Емельянова Елизавета Анатольевна: другие произведения.

Снук и близнецы: В стране говорящих игрушек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о десятилетних сестрах-близнецах Кате и Алене, получивших в подарок плюшевого медвежонка. Снук - не обычная игрушка, а житель страны говорящих игрушек, Говорляндии, которой грозит гибель от чар злого колдуна Морфагора. Удастся ли друзьям все-таки спасти волшебную страну?


СНУК И БЛИЗНЕЦЫ: В стране говорящих игрушек

С О Д Е Р Ж А Н И Е

   Глава первая. Подарок к Новому году
   Глава вторая. Загадочный медвежонок
   Глава третья. Праздник
   Глава четвертая. Ночной собеседник
   Глава пятая. Приглашение в страну игрушек
   Глава шестая. Происшествие в спальне
   Глава седьмая. В небе над городом
   Глава восьмая. Дворец Клементины
   Глава девятая. Королевский бал
   Глава десятая. Таинственный знак
   Глава одиннадцатая. Кристаллы Безмолвия
   Глава двенадцатая. Опасное путешествие
   Глава тринадцатая. Замок Эмиля
   Глава четырнадцатая. Что сказал волшебник
   Глава пятнадцатая. Катастрофа
   Глава шестнадцатая. Пленники
   Глава семнадцатая. Одураченные гроглы
   Глава восемнадцатая. Морфагор
   Глава девятнадцатая. Тяжкие раздумья
   Глава двадцатая. Неожиданная встреча
   Глава двадцатая первая. Снук и колдовство
   Глава двадцать вторая. Аленкина идея
   Глава двадцать третья. Вторая встреча с Морфагором
   Глава двадцать четвертая. Спасение
   Глава двадцать пятая. Снова втроем
   Глава двадцать шестая. По дороге в Говорляндию
   Глава двадцать седьмая. Прощальный разговор с Клементиной
   Глава двадцать восьмая. Обратный путь
   Глава двадцать девятая. Планы меняются
   Глава тридцатая. Волшебный дождь
   Глава тридцать первая. Заговор
   Глава тридцать вторая. Главный Глашатай Ее Величества
   Глава тридцать третья. На Вестнике
   Глава тридцать четвертая. Математика под дождем
   Глава тридцать пятая. Побег
   Глава тридцать шестая. Жертва суперидеи
   Глава тридцать седьмая. Настоящее волшебство
   Глава тридцать восьмая. Чудесное пробуждение
   Глава тридцать девятая. Волшебный камень Клементины
   Глава сороковая и последняя. Первый день нового года
  

Моему чудесному детству,


моим добрым и волшебным маме и бабушке,


моим плюшевым мишке и зайчику


и всем-всем-всем, кто еще не разучился верить,


что на свете бывают добрые и злые волшебники,


посвящается эта книга

  

Глава первая

ПОДАРОК К НОВОМУ ГОДУ

  
   Как же долго тянется время, когда просто сидишь дома и ждешь, ждешь, ждешь... Мама сказала, что осталось только два часа, что папа уже звонил с работы и скоро вернется. И почему она сама не может вместе с нами сходить в магазин? Просто потому, что она занята на кухне, "у нее и без нас голова кругом идет", как она выразилась.
   Вот мы с Аленой и сидим в нашей комнате почти с самого утра, ждем папу. Алена - моя сестренка-близняшка. Ей, как и мне, десять лет. За то, что мы обе без троек закончили четверть, родители обещали нам, что сами сможем выбрать себе подарок к Новому году. Папа сказал, что придет тридцать первого декабря с работы пораньше, и вместе мы сразу направимся в магазин. Наши родители всегда выполняли свои обещания. А на соседней улице недавно как раз открылся новый магазин игрушек, вот туда мы и пойдем. Ну, если папа все-таки придет "пораньше".
   - Кать, сколько еще? - это Алена наконец-таки подняла глаза от компьютера. Целый день играет в своих "Симсов"!
   - Мама сказала, что часа через два. Папа уже звонил.
   - У-у-у... Долго как...
   - А тебе-то что? Это я просто так сижу, а ты все время играешь! Вот и радуйся!
   - А кто тебе мешает тоже чем-нибудь заняться? - начала злиться Алена. (Наверное, что-то не ладится у нее в игре!)
   - Интересно: и чем же? Я тоже хотела поиграть во что-нибудь компьютерное, но ты просто приросла к стулу возле компа!
   - Можно подумать, кроме компьютера, больше ничего нету! Тебе лишь бы меня согнать! Из вредности! Когда ты вчера тут три часа играла, я ничего не говорила! Я просто ждала, я... - Алена аж подскочила, готовая ринуться в атаку.
   - Ладно, все! - перебила я. - Отстань от меня. Делай, что хочешь. Мне все равно...
   Я вернулась на диван возле окна и начала смотреть на падающие за окном снежинки. Насупившаяся Алена снова уставилась в монитор. Вот купить бы сегодня второй компьютер, тогда мы точно с сестрой никогда бы не ссорились из-за этого! Но об этом лучше и не мечтать... Мы еле-еле уговорили родителей купить нам один на двоих, а тут два... Как же! Да, и чего я к Аленке пристала? Пусть себе играет... Она права: это я - из вредности. Нет, точнее не из вредности, а, как говорит мама, "чтобы злость на ком-то сорвать". Надо бы помириться, но... самой как-то не очень хочется, а эта вредина ни за что первая мир не предложит. Ну, и ладно. Можно подумать, мы раньше никогда не ссорились! Да тысячу раз на дню! И, кстати, все из-за того же компьютера, в основном...
   Наверное, два часа - это не так уж и много (какие-то сто двадцать минут!), но мне показалось, что прошла просто целая вечность, когда наконец-то раздался долгожданный звонок в дверь, и вернулся папа.
   - Эй, молодежь! В магазин-то идем или как? - это папа заглянул в нашу комнату. - Ага! Все в компьютер играем? Ох, придется мне вас лишить этого удовольствия.
   - Я тебе говорила, что ничего хорошего в этих компьютерных играх нет, - тут же подхватила мама. - Только зрение себе портят и ссорятся постоянно, чья теперь очередь играть.
   - Это не я! - вырвалось у меня. - Это Алена!
   - Что-о-о? - сестра просто задохнулась от негодования. - Я? А ты расскажи, расскажи, сколько ты вчера тут сидела! Расскажи, расскажи при папе!
   - И расскажу! - понесло меня. - Ровно три часа, а ты сегодня почти целый день! Что? Скажешь, я вру?
   - Ну, что я тебе говорила? - мама снова обратилась к папе. - И как они смогут выбрать себе новогодний подарок? Они же передерутся прямо в магазине!
   - Все! Прекратите разговоры! - папе решительно надоел наш спор. - Начнут драться - значит, никакого подарка им не будет, и мы тут же вернемся домой. В общем, так: или мы сейчас же идем в магазин, или я остаюсь дома вплоть до начала следующего года!
   Долго уговаривать ни меня, ни Алену не пришлось. Мы моментально оделись и вслед за папой выбежали за дверь.
   - Девочки, постарайтесь выбрать себе что-нибудь посерьезнее! - уже на лестнице напутствовала нас мама. - Вы уже взрослые... Хватит уже этих игрушек!
   - Постараемся, постараемся! - в один голос прокричали мы с Аленой.
   - Между прочим, вы сами говорили, что мы можем выбрать все, что угодно! - успела добавить сестра. Вот вечно она - в своем репертуаре!..
  

Глава вторая

ЗАГАДОЧНЫЙ МЕДВЕЖОНОК

  
   Не знаю, как вы, но я очень люблю гулять по городу именно зимними вечерами. И именно накануне Нового года! Это вообще мой самый-самый любимый праздник. Во-первых, у нас уже начались зимние каникулы, которые закончатся еще совсем не скоро. Во-вторых, нас с Аленкой, как всегда, ожидает целая куча подарков и сладостей, потому что все, кто будут приходить к нам в гости в эти дни, непременно будут приходить не с пустыми руками. А, в-третьих... Новый год - это просто очень красивый праздник! Идешь вечером по городу и будто в сказке оказываешься: кругом гирлянды, огни, елки, красивые витрины магазинов, играет музыка...
   А вот папа идет и ворчит про то, что мы выбрали самое неподходящее время для покупки подарка. Мол, нужно было все-таки идти раньше, а сейчас везде очереди, и, наверное, народ уже раскупил все самое хорошее к празднику, до которого осталось всего несколько часов. Нет, он по-своему прав, наверное, но все равно Новый год - это здорово!
   Я уже говорила, что тот магазин игрушек, который мы выбрали с Аленой, открылся совсем недавно. Мы так и не решили с сестрой, что именно мы хотим там купить, поэтому заранее договорились, что выберем сообща и прямо в магазине.
   - Так, девчата, - остановил нас папа около входа в магазин, - условимся сразу, что подарок вы себе выбираете оперативно. Не хотелось бы встретить Новый год в магазине среди игрушек...
   - А мне хотелось бы!.. - вырвалось у Алены, жадно поглядывавшей на витрину.
   - Алена! - одернула я сестру.
   - Вот-вот! - поддержал меня папа. - И, пожалуйста, помните, что мы с вами уже договорились о той сумме, на которую вы можете рассчитывать, чтобы потом - без всяких там обид. Ну, и про мамин совет не забывайте... Постарайтесь найти что-нибудь посерьезнее все-таки, хорошо?
   - Хорошо! - радостно прокричали мы и стали протискиваться сквозь толпу, чтобы попасть в магазин. Ох, и народу же здесь!
   Про сумму папа напомнил совсем не зря. Еще раньше они с мамой говорили нам, что, хотя и разрешат нам с Аленкой самим выбрать себе новогодний подарок, но только так, чтобы он стоил в разумных пределах. Мы тогда еще переспросили, что такое "разумные пределы", и папа с мамой назвали в ответ точную цифру. В общем, так: нельзя выбирать в подарок то, что стоит больше этого числа. Но, честно говоря, у меня (уверена, что и у Алены тоже) все пределы моментально улетучились из головы, как только мы увидели витрину нового игрушечного магазина. И только папины слова сумели нас вернуть в реальность! Надолго ли?
   - Вау! Ален, смотри! - я одернула сестру около прилавка с куклами.
   - Да, ну тебя! Что мы - маленькие, что ли? - отмахнулась Аленка. - Ну, красивые, конечно... Но у нас и так кукол полным-полно... Пошли к компьютерным играм лучше.
   - Ну, а что мы здесь не видели, скажи? - спросила я сестру, когда мы уже стояли около прилавка с играми. - Вот это у нас уже есть... Это - ерунда... А остальные - дорогие.
   - Да-а-а... - протянула Алена, уже с грустью озираясь по сторонам. - Там были, здесь ничего не нашли... Это у нас есть, этого не хочется. Так вообще ничего не купим...
   - Что тяжело самим-то выбирать? - улыбнулся папа.
   - Еще как! - ответила я. - Нужно что-то одно найти, а тут... всего полно...
   - Вот и поторапливайтесь! Вы уже полчаса по магазину носитесь, как угорелые, а ничего выбрать так и не смогли! Посмотрите повнимательней, даю вам еще немного времени и жду возле кассы, - добавил он и отошел, оставив нас вдвоем с сестрой.
   - Ну, куда еще заглянем? - спросила меня Алена, задумчиво глядя вслед папе.
   - Погоди. Давай все-таки решим, чего нам больше всего хочется, - предложила я. - Кукла отпадает, так?
   - Так, - согласилась Алена.
   - Значит, в тот отдел больше не идем. В играх мы тоже ничего не нашли, так?
   - Ну, так, так, - начала уже злиться Алена. - Что ты со мной, как учительница, разговариваешь?
   - Я могу вообще с тобой не разговаривать! Только мы так ничего и не выберем, и новогоднего подарка нам не видать!
   - Ладно, ладно... - Алена пошла на мировую. - В книжках я тоже не видела ничего такого, вон там - еще блокноты всякие, карандаши...
   - Ой, как интересно накупить на Новый год кучу блокнотов и карандашей! - не выдержала я.
   - Ну, а что ты тогда от меня хочешь? - снова завелась Алена. - Ну, пойдем купим себе ящик киндер-сюрпризов! Вот они рядышком, даже идти далеко не надо! Будем всю ночь трескать, а к утру у нас будет целая куча маленьких игрушек и фантиков!
   В общем, решили проблему, называется... Разве с моей сестрой можно что-нибудь решить? А все еще говорят, что мы с Аленой - такие одинаковые, такие похожие... Мы - одинаковые, потому что близнецы, а вот характеры у нас - очень даже разные!
   Мы еще немного потоптались на месте, злясь друг на друга и на то, что нам ничего не выбрать в этом океане игрушек, сладостей, книжек и прочих радостей, как вдруг мой взгляд упал на еще один отдел. Покосившись на сестру, я увидела, что и она смотрит в ту же сторону.
   - Там мы, кажется, еще не были, - сказала Алена. - Пойдем?
   - А если и там "ничего такого"? - поддразнила я.
   - Значит... Ничего... - ответила Алена. - Ну, так идем или нет?
   - Пошли, - вздохнула я. Что же еще остается? Так и вправду ничего не купим. Вон уже и папа у кассы нервничает и поглядывает на часы.
   Отдел оказался небольшим, но сплошь и рядом в мягких игрушках. Глаза просто разбегаются. Только это, наверное, совсем не серьезно покупать себе на Новый год какого-нибудь плюшевого зайца, когда тебе уже десять лет? Мне почему-то вспомнился мамин и папин совет. Ну, а если не зайца? Если, например, медведя? Медвежонка? Вот, например, как этот... Ой! Надо же! Медвежонок! Я даже сама не заметила, что уже давно стою, как вкопанная, около одного очень забавного мишки.
   - Надо же! Какой-то он... необычный, как живой... - вырвалось у меня вслух.
   - Ага! И я тоже смотрю и никак не могу понять. Почему-то он мне ужасно нравится, - оказывается, и Алена стоит тут же и, как зачарованная, смотрит на это же плюшевое создание.
   Мы с сестрой переглянулись.
   - Нам больше никогда в жизни не разрешат самим себе покупать подарки, если мы будем выбирать плюшевых мишек, - заговорщицки прошептала мне Алена. - Ну... что скажешь?
   - А ты... хотела бы его купить? - таким же шепотом переспросила я.
   - А ты?
   - Я первая спросила!
   Алена не ответила и снова начала смотреть на медвежонка. Кстати, и я тоже. Из оцепенения нас вывел папин голос (наверное, папе уже надоело нас ждать возле кассы):
   - Красавицы мои, у вас совесть есть? Магазин через пятнадцать минут закрывается, вы хоть что-нибудь себе выбрали, или мы здесь заночуем?
   Я посмотрела на Алену. Алена ответила мне таким же взглядом. Эх... была - не была!
   - Да, пап, мы выбрали. Вот... - я показала на нашего загадочного медвежонка. Нет, правда, и почему он так привлек и мое, и Аленино внимание?
   - Вы сами говорили, что мы можем выбрать все, что угодно! - скороговоркой протараторила Алена (уже второй раз за этот вечер, кстати!)
   - Хм... - только и ответил папа, взглянул на ценник и добавил: - А поинтереснее, посерьезнее вы ничего не нашли, значит? Девчата, вам все-таки уже десять лет, а тут... медвежата какие-то...
   - Вы сами говорили, что... - опять начала свое Алена.
   - Да заткнись ты! - оборвала я ее. - Хочешь все испортить?
   Папа еще немного постоял возле нашего медвежонка, опять посмотрел на часы и, вздохнув, произнес:
   - Ладно. Что с вами поделаешь? Берите своего зверя, а я пойду расплачусь...
   - Класс! - взвизгнула Алена, хватая с прилавка плюшевого красавца.
   - Вау! - выкрикнула я, пытаясь ухватить его хотя бы за мягкую лапку. Вот всегда так: я все улаживаю, а эта сестричка норовит схватить все первой!
   Домой мы шли молча. Папа, похоже, был не очень доволен нашим с Аленой выбором подарка. Алена так и несла медвежонка, крепко обхватив его обеими руками. А я шла и думала, почему же нам обеим так захотелось купить себе именно такой подарок? Ведь вокруг было столько всего, да и дома у нас - просто плюшевый зверинец, в который мы даже не играем! Но этот медвежонок... "Какой-то он... необычный, как живой...", - вспомнила я свои собственные слова.
   И, словно в ответ на все мои вопросы, в сумерках новогоднего вечера как-то загадочно блеснули глазки-бусинки нашего нового питомца...
  

Глава третья

ПРАЗДНИК

  
   А дома уже вовсю чувствовалось приближение Нового года. Пока мы были в магазине, мама уже успела приготовить все праздничные блюда, и, когда мы вошли, наряжала елку.
   - Ой, мам! А что же ты нас не подождала? - спросила я с порога.
   - Катюша, так подключайтесь. Вы так долго были в магазине, вот мне и пришлось начинать без вас... Ну, как? Подарок выбрали?
   - Да... - замялась я. - Только тебе не понравится...
   - Ну, в конце концов, это ваш подарок самим себе! - засмеялась мама, продолжая украшать елку. - Небось, игрушка какая-нибудь? Я угадала?
   - Да, угадала, - ответила я. - Вот, смотри...
   Мама выглянула из-за елочки, посмотрела на медвежонка в руках у Алены и сказала уже более серьезно:
   - Да, девчонки, вы неисправимы.
   - Ты не представляешь! - вмешался папа. - Эти красавицы вначале полчаса носились по магазину, из отдела в отдел. Я думал, что они никогда ничего для себя не выберут! И только за несколько минут до закрытия обе просто застыли около этого зверя! Ума не приложу: что они в нем нашли?
   - Они просто еще очень маленькие девочки, - сказала мама. - Что еще могут выбрать дети себе в подарок? Переодевайтесь и мойте руки.
   Мы с Аленкой направились в ванную.
   - Слушай, а как мы его назовем? - спросила я сестру, намыливая руки.
   - Ой, Катька! Ты и вправду, как маленькая! - ехидно ответила Аленка. Но, подумав, сказала: - Я думаю, Снук.
   - Что? Как? - не поняла я.
   - Снук, - повторила Алена.
   - Почему... Снук?
   - Не знаю... - пожала плечами Алена. - Так просто. Да там и на этикетке было написано: "Плюшевый медвежонок Снук". Его уже и без нас назвали...
   Ну, Снук - так Снук...
   А потом мы вместе с мамой украшали елку и помогали накрывать на стол. Мама вовсе не сердилась на нас за то, что мы выбрали себе такой несерьезный подарок. Скорее, она просто удивилась тому, что у нее все-таки еще слишком маленькие дочки. Она ведь так и сказала об этом папе. Да мы и сами с Аленой были удивлены не меньше мамы, почему нас так приковал к себе этот забавный плюшевый зверек?
   Когда мы уже всей семьей сидели за праздничным столом и встречали Новый год, мама и папа все-таки пожелали нам с Аленой поменьше ссориться, быть более разумными, хорошо учиться и быть серьезнее в наступающем году. (Интересно: разрешат ли нам родители и дальше самим себе выбирать подарки?)
   Целую новогоднюю ночь нам сидеть за праздничным столом не разрешили. Ну, как всегда, в общем. Да нам и самим уже немного поднадоело: мы очень скоро здорово объелись, накричались, "напоздравлялись" и нахлопались хлопушками. "Набесились", как сказал папа. Поэтому и я, и Алена были даже немного (ну, совсем немного!) рады, когда мама напомнила, что нам с сестрой пора идти к себе в комнату.
   И потом: кто сказал, что в новогоднюю ночь в собственной комнате нужно обязательно спать? Можно подумать, там больше нет никаких других занятий!
   Правда, придя из гостиной в нашу комнату, мы все-таки честно натянули пижамы, забрались в кровати и даже свет выключили. А что дальше?
  

Глава четвертая

НОЧНОЙ СОБЕСЕДНИК

  
   - Эй, Кать! Ты спать хочешь? - раздался сверху голос Аленки (у нас двухъярусная кровать, и сестра обычно спит наверху).
   - Не-а. А ты?
   - Я тоже... Что делать будем? Может... подушечный бой? - спросила Алена, первой сбросив на меня подушку.
   - Да, ну тебя! Старо! - я закинула подушку обратно сестре. - А ты не видишь, сколько сейчас времени?
   - Три часа. Три часа нового года...
   Странный какой-то у Аленки голос... Как будто мультяшный. Правда, моя сестричка - мастер голоса подделывать! Или мне просто показалось?
   - Кать, ты чего? - в темноте комнаты я увидела, как Аленина голова свесилась с верхнего яруса нашей кровати.
   - А чего я?
   - Сама себя спрашиваешь - сама себе отвечаешь...
   - Я сама себе отвечаю? - я даже присела на кровати от возмущения. - Я спросила, сколько времени, а ты ответила, что три часа! Еще и голос подделываешь!
   - Я ничего не говорила. Честно! - ответила Алена.
   - Слушай, перестань меня разыгрывать! Ну, а кто, по-твоему, это сказал?
   - Это я сказал. Ваш Снук, - услышала я опять этот странный голосок, который вначале приняла за Аленкин.
   Бум! Бах! Это Алена кубарем скатилась на мою половину кровати.
   - Кать, ты слышала, слышала? - спросила сестра, хватая меня за руку. - Скажешь, что это опять не ты?
   - Говорят тебе, что нет! - начала уже злиться я. - Я думала, что это ты меня разыгрываешь.
   - Да не я это, честное слово! - почему-то зашептала мне на ухо Аленка. - Слушай, мне страшно. Может, это привидение?
   Мне уже и самой стало не по себе. Если это и вправду не Аленкины штучки, то кто же это? А, если действительно привидение? Тогда почему мы его не видим? Потому что темно? Или это привидение-невидимка?
   Я оглядела комнату. Глаза уже понемногу привыкали к темноте. Ничего особенного... Вот наши письменные столы, вот стулья, вот наш компьютер, вот диван, где я сегодня сидела почти весь день и ждала папу, вот кресло... А что это в нем странно поблескивает? Ах, ну да! Это - глазки-бусинки нашего нового плюшевого медвежонка Снука... Снука???
   - А ты слышала, что в последний раз говорил этот... голос? - снова зашептала Аленка. - Он сказал: "Это я, ваш Снук". Но ведь Снук - это медвежонок, которого мы сегодня купили!
   - Алена, у тебя бред! Иди, попей водички, как говорит папа! По-твоему, игрушки разговаривать умеют? Тебе сколько лет? И отпусти, наконец, мою руку!
   - Катя, Алена! Не ссорьтесь, пожалуйста, - услышали мы снова. - Это действительно я, ваш медвежонок Снук, которого вы вместе с папой сегодня купили в магазине. Просто я - не совсем обычная игрушка. Я умею разговаривать... И не только это... Я...
   - Ма-а-а-ама, ма-а-а-амочка! - заорала Алена, снова хватая меня за руку.
   - А-а-а-а-а! - завопила я, хватая, в свою очередь, руку сестры.
   - Тише, тише! Сейчас сюда придут ваши родители, и я не успею сказать вам самое главное, - заволновался наш ночной собеседник. - И не бойтесь меня, пожалуйста.
   Мы с Аленой сидели на кровати, вцепившись друг в друга, затаив дыхание и даже боясь пошевельнуться. Кричать и звать кого-то на помощь уже и вправду расхотелось. Нет, это, наверно, просто сон. Такой особенный новогодний сон. Сон на двоих.
   В комнате вновь повисла тишина. Было слышно только, как тикают часы, и немного шум телевизора из гостиной, где родители продолжали праздновать Новый год.
   Первым тишину опять нарушил наш собеседник:
   - Ну, вот. Очень хорошо, что вы больше не кричите. У меня к вам просьба, - продолжил он, - вы не могли бы мне помочь забраться к вам на кровать? Я, конечно, умею передвигаться, но... ваша кровать слишком высокая для меня, а я... не очень большой медвежонок.
   Боже мой! Он еще и передвигаться умеет! Нет, это сон, сон, сон!
   - Кать, ты слышала? - прошептала Алена. - Он еще не все сказал... Он хочет подойти к нам поближе и просит помочь...
   - Да слышу я! Не глухая!.. - оборвала я шепот сестры. - Но зачем ему сюда забираться-то?
   Вместо Алены ответил голосок из кресла:
   - Мне нужно сказать вам самое главное. И у нас с вами уже мало времени, - пояснил он. - И еще я хочу, чтобы вы наконец перестали меня бояться.
   Вот это да! Ему нужно нам что-то сказать, и у нас мало времени! А куда мы можем опаздывать в три часа ночи, скажите на милость? Что, вообще, происходит?
   - Ну, что? - наклонилась я к уху Алены. - Рискнем? Все-таки нас двое, а он... один... если что... Или ты боишься плюшевых игрушек?
   - Я? - мой последний вопрос, похоже, задел сестру за живое. - Еще чего!
   Помолчав, она добавила:
   - Но только чурики: идем к креслу вместе.
   На том и порешили.
   Взявшись за руки, мы на цыпочках подошли к креслу, в котором сидел наш медвежонок. Его глазки-бусинки по-прежнему блестели в темноте. Кресло стояло у окна, и мы наконец-то смогли разглядеть того, кто нас так здорово напугал несколько минут назад. Хотя... что его разглядывать? Все тот же плюшевый медвежонок, которого мы сегодня сами выбрали в новом игрушечном магазине на соседней улице. Смешной, забавный, толстенький и светло-коричневый мишка с блестящими глазками-бусинками. Как все игрушки...
   У самого кресла мы опять замешкались. Перед нами сидит самая обычная игрушка, на дворе - глубокая зимняя ночь, а мы на пару с Аленой, в пижамах пытаемся тут кому-то помочь добраться до нашей кровати! И кому? Вот этой самой игрушке, потому что нам обеим померещилось, что она умеет разговаривать?
   - Вы снова меня боитесь? Я не кусаюсь...
   Ой! Ущипните меня, ущипните! Нет, честное слово, мне ЭТО не показалось! Этот... этот плюшевый медвежонок действительно говорит с нами! Ого, он еще и привстал на кресле! Он двигается! Он... он... живой? Он не игрушечный?
   - Катя, ты видишь? - Алена крепче сжала мою руку.
   - Вижу... - с трудом проговорила я. - Алена, как... как это?
   - Так вы мне поможете? - спросил Снук, спрыгивая с кресла на пол. - Уф! Да, ваше кресло еще не такое высокое. Но на кровать я без вашей помощи все-таки не заберусь.
   И Снук, смешно переваливаясь, как настоящие медвежата, направился к нашей с Аленой кровати.
   - ВОТ... ЭТО... ДА!.. - в один голос выдохнули мы с Аленой, провожая взглядом это переваливающееся чудо.
   - Идите же сюда! - позвал Снук, неуверенно топчась возле кровати.
   - Эй! - капризно повторил он, помахав нам плюшевой лапкой.
   Как загипнотизированные, мы с Аленой двинулись навстречу к нему.
   - Ну... а теперь-то что? - прошептала Алена.
   - Давай так, - ко мне, похоже, наконец-то вернулся дар речи, - ты - слева, я - справа. А там... будь, что будет, в общем.
   Алена нерешительно ухватила Снука за левую лапку, я - за правую. Странное было ощущение: вроде бы в наших руках была игрушка, а вроде бы и нет - что-то живое, мохнатое и даже немного ворчащее:
   - Ой, поаккуратней, поаккуратней, пожалуйста! Ой! Вот так... Вот... Спасибо! Ну, наконец-то.
   Продолжая бурчать что-то себе под нос, Снук устроился на моей (нижней) половине кровати. Мы с Аленой, разинув рты, стояли рядом, все еще не веря своим глазам.
   - Ну, что же вы? - удивился медвежонок и, похлопывая по моему одеялу лапкой, пригласил: - Присаживайтесь поближе и слушайте.
   - Мама была права, - подытожила Аленка. - Много сидеть перед компьютером вредно. Вот у нас уже и галлюцинация...
   - Точно, - согласилась я. - И причем одна на двоих.
   Но около Снука мы все-таки уселись.
  

Глава пятая

ПРИГЛАШЕНИЕ В СТРАНУ ИГРУШЕК

   - Как я вам уже говорил, - начал Снук свой рассказ, - я - не обычная игрушка...
   - Да, это мы уже заметили! - перебила я.
   - Но ведь мы же сами тебя купили в магазине? - спросила Алена.
   - Все правильно, - ответил Снук. - Вы меня сегодня купили в магазине. И за это я хочу вас пригласить в Говорляндию.
   - Куда-куда? - не поняла Аленка. - В Финляндию?
   - Нет, - ответил Снук (мне показалось, что он не очень доволен тем, что мы его перебиваем). - В ГО-ВОР-ЛЯН-ДИ-Ю. Там живут говорящие игрушки. И я тоже житель этой страны...
   - Ничего не понимаю! - снова встряла Алена. - Ты - из какой-то волшебной страны... Что же ты тогда делал в игрушечном магазине?
   - А что там делают все другие игрушки? Я там продавался. Мне нужно было, чтобы меня кто-нибудь купил. Каждый Новый год один из жителей Говорляндии попадает в ваш мир, в игрушечный магазин. И в этот Новый год была моя очередь...
   - Теперь до меня немножечко доходит, - сказала я. - Ты попал в магазин игрушек нарочно. Это ясно. Мы тебя случайно купили. Это тоже ясно. Но...
   - Купили вы меня не совсем случайно, - теперь уже Снук перебил меня. - Честно говоря, мне пришлось для этого... немножко поколдовать. Меня так долго никто из детей не выбирал, а времени до Нового года уже оставалось так мало, что я... я сделал так, чтобы вы с Аленой пожелали меня купить...
   О! Теперь понятно, почему нам с Аленкой ни с того, ни с сего так сильно захотелось выбрать себе в подарок именно этого медвежонка! И это в огромном магазине игрушек, когда кругом было столько всего! Наш новый приятель, оказывается, еще и колдун!
   Словно прочитав мои мысли, Снук продолжил:
   - Только не подумайте, что я какой-нибудь волшебник. Мои волшебные чары - это ничего особенного.... Это умеет каждый житель Говорляндии... Просто, если бы меня никто не купил - мне пришлось бы возвращаться обратно одному. И Клементина была бы очень мной недовольна. Вот мне и пришлось... немножко схитрить... Тем более, что вы мне сразу понравились. Мне и вправду хотелось стать именно ВАШЕЙ игрушкой... И вы так долго не могли себе ничего выбрать...
   Снук словно извинялся за свое не очень честное поведение в магазине, и мне даже стало его немного жаль... Действительно: что плохого в том, что он нас с Аленой слегка заколдовал? Ему хотелось быть нашим другом, ну, а нам... разве нам с сестрой никогда не хотелось иметь говорящую игрушку?
   - А кто такая Клементина? - спросила Аленка.
   - Ее Величество Клементина - королева Говорляндии! - гордо объяснил Снук.
   - А почему она была бы недовольна, если бы тебя никто не купил? - не поняла я.
   - Потому что тогда я вернулся бы один. Без гостей, - ответил Снук. - Понимаете, я попал сюда под Новый год именно для того, чтобы пригласить кого-то из детей вашего мира к нам в гости. Это традиция моей страны. Но попасть к нам может только тот из вас, кто купит под Новый год жителя Говорляндии. Купит, думая, что это обыкновенная игрушка. Вот так.
   - Кать, тебе все ясно? - повернулась ко мне Алена. - Нас, оказывается, приглашают в гости.
   - Это мне ясно, - ответила я. - Неясно только, почему именно нас? И... зачем?
   - ВАС, потому что ВЫ меня купили, - тоном строгой учительницы снова начал объяснять Снук. - А зачем? Хм-м-м... А вы всегда спрашиваете: "Зачем?", если вас просто приглашают в гости? А зачем, по-вашему, ходят в гости?
   (Снук уже начал сердиться из-за нашей непонятливости).
   - В гости ходят... погостить... - растерялись мы с Аленой.
   - Ну, вот! - обрадовался Снук. - Вот и я вас приглашаю просто погостить в гостях! У нас в Говорляндии! Это вам новогодний подарок от нашей страны. Вы, что же, каждый день путешествуете в волшебные страны? Еще вопросы будут?
   - Ишь, какой нетерпеливый! Да целая куча вопросов! - оживилась Алена. - Самый первый вопрос: что мы скажем папе с мамой? Что мы отправились в волшебную страну вместе с плюшевым мишкой? Да они нам в жизни не поверят! И никуда не отпустят.
   - Это точно, - подтвердила я.
   - А зачем им что-то говорить? - удивился Снук. - Они же думают, что вы спите. В Говорляндии вы сможете погостить несколько дней, но в вашем мире за это время пройдет всего лишь одна новогодняя ночь... Еще вопросы?
   - Теперь я! - я даже подняла руку, как на уроке в школе. - Как мы попадем в твою страну?
   - На Самосанях.
   - На само... что? - переспросили мы хором с сестрой.
   - Ой, какие непонятливые девчонки! - снова начал бурчать Снук. - Самосани - это сани, которые двигаются сами.
   - И где мы, интересно, возьмем эти... Самосани? - спросила я.
   - Не надо их ниоткуда брать! - ответил Снук. - Они уже давным-давно ждут нас под вашим окном. Прямо во дворе.
   - Что-о-о? - вскрикнули мы с Аленой и бросились к окну.
   Прижав носы к оконному стеклу, мы стали всматриваться в темноту зимней ночи. Вы не поверите! Внизу, во дворе (мы живем на третьем этаже) действительно стояли большие сани. Резные, разноцветные и даже украшенные серебряными колокольчиками. Эти колокольчики сверкали в свете фонарей, как будто подмигивали и приглашали нас с Аленкой в увлекательное путешествие...
   - Как в мультике про Санта-Клауса! - прошептала Алена.
   - Ну, что? Покатаемся? - спросила я.
   - Спрашиваешь... - зачарованно протянула сестра.
  

