Мари Лила: другие произведения.

Беседы Ангелов Во Сне И Наяву

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что есть сон? Что есть явь? Что есть Любовь, истина? Улыбнитесь, пытаясь отыскать ответ на такие непростые вопросы!


  
  
  
  
  

БЕСЕДЫ АНГЕЛОВ

ВО СНЕ И НАЯВУ.


Ты мой маленький Ангел.

Только крылышки спрятались где-то.

И улыбкой беззубой способен весь мир озарить.

Как подумаю - странно,

В прошлой жизни тебя рядом нет.

А теперь даже солнцу осталось нам лишь по привычке светить.

Ты мой маленький Ангел.

В изначальной невинности млея,

Я с тобой растворяюсь, теряя минутам отсчёт.

Рассуждая о Главном,

Мы его разглядеть не умеем

В том, что ежесекундно мимо нас вместе с жизнью течёт.

  
  
   Посвящается моему сыну, Ивану. И всем, кого люблю.

ПРОЛОГ

  
  
   Сквозь живописные громады облаков бескомпромиссно прорывались солнечные лучи. Горизонт (если на небесах бывает горизонт) стелился розоватой дымкой. Они сидели на довольно упругом плоском облаке, свесив ноги, зевали и почёсывались. И даже самый острый слух не смог бы различить ни слова из их беседы. Как, впрочем, всегда. К сожалению.
   - Не думаю, что из этой твоей затеи выйдет толк, - скептически заметил Архип, лениво почёсывая босую пятку острым концом крыла, - По мне, так слишком мудрёно, запутано.
   - Почему бы ни попробовать? - в порыве вдохновения у Гавриила даже нимб съехал на бок, - Это как раз тема моей дипломной работы. И потом - больно смотреть, с каким трудом живут люди!
   Вдалеке прошуршал самолёт, вспоров левым крылом рыхлую кромку облака. Ни одной, пусть самой смелой птице не взобраться на такую высоту. Живой, конечно.
  
  

* * *

  
   Они стоят на краю крутого оврага. С самого его дна растут тонкие, гибкие деревья. Верхушки их только-только достигают уровня земли, на которой они стоят. Он сзади и чуть слева. От Него исходят спокойствие, уверенность, надёжность. Как хорошо, подумала Она, как хорошо, вот так, просто, ни о чём не заботясь, опереться на этого человека. Расслабиться. Но Он сзади, пока Он для неё недоступен. В ветвях одного из деревьев, изо всех сил цепляясь, раскачивается не то человек, не то ещё кто-то. Для человека, на Её взгляд слишком уродлив, немощен, несуразен. Ей даже показалось, что у него не четыре, а шесть конечностей. Ветер раскачивает верхушки деревьев. С каждым новым порывом кажется, что вот-вот, вот сейчас это существо сорвётся с дерева вниз. Но Она точно знает, что этого не произойдёт до тех пор, пока Она сама, силой своей мысли, своей воли не стряхнёт его с дерева. Потому что эти деревья лишь в Её власти. ЭТО лишь в её власти. Но почему-то она медлит. Что Её держит? Что-то в этом существе вызывает в Ней нежность, чувство чего-то родного, близкого. Жалость. Жалость? Жалость к нему? Но ведь понятно, что оставлять его вот так болтаться в ветвях не более гуманно, чем стряхнуть прямо сейчас. Жалость к себе?.. А вдруг? А вдруг...само упадёт? НЕТ. А может - пусть себе болтается? Может - пусть, но... Но тогда - Она точно знает - тогда невозможно другое: свет, радость, счастье. И невозможен в её жизни Он - тот, что стоит сейчас сзади. Почему же так тяжело решиться? И Она стоит, не в силах потянуться сознанием к единственному дереву, единственному препятствию на Её пути. А в ветвях оно - такое жалкое, милое, родное. Но если честно, абсолютно ей не нужное. Совсем как её прошлое.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

  
   Ангелы-хранители спали. Возможно, уже последние несколько лет. Иногда даже казалось, что слышно их похрапывание. По крайней мере, так думала Алёна, оценивая свою нынешнюю жизнь и грустно глядя на так же сладко спящего на соседней кровати Аркадия. Ничто не нарушало тишины в её маленькой аккуратной квартирке. Только тиканье часов на кухне. И эти вот невесёлые мысли, посещающие её всё чаще в последнее время. Пока она не спит.
   Да... То, что Ангелов больше одного, она даже не сомневалась. Ведь если бы он был один, то в промежутках между сном обязательно бы вмешался в её такую дурацкую жизнь с целью лёгкой коррекции в положительную сторону. Ну, хоть от "нечего-делать"! Скорее всего, когда они не спят, то болтают друг с другом, либо режутся в карты. Ведь не станет же Ангел разглагольствовать с конкурентом за другим плечом. (Алёна суеверно скосила глаза влево). А уж тот то явно один, поскольку трудится, не покладая рук. Или копыт?
   Она вернулась воспоминаниями на много лет назад. Детство. Нет, детство на то и детство, чтобы оставаться в памяти весёлым и безоблачным. А вот дальше! Школьные годы показались ей серыми буднями, наполненными бесконечной зубрёжкой. Почему все на перебой твердят о романтике школьных лет, которые так хочется вернуть? Ничего ей не хотелось! Напротив, последние классы она вообще предпочла бы забыть. Бесконечная, как ей тогда казалось, гонка за высокими оценками, дабы увеличить шансы на поступление в ВУЗ. Конечно, ВУЗ! На что-то меньшее Алёна не согласилась бы ни за что на свете! С её-то амбициями! Амбиции, они, конечно, были удовлетворены, но что с того? Смотрим дальше - институт. Счастливое, беззаботное студенчество, где ты? Вернее сказать, где ты было, пока Алёна постигала премудрости своей нынешней профессии на студенческой скамье? С каким трудом давалась ей каждая сессия! Приходилось усваивать вещи, порой для неё непостижимые. Но что поделать, такова суровая правда жизни. Разве бывает иначе? Разве у неё могло быть иначе? Нет, уютно она себя может чувствовать только в областях, связанных с искусством, а оно (искусство) на хлеб мажется с трудом. Алёна была ооочень практичным человеком. Или хотела им быть.
   Часы на кухне продолжали размеренно тикать, как будто демонстрируя своё полное безразличие к её, Алёниным, бедам. Ну, хоть бы замедлились когда, сочувствуя, или сбились с ритма, что ли? Нет, как всегда, она сама, в полном одиночестве переварит эти проблемы, вымучает их в мыслях и, никому не сказав, сложит на дальнюю полочку своей памяти. Чтобы время от времени доставать, бережно перебирать и истязать себя с непонятным мазохизмом. Почему-то вдруг вспомнился недавний сон. Но она быстро отмахнулась. Жалеть себя - так уж жалеть по полной программе, не отвлекаясь!
   Работа. Та, прежняя. Нелегко пришлось ей драться за место под солнцем. И что в результате? Алёна снова посмотрела на спящего Аркадия. Настоящее радовало её не намного больше, чем прошлое. Вернее сказать, вообще не радовало. Кто сможет ей объяснить, почему так происходит? Или нет: почему именно с ней так происходит? Всю жизнь она ставит себе цели, по её мнению, максимально возможные. И стремится к ним. Не щадя себя, забыв обо всём, преодолевая любые препятствия. Порою даже непреодолимые. И каждый раз, в самый последний момент, когда до цели рукой подать - всё рушится. Окончить школу с отличием не удалось. Бронепоезд Алёны разбился о гранит физики. Разгрызть его оказалось не в её силах - ну не понимает она физику! Всего одного балла не хватило из-за той же физики для поступления в столичный ВУЗ - пришлось довольствоваться областным. По окончании института Алёна поступила, как ей казалось, наиболее разумно - она не стала искать счастья в областном центре. Не захотелось ей и покорять столицы, ни северную, ни южную. Алёна поехала в небольшой, но с довольно развитой промышленностью город, где тогда ещё жила её бабушка. И там она со своей специальностью оказалась просто нарасхват. А дальше, как в мечтах - карьера. Головокружительная. На одном из ведущих предприятий города. Она вся отдалась ей. Работа вытеснила всё - друзей, увлечения, личную жизнь. Алёна семимильными шагами приближалась к очередной цели - войти в руководящую элиту компании. В тот момент она была спокойна и абсолютно уверена в конечном успехе. Её жизнь - работа, её интересы - интересы компании. Она была близка к триумфу - это реванш! Реванш за все предыдущие неудачи, которые каждый раз так больно били по её самолюбию. Остался один шаг. И...в этот момент в её жизни появился Аркадий. Алёна потом даже не могла вспомнить, как они встретились. Так, какая-то вечеринка, чей-то друг, кто-то познакомил. Любовь ворвалась в её жизнь, как ураган. Казалось, она отыгрывается за все годы подавления. Любовь застлала ей глаза, заткнула уши и притупила обоняние. Был только он - её Принц. Всё остальное потеряло значение. А всё, что у неё было на тот момент, не считая пары приятельниц и одной подруги - это работа. Карьера рушилась. Когда Алёна опомнилась, оказалось уже слишком поздно. Она летела вниз с золочёной лестницы, по которой ещё недавно так победоносно поднималась. И поднялась достаточно высоко - тем больнее было теперь падение. Не хотелось унижаться перед людьми, которые ещё вчера завистливо глядели ей в след, и Алёна подала заявление об уходе. Но она была счастлива - ведь падая с поднебесной высоты, она падала в объятья любимого человека! И со всей силы шваркнулась о холодный бетон.
   - Как уволилась?! - новость эта, как оказалось, убийственной была не только для неё. Аркадий от неожиданности перешёл на крик, чего никогда раньше за ним не водилось, - Ты что, с ума сошла? Унижаться ей, видите ли, не хочется! Ничего, перетерпела бы. Всё же не последний человек в компании.
   Даже сейчас, спустя время, при воспоминании об этом у Алёны холодом свело "под ложечкой". Удар оказался сокрушительным. Реванш обернулся полным жизненным поражением. Реакция Аркадия на её увольнение сразу открыла глаза на их "идеальные" отношения все эти пол года. На месте Прекрасного Принца оказался всего лишь обаятельный бездельник и альфонс. (Алёна нервно сглотнула, подавив навернувшиеся слёзы. Всё. Что было - то прошло. Так ведь говорят?) Конечно! Опомнившись, он сумел таки сгладить ситуацию. И с виду их отношения вернулись в прежнее русло. Но только с виду. Алёна была полностью опустошена. Она так и не сумела оправиться от двойного удара судьбы. Её жизнь текла дальше по инерции. Она даже не стала искать работу по специальности и устроилась продавцом фруктов в первый попавшийся магазин. Назло всем. Назло себе.
   Последней каплей оказалась годовщина их с Аркадием отношений, когда вместо того, чтобы обставить всё сообразно событию, он, не сказав ей ни слова, уехал на неделю загород с друзьями. По возвращению она поставила его перед фактом, что между ними всё кончено раз и навсегда, дверь перед ним открыта, а на улице весна - не замёрзнет.
   - Лапочка! Я то, конечно, не замёрзну. Но ты же замёрзнешь без моей любви, как тюльпан в пустыне!
   Неотразимая улыбка (а может, она всё ещё его любила?) и неоспоримость аргумента повергла Алёну во временное замешательство, воспользовавшись которым, нахал закидал свои вещи обратно в квартиру и запер дверь изнутри. Больше Алёна не сопротивлялась - ей всё стало безразлично. Но с этого момента их совместная жизнь полностью изменилась: они просто сосуществовали в одной квартире - каждый на своей кровати, каждый в своём мире. И Аркадий, конечно, за её счёт. Он вёл себя, что говорится, тише мыши, убирая квартиру, готовя завтрак, обед и ужин, и лишь изредка позволяя себе поинтересоваться, как дела у неё на работе. Как будто на её нынешней работе может произойти что-нибудь экстраординарное! (В этот момент с непонятной уверенностью в голове прозвучало: "Да! Может! Конечно, может!! И обязательно произойдёт!!!") Алёна отмахнулась от мысли, удивлённо пожав плечами. Хотя чему уж тут удивляться. Удивительно скорее то, что она - такая впечатлительная, амбициозная, ранимая, - вообще не свихнулась после всех потрясений. Последнее время ей всё чаще в голову приходили слишком странные, с её точки зрения, мысли. Да вот ещё эти сны. Сны начали ей сниться совсем недавно, но что-то в них было необычно: своей яркостью они запоминались в мельчайших подробностях, и в снах всегда присутствовал Он. Кто он, Алёна не знала, поскольку ни разу не видела его лица. Вот голос - она узнала бы его из тысячи. Постепенно эти сны стали для неё реальностью более значимой, чем реальность серого внешнего мира. Вслед за пробуждением приходило раздражение - раздражал Аркадий, квартира, работа. Алёна начала презирать свою жизнь, презирать себя. И было за что - она законченная неудачница, она не способна ни на что значительное в этой жизни, и значит немногого и достойна. А Ангелы-хранители? Да они просто стыдятся её! И поэтому бездействуют.
   Часы продолжали свой тихий перестук. Дурацкие, дурацкие часы, зло подумала Алёна. Дурацкие, как и её жизнь. И не остановить, не ускорить, не вернуть. Тик-так, тик-так - и так всё предсказано на многие часы вперёд. А что, если всё-таки... попробовать остановить! Что, если этот символичный жест позволит и ей остановиться, осмотреться и понять - куда идти? зачем? Она тихо, на цыпочках прошла в кухню, встала на табуретку и остановила старый, потемневший маятник. Всё, тишина. Алёна напряжённо прислушалась - ничего. Казалось, ничто в целом мире не заметило этой маленькой перемены в её жизни. Только Аркадий шумно заворочался в постели.
  

* * *

  
   Архип сидел на плече, грустно свесив крылья и понурив голову. Вот так, как всегда - как заслали, так заслали. Нет приставить хранителем к какому-нибудь йогу. Ещё и Гавриила практикантом приписали! Он вообще то парень неплохой, активный. Даже чересчур. Взять хоть этот его эксперимент со снами. И без того с девушкой трудно приходится. Упрямая, как тот баран. Всю жизнь рвётся - и всё не в ту сторону. Корректируешь, направляешь, разворачиваешь - а она каждый раз снова за своё (вернее сказать, не своё). Хоть ори в ухо - всё глухо! (В этот самый момент Гавриил, приложив громкоговоритель к уху Алёны, что есть мочи проорал: "Да! Может! Конечно, может!! И обязательно произойдёт!!!") Неужели этот наивный парень всё ещё надеется до неё докричаться таким примитивным, дедовским способом? Те (в смысле, деды), конечно, были куда как восприимчивее к их, Ангелов, наставлениям. Архип даже поёжился, как могло показаться, раздражённо. Но это только могло показаться. Ангел, всё-таки.
   И после всех трудов праведных ещё приходится выслушивать абсолютно необоснованные обвинения!
   - Правда что ли в картишки перекинуться, чтоб зря не наговаривала! - Архип грустно усмехнулся.
   - А я и не умею,- Гавриил, по-молодецки хрустнув суставами, дважды облетел вокруг головы Алёны и уселся к ней на плечо рядом с Архипом.
   - Откуда в людях это самозабвенное упрямство? Почему, если в чём-то успех не приходит, нужно поставить на себе крест и сразу отчаяться? А подумать, что это не твоё, совсем не то, чем тебе следует заняться, в чём тебя действительно ждёт успех, не получается. И что жизнь на этом не заканчивается, а наоборот, только начинается - не верится! Ты ведь помнишь, Гавриил, каким она была ребёнком? Любознательная, впечатлительная, творческая натура. Какие стремления, какие яркие планы на будущее! Наша маленькая художница - она могла бы стать дизайнером собственной жизни! Куда всё девалось? Как измельчали интересы, сузились горизонты.
   - Я то помню, какой она была. А вот она сама это, кажется, забыла. Поэтому надо бы напомнить.
   - Напомнить! Но как? Они ж, люди, как обычно - глаза закроют, уши ватой заткнут, и в бой за место под солнцем.
   - Как, говоришь? Да вот есть некоторые задумки.
   - Мне эти твои задумки! Со снами ещё до конца не разобрались. Девушка того и гляди заблудится между сном и явью!
   - Не заблудится, всё под контролем. И одно другому не мешает, скорее наоборот. Ты, Архип, ей богу как человек - упёршись рогом во что-то одно, невозможно воспринять ситуацию в целом.
   - Рогом - это не про меня,- обижено буркнул Архип.
   Соседнее плечо пустовало. Представителям Зла в работе с людьми всегда везло больше. Вовсе необязательно целый день долдонить Алёне в ухо о превратностях судьбы, о неизбежности потерь, о тщетности стремлений и прочую пессимистическую чепуху. Достаточно и раза в неделю. Шёпотом. И поэтому Омч (так звали их конкурента) был не частым гостем на её плече. К чему? Комплексы, болезненное самолюбие, надуманные амбиции, зароненные в сознание ещё в детстве - прочная конструкция, им с их розовооблачными жизненными концепциями не пробиться! Разве что чудом. Самоуверенные Бесы не мелочились, имея на каждого по нескольку подопечных. И даже обрабатывая сразу по пять-шесть человек, с лёгкостью обходили Ангелов. Почему-то люди, как ни странно, плохое впитывают, как губка пену - не выжмешь. И затем всю жизнь считают это чем-то неотъемлемым, своим. А вот хорошее с них скатывается, как с гуся вода. Ещё и отряхнутся напоследок.
  

