Светлая Надежда: другие произведения.

Договор, или наследие Смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жила была ведьма. Ну как сказать ведьма... Как в Криворожках назвали подкидыша так и пришлось соответствовать. Так вот, жила себе вполне счастливо, горя много не знала, потихоньку училась, колдовала, себя познавала, вроде влюбилась, но даже себе не признавалась, но тут пришлось лес спасать вместе с его охранителем. Оказалось, что вот отсюда и начались настоящие беды. И договор со слугой смерти не самое страшное, что с ней случилось...

  Договор, или наследие Смерти
  
  
  Шаг влево - топь, шаг вправо - пропасть.
  Назад дороги нет, там смерть.
  Идти вперед осталось ночью
  За светом, что мерцает в темноте.
  
  Глава 1
  
  - Дове-е-е-риться. И снова встре-е-е-титься. Влюбится в встре-е-е-чного. И вновь пропа-а-асть...
  - Карррр... ар... ар... - пронеслась над головой птичья трель, вторя моему прекрасному пению.
  Ну, каково пение такова и трель, да... Остановилась и проводила взглядом скрывшуюся за могучими старыми соснами ворону. Эх, вестница мрака! Не оценила, что ль? Ну и Багорская топь с ней!
  Поправила тяжелую вязанку хвороста, удобней располагая ее за спиной, вздохнула и, стараясь не обращать внимания на привычно ноющую спину и боль в затекших мышцах, продолжила свой путь по тропинке. Знакомая с самого детства дорожка вилась между могучими стволами юркой змейкой, не позволяя заблудиться в Криворожском лесу. Из-за летней жары в воздухе вкусно пахло смолой. Этот запах я любила больше всего на свете. Ну, не считая аромата только что испеченных румяных пирожков бабки Фрони. Пышные, с малиновой начинкой... Или с капустой и тмином! Ммм... От таких вкусных ярких воспоминаний в животе громко заурчало. Эх, а до Криворожков еще топать и топать.
  И что мне неймется, спрашивается? Река Рожка не угодила? Мутная? Всем нормально, ан нет же, озеро лесное - гиблое! - мне подавай. С водичкой студеной даже в жару, искристой, свежей... А что гиблое, так это подход просто надо знать. С чистыми помыслами надо идти, а не рыбу удить да раков вылавливать. И днем надо купаться, а не ночью, как некоторые, уже утопленники, делали. Ну, зато там тихо, пустынно, никто не подсмотрит. Можно не таясь прохлаждаться. Путь, правда, не близкий. А в окрестностях деревни весь хворост давно выбрали, значит, и дорога оправдана.
  Горестно вздохнула и снова принялась за любимое занятие. Жаль только, что никто больше его не ценил, только в лесу и оставалось предаваться возвышенному да творческому.
  - Любовь нагря-я-янет вновь. Оставит сле-е-ед в душе. И плюнет сно-о-ова...
  - Юланка, хыр, ну, хватит уж, а? - проскрипело где-то справа, прервав мое пение, - пожалей ты старика, хыр, не мути тишины.
  Ой, пень старый, покоя ему захотелось! А как по кувшинам да банкам пред рассветом греметь, так тишину он не мутит! Остановилась и, придерживая вязанку одной рукой, быстро поправила второй съехавшую на глаза серую шапку, прикрывающую темную головушку с неровно обрезанными короткими волосами. Скосила глаза вбок, никого не увидела, ухмыльнулась и продолжила свой неспешный путь, добавив громкости и драматизма в голос.
  - И плюнет сно-о-ова вдруг. В колодец мне-е-е...
  Последнюю ноту я потянула, как следует, с душой! А то, что нота сорвалась на визг, так это так и надо. Да, и никак иначе!
  Раздраженный булькающий рык присоединился к моей высокой идеально чистой ноте, заставив меня довольно лыбится во весь рот. Достала, родимого! Моя месть удалась.
  - Смешно ей, хыр, - досадливо проскрипели уже слева. - А если я тропку те закручу? Да зверье натравлю? Фррр!
  На эту угрозу я уже засмеялась во весь голос, перебив обиженное сопение, раздавшееся на этот раз сзади.
  Ой, напугал! Ха-ха! Неужель забыл, чем окончилась его последняя забава с тропками? Напомнить что ль, как я, тогда еще девчушка семи годков, взбаламутила весь лес, и как после этого выглядел он сам? Ни один охранитель не узнал бы. Зато шальники за своего приняли бы - такой же взлохмаченный, взмыленный, голосил что-то дурным голосом, носился, как ашалелый. Как итог, вместо желания меня напугать, ему пришлось спасать. Нет, не меня. Зверье. А что? Мне всегда было интересно, как, что и для чего все устроено в мире. Если нора, то надо проверить, кто в ней живет. Вот и я тогда... Узнала, проверила и вынесла для себя мудрое и полезное знание. Что борги не любят маленьких детей. И не потому, что весной они еще спят. И не потому, что горка с орешками - это его завтрак после зимней спячки. А еще у него мех такой красивый, песочный, особенно хвост. Был у борга хвост пушной, с девой малой он ушел. Да... Пошалила я тогда. Уже как десять летов меня борги сторонятся, хвосты поджимая, хоть я их и не трогаю с тех пор. Даже подкармливаю иногда. Орешками. Так, издалека бросаю. Меткость, правда, у меня не очень, потому, небось, и не ценят борги мои дары. А как вспомню их клыки! Острые, длинные, беленькие такие. Интересно, насколько они крепкие? Эх, зависть... Хорошо хоть борги не умеют мысли читать. А то лишился бы Криворожский лес своих грозных редчайших представителей, переселившихся из опасных краев. А клыки все ж красивенькие...
  Видимо, на моем лице что-то такое проявилось кровожадно-мечтательное, ибо сам охранитель внезапно преградил мне дорогу, поднимая мою шапку, опять съехавшую на глаза, и заглядывая под нее.
  Я резко остановилась, отчего моя вязанка колыхнулась вперед и стукнула охранителя по путанной сизой макушке. Тот взвыл и отскочил, растеряв часть листьев с живой одежки, но исчезать не спешил. Ну и вид у него... Я аж рот открыла от удивления. Даже мне не удавалось еще довести его до такого состояния - совесть не позволила бы. Да какой тут шальник! Вылитый мертвяцкий упырь! Да и те сбегут, решив, что это новый вид переродка.
  - Юланка, ну смилуйся, а? Я ж совсем умаялся! Нет мочи с тобой шутить, хыр. Дай старику тишины, не гони сон, - выпучил огромные желтые зенки под кустистыми бровями, ловя мой взгляд. И так мне его жалко стало! Ещё и неожиданный зеркальный блеск лупаток меня по-настоящему напугал. Аж вылетела из головы мысль сторговать для себя тишины по утрам. Хотя если припомнить, то утром давненько уж подозрительно тихо было...
  Присмотрелась к охранителю повнимательнее. В волосах просматривались засохшие комья то ли грязи, то ли... кхм... грязи. Листочки одежки местами пожелтели, местами скрутились и пошли бурыми пятнами. Малейшее движение вызывало настоящий листопад, застилая тропку цветным полотном, которое тут же рассыпалось в прах вместо того, чтобы дать жизнь новому деревцу или кустику. Еще немного и я увижу, как выглядит голый охранитель. Конечно, мне еще с детства хотелось узнать, это у него одежка или что-то наподобие шерсти из листьев. Но сейчас было совсем не до смеха. Однако осторожность не помешает. Все же не раз попадалась на жалости к этому хитрецу в юном возрасте. Потом то нору его вычистить надо, то прополоть колючий сартанник. И ни одной сладкой ягодки при этом даже лизнуть нельзя было!
  - Это кто ж тебя так? Не высыпаешься что ль? - попыталась осторожно выведать причину такого необычного состояния охранителя Торха, продолжив свой путь, будто мне и вовсе не интересно.
  - Ээх... - раздался тяжелый горестный вздох, а я увидела краем глаза, как тот махнул короткой толстой то ли рукой, то ли лапкой с чёрными ногтями-когтями, потеряв еще кучку листочков. В душе моей начало скручиваться в тугой клубок волнение.
  - Источник... - шепот-шелест. - Отдых нужон... Сторожить надысь тьмой...
  Последнюю фразу я чудом различила среди шелеста осыпающихся листьев. Та-а-ак... Петь мне перехотелось, а хорошее настроение совсем уплыло в те самые Багорские топи.
  Это еще что значит? Надо отдохнуть тому, кто никогда даже не спит? И зачем источник то охранять ночью? И вообще - охранять?! Остановилась и сняла вязанку, положила ее у смолистого ствола. Солнце припекало все сильнее, спина взмокла, и ручейки пота липкими дорожками противно щекотали кожу. Захотелось вернуться к лесному гиблому озерцу и опять искупаться. Если бы не странный вид Торха.
  Так, моя вязаночка, тут побудь, а я к источнику сбегаю. Проверю, зачем это ручей охранять надо. И от кого, интересно? Люди из него воду берут только в праздники, почитая лесного хозяина. Каждый знает, что нельзя его гневить, а то быть засухе да чему пострашнее, чем мелкие пакости. А нечисть чистой силы его подавно не терпит, стороной обходит за сотню мер. Так от кого такого страшного надо защищать место, которое само себя защищает не хуже заклятия света ибо и есть его порождение?
  Торха не было видно. Ушёл, наверное отдыхать, а я припустила ровным неспешным бегом на зов. Я слышала магию света, как тихие переливы капели по весне, видела сияние белоснежных нитей, оплетающих лес и приходящихся путями охранителю. Нужно было только приоткрыть немного стену, что возвела внутри себя от чуждой мне силы. И жаль, что не только светлой... Вспомнился тот день, когда я коснулась того, что дремало во мне. Тугой шевелящийся клубок чёрных и серебристых нитей. Или тумана? Живой... Передернуло, словно молнией шибануло. Впрочем, как и всегда, стоило вспомнить. Хорошо Торх был рядом, помог. Научил. А потом и учитель... Так, его не вспоминать! А то совсем расклеюсь. А ну, мысли, пошли строем в другую сторону! Мысли послушались и вернулись к пугающему клубку и источнику. Я старалась пореже пользоваться этой силой. Слишком пугающей она была и манящей одновременно.
  Всего секунда - и я знала, куда бежать, сново выстроив стену. По мере приближения к источнику, зелень становилась пышнее, попадались редкие травы, цветы, которые никто не рвал из уважения к силе леса. Звери безбоязненно занимались своими делами, не боясь охотников. Так было раньше. Теперь казалось, что все вокруг давно покинуто, а то, что осталось - умирает...
  - Стой!
  Охранитель так резко появился передо мной, что я от испуга подскользнулась на опавшей листве, больно потянув ногу и потеряв при этом шапку.
  - Совсем что ли! - Возмутилась, сдувая упавшую на глаза челку. - Ты меня покалечить решил? Нехорошо быть таким злопамятным. И вообще, это не я.
  У Торха округлились глаза, став ещё больше, а на лице проступила какая-то мысль.
  - Что "не я "? - Уставился удивлённо на меня, а я прикусила язычок. Варенье из сартанника за день простуду прогоняло, за два - кашель. Постаралась выглядеть кристально честной и вообще ни в чем не замешанной.
  - Юланка, не ходи, - грозно свел кустистые брови Торх, забыв о вопросе. - Беги домой. А лучше совсем покинь Криворожку.
  Что? Вот ещё! Я все ж ведьмАчка деревенская, али как? Встала, нашла шапку, и, чуть прихрамывая, начала обходить лесного хозяина. И тут передо мной взвилась колючая зелёная стена кустарника. Стоило сделать шаг вперёд и ноги оплело лианами.
  - Не хо...
  Договорить Торх не успел, его резко втянуло в созданную им же стену, оставив взамен кучку листочков, обратившихся в прах. Как и стена, которая должна была меня остановить. Я тут же сорвалась с места, лианы тоже больше не удерживали. Промелькнула мысль сбежать куда подальше, но я отмахнулась от неё, хотя становилось страшно. За лес, за его охранителя. Что ж за сила такая-то?
  Источник был на месте, но слабел с каждой минутой. Ручеек тоненькой ниточкой вился между камнями, мхом и пожухлой травой. Вокруг потемнело, словно на землю резко опустились сумерки, хотя полдень был в самом разгаре. И везде было Зло. Я не видела его, но чувствовала кожей, ощущала его гнилостный привкус на кончике языка, отчего хотелось сплюнуть и прополоскать рот. Неведомая темная сила вытягивала жизнь и становилось больше, сильнее, злее. Но как?! И тут что-то тёмное появилось возле источника. Чёрное облако, которое все уплотнялось, приобрело форму шара, а затем вытянулось, смутно напоминая человека. Там, где вроде как должно быть лицо, вспыхнули две алые точки и уставились на меня. Сглотнула ставший в горле ком, а в следующий миг чёрное нечто стремительно бросилось ко мне, окутало, начиная душить и словно вытягивать жизнь, саму душу. Я ничего не успела сделать... Одновременно услышала глухой рык, а стена внутри меня рухнула, выпуская то, что таилось за ней. На грани сознания удивлённо поняла, что Зло будто остановилось, оценивая, присматриваясь. А через секунду я снова смогла дышать, оказавшись на четвереньках.
  "Договор" - раздалось в голове, разрывая болью виски. На пожухлую траву упало пару капель крови. Шмыгнула носом, пытаясь встать. Это со мной что, торговаться решили? И чем я обязана такой чести, интересно? Подняла голову, чтобы в морду Злу посмотреть, и куда подальше послать. Картинка расплывалась и когда смогла сфокусировать взгляд, тут же вскрикнула. Возле чёрного облака в воздухе висел Торх, оплетенный жгутами-щупальцами. Его глаза были блеклыми и какими-то злыми, колючими. Видимо, происходящее ему не по нраву. Мне, надо сказать, тоже. От зла добра не ищут, это все знают. Да и условия договора могут быть весьма неприятными. Легкомысленно посылать Зло я тоже передумала. Оно сильнее меня. Хотя где-то внутри я знала, что умей я владеть своей силой, и я смогла бы побороться.
  - Что ты хочешь? - Мой голос оказался хриплым и тихим, будто я долго кричала.
  Чёрное нечто словно ещё больше уплотнилось, окончательно приняв форму человека с красными глазами и провалом вместо рта. И оно двинулось ко мне плавной походкой хищника. Что-то странное шевельнулось в душе, отчего холодок страха и какого-то узнавания прошили насквозь. Я не сразу заметила протянутую ко мне руку. Перевела взгляд и увидела на раскрытой чёрной ладони кровавую каплю на серебристой цепочке. Грани кулона переливались, а внутри словно горело пламя, запертое в камне.
  "Не снимать. До окончания исполнения договора" - сново отозвались болью во всем теле слышимые только мной слова.
  Проигнорировав снова закапавшую из носа кровь, прошептала:
  - Условия...
  "Жизнь. Твоя и леса. Взамен на услугу"
  От этих слов мне становилось все хуже. Хотелось на все согласиться, лишь бы больше не слышать этого голоса, не чувствовать, как ускользает жизнь. Но остатки здравого смысла, удерживаемые неимоверным упрямством, заставили промолчать.
  - Какая... услуга? - Выдавила, зная, что ответ могу не вынести.
  "Найти призрачный остов Алтарраира. Отдать сердце таллилари смерти..."
  Сил хватило только чтобы выхватить треклятую подвеску. В сознании пронеслось "какой бред... зато лес спасу" и я с каким-то облегчением провалилась в вязкую тьму, уже не видя, как ухмыльнулась чернота, стремительно растворяясь под вновь выглянувшим солнцем. Но печальный и какой-то осуждающий взгляд потрепанного охранителя на бессознательную меня успела заметить.
  
  Глава 2
  
  - Юланка... Девонька, очнись...
  Ой как же мне плохо-о-о... Голова просто раскалывается. Будто на меня чугунный горшок напялили и постучали так хорошенько.
  Я села, согнув ноги в коленях и сжав виски. Сквозь приоткрытые веки видела, как то появляется, то исчезает, чтобы явиться в другом месте, Торх.
  - Чего мельтишишь? И так тошно... - простонала и бочком так поползла к источнику. Хотела зачерпнуть ладонью немного целительной водички, но просто без сил и совсем не почтительно плюхнулась мордой в лужу, да простит меня источник за такое нелестное сравнерие.
  Как хорошо-то... По телу начала разливаться приятная прохлада, забирая боль. Вставать не хотелось. И если покалывание кожи лица и её онемение от ледяной воды ещё ничего, терпеть можно, то нехватка кислорода чревата неприятными последствиями. Но сил то все равно нет, потому я просто кульнулась на спину, вымачив заодно и затылок. Красиво... Небо голубое-голубое, облачка-кораблики, солнечный лучик бродит по лицу...
  - Юланка, зачем жаж ты согласие-то дала, хыр? - Начал причитать охранитель. Вот не даст отдохнуть, совсем оборзел уж. - Ты ж себя погубила, ты ж...
  - Лес спасла, одного вреднючего пня и себя заодно, - перебила, вставая. - Не за что.
  Обвела взглядом полянку, которая на первый взгляд совсем и не изменилась, будто и не было зла, выпивающего светлую силу источника. Те же зелёные пушистые елочки по краю, мягкая трава и раскиданные яркие пятна цветов. Но я ощущала остатки тёмной силы, которая зудела на коже, как укус комара. Я начала чесаться, таким сильным было это чувство. Что все-таки тут произошло?
  - О-хо-хох, девонька... Так ты договор с Заклятой душой заключила, - вздохнул Торх, отвечая на вопрос, который я видимо вслух произнесла, а заметив мой непонимающий взгляд, сел на землю, поглаживая подскочившую к нему белку, и начал свой рассказ, который оказался до жути занятным.
  Оказывается, Заклятые души - бывшие сильные тёмные маги, четверо круга поклонения смерти, не пожелавшие просто умереть и передать силу ученикам. Жадность и желание власти сыграли на руку властителю Туманной Грани. Тому ведь тоже не нравилось сидеть взаперти, никак не влияя на жизнь живых, а тут такая возможность. И в мир выйти, и родственничкам божественным, в темницу заперевшим, отомстить. За что Адалар, как называем его сейчас мы, был поставлен отвечать за мир мёртвых, а заодно приобрёл такую вот милую жутенькую тюрьму, уже никто не помнил. Вот и заключил он договор с магами. Те согласились служить ему, а взамен он сохранил им силу и подобие жизни. Но маги, как наивные дети, не увидели двойного смысла и не озаботились условиями, посчитав, что им нечего терять. Все равно ведь умирать, а так ещё поживут, Смерти послужат. Но это сильно сказано, да и маги скорей всего пожалели бы о своём желании, если бы память при них осталась. Сила их стала даже больше, а вот зависимость от жизни осталась. Вот и поглощают они жизнь. Любую, будь то живое существо или белая магия. А у властителя Туманной Грани появились слуги в мире живых, выполняющие его поручения, взамен питаясь жизнью. По словам охранителя, поручений не так и много, а то бы ничего живого в мире не осталось. Последний раз он видел заклятую душу очень давно, ещё и поселений рядом с лесом и впомине не было.
  Осознание того, что я заключила договор со слугой смерти, чуть не вырубило то самое сознание. Но чтобы я в обморок падала? Ха! Последние события не в счёт. Только вот в остальном было не до смеха. Что я там наобещала? Найти какой-то там остов? Отдать какое-то сердце смерти? Надеюсь, не моё имелось ввиду? О присветлая Литара, богиня жизни, и что бы это значило? Но ведь сроки не были оговорены, да? Но это и не значит, что их нет. А если вообще не найду, что будет?
  Сердце вдруг нестерпимо больно сжалось и тут же отпустило. А я аж дышать перестала, раздирая ворот рубахи. А вот и подарочек. Кровавая капля на серебряной цепочке мерцала сокрытым в ней огнём. И вдруг исчезла, оставив под грудью - сильно сказано! - след от ожога, который стремительно светлел и уже напоминал небольшое родимое пятно. Ясно, забыть о договоре не дадут. Значит, придётся искать неизвестно что. И если про богов я слышала от сельчан и учителя, то подробности о Заклятых душах узнала только что. Спросила заодно про остов и сердце таллилари.
  - Об этаком мне неведомо, девонька, - с грустью вздохнул Торх. - Надысь у магов спрос вести.
  - Пустил бы меня еще кто к ним...
  О, шапка моя! Быстро подползла под куст можжевела, заприметив пропажу, которая и заняла законное место на ещё чуть влажной головушке.
  - Так наставника свойго попытай, - внёс ещё одно предложение Торх.
  - Это конечно хорошо, и я бы с удовольствием его "попытала", так он же шляется неизвестно где и появится неизвестно когда. Ещё и неизвестно в каком состоянии, - пробурчала, а сердце предательски заныло, стоило вспомнить синие, как грозовое небо, глаза. Глаза, в которых всегда было только какое-то снисхождение и тьма знаний. А иногда я видела усталость. И вообще много видела, по его словам. Почему-то разозлилась.
  - Все Торх, я пошла. У меня еще куча домашних дел, тьма несваренных зелий, горка недоделанных оберегов и один ма-а-аленький договорчик.
  Так, в какую сторону идти? Только хотела обратиться к скрытой силе, как услышала:
  - Спасибо великое, светлая дева Юлания. Век тебя не отблагодарить лесу за силу духа твою.
  Повернулась и увидела, как Торх в землю кланяется, а затем протягивает мне ладонь, на которой лежал крупный желудь. Ох тыж ведьмины седины... Как он меня назвал? Это я то светлая? Ещё и дева? Во завернул! Как высочайшей какой!
  - Прими этот дар жизни, пусчай он хранит тебя и подмогу окажет в трудный час.
  Протянула ладони, все ещё находясь под впечатлением, и в них упал желудь, который при ближайшем рассмотрении оказался сосудом. Неужели это то, о чем я думаю? Бережно сняла шляпку-пробку и из-под неё вырвались искристые радужные блики. Живая вода... Это же... Ох... Слов не было, только бескрайнее удивление и восторг. Это же ожившая легенда!
  - Ты прямо иди, скоро и к вязанке своей выйдешь, - махнул рукой Торх, указывая направление.
  Зажала в кулаке бесценный подарок и поклонилась в пояс, благодаря охранителя и источник. К вязанке шла неторопливо, пытаясь подумать о всем, что произошло со мной. Но разве ж мне это позволят?
  Стоило выйти за границы поляны и сделать с десяток шагов, как меня снесло с пути, приложив спиной об землю так, что весь воздух из груди вышел. Нет, ну точно не мой день! Так, разлеживаться нельзя! Нашарила рукой палку, которая очень кстати тут лежала, вскочила и приготовилась защищаться. Напротив меня на коленях стоял мальчишка. Видать тоже не слабо приложился, вон как тяжело дышит. Хотя так бежать, чтоб ничего не видеть, и не так запыхаешься. От его жалкого затравленного вида даже исчезло желание бить. Наметанным взглядом определила, что не местный. Слишком добротное одеяние, слишком бледная кожа, слишком большие голубые глаза. Среди жителей Криворожков преобладали карие, и зелёные. А вот эти глаза к тому же были полны такого сильного страха, что невольно стала оглядываться, что такое за ним гонится. А вдруг и мне убегать придётся? Если так, то даже не удивлюсь. Или это я так плохо выгляжу?
  Каким-то непонятным чутьем подумала, что мальчика надо спрятать. Я не видела в нем зла, хотелось помочь, вернее, я уверена была, что моя помощь нужна. Встала и осмотрелась. Ель, ель, сосна, ещё одна, опять ель... О, дубок! Просить о чем-то лесную дочь не приходилось раньше, как-то мы не ладили особо. Она мой отказ не смогла простить, а я её просьбу тогда не приняла. Ишь чего удумала, наставника моего в родители звала! Видите ли достойных раньше не было род продолжить. А я что, сваха что ли? Пусть к нему бы и шла. Он не мой и я не я. Все! Однако ей моё одобрение почему-то важно было, а я... Ну не смогла. А сейчас хотела её же просить помочь. Можно было и Торха попросить, но того я никогда позвать не могла, сам приходил.
  Подошла к дубку и скромно так постучала тайным знаком, наученным охранителем. Тишина. Постучала сильнее. Тихо. Занесла ножку и долбанула по стволу так хорошенько, причём ещё и ритм нужный сохранила.
  - А ну выходи, нежить древесная! Сватать буду!
  - Головой постучи, - высунулся курносый носик, а затем и вся недовольная головушка с каштановым водопадом волос до самых пят. - Чего тебе? Я занята.
  Красивая, ничего не скажешь. Только цвет кожи все портил. Кора дубовая она и есть кора.
  - Жуков гоняешь? Так я тебе отварчик сделаю, потом только волосики прочешешь от трупиков.
  Дева обиженно-брезгливо сморщила носик, не сводя заинтересованного взгляда с потенциального женишка, а я продолжила, поглядывая искоса на мальчишку, который уже этак попытку пятую пытался сбежать. Встанет, шаг сделает и падает. Ещё и стонет, бледнеет, чуть не в обморок ложится. Вывих или чего похуже, ежу понятно. Вот что значит ведьму сбить, у которой день не задался с обеда.
  - И что мне с ним делать? Он же хромой, - вылезла лесная дочь из дерева целиком, явив миру стройное нагое тело, прикрытой лишь дубовыми листочками, а затем растворилась в воздухе и появилась рядом с мальчиком, который с удвоенной прытью пытался сбежать. Наверное и о преследователях своих успел забыть. - И тощий, - тыкнула босой ножкой, отчего тот пискнул и ещё активней попытался уползти в кусты. Затем схватила тонкими пальцами за подбородок, но не удержала, юнец вырвался.
  - Симпатичный, - улыбнулась дева и вздохнула, - жаль молодой да неопытный. Хотя...
  - Так, не пугай мальчика, я пошутила, - сама испугалась её реакции, а то мало ли, совратит ещё. - Спрятать его надо ненадолго от погони.
  Дочь леса как-то поникла. Опять разочаровалась и опять из-за меня. Даже стыдно стало. На секунду. Пришлось пообещать найти достойного. Дева притворно печально вздохнула и, одним рывком подняв мальчишку, потащила того к дубу. Надо же, не отказала, а её ноша даже не сопротивлялась. Вернее малец пытался вырваться и даже закричать, но магия дщери леса имеет хорошие снотворные свойства. А чего это у неё так глаза загорелись зеленцой? И улыбочка такая предвкушающая, а? Прям картина "хищник поймал дичь и тащит в нору".
  - Эй, ты поосторожней! - Решила предупредить. - Не вздумай приставать! А то Торху нажалуюсь!
  Плечики девы напряглись, затем послышалось презрительное хмыканье, за которым я все же смогла обнаружить тщательно скрываемый страх - с охранителем не шутят. А затем дочь леса и её ноша растворились в дереве. И как раз вовремя.
  Собачий лай я слышала давно и он все приближался, а теперь начала различать и глухой стук конских копыт о лесную подстилку. Мальчишку стало жалко, ведь травили, как зверя какого. А звуки погони становились все ближе. Ну вот, сейчас точно допрос будет, не видела ли кого. А я что, могу разве? Ухмыльнулась и собралась идти, да опять не знаю куда. Эм... Ну не умею я ориентироваться в лесу, не видя протоптанной тропки. Мне только дай волю - заблудиться как раз плюнуть. Огляделась и уткнулась взором в тот самый дубок. Подошла и легонько постучала. Листва как-то недовольно шевельнулась, из ствола показалась изящная ручка и раздраженным жестом указала направление. Ну надо же, какие мы нервные. И все то мы знаем да понимаем. Стоило повернуться в нужную сторону, как по шапке прошелся град из желудей, а пониже спины просвистела ветка. Ууу! Гадина! Не простила! Ну и ладно. Обижаться не стала и продолжила путь. Определенная закономерность сохранилась - десяток шагов и передо мной выскочили собаки-ищейки, оглушительно лая, а через несколько секунд выросли ноги. Лошадиные. Опустила пониже голову и незаметно скосила глаза из-под шапки в одну сторону, в другую. Ног с копытами оказалось много, лошадей на пяток наберется. Вот это погоня!
  - Ты, оборванец! - "вежливо" обратились ко мне ноги, вернее их владелец. Всмысле, хозяин ближайшего ко мне коня. - Не видел ли здесь кого?
  Ну, что я могу сказать? Стою, молчу, травинки разглядываю, а вдруг это не мне? Вон, и обращение как не к девушке. Ну, подумаешь в штанах, подумаешь, кос до земли не имею, так разве это оправдывает обладателя коня?
  - Ты что, глухой? - Послышался уже другой голос, с другого коня. - Отвечать, когда тебя тарлэн спрашивает!
  Ого! Это ж надо какие в погоне личности состоят. Очень хотелось взглянуть в лицо тому, о ком столько слухов ходит. Но нельзя, я ж ещё и глухая, то есть глухой. Хи-хи... Хотя чего это я веселюсь? При таком господине обычно все трясутся и мечтают о быстрой смерти. Наверное, после встречи с Заклятой душой страха не осталось. Интересно, кого я так безрассудно спрятала, если сама Рука Возмездия царства ловит беглеца?
  Тут этот великий коневладелец решил спуститься ко мне лично.Ой-ёй. Не сдержалась, подняла голову, заодно выдав, что совсем не глухая, и уставилась вникуда. Ну, это со стороны так казалось, а сама все успела заметить. Как дрогнула на мгновение жёсткая маска на довольно красивом для мужчины лице, которое даже шрам через всю правую половину оного не портил, как исчез злой блеск серых глаз и отразилось едва заметное разочарование, а затем на щеках заходили желваки. Тарлэн ещё несколько секунд вглядывался в моё лицо, посмотрел на палку в руках, которую я так и не выпустила и сейчас опиралась на неё, затем опять прямо в глаза. Обычно люди отводят взгляд, а он будто что-то ищет. Как-то все очень станно...
  От мужчины веяло силой, мощью, властью. Никакой магии не ощущалось, но его боялись даже наделенные ей, ведь по слухам почему-то любая ворожба отскакивала от него, как от мощного щита. Потому, видать, и ценил его властитель царства Ясенного. Теперь даже я решила поверить во все слухи о нем. Ну, в большинство точно. Почему-то стало совсем неуютно под этим острым взглядом, даже начал проклевываться оставленный у источника страх. Уже показалось, что мужчина все понял, но... Резкий разворот, грациозный лёгкий взлет в седло и злое свозь зубы для своих людей: "слепое отродье".
  Через мгновение о погоне напоминала только примятая трава, да местами вывороченная конскими копытами земля. Фух... И чем мне придётся платить за такую помощь? Как бы не головой. Впервые порадовалась своему наследию, которое ненавидела с детства. Мои глаза...
  Да, именно из-за них сельчане причислили меня к роду ведьминскому, ведь дом, на пороге которого меня нашли, принадлежал как сороковницу почившей деревенской ведьме, которая и взаправду была слепой, что ей совсем не мешало. Но вот я то все видела, я была зрячей. Даже свои нормальные глаза в отражении зеркального осколка видела. Такие же, как у всех, правда тоже не местные карие или зелёные. Мои были цвета закатного неба. Синие, а с недавнего времени ещё и с красно-оранжевыми всполохами. Но для остальных - белесые глаза слепой ведьмы, которая по их словам возродилась в теле семилетней девочки, не помнящей ничего о прошлой жизни до момента, как её нашли спящей на крыльце старой избы, ставшей ей домом.
  Оказывается, у ведьмы с деревенским старостой был договор. Сельчане носили ей продукты, а та помогала им. Традицию не стали нарушать. Так я не умерла от голода. Правда помощи от меня ещё долго не было. Но и сельчане не расчитывали на неё, растили пока ведьму. А бабка Фроня мне ещё и за мать стала. Она единственная, кто не чурался приглашать в дом необычную девочку. И даже предлагала насовсем у неё остаться. Но один взгляд на сжавшихся у печи бледных родственников, которые на такие слова побледнели ещё больше, и уже тогда поняла, что мне не все в доме будут рады. Я отказалась, но в гости захаживала на пирожки да наваристые супы. Заодно и науку жизни сельской познавала. Бабка Фроня многому научила, что должно знать девушке. О домашнем хозяйстве, живности на подворье, торгу на базаре, основам лекарства, богам да как все устроено в мире... Ну и известия из города да байки всякие рассказывала, которые ей внук, служивший в горнизоне Ивороси привозил.
  А о некоторых её учениях даже стыдно думать. Но бабка считала должным предупредить, как хрупка девичья стать и откуда берутся дети. Даже на роды с собой брала, где меня на удивление не гнали. Как оказалось, прежняя ведьма этим занималась, а потом и я научилась. Это чудо, принять новую жизнь. Интересно, будет ли у меня когда-нибудь своя семья, дом? Хм, с таким-то наследием?
  Отогнав грустные мысли, поняла, что все ещё стою на месте, глядя вперёд и изображая слепую. А у меня, между прочем, спасенный в объятиях девы замурован! Бросилась к дубку.
  - Эй, выходи, погоня ушла! - Постучала по могучему стволу. - А ну верни парня! А лучше до дома подбрось, я его там подберу.
  - Совсем обнаглела ведьма, мало надо мной поиздевалась, - послышалось глухое раздраженное ворчание из дуба.
  - Благода-а-арствую! - Мило протянула и бегом бросилась в сторону дома, пока не забыла направление. Вязаночку подхватила по дороге. Эх, ещё бы ветки заставить за меня тягать. Знала бы лесная дочь, о чем думаю, замуравала бы в дубе на веки вечные.
  