Глава шестая

ПРОИСШЕСТВИЕ В СПАЛЬНЕ

  
   - Но нам, наверное, нужно одеться, - осенило меня. - Не пойдем же мы во двор в одних пижамах! Там же холодно... Да и в гости в таком виде ходить неприлично...
   - Да, переодеться вам стоит. Путь нам предстоит неблизкий, - согласился Снук. - Только поторапливайтесь, пожалуйста! В Говорляндии уже скоро начнется праздник.
   - Праздник? - переспросила Алена.
   - Да. Новогодний Бал королевы Клементины. В Говорляндии сегодня тоже встречают Новый год. Чем мы хуже вас? - ответил Снук.
   - А... - еще что-то хотела спросить Алена, но я ее остановила:
   - Погоди ты со своими вопросами-расспросами. Лучше подумай, как нам забрать пальто из коридора? Папа с мамой могут нас заметить. И тогда ни в какую Говорляндию мы не попадем!
   - Точно... - призадумалась Алена. - Ну, придется очень аккуратно и быстро. Ты иди в коридор, а я покараулю!
   Она покараулит! Легко сказать! Гардероб прямо около входа в гостиную, а папа с мамой, похоже, до сих пор там. Ладно... Попробуем...
   Алена приоткрыла дверь нашей комнаты, высунулась наружу и, повернувшись, кивнула мне: мол, давай, путь свободен. Я прошмыгнула в коридор и, стараясь не шуметь, прокралась к гардеробу. Хорошо, что в коридоре был выключен свет! Э, нет... вообще-то, это не очень хорошо, потому что наши пальто мне пришлось искать на ощупь. Ага, вот они... Что это Алена так странно машет мне руками на том конце коридора? Обернувшись, я увидела, как в гостиной папа зачем-то встает из-за стола и направляется прямо в коридор! Прямо на меня!!! Неужели, все пропало???
   Схватив пальто в охапку, я уже бегом помчалась обратно, напрочь забыв об осторожности. По пути я споткнулась об Алену, пальто выскользнули у меня из рук, и мы вместе с сестрой рухнули в нашу комнату. Дверь с шумом захлопнулась за нами...
   - Да слезь ты с меня! Ай! Больно же! - где-то подо мной раздался сдавленный Аленкин голос.
   Оказывается, я не только сбила ее с ног, но еще и засыпала сверху одеждой. Выбравшись из этой кучи, мы услышали приближающиеся к нашей комнате шаги.
   - Атас!!! - первой сообразила Алена и, как обезьяна, начала быстро карабкаться на второй ярус кровати. - Нас засекли!!!
   Едва мы успели впрыгнуть под одеяла, как дверь в нашу комнату отворилась.
   - Да вроде бы спят, - сказал мамин голос.
   - Но я слышал, как хлопнула дверь! - прошептал папин.
   - Может быть, сквозняк? В кухне окно открыто... - снова заговорил мамин. - Ладно, пойдем тоже ложиться. Поздно уже...
   - Подожди-ка, - ответил папин голос, - а что это тут... разбросано? Ну-ка, включи в коридоре свет...
   "Ну, все. Нам - конец, - подумала я. - Сейчас они включат свет, да еще и отнесут обратно в гардероб нашу одежду!"
   - Ой, да у них вечно в комнате все разбросано! - устало ответил мамин голос. - Пойдем спать. Утром разберемся, что они тут творили... Пошли, девчонок разбудишь.
   Дверь в нашу комнату тихонечко закрылась. Неужели, пронесло?
   Ба-бах! Это опять приземлилась Алена со своего второго этажа кровати.
   - Ну, я тебя сейчас убью! - зашипела она.
   - Что-о-о? - набросилась я в ответ. - Ты чего под ногами путалась? Даже караулить толком не умеешь!
   - Да ты мне чуть руку не сломала, слониха несчастная! - не унималась Алена.
   - Сама ты слониха! Бегемотиха!
   - Девочки, девочки! - между нами встрял Снук и даже попытался разнять своими мягкими плюшевыми лапками. - Перестаньте! Одевайтесь скорее, ваши папа и мама пошли спать, значит, мы спокойно уйдем. Да перестаньте же вы, наконец!
   Снука мы с Аленой послушались и начали быстро одеваться, продолжая переругиваться друг с другом...
   - Мы готовы! - радостно сообщила я нашему плюшевому другу, когда и я, и Алена окончательно собрались.
   - Вот и хорошо, - ответил Снук. - Значит, в путь!
   - Посмотри, точно мама и папа легли спать? - предложила мне Алена.
   - Посмотри сама! А то вдруг я тебе опять что-нибудь нечаянно сломаю... - съязвила я.
   - У, вредина! - проговорила Алена, но в коридор выглянула. - Все нормально, идем!
   - Эй, про меня не забудьте, пожалуйста! - услышали мы за спиной возмущенный и даже обиженный голосок Снука. - Может быть, кто-нибудь из вас догадается взять меня на руки? Я же не умею так быстро двигаться, как вы...
   Я вернулась в комнату и подхватила Снука, уже нисколько его не боясь. Алена тем временем "воевала" с дверным замком.
   - Ох... Кажется, получилось! - радостно сказала она, когда входная дверь наконец-то открылась. - И противный же этот замок!..
   - Тише ты! Еще не хватало, чтобы папа с мамой услышали нас именно сейчас! - шикнула я на нее.
   - Сама тише!
   - Тише, вы обе! - не выдержал, сидящий на моих руках Снук.
   Мы аккуратно захлопнули за собой дверь и, не сговариваясь, почему-то понеслись галопом вниз по лестнице. Как будто за нами уже началась погоня!
   Вот и двор. Странно: в нашем большом дворе пусто, хотя в новогоднюю ночь там всегда гуляет народ. А сейчас только светят голубым светом фонари, искрится снег, а единственные живые существа - мы с Аленой и Снуком. И больше никого... Опять колдовство? Вполне возможно!
   - Ух, красота! - воскликнула Алена, когда мы подошли к Самосаням.
   Теперь мы смогли разглядеть их получше. Самосани и вправду были большими, очень красивыми и украшены серебряными колокольчиками. Я такие видела только в историческом музее, куда нас с Аленой водила однажды мама. Она тогда еще говорила, что на таких больших санях люди ездили много лет назад, и, что в них запрягали лошадей. Только у этих Самосаней никаких лошадей почему-то нет...
   - А как же они нас повезут? - спросила я Снука.
   - Они полетят, - ответил Снук. - Сами полетят по воздуху, когда мы в них сядем.
   - Что-о-о? - удивились мы.
   - Ну, точно, как в мультике про Санта-Клауса! - сказала Алена.
   Внутри Самосаней была обитая чем-то мягким скамеечка. Мы с Аленой уселись по обе ее стороны, а между нами усадили Снука.
   - Ну, что? - спросил Снук. - Не передумали?
   - Нет!!! - в один голос закричали мы с сестрой.
   - Тогда - летим в Говорляндию! - воскликнул Снук, и... Самосани действительно поднялись в воздух. Вот это чудеса!
  

Глава седьмая

В НЕБЕ НАД ГОРОДОМ

  
   Это просто невероятно! Мы летим в Самосанях! Летим прямо над крышами домов, летим над ночным городом! Мы летим в страну Говорляндию, где живут говорящие игрушки! Может быть, я все-таки сплю?
   Признаюсь, поначалу мне было немного страшно смотреть вниз. Но потом нам обеим стало так интересно, что, свесившись за бортик Самосаней, мы с Аленой стали разглядывать огоньки внизу и даже пытаться угадать, где же мы сейчас пролетаем...
   - Вон там, смотри, Кать! - кричит Алена. - Вон, наша школа!
   - А вот дом, где живет тетя Галя! - кричу в ответ я.
   - А вот в том дворе мы летом нашли щенка, помнишь?
   - Ага! А вот там...
   Но разглядеть что-то становится все трудней и трудней, лишь изредка нас выручают снег и освещающие улицы фонари и гирлянды. Но вот, похоже, наш город остался позади. Кругом совсем ничего не видно. Только темнота и какие-то мерцающие огоньки, большие и маленькие. Нет, это уже не фонари и не новогодние гирлянды. Где же мы?
   - Это же звезды! - первой догадалась Алена.
   - Да, это звезды, - подтвердил Снук.
   - Мы... в небе? - удивилась я.
   - Да, - снова ответил Снук.
   - С ума сойти! А где Говорляндия? Далеко еще? - спросила Алена.
   - Нет, не очень. Мы уже скоро там будем, - сказал Снук.
   - Подождите, - спохватилась я, - так что же... Эта Говорляндия... Это... на другой планете, что ли?
   - Почти так! - загадочно улыбнулся наш плюшевый друг. - А вы, как думали?
   - Ничего не понимаю! - Алена даже глаза вытаращила от изумления. - Это просто чудеса какие-то! Летим в санях по небу... Летим на другую планету... Сказки!
   - А я уже ничему не удивляюсь! - сказала я и, конечно, соврала. - Если есть на свете говорящие мишки, если сани могут летать по небу, как в мультике, то... по-моему, можно уже ожидать, чего угодно!
   Ох, как я была права в ту минуту! Чудес нас впереди действительно ждало немало. И ведь мы совсем не расспросили нашего плюшевого медвежонка о том, что же это такое, эта загадочная Говорляндия. И меня, и Алену так захватил полет по ночному небу, что мы совсем забыли узнать о том, куда же мы отправились этой ночью. И куда только подевалось наше хваленое любопытство?
   Нет, кое-что мы, конечно же, узнали еще дома. В Говорляндии живут говорящие игрушки. Такие, как наш Снук. (Наверное, именно поэтому Говорляндия так странно и называется, что ее жители умеют ГОВОРить). Там правит королева Клементина. Там тоже празднуют Новый год. Все жители Говорляндии немного умеют колдовать. Ну, совсем немного. И раз в год, ближе к новогодней ночи, кто-нибудь из жителей Говорляндии попадает в наш мир, попадает в какой-нибудь магазин игрушек. И те дети, которые получат в подарок на Новый год игрушечного жителя Говорляндии, могут провести несколько дней в этой загадочной стране. "Просто погостить", как объяснил наш Снук...
   Мои мысли прервала Аленка, которой, видимо, тоже надоело глазеть на звезды:
   - А Снук - это твое настоящее имя? - спросила она у медвежонка. - Я прочитала его на этикетке...
   - Да, так меня и зовут. Мне просто пришлось...
   - ... наколдовать себе эту этикетку! - догадалась я.
   - Верно... - удивился Снук моей догадливости. - Ну, посудите сами: если у тебя уже есть имя, то... зачем же другое? Меня и мое вполне устраивает.
   Мы с Аленкой дружно рассмеялись.
   - А ты потом вернешься вместе с нами обратно домой? - спросила я.
   - И всегда будешь нашей говорящей игрушкой? - подхватила Аленка. - Ух, представляю, как нам будут все завидовать!
   Снук как-то странно замялся и опять что-то забурчал себе под нос.
   - Давайте об этом поговорим... потом... - наконец ответил он. - Вам все объяснит Клементина.
   "Странно... - подумала я. - Что-то тут не так... Что-то Снук не договаривает..."
   - Ой, мы, кажется, снижаемся! - воскликнула Алена и снова свесилась за бортик Самосаней.
   Самосани действительно снижались на какую-то зеленую лужайку. И почему-то стало очень жарко.
   - В Говорляндии уже лето? - удивилась я.
   - Да, - ответил Снук. - У нас не бывает зимы и всегда тепло.
   - И зачем мы только эти пальто напялили? - возмутилась Алена, разматывая шарф. - Между прочим, Катька, это все твои идеи!
   - Между прочим, ты не жаловалась, когда мы летели там, где еще холодно! - в тон сестре ответила я. - И Снук нас тоже просил одеться теплее. Скажи ей, Снук!
   - Катя права, - поддержал меня медвежонок. - Это только в Говорляндии так тепло. Поэтому сейчас вы пальто можете смело снять.
   Самосани плавно опустились на траву, залитую солнечным светом. Ого! Так здесь еще и день! За всеми этими разговорами и впечатлениями я даже не заметила, как долго мы летели, и, когда же усыпанное звездами небо успело смениться этой летней лужайкой.
   - Мы можем выходить, - сказал Снук. - Добро пожаловать в Говорляндию!
   Мы вышли из Самосаней. И... мне показалось, что снова попали в магазин игрушек, где были недавно вместе с папой. Вокруг нас толпились игрушечные зайчики, мишки, белочки, поросята, ежики, куклы... Кого тут только нет! Все они, как и наш Снук, умели разговаривать и вообще вели себя, как живые.
   - Гости! Гости! - радостно закричали куклы и зверюшки. - У нас гости!
   - Я сейчас в обморок упаду, - прошептала мне на ухо Аленка.
   - З...д...рав...ствуй...те! - неуверенно проговорила я этой разноцветной толпе.
   - Здравствуйте, гости! Здравствуйте, гости! - раздались кругом смешные голоса.
   - Идемте во дворец Клементины, - заторопил нас Снук. - Там скоро начнется бал.
   - Скоро начнется бал! Скоро начнется бал! - подхватили игрушки. - Идемте во дворец, скорее во дворец!..
  

Глава восьмая

ДВОРЕЦ КЛЕМЕНТИНЫ

  
   Дворец Клементины находился неподалеку от той лужайки, где приземлились наши Самосани, на высоком холме. Издалека мне показалось, что дворец чем-то похож на кремовый торт, который всегда готовит мама на наш с Аленкой день рождения, такой же бело-розовый и воздушный, только, конечно, гораздо больше. А еще он чем-то напоминал домик куклы Барби. Домик-дворец, в котором должна жить или очень большая кукла, или настоящая сказочная королева.
   Вокруг дворца росло целое море красивых и вкусно пахнущих цветов - я таких никогда не видела у нас. Наверно, это какие-то необыкновенные цветы, которые могут расти только в Говорляндии.
   Дворец был окружен высокой оградой такого же, как и само здание, бело-розового цвета. В ограде мы увидели ворота, около которых стояли два плюшевых медведя. Только они были повыше и потолще нашего Снука и одеты в расшитые золотом шароварчики и такие же жилеты. Взгляд этих мишек показался нам не очень доброжелательным, даже суровым. Снук объяснил, что это стражники Клементины Глом и Глум. Правда, ворота эти строгие увальни нам сразу же открыли, даже слегка улыбнулись, сказав при этом:
   - Добро пожаловать на бал Ее Величества!
   Вместе со Снуком и остальными игрушками, которые встречали нас на лужайке, мы прошли в ворота и попали во двор, выложенный разноцветными плитками. У меня аж в глазах зарябило от всех этих красок!
   А во дворе нас уже ждала хозяйка дворца - Ее Величество Клементина. Сама она тоже чем-то напоминала куклу Барби, потому что была стройной, высокой, с огромными голубыми глазами и длинными белокурыми волосами, завитыми в крупные локоны. Но Клементина вовсе не была куклой. Она выглядела так же, как выглядят люди. Конечно, она старше нас с Аленой. Я не могу сказать о Клементине "девочка", но "тетя" или "женщина" тоже не подойдет. Самым правильным будет: красивая, стройная, молодая девушка.
   Клементина была одета в длинное белое и воздушное платье, расшитое какими-то золотыми птицами. Эти птицы на платье сверкали в лучах солнца так же, как и золотистые волосы королевы. Солнышко, правда, стало уже не таким ярким, по-моему, в Говорляндии вечерело.
   Увидев Клементину, все наши спутники остановились. Зверюшки поклонились, а куклы присели в реверанс. Мы с Аленой немного опешили, но тоже попытались изобразить что-то наподобие поклонов.
   - Здравствуйте, славные жители Говорляндии! - приветливо улыбнулась Клементина. - Милый Снук, выражаю тебе мою королевскую благодарность. Я вижу, что ты привел к нам гостей. Здравствуйте, дорогие гости Говорляндии!
   Алена, видимо, тут же решила выпендриться и показать всем присутствующим свое умение разговаривать с королевами сказочных стран.
   - Здравствуйте, ЕЕ Величество королева Клементина! - выкрикнула она.
   - Балда! - толкнула я сестру в бок. - Не знаешь - так лучше помалкивай и не позорься. Не ЕЕ, а ВАШЕ Величество.
   - Сама балда! - огрызнулась Алена.
   Клементина, видимо, заметила нашу перепалку и засмеялась (мне сразу показалось, что королева она - довольно веселая):
   - МОЕ Величество очень радо, что и ты, Алена, и ты, Катя, прибыли на новогодний бал. Я приглашаю всех во дворец! - обратилась королева к сопровождавшей нас толпе игрушек.
   "Откуда она знает наши имена? - удивилась я. - Мы с сестрой, вроде бы, не представились... Опять какое-то волшебство!"
   Во дворце мы прошли в большой светлый зал с высокими окнами. Наверно, это было королевской гостиной, потому что первое, что нам бросилось в глаза - это два стола, уже накрытые к празднику. У одной стены стол был совсем небольшой, круглый, и около него стояло три стула. А другой стол был длинным, он тянулся вдоль всей противоположной стены зала, а стульев возле него было целое множество. Причем, круглый стол был самым обыкновенным по размеру, а вот длинный - низенький, с такими же небольшими стульчиками. Все стало ясно, когда мы стали усаживаться: длинный низенький стол предназначался для игрушек, а круглый высокий - для королевы и нас с Аленой. Снук, как и все игрушки, направился к длинному столу напротив нас.
   - Ой! Снук, подожди! - позвала я. - А разве... разве ты не можешь сидеть вместе с нами?
   - Понимаешь, - объяснил медвежонок, - для нас, жителей Говорляндии, приготовлена совсем другая еда... Мы же не питаемся тем, чем и вы, люди... Поэтому тебе и Алене лучше сидеть вместе с Клементиной и угощаться тем, что накрыто на вашем столе. Но мы сегодня еще будем видеться.
   Кажется, Снук и сам был немного опечален тем, что во время празднества мы должны сидеть раздельно. Ну, и что ж с того, что для игрушек приготовлена какая-то другая, особенная еда? Какая разница, где ее есть? Деловая Алена тоже вмешалась в наш разговор:
   - Нет, это абсолютно не честно! - сказала она. - Бери свои тарелки и иди к нам. Сейчас попросим четвертый стул и будем сидеть все вместе!
   - Да, но... - попытался что-то возразить Снук.
   Договорить ему не дала подошедшая к нам королева Клементина:
   - Я вижу, что вы, девочки, здорово подружились со Снуком! Даже не можете на время торжества расстаться! - снова заулыбалась она. - Мне очень приятно это видеть. И, конечно, я сейчас же распоряжусь, чтобы для Снука принесли дополнительный стул и блюда с едой для игрушек. Это вовсе не какое-то строгое правило, которое нельзя нарушить.
   - Ура! - воскликнули мы с Аленкой. Снук тоже, казалось, был очень доволен. В отличие от нас он догадался сказать королеве: "Спасибо, Ваше Величество".
   А потом мы сидели за столом и за обе щеки уминали королевское угощение. За время дороги мы, оказывается, здорово проголодались, хотя еще совсем недавно нам казалось, что объелись за новогодним столом дома. Клементина выполнила свое обещание, и для Снука к нашему столу принесли специальный высокий стульчик, как для маленьких детишек, иначе бы медвежонок до нашего стола не дотянулся.
   Набросившись на мороженое, пирожные, конфеты и прочие сладости, мы с Аленкой совсем забыли про наши вопросы, хотя их у нас было немало. Правда, когда мы уже прилично налакомились, тут же об этом вспомнили.
   - Что-то я не понимаю, - начала Алена, - вроде бы здесь должен был быть новогодний бал, а мы все лопаем и лопаем... Бал - это же, когда танцуют, да?
   Улыбчивая Клементина ответила вопросом на вопрос:
   - А разве вы у себя дома не накрываете праздничный стол, когда встречаете Новый год?
   - Нет, стол, мы накрываем, - ответила я, - но мы еще танцуем, веселимся, зажигаем огни на елке...
   - О, не волнуйтесь, пожалуйста, - успокоила нас королева. - Все это будет. И музыка, и танцы, и новогодняя Разноцвелка...
   - А что такое Разноцвелка? - спросили мы.
   - Увидите! - лукаво подмигнула Клементина.
   - А почему вы каждый Новый год приглашаете к себе детей из нашего мира? - спросила я.
   - Потому что мы добрые жители и нам кажется, что каждому ребенку приятно хоть раз в жизни побывать в стране говорящих игрушек. И мы очень любим гостей, - ответила Клементина.
   - Да, но ведь детей очень много, - снова заговорила Алена, - вы же не сможете наприглашать к себе всех-всех-всех? И к тому же, вы это делаете только в Новый год...
   - Все правильно, - немного грустно ответила королева, - но даже, если только некоторым из вас выпадет шанс провести несколько дней у нас в Говорляндии, это уже немало... А в Новый год, потому что это необычный и сказочный праздник, когда происходят разные чудеса. В новогоднюю ночь легче всего поверить в чудо. И даже если оно случится, то потом о нем легче забыть... Проснуться утром и подумать, что это был всего лишь красивый новогодний сон...
   - Забыть? - воскликнула я. - Зачем забыть?
   - Затем, что... - мне показалось, что своим вопросом я немного смутила эту улыбчивую и загадочную королеву, - на свете ведь не бывает говорящих игрушек. По крайней мере, их не бывает в том мире, где живете вы...
   - Но они есть здесь! - возразила Алена.
   - Да, - согласилась королева, - они есть здесь, в Говорляндии, но в вашем мире их нет. И не может быть.
   - Но как же наш Снук? - не унимались мы. - Ведь он даже там говорил с нами!
   - Он говорил с вами потому, что должен был пригласить вас в это путешествие.
   - А потом? - с замиранием спросили мы с Аленой. - Потом? Он уже... не сможет говорить с нами?
   Клементина опять смутилась и даже перестала есть клубничное пирожное. Подумав, она ответила:
   - Я обычно говорю это детям только перед тем, как они отправляются обратно домой... Но вы как-то сразу коснулись этой темы... Наверно, потому, что вы слишком сильно привязались к Снуку, - вздохнула королева Говорляндии. - Что ж, мне придется ответить, хотя это вас очень огорчит... Снук сможет говорить, если он останется здесь. Но, если он вернется вместе с вами, он должен стать самой обыкновенной игрушкой... Когда вы проснетесь утром первого января, вы подумаете, что вам просто все приснилось. И вас даже не удивит ваш неговорящий игрушечный медвежонок...
   Клементина опустила свои прекрасные голубые глаза. Снук, понурив мордочку, тоже грустно водил маленькой ложечкой по своей тарелке...
   "Вот то, что не договаривал Снук по дороге сюда! - подумала я. - Он должен будет остаться здесь. А, если мы захотим взять его обратно с собой, то он станет самой обыкновенной плюшевой игрушкой, каких у нас с Аленкой и так не мало..."
   - Какое жестокое правило... - по-моему, Алена даже всхлипнула. - Но почему так?
   - Ничего не поделаешь, - сказала Клементина. - Нельзя смешивать правила и законы разных миров. В вашем мире игрушки не разговаривают. Так было и будет всегда. Я не имею права разрешить своим жителям нарушать правила вашего мира...
   Я мало что поняла из последних слов Клементины. В моей голове засело только одно: если мы хотим, чтобы Снук умел говорить, то он должен оставаться здесь. Даже, если мы потом забудем про наше интересное путешествие, даже если утром мы и не удивимся тому, что плюшевый медвежонок молча сидит в кресле... Ведь нам же нравится, как он бурчит, как смешно переваливается, когда ходит. Значит, он должен остаться в своей стране...
   Ну, что ж... Наверно, нужно просто радоваться тому, что нам с Аленкой выпала удача побывать в стране говорящих игрушек и подружиться с таким забавным ее жителем. Ведь скольким детям даже такой шанс не выпадает, верно? И пусть все остается на своих местах, как говорит наш папа: мы - там, Снук - здесь... И вообще: разве мы уже расстаемся? У нас же впереди еще несколько дней! Зачем же сейчас обо всем этом думать? Еще рано! Да, еще очень рано думать о грустном!
   Похоже, что Алена размышляла о том же, потому что, наклонившись к моему уху, она прошептала:
   - Как бы там ни было, а я ничего забывать не собираюсь. Но и получить вместо нашего Снука простого плюшевого мишку тоже не хочу. Ты согласна?
   - Согласна, - прошептала я в ответ.
   - И ведь нас еще не выгоняют, - продолжила сестра. - Чего мы уже сейчас переполошились? Мы ж все-таки на праздник приехали, верно?
   - Верно, - кивнула я.
   Наблюдавшая за нами Клементина снова улыбнулась, встала из-за стола и произнесла:
   - Славные жители и дорогие гости Говорляндии! Надеюсь, вам понравилось праздничное угощение. Я приглашаю всех в танцевальный зал! Я приглашаю всех вас к нашей новогодней Разноцвелке!
   Куклы и зверюшки стали выбираться из-за своего длинного низенького стола и вслед за Клементиной направились к дверям, ведущим, по-видимому, в следующий зал королевского дворца.
   Мы с Аленкой помогли Снуку выбраться из его высокого стульчика. Обхватив нас за шеи своими мягкими плюшевыми лапками, он прошептал:
   - Спасибо...
   - За что? - удивились мы.
   Снук смущенно потер лапкой нос-пуговку, опять что-то забурчал и наконец ответил:
   - Ну... за то, что вы усадили меня за стол с королевой...
   Мы улыбнулись, подхватили на руки нашего медвежонка и вместе со всеми пошли в танцевальный зал.
  

Глава девятая

КОРОЛЕВСКИЙ БАЛ

  
   Оказывается, Разноцвелка - это самая обыкновенная новогодняя елка, только с цветными иголочками. Точнее, с разноцветными, потому так и называется.
   - Вот бы и нам такую! - позавидовала Алена. - Смотри, сколько иголочек и все-все разных цветов! Здорово!
   Разноцвелка стояла в самом центре танцевального зала, а слева мы увидели настоящий игрушечный оркестр. Игрушки-музыканты уже вовсю настраивали маленькие инструменты, доставали ноты и рассаживались на свои стульчики.
   Выглянув в окно, я увидела, что на улице довольно светло, а тем не менее большие часы, висящие на стене зала, показывали без десяти двенадцать.
   - Сейчас ночь или день? - спросила я у Ее Величества.
   - Ночь, - ответила Клементина. - Новогодняя ночь. В отличие от вас в нашей стране Новый год еще не наступил.
   - Тогда, почему же так светло на улице?
   - А разве ночью обязательно должно быть темно? - удивленно вскинула брови королева игрушек.
   - У них, наверно, как у нас в Петербурге летом, - догадалась Алена. - Белые ночи.
   - Да, но у нас белые ночи только летом, а не зимой! - продолжала недоумевать я.
   - Так Снук же говорил, что у них здесь лето круглый год, - напомнила Алена, - вот и белые ночи все время!
   Ну, хоть чем-то наши миры похожи! Хотя нам еще никогда не доводилось встречать Новый год летом, да еще и в белую ночь!
   А потом часы пробили полночь, и королева Клементина поздравила всех присутствующих с праздником.
   - Музыканты! - повернулась она к игрушечному оркестру. - Пусть первую мелодию выберут наши гости Катя и Алена. Девочки, вы какую музыку предпочитаете?
   - Мы... - растерялась я. - Мы предпочитаем...
   - Бритни Спирс! - выкрикнула неугомонная Аленка.
   - Вот вечно ты влезешь! - дернула я сестру за рукав. - Ну, откуда здесь знают твою Бритни Спирс, скажи?
   - А что такого? - удивилась Алена. - Ее везде знают...
   - Бритни с... чем? - переспросила Клементина.
   - Ну, что я тебе говорила? - сказала я Алене. - Теперь выкручивайся. На нас уже все игрушки смотрят.
   Игрушки и вправду поглядывали на нас с большим любопытством в ожидании танцев под "Бритни с чем-то".
   - Я хотела сказать, - начала Алена, - что мы с сестрой... очень любим веселую музыку, под которую можно весело танцевать! - наконец-то нашлась она.
   - О, это мои музыканты сумеют! - обрадовалась Клементина и взмахнула рукой оркестру.
   Оркестр заиграл какую-то быструю танцевальную мелодию, и все игрушки вместе с Клементиной пустились в пляс. Мы с Аленкой тоже не устояли на месте. Было очень забавно танцевать в огромном зале королевского дворца среди игрушек. Даже наш ворчливый Снук смешно притопывал! Я только все время боялась, что нечаянно на кого-нибудь наступлю.
   Оркестр играл мелодию за мелодией, но мы с Аленой уже немного устали танцевать и присели на кресла в углу зала. Я заметила, что опять только три кресла были большими (видимо, для нас и Ее Величества), а все остальные - маленькими (для игрушечных гостей).
   А вот королева Клементина, похоже, собралась танцевать целую ночь напролет! Она весело кружилась вокруг Разноцвелки в своем белом воздушном платье, расшитом золотыми птицами, вместе с маленькими жителями своего королевства, смеялась и даже помахала нам в танце рукой.
   Около нас с Аленой присел маленький плюшевый зайчонок. Наверно, он тоже устал танцевать и сел передохнуть на маленькое игрушечное креслице.
   - Тебя как зовут, малыш? - наклонилась к нему Алена.
   - Молик, - пропищал зайчонок.
   Он немного помолчал и добавил:
   - Когда я вырасту, мне тоже разрешат пригласить гостей, как разрешили дяде Снуку!..
   Мне стало смешно, что этот плюшевый малыш назвал нашего медвежонка дядей.
   К нашей компании подошел плюшевый заяц побольше и, почтительно поклонившись в нашу с Аленой сторону, сказал зайчонку:
   - Молик! Тебе пора спать. Скажи гостям "до свидания" и идем домой.
   Молик вздохнул, но послушно спрыгнул с креслица.
   - До свидания, гости, - пропищал он нам с Аленой.
   - Спокойной ночи, Молик! - ответили мы.
   - Здесь детям тоже не разрешают веселиться вместе со взрослыми всю новогоднюю ночь! - сказала Алена, когда зайцы ушли.
   - Наверно, папы и мамы везде одинаковые, - согласилась я, и мы засмеялись, припомнив только что услышанный диалог.
   А к нам подошел наш Снук.
   - А вы почему не танцуете? - спросил он.
   - Мы танцевали, - ответила Алена. - Просто... решили немножко посидеть.
   - Тогда я тоже посижу, - сказал медвежонок, забираясь на креслице, где только что сидел Молик.
   - Снук, - спросила я, - а что не каждый житель Говорляндии может отправиться в наш мир, чтобы пригласить детей к вам в гости?
   - Нет, конечно, - ответил Снук. - Только тот, кому разрешит Ее Величество Клементина. А она это разрешает... не всем подряд и только по одному разу каждому.
   - Вот ты все время говоришь о Клементине, как о какой-то строгой и суровой! - возмутилась Алена. - "Не разрешит", "будет недовольна"... А лично мне ваша королева очень понравилась! Она красивая, веселая и добрая!
   - И мне тоже понравилась, - поддержала я.
   - Да, - согласился Снук. - Она добрая. И справедливая. И всегда выполняет свои обещания.
   Помолчав, он пробурчал:
   - А, вообще, я не люблю обсуждать королев...
   Ох, и ворчун же наш Снук! Я улыбнулась и посмотрела туда, где танцевала одна из тех, кого не любит обсуждать наш медвежонок. Музыка только что закончилась, и музыканты отдыхали, готовясь к следующему танцу. К Клементине подошел большой плюшевый медведь в расшитых золотом шароварчиках. Я узнала одного из стражников, которого мы сегодня уже видели около ворот дворца. Медведь что-то говорил на ухо королеве, а она очень внимательно его слушала. Потом они вместе подошли к Разноцвелке и что-то долго на ней рассматривали, продолжая перешептываться. Мне показалось, что Клементина была чем-то встревожена.
   Потом снова грянула музыка, но королева больше не пошла танцевать, а, отпустив своего стражника, направилась через зал к нам.
   - Если наши дорогие гости устали, - Клементина старалась по-прежнему улыбаться, - я распоряжусь о том, чтобы приготовили вашу комнату. И вы сможете идти отдыхать.
   - Я... - замялась Алена.
   - Мы... - растерялась я от такого неожиданного предложения королевы. Но спать уже действительно хотелось.
   - Бал подходит к концу, - продолжила Клементина. - Все скоро разойдутся по домам.
   - А Снук пойдет с нами? - спросила Алена.
   - Нет, у Снука есть свой дом, - ответила королева. - Он будет ночевать там. А завтра вы снова встретитесь здесь, во дворце.
   Помолчав, она добавила:
   - Я надеюсь, что встретитесь...
   Странно она себя как-то ведет... Оказывается, у Снука есть свой домик. Он переночует в нем, а завтра опять придет во дворец. "Я надеюсь, что встретитесь" - что бы это значило?
   - Мой домик маленький, как и все игрушечное, - услышала я голос нашего медвежонка. - Вы там просто не поместитесь. Но завтра я снова приду сюда, и мы продолжим веселиться. Я правильно говорю, Ваше Величество?
   - Да, милый Снук, все правильно, - снова попыталась улыбнуться Клементина.
   Нас с Аленой уже и вправду клонило ко сну, поэтому, попрощавшись со Снуком, мы направились в комнату, приготовленную для нас во дворце. Все гости-игрушки тоже начали потихоньку расходиться по домам. Первый день бала подходил к концу.
   Клементина сама проводила нас в комнату для гостей, еще раз поздравила с Новым годом и пожелала спокойной ночи. И мне опять показалось, что она чем-то встревожена.
   Наша комната оказалась небольшой, но такой же просторной и светлой, как все другие помещения дворца, а кровати - мягкими и уютными.
   - Наконец-то ты не будешь прыгать мне на голову! - сказала я Алене, вспомнив про нашу двухъярусную кровать дома.
   Алена ничего не ответила, так как была занята борьбой с длинной ночной рубашкой.
   Подойдя к окну, я увидела, как с холма, на котором стоял дворец, спускаются игрушки, направляясь к каким-то маленьким цветным точкам вдалеке. Приглядевшись, я поняла, что это крошечные домики.
   "Интересно, - подумала я, - в каком из них живет наш Снук?"
   Я тоже надела ночную рубашку, лежавшую на моей подушке, и забралась под пушистое одеяло. "Я надеюсь, что встретитесь" - еще раз вспомнились мне эти странные слова Клементины, и я уснула...
  

Глава десятая

ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК

  
   Проснувшись утром, я увидела потрясающую картину: Аленка в одной ночной рубашке, забравшись с ногами на стул возле небольшого столика, что-то быстро уписывала за обе щеки.
   - Пришоединяйша! - с набитым ртом позвала она. - Ошень вкушный шавтрак!
   - Что это ты там трескаешь? - удивилась я.
   - Ой, ты не представляешь! - продолжая жевать, пустилась в объяснения Алена. - Ты еще спала, а к нам приходил игрушечный ежик. Смешной такой! В камзольчике... Наверно, слуга. Спросил, будем ли мы завтракать. Ну, я и распорядилась, чтобы завтрак подали прямо сюда. Здорово, да?
   - То есть... Как это ты... распорядилась? - подивилась я таким королевским замашкам сестры (вроде бы раньше за ней ничего подобного не водилось!) - Да ты просто нахалка, вот, что я тебе скажу!
   - Сама такая! - как всегда, быстро отозвалась Алена. - Я в кино видела про всяких там важных персон, как они заказывают завтраки в номера.
   - Ага, а ты, значит, важная персона в номере? - поддразнила я.
   - Да! Я - почетный гость Говорляндии! - гордо сказала Алена и запихала в рот какое-то пирожное целиком.
   Договорить нам не дали. Дверь открылась, и в комнату снова заглянул тот самый маленький ежик-слуга, про которого только что рассказывала Алена.
   - Ее Величество Клементина просит вас к себе! - сказал он.
   - Передай Ее Величеству, что... - важно начала Алена, но я ее перебила:
   - ... что мы сейчас же придем!
   Ежик-слуга поклонился и вышел.
   - Хватит жрать! - разозлилась я на сестру. - Или в твоем кино не показывали, что бывает с важными персонами, когда они опаздывают к королеве?
   Аленка спрыгнула со стула и начала переодеваться, успев при этом бросить мне, что жрут, мол, свиньи в свинарнике, а ее важная персона "просто кушала завтрак".
   К королеве нас проводил все тот же смешной ежик в камзольчике. Клементина выглядела сегодня уже не так празднично, как вчера на балу. На ней было темно-голубое платье, а прекрасные золотистые волосы собраны в высокую прическу. Она сидела у окна и, по-моему, тоже недавно закончила завтракать, так как перед ней на столике стояла посуда. Когда мы вошли, Клементина о чем-то тихо разговаривала со Снуком.
   - Снук!!! - радостно закричали мы, забыв пожелать доброго утра Ее Величеству.
   Королева улыбнулась нам. Но эта улыбка была очень печальной, и мне сразу вспомнились все мои вчерашние тревоги.
   - Присаживайтесь, девочки, - пригласила Клементина. - Надеюсь, вы хорошо отдохнули?
   - Да, Ваше Величество, - кивнули мы, садясь поближе к нашему медвежонку.
   Королева снова грустно улыбнулась, наблюдая за нашей с Аленой борьбой за право взять Снука к себе на колени.
   - Я пригласила вас и вашего друга, - снова начала она, когда мы наконец-то порешили, что Снук просто будет сидеть между нами, - чтобы снова... сказать вам очень печальную весть. И почему мне все время приходится вас только чем-нибудь огорчать?.. Мне очень жаль, милые девочки, но... ваше пребывание у нас в Говорляндии должно закончиться. И немедленно.
   Королева вздохнула и опустила глаза.
   - Как? Уже? - удивились мы. - Почему?
   - Снук, ведь ты приглашал нас на несколько дней! Как же так? - повернулась я к медвежонку.
   Вместо Снука снова заговорила Клементина:
   - Ваш друг вас не обманывал, так и должно было быть, но... обстоятельства изменились. Сегодня намечался второй день бала и вообще... продолжение новогоднего праздника... - королева опять горько вздохнула. - Мне очень жаль, но ничего этого уже не будет, поэтому вам нужно срочно отправляться домой. И я должна спросить, что вы решили насчет Снука: вы берете его с собой или он остается в Говорляндии? Надеюсь, вы помните, что от вашего решения зависит очень многое...
   Вот это да! Мы должны вернуться, потому что здесь что-то изменилось, нам нельзя оставаться в Говорляндии ни минуты... Мы должны срочно дать ответ, как быть со Снуком... Но почему? У меня упало сердце...
   - Мы еще вчера решили, что Снук останется здесь, - заговорила Алена. - Мы не хотим, чтобы он стал простой игрушкой...
   - Да подожди ты! - оборвала я сестру. - Вы можете нам объяснить, что случилось? Откуда такая... срочность?
   Клементина замялась, видимо, решая про себя, говорить или нет. Подумав, она ответила тихо и печально:
   - Вчера на балу я получила плохой знак. На Разноцвелке выросла черная иголочка... Это означает, что моей Говорляндии грозит серьезная опасность. И я не хочу подвергать этой опасности вас, наших дорогих гостей. Мне очень жаль... - снова прибавила она.
   Вот, что Клементина вместе со стражником рассматривали вчера на новогодней Разноцвелке! Они искали там какой-то знак... Но причем здесь мы с Аленой? Про какую опасность говорит королева?
   Видя, что мы ничего не понимаем, Клементина объяснила:
   - На Разноцвелке никогда не бывает черных иголочек. Они могут быть любого другого цвета, но только не черного. Черная иголочка - знак того, что Говорляндии грозит опасность. А сегодня я уже точно знаю, какая именно...
   Королева игрушек опять замолчала. Сквозь нависшую тишину я еле-еле расслышала ее тихий шепот. Как будто Клементина не сказала, а подумала вслух:
   - Неужели этот Морфагор никогда не оставит нас в покое?..
   Мне показалось, что она вот-вот заплачет.
   - Ваше Величество, успокойтесь, пожалуйста, - как взрослая, неожиданно произнесла Алена. - Объясните нам толком, что случилось. И кто такой Морфагор?
   Услышав от Аленки это имя, королева вздрогнула, закрыла руками лицо и быстро заговорила:
   - Нет, нет, нет! Вам не нужно этого знать. Вам нужно быстро отправляться домой. Это... это очень опасно...
   - Но, может быть... - неуверенно начала я, - мы можем Вам чем-нибудь помочь? Не выгоняйте нас... пожалуйста.
   - Я и не думала вас выгонять, - немного придя в себя, ответила Клементина. - Ни мне, ни Снуку не хочется так быстро расставаться с вами. Я очень сожалею, что ваше пребывание здесь оказалось таким коротким. И вы мне вряд ли чем-нибудь поможете, - закончила она.
   - Снук, может быть, хоть ты нам что-нибудь объяснишь? Что ты все время молчишь? - затормошила я медвежонка.
   Снук замялся, неуверенно поглядывая на свою королеву.
   - Хорошо, - вздохнув, решительно произнесла Клементина. - Я сама расскажу вам, раз вы так настаиваете. Но условимся сразу: после этого Снук проводит вас к Самосаням, и вы отправитесь домой. Вы согласны? Даете слово?
   - Да... - тихо ответили мы.
   А что нам оставалось делать?
  