* * *

  
   Алёна быстро пробиралась дворами, автоматически сворачивая в нужном месте. Привычная дорога к единственной теперь подруге. Странно, но если бы кто-нибудь спросил её, как пройти к дому Ирины, она вряд ли смогла бы объяснить. Алёна не раз ловила себя на мысли, что не помнит ни одного ориентира. Но каждый раз, выйдя на остановке из автобуса, она уверенно лавировала среди тупиков и подворотен. И, очнувшись возле Ириной квартиры, понимала, что не помнит ни дороги, ни номера её подъезда. Немудрено, ведь в голове всегда столько такого важного - обдумывание планов, прошлых и будущих событий, недавних разговоров. Как, впрочем, и сейчас. Куда уж тут дорогу запоминать! Да и зачем? И так в голове куча всего... Скороговорка мыслей споткнулась о какое-то смутное ощущение. Что-то крутилось, прорываясь в сознание, но оставаясь неуловимым, неопределённым. А ведь действительно в голове куча! Только куча - чего? Обычно бывает куча мусора. Алёна резко остановилась. Впервые за всё это время её осенило - то, о чём она обычно думает по дороге, она тоже не помнит! Она автоматически попыталась осмыслить пришедшее в голову откровение, но почему-то не смогла этого сделать. Удивительно, но в голове было непривычно пусто. Точнее, в голове было абсолютно пусто! Стран...- недодуманная мысль оборвалась на полуслове. Она огляделась. Такая знакомая, и в то же время абсолютно незнакомая реальность стала проявляться, приобретать резкость, наливаться красками. Где я? Куда иду? Кого встречаю? Возможно одних и тех же людей из раза в раз. Почему же ничего о них не знаю? Почему никогда не хотела о них знать? Алёна стояла посреди сквера. Было очень хорошо, весело, почти смешно. Возникавшие в голове отдельные вопросы ярко и звонко лопались, как мыльные пузыри. На фоне непривычной тишины они казались настолько актуальны, что Алёна ощущала себя на острие собственного сознания. Она закрыла глаза - так, значит я в сквере. Теперь стало действительно смешно - не видела она никогда здесь никакого сквера! Знать она не знает никакого сквера! По крайней мере, раньше не знала. Интересно, какого цвета в сквере лавочки? Нет. Слишком сложно. А какого цвета листья на деревьях? Ха! Конечно зелёного! Алёна медленно открыла глаза... Ответ: чёрта с два! Красного, жёлтого, бурого - ведь на улице уже осень. Золотая осень! Она медленно обернулась вокруг - красотища! Захотелось вдохнуть полной грудью, но получилось не сразу. Вдох, вдох, вдох... Выдох! И ещё разок! Среди деревьев малыш собирает опавшие листья в букет и относит их маме. Он внимательно отбирает каждый листик - букеты просто пылают в его маленьких ручонках. Для него в этот миг не существует ничего важнее его ЛИСТЬЕВ, которые он несёт МАМЕ. Да для него вообще больше ничего не существует! И какое счастье в глазах! Но ведь это и есть - счастье, неожиданно подумала Алёна. Мысль растворилась, оставив после себя тонкий аромат Вечности. Она присела, сгребла в руку листву вместе с прелой травой и землёй и поднесла к лицу. Запах ударил в голову, опьяняя - вдалеке, между деревьями, школьники шумно кидаются охапками листьев - проходящая мимо женщина улыбнулась ей, поздоровавшись - время остановилось...
  

* * *

  
   Она провожает Ирину - то ли на поезд, то ли на самолёт. Кажется, та уезжает куда-то далеко, заграницу. Наверно всё же на самолёт. Сначала на чём-то едут, потом пешком. Бегут - опаздывают. Аэропорт среди деревьев в какой-то роще, слева от дороги. Но приблизившись к нему, они почему-то замедляются, переходят на шаг. И медленно идут дальше по дороге, провожая взглядом взлетающий самолёт Ирины. Дорога из бетонных плит, но постепенно начинает приподниматься над землёй, переходя в монолитный белоснежный виадук. Идут рядом, но Ира чуть сзади. Когда поднялись над лесом, Ей почему-то вдруг стало страшно, каждый шаг даётся с трудом. Под ними расстилается глубокий овраг, густо покрытый ярко-зелёными деревьями. Деревья усыпаны красными и розовыми цветами - такие Она видела лишь однажды, на Кавказе. Ирина подбадривает, говорит, что бояться нечего, пошли быстрей. Проходя над оврагом, Она ощутила головокружительную высоту. Чувство страха и необъяснимого, всеобъемлющего счастья одновременно охватили её. И всё же сделать следующий шаг тяжело, мост кажется таким узким, ненадёжным, подвешенным над бездной. Но Она делает этот шаг... И в то же мгновенье стена страха рушится: мост оказывается очень прочный, широкий, с высокими крепкими перилами. Каменные опоры уходят глубоко вниз. Да по нему на танке можно проехать! Только это становится понятно, когда шаг уже сделан, и иллюзия зыбкого моста впереди продолжается. Но Она теперь знает, что это не так. Она верит в это. Она уверена в этом! А какие вокруг краски - белоснежный мост уходит прямо в необычайно голубое небо, глубокое, манящее. Внизу овраги сменяют друг друга, и каждый следующий ещё глубже, ещё ярче, ещё головокружительней. И с каждым шагом сильнее восторг в душе! Солнца в небе нет, но мягкий, проникающий свет повсюду. А Ирина испугалась, остановилась и сказала, что дальше не пойдёт. Белоснежная дорога уходит в синее небо. Она идёт одна. Конечно, одна. Ведь эта дорога, этот мост - её, и только её. Она точно знает, что это её путь. Путь через жизнь...
  

* * *

  
   Ирина открыла сразу. Можно было подумать, что она ждала за дверью. Глаза заплаканы, волосы наспех убраны. Как всегда, подумала Алёна, очередные рыданья-причитанья. Когда-то давно, уже не помня где, Алёна вычитала замечательное высказывание: "Человек наслаждается всем, выходящим за рамки обыденного. Будь то даже горе". Видимо, Шатобриан был прав. Её подруга представляла собой крайность, упиваясь малейшей ссорой. И каждый раз разыгрывалась одна и та же трагедия, свидетелем которой непременно должна была быть Алёна. Вот и сегодня Ирина позвонила и, рыдая в трубку, умоляла срочно приехать. Что ж, дружба есть дружба - у каждого здесь свои обязанности. Она себе не представляла, что могла отказаться, даже если бы очень хотела. Хотя Ирина никогда от неё этого не требовала, Алёна сама определила границы своего дружеского долга и мужественно несла свой крест. Так она поступала в отношениях со всеми людьми. Она так привыкла. Почему-то люди, как правило, не отвечали ей взаимностью. Алёна обижалась, но продолжала молча упиваться своим самопожертвованием.
   - Проходи, раздевайся. Сама всё знаешь - тапки там,- Ирина нервно махнула рукой в сторону угла, захламленного разного рода обувью, и удалилась в ванную комнату.
   Странно, подумала Алёна, зачем она умывается. Всё равно сейчас опять будет реветь. Всю оставшуюся дорогу от сквера она прошла медленно, вчитываясь в названия улиц и всматриваясь в лица прохожих. Некоторые от неожиданности здоровались, а остальные только начинали нервно оправлять на себе одежду. Почему ей вдруг вспомнился этот сон? Прошло уже несколько месяцев. Первое время она прямо таки жила им. Но повседневная рутина потихоньку вытеснила его из сознания. И Алёна забыла. Забыла это ощущение счастья, восторга и той легкости, с которой она шла. Шла, уверенная в безопасности каждого следующего шага. Безопасности пути. Безопасности жизни. И безвременности. Всё это неожиданно вернулось в тот самый миг, когда она остановилась в сквере, вдыхая запахи осени.
   В ванной с шумом лилась вода, но даже это не заглушало громкого высмаркивания Ирины. "Как она смешно сморкается!", почему-то подумалось Алёне. Тем временем она вытаскивала из кучи обуви всё, хоть сколько-нибудь напоминающее тапки, и пыталась распределить их по парам. Мужских тапок набралось уже три пары, а вот с женскими дело обстояло сложнее.
   По тому, что шум льющейся воды как-то резко стих и хлопнула дверь, Алёна догадалась, что подруга готова к первому действию их совместной импровизации на тему "горе мне, несчастной". Но привычных фраз почему-то не последовало, и она обернулась навстречу неестественной тишине.
   - Ч-что...ты...делаешь? - Ирина, покинув санузел, не успела войти в роль и стояла в проходе, удивлённо уставившись на подругу.
   - Пытаюсь подобрать себе пару женских тапок,- Алёна в очередной раз запустила руку в кучу хлама в углу. Справа и слева от неё в строгом порядке были расставлены пары мужских тапок согласно их принадлежности друг другу. Женских всё ещё не было.
   - Ну, одень вон те! - подруга теряла терпение, одновременно пытаясь вернуть ситуацию в единственно верное, с её точки зрения, русло развития событий.
  -- Они мужские, а я - женщина.
  
   Минута (а может и две) полнейшей тишины.
  
  -- Ты что, только сейчас это в себе обнаружила? Раньше и мужскими не гнушалась, - Ирина говорила язвительно, но, тем не менее, в её голосе звучала то ли неуверенность, то ли удивление абсолютно неправильным, необычным поведением подруги.
  
   Алёна и сама до конца не понимала своего упрямства. Такие мелочи никогда раньше не заботили её. А вот теперь она готова была потратить уйму времени, лишь бы осуществить своё мимолётное желание. Когда поиск увенчался успехом, Алёна испытала удовольствие, почти счастье. Её чувства настолько явно отразились на лице, что сам Чеширский кот мог в этот момент позавидовать её улыбке.
   - Боже мой, ты сошла с ума! Ещё и ЭТО! Ко всем моим бедам, ещё теперь и сумасшедшая подруга! Нет! Я этого больше не вынесу! - закрыв лицо руками, провопила Ирина. После чего театрально вбежала в комнату и, зарыдав, упала поперёк дивана.
   Нет, ничто не способно вывести эту женщину из её роли, которую она разыгрывала сейчас. Вздохнув, Алёна последовала за ней. Но вместо того, чтобы начать деликатный расспрос вперемежку с утешениями, она вдруг стала внимательно разглядывать резную шкатулку на книжной полке. Бывая в доме Ирины довольно часто, она никогда раньше её почему-то не замечала. Занятная вещица. Намётанный глаз художника сразу высветил неординарную творческую мысль.
   - Ты думаешь, мне легко всё это терпеть? - не сдавалась Ирина. Она действительно плакала. Насколько искренними были чувства, вызвавшие эти слёзы - Алёна судить побоялась. Но вот слёзы казались абсолютно искренними, прочувствованными. Видимо, в этот момент та и впрямь верила, что несчастна. Ей бы в актрисы, отвлечённо подумала Алёна. Впервые она наблюдала ситуацию со стороны, не соучаствуя и не сопереживая. И как бы стыдно ей за себя не было - подруга страдает, всё же - она ничего не могла с собой поделать. Поэтому пришедший ей на ум ответ оказался единственно возможным в сложившейся ситуации.
   - Так не мучай себя - не терпи.
   - А? Ну...,- Ирина осеклась. Ответ катастрофически не соответствовал сценарию - пьеса рушилась. Сегодня всё шло не так, и реанимировать это с каждым разом у неё получалось хуже и хуже. Ирина хватала ртом воздух, не в силах придумать что-нибудь адекватное.
   Алёну тем временем так увлёк узор шкатулки, что она даже не заметила помехи в разговоре. Скорее, была благодарна возникшей паузе. Её взгляд выхватил один узор из общей картины резных завитков. Узор вился, искусно переплетаясь с другими. Потом он замкнулся сам на себе, не имея ни начала, ни конца. Алёна попробовала "расплести" ещё какой-нибудь узор - то же самое. Причём его рисунок, хоть и напоминал в общих чертах предыдущий, на самом деле во многом от него отличался. Они были подобны друг другу, но в то же время различны. У неё получилось насчитать целых шесть отдельных узоров, которые, сплетаясь, образовывали единую, цельную композицию. И что интересно: они были подобны не только друг другу - каждый отдельный узор был подобен всей композиции в целом! Алёна была просто уверена, что композицию можно продолжать во все стороны. До бесконечности. Почему-то стало немножко грустно. Вот так и люди, подумала она, переплетаясь друг с другом жизнями, могли бы творить чудесный узор, не теряя при этом своей индивидуальности. На деле же - сплошные каракули и кляксы. Не оттого ли, что прекрасные, цельные узоры способны плести лишь прекрасные, цельные натуры. Наша жизнь подобна нам самим. Интересно, а о чём думал автор? Кто он? И откуда вообще у Ирины эта шкатулка?
   Всхлипывания, оказывается, прекратились уже давно. Алёна как-то пропустила финал, или его вообще отменили из-за болезни одного из главных актёров. Более того, подруга в антракте успела ещё раз умыться, и теперь готовила стол к чаепитию, решив, по всей видимости, не мучить себя. И других. Но вид увлечённой не тем Алёны откровенно выводил её из себя. Ирина вызывающе звенела чашками, норовя их расколоть.
  -- Да что с тобой сегодня такое? Выставилась на эту шкатулку!
   Алёна сонно проплыла к накрытому столу, примирительно улыбаясь. Злится, думала она, несостоявшаяся наша прима. Дразнить гусей, особенно без повода - она никогда не была конфликтным человеком. Просто сейчас ей ну никак не хотелось соответствовать чьим бы то ни было ожиданиям. Но и обижать подругу Алёна не собиралась.
   - А откуда она у тебя?
   - Так это Игорь сделал. Хобби у него такое - резьба по дереву. И по моему терпению,- не удержалась Ирина. Игорь был её нынешним любовником с претензией на нечто большее. По крайней мере, со стороны Ирины. И именно на него она планировала бурно и слезливо нажаловаться, рассчитывая на утешения, сочувствие и заверения в её, Ирининой, правоте. А вот те нате - всё кувырком!
   - Игорь? Сам?! - Алёна была поражена. Ей всегда казалось, что что-то значительное, необычное творят какие-то особенные люди. Они живут где-то там и далеки от неё, Алёны, как звёзды. И надо же - парень её подруги, в свободное от работы время! Великое приблизилось к ней вплотную. От поражения она почти перестала дышать и приоткрыла рот. Правда она и сама, ещё в школе, увлекалась художественной лепкой. Её работы даже занимали места на областных выставках. Хотела поступать в художественное училище. Но ближе к окончанию школы "взялась за ум" и выбрала специальность, более пригодную, не её взгляд, для карьерного роста. Мама, помнится, поддерживала её творческие начинания. А она казалась себе такой разумной, рациональной. И мама сдалась, сказав в конце: "Не твоё это - смотри, обожжешься". Обожжешься...
  -- Да, сам, конечно. У него таких вещиц немного, но все, правда, очень красивые. Мне даже кажется, что он вкладывает в них больше любви, чем в наши отношения.
   Ирина не оставляла надежды вывести разговор на единственную интересующую её тему. Алёну же от этого почему-то даже передёрнуло. Что это - обида за... шкатулку?!! А почему бы и нет! И за шкатулку, и за автора, само собой.
   - А ты сама-то много вкладываешь в ваши отношения? - Алёна вдруг почувствовала, что Игорь в этот момент стал ей ближе, чем Ирина. Она не была с ним лично знакома. Со слов же подруги он представал перед ней эдаким исчадием Ада, абсолютным виновником всех жизненных невзгод Ирины. Интересно, в силу каких обстоятельств в таком случае она его терпит?
   - Я, по крайней мере, стараюсь, так мне кажется, - Ирина обижено дула губы, как маленький ребёнок, которого пытаются уличить в нечестной игре, а он упрямо стоит на своём, чувствуя-таки за собой вину.
   - А он что думает по этому поводу?
   Алёне очень, ну очень не хотелось ссориться с подругой из-за шкатулки и незнакомого ей человека, но какая то неведомая сила заставляла говорить то, что казалось справедливым. Она так редко себе это позволяла!
   - Слушай, ты вообще, на чьей стороне? - Ирина начала всерьёз обижаться. Руки, разливающие чай, тихонько дрожали, и она уже готова была вот-вот в очередной раз расплакаться, когда Алёна неожиданно встала и, подойдя сзади, обняла подругу за плечи.
   - Перестань, я же несерьёзно. Вроде как сегодня я - объективный судия! И ничего не могу с собой поделать! А если по правде - ты абсолютно и во всём права. Как всегда! Ведь так? - подруги засмеялись. Ирина расслабилась и успокоено вздохнула. Мир был восстановлен.
   - Знаешь, Алёна - возьми ты себе эту шкатулку, раз она тебе так запала в душу. Думаю, Игорь не будет против. Он обычно все свои поделки раздаривает друзьям. А раз ты мой друг - то и его автоматически тоже.
   - Не может получиться наоборот - твой друг ему автоматически не-друг?
  -- Может. Но мы его об этом не спросим,- и Ирина, улыбаясь, протянула ей шкатулку.
   Чаепитие проходило относительно нормально, если не считать постоянных требований Ирины угощаться печеньем. Алёна совсем не хотела есть. Или точнее, она наслаждалась самим чаем. Оказывается, это очень вкусно - хороший, ароматный крепкий чай! Печенье было бы уж слишком. На сегодня достаточно и чая. Такого.
  
   Уже одеваясь в прихожей, Алёна, повинуясь очередному внезапному порыву, сказала:
  -- Кстати, у вас здесь такой сквер чудесный! Только сегодня обратила внимание.
   Ирина, не успев ещё попрощаться с подругой, была уже мыслями где-то далеко, поэтому ответила не сразу.
  
  -- Какой ещё сквер?
  -- Тот, что возле школы.
   - Школы?...

