Набокова Юлия: другие произведения.

Волшебница-самозванка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Первая книга трилогии. Романтично настроенные упыри, приглашающие скоротать ночку в уютной могилке, инквизиция, берущая оброк с местных ведьм любовными зельями и волшебными амулетами, парочка строптивых призраков, невыносимых, как и все влюбленные, заколдованный кот-кузен, кровожадная Красная Шапочка, бессердечная Белоснежка, вознамерившаяся извести бедную мачеху - такое может присниться только в страшном сне. А студентка Яна Майкова сперва решила, что попала в сказку. Судите сами: роскошный замок посреди лесного озера, штат вышколенных слуг, прекрасный, хоть порой и невыносимый, рыцарь. Подумаешь, ее приняли за другую! Подумаешь, эта другая - самая могущественная волшебница здешнего королевства, пропавшая на днях. Подумаешь, местные жители ждут от нее избавления от оборотней и вурдалаков - где наша не пропадала! Подумаешь, по ее следу уже идут пять самых жестоких наемных убийц королевства... Эй, стойте, мы так не договаривались!

 []

Пролог

  
   Странные дела творились в замке Белая Лилия, что стоит на островке посреди Русалочьего озера. Прямо посреди белого дня пропала хозяйка замка, Селена. Красавица, наследница, умница, да при том потомственная волшебница в третьем поколении. Ушла в свой кабинет попрактиковаться в новых заклинаниях - и исчезла.
   Нет, в том, что Селена подолгу пропадала в своих покоях наедине с таинственными колбами, кипящими зельями и старинными свитками, доставшимися ей от матери и бабки, как раз ничего удивительного не было. У красавицы-волшебницы было много срочных дел, заказов от важных персон и планов по совершенствованию собственного мастерства. Иногда Селена проводила там целые сутки. Удивительным было другое - перерывы на завтрак, обед и ужин были неприкосновенными пунктами в ее насыщенном расписании. Сама чародейка не раз признавалась, что самые великолепные идеи приходят к ней во время еды. Поэтому когда хозяйка не явилась ни к обеду, ни к ужину, домашние порядком заволновались.
   Комиссия по расследованию чрезвычайных происшествий в лице лучших мужей замка Белая Лилия, взломала дверь в рабочий кабинет и, не найдя там следов чародейки, обнаружила раскалившийся котел с наполовину выкипевшим зельем насыщенного фиолетового цвета, сгоревший уголок пергамента и сломанную волшебную палочку.
   Слуги испуганно перешептывались, господа хранили молчание.
   На рассвете замок покинуло трое всадников, отправившихся в три стороны королевства Вессалия на поиски пропавшей волшебницы.
   На четвертый день их скитаний Селена была найдена, возвращена в замок и поручена заботам своих верных слуг. И с этого момента в замке начались куда более удивительные события...
  

Часть первая. Трудовые будни средневековой колдуньи.

  
  
   - Госпожа! Хвала небесам, вы вернулись! - спешащая навстречу нам девушка ловко присела, изобразив книксен, и расплылась в счастливой улыбке.
   Как будто перед ней не госпожа, а сам принц на белом коне, который приехал из-за тридевять земель просить ее руки. Впрочем - я критически глянула на незнакомку - вполне вероятно, что полный восторга взгляд был адресован вовсе не мне, а красавцу-мужчине, ловко соскочившему с лошади и передавшего узду в руки специально обученного конюха.
   - Софи, госпожа очень устала с дороги. Проводи ее в свои покои и помоги переодеться, - коротко бросил он.
   - Хорошо, господин, - кивнула Софи и, треща без умолку, потащила меня в дом.
   Я не сопротивлялась. После нескольких часов блуждания по лесу и не менее сорока минут тряски в седле, я готова была изобразить хоть госпожу, хоть господина, хоть Чебурашку с телепузиками. Лишь бы меня напоили, накормили и обеспечили транспортом до Москвы. А уж там я устрою Лельке такой "час суда" и "большую стирку", что мало не покажется. Тоже мне подруга! Затащить всю институтскую группу на свой двадцать первый день рождения в глухой лес на шашлыки и умудриться потерять лучшую подругу!
   А ведь все так хорошо начиналось. Около полудня мы с компанией сокурсников вывалились из душной электрички и отправились на пикник в лес. Расположились на берегу реки, окунулись в прохладную воду. После чего девочки отправились направо - расстилать покрывала и выставлять салатики, резать колбаски и огурчики. Мальчики, как и следовало ожидать, налево - искать дрова, разжигать костер, насаживать на шампуры пропитанное майонезом куриное мясо и доводить шашлык до кондиции. После роскошной трапезы под открытым небом с теплым шампанским за здоровье именинницы разделились на группы. Немногочисленные парочки разбрелись по кустам, одиночки развлекали себя, кто как мог. Самые жаркие плескались в воде, самые подвижные играли на берегу в волейбол, самые заводные устроили дикие танцы на лужайке, а самые умные сидели на бревнышке в тени деревьев и обсуждали список зарубежной литературы к следующему курсу наших филологических мучений. Пары у меня не было, волейбол я ненавидела еще со школы, поэтому приходилось курсировать от бревнышка к полянке. Потом кому-то пришла мысль объединить разрозненные компании, устроив игру в прятки.
   Тогда эта идея показалась мне удачной, и я так хорошо спряталась в полом стволе старого дуба, а меня так долго искали, что я не заметила, как уснула. А когда проснулась, обнаружила четыре удивительных вещи. Во-первых, я всех перехитрила. Во-вторых, меня никто не ищет, даже лучшая подруга Лелька. В-третьих, нигде не слышно голосов. В-четвертых, день близился к вечеру.
   Сопоставив все эти факты, я пришла к неутешительному выводу, что заблудилась. Мало того, умудрилась забрести так далеко, что не было слышно ни шума машин, ни гула электрички, ни голосов отдыхающих на той стороне реки. Да и самой реки тоже не было! Примерно через час блужданий по лесу ноги вынесли меня на лесную дорожку, на которую в то же время выехал всадник на сером коне, разодетый в лучших традициях псевдо-исторических сериалов. Свободная белая рубаха безо всяких намеков на пуговицы, воротничок и манжеты. Узкие кожаные брюки черного цвета заправлены в высокие сапоги. На голове - щегольская шляпа с пером, рядом с седлом болтаются ножны от меча. Не иначе, актер, отбившийся от съемочной группы. Я обернулась в поисках камер или укрывшегося в кустах режиссера, но никого не обнаружила. А всадник тем временем заголосил, как рыцарь, нашедший священную чашу Грааля, и на всех парах помчался ко мне. Не иначе, как перегрелся в своем костюме.
   Первые же слова, обращенные ко мне, подтвердили диагноз.
   - Селена, как хорошо, что я тебя нашел! - он быстро спрыгнул с коня, так что шляпа слетела с макушки, и крепко прижал меня к груди.
   Что за несправедливость! Вот так вот встретишь кандидата на роль принца, а тот окажется сумасшедшим! А то и толкиенистом, прости господи, что еще хуже.
   - Да что вы себе позволяете! - возмутилась я, нехотя вырываясь из тесных объятий. Руки у него были сильные, без искусственно наращенных мышц, но они тут же послушно разжались, давая возможность рассмотреть незнакомца поближе. Глаза - синие, как васильки, в обрамлении пушистых длинных ресничек, как у ангелочка с рождественской открытки. Cветло-русые волосы достают до ушей, а сзади спускаются ниже, длинная челка падает на высокий белый лоб. На щеках и носу чуть просвечивают веснушки. Розовые, красиво очерченные губы так и хочется попробовать на вкус. Я почувствовала, как на моих щеках заплясал румянец, предательски выдавая мои чувства, и отшатнулась, испугавшись этой опасной близости.
   - Я вас знать не знаю!
   - Сэл, ты на меня все еще сердишься? - виновато произнес он.
   - Я вас впервые вижу! И вообще вы меня с кем-то путаете.
   - Что ж, я это заслужил, - согласился он и подчеркнуто официальным тоном добавил. - Прошу прощения, госпожа. Рад видеть вас в добром здравии. Позвольте, я провожу вас в замок?
   Значит, все-таки толкиенист! Интересно, где это они в Подмосковье замок нашли? Небось, из картона сложили, да поверх вывеску прибили, чтобы никто не перепутал замок с сараем или вигвамом. И, судя по выражению глаз, стадия заболевания самая запущенная - прекрасный незнакомец уверен, что пребывает в волшебном королевстве и спасает похищенных принцесс от грязных домогательств гоблинов и драконов. С таким лучше не спорить. Поэтому я решила подыграть чересчур вошедшему в роль рыцарю, милостиво приняла его приглашение сопроводить меня до замка и не без труда взгромоздилась на лошадь. В надежде, что неподалеку окажется лагерь толкиенистов, а там всегда можно найти милого (или, если не повезет, не очень) юношу, сохранившего остатки разума и не совсем помешавшегося на фэнтези, который выкатит из кустов замаскированный мотоцикл и с ветерком доставит меня на пригородную станцию. По дороге я рассеянно кивала в ответ на высказываемые пылким рыцарем гипотезы о пропаже "миледи" и даже, вроде бы, благословила своего спасителя на битву со злым колдуном Ван Болом, признанным виновником "всех несчастий госпожи". Но, вопреки ожиданиям, незнакомец привез меня не в стихийный палаточный лагерь поклонников "Властелина колец", а к прекрасному белоснежному замку с россыпью изящных башенок, стоящему на островке посреди лесного озера и словно окутанному туманом, стелющимся от воды. Похоже, его хозяин ценит уединение, раз так надежно защитил себя от непрошеных гостей.
   "Ничего себе бюджет!" - восхитилась я, залюбовавшись причудливой архитектурой. Это же надо отгрохать в подмосковных лесах сказочно красивый коттедж, стилизованный под средневековый замок. Вот уж не думала, что среди толкиенистов встречаются олигархи.
   Миновав озеро, мы въехали во двор, и юноши и девушки, игравшие роль слуг, с почтением склонились при виде нас. И мне вдруг очень захотелось вступить в клуб любителей Толкиена и стать частью этой фантастической ролевой игры. Я все ждала, когда же кто-нибудь заметит подмену и выведет самозваную "госпожу" на чистую воду, но, похоже, участники клуба не знали друг друга в лицо. Поэтому и всадник, которого здесь называли Ивом, и обитатели замка приняли незнакомую девушку в длинном голубом сарафане, отдаленно напоминающем одеяние средневековой аристократки, по всем правилам этикета.
   Софи потащила меня к парадному входу и, поднявшись по широкой лестнице, мимо застывших на постаментах львах, мы вошли внутрь. Внутреннее убранство роскошного коттеджа ничуть не уступало внешнему и в точности копировало интерьеры старинных замков. Сперва мы попали в стильную прихожую, походившую на кусочек экспозиции знаменитого дворца. Те же зеркала в золоченых рамах, лепнина на потолке и стенах, ковры под ногами. Я даже обернулась в поисках корзины со сменными бахилами, но служанка уже тащила меня дальше. Мы свернули влево и прошли через просторный зал с большим камином из красного мрамора и длинным столом, рассчитанным не менее, чем на сто человек. Наверняка, именно здесь собирались все участники игры и праздновали благополучное завершение квеста. Я залюбовалась высокими окнами с полукруглым верхом, сквозь которые проникало закатное солнце. Оно отражалось от стен из крупного кирпича и падало на блестящий от воды пол из деревянных досок, который усердно мыли две девушки в костюмах служанок. При виде меня они вытянулись по стойке смирно и присели в неуклюжем книксене. Едва удержавшись, чтобы не рассмеяться, я кивнула девушкам и, стараясь соответствовать образу благородной дамы, с достоинством прошествовала мимо. А уже из обеденного зала мы свернули в небольшую проходную комнатку с лестницей, ведущей на второй этаж.
   В комнате располагалась галерея, тоже стилизованная под старину. Здесь в широких потемневших рамах висели портреты средневековых красавиц и благородных мужей. Пока мы поднимались по лестнице, у меня было время рассмотреть и тех и других. Это и в самом деле были очевидцы давних времен, а не бизнесмены и светские дамы, увековеченные в маскарадных костюмах, как мне показалось на первый взгляд. У бизнесменов не бывает таких романтических золотых кудрей и неподдельной тоски в глазах, как у юноши в зеленом камзоле, и такой царской осанки, как у господина в пышном жабо, скрестившем руки на боевом мече, а светским дамам не ведом тот изящный поворот головы, который запечатлел неизвестный художник на портрете прекрасной златокудрой аристократки. Я отдала должное неведомому олигарху, который избежал соблазна украсить загородный дом стилизованными портретами своей семьи и сделал выбор в пользу копий старинных портретов.
   - Ваша мать, настоящая красавица! - перехватила мой взгляд Софи и кивнула на портрет господина. - Они с господином Раулем были такой красивой парой!
   Я кивнула, не смея разрушить эту очаровательную легенду, которая, безусловно, мне польстила, и отметила красивое лицо юноши с соседнего полотна. Темные кудри до плеч, насмешливый взгляд зеленых глаз из-под густых ресниц, обжигающий, ласкающий, невинный, порочный, обещающий любовь и вгоняющий в краску даже спустя столетия. Готова поспорить, этот средневековый сердцеед вскружил головы не одному десятку наивных девиц и до последнего момента отбрыкивался от женитьбы. Уж не эту ли особу, изображенную на портрете, он повел под венец? Я с интересом вгляделась в черты возможной счастливицы. Девушка как девушка, чем-то на меня похожая. Если бы не эта башня на голове и не холодный блеск в глазах, на мгновение показавшийся мне зловещим. Вероятно, все дело в мерцании свечи, которой освещала путь Софи.
   Исполняющая обязанности служанки меж тем не умолкала ни на минуту. К тому моменту, как мы поднялись наверх и добрались до "покоев госпожи", я была в курсе всех событий текущей игры, которые свершились в якобы мое отсутствие.
   В лесу видели гигантского волка - и сегодня вечером крестьяне собираются устроить облаву на оборотня. На Вурдалачьей пустоши вновь бесчинствуют упыри. На днях в небе заметили летящего дракона. Русалки в озере совсем стыд потеряли, уже и днем на мужчин бросаются. Привидение до смерти напугало новую повариху. В запертой спальне на втором этаже вчера раздавались странные звуки, но это еще не самое страшное...
   - Ох, даже не знаю, как сообщить об этом моей госпоже...
   - Ну, говори уже скорее, что там еще стряслось?
   - Госпожа, только обещайте не превращать меня в пиявку или лягушку, я тут не при чем! У меня маленькие братья и сестры, если не я, они умрут с голода, - в отчаянии запричитала прирожденная актриса Софи.
   Ого, похоже, госпожа к тому же еще и ведьма! А как без магии в мире толкиенистов?
   - Обещаю! - смилостивилась я. - Так что случилось?!
   - Микки пропал, мы не можем найти его уже три дня! - выпалив скороговоркой эту новость, Софи закрыла глаза и вся сжалась в комок, как будто боясь, что в тот же миг на нее обрушится кара господня.
   - Что еще за Микки? - буркнула я, нехотя отрываясь от обозрения своих владений. Кровать величиной с кухню в моей московской квартире, сверху наброшен полог из бархата, туалетный столик на резных ножках, инкрустированный цветными стекляшками, большой деревянный сундук и кованый ларец раза в три поменьше - полное собрание антиквариата для воссоздания атмосферы старины. Похоже, хозяин серьезно подвинут на Средиземье и не жалеет любых средств для правдивости интерьера.
   - Госпожа, но Микки - это же ваш кот, с которого вы приказали не спускать глаз! - с укором произнесла служанка.
   - Софи, хватит разводить панику! Погуляет и вернется, можно подумать, это с ним впервые, - я подхватила со стола расческу из слоновой кости и с любопытством уставилась на ручку, украшенную синими и красными камнями. Интересно, это настоящие сапфиры и рубины? Ну, что за глупости! Конечно же, нет! Станет олигарх, пусть даже такой ненормальный, разбрасываться драгоценностями направо и налево, учитывая, что добрая половина игроков друг друга даже в лицо не знает. Ищи потом ветра в поле!
   - Впервые! - воскликнула неугомонная Софи, по-прежнему ошарашенно глядя на меня. - Ведь Микки...
   Но тут дверь дрогнула, и в комнату бочком втиснулась дама с фигурой Натальи Крачковской и лицом нянечки из детского сада. Надо же, как искусно девушке наложили грим, все морщинки как настоящие! От пятидесятилетней матроны и не отличишь. Но какой пятидесятилетней матроне взбредет в голову участвовать в этом романтическом фарсе? На Ива она взглянула с явным неудовольствием, и тот поспешно ретировался за дверь. Ах, ну да, какие времена, такие и нравы. Негоже всяким рыцарям ошиваться в спальнях честных девиц.
   - Селенулечка! - пробасила она, прижимая меня к своей пышной груди. - Вернулась, деточка! А подурнела-то как, почернела! - расстроенно заявила она, обхватив мое загорелое лицо руками и вертя его из стороны в сторону.
   Я аж онемела от подобной бесцеремонности. Да что себе позволяет эта актриса?!
   - Селенусечка! Да ты меня не узнаешь! - театрально всплеснула руками дама и подсказала. - Я же твоя нянюшка Агата!
   - Нянюшка! - выдавила улыбку я.
   - Деточка моя! - снова стиснула меня в объятиях нянюшка. - Где ж тебя носило эти три дня? А похудела-то как, бедняжечка моя!
   - Кстати, - заинтересовалась я, - как насчет перерыва на ужин? Я бы не отказалась от баночки "Колы" и бутерброда с колбасой. Ну, или хотя бы пакетика чипсов.
  
