Мельник Анатолий Антонович: другие произведения.

Три брата и сестра самураи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь воина самурая, это путь к смерти, неукоснительно следуя кодексу Бусидо.


  
Жизнь воина самурая, это путь к смерти,
неукоснительно следуя кодексу Бусидо.
  

ТРИ  БРАТА  И  СЕСТРА  САМУРАИ

(Легенда-быль)
Анатолий МЕЛЬНИК
   Много-много лет назад в средневековой Японии жили-были три брата воина-самурая и была у них сестра. Они рано остались без родителей, главой семьи остался старший брат, он нес полную ответственность за всех членов семьи, по традиции ему перешел и фамильный самурайский меч, который принадлежал еще их деду.
  
  
 []  []
Катана - легендарный меч японских воинов самураев. Лучшие мечи, непревзойденные и поныне, мастера изготовляли в 15-м веке.
  
   Старший брат уже принес клятву верности своему сюзерену*, несколько раз приходилось ему участвовать в клановых кровавых разборках феодальной междоусобицы, и пока что ему везло, оставался цел и невредим. Средний брат, хоть и был моложе, но был подстать старшему, и уже успел поступил на службу к сюзерену, которому служили они по семейной традиции еще от деда. Сестре было семнадцать лет, она полностью занималась домашним хозяйством.
   Младший брат, и так, и сяк, в отличие от русских сказок, был вовсе не дурак, хотя был еще совсем ребеноком, ему едва минуло одиннадцать лет, но он сызмальства воспитывался в традициях самурайской молодёжи согласно кодексу бусидо*, в духе верности вассала своему феодалу, презрению к смерти, мужеству и стойкости самураев. Мальчик только-только начинал приобщаться к будущему положению воина-самурая, а владение мечом и все остальные традиции, обряды, поступки настоящего самурая предстояло осваивать позже, по мере взросления и возмужания. А пока, старшие братья занимались службой у сюзерена и похо'ду воспитывали младшего брата.
   Так они и жили, и все шло бы своим чередом, если бы внезапно не был раскрыт заговор против сегуна*. Все, кто был причастен к заговору, были выявлены и приговорены к смерти. В заговоре оказались замешаны и старшие братья.
   По существовавшим в то время правилам, к смерти приговаривались все мужчины семьи участника заговора, включая детей, с тем, чтобы исключить месть со стороны выросших сыновей. Так к смерти были приговорены все братья, включая и младшего, и даже их сестра.
   Каким-то образом старший брат добился особой милости, чтобы ритуальное самоубийство - харакири* (сэппуку) он совершил вместе с членами своей семьи. Старшие братья хорошо знали все правила совершения самоубийства (каждый самурай морально себя готовит к смерти в любой момент), для них здесь не было никаких проблем. Самурай должен свыкнуться с мыслью быть готовым с честью умереть каждый день, должен полюбить эту честь. К смерти ему следует идти с ясным сознанием того, что надлежит делать и что унижает его достоинство. Потому, уходя поутру на службу из дома, он прощался с семьей, как если бы уходил навсегда.
   Сейчас их больше всего беспокоило другое, сможет ли не опозориться и достойно сделать себе харакири их младший брат, ведь он еще совсем ребенок. Премудростям такого ритуала еще не посвящался и, тем более, не видел наяву.
   Сознание собственного достоинства воспитывалось у детей самураев с детства. Воины строго охраняли своё "доброе имя" - чувство стыда было для самурая самым тяжёлым. Потому грядущее, и предстоящую смерть младший брат воспринял как должное и неотвратимое, правда, подмечено, чем меньше лет человеку, тем легче он идет на смерть, с годами сделать это становится все труднее.
   Братья спешно принялись посвящать и обучать младшего предстоящему ритуалу. Это европейцам кажется, что все очень просто, главное пересилить себя, и воткнуть нож в живот. В представлении самураев, это чуть ли не торжественный публичный ритуал добровольного ухода из жизни, обставлен целым рядом обязательных священодействий в определенной последовательности, словно обряд крещения, венчания или отпевания у христиан.
   Готовясь к ритуальному самоубийству, самурай самым тщательным образом должен был соблюсти все правила. Это в равной степени относилось к одежде и даже к тому, какую и когда он должен был принимать пищу накануне сэппуку.
   Все начиналось с того, что совершающий публичное сэппуку, после традиционного японского приветствия садился на коврик на колени перед собравшимися в небольшом отдалении от них, и обращался к ним с извинительной речью. Приспустив кимоно, он обнажал торс до пояса, полы и рукава кимоно при этом запрокидывал назад и с натягом придавливал коленями, чтобы предотвратить падение после совершения харакири, слабеющего от боли и кровотечения тела в бок и, тем более, навзничь. По кодексу Бусидо самурай, совершив сэппуку, должен упать головой только вперед! Если же он упадет в бок или, Боже упаси, назад, что считалось позором для настоящего самурая.
  