* * *

  
   Архип удовлетворённо утирал пот со лба. Операция, как говорится, прошла успешно. Нет, в этом Гаврииле всё же что-то есть! Нестандартный подход к сложившейся ситуации оказался настолько эффективным, что запросто может стать переломным в противостоянии сил Добра и Зла. Задумка Гавриила оказалась на первый взгляд достаточно простой. "Как и всё гениальное!": не преминул заметить автор. Повсеместная проблема Ангелов в их работе- полная невосприимчивость людей к чистому, доброму, светлому. Однако бесовские "злостные" наговоры проходят на ура.
   - Неужели вы не понимаете? - как-то сказал им Омч,- Это просто отличная возможность переложить ответственность за своё несовершенство на кого-то другого. Как что не так - Бес попутал. Он, нечистый, во всём и виноват! Нам, конечно, это только на руку. Работы - минимум. И всё человечество добровольно шагает в тартарары!
   Тут не поспоришь. Ведь стремление к добру подразумевает совершенствование себя. А для этого, прежде всего, необходимо честно посмотреть самому себе в глаза. Большинство при таком пристальном рассмотрении рискуют обнаружить кучку, пардон, дерьма. Поэтому - страшно, неприятно, лень. Мало того, что обидно всё это в себе признавать, надо ещё постараться себя изменить!
   - Да уж, нелегко нам,- печально констатировал Архип,- Не хотят люди ничего знать о себе. Предпочитают просуществовать всю жизнь во всём своём безобразии, чем попытаться прожить её во всём своём великолепии!
   - Это оттого, что за себя они принимают набор любимых привычек и ложных установок, букет мыслей и эмоций, скопленных за жизнь. Нет, отбросить эту внешнюю завесу - увидели бы свою истинную суть! Ведь чтобы изменить себя, им надо всего лишь изменить представление о себе.
   - Звучит убедительно, но оптимизма не прибавляет. Ваши предложения, господин реформатор!
   - Не попробовать ли нам очистить разум девушки от всяческого мысленного мусора. Для начала - совсем ненадолго. Пусть заглянет вглубь себя. Спокойно, в тишине. Сдаётся мне, что ей понравится то, что она там увидит.
   - И как же мы будем его очищать - метлой, что ли?
   - Можно и метлой. Но для начала надо нам замолчать. Ведь все наши прописные истины, о которых мы жужжим в уши людям, к сожалению, только усугубляют сумятицу, скопившуюся за день в человеческом сознании. Да ещё пролетающие мимо посторонние мыслишки в их головы, как в воронку засасывает. В результате бедняга даже не понимает, какую мысль она думает в данный момент. И она ли её думает!
   - Хорошо. Только если мы замолчим, это будет на руку Бесам - они останутся в эфире одни!
   - А вот и нет! Если замолчать всем сразу, то к кому в первую очередь полетит Омч? Ведь у него, кроме Алёны ещё человек пять! И так у них у всех. Пока они между людьми начнут метаться, остальные могут спокойно расчищать мозги своим подопечным. Тут хоть метлой мети, хоть в уши дуй - лишь бы весь хлам выдуть. И хороший, и плохой. Весь!
   - Хороший-то зачем? Потом по новому вдувать.
   - А потом, на чистый лист, ей всё будет по-новому! Тогда-то наши истины и пригодятся. Только решать, что хорошо, а что плохо, будет уже она сама!
   Не питая особых иллюзий, Архип всё же обратился с этим предложением к остальным Ангелам-хранителям. Как ни странно, большинство идею поддержало, поскольку альтернативы никто предложить не мог. Люди же всё больше теряли связь с собственной Душой, а на контакт с Ангелами идти упорно отказывались. Почему бы не попробовать? Тем более, что аргументы Гавриила подкреплялись недавним, едва ощутимым, но всё же - контактом. Их с Алёной контактом.
   - Медлить нельзя, ты же видел - она остановила часы! Это знак, это символ, это крик о помощи. В своих заблуждениях она дошла до крайности, и если ей не помочь в этот момент сориентироваться в собственных чувствах, мы можем потерять эту хрупкую связь. Такой возможности может никогда больше не представится - а ты ещё сомневаешься! Если ей не поможем мы - то кто тогда?
   Ну что тут ответишь?
  
   В первый момент Бесы не поняли, что случилось - казалось, конкурирующая фирма устроила грандиозный субботник. Когда они осознали, чем чреват коварный план Ангелов, было уже поздно. Разум людей сиял чистотой, а спящее сознание потихоньку вздрагивало, просыпаясь, вспоминая что-то утраченное... Алёна остановилась посреди сквера, удивлённо прислушиваясь к себе...
   Сразу сообразив, откуда исходит заговор, Омч рванул к Алёне. Гавриил весело отгонял метлой особенно навязчивую мысль от головы девушки, а Архип так сильно радовался, что нимб его переливался всеми цветами радуги.
   - Эй, вы! Чего надумали? Я буду жаловаться!
   - Что не запрещено - то разрешено! - не прекращая работы, заявил Гавриил.
   - А ты чем жаловаться, займись лучше делом - его у тебя теперь предостаточно!- съязвил Архип, не в силах бороться с собой. Ангелы торжествовали.
   Омч хотел было что-то шепнуть Алёне, но передумал и, злобно крикнув Гавриилу "Ну ты и подлец!", понуро полетел прочь.
   - Слушай-ка, Архип! Давно хотел тебя спросить - что это у Бесов такие странные имена? Взять хоть нашего Омча. А вот у Ирины некий Целдоп подвизается.
   - Вот представляешь - никогда не задумывался! Но кто-то из них мне говорил, что имена они берут себе сами, согласно собственного внутреннего мира.
  

* * *

  
   Впервые за долгое время Алёна возвращалась домой в приподнятом настроении. Удивляла непривычная лёгкость восприятия. Восприятия людей, событий. Осеннее небо хмурилось, обещая пролиться дождём, но её это нисколько не огорчало даже, несмотря на то, что зонт она оставила дома. Серые, невзрачные, как ей раньше казалось, воробьи, чирикая, перелетали с ветки на ветку, ссорясь и ругаясь из-за кем-то найденной крошки хлеба. Алёна остановилась, посмотрела с улыбкой на шумную ссору пернатых, а потом зашла в первый попавшийся ей магазин и купила хлеба. Несколько следующих кварталов она медленно шла, периодически останавливаясь и кормя птиц. Она как будто упала, провалилась в тёплое, далёкое детство, где всё волшебно. И всё возможно. Домой Алёна решила идти пешком, пусть это и займёт у неё не меньше полутора лишних часов. Особенно в таком дрейфующем темпе. Да, в её душе сейчас полный штиль. И ей так хочется продлить это состояние как можно дольше!
   На углу девушка торговала цветами - розами, лилиями, орхидеями. Хризантемами. Ей всегда очень нравились хризантемы, но никто никогда их ей не дарил. Ей дарили розы, лилии, орхидеи. Но только не хризантемы. Почему? Наверно, потому, что никто не знал, что они ей нравятся. Она просто никогда никому об этом не говорила! Стеснялась, или не считала нужным. Или, что скорее всего, просто тихо ждала, что её однажды об этом спросят. А она ответит. Но никто так и не спросил. Винить кого-то повода не было, а разочарование в душе почему-то жило. Как глупо ждать от людей того, о чём они даже не подозревают. И, не дождавшись, расстраиваться. Алёна удивилась, почему такая до смешного ясная мысль пришла ей в голову только сейчас. И что с ней вообще происходит? Вот ведь, хризантемы. Вот они, перед ней. Почему же самой не подарить их себе? Раньше Алёна ни за что на свете не решилась бы на это. А теперь...что-то случилось... вдруг захотелось радоваться каждой мелочи жизни. И вовсе не такими уж мелочами они стали казаться. Повинуясь внезапному порыву, Алёна остановилась и купила букет хризантем. Сам жест так обрадовал её, что она заулыбалась. И вдруг чуть не расплакалась! Какое это счастье - позволять себе...
   Позволять себе... она никак не могла подобрать точного слова.
   Может быть - жить?
   Непривычно-по-привычному проскрипела дверь в подъезд. По ступенькам Алёна шла очень медленно, и с каждым шагом в её беспричинную радость вплеталась вполне обоснованная грусть. Хотя всю дорогу до дома она избегала этой мысли, но, тем не менее, прекрасно понимала, что идёт прощаться с Аркадием. Окончательно и бесповоротно. Она поняла это в тот самый момент, когда стояла в сквере, наблюдая буйство осенних красок в детских ручках. Он - её якорь. Он - её тиски, балласт, не пускающий в небо. И - он абсолютно в этом не виноват! Она сама взяла его на борт. Возможно, тогда она не могла иначе. Возможно, это ей было для чего-то необходимо, чтобы что-то понять. С чем-то сравнить. И тогда она его действительно любила. Но всё кончено, она понимала это. Она знала это. Пора освободить себя. И отпустить его.
   Входная дверь оказалась не заперта. Из кухни чем-то вкусно пахло.
   - Кому цветы? - поинтересовался Аркадий, выйдя навстречу.
   - Мне.
   - И от кого?
   - От меня!
  -- ???
   Ей совсем не хотелось говорить, что-то объяснять. Слова казались вязкими и бессмысленными. Тем более что Аркадий, не дождавшись объяснений, уже унёс цветы на кухню. Наверно, поставить в вазу. Странно, ему что - совсем неинтересно, откуда у неё этот букет? Алёна испытала нечто среднее между обидой и ревностью, и говорить окончательно расхотелось. А ведь все равно придётся, сказала она себе и тут же ещё сильней расстроилась.
   Аркадий жарил картошку со шкварками, как он это всегда делал. Нравилась ей эта картошка, или она просто к ней привыкла, Алёна уже не понимала. Он последнее время часто баловал её таким вот холостяцким ужином. И холостяцким завтраком в виде яичницы с колбасой. С некоторых пор она принципиально ничего не готовила. Хотя страдала от этого не меньше, а Аркадий, кажется, даже не понимал скрытых мотивов её забастовки. Или делал вид. Какая теперь, впрочем, разница!
   Она медленно, нехотя разделась и тут же уселась на тумбочку прямо в прихожей. Никак, пусть бы он начал первым, всё сказал, а она радостно с ним бы согласилась. Как обычно. Она понимала, что именно сейчас такого быть не может - это её жизнь, её решение и её шаг.
   - Что с тобой? - Аркадий смотрел на неё с явным подозрением. Ещё один, подумала Алёна, вспоминая в этот миг Ирину и её искреннее удивление. Наверно она избегала объяснений, боясь расстроить себя сценой прощания. Просто ей сейчас хотелось только радоваться. Но избежать этой сцены значило бы лишить себя радости на ближайшие несколько... как бы не лет! Ну уж нетушки!
   - Давай-ка устроим прощальный ужин, - неожиданно, вместо ответа предложила Алёна, - Простим друг друга и распрощаемся!
   - Ты чего это, Алёнушка? Какая муха тебя укусила? - теперь Аркадий был испуган.
   - Если какая и укусила, то наверняка самая главная в моей жизни! Ты только не пугайся - сегодня под вечер я тебя на улицу не выгоняю. А если всё же не желаешь съезжать с моей квартиры, то можешь арендовать у меня койка-место! - она прошла в кухню и автоматически поправляла цветы в вазе, стараясь распределить их таким образом, чтобы с какой стороны ни взглянешь на букет, хризантемы обращали бы навстречу свои пушистые головки. И никогда - не отворачивались. Это было для неё важно.
   - Золотко, и чем же я буду тебе платить? Я же беден, как церковная крыса! - Аркадий потихоньку приходил в себя, но от этого не становился веселее. Теперь её это мало волновало. У неё есть дела и поважнее. Вот, цветочки поправить, например.
   - И почему это должно быть моей проблемой? - Алёна смотрела на него спокойно и уверенно, не отводя взгляда. И Аркадий вдруг понял - сопротивление бесполезно. Это произошло. Он помешал картошку, выключил газ под сковородой и грузно опустился на табурет.
   - Не жалко тебе вот так навсегда со мной расставаться?
   - Расставаться? А разве мы когда-нибудь по настоящему были вместе? Нет смысла пытаться обладать тем, что не может тебе принадлежать!
   - А ты молодец! Меня всегда в тебе притягивала эта непредсказуемость. В тебе сокрыто очень много того, о чём ты сама не догадываешься. Но тебя выдают глаза. Они необычны.
   - Необычны? Глаза? - Алёна искренне удивилась. Она никогда не задавалась вопросом, чем привлекла к себе Аркадия. Сначала она вообще об этом не думала. А потом решила, что он руководствовался исключительно меркантильным интересом. О себе Алёна была невысокого мнения. Возможно, именно это всегда мешало ей в личной жизни.
   - И не только глаза. Тебе бы побольше свободы. Раскроешься навстречу жизни - расцветёшь по настоящему. Жаль, что я уже этого не увижу.
   Алёна молча сидела в кресле. Ей почему-то вдруг стало грустно. Приняв по дороге домой твёрдое решение раз и навсегда выяснить отношения с Аркадием, она не очень себе представляла, какова будет его реакция на это. Как выяснилось, не очень она представляла и собственную реакцию. Ей действительно было жаль расставаться с ним навсегда. Внезапно он из неприятного Настоящего превратился для неё в родное Прошлое. Такое милое, светлое. И то, как он говорил, и то, что он ей говорил начисто стёрли из её памяти неприятные воспоминания. Всё, что осталось - это их отношения, пронизанные любовью и счастьем. Не поспешно ли она в своё время сделала выводы об этом человеке, сидящим сейчас напротив? Правильно ли расценила его к себе отношение? Тогда она казалась себе жертвой, несправедливо пострадавшей от этого романа. Теперь Алёна стала в этом сомневаться.
   - Скажи, Аркадий. Зачем ты появился в моей жизни?
   - Несвоевременный вопрос. Зачем ты вдруг в моей судьбе, и кто мы друг другу? Неплохое начало для стихотворения.
   - Ещё скажи, что пишешь стихи в свободное время! - съязвила Алёна. Аркадий молчал, как-то странно на неё глядя. Обида и отчуждение сквозили в этом взгляде. Ей вдруг стало очень стыдно: почему она не допускает, что он на это способен? И что она вообще о нём знает? А ведь перед ней Человек со всем многообразием своего внутреннего мира, который она так и не сумела разглядеть, - Ты... пишешь стихи??? - удивление Алёны было настолько сильно, что вопрос получился шёпотом.
   - Да, бывает иногда. Только не проси почитать - не могу. Это слишком интимно для меня.
   - Но почему ты никогда мне об этом не говорил?
   - Возможно, у нас не получилось той близости, которая необходима для раскрытия. Я любил тебя, восхищался тобой, но боялся обнажить свои чувства. Я боялся, что ты не поймёшь, не оценишь. Теперь, видимо, уже поздно что-либо раскрывать. Прощание, знаете ли, раскрытия не подразумевает.
   Вот! Вот, и этот юмор, такой естественный и такой любимый! Грусть тесно сдавила что-то в области сердца. Да, не так то просто оказывается расстаться. Даже по прошествии любви.
   - А я то же самое чувствовала по отношению к тебе! Как глупо, не правда ли? Мы оба так боялись любить, что даже не сумели узнать друг друга, не сумели понять! И в результате остались ни с чем. Прятались за стеной собственных страхов и не услышали биение другого сердца. Теперь полученный опыт только усилил наши страхи,- Алёна замолчала, думая о том, что жизнь - не черновик. И то, что мы упускаем, упускаем навсегда. Сделает ли осознание этого её более внимательной к людям? Алёна посмотрела на Аркадия новым взглядом,
   - Кстати, и чем же необычны мои глаза?
   - О! Твои глаза настолько живы, насколько ты мертва. Они сияют, они переполнены жизнью. Но не той жизнью, которую ты себе разрешаешь, а той, которую подавляешь в себе. И чем дольше подавление, тем более непредсказуемой будет реакция. Сдаётся мне, процесс пошёл.
  
   Алёна осталась молча сидеть в кухне. Думать не получалось. Она чувствовала себя так, будто всю жизнь глядела в зеркало и видела мутные силуэты на грязном фоне. И когда пыль стёрли, оказалось - мир настолько ярок, что больно смотреть. А люди совсем не такие, какими она привыкла их видеть. Просто пыли было слишком много. Аркадий куда-то ушел. Когда он вернулся, Алёна перебралась в мягкое кресло в комнате и уже почти уснула прямо в нём.
   - Я так понял, что прощальный ужин переносится на завтрак?
   - Как видишь,- она с трудом переползла на свою кровать и пыталась укутаться в плед прямо в одежде.
   - Насчёт переезда - сколько времени на размышление?
   - Двадцатьчетыречаса,- пробормотав на одном дыхании, Алёна заснула. Слишком много...слишком много для одного дня...моё бедное... бедное... сознание...
  

* * *

  
   Пейзаж, казалось, был знаком, когда город неожиданно сменился равниной. Даже не равниной, а настоящим степным простором. На горизонте заходит солнце. Он рядом, чуть сзади. Она знает точно. В городе они были у кого-то в гостях, вроде бы у Ирины и Аркадия. Она ускорила шаг, захотелось побежать туда, к горизонту, за солнцем. Странно, ведь всё в ней стремится к Нему. А он - здесь, рядом, но всю дорогу сзади. Осталось только повернуться. Но почему-то Она не может этого сделать, одновременно желая и боясь. И страх заставляет её бежать.
   - Отчего мы бежим? - Он по-прежнему рядом. Как хорошо, спокойно. Она остановилась.
   - Я бегу от себя. За горизонтом... возможно, там есть что-то главное, что всё изменит. Говорят, там жемчужные россыпи прямо под ногами!
   - Говорят? А кто говорит? Разве кто-нибудь сумел побывать за своим горизонтом?
   - Наверно, нет. Но хочется верить. И солнце там кажется, так близко.
   Пошли медленно. Земля упругая и приятная на ощупь. Но Она не глядит на землю - всё Её внимание устремлено за горизонт. А горизонт не приблизился ни на шаг.
   - В горизонте нет ничего такого, что стоило бы внимания. Это всего лишь место встречи Неба и Земли где-то там, где нас нет. Всего лишь символ. Но эта встреча происходит постоянно прямо вокруг нас. И в нас самих тоже. А горизонт всегда останется горизонтом. И солнце вовсе не для того, чтобы за ним гоняться. Солнце дарит свет и тепло и помогает увидеть жемчужные россыпи у нас под ногами.
   - Под ногами?! - от неожиданности Она остановилась, как вкопанная, глядя вниз. Но солнце слепит, и земля кажется рыже-багровой безжизненной поверхностью. - Да нет здесь ничего, только голая земля! Даже ни травинки!
   - Просто тебя ослепило солнце - не стоило за ним гнаться. Всё зависит от угла зрения. Стоит немного изменить взгляд на вещи, и ты увидишь: трава, чудесные цветы, восхитительные бабочки, жемчужные россыпи - всё здесь, вокруг, рядом! Осталось только протянуть руку. Повернись КО МНЕ, и ты увидишь!
   Что-то внутри неё закричало - поворачивайся влево! И Она стала медленно, с трудом поворачиваться... вправо!!!
   "Что я делаю?! Боже мой, не туда!". Она чувствует, что с каждым шагом что-то очень важное удаляется от Неё. И с каждым шагом горизонт поворачивается вместе с Ней. И заходящее, слепящее солнце... Вокруг по прежнему блестящая, рыже-багровая, безжизненная равнина.
   Страх, паника - от самых кончиков пальцев. Захотелось зарыдать, но слёзы комом встали в горле. Она уже совершила полный оборот, а Его нигде нет. Она перестала ощущать Его присутствие!
   - Что происходит? Почему я ничего не вижу?! Где ты?!! - Она кричит, что есть сил, но рот как будто набит ватой - получился слабый шёпот.
   - Я рядом с тобой - там, где был всегда. Отбрось свой страх - и ты увидишь! Наша реальность - то, во что мы верим!
  
