Света.
   Д а н и и л. Меня на всех хватит, не надо переживать.
   Д и а н а. Только я исключение, надо полагать.
   Д а н и и л. И ты, Диана, не волнуйся. (подмигивает ей)
   Д и а н а. Что ж вы, девочки, молчали, что Данила такой могучий любовник.
   Т а м а р а. Спрашивать надо было.
   Д а н и и л. Разве я тебе не оказывал знаки внимания?
   Д и а н а. Когда? Это тогда, наверно, когда тебе на брюки кофе из моей чашки пролился? Или когда мой калькулятор упал на твою голову?
   К и р и л л. Даниле надо иногда кофе на брюки проливать. И калькулятор тоже правильно падает. Лучше бы, конечно, что-нибудь потяжелее.
   Т а м а р а. За что же так нашего Даниила Борисовича?
   Ю л и я. У вашего друга, Даниил Борисович, голос, кажется, прорезался.
   Д а н и и л. Голос у него всегда был. Девочки, все, хватит. Слишком много внимания моей скромной персоне.
   С в е т л а н а. Скромной, как же! Если бы все такие скромные были...
   Д и а н а. Кстати, товарищи, вот Кирилл, у которого голос прорезался, сегодня, не вставая из-за стола, сочинил целую поэму. Причем, совершенно замечательную. Он только что мне ее читал в той комнате.
   Ю л и я. Наверно, Кирилл и нам свою поэму почитает?
   К и р и л л. Пожалуй, нет. Она еще не прошла цензуру.
   Д и а н а. И, конечно, не пройдет. Там сплошная нецензурщина. Это просто какая-то прелесть!
   Т а м а р а. Это нечестно, Диана же слышала ее.
   Е л е н а. Я обожаю нецензурные стихи. Это вы их написали? Нам необходимо уединиться.
   Д и а н а. Дайте же ему поесть.
   Г е о р г и й. (Кириллу шепотом) Да, набирайся сил, а то видишь, сколько тут страждущих женских тел.
   Ю л и я. Почему вы шепотом? Нам не слышно.
   К и р и л л. Жора советуется, не спеть ли ему песню, которую он сочинил ночью.
   Г е о р г и й. Почему ночью? Я и днем успеваю сочинять.
   К и р и л л. Жора - рокер. Он в этом только сегодня признался.
   Д а н и и л. Это правда, Жора?
   Г е о р г и й. Смею надеяться. Только не рокер, а всего лишь рок-музыкант.
   Д и а н а. Не скромничайте, Георгий. У вас взгляд настоящего рокера.
   Ю л и я. Только немного поизносившегося.
   Д и а н а. Совсем нет. Докажи же, Георгий, что ты молод душой. Это ничего, что я перешла на "ты"? Задай старого доброго рока.
   Е л е н а. Это вы, значит, рокер? Надо же! Впервые вижу живого рокера. У меня есть что вам сказать.
   Д а н и и л. Похоже, я что-то пропустил. Я не узнаю своих друзей. Один - поэт, другой - музыкант!
   С в е т л а н а. Больше за юбками бегай. Все в этой жизни пропустишь.
   Г е о р г и й. (Даниилу) А ты то сам, оказывается, художник.
   Д и а н а. Не будем отвлекаться. Сперва Георгий сыграет и споет, а потом мы попросим Данилу продемонстрировать свое искусство.
   Г е о р г и й. Да я не в голосе сегодня. И на пальцах мозоли от долгих занятий на гитаре.
   Т а м а р а. Мы не будем сильно придираться к вашей технике.
   Ю л и я. Мужчине не пристало ломаться, Георгий. Не тяните время.
   Г е о р г и й. Ну, ладно.
  
   Георгий играет на гитаре и поет.
   Заканчивает петь. Пауза. Дремлющая Елена хлопает.
   Е л е н а. Браво, бис!
   К и р и л л. Не ожидал, Жора.
   Д а н и и л. Вот удивил так удивил!
   Ю л и я. Драйва не хватает, а так ничего.
   Т а м а р а. Мрачноватые стихи, но послушать можно.
   С в е т л а н а. Пойдем, Данечка, поговорим.
   Д и а н а. Очень талантливо! Интересный текст, своеобразная манера игры на гитаре, приятный тембр голоса. Успех тебе обеспечен. А этих не слушай. Они дилетанты в рок-музыке. И не только в ней. Работай дальше. У моего двоюродного брата собственная студия записи. Сочинишь альбом, Георгий, свяжись со мной, а я поговорю с братом. Хорошо?
  