  
 []
Японский самурай 21-го века.
  
   Падать вперед он должен с вытянутой шеей, чтобы самому близкому другу, лежащему сейчас невдалеке ничком, но зорко наблюдающим за обрядом, облегчить последнее действо. Он должен подняться, подойти к умирающему, и, взяв катану*, самурайский меч, одним ударом отсечь голову, обрывая тем самым нестерпимые предсмертные страдания друга.
   А до этого, совершающий сэппуку, должен спокойно, никоим образом не проявляя волнения, страха, боязни грядущего, положить левую ладонь на живот горизонтально так, чтобы кончик большого пальца касался пупка. Взять в правую руку ритуальный нож (использовался, как правило, Танто, самый короткий меч)
  
  
 []
Танто - нож чести.
  
   и, погрузив в живот по самую рукоятку у основания мизинца, сделать горизонтальный разрез передней брюшной стенки до пупка и, огибая его кверху, продлить до мечевидного отростка. Лезвие ножа должно перерезать не только петли кишечника, но и брюшную аорту и нижнюю полую вену, что гарантированно ускоряло фатальный исход, сокращая мучения и агонию. Боли при таком виде самоубийства самурай испытывает неописуемые, но на лице не должен дрогнуть ни один мускул, ни единого стона не должно вырваться из его уст. (Видео 1-2)
  
        (См. Видеофайл - техника сэппуку    "https://www.dropbox.com/s/ektazd35psfw5lf/Samurai_Seppuku-1.flv?dl=0"
  
        (См. Видеофайл - обряд сэппуку    "https://www.dropbox.com/s/szt7flazi304cw7/Samurai_Seppuku-2.flv?dl=0"
  
  (Примечание: Видеофайлы весьма условно отражают обряд сэппуку)
   Особым достоинством считалось, если самураю удавалось разрезать живот крестообразно, повторно воткнув нож над лоном, дополнив сэппуку вертикальным разрезом до пупка с горизонтальным правым разворотом. Такое необычное, варварское самоубийство с точки зрения европейцев, в представлении японцев было обусловлено тем, что по древним поверьям душа человека в теле находится не в голове и не в сердце, как часто еще говорят в наше время, а в животе. Еще сто лет назад и в России, присягая на службу царю-батюшке, клялись "Не щадить живота своего". Харакири заканчивается вскрытием живота для того, чтобы выпустить душу на волю из оскверненного тела. Теряющий силы самурай падает, начинается агония, тело бъется в смертельных конвульсиях. Считается, что в этот момент душа покидает тело, но она, как правило, не хочет уходить, сопротивляется, всячески, до последнего, цепляясь за тело.
   Кстати, нечто подобное, но еще более изощренное, "харакири по-скандинавски", встречалось и в Европе.
   У викингов 1000 лет назад существовал обычай, чем-то напоминавший самурайское харакири, позволявший осужденному смертельным ритуалом доказать окружающим свою невиновность, правоту, сохранив честь.
   На скалистом обрывистом берегу моря у старого священного дуба, осужденный ножом вскрывал себе живот. Погрузив руку в брюшную полость, отыскивал и перезал петлю тонкой кишки, подрезая брыжейку, вытаскивал ее из живота. Затем петлю кишки завязывал узлом на торчавшем из ствола дуба суку, и начинал обходить ствол дерева, обматывая его кишкой, которую ножом отделял от брыжейки. Если ему удавалось обойти дуб, и целиком обмотать кишкой ствол дерева, прежде чем умирая, упасть в изнеможении, он доказывал свою правоту.
   Говорят, что европеец, попав в Японию, ничего не понимает в местных обычаях, прожив год, ему кажется, что он все понимает, а прожив еще пять лет, убеждается, что ничего не понимает.
   Дочери самураев, становились, как правило, женами самураев и их то же в пору девичества учили правилам ритуального самоубийства. Достигнув совершенолетия, они получали вместе с подарками от родителей еще и нож (кайкэн) для самообороны, для защиты своей чести и совершения ритуального самоубийства. Жены самураев после гибели мужа часто добровольно совершали ритуальное самоубийство.
  