   Алёна внезапно проснулась среди ночи - и разрыдалась. Громко, бурно, навзрыд. Она завывала и кричала, каждым очередным комом выплёвывая свои страхи. Страхи всей своей жизни. Страхи всех своих жизней. Ей было наплевать на Аркадия, на соседей, наплевать на весь белый свет. Она исчезла - было только рыдание. И ещё был Он. Теперь он стал для неё реальнее самой реальности. У него получилось то, на что сама она никогда бы не решилась - заставить поверить в свои страхи, увидеть их и отбросить. А может, она растворяла их своими слезами, может, своим признанием. Ей было неважно, и она плакала и плакала. И с каждой минутой ей становилось легче. Внутри неё ширилось, росло, укреплялось спокойствие. И она была счастлива...
  
  
  
  
  

* * *

  
   - Куда это ты в такую рань? - Алёна неспеша поглощала кофе с бутербродами, наблюдая за вполне серьёзными сборами Аркадия. Ночных рыданий как не бывало - она чувствовала себя великолепно!
   - Попробую поискать работу или новое место жительства. Надеюсь, получится совместить то и другое,- Аркадий деловито наглаживал свой выходной костюм.
   - Не очень приятно ощущать себя таким "совмещением"- даже задним числом! - обида в её голосе была несколько наигранной. Алёна не могла на него злиться. Со вчерашнего дня Аркадий предстал перед ней в совершенно ином свете. Нет, он не изменился - те же слова, интонации, жесты. Но что-то - она сама не могла понять, что именно, какие-то полутона,- что-то во всём его облике было необычно. И некоторые фразы, мысли. Это определённо был другой Аркадий, которого она никогда не знала. Или не замечала. Он всё это время жил рядом с ней, под маской первого, и видимо был настоящим.
   Настоящий Аркадий молча смотрел на неё. Он нервно теребил галстук, не зная, как ей ответить. Алёне вдруг стало нестерпимо жалко этого человека. Внутри неё зашевелилось тёплое чувство, нежность к нему. Былых обид, словно не бывало. В памяти всплывали только счастливые, светлые моменты. Какая собственно разница, что именно удерживало Аркадия с ней рядом? Важно то, что она была с ним очень счастлива. Как никогда и ни с кем до этого. Нет, не было у неё повода злиться на своих Ангелов-хранителей за этого человека. Скорее она должна быть им благодарной! Неумение выделять в жизни хорошее делает нас потенциально несчастными. А зачем? Почему бы не начать быть счастливой!
   Алёна улыбнувшись, подошла к Аркадию, обняла его:
   - Не говори ничего, не надо. Всё это прошлое. Это уже не наше. Знаешь, я чувствую, что во мне что-то меняется. Может, если бы раньше...
   - Послушай, Алёнушка,- Аркадий мягко отстранил её, отошёл к окну. Он стоял в проёме окна, спиной к ней. Солнце всходило, его фигура была тёмным силуэтом на фоне розовеющего неба. И слова, казалось, исходили из глубины её собственного сознания,- Понимаешь, ничто не случайно, всё происходит тогда, когда должно произойти - ни раньше, ни позже. И ещё. Мы всегда заслуживаем то, что имеем. Иногда это очень сложно понять. И принять.
   Алёна не шелохнулась и ничего не ответила. Она просто впитывала в себя вибрации этих слов, этого утра, этого Аркадия. И улыбалась.
  

* * *

  
   - Как ты думаешь, глупо выбирать себе мужчину по голосу? - вопрос Алёны вывел Ирину из задумчивости. Она вдруг поняла, что вот уже минут десять как перестала слушать подругу, которая во всех подробностях пересказывала ей свой очередной сон. Зачем она ей всё это рассказывает? Какое это вообще может иметь значение? Ирине было смертельно скучно, но чтобы не обижать подругу, она ответила первое, что пришло ей в голову:
   - Не глупее, чем по запаху. Вообще глупости всё это, всего лишь сны. А сны не имеют к реальности никакого отношения.
   - Как сказать. Ведь реальность - это то, во что ты веришь! - Алёна не успела сообразить, как фраза слетела с её губ.
   - Странно. Ты говоришь совсем как он, - взгляд Ирины стал отсутствующим.
   - Кто - он?
   Вместо ответа Ирина медленно закурила. Повернувшись к подруге, удивлённо на неё уставилась:
   - Ты ешь это мороженое с таким удовольствием, как будто оно - последнее мороженое в твоей жизни!
   - Так и есть - это моё последнее мороженое. Вернее, последнее в этом году. Уже поздняя осень, холодно. Скоро зима.
   - Мороженое можно съесть и дома, в тепле,- заметила Ирина.
   - Хорошо, сдаюсь. Это моё последнее мороженое в этом году, съеденное на лавочке этого живописного сквера.
   - Да, смотри-ка. Здесь, правда, сквер! - Ирина с интересом озиралась по сторонам. Девушки сидели на скамейке в памятном для Алёны сквере. Она попросила Алёну показать сквер. Странно, она прожила в этом районе последние два года и никогда раньше его не видела! Глядя куда-то вдаль, без выражения в голосе, Ирина добавила - Я вчера рассталась с Игорем.
   - Как так? - вечер всеобщих расставаний, бред какой-то, подумала Алёна.
   - А вот так! - Ирина красноречиво развела руки в ничего не значащем жесте,- Понимаешь, ведь я его не люблю. И никогда не любила. Ни к чему это всё - сплошной обман. Ведь я от этого страдаю не меньше, чем он! Вчера мне неожиданно пришло в голову, что отношения без любви разрушают человека. Возможно, это и есть грех прелюбодеяния? По-моему, мы оба испытали от разрыва облегчение. Пока мы были вместе - мы были несчастны. Мы изначально были обречены на несчастье. Теперь каждый имеет все шансы быть счастливым.
   Сказать, что Алёна была поражена, значило бы не сказать ничего. Слышать от Ирины подобные рассуждения было большой неожиданностью. Она удивлённо смотрела на подругу. Красивая той броской красотой, которая обычно повергает мужчин в состояние лёгкого транса, Ирина пользовалась этим исключительно с меркантильной целью. Мужчины любили Ирину - она их нет. Ещё на третьем курсе Ирина почему-то поставила крест на карьере художника-модельера. Мотивация банальна: "Рынок наводнён такими громкими именами - куда там мне!". Поэтому обеспечение благополучного будущего она отдала на откуп своей привлекательной внешности. И всё бы ничего, - желающих обеспечить Ирину находилось немало, - только каждый очередной роман очень быстро заканчивался разрывом. Причина была проста- как только Ирина утверждалась в своих правах, она расслаблялась, и её не-любовь просто резала глаза несчастному избраннику. Естественно, долго это продолжаться не могло. Поэтому мужчин Ирина меняла часто. Сначала Алёна с интересом следила за любовными приключениями подруги. Потом ей это надоело. С последними из них она даже не стала знакомиться - всё равно не надолго! С Игорем отношения только начинали развиваться. И тем неожиданней был разрыв. На правах близкой подруги Алёна осуждала подругу, говоря, что невозможно обрести счастье с нелюбимым человеком, что она только причиняет боль всем этим людям, и всё напрасно. На это Ирина, смеясь, отвечала: "Счастье - это когда мне хорошо! А на них наплевать. Все они одинаковые!". Но нет. Мужчины у Ирины были как раз разные. А вот одинаковыми были отношения и их финал. Поэтому слова Ирины настолько не соответствовали её прежним воззрениям, что Алёна от удивления открыла рот. Казалось, Ирина этого несоответствия не замечала.
   - Я вдруг подумала, что счастья не обрести за чужой счёт,- Ирина продолжала вещать истины, так мало ей ранее свойственные,- Я всё время искала его снаружи, в других людях, в удовольствиях. А ведь счастье может быть только внутри! Оно не зависит ни от кого и ни от чего, кроме меня самой! Я всегда мечтала стать художником-модельером (конечно! Алёна это прекрасно знает!), а в результате испугалась. Сама не знаю, чего я испугалась? Может, конкуренции. А вдруг именно в этом деле моё счастье? Я ужасно несчастна оттого, что не могу понять, как быть счастливой!
   - Разве можно понять счастье? Его можно только испытать! Я, например, испытала его во сне. Вернее, сразу после пробуждения - ну я тебе рассказывала.
   - Да, рассказывала, только... Прости, Алёна. Все эти твои сны, переживания. Возможно, это очень важно - для тебя. Может я очень плохой человек? А? Но мне всё это абсолютно неинтересно. Меня это не касается. Я прилежно делаю вид, что слушаю тебя, киваю. А на самом деле всё это время думаю совсем о другом, о своём. Ведь я почти ничего не помню из твоего рассказа. Извини...
   Надолго воцарилось молчание. В первый момент Алёна обиделась до слёз. Ведь честно исполняя свой дружеский долг, она рассчитывала на подобное к себе отношение со стороны Ирины. То, что Ирина принимает все её переживания близко к сердцу, было для Алёны само собой разумеющимся. Это никогда не обсуждалось, об этом даже не упоминалось вскользь. Она просто считала это естественным. А оказалось, что её откровения только тяготили Ирину всё это время. Но, минуточку - ведь Ирина до сегодняшнего дня честно делала вид, что сопереживает, исполняя свой дружеский долг! А сама она? Разве Алёна не тяготится своими обязательствами по отношению к подруге? Что же заставляет её их исполнять? Какой абсурд! Это же просто смешно! Никто никого ни к чему не обязывает. Это мы сами определяем, что должны другому, и должны ли вообще! А, определив, начинаем тяготиться собственным решением.
   - Нет,- медленно начала Алёна после долгого молчания,- Нет, ты не плохой человек. Ты такая же, как все. Мы все врём друг другу с участливым видом. Но только скрываем это. Даже от самих себя. А у тебя хватило смелости признаться.
   Очевидность сказанного настолько поразила саму Алёну, что она не выдержала. И её прорвало.
   - Мы врём во всём и всем. Мы врём в бытовых мелочах и в чувствах. Мы врём посторонним и близким нам людям. Но самое страшное, что мы врём самим себе! Врём, что нас устраивает наша жизнь. Врём, что наши цели стоят усилий. Врём, что не в силах что-либо изменить, или, что не хотим менять. А ещё мы ужасно боимся. Боимся, что другие могут понять, что мы врём! Но это напрасно - не поймут! Каждый настолько озабочен собой и своим враньём, что ему не разглядеть этого абсурда. Мы настолько погрязли в страхе и лжи, что давно уже забыли, зачем живём! Когда ты в последний раз видела улыбку на лице встречного человека? А огонь в глазах? А сама когда в последний раз улыбалась? Просто так? Ты говоришь, что не понимаешь, как быть счастливой. Куда уж тут понять! Никто не понимает! Все несчастны, озабочены, озадачены. Мы все спешим, сбивая друг друга, расталкивая, обгоняя. Мы несёмся куда-то туда, где должно быть что-то, что обязательно сделает нас счастливыми. Но это потом, когда добежим. А что тогда нам остаётся сейчас? Но нет, мы боимся сейчас! Ведь оно может открыть нам нашу собственную пустоту. А в пустоте нет счастья! Ты говоришь, что не понимаешь, как быть счастливой. Я тоже не понимаю. Почему бы не начать пробовать? Даст ли тебе счастье осуществление твоей мечты - это ты узнаешь только когда осуществишь её! Смелее, терять нечего! Осуществи свою мечту!
   Алёна замолчала. Отдышалась. Она чувствовала эйфорию, очищение. Как будто в жаркий летний день, окунувшись в прохладную речку, смыла с себя всю грязь, пыль, пот и вместе с ними - ложь. И теперь, стоя на берегу, подставляла чистое тело нежным солнечным лучам нового солнца. Подруга молчала. Долго. Теперь пришло время для удивления Ирине. Обе явно чувствовали какое-то несоответствие. Что-то было не так. Не так, как обычно. Не плохо, нет. Но - иначе. С ними что-то происходило - они менялись. Но каждая видела изменения в другой, не в себе. Ведь так страшно заглянуть себе в глаза! Ирина первая нарушила молчание:
   - Осуществить мечту... Но как?
   - А вот так! - и Алёна развела руки в ничего не значащем жесте...
  

* * *

  
   У Ангелов был, говоря человеческим языком, "перекур". Конечно, они не курили. И вообще ничего такого не употребляли. Ангелы всё же! Но в данный момент занимались праздным "ничегонеделанием". Архип прислонился к плечу Алёны и, подперев голову кулаком, лениво улыбался пролетающим мыслям. В последнее время "злобные подозрения" и "ворчливые недоверия" перестали интересоваться её сознанием и за редким исключением пролетали мимо. А на эти редкие исключения хватало и Гавриила с метлой. Да и он уже почти час сидел рядом, болтая ногами и иногда ковыряясь в носу. Алёна оказалась на редкость восприимчивой. Не всем Ангелам-хранителям так повезло. А им повезло ещё и в том, что не менее восприимчивыми оказались окружающие Алёну люди. В результате, каждый обогащался не только собственным опытом, но и опытом другого. Правда, не совсем понимая, что с ними происходит. Как только Алёне удалось очистить сознание от мыслительной каши, она начала семимильными шагами продвигаться навстречу своей Истине. Кто-то скажет - Душе. И будет прав. Девушка расцветала, открывая в себе мысли и чувства, доселе ей просто незнакомые. Вытряхивала труху из самых потаённых уголков своего подсознания. И тут как раз кстати оказался эксперимент Гавриила со снами. Да, сны. Люди, бедные человеки, всего лишь пассивные жертвы собственных сновидений. Их, как листья в реке, то закружит в водовороте, то бросит на стремнину, то прибьёт к берегу. Короче говоря, уйма впечатлений и никакого контроля. И тут вмешался Гавриил. Не то чтобы он руководил течением сна. Но несколько усилил яркость, обострил восприимчивость и подкорректировал тематику. И ещё ввел некий персонаж, поглотивший внимание Алёны. Её спутник отныне стал проводником тех истин, которые сами Ангелы безуспешно пытались до неё донести. Единственное, что смущало Архипа - это то, кого Гавриил выбрал на эту роль. На что Гавриил лаконично отвечал: они просто созданы друг для друга, так что обидно упускать такую возможность. Он собирался сначала сблизить их внутренние миры, а затем сблизить их в мире внешнем. Подобная гармония отношений была хорошо знакома юному выпускнику по обширным теоретическим трудам. К сожалению, никто из Ангелов ни разу не рискнул применить эти знания на практике. Гавриил стал первым. Но в его опыте присутствовала определённая интрига: во сне каждый познавал внутренний мир другого. А уже через него наяву пытался познать свой собственный. Как-то Архип спросил:
   - Послушай, Гавриил. А ему тоже снятся такие сны?
   - Да, снятся. Но - почти такие. В них против солнца идёт он...
  

* * *

  
   По возвращению домой Алёна застала Аркадия, что говорится, на чемоданах. Он лишь ждал её, чтобы попрощаться.
   - Нашёл работу? Или место жительства? - Алёна не скрывала иронии.
   - Пока только последнее. Но попробую в дальнейшем совместить,- Аркадий был неисправим.
   - Ты неисправим!
   - А мне и так не плохо! Я явился в наш мир вовсе не для того, чтобы надрываться - ни физически, ни морально. Пусть это делают другие. Несчастные трудоголики! Вы даже не думаете оглядеться по сторонам, ощутить всю полноту жизни, напиться ею! Должен же хоть кто-нибудь это за вас делать. Не пропадать же всему этому великолепию! Я, безусловно, крайность. И поэтому ищу крайности, противоположные себе.
   Аркадий нежно притянул к себе Алёну. Улыбнулся. Посмотрел в глаза. В её глазах стояли слёзы, в горле ком, а по всему телу разливалось пьянящее чувство нежности к этому человеку. Человеку, которого она успела страстно полюбить, возненавидеть, презирать и, в конце концов, стать к нему равнодушной. Так ей казалось. А вот теперь эта нежность, как к очень близкому, дорогому другу. Захотелось уткнуться лицом ему в плечо и разреветься.
   - Ну-ну, детка. Не надо, не надо,- Аркадий почувствовал это её желание и ласково, одну за одной, стёр не удержавшиеся слезинки,- Поплачешь, когда уйду. Не могу я этого выносить - теряюсь,- он виновато улыбнулся.
   В этот момент - и Алёна знала наверняка - перед ней был тот истинный, единственно возможный Аркадий. Тот, которого она всегда любила, не зная его, не видя, но тонко чувствуя. И тем дороже ей был этот момент. Алена вцепилась в руки Аркадия, боясь, что он разрушит возникшее ощущение раньше, чем она успеет им насладиться. Странно, но за последние сутки Аркадий стал ей ближе, чем за все предыдущие месяцы. И понятнее.
   - А ведь мы, Алёнушка, были с тобой очень счастливы вместе, согласись. Но пока ты была крайностью. Но теперь что-то случилось - ты начала меняться. Ты двинулась навстречу. Надеюсь, к золотой середине. Теперь нам вместе не ужиться - мне будет неуютно, а тебе вскоре станет скучно. Всё к лучшему, поверь!
   - Но мы могли бы остаться друзьями,- жалобно предложила Алёна.
   - Не думаю, что могли бы. Да и не к чему это,- Аркадий мягко высвободился из её рук.
   - Аркадий, на прощание скажи мне честно - почему ты не ушёл от меня тогда, когда я уволилась с работы? Ведь для тебя я стала не очень выгодной партией, торгуя фруктами!
   Аркадий долго молчал, уставившись в пол. Затем медленно ответил:
   - Я сам много раз спрашивал себя об этом. И каждый раз находил только один ответ - я любил тебя, Алёна. Я действительно тебя любил.
   Уже в дверях он как-то неуверенно остановился, обернулся и, помолчав, добавил:
   - А ведь я знал, что однажды это произойдёт. Я ждал этого. Ну что ж, теперь мне пора.
   Прошло уже минут пятнадцать, а Алёна всё стояла в опустевшей квартире, глядя на закрывшуюся за ним дверь. Она даже не пыталась остановить слёзы...

