The Lemon Sage: другие произведения.

Наруто: Eroninja (30+)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы: 30+
    Обновлено: 01.04.2019

   Оглавление
  
   Главы 1-29: Ссылка
  
   30я глава: Цель: Якумо (Перевод - Венчик)
   31я глава: Цель: Маки (Перевод - Cool Kitty)
   32я глава: Цель: Комачи (Перевод - Венчик) Не проверена
   33-1 глава: Цель: Мабуи (Перевод - Cool Kitty) Не проверена
   33-2 глава: Цель: Мабуи (Перевод - Cool Kitty) Не проверена
   34-1 глава: Цель: Пакура (Перевод - Cool Kitty) Не проверена
  
  
  
  
  
  

Глава 30
  Цель: Якумо

  
  Наруто проснулся от приятного ощущения внизу живота. Открыв глаза, он увидел, как Анко и Киёми сидели на четвереньках по обе стороны от него, дружно работая ради его удовлетворения. Хоть это и была сцена, ради которой многие мужчины умерли бы, Наруто слегка испугался, так как после рассеивания своих клонов, несмотря на то, что был уставшим, его член все еще стоял из-за передачи ментальных чувств клонов. Но, так как все его любовницы были также измотаны, парень не мог избавиться от него никак иначе, кроме как своими силами, он слишком устал, чтобы сделать это, опасаясь, что использование К-клонов таким образом привело к тому, что у него появился один из этих побочных эффектов, видимых им на предупреждениях в рекламе некоторых таблеток для мужчин с эректильной дисфункцией. Зная, что в таких случаях нужно посетить врача, если эрекцию продолжается более четырех часов, блондин сразу же отыскал одного из медиков своего гарема, но его беспокойство развеялось, когда Цунаде произнесла:
  - Не волнуйся. Эти двое дразнили его в надежде, что ты проснешься вместе с ним.
  Наруто хотел было сесть, но, стоило ему сделать это, как Цунаде переместилась к его спине и, потянув назад, опустила голову на свои развратные подушки. Все это время две женщины продолжали удовлетворять его, удивив блондина тем, что одна из его грез буквально стала реальностью. Узумаки оторвал свой взгляд от двух женщин, что покрывали его член своей слюной, услышав голос Цунаде:
  - Расслабься, сегодня у тебя разгрузочный день.
  Наруто кивнул и подчинился, ведь, несмотря на то, что его тело быстро восстанавливалось, он все еще ощущал небольшую боль, однако наслаждение, испытываемое им сейчас, не доставляло беспокойства.
  - Который сейчас час? - спросил парень, ощущая сонливость, стоило пройти начальному шоку от удовольствия легкого двойного минета.
  Цунаде играла с его волосами, наблюдая за двумя женщинами, поскольку они, похоже, практически поклонялись шесту, доставившему им столько удовольствия накануне. Поборов соблазн присоединиться к ним, медик ответила:
  - Рано, но боюсь, что сегодня будет напряженный день, так что ничего не поделаешь. У нас много неотложных дел, требующих решения, но для начала было бы лучше, если бы мы все знали наши позиции во всех событиях, которые с нами произошли.
  Наруто был сбит с толку, но, видимо, его любовницы знали, чего следует ожидать.
  Шихо встала с подушек, разбросанных по всей комнате, где клоны Узумаки ублажали женщин, не присоединившихся к нему на кровати. Полностью обнаженная девушка остановилась в центре комнаты, нервно улыбнувшись. Наруто усмехнулся, вспомнив, какой нескромной она была недавно, благодаря памяти клона, который уделял ей внимание. Он догадывался, что в то время девушка сомневалась, что кто-то действительно обращает на нее внимание. Сейчас же она выглядела довольно нервной, так как на ней сконцентрировалось все внимание.
  - Я перевела свиток. Ну, на самом деле я сделала это пару недель назад... но сочла разумным подождать, чтобы все смогли это услышать. Я уже рассказала об его содержимом Цунами и Карин, так как им нужно было возвратиться в Волну. Поскольку... ну, почти все здесь, я решила, что сейчас подходящее время.
  Наруто почувствовал, как его настроение изменилось, так как знал, что куноичи имела в виду Ино, но отбросил эту мысль в сторону, сосредоточившись на Шихо, когда та начала рассказывать:
  - Свиток был написан в последние дни Царства Зу.
  - Мы должны были слышать о нем? - спросила Кохару, полностью обнаженная, величественно восседая на краю платформы, скрестив ноги.
  - Не думаю, - посмотрела Шихо через плечо. - Это было очень маленькое королевство, расположенное на нынешней границе страны Горячих Источников. Повернувшись к Наруто, Шихо добавила: - Это важно для нас, ведь оно является местом рождения 'Искушающего Прикосновения' и привязки. Свиток был написан почти через шестьдесят лет после создания этого дзюцу и рассказывает историю о первой женщине, попавшей под его влияние.
  Таюя, пришедшая в комнату, отвлекла Анко и Киёми, принявшихся будить Наруто минетом, который до сих пор продолжался:
  - Ты хочешь сказать, что это в основном её биография?
  - Можешь считать это ее последней волей и заветом. Свиток был написан после того, как стало ясно, что время Царства Зу окончено. Человек, использовавший дзюцу на ней, умер в битве, столкнувшись с угрозой, угрожавшей его королевству. Что эта за угроза, свиток описывает расплывчато, поскольку в основном фокусируется на угрозе, которая грозила Королевству Зу за шестьдесят лет до этого: 'Империя Гелел', - ответила Шихо, отрицательно покачав головой.
  Наруто сел немного прямее, вынудив Анко и Киёми изменить свои позиции, но продолжая усилия по добыванию утреннего белка. Слегка запнувшись от испытываемого удовольствия, блондин спросил:
  - Т-ты имеешь в виду то Царство, кочевники из которого берегли и охраняли камень?
  - Царство не совсем то, чем на самом деле являлся Гелел. Они были на грани завоевания всего континента. Их территория охватывала всю современную территорию страны Ветра, Огня и большую часть Земли. Их сила, которая называлась 'Армия Пустых', была практически непобедима, - кивнула головой Шихо.
  - Почему она так называлась? - спросила Темари, лежа на боку, подперев голову рукой.
  - Я не знаю, откуда взялось это название, - призналась Шихо, - хотя оно, вероятно, связано с созданием армии, однако при этом не объясняется вся механика процесса, только подчеркивалось, что армия была неостановимой. Однако, честно говоря, я думала, что это, скорее всего, просто голословность.
  - Что, если они были действительно неубиваемые? - спросил Наруто, вспомнив усиление мощи Хайдо в поисках древней шахты Камня Гелеля.
  - О чем ты? - не поняла Югито, одетая в порванный кошачий костюм, который арендовала и, скорее всего, приобрела из-за того, в каком он теперь был состоянии.
  - Он говорит об усиленных ребятах, с которыми мы столкнулись во время инцидента в Гелеле четыре года назад, - ответила Сакура, думая о том же, что и Наруто. - Но они не были непобедимыми. Конечно, они могли нанести большой урон, но в конечном итоге жизненная сила, питающая их, могла иссякнуть.
  Наруто кивнул, издав слабый стон, стоило Анко начать лизать головку члена, в то время как Киёми сосредоточилась на яйцах. Качая головой от абсурдности того, как же он благословлен, и, чтобы заново сфокусировать свои мысли, блондин сказал:
  - Это так, но они нанесли весь этот ущерб дзюцу, которому сто...
  - Тысяча, - перебила его Шихо.
  - ...тысяча лет, и оно было создано еще до тех машин, которые могли создавать те камни.
  - Даже не знаю, - сказала Темари, даже сев из-за заинтересованности. - Машина, из которой появлялись те доспехи, выглядела довольно современной.
  - Хайдо, возможно, просто автоматизировал процесс, - предположила Кохару. Взглянув на Темари, женщина спросила: - Как понимаю, Суна начала некоторые исследования по созданию непобедимых солдат.
  Темари кивнула, чувствуя себя немного неловко из-за того, что раскрыла секреты своего дома, но, преданная амбициям Наруто и ее собственным чувствам к блондину, произнесла:
  - Да, но все это было до того, пока Гаара не стал Казекаге. Кроме того, интересы Суны больше связаны с трансформацией, на которую были способны Хайдо и его лейтенанты. Благодаря вскрытию женщины, убитой Гаарой, мы смогли узнать, что она была связана с осколками камня, вложенными в ее тело.
  - Итак, почему же все-таки появился интерес к аппаратам, использовавшимся для создания Армии Пустых? - спросила Мацури, ответственная за каталогизирование многих из захваченных предметов во время небольшого нападения Хайдо на Страну Ветра.
  Темари улыбнулась девушке, вспоминая, насколько любознательной она тогда была и как расстроилась из-за отказа на выдачу информации, когда старшая куноичи отвечала на ее запросы: 'Это засекречено'.
  - Хайдо использовал добровольцев, которых обманул на родном континенте, чтобы обеспечить души, необходимые для создания армии. Добровольцы помещались в стеклянные сферы. Внутри каждой сферы был небольшой осколок камня Гелела. Эти сферы усиливали мощность осколков и привязывали душу к печати, находящейся внутри брони. Вероятно, тысячи лет назад Империя Гелела могла использовать целые куски камней для усиления процесса привязки и более полноценного переноса души в доспех, - сказала Темари, повернувшись к Наруто.
  - Ясно, - вздохнула Кохару, - вы взяли осколки с захваченных машин для продолжения экспериментов по созданию тех вторых форм, на которые были способны Хайдо и его приспешники.
  - Таков был план, - подтвердила Темари, ухмыльнувшись, - но, когда Гаара был инаугурирован как Казекаге, он закрыл проект. - Широко улыбнувшись, она добавила: - Он сделал это, уничтожив все осколки и машины, которые мы тогда собрали.
  - Полагаю, что совет был не совсем удовлетворен его решением, - посмеиваясь, произнесла Цунаде.
  - Я считаю, что это одна из причин такого противостояния Джосеки и Гаары, - произнесла Темари, но замолчала, стоило Наруто застонать и покрыть двух женщин, ублажающих его, своим семенем. Блондинка сжала бедра, чувствуя возбуждение, но, сосредоточившись на окончании своего рассказа, продолжила: - Это был его любимый проект. Думаю, что он никогда не простит Гаару за то, что тот отнял у него средства мести Конохе и Иве.
  Все замолчали, кроме Киёми и Анко, которые устроили захватывающее шоу по вытиранию друг друга от семени Наруто. Однако Шихо попыталась проигнорировать их:
  - Это многое бы объяснило, в частности то, почему принц создал 'Искушающее прикосновение' и привязку.
  - Принц? - переспросила Шизуне.
  - Я его так называю, - разъяснила Шихо медику, - у меня все еще возникают трудности в переводе некоторых имен и мест. Поэтому я именую их по той роли, которой они располагают в рассказе. Женщина, чью историю описывает свиток, я называю Жрицей.
  Наруто вернулся к Цунаде и закрыл глаза, внимательно вслушиваясь и давая волю своему воображению.
  - Жрица была новым членом одной из трех правящих каст Империи Гелела. Она состояла в религиозной касте. Оставшиеся две были кастой воинов и кастой дворян.
  Наруто открыл глаза, когда Анко и Киёми придвинулись к нему и крепко обняли. Нежно поцеловав обеих женщин, парень снова закрыл глаза, продолжая слушать и представляя Киёми в роли женщины, которую Шихо именовала Жрицей. Он догадывался, что если принц пытался спасти свой дом, то до определенного времени отношения между ним и Жрицей были враждебными. Шихо продолжила:
  - У каждой касты была какая-то связь с камнем, дававшая Гелелю преимущество в его конфликтах. Дворяне могли в некоторой мере контролировать его, но их истинное притязание на власть состояло в их мастерстве использования дзюцу, которое могло бы уничтожить шахту Гелеля. Воины же могли использовать силу камня для трансформации своих тел, тем самым увеличивая свои силы. - Шихо сделала паузу и поправила очки, но девушка, похоже, осознала, что потеряла нить повествования, поэтому побежала обратно на то место, где до этого сидела. Блондинка начала искать что-то, разбрасывая подушки, и внезапно воскликнула: - А, нашла ее! - Повернувшись к Наруто, девушка начала листать страницы записной книжки, которую держала. Затем, снова поправив очки, сказала: - Честно говоря, мне кажется, что религиозная каста была самой новой из трех.
  - Почему ты так считаешь? - спросила Цунаде, продолжая ласково гладить волосы любовника.
  - Ну, хоть это и не сказано явно, но религиозная каста отвечала за выполнение определенных церемоний, а Жрица была только из третьего или четвертого поколения. Однако мои исследования показали, что Империя Гелела существовала на протяжении столетий до своего краха.
  - Полагаю, что эта история рассказывает о гибели Гелела, - произнесла Югао, несмотря на то, что была полностью обнаженной, стоя на страже возле двери.
  - Да, - подтвердила Шихо, кивнув женщине, затем повернулась к Наруто. - Как я говорила, религиозная каста отвечала за некоторые церемонии, одна из которых контролировала и благословляла трофеи завоеваний Гелела. Это было своего рода прикрытие, однако в то время Жрица не знала об этом. Думаю, большинство людей в ее положении были гордыми и высокомерными. Она также истинно веровала, что боги благословили своих людей с помощью Армии Пустых во имя распространения учения Гелела по всему миру. - Шихо улыбнулась, ведь, когда она впервые перевела рассказ, героем она воображала на месте Принца своего любовника. Девушка представляла себе, что немало из ее коллег по гарему делали то же самое, и, хотя изначально представляла себя Жрицей, теперь же виделась себе персонажем, которого еще не представили. - Во время церемонии благословения религиозная каста могла делить полученную добычу. Это включало людей, захваченных как рабов, и именно там она встретила принца.
  Шихо запнулась, поскольку некоторые из женщин стали устраиваться поудобнее, ведь их заинтересованность достигла максимума. Когда они устроились получше, девушка продолжила:
  - Принц позволил захватить себя во время падения соседней страны для использования техники, которую он создал, дабы попытаться уничтожить Гелел изнутри, прежде чем те смогли бы нанести удар по его дому Зу. Скорее всего, это была их следующая цель, поскольку страна, которая разделяла Зу от Гелела, только что пала.
  - Как он мог быть уверен в том, что окажется в подобном положении? - спросила Хината.
  Шихо повернулась к девушке лицом:
  - Я не знаю, был ли он уверен в этом. Но в то время Гелел был довольно напыщенным и снисходительным обществом. Они наслаждались физическими удовольствиями до крайности, и правящие касты частенько забирали к себе самых привлекательных рабов в качестве любовников. В принципе, существовало четыре направления раздела людей: персональные рабы для правящих групп и рабы для надзирателей шахт Гелела, которые также служили боевиками Благородной Касты, бойцами на гладиаторских играх и, наконец, группой лидеров Религиозной Касты, что и произошло после церемонии. Принц был описан как невероятно красивый, поэтому считал, что окажется в одном из благородных домов как личный раб. Жрица писала, что мужчина был искусным воином, так что, вероятно, он мог бы стать гладиатором и все равно мог повлиять на одну из благородных женщин, так как те частенько брали себе любовников из Ям.
  - Ям? - заинтересовался Наруто.
  - Так называли арену, где сражались гладиаторы, - пояснила Шихо. - Самых знаменитых гладиаторов часто посещали ночью дворяне, желающие исполнить фантазию или две. - Шихо сделала паузу, давая остальным возможность переварить ту часть информации, которую она уже поведала, после чего продолжила: - Жрица сразу увлеклась принцем, но пыталась игнорировать те чувства, которые он вызывал у нее. Ее мать, будучи высокопоставленным лидером в Религиозной касте, однако заметила это, поэтому распорядилась, чтобы Принц стал одним из их рабов.
  Шихо снова замолчала, готовясь представить персонажа, которого она представляла собой. Возвращаясь к рассказу, девушка сказала:
  - Приведя домой свои приобретения, Жрица немедленно направилась в свою комнату, где рассказала обо всем своей служанке, которая была с ней с самого детства, о том, как она была расстроена поступком своей матери. Думаю, она не знала, как понять чувства, которые он пробудил в ней. Это заставило ее задуматься о чувствах к мужчине, за которого она пообещала выйти, за жестокого человека, именуемого мной Воином.
  - Если он такой ублюдок, какого хера Жрица его любила? - спросила Таюя, чувствуя себя чересчур одетой, учитывая отсутствие одежды у остальных женщин.
  - Возможно, я немного забежала вперед. Для нее и ее людей он был великим героем. Он был великим человеком и относился к ней очень любезно, однако был очень похож на саму Империю Гелел со всей ее подноготной. В его случае он просто использовал ее, чтобы утолить свои амбиции: объединить Религиозную и Воинскую касты против Благородной. Мужчина верил в то, что Благородные получали больше богатств, при этом делая меньше остальных, так как считал, что тем действительно повезло с шахтами, в которых размещались Камни Гелела. Воины же были теми, кто сражался и проливал свою кровь, а Религиозная Каста поставляла Армию Пустых, - ответила Шихо.
  - Религиозная каста, - удивилась Югито. - Получается четвертая группа рабов была...
  - Их души использовали для создания пустых оболочек доспехов, ставшие ключом к успехам Гелела в битвах, - подтвердила Шихо. Вернувшись к тому моменту, на котором она прервала свое повествование, девушка продолжила: - Личная служанка Жрицы, которую я называю горничной, заверила ее, что эти чувства пройдут и ее мать купила его, поскольку по собственному опыту знала, насколько пустым может быть организованный брак. Жрица поверила словам своей рабыни и подруги, но все же была довольно пессимистично настроена по отношению к Принцу, стараясь отрицать свои чувства. Принц же, похоже, не давал этому повлиять на него, что еще больше задевало Жрицу, особенно тогда, когда она стала замечать, что горничная стала ближе к нему.
  - Дай-ка догадаюсь, - ухмыльнулась Тсуме, - она была первой, кто привязался к нему.
  - Да, - ответила Шихо, - из-за того, что она уже долгое время была личной рабыней, у нее было гораздо больше свободы, чем у других. Жрица и горничная были особенно близки и иногда даже спали в одной постели, ведь женщина, хоть и была высокомерной, все же считала свою служанку больше, чем рабыней. Но, стоило Принцу войти в их дом, она почувствовала, что ее подруга отдаляется. Однажды ночью она решила разобраться с ней и увидела их обоих занимающихся сексом. Потрясенная этим женщина вернулась в свою комнату, но написала о том, как увиденные картины продолжали преследовать ее.
  - Почему бы не нацелиться на мать? Разве она не была более влиятельным членом Религиозной Касты для использования привязки? - спросила Хана, сев рядом с матерью.
  - Думаю, что принц посчитал так же, - ответила Шихо, - но мать проводила большинство ночей вдали от дома. Она была известна тем, что имела множество любовников, и не особо это скрывала. Тем более, полагаю, она считала Принца за игрушку для развлечений своей дочери или надеялась, будто он окажется адекватной заменой будущему мужу дочки. - Шихо сделала паузу, увидев, что последнее предложение многих привело в замешательство. - Извините, я опять забежала вперед. Но, прежде чем я поясню, что имела в виду, продолжим. Так вот, Жрица однажды ночью попросила горничную провести ночь с ней. Та отказалась, утверждая, что не в состоянии, но Жрица не купилась, поэтому была начеку. Она снова поймала их вместе и в своем гневе угрожала вызвать охранников и запереть их в цепях. Это ранило горничную, которая обвинила ее в том, что та была монстром, как и все остальные ее люди. Слова близкой подруги подействовали как ушат холодной воды на ее гнев, но, разъярившись снова, женщина обвинила свою прислужницу в неблагодарности за то, что та живет лучше остальных граждан Гелела. - Шихо взяла паузу, что-то выискивая в своей записной книжке, и наконец, найдя то, что искала, продолжила: - В этот момент Принц присоединился к разговору. Он указал, что горничной никогда не давали выбора, поскольку ее сделали рабыней еще в детстве. Мужчина объяснил, что клетка, какой бы красивой она ни была, всегда оставалась клеткой. Затем Принц поведал ей секрет о том, как была создана Армия Пустых и что благодаря разработке техники, связывавшей души с доспехами с помощью камней Гелела, появилась Религиозная Каста. Он рассказал ей, что весь комфорт и богатство, к которым она привыкла, были выстроены на страданиях и смерти свободных людей со всего континента. Естественно, Жрица пыталась это отрицать, но Принц отвел ее туда, где рабы, выбранные Религиозной кастой, становились Пустым Доспехом.
  - Умно, он использовал свободу, которую дали его отношения с горничной, для выяснения секрета Армии Пустых, - ухмыльнулась Фубуки, колени которой в данный момент выступали в качестве подушки для ее принцессы.
  - Это так, - кивнула Шихо, - Жрица была в ужасе от увиденного. Но затем она узнала, что от нее скрывался еще один секрет. Ее жених и мать встречались друг с другом за ее спиной, создав союз, чтобы разрушить Благородный дом.
  - Не могу понять, - пробормотала Тентен, свисая головой с края подушки и глядя вверх тормашками на Шихо, - если вся сила Империи Гелела была в Военной и Религиозной Кастах, тогда зачем скрываться. Они должны были просто сокрушить дворян.
  - Потому что, если они сделали бы это слишком нагло и необдуманно, дворяне просто уничтожили бы Камни, как и источник их сил. Они должны были добиться успеха, запечатав шахту, а не уничтожить ее, - пояснил Наруто, опередив Шихо.
  - Еще не все, - через мгновенье добавила Шихо. - Как и следовало ожидать, увидев свою мать с мужчиной, за которого она собиралась выйти замуж, а также мучаясь от желания, с которым она боролась с самой встречи с Принцем, женщина в конечном счете умоляла мужчину взять ее. Позже Жрица узнала о контроле, который он получил над ней, тогда она спросила его, почему он попросту не взял то, что хотел, силой. Мужчина объяснил, что лучше всего, чтобы те, кто присоединится к нему, сделали это по собственному желанию. В ту ночь она стала одной из его любовниц, и они начали замышлять разрушение Империи Гелел. Любовники знали, что им нужно, чтобы воин верил, будто Каста Дворян не сможет активировать технику для уничтожения камня. Поэтому следующей, кто присоединился к восстанию Принца, была женщина из Касты Дворян. Она была пацифисткой, часто выступавшей против милитаристских способов взаимодействия с соседями, которые вел Гелел.
  - После того как она, так сказать, взошла на борт... - Шихо прервалась, когда несколько женщин хихикнули на ее каламбур, но все же продолжила: - Следом за ней была женщина из Ям. Она была лучшим гладиатором, и они планировали использовать рабов из Ям, чтобы уничтожить того, кто выиграет в конфликте между кастами. Они привели свой план в действие, когда дворянка приблизилась к воину. Она предложила запечатать шахты, чтобы не допустить вход остальных дворян и активации техники 'Черная дыра'. Воин сомневался, так как ее стремление к миру было хорошо известно, но дворянка объяснила, что дворяне были слишком жадными и до тех пор, пока они держали власть в своих руках, мир никогда бы не наступил. Воин согласился, но оставался нетерпеливым, пока печать не была поставлена. Он отдал приказ атаковать и планировал убить дворянку, но был остановлен Принцем. Когда в столице Гелела вспыхнул хаос, Принц объяснил, что развел воина как дурака. Оба сражались в пещере, в то время как огни боев вспыхивали по всему городу. Надзиратели шахты, подчиненные Клана Дворян, продолжали вмешиваться в битву между воином и Принцем. В конце концов Принцу удалось убить воина. Он и его любовница дворянка сумели сбежать от оставшихся надзирателей и оставили печать на месте, чтобы никто не смог получить доступ.
  Остановившись, Шихо прокашлялась, но затем поймала бутылку воды, которую бросила Югито. Бутылки с водой хранились в заполненном льдом ведре в комнате, чтобы женщины и Наруто всегда могли утолить жажду во время своей ночи любви. Выпив содержимое, девушка счастливо вздохнула и вернулась к повествованию:
  - Тем временем Жрица спорила с матерью насчет Армии Пустых. Женщина считала все это неэтичным, в то время как ее мать утверждала, что люди, чьи души использовались, были низшими существами, так что это не имело значения. Жрица осознала: если бы не Принц, она бы стала такой же, и поклялась, что остановит собственную мать. Во время сражения матери удалось активировать несколько бездействующих Пустых Доспехов, и тут же она осознала, что ее дочь модифицировала печати на удаление элементов управления, обеспечивающих лояльность доспехов. Ну, вы можете себе представить, что это ничем хорошим для нее не закончилось. Без помощи Армии Пустых воинам было гораздо труднее иметь дело с надзирателями. В конце концов большинство дворян было убито, но воины пострадали гораздо сильнее, чем ожидалось. Именно тогда гладиаторша нанесла удар со своими ребятами-рабами. Оставшиеся воины были убиты, и, когда пыль осела, столица Гелела лежала в руинах. Голова зверя была отрублена - остальные оставшиеся королевства вскоре начали нападение, окончательно истребившее Империю Гелел. Зу не участвовало, так как принц вернулся со своими любовницами, взойдя на престол и сделав их своими королевами. Со временем Зу становилось все сильнее и сильнее, что, как я подозреваю, было связано с 'Искушающим Прикосновением' и привязкой. Но все закончилось, когда появилась таинственная армия. Постаревший Принц выступил навстречу угрозе, но был убит. Вскоре пала его страна, а его многочисленные любовницы разбрелись по всему миру. Жрица осталась в столице, запечатав себя в руинах, где и был найден ее свиток.
  - Спасибо, Шихо, - слегка кивнула головой Цунаде, когда куноичи закончила свой рассказ. - Теперь давайте вернемся к...
  - Подожди, - обратился Наруто к Шихо, сев в постели и оторвавшись от своих любовниц. Восседая на краю, он внимательно посмотрел на Шихо прежде чем спросил: - Как Кандзи узнал методы? Были ли они перечислены в свитке, или он каким-то образом узнал об этом из рассказа?
  - Методы для изучения Искушающего Прикосновения были перечислены в свитке. Привязка была тем, что происходило само по себе после полного соблазнения выбранной женщины, так что особо не описывалось в свитке. Вот почему я считаю, что Кандзи понятия не имел о возможности попросту заставить женщину быть с собой с самого начала. Но почему это важно?
  - Ты сказала, что этот свиток сосредоточен на истории Жрицы. И в то же время в нем упомянуто о других любовницах, однако, вероятно, не слишком подробно, не так ли? - спросил Наруто спустя какое-то время. Шихо отрицательно покачала головой, на что Наруто хмыкнул: - Так и знал.
  - Любимый, о чем ты? - спросила Цунаде, прижавшись к его спине на кровати.
  - Шихо упомянула это. Его другие любовницы разбрелись по всему миру, - серьезно произнес Наруто, - что, если каждая из них имела при себе подобный свиток? Каждая из них детально описывала свою историю о человеке, к которому была привязана и который в свою очередь рассказал, как изучить его технику.
  - Зачем они это сделали? - спросила Йоруичи.
  - Чтобы насолить своим врагам? Ты считаешь, что они знали, кем были их враги? - вопросила Кохару.
  - Я считаю, что у них была такая мысль, - ответил Наруто старейшине. - Зачем же еще идти на такие хитрости, чтобы защитить их историю? Плюс, если я правильно догадываюсь, большая часть истории Зу была уничтожена после их падения.
  Шихо кивнула:
  - Да, большинство из того, что я знаю, было извлечено из этого свитка. Тот, кто уничтожил Зу, был очень щепетилен. Ты считаешь, что есть другие люди, способные использовать 'Искушающее Прикосновение'?
  - Я не знаю... но могут быть и другие свитки.
  Цунаде отстранилась от Наруто, чтобы подняться с кровати, и, двигаясь к центру комнаты, сказала:
  - Как бы то ни было, я считаю, что этот вопрос подождет до следующего раза. Хотя мысль довольно шокирующая... если существуют другие свитки или мастера этого дзюцу, то они существуют уже годы. Поэтому, прежде чем мы побеспокоимся о них, давайте сначала сосредоточимся на наших собственных делах. - Все женщины кивнули в знак согласия, поэтому Цунаде повернулась к своему возлюбленному и сказала: - С деталями, что мы узнали из свитка, а также нашим собственным исследованиям, я считаю, что сейчас мы прекрасно понимаем, как все это работает.
  Заинтересовавшись, Наруто придвинулся вперед, как и многие другие его любовницы, хотя некоторые из них все же расслабились, не заботясь о том, как это работает. Цунаде подождала, пока все не устроятся, после чего начала:
  - Как ты знаешь, ты научился дзюцу, изменяя свою чакру, пока та не достигла определенной частоты.
  - Да, это было очень сложно. Я должен был медитировать где-то около шести часов или что-то в этом роде, - подтвердил Наруто, вспоминая ночь, когда узнал 'Искушающее Прикосновение' из свитка Кандзи. - Чтобы понять, получилось или нет, мне надо было засунуть руку в воду и, направив туда чакру, посмотреть, как много волн будет произведено за минуту.
  - Ха, - фыркнула Анко из-за спины, заставив Наруто посмотреть через плечо. Заметив его вопросительный взгляд, девушка пояснила: - Кандзи потребовалось восемь месяцев, чтобы сделать это. Журналы, которые мне удалось извлечь из его лаборатории, были очень полезны. - Смягчив взгляд, она добавила: - В них также перечислялись его жертвы.
  - Вот почему Кин нет в деревне. Она заняла место Таюи в качестве охотницы за головами. Однако пока что она будет присматривать за этими жертвами, чтобы узнать, как они восстанавливаются в реальной жизни, - произнесла Цунаде. Когда Наруто кивнул на ее заявление, Каге вернулась к предыдущему вопросу: - Сейчас, как тебе уже известно, когда ты направляешь свою чакру в цель, она вызывает всплеск возбуждения и желания. То, чего ты, вероятно, не понимаешь, - что это возбуждение, ощущаемое объектом, весьма специфично, поскольку оно фокусирует внимание на том, кто использовал дзюцу.
  Цунаде заволновалась, когда лицо Наруто стало задумчивым, в то же время она боролась сама с собой, неуверенная в необходимости рассказать об этом. Ее беспокойство усилилось, как только парень спросил:
  - Значит, ты говоришь, что у женщин, на которых используется это дзюцу, никогда не будет выбо...o-o-ОУЧ!
  Беспокойство исчезло, заменившись улыбкой, стоило Анко схватить Узумаки за ухо и, выкрутив его, сказать:
  - Она говорит, что дзюцу фокусирует желание человека. Но это не направляет их, по крайней мере, при малом воздействии.
  - Именно, - подтвердила Цунаде, посмеиваясь над перепалкой Наруто и Анко, и, когда парочка сосредоточилась на ней, женщина продолжила: - Вспомни, как мы экспериментировали с Анко, используя это. Ну, когда количество воздействий на неё пересекло границу и её переклинило, мы узнали об этой функции самонаведения, поскольку все, чего она хотела, был только ты. Мы также узнали о том, как дзюцу реагировало на твое желание вернуть ее в норму, когда ты успокоил Анко, не переспав с ней, помнишь?
  Наруто кивнул, однако спросил:
  - Не значит ли это, что желания в какой-то степени... - Джинчурики замолчал, ведь нужно было увернуться от другого нападения Анко на свои уши.
  - Нет, она успокоилась, только когда ты прикоснулся к ней. Причина заключается в том, что с твоим прикосновением и желанием успокоить ее сигнал был передан с помощью небольшого количества чакры, которое часто передается через соприкосновения, - покачала головой Цунаде.
  - Я не знал, что чакра может быть передана именно так, - искренне удивился Наруто.
  - Как и множество других людей, - ухмыльнулась Цунаде, - но это одна из причин, почему прикосновения некоторых людей успокаивают, в то время как другие вызывают отвращение. Думаю, Карин сможет объяснить это лучше всего, ведь это из-за своей способности она запала на тебя еще до встречи.
  - Хах? - смутился Наруто, наклонив голову по старой привычке и прищурившись. - Но я даже не касался ее...
  - Верно, - согласилась Цунаде, - но это сделала твоя чакра. Подумай о сенсоре как о человеке с хорошим обонянием. Чтобы почувствовать что-то, частицы этого чего-то должны попасть в нос. Вот почему только что скошенная трава имеет запах: ее частицы находятся в воздухе, и, чтобы ощутить запах обычной травы, надо склониться к ней. Когда Карин использует свою способность, она в некотором смысле впитывает чакру в собственную систему, тем самым считывая ее. Поэтому она испытала 'Искушающее Прикосновение' без твоего прямого воздействия. Сейчас, прежде чем ты начнешь волноваться, что ты манипулируешь другими, просто коснувшись их, Карин нужно было удерживать свою способность активированной, отслеживая тебя. Поэтому 'Искушающее Прикосновение' требует воздействия определенное количество времени. - Дождавшись кивка Узумаки, Сенджу продолжила: - Но это не то, что ты можешь отключить, так как ты, в конце концов, использовал его на Таюе, когда исцелял ее.
   Наруто посмотрел на Таюю, однако она ответила таким взглядом, что если он будет чувствовать себя виноватым в том, что случайно использовал дзюцу на ней, то она надерет ему задницу. Вздрогнув от замораживающего взгляда, блондин спросил:
  - Тогда, получается, мне нужно беспокоиться о ниндзя-сенсорах?
  - Да, однако не по той причине, по которой ты думаешь. Они не смогут точно сказать, что именно происходит. Только то, что они чувствуют себя возбужденными из-за того, насколько хороша твоя чакра. - Цунаде посмотрела на Таюю и добавила: - Как ты говорила? Ах да, словно теплый солнечный день. Это то, что мы все можем подтвердить.
  Наруто огляделся по сторонам и увидел, что все его возлюбленные ярко улыбнулись ему. Сфокусировавшись на Цунаде, он продолжил слушать.
  - Кандзи, с другой стороны, ощущался как Анко, так и Таюей как нечто слизкое, ползающее у них под кожей. Я бы хотела, чтобы Карин присутствовала во время рейда, ведь это могло бы предоставить некоторые интересные данные.
  - Но разве она не попала бы под его 'Искушающее Прикосновение'?
  - Да, хотя, по словам Таюи, она была застрахована от этого. Видимо, став твоими любовницами, мы стали невосприимчивы к другим пользователям 'Искушающего Прикосновения'. Но это еще предстоит выяснить, ровно как и то, имеем ли мы иммунитет к Привязке.
  - Я не могу понять, разве они не одно и то же?
  Цунаде пыталась придумать способ объяснить это так, чтобы ее любовник понял. Сакура пришла ей на выручку:
  - И да, и нет, очень похоже на то, как меняется твой Расенган, стоит тебе добавить элемент ветра. Структурно это то же самое дзюцу, но гораздо более мощное. В этом случае это связано с углом атаки.
  - Как?
  - Она имеет в виду, что 'Искушающее Прикосновение' работает извне. Привязка же работает изнутри. Подумай об этом таким образом: Привязка постоянна, потому что куноичи-цель позволила тебе ввести свою чакру в ее наиболее уязвимое место. 'Искушающее Прикосновение' - это то, что помогает тебе снизить ее защиту, и если прикосновение было неудачным, то можно будет попробовать еще раз. Хината, будь добра, покажи ему, что я имею в виду.
  Хьюга поднялась и пошла к Цунаде, после чего активировала свой Бьякуган и опустилась на колени перед блондинкой. Смотря на живот Хокаге, девушка сказала:
  - Если бы ты мог видеть ее систему чакры, заметил бы, что центр находится прямо здесь. - Хината показала его, проводя своим пальцем по спирали по животу Цунаде, указав место, где генерировалась чакра.
  Цунаде вздохнула от нежного прикосновения:
  - Теперь понимаешь? Когда мы разрешали тебе кончать в нас, ты вводил свою чакру и семя в наши матки, и, подобно вирусу, твоя чакра размножалась и изменяла нашу собственную чакру. Благодаря принципу самонаведения мы становимся привязанными к тебе, что дает возможность контролировать нас. Вот почему наша чакра меняет цвет, чтобы отразить наши чувства к тебе. В некотором смысле так реагирует главный вирус, чтобы отразить, какой силы требуется контроль, если он необходим. Естественно, чем темнее чувства, тем сильнее необходим контроль над человеком, чтобы он находился под влиянием Привязки.
  - Вирус, говоришь, - произнес Наруто, заставляя Цунаде проклясть себя за выбор слов из-за их возможного неправильного толкования. Прежде чем она успела что-то сказать, Узумаки спросил: - Есть ли лекарство?
  - Наруто, никто из находящихся здесь не беспокоится об э...
  - Ты права... никто из находящихся здесь. - Наруто замолчал, в то время как все присутствующие женщины поняли, что он имел в виду определенную блондинку, которая хоть и была в деревне, но была не с ними. - Но я беспокоюсь, - вздохнул он, отбрасывая грустные мысли об Ино. Встав, он подошел к Цунаде из-за ее обеспокоенного взгляда и обхватил ее лицо ладонями. - Я не спрашиваю, потому что хочу, чтобы кто-то из вас использовала его. - Улыбнувшись, блондин добавил: - Я несколько недель беспокоился о том, были ли ваши чувства ко мне реальными или привитыми этим дзюцу. - Наруто мгновенно стал серьезным. - Однако то, что меня беспокоит в этом дзюцу, - это я сам. - Узумаки видел, что многие из его любовниц не могли понять, что он хотел выразить, и, посмотрев на каждую из них, джинчурики пояснил: - Все вы доверили свои жизни в мои руки... но что, если я изменюсь и больше не буду достоин их или ваших чувств?
  - Наруто... не говори так, - шагнула вперед Хината.
  - Но это должно быть сказано, - слегка улыбнулся парень своей возлюбленной. - Путь перед нами сложен, и есть вероятность, что в конце я могу стать кем-то неузнаваемым всеми вами. Мне нужно знать...
  - Прекрати так говорить, говнюк! - сердито выкрикнула Таюя, словно была готова снова врезать ему в живот.
  - Однако он прав, - произнесла Югао, стоя у двери. Многие женщины посмотрели на капитана АНБУ, как на предательницу, пока женщина не продолжила: - Подумайте об этом. Если он потеряет свой путь, мы не сможем бороться за то, чтобы он стал самим собой, потому как он может просто контролировать наши действия. Плюс есть реальная возможность, что кто-то может использовать дзюцу для его контроля. В Суне есть запрещенные марионеточные приемы, которые позволяют человеку создать совершенно новую идентичность для находящегося под его влиянием. Я сомневаюсь, что Привязка будет знать, находится ли Наруто в здравом уме или нет.
  Остальные признали правду ее слов, но Цунаде наконец вставила своё слово:
  - Я начну изучать его... Думаю, что проблемой будет найти добровольца.
  - Возможно, это будет не так сложно, как ты думаешь. - Джинчурики подумал об Ино.
  - Эй, подождите минутку. Ты сказала, что сперме Наруто нужно попасть в наши матки, чтобы произошла Привязка. Но, когда мы впервые занялись сексом, это был анал, - прервав череду грустных мыслей об Яманаке Тентен.
  - У меня было так же, - покраснела Кохару.
  - Как и со мной, - сказала Югао секундой позже, оттолкнувшись от двери.
  - Верно, однако вы обе были на завершающей стадии 'Искушающего Прикосновения', прежде чем переспали с ним. - Посмотрев на Утатане, Каге продолжила: - Кохару, ты получила сконцентрированную передачу чакры, прежде чем покорилась Наруто. - Далее Хокаге обратилась к Югао: - Ты же получала небольшие дозы в течение недели во время тренировок, - широко улыбнулась женщина. - Только Тентен не была на финальной стадии перед сексом с ним. Как результат - она не была связана с ним, пока не вернулась в Коноху.
  - Что?! - У Тентен упала челюсть.
  - Ну, по крайней мере, такова теория, однако, похоже, она имеет все шансы быть правдивой, - ответила Цунаде, продолжая улыбаться. Повернувшись к Наруто, пояснила: - Давай использовать мой пример, что это дзюцу сродни вирусу. Теперь, как ты знаешь, вирус может несколькими способами заразить цель. Однако это не означает, что все способы одинаково эффективны. И 'Искушающее Прикосновение', и Привязка имеют только одну цель - привязать женщину к мужчине, с которым она переспит. Если Привязка используется правильно, другими словами - когда мужчина кончает в женскую утробу, привязка проходит автоматически. 'Искушающее Прикосновение' в теории также способно на это, но для этого потребовалось бы, чтобы мужчина достиг матки женщины напрямую.
  - Например, через фистинг, - пояснила Анко, изучившая некоторые из самых экстремальных сексуальных практик для того, чтобы попробовать их с Наруто, однако это закончилось катастрофой. Митараши заметила несколько неловких взглядов при упоминании этой техники, поэтому отвела взгляд, смутившись.
  Несмотря на возникшую неловкость в комнате, Цунаде сказала:
  - Именно. Как упоминала Сакура, здесь важен способ атаки. Причина заключается в том, что человеческое тело имеет естественную защиту от атак извне. Смертельные бактерии, например, могут жить на поверхности кожи, к которым человек прикасается ежедневно, но не будут наносить вреда, пока не попадут непосредственно в организм.
  - Но разве 'Искушающее Прикосновение' не передает чакру в человека? - спросила Хаку. - Если она окажется внутри, разве этого не будет достаточным для привязки?
  - Не совсем так, - ответила Цунаде, - причина этого заключается в том, что большая часть силы дзюцу уходит на преодоление естественной защиты, такую как наша кожа, так что когда дзюцу оказывается в нас, оно может только увеличить наше возбуждение. Когда Наруто занимается чем угодно, кроме вагинального секса, можно сказать, что он просто использует 'Искушающее Прикосновение' своим членом. - Цунаде заметила, что своими объяснениями потеряла часть слушателей, в первую очередь Наруто, поэтому продолжила уже громче: - Кин - яркий пример того, о чем я говорю. Она и Наруто немного поигрались друг с другом, и все же она не оказалась привязанной к нему. Хотя и проглотила немного твоей спермы, не так ли?
  Дождавшись кивка блондина, Сенджу продолжила:
  - Также она никогда не получала полного воздействия 'Искушающего Прикосновения', что должно означать, что Тентен и Кохару не должны были быть связаны, потому что у тебя был только анальный секс с ними. Однако нет никаких сомнений в том, что утром после вашего секса Кохару была связана с тобой.
  - Ты имеешь в виду, что фундамент был уже заложен его неосознанным использованием 'Искушающего Прикосновения', поэтому не особенно важно было, куда кончать, - догадалась Хана, щелкнув пальцами.
  - Великолепно, - похвалила Цунаде Инузуку. - Именно поэтому Югао и Кохару оказались привязаны, ведь, используя 'Искушающее Прикосновение' до привязки большая часть основы уже закладывается, и для привязки женщины не нужно особенно много усилий. В случае с Югао его преэякулянта было вполне достаточно, так как в нее не кончали, а у Кохару из-за того, что он неосознанно использовал 'Искушающее Прикосновение', когда омолодил ее тело, что в итоге послужило катализатором для поглощения и переработки спермы с дальнейшим усвоением системой циркуляции чакры.
  - Но... Наруто кончил в мою задницу даже в Конохе, когда я согласилась присоединиться к его гарему. Ты была там, - произнесла Тентен, все так же смущаясь.
  Цунаде кивнула в ответ, ухмыльнувшись и подойдя к своей новой ученице, положив руку на лисью метку куноичи, находившуюся на бедре.
  - Это так. Скажи мне, Тентен, после твоего первого раза как ты себя чувствовала?
  - После того как я проснулась и он объяснил свою цель, я почувствовала злость.
  - Значит, потом не было никакого чувства тепла?
  Такахаши покачала головой:
  - Впервые я почувствовала тепло, только когда...
  Тентен замолчала, широко распахнув глаза, поэтому Хокаге закончила вместо неё:
  - После нашего тройничка в горячих источниках, верно. Он только-только закачал в твою задницу много спермы, а потом ты дала ему поставить свою метку.
  - Я... я думала, что это из-за нее я могла ощущать его... других...
  - Я не отрицаю, что она является частью этого, - произнесла Цунаде, отходя от куноичи, - но это было потому, что в то время, как Наруто оставил на тебе свою метку, он направил свою чакру в тебя, и это вместе со спермой, которая только что была выпущена, полностью привязало тебя к нему. - Женщина улыбнулась - Все разочарования, испытываемые в Волне, были связаны не с тем, что ты была связаны с ним. Это было из-за того, что связи не было, и из-за отказа от столь великолепного секса, которого у тебя не было со сверстниками.
  Тентен кивнула и хотела было поведать, как была рада, что в итоге согласилась и стала ощущать то тепло, о котором говорили другие женщины, но Кохару помешала ей:
  - Раз с этим разобрались, как насчет того, чтобы мы наконец-то обратили свое внимание на события, которые могут разрушить наши планы?
  - Не понял, - удивился Наруто. - Что происходит?
  Кохару рассказала ему о тяжелом состоянии Якумо, а также о недавних беспорядках в тренировочном лагере, где участвовали шиноби из Конохи и Суны, которые также сдерживали надвигающийся бунт в ближайшей тюрьме, хотя даже не догадывались об этом. Выслушав все это, Наруто вынес вердикт:
  - Сначала мы поможем Якумо, а потом я разберусь с зачинщиками в тренировочной лагере.
  Несмотря на то, что Цунаде была довольна его настроем, она всё-таки спросила:
  - Как? Якумо под постоянным наблюдением. Единственный способ, которым ты смог бы вылечить ее, - снова воспользоваться волной чакры. Однако после этого у Данзо появятся вопросы. Не подставим ли мы сами себя?
  Наруто кивнул и решительно ответил:
  - Я знаю. Даже использование достаточно большой волны для покрытия всей деревни, скорее всего, вынудит его задуматься о сроках и исполнителе. - Широко ухмыльнувшись, стоило взгляду упасть на Йоруичи, Наруто закончил: - Вот почему нам нужно думать масштабнее.
  
  
*********
  
  Карин мысленно вздохнула, однако не позволила скуке отразиться на лице во время разговора с бизнесменом. Осматривая помещение, девушка заметила, что другие мужчины и женщины заинтересованы в приобретении 'Поместья Водоворотов'. Несмотря на то, что до самого аукциона было еще несколько дней, мэр Волны собрал всех бизнес-лидеров пораньше. У нее было чувство, что тот делает это в надежде предотвратить появление еще одного Гато в своем городе. Мэр заметил ее и кивнул, подняв свой бокал и отсалютовав ему в ответ, удерживая улыбку на лице. Узумаки уже встречалась с мужчиной несколько раз, прежде чем вернулась в Коноху, чтобы разобраться с пропажей Наруто, после чего вернулась в Волну.
  - Прошу прощения, - произнесла она, когда мужчина, разговаривавший с ней, остановился, чтобы перевести дыхание. - Мне нужно освежиться.
  Делая вид, что направляется в сторону туалета, красноволосая подождала, пока мужчина не начнет докучать кому-то еще, прежде чем отправиться в буфет.
  - Слушай, это отстой, - произнес следовавший за ней Конохамару, исполнявший обязанности шиноби-телохранителя, в то время как его товарищи по команде защищали Цунами во время ее возвращения; очевидно, они двигались намного медленнее, чем должна была прибыть сама Карин.
  - Его дыхание было не таким уж приятным, - ответила Узумаки.
  - Тогда зачем с ним разговаривать?
  - Естественно, для получения информации, - улыбнулась девушка, чувствуя, что разговаривала с копией Наруто, правда, на несколько лет младше. - В конце концов, все это собрание - шанс для тех, кто хочет поконкурировать; возьми, например, мужчину, с которым я только что разговаривала. Компания отправила его, чтобы узнать, существует ли потенциал у отеля. Он видит кое-какой потенциал, но не желает слишком сильно распространяться об этом. Между тем я дала ему понять, что не сомневаюсь в приобретении.
  - Зачем?
  - Таким образом я могу надеяться, что ставки будут маленькими, и показываю, что просто пытаюсь приобрести поместье по дешевке, но не буду слишком расстроена, если не смогу сделать этого.
  - А в этом есть смысл. Но что ты будешь делать, если кто-то действительно захочет приобрести его?
  - Тогда я сыграю на недостатках, которые покажут, что отель не стоит тех средств, которые надо будет вложить, - сказала Карин, после чего прервала следующий вопрос юноши, поскольку рядом находились конкуренты. Узумаки подошла к столу со всеми напитками и закусками, улыбнувшись одному из конкурентов, с которым уже говорила, и начала искать свободное местечко, где можно сесть и поесть. Стоило ей приметить подходящее место и направиться к нему, как голос позади прервал ее:
  - Извините меня, но может ли так статься, что вы являетесь представителем грузоперевозок 'Великого Древа'?
  Карин обернулась, однако ей пришлось задрать голову, поскольку мужчина был очень высок. Узумаки была поражена его чересчур хорошей внешностью, однако, сбросив оцепенение, ответила:
  - Да, это так. Я Карин Узумаки.
  - Восхитительно, - произнес мужчина, наклонившись, чтобы поцеловать протянутую ей руку. - Меня зовут Вега, я являюсь представителем Шандалу (п/п: я знаю, что на анлейте там должен быть Г.Р.Е.Х, однако в вики файтера его организация называется именно так).
  - Шандалу... Какое занимательное название (п/п: здесь идет игра слов, основанное на слове 'грех'), - заметила Карин, обратив внимание на темнокожего мускулистого телохранителя, который, похоже, был выходцем из Кумогакуре.
  - Действительно, хотя мы более известны как 'Акционерная сеть', - вежливо ответил Вега.
  - Ах да, это же вы заинтересованы в демонтаже отеля для постройки казино, - оживилась Карин, увидев своего самого сильного соперника.
  - Это один из проектов, над которым мы сейчас работаем, - улыбнулся мужчина. - Думаю, что не единственный, кто собирается сделать это. Я слышал, что вы говорили с мэром несколько раз за последние несколько недель. Вы создали себе репутацию.
  Поборов желание скривиться, Карин задумалась, встречался ли стоящий перед ней мужчина с мэром в то время, пока она была в Конохе. Если это так, то он, скорее всего, знал, насколько она заинтересована в покупке.
  - Приятно знать, - ответила Узумаки дипломатично, - я надеюсь отреставрировать отель, чтобы восстановить его прежнее величие.
  - Слышал, - понимающе улыбнулся и вежливо ответил Вега, ведь, когда придет время, последними двумя соперниками за приобретение отеля будут они. - Желаю удачи в предстоящем аукционе.
  - Спасибо, и я надеюсь, вы не подумаете обо мне плохо, если не пожелаю вам того же.
  
- Отнюдь, - ответил он, покинув ее.
  Телохранитель хмыкнул, отвернувшись то ли презрительно, то ли просто прощаясь.
  - Черт, я бы не хотел драться с этим парнем, - пробормотал Конохомару.
  Карин понаблюдала за Вегой, после чего отвернулась.
  - Я бы более настороженно относилась к мужчине, которого он якобы охранял. - Конохамару оглянулся назад, туда, где этот человек только что стоял, но, к своему удивлению, увидел, что там никого не было.
  
  
********
  
  Якумо чувствовала себя обнаженной, ведь сидела перед своим дядей обнаженной от талии и выше, хотя тот и стоял позади нее. Девушка сидела на циновке, на которой в данный момент был заправленный футон, служивший кроватью в комнате, в которую она перебралась едва ли несколько лет назад из-за болезни. Девушка вздрогнула, когда холодная мазь оказалась на ее спине, но голос Сакуры её успокоил:
  - Вот, не смывай ее несколько часов, это должно облегчить твою усталость.
  - Спасибо, - поблагодарила Якумо, почувствовав небольшое облегчение, когда кожа впитала лекарство.
  - Всегда пожалуйста, - ответила розовласка, помогая хрупкой молодой девушке надеть на себя халат. Однако ее голос утратил теплоту, стоило повернуться к Ункай Кураме, дяде Якумо, и сказать: - Вы ведь знаете, что я могла бы сделать больше для нее, если бы позволили ей посетить больницу. Вы доверили мне свой секрет, и я могла бы гарантировать, что сохраню конфиденциальность. Не говоря уже о том, что глупо продолжать делать вид, будто защищаете Кеккей Генкай, которого никогда и не было.
  - Закончим на этом, - оборвал Ункай. - Единственная причина, по которой я тебе доверился, заключается в том, что у меня не было выбора. Либо позволить тебе получить доступ и, скорее всего, узнать правду, либо позволить Совету забрать место Якумо.
  - Я пытаюсь помочь это предотвратить, - слегка разочарованно ответила Сакура.
  - За это я благодарен, - равнодушно бросил Ункай, - но смогла бы ты защищать ее в больнице круглосуточно?
  - Неужели вы уверены в том, что существует заговор против нее? - вздохнула и покачала головой Сакура.
  - Не совсем, - ответил старик, - однако некоторые из более выделяющихся семей из клана Курама уже начали совершать действия по смещению Якумо. - Сакура быстро взглянула на девушку, о которой шла речь, однако увидела только печальное смирение с судьбой на лице, и повернулась к Ункаю, так как тот продолжал говорить. - Некоторые, возможно, захотят ускорить ее кончину, чтобы у остальных не было времени на подготовку. Позиция главы клана Курама принадлежала семье Якумо с момента основания клана и будет до тех пор, пока природа не решит иначе. Его лицо смягчилось, когда он посмотрел на свою племянницу, но снова стало жестким, когда девушка, о которой шла речь, посмотрела на него, тепло улыбнувшись.
  - Все в порядке, Сакура, - произнесла Якумо, зайдясь в кашле.
  Ункай вместе с Сакурой моментально оказался возле нее. Используя чакру, чтобы облегчить страдания девушки, розоволосая дождалась, когда приступ закончится. Затем, поискав в своей сумке и найдя сетчатый мешочек, вручила его Якумо. Брюнетка вопросительно посмотрела на него:
  - Для чего это?
  - Хороший вопрос, - произнес Ункай, взяв его у девушки и увидев лежавшие внутри цветы и травы.
  Сакура забрала мешочек у мужчины и снова вложила его в руку Якумо.
  - Это то, с чем тебе следует принять ванную. При достаточно теплой температуре они будут действовать наподобие ароматерапии и хорошо воздействуют на лекарство, которое я тебе дала.
  - Спасибо, - сказала Якумо, - надеюсь, что оно сработает так же, как и последняя вещь, которую ты мне давала.
  - Знаю, ведь так и будет, - слегка улыбнулась Сакура.
  
