Набат Александр Георгиевич: другие произведения.

Остров Снов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

 []
  
  Остров Снов
  
   Посвящается моей любимой дочери Александре
  
  Пролог
  
  - Внимание! Не спать, барышни! Двухминутная готовность! - выпускающий сержант надсаживает глотку, аж ларингофоны звенят и заходятся трескотней помех. - Проверить снаряжение, оружие! Энергоресурс проверьте, чтоб вы были все здоровы, ишаки припадочные! Не спать! Я сказал!!!
  Строго засекреченная гуманитарная операция по принуждению к миру под кодовым названием 'Белый Феникс' вступает в главную фазу. Осада Авалона началась! По каким-то одному богу известным причинам в генеральном штабе флота некие 'светлые' головы отказались от полномасштабной орбитальной бомбардировки на подготовительном этапе вторжения. Видимо, решили показать всему Независимому Галактическому Содружеству (НГС) нашу безудержную, молодецкую удаль. Мол, мы их запросто шапками закидаем, в двойном прыжке, с тройного разворота!
  Многочисленные авианосцы, крейсера, линкоры, корветы, эсминцы, сверхтяжелые платформы-бомбардировщики и прочие линейные корабли обеспечения и сопровождения Второго Ударного Флота НГС остаются на дальних подступах к мятежному Авалону - пятой планете звезды N 01-HD0012547 в Созвездии Водогрея. Основная задача всей этой армады - завершить, а также в дальнейшем осуществлять глубокоэшелонированную, многоуровневую блокаду всей планетарной системы. Непосредственно же осаду на откуп отдали бравому десантному корпусу.
  Вся начальная подготовка показушного штурма сводится к двадцатиминутной обработке рабочих площадей легкими и средними зарядами повышенной мощности со сверхбольших высот, силами древних, универсальных штурмовиков класса 'Росомаха'. Благо сохранилось этой рухляди по дивизионам объединенного флота достаточное количество. Некоторые особо древние раритеты так вообще массово в беспилотники переоборудовали ради такого важного дела!
  Грозный рокот разрывов и тяжкий гул атмосферной авиации быстро удаляются за линию горизонта. Дальше в дело вступаем мы - Первая, специального назначения, десантно-штурмовая армада имени Г. В. Плеханова. Попросту - 'Ханы'. Так нас за глаза называют все, даже штабная шушера: от курьерской службы до высшего генералитета.
  Черт возьми! Мы даже десантируемся всего лишь с допотопных многоцелевых транспортных галеонов, да еще на гравипарашютах, а не как положено по уставу - с геосинхронной орбиты из десантного крейсера-матки в индивидуальных управляемых капсулах, при поддержке тяжелой фронтовой авиации и сводной общевойсковой группировки прорыва. И никаких тебе боевых мобильных доспехов (БМД)! Воевать нам сегодня предстоит по старинке, чуть ли не врукопашную! Хорошо, что отцы-командиры хоть один старенький супердредноут класса 'Ренегат' выделили в качестве поддержки. Моральной. Как пить дать, это все происки яйцеголовых идиотов из радикального пангалактического движения Неозеленых! Видите ли экология планеты слишком сильно страдает от уставных мероприятий! А от неуставных - нет, что ли?! Ну, ничего, прорвемся, не впервой! Мы им теперь тут та-а-акого шороху наведем! По-любому! Тесно станет!
  Хорошо, что планетарная оборона Авалона была еще только на самой начальной стадии формирования и уже практически полностью подавлена первой, хиленькой волной интервенции. Летуны постарались на славу! Горят военные базы и аэродромы, вперемешку с опорными пунктами ПВО. Только что по открытому общевойсковому каналу сообщили об успешной ликвидации главной наземной станции мониторинга околопланетного пространства. Теперь Авалон наглухо ослеп. Флот приступает к точечной высадке десанта.
  Впрочем, все это уже бесполезная лирика, сейчас не до нытья. Выпускающий показывает тридцатисекундную готовность и открывает створы внешних бронированных люков. Десантные рампы по периметру подсвечиваются бегущими алыми габаритными огнями.
  - Внимание, уважаемые пассажиры! Планета Авалон, конечная! Просьба своевременно покинуть палубу! При выходе из транспорта не забывайте свои вещи!- Блин, ну сержант! Еще и острить пытается, грымза старая!
  - Спасибо, что воспользовались услугами нашего карго-оператора. До новых встреч!
  Высота, судя по данным ИТК (индивидуального тактического коммуникатора), шесть с половиной тысяч метров. С учетом веса снаряжения - что-то около сотни секунд свободного падения. Ничего, это лучше, чем болтаться под прицелом агонизирующих, но еще способных потрепать нервы сил ПВО противника.
  ИТК хладнокровно выводит на обзорную панораму тактического шлема три яркие желтые вспышки-протуберанца. Готовность номер раз! Встаю, не обращая внимания на очередную порцию пошлых шуточек сердобольного сержанта, поправляю универсальный штурмовой автомат Токарева, ласково прозванный в войсках УШАТом. Отсюда, кстати, любимое выражение нашего комбата - 'ушатать противника'. Обрез стартового пандуса привычно ложится под ноги. За бортом - полный мрак. Сильный кильватерный ветер захлебывается тоскливым воем, буквально валит с ног, пытается протиснуться сквозь плотный строй, прорваться вглубь притихшего перед боем транспорта.
  Недолгая пауза. Жутковатый изумрудный свет заливает изнутри шлемы всех бойцов и все три десантные палубы разом. Пора на выход. В нашей обойме я первый, пристрелочный, так сказать. Что ж, мне и открывать бал, как говорится. Делаю решительный шаг в многокилометровую бездну, резко проваливаюсь навстречу огню ожививших зенитных комплексов. Смертоносные шквалы разрывов неожиданно плотного заградительного огня за считанные секунды уносятся прочь и уже на необозримой высоте собирают свою неизбежную кровавую дань. Быть первым не так уж и плохо! Местами.
  Поверхность планеты мчится навстречу с бешеной скоростью. Вот уже весь обзор перекрыт от горизонта до горизонта: внизу, на темном фоне, жирное пламя многочисленных пожаров вперемешку с крупными россыпями разноцветных индустриальных огней. Правильно, в этом полушарии глухая ночь, кругом темень кромешная. Автоматика ИТК подключает блок ночного зрения и отстраивает картинку заново. Уже не так красиво, зато теперь можно четко разглядеть, во всех монохромных подробностях, быстро набегающую землю и объятые огнем развалины обреченного военного городка.
  Эфир быстро оживает, стремительно заполняется сотнями голосов. Звучат короткие доклады командиров отделений, корректирующие сводки и приказы, рекомендации и прогнозы разведки, витиеватая ругань на трех земных языках одновременно. Подразделения уже вовсю рапортуют об успешно пройденных стадиях развертывания. Пока все идет по генеральному сценарию вторжения.