   Чипсов в запаснике олигарха не оказалось. Для пущей достоверности в замке и питались в духе средневековья. Поэтому мне пришлось довольствоваться караваем белого хлеба, головкой деревенского сыра, кружком ветчины и кувшином парного молока, которые притащила откуда-то вездесущая нянюшка. Интересно, он и корову здесь специально завел, чтобы почувствовать себя настоящим феодалом? Я сидела в гордом одиночестве за столом в обеденном зале, а вокруг суетились Агата и Софи. Интересно, что у них там дальше по сценарию? Похищение уже было. Значит, или великая битва, или свадьба, или пир на весь мир по случаю возвращения блудной госпожи. Я бы предпочла два последних варианта.
   Как и следовало ожидать, насладиться ужином в лучших традициях Фродо Бэггинса, мне до конца не дали. Во дворе раздался топот копыт и грохот металла. Минутой позже в зал ввалился воин, щедро облитый кетчупом и красным вином, с игрушечным топором, торчащим в спине.
   - Марвин! - заголосила Софи и бросилась к "смертельно раненому" воину. Для пущей достоверности разбив глиняный кувшин с красным вином, который не донесла до стола. Игрок что-то пробормотал склонившейся служанке, дернулся и замер.
   - Он мертв! - драматически изрек явившийся на крик Ив и, выслушав сбивчивые рыдания Софи, обернулся ко мне.
   - Селена, как ты себя чувствуешь?
   - По сравнению с Марвином, - я покосилась на распластавшееся тело без признаков жизни, - очень хорошо.
   - Тогда мы должны отправляться в путь! - торжественно провозгласил Ив.
   - А куда?
   - Как это куда? На битву с распоясавшимися орками!
   Выходя на крыльцо, я бросила взгляд на достоверно измазанный кетчупом "живой труп", но тот так хорошо вошел в роль, что даже не шевельнулся.
  
   От армии орков темнело в глазах. Для того, чтобы изготовить резиновые образины для нескольких сот толкиенистов, спонсорам ролевки пришлось потратиться не меньше, чем создателям экранизации "Властелина колец". Мы стояли на холме, глядя на долину, кишмя кишащую нечистью.
   - Вот это да! - оценила масштаб мероприятия я. - И куда они направляются?
   - Разумеется, в твой замок. Дождутся наступления ночи - и пойдут в атаку. Ты куда?
   - Так надо предупредить людей, собрать воинов, построить укрепления, - предположила я.
   - Воинов? - Ив усмехнулся. - Ты одна стоишь тысячи рыцарей.
   - Ты хочешь сказать, что я... - удивилась я. - Погоди, что ты делаешь? Мы так не договаривались!
   Но Ив уже подхватил мою лошадь под уздцы (изверг заставил меня вскарабкаться на строптивую клячу и целый час трястись в седле) и поскакал вниз, в самый эпицентр копошения уродливых орков. Ругая про себя и безумного Ива, и тронутых толкиенистов, и дерганую лошадь, и глупую идею с прятками, и друзей, бросивших меня в лесу, я поклялась сразу же по окончании этой дикой скачки прекратить дурацкую игру в рыцарей и волшебниц, сложить с себя все полномочия хозяйки замка и потребовать сегодня же отправить меня в Москву.
   Не тут-то было!
   Игроки-орки при виде мчащихся с горы всадников мигом воодушевились, приняли боевую стойку и огласили долину воинственным ором.
   Лошади перепугались и встали на дыбы. Я не удержалась, грохнулась на землю и укатилась в овраг, полный репейников. Ив, как благородный кавалер, унял лошадей, спешился, и помог даме встать. Дама, полная негодования в душе и репейников в волосах, потребовала немедленно прекратить это безобразие и вывести ее из игры. Благородный кавалер, не взирая на истерику дамы, поспешил представить армии противника самую могущественную ведьму Вессалии и прокричал, что если они немедленно не сложат оружие и не отправятся восвояси, им не поздоровится. Орки, глядя на помятую волшебницу, покатились со смеху.
   - Если колдует она так же, как управляется с лошадью, бояться нам нечего! - выкрикнул один из злодеев, поигрывая устрашающего вида дубиной.
   С расстояния меньше, чем в сотню метров, орки казались еще более безобразными и необычно высокими. Такое чувство, что для исполнения роли этих персонажей устроители специально выписали команду баскетболистов с ростом не меньше двух метров.
   - Ну! - поторопил меня Ив и подтолкнул вперед, поближе к долговязым уродцам.
   - Что - ну? - удивилась я, попятившись назад и бросив возмущенный взор своего спутника. А еще рыцарь называется!
   - Покажи им! - Ив уже менее деликатно пнул меня чуть пониже спины.
   - Я?!! - опешила я.
   - Ну не я же самая могущественная волшебница Вессалии! - прошипел тот.
   Орки вовсю потешались, глядя на самую страшную ведьму королевства, изо всех сил отбрыкивающуюся от исполнения своих магических обязанностей.
   - Ты посмотри на меня! - упиралась я, потрясая ручками-лютиками. - Какой от меня прок? Я и дубину удержать в руках не смогу, а ты требуешь, чтобы я положила армию этих терминаторов!!!
   - Какая дубина? Твоя сила - в магии, вот и покажи им, кто здесь хозяин и пусть забудут дорогу к Синему лесу!
   При словах о синем лесе в моей голове пронеслись строчки шутливой песни про зайцев, и я вдруг развеселилась. В самом деле, это всего лишь игра. Не растерзает же меня толпа этих наряженных в маски баскетболистов! Если по сценарию мне предстоит нагнать страху на армию злобных орков, значит, надо распрямить плечи, тряхнуть волосами, принять позу поэффектнее, воздеть руки над головой и проорать какую-нибудь абракадабру, которая повергнет их в бегство. Я очень надеялась, что именно так и предусмотрено в сценарии этого фэнтезийного капустника.
   - Ну, кто у вас тут главный? - расхрабрилась я. - Выходи, сразимся!
   Орки злорадно зашушукались, и над долиной разнесся разбойничий свист. Пригорок, вдоль которого расположилась армия нечисти, внезапно зашевелился, стал расти и повернул ко мне чешуйчатую зеленую голову с двумя потешными рожками, затем лениво зевнул, продемонстрировав бездонную пасть и два ряда жутких челюстей. Орки рассыпались в стороны, давая возможность ведьме и дракону познакомиться поближе.
  
