Набокова Юлия: другие произведения.

Озерная ведьма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Юмористическое фэнтези. Начинала писать пару лет назад, с тех пор так и не возвращалась к нему. Так что проды от меня требовать бесполезно. Хотя, если "пинальщиков" наберется ного...

  Озерная ведьма
  
  В волшебство Майя Прокудина не верила. Практикующих магов считала шарлатанами, гаданиями на суженого в жизни не занималась, к приметам не прислушивалась, а современным фантастам предпочитала нетленных классиков. Поэтому когда прямо перед ней из воздуха соткался бледный пенсионер в черном плаще, она особенно не удивилась. Дело было вечером, а в сумерках и не такое может привидеться. Маньяков в Москве полно. И этот, похоже, еще самый безобидный - из числа эксгибиционистов. Слышать о них Майя слышала, а вот видеть раньше не приходилось.
  - Стой, дева! - взвыл старец, полыхнув очами и аж затрясшись от возбуждения.
  Майя остановилась - уж больно интересно было посмотреть на маньяка вблизи. Черный плащ а-ля Зорро скрывал тщедушное тельце. Росточком престарелый Нарцисс тоже не удался. Всклокоченная седая бороденка дополняла общую малопривлекательную картину. Майя даже расстроилась. Нет, чтоб судьбе свести ее с мускулистым мачо, там хоть посмотреть было бы на что. А тут! Из выдающихся частей тела - лишь пушистые брови, из-под которых выглядывали на удивление умные и добрые глаза. Впрочем, как и у всех маньяков.
  - Ну, чего у тебя там, супермен? - миролюбиво поинтересовалась она. - Ракета "Союз" или Пизанская башня? Давай уже, показывай свое хозяйство и я пойду, а то у меня "Дом-2" скоро начинается.
  Старичок на миг ошалел от такой покорности жертвы, но продолжил с не меньшим пафосом:
  - Я пришел в этот мир, чтобы открыть тебе глаза на его удивительные возможности и пробудить в тебе великую силу Адвара!
  - Это ты что ли силач? - иронически прищурилась Майя. - Заканчивай уже рекламную компанию. Есть, что показать, показывай, а нет, так иди с миром.
  - Я покажу тебе неиссякающую силу Гудала, я наполню тебя волшебной энергией Марета, я стану твоим учителем и проводником в царство исполнения желаний, - торжественно изрек старец, запустив руку под плащ и намереваясь немедленно претворить свои обещания в жизнь.
  - Во старый дает! - удивился мальчишеский голос, и за спиной Майи остановились три велосипедиста.
  - Не боись, красавица, - приободрил Майю один из парнишек, - мы тебя в обиду не дадим!
  Та серьезно кивнула, с трудом удержавшись от смеха. Ну и вечер! Маньяк, который годится ей в прадедушки, и защитники, еще не окончившие школу.
  Старец вытащил серебряный шар размером с яйцо и вознамерился продемонстрировать собравшимся "силу Нитаны и Велира".
  - Фи, - фыркнула Майя, снискав уничижительный взгляд пенсионера.
  - Смотри-ка, ни дать ни взять - Кощей! И яйцо с собой носит, - подколол старика вихрастый, и двое его друзей загоготали, заглушая возмущенные вопли неудавшегося маньяка. Но тот и не думал униматься.
  - Пойдем со мной, избранница, и я покажу тебе...
  - Небо в алмазах, - закончила Майя. - Плавали, знаем, проехали. Пустите, я пройду!
  Но старец встал у нее на пути, устрашающе поводя очами и подняв ладони к небу.
  - Не пенсионер, а хозяин медной горы! - удивилась Майя, с интересом разглядывая унизанные перстнями с драгоценными камнями пальцы старика. - Ну и чего ты тут трясешь своими мощами пред честными девицами? Сдал бы побрякушки в ломбард, заказал бы красоток из досуга с доставкой на дом и демонстрировал бы им свои причиндалы хоть 24 часа в сутки. Те бы только рады были, - завершила она, приведя в изрядное замешательство неудачливого маньяка.
  Тем временем вокруг собирался народ. Остановился мальчишка с батоном хлеба, подтянулись бабульки с дворовых скамеечек, притормозил благородный владелец сияющей иномарки и вышел из салона, в надежде разогнать зевак и расчистить дорогу, остановилась молодая мамаша с толстощеким карапузом.
  - Что происходит-то?
  - Да вот, маньяка поймали! - переговаривалась толпа.