  Глава 3
  
  К дому вышла не так скоро, как хотелось бы. Усталость сказывалась, да вязанка не сума с пухом. Ещё и парить начало, видать к грозе. Подумалось, что мало мне было договора, ещё и с беглецом спасенным разбираться. Что ещё меня ждёт сегодня? Вот третьим глазом, который зрячий и со слов сельчан у меня имеется на лбу под челкой, чую подставу. Почесала лоб с неизвестно где скрывающимся оком, а заодно поправила постоянно сьезжающую на глаза шапку. Да так и замерла, приоткрыв рот от удивления. Нда... А лесная дочь оказывается дева с юмором, хорошей злопамятностью и исключительной зловредностью. Доставила так доставила. Даже донесла. И поставила, вернее приткнула к плетени так аккуратненько. А заклятие одревеснения снять не соизволила. Вот и стоит наш беглец столбиком руки по швам, одни глаза голубые ашалело хлопают. Ещё и венок из дубовых веток и белых цветочков авериса на голову мальчику надела. А это уже странно. Что он, девица какая, что ли? И тут меня осенило некоторой догадкой. А что если как раз-таки "что ли"?! Не одну меня можно за парня принять, ведь так? Ой, это что тогда получается? Лесная дева подумала, что я ей её того... сватала? Я начала подхихикивать. А проходя мимо нашего беглеца (или беглянки?) ржала уже в голос, представив лицо девы, когда та обнаружила правду. Не зря ж в издевательствах обвинила.
  Открыв калитку, прошла во двор, скинула вязанку и, отдышавшись и вытерев слезы, направилась к дому. А что? Пусть постоит немного, никуда не денется. Не на себе ж тянуть? Венок лицо от солнца сбережет, а мне зелье надо найти, чтоб одревеснение снять. Окинула взором печальным свое наследство. Нда... Дом подстать ведьме. Чуть покосилось за зиму моё добро, будь неладен этот жук древоедец! Надо опять настой от него мешать. А ведь было ещё хуже - нижние бревна прогнили и крыша прохудилась. И осталась бы сиротинушка ещё и бездомной, кабы не учитель. В прошлый свой приход он крышу починил, а ещё раньше и бревна заменил. Что-то я его последнее время часто вспонимаю. Неужто опять ждать? А ведь и правда жду и вместе с тем боюсь, что придет...
  Отворив дверь ласково провела по оберегу, вырезанному на новом наличнике. Почувствовала тепло, схлынуло на миг одиночество. Он заботился обо мне. Нет, он не показывал это ни словом, ни лаской, а делом. Причём так, что только повзрослев, я стала понимать эту заботу. А ведь раньше боялась. Одно не ясно - какое ему дело до сироты? Разве что долг в нем говорил... Ведь я нашла его в лесу почти переступившим черту туманной грани. Сама не понимаю, как смогла выдернуть его оттуда. Мне всего-то десять летов минуло тогда. А потом... Почти каждое его появление сопровождалось борьбой за его жизнь. Вот и мучаюсь от раздирающих сердце чувств. Придётся ли опять спасать, получится ли на этот раз или будет слишком поздно?
  Внезапно громыхнуло так, что я вздрогнула. Ой, надо поторопиться! Скоро линет так, что света белого не увидишь. Ворвалась в сени, в два шага пересекла кухоньку с беленой печью, что служила мне заодно и постелью, и оказалась в самой большой комнате, где хранилось все, что нужно ведьме. Мёртвые летучие мыши, сушеные лапки непонятно кого, всевозможные баночки с когтями, хвостами, волосами и другой бякой, несколько метелок в углу, коллекция ножичков и топориков и даже старая гильотина (где только ведьма её раздобыла?), покрытая бурыми пятнами не буду думать чего. И это только малая часть добра, поросшая местами пылью да паутиной. Но все это было для отвода глаз и действовало не хуже какого заклятия от воров и любопытных, а для меня служило еще складом не шибко нужного добра. Разве что подвешенные для сушки травы были ценными. А вот настоящие сокровища были под ногами. Всего-то и надо, что откинуть старый половик и подцепить правильную дощечку, открывая ход с глиняной добротной лестницей. Такой же прочной была и комната внизу. Даже если изба рухнет, комната с обоженными глиняными стенами и потолком останется, не сомневаюсь.
  Так, где может быть зелье? Я перерыла все полки, все ящики и не нашла. И состав я не знала, ибо зелье мне дал Торх, когда ему встретилась разгневаная моим отказом лесная дева. Сказал, чтоб было. А оно сплыло. Грустно покосилась на шкаф, где хранились книги. Большинство я прочла, а часть ещё ждала своей очереди. Но будет ли состав в них? А времени нет, вон как громыхает. Неохота под дождь попасть. Правда, был и ещё один выход.
  Учитель, научивший грамоте, научил и некоторым заклинаниям, в том числе и заклинанию поиска. Надо всего-то черпнуть своей силы, которой я не любила пользоваться. Ох, ладно... Закрыла глаза, что совсем не обязательно, но мне так проще, и начала осторожно, стараясь не потерять нити контроля, опускать стену, как учили. И чуть не утратила тот самый контроль. Все из-за неясных пугающих изменений внутри. Клубок серебряно-черных нитей был словно в огне. Какое-то время я просто наблюдала, но потом подумала, что это ведь тоже я, хоть и отказываюсь принимать эту часть себя. Осторожно потянулась и поняла, что огонь совсем не мешает. Даже наоборот, сила стала ласковой, будто свирепый тайгар соизволил подчиниться и ластился к рукам, урча, словно кот. Ага, чтоб руку повыше отцапать, желательно вместе с головой.
  Потянула нити, выплетая из них довольно простой узор поиска. Раньше мне это стоило много времени и сил, а сейчас как по льду прокатило, быстро, гладко. Открыла глаза и комната преобразилась, сплетенная из тысячи разноцветных нитей, где преобладали темно-бордовые. А передо мной висела руна поиска. Каждый предмет имел силу, которой неосознанно или намеряно наделял его создатель. Например, мои зелья. Они все полыхали багрянцем. А вот зелье Торха должно светиться ослепительно белым сиянием. Теоретически. Ведь он порождение источника и светлой силы, значит... Представила пузырек, зацепив струны поисковика. Тот закрутился и стремительно влетел в полку с книгами, оставив за собой дымчатый след. О, я оказалась права! Яркая точка мерцала среди знаний. Зачем я его туда поставила?
  Моргнула, отрезая от себя силу и возвращая себе человеческое зрение. С удивление поняла, что сделала это неохотно и очень легко. Раньше так не получалось. Теперь я, кажется, начинаю понимать слова учителя, что сила - продолжение руки, а не отдельная часть, куда я иногда запускаю руку, тратя на это ту же самую силу.
  Подошла к полке, раздвинула книги и действительно нашла пропажу. Схватила и направилась бегом на улицу, походу размышляя. Почему не помню, как засунула зелье среди книг? Разве что... Ну нет, не настолько же он проницательный, чтобы знать, что буду искать. Заставить меня таким образом применить заклинание поиска? Похоже на него... Но почему именно этот пузырек? Можно ведь и что-то наиболее часто используемое спрятать. Хотя это зелье единственное в своём роде и с неизвестным мне составом. Остальные, даже особо редкие, были наделаны с запасом. Да и о наших очень "тёплых" отношениях с дочерью леса он знал. Хорошо хоть без подробностей. А если бы он действительно именно мне понадобился? Это ещё и заклинание переноса пришлось бы использовать. И ведь не получилось бы, ведь он переставил зелье. И как долго я бы догадывалась, что поиск применить надо и завязать его на перенос? А потом ещё и левитацию вспоминать, пытаясь выпить зелье без рук. Ага, вывернула бы все ещё на подлете. Так деревяшкой его прихода и ждала бы или смерти от голода и холода. Вот те и забота... Спасай после этого всяких. И вообще, очень все сложно выходило для моей неумелой особы. Заподозрила учителя в сговоре с охранителем и девой. Нда... Много думать вредно.
  Моя жертва неудавшегося сватовства стояла все там же. При моем приближении голубые глаза наполнились ужасом, а когда я попыталась открыть ей рот, что было непросто, и влить зелье, то подумала, что пошёл дождь, такие слезы потекли из этой голубой глубины. Прервала спасение одной слезливой особы, недоумевая, чего это она. А! Вот воронье гнездо вместо мозгов!
  - Да не травить я тебя собралась! Надо больно! Я б тебя от преследователей просто не спасала. Зелье это от одревеснения, - пояснила и одним махом влила в чуть приоткрывшийся рот содержимое пузырька, пролив при этом добрую половину.
  Девушка, а это была именно она, я уже не сомневалась, застыла, если так можно сказать в её то состоянии. Ну, судя по остановившемуся взгляду и переставшим литься слезам, то да, застыла. А потом резко обмякла. Чуть успела подхватить. Благо ростом была примерно как я, да и тоненькая аки былинка. Теперь немного подождём, пока в себя придёт. А небо то хмурится, чернотой затягивается...
  И вот сидим мы в обнимку, я спокойная, беглянку поддерживающая да в тёмное небо с обреченностью поглядывающая, и она, тяжело дышащая и трясущаяся, и тут так кап прямо в глаз! Я уж подумала была, что успеем... А оно опять так кап!.. Кап-кап-кап-кап! Забарабанило знатно по маковке. Не высохнуть ей все никак. Да и куда уж спешить. Сидим две лягушки у плетня, мокнем. Может поквакать, а?
  - Ква-а-а, - затянула.
  На меня посмотрели с явным подозрением в нормальности ума и каким-то страхом.
  - В дом пошли, - улыбнулась. Хотя, в моем исполнении скорей вышло нечто язвительно-насмехательное. Я просто редко улыбаюсь, как и смеюсь, разве что про себя. А есть повод? Сегодня, на удивление, был и не раз. Столько я давно не смеялась, что в свете сегодняшних событий выглядело как минимум очень странно. Нервы, наверное. Пора настойку ведьминскую, найденную в подвале, открывать...
  
  ***
  
  Вот уже почти час просохшая и переодетая я пыталась как умела привести в человеческое состояние девушку. Это единственное, что я о ней точно знала и теперь удивлялась, что вообще ошиблась. Там, в лесу, она даже казалась выше, а сейчас я понимала, что она и меня не переплюнет. Одежда на ней явно чужая и болталась как на пугале огородном. А вот черты лица были очень тонкими, гармоничными. Аккуратный носик, розовые, чуть припухшие от постоянного сгрызания белыми зубками губки. А сняв с нее промокший берет, по худым плечам рассыпались льняные кудри до пояса, завитые от влаги крупными колечками. Тонкие руки с хрупкими пальцами совсем неизящно растирали слезы-сопли по лицу. В общем, страшная картина. Для меня. Я ведь совсем не умею утешать. Если и приходят ко мне в таком виде, то я за определённую плату всуну какой настойки волшебной или зелье, отводящее личную беду, и все. Человек рад и я при достатке. Тут же все было так да не этак...
  Сначала она просто тихо сидела, уставившись в пол, а как спросила ее, как звать, так и давай рыдать. На улице льет, тут тоже сырость, и я ничего лучше не придумала, как просто оставить её в покое. Переоделась, умылась, печь растопила, отвар, укрепляющий здоровье, сделала. Не себе, ей. Я не болею. Даже простуда не берет. Брезгует, что ли? А варенье из сартанника отлично за зелье от сопливо-кашляющей хвори местным заходит. Посидела за столом напротив, выпила так и не тронутый рыдающей девушкой отвар. Вкусно, скучно. Рыдает. Села рядом. Подумала и погладила по плечу. Сильнее зарыдала. Встала, решив поставить кипять воду на зелья для старосты и кузнеца для больной спины.
  - Я жертва-а-а, - вдруг затянула моя беглянка, напугав до икоты.
  От неожиданности выронила кочергу. Та упала на ногу, вызвав поток ругательных слов сквозь зубы, отчего не сразу заметила пылающую головешку на полу. Деревянном, между прочем. Видать, кочергой задела, когда роняла. Тишина, повисшая в воздухе, была недолговечной.
  - Юлана, будем знакомы, - представилась в ответ, быстренько ковыляя подбитой гагой к головешке, выхватив с печи ветошь, чтоб руки не обжечь. И тут меня залило. Основательно так, будто бадью ледяной воды с меня ростом опрокинули сверху. Болотом запахло, как рядом с сажелкой, что через десять мер была от дома. Со лба что-то свисало, завесив часть лица. Свела глазки обозрев какую-то водоросль. Где-то рядом тихо шипела потушенная головешка. Ага... Забыла все ругательства.
  - Извини... - всхлипнул кто-то скоро мёртвый. - Я не хотела так. Я хотела помочь...
  Девушка опять зарыдала, уронив лицо в ладони. Неожиданно пол под ногами начал меленько дрожать, а мокрая головешка опять вспыхнула, начав сильно чадить. И тут по мне горячая волна страха прошлась, введя в ступор, и резко схлынула, заставив побледнеть. В голове всплыло воспоминание, непонятное до сих пор, но принятое к сведению...
  
  ...Тишину нарушало только потрескивание свечи да хлесткий ветер, бросавшийся в окно и поющий одному ему понятную песню. Но явно что-то не весёлое... Передо мной лежала одна из книг, которую принёс учитель. Хотелось, чтобы меня похвалили, потому я старательно выводила текст на плотном листе бумаги. Выходило не очень. Потом его следовало выучить так, чтобы даже при смерти могла повторить все слово в слово. Это важно. Все, чему он учил, было важно по его словам, о чем мне каждый раз напоминали. Хотя я не со всем соглашалась, но обычно молчала, впитывая все знания, как иссохшая земля живительный дождь.
  - Юлана, что ты знаешь о стихиях?- прервал моё занятие вопрос, заданный требовательным тоном.
  Отложила перо и приготовилась отвечать заученный материал, подняв голову и взлянув на мужчину. Да так и замерла, не произнеся ни слова. Обычно я встречала колючий взгляд на спокойном лице, а сейчас он был направлен в пол, чётко очерченные темные брови хмурились, образовав складку на переносице. Да и вся поза говорила о глубокой задумчивости и какой-то внутренней борьбе - напряженные плечи, сложенные на груди руки... Я сама от увиденного опешила. Внезапно лицо учителя разгладилось и он резко вскинул голову, скрестив наши взгляды и красноречиво намекая, что от меня все ещё ждут ответа.
  - Ну... - протянула, собираясь с мыслями, так как нужно было изложить все кратко, емко и по сути. - Стихий четыре. Огонь, вода, земля, воздух. Каждая присутствует в нашей жизни. Маги могут управлять одной из них, а именно той, с частицой которой родились.
  Про себя подумала, что так и не поняла, с какой родилась я, а учителя как-то стеснялась спросить, боясь показаться дурой.
  - Ты забыла о пятой, - насмешливо изогнулись в снисходительной ухмылке тонкие губы. Почувствовала, что краснею. Но я не помнила ничего о пятой стихии. Растерянно посмотрела на книги на столе, будто ответ мог появиться на обложке.
  - Их зовут проклятыми, стихийниками, носителями духа, или эфира, - решил, наверное, пожалеть меня учитель. - В таких магах заключены все стихии сразу. Они раздирают его, как голодные звери, отказываясь подчиняться, разрушая разум, подавляя волю. Таких детей уничтожают сразу, как становится ясна их суть. Они опасны как для окружающих, так и для самих себя. Если на твоём пути попадется стихийник, постарайся выжить ценой его жизни.
  И точкой этой лекции и моему застывшему во взгляде недоумению стали брошенный на стол свиток заклинания рассеивания и слова:
  - Убей не задумываясь.
  
  Сейчас, вспомнив, я все равно сомневалась. Да и его слова вызвали массу новых вопросов, которые я так и не задала. Понимала, что если бы учитель посчитал нужным, чтобы я знала больше, то сам рассказал бы. И угораздило спасти того, кого следует уничтожить! Но может я ошиблась, ведь мне ни разу не встречались стихийники? Ну да, а того, что сейчас происходит, мне мало, чтобы поверить в их существование. А чтоб я совсем перестала сомневаться, вокруг заплясала утварь и все, что плохо лежало, а лицо заслонили волосы. В избе начинался ураган, ага...
  Но разве я смогу убить ту, что сейчас выглядела такой несчастной? Жаль только совсем не безобидной, вон как стихии разгулялись. Нужно как-то остановить все это. И убийство не выход. Не могла я спасти того, кто нес намеренное зло. Я доверяла своему чутью, которое ни разу не подвело, но проблем все же подкидывало.
  Проследила взглядом за убежавшей из-под ног к стене новой трещиной в доске пола. Быстро убрала головешку в печь и решительно направилась к Жертве. Так, лаской и словами тут не поможешь, пробовали. Тогда так. Размахнулась и отвесила оплеуху стихийнице. А рука у меня тяжёлая, несмотря на внешнюю хилость. Учитель постарался вложить в меня и такие умения, гоняя по лесу. Правда в этом я оказалась совсем неспособной ученицей. Бег разве что удавался, а силой и ловкостью обделили при рождении. Однако... Рыдания тут же прекратились, на меня уставились опухшие красные глаза, на щеке горел след от моей ладони. О, пол не трясет больше свою хозяйку. И ветер исчез. Это хорошо, продолжим. И я начала ругаться, расхаживая по избе и размахивая руками.
  - Ты, ужас ходячий неблагодарный, чего творить удумала? Я тебя от погони спасла, а ты, болотная хмырь, затопить меня слезами решила? А воду ты откуда черпнула, а? - перегнулась через стол, резко подавшись вперёд и хлопнув ладонями о столешницу, отчего Жертва вжалась в стену, хлопая непонимающе глазами.
  - Тут недалеко... - промямлила. О, делаем успехи!
  - Недалеко, - передразнила. - Почище лужу не могла найти? Если квакнула раз, то и болотце сойдёт для меня? А ну, держи!
  Всунула ветошь в руки Жертве. Та вцепилась в неё, как в шелка какие. Ещё и прикрылась, будто щитом.
  - Натворила дел, сама и убирай! - И гаркнула все ещё столбиком замершей от такого поведения девице: - Живо!
  Та вскочила, как ужаленная, и прытко так стала елозить тряпкой по полу. Я села на лавку, задумчиво глядя на неумелые действия, мешающие им длинные волосы, промокшие коленки и вцелом жалкий вид. Нда... Сразу надо было наорать и к делу приставить. А говорят опасны, сладу нет, убей... Тьфу! Труд он любую стихию в порядок приведёт и человеком сделает. А тут делать и делать. Сразу видно, что к труду непривычная. Интересно получается. Стихийников с рождения убивают, а тут живая, не дитя давно и изнеженая при этом. Кто она? От кого бежит и откуда?
  Встала, не выдержав зрелища под названием "втирание жижи болотной в пол", взяла ведро и шумно водрузила под нос Жертвы. Та вздрогнула и посмотрела на меня побитой собакой.
  - Можешь у меня пожить, пока все не утихнет, - и испугавшись своих же слов добавила: - Потом уйдешь.
  Мгновение не было никакого ответа, а затем я услышала тихое:
  - Спасибо... - И совсем уж шёпотом: - Я Аная.
  - Хм, а я думала Жертва, - усмехнулась.
  Девушка смущенно покраснела и с удвоенной силой продолжила убирать воду, не забывая отжимать тряпку в ведро. А она молодец, быстро сообразила. А я... Может и глупость сделала. Нет, не может. Точно глупость. Учитель был бы очень недоволен, но его здесь нет и надеюсь не появится, пока стихийница не уйдёт. Думаю, пару недель форы ей хватит, чтобы преследователи ушли подальше, а там как хочет, куда хочет, но сама. Ну и мне не так скучно будет. И как подтверждение моим думам, услышала:
  - А вы все видите? Вы же... - Аная не договорила, но я поняла. Слепая. Правда раньше никто не думал спрашивать об этом ведьму. Сами додумывали.
  - У меня третий глаз есть, - постаралась придать ответу серьезности и правдивости. - Зрячий.
  - Где?
  О как любопытство взыграло, аж глаза загорелись, шаря по мне в поисках того самого зрячего невиданного. Даже чуть привстала пытаясь за меня заглянуть. Не, ну совсем уж! Ещё б под хвост залезла, который в штанах прячу. Это тоже со слов местных. Рассказать ей и об этой особенности? Неа, не скажу, так издеваться негоже. Эх... И как выживают такие вот наивные да безмерно любопытные?
  
  Глава 4
  
  - Юла-а-анка-а-а, спаси-и-и!!!
  Да сколько ж можно! Отложила древний фолиант по видам нежити. Очень интересный, между прочим! Амникус Костеправникус, маг-отшельник, очень захватывающе все написал.
  - Что опять? - Высунулась в окно, наблюдая прелестнейшую картину.
  - Тут дань бодается! - Чуть ли не плача проныла рыжая ведьма со своего насеста.
  - Ну так задобри, - посоветовала, подпирая подбородок рукой, расчитывая на веселье.
  - Как?
  Неопределенно пожала плечами, а затем смилостивилась и махнула рукой, указывая на насест. Насестом служила яблонька с краснобокими тяжелыми результатами своего бытия. Результат в этом году превзошел сам себя. Как только не сломалась, да ещё и вес паразитки держит?
  Тут дань, которая все это время пятилась назад, остановилась и с яростным кличем "мэ-э-э" с разгону боднула узловатый ствол.
  - А-а-а-а-а!!! - Заорала Нюта и давай вести яблоками обстрел рогатой скотинки, что селяне мне притянули за хороший урожай в этом году. Мои обереги, зарытые по краям полей, работали исправно, отгоняя вредоносных жуков. Ну а чучелки были отдельной гордостью. Таких пугал наделала, что сами селяне ещё до темна с полей бежали. Можно было и покрасивше сделать, птиц то не вид их отгонял, а шум навешанных на пугалки побрякушек-звенюшек, намагиченных на определённый звук. Но так не интересно, скучно. Да и статус ведьминский поддержать надо было. А то слухи дошли, что "ведьма то в этот раз подобрее будеть". Нет порядку в Криворожках!
  Потерла под грудью, где с каждым днем все чаще что-то сжималось, мешая дышать и напоминая о договоре. Нет, не забыла, напомнают, разрывая душу непонятной тоской. И уйти хотела сама не знаю куда, но не могла, не повидав учителя. А вдруг ему моя помошь нужна будет, когда явится, а я ушла? Потому терпела пока могла и ждала. Уже как юразник минул, за ним зорич, багрян... Вот почти и листожар заканчивается. Последние тёплые деньки, и начнут неспешно отвоевывать свое время холода, готовя землю к белоснежному покрову зимы.
  Стихийница задержалась дольше, чем на две недели. Как-то незаметно прижилась, вплелась в мою жизнь, что и не кажется пришлой. Своя стала. Внешность мы ей чуть подправили. Косы она сама остригла, я только подравняла чуток почти по самые уши да отвар травы рыжанки заварила. Теперь бегает такое вот чудо с костром на голове. А погоня... А что погоня? Никто и не признает в рыжей кудрявой девочке, отзывающуюся на Нюту вместо Анаи, а теперь ещё и загорелой, румяной и шебутной, того испуганного светловолосого и опасного паренька. Да и опасна ли? С того дня, как я отвесила ей оплеуху, так ни разу буйства стихий и не было. Так, только шалости мелкие, мною постоянно исправляемые. То пожар устроит в капустном поле, решив помочь с прополкой сорняков, то всех гусей Криворожков в стаю собьет, помогая найти пропавшего у ребятни гусенка, то чуть потоп не устроила, спасая упавшую в сажалку девочку, которая и не думала тонуть. Как последнее ей удалось? Да так же, как головешку тушила - воду вонючую переместила. И опять недалеко, на деревню вылила. Потом пока просохло все, так долго ещё лягушки прыгали по дворам, да рыбу абы где находили. А как голосил водяник, проснувшись под малиновым кустом! Эх, не знает меры Нюта, силой стихийной напролом бьёт. Хорошо хоть осознанно, а не так, как тогда. И ведь обучил же кто-то нужным словам заклинаний! Одно меня волновало... Как стала у меня жить, так по Криворожкам слухи ходить начали, что несколько деревень стерты со свету, как и не было. И все находились на пути от столицы до наших краев. Тогда, взглянув на побледневшую стихийницу, я промолчала. Не верилось, что она на такое способна.
  В её прошлое я не влазила, но постоянно собиралась. Как никак Нюта теперь больше, чем гость. Почти подруга, а для сельчан "сестра ведьминская, под предлогом помощи людям зло творящая". Оттого её больше меня боялись. Одна бабка Фроня с настоящей материнской лаской приняла да пирожками разбаловала. Вон какие округлости появилось у девицы! Местные парни так бы и захаживали, кабы не слава наша дурная, да глаза мои белесые. Хотя, мамки их пострашнее будут.
  Да мы и не страдаем, было бы по ком. Зато страдала Нюта. Я ж усиленно занялась приучением оной к труду. Запретила магичить, что выполнялось плохо, разрешила выполнять мои поручения без возможности от них отлынивать. Хотя та с каким-то фанатическим блеском в глазах бралась все выполнять, что даже пугала. Вот и сейчас было дано задание подоить козу. Как это делается, я ей уже два дня показывала, так что сегодня её черед. Думала, посижу в тиши, почитаю. А теперь вот, зверье спасать надо. И уже не от меня, как в детстве, а от одной меткой особы, что умудрилась таки попасть в козу и теперь последняя обиженно мекала, тряся головой и пытаясь стряхнуть с рога яблоко. Нюта довольно хлопала в ладоши, чуть ли не подпрыгивая от радости и тут... Хрясь! Яблонька не выдержала такого издевательства, сбросив с себя паразитку. Ещё и яблочками сверху присыпала.
  Я выбежала и избы, спеша на помощь. Бедная козочка, иди сюда, болезная. Поманила рогатую, та и не противилась, подскочила, будто искала защиты. Ещё и жаловаться начала, бородой тряся. Погладила по крутому лбу и стянула яблоко, отдав трофей войны козе.
  - А как же я? - Простонали под яблонькой.
  - А ты собери все паданки и неси в дом. Сушить будем, - и повела козу в сарай. Доить придётся опять мне.
  