   Дракон выглядел, как настоящий. Похоже, олигарх заказал макет чудища у тех же производителей, которые изготовляли механические чучела для Музея Оживших динозавров. Сама я в нем не бывала, но знакомые рассказывали, что экспонаты выглядят весьма правдоподобно, даже кожа у них сделана из особого вида резины, которая нагревается до температуры тела, и если дотронуться до них рукой, возникает ощущение, что это живые существа. Но у этого представителя рода драконьих не могло быть теплой кожи. Он весь был покрыт железными чешуйками, которые делали его неуязвимым и для стрел, и для мечей, и даже для бронебойной техники. Я не переставала поражаться размаху происходящего. Костюмы, лошади, замок, оружие, орки, а теперь еще и дракон - такое впечатление, что я попала на площадку многобюджетного голливудского блокбастера, а не в лагерь поклонников Толкиена.
   Лениво переваливаясь на двух коротких лапах и загребая железными когтями землю, дракон медленно приближался ко мне.
   - Слушай, как вы его сделали? - нарушив правила, шепнула я. Не похоже, что чудище двигают при помощи каната или оно скользит по рельсам. Когти-то у него настоящие! - Макет управляется изнутри, да?
   Оскорбленный Ив не удостоил меня ответа. Должно быть, по сценарию мне следует свалиться в обморок или удариться в панику, а я вместо этого задаю глупые вопросы и совсем не собираюсь пугаться.
   - Ну что же ты! - поторопил Ив, и тут я вдруг поняла, что мой спутник вовсе не обижен, а напуган. Вон как в роль вошел - лицо побелело, глаза расширились от ужаса. В юноше явно погибал актерский талант, это еще надо умудриться изобразить такую дикую панику перед лицом картонного Годзиллы. А я что, хуже? Неужто с ролью волшебницы не справлюсь?
   - Спокойствие, только спокойствие! - я картинно простерла руки над головой и страшным голосом, подражая киношным магам, прокричала: - Шла Саша по шоссе и сосала сушку!
   Но запланированного чуда не произошло. Толи оператор дракона оказался глухим и не расслышал обращенного к нему заклинания, призванного повергнуть Годзиллу в бегство, толи по законам жанра ведьме следовало употребить весь арсенал известных заклятий. Так или иначе, я не смутилась и продолжила заклинать дракона строчкой песни Бритни Спирс, отрывком сонета Шекспира, детской считалочкой про месяц, вышедший из тумана, и даже афоризмом Николая Фоменко с указанием телефона рекламной службы Русского радио. После возгласа "Кузькина мать зовет!" в чистом небе наконец-то мелькнула оранжевая шаровая молния и ударила чудищу в единственную уязвимую часть тела, не покрытую защитными чешуйками - в самый кончик носа. Чудище повалилось без чувств, но прежде взвизгнуло так, что добрая половина орков тут же свалилась замертво, а у меня заложило уши. Вот что значит - пиротехника!
   Устоявшие на ногах толкиенисты похватали мечи и дубины и понеслись в бой, но тут же были отброшены назад невидимой преградой. Я решила не рисковать и отфутболила зарвавшихся захватчиков еще одной сентенцией Фоменко.
   - Кто поспел, того и съели! - взревела я, и неутомимые баскетболисты, подыгрывая мне, устроили перед невидимой стеной настоящую свалку, а особенно одаренные корчили невиданные рожи, делая вид, что их плющит об стекло.
   - Неуязвимая сфера, - возроптали тылы и подались назад.
   Вот что значит настоящие поклонники фэнтези! Профессор Толкиен мог бы гордиться своими последователями. Как искусно все организовали, как технически оформили, как правдоподобно сыграли!
   Вдохновленная успехом, я простерла руки над головой третий раз и изрекла очередную пословицу:
   - Тише едешь - дальше кукишь!
   В то же мгновение оружие орков взлетело в воздух и понеслось в мою сторону. Я инстинктивно вытянула руку, пытаясь укрыться от направленных в меня мечей, топоров и секир - и они покорно упали к моим ногам грудой безобидного металлолома. Интересно, они что, успели зарыть под землей электромагнит?
   Обезоруженные орки с воплями и криками улепетывали с поля несостоявшегося боя, оставив тела товарищей, павших от визга дракона.
   - Чего это они? - я прошла в глубь поля и пнула кончиком босоножки ближайшего игрока, изображавшего бездыханный труп.
   - У многих орков очень чувствительный слух, а в долине очень хорошая акустика. Визг уязвленного дракона многократно увеличился, а для орков это верная смерть, - совершенно серьезно пояснил Ив.
   - Да я не об этом! - я махнула рукой на поверженных врагов, с любопытством разглядывая безобразные маски орков, скривившиеся в отвратительных гримасах. - Чего они не встают? Бой же закончился. Эй, парень! - я наклонилась ближе к распластавшему толкиенисту. - Подъем!
   - Селена, ты в своем уме? Он же мертв!
   - Я, к счастью, еще в своем уме. Чего не скажешь о всех вас, - парировала я, попытавшись подцепить кончиками ногтей резиновую личину орка, но та сидела намертво.- Как же снять эту маску? "Моментом" они что ли клеятся?
   Я сильней царапнула ногтем по коже у корней волос, и из-под нее брызнула кровь. Зеленая, как трава, и густая, как гуашь.
   - Мамочки! - выдохнула я. - Так он живо-о-о-ой???
   - Мертв твоими стараниями.
   - Так это все, - я обвела глазами поле, заваленное трупами, и остановилась на туше железного дракона, - настоящее? Вы не толкиенисты? Это не игра? Не спецэффекты? Не бутафория?
   Чтобы развеять последние сомнения, дракон шевельнулся, кашлянул языком пламени, спалив пару лежащих поблизости орков, и изъявил желание встать. Неизвестно, что бы сделала в этот момент самая могущественная волшебница Вессалии, но я предпочла избежать встречи с рогатой проблемой, шлепнувшись в обморок.
  
