Надточий Владислав Дмитриевич: другие произведения.

Славяне

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


   Широко распространенное и многочисленное славянское племя издревле делилось по составу языка на две большие ветви: западную и восточную. Западная ветвь, ближе примыкавшая к Европе получила от нее и христианство, в виде католицизма и зачатки цивилизации. Все попытки западных славян образовать одно общеславянское государство оказались тщетными: Великоморавское государство, основанное Святополком в 10 веке распалось и стало добычей немцев и венгров, остаток его - нынешняя Моравия соединилась с Чехией деля с ней ее судьбы. Великие замыслы Болеслава 1 (ум. В 1025 г.) о создании могущественной христианской Славонии тоже не осуществились. Уцелели только два главных государства: Польша и Чехия, оставшиеся самостоятельными. В Чехии, в 1053 г., князь Бржетислав установил закон престолонаследия, по которому власть всегда должна была переходить к старшему сыну. В этих землях был введен некоторый государственный порядок, и победа католической церкви стала неоспоримой, вследствии чего западное славянство, в противоположность восточному, было затронуто историческими событиями последующих веков, направившими западноевропейский мир на новые пути.
   С древних времен сложилась и устоялась такая практика, когда более агрессивные и более развитые западные европейские государства проводили и проводят агрессивную политику, превращающую страны Центральной и Восточной Европы в придатки их государств, в их сателитов, неравноправных партнеров, чему способствует раздробленность и разобщенность этих государств, предательское, своекорыстное поведение правящих элит этих государств, которые не смогли сплотиться ни перед внешней угрозой со стороны Османской империи, ни со стороны агрессивных поползновений Пруссии и Австрии. В результате этой политики значительная часть Польши были ассимилирована и фактически к середине 20 века население Силезии и Поморья забыло славянскую речь. Интеллигенции Чехии пришлось предпринимать значительные усилия, чтобы возродить в стране чешскую речь. Народы Полабья, по большей части потеряли свои славянские языки и национальное самосознание. Народы Югославии, в течении столетий были игрушкой в руках иноземных поработителей Османской империи и Австро-Венгрии. И в наше время, национальная элита по первому требованию иноземцев отдает на расправу своих национальных героев (Милошевич, Караджич). Отсутствие славянского общего самосознания и единства славянских народов не дает возможности создания единого могучего государства славян, которое позволило бы защитить их культуру и язык в едином государстве, создать мощную экономику, чему способствует огромное пространство, запасы природных минералов, нефти, газа, леса и других ресурсов, разнообразные климатические пояса от тундры до тропиков. Если оглянуться в глубь веков, то мы можем проследить как единый славянский народ рассеваясь и смешиваясь с другими народами потерял ощущение единого целого.
   Для понимания вышесказанного совершим исторический экскурс в историю образования славянских племен и государств:
   В начале первого тысячелетия нашей эры племена славян проживали в междуречье Одера и Вислы. Селились они на берегах рек и озер. Жили первобытными общинами, имущественное расслоение еще не затронуло эти общины. Но под влиянием беспокойных соседей, племен германцев и кельтов, племенами славян все более активно принимают участие в политических и военных событиях того времени. Уже в то время племена славян делились на две группы племен: северных -это венеды -будущие польскоязычные племена и племена пражско-корчакской культуры, которые в дальнейшем двигаясь на юг и восток, вслед за племенами германцев (готов), заселят долину Дуная, а на Востоке достигнут Днепра. По берегам Днепра и Днестра эти племена смешаются и ассимилируют ираноязычные племена и геттское население этих земель. В результате появится так называемая Пеньковская культура, которую византийцы назовут антской. Вторжение аваров сдвинет эти племена частично с территории их проживания и смешанные полчища славян и аваров в течении веков будут сокрушать Византийскую империю. Анты и склавины заселят земли Византийской империи на Балканском полуострове, вплоть до Пелопонесса включительно. Земли иллирийцев в современной Югославии заселят племена на Западе склавинов (Словения), на Востоке -антов (Хорватия, Сербия, Македония и Болгария). В 626 г. н.э. славяне восстали против жестокого ига аваров, в результате длительной борьбы сокрушили Аварский Каганат. В результате перемещения племена славян ассимилировали племена иллирийцев и фракийцев. Это привело к возникновению новых народностей и дальнейшему обособлению славянских языков. Рубеж 5-7 веков н.э. это было время когда существовал единый славянский праязык. Когда славяне расширили ареал проживания, то за века проживания разделился и прежний единый славянский язык. Это можно наблюдать и с латинским языком, еще в VI веке до н.э. авторы и историки римлян говорили, что в древности латинский язык был совсем другим. Часть славян была ассимилирована и на территории современной Румынии возобладал диалект латинского языка, а на территории современной Венгрии-угорский язык. Постепенно в Греции, которая в течении 218 лет говорила на славянском языке возобладал греческий язык. Многовековая греческая культура взяла верх. На территории Малой Азии и Сирии, где также поселились славянские племена, также возобладали местные языки и наречия. Славяне называли себя славянами, так как они они понимали друг друга, знали слова, владели речью, в отличие от своих соседей-германцев, речь которых они не понимали и поэтому называли их "немцами" - не говорящими по славянски- "немыми". Одной из наиболее мощных движущих сил раннего средневековья в Европе стали славяне. Результатом великой славянской миграции стало освоение этим этносом обширных пространств Европы от побережья Балтийского моря на севере и Пелопоннеса на юге и от бассейна Эльбы на западе до Волги на востоке. Славяне самым активнейшим образом включились в общие процессы европейской истории. Начало средневековья было последним периодом общеславянского состояния. В последних веках I тысячелетия н.э. славянский мир дифференцируется на несколько славянских этнических групп, единый праславянский язык делится на отдельные славянские языки. Начался процесс становления отдельных славянских народностей и государственных образований с самостоятельными культурами. Славянский мир раннего средневековья, активно приняв римско-византийское наследие, в развитии культуры и экономики шел наравне с другими европейскими народами. Принятие христианства вывело славянство в круг значимых европейских этносов средневекового мира. Славяне вступили в эпоху средневековья далеко не монолитной массой. Уже в римское время на основании археологических материалов выделяются две крупные культурные группировки славян, одна из которых представлена пшеворскими древностями, другая - черняховской культурой. Это были не моноэтничные формирования славян: и в пшеворском, и в черняховском ареалах наряду со славянами чересполосно проживали также другие этносы (германцы, сарматы, фракийцы и другие). При этом в разных регионах обширных территорий распространения пшеворских и черняховских древностей протекали различные микромиграционные и неоднозначные ассимиляционные процессы, создававшие чрезвычайно пеструю картину культурного и этноязыкового развития. Начавшаяся на заре средневековья великая славянская миграция разбросала славянские племена по широким просторам Средней и Восточной Европы. При этом значительные части славянства оказались территориально оторванными от его основного массива. Провинциально-римские культуры, достижениями которых активно пользовались славяне, в период "великого переселения народов" прекратили свое существование. Славяне вынуждены были создавать новые культуры. Во вновь освоенных землях они встретились с различными иноэтничными племенами, которые в той или иной мере были включены в славянский этногенез и оказали заметное влияние на формирование славянских культур. Уже в начале средневековья в славянском мире складывается около десятка культурных образований, иногда довольно близких между собой, в других случаях существенно различающихся по своим важнейшим показателям. Основными славянскими культурами начала средневековой поры являются пражско-корчакская, суковско-дзедзицкая, пеньковская, ипотешти-кындештская, именьковская, псковских длинных курганов и носителей браслетообразных височных колец (рис. 1). В VII-VIII вв. к ним добавляются новые культурные образования, сформированные или исключительно славянами, или вместе с другим населением, проживавшим в том же ареале. Формирование антов происходило еще в черняховской культуре в условиях славяно-иранского симбиоза. Это была большая группа славян, расселившаяся в поз-днеримское время в междуречье Днестра и Днепра среди местного ираноязычного (скифо-сарматского) населения, которое постепенно включилось в славянский этногенез и в конечном итоге оказалось славизированным [26]. Об этом определенно можно судить и по материалам антропологии. Они свидетельствуют, что значительная часть населения X-XII вв. Южной Руси, характеризуемая мезокранией при относительной узколицести, в своем антропологическом облике восходит к той группе носителей черняховской культуры, которая сложилась в условиях ассимиляции местных ираноязычных племен. Согласно Прокопию Кесарийскому, анты, как и остальные славяне, пользовались одним языком, у них был одинаковый быт, общие обычаи и верования, а ранее они назывались одним именем. Вместе с тем, из письменных известий очевидно, что анты выделялись какими-то этнографическими особенностями - они называются наравне с такими этническими группами того времени, как гунны, утигуры, мидяне и др. Византийцы каким-то образом отличали анта от славянина даже среди наемников империи. Очевидно, что анты были отдельным племенным образованием, имевшим собственных вождей, свое войско и проводившим самостоятельную политику. Попытки ответить на вопрос, какую часть славян составляли анты и какова их роль в этногенезе различных славянских образований, предпринимались неоднократно. По этому поводу были высказаны весьма различные догадки, ныне представляющие лишь историографический интерес. Многие исследователи, в том числе А.Л.Погодин, А.А.Шахматов, Ю.В.Готье, В.Георгиев, склонны были видеть в антах восточных славян или их непосредственных предков. Так, согласно А.А.Шахматову, анты - первый этап в истории русского племени; в результате их дробления и возникли древнерусские племена Повести временных лет. Другая группа исследователей (Л.Нидерле, А.А.Спицын, М.Грушевский и др.) считала, что анты составляли только южную часть восточного славянства. Неоднократно высказывалось и мнение, что славяне и анты соответствуют членению праславянского языка на западную и восточную ветви. В настоящее время археологические материалы дают все основания утверждать, что анты составляли отдельную диалектную группу праславянского периода. Характеристика этого диалекта затруднительна, поскольку анты и их потомки, как показано ниже, уже в начале средневековья из Северопричерноморского региона расселились на широкой территории, смешались с другими славянскими, а нередко и с неславянскими группировками и в той или иной степени приняли участие в формировании и этногенезе нескольких славянских народностей. Однако не подлежит сомнению, что антский диалект должен выделяться среди прочих праславянских большим числом иранизмов. В истории славяно-иранских культурных и языковых отношений имеется период, характеризуемый весьма значительным воздействием скифо-сарматского населения на одну из групп славян. И вполне очевидно, что это влияние охватывало не весь славянский мир, а только его юго-восточную часть. Доказано, что изменение взрывного g, свойственного праславянскому языку, в задненебный фрикативный у(h) произошло в ряде славянских языков в условиях скифо-сарматского воздействия. Поскольку фонетика, как правило, не заимствуется у соседей, исследователь утверждал, что в формировании южной части восточного славянства (будущие украинские и южнорусские говоры) должен участвовать скифо-сарматский субстрат. Тот же исследователь допускал, что результатом скифо-сарматского воздействия было появление в восточнославянском языке генетива-аккузатива и близость восточнославянского с осетинским в перфектирующей функции превербов. Некоторые лингвисты объясняют беспредложный локатив-датив в славянском языке воздействием иранцев. Эти фонетические и грамматические изменения в славянском языке принадлежат к региональным, и ничто не мешает связывать их становление с антским диалектом. География их распространения соответствует антскому расселению и подтверждает это положение. Среди языческих богов раннего средневековья намечается две группы. Одни из них, такие как Перун и Белее, были распространены во всем славянском мире. Эти теонимы имеют глубокое индоевропейское начало. Другую группу образуют божества, имеющие локальное значение, и оказывается, что имена тех из них, которые известны лишь в восточноевропейском регионе, являются иранизмами. Эти же лингвисты довольно убедительно доказали, что известные по русским летописям Хоре и Симаргл имеют скифо-сарматское начало и должны рассматриваться как заимствованные от иранского населения Северного Причерноморья. Тот же исследователь обратил внимание на то, что украинский Вий этимологически и семантически восходит к иранскому богу ветра, войны, мести и смерти (скифский Vauhka-sura, названный Геродотом). Обнаруживаются также семантические и этимологические параллели между восточнославянским божеством Родом и осетинским Naf - 'Род'. В языческом пантеоне западнославянского ареала божества иранского происхождения неизвестны. Иранские божества могли быть восприняты юго-восточной частью славян только в условиях славяно-иранского симбиоза, когда формировалась антская диалектно-племенная группировка. Сам этноним анты имеет иранское начало и очевидно был унаследован от скифо-сарматского мира. К этнонимам иранского происхождения принадлежат также хорваты, сербы. Начало их восходит также к славяно-иранскому симбиозу Северного Причерноморья. Появление этих этнонимов в Подунавье и бассейне Эльбы было, как показано ниже, обусловлено расселением антских племен из причерноморских земель. Последний раз этноним анты встречается у византийского историка Феофи-лакта Симокатты. Он сообщает, что в 602 г. во время одного из походов византийского войска в Подунавье аварский каган послал против антов, бывших в то время союзниками Византии, военачальника Апсиха с поручением истребить это племя. Источник не информирует, удалось ли аварскому карательному отряду Апсиха выполнить поручение кагана. После этого ни один письменный документ не упоминает имени антов, и это стало для некоторых историков основанием для предположения об истреблении антского племени аварами. Однако материалы археологии самым решительным образом отвергают эту догадку. Поселения пеньковской культуры функционировали в течение всего VII столетия, и каких-либо следов аварского погрома в их культурных напластованиях не наблюдается. Нужно полагать, что сообщение Феофилакта Симокатты относится не к днепровско-днестровским антам, а к какой-то их группе, продвинувшейся в Подунавье и установившей тесные контакты с Византией. Трудно сказать, называли ли себя носители пеньковской культуры антами. Скорее всего, их именовали так соседние неславянские племена, а от них данный этноним восприняли и византийцы, подобно тому как германцы называли славян венедами. Исчезновение этнонима анты представляется закономерным. Вероятно, после VII в. в связи с широким славянским расселением население пеньковской культуры стало именоваться общим этнонимом славяне. В отличие от пражско-корчакской и суковско-дзедзицкой группировок височные кольца в антской среде не получили распространения. Вместо этого в VI-VII вв. антские племена среди прочих групп раннесредневекового славянства выделялись ношением своеобразных пальчатых фибул. Они получили название по лучевым или пальцевым отросткам. Некоторые фибулы вместо отростков имеют полукруглую кайму с ажурным узором. Срединная пластина фибул обычно ромбическая или подтреугольная, иногда с круглыми или крючковидными отростками. Головка антских фибул завершается изображением человеческой или звериной маски, часто стилизованной. Поверхности фибул часто украшены S-видными завитками, концентрическими кружками, циркульным или пуансонным орнаментом. В конце XIX и начале XX в. в научной литературе получило широкое распространение мнение о принадлежности днепровских и севернопричерноморских украшений с пальчатыми фибулами готам. Однако уже в начале 20-х годов А.Ригль, отмечая, что отнесенение лучевых (пальчатых) фибул готам довольно соблазнительно, тем не менее писал, что оно противоречит историческим фактам: рассматриваемые фибулы появились в Северном Причерноморье не ранее VI в., когда готы покинули эти места своего расселения. В конце 20-х годов мысль о принадлежности кладов пеньковского ареала, в том числе пальчатых фибул днепровских типов, славянам-антам была высказана А.А.Спицыным. О славянском происхождении пальчатых фибул в Восточной Европе писал и А.М.Тальгрен, полагавший, что их распространение отражает славянское расселение начала средневековья. Научную разработку тезис о славянской принадлежности пальчатых фибул Днепровского региона получил в работах Б.А.Рыбакова . Позднее в 50-х годах Й.Вернер, проанализировав все комплексы с находками пальчатых фибул в Европе, убедительно показал, что подобные изделия с маскообразной головкой и их дериваты были составной частью славянской женской одежды. Типологически они существенно отличны от германских пальчатых фибул. В отличие от германцев, которым свойственно парное ношение фибул, славянские женщины носили их по одной. Последующие археологические изыскания многократно подтвердили это положение. Картография же пальчатых фибул рассматриваемых типов показывает, что они были характерны не для всех славянских племенных группировок третьей четверти I тысячелетия н.э., а только для антов. Основная часть этих находок происходит из ареала пеньковской культуры. Здесь они неоднократно встречены в культурных напластованиях целого ряда поселений (Бельск, Волосское, Данчены, Кизлевский, Майорка, Селиште, Сурская Забора, Ханска II и др.), в том числе на селищах Майорка, Сурская Забора, Ханска II и Селиште обнаружены в закрытых комплексах - в полуземляночных постройках на поселении Бернашевка.