* * *

  
   Они идут по какой-то живописной тропинке, лесом. Яркая зелень, цветущее разнотравье. Стволы невысоких деревьев причудливо сплелись между собой. Крутой поворот - и тропинка выводит их к озеру. Озеро очень широкое и вытянутое. А может это водохранилище? Яркий солнечный полдень, редкие облака на небе. У берега на волнах покачивается небольшая плоскодонка. "Как раз для двоих"- подумалось Ей. И она почти бегом спускается к воде.
   - Поплывём? - задавая вопрос, Она уже пытается залезть в лодку.
   - Ты знаешь куда плыть? - логика Его вопроса немного раздражает. Чего тут знать? Вода. Лодка. Само собой!
   - Какая чудесная погода! И лодка как раз кстати. Поплаваем?
   - Ты уверена?
   - Я тебя не понимаю,- Она уже села в лодку, и начинает отталкиваться от берега. Она плывёт. Он остался на берегу. Не успела Она отплыть и десяти метров, и мир вокруг резко меняется. На озеро откуда ни возьмись спускается мокрый серый туман. Видимости нет никакой - не больше полуметра. Ни ветерка. "Ерунда, берег совсем рядом!"- и Она поворачивает, как ей кажется, обратно. Но сколько она не гребёт, туман не кончается, и берега всё нет. "Наверно забрала слишком влево",- Она разворачивает лодку. Всё повторяется. Вокруг туман, только туман. И тишина. Она делает ещё несколько попыток в разных направлениях - тщетно. Она сразу её узнала - паника! Холодная, липкая, всепроникающая. Как туман. Захотелось забиться в истерике, закричать. Но тут неожиданный порыв ветра сдувает туман в сторону. Берег оказывается совсем рядом, всего в метре от Неё! И опять яркая солнечная картина. Чувство паники до конца ещё не ушло. На трясущихся ногах Она выбирается на берег. Оглядывается - тумана как небывало!
   - Ну как? Накаталась? - Он снова рядом. Снова сзади. Она так и не видит Его лица.
   - Что это было? Почему?
   - Не знаю. Возможно, проверка.
   - ???
   - Если уж ты решила радостно принимать всё, что посылает тебе жизнь, то принимать надо радостно всё. Радостно и спокойно. И с доверием.
   - Но... так неожиданно. И так страшно. Как будто нет выхода, никакой надежды на спасение! Я запаниковала. А оказалось - берег совсем рядом. Стоило только дождаться порыва ветра.
   - Когда доверяешь жизни, всё становится просто. Ты могла бы в это время любоваться туманом, наслаждаться тишиной. Ведь порыв ветра не приблизишь - что зря дёргаться. Ты хоть помнишь, как там, в тумане?
   - Нет. Страх парализовал меня. Я думала только о спасении. А спасением оказалась очередная смена декораций. Обидно. Я ведь действительно не помню - как там, в тумане.
   Они идут дальше. Картинки меняются. Какие-то люди...
  
   Гавриил, кружа над головой Алёны, надрывался на все лады: "Сон! Это сон!". Он мурлыкал и шептал, кричал и напевал, убедительно тараторил. Архип в который раз удивлялся отчаянному упорству молодого напарника:
   - Может отстанешь от неё. Ведь дипломная работа - это одно. Голая теория, собранная по крупицам из разных источников. А на практике всегда возникает куча погрешностей, несоответствий идеальным условиям, дополнительные поправки, коэффициенты...
   Архип осёкся, неожиданно удивившись своей нудности. Чего это он разворчался - пусть выпускник экспериментирует. Пока что это у него неплохо получалось. И Гавриил экспериментировал. Очередным этапом в его эксперименте было заставить Алёну осознать себя во сне. И попытаться осознано в нём действовать. И поэтому, не взирая на поражения в прошлом, он продолжал втирать в сознание девушки всего два слова: "Это сон".
   Казалось, ничего не произошло... но... её веки дрогнули... и ещё. По астралу прошла лёгкая рябь...и...
  
   Они идут дальше. Картинки меняются. Какие-то люди... Вдруг она явственно осознала - ведь всё это сон! И Она - ОНА - может управлять им! Она рассмеялась - ведь это оказывается так просто! Надо было всего лишь осознать это, и сон стал податливым, как пластилин в руках. Сразу захотелось попробовать. А что, если..?
   - Давай вернёмся! - Она уверено поворачивает назад.
   - Но куда? Зачем?
   - Туда, на берег. Я просто хочу знать,- Она уже почти бежит.
   Вокруг снова лес. Она тянется сознанием к всплывшей в памяти картинке, и с каждым шагом обстановка начинает меняться. Вот опять тропинка! Та же!! Сучковатый ствол сухого дерева. Сейчас, вон за тем поворотом, будет видно озеро. Внутри неё всё напряглось. Ещё шаг. Направо... Её взору открывается озеро. Яркий солнечный полдень. Редкие облака на небе. У берега на волнах покачивается небольшая плоскодонка.
   Она спускается к воде и резко останавливается. На самом краю. Нет, сейчас Она не сядет в лодку. Почему-то даётся ей это нелегко. Ноги с трудом её слушаются - так им хочется переступить борт лодки. Внутри появился необъяснимый дискомфорт.
   - Что ты хочешь узнать?
   - Что будет, если я не сяду в эту лодку.
   Покачавшись на волнах ровно столько, сколько требуется для посадки пассажира, лодка плавно отчаливает от берега. Откуда ни возьмись на озеро опускается облако тумана. Туман рыхлый, белый, текучий. Слегка пахнет дымом. От него исходит свежесть. И ей ужасно захотелось войти в это облако, раскинув руки.
   Прошло совсем немного времени, и неожиданный порыв ветра сдул туман в сторону. Из него вынырнула лодка. Пустая. Не спеша, причалила к берегу.
   Странно, но когда Она была в тумане, ей ужасно хотелось из него выбраться. А когда Она сознательно его избежала, ей хотелось попасть в туман. Но это было уже невозможно. Её не покидало ощущение того, что она должна была сесть в лодку. Но с другой стороны полученный опыт дал очень важный ответ.
   - Я чувствую потерю.
   - Немудрено. Мы постоянно что-то теряем, вместо того, чтобы приобретать. Возможно, дело не в обстоятельствах, а в нас?
   - Это была моя лодка и мой туман. И оба раза я их упустила...
  

* * *

  
   Мама ничуть не изменилась, хотя они не виделись почти три года. Интересно, а изменилась ли она в маминых глазах? Может быть потому, что мама для неё всегда будет просто мама, так же как и она, навсегда для матери останется её ребёнком. И в три года, и в тридцать три. Вообще, до глубокой старости.
   Небольшое, уютное кафе, которое они выбрали для встречи, выходило окнами на живописный, почти безлюдный бульвар. В данный момент по нему неспеша трусила бездомная собака, периодически останавливаясь что-то понюхать, оставить отметку о своём визите. Шла она, в общем, довольно целеустремлённо, по каким-то своим собачьим делам. Даже собака знает, куда ей идти, с завистью подумала Алёна.
   Кофе давно остыл, но он их мало интересовал. Как и красивые высококалорийные пирожные. Разговаривали уже пару часов.
   - Почему один и тот же человек может быть сначала одним - скажем, хорошим,- потом совершенно другим, противоположным - плохим. А потом вдруг открывается, что он на самом деле и ни тот, и ни другой - такой непривычный, но понятный, близкий.
   Мама улыбается. Так просто, тепло. А в глазах, как ответ - любовь.
   - Не бывает людей хороших и людей плохих. Есть просто люди. И все они разные. В каждом из нас намешано столько противоположных качеств, что мы в себе то толком разобраться не можем. Где уж там других судить. Ведь один и тот же человек кому-то может быть палачом, а кому-то нежным, заботливым отцом.
  -- Согласна. Но, допустим, один и тот же человек проявляет разные стороны своей натуры по отношению к разным людям. Но так радикально меняться в отношении одного и того же человека! Да ещё за столь короткий срок!
   Мама отпила кофе и задумчиво посмотрела в окно. Возможно, на ту же самую собаку, которой завидовала Алёна. Мама не спешила с ответом, а для неё это было так важно, так срочно - понять. Она не могла. Кто может ей в этом помочь, как не мама. Так было всегда. Она всегда помогала, но обычно уже слишком поздно. А может, это ей кажется, что поздно. Ведь мама помогала только тогда, когда Алёна просила о помощи. И никогда не навязывала своего мнения загодя. Как и теперь.
   - В отношениях между людьми другой человек для тебя всегда - зеркало. Что ты видишь в зеркале, когда скалишь зубы? А когда посылаешь воздушный поцелуй? Окружающие нас люди не что иное, как наше собственное отражение в разных зеркалах. Нет ничего такого в другом - ни хорошего, ни плохого - чего бы ты не нашла в себе. Стоит только глубже капнуть. И отношение человека к тебе в определённый момент жизни отражает твоё собственное отношение к себе. А, возможно, и ко всему миру. Будь внимательна к людям - и ты многое узнаешь о себе.
   - Смысл понятен: если хочешь жить спокойно, возлюби ближнего своего, как самого себя. И даже ненавистную соседку, тётю Клаву. Но ведь это нереально! По крайней мере, очень трудно - за что их всех любить?!
   Мама смеётся. Искренне, от всей души. А Алёна так же искренне не понимает, чего такого смешного могло быть в её естественной реакции?
   - Ну что ты! Никто не предлагает тебе возлюбить разом весь белый свет. Но постарайся для начала хотя бы не испытывать к людям неприязни. Это очень просто - представь, что перед тобой ты сама. Это всё ты говоришь, делаешь, чувствуешь. Сразу простятся многие ошибки и прегрешения. Да практически все простятся! И ты удивишься, насколько изменится мир вокруг тебя! И потом - любят ведь не за что-то, а просто так. Потому, что иначе жить тяжело. Попробуй возлюбить саму себя. Как же ты сможешь возлюбить тётю Клаву, если даже не знаешь, как её нужно возлюбить.
   Казалось, прошёл всего час. Но нетерпеливые взгляды официантки говорили об обратном. Кафе закрывалось. Жаль, что мама в городе только проездом. Сколько ещё всего не сказано. Неожиданно для себя Алёна обнаружила массу вопросов, как к маме, так и к самой себе. Мамины ответы оказались на удивление простыми и понятными. Как будто все Алёнины вопросы она знала заранее. А вот свои ответы ей ещё предстояло искать.
   Алена проводила маму до остановки. Шли пешком, медленно, и почти всю дорогу молчали. Хотя ещё пару минут назад, в кафе, Алёне казалось, что нет конца её вопросам и темам для разговора. Видимо, надо ещё и прочувствовать то, что понято, прежде чем двигаться дальше.
   Пока ждали автобус, мама закурила.
   - Ты всё ещё не бросила?
   - Да вот что-то... Дурацкая привычка, знаю. Иногда, кажется, что бросив курить, я утрачу что-то важное, какую-то часть своей личности. Как будто личность - это набор привычек. Глупо, правда?
   - Уж куда глупее! - немного помолчав, Алёна тихо, и как-то просяще, добавила, - Мам, приезжай как-нибудь ещё. Или давай я к тебе. Ты сегодня мне на столькие вещи открыла глаза. Почему никогда раньше ты мне всего этого не говорила?
   - Алёнушка! Но ведь ты никогда раньше меня об этом не спрашивала!
   Мама улыбается. А в глазах - любовь. Автобус подъехал минута в минуту.
  
  

* * *

  
   Мама не только ответила на вопросы. После её отъезда Алёна всё ещё ощущала этот шлейф, пропитанный домом, детством, нежностью. Как так случилось, что она совсем не знает собственную мать? В раннем детстве они были очень близки. Наверно так бывает со всеми детьми. Когда ей исполнилось двенадцать, родители развелись. В то же время начался их с мамой разрыв. Алёна во всём винила мать. Это не была обычная измена. Мама ничего не стала скрывать. Она просто полюбила. Только теперь Алёна это поняла, очень хорошо поняла. Спустя много лет, она заново пережила все события того года, но теперь всей душой она была на маминой стороне. Нет, она очень любила отца. Алёна и сейчас сочувствовала ему. Развод практически убил этого и без того слабого человека. Он уехал на родину, где "благополучно" спился. Первые годы после развода Алёна поддерживала с отцом очень тесную связь. Но со временем они практически перестали общаться. В этом она тоже винила мать. Переходный возраст только усугубил их и без того натянутые отношения. Алёна всё делала назло матери. Она тогда практически жила назло матери. То, что мама приветствовала её занятия творчеством, полностью отвратило её от этого. Одно Алёна знала точно - ни в какое художественное училище она никогда в жизни не поступит. Почему? Конечно, назло маме. И из дома она обязательно уедет, как только закончит школу. Навсегда. Будучи очень скрытным человеком, Алёна умело маскировала свои чувства за видимым благополучием. Поэтому мама до конца не понимала многие её поступки, списывая всё на подростковый нигилизм. Тем не менее, близких отношений у них так и не получилось. Тогда она об этом нисколько не жалела, мечтая поскорее вырваться из дома. А мужчина, ради которого мама рассталась с отцом, спустя год исчез за горизонтом не оставив о себе никаких сведений. Алёна, помнится, тогда сказала маме:
   - Ну что? И стоило ради этого рушить семью? Стоило ломать жизнь стольким людям?
   Но мама только рассмеялась:
   - Любовь стоит всего на свете. Когда-нибудь ты это обязательно поймёшь. Я надеюсь. А жизнь себе ломают люди сами и только сами. К счастью, ломать чужие жизни не в нашей власти.
   Тогда Алёну разозлил мамин ответ. Она не поняла его, посчитав бесчувственным и эгоистичным. Но она его вспомнила, когда в её жизни появился Аркадий. Вспомнила и сразу поняла. И сразу позвонила домой. Они не общались больше двух лет, со смерти бабушки. И в одночасье стена отчуждения рухнула. Любовь отбросила Алёну на много лет назад на место её мамы. И она поняла - мама поступила не только правильно, но и очень смело. Теперь она восхищалась мамой. Она поняла, что любит маму. Любила все эти годы борьбы. Не понимала, злилась, но продолжала любить. И это заставляло её бороться с удвоенной силой! Столько лет Алёна намеренно была глуха ко всему, что бы та ей не говорила! Она сделала её своим главным врагом. И, несмотря на то, что такая позиция делала саму Алёну ужасно одинокой, она была тверда в своём решении. Борясь против родной матери, она моделировала своё отношение к жизни. Боже мой, сколько лет она боролась с собственными призраками! А любовь своим лёгким дыханием перечеркнула всё её прошлое, перевернула с ног на голову все её взгляды на жизнь и переменила отношение к маминому поступку. Как может она осуждать мать, когда сама на её месте поступила бы так же! Они стали часто перезваниваться. Теперь вот встретились. Встретились совсем не те люди, которые когда-то расстались. Алёна вдруг осознала, что совершенно не знает собственную мать. Ещё она поняла, что её мама - очень смелый, мудрый и добрый человек. А что касается событий прошлого, то иногда гадкий, злой, необъяснимый поступок преображается, если на него посмотреть сквозь призму любви. Её мама сквозь эту призму смотрит на всю свою жизнь.
  