  ***
  
  До яблок дело так и не дошло. У меня. Только вошла в дом с кувшином молока, как дверь за спиной с грохотом отворилась и меня резко развернули. Молоко в кувшине подпрыгнуло, лизнув по лицу и рукам. Это кто такой смелый?!
  - Госпожа ведьма... Прошу вас... скорее...
  А молоко продолжает так прыгать, скоро совсем упрыгает на меня да на пол. Нахмурилась, глядя на старосту. Невысокий для мужчины, он на полголовы был выше меня. Силой же мог потягаться с кузнецом Никитой. И этот всегда собранный черноволосый мужчина летов сорока был бледнее полотна и трясло его не слабее, чем он тряс меня. Оторвала от себя кувшин и с силой толкнула тот к широкой груди старосты Харитона, выпуская. Мужчина неосознанно поймал сосуд с остатками молока и удивлённо посмотрел в него. Я же, освободившись от тряски, направилась к лавке вытереть убежавшее молоко. Эх, такое добро пропало! На ходу начала думать о том, что надо старосте, а то толку от него сейчас распрос вести, два слова связать не может. Его жена на сносях была пятым, так рано ж ещё на свет дитятке явиться. А может то и случилось, что раньше положенного? Тогда понятно все становится. Вытерла руки, взяла холщевую суму и, ничего не говоря, побежала в комнату подпольную, прикрыв за собой дверь. Набрала зелий, трав и быстро вернулась.
  - Можно с тобой? - подбежала ко мне Нюта, схватив за рукав льняной рубахи.
  - Нет, - вырвалась, - у тебя не все яблоки помыты, порезаны и на солнце разложены.
  Нюта скривилась, но все же согласно кивнула.
  - Госпожа Юлана... скорей... Там... умирает... - запричитал староста и вдруг разрыдался, прикрыв глаза широкой ладонью.
  Ойёй! Этого я совсем не ожидала. Забрала кувшин, всунула стихийнице и потянула мужика на улицу. До его дома добрались за несколько минут, не говоря ни слова. И каково было моё удивление, что помощь нужна была совсем не беременной женщине, а её старшему сыну. Но от этого не стало легче...
  В светлице было душно, окна занавешаны, не пропуская ни единого лучика. На большом хозяйском ложе белее простыней лежал долговязый, похожий на отца паренёк, которого я часто примечала рядом с ним. На краю постели сидела его мать, одной рукой гладя по голове сына, второй придерживая округлившийся живот. И больше никого постороннего. Подошла ближе и почувствовала близкое присутствие грани, глядя на юношу. Тёмные круги под сомкнутыми веками, хриплое тяжёлое дыхание, будто каждый вдох последний, выступившая белесая пена на губах. Смерть уже была готова забрать свое.
  - Давно? - произнесла тихо и как-то обреченно.
  - С полудня, - так же тихо ответила женщина. - Это была скарага.
  Вот теперь точно все... От яда этой змеи нет спасения. Ни одна травка не поможет, ни одно мое зелье. Может столичные маги и смогли бы спасти, но не я. С сожалением посмотрела на женщину встретив её понимающий взгляд. Она в отличие от мужа выглядела спокойной, но это была только видимость. Я знала, что она свое ещё выплачет и сейчас держалась ради новой жизни, переживая все в душе и сердце. Она понимала, что её сын обречен, потому меня не стали звать раньше. А вот староста на что-то надеялся, придя в избу ведьмы.
  Все это было тяжело. Но... Стоило попробовать побороться. Как-то же получалось с учителем? Вдруг и на этот раз можно вырвать жизнь из-за туманной грани? Ещё бы точно знать как. Раньше как-то само выходило. Я все делала, следуя внутреннему зову, но почему-то всегда забывала, как. Сколько не пыталась вспомнить, будто пустота в голове.
  - Я хочу попробовать помочь. Ничего не обещаю. И вы должны выйти, - решительно произнесла.
  Заметив огонёк надежды в глазах старосты и его жены, быстро покинувших светлицу, тихо выругалась. Так, ладно... Присела на край кровати, глядя на парня и ощущая, как истончилась грань между нашим миром и тем. Словно незримая дверь появилась. Интуитивно потянулась к своей силе, по ходу удивившись, как легко сдвинулась стена, будто иллюзорная ширма. Теперь все виделось в потоках силы. А вот и туманная грань. И действительно, парня будто окружал туман, все уплотняясь, а в его центре едва мерцал серебристый огонёк с зеленоватыми и черными вкраплениями. Поняла, что стоит схватить его, очистить и все, человек будет жить здоровее прежнего. Так просто... И я начала делать то, что знала всегда здесь, у черты, но не помнила по ту сторону.
  Немного полюбовалась на свою силу, уже не казавшейся такой чужой. Мысленно прикоснулась, почувствовала тепло нового и такого родного огня, окружавшего серебристо-черный клубок. И только хотела зачерпнуть силы, как огонь будто вспыхнул, став голубым. Глаза юноши открылись, мерцая тем же цветом, а его рука схватила моё запястье, дернув на себя и затягивая в прохладу приоткрывшейся двери туманной грани.
  Страх сдавил горло, сердце трепыхнулось, ухнуло куда-то вниз и в следующий миг я услышала:
  - Занятно... Не этого я ожидал, но за отсутствием другого варианта, тоже неплохо.
  Голос принадлежал определённо мужчине. Причём очень красивый голос, пробирающий до мурашек и вызывающий необьяснимое желание остаться и слушать его вечно. Почему-то сомнений, кому он принадлежал, не было. Хозяин Туманной Грани, Адалар...
  Открыла глаза в поисках говорящего, но ничего не увидела, кроме сизого тумана, который казался живым. Он то приближался, то резко отскакивал, завиваясь смерчем, то стелился у ног, но все равно не давал разглядеть то, что прятал. Или того...
  - Извини, но эту душу я не могу вернуть, - продолжил голос. - Она выполнила свое предназначение. Ты здесь.
  Я здесь? Предназначение? Извини?!
  - Зачем? - слово вылетело раньше мысли, которая все удивлялась, что Адалар извиняется перед смертной. Надо бы испугаться, но старх исчез вместе с появлением необычного голоса. Я чувствовала себя ребёнком, которому вдруг что-то запретили, а мне надо! Во мне начал нарастать гнев, словно пожар, поглощая здравый смысл. И тут разлился тягучий смех, потушив беспричинную злобу. Даже стыдно стало. Совсем немного. Но разум прояснился.
  - Живому существу здесь не просто находиться, - будто чувствуя все, что со мной происходит, объяснил голос. - Ему здесь не место, но мне было любопытно. Смерть мальчишки пришлась очень кстати.
  А затем я поняла, что становится тяжело дышать, туман уплотнился, на глаза будто пелена напала и ничего хорошего это мне не сулило. Так и оказалось.
  - Ты затянула с выполнением договора, - почувствовала, как призрачная ладонь коснулась щеки. - Если ты не поторопишься, я больше не буду таким милостивым, чтобы разрешать тебе спасать души.
  На удивление тёплые пальцы скользнули по щеке вниз, коснувшись губ, которыми я все пыталась вдохнуть заканчивающийся воздух. Но тщетно...
  - Поторопись, иначе определанная душа навсегда переступит грань, - губ коснулось тёплое дыхание, талию обхватила сильная и вполне себе материальная рука.
  Внутри что-то трепыхнулось. Не иначе душа от страха все же образумилась и ушла в пятки, подальше от рук Смерти. Но последующее прикосновение будто выпило все мысли, оставив болезненно-обжигающий след первого поцелуя, одновременно позволив сделать вдох вместе с дыханием хозяина Туманной Грани и увидеть проступившие черты заключенного божества. Успела заметить в бездонных чёрных глазах необьятную грусть, а затем я растворилась в его руках, потеряла себя, чтобы найти в мире живых.
  Последний луч солнца скользнул по лицу сквозь узкую щель занавеси. В комнате из живых была только я. Огромная образовавшаяся пустота внутри заполнялась мыслями и каким-то предчувствием. Что-то тянуло домой, шептало, что могу опаздать. А ещё давило то, о чем нужно сказать старосте и его жене. Желание молча убежать было очень сильным. Но я ж ведьма. Несостоявшаяся какая-то. Потому не оглядываясь покинула светлицу и нашла родителей умершего. Стало тошно от их взглядов.
  - Смерть оказалась сильнее меня, - ровно произнесла. - Простите...
  Меня никто не останавливал, никто не удерживал. В этом доме ещё долго будет царить скорбь.
  Неспешно вышла на улицу. Вот теперь можно и бежать. Сердце гулко стучало у горла, перед глазами стояло лицо Адалара, губы ещё горели от странного поцелуя, не позволившего умереть за чертой. А что? Было бы очень удобно, и ходить далеко не надо. Умер и сразу на месте. Нда, очень весёлые мысли, прям под стать нехорошему предчувствию. Неужто Нюта чего опять утворила да похуже ранних шалостей?
  Ещё один поворот, последний дом, быстро пересекла небольшое голое поле, которое уже отдало свои дары. У кромки начинающегося леса стояла моя избушка в окружении яблонь и груш. И даже целехонькая. Но чувство близкой беды нарастало, подгоняя. Подбегая к плетеной калитке, услышала беззаботное пение стихийницы в саду. Видать моё задание выполняла. Уже спокойней отворила калитку, стараясь привести дыхание в порядок и неспешно направилась в дом. Но почему так тревожно? Неужто встреча с хозяином Грани и его напоминание лишили покоя? Договор... Как выполнить то, что непонятно?
   До двери я дойти не успела. У самого крыльца услышала какой-то гул и меня резко схватили за плечи, разворачивая.
  - Юлана... - выдохнули на ухо и тяжёлое тело начало заваливаться на меня.
  Успела увернуться и придержать учителя, которого я так ждала. Но лучше бы ещё долго не приходил, чем таким. С трудом и стараясь действовать быстро, перевернула. Везде была кровь. На моих руках, земле, одежде мужчины, в груди которого зияла безобразная рана. Как-то мгновенно и не задумываясь перешла на другое зрение. Туман грани был настолько плотным, что сияние души почти потухло, уйдя за черту. Схватила жгутами силы, словно в сеть, едва мерцающую точку. Тело учителя выгнулось от такого обращения с душой, но мне нельзя было отпускать её. Теперь рана. Сумка с зельями и травами лежала рядом. Вывернула содержимое на землю, стараясь отыскать нужное и одновременно не теряя контроль над сетью. Остановить кровь... Прижечь рану... Перевязать, а затем... За долю секунды вспомнился недавний поцелуй, словно подсказка. Я наклонилась к обескровленным губам, не ощущая даже слабого дыхания дорогого мне человека. И отдала свое дыхание вместе с подарком Смерти, даруя жизнь и очередной шанс не умереть. Удерживаемая душа ярко засияла, вырываясь из моей сети и возвращаясь к владельцу. Судорожный вдох, мой и его, на двоих... Зрение снова стало обычным, я опять спасла, но теперь понимала, что это и все до сего дня, была лишь воля Адалара, который почему-то решил оставить жизнь учителю, пусть и моими руками. Усмехнулась про себя своей наивности и самомнению.
  Почувствовала чей-то взгляд и повернула голову в сторону. Недалеко стояла бледня Нюта, со страхом смотрящая на нас.
  - Я не хотела мешать...
  Давно она здесть стоит? Что видела? И поняла ли, что я сделала? Хотя я сама не понимала, а скоро и совсем забуду.
  - Поможешь перенести в дом?
  Та кивнула и подошла ко мне. Даже вдвоём нам было не просто. Он один был тяжелее нас двоих и выше на полторы головы каждой. Закинуть же на пусть и низкую широкую лежанку печи было почти невыполнимо, но мы сумели.
  На улице была глубокая ночь к моменту, как смогли отмыть кровь и переодеть мужчину в чистую рубаху, перевязав рану заново. Штаны мы трогать не стали, смущенно переглянувшись и решив, что и так сойдёт. Нам хватило наглядеться на голый мощный торс, который даже рана не портила, к тому же перевязанная и сокрытая от глаз. Нюта ничего не спрашивала и вообще вела себя так, будто мы каждый день так развлекаемся, мужиков одеваем переодеваем. Посидев рядом на полу у лежанки, дружно решили идти спать. Вот только лежанка была занята. Отправила Нюту спать к козе в сарай, где хранилось душистое сено, которое послужит постелью, не забыв выдать покрывало. Сама решила покараулить сон учителя, дыхание котрого было каким-то рваным, перемежаясь со стонами. Ещё и жар начался.
  Стихийница, ничего не понимающая во врачевании, согласно кивнула и ушла, кинув странный взгляд на нашего гостя.
  Глядя на лицо мужчины, даже в таком состоянии хмурое и сосредоточенное, подумала, что никогда не спрашивала, чем он занимается. И ведь не скажет. Наверное...
  Положила ладонь на пылающий лоб, убрала прилипшие тёмные пряди волос и с удивлением заметила, как исчезла с лица суровость, разгладились едва заметные морщинки. Будто моё прикосновение принесло облегчение. Показалось, что даже жар стал меньше.
  День оказался тяжёлым. Упустив одну жизнь, удалось взамен спасти другую. Чего это стоило? Встречи с хозяином Туманной Грани и ещё неизвестно чем. Под грудью привычно заныло от неизбежности того, что надо уйти, чтобы выполнить условия договора. А пока... У меня есть эта ночь и, надеюсь, утро...
  
  Глава 5
  
  Утро оказалось очень теплым. Даже жарким. А судя по ярком солнцу, забравшемуся в дом своими руками-лучами, то даже и не утро. С удивлением уставилась на подвеску на чёрном кожаном шнурке, прямо напротив глаз. Синий, почти чёрный ромб с выгравированными на нем какими-то белыми символами притягивал взгляд, будто силки. Захотелось проверить, такой ли он холодный, как кажется.
  - Полежи тихо ещё немного. Я почти восстановился, - хрипло выдохнули мне в макушку, отрезав притяжение кулона.
  Удивлённо захлопала глазами, только сейчас понимая, где я и главное - с кем проснулась. И то, что мы одеты, как-то не успокаивало, вызывая странные ощущения. Просьбу просто проигнорировала даже не вникнув в её смысл и уперлась руками в широкую грудь напротив, пытаясь освободиться. Объятия сжались на миг и затем ослабли. Моя рука соскользнула вниз и её словно обожгло, послав по телу тысячи маленьких молний. Кулон оказался совсем не холодным...
  Я вскрикнула, и дернулась назад, стукнувшись головой о печь. Мужчина вскочил, и в следующую секунду я уже лежала на спине. Треск ткани... Холодок коснулся обнаженной груди. Неосознанно прикрылась руками, силясь понять, что происходит. Растерянность с подкатившими к глазам слезами перемешалась с нарастающей злостью и разочарованием. Мои руки перехватили одной рукой, заведя за голову. Секунда, ещё одна и вторая рука мужчины осторожно и как-то ласково провела под грудью. Там, где осталась метка от подарка Заклятой души.
  Я замерла, глядя на лицо, ставшее застывшей маской. Плотно сжатые губы, сверкающие синие глаза, в которых ничего не возможно прочесть. Отстраненно отметила, что учитель не похож на того, кто ещё вчера почти умер. Он и раньше быстро приходил в себя, но и раны не были такими. Как же мало я о нем знаю... А затем он посмотрел в мои глаза. С осуждением, от которого стало не по себе. Как он узнал про метку?
  - Собирайся, мы уезжаем, - части моей рубашки были тут же сведены, а меня рывком подняли, подтолкнув к выходу из дома, будто "собирайся" - означает руки и ноги не забудь, да голову прихвати. И мне куда-то ехать прямо так, в рваной рубахе?
  Одновременно дверь отворилась и в дом вошла стихийница. Но увидев нас, поспешила уйти. Страх в её глазах я успела заметить.
  - Стоять.
  От этого приказа у меня холодок по спине пробежался и я замерла, хоть обращались не ко мне. Нюта тоже застыла на пороге, не выпустив дверной ручки.
  - Зайди в дом и закрой дверь.
  Нюта не пошевелилась.
  - Если не хочешь, чтобы она пострадала, - продолжил мужчина, а я не поверила своим ушам. Он что, шутит? Хотела повернуться, чтобы посмотреть в лицо учителю, но тяжёлая рука, сжавшая плечо, не позволила.
  Нюта же послушалась, побледнев.
  - Юлана, напомни мне, что я рассказывал о стихийниках? - Пальцы впились в плечо, выражая гнев, которого совсем не слышалось в спокойном голосе. - Или ты ждала меня, чтобы продемонстрировать, как усвоила урок? Ну так я здесь. Приступай.
  Что?
  - Нет, - тихо произнесла и затем громче добавила: - Она не опасна. Почти. Она живёт со мной как четыре месяца и никто не погиб от её руки. То, что вы говорили, не правда.
  Стихийница с благодарностью посмотрела на меня, но опять нахмурилась, переведя взгляд мне за спину.
  - Вот как. Тогда я сам, что будет тебе ещё одним уроком и наказанием за плохо усвоенный материал.
  Моё плечо так и не выпустили. Для заклинания рассеивания достаточно и одной руки. Нюта словно приросла к полу, в голубых глазах плескался ужас и понимание неизбежного. Вокруг начали плясать стихии, повторяя уже виденное ранее четыре месяца назад. И если сейчас стихии хоть как-то были завязаны на девушке и их ещё можно остановить, то, умерев, воцарится хаос, который снесет не то что мою избу. Всю деревню развеет... Неужели учитель не знает этого?
  Моё зрение мгновенно перестроилось, наблюдая радужную картину завихрений силы. Где-то сбоку разрастался голубой шар заклинания. Моё плечо выпустили и рядом появилась зелёная точка, которая быстро расширялася, открывая окно, где просматривался совершенно иной пезаж - серая унылая пустошь. Удивилась и одновременно поняла, как спасется учитель. Похоже, что порталы создавать он умеет. А как же другие жизни?
  Уже не раздумывая я воспользовалась мигом свободы и бросилась к стихийнице, желая лишь попытаться остановить ее. Один раз ведь получилось. Обняв лицо девушки ладонями, заставила посмотреть в свои глаза и прошептала:
  - Я защищу тебя.
  Одновременно сквозь шум услышала крик позади и почувствовала толчок в спину. Вокруг все залило нестерпимо ярким красным светом. Заклинание угодило в меня...
  
  ***
  Тишина... Она давила, заставив открыть глаза, а следом пришло понимание, что я жива и по прежнему держу лицо Нюты, прислонившись своим лбом к ее.
  - Что случилось? - Беззвучно прошептала одними губами.
  - Ты впитала всю магию, - как-то удивлённо и не веря, что это сказала она, прошептала девушка.
  - Совсем всю? - улыбнулась, ни слову не поверив.
  Вдруг поняла, что голова кружится и вообще как-то весело мне. А у подруги веснушки есть, такие смешные, хе-хе. Ещё и пошатывается. Она точно хмельная!
  - Всю-всю, - подтвердила Нюта, улыбнувшись в ответ и схватив меня за плечи. Упасть, наверное, боится. - Тебя вдруг окутало пламенем, в которое и попало заклинание, утонув в нем, а затем оно вошло в тебя, потянув и мою сорвавшуюся силу. Ты все забрала.
  Я начала подхихикивать.
  - Юлана...
  - Что?
  - Ты голая.
  - А?
  И тут мне стало не весело, аж в голове прояснилось, но...
  - Кто посмел? - Нахмурилась, боясь пошевелиться и даже стараясь сильно не думать о своём виде сзади и кому он там открывается. И я сейчас точно была цвета закатного солнца, судя по тому, как пылает лицо и уши.
  - Огонь, - пожала плечами стихийница. - Твой, который и спалил одежду.
  - А-а-а-а... - протянула, подумав, что рубашку штопать не придётся зато. Штаны жалко. Хм, чем бы прикрыться. Неудобно то как все вышло. Зато все живы. Кроме моего самолюбия.
  Покосилась в сторону и увидела у двери плащи на вбитых в стену крючках. Нюта проследила за моим взглядом и подумала о том же. Девушка быстро подала один, накинув мне на плечи. Вот, теперь можно и повернуться. Но ноги решили, что лучше сбежать. Учителя дождалась, с того света спасла, с другой стороны увидела, теперь нам в разные стороны.
  - Не замерзнешь? - Услышала сзади, замерев у самой двери. И все же он заботливый, да... Угусь...
  - Юланка, подожди меня, - а это уже Нюта в руку уцепилась. А у меня договор вообще-то. Со смертью! А то опять придёт и вдруг не отпустит? А с этими что-то поводов её ждать много случается. Не за мной так за ними, а мне спасай.
  - Юлана, я предлагаю тебе все же отправиться со мной.
  О как заговорил! Уже предлагает.
  - Ты ведь хотела поступить в Академию, - продолжил.
  Хотела да перехотела. Сам же говорил, что такие, как я, без роду и средств, там не нужны. Только посмеются и за порог выкинут, как оборванку попрошайку. А теперь не выкинут? Или он о другом? Постою, послушаю.
  - Конечно, в обычное магучебное заведение тебя не примут, как я и говорил ранее, но есть одно, где берут таких, - тут он замялся на секунду, видимо подбирая слово, - необычных одаренных на особых условиях, не требующих родословной и платы за обучение.
  Запахнула плащ плотнее и повернулась, встретившись с таким знакомым и одновременно чужим взглядом. Изучающим и не сомневающимся, что соглашусь. Да и поиски непонятного призрачного Алтарраира нужно с чего-то начать. Желательно покопаться в библиотеке. Можно и мага какого попытать, но что-то не хотелось никого посвящать в моё задание. А вдруг у мага окажется зуб на Смерть. Да у всех живых этот зуб ноет! А тут я, договор Смерти выполняю. Небось постараются за грань и отправить.
  - Библиотека там есть? - Решила уточнить.
  - Безусловно, - мужчина казался удивленным, но затем его глаза загорелись. Да-да, считай, я клюнула на твоё предложение.
  - Причём не одна и по содержанию они более полные и древние, чем в самых элитных Академиях, - продолжал завлекать искуситель и так уже все решившую меня. Хотя...
  - А что за условия?
  Синие глаза похолодели. А ты думал я совсем наивная. Задаром учат и ничего не должен?
  - По окончании обучения полученные знания нужно подтвердить.
  - Отработать, - поправила я и угадала, мужчина кивнул. Ага, значит нужно незаметно уйти, получив нужное ещё до окончания. Хотя, думаю, я там долго не задержусь, как бы интересно не было. Хм... А вдруг не выйдет? Но и подругому мне нужнные знания не добыть... Оставался ещё один момент.
  - Я хочу, чтобы Нюта осталась здесь, невредимой.
  Заодно за хозяйством присмотрит в моё отсуствие. Только бы деревня выстояла да...
  - Нет, - мои мысли резко прервали.
  - Тогда я никуда с вами не пойду.
  Послышался раздраженный вдох, а затем:
  - Я не могу оставить стихийника без присмотра и тем более живым, - ровно произнес тоном, будто разговаривает с несмышленышем.
  А я Нюту не брошу.
  - Я не могу позволить ей умереть. Она не опасна, - повторила и услышала тихое Нюты:
  - Юлана, не иди с ним. Эр...
  Договорить она не успела. Учитель с необыкновенной скоростью оказался рядом, схватив её за запястья. Это оказалось таким неожиданным, что я не сразу среагировала. Стихийница закричала, рухнув на колени. Одновременно я бросилась к ней, видя мир другими глазами и ощущая свою рвущуюся на защиту силу. Но мужчина уже отступил от девушки, которая оказалась живой и вроде невредимой. Но что-то было не так.
  - Что ты с ней сделал, - присела перед подругой, глядя, как от её запястий идут голубые нити, оплетающие тело, словно кокон, и уходящие жгутами в виски.
  - Аркан стихий... - прошептала, застонав, девушка. - Теперь я не смогу навредить...
  Неужели с ней это не впервые? Тогда почему нельзя просто накладывать этот аркан на стихийников и отпускать тех?
  - Недолговечен и ничего приятного, - пояснила Нюта, прочитав вопрос, который явно проступил на моем лице. - Надо обновлять и...
  - Она пойдёт с нами, - перебил снова учитель. - На месте я, возможно, сниму аркан. Обучаться будете вместе.
  Вот так подарок! Мнение стихийницы так вообще не спрашиваем. Зло взглянула на мужчину. Тот не испугался. Жаль. Хотя что я могу? Я даже не понимаю, что за сила во мне. И почему раньше не поддавалась, вызывая непринятие, а теперь послушна и будто сама по себя? Что я такое? Может смогу и на эти вопросы найти ответ? Вот только с Нютой сбежать будет сложнее, но радует, что убивать её тоже вроде не собираются.
  - Нам нужно спешить. Твой ответ, Юлана.
  Показалось или в его голосе слышится усталость? Хотя и понятно, ещё вчера еле дышал. Да и магичил не слабо. Где тут не устанешь убивать. А ответ... Что тут думать, выбора особо нет, торговаться не получится. И так хорошо, что Нюта жива да рядом будет. Доверие к учителю же пропало. А нечего в меня заклинаниями смертельными бросаться! Как вспомню, так в дрожь бросает. И вообще думалось, что меня использовали и хотят продолжить это делать. Только вот воспоминания говорили, что благодарить и заботиться он умел. Или это тоже было частью каких-то его планов? Уф... Не о том думаю, да ещё и в одном плаще на нагое тело. Главное найти ответ, что искать. Значит, надо собираться и начну с одевания. Потом соберу вещи, попращаюсь с охранителем, деве леса нацарапаю пару прощальных символов на дубку, записку оставлю на двери, чтоб ведьму ждали и за скотинкой приглядели, и можно уходить. Подошла к учителю, теперь уже скорее всего бывшему, и посмотрела своими белесыми глазами в его грозовые:
  - Согласна.
  Будто подпись поставила под очередным договором. В синих глазах отразилось облегчение. Или тоже показалось? А, все равно. В душе нарастало волнение и предвкушение чего-то нового в моей жизни. Я ведь ничего не видела, кроме Криворожков. Надеюсь, это новое не станет сильно кусаться? Иначе... придётся отрастить клыки как у борга.
  