  - На месте преступления повязали, - охотно пояснила разговорчивая старушка.
  Старец старательно трясся, простирая руки с серебряным яйцом над головой, обещая покарать всех неучтивых. Неожиданно темное небо прожгла кривая молния, а старик выбросил руку вперед - и электрический разряд ударил в крышу иномарки. Машина обиженно взвыла сиреной, толпа неучтивых на мгновение притихла, а затем загудела пуще прежнего. Больше всех надрывался владелец машины, подвергшейся "варварскому нападению черного колдуна". Не сговариваясь, собравшиеся обернулись к торжествующему старику, бормотавшему под нос, что сила Нитаны его никогда не подводила, собираясь устроить горе-колдуну Варфоломеевскую ночь безо всяких промедлений.
  - Э, товарищи дорогие, вы чего удумали? - возмутилась Майя, загораживая тщедушную фигуру пенсионера от народного гнева.
  - Пусть идут! Не защищай меня, девица, - хорохорился старый маразматик, подпрыгивая на месте и размахивая серебряным шаром.
  - А ну цыц! Я тебя тут спасаю, стараюсь, навыки риторики на практике применяю, понимаешь, а ты мне всю дислокуцию портишь своими потугами на тэхквондо.
  - О, избранница! - восхищенно произнес тот. - Велики твои познания в колдовстве, но я научу тебя большему.
  - Не учи меня жить, а лучше помоги материально, - хмыкнула Майя, оттесняя не унимающегося хмыря из иномарки, твердо вознамерившегося дать в глаз вредителю частной собственности.
  - Я им всем, всем покажу! - выкрикивал из-за ее плеча старичок.
  - Да чего ты можешь показать-то, убогий? Ну давай, покажи, - подзадоривал деда автолюбитель.
  - О, сила Лемара, яви миру свой грозный лик! - выкрикнул старец.
  Небо прорезала очередная молния, привычно долбанула в иномарку и на крышу машины шлепнулась лохматая туша, вызвав очередной вой негодования сигнализации. Спустя мгновение туша скатилась вниз, приняла вертикальное положение, продемонстрировав зверский лик, и зловеще рыкнула на собравшихся зевак. Малыш в коляске протяжно заревел, в унисон сирене. Владелец иномарки, чертыхаясь, поднял брелок и выключил сигнализацию, заработав заинтересованный и уважительный взор старца.
  - Деточка, ну ты что? - засюсюкала мамаша младенца. - Это же заколдованный молодец из мультика про Аленький цветочек, помнишь, мы по телевизору смотрели?
  - А ты, студент, тоже хорош, - закачали головой бабульки, идя организованным строем на опешившего "молодца". - Напялил на себя шкуру звериную и красуешься, морда твоя бесстыжая! Ну чего ты зыркаешь-то, как зверь. Напился, алкаш, и людей пугаешь. А ну как участкового позовем, он тебя на трое суток упечет, как пить-дать упечет!
  Чудище под напором бойких старушек сдалось и умчалось в ночь под улюлюканье толпы. Никто не видел, как с каждым шагом оно становилось все прозрачней, пока окончательно не растворилось в московских сумерках.
  - Проклятье! - выругался старичок за спиной Майи. - Мой лучший питомец!
  - Этот что ли? - покосилась Майя на улепетывающего студента. - Ой, не смешите, дедуля! Васька с пятого этажа опять обкололся до чертиков, достал шкуру медведя и пошел бабусек пугать. Но их разве напугаешь? Они сами кого хочешь до удара доведут, - философски заключила она.
  Но старик не унимался. Вытащив из-под плаща блестящий кругляшок на веревочке, он что-то пошептал, и на дороге возникли две темные фигуры. Незнакомцы отличались болезненной бледностью и выступающими клыками.
  - Дядя, вы из Комнаты ужасов сбежали? - с любопытством поинтересовалась девочка в очках. - А зубья у вас вставные или на клею держатся? А чего вы ими клацаете-то, а? Вы не знаете, кто у меня папа? Да моего папу тут все знают! Только попробуйте меня троньте, получите такой хук в правый хряк, что все зубы растеряете, господа артисты.
  Стоит ли говорить, что после таких обещаний оскорбленные артисты исчезли из поля зрения жителей так же быстро, как предыдущий. Зато на горизонте замаячил большой тигр, лениво двинувшийся по направлению к толпе. Смелая девочка в очках протянула "котику" очищенную от шкурки сосиску, а мальчик с батоном воскликнул:
  - Цирк приехал! - и бросился к подъезду, обещая позвать на представление всю соседскую детвору.