   В V веке на юге своего ареала пшеворская культура сменяется пражско-корчакской, которая вначале ограничивалась верховьями Одера, Вислы и Днестра. Другая славянская археологическая культура - суковско-дзедзинская - занимала среднее течение Одера. С VI века появляется и третья - пеньковская культура - от среднего течения Днестра до среднего течения Днепра и даже Северского Донца. В. В. Седов приписывает её антам, но надо заметить, что многие исследователи не считают её славянской. В VI веке пражско-корчакская культура продвигается на правобережье среднего Днепра. С этого времени можно уверенно считать эти земли населёнными славянами. В 530-х годах славяне начинают вытеснять с территории современной Чехии и верховий Эльбы остатки германского населения, окончательно заселяя эти места после ухода в 568 лангобардов из Моравии в Италию. Обогнув Карпаты с юга, крупные массы славянского населения -- носителей пражско-корчакской (склавинской) и пеньковской (антской) культур - проникают в VI веке в нижнее подунавье и междуречье Дуная и Днестра. Смешавшись с местным дако-романским населением, они образовали ипотешти-кындештскую культуру. Тут славяне столкнулись с Византийской империей и с этого времени непрерывно фигурируют в текстах византийских историков.
   Одно из первых столкновений славян с Византией произошло в 493 году, когда полководец Юлиан был сражен в ночном сражении "скифским железом". Принято считать что "скифами" ромеи назвали народы, с которыми им пришлось встретиться впервые: болгар и славян. Ещё раньше, в 450-460-х годах командующим армии во Фракии был "скиф" Анагаст. Это типичное антское имя с окончанием -гаст, то есть Византия уже тогда нанимала антов на службу. Любопытно, что Анагаст сыграл важную роль в изгнании гуннов из Дакии и Бессарабии, чем открыл дорогу славянскому движению к Дунаю. Впоследствии привлечение славян в императорское войско только расширялось - Византия предпочитала подкупать варваров, а не сражаться с ними. Описывая кампанию Велизария в Италии, Прокопий Кесарийский сообщает об антских и склавинских конных отрядах (537 г.), о склавинских воинах, искусных в маскировке и захвате "языков", Агафий - об анте военном трибуне Дабрагасте, командовавшим небольшим флотом на Чёрном море и участвовавшим в персидской кампании, в ходе которой отличился воин из славян Сваруна. К началу правления Юстиниана I (527 г.) славяне уже освоились на северном берегу Дуная и начали постоянные набеги на византийские земли. Уже о 531 годе Прокопий Кесарийский в "Истории войн" пишет, что "гунны, анты и склавены уже много раз форсировали [Дунай] и наносили невосполнимый ущерб римлянам". В ответ Юстиниан назначил талантливого полководца Хильбудия (возможно, также анта) главнокомандующим во Фракии с инструкцией не позволить славянам пересекать Дунай. Тот организовал даже несколько карательных экспедиций за пределами империи, но погиб в 534 г. Юстиниан попытался столкнуть антов и склавинов между собой, сделал антов союзниками, разместил их воинов в Тирасе около и даже присоединил к своему титулу эпитет "Антский". Склавины, однако в 547-552 г.г. совершают непрекращающиеся набеги на Фракию, достигают Далмации и Иллирии. В это же время они впервые остаются в пределах империи на зиму. В 558-559 г.г. огромная орда болгар и склавинов под началом хана Забергана разорили Фракию и Македонию, прорвалась за Длинные Стены Константиополя и была отброшена лишь Велизарием. Примечательно, что славяне после этого произвели попытку напасть на столицу Византии с моря на плотах. В 560 г. Северный Кавказ и восточное Приазовье подверглось нашествию авар, под началом Байана (Баяна), принявшего титул кагана. Его вассалом признал себя Заберган. Византия решила использовать их против болгар и славян и заключила с Байаном союз. К 561 г. авары достигли страны антов, разорив их земли и приведя антских вельмож в отчаянье. Анты вступили в переговоры и отправили послом к кагану сына Идарисия и брата Келагаста Мезамира. Мезамир обладал огромным авторитетом среди антов и не чувствовал свой народ побеждённым, вёл себя гордо и надменно. По совету одного из болгар каган нарушил дипломатические правила и приказал убить посла. Преодолевая сопротивление славян, авары прорвались в Добруджу. Отношения кагана с Византией стали напряжёнными, с тыла ему угрожали непокорные анты, из-за чего он был вынужден двигаться дальше в Паннонию. Под властью созданного каганата оказались в том числе многие племена славян. Воспоминания об этом времени сохранялись в народной памяти столетиями, о нём есть упоминание в <Повести временных лет> XII-XII век). Славянский компонент в населении Аварского каганата был столь велик, что Константин Багрянородный, Иоанн Эфесский, Монемвасийская хроника и др. раннесредневековые источники прямо отождествляют авар и славян. Археологические данные свидетельствуют о том, что вместе с аварской миграционной волной в Паннонию переселилось большое количество антов. Это положение подтверждается материалами этнонимики: этноним хорваты имеет иранское происхождение и, следовательно, мог зародиться лишь в антской, но не склавинской, среде. Белые хорваты в прикарпатьи, хорваты в Чехии у Крконошских гор, хорваты в Силезии и на верхней Висле и, наконец, хорваты Балканского полуострова маркируют путь, который прошли древние хорваты-анты вместе с аварами. Иранские же корни имеет и этноним сербы, О. Н. Трубачёв возводит их к известным ещё Птолемею сербам, живущим к северу от Кавказа и западу от Волги, позже ославянившимся и увлечёнными аварами на запад. Славяне вошли в войско Аварского каганата, кроме того, многочисленные славянские племена продолжали действовать автономно. Важной ролью славян в каганате было также кораблестроение. В 602 г. король лангобардов Агилульф по договорённости с каганом прислал опытных итальянских кораблестроителей в Далмацию, основав славянское морское дело, центром которого станет Дубровник. Славянские корабли-однодревки (моноксилы) использовались каганом при форсировании рек, при осаде Константинополя в 626 и др. операциях. Отношения Византии, склавинов и каганата отличались непостоянством. Согласно Менандру в 578 г.Тиверий II просил кагана начать войну со склавинами. Каган ещё до этого отправил посольство к князю Давриту с требованием подчиниться. Даврит и его старейшины отвечали: "Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу? Не другие нашею землею, а мы чужою привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи". После последовавшего скандала аварские послы были убиты. Поэтому когда Даврит отправился в поход на Византию, каган выступил против него. Однако уже в 580 г. каган вместе с подвластными ему славянами атаковал византийский город Сирмий и взял его в 582г. В 584-585 г.г. поддерживаемый и направляемый аварами (сами они к тому времени заключили мир с империей) Ардагаст напал на Византию, дошёл до Константинополя, но при отступлении был разбит у Адрианополя и лишился части добычи. В 584г. славяне впервые осаждают Фессалоники. В это время сообщается о переселении сотен тысяч славян в разорённую и обезлюдевшую Фракию. По данным археологии тогда же началось проникновение пражско-корчакской керамики на территорию Хорватии, а в сербское подунавье - ещё раньше. В 590 году Маврикий согласился на унизительный мир с аварами, через год он закончил войну с Персией и получил возможность уладить дела на Балканах. К 592г. он вытеснил славянские отряды за Дунай и разместил в Доростоле сильное войско Приска. Он пересёк Дунай, вторгся в земли Ардагаста и разбил его в ночном сражении. Вскоре Приск получил известия от своих агентов о приближении сильной армии славянского князя Мусокия. Византийцы, зная о путях движения неприятеля напали ночью на его лагерь, а Мусокия взяли в плен. После этого события аварский каган выразил протест по поводу вторжения в славянские земли, Приск был вынужден пойти на компромисс и отдать кагану часть пленных и трофеев, за что был смещён императором со своего поста и заменён братом Маврикия Петром. В 597г. он атаковал славян, правителем которых был Пирогаст, победил его, но был разбит у реки Гелибакий. После этого Петр был вновь заменён на Приска. В восточных источниках имеются упоминания о том, что уже в VI веке славяне активно действовали на кавказском направлении. В частности, есть сведения о том, что персидский принц Джамасб, брат Хосрова I, бежал через Дербент в земли хазар и славян. В VII веке археологи отмечают проникновение антской культуры в Крым, что, видимо, связано с торговлей. В конце VII века часть восточнославянских племен оказывается в составе Хазарского каганата, а в 737 году 20 тысяч семей славян было взято в плен арабским полководцем Мерваном, продвинувшемся вглубь Хазарского каганата до Славянской реки, и переселено на Кавказ. Славяне суковско-дзедзинской культуры заняли устье Эльбы на рубеже VI и VII столетий. В V-начале VI века Мазурское поозерье (северо-восток Польши) и более восточные области (бассейн Немана, Западной Двины, верхнее Поволжье и верховье Оки) были заселены племенами балтов и остатками германского населения, сохранившимися с римских времён. Около 550-600 г.г. Мазурское поозерье достигает волна переселенцев со среднего Дуная. В 575-675 г.г. региона достигает вторая, более мощная волна славян и авар. Впрочем, многие из переселенцев были вскоре ассимилированы местными жителями. Закат истории антов нужно связать с распадом союза племен и появлением новых союзов и племен. Продвижение авар стало катализатором противоречий между вождями. Наибольшему разорению из племен, согласно летописи, подверглось племя дулебов, в западной части земель антов. Историки спорят, о каком из известных племен дулебов идет речь, но летописец уверенно помещает их на земле волынян. Претензии идаровичей на верховную власть потерпели неудачу, Мезамир, названный "хвастуном" был убит каганом, одновоременно происходит возвышение на Нижнем Дунае таких вождей, как Даврит и Мусокий. Возникает так называемая "Держава Волынян". Феофилакт Симокатта сообщает что в конце правления императора Маврикия 582-602 г.г. авары отправили сильное войско во главе с Апсихом на антов с приказанием истребить все племя потому что анты были в то время союзниками ромеев, его сообщение почти дословно повторяет Феофан под 602 годом. Чем закончился этот поход, источники умалчивают. Одни историки, считают, то анты были полностью разгромлены, другие указывают на тот факт, что вскоре авары стали переправляться через Дунай, и отдают победу антам. Это упоминание антов считается последним, однако пеньковская культура просуществовала на протяжении всего VII века. Есть основания полагать, что анты выступали на стороне авар в 626 году во время осады Константинополя. В "Повести временных лет" рассказывается о том, что после смерти легендарного князя Кия и его братьев, между восточнославянскими племенами начались распри и установилась власть хазар. Киевляне добровльно дали хазарам дань мечами. Именно с этими событиями и нужно связать окончательный распад антской общности. В 626 году авары, заручившись союзом персов, целый месяц находились под стенами Константинополя, но начали осаду лишь 29 июля, когда в ней смогли участвовать славяне, прибывшие с семьями на лодках-однодеревках. Эти славяне были одеты в доспехи, а своих погибших сжигали. В греческом оригинале русского и грузинского текстов, дошедщих до нас, говорилось о "князьях тавроскифов" или просто "скифах", а грузинский переводчик назвал их русскими. Историки склонны считать, что эти славяне прибыли с берегов Днепра. Осада оказалась неудачной и позже подобных акций не повторялось. Как сообщается в хронике Фредегара, Само возглавил восстание славян (<лат.> Sclavos, известных, как уточняет хроника, под именем венеды (лат.Winidos)) Моравии против аварского владычества. В том же году славяне прорываются на Крит. Неудачная осада Константинополя окончательно подорвала силы каганата. В 630-640 признавать власть кагана (как и императора) отказались славяне Македонии, в это же время, возможно, добились независимости и хорваты. В 688 г. император Юстиниан II решил восстановить свою власть над слявянизированной Македонией и совершил поход в окрестности Солуни, покорив часть местных славянских племён. Чтобы ослабить славян на Балканах, он переселяет 30 000 славянских семей в Вифинию. Они должны были выставлять империи вспомогательную кавалерию (около 30 000 солдат). Славяне пользовались автономией, во главе у них стоял славянский же князь Небулос. Однако вскоре 7000 воинов и Небулос перешли на сторону арабов, вероятно, склонённые к этому славянами Сирии. Семьи дезертиров были уничтожены, автономия урезана: место князя занял византийский проконсул. Славяне в Вифинии жили как минимум до X века, упоминаются они и Константином Багрянородным. Около 681 г.возникло Первое Болгарское царство, в состав которого вошли многие земли, населённые славянами, впоследствии ассимилировавшими пришельцев и сыгравшими основную роль в этногенезе болгар. Этот процесс прослеживается по образованию в VIII-IX веке единой археологической культуры на месте двух предшествующих. Окончательно завершившимся его можно считать к царствованию Крума (803-814г.г.), который уже не делал в своих законах никаких различий по этническому признаку среди подданных, тогда же и в Византии термином болгары стали называть всё население Болгарии, не выделяя в нём тюркскую составляющую -- первоначальных болгар. При Омуртаге(814-831 г.г.)была проведена административная реформа: вместо старых, дублирующих племенные ареалы, единиц были введены комитаты с совершенно новыми границами. Этот шаг завершил формирование единой болгарской этнической общности. В положении славян на Балканах наступает переломный момент. В 783 г.Византия провела победоносный поход Ставракия в Элладу и окрестности Фессалоник, в начале IX века будет захвачена вся Морея, но лишь в 940 г. жившие там милинги и эзериты окончательно покорены. В Греции славяне ассимилируются, но севернее сохраняют национальные особенности и в составе империи. В начале VIII века на левобережье Днепра складывается роменская культура, которую связывают с продвижением сюда с нижнего подунавья больших масс славянского населения. В 750-775 г. в верхнем Поднепровье формируется культура смоленских длинных курганов. В Приильменьи и Приволховье славяне появляются в 800 годах, в Ладоге их присутствие прослеживается с 770 года (время II строительного яруса по Кузьмину-Мачинской). Славяне, занявшие в VIII веке территории от Подунавья до Балтики, создали единое языковое и культурное пространство, что явилось предпосылкой формирования торгового пути из варяг в греки, сыгравшего важную роль в экономическом развитии региона и образовании русского государства. Уже во второй половине века археологически доказано ведение торговли между славянами в меридианальном направлении. В начале IX века завязываются торговые связи славян с соседними странами, позже путь включается в общеевропейскую транспортную систему. Когда-то единый и сильный народ, по причине исторических миграций, был разобщён и ослаблен. Некоторые народы, что видно на примере полабских славян пали жертвой агрессии и были ассимилированы, негативным результатом чего стала утрата самобытной культуры и языка. В настоящее время, мы наблюдаем разрозненные остатки некогда единого могущественного народа. Другие же народы, что мы видим на примере поморян и жителей острова Готланд, также потеряли свой родной язык и были полностью ассимилированы. Племена полабских сербов и бодричей, а также других полабских племен образовали государство Сербию. Интересную роль в мировой истории и истории славян, в частности сыграло племя вендов. Пожалуй, на этом племени следует остановиться поподробнее: Венды - у германских народов, славяне Северной и Центральной Европы. Слово в разное время использовалось по отношению к разным народам, иногда ко всем славянам в целом, а чаще всего к вандалам. Известно, что у франков так назывались все полабские славяне. На протяжении Средних веков немцы обобщённо называли вендами все соседние с ними славянские народы (кроме, вероятно, чехов и поляков): лужичан, лютичей, бодричей (проживавших на территории современной Германии) и поморян, а также других славян современной западной Польши, кроме этого, иногда, даже словаков. В датских летописях под именем венды обычно фигурируют полабские славяне, и поморяне, в частности руяне, с которыми вел войны датский король Вальдемар I Великий. В Германии это название сохранилось в употреблении до наших дней. Например, во времена Веймарской Республики, в органах внутренних дел существовал специальный Вендский Отдел, который занимался работой со славянским населением Германии, настроениями среди них и т.