Глава одиннадцатая

КРИСТАЛЛЫ БЕЗМОЛВИЯ

  
   Из рассказа Клементины мы узнали, что Морфагор - это злой и могущественный колдун, владения которого находятся неподалеку от Говорляндии. Однажды, проезжая мимо дворца королевы Клементины, он увидел его красавицу-хозяйку и страшно влюбился. Морфагор несколько раз предлагал Клементине выйти за него замуж, но Клементина вовсе не собиралась становиться женой злого волшебника, бросать свою Говорляндию и ее маленьких подданных. И, к тому же, у Клементины уже был возлюбленный - родной брат Морфагора Эмиль. Эмиль тоже был чародеем, но в отличие от своего братца-злодея он был добрым волшебником и всегда старался защитить и Клементину, и ее маленькую Говорляндию от чар Морфагора.
   Но это Морфагора не останавливало. Напротив, узнав, кто его главный соперник, злой колдун поклялся отомстить. Закрывшись в своем замке, он уже много лет выдумывал эту страшную месть. Понимая, что Клементина никогда не согласится стать его женой, Морфагор задумал уничтожить ее страну говорящих игрушек.
   Эмиль сразу же предупредил Клементину о коварных замыслах своего брата. Пока Морфагор колдовал в своем замке над тем, как уничтожить Говорляндию, Эмиль тоже не сидел, сложа руки, а искал способ спасти страну говорящих игрушек. Эмиль был не менее сильным волшебником, чем Морфагор, поэтому он всегда знал о том, что происходит в стенах замка Морфагора. Но и Морфагор мог спокойно проследить каждый шаг Эмиля. Именно поэтому Клементина и Эмиль условились, что, как только Эмиль узнает о надвигающейся опасности, он подаст королеве знак. И этим знаком будет та самая черная иголочка на Разноцвелке. Это означало, что многолетний труд Морфагора не прошел даром, что этот злодей наконец-то придумал, как отомстить Говорляндии и ее непокорной королеве...
   Затаив дыхание, мы слушали эту страшную сказку, не веря своим ушам.
   - Ваше Величество, - напомнила Алена, - но Вы сказали, что уже знаете о том, что же придумал этот Морфагор...
   - Да, увы, я это уже знаю, - ответила Клементина. - Этот злодей придумал очень коварный способ нам отомстить. Он изобрел Кристаллы Безмолвия. Один из них мои слуги случайно нашли сегодня утром во дворце... Видимо, ночью, пока мы все веселились, слуги Морфагора пробрались в Говорляндию и разбросали их повсюду.
   - А что такое эти... Кристаллы Безмолвия? - спросила я. - Что они делают?
   - Это самое страшное, что мог придумать Морфагор, - упавшим голосом ответила Клементина. - Через несколько дней эти волшебные кристаллы навсегда заставят замолчать моих маленьких подданных. Все жители Говорляндии станут самыми обыкновенными игрушками. И даже мне не избежать этих чар. Я тоже... стану безмолвной куклой...
   Ничего себе! Действительно, ничего страшнее для Говорляндии этот коварный Морфагор не мог придумать! Через несколько дней все эти забавные говорящие игрушки, которые еще вчера так весело кружились вокруг своей Разноцвелки, превратятся в самых обыкновенных плюшевых зверей и кукол... И даже сама Клементина... И... и наш Снук? Наш Снук тоже???
   - Но ведь Эмиль должен помочь вам! - вспомнила я о возлюбленном королевы. - Нужно просто найти эти кристаллы и... отвезти к нему. А уж он-то придумает, как их... ну... обезвредить.
   - Все не так просто, - горько усмехнулась Клементина. - Эти кристаллы - невидимки. Мои слуги совершенно случайно нашли один из них, споткнувшись обо что-то невидимое. И я даже точно не знаю, сколько здесь этих злых камней...
   - Но как же Эмиль? - не унималась я. - Ведь он же должен знать про вашу беду! Он же сам вас о ней и предупредил!
   - Эмиль знает, - ответил Клементина. - И я уверена, что он старается нам помочь. Но Морфагор нашел слишком могущественное оружие против моей Говорляндии... - королева снова закрыла руками лицо.
   - Значит, нужно самим отправиться к Эмилю, - вмешалась Алена, - и попросить о помощи. Может быть он еще не все знает про эти самые кристаллы... А, может быть, уже что-то придумал... А, может быть...
   - Я не могу бросить свое королевство, и тем более сейчас, - перебила Клементина. - И потом... путь к замку Эмиля пролегает через владения Морфагора. Это очень опасно. Морфагор сразу же узнает о том, что я послала гонцов к его брату.
   - Но ведь ваши игрушки тоже умеют колдовать! - вспомнила я.
   - О, мои подданные умеют совсем немного, - сочувственно произнесла Клементина. - Если это необходимо, они могут притвориться обыкновенной игрушкой, которая молчит и не двигается. Могут сделать так, чтобы в вашем мире кто-нибудь из детей захотел стать их другом. Могут управлять Самосанями... Ох, все это слишком маленькое волшебство, просто мелочи! Нам никогда самим не одолеть Морфагора!..
   Мы опять замолчали.
   - Ладно, девочки, - Клементина поднялась со своего места. - Вы обещали мне, что сразу после моего рассказа отправитесь домой. Я закончила. Вам пора.
   - Но как же мы вас бросим в такую минуту? - не выдержала я. - И здесь наш Снук...
   - Вы мне обещали! - настойчиво повторила королева. - Будем надеяться, что... все кончится хорошо, - уже мягче, но неуверенно прибавила она.
   Мы с Аленой переглянулись. Уйти сейчас, когда этой милой и доброй стране грозит такая опасность? Уйти, бросив в беде нашего Снука? Мы не хотели брать его с собой в наш мир, потому что там бы он стал обыкновенной игрушкой, но сейчас с ним может случиться то же самое здесь! Здесь, в его родной Говорляндии! И мы это допустим? Все это я прочитала и в глазах Алены тоже...
   - Девочки, вам пора, - еще раз напомнила королева. - Снук, проводи гостей на лужайку к Самосаням.
   Снук неохотно встал со своего креслица, в котором молча сидел все это время. Алена сделала мне какой-то таинственный знак глазами...
   - Мы никуда не уйдем! - решительно заявила я и даже вцепилась в ручки кресла.
   - Вы дали слово! - строго повторила Клементина.
   - А железный крокодил наше слово проглотил!!! - выкрикнула Алена.
   - Что? Какой крокодил? Где? - озираясь, спросила королева.
   - Мы останемся здесь, - твердо повторила я. - Мы не оставим Снука, мы не оставим Вас, мы не дадим погибнуть Говорляндии!
   - Вы... вы... - Клементина аж задохнулась, подбирая слова, - вы понимаете, ЧТО вы говорите? Вы понимаете, ЧЕМ вы рискуете?
   - Мы не маленькие. Нам по десять лет, и мы все понимаем, - ответила Алена. - Но мы не бросаем друзей в беде. А Снук - наш друг!
   - Но вы можете взять его с собой! - напомнила Клементина. - Еще не поздно передумать.
   - Ага, и сделать его безмолвной игрушкой? И, чем мы тогда лучше вашего Морфагора? - прищурилась я (за дурочек нас здесь, что ли, принимают?)
   - Девочки, милые мои, - Клементина снова опустилась на свое кресло, - вы все-таки не понимаете... Если все произойдет так, как задумал Морфагор, если вместо меня, Снука и всех остальных вы в один прекрасный день увидите здесь просто кипу игрушек - вам даже никто не сможет помочь вернуться! Вы застрянете в нашем мире, и Морфагор придумает сотворить что-нибудь ужасное и с вами тоже. Он ненавидит детей.
   Последние слова Клементины слегка убавили нашу решимость. Я снова посмотрела на Алену. Сестра в ответ замотала головой. Я не совсем поняла, что она хочет этим сказать: то ли "Не соглашайся!", то ли "Нет, давай отступим!". Подумав над этим, я сказала:
   - Ваше Величество, разрешите нам отправиться к Эмилю! Только туда и... обратно. Обещаем, что, если мы не сможем вам помочь, то сразу вернемся домой.
   Я еще раз покосилась на Алену. Та одобрительно закивала. Ну, значит, я все правильно поняла...
  

Глава двенадцатая

ОПАСНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

  
   Вы когда-нибудь видели, что такое королевская истерика? Если нет - вы много потеряли! Королевская истерика - это, когда Ее Величество носится по комнате, крича и плача, а вслед за Ее Величеством бегают наперегонки две девочки и плюшевый медвежонок, пытаясь Ее Величество успокоить.
   - Я не могу подвергать вас такой опасности! - кричит Клементина.
   - А мы не можем оставлять друзей в беде! - кричит Алена.
   - Я никогда на это не соглашусь! - опять кричит Клементина.
   - А мы никогда не согласимся, чтобы злобный старикан уничтожил Говорляндию! - ору я.
   - И зачем я только наколдовал, чтобы вы меня купили?! - бурчит Снук.
   Ну, и так далее. Не думаю, что стоит все это описывать подробно.
   В конце концов, Клементина сдалась и, рухнув в кресло, устало сказала:
   - Хорошо. Но только с одним условием. Вы летите на Самосанях к Эмилю. Летите, чтобы просто узнать, сумел ли он уже придумать, как нам одолеть Кристаллы Безмолвия. Возвращаетесь обратно в Говорляндию с любыми известиями. И после этого... СРАЗУ ОТПРАВЛЯЕТЕСЬ ДОМОЙ!!!
   - Ура-а-а!!! - дружно закричали мы с Аленкой. - Да здравствует королева Клементина!!! Ура!!!
   Сквозь наше ликование я увидела, как Клементина, закрыв глаза, тихо шепчет:
   - Если с ними что-то случится - я никогда себе этого не прощу...
   - Ваше Величество, но... Самосанями может управлять только житель Говорляндии... - робко вмешался Снук.
   - И... что с того? - королева открыла глаза и непонимающе уставилась на медвежонка.
   Снук набрался храбрости и выпалил:
   - Разрешите и мне отправиться вместе с Катей и Аленой!!!
   Я подумала, что сейчас нам еще покажут, и как выглядит королевский обморок. Но этого, к счастью, не случилось...
  
   ... Для путешествия Клементина отдала нам свои личные Королевские Самосани. Они были гораздо больше, чем те, на которых мы прилетели в Говорляндию. "Да тут жить можно!" - заглянув во внутрь, сказала Алена. Игрушечные слуги принесли к нашему "транспорту" два мешочка с едой: один для нас с Аленкой, а другой, поменьше - для Снука (уломать Клементину насчет его участия в путешествии - уже не составило большого труда).
   Пока мы собирались в дорогу, стало известно, что найден еще один Кристалл Безмолвия. Но уже не во дворце, а в одном из игрушечных домиков. Кто-то из игрушек затеял у себя в доме перестановку, и очень подивился тому, что стул ставится на пол только тремя ножками, а четвертая все время повисает в воздухе, будто ей что-то мешает. Мешал, конечно же, кристалл-невидимка. Но сколько своих злых камней еще успел разбросать Морфагор за эту ночь? И как их найти? Наверно, это знает только Эмиль. Ведь он тоже волшебник, он любит Клементину, он любит ее Говорляндию... Нет, он обязательно нам поможет! Надо скорее лететь к нему! Клементина даже не знает, когда эти кристаллы обретут свою волшебную силу, она сказала: "Через несколько дней". Но сколько? Надо спешить!
   Нас вышло провожать все игрушечное королевство. Весть о грозящей опасности и храбрых путешественниках быстро разлетелась по всей Говорляндии. Бледная и взволнованная Клементина уже не пыталась нас отговорить, но по-прежнему смотрела на нашу троицу очень печально. На прощание она обняла нас с Аленкой и сказала:
   - Удачи вам, мои дорогие и... отважные гости! Будьте осторожней! Берегите себя и вашего Снука, ведь он... просто маленький плюшевый медвежонок.
   Помолчав, она добавила чуть строже:
   - И не забудьте про наш уговор. Только до замка Эмиля и обратно. Даже, если он еще не придумал, как нам победить Кристаллы Безмолвия. Сразу обратно, слышите? Чтоб без всяких там... железных крокодилов...
   Мы засмеялись, услышав, что королева запомнила нашу прибаутку, и стали усаживаться в Самосани. Клементина обняла Снука и тоже напутствовала на удачное путешествие.
   - Ну, что? - спросил Снук, когда мы втроем сидели на мягкой скамеечке Самосаней. - Летим?
   - Летим! - хором воскликнули мы с Аленой.
   Самосани поднялись в воздух. Свесившись за бортик, мы увидели, как внизу зверюшки и куклы машут нам своими маленькими лапками и ручками.
   - Удачного путешествия! Возвращайтесь скорее! - раздавались их игрушечные голоса.
   Мы тоже махали маленьким жителям Говорляндии, пока наши Самосани не поднялись на такую высоту, что внизу уже ничего невозможно было разглядеть. Говорляндия превратилась в небольшое пестрое пятнышко...
   Плюхнувшись обратно на скамеечку, я вдруг подумала, что опять ничего толком не знаю про то, куда же мы летим. Ведь за всеми этими уговорами Клементины мы с Аленкой ни разу всерьез не задумались над тем, что наше путешествие действительно может оказаться опасным. Мы же никогда раньше не встречали ни злых, ни добрых волшебников, разве что в кино видели или читали про них в книжках. А эти кристаллы... Вдруг они и нас с Аленой превратят в кукол?
   Наверно, Алену тревожили те же мысли. Наклонившись ко мне, она тихо спросила:
   - Кать, а ты уверена, что с нами ничего... плохого не случится?
   - Не знаю... ответила я. - Тебе страшно?
   - Чуть-чуть...
   - Если страшно - нечего было все это затевать! - проворчал сидящий между нами Снук. - Мы и сейчас еще можем вернуться.
   - А ты-то? - напустилась на него Алена. - А ты-то чего вместе с нами полетел, а?
   - Ну, как же... - пробурчал Снук. - Ну... это... вы же сами говорили, что друзей в беде оставлять нельзя... И... и кто бы еще справился с этими Самосанями?
  

Глава тринадцатая

ЗАМОК ЭМИЛЯ

  
   Сколько мы уже летим? Час? Два? Три? Или больше? Я даже не знаю... Снук говорит, что осталось совсем недолго, но пока вокруг нас сплошные облака.
   - Ого! С виду такой маленький, а чего только туда не понапихано! - Алена, кажется, с головой забралась в мешок с едой.
   - Алена, когда ты успела проголодаться? - удивилась я. - Я думала, что после завтрака во дворце ты есть неделю не захочешь!
   - Да это я так... - начала оправдываться сестра. - Я только посмотрю, что нам с собой дали в дорогу, - сказала она, вытаскивая из мешка какой-то фрукт, который тут же начала быстро есть.
   Снук тоже возился возле своего мешочка, пытаясь развязать непослушный узелок своими маленькими лапками.
   - Давай помогу, - предложила я.
   - Слушай, Снук, а что это за еда такая особенная, которую могут есть только игрушки? - спросила Алена, когда довольный медвежонок уже копошился в своем мешочке.
   - А что, по-вашему, должны есть игрушки? - переспросил Снук.
   - Игрушки?! - задумалась я. - Ну... игрушечную еду, наверно. Или... есть понарошку!
   (Действительно, а чем еще можно накормить плюшевого мишку или куклу?)
   - Ну, вот видите... - пробурчал Снук. - Вы и сами все знаете.
   Здорово! Значит, мы угадали!
   - Так что, сестренка, если наши припасы вдруг закончатся - в мешочке Снука тебе ничего не светит! - засмеялась я.
   Посмотрев на моих жующих спутников, я почувствовала, что у меня тоже разыгрался аппетит.
   - Ален, ты там еще не все слопала? - спросила я, подсаживаясь к сестре. - Дай хоть кусочек...
   - М-м-м... - только и ответила Алена.
   Вот так жуя и болтая, мы даже не заметили, как Самосани начали снижаться. Нет, Снук-то наверняка заметил, ведь только он каким-то таинственным образом мог управлять этим волшебным транспортом!
   - Ой, что это там внизу? - спросила Алена, свесившись за бортик. - Какой-то беленький домик... С красной крышей, кажется...
   - Это не дом, а замок, - поправил Снук. - Замок волшебника Эмиля.
   Похоже, мы идем на посадку. Теперь уже отчетливо виден красивый белый замок с красными башенками, в котором и живет тот, кто непременно должен помочь Говорляндии, добрый волшебник Эмиль.
   - Подождите-ка... - вдруг вспомнила я, - ведь Клементина говорила, что наше путешествие может быть опасным, потому что... как же она говорила... путь к замку Эмиля пролегает через владения Морфагора! - наконец-то вспомнила я слова королевы.
   - Да, - ответил Снук. - А вы разве не заметили внизу такой темный лес, посередине которого тоже стоит замок, но из черного камня? Мы над ним пролетали...
   - Нет, кажется... - припоминая, ответила я. Что мы могли заметить, если всю дорогу только и делали, что ели, да болтали?!
   - Ха! Значит, никакой он не страшный этот Морфагор! И ни капельки нам не помешал! - хвастливо провозгласила Алена. - А пугали-то, пугали...
   - Хм... - призадумался Снук, - действительно странно... Я все время боялся, что Морфагор заметит в небе наши Самосани... Странно...
   - А чего странного? Ну, и хорошо, что он ничего не заметил! - ответила я. - Значит, мы сможем и обратно спокойно вернуться. Без всяких там опасностей!
   Ох, как рано мы радовались, как ошибались в ту минуту!..
   ... Самосани приземлились прямо перед замком. Мы вышли и... растерялись. "Интересно, - подумала я, - а как же мы попадем во внутрь? Тут же нет дверей! И спросить-то не у кого..." Возле замка действительно не было ни души, а в белокаменном здании были только окна, да и то очень высоко. В окно, что ли, забираться? Но это как-то... неприлично. Так ведь в гости не ходят. Хотя, кто его знает, как нужно ходить в гости к волшебникам?
   Поначалу мы думали, что нам, как всегда, поможет Снук, но он почему-то растерялся не меньше, чем мы с Аленой.
   - Я и сам здесь раньше никогда не был, - объяснил он. - Эмиль бывал в Говорляндии, а я у него - нет...
   Мы еще раз обошли замок, но так никого и не встретили и не нашли ничего похожего на вход. Неужели мы зря прилетели, и хозяина просто нет дома? При этом, уходя, он, похоже, прихватил с собой все двери...
   - Эй! - услышали мы за спиной чей-то веселый голос. - Вы не меня ли ищите?
   Мы вздрогнули и обернулись. Перед нами стоял высокий улыбающийся юноша, такой же светловолосый, как наша Клементина. На нем была какая-то длинная сверкающая одежда наподобие мантии. Откуда он тут взялся? Словно из-под земли вырос!
   - Это Эмиль! - узнал Снук.
   - Он самый! - снова засмеялся юноша. - Здравствуй, старина Снук! Здравствуй, Алена! Здравствуй, Катя!
   Эмиль по очереди пожал наши руки и даже лапку Снука.
   "Ого, - подумала я, - а этот не только наши имена знает, но даже различает!" Это и вправду было удивительно, так как нас с Аленой всегда путали и в школе, и во дворе. Разве что мама никогда не ошибалась, но даже папа частенько называл меня Аленой, а Аленку - Катей.
   Словно прочитав мои мысли, Эмиль весело подмигнул и сказал:
   - Я много чего знаю! И про вас, и про то, зачем вы ко мне пожаловали. Правда... увидев в небе Королевские Самосани, я вначале подумал, что это сама Ее Величество решила меня навестить, - признался, он. - Как поживает Клементина?
   - Клементина... хм... - замялась я.
   - ... бегает по дворцу, как угорелая, и плачет! - выскочила Алена.
   - Опять ты лезешь! - одернула я. - Что ты болтаешь всякую чушь?
   Снук тоже посмотрел на Алену осуждающе. Сестра смутилась и тихо сказала:
   - Ну... я хотела сказать, что... Ее Величество... очень страдает!..
   - Да, понимаю, - вздохнул Эмиль. - Но думаю, что все-таки смогу ей помочь! - уже веселее прибавил он. - Пойдемте в замок и обо всем поговорим.
   Мы замешкались. Как это "пойдемте в замок", когда тут нет ни одной двери? Видя наше недоумение, Эмиль снова весело улыбнулся, подошел к стене и стукнул по ней ладонью. В белом камне сверкнула молния, образовав контур двери. Когда вспышка погасла, мы и вправду увидели самую настоящую дверь, такую же белую, как и весь замок.
   - Ух ты! - не выдержала Алена.
   - Добро пожаловать! - пригласил Эмиль.
   Стоило нам войти вслед за ним, как дверь тут же исчезла.
   - О, не удивляйтесь! - сказал волшебник. - Все это сделано мною, чтобы лишний раз защититься от брата. Конечно, если бы Морфагору захотелось сюда прийти, он бы без труда справился с этими дверьми, но... сами понимаете, лишняя осторожность никогда не помешает, верно?
   - Угу, - согласились мы, все еще глядя на стену, где только что была дверь, а потом стали подниматься по широкой лестнице с перламутровыми перилами.
  
  
  

Глава четырнадцатая

ЧТО СКАЗАЛ ВОЛШЕБНИК

  
   - Присаживайтесь, - волшебник указал нам на бархатные кресла. - Ох, Снук, прости, пожалуйста, - вдруг спохватился Эмиль, взмахнул рукой, и около нашего медвежонка откуда-то появилось маленькое креслице.
   Сам Эмиль тоже присел напротив нас.
   - Итак... - начал он, - полагаю, вы хотите узнать про Кристаллы Безмолвия, которые придумал мой злой брат?
   Мы дружно закивали.
   - Самое главное, когда они... начнут действовать? - спросил Снук.
   - Хм... - призадумался Эмиль. - Этого я не могу сказать наверняка. За все то время, что Морфагор колдовал в своем замке, он стал очень сильным чародеем. И мне все труднее наблюдать за ним. Думаю, мой брат нашел какое-то очень древнее заклинание, которое и помогло ему сотворить эти кристаллы, и... обрести такую волшебную силу тоже...
   - Как? - удивились мы. - Значит, вы тоже ничего не знаете???
   - Нет, почему же?! Кое-что я знаю, и даже придумал, как победить кристаллы Морфагора, - немного успокоил нас Эмиль.
   - И... как же нам их победить? - снова спросил Снук.
   - Если Морфагор и вправду воспользовался тем древним заклинанием, о котором я думаю, то помочь Говорляндии сможет только зелье, сваренное из волшебной травы Суалок. Как только все жители Говорляндии выпьют этот отвар - никакие Кристаллы Безмолвия им будут не страшны. Ну, разве что эти невидимки будут по-прежнему путаться под ногами...
   - Значит, нужно просто сварить это самое зелье и поскорее до отвала напоить им всех в Говорляндии! - радостно перебила Алена.
   - Если бы все было так просто!.. - печально улыбнулся волшебник. - Трава Суалок вырастает лишь раз в сто лет.
   - Так что же... - растерянно пробормотал Снук, - нам теперь сто лет ждать, пока вырастет эта трава... Ее Величество говорила, что у нас есть только несколько дней, а тут...
   - Нет, нет, не волнуйся, Снук! - прервал медвежонка Эмиль. - Поверь, я тут тоже не сидел без дела, и... о, вы просто не представляете, как нам повезло! Я совершенно точно знаю, что последний раз Суалок выросла ровно сто лет назад, значит, именно в этом году она снова появится на свет. Более того! По моим расчетам, это должно случиться уже через пять дней! И тогда мне останется лишь найти место, где вырастет эта трава, сварить зелье и доставить к вам в Говорляндию.
   - Ну, что я говорила?! - повернулась к нам Алена. - Все просто замечательно складывается! Сейчас быстренько полетим обратно и обрадуем Клементину! А то она там, наверно, места себе не находит с тех пор, как мы...
   - Подожди! - перебила я. - Вы говорите пять дней, а вдруг...
   - ... вдруг Кристаллы Безмолвия начнут действовать раньше? - понял меня Эмиль и вздохнул. - Да, вот это самый сложный вопрос, потому что, как я уже сказал, мне неизвестно про то, когда они обретут свою волшебную силу. Морфагор нашел очень древнее и очень сильное заклинание, создавая свое страшное оружие против Говорляндии. Я знаю лишь то, что Кристаллы Безмолвия обретают силу не сразу. Клементина была права, когда говорила про несколько дней...
   Мы замолчали. "Невеселые дела... - подумала я. - А вдруг он не успеет?"
   - А почему Вам нужно еще и искать, где вырастет эта самая... Суалок? - спросил Снук.
   - Суалок - волшебная трава, - напомнил Эмиль, - и каждый раз вырастает там, где ей вздумается. Но за это тоже не волнуйтесь. Я обязательно ее найду и приготовлю зелье.
   - Да, но вдруг эти "несколько дней" окажутся меньше, чем пять? - Аленкин задор уже, как ветром сдуло. - Наш папа сейчас бы сказал: "Несколько" - понятие растяжимое"...
   - И был бы прав! - горько усмехнулся Эмиль. - Нам всем остается лишь надеяться, что я поспею вовремя. Обязательно передайте Клементине, что, как только я приготовлю зелье, я сам сразу же доставлю его в Говорляндию. Но повторяю: это будет не раньше, чем через пять дней.
   - И все-таки я не понимаю, - продолжала недоумевать я, - почему Вы не можете точно знать про то, когда эти кристаллы... ну... заработают. Ведь Вы же тоже волшебник!
   - Никто не может знать абсолютно все, - ответил Эмиль. - Даже волшебники. И не забывайте: Морфагор сейчас очень силен. Эти древние заклинания удвоили его колдовскую силу.
   - Он сильнее... Вас? - с замиранием сердца спросила Алена.
   - Ну... - замялся Эмиль, подбирая нужные слова, - как бы вам объяснить... Скажем так: в чем-то сильнее он, в чем-то сильнее я. Например, я ручаюсь, что Морфагор ничего не знает про траву Суалок, и он сейчас не слышит наш разговор.
   От последних слов Эмиля стало как-то жутко. Мы только сейчас поняли, что, оказывается, волшебники могут друг друга подслушивать, даже находясь при этом вдалеке. Увидев наше замешательство, Эмиль улыбнулся и сказал:
   - Не бойтесь, пожалуйста. В моем замке - вы в безопасности. Вы хотите меня еще о чем-то спросить?
   У меня уже давно чесался на языке один вопрос.
   - А эти Кристаллы Безмолвия... они и нас с Аленой могут превратить в... кукол? Ну, если мы, например, задержимся в Говорляндии?
   - Вас? Нет, не думаю, - ответил Эмиль. - Они опасны лишь для тех, кто живет в нашем мире. В том числе для говорящих игрушек и для их королевы. Вы же с сестрой - обыкновенные люди, и, самое главное, вы - из другого мира... Нет, не думаю, что эти Кристаллы Безмолвия могут вам чем-то навредить, - подумав, уверенно закончил он.
   - Ну, хоть что-то радостное мы сегодня услышали... - выдохнула я.
   - Не нужно так отчаиваться, - волшебник попытался успокоить нашу пригорюнившуюся компанию, - и не нужно так быстро сдаваться. Я все-таки надеюсь, что успею помочь и Клементине, и ее Говорляндии... И никогда не нужно терять надежды, - помолчав, добавил он.
  

Глава пятнадцатая

КАТАСТРОФА

  
   За окнами смеркалось.
   Здесь никогда не бывает темных ночей, просто приближался теплый летний вечер. День подходил к концу, из окон замка было видно, как солнышко уже садится за горизонт... Похоже, подходит к концу и наша встреча с добрым волшебником.
   - Я не хочу показаться негостеприимным хозяином, - мягко заметил Эмиль, - но, если вы узнали все, что хотели, то... думаю, вам пора. Чем раньше вы снова окажетесь в Говорляндии - тем лучше.
   Мы неохотно стали подниматься с кресел.
   С чем мы вернемся к Клементине? Скажем, что Эмиль очень старается помочь, что он прилетит в Говорляндию через пять дней с волшебным зельем... И, что не нужно терять надежды.
   Пять дней - и Говорляндия будет спасена от злых чар Морфагора! Всего пять дней... Это число засело в голове словно заноза, и меня продолжали грызть сомнения: а вдруг Эмиль просчитался, а вдруг Кристаллы Безмолвия сотворят свою злую месть раньше? А вдруг...
   Эмиль вышел нас проводить, и по пути мы снова увидели его волшебный трюк с появлением и исчезновением двери.
   У Самосаней волшебник еще раз улыбнулся своей очаровательной белозубой улыбкой и сказал:
   - Желаю вам удачного возвращения! Будьте осторожней, пролетая над лесом Морфагора. Я постараюсь вас защитить, как смогу, но все-таки и вы не оплошайте. И передавайте привет Ее Величеству Клементине! Скажите ей, что... - Эмиль на секунду задумался, - что все будет хорошо. Все ДОЛЖНО БЫТЬ хорошо!
   Он протянул нам с Аленкой руку и прибавил:
   - Мне было очень приятно познакомиться с отважными путешественницами!
   Волшебник попрощался со Снуком, и, пока наша троица забиралась в Самосани... исчез. Так же неожиданно, как и появился, когда мы бродили возле его замка в поисках двери. Самосани взмыли в воздух...
   ... На этот раз мы летели молча. Каждый думал о своем. Точнее, все мы наверняка думали об одном и том же, но каждый по-своему. Почему-то путь обратно оказался короче, и довольно скоро я почувствовала, что мы уже начинаем снижаться.
   "Наверно, я просто заснула, - решила я. - Или очень сильно задумалась..."
   - А что это так быстро?! - Аленка тоже была удивлена.
   Посмотрев вниз, мы не увидели того пестрого пятнышка, которым сверху казалась Говорляндия. Вместо него там что-то чернело. И, вообще, все больше и больше становилось темно, будто кто-то невидимый медленно выключал свет.
   "Ерунда какая-то! Здесь же только белые ночи!" - подумала я.
   - Снук, что-то случилось? Почему так... темно? - непонимающе озираясь, спросила Алена.
   - И почему мы снижаемся? Разве мы уже прилетели? - добавила я.
   Снук почему-то тоже заволновался. Привстав на скамеечке, он глянул вниз и с испугом сказал:
   - Я и сам ничего не понимаю. Самосани меня не слушаются...
   - Как это? - подскочили мы. - Но мы же приземляемся!
   - Мы... не приземляемся, - запинаясь, проговорил медвежонок, - мы... падаем.
   - Что-о-о? - в один голос заорали мы. - Куда? Снук, да останови же ты эти санки!
   - Я не могу!!! - с отчаянием выкрикнул медвежонок. - Я стараюсь, но у меня ничего не получается! Нас как будто тянут вниз!!!
   Мы втроем бросились к бортику и впились глазами в надвигающуюся темноту.
   - Ничего не понимаю... Ничего не понимаю... - растерянно бормотал Снук.
   - Никакая это не Говорляндия! - закричала Аленка. - Это... какое-то другое место! Снук, где мы???
   - Мы... мы... мы падаем... - снова повторил Снук.
   - Господи, да это мы и без тебя видим!!! - оборвала его я. - Куда мы падаем? Почему темно???
   - Мы падаем... в лес... в лес Морфагора... Это в моей Говорляндии всегда светло, а тут... - еле слышно выговорил Снук.
   Вот это новости! Но что же делать?
   Самосани все стремительнее летели вниз, словно их и вправду кто-то тащил, затаскивал как добычу в свое страшное логово...
   Не выдержав, Аленка бухнулась прямо на пол и дрогнувшим голосом прошептала:
   - Я боюсь...
   Я тоже отлипла от бортика. Нет ничего страшнее, чем понимать, что ты падаешь с огромной высоты, да еще и видеть, как это происходит! Собственно говоря, и видеть-то уже было нечего, потому что вокруг нас была сплошная темнота.
   Снук тоже спрыгнул на пол. В темноте я почувствовала, как его дрожащее плюшевое тельце жмется к моей ноге. Мы втроем, сидели на полу, затаив дыхание и боясь даже пошевельнуться. И только испуганные глазки-бусинки нашего медвежонка снова заблестели в этой кромешной тьме...
   "Это конец, - подумала я, обнимая Снука. - Если это лес Морфагора, нам - конец. И мы ничего не..."
   Я так и не успела додумать, потому что в этот момент наши Самосани с грохотом упали на землю.
   От резкого толчка нас подбросило вверх, и, падая, мы здорово ударились. У меня аж искры из глаз посыпались! И было так больно, что я даже забыла испугаться.
   - Вот они! Держи их! Хватай! - услышала я совсем рядом какие-то голоса.
   Чьи-то крепкие руки тут же вытащили меня наружу и быстро поволокли.
   - Алена!!! Сну-у-ук!!! - только и успела прокричать я.
   Но мне никто не ответил...
  

Глава шестнадцатая

ПЛЕННИКИ

  
   Невидимые похитители быстро тащили меня прямо по земле. Мои руки и ноги были уже здорово расцарапаны о камни и какие-то колючие ветки, постоянно попадавшиеся на пути.
   "Вот мало мне синяков и шишек, так сейчас еще и царапины заработаю!" - пронеслось у меня в голове.
   Глаза уже немного привыкли к темноте, и, слегка приподняв голову, я попыталась разглядеть тех, кто же меня так стремительно куда-то волок. Ого! Да это просто верзилы какие-то! И не стыдно было таким большим дядям вдвоем напасть на десятилетнюю девочку? Да и одного из них было бы вполне достаточно, чтоб от меня мокрое место осталось!
   - Ну-ка! Не трепыхайся тут! - громыхнул один из великанов, заметив, что я пытаюсь их рассмотреть.
   Похоже, улицу мы миновали, и теперь меня тащат по каким-то темным коридорам, слабо освещенным небольшими фонариками на стенах... Ой! Только этого не хватало! Кажется, меня собираются и вниз по ступенькам тащить все тем же способом, вот спасибо-то!..
   Нет, пронесло... Считать головой ступеньки я сегодня не буду, потому что один из громил догадался просто сграбастать меня в охапку и бегом побежал вниз по лестнице. Второй бежит следом.
   Остановка. Мне уже просто нечем дышать, так крепко стиснул мои ребра этот великан своими лапищами.
   - Где ключи? - спрашивает тот, который тащит меня.
   - Не знаю... Ты же сам их куда-то положил! - пробасил второй.
   Держа меня подмышкой, первый начал шарить свободной рукой по своим карманам.
   - Вот они...
   - Ну, наконец-то!
   Лязгает замок, и... меня швыряют в какую-то маленькую комнатку. Дверь тут же с грохотом закрывается. Снова лязгает замок. И снова полная темнота...
   Мне повезло, что на этот раз я упала на что-то более мягкое, чем земля или пол Самосаней, только колкое. Кажется, это сено или солома...
   Не успела я очухаться, как снова услышала тяжелые шаги и звон ключей. Дверь отперли, и в свете из коридора опять возникли два великана, держа в своих ручищах еще кого-то. Этот кто-то отчаянно барахтался и все время возмущался.
   - Пустите меня, пустите сейчас же! - услышала я очень знакомый голос. - Я вам покажу, как похищать детей! Я вам... Вот, получай, слон безмозглый!
   - Ай!!! - похоже, что это заорал один из великанов. - Ты видел, видел? - спросил он у второго. - Она меня укусила! Ну, я тебе...
   - Да бросай ты ее, и пошли отсюда! - перебил напарник. - Его Сиятельство нас уже давно ждет.
   - Ну, погоди у меня! Я тебе еще устрою! - все-таки пригрозил первый и с размаху швырнул в комнату того, кто его укусил.
   Бац! Мой новый сосед упал не в солому, а прямо на меня.
   - Ты кто?
   - А ты кто?
   Мы вскочили на ноги, путаясь в соломе и пытаясь разглядеть друг друга.
   Вот это да! Ну, понятное дело, когда нас с сестрой не могут различить другие люди, но, чтоб мы и сами друг дружку не узнали - это что-то новенькое! Видимо, мы слишком похожие близнецы. Или здесь просто слишком темно...
   Никогда бы не подумала, что могу так сильно обрадоваться, увидев Аленку! Правда, она была счастлива не меньше моего.
   - Катька! - всхлипнув, сестра повисла у меня на шее, и мы снова рухнули в солому.
   - Алена! Ты... ты жива! - и я тоже почему-то заплакала.
   - Угу! - продолжая всхлипывать, отвечает Алена. - Я так испугалась... за тебя...
   - И я тоже!.. - реву в ответ я. - И я... за тебя...
   Мы, обнявшись, сидели в этой нелепой соломе, словно курицы-наседки, и плакали, как маленькие...
   - Слушай, - спросила я, когда мы уже прилично наревелись, - а где же Снук?
   - Не знаю... - вытирая слезы, ответила Аленка. - Я его больше не видела после того, как мы упали... А потом меня сразу же потащили сюда эти две... обезьяны. Где мы, Кать?
   Я еще раз огляделась. Какая-то маленькая темная комната, стены и пол, по-моему, каменные и ужасно холодные. И еще эта куча соломы, в которой и сидим мы с сестрой. Откуда-то из-под потолка пробивается маленький лучик света.
   Подняв глаза, я увидела небольшое решетчатое окошечко, сквозь которое светила голубоватым светом луна.
   - Алена... - осенило меня, - да мы... в тюрьме!
   - Где-где? - переспросила сестра.
   - Я говорю, что нас с тобой, по-моему, посадили в тюрьму! - повторила я.
   - Так не бывает... Детей не сажают в тюрьмы.
   - А нас, как видишь, посадили! - стояла на своем я.
   Алена тоже обвела взглядом комнатку, в которую нас бросили великаны.
   - Да-а... - протянула она. - Ну и дела...
   Но в это время снова раздался звон ключей и лязгнул замок...