  Старик проскрежетал зубами, и небо прорезала третья молния. На этот раз она прочертила в небе правильный квадрат, ударила в центр и из огненной рамки выглянула голова дракона. Дракон удивленно икнул и изрыгнул язык пламени. Толпа заворожено притихла. Старик расправил плечи, радуясь, что обуздал неверующих дикарей. И тут воздух потряс гром аплодисментов.
  - Компьютерное шоу, - зашептались бабульки. - Мне моя внучка рассказывала, вот теперь и я посмотрю! - и выстроились в кружок, умильно сложив руки на груди.
  На криках "браво, бис" драконья физиономия начала таять на глазах и вскоре ничто не напоминало жителям одной обычной пятиэтажки в Черемушках о необычном светопредставлении.
  Неудавшийся чернокнижник чуть не взвыл от досады:
  - Эти люди хоть чего-нибудь боятся?
  - Ты, старик, как не от мира сего, - прокомментировала Майя. - Чего ж тут бояться? Обычная пиротехника. У нас так и пятилетний ребенок сможет. А вот чего все боятся, так это дефолта, путча и отмены льгот. Но это только высшим фокусникам по плечу. Такие сошки, как ты, здесь бессильны. А ты что, факир, да? От цирка отбился? Ну, бывай! Посмотрела бы я еще на твои штучки, но меня мама ждет, волнуется...
  Но костлявая рука старца вцепилась в запястье Майи, и черный ветер поднял пыль до небес. Спустя мгновение площадь опустела на двух человек. Черный вихрь забрал с собой светловолосую девушку и странного старика.
  
  ***
  
  Никогда еще средневековый маг Марсий Мурзиль не был так близок к отчаянию. Казалось, все существо этого дикого мира отвергает волшебство и магическую силу. Толпа местных варваров умудрилась одолеть самого верного из его слуг, приручила самого страшного из монстров и подняла на смех его отточенное годами искусство пускания молний. Хорошо, хоть в девчонке он не ошибся. Она говорила с ним на равных и ничуть не испугалась Огненного круга и Слепящего меча. Такая великолепно справится с возложенной на нее миссией, лучше и не найти. Хотя она и не самая сильная из всех.
   Магистр Мурзиль с восхищением взглянул на молодого рыцаря, который одним движением руки заставил умолкнуть вопящее чудовище с двумя слепящими глазницами. Воспитание у юноши на нуле, но с такой силой можно позволить себе диковинные манеры. План созрел мгновенно.
  Мурзиль шепнул что-то себе под нос, очертил круг вокруг волшебницы и рыцаря - и мгновение спустя московская улочка опустела на трех человек.
  Когда собравшиеся пришли в себя после ослепительной вспышки, они не обнаружили ни странного старика, ни рыжей студентки, ни хозяина синего "Мерса".
  
  ***
  
  На небе сияла луна. Майя стояла на широком поле, пшеница мягко щекотала босые щиколотки, забираясь под подол голубого платья. Майя не успела удивиться быстрой смене декораций и костюмов, как на опушке леса замаячил новый персонаж. Прямо на нее надвигался большой зеленый монстр, помахивая увесистой дубиной в гигантских лапищах.
  - Ну давай еще зубами постучи для пущего устрашения, - от неожиданности выдала она, с удовольствием отметив, как округлились глаза чудища и как то остановилось в паре десятков шагов от нее, удивленно свесив дубину.
  - Что же ты не крушишь своей дубиной все вокруг? Или она у тебя из папье-маше? - вызывающе продолжила она, приободренная бездействием чудища. Глядишь, заговорит убогого и под шумок удастся добежать до того зеленого леска. О том, что будет позже, Майя предпочитала не задумываться. Благо, чудище при виде жертвы, которая не впадала в панику и не неслась прочь сломя голову, заметно приуныло.
  - Думаешь, ты страшная, большая зеленая гусеница? - войдя во вкус, выкрикивала Майя. - Ну, чего стоим, кого ждем? Будешь ты меня есть или раздумал уже?
  Видимо, справедливо рассудив, что такой вздорный кусочек встанет поперек горла и связываться с ним себе дороже, монстр попятился и сиганул к опушке леса. Майя возмутилась и помчалась вслед за ним, сетуя на отсутствие должного воспитания здешних страшилищ, угрожая взять шефство над неучтивым монстром и вызвать в школу родителей.