* * *

  
   Они появились неожиданно у неё на пути. Первый, барыга средних лет- короткая стрижка, усы, толстая золотая цепь на шее, сильно потёртая кожаная куртка и увесистый пивной живот, выпирающий из спортивных штанов. И второй, хлюпик студент - невысокий, щуплый, сутулый, с рано проклюнувшейся залысиной и огромными, выпуклыми линзами на месте глаз.
   - Звали, сударыня?- неожиданным старческим басом спросил студент.
   - Уж вас то точно не звала! - Алёна была и возмущена и испугана в равной степени.
   - Как же, как же! - прощебетал барыга,- А вот давеча, перед сном, о чём подумали`с?
   Алёна вдруг осознала, что спит. Это всё сон. И сегодня, перед сном, впервые в жизни, она его загадала - пожелала увидеть своих Ангелов-хранителей.
   - Так это сон? Я сплю? Всё не взаправду? - Алёна даже не знала, радоваться ей или огорчаться.
   - Ну, это как посмотреть. Чей-то сон - кому-то явь. И наоборот,- барыга глубокомысленно ковырял в носу,- Да ты, детка, не бойся. Мы тебя трогать не станем. Ты же только поговорить хотела?
   - А я и не боюсь! - Алёна явно соврала,- Но поговорить я бы хотела не с вами, а со своими Ангелами-хранителями.
   - Так мы же они и есть! - радостно отозвался студент.
   - Да не может этого быть! - ей вдруг нестерпимо захотелось расплакаться,- Хотя... это многое объясняет.
   - Вот ни хрена это и не объясняет,- барыга сплюнул сквозь зубы,- А ты что ожидала увидеть? Нимбы, крылья, развевающиеся белые одежды? Да?!!
   - Ну... вроде как... да,- Алёна окончательно поникла.
   - А вот, к примеру,- теперь уже в носу ковырял студент,- Если бы к тебе пришли свинья с гусем и человеческими голосами заявили, что они и есть твои Ангелы-хранители. Ты бы, в лучшем случае, послала бы их подальше. А в худшем - пустила бы на колбасу. По крайней мере, мысленно. Так, милая моя, можно сто лет прожить, а всё по-детски на пустые конфетные обёртки покупаться.
   Уловив непонимание во взгляде девушки, барыга неожиданно ласково пояснил:
   - Он хочет сказать, что ты, как большинство людей, складываешь мнение о ком-либо исключительно по внешним данным. Не пытаешься проникнуть в самую суть. А эдак недолго и ошибиться.
   - А разве внешность не является отображением внутреннего мира? - парировала Алёна.
   - И да и нет. Конечно, внешность является проявлением каких-то аспектов внутреннего мира. Но одного, двух наиболее развитых, не более того. Тогда как внутренний мир каждого человека намного богаче, чем можно подумать, глянув на него снаружи,- студент расхаживал взад-вперёд, заложив руки за спину,- Вот я скажу тебе - лук! Что ты представила?
   - Это, ну, такой круглый, тёмный, в шелухе. Если сдирать шелуху - плачешь.
   - Заплачешь тут! - студент, не скрывая своего разочарования, обращался теперь только к барыге,- Ты слышал, Гавриил? Круглый такой! В шелухе! Я же тебе говорил! За добрую тысячу лет ни один - ни один! - человек не сказал о луке, что это молодые, крепкие, нежно-зелёные ростки! Все твердят лишь о шелухе! - он резко обернулся к Алёне - А я тебе скажу, что лук - это спящий нежный росток. Росток, способный пробить толстую сухую корку земли, потянуться к солнцу, вырасти, зазеленеть. И даже дать начало ещё нескольким таким же росткам. Кто из нас прав?
   - Наверно, оба.
   - Наверняка. Но ты видишь лишь шелуху. Вы, люди друг для друга - луковицы, покрытые шелухой. Конечно, шелуху можно содрать. А затем, снимая слой за слоем, добраться до сердцевины. Увидеть спящий росток- удостовериться, что он там действительно есть. В этом случае будут слёзы. Ведь слоёв много, и все они "не сахар". Но в результате такой препарации росток, скорее всего, погибнет. Ведь он такой хрупкий, спящий! Пока это всего лишь возможность будущего роста. Внешние слои и шелуха для него - защита. Чужой любопытный взгляд губителен. Но можно поступить иначе. Если посадить луковицу в землю и дать ей время, произойдёт чудо - росток оживёт! Шелуха с ненужными слоями сами отпадут за ненадобностью. И возникнет новая форма жизни обычной луковицы - нежная зелень, тянущаяся к солнцу. И не нужно плакать. Все живы и счастливы. Но для этого необходимо допустить, что в каждой луковице есть спящий росток. И он не имеет ничего общего с шелухой. Просто признать это, не требуя никаких доказательств.
   - Допустим, мы, люди, друг для друга - скорлупа. Шелуха, скрывающая внутри чудесный росток. Но большинство это как будто устраивает. До поры. И как же быть? Как заставить все эти ростки проклюнуться?
   - Заставить? Ни в коем случае! У каждого свой срок, своя программа роста. Надо просто признать в каждом этот потенциал. Поверить в него. Лишь тогда ты сможешь воспринимать человека целиком, не судить по шелухе о содержимом. Просто прими это - лук не шелуха, а нежно-зелёный росток. Надо верить в людей - и верить людям. И они ответят тебе тем же.
   - А если уж так хочется заставить кого-нибудь расти,- вступился барыга,- то это только свой собственный росток. Но тут недостаточно признать его существование где-то глубоко. Необходимо его почувствовать. Необходимо полюбить себя.
   Студент повернулся к барыге и хитро ему подмигнул:
   - Хватит поучать девушку, Гавриил. Она хотела о чём-то с нами поговорить. Может, спросить чего?
   - Да, хотела. У меня к вам куча вопросов,- бодро начала Алёна, но как-то сразу осеклась. Она вдруг поняла, что всё, о чём она хотела спросить Ангелов несущественно, неважно и уже ей не интересно. И что её вопрос только один,- Нет, не куча. Только один вопрос. Как полюбить себя?
   "Ангелы" лукаво переглянулись, и Архип...
  
   Проснувшись утром, Алёна долго сидела с широко раскрытыми глазами и пыталась вспомнить, что же ей ответили Ангелы. Она так и не вспомнила...
  

* * *

  
   - Архип! Мы так не договаривались! - Гавриил обескуражено себя оглядывал.
   - Мне, знаешь ли, тоже в образе очкастого студента не очень комфортно! - Архип то и дело нервно поправлял очки, явно опасаясь их потерять.
   - Не бойся ты за свои очки. Это ведь просто астральные образы - зрение твоё при тебе. Так, предстанем на пару слов, и всё. - однако сам Гавриил непрерывно теребил золотую цепь и подтягивал сползающие с живота штаны,- А может надо было-таки рискнуть свиньёй с гусем? А?
   Архип в ответ только искоса хмуро глянул. Алёна перед сном попросила их о встрече. Решили встретиться. Но предварительно придав друг другу как можно более неестественный для Ангелов-хранителей вид. Идея, конечно же, принадлежала Гавриилу. Он чуть было не перегнул палку, предложив явиться в виде гуся со свиньёй. Но Архип настоял, чтобы внешность была пусть и неправдоподобная, но всё же человеческая. Теперь оба недовольно себя оглядывали, пытаясь вжиться каждый в свой образ.
   - Ты лучше мне объясни, чего мы хотим этим видом добиться?
   - Проведём сеанс своего рода шоковой терапии. Вот смотри: человек загадал событие, скажем, встречу. Он тут же начинает её себе воображать. Представляет себе объект встречи, наделяет его определёнными качествами, как внешними, так и внутренними. И в результате реальной встречи зачастую оказывается разочарован раньше, чем успевает это понять. Что уж тут говорить о приятии друг друга!
   - Понял - будем ломать стереотипы.
   - Что-то вроде того. Люди постоянно ждут друг от друга соответствия определённому шаблону. И сами изо всех сил пытаются соответствовать. Причём, общаясь с разными людьми, приходится соответствовать разным шаблонам. В итоге у каждого в запасе имеется набор определённых масок "на каждый день". Получается, что общаются между собой не люди, а маски. Все напряжены - ведь это так изматывает. Но что поделаешь, таковы правила игры!
   - Согласен. Но будет нелегко. Эта фальшь слишком долго укоренялась в людях. Человек стал лжив по своей натуре. И лжив в целях самозащиты. Люди боятся быть открытыми, искренними. Открытость, искренность - уязвимы. По крайней мере, так считает большинство. И они цепляют на себя маски. Человечество загнало себя в жёсткие рамки. На всё есть свои негласные установки - как выглядеть, как поступать, как говорить. Люди забыли, кто они. Они даже не подозревают, какие они, давно поверив в свою собственную ложь. Сможем ли мы так сразу, с наскока, переменить её воззрения?
   - Чем сильнее шок, тем глубже след в сознании. И главное в под-сознании. Вот я и хотел... Может, свинья с гусем, а?
   - Уж слишком радикально. Может вообще не воспринять. Тем более всерьёз. И потом - мы для начала хотим решить проблему человеческих взаимоотношений, а не межвидовых. Ведь так?
   - Хорошо, уговорил, попробуем. Как было бы чудесно, если бы люди начали принимать друг друга целиком, во всей полноте! Боюсь, для этого недостаточно сломать стереотипы.
   - Оставь хот что-нибудь на откуп самим людям! Пускай потрудятся раскрыться. Не всё же нам за них вкалывать. Чужим умом добра не наживёшь.
   - А что ты ответишь на её вопрос - тот, который она задаст?
   - Ох, сложно это. Тут ведь в двух словах и не скажешь.
   - А ты на слова не скупись. Поподробней объясняй. Не каждый день люди к тебе за советом обращаются.
   - Так не вспомнит же, поди, и половины!
   - Нет, Архип. Не половину. Она вообще ничего из твоего ответа не вспомнит.
   - Как так?
   - Ответ останется у неё в подсознании. И начнёт постепенно реализовываться через её ежедневный, ежеминутный опыт. И если ей хватит восприимчивости, она будет улавливать его в каждом моменте жизни. Тогда все наши труды не напрасны - она сама начнёт творить свою жизнь. Ну а если нет... Что ж, второгодников на Земле предостаточно.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  
   В мире что-то произошло. Не то чтобы что-то радикальное. Но в жизни людей явственно ощущался необъяснимый свет. Почти каждый почувствовал эйфорию, эмоциональный подъём, желание творить. Причём неважно что. Любовь изливалась на людей отовсюду. По крайней мере, так им казалось. ЗАГСы ломились от заявлений, а священники не успевали венчать. Смертность сократилась вдвое - люди отказывались умирать. Они настойчиво пытались жить, да ещё при этом радоваться жизни! Они даже почти перестали болеть! Можно было подумать, что Ангелы одержали полную победу, и на Земле наступает Золотой Век. Но сами Ангелы придерживались более реалистичной точки зрения. Безусловно, удар был нанесён. Удар неожиданный и плодотворный. Зло собиралось с силами. Ситуация временно вышла из-под бесовского контроля практически полностью, но не была непоправимой. Среди Ангелов даже поговаривали, что Бесы собираются вернуть утраченные позиции максимум за пару недель. Это, конечно, была излишняя бравада, имевшая своею целью деморализацию противника. Хотя и присутствовала в их уверенности большая доля истины. И всё же Добро праздновало победу! За недолгий срок отсутствия Зла в сознании людей удалось многое. Свет был проявлен, семя добродетели заронено, и установлен указатель на Путь поиска Истины. Дальнейшее зависит от самих людей. Для кого-то это станет событием, перевернувшим жизнь. А кто-то вскоре обо всём забудет, отмахнувшись, как от наваждения.
   Омч обошёл, а точнее, облетел все адские инстанции. Собрал необходимое количество подписей, печатей, приказов и инструкций. И добился-таки выделения многочисленного подкрепления, хоть и временного, с целью восстановления равновесия. По ходу дела, не устояв против гадостных качеств своей натуры, он подал иск в Небесную Канцелярию на привлечение Гавриила к уголовной ответственности за саботаж и нарушение паритета сторон. Дело было абсолютно безнадёжным - Небесная Канцелярия иск отстранила. Но иначе Омч просто не мог - он бы себе этого никогда не простил!
   Теперь, когда на каждого человека приходилось по одному Бесу, ситуация быстро возвращалась в привычное русло. Конечно, добра, света, любви в жизни людей стало много больше. На кого-то снизошло озарение. А на некоторых даже просветление. Но то, что Добру далось с таким трудом и на небольшой срок, Зло отвоёвывало быстро, легко, играючи.
   Когда страсти несколько поутихли, и Омч перестал бойкотировать соседей, Гавриил как-то спросил:
   - Послушай, Омч! Почему, несмотря на наше численное превосходство, вы всегда выигрываете в качестве? Хотя картины Ада людей пугают, а обещания Рая так заманчивы?
   - Это вопрос к людям. Ведь даже мы, Бесы, не можем этого до конца понять. Возможно, что-то в самой природе человека, либо складе их мышления. Сам посуди - люди с гораздо большей радостью осудят плохое, нежели оценят хорошее.
  

* * *

  
   Алёна не очень понимала, что же происходит в её жизни. Хотя, в отличии от остальных, смутно догадывалась, что здесь не обошлось без вмешательства её Ангелов-хранителей. Она очень хорошо запомнила сон, в котором повстречала их. И всё то, что они ей говорили. За исключением ответа на её вопрос. Почему она не помнит его? Сначала Алёна много думала об этом. Но потом решила, что так надо. А раз надо, то нет смысла об этом думать. Остальной же их разговор она не только запомнила, но и хорошенько осмыслила. Всё, что говорили ей Ангелы, нашло отклик в её душе и отразилось во вновь нарождавшемся мировоззрении. Да, Алёна менялась. Теперь уже она и сама это чувствовала. Менялись её взгляды на жизнь, на взаимоотношения людей, на самих людей. Она стала с улыбкой смотреть на человеческие слабости, как свои, так и чужие. Алёна поняла, что все люди разные как раз за счёт разного соотношения хорошего и плохого в них. А многие человеческие недостатки, раньше её раздражавшие, теперь стали умилять. Это ведь так интересно - открывать для себя каждого нового человека со всеми его качествами! Хотя сейчас для неё все без исключения люди казались новыми. Даже те, кого она знала всю жизнь. Вскоре после маминого визита Алёна написала отцу. Против её ожидания ответ пришёл очень скоро. Оказывается, отец потерял её адрес, а так как она и сама перестала ему писать, решил, что ей претит их общение и не стал навязываться. Хотя очень страдал от этого. Втихомолку, как и все. Завязалась переписка. А спустя некоторое время созвонились. Оказалось, прервавшаяся связь с дочерью отрезвляюще подействовала на её отца. Критически посмотрев на себя, он пришёл к выводу, что причина разрыва кроется в нём, в его нынешнем образе жизни. И это стало стимулом. То, чего не смог сделать разрыв с женой, сделал разрыв с дочерью. Он прошёл курс лечения, реабилитационный курс. Потом устроился на работу. Спустя год женился, и теперь они с новой женой ждут ребёнка. Возвращению в его жизнь Алёны он был ужасно рад. Оказалось, что им есть, что друг другу сказать. И не только о событиях прошлых лет. Отец поразил Алёну своим нынешним взглядом на мир. Он много говорил о людях, о своих чувствах, о жизни. Ему хотелось поделиться с Алёной тем, к чему он пришёл в результате произошедших с ним перемен. Он понял, что не только простил свою бывшую жену, но и благодарен ей. Благодарен за то, что в создавшейся ситуации смог понять, что он за человек, чего хочет, чего стоит и чего достоин. И смог обрести своё счастье. Для Алёны общение с отцом тоже на многое открыло глаза. Она поняла, что, цепляясь за своё прошлое, мы теряем не только настоящее, но и себя в этом настоящем. О прошлом можно вспоминать, но нельзя им жить! Иначе оно отягощает. Но так поступал много лет её отец. Так до сих пор поступает во многом и она сама. А вот её мать, напротив, во всю наслаждается тем, что преподносит ей жизнь, и, пройдя сквозь это, не унывает, продолжая с улыбкой смотреть в будущее. Всё это напомнило Алёне её давний сон, и она решила, что обязательно стряхнёт прошлое с ветвей своей жизни. Каким бы родным оно ей не казалось.
  

* * *

  
   Суматоха накануне Нового Года не обошла стороной и скромный отдел фруктов, где работала Алёна. Народ сметал всё, начиная от вялых огурцов и заканчивая дорогой экзотикой. Мандарины уходили тоннами. Алёна только успевала принимать товар в промежутках между обслуживанием посетителей. Человеческие лица слились у неё в одну расплывчатую физиономию. Даже глядя в зеркало, она иногда не понимала, кто на неё сейчас смотрит. Поэтому она не сразу узнала человека, чьё лицо показалось из-за огромного букета хризантем.
   - Не может быть! Ты запомнил! - искренняя радость в её голосе отразилась от сводов магазина так, что многие посетители стали оборачиваться.
   - Это было совсем несложно,- смущённо отозвался Аркадий из-за хризантем,- Вовсе незачем так шуметь. Решил зайти поздравить тебя с наступающим. Может, посидим где-нибудь? Ты сегодня во сколько заканчиваешь?
   - Нет, пооди, это действительно событие! Я заканчиваю через час. Подождёшь?
   Они шли в кафе, расположенное неподалёку от Алёниного дома. Предложил Аркадий, сказав, что заведение очень уютное, а район будет навевать ему приятные воспоминания. Разговор поначалу не клеился, поэтому очень скоро оба погрузились в молчание. Алёна шла рядом с человеком, буквально взорвавшим её жизнь. Теперь она просто шла, не испытывая никаких особых эмоций. Ей, конечно, было безумно приятно увидеть Аркадия, поговорить о нём, рассказать о себе. Но на этом её интерес заканчивался. Что она чувствует? Да, собственно, ничего. Так не бывает, скажете вы! Ведь была любовь! Да, конечно. Но - была. Вернее сказать, она есть, но вчера. Время - способ существования в нашем мире. Но любовь не принадлежит нашему миру. Время над ней не властно, как бы банально это не звучало. Любовь была, есть и будет вечно. А вот мы в неё попадаем, а потом из неё выпадаем. Если представить, что время - это дорога, по которой мы идём, то любовь - поток Божественного света, в который дорога время от времени заворачивает. Он есть вечно, а вот мы должны ещё дойти до него. Идёте вы идёте, никого не трогаете, и вдруг неожиданно попадаете в этот свет, и... О, да! Вы понимаете! А если не понимаете, то значит, ещё ни разу не доходили. Но, пройдя этот свет, вы выходите из него. Спустя несколько шагов можно обернуться и вы увидите этот свет сзади. Вы, конечно, помните, что это было, а вот как оно было, вы уже вспомнить не сможете. Ощущение света осталось там, вместе с ним. Так же и любовь - не она проходит, это вы проходите её. И помните вы о ней, но не её! Поэтому если бы Алёну спросили, любит ли она Аркадия до сих пор, то она бы ответила "да". Потому что любовь - вечна! Но в этой жизни её любовь к Аркадию осталась сзади. Вот такие мысли кружились в голове Алёны всю дорогу до кафе.
   В кафе они с трудом отыскали свободный столик - вот он, канун Нового Года! Говорили немного и сухо. Так, по крайней мере, показалось Алёне. А может, это смущение Аркадия передалось и ей? Что-то ей подсказывало, что он совершил поступок, не свойственный ему. И брошенные украдкой взгляды на него, убедили её в справедливости этого подозрения. Аркадий явно был смущён. Пока ждали заказ, он в какой-то момент вдруг протянул Алёне коробочку в праздничной упаковке. Протянул - и густо покраснел:
   - Поздравляю с Новым Годом! Пусть он принесёт тебе счастье и любовь!
   На последнем слове Алёна вздрогнула, вспомнив свои недавние мысли. Но жест оказался настолько неожиданным, что она сразу отвлеклась на подарок и, поблагодарив, начала разворачивать обёртку. Внутри её ждал ещё больший сюрприз - на бархатном дне лежало очень красивое колье из белого бисера в виде хризантем.
   - Вот. Решил связаться в твоей памяти с образом твоего любимого цветка,- он улыбался так очаровательно, но Алёна прекрасно понимала - Аркадий пришёл, чтобы поставить красивую точку в их отношениях. И он это сделал превосходно!
   - Знаешь, я всю дорогу от магазина думала, что же такое любовь, и почему она проходит. Почему-то мне представилось, что любовь - это поток Божественного света на нашем жизненном пути. Мы входим в него, теряем себя на какое-то время, а потом всё равно выходим. К сожалению. Но вот одни люди за жизнь проходят через любовь много раз. А у других она случается однажды и на всю жизнь. Почему?
   - Ты создала очень интересный образ. Тяжело что-либо тебе ответить - я просто никогда об этом не задумывался. Может быть, кому что назначено судьбой? А возможно, мы должны чему-то научиться, проходя через любовь. Если не получилось с первого раза, даётся ещё шанс. А у кого получается, с тем любовь остаётся на всю жизнь. Хотя некоторые принимают за любовь лишь воспоминание о ней. Они цепляются за своё прошлое, в надежде вернуть хоть кусочек ушедшего счастья. За этим бесполезным занятием проходит вся жизнь. И даже если судьба предоставит им ещё шанс, они его просто не заметят!
   - Ты прав. И, к сожалению, большинство так называемых "однолюбов" относятся именно к этой категории. Но есть и другие. Такие способны, проходя сквозь этот свет, запечатлеть его в своём сердце. И дальше по жизни они уже идут, излучая любовь. Они сами становятся этим светом. Для них любовь означает - жизнь.
   Когда принесли заказ, разговор как-то сразу заладился, но на фоне приёма пищи плавно перешёл на более приземлённые темы. Аркадий вкратце рассказал о себе, Алёна - о себе. Каждый говорил только о хорошем избегая рассказывать о проблемах. Поэтому разговор получался несколько слащавый. Но это не мешало обоим получать удовольствие от общения. Они болтали о приятных пустяках, шутили, смеялись, стараясь насладиться напоследок обществом друг друга. Свобода от взаимных обязательств сделала их общение непринуждённым, и впервые за всё время знакомства оба от него ничего не ждали. Поэтому расставание их оказалось гораздо красивее многих прежних встреч.
  