Глава семнадцатая

ОДУРАЧЕННЫЕ ГРОГЛЫ

  
   Железная дверь с шумом распахнулась, и на пороге появились все те же два великана. (Или это уже другие? Попробуй разбери в этой темноте!..)
   Один из них держал в руке фонарь, и мы невольно зажмурились от внезапного яркого света, скользнувшего в нашу комнату-камеру.
   - Ну, что ты там топчешься? - обернулся великан к своему спутнику. - Хватай одну девчонку, я - другую, и пошли отсюда!
   - Погоди-ка! - остановил его второй, шагнув немного вперед. - Вначале я разберусь с той маленькой дрянью, которая осмелилась меня укусить!
   - Слушай, нам некогда, - попытался остановить его первый. - Ты же знаешь, что...
   - Заткнись!!! - рявкнул укушенный. - И посвети-ка поближе!
   Тот, что был с фонарем, вздохнул, но не ослушался своего грозного товарища. Луч света ударил мне в лицо, и я опять зажмурилась. Правда, сквозь щелочки глаз я наконец-то смогла разглядеть того, кто напал на нас этой ночью.
   "Ну, и рожа! - подумала я, чуть не выкрикнув это вслух. - Прямо гоблин какой-то!" Дома у нас с Аленой было немало книжек со сказками, и, видя сейчас склонившееся надо мной лицо великана, я тут же вспомнила одну картинку из книги про страшных гоблинов. Такие же злые маленькие глазки, широкий нос и даже... Ой! Кажется, еще и пара клыков торчит из большого рта с толстыми губами! Фу-у-у, мерзость какая... Алена явно погорячилась, когда обозвала этих чудищ обезьянами. Да обезьянья мордочка - просто милое личико по сравнению с этой отвратительной гримасой, обрамленной длинными черными волосами!
   - Вот она! - обрадовался великан. - Попалась?! Сейчас ты у меня попляшешь! - он уже протянул ко мне свою огромную грязную лапу, но Аленка его перебила:
   - Эй, дяденька! А ты не ошибся?
   - Что??? - встрепенулся великан и, обратившись к напарнику, прикрикнул:
   - Посвети-ка на эту!
   Второй великан поднес фонарь к Алене, и, когда ее лицо озарилось светом, я увидела, что сестра мне быстро подмигнула.
   - Не понял... - оторопел великан. - Кто же из них меня укусил?.. Быстро отвечайте!!! - разозлился он.
   "Вот уж верно говорит наша бабушка: выросла детина, а ума - с волосину", - подумала я и, еле сдерживая смех, выкрикнула:
   - Это я!
   - Ты??? - снова угрожающе двинулся ко мне великан, а луч фонарика быстро направили в мою сторону.
   - Ребята, она пошутила! Это я! - Алену уже просто распирало от хохота.
   - Так, кто же из вас?
   - Конечно, я!
   - Да, нет же! Это я, я!
   - КТО???
   - Я!
   - Нет, я!
   Фонарь еле поспевал за нашими с Аленкой возгласами.
   Второй великан тоже наклонился поближе и недоуменно заморгал своими узкими глазками. Кажется, он растерялся не меньше, чем его покусанный друг. Ну, что поделаешь, если дядя впервые в жизни видит близнецов?
   - Ты что-нибудь понимаешь? - толкнул его в бок первый. - Или это у меня в глазах двоится?
   Второй неуверенно потоптался на месте, еще раз посветил по очереди на меня с сестрой и молча помотал головой.
   - Ладно... - махнула рукой жертва Аленкиных зубов, - бери вон ту!.. Его Сиятельство сам с ними разберется...
   Великаны подхватили нас, закрыли за собой дверь и двинулись по узкому темному коридору, освещая путь фонарем.
   "И куда же нас потащат на этот раз?" - подумала я, снова задыхаясь в стальных лапах.
   Поднявшись по лестнице, великаны постучали в какую-то дверь.
   - Войдите!!! - тут же донеслось оттуда.
   Дверь открылась, и нас наконец-то выпустили, не забыв при этом сильно подтолкнуть в спину.
   - Вот они, Ваше Сиятельство! - победоносно изрек один из великанов.
   Мы очутились в довольно просторном зале с тремя огромными окнами, одно из которых было распахнуто настежь. С улицы приятно тянуло ночной прохладой и дул легкий ветерок.
   Здесь было намного светлее, чем в коридорах, так как зал освещало множество больших настенных светильников. Стены и пол были выложены серой плиткой с изображением черных драконов и каких-то непонятных знаков.
   В глубине зала возле открытого окна стояло огромное кресло, похожее скорее на трон. Его подлокотники также были сделаны в форме изгибающихся драконов с распахнутыми пастями. Кроме этого кресла больше никакой мебели в зале не было.
   - О! Наконец-то! - произнесла сидящая в кресле фигура. - Спасибо, гроглы, сегодня вы сослужили мне хорошую службу. Я этого не забуду.
   Фигура встала с кресла, и двинулась к нам.
   Незнакомец был высоким, темноволосым и одет в такую же длинную мантию, как у волшебника Эмиля. Но его одежда была темно-синей и с блестками, которые переливались от пламени горящих повсюду свечей. Мантия развевалась от ветра, дувшего сквозь распахнутое окно, и издалека мне почудилось, что к нам тоже приближается крылатый дракон, которыми было сплошь и рядом разукрашено это помещение. Стало жутко...
   Подойдя к нам, человек довольно усмехнулся и крикнул все еще топтавшимся на пороге великанам:
   - Прочь отсюда! Я и без вас с ними управлюсь!!!
   Великаны учтиво поклонились и быстро вышли.
   - Ну, что? - снова ухмыльнулся он. - Вы уже догадались, кто я? Или мне представиться?
   "Так это... это и есть... Морфагор?!" - мелькнуло в моей голове.
   Морфагор резко обернулся ко мне, словно прочитав мои мысли.
   Кстати, я ошиблась, обозвав его в свое время злобным стариканом. Точнее, ошиблась я только насчет "старикана", потому что Морфагор был чуть постарше своего брата Эмиля, а Эмиль, как вы помните, выглядел просто юношей. Но вот по поводу "злобного" я тогда, как в воду смотрела. Похоже, здесь нас уже никто не одарит очаровательной и веселой улыбкой...
   - ДА, ЭТО Я!!! - и его карие глаза с ненавистью уставились на меня. - А вы думали, вас здесь снова встретит добренький Эмиль?
   Морфагор громко расхохотался, запрокинув голову, и, продолжая смеяться, направился обратно к трону. От этого жуткого хохота, эхом раскатившегося по пустынному залу, внутри все похолодело...
  

Глава восемнадцатая

МОРФАГОР

  
   Колдун важно развалился на своем троне.
   - Ко мне! - скомандовал он, и в первое мгновенье мы даже не поняли, к кому он обратился, потому что в зале вроде бы не было никаких дрессированных домашних животных...
   - Вы оглохли? Я сказал "ко мне"!!! - рассвирепел Морфагор, ударив по подлокотнику в виде дракона.
   Мы робко подошли поближе.
   Внимательно посмотрев на меня с Аленой (от этого взгляда мурашки пробежали по спине!), он усмехнулся:
   -Я смотрю, кто-то до меня уже сыграл с вами злую шутку. Надо же! И какому же чародею вы еще успели насолить, что он наколдовал двух девчонок из одной? Забавно... Надо запомнить!
   "Господи, и этот туда же!" - от этой мысли страх немного отпустил. Я тут же вспомнила, как недавно в подземелье на нас с сестрой пялились великаны, и снова чуть не рассмеялась. То, что мы с Аленкой - близнецы, не удивляло, по-моему, только Эмиля с Клементиной, да еще Снука. Здесь же на нас все таращатся, как на какую-то диковинку!
   Аленка тоже спрятала улыбку...
   - Веселитесь? - грозно спросил Морфагор. - Ничего... Посмотрим, как вам будет смешно, когда я на ваших глазах уничтожу вашу плюшевую игрушку! Как там его зовут... Снук, кажется?
   Мы вздрогнули, услышав от этого злодея имя нашего маленького друга. Заметив наш испуг, Морфагор снова захохотал.
   - Значит, так... - вдоволь насмеявшись, медленно начал он, чеканя каждое слово. - Я давно за вами наблюдаю и знаю, зачем вы летали к моему брату. Я нарочно не вмешивался, когда вы летели к нему. Думали, вам также легко удастся вернуться? - ухмыльнулся он. - Ха! Да мне просто было нужно, чтобы Эмиль успел рассказать вам, что он там напридумывал. А на обратном пути вы попались в ловушку, которую я подстроил. Ну, что? Теперь вы наконец-то поняли, с кем имеете дело???
   Мы с Аленкой молча смотрели на злого волшебника, который откровенно издевался над нашей беспомощностью, упиваясь собственным коварством...
   Набравшись мужества, я тихо спросила:
   - Но... если Вы уже все знаете... зачем Вы тогда нас... поймали?
   - Зачем??? - взревел Морфагор. - Затем, что я хочу знать, О ЧЕМ вы там шептались с моим глупым братцем? Вы думали, он вас защитит? Думали, что он скроет от меня ваши Самосани? Как же! Это ему давно не по силам! Эмиль - просто слабак по сравнению со мной! Здесь, в этом лесу хозяин только Я! Слышите? Я!!! И никто вас не спасет, никто не придет к вам на помощь! Поэтому быстро отвечайте: О ЧЕМ вы говорили с Эмилем в его замке??? Я ТРЕБУЮ!!!
   "Ах, вот оно что! - осенило меня. - Он ничего не знает про траву Суалок! Правильно, ведь Эмиль говорил, что Морфагор не сможет услышать наш разговор! И после этого Эмиль - слабак? Дудки!"
   - Я жду, - нетерпеливо повторил Морфагор. - Или вы онемели от страха???
   По привычке я покосилась на Аленку. Ей тоже было страшно, но, несмотря на это, взгляд ее был упрямым. Сжав губы, она исподлобья смотрела на волшебника.
   - Ничего мы Вам не скажем!!! - за двоих выпалила я.
   - ЧТО? ЧТО ТЫ СКАЗАЛА??? - оторопел Морфагор. - Да ты... Да я тебя...
   Но в это время в дверь снова постучали.
   - Войди, Тризан! - крикнул Морфагор.
   В зал вошел великан. В отличие от наших старых знакомых он был не настолько безобразен и даже вполне прилично одет. Те носили какие-то непонятные лохмотья, а на этом был такой же темно-синий балахон с блестками, как у самого Морфагора. Войдя, великан поклонился волшебнику и, встав возле его трона, с любопытством уставился на нас с сестрой.
   - Полюбуйся, Тризан, - немного успокоившись, вновь заговорил Морфагор. - Эти малявки смеют мне перечить! Они, видите ли, не желают отвечать на мои вопросы! Может, они здорово стукнулись головой, падая со своих Самосаней?! Как тебе это понравится, а?
   - Ваше Сиятельство, не волнуйтесь, - пробасил в ответ великан, сверля нас своими хитрющими маленькими глазками, - Я уверен, это ненадолго.
   - Но ты же знаешь, что у нас нет времени ждать, пока эти девчонки соизволят заговорить!!! - не выдержав, снова завелся Морфагор. - Ты же знаешь, что...
   - Ваше Сиятельство, успокойтесь! - попытался остановить его великан. - Мне кажется, что...
   - Да мне плевать, что тебе там кажется! - перебил колдун. - В последний раз спрашиваю: что вам говорил Эмиль??? Что он знает про мои кристаллы??? - выкрикнул он в нашу с Аленой сторону. - Вы будете говорить или нет???
   Мы с сестрой, как по команде, дружно замотали головами.
   - Не выводите меня из терпения, - зашипел Морфагор и в ярости вскочил с трона. (Мы с сестрой невольно отшатнулись и попятились назад). - Может, вы хотите, чтобы я прямо сейчас, прямо здесь испепелил вашу игрушку? Я могу это устроить! А вы знаете, кто такие мои слуги-гроглы? Я вызвал их из очень древних времен, и только мне одному известно это заклинание! Знаете, что они могут с вами сделать? Нет? Тризан! Покажи им, на что вы способны! Покажи, ведь ты - повелитель гроглов и мой помощник! - скомандовал Морфагор, но, не дожидаясь ответа замешкавшегося Тризана, подлетел к нам и заорал прямо в лицо:
   - Да мне вместе в гроглами ничего не стоит стереть с лица земли и Говорляндию, и вашего любимого Эмиля, и...
   - ...во дурак! - не выдержала Алена.
   - Что??? - осекся Морфагор и задохнулся от злости. - Повтори, что ты сейчас сказала???
   Ну, кто Аленку за язык тянул? Ну, почему она вечно лезет, когда не просят? Ведь так мило помалкивала все это время! Что сейчас будет... Я даже зажмурилась...
   Колдун размахнулся, в его руке сверкнула молния, и порывом откуда-то взявшегося вихря Аленку со свистом отшвырнуло в другой конец зала.
   - Не смей ее трогать!!! - рванулась я к Морфагору, но меня тут же ловко поймал Тризан.
   У противоположной стены сестра осторожно поднялась на ноги, хлопая глазами и потирая ушибленный локоть.
   - Пусти!!! Пусти, гад! - я отчаянно вырывалась, но помощник колдуна крепко держал меня за руки. - Алена!!! Аленка!!!
   - ГРО-О-ОГЛЫ! - в бешенстве заорал Морфагор, и мне показалось, что я сейчас оглохну.
   В зал тут же пулей влетели те двое, что притащили нас сюда.
   - Уберите этих детей!!! Ненавижу детей, ненавижу! Уберите их с глаз моих долой!!! Или я не знаю, что сейчас сделаю!!! - все время вопил волшебник, будто с ума сошел.
   Гроглы быстро подскочили к нам, сгребли в охапку и потащили к выходу.
   - Я все равно заставлю вас говорить!!! Вы мне все выложите, как миленькие!!! - не унимался Морфагор, крича нам вслед. (И что мы ему сделали? Ну, подумаешь, разочек дураком обозвали - что ж так орать-то?)
   Уже возле дверей я услышала, как подлетевший к нему Тризан сказал:
   - Ваше Сиятельство, успокойтесь, пожалуйста. Мне кажется, я знаю, что нужно сделать... Выслушайте меня, прошу Вас!..
  

Глава девятнадцатая

ТЯЖКИЕ РАЗДУМЬЯ

  
   И вот мы снова в подземелье. Сидим все в той же куче соломы, прижавшись к друг другу, и с ужасом вспоминаем встречу со злым волшебником...
   Правильно говорила Клементина: этот Морфагор - просто отъявленный негодяй! И вдобавок хитрец. А мы еще радовались, что так удачно слетали к Эмилю! Оказывается, Морфагор все это подстроил. Он выжидал, а на обратном пути просто-напросто захватил нас в плен, потому что ничего не знает про волшебную траву Суалок.
   Да-а... Хитро он все устроил! Даже Эмиль не смог защитить нас на обратном пути.
   Но Морфагор, похоже, здорово переживает из-за своих кристаллов. Может, он боится своего брата? Боится, что Эмиль уже придумал, как спасти Говорляндию? Вообще-то, Морфагор не похож на труса, но... кто его знает? Называет Эмиля слабаком, а чего ж тогда так завелся, когда увидел, что мы с Аленкой ничего не скажем про замыслы доброго волшебника?
   Я вспомнила, как Морфагор говорил Тризану: "У нас нет времени ждать"... Точно! Он боится, что Эмиль его перехитрит! Эх... выяснить бы, сколько времени осталось до того, как Кристаллы Безмолвия обретут свою силу! Только... кто нам это расскажет?
   И где наш Снук? Вдруг Морфагор сделает с ним что-нибудь ужасное? Или уже сделал? Ведь он грозился...
   - Бедный Снук... - вслух проговорила я.
   - Это Морфагор нарочно! Вот злодей! - откликнулась Алена.
   - Что... нарочно? - не поняла я.
   - Нарочно не отдает нам Снука! Держит его где-то в другом месте, чтобы мы побыстрее раскололись! - объяснила сестра.
   - Да, но... он ведь и вправду может его... - я запнулась.
   Было даже страшно произнести, что может сделать с нашим медвежонком злой колдун! И мне сразу же вспомнились испуганные глазки-бусинки Снука, когда мы падали, как он тогда жался к моей ноге... Где он сейчас, наш маленький плюшевый ворчун?
   - Все равно я этому психу ничего не скажу! - нарочито громко произнесла Алена. - Пусть хоть лопнет от злости! И ничего он нашему Снуку не сделает! Он только пугает, он - нарочно!!! - еще громче повторила она.
   В коридоре послышались шаги. Потом они смолкли, и мне показалось, что кто-то замер под дверью. Может, нас подслушивают?
   - Тише ты! - шепнула я сестре. - Слышишь? Там кто-то ходит...
   Алена притихла и тоже напрягла слух. Снова послышались шаги, но теперь как будто кто-то тяжелой поступью отошел прочь. Нет, кажется, идет обратно... Надо быть аккуратней, разговаривая друг с другом, чтобы не сболтнуть лишнего. И надо что-то придумать. Надо срочно что-то придумать, ведь у нас всего пять дней! У нас - пять, а сколько их у Морфагора?
   - А вдруг он еще и мысли подслушивает? - испуганно шепнула мне на ухо Алена.
   Я задумалась. Если так - то дело совсем плохо!
   - Нет, не похоже, - покачав головой, сама себе ответила Аленка, - я много раз при нем думала про... ну, ты поняла про ЧТО! И он ничего не узнал.
   - Да, я тоже, - ответила я, припоминая нашу встречу с Морфагором. - Но все равно... думай потише на всякий случай! Слушай... - осенило меня, - а вдруг он нас как-нибудь заколдует, и мы сами ему все выложим?
   Мы обе вздохнули и опять замолчали.
   - Знаешь... вряд ли, - ответила Аленка. - Он так орал, чтобы мы ему все рассказали, что... нет, вряд ли. Если бы хотел заколдовать, то заколдовал бы сразу! - уверенно закончила она.
   - Надо что-то придумать! У нас тоже нет времени сидеть в этом... курятнике и ждать, пока сбудутся все планы этого... ну, ты поняла КОГО! - ответила я.
   - Нужно просто... - начала Аленка, но в это время за дверью опять раздалось какое-то подозрительное шуршанье.
   - Тихо! - подскочив, я зажала Аленке рот. - Переходи на шифр!
   У нас с сестрой уже давно был изобретен свой собственный язык, которым мы всегда пользовались, если хотели обсудить какие-то секреты. Это очень просто: нужно после каждого гласного звука произносить "К", а потом еще раз этот же гласный. Слова коверкаются до неузнаваемости, а, если говорить быстро, то окружающие вообще перестают что-либо понимать.
   - Нака-доко проко-стоко уку-беке-жакать! - протараторила Алена, как только я разжала ей рот. (В переводе это означало: "Надо просто убежать!")
   - С уку-мака соко-шлака? - тут же отозвалась я. - На-кас ту-кут же-ке и-ки покой-мака-юкют! ("С ума сошла? Нас тут же и поймают!")
   Алена поняла, что сморозила глупость, и, вздохнув, снова начала думать.
   Легко сказать "убежим"! Сидим взаперти, повсюду бродят эти чудища гроглы, которых Морфагор навызывал неизвестно откуда своими заклинаниями... Нет, побег не подходит. Тут нужно что-то получше, похитрее придумать... Но что? И как нам выручить Снука? Как хотя бы узнать, где его держит Морфагор? Может быть, Снук где-то рядом? И тоже сидит под замком? Столько вопросов, и ни одного ответа...
   Мои мысли оборвал грохот отпираемой двери. Как? Неужели нас опять поволокут на допрос к Морфагору?
   Но на этот раз гроглы просто поставили на пол перед нами две какие-то миски. Аленка привстала с соломы и заглянула в одну из них.
   - Око-гоко! На-кас, кака-жекет-сякя, буку-дукут кокор-микить! - почему-то шифром радостно воскликнула она. ("Ого! Нас, кажется, будут кормить!")
   - Чего это она там лопочет? - удивился один из гроглов (по-моему, это был тот, кого покусала Аленка).
   - Бедняга... - сочувственно покачал головой второй. - Видимо, совсем спятила, увидев Его Сиятельство!..
   Озадаченные гроглы молча ушли.
   - Са-кам дуку-ракак! - выкрикнула им вслед Алена, покрутив пальцем у виска. ("Сам дурак!")
   Подсев поближе к своей миске, она еще раз туда заглянула и поморщилась:
   - Да... Это вам не угощение Клементины! Кать! Глянь, что это?
   Я тоже посмотрела в свою миску и усмехнулась:
   - Ну, а чем, по-твоему, кормят пленников? Если не ошибаюсь, то это вода, а в ней... - я присмотрелась поближе, - кажется, хлеб. Ну, или что-то в этом роде.
   В миске и вправду была какая-то жидкая кашица. Аленка окунула в нее палец, попробовала и тут же выплюнула.
   - Вот сами и жрите эту гадость! - вскочив, она со злостью пнула миску ногой.
   Миска со звоном отлетела, ударилась об железную дверь, и все ее содержимое расплескалось по полу. В каморку тут же вбежал разъяренный грогл и чуть не растянулся прямо на пороге, поскользнувшись в образовавшейся луже. Замахав своими ручищами, словно крыльями, он все-таки устоял на ногах и свирепо глянул в нашу сторону.
   - Ики-звики-ники-теке... Око-нака неке-чака-якян-ноко... - разведя руками, робко объяснила я. ("Извините... Она нечаянно...").
   Покачав головой, грогл подобрал миску и, что-то бормоча, захлопнул за собой дверь, видимо, решив, что с сумасшедшими лучше не связываться.
   - Все! - решительно заявила Аленка, когда грогл ушел. - С меня хватит! Я ложусь спать, а, когда проснусь - тогда и буду думать!
   И она демонстративно закопалась поглубже в солому, устраиваясь на ночлег.
   Я вздохнула и еще раз склонилась над своей миской, решив тоже попробовать эту странную еду. Тьфу! Я даже поперхнулась. Алена была права: это просто невозможно есть! Даже, если это и хлеб, то он, по-моему, плесневелый и вдобавок чем-то воняет.
   "А чем же они тогда кормят Снука? - с ужасом подумала я. - Неужели тем же самым? Бедняга... Ведь ему нужна особенная еда, игрушечная! Разве эти тупые гроглы знают, чем нужно кормить игрушки? Он же умрет с голоду!"
   "Берегите вашего Снука, ведь он... просто маленький плюшевый медвежонок", - вспомнились мне слова Клементины, которые она произнесла на прощанье. А мы? Мы не уберегли... Да еще и сами попались в лапы к этому Морфагору!..
   Отставив миску, я тоже забралась в солому. Рядом, свернувшись калачиком, тихо посапывала Аленка.
   "И никогда не нужно терять надежды", - откуда-то сквозь сон донеслись до меня слова Эмиля...
  

Глава двадцатая

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

  
   Похоже, я проснулась очень рано, потому что в нашей каморке было еще темно. Впрочем, что я говорю? Это же не Говорляндия, это замок Морфагора и его страшный лес, а здесь никогда не бывает солнечного света...
   Когда я открыла глаза, то увидела, что Алена уже честно выполняет свое обещание: сидя на корточках и обхватив руками колени, она о чем-то напряженно думала.
   - Интересно, сейчас... утро, день, или... ночь?
   - Почем я знаю? - буркнула в ответ Аленка. - Что тут можно разобрать, когда все время темно?
   - Как есть хочется... - вздохнула я, покосившись на свою миску. Кашица в ней уже зачерствела, покрывшись коркой.
   - Подожди, не переживай. Сейчас сюда придет наша сладкая парочка и покормит отравленной кашкой-вонючкой! - "успокоила" меня сестра.
   - Очень смешно... Три "ха-ха"! - парировала я, но к еде все-таки не притронулась.
   Кто знает? Может быть, Аленка и права: нас действительно собираются отравить этой зловонной кашей? Но, представив себе тех, кого она только что обозвала сладкой парочкой, мне и вправду стало смешно...
   - Ничего не могу придумать! - рассердилась сама на себя Алена. - Ни-че-го-шень-ки! Такое впечатление, что все мозги повыскакивали, когда этот Морфагор шмякнул меня об стенку!
   Да уж... Чего-чего, а падений и ушибов за последнее время нам досталось по полной программе! Вначале с Самосаней грохнулись, потом нас по очереди покидали в эту каморку, а Аленку вчера еще и колдун шарахнул своим ветром.
   - Ты же локтем вчера ударилась, - напомнила я. - Причем здесь... мозги?
   - Мозги?! - встрепенулась Алена и задумалась. - Ну... не знаю... Да какая разница! Хоть мозги, хоть локоть, а в голову все равно ничего не лезет!
   Я тоже присела на корточки, подтянув колени к подбородку, и мы с сестрой стали думать вместе.
   - Да-а-а... Представляю себе, что мы напишем, если Ольга Васильевна снова задаст сочинение "Как я провел каникулы"! - неожиданно усмехнулась Аленка.
   - Ага! - весело подхватила я. - "На зимних каникулах мы с сестрой сидели в тюрьме за то, что..."
   - ...если мы когда-нибудь еще увидим Ольгу Васильевну... - перебив меня, вздохнула Алена.
   От этих ее слов стало совсем тоскливо. До меня только сейчас дошло, что мы и вправду можем никогда не вернуться домой и навсегда застрять в этом сказочном мире. И... что тогда? Почему-то сразу захотелось увидеть и папу, и маму, и школьных друзей, и нашу учительницу Ольгу Васильевну... Захотелось каждое утро просыпаться в своей собственной кровати, а не в этой дурацкой соломе, и просыпаться от того, что сверху, как всегда, спрыгнула Аленка...
   Я вытерла мокрую щеку. Ну, вот... Кажется, я уже заплакала. Нет, так совсем никуда не годится!
   - О, вспомни дурака - он и появится, - толкнув меня в бок, проворчала Аленка и указала на дверь. - Наверно, Морфагор соскучился...
   - ... или снова кормежка, - предположила я.
   Но, оказалось, что ни то, и ни другое. "Сладкая парочка" вошла в каморку, бережно держа в своих лапах что-то маленькое. Но это были вовсе не миски с вонючей кашей.
   Грогл опустил свою ношу возле кучи соломы и подмигнул напарнику:
   - Может быть, это их немного приведет в чувства?!
   - Хе-хе... - только и ответил второй, пропуская вперед товарища и запирая за собой железную дверь.
   В темной каморке знакомым светом блеснули глазки-бусинки...
   НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
   - Снук!!! - путаясь в соломе, мы с Аленкой наперегонки бросились к медвежонку и чуть не задушили его в своих объятиях. - Снук, Снук!!! Ты вернулся!!! Ты - живой!!!
   - Ну, ладно вам... Ладно... - слышалось в нашей каморке сердитое, но такое родное ворчание!
   Неожиданно Снук сказал:
   - Я к вам по делу.
   - Что? - удивились мы. - По какому делу?
   Снук немного замешкался, понимая, что как-то сразу придал нашей дружеской встрече столь деловой тон. Поерзав на соломе, он ни с того, ни с сего... расплакался.
   - А-а-а... Меня так обижал этот злющий Морфагор, если бы вы видели, как он надо мной издевался!.. А-а-а... А этот его Тризан меня так мучил, так мучил...
   Снук размазывал лапкой слезы по плюшевой мордочке, и все время причитал. В первую минуту мы с Аленой даже растерялись, потому что никогда прежде не видели нашего друга плачущим. Он мог ворчать, бурчать, сердиться; он, конечно, ужасно боялся злого колдуна, но... чтобы наш Снук ревел белугой?! Нет, такого еще не было...
   - Снук, миленький, не надо... - нежно погладила его Аленка. - Теперь все будет хорошо. Не плачь, пожалуйста...
   - Конечно! - поддержала я. - Теперь мы все вместе и обязательно что-нибудь придумаем...
   Услышав это, Снук моментально успокоился, так же неожиданно, как и начал плакать. Вытря слезы, он серьезно и быстро заговорил:
   - Да, да, да! Нужно что-то придумать. Я, собственно, поэтому и попросился к вам. Я и сам уже много думал про то, как нам убежать отсюда. И, знаете... я кое-что придумал! - лукаво сверкнул он своими глазками-бусинками. - Да, да, да! Я придумал!
   - Тише, Снук! - Алена прижала палец к губам. - Нас могут услышать.
   - Садись поближе и говори шепотом, - позвала я.
  

Глава двадцать первая

СНУК И КОЛДОВСТВО

  
   Снук торопливо перебрался к нам в солому и, понизив голос, заговорщицки сказал:
   - Морфагор обещал мне сразу же нас отпустить, если мы ему расскажем про то, о чем мы тогда говорили с Эмилем. Да, да, да! Он сказал, что сразу же нас отпустит, он обещал мне!..
   - Что? Это и есть твой план? Кому ты веришь? Опомнись, Снук! - не дав ему договорить, наперебой закричали мы, позабыв про всякую осторожность.
   Да что же это с ним такое? Снук забыл, чем все это может закончиться? Рассказать Морфагору о траве Суалок в обмен на свободу? Да Морфагор тут же придумает что-нибудь покруче лишь бы не дать Эмилю спасти Говорляндию! И ведь кроме нас троих никто пока что не знает о том чудодейственном зелье, которое может помочь! Эмиль посвятил нас в эту тайну, а мы выложим все Морфагору только за то, что злой колдун обещает нас отпустить? Да это же предательство, самое настоящее предательство!
   К тому же, Морфагор настолько хитер, что он непременно нас обманет! Он же только этого и ждет, он же спит и видит, когда мы наконец-то сломаемся и заговорим!
   Мысли вихрем летели в моей голове...
   - Снук, я... не знаю, чем тебя так сильно испугал Морфагор, - решительно сказала Аленка, - но поверь, что нам вчера не меньше твоего досталось. И все равно мы ему ничего не скажем про... ну, ты помнишь про ЧТО.
   - Ничего я уже не по-о-омню! - снова начал хныкать медвежонок. - Ничего-о-о... Меня же так сильно били по голове эти гроглы, так обижа-а-али... Может быть, вы мне напомните, что там говорил Эмиль, когда мы были у него в замке? - вдруг оживился он.
   - Снук, мы здесь не говорим об этом вслух! - строго сказала я. (Честно говоря, он уже начинал действовать мне на нервы).
   - Неужели ты все забыл? - Алена тоже была раздражена. - Меня вчера, знаешь, как об стенку башкой шарахнули?! Ну... и локтем заодно... И - ничего! Соображаю!
   - Слушай, - подсела я к медвежонку, - а... зачем тебе понадобилось об этом так срочно вспомнить, а? Неужели ты собираешься...
   - Да, собираюсь! - вскочил Снук, и его обычно добрые глазки сверкнули каким-то холодным светом. - Представьте себе, я собираюсь все рассказать Его Сият... тьфу, злому колдуну! Я не намерен торчать в этой дыре! Я хочу домой, хочу в мою Говорляндию! Вы, знаете, что со всеми нами могут сделать эти гроглы и их повелитель Тризан? Разве вам не страшно? А на что способен сам Морфагор, знаете?
   "Где-то я это уже слышала..." - мелькнуло в моей голове.
   Снука понесло. Бегая по нашей каморке, он все громче и громче кричал про все те ужасы, которые нас здесь поджидают, если мы продолжим упорствовать в своем молчании... Может быть, Снука заколдовали?
   - Вы знаете, сколько Морфагору потребовалось времени, чтобы изобрести Кристаллы Безмолвия, знаете? Он не выходил из своего замка целых десять лет, колдуя над ними! Он владеет самыми древними и самыми страшными заклинаниями, которые не знает ни один колдун на земле! Заклинаниями, о которых Эмиль даже не догадывается! - захлебываясь, вопил Снук. - Морфагор сумел призвать гроглов, чтобы они помогли ему, а гроглы - это самые страшные и самые древние существа, и ведь еще никому...
   - Да заткнись ты, в конце-то концов!!! - не выдержала Алена и даже ногой топнула. - Нас и без тебя здесь все время чем-нибудь пугают! Вот и отлично, что у тебя память отшибло, значит, теперь точно не проговоришься! И тебе мы тоже ничего не скажем, так и знай! Ишь, разошелся...
   - Да подожди ты, Алена, - вмешалась я (мне все больше и больше верилось в то, что Снук заколдован), - ты же видишь, что с ним что-то не то творится...
   Алена осеклась и, что-то проворчав, бухнулась обратно в солому, сердито уставившись на Снука.
   - Снук, пойми, если мы все расскажем, то... тебе ведь и самому не поздоровится, - очень осторожно сказала я притихшему медвежонку. - И ты, и вся твоя любимая Говорляндия превратитесь в кипу игрушек, помнишь, как об этом говорила Клементина? Я не знаю, что там уже успел с тобой сделать Морфагор, но...
   - Да что ты там втолковываешь этому предателю?! - снова вскочила Аленка.
   - Алена, сядь на место! - одернула я. - Может, его заколдовали, почем ты знаешь?.. В общем так, Снук, - я снова повернулась к медвежонку и начала объяснять, как больному, - мы ни тебе, ни Морфагору ничего не расскажем. Мы так решили. И поверь, что для тебя так даже лучше будет. Ты нам сам потом еще "спасибо" за это скажешь...
   - Значит, вы даже мне ничего не скажете?! - в темноте яростно сверкнули глазки-бусинки. - Значит, вот так вы меня любите, значит, так вы мне доверяете... Хорошо. Пусть будет по-вашему. Но пеняйте на себя! Я вас предупредил. Я-то вам все рассказал, но вы не послушались. Я вам...
   - Снук, прекрати! - схватившись за голову, я тоже не выдержала. - Не начинай сначала!
   - ЧТО??? НЕ НРАВИТСЯ??? - каким-то басом заорал Снук и даже, по-моему, стал больше ростом.
   Мы вздрогнули и с изумлением уставились на медвежонка. На мгновенье в каморке все стихло.
   Но через секунду тишину вновь разорвал отчаянный вопль. На этот раз это была уже Аленка.
   - Ма-а-а-ама!!! - закричала она, не сводя испуганных глаз с нашего общего друга. Схватив меня за руку, Алена быстро прошептала:
   - ЭКЭ-ТОКО НЕ-КЕ СНУ-КУК!!! ЭКЭ-ТОКО КТОКО-ТОКО ДРУКУ-ГОКОЙ!!!
   - Ха-ха-ха!! - рассмеялся уже огромный Снук (а я-то думала, что мне только кажется, будто он стал больше!) - Боитесь? Это очень хорошо! Мне нравится, когда меня боятся. Значит, скоро страх заставит вас все нам рассказать!
   Снук продолжал сыпать угрозами и все увеличивался в размерах, кажется, он уже стал ростом с грогла... ЧТО??? Да это же и есть грогл!!! Там, где только что был Снук, стоял... помощник колдуна ТРИЗАН!!!
   С перепугу мы заорали на все подземелье и, заглушая друг друга, бросились в нашу солому. По-моему, Тризан и сам не заметил, что уже из Снука превратился обратно в самого себя. Услышав наши крики, он спохватился и резко замолчал. Мы же просто застыли в соломе, затаив дыхание и вытаращив на него глаза.
   Тризан медленно подошел к двери нашей каморки, обернулся и сквозь зубы тихо проговорил:
   - Мы еще встретимся...
   Сказав это, помощник Морфагора исчез, быстро растаяв в воздухе, словно его здесь никогда и не было. Похоже, что в коридоре он тут же возник снова, поскольку через мгновение до нас донеслось эхо его тяжелых шагов...
  