  Основная задача нашего пятого взвода - захватить и удерживать до подхода главных сил резервный выход (он же вход) из подземного командного центра сил Космической Обороны противника. Ищу на тактической карте алый кружок-метку целеуказателя, ИТК дает привязку, сверяюсь с местностью. У меня приличный недолет до сектора предполагаемой высадки, все-таки первым десантироваться без индивидуальной капсулы невыгодно - нет маневровых двигателей, а на 'гравиках' много не налетаешь. Практически всегда приходится нагонять своих. Раскрывать же гравипарашют и планировать к цели с большой высоты - словить шальной выстрел ПВО, с гарантией. Решаю прогуляться ножками, так оно безопаснее выйдет.
  ИТК, равнодушный ко всем моим терзаниям и сомнениям, злорадно верещит и сигналит длинной серией стремительных красных вспышек - информирует о достижении предельной, критической высоты над поверхностью обреченной планеты. Перед высадкой я предусмотрительно настроил аварийное раскрытие своего гравипарашюта с задержкой в минус четыре с половиной секунды - рискованно, но предписанные триста пятьдесят метров не обеспечивают реальной безопасности. Предпочитаю жесткую посадку, а на всякий непредвиденный случай есть ручное раскрытие, запасной парашют и нашенское 'авось' - основной вид топлива настоящих десантников.
  Группируюсь. За пару мгновений до касания земли блок искусственного интеллекта гравипарашюта отстреливает в точку финиша 'аварийную капсулу' с демпфирующим гелем. Куб зеленоватого желе с ребром в два с половиной метра вспухает мгновенно. Резкий рывок вверх сработавшего парашюта и могучий толчок в ноги практически сливаются в один сплошной зубодробительный импульс. Если бы не бронекостюм с инерционной компенсацией и односторонней гибкостью, - пришлось бы туго, а так - только малость жестковато врубаюсь в грунт. Прорывая уже начавшую стремительно таять мутнеющую массу спасательного геля, торопливо кувыркаюсь вправо, укрываюсь за внушительным бетонным огрызком какого-то мирного строения.
  Оружие к бою. Осматриваюсь. Остатки демпф-геля с тихим шипением испаряются, не оставляя практически никаких следов. ИТК выводит на обзор многочисленные багровые фигурки пока еще далекого противника и коробочки какой-то не менее враждебной бронетехники. А вот зеленых значков своих что-то не видно. Может, еще не припланетились? Не все же такие отчаянные, как я.
  Жду пару минут, своих все еще нет в зоне действия моего радара. Дважды меняю позицию. Пытаюсь связаться со взводным или командиром отделения - хоть с кем-нибудь. Полный аут, то есть совсем глухо, в эфире - только отдельные обрывки ненормативной лексики и еще чего-то такого же невразумительного. Зато отвратительное потрескивание статических и искусственных помех имеется в изобилии. Значит, нашим летунам не все 'глушилки' удалось расколотить. Вот незадача! Долго сидеть на одном месте нельзя - большая вероятность нарваться на одну из вражеских поисковых команд. Пока они все дружно кучкуются на дальней границе действия радара. Но такое положение дел может очень быстро измениться.
  Все же еще чуть медлю. Наконец решаю в одиночку идти вперед, по направлению к основной цели. Возможно, от грубого удара о землю мой передатчик вышел из строя. На полусфере радара наблюдается ноль дружественных целей. Короткими перебежками двигаюсь вперед, ловко уклоняюсь от встречи с крупным скоплением вражеской тяжелой пехоты, бодро топающей навстречу фронту высадки десанта. Мимикрирующий блок-хамелеон моей брони пашет вовсю. Серой, призрачной тенью скольжу среди бетонного месива и развалин.
  Внезапно практически под ногами разверзается мрачная бездна невесть откуда взявшейся орудийной шахты. И как это я люк-диафрагму прозевать умудрился?! А ИТК куда смотрит, хотелось бы знать?! В последний миг умудряюсь-таки запрыгнуть на длинный обломок стальной балки, так удачно нависшей над коварной ловушкой. Поспешно отступаю на сушу. С интересом смотрю на быстро поднимающуюся из недр гостеприимной планеты турель-спарку с дальнобойной 'плазмой' класса земля-воздух. ИТК опознает ее как систему 'Серафим Эхо-3', присваивает уровень опасности 'двойной красный' и выдает приоритет на немедленное уничтожение. Вот без него сам бы я нипочем не догадался! Сказано - сделано. Ловко закидываю в просвет между контурами охлаждения орудия кумулятивную противотанковую гранату, присев за жалкими остатками бетонного забора, и жмакаю кнопку дистанционного детонатора. Автоматические фильтры тактического шлема срабатывают вовремя, отсекая близкий грохот мощного взрыва и яркую вспышку плазмы сдетонировавшего боекомплекта. Земля ощутимо подрагивает, безуспешно пытается встать на дыбы, в ее таинственных недрах что-то активно рушится и оседает. Края стального люка, опаленные страшным жаром, на глазах оплывают, как простой воск. Все - шахта запечатана намертво, проще новую проковырять, чем эту восстановить.
  Между тем обстановка на фронте особых изменений не претерпела. Плохо дело: на радаре своих по-прежнему не видно. Если нас разбросало по сектору, то уйдет целая куча времени, чтобы перед штурмом собраться всем вместе. О худшем варианте - гибели товарищей - думать вообще не хочется.
  У меня уходит почти полных двенадцать минут, чтобы со всеми мыслимыми предосторожностями добраться до цели - приземистой, изрядно потрепанной бетонной полусферы КПП N2 командного центра. За все время ознакомительной прогулки пришлось пошуметь еще один раз. Укрывшись за бетонными обломками и мало-мало выждав приближавшихся ротозеев, с особой жестокостью ушатываю тройку разведботов - без особых последствий и осложнений. Дроиды горят, как и положено, без сюрпризов. ИТК вовремя ставит широкодиапазонные помехи так, что мой коварный акт вандализма опять остается не обнаруженным.
  Притаившись в густой тени руин, рассматриваю небольшой квадратный дворик, шлюзовой холл и развороченные наружные двери проходной. Караулка выглядит пустой и покинутой. И без специального увеличения картинки наблюдаю безжалостно иссеченные осколками внутренности помещения. Повсюду видны следы поспешного отступления: перевернутый стол-стойка дежурного, треснувшее и оплывшее от жара кресло, пара пустых пластиковых контейнеров, разбросанные вещи смутно узнаваемого назначения - хлам какой-то. Смахивает на засаду. Да и соваться под землю одному - чистое самоубийство. Решаю еще немного подождать, заодно осмотрю вход в бункер со всех сторон.
  Но и через десять минут (хотя подтянуться к цели даже самому отставшему десантнику потребовалось бы вдвое меньше всего совокупного времени), я пребываю в гордом одиночестве. Связи по-прежнему нет. Зато с северо-востока в мою сторону надвигается серьезная группа противника. Судя по данным ИТК, это мобильная пехота с двумя гравилетами поддержки и передвижным полевым сканером. Нечего и надеяться на отсутствие у них детекторов для поиска замаскировавшихся интервентов. Даже блок-хамелеон бронекостюма уже не спасет - найдут, и быстро.