   Очнулась я от того, что женский голос звал по имени какую-то Селену. С трудом разлепив глаза, я уткнулась во что-то белое, прозрачное и дымообразное, сидящее на краю постели. Я как следует потерла глаза руками, но призрачное существо и не подумало испариться. Напротив, оно обрело изящную головку, облачко волнистых каштановых волос и девичий силуэт, словно сотканный из тумана.
   - Ну наконец-то! - воскликнула то ли девушка, а то ли виденье, и взмыла в воздух, повиснув прямо под пологом кровати. - Сижу тут который час, скучаю, а она все дрыхнет.
   - Мама! - пискнула я. Дракон, полчища орков, а теперь еще и привидение!
   - Мими! - поправила незваная гостья.
   Я ткнула в говорящее облачко пальцем, и тот прошел насквозь, не почувствовав ни тепла, ни холода. Абсолютно ничего.
   - Щекотно! - по-девичьи хихикнуло облачко. - А ты чего на меня так смотришь, как будто привидение увидела, а? - и, расшалившись, добавило: - БУ!
   И тут нервы современной москвички, знакомой с призраками только из книг и кинофильмов, не выдержали.
   Мими взмыла к потолку и следила за мной, забившись в угол. Я вопила так, что сбежалось ползамка. Первым в дверь влетел Ив с мечом наперевес, а следом за ним рванули все остальные. Образовалась невообразимая давка, ибо каждый хотел прийти на помощь госпоже первым. Быть может, оно и к лучшему, что занятые выяснением очередности, слуги не слышали разговора между рыцарем и мнимой волшебницей.
   - Ну и где они? - осмотрев все углы и ткнув под кровать мечом, обернулся он ко мне.
   - К-кто они? - клацая зубами, переспросила я.
   - Демоны разрушения, духи смерти, оборотни, - терпеливо перечислил Ив. - Кого на этот раз прислал Ван Бол?
   Я безмолвно указала на повисшую в воздухе призрачную леди.
   - Мими? - воззвал Ив. - Может, ты мне объяснишь, что здесь произошло?
   - Не знаю! - лишь развела руками та. - Сижу себе, никого не трогаю, за Селеной приглядываю. Вдруг она как очнется, как глаза выпучит, как пальцем в меня ткнет и ка-а-ак завопит! Я оглянулась - думала, сзади кто подкрался - а там нет никого. Ну я тоже перепугалась, наша хозяйка-то же не из пугливых, раз так перепугалась, значит, плохо дело. Я мигом под потолок - и вот я здесь, сама заинтригована не меньше вас и требую объяснений!
   - Селена! - хором произнесли призрак и рыцарь и уставились на меня.
   - Ты разговариваешь с привидением? - я не верила своим глазам.
   - Между прочим, меня зовут Мими! - надулось оскорбленное привидение.
   - Между прочим, Мими - фамильное привидение замка и живет здесь еще со времен твоей прабабки Линоры, - поддакнул Ив, не выражая ни единого признака удивления или паники.
   - И что это фамильное привидение делает в моей спальне?! - возопила я.
   - Так никаких демонов не было? - уточнил рыцарь, покосившись на кучу-малу, до сих пор копошившуюся в дверях и оглашавшую покои веселым визгом и охами и ахами особого характера.
   - Только демонов мне для полной картины шизофрении не хватало!
   Ив развернулся, подошел к двери, вытащил из кучи барахтающихся мальчонку с горном в руке и что-то ему шепнул. Тот поправил сползший берет, набрал воздуха и дунул в дуду так, что у меня заложило уши. Могучая кучка распалась на десяток слуг, среди которых я узнала конюха, Софи и поваренка, заглядывавшего в зал во время ужина. Конюх заметно разрумянился и не сразу смог отцепиться от служанки, Софи одергивала нижние юбки. Поваренок скакал на одной ноге, пытаясь подхватить слетевший деревянный башмак. Позади маячила грозная фигура нянюшки Агаты. Она так и не сумела протиснуться в спальню в первых рядах, а потому тут же набросилась на более проворную прислугу.
   Ив деликатно кашлянул и объявил, что дух, потревоживший покой госпожи, с позором изгнан туда, откуда уже не возвращаются, и все могут вернуться к своим делам. Слуги не без сожаления разошлись, последним за дверь шагнул Ив.
   - Ты куда? Ты оставишь меня одну с этой мертвой бабой?!
   - Мими здесь для твоей же безопасности, - начал рыцарь. Но договорить он не успел - стекло жалобно забренчало и разлетелось на сотни осколков. В оконном проеме показался сначала рог, потом любопытный карий глаз, размером с раму, а затем нос, который по-собачьи повел ноздрями и чихнул, выпустив две струйки серого дыма.
   - Он что здесь делает?! - возопила я, глядя на ожившего дракона, не унимавшего попыток протиснуться в тесное окошко. - Он же меня съест! Ты видел, как плотоядно на меня посмотрел только что? Вот опять!!!
   - Он лишь пытается подобраться к тебе поближе, чтобы засвидетельствовать свое почтение, - спокойно пояснил Ив тоном опытного драконоведа, который посвятил изучению драконов всю сознательную жизнь.
   - Издеваешься? - поняла я. - Ты его вообще зачем сюда припер?!! Только не говори, что ты здесь не при чем и он сам пришел!
   - Не пришел, а прилетел, - поправил рыцарь. - И между прочим, не один, а вместе с нами. Пока ты без сознания была, он тебе чуть ли не всю лодыжку облобызал...
   - То-то я думаю, почему у меня всю ногу саднит, - проворчала я, приподнимая подол ночной рубашки (надеюсь, меня переодевала Агата, а не этот невыносимый грубиян!) и обнажая ногу, покрытую царапинами. Ив стыдливо отвел глаза и продолжил:
   - Я перепугался, что ты истратила все силы на изгнание орков, и решил срочно доставить тебя в замок по воздуху. Тем более Феликс любезно подставил свою спину.
   - Кто?!
   - Железный Феликс. Ты его так назвала, перед тем как свалиться в обморок.
   - И с каких это пор он превратился в ласковую и разлюбезную ручную зверушку?
   - Ты его победила, теперь он подчиняется тебе.
   Поспорить было не с чем. Это я прокричала забавную пословицу, и в нос дракона ударила молния. Это я следующей фразой отправила орков в нокдаун, сотворив невидимую стену, об которую те мигом расшибли лбы. Это я одним взмахом руки лишила их оружия и обратила в бегство.
   Но это никак не могла быть я! Ведь все можно объяснить логически. Дракон совершенно случайно попал в эпицентр удара молнии. Орки из первых рядов совершенно случайно устроили кучу-малу, а стоящие поодаль решили, что на них наслали колдовство. Да и кто сказал, что орудие само пало в кучу к ее ногам? Наверняка недалекая нечисть, испугавшись неуязвимой сферы, сама побросала оружие, демонстрируя волшебнице свое повиновение и умчалась прочь, сверкая пятками.
   - Победила? - недоверчиво переспросила я. - Дракона?
   - Дракона.
   - И орков?
   - И орков.
   - А они чего хотели-то? - запоздало поинтересовалась я, пожалев, что не взяли ни одного пленного.
   - Орки - наемники Ван Бола, - поморщился Ив. - Чернокнижник откуда-то прознал о твоем исчезновении и решил захватить замок, пока тебя нет. Очевидно, он хотел дождаться, когда ты вернешься домой, и застать тебя врасплох.
   О причинах повышенного внимания чернокнижника Ван Бола, не пожалевшего целого состоянии на наем армии орков, я решила пока не расспрашивать, чтобы не портить настроение на сон грядущий. Мне было достаточно и того, что дракон просунул один из своих рогов в комнату и, довольный, заснул, оглашая тишину ночи громким урчанием.
   - Потому что я первая волшебница Вессаллии? - только и уточнила я.
   Рыцарь глубокомысленно кивнул.
   Настала пора побыстрей расставить все точки над "и", завербовать его в союзники и попросить помочь вернуться домой. Я собралась с духом и выпалила:
   - Ив, я не та, за кого вы все меня принимаете. Я - не Селена! Я - Яна Майкова.
   И торопливо рассказала ему о прогулке в лесу, о волшебном дубе, перенесшем меня сюда, о полной неспособности к колдовству, завершив свою торопливую речь кратким описанием своего мира и словами:
   - ... теперь ты понимаешь, что это никак не могу быть я?!
   Ив ни разу не перебил меня, ни разу не усомнился в правдивости моих слов, что придало мне уверенности, но как только фонтан моего красноречия иссяк, он многозначительно хмыкнул и скептически поинтересовался:
   - Значит, ты не Селена? Значит, ты ее двойник из другого мира? А знаешь, что делают с двойниками? Сжигают на костре. Или сбрасывают с обрыва. Или в озере топят. Тебе что больше нравится?
   - Да, Селена, я, Селена, дурень! - завопила я. - Совсем шуток не понимаешь!
   - Вот и чудно, - удовлетворился моим ответом он.
   - Только как колдовать, я ничего не помню! - предупредила я. - Сильно головой о камень приложилась, когда с лошади упала. Опять же такой сильный стресс пережила! Но вот увидишь, не пройдет и года, как все встанет на свои места, - торопливо добавила я, перехватив его строгий взгляд.
   - Утро вечера мудренее, - парировал Ив, всем своим видом давая понять, что о годе отсрочки не может быть и речи. Знала бы я, что она истекает уже на рассвете!
   Все происходящее казалось настолько нереальным, что меня не покидало ощущение, что меня разыгрывают. И вот-вот из-за стен замка выпрыгнут операторы с видеокамерами, румяный Валдис Пельш преподнесет мне букет белых роз и все эти монстры, колдуны и ведьмы сбросят маски и воскликнут: "Это программы "Розыгрыш!" Вот только ничем выдающимся я за свои двадцать лет не отличилась, посему для авторов передачи моя незвездная личность никакого интереса не представляла. Да и капиталов нажить я еще не успела, что исключало и крошечную возможность того, что вся эта абракадабра - тщательно подстроенная игра сродни той, которая в свое время довела до паники скучающего миллионера, героя Майкла Дугласа в одноименном фильме Финчера.
  
   Проснувшись, я несколько минут гипнотизировала глазами полог из красного бархата. Если бы я была героиней романа, мне бы следовало изобразить страшное удивление с кратковременной потерей памяти, чтобы затем медленно вернуться в здравый рассудок, вспомнить события предыдущего дня и осознать, что это был не сон, не ролевая игра и даже не компьютерная стратегия с эффектом полного присутствия, а самая что ни на есть явь и реальность. Но я не испытывала иллюзий по поводу реальности происходящего, поэтому всего-навсего пробовала пробудить в себе магические таланты, которые превратят красную занавеску у меня над головой в белый потолок моей родной квартиры, а деревянную кровать с воздушной периной в жесткий диван с выпирающими пружинами. Увы, чуда не случилось. Если не считать того, что полог вместе с кроватью взлетел вверх, и хозяйское ложе грохотом опустилось на деревянный пол. Но у этого чуда имелась весьма прозаическая причина: Феликс, желая привлечь мое внимание, рогом поддел потолок комнаты, чуть не подняв в воздух весь замок, как домик Барби.
   На грохот тут же примчалась нянюшка Агата, одарив дракона, припавшего к окошку глазом, таким суровым взором, что тот мгновенно смутился и спрятался. Довольная своей мини-победой над гигантским противником нянюшка объявила, что завтрак уже давно готов и пора одеваться. Но сперва она поохала над моим смуглым цветом лица, притащила с тумбочки какую-то мутную склянку и, не взирая на мое неудовольствие, принялась втирать мне в щеки и в лоб какую-то простоквашу с запахом речной тины. После того, как экзекуция была закончена, Агата удовлетворенно причмокнула мясистыми губами и сунула мне под нос зеркальце. Я ахнула от возмущения. Мой солярийный загар (десять сеансов по пять минут в вертикальной кабинке, непозволительная роскошь для бедной студентки!) таял на глазах, образуя мертвецкую бледность.
   - Красавица! - поддакнула Агата, истолковав мое "ах" как выражение высшей степени восторга.
   Пока я от возмущения не могла вымолвить и слова, нянюшка позвонила в колокольчик, и в комнату влетела круглая, как пышка, женщина лет сорока, держащая в одной руке устрашающего вида ножницы, а в другой - иглу столь же чудовищных размеров. Следом за ней торжественно вплыла худая, как жердь, и высокая, как каланча, девица с соломенными волосами. Впереди на вытянутых руках она несла облачко тончайшей нежно-розовой ткани.
   - Госпожа, ваше новое платье! - торжественно объявила "пышка".
   Каланча встряхнула облачко, и оно превратилось в изысканное платье, которое так и хотелось примерить.
   - Госпожа, мы с нетерпением ждали вашего возвращения. Уж вы-то знаете, как справиться с оборотнем и усмирить привидений, - вкрадчиво произнесла пышка, обряжая меня в пышные юбки. - А еще, - она чуть понизила голос, - эликсир, который вы сделали для Эльвиры, закончился. Моя бедная девочка совсем извелась, ведь Рон сразу к ней охладел, а тут еще Софи совсем стыд потеряла, так и норовит затащить Рона в винный погребок - Эльвира с трудом успевала дважды оградить мужа от нахалки. Нам нужен новый эликсир.
   - Вы имеете в виду "Виагру"? - ничего не понимая, осторожно спросила я. Эльвира тем временем колдовала над моими волосами, очевидно, намереваясь создать настоящую Пизанскую башню из шпилек и начесов.
   - О, госпожа! - пышка красноречиво прижала указательный пальчик к своим пухлым губкам и продолжила утягивать самую могущественную волшебницу Вессалии в самый узкий в мире корсет. - Простым смертным не положено слышать названия волшебных эликсиров. Нам нужен ТОТ САМЫЙ эликсир.
   К счастью, в этот момент раздался стук в дверь, который избавил меня от дальнейших просьб и пожеланий.
   Портниха расправила кокетливую оборочку на моей груди, отступила на шаг, оглядев результаты своего труда, удовлетворенно кивнула и велела:
   - Входите!
   В комнату осторожно заглянул Ив. Служанки, изобразив подобие реверанса, причем, мать Эльвиры - с иглой в зубах, поспешно удалились.
   - Ты - мой спаситель! - покосившись на дверь, зашептала я. - А то меня с утра пораньше хотели привлечь к колдовской деятельности по возвращению в семью неверного мужа.
   - Ерунда какая, - пожал плечами Ив.
   - Вот и я о том же! - воодушевленная его поддержкой, воскликнула я.
   - Я хотел сказать, какая ерунда - для тебя.
   - Значит, я все это могу? - приуныла я.
   - Еще как!
   - А еще что я умею? - решила выяснить масштабы катастрофы я. - Могу я тебя приворожить чудо-эликсиром и заставить влюбиться в меня до беспамятства?
   - Можешь, - после короткой паузы согласился он. - Но у Мари Лу это получается лучше. В любовной магии ей равных нет.
   - И болезни исцелять могу?
   - Можешь!
   - И хамов могу сделать шелковыми, а воров заставить вернуть награбленное? - размечталась я.
   - Можешь, - спокойно ответил Ив, как будто речь шла о выпечке пирожков или игре на пианино. Впрочем, смысл его ответа от этого не изменился бы. Лепить кулебяки и исторгать из клавиш симфонии Чайковского я не умела так же, как привораживать мужчин и лечить от гриппа страждущих. А вот Селена могла. Везет же некоторым! Вот только я - не она, и значит, придется хорошенько постараться, чтобы задурить головы всем окружающим. Или надо попытаться перетянуть Ива в союзники и убедить в том, что я - это я и никто другой, и колдовать я не умею.
   - А могу я прямо сейчас превратить тебя в крокодила?
   - А вот это вряд ли, - усмехнулся рыцарь.
   Не знаю, почему я его так называю - внешне он совсем не похож на закованного в латы Айвенго или приятелей короля Артура. Но, несмотря на всю его насмешливость, в его присутствии я чувствую себя настоящей Прекрасной Дамой. Да и из всех мужчин, которых я встречала, он - больше всех рыцарь. Интересно, кем он приходится Селене? Поклонник, родственник, наставник, телохранитель?
   - Это еще почему? Я же самая могущественная волшебница Вессалии! Я смогу! - возразила я, нахмурила лоб, изобразила магический жест руками и сосредоточенно пробормотала: - Трах-тибидох... эээ... виагрус-крокодилус!
   Ив, насмешливо улыбаясь, продолжал посмеиваться надо мной, вовсе не собираясь превращаться в холодную рептилию.
   - Ивус-превративус-в-крокодилус! - не сдавалась я.
   Никакого эффекта.
   - Фокус-покус! Абракадабра! - продолжала сыпать я волшебными заклинаниями, но все без толку.
   - Вот видишь, - торжествующе воскликнула я. - Я не умею колдовать!
   - А придется, - нахально заявил Ив. - Народ уже собрался и требует зелий и заклинаний!
  