  
*******
  
  - Это так скучно, - протянула Йоруичи в подвале больницы Суны. Посмотрев на Наруто, она легонько мурлыкнула: - Почему бы нам не найти какой-нибудь способ развлечь друг друга?
  - Это неудачная идея, ведь я всего лишь теневой клон, и если то, что ты имеешь в виду, является тем самым, то я не смогу быть посланцем для начала операции.
  - Ты бука, - надулась Биджу.
  - Мы не должны развлекаться, - шикнула на них Мацури, раздраженная их легкомысленным поведением, в то время как она была так напряжена, - теперь успокойтесь оба.
  - Чья это была идея взять с собой зануду? - Скрестив руки на груди, Йоруичи прислонилась к стене, перед которой до этого сидела.
  - Занудой будет тот, кто убедится, что ты не окажешься в тюрьме Суны, поэтому будь паинькой, - забавлялся клон, особенно когда Мацури возмущенно засопела. - Хе-хе!
  - Хорошо-хорошо, - пропела Йоруичи, - но только потому, что ты такой милый.
  
  
**********
  
  Наруто сидел в позе для медитации на своей кровати только в одних боксерах вместе с клоном, наблюдавшим за ним с кухонного стола. Водоотталкивающий плащ был сложен на коленях, в то время как он ждал, когда можно будет воспользоваться Хирайшином, поэтому держал глаза закрытыми, просматривая каждую размещенную метку. Существовало кое-что, что джинчурики узнал прежде, чем изучить Хирайшин: он мог знать, что происходило возле каждой из них. Как результат - в настоящее время блондин был связан с каждой своей любовницей и даже мог видеть, что те делают. Он увидел мужчину с оранжевыми волосами, шедшего перед Конан, и, судя по обстановке, они были снаружи. Парень задумался, был ли этот мужчина Пэйном, и эта мысль чуть ли не заставила телепортироваться к ней, чтобы хотя бы так отплатить за Какаши и других. Однако успокоил себя самого, поскольку Цунаде запретила это, и если ему придется отступать, то он подвергнет опасности синеволосую любовницу. Воспользовавшись возможностью подсматривать за каждой своей любовницей, он не сделал этого только с Ино. Хоть и сомневался, что та узнает об этом, но это стало бы предательством ее доверия, поскольку единственное, чего девушка просила у него, - личное пространство.
  Дальше внимание Наруто переключилось на женщину, которая не была связана с ним, и, хотя он чувствовал себя извращенцем, Узумаки не ощущал большой вины, поскольку женщина была одной из Корня Данзо. Чтобы подсмотреть за ней, он воспользовался печатью, которую наложила на нее Кохару, и даже как-то умудрился увидеть ее без маски. Однако не мог использовать печать для шпионажа, поскольку все, что он видел, было лишь изображениями без звука и большинство людей, с которыми она взаимодействовала и которые носили маски. Тем не менее парень надеялся, что сможет узнать что-то из замыслов Данзо, когда она будет рядом. Но пока что ему не везло.
  Наконец Узумаки обратил внимание на другую молодую девушку, которая не была с ним связана. На этот раз он почувствовал легкое разочарование, ведь надеялся увидеть ее обнаженной, хотя и не по обычно извращенным причинам. Его тело напряглось, когда парень обнаружил, что девушка стояла в ванной, однако была все еще одетой. Якумо только-только развязала узел, удерживавший ее одежду. Через мгновение она скинула вещи на пол, и с места своего обзора Наруто увидел повязку на спине, наложенную Сакурой, на которой под лекарством находилась печать Хирайшина. Он опечалился, наблюдая за тем, как Якумо задержалась перед зеркалом, рассматривая свое хрупкое тело, после чего направилась к ванной, закинув травы, предоставленные ей Сакурой, в воду и закрыв раздвижную перегородку, установленную, чтобы обеспечить себе уединение даже тогда, когда ее дядя был самым параноидальным в отношении безопасности и заглядывал внутрь. Наруто увидел свой шанс и исчез во вспышке, а его клон активировал кухонный таймер и, подождав час, рассеял себя.
  
  
*******
  
  Якумо стояла в воде, стараясь не падать духом из-за развалюхи, в которое превратилось ее тело. Чем ближе подходило время, тем чаще она обнаруживала, что мыслями возвращалась ко всем тем ощущениям, особенно по одному из самых распространенных - секс. Поскольку становилось все более очевидным, что приближалась ее смерть, Якумо часто воображала сцены страсти, однако они, как правило, были большей неприятностью, поскольку она никогда не была в состоянии справиться с испытываемым возбуждением. Курама только-только опустилась в воду, и позади нее образовалась вспышка красного цвета; и вот женщина уже сидела на чем-то крепком. Девушка хотела закричать, однако рука зажала ей рот и притянула к сильной и теплой груди.
  Брюнетка еще сильнее запаниковала, когда другая рука незнакомца стала рисовать маленький символ на перегородке, обеспечивающей неприкосновенность ее частной жизни и теперь, вероятно, являвшейся охранным барьером. Несколько секунд потребовалось для завершения формулы, что сформировалась в печать, отчего разум Якумо начал прокручивать всевозможные сценарии кошмаров. Теперь она хотела серьезнее воспринимать слова дяди об угрозе. Рука закончила печать, и перегородка моргнула синим на доли секунды. После этого мужчина, к которому она была прижата, прошептал:
  - Ш-ш-ш-ш, Якумо, я не причиню тебе вреда.
  Глаза девушки расширились, как только она узнала голос.
  - Наруто, что ты здесь делаешь? - Однако, уже задав этот вопрос, Якумо осознала, что сидела голой на практически обнаженном юноше, из-за чего чуть не закричала.
  - Тихо, печать скроет наши голоса, однако может блокировать не так много шума, и если ты будешь слишком шумной, то охранники снаружи могут это заметить, - прошептал Наруто, зажав ей рот рукой.
  Якумо успокоилась, но смущение не давало ей покоя, пока Наруто не вытащил синий плащ, который принес, и накрыл ее. Когда обнаженное и, по ее мнению, уродливое тело было скрыто, девушка почувствовала себя достаточно спокойной,решившись задать вопрос:
  - Что ты здесь делаешь? Почему проник ко мне домой? Т-ты же не собираешься надругаться надо мной, не так ли?
  Хоть она и опасалась ответа, какая-то часть ее была раздосадована, когда он громко возразил:
  - Нет, конечно же, нет! - Наруто проклинал самого себя за то, что сильно нашумел, и, взглянув на дверь через экран, выдохнул с облегчением: никто не появился из-за шума. - Прошу прощения за всю эту ситуацию. Веришь или нет, я здесь, чтобы помочь тебе.
  - Помочь мне? - не поверила Якумо. - Появившись в моей ванной и что-то собираясь сотворить?
  - Недавно, можно так сказать, я научился использовать чакру Биджу довольно интересными способами. Один из них - исцеление людей, - широко улыбнулся Наруто.
  Глаза Якумо распахнулись, когда она поняла, на что намекал Наруто, но надежда, которая расцвела, внезапно потухла.
  - Наруто, Сакура была здесь, а она одна из лучших медиков в Конохе. Если она не смогла это сделать, тогда...
  Однако Наруто, напротив, продолжал улыбаться, при этом снял лечебную прокладку, которую наложила Сакура, вынудив девушку взвизгнуть. Удерживая стороной, на которую было нанесено лекарство к Якумо, он указал на находившуюся там печать. Наруто усмехнулся:
  - Сакура была той, кто устроил нашу небольшую встречу. Поверь мне, ты не первая, кому я помог таким способом. На самом деле, я исцеляю тебя с того момента, как появился.
  Теперь же, когда на это было указано, Якумо заметила, что ей стало жарко, однако это было не из-за воды.
  - З-зачем предпринимать такие ухищрения? - спросила девушка, почувствовав покалывание между ног.
  - Это способность, которую я не хочу показывать неправильным людям, - ответил Наруто. - Это может привести к тому, что они начнут задавать всевозможные вопросы, о которых я не хочу, чтобы они даже задумывались.
  - О-ох, х-хорошо, - глава клана Курама произнесла это полувздохом-полустоном. Они замолчали, так как посчитали, что ситуация довольно-таки смущающая для них обоих.
  Наруто закрыл глаза и попытался отвлечься от того, что находился в ванной с обнаженной девушкой, будучи только в одних боксерах. Это было непросто, ведь все больше и больше чакры Биджу передавалось Якумо, к которой в довесок шла и его 'испорченная' чакра. Как результат - молодая глава клана, несомненно, все больше и больше возбуждалась, что и показала, когда стала извиваться на нем. Наруто не сомневался: если даже намекнет, что настроен положительно на идею взять ее прямо здесь и сейчас, Якумо могла бы этим воспользоваться. Тем не менее у него было двойственное мнение на эту ситуацию, и оно к тому же не включало его маленькую головку.
  Дело не в том, что Наруто внезапно не решился использовать 'Искушающее Прикосновение', чтобы соблазнить Якумо и использовать привязку, происходившую во время секса. В конце концов, джинчурики уже понимал, что они являются инструментами, помогавшими продвижению его амбиций. Главное беспокойство заключалось в том, что чувства, которые его любовницы выражали, были сформированы из-за этих техник. А поскольку его собственные чувства не были результатом воздействия, то знание, что любимые им женщины презирают его, стало бы для него большим ударом. Теперь же благодаря пикантному способу донесения до него чувств любимыми Узумаки, был уверен в себе, и у него не возникало проблем с дальнейшими планами.
  Однако испытываемая им сейчас неуверенность совершенно не зависела от обстоятельств, затронутых Якумо.
  - Наруто... зачем ты делаешь это для меня?
  Наруто был слегка удивлен эти вопросом, но подумал, что девушка пыталась так отвлечься от смешанных чувств, без сомнений, бурливших в ней сейчас.
  Она переменила свое положение, чтобы посмотреть через плечо на парня, сдерживавшего стон. Курама закрыла глаза: либо для успокоения, либо чтобы сконцентрироваться на стояке под своей попкой, проявившимся в результате ее шевелений. Когда Якумо снова открыла глаза, Наруто увидел настоящую потребность знать ответ:
  - Я делаю это, потому что ты для меня важный друг.
  Узумаки видел, что девушка хотела ему поверить, но, отведя взгляд, Курама спросила:
  - Это единственная причина?
  - Почему ты спрашиваешь?
  Якумо оглянулась на него с некоторым подозрением.
  - Я в опасном положении, ведь меня хотят лишить титула. Несколько дней назад старейшина Данзо попросил о встрече со мной. Дядя Ункай был против, но я хотела узнать, о чем будет идти речь. Данзо сказал, что может сделать так, чтобы те, кто хочет моей отставки, изменили свое решение. Все, что мне нужно было сделать, - отдать свой голос в его пользу по законопроекту перед советом. - Наруто не отреагировал. Не сказать, что это было легко для него, поскольку ощущал, как гнев готов вот-вот вырваться. Парень собирался ответить на неозвученный вопрос, пока Якумо не сделала ему одолжение, продолжив: - Всем известно, что законопроект, который он хочет закрыть, - тот, который выдвинула леди Тсуме и спонсируемый леди Цунаде. Ты ведь приближен к Хокаге, поэтому делаешь все это, чтобы заставить меня голосовать за нее.
  Наруто сделал небольшую паузу перед ответом:
  - То, что твориться сейчас в совете, - причина, по которой я здесь. Все это заставило меня действовать, прежде чем ты потеряла то, что было твоим по праву. Что касается того, как ты должна проголосовать по законопроекту, я могу сказать лишь... Ты глава клана Курама или нет? - Он видел, что Якумо была удивлена его ответом, поэтому отстранил ее от себя, снижая давление на член. - Решение должно быть обдумано только тобой и быть выгодным для твоего клана и дома. Если ты сделаешь это, то я уже буду счастлив, независимо от того, на чью сторону ты встанешь.
  - Леди Якумо, - позвал женский голос, помешав Якумо, собиравшейся ответить и вынужденной сесть, плотнее прижав задницу к паху. Наруто издал стон, ведь она сильнее уселась на члене. - Вы уже довольно долго находитесь в ванной. Возможно, вам следует выйти.
  Якумо запаниковала, так как с установленной печатью они не услышат ее ответ, ведь, как она поняла, печать позволяла проникать звуку только с одной стороны. Наруто успокаивающе положил ей руку на плечо, прошептав:
  - Говори прямо в печать.
  Последовав инструкции парня, девушка проговорила:
  - Я в порядке, оставь меня. Травы, которые дала мне Сакура, довольно успокаивающие. Я сообщу, когда буду готова выйти.
  - Конечно, миледи, я не хотела торопить вас.
  Она снова откинулась на Наруто и была очень опечалена, когда блондин сказал:
  - Прости, Якумо, но наше время вышло.
  
  *******
  
  
  В комнате Наруто зазвенел кухонный таймер, разбудивший клона, который рассеял себя, предупредив тем самым двух других клонов и Наруто, что время настало. Узумаки снова вернулся в свою квартиру, держа дождевик и разбрызгивая воду повсюду, из-за чего быстро отправился в ванную.
  
  
*********
  
  Между тем в двух разных деревенских больницах клоны подали знак Биджу, указывая, что время для начала подошло.
  Киёми слегка улыбнулась Клону, прежде чем тот исчез, а затем, собрав чакру, выпустила ее громадной волной. Волна Чакры быстро распространилась, затронув почти всю территорию Конохи. Киёми тяжело дышала от напряжения, взглянув на Кохару:
  - Это было совсем несложно. - Однако через мгновение наклонилась вперед, оседая, но была поймана старейшиной, которая отшуншировала их обеих в безопасное место.
  
  
*********
  
  Спустя мгновение после исчезновения Наруто красная волна энергии прошла через ванную комнату Якумо. Она слышала, как засуетились охранники, вне всякого сомнения, чтобы ворваться в комнату для проверки, поэтому стерла печать, слегка опередив открытие двери. Хотя девушка ожидала вторжение, но все равно испугалась, поэтому, встав в ванной, открыла перегородку. Чего она никак не ожидала, так это шокированные взгляды двух ее охранников, которые глядели на нее с отвисшими челюстями. Осмотрев комнату в поисках причины их удивления, брюнетка заметила свое отражение, и хотя оно все еще казалось несколько изможденным, но Якумо видела проступивший отблеск оздоровления своей внешности, которого раньше никогда не наблюдалось. Немного смутившись и не зная, что на это сказать, она приметила травы Сакуры, все еще плававшие в воде, и поспешила их выловить.
  - Я должна спросить, где Сакура достала их.
  Услышав, как дядя ворвался в комнату, девушка попросила своих сопровождавших дать ей что-то, чем можно было бы прикрыться; ощущаемое изобилие энергии быстро покидало ее, позволяя столкнуться с грядущими трудностями.
  
  **********
  
  Гаара смотрел в окно своего кабинета, когда изнутри госпиталя Суны появился большой купол чакры. Он становился больше, пока вся больница не оказалась окружена огромным синим полем, продержавшимся несколько секунд, прежде чем исчезнуть. Хоть и зная, что это означает, что все обитатели сего учреждения испытают чудесное выздоровление, Каге вздохнул и уже расслышал приближение отчетов событию, которое недавно наблюдал. Доказательство тому, чего он опасался, было явлено ему, стоило старшему брату ворваться в кабинет.
  - Гаара, нам докладывают, что какая-то волна чакры покрывает больницу.
  - О чем говорится в этих докладах? - спокойно спросил Гаара, обойдя свой стол. - Они боятся, что это какая-то атака?
  - Я не знаю... - признался Канкуро, следуя на шаг позади своего брата.
  Гаара молчал, беспокоясь о том, как его деревня отреагирует на это событие. Он понимал помыслы Наруто, заключавшиеся в том, что, если бы два события произошли в одно и то же время, при этом на таком большом расстоянии, это не даст Данзо заподозрить блондина-шиноби во вмешательстве в дело с главой клана Курама. Однако в мире шиноби неизвестное часто подразумевало смерть и из-за внезапного возникновения часто считалось атакой.
  Однако этот страх исчез бы для тех, кто сейчас зашел в больницу, как это было для Канкуро, который вошел туда вслед за своим братом.
  - Какого черта! - воскликнул тот, увидев, что врачи и медсестры бегали в замешательстве, в то время как пациенты, которые обычно ждали, чтобы встретиться с доктором, восторженно рассказывали всем, кто был готов слушать, о том, как их болезни и травмы, похоже, были исцелены. - Как такое возможно? - изумился Канкуро.
  - Помнится мне, что Коноха испытала нечто подобное несколько месяцев назад. Возможно, мы сможем связаться с ними и посмотреть, готовы ли они поделиться с нами некоторой информацией об этом, - ответил Гаара и замолчал.
  - Я отправлю ястреба прямо сейчас, - кивнул Канкуро.
  Гаара ничего не сказал, а брат ушел, чтобы выполнить его приказ. К тому времени граждане и шиноби, посетившие больницу, заметили своего Казекаге и сразу же окружили его, чтобы поделиться историями о своем невероятном исцелении. Они делились своими рассказами, а парень слегка улыбался, думая про себя, что отчеты, которые, несомненно, появятся после этого, действительно стоили этого.
  
  
**********
  
  Цунаде вошла в Логово из заброшенного жилого дома, где скрывался вход в туннели. Она потерла глаза, уставшие от чтения множество документов, появившихся после событий в деревне. Зная, что завтра их будет еще больше, женщина попыталась сохранять оптимистичный настрой благодаря всем тем счастливым донесениям, которые уже получила, однако это длилось недолго из-за визита Хомуры и Данзо. Каге уже ощущала спор со старейшинами о том, насколько вероятно, что события, произошедшие в деревнях (присланное ястребом подробное описание инцидента в Суне гораздо меньшего масштаба), - проверка какого-то секретного оружия. Сенджу подумала, что, без сомнений, мужчины будут утверждать, что благоприятный эффект волн чакры заключался в усыплении бдительности обеих деревень. Волна была достаточно большой, чтобы охватить всю Коноху, и в следующий раз, когда подобное повторится, она, вероятнее всего, уничтожит все живое в деревне.
  Блондинка хотела бы понасмехаться над такой теорией, когда та была подана, однако печальная правда заключалась в том, что в качестве Каге она должна была рассматривать ту как потенциальную истину. Было даже печально, что в Суне у Гаары и Совета Шиноби такое прокатит. К своей радости, Цунаде могла поручить Югао и Анко возглавить расследование этого события в Конохе. В Суне, однако, Темари в настоящее время являлась одним из лидеров в Тренировочных Войсках наряду с Асумой, поэтому Гааре, скорее всего, придется назначить своего брата на это задание. Хотя женщина сомневалась, что будут какие-либо доказательства, связывающие любого из них с произошедшим, Гааре, как и ей, все равно нужно будет рассмотреть возможность рассказать парню правду, если он все-таки сможет что-то разузнать. Канкуро дружил с Наруто, и Цунаде не хотела думать о том, как тот отреагирует, узнав, что его сестра 'связана' с блондином, или о том, что его брат все знал и молчал.
  Однако она выбросила эти мысли из головы, когда вошла в большую спальню, где несколько ночей назад Наруто ублажал свой гарем. Женщина опечалилась, обнаружив, что Наруто еще не пришел, хотя Кохару, Хаку и Таюя уже были здесь. Расположившись в комнате, она решила дождаться его, и пятнадцать минут спустя с красной вспышкой в центре комнаты появился вышеназванный блондин. Киёми появилась несколько мгновений спустя, все еще уставшая. Наруто поддерживая Биджу и отнес ее к кровати.
  Усадив красноволосую, Узумаки повернулся к Цунаде:
  - Получилось?
  - Остальные твои любовницы заняты борьбой с последствиями твоей идеи. Те, кто не был назначен в больницу, отправлены в патруль по окрестностям в поисках малейших намеков на произошедшее, - улыбнулась Хокаге.
  Наруто кивнул и повернулся уже к Киёми:
  - Еще раз спасибо. Как состояние Йоруичи? Она показалась мне довольно ослабевшей, когда я ее забирал от Мацури.
  - Она будет в порядке, - ответила Биджу-человек. - Создание подобных волн чакры довольно сильно истощает нашу чакру, но мы это уже проходили. Уверена, что все усилия будут того стоить.
  Наруто хотел было согласиться, но Кохару его перебила:
  - Цыплят по осени считают. Хомура уже приходил ко мне, рассказав о своих опасениях, что это всего лишь какое-то полевое испытание нового оружия врагами, и это произошло еще до того, как он узнал, что подобное случилось и в Суне.
  - Однако мы этого ожидали, - сказал джинчурики девятихвостого, повернувшись к своей любовнице, - вот почему мы создали такую же ситуацию в Суне. Я надеюсь, при тесном сближении наших деревень эти события будут рассматриваться как некое благословение, знаменующее верный путь.
  - Наруто, ты еще слишком молод. Поверь мне, когда я говорю, что нам нужно быть осторожными. Поскольку для большинства эти события неизвестной природы, то Данзо будет чрезвычайно просто представить все это как угрозу деревне, что тотчас посеет смуту.
  Наруто вздохнул, показывая, что понимал, о чем говорила Кохару, но надежда всё ещё теплилась в его голосе:.
  - Вот поэтому следующим шагом мы разоблачим его и покажем, какой он на самом деле ублюдок.
  Парень видел, что Кохару не собиралась так легко сдаваться. Цунаде вышла вперед со своими словами:
  - Неважно, жребий брошен. Тем более в данный момент с голосом Якумо мы сможем продвинуть отношения Суны и Конохи на новый уровень, несмотря на сопротивление Данзо и Хомуры. - Наруто нервно почесывал щеку, отчего все его любовницы сразу же напряглись. Цунаде неуверенно спросила: - У нас же есть ее голос, не так ли?
  - Эм... вроде того, - пожал плечами блондин, исследуя пятно справа от себя и избегая зрительного контакта с девушками.
  - Она же не отвергла тебя, - напряглась Кохару, опасаясь того, что может произойти при таком развитии событий. - Я знаю, ты не собирался соблазнить ее, но...
  - Я не поднимал эту тему, - посмотрел на шатенку Наруто.
  - Почему, блять, ты этого не сделал? - внезапно влезла в разговор Таюя. - Все это было для того, чтобы получить ее голос для свержения этого мудака Данзо.
  - Нет, это не так, - твердо произнес Наруто, его взгляд также стал серьезнее. Цунаде собиралась вмешаться, но осеклась, когда его взгляд остановился на ней. Он мягко улыбнулся: - Я знаю, что глупо поступил, однако просто не мог использовать свою способность для ее исцеления за нечто мелкое вроде получения ее голоса в совете. Я хочу верить, что законопроект, который мы пытаемся протащить, будет благом для обеих деревень. И если Якумо проголосует 'за', то и она в это верит. Если же нет, значит, она на стороне Данзо. В конце концов, всегда будет существовать другая возможность утвердить этот проект, однако другой Якумо уже не будет. Я принесу свои извинения позже, если все старания пойдут насмарку.
  Наруто засунул руки в карманы и вышел из комнаты, решив насладиться ночным воздухом. Остальные остались в неуверенности, что думать на этот насчет, пока Хаку не начала хихикать. Заметив, что все взгляды сосредоточились на ней, бывшая ниндзя Тумана мягко произнесла:
  - И он тот, кто боится, что потеряет свой путь. Не думаю, что он когда-нибудь забудет, что решения, принимаемые им, столь же важны, как и его цели, которых он желает достичь.
  Хаку улыбнулась, заметив, что ее слова, видимо, заставили других женщин принять тот факт, что их амбиции могут быть отброшены, но некоторая часть девушки чувствовала себя виноватой в том, что поставила свое эгоистичное желание выше, чем помощь своему возлюбленному.
  
  
  
*********
  
  Прошло несколько дней с тех пор, как волна чакры прошла через Коноху, ровно как и дни для Кохару с Цунаде, все время загруженных проведением собраний и совещаний. Это утро было немного иным для Кохару, поскольку она была занята завершением задания Югао, которая должна позже предстать пред Советом Кланов. Естественно, как и ожидалось, капитан АНБУ утверждала, что за время расследования не было найдено ничего стоящего, что указывало бы на того, кто за этим стоял. Кохару все еще опасалась разоблачения, но сразу же подобралась, признаваясь себе, что все волнения были необоснованными.
  Прогуливаясь по залам особняка Хокаге, она встретила силы специального реагирования Конохи, поднятые по тревоге на случай атаки. Старейшина раздраженно выдохнула, ведь ее любовник получал удовольствие от того, что его идея не только исцелила Якумо, но и учителя Какаши, Гая и Ямато от травм, полученных при столкновении с Пэйном. Хуже всего было то, что, будучи генином, на время тренировок он остался предоставленным самому себе, в то время как его более высокопоставленные любовницы должны были присутствовать на собраниях и разгребать прочие дела. Блондин, конечно, предлагал помощь всем, кто бы ни попросил, но, поскольку был знаменит как не самый великий мыслитель, он не мог настаивать на том, чтобы приписать свою Волну Чакры к хорошим вещам. Раздражение Кохару сменилось мягкой улыбкой, ведь отношение Наруто преобладало над всеми остальными шиноби, с которыми ей приходилось иметь дела и которые зачастую раздували из мухи слона.
  Добравшись до назначенного помещения, Утатане увидела, как Цунаде вылетела оттуда в сопровождении нескольких шиноби, таких как Морино Ибики и Шикаку Нара. Ибики продолжил свой путь в противоположном направлении, а Цунаде направилась в сторону Кохару вместе с Шикаку. Когда Хокаге прошла мимо, старейшина присоединилась к ней, отставая на шаг.
  - Что произошло?
  Женщина слышала, как Цунаде практически скрежетала зубами.
  - Старейшина Данзо решил пораньше созвать заседание Совета Кланов и потребовал нашего присутствия.
  Судя по сарказму в голосе Хокаге, 'требование' являлось более точным описанием этому. Достигнув палаты Совета Кланов, Цунаде сердито распахнула двери и села за стол, предназначенный Хокаге, а Кохару и Шикаку расположились каждый за своим. Усевшись, старейшина заметила, что Данзо также нервничал, однако по совершенно другим причинам. Утатане задумалась: было ли это беспокойство из-за его любви к деревне или из-за того, что мужчина расстроен новой тайной, которой должен был заняться и учесть в своем плане? Было время, когда женщина посчитала бы, что тут замешано первое из предполагаемого, но, как бы ни было ей жаль, она знала, что далеко не любовь к деревне руководствовала им.
  Данзо, призвав их последними, хотел начать разговор, но двери снова распахнулись. Довольно много людей подпрыгнуло от неожиданности: как это охранники, расположенные по всему зданию, позволили злоумышленнику зайти так далеко внутрь? Однако все мгновенно успокоились, увидев запыхавшуюся девушку, восстанавливавшую дыхание, словно она бежала с противоположного края деревни. Кохару взглянула на Данзо и заметила небольшое подергивание, у любого другого бы это выразилось гримасой. Старейшина заметила, что Цунаде это также отметила, отчего настроение Хокаге заметно поднялось.
  - Я-я... извиняюсь за задержку. АНБУ только что прибыл в мой дом... Не думаю, что он ожидал, будто я... - отдышавшись, извинилась перед собрашившимися людьми девушка.
  - Все в порядке, - тепло сказала Цунаде, - я только сама подошла, пожалуйста, садитесь на свое место, леди Якумо.
  Якумо подошла к пустому столу, на котором был выгравирован символ ее клана. Она с благоговением провела пальцами по резной эмблеме, однако, заметив, что взгляд каждого сосредоточен на ней, покраснела и быстро села. После этого Цунаде снова повернулась к Данзо, а Кохару холодным тоном начала разговор:
  - Итак, старейшина, вы тот, кто созвал нас.
  - Хотелось бы, чтобы в этом не было необходимости, - обеспокоенно произнес Данзо, что, по мнению Кохару, являлось уловкой для игры на чувствах окружающих. - Однако вследствие произошедшего второго события с выбросом чакры я выдвигаю вам вотум недоверия и считаю, что вы не справились со своим долгом перед деревней.
  Цунаде сцепила руки на груди, поставив локти на стол, и ледяным тоном потребовала:
  - Не могли бы вы пояснить свои слова?
  Поднявшись, старик вышел из-за стола и, опираясь на свою трость, объяснил:
  - Первое событие было небольшим, и потому любой потенциальный урон был бы минимальным. Однако второй охватил всю деревню и мог полностью уничтожить нас. Дзюцу, созданное для лечения, может также применяться и для убийства. И все, что сделали вы, чтобы такое больше не повторялось... - Данзо сделал паузу, чтобы присутствовавшие смогли осмыслить его слова, после чего повернулся в сторону Цунаде, указывая на нее своей тростью и заканчивая обвиняющим тоном: - Ничего. - Дав слову повиснуть в воздухе, он снова продолжил выхаживать по помещению. - Для Хокаге это серьезное преступление, поскольку тот, кто стоял за этим, смог активировать дзюцу из того же самого места. По крайней мере...
  - Лорд Данзо, разве вас не было в деревне, когда это произошло?
  Тираду Данзо прервал неожиданный вопрос, и все глаза повернулись к женщине, которая снова покраснела, но всё-таки продолжила:
  - Извиняюсь... я должна была для начала поднять руку? Боюсь, я не совсем знакома с правилами совета.
  - Все в порядке. Но могу ли я узнать, почему вы спрашиваете об этом? - улыбнулась Цунаде девушке.
  Якумо, занервничав, посмотрела вниз:
  - Просто потому что старейшина Данзо довольно сильно опирается на свою трость. Это странно, что он выступает против как человек, излечившийся благодаря этому событию. Я, например, никогда раньше не чувствовала себя так же хорошо, как сейчас. Еще у моего дяди Ункая была старая травма колена, вынудившая его уйти на покой. Он принимал активное участие в попытке подавить Идо во время событий трехгодичной давности, из-за чего после этого многие недели хромал. - Якумо тепло улыбнулась. - Сегодня утром он принял участие в тренировках с остальными активными шиноби из моего клана и, играючи, победил всех. Думаю, что сегодня дядя собирается подать документы на восстановление.
  Все взгляды переметнулись с Якумо на Данзо, стоило Цунаде с большой долей ликования в голосе произнести:
  - Это отличное замечание. Зачем же тебе трость, Старейшина?
  Кохару никогда не думала, что застанет тот день, когда Данзо будет нечего сказать. Она подозревала, что он использовал трость, чтобы сыграть на чувствах, нужных для напоминания о том, что он являлся героем войны. И хотя Кохару также не была святой, ведь сама использовала свое положение старейшины, но это являлось еще одним примером того, насколько они ушли от возвышенных идеалов, которые некогда имели, однако женщина считала, что вернулась на свой путь благодаря чувствам к Наруто. Но Данзо вряд ли сможет сделать подобное.
  - Мне отрадно это слышать. Ункай - чертовски хороший солдат. К сожалению, я не участвовал в этом событии, так как мой кабинет, в котором я провожу большую часть своего времени, находится глубоко под землей как раз на случай таких происшествий, - произнес старейшина.
  Кохару не знала, говорил ли он правду или нет, но, прежде чем Данзо успел вернуться к тому, на чем его прервали, Якумо быстро проговорила:
  - Тогда, может, было бы лучше, чтобы не вы представляли этот вопрос.
  - Что ты сказала? - почти угрожающе спросил Данзо.
  - Извините, возможно, я сказала слишком много.
  - На самом деле, я бы хотела услышать ваше мнение по этому вопросу, - ухмыльнулась Цунаде, явно кайфующая от растущего гнева Данзо.
  Нервничая, глава клана Курама поднялась:
  - Старейшина Данзо высказывается с позиции того, кто не испытал того, что может сотворить Волна Чакры. Я же говорю с позиции того, кто многое получил, и могу придерживаться совершенно иного мнения на это же событие.
  - Возможно, - взял слово Хомура, - однако опыт научил нас быть осторожным с вещами, которые кажутся слишком хорошими, чтобы быть правдой.
  - Я понимаю, почему вы так считаете, даже если я с этим несогласна. Вы видите это как потенциальную угрозу, которая в скором времени может причинить вред. Но что, если это дар? - кивнула на его слова Якумо.
  - Дар, - насмешливо протянул Данзо, - тогда почему 'они' скрывают свои лица?
  Кохару заметила, что многие из глав кланов были более склонны к поддержке Данзо, чем Якумо. Однако глава клана Курама решительно произнесла:
  - Почему вы предполагаете, что эти 'они' желают нам вреда? Разве это не просто чудо, о котором кто-то молился?
  - Пожалуйста, перестань тратить наше время на такие глупые сказки. Здесь мы должны иметь дело с реальностью, - насмехался Данзо.
  Якумо выглядела обиженной на слова старейшины и отвернулась от него, чтобы сесть к своему месту. Однако остановилась и еще раз посмотрела на старика:
  - Мне жаль вас. Вы не можете увидеть добро во всех вещах, даже если нечто подобное принесло пользу вашему дому. - Чувствуя себя смелее от этих слов, молодая девушка продолжила: - Я сомневаюсь, что вы сможете это сделать и для остального, не так ли? Вы говорите, что мы должны иметь дело с реальным положением вещей, тогда хорошо, давайте сделаем это. Акацуки стремятся воспользоваться силой Биджу для какого-то великого и могущественного дзюцу, способного стереть целую страну.
  - Могу ли я узнать, откуда вы знаете об этом? - поинтересовался Хиаши Хьюга.
  Якумо, не отворачиваясь от Данзо, лишь переметнула взгляд на главу клана Хьюга.
  - Из протоколов одной из встреч, проведенной советом. Хотя я и была не способна находиться здесь лично, но это никоим образом не означает, что я пренебрегаю своими обязанностями. Я ознакомилась с каждым протоколом и другой различной информацией, которую могла бы получить для выполнения своих обязанностей. Если бы совет разрешил мне использовать представителя, я бы с радостью внесла свой вклад во все важные обсуждения, которые нужно было рассмотреть.
  Кохару видела, что те люди, которые собирались лишить девушку титула, заерзали. Старейшина также видела, что как Цунаде, так и Тсуме наслаждались дебютом Якумо на совете. Якумо снова сосредоточилась на Данзо:
  - Целью Акацуки, видимо, является использование этого дзюцу для изменения мира шиноби. Теперь же предположим, что существует другая группа, у которой такие же цели, но вместо тотального уничтожения хочет использовать это дзюцу как средство для нашего объединения.
  - Что вы под этим подразумеваете? - наклонился вперед Шикаку, заинтересовавшись.
  - Коноха с самого момента своего основания всегда старалась ладить со своими соседями. Также это являлось главной причиной, по которой первый Хокаге разделил Бижу среди различных деревень шиноби, основаных после нашей. - Якумо прервалась, облизав губы, и Кохару заметила, что щеки девушки опять покраснели. Старейшина не сомневалась, что другие могут неправильно интерпретировать это, списав на нервозность из-за текущего выступления или от энтузиазма, но старейшина, как и две другие женщины из гарема Узумаки, полагали, что та начала испытывать один из побочных эффектов от действия чакры Наруто. Молодая Курама, казалось, на мгновение потерялась в своих мыслях, закрыв глаза и вынуждая забеспокоиться присутствовавших женщин, что она может сделать нечто довольно неприличное. Однако Якумо взяла себя в руки и продолжила: - Что, если эти попытки начали приносить пользу? Из всего того, что нам известно, именно в Конохе произошел первый выброс, ведь она уже давно искала мира со своими соседями, и теперь, когда Суна, похоже, желает по-настоящему стать нашим побратимом, пережила подобное событие. Это может быть способом кого-то или чего-то сказать нам, что мы на правильном пути. Я не говорю, что мы не должны быть готовы к тому, что это может быть использовано против нас. Я только хочу довести до всех вас тот факт, что будет довольно печально закрыть наши сердца потенциальной дружбе, которая будет выгодна как для Конохи, так и для Суны.
  Якумо вернулась на свое место и попыталась сидеть неподвижно, однако продолжала довольно часто елозить. Пока собрание продолжалось, Кохару было довольно трудно не присоединиться к хорошему настроению Тсуме и Цунаде, особенно тогда, когда стало ясно, что для Данзо все закончилось плачевно. Чем больше он настаивал на своем, тем больше выглядел застрявшим в прошлом параноиком, неспособным зреть в будущее. Учтя это, мужчина отступил и хотя не был доволен, но согласился с мерами безопасности, которые уже подготовила Цунаде.
  После этого Данзо попытался закончить собрание, однако был вынужден просто сидеть и наблюдать, как Цунаде поднимала другие вопросы, которые совет отодвинул в сторону месяцем ранее, так как не видела причин заново созывать совет. Кохару должна была все же признать - несмотря на то, что методы ее любовника временами могли быть довольно неприятными, но когда законопроект ТР103 оказался на голосовании и голос Якумо оказался среди хора 'за', что привело к его утверждению, то было трудно отрицать, что методы Наруто были неправильными.
  
  
*********
  
  Карин нахмурилась, смотря на пустующее кресло рядом с собой, так как пригласила Цунами присоединиться к ней на аукционе. Задумавшись, куда могла уйти женщина в середине дня, она вздохнула, когда нынешний президент Корпорации Гато встал перед аудиторией со своей речью:
  - Спасибо всем, что посетили нас сегодня. Деньги с сегодняшнего аукциона помогут нашей компании вернуться на вершину мирового судоходства, так что не слишком расслабляйтесь.
  Карин осмотрелась: некоторые из местных жителей передернулись, ведь слова мужчины могли быть восприняты едва ли не как угроза. Однако Карин не беспокоилась насчет этого, ведь по ее прогнозам двери компании закроются в течение года даже при новом притоке средств. Репутация Гато была теперь слишком хорошо известна для всех, и если кто-то захочет вести с ними дела, то они должны будут готовы к полноценной проверке со стороны властей. Через год по ее прикидкам компания обанкротиться, из-за чего придется распродать свои активы, в частности интересовавший девушку порт в Волне. Конечно, прежде чем приобрести его, ей нужно наложить руки на отель, чтобы при его покупке порта у нее не было больших проблем с местными.
  Продолжая осматривать комнату, ее взгляд остановился на красавце, сидевшем спереди. Его длинные волосы свободно спадали вниз, а одет он был в дорогой деловой костюм. Узумаки знала, что, когда придет время, он будет ее единственным соперником. Она кое-что разузнала о Шандалу. Они были группой инвесторов, которые скупали обанкротившиеся здания с целью дальнейшего восстановления. Большинство из них впоследствии оказались связаны с азартным бизнесом. Девушка знала, что в зависимости от того, насколько серьезными они были, компания могла бы с легкостью победить на торгах. Единственным ее подспорьем в торгах было то, что корпорация Гато требовала, чтобы оплата производилась наличными прямо после приобретения. Поэтому тот, кто выиграет торги, должен будет сразу же выложить большое количество наличных. Причина этого заключалась в том, что президент компании хорошо понимал, что некоторые из его конкурентов будут присутствовать здесь и могут ускорить кончину его компании, отменив платеж в любой момент, вынуждая увеличивать их долги и тем самым приближая к банкротству.
  Вега, похоже, заметил чей-то взгляд, и Карин быстро перевела свое внимание дальше, прежде чем мужчина смог заметить ее. Девушка закончила осмотр комнаты, глядя за спину, туда, где стояли телохранители-генины. Они охраняли один чемодан, лежавший на столе, и она улыбнулась, ведь не сомневалась, что многие другие соперники в приобретении отеля серьезно недооценили сумму наличных денег, которую она принесла, не подозревая, что в чемодане находился и свиток, внутри которого была запечатана вся ее наличность. Ее улыбка слегка померкла, как только девушка зацепила взглядом стол, рядом с которым стоял телохранитель Веги, ведь там находилось более двадцати больших чемоданов.
  Однако это не обязательно было плохо. Одно это дало ей шанс рассчитать, сколько денег принес мужчина, по габаритным размерам чемоданов. Узумаки подсчитала, что, даже если бы все они были набиты самыми большими купюрами Рё, тогда она и Вега принесли одинаковые суммы. Это немного воодушевило ее, ведь она ощущала, что Вега принес все деньги для показухи, вынуждая участников торгов отказаться еще до начала. Если бы он не желал потратить их всех, то она могла бы с легкостью победить.
  Однако Карин слегка опасалась того факта, что чакра мужчины говорила ей, что тот был не просто смазливым личиком. Его чакра была слишком острой и отточенной, чтобы быть никем иным, кроме как шиноби. Поэтому была вероятность, что среди одного из чемоданов, стоявших на столе, находился такой же свиток, заполненный наличностью, как у нее. По правде говоря, то, что действительно беспокоило ее, так это то, что, судя по его чакро-подписе, было чувство, будто он был гораздо опаснее, чем мужчина, охранявщий его.
  Поправив очки, девушка хотела задать вопрос аукционисту, когда уже будут начинаться торги, но заметила приход Цунами. Помахав женщине, она улыбнулась.
  - Извини, я опоздала.
  - Где ты была?
  Цунами просто улыбнулась, однако не ответила, поскольку аукционист начал называть стоимость имущества. Карин повернулась туда, нахмурившись и желая узнать, как сильно будет прыгать цена ввиду действий остальных. Стоимость была все еще намного ниже того, что было у нее, но ее пессимизм усиливался, ведь Вега только раз поднимал руку. Карин также сделала это и подумала, что они оба следовали одному и тому же плану, сутью которого было дождаться, пока другие участники торгов больше не решатся сделать высокое предложение.
  - Могу ли я получить десять миллионов... десять миллионов, - призывал аукционист, после чего указал на женщину, поднявшую руку. Подняв цену, он сразу же продолжил: - Итак, десять есть, могу я получить десять с половиной, десять с половиной?
  Карин начала немного нервничать, так как через несколько минут после начала торгов цена уже достигла половины суммы того, что она могла себе позволить. Однако, к счастью для нее, торги вскоре начали замедляться в районе пятнадцати миллионов Рё. Она собиралась выкрикнуть, что готова отдать семнадцать миллионов, но Вега опередил ее, закричав, что пожертвует двадцать один миллион. Карин повернулась к столу, где были собраны его деньги, как раз в тот момент, когда другой приспешник принес чемодан и положил на стол. Вега повернулся, взглянув на нее, обольстительно и высокомерно улыбнувшись, однако его улыбка пропала, когда Цунами подняла руку.
  - Двадцать пять миллионов.
  - Что ты творишь? - зашептала Карин. - У меня только двадцать при себе. Как только они посчитают их и поймут, что у меня нет такой суммы, они просто отдадут отель тому, кто был после меня.
  Цунами хитро улыбнулась и кивнула в сторону стола, где находились деньги Карин. Красноволосая повернулась туда, увидев немало деревенских жителей, несущих сумки, которые укладывали на стол. Мешки были разных форм и размеров, однако она могла сказать, что все они были набиты деньгами. Узумаки продолжала смотреть туда, даже когда Цунами говорила:
  - Весь последний месяц деревня собирала средства, когда они узнали, что один из людей, желающих приобрести гостиницу, из клана Узумаки и что он собирается с ней сделать. И они все доверились тебе.
  Аукционист дал Веге шанс поднять ставку, но теперь, когда тот оказался на месте Карин, он просто покачал головой, вынуждая того ударить молотком по столу:
  - Продано грузоперевозкам 'Великого Древа'!
  Карин и Цунами начали обниматься от радости, однако, пока она наслаждалась своей победой, Карин почувствовала холодный всплеск в чакре, словно впивавшейся ей в череп.
  
  
********
  
  Наруто под хенге шел по улице под руку с тоже находящейся под хенге Хаку, хотя черты лица женщины, которой она притворялась, были такими же, как ранее у Таюи. На этот раз волосы женщины были черными и свободно спадали по спине. Наруто заметил, как некоторые люди по несколько раз оглядывались на них, и знал, что отчасти это было связано с тем, что некоторые из них, вероятно, узнали их из-за его свиданий с Таюей или Тентен, бывших с ним до этого, и гадали, почему ее волосы теперь были черными. Однако он считал, что большая часть внимания была связана с тем, что Хаку вела себя совершенно по-другому.
  - Нет причин нервничать, - прокомментировал парень то, что не было присуще Таюе и Тентен.
  - Я-я знаю, - ответила Хаку, однако немного сильнее прижалась к его боку. - Извини меня, но это так не похоже на все то, что я когда-либо делала раньше. Забуза не слишком-то поощрял мои действия как девочки.
  - Ты могла одурачить меня, - припомнил Наруто их первую встречу.
  - Вероятно, розовый был не самым подходящим цветом, чтобы притвориться мальчиком, - призналась Хаку, мягко засмеявшись.
  - Что случилось? - спросил он, почувствовав, как ее настроение изменилось.
  - Ты веришь в то, что я эгоистка?
  - Конечно, нет, - сразу же ответил блондин под хенге. - Почему ты подумала об этом?
  Вдвоем они шли по тропинке, которая пролегала рядом с рекой через Коноху, и Хаку отошла от парня, положив руки на перила, которые не давали людям упасть. Глядя на воду, девушка сказала:
  - Просто все вы сосредоточены на улучшении мира, в то время как все мои мысли поглощены гневом на тех, кто осквернил могилу Забузы.
  Наруто подошел со спины к возлюбленной и обнял ее:
  - Хаку, тебе не нужно беспокоиться о моих целях. Я даже не могу представить себе, каково это проснуться и узнать, что могила твоего драгоценного учителя была осквернена. Часть меня тоже сердится. Похоже, Саске допустил это, ведь меч оставался там, пока они там не оказались. К тому же, честно говоря, твоя охота на Кубикирибочо полезна и для меня.
  Хаку нахмурилась, так как знала, что произошло между Саске и Наруто, - Киёми рассказала всем, кто хотел знать, почему Учиха должен был мучительно умереть. Красноволосая всегда делала это, когда Наруто не было рядом, однако Хаку чувствовала, что Биджу имеет представление о том, о чем Наруто не делился с остальными его любовницами.
  - Ты ведь не отказался от него, не так ли?
  Наруто на мгновение напрягся, после чего вздохнул:
  - Это трудно выразить словами. Я все еще хочу спасти его от темноты, в которую он себя погрузил, и всегда буду пытаться. Однако, честно говоря, я больше боюсь, чем что-либо еще.
  - Ты боишься? - не поверила Хаку услышанному.
  Наруто кивнул, положив голову ей на плечо и наблюдая, как вода уходила в темноту.
  - Саске мог легко вернуться в деревню после убийства своего брата. Двумя ударами своего меча он убрал и Орочимару, и ужасного Итачи Учиху. Если бы Саске правильно разыграл свои карты, сомневаюсь, что даже Цунаде смогла бы прикоснуться к нему. Если это очевидно для меня, то должно быть и для него. Поэтому я все время спрашиваю себя: почему он этого не сделал? Ответ, к которому я пришел, - это то, что он каким-то образом узнал, почему Итачи вырезал всю его семью, и если в этом дело, то это будет самый худший из сценариев.
  - Почему?
  - Потому что это означает, что, когда Саске вернется, он захочет свести счеты. Месть - это единственное, что есть сейчас в его жизни, и теперь с мертвым братом он будет цепляться за все что угодно, что предложит ему новый враг.
  - Тогда, возможно, я должна отказаться от своих поисков. Найти Кубикирибочо важно для меня, но ты гораздо важнее, - оглянулась на парня Хаку, забеспокоившись.
  - Пожалуйста, не надо. У меня такое чувство, что мы с Саске однажды всенепременно встретимся. Надеюсь, что, когда это произойдет, это будет как можно подальше от Конохи, - улыбнулся Наруто.
  Хаку кивнула, однако надеялась, что эта встреча никогда не состоится. Устав говорить об удручающих вещах, куноичи попросила:
  - Наруто, пожалуйста, согрей меня.
  Он улыбнулся и, убедившись, что никого не было поблизости, исчез вместе с Хаку в красной вспышке. Появившись в гостиничном номере, где их поддельные личности останавливались, а также раньше была и Таюя, когда Наруто не нужен был номер, Хаку развернулась в его руках, стоило им обоим сбросить свои хенге, и прижалась своими губами к его. Пока они целовались, Хаку нежно прижала руки к его груди, а он своими гладил ее спину. Хаку была той, кто первый закончил поцелуй, а затем ослепительно улыбнулась, после чего медленно опустилась на колени перед ним. Ее руки медленно двигались вниз, остановившись на его ширинке, которую она многообещающе потерла. Наруто застонал от этих действий, которые увеличивались в громкости, когда ее проворные пальчики высвободили его член. Незамедлительно лизнув кончик, девушка начала двигать языком по головке, однако была удивлена, когда его крепкие руки схватили ее под подмышками и подняли.
  - Н-Наруто, - заикнулась она, пока он нес ее к кровати, а затем мягко положил на нее. Отступив назад, парень снял штаны, а затем поднялся на кровать, опустившись на колени возле ее головы так, чтобы она могла продолжить сосать член. Как только Хаку снова начала заглатывать его 'мускул любви', Наруто занялся развязыванием пояса ее кимоно, чтобы обнажить тело. Обнаружив, что Хаку не беспокоилась о ношении каких-либо предметов нижнего белья, джинчурики ухмыльнулся:
  - Неудивительно, что ты замерзла.
  После этого он прижался ртом к ее киске, чтобы насладиться соками Хаку, так как, похоже, куноичи уже наслаждалась его соками.
  Парочка продолжала свои действия до тех пор, пока Хаку не удивила его и, схватив его за бедра, не перевернулась, оказавшись на нем. Затем развернулась и, расположив член напротив киски, опустилась, вынуждая застонать их обоих, пока насаживалась на член. Она медленно извивалась, застонав и задрав рубашку вверх, чтобы увидеть его грудь. Наруто присоединился к ней, пока Хаку медленно двигала бедрами взад и вперед, работая внутривлагалищными мышцами, сжимая его член. Кимоно девушки, все еще державшееся на плече, придавало куноичи развратный вид, и она, закрыв глаза, двигалась на члене.
  - М-м-м-м, так тепло, - простонала Хаку, увеличивая свой темп. Когда Наруто попытался положить руки на ее бедра, она ладонями перехватили их и она переплела пальцы, держа их перед собой в воздухе. Дева начала более яростно работать бедрами взад и вперед, елозя клитором по коже Наруто.
  - Д-да, так хорошо... - запыхалась Юки со все еще закрытыми глазами, которые распахнулись в удивлении, как только Узумаки сменил позу. - Н-нет, - проскулила девушка, когда парень вытащил. Но затем она позволила ему поставить себя на четвереньки.
  - Не волнуйся, - сказал джинчурики, стоя на коленях за куноичи, - дай-ка я поддам жару.
  Наруто стянул кимоно Хаку с плеч. То, как он это сделал, вынудило ее руки оказаться за спиной, и, как только они были освобождены от рукавов, Наруто схватил их и потянул девушку к себе. Одновременно с этим он двинул бедрами вперед, погружая член в мокрую и разгореченную киску снежной прелестницы.
  Глаза Хаку распахнулись от мощных, яростных толчков. Наруто руками притянул её поближе к себе. Юки громко стонала каждый раз, когда была полностью нанизана на его шест. Тем не менее, осознавая, насколько тонкими были стены, и не желая еще одного визита от кого-нибудь с ресепшена с просьбой, чтобы они вели себя сдержаннее, даже если для того, чтобы снова засмущать Ами, как он проделал с Тентен несколько ночей назад. Узумаки отпустил ее руки, заставляя Хаку зарыться лицом в матрас, и схватил ее за бедра, продолжая свое непрерывное нападение.
  Хаку просунула ладонь между ножек, натирая свою киску в такт его толчкам. Дополнительная стимуляция заставила ее киску сильнее сжать его член, вынудив джинчурики громко застонать от усилившегося сопротивления. Наруто развернул их так, чтобы оказаться на спине с прижатой к его груди Хаку. Он положил руку поверх нее, увеличив давление трения, одновременно с этим ускорив темп своих толчков.
  - Ч-че... не-не надо, если ты продолжишь, я растаю, - задыхалась Хаку, однако продолжала двигаться навстречу ему.
  Облизывая ее шею, пока не добрался до ушка, Наруто прошептал:
  - Давай, Хаку, растай для меня.
  После этого он нажал обеими средними пальцами на клитор, как на кнопку, заставляя девушку напрячься; одновременно с этим она закричала о своем оргазме в костяшки пальцев другой руки. Когда она сделала это, он вставил свой инструмент настолько глубоко, насколько было возможно, чтобы ее жаждущее чрево получило сперму, которую отчаянно старалась выдоить из него ее пульсирующая киска. После нескольких мощных выплесков его семени, вызвавших еще один оргазм для Хаку, они оба восстанавливали дыхание.
  Спокойный момент был разрушен, когда кто-то начал колотить в стену:
  - Да хоть на одну ебаную ночь вы, блять, можете попытаться сдерживать себя?
  - Нам действительно нужно найти новое место для наших личностей, - прошептал Наруто, заставив свою любовницу кивнуть,а затем они тихо рассмеялись.
  Будучи практически сонными, они моментально взбодрились, услышав призыв о помощи.
  