  Придется рискнуть. Жму вперед. Шлюзовой портал надвигается стремительно, вприпрыжку. Сорванные и покореженные близким взрывом двери проносятся по сторонам. Торопливо осматриваю полупустой куб помещения: явных признаков минирования или активной наблюдательной техники нет. ИТК исправно выдает оставшееся время до контакта с приближающимся противником.
  В последний раз оглядываюсь, мой коммуникатор по команде буквально вгрызается в программу-сторожа шлюза. Но тяжелая бронированная заслонка оказывается запертой еще и на механические вакуумные запоры - что ж, погремим маленечко. Взрывчатка-липучка укрывает рекомендованные ИТК точки монолитной плиты шлюзового люка, отступаю на пару метров. Кнопка дистанционного детонатора зловеще подмигивает алым глазком. Направленный строенный взрыв буквально вминает, внося тяжеленную створку внутрь. Пыли почти нет, и неудивительно - за дверкой начинается длинный коридор - сплошная стальная труба диаметром метров шесть с прямоугольным сечением - хоть на танке заезжай. Великолепно освещенный, зато абсолютно пустой. С учетом учиненного грохота, думаю, меня уже ждут, и вряд ли с цветами. Чуть дальше, метрах в тридцати, угадывается крутой поворот направо.
  Ощущение близкой опасности рвет нервы. Но деваться по сути некуда. Отключаю 'ночное зрение'. Смятая, искореженная створка шлюза раскачивается и жутковато скрипит под ногами. Эхо усиливает каждый звук, по коридору ощутимо тянет сквозняком. За углом нос к носу сталкиваюсь с двумя охранниками-людьми в черных бронекостюмах и с нашивками 'золотых драконов' элитной гвардии, тихо крадущимися мне навстречу. Открывая ураганный огонь, я лишь отступаю на пару шагов. Моя экранированная, мультикомпозитная штурмовая броня со специально усиленным экзоскелетом оказывается крепче. Зловещее шипение проплавленных плазмой вражеских доспехов и тел быстро стихает за спиной. Это я удачно зашел, оставшиеся семьдесят пять процентов энергоресурса моей экипировки нужно беречь. Вряд ли стоит рассчитывать на оперативную подзарядку аккумуляторов - батальон техобеспечения высадится только при успешном завершении первой фазы вторжения. То есть совсем нескоро. Да и времени, боюсь, не найду на ближайший пит-стоп заскочить!
  Труба коридора выводит в небольшой холл с пятью лифтовыми шахтами. Пусто, тихо. Что-то слишком просто. Возникает идея оставить небольшой, но горячительный привет вероятным преследователям, тем более что на 'своих' мой подарочек не активируются. Установка и маскировка нейтронного заряда-растяжки занимает пару секунд. Все, здесь мне делать больше нечего.
  Как ни странно, все пять кабинок лифтов находятся на самом нижнем уровне комплекса и заблокированы намертво. Цинично обесточены. Хмым-м, кто-то не особо горит желанием лицезреть мою скромную персону. Якорь мономолекулярной лебедки намертво впивается в фортификационный бетон полутемной шахты, машинально проверяю тылы. Особых изменений не наблюдается. Придется лезть в среднюю шахту - ИТК рассчитывает оптимальный маршрут к главному реактору бункера. Что ж, ему виднее. В его памяти хранятся терабайты данных о различных сооружениях этой незадачливой планеты и прочих очень нужных для штурма данных. Не удивлюсь, если он 'знает' в лицо весь личный состав, отвечающий за планетарную оборону, а то и все население.
  Мимо, со скоростью пять метров в секунду, проплывают унылые, по-военному однообразные серые стены лифтового ствола, жгуты силовых кабелей упрятаны в специальные бронированные короба. Расстреливать это добро смысла нет, все многократно продублировано, только заряды тратить попусту. До дна остается четыре уровня. Замедляю спуск. В дверном проеме третьего снизу уровня не повернуться - узковат. Спуститься ниже, что ли? Через вентиляционную решетку изучаю коридор за створками лифта. Вроде все чисто.
  Выбираюсь, помещение радикально отличается от того, из которого начинается спуск. Серый ковер с толстым ворсом, дорогая кожаная мебель и стойка администратора - тоже серые, общий светлый фон, какие-то безумные фикусы бурмалинового цвета в кадках по углам квадратной комнаты в кадках, а слева от стойки - массивная обшитая деревянными панелями дверь. Негромкий, едва слышный шорох вентиляции и яркий свет. Ни души. Блин, тихо-то как, только сейчас осознаю, какая кругом стоит гробовая, прямо-таки мертвая тишина. Ох, что-то сейчас будет. Копчиком чую. Но не сидеть же в этой дурацкой приемной?!
  Осторожно подхожу к двери. ИТК пытается сканировать фронт, нарыть хоть что-нибудь полезное, но кроме предполагаемого трехмерного изображения, расположенного за дверью коридора и невообразимой мешанины помещений, увы, нету ни фига. Жму клавишу разблокировки, от слабого толчка дверь неожиданно легко скользит в сторону, утопая в стене. Выжидаю пару секунд - все вроде тихо. С УШАТом наперевес заглядываю в дверной проем. Ха, никакого коридора. Данные компьютера сильно не совпадают с реалиями жизни. За дверью расположен выход на просторную террасу, идеальным кольцом охватывающую гигантское кубическое помещение, похожее на не то средних размеров авиационный ангар, не то на кабинет закомплексованного безумца, страдающего гипертрофированной гигантоманией.
  Здесь царствуют все те же тишина и безмолвие давно покинутых, опасных подземелий - для полноты картины только густого слоя пыли и клочков паутины по углам не хватает. Стараюсь скинуть нарастающее напряжение. Не хочется до времени прибегать к боевым стимуляторам и прочей химии, имеющейся в автоматической аптечке, чутко следящей за моим драгоценным здоровьем. Медленно приближаюсь к перилам, становится лучше видно все помещение. Большую часть пространства занимает проекционная аппаратура, сейчас отключенная, и ряды жестких кресел. Похоже, я забрался в некий секретный конференц-зал. Вообще-то здорово, что тут пусто. Обычно мероприятия такого масштаба очень хорошо охраняются.
  Ищу спуск с террасы, но, судя по всему, он расположен скрытно или управляется откуда-то снизу. По-крайней мере на виду нет ничего похожего на терминал лифта или какого-нибудь подъемника. Наплевать. Я же не в гостях, в конце концов. Перемахиваю через перила. На мгновение замираю, вцепившись в массивные стальные поручни, перчатки легко соскальзывают по полированному металлу. Уже давно ставший привычным толчок и перекат в сторону, оружие наизготовку. Жду. По-прежнему тихо. Блин, да в чем дело-то?! Они что, все спят, что ли?! Или у них резко позаканчивались исправные следящие устройства?
  За одной из трех дверей, расположенных под широким козырьком террасы, неожиданно раздаются такие знакомые до слез звуки пальбы и редкое уханье разрывов. Ну наконец-то хоть какие-то звуки! Интересно, с кем это они там развоевались так активно? Неужто кто-то из наших тоже прорвался в бункер и теперь ведет неравный бой с защитничками командного центра? Впрочем, в такой ситуации спешить не следует. Можно запросто наломать дров. А то и головы лишиться. Чай, не в игрушки играем.