  Неожиданно чудище застыло в паре шагов от опушки, и зарычало так, что плечи его затряслись, а дубина заходила ходуном по траве, сметая лепестки с ромашек.
  Майя втянула голову, ругая свой болтливый язык. Зачем погналась за чудищем? Сиганула бы в другую сторону, так хоть жива бы осталась, а теперь вон как его разозлила - аж трясется весь, как бы Кондратий не хватил! А что - это мысль! Майя заготовила было новую порцию насмешек и издевок, чтобы окончательно добить зеленое страшилище, как тот вдруг медленно повернулся к ней лицом, демонстрируя самую зверскую физиономию, искаженную гримасой боли, и девушка увидела, что чудище плачет.
  - Ну, не страшный, ну, большой, ну не люблю я людей есть, - растирая слезы по чумазым щекам, прохныкал монстр, - но обзываться-то зачем?
  Пять минут спустя явившиеся на место "кровавой бойни" крестьяне обнаружили поверженного монстра, обливающего слезами полянку потоптанных ромашек, и растерянную ведьму, утешающую уродца. На предложение заколоть мерзкую образину вилами ведьма взбесилась, заявив добровольцам, что их образины не краше, а чудище она забирает на перевоспитание и если с его головы упадет хоть один волосок, она за себя не отвечает! Крестьяне, послушно закивали головой, косясь на гладкий зеленый череп страшилища. Все понятно, чего ж тут непонятного. Ведьма применила такое мощное заклятие, что жуткое чудище, наводящее ужас на всю деревню, теперь ползает послушной собачонкой у ее ног и скулит от страха. Все были наслышаны о ее могуществе, но кто бы мог подумать, что она не превращает монстров в камни и не сжигает их столпом света, а лишает их разума? Повалившись на землю, крестьяне отбили положенное число поклонов и так на карачках и отползли в деревню, оставив на поле боя узелок с монетками, буханку хлеба и крынку молока в благодарность за чудесное избавление.
  - Дикие люди! - покачала головой Майя, когда крестьянская делегация скрылась за оградой деревушки. - Доброго гоблина испугались, за ведьму меня приняли...
  - Только ты не говори никому, что я добрый! - испугался монстр, допивая молоко и запуская пустую крынку в кусты.
  - Ну что у тебя за манеры, право слово! - укорила его Майя. - Кувшинами кидаешься, людей пугаешь своей бейсбольной битой, страху навел на всю деревню.
  - А что, получилось? - с надеждой произнес монстр.
  - А то сам не видел, - фыркнула Майя, припомнив, с каким паническим ужасом крестьяне взирали на чудище, катающееся у нее в ногах. Она решила не лишать бедняг удовольствия и не выдавать им секреты своего нового знакомого.
  
  Его звали Кровожадный Лурк. Лурк был младшим сыном короля гоблинов и, к счастью Майи, тем самым уродцем, без которого не обходится ни одна семья. Кровожадный Лурк панически боялся вида крови и был завзятым пацифистом. В отличие от прочих гоблинов, нападающих на деревни и убивающих людей, Лурк предпочитал наводить страх на вверенную ему территорию на расстоянии и заранее предупреждал о своем появлении звериным рыком и стуком дубины. Когда Лурк приближался к деревне, жители уже успевали спрятаться в погребах. Так что Лурку ничего не оставалось, как вдарить дубиной по покосившейся, давно заброшенной, конюшне, демонстрируя свою дикую злость, и преспокойно забрать пару курочек и бочку вина к ужину. Однако крестьяне, справедливо рассудив, что единожды заплатить ведьме куда выгодней, чем ежедневно кормить гоблина, пригласили местную колдунью и поручили ей изгнать вымогателя с насиженного местечка. Вымогатель, со своей стороны, справедливо рассудил, что проще избавиться от одной тщедушной ведьмы, чем искать себе новую деревню, и собирался приложить ведьму дубиной, вопреки своим миролюбивым принципам. Тут-то они и встретились. Появление прелестной девицы вместо седовласой карги смешало все кровожадные планы Лурка. А уж когда та начала потешаться над его видом и грозиться пожаловаться его родителям, тот и вовсе разрыдался, как младенец.
  - Нет, ты понимаешь, отец этого не поймет! - с жаром рассказывал Лурк, обретя в лице Майи внимательную слушательницу.