Глава двадцать вторая

АЛЕНКИНА ИДЕЯ

  
   Мы еще долго сидели в соломе, онемев от только что пережитого ужаса, и пялили глаза на то место, где наш странный Снук каким-то загадочным образом стал Тризаном. Впрочем... какой Снук? Не было здесь никакого Снука! Тризан и был Тризаном с самого начала, приняв облик медвежонка, чтобы выпытать у нас тайну доброго волшебника.
   - Катя, посмотри... пожалуйста... он уже точно... ушел? - робко попросила Аленка.
   - Да, кажется...
   - Кажется или да? - снова переспросила она.
   - Ушел, ушел... Если не вернется, конечно...
   Мы опять замолчали, напряженно прислушиваясь и вглядываясь в темноту.
   Если тут все начнут так легко превращаться друг в дружку и возникать, где попало, то что же дальше-то будет? Подумать страшно...
   - Слушай! А ты уверена, что ты сейчас это... ты? - неожиданно воскликнула Алена, отпрянув от меня.
   - Чего-чего? - не поняла я.
   - А вдруг... вдруг я сейчас не с тобой разговариваю? Вдруг и в тебя кто-то из них превратился? - еще дальше отодвинулась Алена.
   - Ты что и вправду спятила? - разозлилась я. - Что ты несешь?
   - А, может, пока я спала, тебя... подменили, откуда я знаю?! - не унималась сестра.
   - Слушай, отстань от меня... И без тебя тошно, - устало вздохнула я.
   - А чем докажешь?
   - Да не буду я тебе ничего доказывать!
   - Нет, докажи, докажи! Вот ответишь мне на один, только один вопрос - тогда отстану! - Алена уже не на шутку разошлась. (Видимо, здорово перетрусила от сегодняшней встречи!) - Ну, что? Согласна?
   - Хорошо, - согласилась я, - но поклянись, что потом и ты мне ответишь на мой вопрос! Может, ты - это тоже не ты?! - поддразнила я.
   - Угу... Спокуха! - важно кивнула Алена и стала выдумывать свой коварный вопрос.
   - А вот, скажи-ка мне, - прищурилась она, все еще размышляя, что бы такое меня спросить, - скажи мне... А какая у нас дома кровать??? - выпалила она. - Отвечай, не задумываясь! Ну!
   - А двухэтажная у нас дома кровать! - кривляясь, ответила я. - Что? Съела?
   - А кто из нас спит наверху?
   - А это уже второй вопрос!
   - Сейчас же говори, кто спит наверху! - потребовала Аленка. - Иначе я никогда не поверю, что ты моя сестра!
   - Да ты, дура, и спишь! - заорала я. - И прямо на башку мне все время прыгаешь!
   - Фу-у-у... - облегченно вздохнула Аленка, даже не обидевшись. - Ну, теперь ты меня спрашивай.
   - Не буду я тебя ничего спрашивать, - буркнула я и отвернулась. (И так понятно, кто сейчас сидит передо мной! Кому еще, кроме Алены, могло прийти в голову устроить тут какие-то испытания?)
   Но, честно говоря, от мысли, что кто-нибудь из местных злодеев и вправду может обернуться Аленкой, становилось жутко. Хорошо, что нас посадили в эту каморку вместе! Мы хотя бы можем говорить нашим шифром и проверять друг друга секретными вопросами. И хорошо, что мы все-таки не успели проговориться Тризану.
   "Мы-то вместе, а вот настоящий Снук сейчас один-одинешенек..." - вздохнув, подумала я.
   Из коридора послышались тяжелые шаги, и залязгал дверной замок. Мы вздрогнули и снова прижались друг к другу.
   Зло ухмыльнувшись в нашу сторону, гроглы поставили на пол миски и ушли.
   - Пронесло... - прошептала Алена.
   Присмотревшись, мы увидели, что на этот раз там была просто вода. Даже без плесневелого мякиша. Похоже, нас задумали морить голодом. Неужели мы все это выдержим?
   - Ну, что? Доприкалывалась, кашка-вонючка? - подтолкнула я Аленку. - Что ты на это скажешь?
   - А я-то тут причем?! - захлопала глазами Алена.
   - А кто тут недавно буянил и мисками швырялся? - я все еще почему-то злилась из-за ее испытаний.
   - Я, может, и швырялась мисками, зато... - Аленка хитро прищурилась. - Зато я, кажется, кое-что ПРИКИ-ДУКУ-МАКА-ЛАКА! Но тебе ничего не скажу! Бе-е-е! (Аленка показала мне язык).
   - Ну, и не надо! Макакай, сколько хочешь, я тебя и слушать не стану! - сказала я и легла в солому, притворяясь будто сплю.
   - Эй... Кать! - немного погодя, Аленка осторожно тронула меня за плечо. - Ну... чего ты, Кать? Ты обиделась? Я же пошутила...
   - Да надоели мне уже твои шуточки! - вскочила я. - Если что-то дельное хочешь сказать - так говори! И побыстрее.
   - Ты прям, как Морфагор... - улыбнулась Алена.
   - А я он и есть! - опять начала кривляться я, но тут же примолкла, понимая, что это тоже не самая удачная шутка.
   - Ладно... мир, - помолчав, предложила я. - Переходи на шифр и выкладывай.
   Обрадованная Аленка быстро придвинулась ко мне и на зашифрованном языке прошептала:
   - Нам надо перехитрить этого Морфагора! Надо ему наврать, будто мы сразу же все расскажем, если он вернет нам Снука!
   - А если он не поверит? Ты же сама говорила, что колдун потому его и прячет, чтобы мы поскорее все рассказали! - также шифром ответила я.
   - А надо его заставить поверить! - уверенно заявила Алена. - И для этого мы будем его... изводить!
   Я сразу же вспомнила, как очень часто наши мама и папа тоже произносили это странное слово, если мы с сестрой слишком громко шумели, спорили, ссорились или что-то выпрашивали у родителей.
   "Не изводи меня!" - кричал тогда папа.
   "Они меня сегодня просто извели!" - жаловалась ему на нас мама.
   Но... папа и мама - обычные люди, а не колдуны. Разве изведение может сработать против Морфагора?
   - Да пойми ты, - снова затараторила шифром Аленка, - он же ненавидит детей! Ты вспомни, как он взбесился, когда я его просто дураком обозвала! Он же чуть с ума тогда не сошел!
   - Ага, а еще и вихрь напустил, да тебя в стенку кинул! - припомнила я и с сомнением покачала головой. - Нет, Ален, это нам не поможет...
   - А я говорю "поможет"! - вскочила Алена. - Надо просто... просто все время много-много его изводить! Взрослым обычно это очень не нравится!
   - Так то... взрослые, а тут... Морфагор, - вздохнула я.
   - Да он такой же взрослый, как и все! Просто колдовать умеет, - не унималась Алена.
   - Вот и заколдует! - оборвала я.
   - А я говорю, что не успеет, если изводить без передышки! - пыталась меня переубедить Аленка.
   - А я говорю, что он хитрее!
   - Ну, и что, что хитрее, зато детей ненавидит!
   - Хорошо, отдаст он нам Снука, а дальше что?
   - Дальше? А дальше...
   Но наш зашифрованный спор оборвал грохот отпираемой двери.
   - Смотри-ка! - усмехнулся грогл, показав напарнику на миски с водой, к которым мы так и не притрагивались. - Они ж так скоро с голодухи помрут!
   - Вот и пошевеливайся! - проворчал второй. - Его Сиятельство говорил, что они ему пока что живыми нужны.
   Схватив нас словно котят, гроглы двинулись к выходу.
   - Ну-ку, ка-как? Доко-гоко-воко-рики-ликись? - выглянув из-под лапы грогла, подмигнула мне Аленка, пока наши стражники запирали дверь в каморку. ("Ну, как? Договорились?")
   - Та-кам викид-ноко буку-декет... - отозвалась я. ("Там видно будет...")
   - Умолкните! Раскаркались тут! - сердито прикрикнули гроглы и снова потащили нас к тому, кого они так величаво называли Его Сиятельством...
  

Глава двадцать третья

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА С МОРФАГОРОМ

  
   Как и в прошлый раз, Морфагор сидел на своем троне. Он нетерпеливо барабанил пальцами по подлокотникам в виде драконов, а рядом с ним, потупив взор, стоял Тризан. Когда гроглы притащили нас в этот жуткий зал, помощник колдуна встрепенулся и с ненавистью глянул в нашу сторону.
   "Ага! Видимо, уже схлопотал от своего начальника за то, что ничего у нас не узнал!" - подумала я.
   - Вам еще не надоело молчать? Или мне помочь развязать вам языки? - грозно осведомился Морфагор.
   На мгновенье все стихло. Морфагор и Тризан выжидающе сверлили нас глазами. Еще немного, и, они вправду сделают что-нибудь эдакое, что заставит нас заговорить.
   - Поко-рака нака-чики-накать... - почти не разжимая рта, прошептала мне Алена. ("Пора начинать...").
   - Что? Что ты там лепечешь, мерзавка? - крикнул Морфагор и в недоумении покосился на своего Тризана, словно ища у него ответа. Тризан только плечами пожал.
   - Она говорит, что мы передумали и все расскажем! - "перевела" я, вспомнив наш план, и незаметно подмигнула сестре.
   - Наконец-то! - ухмыльнулся довольный Морфагор. - Я слушаю.
   - А... что бы Вы хотели узнать, Ваше Сиятельство? - изображая удивление, спросила Алена.
   - Ты, что издеваешься надо мной??? - подскочил на троне Морфагор.
   - Нет, мы просто забыли, - ответила я.
   - Да-да, Вы не могли бы нам напомнить? - ехидно взглянув на Тризана, подхватила Аленка.
   Морфагор начал судорожно глотать воздух, захлебываясь от негодования и ярости. Видимо, такой наглости с нашей стороны он никак не ожидал! Тризан быстро положил свою огромную руку ему на плечо, взглядом умоляя не заводиться.
   Морфагор заскрипел зубами и проговорил почти по складам:
   - Повторяю для тупых: что знает Эмиль про мои кристаллы??? Ну! Быстро!
   - Ах, это! - вздохнула Алена и театрально махнула рукой. - А мы-то думали...
   - Да бросьте Вы, Ваше Сиятельство! Дались Вам эти кристаллы! - в тон сестре сказала я.
   - Что-о-о??? - обомлел Морфагор.
   - Давайте так! - не дав ему опомниться, предложила Алена. - Отгадаете загадку - мы выложим все про Эмиля, идет? Вот, слушайте! Ни фига, ни фига, а потом, ка-а-ак фигакнет! И повсюду фигульки, фигульки... Что это, Ваше Сиятельство?
   - ОТВЕЧАЙТЕ НА МОЙ ВОПРОС!!! - взревел Морфагор, и его глаза налились кровью.
   Ох, дошутимся мы! Этой загадкой про салют Алена, похоже, вывела Морфагора окончательно. Сейчас он и сам так нам фигакнет! Но отступать уже некуда... Ведь договорились изводить без передышки...
   - Мы расскажем, если Вы выполните наше условие! - быстро прокричала я, чтобы он снова не успел перебить.
   - Какие еще условия?! Вы еще и условия мне ставить будете? Да, как вы смеете!!! - Морфагор вылетел из трона, как пробка из бутылки, и двинулся прямо на меня.
   Я схватила Аленку за руку, и мы вместе попятились от колдуна.
   - Верните нам Снука, тогда мы все расскажем! - выкрикнула Алена, приводя в исполнение самый главный пункт нашего плана.
   - Здесь условия ставлю я! Что знает Эмиль про мои кристаллы??? - заорал Морфагор, склонившись над нами.
   - Сначала верните Снука! - прокричали мы, продолжая пятиться.
   - Молчать!!! - наступал Морфагор. - Что знает Эмиль?
   - А Вы верните Снука!
   (Это уже начинало напоминать игру в испорченный телефон).
   - Я спрашиваю, что знает Эмиль???
   - Верните Снука!!!
   - ЧТО ЗНАЕТ ЭМИЛЬ???
   - ВЕРНИ СНУКА, СТАРЫЙ КОЗЕЛ!!!
   Ой... Как это у нас про козла... вырвалось? Он же нас сейчас на куски разорвет... Вот уже и Тризан несется через весь зал к нашей компании... Боже мой! Мы явно перестарались!
   Но Морфагор нас не разорвал, хотя по всему было видно, что собирался это сделать. Задохнувшись, он весь затрясся от ярости, а его лицо исказилось злобой. Колдун уже занес над нами свою страшную руку, но ее тут же перехватил подоспевший Тризан.
   - Не надо, не надо, Ваше Сиятельство! Не сейчас! - быстро заговорил он. - Сядьте, успокойтесь, прошу Вас! Мы что-нибудь придумаем...
   - Пошел вон!!! - вырвался от него Морфагор, и огромный Тризан испуганно отскочил в сторону. - Ты уже однажды придумал!!! Я сыт по горло твоими дурацкими выдумками!!!
   - Ваше Сият...
   - Я сказал "вон отсюда"!!! - топнул на него Морфагор.
   Тризан в отчаянии махнул рукой и вернулся обратно к трону, зыркнув на нас с сестрой своими злющими глазками.
   - Ты куда это пошел, урод?! - удивился колдун, видимо, в бешенстве позабыв, что сам же и отослал своего помощника. - Убери отсюда этих ненормальных детей и отдай им их игрушку!!!
   - Ваше Сиятельство, опомнитесь!!! - не выдержав, закричал в ответ Тризан. - Так мы с Вами никогда ничего не узнаем!!!
   - Я и не хочу ничего больше знать! Это была твоя идея заманить их сюда!!!- оставив нас с Аленой, Морфагор набросился на своего помощника. - Я всегда ненавидел детей, а теперь еще больше ненавижу, благодаря тебе! Я никому не позволю меня оскорблять!!! Сейчас же отдай им их игрушку, и пусть убираются отсюда ко всем чертям!!!
   - Ваше Сиятельство, но Вы же сами слышали, что они все расскажут! - стоял на своем Тризан.
   - Ты слышал мой приказ??? Выполнять!!! - Морфагор снова топнул ногой, вдребезги раскрошив одну из плиток, которыми был выложен пол.
   - Ваше Сиятельство, но Эмиль...
   Услышав это имя, озверевший Морфагор подлетел к Тризану и, схватив его за грудки, заорал так, что в окнах зазвенели стекла:
   - Не смей при мне даже шепотом произносить это имя, слышишь? Не смей!!!
   - Но он может...
   - Он уже давно ничего не может!!! Послезавтра все будет так, как я хочу, и никто мне не сможет помешать, никто!!! Убери отсюда этих чокнутых детей вместе с их игрушками! Убери сейчас же, или сам вернешься туда, откуда я тебя вызвал!!!
   Упрямый Тризан опять попытался что-то возразить, но не успел произнести и слова, как Морфагор размахнулся и метнул в него молнию. В зале грянул страшный гром, Тризан повалился на пол, едва не придавив нас с Аленкой. Мы с визгом отпрыгнули и прижались к стене. На шум вбежали перепуганные гроглы и, разинув рты, уставились на корчившегося от боли Тризана.
   - Если через секунду здесь не будет детей и игрушек - то же самое ждет каждого из вас!!! Слышите??? КАЖДОГО!!! - выкрикнул им Морфагор.
   Дрожащими руками гроглы моментально отлепили нас от стены и потащили к выходу.
   Неужели это значит, что у нас... получилось?!
  

Глава двадцать четвертая

СПАСЕНИЕ

  
   Гроглы протащили нас через весь замок Морфагора и вышвырнули, распахнув какую-то дверь. В лицо ударило ночной прохладой, и мы наконец-то поняли, что спасены. Через мгновение дверь снова приоткрылась, и просунувшаяся в нее рука выкинула на улицу... кого бы вы думали? Ну, конечно же, нашего Снука!
   Медвежонок кубарем скатился прямо к нашим с Аленкой ногам и, недовольно блеснув своими глазками-бусинками, проворчал:
   - Да, что ж такое творится! То ни куда не выпускали, то теперь выбросили... Ничего не понимаю...
   - Снук!!! - вскрикнув, я присела на корточки и быстро обняла нашего милого ворчуна.
   - Ой! Кто это? - вздрогнул Снук и даже попытался вырваться (по-видимому, он только сейчас заметил, что не один).
   - Это мы! Мы! Мы спасены, Снук! Морфагор нас всех отпустил! - захлебываясь, кричала я, еще крепче прижимая к себе нашего плюшевого друга, целого и невредимого.
   - Это вы? - Снук даже подскочил от радости. - Не может быть! Я так соскучился, так соскучился! Неужели все это кончилось?
   Медвежонок уткнулся плюшевой мордочкой в мое плечо и чуть не заплакал от счастья...
   Сосредоточенно наблюдавшая за этой сценой Алена неожиданно выпалила:
   - Стойте! Хватит обниматься! Кто сказал, что это настоящий Снук? Может, это снова... подделка какая-нибудь!
   - Ты что? - удивилась я, выпустив Снука, который тоже вытаращил от изумления свои глазки-бусинки.
   - Что, что... - передразнила Алена. - Забыла, что было в каморке? Пусть сначала ответит на секретный вопрос!
   - Что случилось? Какой вопрос? - ничего не понимая, Снук переводил взгляд с меня на Алену.
   - Снук, понимаешь... м-м-м... Алена просто хочет убедиться в том, что это действительно ты, а не... не кто-нибудь другой, - запинаясь, попыталась я объяснить странное поведение сестры.
   Не дав мне договорить, Алена быстро схватила Снука.
   - Если ты Снук, быстро говори, какая у нас дома кровать? Живо! - протараторила она свой коронный вопрос.
   - Что? Какая кровать? - все еще ничего не понимая, захлопал своими бусинками Снук.
   - Наша с Катькой кровать! Если ты Снук, то должен помнить!
   - Да я...
   - Быстро говори! Ну! - встряхнула его Аленка.
   - Да не знаю я! Какая-то странная, с лесенкой! - сжавшись в комочек, испуганно прокричал Снук.
   - Все, Ален, оставь его в покое, - заступилась я. - Он ответил.
   - Нет, теперь пусть скажет, кто из нас спит наверху! - Алена решила допросить медвежонка по полной программе, как когда-то меня.
   - Ну, откуда я знаю?! - начал вырываться Снук.
   - Не знаешь? Значит, ты снова не Снук? - напустилась на него Аленка.
   - Перестань, Алена! Пусти его! - снова вмешалась я.
   - Нет! Пусть ответит, кто спит наверху! Говори, кто спит наверху! Кто спит наверху? Кто? - еще громче стала кричать Алена, тряся Снука.
   - Откуда я знаю? Я был у вас один раз в жизни! Тогда спала ТЫ! - в отчаянии завопил бедный медвежонок.
   Наконец-то вырвавшись от Алены, он бегом побежал прочь, как всегда, забавно переваливаясь на ходу.
   - Вау! - взвизгнула сестра, бросаясь за ним вдогонку. - Наш Снук вернулся! Наш любимый Снук!
   Она поймала медвежонка за лапу, оба они споткнулись и плюхнулись в траву. От счастья Аленка так стиснула медвежонка в своих объятиях, что он опять закричал на всю округу:
   - Ай! Да что с вами случилось? Ай! Ой! То пытаете, то обнимаете! Ай, больно! Что там с вами сделал Морфагор?
   - Снук, ты не представляешь, как мы за тебя переживали! - покачав головой, с чувством проговорила Алена.
   Но Снук на этот высокий порыв души не ответил. Отряхиваясь, он сидел в траве и сердито ворчал:
   - То обнимают, то допрашивают, то опять обнимают... Так и с ума сойти недолго... Что за жизнь?
  

Глава двадцать пятая

СНОВА ВТРОЕМ

  
   Придя в себя после Аленкиных испытаний, Снук заторопился:
   - Давайте поскорее убираться отсюда!
   - Да, но... как? - удивились мы. - Где наши Самосани?
   - Я помню место, где они упали, - ответил Снук. - Пойдемте! Надеюсь, они еще целы...
   Снук уверенно затопал по тропинке, и мы с Аленой послушно направились вслед за ним.
   - Фу-у... - облегченно выдохнул наш плюшевый друг и остановился. - Все-таки нам повезло! Самосани они не тронули. А то я уже начал волноваться...
   Я всмотрелась в темноту и тоже увидела впереди знакомые очертания нашего волшебного транспорта.
   - Ура! - закричала Аленка и бросилась бежать, обгоняя меня и Снука. - Ура, ура! Айда обратно в Говорляндию!
   - Да тише ты! - попыталась я остановить сестру. - Чего ты орешь? Хочешь, чтобы нас услышали гроглы, и все началось сначала?
   - Ой, да ничего не начнется! - махнула рукой Алена, первой запрыгивая в Самосани. - Морфагор наверняка уже спятил от страха и треснул от злости, а его тупые гроглы...
   - Умолкни! - разозлилась я, помогая Снуку вскарабкаться на скамеечку.
   - Вот ведь какие шумные девчонки!.. - проворчал Снук, и Самосани взмыли в воздух...
   Алене явно не сиделось на месте. Надувшись от обиды, она спрыгнула со скамеечки и начала что-то искать на полу.
   - Ты что-то потеряла? - спросила я.
   Алена бросила на меня сердитый взгляд, но ничего не ответила, молча продолжая свои поиски. Она даже на корточки присела и стала шарить руками по полу.
   - Может, тебе помочь? - предложил Снук. - Что ты ищешь?
   - Слушайте вы, умники! - вскочила на ноги Аленка. - Может быть, вы и сыты, но лично я хочу есть!
   - Ах, вот что! - догадалась я и засмеялась. - Бедная Аленушка ищет свой обеденный мешочек. Ку-у-ушенькать хочет бедняжка!
   - Очень смешно! - огрызнулась Алена. - А тебе, значит, очень понравилась вонючая кашка гроглов, да?
   - Кого-то хоть кашкой кормили, а некоторых вообще ничем... - вздохнул Снук.
   Алена с укором посмотрела в мою сторону, и мне стало немного стыдно. Я тоже спрыгнула со скамеечки и начала шарить вместе с сестрой.
   - Да вот же они! - радостно вскрикнула я, наткнувшись рукой на что-то мягкое под скамейкой.
   - Где? Где? - подскочили ко мне Алена и Снук.
   Под скамейкой и вправду оказались мешки, которыми снарядила нас в дорогу Клементина. Но, увы, мешки были пустые. Все наши припасы были вытряхнуты на пол и раскрошены.
   - Вот гады! - разозлилась Алена и с размаху швырнула пустой мешок за бортик Самосаней. - Еще и ограбили напоследок!
   - М-да... - опять вздохнул Снук, растерянно теребя в лапках свой мешочек.
   - Ребята, ну... не переживайте вы так, - попыталась я успокоить эту пригорюнившуюся компанию. - Радоваться надо, что гроглы наши Самосани не поломали, а ведь могли и это сделать.
   - Так-то оно так... - тихо проговорил Снук.
   - И потом - тут есть крошки! - не унималась я. - Все-таки лучше, чем ничего!
   - Мы, что ли, воробьи, по-твоему, чтобы крошки с полу клевать?! - сердито буркнула Алена.
   - Ну, знаете ли, вам не угодишь! - я уже тоже начала сердиться. - Мы не в ресторане! В общем, как хотите, а я буду есть эти крошки, раз ничего другого нету.
   И, присев на пол возле скамеечки, я стала выгребать из-под нее остатки бывших припасов. Немного потоптавшись на месте, Алена со Снуком переглянулись и присоединились ко мне.
   Через минуту мы втроем дружно уписывали за обе щеки вкусные крошки и болтали, вспоминая недавние приключения.
   Нам было, о чем поговорить друг с другом!
  

Глава двадцать шестая

ПО ДОРОГЕ В ГОВОРЛЯНДИЮ

  
   Оказалось, что Снука тоже все это время держали взаперти. Только не в каморке подземелья, как нас с Аленкой, а в какой-то маленькой комнате неподалеку от зала, где допрашивал Морфагор. И Снука ни разу не кормили...
   "Так я и знала! - подумала я. - Бедный Снук... Конечно! Эти злодеи даже детей за людей не считают - где уж им догадаться, что нужно кормить игрушки!"
   - А Морфагор приставал к тебе с расспросами про Эмиля и кристаллы? - спросила Аленка.
   - Угу, - буркнул Снук, и его глазки-бусинки снова стали испуганными. - Я так боялся, но все равно ему не сказал...
   - Молодчина, Снук! - воскликнула я. - Мы тоже НИ-ЧЕ-ГО ему не сказали!
   - Правда? - обрадовался Снук. - Я так и подумал! А то ведь этот Тризан говорил мне, что вы будто бы... ну... уже проговорились. Только я ему не поверил.
   - Да ты что, Снук! - возмутилась я. - За кого ты нас принимаешь? Да мы ни за что не проговорились ни Тризану, ни самому Морфагору!
   - Это все Тризановы штучки, - догадалась Аленка. - Это он опять нарочно, чтобы нас поссорить. Чтобы все выпытать. Нам Снуком прикидывался, а Снуку наплел, что мы будто бы предатели.
   - Как это он мной... прикидывался? - не понял Снук.
   - Ах, ну да! Ты же еще ничего не знаешь! - улыбнулась я, и наперебой с Аленкой мы рассказали Снуку про все, что с нами приключилось в замке Морфагора.
   Снук очень внимательно нас слушал, а когда мы закончили, тихо проворчал:
   - Теперь мне понятно, почему вы так странно меня встретили...
   Мы еще немного поговорили, и я почувствовала, что меня клонит ко сну. Наверное, разморило после ужина. Алена тоже зевнула и спросила:
   - Нам еще долго лететь до Говорляндии?
   - Нет, не очень, - ответил Снук. - Мы летим быстро.
   - Тогда я немного посплю! - сказала Аленка, сворачиваясь калачиком прямо на полу Самосаней. - Разбудите меня, когда... приземлимся, - уже засыпая, велела она.
   - И ты тоже ложись, - предложил мне Снук. - Я вас разбужу.
   - А... ты? - замялась я.
   - Я не могу. Мне нужно вести Самосани.
   Ну, вот... Даже неудобно как-то. Мы будем дрыхнуть, а Снуку даже капельку поспать нельзя! А вдруг опять что-нибудь случится?
   Оглядевшись, я поняла, что темноты, царившей в лесу Морфагора, уже нет и в помине, а вокруг нас просто легкие сумерки. Видимо, и вправду до Говорляндии осталось совсем немного. "Может, тогда и не случится ничего, - подумала я. - Уже светло и не страшно. Я все-таки чуть-чуть посплю".
   - Ты только буди нас сразу же, если заметишь что-то... нехорошее, - на всякий случай предупредила я медвежонка, устраиваясь рядом с Аленой.
   Снук кивнул и пожелал мне спокойной ночи.
   Я закрыла глаза, но сразу не заснула, потому что в голову опять полезли воспоминания обо всем, что с нами произошло в этом сказочном мире. Так много всего! И как здорово, что мы снова вместе, что нам удалось удрать от колдуна Морфагора! И все-таки что-то меня беспокоит. Так... Мы были у доброго волшебника Эмиля, узнали у него, как победить Кристаллы Безмолвия. За этим нас и посылала Клементина. Так. Это хорошо. Скоро мы будем в Говорляндии и расскажем Ее Величеству про траву Суалок. Королева наверняка обрадуется и не будет больше переживать за свое игрушечное царство и его маленьких обитателей. Это тоже хорошо. Стоп! А что потом? Потом... потом мы...
   Но тут я наконец-то уснула.
  

Глава двадцать седьмая

ПРОЩАЛЬНЫЙ РАЗГОВОР С КЛЕМЕНТИНОЙ

  
   Что-то мягкое осторожно коснулось моей щеки. Открыв глаза, я увидела склонившуюся над нами мордочку Снука.
   - Пора вставать! - улыбнувшись, шепнул медвежонок. - Мы уже в Говорляндии.
   - О-хо-хо! - потянулась Аленка и присела, протирая глаза. - Чего так быстро-то? Ведь недавно легли...
   - Я же предупреждал, что Самосани летят быстро, - ответил Снук. - Вставайте. Пора к Ее Величеству.
   Мы нехотя выбрались из Самосаней и очутились на знакомой лужайке с красивыми цветами. Неужели мы и вправду снова в Говорляндии? Видимо, здесь еще раннее утро, потому что слишком тихо, и нас никто не встречает. "Спят еще, наверное", - подумала я, пробираясь вместе с Аленкой и Снуком к воротам дворца.
   Стражники Клементины Глом и Глум на этот раз не показались нам такими суровыми. Они приветливо улыбнулись, а один из медведей проводил нас во дворец. Велев игрушечному слуге срочно доложить королеве о возвращении путешественников, медведь учтиво поклонился в нашу сторону и направился обратно к воротам.
   Не прошло и пяти минут, как двери в зал распахнулись, и навстречу нам выбежала Клементина.
   - Ах! - всплеснула руками королева. - Вы вернулись! Вы живы!
   Казалось, она вот-вот разрыдается от счастья.
   - Здравствуйте, Ваше Величество! - ответили мы.
   - Милые мои девочки! Малыш Снук! - королева обняла нас всех троих сразу. - Что с вами произошло? Я места себе не нахожу с тех пор, как вы улетели. Почему же вас так долго не было? - еще крепче прижимая нас к себе, запричитала она.
   Мы даже немного растерялись от такой встречи. Смахнув слезинки с прекрасных глаз, Клементина оглядела нашу компанию и сказала чуть спокойнее:
   - Вам нужно немного передохнуть с дороги и умыться. Мои слуги сейчас проводят вас в комнату для гостей. А потом я буду ждать вас в зале. Поговорим обо всем за завтраком.
   И еще раз оглядев нас троих, королева слегка улыбнулась:
   - Как я рада снова вас видеть! До скорой встречи, мои дорогие.
   - Спасибо, Ваше Величество! - поблагодарили мы и вслед за слугами Клементины направились в комнату для гостей.
   Смешные ежики в камзольчиках сразу же принесли нам теплую воду в кувшине и три тазика (два побольше, а третий - маленький, для Снука). Умывшись, мы с наслаждением растянулись на мягких креслицах и даже задремали в ожидании приглашения к завтраку. Это приглашение долго себя ждать не заставило, и вскоре в комнату снова заглянул ежик-слуга.
   - Ее Величество ожидает вас! - доложил он.
   И вот мы снова в просторном и красивом зале королевского дворца. Сидим вместе с Клементиной за круглым столиком возле окошка. Совсем, как в тот день, когда мы уговаривали королеву отпустить нас в путешествие!
   Мы помогли Снуку забраться на его высокий стульчик и с аппетитом набросились на угощение. Королева почти не притронулась к завтраку, а все это время с какой-то грустной улыбкой наблюдала за нами.
   - Уф! - Аленка откинулась на спинку кресла и похлопала себя по животу. - Больше не могу. Я, кажется, объелась.
   - И я тоже, - сказала я. - Наелась на три года вперед! Спасибо.
   - Не стоит благодарности, - ответила Клементина. - Ну, что ж... Если вы уже подкрепили силы - думаю, самое время поговорить. Итак, вы... встретились с Эмилем?
   - Да, Ваше Величество, - ответила я. - И он знает, как победить Кристаллы Безмолвия! Через пять дней он найдет волшебную траву Суалок, сварит из нее зелье и...
   - ... через три дня, - поправил меня Снук.
   - Эмиль говорил "через пять"! - встряла Аленка.
   - У Эмиля мы были позавчера, то есть - два дня назад, - напомнил Снук. - Потом мы целые сутки были в плену у Морфагора и только сегодня утром вернулись в Говорляндию.
   Возразить Снуку было нечем. Оказывается, в отличие от нас плюшевый медвежонок умудрялся не потерять счет времени!
   - Что? Вы были в плену у Морфагора? - испуганно вскрикнула Клементина. - Вот почему вы так задержались! Какой кошмар! - она в ужасе закрыла глаза.
   - Ой, Ваше Величество, только чур - снова не плакать, - поморщившись, сказала Аленка. - Морфагор остался с носом, и мы от него убежали...
   - С каким еще... носом? - не поняла Клементина. - Морфагор никогда и не был безносым.
   - Ну, в смысле - мы его одурачили, - засмеявшись, объяснила я. - Он ничего не знает про траву Суалок, а мы ему ничего не рассказали. Вот так! - гордо закончила я.
   - Да объясните вы толком! - заворчал Снук. - Разве можно так разговаривать с королевой?
   Пришлось вкратце поведать Клементине всю историю нашего путешествия. Клементина слушала нас, затаив дыхание, временами на ее глаза вновь и вновь наворачивались слезы.
   - Боже мой... - покачав головой, тихо проговорила она, когда мы закончили. - И все это вам пришлось пережить вместо прекрасных новогодних каникул в Говорляндии...
   - Ну, Ваше Величество, все же хорошо закончилось! - опять попыталась успокоить королеву Аленка. - Мы вернулись, а скоро здесь будет Ваш Эмиль...
   - Через три дня, - снова уточнил Снук.
   - Да, да, конечно, но все же... - вздохнула Клементина.
   Желая хоть как-то переменить тему, я спросила:
   - А почему нас никто не встречал сегодня утром? Потому что еще спали, да? Помнится, провожали нас все игрушки...
   - Да нет... Не только в этом дело, - опять вздохнула королева. - Весть о Кристаллах Безмолвия разнеслась по всей Говорляндии. Игрушки просто боятся лишний раз выходить из своих домиков...
   - А больше этих кристаллов вы не нашли? - спросила Аленка.
   - Пока вас не было - чудом нашлось еще три невидимки. Теперь вся надежда только на Эмиля, - ответила Клементина.
   Помолчав, она поднялась с кресла и сказала:
   - Спасибо вам, мои милые и храбрые гости. Спасибо тебе, малыш Снук. Вы сделали все, что было в ваших силах. Очень жаль, что ваше пребывание в Говорляндии совпало с такими... ужасными событиями и опасными приключениями...
   - Теперь все будет хорошо! Правда, Ваше Величество, вот увидите! - заверили мы королеву и тоже вскочили с кресел.
   - Да, я надеюсь, - грустно улыбнулась Клементина. - Что ж... Снук, проводи своих друзей до их дома. Прощайте, дорогие Катя и Алена! И еще раз спасибо за все, что вы сделали для моей Говорляндии.
   - То есть... как это "прощайте"? - растерялись мы. - Еще же не все... Еще же...
   - Девочки, не вынуждайте меня напоминать о нашем уговоре, - чуть строже предупредила Клементина.
   И тут я все поняла. И все вспомнила. Вот оно, это "ПОТОМ", о котором я так беспокоилась, засыпая вчера в Самосанях! ПОТОМ мы должны вернуться домой. Мы обещали Клементине. Мы должны вернуться одни. Снук остается в Говорляндии...
   - Прощайте, - еще раз повторила Клементина и по очереди обняла нас с сестрой. - Ваши Самосани уже ждут вас.
   - Прощайте... - еле слышным эхом повторили мы это ужасное слово.
   Клементина вышла из зала.
   - Ну, вот и все, - вздохнула Аленка, глядя вслед уходящей королеве. - Вот и конец нашим приключениям...
  