д. В настоящее время вендами немцы называют лужичан - потомков коренного славянского населения Германии, и иногда кашубов - потомков поморян. На территории современной Латвии в 12-13 вв. также обитал небольшой народ, известный под названием "венды". В настоящее время возможно лишь предполагать, кто они были и откуда пришли; о языке их также нет данных. Делаются лишь теоретические предположения, как то: венды - часть курземских ливов, венды - остатки славян- венедов и т.п. От вендов пошли названия - река Вента и город Вентспилс (латыш. pils замок, город) в Курземе, а также город Венден (ныне Цесис), в окрестности которого они переселились в начале XIII века из Курземе - это единственный достоверно известный факт об этом племени. Изучая палеоантропологические материалы конца I тысячелетия до новой эры и начала I тысячелетия новой эры, исследователи смогли нащупать те группы древнего населения Европы, на базе которых образовалась славянская ветвь европейцев. Оказалось, что прародина славян находилась на стыке североевропеоидной, длинноголовой, светлопигментированной расы и другой расы - южноевропеоидной, круглоголовой, темнопигментированной. Северные группы примыкали к Висле и побережью Балтийского моря, к Прибалтике. Южные же группы, вобравшие в себя некоторые скифские группы Восточной Европы и даже до-скифские элементы, возможно, кельтов, образовали пласт более или менее однородного населения, который тянулся по левобережью Дуная вплоть до Причерноморских степей. Данные археологии четко показывают, что славянская этноязыковая общность образовалась на основе разных племен, что она не восходит к какому-то одному племени. Словом, праславяне не отличались ни чистотой расы, ни единством физического типа. И потому изначально в пределах обитания славян не наблюдается однородности антропологического типа. И тем не менее по комплексу антропологических показателей славяне четко отличались от большинства своих соседей - германцев, угро-финнов, народов Северного Кавказа и кочевых племен, приходивших из-за Урала. В первой половине I тысячелетия новой эры славяне обнаруживают себя как обширное сообщество в Центральной и Восточной Европе. Оно не могло возникнуть быстротечно. Существование антропологической общности славян в средние века свидетельствует о длительном периоде контакта представителей северной и южной ветви европеоидов, предшествовавшем образованию этой общности. Что же объединяло эти многочисленные племенные группы, разбросанные на огромных пространствах, нередко отделенные друг от друга иными этническими группами и обитавшие в весьма разных условиях? Контакты и конфликты с иноплеменниками, торговые отношения с ними и многое другое - все это тянуло врозь. Что же объединяло? Антропологов этот вопрос не затрагивает, а для нас представляет несомненный интерес. В нем - один из ключей к пониманию истории славян. Вероятнее всего, думается мне, это был язык, точнее - группа близкородственных диалектов. В первой половине I тысячелетия новой эры на их основе возник общеславянский язык, который сообщал чувство единства или родства значительной массе населения. К тому же вместе с языком эта масса усваивает общие идеологические взгляды, верования, обряды, элементы культуры. Позже - синхронно с миграциями славян - этот язык разделился на группы южнославянских, западных и восточных языков, сохраняющих заметное сходство и спустя полторы тысячи лет. В середине I тысячелетия новой эры славянская общность распадается, и отдельные племена порознь и в разные времена начинают движение за пределы прежних своих территорий - на юг, запад и восток. Переселение славян на восток, в лесную и лесостепную зоны было процессом сложным и многоактным. Расселение осуществлялось не одновременно и из разных этнических регионов славянского мира. Как представляется сейчас, наиболее ранним этапом того процесса был массовый приток населения на Среднюю Волгу и в верховья Оки в конце IV века. Это было следствием бегства населения из более юго-западных районов в результате гуннского погрома 376 года. Первая волна колонизации на северо-запад Восточной Европы принадлежала псковским кривичам, которые обнаруживают культурные связи с населением у Вислы. Позже процесс миграции на восток становится более постоянным и широким. Несколько волн миграции пришло на левобережье Днепра, в Приильменье, на Оку. Движение славян на восток осуществлялось сложными путями. Расселение племен и родовых групп в северной полосе - Новгород, Псков, верховья Днепра и Волги, междуречье Волги и Оки - происходило в основном за счет северной ветви прежней славянской общности. Поэтому здесь появляется значительная масса населения длинноголового и светлопигментированного. В южной полосе на восток, на Днепр и за Днепр, двигалось по преимуществу население южного типа с берегов Дуная, из Центральной Европы и с Карпат. Но и в этом процессе происходило перемешивание северных и южных элементов. В Восточную Европу переселились с запада не северные и не южные европеоиды, а, если можно так выразиться, их конгломерат, в котором удельный вес исходных компонентов мог быть различен. С этого момента и начинается история восточнославянских племен. В антропологическом составе восточных славян различаются две фазы, которые в значительной мере совпадают с этапами этнической истории. Первая фаза - средневековье: X - XIII века. Переселяясь на восток, обособляясь от прежней общности, славяне попадали в различные природные условия и оказывались в соседстве с различными иноплеменниками. Вот это соседство и наложило значительный отпечаток на антропологический рисунок различных славянских племен. Соседи принадлежали к разным этносам и обладали различными антропологическими характеристиками, и прежнее сходство мигрировавших славянских племен стало ослабевать, они приобретали новые черты и как бы расходились в разных направлениях. Так, в вятичах, заселивших междуречье Волги и Оки и, между прочим, местности по берегам Москвы-реки, заметно проявление черт финно-угорских. Более того, считается возможным утверждать - основу вятичей и поволжских кривичей составляют финно-угорские племена. Северо-восточные кривичи (группы ярославская, костромская, владимиро-рязанская) также отражают в своем облике черты местного финно-угорского населения, обнаруживающие особенности, типичные для монголоидов лесной полосы Восточной Европы. В физическом облике западных кривичей (Псков, Полоцк, Смоленск, Тверь), радимичей (среднее течение Днепра и бассейн реки Сож), дреговичей (территория между Припятью и Западной Двиной) отражены исходные славянские черты. Правда, у этих племен также обнаруживается сближение с соседями - летто-литовским населением. Но так как соседство это восходит к очень древним временам, то, может быть, оно отражает какие-то исходные черты, которые были когда-то общими для предков этих этнических групп. В средневековых тиверцах и уличах (территории между Прутом, Днестром и Дунаем), волынянах и древлянах (местности к западу от среднего течения Днепра) больше, чем в каких-либо других племенных группах восточных славян, отражены черты среднеевропейского населения. Этнические группы Волыни, например, оказываются наиболее широколицыми, то есть они сохранили важную особенность, которая была характерным признаком славян в эпоху сложения и существования их общности. Словене новгородские в наибольшей степени сохранили исходные черты своих североевропеоидных предков: очертания головы, четкую профилировку лица, светлые глаза и волосы. Самую сложную, по-моему, проблему для ученых, составила задача выяснения антропологического облика полян - обитателей стольного града Киева и его окрестностей, а также территорий вверх по Днепру, к востоку и западу от него, включая Чернигов, Любеч и Переяслав-Хмельницкий. Дело в том, что поляне, имея в целом европеоидный облик, обладали вдобавок комплексом черт, которые отличали их от западных, северных и восточных племенных образований славян. Исследователи не раз отмечали сходство полян с населением черняховской культуры, которое в III - IV веках новой эры обитало в степи и лесостепи от нижнего Подунавья до левобережья Днепра. Этнический состав черняховцев до сих пор вызывает ожесточенные споры. Но кажется крайне невероятным, чтобы оно было славянским. И потому сходство полян с черняховцами - может быть истолковано в плане неславянской принадлежности полян. И продолжает: "Здесь можно отметить, что по антропологическим данным прослеживается какая-то местная линия преемственности населения в Причерноморье и в Приднестровье, существовавшая до прихода на эту территорию славян и проявляющаяся в позднее время и в славянах". Поляне! Любимое племя изначального летописца. Другие племена он показывал с отчетливой насмешкой: древляне имели обычаи дикие, подобно зверям, питались всякою нечистотою, девиц похищали в жены. Радимичи и вятичи уподоблялись древлянам. Поляне же были якобы совсем иные: образованные, лицом ясны, обычаем кротки и тихи, стыдливость украшала их жен... Летописец жил среди полян, в Киеве, в киевском монастыре, и как не увидеть в панегирике полянам обыкновенный политический или религиозный расчет! А между тем поляне оказываются самым неславянским из всех восточнославянских племен! И еще одно попутное замечание, раз уж зашла речь о древнем Киеве и его насельниках. На этот раз - о норманнах, о скандинавах, которые, согласно преданиям, составляли костяк дружины киевских князей и их опору в междоусобных вихрях того времени. Сопоставлена суммарная серия черепов из Киевского некрополя с германцами. "Это сопоставление, - пишет она, - дало поразительные результаты: ни одна из славянских групп не отличается в такой мере от германских, как городское население Киева. Таким образом, следует признать, что в составе дружины киевского князя норманнов было чрезвычайно мало...". (Кстати, и нашествие татаро-монголов, по-видимому, не оставило заметного следа в облике восточно-славянского населения.). Итак, расселяясь по обширной Восточно-Европейской равнине, славянские племена в эпоху средневековья обретали антропологическое разнообразие, которое было обусловлено физическими особенностями прежнего населения этих мест. На севере и востоке - угро-финнами, на северо-западе - летто-литовцами, на юге - ираноязычными племенами. И вместе с тем восточные славяне демонстрируют большую однородность, чем окружающие их племена: финно-угорские группы, кочевники и население Кавказа. Вторая фаза в антропологической истории славян связана с образованием государственности - с XVI -XIX веками. И вот тут нас поджидает вторая удивительная неожиданность. (Если за первую считать появление обширного славянского сообщества в середине I тысячелетия новой эры.). Неожиданность заключается тут вот в чем. Обретение антропологического разнообразия восточно-славянских племен, их длительное сожительство с иноплеменным населением, симбиоз, а затем и синтез со многими из них должны были бы, кажется, разводить племена восточных славян все дальше и дальше друг от друга. Произошло же обратное. Силы сцепления, смешения, расширения круга брачных связей оказались сильнее. И из отдельных племен в более поздние века стали складываться народы, обладающие сходно выравненными чертами. Преемственность обнаружена для следующих этнических и территориальных групп: белорусы - дреговичи, радимичи, западные кривичи, украинцы - тиверцы, уличи, древляне, волыняне, поляне. Для русских же упростим и перескажем ее схему: западные и восточные кривичи, словене новгородские, вятичи, северяне. По всему комплексу расоводиагностических черт, - русские и белорусы тяготеют к северо-западным группам, украинцы - к южным". И еще одна неожиданность. Ядром для образования белорусской народности, как и украинской, были племена, достаточно сходные по своим типическим чертам (за исключением, как помним, полян). Русские же возникли из слияния нескольких очень различавшихся в антропологическом отношении групп (например, светлых, широколицых, почти круглоголовых словен новгородских и темных, узколицых, длинноголовых вятичей). Тем не менее русские в антропологическом отношении в настоящее время оказываются гораздо более гомогенным народом, чем этого можно было бы ожидать. Вообще говоря, подобные процессы распространения сходных черт шли также и при слиянии различных племен в белорусский и украинский народы. Однако у русских - при большом, повторю, разнообразии исходных черт - этот процесс оказался заметно более сильным и обширным. В чем тут дело? Разгадка, оказывается, имеет не антропологические, но - исторические причины. Во-первых, значительное переселение на восток западных славян, по-видимому, в эпоху позднего средневековья. Во-вторых, "славянскость" на центрально-русских землях была усилена продвижением сохранившими свой облик словен новгородских и западных кривичей в места, которые в прошлом были заняты вятичами и частично восточными кривичами, - в междуречье Волги и Оки, под Ярославль и Нижний Новгород. Прилив славян с запада усилил в русском населении славянские черты и ослабил примесь угро-финских, которые у современного русского выражены значительно меньше, чем у его предков. Однако они по-прежнему сохраняются в его облике. Уменьшение скуловой ширины в сочетании с пониженным ростом волос на лице и теле - отголоски средневековых контактов славян и угро-финнов". Сохраняются подобные отголоски и в облике белорусов (контакты с балтами и населением Волыни) и украинцев (присутствие среди предков ираноязычного и романоязычного населения). Это - следы этнической истории. История Киевской Руси помнит массовые переселения из южных ее районов на Волгу и Оку, во Владимирское ополье. И, стало быть, вместе с теми людьми в генофонд русских пришли типические элементы ираноязычных и тюркоязычных (половцы или кипчаки) народов. Влились в него, напомню, наряду с элементами угро-финскими. Что же касается народов, которые, не оставляя типологических следов, прилили свою кровь к русской, то их, наверно, трудно перечислить: тут будут и кочевники Подонья, и хазары, и булгары, и племена Северного Кавказа, и многие другие. Итак, в физическом облике восточных славян проступают черты, присущие финно-уграм, балтам и ираноязычным группам, населявшим Восточную Европу до прихода славян. Это подтверждается и данными геногеографии. Она же, кроме того, свидетельствует, что в генофонде современной Восточной Европы сохранились гены давних палеоплемен, бывших когда-то аборигенами здешних мест. Так что генетическая неоднородность, которая, в конце концов, сказывается и в различном проявлении того или иного антропологического признака, имеет очень давнюю историю. Если сопоставлять восточно-славянские народы по комплексу физических признаков, то, по мнению историков, русские и украинцы в целом могут быть противопоставлены друг другу. Русские более длинноголовы, узколицы, светлоглазы, часто обладают светлыми волосами и тяготеют к североевропеоидному типу. Украинцы более круглоголовы, широколицы, имеют темную пигментацию глаз и волос и тяготеют к южноевропеоидному типу. Белорусы же при подобном сопоставлении оказываются либо среди русских групп, либо на границе контакта между русскими и украинцами. И в заключение вопрос, на который, как показывает наша подборка, нет ответа. Во всех тех процессах, о которых я здесь рассказывал, - сложении типических черт славянского антропологического облика, сложении славянской общности, взаимодействии славянских племен с иноплеменниками на новых местах проживания, установлении кровнородственных связей с ними, дальнейших изменениях типических черт племен и народностей, - во всем этом видную, а порой и ведущую роль играют гены. Но вот как действует этот генетический механизм и через отдельных людей, их родственников, их близкое и дальнее окружение на антропологические черты этносов и народов, это пока еще загадка.