  Осторожно двигаюсь в сторону источника шума. Бой, каким бы он ни был затяжным, должен был бы уже закончиться. В условиях современной войны и с учетом примерно равных возможностей обеих сторон, схватка должна бы уже прекратиться, даже если и ничьей. Нефига там так долго и активно палить, тем более из тяжелых, стационарных плазмометов. А именно их рев вот уже на протяжении целой минуты успешно перекрывает всю остальную какофонию непонятного сражения.
  Безумие какое-то! За намеченной мною дверью оказывается пустая операторская, с двумя дюжинами стереоэкранов, транслирующих во всей красе схватки из разных частей осажденной планеты. Зрелище завораживающее, должен сказать. Не сразу обращаю внимание, что звук на всех мониторах отключен. А то, что я услышал еще из зала заседаний, доносится из-за дверей, расположенных за подковой операторского пульта. Аккуратно подхожу к ним. Мощные, двустворчатые и не заперты совсем. Присев за выступом стены, с силой давлю панель управления на открытие. Результат превосходит все робкие ожидания. Не успели двери еще даже на четверть распахнуться, а в операторскую уже ловко заскакивают сразу две фигуры, затянутые в штурмовую броню со знаками различия 'Ханов'.
  Проворно укрывшись за противоположным выступом стены, один из бойцов тупо смотрит на меня. Машу ему рукой в сторону выхода в зал заседаний. Сигналю на пальцах: отступай, я прикрою. Долго уговаривать его не приходится. Второму десантнику повезло меньше: ворвавшийся следом за ним росчерк плазмы проделывает в нем здоровую дыру в области чуть повыше пятой точки. Бедняга умирает мгновенно. Прежде чем присоединиться к первому 'хану', швыряю в проклятый дверной проем сразу четыре ячейки взрывчатки-липучки и, уже блокируя за собой внутреннюю дверь, жму кнопку детонатора. Грохот мощного взрыва поглощает все остальные звуки, пол ощутимо дрожит, похоже, я малость перестарался, теперь на месте операторской организовался внушительный завал. Да и черт бы с ним, разгребать не нам, а все остальное - шелуха!
  Спешу следом за нежданным напарником. С ним явно что-то не так: похоже, он ранен, но держится молодцом. Теперь нас двое. Перемещаемся в зал заседаний. Дюжина мелких дроидов из обслуги (откуда только взялись) деловито шуршит возле аппаратуры, поспешно готовясь к эвакуации. Не сговариваясь, расстреливаем в принципе безобидных трудяг. Направляемся ко второму выходу из зала. Наконец, с большой заминкой, ИТК наших бронекостюмов устанавливают прямой контакт. Первое, что я спрашиваю: 'Боец, ну ты как в целом? Где остальные и что вообще происходит?!'
  - ...
  - Рапортуй! Ну?
  - Нас осталось всего шестеро из третьего взвода, - он отвечает как-то странно медленно и глухо, - мы... мы зашли в лоб, через парадную. Там нас круто приняли. Наших полегло много, черт... Комвзвода практически сразу потеряли... Разминулись с парнями из четвертого... не успели...
  - Э-э, братан, походу, тяжко тебе совсем! Давай-ка экспресс-диагностику запускай! Фигово выглядишь, если честно.
  Помогаю ему сесть в одно из семи огромных мягких кресел президиума. Осматриваю грудную пластину брони. Силовой экран давно издох, энергоресурс практически на нуле. Пробоина с виду маленькая, на правом боку, чуть выше тактической кобуры ручного бластера. Вот только, результаты диагностики не радуют. Судя по всему, мой новообретенный товарищ умирает - сильно повреждена печень. Удивительно, что он вообще так долго продержался, видимо, автоматическая аптечка с перепугу отработала на нем сразу все свои немалые запасы антишоковых и обезболивающих химикатов. Иначе он уже давно бы свалился с копыт долой.
  Резко оборачиваюсь на шум шагов и практически не глядя стреляю из положения 'очень неудобно'. Только и спасает, что спускающиеся на лифте с террасы бойцы никак не ожидали встретить здесь живых интервентов. Двое падают практически сразу, третий ранен в обе ноги. Он пытается ответить из своего импульсника, но я не даю ему ни шанса. Бронебойно-разрывной заряд из подствольника попадает ему точно под шлем.
  Поворачиваюсь к раненому - черт, он уже и не раненый совсем! Что ж, прощай, десантура, покойся с миром! Плохо дело - выходит, я снова один в этом растревоженном, обезумевшем осином гнезде. Ладно, некогда нюни распускать! Нужно дело делать!
  Так, что мы имеем с гуся? Пара магазинов для УШАТа, фактически дохлый энергокуб для брони, аптечка - порожняком, но зато полный цинк взрывчатки. Погибшему это добро уже ни к чему, а мне сгодится. Ик! Э-э-э, пЫльцаны, что за дела?! Что за странный звук такой?! Никак не могу понять, что это за трель такая странная, все настойчивее и настойчивее ввинчивается в затуманенное боем сознание...
  
  Глава 1. Детские игры
  
  - ... Ы-ы-ы, тьма, кого еще там нелегкая принесла? - В дверь звонят. Жму 'Esc' - пауза. На экране замирает в противоестественной позе появившийся невесть откуда оранжево-черный, похожий на рассерженного шмеля, боевой дроид-штурмовик с десятиствольным пулеметом особо зверского калибра. Мдя, придется потом крепко повозиться с этим монстром враждебной техники!
  Несколько замедленно, чтоб не сказать сильно заторможенно, вылезаю из-за, и, частично, из-под компьютерного стола - заигрался, называется! Тапочки куда-то коварно ускакали - искать лень, шлепаю в прихожую босиком. По пути пытаюсь сообразить, кто бы это мог припереться в такую рань? Проклятая жара, даже керамогранитный кафель на полу приторно теплый. Для мамаши вроде рано - всего-то без четверти час дня. Папаша так вообще раньше девяти еще ни разу со службы не возвращался. Все мои друзья да подружки - в разъездах. Шутка сказать, середина июля - в Москве в это время делать абсолютно нечего! Все стараются куда-нибудь выбраться, хоть к бабушкам-дедушкам в деревню или на дачу, хоть в лагеря, но только бы подальше от этого душного, затянутого в раскаленный асфальт и бетон сумасшедшего города. Как там, в одной малоизвестной песенке, поется? 'Жара, жара, жара, жареное солнце!'. Вот, это про нас! В самую точку!
  В прихожей мимоходом любуюсь на свое бледное отражение в зеркале. Эх, непохож я на бравого, элитного, имперского десантника-штурмовика. Слишком тощий и угловатый какой-то, одним словом, типичный подросток городского типа номер раз (номер два - толстый подросток, слава богу, это не про меня!). Мать даже иногда шутит: 'У тебя не телосложение, а теловычитание сплошное!'. Да еще лохматый очень, подстричься пора, ну или расчесать хотя бы свои белобрысые, слегка каракулевые патлы. На богомола чем-то смахиваю. Лохматого. Хорошо хоть с ростом проблем нету - целых метр восемьдесят с хвостиком! А-а, фигня, пятнадцать лет - не возраст. Говорят, мужики всю жизнь растут, матереют!