  Та пока еще плохо понимала, куда попала и что с ней происходит, поэтому рассеянно внимала исповеди добродушного гоблина, раздумывая, что делать дальше. Похоже, пенсионер-маньяк оказался не так прост и умудрился отправить ее в параллельный мир. Безо всяких сомнений, ее здесь приняли за ведьму. Ничего хорошего, кроме горстки монет и крестьянского пайка, которым она с Лурком тут же закусили, Майя в этом не видела. Ну, удалось ей найти больное место нетрадиционного гоблина и заполучить его в союзники - а дальше что? Попадись на пути другое страшилище, останутся от нее рожки да ножки. Насчет своих волшебных способностей Майя иллюзий не питала, ибо их отродясь не бывало. А о том, что страшилищ в мире, куда она по всей видимости попала, на душу населения в избытке, ей только что поведал Лурк. В достоверности источника с большими клыками и гигантскими зелеными ручищами сомневаться не приходилось. Уж кому, как ни потомственному гоблину зеленых кровей, знать о популяции и численности монстроподобных рас.
  Словно в подтверждение его слов, из-за кустов с красной ягодой выбрался серый волк, с неодобрением взглянул на посиделки гоблина и ведьмы, и потрусил через поле.
  - Оборотень, - простодушно прокомментировал Лурк и продолжил свою любимую тему. - Ну так вот, мой отец - настоящий деспот!
  - Как оборотень? - Майя с любопытством посмотрела вслед волку, исчезнувшему в зарослях пшеницы. - А почему он нас не тронул?
  - Ну ты даешь! А еще ведьма! - удивился Лурк и почтительно добавил: - Почуял твою силушку колдовскую и забоялся.
  Майя с подозрением покосилась на гоблина - издевается? Но тот заглядывал ей в глаза с таким уважением, что Майя не решилась разрушить его наивную веру в свою силушку. Похоже, Лурк твердо вбил себе в голову, что Майя укротила его магией слова, и ее колдовской авторитет был для него непререкаем. К тому же, было бы весьма глупо с ее стороны признаться чудищу в своей полной некомпетенции и принадлежности к другому миру. Кто их знает, этих чудищ. Может, и Лурк добрый только до тех пор, пока ее боится?
  Выслушав исповедь сына Великого Века (а именно так звали деспотичного папашу Лурка), Майя искренне посоветовала новому знакомому обратиться в Общество защиты гоблинов или создать Клуб для гоблинов-нетрадиционалов. Ошалевший от такой смелой перспективы Лурк обещал подумать и пригласить ее на должность советника. На этой трогательной ноте Майя попыталась распрощаться с дружелюбным гоблином, но тот категорически воспротивился покидать свою победительницу.
  - Сама посуди, в деревню мне хода теперь нет, а дома меня засмеют. Как на глаза папе покажусь? Ну уж нет, раз пленила меня, теперь я твой узник.
  - Я пленила? - удивилась Майя такой наглости. - И что я с тобой делать буду, узник?
  - А ты меня к себе в замок возьми, я его охранять буду! - с энтузиазмом предложил Лурк.
  "Замок! У меня и избушки на курьих ножках нет", - пробурчала про себя Майя, напустив на себя самый строгий вид. Она сразу решила, что путешествие по темному лесу в одиночку - глупая затея, и с радостью ухватилась за предложение Лурка. Смущало ее только одно. Нечисть-то ее с таким телохранителем не тронет, а вот крестьяне на вилы могут вздернуть, с них станется.
  - Значит так, - проинструктировала она гоблина. - Я тебя заколдовала, и ты в полном моем повиновении. Людей не трогаешь, детишек не пугаешь, ведешь себя, как комнатный спаниель до моего последующего приказания.
  - Идет, - согласился Лурк. - Только, хозяйка, папе меня не выдавай?
  Лурк, как нашкодивший ребенок, шмыгнул носом и умоляюще заглянул Майе в глаза. Та только хмыкнула. Ну что с ним поделать? Дитя дитем, даром, что зеленый гоблин.
  Спать устроились здесь же. Майя не имела ни малейшего представления, куда двигаться дальше, поэтому предложение вовсю раззевавшегося Лурка устроить ночлег в лесу и погодить с путешествием до завтра, восприняла с радостью.
  
  Пробуждение было ужасным. Бока, привыкшие к мягкой мебели, нещадно ныли, щеки свербило от комариных укусов, а по носу метался черный паучок.
  - Мама! - возопила Майя, недоумевая, откуда в ее московской квартире взялось это дитя природы.
  - Я здесь! - с готовностью отозвался Лурк.
  - Черт! - выругалась Майя.
  - Я гоблин! - обиделся Лурк.