   Середина I тысячелетия до н. э. была важным историческим рубежом в развитии раннеславянских племен. К этому времени большинство древних племен Европы, в том числе и славяне, вступили в период разло-жения родового строя. При этом у восточных славян, так же как и у всех других народов, зарождение элементов классового об-щества было связано с появлением рабов (хотя в дальнейшем славяне не знали развитой рабовладельческой системы). Следствием новых социально-экономических явлений были изменения этнической карты Европы. Начался постепенный рас-пад древней языковой общности славян. Стали обосабливаться самостоятельные, хотя и близкородственные, западнославянский и восточнославянский языки. Вплоть до начала I тысячелетия н. э. у значительной части славянских племен преобладало подсечное и переложное земледелие. Исключение составляли лишь племена, жившие в лесостепной зоне - на среднем течении Днепра, в Побужье и Поднестровье, где раньше всего утвердилось пашенное земледелие. Подсечное земледелие в силу своей трудоемкости требовало объединения усилий больших коллективов. Поэтому разложение первобытнообщинного строя у племен лесной полосы протекало замедленно. Они жили родовыми поселениями и в основном со-храняли патриархально-родовой строй. Возникновение имущественного неравенства повлекло за со-бой образование племенных объединений. Наиболее крупным из них был возникший в IV веке н. э. племенной союз антов. Образование южной ветви славян произошло позднее, в середине I тыся-челетия н. э., когда масса восточных и западных славян переселилась на Бал-каны и ассимилировала жившие здесь дакофракийские и иллирийские племена. Центром антского племенного союза было Среднее Придне-провье. В V-VI веках в ходе борьбы с Византией анты продви-нулись на запад, заняв Поднестровье и Прикарпатье (современная Молдавия), а также достигли северо-восточной части Трансильвании. В конце 70-х годов IV века анты подверглись нападению го-тов - восточно-германских племен, пришедших, по словам Иор-дана, из Прибалтики. Созданное готами племенное объединение было крайне не-прочным и распалось под натиском вторгшихся с востока гун-нов. Гуннское нашествие принесло ужасающие бедствия народам Европы, в том числе и славянам, земли которых были разорены. С конца V века важнейшим фактором в историческом разви-тии Восточной и Юго-Восточной Европы были войны антов и других славянских племен против Византии, переживавшей в то время кризис рабовладельческого строя. Во время этих войн славяне заняли обширную территорию на Балканах и ликвиди-ровали здесь рабовладельческое хозяйство. Вторжение славян активно поддерживало местное население, которое жаждало из-бавиться от рабства и политического и экономического гнета ви-зантийского правительства. В результате походов славян и восстаний угнетенных масс рабовладельческое хозяйство в Византии было подорвано, а в ряде областей империи (например, на Балканах) совсем ликви-дировано. В Византии стали складываться более прогрессивные, феодальные отношения, способствовавшие развитию её эконо-мики и культуры. Среди народов Европы древние славяне были передовым зем-ледельческим населением. Они в совершенстве владели строи-тельным искусством, сооружая из дерева, глины и камня жи-лища, храмы, укрепления и т. д. Уже в антский период у славян существовали города, упоминавшиеся древними писателями. Славянские мастера-художники владели искусством резьбы по дереву, изготовляли узорчатые ткани, красочные вышивки, изделия из цветной эмали. Одним из замечательных памятников древнеславянского изобразительного искусства является найденное у города Гуся-тина в реке Збруч каменное изваяние четырехликого языческого бога. Збручский идол - памятник языческого культа древних славян, которые поклонялись силам природы и обожествляли души умерших предков.
   В VIII-IX веках нового прогресса в развитии производительных сил достигли славяне. В земледелии появились железный сошник, рало, плуг с железным ле-мехом, широколезвийный топор, серп, более совершенной формы и т. п. Пашенное земледелие стало ведущим не только на юге, но и в более северных областях. Рост земле-дельческой техники обусловил возникновение индивидуальных форм земледелия. Разложение общин ускорялось развитием ре-месла и торговли. На месте древних поселений возникли города, ставшие ремесленными и торговыми центрами, - Киев, Новго-род, Чернигов, Переяславль, Смоленск, Ростов, Псков, Полоцк и др. Выделившаяся знать обладала своей особой военной органи-зацией - дружиной, позволявшей ей не только стать над общест-вом, но и начать захват земель, принадлежавших свободным общинам. Раскопки усадеб и замков феодалов свидетельствуют о возникновении в VIII-IX веках феодального землевладения. Домашние формы рабства еще продолжали существовать. Однако важной особенностью формирования классов у восточ-ных славян было то, что рабовладельческие отношения не превратились у них в господствующие, а первой формой сложивше-гося классового общества стал феодализм. Это своеобразие исторического развития восточных славян объяснялось рядом обстоятельств. Достигнутый славянами в VIII-начале IX века уровень развития производительных сил (повсеместное распро-странение пашенного земледелия, применение усовершенство-ванных для того времени сельскохозяйственных орудий и т. д.) требовал, чтобы работник был хотя бы отчасти заинтересован в производительном использовании этой техники и в ее дальнейшем росте. Аналогичное положение складывалось в ремесле, где сравнительно высокий уровень, достигнутый в плавке и обра-ботке железа, а также выделение городского ремесла и его диф-ференциация были несовместимы с широким применением безы-нициативного рабского труда. Известную роль сыграли внешние факторы: в VIII - начале IX века рабовладельческий строй был уже давно пройденным этапом всемирной истории. При этом сами славяне сыграли крупную роль в ликвидации рабовладельческих отно-шений в Византии. Разложение первобытного общества, распад родовых связей и развитие обмена между отдельными землями привели к слия-нию славянских племен в единую древнерусскую народ-ность. Территория древнерусской народности сложилась путем слия-ния тех племенных земель, о которых упоминает летопись (земли полян, древлян, вятичей, северян, ильменских словен и др.). В конце VIII - начале IX века они уже представляли собой чисто территориальные образования. Центром восточнославянской народности была область Среднего Поднепровья. Здесь раньше всего сложились элементы еди-ного древнерусского языка, которые затем распространились на всей территории, занятой восточными славянами. Дошедшие до нашего времени древнерусские литературные памятники относят-ся к XI-XII векам ("Русская Правда", "Повесть временных лет", "Слово о полку Игореве" и др.). Язык этих литературных памятников возник на основе живого древнерусского языка и отличался от старославянского, на котором в древней Руси после христианизации (X в.) писались богослужебные книги, а также переводная светская литература (в основе старославянского язы-ка лежало одно из древнеболгарских наречий). Формирование древнерусского языка и его распространение протекали в процессе длительных языковых ассимиляций и скре-щиваний. С одной стороны, происходило постепенное подчинение местных восточнославянских диалектов единому диалекту, а с другой - древнерусский язык ассимилировал языки некоторых неславянских племен. Памятники археологии и данные этнографии дают возможность проследить, как складывались элементы относительно единой культуры восточных славян, развивались общие черты быта, верований, народных преданий и т. д. Вместе с тем не следует переоценивать степень языкового и культурного единства, достигнутого восточными славянами в VIII-IX веках. Население отдельных земель еще во многом сохраняло особенности местной культуры, а также остатки местных диалектов. Из летописи известно, что еще до образования Древнерусского государства "свои княжения" были в землях полян, древлян, кривичеи, вятичей, северян, радимичей, ильмен-ских словен. В источниках сохранились имена некоторых местных князей - Бравлина, правившего в Новгороде, братьев Кия, Щека и Хорива, правивших в земле полян, и др. Арабский автор Масуди сообщал о существовании в Прикар-патье большого союза славянских племен, во главе которого стояли волыняне. В других арабских источниках упоминались поли-тические центры Руси: Куява (Киев), Славия (Новгородская земля) и Артания (местонахождение ее до сих пор не выяснено, и существует лишь ряд спорных предположений). Сведения о политической жизни восточных славян сохранились и в запад-ных хрониках (Вертинские анналы). Все эти первые государственные образования были органами господства формировавшегося класса феодалов. Уже в IX веке существовало письменное законодательство. В договоре, заключенном в 911 году с Византией, упоминался "Закон русский", то есть не дошедшее до нашего времени древ-нейшее законодательство. В распоряжении князей находились органы власти, противостоявшие основной массе трудового наро-да. Наряду с этим еще сохранялись остатки старой надстрой-ки: народные собрания - веча, типичная для родового общества языческая религия и т. д. Восточнославянские княжества представляли собой значи-тельную политическую силу и активно влияли на международ-ные события того времени. Сведения, сохранившиеся в источ-никах, говорят о постоянных дипломатических отношениях, су-ществовавших между ними и Византией.
  
   Государства, основанные славянами
  
   Славяне жили на огромной равнине от реки Эльбы до Волги и Дона и от Балтийского моря до Адриатического залива и архипелага. У них было много псевдонимов: сарматы, венды и даже анты. Под псевдонимом "гунны" они во времена Аттилы набросились на Европу. Историки дают следующую меткую характеристику славян: они были многочисленны, румяны, жили друг от друга на большом расстоянии, почитали стариков и имели деревянные щиты. Таковы были их достоинства. А недостатки заключались в следующем: излишняя впечатлительность, отсутствие единодушия и отсутствие конницы. Впрочем, некоторые историки несколько расходятся в своих показаниях, путая недостатки с достоинствами. Следы этой неопределенности и неустойчивости в характеризации славянской души мы находим еще и теперь в значительной фразе: особых примет нет. Славяне поклонялись божествам разных рангов. Верховное существо называлось различно: Перун, Сварог, Святовит и т. п. В наше время славян называли бы декадентами, а тогда называли язычниками. Все зависит от моды! Своим богам славяне приносили в жертву плоды и животных "У некоторых племен, - сообщает историк, - встречаются и человеческие жертвы, например в Киеве Перуну". Эти слова надо понимать буквально. Нравы славян допускали многоженство, и когда муж умирал, одна из жен - особенно любимая - должна была сжечь себя на костре вместе с трупом. Это и была та "верность до гроба", о которой так много пишут поэты. В позднейших веках истории она вообще не встречается. Славяне делились на несколько групп, и каждая группа с редкой настойчивостью отстаивала свою самобытность. Чем более походили одна на другую две соседние группы, тем сильнее была их вражда. Обозревая бесчисленные войны прошедших веков, нетрудно вывести такое историческое правило: "Сила, с какой отталкиваются два соседних народа, прямо пропорциональна квадрату их родственности". В Богемии жили чехо-моравы. В династии Пшемыслевичей, утвердившейся в Чехии, мелькают ряды имен. Все они отстаивали свою независимость от немцев и в пылу отстаивания не замечали, что все более и более начинают походить именно на немцев. Уместно помянуть добрым словом Отокара II, память которого должна быть особенно почтена петербургскими дачниками: он первый додумался до того, чтобы продавать в рассрочку поземельные участки - как то делается теперь на станции Вырица и по Финляндской железной дороге. Участки эти он продавал немецким колонистам, разумеется, продолжая "отстаивать самобытность". Из славян, обитавших в бассейне рек Вислы и Одера, составилось Польское государство. Блистательный период польской истории составляет царствование Болеслава Храброго. Он пытался завладеть Чехией и создать великое западно-славянское государство. Но это осталось прекрасной мечтой о несбыточном. Иловайский вполне серьезно полагает, что если бы поляки и вообще западные славяне остались православными, им жилось бы прекрасно. А теперь они сами виноваты в своей судьбе, полагает он. Полабские и балтийские славяне не составили ни одного значительного государства. Их государственность выразилась в образовании княжеств и общины. Полабские или прибалтийские славяне - условное название для различных ветвей славянского племени, занимавших южное побережье Балтийского моря и бассейн р. Лабы (Эльбы) и дробившихся на массу мелких колен. Из них особенное значение имеют бодричи (ободриты, рароги) на северо-западе, лютичи (вильцы, велеты) в центральных областях, лужицкие сербы (сербы, лужичане) на юге. Различные местные условия наложили своеобразный отпечаток на историю бодричей, лютичей и лужичан: так, например, бодричи благодаря соседству с франками, поначалу часто действовали заодно с последними, поддерживавшими бодричских князей в их стремлении к усилению власти. У лютичей, наоборот, княжеская власть была отменена и господство перешло в руки аристократии. Лужичане, соседствовавшие с чехами, долгое время разделяли общую с ними историю. Много, однако, есть и сходного в истории полабских славян. Полабские славяне имели собственные независимые протогосударственные образования, просуществовавшие до XI-XIII веков, после чего они были так или иначе поглощены немецкими государственными образованиями, которые входили в состав Священной Римской империи. В настоящее время все полабские славяне, за исключением остатков лужичан, онемечены. Процесс онемечивания длился несколько столетий и имел как насильственные формы (например, в средневековье издавались многочисленные законы в различных городах Германии, запрещающие выступать в суде на славянском языке, и т. д.), так и "естественные" формы (например, человек, перемещаясь по стране, переселяясь куда-то, приобретая новую профессию, попадая в армию, торгуя, так или иначе участвуя в жизни государства, официальным языком которого был немецкий, был вынужден учить этот язык и обучать ему своих детей). Известно, что к Мартину Лютеру, после того, как он сделал перевод Библии, на немецкий язык, заложив этим самым, кстати, основу современного литературного немецкого языка, приходили послы от лужицких сербов с просьбой, чтобы он сделал перевод Библии и на сербский язык. Из чего можно допустить, что Мартин Лютер владел сербским языком в достаточной степени, чтобы перевести на него Библию. Кстати, существует предположение, что по-настоящему его имя выглядело как Мартын Лютарь. "Последний" человек, знавший "Отче Наш" по-славянски в Люнебурге, городе, расположенном недалеко от Гамбурга, умер в 1780 г. Далее на восток славянские языки просуществовали значительно дольше, в Лужице - вплоть до наших дней. Бабка канцлера Бисмарка, по его же собственным словам (он упоминал об этом в своих письмах), не знала ни одного слова по-немецки, и говорила только "по-вендски". Вендами немцы традиционно называли и называют до сих пор исконное, коренное славянское население Германии.
   Вот некоторые описания полабских славян, оставленные современниками:
   Титмар Мерзебургский (ранее 1018 года) "Хроника": "Есть на земле ратарей некий город, по имени Радигощ, он треугольной формы и имеет трое врат, со всех сторон его окружает большой лес, неприкосновенный и священный в глазах местных жителей. Двое ворот города открыты для всех приходящих; третьи, самые малые обращены на восток, ведут к морю, лежащему поблизости и на вид ужасному. У этих ворот не стоит ничего, кроме искусно построенного из дерева храма, в котором опорные столпы заменены рогами различных зверей. Стены его извне, как всякий может видеть, украшены чудесной резьбой, изображающей различных богов и богинь, а внутри стоят идолы богов ручной работы, страшные на вид, в полном вооружении, в шлемах и латах, на каждом вырезано его имя. Главный из них, которого особенно уважают и почитают все язычники, называется Сварожич"
   Географ Адам Бременский (ок. 1066 г), "Деяния священников Гамбургской церкви":
   "Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком.... Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные вагры, живущие на границе с трансальбингами. Их город, лежащий у моря Алдинбург (Старград). Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, а их город Магнополис (Велеград). К востоку от нас (от Гамбурга) живут полабинги (полабы), город которых называется Рацисбургом (Ратибор). За ними лингоны (глиняне) и варабы. Далее следуют хижане и черезпеняне, которые отделяются от долечан и ратарей рекой Пеной и городом Дымином. Там предел Гамбургской епархии. Хижане и черезпеняне живут к северу от реки Пены, доленчане и ратари - к югу. Эти четыре народа по причине храбрости называются вильцами, или лютичами. Есть ещё и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой.... из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре... Их город - всемирно известная Ретра (Радигост, Радигощ) - седалище идолослужения, там построен огромный храм в честь демонов, главный из которых Радигост. Изображение его сделано из золота, ложе из пурпура. Самый город имеет девять ворот и окружен со всех сторон глубоким озером, через которое для перехода построен бревенчатый мост, но через него разрешается переходить только идущим ради жертвоприношения или вопрошения оракула... Говорят, что от Гамбурга до Храма четыре дня пути."
   Гельмонд фон Бозау (сер. XII века), "Славянская Хроника" сообщал :
   "...Суть иные вендов роды, между Эльба и Одер реками живут и далеко к полудню простираются, как и гурули, гевельды, сущие при Гибале реке и Доксе, левбузы, ивилины, сторреланы с иными. К западной же стороне провинция винулов, которыми ленчане и редари именуются. Город их славный Ретра, там капище великое и главный бог их - Радегаст...""...Их четыре племени и они называются лютичами, или вильцами; из них хижане и черезпеняне, как известно, обитают по ту сторону Пены, ратари же и долечане желали господствовать вследствие того, что у них имеется древнейший город и знаменитейший храм, в котором выставлен идол Радегаста, и они только себе приписывают единственное право на первенство потому, что все славянские народы часто их посещают ради получения ответов и ежегодных жертвоприношений..."
   Саксон Грамматик пишет: "Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга ограждён природной защитой... с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтённый не столько по великолепию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур, но безобразно и грубо раскрашенными. Только один вход был во внутренность храма, окружённого двойной оградой... В самом храме стоял большой, превосходящий рост человеческий, кумир, (Свентовита) с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две - к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая - налево. Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца для гадания о плодородии следующего года; левая рука уподоблялась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при внимательном рассматривании можно было различить фуги. Ноги стояли наравне с землёй, их фундамент сделан был под полом. В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями. Рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, ножны, чёрен которого, помимо красивых резных форм отличались серебряной отделкой... Кроме того этот бог имел также храмы в многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности. Кроме того при нём был конь, совершенно белый, у которого выдернуть волос из гривы или хвоста почиталось нечестием... Святовита символизировали разные знаки, в частности, резные орлы и знамёна, главное из которых называлось Станица... Власть этого небольшого куска полотна была сильнее власти княжеской."