  
*********
  
  Карин и Цунами возвращались в дом женщины в сопровождении команды Эбису. После победы на аукционе Карин надо было заполнить необходимые документы. Пока они ждали заполнения, куноичи спросила, как местные жители сумели собрать еще пять миллионов Рё. Цунами объяснила, что все люди, внесшие свой вклад, были старожилами Волны и, естественно, находились здесь, когда ее состояние начало улучшаться от постройки моста. Отчасти из-за угнетения страны Гато и уроков, извлеченных из этого, все они сохраняли значительную часть своего нового богатства на всякий случай.
  Обе женщины после подписания документов, провели час с жителями, которые помогали в покупке отеля. От них Карин узнала, что, несмотря на хорошие чувства к клану, из которого она происходила, жители ожидали возвращения своих инвестиций. Карин же удивила людей предложением процентной доли в отеле, исходя из того, сколько они внесли. Куноичи не удивилась, узнав, что именно Цунами вложила больше всех.
  Карин почувствовала себя неуютно, стоило им приблизиться к дому Цунами. Активировав свою способность, девушка сразу же обнаружила большой источник чакры внутри дома и признала в нем телохранителя Веги. Она остановила всех взмахом руки:
  - Мы не должны входить... Берегись!
  Карин сразу же повалила Цунами на землю, и как раз вовремя, ведь их чуть ли не уполовинил мужчина в маске, который спрыгнул с ближайшей крыши.
  - Ч-что происходит? - испугалась Цунами, глядя на мужчину без рубашки, чью грудь и руку занимала тату дракона. Его длинные коричневые волосы были собраны в конский хвост, а маска, скрывавшая его лицо, была похожа на ту, что носила Хаку с рисунком семерки под левым глазом. На левом кулаке были закреплены три длинных лезвия.
  Команда Эбису встала между двумя женщинами и мужчиной, защищая их, в то время как враг с издевкой элегантно поклонился. Однако в его голосе всё-таки прозвучали нотки уважения:
  - Похоже, наша информация о ваших способностях по ощущению чакры была достоверной. Хотя, возможно, не настолько точной, как мог надеяться. Я думал, что, оставив этого дикаря в доме, скрою свои действия.
  Словно отвечая на то, что сказал мужчина в маске, дверь в дом Цунами взорвалась, и большой темнокожий мужчина, одетый в голубую рубашку без рукавов и шорты, вышел и стукнул кулаками.
  - Хорош болтать, - ударил мужчина один из столбов крыльца и разрушил его. - Давай просто грохнем этих детишек.
  - Балрог, ты все такой же грубиян, как и всегда, - культурно ответил Вега. - Мужчина всегда должен потратить время на то, чтобы насладиться обществом красивой женщины.
  - Пф, да по барабану, - произнес Балрог, подняв кулаки к груди, и атаковал группу.
  - Карин, выведи Цунами отсюда! - выкрикнул Конохамару. - Моэги и Удон, на вас парень в синем. Я позабочусь о масочнике.
  Удон и Моэги, вытащив кунаи, кивнули, а затем метнули их в наступающего Балрога. Несмотря на то, что он не прекратил свое прямолинейное наступление, он сместил свое туловище так, чтобы избежать попадания каждого лезвия, застав генинов врасплох, когда настиг их. Он ударил Моэги, но девушка все же сумела избежать урона. Ответив ударом в бедро, она была потрясена тем, насколько твердыми были его мышцы. Куноичи отпрыгнула назад, чтобы избежать его ответного удара, но словила атаку в живот, когда ее противник резко рванулся к ней, пока она все еще находилась в воздухе. Моэги отлетела и, приземлившись, еще несколько раз отскочила по земле.
  Карин обернулась, чтобы посмотреть, как обстояли дела у генинов, нанятых для ее защиты, как раз в момент получения Моэги удара. Цунами также это увидела и озвучила то, что промелькнуло в голове у красноволосой:
  - Мы не можем оставить их здесь.
  - Я знаю, - ответила Карин. - Беги к соседям. Я помогу им... - Красноволосая прервалась, так как они обе использовали свои метки, призывая Наруто. Однако они обе также понимали, что он не может так сразу появиться отчасти из-за генинов, сейчас сражавшихся за их жизнь, поскольку это вызовет слишком много вопросов. Женщины не сомневались, что парень появится, только если не останется другого варианта, однако надеялись, что тогда не будет уже слишком поздно. Цунами побежала прочь, а Карин вернулась помогать генинам.
  Конохамару отпрыгнул назад и при приземлении сразу же создал теневого клона. Однако Вега закрутился в мяч, рванул по земле и, выйдя из вращения, пробивая клону грудь, обратил того в дым. Затем, махнув когтями, слегка задел Сарутоби. Стоя прямо и возвышаясь над генином, мужчина держал свою когтистую руку, наблюдая, как по ней стекала кровь.
  - Теневые клоны... тц. Я всегда ненавидел это дзюцу. Тем не менее это делает игру более приятной. Как насчет еще одного и дать мне новый шанс догадаться, кто из вас настоящий?
  Прежде чем Конохамару успел ответить, Вега переместил руки, чтобы заблокировать удар Карин. Мужчина вскрикнул от боли, когда острый каблучок ее туфли вонзился в его плоть. Затем она ударила второй ногой в сторону головы убийцы, отталкивая его. Приземлившись перед Конохамару, она осталась настороже, даже когда генин крикнул:
  - Что ты творишь, дура? Это мы должны охранять тебя.
  - Знаю-знаю, - отмахнулась Карин от его замечаний. - Должно быть, кровь Узумаки во мне хочет, чтобы я совершила подобную глупость.
  Вега встал и, несмотря на то, что его раненая рука все еще выглядела неважно, произнес:
  - Замечательно, это становится намного веселее, когда добыча осознает, что нет места, куда можно сбежать, поэтому отчаянно сопротивляется.
  - Сможешь выиграть мне пару секунд? - спросил Конохамару, поняв, что красноволосая не собиралась убегать.
  Карин хотела кивнуть, однако Конохамару снесло телом Удона, впечатавшегося в него. Повернувшись, она увидела, что Балрог отшвырнул очки генина. Считав сигнал чакры Конохамару, Узумаки поняла, что тот был в отключке. Однако Удон все еще был в сознании, поэтому она подозревала, что тот поджидал момент для атаки, но через мгновение парень также отключился. Это привело к некоторым подозрениям из-за того, как это произошло. Однако Вега не дал ей слишком много времени для обдумывания, атаковав своими когтями, пытаясь пронзить грудь. В последнюю секунду он был вынужден отказаться от своей атаки, отскочив, когда сенбон воткнулся в то место, где он стоял. И Вега, и Карин посмотрели на крышу, откуда он прилетел, заприметив человека в маске, одетого, как ниндзя-охотник. Карин почувствовала что улыбалась, однако понимала, что это не из-за того, что узнала появившуюся женщину.
  - Позволь мне угадать: ты тоже недовольна моей покупкой отеля.
  - Так вот из-за чего весь сыр-бор, - бесстрастно пожала плечами Хаку. - Твои выходки сегодня вечером мешают мне насладиться ночью с любовником. Так что для всех будет лучше, если вы все сейчас же разбежитесь.
  Моэги знала о новом возможном противнике, но сосредоточилась на Балроге, стараясь помешать ему атаковать Карин теперь, когда оба ее товарища по команде, похоже, были выведены из боя. Все ее тело болело, несмотря на то, что она нанесла гораздо больше ударов по противнику, чем он. Также из-за того, как он лыбился, девушка сомневалась, что какой-либо ее удар нанес существенный урон. Напав еще раз, она вынула кунай в последнюю секунду, надеясь пронзить его в открытый бок. Однако это оказалось уловкой, когда Балрог ударил ее левым кроссом, за которым последовали два удара в лицо. Она с трудом могла видеть, но знала, что он готовился сделать мощный, добивающий удар, но, прежде чем он смог добить ее, перед ней появился мужчина и с лёгкостью остановил удар рукой.
  Когда незнакомец посмотрел через плечо, куноичи увидела, что на нем была маска, похожая на ту, что носила появившаяся куноичи. Его глаза сузились, когда шиноби увидел ее раны, и, повернувшись к Балрогу, незнакомец сжал кулак, заставляя кости захрустеть.
  - Арггх! - воскликнул мужчина, чувствуя, как его рука была поймана в тиски. - Кто, блять!
  Незнакомец не дал ему договорить, ударив Балрога в грудь достаточно сильно, чтобы отправить того в полет. Когда он влетел в здание, на котором стояла девушка в маске, Моэги услышал, как она засмеялась:
  - Он был очень расстроен из-за этого.
  Вега отскочил к тому месту, где лежал Балрог лицом в грязи, и помог тому подняться, обратившись к Карин:
  - До следующего раза, дорогуша.
  Блондин в маске в ярости напал на них, однако оба мужчины исчезли, когда Вега использовал шуншин. Через мгновение оба 'масочника' сделали то же самое, оставляя Карин и Моэги позаботиться о раненых.
  
  
*********
  
  Цунами обняла колени, пока пряталась в старом отеле, не желая вовлекать в это своих соседей. Через мгновение в комнате появилась красная вспышка, и девушка вылезла из-под стола, где пряталась, поскольку услышала, как её позвал Наруто:
  - Цунами, все в порядке.
  Прижавшись к Наруто, она заплакала от страха, который ощущала. Парень ласково погладил ее по спине.
  - Тш, теперь все в порядке. Я всегда буду рядом, чтобы защитить тебя. - Некоторое время спустя она начала успокаиваться, но он был вынужден уйти, когда Моэги, отправленная Карин за Цунами, позвала её.
  Нежно поцеловав напоследок, блондин телепортировался в гостиничный номер, где был ранее с Хаку, и сел на кровать. Хаку прижалась к нему со спины, обнимая, но сам парень задумался о том, почему кто-то хочет убить за старую гостиницу и во что вовлек двоих своих любовниц.
  
  
**********
  
  Якумо была одета в белый спортивный бюстгальтер и узкие черные шортики для бега во время пробежки по деревне. Прошло уже больше недели со дня заседания совета и почти две с тех пор, как Наруто исцелил ее. Со дня исцеления она провела все свое свободное время за тренировками. По словам Сакуры, ее результаты в два раза превышали те, которые были раньше при хорошем самочувствии. Куноичи не могла сказать ей, как долго продлится эффект, однако Якумо решила выложиться по-максимуму. Добравшись до особняка Хокаге, Курама вошла в него и проигнорировала взгляды, полученные от окружавших людей, по причине своего внешнего вида.
  Добравшись до офиса Хокаге, она хотела было постучать, однако дверь открылась перед ней. Войдя, девушка увидела Хинату, которая и открыла дверь. Хьюга улыбнулась ей, отойдя в сторону и позволяя пройти. Принцесса клана Хьюга собиралась выйти в холл, однако перед этим задала вопрос:
  - Это все, леди Цунаде?
  Сенджу кивнула головой, и Якумо увидела в ее глазах тлеющий гнев.
  - Да, я хочу, чтобы ты нашла все, что сможешь, об этой компании, включая двух ублюдков, атаковавших моих генинов.
  - Да, миледи, - ответила Хината, отправляясь в архивы.
  Цунаде закрыла глаза, а когда посмотрела на Якумо, в них уже были искорки тепла. Девушка в первый раз за все время подумала о своем наряде.
  - Надеюсь, вы не против моей одежды.
  - Совсем нет, - улыбнулась Цунаде, - я понимаю, насколько ты занята. Как себя чувствуешь?
  - Фантастично, - жизнерадостно призналась Якумо, но после добавила: - На самом деле намного лучше, чем фантастично. Никогда бы не подумала, что человек может чувствовать себя настолько хорошо. - Слегка нервничая, она задала вопрос: - З-зачем вы меня вызывали?
  - Это связано с запросом, который ты сделала, чтобы присоединиться к тренировкам с действующими шиноби и вступить в их ряды. Ты успела закончить академию, но была вынуждена бросить все, когда Куренай запечатала Идо. С тех пор у тебя началось физическое ухудшение, - мягко произнесла Цунаде, успокаивая девушку.
  - Знаю, леди Цунаде... но я становлюсь сильнее.
  - Якумо, я не собираюсь запрещать тебе пытаться. Я просто стараюсь уберечь тебя от перенагрузок. Если ты не пройдешь минимум, придется ждать следующей попытки через шесть месяцев. Однако если ты просто подождёшь, то будет экзамен через три месяца, - кивнула Цунаде. Видя, что ее слова дошли до главы Клана Курама, выйдя из-за стола, она ободряюще положила руку на плечо девушки. - Якумо, я не сомневаюсь, что ты когда-нибудь станешь прекрасной куноичи. Однако спешка и переусердствование плохо скажутся на твоих обязанностях, которые ты должна выполнять. Тебе необязательно гнаться за рангом, ведь более важно быть великолепным шиноби и хорошо справляться со своей работой.
  - Вы намекаете на Наруто и Рока Ли? - прояснила для себя Якумо.
  - Именно, - сказала Цунаде, отходя от женщины и снова садясь за стол.
  - В таком случае не могли бы вы пересмотреть мою просьбу и перенести дату?
  - Конечно, ты можешь заполнить необходимые документы для пересмотра внизу.
  Якумо кивнула и, поняв, что встреча уже закончилась, повернулась, чтобы выйти, но остановилась, когда коснулась дверной ручки:
  - Леди Цунаде... а Наруто в деревне?
  - Да, а почему интересуешься?
  Якумо покраснела, вспомнив о случае в ванной, а также о тех мыслях, которые испытала с тех пор.
  - Ну... эм-м... Я искала его, но у меня такое чувство, что он избегает меня.
  Цунаде повернулась, смотря в окно и подозревая, что причина заключалась в эффектах от испорченной чакры, которые должны были пройти со временем. Так как прошло уже почти две недели, блондинка знала, что чакра Наруто не была причиной, почему девушка, стоявшая перед ней, искала его.
  - Уверена, это просто твое воображение. - Закрыв глаза, Сенджу почувствовав, что Наруто был в своей квартире и не был с кем-либо из любовниц. - Думаю, сегодня он отдыхает дома. Уверена, что если ты туда сходишь, то непременно найдешь его.
  - С-спасибо вам, - взволновалась Якумо, выходя из кабинета, спеша проверить, права ли была Хокаге.
  
  
*********
  
  Наруто зевнул, почесывая спину, направляясь к холодильнику и наслаждаясь спокойным днем дома. Парень открыл свой холодильник и достал коробку с молоком, взболтав ее. Джинчурики только собирался выпить его, как в дверь квартиры постучали. Не почувствовав кого-либо из любовниц, он решил проигнорировать, но, когда постучали более настойчиво, подумал, что не помешало бы увидеть, кто это мог быть. Одетый только в боксеры и майку, он нараспашку открыл дверь.
  Его глаза расширились, как и у Якумо, когда они увидели наряды друг друга. Первой отреагировала девушка, отвернувшаяся от него.
  - Извиняюсь.
  - Да все нормально. На самом деле, я сейчас одет побольше в сравнении с прошлой встречей. Хочешь зайти? - улыбнулся Наруто, опустив взгляд.
  Якумо не повернулась, однако кивнула головой. Наруто отступил назад.
  - Тогда милости просим.
  Девушка повернулась и чуть ли не врезалась в дверную раму, но, скорректировав угол, избежала столкновения. Она последовала за Наруто в квартиру.
  - Мне одеться?
  - Все нормально, - села Якумо на кровать Наруто, - думаю, мы и так уже достаточно много увидели друг у друга.
  - Хочешь что-нибудь выпить? - спросил Наруто, снова идя к холодильнику. Якумо покачала головой, так что парень схватил коробку с молоком, которую брал раньше, и сделал большой глоток, садясь в свое коричневое кожаное кресло. Широко улыбнувшись, он поинтересовался: - Как твое самочувствие?
  - Думаю, ты и так знаешь, - произнесла Якумо, странно посмотрев на Наруто.
  - О ч-чем ты?
  - Я о том, как ты меня исцелил, - наблюдала девушка за его странным поведением, чтобы определиться с тем, зачем она здесь.
  - Э-это так, - встал Наруто, чтобы вернуть молоко на место.
  Когда парень проходил мимо нее к холодильнику, Курама схватила его за руку.
  - Наруто ... почему?
  - Я уже говорил тебе, - удивился он тому, почему девушка так отчаянно нуждалась в ответе.
  - Я-я знаю... но кроется ли нечто большее за всем этим? Волны чакры не было достаточно для того, чтобы исцелить меня, иначе тебе не пришлось вторгаться в мою ванную. Поскольку ты уже знал, что она произойдет, это значит, что ты стоял за первой.
  Наруто уставился на нее, изумившись, и Якумо поспешила пояснить:
  - Я долго болела, поэтому читала множество книг о заговорах. Я верю, что бы ты ни замышлял, все это на благо деревни. Я не сомневаюсь в этом, но есть ли что-то еще?
  - Ну... эм-м... Я не совсем уверен, что ты имеешь в виду, - ответил Наруто, не понимая, почему вдруг начал покрываться потом, сидя на краю кровати.
  Затем Якумо шокировала его еще сильнее:
  - Сакура вовлечена в твой заговор, что очевидно. Но я рискну предположить, что леди Цунаде и леди Тсуме тоже участвуют в нем. Цунаде, очевидно, из-за того, насколько вы близки. А Тсуме была той, кто представил законопроект, вызвавший такую суматоху между Хокаге и Данзо.
  Якумо скользнула ближе к Наруто, вынуждая его шумно сглотнуть, поскольку добавила соблазняющие нотки в голос:
  - Мы имеем побочные эффекты моего исцеления, которые надо рассмотреть.
  Девушка положила руку на его боксеры, отчего блондин слегка подпрыгнул, не привыкший быть тем, кого соблазняют.
  - К-какие побочные эффекты? - поинтересовался он.
  - Ну, знаешь, - гортанно произнесла она ему на ухо, пока блондин смотрел перед собой, - те, из-за которых моя киска покалывала, когда я думала о тебе. Оно исчезло со временем... однако сейчас это чувство вернулось.
  Наруто повернул голову, чтобы посмотреть на нее, и Курама воспользовалась возможностью и поцеловала его. Наруто не ответил, удивившись сильнее, чем когда-либо, однако, когда ощутил, как ее язык пробежал по его губам, парень разорвал поцелуй.
  - Ч-что нашло на тебя?
  В глазах Якумо появились небольшая нервозность и страх, словно поняла, что, возможно, совершенно неправильно поняла ситуацию.
  - Я-я извиняюсь... Я слышала, что ты встречаешься с Аяме... однако со всеми этими женщинами, участвующими во всем... и из-за того, что я почувствовала после того, как ты исцелил меня, подумала... - Она замолчала, после чего выпалила: - Черт возьми, я идиотка... пожалуйста, забудь, какой дурой выставила себя.
  Наруто схватил ее за запястье, пытаясь не дать ей сбежать. Якумо выглядела так, словно собиралась вырвать руку.
  - Ты не ошибаешься.
  Якумо успокоилась и села рядом с ним, недоверчиво спрашивая:
  - Разве?
  Наруто кивнул, после чего улыбнуться:
  - Никогда не посчитал бы тебя любительницей теорий заговоров.
  - На самом деле, я и не была до тех пор, пока не заболела, и дядя Ункай признался мне, почему Идо оказался запечатанным внутри меня. Сказка о странном, но дружелюбном враче, запечатавшем еще более странную чакру внутри маленького ребенка, чтобы однажды уничтожить ее дом. Это как одна из тех теорий заговора, когда мальчик становился спящим агентом, чтобы однажды стать Каге, чтобы привести свою деревню к краху. С тех пор я была очарована ими.
  Наруто понимал ее точку зрения, однако чувствовал себя немного парноиком от того, насколько точно она все описала:
  - Тем не менее немного страшно, насколько легко ты связала все ниточки.
  - Не совсем, - призналась Якумо, - у меня было единственное доказательство того, без чего никто не сможет связать тебя и все происходящее.
  - Что это?
  Якумо схватила его за руку и прижала к тонкому материалу, скрывавшую ее киску.
  - Покалывание в моей киске, помнишь? - Она начала тереть ею свой пах, тяжело дыша. - Почти всю неделю все, о чем я могла подумать, так это насколько сильно я хотела, чтобы ты трахнул меня. Примерно через пять дней это прошло, и я поняла, что причина, по которой ты ушел, была в том, что ты знал, что я так себя почувствую. - Наруто ощутил, как шортики Якумо намокли, что в сочетании с возбуждающим голоском вызвало сильную эрекцию, которую хотел пустить в ход как можно скорее. - То, что ты знал, какой эффект оказывает твоя чакра, сказало мне, что ты использовал подобное раньше, и, учитывая свое личное знакомство с тем, какие ощущение испытываешь из-за нее, полагала, что ты, должно быть, использовал чакру раньше. - Наруто стал более активным участником процесса, проведя рукой по губкам киски Якумо, и начал теребить ее без подсказок. Девушка откинулась назад, застонав и положив руки на кровать, чтобы раздвинуть ноги еще шире, оставив одну из них на бедре Наруто.
  Девушка закрыла глаза.
  - Ох да... это намного лучше, когда ты делаешь это. Опираясь на теорию, я начала прислушиваться к различным слухам, связанным с тобой... м-м-м-м... Ты был бы удивлен, узнав, что есть целая группа владельцев магазинов, любящая посплетничать о тебе. Из них я узнала, что ты стал ловеласом, прежде чем остановился на Аяме, но ты не прекратил... она всего лишь прикрытие. О-она знает?
  - Конечно, - Наруто засунул руку в шортики Якумо, - все мои любовницы знают друг о друге. Но ты это уже предполагала.
  - Д-д-д-да-а-а, - прошипела Якумо, когда Наруто вставил палец в нее. Руки парня выскользнули из-под Якумо, отчего тело девушки упало на матрас. - Э-это был единственный способ, чтобы они эффективно работали друг с другом.
  Наруто вытащил руку из шорт Якумо и показал ей мокрый палец. Девушка покраснела, но, когда парень прижал его к ее губам, она тут же начала сосать его, словно маленький член. Наруто улыбнулся:
  - Как я понимаю, ты здесь для того, чтобы предложить мне свою помощь и стать одной из моих любовниц.
  - Да, - кивнула Якумо, принимая окончательное решение.
  Наруто наклонился, нежно поцеловав ее так, что у нее перехватило дыхание. Когда блондин отстранился, она уставилась на потолок затуманенным взглядом, пока не почувствовала, что ее бедра были подняты и Наруто стягивал с нее шортики. Когда он жадно смотрел на ее выбритую киску, она чувствовала себя немного застенчивой, поэтому передвинула руку, прикрывая свою щелку. Наруто с легкостью поймал ее запястье.
  - Почему ты пытаешься скрыть такую красоту от меня? К утру я буду хорошо знаком с твоим телом.
  Якумо выглянула в окно и увидела, что было все еще довольно светло.
  - Наруто, сейчас еще только начало дня.
  - Я знаю, как раз столько времени будет достаточно, - хищно усмехнулся Наруто.
  Глаза Якумо расширились от того, на что намекал блондин, но и от того, что в то же время своим ртом он прижимался к ее киске.
  - Ох, мой ... - промычала Якумо, когда джинчурики облизывал нижние губы, и завизжала, стоило ему засунуть язык в нее. Вскоре парень добавил еще и палец, продолжая фрикции несколько минут, пока Якумо не настиг первый настоящий оргазм. Хоть под воздействием чакры Наруто она мастурбировала практически сотни раз, но ни один из оргазмов, испытанный ею, даже не мог сравниться с этим. Из-за него ее взгляд остекленел и похоже, что душа оставила ее тело.
  Она продолжала игнорировать мир, пока Наруто не приподнял ее за бедра, пока они не оказались над ее головой. Он попытался сделал так, чтобы она сама держала их.
  - Ч-что ты делаешь? - смутилась она, пока Наруто стоял на кровати.
  Вместо ответа блондин просто вытащил свой затвердевший член и прижал его к влагалищу, заставив девушку зашипеть, словно та обожглась.
  - А как иначе я сделаю тебя одной из моих любовниц, Якумо? Это то, чего ты хочешь, не так ли? - Когда девушка кивнула головой, Наруто заскользил членом по ее щелке, увлажняя ее возбуждением. Посмотрев вниз он ототдвинул член и, устроившись у входа и помогая себе рукой, надавил на него, чтобы войти в плотный вход Якумо. - Узумаки вошел в нее медленно, помня о том, что, в отличие от большинства его любовниц, девушка не вела активный образ жизни, поэтому не удивился, когда почувствовал сопротивление девственной плевы. Остановившись, он предупредил: - Следующая часть будет болезненной.
  Якумо кивнула, понимая, о чем шла речь. Наруто отодвинулся, почти выходя, а затем резким толчком вперед смел тонкую преграждающую пленку. Якумо вскрикнула от боли, поэтому джинчурики прекратил движение. Когда боль притупилась, Якумо слегка кивнула головой, позволив Наруто двигаться в ней, постанывая от ощущаемых удовольствия и боли одновременно. Якумо почувствовала себя абсолютно раскрытой, когда смотрела на блондина, снова и снова вставляющего член в ее киску. Она чувствовала, как головка целовала ее чрево каждый раз, все больше и больше приближая к краю удовольствия. Наруто положил ладони на ее бедра, чтобы поддерживать позу, давая Якумо возможность использовать руки. Улучшив момент, девушка стянула спортивный бюстгальтер, оголив маленькую грудь, которую джинчурики тут же начал ласкать.
  Якумо качала головой вперед и назад, так как от удовольствия становилось тяжело сдерживаться, и она простонала:
  - Т-так, вот что такое секс... Спасибо... спасибо, за мое исцеление... Спасибо, что поделился этим со мной...
  Девушка стонала все громче и громче, приближаясь к критической точке, и Наруто улыбнулся ей, чувствуя приближение собственного оргазма. Для того чтобы кончить, он отпустил ее ноги, схватывая тело и подтягивая к себе одновременно с этим опускаясь на колени. Крепко прижимая девушку к своей груди, джинчурики прошептал ей на ухо:
  -Спасибо, что стала частью моей семьи, - после чего залил ее утробу жидким белым огнем.
  - Да-а-а-а! - закричала Якумо, кончив. Она была уверена, что умерла на несколько секунд, когда в ней взорвался белый, ослепительный свет, отчего ее глаза почти закатились к затылку. Наруто крепко обнял ее, пока девушка не вернулась из грез наслаждения. Нежно положив ладонь на его щеку, Якумо легонько поцеловала Узумаки и прошептала: - Думаю, мне понравится быть частью этого заговора.
  Наруто поднял ее бедра, пока она почти не слезла с его шеста, а затем резко насадил ее обратно.
  - Добро пожаловать на борт.
  Вскоре два новых любовника вновь преступили к изучению тел друг друга. Якумо была рада, что потратила столько времени на наращивание своей физической силы.
  
  
*******
  
  Кушина расслаблялась, так как Наруто сказал ей, что у него ничего не запланировано на этот день. Тем не менее она не была крайне удивленной, так как ожидала, что одна из его любовниц может воспользоваться этим свободным временем. По правде говоря, женщина была очень рада, что Наруто был с ними, ведь это говорило о том, что ее сын был невероятно счастлив с возлюбленными. Да и, признаваясь себе, по эгоистичной прихоти давала себе некоторые вольности в удовлетворении собственных потребностей, не опасаясь быть пойманной.
  Решив воспользоваться этим моментом, она села на кушетку, освещенную зеленым светом, и, задрав платье, начала дразнить киску, потирая щелку сквозь трусики. Она продолжала действие, пока не почувствовала, что нижнее белье стало влажным от возбуждения. Сдвинув материал в сторону, она раздвинула ноги, закидывая одну ногу на рукоять кушетки, а затем вставила палец между нижних половых губ.
  - М-м-м-м, - простонала женщина, в то время как другая ее рука сжимала и ласкала грудь через платье.
  Женщина закрыла глаза, чтобы побаловать себя некоторыми воспоминаниями о сексуальной жизни с мужем, в том числе и тем моментом, который привел к зачатию Наруто. Вытащив палец из своей киски, она поднесла его к губам, чтобы увлажнить и попробовать себя на вкус. Она давно поняла, что, несмотря на то, какие бы действия ни выполняла, все ее усилия были скорее умственными упражнениями. Поэтому причина, по которой она ощущала собственный вкус, состояла в том, что она пробовала это, прежде чем родить сына. Тем не менее женщина знала, что оно того стоит, так как это помогало ей немного утихомирить мысли о сексе, которые иногда одолевали ее.
  Вернув руку к вагине, Узумаки энергично потерла ее, начав двигать бедрами. Она проскользнула по спинке кушетки, пока не разлеглась на ней, и, опираясь ногой о рукоять, быстро поднимала бедра. Издавая громкие стоны, она подумала, что была близка к кульминации и поэтому попыталась уловить образ, который хотела использовать. Однако это было выбрано за нее, поскольку ее нога соскользнула из-за безумных движений, ударяя по лампе на столе.
  Лампа упала, стукнувшись об пол, и покатилась дальше. Несмотря на то, что она не сломалась, это вызвало смещение зеленого барьера, из-за чего женщина вышла из него как раз в тот момент, когда Наруто прижал Якумо к себе, шепча: 'Спасибо, что стала частью моей семьи'. Поскольку глаза Кушины были закрыты, то она увидела, прочувствовала и услышала каждый из стонов главы клана Курама. Узумаки закричала, кончая, когда ощущение проникновения пронеслось сквозь ее тело, а затем добило теплом, залившим матку Якумо. Однако все исчезло, когда лампа вернулась на стол, снова окутав тот зеленым светом. Перестав ощущать оргазм, Кушина осознала, что только что произошло.
  - О нет...
  Теперь она боялась следующего включения света.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 31
  Цель: Маки

  
  - Я и не подозревала, что ты уже расширил свое влияние за пределами деревни. - Обнаженная Якумо сидела на коленях столь же голого Наруто и держала его специализированную Книгу Бинго.
  Они расположились в его коричневом кресле, глядя в сторону окна, где как раз в это время солнце только начало подниматься над деревней. Наруто рассеянно провел пальцем по спине возлюбленной, когда она вернулась к просмотру книги, разглядывая, у кого был красный X через их фотографии, а у кого он отсутствовал. Когда девушка дошла до своей страницы, она улыбнулась блондину и нарисовала на своей фотографии такой же Х.
  Наклонившись вперед, Наруто, глядя, на чьей фотографии она уже была, заметил, что это была страница с Темари.
  - Да, но совсем чуть-чуть. - Узумаки откинулся обратно на спинку кресла. Он объяснил, как и почему очаровал куноичи за пределами Конохи, а затем снова погрузился в тишину.
  Якумо нахмурилась и заёрзала своей задницей на коленях Наруто. Уловка сработала, заставив парня снова сосредоточиться на девушке.
  - Я должна быть расстроена тем, что сижу на коленях голой, а ты, кажется, предпочитаешь быть в миллионе миль отсюда, - надулась девушка, притворяясь обиженной.
  - Извини, - рассеянно проговорил Наруто, чуть улыбаясь. - Я не хотел всё это вываливать на тебя. Просто временами мне трудно понять, что я должен делать.
  - Насчет чего? - Якумо откинулась назад и положила открытую книгу лицевой стороной на подлокотник.
  После нескольких минут обдумывания и молчания Наруто нарушил тишину:
  - Напряженность между шиноби в тренировочном лагере растет. Многие, кажется, достигают точки кипения, но я уже не знаю, что можно сделать, чтобы остановить это. По словам Цунаде, ситуация ухудшается даже с теми, кто раньше старался не обращать внимания на все эти перепалки, и я не знаю, как исправить эту проблему. На мой взгляд, деревни так долго были комом в горле друг у друга, что даже те, кто никогда не встречал шиноби из другой деревни, все равно питают ненависть к ним.
  Якумо кивнула, понимая то, о чем говорил Наруто. Она никогда не встречала шиноби Селения скрытого Камня, но была зла на эту страну, так как именно шиноби Ивы был виноват в травме ее дяди.
  - Пережить такую ненависть будет сложно.
  - Да, - согласился блондин, - я задавался вопросом, возможно ли уничтожение такой иррациональной ненависти. И у меня появились кое-какие задумки, которые я стремлюсь воплотить в реальность, хотя это может занять какое-то время, прежде чем принесет плоды. И как бы мне ни было жаль, но это не поможет нам здесь и сейчас. - Наруто оперся головой о локоть, которой был на подлокотнике, и выдохнул: - Вместо того чтобы просто сидеть здесь, думая о проблеме, мне стоит осуществить свой лучший план действий, который состоит в том, чтобы пойти и хоть что-нибудь сделать.
  - Что?
  - Я не знаю, - признался блондин, - но придумаю что-нибудь.
  Якумо нежно улыбнулась и склонила голову к нему на плечо, поцеловав в щеку, а затем прошептала ему на ушко:
  - Я знаю, что ты это сделаешь. - Продолжив сидеть на коленях, девушка взяла книгу обратно на руку. - Кого ты собираешься преследовать дальше?
  - Честно говоря, этого я тоже не знаю, - пожал плечами Наруто. - В течение последних нескольких месяцев я не был действительно активно нацелен ни на кого для своих амбиций. С тех пор, как завоевал Шихо.
  - А что насчет меня? - спросила Якумо. - Я ценный актив для твоей цели?
  - Это уж точно никогда не вызывало сомнений, - улыбнулся Наруто и поцеловал ее в плечо. - Но это ты соблазнила меня, помнишь? Правда, сейчас, когда наше влияние в Конохе обеспечено, настоящие трудности только начинаются, и я не знаю, с чего начать. За исключением нескольких женщин, которых я встречал на разных миссиях за пределами деревни. На самом деле у меня нет реальных связей, на которые можно положиться.
  Якумо перескочила на запись после Мацури в Книге Бинго к первой безымянной куноичи.
  - Почему бы не начать с соблазнения женщины в деревне, в которой у нас уже есть тесные связи?
  Перевернув книгу, девушка показала ему запись о привлекательной куноичи с голубыми глазами. У нее были темные волосы, которые были едва видны из-под тюрбана, и фиолетовые отметины на щеках.
  Наруто уставился на фотографию, слегка покачав головой.
  - Она прекрасный пример того, кто виноват в том, что происходит в тренировочном лагере. - Якумо перевернула книгу, чтобы прочитать, что Наруто имел в виду, но он тут же объяснил: - Маки - один из лидеров жесткой линии Джосеки. - Девушка посмотрела на Наруто в замешательстве, поэтому он поспешил добавить: - Он версия Данзо из Суны. - Блондин усмехнулся, когда ее лицо скривилось от отвращения, и продолжил: - Я встретил ее однажды во время обеда, на котором присутствовал Совет Суны, хотя тогда я был всего лишь кавалером Темари. Мне показалось, что она не полностью закрыта, но, по словам Темари, Джосеки не стал бы тратить на нее силы и ухаживать за ней, как за своей заменой, если бы не верил, что она последует по его стопам.
  - Разве это не значит, что тебе тем более нужно попытаться открыть ей глаза?
  - Я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать, но она вряд ли захочет проводить много времени с шиноби Конохи. Как я уже говорил, она не казалась полностью замкнутой, когда я бросил вызов Джосеки, но это было лишь из-за того, что я был под Хенге. Очень вероятно, что если бы я не был, то мог бы сказать то же самое, и она не была бы столь восприимчива. - Блондин перевел взгляд и посмотрел мимо Якумо на деревню. - Причина в том, что мы несем ответственность за смерть ее команды и сенсея... Это было во время вторжения Звука.
  - Наруто, нас атаковали Песок и Звук. Я имею в виду...
  Узумаки печально улыбнулся и обхватил ее за щеки, приложив большой палец к губам. Якумо наклонилась к его руке, положив ее сверху и закрыв глаза, чтобы почувствовать тепло, которое от него исходило.
  - Боюсь, в этом и есть суть проблемы, с которой мы столкнулись. Мы считаем, что правда на нашей стороне. Но Суна чувствует, что они были также правы, нападая на нас, так как торговые отношения, которые у нас с ними были, их обанкротили. В конце концов, кто был прав, а кто неправ, не имеет значения, ведь именно живые будут продолжать нести воспоминания о покойных. А это означает, что, даже если мы теперь союзники, у нас не возникнет проблем с убийством друг друга в будущем, чтобы отомстить за эти потери. И, к сожалению, у меня нет ответа на этот вопрос, поэтому я думаю, что лучшее, что могу сделать, - это помочь Темари попытаться ограничить успех зачинщиков, которые используют старые ошибки, чтобы вызвать проблемы.
  Звук ключей от дверей Наруто привлек их внимание, но никто даже не думал паниковать, поскольку они прекрасно могли чувствовать, что человеком по ту сторону двери была Аяме. Войдя в комнату, она бросила на стол почту и улыбнулась им двоим, прежде чем с игривыми нотками и блестящими глазами задала свой вопрос:
  - Я понимаю, что ты 'занят' своей новой девушкой, но почему не пришел в ресторан на ужин прошлой ночью?
  - Извини, - улыбнулся Наруто, - мы заказали бы доставку... но я сомневаюсь, что ты смогла бы вернуться в магазин, чтобы закрыть его, после того как мы бы закончили.
  Улыбка Аяме превратилась в похотливую, и она стянула рубашку, в которую была одета, через голову, двигаясь к креслу, в котором сидели молодые люди. Девушка приблизилась к паре, протянув руку Якумо, и та тут же её пожала.
  - Я Аяме. Приятно познакомиться.
  Якумо улыбнулась, находя этот момент чем-то из ряда невероятным, и это ощущение только возросло, когда официантка встала на колени на полу между ее ног и любовником.
  - Давай посмотрим, оправдана ли твоя забота.
  Аяме опустилась лицом к паху Наруто и Якумо, но перед тем, как взять мягкий орган в рот, слегка его лизнула. Глава клана Курама наблюдала как загипнотизированная за действиями девушки, пока те снова не вернули член Узумаки к жизни. Как только он снова стал твердым, гордо привстав, взгляд официантки переместился на двух сидевших перед ней, отчего Якумо стала чаще дышать. Наруто застонал, вынудив куноичи оглянуться, а когда девушка увидела выражение чистого блаженства на лице блондина, то вернула взгляд на Аяме. Промокшая от интересного представления Якумо не могла оторвать глаз от происходящего. Аяме позволила члену Наруто вырваться из своего рта, и куноичи подпрыгнула, когда он отскочил назад, ударив ее киску.
  Аяме рукой поддразнивала кончик члена Наруто, пока посасывала его яйца. Двигаясь вверх, она пробежалась язычком по нижнему основанию члена, пока не дошла до головки, и закрутила язык вокруг него, улыбнувшись двум сидевшим перед ней. Затем она словила на себе удивленные взгляды обоих, отодвинув член в сторону и опускаясь губами к киске Якумо.
  Глава клана Курама ахнула, когда язык Аяме начал вылизывать ее половые губы, совсем скоро заставив ее и вовсе застонать. Не забывая про блондина, официантка Ичираку быстрее и быстрее гладила его член. Наруто и Якумо посмотрели друг на друга и улыбнулись, начав горячо целоваться. Не отрывая губ от рта своей возлюбленной, Узумаки поднял руки к ее груди и начал ласкать соски. Стоны главы клана Курама и Джинчурики становились все громче, пока они целовались, а Аяме увеличивала темп, вылизывая киску и поглаживая член Наруто еще усерднее.
  Они разорвали поцелуй, когда Аяме внезапно остановилась и встала. Она схватила Якумо за руки, потянув ее на ноги, и поцеловала, позволив лидеру клана попробовать себя на своих губах. Через минуту они отдалились, хотя их языки все еще были связаны тонким следом слюны. Обе девушки повернули головы, чтобы посмотреть на Наруто, и каждая из них протянула руку своему возлюбленному. Потянув блондина на ноги, его потащили к кровати, куда Якумо забралась первой и хотела пробраться выше, но Аяме схватила ее за лодыжку и потянула на себя, снова прижимаясь своими губами к ее киске. Вскоре Курама уже не могла сдерживаться и громко застонала, чувствуя умелый язычок внутри.
  Наруто пристроился позади наклонившейся официантки и, потирая свой член напротив входа в её влагалище, медленно вошел туда, после чего Аяме присоединтлась к Якумо, громко вскрикнув от удовольствия. Через мгновение Узумаки схватил ее за бедра и начал двигаться, глубоко проникая в свою возлюбленную. Его мощные толчки постоянно увеличивали и уменьшали давление, которое Аяме оказывала на киску Якумо, пока вылизывала ее.
  Курама застонала и наклонилась, чтобы посмотреть на тело, пока официантка стимулировала ее мокрую киску. Куноичи ласкала свою грудь одной рукой, а другой спустилась вниз по телу, пока не запустила пальцы в коричневые волосы Аяме. Сначала бедра Якумо двигались постепенно. Но вскоре амплитуда движений стала размашистее, и девушка потёрлась киской о рот Аяме, пытаясь помочь официантке приблизить ее к оргазму.
  Наруто наблюдал за происходящим, продолжая двигаться в Аяме. Он крепче сжал ее бедра, чтобы замедлить обратные толчки девушки, которые она делала, чтобы сделать движения более глубокими, и усмехнулся, когда та попыталась протестовать, но не смогла оторвать рот от киски Якумо из-за того, что глава клана схватила ее за волосы. Узумаки полностью погрузил свой член в нее, а затем медленно вытащил, воспользовавшись моментом, чтобы насладиться тем, как киска Аяме обхватила член, пытаясь предотвратить его выход изнутри. Обратный ход был таким же медленным, и становилось все сложнее удерживать Аяме, боровшейся против его хватки. Он отступил медленно назад еще раз, но быстро толкнулся вперед, заставив официантку громко застонать, а затем снова начал быстро в нее вколачиваться.
  Неожиданно Якумо закричала и напряглась, покрывая лицо Аяме своими соками. Немного отойдя от оргазма, девушка расслабилась и опустилась обратно на матрас, при этом ее хватка ослабла, позволив девушке вырваться. Аяме быстро выпрямилась и повернулась, чтобы поцеловать Наруто и они смогли вместе насладиться вкусом Якумо.
  - М-м-м-м, - промурлыкала Аяме, когда поцелуй остановился так же резко, как и член, двигавшийся внутри нее.
  Наруто застонал, когда ее влагалище сжалось вокруг его члена, а затем толкнул официантку назад, пока она не успела приподняться. Девушка присела, положив ноги на матрас, и Узумаки приблизил руки к груди Аяме, когда она потянулась за ним, чтобы схватить блондина за затылок. Наруто нащупал одну грудь и начал катать ее сосок между пальцев.
  - Ах... как хорошо... - застонала она, снова повернув голову назад, запечатав губы Наруто в поцелуе.
  Стеклянный взгляд Якумо прояснился, и ее внимание переместилось от потолка к связанным любовникам. Ее встретил прекрасный вид на киску Аяме, которую в это время трахал Наруто. Девушка слабо перевернулась к ним лицом. Затем глава клана Курама поползла вперед и стала лизать местечко, где были связаны два любовника. Стоило только языку Якумо забегать по киске и члену пары, как они оба застонали. Куноичи положила руки на колени Аяме, прижимая еще сильнее лицо к тому месту, где соединялись два любовника. Продолжая целоваться с Наруто, девушка неожиданно издала стон, который совсем скоро превратился в крик из-за того, что Якумо зажала ее клитор.
  Наруто хмыкнул, пытаясь сдержаться и не кончить, когда киска Аяме сжала его мужское достоинство в попытке заставить освободить семя. Блондин не стал долго раздумывать, в конце концов решив сдаться, и выстрелил, заполняя все внутренности Аяме своим густым белым кремом. Он быстро вытащил член из приятного плена, чтобы Якумо, так радовавшая Аяме ртом, тоже получила свою награду в виде семени, которое попало куноичи на лицо. Наслаждаясь вкусом, она двинулась в сторону, и Аяме упала на кровать, задыхаясь от удовольствия.
  Стоило только Якумо воспользовался возможностью и сомкнуть губы вокруг его чувствительной головки, Наруто застонал. Она кружила языком вокруг кончика члена, заставив Наруто закрыть глаза от ощущений, пронзавших его тело. Через некоторое время он опустил глаза и увидел, что Аяме перевернулась, смотря на него. Увидев до сих пор голодный взгляд в ее глазах, блондин подумал, что, скорее всего, это он будет тем, кому позже придется беспокоиться о своих обязанностях.
  
  
************
  
  
  Наруто сидел в своём кресле, держа в руке почтовый конверт, который для него принесла Аяме, и прошелся взглядом по потным, но довольным и удовлетворенным девушкам, которые, обнимаясь друг с другом, спокойно спали. Он был удивлен тем, что в конце концов оказался прав, когда Аяме не пошла открывать свою раменную этим утром. Его взгляд переместился к Якумо, и Наруто уже не в первый раз обрадовался, что оставил клона под Хенге, чтобы заменить ее накануне вечером. Вернув свое внимание обратно к почте, парень отбросил счета и нежелательные письма, пока не увидел то, которое привлекло его внимание почерком на конверте. Открыв письмо, он прочитал там следующее:
  
'Эй, ученик, давно не виделись. Я верю, что у тебя все хорошо, ведь так? Цунаде ничего не объясняла в своем последнем послании, но я почувствовал, что что-то ее беспокоит. Ты говорил с ней о своих проблемах, не так ли? Я надеюсь, что зря волнуюсь. Но, полагаю, это не имеет значения. Я уверен, что в конце концов она надерет тебе задницу, чтобы показать правду'.
  Наруто усмехнулся, думая о более приятных способах, которыми его возлюбленные показали ему, что его опасения были необоснованными, и через мгновение вернулся к письму, которое читал.
  
'Моя поездка оказалась гораздо более полезной, чем я сначала ожидал. К сожалению, в настоящее время я только спугнул несколько второстепенных персонажей для своей книги. Тем не менее я считаю, что сделал достаточно, чтобы назначить встречу, и уверен, что она у нас будет довольно продуктивной.
  От себя лично: проверь печать в конце этого письма, я думаю, тебе понравится. Уверен, что ты придумаешь отличное применение для техники, которую там найдешь'.
  Наруто мог поклясться, что слышал извращенный смех своего учителя, который он, скорее всего, выпустил из-за нескольких пятен крови, которые появились на письме, словно усеивая последнее предложение Джирайи. Узумаки активировал печать, и на его коленях появился свиток. Открыв его, он прочитал название техники: 'Техника призрачного побега'. Погрузившись в свиток, блондин понял, что знал, над чем он будет работать позже.
  
  
**********
  
  Карин отметилась у дежурного чунина у главных ворот, что она прибыла, окруженная своими генинами-телохранителями. Она улыбнулась, когда ступила на территорию деревни, и по-доброму спросила:
  - Как поживаешь, Узумаки?
  Красноволосая слышала, как Моэги пискнула, пытаясь спрятаться за ней. Наруто заметил и попытался заглянуть за Карин, но молодая куноичи его оттолкнула:
  - Не смотри на меня, Босс.
  Карин улыбнулась, поскольку теперь она была совершенно уверена, что молодой генин без памяти влюбилась в возлюбленного красноволосой, еще раз убедившись в своих выводах, после того как Моэги быстро отвернулась, как только Наруто перестал заглядывать за спину Карин.
  Узумаки опустился на колени и, чтобы утешить, положил руки генину на плечи, которые дрожали, как будто девушка была на грани срыва.
  - Эй, - мягко сказал блондин, - нечего смущаться. Вы бы видели меня после нескольких моих сражений, и, кроме того, Цунаде уже мне рассказала, что благодаря своим усилиям вы защитили мою новую семью.
  Моэги оглянулась через плечо, показывая ему несколько синяков, которые все еще красовались на ее лице. Она выглядела так, будто собиралась что-то сказать, но вместо неё это сделал Удон:
  - Я не знал, что вы связаны с нашим клиентом. Она даже упомянула, что у вас почти нет кровной связи.
  Наруто посмотрел на Удона:
  - Разве другие кланы не считают членами своей семьи даже тех, с кем они не связаны напрямую?
  - Я не в курсе, - ответил Удон как ни в чем не бывало, когда Моэги повернулась лицом к Наруто.
  - Думаю, я рада, что не являюсь членом одного из них, - забавлялась Карин.
  Узумаки немного приподнял голову Моэги за подбородок, прежде чем снова встать.
  - Вы лучше поговорите с Хокаге, уверен, она захочет узнать, что произошло, из первых рук.
  - Босс, - позвал Конохамару, прежде чем Наруто смог уйти с Карин, и дождался, когда блондин остановится и оглянется в его сторону. - Нам нужно стать сильнее.
  - Тогда увидимся на тренировочной площадке позже, - кивнул Наруто.
  Моэги и Конохамару улыбнулись и побежали вслед за Удоном, чьи эмоции, кажется, ничуть не изменились. Карин не сводила глаз с третьего генина, следовавшего за товарищами по команде, чем вызвала у Наруто желание спросить:
  - Что такое?
  - В нем есть что-то, из-за чего я ему не доверяю, - ответила Карин, поворачиваясь к парню и направляясь в деревню.
  Она ожидала, что Узумаки тут же поручится за него, поэтому была удивлена его вторым вопросом:
  - Что ты имеешь в виду?
  У нее вылетели все мысли, так как она ожидала, что ей придется убеждать своего возлюбленного, но, быстро собрав их вместе, красноволосая сказала:
  - Есть несколько вещей, которые никак не укладываются у меня в голове. Когда мы были на пути к Стране Волн, он чуть не заметил Хаку. Кстати, скажи ей спасибо за помощь. - Наруто кивнул, и она продолжила: - Тем не менее, когда Вега почти заманил нас в засаду, кажется, он не обладал такими же острыми навыками. Затем был бой... он не потерял сознание, после того как столкнулся со своим товарищем по команде. У человека, который теряет сознание, чакра останавливается, словно человек отключил свет. Его же быстро начала останавливаться, но недостаточно. Это тонкое различие, и я не думаю, что большинство сенсоров смогли бы уловить его...
  - Что ты предлагаешь? - озаботился Наруто.
  Карин хотя и не имела категорического ответа, но всё же попыталась:
  - Не знаю. Может быть, я слишком много надумала. Возможно, он просто запаниковал перед более сильным противником.
  Красноволосая не хотела, чтобы голос выдал ее беспокойство, не желая заставлять Наруто думать хуже о человеке, с которым он вырос и, похоже, провел немало времени. Однако ей не пришлось и дальше переживать, поскольку своим ответом блондин успокоил девушку:
  - Или он принял сознательное решение позволить этим психопатам убить вас. - Карин кивнула. - Я буду следить за ним. - Узумаки, должно быть, увидел ошеломленное выражение лица девушки, поэтому усмехнулся: - Почему я не должен верить в твое шестое чувство?
  Карин мило ему улыбнулась и сменила тему:
  - Говоря о чувствах. Я почувствовала, что в последнее время появилось несколько новых печатей. Кто-то стал сильно занятым мальчиком. Тогда напрашивается вопрос: когда я получу хоть какое-то внимание к своей персоне?
  - Боюсь, тебе придется подождать еще немного, - вздохнул Наруто с некоторым сожалением, которое усилилось от вида разочарованного взгляда Карин, и он быстро объяснил: - Боюсь, мне придется покинуть деревню на некоторое время, поскольку меня отправили в тренировочный лагерь. Я ухожу сегодня днем и только что наметил планы с Конохамару и его командой, которые заберут мое последнее свободное время, прежде чем я уйду.
  - Дерьмо, - выругалась расстроенная Карин, но быстро успокоилась, понимая, что ничего не поделаешь, ведь она и сама знала о напряженности между шиноби Суны и Конохи, которое растет в тренировочном лагере, тем не менее девушка не позволила ему полностью сорваться с крючка. - Тебе лучше найти время, и я хочу, чтобы это было реальное тело, никаких клонов. - Наруто кивнул. - Ну, я надеюсь, обед тоже входит в эти планы? Может, пойдем в Ичираку?
  - Аяме не открыла его сегодня. - Наруто почесал щеку, надеясь, что Карин не спросит, почему.
  Глаза красноволосой сузились, когда она посмотрела на парня. Она имела хорошее представление о том, почему Ичираку-рамен сегодня не работал, но девушка позволила ему пропустить эти объяснения.
  - Тогда что ты предлагаешь?
  Узумаки предложил ей несколько ресторанов, о которых совсем недавно ему рассказала Хината, которая была там вместе со своим учителем после тренировок. Когда Карин согласилась и они направились в ресторан, Наруто никак не мог избавиться от своих мыслей, надеясь, что сможет быстро найти решение проблем, связанных с тюрьмой и напряжением в тренировочном лагере, чтобы уделять больше внимания своим возлюбленным.
  