   День, начинавшийся так безмятежно, был безнадежно испорчен. Кто бы мог подумать, что у Селены имеются дни приема, в которые замок наполняют толпы страждущих, и сегодня - как раз такой день!
   Я выглянула в окошко, выходящее во двор, и тут же отпрянула обратно. В глазах мельтешило от чепчиков, шляпок и железных шлемов. Посетители толпились перед стройной девушкой в строгом синем платьице, которая выдавала им бумажки. Не иначе, как с номерками, устанавливая порядок очереди.
   - Это кто? - поинтересовалась я.
   - Твоя ученица Рокси.
   Надеюсь, эта Рокси что-нибудь соображает в магии. Потому что я совершенно не представляла, что с ними со всеми делать.
   Я уже попробовала сослаться на грипп, но Софи тут же приволокла бутыль не иначе, как с дегтем, и вознамерилась перелить ее содержимое в горло хозяйки. Пришлось выкручиваться, придумав для служанки противопростудное заклинание с моментальным эффектом. Софи так впечатлилась волшебными словами "франшиза", "гидроэлектростанция" и "дефиниция", что схватила бумажку и потребовала повторить чудодейственный заговор под диктовку. Я очень надеялась, что когда Софи вздумает проверить его на практике, я уже будет далеко отсюда и краснеть за мои художества придется некстати исчезнувшей Селене.
   Второй попыткой избежать приема населения стало торжественное назначение Рокси исполняющей обязанности колдуньи под видом экзамена на профпригодность. Ошалевшая от такой чести ученица с радостью согласилась. Но тут совсем некстати вмешался Ив и сорвал такой замечательный план, пообещав силой отволочь меня в приемную, если я сию же секунду не спущусь к посетителям. Когда огорченная Рокси скрылась из виду, я предприняла последнюю попытку и взмолилась, чтобы Ив не дал мне опозориться пред честным народом, потому как я ничего не помню, колдовать не смогу и вообще мне требуется творческий отпуск.
   - За свой счет! - поспешно добавила я, заметив знакомые искорки в глазах рыцаря.
   - Позволь тебе напомнить, уж покуда память тебе отказала, - насмешливо проговорил Ив, - что когда ты однажды уже отказала людям в приеме и отправила их восвояси, мы остались без хлеба, без молока, без мяса и без средств к существованию. Вдобавок ты получила выговор от Совета магистров.
   - Но у нас же натуральное хозяйство, - неуверенно возразила я. - У нас же есть пшеница в амбарах, коровы в загонах, курицы в курятнике, порох в пороховницах и эти, ягоды... в погребках!
   - И все это есть у нас благодаря им - людям, которые ждут от тебя, что ты заговоришь им зубы, приворожишь любимого или обеспечишь хороший урожай, которым они с радостью и отблагодарят тебя за твои благодеяния, - Ив выдержал эффектную паузу. - Вчера вечером мы зажарили последнюю свинью. И сегодня нам будет нечего есть, если только ты не спустишься вниз и не обменяешь немного своего колдовского знания на десяток поросят, трех коров, несколько мешков зерна и кошельков золотых монет, которые принесли сегодня с собой наши гости.
   - Ну, если ты так настаиваешь, - вынуждена была покориться я. - Но за последствия я не отвечаю!
  
   Желание клиента - закон. Но когда круглолицый круглобокий мужичок, держась за животик и страшно смущаясь, потребовал наколдовать ему запор, я не знала, то ли смеяться, то ли плакать, и очень жалела, что не захватила на пикник упаковку "Иммодиума", способного помочь бедняге.
   Спустя пару часов приема, я вынуждена была признать, что одним этим средством подтвердить авторитет колдуньи все равно бы не удалось. Похоже, Селена исполняла обязанности местного фармацевта, снабжая население средневековыми заменителями "Ношпы", "Мезима", "Кларитина", "Колдрекса" и прочих сотен наименований продукции современных аптек. К счастью, многие из нужных средств, приготовленные про запас, хранились в кладовой, и Рокси только и успевала выдавать зеленые пузыречки больным головой, скрюченным радикулитом, утомленным аллергией и измученным бессонницей.
   Когда поток пациентов с острой болью иссяк и последний из страждущих обменял мешок картошки на пузырек от зубной боли, в зал ломанулись несчастные влюбленные, жаждущие взаимности и стопроцентных приворотов. И тут на помощь пришла Рокси, передав мне корзинку с красивыми свитками, на которых аккуратными буквами были выведены слова любовных заклинаний на любой вкус - для любви нежной, для страсти всепоглощающей, для скорой женитьбы, для быстрого соблазнения. В комплекте со свитками поставлялись и специальные капли в розовом флакончике, которыми следовало либо опрыскать, либо опоить ничего не подозревающую жертву любовного наваждения.
   Пока крестьяне и простолюдины сражались за право быть любимыми и желанными в большом зале, аристократы предпочли сохранять анонимность и оставаться неузнанными. Их слуги, получив любовное зелье для себя, протягивали мне конверты с просьбами своих господ. Господа были куда изощреннее в своих отнюдь не скромных желаниях. Похоже, средневековая колдунья была не только лекарем и фармацевтом, но и пластическим хирургом в области весьма и весьма интимной. Я аж вся покраснела, пока читала просьбы обладателей голубых кровей. Даже Рокси зарделась и не нашлась, что сказать, когда я показала ей одну из записок. Как и следовало ожидать, таких средств в запасниках колдуньи не оказалось. Пришлось объяснять слугам сиятельных господ, что на изготовление необходимых ингредиентов и проведение обрядов понадобится время, выиграв себе пару недель отсрочки. В надежде, что отчитываться перед высокопоставленными клиентами придется уже не мне. Впрочем, чаяния некоторых аристократов удалось-таки выполнить, и кладовка с колдовскими зельями опустела еще на пару десятков пузыречков - средневековых заменителей "Виагры" и афродизиаков.
   Отдельной группой, отсортированной Рокси, шли фантазеры, сумасброды и натуральные психи. По сравнению с их требованиями, пушкинская старуха, пожелавшая стать владычицей морскою, казалась сущим ангелом. Первый посетитель сообщил по секрету, что стал жертвой колдовства, которое превратило его легкие в жабры и сделало невыносимой его человеческую жизнь, и выразил надежду, что я смогу облегчить его страдания известным мне способом. Пристрелить, что ли? Вошедшая следом романтичная особа застенчиво посетовала, что люди не летают, как птицы, и обещала щедрое вознаграждение за исполнение ее мечты, хотя бы на пару часов, добавив, что она предпочла бы стать лебедем или ласточкой, но если это никак невозможно, то она согласна и на голубку. Третьей вплыла дама с собачкой. Болонка при виде меня жалобно заскулила и уперлась всеми лапами в пол, так что хозяйке пришлось протащить ее через весь зал на поводке.
   - Вот! - заявила мадам, указывая на дрожащую от страха собачку. - Все нервы мне истрепал, ирод! Никак не уймется, житья никакого нет честной вдове. Попугаем был, во всю глотку вопить начинал, стоило с кем-нибудь в комнате уединиться. Котом стал - едва глаза моему ухажеру не выцарапал. Уж болонкой-то думала утихомирится - какой там! Лает и лает, стоит только кому из мужчин на порог ступить. Хуже того - на портрет свой стал поскуливать, а когда я на днях велела старые его вещи выбросить, так вцепился служанке в ногу и не дозволил! Уж дочка младшая подозревать начала, что в собаку дух отца вселился. Ну, не гад?
   - Кто? - я в недоумении уставилась на дрожащего песика.
   - Да муж мой! - в сердцах воскликнула "честная вдова", дернув болонку за поводок так, что та аж на метр в воздух подпрыгнула. - Нельзя ли его теперь в рыбку какую оборотить? Чтоб ни кусаться, ни царапаться, ни голоса подать не мог?
   Я взглянула в ее горящие безумием глаза и содрогнулась. Если господин с жабрами и барышня, мечтающая о крыльях, были относительно безобидными психами, довольствовались пустыми обещаниями и не роптали на вынужденную отсрочку, то дама с собачкой, похоже, пребывала в полной уверенности, что перед ней - перевоплощенный покойный муж, и требовала немедленного решения проблемы.
   - Что ж, - осторожно произнесла я. - Не вижу никаких препятствий.
   Болонка истошно заскулила, поджала хвост и затряслась так, как будто понимала смысл всего разговора.
   - Оставляйте вашу хвостатую проблему у меня и возвращайтесь через три дня. Будет вам рыбка.
   - Я хочу золотую! - закапризничала дама.
   - Да пожалуйста! - решила не спорить с полоумной я. Куда проще со всем согласиться, отправить веселую вдову восвояси и дать слуге указание купить нужную рыбку на базаре. И клиентка будет довольна, и собачка цела.
   - Собачку в лабораторию? - деловито поинтересовалась Рокси, когда дверь за дамой закрылась.
   - С ума сошла! - возмутилась я и наклонилась, чтобы погладить песика. Но тот едва не цапнул меня за палец. Еле Роксана оттащила! - Перенервничал, бедняжка, - пожалела его я. - Отведи на кухню и накорми, а потом отпусти, пусть во дворе побегает, порезвится.
   Ученица Селены как-то странно посмотрела на меня, но ослушаться не посмела.
   Надеюсь, на сегодня это все. Я осторожно выглянула за дверь, но посетителей, ожидающих своей очереди, не обнаружила. Зато учуяла волшебный запах мяса и жареных овощей, доносившийся из кухни.
   - Деточка моя! - всплеснула руками нянюшка Агата, вывернувшая из-за угла. - Наконец-то, освободилась! Идем же обедать!
  