  Заглядываю в дверной глазок: перед дверью мнется и ковыряет в носу рыжее недоразумение в нелепых цветастых шортах до колен и в оранжевой майке на голое тело. Электроник! Вот блин, они же с братцем должны были вернуться только в начале августа! Входная дверь, как живая, прыгает в сторону, едва не угодив по лбу незваному посетителю, радостно ору:
  - Здарова, старый абрикос, какими судьбами? Вы когда вернуться успели?! А Сережка где?!!
  - Привет-привет, да вот вернулись, блин, на свою голову... Ты чо так долго не открывал-то? Звоню-звоню! Спишь, что ли, еще?!
  - Неа, за компом засиделся! Увлекся что-то, не сразу вкурил, что это в дверь трезвонят!
  - Слушай, Виталька, хватит уже за компом глаза портить! Айда с нами гулять, что ли? Сережка внизу с Бимом остался, его теперь домой палкой не загонишь - Бима, ясное дело, не Серегу.
  Бим - это такая душевная собака, системы эрдельтерьер, о двух годах от роду, очень веселая и добродушная псина, а Сережка - брат-близнец и точная копия Электроника. Вообще-то, в миру Электроника зовут Пашкой, но в силу сложившихся обстоятельств и наличия нужной собаки, которую, кстати, через раз все в округе величают не иначе как 'Ресси', к ним с братом на пару эти прозвища прикипели насмерть: - одного зовут Электроник, другого - Сыроежкин, ну, или Сыроега. Часто путают. Такие вот у меня одноклассники добрые и отзывчивые.
  - Э-э-э... Вообще-то я тут в одну игруху классную схватился, с утра самого рублюсь, - говорю я, оглядываясь на комп, его из прихожей чуть видно - одни сполохи от ЖК-монитора. - Ну эта, как ее, в интернете еще все мощно пиарили с нового года. Полностью, до последнего кусочка кода и звуковых семплов, наша, российская! Убийца и посрамитель всяких там Quake-ов и Crysis-ов! 'Штурм Авалона' - вотЪ!!!
  - Ну не себе фига! Что, уже вышла?!! Ведь обещали же вроде только в августе-сентябре? Э-эх, Туман, блин, Туманов! Ну, Виталька, ты смотри, конечно... Игруха знатная, слов нет! Но, может, все-таки с нами пойдешь? Развеешься маленько, к нашему дубовому дереву сходим... Мы с Серегой ножи захватили... - разговаривая, Пашка все пытается разглядеть, что это у меня там, на дисплее, такое замерло, чуть шею себе не вывихнул!
  - А что там на улице? Все так же жарит? - судорожно соображаю, стоит ли вообще вылезать из дому, солнышко нынче совсем дикое стало, безжалостное, я и так весь уже по второму кругу обгореть и облезть успел. Сомнительной пользы проветривание может получиться!
  - Угу, жарища - просто караул! Спасу нет! Мы Бима сегодня поутру как раз подстригли, а то он, бедненький, замаялся уже весь, только пьет все время, ни фига не жрет, костлявый какой-то стал, жалкий. - Электроник грустно вздыхает, понимая, что меня, видимо, сегодня на прогулку выманить не удастся.
  - Кстати, чего это вы так рано вернулись из лагеря? - спрашиваю я, а сам мысленно прикидываю, сколько у меня есть времени до прихода мамаши. Ну чтоб уж если идти гулять, то до полной потери пульса!
  - Да внезапная эпидемия острой дизентерии, понимаешь, приключилась! Половина смены чуть в унитазы не уплыла, такими закаканцами оказались - слов нет! Но вообще, во всем старшего повара обвинили и крайним назначили! Фахреддинов Осланбек Муратбабаевич - вот ведь дал Бог имечко! Нашему отряду еще повезло, мы в поход ходили. Только вожатый поужинать успел, вот и загнулся, зато капитально - на скорой увозили. А лагерь на дезинфекцию или еще на какой карантин закрыли. Мы вчера поздно вечером приехали, нас батя после работы забрал. Ну, так ты идешь или как? Давай уже решайся, Туман! А то Сережка там, наверное, совсем обуглился. Пашка наконец перестает заглядывать мне за спину, вопрошающе-укоризненно смотрит на меня и добавляет, задумчиво так: - А я себе новый, очепушенный такой ножичек справил - хочешь, покажу? Но только он у Сережки остался...
  - Змий вы, Паша! Самый натуральный искуситель! Зеленый в желтую чешуйку! С этого и начинать надо было сразу! Тут и думать теперь нечего. А что за нож-то? Где взял?! Я на одной ноге весело скачу в комнату, быстренько сейвлюсь и выхожу из игры, комп заглушить - дел на пару секунд. Выбираю, напяливаю футболку посветлее. Часы прохладной стальной лентой охватывают левое запястье. Ну, хоть что-то в этом душном и унылом мире неизменно радует и вдохновляет.
  - Да подвернулся случай. Выменял у одного баклана в лагере, он, дурак, чуть его не утопил, когда купались, а нож классный, настоящий, спецназовский! 'Вампир' называется, тяжелый. Его эффективно метнуть даже моя бабушка сможет: балансировка правильная. Одним словом, спецвооружение! - Пашка явно очень гордится своей удачной сделкой с каким-то незадачливым пареньком-лопухом из летнего детско-юношеского лагеря.
  - И чего тебе стоило сие роскошное приобретение?
  - Не поверишь, всего-то моих старых часов, ну эти, made-in-China - помнишь? А бате нагнал, что разбил их нечаянно, так он мне новые привез, во, зацени! G-Shock, с компасом, почти как у тебя!
  - Ни фига себе куранты! Ну прям целая шайба! Слушай, классные часики, ты теперь, блин, вообще весь из себя на понтах! - ехидно хихикаю, напяливая на босу ногу свои любимые кроссовки.
  Электроник, вообще-то, и сам не слишком любит всяких там пафосов и прочих выпендрежных мажоров, так что своими словами я немного задеваю его за живое.
  - Да ну ладно, нафиг! Скажешь тоже, это же не 'Ролекс'.
   Но сегодня он, похоже, настроен на другую, более позитивную волну. Обычно его раздразнить очень легко.
  - Ножик свой не забудь, хоккеист, блин!
  - Лады, я готов, пошли, что ли, уже, а то и правда у Ресси солнечный удар еще случится! Не дай бог, конечно!
  - Ага, щас, дожидайся! Этого крокодила из плазмогана так просто не завалишь! Из BFG разве что, в упор и то не с первого выстрела, - сердито бурчит Пашка, нетерпеливо переминаясь на площадке у лифтов, пока я, лязгая многочисленными замками и ключами, запираю дверь. Управляюсь как раз к тому моменту, как створки пассажирского лифта с грохотом распахиваются, выходит соседка, тетя Ира.