  
**************
  
  Ино заблокировала удар, заставивший ее пошатнуться в сторону из-за силы, стоявшей за ним, даже при том, что Чоуджи не пытался причинить ей боль. Девушка тут же использовала импульс, избегая тени Шикамару, которая надвигалась с края поляны, пытаясь ее связать. Яманака бросила несколько кунаев в сторону леса, откуда простиралась тень, заставляя ее отступить, ведь хозяину этой тени пришлось подвинуться, чтобы избежать попадания.
  Когда руки Чоуджи начали расти и он попытался поймать Ино, она прыгнула на ствол дерева, на котором на мгновение задержалась, используя чакру, прежде чем прыгнуть к Акимичи, стоило его конечностям вернуться к нормальному размеру. В прыжке девушка нанесла ему удар, попавший по лицу, но блондинка на этом не остановилась, и уже через секунду последовала следующая атака. Ино крутанулась в воздухе и нанесла еще один удар ногой. Чоуджи немного отшатнулся от слабой атаки, хотя был удивлен, что, даже сдерживаясь, Ино стала настолько сильной. Шикамару воспользовался возможностью и снова направил свою тень в сторону блондинки, но та была готова, вытащив дымовые шарики, и, стоило ей приземлиться, бросила их, скрывая как себя, так и Чоуджи в дыму.
  Ориентируясь на Акимичи, девушка использовала ручные печати, принадлежавшие ее клану, и послала свою чакру. Через мгновение Яманака почувствовала, что они связаны, поэтому сделала шаг вперед. Чоуджи, появившийся из дыма, был пойман тенью Шикамару и замер.
  - Хорошая попытка, Ино, но я знаю, что твое дзюцу работает на линии видимости, ему не мешает дым или туман, - сказал Нара, появившийся из леса.
  Он ждал, пока дым рассеется благодаря тому, что Чоуджи продолжал бороться с его дзюцу, и, когда парень сделал достаточно для того, чтобы была видна область, которую он покрывал, глаза Шикамару широко распахнулись от неожиданности, поскольку Ино не лежала на земле без сознания, как это было обычно. Пока Нара прокручивал в голове возможные сценарии, Ино вскарабкалась по спине Чоуджи, за которую удерживалась ранее, используя чакру, и прыгнула с его плеча в сторону Шикамару, повалив того на землю. Держа кунай у его горла, она вынесла вердикт:
  - Ты мертв.
  Блондинка выпрямилась, когда Чоуджи наткнулся на них из-за Техники нарушения разума, которую она на нем использовала. Ино рассеяла дзюцу, которое вынуждало Акимичи воспринимать союзников как врагов, и он опустился на землю, где Яманака, воспользовавшись замешательством друга, приставила к нему кунай.
  - Ты тоже.
  Услышав хлопанье в ладони, девушка обернулась:
  - Как вам, Асума-сенсей?
  Асума вытащил сигарету изо рта и стряхнул пепел:
  - Достаточно, чтобы убедить меня, что хотя бы один из вас не расслаблялся, пока я был в тренировочном лагере.
  - Ах, Асума, - присел Шикамару, - ты говоришь так, будто мы по-прежнему работаем с тобой.
  - Эй, - усмехнулся учитель, - возможно, мы уже не команда 10, но я не могу сказать, что тренировал пару бездельников. Моя репутация будет растоптана. Меня радует, что я рекомендовал вас троих стать частью следующего притока новых шиноби для тренировочного лагеря. Сегодня днем я буду ждать вас у Главных ворот. Вот ваши указания. - Он передал документы, которые вытащил из своего жилета, Шикамару и Чоуджи. - Вы, ребята, можете вернуться. Я бы хотел еще пару минут похвалить Ино.
  Двое парней из бывшей десятой команды собрали свои вещи и ретировались, жалуясь на предстоящие трудности, наиболее близкие к их сердцу, поскольку было вероятно, что в ближайшие несколько недель будет хлопотно и ожидалось общее отсутствие достойной пищи. Асума покачал головой, улыбаясь, перед тем как сократил расстояние с Ино.
  - Я правда имел в виду то, что и сказал. Я впечатлен. Уметь не только отбиваться, но и бить этих двоих, - немалое достижение.
  - Спасибо, - смутилась Ино, сияя от редкой похвалы от своего учителя, хотя она должна была признать, что это было в основном из-за отсутствия ее усилий в прошлом. Они повернулись, чтобы последовать за ушедшими товарищами по команде, как блондинка спросила: - Как дела у Куренай-сенсей?
  - Она беременна и немного расстроена, что по большей части она переживает это в одиночку. Но она понимает возможность, которую этот тренировочный лагерь предоставляет для нашего ребенка.
  - Что вы имеете в виду?
  Асума зажег еще одну сигарету, прежде чем дать ответ:
  - Веришь или нет, у вашего поколения было больше положительных впечатлений от шиноби Песка, чем у всех остальных вместе взятых. Учитывая, что мы говорим о периоде вроде тех трех лет, прошедших с момента вторжения Звука-Песка, это довольно грустно. Вот почему я буду рассчитывать на то, что ты и другие сможете опираться на эти положительные впечатления, потому что те, кто хочет вызвать проблемы, испытывают более ста лет лишь ненависть и гнев. Но я надеюсь, что в результате этих учений между нашими двумя деревнями будет укрепляться связь, так что мой ребенок и Куренай будут знать Суну как наших близких друзей и союзников.
  - Ничего себе, - ярко улыбнулась Ино, - вы уже говорите, как папа.
  - Ну, лучше начать пораньше, так как через пару месяцев практика закончится и речи отца будут реальными, - усмехнулся Асума.
  Ино улыбнулась учителю и пообещала сделать все возможное, чтобы его надежда оправдалась.
  
  
**************
  
  Нанаби прыгнула через стеклянное окно и вскочила на ноги как раз в тот момент, когда о стенку здания ударило огненное дзюцу. Выглянув наружу, она увидела, что заключенная с номером "000", ухмылялась ей, опуская свою руку. Нанаби уже собиралась отскочить назад, но резко остановилась, глядя на то, как быстро среагировала и уклонилась Ноль, когда со стороны крыши прилетел четырехлопастный сюрикен и почти обезглавил ее. Коснувшись земли, сюрикен быстро вернулся обратно, туда, откуда его послали, и был пойман старшей куноичи из трио Таки. Как всегда, рядом с ней находились оба ее товарища по команде, которые не отставали от нее, даже когда темноволосая спрыгнула на землю, чтобы вовлечь Ноль в бой, используя тайдзюцу, и вступили в бой в качестве поддержки.
  Нанаби решила воспользоваться ситуацией, чтобы скрыться и выполнить задание, цель которого заключалось в том, чтобы захватить флаг, охраняемый командой, состоявшей из чунинов, охранников тюрьмы. В настоящее время на этот флаг были нацелены четыре команды. И хотя Нанаби считала, что мог быть и другой путь, например, если бы заключенные организовали совместную группу, чтобы напасть на охранников, она понимала, что победитель этих соревнований часто получал определенные льготы, из-за чего заключенные, как правило, оставались в пределах своих группировок. Тем более что некоторые призы приходилось делить. Нанаби была сама по себе и составляла одну из команд, как и Ноль.
  Она собиралась напасть на охранников со спины, но, открыв заднюю дверь здания, была вынуждена отпрыгнуть в сторону, встретившись лицом к лицу с открытым зонтиком, который через мгновение выстрелил потоком пламени. Нанаби вернулась обратно в комнату, через которую вошла в здание, и прыгнула через окно, как только в помещение вошел Шура из Синобазу.
  - Там! - крикнул он, указывая на ее летящую фигуру.
  - Оставь это мне, - ответил один из его товарищей, поднимая правую руку, которая больше походила на сверлильную установку.
  Направив руку вперед, он использовал свое оружие, чтобы разрезать стену и проделать отверстие для своих товарищей по команде.
  Нанаби проклинала все на свете, пока уворачивалась от металлической лески, которая пыталась обернуться вокруг нее. Ее взгляд устремился к человеку, на вид женщине, которая также служила Шуре в качестве лейтенанта Синобазу. Нанаби сузила глаза, увидев, как мужчины рассредоточились вокруг нее, размышляя над тем, что она о них узнала. Она знала, что, так же как и у ее нового тела, у них был прошлый опыт с Наруто и что в ходе этой встречи группа получила тяжелые ранения. Но, даже несмотря на свое жалкое состояние, они изо всех сил цеплялись за жизнь, благодаря чему были обнаружены местными властями, когда те обыскивали район, где шиноби Конохи сражались с Синобазу. А вскоре после этого были отправлены в тюрьму строгого режима Листа, где были перевербованы для надвигающегося восстания.
  Нанаби вернула свое внимание к настоящему, когда почувствовала, что кто-то к ней приближался. Она взглянула через плечо и увидела ту, кого и ожидала. Ноль. Женщина вернула ей взгляд, хотя темные очки, которые она носила, смягчили эффект. Все еще видя, что они были окружены, Ноль сказала:
  - Возможно, твой гнев лучше всего направить на тех, кто находится перед тобой.
  - Учитывая, что это твое огненное дзюцу отправило меня в то здание, я думаю, ты тоже это заслужила, - глядя в упор на женщину, процедила сквозь зубы Нанаби.
  - Если мы собираемся выбраться из этого, давай пока отложим наши разногласия, - пожала плечами Ноль.
  - Я думала, что ты не заинтересована в союзе.
  - Это всего лишь временное объединение, это не одно и то же.
  - Прекрасно, - ухмыльнулась Нанаби, направляясь вперед, чтобы встретиться с тремя ниндзя-недоучками.
  Лидер Шура поднял свой зонтик и выстрелил в нее потоком огня. Нанаби быстро опустилась на корточки и прижала руки к земле, после чего вокруг нее вырос купол из камня. Пламя ударило в него, не причиняя вреда женщине, хотя она знала, что барьер - это лишь временная мера и он только замедлит ее противников.
  - Оставь это мне, - попросил Токи из Синобазу.
  Вытянув вперед свою руку, он ударил в купол, который не мог противостоять алмазным наконечникам его оружия. Когда в нем появилось отверстие, мужчина обнаружил дыру в полу.
  - Что? - Он хотел было последовать за куноичи и спуститься вниз, когда она прекратила подавать чакру к ногам и упала с верхушки купола, разгромив его.
  Схватив мужчину за голову, она ударила его лицом об землю, а затем выскочила через дыру, которую он проделал, и разрушила купол позади себя, при этом слушая, как он ругался, прежде чем оказался погребенным под обломками. Нанаби быстро отпрыгнула назад, приземляясь как раз в центре груды, которую только что создала, чтобы избежать атаки леской Монджу. Уставившись на двух оставшихся членов команды, куноичи вычислила наиболее эффективные пути, чтобы разобраться с ними, но отвлеклась, когда почувствовала опасность, заметив сюрикен, брошенный седовласой куноичи, возглавлявшей трио Таки. Однако до того, как она переместилась, Ноль, используя Шуншин, оказалась за ее спиной и подняла кусок камня с груды, на которой они стояли. Она использовала его, чтобы заблокировать сюрикен, который в итоге попал в камень. Повернувшись, женщина бросила камень, словно диск, в Монджу, который успел установить барьер из проволоки между ними.
  Используя свою способность манипулировать камнем, Нанаби заставила его вращаться быстрее и направила его через зазор в металлической проволоке. Удивленный член команды Синобазу не успел вовремя уклониться и получил удар прямо в лицо, отправляясь в нокаут. Два товарища по команде седовласой куноичи Таки снова атаковали, бросив в их сторону уже кучу сюрикенов, но Нанаби переключила свое внимание на них, вращаясь, чтобы преградить им путь к Нолю. Вытянув руки, она создала волну, которая прошла через груду камней, заставив их обрушиться на трио Таки и поймать в ловушку, запирая под грудой камней.
  Шура воспользовался возможностью, чтобы выровнять свой зонтик с парой, но Ноль исчезла и быстро появилась снова перед ним. Ладонью она ударила его в челюсть, а затем подняла очки, когда он отшатнулся. С ее точки обзора Нанаби не могла видеть, что произошло дальше, зато глаза Шуры расширились, прежде чем он просто рухнул. Внимание Нанаби быстро переместилось к седовласой куноичи, которая спрыгнула с крыши и вытащила меч, чтобы нанести удар биджу. Но та подняла руки над головой, заставив груду камней сдвинуться и преобразиться в каменные щупальца, которые поймали женщину еще в воздухе. Она свирепо уставилась на Нанаби, однако это длилось лишь до тех пор, пока одно из щупалец не ударило ее по голове, вырубая.
  Нанаби повернулась к тому месту, где была Ноль, надеясь завершить бой, который они не так давно начали, но вместо этого обнаружила, что её нигде не было видно. Предполагая, что женщина направилась к цели, она быстро двинулась в нужную сторону, где охранники, наверное, уже заждались, когда же им надерут задницы.
  
  
*************
  
  Маки приземлилась на ветку и снова прыгнула, следуя за задней частью колонны своих товарищей из Суны. Оглядываясь вокруг, она увидела решительные лица своих соотечественников, приближавшихся к своей цели. На короткое мгновение Маки даже задалась вопросом, видела ли ее команда подобный пейзаж перед тем, как напасть на Коноху, и сочли бы они ее такой же красивой, как она. Мысли о команде, которая умерла в результате нападения на Коноху, вернули на первый план привычный гнев и ненависть. Тем не менее, когда эмоции достигли своего пика, девушка почувствовала, что начала успокаиваться, как только в мысли ворвался белокурый шиноби Конохи. Точнее, его глаза, сиявшие добротой, которую трудно было описать.
  В последнее время Маки стала замечать, что ее мысли возвращались к нему все чаще и чаще. И, скорее всего, это происходило ввиду события, которое случилось в первую ночь, когда он присоединился к Тренировочному лагерю. Ей, как и многим сторонникам жесткой линии Джосеки, было поручено разворошить старые раны и разжечь ненависть, чтобы заставить Гаару отправить их домой. Она не была точно уверена, почему Джосеки дал им такие указания, но полагала, что это для того, чтобы Суна была хорошо защищена, вместо того чтобы тратить значительную часть своих сил на военные игры.
  Девушка была единственной оставшейся в составе учебных сил, поскольку другие товарищи жесткой линии из первой группы были чрезмерно усердны и решили прямо противостоять шиноби Конохи со своими жалобами. Темари быстро разобралась с ними и отправила в Суну, заставив остальных членов вести себя более деликатно.
  Взгляд Маки упал на генина примерно того же возраста, что и Гаара. Его звали Томари, и, так же как и она, мальчик потерял важных для самого себя людей в ночь, когда Суна напала на Коноху. Маки, чтобы посодействовать своим товарищам-консерваторам, помогла Томари переварить некоторую информацию, используя его покойного отца, и направила гнев мальчика в нужное им русло. Она не хотела его втягивать, но это была чрезвычайная ситуация, поскольку Темари ясно дала всем понять, что дальнейшие оскорбительные действия и бои между Суной и Конохой приведут к тому, что виновные в этом ниндзя Суны будут отправлены домой и лишены статуса шиноби.
  
  
Воспоминания
  
  Маки присоединилась к ехидным замечаниям, наблюдая, как группа Конохи смеялась вокруг одного из многочисленных костров главного лагеря. Наконец благодаря последнему толчку Маки Томари не вытерпел:
  - Как насчет того, чтобы вы, кучка трусов и убийц, заткнулись и дали нам всем передохнуть?
  - Ой, перестань быть таким хлопотным, - ответил один из клана Нара по имени Шикамару. - Мы...
  - Кого, черт возьми, ты называешь убийцей? - гневно выпалил Инузука.
  - Эй, Киба, не надо, - среагировала Яманака, пытаясь притянуть Инузуку, чтобы он снова сел на бревно.
  - Нет, Ино, мне надоели все эти взгляды от таких придурков, как он. Мы не сделали ничего плохого. Они просто злятся, что, когда они попытались ударить нас в спину, мы отправили их восвояси, поджав хвосты.
  Продолжая попытки вывести из себя Кибу, чтобы тот первым начал бой с шиноби Суны, Томари сделал еще один шаг вперед:
  - Скажи это снова, ублюдок.
  Прежде чем Инузука смог ответить, парень нанес удар, который Киба был готов встретить своим, однако, вместо того чтобы ударить друг друга, их кулаки столкнулись с лицом Наруто, который, казалось, блаженно не знал о сложившейся ситуация между этими двумя. Он выронил чашку с раменом, который с воодушевлением ел, проливая бульон на землю. Все шиноби встали, готовясь к драке, которая должна была состояться, однако тут же замерли и устремили взоры к Наруто, когда он внезапно схватил Кибу, крича ему в лицо:
  - Эй, за что ты ударил меня? Из-за тебя я испортил одну из своих драгоценных чашек рамена!
  - Ты встал на моем пути... И этот придурок тебя тоже ударил! - воскликнул в ответ немного озадаченный Киба.
  Несколько шиноби Листа засмеялись от зрелища, как Наруто и Киба спорили, и некоторое напряжение из группы ушло, пока Томари снова не сказал:
  - Верно, это сделал я.
  - Почему? - повернулся к нему Наруто.
  - Не понял, - смутился шиноби Суны.
  Он указал большим пальцем в сторону Кибы:
  - Он признает, что это был несчастный случай, но ты говоришь так, как будто тебе все равно. Так что я хочу знать: почему?
  - Мне не нужна для этого причина, - сердито ответил Томари. - Я не могу дождаться, когда Гаара поймет всю правду про вас, ублюдков, и мы снова с вами будем сражаться. Тогда я наконец отомщу за отца.
  Наруто кивнул:
  - И ты считаешь, что драка с шиноби Листа, возможно, помогла бы твоим планам сдвинуться с мертвой точки? - Томари не ответил, но уставился в шоке на блондина. - Ну, если бессмысленный бой заставит тебя чувствовать себя лучше, как насчет того, чтобы нанести удар кому-то, кто не будет сопротивляться? - Наруто приглашающе помахал мальчику. - Ну, так что? Ударь меня еще раз. - Естественно, шиноби Суны не был готов к такому повороту, по крайней мере, до тех пор, пока Наруто не подлил масла в огонь: - Я уверен, что твой отец не...
  Томари размахнулся, а затем ударил Наруто по лицу:
  - Ты не можешь говорить о моем отце, сволочь из Конохи!
  Киба и несколько других шиноби Конохи приготовились атаковать, но были остановлены Шикамару, который использовал дзюцу своей семьи, связав их тенью. Маки видела, как блондин кивнул головой Наре, прежде чем повернуться лицом к генину, который ударил его. Наруто ничего не сказал, а просто уставился на шиноби Суны, что, к сожалению, побудило того снова нанести удар. В тот момент, когда Наруто снова выпрямился, подставляясь под еще один удар, Маки заметила, что Яманака убежала. Это было так же неожиданно, как и крики Темари:
  - Что, черт возьми, здесь происходит?
  Паника на лице Томари была очевидна, ведь он думал, что его карьера закончилась, по крайней мере, до тех пор, пока Наруто не сказал:
  - Ничего страшного, всего лишь небольшая дискуссия.
  Блондин повернулся лицом к куноичи и сразу же заметил, что, несмотря на то, что ее лицо смягчилось, глаза ожесточились, когда девушка увидела состояние его лица.
  - Наруто... - мягко прошептала она.
  - О, это, - перебил ее блондин, прикоснувшись к своему опухшему лицу. - Я так спешил поесть после сегодняшней тренировки, что даже не потрудился исцелить лицо в результате столкновения с деревом. Я так мечтал об ужине, что и не заметил его. Не волнуйся, со мной все будет в порядке.
  Маки наблюдала за тем, как взгляд Темари перешел от лица Наруто к руке Томари, которая все еще была вымазана кровью блондина. Затем она обвела взглядом всех присутствовавших:
  - В следующий раз помните, что любая невнимательность может быть фатальной, даже во время тренировки.
  - Отлично сказано, - отсалютовал Наруто девушке.
  На лице блондинки появилась теплая улыбка, прежде чем она ушла и обе стороны разошлись. Маки наблюдала за тем, как Киба кричал на парня, какой же тот идиот, а он, несмотря ни на что, просто улыбался в ответ, не поддаваясь на провокации. Утром девушка узнала, что место, расположенное рядом с лагерем, которое служило в качестве тренировочного поля, было разбито Темари, которая обрушила на него ее весь свой гнев. В отличие от своих собственных людей, которые хотели драться с Конохой, блондинка была уверена, что они проиграют. По крайней мере, это то, во что поверила в то время Маки.
  
  
Конец воспоминаний
  
  Маки вернулась к настоящему как раз в тот момент, когда командир ее группы и еще один сторонник жесткой линии дал сигнал остановиться. Приземлившись на ветку, девушка увидела флаг, который их отправили захватить, а также блондина, о котором она только что думала.
  - Черт, - выругалась куноичи Суны по имени Юката. Она, как и многие в ее возрастной группе, была влюблена в Гаару и теперь, когда он был с Сари, ей немного завидовала. Тем не менее Маки была более чем удивлена этой вспышке эмоций, так как знала, что девушка была профессионалом.
  - Молчи, - сердито приказал командир группы, отвечавший за миссию.
  - Прошу прощения, сэр. Просто вы не видели его во время тренировочной миссии несколько дней назад. Он и его напарник смогли переломить ход событий даже после того, как все, кроме их двоих, были ликвидированы, - усмирила свои эмоции Юката.
  Маки слышала подобные слухи еще с тех пор, как присоединилась к тренировкам. Она тоже не участвовала в том учении, так как оно было одним из первых, когда шиноби Суны и Конохи работали вместе, к тому же девушка сомневалась, что Темари хотела, чтобы люди, близкие к Джосеки, были частью этого учения. Тем не менее она не придала этому слуху значения, поскольку это была многодневная тренировка, и она закончилась той же ночью, когда блондин позволил себя побить. С трудом полагая, что чунин и генин могут превзойти превосходную по численности силу, она решила поверить в то событие, которому была свидетелем, хотя, видя взгляд ее коллеги-куноичи, было трудно не верить слухам. Однако ответственный шиноби был невозмутим.
  - Хм, этот слабак. Сомневаюсь. Черт, команда оставила его, потому что он был бы бесполезен в нападении, которое они, скорее всего, инсценируют. - Он оглянулся на своих людей, прежде чем снова сосредоточился на Томари. - Как насчет тебя, малыш? Хочешь еще раз надрать ему задницу?
  - Эм, конечно... - ответил он, хотя был потерян в мыслях.
  Принимая во внимание, что мальчишка мог быть обеспокоен слухами, командующий сказал:
  - Расслабься. Я отправлю несколько человек обойти его, и если будет похоже, что у него все же есть хребет, то мы раздавим его числом.
  - Хорошо, - не в восторге от этой идеи ответил Томари, подходя к сидевшему на земле блондину.
  - Эй, - ярко улыбнулся Наруто, вставая и растягивая ноги. - Похоже, я все-таки увижу какое-то действие, а то немного волновался, что буду скучать, так как Шикамару оставил только меня.
  Томари небрежно зыркнул на блондина:
  - Глупо было с твоей стороны говорить такое. Ты просто выдал тот факт, что ты один. Мог хотя бы притвориться, что в засаде ждут люди, чтобы заставить нас подходить к тебе осторожно.
  - Наверное, ты прав, - признался Наруто, хотя его хорошее настроение нисколько не изменилось. - Но, если у вашей группы есть даже наполовину приличный сенсор, он мог бы подтвердить это и без моих слов. И ваш командир все равно бы отправил тебя заманить меня в ловушку.
  Маки присмотрелась к командиру и заметила, как он корчил гримасы на блондина, читавшего его намерения. Она видела, как его лицо стало мрачным, как только блондин продолжил:
  - Ты не должен так удивляться, потому что это обычная тактика. Хотя с моей стороны было бы глупо попасться в ловушку из-за одного шиноби. - Маки почувствовала, что ее собственные опасения растут, когда Наруто оглянулся через плечо, а через мгновение снова развернулся к Томари лицом. - Кстати, надеюсь, ты не полагаешься на группу, двигающуюся с фланга. Они вряд ли смогут быть сильно полезны.
  И, как будто подчеркивая правдивость слов блондина, команда, которую командир послал за Наруто ранее, упала с деревьев, но не ударилась об землю только потому, что они были подвешены за ноги и связаны, словно коконы. Узумаки улыбнулся мальчику:
  - Надеюсь, это не вызовет больше негативных чувств между нами. Пожалуйста, помни, что мы всего лишь двое шиноби, выполняющие свой долг.
  Прежде чем Томари смог ответить, блондин двинулся вперед и ударил кулаком в живот генина, который успел только ахнуть, тут же рухнув на землю.
  - Черт, - выругался командир Суны. - В атаку!
  Более двадцати шиноби Суны выскочили из листвы деревьев перед блондином, но несколько из них были поражены кунаями, брошенными с деревьев позади Наруто, заставляя 'убитых' лечь на землю и притвориться мертвыми. Маки отметила, что командир был одним из них. Те, кто добрались до земли, ответили тем же. Наруто схватил Томари и использовал его, как щит, чтобы избежать нацеленные на него кунаи. Большинство, однако, были направлены на деревья позади него и невидимую силу врагов. Несколько облаков дыма дали Маки представление о том, с чем они столкнулись, что подтвердилось, когда из листьев выскочила куча клонов. Они пробежали мимо блондина, который присоединился к их рядам, бросив Томари на землю.
  Маки потянулась назад, чтобы прикоснуться к рулону ткани, привязанному к ее спине. Она направила в него свою чакру, а затем указала на Наруто, сокращавшего с ней расстояние. К ее удивлению, когда блондин был уже почти пойман, он сделал еще одного клона, которого бросил в сторону ткани.
  - Босс, ты ублюдок! - крикнул клон, когда дзюцу стало обматывать тканью протестующего клона.
  - Черт! - прокричала девушка, пытаясь закончить обертывание клона до того, как до нее добрался настоящий Наруто.
  Маки казалось, что она успевает, пока Наруто не прыгнул к ней. Но парень не достиг цели, потому что его отбросила миниатюрная куноичи с зелеными волосами и оранжевой челкой, обрамлявшей лицо.
  - Пакура? - удивленно спросила девушка, когда куноичи приземлилась перед ней.
  Она не ответила, что нисколько не удивило Маки, так как куноичи, как правило, держалась сама по себе, что вполне устраивало большинство шиноби Суны. Пакура безмолвно оглядела Наруто своими карими глазами и, не отрываясь от цели, нанесла удар ногой, но блондин заблокировал ее атаку и ответил ударом, благодаря которому Пакура схватила парня и использовала импульс, перебросив его через плечо.
  Клон схватил девушку сзади, позволив Узумаки вскочить на ноги. Блондин был вынужден сразу же отступить, поскольку Маки послала за ним рулон ткани. Пакура спокойным голосом спросила Наруто:
  - Ты клон?
  - Да, - ответил парень, сжав хватку.
  - Хорошо, - ответила куноичи, и около нее появился маленький огненный шар, который ударил клона в спину, заставив его мумифицироваться, прежде чем рассеяться.
  Внимание Пакуры переместилось на того, кто, по ее предположениям, был настоящим Наруто, и она проворно прыгнула в толпу клонов, легко рассеивая их с помощью кунаев. Маки собиралась поддержать товарища, но ее сбило с ног водяное дзюцу. Взглянув на того, из-за кого она промокла, она увидела двух жаб: одну - желтую, а другую - красную. Девушка собиралась послать свою ткань, чтобы связать их, но из-за того, что она была мокрой, то двигалась гораздо менее точно, чем ей хотелось. Жабы отскочили, расчищая путь для отряда Наруто, чтобы напасть на нее. Благодаря скомпрометированному дзюцу девушка быстро проиграла их объединенной мощи.
  Притворяясь мертвой, Маки наблюдала, как Наруто и Пакура сражались. Куноичи старалась изо всех сил, даже использовала освобождение пламени, хотя, как предположила девушка, оно было сильно ослаблено. Правда, даже несмотря на это, было заметно, что удары наносили небольшой, но все-таки урон, ведь каждый раз при попадании он кричал и просил воды. Было неудивительно, что вскоре Наруто так упорно начал их избегать. Пакура проиграла матч, когда снова появились две жабы, которые с помощью мощной струи воды отправили ее в воздух. Она грубо приземлилась на земле, но, прежде чем смогла оправиться, снова была отправлена в воздух техникой Наруто:
  - Узумаковский шквал!
  Несколько клонов пинали Пакуру, поднимая ее выше в воздух, в то время как один из них прыгнул с плеч товарища и на вершине своего полета ударил Пакуру ногой, отправив девушку вниз к земле в ожидающие руки Наруто, который легко поймал маленькую куноичи. Никто не был более удивлен ее нежной посадке, кроме самой Пакуры, которая покраснела, когда красивый блондин поинтересовался:
  - Ты в порядке?
  Выбравшись из рук парня, она встала на ноги и ответила:
  - Хорошо. Я мертва, похоже, мы проиграли.
  Нахмурившись от того, как куноичи скомкано все произнесла и быстро от него отвернулась, стараясь держаться подальше, Наруто хотел было спросить ее, почему она так нервничала рядом с ним, но был прерван Томари:
  - Значит, той ночью ты насмехался надо мной?
  Наруто повернулся к молодому человеку, как и к другим 'мертвым' шиноби Суны, которые теперь, когда битва закончилась, собирались отправиться в лагерь, чтобы сообщить о том, как выступила их сторона, и пожал плечами
  - Я думал, что дело в твоем отце.
  - Я не это имею в виду. Ты мог сокрушить меня. Так почему позволил бить себя? Чтобы показать, насколько я слаб?
  - Едва ли, - ответил Наруто, - я позволил тебе ударить меня, чтобы ты не ударил кого-то другого. Я не ударил тебя, потому что надеюсь, что однажды смогу назвать тебя союзником и другом.
  - Зачем?
  Улыбаясь, Узумаки ответил:
  - Потому что Гаара - мой друг, и избиение его шиноби разозлило бы его. Не говоря уже о том, что если однажды шиноби Суны будут следовать за мной, то я, конечно же, не хочу, чтобы это был тот, кого я разозлил, начав драку.
  Томари стоял, все еще держась за живот, куда его ударил Наруто.
  - Но ты такой сильный... Зачем принимать всякое дерьмо от кого-то?
  Наруто собирался ответить, но неведомая зеленая вспышка выстрелила в небо. Признав это как знак того, что тренировка закончилась, он направился в сторону лагеря. Проходя мимо Томари, он закончил:
  - Потому что наличие силы не делает человека сильным. Если у тебя есть что-то, что нужно защищать, но ты используешь силу, чтобы причинить вред тем, кто не согласен с тобой, это будет только принижать причину, из-за которой ты тренируешься, чтобы стать сильнее.
  Маки наблюдала, как блондин уходит, и не в первый раз спросила себя: что было в нем такого, что она нашла таким знакомым?
  
  
************
  
  Киёми была в библиотеке с кучей книг, уже отброшенных на стол рядом. Окончательно разочаровавшись, женщина закрыла очередную книгу и хотела было снова повторить поиск, но вошла Йоруичи. Держа сумку в руках, темнокожая сказала:
  - Вот книги, которые ты просила.
  - Спасибо, - ответила Киёми, схватив сумку и быстро вытащив из нее книгу, чтобы уже наконец-то начать читать, но остановилась, заметив, что ее коллега-биджу не ушла. - Все в порядке? Ты до сих пор не ощущаешь чакру?
  Услышав намек на беспокойство, Йоруичи щелкнула:
  - Во что ты сейчас играешь?
  - Что ты имеешь в виду? - вопросом на вопрос ответила Киёми, оторвавшись от книги.
  - Я имею в виду то, что сначала ты показываешь, что не злишься из-за того, что произошло, когда мы бросили тебя, но потом ты получила от меня то, что хотела, и быстро показала мне, что не намерена это забывать. Теперь ты притворяешься, что беспокоишься обо мне, поэтому просто скажи мне: чего ты хочешь? Черт, если это для Наруто, я все равно сделаю это. Мне просто надоело чувствовать, что ты подмазываешься ко мне ради чего-то.
  Киёми отвела взгляд, встав и направившись к окну. Она окинула взглядом деревню и закрыла глаза, чтобы почувствовать своего возлюбленного. Улыбаясь его утешительному присутствию, она снова повернулась, встретившись со своей коллегой лицом к лицу.
  - Я не могу винить тебя в том, что ты чувствуешь себя таким образом. Правда, я не пытаюсь манипулировать тобой. - Она кивнула в сторону книг. - Мне это не нужно. Все эти исследование для того, чтобы освободить наших товарищей.
  Йоруичи скептически посмотрела на Киёми:
  - Откуда такая внезапная перемена?
  - Наруто, - ответила девятихвостая биджу. - Он простил мне больше грехов, чем я хотела бы. Он всегда умудрялся смотреть на меня, как на женщину, которой я стала, а не на того, кто его обидел. Мой последний провал был еще одним примером. И все же я не могла сделать то же самое для тебя и других из-за ошибки, совершенной в молодости. За это мне жаль, и я прощаю тебя.
  Йоруичи уставилась на Киёми, которая мягко улыбнулась ей, несмотря на нервозность, которую она чувствовала. Красноволосая слегка протянула вперед руки, и Йоруичи кинулась навстречу, обнимая и тихонько плача, уткнувшись в плечо Киёми, которая нежно прошептала:
  - Я тоже скучала по тебе... сестра.
  Киёми чувствовала, что ее собственные глаза становились влажными, поскольку признание семейной связи между ними заставило ее коллегу-биджу зареветь еще сильнее. Прижимая ее к себе еще ближе, она задалась вопросом, как же лучше всего освободить остальную семью. В том числе единственного связанного с джинчурики, которого она могла подтвердить - Гьюки, не начав войны с Кумогакуре.
  
  
***********
  
  Комачи наблюдала за Данзо, стоявшим над Тюрьмой Листьев и следившим за мужчиной в маске, за которым следовали два АНБУ. Как только они вышли за пределы стен тюрьмы, мужчина в маске показал свое лицо, лицо красивого, благородного человека, который, почти как лунатик, начал возвращаться в свой дом, просыпаясь только для того, чтобы оказаться в постели с ложными воспоминаниями о том, как он провел день. Один из АНБУ последовал за ним домой, чтобы убедиться, что он попал туда, а другой прервался, присоединившись к Данзо. АНБУ не склонился и не преклонил колени, а, сняв маску, только сказал:
  - Я признаю, что впечатлен. Тем не менее этого мало, чтобы меня успокоить и чтобы я поверил в ваши шансы стать Хокаге, тем более после вашей неудачи с тем торговым законопроектом.
  Данзо нахмурился, глядя на Джосеки:
  - Мало? Во всяком случае, если этот законопроект окажется столь же позитивным, как Цунаде и ее иск, это сделает нас гораздо более подготовленными к предстоящей войне. Кроме того, вы были также не способны предотвратить его принятие вашим Советом Шиноби.
  - Это правда, что проект оказался гораздо более популярным, чем мне хотелось бы, но, учитывая крохи, которые вы оставили нам ранее, вы вряд ли сможете обвинить Суну в том, что она не прошла мимо, - нахмурившись, признал Джосеки.
  - Не жалуйтесь, право выбирать, кто что получает, исключительно за победителем в любом конфликте. - Советник Суны хотел было сердито возразить, но Данзо остановил его: - Простите меня. Вернувшись в Совет кланов, я был более разочарован, чем хотелось бы признавать.
  Джосеки принял его извинения, но всё же возразил:
  - Тем не менее вы не можете верить, что небольшого эксперимента, который вы проводите, будет достаточно, чтобы получить Коноху. Эта проклятая ме...
  - Это лишь самый очевидный эксперимент, - прервал старейшину Суны Данзо. - Мы только приступили к следующему этапу. Однако успех или неудача не имеет значения. Если это сработает, я просто займу свое законное место в качестве Хокаге. Однако если это не удастся, хаос, вызванный им, заставит людей поставить под сомнение кандидатуру Цунаде как Хокаге. В этом случае сроки могут быть немного больше, но конечный результат тот же, особенно если она исчезнет во время восстания.
  - Что-то мне подсказывает, что вы предпримете некоторые меры для подстраховки, - сказал Джосеки, мысленно скрестив руки, признавая, что план Данзо имел положительный потенциал. - Скажите, как вам удалось загипнотизировать всю тюрьму, чтобы они поверили, что ваши мотивы благородны?
  - Вы же не думаете на самом деле, что я расскажу вам все свои секреты? - На лице Данзо появилась маленькая полуулыбка.
  - Полагаю, что нет. - Джосеки некоторое время изучал своего противника и нынешнего союзника. - Но трюк, вероятно, не обманет камеры. Как вы планируете это объяснить? Не говоря уже о том, что надзиратель уверен, что он является вашим союзником.
  - Это правда, но тот же трюк будет иметь интересный эффект, если этот план провалится и его допросят. Он будет думать, что сдает меня, но в действительности это будет настолько благородно... У него есть несколько связей с движением 'Один король', которое возникло в нескольких странах с тех пор, как несколько лет назад двенадцать Стражей Ниндзя разделились в связи с вопросом о том, кто правит страной Огня.
  - И эти камеры будут доказательством, что история верна. Вы настоящий манипулятор и ублюдок, - произнес Джосеки, впечатленный предусмотрительностью Данзо.
  - Теперь все, что осталось, - это заставить вашего Казекаге вспомнить о своих шиноби, чтобы, когда я буду готов, заключенные смогли приблизиться к Конохе.
  - Это оказалось труднее, чем ожидалось. С тех пор, как появился девятихвостый мальчишка... он разрядил обстановку и свел на нет усилия моих людей. И хуже всего, что его товарищи из Листа следуют его примеру, - прочистив горло, проговорил Джосеки.
  - Джинчурики был занозой в моей заднице с момента своего рождения. Тем не менее он наконец сможет принести нам кое-какую пользу, - вздохнул Данзо.
  - К чему вы клоните?
  - Поставив себя в качестве примера, он стал идолом, а при правильных обстоятельствах идол может легко стать мучеником.
  - Вы предлагаете мне убить мальчика? - быстро спросил несколько шокированный старейшина Суны.
  - Именно, - ответил Данзо. - Мальчишка, который так сильно хотел улучшить отношения с Суной, внезапно убил одного из этих шиноби. Это история, в которой наши две деревни готовы перегрызть друг другу глотки. Гаара и Цунаде, конечно, попытаются остановить это, но это будет разрушительный удар по ним обоим.
  - Я не хочу жертвовать одним из своих людей, чтобы совершить это, - выпалил Джосеки.
  - И не надо, - Данзо пожал плечами, - достаточно одного намека на то, что это был шиноби Суны. Вам просто нужно, чтобы один из ваших людей был рядом с ним, чтобы подозрение могло пасть на этого человека. Естественно, если они увидят возможность, они должны использовать ее.
  - И откуда мне знать, что ты не предашь того, кому я поручу эту задачу?
  - Потому что с его поимкой вопрос будет быстро решен, но, если монстра, убившего нашего джинчурики, никогда не поймают, гнев и ненависть между нашими деревнями никогда не исцелится. Как бы ни старались Цунаде и Гаара.
  Джосеки кивнул и, прежде чем уйти, напоследок сказал:
  - Я посмотрю, что смогу сделать.
  Данзо глядел на тюрьму, чувствуя себя на грани важного момента в своей жизни. Однако, осознавая, что в такие моменты что-то часто шло не так, он обратился с приказом к АНБУ, стоявшим за его спиной:
  - Комачи, Това, по очереди следите и держите меня в курсе того, кого Джосеки назначит, чтобы убить джинчурики. Если они выполнят задачу, убедитесь, что все сторонники замолчали.
  Оба бойца Корня кивнули и исчезли с помощью Шуншина, начав выполнение своего задания. Данзо улыбнулся, так как, даже если его солдаты избавятся от того, кого Джосеки назначит убить Наруто, старший не сможет пожаловаться, поскольку он просто избавляется от следов, из-за которых в это может быть замешан Старейшина Суны. Его радость имела отношение к тому, что Джосеки показал ему слабость, ведь его неспособность жертвовать своими пешками и была причиной, почему Данзо никогда не боялся столкнуться с ним.
  
  
**********
  
  Маки успокоилась и выровняла дыхание, стоя возле Ичираку. Ей было поручено сблизиться с джинчурики, чтобы убить его. К сожалению, это была задача, которую было слишком легко выполнить. Молодой человек, казалось, не способен отвернуться ни от кого, кто даже мимолетно заинтересован в разговоре с ним. Естественно, хоть и учитывая, что это была вторая половина ее миссии, Маки немного нервничала, легко вспоминая, как Узумаки победил целую команду ее коллег. Девушка пыталась игнорировать отвращение, которое испытывала, продолжая говорить себе, что это было к лучшему, так как чем больше Суна полагалась на Коноху, тем более было вероятно, что она будет не готова, когда Коноха в конце концов нападет на нее.
  Войдя в палатку с раменом, Маки услышала, как женщина, управляющая заведением, произнесла:
  - Наруто, если ты съешь больше, у меня ничего не останется, чтобы накормить других клиентов.
  - Но, Аяме, прошло так много времени с тех пор, как я пробовал твой рамен, - по-детски ответил блондин, заставив официантку и куноичи Суны улыбнуться.
  - Ты действительно ешь только рамен? - спросила Маки, снова стараясь успокоиться.
  - Маки, ты пришла, чтобы отведать лучший рамен в мире? - развернулся на своем табурете и с радостным приветствием спросил Наруто.
  - Ну, ты так много говорил, и я решила, что мне нужно попробовать его во время отпуска, - ответила куноичи Суны, садясь рядом с ним.
  - Запиши это на мой счет, Аяме, - кивнул Наруто, развернувшись к своей возлюбленной.
  - Я не могу этого принять, Наруто. Я заплачу, - затараторила Маки, чувствуя себя виноватой.
  - Не будь глупой, - забавлялся джинчурики. - Таким образом я не буду плохо себя чувствовать на случай, если тебе это не понравится.
  Маки покачала головой, прошептав: 'Спасибо', - прежде чем принять чашку из рук Аяме.
  - Мне еще один, - попросил блондин, повернувшись к официантке.
  - Извини, но это все, - подняв кастрюлю, проговорила официантка.
  - Что! - воскликнул Наруто.
  - Я не знала, что ты получишь небольшой отпуск от тренировочного лагеря. У меня не было времени, чтобы подготовиться к твоему визиту, - хихикнула Аяме.
  - Я хотел, чтобы это было сюрпризом, - скрестив руки на груди, проворчал Узумаки.
  - Честно говоря, - с улыбкой ответила Аяме, - я начинаю задумываться: ты пришел, чтобы увидеть меня или рамен?
  Наруто усмехнулся над ее шуткой, но был удивлен, когда Маки придвинулась ближе к нему.
  - Я могу поделиться с тобой этой чашей. Честно говоря, тут намного больше, чем я могу съесть.
  - Оу, спасибо, - ответил Наруто, хватая свежую пару палочек для еды и буквально впиваясь в миску.
  Маки внимательно наблюдала за Аяме, уже слыша слухи, что она встречается с блондином. Убедившись, что она как можно ближе прижималась к нему своим телом, девушка была удивлена, что Аяме даже не ревновала. Куноичи была довольна таким положением, поскольку она планировала, что ревнивая подруга может разрушить любые подозрения, которые могли упасть на нее после того, как ее задача будет выполнена. Понимая, что это не проблема, и поймав улыбку официантки, Маки приготовилась съесть еще немного вкусного рамена и была потрясена, заметив, что почти половина уже исчезла. Пытаясь протащить свои палочки с едой мимо блондина, она еле сдержалась, чтобы не засмеяться, ведь, несмотря на то, что она сама предложила ему чашку, девушке пришлось сражаться за каждый кусочек, который она хотела съесть.
  
  
************
  
  Нанаби вошла в женский душ и совсем не удивилась, что он был занят. Посторонний человек заметил девушку, но проигнорировал ее присутствие, продолжая намыливать длинные темные волосы. Нанаби вздохнула и включила воду, чувствуя себя превосходно под теплыми струями, хотя и был некоторый дискомфорт от синяков и ссадин. Она быстро взглянула на другую присутствовавшую женщину, поскольку она была причиной появления большинства из них, но, как и ожидалось, Ноль не отреагировала, поэтому Нанаби тоже отвернулась, намазывая кожу мылом.
  Нанаби позволила себе окунуться в воспоминания о дневной тренировке, и, как и прежде, она и Ноль были последними устоявшими людьми. Они сражались ради цели, но, когда время вышло, оказалось что все закончилась вничью и ни одна женщина не получила преимущество. Поэтому Акаме вручил им обеим награды, которые представляли собой личное пользование душем без присутствия других женщин.
  Нанаби вздрогнула, коснувшись чувствительной части кожи, где Ноль не так давно приземлилась на ее ребра, и удивилась самой себе, когда вдруг произнесла:
  - Я не хочу, чтобы ты была моим врагом.
  - Если это произойдет, то это произойдет, - ответила Ноль, прекращая намывать свои волосы и уже собираясь возобновить свои действия, но Нанаби остановила ее:
  - Тогда давай постараемся предотвратить это. Моя цель - выбраться из этой тюрьмы живой и не использоваться никем.
  - Странная цель, особенно учитывая, что ты уже знаешь, что тебя используют. - Ноль уставилась на женщину.
  Нанаби кивнула, рассчитывая также Кьюби в оценке сложившейся ситуации.
  - Это не означает, что я планирую, чтобы все так и осталось.
  Ноль закончила с волосами и выключила воду. Пройдя мимо своего товарища-заключенного, она спросила:
  - Я буду помнить об этом. Как тебя зовут?
  - Извини, но мое имя имеет для меня важное значение, и я не готова им поделиться, - ответила Нанаби, останавливаясь.
  - Какая ирония, твоя цель ничего не значит, раз ты говоришь о ней так свободно, зато имя имеет значение, - произнесла Ноль после короткого смешка.
  - Я...
  Ноль, пройдя мимо биджу, на мгновение остановилась:
  - Ради справедливости меня зовут Микото, но я не могу озвучить тебе свою собственную цель, поскольку это то, что важно лично для меня.
  - Почему же твое имя не имеет никакой ценности? - не поняла биджу.
  - Оно принадлежит мертвой женщине, - ответила Микото, прежде чем выйти из душа.
  Нанаби наблюдала, как она уходит, и заметила шрам, где меч был воткнут в спину и, возможно, сердце, если рассматривать вариант, насколько женщина была бесчувственной.
  
  
************
  
  Маки почувствовала себя, словно в огне, когда поцеловалась с блондином. Выйдя из Ичираку, она попросила Наруто показать ей окрестности. Он был чрезмерно рад выполнить ее просьбу, и Маки ненавидела себя, признавая, что ей по-настоящему нравился блондин. Она даже не была удивлена, когда заметила, как некоторые куноичи, с которыми они встречались, были в восторге от него. Это в сочетании с отсутствием реакции Аяме заставило ее поверить, что у него была особая договоренность со своей девушкой. Она предположила, что это была одна из причин, по которой не было никакой драмы, когда он выбирал официантку из всех женщин, с которыми, как она узнала недавно, парень встречался. Незачем сражаться, если все согласились поделиться. Конечно, Маки в это трудно поверить, и она решила, что таким образом просто пытается избавиться от чувства вины, которое испытывала, соблазняя парня доброй девушки. Хотя, учитывая то, как она планировала закончить эту ночь, куноичи знала, что были вещи и похуже, из-за которых она будет чувствовать себя плохо.
  Странно, но Маки полагала, что ей не понадобится даже афродизиак, который она подсыпала в рамен, прежде чем предлагать его Наруто. Быть под его влиянием также было еще одним способом выполнить свою миссию, не чувствуя ничего большего, чем ей нужно. На данный момент это была похоть.
  Они увидели лишь несколько достопримечательностей, прежде чем жар начал распалять Маки еще сильнее, и, учитывая, насколько больше съел Наруто, девушка понимала, что блондину должно было быть еще хуже. Когда она спросила, могут ли они пойти в какое-нибудь более уединенное место, уже тогда, по ее мнению, джинчурики было трудно себя сдерживать, несмотря на то, что он казался более спокойным, чем она сама. Прибыв в его квартиру, Маки быстро прильнула к нему, и, как только дверь была закрыта, девушка оказалась еще ближе, прижимаясь своими губами к губам Наруто.
  Войдя глубже в квартиру, она захныкала, когда блондин отстранился, но ее волнения оказались напрасны, потому что он просто хотел снять ее бронежилет. После того как он потянул его через голову, стянув за собой тюрбан, Маки призналась, что кратковременная потеря контакта стоила того, ведь теперь, прижимаясь к нему, через тонкий материал рубашки она могла чувствовать не только жар своего тела, но и его тепло. Девушка застонала, когда блондин снова поцеловал ее и схватил за задницу, чтобы притянуть Маки к паху. Осознавая, что она не могла позволить себе слишком потеряться в удовольствии, Маки моментально закончила поцелуй и отступила назад, чтобы снять с него куртку. Она стянула ее с плеч и снова шагнула вперед, прижимаясь губами к его шее. Узумаки занялся ее грудью, поглаживая через рубашку, заставляя девушку стонать в его кожу. Пытаясь создать нужную сцену, она развернула его и толкнула к кровати. Ноги ударились об кровать, вынуждая Наруто сесть, и девушка воспользовалась возможностью, чтобы снять с него рубашку. Маки почувствовала, как ее рот слегка приоткрылся от вида полуобнаженного блондина; вожделение было настолько сильным, что она не смогла сохранить контроль и просто прыгнула к нему. Она устроилась на коленях блондина и прильнула к нему, чтобы снова попробовать его губы, прежде чем пробежаться язычком по щеке и шее. Куноичи Суны продолжала спускаться ниже, пока не остановилась около его груди, где стала дразнить его соски языком. Наруто застонал и потянул ее рубашку через голову, на мгновение прекратив приятное ощущение.
  Узумаки разыскал пояс, державший штаны, но Маки схватила его за руки и положила их на грудь. Она застонала и потерлась бедрами по его промежности, немного пугаясь чудовища, которого чувствовала своим телом. После еще нескольких движений девушка соскользнула с его колен и встала перед ним, расстегивая штаны. Снова у Маки появилось ощущение, что это была ситуация, которую блондин испытывал довольно часто, поскольку он даже не удивился, как практически незнакомка готовилась радовать его в постели. Когда Маки заметила, с какой страстью и любовью на нее смотрели эти голубые глаза, у нее появилось уже знакомое чувство, будто ей хотелось прекратить все это. Однако долг был превыше личного желания, и именно поэтому, когда блондин был освобожден от своих штанов, она быстро начала лизать большой член, который нашла между его ног.
  Наруто застонал и позволил себе откинуться на кровать, когда Маки толкнула его в грудь, продолжая сосать член. Как только он сосредоточился на ней, девушка позволила ему выскользнуть изо рта, оседлав его колени. Добравшись до сумки, Маки вытащила рулон ткани и схватила левую руку Наруто, располагая ее на краю кровати. Когда приготовления были завершены, куноичи Суны направила чакру в ткань, которая сразу же обернулась вокруг его запястья и привязалась к изголовью кровати. Девушка снова залезла в свою сумку, но на этот раз вместе с тканью подхватила кунай и, как только она сделала то же самое с правой рукой, спрятала его под подушкой. Выпрямившись, Маки потерлась все еще одетой киской о пах Наруто.
  - Тебе удобно? Я удивлена, что ты не сопротивлялся, большинству мужчин не нравится, когда их связывают.
  - Полагаю, все зависит от того, кто занимается связыванием, - сказал Наруто с ухмылкой. - Я уверен, что если бы им сказали, что это будет сделано красивой полуобнаженной женщиной, то они воспользовались бы возможностью. - Маки покраснела от комментария, но почувствовала немного страха, когда он добавил: - Нет ничего, чего мне нужно бояться. Хотя мне бы хотелось, чтобы ты изменила полуобнаженную часть.
  - Конечно, - сказала Маки, обдумывая, подозревал ли Наруто что-то.
  Все-таки решив отправить его на небеса с улыбкой, она слезла с него и сняла с себя оставшуюся одежду. Устраиваясь на коленях Наруто еще раз, она схватила его каменный член и провела им по киске. Узумаки застонал от этого движения, и Маки присоединилась к нему, медленно опускаясь на его член. Как только она была полностью на него села, ей потребовалось время, чтобы привыкнуть, поскольку девушка никогда еще не чувствовала себя настолько заполненной. Наконец после мучительной вечности для них обоих,Маки покачнула бедрами. Сначала медленно, восхищаясь растущим удовольствием, Затем, наклонившись вперед, она схватилась за изголовье кровати и увеличила темп, оказываясь грудью перед Наруто. Он не стал упускать момент и подался вперед, чтобы захватить один из сосков, сразу же начиная энергично его сосать.
  Спустя несколько минут он выпустил один сосок и попробовал дотянуться до другого, но Маки откинулась назад, хватаясь за его колени, яростно раскачивая бедрами. Наруто разочарованно и измученно наблюдал, как грудь Маки качалась в такт ее движениям. Почувствовав, как он растет внутри нее, девушка начала задыхаться:
  - Ты скоро кончишь? Продержись еще немного. Я почти там... почти...
  Маки наклонилась вперед, прижав руки к кровати, продолжая фрикции. Она скользнула руками по матрасу к кунаю, который спрятала под подушкой. Схватив оружие, она потянула блондина за голову, держа лезвие позади. Готовясь вонзить его в сердце Наруто, девушка вытащила кунай, но, даже когда лезвие опустилось совсем близко к его груди, она не увидела никакого страха, поскольку его глаза никогда не покидали ее. Незадолго до того, как кунай пронзил его плоть, она вспомнила торговца, с которым столкнулась вместе с Джосеки. И вспомнила, как он говорил о том, как его ненависть привела к тому, что он потерял больше, чем полагал. Осознавая, что это те же самые глаза, Маки поняла, что убийство Наруто будет убийством того, кто, как оказалось, осмелился сопровождать Темари. Лезвие остановилось в дюймах от его кожи.
  - Ты...
  Но Наруто продолжал двигать бедрами, заставляя Маки отбросить кунай и закричать от удовольствия, пока заливал ее внутренности своим семенем. Она посмотрела вниз, чувствуя головокружение, и рухнула на парня в бессознательном состоянии, оставив связанного Наруто прижатым к кровати. Вскоре он почувствовал, как к его квартире приближалась Югао.
  