   Отведав немного мяса и испив два бокала сладкого красного вина, я уже было смирилась с судьбой-злодейкой и решила задержаться в Средневековье на пару-тройку дней. Отдых на лоне природы и натуральная пища никому не помешают. Тем более, когда к моим услугам собственный сад из роз, девственные дубравы, цветочные лужайки и целый штат вышколенных поваров и служанок. Вот верну личику сияющий вид, обзаведусь нежным румянцем, наберу пару килограмм для пущей женственности - а там уж можно и о возвращении домой подумать. Тем более, что пока от меня не требуют ничего сверхъестественного, и все необходимые зелья и амулеты хранятся в кладовой в широчайшем ассортименте.
   Идиллия была прервана нашествием очередных гостей.
   - Госпожа, тут к вам.. - пролепетала испуганная Софи.
   - Священная инквизиция! - гаркнул румяный толстяк, вкатываясь в парадный зал. Следом за ним шествовали десять вооруженных воинов. Выстроившись вдоль стола, они обнажили мечи и приняли угрожающую позу. Выглядело впечатляюще.
   - Попрошу всех разойтись! - велел толстяк, грозно глянув на сидящих за столом. - Госпожа волшебница, а вас я попрошу остаться.
   Слуг тут же словно ветром сдуло. Неторопливо выкатилась из-за стола нянюшка Агата. Захватив булочку и яблоко, убежала Рокси. Последним покинул стол Ив.
   Никто не собирался меня спасать. Никто не вступился за мою честь. Никто не выразил удивления. Такое чувство, что священная инквизиция является в замок дважды на дню, а раз в неделю Селену сжигают на потеху публике, а затем она возрождается, как птичка феникс. Вот только я - не Селена, и со мной этот фокус не пройдет.
   - Вы обвиняете меня в колдовстве? - наивно поинтересовалась я. - Тогда мне нечего бояться. Я не умею колдовать!
   - Тогда тебе есть, чего бояться, девонька, - отпивая вина и размазывая его по пышным усам, пригрозил толстяк. - Если ты не заговоришь печень у Марфуса, подагру у Дина и геморрой у Ронни, ты - горсть пепла.
   Из стройного ряда рыцарей выступили три бравых солдатика со скрюченными лицами и с надеждой уставились на меня.
   - Я горсть пепла, - повторила я. - Но я не согласна! Это противоречит Конвекции по правам человека!
   - Совсем девка сдурела со своими снадобьями, - поразился толстяк, доставая из кошеля на своем поясе свиток. - Накось, погляди-ка, это еще список от моей дочурки и женушки.
   Похоже, что сжигать меня они не собираются. Пока.
   Уняв дрожь, я развернула свиток и уставилась на список эликсиров и волшебных прибамбасов, длиной в два с половиной метра. Запросы у женской половины семьи инквизитора были ого-го.
   Крем вечной молодости, шампунь для роста волос, эликсир веселья, ароматная жидкость для тела, крем, убивающий волоски, - это лишь малая толика того, в чем крайне нуждалась инквизиторова жена. Дочь требовала духи, притягивающие женихов, пять видов приворотного зелья разной степени интенсивности, мазь от прыщей и эликсир фиалкового дыхания. В конце свитка было приписано размашистым почерком: "Госпожа волшебница, если вы пришлете мне заколдованную булавку, чтобы я могла проследить за своим мужем, когда он говорит, что уезжает по работе, а я уверена, что он опять будет щипать красивых девок за непотребные места и заставлять скакать перед ним голышом, я буду век молиться на вас и прослежу за тем, чтобы ни один волосок не упал с вашей головы! C уважением, Патриция. P.S. Совсем извелась с этим паразитом - мочи нет!"
   Еще чуть ниже было послание от дочери инквизитора: "Дорогая бабушка-ведьма, пришли мне такую мазь, чтобы моя грудь выросла пышной и красивой. А то у всех моих подруг растет, а у меня нет! А еще мне необходим амулет для чтения мыслей, чтобы я смогла узнать, любит ли меня маркиз Барабас и было ли что-то у Амелии с Виктором! Целую, Люси".
   Вот тебе и святая инквизиция! Да тут каждый подписал себе приговор на десяток сожжений. Или дамы начитались отчетов из пыточной камеры и возжелали заполучить все волшебные удовольствия в личное пользование.
   - Чего расселась, дочка? - поторопил меня инквизитор. - Бегом в свою варильню! - и с важностью добавил: - Мне еще шесть домов по плану обойтить надобно.
   - А я? - робко поинтересовалась я. - Вы меня сжигать когда будете?
   - Тебя? - басом расхохотался толстяк. - Ну, ты, девонька, и шутница! Куда ж мы без тебя?
   Грозные рыцари покорно расступились передо мной, и я помчалась на поиски Рокси и Ива. Потому что совершенно не представляла, как наколдовать неоскудевающий кошель для самого инквизитора и как заговорить недуги его подчиненных.
   К счастью, надежды, возложенные на бездонную кладовую, оправдались. Рокси вручила мне большинство необходимых зелий и даже заколдованную монетку, притягивающую к себе деньги, - то, что нужно, для неоскудевающего кошеля!
   - Только эликсира остроумия и укрепителя памяти у меня нет, - жалобно протянула я, выставляя перед инквизитором гору разноцветных склянок и раздавая недужным воинам волшебные лекарства.
   - Что ж поделать, придется жечь, - равнодушно протянул инквизитор, поднимаясь из-за стола. - Жалко, такая молодая, красивая дивчина. А худющая-то какая! Что ж ты, сама ведьма, а телеса попышнее наколдовать не можешь! - укорил он меня. - Ну как тебя, такую дохлую, жечь-то? Вспыхнешь, как спичка, и пяти минут не прогоришь. Зря только честной народ собирать!
   Я, покачнувшись, ухватилась за край стола.
   - Шутка! - расплылся он в улыбке минутой позже. - Куда ж мы без тебя, милая? А над этими эликсирами пусть другие твои товарки умишко ломают. Не одна ж ты у нас спасительница.
   Меня так и подмывало спросить у колоритного гостя, кого же в таком случае они сжигают на кострах, но я благоразумно промолчала и с радостью проводила инквизиторскую процессию до крыльца.
  
   - Надеюсь, на сегодня это все! - провозгласила я, когда все вернулись за стол, чтобы закончить трапезу. Я же была сыта по горло общением с инквизицией, поэтому присела в кресло у камина, в котором потрескивал огонь. Несмотря на лето, в замке было прохладно.
   Не тут-то было! Не прошло и десяти минут тишины, как в зал ворвалась очередная порция непрошенных посетителей.
   - Госпожа волшебница, помогите! - возопил первый посетитель и со всего размаху плюхнулся мне в ноги, порядком отдавив правую.
   - Помогите! - вторил ему другой и пал рядом, затеяв возню за право уткнуться лбом в левую туфлю волшебницы.
   - Но часы приема окончены, - попыталась возразить я.
   - Не погуби-и-и-те! - расходился первый.
   - Не дайте погибнуть смертью лютой! - расхрабрился второй, глядя на потерявшую дар речи "госпожу волшебницу" и трактуя мое молчание на свой лад. Видимо затянувшаяся пауза послужила сигналом к наступлению, ибо в тот же момент хором грянуло:
   - Не оставьте детей сиротинушками! - и в зал влетело с полдюжины ребятишек разных возрастов и все с любопытством уставились на меня.
   - Ой, тятенька, а что это вы там делаете? - выкрикнула одна из девочек, наклоняясь и заглядывая в лицо первому. - Тетя ведьма приклеила вас к своим туфлям?
   - Ууу! - пронесся восторженный вздох по залу.
   - Тетя ведьма, а можете сделать так, чтобы папку каждый раз так скрючивало, когда он плетью нас отходить соберется? - с надеждой продолжила малышка, и ребята согласно закивали головами. Затем, повинуясь непонятному порыву, все дети упали на пол, но не замерли, а затеяли возню. Кто-то кому-то отдавил ногу, пока падал, и теперь им нужно было непременно наступить еще раз, чтобы не поссориться. Никто не желал подвергать свои конечности добровольному членовредительству, и детишки хаотично заметались по полу, устроив салки по-пластунски. Время от времени они поднимали голову, ловили на себе мой суровый взор и заученно выкрикивали жалобным голоском "Тетя ведьма, не откажите! Тетя ведьма, не погубите!", чтобы затем вновь пуститься в погоню за неуловимым товарищем да пояснить ему, где раки зимуют.
   Когда не без помощи Ива и стражников порядок был водворен, детей вооружили сахарными леденцами и отправили в сад, а их родителей удалось убедить в том, что убивать чад на месте не надо, и те согласились обождать до возвращения домой, нам была поведана леденящая душу история, достойная пера Стивена Кинга. О страшном упыре, который встает из могилы, но кровь не пьет, а утаскивает своих жертв под землю. За неделю упырь перетаскал под землю семерых крестьян, за что упыря прозвали "хоронякой" и присвоили этому исчадию ада повышенную степень опасности.
   - А от меня-то вы что хотите? - почуяв неладное, спросила я.
   Первый переглянулся со вторым, вытащил из-за пазухи небольшой мешочек и вытряхнул на стол пригоршню золотых монет. Похоже, именно в эту кучку оценили мою жизнь жители несчастной деревни. Да если бы передо мной выложили чемодан зеленых баксов, я бы и то не согласилась! Я ведь не охотник за привидениями, и даже не захудалый рыцарь, чтобы с какими-то там хороняками тягаться.
   Но Ив и его компания были другого мнения.
  