  
  

Глава двадцать восьмая

ОБРАТНЫЙ ПУТЬ

  
   Мы втроем вышли из дворца и начали спускаться с холма, не проронив по дороге ни слова. Да и о чем было говорить? Все ведь и так ясно...
   На солнечной лужайке по-прежнему стояли наши Самосани, около которых суетились три игрушечных ежика-слуги.
   - Ее Величество велела собрать вам кое-что в дорогу, - пояснил один из ежиков.
   - Угу. Спасибо, - хлюпнув носов, сказала я, и мы с сестрой забрались в Самосани.
   Ежики помахали нам лапками на прощанье и ушли обратно во дворец.
   - Вы готовы? - осторожно спросил Снук, как всегда усаживаясь между мной и Аленкой на скамеечку.
   Мы молча кивнули. Самосани поднялись в воздух.
   - Вот и все... - второй раз за это утро повторила Аленка.
   А я опять начала перебирать в памяти все события последних дней. На душе все-таки было неспокойно, и я никак не могла понять почему. Клементина сказала, что мы сделали все, что смогли. А что мы сделали? Ну, узнали у Эмиля про волшебное зелье, которое он уже через три дня доставит в Говорляндию. А теперь мы возвращаемся домой. Мы еще раньше решили, что Снук останется в своем мире, а сейчас он нас просто провожает...
   - Нет, что-то у меня не сходится, - я и не заметила, как последние слова вырвались у меня вслух.
   - Вот-вот. И у меня тоже! - услышала я в ответ Аленкин голос.
   - Ты о чем? - повернувшись к сестре, спросила я.
   - Ничего мы с тобой, Катька, не сделали, - покачав головой, объяснила Аленка. - И Клементину обманули...
   - Как обманули? - встрепенулся Снук.
   - А так! - ответила Алена. - Ну, не обманули, так забыли кое-что рассказать - какая теперь разница?!
   - Погоди-ка, погоди-ка... - стала вспоминать я. - Через три дня Эмиль найдет траву Суалок. Об этом мы Ее Величеству рассказали...
   - Ой, да я не об этом! - перебила Алена. - Ты вспомни лучше, что кричал Морфагор, когда мы его изводили! Он тогда что-то орал своему Тризану про кристаллы.
   - Точно! - я хлопнула себя по лбу. - Он орал "послезавтра"! Мол, послезавтра Кристаллы Безмолвия обретут свою силу и все такое. Ты гений, Аленка!
   - Подождите, - вмешался Снук. - А когда об этом проговорился Морфагор?
   - Хм... - задумалась, припоминая, Алена. - Это было...
   - Да как раз перед тем, как мы все встретились! - подсказала я.
   - Вчера вечером, значит, - еле слышно заключил Снук. - Морфагор так и сказал: "послезавтра"?
   - Ну, да, - ответили мы. - Он так и сказал.
   - Значит, уже завтра... - еще тише проговорил Снук, но Алена его перебила:
   - Да что вы тут высчитываете, математики?! Все и так ясно. Эмиль опоздает!!!
   - Точно, - с ужасом подтвердила я. - Но... что же делать, Ален?
   - Не знаю, не знаю, - заволновалась Аленка и даже вскочила со скамейки, забегав по Самосаням. - Надо что-то делать, что-то срочно делать! - бегая туда-сюда, без умолку тараторила она.
   - Сядь, Алена, - сказала я. - Уже в глазах рябит. Надо думать, а не бегать.
   Алена вздохнула, но послушно вернулась на свое место. Повисла тишина. Мы с сестрой, наморщив лбы, размышляли. Но сосредоточиться было просто невозможно, потому что мысли вихрем летели в голове.
   "Завтра, уже завтра Кристаллы Безмолвия обретут свою силу. Завтра! - эхом стучало в висках. - У нас всего один день. Нет, у нас уже меньше, чем один день! Завтра... Что же делать, что?"
   Поерзав на скамеечке, Снук робко произнес:
   - Извините, что мешаю вам думать, но...
   - А? Что? - вздрогнули мы.
   - Я всего лишь хотел вам напомнить, - тихонько продолжил Снук, - что вы сейчас летите домой.
   - Ну, и что с того? Это мы и без тебя помним! - отмахнулась от него Алена.
   - А то, - настойчиво продолжил Снук, - что думать тут уже нечего. Клементина велела вам вернуться, поэтому...
   - Отстань, Снук! - рассердилась я. - Неужели ты думаешь, что мы сможем спокойно вернуться, когда и тебе, и всей Говорляндии уже завтра грозит опасность из-за этих дурацких... невидимок?
   - Я так не думаю, - продолжал упорствовать Снук, - но Ее Величество велела...
   - Как? Как ты сказала, Катька? - не слыша Снука, резко повернулась ко мне Аленка. - Дурацких невидимок, да?
   - Да, а что? - не поняла я.
   - Невидимок... - протянула Аленка. - В том-то и дело, что невидимок... Их надо... увидеть! Точно! Их надо сделать видимыми!
   - Очень умная мысль! - усмехнулась я. - Осталось только придумать, КАК это сделать.
   Мы опять замолчали, погрузившись в свои размышления. Снук тоже примолк и больше не напоминал нам о том, что велела Ее Величество.

Глава двадцать девятая

ПЛАНЫ МЕНЯЮТСЯ

  
   Легко сказать - сделать кристаллы-невидимки видимыми! Эх, но если бы нам это удалось... Мы бы тогда без труда нашли все камушки-злюки, да и увезли куда-нибудь подальше от Говорляндии! А пока кристаллы невидимые - их найти невозможно. Нет, возможно, но на это потребуется много времени. А у нас времени вообще нет...
   Но какой-то выход должен быть! В сказках обычно много невидимых вещей бывает. И эти вещи то появляются, то исчезают. Например, шапка-невидимка. Надеваешь шапку - и вместе с ней становишься невидимым. Снимаешь - тебя и шапку снова видно... Нет, это не подходит.
   А еще нам с Аленой папа как-то читал книжку про человека-невидимку. Этот человек все время был невидимым, но иногда его все-таки видели. Минутку... Это уже теплее!
   - Алена, помнишь книжку про человека-невидимку? - спросила я у сестры.
   - Ну, помню, - недовольно отозвалась Аленка. - Причем тут это?
   - Алена, вспомни хорошенько. Пожалуйста! - продолжала приставать я. - Этот человек не всегда был невидимым. Иногда его почему-то слегка видели. А я никак не могу вспомнить почему.
   - Да ну тебя! Только с мысли сбиваешь! - рассердившись, отмахнулась Алена. - Причем тут какие-то невидимые человеки, когда у нас невидимые кристаллы?
   - Тебе трудно вспомнить, что ли?! - обиделась я и отвернулась.
   - В дождь, - немного погодя, сказала Аленка.
   Я непонимающе уставилась на сестру.
   - Человека-невидимку видели в дождь, - объяснила Алена. - Ну... немножко видели, - добавила она.
   - Точно! Вот оно!!! - от радости я даже подпрыгнула. - Нам нужен дождь!
   - Зачем? Зачем нам дождь? Говори, что ты придумала? - в свою очередь, оживилась Аленка.
   Я сползла на пол Самосаней и, присев напротив сестры, радостно сообщила:
   - Понимаешь, если в Говорляндии пойдет сильный дождь - Кристаллы Безмолвия станут видимыми, и мы их сможем найти!
   Аленка на минуту задумалась.
   - А ты уверена? - засомневалась она. - Там же был человек-невидимка...
   - Ну, и что! - не унималась я. - А вдруг сработает? Надо попробовать!
   - Попробовать, конечно, надо, - снова задумалась Алена, - но... где нам взять этот дождь?
   - Дождь нужно... наколдовать! - сообразила я и повернулась к нашему все еще молчащему медвежонку. - Снук, ты ведь сможешь наколдовать в Говорляндии дождь?
   - Нет, дожди я колдовать не умею, - ответил Снук.
   - Вау! А я, кажется, знаю, кто нам поможет! - взвизгнула Алена. - Эмиль!!! Вот кто точно и дождь, и снег наколдует!
   - Молодец, Аленка! - подхватила я и скомандовала:
   - Снук, быстренько разворачивай Самосани. Летим к волшебнику!
   - Нет, - упрямо ответил Снук. - Мы летим домой. Точнее, ВЫ летите домой, а Я вас провожаю...
   - Вот балда! - завелась Аленка. - Ты, что не понимаешь, что мы с Катькой придумали, как спасти тебя и твою Говорляндию?
   - Я понимаю, но Ее Величество велела...
   - Нет, ты не понимаешь! - перебила Аленка. - Разворачивай Самосани, кому говорят?!
   - Нет! - стоял на своем Снук.
   - А я говорю "разворачивай"! Или... или мы сейчас спрыгнем! - пригрозила Аленка и в подтверждение закинула ногу за бортик Самосаней.
   - Алена, уймись! - вмешалась я. - Не надо никуда прыгать! Ты с ума сошла?
   - Тогда пускай этот вредный кусочек плюша ведет Самосани к Эмилю!
   - Он и так поведет Самосани к Эмилю, - уверенно сказала я, уставившись на медвежонка, словно удав на кролика. - Правда, Снук?
   - Нет, - все так же упрямо помотал головой медвежонок и с опаской покосился на Алену.
   - А я говорю "да"!
   - Нет... - тихо ответил Снук.
   - Не "нет", а "да"! ДА, Снук!
   - Я сейчас спрыгну! Спрыгну!!! - снова заорала Аленка, пытаясь перекинуть за бортик вторую ногу.
   - Стой! Стой, ненормальная! - уже не на шутку перепугавшись, я ухватила сестру за рукав и попыталась втащить обратно.
   - Так все-таки "да" или "нет", Снук? - крепко вцепившись в Алену, в который раз повторила я медвежонку свой вопрос. - Да или...
   - ДА! ДА! ДА! - не выдержал Снук.
   Самосани резко развернулись в воздухе и стремглав понеслись в обратном направлении. Потеряв равновесие, мы с Аленкой не удержались и повалились на скамеечку, придавив собой медвежонка. Хорошо, хоть наружу не вывалились!
   - Какое безобразие! - выкарабкиваясь из-под нас, сердито проворчал Снук. - Ослушаться приказа Ее Величества! В жизни себе не прощу...
  

Глава тридцатая

ВОЛШЕБНЫЙ ДОЖДЬ

  
   Самосани неслись по небу так быстро, что даже ветер в ушах свистел! Может быть, Снук не на шутку рассердился из-за нашего поведения, а, может быть, он и сам заторопился, понимая, что времени у нас в обрез. Так или иначе, но Снук насупился и даже ворчать перестал. Вид у нашего плюшевого друга был очень недовольный.
   Аленка покосилась на медвежонка и осторожно погладила его плюшевую головку.
   - Снук, не обижайся... пожалуйста, - тихо попросила она.
   - Ты пойми, мы просто хотим помочь... - подхватила я.
   Снук заерзал на скамеечке и пробурчал в ответ:
   - Я и не думаю обижаться. Я и сам хочу помочь своей Говорляндии. Просто... королеву тоже надо слушаться.
   - Снук, ну не возвращаться же назад, чтобы спросить разрешения у Клементины! - воскликнула Алена. - Да она ни за какие коврижки не отпустила бы нас к Эмилю!
   Снук вздохнул и пробурчал в ответ что-то совсем невнятное, вроде: "Я понимаю, но нам попадет".
   Помолчав, он спросил:
   - А вы уверены, что это... поможет?
   - Нет, Снук, не уверены, - честно призналась Алена. - Но мы должны попробовать, понимаешь?
   - Должны... - согласился Снук.
   За всеми этими разговорами мы и не заметили, как внизу показался белый замок с красными башенками.
   - На этот раз пронесло, - тихо сказал Снук.
   - Ты о чем? - не поняли мы.
   - Не о чем, а о ком! - проворчал медвежонок. - О Морфагоре. Мы же опять пролетали над его лесом. Вот я и торопился...
   - Не переживай! - ободрила Алена. - Он нас больше не тронет!
   - Да, - согласилась я. - Он и так уверен, что завтра все будет, как он задумал. Зачем ему снова нас ловить?
   - И все равно надо быть осторожнее, - упрямо повторил Снук.
   Самосани стали приземляться.
   - Ого! Что-то вы ко мне зачастили! - услышали мы позади себя знакомый голос, едва наши Самосани коснулись земли.
   Обернувшись, мы увидели Эмиля. Как и в прошлый раз, он появился неожиданно. Волшебник приветливо улыбнулся, подошел поближе и легко запрыгнул в Самосани. Присев на бортик, Эмиль внимательно посмотрел на нас и посерьезнел.
   - Вижу, что вы оказались здесь неспроста, - сказал он. - И, похоже, вам снова нужна моя помощь. Выкладывайте, что случилось.
   - Нам нужно, чтобы в Говорляндии пошел сильный дождь, - я решила сразу перейти к делу. - Вы... можете наколдовать дождь?
   - Дождь? - удивленно вскинул брови волшебник. - Могу, конечно. Только зачем?
   - Понимаете, мы с сестрой читали в одной книжке, что в дождь невидимку можно увидеть, - как всегда, затараторила Аленка. - Правда, книжка была про человека-невидимку, а не про кристаллы, но мы подумали, что...
   - Я понял, - не дав ей договорить, кивнул Эмиль. - Вы хотите найти Кристаллы Безмолвия. Только зачем вам их искать? Я же уже объяснял вам, как с ними справиться. Осталось всего три дня и...
   - Нет, - теперь уже я перебила волшебника. - Остался один день. Всего один. Так нам сказал Морфагор.
   Эмиль сдвинул брови и стал еще серьезнее. Посмотрев на меня в упор (мне показалось, что в этот момент он прочитал все мои мысли!), волшебник спросил:
   - Клементина знает?
   - Нет, - опустив глаза, тихо ответила я. - Мы забыли ей рассказать... Мы просто забыли... Извините...
   - У нас это совсем из головы вылетело после встречи с Морфагором! - подхватила Аленка. - Клементина нас вообще домой отправила, а мы прилетели к Вам.
   Эмиль задумался. Мы притихли и во все глаза смотрели на волшебника, напряженно ожидая, что он скажет. Наконец волшебник произнес:
   - В пасмурную погоду невидимки действительно могут стать чуть заметными для глаз. Есть у них такое свойство. В том числе и Кристаллы Безмолвия...
   - Ну? Что я говорила? - обрадовалась Аленка.
   - Чего-чего? Это не ты, а я говорила! - возмутилась я. - А ты еще и спорила со мной!
   - Ну, ладно, ладно, - уступила Алена. - Мы... вместе говорили, вместе...
   - Дайте же вы Эмилю хоть слово сказать! - вмешался в наш спор Снук. - Не перебивайте.
   Волшебник улыбнулся, дав понять, что он вовсе не сердится. Еще немного подумав, он спросил:
   - А вы сумеете за такое короткое время найти сто кристаллов?
   - Сколько? Сто? - удивились мы.
   - Да, сто, - подтвердил Эмиль. - Сейчас я совершенно точно знаю их количество.
   - Ничего себе! Сто! - Алена даже присвистнула.
   - Не сто, а девяносто пять, - как всегда, уточнил наш "плюшевый математик".
   Теперь уже удивился Эмиль и вопросительно посмотрел на Снука.
   - Когда мы улетали к Вам в первый раз - нашлось два кристалла, - смутившись, начал объяснять волшебнику медвежонок. - А сегодня Ее Величество говорила, что еще три нашли. Вот и считайте...
   - Калькулятор ходячий! - фыркнула Аленка.
   Я толкнула сестру в бок. (Нашла время шутить!) Алена примолкла. Подумав, я сказала:
   - Нужно просто всем вместе искать. Всем-всем-всем жителям Говорляндии.
   - И еще очень быстро, - добавил Снук.
   - Ну и хитрец мой братец! - нахмурив брови, подытожил Эмиль и поднялся. - Удачи вам, смелые путешественники! Я вижу, что вы искренне желаете спасти Говорляндию.
   - Так... как насчет дождя-то? - робко напомнила Аленка, подумав, что волшебник уже собрался уходить.
   - Дождя?! - улыбнулся Эмиль. - Будет вам дождь!
   Волшебник поднял руку, но тут же опустил и снова улыбнулся.
   - Нет, так не пойдет, - сказал он. - Так вы насквозь промокнете, а ведь вам придется немало времени провести под проливным дождем!
   Бац! Эмиль щелкнул пальцами, и на всех нас очутились длинные непромокаемые плащи с капюшонами. Даже Снук теперь был одет в маленький плащик, в котором он стал очень похож на ворчливого гнома.
   Мы удивленно хлопали глазами, с любопытством разглядывая наши новые наряды.
   - Так-то лучше! - оглядев нас, одобрительно кивнул волшебник. - Ну, а теперь можно и дождь...
   Эмиль снова поднял руку ладонью вверх. На какой-то миг его рука озарилась ярким голубоватым светом. Луч света пробежал по руке волшебника и быстро собрался на его ладони в светящийся шар. Подмигнув нам, Эмиль подбросил шар высоко в небо. В ту же секунду в небе грянул гром, сверкнула молния, и начался самый настоящий ливень.
   - Ух ты! - только и смогли сказать мы.
   - Да, неплохо получилось, - взглянув на небо, согласился Эмиль. - Ну, а теперь, думаю, вам пора, - сказал он. - Запомните: дождь будет идти повсюду - и здесь, и в Говорляндии, и даже в лесу Морфагора. Во всем нашем мире. И закончится лишь тогда, когда наступит новый день. То есть, ровно в полночь, минута в минуту. Запомнили?
   Мы дружно закивали.
   Эмиль пожал наши руки и лапку Снука и спрыгнул с бортика Самосаней на землю.
   - И еще, - обернувшись, добавил он. - Передайте Клементине: что бы ни случилось - через три дня я все равно буду в Говорляндии, как и обещал. Ведь никогда не нужно терять надежды, верно?!
   На этих словах волшебник никуда не исчез, а, не спеша, пошел по тропинке, ведущей к замку. Вы не поверите: там, где шел Эмиль - дождя не было! Дождь словно расступался над волшебником, и ни единая капелька каким-то чудом не попадала на его одежду!
   Разинув рты, мы смотрели вслед Эмилю, пока он окончательно не скрылся из виду. Первым очухался Снук.
   - Скорее, скорее обратно в Говорляндию! - засуетился медвежонок и, натянув поплотнее свой капюшончик, стал усаживаться на скамеечку.
  

Глава тридцать первая

ЗАГОВОР

  
   Снук сдержал слово: по-моему, Самосани летели в Говорляндию еще быстрее прежнего. Дождь лил как из ведра. Завернувшись в плащи, мы сидели на скамеечке, прижавшись друг к другу.
   - Ой! Мы же совсем забыли про Клементинины мешочки! - радостно вскрикнула Алена и спрыгнула со скамейки. - Куда же их запихали эти ежики?
   Присев на корточки, она стала рыскать по мокрому полу.
   - Ха-ха-ха! - засмеялась я. - Даже если по всему небу будут летать Самосани-Макдональдсы, наша Алена все равно будет кушать только из любимого мешочка!
   - У нас не бывает Самосаней-Макдональдсов... - удивленно посмотрев на меня, сказал Снук.
   - Ой, не могу! Хо-хо-хо! - еще громче засмеялась я. - Нет Самосаней-Макдональдсов! Как же вы так оплошали, Снук?!
   - Веселись, веселись... - пробурчала Алена. - Кто ищет - тот всегда найдет!
   И она стала что-то тащить из-под скамеечки.
   - Ну, помоги хоть немного-то! - обиженно попросила Аленка.
   Перестав смеяться, я присела на корточки рядом с сестрой и тоже сунула руку под скамейку. Вдвоем мы вытащили оттуда три мешка с едой.
   - Класс! - обрадовалась Алена, потирая руки. - Ай, да умнички ежички! Хорошо, что они засунули мешки под скамейку - ничего не промокло... Ой! А это еще что такое? - удивилась она, снова заглянув под скамейку.
   - Где? - переспросила я и тоже всмотрелась туда, куда указала пальцем Аленка.
   Под скамейкой, почти в самом углу Самосаней зеленоватым светом поблескивала какая-то точка. Засунув руку поглубже, я еле дотянулась до загадочного светлячка и вытащила его наружу. Как странно: с виду он и вправду выглядел просто блестящей точкой или пятнышком, но при этом на моей ладони словно лежал тяжелый камень.
   - Гляди-ка... - протянула я находку сестре. - Что это может быть?
   Аленка тоже попробовала взять тяжелую "точку" на ладонь и недоуменно пожала плечами.
   - Снук, ты не знаешь, что это такое? - повернулась Алена к медвежонку.
   - Кристалл Безмолвия!!! - в ужасе отшатнулся Снук.
   - Ничего себе... - обомлели мы. - А как он сюда попал?
   - Так же, как и в Говорляндию, - отодвигаясь подальше от Аленкиной ладони, объяснил Снук. - Подбросили слуги Морфагора.
   - Верно, - согласилась я. - Мы же летим в Самосанях Говорляндии.
   - И причем в Самосанях Клементины! - добавил Снук.
   - Ребята! - радостно закричала Аленка, не сводя глаз с кристалла. - А ведь у нас получилось! Мы же ВИДИМ, как он блестит! Значит, мы и другие кристаллы найдем!
   - Точно! - подхватила я. - Значит, сработало!
   - Знаешь, Ален, спрячь-ка ты его получше, - немного помолчав, посоветовала я сестре.
   - И то правда, - кивнула Алена, запихивая кристалл поглубже в карман плаща. - Ладно. Давайте поедим, что ли... Пока мешки окончательно не промокли, - деловито сказала она, и первой начала развязывать свой мешок.
   Перекусив, мы затолкали все мешки обратно под скамеечку. Сидеть уже надоело и, свесившись с бортика, мы с Аленкой стали смотреть вниз, наблюдая за полетом. Дождь все лил и лил, временами даже грохотал гром, и сверкала молния. Настоящая летняя гроза! Надвинув капюшоны почти на глаза, мы молчали и думали каждый о своем.
   И все-таки с тех пор, как под скамейкой Самосаней нашелся кристалл-невидимка, на душе стало чуточку спокойней. Теперь самое главное - успеть найти все остальные. Так мало времени осталось, а мы еще не добрались до Говорляндии! Только бы нам повезло! Похоже, Снук очень старается, и Самосани летят быстрее ветра. Авось, и поспеем!
   - А, знаешь, Кать, - задумчиво глядя вдаль, первой нарушила наше молчание Аленка, - мы ведь опять ничего не сделали...
   - Почему? - удивилась я, повернувшись к сестре.
   Облокотившись на бортик, Аленка смотрела куда-то мимо меня и растерянно теребила в руках кристалл, который опять достала из кармана плаща.
   - Ну, допустим, найдем мы эти невидимки, - рассуждала она, - а что потом? Куда мы их все денем?
   Я задумалась. Действительно: а куда? Об этом мы как-то не подумали. И даже у Эмиля не догадались спросить. Мы так торопились придумать способ найти невидимые кристаллы, но до сих пор не знаем, что же с ними делать дальше. И Эмиль ничего не подсказал. Хотя... причем тут волшебник? Мы ведь даже не спрашивали его об этом...
   - Я думаю, надо отвезти их куда-нибудь подальше от Говорляндии, да и дело с концом! - уже вслух проговорила я.
   - Нет, это не выход, - с сомнением покачала головой Аленка. - Что толку? Мы отвезем, а Морфагор найдет и вернет обратно. Нет, Катька, тут нужно что-то похитрее выкручивать!
   Мы опять замолчали, уставившись на кристалл, который Аленка все еще крутила в руках. Теперь мы рассмотрели его получше. Кристалл Безмолвия был размером примерно с половину ладошки, но об этом можно было только догадываться, потому что его контуров почти не было видно. Лишь изнутри волшебный невидимка светился слабым зеленоватым свечением. Светящееся пятнышко не больше монетки. Поэтому вначале я и называла кристалл "точкой-светлячком".
   Из оцепенения нас вывел очередной раскат грома. Мы даже вздрогнули. АХ! Кристалл выскользнул из мокрых рук сестры и в мгновение ока упал вниз, растворившись в дожде.
   - Растяпа! - прикрикнула я на Алену. - Ведь говорили тебе: спрячь получше!
   - Я не виновата... - начала оправдываться Аленка. - Он как-то сам...
   - Да, скажи еще: у него ножки выросли, и он убежал погулять! - напустилась я на Алену, которая и сама уже была готова расплакаться от отчаяния. - И что нам теперь делать?
   - Давайте приземлимся и поищем... - робко предложила Аленка.
   - Ну, знаете ли! - вмешался Снук. - Я, конечно, плюшевый медвежонок, но не плюшевый дурачок! Приземляться в лесу Морфагора - это уж слишком!
   Мы с Аленкой снова свесились с бортика и посмотрели туда, куда только что упал волшебный кристалл. Сквозь завесу дождя мы разглядели внизу огромное черное пятно. Точно! Лес злого колдуна! Значит, туда и упал наш кристалл? Ну, Алена! Ну, раззява! Потерять Кристалл Безмолвия прямо во владениях Морфагора - это же надо додуматься!
   В растерянности мы смотрели вниз, глядя, как стремительно убегает под нами темный колдовской лес. Видимо, Снук не на шутку торопился как можно скорее проскочить это страшное место, и уже через пару минут владения Морфагора остались позади. И наш кристалл тоже...
   - Браво, сестрица Аленушка! - ехидно сказала я. - Такой подарочек Морфагору сделала! То-то он обрадуется!
   - А, может, и не обрадуется вовсе... - тихо отозвалась Аленка.
   Вдруг она резко повернулась ко мне и, схватив за руку, радостно сообщила:
   - Катька! А ведь это... идея!!!
   Я недоуменно посмотрела на сестру, еще раз глянула вниз и снова уставилась на Аленку. И тут до меня дошло, ЧТО она имела в виду!
   - Нет, Аленка, - еле сдерживая волнение, ответила я, - это не идея. Это... это просто СУПЕРИДЕЯ!
   Аленка быстро закивала в знак согласия. Почему-то самые важные решения мы с сестрой всегда принимаем молча. Вот и сейчас мы обменялись таинственными взглядами, значение которых было понятно только нам двоим. Если бы здесь была наша мама, то непременно сказала бы: "Опять в молчанку играют".
   Наклонившись к моему уху, Аленка быстро прошептала:
   - Пока никому не скажем, да?
   - Да, не стоит, - таким же заговорщицким шепотом ответила я. - А то такой переполох поднимется!
   Алена понимающе кивнула, но тут же опять спросила:
   - И Снуку?
   Я посмотрела на скамеечку, где закутавшись в маленький плащик, по-прежнему сидел наш плюшевый друг. Похоже, он ничего не заметил и не слышал нашего с сестрой разговора. Подумав, я шепнула в ответ:
   - Да, Ален. И Снуку тоже... Не надо пока. Если что - говори на эту тему шифром!
   - Хоко-роко-шоко! - засмеявшись, уже в полный голос ответила Аленка.
   - Надо же! - послышалось знакомое ворчание. - На кого как Морфагоровы кристаллы действуют: одни замолкают, а у других языки заплетаются...
   Мы с сестрой расхохотались и, перемигнувшись, вернулись на скамеечку, с которой на нас недоуменно поглядывал медвежонок.
  

Глава тридцать вторая

ГЛАВНЫЙ ГЛАШАТАЙ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА

  
   Оставшийся до Говорляндии путь мы молчали. Аленка, нахмурив брови и опершись подбородком о бортик Самосаней, о чем-то напряженно размышляла. Мне тоже хотелось привести в порядок мысли, но нарастающее волнение мешало толком обдумать нашу с сестрой "суперидею". Когда Самосани начали приземляться, я поняла, что больше всего меня сейчас беспокоит то, как нас встретит Клементина, и как мы ей объясним наше внезапное возвращение. А вдруг Ее Величество нас и слушать не станет?
   - Мы в Говорляндии, - тихо сказал Снук, покосившись на нас. - Пойдем во дворец?
   - Пойдем, - вздохнув, ответила Аленка, первой спрыгнув на мокрую лужайку. - Ух, сейчас нам будет...
   - Главное, убедить Клементину, что это может действительно помочь Говорляндии, - шепнула я в ответ. - Ведь даже Эмиль одобрил наш план!
   - Но в подробности вдаваться не будем, как условились, - еще тише ответила Аленка.
   - Само собой! - подмигнула я.
   Мы поднялись по склону холма к воротам дворца и нос к носу столкнулись со стражниками-медведями Гломом и Глумом, которые даже в такой проливной дождь не покидали свой пост. Оба стражника так же, как и мы, теперь были одеты в непромокаемые плащи с капюшонами. При виде нас суровые взгляды мишек сменились на удивление, стражники переглянулись и вопросительно уставились на нашу троицу.
   - Пропустите нас во дворец, - неуверенно попросила Аленка. И, подумав, тихонько добавила: - Пожалуйста...
   Глом и Глум еще раз недоуменно переглянулись, и один из медведей потянул за кольцо ворот, немного приоткрыв их перед нами. Потоптавшись на месте, стражник пробасил:
   - Пожалуй, я пойду первым. По правилам нужно доложить Ее Величеству.
   Его напарник одобрительно кивнул в ответ. Первый стражник распахнул ворота, и вслед за ним мы направились ко дворцу.
   - Ждите здесь, - сказал медведь, оставив нашу компанию в переднем холле дворца.
   Мимо, с любопытством поглядывая на нас и шушукаясь между собой, прошмыгнули два ежика-слуги. "Наверно, мы первые гости за всю историю Говорляндии, которые так назойливо возвращаются обратно и не слушаются королеву", - подумала я.
   Вскоре вернулся стражник и произнес:
   - Ее Величество сейчас выйдет к вам.
   Оглядев нашу компанию, он осуждающе покачал головой и направился обратно к воротам. Через мгновенье дверь в зал распахнулась, и на пороге появилась сама хозяйка дворца. Ее большие голубые глаза, казалось, от удивления стали еще больше.
   - Что происходит? - как-то растерянно спросила Клементина, оглядывая нас. - Вы можете мне объяснить, что происходит?
   - Мы... вот... вернулись, - замявшись, "объяснила" я.
   - Это я вижу, - пристально посмотрев на меня, чуть строже ответила Клементина. - Но почему? Снук, я ведь велела тебе проводить наших гостей обратно!
   Снук стыдливо потупил глазки-бусинки и, переминаясь с лапки на лапку, что-то пробурчал себе под нос. Аленка выступила вперед, заслонив собой Снука, и быстро затараторила:
   - Ваше Величество! Снук не виноват! Не ругайте его, пожалуйста! Это мы с Катькой уговорили его не отправлять нас домой, это мы...
   - Ничего не понимаю, - словно не слыша Аленку, схватилась за голову Клементина и присела на краешек кресла. - Вы возвращаетесь, Снук не слушается свою королеву, а еще и этот дождь ужасный... Такого ливня в Говорляндии не было уже несколько лет...
   - Этот дождь наколдовал Эмиль, - чуть увереннее встряла я. - По нашей просьбе.
   - Что? - встрепенулась Клементина, с удивлением посмотрев на меня. - Эмиль? Но... зачем?
   - Ваше Величество, выслушайте нас! - Аленка подскочила к королеве и присела возле ее кресла. - Выслушайте нас и не перебивайте, хорошо? Мы все объясним!
   Клементина перевела взгляд на Аленку и устало произнесла:
   - Хорошо. Я слушаю.
   - Понимаете, мы знаем, как найти Кристаллы Безмолвия! Понимаете, они становятся видимыми, когда идет дождь! - захлебываясь, трещала Алена. - Понимаете, в прошлый раз мы забыли Вам сказать, что Кристаллы уже завтра обретут силу...
   - Завтра? - с ужасом переспросила Клементина и закрыла глаза.
   "Боже мой! Эта Алена доконает королеву своей болтовней! - подумала я. - Ну, разве так можно?"
   Похоже, Снук подумал о том же и умоляюще посмотрел на меня.
   "Была - не была!" - подумала я и решительно шагнула к королеве, предварительно с силой толкнув в бок Аленку.
   - Ай! Ты чего? - вздрогнула сестра.
   - Ничего! - шикнула на нее я. - Думать надо, что говоришь, вот чего!
   Клементина открыла глаза и посмотрела на меня.
   - Ваше Величество, - стараясь говорить, как можно спокойнее, начала я. - Вы... Вы нам доверяете?
   Клементина молча кивнула.
   - Тогда, - переведя дух, продолжила я, - нужно, чтобы все жители Говорляндии быстро нашли остальные кристаллы. Найти нужно девяносто пять кристаллов. Все кристаллы, которые мы найдем...
   - ... девяносто четыре, - перебил Снук.
   - Сам говорил, что девяносто пять! - выпалила Аленка.
   - Нет, девяносто четыре, - тихо, но упрямо повторил наш "плюшевый калькулятор". - Девяносто пять было до того, как мы нашли один кристалл в Самосанях.
   Клементина молча переводила взгляд с одного из нас на другого, по-видимому, все еще не до конца понимая, что происходит и о чем мы говорим.
   - Ладно, ладно! Не спорьте! - пресекла я перепалку Снука и Алены. - Девяносто четыре, так девяносто четыре. Так. Все кристаллы будем складывать... м-м-м... в один большой мешок. И все это нужно делать очень-очень быстро, пока еще идет дождь.
   - Почему? - переспросила Клементина (кажется, она уже смирилась с нашим внезапным возвращением и понемногу начала включаться в разговор).
   - Потому что дождь, который наколдовал Эмиль, закончится ровно с наступлением нового дня. А уже завтра кристаллы... - тут я замялась, подбирая слова, чтобы помягче еще раз объяснить королеве про завтрашний ужасный день.
   На минуту в зале повисла тишина. Клементина задумалась, а мы трое не сводили с нее глаз. Поразмыслив, королева поднялась с кресла и тихо сказала:
   - Хорошо. Из всего вашего рассказа мне ясно, что вы точно знаете, как найти Кристаллы Безмолвия, и что в этом вас даже поддержал Эмиль. Поэтому вы не послушались меня и не вернулись домой, но об этом позже...
   Еще немного подумав, Клементина спросила:
   - Скажите, я правильно вас поняла: нужно сделать так, чтобы все жители Говорляндии быстро нашли оставшиеся девяносто кристаллов?
   Я радостно закивала.
   - Девяносто четыре, Ваше Величество! - ехидно поглядывая на Снука, поправила Аленка.
   - Девяносто, - посмотрев на Алену, ответила Клементина, и мне показалось, что в ее голосе звучат дразнящие нотки. - Еще четыре нашлось вскоре после того, как начался этот проливной дождь. И сейчас они вместе с остальными находятся в Тайном Королевском Хранилище.
   Решительно поднявшись с кресла, Клементина позвала:
   - Климс!
   В зал тут же вбежал ежик в камзольчике.
   - Зови Главного Глашатая, - велела Ее Величество. - И пусть захватит свой Большой Рожок.
   Ежик кивнул и быстро выбежал из зала.
   - Я сделаю все, что вы просите, - посмотрев на нас, сказала Клементина, и гордой королевской походкой вышла из зала, оставив нас в полном недоумении.
   - А... а чего теперь делать-то? - глядя вслед королеве, спросила Аленка.
   - Ждать, наверное, - пожав плечами, неуверенно ответила я.
   Все стало ясно, когда в зал стремительно вошли ежик-слуга Климс и большой игрушечный рыжий пес со смешными мохнатыми ушами. Он был одет в жилет и шароварчики, как у медведей-стражников, только расшитые не золотом, а серебром. Конечно же, как и все игрушки-звери, наш новый знакомый передвигался на задних лапах. В передних лапах пес держал большой серебряный рожок. Вежливо поклонившись в нашу сторону, пес представился:
   - Улми, Главный Глашатай Ее Величества Клементины.
   - Очень приятно, - переглянувшись, ответили мы.
   Пес еще раз поклонился и выжидающе уставился на нас. Мы с Аленкой еще раз недоуменно переглянулись, не зная, что предпринять. Главный Глашатай явно ждал от нас каких-то указаний. Повисла тишина.
   - Ну... как поживаете, Улми? - спросила Алена, решив хоть как-то нарушить возникшую паузу.
   Пес взглянул на Алену глазками-пуговками.
   - Спасибо, хорошо, - ответил он, от удивления приподняв мохнатое ухо, и опять начал выжидающе смотреть на нас с сестрой.
   - Это неплохо, что хорошо. И мы хорошо, что тоже... неплохо, - ответила ему Алена и покосилась на меня, показывая взглядом, что уже не знает, как еще можно продолжить этот нелепый диалог.
   Положение спас Снук. Тихонько подкравшись, он нетерпеливо подергал меня за полу плаща, и когда я наклонилась, прошептал:
   - Улми ждет, когда вы ему скажете, что он должен сообщить жителям Говорляндии.
   - Ах, вот оно что! - радостно воскликнула я.
   Видимо, услышав, о чем мы говорим, игрушечный пес улыбнулся и закивал, смешно болтая в воздухе своими большими рыжими ушами.
  