  
**********
  
  Комачи не была уверена, что планировала куноичи Суны, наблюдая за квартирой джинчурики. А неспособность увидеть, что происходит внутри, заставляла ее задуматься, совершила ли женщина то, что собиралась. Хотя из-за того, что утром, когда ее сменил Това, куноичи Суны так и не покинула квартиру, она поняла, что это означает: Данзо следует беспокоиться о своих амбициях. Задаваясь вопросом, должна ли она отправиться сейчас туда и убить их обоих, она уже хотела было сделать это, когда её мысли отвлек голос позади:
  - Зачем ты наблюдала за Наруто большую часть дня?
  Повернувшись к Югао, она не успела ничего сказать, точнее ,капитан АНБУ не дала ей возможности ответить. Она двинулась вперед и атаковала АНБУ Корня. Пока Комачи защищалась, в глубине души ее терзали сомнения: как Югао узнала, что она делала, ведь она была уверена, что никто не знал, что она следит за Маки. Затем женщина поняла, что Югао предположила, что ее интерес был к блондину, и, хотя своего рода это было так, она знала, что большую часть дня Това следил только за Маки. Когда она попыталась разобраться в этом вопросе, неожиданно возник новый: почему капитан АНБУ так отчаянно сражалась?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 32
  Цель: Комачи

  
  Маки кончила, рухнув на светловолосого джинчурики, чувствуя его тепло внутри себя, в то время как ночной воздух охлаждал ее покрытое потом тело. Это было довольно приятно, ведь девушка не могла вспомнить, когда в последний раз испытывала такой сильный оргазм. Как только разум вернулся обратно, Маки вспомнила то, что попыталась сделать, и была удивлена тому, что блондин, лежа под ней, был расслаблен, словно это не она только что пыталась убить его.
  - Ты знал, не так ли? - спросила куноичи, чувствуя странность в его спокойствии.
  Маки даже не двигала головой, покоившейся рядом с его, боясь взглянуть на него. Вместо этого она пыталась почувствовать сердцебиение блондина руками, которые были зажаты между их телами.
  Наруто, сосредоточенный на чувствах Югао, которые испытывал через печать, мог сказать, что та боролась. Он подумывал использовать свои способности 'просмотра', воспользовавшись ее Меткой, но, учитывая, что Маки планировала убить его, понимал, что лучше всего не отвлекаться.
  - То, что ты планировала убить меня? Нет... боюсь, не думал об этом. Я предполагал, что ты пытаешься дискредитировать меня, выставляя мерзавцем, который изменяет своей подруге. Когда моя мама предупредила меня, что ты отравила мой рамен любовным препаратом, я посчитал, что в этом заключался твой план, - честно признался парень.
  - Что? - Маки поднялв голову, чтобы посмотреть на джинчурики. Она не поняла такого объяснения.
  - Это длинная история, - пояснил Наруто. - Давай остановимся на том, что я и мой Биджу тесно связаны.
  Маки кивнула, задумавшись, мог ли Наруто быть слегка сумасшедшим, как Гаара, когда тот был Генином и часто говорил, что Биджу - его мать. Должно быть эти мысли отобразились на ее лице, так как блондин засмеялся:
  - Я не сумасшедший.
  - Но ты не испугался того, что я собиралась убить тебя, - прошептала Маки, чувствуя отвращение к самой себе.
  - Нет, у тебя нет взгляда хладнокровного убийцы, - нежно проговорилНаруто.
  - Не обманывай себя. Я могла с легкостью сделать это, - отвела взгляд Маки.
  - Могла, но не сделала. Кроме того, если это поможет тебе почувствовать себя немного лучше, то именно ты оказалась пойманной в ловушку, и если бы все-таки решилась довести это до конца, то я все равно был бы вне опасности.
  - Ч-что это значит?
  - Запомни, где мы остановились, - произнес Наруто, исчезнув в красной вспышке.
  Маки упала на кровать, а затем села, не понимая, что только что произошло. Не говоря уже о том, что слегка прохныкала из-за внезапного исчезновения твердого члена Наруто, который до этого был в ней. Думая, что оказалась пойманной в ловушку генджутсу, она собиралась рассеять его, но посмотрела в окно, увидев там голого блондина, который находился на крыше через улицу, где сражались два Анбу.
  
  
***********
  
  Югао отступила на несколько шагов назад из-за удара, который получила от противника. Капитан Анбу вытянула свой меч, отклонив несколько сенбонов, которыми Комачи пыталась поразить ее. Хоть они и боролись уже некоторое время, было очень маловероятно, что их кто-либо потревожит, так как они использовали свою чакру создавая минимальные колебания для обнаружения. Это было из-за того, как они были обучены, ведь Анбу в первую очередь предназначались, для действий в тени и в отличие от обычных сил шиноби, которые как правило избегали области действий дзютсу, приводящих к обнаружению. Естественно это зависело от ситуации, и Югао знала, что у Комачи были какие-то причины стараться так скрыться.
  Комачи приготовилась к атаке Югао после того как ее сенбоны были отклонены. Однако через секунду она напряглась, стояло вспышке света, появиться позади нее. Обернувшись, последней вещью, что она ожидала увидеть, было абсолютно голым джинчурики. Это заставило ее открыться, чем парень и воспользовался, окончив борьбу, похоронив свой кулак в ее животе. Комачи согнулась от удара после чего упала на землю.
  - Мне не нужна была твоя помощь. - Сузила глаза под маской Югао.
  - Знаю, - присел Наруто и снял маску Комачи. Обнаружив под ней великолепную женщину со слегка коричневато-светлыми волосами.
  - Тогда, зачем?
  - Не думаю что тебе нужна была помощь для того чтобы расправиться с ней, - произнес Наруто, встав и повернувшись к ней. - Однако сомневаюсь, что ты смогла бы сделать это и не убить ее.
  - Наруто, она следила за вами...
  - Ты уверена в этом? - спокойно произнес Наруто, встретив ее ярость. - Я ощущал твои намерения с самого начала. Ты планировала убить ее. Кто напал первым?
  Югао успокоилась, благодаря вбитым в нее тренировкам для вспоминания деталей, несмотря на адреналин, все еще проходящий по ее венам. Часть ее задумалась, задал ли Наруто вопросы, потому что она научила его технике, чтобы помочь ему с его отсутствием собранности. Девушка мысленно чертыхнулась, поскольку вспомнила начальные моменты борьбы, которая началась после того, как она спросила, почему Комачи следит за Наруто. Словно впервые осознав что ее возлюбленный стоит за пределами своей квартиры, куноичи спросила:
  - Ты был с кем-то. Думаешь, она следила за ней.
  - Ее зовут Маки. - Кивнул Наруто.
  - Куноичи Суны? Зачем ей следить за ней? - Спросила Югао, хорошо знающая специальную Книгу Бинго Наруто.
  - Возможно это относиться к тому факту, что Маки планировала обольстить и затем убить меня. Возможно, она находилась здесь, чтобы избавиться от улик или удостовериться, что Маки не облажалась.
  Югао напряглась услышав, что планировала совершить Маки с ее возлюбленным. Однако, видя его стоящим целым и невредимым, она предположила, что Наруто разобрался с этим, поэтому расслабилась.
  - Данзо и Джосеки сотрудничают?
  - Не знаю, - ответил Наруто, - Мне надо вернуться к Маки. У меня не было времени объяснить ей все. - Посмотрев вниз он добавил, - К тому же тут довольно прохладно. - Снова став серьезным Наруто сказал, - Забери ее в Логово.
  - Наруто, убить и спрятать ее тело наш лучший вариант.
  - Нет... - отказал Наруто быстро и непреклонно, - это самый легкий вариант. Пожалуйста, Югао.
  Югао вела внутреннюю борьбу с хладнокровным капитаном Анбу, который знал лучший способ решить проблему с Анбу Корня. Однако в конце концов Капитан проиграл женщине, которая боялась, что, сделав так, она потеряет теплоту, с которой сияли его глаза даже сейчас, когда он смотрел на нее. Смиренно поклонившись куноичи пошла забирать тело, поскольку Наруто исчез во вспышке.
  
  *****************************
  
  Наруто вновь появился в своей квартире, обнаружив что Маки воспользовалась этим временем, чтобы одеться. Схватив штаны, он начал натягивать их, когда Маки сказала:
  - Это дзютсу было Хирайшином или нечто похожее, из той же сферы. Вот почему ты говорил, что не находился в какой-либо опасности. Ты мог сразу же сбежать несмотря на связанные руки.
  - Теперь это довольно очевидно, не так ли? - удовлетворенно произнес Наруто, когда застегнул свои штаны.
  Маки безрадостно хмыкнула, уставившись на пол, продолжая сидеть на кровати. После нескольких минут тишины она спросила:
  - Что насчет той части, где я сама себя заманила в ловушку.
  - Это имеет отношение к твоему способу сблизиться со мной, - ответил Наруто, надев майку. - Приняв решение переспать со мной, ты связала себя со мной и благодаря этому я теперь могу управлять тобой.
  - Что! Так вот как тебе удалось сблизиться с Темари? - встала Маки, словно собираясь напасть, отчего Узумаки сделал шаг назад.
  - Воу, - поднял руки джинчурики, - Это правда, что я могу управлять Темари, но я не делаю этого.
  - И я должна поверить этому?
  - Я все еще не управляю тобой, не так ли? - спокойно ответил Наруто, беря свою куртку. - В любом случае я считаю, что Данзо следил за тобой.
  - Данзо, - произнесла Маки, ничего не понимая. - Зачем Данзо следить за мной?
  - Хочешь сказать, что Данзо и Джосеки не сотрудничают? - с большой долей скептицизма спросил парень.
  - Джосеки ненавидит Данзо, поэтому нет каких-либо шансов на то что они начнут сотрудничать. - Твердо сказала девушка.
  - На самом деле, я бы не был так уверен в этом.
  - Куда ты уходишь? - спросила Маки, размышляя о том во что она вляпалась, - Если ты можешь управлять мной, почему не делаешь этого? Почему ты так беспечен насчет того, что я планировала убить тебя?
  - Я собираюсь узнать, почему за тобой следовал член Корня. Не управляю тобой, потому что предпочитаю, когда люди сами хотят помочь мне. Относительно того, почему я не в бешенстве из-за того, что ты хотела убить меня... ну ты этого не сделала. Однако думаю, что все было бы иначе, если бы ты все-таки решила закончить это. - Засмеявшись из-за выражения недоверия на лице Маки и, протянув ей руку, сказал, - Я верну тебя в твой номер.
  - Ну уж нет, - быстро сказала Маки, - я иду туда же, куда и ты.
  - Ты уверена? Разве твои приятели-оппозиционеры не начнут нервничать если ты будешь проводить так много времени в обществе ниндзя Конохи.
  - Они не знали, что я собираюсь сделать сегодня. - Покачала головой Маки.
  - Довольно непредусмотрительно с твоей стороны, не так ли?
  - Когда Старейшина Джосеки дал мне это задание, то сказал, что очень важно чтобы я действовала одна для сохранения секретности.
  - Или чтобы иметь возможность обрезать все концы с минимальным риском. - Кивнул Наруто.
  - Старейшина Джосеки не поступит так со мной. Он просто сказал, что сделать именно так, очень важно для того чтобы я не могла быть связана с твоим убийством. - Твердо и сердито произнесла Маки.
  - Таким образом все заигрывания со мной были только ради этого. - Произнес Наруто, сев в кресло.
  - Я не ожидала что ты на самом деле мне понравишься. Поэтому я выбрала именно этот метод, чтобы разобраться с тобой. - Кивнула Маки.
  Наруто встал и взяв ее лицо в свои руки. Маки была удивлена обнаружив что ластиться к его рукам. Отстранившись от него, спросила:
  - Итак, что ты собираешься делать со мной теперь?
  - Я уже говорил тебе, - легко улыбнулся Наруто, - Если ты захочешь вернуться в отель, то я сделаю это.
  - Разве ты не боишься, что расскажу Старейшине Джосеки о том, что потерпела неудачу?
  - Нет, - ответил Наруто, - Это довольно безумная история. Однако, то, насчет чего я больше всего волнуюсь теперь, это то, что замышляют Джосеки и Данзо.
  - Я уже говорила тебе, что они никогда не будут сотрудничать, - заявила Маки.
  - Тогда, зачем член Корня следил за тобой?
  - Возможно потому что они следили за тобой. Кроме того, я думала, что Корень был расформирован.
  - Слушай, я знаю, что есть много всего чего ты не знаешь, но верь мне, когда я говорю, что знаю, следили ли он за мной, - возразил Наруто, - Я могу ощутить это. Она появилась тогда, когда ты начала свой план и была рядом со мной. Так было не постоянно, из-за чего я считаю, что у нее есть напарник. Однако самым важной и неотъемлемой частью является почему Корень нацелился на тебя?
  - Похоже ты знаешь ответы на все вопросы. Так что просвяти меня. - Скрестив руки на груди, процедила Маки.
  - Ответ на самом деле довольно прост. Она знала в чем заключалась твоя миссия, и Данзо приставил ее к тебе, чтобы обыграть Джосеки в случае чего.
  - Или завершить все, если бы я облажалась, - произнесла его новая партнерша в то время как ее уверенность в человеке, за которым она следовала, пошатнулась. Отступив к кровати и снова сев на нее, куноичи уставилась в пол, после чего стала бормотать, - Но ведь Старейшина Джосеки ненавидит Данзо. Он ненавидит его настолько, насколько ненавидит Иву и Коноху.
  Наруто приблизился к ней снова и присел, чтобы посмотреть ей в лицо. Взяв ее руку в свои, парень произнес:
  - Я уверен, что это правда. Однако, если он действительно ненавидел его так сильно, то новый мир между нашими деревнями почти гарантированно не давал ему совершить свои действия. Возможно благодаря этому ихнему временному перемирию Джосеки надеялся получить то что больше всего желал: новый раунд войн, для реализации своей мести.
  - Все на что Джосеки надеялся, это то что с твоей смертью, Гаара и Цунаде отзовут силы обратно. Он говорил мне, что Цунаде и Гаара никогда не начнут войну, пока оба будут Каге. - Покачала головой Маки.
  - Тогда тебе будет интересно узнать, что Данзо замыслил заговор, чтобы убрать Цунаде с поста Хокаге. - Кивнул ей Наруто. Маки с шоком во взгляде уставилась на него. Наруто продолжил, - Это правда. Основная причина по которой появились Учебные Силы, из-за планов Данзо относительно тюрьмы неподалеку. Учебные Силы в некотором смысле сдерживают его планы.
  - Это ты. Ты стоишь за всем этим. Учебная Силы и События с Волнами Чакры это все из-за тебя. - Глаза Маки стали еще более широкими, от внезапного осознания правды.
  - Не только я, - улыбнулся Наруто, - Чтобы все это получилось я получил много помощи.
  - Темари... - начала Маки.
  - Одна из моих любовниц, - закончил Наруто.
  - Зачем?
  Наруто встал и, подойдя к окну, посмотрел на свою деревню. Обернувшись к ней, он сказал:
  - Моя цель состоит в том, чтобы сделать так, чтобы наши деревни никогда больше не считали друг друга врагами. А также построить крепкие отношения между всеми деревнями.
  - Разве это возможно? Это, предположительно, было целью трех войн шиноби и бесчисленных схваток с тех пор как появилась существующая система. - покачала головой Маки.
  - Эти методы предполагают создание мира, посредством взаимного уничтожения, пока только одна деревня не останется. Я предлагаю нечто другое. - Печально посмотрел на девушку Наруто.
  - Это не сработает, - уверенно заявила Маки.
  Наруто отвернулся от окна и подошел к ней. Он снова присел перед ней, и с улыбкой сказал:
  - Но разве ты не веришь в это. Подобная надежда, я верю, существует в каждом из нас, и сделав нужные усилия она может стать действительностью.
  Маки смотрела в его голубые глаза и обнаружила что тонет в них. Поэтому была удивлена, когда услышала то что сказала:
  - Возьми меня с собой.
  - Куда? - спросил Наруто, слегка ошарашенный таким порывом.
  - Ты собираешься допросить того ниндзя из Корня, не так ли? Я хочу увидеть, как ты планируешь переубедить кого-то подобного; того кто живет и дышит только потому что так повелел им Данзо .
  Наруто кивнул и, поднявшись помог ей встать, телепортировал их в Логово.
  
  *****************************
  
  Югао стояла за стеклом, пока наблюдала, как Анко допрашивает заключенную. К сожалению, ничего не выходило, поскольку Комачи просто смотрела прямо вперед время от времени мигая, показывая, что не была мраморной статуей. Цунаде также находилась здесь и смотрела, после чего сказала:
  - Интересно, какое обучение необходимо было пережить, чтобы стать такой как она сейчас.
  - Вы же в курсе, что это стекло не звуконепроницаемо, не так ли? - спросила Югао, не отводя взгляд от такого же как и она Анбу, сопротивляясь искушению войти туда и сделать то, что должно было быть сделано.
  - Естественно, - слегка раздраженно проворчала Цунаде, в основном из-за того, что ее разбудили, - Это моя медицинская лаборатория.
  - Было ошибкой приводить ее сюда, - спокойно произнесла Югао, однако Цунаде ощущала кипящий в ней гнев.
  - Ты имеешь в виду живой, не так ли?
  - Естественно, - вспыхнула Югао, выпуская сдерживаемый гнев наружу, - Она предательница деревни и...
  - Да, - Спокойно ответила Цунаде отвернувшись от стекла, - Что беспокоит тебя больше всего, что она - предательница или то что ты не заметила этого?
  - Это пустая трата времени. - Сказала Югао, вместо ответа.
  Анко понялась и присоединилась к своими подругам-куноичи с другой стороны стекла в медицинской лаборатории Цунаде, расположенной в Логове. Услышав их разговор через стекло, она сказала:
  - Боюсь, Югао права. Возможно, со временем я смогла бы ее разговорить, но даже тогда печать у нее во рту будет препятствовать тому, чтобы она заговорила. Сомневаюсь, что, даже если бы Наруто удалось что-либо, она смогла бы рассказать что-нибудь стоящее.
  - Ты, как я понимаю, нашла ее, когда обыскала ее. Ее напарники по Корню, смогут отследить ее через печать? - вздохнула Цунаде.
  - Насколько я поняла, нет, - ответила Анко. - Я считаю, что они использовали некие тайные метки для того чтобы сообщить что нуждаются в смене. Однако все, что она делает теперь - просто ждет. Вероятней всего она должна была оставлять доклады или ее должны были в определенное время сменять. Чтобы это ни было, если она этого не сделает Данзо заподозрит что кто-то вмешивается в его дела.
  - В таком случае могу я получить ваше разрешение для того чтобы разобраться с ней? Чем раньше мы убьем ее и избавимся от тела, тем лучше будет. Мы можем даже все это обставить так словно убийца Джосеки, за которым она следила, раскрыл ее и они сражались. - Обратилась Югао к Хокаге.
  Цунаде не знала, что решить, но прежде чем она смогла ответить голос Наруто перебил ее:
  - Нет, ты его не получишь.
  Они удивились что парень умудрился подкрасться к ним незамеченным, однако Цунаде, заметив убийцу Джосеки прошипела:
  - Что, черт возьми, она делает здесь?
  Маки вздрогнула под тремя пристально-ледяных взглядах, направленных на нее, однако Наруто встал перед ней, сказав:
  - Учитывая, что она теперь связана со мной, думаю, что будет справедливо показать ей, частью чего она стала. Кроме того, она не довела покушение до конца.
  - Тогда, почему ты не отметил ее? - спросила Цунаде не ощущая куноичи так, как других любовниц Наруто.
  - Пока что это не приемлемо. Она все еще не сказала, что хочет помочь нам. - Пожал плечами Наруто.
  - Тогда, почему она здесь, - рассердилась Анко.
  - Она здесь, потому что независимо от того будет она нам помогать или нет, это ее касается, - отрезал Наруто, идя в сторону своих возлюбленных. Пройдя мимо них, парень посмотрел на женщину по ту сторону окна. После минутного наблюдения за ней, джинчурики, спросил, - Она что-нибудь сказала?
  - Нет, - ответила Анко, - Это место не слишком хорошо подходит для ведения допросов. У меня здесь даже нет моих игрушек. Вот если бы вы позволил мне построить здесь темницу тогда возможно...
  - Анко, не думаю, что мы будем сюда приводить плененных, - Цунаде невозмутимо покачала головой.
  - А мы и не должны были брать ее в пленники. Дайте мне покончить с ней, и Наруто с помощью Хирайшина сможет скинуть ее тело где-нибудь где ее не станут искать. - Сказала Югао, опередив Анко.
  Наруто заметил небольшое движение на лице женщины при упоминании дзютсу своего отца.
  - Она может слышать нас? - удивился парень тому, насколько открыто и спокойно говорят его возлюбленные.
  - Естественно, - ответила Цунаде, - Это медицинская лаборатория, а не комната для допросов. Окно здесь предназначено, только для наблюдений, и когда Орочимару использовал эти тоннели, не думаю, что крики во время его экспериментов беспокоили его, так что он не озаботился звукоизоляцией.
  Наруто собирался спросить, почему его возлюбленные обсуждали вещи, которые лучше всего оставить не сказанными, пока не заметил, что Югао держится за свой танто, хотя оно все еще было в ножнах. Он собирался открыть дверь, чтобы войти в комнату по другую сторону окна, однако Цунаде заметила, что он собирается сделать и схватив его за руку сказала:
  - Наруто, в тот самый момент как ты приказал Югао принести ее сюда, у тебя осталось только два варианта.
  - Ты же не серьезно, - сказал парень, встретив взгляд ее коричневых глаз.
  - Отнюдь, - твердо произнесла Цунаде, - У тебя нет времени для долгого соблазнения. Если она не появиться в условленное время, Данзо узнает, что что-то произошло. Даже если она приняла бы решение стать одной из нас, он будет пытать ее пока она не сломается или не заговорит. Во втором случае мы должны убить ее.
  - Это не верно. - Ответил Наруто, нежно накрыв ее руку своей.
  Цунаде, удивившись, отошла и Наруто вошёл в комнату. Парень оставил дверь открытой, что, хотя это и не было очевидно, удивило Анбу Корня. Наруто сел напротив женщины, чьи глаза, которые следили за ним, были единственным показателем того что она в курсе его присутствия. Какое-то время они сидели молча, пока джинчурики не заговорил:
  - Мне сказали, что тебя зовут Комачи. Это настоящее имя или позывной? - Его визави промолчала, из-за чего он продолжил, - Знаешь довольно трудно начать разговор, если не знаешь как зовут твоего собеседника.
  - Нам не о чем разговаривать, - ответила Анбу Корня, - с того самого момента как я оказалась в плену, моя судьба была решена. Единственная вещь, что осталась нерешенной, это собираешься ли ты убить меня или изнасиловать, чтобы взять под контроль.
  Наруто посмотрел на свое отражение в одностороннем зеркале и, хотя не мог видеть их. Он предположил, что у его возлюбленных такое же мнение, как и у захваченной куноичи насчет решения данной ситуации. Вздохнув, он повернулся к женщине и сказал:
  - Этого не случиться.
  - Какой из вариантов, - не особенно интересуясь произнесла Анбу.
  - Давай забудем об этом на данный момент, - быстро сменил тему Наруто. - Можешь сказать мне, что делала на крыше здания напротив моего? - На ее молчание, джинчурики добавил, - Довольно печально, что единственной вещью, которую ты готова обсудить, это то как я должен с тобой поступить.
  Комачи не ответила, поэтому Наруто наклонился вперед и поставив свой локоть на стол оперся головой об руку. После чего начал барабанить пальцами другой руки по столу. Спустя пятнадцать минут, когда Наруто уже начинал думать что их разговор ведет в никуда, Анбу наконец заговорила:
  - На просто не чего обсуждать не больше не меньше. У тебя всего лишь два варианта.
  - И все же тебе проще говорить насчет этого вместо того, чтобы ответить на простой вопрос: зачем тебе нужно было шпионить за Маки.
  Анбу села прямее и затем выпятила нижнюю губу. Показав печать, находящуюся там, куноичи сказала:
  - Это из-за того, что я неспособна рассказать почему была на крыше. Ты напрасно тратишь время. Твои женщины правы; даже если бы ты, изнасиловав меня, получил надо мной некий контроль. Ты бы все равно не смог узнать чего-нибудь полезного.
  - Поэтому сейчас ты говоришь мне, что твое убийство - лучший выбор. - Расслабился Наруто, покачав головой.
  - Это очевидно. Ты также мог бы воспользоваться этим, чтобы вбить клин между Джосеки, и Данзо при помощи куноичи Суны. - Пожала плечами Анбу.
  - Я думал, что твоя печать не дает тебе предать Данзо. А ты только что бросила бомбу о его работе с Джосеки? - наклонил свою голову Наруто.
  - Я думала, что это довольно очевидно. Куноичи Суны планировала убить тебя. Я-я просто думала, что она не сделала этого потому что ты переиграл ее и сделал своей. - Сказала девушка, расширив глаза от удивления.
  - Ну все немного не так произошло. Маки решила не доводить все до конца по своей собственной воле. То, что она оказалась связанной со мной, произошло из-за того, как она планировала отправить меня к праотцам. - Хихикнул Наруто. Наклонившись вперед заинтересовавшись новым фактам, блондин добавил, - получается, что печать работает только тогда, когда ты считаешь, что предаешь Данзо. - Откинувшись назад он спросил, - Ему нужны печати, чтобы подстраховаться в ваших лояльностях, поэтому зачем служить ему?
  - Печать лишь средство для того чтобы быть уверенным в том, что мы не расскажем ничего даже под пытками. Я всегда была ему предана.
  - Почему? - спросил Наруто и смотрел как Анбу тяжело обдумывает ответ.
  - П-потому... - наконец-то ответила Анбу, и, несмотря на то что улыбка появилась на лице Наруто, она была вынуждена признать, что ее ответ не впечатлял.
  - Что-то мне подсказывает, что раньше никогда всерьез об этом не задумывалась, не так ли?
  - Вообще-то нет, - ответила Комачи слегка эмоциально, что удивило ее. Успокаивающе вздохнув, она продолжила, - Данзо - единственный кто может возглавить и привести деревню к судьбе, которую она заслуживает.
  - Единственной вещью которой желает Данзо это ввергнуть нашу деревню в бесконечную череду войн пока не останется никого.
  - Это одно и тоже, - ответила Комачи.
  - Ты ошибаешься, - возразил Наруто, - Деревни были основаны, чтобы создать место для стабильности и мира для различных кланов шиноби. А не собрать всю власть в одном месте, уничтожив остальных.
  - И все же этим все и закончиться, - сказала Комачи держа свои руки на столе. - Независимо от того, чего хотел Первый Хокаге, его мечта в конечном итоге позволила свершиться первым трем Мировым Войнам Шиноби. Мечты всегда разрушаются под тяжестью реальности и ненависти. Единственный способ гарантировать мир - это уничтожить наших врагов, которые могут помешать нам.
  Наруто вздохнул, откинувшись на спинку своего стула. Узумаки чувствовал себя истощенным, так как Комачи в значительной степени ткнула в самую большую проблему его амбиций, а именно что многие лидеры считали также. Он уставился в столешницу и мог практически ощутить, что Комачи почувствовала, что победила в их дискуссии. Ему было грустно, ведь ее победа при обычных обстоятельствах закончилась ее смертью, так как являлась врагом миру, который он надеялся создать. Посмотрев на нее снова усталым взглядом, он сказал:
  - Ты можешь уходить.
  Комачи не смогла скрыть своего удивления, ровно, как и не смогла Цунаде, поскольку он услышал, как она выкрикнула: 'Что!' После чего трио его любовниц быстро переместились к двери, заблокировав проход, и он ощущал, как Маки все еще смотрит на него через стекло. Цунаде вошла в комнату и идя позади него, сказала:
  - Наруто, ты не можешь. Она же всё расскажет Данзо и все кто... близок... к тебе окажутся в опасности.
  - Мы предпримем действия, чтобы избежать силовых действий Данзо, - сказал Наруто продолжая смотреть на Анбу из Корня.
  - Но это будет означать покидание...
  - Я знаю, - повернулся парень к Цунаде. - Это означает, что мне придется вынудить всех выбрать между отречением от деревни, оказаться в плену или еще более худшим... - Наруто, повернулся к Комачи добавив, - Но все они присоединились к моей мечте. Мечте, в которой если бы я выбирал из двух вариантов, умерла бы уже давно. Сможем ли мы изменить мир, если будем использовать тактику и методы наших врагов? Я знаю, что кровопролитие может оказаться неизбежны, понимаю это. Однако мы не должны позволять себе убивать просто для того чтобы прикрыть наши задницы.
  Наруто кивнул головой в сторону двери и Комачи встала медленно идя туда. Девушка посмотрела сначала на Цунаде, которая ненадолго посмотрела на нее и затем повернулась спиной. Анко последовала ее примеру, и у Комачи было такое чувство, что она внезапно оказалась носительницей какого-то большого греха, за который они порицают ее. Она прошла мимо них, пока Югао не преградила ей путь. Комачи видела, что капитан Анбу поправила ножны, чтобы с легкостью можно было извлечь меч и порубить ее. Глаза Югао были ледяными, и куноичи знала, что у Капитана не будет никаких сомнений для того чтобы покончить с ней. Но когда ее взгляд переместился на Наруто, он смягчился, поскольку теплота вошла в них. Югао закрыла глаза и когда открыла их, Комачи увидела беспокойство, что если бы убила ее, то потеряет нечто важное. Поэтому с щелчком, Узуки полностью вложила в ножны свой меч и также повернулась к ней спиной. Комачи добралась до двери, однако остановилась, когда Наруто сказал:
  - Комачи, пожалуйста, помни, что мечты умирают только тогда, когда люди прекращают верить, что смогут воплотить их в действительности.
  Анбу Корня смотрела на юношу, который позволил ей уйти, но быстро вышла за дверь к свободе. Войдя в другое помещение медицинской лаборатории, она увидела, как куноичи Суны в восхищении смотрит через стекло на джинчурики словно желает прикоснуться к нему. В свете этих событий Комачи задалась вопросом, почему все, что она чувствовала, это то что он был дураком, который только что запечатал свою судьбу.
  
  *****************************
  
  Наруто сидел один в своей квартире, пока ждал, когда наступит рассвет над деревней и куда вернулся после того как вернул Маки в ее номер. Однако только после того, как поместил ту же самую печать локализации, что разместила Кохару на Комачи. Парень был полон тревог и ненавистью к самому себе, из-за того, что поставил своих любимых в такое положение: заставлял их отказаться от всего что у них было. А все из-за того, что был слишком труслив сделать то, что, вероятно, должно было быть сделано. После того, как Комачи ушла, он сказал присутствующим любовницам начать подготовку для покидания деревни и разослал клонов, чтобы сообщить всем остальным. К его удивлению, после развеивания клонов, похоже только Тсуме была сердита на его решение, но как он полагал, в основном это было связано с ее сыном чем с тем фактом что он не убил члена Корня Анбу. Однако, по правде говоря, несмотря на то что своим решением мог разрушить их жизни, он по-прежнему считал, что поступил верно. Однако его самобичевание крутилось вокруг того факта, что, если бы Комачи не оказалась, отнесся бы он спокойно к ее смерти. Парень продолжал говорить себе, что должен был просто позволить Югао разобраться с ней, однако в тот момент он действовал инстинктивно. Единственная вещь, которая успокаивала его был тот факт, что, если бы ниндзя Корня был мужчиной, он все равно бы отпустил его.
  - Дам тебе рё если расскажешь, о чем думаешь? - потревожил парня голос.
  Наруто повернулся туда, откуда, как думал, исходит голос после чего комната поплыла перед его глазами, а зрение расфокусировалось. Когда зрение вернулось к нему, он увидел что все еще стоит в своей комнате, только в этот раз компанию ему составляла его мать. Женщина была одета в обычное домашнее платье, смотря на него с теплой улыбкой.
  - Грош цена им. - Вздохнул Наруто и посмотрел в окно.
  - Наруто... дорогой, - подошла Кушина к своему сыну.
  - Мам, - устало произнес Наруто, - Из-за меня они, возможно, все потеряют.
  - Нет... не все. У них все еще есть ты. - покачала головой Кушина, хотя Наруто этого не видел.
  - Слабое утешение, если Данзо раскроет нас. Кто знает то, что он приготовит нам, как только Комачи расскажет ему все, что узнала.
  - Почему тогда ты позволил ей уйти?
  - Не знаю. - произнес Наруто, смотря в пол и не двигаясь с места.
  Кушина улыбнулась, подходя и становясь напротив Наруто. Присев на корточки перед ним и положив руку на его колено, она подняла свое лицо, чтобы посмотреть на него.
  - Нет знаешь, - строго, но любяще произнесла женщина. - Ты позволил ей уйти, потому что знал, что будет невозможно держать ее там и эти два варианта, которые были у тебя для ее нейтрализации...
  - Хладнокровное убийство или изнасилование. Это не варианты.
  - Я знаю, - сказала Кушина, убеждающе сжав колено. Когда ее сын посмотрел на нее, продолжила, - На мой взгляд ты поступил правильно.
  - Без обид, мам. Ты ничего не теряешь, если все примет скверный оборот.
  - Какова твоя цель, Наруто? - серьезно спросила его мать, встав и скрестив руки под грудью.
  - Закончить цикл насилия между деревнями шиноби.
  - Верно. Такая же цель была у многих в прошлом. Однако на твоем месте они не позволили бы ей уйти. Они убили бы ее, чтобы защитить свою мечту. - Кушина замолчала пока ее сын не посмотрел на нее, - В конечном счете именно поэтому они потерпели неудачу. - Глаза Наруто стали широкими от ее слов, так что подождав еще немного, женщина продолжила, - Они сказали бы тебе что ее жизнь в обмен на твою тайну достойная плата. Однако твоя цель состоит в том, чтобы сделать мир шиноби местом, где даже вчерашние враги - сегодняшние друзья и союзники.
  - Да, но Данзо не кажется мне человеком которые изменит свой путь. Черт, да он работает с человеком, который ненавидит его, только для того чтобы развязать войну о которой всегда мечтал и возглавить ее.
  - И я согласна с тобой. Скорее всего может наступить время, когда станет неизбежным кровопролитие. Завтра, та самая женщина, которую ты оставил в живых сегодня, может умереть от твоих рук, потому что Данзо пошлет ее за тобой. Но ты дал ей шанс стать кем-то другим, и именно поэтому я считаю, что ты достигнешь своей мечты.
  Наруто улыбнулся ей, из-за чего красноволосая покраснела, на мгновение потеряв внимание, вспомнив подобную улыбку, с того памятного раза между Якумо и им. С тех пор Кушина, несомненно, оставалась в области зеленого света, всякий раз когда тот загорался и старалась гнать мысли о сексе в это время. Она заставила себя успокоиться, когда ее сын сказал:
  - Оу, мам ты говоришь такие вещи.
  - Это не означает, что я не верю в них. Милый, поскольку я уже упомянула что другие Хокаге, покончили бы с угрозой, что представляла та женщина. Они сказали бы, что все это было на благо деревни, и, возможно, даже были бы правы. Но то, чего они никогда бы не подтвердили это то что они действовали из-за страха. Тот самый страх, который ты теперь ощущаешь и истязаешь себя. - Снова став на колени, она оперлась руками об его колени и стала сопротивляться развратным картинкам, что ей подкидывало воображение, того что она может сделать в таком положении. Сосредоточившись на лице сына, продолжила, - Ты прав. Завтра, возможно, ты будешь вынужден покинуть деревню и начать скрываться. Однако если бы ты убил Комачи из-за страха, что теперь ощущаешь, тогда бы ты уже потерял свой путь для достижения мечты. Да, ты мог сказать, что это было необходимо для продолжения твоего пути. Однако правда была бы такова: ты защищал самого себя. - Узумаки видела, что ее слова приводили ее сына в чувство, поэтому привела пример. - Вспомни Учих. Если бы старейшины и Итачи дождались восстания, то они, возможно, покончили бы с ним при свете дня и все узнали что они были предателями. Однако не сделали этого по одной простой причине.
  - Чтобы предотвратить вспышку гражданской войны в деревне, - ответил Наруто, прежде чем его мать смогла закончить свою мысль.
  - Нет, - покачала головой Кушина, - Они сделали это из-за страха. Страха потерять все что имеют. Итачи же делал это чтобы избежать войны, а также из-за страха потерять брата. Но поступив так он выставил себя злодеем оградив остальных от войны. Да, это было сделано для того чтобы уберечь то чем они дорожили и предотвратить войну. Однако если бы они позволили восстанию произойти или дали бы Третьему больше времени для урегулирования вопроса эту ситуацию можно было полностью разрешить.
  - Что насчет людей, которых бы ранили во время восстания?
  - Не станут ли они такими же как Саске?
  Наруто выглядел довольно удивленным ее словами, из-за чего женщина улыбнулась и пояснила:
  - Твой разговор тет-а-тет с Сакурой был довольно познавательным.
  - Довольно грубо подслушивать приватный разговор между парнем и его девушкой, - слегка улыбнулся Наруто. Наклонив назад голову, он вспомнил разговор, который произошел между ними во время учений в Учебных Силах.
  - Извини, но она была твердо уверена, что ты разочаровался в нем, - сказала Кушина, встав чтобы посмотреть в окно.
  - Хорошо, ну и что ты мне этим хочешь сказать? - кивнул Наруто.
  - Я хочу сказать, что по большей части убийство той Анбу Корня, вероятней всего, было разумным действием. Но это не было бы правильным поступком. В глубине души ты и я верим, что все твои возлюбленные понимают это, поэтому они не были настолько расстроены, насколько ты того ожидал. Вспомни Цунаде, Анко и Югао также позволили ей уйти.
  - Потому что я сказал им.
  - Однако ты не приказывал им, - сказала Кушина посмотрев на сына. - Кроме того, думаю, что ты зря волнуешься. - Лицо Наруто выражало недоверие, на что она пояснила, - Прошло уже несколько часов и поверь мне, Данзо не кажется мне человеком, который не воспользуется слабостью своего противника. Если бы Комачи уже сообщила ему он уже начал предпринимать действия.
  - Откуда такая уверенность?
  - Женская интуиция. - Ухмыльнулась Кушина, с бесятами во взгляде. Несмотря на свои страхи, Наруто чувствовал, как улыбка появилась на лице, и чувствовал, что, возможно, все было не так плохо, как он того боялся.
  
  *****************************
  
  Комачи стояла на крыше, пока следила за Гранд Отелем Конохи. Куноичи была удивлена, что вместо того, чтобы немедленно доложить своему хозяину об открывшихся фактах, она сначала вернулась туда, где Югао победила ее. После того как она оставила Тове запрос о встрече, женщина отправилась на место встречи по пути оставляя знаки для навигации. Это было довольно трудно сделать, ведь ее чакра все еще была запечатана печатью Югао. Причина, по которой куноичи все еще не избавилась от нее, заключалась в том, что каким-то образом Югао могла определить ее местоположения относительно Наруто что довольно сильно настораживало. Это, а также слова Цунаде о том, что на Маки не было метки уверило Комачи в том что некто, с кем она сражалась несколько месяцев назад на крыше тюрьмы, поместил на нее некую отслеживающую ее местоположение метку. Эти факты, наряду с очевидным переманиванием Наруто Маки убедило ее, что мало того, что парень знал о положении дел в тюрьме, он также в скором времени убедиться, что Данзо и Джосеки объединили силы. Поэтому не снимала с себя печать ограничивающую чакру, поскольку знала, что она также нарушит работу отслеживающей печати.
  Анбу Корня знала, что должна была просто отправиться в подземный лабиринт, который Корень занял после истребления Учих. Ненадолго она задумалась, подозревал ли когда-либо Саске, что под его ногами Корень устроил базу в тоннелях, которые создали его собственные предки, чтобы хранить ресурсы для переворота. Отбросив свои думы, она стала думать о том, что должна была немедленно сообщить к Данзо обо всем, что узнала. Однако оправдывала свои действия тем что было важно изучить то как джинчурики будет реагировать на ту угрозу которую она представляла для его амбиций. Она попросту игнорировала тот факт что если бы действительно хотела сделать это, ей нужно было находиться возле заброшенного здания в котором располагался вход в тоннели, используемые группой Наруто, в особенности если бы прибывший сменить ее Това знал о том что Маки не находилась в своем номере и потребовал объяснить каким образом она умудрилась потерять девушку.
  Однако, как оказалось, это стало ненужным, поскольку та самая девушка выглянула из окна держа в руках, судя по всему, кружку с кофе. Джонин Песка осмотрела крыши, заставив Комачи сильнее спрятаться в тени. Увидев женщину Комачи расслабилась поскольку ей не нужно было рассказывать Тове о том, что случилось ранее. Это удивило ее, однако это также указало на один важный факт. Куноичи абсолютно не имела каких-либо идеи относительно того, что было на уме у Наруто.
  Ее учили тому, что в ситуации как у Наруто существовал только один из двух вариантов. Перейти в наступление и уничтожить Корень. Или признать поражение и сбежать. То, что парень вернул Маки в гостиничный номер видимо ожидая ответного хода Данзо, казалось глупым. И так как она не видела, как они входят в здание, предположила, что он воспользовался тем же самым дзюцу, которое позволило ему появиться позади нее и помочь Югао. Однако это было не настолько глупым как то, что он позволил ей уйти. Именно этого женщина все никак не могла понять.
  - Комачи, - испугал ее Това, тихо появившись позади нее. Это бросилось ему в глаза из-за чего мужчина спросил, - проблемы?
  - Н-нет, - ответила она, удивившись, что ее сердце так быстро забилось.
  Това безмолвно уставился на нее и, видимо ничего не заподозрив, пожал плечами, сказав:
  - Докладывай.
  - Цель встретилась с джинчурики сегодня. Он даже пригласил ее себе в квартиру. Я полагала, что она перейдет к своей задаче, но вместо этого она отказалась и вернулась в свой номер. - удивилась Комачи тому, с какой легкостью солгала своему напарнику и также задумалась почему.
  Но ей не разрешили преследовать те мысли, поскольку Това сказал,
  - Тогда, возможно, мы должны подключиться. У куноичи Суны было достаточно времени, чтобы заставить джинчурики снизить бдительность. Возможно она потеряла терпение. В таком случае подозрения насчет его смерти все еще, вероятно, упадут на нее. - Не дал ей обдумать мысли Това. Комачи продолжала молчать, из-за чего ее партнер задал вопрос, - Ты не согласна?
  - Нет... то есть да, - ответила Комачи, уверенная в том, что эта смена мнений насторожило мужчину. Быстро обдумав подходящий ответ, она пояснила, - Лорд Данзо, очевидно, желал, чтобы ниндзя Суны совершил это. Мы здесь только в качестве подстраховки, на случай если убийца Джосеки потерпит неудачу. Он, вероятней всего, предположил, что джинчурики окажется ранен при покушении. Однако если мы начнем действовать и потерпим неудачу, то это бросит подозрения на нашего хозяина.
  - Наши смерти могут быть объяснены, как смерти фанатиков, пытавшихся избавиться от зверя, заключенного в нем.
  Слушая как ее напарник с такой легкостью придумал способ прикрыть неудавшееся покушение на Наруто заставило Комачи вспомнить Сая. Молодой и многообещающий Анбу, чей провал по убийству Саске стоил ему не только жизни, но и тем фактом что его заклеймили отступником, хотя это было сделано ради миссии и теперь никогда не станет известным. Вся эта история опечалила Комачи, а также шокировало ее осознанием того, что она ощущала все это по отношению ко всему открывшемуся ей этой ночью.
  - Должна ли я запросить у Лорда Данзо разрешения на это? - Спросила она у своего напарника, чувствуя желание побыть одной.
  Това кивнул после чего перевел свое внимание на здание, где находилась куноичи Суны. Покидая своего напарника, она воспользовалась лестницей, надеясь, что он не станет задумываться, почему она не стала перемещаться обычным способом. Переодевшись в обычную одежду, которую украла во время своего наблюдения за отелем куноичи отправилась в район Учих. Пока шла к месту своего назначения, она признала, что чувствует себя довольно обнаженной без маски Анбу. Прикоснувшись к ней, находящейся в кармане куртки, Комачи не ощутила обычного чувства гордости, которым обычно наполнял ее этот предмет из фарфора.
  Идя вместе с толпой ранним утром, женщина также сочла странным то, что обучение Данзо позволяло ей чувствовать гордость поскольку это оттеняло ее другие эмоции. Подсознательно она понимала, что на этой гордости основывалась их лояльность Данзо. В то время как, хоть это и не говорилось в слух, все члены Корня считали, что без эмоций, а также выполняя миссии любой ценой, это делало их лучше членов обычного Анбу. Та самая гордость также давала им веру в то что, служа Данзо, они ведут Коноху к правильному пути.
  Ненадолго остановившись девушка повернулась к витрине, чтобы удостовериться, что за ней не было хвоста. Хоть она и верила, что печать подавления чакры скроет ее перемещения, было бы глупо быть неосмотрительной. К несчастью когда она осмотрела отражение, чтобы вычислить предполагаемого преследователя, куноичи обнаружила своего партнера Тову. Они были напарниками в течение многих лет и, если бы поймал ее за нетипичным поведением или хотя бы имел малейшее представление о мыслях, крутящихся в ее голове, то незамедлительно устранил ее.
  Ненадолго она отвлеклась, посмотрев на то что стояло на самой витрине. Увидев в продаже последнюю модель компьютера, куноичи ощутила определенное родство с этим устройством. Несмотря на то что эта модель была с новейшим обеспечением, она достаточно знала о них, чтобы понимать, что эти устройства эффективны только когда на них находится информация. Учитывая это, из-за новой информации, полученной ей, это создало конфликт с программой Корня, и, если бы она была компьютером на ее экране высветилась бы ошибка 'Нельзя обработать!'.
  Продолжив свой путь Комачи попыталась увидеть сквозь уловку, на которую надеялся Наруто, позволяя ей уйти. Она чувствовала себя немного спокойней, когда сторона Анбу Корня в ней составило сценарий, при котором она сообщает обо всем Данзо и тот начинает действия против Хокаге. Старейшина должен будет воспользоваться Корнем, таким образом показывая, что тот все еще активен, однако мужчина мог представить все так словно только недавно активировал его снова после того как узнал, что запланировал джинчурики. Однако эта теория быстро развалилась, стояло ей найти в ней недостатки, ведь этому ее также учили. Первым недостатком было то, что Джосеки должен был помогать Наруто, так как это было единственным путем для джинчурики, узнать, что его собираются убить. Довольно маловероятный факт, ведь Комачи знала отношение старейшины Суны после его встречи с Данзо. Мужчина согласился на встречу только лишь из-за того, что другая сторона, как и он, желала отдалить деревни. Мысль, что он объединил бы усилия с группой, стремящейся сблизить эти деревни, была смехотворна. Единственной причиной, по которой он все-таки решил помогать Данзо, заключалась в том, что знал, что старейшина Конохи быстро прекратит дружеские отношения с Суной. И как только это произойдет Джосеки сможет спокойно разделить деревни и исполнить свои желания.
  Отбросив получившуюся теорию, куноичи попыталась подумать о другой и резко остановилась из-за внезапного озарения. То из-за чего Наруто позволил ей уйти - его мечта. Она почти засмеялась из-за такой нелепости, ведь юноша позволил ей уйти, потому что ее хладнокровное убийство означало то, что он прекратил верить в мир, где люди могут стать друзьями несмотря на то, что были врагами. На первый взгляд это попросту выглядело неправдоподобным, поэтому собиралась отбросить эту идею. Однако не могла отринуть тот факт, что, если бы парень пожелал ее смерти, она была бы уже мертва. Однако мысль, что джинчурики поставил все на то, что после небольшого разговора и проявления милосердия это помешает ей рассказать обо всем Данзо казалась абсурдной.
  И снова Комачи ощутила себя подобно машине, которой дали часть данных, что она не могла обработать. Это произошло тогда, когда помимо внезапного озарения ее поразила непонятная эмоция. Посмотрев на свое отражение в другой витрине, девушка увидела выражение, которое видела совсем недавно у куноичи Суны - пока покидала тоннель, где удерживалась - восхищение. Комачи осознав, что чувствует быстро постаралась обработать это. Куноичи пришла к выводу, что по крайней мере это из-за приверженности и самоотдачи джинчурики своей цели. Не говоря уже о том, что под его влиянием другие высокоранговые куноичи поверили в это. Однако Комачи также не могла не восхититься тем что он верил в то что сможет донести свою мечту до нее.
  'И что с того?' - подумала девушка запутавшись. Она не могла придумать никаких плюсов для него от такого действия. Наоборот это создавало ему больше проблем особенно, если она расскажет все Данзо. Внезапно ее поразило чувство, что она находиться в центре некого крупного события. Анбу поняла, что была рычагом, который решает будущее не только Конохи, но и самого Мира Шиноби. Она - безликий член организации, которая гордилась своей приверженностью цели Данзо, была готова пожертвовать своей жизнью выполняя приказы и была готова что никто не оплачет или вспомнит о ней после ее смерти. После этого она поняла почему восхищалась Наруто. Он дал ей возможность уничтожить его и его цель, а также решить что делать дальше. В этот момент куноичи также поняла, что никогда прежде не испытывала восхищения и полагала, что это также может быть сказано в отношении ее жизни до текущего момента. Взяв себя в руки, девушка продолжила свой путь, поскольку должна была отчитаться Данзо, так как именно этого от нее ожидали.
  
  *****************************
  
  Наруто возвращался в свою квартиру, после дневной тренировки с Какаши. Целый день он был напряжен, поскольку ожидал первых признаков того, что Данзо начал действовать. Однако, учитывая то что день закончился, парень задумался что именно задумал старейшина и когда тот начнет действовать. Он пытался узнать немного информации через печать на Комачи, однако та была все еще заблокирована, ровно как и весь сегодняшний день. Затем подумал зайти к Ино, но остановился, вспомнив, как Сакура рассказала ему о том насколько блондинка была расстроена. Не то, чтобы он мог винить ее, ведь было очевидно что ей нужно еще раз подумать о ее связи с ним и о том что благодаря его действиям ей придется пуститься с ним в бега.
  Решив поговорить с ней после возвращения из Учебных Сил, если Данзо не начнет действий против него, Наруто решил пойти домой и немного отдохнуть. Парень хотел позвать к себе своих любимых, однако чувствовал, что в текущей ситуации надо быть сдержанным, по крайней мере, пока с угрозой Данзо не будет покончено. Однако испытал шок, когда, войдя в свою квартиру, обнаружил Комачи, стоящую на коленях на кровати, словно благородная женщина, только в обнаженном виде. Он быстро понял, что уставился на нее с отвисшей челюстью, так что закрыв рот и дверь позади него и запер ее.
  - Ч-что ты здесь делаешь? - попытался сосредоточиться Наруто на ситуации, а не на том, что она была обнажена.
  - Я не сделала... я..., я не рассказала о том что узнала. - Нервничая произнесла Анбу, слегка покраснев всем телом. Наруто знал, что его лицо отображает степень его удивления, отчего она спросила, - Ты не ожидал этого?
  - Я не знал, чего ожидать, - признался Наруто. - Я действительно не слишком много думал и планировал, когда разрешал тебе уйти. Я... я думаю, что ты могла назвать это совершением правильного поступка. Хотя я солгал если бы сказал, что представлял, что все это закончиться тем что ты окажешься голой в моей постели стоя на коленях.
  - Я приняла решение не рассказывать Лорду Данзо. Не уверена почему, но, как ты говорил, думаю, что чувствовала - это правильным.
  - И почему же ты тогда голая и в моей постели?
  - Так в древности куноичи приветствовали тех, с кем они собирались разделить ложе. Это должно было показать, что они не скрывают оружия. Ничего не рассказав Данзо, теперь я стала частью вашего заговора, и так как ты, похоже, получаешь некоторые рычаги влияния после того как переспишь с женщиной. И это, похоже, самый простой способ для убеждения твоих союзниц, что я не засланная шпионка.
  - Простой, но разве в это время ты не должна следить за Маки?
  Комачи встряхнул ее главное высказывание,
  - Нас сняли с этого задания. Она дала Джосеки понять, что не собирается завершать свою миссию. Кроме того, она сказала ему, что, если тебе будет нанесен какой-либо вред, она пойдет к Казекаге. - Покачала головой Комачи. Наруто улыбнулся, из-за чего Анбу Корня поинтересовалась, - Ты не знал?
  - Нет, со вчерашнего дня у меня еще не было возможности с ней поговорить. Тем более я считал, что печать у тебя во рту препятствует рассказу о планах Данзо.
  - Ты уже знал обо всем, рассказ о том чем все закончилось никак не компрометирует старейшину. Однако если ты будешь расспрашивать более подробно, я буду неспособен ответить.
  - В таком случае думаю бессмысленно спрашивать собираются ли Данзо или Джосеки что-то делать против Маки. Печать, которую я поместил на нее, должна предупредить меня, если она окажется в опасности. - Когда она не ответила, Узумаки предположил, что дело в печати, которая мешает ей дать ответ, поэтому подошел к кровати и сел рядом со стоящей на коленях женщиной. - Каким должен был быть ответ шиноби древности после обнаружения куноичи, ожидающей его?
  - Я не уверена, - ответила Комачи поверхностно зная об этом, после того провела исследование для миссии, где должна была обольстить дворянина. Однако, ей не нужно было действовать так под той личной, которой притворялась во время той миссии. Сейчас же она решила воспользоваться этим чтобы развеять опасения Наруто, которые тот мог испытывать к ней.
  Она никогда не подумала бы, что парень так быстро поверит ей, что он показал, взяв ее лицо в свои руки.
  - Думаю, что знаю. - Он мягко поцеловал ее, удивив Анбу своей нежностью, поскольку та рассчитывала, что он попросту возьмет и по-быстрому отымеет ее чтобы получить власть над ней. Но поскольку поцелуй становился все более и более длинным, что-то говорило ей что 'по-быстрому' не было в его планах в отношении нее.
  