   Аркадий проводил её до самого дома, но в подъезд не зашёл, ограничившись тихим "прощай".
  

* * *

  
   Ирина, эмоционально жестикулируя, объясняла Алёне основные направления в её первой коллекции одежды. Дебютный показ должен состояться в ближайшие выходные в Городском Выставочном Центре. Они сидели над остывшим чаем в мастерской Ирины. В соседнем помещении прилежно трудились швеи. Под монотонное жужжание швейных машинок в голове Алёны воссоздавалась метаморфоза, произошедшая с её подругой в течение последних трёх месяцев. Как-то сразу откликнувшись на предложение Алёны "осуществить мечту", Ирина, недолго думая, организовала частное ателье по пошиву одежды. Подобных ателье в городе предостаточно. Поэтому ей пришлось идти ва-банк: Ирина решила сразу специализироваться на пошиве эксклюзивных моделей. Никакого ширпотреба, никаких ремонтных работ. Для начала достаточно сложно. И вообще рискованно. Всего два слова из её объявления в местной газете стали решающими: "эксклюзивных" и "впервые". Сначала откликнулись представители импозантной молодёжи. Потом пришли их родители - а затем почти весь город. Способность Ирины создавать шедевры из кусочков недорогих тканей сделали её популярной среди представителей всех слоёв населения. Ирину завалили заказами. Уже через месяц ей пришлось снять большее помещение и нанять пару работниц. А ещё через месяц она получила предложение провести показ моделей. Для Ирины это стало самым значительным событием в жизни. На сегодняшний день, разумеется. И так неожиданно скоро! Отвергнув всех ухажёров, она погрузилась в работу. Зная её много лет, Алёна не могла не отметить, что Ирина никогда не была так красива, как в это время. Она просто сияла. И это сияние настолько подействовало на окружавших её людей, что в работу погрузились практически все вокруг. Алёна, безусловно, была охвачена тоже. На её плечи возложили оформление помещения для показа. Алёна сама не могла предположить, насколько это сможет её увлечь. Столько литературы, сколько она прочитала за последние несколько недель по дизайну и декорации, она не читала за всю свою жизнь. Алёне казалось, что она в своей стихии. Что она делает именно то, что должна делать. Но, не давая себе волю проанализировать это чувство, она просто наслаждалась работой! Помещение должно было быть не просто в каком-либо стиле, а именно в стиле моделей Ирины. С её слов вся коллекция пронизана единым мотивом. И вот этот самый мотив и должна была уловить Алёна. Уловить и отразить в декоре зала. Алёна внимательно слушала.
   - На первый взгляд все модели разные. Но это только так кажется сначала. Разная цветовая гамма, разная текстура тканей. А вот создаваемые ими образы - похожи! Если бы ты смогла отразить это в оформлении сцены, то возникла бы единая картина. Мне тяжело это выразить словами. Всё на уровне ощущений.
   - Я думаю, что смогу. - Алёна была вполне уверена в своих словах - Тем более, что за последнее время твои ощущения передались и мне. Они просто витают в воздухе! Я, кажется, поняла, чем так привлекательны все твои модели - в них заключена любовь!
   - Любовь? Странно. Я об этом никогда раньше не думала,- Ирина замолчала. Она подумала о том, что много лет употребляла это слово, не задумываясь о его содержании. А вот теперь наслаждалась состоянием, ранее ей незнакомым, не находя для него слова. Как всё неожиданно просто!- А ведь ты права! Я действительно люблю свои модели! Я начинаю их любить ещё до того, как клиент объяснил мне суть заказа. Просто они все для меня, как дети. Удивительно, что ни с одним из мужчин я не смогла узнать любовь. Она ко мне пришла в моём творчестве.
   - Любовь не приходит - она возвращается. Ты любишь то, чем занимаешься. И твои творения пропитаны чувством. Если ты полюбишь другого человека, то он не сможет не отразить любовь тебе в ответ. А пока ждёшь любви от другого, то в ответ получаешь только ожидание. Это не приносит счастья, согласись.
   - Мне ли не согласиться! Я никогда не была так счастлива, как за последние месяцы. Кто бы мог подумать, что счастье - это когда ты выпускаешь на волю свои душевные порывы. А всё остальное приходит само собой. Спасибо тебе за те твои слова. Они перевернули мою жизнь!
  -- Не за что. Дело не в моих словах. Я тогда говорила не столько для тебя, сколько для себя. Но ты услышала то, что хотела услышать уже давно. И произнесённое в слух, оно стало для тебя значимым. Но одно дело услышать, а совсем другое - претворить слова в жизнь. Во всём произошедшем исключительно твоя заслуга. Главное - не побояться начать!
   Ирина рассмеялась.
   - Не побояться начать?! Но это точно не про меня! Здесь я ужасная трусиха. Я боюсь даже уборки в доме. Мне всегда кажется, что квартира требует генеральной уборки, а я не успею, не справлюсь, не с того начну. И я всегда боюсь начать. А когда, всё же собравшись с силами, начинаю, оказывается, что всё легко, просто и быстрее, чем я боялась. Так же и в деле. Как только я начала, всё стало складываться так, как надо. Так, как я и предположить не могла. И самым наилучшим образом. Ты права, главное - не бояться начать. Скорее всего, этот страх и лишает людей возможности проявлять себя в том, к чему у них есть истинное призвание.
   - Да. Но не только он. Есть ещё один враг - это неуверенность в себе. Как только ты поняла, чем именно тебе хотелось бы заниматься, страх тут как тут. И шепчет тебе в ухо: "думаешь, самая умная? неужели никто до тебя этого не придумал? оглянись вокруг - все места заняты, тебе здесь делать нечего!". Не знаю, как тебе, но мне эта неуверенность мешает до сих пор.
   - И у меня такое было. Я ведь из-за этой неуверенности ещё в институте отказалась от будущего модельера. И как выяснилось, зря. Твоё место обязательно окажется свободным. Надо только двинуться к нему на встречу. Поверить своей Душе - она то точно знает своё призвание! А если отказаться от призвания, то ты автоматически займёшь чьё-то чужое место. И неудовлетворённость на всю оставшуюся жизнь гарантирована.
   Подруги ещё долго обсуждали все детали будущего показа моделей. Обе были захвачены процессом. Время потеряло для них значение. Усталость обходила их стороной, а удача стучалась в дверь. Но они даже не подозревали об этом. Они просто были счастливы!
  

* * *

  
   Под ногами приятно скрипел снег. В свете фонарей и неоновой рекламы город казался сказочным и незнакомым. Алёна возвращалась домой поздно. С тех пор, как она взялась помогать Ирине в подготовке показа коллекции, для неё это стало обычным явлением. Поскольку помощь подруге она оказывала бескорыстно, бросить работу Алёна не могла. И в мастерской просиживала вечерами. Постигать премудрости дизайна ей было легко и интересно. Но что самое важное, так же легко и непринуждённо у неё получалось претворять свои идеи в жизнь. Решения как бы сами приходили ей в голову. Алёна никогда раньше не работала с таким удовольствием. Делая в своё время карьеру, она шла к цели, не особенно оглядываясь по сторонам. Поставленная цель не столько отвечала её собственным стремлениям, сколько тешила самолюбие. Алёна потакала своим амбициям, но не искренним желаниям. Почему? Да потому, что к тому времени она уже и не понимала своих желаний, зомбированая ценностями общества. Теперь, оглядываясь назад, она с удивлением вспоминала, как тяжело ей давались победы. Тяжело в том смысле, что приносили сиюминутное удовлетворение и последующую усталость. Но никогда - счастье. И никто вокруг не мог разделить её радости просто потому, что она сама её не ощущала. Теперь всё было иначе. Она совсем не думала о цели. Алёна впервые в жизни наслаждалась самим процессом. И была невероятно счастлива! Осознав в себе тягу к дизайнерской работе, она стала применять вновь приобретённые знания буквально везде. Преобразив квартиру, Алёна принялась за своё рабочее место. Теперь обычная витрина из фруктов представляла собой шедевр оформительского искусства. Никто не мог пройти мимо. Она с удовольствием встречала каждый привоз товара, чтобы вновь и вновь вытворять чудеса с помощью бананов и яблок. Люди подходили к витрине, чтобы полюбоваться, а уходили с приобретениям и в сумке, и в душе. Для каждого из них у Алёны теперь находилось и доброе слово, и дружеская улыбка. Удивительно, но общаться с людьми ей стало легко и приятно. И они отвечали ей взаимностью. Такая безразличная раньше, работа вдруг стала приносить Алёне радость. Она поняла, что в ближайшее время не станет менять место работы. Решила ждать того момента, когда внутреннее чувство подскажет ей - вот это! Внутреннее чувство пока молчало. И Алёна плыла по течению жизни дальше, немало не задумываясь о своём будущем. А что о нём думать - оно ведь неизвестно! И она получала от этого огромное удовольствие. Алёна улыбалась. Снег скрипел под ногами и искрился в свете фонарей. Сквозь плавный шорох мыслей Алёна услышала приближающиеся сзади быстрые шаги. Обернулась. Её догонял мужчина - шапка натянута по самые брови, воротник поднят, руки упрятаны глубоко в карманы. Алёна рефлекторно огляделась по сторонам - ни души. На улице они были одни. Страх вцепился ей в горло, по спине пробежали мурашки. Страх был неосознанный - она даже не успела понять, чего испугалась. Мужчина приближался. Когда он почти поравнялся с ней, Алёна резко подалась в сторону и чуть не выпала на проезжую часть. Не сбавляя скорости, мужчина прошёл мимо. Затем неожиданно остановился, обернулся и, очаровательно улыбнувшись, обратился к Алёне:
   - Девушка, зачем так меня бояться? Я всего лишь обычный прохожий. Вы, наверно, насмотрелись криминальных хроник?
   - Ничего я не испугалась! - с несколько большим, чем хотелось бы, вызовом ответила Алёна.
   - Да бросьте Вы! Вокруг Вас даже воздух задрожал! - он улыбался скорее ласково, чем насмешливо,- Но вообще Вы в чём-то правы. Время позднее, улица пустынная. Разрешите, я Вас провожу?
   Алёна не нашлась, что ответить, и они пошли дальше вместе. Спутник оказался на редкость разговорчивым субъектом. Причём умудрялся в рамках одной истории рассказать сразу три, а то и четыре. Он часто заставлял Алёну смеяться, и потихоньку её напряжение растаяло.
   - А как Вы догадались, что я боюсь? Потому, что я шарахнулась от Вас на дорогу?
   - Ну, это, безусловно, был отменный выпад! Будь на моём месте злоумышленник, он непременно бы раздумал на Вас нападать. Но Ваш страх я почувствовал гораздо раньше. А Вы не знали, что человеческие чувства, эмоции способны искажать пространство вокруг? И, если потренироваться, то это искажение можно заметить. И даже определить его природу.
   - Вы можете его видеть? Как здорово! И как же оно выглядит?
   - Я, конечно, не волшебник. Я только учусь. Но кое-что замечаю. Особенно, когда чувство очень сильное,- он опять ей улыбнулся, и Алёна покраснела,- Это выглядит, как лёгкая вибрация воздуха вокруг человека. Пространство как будто сгущается, становится текучим, подвижным. Похожая картина бывает в жаркий день над раскалённым асфальтом. А вот по характеру его движения, я определяю природу чувства.
   - Чем же отличается, например, любовь от гнева?
   - Когда человек испытывает чувство любви, пространство вокруг него закручивается в причудливые узоры. Они, как в калейдоскопе, меняются синхронно при каждом движении его души. И всегда узоры неимоверно красивы. Все положительные чувства отличает гармония. А вот в приступе гнева человек вокруг себя порождает "бурю в стакане". Волны взбесившегося пространства бушуют в невидимом коконе, готовые при каждом всплеске разорвать его и вырваться наружу. Но это невозможно, их отбрасывает назад, и они ударяют по самому человеку. Хотя исказившееся пространство производит диссонанс во всей Вселенной!
   - Ух, ты! Ведь если много человек сразу начнут испытывать гнев, то это способно произвести сильные разрушения вокруг!
   - Да, конечно, но не в мире материальном. На физическом плане разрушения начнут проявляться несколько позже. Жаль, что люди не связывают жизненные трудности с собственными эмоциями и чувствами. Тогда они вряд ли искали бы виновника своих неудач на стороне. А вот представьте себе, что будет, если все люди разом испытают любовь!
   Некоторое время они молчали, видимо, представляя себе, что бы тогда случилось.
   - А мысли? Их Вы тоже можете видеть?
   - Нет, я пока не могу. Мысли имеют более тонкую природу, но не меньше последствий. Мне ещё не хватает чувствительности. Но я тренируюсь!
   - А как выглядел мой страх? - после некоторого колебания спросила Алёна.
   - Ха! Достаточно забавно! Сначала пространство задрожало мелкой-мелкой дрожью. Но в мгновенье ока дрожь настолько усилилась, что за этой паникой я почти не различал Ваш силуэт. Казалось, каждая частичка пространства кричала "Помогите!" и судорожно металась, сталкиваясь с другими. Я ощутил Ваш страх почти физически.
   Алёна слушала, улыбаясь и смущённо глядя куда-то вниз. Они стояли около её подъезда. За всю дорогу они так и не перешли на "ты" и даже не узнали имени друг друга.
   - Спасибо, за то, что проводили меня. Я Вам очень признательна за это. И отдельное спасибо за столь интересную беседу.
  -- Да что Вы! Не за что! Был очень рад скрасить Ваш путь до дому,- он казался настолько искренним, что Алёна не чувствовала неловкости,- И вот ещё что - так, на всякий случай. Страх является самым сильным магнитом для всего плохого. Особенно того, чего Вы боитесь. Постарайтесь больше с ним никогда не встречаться! Желаю счастья!
   Незнакомец, махнув ей рукой, исчез в темноте. А она осталась стоять у подъезда с приятным ощущением спокойствия.
   Поднимаясь по лестнице, Алёна размышляла о своём неожиданном попутчике. Они расстались, так и не познакомившись. Скорее всего, они никогда больше не встретятся. Они подарили друг другу всего лишь какой-то миг жизни. Но этот миг настолько яркий, что наверняка останется в каждом из них навсегда. Алёна была благодарна ему за этот миг. И благодарна себе, что не упустила его.
  