  - Здрасти, теть Ир, а Валек скора приедет? - спрашиваем с Электроником чуть ли не хором.
  Валентин Пронин, он же Валек, он же 'Заклинатель' - наш одноклассник и верный соратник в нелегкой борьбе с многочисленными киберврагами, по совместительству наш неизменный снайпер в клане 'Лавина'. Вообще, мы заслуженные чемпионы московского турнира по Counter Strike прошлого года и местами даже сильнейшие, ну в Юго-Западном округе уж точно самые-самые, непобедимые!
  - Нет, ребята. Он остается у бабушки до конца августа, может, и к первому сентября не успеет, с билетами сейчас очень туго. - И тетя Ира ничуть не преувеличивает. - В летний сезон в Сочи ни уехать, ни приехать.
  Эх, везет Вальке. Мне бы бабушку с частным домом на берегу Черного моря. Ух, я бы тогда точно жабры отрастил! Но, увы, я вот, например, еще ни разу на океане-море до сих пор не побывал. Вообще-то, наша семья особо не бедствует, просто мои родители всю жизнь копят деньги: то на уже успевшую сгореть дачу, то на гараж какой-нибудь... Сейчас вот откладывают старшему брату на свадьбу. Он как вернется из военного училища, так сразу и женится. Так говорят. Даже подружка у него какая-то вроде есть. Ни разу не видел. Ну и ладно, зато на комп я себе сам заработал и очень этим даже горжусь! И машинка вполне себе ничего вышла. Навороченная! Четвертый Пень о двух ядрах, пара гектар мозгов и видюха одна из самых крутых! Правда, китайский недобренд и no-name сплошняком, кроме процессора, понятно, но зато пашут как надо. Нарисовался замечательный, редкий случай, я его и не упустил. Но об этом как-нибудь в другой раз похвастаюсь, когда не так жарко будет.
  Дружною шумною толпою выбегаем из подъезда, ну точно как футболисты на поле! Сережка-Сыроега машет нам бейсболкой от детской площадки. Бима не видно. Опять, поди, кошек гоняет по всем окрестным помойкам. Солнце остервенело кидается на нас, с самых первых шагов плотно наваливается на плечи, яростно топчет голову, даже уши оттопырить норовит, того и гляди натолкает за шиворот полные пригоршни отборного, особо злобного ультрафиолета пополам с гамма-лучами! Небо белесо-голубое, ни облачка! Эх, надо было тоже, что ли, панамку какую на башню напялить. А-а, ладно, до парка рукой подать, авось не успею сильно перегреться.
  Идем втроем, вовсю обсуждаем новую игру. Я, в принципе, мало что успел пройти, только сегодня утром прикупил ее у метро, зато официальный релиз, а не пиратка какая-нибудь косая-кривая, недоперепатченная! Всего-то и могу, что поделиться первыми впечатлениями от чумовой графики, умопомрачительного геймплея, весьма спорного баланса оружия и конкретного такого, продвинутого звука - короче, исключительно отборные эмоции! Зато какие! Сплошной позитив! Одним словом, игра получилась - просто ураган! Мои рекомендации - играть всем, и без вариантов. Я хоть и предпочитаю онлайн-игры, но и в синглы тоже люблю погонять, особенно если сюжет толковый...
  Разговор быстро съезжает на более прозаические и более приземленные темы. Обсуждаем, стоит ли принять к нам в клан Леху, из 8-го 'А', тьфу ты, теперь уже из 9-го. Оперативный псевдоним у него еще такой прикольный - 'Рикошет'! Сходимся на том, что он нам будет весьма полезен. Хоть он и младше нас на целый год, все-таки у него самые реальные показатели среди прочих кандидатов. А парень он классный, веселый и живет в соседнем доме, это тоже, само по себе, немаловажно.
  Бим нагоняет нас уже у самого входа в парк. Приветливо виляет купированным хвостиком, аж вся корма ходуном ходит! Влажный собачий нос ловко поддевает мою ладонь и тут же уносится вперед (вместе с собакой), довольный жизнью и собой. Вообще, я их, песиков этих, очень-очень-очень люблю (+/- очень). Но когда год назад умерла от старости моя Неська, я решил больше не заводить никакой живности. Стресс, понимаешь, неимоверный. Все равно они живут гораздо меньше, чем люди. Ну, разве что черепахи - дольше, но черепах я как-то не того, не люблю, и дело совсем не в навыках готовки! Просто не хочу опять оплакивать какого бы то ни было любимца, даже попугайчика!
  Наш Битцевский парк ну просто огромен! Настоящий Лес, старый, полный тайн и загадок. По-крайней мере, таким он нам кажется. Могучие, вольно разросшиеся дубы и стройные березки, разлапистые клены и таинственные каштаны образуют такую густую, благодатно-зеленую тень, что здесь просто хочется жить! И лишь изредка выходить к редким очагам цивилизации, дабы пополнить запасы провизии. Увы, кроме юрких белок, дятлов, дурного воронья и отмороженных комаров живности здесь практически нет. Ну, еще иногда проведать престарелых родителей можно было бы!
  Ресси, дорвавшись наконец до природы, словно реактивный плюшевый медвежонок, носится по ближайшей округе не разбирая дороги и не покладая лап. Частенько он на полном ходу проскакивает в опасной близости от деревьев и прочих коряг. Среди сочной зелени и редких, но ярких солнечных пятен только и мелькает кудрявый золотисто-коричневый росчерк в строгом ошейнике. И даже единожды раз влупившись на полном скаку в особенно крепкий и колючий куст, Бим не особо расстраивается, а продолжает носиться как угорелый по всему лесу. Впрочем, бдительности он тоже не теряет - пару раз приходится аж втроем дружно отнимать у него истошно визжащих болонок, йоркширов и прочую декоративную нечисть! Ну, подумаешь, разыгрался чуть-чуть! Он же не взаправду хотел совсем их съесть! Только за ушки немножко потрепать, поозорничать самую малость! Впрочем, хозяйки невинно пострадавших малокалиберных питомцев особо не бухтят. Понимают, стало быть, сами такие же были в молодости (я о питомцах)! Ну, или, может, от жары ленятся...
  Идем втроем степенно и не спеша. Торопиться некуда, да и жарко очень. Под зеленой кровлей все равно душновато. Редкий ветерок не приносит полного облегчения. Лесная свежесть, вязкая как кисель - хоть на хлеб намазывай, ласково обволакивает, смывает всю накопившуюся усталость, вычищает перегруженный мозг от излишков информации, ненужных эмоций и переживаний.
