Мельник Анатолий Антонович: другие произведения.

Тяжкий крест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Время жить и время умирать"


  
   Памяти РДВ посвящается
Zait zu leben und zait zu sterben.

ТЯЖКИЙ  КРЕСТ

Анатолий МЕЛЬНИК
   В травматологическое отделение ургентно поступил пострадавший после уличного ДТП. На кушетке в приемном покое лежал молодой мужчина, без сознания, крепкий, здоровый, байкер, раньше их именовали рокерами. Был он в кожаной куртке, джинсах, на руках перчатки-краги для автогонщиков, и... без шлема. Густые длинные волосы, слипшиеся от крови, лицо представляло сплошное кроваво-грязевое месиво. Со слов врача бригады скорой помощи, доставившей больного, выяснилось, что мотоциклист, на большой скорости, въехал в бетонный столб, потеря сознания определялась с момента травмы. Из имевшегося при нем водительского удостоверения узнали фамилию, имя отчества. Со лба в волосистую часть головы уходила обширная рваная рана с явными признаками вдавления. Рана кровоточила, в раневом отделяемом определялся мозговой детрит. Пострадавший в тяжелом состоянии был доставлен в приемный покой по принципу ближайшей больницы.
   Уже при беглом осмотре был поставлен диагноз: "Открытый оскольчатый компрессионный перелом костей свода черепа с повреждением мозга. Тяжелая черепно-мозговая травма". Требовалась ургентная операция, больной был срочно с приемного покоя поднят наверх в операционный блок. Больного осмотрел невропатолог, окулист, сделали рентгенограммы. Параллельно проводили самую необходимую срочную подготовку к операции, побрили голову. В это время от подоспевших гаишников узнали новые данные о пострадавшем: 25 лет, адрес, где проживает с матерью, работает доцентом в одном из ВУЗ'ов города.
   Под общим интубационным наркозом начали первичную хирургическую обработку раны с элементами декомпрессии мозга. Вывели кожно-костные лоскуты из глубины мозговой ткани. Начали вымывать с помощью резиновой грушки теплым раствором физиологии и фурацилина свободно лежавшие костные отломки в мозговой ткани, мозговой детрит. Поражало количество размозженной ткани мозга. Заканчивая обработку раны, обратили внимание на начинающийся отек мозга. По возможности, прикрыли обнаженный поврежденный мозг сведенными кожно-костными лоскутами, поставили выпускники из перчаточной резины, наложили наводящие швы на края раны. Больного перевели в реанимационную палату.
   В это время приехал консультант-нейрохирург. Осмотрев больного, R-граммы, ознакомившись с результатами анализов, сделал несколько рекомендаций по назначениям, и по ведению больного на ближайшие дни. Когда его спросили о возможности перевода пациента в нейрохирургическое отделение, то услышали в ответ, что больной находится в тяжелом не транспортабельном состоянии. По характеру и объему повреждения головного мозга прогноз у него крайне не благоприятный. Обычно у таких больных практически никогда, даже при самых благоприятных исходах, психические процессы не восстанавливается до прежних уровней, и гибнут они в течение ближайшего времени. И в заключение добавил:
   - Ну, если он переживет этот острый критический период, и стабилизируются основные жизненные функции организма, если послеоперационная рана будет заживать без гнойно-воспалительных осложнений, то тогда можно будет думать о переводе к нам в отделение дней через 10-15. - И добавил. - После повторного осмотра.
   Консультант уехал. Спустя некоторое время, когда пациент был уже в реанимации, в отделении появилась мать пострадавшего. Она буквально вбежала в реанимацию, увидела тело сына. Трудно передать словами то горе, которое неожиданно свалилось на нее из-за травмы взрослого единственного сына. Это было потрясение, как гром среди ясного неба, при полном благополучии.
   Интересная привлекательная женщина лет сорока пяти, с пышной копной волос темной шатенки, на лице почти не было видно следов косметики, умеренно округлые формы тела, очень напоминавшие воспетые образы украинок, известных литературных классиков. Она подошла к сыну, находившемуся на управляемом дыхании, лежащему пластом на кровати, голова его была забинтована, обложена пузырями со льдом, над ним возвышались системы подключичной катетеризации, тело было обклеено датчиками кардиомонитора. Наклонившись над сыном, она взяла его безжизненную руку, начала ее гладить и звать его по имени, но сын находился в глубокой церебральной коме, откуда он не мог отозваться на зов матери. Какое-то время она находилась рядом с сыном, пока дежурный врач-анестезиолог не попросил ее выйти из зала, и поговорить с ней о сыне. Вышли в ординаторскую, там ответили на все ее вопросы, и потом объяснили, стараясь, по возможности, смягчить весь трагизм произошедшего с ее сыном. Из разговора узнали, что она заведует кафедрой в одном из гуманитарных институтов города, а сын - технарь, тоже научный работник, подавал очень большие научные надежды. Докторов поразила стойкость и выдержка этой женщины, не было стенаний, криков и воплей, только заметили, как накатившуюся слезу, она украдкой вытерла платком.
   Разговаривая с врачами, она спросила, что-то нужно достать из медикаментов, оборудования, ответили, все необходимое есть, сейчас нужен только уход, и надеяться на благосклонность ПРОВЕДЕНИЯ. Но от неё не утаили, что потери мозгового вещества очень велики и невосполнимы, и от удара пострадала ткань всего мозга, и надо готовиться к худшему. Сказали и то, что по прежнему опыту, к сожалению, если он останется в живых, это будет тело, находящееся в глубокой коме.
   Мать на это реагировала очень резко, заявив, что сын должен жить, в каком бы состоянии он не находился! В ее голосе прозвучали даже нотки угрозы, если сын погибнет, то на виновных обрушатся кары небесные. Так закончился первый день для этого пациента.
   Мать в отделении почти дневала и ночевала. Медицинский персонал смотрел за ее сыном, выхаживал, во'время предотвращая возможные осложнения, передавая его со смены на смену. Вскоре отключили ИВЛ - искусственную вентиляцию легких, переведя больного на восстановившееся естественное дыхание. Раны заживали без осложнений. Вскоре больной был переведен из реанимации в травматологическое отделение, где продолжили его буквально выхаживать. Приходилось много внимания уделять функционированию тазовых органов, профилактике пролежней. Но головной мозг, как и ожидали, к сожалению, был мертв. Фактически молодой человек постепенно превращался, как сейчас начали говорить, в "овощ". Прошла еще одна неделя, рана зажила, лицо постепенно начало приобретать первоначальные черты до травмы. Вопрос вновь стал о переводе больного в нейрохирургическое отделение.
   Повторно вызвали консультанта-нейрохирурга. Он приехал, осмотрел больного, и заявил, что тело в хорошем состоянии, но, судя по всему, мозг погиб, и вряд ли восстановится.
   - Больной наш, - заявил он, можно переводить, попробуем его как-то активировать.
   Специализированной машиной скорой помощи больной был транспортирован в нейрохирургию. Мать пациента уезжала со смешанным чувством тревоги, что ждет там ее сына, какое будет отношение, уход...
  