  ****************************
  
  Кушина подняла взгляд, когда включился зеленый свет. Женщина быстро собралась перейти в поле, однако приостановилась, поскольку включилось ее любопытство. Она попыталась убедить себя, что это из-за интереса к личности той с кем ее сын решил переспать во время текущего кризиса. Или из-за попытки понять, почему Наруто решился на это, в то время как Данзо мог начать действовать против него.
  Последняя вещь, которую красноволосая хотела признать, состояла в том, что это, возможно, было из-за того, что она хотела испытать те самые чувства снова. Нет, с того момента она старалась гнать все мысли о сексе из своей головы. Не самая простая вещь, которою можно было сделать, учитывая то сколько раз в день ей приходиться отступать в зеленый барьер. Это был особенно трудным испытанием на решительность какое-то время после включения света. Однако ей все же удалось выиграть сражение воли между разумом и телом. Однако, после того как ощутила тепло губ и легкую ласку груди, которые исчезли поскольку женщина вошла в свет.
  
  ****************************
  
  Комачи позволила откинуть себя назад, поскольку поцелуй стал более горячим, и Наруто начал мягко ласкать ее грудь. Хотя куноичи была прежде с несколькими мужчинами и даже с женщинами, то было связано с миссиями. Тогда она никогда не позволяла себе поддаться удовольствию. С тех пор секс стал средством для достижения некоторых определенных целей. Даже сейчас, ее тренировка мешала ей поддаться желанию. Это не позволяло ее разуму расслабиться особенно, когда Наруто закончил поцелуй и начал опускаться вниз по ее телу. Затем он расположился между ее ногами, начав целовать нижние губы. Ее навыки подкидывали в голову картинки того, как она может зажать ноги и с быстрым поворотом прикончить его.
  Она моргнула, избавляясь от появившейся картинки, и обнаружила что ее навыки убийцы замолчали стояло его языку пройтись по ее киске. Куноичи не застонала, однако прошипела. Как и ранее сегодня, Комачи не была уверена, что должна делать. Раньше она пользовалась вымышленным образом. И играла согласно разработанной под образ роль. Женщина сочла это большим разочарованием так как не знала, как должна действовать в моменты подобные этому.
  Она обнаружила, что беспокоиться насчет того какая она. Действительно ли она была фригидной? Может ей быть более активной в этих любовных ласках? Однако ее самокопание закончилось, когда Наруто прекратил свой кунилингус. Посмотрев на него с тревогой, она получила успокаивающую и нежную улыбку, после чего парень встал и разделся. После этого он снова опустился и встал между ее ногами разместив свой затвердевший агрегат напротив ее входа, спрашивая:
  - Ты уверена?
  Комачи кивнула, и затем прохрипела, поскольку член Наруто начал раздвигать ее нутро. Он не двигался, давая ей время привыкнуть, но также, словно зная о ее беспокойствах, произнес:
  - Все, насчет чего ты должна беспокоиться, это делать то что будет делать тебе хорошо.
  - Я-я не знаю..., я не знаю, каково это. Я чувствую себя подобно машине, которая только что внезапно преодолела заложенную в ней программу. На самом деле я даже не уверена кто я. - Сказала дева, смотря в его нежные голубые глаза.
  Наруто мягко погладил щеку женщины, как он мягко шептал,
  - Тогда мы откроем это вместе. - Мягко погладил щеку женщины Наруто. Сказав это, блондин начал ее целовать, дополнив это медленными движениями в ней. Комачи застонала, ухватившись за его плечи, пока он медленно выходил и входил в нее. Для Комачи это было впервые со времен тренировок в Корне, когда она действительно ощущала себя связанной с кем-то. Выражение лица Наруто, размытое радостью и печалью парня, отозвалось в ней и похороненные в ней чувства снова зацвели в ее душе. Ее любовник склонился, поцелуями убирая ее слезы и затем склонившись к ее уху, прошептал, - Скажи мне, чего ты хочешь.
  - Больше, - стонала Комачи, - Я хочу чувствовать больше.
  - Как пожелаешь, - поцеловал он ее в шею набирая темп. Затем двинулся ниже и взял один из ее сосков в рот.
  Комачи шипела от удовольствия, поскольку Наруто стимулировал все больше эрогенных зон. Она снова начала волноваться, должна ли стараться больше для него и спросила:
  - Ч-что насчет тебя. Тебе также хорошо?
  - Комачи, это невероятно.
  - Но что...
  - Шшшш, позволь сегодня вечером мне позаботиться обо всем приветствуя тебя в моей семье.
  - С-семье, - Комачи испытала теплоту от этих слов.
  Наруто принес его лицо выше ее снова, как он сказал,
  - Да семье. Я хочу не только твою преданность. Я хочу нечто намного более ценное, чем это. - Произнес Наруто, подняв свое лицо к ее.
  - Ч-что э-это? - спросила Комачи чувствуя как напрягается ее тело, ощущая приближения чего-то мощного.
  - Твое сердце, - ответил парень и снова нежно поцеловал ее.
  Глаза Комачи широко распахнулись как от его слов, так и от внезапного взрыва экстаза, о существовании которого она даже не подозревала. Куноичи разорвала поцелуй, закричав от удовольствия, сильно вцепившись в него. Второй и более мощный оргазм пронзил ее тело, когда ее нутро оказалось затоплено жидким огнем оргазма самого Наруто, вызванный ее сокращающимися внутренними мускулам.
  Комачи на мгновение потеряла сознание, но, когда пришла в себя обнаружила, что все еще была соединена со своим любовником. Нежно улыбнувшись ему, что было довольно редким явлением на ее лице, из-за чего боялась, что улыбка получилась отвратительной. Однако Наруто не подал признаков этого и слегка засмеялся, когда Комачи сказала:
  - Я-я думаю, что мне это понравилось.
  - Мы можем начать заново, если тебе нужно больше времени, для принятия решения, - ответил блондин, двинув членом. Комачи слегка застонала от небольшого движения после чего кивнула, побуждая Наруто снова начать взбивать ее внутренности.
  
  *****************************
  
  Маки стояла перед дверью. Она нервничала, ведь в некотором смысле, переступив порог, девушка изменит свою жизнь. Хотя, по правде говоря, она понимала, что уже совершила несколько таких решений. Самое значимое это то что она сказала Джосеки, что больше не хочет иметь каких-либо дел с ним и, если он попытается причинить какой-нибудь вред Наруто, она убедиться, что подозрения и вина упадут на него.
  Естественно старейшина не был счастлив. Он попытался напомнить ей, что именно Лист перебил ее команду во время вторжения. Вторжение, в котором была виновата Коноха: для Даймё стран-соседей Суны она делала большие скидки или не по правилам вела торговлю. Тем не менее его напыщенная речь меркла пред лицом того что она видела ранее. Тогда, когда Наруто позволил куноичи Корня уйти это показало ей, что он не только горазд говорить, но и готов принять последствия своих решений, даже если в результате все это примет катастрофические последствия.
  После того, как Анбушница ушла, он сказал остальным любовницам, как собирается разобраться с тем что может последовать. После этого он извинился перед ней за то, что вовлек в такую проблемную ситуацию. Все, что она могла сделать тогда это засмеяться, напомнив ему, что была той, кто собирался убить его. Блондин слегка улыбнулся, ответив: 'Ах, да'. Однако видела, как парень волновался поэтому попросила вернуть ее в гостиничный номер. После того как он телепортировал их в ее комнату, она спросила, как же он разместил в ней печать. Он показал её, находящейся на вещь-мешке, и сказал, что поставил ее, когда она начала проявлять к нему интерес.
  Дав ей ключ, он спросил может ли поставить на нее временную метку чтобы в случае чего мог прийти к ней на помощь. Зная, что реально может оказаться в опасности, она кивнула и приняла печать, которая выглядела как X, заключенный в круг. Она быстро пропала и, как поняла девушка, была наподобие той что отслеживала Комачи. Маки спросила об этой ли печати говорила Цунаде, упомянув метку. Но блондин покачал головой, сказав: 'Та печать более постоянная и личная'.
  Вставив ключ в замок, она снова спросила себя, готова ли к чему-то более постоянному и близкому. Вспомнив выражение лиц у других женщин, когда те просили своего возлюбленного, быть осторожным после чего начали подготовку к противодействию планам Данзо направленных против них, девушка ощутила желание чувствовать подобное. Маки также понимала, что стоять под дверью было бессмысленным начиная с того, что, придя к квартире Наруто, это означало - она уже была готова полностью согласиться, тем более у нее было достаточно много времени, чтобы обдумать это, пока проверяла нет ли за ней слежки.
  Открыв дверь, она обалдела от вида, открывшегося ей. А именно вид того как Наруто и куноичи Корня лежат голыми под покрывалом, видимо только недавно закончив половой акт. Они не выглядели удивленными, из-за чего она вспомнила о печати находящейся на ней.
  - Ты не будешь против закрыть дверь? - попросил Наруто.
  Маки быстро выполнила это, вспыхнув от смущения от вида двух обнаженных тел.
  - Похоже ты решил свою проблему с Корнем.
  Наруто слегка улыбнулся и сел. Комачи же перевернулась на живот и положила его руку на свою поясницу. Анбу Корня вздохнула так, словно его тепло было подобно жару от костра для человека, попавшего в снежную бурю.
  - Пока что не совсем, - оторвал Наруто взгляд от выставленной задницы самой новой любовницы, - Однако Комачи согласилась помочь с этим.
  - В таком случае ты уже поместил на нее свою метку? - с нотками печали спросила Маки.
  - Нет, пока нет, - ответил блондин, убрав руку. Встав и не смущаясь своей обнаженности, добавил, - Я планирую изменить печать Данзо. - Подойдя к куноичи Суны, парень спросил, - Это причина по которой ты здесь сегодня вечером? Ты хочешь получить мою метку.
  - Д-да. - Инстинктивно ответила она, утонув в его голубых глазах.
  - Это единственная причина того что ты здесь? - улыбнулся и хрипло спросил Наруто, остановившись в нескольких сантиметрах от девушки.
  - Н-нет.
  Наруто наклонился и жадно поцеловал ее, на что девушка быстро ответила. Маки обняла его за шею, сильнее прижимаясь к парню. Прекратив поцелуй чтобы вдохнуть воздуха Маки слегка отодвинулась, спускаясь поцелуями вниз по его телу. Она уделила немного внимания его соскам продолжив свой путь вниз. Оказавшись на коленях, она столкнулась со стоящим колом членом. Нежно погладив, она уже собиралась взять его в рот, когда рядом с ней опустилась Комачи. Ниндзя Суны ненадолго уставилась на женщину и подумала, насколько странным было то что они обе принадлежали к похожим организациям. И повстречавшись при других обстоятельствах, скорее всего, вцепились в горло друг другу. Вместо этого Маки отодвинулась так чтобы дать доступ к шесту удовольствия Наруто для Анбу Корня.
  Наруто удовлетворенно застонал, стояло обеим куноичи оказаться на коленях лицом к лицу и двигая ртами по его члену, очищая от их с Комачи соков, чтобы снова воспользоваться им.
  
  *****************************
  
  Кушина лежала в постели, и только шелковая простыня укрывала ее красивое тело. Честно говоря, она находила это довольно смелым, поскольку всегда предпочитала спать в обнаженном виде. Но то, что действительно мешало ей насладиться спокойным сном, было зеленым светом, выходящим из ночника, стоящего на прикроватной тумбочке. После того, как свет в гостиной выключился, Кушина думала, что на сегодня Наруто закончил. Но на всякий случай, если все-таки это не конец на сегодня, решила приготовиться ко сну.
  Однако, понимала, что не это являлось причиной ее бессонницы, ведь свет был достаточно мягким и раньше вовсе не мешал спать. Нет, Кушине мешало то что она хотела снова испытать блаженство, которое испытала в результате несчастного случая, оказавшись за пределами света. После чего уставилась на светильник борясь со своими низменными желаниями.
  Женщина старалась думать о чем-нибудь еще, чтобы отвлечься от жара, ощущаемого ей. Кушина также сменила позу, чтобы отвернуться от лампы, однако попыталась сдержать стон, стояло шелковой простыне пройтись по затвердевшим соскам. Кроме того, она обратила внимание на то что стала довольно влажной между ногами.
  Узумаки попыталась закрыть глаза, надеясь, что сможет уснуть, но ее атаковали несколько изображений, секса Наруто и Якумо. Открыв глаза, она оглянулась на лампу. Отведя взгляд, она откинулась на спину и с щелчком погрузила комнату в темноту, которая вскоре заполнилась звуками ее стонов.
  
  ***************************
  
  Наруто кивнул себе, глубоко вогнав Маки, в то время как K-клон сделал тоже самое с Комачи. Обе куноичи оказались наклонены так что держались за подлокотники кресла повернутыми лицом друг к другу, в то время как каждую из них сзади трахал персональный Наруто. Наруто наклонился вперед, схватив грудь Маки, для того чтобы войти в девушку сильнее и глубже. Его клон, не желая отстать, решил просунуть руку вниз, и начал теребить клитор Комачи, вынудив куноичи захрипеть.
  Оба Наруто начали стараться превзойти соперника и вскоре их женщины, не могли твердо стоять на ногах из-за силы их движений. Посмотрев на лицо Комачи, Узумаки видел, что та, похоже, сдерживала стоны. Судя по ухмылке своего клона, ведь тот смотрел на Маки, он подозревал, что девушка делала то же самое. Предположив, что они с клоном не были единственными кто соревновался, парень стал больше уделять внимания своей возлюбленной.
  Клон почувствовал его намерения, начав дразнить и щипать различные эрогенные зоны Комачи. В результате, вскоре обе женщины оказались на грани, преодолев которую испытали оргазм. Наруто и его клон сдержались благодаря опыту, поскольку обе женщины начали двигать мышцами, которые нельзя было увидеть. Их момент блаженства закончился и обе женщины, сползли на колени, из-за чего члены, находящиеся в них, выскочили, а они положили головы на подлокотники, за которые не так давно держались. Наруто немного полюбовался на небольшую метку лисицы на заднице Маки, после чего развеял клона и прохрипел, испытав ощущение узкой киски Комачи. Противясь желанию кончить, блондин сел в кресло с членом, по-прежнему стоящим по стойке 'смирно'.
  Куноичи сосредоточились на его стояке и подползли к нему. Объединив силы, они стали стараться заставить его кончить, что заняло не так уж много времени и им нужно было только прикоснуться к его инструменту языками.
  - Черт! - прокричал Наруто, оторвав бедра от кресла отчасти из-за того, что испытал их оргазмы, а сам все еще не кончил. Однако куноичи проигнорировали окатывающий их белый душ, поскольку сконцентрировались на продлении удовольствия своего любовника, уделяя внимание его чувствительному органу. Последняя струя оказалась на языке Маки, поскольку та воспользовалась им, для исследования его уретры.
  Наруто снова опустился на кресло и наблюдал с закрытыми глазами как тревоги, что он испытывал большую часть дня и истощавшие его силы, оставляют усталость в то время как Маки и Комачи начали очищать свои лица от спермы. Заметив, что их любовник по-видимому собирался отдохнуть, они закончили свою самоотчистку, и вставая потянули его на ноги. Затем подведя парня к кровати, уложили его и легли по обе стороны от него. Окруженный теплотой своих самых новых любовниц, Наруто не мог не задуматься, как Данзо и Джосеки отреагирует на внезапную отмену их плана по его убийству.
  
  *****************************
  
  Югито вошла в кабинет Райкаге. Будучи отстраненной от действительной военной службы со времен захвата ее Акатсуки, девушка надеялась, что этот вызов из-за миссии. Кивнув Мабуи, входя в кабинет, она остановилась перед лидером деревни.
  - Хороший что ты пришла, - серьезно произнес Эй, подняв взгляд от каких-то файлов на столе.
  Югито посмотрела вниз и почувствовала, как в ее животе образуется яма страха, поскольку заметила некоторые изображения из файлов, на которые смотрел Райкаге. На одной из них была Темари, а также несколько других известных шиноби из деревень Конохи и Суны. Однако переборола его, встретившись с пристальным взглядом своего лидера
  - У вас есть для меня задание, сэр?
  Эй кивнул, встав с кресла. Повернувшись, чтобы смотреть в окна своего офиса, мужчина ответил:
  - Да, как ты, вероятно, слышала, Коноха и Суна участвовали в нескольких учебных маневрах. Они утверждают, что с помощью этого надеются построить дружбу между их деревнями.
  - Кто-то утверждает это не так?
  - Из-за чего такие выводы? - оглянулся ее начальник, приподняв бровь.
  - Ну... учитывая тот факт, что они занимаются этим уже несколько месяцев. А также ваш вызов и то что вы решили завести разговор об этом, наводит меня на мысль что что-то изменилось для вас потому и решили отменить мое отстранение.
  - Я пересмотрел твое отстранение. Наш информатор, в окружении Джосеки, узнал, что эти учения - подготовка к вторжению в Страну Молний. Через несколько месяцев Коноха начнет учения возле Суной на местности, схожей с нашей южной границей. Эти Учебные Силы тренируются координированию на местности, для подготовки наступления на Кумогакуре. - тяжело вздохнул Эй, вернувшись за стол.
  - Насколько вы уверены в этой информации? - поинтересовалась Югито, зная, что это не может быть правдой.
  - Наш шпион действовал в Суне многие годы и получил место в доме Старейшины Джосеки. Информация, полученная им, хоть и случайна, однако всегда правильная. - Ответила ей Мабуи.
  - Вы рассматривали возможность того что нам скармливают дезинформацию. - Произнесла куноичи, боясь и веря, что Джосеки пытается руками ее дома вбить клин между Суной и Конохой.
  - Это всегда возможно, - ответил Эй. - Однако я не вижу смысла сидеть сложа руки. Ненависть Джосеки к Конохе хорошо известна, поэтому даже если он подначивает нас, я не вижу оснований, чтобы ничего не делать. Если ты успешно справишься с миссией тогда угроза этих Учебных Сил, устраниться, а Коноха и Суна начнут не доверять друг другу.
  - А если все это уловка чтобы дать им причину для вторжения.
  - Сомневаюсь, чтобы добиться этого ты должна облажаться. Хоть он и может подначить нас, как ты, видимо, опасаешься, однако он не способен узнать, какова будет наша цель.
  - Внутри находиться твоя цель, а также средства для выполнения задания. - Объяснила секретарша, пока Югито открывала пакет.
  Югито кивнула, контролируя свои эмоции. Развернувшись она задумалась, как провалить миссию, не начав войну между ее домом и Конохой. Но поскольку мыслей не было, девушка начала молиться, чтобы Наруто смог найти путь для урегулирования этого вопроса и срыва планов их врагов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 33-1
  Цель: Мабуи

  
  Комачи посмотрела на Наруто и куноичи из Суны, с которыми она провела ночь и мягко улыбнулась. И хотя это был все еще непривычный жест для ее лица, она уже с легкостью могла представить, что скоро это станет для нее одной из повседневных привычек. Тем не менее, как бы ей этого не хотелось, на данный момент ей нужно было продолжать поддерживать репутацию бесчувственного убийцы и не показывать свои истинные эмоции. Комачи направилась к двери, чтобы уйти, поскольку ей нужно было вернуться к своим обязанностям в Корне, так как она работала шестнадцать часов в день. Достаточно легкая задача, когда у человека нет друзей или личной жизни. Оглянувшись на кровать, она скользнула рукой вниз и провела ей по направлению к тазу, ощущая на губах киски знак, который она попросила блондина поместить на нее. Еще раз взглянув на любовника, Комачи продолжила свой путь, размышляя, повторится ли эта ночь после того, как она выполнит свои обязанности и снова встретится с Наруто, чтобы изменить печать во рту.
  Как только женщина вышла в коридор, она как тень выскользнула из жилого дома и направилась в район Учиха. Войдя в здание, в котором раньше располагалась пекарня, она сделала шаг назад и нажала кнопку, расположенную под деревянным столом, где готовили тесто для хлеба. Угловая часть пола опустилась на полдюйма, прежде чем скользнуть в сторону, открывая тем самым проход к лестнице. Когда женщина быстро спустилась, вход позади нее закрылся, и она вошла в туннель, похожий больше на пещеру, который Учиха планировали использовать в своем восстании. Она не знала, существовала ли пещера до основания Конохи или Учиха создали ее, но знала, что Данзо значительно расширил ее, добавив туннель к своему дому, а также несколько туннелей, которые вели за пределы деревни.
  Доложив командиру Корня о своем возвращении, Комачи узнала, что должна освободить одного из двух шиноби, назначенных охранять Данзо. Направляясь вниз по туннелю, она кивнула человеку, которого должна была сменить, и без лишних слов заняла его место, когда он отошел. Женщина ждала у двери более часа, пока дверь кабины лифта не открылась, и оттуда не вышел Данзо, а затем и Това, который освободил второго мужчину, охраняющего лифт в особняке. Данзо не заметил ее присутствия, даже когда она шагнула за ним, вставая рядом с Товой. Это немного удивило Комачи, но чего она совсем не ожидала, так это того, что войдя в основную часть пещеры снова, она увидит, ожидающего их Джосеки. Догадываясь, что его впустили через вход в районе Учиха, она поняла, что не имело значения, знал ли он, где расположен штаб Корня, главное было, чтобы его не видели разговаривающим с Данзо.
  - Старейшина Джосеки, - склонив голову, поприветствовал Данзо, - Надеюсь, вы передумали оставлять Маки в живых.
  - Я уже говорил вам, Данзо. Я не буду жертвовать своими людьми.
  - Но она больше не ваш человек. - ответил Данзо, пожимая плечами, - Это глупое чувство, приведет лишь к вашему падению, возможно, и к моему, так как я не могу идти против джинчурики, не привлекая вас. И хотя в будущем это может иметь для меня определенное значение, сейчас это лишь помеха.
  - Вот почему какие-либо действия против Маки также вызовут у нас проблемы. - нахмурился, говоря, Джосеки, - Она достаточно умна, чтобы держать ситуацию под контролем, и я уверен, что если с ней что-то случится, она уже придумала, как меня подставить... Скоро она придет в себя.
  - Как пожелаете, но сомневаюсь, что вы хотели встретиться только для того, чтобы сказать мне, держаться подальше от ваших людей.
  - Я признаю, что совершил ошибку, поэтому пришел сообщить вам, что я предпринял некоторые шаги, чтобы найти какой-нибудь другой способ отозвать шиноби Суны из тренировочного лагеря.
  Данзо в предвкушении наклонился вперед и сказал:
  - Рассказывай.
  - Один из слуг в моем доме на самом деле долгосрочный шпион из Кумо. Они не знают, что я сделал его одной из своих марионеток, так что доверяют информации, которой я позволял просачиваться все эти годы.
  Данзо усмехнулся, говоря:
  - Без сомнений, информации, которая ослабила ваших врагов. Тем не менее, как это компенсирует ваш промах. Они знают о тренировочном лагере уже несколько месяцев.
  Джосеки нахмурился, но не ответил на подколку, продолжая свой рассказ:
  - Верно, но я проговорился, что все эти маневры - это подготовка к вторжению в Кумо.
  Данзо кивнул головой, соглашаясь в отношении этого шага, и сказал:
  - Умно. Райкаге достаточно импульсивен и параноидален, чтобы поверить в такой слух. Однако вопрос в том, как он отреагирует?
  Джосеки пожал плечами и ответил:
  - Это не имеет значения. Вероятно, это будет стоить несколько жизней, но это должно быть что-то достаточно подлое и скрытное, чтобы мы в конечном итоге обвинили друг друга, поскольку его силы пока не готовы участвовать в войне, и он ограничен в том, что может сделать.
  Данзо кивнул и добавил:
  - Возможно, с нашей стороны было бы разумно попытаться выяснить ход его действий, чтобы поймать его агентов с поличным.
  - Я думал, что все, что вам нужно, - это положить конец угрозе, которую создает тренировочный лагерь, для вашей операции в тюрьме.
  - Это так, - сказал увлеченно Данзо, - Но шаг, который вы сделали, имеет потенциал для гораздо большего. Только подумайте. Когда мы поймаем агента Райкаге во время какого-то саботажа, на этот раз он не сможет сослаться на чрезмерно импульсивного отца. Не говоря уже о том, что если правильно подтолкнуть Хьюга, можно будет легко направить их по нужному нам пути возмездия. Если Цунаде откажется, она потеряет положение среди кланов, но, если она решит пройти по этому пути и потребует возмездия, это может спровоцировать войну с Кумо. Что заставит их искать союзников, а наиболее подходящим для них союзником является Селение Скрытого Камня.
  - С которым по всей видимости Киригакуре не сможет сотрудничать из-за инцидента, который произошел около десяти лет назад. - сказал Джосеки.
  - Трагедия перевала Йосуга. Многие шиноби Кири до сих пор таят злобу на Ивагакуре за их предательство. - быстро кивнув, продолжил Данзо, - Ирония в том, что тренировочный лагерь, сформированный Гаарой и Цунаде для укрепления духа сотрудничества между нашими деревнями, может послужить толчком для наших врагов, но будет преимуществом для нас, ведь мы уже знаем, как работать вместе.
  Джосеки не выглядел счастливым от идеи работать с Конохой и дольше, но, в конце концов, преимущество перед Ивагакуре оказалось слишком заманчивым, поэтому, кивнув головой, он спросил:
  - Тогда как мы сможем их опередить? Мы не имеем никакого представления, на что они будут нацелены.
  - Да, но цели, из которых им придется выбирать, будут не такими разнообразными, как вы боитесь. Что бы они ни сделали, это должно вызвать недоверие между нами. Это означает, что это должно быть что-то, что можно было бы повесить исключительно на шиноби Суны, но иметь болезненные последствия для Конохи. Я попрошу своих аналитиков разобраться с этим, и у нас будет список возможных целей до того, как подадут завтрак. - подняв трость, он сказал, - Если Вы хотите присоединиться ко мне, я был бы не против сыграть еще одну партию в Сёги.
  - Полагаю, это можно устроить. Я хотел бы узнать, что придумают ваши люди.
  Комачи наблюдала, как двое мужчин уходят, прежде чем последовать за ними. После того, чему она стала свидетелем, она пыталась понять, как эти два человека могли считать себя защитниками своих деревень, но ощутила лишь, как к горлу подступает тошнота. И теперь, когда она подвергла сомнению то, чему была обучена верить, она чувствовала благодарность к Наруто, еще сильнее, чем прежде. А также теперь рассматривала себя клинком Наруто, который был направлен на горло старейшины. Комачи была уверена, что Данзо не мог даже представить, что один из его бесчувственных убийц может начать сомневаться в нем и его методах. Это была оплошность, которая будет стоить ему того, что она обещала.
  
  
***********
  
  Нанаби направилась в отдельную комнату в особняке смотрителя. Она немного нервничала по поводу того, что ей готовила эта встреча, так как по прибытии ее проводили и вручили шелковое красное платье. Она была даже готова отказаться от встречи, но ее любопытство победило, поэтому она переоделась в платье и направилась за правой рукой начальника тюрьмы - Бекко. Открыв дверь и приглашая жестом войти, Бекко остался у двери, а Нанаби медленно вошла в комнату и стала разглядывать богатый интерьер, пока не подошла к Акаме. И хотя все это время он внимательно наблюдал за ней, он не выказывал никаких признаков желания или сексуального влечения к ней. Полагая, что это собрание будет строго деловым, женщина расслабилась, немного удивляясь собственному спокойствию. Она не была уверена, почему не поддалась любопытству, которое испытывала к сексу, но предположила, что это связано с тем, что любая встреча при нынешних обстоятельствах просто заставила бы ее чувствовать себя использованной. А она испытывала это чувство вполне достаточно во время ее столетнего тюремного заключения.
  - Я рад, что ты решила принять мое предложение, - сказал Акаме, направляя ее к стулу, который для нее выдвинул.
  - Когда хозяин свистит, не должны ли его собаки прибежать. - ответила Нанаби и заняла предложенное место.
  - Действительно... - сказал Акаме, оставив выдержанную паузу, которую Нанаби решила, что должна заполнить, сказав имя своего тела.
  Естественно, у нее была небольшая проблема, чтобы назвать его, поскольку на самом деле она не знала имя этого тела, ведь, несмотря на то, что отделы допросов Конохи делали все возможное, ее тело никогда не называло своего имени. Хотя это освободило ее достаточно, чтобы сказать:
  - Зови меня, Семь.
  - Семь, - повторил Акаме, не давая понять, раздражен он или удивлен, позволяя проскользнуть в голосе ноткам усмешки, говоря, - Я думал, что ты устала даже от мысли о номере.
  Недавно новоявленная Семь, пожала плечами, прежде чем ответить:
  - Можно сказать, что за время здесь я уже привыкла. Кроме того, мое старое имя и должность бессмысленны, даже если бы мне удалось сбежать из этой тюрьмы, я бы не смогла вернуться в Ивагакуре.
  - Нет, я полагаю, что нет. Они повесили всю вину за попытку вторжения на тебя... Странно, но ты оказывается, не так фанатична, как тебя описывали. Во всяком случае, ты кажешься довольно практичной.
  Пожимая плечами, Нанаби сказала:
  - Я также уверена, что они утверждали, что именно я убедила целый батальон генинов в одиночку идти на Коноху, не так ли?
  - Совершенно верно, я полагаю, именно поэтому ты хочешь выбраться отсюда живой, не используя никого. - признавая слова, которые он слегка перефразировал, что она сказала Микото за несколько дней до этого в душе, она промолчала.
  Отсутствие реакции заставило его сказать:
  - Ты не удивлена...
  - Что ты прослушиваешь душевые? Вряд ли. Меня больше удивляет, что ты не сделал то же самое с нашими камерами.
  Довольный Акаме, покачал головой, сказав:
  - Невероятно, моя дорогая, ты продолжаешь меня впечатлять. Так твое признание в душе было для того, чтобы... чтобы Микото открылась тебе?
  Семь ухмыльнулась, откинувшись на спинку стула и взяв бокал вина, который наполнил один из слуг Акаме, и сделав глоток, ответила:
  - Она единственная, кого мне еще предстоит понять. Если я хочу достичь своей цели, я больше не могу позволить себе никаких диких выходок.
  Сложив руки перед лицом и положив локти на стол, Акаме спросил:
  - И какова же твоя цель?
  - Что ты имеешь в виду? Разве ты сам только что не озвучил ее? - ухмыляясь, ответила Семь, вопросом на вопрос, - А такая женщина как она, могла бы почувствовать неискренность. Даже сейчас, она не теряет бдительность рядом со мной.
  - Не надо себя недооценивать. Никто из тех, кто подходил к ней до этого, не смог к ней подобраться даже настолько. Тем не менее, ты должна понимать, что твоя цель невозможна. Можно сказать, что тебя уже используют.
  Биджу покачала головой, не соглашаясь с мнением мужчины, однако сказала:
  - И все же, есть уровни. Разве нет? Например, подавляющее большинство из тех, кого ты набрал для своей цели, без сомнения, были бы удивлены, узнав, что ты, в свою очередь, отвечаешь перед кем-то другим.
  Единственный глаз Акаме сузился, и с опасными нотками в голосе, он произнес:
  - Возможно. По крайней мере, они достаточно умны, чтобы не раскрывать свои знания передо мной.
  Семь нисколько не испугался, и сделав еще один глоток вина, ответила:
  - Сомневаюсь, что если бы я не доказала, что способна на такое простое умозаключение, то в этот вечер я бы наслаждалась такой прекрасной едой. Если я тебя обидела, пожалуйста, останови меня. Но разве человек в твоем положении способен на все это? - куноичи подняла бокал и обвела комнату, прежде чем продолжить, - Сомневаюсь. Ведь для того, чтобы руководить тюрьмой с уверенностью, что ее оставят в покое, и при этом иметь в своем распоряжении персонал, абсолютно преданный тебе, требуется человек в деревне с намного большей властью, чем у тебя. В конце концов, несмотря на то, где ты сидишь, правда в том, что это не так далеко от того, где нахожусь я. Нам обоим есть что терять, если заговор пойдет не по плану человека, дергающего за ниточки.
  Несмотря на ее слова, Акаме улыбнулся и покачал головой в изумлении.
  - Однако, как Ива заставила тебя принять миссию, обреченную на провал, из-за чего ты и оказалась здесь?
  - Играя на той верности, которую в нас тренировали. Сейчас у меня нет любви к моей родной деревне, и пока ты можешь использовать меня. Но если что-то пойдет не так, я не позволю этому снова застать меня врасплох.
  - И как ты планируешь предотвратить подобное?
  Нанаби протянула свой пустой бокал в сторону, чтобы один из слуг наполнил его, и как только он был заполнен, она сделала еще один глоток, прежде чем сказать:
  - Заработав мое право сидеть за обеденным столом с другими сильными мира сего в этом Великом плане.
  Акаме откинулся на спинку стула и помахал одному из слуг, который сразу же вышел из комнаты. Через минуту он вернулся, а за ним следовали другие слуги с подносами с едой. Расставив их на стол, они подняли сразу все крышки с подносов, представляя банкет, который он устроил для новобранцев, придерживающихся его плана. Развернув салфетку, надзиратель положил ее на колени, прежде чем дотянуться до хвоста омара и спокойно сказать:
  - Добро пожаловать за обеденный стол. Теперь давайте обсудим, как мы с вами поступим.
  Семь улыбнулась и потянулась за кусочком суши, обрадовавшись, что она оказалась в таком положении. И все же, принесет это пользу Кьюби или нет, биджу еще предстоит решить. В конце концов, мужчина, заинтересовавшийся ей, даже не знает, что только что заключил сделку с тем, кого многие люди считали демоном, и может ей помочь сломать, наложенную на нее Кьюби, печать, которая не позволяла ей получить доступ ко всей своей чакре биджу.
  
  
***********
  
  Наруто возвращался из тренировочного лагеря, идя по лесу и надеясь встретиться с женщиной, которая недавно пропала из его жизни. Но, к сожалению, он никак не мог сосредоточиться на предстоящей встрече, потому что в его голове крутились мысли только о том, что они узнали, благодаря Комачи, а точнее ее модифицированной Киёми печати, которую Данзо использовал, чтобы сдерживать своих подчиненных от раскрытия его секретов.
  Для Наруто это было чересчур, у него просто в голове не укладывалось, как эти двое могли спланировать что-то настолько отвратительное. Тем более, зная, что их действия могут закончиться войной, или они на самом деле надеялись, что это произойдет. Если бы ему их действия были не так противны, парень бы признал, что двое старейшин были хитрыми и умными противниками. Мало того, что двое мужчин быстро оправились от провала их плана убить его, так еще и всего за какой-то день придумали план, который мог сделать все, что они хотели, и даже больше. Они буквально придумали план, в котором независимо от результата они что-то получат. Ведь если тот, кого пошлет Райкаге, преуспеет, то тренировочный лагерь Суна-Коноха, вероятно, будет расформирован из-за недоверия, которое может вспыхнуть между ними, особенно если будут жертвы.
  Но что было хуже всего, так это то, что более опытные возлюбленные Наруто убедили его, что на самом деле сорвать атаку будет хуже, чем оставить все как есть. Комачи тоже подтвердила это, объяснив, что Данзо и Джосеки стремятся предсказать возможные цели, по которым нанесет удар диверсант Кумо. А Кохару объяснила ему, что если саботажник будет захвачен, то обе деревни потребуют, чтобы Кумо понесла наказание. Она также объяснила, что, даже если Кумо попытается отказаться от шиноби, выполняющего эту миссию, все что нужно будет сделать Джосеки, это использовать шпиона в своем доме, чтобы убедиться, что, по крайней мере, для Кумо это хорошо не кончится.
  Наруто попытался указать на то, что, по словам Комачи, им была предоставлена ложная информация о причине тренировки. Но Цунаде объяснила, что это не имеет значения. Если Джосеки сознательно позволял ему работать в своем доме, то только потому, что он использовал одно из запрещенных кукольных искусств, чтобы превратить этого человека в свою пешку. Совместными усилиями двое возлюбленных объяснили ему, что Джосеки может буквально создать преданную ему личность, которая по щелчку пальцев может переключиться обратно и быть преданной шиноби Кумо. Это была тактика, которую раньше использовала Суна, чтобы разместить своих людей на жизненно важные позиции в правительствах других стран. Это была довольно эффективная тактика, потому что даже сами люди, на которых использовалось это дзюцу, не знали, почему были настолько амбициозны и занимали руководящие должности, пока человек, дергающий за ниточки, не позволял им. Наруто спросил, есть ли способ доказать, что такое дзюцу было использовано на шпионе. Цунаде ответила, что есть. Тем не менее, быстро указала, что, поскольку человек из Кумо, и тесты не доказывали, что в данный момент он находится под влиянием дзюцу, это была возможность, которой, вполне вероятно, как Суна, так и Коноха, захотят воспользоваться, чтобы насолить Кумо.
  Его возлюбленные даже объяснили, почему, если позволить диверсанту Кумо уйти, это может повлечь за собой более плачевные последствия, чем, если его поймать. Они Говоря, что если саботажник сбежит, то это создаст чудовище, с помощью которого Данзу и Джосеки смогут создать недоверие между двумя деревнями. Без убедительных доказательств нападения или лица, стоящего за ним, старейшины могут изложить факты так, как им будет выгодно, чтобы либо разлучить деревни, либо начать войну, причем выбрав цель по своему усмотрению. С достаточным количеством сфабрикованных доказательств они смогут из кого угодно сотворить злодея.
  Но, учитывая, что Наруто чувствовал, приближение к деревне Югито, идея захвата саботажника точно не наполнила его чувством облегчения. Он еще должен был пойти к ней или использовать ее печать, чтобы 'посмотреть' на нее. Блондин считал, что если она была саботажником, которого отправил Кумо, она предупредит его, когда сможет. Он верил, что она этого не сделала, потому что ее сопровождали, чтобы Акацуки не предприняла еще одну попытку захватить ее. Наруто скорее волновался о предстоящей необходимости разрядить текущую ситуацию, имея дело с командой шиноби Кумо.
  Чувствуя себя так, словно он сидит на бочке с порохом, которая начинает дымить и вот-вот взорвется, он задался вопросом, как ему достичь мира и остановить это. Тем не менее, несмотря на неотложность ситуации, Узумаки позволил своим проблемам отодвинуться на задний план, когда нашел Ино. Блондинка была одна на поляне, и казалось, что она делает все возможное, чтобы игнорировать его присутствие, при этом выполняя упражнения. Она грациозно передвигалась по поляне, словно избегая какого-то невидимого противника, временами невероятно изгибаясь, тем самым, приковывая его взгляд к столь соблазнительному способу тренировок. Такой стиль боя девушка развила после тренировок, которые он и его возлюбленные проводили вместе. Наруто также подозревал, что Ино развила эти способности как средство борьбы с такими противниками, как Цунаде и Сакура. Хотя часть его задавалась вопросом, создала ли она этот стиль как средство, чтобы оставаться конкурентоспособной с двумя женщинами, боясь потерять позиции в его сердце из-за очевидной слабости, так же, как и Хината, некоторое время назад. Если это так, Наруто хотел, чтобы девушка почувствовала зияющую дыру в его сердце, которую она создала, когда отстранилась от него. Парень прекрасно понимал, что большинство людей, узнав, что у него так много любовниц, подумают, что он преувеличивает, но, если честно, Наруто был не в состоянии понять, а тем более принять такого рода философию. Для него, мнение, что сердце не может вмещать много любви к своим возлюбленным, как если бы однажды он ударился в количество, а его способности испытывать чувства снизились, было неприемлемо. Потому что Наруто считал, что его сердце, просто увеличивалось с каждой новой женщиной. Это не значит, что он чувствовал тот же уровень близости или связи с ними, по крайней мере, в начале. Но он точно чувствовал, что готов жить и умереть за каждую из них. Они были его семьей, и он сделает все, что в его силах, чтобы сделать их счастливыми, даже если придется их отпустить.
  Ино закончила тренировку, приземлившись рядом с сумкой. Она довольно скромно нагнулась, согнувшись в коленях, и вытащила из нее бутылку воды. Затем она выпрямилась и выпила содержимое, стоя к нему спиной. Через некоторое время, наконец, Яманака повернулась к блондину, сохраняя безразличное выражение лица.
  Ее полное отсутствие реакции заставляло его нервничать, что как он и ожидал, отразилось на его голосе, когда он сказал:
  - Спасибо, что согласилась встретиться со мной.
  - Я не помню, чтобы соглашалась на это, - ответила блондинка, не показывая ни единого чувства своим голосом.
  Наруто слабо улыбнулся и ответил:
  - Я думаю, мы оба знаем, что если бы ты захотела, у тебя было достаточно времени, чтобы уйти в более людное место.
  Опять же, Ино не отреагировала, и скрестив руки на груди, сказала:
  - Так говори.
  Наруто не был уверен, с чего начать, когда оказался перед ней, но взяв себя в руки, искренне сказал:
  - Я скучал по тебе.
  От слов Узумаки в ее спокойном поведении, что-то промелькнуло. Но маленький проблеск радости, который у него, благодаря этому появился, быстро исчез, как только девушка сказала:
  - Но не настолько, чтобы не дать шиноби Суны избивать себя по лицу. Оно прекрасно зажило, работа Сакуры.
  Наруто отвернулся и ответил:
  - Это был не лучший из планов, но он сработал. Ситуация разрядилась, и мы добились определенного прогресса в предотвращении дальнейших вспышек насилия.
  - Здорово. И что ты планируешь делать в следующий раз, когда возникнет непредвиденная ситуация? Позволишь им отрезать конечность или что похуже? Разве ты не понимаешь, что остальным приходится сидеть, сложа руки и смотреть, как ты безрассудно и глупо подвергаешь себя риску?
  Наруто кивнул, но спокойно ответил:
  - У меня все было под контролем, Ино. Для меня он не представлял угрозы.
  - Тогда почему он ударил тебя, а? Ты мог легко блокировать его удары или полностью их избежать.
  - Верно, - признал Наруто, - Но если бы я увернулся и он промахнулся, то он бы еще хуже отреагировал на это, тем более от смущения, которое без сомнения, вызовут насмешки со стороны сторонников жесткой линии в обеих деревнях. Если бы я его заблокировал, реакция была бы примерно такой же. Принять эти удары и не ответить на них, лучший способ, чтобы заставить его успокоиться.
  Ино усмехнулась, прежде чем ответить:
  - Хороший план.
  - У меня было не так много времени, чтобы обдумать это, Ино. Почему ты так злишься, дело совсем не в...
  - А в чем? - сердито сказала Ино, - Как и с Кин, ты собирался пожертвовать собой ради кого-то, кого ты едва знаешь.
  - Я никогда не был в реальной опасности...
  - Ты этого не знаешь, - перебила его криком блондинка, подходя к нему ближе лишь для того, чтобы ткнуть пальцем в грудь, - Что произойдет в следующий раз, если возникнет угроза, которая касается не только Цунаде и нас? Что тогда? Мы должны просто принять то, что ты - это ты? Или что? А что, если тебе придется выбирать между твоими амбициями и нами?
  Наруто был потрясен ее вопросом и не знал, как ответить на него. Хотя он хотел сказать, что естественно выберет своих возлюбленных. Мысль о том, что он не мог иметь и то и другое, казалось ему, почти нереальной, поэтому он сказал:
  - Это не игра, в которой выигрыш одного всегда оборачивается проигрышем другого, Ино. Если бы я стоял на хрустале, чтобы достичь своих амбиций, и должен был бы пожертвовать одной из вас, конечно, я бы отказался идти дальше к своей мечте. Я всегда смогу попробовать еще раз.
  - Что, если бы в жертву пришлось принести тебя? - Наруто остановился, не сказав, что он отступит, и Ино заметила это, говоря, - Ты считаешь... что наши жизни важнее твоей мечты, но твоя нет.
  - Я не пытаюсь быть безрассудным, Ино, - возразил Наруто, - Я хочу быть рядом со всеми вами. Но я не могу перестать быть собой, и я отказываюсь поворачиваться спиной к людям, которым могу помочь.
  - Я-я не знаю, смогу ли я стоять там и смотреть на то, что происходит, когда ты рискуешь только для того, чтобы проиграть.
  - Ино, - сказал Наруто, шагнув вперед, но остановился, когда она отступила, и глядя на землю, продолжил, - Я понимаю. Цунаде начала искать лекарство от Привязки. Я дам ей знать, что ты...
  Ино не дала Наруто договорить и влепила ему пощечину. Он с удивлением посмотрел на нее, и увидел, что блондинка выглядела столь же потрясенной, как он сам. Но, когда Яманака тихо сказала: 'Ублюдок' в ее глазах начали появляться слезы, и она побежала, хватая сумку со своим снаряжением для тренировок. Наруто смотрел, как девушка убегает, не понимая, что произошло, потому что думал, что освободиться от него было именно тем, чего она хотела.
  
  
***********
  
  Югито двигалась быстро и тихо через Деревню Листа. Ее всегда шокировало то, как легко было проникнуть сюда. Имея лишь подделанное удостоверение личности с поддельной подписью, любой мог войти в деревню. Это было существенное отличие от ее деревни. Конечно, несмотря на то, что попасть в деревню было легко, делать это для саботажа было совсем другое дело.
  Подойдя к забору, Югито подняла руку и наблюдала, как ее ногти становились длиннее. Когда они достигли нужной длины, женщина полоснула вдоль ограждения, создавая небольшой зазор, через который она могла проскользнуть. Она легко проскользнула через разделенный забор и тихо двинулась вперед, пока не прижалась к стене одного из зданий, от которого забор должен был держать ее подальше. Затем Югито присела, чтобы осмотреться на местности, но, когда появился шиноби, была вынуждена прижаться к стене немного плотнее. Мужчина пристально осмотрел территорию, но ничего не заметил, поскольку его глаза уже были уставшими, ведь он это делал в течение нескольких часов, что стало более очевидным, когда он зевнул. Повернувшись на пятках, он отошел от нее, придерживаясь схемы, которую использовал последние несколько часов, пока она за ним наблюдала.
  Когда Югито отошла от стены, она ненадолго задумалась, не был ли этот человек столь равнодушен к своим обязанностям, если бы продовольствие, которое он охранял, предназначалось для его собственной деревни. Она почему-то ожидала, что шиноби Суны больше не будет и нырнула в небольшой промежуток между двумя складами как раз перед тем, как ее ожидания не оправдались, и появился еще один шиноби Суны. После этого рассчитав и сопоставив все схемы патрулей, девушка дошла до конца здания и снова опустилась на колени, ожидая следующего патруля. Пока блондинка ждала, она отметила, как далеко продвинулись стремления Наруто и насколько далек еще результат, к которому им нужно прийти. Югито сомневалась, что дежурные охранники хотя бы подозревали, насколько им повезло, что им доверяют защищать этот объект. В конце концов, если бы они это понимали, они, несомненно, приложили бы больше усилий к выполнению своей задаче.
  Так как Райкаге не планировал их использовать, Югито не стала обращать на них внимания и продолжила свою миссию. Она открыла конверт, который ей дали в офисе Райкаге, и была удивлена, потому что в нем содержалась информация об проверке качества продуктов питания Конохи. Этот район являлся своего рода карантинной зоной, через которую проходила вся еда деревни, прежде чем отправиться в различные магазины, которые ее заказали. Причина его существования, естественно, заключалась в защите от иностранных агентов, которые могли нанести ущерб деревне путем заражения сельскохозяйственных культур или животных болезнями. Именно поэтому, когда Кумо выяснила, что Коноха сделала этот район частью своих совместных тренировок, отправила ее, чтобы отравить некоторые из уже проверенных продуктов ядовитым штаммом сальмонеллы. Идея заключалась в том, что Коноха моментально обвинит Суну в том, что они плохо выполняли свои обязанности по защите объекта. Был также ничтожный шанс, что некоторые из самых активно действующих органов в деревне предположат, что Суна, возможно, была непосредственно ответственна за этот инцидент. Поскольку, с теми немногими признаками взлома, что она должна была оставить, Коноха могла бы сделать вывод, что это просто отвлекающий маневр, чтобы попытаться переложить вину. В любом случае ожидалось, что Учебные силы будут расформированы и появится более высокая вероятность, что два союзника могут начать войну.
  Ненадолго Югито задалась вопросом, почему ни Данзо, ни Джосеки просто не использовали одного из своих агентов, чтобы сделать то, что хотел Рейкаге. Но подумала, что, прежде чем все, обретет более негативное направление, обе деревни проведут расследование по этому вопросу. Расследование, которое могло бы раскрыть тайную деятельность одного или обоих мужчин, если бы агент, которого они использовали, был пойман. Она также предположила, что наличие третьей стороны означает, что даже если бы следователи считали, что Кумо или одна из других деревень стояли за заговором, они, вероятно, никогда не получат ответы, которые положили бы конец их подозрениям. Югито действительно раздражало, что таким образом великий человек, такой как Райкаге, с легкостью был подтолкнут к участию в планах таких манипуляторов и ублюдков, как Данзо и Джосеки. Тем не менее, она была вынуждена признать, что Эй не был выше того, чтобы играть в такие игры сам, и это прекрасно доказывает дело Хьюга, про которое она узнала правду только из-за того, что была одной из любовниц Наруто. Хотя она считала, что его покушение на Хьюгу было отчасти связано с тем примером, который показал отец Райкаге, когда пытался захватить мать Наруто Кушину.
  Югито отвлеклась от своих мыслей, когда патруль, который она ждала, появился и прошел мимо ее местоположения. Когда блондинка двигались к зданию, в которое она должна была войти, у нее перед глазами появились два шиноби, которые стояли немного прямее. Она ухмыльнулась, так как обычно такое обстоятельство являлось нехорошим для нее сигналом, однако сегодня это просто означало, что все идет по плану.
  Патруль прошел мимо, сутулясь, а когда они полностью скрылись из виду, Югито побежала со своего места. Добравшись до хранилища, она вскочила на стену и поднялась на крышу за считанные секунды. Низко прижавшись, она двигалась по крыше, пока не подошла к окну. Удлинив один из ногтей, она вырезала небольшой круг на стекле. Затем разрезала провод, идущий вдоль внутренней части рамы, прежде чем открыть защелку, которая удерживала окно закрытым. Медленно подняв створку, блондинка на мгновение остановилась, чтобы убедиться, что не сработала вторая тревога, прежде чем войти в здание. Пробравшись внутрь, девушка медленно прикрыла за собой окно и начала оглядываться по сторонам, рассматривая офис, где многие клерки обрабатывали документы, связанные с процессом проверки того, что еда внутри была незагрязненной. Югито не была удивлена, что оказалось, никто не охранял внутри здания. Информация, которую она получила о своей цели, указывала, что, хотя Коноха по-видимому, доверяла Суне наблюдать за пределами зданий. Это доверие не было распространено на внутреннюю часть, поэтому оно должно было быть полностью освобождено, прежде чем заперто. Югито пробралась к двери, которая вела на главный склад, где хранилась еда, прежде чем была отправлена различным продавцам, которые ее купили.
  Выйдя на платформу, окружавшую верхнюю половину склада, она остановилась в поисках всех камер, чтобы не пересекать их поля зрения. Тем не менее, небольшой вихревой звук привлек ее внимание. Она попыталась придумать, что бы это могло быть, но в голову пришла только мысль, что шум звучит как маленький объект, вращающийся по кругу. Ища его, она увидела на подиуме вместе с ней фигуру, которая как тень бросила в нее утяжеленный кусок металла, прикрепленный к веревке. Югито подняла руку, чтобы защититься, но металлический конец Джохьё обернуться вокруг нее.
  Мацури потянула ручку своего оружия назад, что вынудило Югито встать на ноги и схватиться за перила платформы, чтобы ее не притянули к себе.
  - Кажется, меня обнаружили. Коноха должно быть доверяет шиноби Суны больше, чем казалось нашим информаторам.
  Югито использовала чакру, чтобы лучше удержаться на платформе, таким образом, она смогла отпустить перила и, отрастив ногти на свободной руке, перерезать веревку, связывающую ее руку.
  - Эй, - крикнула Мацури, когда она отшатнулась от внезапного ослабления натяжения.
   Югито прыгнула с платформы и полетела в сторону шиноби Суны на другой стороне склада. Но, когда девушка была на полпути своего прыжка, она была поражена огромным порывом ветра. Она заметила Темари, когда ее швырнули на пол склада, но прежде чем она упала на пол, вдоль ее траектории появилась гигантская паутина ткани. Как только она ударила по материалу, он обернулся вокруг нее, связав ее руки и ноги, и начал запечатывать ее чакру. Когда все было закончено, Югито была подвешена вверх ногами и выглядела как насекомое, которое пересеклось с пауком, за исключением того, что ее голова была не закрыта.
  Темари и Мацури шагнули на свет от одного из немногих огней, которые остались на складе. Через мгновение к ним присоединилась третья женщина, которую она никогда не встречала, но чувствовала, что та входит в жизнь ее возлюбленного. Она лениво обернулась из-за того, что ткань, державшая ее, была привязана к платформе выше и увидела камеру безопасности, которая даже сейчас записывала ее лицо. Хотя ее профессиональная гордость пострадала из-за того, что видео было снято в такой неловкой ситуации, она получила небольшое утешение, зная, что сама позволила себе потерпеть поражение. Теперь, когда ей ничего не оставалось, кроме как висеть здесь, она просто надеялась, что Наруто сможет сыграть в текущую игру лучше, чем люди, которые ее запустили.
  