   Гельмольд фон Бозау описывает что когда на пиру славяне чествовали злого бога Чернобога, то при обносе гостей чашею каждый произносил проклятия, а не слова благословения: "Удивительное суеверие славян, ибо они на своих празднествах и пирах обносят круговую чашу, возглашая над нею слова - не скажу благословения, но проклятия, во имя богов доброго и злого, так как ожидают от доброго бога счастливой доли, а от злого - несчастливой".
   Начиная с IX и, даже VIII века н. э. их жизнь протекла в упорной борьбе с постоянными попытками немецкого вторжения. Начало этим бесконечным попыткам завоевания положил ещё Карл Великий, который пытался объединить под властью своей империи все соседние с ней племена, как немецкие по этнической принадлежности, так и другие - в частности славянские. Надо отметить, что поначалу, когда ещё не все соседние полабским славянам, германские племена были покорены и христианизированы, зачастую, они действовали заодно со славянами. Например, войско, отправленное Карлом Великим на завоевание сорбов(лужицких сербов) было уничтожено саксами, которые в то время, подобно славянам, боролись против христианизации и против присоединения к империи Карла. Но, постепенно, по мере покорения и христианизации собственно немецких племён Германии, земли полабских славян, в этом регионе, становятся единственной мишенью организованного наступления немецкой империи, поощряемого и инициируемого Римской католической церковью. X-XIII вв. характеризуются частыми и кровопролитными войнами между полабскими славянами и наступающими немцами и датчанами. Эти войны сопровождаются попытками христианизации славян. В ходе этих войн те или иные земли П. славян на некоторое время подпадают под власть немцев, затем славяне освобождаются от них и существуют независимо какое-то время, затем все повторяется снова. Зачастую, славяне переходят в контрнаступление. В это время в немецких летописях зафиксированы частые ответные походы славян на земли немцев, в ходе которых они разоряют немецкие поселения, жгут города и монастыри, грабят и убивают жителей, уводят пленных. Дания долгое время, до короля Вальдемара I, платила дань городу Аркона - столице племени руян, входившего в состав союза ободритов (бодричей или рарогов). Но король Вальдемар I Великий в конце-концов уничтожил Аркону. Ирония заключается в том, что Вальдемар по матери был правнуком Владимира Мономаха, в честь которого и получил своё имя. В конце концов, приблизительно к XII-XIII векам, все славянские земли Полабья вливаются в те или иные государственные немецкие образования в составе Священной Римской империи и принимают христианство по римскому образцу. После этого, начинается постепенный процесс онемечивания местного населения, который продлился несколько веков. Ему подверглись огромные массы людей. Онемечивание происходило несколькими путями, в том числе, посредством притока на земли П. славян немецких переселенцев, благодаря законодательному укоренению немецкого языка, присвоению славянам немецких или "немецкообразных" фамилий, межэтническим бракам, влиянию Церкви и т. д. Внутренняя политика полабских славян характеризовалась частыми взаимными распрями, в какой-то степени разжигаемыми и инициируемыми немцами, отсутствием постоянной, долговременной координации и организации. Они так и не создали в полном объёме своего сильного, централизованного государства, по примеру соседних, принявших христианство и учредивших центральную власть славянских и немецких народов. Это стало одной из причин поражения полабских славян в противостоянии с германской феодальной системой. Единственной частью современного немецкого населения, которая все ещё сохранила свой славянский язык и культуру являются лужичане. Остальные полабские славяне хотя и онемечились, но не бесследно. От них современной Германии досталось огромное количество топографических названий. Кроме этого, постепенно онемечившись, полабские славяне передали современным немцам массу славянских по происхождению фамилий. Приблизительно в это же время на севере Европы закрутился новый виток исторической спирали, который растянулся на века. Нетленной памятью в Историю Мира и Европы была вписана бескомпромиссная борьба славянских народов против немецких феодалов, натиск которых получил название "германской агрессии", проходившей под девизом "Дранг нах Остен". Вся история прибалтийских и полабских славян насыщена войнами. Вначале это межплеменные столкновения, а также походы против датчан. Отражая их набеги, славяне и сами нападали на датские земли. В VIII в. со славянами воевал Карл Великий. Постоянная борьба шла с соседними племенами саксов. После распада империи Карла Великого и выделения из нее восточнофранкских областей основным врагом полабских и прибалтийских славян стали немцы. Богатые славянские земли давно привлекали немецких феодалов. С Х в. началась их агрессия, составившая первый этап так называемого "натиска на восток". Король Генрих Птицелов в 928 г. захватил территорию сербского племени гломачей и обложил данью лютичей. Славяне восстали и свергли немецкое иго. При преемнике Генриха Оттоне I (936 г.) агрессия возобновилась. Для планомерного покорения славянских областей он организовал на востоке две марки, поставил во главе их маркграфов и поручил им завоевание страны. По преданию один из них, Герон, однажды пригласил к себе 30 славянских князей и во время пира приказал всех перебить. Славяне ответили на это всеобщим восстанием. Поднялись лютичи и ободриты, истребившие посланное против них войско. Восстание было подавлено и, как выразился хронист Видукинд, "все варварские племена до самой Одры подчинились королю как его данники". Оттон I стремился укрепить свое господство за Лабой путем христианизации местного населения, создал - здесь несколько епископств. Но процесс германизации и крещения славян шел неравномерно. В Х в. различные племена Полабья и Поморья находились в разной степени зависимости от немцев. Если сербы-лужичане были полностью подчинены, то у бодричей оставались еще свои князья, хотя и зависевшие от саксонского герцога. Зависимость лютичей состояла в уплате дани, а поморяне сохраняли полную самостоятельность. Воспользовавшись ослаблением Германской империи к концу Х в., славяне стали освобождаться от ее господства. В 983 г. восстали лютичи, сбросив власть саксонских князей. В 1002 г. подняли восстание ободриты. К этому времени у ободритов начала укрепляться княжеская власть. Начало большому государственному объединению было положено при князе Готшалке. Созданные им основы единой княжеской власти просуществовали около столетия. Данных об устройстве этого государства, о внутренней политике Готшалка и его преемников почти не сохранилось. Несомненно лишь, что князья старались усилить свою власть, опираясь на дружину, противопоставляя ее родовой знати и жречеству. Подобно соседним польским и чешским князьям, Готшалк исповедовал христианство и насаждал его у подвластных племен, считая христианизацню необходимым условием существования ободритского rocyдарства. Но оно оставалось непрочным. Против внутренней политики князя в 1066 г. вспыхнуло восстание, сам Готшалк был убит. С XII в. начинается новый этап немецкой агрессии против полабских и прибалтийских славян. Организаторами ее явились герцог саксонский Генрих Лев и маркграф бранденбургский Альбрехт Медведь. Славяне и на этот раз оказали отчаянное сопротивление. Ободритский князь Никлот благодаря своим военным дарованиям, энергии и последовательно антинемецкой политике сумел объединить многие полабские племена. Славяне разгромили пришедших в 1147 г. в их страну крестоносцев. Однако в ходе дальнейшей борьбы Никлот погиб, а его сыновья покорились Генриху Льву. Последняя попытка славян вернуть себе независимость выразилась во всеобщем восстании 1164 г. В нем приняли участие бодричи, лютичи, раны. Во главе их стал сын Никлота Прибислав, которому тайно помогали поморские князья. Восстание было подавлено объединенными силами Генриха Льва и датчан. "И доставил Прибислав герцогу и друзьям его обеспечение верности, не долженствовавшей нарушаться во время каких бы то ни было войн, то есть обещал повиноваться повелениям его...", - сообщает хронист Гельмольд. К концу ХII в. сопротивление славян было окончательно сломлено, а их независимость уничтожена. Германское завоевание проходило под флагом борьбы с язычеством, но в действительности оно принесло славянам не только религиозное и политическое, но и экономическое порабощение. Вслед за миссионерами приходили рыцари. Они захватывали земли и расселяли на них немецких колонистов. Громадные площади захватила церковь. На земле славян возникли многочисленные монастыри, обложившие славян особой податью - бископовницей. Монастыри также привлекали на свои земли колонистов из Германии. Иногда им отводились незаселенные места - лесистые и болотистые, но чаще всего селились они на освоенных землях. В этих случаях местное население экспроприировалось, славянским крестьянам приходилось покидать насиженные места и строить себе новые деревни. Иногда у них отбирались все поля и им оставалось заниматься лишь рыбным промыслом. Новые селения устраивались на основе немецкого права. По этому праву садились на землю не только немцы, но иногда и славяне. Полное изгнание местного населения из не очень густо населенных мест не было экономически выгодно захватчикам. Хотя освоение новых территорий немцами приносило больше доходов, но оно не всегда и не везде было возможно, поэтому завоевателям подчас было выгодно довольствоваться и доходами от славян.       Города также попали под власть завоевателей. Первое время славяне еще официально не были поставлены вне городского права, о чем свидетельствуют цеховые статуты ХIII - ХIV вв. Но в ХV в, издаются уже постановления, исключающие славян из сферы городского права и из некоторых цехов. Одновременно с христианизацией и колонизацией славянских земель шел процесс германизации. Он проходил постепенно и растянулся на несколько веков. Основной предпосылкой германизации был экономический фактор - господство немецкого элемента в экономике города и деревни. Немаловажную роль в онемечении славян сыграла церковь, уничтожившая в борьбе с язычеством основы национальной духовной жизни славян. Прибалтийские и полабские славяне не имели своей письменности. Поэтому, когда в их земли проникла немецкая и латинская культура, она не встретила серьезного сопротивления. В первую очередь германизировались представители славянской знати, которые в интересах сохранения имущества и власти над крестьянами добровольно крестились и принимали немецкие имена. Быстрому онемечению подверглись и города. Однако сельское население еще долго говорило на славянском языке и сохраняло свои обычаи. Остатки полабских славян сохранились еще к началу XVIII в. На левом берегу Эльбы славянская речь исчезла во второй половине XVIII в., а те славяне, которые жили по верхнему и среднему течению Шпрее (более 100 тыс. человек). сохранились и до настоящего времени. Это - лужицкие сербы, входящие ныне в состав Германии. Обширные земли по течению Лабы (Эльбы), на восток от нее к Одеру и Висле, вдоль побережья Балтийского моря были в средние века населены полабскими и поморскими славянами. Эта группа западных славян делилась на 4 племенных союза. На границе с Чехией располагалась сербо-лужицкая группа (сербы, лужичане, мильчане, гломачи, дечане); в низовьях Лабы, по ее правому берегу и по Балтийскому морю - ободриты, или бодричи, в племенной союз которых входили также вагры, полабы, древане н др.; к востоку от ободритов - лютичи или вильцы. В основе их племенного союза были племена ротарей, доленчан, чрезпенян, хижан. Четвертая группа - поморяне - жила между Одером и Вислой. Территория расселения полабских и прибалтийских славян - обширная равнина со множеством лесов, рек, озер, морских заливов. Этот край изобиловал естественными богатствами и славился плодородием, хотя местами был заболочен. Немецкий хронист Геборд писал: "Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется прямо невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей. В избытке у них коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мед, пшеница, конопля, всякого рода овощи и фруктовые деревья". Основным занятием полабских и прибалтийских славян было земледелие. Они сеяли рожь, пшеницу, овес, разводили лен и коноплю, занимались садоводством и огородничеством. Существовала двух - и трехпольная система земледелия. Использовались соха и плуг. Было развито и скотоводство, разводились крупный и мелкий рогатый скот, свиньи, лошади. Важное место занимал рыбный промысел. Для лова рыбы использовались легкие, подвижные суда. О высоком развитии ремесла свидетельствуют орудия труда. Кроме плуга и сохи встречаются борона и серп. Славяне ткали полотно и сукна, занимались выделкой кож, гончарным ремеслом. Существовало до 20 видов ремесел по изготовлению оружия и военного снаряжения: топоров, мечей, кольчуг, шлемов и т. п. Было развито производство изделий из кости и рога. В некоторых местах разрабатывались залежи соли. Высокого уровня достигло плотничье и строительное ремесло, о чем свидетельствуют храмы и общественные здания из дерева и песчаника. Хронист Титмар Мерзебургский пишет: "Есть в земле ротарей некий город по имени Радигощ... В городе есть храм, искусно построенный нз дерева, в котором опорные столбы заменены рогами разных зверей. Стены... извне украшены чудесной резьбой, изображающей различных богов и богинь... а внутри стоят идолы богов ручной работы, страшные на вид, в полном вооружении, в шлемах и латах; на каждом вырезано его имя". Большое значение в жизни полабских и прибалтийских славян имела торговля. Она сосредоточивалась в Волине, Колобжеге, Щецине и других местах. В Х - XI вв. особенно велика была роль Волина. Адам Бременский рассказывает, что в этом городе, "богатом товарами всех северных народов, есть все, что ни спросишь дорогого и редкого ... сюда стекаются купцы всех народов - и греки, и варвары". В ХII в. торговая гегемония переходит к Щецину. Местные жители продавали полотно, мед, рыбу, янтарь. Значительное место занимала торговля рабами-военнопленными. Несмотря на развитую торговлю, у прибалтийских и полабских славян до ХII в. не было своих металлических денег. Они пользовались разнообразной иностранной монетой, в том числе арабской. Города к началу ХII в. стали центрами ремесла и торговли. Для них характерны обширные посады, мощные укрепления и многочисленное население, которое специализировалось в отдельных отраслях ремесла и различных промыслах. Немаловажную роль в завоевании полабских славян оказал следующий существенный фактор - отсутствие у них на протяжении всей их истории прочного государственного объединения. Несколько деревень обычно составляли общину. Частной собственности на землю не было, пастбища и угодья находились в общем пользовании, пахотная земля регулярно подвергалась переделам между отдельными семьями. Жилища, предметы обихода, оружие, суда находились в частной собственности. Главными производителями материальных благ были смарды - свободные люди, решавшие общественные дела на народных собраниях. Они же несли военную службу, строили дороги и крепости. С XI в. начался процесс массового разорения и закрепощения смардов, особенно у бодричей и поморян. Племенные вожди и старейшины начинают формироваться в группу, резко выделяющуюся из остальной массы населения. Экспроприируя землю у рода и племени, они передавали ее по наследству, превращая в собственность семьи. Они же владели рабами, драгоценностями и прочим имуществом, добытым в войнах. Эта знать сидела в своих округах и опиралась на множество близких и дальних родственников. В ее распоряжении находились постоянные военные дружины. Одного из представителей поморской знати хронист Эббон описывает так: "Некто Домослав, первенствовавший между жителями Щецина ... множеством богатства, а равно и знатностью рода, пользовался у всех такой честью и уважением, что сам князь поморский Вратислав без его согласия и совета ничего не делал, и от его слова зависели как общественные, так и частные дела, ибо Щецин был полон его родственниками, рабами и друзьями. А также в других окрестных местах у него было такое множество родни, что не легко бы стало кому либо ему противиться. С возвышением знати в ХI - XII вв. часть общннников попадает в зависимость от нее. Таким образом, наряду со свободными смардамч появляются полусвободиые. Имелись также рабы, военнопленные, захваченные во время походов. Так у славян Полабья и Поморья в XI-XII вв. начали развиваться раннефеодальные отношения. Политические порядки у различных племен не были одинаковыми. Например, у лютичей народное собрание сохранило свою решающую роль до конца их существования. Правда, им руководили старейшины, которые его созывали и распускали. Но они не могли без него обойтись, так как вече было одновременно и ополчением - главной военной силой. Влиятельной центральной власти не было. В Поморье существовал князь. Впрочем, власть его была слабой, во всех важных вопросах он зависел от знати. В целом Поморье представляло собой союз аристократических республик, в каждой из которых торговая аристократия господствовала над земельной. Только у бодричей княжеская власть достигла сравнительно высокого авторитета. В XI в. князь Ратибор положил конец известной самостоятельности областей, устранил и истребил часть старейшин и укрепил центральную власть, чему в немалой мере способствовала военная опасность со стороны саксов. В результате у бодричей к XI в. оформилось раннефеодальное государство с довольно сильной центральной властью.