   Пациента перевели, персонал отделения с облечением вздохнул, постепенно забывая о нем, и только время от времени вспоминали о том случае, когда поступал очередной тяжкий травматик, так время и шло. Прошло полгода, или чуть более. И вот однажды, возвращаясь вечером с работы, в трамвайной толкотне обратил внимание на пожилую пассажирку, стоявшую чуть в стороне. Она показалась мне знакомой. Присмотревшись, понял, что она похожа на мать больного, лежавшего у нас с тяжелейшей черепно-мозговой травмой в прошлом году. В какой-то момент наши взгляды встретились, она узнала меня, протиснулась поближе, мы поздоровались.
   Передо мной была постаревшая, осунувшаяся женщина, от былой её привлекательности не осталось и следа. Я с некоторой опаской спросил ее о сыне. Она помолчала, словно собираясь с мыслями, тяжело вздохнула и произнесла:
   - Он всё такой же, лежит, находится в глубочайшей коме, ухаживаю за ним. - И продолжала. - После перевода сына из вашей больницы в нейрохирургию никакого улучшения не произошло. Проводили повторные энцефалографические исследования, но мозг не проявил ни какой активности. Там сына продержали почти три месяца, и потом предложили выписать его домой, признавшись, что больше ничего они сделать не могут. Больной остался тяжелейшим инвалидом-децеребрантом хроником. Он нуждается только в постоянном постороннем уходе и все. Мне пришлось взять его домой. Находясь в нейрохирургии, насмотрелась на этих несчастных подобных пациентов, не приведи Господь... Вот с тех пор дома, только сыном и занимаюсь, никому мы стали не нужны. - Она умолкла, воцарилась тягостная тишина. Я молчал, заметив, как она украдкой смахнула набежавшую слезу.
   Трамвай продолжал движение, вагон пустел. И тут, после затянувшейся паузы, она вновь заговорила:
   - Вы знаете, после всего пережитого, в который раз, возвращаясь к тем первым кошмарным дням, я в глубине души начинаю жалеть, что сын не умер тогда сразу после травмы. Это было бы лучше для него, да и мне, легче пережить эту травму, растянутую во времени. Как я тогда молила Всевышнего, чтобы даровал сыну жизнь в любом виде. Жизнь даровал, но лучше бы этого не было. Я грешна в своих мыслях, но если бы вы знали, как я устала от всего свалившегося на меня горя. Это крест, который выпал на мою долю, и я должна нести его до конца.
  
 []   []
      (Так было)                 (И так стало)
   Трамвай приближался к моей остановке, надо было выходить. Я взял ее за плечо, сочувственно слегка сжал, и только, и смог, что пожелать ей мужества, стойкости, терпения, и держаться в несчастье.
   Вышел из трамвая, тягостные раздумья долго еще не покидали меня, вспомнилось изречение одного из Мудрых прошлого поколения Э.М.Ремарка, написавших когда-то: "Время жить и время умирать", насколько оно приемлемо в подобной ситуации?
  
  
1978г.          16.11.2018г.,             Киев.        Анатолий  Антонович  МЕЛЬНИК
     P.S.  Если Вы прочитали рассказ, оставьте отзыв, или хотя бы, нажмите кнопку оценки.
   А еще, если не трудно, разместите ссылку у себя в блоге или отправьте ее друзьям.
       * Полная или частичная перепечатка текста - с уведомления автора и размещением авторской строки:
   Иллюстрации использованы из ресурсов Интернета.
          E-mail:  a_melnik2005@mail.ru       http://zhurnal.lib.ru/m/poezija/
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"