  Разговор на время утихает. Просто шагаем по прелой прошлогодней листве, уворачиваемся от паутинок, по очереди бросаем Биму палочку. Тропинка вскоре перестает прихотливо извиваться между деревьев, справа надвигается высокий, черный, решетчатый забор недавно достроенного больничного комплекса. Идем, пропуская подряд два прохода, проделанных в заборе свободолюбивыми согражданами. В одном месте отсутствует целая секция - неужто кто-то на дачу уволок? Тяжеленная ведь, зараза! Нам сюда. Дальше тропа ветвится на манер прожилок на кленовом листике. Вскоре пересекаем то ли заросшую пожарную просеку, то ли мелкую аллею. Углубляемся в самую глухую часть парка. Нетолстое бревнышко, перекинутое на другую сторону неглубокого оврага, заметно раскачивается под нашей легкой, практически эльфийской поступью. Бим же форсирует водную преграду без затей, вброд. Тучи прохладных серебряных брызг долетают даже до нас - на дне оврага весело журчит малый ручеек.
  - Ну вот, блин, мы ж его теперь не отмоем, бронтозавра этакого... - сердито бубнит Сережка на пару с братцем.
  Бим, выбравшись к нам на берег, как будто все понимает, виновато опускает хитрую бородатую морду, потешно виляя коротким хвостиком.
  - Да ладно вам, не ворчите! Пес просто веселится! Он же у вас молодой совсем, можно сказать, ребенок еще! Не ругайте вы его, - я треплю Ресси по холке. Ого, даже ошейник мокрый! Улыбаюсь.
  - Да уж, как же, веселится он. Выпороть как следует ребенка этого! Чтобы башкой своей думал немножко! - Пашка воинственно смотрит то на меня, то на Ресси. - Ты бы разок попробовал его отмыть после прогулки, защитничек!
  - Ха, парни, у меня колли была в свое время, так ее практически после КАЖДОЙ прогулки с порошком отстирывать приходилось. А это не ваш лысый шкет. Та еще овечка была! Ладно, хорош бурчать, давай показывай уже свой новый суперкортик!
  - Я вообще удивляюсь, как это ты утерпел до сих пор-то. - Электроник, ухмыляясь, протягивает мне настоящий метательный нож, состоящий на вооружении спецподразделений Российской Армии. Рукоять обмотана оливковым капроновым шнуром. Тяжелый!
  - Да-а, серьезная штука, таким на улице сверкать не стоит. Враз отберут, да еще по шее накатят! - Я с восторгом рассматриваю вороненую сталь клинка, пробую остроту заточки. - В руке лежит как влитой! Полный атас, парни!!! Интересно, где тот лопушок его намыл? Рассказывал что-нибудь?
  - Да у него батя в спецназе ГРУ служит, целый полкан! Полковник то есть. У него такого добра навалом, поди!
  - Короче, классная штука, поздравляю! - возвращаю Пашке его оружие. - Не то что твой старый фуфлыжный гвоздодер!
  Мой кинжал намного проще. Зато сам его смастерил. Попал мне как-то в руки старый столовый нож, с закругленным кончиком который. Ну такой, самый обычный, из нержавейки отвратного качества. После 'холодной ковки' и обработки точильным камнем да напильником стал вполне себе ничего. Даже гнуться перестал. Листовидную форму обрел. Зато большей части рукоятки лишился во имя пресловутого баланса. Ножны тоже сам себе наваял - из старого кожаного ремня и полкатушки черной изоленты. В общем, кустарщина страшнющая! У нас в классе все мальчишки такой ерундой переболели. Даже параллельные классы перезаразить умудрились, но зато уже выборочно. Некоторые до сих пор периодически слоняются по парку и практикуются в метании самодельных ножичков. Это я про нас говорю, если кто не понял.
  У нашей компании есть свое секретное место - уютная светлая полянка в самом сердце самой непролазной, глухоманистой чащи парка. В северной части полянки растет огромный старый дуб, весь такой в наплывах, заросший мхом по самые нижние ветки, кряжистый, привольно раскинувшийся чуть ли не на гектар. Мишень из досок на дубе том, мы ее сами приладили, чтоб дерево не обижать. Вот здесь мы и практикуемся. И даже получается неплохо. Иногда. Точнее, почти всегда. Ну, уж с десяти-то метров точно, в девяноста девяти случаях из ста, в яблочко бьем! Большой практический опыт сказывается!
  - Фу, пришли, кажись. - Сережка первым протискивается через разросшиеся кусты боярышника. - Смотрите: здесь кто-то костер недавно жег! Блин, ну что за народ, а? Нагадили, насвинячили, как стая бешеных слонов в сезон дождей. Хоть бы бумажки сожгли за собой, что ли...
  - Забыл, в какой стране живешь? У нас такая манера поведения - признак крутости! Чем больше свинства, тем круче! А уж пакет с мусором прямо у подъезда оставить - вообще пилотаж высший пробы! - Электроник вяло пинает пустую пластиковую баклажку из-под какого-то трудно опознаваемого отечественного пива светлого, но не фильтрованного сорта.
  Мы наскоро прибираемся, разгребаем мусор - все-таки наша территория. Разводим небольшой костерок для частичной кремации горючих отходов. Бим носится где-то по округе, в районе прямой слышимости. Периметр охраняет! Мы же, наконец, с глубоким чувством выполненного долга приступаем к нашему излюбленному занятию. С особым наслаждением практикуемся в метании ножей.
  Как и следовало ожидать, Пашка со своим крутым 'вампиром' особого прогресса не проявляет. Да, втыкается практически всегда, но все-таки кроме этого еще и в цель попадать неплохо было бы! Мы с Сыроегой тихонько глумимся над ним и подзадориваем. В итоге дружно ищем спецнож, улетевший мимо дерева. А окончательно расстроившийся Электроник от избытка чувств лупит кулаком по мишени и засаживает здоровенную занозу в тыльную сторону ладони. И становится временно хнычущим, жалующимся и не участвующим зрителем наших с Серегой поисков. После недолгого шуршания по окрестным кустам и буеракам нож находит Сережка. Но сам им отчего-то заниматься не хочет. Пашка все еще оплакивает и баюкает свою израненную руку. И я, от нечего делать, берусь за 'вампира'.
  Непривычно. Клинок тяжелый и поначалу мне ненамного удается превзойти Электроника. Но, как говорится, дело мастера боится. Постепенно мои броски становятся практически идеальными. Время летит незаметно, а пролетает еще быстрее. Вскоре Электроник перестает нянчиться со своей пострадавшей рукой и забирает 'вампира' обратно. С ожесточенным воплем 'я заставлю тебя втыкаться куда надо!' швыряет нож особенно коварно и мощно. Снова ползаем по подлеску, буквально вспахивая носами квадратные метры пересеченной местности. В этот раз везет мне. Выпрямляюсь. Торжествующий возглас сливается с полифонической трелью Сережкиного мобильника. Гляжу на часы. Эх, вот засада! Начало седьмого уже.
  - Ы-ы-ы, домой пора двигать. Скоро мамаша вернется, нужно помочь ей собраться и проводить на вокзал. Она сегодня к братишке в Ярославль уезжает, - вздыхаю и с сожалением протягиваю Электронику его нож.
  - Да, мамочка, мы уже идем домой! Уже-уже! Сейчас, только Бима отловим, на поводок посадим и придем, - Серега дает отбой и прячет мобилу под футболку, в поясную кобуру.
  - Маманя у вас - ну чистый кремень! Никаких поблажек!