  
***********
  
  Киёми сидела на высоком и дорогом стуле в своем кабинете, окруженная десятками открытых книг.
  - Что ж, похоже, моя госпожа решила посетить меня.
  Она открыла глаза и, хотя Киёми никуда не уходила, она увидела Нанаби, сидящую напротив нее. Остальная часть комнаты, казалось, исчезла, чтобы быть замененной пустой чернотой, поскольку биджу общались мысленно.
  - Мы действительно должны начать наш разговор с такого враждебного тона? - спросила Киёми, желая, чтобы Нанаби благожелательно отнеслась к восстановлению их отношений, как и Йоруичи.
  Конечно, обстоятельства были немного другими, поскольку Нанаби была заключенной и не могла полностью получить доступ к своей чакре биджу, но Киёми старалась быть менее высокомерным в отношении того, где они оказались в тот момент, когда Нанаби сообщала о том, что узнала о положении дел в тюрьме.
  - Это зависит от того, собираешься ли ты удалить печать, которая мешает мне слиться с этим телом?
  Киёми вздохнула, прежде чем ответить:
  - Соблюдай условия нашей сделки, и я сделаю это.
  - Тогда, я думаю, у тебя есть ответ, сестра, - ответила Нанаби, произнося слово 'сестра', как оскорбление.
  Как бы Киёми не старалась, поведение Нанаби продолжало бесить ее, ведь она уже пыталась достучаться до своей сестры биджу во время предыдущей встречи, и в этот раз, надеясь на гораздо более счастливый ответ. Однако, несмотря на то, что этого не произошло, она не стала вестись на провокацию, и просто спокойно сказала:
  - Хорошо, тогда ближе к делу. Ты узнали что-нибудь стоящее?
  Нанаби небрежно пожала плечами и ответила:
  - Не совсем, хотя это может измениться по мере того, как я продолжу себя проявлять. Но на данный момент трудно сказать, думает ли Акаме, что во мне что-то есть, или я до сих пор одна из стаи в его глазах.
  - Действительно, - ответила Киёми, выгнув бровь и позволив последовавшей паузе сказать, что она думает об ответе семихвостой.
  Защищаюсь, Нанаби быстро продолжила разговор:
  - Что? На случай, если это ускользнуло от твоего внимания, поскольку ты живешь в своем шикарном доме. Я здесь - чертов заключенный. И не похоже, что Акаме будет гладить меня по голове каждый раз, когда я отличаюсь.
  - Возможно, - сказала Киёми, все еще сдержанно сигнализируя, что она не особо купилась на то, что преподносит ей Нанаби, - Тем не менее, я ожидала, что твоя гордость не позволит превзойти тебя кучке непритязательных людей. Ты, похоже, совершенно не волнуешься, что они находятся так близко к твоему уровню.
  - Ну, возможно, если бы ты дала мне доступ ко всем моим силам, мне было бы легче отличаться от остального стада.
  - Тогда что же будет гарантировать твою верность, сестра, - ответила Киёми, заметив, что другая женщина моргнула первой, когда они смотрели друг на друга в небольшом состязании воли. Боясь, что это значит, она сказала: - Я думаю, что попробую снова на следующей неделе. Ты знаешь, как связаться со мной, если почувствуешь, что за это время произошло что-то важное, правильно?
  Киёми не ожидала ответа Нанаби, поэтому удивилась, когда другая биджу сказала:
  - Подожди! - когда Киёми сосредоточилась на ней снова, Нанаби вздохнула, прежде чем продолжить, - Акаме попросил меня присмотреть здесь за одной женщиной.
  - Зачем?
  Нанаби в ответ пожала плечами:
  - Я не знаю. Она сильная, в этом нет никаких сомнений, но ее причины помогать Акаме неизвестны. У меня такое чувство, что она действует по своему собственному плану, поэтому Акаме хочет, чтобы я следила за ней.
  - Если он не доверяет ей, тогда зачем разрешать ей участвовать? - спросила вслух Киёми, не ожидая ответа, но продолжила говорить в открытую, пытаясь придумать несколько идей, чего не может быть, - Это не может просто сводиться к силе. Во всяком случае, это сделало бы ее участие в этом восстании еще более глупым. Должно быть что-то, что происходит за кулисами, о чем мы еще не знаем.
  - Я не знаю, - сказала Нанаби, пока Киёми продолжала шагать, думая вслух, - Пока у нас есть эти печати, которые отрезают нас от нашей чакры, кажется, ему не нужно беспокоиться о какой-либо угрозе, которую она может представлять. Он буквально может положить конец угрозе, которую она представляет жестом руки.
  - Верно. Тем не менее, я чувствую, что в этом должно быть что-то большее.
  Нанаби видела, что Киёми была обеспокоена, поэтому продолжила:
  - Есть еще одна вещь, о которой, я полагаю, стоит упомянуть. Несколько заключенных перестали появляться в столовой.
  - Отсев, - вопросительным тоном, сказала Киёми.
  - Я так не думаю, - ответила Нанаби, - Отсев означает смерть, и хотя во время тренировок было несколько таких. Люди, которые пропали без вести, были лучшими шиноби.
  Киеми с беспокойством посмотрела на своего товарища биджу и сказала:
  - Я понятия не имела, что ты в такой опасности.
  - На самом деле, я заперта с кучей сумасшедших людей и все они пытаются произвести впечатление на человека, дергающего за ниточки с помощью насилия и запугивания. Куда, по-твоему, ты послала меня, на курорт?
  - Ты права. Извини, что не уделила этому должного внимания. Спасибо за твои усилия.
  Нанаби безусловно удивилась пониманию Киёми, поэтому отвернулась, и глядя в сторону немного огрызаясь, сказала:
  - Заткнись. Я делаю это ради себя и своей свободы.
  - Я знаю, - серьезно сказала Киёми, - Но я все равно благодарна. Пожалуйста, продолжай стараться. Я посмотрю, сможем ли мы узнать, что случилось с этими пропавшими заключенными. И еще, кто эта женщина, за которой тебе поручили присматривать?
  - Ее зовут Микото. - Нанаби заметила, что Киёми на мгновение застыла, и спросила, - Ты ее знаешь?
  - О ней было бы более точно, - сказала Киёми через мгновение.
  - Она важна?
  - Для некоторых. Я не считаю себя одной из них, так как она Учиха, но она, кажется, близкая подруга моего предыдущего хозяина.
  Нанаби испытывала такое же отвращение к Учиха, как и ее товарищ биджу, но в защиту женщины она сказала:
  - Она не похожа ни на одного из членов клана, с которыми я сталкивалась.
  - Тем не менее, будь осторожна. Мы понятия не имеем, каковы ее истинные мотивы.
  С этими словами Киёми прекратила связь, и тьма исчезла, заменяясь ее исследованием. Она откинулась на спинку кресла и сложила руки, обдумывая все, что узнала. Она также остро осознала, что Нанаби сказала не совсем правду о том, насколько глубоко она проникла в восстание Данзо. Будучи уверенной, что на данный момент Нанаби просто перестраховывается, Киёми надеялась, что, когда придет время выбрать сторону, это не закончится тем, что она столкнется со своей семьей.
  
  
***********
  
  - Цунаде эта ситуация просто безрассудна. Где держат джинчурики? - спросил Данзо, гневно хлопнув тростью по столу.
  Цунаде даже не дрогнула, когда уставилась на старейшину, испытывая огромное чувство удовлетворения, хотя она не позволяла этому достичь ее лица.
  Развлечения Цунаде исчезло, но появилась усталость, ведь за исключением нескольких перерывов она и Совет клана были на совещании, так как Югито была поймана в попытке отравить деревню накануне вечером.
  - Я уже говорила вам, что ее держат в тайном месте. И это больше не будет так, если я скажу вам где, не так ли?
  Данзо сердито посмотрел на нее и собирался ответить, но Хиаши нанес удар первым, говоря:
  - Я могу понять ваше... желание ограничить доступ к этому шиноби Кумо. Из-за чувствительного характера того, что она должна была сделать, это было бы... несчастьем, если что-то случится с ней из-за чрезмерно усердного шиноби. Однако мы должны воспользоваться возможностью, которую ее захват представляет нам.
  - Просто чтобы все прояснить. Какую возможность, по вашему мнению, это нам дает? -спросила Цунаде, внимательно наблюдая за Хьюгой, как и Хината, которая стояла за Хокаге, выступая в качестве ее помощника.
  Она видела, что Данзо продолжает с негодованием смотреть на нее, но выкинула старейшину из головы, так как из всех присутствующих она больше всего боялась реакции Хиаши. Все присутствующие знали, что брат-близнец этого человека умер, пытаясь помешать Кумо получить бьякуган. И хотя, на самом деле, Хизаши Хьюга вызвался на смерть, чтобы спасти жизнь своего брата, Цунаде знала, что в результате, если глава клана Хьюга будет настаивать либо на смерти Югито, либо на возмездии Кумо, ей будет трудно помешать Совету поддержать его.
  Глава клана Хьюга не был одинок, поскольку он привел всех старейшин Хьюга в комнату Совета. Позади него стояли старшие Хьюга, а также его младшая дочь. Пожилые мужчины были там, чтобы оказать свое влияние на обсуждение. Однако Цунаде больше интересовалась молодой девушкой, которая, казалось, скромно проявляла интерес к тому, кого привела на встречу Цунаде, чтобы выступить в качестве противовеса старейшинам. Взгляд Ханаби переместился мимо Хокаге и остановился на ее сестре Хинате, которую Сенджу привела на заседание Совета в качестве помощника. Но вскоре, взгляд девушки снова быстро переместился, и Цунаде почувствовала переживания и жалость к младшей девочке. Особенно после, того как Сенджу услышала разговоры о том, что старейшины Хьюга фактически сражаются против желания Хиаши поставить Ханаби на пост главы клана. Когда Хината стала одной из любовниц Наруто, ее уверенность и мастерство стали быстро развиваться и Цунаде с легкостью могла представить, как нелегко для Ханаби было смотреть, что-то, ради чего ее готовили всю жизнь, медленно ускользало сквозь ее пальцы. Юная Хьюга, должно быть, также приняла присутствие Хинаты на собрании как еще одно доказательство того, насколько возросло влияние ее старшей сестры не только в их клане, но и в деревне в целом.
  Взгляд Цунаде переместился от Ханаби к Хияши, который вел себя достаточно сдержанно, чтобы она не могла точно прочитать, что чувствовал этот человек.
  - Честно говоря, Леди Цунаде, мы имеем полное право реагировать так, как считаем нужным. Эта Югито Нии была захвачена со смертельной болезнью, которой она намеревалась отравить наши запасы продовольствия. Но, пожалуй, более важным является то, что она является хозяином Ниби. И это означает, что в отличие от... наших последних сделок с Кумо, они просто не смогут отрицать свою вину, списав это на ошибку, и заставить нас выплатить компенсацию. Нет, эта женщина, будучи джинчурики, означает, что ее послали с благословением Райкаге. Так что, если мы захотим, мы можем извлечь Ниби из нее и найти для нее более подходящего хозяина. Или мы можем попросить Суну помочь нам в походе на Кумо. Этого трусливого поступка более чем достаточно, чтобы раз и навсегда уладить наши разногласия с Кумо.
  Прежний гнев Данзо сменился мрачным удовлетворением, и он сказал:
  - Прекрасное предложение Лорд Хьюга.
  Цунаде поморщилась и быстро сказала:
  - Вы двое не можете быть серьезными. Да, я согласна с тем, что попытка Кумо, без сомнения, является основанием для начала нового конфликта. Но господа, пожалуйста, помните, что мы не должны действовать необдуманно. Если мы не будем осторожны, мы можем начать четвертую войну Шиноби.
  - Если вам не хватает смелости должным образом реагировать на угрозы, с которыми сталкивается наша деревня, то, возможно, пришло время избрать нового Хокаге. Вы прекрасный лидер мирного времени Цунаде, но перед лицом безудержной враждебности Кумо, нам нужен лидер, который не боится увидеть немного крови.
  Цунаде сузила глаза, когда Данзо намекнул на ее старый страх, и боролась с искушением пересечь комнату, чтобы показать ему, как над ней уже не властна была гемофобия. Впиваясь взглядом в старейшину, она сказала:
  - Меня беспокоит не вид крови, Лорд Данзо. Все дело в перспективе, что в один прекрасный день придется окунуться в нее с головой.
  - Тогда, Леди Цунаде, что нужно, чтобы вызвать от вас соответствующий ответ? - Цунаде отвела взгляд от Данзо и сочувственно посмотрела на Хиаши, но это сочувствие исчезло, когда он сказал, - Возможно, если бы Наруто был одной из жертв этого заговора, ваш гнев был бы более заметным.
  - Жертв не было...
  Ответ Цунаде был прерван Хомурой, который сказал:
  - На этот раз. Тем не менее, это был не первый случай, когда эта женщина считается ответственной за биологическую атаку на деревню. Вы забыли тот инцидент на выставке собак Инузука? Тогда, наше преследование закончилось возле границы Кумо, поскольку на нее напали Акацуки. И мы нашли пузырек с бешенством, который соответствовал штамму, использованному на шоу.
  - Да, вот только мы поймали ее не около границы, а на стороне Кумо, и именно поэтому мы оставили этот вопрос в покое. Плюс пузырек мог принадлежать одному из двух членов Акацуки.
  - Ну же, Леди Хокаге, - сказал Хомура, словно учил ученика Академии, - Эта же женщина связана с подобными биологическими инцидентами против нашей деревни, и вы хотите переложить вину на Акацуки. Притянуто за уши, разве вы не согласны?
  - Да, но то, что мы обсуждаем, возможно, приведет к началу новой войны. Мы действительно готовы это сделать?
  - Сейчас идеальное время для удара, - сказал Данзо почти с нетерпением, - Скрытое облако будет совершенно одно. Селение Скрытого Камня слишком занято расширением своей западной границы, чтобы немедленно оказать им помощь, а Селение Скрытое в Тумане все еще слабо после многих лет междоусобиц и гражданской войны. С уже собранными силами, мы могли бы быть на полпути к Кумо, прежде чем они смогли бы собрать адекватную защиту.
  Цунаде могла видеть, что некоторые из лидеров клана рассматривали слова Данзо. Она видела, что Шикаку анализирует все, что он знал о деревне, о которой идет речь, и, вероятно, уже создает потенциальные планы по устранению угрозы, которую она представляет. Другие делали то же самое, но ведомые страхом и гневом, что их семьи могли пострадать от пищи, которую они им предоставляли. Сенджу боялась, что с теми эмоциями, которые сейчас переполняли присутствующих, война вполне может стать результатом встречи. Естественно, она могла бы остановить это как Хокаге, но это может стоить ей поддержки многих кланов, а без их поддержки она может и вовсе потерять эту позицию.
  Но ее страхи затихли, когда тишину развеял нежный голос Хинаты:
  - Могу я сказать, пожалуйста?
  Все взгляды переместились к Хинате, которая мягко улыбнулась, прежде чем переместиться из-за Цунады, когда Хокаге подала ей знак выйти вперед. Куноичи двинулась к центру комнаты и медленно оглядела ее, устанавливая зрительный контакт со всеми присутствующими. Наконец, сделав глубокий вдох, она сказала:
  - Я знаю, что как жертвы прошлых заговоров Кумогакуре, мы верим, что какими бы ни были наши действия, справедливость будет на нашей стороне. Тем не менее, я призываю Вас, пожалуйста, помните дядю Хизаши.
  - Мы помним, - быстро сказал один из старейшин Хьюга, - Поэтому мы и должны использовать эту возможность, чтобы отомстить за него. Лорд Хиаши прав; Кумо не может утверждать, что это была не санкционированная операция, не отказавшись от своих требований по поводу куноичи, которая сейчас под стражей.
  Хиаши кивнул в знак согласия и сказал:
  - Послушай наших старейшин Хината. Ты говоришь о враге, которого не знаешь.
  - При всем уважении, отец, я очень хорошо знаю Кумо. Они в течение многих лет преследовали меня в кошмарах, так как я боялась, что они сделают еще одну попытку, и я с болью осознаю, что это была моя слабость, которая была причиной смерти дяди Хизаши.
  Цунаде видела, как на мгновение на лице Хиаши появился огорченный взгляд, прежде чем исчезнуть за спокойным выражением, которое было у него обычно. Для Сенджу это было чем-то удивительным, так как она давно знала, как он мог принижать достижения Хинаты. Поэтому она задалась вопросом, не является ли это событие причиной его отношения к старшей дочери и не имеет ли это какое-то отношение к тому, почему с такого раннего возраста он готовил младшую стать его преемником. Но одно можно было сказать наверняка, мужчина болезненно осознавал, какое влияние на нее оказало его отношение к старшей.
  Хината слабо улыбнулась и грустно продолжила:
  - Тем не менее, я не могу не заметить, что, если мы будем действовать под влиянием нашего гнева на Кумо, оправданного или нет, мы будем теми, кто лишит жертву дяди Хизаши истинного смысла. Его действия спасли деревню от неминуемой войны. Хотя я знаю, что он сделал это, не только из-за этого, а также, чтобы спасти тебя, отец, а еще он действовал в интересах Неджи... - она остановилась, подняв руку к сердцу, и продолжила, - А также моего и всех в этой комнате. Его смерть не разорвала цепь ненависти между нашими деревнями, но она не позволила ей стать сильнее. У нас есть шанс разорвать, проявив милосердие к агенту Райкаге, который просто следовал приказам своего Каге.
  - Хм, я понимаю, почему ваш отец считает вас слабой, - язвительно сказал Данзо.
  Цунаде заметила, что некоторые из старших Хьюга были согласны с высказыванием старейшины, а также что один из них так не считал, и хотя она никогда не вникала в подробности того, кто и какими полномочиями обладал внутри каждого клана, она подозревала, что этот мужчина был отцом Хиаши и Хизаши. Хиаши тоже, казалось, был тронут словами дочери, хотя его реакция была заметна лишь по смягчившемуся взгляду, который снова ожесточились, когда Данзо добавил:
  - Потому что все ваши красивые слова это лишь проявление слабости перед лицом врага, который напал на нас. Как вы думаете, чего бы вы могли ожидать, если бы были в их власти прямо сейчас? Я скажу вам... они вырвали бы ваши глаза, чтобы отдать их солдатам своей армии и использовали бы ваше тело, чтобы обзавестись преданными шиноби в комплекте с Бьякуганом.
  - Лорд Данзо, я прошу вас, по крайней мере, рассмотреть... - сказал Хиаши, начиная защищать дочь, ожидая, что она поникнет от ядовитых слов старейшины.
  Однако он умолк, когда Хината встретила пристальный взгляд Данзо, своим пронзительным и холодно ответила:
  - Возможно, так бы и было, старейшина Данзо. Но должна ли я действовать так же ужасно? Вы можете называть это слабостью. Но если эта Югито Нии в свою очередь будет помнить доброту, которую мы к ней проявили, и в следующий раз пощадит шиноби Конохи, чего она иначе не сделала бы, тогда я найду утешение в этом. В отличие от нас, действующих таким образом, который породит больше ненависти, которая, в свою очередь, вынудит шиноби Кумо требовать кровь нашего рода в отместку за ее смерть.
  - Проблема, однако, заключается в том, что она отправит сообщение о том, что другие деревни могут продолжать испытывать нас, как их душе угодно, не опасаясь ответных действий. - сказал Хомура, положив руку на плечо Данзо, заставляя его сесть, - Несмотря на отвратительность, необходимость причинять боль - это наша обязанность, за которую мы несем ответственность. Почти четырнадцать лет назад мы взяли на себя боль Хьюга, чтобы сохранить мир. Но этого оказалось не достаточно, чтобы остановить Кумо или любую другую деревню от повторной проверки нашей решимости на мир. Теперь вместо того, чтобы взваливать все на свои плечи, мы должны ответить Кумо, так чтобы, подобно ребенку, который проводит зажженную спичку, они узнали, что это - только вопрос времени, прежде чем они сожгут себя.
  - Джентльмены, - сказала Цунаде, возвращая контроль над собранием, когда слова Хинаты охладили часть гнева, - Я никоим образом не говорю, что мы спустим этот инцидент на тормозах. Только давайте уладим этот вопрос дипломатично.
  - Это будет пустая трата времени, - пренебрежительно сказал Данзо, - Это лишь предоставит им время укрепить свою оборону.
  Тсуме немного посмеялась над высказыванием старейшины, прежде чем сказать:
  - Мы не должны обманывать себя. Райкаге должен был рассмотреть возможность того, что его план потерпит неудачу. И если это так, он уже приложил все силы, чтобы ослабить любую атаку, которую мы совершим в ответ. Вероятно даже, что они были готовы за несколько недель до того, как отправили ее. Черт, все, что мы знаем, что они начали действовать с того времени, как мы начали тренироваться.
  - Совершенно верно, леди Тсуме, - сказал Шикаку Нара, - Мы обнаружили, что несколько подразделений были перемещены к границе Страны Горячих Источников, после того, как тренировочные силы создали лагерь. Вероятность поймать их практически ровна нулю. Переговоры ничего не дают, но дают нам шанс на мирный исход. Битва с Кумо была бы дорогостоящей, как бы мы к этому не подходили. Если Кири и Ива останутся нейтральными, это даст им шанс воспользоваться нашим ослабленным состоянием после конфликта.
  - Очень хорошо, - сказал Данзо, и хотя его разочарование по итогам встречи было хорошо замаскировано, благодаря отчету Комачи, возлюбленные Наруто, знали, насколько этот мужчина надеялся, что барабаны войны снова начнут бить, - Но что заставляет вас поверить, что Райкаге согласится встретиться на нейтральной территории, например в Стране Железа.
  - Просто, я не собираюсь встречаться с ним на нейтральной территории, - сказала с улыбкой Цунаде, - Я собираюсь встретиться с ним в его собственном доме. Он согласится на такую встречу, так как я уверена, что, по крайней мере, он чувствует некоторую озабоченность тем, как Югито лечится, находясь под нашей опекой.
  
  
***********
  
  - О, черт, - сказала Югито, где-то между болью и удовольствием, - Я не думаю, что смогу выдержать еще.
  Наруто ухмыльнулся, массируя особенно сложный узел в мышцах плеч обнаженной женщины, пока она лежала на животе на одном из массажных столов, которые он купил недавно. Он услышал, как Югао смеется и перевел взгляд на нее. Капитан АНБУ сидела на диване в безопасном доме Кохару, а когда блондин, глядя на нее приподнял бровь, сказала:
  - Вы двое действуете довольно беззаботны, учитывая, что прямо сейчас Совет Кланов может быть призывает к войне.
  - Они не позволят этому случиться, - уверенно сказал Узумаки, направив свое внимание обратно на Югито.
  - Послушай, Наруто, я знаю, что у тебя есть причина чувствовать себя самодовольным, учитывая, насколько хорошо все разрешилось с Комачи. Однако ты не должен позволять этому затмить свой разум. Конечно, нам было заранее известно, что Кумо, возможно, планирует, но...
  Югито быстро подняла голову с массажного стола и перебила женщину, говоря:
  - Эй, я бы дала вам знать раньше, но меня сопровождали до границы...
  Она в свою очередь была прервана Наруто поцелуем, после чего он сказал:
  - Я знаю. Мы никогда не сомневались, что ты скажешь нам, когда сможешь. - Югито ахнула, когда он, растерев больше масла на руках, двинулся по ее телу вниз, начиная разминать ее ноги. Оглядываясь на Югао, блондин продолжил, - Неужели я выгляжу самодовольно? Потому что уверяю тебя, я беспокоюсь не меньше тебя. Я просто уверен, что присутствующие на собрании не позволят ему выйти из-под контроля. Кроме того, я не смогу уделить большое внимание моему котенку, пока она здесь, поэтому на этот раз стоит воспользоваться возможностью, чтобы это сделать.
  Узумаки сосредоточился на Югито, которая от удовольствия уже во всю мурлыкала, пока его руки продолжали творить свою магию. А когда взял еще немного масла, создал теневого клона, который двинулся к сидящему капитану АНБУ. Он протянул руку и добавил к ее разговору с Наруто:
  - Кажется, мы всегда действуем на грани катастрофы. Именно поэтому мы и должны пользоваться этими спокойными моментами, чтобы расслабиться, потому что мы не знаем, что ждет нас в будущем. Как насчет массажа?
  Югао посмотрела на руку и обратила внимание на Югито и Наруто, в то время как блондинка потянулась за бокалом вина. Затем она оглянулась на клона и сказала:
  - Я на дежурстве. Может, ты и вытащил, используя Хирайшин, ее и меня из отдела допросов, но я все еще отвечаю за нее.
  Клон ухмыльнулся, когда посмотрел на Югито и сказал:
  - Я не думаю, что она будет проблемной заключенной. Кроме того, я несу ответственность за вас обеих.
  Югао смотрела в омут синих глаз своего любовника, и от любящего взгляда, которым он ее наградил, покраснела. Взяв предложенную руку, она позволила клону притянуть ее, поставив на ноги. Вскоре капитан АНБУ была раздета и уложена лицом вниз на стол, как и шиноби Кумо, которую ей было поручено охранять.
  Именно так Цунаде и Кохару нашли их.
  - Я сомневаюсь, что кто-то из наших товарищей и жителей Листа нашел бы идею о Кумо и Конохе как потенциальных друзьях и союзниках, настолько трудно выполнимой, если бы увидели вас двоих сейчас. - рассмеявшись, сказала Хокаге.
  Югао подняла голову с массажного стола и посмотрела на двух женщин. В ее глазах читалась некая растерянность, поскольку она попала в такую ситуацию во время дежурства. Однако Наруто продолжал ее массировать, лишь усмехнулся, когда заметил, что обе женщины выглядят расслабленными, а в глазах засияли озорные огоньки, когда она сказала:
  - Я просто последовала совету - наслаждаться этими тихими моментами, пока мы можем.
  - Хороший совет, - сказала Цунаде, садясь на диван, - На этом заседании Совета не было ничего стоящего.
  - Это плохо, - сказал Наруто, закончив массаж Югито.
  Он повернулся к Цунаде, но Югито резко села и схватила его за руку, говоря:
  - Неужели ты закончил? Есть места, которые действительно нуждаются в хорошем глубоком массаже, которых ты еще даже не коснулся.
  Наруто слегка поцеловал ее, прежде чем сказать:
  - Извини, нам придется приберечь это до нашего празднования позже.
  - Я бы пока не планировала эту вечеринку. - предупредила его Кохару, - Тебе еще предстоит преодолеть немало препятствий, прежде чем мы сможем сказать, что успешно справились с этой опасностью.
  - Не говоря уже о новых, которые ублюдок Данзо готовит в настоящее время, - сказала Цунаде, все еще в полной силе ощущая волнение, спрашивая у старейшины, - Честно говоря, как вы могли работать с ним и Хомурой все эти годы?
  - Это было намного легче, чем мне хотелось бы признавать. Годы войны сделали нас всех лишь тень идеалистической молодежи, которой мы были. Только Сарутоби действительно удалось удержать эти идеалы, особенно после того, как убили сенсей.
  Цунаде грустно кивнула, испытав то же самое, и сказала:
  - Не напоминай мне. Как только Данзо узнал, что я планирую отправиться в Кумо, он почти предложил помочь мне собраться.
  - Легко понять, почему. - кивнув, серьезно сказала Кохару.
  - Что ты имеешь в виду? - смущенно спросил Наруто.
  Югито ответила за нее, печально говоря:
  - Потому что в первый раз, когда Сенджу вошел на территорию Кумо, он был почти убит парой мерзких предателей...
  - А во второй раз, - сказала Цунаде, возвращаясь к разговору, - Он вообще не вернулся, с благословения Райкаге.
  
  
***********
  
  Кин Цучи села за столик в маленьком ресторанчике, на который она наткнулась, возвращаясь из джунглей на юге Страны Чая. Она вытащила книгу и начала читать отчет, который написала под профилем одной из женщин, которых обнаружила. Однако, в отличие от книги Бинго, которую использовала Таюя, эта содержала информацию о женщинах из гарема Кандзи. Пару из них Кин обнаружила в джунглях Страны Чая, где они действовали в качестве наемников. Имя женщины, про которую она читала, было Леона Хейдерн. Она была приемной дочерью лидера наемников Икари, и, по-видимому, была захвачена вместе со своей напарницей в ходе расследования исчезновения девочки. Теперь стало очевидно, что Кандзи был виноват во всех трех похищениях.
  Кин перевернула страницу, чтобы посмотреть на фотографию напарницы женщины, которая значилась под кодовым именем Кнут. Ее кодовое имя подразумевало, что она предпочитает использовать их в качестве основного оружия. Ни об одной женщине Кин много не выясняла, так как это не было ее целью. Она просто рассчитывала достать информацию о том, как они справляются с тем, что перенесли, и заодно разведать, есть ли у них полезные сведения, касающиеся некоторых женщин, которые их интересуют. К счастью, у обеих женщин была сильная поддержка в их наемнической группе, поэтому казалось, что они приняли случившееся и нашли для себя стимул спокойно двигаться дальше. Две женщины даже завершили свою миссию, вернув пропавшую девушку, найдя ее среди других сбежавший от Кандзи после его смерти.
  Кин закрыла книгу, когда подошла официантка с ее заказом и посмотрела на время, поскольку ждала курьера, который ее заберет. Она заметила, что несколько привлекательных молодых людей смотрят на нее, и предположила, что они пытаются представить себе, как выглядит ее лицо, потому что вся нижняя половина была скрыта серым шарфом, который она носила. Девушка повернулась достаточно, чтобы съесть свою еду, не выдавая свою тайну, поскольку она в свою очередь представляла их голыми, и сомневалась, что они остановят свое воображение на ее шарфе.
  Секс был тем, что волновало Кин с тех пор, как она покинула Деревню Листа после смерти Кандзи. Это была естественная реакция на некоторые из дурачеств, которыми она и Наруто занимались. Честно говоря, она пристрастилась к удовольствию, которое получала, отсасывая ему, не говоря уже о том удовольствии, которое в свою очередь она получала, когда он возвращал ей услугу. Эти игры заставляли ее желать большего, но пожизненные обязательства, которые шли в комплекте с получением нового опыта и удовольствия ее удерживали. Она понимала, что в настоящее время они ищут лекарство от привязки, но с тремя медиками в гареме Наруто, не проявляющими никаких признаков сожаления о том, что они связаны с ним, она сомневалась, что найти лекарство для них было главным приоритетом.
  Поэтому время от времени Кин испытывала соблазн найти прекрасного незнакомца и покорить этот мир. Ее сдерживали только собственные принципы, что если и отдавать кому-то свою девственность, то только тому, кто достоин этого. Девушка подозревала, что уже нашла этого человека, но не была уверена, что готова к обязательствам, которые последуют за ее решением. Хотя должна была признать, что, учитывая, что она была занята охотой на женщин гарема бывшего соперника Наруто, она уже довольно предана ему.
  - Простите, - сказал мягкий интеллигентный голос, выдергивая ее из мыслей.
  Кин посмотрела вниз под стол и увидела большого слизня, сидящего на скамейке рядом с ней. Признавая его как клон Кацую, куноичи сказала:
  - Приветствую леди Кацую.
  - Добрый день Кин, - ответил слизень, указывая взглядом на книгу, - Я знаю, что вы, вероятно, написали отчет в книге, но поскольку Миледи, вероятно, просто спросит, не могли бы вы рассказать мне.
  Кин покачала головой, прежде чем сообщить:
  - Я нашла трех женщин, которых Анко обнаружила в конфискованных записях об исследованиях Кандзи. Двое были наемниками, а третья была гражданской, которую он схватил из прихоти. Все трое вернулись к своей жизни, хотя и с некоторым эмоциональным страхом. Но их семьи и друзья помогают им пройти через это. Никто из них не знал, как Кандзи контролирует их. Однако, я боюсь, что у них нет информации о трех женщинах, в поиске которых мы заинтересованы.
  - Понятно, - через мгновение ответил слизняк, - Я могу понять желание Миледи в Кагуре из-за их истории. Но почему все так полны решимости, найти этих женщин, Момо Хинамори и Суйрен из Киригакуре?
  Кин пожала плечами, прежде чем сказать:
  - Я сама не уверена. Но я считаю, что Цунаде чувствует, что она может стать угрозой. Только после рейда мы узнали, как сильно Кандзи заставил ее полюбить себя. Я думаю, она боится, что через какое-то время она придет и попытается отомстить Наруто. Она видела Киёми, которая сожгла Кандзи, и видела лицо Таюи, когда смогла найти Наруто через нее.
  - Полагаю, тогда я могу понять ее беспокойство, - сказала Кацую, с нотками восхищения, - Наруто всегда занимал особое место в ее сердце. А сейчас эта связь только окрепла.
  - Да, - сказала Кин задумчивым тоном, - Это немного страшно, когда думаешь об этом.
  - О...
  Растолковав последовавшую тишину, как любопытство, со стороны слизня, она продолжила объяснять:
  - Я имею в виду, что у него уже есть легендарные возлюбленные, такие как Цунаде и Кохару, и влюбившиеся в него биджу, Кьюби и Ниби, которые приняли человеческую форму, чтобы быть с ним, и, похоже, сама судьба помогала ему найти таких удивительных людей, как они. Тем не менее, он не позволяет успеху затуманить голову и может заставить даже такую никчемную женщину, как я, чувствовать себя особенной. Я имею в виду, если он приложит все усилия, он действительно сможет завоевать все деревни Шиноби, я уверена.
  - Кажется, вы и сами от него в восторге. Почему же не отдались ему, как они?
  Кин посмотрела на двух молодых людей, которые, уже нашли другую симпатичную молодую женщину, на которой можно было сосредоточить внимание, и, пожимая плечами, сказала:
  - Наверное, мне просто захотелось некоторое время быть подальше от удовольствия, и подумать об этом еще немного.
  - Удовольствия, - в замешательстве сказала Кацую.
  - Да, - сказала Кин с мечтательным взглядом, вспоминая некоторые встречи. Сосредоточившись снова на слизне, она спросила: - Разве секс тебе не нравится?
  Кацую посмотрела на нее странным, вопросительным взглядом и сказала:
  - Мы, слизни, гермафродиты. Когда мы спариваемся, мы просто обмениваемся спермой друг с другом, прежде чем откладывать яйца. Я стала чисто женской особью в результате брачного ритуала, когда мой мужской репродуктивный орган стал слишком тесно переплетен с моими товарищами. Поэтому я откусила его, чтобы позволить нам разделиться посредством процесса, известного как аутофелляция.
  - Вау... это было... слишком много информации.
  - Ясно, но разве вы не думали, что, возможно, ваши собственные ритуалы спаривания могут быть отталкивающими для других видов?
  Чувствуя, что она оскорбила слизня, Кин сказала:
  - Извини, я просто не могла себе представить, насколько это было больно.
  - Полагаю, я понимаю, но вы меня неправильно поняли. Это было совсем не больно.
  - О, я думаю, если он не мог этого почувствовать, неудивительно, что вы спариваетесь только чтобы размножаться. Вероятно, это тоже не очень хорошо.
  - Я... я полагаю, нет, - призналась Кацую, когда Кин подняла ее и положила на книгу, которую она приготовила.
  - Ладно, пожалуйста, передайте мой отчет Цунаде, - весело сказала Кин, положив деньги на стол. - Увидимся через несколько дней, когда снова надо будет забрать книгу, после того, как Анко закончит работу над моим письменным отчетом.
  Куноичи встала со скамейки, оставив призыв Цунаде в замешательстве, которая исчезла в облаке дыма, прежде чем появиться в военной комнате логова с книгой Кин. Соскальзывая с нее, Кацую начала размышлять, возможно, ей, наконец, дали ответ, почему секс так важен почти для всех призывов позвоночных животных, которые она знала. Выскальзывая из комнаты в логове Гарема, она решила, что, возможно, ей следует заняться кое-какими исследованиями ритуала спаривания людей.
  
  
***********
  
  Наруто посмотрел на свою возлюбленную и снова застонал, когда она опустилась на колени перед ним, работая своими сиськами над его членом. Потянувшись вниз, он схватил один из ее сосков и потянул его, заставляя ее визжать от восторга, когда сказал:
  - Черт, Цунаде, мой член чувствует себя невероятно зажатым между твоими сиськами.
  Цунаде остановилась и надавила на внешнюю часть груди, чтобы сжать их вокруг его каменного члена, и, открыв рот, высунула язык. От кончика и ниже она заодно облизала всю грудь, прежде чем начала двигать своими непослушными подушками вверх и вниз снова. Наруто откинулся на локти и застонал:
  - Да, вот так.
  Цунаде улыбнулась ему, одетая только в свою обычную рубашку, которая была распахнута, чтобы было удобней обхватить грудью мужское достоинство Наруто. Наслаждаясь удовольствием, которое она могла видеть на его лице, она спросила:
  - Каково это - трахаться с Хокаге?
  - Невероятно, поскольку у нее определенно есть сиськи для этой работы, - сказал Наруто, следя за тем, чтобы его любовница полностью наслаждалась этим опытом.
  - Льстишь, - ответила довольная Цунаде, - Готова поспорить, ты сказал то же самое Хинате. Хотя твой комплимент определенно заслуживает награды.
  Наруто собирался спросить, какая награда, когда Цунаде взяла в рот головку его члена. Чувствуя, что ее язык крутится вокруг кончика, в то время как его член был зажат между теплым совершенством зефира ее груди, заставило Наруто двигать бедрами, борясь против освобождения своего груза. Цунаде почувствовала, что он близко, поэтому оторвалась от посасывания, и увеличила темп, работая своей грудью.
  - Давай Наруто. Сперма... сперма...
  Наруто старался сдерживаться, но, в конце концов, он кончил, извергая свое семя не только ниже подбородка, на сиськи и шею, но и лицо Цунаде. Откинувшись на кровать, он сказал:
  - Это было невероятно.
  - Я рада, что тебе понравилось, - сказала его возлюбленная, очистив член, затем она привстала, позволяя своей рубашке упасть с плеч, прежде чем сказать: - Приятно, оставить тебя рядом с собой хоть надолго.
  - Прости, если я...
  - Тсс, - сказала Цунаде, наклоняясь вперед, покачивая сиськами, которые все еще были покрыты его спермой: - Это не было обвинением. Я просто говорю, что я рада, что эта поездка позволила мне побыть с тобой один на один, любовь моя.
  Наруто страстно поцеловал ее, но прежде чем он смог продвинуться дальше, раздался рог, сигнализирующий, что круиз, в который они отправились, подходит к концу. Наруто вздохнул, когда она отстранилась и сказал:
  - Я просто хочу, чтобы обстоятельства были лучше.
  - Они будут когда-нибудь, - сказала Цунаде, направляясь к душу, чтобы вымыться. - В тот день, возможно, ты даже сможешь взять меня в круиз к Острову Полумесяца. - она остановилась на пути в душ, чтобы спросить, - Но почему ты такой нервный? Это из-за того, что ты испортил отношения с Ино?
  - Тебе обязательно было говорить это так прямо?
  Цунаде улыбнулась и сказала:
  - Нет, я могла бы сказать это мягче, но смысл был бы тот же.
  Наруто усмехнулся, но совсем без веселья сказал:
  - Я могу понять, почему она так отреагировала. Я просто не понимаю, как она могла подумать, что я приду к какому-либо другому выводу. Она практически хочет, чтобы я перестал быть самим собой, так почему я не мог подумать, что она хочет быть свободной от привязки.
  - Наруто, она обеспокоена тем, что ты слишком безрассуден, и она в чем-то права. Хотя это одна из причин, почему ты так честно реагируешь. Она просто хочет знать, что ты понимаешь, какую боль причинит твоя смерть. По правде говоря, я считаю, что она была потрясена, узнав, как сильно она заботилась и лелеяла тебя. Вот почему она дала тебе пощечину.
  - А?
  - Я знаю, ты думал, что сказать ей, что ищешь способ отпустить ее, благородно, но это так лишь для тебя. Посмотри на это с ее точки зрения. У тебя есть двадцать восемь других возлюбленных, более чем готовых заполнить место, которое она освободила. С учетом сказанного, разве ты не понимаешь, почему она так плохо отреагировала? Для нее это было похоже на то, что ты просто умываешь руки от нее, потому что у тебя много желающих любовниц.
  - Но...
  - Я знаю, любовь моя, - мягко сказала Цунаде, - Ты все еще любишь ее, но сейчас ей также нужно понять, что просить тебя измениться так же бесчувственно. Она может пожелать, чтобы ты был менее безрассудным, но она должна понять, что любить тебя означает, получить полный пакет, включая и безрассудство. - Наруто кивнул, а Сенджу улыбаясь, сказала: - Теперь мне нужно привести себя в порядок. Нам придется сообщить местным властям шиноби, что мы въехали в их страну, используя поддельные проездные документы. Думаю, будет лучше, если моя грудь не будет покрыта твоей спермой.
  
  
***********
  
  Наруто усмехнулся и откинулся на спинку кровати, закрывая глаза. Когда он снова открыл их, он сидел на диване матери, отдыхая в своей квартире в своей печати, хотя уже в брюках, в отличие от реального мира, где он до сих пор находился голый.
  - Н-Наруто... милый, - сказала его мать, слегка взволнованная тем, что она только что почувствовала, а также видом ее сына без рубашки.
  Заинтересовавшись, почему ее лицо было таким красным, он спросил:
  - Ты в порядке?
  - Да, все отлично, - ответила Кушина, надеясь, что ее сын не заметил, какой она была растрепанной.
  Кушина мысленно ругала себя, за то, что снова поддалась искушению и оказалась вдали от безопасной зоны, которую создала Киёми, чтобы уберечь ее от сексуальной активности Наруто. Хотя в этот раз она не очень заинтересовалась усердной работой Цунаде, так как даже за пределами зеленого света ее способность чувствовать, казалось, уменьшилась, Кушина почувствовала небольшое тепло лишь в тот момент, когда семя Наруто приземлилось на Хокаге.
  Кушина почувствовала полное отвращение к себе после того, как в первый раз сдалась. Единственная хорошая вещь, которую она могла сказать об этом опыте, по крайней мере, впоследствии, заключалась в том, что она узнала, что она испытала только то, что сделала женщина с настоящим Наруто, а то что он взял эту женщину сзади позволило ей притвориться, что это не ее сын заставил ее чувствовать такое удовольствие. По крайней мере, пока его возлюбленные не кончили, а затем не подарили ему двойной минет. Ведь после этого она узнала, что все еще испытывала то, что чувствовала та, кто был с Наруто дольше всего в данной сессии. С тех пор и в те немногие дни, которые прошли, Кушина вела с собственным либидо борьбу, в которой проигрывала почти так же часто, как и побеждала. И все это время ее сексуальные желания продолжали измываться над ней, напоминая, что секс с Наруто был невероятным, даже несмотря на то, что эти ощущения были ослаблены из-за отсутствия физического существования, зато благодаря этому женщина не была удивлена, что его возлюбленные были привязаны к нему физически, а также эмоционально.
  - Эй, мам, ты уверена, что с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросил Наруто, когда она отвлеклась и на ее лице, показалась растерянность.
  Действуя на инстинктах, она оттолкнула его назад после удивленного писка. Он приземлился на задницу, говоря:
  - Эй, что на тебя нашло.
  - Дело в том, что я хочу, - подкинуло мысли ее либидо, заставив быстро сказать вслух: - Заткнись!
  - Боже, хорошо, прости, - сказал он, вставая, - Тогда я пойду по своим делам.
  - О, дорогой, прости меня. Я знаю, что веду себя рассеянно. Пожалуйста, прости меня.
  Наруто ярко улыбнулся ей, заставив сердцебиение Кушины ускориться, но будь то материнская привязанность или какой-то другой аспект, она была не совсем уверена.
  - Конечно, мама. Если бы я появился в неподходящее время, я мог бы вернуться позже. Но ты сама сказала, что хочешь поговорить со мной до того, как мы въедем в Страну Молнии.
  - И правда, - сказала Кушина, надеясь оставить позади свое смущающее поведение: - Я хотела поговорить с тобой, чтобы узнать, планируете ли вы предпринять какие-либо шаги для завоевания куноичи Кумогакуре.
  Наруто пожал плечами, краснея, потому что до сих пор смущался, когда говорил о таких вещах со своей матерью. И предположил, что может быть причина того, что она была так взволнована из-за его прибытия, кроется в его явном проведении времени с Цунаде. Однако, зная, что его мама, вероятно, спрашивала, лишь из-за ответственности от того, что она его биджу, он кивнул, говоря:
  - Если появится шанс, я планирую воспользоваться им. Однако, я сомневаюсь, что получу очень много, если таковые вообще будут. Я не думаю, что Райкаге просто позволит мне свободно бродить. И не думаю, что у меня будет шанс открыто поговорить с женщиной, пока я там.
  - А что, если бы слова не были нужны, - сказала Кушина, в то время как ее лицо стало таким же красным, как и у ее сына.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Я могу сделать так, чтобы ты мог... подтолкнуть желания женщин в отношении тебя, если хочешь.
  - Как?
  Румянец Кушины стал еще ярче, когда она вспомнила, что придумала это в результате секса ее сына с одной из его возлюбленных. Объясняя, она сказала:
  - Как ты знаешь... Киёми испытала удовольствие от секса через твои многочисленные свидания. Я... Она аргументировала это тем, что это связано с привязкой чакры, которая происходит между тобой и ними. Эти переживания также заперты в ее первоначальной форме как воспоминания. Я могла бы сделать, чтобы ты использовал гендзюцу на Куноичи так, чтобы она испытала эти воспоминания как фантазии, которые вращаются вокруг тебя.
  - Я не знаю, - через мгновение сказал Наруто, - Я никогда не был хорош в гендзюцу.
  - Боюсь, это семейное, - сказала Кушина с улыбкой, которую ее сын ей вернул. - Вот почему я хотела сделать технику почти непроизвольной реакцией. Она также должна быть глазной техникой, таким образом, ты должен будешь удостовериться, что не использовал ее слишком открыто. Не хотелось бы, чтобы кто-то, кроме предполагаемого получателя, заметил.
  - Разве она не поднимет шум?
  - Это займет буквально долю секунды. Она может заметить что-то, но едва ли поймет, и скорей всего, подумает, что она это себе навоображала.
  - Давай попробуем, - взволнованно сказал Наруто, - Мне бы не хотелось думать, что мы проделали весь этот путь и не смогли найти способ увеличить наше влияние.
  Кушина кивнула, пытаясь справиться с дрожью, которая сопровождала ее фантазии, и лишь возрастала от рассказа, как ее сын будет использовать описанную ею технику.
  
  
***********
  
  Аяме чувствовала себя неуютно с тех пор, как Наруто покинул деревню. Она не могла точно объяснить почему, но чувствовала, что часть ее беспокойства была из-за того, что одна из ее подруг-продавцов привлекла ее внимание к тому, что случилось с последним Хокаге Сенджу, который вошел в Кумо. Девушка попыталась успокоиться, так как во время свидания, которое у них с Наруто было за день до его отъезда, он заверил ее, что будет в порядке, и улыбнулась, думая о том, как отпраздновать его возвращение.
  Она вздохнула, но снова почувствовала себя бесполезной из-за того, что из всех его любовниц была самой слабой. И дело не только в физической силе, но и в самих амбициях Наруто. По сравнению с Джинчурики, куноичи, биджу, принцессами и даже Хокаге, она не понимала, что на самом деле может предложить. Аяме знала, что Наруто не думал о таких мелочах, но она хотела предложить что-то большее, чем редкая чашка рамена. Даже Цунами такая же гражданская в гареме Наруто, как и она, вносила больше вклада, контролируя реконструкцию Поместья Водоворотов. Поэтому Аяме чувствовала искреннюю благодарность к другим женщинам за то, что они позволили ей быть официальной девушкой мужчины, о котором они все заботились.
  Посмотрев на часы, она увидела, что время уже позднее и пора закрывать ресторанчик, поэтому двинулась из-за стойки, чтобы закрыть ворота. Она потянулась, чтобы опустить их, когда что-то твердое нырнуло мимо ткани, висящей перед магазином, и ударило ее в грудь. Девушка отшатнулась к стойке и затаила дыхание, когда темноволосый мужчина начал тянуть ворота вниз вместо нее. Он повернул замок и, мрачно улыбаясь, сказал:
  - Эй, Аяме. Скучала по мне?
  - Тошио, - сказала Аяме, испугавшись своего бывшего парня, который пробегался по ней острым взглядом, как нож, которым он владел.
  Принимая во внимание его внешность, которая значительно изменилась с тех пор, как он не пытался больше походить на Наруто, она отметила, что его волосы вернулись к своему естественному черному цвету, который соответствовал бороде, которую он теперь носил, чтобы скрыть свою внешность.
  - Ты помнишь? Я тронут, - сказал он, шагая глубже в ресторанчик, угрожающе постукивая ножом по голове. - Я, конечно, помню тебя и как ты бросила меня, чтобы стать шлюхой для демона. - глаза Аяме сузились, когда он оскорбил ее парня, заставив его рассмеяться и сказать. - Тебе это не нравится, да? Ты знаешь, что ты и демон несете прямую ответственность почти за все несчастья, которые я пережил в последнее время. Черт, я не трахался с тех пор, как мы расстались. Время в Люке не считается. Плюс твоя сеть шлюх-продавщиц запятнала мое имя, так что в последнее время единственное свидание, которое я смог получить, было от чрезмерно озабоченного мужика - сталкера.
  Несмотря на ситуацию, Аяме сказала:
  - В чем дело, убийца девственности встретил такого же, как он сам и потерял свою собственную анальную девственность?
  - Заткнись, сука, - взревел Тошио, - Возможно, это произошло из-за того, что сделала Яманака. В конце концов, она тоже получит свое, но сейчас я здесь.
  Аяме запаниковала, зная, что к настоящему времени Наруто, скорее всего, был в Кумо, поэтому не сможет прийти ей на помощь. Она не сомневалась, что он это сделает, но она знала, что это поставит под угрозу все над чем он работал, поэтому попыталась унять свои страхи, чтобы не позвать его через метку. Аяме не хотела быть слабым звеном, из-за которого все разрушится. Она повернулась и попыталась обойти стойку, чтобы добраться до задней двери, но Тошио поймал ее, прежде чем она смогла это сделать. Он стащил с нее одежду, разорвав заднюю часть ее униформы, и его взгляду открылась метка.
  - Что это такое, черт возьми? Ты, блядь, серьезно, сука? Я собираюсь трахнуть каждую твою чертову дырку и еще несколько, которые я планирую добавить, а когда я закончу, я отрежу эту метку и сохраню ее в качестве сувенира. - он бросил Аяме на землю и приготовился выполнить свою угрозу, но был остановлен когтистой рукой, которая зажала его голову.
  Аяме подняла глаза и увидела, как Тошио сначала поднялся на ноги, а затем и вовсе оторвался от пола. Позади него стояла Киёми, ее глаза сверкали красным, а волосы и лицо приняли более дикий вид. Она держала его несмотря на то, что тот беспомощно брыкался и пинался ногами, пытаясь заставить руку отпустить его. Осознав, что он все еще держит свой нож, мужчина попытался вонзить его в ее руку, но биджу послала через его тело пульс чакры, заставляя его кричать от боли и уронить нож.
  - Какое же ты жалкое создание, - холодно сказала биджу. - Мне кажется, Наруто говорил тебе держаться подальше от Аяме. К сожалению, ты решил проигнорировать его предупреждение, считая, что ты в безопасности из-за его пребывания в Кумо.
  Все еще дымясь от чакры, которая проходила через него, насильник спросил:
  - Кто ты, черт возьми?
  Киёми мрачно улыбнулась, хотя только Аяме могла видеть это, и ответила:
  - Когда ты упомянул Наруто как демона, ты ошибся, демон это я... Я как раз думала, что нужно найти тело, чтобы исправить совершенную мной ошибку. Спасибо, что вызвался помочь.
  Подняв другую руку, она бросила барьер вокруг маленького магазина, чтобы заглушить грядущие крики.
  - Ч-что... - успел сказать мужчина, прежде чем Киёми направила в него свою чакру, заставив его снова закричать.
  Однако на этот раз, она не унималась и направляла в него все больше и больше своей чакры. Аяме наблюдала в смущенном изумлении, как волосы Тошио начали расти и менять свой цвет на более светлый, именно тот блондинистый цвет, с которым, как она помнила, он щеголял, когда они встречались. Кроме того, вскоре его крики приобрели более высокий тон, а глаза, хотя и были голубыми, приняли уникальный оттенок, который она сразу же признала, даже, несмотря на то, что лицо стало более женственным. Затем начала меняться фигура, особенно этот факт, подчеркивала грудь, которая стала расти и расширяться, прижимаясь к черной рубашке Тошио. Его бедра также становились все стройнее, и хотя Аяме никогда не видела этого раньше, она была уверена, что она смотрит на форму, которую Наруто использовал для своего секси-дзюцу. Единственное, чего ей не хватало это отметок на щеках, похожих на усы.
  Киёми осторожно поставила женщину, которая упала на колени и посмотрела в замешательстве вокруг, прежде чем сказать:
  - Я... Я свободен.
  Затем она рухнула вперед и была поймана Аяме. Официантка рамена подняла глаза, когда биджу спросила:
  - Ты в порядке?
  Все еще потрясенная, она кивнула, заставив биджу улыбнуться и сказать:
  - Хорошо, Наруто никогда бы не простил меня, если бы с тобой случилось что-то плохое, пока он был в Кумо. Тебе стоило позвать его через свою метку раньше.
  - Я... Я...
  - Я знаю, что ты не хотела быть обузой, но Наруто не единственный, кто готов прийти к тебе на помощь. Не забывай об этом.
  Аяме кивнула, чувствуя, как в уголках глаз собираются слезы.
  - Спасибо. - Киёми кивнула, прежде чем направить внимание на женщину, которую держала Аяме, поэтому официантка спросила: - Что ты сделала?
  - Исправила ошибку, которую совершила, забыв об этом, потому что считала, что это лишь скопление нестабильной чакры. Я и не подозревала, что у него появятся собственные чувства или мечтания.
  Аяме посмотрела вниз на спящую женщину и удивилась, что биджу имела в виду темный аспект личности Наруто, который она выпустила в попытке сбежать. И если это он, то она задавалась вопросом, как он отреагирует на получение формы, но не той, к которой он привык или, возможно, даже хотел.
  