Глава тридцать третья

НА ВЕСТНИКЕ

  
   Долго объяснять Улми не пришлось. Главный Глашатай прекрасно знал свою работу и с полуслова понял из нашей сбивчивой с Аленкой речи, что от него требуется. Едва мы закончили разговор с Улми, как в зал вбежал еще один ежик-слуга и, протянув Главному Глашатаю плащ с капюшоном, сообщил:
   - Ее Величество ждет всех вас на Вестнике!
   - Да, да! Мы уже идем! - заторопился Улми, на ходу надевая свой плащ.
   Вслед за ним мы вышли из зала и начали подниматься по сверкающим белым ступеням широкой дворцовой лестницы. Улучив момент, Аленка взяла на руки Снука и потребовала:
   - Хоть ты объясни, что все это значит? Улми, Большой Рожок, теперь еще и Вестник какой-то...
   - Вестник - это самый большой балкон дворца, - на ходу начал объяснять Снук. - Когда Ее Величество желает что-то сказать всем жителям Говорляндии, она вместе с Глашатаем выходит на этот балкон. Глашатай трубит в рожок, перед дворцом собираются все игрушки, и нам зачитывается или рассказывается королевский приказ.
   - А почему Клементина сказала, что Улми должен взять Большой Рожок? Есть еще какие-то другие рожки? - спросила я.
   - Конечно! - к нашему разговору подключился сам Улми. - Есть Средний Рожок, в который трубят, когда сообщаются важные, но не очень срочные новости и приказы. Есть Малый Рожок, в который трубят, если новости и приказы не срочные и не важные, то есть обычные, повседневные...
   - Я, кажется, поняла! - не дав ему договорить, радостно воскликнула Алена. - А в Большой Рожок трубят, если новости и важные, и срочные, да?
   - Совершенно верно, - кивнул пес. - И в него трубят только по особым случаям, и только Старшие Глашатаи или я сам.
   - Так ты не единственный Глашатай Клементины? - спросила я.
   - Конечно, нет, - ответил Улми. - Я Главный Глашатай, а еще есть Старшие Глашатаи и Младшие Глашатаи. Старшие Глашатаи трубят в Средние Рожки и иногда в Большой Рожок, а Младшие Глашатаи...
   - ... в Малые Рожки! - снова перебила догадливая Аленка.
   Пес кивнул и горделиво прибавил:
   - Ваша новость очень важная и очень срочная, раз Ее Величество вызвала меня и велела трубить в Большой Рожок!
   - Мы пришли, - сказал Снук, когда Улми распахнул перед нами большую стеклянную дверь. - Это и есть Вестник.
   Мы очутились на огромном балконе с перилами из бело-розового камня. Здесь нас уже поджидала Клементина.
   - Опять под дождь... - пробубнила Аленка, надвигая по самые брови капюшон плаща.
   - Труби, Улми! - велела королева Главному Глашатаю.
   Улми поклонился Клементине и трижды протрубил в свой серебряный рожок.
   - Ой, мамочки! - Аленка попыталась заткнуть уши, едва не выронив на балкон Снука. - Зачем так громко?
   - Это же Большой Рожок! - гордо пояснил Улми.
   - Это Большой Оглушитель! - буркнула Алена, на всякий случай отходя подальше от Улми.
   Посмотрев вниз, я увидела, что Глом и Глум распахнули настежь ворота дворца. Точь-в-точь, как в тот день, когда жители Говорляндии собирались сюда на Новогодний Бал. Улми еще раз трижды протрубил в Большой Рожок, и в ворота дворца один за другим стали входить закутанные в маленькие плащики куклы и зверюшки, собираясь во дворе. Вскоре стало почти не возможно разглядеть разноцветные плитки, которыми был выложен королевский двор, поскольку игрушки все прибывали и прибывали, заполонив собой все пространство перед дворцом. Опоздавшие вынуждены были стоять возле самых ворот и ограды. Все жители Говорляндии напряженно и с любопытством смотрели на балкон, ожидая, что же им скажут Глашатай и Ее Величество.
   Улми подошел к перилам Вестника и громко проговорил:
   - Славные жители Говорляндии! Слушайте королевский приказ! Все вы знаете, какая страшная угроза нависла над нашей доброй страной. Но наши гости Катя и Алена знают, как нам помочь...
   По игрушечной толпе прокатился гул, и Улми вынужден был снова протрубить в Большой Рожок, призывая жителей Говорляндии к вниманию и порядку. Дальше слово взяла сама Клементина:
   - Мы должны найти девяносто Кристаллов Безмолвия, которые в дождь становятся видимыми, но об этом вам лучше расскажут наши гости, которые точно знают, что именно нужно делать. Прошу вас! - величаво повернулась к нам королева.
   Мы с сестрой замешкались, никак не ожидая такого поворота событий. Выступать перед целой страной, пусть даже страной игрушек, нам еще не приходилось ни разу. Как всегда, Алена вылезла первой. Опустив на пол Снука, она встала рядом с Клементиной и деловито начала:
   - Дамы и господа!..
   - Ты что? - одернула я.
   - Не мешай! Так начинаются все официальные обращения к народу, - огрызнулась Аленка и продолжила: - Искать кристаллы нужно быстро-быстро, пока не закончится дождь. Нет, не так... Дождь еще не должен закончиться, а вы уже должны найти все кристаллы. В общем... вы меня поняли, да? - перегнувшись через перила, переспросила у игрушек вконец запутавшаяся Алена.
   Стоявшие под балконом игрушки о чем-то загалдели между собой и неуверенно закивали, с еще большим интересом глядя на нас.
   - Простите, пожалуйста, а можно вопрос? - раздался внизу чей-то робкий голосок.
   - Да, пожалуйста, - важно кивнула Алена.
   - А найденные кристаллы, как и раньше, нужно приносить во дворец Ее Величества? - поинтересовался все тот же голос.
   - Да, - ответила Клементина.
   - Нет!!! - вскрикнули в один голос мы с Аленкой.
   Вздрогнув от неожиданности, Клементина отпрянула от перил и непонимающе посмотрела в нашу сторону.
   - Никто еще так не вел себя с Ее Величеством! - не выдержав, проворчал Снук.
   - Мы это... Мы... - замялась я. - Мы хотели сказать, что теперь кристаллы во дворец приносить не нужно...
   - А куда? - снизу раздалось сразу несколько голосов.
   Клементина, Снук, Улми и все игрушечные жители Говорляндии с удивлением уставились на нас с сестрой. На секунду я примолкла, стушевавшись под этими пристальными взглядами. Собравшись с духом, я наконец ответила:
   - Кристаллы нужно приносить к Самосаням, которые стоят на лужайке у холма. Там мы с Аленой будем складывать их в мешок.
   Клементина удивленно вскинула брови, но ничего не сказала на это странное заявление.
   - Торопитесь, славные жители Говорляндии! - вновь обратилась она к игрушечной толпе. - У нас очень мало времени. Удачи!
   Игрушки, подгоняя друг друга, стали торопливо пробираться обратно к воротам. Некоторые из них даже начали искать кристаллы прямо во дворе, видимо, не желая терять времени зря, как велела Ее Величество.
   - Какая помощь вам еще нужна? - повернувшись к нам, спросила Клементина.
   - Еще нам нужен большой мешок, куда мы сложим все кристаллы, - ответила я.
   - Это я уже слышала, - кивнула Клементина. - Что еще?
   - А еще блокнот и ручку! - выпалила Аленка.
   Королева удивленно посмотрела на нее.
   - Чтобы отмечать, сколько кристаллов уже нашлось, а то опять выйдет какая-нибудь путаница в подсчетах, - объяснила Алена.
   - Хорошо, - ответила Клементина и, задумчиво глядя на нас, спросила: - И все же я так и не поняла: почему кристаллы нужно складывать именно в Самосани?
   - Потому что... - начала я.
   - МОКОЛ-ЧИКИ! - сделав огромные глаза, зашипела на меня Аленка.
   - Что-что? - не поняла Клементина.
   - Просто так... удобнее, - выкрутилась я, спохватившись, что и вправду чуть не выдала Клементине нашу "суперидею". - Так нужно, Ваше Величество. Вы же сами говорили, что нам доверяете.
   - И все-таки странно... - протянула Клементина, с сомнением глядя на нас.
   Похоже, она собиралась сказать что-то еще, но в этот момент балконная дверь распахнулась, и к нам вбежал запыхавшийся Климс.
   - Ваше Величество! - волнуясь, заговорил маленький слуга. - Жители Говорляндии уже нашли целых семь Кристаллов Безмолвия и ждут гостей на лужайке у Самосаней!
   - Ура! - закричали мы с сестрой и, едва не сбив с ног Клементину, выскочили за дверь.
   - Прошу прощения... - потоптавшись на месте, смущенно сказал Климс и, не утерпев, побежал вслед за нами.
   Последним, как всегда забавно переваливаясь, вышел Снук, что-то бурча про наше неправильное поведение.
  

Глава тридцать четвертая

МАТЕМАТИКА ПОД ДОЖДЕМ

  
   Как ни странно, но из нашей сумбурной речи на Вестнике, игрушки поняли все правильно. Укутанные в плащики маленькие жители Говорляндии так шустро отыскивали Кристаллы, что мы со Снуком едва поспевали складывать их в мешок, предоставленный Клементиной и размещенный прямо на полу Королевских Самосаней. Говоря "мы", я имею в виду только себя и нашего медвежонка, поскольку Алена в мероприятии по сбору Кристаллов выбрала для себя особенную роль. Впрочем, как всегда! Усевшись на бортик Самосаней и закинув ногу на ногу, сестра с важным видом "вела учет", то есть попросту отмечала в блокноте количество найденных камней-невидимок.
   - Пятьдесят шесть... Пятьдесят семь... Так! Отмечено! - диктовала Аленка. - Пятьдесят восемь... Стойте! Не так быстро, пожалуйста. Та-ак... Есть! Можете класть в мешок. Следующий! - командовала она, покрикивая на нас.
   Поскольку Алена - еще тот математик, ее "учет" здорово тормозил нашу работу. Вскоре у Самосаней уже образовалась целая очередь желающих сдать свои страшные находки. Мне приходилось постоянно перегибаться за бортик, принимая от игрушек Кристаллы, и от этой работы в наклонку здорово разболелась спина. Снук уже не отшатывался в ужасе от Кристаллов, а не покладая рук (вернее - лап!), вовсю помогал мне. Время от времени Снука охотно сменял проворный ежик Климс. Так они по очереди и суетились возле мешка.
   Улучив момент, я подняла глаза к небу и с ужасом поняла, что дождик далеко не такой сильный, как был еще недавно. Ого! Значит, день подходит к концу? Надо спешить! Сколько же нам еще осталось? А сколько Кристаллов мы уже нашли?
   - Шестьдесят пять... - словно в ответ на мои мысли, отчеканила Алена. - Кладите в мешок! Так... Живей-живей! Дальше!
   - Ален, - повернувшись к сестре, осторожно начала я, - ты не могла бы... это... побыстрее со своими подсчетами? Дождь слабеет. Может, поменяемся местами?
   - Шестьдесят шесть... семь... - не слыша меня, продолжала увлеченно считать Аленка, чиркая в своем блокноте.
   - Алена! - громче позвала я. - Оторвись хоть на секунду!
   - Шестьдесят восемь... восемь или девять? Нет, все-таки шестьдесят восемь... Тьфу! Сбилась! - разозлилась сестра. - Из-за тебя все! Что тебе надо?
   - Ничего, - буркнула я и перегнулась за бортик, принимая из лапок подошедшего медвежонка (чем-то похожего на нашего Снука) Кристалл.
   - Шестьдесят десять! - радостно сделала отметку в блокноте Аленка. (Великий счетовод всех времен и народов!)
  
   ... Поднимать глаза к небу даже страшно. Робко падающие на плащ капли говорят сами за себя: это уже нельзя назвать дождем, это просто дождик! Кажется, от волнения мое сердце стучит даже чаще, чем падают эти капли. Сидящий рядом со мной на скамеечке Снук тоже переживает и нервно теребит лапкой завязки непромокаемого плаща. Вот уже несколько минут длится эта зловещая пауза, а к нашим Самосаням не несут новые Кристаллы. Может быть, мы все-таки закончили? Алена, бормоча себе под нос, что-то высчитывает в блокноте.
   - Ален, ну скоро ты? - заторопила я.
   - Сейчас, сейчас... - пробубнила Аленка и, вскочив, по-королевски объявила толпящимся возле Самосаней игрушкам:
   - Итак, славные жители Говорляндии! Вы собрали восемьдесят восемь Кристаллов! Вам осталось найти... осталось... Погодите, я столбиком посчитаю, - замявшись, Алена плюхнулась обратно и снова начала вычислять в блокноте.
   - Мы нашли восемьдесят девять Кристаллов, - тихо пробурчал Снук.
   - А? Что? Сколько? - встрепенулась сестра.
   - Восемьдесят девять, - повторил Снук.
   - Ну, откуда ты можешь знать, а? - напустилась на медвежонка Алена. - Я тут весь день считаю, пока вы сидите, а у него, видите ли, восемьдесят девять! Говорят тебе: "восемьдесят восемь"!
   - Восемьдесят девять, - насупив носик-пуговку, упрямо повторил Снук.
   - Восемьдесят восемь! - еще громче вскричала Аленка.
   - Восемьдесят девять! - не уступал Снук.
   "Ну, началось! - вздохнув, подумала я. - Сейчас еще и подерутся на глазах у всей Говорляндии!"
   - Это из-за тебя все! - повернувшись ко мне, выпалила Алена, видимо, поняв, что "плюшевый калькулятор" всегда прав.
   - А я-то тут при чем? - удивленно спросила я.
   - Ты меня тогда сбила со счета! Ты, ты! - всхлипнув, Алена с силой зашвырнула свой блокнот куда-то под нашу скамейку и надулась.
   - Да сама ты... - я была уже готова задать сестре хорошую взбучку, но меня перебил очень вежливый игрушечный голос:
   - Простите, что мешаю, но не примите ли вы найденные Кристаллы?
   Перегнувшись за бортик, я увидела трех серых пушистых котов-игрушек. Все они были в очках (прямо, кошачьи профессоры!), а один держал в лапах большую черную шкатулку, на которой золотыми буквами было написано: "Т.К.Х.".
   - Да-да, конечно! - обрадовалась я.
   Поклонившись, кот протянул мне шкатулку и пояснил:
   - Здесь ровно девять Кристаллов. Ее Величество велела передать их вам.
   - Ого! Девять! Вы слышите? - я повернулась к друзьям, не веря нашему счастью. - Алена, Снук! Целых девять!
   - А мне плевать! - огрызнулась все еще дующаяся Алена. - Хоть миллион!
   Коты-"профессоры" удивленно покосились на нее и, еще раз поклонившись, поспешили уйти.
   - Веди себя прилично, - шикнула я на сестру и вместе со Снуком стала перекладывать Кристаллы из шкатулки в мешок.
   - "Т.К.Х." - это что? - наблюдая за нами, неожиданно спросила Алена. (Неужели начала оттаивать?)
   - Тайное Королевское Хранилище, - ответил Снук.
   - А кто эти коты? - снова спросила Аленка.
   - Тайные Королевские Хранители.
   - А-а-а... Ну, я так и думала, в принципе, - важно протянула Аленка. - Просто хотела убедиться, что ты это тоже знаешь!
   Снук удивленно посмотрел на сестру, но та только ехидно фыркнула в ответ.
   - Ой, ребята! - осенило меня. - Так это те самые Кристаллы, которые нашли раньше! Во дворце, в игрушечном домике... Ну, помните, Клементина говорила?
   - Да-да, - закивал Снук.
   - Вот все-то он знает! - опять взялась за старое Алена. (Я ошибалась, когда думала, что их перепалка с медвежонком окончена).
   - Хватит! - у меня лопнуло терпение. - Чем спорить, лучше скажите: мы все Кристаллы нашли или нет?
   - Нет!!! - в один голос выкрикнули Алена и Снук.
   - А сколько еще осталось? - спросила я.
   Спорщики примолкли, искоса поглядывая друг на друга.
   - Ну? - строго потребовала я. - Дождь скоро перестанет, а вы тут никак не уйметесь!
   - Один... - первой выдавила из себя Алена.
   - Верно... - со вздохом подтвердил Снук.
   Хоть в этом наши математики сошлись!
  

Глава тридцать пятая

ПОБЕГ

  
   Мешок был до верху наполнен Кристаллами - зеленоватыми светлячками. Правда, в сумерках летнего вечера они поблескивали все меньше и меньше, словно таяли. Дождик уже просто моросил, и поэтому Кристаллы заново набирали силу невидимок. Скоро их можно будет заметить только на ощупь.
   Я, Алена и Снук сидели в Самосанях, как на иголках, и каждый из нас мечтал и молча молился только об одном: чтобы как можно скорее нашелся один Кристалл. Всего один! Последний!
   - Чертов Кристаллище! - проворчала Алена. - Сидим тут, время теряем. Дождик скоро совсем закончится, а нам еще надо...
   Я толкнула сестру в бок, не дав ей договорить. Алена осеклась, поняв, что едва не выболтала раньше времени нашу "суперидею".
   Игрушечная толпа не расходилась. Отчаявшись и устав от поисков, те жители Говорляндии, которые уже сдали свои находки, толпились неподалеку, перешептывались друг с другом, вздыхали, с любопытством поглядывали на нас, но последний Кристалл нам так никто и не приносил.
   Я вдруг заметила, как по лужайке прямо вдоль бортика наших Самосаней важно прохаживается Глом - королевский стражник. Его напарник Глум по-прежнему находился на посту возле ворот дворца.
   "Интересно, - подумала я, - а что стражник забыл возле нас? Тоже волнуется? Или просто охраняет? А зачем?"
   Мои раздумья прервала какая-то возня в толпе игрушек.
   - Я сам! Я сам нашел и сам отдам! - услышала я чей-то тоненький голосок.
   - Хорошо, хорошо. Я тебя только провожу, - ответил голос посолидней.
   Свесившись с бортика, я увидела, как сквозь толпу к нам протискиваются две закутанные в плащи фигурки - маленькая и побольше. Растормошив Снука и Алену, я молча показала им на это шествие.
   - Неужели нашли? - в надежде воскликнула Алена и скомандовала:
   - Пропустите их, пропустите!
   Тем временем фигурки подошли ближе, и та, что поменьше, снова пропищала:
   - Я сам! Вот!
   И малыш начал что-то торопливо вытаскивать из-под плаща.
   Приглядевшись, я узнала наших старых знакомых. Ну, конечно! Побольше - это игрушечный заяц-папа, а поменьше - зайчонок Молик! Тот самый Молик, который так забавно называет Снука дядей и мечтает отправиться в наш мир, чтобы тоже пригласить гостей в Говорляндию.
   - Привет, Молик! - радостно закричала я. - Ты к нам?
   - Здравствуйте, - волнуясь, запищал зайчонок. - Я... я нашел ваш... киталл. Я... я сам его нашел в саду возле домика. Нашего домика. Около колодца... Вот!
   - Молик! Не "киталл", а "кристалл"! - строго заметил заяц-папа. - Говори, пожалуйста, правильно.
   - Я и говорю: "клиталл", - сердито пропищал в ответ Молик. - Я сам нашел этот... килталл и хочу сам отдать гостям.
   - Молик... - снова попытался сделать замечание сыну отец, но Алена перебила:
   - Молодец, малыш! Ты даже не представляешь, как ты нас выручил! Ура! Да здравствует Молик!
   Довольный зайчонок протянул Алене свою находку.
   - Вы можете по праву гордиться своим сыном! - важно заявила я взрослому зайцу. (Эту заумную фразу я слышала в каком-то кинофильме).
   Заяц-отец поклонился в ответ и, гордо выпятив грудь, взял за лапу сына, уводя от Самосаней. Семеня следом, зайчонок просто захлебывался от радости:
   - Папа, папа! Ну, они ведь поняли, что я САМ нашел? Да? Они сказали, что я молодец! Ты слышал, папа?
   Аленка положила найденный Моликом Кристалл в мешок и повернулась ко мне, намереваясь что-то сказать, но нас прервали. На этот раз это был стражник Глом. Заглянув в Самосани, медведь пробасил:
   - Скажите, я правильно понял: вы нашли все Кристаллы Безмолвия?
   - Да... - растерянно пробормотали мы.
   - Хорошо, - кивнул медведь. - Тогда пойду доложу Ее Величеству. Ждите здесь, - и строго оглядев нашу троицу, прибавил:
   - Это приказ, - с этими словами Глом направился в сторону дворца.
   - Тю-ю-ю... - Алена даже присвистнула от неожиданности, глядя вслед стражнику. - Теперь ясненько, что он здесь вынюхивал!
   - Стражники не вынюхивают, а сторожат и следят за порядком, - поспешил заметить Снук.
   - А зачем он пошел докладывать Клементине? - не поняла я.
   - Значит, был такой приказ Ее Величества, - пробурчал Снук. - Вы же сами слышали...
   - Да что тут думать! - воскликнула догадливая Алена. - Клементина боится, что мы опять куда-нибудь удерем, вот и приставила к нам этого... как его... телохранителя!
   - Не телохранителя, а стражника, - поправил Снук.
   - Да ну тебя! - отмахнулась Алена и, повернувшись ко мне, сделала загадочный знак глазами.
   Но я была так озадачена странным поведением Глома, что ничего не заметила.
   - Катя! - обиженно позвала Алена и сквозь зубы быстро проговорила:
   - Поко-рака! СУКУ-ПЕКЕР-ИКИ-ДЕКЕ-ЯКА! ("Пора! Суперидея!")
   Ах, ну да! Сейчас самое время, пока не вернулся стражник. Остается главное - уломать Снука. Ну, почему это всегда достается именно мне?!
   - Я послежу за обстановкой, - зашептала мне на ухо Алена, - а ты - ДАВАЙ!
   Подмигнув, сестра начала деловито прохаживаться по Самосаням.
   - Могла бы и сама поучаствовать, - проворчала я и, вздохнув, присела возле Снука:
   - Снук! Дорогой! М-м-м... Ты ведь все еще веришь нам, да?
   Снук подозрительно глянул на меня и медленно кивнул плюшевой головой.
   - Тогда... Пожалуйста, быстро отведи Самосани туда, куда мы тебе скажем. Пожалуйста! Пока не вернулся стражник!
   Снук быстро захлопал своими глазками-бусинками и напрягся. Видимо, решал про себя: это плохо или очень плохо так часто нарушать приказы Ее Величества? Через секунду медвежонок прошептал:
   - А... куда вам нужно?
   Вот этого я больше всего и боялась! Как я ему скажу? Ведь ни за что не согласится! Набрав в грудь побольше воздуха, я прошептала в ответ:
   - В лес Морфагора...
   - Что??? - вздрогнул Снук. - Нет, нет! И не просите! Только не туда! Нет!
   - Снук, так нужно. Не бойся! - не унималась я.
   - Катя!!! - неожиданно вскрикнула Алена, схватив меня за руку.
   - Отвали! - отмахнулась я, продолжая уговаривать медвежонка:
   - Снук, все будет хорошо. Ты ведь хочешь спасти свою Говорляндию? Ведь хочешь? Ты же все слышал: дождь кончается, мы...
   - Катя! Катя!!! - меня снова перебил испуганный вопль сестры, отчаянно дергавшей меня за полу плаща.
   - Ну, что, что? Что еще такое? - повернулась я к ней.
   Перепуганная Алена молча показала в сторону дворца. Посмотрев туда, я увидела, как из ворот прямо к нам быстрым шагом направляются... Глом и Клементина! Меня охватила паника. Они идут к нам! Только этого не хватало! Дождик совсем небольшой (многие игрушки даже сняли капюшоны своих плащей), Снук упрямится, а сюда идут королева и стражник!!!
   Бросившись к Снуку, я почти прокричала:
   - Снук! Решайся! Я тебя умоляю!
   Медвежонок тоже испуганно глянул в сторону дворца, но упрямо помотал головой.
   - Катя, Катя! КАТЯ!!! - вопила Аленка, впившись круглыми от ужаса глазами в стремительно приближающихся Клементину и Глома. (Боже мой! Им осталось каких-то несколько метров до наших Самосаней!)
   - Снук! Пожалуйста!!! - в отчаянии крикнула я.
   Самосани резко оторвались от земли и, словно в нерешительности, повисли в воздухе. Видимо, на этот первый шаг у Снука все-таки хватило духу.
   - Ах! - эхом прокатилось по толпе игрушек.
   - Стойте! Остановитесь! - послышался голос Клементины. - Снук, я приказываю остановиться!
   - Гони, Снук!!! ГОНИ!!! - в один голос заорали мы с сестрой, и Самосани рванули ввысь с космической скоростью, стремительно удаляясь от лужайки.
   - Вернитесь! Сейчас же вернитесь! - донесся откуда-то снизу голос Клементины.
   - Не волнуйтесь, Ваше Величество! - свесившись с бортика, что есть силы прокричали мы с Аленкой. - Все будет хорошо! Слышите? Хорошо-о-о-о...
   Но наши голоса потонули в облаках вечернего неба.
   Снук не проронил ни слова. Нахохлившись, он сидел на скамеечке и лишь изредка что-то непонятное бубнил себе под нос.

Глава тридцать шестая

ЖЕРТВА СУПЕРИДЕИ

  
   Я не очень разбираюсь в скоростях, поэтому и сравнила этот полет Самосаней с космическим. Наверное, только к осуществлению суперидей следует лететь с такой сверхзвуковой скоростью! По крайней мере, за все время пребывания в сказочном мире так быстро на местном волшебном транспорте мы не летали ни разу. Мне даже начало казаться, что мы уже опоздали, поскольку от столь быстрого полета я совсем перестала ощущать капание дождя.
   Как всегда, не обошлось без традиционного умасливания нашего плюшевого друга, который из-за нас снова ослушался своей королевы и прямо из-под ее носа вместе с нами упорхнул на Самосанях в никому не известном направлении.
   - Конечно, я очень хочу спасти Говорляндию, - ворчал Снук, - но почему ради этого нужно все время нарушать приказы Ее Величества?
   - Ну, знаешь, Снук, - философствовала Алена, - как говорит наш с Катькой папа, искусство требует жертв...
   "Вот загнула!" - подумала я, еле сдерживая смех.
   - Что-что? - не понял медвежонок.
   - Я хотела сказать, - начала выкручиваться сестра, не желая остаться в дураках, - что... в общем, нельзя без жертв... Одним словом, если есть суперидея - будут жертвы... Не знаю, короче! - махнув рукой, разозлилась она. - Лучше у папы спроси!
   - Вот и не болтай, если не знаешь! - не выдержала я. - Только Снука пугаешь!
   После такого Аленкиного "объяснения" наш медвежонок ненадолго примолк, а его плюшевая мордочка и вправду выглядела довольно испуганной. Но, что самое ужасное, это "объяснение" оказалось пророческим. Однако, об этом чуть позже...
   Немного помолчав, Снук решился спросить снова:
   - А что это за идея такая?
   - Не идея, а СУПЕРидея! - с гордостью заметила Алена и, придвинувшись к медвежонку, воодушевленно начала:
   - Понимаешь, мы подлетим к лесу Морфагора и просто забомбим его Кристаллами! Как тебе? Здорово придумано, верно?
   Снук вытаращил на сестру глазки-бусинки и даже отодвинулся подальше от нее.
   "Ну, Алена! Да Снук скоро спятит от таких объяснений!" - подумала я.
   - Катя, это... это правда? - с ужасом переспросил медвежонок.
   - Снук, дружище, - укоризненно взглянув на Алену, я попыталась успокоить нашего плюшевого друга, - в общем, Алена права, конечно... Просто мы думаем, что... что только так можно победить злого колдуна и... и обезвредить его Кристаллы...
   (Уф! Кажется, выкрутилась!)
   - Думаете, это поможет? - чуточку осмелев, спросил Снук.
   - Мы надеемся... - честно призналась я.
   Снук понимающе кивнул и призадумался. Незаметно от него я молча погрозила кулаком Алене, но та только плечами повела.
   Оставшийся до страшного леса путь мы больше ни о чем не говорили. Снук погрузился в какие-то свои размышления. Алена, свесившись с бортика, глазела в вечернее небо. Я тоже наблюдала за полетом, время от времени выставляя перед собой ладони, так как мысль, что дождь уже закончился, всю дорогу не давала покоя. Поймав несколько дождевых капель, я каждый раз вздыхала с облегчением.
   И вот приятные летние сумерки начали сменяться густой темнотой. Приближался страшный лес. Теперь отступать некуда! Или у нас все получится, как мы задумали, или... Нет, я даже не хочу думать про это "или"!
   - Лес Морфагора, - тихо сказал Снук. - Что дальше?
   - Дальше? А дальше... - вскочив с места, оживилась Алена.
   - ... а дальше командовать буду Я! Сядь и слушай! - рявкнула я на сестру, которая от удивления даже рот раскрыла, но все-таки присела обратно на скамейку в ожидании моих указаний. - Снук! Сделай так, чтобы Самосани подлетели к замку колдуна и зависли в воздухе... над крышей... Только близко не надо, а то нас заметят! Ты ведь сможешь это сделать, так? Когда будешь готов - скажи.
   Снук кивнул.
   - Отлично! - я повернулась к сестре. - Алена, иди сюда. Будем вместе вытряхивать Кристаллы.
   Алена встала со скамейки и нарочито вальяжной походкой подошла к нашему мешку.
   - Могла бы просто попросить, а не орать! Командирша!- прошипела она.
   - Цыц! - шикнула я. - Нашла время препираться!
   Еще немного покружив над лесом, Самосани начали плавно снижаться и, замерев, остановились в воздухе. Поскольку глаза уже привыкли к темноте, то глянув за бортик, я даже рассмотрела внизу очертания мрачного замка. Снук в точности исполнил то, о чем я его просила: как говорится в сказках, мы были ни далеко - ни близко, ни высоко - ни низко от жилища злого колдуна.
   - Я готов, - прошептал медвежонок. - Помочь вам с Кристаллами?
   - Ты лучше наблюдай за обстановкой! - подмигнув, ответила я излюбленной фразой сестры. - Мешок тяжелый. Ален, помогай!
   Бубня что-то вроде: "Я тебе еще покажу, как мной командовать!", Аленка все-таки ухватилась за мешок, и вдвоем мы еле-еле втащили эту тяжесть на бортик Самосаней. Я обратила внимание, что Кристаллы стали уже почти совсем невидимыми, и лишь изредка в темноте страшного леса из мешка поблескивало их слабое зеленоватое свечение. Немного передохнув, мы наклонили мешок и стали вытряхивать невидимки наружу. Снизу до нас доносилось лишь гулкое эхо от их стука о крышу замка. Алена захихикала.
   - Что смешного? - возмутилась я.
   - Ха-ха! - не унималась сестра, продолжая трясти мешок. - Я просто представила, как внизу сидит Морфагор, а его же камни сыплются ему на башку! Ой, не могу! Ха-ха!
   - Да тише ты! - зловеще прошептала я. - Вот услышит он нас, тогда мало не покажется! Забыла, что ли?
   Но Алена все равно не унималась, продолжая трястись в уже беззвучном хохоте. Вскоре мешок опустел, и, повернувшись к Снуку, я шепнула:
   - Давай обратно в Говорляндию! Быстро!
   Снук не ответил, но Самосани стали подниматься над лесом. Мы с Аленкой бухнулись прямо на пол, поскольку сил добраться до скамеечки не было совсем.
   - А, знаешь, что странно? - повернулась ко мне Алена.
   - Что? - переспросила я.
   - Что ничего не происходит! - выпалила она.
   Я непонимающе уставилась на сестру.
   - Ну, ничего не случилось после того, как мы высыпали все Кристаллы! - начала объяснять Алена. - Ведь ЧТО-ТО должно было произойти, согласись?
   - Хм... - только и ответила я и задумалась.
   Действительно странно... Мы высыпали прямо на крышу замка Морфагора все Кристаллы Безмолвия, а нас даже никто не попытался остановить. Ну, ладно. Допустим, хозяин замка за время ливня, наколдованного его братом, привык к тому, что целые сутки по крыше барабанит дождь, а поэтому и стук Кристаллов не заметил. Но ведь и волшебства никакого не случилось, хотя дождь, кажется, закончился... Ничего не понимаю... И мы просто летим обратно в Говорляндию... Только мы как-то странно летим. Почему-то вниз!
   Алена тоже заметила странность нашего полета и крикнула медвежонку:
   - Снук, что случилось? Мы опять падаем в лес???
   - Нет, - донесся до нас еле слышный голос Снука, - просто я... я теряю силу... Я не могу вести Самосани...
   - ЧТО??? - вскочив, мы бросились к скамейке, на которой сидел наш общий друг.
   Со Снуком творилось что-то странное. Он тяжело дышал и полулежал на скамейке.
   - Снук, миленький, что с тобой? - затормошила его Алена.
   - У меня немеет тело... - с трудом ответил Снук. - Я... становлюсь просто игрушкой... Я не могу вести Самосани...
   - Как нам тебе помочь? Скажи! - прокричала я.
   - Найдите... Кристалл... Тут Кристалл... - чуть слышно проговорил Снук и, замерев, упал на скамейку.
  

Глава тридцать седьмая

НАСТОЯЩЕЕ ВОЛШЕБСТВО

  
   Тем временем Самосани еще быстрее начали снижаться. Видимо, по мере того, как наш Снук терял свою волшебную силу, падение в страшный лес, наоборот, усиливалось. Если вам когда-нибудь доводилось прокатиться вниз в темном лифте, значит, вы немного поймете то, что мы с сестрой испытывали в этот ужасный момент.
   - Катя, Катя!!! Что же нам делать, что? - всхлипывая, кричала Аленка, не сводя глаз с бедного медвежонка. - Снук! Какой Кристалл?
   - Найдите... - почти прошептал в ответ плюшевый медвежонок.
   И тут меня осенило! Схватив мешок, в котором еще недавно были Кристаллы Безмолвия, я судорожно начала его ощупывать и к своему ужасу обнаружила... дырку!
   - Алена! - закричала я. - Мешок был дырявый!!! Наверно, один Кристалл вывалился! Давай искать!
   Размазывая слезы, мы бросились на коленки и, задевая друг друга, в темноте стали шарить по полу Самосаней.
   - Кристалльчик! Дорогой! Ну, пожалуйста! Найдись! - причитала Алена.
   Нет ничего хуже искать невидимку, да еще в кромешной тьме! Дождик едва накрапывал, а это значило, что Кристалл мог уже стать совсем невидимым. Что ж это за напасть такая?! То из-за одного Кристалла мы задержались с отлетом, теперь из-за другого погибает наш друг! Может быть, Морфагор специально так заколдовал свои злые камни?
   Слева от меня что-то сверкнуло. Ах, ну да! Это же глазки-бусинки нашего медвежонка. Постойте-ка! Но ведь глаза Снука не поблескивают зеленоватым свечением?! Крошечный зеленоватый огонек еще раз сверкнул в темноте, словно задиристо подмигнул, и тут же погас. Ползающая рядом Алена задела меня в бок.
   - Алена, замри! Я, кажется, что-то нашла! - прикрикнула я и, не дыша, стала тянуться туда, где подмигивал зеленоватый светлячок.
   Пошарив в темноте, я наконец-то нащупала что-то твердое и тяжелое.
   - Есть!!! - радостно прокричала я.
   - Где, где? - подскочила ко мне Алена.
   - Вот, - выдохнув, я осторожно переложила на ладонь сестры свою невидимую находку.
   - Мы же его совсем не видим! - в ужасе просипела Алена. - Катя, это значит... ВСЁ?
   Я быстро выставила перед собой ладони.
   - Ну? - нетерпеливо переспросила Алена.
   - Дождя нет... - упавшим голосом ответила я.
   - Опоздали? Мы опоздали, да? - в истерике завопила Аленка и с размаху кинула Кристалл вниз. - Все равно получай! Получай, гад!!! - в отчаянии на весь лес вскричала она.
   Я зажмурилась от ужаса... Ой! Неожиданно мне на нос упала капля. Последняя капля волшебного дождя!
   - Алена! - бросилась я к сестре. - Мы все-таки успели!
   - Да??? - резко обернулась ко мне сестра, и вдвоем мы бросились к бортику, впившись глазами в темноту. И вот тут началось самое интересное и вместе с тем ужасное.
   Откуда-то снизу раздался жуткий грохот, словно одновременно выстрелили из тысячи пушек, а темный лес вдруг озарился таким же зеленоватым свечением, каким обычно поблескивали волшебные невидимки. От взрыва до этого падающие Самосани резко подбросило вверх, но они застряли между верхушек огромных и жутких деревьев страшного леса. Мы с сестрой чудом успели уцепиться за бортик, иначе непременно бы вывалились наружу. Сильные корявые ветки деревьев-исполинов едва не выкололи нам глаза и больно расцарапали руки и лица. Но не замечая боли и затаив дыхание, мы напряженно всматривались в происходящее под нами.
   В зеленоватом свете стали отчетливо видны контуры колдовского замка, из которого с дикими воплями выбегали обитатели этого страшного места - слуги Морфагора гроглы. Но далеко убежать им никак не удавалось: гроглы замирали на месте и падали, как подкошенные. Однако и на этом волшебство не заканчивалось: замершие на земле фигуры гроглов тут же уменьшались в размерах и превращались в... ИГРУШКИ! Просто невероятно: великаны гроглы становились игрушечными, и этими жуткими игрушками была усыпана вся поляна перед замком. Приглядевшись, мы заметили, что одна из этих игрушек явно отличается от своих "собратьев" надетой на ней темно-синей с блестками мантией.
   "Боже мой! Да это же сам Морфагор!!!" - осенило меня.
   Еще одна зеленоватая вспышка ослепила нас, и вновь раскатисто громыхнуло. После этого воцарилась тишина, которую нарушало лишь наше прерывистое дыхание.
   Кристаллы Безмолвия сделали свое дело. Только не так, как это задумывал Морфагор. Злые чары созданных им волшебных невидимок обернулись злом против самого создателя. Как говорится, не рой яму другому - сам в нее попадешь.
   Последней жертвой волшебства стал замок колдуна. Когда вспышка погасла, мы увидели, что он тоже стал маленьким, игрушечным. На поляне стоял игрушечный замок с разбросанными вокруг него игрушками, будто бы оставленный детьми, которых в самый разгар игры внезапно позвали обедать. Было даже страшно подумать, что всё нами увиденное могло произойти с жителями Говорляндии и королевой Клементиной.
   До сих пор продолжало слепить глаза, и я не сразу поняла, что это лучик солнца, осторожно, но настойчиво пробивающийся сквозь ветви деревьев. О, чудо! Над колдовским лесом впервые всходило солнце! Как завороженные, мы щурились от его теплого света и не верили своим глазам.
   - Обалдеть!.. - впервые за все это время, покачав головой, только и вымолвила Аленка.
   - Да уж!.. - донесся с другого конца Самосаней знакомый голосок.
   Мы вздрогнули и, как по команде, обернулись. На скамеечке Самосаней стоял Снук, и его полные удивления глазки-бусинки тоже щурились от солнечного света.
   Снук! Живой!!! Оглушенные и ошарашенные всеми этими чудесами мы совсем позабыли про нашего плюшевого друга и сейчас наперегонки бросились к нему, рискуя перевернуть Самосани, застрявшие в кроне деревьев. Медвежонок предусмотрительно ухватился за бортик, иначе от наших горячих объятий непременно бы спикировал вниз.
   Мы обнимали и целовали нашего медвежонка и друг друга, плакали и смеялись, словно сумасшедшие.
   - Ура! Мы победили! Победа! Ура! - не веря счастью, кричали наперебой мы с Аленкой, а наш плюшевый ворчун вторил нам.
   Когда мы наконец-то успокоились, Снук, как всегда, деловито сказал:
   - Держитесь крепче. Будем выбираться.
   С этими словами он уселся на свое место на скамеечке, а мы устроились рядышком. Скрипя и трясясь, Самосани стали подниматься вверх под треск сучьев, которые так и лезли в глаза, больно били по рукам и раздирали бортик. В итоге Снуку каким-то чудесным и только ему ведомым образом все-таки удалось вытащить наш транспорт из западни.
   - Уф! - выдохнул медвежонок, когда Самосани, словно выпорхнувшая из клетки птица, взмыли в небо и тронулись в обратный путь. Немного погодя, медвежонок недовольно огляделся и традиционно проворчал:
   - Испортили Самосани Ее Величества. Какое безобразие! Личные Самосани Ее Величества!
   - Да ты что! - не выдержала Аленка и вскочила, демонстрируя медвежонку свои исцарапанные руки. - Между прочим, мы свои личные физиономии и руки испортили, а ты только про санки талдычишь!
   Я хотела что-то возразить, чтобы прервать их разгорающийся спор, но сил на это почему-то не было. Соскользнув на пол возле скамеечки, где сидел продолжающий ворчать о порче королевского имущества Снук, я с наслаждением вытянула ноги и прислонилась к бортику. Неумолимо клонило в сон. Сон наступал, просто наваливался, как будто до этого я не спала несколько ночей подряд.
   Голоса Алены и Снука вдруг стихли. Приоткрыв на мгновение слипающиеся глаза, я мельком увидела, как Алена тоже засыпает, скорчившись в нелепой позе на скамеечке Самосаней. Во сне она одной рукой нежно обнимала своего вечного противника в спорах, уткнувшись головой в его мягкое плюшевое тельце...