  - Дисциплина, туда ее раз так! - Серега огорченно вздыхает.
  - Ну что, мужики, потихоньку домой двинули, да? - Пашка грустно подводит неутешительный итог нашей скоротечной вылазки на природу.
  Медленно, нехотя собираемся. Уходить, как всегда, не хочется. Еще бы часик, ну тридцать минуток! Но родители строги к своим непоседливым чадам. Опоздания жестко наказываются. А кому охота все выходные потратить на генеральную уборку квартиры или на занудство карательного похода в какой-нибудь театр? Про штрафную поездку в Ярославль вообще молчу.
  Лесная тропинка вновь стелется под ноги. Шуршит палыми листьями, цепляется за ноги корнями деревьев. Норовит запутать и завести в незнакомую глухомань. Но, в конце концов смирившись, послушно выводит к каскаду прудов, обрастает асфальтом, редкими скамейками да беседками, становится совсем уж обычной и даже обыденной. Замыкается большой прогулочный круг - так мы зовем наш излюбленный маршрут по парку. Слева утопает в пышной зелени старинная усадьба. Домой идти совсем не хочется. Да и жара уже схлынула, такая лепота настала, аж слов нет! Принимаем коллективное волевое решение дать малый круг почета - пройтись по косой аллее, ведущей вглубь парка, но только до перекрестка с основной, и уже по ней отправиться по домам.
  - Пашка, дай напоследок пошвыряю твой ножик. У меня вроде даже получаться стало, ничо так, - протягиваю руку, нечаянно задеваю свежую царапину от занозы.
  - Только если промажешь, сам искать будешь! - Электроник морщится от боли, но решительно вкладывает нож рукояткой мне в ладонь. Ножны из черной кордуры остаются у него.
  - Да ладно тебе, не бухти. И у тебя тоже получится, только практикуйся больше. Думал, раз спецнож добыл, то тут и умения никакого не нужно? Вон мы с Сережкой и с нашими-то ковырялками учились управляться чуть не с позапрошлого года! - пытаюсь ободрить недавно присоединившегося к нашему увлечению Электроника. Оглядываюсь, выбираю цель. Старый матерый дуб. Засохший. В него когда-то, в стародавние времена, молния ударила. Дерево, увы, не смогло смириться с такой фамильярностью. Теперь его, наверное, смотрители скоро спилят. Из ствола сделают пару скамеек. Или даже мостик перекинут через какой-нибудь живописный овражек. В общем, в хозяйстве все сгодится!
  Вот только фигня получается неожиданная. То ли Пашка накаркал, зараза рыжая, то ли я малость подустал. А может, просто фарт такой выпал. В общем, нож тускло взблескивает причудливой рыбкой, густые заросли безымянного кустарника бесследно поглощают его. Чертыхаясь, ломлюсь следом, приходится низко пригибаться, уворачиваюсь от цепких лап и не в меру колючих веток. 'Вампир' потерялся капитально. С дорожки слышны унылые причитания Электроника и сердитое, неразборчивое брюзжание Сыроежкина. Блин. Вот ведь дернуло меня напоследок повыпендриваться. Иду, чуть ли не вприсядку, через раз на четвереньках. Прямо как Ресси, - мелькает в голове. Сзади слышится усталая ругань и смачный хруст и треск невинной растительности: похоже, оба братца все-таки решают мне помочь. А то, если домой поздно вернемся, всем достанется на пахлаву с горячим чаем.
  - Есть! Нашел!!!
  В ответ на мой жизнерадостный вопль близнецы тут же разводят бурные дебаты. Почему-то по поводу 'вампирских' ножен. Облегченно икаю, схватив злополучный нож, выпрямляю натруженную спину. С наслаждением потягиваюсь, разминаю поясницу. И замираю с отвисшей примерно до колен челюстью. Что-то я не помню, чтобы в нашем тихом, скучном парке водились такие роскошные древние развалины из странного бледно-зеленого камня. Густо поросшие мхом, травкой и редкими, но чахлыми деревцами. Да еще размером с три-четыре половины футбольного поля и примыкающими беговыми дорожками! Судя по остаткам каменной кладки и ее форме, здесь когда-то был самый настоящий замок с высокими стенами, просторным внутренним двором и семью круглыми башнями. Даже оплывший и заросший от времени ров имеется. Круто! Щас мы поглядим на этот самый замок поближе, изнутри!
  - Эгей! Парни! Завязывайте там лаяться! Уже скорее чешите сюда! Вы такого еще не видели! А если по чесноку, то и я тоже! - Очередной мой радостный вопль заставляет близнецов на время отложить свои ругачки и поскорее направиться в мою сторону. Хруст веток становится интенсивнее, голоса - отчетливее и быстро приближаются.
  За периметром остатков крепостной стены, по диагонали наперекосяк, в лесу, с той стороны, неожиданно мелькнула и пропала точеная фигурка какой-то девушки. Только и успеваю заметить густую копну иссиня-черных, длинных, ниже плеч, волос. Еще пытаюсь понять, а не жарко ли ей, красавице, в кожаных брюках по лесу такой большой туристический рюкзачище сине-черного цвета таскать? Палатка у нее там с надувной лодкой, что ли?!
  Взбираюсь на то, что когда-то было основанием второй справа от ворот башни. Сами ворота, походу, кто-то давно уже спер, обратно на дачу, поди! Ы-ы-ы, черт, скользко! Камни и мох отчего-то влажные - дождя-то давненько вроде как не было! Надеюсь, тут никто не описался недавно!
  Сзади слышатся какие-то неясные, как будто из-под толстого матраса, приглушенные звуки. Вдруг в голове резко нарастает неприятный звон, пополам с пронзительным, сверхзвуковым свистом. Оборачиваюсь. Вижу, как Серега и Пашка отчаянно машут мне, причем сразу ногами и руками - ну, затейники, блин! Что-то отчаянно, во всю глотку, но почему-то совершенно беззвучно орут. Электроник буквально виснет на вставшем на дыбы Биме, не давая ему выйти на такую загадочную полянку.
  А что это у нас такое вдруг с воздухом случилось?! Все открытое пространство быстро заволакивает, накрывает странным, заметно бликующим 'маревом'. Вообще, такое безобразие частенько бывает над раскаленным асфальтом в жаркий летний полдень, скажем, где-нибудь в Ташкенте. Правда, нынче и у нас в Москве тоже можно наблюдать сей любопытный феномен природы... Но не в лесу же! Голова отчего-то сильно кружится. Как-то хреново мне, братцы! Старые верные кроссовки вдруг предательски скользят по покатым, укрытым влажным мхом камням. С преисполненным буйной радости беззвучным воплем отважно падаю назад, внутрь развалин таинственного замка. Последнее, что намертво отпечатывается в стремительно угасающем сознании, - перекошенные страхом и отчаянием лица друзей да неистово заливающийся опять же беззвучным лаем Ресси. Далее, практически без паузы, следует яркая вспышка как минимум девяти с половиной сверхновых, и, мгновением позже, неотвратимо наваливается тягучая, густая тьма глубокого космоса.

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) W.Beast "Багровый демон"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"