  - Да будь ты хоть сам Дар Вертер, - взвыла Майя, крутясь на месте и пытаясь сбросить с себя ловкого паучка, умудрившегося перебежать на платье. - Убери его от меня!
  Лурк с готовностью подхватил дубину, с грохотом опустил ее на то место, где только что сидела Майя, и в замешательстве уставился на землю. Ни Майи, ни злосчастного паука там не было.
  - Ты что творишь, дровосек заплесневевший? - пискнула та, выглядывая из-за дерева. - Ты на кого дубину поднимаешь, Шрек недоделанный?
  - Опять обзываешься? - обиделся Лурк. - Сама же просила.
  - Впредь буду более осторожна в своих желаниях, - буркнула Майя, осторожно опуская дрожащего паучка на землю. Пережитый стресс настолько сроднил их, что она решила не убивать бедняжку. Тем временем большой рыжий муравей незаметно пробрался к ее ногам и юркнул под юбку. Майя изменилась в лице и попыталась стряхнуть нахала.
  - Что, опять? - Лурк шагнул к Майе, намереваясь помочь, и, положив поперек одной своей гигантской лапы, намеревался накрыть другой.
  - Нет, не смей, не тронь! - забилась та, но разве остановишь гоблина, одержимого желанием помочь своему ближнему? Лурк одним махом сорвал с Майи платьице и взмахнул им в воздухе, стряхнув муравья. Майя от такой бесцеремонности возопила еще громче, обозвав гоблина потенциальным маньяком, и попытавшись вырвать у него платье.
  
  В таком щекотливом положении и застал их рыцарь Тибарт, проходивший неподалеку от леса и явившийся на душераздирающие вопли плененной дамы. Как он и предполагал, дама оказалась прекрасной принцессой, плененной злым гоблином и терпящей самое оскорбительное отношение со стороны зеленого. Как благородному рыцарю, Тибарту ничего не оставалось, как обнажить свой меч и потребовать от гоблина сдаться.
  От неожиданности Лурк махнул рукой так, что голубой лоскут платья взлетел на крону ближайшего дуба и прочно осел там. Майя ахнула и попыталась прикрыться, Лурк крякнул и накрыл Майю другой ладонью, чтобы скрыть колдовскую красоту от наглого осмотра юного оборванца. Оборванец в ответ потряс самодельным мечом и заявил, что если гоблин немедля не опустит прекрасную принцессу на землю, он за себя не ручается.
  Миролюбивый Лурк попытался исполнить требование рыцаря. Прекрасная принцесса взвизгнула, опасаясь оказаться на лужайке обнаженной, и строго-настрого приказала гоблину не отпускать ее. Дальнейшие пять минут прекрасная принцесса и благородный кавалер вели словесный поединок за право дальнейшего хода.
  - А я говорю, отпусти принцессу! - лютовал рыцарь.
  - Лурк, с ума сошел! Сначала достань мне платье! - визжала Майя.
  - Убери от принцессы свои грязные лапы!
  - А ну верни руку на место, извращенец! Хорош демонстрировать мои голые прелести, у парня уже глаза в кучку!
  - Поставь принцессу на место!
  - Не смей! Я на публичный стриптиз не подписывалась!
  - Не испытывай мое терпение, монстр!
  - Лурк!
  - Гоблин!
  - Лурк!!!
  - Принцесса!
  - Хозяйка, ну сделай уже что-нибудь! - шепотом взмолился несчастный гоблин, с тоской глядя на крону дуба, где голубым флагом трепыхалось злосчастное платье.
  - Знаешь, что, рыцарь? - подала голос "прекрасная принцесса". - Валил бы ты своей дорогой! С гоблином у нас любовь, большая и чистая, по взаимному согласию и с одобрения родителей. По какому праву ты вмешиваешься в нашу личную жизнь и препятствуешь медовому месяцу на лоне природы? Не видишь, чем мы тут занимаемся? Так мы тебе сейчас покажем! Это тебе не лубочные картинки на ярмарке смотреть, это похлеще, чем Камасутра для Микки-Маусов!
  Чем больше говорила принцесса, тем больше вытягивалось лицо рыцаря. В завершение тирады возмущенной невесты рыцарь свалился в кусты и понесся прочь, негодуя, как низко пали современные принцессы.
  
  Когда к полудню гоблин и обретшая платье принцесса достигли дорожного трактира, Майя велела своему спутнику укрыться в лесу, а сама отправилась разведать обстановку. А заодно и отдохнуть от болтовни нового знакомого, который час рассуждающего о несправедливости Кодекса гоблинов к миролюбивым гражданам вроде него.