  
 []  []
Вот так и совершали (на первой фотографии в глубине комнаты справа виден Тати - длинный японский меч, поставлен рукояткой вниз, так ставили меч в мирное время)
  
   Для женщин то же существовал целый обряд этого священодействия, но в несколько упрощенном виде, им дозволялось просто перерезать себе шею. Но при этом они не должны были обнажаться, наоборот, после совершения самоубийства, когда тело бьется в судорогах смертельной агонии, ни в коем случае полы кимоно не должны откинуться и ненароком обнажить женские интимности, тем самым опозорив ее даже после смерти. Поэтому, готовясь к самоубийству женщина, помимо того, что одевала специальное кимоно, очень тщательно крепко платками особым узлом связывала себе ноги в области ступней и коленей. Если женщине, совершавшей самоубийство, не удавалось полностью перерезать себе шейные сосуды, и смерть затягивалась, то близкие могли помочь ей умереть, отрубив катаной* голову.
  
  
 []
Почти приготовилась
  
   Как упоминалось выше, была у братьев сестра. Ввиду особой тяжести совершенного старшими братьями преступления в отношении сегуна, она то же была приговорена к смерти, но она уже была взрослая и посвящена во все премудрости предстоящего ритуала. Ее, как и старших братьев, сейчас больше всего беспокоил младший брат, сможет ли он достойно совершить обряд смерти.
   Но вот настал день исполнения приговора. Все шло по раз и навсегда заведенным правилам и обычаям. Первым приступил к совершению сэппуку младший брат. Он все делал так, как учили этому его старшие братья. Вышел на площадку перед собравшимися, сделал традиционный поклон вежливости, и даже попросил прощения за совершенное преступление, которое не совершал. Присутствующие весьма благосклонно восприняли поведение этого ребенка. А он под их одобрительными взглядами сел на коврик, обнажился, взял нож, и вонзив себе в живот, сделал разрез. Но только его детской руке не хватило сил довести разрез от и до, неимоверная боль одолела его. Он упал головой вперед, как требовал обычай, и, корчась от боли, суча ногами, закусив губы до крови, пытался сдерживать стоны.
   У братьев, находившихся неподалеку, с плохо скрываемым волнением наблюдавших за младшим, сделавшим все, как того требовал кодекс Бусидо, невольно вырвался вздох облегчения.
   Оказать последнюю услугу маленькому самураю - отсечь голову и прекратить мучения, было некому. Среди присутствовавших не было друзей их семьи. Мальчик лежал, страдая от боли, смерть не спешила к нему. И тогда средний брат, попросил меч у одного из присутствующих, тот удивился, но не отказал в просьбе. Взяв меч, он полил водой из кувшинчика на лезвие меча, подошел к лежащему брату и в следующий миг молниеносным взмахом закончил сэппуку.
   Настал черед самог'о среднего брата. Он все выполнил, как подобает настоящему самураю, и голову ему отсек старший брат. В воцарившейся тишине некоторое время отчетливо был слышен затихающий шипящий звук пульсирующих струй крови бивших из сонных артерий.
   Когда первые два тела уже лежали неподвижно, настал черед их сестры. Она совершила акт, как и подобало дочери самурая, с достоинством и самообладанием. Вмешательства старшего брата не потребовалось. Наблюдая, как один за другим совершают ритуальные самоубийства члены его семьи, он оставался невозмутимым и в сильном напряжении, так как боялся, что кто-то, прежде всего младший брат и сестра в какой-то момент нарушат традиции семьи. Когда же и сестра осталась лежать неподвижно рядом с двумя братьями, у него словно гора с плеч свалилась, честь семьи была сохранена. Он облегченно вздохнул и вышел на площадку.
   Старший брат совершил сэппуку неукоснительно выполняя все правила этого священодействия. Перерезав себя от и до, он нашел в себе силы, чтобы закончить все крестообразным росчерком, который удавался очень немногим самураям.
   Он лежал, истекая кровью, медленно и мучительно умирая, душа не спешила покидать его тело, но никто из присутствующих, наблюдая за его страданиями, даже не попытался помочь ему. Среди присутствующих не оставалось его друзей. Повеление сегуна было неукоснительно исполнено.
   P.S.
   1-е дополнение
   Традиции самураев и сегодня живы в Японии.
   Известный японский писатель Юкио Мисима (наст. имя Хираока Кимитакэ),
  
  
 []
Патриот Японии, человек чести (1925-1970)
  