   Георгий, Кирилл и Даниил курят на балконе.
   Г е о р г и й. Ты же говорил, что Диана фригидная.
   Д а н и и л. Это не я , это ты говорил.
   Г е о р г и й. Как я мог говорить про нее такое, если вижу ее в первый раз в жизни.
   Д а н и и л. Откуда я знаю? Ладно, вот сейчас и проверим, насколько она фригидная.
   Г е о р г и й. Я как раз чувствую себя в отличной форме.
   Д а н и и л. Извини, друг, кажется, я сразу сказал, чтобы ты на нее не рассчитывал.
   Г е о р г и й. Ну и что, видишь теперь, как дело оборачивается. Ее поведение...
   Д а н и и л. Это просто игра. Я знал немало женщин, которые вот так же флиртовали, заманивали в сети, а потом оставляли в дураках.
   К и р и л л. Вот почему ты превратился в хронического дурака.
   Д а н и и л. На себя посмотри.
   Г е о р г и й. Ничего страшного. Я таких женщин совсем не знал. Хочется, наконец, узнать.
   Д а н и и л. Советую Леночку. Она хорошо накачалась, с ней теперь можно любую фантазию сделать реальностью.
   Г е о р г и й. Данила, тебе ли не знать, что в женщине меня прежде всего привлекает интеллект. А от Лены твоей теперь толку меньше, чем от резиновой куклы.
   К и р и л л. Жора, мне Юля показалась интеллектуально развитой. А Диану оставь Даниле. Мало ему попадало калькулятором по голове и горячим кофе на брюки. Он еще хочет.
   Г е о р г и й. Диана понимает душу рок-музыканта. С ней легко общаться.
   Д а н и и л. Не смеши: рок-музыкант!
   Г е о р г и й. А Юля эта... в ней язвительности много... неприятная особа.
   Д а н и и л. Послушай, а Тамара смотрела на тебя восторженными глазами. Она, между прочим, у меня главный экономист.
   Г е о р г и й. Ты еще Светлану сосватай.
   Д а н и и л. А что, для друга мне и собственной жены не жалко.
   К и р и л л. Слышала бы тебя Вера.
   Д а н и и л. Зачем ей слышать? Ты и так постараешься - передашь ей мои слова.
  
   Георгий заходит в зал.
   К и р и л л. Данила, я никогда не был доносчиком, сплетником и тому подобным козлом. И все же прошу тебя: не мешай мне приударить за Дианой.
   Д а н и и л. И ты туда же! С ума посходили!
   К и р и л л. У тебя к ней спортивный интерес. А мне никто никогда так не нравился.
   Д а н и и л. О, да ты никак влюбился?! Совсем чокнулся, приятель. Ну что мне теперь тебе, взрослому мужику, нравоучения читать?
   К и р и л л. Она удивительная. То, что я чувствую к ней, очень серьезно.
   Д а н и и л. Я тебе таких удивительных каждый день пачками буду приводить. Только Диану забудь. Скажу тебе откровенно: надоела мне эта Светлана. Она дура. Я все искал ей замену. Сегодня понял: это Диана.
   К и р и л л. Что ж, желаю вам счастья. (собирается уходить)
   Д а н и и л. Ты куда?
   К и р и л л. Пойду попробую с Юлей, что ли. Или с Тамарой.
  
   На балкон выходит Георгий.
   Г е о р г и й. Что такое, Данила? Тамара и Юлия домой ушли.
   Д а н и и л. Не может быть. Я им такого указания не давал.
   К и р и л л. Очень может быть. Они же видели, как мы все на Диане помешались. Вот и обиделись.
   Д а н и и л. Ну, я им покажу завтра! А Диана здесь?
  
   Диана сидит за столом, обхватив голову. У нее страдальческий вид: действие бальзама закончилось. Подкрадывается Даниил.
   Д и а н а. Чего вам, Даниил Борисович?
   Д а н и и л. Зачем ты на "вы" перешла? Ты чудная, Диана. Прежняя твоя строптивость, конечно, тебе идет, она добавляет тебе очарования, но сегодня ты предстала в своем истинном обличии, и оно мне больше нравится.
   Д и а н а. Откуда вам знать мое истинное обличие? Я сама его не знаю.
   Д а н и и л. По-моему, ты ясно дала понять, что я, как мужчина, тебя привлекаю.
   Д и а н а. Голова как болит! Не помню: я, что, сказала, что вы мне нравитесь? Сказать вам честно? Вы мне противны. Меня даже тошнит в вашем присутствии.
   Д а н и и л. Послушай, Диана, твоя строптивость теперь уже ни к чему. Я сражен, я у твоих ног и прошу милости.
   Д и а н а. Отстаньте. Я себя ужасно чувствую, мне не до вас.
   Д а н и и л. Тебе надо выпить. У Жоры есть чудодейственный бальзам. Он тебя вылечит.
   Д и а н а. Ах, чудодейственный бальзам! Не предлагайте мне его. Меня от него точно вырвет.
   Д а н и и л. Ты его уже пробовала?
   Д и а н а. Да, имела такую слабость.
   Д а н и и л. А, Кирилл угостил? Наглец! Теперь, значит, ты прежняя Диана и к тебе не подступиться?
   Д и а н а. Пойду, подышу свежим воздухом, вы позволите?
  