  Глава 6
  
  Вещей оказалось не так и много. По сумке у каждой. Да и вернуться я всеж-таки собиралась. Не навсегда ухожу ведь. Еще и учитель сказал много не брать, все нужное для проживания нам выдадут. Что нужное не уточнил, потому две смены одежды, ценные зелья и некоторые травы я взяла с собой. Знания книг хранились в голове, на память не жаловалась. А ещё прихватила тонкий ритуальный клинок, найденный среди ведьминского реквизита, и спрятала тот в сапоге. Мало ли пригодится. Нюта молчала, да и некогда было распрашивать, чего тогда сказать хотела. Потом расспрошу.
  Когда вышли к мужчине, тот держал открытым портал с уже виденным серым пейзажем. И если у нас был ещё полдень, то там почти вступила в свои права ночь. Лишь тонкая алая полоска виднелась на горизонте, готовая раствориться во мраке. Как-то далековато находится место учений. Найти бы дорогу обратно.
  - Мы опаздываем. Вы слишком долго копались, - забрав наши сумки, мужчина схватил меня под локоть и просто впихнул в портал.
  От неожиданности даже пыталась сопротивляться и, видимо, кому-то куда-то заехала. Позади выругались, а когда обернулась, то на меня налетела Нюта и следом вышел наш провожатый, потирая подбородок. Внутренне позлорадствовала. Но следом накатила такая тоска, видя как исчезает портал. Дом теперь был далеко...
  - Идём быстро, от меня ни на шаг, - на нас строго посмотрели. Мы похлопали глазами, привыкая к сгустившейся темноте.
  - Вы меня поняли?
  Дружно кивнули.
  - Не магичить. И ни звука, - и мужчина пошёл в одному ему ведомом направлении, мы - следом. Чуть ли не бегом приходилось перемещаться, чтобы поспеть за широким размашистым шагом учителя.
  Пока ещё было видно, смогла рассмотреть унылую пустошь с серыми клочками голого кустарника. Да и теплее здесь было. Где-то впереди стелился густой туман, куда нас и вели. Через примерно сотню мер оказалось, что это болото. Какое-то жуткое, аж дрожь берет. Вокруг темнота, но странное зеленоватое свечение не позволяло утонуть в ней. Мужчина сбавил шаг и начал петлять. Мы следом, стараясь следовать шаг в шаг. И так шли довольно долго. Интересно, как все выглядит в потоках силы? Хотела посмотреть и посмотрела, чуть не свалившись от удивления. Сплошные черно-серые потоки с редкими проблесками других цветов, в основном зеленого. Злая сила, нехорошая. Лучше бы не смотрела... Ещё и посторонний интерес вдруг очень явно ощутила. Как и очень недобрый взгляд учителя. Ой...
  Он остановился, знаком показывая не двигаться. Тишина окутала, но какая-то нездоровая, зловещая. Настороженность на лице мужчины начала исчезать. Обошлось? А затем... Кряксь... Кряксь... Кряксь... Будто по воде шлепает и что-то ломается.
  - Быстро, за мной, - учитель дернулся, мы следом. Звук стал чаще, будто ускорился.
  Раз моя нога соскользнула, зачерпнув ботинком болотной жижи и мигом промокнув, и я все внимание сосредоточила на мужчине, который невероятным образом выбирал место, куда можно ступить. Пробирающий до кончиков волос звук становился все ближе, заставляя и так выпрыгивающее от бега сердце биться сильнее ещё и от страха. Заметила, что туман стал реже, а кустарник ниже.
  - Быстрее, мы почти выбрались, - подтвердили мою догадку. Аж усталость начала отступать от радости скорого спасения.
  Спасительная граница была отчетливо видна, туман редел, ещё несколько шагов и... Зря расслабилась. Учитель и Нюта пересекли черту, а я... Почти. Летела красиво и падала больно, тут же перевернувшись на спину. А там красные глаза. Много. На одной чёрной морде размером с три мои головы. И дышит тяжело на меня, издавая тот самый шлепающий звук. Еще в добавок пастью скалится с клыками длинной в локоть. И мне бы испугаться, да вот только очень чётко поняла, что есть меня в виде исключения не будут. А вот обнюхивать и облизвать вполне. Бе-е-е...
  Измазанная какой-то слизкой вонючей дрянью, пошевелилась, чтобы встать, да не дали. Моя шея аккурат между двумя саблевидными коготочками оказалась. Лапы у монстра были такими же огромными, подстать голове. Ещё и колючей чёрной шерстью покрыты. Голова щелкнула пастью, хлюпнула и моргнула всеми глазами. Жалобно так... Почему-то стало жалко монстрика. Зрение вдруг перестроилась и я увидела его ауру. Чёрная, как и полагается подобному существу, но в синем кокне, словно отпечаток... создателя? Откуда такие мысли? И тут я заметила яд, который и мучил животное. Кто-то попал в него заклинанием, что ломает кости при любом движении. Человек бы умер, а он нет. Потому что регенерация не позволяет, сращивая обратно, причём не всегда правильно, и принося этим страдания. Потянулась и своей силой выдернула заразу. Та с шипением растворилась. Монстрик вздохнул и медленно убрал лапу. Очень большое спасибо, стало намного легче. Потерла шею, не отрывая взгляда от разглядывающего меня хищника и думая, а не решит ли он теперь мной закусить. Но нет, ещё мгновение и он попятился назад, а затем развернулся и исчез в тумане. Тихо и беззвучно... Правильно ли я поступила? Это ведь не домашняя кошечка, которую теперь даже не услышишь, если подкрадется.
  Кстати о котиках. Мои спутники где?
  Спасать меня никто не спешил. Кинули, гады! Сейчас встану, найду и устрою болотный заплыв!
  Встала и прихрамывая, так как ногу чуть потянула при падении, поковыляла к границе болота. Ею оказалась плотная стена кустарника. Туман словно проверял, нет ли где бреши, подплывал и отскакивал. Поняла, что на растениях какое-то заклинание, но проверять не стала. Мало ли. Нырнула и почти сразу оказалась по ту сторону. А там... Нюта рыдает, причитает, как только не слышала ее? А за локоть ту учитель придерживает. Хмурый, какой-то злой и что-то говорит. Не ушли... Но и не помогли. Мужчина меня первым заметил и тут же выпустил Нюту, которая от неожиданности упала на колени, рыдая и закрыв лицо руками, не заметив меня.
  А вот грозовая туча в лице учителя все приближалась размашистым быстрым шагом. Что-то как-то не очень тут стоять. Может монстрика пойти догнать, пусть красоты болота покажет. Наверняка компания приятней окажется.
  В следующую секунду меня схватили за плечи, приподняв, словно ничего не вешу, на уровень синих глаз. С вызовом посмотрела в ответ. Нечего меня пугать, и не с такими в гляделки играла.
  - Лучше бы он тебя сожрал, - зло выплюнул.
  Удивленно моргнула, растеряв всю решимость. До последнего не верила, что не спасали меня специально, искала оправдания, а тут...
  - Ты знаешь сколько жизней он погубил? Сколько безвинных глупых детишек пропало безвести в этом болоте? А какого труда стоило его хотя бы частично обезвредить?
  Вишу, молчу, осознаю глупость своего поступка... И правда лучше бы съел... Теперь только поняла, что монстр и не догнал нас благодаря наложенному заклинанию, которое замедляло его, а сейчас...
  Мужчина издал звук, похожий на рык и резко поставил на землю, сразу отвернувшись и на ходу бросив уже ровным тоном:
  - Уходим. Мы уже опаздали. Молитесь, чтобы Тара была в духе.
  - Юлана, ты жива! - На мне повисла стихийница. - А я уж думала...
  Горячие слезы заливали плечо, а мне покоя не давали слова учителя. Отстранила от себя Нюту:
  - Все хорошо и это главное. Нужно идти.
  Девушка кивнула, улыбнулась, и мы бросились догонять прилично отдалившегося мужчину.
  
  ***
  Долго идти не пришлось. В какой-то момент казавшаяся бесконечной пустошь, освещенная лишь одной маленькой луной, вдруг превратилась в лес. А затем показалась стена, будто из цельного чёрного камня, гладкая и чёрная, без единого уступа. И входа не было видно.
  - Стоять, - рука мужчины преградила путь. - Не двигаться, пока не позову. Ослушание может стоить жизни.
  Прозвучало жутко и очень убедительно. Мы остались, а он пошёл к стене, отдав нам наши вещи. Взмах и в его руке засверкала полусфера, в которую тут же влетело несколько молний, а затем ещё и ещё... Мужчина упал на колени, продолжая удерживать сферу уже двумя руками. Затем он что-то гортанно выкрикнул, перекрыв звон, и перед ним словно из воздуха появилась прозрачная белая фигура. Молнии исчезли.
  Было плохо видно, но вроде похоже на низенького паренька. Они о чем-то говорили, а затем фигура посмотрела на нас и тут же перед нами появился ещё один призрак. Только теперь это был мужчина, черты лица которого расплывались и были то похожи на черты учителя, то непонятно на кого. А когда его взгляд переместился на Нюту, то перед нами стоял тот самый великий тарлэн, который искал стихийницу, когда я её спасла. Девушка вскрикнула и спряталась за мою спину. Призрак при этом улыбнулся и отступил в сторону, жестом предлагая нам, удивленным и напуганным происходящим, пройти вперёд.
  Странно все это... Мы посмотрели на учителя, помня его указания и, узрев кивок, направились к нему. Когда поравнялись мне стало любопытно, как выглядит другой призрак. Однако стоило взглянуть, как тот исчез. Но заметить я все же успела, что он, принятый за мальчишку, был очень похож на... меня?
  Удивлённо посмотрела на учителя, ничего не понимая. Тот выглядел ещё более хмурым и каким-то злым. Хотя он от самых Криворожков такой.
  - Идемте, - учитель шагнул к стене и, не останавливаясь, прошёл сквозь неё.
  Нюта тут же нырнула следом, а я шокированно смотрела на стену, пытаясь что-то там рассмотреть. Это мне туда надо? А точно надо? Если так трудно попасть внутрь, то смогу ли вообще выйти обратно? А может ну эти библиотеки, другие найду? Растерянно оглянулась и заметила второго призрака, который так и остался стоять на месте. Черты его лица по-прежнему расплывались и вдруг стали четкими, неожиданно напоминая хозяина туманной грани. Тогда мне не удалось его толком увидеть, но глаза запомнились. Чёрные омуты, проникающие в самую душу и заставляя её замереть. Адалар оказался высоким, широкоплечим, в длинном глухом одеянии, перехваченном на узкой талии широким поясом. Он весь был силой и властью. Почему-то неосознанно начала сравнивать его с учителем. Адалар был не таким мощным. Более благородным, что ли. Да и волосы были короче, хотя в моих воспоминаниях были длинными, рассыпанными по плечам. Или это я себе нафантазировала? А, не важно.
  Жаль, что призрак такой бесцветный... Но и от такого вида дыхание перехватило. И тут же отпустило, стоило на красивом волевом лице появиться ироничной ухмылке, словно вызов бросает. А затем он кивнул, подсказывая решение. Наверное, стоит рискнуть.
  Я отвернулась, решительно шагнув к стене и думая о странном призраке, принимающем облики знакомых людей. Глубокий вдох, шаг и я уже по ту сторону. Тут же обернулась. Стена оказалась на месте. Не удержалась и прикоснулась к оказавшемуся прохладным гладкому камню. Полностью материальному и твердому. Пути назад не было.
  -... к ночному корпусу адаптации.
  Привычный властный голос учителя привлёк внимание и я повернулась туда, где он стоял на небольшом отдалении.
  - Но это вкорне неверно, лиар Дэрриан. Я же отчётливо вижу, что обе девушки должны сначала пройти...
  - Лиара Нориэн, вы спорите со мной?
  Лица учителя, имя которого я узнала только сейчас, не было видно, но точно уверена, что он сейчас зол. Лучше промолчать в ответ. Однако высокая светловолосая женщина летов сорока, казавшаяся в свете магического шара какой-то нереальной, думала по-другому, отбросив церемонии.
  - Ты подвергаешь Эрилон опасности, Волег.
  - Под мою ответственность, Эрха. И не забывай, кто я. Корпус адаптации. Уровень второй. Дальше на твоё усмотрение. Выполнять.
  Женщина помрачнела, но согласно кивнула и повернула голову в мою сторону. Поправила изящным жестом выбившийся из идеальной высокой причёски локон и, отвернувшись, бросила через плечо:
  - Новенькие, следуйте за мной.
  Только ощутив тепло руки, схватившей мою ладонь, поняла, что Нюта все это время стояла рядом, так же слушая странный разговор. Нам обоим было страшно, но мы не одни.
  - Юлана, - остановил учитель, когда мы с ним поравнялись. - Я понимаю, что у тебя много вопросов, но поверь, здесь тебе ничего не угрожает. А ответы... Ты практически обо всем скоро узнаешь. В этом я уверен.
  Очень хорошо. Сам объяснять ничего не хочет, предпочитая, чтобы сама догадалась? Мне, конечно, интересно, но ведь моя цель совсем другая. Потому я просто отвернулась и мы продолжили путь, который оказался совсем не долгим и закончился у массивной деревянной двери, оббитой металлом и обозначавшей вход в двухэтажное каменное строение. Темнота не позволяла разглядеть размеры дома, но все равно меня впечатлило. Особенно глубокие рытвины на двери, словно от когтей большого зверя. Очень большого.
  - Так как ваше появление для нас неожиданность, спасибо лиару Дэрриану, то жить вам пока придется с ночными подопечными Эрилона, - сухо заговорила лиара.
  - Долго? - Впервые подала голос Нюта.
  - Пока лиар Дэрриан не решит иначе, - поджала губы лиара. - Поэтому советую как можно быстрее привыкнуть к новому режиму дня. На это у вас двое суток. Завтра утром за вами зайдет путевой с инструкциями. А пока - тихой ночи.
  И лиара просто растворилась в воздухе, оставив нас одних на пороге дома с кучей вопросов. Что значит "привыкнуть к новому режиму дня"? Кто такой путевой? Куда мы вообще попали?
  - Ты что-нибудь понимаешь? - Задумчиво рассматриваю росчерки когтей на двери.
  - Немного, - неожиданно услышала ответ на свой вопрос.
  - А? - Удивлённо повернулась к Нюте.
  - Прости, Юланка, но я многое о себе не рассказывала...
  - Да уж... - протянула.
  - Но обязательно расскажу. Честно-честно, - и девушка потянулась к вбитому в дверь массивному кольцу, чтобы постучать.
  Не успела. Я перехватила ее руку и получила удивленный взгляд. Нет уж, хватит тайн.
  - Рассказывай.
  - Сейчас? Но...
  - Сейчас, - перебила. - Я готова слушать всю ночь.
  Нюта опустила глаза, теребя завязки плаща. Будто с мыслями собиралась, а я с замиранием сердца ждала её рассказ.
  - Понимаешь, стихийники совсем не в почете.
  Я закатила глаза, давая понять, что знаю об этом. Нюта вздохнула:
  - Спрятать их от магов на службе короля и их ищеек невозможно. Но что, если такой ребёнок рождается в семье такого мага, причём не обычного рядового, а самого личного мага короля?
  - Он попытается укрыть свое дитя... - потрясенно прошептала свою догадку.
  Нюта кивнула и продолжила:
  - Не только укрыть, но и попытаться помочь совладать со стихиями.
  Так вот откуда знания заклинаний! Я так и знала, что все неспроста.
  - А сбежала чего?
  - Я хотела свободы выбора... Понимаешь, невозможность даже выйти за предела пусть и большого, оплетенного защитой дома, убивает. Как и одиночество.
  Девушка замолчала, кусая губы, а я ждала продолжения.
  - Мой отец, будучи сильным магом, чуть не погиб при моем рождении. И ещё раз после этого. И в этом я виновата. Потом он подготовился. Заклинание аркана стало применяться довольно часто, но не на долго, так как от него туманилось сознание. Ну и боль, когда я испытывала сильные эмоции и стихии рвались наружу, разрывая тело. Потом он стал искать решение притупить эмоции. Сильнодействующие травы, заклинания, амулеты... Что-то помогало, но временно. Параллельно он пытался научить меня управлять стихиями. Но если одной получалось, то остальные оставались бесконтрольными. Слишком большая сила для меня. Вся моя жизнь - это борьба и смерть. Я не могла больше видеть страдания отца, его попытки излечить мою непростую болезнь. По другому и не назовёшь...
  Я вдруг вспомнила слухи об уничтоженных деревнях... С трудом верилось, но похоже, что стихийница побывала там...
  - И куда ты направлялась? - Взяла девушку за руку, почему-то не страшась её силы.
  Да и вообще сравнивая её рассказ и жизнь рядом со мной в Криворожках, немного сомневалась. Может все же маг смог как-то помочь дочери, но она не успела это понять, сбежав? Но тогда как объяснить стертые с лица земли деревни?
  - Я хотела, чтобы меня нашли ищейки или другие маги. И сама их искала, - Нюта отвернулась, а я побледнела. Она хотела смерти... А ведь я могла убить её, учитель даже попытался. Вот почему она не сопротивлялась особо...
  - Как оказалось, меня растили в глухом лесу. Вокруг дома на много сотен мер не было людей. И это вполне объяснимо. Стихии дважды сносили дом. Но меня ловили, и отец перемещал в новое место. Но однажды не успел, я подготовилась. Заклинание портала далось легко, но совсем не далеко, так как я не представляла, что снаружи. Все ограничивалось видом из окна. Знания, что давал отец, не содержали информации об этом. Я сама обнаружила свиток в библиотеке дома. Даже удивилась, что он там был. Доставала книгу и он просто выпал. А дальше дело памяти... Сил мне и так с избытком хватало.
  - А погоня? - Тихо спросила.
  Нюта покраснела, выдернув руку и опять начиная теребить завязки плаща.
  - Он хотел меня вернуть. Не убить... Просто... отец нашёл того, кто мог безбоязненно приблизится ко мне и обучить тому, что мог дать не только маг. Да и быть постоянно рядом не мог из-за своего высокого положения при дворе. А тарлэн не подвластен магии, только физическому воздействию, но он сильный воин. С амулетом перемещения так и вообще в любую секунду мог покинуть меня. Он со мной с тех пор, как себя помню. Единственный живой человек, не считая отца. Прислуга была не совсем живой... Её не жалко...
  Нюта запнулась, а меня передернуло. Ни одному ребёнку не пожелаешь такой жизни... Как она вообще осталась такой, какой я её знаю? После её рассказа стало многое понятно. Но не все. Почему великий воин занимался девочкой, а не убил её? О том и спросила, плюнув на чувство такта.
  - Не знаю, - пожала плечами стихийница. - Он ведь тоже не часто приходил. Иногда каждый день, а иногда и месяц пропадал. Он тоже ведь служил королю. Может, он был должен отцу? Да, наверное...
  - А твоя мама...? - и тут же пожалела, что спросила. Могла бы и сама догадаться.
  - Все, мне надоело слушать этот сопливый бред, - послышалось басовитое одновременно с открывающейся дверью, чуть не снесшей нас. Успели отскочить. В глаза ударил свет, казавшийся слишком ярким после темноты снаружи. - Новенькие, заваливайте свои кости внутрь и сопли подотрите за собой.
  Усиленно щурясь, тихо оболдеваю. Вот это встреча! Ночью должны все спать вроде.
  - Гераньчик, ты злюка. Зато не пришлось головы им взламывать, интересный рассказик послушали. Жаль до любовных подробностей не дошли, - томно протянул женский переливчатый голосок из яркого нутра дома.
  Рядом кто-то зарычал, явно чем-то недовольный, но меня больше напугало другое. Чего она там сказала? Представила, как мне ломиком голову открывают. Ой, охранитель, спаси! Куда мы попали? И тут нас схватили за шкирки и просто втянули внутрь. Дверь за нашими спинами шумно захлопнулась.
  
  Глава 7
  
  - Девочки, это правда было некрасиво.
  Третий женский голос оказался самым нормальным и совестливым. Вот даже благодарность подарить захотелось. На вид девушка оказалась очень, эм... необычной. Опухшее круглое лицо, маленькие прищуренные глазки за толстыми линзами очков, серый встопорщенный ёжик коротких волос и пухленькое тело, облаченное в чёрные штаны и длинную тунику того же цвета, подхваченную там, где должна быть талия, широким красным поясом. В голове всплыла стойкая ассоциация. Вот есть такие вредители, что в огороде норки копают и холмики делают. Правда если те вызывали только брезгливость, то эта девушка вызывала добрую улыбку.
  - Уж кто бы говорил, пухляшик. Сама же первая и услышала разговор. Ещё и нас позвала. А потом рядом стояла, слушала, - снисходительно улыбнулась обладательница томного голоса.
  Эх, Богиня... Ну просто только так я представляла их. От красоты аж дух захватывало. Глухое черное в пол платье облегало все тело, кроме ног и бедер, где расходилось колокольчиком. Тонкую талию подчеркивал такой же красный пояс. Водопад блестящих чёрных волос, бледное лицо с горящими карими глазами в обрамлении пушистых ресниц и кричаще красными губами.
  - Ты меня заставила! - Вскрикнула пухляшка.
  - Правда? - Грациозно поднялась Богиня с небольшого диванчика, явив свой немалый рост и фальшиво удивляясь. - Все мы знаем, что тебе было не менее интересно, кого на этот раз нашёл красавчик, да еще и минув первый уровень к нам определил.
  - Ты меня связала, - уже не так уверенно пыталась спорить девушка, покрывшись красными пятнами.
  - И где верёвки?
  - Мирана, так не честно!
  - Надо было учить силовые поля, - подошла Богиня к девушке и щелкнула ту по курносому носу острым чёрным ноготком. - Знала бы, как снять.
  - Я учила...
  - Хватит, надоели! - Пробасила та, кого Богиня назвала Геранчик. - Сейчас обеих придушу, если рты не закроете.
  Геранчик оказалась чем-то средним между орком и человеком. Внешностью и мощью в первого, цветом кожи и ростом во второго. Даже небольшие клыки имелись, торчащие из нижней, выступающей чуть вперёд челюсти. Да и вообще, если бы не пшеничный высокий хвост из мелких косичек, то я бы точно не догадалась, что это она, а не он. Одета полуорка была тоже в штаны и тунику с красным поясом. Чую, такое и нам носить придётся.
  Богиня мило улыбнулась, похлопала по голове пыхтящую от сдерживаемого негодования пухляшку и повернулась к нам.
  - Так-так-так... Значит стихийница, оставленная невероятным образом в живых, и... Кто тут у нас? О, слепая.
  Внезапно почувствовала, как в голове что-то щелкает. Нахмурилась, пытаясь понять, что это. Внутри сознания начало шуметь, словно огонь кто-то раздувает, и одновременно увидела, как сползает улыбка с красивого лица, а в больших глазах появляется страх.
  - Не надо! Я поняла, в голову больше не лезу! - Подняла красотка руки, отступив назад и снова принимая вызывающе-уверенный вид. - Значит, меня чувствуешь и магией огня владеешь? Неужели просто магиня? Это скучно. Таких простых тут не бывает. Явно есть ещё таланты...
  Я магиня? Ха-ха. Зато со стихией определились. Значит огонь, да? Так всем и буду говорить. Но в голову ко мне лезть? Ишь, кукурла!
  - Ведьма, - поправила и пригрозила: - Ещё раз сунешься, проклятье нашлю, все волосы на голове повыпадают и в неожиданных местах повылазят. Замаешься прореживать.
  Да, блефую. Таких проклятий не знаю, но зелье организовать могу.
  - О-о-о... - протянула красотка. - Ты мне нравишься, - а затем показала мне язык.
  - Я все вижу, - поджала губы.
  - Да? А как? - Прищурила пухляшка маленькие глазки за толстыми линзами, пытаясь, видимо, понять.
  - Третий глаз есть, - тыкнула себе в лоб Нюта.
  Эх, любовалась бы и любовалась на такие лица. И все ж ведутся! Я, честно, держалась. Но когда Нюта ещё и с серьёзным видом покивала со словами "да-да", не выдержала и рассмеялась. Рядом начала подхрюкивать стихийница. Остальные почему-то не разделили с нами веселье. Ладно, будем налаживать контакт, нам с этими ещё жить вроде как. Надеюсь, недолго.
  - Я Юлана, а это... - И посмотрела на стихийницу. В деревне то мы имя сменили, пряча её от погони. А здесь... Надо ли?
  - Аная, - сделала выбор подруга.
  - Хм, исключительная? Очень интересное имя, подстать стихийнице, - глядя на свои ногти, будто невзначай произнесла Богиня. - Я Мирана, это пухляшик...
  - Любамира, - обиженно зыркнула пухляшик из-подо лба.
  - Ага, - безразлично подтверлила Мирана, - а это Гераньч... - и запнулась, услышав предупредительное рычание. - Гера. В общем, неприятно познакомиться. Наверху одна комната свободна. Там, где скелетик нацарапан - моя, ясно? Все, я улетаю.
  И красотка, подхватив чёрную сумку, похоже, что из той же ткани, что и платье, направилась лёгкой виляющей походкой к выходу. Остановилась перед нами, двумя пальчиками отодвинула нас с пути и схватилась за дверную ручку.
  - Кстати, а как вам удалось пройти мимо Тары? - Повернулась та, одарив любопытным взглядом. - Хотя, с вами же был красавчик, он и мертвого уговорит. Интересно, кого она показала ему? Вы видели?
  Это она о чем?
  - Что смотрите? А, вы же не знаете. Призраков видели у стены?
   Мы кивнули.
  - Это Тара, хранитель потерянных душ.
  Нда, чувствую себя далеко не умной, даже подтуповатой. И это сейчас скорее всего явно отражено на моем лице.
  - Ой, все, не могу больше. Кто был перед вашим проводником?
  Это она про учителя?
  - Мы не видели, - тут же произнесла я. Нет, ну не говорить же, что призрак на меня похож был. Подумают, что точно сумасшедшая.
  - Жаль. Буду думать, что я.
  И Мирана скрылась за дверью, а я все не могла понять её последние слова. Какое-то нехорошее предчувствие подкралось сзади. Точно с плохими грязными намерениями.
  - Не объяснишь, о чем она спрашивала? - обратилась к Любамире. Самой уже было до жути интересно, что за призраки.
  - Ну-у-у... - поправила очки пухляшик с довольным видом, - сегодня гранеточец, день наиболее вероятных предсказаний. И вы пришли как раз в его пик, после захода солнца.
  - И?
  - Ну-у-у... Как это сказать правильно? Тара охраняет вход после заката, никого не впускает, а вот выйти можно. Но кто ж на ночь глядя решится? Да и назад не попасть, а другого дома у большинства нет. Хотя, наверное, всем девушкам Эрилона, да и многим парням тоже интересно узнать своего истинного спутника жизни.
  - В смысле? - Нехорошее предчувствие усилилось.
  - А что непонятного-то? Тара - многолицый дух истинной любви, эмпат. Призвана охранять нас, кого называют потерянными душами. У духа интересная особенность - показывает лицо возлюбленного или возлюбленной. Одно "но". Ты не будешь знать, истинный он или нет. Хотя на самом деле она очень редко предсказывает. Чаще укажет того, кто сейчас в сердце. Обычно об этом и так знаешь или наконец поймёшь себя. Но сегодня можно получить предсказание, если повезет. А заодно и выговор или наказание, если поймают у стены.
  Что-то здесь неправильно. Ну не может он меня любить. А я... Да ну, не признаюсь даже себе. Тем более после того, что он в моей избе устроил. Раньше может что-то и чувствовала... А облик хозяина туманной грани? На кой ему смертная сдалась? Он то мне и подавно со своими туманными владениями не нужен. Посмотрела на Алаю. Нда, тут в правильности предсказания больше верилось. Стоит вся смущенная, раскрасневшаяся. Но тогда почему так спешил учитель? Не хотел предсказание получить? Да нет, скорей всего лишний раз рисковать не хотел. Вон как его молниями шарахало.
  - А Тара может ошибаться? - Тихо озвучила Аная и мой вопрос.
  - Да нет, настоящие привязанности она чётко видит, это её суть. А вот предсказания - это будущее, а оно, как известно, изменчиво. Потому и не все пойдут к Таре, ведь может и не понравится то, что она покажет. Просто иногда лучше не знать, кто тебе предначертан.
  - Почему? А вдруг мимо пройдешь, а так точно знаешь, - вдруг насупилась стихийница.
  - А ты уверена, что она показала истинную пару, а не теперешнюю привязанность, которая временная? Если конечно она не показала совсем незнакомого человека. Тогда да, сразу ясно, что он твой суженый и тебе его ещё предстоит встретить. А так сиди и думай - истинный или временный?
  Аная как-то поникла, взгляд её застыл. Мыслями она точно не здесь. Что-то мне не нравится этот разговор. Все эти привязанности, истинные пары... Глупость какая! Заняться здесь что ли больше нечем?
  - А что это вообще за место? И кто такие проводники? - Решила я изменить тему и воспользоваться хорошим настроением Любамиры, которая чуть ли не сияла от удовольствия все выложить, и пыталась при этом принять серьёзный и снисходительный вид, сильно напоминая ребёнка, который почувствовал себя взрослым. Да и вообще с уходом красотки она стала уверенней в себе.
  - И почему вас на второй уровень отправили? - Деланно возмутилась пухляшик. - Вы же ничего не знаете! Вам что, ничего не рассказали? Ладно, если в общих чертах и кратко, то в Эрилоне собраны одаренные девушки и парни, которые опасны, но ещё вменяемые и обучаемые. При этом у них нет прошлого, семьи. Ну, в основном. Искатели, или как их ещё называют - проводники, находят нас и приводят сюда. У всех у нас печальное жуткое прошлое. Да вы и сами с таким, верно? Правда стихийников здесь ещё не было. Их совет Эрилона давно признал непригодными, если я правильно помню. Ну а остальных... История у всех одинаковая. Живёшь себе и в один момент вдруг просыпается непонятная сила или сущность. Пришёл в себя, а вокруг все мертвы. Кто-то помнит подробности, кто-то напрочь все забывает. Потом тебя находит проводник. Ты получаешь хоть какое-то объяснение и предложение научиться управлять силой. Он даёт надежду на нормальную жизнь. Так мы оказываемся здесь...
  Любамира что-то ещё говорила, но я уже не слушала, сжав похолодевшие ладони и пытаясь унять дрожь. Я часто задумывалась о своей семье. Зачем они меня бросили, как я оказалась на пороге ведьминской избы? Даже какое-то время верила в версию сельчан, что я и есть умершая ведьма. А что, если я тоже могла... свою семью? Я ведь ничего не помню. Нет, даже страшно об этом думать. А учитель? Тоже не случайно появился в моей жизни? Но ведь это я его нашла в лесу, а не он меня. Я чуть притянула его домой, хорошо Торх помог. Правда, не сразу и все охал и вздыхал, что чужое у смерти забрала, что аукнется мне моя доброта. Огляделась и поняла, что он был прав. Эхо того поступка усиленно долбает маковку, одаривая все новыми приключениями. Но почему-то не жалею... Я чувствовала, что нужна ему и... влюблялась? В того, который всего-лишь вербует таких как я?
  - ...лучше морду набью, - пробасила полуорка и хлопнула дверью, отчего я вернулась из своих мыслей.
  - Ночью? - Удивилась Алая.
  - А когда ещё? Вы вообще-то в ночном корпусе. Учёба, тренировки и вся наша жизнь теперь проходит с наступление сумерек. Это время нашего проклятия и силы. Нет, красавчик точно что-то напутал.
  - Лиар Дэрриан? - Уточнила.
  - Нет, Тара. Конечно он. Ведь он вас сюда привёл? Вам очень большая честь выпала. Он один из основателей Эрилона. И раз он нашёл вас, то пока будет здесь. На поиски новых учеников он обычно редко ходит. Последний раз год назад Мирану привёл. Вы думаете чего она так рано ушла? Думает, что он сейчас тренировку проведёт. Да кто ему даст! Там очередь к нему, как к Адалару на поле битвы. Ладно, вы пока спите, но помните, что ночь теперь ваш день. Мне тоже бежать надо, - пухляшик скривилась, подобрав с пола сумку. Видно было, что её тренировки не радуют. - Потом поговорим. Очень интересно ваши истории послушать.
  Дверь за ней захлопнулась, а мы с Анаей переглянулись.
  - Вот тебе и хыр... - протянула, подражая Торху, и сложила руки на груди. - А ты мне ничего больше не расскажешь. Что-то мне кажется, что ты про это место знала.
  - Юлана, не злись. Много не знала, только в общих чертах. Мне Диар рассказывал, что есть такое место. Наверное, не думал, что я когда-нибудь смогу сбежать и попасть сюда. Хотя я думала, что Эрилон - это сказки.
  - Кто рассказывал?
  - Тарлэн. Его Диар зовут. И знаешь, я рада, что жива и оказалась тут с тобой. Диар говорил, что магия намного многогранней, чем принято думать. Все зациклены на четырех стихиях, отказываясь признавать все, что не такое послушное воле человека. Есть ещё много других источников силы. Правда, намного опаснее. А ещё есть люди, которые не совсем люди. У них...
  - А, понятно, - перебила девушку, поправила лямку сумки на плече и направилась к лестнице на второй этаж. Искать комнату.
  Что-то много тайн и загадок вокруг. И вроде мне никто ничего не должен, но в душе почему-то так гаденько, противно, словно кто плюнул, как в той песне. Вот тоже захотелось морду кому набить вслед за полуоркой. Это ж надо! Учитель оказался каким-то искателем и важной персоной в мифическом учебном заведении. И даже не наврал, сюда меня взяли и без проверки сил. На условиях зверька с интересными способностями. Опыты теперь ставить будут? А как красиво все звучит! Новая жизнь, обрести надежду!.. Ничего, вот найду информацию, что искать по этому договору, и уйду. Благо Любамира обронила, что выйти можно. А Аная... Мне её искренне жаль. Надеюсь, она обретет эту самую надежду и новую жизнь.
  Деревянная лестница угрюмо поскрипывала в такт с моим настроением. Наверху оказалось четыре комнаты. Первая, как и говорила Мирана, радовала оскалившимся скелетом в полный рост, который ещё и зубами щелкнул, а когда совсем рядом прошла, меня попыталась сцапать высунувшаяся из двери костлявая рука того самого скилета. Еле успела отскочить. Ах ты, нежить хырлавая, так значит, да?! Подошла и впечатала кулак в обнаглевшую челюсть. Черепушка крутанулась вокруг шеи пару раз и снова щелкнув, втянулась в дверь. Нда, с этой точно не поладим.
  Вторая дверь была украшена пауками и летучими мышками. Хорошо хоть не двигались, но я все равно от неё подальше, по стеночке так, прокралась. Третья была приоткрыта. Попыталась заглянуть. Вдруг свободна. И получила по носу этой самой дверью так, что аж на пол села. Нет, ну это слов нет, один хыр приличным и остался, пропади охранитель. Понабралась... Настроение и так ниже Адамировых владений, а тут ещё и двери буйные. Теперь ходить мне с синим носом. Спасибо хозяйке, могла и просто дверь закрыть за собой. И словно в ответ на мысли на двери с жутким скрежетом появилась надпись: "Ещё раз сунешься, найду и голову от туловища отделю". А потом плавно превратилась в корявое, но очень понятное живое изображение написанного, где огромная гора с руками, ногами и хвостом на голове отрывает голову от щуплого мальчика, то есть меня. Даже гадать не надо, чья комната за такой "приветливой" дверью. Так, значит наша последняя и одна на двоих.
  С некоторой опаской приблизилась к комнате без всяких опознавательных знаков. Тёмное дерево даже пахло, будто только вчера срубили и в дверь превратили. Осторожно коснулась ручки, не сводя взгляда с полотна в ожидании чего-нибудь такого же веселого и с удивлением дождалась. Поверхность чуть пошла рябью, ещё сильнее потемнела и стала меняться, приобретая вычурные вензеля, завитушки, причём все выглядело мрачным до жути.
  - Юланка! Ай! Ой! А ну отстань, трупак!.. Ой, я кажется скилет того... Подожди меня! А-а-а-а! Тут пауки-и-и! Спаси-и-и!
  Обернулась и увидела рыжее растрепанное чудо, пришпиленное ко второй двери пауками, а летучая мышь, оскалив клыки, примерялась к тонкой девичей шее. Не ожидала такого от пухляшика. Это похуже скилета будет!
  Подбежала и резко дернула за руку Анаю. Та на удивление легко поддалась и полетела на меня. Оказавшись на полу, узрела такую милую горку праха под первой дверью с черепушкой наверху. Та обиженно щелкала челюстями. Я б тоже обиделась, но больше удивилась, что дом цел. Магия стихийницы обычно точечно не работает. Потом вспомнила, чей скелет угробили, и уже искренне посочувствовала. Только не знаю ещё кому. Миране, мне или Анае. Ну, разборки точно не избежать.
  Встала, хотела помочь Анае, но передумала. Сама поднимется. И снова вернулась к двери, где больше ничего не менялось. Зато в центре мерцал символ и знаки. Где я могла их видеть?..
  - О, печать Адалара, - раздалось сзади, а я вспомнила, гле видела подобное. Надо будет спросить у него, если попадется. Интересно, если сейчас дотронусь, тоже шарахнет?
  