Глава тридцать восьмая

ЧУДЕСНОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ

  
   Яркий солнечный свет ласково защекотал сквозь закрытые веки. Я невольно еще крепче сощурилась и, не просыпаясь, закрылась от этого света рукой.
   - Может быть, все-таки разбудим их попозже? - услышала я сквозь сон женский голос.
   - Они спят уже почти двое суток. По-моему, это уже слишком, - возразил мужской голос.
   Кто это? Мама и папа?
   Почему они говорят о том, что мы спали так долго?
   Почему...
   Нет-нет, на мамин с папой эти голоса вовсе не похожи. Я чуть приоткрыла веки и сквозь щелочки глаз различила два силуэта, залитых солнечным светом, наполнявшим всю комнату. Недалеко от моей кровати стояли мама, одетая в очень красивое длинное платье, и папа, почему-то облачившийся в сверкающую белую мантию. Почему они так странно одеты? В честь Нового года? Открыв глаза уже полностью, я наконец-то поняла, что это вовсе не нарядившиеся мама с папой, а Ее Величество королева Клементина и волшебник Эмиль. И тут я окончательно проснулась, а в голове вихрем пронеслись воспоминания обо всех приключениях последних дней.
   - Доброе утро! - улыбнулась Клементина.
   - А, вернее, добрый день! - уточнил Эмиль.
   - Добрый... - кивнула я и, оглядевшись, поняла, что мы находимся в той самой комнате, куда нас в день приезда (а, точнее, прилета на Самосанях в страну Говорляндию) разместили во дворце Ее Величества. На соседней постели уже сидела, протирая глаза и зевая, Алена, а между нашими кроватями откуда-то появилась еще одна небольшая кроватка, где, торопливо пытаясь выбраться из-под мягкого игрушечного одеяльца, копошился Снук, - видимо, единственный из нас считавший неприличным продолжать валяться в постели в присутствии королевы и волшебника. Впрочем, Клементина мягким жестом дала понять медвежонку, что сейчас ему вовсе не обязательно стоять по стойке "смирно" при них с Эмилем, после чего, поборов непослушное одеяло, Снук тоже присел на краешек своей кроватки и уставился глазками-бусинками на всех присутствующих.
   - Ну, что ж, думаю, вам будет небезынтересно узнать, что же произошло за время вашего волшебного сна... - снова заговорил Эмиль, сразу переходя к делу.
   - Да уж... - проворчала Алена (увы, ворчать спросонья - это моя сестра всегда мастер, и неважно, что ее разбудили сама королева и волшебник!)
   - Волшебного сна? - недоуменно переспросила я.
   То есть, все эти Кристаллы, Морфагор, да и все, что с нами приключилось за последние дни, нам просто приснилось?
   - О, нет, - словно услышав мои мысли, поспешил пояснить Эмиль. - Волшебный сон - это то, что вы проспали почти два дня, это... так скажем, побочное действие Кристаллов Безмолвия на жителей вашего мира. Жителей нашего мира, как вы уже знаете, они превращают в обычных игрушек, а вот вас погружают в глубокий сон. Впрочем, то же самое досталось и старине Снуку: он тоже проспал вместе с вами все это время... Наверное, от того, что слишком много времени провел вблизи большого количества Кристаллов, да и сам чуть не пострадал от одного из них, - предположил волшебник.
   "Вот, оказывается, почему нам так жутко захотелось спать, когда мы летели из леса Морфагора обратно в Говорляндию!" - припомнила я.
   Из рассказа Эмиля и Клементины мы узнали, что наша с Аленой суперидея и вправду сработала: сам Морфагор, все его слуги-гроглы и даже его волшебный замок стали игрушечными. Это случилось два дня назад. У Снука хватило сил доставить нас на Самосанях к королевскому дворцу, после чего всю нашу спящую троицу игрушки-слуги Клементины перенесли в эту самую дворцовую комнату. Наш сон был таким крепким, что мы даже ничего не почувствовали и не проснулись, а ведь наверняка маленьким поданным Ее Величества стоило немалых усилий перенести во дворец двух десятилетних девочек, да еще и их друга медвежонка! Видимо, опять помогло какое-то волшебство?!
   - Снук, по моему указу, тебя тоже перенесли во дворец, а не в твой домик, - сказала Клементина. - Я подумала, что вы стали такими большими друзьями за это время, что вам будет приятно очнуться ото сна всем вместе. Девочки наверняка бы переживали, что с тобой случилось, если бы проснувшись, не обнаружили тебя...
   Мы с сестрой согласно закивали, а Снук был явно польщен таким обращением: ведь раньше он никогда не ночевал в королевском дворце!
   - А Вы нашли эту... как ее... волшебную траву Суалок? - обращаясь к Эмилю, неожиданно спросила Алена.
   - Да-да, - поспешил ее заверить Эмиль, - Суалок действительно выросла именно сегодня утром, я нашел ее, приготовил зелье и сразу же отправился вместе с ним в Говорляндию. Как вы теперь понимаете, мой коварный брат опередил меня, и если бы не ваш смелый поступок пару дней назад, я бы здорово опоздал, и судьба Говорляндии была бы трагической. Вы спасли Говорляндию, королеву Клементину и всех ее поданных, обратив действие Кристаллов Безмолвия против их же создателя...
   - ... правда, вы неоднократно ослушались королевских приказов! - не преминула добавить Ее Величество.
   - Клементина, я всегда был уверен, что по-настоящему помочь Говорляндии смогут только дети, - мягко возразил волшебник.
   - Это, конечно, так, но они могли погибнуть! Ведь Морфагор мог сотворить с ними что-нибудь ужасное!.. - не унималась королева.
   - Так значит, Морфагор и все его слуги теперь просто игрушки, да? - решила уточнить я, хотя ответ на мой вопрос был уже очевиден, но очень уж хотелось как-то прекратить этот разгорающийся между Клементиной и Эмилем спор относительно нашего поведения.
   - Да... Почти да, - ответил Эмиль. - К сожалению, Тризану, повелителю гроглов, каким-то чудом удалось бежать, и, когда вы сбрасывали Кристаллы Безмолвия на замок Морфагора, его там уже не было...
   - Что-о-о-о-о??? - в один голос заорали мы с Аленой, и Снук тут же неодобрительно покосился в нашу сторону. - И где же, интересно, он прячется?
   - Это мне и самому интересно, - ответил Эмиль. - Но, думаю, очень скоро я это выясню. Не волнуйтесь. Без помощи Морфагора он вряд ли способен сотворить какое-то серьезное злое колдовство, которое причинит вред Говорляндии. Он далеко не такой сильный колдун, каким был его хозяин Морфагор. И, к тому же, теперь, когда я останусь в Говорляндии... - Эмиль примолк и, по-моему, как-то немного смущенно покосился в сторону Клементины.
   - Вы теперь тоже будете жить в Говорляндии? - удивилась я и тут же припомнила всю историю: ведь Эмиль не только волшебник, он же еще и возлюбленный Ее Величества Клементины! Но тут ход моих мыслей резко прервала моя еще более догадливая сестра:
   - Так вы поженитесь? - выпалила Алена, по-моему, вогнав в краску и королеву, и волшебника.
   - Алена, ты что... совсем уже? - одернула я сестру.
   - А что такого? - не унималась она. - Если они любят друг друга, они должны жениться. Ты что, не знаешь? Так всегда полагается!
   Ну, конечно, кому-кому, а моей сестре точно известно, кто на ком должен жениться, и что "всегда полагается". К счастью, Клементина и Эмиль только рассмеялись на этот Аленин выпад, а Клементина сказала:
   - Да, Алена, ты совершенно права: я выхожу замуж за волшебника Эмиля, и теперь у Говорляндии будут два правителя - король и королева!
   - Ура!!! - заорала Аленка и от радости так запрыгала на своей кровати, что едва не грохнулась с нее на осуждающе смотрящего в ее сторону Снука, который, кстати, за все время не проронил ни слова, а лишь внимательно слушал.
   - Ну, что ж, мои храбрые герои, - вставая, сказала Клементина, - теперь вы точно все знаете, и думаю, вам самое время основательно позавтракать!
   - Пожалуй, уже пообедать, - поправил ее будущий супруг, намекая на время суток.
   - Да, точно, - согласилась Клементина и, весело подмигнув Алене, уточнила: - Распорядиться, чтобы еду подали прямо к вам в комнату?
   Алена слегка смутилась, припомнив свои недавние царские замашки и разглагольствования про "важных персон, которые заказывают завтраки в номера", но вслух робко ответила:
   - Да... если можно, конечно... Ваше Величество...
   - Ну, конечно, можно! - рассмеялась королева. - Отдыхайте, набирайтесь сил, а вечером я всех вас жду на королевском балу в вашу честь и в честь чудесного спасения Говорляндии!
   С этими словами Клементина и Эмиль нас покинули.
   - Все-таки вы никогда не научитесь прилично вести себя в обществе Ее Величества, - пробурчал наконец-то Снук. Подумав, он исправился: - В обществе Их Величеств...
  

Глава тридцать девятая

ВОЛШЕБНЫЙ КАМЕНЬ КЛЕМЕНТИНЫ

  
   Вскоре после того, как нас покинули Клементина и Эмиль, в нашу комнату зашли ежики-слуги в камзольчиках и принесли обычную еду для нас с Аленой и игрушечную для Снука. Поскольку бал Клементина назначила на вечер того же дня, то у нас образовалось много свободного времени. Перекусив, все втроем мы отправились гулять по просторам страны говорящих игрушек. Интересно, что за все время нашего здесь пребывания это была первая такая прогулка: мы были и во дворце Клементины, и в замке Эмиля, даже в лесу и замке Морфагора, летали туда-сюда на Самосанях, но просто прогуляться по Говорляндии нам не выдалось ни разу.
   Мы спустились к подножию холма, на котором располагался королевский дворец, и очутились среди череды ярких игрушечных домиков, между которыми были проложены небольшие тропинки (наверное, служившие целыми улицами, учитывая размеры местных обитателей). Конечно же, на пути нам постоянно встречались идущие по каким-то своим делам игрушки, и, завидя нас, они непременно улыбались и даже учтиво кланялись. От такого почтения мы ощущали себя настоящими героями и даже знаменитостями, хотя, честно говоря, вместо честолюбивых мыслей я опять больше была озадачена проблемой, как бы нечаянно не наступить на кого-нибудь из проходящих мимо.
   Во время этой прогулки мы повстречали Эмиля. В отличие от нас, он не праздно прогуливался, а раздавал жителям Говорляндии приготовленное им зелье из волшебной травы Суалок.
   - Игрушки довольно долго пробыли среди Кристаллов Безмолвия, так что, несколько капель волшебного зелья им точно пойдет на пользу, - пояснил волшебник.
   - Ну да, - деловито согласилась Алена. - Вы же его все-таки приготовили. - И следом съехидничала: - Не пропадать же добру...
   - Ты словно старая вредная бабка! - одернула я сестру.
   - Сама бабка! - быстро огрызнулась Алена.
   - Ну, в чем-то Алена права, - улыбнулся в ответ услышавший наш разговор Эмиль и пояснил: - Добру действительно не стоит пропадать, тем более, что трава Суалок вырастает крайне редко и обладает очень сильными волшебными свойствами. Но вы же помните, что даже вас Кристаллы Безмолвия погрузили в глубокий сон, да и Снуку досталось. Что-нибудь подобное может запросто случиться и с другими игрушками, так что, стоит подстраховаться!
   И еще раз улыбнувшись, Эмиль направился дальше раздавать зелье жителям Говорляндии.
   - Поняла? - победоносно заявила Аленка. - Я права, а бабка ты!
   Я промолчала, а Снук, как обычно, что-то проворчал про наше неправильное поведение, и на этом разногласия о раздаче волшебного зелья и старых бабках были закончены.
   - Снук, а где живешь ты? - спросила я. - Где твой домик?
   - Он недалеко отсюда, - ответил медвежонок. - Вон там, за поворотом. На улице Солнечных Лучиков...
   Я верно догадалась: эти небольшие тропинки, по которым мы шли, действительно служили жителям Говорляндии улицами и даже имели названия!
   - Ой, покажи, покажи нам свой дом! - подхватила и Алена, и Снук повел нас в гости.
   Домик Снука оказался небольшим, одноэтажным, с желтыми стенами и темно-красной черепичной крышей. Конечно же, мы не могли там поместиться, да тем более вдвоем, разве что заползти внутрь на четвереньках, но даже так мы бы непременно повредили все уютное убранство домика. Поэтому мы просто присели на корточки и заглянули в открытую Снуком дверь. В домике было три помещения: небольшая кухонька, спальня и что-то наподобие гостиной, где даже стоял маленький камин. Это меня очень удивило: в Говорляндии всегда лето и тепло, неужели наш плюшевый друг мерзнет?
   - Снук, а зачем тебе камин? - спросила я.
   - Ну... просто... - замялся медвежонок. - Так ведь уютнее. Разжечь огонь в камине и посидеть рядом...
   (Возле камина, кстати, стояло мягкое креслице).
   - Камины не для тепла, а для... солидности! - со знанием дела перебила Аленка. - Возле каминов обычно садятся важные дядьки и пьют этот... виски, вот! - И, чтобы заверить нас в том, что все ею сказанное - чистая правда, быстро добавила свой самый главный "аргумент": - Я в кино видела!
   Кто бы сомневался, что моя сестра-всезнайка разбирается и в каминах, и в жизни неких важных дядек?! Но мне вдруг стало смешно, когда я представила нашего Снука, важно закинувшего нога на ногу (вернее, лапа на лапу!) и потягивающего при этом напиток, словно заправский лорд из Аленкиного кино.
   - Не знаю я никаких ваших "висков", - пробурчал Снук. - Я пью только игрушечный чай с малиной...
   Но в этом время на Вестнике Глашатай Ее Величества затрубил в рожок, извещая всех о том, что скоро начнется королевский бал, а, значит, нужно спешить обратно во дворец.
  
   ... Этот бал был еще более веселым, чем в тот день, когда мы только прилетели сюда на Самосанях, ведь теперь ничто не омрачало привычный уклад жизни Говорляндии и новогодний праздник. Страна говорящих игрушек была вне опасности, королева Клементина собирается замуж за волшебника Эмиля, все игрушки получили зелье из травы Суалок, и, в конце концов, Новый год, который, как мы уже знаем, в Говорляндии тоже отмечают! А поэтому Разноцвелка ярко сверкала и переливалась своими разноцветными иголками в центре зала, Ее Величество в красивом бирюзовом платье кружилась вместе с волшебником Эмилем под музыку, которую играл игрушечный оркестр, и все остальные жители Говорляндии не отставали от них.
   Но все равно было почему-то грустно, и я даже догадывалась, почему: ведь все вот-вот закончится, истечет время нашего пребывания в этой удивительной стране, мы должны будем вернуться в свой мир, навсегда оставив здесь нашего Снука, который благодаря этому будет говорящей игрушкой и будет дальше жить в своем желтом домике с темно-красной черепичной крышей и камином, возле которого он так любит пить игрушечный чай с малиной... Все хорошее когда-нибудь заканчивается.
   Мы сидели вместе со Снуком за столиком с королевским угощением (без него не обходится ни один бал в Говорляндии), когда к нам подошла Ее Величество и поинтересовалась, как наши дела. Мы поблагодарили королеву за еще один прекрасный новогодний вечер и вкусное угощение, а потом Алена, которая, видимо, размышляла о том же, о чем и я, вдруг спросила:
   - А когда нам уже нужно лететь домой? Вы же говорили про несколько дней...
   - Да, все верно, это слегка погрустнев, ответила Клементина. - За несколько дней, что вы провели у нас, в вашем мире проходит одна новогодняя ночь. Я вам это уже говорила. К сожалению, из-за всех этих бедствий, что произошли здесь за последнее время, ваши каникулы были не такими, какими должны были быть у гостей Говорляндии... - И немного помолчав, Клементина со вздохом добавила: - Чтобы не опоздать, вы должны лететь завтра утром...
   - Как? Завтра? Уже завтра? - в один голос вскричали мы с сестрой.
   - Девочки, милые, - продолжила Клементина (и по всему было видно, что ей очень неловко говорить нам об этом), - я безмерно благодарна и вам, и Снуку за то, что вы сделали для Говорляндии, но, к сожалению, нельзя нарушать правила... Вы не должны опоздать обратно в свой мир, а это может случиться, если вы здесь задержитесь...
   - Правила, правила... У взрослых вечно какие-то дурацкие правила... - проворчала Алена, по-моему, даже всхлипнув.
   Клементина не обиделась и не рассердилась на эти ее слова, а понимающе вздохнула, как бы говоря: "Ну, что поделать? Не я придумала эти правила, не мне их и нарушать".
   - Но из некоторых правил можно сделать исключения, - неожиданно сказал Эмиль, который, оказывается, тоже подошел к нам.
   - Эмиль! - вдруг одернула его Клементина (по-моему, она была немного рассержена и в чем-то не согласна с волшебником).
   - Я всего лишь говорю о том, что из некоторых правил можно сделать исключения, - мягко, но все так же настойчиво повторил Эмиль и добавил почти шепотом, рассчитывая, что его услышит только Клементина: - А тем более для тех, кто не просто гостил здесь, а спас нашу Говорляндию...
   - Эмиль, пожалуйста, не будем об этом! - так же тихо и упрямо ответила королева. - Тем более здесь, при наших гостях и Снуке!..
   О чем они спорят? Эмиль явно говорит, что возможно какое-то исключение из строгих правил пребывания в Говорляндии, за соблюдение которых всегда так ратует королева Клементина. О каких именно правилах идет речь, и какие же могут быть исключения? Мне очень хотелось спросить об этом волшебника и королеву, но тут Клементина повернулась к нам и с улыбкой (надеясь, что мы не слышали ее разговор с Эмилем) сказала:
   - Что ж, уже почти ночь, бал подходит к концу. Думаю, вам пора идти спать. Завтра на рассвете мы вас проводим в обратный путь.
   - Скажите, можно и сегодня Снук останется ночевать с нами? - спросила Аленка, крепко прижимая к себе нашего медвежонка (и когда только она успела его сграбастать?)
   - Ну, конечно, можно, - ответила Клементина. - Из этого правила я точно могу сделать исключение! - закончила она чуть тише, укоризненно поглядев в сторону волшебника.
   - Хоть на этом спасибо, - сердито проговорила Алена вслед уходящим от нас Клементине и Эмилю.
   - Слушай, ты поняла, о чем они спорили? - спросила я сестру.
   - Да ну их! - отмахнулась Аленка. - Они говорили о каких-то своих дурацких правилах, которые Клементина ни в жизнь не нарушит!
   - Эти правила не дурацкие, а королевские! - вмешался возмущенный Снук.
   - Какая разница, Снук, как их называть? - ответила я. - Если завтра мы должны улететь домой, и больше никогда...
   Я осеклась и не договорила, потому что и так все было понятно.
   Все хорошее когда-нибудь заканчивается.
   Алена еще крепче прижала к себе Снука, и все вместе мы отправились в нашу комнату провести последнюю ночь в Говорляндии и в этом сказочном мире.
  
   ... На рассвете к нам осторожно постучались. Ежики-слуги пожелали нам доброго утра и сообщили, что все готово к нашему обратному путешествию. И еще они принесли нашу с Аленкой зимнюю одежду. Все правильно: это в Говорляндии всегда лето, а в нашем мире сейчас зима. Я, признаться, уже и забыла об этом, а, оказывается, наши теплые вещи все это время заботливо хранили. И это тоже правильно: ведь с самого начала было известно, что нам предстоит путь домой. Здесь же вообще все ПРАВИЛЬНО...
   На лужайке неподалеку от дворца стояли готовые к отлету Самосани - королевские, те самые, на которых мы уже летали совсем недавно, и которые, по словам Снука, мы еще изрядно испортили в лесу Морфагора. Правда, судя по всему, волшебный транспорт уже успели отремонтировать, и сейчас Самосани выглядели, как новенькие.
   Нас уже поджидали Клементина и Эмиль. В руках у Ее Величества была какая-то шкатулка. Королева и волшебник о чем-то тихо переговаривались, по-моему, они опять спорили. Когда мы приблизились, они прервали свой разговор, и, немного замявшись, Клементина сказала:
   - Дорогие наши гости, к сожалению, ваше пребывание в Говорляндии заканчивается, и мы вынуждены с вами попрощаться. Снук доставит вас на Самосанях к дому, как оно обычно и происходит... - помолчав, она добавила: - Как гласят правила...
   "О боже! - подумала я. - Она опять начинает говорить о правилах!"
   - ... из которых всегда можно сделать исключения, - словно подсказал королеве Эмиль, в который раз повторяя эту фразу.
   - Да-да! - подхватила королева. - Не подумайте, что я хочу вас расстраивать, ведь это не я установила. Так уж заведено: в вашем мире игрушки не разговаривают, а в нашем - они живые и говорящие, в вашем мире не летают на Самосанях, а в Говорляндию дети попадают только раз в жизни. Но вы не обычные гости, вы спасли нашу страну от чар Морфагора, и поэтому, посовещавшись с Эмилем, я хочу сделать вам на прощание подарок...
   Королева открыла шкатулку и достала оттуда какой-то блестящий предмет, протянув его нам с Аленой. Сестра первой вытянула руку, и на ее ладонь опустился небольшой гладкий камень, переливающийся перламутром.
   - Что это? - переспросили мы, и даже Снук удивленно уставился глазками-бусинками на королевский подарок.
   - Это волшебный камень, - ответила Клементина. - С его помощью вы можете посетить Говорляндию в любое время, либо тогда, когда камень сам вас к тому призовет.
   - Ух ты! Вот здорово! - закричала Аленка.
   - Значит, мы еще сможем сюда попасть? И увидеть Снука? - не веря такому счастью, воскликнула я.
   - А как он... работает? - вертя камень в руках, спросила практичная Алена.
   - Вы все узнаете в свое время, - улыбнулась Клементина. - Помните: вы всегда желанные гости. Только, пожалуйста, постарайтесь никому в вашем мире не рассказывать о нашей стране. Во-первых, вряд ли вам поверят, а, во-вторых... - королева замялась, - во-вторых, давайте хотя бы это правило не будем нарушать.
   - А у него есть какой-то... э-э-э... срок действия? - не особо слушая королеву, не унималась Алена, продолжая вертеть камень.
   - Что? - не поняла Клементина.
   - Ну... я хочу спросить: сколько раз мы можем с его помощью к вам попасть?
   - Сколько угодно, пока вы верите в то, что есть такая страна Говорляндия, - вместо королевы ответил Эмиль.
   - Круто! Значит, это бессрочный волшебный пропуск! - важно резюмировала моя невероятно умная сестрица и с довольным видом сунула королевский подарок в карман своего пальто (между прочим, нам со Снуком даже не довелось подержать его!)
   - Ну, что ж, а теперь прощайте! - сказала Клементина. - Удачного вам полета!
   - Не "прощайте", а "до свидания", - подмигнув, поправил Эмиль. - Ведь у вас теперь есть волшебный пропуск, и думаю, вам обязательно захочется им воспользоваться.
   А потом мы сели в королевские Самосани, и управляемые Снуком они взмыли в небо.
   - До свидания! - свесившись с бортика, кричали мы Клементине и Эмилю.
   - До свидания! До встречи! - кричали нам в ответ королева и волшебник, пока не скрылись из вида.
   - Вы, кажется, даже не сказали "спасибо" Ее Величеству, - традиционно заворчал Снук. - А ведь это очень щедрый королевский подарок! Нужно всегда говорить "спасибо", если что-то дарят, а тем более, если дарит сама королева...
   - Ой, Снук, из каждого правила есть исключения, - важно отмахнулась от него Алена. - Ты разве не слышал?
   Снук удивленно покосился на нее. Видимо, он никогда не слышал, что есть такое исключение - не говорить "спасибо" Ее Величеству за подаренный ею волшебный камень. Но вообще-то медвежонок был прав: мы были так ошарашены подарком, что кроме восторгов не произнесли ни слова благодарности.
   Как бы то ни было, а на душе все равно было радостно. Мы снова летели в Самосанях по небу, среди утренних звезд, среди облаков, мы летели домой, мы покидали страну Говорляндию, но при этом точно знали, что теперь всегда можем туда вернуться. Тогда, когда мы этого захотим. Или... как там сказала Клементина? Когда нас туда призовет ее волшебный подарок.
   Я опять сбилась со счета, сколько длился наш полет по небу, да и определить это было невозможно, ведь у нас с собой не было часов. Всю дорогу мы болтали друг с другом, вспоминая все наши приключения. И вот, наконец, внизу замаячили крыши домов родного города, стало темно и холодно. В нашем мире царила зима, и подходила к концу новогодняя ночь. Вскоре Самосани стали снижаться и приземлились во дворе нашего дома на то самое место, с которого когда-то и началось наше путешествие. Впрочем, почему "когда-то"? По-моему, мы вернулись чуть ли не в то же самое время, когда отсюда улетели. А в Говорляндии мы пробыли около недели... С ума сойти, как странно идет время в разных мирах!
   - Ну, вот вы и дома, - сказал Снук.
   Настал самый грустный момент - пора прощаться и с нашим плюшевым медвежонком. Мы по очереди обняли его.
   - Ведь мы еще обязательно увидимся, правда? - спросила Аленка.
   - Думаю, да, - потерев нос-пуговку, ответил Снук (как он всегда делал, если задумывался или смущался). - Во всяком случае, я бы очень этого хотел... - чуть тише пробурчал он.
   - Тогда мы говорим тебе именно "до свидания!" - наученная Эмилем сказала я, и мы с сестрой начали выбираться из Самосаней.
   Во дворе было пустынно, искрился снег. Задрав головы, мы долго махали Снуку, пока его Самосани не стали еле заметной точкой на зимнем ночном небе, и только тогда поплелись к дому.
   Почему-то клонило в сон, хотя не так давно мы прекрасно выспались в королевском дворце. Впрочем, кто знает, как давно это было? А, может быть, это опять какое-то волшебство? Или очередное волшебное правило, согласно которому, прилетев из Говорляндии, дети непременно должны уснуть?
   В подъезде Алена замешкалась возле нашей входной двери, шаря в карманах: как обычно, искала ключи от квартиры.
   - Да вот же они! - наконец-то она вытащила ключи, за которые следом зацепился волшебный камень Клементины и упал на ступеньку.
   - Ну, ты и растяпа! - шикнула я на сестру. - Давай, раскидывай волшебные камни по всей лестнице!
   Нагнувшись, я хотела поднять его, но шустрая Алена опередила меня, быстро сцапав и убрав камень обратно в карман своего пальто, будто подарок королевы уже стал ее личной собственностью. Постаравшись, как можно тише открыть дверной замок, чтобы не разбудить родителей, мы прямо в одежде прошмыгнули в нашу комнату.
   - Все! Лично я - спать! - решительно заявила вдруг Алена и с этими словами сняла с себя верхнюю одежду и уличную обувь, бросив все это на пол. Шуметь лишний раз, открывая и закрывая дверь комнаты, идти в темноте наощупь в гардероб - и вправду не хотелось, поэтому я последовала Аленкиному примеру, в результате чего почти посредине нашей комнаты образовалась куча одежды с уличной обувью в придачу. Впрочем, как и тогда, когда я выронила охапку наших вещей, спасаясь от идущего на меня по коридору папы. Алена уже забралась на второй ярус нашей кровати, натянула пижаму и засопела.
   - Спокойной ночи! - сказала я сестре, но в ответ раздалось лишь какое-то сонное бормотание.
  

Глава сороковая и последняя

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НОВОГО ГОДА

   Вжик-вжик! - знакомый звук: в комнате распахнули шторы на окне.
   Вжик-вжи-и-и-ик! - шторы распахнули на втором окне. Солнечный свет хлынул в комнату и ударил в лицо, словно требуя немедленно проснуться.
   - А это еще что такое?! - послышался недовольный женский голос. - И пальто здесь, и грязная обувь... Что за игры такие?
   - Да я еще вчера ночью тебе говорил, что они тут все разбросали, - ответил мужской голос.
   Кто это?
   Клементина и Эмиль снова зашли нас разбудить?
   Клементина и Эмиль... Это же королева и добрый волшебник из моего новогоднего сна...
   - Мы сейчас все уберем, Ваше Величество... - раздался с верхнего яруса кровати сонный голос Алены.
   - Просыпайтесь, величества! - так же недовольно ответил ей женский голос. - Уберите на место все вещи и идите завтракать.
   - Пожалуй, уже обедать, - уточнил мужской голос.
   Знакомый диалог.
   "Где-то я это уже недавно слышала", - подумала я и наконец-то открыла глаза. Посреди нашей комнаты над ворохом брошенных нами с Аленой вещей стояла мама, которая явно сердилась из-за устроенного здесь беспорядка. Рядом стоял папа.
   - Просыпайтесь, - повторила мама. - Мы с папой скоро уходим в гости. И приберитесь, пожалуйста, в комнате!
   БА-БАХ!!! - традиционное начало каждого утра: едва папа с мамой покинули нас, как сестра приземлилась на мою половину двухъярусной кровати, чуть ли не мне на голову.
   - Катька, Катька, что я тебе расскажу!!! - начала яростно тормошить меня Алена и затараторила: - Мне такое приснилось! Тако-о-о-ое! Будто наш игрушечный медвежонок, ну, которого мы вчера купили, оказался говорящим, мы с ним полетели в волшебную страну Говорляндию, а там тоже все игрушки говорящие, еще там была королева, ее звали Клементина, а еще волшебник Эмиль, а еще...
   - ... а еще там был колдун Морфагор, он сделал Кристаллы Безмолвия, но мы его победили! - я резко села на кровати и неожиданно закончила рассказ сестры.
   Алена осеклась и недоуменно уставилась на меня.
   - Ты подсмотрела мой сон! - после некоторой паузы с обидой буркнула она.
   Сон? Это сон Алены? Но это же и мой сон! Нет, я, конечно, понимаю: мы с сестрой близнецы, нас различает одна только мама, нас даже часто путает папа, мы носим одинаковую одежду и одинаковые прически, но, чтобы нам снились одинаковые сны? Это уже что-то новое!
   Все еще дуясь на меня за то, что я посмела "подсмотреть" приснившийся ей в новогоднюю ночь сон, Алена молча слезла с кровати и направилась выполнять то, что велела мама: подбирать с пола разбросанные нами пальто и обувь. Я тоже присоединилась к уборке. И зачем мы только разбросали всю нашу уличную одежду? Я вдруг вспомнила, как накануне мы, стараясь не шуметь и не разбудить родителей, тихонько крались в темноте в нашу комнату, и ни одна из нас не оставила верхнюю одежду в гардеробе, как делают все нормальные люди, когда возвращаются домой с улицы... Стоп! А откуда мы с Аленой возвращались посреди новогодней ночи?
   БУМ! Из кармана Аленкиного пальто, которое она только что подняла, выпал какой-то небольшой и тяжелый предмет и, покатившись по полу, засверкал перламутром в лучах солнечного света. Это был красивый камень. Присев на корточки, я подняла его и тут же все вспомнила.
   Камень.
   Волшебный камень Клементины.
   Прощальный подарок Ее Величества и бессрочный волшебный пропуск в страну Говорляндию.
   "В новогоднюю ночь легче всего поверить в чудо. И даже если оно случится, то потом о нем легче забыть... Когда вы проснетесь утром первого января, вы подумаете, что вам просто все приснилось", - в моей памяти вдруг всплыли слова королевы Клементины, которые она произнесла еще в самом начале нашего путешествия.
   Алена прекратила собирать вещи, и, остолбенев, тоже смотрела на лежащий на моей ладони камень.
   - Катька, выходит, что... это было на самом деле? - наконец произнесла она.
   - Выходит, что да, - ответила я.
   Переглянувшись друг с другом, мы как по команде перевели взгляд на кресло у окна, куда вчера перед встречей Нового года усадили нашу новую игрушку - плюшевого медвежонка Снука.
   В КРЕСЛЕ НИКОГО НЕ БЫЛО.
   Все правильно: мы же сами приняли решение оставить Снука в его родной Говорляндии, поскольку хотели, чтобы он продолжал быть говорящей игрушкой. И сейчас наш плюшевый друг наверняка сидит в другом кресле, том самом, что стоит возле камина в его домике на улице Солнечных Лучиков.
   - Спрячу-ка я его получше! - деловито сказала Алена и, взяв у меня камень, направилась к своему письменному столу. Там, в верхнем ящике, у Алены всегда лежал запираемый на замок железный сундучок, в котором сестра хранила вкладыши от жвачек, цветные стеклышки, брелоки, одним словом, "все самое ценное". Именно туда Алена посчитала нужным спрятать и волшебный камень.
   - Вот так-то лучше! - сказала сестра, закрыв замок сундучка и затолкав сам сундучок поглубже в ящик стола. (Безусловно, спрятать что-то понадежнее можно не где-нибудь, а только в недрах Аленкиного стола!)
   - Девочки, еда уже стынет! - раздался с кухни мамин голос. - Или вам нужно особое приглашение?
   - Мы уже идем, идем! - отозвались мы и быстро собрали все свои вещи, чтобы по пути на кухню наконец-то отнести их в гардероб. Когда мы повесили на вешалку пальто, убрали шарфы и шапки и поставили на место обувь, Аленка повернулась ко мне и шепотом, чтобы не услышали папа с мамой, спросила:
   - Мы же еще попадем туда?
   - Ага, - так же шепотом ответила я, - только помнишь? Никому нельзя об этом рассказывать!
   - Помню, помню, - сказала Алена. - Ты сама-то не проговорись...
   - Я??? Это ты не проговорись!
   - Ой, кто бы говорил! - напустилась Алена. - Ты вообще не умеешь хранить секреты!
   - Это я-то не умею хранить секреты? Я? Да ты самая главная болтушка на свете! Ты...
   - Девочки, вы идете или нет? Сколько мне еще вас звать? - прервал наш разгорающийся спор уже совсем раздраженный голос мамы, и мы поспешили на кухню, где нас ждал новогодний завтрак. Или обед?! В первый день нового года так легко потерять счет времени...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"