   Диана выходит на балкон. Даниил идет искать Светлану и находит ее, заплаканную, в ванной. Он успокаивает ее, ведет на кухню, где наливает бальзама.
   На балкон выходит Кирилл. Диана оборачивается.
   Д и а н а. А, это вы, Кирилл. Что-то сказать хотите?
   К и р и л л. Тебе не холодно?
   Д и а н а. Нет, в самый раз. У вас нет автомобиля?
   К и р и л л. Вон внизу, видишь "Форд" стоит?
   Д и а н а. Какой красивый! Это ваш?
   К и р и л л. Я о таком же мечтаю.
   Д и а н а. А-а. Неужели не заработали?
   К и р и л л. Денег почти достаточно. На права выучиться не могу.
   Д и а н а. А что так? Способностей не хватает?
   К и р и л л. Способностей навалом. Но как подумаю, что придется отказаться от ежедневной пьянки, желание пропадает.
   Д и а н а. Да вы алкоголик?!
   К и р и л л. Не знаю, кто я, но выпить хочется постоянно.
   Д и а н а. Случай тяжелый. Вам лечиться надо, Кирилл.
   К и р и л л. Пожалуй.
   Д и а н а. А Георгий?
   К и р и л л. Он мог бы и не пить. Просто компанию поддерживает.
   Д и а н а. У него права есть?
   К и р и л л. У него все есть. И все он умеет. Только ленится.
   Д и а н а. А машина его во дворе стоит?
   К и р и л л. В гараже. Если бы во дворе стояла, давно бы заржавела. Он же никуда не ездит.
   Д и а н а. Понятно. Значит, домой нас отвезти некому.
   К и р и л л. А Данила? Ничего, что он выпивший. Он ас, закрытыми глазами водит.
   Д и а н а. Даниил Борисович отпадает.
   К и р и л л. От тебя он, кажется, без ума.
   Д и а н а. Не сомневаюсь. Поэтому и не хочу к нему обращаться.
  
   Георгий подходит к спящей на диване Елене. Смотрит на нее, приподнимает и отпускает ее руку. Рука безжизненно падает. Приближает голову к ее лицу. Елена рыгает, Георгий отшатывается. Уходит. В спальне садится с гитарой на кровать. Перебирает струны, что-то мурлычет. Подходят Кирилл и Диана.
   К и р и л л. Жора, ты чего не спишь?
   Г е о р г и й. Не спится.
   К и р и л л. А если не спится, уступи кровать Диане.
   Г е о р г и й. Пожалуйста. (хочет встать)
   Д и а н а. Не уходите, Георгий. Спойте колыбельную какую-нибудь.
   Г е о р г и й. Колыбельных, к сожалению, я не знаю.
   Д и а н а. А я всегда под рок-музыку засыпаю.
   Г е о р г и й. Шутишь?
   Д и а н а. Нет. Почему-то громкая музыка лучше навевает сон.
   Г е о р г и й. Громко не получится - соседи взбунтуются.
   Д и а н а. Я и не прошу громко. Только чтобы я слышала. Я уже почти сплю. Начинайте.
   Г е о р г и й. Хорошо.
  
   Георгий поет песню группы "Роллинг Стоунз" "Paint in black". Поет очень тихо, но она слышна во всех комнатах.
   На кухне Светлана начинает удивительно удачно, оперным голосом подпевать.
   Даниил в туалете, сидя на унитазе, рисует пальцем на белом полотенце, лежащем на полу. Получается нечто коричневое волнистое. Сует рабочий палец в рот, морщится. Берет в руку доселе невидимую банку с шоколадной пастой, читает этикетку, макает в банку палец, продолжает рисовать. Услышав голос Светланы, усмехается, качает головой.
   Кирилл в зале, сидя в кресле, при свете настенного светильника сочиняет стихи о любви. Встает, оглядывается по сторонам, как будто ищет икону, видит спящую Елену, становится перед ней на колени, целует ее руку и читает только что написанное: "Вы стали для меня звездой, звездою путеводною..." и т.п.
   Светлана в спальне, стоит перед кроватью, на которой спит Диана, и сидит с гитарой Георгий. Она поет ту же песню как оперную арию. У нее меццо-сопрано.
   Окончание песни поет уже Мик Джаггер в оригинальной аранжировке.
   Выходит из туалета Даниил с готовой картиной. Это портрет женщины, похожей на Диану.
   Как только заканчивается музыка, Георгий отставляет гитару, оглядывается, и, убедившись, что никто не видит, целует спящую Диану.
  
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"