  
  - Ты откуда знаешь про печать? - Все ещё не решаясь зайти, спросила Анаю.
  - Диар рассказывал устройство пантеона богов и их проявления. У каждого есть свой знак. Этот я лучше всех запомнила, потому что совсем не похож на остальные. Он единственный выполнен белым на чёрном. Остальные наоборот. Ой, а тут даже не на чёрном, темно-синем...
  Аная поскребла пальчиком дверь, увлеченно рассматривая линии.
  - Ладно уж, пойдём. Ещё поспать надо как-то, - и чуть отодвинулась, пропуская стихийницу вперёд. Да, мне немного боязно и ничуть не стыдно. И одну мысль хотелось проверить...
  Аная, ничего не подозревая о моих догадках, схватилась за ручку и... я оказалась права. Дверь снова начала меняться, но не полностью, а всего-лишь дополняя. Под печатью Адалара появились четыре цветных знака, которые даже я, неученая, смогла сопаставить со стихиями. Они вспыхнули и расползлись цветными лучами по углам двери, превращаясь в изображения: капли воды и смерч сверху, лепестки пламени и изображение горы снизу. Интересные двери тут... Обернулась и уже подругому осмотрела двери соседок. Понятней не стало, но впечатлилась, подозревая, что те отражают сущность хозяек. И неизвестные мне, едва заметные символы тоже обнаружила в центре каждой. Просто они казались необычной резьбой, на которую и внимания не обратила.
  Но почему тогда печать Адалара? Вроде же определились, что моя стихия огонь? Может из-за моего умения вытаскивать жизнь из-за грани? Но это же милость Адалара всего-лишь, сама даже не помню, как это делается. Или я чего-то не понимаю? Да что там, я совсем ничего не понимаю!
  - Юлана, а тебе не кажется, что это не просто двери? - Глядя на изменения, спросила стихийница.
  - Кажется, - буркнула, все ещё находясь в ненастроении, и уже первой шагнула в приоткрытую дверь. А затем все же спросила: - Что ещё рассказывал Диар?
  Комната оказалась небольшой, с двумя кроватями, столом и большим шкафом. Одно окно, плотно занавешенное темно-зелеными шторами, находилось напротив двери. Вроде и просто, но уютно.
  - Он говорил, что Эрилон - школа изгоев, откуда выходят очень сильные воины и маги. И в основном они служат каком-то тайному ордену, призванному защищать мир от зла. Многие хотели бы уничтожить её, но никто не знает, где стоит Эрилон. Вот и все...
  Значит, изгои... Ну и ладненько. Подошла к шкафу, чтобы положить туда сумку и увидела ряд чёрных одеяний и красных поясов. Бегло просмотрев, обнаружила и платья, и туники, и штаны. И даже чёрное нижнее белье. Зато не надо гадать, что надеть. Мрачно тут у них. Закинула сумку и направилась к окну. Оно выходило на сторону, где был вход. В темноте блуждали какие-то огоньки. Их становилось больше и я поняла, что это люди с магическими светляками. Просто чёрные одежды сливались с темнотой ночи. А затем даже смех различила. Ночь на глазах оживала, а чуть в стороне разглядела светящуюся зеленоватым строение, похожее на большую башню с ответвлениями.
  - А, ну ещё знаю, что здесь простое деление по силе на дневных и ночных, - дополнила Аная, подойдя ко мне и заглядывая в окно. - Не очень понимаю, что это значит. Но нас точно отнесли ко вторым. Ух ты! Здесь что, правда ночью учат?
  - Не люблю ночь, - фыркнула. - Это время сна.
  И быстро начала раздеваться, решив положить конец разговорам и уснуть, загасив любопытство. Откинула покрывало, удивившись, что простыни не чёрные, а белые, и с некоторой опаской нырнула под одеяло. Надеюсь, кровати тут без сюрпризов. Странно, что ещё все спокойно воспринимаю, будто все мне совсем не ново. Прикрыла глаза, выкинув все мысли из головы, но сон не шёл. Тихо скрипнула кровать Анаи, послышался печальный вздох. Я промолчала, хотя хотелось что-нибудь ядовитое сказать. Не замечала за собой такого раньше. И есть что-то хочется. Повернулась на другой бок. Нет, ну не кухню же идти искать! Пирожков бы сейчас... С капустой...
  
  Глава 8
  
  Сон про еду резко закончился, будто кто оборвал. А я только собиралась снять с огня запеченного кролика. В животе заурчало, а следом пришло четкое понимание, что я не одна и это не стихийница. Чей-то острый взгляд буравил, словно тот самый третий глаз вковыривал. Ну и хыр с ним, у меня кролик недоеденый, пусть и во сне. Отвернулась и сразу покрылась мурашками. Одеяло то уползло. Резко села, развернувшись, и чуть не свалилась с кровати.
  - Вставать пора, жизни косить, песни петь. Погода как раз подстать, - весело произнёс кто-то звонким юным голосом из-под чёрного капюшона длинного балахона, скрывающего непонятно кого, но очень жуткого и точно мужского пола. Особенно коса впечатлила, небрежно закинутая на плечо и придерживаемая рукой, затянутой в чёрную кожаную перчатку.
  - Ты кто? - Спросила, пытаясь потянуть время, пока шарила рукой под подушкой в поисках ритуального кинжала.
  - Это ищешь? - В другой руке неизвестного сверкнул мой кинжал. - Небезопасно спать с таким оружием. Даже я с тильером не сплю, - поставил косу рядом, любовно погладив лезвие, не выпустив при этом мой клинок. - Раз попробовал по молодости и части лица лишился. Так и хожу с половинкой. Ах, да, я твой путевой. Не скажу, что рад, но выбора мне не предоставили.
  Если мне и хотелось заглянуть под капюшон, то теперь перехотелось. И что за путевой?
  - Ты кто? - Да, повторяюсь, но это спросонья. И тут вспомнила, что та лиара, что привела нас, что-то говорила про утро и путевого, который придёт с инструкциями. Но не в комнату же! Надо и мне какой скелет на дверь прилепить.
  Под капюшоном на миг вспыхнули две красные точки и погасли. Коса опять переместилась на плечо. И в этом движении я увидела угрозу. Моего кинжала тоже не было видно, но стоило чуть пошевелить рукой, как я наткнулась на холодное лезвие. И когда успел вернуть?
  - Значит так, - уже серьёзным тоном отчеканил этот гость. - Я не люблю повторять дважды, это утомляет. Но сегодня сделаю исключение. Я твой путевой, призван не будем уточнять откуда, но вот этой чудесной дверью и по воле тоже не будем углубляться чьей. Это не столь важно. Мне все это удовольствия не приносит, двери я бы давно уничтожил, но увы, приказ. Сейчас совсем не утро, я дал тебе проваляться почти сутки, глядя твои не впечатляющие сны. Потому переход на новый режим занял меньше двух дней. Вот твоё расписание на сегодня. И начнём с кролика. Кухня внизу, до первого занятия два часа.
  Небрежным движением путевой извлек из-под балахона свиток и кинул мне на колени. Не удерживаемый, тот скатился на пол и исчез под кроватью. Даже не пошевелюсь, чтоб поднять.
  Путевой значит? Дважды не повторяет? Я конечно безродная, сирота, но так со мной разговаривать не позволю. Привыкшая к уважению сельчан, я на удивление разозлилась. Сила пыталась вырваться против моей воли, явно отражая моё злое разбуженное настроение, но я удержала её за стеной, спасибо тренировкам с учителем. Неспешно обулась, всунула кинжал за голенище и молча в одной ночной рубахе направилась за одеждой, заприметив все ещё безмятежно посапывающую Анаю. Выудила штаны и тунику, неспешно напялила и подвязала на талии немного большое мне одеяние тем самым красным поясом. Путевой все это время не сдвинулся с места, наблюдая за моими действиями.
  - Не впечатляет, - помотал тот головой, отчего капюшон колыхнулся.
  Это стало последней каплей моего терпения. Захотелось просто ударить куда пониже. Чтоб эта каланча тоже чуть пониже стала и свысока не разговаривала. Вот просто взять и поддаться порыву. Неспешно подошла к выскочке и как можно точнее коленкой так неожиданно примерилась. И встретила пустоту! Он просто увернулся!
  - Ай-яй-яй, - прицокнул языком этот... этот... р-р-р-р!!! Слов приличных не осталось. Зато так обидно стало! - Нехорошо так со старшими обращаться, лютик мой.
  И меня понесло... Сила вырвалась красной полыхающей сетью, вмиг опутав мою цель и начиная её медленно сжимать. Где-то на краю сознания подумала, что это неправильно, так нельзя. Капюшон упал на широкие плечи, явив совсем не половину лица, а вполне нормальное и даже красивое. Только очень бледное, с заостренными чертами. Чёрные волосы, собранные в высокий хвост и перевязанные кожанными шнурками, ещё больше оттеняли бледность и открывали заостренные уши. В расширившихся светло-серых глазах застыл страх. Слишком юный голос и оказавшееся подстать молодое лицо не вязались с древностью, отразившейся в них.
  - Я все... понял, - прохрипел путевой.
  - Юланка? Что происходит?
  Голос Анаи и удивление в нем разрушили мою злобу. Сеть пропала, путевой рухнул на пол от неожиданности, живописно распластавшись чёрным пятном на полу, а я непонимающе хлопала глазами. Это что такое было сейчас? Это я зачем напала? И как получилось? Я ведь не хотела...
  - Твои глаза, - прошептала Аная, - они были цветные... синие. И в них был огонь... А теперь опять пустые. А кто это? - Резко перевела она тему, но я очень удивилась её словам.
  Чёрная ткань шевельнулась и путевой вскочил на ноги. Тихо и будто недовольно звякнула коса, занявшая свое место на плече.
  - Начнём сначала, - обоятельно улыбнулся всеми зубами парень, будто ничего и не произошло. - Я Сэл, твой путевой. Призван сутью твоей души этим милым артефактом, - кивнул на дверь, - и являюсь подвластным - ох, не люблю это слово - духом, чтобы слу... эм... помогать освоиться на новом месте. Место довольно примечательное, древнее, полное магии и везде шныряют желающие вас уничт... эм... научить ею управлять. Мне можно появляться везде, кроме мест, предназначенных для обучения. Ты обучаешься на втором уровне корпуса адаптации, что весьма...
  - А я? - Перебила Аная, смущенно натягивая на себя одеяло.
  Лицо Сэла брезгливо скривилось. Затем последовал небрежный взмах и из двери вылетел громко верещащий радужный шар.
  - Твой путевой, - скривился ещё больше. - Противная и шумная тварюшка. Пусть она тебе все и объясняет. Она так шумела, что не запри я её в двери, разбудила бы ещё на рассвете. Кто вообще додумался вас в одну комнату поместить?
  Шар продолжал носиться по комнате, а затем завис напротив Сэла и выдал такую писклявую и содержательную тираду, что у меня не только уши покраснели, но и все остальное полыхало. Шарик оказался кем-то вроде помеси белки,енота и птички, сильно обожравшегося, пухнатого, с ма-а-аленькими крыльями. И при этом ещё и радужного.
  - Сгинь, мелочь, - щелкнул Сэл ту по носу, и шарик с обиженным "пи-и-иу" отлетел точнехонько Анае на коленки, где продолжил пискляво жаловаться на жизнь и отдельных её представителей. - Кстати, ты забыла расписание.
  Перед глазами появился свиток, протягиваемый очень близко оказавшимся ко мне путевым. Аж дыхание почувствовала затылком.
  - И поторопись, до занятия осталось не так много, лютик.
  - Не называй меня так. Что за занятие? - Покосилась на стихийницу, удивлённо взирающую на быстро что-то говорящую той зверюшку. Удивительно! Оно правда разговаривает! Надо потом спросить, что оно такое у Анаи.
  - Посмотри сама, цветочек, - помахали в очередной раз перед глазами свитком.
  - Юлана, - недовольно поправила.
  - Я знаю, - снисходительно, заставив почувствовать себя ребёнком.
  Гхыр-р-р! Что за дух такой!? Или это мне так везёт? Схватила свиток и, развернув, уставилась в выведенные буквы. Первым пунктом значился зал зеркальных медитаций. Дальше шли зал боевых сил и практика применения ядов. Интересно, пить заставят? Хехе. Потом свободное время и зал исторических наук.
  - Ну как? Понравилось?
  Вот тон, с которым он задал вопрос, совсем не понравился. Прям так и жду подвох.
  - А должно?
  - Ну как же? Это ведь так весело! Сначала запрут в отражении себя же, потом, если выберешся, запинают ногами, а дальше, если все ещё сможешь хотя бы ползти, отравят.
  У меня отвалилась челюсть, которую услужливо поставили на место и бровями ещё так вверх-вниз подергал. С-с-сволочь! Издевается! Да? Ой, что-то мне тут срочно библиотека нужна...
  - Ну а там можно и пообедать будет, - продолжил издеваться. - Если повезёт, то противоядием. Можно и предсмертным последним обедом. Что выберешь. А в конце историю какую расскажут.
  - И в библиотеку можно будет сходить?
  - Конечно! А зачем?
  - Противоядие искать в книжках, - рыкнула.
  - Можно и в библиотеку. Хотя вряд-ли ты там что-то найдёшь.
  - Почему? - Сердце вдруг гулко забилось.
  - Там нет таких знаний.
  - А где есть? - Вот почему-то мне казалось, глядя в светлые, серые глаза, что речь идёт совсем не о ядах...
  - В хранилище. И доступ в него весьма ограниченный.
  - Сильно?
  - Тебя не пустят.
  Пристально посмотрела на путевого. Тот смотрел на меня и вдруг подмигнул. Такое чувство, что он что-то не договаривает. Ну ничего, я начну все же с библиотеки, а потом найду как попасть в хранилище. Если занятия переживу...
  
  ***
  У Анаи оказалось точно такое же расписание, как и у меня. Её путевой тоже был духом, какого-то древнего и давно вымершего магического разумного существа с зубодробительным именем, котрое Аная не запомнила и называла его просто - Пушок. И добавила шёпотом, что он странный и неуравновешенный, но очень милый, так бы и затискала. А вот рассказ о занятиях отличался. Сначала у нас будет медитация с погружением в свою силу, чтобы лучше узнать её и научится контролировать. Причём все будет под руководством преподавателя. Потом обыкновенная тренировка с изучением боевых приемов, где все опять же под контролем старшего. Не запинают до смерти, но и сладко не будет. А вот яды действительно придётся испытывать, как и искать противоядие. Но опять же, умереть не дадут. Да и какие-то знания по этой теме у меня имелись. Опять же благодаря лиару Дэрриану. А Пушок ещё и возмутился, надув щеки и распушив беличий хвост, что, цитирую: "Это учебное заведение, дя! Не камера пыток, неть! Строгое, дя, и почти безопасное. Дя!". Правда это его "почти"...
  На мой осуждающий взгляд Сэл пожал плечами и пробурчал что-то типа "в учёбе, как в бою, а неученье - смерть". Ещё и коса так зловеще сверкнула. Ещё немного и слова на лезвии проявятся, как лозунг блюстителя знаний.
  Махнув на все руками и решив, что будь все как есть, направилась позавтракать. Где там кухня и обещанный кролик? А то даже не припомню, когда ела последний раз.
  Открыла дверь и с секундной задержкой закрыла. Скелет там я обнаружить никак не ожидала. Вот говорила же, что разборок не избежать! Чем бы подпереть?
  - Эй, новенькая, открой. Поговорить надо.
  Вот хыр... Он тоже разговаривает!
  - А, Некромус пожаловал, - развалился на моей постели Сэл, заложив руки за голову. - Ты мне прилично должна, лютик. Мне пришлось такую девушку обломать! Лучше бы меня к ней приставили... Хотя если на тебя взглянуть под другим углом, ты тоже ничего, - быстро добавил. Боится что ли?
  - У неё теперь новая стрижка и новый враг. И это не я, понимаешь, - и опять бровями так вверх-вниз.
  Что? Ну это уже ни в какие пирожки не весело! С этим надо что-то делать.
  Резко распахнула дверь и уставилась на скелет. Этот был не такой, как на двери. Более живой. Ага, живой скелет, у которого при виде меня глазницы засветились красным. Что-то во мне решимости поубавилось.
  - Чего надо? - Грубо выпалила больше из-за неуверенности, чем от желания грубить.
  - Тут это, - начал нервно заламывать руки скелет.
  Ого! Это чего он, тоже боится? Стало очень любопытно, что скажет. Но тут раздалось "хрусь" и мы с удивлением уставились на кость, которая палец, отломанный от усердного заламывания рук Некромусом.
  - Я чего хотел-то, - спрятал руки и палец за спиной скелет и ножкой так шаркнул. - Ты бы приструнила свою стихийницу, её потоки проконтролировала. А то тут и так все силы на учёбу уходят. Мираночка вот расстроилась...
  Э-э-э... Мою стихийницу? Контролировать? Повернулась назад. Аная покраснела и смущенно посмотрела в потолок. Сэл пожал плечами и, заложив руки за голову, стал насвистывать какой-то нерадостный мотивчик. Вот так, да? Дел натворили, а я разгребай?
  - Хорошо, уважаемый Некромус, - повернулась к скелету, - проконтролирую.
  Дух встрепенулся и отвесил поклон. Черепушка вдруг шмякнулась на пол.
  - Упс, конфуз, - прошелестел дух и, шустро подняв свою голову, исчез.
  Закрыла дверь. Повернулась.
  - Я постараюсь никуда не лезть, - тут же отозвалась Аная. - Честно-честно!
  Посмотрела на Сэла.
  - А я что? Это мои обязанности, защищать комнату от посягательств и недобрых намерений.
  - Это был путевой Мираны? - Решила уточнить некоторые детали, пытаясь быть спокойной и ничему не удивляться. Да и куда уж! Дальше некуда!
  - Угу, - кивнул.
  - И кто наши соседки? - Решила устроить допрос.
  Путевой сел на кровати, поигрывая кинжалом. Это что, мой?! Когда успел?!
  - Если в общем и без подробного анализа, то красивая стерва - некромант. С её путевым ты знакома. В соседней комнате громко храпит вампирша. У неё путевой в виде такого милого паучка с тебя ростом. Халемус. А у полуорки дар берсерка и огромная физическая сила. Но её лучше не злить. Сила у всех здесь на разных стадиях контроля и у неё пока с контролем беда. Хотя с этой, - кивнул на Анаю, которая в ответ ребячески показала язык, - никто не сравнится. Ну и путевой у неё подстать - голем. Оба довольно необщительны, что к лучшему. Ещё вопросы?
  - На дверях кто? Путевые?
  - Ха-ха, смешно. Это наши охранки на время нашего отсутствия. Всего лишь Фантомы.
  Подошла к Сэлу и отобрала свой кинжал, вернув на законное место. Одарила красноречивым взглядом.
  - Бррр! Не смотри так, это жутко, - передернул плечами.
  - А ты не воруй.
  - Так о тебе ж и беспокоюсь, ещё порежешься.
  - О себе переживай, - намекнула на недавние события. - У всех здесь есть такие, как ты?
  - Естественно.
  - Зачем? - Присоеденилась к допросу Аная. Сэл скривился. Явно ему не нравится девушка. Но я взглядом дала понять, что вопрос и меня интересует.
  - Контроль, лютик. Вам дали подобие свободы, расселив в дома, где вы себя сами кормите, обслуживаете и пытаетесь не прикончить соседей. В идеале - подружиться. А мы проследим, подскажем-расскажем и направим. Не преподавателям же с вами жить.
  Доля логики была в этом. Но это совсем не свобода, а тотальный контроль. Даже эти фантомы на дверях больше воспринимаются, как призванные следить. Тюрьма какая-то.
  - И кому надо вы тоже докладываете?
  Сэл пристально посмотрел мне прямо в глаза...
  "Но не я..." - пронеслось в голове.
  Удивлённо округлила глаза, а путевой подмигнул и просто растворился. Вот все они так...
  Хорошо хоть на вопросы ответил. Значит некромантка, вампир и берсерк. О них я тоже читала, учитель приносил учебник по исчезающим древним рассам. Но никогда не думала, что увижу их вживую.
  - Может, все же позавтракаем? - Подошла ко мне Аная.
  Посмотрела в окно, где солнце почти спряталось. Это скорее ужин... Кивнула и мы отправились искать кухню.
  