   Через час меня сбирали в последний путь. Ибо в том, что встреча с хоронякой станет для меня последней, лично у меня не было никаких сомнений. Я уже была согласна лечить хворь у коров, варить любовные зелья, предсказывать землетрясения и разгонять руками тучи, но изводить упырей - это уж увольте.
   Все тщетно. Пристыдив меня за слабость и напомнив, что я являюсь спасительницей рода человеческого от упырей, кровопийц и прочих монстров, Ив заявил, что одну меня не отпустит и поедет со мной немедля.
   - А до завтра это подождать никак не может? - в надежде на день отсрочки, умоляла я, пока Рокси навешивала мне на шею кусок почерневшей веревки - оберег от нечисти и злых духов.
   - Ты внимательно слушала рассказ этих двоих? Упырь с каждым днем губит все больше людей. В первый день пропал один, на следующий - уже двое, а в минувшую ночь он утащил под землю еще четверых. Его аппетиты растут с каждой луной, - Ив отмахнулся от второй веревки, которую хотела всучить ему Рокси, а вот бутылку с прозрачной водой мигом засунул в карман. Вон он в чем, секрет средневековых рыцарей! После ударной порции водки монстры крушатся на ура.
   - Значит, сегодня у него в меню восмеь человек? - произведя в уме нехитрые расчеты, слабо уточнила я. Роксана тем временем нацепила мне на руку браслет из кусочков кожи, который должен был "избавить госпожу от страха".
   - Это как минимум, - утешил меня Ив. - Если нам повезет, и его прежние жертвы не начнут выскакивать из могил и не пойдут повидаться со своими родственничками.
   - А они могут... пойти?
   - Если мы им не помешаем, - рыцарь решительно запахнул плащ и направился к двери. - Идем!
   - Погоди! А как же осиновый кол, боевой арбалет, топор, на худой конец? Мы этого хороняку голыми руками что ли брать будем? - опешила я, оглядывая хилую амуницию в виде амулетов и склянок.
   - А голова тебе на что? - подмигнул Ив.
   Озарение было мучительным.
   - Ты хочешь, чтоб я его... того этого? - промычала я.
   - Именно, - добил меня Ив.
   Очевидно, голова Селены просто кипела от заклинаний и заговоров супротив упырей, оборотней и прочих злодеев. Моя же могла сгодиться разве что на то, чтобы попробовать забодать исчадие ада. Авось подохнет со смеху, глядя на мои ухищрения. Обреченно вздохнув, я поплелась на встречу верной смерти, вслед за своим бесстрашным рыцарем.
   - Стойте! - догнала нас у ворот Рокси.
   Хвала небесам! Хоть у кого-то проснулась совесть и хоть кто-то решился вступиться за жизнь госпожи.
   - Вот! - разбила Рокси последние мечты о спасении, протягивая мне мутную склянку, в которой плескалось варево цвета болотной жижи. - После моего нового эликсира ни одна нечисть не сможет причинить вам вреда!
   - А оно действует? - я с сомнением покрутила склянку в руках. Сдается мне, помощница схалтурила и просто набрала водицы из ближайшего заброшенного колодца, где когда-нибудь потопилась несчастная девственница и теперь источнику приписывают волшебные свойства.
   - Еще как! - заверила Рокси, почему-то отводя глаза в сторону.
   - Так, с ним что-то не так? - уточнила я.
   - Нет-нет! Стопроцентная гарантия! Только его нужно использовать непосредственно перед тем, как отправляться за упырем.
   - Как скажешь! - я пожала плечами и играючи подбросила склянку вверх.
   - Осторожно! - взвизгнула Рокси и аж побелела от ужаса.
   - Что такое? - я поймала бутылочку и с опаской поглядела содержимое на свет. - Это взрывоопасно? Так наведи этой лабуды побольше, подпалим всех упырей - и дело с концом, - обрадовалась я.
   - Нет, она не горит, - Рокси поспешила вытолкать нас за ворота. - Да помогут вам небеса! Счастливого пути!
   Да уж, счастливый путь, который разворачивался перед нами, имел все шансы привести меня на небеса.
  
   В деревню мы приехали уже затемно. Очевидно, ее жители, так же, как и местная колдунья, имеющая все шансы стать печально знаменитой уже к завтрашнему утру, ценили уединение. С одной стороны поселочка белело поле, с другой стороны темнел лес. До ближайшей деревни, как пояснил Ив, было два часа езды. Словом, помощи было ждать неоткуда. Идеальное местечко для разгула нечисти и съемок фильма ужасов, герои которого традиционно оказываются отрезанными от цивилизованного мира.
   На появление своих избавителей жители отреагировали весьма странно - разбежались по домам, затворили ставни и закрыли двери.
   - Хорошо же встречают своих героев, - проворчала я, оглядывая предстоящее место сражения и прикидывая, куда бы можно схорониться до утра. Так, чтобы меня не нашли ни Ив, ни местные обитатели, ни уж тем более хороняка.
   - Ровно полночь, - глядя на луну, заметил Ив.
   - Ты хочешь сказать, оно сейчас появится? - не на шутку перепугалась я.
   - С минуты на минуту, - заверил Ив, спрыгивая с коня и привязывая его к забору. - Нечисть очень чувствительна к лунному свету. Не будем медлить! - он помог мне спуститься, привязал лошадку рядом со своей и бодро зашагал по темной улочке.
   - Ты куда? - выдохнула я вслед.
   - На кладбище, куда же еще! - удивился Ив, не сбавляя темпа. Можно подумать, на могиле его ждет девица-краса или сундук золота, а не полусгнивший труп, с самыми недобрыми намерениями. Но не оставаться же одной посреди улицы, когда к каждому окошку, затаив дыхание, приникли любопытные крестьянские очи? Поклонники ужастиков, блин, выругалась я. Ну уж нет, не дождетесь от меня представления! Да и ловля на живца в мои планы не входит. Оценив всю бесперспективность своего положения, я обреченно поковыляла за Ивом. В крайнем случае, если хороняка объявится и вздумает им закусить, у меня будет время дать стрекоча.
  
   Деревенское кладбище располагалось за полем у самого леса. Что отнюдь не прибавило мне храбрости. Мы остановились перед покосившейся оградкой и приступили к вооружению. Ив сжал в руках склянку с самогоном, а меня заставил опрыскаться эликсиром Рокси.
   Отплевавшись и растерев осклизлую болотную жижу по щекам, я вынуждена была признать правоту ученицы: после чудо-зелья ко мне не приблизится ни одна нечисть. Рокси забыла только добавить, что эффект от ее изобретения распространяется не только на упырей, но и на все живые существа в радиусе ста метров. Чудесный эликсир благоухал, как вытяжка из дохлых лягушек, погибших в пятом веке до нашей эры. Даже преданный Ив мигом перескочил через оградку кладбища и предпочел соседство крестов и оживших мертвецов приятному обществу прекрасной леди.
   Так вот почему Рокси испугалась, что я разобью бутылочку во дворе замке! Мор на ближайшие пару километров был бы обеспечен.
   Будь я самым отчаянным упырем, проведшим на диете три голодных года, я бы и то не рискнула покуситься на плоть и кровь такого лакомого кусочка, как я сама. Однако упыри были другого мнения. Но я об этом еще не знала и потому, войдя во вкус, размазывала зловонную гадость по своим рукам и активно натирала ей шею. Авось подавятся, если прежде не отравятся.
   Ив тем временем всматривался в темноту, поджидая появления хороняки.
   - Ну что там? - выплеснув на себя остатки антиупыриного зелья, крикнула я и двинулась по залитой лунным светом узкой дорожке, стараясь не смотреть на кресты и могилы.
   Ив как-то странно всхлипнул и повернулся ко мне, стуча зубами от холода. Его кожа покрылась волдырями, нос провалился, а глаза налились красным светом.
   Если бы я была средневековой жительницей, я бы завизжала бы от страха. Или бросилась наутек. Или застыла на месте, бормоча все известные молитвы. К вящему удовольствию упыря. Но, на его несчастье, я была закаленной ужастиками Уэйса Крейвена современной москвичкой и за свои двадцать лет насмотрелась на стольких монстров, что какой-то там красноглазый с лысой черепушкой по сравнению с ними казался безобидным пупсом. Поэтому я просто тихо упала в обморок.
   Все-таки не каждый день встречаешь киношных страшилищ наяву и никогда не знаешь, чего ожидать от страшилищ средневековых.
  