   крайне праворадикальных взглядов, лидер одной из национал-шовинистических группировок, 25 ноября 1970 года в одиннадцатом часу утра, под предлогом официального визита, посетил вместе со своим сподвижником Морита и ещё тремя членами "Общества щита" штаб Восточного округа сухопутных войск сил самообороны на токийской военной базе в Итигая.
   Адъютант проводил писателя к командующему округом генералу Кэнри Масите. Тот, поздоровавшись, поинтересовался, почему при нем меч. "Не беспокойтесь, это просто музейная реликвия - 16 век, школа Сэки. Взгляните, какая отделка". - Ответил Мисима. Когда генерал склонился, разглядывая меч, спутники Мисимы напали на него, повалили, связали и зафиксировали на кресле. Взяв в заложники командующего базой, Мисима потребовал построить весь личный состав базы на плацу напротив балкона кабинета командующего. Это требование было выполнено.
   После этого Мисима, выйдя на балкон, обратился к солдатам с десятиминутной речью, призывая напасть на парламент, защитить императора, и совершить государственный переворот. Однако попытка государственного переворота основной массой присутствующих была с возмущением отвергнута,
   его никто не слушал. Не понимая, зачем Мисима захватил генерала, солдаты освистали его, крича: "Идиот!", "Отпусти командира!", "Пристрелите его!"
   Ничего не добившись, поняв, что его призывы тщетны, Мисима вернулся в кабинет командующего и сказал своим соратникам: "Они даже не послушали меня. Нам остается одно, будучи опозоренным, самурай обязан умереть". После этого Мисима взобрался на стол командующего, сел на колени, расстегнул мундир, и в соответствии с самурайскими традициями, трижды прокричав: "Да здравствует император!", совершил публичное харакири, вспоров себе живот ножом, в знак протеста против "утраты Японией самурайского духа".
   Затем его сподвижник Морита, стоявший рядом, взял меч, по традиции он должен был отсечь голову Мисимы, чтобы прекратить его муки. После трех неудачных попыток обезглавить Мисиму, другой сподвижник, Кога, взял у Мориты меч и отсек голову писателя. Вслед за этим разрезал себе живот неудачливый Морита. Кога отрубил голову и ему. В этот момент в кабинет, залитый кровью, с валяющимися головами и телами, ворвалась полиция. Позже обряд сэппуку совершили еще семь последователей Мисимы.
  
 []
Они были против этого!
  
  
   2-е дополнение
   Анекдот-быль.
   Русский турист в Токио, войдя в одну из лавочек, решил купить молнию для спортивной куртки. Не зная японского, как и английского, стал объяснять хозяину лавочки, что ему нужно, дополняя объяснения жестами, но хозяин не понимал. Турист несколько раз словесное объяснение дополнял жестом руки от груди до живота и возгласом "Ж-ж-ж-к!". Хозяин лавки недоуменно смотрел на покупателя, пожимал плечами, а потом радостно заулыбался, согласно кивнул головой, и скрылся за дверью в кладовке. Спустя некоторое время он довольный возвратился, держа в руке... ритуальный нож для харакири, услужливо улыбаясь, он протянул его туристу.
  
   3-е дополнение
   Веселое о не веселом.
  
 []
Харакири по-русски
  
   Ремарка автора: Уважаемые читатели не задумывались ли Вы над тем, почему спустя 20 лет после вывода советских войск из Германии, и спустя 65 лет после окончания 2-й Мировой войны и в Германии, и в Японии остаются американские войска?
  
   * Бусидо - морально-этический кодекс самурая, определяющий его поведение во всех жизненных ситуациях.
   * Сёгун - Высший военный правитель Японии.
   * Сюзерен - Провинциальный князь (даймё)
   * Катана - длинный японский меч (длина клинка 61-73 см). Основное оружие самурая.
   * Сэппуку (харакири) - Ритуальное самоубийство путем вспарывания живота.
  
  
  
05 августа 2011г. Крым, Гурзуф    Анатолий Антонович МЕЛЬНИК
     P.S.  Если Вы прочитали рассказ, и он Вам понравился, оставьте отзыв, или хотя бы, нажмите кнопку оценки.
   А еще, если не трудно, разместите ссылку у себя в блоге или отправьте ее друзьям.
       * Полная или частичная перепечатка текста - с уведомления автора и размещением авторской строки:
   Иллюстрации использованы из ресурсов Интернета.
          E-mail:  a_melnik2005@mail.ru       http://zhurnal.lib.ru/m/melxnik_anatolij_antonowich
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"