  Глава 9
  
  Кухня нашлась быстро. Как и наши соседки. Мирана встретила полным яда взглядом, прошипев "я не забуду". А потом встала и ушла, хлопнув дверью. Чего злится? Мы то тут причём? Ну подумаешь фантом испепелили, так новый же висел, не хуже прежнего зубами щелкал, мы видели. И стрижка ничего так получилась, ей идет. Да и удобней с короткими волосами, по себе знаю. Но лучше быть начеку. Хотя, некромантам же вроде мёртвых подавай, а я живая, да и договор висит над головой, не примет меня Адалар раньше времени, назад отшвырнет.
  Гера с каменным лицом потягивала какой-то отвар из огромной кружки, а Любамира спустилась следом за нами, сонно потирая глаза и широко зевая. Помня, что та оказалась вампиром, взгляд сам потянулся искать клыки. Их не было видно. Досада какая... И куда спрятала? Хотя, вспоминая учебник, у них вроде как вторая ипостась есть, которая мышь летучая. Может у той клыки имеются?
  - Чего стоим? - Зевнула и прищурила маленькие глазки пухляшка, протирая очки. - Проходите. Готовить может умеете?
  - А что? - Спросила Аная.
  - Да так, мою стряпню почему-то не едят. Подозреваю, что не вкусно. Гера может только на вертеле в поле дракона зажарить. Поля нет, и вертела нет, драконы вообще миф. Мирана только яйца варит взглядом. И они закончились ещё вчера, а идти к кладовому очередь Геры.
  - И чего не идёт? - Спросила я, а полуорка зарычала, громко стукнув кружкой по столу, резко встала и ушла, опрокинув стул.
  - Не поделили чего-то в прошлый раз, - пожала плечами Любамира, провожая Геру взглядом.
  - Ясно, - поняла, что готовить придётся нам, а вернее мне. Аная тоже та ещё повариха, хотя успехи были. - Что тут у вас есть сьестного?
  Любамира показала кладовую, где в некоторых местах было холодно, как зимой. И кроличья тушка там правда нашлась, как и множество другого замороженного мяса. Вот только времени на кролика уже не было. И об этом постоянно верещал Пушок. Потому кусок свежего сыра и травяной отвар составили нам завтракоужин. Вампирша скривилась и тоже ограничилась отваром, грустно вздыхая. Надо будет самим найти кладового.
  Быстро допив, Любамира ушла, да и мы особо не рассиживались, а вот Пушка хотелось прихлопнуть. Теперь я была согласна с Сэлом, та ещё тварюшка. Одна Аная умилялась и не обращала внимания. Нашли друг друга два чуда. Потому, стараясь не нервничать, направились на выход.
  - И куда теперь? - Растерянно озвучила Аная и мой вопрос.
  Мы стояли на крыльце, обе в чёрном, и наблюдали, как медленно загораются то там, то сям тусклые магические огни в сгущающихся вязких сумерках. Перед домом на некотором отдалении пролегала дорога в обрамлении густого кустарника и деревьев. По левую и правую сторону от нашего темно-серого каменного дома стояли такие же. А вот через дорогу высились светло-серые, почти белые. Из такого дома напротив вышла девушка в бежевом платье, подвязанном красным поясом. Одарив нас ничего не выражающим взглядом, посмотрела вверх, поджала губы и нырнула обратно. Хм, это, наверное, дома тех, кто учится днем. Нормальные, в общем. Не то, что мы. Интересно у них все устроено. Целый городок.
  - Я провожу, дя! - Замельтишил Пушок, молнией летая туда-сюда перед нами и прерывая наши гляделки, и шустро поплыл вперёд к дороге, где свернул налево. Мы следом, пытаясь не отстать.
  Башню впереди я узнала. Та самая, что видела в окно комнаты. Посмотрела вокруг. Домов по обе стороны оказалось примерно с десяток и наш был предпоследним. Потому по мере продвижения, девушек становилось все больше. Интересно, а парни где? Или изгои у нас только женского пола?
  На свой вопрос я получила ответ у подножия оказавшейся гиганстской башни, от которой отходили рукавами каменные коридоры, заканчивающиеся башнями поменьше. А зелёным как раз светилась сама кладка. Интересно, почему? Хотела спросить Пушка, но поняла, что уже довольно давно не слышно его писка. Наверное, здесь он не может находиться, Сэл говорил что-то про запрет на места проведения занятий. Что же до парней...
  - Какая прелесть, у нас небывалое событие - новенькие! - Протянул смуглый высокий парень, оторвавшись от подпирания стенки и подавшись чуть ближе. - Хм, слепуха и рыжуха-повадырь. Или быть может вы башней ошиблись? Первый уровень с противоположной стороны. И в кого у вас такие путевые непутёвые?
  Вокруг раздались противные редкие смешки. Да, парни были и не один. И вот почему-то стало неуютно и досадно. Ведь с таким пренебрежением я не сталкивалась.
  - Не ошиблись, чтоб тебе в Багорских топях провалиться, - ответила, готовая все же дать отпор, но Аная потянула меня в сторону, где виднелись группки девушек. Этим она спасла этого гада, потому что я чувствовала, как сжалась пружиной сила, готовая наказать. Странно, я ведь не особо злилась... И вообще, что-то я саму себя уже боюсь и совсем не понимаю.
  - Топи? Не составишь компанию? - Весело отозвался вслед парень. - Тут недалеко, за стенкой. Я тебе что-нибудь потрогать дам. Говорят, вы на ощупь все познаете. Один я там уже был и как видишь, не утоп, детка. Можешь и рыжуху захватить.
  Резко остановилась, чувствуя, как все же просыпается ярость в ответ на его намеки. Развернулась посмотреть в глаза глупцу, посмевшему насмехаться надо мной и Анаей. Но он не встретил мой взгляд. Зато широкая спина, заслонившая обзор, отлично его перенесла.
  - Вэлиан, не трогай их, - лениво произнёс другой парень, невысокий и коренастый, с русыми волосами, заплетеными в тонкие косички, удерживаемые повязкой на лбу. Передо мной была именно его спина.
  - А то что, Зи?
  - А то ты не понял? Минули первый уровень. Такие исключения имеют покровителя. Не Волег ли их привёл? Ты сам его видел сегодня.
  - Мне плевать на него и на весь Эрилон с его порядками и наставлениями. А Дэрриан давно уже должен был сдохнуть со своими опытами. Может все стало бы проще.
  - Да-да, это мы уже сто раз слышали. Как и твои сверхточные предсказания. И ты бы потише, а то услышит искатель и пойдёшь Багора обезвреживать. Вроде как он снова опасен, - повернул голову к нам парень, чей пристальный взгляд оказался каким-то недобрым. Ещё и показалось, что зрачок так сузился, став вертикальным. А затем парень полностью развернулся к нам.
  И чего это он смотрит так? А не о том ли милом монстрике речь? И что значит "там уже был"? Это что, мы Багорские топи прошли? Это ж... просто выражение!
  - Да пошёл ты!..
  - Что, тоже в топи с тобой? Извини, меня девушки больше привлекают, - ухмыльнулся Зи, даже не повернув головы и все так же сверля нас взглядом. В ответ послышалось незнакомое ругательство, заставившее удивлённо заглянуть за нежданного защитника.
  Парень, который Вэлиан, сжал руки в кулаки, челюсти напряглись, разве что скрип не слышен, а затем резко развернулся на пятках и молча пошагал прочь, зло задевая плечом всех, кто стоял на пути.
  Нда, неуравновешенный тип. И тут его явно всерьез не воспринимают.
  - Извините, девушки. Вэлиан совсем больной на голову. Видеть тысячи вариантов будущего то ещё удовольствие, как и попытки его исправить. Я Зигард, старший второго уровня. Можно просто Зи. Обращайтесь, если что надо.
  И все это было сказано без тени приветливости, ровно и даже лениво. Похоже, что озвученная должность его совсем не привлекала. Наверное, только навязанные обязанности и заставили его заступиться.
  - Благодарствую, - ответила в тон, не испытывая доверия к новому знакомому.
  - Все собрались? - проигнорировал меня, обводя взглядом присутствующих. - Тогда идём.
  И Зи направился к входу в башню.
  - Не обращайте внимания, - подошла к нам Любамира, - Вэлиан всех периодически цепляет. Ему просто больше нас известно. Правда его поведение уже у всех поперёк горла стоит. Эх, узнать бы свое будущее, так не скажет ведь или соврет что похуже. А может и какой вариант помрачнее рассказать и жить расхочется.
  - А этот кто у вас? - Кивнула на старшего, который снял с шеи медальон, вставил в центр двери и начал чертить какие-то знаки потоками силы.
  - Зигард? Он оборотень. Правда никто не видел его истиную ипостась. Так, только слухи...
  - Как это истинную? А сейчас какая?
  - Ну... Его Эрха заперла в теле человека, его второй ипостаси. На нем вроде какое-то проклятье, которое снять пока не удалось. Повторяю, это все слухи. Правду только Зи может сказать, но никто не осмелится спросить. Он страшный какой-то. Вы его глаза видели?
   Значит не показалось... Кивнула. Змеиные у него глаза.
  - А теперь он что делает? - шёпотом спросила Аная.
  - Вот не понимаю, как вы на второй уровень попали!? - Вздохнула пухляшка в который раз. - Это башня измерений. В ней огромная пространственная сила. Любой мир доступен, главное ключ к нему иметь. Но и по нашему можно путешествовать, как портал тоже работает, правда в обратную сторону попасть можно только имея ключ, которых вроде всего три. У Зи ключи от сегодняшних мест обучения и один ключ возврата.
  - Остальные башни тоже такие? - Спросила Аная, а я поняла, почему нас повели через болото, а не сразу сюда. Кто ж выпустит такой ключ из стен Эрилона.
  - Нет, - захихикала пухляшка, хрюкнув в кулак, - вы что! Они все разные. Одна, с противоположной стороны - обыкновенная, там учебные для первого уровня, ну и для второго по некоторым наукам. Сюда приходят обучатся второй и третий. А две остальные - жилые для преподавателей дневных и ночных соответственно. Центральная, что низкая и широкая, в башенном круге - место проведения совета и сбора всех по разным случаям. Ну и заодно она же накопитель магии.
  - А библиотека где? - Не забыла спросить.
  - В башне первого уровня, - поправила пухляшка очки, и только потом удивилась моему вопросу. - А тебе зачем?
  - Заполнять пробелы в знаниях, чтобы тебя распросами не донимать.
  - Да я лучше расскажу! - Надулась эта любительница рассказов. Так и знала, что ей нравилось нас учить и возмущение - лишь видимость.
  Зи закончил размахивать руками и толкнул дверь, не забыв вынуть ключ и повесить его на шею. Стало очень любопытно, что за ней. Все собравшиеся парни и девушки по одному начали заходить внутрь. А какие все хмурые! Будто на казнь ведут. Я прониклась.
  - Что-то мне не хочется туда, - сделала шаг назад стихийница. Прям мои мысли прочитала. Но ведь любопытно же!
  - А надо, - нравоучительно проговорила пухляшка. - Как ты собираешься силой управлять? Тем более у тебя вообще случай сложный. Проще убить, хихи, - попыталась пошутить Любамира, но увидев наши вытянутые лица, смутилась и поспешила следом за всеми.
  Я ободряюще взяла за руку Анаю, хоть и самой бы поддержка не помешала. И мы последними нырнули в проход, залитый ослипительным сиянием.
  
  ***
  
  - Мы называем этот мир зеркальным, - прошептала оказавшаяся и здесь рядом с нами Любамира.
  Я щурилась от яркого света, не понимая, зачем вообще бодрствовать ночью, чтобы попадать вот в такое вот место. Я так запутаюсь. День, ночь... Голова кругом и мозги набекрень.
  - Зачем вообще это деление по режиму дня? - пробурчала, ни к кому не обращаясь, и одновременно пыталась проморгаться, чтобы осмотреться вокруг.
  - Чтобы обучаться в пик своей силы, дитя ночи. А здесь ваша сила более слабая, а значит не так опасна для окружающих и вас самих. Я так полагаю, ты та самая новенькая? А вот и вторая...
  На нас изучающе смотрел седобородый да седовласый низенький старичок в таком же чёрном одеянии, как наше, но с белым поясом. Его на удивление молодые глаза, казалось, видят насквозь, а немощное на первый взгляд тело наверняка ещё очень крепкое.
  - Я мастериус Беломир, помогаю усмирить ваш дар и обрести гармонию и целостность.
  И замолк, будто чего-то ждал в ответ. Я тут же спохватилась и представилась, Аная - следом.
  - А теперь приступим, - развернулся Беломир.
  Мы были в бескрайнем поле с огромным озером, чья поверхность светилась, будто солнце. Оглядевшись, заметила ещё озера на некотором расстоянии. Ноги вязли в белесом мелком песке. И ни ветра, ни травинки... При этом совсем не жарко и не холодно, хотя на небе не было и облачка, а солнечные лучи приятно касались кожи, не обжигая. И все равно как-то жутко. В тишине этого места вдруг раздался смех, озеро пошло рябью и на поверхности появилась странное существо, которое тут же исчезло под водой. Только большие рыбьи глаза да длинный серебристый хвост и успела заметить.
  - Это сирены, - прошептала Любамира. - Они тут хозяева. Не бойтесь, безобидные. У Эрилона с ними договор. Они нам одно зеркало свое в пользование, а мы им воду.
  - Зачем им вода? У них же её вон сколько! - Удивилась Аная.
  - Ага, мы все так думали, но как раз с водой у них плохо. Посмотри вокруг, сплошной песок. А озера совсем не озера. Сама увидишь.
  Мастериус подошёл к краю небольшого озера, которое и не озеро оказывается, а мы все стояли за ним в нескольких шагах. Старик поклонился в пояс и начал двигать руками. Раскинул в стороны и медленно свел вниз, будто воду зачерпнул, а затем поднял вверх. Одновременно из "озера" отделилась часть в виде огромного серебристого шара, чья поверхность и правда была словно зеркало, отражая нас. Старик развернулся к нам и шар поплыл, зависнув над нашими головами. Я заворожено смотрела в зеркальную поверхность, ощущая, как сильно бьётся сердце, замедляясь. И тут меня потянули за руку. Это Любамира пыталась что-то сказать, усиленно корча рожицы. Или давая какой-то знак? Огляделась и заметила, что парни и девушки рассаживаются на песке полукругом на расстоянии нескольких мер друг от друга. Причём так, чтобы старик был в центре. Недалеко приметила бледную Мирану и хмурую Геру. А вот Вэлиана не было... Не долго думая, села там, где стояла. Аная уселась чуть подальше, скрестив ноги, как все.
  - Ничего не бойтесь, ничему не удивляйтесь, - произнёс Беломир. - Все, что увидите - ваша сила, часть вас. Это все вы. Страх только навредит, дети ночи. И помните, я рядом и я смогу вас направить в правильную сторону. Вы управляете силой. Не она вами. Просто смотрите.
  Мастериус схлопнул ладони и шар с тихим звоном рассыпался на тысячи осколков, которые закружились вокруг и собрались перед каждым в овальное зеркало. Я вспомнила наши занятия с учителем. Он ведь тоже обучал медитации с помощью зеркала, где сосредотачиваясь на изображениии себя, я могла видеть потоки, свою силу, пыталась строить и опускать стену внутри себя. Только вот зеркало было обычным, не таким... Здесь я впервые видела свои глаза не синими, а белесыми, какими видели другие. И правда жутко. А чёрные одежды так и совсем делали меня мрачной, другой. Я рассматривала себя и отстраненно слушала знакомые слова, произносимые другим голосом. Сосредоточиться на отражении, увидеть потоки своей силы, мысленно коснуться их. Сейчас было совсем просто. Все вдруг исчезло, оставив меня наедине с отражением и словно переместив в другое место. Я не могла сказать, куда, но здесь было уютно, здесь я уже была. Отражение вдруг улыбнулось. Я вздрогнула, но тут же успокоилась, ощутив незримое присутствие учителя. Нет, не его... Другого. А отражение начало меняться. Короткие волосы отросли, мягкими волнами закрыв плечи. С глаз исчезла белесая пелена, явив глубокую синеву с всполохами огня, который мерцал все ярче. Выражение лица стало насмешливо-ироничным, изменив черты. Даже осанка стала другой. Это былы я и не я. Более красивая, уверенная, без печати одиночества...
  - Я - это ты, - ещё шире улыбнулось отражение, а затем последовал резкий выпад. Меня затянуло в зеркало.
  
  
  Даже вскрикнуть не успела, но сразу же успокоилась, оказавшись перед знакомой картинкой. Клубок чёрных и серебряных нитей силы казался больше, чем в прошлый раз, а кружившее вокруг пламя уже совсем не пугало.
  - Ты все ещё не приняла себя, - услышала печальный голос, а затем и увидела с противоположной стороны свое непонятное отражение.
  Огонь вдруг взметнулся и окутал её. Подумала, что это все, конец, сгорит и пепла не останется. В смертельной силе этого огня я почему-то не сомневалась. Девушка же рассмеялась и провела рукой, будто гладила пламя. То в ответ изогнулось, послушное тонкой руке.
  - Кто ты? - Произнесла.
  - Я - это ты.
  Очень понятно. Ладно. Зайдем с другого бока.
  - Что тебе надо?
  - То, что и тебе. Воспоминания. Мы одно целое. Правда, я та часть, которую хотели спрятать.
  - От кого? - Насторожилась.
  - От врагов, - лицо напротив стало серьёзным.
  - Почему я ничего не помню? И почему тебя раньше не было? И что это за сила? - Начала сыпать вопросами, понимая, что другая я знает то, что неведомо мне.
  - Ещё не пришло время для ответов. Ты ещё слишком слаба, чтобы бороться с прошлым. Но уже скоро. А сейчас тебе надо поторопиться.
  - Куда?
  - Разве ты не чувствуешь?
  И действительно, я ощутила знакомые потоки, которые тянулись ко мне. Голова вдруг стала лёгкой, мысли четкими, а по серебряным нитям начали пробегать радужные молнии. Подумала об Анае, заворожено наблюдая игру бликов и ощущая, как пьянею от этой чужой силы. Нет, это не моё!
  Попыталась выстроить стену, закрыться от всего непонятного, спрятаться, как раньше.
  - Нет, не надо сопротивляться, - моё отражение появилось напротив с неясной тревогой в таких привычных мне глазах.
  И будто внутренний голос, я послушалась.
  - А теперь закрой глаза...
  И опять послушалась.
  Реальность подступала неторопливо. Сначала ощутила покалывание на коже, затем услышала завывание ветра и только потом осознала, что вокруг царит песчаная буря, а колется песок. Сразу поняла, что сила стихийницы опять вырвалась хаосом. Как давно? Вокруг ничего не было видно, но я помнила, где она сидит. Прикрыв лицо рукавом, поползла к сжавшейся в комок Анае и обхватила дрожащее тело руками. А зоодно перестала сопротивляться. Голова начала кружится ещё больше, но если раньше я не осознавала, то теперь впервые понимала, что происходит. Я поглощала её силу, выпивала лишнее, накапливая и становясь сильнее. А ещё хотелось кому-нибудь что-нибудь сломать. Пусть бы кто объяснил, что я такое! Правда если ломать, то себя. Ведь получается, что я все знаю, но забыла? И как вспомнить? А какая-то часть меня и не хотела вспоминать. И с учителем бы поговорить, ик! Хехе. Эта морда секретная больше не уйдёт от ответов. А то - тебе все расскажут, сама узнаешь! Я тебе сама все выскажу, ик!
  - Ана-а-ая, - протянула на ухо девушке, глупо улыбаясь и похлопывая ту по плечу, - все хорошо. Давай затихай, а то песок колется.
  И все резко прекратилось.
  - Юланка? - Меня неловко отстранили. Какие большие у неё глаза. Голубыя-я-я...
  - Я, кажись, твою силу опять того, ик, съела, - попыталась принять виноватый вид, но ухмылка имела свою волю, не желая виниться.
  - Скорее выпила, - поправила Аная со смешным выражением удивления на лице.
  Отстранилась, пытаясь сесть. А земля-то вертится, но задумка удалась, спасибо стихийнице. Вокруг высились песчаные холмики, из которых появлялись разные части тела, слепляясь в людей. Они отряхивались, ругались, вздыхали, причитали, охали. А этот старик, который мастериус, совсем смешной. Фыркает так, голову на бок наклонил и в ухе поковырял. Наверное песком забило. Ой, а чего это он так смотрит? И сюда идет, прихрамывая...
  - Стихийница? - Спокойно и с искренним любопытством.
  Кивнула почему-то я. Не, ну на меня же смотрел.
  - Кто вас, говорите, привёл? - Ласково так. Аж подозрительно.
  - Лиар Дерриан, ик, - сдала с улыбкой довольного обьевшегося кота. А что? Все равно ведь кто скажет, даже если промолчим.
  - Ага, - протянул задумчиво Беломир. - Занятие закончено. Зигард, активируй ключ.
  Наш главный тут же подскочил, отряхнулся и снял с шеи другой кулон. Опять замахал руками, вырисовывая узор силой, куда в конце вплел ключ. Засияло окно портала и через несколько минут мы уже вышли в Эрилоне, постоянно ловя на себе недобрые взгляды парней и девушек. Да уж, раз сразу не заладилось, то дальше только хуже. И как быть? Как, как... Бежать надо. В библиотеку. И чем раньше, тем для жизни безопасней. Причём остальных. Осталось правда ещё два занятия пережить.
  
  Глава 10
  
  Не успели мы передохнуть и прийти в себя после всего, как у башни появился лиар Дэрриан собственной персоной. И на мой прожигающий насквозь взгляд никак не отреагировал. Даже не взглянул. Зато на мастериуса Беломира смотрел так, будто сейчас кому-то попадёт и это будет дедок, а не он сам.
  - Раскажете позже, Беломир. Подозреваю, что вы не справились, - обвел взглядом до сих пор пытающихся вытряхнуть из одежды песок парней и девушек, остановившись на Анае.
  С удивлением наблюдала, как на миг стушевался дедок, но затем взял себя в руки и с вызовом ответил, сверкнув из-под седых бровей глазами:
  - Я подниму вопрос на совете, лиар Дерриан. Вы привели стихийницу.
  - И когда вы это поняли, мастериус? Только что? - Тёмная бровь изогнулась, а уголки губ дрогнули в презрительной ухмылке. - Вы расслабились и забыли, кого обучаете. Эрилон - не привычная вам магакадемия с кучкой сопляков, решивших, что раз уж у них есть дар стихии, то можно наплевать на всех остальных. Я подниму вопрос о вашей компетентности на совете.
  Вокруг все притихли и не шевелились, ожидая развязки. Наверное, такое здесь не часто происходит. Мастериус нахмурился и просто растворился, ничего не сказав. А учитель не прост. Так отчитывать...
  - Аная, подойди, - раздалось громовое в стоявшей тишине, отчего стихийница сильнее сжала мою руку, но затем отпустила и направилась к учителю. Ещё бы она не послушалась. Меня такой тон всегда пробирал до костей.
  Он взял девушку за руку и рядом неожиданно для нас появился Пушок. Какое-то время лиар Дэрриан просто рассматривал его, а затем:
  - Расписание составлено не верно.
  - Верно, дя!
  - Она стихийница, - будто с намеком.
  - Дя!
  - Справится?
  Пушок посмотрел на меня. В больших перламутровых глазах я впервые видела столько мудрости и знаний, что совсем не вязались с милым обликом путевого. И чего это уставился? Если я могу, как оказалось, забрать излишки силы, то не могу контролировать саму Анаю. Так что нечего на меня смотреть!
  - Дя? - Как-то неуверенно вышло, а затем, будто спохватившись, путевой громче пропищал: - Дя!
  - Аркан я все же обновлю.
  - Неть!
  Но учитель просто махнул рукой и Пушок исчез, а затем обхватил запястья девушки и голубая сеть снова заперла стихии.
  - Никуда не расходитесь, - и ничего не объясняя, тоже исчез.
  Я подбежала к Анае и потянула ту в сторону от всех.
  - Ты чего сорвалась? - Прошептала.
  - Ты бы видела их! - Потирая запястья, скривилась подруга.
  - Кого?
  - Стихии! - Простонала и потерла виски.
  - Где?
  - Да в зеркале том, что б ему расколоться! Они меня хотели!..
  - Что хотели? - Непонимающе переспросила.
  - Разное! Да там мужики такие все из себя, один другого краше, и на меня накинулись, между собой что-то делили, а я испугалась. И вот... А они вообще озверели и... Не хочу больше туда.
  Нет, ну я совсем ничего не поняла. Какие ещё мужики? Но, увидев, что Анае сейчас не очень хорошо, решила не уточнять. Потом спрошу. Хотя некоторые соображения были. Если я видела часть себя, то могли бы эти мужики быть частью Анаи? Олицетворение её стихий? Больше на бред похоже.
  - Как повеселились, девочки?
  На наши плечи легли руки, приобняв нас обеих. Вэлиан. Брезгливо стряхнула, вывернувшись. Аная повторила маневр.
  - Что-то у всех лица какие-то не весёлые, - довольно осмотрел толпу Вэлиан, облокотившись о ближайший ствол неизвестного мне дерева. - Неужели стихийница никого не впечатлила?
  - Ты знал? - удивилась Аная, явно позабыв о талантах этого выскочки.
  - Я? Нет, что ты! Но глотать песок мне не хотелось. Тем более была вероятность того, что сирена решит пополнить под шумок свои ряды одной особой с антисмертельными способностями накопителя. И тогда у нас было бы пополнение еще и в рядах Адалара. Ведь некому было бы песочек усмирить, да?
  Ой не нравится мне этот тип и его намеки. Нет бы предупредить, так слинял. А теперь ещё и насмехается.
  - Что ты обо мне знаешь? - Настороженно прищурилась.
  - А не боишься ответа? Я ведь могу и соврать.
  - Зачем тебе это?
  Вэлиан неопределенно пожал плечами. Ясно, повеселиться любим?
  - А хочешь, я тебе погадаю? - Неожиданно предложила.
  - А давай! - Ухмыльнулся, а во взгляде такое любопытство, что аж захотелось удовлетворить поскорее. И побольнее.
  - Ты явно не бессмертный и грань настигнет и тебя, как бы ты от неё не бежал. А ты наверняка знаешь, где Адалар найдет тебя, так ведь? Каково жить с таким знанием? Видеть судьбу - не значит обмануть её. И каким бы не было моё будущее, я сама во всем разберусь. А ты продолжай просматривать вероятности. Это единственное, что осталось в твоей некчемной одинокой жизни с известным концом.
  Маска веселости медленно сползла с лица Вэлиана, став холодной и застывшей непрекрытой злостью. Мне удалось задеть его, но почему-то было уже не весело. А затем он поднял руки и начал медленно аплодировать.
  - В тебе пропал талант прорицательницы, - произнес с сарказмом. - Я не люблю быть в долгу, потому и тебе погадаю. Ты найдёшь, что ищешь, и тобой воспользуются, как вещью, тебя предадут дважды, от тебя отвернется тот, кто станет для тебя дороже жизни. И тогда посмотрим, что ты скажешь об одиночестве и грани.
  - Юлана, Аная? Вот вы где! А я потеряла вас из виду. Хорошо Гера сплюнула в нужном направлении, когда я спросила. Она ж выше остальных, и всегда все держит в поле зрения. Талант, одним словом!
  Перед нами появилась Любамира, немного разрядив обстановку. Однако наш с Вэлианом бой взглядов никто не выиграл, одновременно разорвав контакт. Его же слова... Я учту, но не буду так уж сильно верить. Как он сам сказал, мог и соврать.
  - Пойдемте, а то за вами Зи придёт, - потянула нас за руки пухляшка, косо поглядывая на Вэлиана. - А он ой как не любит опоздавших. Ему ж обычно и прилетает, как старшему. Вот и за этого, - кивнула в сторону парня, - ещё отвечать.
  И действительно, тяжесть взгляда Зигарда я даже ощутила почти физически, словно кто на плечи надавил, желая прихлопнуть. Но это не продлилось долго, так как парень приступил к своим обязанностям - был применен следующий ключ.
  
  ***
  Этот мир и правда был боевой. Во всех смыслах. Он давил к земле, мешал идти и вообще казалось, что намерен вытолкнуть отсюда. Такое чувство, что во мне прибавилось веса. Вокруг был лес, но совсем не такой, где я выросла. Невысокие и очень толстые чёрные стволы напоминали башни. А уж какие ожоги рисовались, стоило до них дотронуться!
  Все передвигались шустрее нас, но не так легко, как в Эрилоне. А вот учитель, который вошёл в портал последним, как будто и не замечал давления этого мира. Теперь понятно, откуда такая сила. Как вспомню моё удивление, когда он одной рукой придерживал тяжёлое толстое бревно на плече, а второй магичил, чтобы убрать сгнившие нижние звенья в моей избушке. Тогда думала, что все магия, а теперь не уверена. У меня уже все болит, а я не больше десяти мер пробежала, безнадёжно отстав. Аная вообще ещё на старте сдалась. Лиар Дэрриан только покачал головой и заставил её просто ходит вокруг дерева потолще. Хотя даже это было непросто. На мою просьбу составить компанию стихийнице, гаркнул привычное "бегом!". Куда именно, показывала светящаяся красная нить силы, выпущенная учителем и затерявшаяся в лесу. Причём такой бег был, как я поняла, для слабаков. Почти всех парней и нескольких девушек, среди которых и Гера попалась, оставил отрабатывать какие-то приемы. Со стороны было заметно, что движения чуть замедленные, словно вокруг кисель разлит. Жаль, Вэлиан с нами бежал, но хорошо хоть первым и молча.
  Посмотрела в спину скрывшейся за стволом Любамиры, которая была не на много, но все же шустрее меня, и решила, что я потом догоню. Вот посижу немножко и догоню. Или доползу...
  На землю я почти свалилась, ощутив себя камнем. Ладонь обожгло. Хыр, тут ещё и трава ядовитая! Стимул на стимуле, а не мир!
  - Разве задание было сидеть?
  Попыталась встать, но мне не позволили, нажав на плечо, а потом учитель и вообще просто сел рядом. Ещё и огорошил:
  - Надо поговорить.
  Что? Постаралась скрыть удивление, но вряд ли получилось. Хорошо хоть не на меня смотрел, а на травинку в руках. И как ему не жжёт?! Да и поговорить я и сама хотела.
  - Я хочу попросить тебя не распространяться о своих способностях. Будет лучше, если о них никто не узнает.
  Ой, правда? А я собиралась всем рассказать. Ведь мне приключений в жизни мало, на мягком месте ещё осталось пару скучающих точек, куда судьба ещё не пинала. Он меня вообще за кого держит?
  - Я думаю, что Вэлиан знает, - вспомнила недавний наш разговор с прорицателем хыровым. Лучше сразу скажу, чем потом упреки в болтливости выслушивать. - И Аная видела, как я вам жизнь вернула, но она не выдаст, у самой тайн хватает.
  - Вэлиан не скажет, не стоит переживать по его поводу. И... спасибо.
  Этого я никак не ожидала от привыкшего указывать и повелевать. Это за что меня благодарят? Удивлённо посмотрела на Волега и встретилась с его глазами, в которых плескались новые и незнакомые мне эмоции. Они были неожиданно согревающими, близкими... Сердце вдруг стало таким громким, выбивая гулкие удары и посылая горячие нити по всему телу.
  Под грудью кольнуло, лишив на миг дыхания и разрушив непонятное наваждение. Давно договор о себе не напоминал. Даже не задумываясь о своих действиях, поморщилась и потерла рукой под грудью, отчего-то сжавшись. Зябко как-то стало. Синий взгляд напротив застыл, скрыв новые эмоции, по лицу мужчины расползлась привычная холодная маска. Он перевёл взгляд на мою руку и резко встал, отвернувшись и намереваясь уйти. Это что, весь разговор? Ну уж нет, у меня есть вопросы. Много!
  - А могу теперь я спросить? - Встала, сразу ощутив притяжение земли и свою слабость здесь.
  Волег остановился и с некоторой задержкой, будто раздумывая, повернулся, сложив руки на груди и будто говоря всем своим видом "ну давай, послушаем, что скажешь". Я немного растерялась, как обычно бывало, когда мне надо было отвечать выученный урок. Но потом собралась, ведь это я буду спрашивать. И, выпрямившись, посмотрела прямо, не пряча от него больше своих белесых глаз.
  - Кто я? Ты ведь знаешь, да? - Отбросила церемонии, считая, что после стольких раз возвращения его к жизни, мы стали ближе, чем просто учитель и ученица. И вообще, я ощущала, что накопленное одиночество, белые пятна моей жизни, напряжение последних месяцев и вообще весь этот неясный клубок чувств и вопросов был готов взорваться под гнетом этого места и разговора. Вопросы начали вырываться один за другим, прыгая вразнобой, а горло вдруг сжал спазм: - Что это за мир? Почему я здесь? Почему ты все время подвергаешь свою жизнь опасности? А я... Ты меня ведь использовал, а теперь решил просто держать поближе? Я ведь права, да?
  Движение мужчины было молниеносным. Всего мгновение, и моё лицо обхватили горячие ладони. А ведь он весь казался таким холодным... Прикосновение жгло, я не шевелилась, будто заклятие одревеснения лесная дочь наложила. Только разбушевавшиеся эмоции кипели огненной рекой внутри, отражаясь в злом взгляде напротив.
  - Я не могу дать ответ на первый вопрос. Я сам не знаю его, только предположения, догадки, - слова были резкими, злыми, как и росчерк, оставленный его большим пальцем на моей скуле. - И я ненавижу слезы.
  Я что, плачу? Понимание этого подействовало лучше кадки с льдистой водой. Я не плачу. Никогда! Это было моим уговором с самой собой ещё с детства. Я не роняю слезы от обиды, я воюю с ней! Отступившие вмиг эмоции обнажили другие ощущения. Нестерпимая боль под сердцем, моё тяжелое дыхание, горячие ладони, так и не выпустившие моего лица.
  - Юлана, - уже мягче произнёс Волег, - ты должна мне верить. Здесь ты в безопасности. Все, что от тебя требуется, это получать новые знания. Все остальное в данный момент не важно. Ты поняла?
  Я кивнула, все ещё находясь под впечатлением от своего поведения. Устроила допрос с истерикой, словно какая сварливая жена. Как же стыдно...
  - Ещё не пришло время ответов.
  Ой, где-то я уже это слышала. А когда придёт, время это? Но вслух ничего не произнесла. Просто смотрела в синие глаза и была готова не то что верить, а следовать за ним, куда бы не вёл... Минуту назад я не доверяла ему, а сейчас всецело и беспрекословно верю. От этого противоречия душа рвалась на части, но так хотелось, чтобы в жизни был кто-то, достойный доверия. Кто-то близкий...
  - Лиар Дэрриан?
   Моё лицо резко отпустили, а я отвела взгляд и сделала шаг назад. Нда, неловко вышло. Это ж как мы со стороны выглядели? И на кой хыр Мирану сюда потянуло? Тоже отстала? Хотя нет, отстала я, а она в рядах первых бежала. Добежали, видать...
  - Вы проигнорировали данное вам задание, - ровным тоном отчеканил мужчина.
  Что? Это он мне? Посмотрела на него и встретилась со взглядом, который невозможно было прочитать. Эм... Мысли закончились, удивление резкой перемене осталось.
  - За нарушение дисциплины, - продолжил, - вы обязаны отработать два дневных часа под моим началом. Догонять группу уже бессмысленно, возвращаемся. К отработке приступите сразу после рассвета.
  Волег развернулся и быстро зашагал в сторону Мираны, на лице которой было такое довольное выражение, которое, как она ни пыталась скрыть, проступило очень явно. Но стоило приблизиться учителю, как она стала серьёзной и собранной.
  - Что вы здесь делаете?
  - Вэлиан.
  Больше не было слов, дальше был бег. И конечно, не мне тягаться с этими двумя. Я опять отстала. Мысленно пообещала себе достигнуть хотя бы приличной скорости в этом мире. А я, наивная, думала, что быстро бегаю. Про группу высшего уровня даже не мечтала. Какой из меня боец? А вот беглец вполне может выйти. Ещё вдруг подумала, что Волег не ответил на остальные вопросы. Не опроверг и не подтвердил мои догадки...
  Приближаясь к месту расположения нашей группы, я резко начала различать голоса, среди которых крик Вэлиана был словно гром в тишине. Вот и ещё одно открытие - странные деревья поглощали звуки.
  - ...вы все сдохнете! Адалар пожнет жизни Эрилона, как поле пшеницы. Он соберет дань для таллилари её руками.
  Я вышла как раз в момент произнесения последних слов. И замерла на месте. Вэлиан указывал дрожащей рукой на меня. В его безумных глазах плескалась ненависть. Во взглядах остальных - удивление и настороженность. Ну все, теперь ни спрятаться, ни подружиться. И вообще, чего он на меня так взьелся?
  - Её надо уб...
  Договорить он не успел. Лиар Дэрриан, стоявший в стороне и, как оказалось, выплетающий все это время какое-то заклинание, вскинул руки и Вэлиан вдруг успокоился. В его глазах исчезли все эмоции, оставив взамен безразличную ко всему пустоту, которая медленно заполнялась осознанием происходящего. Будто он и не понимал, что говорил.
  - Зигард, уходим, - отдал команду учитель, схватив Вэлиана за плечо. Тот и не сопротивлялся.
  Глядя на будто сломленую фигуру парня, вяло переставляющего ноги, в душе шевельнулось чувство, похожее на жалость. Но это было мгновение, стоило вспомнить наши с ним недавние встречи и его милое предсказание.
  Окно прохода ярко вспыхнуло и мы, еле переставляя ноги и из последних сил преодалевая притяжение этого негостепреимного мира, поплелись на выход. Вспомнились слова путевого. Отпинать до смерти не отпинали, но ощущения именно такие.
  