  - Садись ко мне, красавица! Эх, угощу! - выкрикнул развязный рыжий воин, как только за Майей хлопнула дверь трактира. Мгновением позже тот подхватил ее за талию и опустил себе на колени, обещая подарить ночь блаженства и рыжих детишек в качестве бонуса.
  Тут-то Майя и пожалела о своем неосторожном желании прогуляться в придорожное заведение без верного Лурка. В довершение всех зол гул голосов стих, и все в ужасе уставились на них, ожидая развития событий. Майя с опаской подняла глаза, боясь увидеть на месте рыжего трехглавую гидру, Лохнесское чудовище или любое другое ужасное страшилище, способное нагнать страху на целую таверну видавших виды воинов и охотников. Однако рыжий сам смотрел на Майю, как на ожившее привидение, и улыбка медленно меркла у него на устах.
  - Озерная ведьма... - шепотом пронеслось по трактиру.
  Майя бросила взгляд на дверь, ожидая увидеть там свою спасительницу-колдунью, одно имя которой сеяло панику в рядах бесстрашных воинов. Но в трактир никто не входил. ... Поменялась лишь расстановка сил. Еще минуту назад рыжий воин, с гоготом поваливший Майю себе на колени, был героем и хозяином положения. Сейчас он трясся от страха, взирая в строгое лицо Озерной ведьмы, сидящей у него на коленях, как нашкодивший мальчишка, желавший подшутить над более слабым одноклассником, а вместо этого столкнувшийся лицом к лицу с его взрослым братом.
  Озерной ведьмой была сама Майя. В этом не было никаких сомнений. Она с достоинством встала с колен рыжего, и тот не скрывая страха смотрел в ее глаза. Казалось, не было бы здесь его товарищей, он бы пал ниц, вымаливая прощение за свой дерзкий поступок. Сейчас же он старался держать марку, ожидая неминуемой кары.
  
  - Лурк! - без предисловий начала Майя, как только подошла к убежищу гоблина. - Я похожа на ведьму?
  - Похожа, - почесав затылок обломком коряги, признал тот.- Вопишь не так истошно и не так бойко, но сходство на лицо. Вот только...
  - Что?
  - У моей ведьмы груди побольше, и голос пописклявей будет.
  - Тьфу, бесстыдник! - выругалась Майя. - Так это я и есть!
   - Чем докажешь? - не растерялся гоблин, загнав ее в тупик.
  Вот именно, чем доказать, что именно она загнала этого негодника на эту лужайку полчаса назад перед тем, как отправиться в ту таверну? Лурк рос в глазах Майи не по дням, а по часам.
  - А дубиной по лбу? - сообразила она.
  - Вот теперь вижу, точно - ведьма! - с восхищением произнес тот.
  - Я имела в виду, могут ли те, кто со мной не знаком, узнать, что я ведьма?
  - Тоже мне, загадка! - загоготал принц гоблинов.
  - Ну? - уточнила Майя, ожидая, что Лурк расскажет о наличии волшебного амулета, значка юных ведьм или другого отличительного признака колдовской профессии. - И как?
  - А ты поколдуй!
  - А если без колдовства? Можно определить?
  - А на фига? - философски изрек Лурк.
  - Ты откуда такие слова знаешь? - поразилась Майя.
  - Да ты без конца их повторяешь! А это что-то колдовское, да? Вроде заклинания? - оживился Лурк. - На фига, на фигу, на фиге, на фиг - ЕСТЬ ХОЧУ!
  - Держи, волшебник-недоучка, - Майя бросила ему холщовый мешок с едой из таверны.
  - Надо же, действует! - восхитился Лурк, по-детски радуясь поджаренной курочке и буханке хлеба.
  - Значит, нет у меня никаких отличительных знаков ведьмы и шрамов Гарри Поттера, - заключила она. - Тогда почему они приняли меня за Озерную ведьму?
  - Озерная ведьма? - Лурк даже курицу в сторону отложил - так удивился. - Да ну! Ты шутишь? Озерная ведьма, сто рьяных тугриков! Как же я раньше не догадался! Золотоволосая, склочная, мятежная - все сходится!
  - Это кто еще склочная? - возмутилась Майя. Не успела появиться в этом мире, а про нее уже слухи распускают.
   - Ну и ну! - не прекращал дивиться меж тем Лурк. - Неужели я навел на деревню столько страху, что они решили пригласить саму Озерную ведьму? Ай да я!