   - Слышь ты, слышь! - кто-то тряс меня за плечо. Я открыла глаза и уставилась в зловещие глазницы хороняки - а это был именно он. В этом не было никаких сомнений. Куда он дел Ива, мне еще предстояло выяснить.
   - Совсем силы растеряла, малохольная. Накось, подкрепись, - упырь заботливо подсовывал мне под нос чью-то кость с остатками мяса.
   - Спасибо! - клацая зубами, поблагодарила я, принимая сей славный дар и искренне надеясь, что упырь не заставит есть презент прямо сейчас. Я с опаской покосилась на страшилище, которое при ближайшем рассмотрении оказалось не таким уж и страшным. Ни крылышек и двух рядов зловещих зубок, как у Джиперса Криперса, ни устрашающих коготков-лезвий, как у Фредди Крюгера, ни бензопилы, как у техасского маньяка, у хороняки не наблюдалось. Больше всего он был похож на толкиеновского Горлума - такой же лысый, зеленый и жалкий.
   Пока я разглядывала истлевшую одежду и хорошо сохранившиеся деревянные сабо, из которых выглядывали волосатые лодыжки, упырь воззрился на меня с не меньшим любопытством.
   - Совсем еще молоденькая, - оценил он, изобразив подобие улыбки остатками зубов. - Тебе сколько?
   - Двадцать! - выпалила я, вмиг осознав, что слишком молода, чтобы умереть. - Семнадцать, - поспешно поправилась я, взывая к совести упыря. Нет, ну должна же у него быть совесть!
   - Вот ведь несмышленая, не перестроится никак! - посетовал хороняка. - Суток тебе сколько - двое, трое? Что-то я тебя прежде не встречал.
   - Каких суток? - растерялась я.
   - Вот балда, - умилился упырь. - Померла ты когда?
   - Я?!!!
   - Ну не я же!
   - Сегодня... - выдавила я, переваривая скорбную весть о своей трагической смерти.
   Когда же это я успела? Падая, разбила висок о надгробье? Но голова, вроде, цела. Сожрал хороняка? Да нет, руки-ноги тоже на месте. Разрыв сердца? Да какая разница, теперь все равно! Прощайте чизбургеры и Интернет - сгинула ваша самая преданная поклонница во мраке Средневековья. Я с шумом всхлипнула, оплакивая свою бесславную кончину, и чуть не задохнулась от аромата противоупыриного зелья. Вот же Рокси, вот обманщица. Ну, погоди, лживая девчонка! Я еще доберусь до замка, прокрадусь в комнату под покровом ночи и устрою прощальное представление в благодарность за столь эффективный эликсирчик!
   - Слышь, ты, зовут-то тебя как, красавица? - скромно молвил упырь, сверля меня влюбленным взором.
   - Яна! - всхлипнула я, подумывая, не взять ли с собой заодно и хороняку, чтобы мерзкой девчонке впредь неповадно было обманывать честных людей негодными зельями.
   - А я Тоби, значит, - ощерился хороняка, придвигаясь поближе. Только сейчас я заметила, что сижу на чьей-то могиле, упираясь спиной в надгробие, и немедленно вскочила с сырой земли. Успею еще належаться.
   - А это ты людей под землю таскаешь? - дипломатично перевела разговор я, уклоняясь от нежных объятий объятого страстью упыря.
   - Я! - горделиво подбоченился тот, изображая из себя супермена. - Хочешь, тебя с собой возьму на охоту? А, правда, пойдем вместе! Сегодня будет веселая ночка, сама Селена с Русалочьего озера меня изводить явится!
   - Да ну! - протянула я, подивившись осведомленности Тоби. Тот тем временем поймал пробегавшую мимо крысу и, предложив даме (дама скромно отказалась), впился в несчастную зверушку зубами, урча от удовольствия.
   - Только нам ее есть нельзя. Ее надо этим порошком обсыпать, - отбросив в сторону обглоданный крысиный хвостик, хороняка вытащил из-за пазухи тряпичный мешочек, - чтобы силы колдовской лишить, а после к хозяину отволочь.
   - К хозяину? - заинтересовалась я. - А кто у нас хозяин?
   - Мужик какой-то, - отмахнулся Тоби, пытаясь приобнять меня за талию. - Не из наших. Шепелявый какой-то. А пойдем ко мне, а? Все равно никого нет пока. Я тебе свою могилку покажу. Не склеп, конечно, но гроб просторный, вдвоем поместимся. Вдвоем-то оно веселей, а? - зарделся он, протягивая мне золотой перстень с рубином. Перстень Ива.
   - Откуда это у тебя? - похолодела я.
   - Да с мужика одного снял. Он меня святой водой облить пытался. Ну, я его и того: лбом об плиту, да под землю, чтоб не сбежал, - похвалился хороняка.
   - Куда ты его дел? - ужаснулась я.
   - А ты что, его знаешь? - упырь ревниво уставился на меня.
   - А то! Это ж мой погубитель! Похититель чести моей девичьей! Так бы голыми руками его и задушила! - заверила я его.
   - Не женщина - огонь! - восхитился Тоби. - Могу доставить тебе такое удовольствие.
   - Так он живой? - обрадовалась я.
   - А что с ним станется? Если не задохся только.
   - А ну тащи его сюда, - велела я.
   - А если колдунья появится? - заволновался упырь.
   - Я ее задержу, любимый!
   - На вот тебе порошочек, чтобы она тебя впредь не заколдовала! - зарделся хороняка, вручая мне мешочек, и прыгнул в могилу, которая расступилась перед ним, как в кино.
   Прошло не больше пяти минут, когда послышался хруст и треск, и хороняка выбрался наружу, держа за шкирку бездыханного Ива.
   С трудом удержавшись, чтобы не кинуться на помощь к рыцарю, я вынуждена была похвалить сияющего упыря и пообещать ему сюрприз. Для выполнения сюрприза она отвела Тоби к высокому надгробию, заставила прислониться к нему спиной и закрыть глаза.
   - Ты меня поцелуешь? - заерзал от нетерпения тот, честно прикрывая глазницы полусгнившей ладонью с забитыми грязью ногтями.
   - Потом, если захочешь, - хмыкнула я, примеряясь острой деревяшкой к его груди, и со всей силы вонзила ее в осклизлую плоть.
   Тоби удивился так, что передумал умирать.
   - Да ты ведьма! - взревел он, бросаясь на меня. Но я уже летела прочь, недоумевая, почему осиновый кол, найденный у соседней могилы, дал осечку.
   За моей спиной послышался грохот, стоны, возня. Обернувшись, я увидела, как оживший Ив схватился с упырем, и они катаются по земле, натыкаясь на могилы и надгробия. Преимущество было явно на стороне Тоби. Недолго думая, я стянула с шеи кусок веревки, надетой Роксаной (оберег от нечисти и злых духов), и понеслась к упырю. Трудно сказать, на что я надеялась в тот момент, но дать умереть Иву во второй раз, я не могла.
   Хороняка уже прижал рыцаря к земле и, скрежеща зубами, нависал над ним. Веревка обвила хлипкую шею упыря, голова дернулась и покатилась по земле. Оберег от злых духов отработал свое предназначение на все сто. Миссия волшебницы была выполнена. Так просто. Но если это - рядовая работа волшебницы, то чем же тогда занимаются ведьмы? Хотя это теперь уже не мое дело, я ведь такой же упырь, как и тот, которого я только что убила.
   - Ты в порядке? - откашлявшись, спросил Ив.
   - В порядке, - буркнула я, отирая пот с лица и еще переваривая мысль о том, что только что собственноручно одолела хороняку. Мои родители могут мной гордиться. Но, пожалуй, я избавлю их от повода для гордости, иначе рискую потерять родителей. Если я вообще их когда-нибудь увижу.
   - Извини, что так получилось...- виновато произнес он. - Кто бы мог подумать, что на него не действует святая вода.
   - Противоупыриный эликсир Рокси на него тоже не действует, похоже, нам подсунули порченый товар, - проворчала я и поведала ему все, что происходило наверху, пока он прохлаждался под землей.
   - Но он же не тронул тебя, пока ты не попыталась заколоть его? - заметил Ив.
   - И что с того? Рокси обещала, что нечисть будет обходить меня стороной.
   - Рокси обещала, что нечисть тебя не тронет, - поправил Ив и, давясь от смеха, пояснил: - Прости, но от тебя пахнет так, как будто...
   - Да знаю, знаю! - оборвала его я. - Подожди, ты хочешь сказать...
   Ив подтвердил мою догадку. Рокси изобрела зелье, намазавшись которым, можно было сойти за свою для нечисти. Цвет размазанной жижи напоминал трупные пятна, а запах!!!
   Я готова была убить Рокси. И я готова была расцеловать Ива.
   Как-никак, я была жива. Я смогла выжить в схватке с упырем. Я победила хороняку. Один вопрос не давал мне покоя. Почему осиновый кол дал промашку?
   - Где ты его нашла? - покрутив деревяшку в руках, спросил Ив.
   - У соседней могилы валялся.
   - Во-первых, это не осина, - с видом знатока констатировал рыцарь. - Во-вторых, - он оглядел тело упыря, - во-вторых, ты попала совершенно точно. Только ошиблась стороной. Сердце находится слева, а ты метила вправо. Надеюсь, в Двойное Полнолуние ты будешь повнимательней.
   - А что, тогда придется повторить охоту на хороняку? - простонала я.
   - И не единожды, - обнадежил меня Ив. - Отправим в могилу парочку дюжин упырей, усмирим неугомонных духов, укротим с десяток привидений - да мало ли кто может объявиться в ЭТО полнолуние!
   - А что, это полнолуние какое-то особенное? - стараясь не заострять внимание на количестве убитых упырей и развоплощенных призраков, поинтересовалась я.
   - Конечно, это же Двойное Полнолуние!
   - На небе будет две полных луны?
   - У тебя двоится в глазах после удара о землю? - обеспокоенно спросил Ив.
   - Нет, - осторожно ответила я.
   - Отлично. А то я уж думал, что к потере памяти добавились и проблемы со зрением.
   - А проблемы со зрением избавят меня от необходимости укрощать привидений и лицезреть оживших мертвецов? - обрадовалась я.
   - Даже не вздумай, - оборвал меня Ив. - Двойное Полнолуние длится двое суток без наступления светового дня, нежить с нечистью получают полную свободу действий и передвижения. Ты представляешь, что может случиться с королевством, если мы не вмешаемся в ход событий?
   - Ты это серьезно?
   - Куда уж серьезней.
   - Тогда мне надо срочно вернуться туда, где ты меня нашел. Я обронила там кое-что очень важное, - выпалила я и поспешно добавила. - Это очень поможет нам в ночь Двойного Полнолуния!
   Утешало только одно: завтра я вернусь в сказочный лес, забьюсь в норку старого дуба и усну. А когда проснусь, все возвратится на круги своя: я услышу голоса друзей и шум электрички, и забуду об орках, драконах и призраках. А пропавшая Селена, нагулявшись на стороне, вернется в замок и избавит королевство от напастей, которые принесет с собой Двойное Полнолуние.
   А сегодня еще предстояло навестить наших нанимателей и поинтересоваться, откуда взялся шепелявый хозяин упыря.
   - Знать не знаем, ведать не ведаем! - залепетал хозяин семейства. Судя по тому, как быстро краска сходила с его лица, уступая место мертвецкой бледности, он не шутил и всерьез перепугался, что его заподозрят в покушении на жизнь волшебницы. - Был шепелявый, только нищий, оборванный совсем старец. Как люди у нас стали пропадать, так он и появился. Услышал, как бабы судачат, да и говорит: "Знаю, кто вашему горю помочь может. Завтра же идите к волшебнице Селене, да в ножки ей кланяйтесь, чтобы избавила от напасти". Ну, мы и пошли.
   - Все ясно, - пояснил Ив, когда мы вышли со двора. - Кто-то из некромантов на тебя зуб точит, он же нищим и переоделся. Жертвы потребовались только для того, чтобы крестьян напугать и заставить к тебе обратиться. А упырь ему подчинялся, тем лучше для нас. Значит, убитые им подниматься не будут, упокоятся с миром.
   Повезло, ничего не скажешь. Веселая жизнь у Селены, то орки с драконом нападают, то чернокнижники в ловушку заманивают. Пора уносить ноги из этого дурдома, пока меня не вынесли вперед ногами.
   Возвращение победителей в замок прошло незамеченным. По-видимому, ночные отлучки хозяйки в целях обезвреживания нечисти были настолько будничным событием, а в благоприятном исходе их никто не сомневался, что ни красной ковровой дорожки, ни аплодисментов ликующих слуг, с нетерпением ожидающих моего возвращения, ни вина по случаю победы над злобным упырем, я так и не дождалась. Впрочем, горевать об этом мне долго не пришлось. Как только Ив довел меня до спальни, я рухнула на кровать и провалилась в сон, в котором сотни клонированных Тоби бродили по станциям московского метро, а я носилась за ними с рюкзаком осиновых кольев за спиной, словно Баффи. Но как только дело доходило до контрольного удара, сон превращался в кошмар: я никак не могла решить, в какой стороне находится сердце ухмыляющегося монстра.
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"