* * *

  
   Ангелы сидели на плече Алёны, прислонившись друг другу. После ежемесячной планёрки в Небесной Канцелярии, они, улыбаясь, переваривали Святой Дух. И по мере его усвоения на них нисходила Благодать. Мир потихоньку приобретал прежние цвета, но для них он ещё долгое время будет видеться в розовых тонах. За успешно проведённую операцию начальство премировало Архипа с Гавриилом розовыми линзами, воздействие которых будет распространяться и на их подопечную. Правда, только в течение года. А розовые очки порой так облегчают жизнь!
   - Архип, я давно хотел тебя спросить. Ты всё же опытный в этих делах. Почему на Земле одновременно живут люди с таким разным уровнем развития Души? Некоторым до Просветления рукой подать. А иные с трудом могут перечислить те признаки, по которым их следует отличать от павианов.
   - А как же иначе! Ведь если бы у всех людей уровень развития был одинаков, то к чему им стремиться? Нет, должны быть те, кто обозначит цели. И должны быть те, для кого эти цели обозначены.
   - Да, наверно, ты прав. Получается, что каждый, живущий на Земле человек для кого-то является учителем, а для кого-то - учеником. Воистину, у всех есть повод к совершенствованию! Откуда же столько гордыни?
   - Гордыня - не только тяжкий грех. В основе своей она есть блокировка потока энергии любви. Энергия эта вместе с познанием движется нисходящим потоком от более просвещённой души к менее. Но аура людей сильно загрязнена негативными грубыми вибрациями. Часто энергии любви просто не просочиться сквозь эту грязь. У человека прерывается связь с высшим. И, оглянувшись вокруг, он видит, что есть Он - и люди, менее развитые духовно. Отсюда необоснованное чувство превосходства. А к чему их просвещать? Ведь тогда не останется тусклого фона для Его сияния! Такой человек уже сознательно блокирует ток энергии любви дальше. Этот застой поразил, к сожалению, очень большую часть человечества. Но энергия любви не терпит застоя, ей необходимо постоянное движение. Иначе она оседает, переходя в вибрации низких частот.
   - Я теперь понимаю, почему у людей сначала возникает Любовь, но проходит время, и остаётся лишь ревность, чувство собственности, взаимная зависимость, придирки, раздражение,- Гавриил задумался о чём-то, и кто хорошо знал этого Ангела, без труда догадался бы, что в его голове зреет очередной план. Но это уже совсем другая история. А пока...- Как же до них достучаться, коль они невосприимчивы к нашим энергиям?
   - Человек сам в состоянии очистить свою ауру, если только он поймёт необходимость этого. В мире есть немало людей, способных услышать зов свыше и попытаться передать его уже на уровне человеческого восприятия. Происходит это в основном через творчество, зачастую неосознанно. Красота в любых своих проявлениях способна творить чудеса.
   - Хорошо, Архип. А как понять, какие именно пороки отягощают ауру?
   - Человек сквозь призму своей ауры воспринимает астральные образы. Для жителей Земли это в основном опыт сновидений. Порок окрашивает астральный план в свой цвет, сигнализируя тем самым о себе.
   - Проще говоря, жадный будет видеть сны, пронизанные алчностью, страхом потери денег, жаждой наживы. Сексуальные сны будут сниться тем, для кого секс - важнейшая составляющая человеческих взаимоотношений. А у человека с чистой аурой сны яркие, светлые, пронизанные чувством счастья и любви. В них дышится легко, и всё земное не имеет значения. Распознать несложно - было бы желание измениться!
   - А вот это уже исключительно в компетенции людей! - Архип пристально посмотрел на напарника,- Мы уже и так за них немало поработали.
   - Да уж, сознание мы им неплохо прочистили. Теперь им понять себя гораздо легче. Тут, кому что дано. Ты прав, всех не уровняешь. Да и к чему? Пускай поищут Смысл Жизни.
  

* * *

  
   Алёна довольно разглядывала румяный пирог, только что вынутый из духовки. Да, удался на славу! Какая же она умница! Какая она всё-таки молодец! Так успешно помочь Ирине провести показ моделей с утра и успеть подготовиться к маминому приезду! Ну, разве можно было лучше? Алёна с любовью разглядывала себя в зеркало, поправляя выбившиеся из причёски волосы. На показе она блистала не меньше Ирины. Впервые в жизни она ощущала себя Королевой бала, даже не задумываясь о наличии других королев. И сейчас, уже в домашнем облачении, Алёна нравилась себе не меньше. Ей богу удивительно, почему раньше она считала себя малопривлекательной? В дверь позвонили. Наверно мама. Проходя через комнату, Алёна ласково погладила маленькую кошечку. Матрёнка совсем недавно поселилась в её квартире, но уже вела себя, как полноправная хозяйка дома.
   - Привет, котёнок! - мама поцеловала Алёну так, как это умеют делать только мамы.
   - Ты это кому?
   - Ой! Какая прелесть! И давно он у тебя? - мама не сразу заметила Матрёнку, вальяжно развалившуюся на Алёниной кровати.
   - Это - она, Матрёнка. Она у меня не больше двух недель. Захотелось чего-то живого, весёлого, чтобы дома встречала. А ты как добралась?
   - Добралась чудесно. У вас здесь такая погода шикарная - солнечно, тихо! А у нас всю неделю метёт.
   - Так это Небесная Канцелярия к нашему показу мод тучи разогнала. А то им бы с неба ничего видно не было бы!
   - Не иначе. Как прошёл показ?
   - Замечательно! Ирина теперь - персона номер один в городе. Чувствую, придётся ей опять расширять производство. Пошли пить чай. Я пирог испекла!
   Пока Алёна накрывала на стол, мама с интересом рассматривала обновлённую квартиру.
   - Видишь, как всё оказывается просто. Главное - начать. А ты, я гляжу, так радикально изменила всю обстановку. Очень хорошо, всё задышало по-новому. Эта атмосфера куда больше тебе подходит.
   - Пришлось много выкинуть. Оказывается, у меня накопилось столько хлама! Провела безжалостную зачистку во всех закромах.
   - Да, есть у людей такая слабость - копим, копим, не понятно для чего. Захламляем своё жизненное пространство - захламляем свою жизнь - захламляем свою судьбу. Так что не на кого пенять. Но что интересно, в той же последовательности можно и очищать. Твоя судьба в твоих руках.
   - Хотелось бы в это верить!
   - А ты попробуй. Уверенность в себе способна творить чудеса. Что думаешь насчёт работы? Не хочешь попробовать себя в чём-то новом, как Ирина?
   Алёна не сразу нашлась, что ответить. Она и сама много раз задавала себе этот вопрос. Искать работу по специальности она уже не хотела. Это действительно оказалось не её призвание, мама была права. А попробовать себя в чём-то новом не хватало духа.
   - У меня проблемы с той самой уверенностью в себе. Боюсь начать. Это легко говорить кому-то. А вот испытать на себе - совсем другое дело.
   - Из твоих слов можно сделать вывод, что Ирину на решительные действия подвигла именно ты?
  -- В какой-то степени - да. А вот для себя не могу решить, чего я всё же хочу. Может быть, я это уже давно решила, но боюсь признаться самой себе. Ведь тогда надо начать действовать.
   Мама размешивала сахар так значительно, самозабвенно, что можно было подумать, что она готовит какой-то особенный, волшебный напиток, а не обыкновенный индийский чай. Алёну завораживало это неторопливое изящное движение маминой руки. Она хотела бы научиться вот так же, глубоко и полноценно чувствовать каждое мгновение своей жизни. Но пока она только училась. И во многом - у мамы.
   - А это - самое трудное. Мы всё время живём в завтра: вот завтра начну, вот завтра скажу, вот завтра съезжу и так далее. Но завтра никогда не наступает. Всегда есть только сегодня. Надо бы поменьше планировать и побольше действовать. Предаваясь пустым мечтаниям, мы зачастую теряем реальную жизнь. Стремления, не реализованные на деле - бессмысленны. Не бойся ошибиться. Лучше всё время ошибаться, чем вообще ничего не делать. Все твои ошибки, тобою осмысленные, делают тебя мудрее. Глупость заключается не в совершении ошибки, и даже не в её повторении. Ошибки всего лишь часть нашей жизни, и их совершение говорит только о том, что мы пытаемся жить. Глупость - это неумение признавать свои ошибки, и неумение их прощать себе. Поэтому - не бойся! Начни с чего-нибудь, а дальше сама жизнь подскажет тебе правильные решения.
   - Думаю, что скоро я приду к этому. А пока в моей активной жизни затишье.
   - Как Аркадий? Вы общаетесь?
   - С тех пор, как он ушел, мы не общались. И тут под Новый Год он заявляется ко мне на работу с огромным букетом моих любимых хризантем и подарком! Представляешь! Поздравил меня, поболтали. И опять исчез. Теперь, видимо, навсегда. Но это и к лучшему. Ты знаешь, я думаю, что Аркадий в моей жизни не просто так. Он для меня очень важный урок. Я сама ещё до конца не поняла, какой именно. Я пытаюсь понять. Очень надеюсь, что у меня это получится до того, как я встречу свою следующую любовь.
   - До конца не понимаешь, говоришь, в чём твой урок? Попробуй поискать ответ в собственном подсознания. Он там наверняка есть. Удивлена? А ведь там очень много полезных знаний! Не бойся, это совсем не трудно. Вот смотри: сначала нужно расслабиться, а потом задать себе вопрос и внимательно наблюдать, что первое придёт в голову. Это и есть ответ. Иногда сразу не поймёшь - приходится уточнять. Конечно, в голову сразу лезет куча всяких мыслей, порой прямо противоположных. Поэтому самое сложное- успеть услышать ответ. Он будет первым, что придёт в голову, понимаешь?
   - Дай-ка попробую!
   Алёна откинулась в кресле, закрыла глаза и погрузилась в себя. Сначала в голове лихорадочно замельтешили мысли вперемежку с картинками. Спустя некоторое время ей удалось несколько успокоить мыслительный поток. И в один из периодов, как ей показалось, затишья, Алёна задала вопрос. Сначала - тишина. Мозг сосредоточено пытается думать. Но за долю секунды до того, как у него это получилось, в её сознании высветилось одно единственное слово - свобода.
   - Странно, ответ - свобода. Что-то не очень понятно.
   - Так попробуй задать ещё вопросы, так сказать, наводящие.
   Алёна опять погрузилась в себя. Она задавала вопрос за вопросом, получая в ответ слово, максимум два. Она пыталась сложить ответ из полученных слов, опираясь на логический анализ, но ничего не получалось. В какой-то момент она уже окончательно отчаялась что-либо понять и задавала вопросы по инерции, не задумываясь. И вдруг - это было как вспышка, как озарение,- она поняла. Все ответы мгновенно приобрели смысл, сложившись в одно исчерпывающее объяснение. Даже странно, что она не догадалась об этом раньше!
   - Кажется... я... поняла. Я поняла!!! - от неожиданности Алёна даже вскочила на ноги,- Аркадий пришел в мою жизнь, чтобы научить меня свободе! Научить меня уважать свободу другого человека быть собой. Уважать свободу другого в его мыслях, поступках, ошибках. Не требовать от другого человека соответствия моим представлениям о том, каким ему следует быть. Вот это да!
   - Непростой ответ, непростой урок. И если ты его правильно усвоишь, награда не заставит себя ждать. А если нет - урок повторится, но уже с другим человеком и в другой ситуации.
   Алёна откинулась в кресле с довольным видом. Ответ на вопрос, который она не могла найти в течение нескольких месяцев, оказался у неё на ладони во всех подробностях. Дать свободу другому быть собой! Дать свободу другому. Дать свободу... но как дать свободу другому, будучи несвободной самой? Как будто прочитав её мысли, мама заговорила:
   - Уважать свободу другого может только свободный человек. Так что для начала нужно предоставить свободу быть собой себе. И хотя это не менее трудно, иначе ничего не получится. Будут только слова. Как только сумеешь освободить себя, ты сразу почувствуешь, насколько естественна свобода другого! Более того, рядом с тобой люди сами начнут освобождаться от груза обусловленности. Ведь им больше не надо будет притворяться, когда от них вообще ничего не ожидают. Свободный человек свободен и от ожиданий! Это как цепная реакция, но кто-то должен быть первым.
   Пирог оказался не только красивым, но и вкусным. И вскоре от него почти ничего не осталось. Чаепитие затягивалось, как это бывает, когда двое увлечены беседой. Неожиданно зазвонил телефон. Звонила Ирина.
   - Да, да, хорошо. Я буду его ждать. А он знает, где меня найти? Хорошо, я тебе перезвоню.
   Положив трубку, Алёна вернулась за стол.
   - Это Ирина. Попросила, чтобы Игорь передал через меня кое-какие её вещи. Он на днях занесёт их мне на работу.
   - Почему она сама не хочет с ним встретиться? - мама была, как будто удивлена.
   - Ничего удивительного. Именно на нём она осознала свою неправоту в отношениях с мужчинами. Встреча лишний раз напомнит о её ошибках.
   - Не думаю, что это плохо. Пока воспоминание о прошлом неприятно, прошлое не прощено. А стало быть, ошибка не исправлена, урок не пройден.
   - Чем ближе человек, тем тяжелее даётся прощение. Простить себя труднее всего,- Алёна задумалась. Она вспомнила все этапы своих чувств к Аркадию. Да, его она сумела простить, искренне, от души. Ей стало легко на душе. Она подумала о других людях, которых знала раньше, которых ей ещё предстоит узнать. Для чего они все в её жизни? Неужели каждая встреча для нас - урок. Даже самая незначительная. По какому принципу мы идём по жизни с одними людьми и никогда не встречаем других? А ведь если подумать, то у каждого знакомого человека есть о чём попросить прощения, и есть, за что его простить!
   - Как ты думаешь, мам, почему мы встречаем в жизни каких-то определённых людей?
  -- Мы встречаем людей, с которыми связаны на протяжении многих жизней. Эти связи нам не всегда дано понять. Но дано преодолеть. А преодоление их возможно лишь при духовном росте. Каждый человек в твоей жизни несёт в себе ответ. От тебя зависит, сумеешь ли ты задать ему нужный вопрос!
   Как жаль, подумала Алёна, что мама так редко бывает рядом. Теперь, когда она наконец-то поняла, как в этом нуждается. Хотя, может - именно поэтому она это и поняла? А часы-то на кухне так и стоят, вдруг вспомнила Алёна. И к большому удивлению мамы она резко встала, подошла к стене, поднялась на цыпочки и очень легко подтолкнула маятник. Он качнулся в одну сторону, в другую и постепенно увеличивая амплитуду, задал ход всему часовому механизму. Пора времени идти дальше. Её времени. И она знала - зачем.
  -- Ты не установила время. Они отстают.
  -- Это неважно, мам. Потом. Пускай пока просто - идут вперёд.
  

* * *

  
   Она выходит на берег небольшого очень живописного водоёма. Скорее всего, это пруд. Берега утопают в осоке. Кое где водная гладь подёрнута ряской. На дальнем конце пруда видны заросли камыша. Недалеко от неё есть спуск к воде. Здесь вода чистая, прозрачная, виднеется песчаное дно. Она идёт к этому спуску. Возле него, на поваленном дереве, сидят две молодые женщины. Одежды на них длинные, пёстрые, какие-то странные. Ворожеи, подумала Она. Здесь только что колдовали. Она не знает почему, но уверена в этом. Неожиданно она понимает, что одета так же, как и эти женщины. И что сейчас Её очередь колдовать! Ворожеи смотрят на неё выжидательно: они выполнили свою часть, дело за ней. В голове возникает мысль - но ведь я не умею! И одновременно с этой мыслью Её руки делают какие-то движения: как будто она с силой поднимает что-то со дна пруда. Взмахи рук ладонями в сторону водоёма - раз! Два! На третий раз вместе со взмахом из глубины на поверхность поднимается огромный бутон. Вода с шумом стекает с него, а по бокам от него расстилаются по воде нежно-зелёные плоские листья. Лотос, подумала Она. Но какой огромный! Она больше не задумывается о том, что делать. Она просто делает это. Руки сами раскручивают воздух над бутоном по часовой стрелке и, подвластный их воле, цветок распускается. Лотос, не меньше метра в диаметре, окрашен в причудливые цвета - сиреневый, лиловый, голубой гармонично чередуются в ней. Она не удивлена, Она знает, что это. Это не просто цветок. Это - цветок её Души! И под воздействием нахлынувшего чувства счастья Она делает ещё один взмах руками - по всей поверхности пруда тут и там всплывают почти такие же бутоны. Она раскручивает над ними воздух - и все бутоны послушно распускаются! Какая красота сокрыта под толщей воды! Какое счастье - явить её миру!

* * *

  
  
   Алёна проснулась со смешанным чувством счастья и разочарования. Впервые с того момента, как ей стали сниться такие сны, во сне не было Его.

ЭПИЛОГ

   - Ну, Гавриил! Ну, интриган! Накрутил, намудрил, а как замечательно всё вышло! Тебе не Ангелом бы быть, а придворным Людовика XIV!
   - Отчего же, было дело! Между прочим, это моё любимое земное воплощение!
  

* * *

  
   Это утро с самого начала показалось ей необычным. Даже будильник, и тот звонил как-то по особенному. Алёна готовила завтрак, напевая себе под нос весёлую песенку. Последняя неделя на работе. Она всё же решилась! Почему бы нет? Всё равно Ирина снимает теперь большое помещение. И ей совсем не трудно выделить Алёне одну комнату. Для начала. А там... Дизайн интерьера - не самая охваченная сфера деятельности в их городе. Но день был необычен ещё чем-то. Алёна не задумывалась, чем именно. Она давно перестала задумываться над такими вещами. Какой смысл? Пока думаешь, необычайность проходит мимо. Гораздо приятнее просто ощущать её! Погода баловала - яркий солнечный день, мороз совсем незлой, чуть щиплет нос и серебрит снег. Дорога до работы ещё сильней подняла настроение. Коллектив магазина не хотел отпускать Алёну, упирался. Потом сдались, но обещали устроить грандиозное прощание. Ей было очень приятно. Любимая витрина! Как ты тут без меня будешь? Апельсины улыбались ей - сразу видно, иностранцы, не понимают происходящего. А огурцы, казалось, грустили. Ничего, сказала Алёна пучку петрушки, ничего! Привыкните. И всё же было что-то необычное даже в воздухе. Она улыбнулась. Кто-то окликнул её со спины:
   - Простите, Вы - Алёна? Я Игорь, знакомый Вашей подруги, Ирины. Она просила передать Вам кое-какие её вещи. Вы извините...
   - Ничего-ничего! Конечно, я Вас ждала,- она обернулась, улыбаясь. Солнце светило ей в глаза и она почти не видела собеседника. Игорь говорил что-то ещё. Но это было уже неважно. Он мог говорить что угодно и сколько угодно. А она просто слушала его голос и улыбалась. И, несмотря на то, что Алёна глядела против солнца, она точно знала, что это - ОН!
  
  
  

Май, 2008г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   56
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"