  Ситуация начинала выходить из-под контроля. Лурк вгрызся в куриные кости, время от времени покачивая головой, бросая на Майю уважительные взоры и перемежая довольный хруст изумленными охами и ахами. Майя тем временем сгорала от любопытства, желая немедленно узнать, чем знаменита Озерная ведьма, за которую ее все по ошибке принимают. Но не могла же она признаться Лурку в том, что она - это не она? Решение пришло внезапно.
  - Понимаешь, Лурк, - на свой страх и риск задушевно произнесла Майя. - Я - Озерная ведьма, а ты - мой верный друг (Лурк часто закивал головой, выражая свою безграничную преданность, воодушевленная Майя продолжил). Я немножко переусердствовала с заклятием Свистящего стержня (этот злосчастный стержень ударил в меня!) и забыла некоторые события... (Физиономия Лурка обеспокоено вытянулась). Это всего на несколько дней, - поспешила заверить его Майя прежде, чем принца гоблинов хватит удар. - Но не был бы ты так любезен и не согласился бы восполнить некоторые пробелы в моей памяти?
  По мере восполнения пробелов лицо Майи постепенно вытягивалось. По словам Лурка выходило, что Озерная ведьма - самая могущественная колдунья этого королевства. Остальные чародейки по сравнению с ней - так, шушера мелкая, простодушно пояснил гоблин. Озерная ведьма способна взглядом остановить стрелу и наложением руки исцелить смертельную рану. Она умеет обращать людей в животных и обладает невероятной магической силой. При всем своем могуществе в мирские дела она старается не вмешиваться, живет отшельницей на озерах в Зачарованном замке, сокрытом от глаз людей невидимыми стенами, и покидает его только в случае смертельной опасности, чтобы отвести от людей злую беду.
  - Представляешь, как высоко оценили мои лицедейские способности? - похвастался Лурк в завершение своего экскурса в историю.
  Майя вежливо кивнула, погруженная в свои мысли. Ну и ну! Надо срочно искать дорогу домой, пока на нее не навесили миссию по спасению мира. Непонятно, как факир-эсгибиционист умудрился переместить ее в сказочный мир и почему не переместился сюда сам, но то, что в этом мире ей делать нечего, было совершенно очевидно. На одном внешнем сходстве с могучей колдуньей долго не протянешь, придется как-то подтверждать свое волшебное могущество. Или чего доброго, настоящая Озерная ведьма выйдет из своего болотного подполья, чтобы наказать самозванку. А своих недругов, судя по реакции посетителей трактира, Озерная ведьма карала быстро и жестоко.
  - А где твой знаменитый амулет? - не унимался Лурк. - Покажи мне Светоч Трех Лун!
  - Раритет такой силы я с собой носить не могу, он хранится дома, в ларце, под семью печатями и девятью заклинаниями, - отвертелась Майя.
  - Понял, не дурак! - сообразил Лурк. - А Камень Лунного Сияния покажешь?
  Помянуя недобрым словом свой длинный язык, Майя вынуждена была признать, что такими темпами принц гоблинов разоблачит ее еще раньше настоящей ведьмы. Ведь он тоже не дурак, сообразит, что ее растерянные оправдания про потерю камня - наглый блеф. Благодаря пропаганде фэнтези, любому младенцу даже в ее мире известно, что волшебный амулет нельзя потерять, ибо он всегда чудесным образом возвращается к своему владельцу.
  - Что я, дурак что ли? - обиженно проворчал Лурк. - Не хочешь показывать, так и не надо. Он и сейчас у тебя на шее висит, только под одежей не видать. А только Камень я уже видел, - не сдержав улыбки, похвастался он и смущенно пояснил: - Когда муравья сгонял. Только я тогда не понял, что это он и есть. Подумал - так, побрякушка колдовская. Но теперь знаю - это и был Камень. Посередине у него сапфир, а вокруг змейки серебряные так и вьются.
  - А ты откуда знаешь?
  - А то я не знаю! Про амулеты такой силы еще в детстве сказки рассказывают!
  Под благовидном предлогом удалившись в кусты, Майя первым делом проверила содержимое своей цепочки. Еще вчера хотела посмотреть, что за колючка болтается у нее на груди, да так и уснула. Это был тот самый камень, который только что подробно описал Лурк. Сапфир в окружении резвящихся змеек.
   "Поздравляю тебя, дорогая! Ты - Озерная ведьма!" - пробурчала под нос Майя. Только она совершенно не знала, что делать с чудесным амулетом и со своим гордым званием.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"