   Косвенной причиной агрессии немецких князей была разность в религиях.  У всех славян Полабья и Поморья большую роль в общественной жизни играли жрецы. Они владели огромными богатствами, складывавшимися из приношений верующих, из части захваченной в походах добычи, а также доходов, полученных от принадлежавших храмам имений. У некоторых племен складывалась иерархия жрецов, которые становились непременными участниками всех совещаний знати, играли важную роль в народном собрании. Жрецы занимались гаданиями и прорицаниями (без гаданий не предпринимались никакие важные дела), совершали обряды, назначали религиозные праздники и руководили их проведением. Языческая религия у полабских и прибалтийских славян, в отличие от других славянских племен, достигла очень высокого развития. Основой ее была вера в главного небесного бога - владыку мира, а также других богов - его детей и внучат; старший из детей звался Святовит. Богам посвящались храмы и рощи. Существовал Святовит с тремя головами - Триглав, а также бог ада - Чернобог. Почиталась богиня жизни Жива, бог плодородия Радигост и покровитель воинов Яровит. Радигосту поклонялись в Радигоще - городе ротарей. Яровиту был посвящен храм в Велегоще. Все эти божества были общими для большинства племен. Кроме них существовали и другие идолы, которым поклонялись только отдельные племена или даже роды и семьи. Религия играла огромную роль в жизни прибалтийских славян, влияние жрецов было колоссальным. В период борьбы за независимость религия стала знаменем свободы, избавления от чужеземного ига. Анализируя причины поражения племён полабских славян, следует отметить следующие факты - эти племена на столетия задержали эту орду хищников и убийц. Слабой стороной, которая в конечном итоге привела к поражению этих народов была децентрализация. Каждое племя вело борьбу с поработителями в отдельности, что и привело к поражению. Моравское государство, как уже отмечалось, было сильным и централизованным, но и оно не устояло под натиском германской агрессии. Для того, чтобы понять причины поражения следует рассмотреть уклад жизни населения и организацию государственной власти Моравского государства. Славяне центра и востока Европы, как мы помним, в 454 - 560 гг. переживали эпоху относительного благоденствия из-за отсутствия посягательств на их земли со стороны кочевников востока и стремления германцев овладеть территориями павшей Западно-Римской империи. Район, занятый памятниками археологической культуры Прага - Корчак V - VII вв., указывает на то, что славяне в V - VI вв. спустились долинами рек Прут и Днестр к низовьям Дуная. Одновременно славяне-анты, создавшие археологическую культуру Прага - Пеньковка V - VII вв., продвинулись с территории правобережного поднепровья на земли современной Румынии и также вышли на дунайский рубеж Восточно-Римской империи ромеев. Во второй половине VI в. в долину Дуная ворвались орды апар. С приходом новой волны воинственных тюркских кочевников эпоха благоденствия для славян центра и востока Европы завершилась и началась долгая борьба за выживание с жестокими и многочисленными противниками. В 627-662 гг. сложился военно-государственный союз славян центра Европы во главе с Само.В VII в. могущество авар в центре Европы было поколеблено не только военными действиями государства Само, но и неудачами в борьбе с Византией и немирьем, царившим в степях Северного Причерноморья. Византия искусно сталкивала тюрок-авар с тюрками-булгарами и хазарами, нейтрализуя и тех, и других. Западные славяне в 630 г. нанесли военное поражение армии франков, ведомой королем Дагобертом. Поеме кончины Само союз западных славян распался. Он в значительной степени выполнил свою задачу по сдерживанию авар и франков. И постепенно на передовые позиции в мире славян центра Европы стала выходить Моравия, отбитая и очищенная от авар. Так обратимся к истории Моравии, ибо ее роль в мире славян Европы в IX в. была едва ли не определяющей. В эпоху возвышения империи франков Моравия была принуждена к выплате дани германцам. Кроме того, в IX в. земли Моравии были густо заселены германскими колонистами. В IX в. в Моравию стало проникать христианство. В первой половине IX в. князь Моймир начал объединять славян, населявших Моравию. Так Моймир оказался основоположником государственного устройства Великой Моравии IX в. Известно о борьбе Моймира с правителем Нитранской области князем Прибиной. Местный князь был изгнан, а его область Моймир включил в состав Великой Моравии. Ниже, рассматривая историю Древней Руси IX -- XI вв., мы увидим, как много общего в путях сложения различных славянских государств. Впрочем, заметим мы и разницу в их судьбах. Если в центре Европы славяне боролись с латинизированным германством , то на востоке Европы редкий год обходился без набега тюркских кочевников. Германский император Людовик в 840 г. отнял власть у несговорчивого Моймира и отдал престол Великой Моравии князю Ростиславу, на которого возлагал определенные надежды. Но сколько раз рационализм германцев спотыкался о загадки славянской души! Ростислав не просто подобно Моймиру проявлял недовольство засилием германцев в Моравии. Он пошел дальше. Ростислав принялся строить города и крепости Девин, Велеград и пр. Великая Моравия вступила в тесный союз со страдавшими от германского засилия Чехией и Болгарией. Вся эта центрально-европейская сила была повернута Ростиславом против Германии, и началась война. Лудвиг Немецкий в 855 г. организовал военный похода пределы Моравии. Ростислав отразил вторжение и сам вторгся на земли восточных марок империи. О выплате Моравией дани Латинской империи не шло и речи. Отнюдь не случайно князь Великой Моравии Ростислав в 862 г. отправил послов в Византию, прося прислать христианского проповедника. Обратимся к свидетельству "Ипатьевской летописи". Под 898 г. в ней помещен рассказ о событиях, ранее произошедших в Великой Моравии: "Князья Ростислав, Святополк и Коцел послали к царю Михаилу (Михаил III 842 - 867 гг.) говоря - земля наша крещена, но нет в ней учителя. Кто бы нас научил и растолковал святые книги, ибо не разумеем ни греческому языку ни латинскому. На совете Михаилу сказали, что есть в Солуни муж именем Лев, а его сыновья разумеют язык словенский. Михаил послал в Солунь- прислать Мефодия и Константина. Они пришли к князьям Ростиславу и Святополку и Коцелу. И начали составлять письмена азбукой словянской. Немцы (ньчии) начали хулить славянские книги, говоря, что недостойно ни одному из языков иметь букв своих кроме еврейского, греческого и латинского" (перевод со старославянского сделал автор настоящей книги). И тут составитель Ипатьевской летописи дал отповедь латинянам: "... да аще кто хулить словеньскую грамоту да буть отлучен от церкве... ти бо суть волци. а не овци... " Константин вернулся учить болгар, а Мефодий остался в Моравии. Князь Коцел поставил Мефодия во главе кафедры епископа в Паннонии. Мефодий посадил за работу попа-скорописца, и в шесть месяцев, с марта по октябрь, были переложены христианские книги с греческого на славянский язык. Так мир славян центра Европы в 862 г. принял христианство из рук Византии. Реакция германского духовенства не заставила себя долго ждать. Латиняне повели беспощадную борьбу с Ростиславом, политика которого напугала их больше, чем все славянское воинство. В Германии вспомнили о правившем в Нитре племяннике Ростислава Святополке. Последний схватил дядю и выдал германцам. Ростислава ослепили и заключили в темницу. В то же время в плен к германцам попал Мефодий. Князь Святополк в 870 г. утвердился на столе Великой Моравии, признав верховную власть Германской империи. И вновь надежды Германии были обмануты. Вызвавший подозрения в неверности Святополк был схвачен и отправлен в Регенсбург на суд Лудвига Немецкого. А покинутая князьями Моравия попала в руки маркграфов. Нет ничего удивительного в том, что очень скоро над Моравией занялось пламя восстания, во главе которого стал человек с удивительно красивым именем - Славомир. Лудвиг Немецкий решил погасить пламя встречным огнем. В Германии Святополка признали невиновным и отправили на умиротворение Моравии. И снова надежды Германии не сбылись. Святополк объединился с восставшими, изгнал из Моравии маркграфов и истребил едва не все германское войско. Произошли те события в 871 г. И тут судьба, хотя и не надолго, смилостивилась над Великой Моравией. В 874 г. в Форхгейме Лудвиг Немецкий, стесненный немирьем в Германии, заключил со Святополком мир, выгодный скорее Моравии. Одновременно распахнулись окованные железом ворота перед Мефодием, возвратившимся в Моравию. Но конца разгоревшейся в IX в. в Моравии борьбе латинского запада с восточным (православным) христианством видно не было. Германская партия принудила Святополка поставить в помощники к Мефодию епископа Викинга. Мефодий умер в 884 г., и Викинг, став во главе архиепископской кафедры Моравии и Паннонии, принялся за изгнание учеников Мефодия и передачу церковной власти в руки выходцев из Германии. В 887 - 899 гг. Германией правил Арнульф. Князь Святополк умел уберечь пределы Великой Моравии от маркграфов. Более того, могущество Святополка охраняло безопасность входивших в состав державы Чехии, Паннонии, Лузации, Словакии. После кончины Святополка (+ 894 г.), как часто случается в истории, его сыновья принялись за дележ отцовского наследства, не держа при этом в голове и мысли о целостности и силе государства. Этим не преминула воспользоваться Чехия. Тем временем и Арнульф все более вникал вдела Моравии. И туч в центр Европы ворвались угры. Выше писалось, что пригласил их на средний Дунай Арнульф. Ослабленная смутой Моравия не выстояла. Ее земли заволокло пылью, поднявшейся от копыт угорских лошадей. И мы вновь сталкиваемся с особенностью славянской истории. Угры разрушили государственность Великой Моравии. Но угры же отбросили германцев к западу от славянских земель Карпатской котловины. В XI в. Моравия была отнята у угров Чехией и с тех пор выступала как самобытная провинция Чешского государства. Лежащая к северо-востоку от земель Моравии Словакия при сыне Святополка князе Моймире II также подпала под власть угров. Часть Словакии, тяготевшая к Чехии, со своими князьями Спитигневом и Вратиславом угорскому вторжению предпочла власть Германии. В 900 г. Словакия выступила как союзница Германии во время похода германцев в Моравию. Особенность Словакии в том, что она долее Чехии и Моравии хранила верность греческому обряду, кириллице и всему строю архитектуры, языка и культуры, присущему славянам центра Европы эпохи великоморавских князей Ростислава и Святополка. Рассказывая об истории Чехии раннего средневековья, мы не раз прибегнем к "Чешской хронике", составленной в 1113 г. Козьмой, деканом пражской церкви. Пражская церковь, или пражский капитул, была основана одновременно с пражской епископией в 973 г. Хроника Козьмы Пражского является древнейшим из сохранившихся сводом древнечеш-ской истории, и ее свидетельства трудно переоценить. Козьма так пишет о прошлом чешских земель: "В те времена поверхность этой страны покрывали большие леса, не населенные людьми; их наполнял шум роившихся там пчел, пение различных птиц. Лесов было бесконечное множество, подобно песку у моря или звездам на небе; леса беспрепятственно простирались, и стадам животных едва хватало земли. Табуны лошадей можно было бы сравнить только разве с саранчой, скачущей летом по полям. Там было много прозрачной воды, пригодной для употребления человеком, а также рыбы, вкусной и полезной для еды. Удивительно, насколько высоко расположена эта область. В этом легко можно убедиться, ибо ни одна чужая река не втекает сюда, но все потоки, малые и большие, беря начало в различных горах, поглощаются одной большой рекой, под названием Лаба, и текут отсюда в Северное море". Девственность чешских лесов, свежесть речных долин и чистота вод и во времена Козьмы не были легендой, хотя топор и плуг уже вовсю преобразовывали ландшафт, а молотки каменщиков без устали украшали его рукотворными памятниками. О первом поселении чехов в бассейне реки Влтава (левый приток Лабы) Козьма пишет: "Люди расположили свои первые поселения возле горы Ржип, между двумя реками, а именно, между Огржей и Влтавой; здесь они основали свои первые жилища..." Гора Ржип имеет высоту 456 м. Она высится над левым берегом Лабы, между устьями рек Влтава и Огрже, в 30 км севернее Праги. К востоку от русла Лабы в долинах северо-востока Чехии в раннем средневековье жили представители славянского союза хорватов. В V-VI вв. часть славян, населявших долины Карпат, выдвинулась к западу и югу от верхней Лабы. То была эпоха расцвета археологической культуры Прага - Корчак. В ту пору славяне шли на берега голубого Дуная. Долина Лабы в районе горы Ржип приглянулась славянам неспроста. Славян привлекли плодородие почв, обилие воды и богатство лесных промысловых угодий. Козьма вложил такие слова в уста славянского старейшины: "Это та, именно та страна, которую я, как помню, часто обещал вам: никому не подвластная, полная зверя и птиц, меда и молока; воздух, как вы сами убедитесь, приятный для жительства. Со всех сторон много воды, изобилующей рыбой". Согласно преданию, приведенному Козьмой, славяне назвали страну именем своего предводителя: "... и если твое имя Чех, то пусть и страна будет названа Чехией". Таким образом был назван чешским и союз славян осевших вокруг горы Ржип в V - VII вв. Древнейшего названия союза славян, из недр которого вышли чехи, мы не знаем. Вероятнее всего то были хорваты, ибо именно хорваты в эпоху летописания занимали северо-восток Чехии. Хотя чехи могли идти и от сербов, сидевших к северу от Чехии, на берегах средней Лабы. Любопытно свидетельство Козьмы о выделении родовой знати, позже переродившейся в феодалов: "... если только ... в составе рода оказывался кто-либо, обладающий лучшими нравами и более уважаемый за свое богатство, люди добровольно обращались к тому человеку без его вызова, без свидетельства с печатью и с полной свободой толковали о своих спорных делах и о тех обидах, которые им нанесены. Среди таких людей выделился некий человек, по имени Крок, его именем назван град, заросший теперь уже деревьями и расположенный в лесу, что близ деревни Збечно". В VIII - IX вв. лидеры славянских родов, подобные рассудительному, добронравному и состоятельному Кроку, стали обзаводиться собственными дружинами, собиравшими дань с окрестных селений. И не так важно, реальна ли фигура Крока или выдумана Козьмой, важна характеристика зачатков расслоения в некогда достаточно однородном, имевшем избиравшихся лидеров, обществе славян древнейших эпох. Хотя едва ли и в древнейшие эпохи славяне не делились как минимум на три слоя - аристократию, духовных апологетов и простых общинников. Но все же славяне из числа наиболее достойных именно выбирали лидера и всегда могли его заменить. Согласно хронике у Крока были три дочери. Старшую звали Кази. Она искусно врачевала людей, знала свойства трав и была прорицательницей. Кази была погребена под курганом. Курган насыпали "... на берегу реки Мжи (совр. р. Бероунка) у дороги, которая ведет в область Бехин и проходит по горе Осек". Область Бехин расположена на юге Чехии. Ее отождествляют с краем, занятым союзом дудлебов (дулебов). То были ближайшие сородичи дулебов в VI в., живших на Волыни. Возможно, часть дулебов в VI-VII вв. бежала от притеснений авар с Волыни в Чехию под защиту государства Само. Местоположение горы Осек не понятно. Вторую дочь Крока звали Тэтка. Это была "женщина тонкого вкуса, свободно, без мужа жила". Тэтка выстроила город на берегу реки Мжи (р. Бероунка) и назвала его своим именем Тэтин. Он расположен вблизи современного города Бероун. Тэтин был поставлен на вершине крутой горы и надежно защищен природой. Козьма пишет, что Тэтка научила народ поклоняться лесным и водяным нимфам. Тут Козьма, бывший христианином, досадует: "До сих пор многие крестьяне поклоняются язычникам: один почитает огонь и воду, другой поклоняется рощам, деревьям и камням, а третий приносит жертвы горам и холмам и просит глухих и безмолвных идолов, которых он сам же создал, защитить его и его дом". Третью дочь Крока звали Либуша. Она превосходила сестер мудростью. Либуша обладала даром прорицания и после кончины отца была избрана в судьи. Либуша основала город Либушин [около Смечны на Сланску). "Очень мощный град возле леса, который тянется до деревни Збечно". Однажды Любуша была оскорблена земледельцем, заявившим, что "у всех женщин волос долог, а ум короток. Лучше мужчинам умереть, чем терпеть подобное". Чехи потребовали князя-мужчину. Либуша посоветовалась с сестрами и, созвав собрание, с высокого престола возвестила народу: "Вон за теми горами... находится небольшая река Билина, на берегу которой расположена деревня, известная под названием Стадице. А в ней имеется пашня в 12 шагов длиной и во столько же шагов шириной (древнечешская мера земли). Как ни удивительно, но пашня эта хотя расположена среди стольких полей, тем не менее она не относится ни к какому полю. На этой пашне на двух пестрых волах пашет ваш князь... приведите его себе в князья, а мне в супруги. Имя же этому человеку Пржемысл, он выдумает много законов, которые обрушатся на ваши головы и шеи, ибо по латыни это имя означает "наперед обдумывающий" или "сверх обдумывающий". Потомки же его будут вечно править в этой стране". Деревня Стадице расположена на севере Чехии, в долине реки Билины (левый приток Лабы), вблизи города Усти над Лабой. В раннем средневековье данная местность населялась славянским союзом лемузов. Чешские короли подчеркивали свое уважение к преданию о Стадицах и выделяли в долине Билины наделы, считавшиеся фамильной собственностью Пржемысловичей. На берегу Билины селили "дедичей". Это были земледельцы, обладавшие особыми привилегиями, гарантированными королями. Но вернемся к хронике Козьмы. Либуша дала послам, не ведавшим дороги, коня и сказала: "Что же вы медлите? Идите спокойно, следуя за моим конем: он поведет вас по правильной дороге и приведет обратно, ибо уже не раз доводилось ему ступать по ней". Пржемысл пас волов, когда посольство приблизилось к Стадице. Выслушав от пришедших призвание в князья, Пржемысл отобедал с послами и сделал такое заявление: "... Знайте, из нашего рода многие родятся господами, но властвовать будет всегда один. И если бы госпожа ваша не спешила столь с этим делом, выждала бы некоторое время веление рока и не прислала бы столь быстро за мной, то земля ваша имела бы столько господ, сколько природа может создавать благороднорожденных". Затем Пржемысл облачился в княжеские одежды, сел на коня и взял с собой в поход навстречу короне лапти, сплетенные из лыка. Поздний чешский хронист Пулькава сообщает о том, что лапти и сума Пржемысла сохранялись церковью при короле Карле, и всякий раз при коронации выносились духовенством для показа народу. Недаром Козьма пишет, что лапти и сума "хранятся в Вышеграде в королевских палатах до ныне и во веки". Сам Пржемысл так объяснил свой приказ сохранять лапти и суму: "Я приказал и приказываю их сохранить вечно для того, чтобы наши потомки знали, откуда они ведут свой род, чтобы они всегда жили в страхе и настороженности и чтобы людей, посланных им богом, они не угнетали, не обращались с ними несправедливо по причине надменности, ибо все мы созданы равными по природе". Кроме того, Пржемысл сказал и такие мудрые слова: "... бывает так, что земное достоинство, которое некогда вело к славе, будучи утеряно, ведет к бесчестью, а бедность, побежденная добродетелью, не прячется под волчьей шкурой, а возвышает победителя до звезд, в то время как раньше увлекало его в преисподнюю". Время жизни Пржемысла, Крока и его дочерей относят ко второй половине VIII в. Во второй половине VIII в. на войну с франками поднялся князь Людевид, сидевший в долине реки Савы (приток среднего Дуная). Не могли не ощутить опасности, шедшей с берегов Рейна, и славянские союзы, в VIII в. сидевшие на землях исторической Чехии. На этих землях не могли не помнить о государстве. Во второй половине VIII в. чехам действительно требовался мужественный князь, способный оборонять страну. Козьма сообщает о пророчестве Либуши о великом граде на реке Влтава. Сказала мудрая Либуша и название будущего града - Прага. На чешском языке prah означает порог. От этого же слова произошло название пригорода Варшавы - Праги, стоящего над порогами на Висле. В Х в. тем же словом именовали и днепровские пороги. Княжеской власти союза чехов требовался собственный центр, и таковым оказалась Прага-владычица и краса Чехии. Старые центры славянских союзов и родов не отвечали новым требованиям. Новая власть облекалась в новые формы. Кроме Праги Козьма указывает на строительство города Девин. По преданию этот город выстроили воинственные девы, стремившиеся ни в чем не уступать мужчинам. Юноши же на скале в лесной чащобе построили свой город Вышеград, называвшийся поначалу Храстен от слова чаща. Он отстоял от Девина не далее расстояния, позволяющего слышать звук рога. Пржемыслу наследовал Незамысл. Незамыслу наследовал Мнат. Ему же наследовал Воен. После его кончины Чехией правил Внислав. Вслед за ним вокняжился Кржесомысл. Ему наследовал Неклан. Вслед за ним на высокий престол сел Гостивит. Все эти князья правили Чехией в IX в. Козьма о той эпохе говорит: "Не было в то время человека, который (смог бы) с помощью письма сохранить в памяти людей их деяния". Сыном князя Гостивита был Борживой, супруг Людмилы, в Х в. жившей в том самом граде Тэтин, который в VIII в. основала дочь Крока Тэтка. Город расположен в 30 км к юго-западу от Праги.
   Тут мы вынуждены погрузиться в пучину европейской политики, в IX в. захватившей Чехию в свой водоворот.
   В начале IX в. Карл Великий возложил ежегодную дань на Чехию, в то время уже в достаточной степени объединенную. Размер дани определялся 500 гривнами серебра и 120 быками. С самого начала германцы ощутили известную несговорчивость славян Чехии. И в 805 - 806 гг. Карл Великий послал в Чехию войска. Славяне встретили войска в высшей степени негостеприимно. В 846 г. Лудвиг Немецкий, возвращавшийся из похода в Моравию, где им на место Моймира был посажен Ростислав, в Чехии потерпел сокрушительное военное поражение. И тут Германия вместо меча в ход пустила латинский крест. Годом ранее, в 845 г., в городе Регенсбурге вблизи рубежей Чехии были крещены четырнадцать князей чешского, лучанского и иных западнославянских союзов. Но этого было недостаточно для христианизации и олатынивания Чехии. После 846 г. Чехия вступила в тесный союз с Великой Моравией, и в 890 г. Арнульф отказался от притязаний на Чехию в пользу Святополка Великоморавского. Союз с Моравией имел для Чехии еще одно важное следствие. Мы помнимо том, что в 862 г. князь Ростислав пригласил в Моравию Кирилла (Константина) и Мефодия. И именно под эгидой первоучителей из Солуни в Чехии было принято христианство. Очевидно, к 863 г. славяне центра Европы ощутили острую необходимость в духовном объединении под эгидой сложившейся в VII - IX вв. на Балканах греко-славянской церкви. Византия служила духовным и культурным противовесом Риму, а следовательно, и латинской Германии. Козьма Пражский поместил в хронике бесценное свидетельство об организации одного из западнославянских союзов IX в., именуемого лучанским. Князь Неклан, сын Кржесомысла и отец Гостивита, а следовательно, и дед крестившегося Борживоя, вел объединительную политику. Центром выступал союз чехов, земли которых подобно землям полян Польши и полян Руси имели определенные выгоды местоположения в экономическом, торговом, а следовательно, и политическом смысле. Образно говоря, союз чехов, оказавшись в географическом центре страны, расположенной в верховьях Лабы и на берегах Влтавы, вольно или невольно в IX в. стал перерастать в центр складывавшейся чешской государственности. Совершенно естественно, что союзы иных славянских объединений стремились сохранить самостоятельность. Обратимся к хронике: "Страна эта (страна лучан) делится на пять областей, охватывающих много местностей. Первая область расположена у потока по названию Гунтна (видимо, ручей Свине в районе г. Жатец), вторая - по обеим сторонам реки Узка (р. Хомутовка); третья - простирается в окрестностях потока Брокница; четвертая , которая называется Сильваной (silva лат.) - лес, vana (санскр.) - лес, расположена ниже пределов реки Мжи; пятая, находящаяся посредине, называется Лука; она внешне прекрасна, пригоднадля обитания,достаточно плодородна и весьма обильна лугами. Эта область и носит такое название, потому что "luca" по-латыни означает луг. А так как область эта издревле, задолго до основания города Жатец. была населена людьми, то жители ее справедливо по своей области называются лучане". Земли пяти областей лучин практически полностью совпадают с пятью нозднейшими деканатами чешской еписконии Тржебенице. Жатец. Кадань, Жлушице и древняя часть Теплетского деканата. Козьма объясняет название союза славян лучане - тем, что их земли богаты лугами. Название союза чехов объяснено Козьмой именем мужа, приведшего славян к устью Влтавы, под гору Ржип. Возможно, лучане и чехи вышли из недр одного и того же союза хорватов. Однако, заняв новые земли, славяне обособились от старых объединений, и символом самостоятельности стало новое имя союза, взятое либо по имени предводителя (Чех, Радим, Вятко), либо по природному или географическому признаку вновь занятой области (лучане, черезпи-няне, доленчане). Часто славяне на новых для них землях сохраняли древнейшее имя объединения (хорваты, сербы, словены), но это происходило при условии достаточной отдаленности от земель древнейших метрополий. Причиной тому могла служить географическая разнесенность земель западных и южных хорватов, сербов и словен. Власть древнейших славянских союзов не распространялась так далеко, и историческая память народа без риска утраты самостоятельности охотно сохраняла древнейшее самоназвание. Во главе лучан стоял князь Властислав. Он был хитер, храбр и воинствен и не желал склоняться перед властью такого же, как и он сам, князя соседнего союза чехов. Невольно приходит в голову параллель: а не создали ли киевские летописцы XI в., весьма зависевшие от великокняжеского двора. Легенду о призвании варягов (родилась та легенда на севере Руси, а в Киеве была подхвачена), дабы выделить киевских князей из круга князей славянских союзов древлян, северян, вятичей (Мал, Черный, Ходота) и пр.? Ведь центр должен был уже в Х в. доказать обоснованность притязаний именно киевских князей на общерусское господство. Властислав совершал частые вторжения в земли чехов. На границе Билинской и Литомержицкой областей князь основал город Властислав. Невольно приходят на память города Малин и Чернигов. Интересно свидетельство Козьмы об организации военного выступления у лучан: "Властислав послал во все концы страны меч с таким княжеским повелением, чтобы каждый, кто ростом превзошел высоту меча, шел немедленно на войну". Вспомним о ратной стреле, рассылавшейся северными германцами раннего средневековья. Видимо, подобный обычай имеет весьма древние индоевропейские корни и истоки его следует искать в весьма отдаленных эпохах единства индоевропейских народов, обычаев и языков V - III тыс. до н.э. Армии лучан и чехов встретились на поле Турзко. Оно раскинулось к югу от городка Кралуп на реке Влтава, по-видимому, на рубеже земель лучан и чехов. Чешский князь Неклан боялся сражения и вместо себя выслал Тыра - знатного воина, облаченного в княжеские доспехи. Чехи одержали победу в сражении и вступили в пределы лучан. Города и села лучан подверглись чехами опустошению, а вблизи современного города Жатец был возведен чешский град Драгуш. Его развалины сохранились до наших дней. Город был выстроен вблизи упоминаемой Козьмой, а следовательно, существовавшей не позже IX в. деревни Постолопрты. В 1113 г. в тех местах вознеслись стены монастыря св.девы Марии. Прежде чем Козьма описал крещение князя Борживоя, принятое им в 894 г. в Моравии, он начертал такие слова: "А теперь я очиню перо для повествования о том, что сохранилось в праведных рассказах верных людей". Если верно предположение, что первым автором древнерусского летописного свода был человек, трудившийся на рубеже Х-XI вв., то есть столетие спустя после 894 г., то слова Козьмы вполне могли быть написаны и им. Итак, согласно Козьме Борживой крестился в 894 г. и стал "первый князь святой христианской веры". Дата, указанная Козьмой, может быть и не верна, ибо Мефодий, который, как полагают, присутствовал при крещении Борживоя, скончался в 885 г. Чешский князь Борживой вместе с супругой Людмилой был крещен епископом Мефодием при дворе князя Святополка Моравского в городе Велеграде. Отцом Людмилы был правитель града Пшов Славибор. Град Пшов упоминается в "Житии св. Вацлава". По возвращении в Чехию Борживой возвел первый христианский храм в своей державе в Левом Градце. Этот древний град ныне заброшен, а некогда он располагался у Ростока на Влтаве. Таким образом, военный союз Чехии и Моравии, существовавший в IX в., пpopoc духовными плодами. Великой Моравии после кончины Святополка (+894 г.) было отмерено немного времени. А принявшая крещение Чехия в наступившем Х в. стала выходить на передовые позиции в мире западных славян центра Европы. После кончины Святополка союз Чехии и Моравии был разорван сыновьями Борживоя Спитигневом и Вратиславом. Вслед за тем чешские князья явились в Регенсбург, признали власть Арнульфа, обязались платить дань Германии и подчинить чешскую церковь епископу Регенсбурга. Но несмотря на это, греческий, или православный, обряд просуществовал в Чехии еще два столетия. Духовной крепостью православия в Чехии был монастырь, стоящий на реке Сазаве, основанный св. Прокопи-ем. В 1097 г. православные монахи были изгнаны из обители, и монастырь на Сазаве заняли монахи ордена бенедиктинцев, пришедшие из Бревновского монастыря. О печальной судьбе Великой Моравии Козьма написал: "Часть королевства была захвачена венграми, часть восточными тевтонцами, часть совершенно опустошили поляки". О смерти князя Святополка Козьма рассказывает, что он "исчез среди своего войска и больше нигде не показывался". Объявился же князь на склоне горы Забер (к северу от Нитры), в обители монахов-отшельников. Некоторое время Святополк скрывал свое имя и лишь перед смертью открылся окружавшим. Старая княжна Людмила, мать Спитигнева (+ок. 916 г.) и Вратислава (916-921 гг.), до конца сохраняла верность греческому христианству. По настоянию Людмилы ее старший внук Вацлав был выучен славянскому письму. Чешскому князю Вратиславу пришлось бороться с уграми. Вместе с тем политические ветры в Европе меняли направление, и Вратислав, воспользовавшись разыгравшейся в Германии смутой, прекратил выплату дани империи, на которую сам недавно чуть не с готовностью согласился. Супруга Вратислава Драгомира была привезена в Чехию с берегов реки Гаволы, из страны славян-лютичей, из области стодорян. От этого брака родились два сына - Вацлав и Болеслав. В 921 - 935 гг. Чехией правил Вацлав. Начало его княжения было омрачено трагедией. Мать князя Драгомира велела умертвить старую княжну Людмилу, впоследствии провозглашенную святой. Драгомира боялась старозаветного влияния Людмилы на Вацлава. Вацлав вел войну со свободолюбивым князем зличан Радиславом, центром которому служил город Любица. В 929 г. Генрих I Птицелов стал военным лагерем под стенами своенравной Праги. Вацлаву напомнили о силе Германии и принудили Чехию к выплате дани. Этому событию предшествовали походы Генриха I в земли полабских славян и сражение с чехами, которое последние проиграли. Вацлаву наследовал брат Болеслав I (935 - 967 гг.), ранее княживший в земле пшован. Те земли достались династии Пржемысловичей по праву наследства как вотчина отца св. Людмилы. Новое княжение окрасилось кровью. Болеслав I пригласил брата в город Старый Болеславль на праздник. Ночью, во время пира, Вацлава убили. Козьма пишет, что это произошло 28 сентября 929 г. Хроника сообщает, что в страшную ночь убийства у Болеслава I и его прекрасной супруги родился сын. Его назвали странным именем Страхквас, что значит страшный пир. Болеслав I так терзался содеянным, что дал обет отдать сына на служение богу. Когда мальчик подрос, его отправили на обучение в Регенсбург под опеку аббата Туто (+942 г.). настоятеля церкви св. Эммерама (+ ок. 549 г.). Еще при жизни Вацлав выстроил в Праге церковь, посвященную св. Витту, Освящал церковь, уже по просьбе Болеслава 1, епископ Регенсбурга Михаил (942 - 972 гг.). А 4 марта 932 г. тело Вацлава было перенесено из Болеславля в Прагу. В главе 20 хроники Козьма описывает события, происходившие в Европе в 933 - 966 гг. В данную эпоху продолжались набеги венгров, несшие государствам Европы чудовищные разрушения и сеявшие смерть. В 933 г. венгры вторглись на земли восточных франков, в Галлию, в Италию, а затем вернулись на средний Дунай. В 934 г. Генрих I нанес венграм поражение и многих пленил. Но в 934 г. Генриха I разбил паралич, и в 935 г. он умер. Ему наследовал сын Оттон I. В 994 г. славяне Каринтии (провинция в восточных Альпах) в большой битве сокрушили венгров. Болеслав I Чешский почти полтора десятка лет вел жестокую борьбу с Германией Оттона I. В 936 г. Болеслав I разгромил отряд мерзебуржцев, которым руководил Азик. Мерзебург - пограничный с полабскими славянами город. Еще Генрих I селил в Мерзебурге разбойников, призванных всячески утеснять славян. В 950 г. Болеслав I выступил против Германии. Чехия потерпела поражение и была вынуждена признать определенную зависимость от Германии. И в 955 г. тысяча чешских воинов сражалась с венграми на реке Лех в составе сил Германии. То было генеральное и победоносное сражение, данное Германией венграм. Политика Болеслава I и его военные победы над венграми позволили Чехии присоединить к своим землям истерзанную набегами Моравию и славянские земли в верховьях Одера и Лабы, ранее принадлежавшие Польше. Дочь Болеслава I Дубравка (+965 г.) была выдана замуж за польского князя Мешко I. Дубравка сыграла заметную роль в христианизации Польши. 