  Глава 11
  
  - Аная, давай скорее... - простонала, пытаясь хотя бы сесть. Не вышло. Меня крутило так, будто между жерновами зажевало.
  Приоткрыла слезящиеся глаза, пытаясь понять, на каком этапе стихийница. Та пыталась одновременно читать учебник, отмерять в пробирку ингредиенты, контролировать пламя горелки, помешивать варево и при этом причитала что-то себе под нос. Надеюсь, слова заклинания и они были верными. И это не считая того, что после физической нагрузки все болело и хотелось прилечь отдохнуть. Моё желание сбылось. Лежу, почти отдыхаю. Если бы не отрава в теле.
  Яды действительно пришлось испытывать на себе. Ведь так успешнее запоминаются симптомы по словам той самой лиары Эрхи, что нас первой "тепло" встретила в Эрилоне. Именно она вела предмет. Ещё и добавила, что не умрем даже от смертельных составов. Успокоила. Ага, ведь они учебные, с особой магической составляющей. Так что мучайтесь, пока ваш друг вам противоядие готовит. И моровую падань я запомню ещё лучше. Вон как скрутило. Анаю я быстро от яда забвения освободила. Заодно начинала понимать, почему меня и стихийницу на второй уровень определили. Все эти годы учитель постепенно вкладывал в меня программу Эрилона. Медитации, тренировки, книги... Но почему сразу сюда не привёл? Не надо было бы так со мной возиться. Хотя у него явно в голове какой-то план был изначальный. И причина, как я думаю - мои способности. Анае же сложнее, но подругому никак. Только со мной она не опасна. Ой, как же плохо...
  - Готово! - Подскочила подруга с деревянной кружкой. И где взяла? Ещё бы в ведро налила. Вот хыр, и цвет не увидеть. Точно ли правильно намешала? Начинаю ненавидеть Эрху! Очередной спазм казалось прожег во мне дыру. Ещё и пламя стремилось вырваться, но я неимоверным усилием сдерживала стену внутри, помня, как осталась голой однажды.
  Деревянной рукой схватила кружку и дернулась к ней, припав губами или скорее вцепившись зубами в край. Если бы Аная не держала, то я бы все вывернула. Глоток - и во рту онемело. Так быть не должно. Все, здравствуй дядюшка Адалар, я приду пораньше.
  Прохлада тем временем стремительно разливалась по телу, унося боль и даря облегчение, одновременно забирая чувствительность рук, ног и остальных частей тела. Нет, я могла ими управлять. И даже села, начиная догадываться, чего намешала Аная.
  - Это шо? - Язык немного заплетался. Стихийница покраснела, взглянув на демонстрируемую мной кружку.
  - Это? Э... ну-у-у кружка... Тебе ведь так больно было.
  - Аая?! - Угрожающе промямлила её имя. - Сачем мне опесполиваюшее?
  - Юланка, прости, - скорчила та виноватую мордашку, - противоядие я точно не сделаю. Лучше ты сама. Зато не болит ничего, да?
  Аная радостно улыбнулась и тут же замялась, отступив от рабочего стола. Хыр с ней, сама так сама. Только я на ватных ногах подошла к столу, как рядом раздалось недовольное:
  - Не сработает. Только руками оппонента. Аная, плюс три ара.
  Провела взглядом сразу же удалившуюся лиару. Вот стерва старая! И что ещё за ары? А затем одарила хмурым взглядом Анаю и приглашающим жестом уступила ей место. Да уж, успею я и в библиотеку, и перекусить... А ещё с Вэлианом бы как-то поговорить. Не очень хочется, но значение брошенного им одного слова мне очень надо знать. Что такое таллилари? Или кто?..
  Пока я раздумывала над странными и редкими обитателями Эрилона, действие зелья почему-то начало проходить. Боль возвращалась. И когда я была готова опять поближе пообщаться с полом, в руки удобно втиснулась та самая деревянная кружка. Надеюсь, что хоть вымытая от прошлого содержимого. Быстро выпила и тут же облегченно выдохнула. Противоядие подействовало мгновенно.
  - Спасибо, - вернула кружку. А чего это у неё такой вид удивленный и бледный? Неужели так редко благодарю? Да нет, вроде не страдаю невежеством.
  - Что? - Все же решила уточнить. Аная из бледной стала красной и быстро замотала головой.
  Пожала плечами, окинула взглядом огромное помещение испытательного зала, где половина группы все ещё умирала от действия ядов, а вторая, более умная, отсутствовала, и решила, что нам тоже можно уйти. И наверное, стоит поесть. После всего даже кусок сыра казался самой желанной едой. Голод - одно из побочных явлений после удачно обезвреженного яда.
  Занятие проходило в той самой башне, где находилась так нужная мне библиотека. Но голод становился все сильнее. Потому для безопасности окружающих, я спешила его утолить, а то точно покусаю.
  Дорогу на выход не трудно было найти. А вот пристальные взгляды встречающихся на пути людей и нелюдей, их скрытые усмешки настораживали. Покосилась на Анаю, все больше подозревая неладное. Третий глаз все-таки вырос или что? Стихийница смотрела в сторону, увлеченно рассматривая стены.
  - Дя! - Появился рядом с нами Пушок, стоило выйти наружу и отойти от башни. - О-о-о... - протянул, глядя на меня.
  Нет, ну это совсем уж! Мне кто-нибудь скажет, что со мной не так? Ощупала лицо на предмет посторонних частей тела. Вроде все хорошо. Путевой подлетел поближе, моргая своими невообразимо огромными радужными глазами, в которых в свете мерцающего светляка отражались только мои белесые глаза...
  - Аная, скажи ка мне пожалуйста, сколько капель чертянника ты отмерила? - Выжидающе уставилась вместе с путевым на снова красную девушку, нервно спрятавшую руки за спину.
  - Ну-у-у... Там просто пипетка неправильная какая-то была, и я спешила ещё...
  - Ясно, а сказать не могла, что я теперь будто сажей измазана?
  - Ну так разве это помогло бы? Ну, с этим, - кивнула на меня.
  Р-р-р!
  - Не помогло! - Вся же рявкнула. - Зато так глупо бы себя не чувствовала и в догадках не терялась!
  - Прости-и-и! - Состроила поганка умильную рожицу. - А убрать можно как-то?
  - Нет! - Насладилась чувством вины Анаи и добавила, пожалев её и продолжив путь: - Само должно пройти через день.
  Пройти то пройдёт, цвет лица вернётся, но вот на последнее занятие как идти? Вот хыр, так ещё ж и перед Волегом такой предстану! Ну, Аная! Пипетка неправильная... Ай, ну и пусть чёрная, не я ж виновата.
  До нашего дома мы дошли быстро. Аная и путевой вошли первыми, а я на миг задержалась, взглянув в ночное небо. Увиденное стало ещё одним открытием. Это было чужое небо... Совсем другие звезды смотрели с чернильной выси. Я не могла перепутать, ведь с детства знала наизусть карту ночных светил. А следующая мысль озадачила. Получается, что лиар Дэрриан, чтобы привести нас сюда, проложил портал в другой мир, пусть и не напрямую к башне? Это же невиданная сила! Кто ты, мой учитель?..
  - Нравится?
  Я вздрогнула. Рядом стоял Сэл и смотрел вверх. Принюхалась и сглотнула вмиг наполнившую рот слюну. От путевого просто невероятно вкусно пахло. Кажется, я его сейчас съем.
  - Эй, не надо на меня так смотреть, цветочек! Я не вкусный и вообще ядовитый, - вскинул руку с зажатой в ней большой деревянной ложкой, отгородившись ею от меня.
  На ложке поблескивали густые капли чего-то явно вкусного. Сглотнула в хыр его знает какой раз слюну, чуть не подавилась и вдруг заметила ещё и явно белоснежный когда-то передник с рюшечками, повязанный на талии Сэла, а сейчас чем-то заляпанный. Все ещё не соображая, чего это с видом путевого, отметила отсутствие плаща, косы, наличие вполне обычной чёрной рубашки и чёрных штанов. А ещё на его голове была такая смешная высокая шляпа в цвет передника, под которую он спрятал свои длинные волосы.
  - Маскировка неудачная, - прервал мои разглядывания путевой.
  - А?..
  - Глаза выделяются. И остальное тоже. Перчатки бы чёрные и плащ мой сверху. И все, призрак ночи! Можно незаметно что-нибудь стащить. Жаль, что рассвет скоро, а то...
  Сэл, прищурившись, смотрел на меня. Ну да, а там лицо чёрное, а глаза белые. И вообще, он что, издевается?
  - Кстати о рассвете, лютик, - направил ложку на меня. Чуть удержалась, чтоб не облизать. - Мне пришли интересные инструкции. Препроводить тебя на отработку с первыми лучами солнца. Высыпаемся? Ты тут первый раз и уже подставилась. Непрофессионально, малышка. Так ты никогда не освободишься.
  - От чего? - Спросила, а в голове все никак не хотели логично укладывать некоторые вещи. Нет, ну просто мужчина, при этом ещё и такой непонятный, и чтоб готовил? А вот то, что он вкурсе отработки, очень логично, он же мой путевой.
  "От договора" - пронеслось в голове на мой вопрос, заставив напрячься. Откуда знает?..
  - Это небо не только для тебя чужое, - одновременно вслух произнёс Сэл, снова вскинув голову к звёздам, не заметив мой удивленный вид. Ну, или специально проигнорировал. - Здесь никто не может назвать его своим. Поэтому и Эрилон почти миф. А ты - теперь его часть. И еще ты голодна.
  Переход былна другую тему был таким резким, что я растерялась, не зная что говорить. Но спорить с последним утверждением не стала.
  - Пойдём, твой сон с кроликом меня на подвиги вдохновил. Растущий голодающий организм - мозгу вовред. А мне не хотелось бы, чтобы ты наделала глупостей, лютик.
  - Откуда...? - Хотела спросить про договор.
  - Знаю? - Перебил Сэл. - Я твой путевой, мне положено знать о тебе все. Такова сила артефакта, призвавшего меня, цветочек. Так что меньше вопросов, горячее кролик. И целее. Там наверняка на него уже покусились. Так что, идём отвоевывать дичь?
  Сопротивляться дикому голоду, занимающего все мысли, больше не было сил, а расспросить этого всезнайку я ещё успею. На раздражающие цветочки-лютики решила не обращать внимания. Видимо путевого не переделать, только придушить. Потому просто кивнула. Сэл широко улыбнулся и исчез. Очень по мужски.
  Но не прошло и пары секунд, как дверь с тихим скрипом отворилась, явив путевого уже с другой стороны в позе "проходите, гости дорогие" и услужливо придерживающего дверь для меня. А глаза при этом хитрые-хитрые. А ароматы вкусные-вкусные. И вот нет бы просто войти внутрь! Так хыр тебе, надо ж оглянуться. И кто дернул? И как раз в этот момент в доме напротив приоткрылась дверь и из неё выскользнуло несколько фигур. Если бы не светлые одежды, то я бы их и не заметила в темноте. Дневным и нормальным что, не спится? Или там тайное свидание свершилось? А какая мне разница? Задерживаться не стала, быстро скользнув внутрь дома. Надеюсь никто не видел, что я видела? Мне новых проблем не хотелось, какое бы любопытство при этом не сьедало. Кстати о еде. Где то, что так вкусно пахнет? Выкиннула все мысли из головы и почти телепортировалась на кухню. А там! Все едят! Без меня! Да так, что в тишине только и слышно, чавк да глык!
  - Твой путевой прелесть, - промурлыкала Мирана, грациозно откинувшись на спинку стула и облизывая ложку так, что любой мужчина пал бы к её ногам. Чтоб в какие кусты за ноги и оттянуть.
  - Гыр-р-да-а-ар, - пробасила непонятное сыто Гера, ковыряя в зубах косточкой, а затем громко рыгнула, вызвав недовольство Мираны.
  - Нишего вкушнее што лет не ела, - с набитым ртом промямлила довольная Любамира. - Почему наши путевые не готовят? Хотя что может приготовить Халемус? Мух на вертеле? А твой скелет?
  - Могу подать зажареную химеру, моя дорогая, - появился около позеленевшей вмиг пухляшки путевой Мираны с горящими огнём глазницами.
  - Сгинь, Некромус, - махнула небрежно ручкой некромантка, - не порти своими костями мне сытое хорошее настроение.
  Скелет как-то поник и исчез, пробурчав что-то напоследок о неблагодарных подопечных и неуважении к старым ревматичным костям. Перевела взгляд на Анаю. Та ни на что не обращала внимания, просто и точно работала ложкой, периодически закатывая глаза и издавая такие стоны, что я не выдержала и жалобно взглянула на Сэла. Тот чуть ли не светился от гордости и похвалы, но заметив моё внимание, тут же принялся скучающе разглядывать свои ногти с видом "подумаешь, я и не такое могу". Э, а меня накормить? В животе призывно заурчало и это стало тем намеком, который наконец поняли. Путевой кинулся к печи и шустро стал накладывать в большую тарелку еду, которую торжественно водрузил на стол. Все как-то дружно и с хищным блеском в глазах на неё воззрились. Моё! Подлетела к свободному месту и из последних сил постаралась не накинуться на еду, как какая дикарка. М-м-м... Такое рагу из кролика не делала даже бабка Фроня. Нежное мясо таяло во рту, а овощи и в большинстве непонятные специи просто идеально дополняли его, посылая в мозг такое наслаждение, с которым не сравниться ничто на свете. О, Боги, как же вкусно!
  - Цветочек, ты меня смущаешь, - интимно прошептали на ухо. Я подавилась, выронив ложку и начав кашлять, за что меня легонько похлопали по спине. - Ну что ты, продолжай, не отвлекайся. И не надо кусаться, я все понял.
  В мою руку вложили новую ложку, а я с удивлением осознала, что пламя внутри, как сторожевой пёс, угрожающе взвилось. Этак я скоро буду на любого плохо на меня посмотревшего бросаться.
  
  Что со мной не так? Разве не я должна контролировать свою силу? Такое чувство, что она меня контролирует, а я только пытаюсь её сдержать. Может это как-то связано с тем, что я не помню своего прошлого до появления в Криворожках? Хотя больше тревожил именно огонь. А вот серебристо-черный клубок наоборот, стал чем-то вроде ещё одной руки.
  За тревожными мыслями не заметила, как все съела.
  - Ну как? - Забирая пустую тарелку, по которой я только что шаркнула ложкой, зачерпывая очередную уже закончившуюся порцию, спросил Сэл.
  Мог бы и не спрашивать, зараза этакая. И так понятно, что божественно. Из вредности задумалась и изрекла:
  - Ну так, сьедобно.
  На меня с удивлением уставились все присутствующие. А Гера ещё и зарычала совсем по звериному. Ого... Да тут все скоро моего Сэла на руках носить будут. Я подумала "моего"? Вот что голод с людьми делает!
  - И это все?! - Картинно изобразил обморок путевой. - Вот и старайся потом ради всяких гурманов.
  - Как-то не распробовала, - хитро прищурилась и улыбнулась. - Давай добавки!
  Сэл со все ещё обиженным видом, но искрящимися весельем глазами, неспешно прошествовал к печи. Поняла, что действительно не наелась. Хырова Эрха со своими ядами! Так можно и в двери не пролезть скоро.
  Вторую порцию я смаковала осознанно, наслаждаясь каждой ложкой. За это время на кухне осталась я и Аная. Все разошлись кто по комнатам, кто из дома вышел, а Сэл вообще вдруг исчез. Ну и конечно же мой новый цвет лица не остался без внимания. А я то думала, что хоть эти с чувством такта. Гера, проходя мимо, просто заржала как лошадь, не забыв указать пальцем на причину смеха. Я аж есть перестала. Хорошо хоть длился приступ веселья недолго. Любамира сочувственно похлопала по руке, отчего все рагу с ложки перекочевало на стол. Ну а Мирана с выражением истинного ценителя изрекла, что мне идёт и ничего менять не надо. Ещё и зелье закрепляющее пообещала приготовить, заботливая какая... Но аппетита мне это не испортило. Начинаю привыкать не обращать внимания.
  - История, история! Дя! - Вдруг взвился с колен Анаи Пушок и внезапно тяжело плюхнулся обратно, икнув.
  - Ой, перебор... - удивлённо изрекла стихийница.
  - Скорее пережор, - поправила я. - Ты зачем ему столько дала?
  - Ну он так смотрел, - погладила путевого Аная.
  И почему мне кажется, что Пушок только вид делает, что он белый и пушистый? Покачала головой.
  - История, дя-а-а... - пропищал путевой и снова предпринял попытку взлететь. Получилось, но не высоко. Примерно на меру от пола. Ещё столько же пролетел, изо всех сил махая своими маленькими крылышками, и в итоге все равно грузно приземлился, смешно поковыляв к двери пешком.
  Ну вот, библиотека отменяется сегодня. Может после отработки? А если не спешить? Было бы неплохо задержаться в Эрилоне. Учиться мне нравилось. Вдобавок это место полно необычных обитателй, пусть и не очень дружелюбных. Врожденное любопытство зудело нещадно!
  Под сердцем кольнуло. Вот и ответ... Тогда постараюсь сразу после истории. Жаль, что нельзя было иначе тогда, у источника... Выбор был невелик - смерть или договор. Надеюсь, не придётся жалеть о своём решении?
  - Юланка, я быстро наверх сбегаю, переоденусь. Очень уж платье примерить охота, - вскочила Аная. Пушок только что-то протестующе пискнул, но разве ж её остановишь.
  Согласно кивнула, но подруга этого уже не увидела. Со второго этажа начали доноситься странные звуки, среди которых самыми различимыми были "ой, ай, простите, я не хотела" Анаи и клацанье, грохот и шипение видимо дверей. Потом несколько минут тишины и на лестнице появилась стихийница, вслед которой бежала Мирана, потрясая рукой скелета.
  - Жить надоело? Ещё раз спалишь скелетончика, я тебя упокою и вместо него на дверь повешу!
  - Бежим, - потянула меня за руку Аная. Я даже слова сказать не успела, от удивления последовав за стихийницей. Успела заметить смешинки в голубых глазах. Ох, проказница!
  - Ты что, его специально спалила?
  - Неа, - широко улыбнулась Аная, - почти намерено. Бежим!
  И мы припустили по дорожке к башне с библиотекой. В этот раз Пушок не летел впереди по понятным причинам. Его успела подхватить у двери Аная.
  
  Глава 12
  
  Зал исторических наук оказался небольшим и очень необычным. Каменые стены были оббиты деревом, на котором кто-то мастерски вырезал неизвестные символы от пола до высокого потолка. Причём казалось, что их наносили разные люди, потому что знаки различались по форме, наклону, величине. А может так специально сделано? Взгляд достиг верха и вот тут я пораженно замерла. Огромный измеритель хода бытия, хранитель памяти... В казавшейся бесконечной черноте выси зала бежали линии, вращались сферы, отмеряя ход времени и оставляя от него тонкий след золотой пыли. Я знала, что это, видела изображение в одной из книг. Но вживую от увиденного захватило дух, а по телу пробежали мурашки. Это ведь очень древний артефакт, который появился никто не помнит когда и хранящий в себе память о прошлом. И он был здесь! Под сильным впечатлением с усилием оторвалась от артефакта и продолжила разглядывать помещение. В его центре стояла невысокая тумба, а вокруг той было три ряда колец - так расставили скамьи. Это оратор в центре, а мы по кругу получается? Судя по тому, как зал постепенно наполнялся учениками, так оно и было.
  Я не очень спешила занять место, это сделала Аная, усевшись подальше от центра. Меня же любопытство потянуло к стене. Аж ладони чесались потрогать. Взгляд вдруг сам притянулся к символу, который был смутно знаком. Да, точно, похожий появился на двери и такой же был на кулоне учителя. Знак смерти?
  Сказав Анае, что скоро вернусь, решила посмотреть поближе. Остановившись в полумере от стены, протянула руку, но не спешила дотронуться, интуитивно побаиваясь... Чего? Показалось, что время замедлилось, звуки начали исчезать, оставив только шум гулко бьющегоя сердца. Символ вдруг стал единственным, что казалось важным.
  - Смелее, ты на правильном пути, - на мою руку внезапно легла большая ладонь, делая выбор за меня.
  Я дернулась было обратно, но Вэлиан все же оказался сильнее, и под пальцами тут же ощутила тепло и шероховатость вырезанного знака. А в следующую секунду тот вспыхнул серебряным сиянием, ослепив, и я словно куда-то провалилась.
  
  Рука упиралась в стену, оббитую какой-то синей грубой тканью. Убрала ладонь и увидела сияющий серебром знак смерти. Рядом колыхалась голубая штора от прохладного ветерка. Я стояла недалеко от открытого окна, откуда доносились приглушенные лязгающие звуки. Как я здесь оказалась? И где это - здесь? Решила выглянуть наружу в поисках хоть какого-то ответа. Окно было расположено на высоте примерно двух десятков мер. И это наверное какой-то замок. А внизу... В синеватой дымке надвигающихся сумерек что-то двигалось. Казалось, что земля ожила и пытается снести каменную твердыню. Но, приглядевшись, поняла, что это люди и там явно не мирная встреча. Лязг оружия, огненные магические вспышки, гул голосов и раздирающие душу крики вселяли страх и зарождали панику. Меня замутило... Я отпрянула от окна и прижалась спиной к стене, стараясь глубоко и медленно дышать. Вот это я попала!.. И что теперь?
  Для начала решила осмотреться. Длинная галерея с двух сторон имела двери. Наверное, это какой-то переход. Внезапно, одна из дверей с тихим скрипом открылась. Подумала, что лучше не попадаться никому на глаза, ведь я не знаю, чей это замок, и быстро спряталась за шторой.
  - Давай, милая, скорее, - услышала тихий голос.
  - Мама, а где папа?
  - Он... потом нас найдёт, - сдавленно ответили ребёнку.
  Осторожно выглянула из укрытия, понимая по быстрым шагам, что они куда-то спешат, значит меня не должны заметить. Потому и уступила любопытству. Незнакомка оказалась очень красивой, глаз не оторвать. Льняные волосы собраны в высокую прическу, где серебристый венец словно вьюнок оплетал её голову. Сама она была невысокой, хрупкой, в струящемся синем платье, украшенном затейливой серебряной вышивкой. Придерживая одной рукой огромный живот, второй держала за руку маленькую девочку, чертами лица похожую на нее. Разве что цвет волос был другим, темным.
  - Постой здесь, малыш, - остановила дочку женщина недалеко от моего укрытия и направилась прямо ко мне. Я перестала дышать, затаившись. Неужели заметила?
  Уже готова была сделать шаг, чтобы первой раскрыть свое присутствие, даже штору отодвинула, да так и замерла пораженно. Её глаза... Синие озера с плещущимся в них живым пламенем. Это были мои глаза, сотню раз виденные в отражении. Кто она?
  Я так и не сдвинулась с места, а женщина подошла совсем близко, не замечая меня. Но ведь вот я, тут, рядом! Дикая догадка вдруг огорошила, отчего даже волосы на голове зашевелились. А вдруг это все не настоящее? Все ещё не веря, протянула руку и помахала ею перед лицом незнакомки. Никакой реакции. Посмотрела на девочку. Та тоже меня не видела, хотя смотрела в мою сторону, по взрослому хмуря тонкие брови. Пораженно прислонилась к стене и снова всмотрелась ту, что, если я права, уже являлась прошлым. Как такое возможно?
  Тем временем женщина приложила руку к знаку на стене, склонила голову и прошептала слова на неизвестном мне языке. Сквозь пальцы просочились серебряные лучи и тут же потухли, а незнакомка быстро заговорила, заставив меня прирасти к месту:
  - Прости нас, доченька, мы не могли иначе. Я верю, что ты найдёшь моё послание и поймёшь его верно. Времени мало, потому буду краткой. Мы с папой очень любим тебя. Нас не ищи, никому не доверяй, даже себе, пока все не вспомнишь. Этого места уже не существует, но главное ты жива... Должна быть жива...
  Женщина вдруг всхлипнула, прикрыла глаза, а по щекам скатились две слезинки. Она сжала руки в кулаки и тут же разжала, продолжив:
  - В день твоего восемнадцатилетия Тень отдаст твою память. Верь ему, он сможет защитить и уберечь тебя от наших ошибок. Будь счастлива, родная. Живи, не оглядываясь на прошлое. И... прости.
  Она прислонилась лбом к стене, тяжело дыша, а я готова была расплакаться. Хотелось утешить её, обнять, сказать, что все будет хорошо. Я была готова помочь им с дочкой. Хотя что я могу? Это ведь уже было. Я опоздала на неизвестно сколько летов. Но видеть её страдания было нестерпимо больно, сердце разрывалось от непонятной тоски, а в горле застрял тяжёлый ком.
  Вдруг с противоположной стороны скрипнула дверь. Мы одновременно посмотрели в ту сторону. Женщина тут же преобразилась, приняв строгий и величественный вид, а я... Мои ноги просто подкосились. И если бы не подпираемая спиной стена, то я бы просто рухнула на пол. А так, всего лишь чуть съехала вниз. Не узнать в этом высоком темноволосом мужчине учителя я не могла. Разве что волосы были короче у того, кого знала я.
  - Сиятельная, - склонил он голову, не сделав больше и шага.
  - Подойди, скорее. Сейчас не до церемоний.
  Мужчина чуть нахмурился и быстрым широким шагом направился к женщине, протягивая той плащи. Она взяла тот, что был меньше, и направилась к девочке. Учитель как-то растерянно посмотрел на оставшуюся вещь в своих руках, а затем перевёл взгляд на незнакомку.
  - Что вы задумали?
  - Это мой выбор и моё решение. Единственно верное и возможное, - тяжело присела на колени перед ребёнком женщина, надевая на девочку плащ.
  - Но...
  Резко поднятая рука прервала учителя и тот замолчал. Впервые вижу его таким - послушным. Никогда бы не подумала, что есть женщина, которая может ему указывать.
  - Цветочек мой, - погладила девочку по щеке с нежной улыбкой незнакомка, а моё сердце вдруг трепыхнулось, будто это моей щеки коснулись тонкие пальцы. - Я тебя очень люблю.
  - И я тебя, - улыбнулась девочка. - Мама, ты плачешь? - На личике ребёнка отразилось непонимание, а затем вдруг резко исчезли все эмоции, а рука женщины переместилась со щеки на глаза.
  Тихие слова, которые мне не расслышать, белое сияние сквозь пальцы и где-то в душе я знала, что должно случится. Женщина убрала руку и на неё невидяще смотрели белесые глаза её ребёнка. Черты лица тоже неуловимо изменились, придав внешности простоты, а меня лишив последних сомнений.
  - Мама... - мой шепот был едва слышен, а затем голос сорвался на крик: - Мама!
  Я подбежала к женщине, только сейчас понимая, кто она, кто эта девочка. Я хотела прикоснуться к ней, но рука прошла насквозь. Это призраки, прошлое, память... Вытерла слезы, пытаясь запомнить каждую черточку той, чьё лицо пыталась представить все эти годы одиночества. Я смотрела, как она сейчас делала тоже самое, глядя полным боли взглядом на дочь, быстро целуя её ладошки, прикасаясь к темным локонам, обнимая. Как бы я хотела все это почувствовать!
  - Сиятельная? - Позвал учитель. - Простите за беспокойство, но...
  - Я знаю, - зажмурилась женщина, обняла девочку и, быстро вытерев ладонью слезы, встала, крепко держа ту за руку. Сейчас малышка была словно живая кукла, которую подвели к мужчине и вложили маленькую ладошку в его руку, обтянутую чёрной перчаткой.
  - Ты должен укрыть её в Ясенном царстве. В деревне Криворожки живёт старая ведьма. Она должна исчезнуть, и так, чтобы даже волоса не нашли, а наследницу рода оставь на пороге избы. Местные жители сами придумают историю её появления. Амулет снимешь, - указала на шею девочке, где висела печально знакомая подвеска, которой до этого там не было, - и наденешь себе. Прости, но и ты должен забыть о её существовании до определенного времени.
  Лицо учителя посерело, а тонкие губы побелели, так сильно их сжал. Он явно был против решение госпожи.
  - Нет, - прозвучало решительно, потдвердив мою догадку. - Я не могу оставить...
  - Можешь, - перебила женщина. - Ты хочешь рискнуть её жизнью? Оставаясь рядом с ней, ты даёшь ниточку врагу. Не будь я в положении, я бы не допустила этого, - махнула рукой в сторону окон. - И ты сам знаешь, что теперь никому нельзя верить. Нас кто-то предал. Только твоё происхождение позволяет доверить жизнь самого ценного для меня сокровища тебе. Моё решение оставить её одну на много лет далось не просто, но так у неё будет больше шансов выжить.
  Она говорила будто в пустоту, потому что он смотрел на маленькую меня с таким упрямым выражением, словно его просят покончить с собой. Я просто не верила тому, что видела. Это был тот же мужчина, которого я знала, и одновременно совсем другой. И я не понимала, зачем меня оставили одну. Безопасность? Нет, обречение на одиночество.
  - А как же вы? - произнёс почти ровно и без эмоций, но напряженная поза говорила об обратном. - Оставшись без...
  - Молчи, прошу, - сквозь зубы проговорила женщина, словно ей стало больно от его слов.
  - Простите, сиятельная, - тут же виновато склонил голову учитель. - Но я не могу оставить вас без охраны.
  - Я смогу постоять за себя. Иди же, ты и так задержался. Плащ оставь себе. Охранителю леса, где стоит изба ведьмы, скажешь, что её зовут Юлания. Вот, отдай ему это.
  Что передала ему мама, я не увидела. Да и неважно это было. Сейчас куда важнее было видеть её, знать, что меня любили, у меня были родители, счастливое детство... Которого кто-то меня лишил. Кто-то забрал все, что было важным. И я узнаю, кто во всем виноват. А потом...
  Мужчина накинул плащ и, подняв свою подопечную на руки, шагнул в открытый портал, сквозь окно которого виднелся лес.
  