15 июля 967 г. Болеслав I Чешский, прозванный Жестоким, скончался. Сын его Болеслав II (967 - 999 гг.) не без помощи Оттона I добился основания пражской епископии, подчинявшейся архиепископу Майнца. Козьма пишет, что у Болеслава II была сестра Млада. Она отправилась в Рим и была принята папой Иоанном XIII (965 - 972 гг.). Папа был благосклонен к чешской княжне и по совету кардиналов посвятил ее в аббатисы. В крещении Младу нарекли Марией. Кроме того, чешке пожаловали устав св. Бенедикта и жезл игуменьи. Получила Млада-Мария и высокое благословение на введение в Чехии монашеского католического ордена. В Прагу, ко двору Болеслава II, Мария привезла папскую грамоту, содержание которой Козьма приводит: "Иоанн, слуга слуг божьих, посылает Болеславу, поборнику христианской веры, свое апостольское благослование. Справедливо будет обратить благосклонное наше внимание на справедливую просьбу... Разрешаем основать при церкви мучеников св. Вита и св. Вацлава епископскую кафедру, а при церкви святого мученика Юрия, в подчинении ордена св. Бенедикта и в послушании нашей дочери аббатисы Марии, - конгрегацию святых дев. Однако ты выбери для этого дела не человека, принадлежащего к обряду или секте болгарского или русского народа, или славянского языка, но, следуя апостольским установлениям и решениям (выбери) лучше наиболее угодного всей церкви священника, особенно сведущего в латинском языке, который смог бы плугом слова вспахать новь сердец язычников, посеять в них пшеницу добрых дел, а плоды урожая вашей веры отдать Христу. Будь здоров". Так восточный, греческий, христианский обряд, принятый Чехией около 894 г. из Великой Моравии, к 973 г. изменился на латинский. Слова папы о том, что пастырь должен быть сведущ в латыни, не случайны. Греческий обряд за столетие укоренился в Чехии. При этом христианское богослужение велось на славянском языке. Князь Вратислав в 921 - 935 гг. лично покровительствовал православному монастырю на Сазаве. Борьба латыни с греко-славянским письмом продлилась в Чехии и после 973 г. еще более столетия. В Х в. венгры рассекли мир славян и западные славяне практически не имели связи со славянами южными и с Византией. Зато Германия и Рим были близко, и латынь стала одолевать кириллицу и глаголицу. Первым епископом Праги стал саксонец Дитмар (973 - 982 гг.), прекрасно владевший славянской речью. В епископы Дитмара посвящали епископы Виллигам Майнцкий (975 - 1011 гг.) и Эрненбал-дом Страсбургский (965 - 991 гг.). Полагают, что в 974 г. епископия в Праге была основана, а в 975 г. произошло посвящение Дитмара. Сам Болеслав II, согласно Козьме, основал двадцать церквей и был ревностным христианином. В 974 г. Болеслав II поссорился с Оттоном II вскоре после утверждения епископской кафедры в Праге. В июне 974 г. польские и чешские князья поддержали выступление Генриха Баварского против Отгона II. Поход Оттона II против Болеслава II, состоявшийся осенью 975 г., результатов Германии не дал. И в гог же год чехи в отместку опусгошили владения Альгайхской церкви. В 976 г. Генрих Баварский бежал из заключения в Ингельхайме, куда попал еще в 974 г. Генрих вернулся в Баварию. Столицу Баварии Регенсбург осадили войска Отгона II в июне 976 г. 21 июля Отгон II вступил в Регенсбург, Генрих же бежал в Чехию. На место Генриха в Регенсбурге был посажен герцог Швабии Оттон, племянник Отгона Ц. В конце лега 976 г. в Чехию было отравлено баварское войско. Оно было полностью уничтожено чехами под Пльзенем. В го же время союзник Генриха Баварского саксонский граф Деди, сгоявший во главе чешского отряда, ограбил город Цайц (Жигице). К августу Оттон II отступил в город Иену, на рубеж Магдебург - Мерзебург, шедший по реке Заале. К востоку ог Заале на зиму Отгон II остаться не решился. В августе 977 г. на Болеслава II двинулись две армии. Из Саксонии шел Оттон II. Из Баварии подходил его племянник Оттон. "Альтайхские анналы" о походе 977 г. в Чехии сообщают: "Император Отгон-младший, отправившись с войском в Чехию, сжег и опустошил большую часть той страны. Но и сам император потерял немалую часть войска в результате коварных засад, устроенных тамошним народом. Сильно пострадало войско и от эпидемии дезинтерии." Но замыслы Оттона II спутали внутренние смуты. В Баварии выступили три Генриха: Генрих Баварский, Генрих, герцог Каринтии и Генрих - епископ Аугсбурга. То были южнонемецкие Вихманы. Вихман был саксонским герцогом, боровшимся с империей, опираясь на помощь полабских славян. Два Генриха овладели нижнедунайским городом Пассау, а епископ Генрих попытался отрезать Оттона II от Швабии. Болеслав II в начале осени встретился с Оттоном II и, обязавшись возобновить с империей прежние отношения, водворил мир между Германией и Чехией. А 8 сентября Отгон II и его племянник Отгон вместе осадили Пассау, I октября город сдался. Официально мир Болеслав II и Оттон II заключили 31 марта 978 г., на Пасху, в Кведлинбурге или в апреле в Магдебурге. Положение Отгона II было осложнено тем, что помимо чехов, баваров и карантийцев против империи выступали датчане и полабские славяне. А с польским князем Мешко I Оттону II пришлось воевать до 978 г. После кончины Дитмара вторым епископом Праги стал Войтех (Адальберт), бывший сыном Славника (+981 г.), князя свободолюбивого союза славян-зличан. Род Славников в Х в. выступал соперником Пращи Пржемыслов. Князь Славник сидел в городе Либица, при впадении Цедлины в Лабу. Козьма приводит описание земель Славника: "Княжество Славника своими границами имело: на западе, по направлению к Чехии, ручей Сурину и град, расположенный на горе Осек у реки Мжи, на юге, в направлении к Австрии грады: Хынов, Дудлебы, Нетолице, вплоть до середины леса, на востоке, в направлении к Моравскому королевству, град, расположенный под лесом и носящий название Лито-мышль; и дальше (вплоть до ручья) Свитава, который находится в середине леса, на севере, по направлению к Польше, град Кладско, расположенный у реки Нисы". Хынов - град стоящий к юго-востоку от г. Табор. Дудлебы - град дудлебов, располагавшийся в бассейне реки Мальши [приток верхней Влтавы). Нетолице - пограничный град дулебов. По-видимому, в Х в. дудлебов в южной Чехии подчинили себе князья зличан. А о князе зличан Козьма пишет: "Этот князь Славник в течение всей своей жизни был счастлив". Отгон II не возражал против кандидатуры Войтеха, ибо тот был иного, нежели Пржемысловичи, рода и мог иметь личные счеты с правящим домом Чехии. Войтех воспитывался германцами. Недаром архиепископ Магдебурга Адальберт (968-981 гг.) пожаловал Войтеху собственное имя. Провозглашение нового епископа было оглашено сразу после смерти Дитмара в Левом Градце в 982 г. В 983 г. новое назначение утвердил Отгон II на сейме в Вероне. Рукопологал Войтеха-Адельберта епископ Майнца Виллиг. В том же 983 г. Отгон II скончался. Во главе империи стал Отгон III (983 - 1002 гг.). Новый император был весьма дружен с Войтехом-Адальбертом и оказал ему честь, поручив возложить на свою голову корону. Отгон III подарил Войтеху облачение, впоследствии хранившееся в Праге и именуемое облачением св. Адальберта. Войтех заслужил особое расположение императора. Обратимся к свидетельству паннонского Жития св. Кирилла: "Потом же многом летом минувшем, пришел Войтехъ в Мораву и въ Чехы, и в Лахы, разрушил веру правую и русскую грамоту отверже, а латинскую веру и грамоту постави". Козьма пишет о Войтехе: "... залучил в сети веры Венгрию и Польшу ... посеял слово божье в Пруссии". В 993 г. под Прагой был основан Бржевновский монастырь. В предисловии к второй книге своей хроники Козьма Пражский обратился к аббату этой обители Клименту (+1 127 г.). Козьма сообщает, что перед отъездом Войтеха в Рим, а то была его вторая поездка к святому престолу и состоялась она на рубеже 994 - 995 гг., из Регенсбурга в Чехию приехал Страхквас. Это был сын Болеслава I и брат Болеслава II. У Войтеха со Страхквасом произошла встреча, и епископ с горечью поведал монаху о беспутстве, непослушании и нерадении, царивших в Чехии. Войтех сказал, что Страхквас принадлежит к правящему роду и лишь ему по силам обуздать страсти паствы. Войтех вручил епископский посох Страхквасу, последний же отказался от подобной чести. Козьма поведал о страшной участи, постигшей родной город Войтеха - Либице. Гибель постигла город тот же час, как Войтех-Адальберт уехал в Рим. Болеслав II давно не ладил с князьями зличан, братьями Войтеха. А зличанские князья искали поддержки то в Польше у Болеслава I Храброго, то в Германии. Законы истории подчас очень жестоки. Чехи взяли Либицу и разрушили. В городе погибли братья Войтеха Собебор, Спитимир, Доброслав, Поржей, Часлав. Земли зличан, располагавшиеся к востоку и югу от Праги, были присоединены к Чешскому государству. Так была поставлена точка в объединении славянских земель в верховьях Лабы под эгидой чехов. Козьма годом падения Либицы называет 995 г. После отъезда Войтеха-Адальберта в Италию он не был вновь принят на епископскую кафедру Праги. На первый план выдвинулся Страхквас. Кандидат в епископы отправился в Майну, и тут во время посвящения в сан его постигла странная смерть: стоя среди двух епископов, под пенье хора, Страхквас пал ниц и скончался. Вспомним, что Страхквас был Пржемыслом, родным братом правившего Болеслава II. Едва ли подобный епископ мог удовлетворить императорский дом Германии. Описанное событие произошло в 996 г. Что же касается Войтеха-Адальберта, то он так и не ужился со светской властью Чехии. Войтех принял мученическую смерть в земле противившихся крещению пруссов в 997 г. Пражская епископская кафедра вновь была занята в том же 997 г. Болеслав II отправил послов к Отгону III с просьбой прислать пастыря. Новым епископом стал сакс, владевший славянским языком, капеллан Тегдаг. Скоро майнцкий епископ посвятил Тегдага в сан, и на этот раз все обошлось благополучно. Болеславу II оставалось лишь благосклонно встретить вновь прибывшего епископа Тегдага (998 - 1017 гг.). Супругой Болеслава II Козьма называет Гемму. Она родила князю сыновей Вацлава и Болеслава III. Вацлав в детстве скончался, и наследовал князю второй сын. Интересны приводимые Козьмой предсмертные напутственные слова, сказанные Болеславом II сыну. Среди прочего князь сказал: "Карл (Великий), самый мудрый и могущественный король,... решив возвести после себя на престол своего сына... взял с него страшную присягу: не портить вес и достоинство монеты, не допускать обмана в ней. И действительно, никакое бедствие, ни чума, ни повальная смертность, ни опустошение страны, вследствие грабежей и пожаров, совершенных неприятелем, не наносят божьему люду больше вреда, чем частая смена и коварная порча монеты. Какое бедствие, какие дьявольские козни столь беспощадно могут повергнуть в нищету и истощить и погубить христианский люд, что еще может нанести такой вред, как порча князем монеты. Вслед за ослаблением правосудия и усилением несправедливости силу берут не князья, а преступники, не правители божьего люда, а вымогатели лихие, люди самые алчные и злые, не боящиеся всемогущего бога: трижды и четырежды в год меняя монету, они сами, на погибель божьего люда, оказываются в сетях дьявола. Такими недостойными ухищрениями, таким пренебрежением законов эти люди сужают границы княжества, которое я, по милости бога и благодаря могуществу народа, расширил... " Поистине Болеслав II был мудрым правителем и слова его едва ли с ходом столетий утрачивают актуальность. Тем временем христианство от Чехии было воспринято Польшей. Первым архиепископом Гнезно стал брат Войтеха-Адальберта, а следовательно, и сын князя зличан Славника Радим-Гауденций (999 - 1006 гг.). Болеслав II отодвинул рубежи Чешского государства в верховья Вислы, в район Кракова. Его сына и наследника Болеслава III (999 - 1003 г., +1037 г.) удача покинула. В Чехии начались смуты и раздоры. Этим не преминули воспользоваться соседи Чехии и в первую очередь окрепшая, стремительно объединявшаяся Польша. У Болеслава III было два сына - Ольдржих (1012 -1033г., 1034гг.) и Яромир (1003г., 1004-1012гг., 1033-1034 гг., +1035 г.). Яромир -воспитывался в Чехии. Ольдржих был отправлен в Германию, ко двору Генриха, герцога Баварии. В 1002 г. Генрих стал королем, а в 1014 г.- императором. Как пишет Козьма, отправили Ольдржиха в Германию, "чтобы познать нрав, коварство и язык немцев". А с Болеславом III произошло вот что. Он приехал на встречу с Болеславом I Храбрым, князем Польши, в Краков. Поляки Болеслава III схватили и ослепили. Когда весть о случившемся достигла Чехии, знать едва не расправилась с наследником пражского правящего дома Ольдржихом. Лишь заступничество одного из слуг, имя которого Говора, вовремя приведшего на место охоты стражу, спасло Ольдржиха от смерти. Говоре было пожаловано княжеское поместье Збечно, расположенное вблизи деревни Крживоклад. В связи с историей с Ольдржихом Козьма упоминает род Вршовцев, ранее добившийся пожалования себе разгромленного града Либице. Видимо, чешская знать, к началу XI в. получившая от пражских князей земельные пожалования, почувствовала вкус власти и во многом заняла место в значительной степени уничтоженных князей отдельных славянских союзов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   20
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Орехова "Осторожно, Врата закрываются"(Научная фантастика) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) С.Волкова "Попаданка для принца демонов"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Отдам мужа, приданое гарантирую. K A A��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья ВеснаЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаВерь только мне. Елена РейнОфсайд. Часть 2. Алекс ДКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"