  Без сомнений, не оглядываясь...
  Почему она не ушла с ним? Зачем осталась? Но та, которая оказалась моей матерью, и не думала сидеть на месте. Лицо её побледнело, губы сжались, а в глазах сильнее разгоралось пламя вместе с каким-то решением, которое она твёрдо намерена была осуществить. Если бы я её встретила такой, не зная правды, то предпочла бы самолично отправится к Адалару с просьбой приютить. За красотой и хрупкостью стояла сила, и я это чувствовала, даже находясь среди всего лишь отголоска прошлого. Но почему кажется, что эта сила заперта и сейчас только сила духа, словно зеркало, отражает то, что сокрыто внутри?
  Внезапно женщина присела, застонав и схватившись за живот. Я дернулась к ней, но застыла, вспомнив, что ничем не могу помочь. Неужели пришло время появится младенцу? Даже страшно подумать о том, что произойдёт дальше... Опершись о стену, она отдышалась и направилась к двери. Я кинулась следом, желая узнать, куда она пошла. Но видимо галерея - это единственное, что хранилось в памяти артефакта. За дверью была чернота, которая не пустила меня. Одновременно вокруг все начало затягивать туманом, и я поняла, что это конец... Последнее, что успела заметить, это как открылась, с грохотом слетев с петель, дверь с противоположной стороны, и заполнившую проем тёмную фигуру с сияющими голубым пламенем мечами. Туман стал совсем плотным, а затем резко исчез, вернув меня в настоящее.
  
  Я стояла напротив знака смерти, вырезанного на деревянной стене башни Эрилона, а перед глазами все ещё стояло лицо мамы и тёмная фигура, внушающая страх и источающая холодную ярость. Под ладонью теплились грани знака, а все произошедшее казалось кошмарным сном. В голове поселилась какая-то пустота. И в сердце... Повернула голову в сторону, уткнувшись взглядом в прислоненного спиной к стене Вэлиана. Стоит такой весь довольный, руки на груди сложил, голову запрокинул, глазки прикрыл. Так и хочется с правой руки снизу вверх съездить, чтобы нос его ещё выше задрался. Аж ладонь зачесалась, а этот прорицатель хыров шаг от меня сделал и улыбнулся краешком губ. Все то он знает! Может и сейчас это была просто шутка? С его больным воображением и даром могло оказаться и так.
  - Что это было? - зло прошептала.
  - Прошлое, - безэмоциональный ответ, а сам даже не пошевелился.
  - Чьё?
  - Ты мне скажи, - соизволил открыть глаза и посмотреть с противной ухмылкой на меня.
  - Зачем ты это сделал?
  - Ну ты ведь спрашивала, что я о тебе знаю. Я показал, где можно узнать. А в замен ни капли благодарности, - притворно вздохнул. - И это не я.
  - Что не я? - Начала злится от его странных ответов.
  - Эта штука, - кивнул вверх, - весьма ревностно относится к своим памятным кусочкам. Нырнуть в прошлое, причём именно туда, куда надо конкретному лицу, оно позволяет не каждому. Как идёт отбор, не могу сказать. Но ты сама все сделала. Я лишь показал, как правильно. Вернее, меня здесь вообще не было.
  - Что?
  - Я с самого начала вон там сидел, - и он оторвался от стены, чтобы пройти к скамьям и занять место недалеко от Анаи, где... и правда сидел в расслабленной позе и откинувшись на спинку его двойник. Вэлиан же просто сел на него, слившись со своей копией. Или это со мной был фантом? Что ещё за хыр?! Нет, ну он поросто невыносим!
  - Ты, новенькая, - меня вдруг схватили за руку, оттягивая от стены, - правило этого зала - стены не трогать. Мне было бы все равно, сколько аров тебе приплюсуют, если бы тоже не попадало за каждый неверный чужой шаг.
  Неожиданным надзирателем оказался Зигард. Хотя, почему неожиданным? Он здесь ведь главный. И мог бы и раньше о существовании загадочных правил предупредить.
  - Что за ары? - Воспользовалась моментом.
  - Наберешь сотню и узнаешь. Хотя, тебе вроде назначили отработку? Значит, уже набрала.
  - И чего все так этой отработки боятся? - Пробурчала, за что получила удивленный взгляд.
  - Вот и узнаешь.
  - А со стеной что не так?
  
  Зигард посмотрел на меня как-то странно, словно решая, давать ли ответ, но если и захотел бы, то просто не успел. За тумбой появился мужчина с рыжим ежиком волос и в темно-синей мантии, и для двух новеньких, а именно для меня и Анаи, представился лиаром Торионом, а затем нудным голосом начал вещать о истории зарождения расы вампиров. Над нашими головами возникли фантомные изображения прародителей и основателей кланов, о которых и пошла речь. Тема была интересной и немного знакомой, но мысли все время возвращались к недавнему моменту, к маме, к учителю... Сколько я пропустила, не могу сказать. Время текло мимо меня. И только вопрос Вэлиана вывел из лабиринта мыслей, привлекая моё внимание.
  - Уважаемый лиар Торион, а причину их вымирания не назовете?
  - Вы забегаете вперёд, но я отвечу, - высокомерно произнёс лектор. - Невозможность поддерживать жизнь путем использования крови как единственного источника пищи.
  - Это понятно и общеизвестно, - протянул Вэлиан, - но почему они вдруг перестали, как бы это сказать правильно... кушать? Хотя некоторые вполне благополучно перешли на человеческую еду. Не могли бы вы о первопричинах рассказать?
  Я бросила взгляд на Любамиру, которая сидела краснее макового цвета и нервно теребила пояс. Ну да, она как раз таки с большим аппетитом рагу поглощала. Мне стало вдвойне интересно.
  - Как вы знаете, десять лет назад был наконец свергнут могущественный Лорд девяти земель, который проклял вампиров, таким образом уничтожив их, как и многие другие расы, за нежелание подчиниться. Любое могущественное проклятие такого рода как известно может иметь отклонения. Некоторые вампиры смогли выжить, так как их организмы приняли нашу пищу, но почти утратили возможность продолжать род. Это малочисленные и все равно умирающие кланы Веро, Сатари и Диаборо. Последние представители их находятся у нас в Эрилоне и на службе у магов. Остальные, не считая бесследно пропавшего ещё до проклятья клана Атуро, погибли от голода.
  - Занятная версия... - почесал подбородок Вэлиан.
  - У вас есть другая? - прищурил глаза лектор, а я заметила, как покрылись инеем края рукавов мужчины. Создалось впечатление, что он нервничает.
  - Нет, что вы! Мой профиль - будущее, уважаемый лиар Торион. Тем более вам, как непосредственному свидетелю свержения всемогущего Лорда, виднее.
  - Мы избавили население девяти земель от гнета тирана и сохранили мир.
  - Подмяв его под магов... - прошептал Вэлиан почти не слышно.
  - Что вы сказали?
  - Нет, ничего. Слава магам-освободителям. Ура! - Поднял руку в победном жесте, оглядываясь по сторонам, но его никто не поддержал, потому он со скучающим и все такмхим же безразличным видом опустил руку. Как ему не надоело всех злить и цеплять? К чему эти вопросы?
  Лиар Торион поджал губы, явно не желая продолжать тему, чему свидетельствовали следующие слова:
  - Вернёмся к началу, если вопросов больше нет. Древние представители и родоночальники расы были довольно опасными, но вполне разумными. Они занимали обширные земли на юге от...
  - А семья страшного и ужасного? - снова встрял Вэлиан. - Тоже того... - Провел большим пальцем по горлу. -... свергнута?
  - Вэлиан, - прошипел вдруг Зигард, но было поздно, назад слова не вернешь, а они оказались почему-то конечной точкой терпения лектора, чьи глаза прищурились, а по лицу пробежала изморозь, словно белоснежный холодный узор на окне зимой. Кое кто окончательно вывел его из себя.
  - Это была война, мальчишка. Кровавая. Как ты думаешь, есть ли место пощаде в войне против тирана, который всего за пятнадцать летов правления захватил власть в восьми землях?
  - И как ему это удалось, интересно?
  - Плюс пятьдесят аров, Вэлиан.
  - За что? - Вскочил прорицатель.
  - Ещё двадцать.
  
  Вэлиан вдруг резко повернулся и зло взглянул на меня, будто это я виновата. Ну совсем обнаглел! Да и мог предвидеть, что будет, если злить лектора. Сам виноват! Упрямо не отвела взгляда. В ответ одна бровь парня удивлённо приподнялась, а затем он просто встал и покинул зал исторических наук, где воцарилась такая тишина, будто в склепе сидим и нежить караулим.
  - Ну что ж, продолжим, - невозмутимый на вид лектор взмахнул рукой, убрав все фантомы и создав новый.
  Но ему снова помешали. Дверь отворилась, но войти нико не успел - тут же захлопнулась обратно, ещё и покрылась толстой коркой льда. А не боится испортить казенное имущество? И Вэлиан хорош дразниться!
  - Настырный мальчишка, - прошипел лиар Торион, стряхнув с рук снежинки. - Продолжим, наконец, лекцию. Одним из трех основателей расы вампиров был Фондер Дра...
  Громкое "ба-бах!" - и дверь просто слетела с петель. Все дружно уставились на дымящееся и шипящее полотно, где ярко сияли знаки и символы прошлого. А затем так же синхронно на стоявшую в проеме лиару Эрху, бледную и растерянную, медленно подносящую ладонь к приоткрытому от удивления рту.
  - Простите, за вторжение, лиар Торион, - наконец пришла в себя женщина, нахмурившись и начав стремительно исправлять содеянное магией, - но я вынужденна попросить вас прервать занятие. Дело не терпит отлагательств.
  - Все свободны, - неожиданно быстро согласился лектор. И что случилось?
  Все повставали со своих мест и поспешили к выходу. А я бы осталась послушать, да кто позволит. Но любопытно же! Встала, украдкой бросила взгляд на Ториона и неожиданно столкнулась с его изучающими меня холодными глазами. Вот не вяжется у меня эта огненная шевелюра и холод, исходящий от мага. И чего смотрит? Не нравится мне что-то этот мужик.
  - Юланка, пойдём уже, - потянула замешкавшуюся меня Аная за руку.
  Ладно, пусть смотрит. Может он просто новенькую запоминает. Я его тоже не забуду. И вообще, удачно как все сложилось, есть время дойти сегодня до библиотеки перед встречей с учителем, к которому у меня ещё вопросов насобиралось. Очередного разговора не избежать, каким бы тяжелам он не был.
  
  Глава 13
  
  В библиотеку я пошла одна, отправив Анаю домой спать, ведь я никому не говорила о договоре, включая подругу. Что-то подсказывало, что целее будет. Да и про библиотеку не сказала. Мне было стыдно, что приходится обманывать, но ведь я чуть-чуть не договорила, сообщив, что иду на отработку. А то, что до неё ещё как минимум пару часов, умолчала.
  Дорогу я знала приблизительно. Спросила у Любамиры, которую удалось перехватить на выходе из зала исторических наук. Бедная раскрасневшаяся невесть отчего девушка так спешила, что даже ее объяснение вышло сумбурным. Нижний уровень, левый коридор, потом правый и предпоследняя дверь слева. Вроде. Ну, надеюсь не заплутаю.
  Спускаясь по широкой спиральной лестнице башни познаний, как оказывается она называлась, я все думала о том, что могло случиться. На моем пути никого не было, кроме двух парней впереди из моей группы. Я собиралась обогнать их, но брошенная фраза одного из них и последующий нечаянно подслушанный диалог насторожили, заставив замедлить шаг и не спешить.
  - Опять, наверное кто пропал из младших. Думают, Багора просто завалить. Наивные.
  - Ага. Хотя в прошлый раз пропал вампир из старших. Даже вроде какой-то выдающийся был, с большими перспективами службы при главном маге. А до него наш Риан.
  - Это да. Риана жалко. Из него такой потешный волк получался. Вроде белый, но голова черная. Он вроде был последним из клана недолунных или как их там. Волк против Багора вряд-ли выстоит. Хотя дохляк Вэлиан вон вернулся.
  - Ага, единственный. Странно, не находишь?
  - Так он и сам того, - покрутил у виска пальцем. - Такого и Багор есть не станет, а то ещё судьбу накликает себе похуже.
  - А с чего вы взяли, что Багор стоит за исчезновениями? - Не выдержала я, встревая в разговор и прерывая лошадиное ржание. Вспоминая монстрика, почему-то не верилось в его причастность. Нет, в способность сожрать какого мага верилось, но чтобы все сошли с ума и сами шли в болото на сьедение его охранителю не верилось.
  Меня одарили одним презрительным взглядом и одним удивленным.
  - Так находили следы пропавших, - ответил тот, чей взгляд был удивленным. - А легенда о покорителе монстра и обретении над ним контроля путем отсечении головы с дальнейшим выпиванием его крови для обретения могущества многим вскружила голову. А когда ты на грани вымирания, то и не на такой шаг пойдёшь.
  Слов нет. Я аж споткнулась, чуть не пересчитав ступеньки каким другим местом да парни подхватили. Это ж надо верить в такую чушь.
  - Вы шутите? - Решила все же дать понять, что я не наивная дурочка.
  Парни остановились. Я тоже. Стоят, смотрят на меня серьёзно так. Нет, они что, правда серьёзно? Вот совсем-совсем?
  
  - И доказать можете? - Все ещё не веря, спросила.
  Смутились. Посмотрели друг на друга. Ну, так и думала. Вранье все это. И причина того, что исчезают ученики, вовсе другая есть, но прикрывается глупой легендой.
  - А что тут доказывать? - Внезапно засиял начищенной монетой парень. - Лиар Дерриан лучшее тому доказательство. Он только ранил Багора и обрёл силу, какой раньше не было.
  - Это ж какую? - никак не ожидала услышать имя учителя, но на новую байку приготовила уши.
  - Поговаривают, что он приобрёл бессмертие и увеличил свою силу в сотню раз.
  У меня совсем не культурно отвисла челюсть. Вот это силу обрёл... Обзавидуешься.
  - И как давно? Хотя нет, не отвечайте, дайте сама угадаю. Летов этак семь назад?
  Как раз столько мы были знакомы с "бессмертным", как оказалось, учителем. Только чего ж он умирать ко мне постоянно приходил? Притворялся, наверное.
  - Ага, - перешёл второй парень из презрительного состояния в удивленное. - А ты откуда знаешь? Только ведь недавно пришла.
  - От Вэлиана заразилась, только наоборот.
  - Это как?
  - Прошлое вижу, - с совершенно серьёзным видим ответила, а внутри аж переворачивается все от тупости и суеверия здешних обитателей. И главное столько летов верят. И кто слухи то пустил? Из-за них ведь пропадают ученики! Хотя, это я знаю, что бессмертие учителя - это удачно подвернувшаяся я, а не Багор. Остальные ведь не в курсе. Но тогда должны были быть свидетели его смертельного состояния, из которого он благополучно выбрался моими руками.
  - Слухи - ещё не доказательство, - вывернулась из все ещё продолжающих поддерживать меня рук.
  - А ты у Вэлиана спроси, он подтвердит. Этот больной на голову видел, как лиар вывалился из башни полуживым полутрупом. И тот почти не дышал. А потом раз - и исчез.
  Во дела... И как спрашивается его в лес ко мне затянуло? Ведь если верить тому, что я видела в прошлом, обо мне он должен был забыть.
  - А через два месяца явился живой и цветущий, - продолжил парень.
  - И это вам все Вэлиан рассказал? - недоверие в голосе не удалось скрыть, но его, кажется, никто и не заметил. - А Багор тут причём?
  - Так накануне он его и поймал заклятьем. Лиар Торион на Волега теперь зуб имеет. Они тогда вдвоём в топи ходили.
  Нда...
  - Ладно. Спасибо за рассказ. Пойду я, а то мне на отработку ещё.
  И я сделала пару шагов вниз, но остановилась, услышав ехидное за спиной:
  - Она не верит, Берг, зря распинался. Да и вообще, чего ты ей вообще все рассказывать должен?
  Медленно повернулась. Просто, чтоб запомнить получше того, кто с презрением посмел на меня смотреть. Среднего роста, русые волосы, собранные в низкий хвост, квадратная морда деревенского дурачка. Это я уже придираюсь.
  - Есть ещё одно доказательство.
  Перевела взгляд на Берга, задумчивого и ставшего предельно серьёзным.
  - Три лета назад в группу первого уровня как-то попала ядовитая сака. Это прыгучая тварь тогда троих цапнула. Дэрриан не смог быстрее поймать ее и уничтожить. Никого спасти не удалось, они ушли за грань через час. Естественно, занятие отменили. Вроде ничего подозрительного, но на следующую ночь Дэрриан провел дополнительный урок, как отработку сорванного. Я тогда с ним в спаринге был. И два застарелых шрама от острых зубов саки на запястье видел.
  - И ничего нам не рассказал? - завёлся второй.
  - Да из головы вылетело. Он же меня тогда так уделал, что я шевелился с трудом.
  Парни продолжали что-то выяснять, а я развернулась, чтобы уйти. Те шрамы я хорошо помню. Как и хрипящего бледного учителя, явившегося в ту ночь и просто упавшего на меня, разбудив. Я чуть не поседела тогда. И ладно бы, переживу, но стоило вернуть ему вполне бодрый вид, как он сразу же ушёл. Сколько горькой обиды было! А теперь ясно, куда спешил. Но как же остальные случаи? Правда и смертельных было не так много. Все больше просто легких ранений и почти заживших ран. А иногда и целехонький приходил, оставаясь на несколько дней. Где его ещё носило?
  
  Пока я пыталась понять, как связаны загадочные исчезновения, слухи об учителе и версии о его бессмертии, лестница наконец закончилась. Я оказалась посреди круглого помещения с тремя примыкающими темными коридорами. Было так безлюдно и тихо, что неосознанно поежилась. Не очень то много народу, как посмотрю, библиотекой пользуется. И чувство такое, будто я под землёй. Может, так и есть? Куда там дальше? Налево?
  Быстро пересекла пространство, все лучше различая надпись над аркой коридора, которая подтверждала, что я все правильно запомнила. "Жаждающие да обретут". О да, я прям жажду! Быстрее с заклятой душой расчитаться.
  Магические тусклые светильники завитыми рожками увивали стены, в которых периодически встречались то двери, то ниши. Особо не вглядывалась. Коридор по дуге уходил влево и внезапно заметила впереди идущего. Немного замедлилась, узнавая того, кого не ожидала тут встретить. И везет же мне на Вэлиана! Хотя, может, правда везёт? Я себе не очень представляла, как буду искать в библиотеке то, не знаю что. Не каждую ж книжку перелистывать? А вот он мог меня направить. И начнём с "таллилари". Хотела уже окликнуть, но внезапно коридор наполнился зеленоватым светом, в котором исчез Вэлиан. Сердце сбилось с ритма, подскочив куда-то к горлу, а я вылетела в очередное круглое помещение, замерев у входа. Или выхода?...
  Зеленоватое свечение испускал столп яркой энергии в центре, выходящий из пола и исчезая в потолке. Вот это сила! Даже не нужно на другое зрение переходить. Рискуешь ослепнуть. Теперь понятно, что питает главную башню с порталом. Удивительно... Стоп, а Вэлиан где делся?
  Его фигуру, исчезающую в следующем коридоре, успела заметить. Вот только мне надо было в другой, если все же хотела попасть в библиотеку. Но теперь это не важно. Обогнула столп силы, решая догнать прорицателя. Хотя очень хотелось постоять подольше и посмотреть. И потрогать бы... Так, потом с этим.
  И куда опять исчез? Нет, ну он меня удивляет! Сквозь стены умеет ходить или как? Я уже прошла несколько мер, начиная чувствовать неясную тревогу. А в следующую секунду меня ухватили за шкирку, втянув в темноту очередной ниши, и крепко прижали к стене. Я вскрикнула, но звук утонул в широкой ладони, зажавшей мой рот.
  - Ты меня преследуешь? Предупреждаю, я не такой и берегу свою честь для одной единственной.
  Что? Выпучила глаза, всеми силами выражая свое негодование. Это он меня за кого принимает!?
  - Что ты тут делаешь, - блеснули глаза Вэлиана злой настороженностью.
  Сердце выбивало частую дробь, все ещё переживая неожиданное нападение. Но я быстро взяла себя в руки, разозлившись. И как мне отвечать? Со всей силы цапнула заразу за палец. Парень вскрикнул, отнимая руку от моего лица, но вот остальное не выпустил. Так то лучше, но хотелось бы ещё лучше.
  - В библиотеку иду, - скривилась, пытаясь тяжелого Вэлиана с себе сдвинуть.
  - Ты коридором ошиблась.
  - Да? А я и не заметила. Заблудилась.
  Судя по изогнутой брови мне не верят. Ну, врать у меня плохо получается, знаю.
  - И вообще, слезь с меня.
  - А то что?
  - А то кто! Опять погадаю. Или лучше проклятье нашлю. А то ведьма я али нет? - Блефовать так по полной!
  - Нет, - ухмыльнулся Вэлиан. - Ты хуже.
  И меня отпустили. Стоит такой напротив, выжидает. И ведь наверняка знает, что хочу спросить и вообще, зачем мне библиотека была нужна. Нашла с кем блефовать. С тем, кто меня наверняка лучше самой знает.
  - Ну? - Не выдержал первым.
  - Ты же и так знаешь, что мне надо, - попыталась уйти от прямого вопроса.
  
  - А если и знаю, то разве должен что-то говорить?
  - Ты ведь не просто так показал мне прошлое, да?
  На лице Вэлиана не дрогнула ни одна мышца. Стоит, молчит, взглядом прожигает.
  - Зачем? - Сделала снова попытку, понимая, что ухожу от нужной темы, но мысли сами вернулись к тому, что было важнее договора для меня.
  - Ты это хотела спросить? Неужели трудно просто сказать спасибо и думать, что делать с этими знаниями, а не искать причины моих поступков? Я, знаешь ли, не совсем нормальный. Разве тебе ещё не сказали? Вдруг накинусь на одну неблагодарную девчонку с длинным носом, который так и лезет в неприятности?
  И вот сейчас мне вдруг совсем неожиданно показалось, что он как раз самый нормальный здесь. Настоящий... Зрение перешло на другой уровнь неосознанно и легко. Все вокруг было пропитано зеленоватой силой. Кроме него... Прорицатель был окутан золотом, словно он часть той комнаты, где хранилось прошлое. Золотистые пылинки кружились, причудливо собираясь в замысловатые узоры и тут же распадаясь. И в этом мне почему-то виделось столько тоски, печали и безысходности, что я начала захлебываться от этих чувств, царящих в душе непонятного создания напротив. И вдруг все исчезло, словно отрезало.
  - Не смей лезть в мою душу, - прошипели у самого уха, которого коснулось обжигающее дыхание. Такой же горячей была и рука, накрывшая мои глаза, отчего затылок уперся в стену. - Держи свои способности при себе и не смей испытывать их на мне. Иначе сказка твоей жизни будет пострашнее, чем данный вариант событий.
  - Прости, - голос даже не дрогнул. После увиденного, Вэлиан вызывал во мне сочувствие, но не страх. Потому угрозу не восприняла всерьёз.
  - Не смей жалеть! - Мои плечи сжали, встряхнув и вернув тем самым зрение, ставшее вновь обычным. - Жалей себя, ведьма.
  - Хорошо, - с сумашедшими не спорят, так ведь? И я решила не спорить и просто вернуться к тому, зачем вообще пошла за ним. - А что такое "таллилари"?
  На этот раз ответом мне стало злобное неизвестное ругательство. Прям подмывало уточнить, что означает, но злить Вэлиана ещё больше не хотелось. А то вдруг его угрозы все же реальны? Но отпускать его мне не хотелось без ответа хоть на один вопрос.
  Прорицатель подкрепил крепкое словцо ударом в стену кулаком и, резко отстранившись, зашагал прочь. Если хотел напугать, то сначала надо клыки как у боргов хотя бы отрастить. Вздохнула и покинула нишу, намереваясь догнать Вэлиана.
  - Ну все же, что такое "таллилари"? - Пристроилась рядом почти бегом, таким широким и быстрым был шаг парня. - Ты ведь знаешь ответ. Помнишь, в том боевом мире...
  - Если отвечу, отстанешь? - Сквозь зубы прошипел Вэлиан, бросив на меня взгляд, каким смотрят на надоедливого жука, желая того прихлопнуть.
  Кивнула.
  - Ребёнок. Уходи по своим делам. Отстань уже от меня.
  Вот почти обиделась, не будь он тем, кто он есть.
  - Мне семнадцать.
  Да уж, прозвучало по-детски и обиженно. Но ребёнком меня давно никто не называл.
  - Мне все равно, сколько тебе летов. Ума прожитые года тебе не прибавили, как посмотрю.
  Все, теперь точно обиделась. А Вэлиан остановился и как-то странно на меня посмотрел, а затем тяжело вздохнул и начал недовольно пояснять:
  - Таллилари - это ребёнок. Перевод условный и не очень точный, потому что язык мёртвый.
  Эм... Вот теперь мне стыдно. Готова признать правоту, ума мне точно порой недостает... Нет, ну так выражаться точнее надо!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | Я.Зыров "Твое дыхание на моих губах" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"