  
***********
  
  Наруто сидел и разглядывал полдюжины, как он считал, самых красивых девушек в Кумо. Трое, из которых, по рассказам Югито, были весьма влиятельными куноичи и могли помочь ему в достижении его целей. Он пытался сосредоточиться на своих амбициях, хотя все еще был несколько обеспокоен тем, что почти произошло с Аяме, пока его сопровождали в Кумо, когда он покинул круизный корабль. Радовало лишь то, что его возлюбленные присматривали друг за другом. Поэтому он планировал найти способ выразить Киёми свою признательность, прежде чем вернуться к этому вопросу.
  Цунаде в настоящее время была в офисе Райкаге, и Наруто даже через метку мог почувствовать, как она, молча веселиться. Он предположил, что это связано с тем, что, Райкаге наконец узнал, что она хотела от него для освобождения Югито, и мужчина скорей всего был ошеломлен тем, как мало она просила, или тем, насколько сильно это зависит от его гордости. Уверенный, что на данный момент она была в безопасности, он сосредоточился на попытке найти способ подобраться к одной из куноичи. Понимая, что у него, вероятно, будет время для соблазнения только одной из них, блондин решил, что его целью будет женщина, известная как Мабуи.
  Но будучи шиноби, Наруто также осознавал, что для достижения цели иногда приходится выбирать вторую цель, если его первая стала недостижимой, поэтому просчитав все варианты, он нацелился еще и на блондинку, известную как Самуи, которая хладнокровно смотрела на него, не отводя взгляд. Узумаки было трудно представить, что ей было стыдно за свою грудь, как утверждала Югито, учитывая ее платье. Однако он знал достаточно, чтобы понять, что только потому, что ее одежда красиво выделяла ее большую грудь, это не означало, что она ее любила. Это просто означало, что девушка была достаточно осведомлена, чтобы признать, что это отличный способ отвлечь врага, даже если всего на долю секунды, пока его похоть возьмет верх. Способ, который мог повлиять на исход битвы и определить победителя. Наруто должен был также признать, что даже просто стоя у стены напротив него и не делая ничего особенного, чтобы привлечь к себе внимание, ему было трудно устоять и не опустить глаз к ее груди. И нынешняя поза была ярким примером того, что ей и стараться то сильно не надо, чтобы привлечь внимание. Она стояла одной рукой, словно обнимая себя, крепко прижимая другую к телу, благодаря чему ее груди были сдвинуты вместе и приподняты вверх. Хотя Узумаки сомневался, что она подозревает о соблазнительном облике, в котором предстала.
  Взгляд Наруто переместился и он краем глаза, чтобы его не поймали, посмотрел на темнокожую девушку с красными волосами. Он нашел ее привлекательным сорванцом. Не сказать, что она не была женственной, но что-то подсказывало ему, что большую часть времени куноичи считала себя одним из парней. И это могло создать некоторые проблемы, которые он себе представлял, особенно учитывая его нынешнюю неспособность взаимодействовать с ней, за исключением текущей миссии, которую ей дали. Она должна была наблюдать за ним, хотя ее презрение к нему как к шиноби Конохи было очевидно. Честно говоря, это чувствовалось почти ото всех присутствующих шиноби Кумо.
  Он повернул голову, чтобы посмотреть на часы, и увидел, что прошло более трех часов с тех пор, как Цунаде вошла в офис Райкаге. Наруто воспользовался возможностью, которую ему предоставило его движение, чтобы понаблюдать за тем, кого он считал, самым старшим шиноби. Он знал, что имя этого человека Даруи из кратких инструкций, которые он получил после прибытия к Райкаге, ожидающего, когда они войдут в здание, из которого лидер деревни вел все свои дела. Из-за непринужденного поведения мужчины, Наруто даже подумал, что он и Какаши поладили бы. Еще из своего собственного опыта с сенсеем, Наруто знал, что этот человек был также достаточно умелым. Темнокожий мужчина, без сомнения, наблюдал за ним так же пристально, как и сам Наруто.
  Из офиса раздался громкий треск дерева, заставив Наруто подняться на ноги, хотя из-за продолжающегося веселья Цунаде он чувствовал себя спокойно. Но сделал это, так как все присутствующие шиноби вытащили клинки или кунаи, чтобы остановить его. Узумаки задавался вопросом, что происходит внутри комнаты, и немного расслабился, когда услышал голос Райкаге через аппарат связи на столе его секретаря Мабуи:
  - Мне нужен новый стол. Поднимите его из хранилища.
  Мабуи присела на стол, продолжая держать кунай на готове и наклонилась, чтобы активировать устройство и ответить:
  - Да, Лорд Райкаге.
  Даруи кивнул присутствующему блондину со светлой кожей и сказал:
  - Ши, я оставлю это на тебя.
  Серьезно выглядящий блондин кивнул, прежде чем направиться к лестнице, чтобы выполнить просьбу своего лидера.
  Наруто окончательно расслабился и занял свое прежнее место, заставив шиноби Кумо успокоиться. Тем не менее, Узумаки воспользовался возможностью, чтобы высвободить усиленные феромоны, которыми научился пользоваться с момента, как Цунаде вошла в офис. Он улыбнулся, заметив легкий румянец, даже на почти фарфоровом лице Самуи. Полагая, что внезапный выброс адреналина только ускорил их действие, он откинулся назад, чтобы дождаться шиноби Кумо, который, как он ожидал, взорвется первым, достигая своего предела.
  Теперь открыто наблюдая за своими коллегами из Кумо, Наруто почувствовал небольшое беспокойство, когда заметил, что Даруи начинает смотреть в сторону Мабуи, которая продолжала работать за своим столом. Он волновался, было ли это знаком, что они были вместе, но немного приободрился, когда она осталась, сосредоточена на своих документах. Хотя в тоже время в голове блондина крутились мысли, что это лишь способ скрыть чувства, которые она к нему испытывает. Она делала все что могла, чтобы не посмотреть в его сторону, создавая у Наруто впечатление, что, возможно, у них были отношения, которые испортились. По крайней мере, блондин надеялся, что это так, поскольку он никогда не хотел вставать между двумя людьми, которые заботятся друг о друге.
  К его удивлению, она посмотрела на него, чтобы подарить ему нежную, но прохладную улыбку. Наруто улыбнулся в ответ, а когда она быстро облизнула губы, воспринял это как хороший знак. Он не был уверен, заметил ли другой блондин, который ходил взад и вперед, реакцию Мабуи, хотя он определенно, достиг своего предела, что было понятно, когда он сказал:
  - Какого черта ты улыбаешься?
  Наруто сосредоточился на человеке по имени Ацуи, внешне похожем на шиноби Ши, который ушел, потому что полагал, что именно он первым отреагирует на феромоны, которые он выпустил. А нахождение здесь трех куноичи сделало Узумаки уверенным, что один из мужчин отреагирует на его присутствие так же, как реагируют животные, когда неизвестный самец заходит на чужую территорию. Учитывая, что один из мужчин уже взорвался, блондин понимал, что теперь ему нужно действовать осторожно, чтобы не начать международный инцидент, которого они пытались избежать.
  - Извини, я не хотел заставлять тебя нервничать. Мне просто интересно, могу ли я считать, что сломанный Рейкаге стол хороший знак или плохой.
  Как и ожидал Наруто, Ацуи отреагировал на то, что он сказал, так как он и думал, когда мужчина ответил:
  - Я не нервничаю. Ты думаешь, что я боюсь тебя.
  - Надеюсь, нет, - ответил Наруто, стараясь быть как можно искреннее.
  - Остынь, Ацуи, - сказала Самуи, когда ее брат предпринял попытки приблизиться к сидящему Наруто.
  - Почему я должен это делать? Мы должны взять их Хокаге в заложники и заставить освободить Леди Югито. Это то, чего она заслуживает за высокомерное вторжение в нашу деревню и предъявление требований.
  - Я бы этого не делал, - спокойно сказал Наруто.
  - Да, почему это?
  - По двум причинам, - ответил белокурый джинчурики, немного накаляя обстановку своим мнением, - Во-первых, это расстроит и без того деликатную ситуацию и причинит больше боли всем вовлеченным, и тогда ты хоть что-то станешь понимать. Во-вторых, если ты попытаешься хоть пальцем ее тронуть, я тебя остановлю.
  - Прекрати, - сказал Ацуи, прыгая на блондина, прежде чем смог остановиться.
  
  
***********
  
  Цунаде старалась сохранять холодное выражение лица, хотя ее немного забавляло, смотреть на то, как раздраженный Рейкаге шагал за своим сломанным столом. Также она была рада, что решила надеть свои одежды и шляпу Хокаге, так как могла чувствовать, как встали ее соски и трутся о бюстгальтер, который был на ней. Вполне осознавая, что феромоны Наруто даже сейчас заполняли комнату, несмотря на закрытую дверь, она поняла, что без одежды и дополнительной поддержки, Райкаге точно бы узнал, насколько она была возбуждена.
  Как врачу ей было интересно наблюдать, как Райкаге становился все более и более возбужденным от феромонов ее возлюбленного. Она даже знала точный момент, когда он впервые почувствовал их эффект, поскольку он остановился на середине пути, чтобы посмотреть на дверь. У Цунаде было всего несколько мгновений, прежде чем она села немного прямее, как будто собиралась сказать ему, что человек, которого она считала альфа-самцом, был рядом. Райкаге возобновил попытку убедить ее освободить Югито, угрожая ей. Ее спокойствие перед лицом его растущего возбуждения только еще больше раздражало Каге, так что, когда она отвергла недостойную сумму выкупа за его джинчурики, мужчина ударил кулаком по столу, разбив его на куски.
  Понимая, что он теряет свое хладнокровие, он потратил минутку, чтобы успокоиться после того, как принес вялые извинения за несдержанность. Когда Райкаге успокоил дыхание, Цунаде на мгновение задумалась, почему не подверглась более сильному воздействию феромонов, которые витали в воздухе. Но решила, что это вероятно, потому что она уже отдалась Наруто, и поэтому кроме возбуждения им больше нечего было делать с ней. Хокаге задалась вопросом, почему она больше не беспокоилась о трех женщинах за пределами комнаты, но списала это на согласие с тем, что ее возлюбленный будет брать больше женщин и делать своими.
  Через несколько секунд Райкаге начал делать еще один шаг к свободе Югито, на который Цунаде едва обратила внимание. Изучая Райкаге, она не могла отрицать, что он очень заботился о шиноби под его командованием, заставляя ее задаться вопросом, почему этого никогда не было достаточно, чтобы предотвратить военные действия между их деревнями. И поняла, что, по крайней мере, эта черта объединяет их обоих, поскольку была уверена, что она должна быть одинаковой для всех Каге.
  Шум и суматоха за пределами комнаты заставила Райкаге взглянуть на дверь, говоря:
  - Какого черта там происходит?
  Ринувшись к двери с Цунаде, которая следовала за ним позади, он открыл двойные двери и собирался закричать. Но его крик, застрял в горле, когда он увидел, что Ацуи лежит на полу, а Наруто прижал его к земле коленом, держа кунай на затылке, пока несколько клонов мешали другим шиноби Кумо подобраться к ним слишком близко.
  - Наруто, - сурово сказала Цунаде, втайне восторгаясь от своего мужчины, демонстрирующего свое доминирование над другим, - Что ты делаешь?
  Наруто поднял глаза и потер затылок рукой, смущенно сжимая кунай и объясняя:
  - Это был не я. Этот парень пытался меня ударить.
  Даруи вздохнул, убрав свой меч, и признался:
  - Извините, сэр, это правда. Наверное, напряжение от беспокойства за Леди Югито сказалось на нем. Мы все это чувствуем.
  - Что же бывает, - признался Райкаге. - Хорошо, я полагаю, шесть шиноби, чтобы нянчиться с этим щенком немного перебор. Мабуи, я надеюсь, вы можете присмотреть за ним.
  - Да, сэр.
  - Хорошо, остальные свободны.
  Райкаге повернулся на каблуках, когда Цунаде ухмыльнулась и подмигнула своему любовнику.
  - Прости, никаких обид. - сказал шиноби Кумо Наруто и улыбнулся.
  Он протянул руку, но Ацуи проигнорировал его и ушел, хлопнув дверью. Остальные шиноби Кумо тоже вышли, демонстрируя схожее отношение к нему, в результате чего блондин шумно вздохнул, прежде чем Рейкаге закрыл дверь, чтобы продолжить разговор с Цунаде.
  
  
***********
  
  Мабуи подошла к блондину, чтобы извиниться за своего товарища шиноби Кумо:
  - Не принимай это на свой счет. Ацуи склонен сначала действовать, а потом думать.
  - Спасибо, - искренне сказал Узумаки, - Я действительно надеюсь, что когда-нибудь мы подружимся с этой деревней.
  Мабуи видела искренность слов, отраженную в его голубых глазах, которые быстро сменились, становясь похожими на лисьи; зрачок вытянулся, а глаза засветились красным, прежде чем вернуться к нормальному состоянию. Она едва среагировала, когда у нее внезапно закружилась голова, поэтому не успела ничего предпринять, но была остановлена от падения блондином, когда он положил руку ей на бедро.
  - Ты в порядке? - спросил Узумаки, пока она все еще слегка покачивалась от внезапного головокружения, а также от непреодолимого запаха мужчины, который, казалось, наполнял ее теплом.
  - Д-да, - ответила женщина, не подозревая о печати Хирайшина, которая быстро исчезла после того, как Наруто разместил ее ей на живот. Чувствуя, как в горле внезапно пересохло, она спросила: - Хочешь чего-нибудь выпить?
  Шиноби Листа кивнул, а куноичи направилась в соседнюю комнату, где она готовила чай, кофе и закуски для Райкаге и любого другого гостя, которого он принимал. Когда он последовал за ней, Мабуи попыталась успокоить дрожь, которую она начала чувствовать от присутствия блондина, при этом, не замечая того, что идет, увеличивая покачивание бедрами.
  
  
***********
  
  Семь сидела в своей камере, размышляя о том, что ей следует делать с информацией, в которую она стала посвящена. Последние две недели после ее встречи с Акаме были относительно трудными, а все из-за боевых учений, которым она подвергалась. Их трудность была связана с преодолением серьезных препятствий, которые Акаме позволял создавать тем, кто встретиться с ней лицом к лицу. Женщина знала, что причина такого прессинга заключалась в том, что человек, с которым она была связана тренировками, Микото. Они часто встречались в сценариях боя, где им пришлось отбиваться от большого количества нападавших, защищая цель. Или были атакующими и должны были полагаться на командную работу, чтобы выиграть. Подвергая их обеих таким адским испытаниям, он надеялся использовать небольшой раскол, который произошел между ней и Микото.
  Проблема заключалась в том, что если намерения Акаме были настолько очевидны для Нанаби, она полагала, что они должны были быть также очевидны и для Микото. Микото ей подыгрывала время от времени и делилась незначительными фактами и сведениями о себе, но Семь знала, что это не было чем-то, чего бы уже не знал Акаме. Причина того, что она так делала в том, что до тех пор, пока она знала, кого Акаме использует, чтобы шпионить за ней, она могла позволить себе определенную свободу, и Семь это прекрасно понимала.
  Нанаби подняла ноги на кровать и подтянула колени к груди. Обхватила руками колени и, несмотря на особенно тяжелое сражение тем утром, Семь не чувствовала боли из-за быстрого исцеления, которое стало возможно благодаря недавним изменениям в ее печати, которое сделала Киёми, чтобы дать ей больше доступа к ее силам биджу. Ее товарищ биджу появилась в ее камере, когда после особенно жестокой битвы с Мидзуки, которого поддерживала команда ниндзя в полном режиме 'Проклятой печати животных' и они почти победили ее и Микото. Бывший Чунин казался значительно сильнее Семь, но в конце концов она все же одержала победу. Однако не без нескольких травм, в результате чего, когда Киёми мысленно ее позвала, она ее проигнорировала. Рыжеволосая была не готова принять такое поведение и появилась в камере, чтобы высказать все Нанаби, но, увидев состояние своей подруги биджу, быстро сменила гнев на милость. Киёми легла рядом с ней на кровать и положила руку поверх печати на живот Семь. Женщина сначала сопротивлялась, но, убаюканная теплом своего товарища биджу, наконец, смягчилась. Когда Киёми стала мягко и тихонько напевать, она быстро уснула, а к утру, хотя она и была по-прежнему покрыта синяками, большая часть боли, которую она испытывала, исчезла, как и Киёми. Семь обследовала печать, и хотя не была в этом экспертом, в результате собственных попыток изменить ее, легко нашла изменения.
  Поведение Киёми вызвало у Нанаби чувство вины за двойную игру. И хотя семихвостая еще не предала Киёми, она была не так глупа, чтобы отрицать, что она рассматривала это и практически установила связи, которые ей для этого понадобятся. Однако теперь, она чувствовала себя загнанной в ловушку, поскольку не могла спустя две недели после уже произошедшего факта рассказать правду о том, что стала одним из лейтенантов Акаме. Не без разрушения связи, которую Киёми пыталась восстановить. Поэтому, пытаясь найти выход из своего нынешнего затруднительного положения, она обратилась к единственному человеку, к которому, по ее мнению, могла, к Микото.
  Она подняла голову с колен и посмотрела на маленького каменного жука на своей кровати, которого создала с небольшим количеством своей чакры биджу, которую она смогла задействовать даже с Печатью подавления чакры. У него был напарник, который пробрался в комнату Учихи, протягивая маленькую липкую нить, которая соединяла два каменных объекта. Каменный жук на ее кровати открыл свои крылья, указывая, что другой был задействован. Через секунду послышался голос Микото:
  - Ты полна сюрпризов. Как можно использовать такое сложное дзюцу, когда печать активна?
  - Фокусник никогда не раскрывает своих секретов, - ответила семихвостая с улыбкой, так как, несмотря на кровь, текущую по венам другой женщины, она действительно наслаждалась ее обществом.
  - В самом деле, - сказала Микото, осторожничая, - Это привилегия, чтобы ты стала крупным игроком в маленькой игре Акаме.
  Нанаби нахмурились даже притом, что ожидала, что Учиха уже выяснила это. Оставаясь осторожной, так как все, что она знала, что Микото продала ее, она сказала:
  - Давай просто скажем, что это привилегия, данная мне кое-кем снаружи.
  - Ты говоришь, что связалась с человеком, стоящим за Акаме? - спросила удивленным голосом Микото.
  Семь была удивлена ответом Микото, хотя и предполагала, что так и будет. Все те признаки, которые она обнаружила, указывающие на еще большую силу, должны были быть столь же очевидны для Микото.
  - Нет, этот игрок еще не выдал своего присутствия. Мне кажется, что ты уже знаешь, кто это.
  Микото осознала, что, позволила себе слишком много, и сказала:
  - Чего ты хочешь? Я догадываюсь, что бы это ни было, ты не хочешь, чтобы Акаме знал, иначе ты подошла бы ко мне в душе. Ты также не хочешь, чтобы люди, наблюдающие за нашими камерами, знали об этом разговоре, поэтому и используешь этот хитрый трюк. Но давай проясним одну вещь, я тебе не доверяю.
  - Я знаю, - сказала Семь с тоской в голосе, - С самого начала всего этого я была сама по себе. Сейчас... сейчас я, возможно, облажалась... ну, честно говоря, я не уверена, что между нами происходит. Я просто хочу положить конец этому заговору, пока все не вышло из-под контроля.
  - У тебя есть линия связи за пределами тюрьмы. Я так понимаю, ты не сказала им, что стала одним из солдат Акаме.
  - Она все еще думает, что я пытаюсь себя проявить.
  - Признайся, - без колебаний сказала Микото, - В противном случае ты рискуешь тем, что все выйдет из-под твоего контроля.
  - Я не могу.
  - Почему?
  - Я уже однажды предала ее. Она никогда не простит меня за попытку сделать это снова. Пожалуйста, я знаю, что ты не хочешь, чтобы этот заговор осуществился.
  Она не знала, сочувствует ли ей Микото или почувствовала ее отчаяние, но после долгой паузы сказала:
  - Скажи мне, что ты знаешь.
  Нанаби воспользовалась случаем, сказав:
  - Я так понимаю, ты заметила, что недавно пропали некоторые из лучших заключенных.
  - Да, я просто подумала, что их вывели за пределы тюрьмы, чтобы как-то настроить для второй стадии плана.
  - Нет, они не могут, значительная часть сил Суны и Конохи разбили лагерь в двух шагах от тюрьмы. Их перевели на самый нижний уровень тюрьмы.
  - Раздел наказания? Зачем?
  - Он был преобразован в какую-то лабораторию. Человек по имени Амачи работает там уже несколько месяцев.
  - Амачи, я никогда не слышала о нем.
  - Я тоже, видимо, он был заключенным в Стране Моря. У меня такое чувство, что покровитель Акаме потянул за какие-то ниточки, чтобы как-то освободить его. Но он здесь для того, чтобы изменить Проклятую печать Мизуки.
  - Они близки к этому?
  - Я не знаю, - ответила Семь. - Мне только недавно провели быструю экскурсию. Это было скорее приветствие победившей стороне. Акаме точно не приглашал меня, чтобы задавать слишком много вопросов. Когда я выразила некоторое недоверие по поводу того, что они смогут взломать формулу печати, он заверил меня, что этот Амачи очень многое знает о Проклятой печати.
  - Эта женщина, на которую ты работаешь снаружи... что она планирует?
  - Я не уверена в этом. Я знаю, что она намерена остановить восстание, но пока она не сочла нужным поделиться со мной своими планами. - через мгновение Семь печально добавила, - И я не могу винить ее за это.
  - Хорошо, тогда мы найдем способ покончить с этим изнутри. Я начну показывать свое дружелюбие и позволю Акаме поверить, что ты завоевала мое доверие. Это должно убедить его, что ты выполняешь свою часть сделки. Надеюсь, он позволит тебе увидеть больше этой лаборатории и позволит принять более активное участие в делах. Поговорим об этом завтра.
  Каменный жук сложил свои крылья, сигнализируя, что Микото закончила говорить. Затем он начал рассыпаться и превратился в пыль, которую она стряхнула на пол. Оставшись одна, семихвостая поняла, насколько печально все складывалось, и вдруг снова пожелала теплого присутствия сестры.
  
  
***********
  
  Она стояла на коленях в душе и сосала член, как будто это была самая вкусная вещь, которую она когда-либо пробовала. Мужчина, которого она ублажала, наклонил голову назад и застонал, посылая по ее телу дрожь и заставляя увеличивать темп. Что также добавило ей удовольствия, так это то, как его глаза автоматически искали ее, чтобы наблюдать, как она ему угождает.
  Отступая назад, она выпустила член из своего рта с громким 'чпоком' и начала путешествовать по нему язычком от кончика и вниз, чтобы взять в рот одно из его яичек. Она ласкала себя, продолжая посасывать одно из его яичек, при этом заставляя его снова стонать, когда он сказал:
  - Черт, Мабуи, где ты научилась так сосать член.
  Позволив его яичку выскользнуть изо рта, она ответила:
  - Это мой первый раз, но я мечтала сделать это с тобой, целую вечность.
  Она взяла его член обратно в рот, двигаясь взад и вперед, иногда останавливаясь, чтобы пробежаться своим язычком вокруг нижней части. Мужчина, которого она радовала, покачал головой от удовольствия и удивления, говоря:
  - Должно быть, это были довольно четкие мечты.
   Мабуи только простонала, соглашаясь и заставляя мужчину застонать в ответ. Затем она подняла руку и начала ласкать его яички, принося еще больше удовольствия и побуждая любовника положить руку ей на голову в попытке контролировать темп ее сосания. Но его действия принесли мало пользы, поскольку она удвоила свои усилия. А когда почувствовала, что его яички сокращаются, провела языком по кончику его члена, в ожидании вкусняшки. Совсем скоро он начал извергать свою густую сперму в рот, крича: 'Ах, черт!' Мабуи нетерпеливо поймала все его семя своим ртом и после того, как его оргазм закончился, откинулась назад, чтобы показать ему сперму, которую он выпустил, прежде чем закрыть рот. Сглотнув, она закрыла глаза, наслаждаясь вкусом, прежде чем посмотреть на него и открыть рот, чтобы показать ему, что она исчезла.
  Желая его в своей киске, она была разочарована, когда вода в душе стала холодной, и ей пришлось сказать:
  - Мне кажется, нам пора выйти из воды Наруто.
  
  Глаза Мабуи открылись и она увидеть, что ее будильник отсчитал только час после того, как она просыпалась в последний раз, когда ей снился Наруто, она и другая блондинка, которую она не узнала. Сон, в котором он и блондинка, занимались сексом в гостиничном номере, не останавливаясь даже зная, что она находится в постели рядом с ними и уже проснулась. Блондинка взбесила ее до такой степени, что она практически умоляла Наруто присоединиться к ней, чтобы положить конец ее сексуальным мучениям. Затем тройничек плавно превратился в квартет, к которому присоединилась рыжеволосая, наблюдавшая из зала.
  Мабуи перевернулась на спину, задаваясь вопросом, что вызвало ее довольно откровенные сны. Недолго думая, она села, но почувствовала небольшое смущение от неудобного напоминания о том, насколько сексуальными были ее мечты, когда трусики намокли. Вставая с кровати, она надеялась, что прохладный душ успокоит ее тело, и похоть быстро отступит.
  Ступив под прохладные струи воды своего душа, она попыталась проигнорировать воспоминания о снах, которые лишь распаляли в ней желание. На мгновение она даже почувствовала старое знакомое искушение позвать Даруи. Однако она быстро подавила его, ведь, несмотря на то, что у них была довольно полноценная сексуальная жизнь, когда она намекнула, что хочет большего, он быстро отступил. Они все еще время от времени использовали друг друга, когда тот или другой нуждался в расслаблении. Однако в последнее время не Мабуи была тем, кто провоцировал эти встречи. Поскольку женщина считала, что если не изменит свое поведение, не получит иных результатов. Тем не менее, это не означало, что временами она не была слабой, ведь стрессы от работы и отсутствие нормальной личной жизни на ней тоже сказывались.
  Выйдя из душа и обнаружив, что хотя бы на миг ее либидо успокоилось, она решила не искушать судьбу, пытаясь снова заснуть. Переодевшись, Мабуи прошла через свою роскошную квартиру, в которой было большое панорамное окно, через которое она могла видеть свою деревню. Она смотрела на спящую деревню и задавалась вопросом, как убить пару часов, прежде чем ей нужно будет отправиться в особняк Райкаге, чтобы заняться своими обязанностями. Она прикусила губу, борясь с искушением отправиться в квартиру Даруи для снятия стресса, и в конце концов ей удалось убедить себя, что это ничего не решит, кроме ее непосредственных желаний.
  Однако, все еще чувствуя беспокойство, Мабуи покинула свой дом, а вскоре обнаружила, что подходит к небольшому захудалому отелю в одном из самых бедных районов деревни. Приближаясь к группе своих товарищей шиноби Кумо, которые спокойно наблюдали за зданием, она мягко улыбнулась Джею, лысому темнокожему мужчине, когда он приветствовал ее, сказав:
  - Мабуи, я думал, что у тебя все расписано и без этих ублюдков Конохи. Хотя позже ты, вероятно, снова будешь нянчиться с одним из них.
  Мабуи нахмурилась, так как она нашла Наруто довольно дружелюбным и приятным молодым человеком, но позволила хмурому взгляду исчезнуть, когда стала мягко поддразнивать:
  - Ты и сам знаешь кое-что о няньках, не так ли, Джей. Разве не ты должен присматривать за Би, или он опять ускользнул у тебя из-под носа?
  Джей усмехнулся, но ответил:
  - Да, при нормальных обстоятельствах я все еще был бы в Долине Облаков и Молний. Но Лорд Райкаге вытащил немало часовых команд обратно в деревню. Надеюсь, Би не осознает этого, иначе он снова может отправиться в одно из своих путешествий. - Направив свой пристальный взгляд на отель, мужчина сказал: - Трудно поверить, что Каге на самом деле отказалась от шикарного номера, который мы приготовили для нее в пользу этой свалки.
  Мабуи нашла это немного странным, а когда задалась вопросом, имело ли это хоть какое-то отношение к человеку, с которым путешествовала Хокаге, она вскользь почувствовала прикосновение между ног. Закрыв на мгновение глаза, она оказалась под столом в каком-то офисе и сосала член мужчины, сидящего на нем, в то время как другая женщина говорила с ним. Но прежде чем она смогла слишком глубоко погрузиться в фантазию, ее выдернул из мыслей, мрачный голос, который заявил:
  - Мы должны взять эту корову силой и заставить ее рассказать нам, где Леди Югито. Если она откажется, мы просто должны натравить Би на их деревню. В ней больше нет никого, кто способен остановить его.
  Мабуи сосредоточилась на Шии и возразила:
  - Я бы не была так уверена. К тому же весь мир знает, что Хокаге здесь. Если с ней что-то случится, пока она под защитой Райкаге, то это нанесет ущерб отношениям со всеми нашими потенциальными союзниками. Включая и их.
  - Союзники... - сказал Шии с недоверием, которое он испытывал к Конохе, - Им бы так повезло, если бы мы рассматривали их как союзников.
  - Не будь так поспешен, - предупредила Мабуи, - Ива была занята расширением своих западных границ. Но со временем, они могут обратить свой взор на восток и попытаться заполучить некоторые небольшие страны вдоль их границы. А это практически гарантирует участие Конохи. В зависимости от того, кого Райкаге воспринимает как более серьезную угрозу, мы могли бы сражаться вместе с ними, чтобы откинуть Иву назад.
  - Или мы могли бы присоединиться к ним против Конохи, - с горечью ответил Шии, - Они не меньше заслуживают это... за убийство Лорда Гаширы. Мы протянули им руку дружбы, а этот ублюдок Хьюга хладнокровно убил его.
  Мабуи кивнула в знак согласия, поскольку слышала эту историю много раз за эти годы. Она знала, что Райкаге пытался использовать это в своих интересах, ведь доставив тело убийцы в Кумо, они могли получить Бьякуган. Но все это произошло до того, как она стала его помощником.
  - Однако, Шии, сейчас ты должен знать, что союзы изменчивы, как изменчив порыв ветра. Такова правда мира шиноби. - указывая на отель, она добавила: - Вот почему Хокаге отказалась от номера, который мы ей предложили. Она знала, что мы, вероятно, выбрали его для удобства следить за ней. Останавливаясь здесь, она заставила нас отказаться от всех наших планов и предоставить ей уединение, которым она иначе не наслаждалась бы. Она даже арендовала комнаты, окружающие ее, и заполнила их теневыми клонами в качестве дополнительного барьера против нашего шпионажа. Но, в конце концов, это всего лишь часть игры, в которую мы играли против них более ста лет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 33-2
  Цель: Мабуи

  
  - О боже, Наруто, сильнее, - застонала Цунаде, прижавшись к стене душа, когда ее возлюбленный прислонился к ней сзади.
  Подняв руку к ее лицу, парень развернул ее и притянул ближе, чтобы поцеловать. Цунаде не нуждалась в подсказке, и легко поддалась ласкам. Ее язык встретил его на полпути, и они закружились в страстном танце. С каждым толчком его проникновения становились все сильнее и глубже.
  Наруто вышел из нее, но прежде чем Сенджу смогла пожаловаться, блондин развернул ее и прижал к стене душа, быстро заполняя ее снова. Он сжал ее задницу, позволяя Хокаге оторвать ноги от пола и обернуть их вокруг его бедер. Когда он начал посасывать ее грудь, она громко застонала, вынуждая его остановиться и сказать:
  - Цунаде, тебе стоит хоть немного сдерживаться. Аренда дополнительных номеров не принесет нам никакой пользы, если все равно весь отель будет знать, чем мы занимаемся.
  Хотя Цунаде по-настоящему это не волновало, она притянула его поближе к себе и начала сосать и покусывать его ухо, отвечая:
  - Пошли они... это все твоя вина, знаешь... черт... твои феромоны так возбуждают... я и так долго терпела... это все, что я могла сделать, чтобы не наброситься на тебя, как только... аххх... как только моя встреча с... еще... закончилась.
  Наруто усмехнулся, побуждая свою возлюбленную откинуться назад, чтобы посмотреть ему в глаза, когда она сказала более серьезно и связно:
  - Если мне снова придется через это пройти, тебе придется меня излечить.
  Наруто ухмыльнулся, уже имея хорошую идею о том, что она хочет, когда спросил:
  - Как именно я должен это сделать?
  Почувствовав, как Цунаде рьяно сжимает влагалище вокруг его большого члена, блондин застонал, стараясь продержаться, хоть это и было нелегко.
  - Накачай мою матку, наполни меня лекарством от моей похоти. - в ответ застонала Сенджу.
  Наруто не мог отказать своей возлюбленной и стал бешено двигаться в ней, подводя ее и себя к грани. Он наклонился, чтобы еще раз вовлечь ее в мокрый и неряшливый поцелуй, однако даже так не смог приглушить громкие стоны женщины. Как не старался парень, он не смог переубедить Цунаде и когда поцелуй закончился, она высказала свое мнение по этому поводу:
  - Я серьезно, - сказала она, в то время как Наруто снова обратил свое внимание на ее грудь, - Я не уйду из этого гостиничного номера, пока не удовлетворюсь... не удостоверюсь, что получила правильную дозировку.
  Цунаде почувствовала, как ее тело готовится вновь вознестись к чистому блаженству. Она притянула любовника к себе ближе и еще громче застонала, когда он начал посасывать ее шею. Благодаря почти году занятий любовью с Наруто, она поняла, что он приближается к своему концу. Его толчки стали более глубокими и проникающими, поскольку он пытался удостовериться, что все его семя достигло ее матки. Он плотно прижал ее бедра к себе, и Сенджу почувствовала, как ее заполняет тепло, заставляя ее почти кричать от удовольствия. Но, несмотря на ее более раннее заявление о том, что ей все равно, она приглушила себя, уткнувшись в его плечо.
  После того, как он закончил наполнять ее своим семенем, они оба остались там, где были, пытаясь отдышаться. Наконец, Цунаде поставила ноги на пол, и Наруто, пользуясь возможностью, выскользнул из ее любовного туннеля. Он отступил назад, но Цунаде быстро опустилась на колени и схватилась за его мужское достоинство. Блондин посмотрел вниз на возлюбленную, которая заправила часть своих волос за ухо, прежде чем взглянуть на него. Ее медово-карие глаза мерцали от удовольствия, когда она сказала:
  - Следующая доза должна приниматься внутрь.
  От горячей воды в душевой, стекающей по его спине, Наруто не мог не закрыть глаза и расслабиться. Конечно, это не значит, что он не планировал порадовать ее следующей дозой, но, несмотря на то, что у него и была репутация марафонца, он хотел немного притормозить, поскольку подозревал, что Цунаде захочет превратиться все это в спринт. Она начала ласкать и глубоко заглатывать его член, вынуждая еще раз участвовать в эпической битве воли и плоти. Чувствуя, что он проигрывает своей возлюбленной, он задался вопросом, сможет ли убедить Цунаде принять следующую дозу в качестве анальной свечи, так как она до сих пор не позволила ему получить ее девственность там.
  
  
***********
  
  Киёми была в своем кабинете, когда ее сестра Йоруичи вошла, спрашивая:
  - Киёми... почему в твоей спальне женская версия Наруто?
  - Что ты там делала? - спросила рыжеволосая, раздраженная тем, что ее беспокоят, как раз тогда, когда она изучала что-то важное, поскольку она считала, что начинает понимать мотивы человека, действующего за кулисами, и почему ему нужен Риннеган.
  - Ища тебя... я должна была догадаться, что ты будешь здесь, ты всегда была маленьким книжным червем отца. Эй! Не меняй тему.
  Киёми отметила место в книге, где остановилась, прежде чем ответить:
  - Это не так. - хотя ей пришлось признать, что она просто пыталась выиграть время, чтобы собраться с мыслями: - Она... ну, она была тьмой, которую я освободила внутри Наруто.
  Йоруичи слегка нахмурилась, подойдя к двери, в которую вошла и оглядываясь на сестру, спросила:
  - Ты уверена, что это хорошая идея?
  Киёми пожала плечами и ответила:
  - Если честно, я не знаю. - вставая, она подошла к окну, чтобы посмотреть на свои владения, когда ответила, - Наверное, я должна была просто поглотить чакру, которую использовала для создания темного Наруто. Однако он сказал мне кое-что, что показало мне, что я действовала в том же духе, что и Мадара Учиха. Я думала о нем как о чакре и не обращала внимания, что, возможно, из-за чувств, которые он испытывает, это может быть больше, чем энергия, которую я использовала для его создания.
  - Тем не менее, может быть это и правда... но ты уверена, что это была хорошая идея. Я хочу сказать, что сама идея о том, что вокруг бегает темная версия Наруто, точно не самое лучшее, что мы могли сделать.
  Киёми отвела взгляд от окна и слегка улыбнулась сестре. Повернувшись обратно, чтобы посмотреть на улицу, когда солнце начало подниматься и изгонять тени, она сказала:
  - Верно, возможно, именно поэтому я поставила печать, которая не дает ей проснуться. Однако время от времени я думаю, что мы забываем, что никто по своей сути не является темным или светлым. Ты описала ее как темную версию Наруто, и, возможно, это точное описание, учитывая, что я хотела, чтобы она видела во всем только худшее, когда была всего лишь тенью. Тем не менее, Наруто по-настоящему непорочно добрый, он тот, кто видит только лучшее.
  - Полагаю, ты права, - призналась Йоруичи.
  - Не забывай, что Наруто действительно испытал все, что тень ему подбрасывала. Я не создавала воспоминаний для этого. Я просто фокусировала его внимание так, чтобы он получил от них худшие впечатления. Но, в конце концов, тень все равно жаждала чего-то большего.
  - Чего?
  - Счастья. Даже когда она принижала Кушину, она желала, чтобы ее поддержали и полюбили. У Наруто все еще есть тьма после ее извлечения, но если я правильно все предугадала, то самостоятельно она сможет обладать светом и отбросит свою тень.
  Йоруичи кивнула, но с некоторым развлечением спросила:
  - Так зачем делать из этого девочку? Тем более что девочка по его образу и подобию... ты надеешься на небольшую забаву втроем?
  - Вряд ли, - сказала Киёми, хотя быстро представила, как может выглядеть такая встреча.
  Ее сестра увидела, как ее щеки заалели, и сказала дразня:
  - Почему нет? Это возможно, теперь, верно?
  - О, замолчи, - сказала Киёми, поймав себя на этих мыслях и чувствуя раздражение от очевидного развлечения Йоруичи, - Я даже не рассматривала такую возможность.
  - До сих пор.
  Киёми продолжала игнорировать ухмылку своей сестры, когда сказала:
  - Честно говоря, причина связана с привязкой. Мы знаем, что эта техника не может использоваться женщиной, потому что это сперма пользователя развращает женскую чакру, чтобы контролировать ее. Если она действительно станет злой, у меня нет желания выпускать еще одного Кандзи в мир. Тем не менее, честно говоря, я хочу, чтобы она имела собственную личность и не считала себя дешевой копией Наруто.
  - Так что же помешает ей почувствовать, что она просто его дешевая женская версия?
  Киёми обернулась и улыбнулась, ответив:
  - Полагаю, что будет что-то из этого. Это еще одна причина, почему я не даю ей проснуться. Я хочу, чтобы Наруто был здесь, когда она проснется, потому что я знаю, что он поможет ей понять, что она больше, чем просто воспоминания, которые они разделяют. Остальное я оставлю биологии. - увидев смущенное выражение лица сестры, Киёми объяснила: - Давай же. Ты должна точно знать, что я имею в виду? Наши собственные способы мышления изменились в результате этих форм, которые мы приняли. Когда на улице холодно, не тоскуешь ли ты по нашему любовнику и возможности прижаться к нему?
  - Ну да, конечно, но...
  - А что бы ты сделала в прошлом?
  Йоруичи на самом деле нужно было немного подумать, но вскоре она ответила:
  - Я бы просто создала еще немного чакры, чтобы согреться.
  - И какой метод приходит к тебе в голову первым теперь? - улыбка Йоруичи и была ответом, который был нужен Киёми, чтобы продолжить, - Именно. Теперь их пути разделены, и каждый может двигаться в своем направлении. Возможно, когда-нибудь они снова сольются, но в тот день они, безусловно, будут двумя разными и полноценными личностями.
  
  
***********
  
  Мабуи чувствовала себя не в лучшем состоянии, что она объяснила отсутствием сна, которым наслаждалась. После отъезда команды, следящей за мотелем, где останавливалась Хокаге, она решила просто пойти в офис, чтобы подготовиться к событиям дня. Имея необходимость достать бумаги с первого этажа, она решила воспользоваться лифтом вместо лестницы, которая как ей казалось, была несколько захудалой. Учитывая, что административное здание еще не было официально открыто на день, она знала, что это будет грубо. Лифт остановился на третьем этаже здания, которое было встроено в гору, на которой покоилось Кумогакуре. Когда двери открылись, она сдержала желание нахмуриться, потому что лифт ждал Даруи.
  - Вниз или вверх? - спросил он в своей обычной спокойной манере, хотя выглядел таким же измученным, как она.
  - Вниз, - ответила она, заставив его войти внутрь и встать позади нее, когда она освободила место.
  Двери закрылись, и она посмотрела на его отражение в полированном металле. Она заметила, что он проверяет ее, и в результате не была удивлена, когда он спросил:
  - Эй, как насчет того, чтобы позже, сегодня вечером я пришел...
  Она быстро отвергла идею, которую он собирался поднять, сказав:
  - Мы это уже проходили, Даруи. Тебя не интересует, чего я хочу.
  - Похоже, я не правильно понял то, что тебе нужно. Ты выглядишь так, будто хочешь выпустить пар.
  Мабуи не могла отрицать это и посмотрела на номер, отображаемый над дверями лифта. Задаваясь вопросом, почему казалось, что лифт движется слишком медленно, она ответила:
  - Я здесь не единственная, но это первый раз с тех пор, как я слышу хоть что-то от тебя. Почему бы тебе не позвонить одной из своих подружек? Я уверена, что они будут более чем готовы получить то, что ты можешь им предложить.
  Даруи пожал плечами, прежде чем ответить:
  - Думаю, мне придется. Я просто надеялся, что смогу получить лучшее, прежде чем звонить остальным.
  Помимо своей воли Мабуи слегка вспыхнула от комплимента, потому что давно знала о других его подругах, с которыми он встречался без обязательств, но совсем не завидовала им из-за этого. Какое-то время у нее самой была такая же мысль, поэтому она и хотела сосредоточиться на своей карьере. Но сейчас, когда ей исполнилось двадцать с небольшим лет и, вероятно, она достигла высшей ступени в карьере, она хотела надеяться на большее. Она надеялась на это с Даруи, но оказалось, что эта идея далека от того, что он хотел. Она не могла винить его за это, поскольку не сомневалась, что любая другая его женщина, которую он позовет, с удовольствием бросит то, чем занималась, чтобы быть с ним. Она почти соблазнилась, поэтому была рада, когда двери, наконец, открылись, позволяя ей убежать с быстрым 'До свидания', и направиться за документами, которые были ей нужны.
  
  
***********
  
  Наруто мог сказать, что это была бессонная ночь для Мабуи, только глядя на то, как она уже много раз зевнула за это утро. Он также мог сказать, что его феромоны имели желаемый эффект, даже лучше чем ожидалось, когда она осторожно пыталась взглянуть на него, и несколько раз была поймана, очевидно, делая это, когда ее разум, казалось, был где-то в другом месте. Радуясь, что сейчас были только он и она, он задался вопросом, как лучше всего подойти к ней, ведь Цунаде не была уверена, как долго она сможет затянуть переговоры.
  Тем не менее, он позволил на мгновение этой мысли ускользнуть от него, чтобы подумать о том, как странно быть в другой деревне. Одним из подтверждений были взгляды, которые он и Цунаде получили, покидая мотель, в котором останавливались на ночь. Наруто усмехнулся, так как он оставил клонов разбросанных повсюду, чтобы шиноби Кумо не смогли приблизиться к этому месту в случае, если им нужно будет вернуться туда снова. Был еще шанс, что даже если никто не приблизится к их номерам, они могли бы просто передумать и остановиться где-нибудь еще, чтобы сбросить с хвоста шиноби Кумо, которые усердно за ними следили. Но вернувшись к взглядам, блондин понял, что пока они с Цунаде добирались до здания администрации Кумо, практически каждый останавливался от того, что делал, чтобы посмотреть на них. Некоторые смотрели с опаской, другие же с любопытством. Побывав в Суне много раз, он нашел это немного смущающим. Цунаде быстро указала, что к тому времени, когда он впервые отправился в деревню Песка, Коноха и Суна уже в течение многих лет были союзниками, поэтому жители деревни и шиноби видели шиноби Листа много раз. А с учетом истории, которая связывала Кумо и Коноху, было очень вероятно, что многие из жителей никогда даже не видели представителя Листа лично. Она даже пошутила, что им, наверное, интересно, где они прячут свои рога и хвосты.
  Наруто усмехнулся, но в то же время почувствовал легкую депрессию, так как это был один из самых больших недостатков его амбиций, и он еще не придумал удовлетворительного ответа. Его возлюбленная, должно быть, прочитала по выражению его лица, что ее шутка несколько задела его за живое, и мягко прошептала:
  - Ты будешь... - Наруто ей искренне улыбнулся, почти услышав: 'Моя любовь', которую она часто использовала, когда они были наедине.
  Единственное, что его удивляло, это то, что их не сопровождали, хотя оба они знали, что несколько шиноби Кумо отслеживали каждое их движение. Он догадался, что Райкаге хотел, чтобы они наслаждались иллюзией, что им рады в его деревне. Тем не менее, они сделали все возможное, чтобы правда насладиться пребыванием в деревне, они даже, остановились на завтрак в кафе на одной из террас, разбросанных по всей горе, на которой была основана Кумагакуре.
  Оттуда они направились в кабинет Райкаге, где на первом этаже их встретил сам мужчина. Он лично сопроводил их, оставив Наруто наедине с Мабуи. Наруто собирался вернуть свое внимание к соблазнению Мабуи, но был удивлен, когда обнаружил, что она уже стояла перед ним, видимо, подобравшись к нему поближе, пока он вспоминал утро.
  - Извините, что? - спросил блондин, имея впечатление, что она уже спросила его о чем-то.
  - Я сказала, что мне нужно кое о чем позаботиться. Хотите, я принесу что-нибудь перекусить, когда вернусь?
  - Эм-м... уверен, немного воды... было бы здорово. Мне следует пойти с тобой? Я боюсь того, что случится, если кто-то придет, пока тебя не будет.
  Мабуи, казалось, искушалась сказать 'Да', но отказалась, ответив:
  - Не волнуйся. Райкаге оставил инструкции, чтобы его не беспокоили сегодня. Никто не должен появляться здесь, если не вызовут или не произойдет чрезвычайная ситуация.
  Наруто кивнул, но все равно немного волновался, так как он мог только представить себе, что произойдет, если здесь появится кто-нибудь сильно вспыльчивый и увидит его одного, ведь это может послужить причиной недовольства. Предполагая, что женщина решила, что она ненадолго, блондин устроился поудобнее, чтобы дождаться ее возвращения. Но через десять минут он начал беспокоиться снова. Закрыв глаза, он почувствовал знак, который поставил на ней накануне, и обнаружил ее совсем близко. Задаваясь вопросом, что она задумала, Наруто нахмурился, поскольку мог сказать, что Мабуи была не в том небольшом офисе, где она готовила чай для Каге днем раньше. Он попытался определить ее точное местоположение и двинулся чуть дальше по коридору, где была надпись 'Архив документов'.
  Используя Хирайшин, который также был частью временной метки, Наруто 'посмотрел' на нее и жадно улыбнулся, когда увидел женщину, стоящую в задней части комнаты и осторожно потирающую свою киску, подняв юбку и кусая кулак, чтобы заглушить стоны. Убедившись, что неподалеку от офиса Райкаге нет камер, он телепортировался, появившись в архиве рядом с дверью. Мабуи с закрытыми глазами наслаждалась своей маленькой игрой и не заметила, как он вошел, поэтому ахнула, когда он сказал:
  - Похоже, я поймал тебя в неподходящее время. Или наоборот в хорошее.
  Он заметил, что ее взгляд сразу же переместился к замку двери, пропуская печать конфиденциальности, которую он поставил на дверь, пока она поправляла одежду и задавалась вопросом, привела ли она себя в подобающий вид. Она нахмурилась, учитывая то, чем он интересовался, но при этом сама хотела знать, собирается ли он использовать увиденное как козырь и шантажировать ее. Пытаясь найти выход из этой ситуации, она подошла к нему и сказала:
  - Тебя не должно быть здесь. Я забуду...
  - А я не буду, - ответил блондин, когда она остановилась перед ним. Ее глаза расширились, когда он схватил руку, которую она использовала, чтобы доставить себе удовольствие, и, держа ее между их лицами, добавил: - Было бы преступлением забыть что-то настолько красивое и сексуальное. - Мабуи покраснела от признаков ее возбуждения, которое все еще покрывало ее пальцы. Когда Наруто наклонился к ней ближе, а его запах наполнил ее ноздри, она почувствовала головокружение, которое лишь возросло, когда он добавил: - Позволь мне закончить то, что ты начала.
  Прежде чем Мабуи успела среагировать, он свободной рукой быстро нашел ее киску, которая стала еще влажнее, либо от того, что ее поймали, либо от того, что ее поймал именно он. Наруто начал тереть увлажненные трусики вдоль ее щелки и женщина застонала, но когда стоны стали громче, парень приглушил их поцелуем. Мабуи не сопротивлялась, когда его язык пробежал по ее губам, ища вход, который она предоставила. Углубляя поцелуй, она обняла его за шею, как раз когда он толкнул ее вглубь комнаты. Она услышала, как он возится со штанами, а затем, как они упали на пол, прежде чем он поднял юбку, чтобы прижать свое мужское достоинство между ее бедер. Мабуи не позволила чувствам взять верх, и вернув свое самообладание, разорвала поцелуй, чтобы отступить достаточно и попытаться восстановить контроль над ситуацией. Однако прежде чем она смогла это сделать, он скользнул по трусикам вдоль ее щелки. Мабуи ахнула и сжала бедрами его мужское достоинство. Чувствуя тепло, исходящее от его члена, которое соответствовало теплу, излучаемому ей самой, ее потенциальный протест умер на кончике ее языка. Наруто почувствовал, что она сдается, поэтому отодвинул трусики в сторону и просунул свой член в ее горячую и мокрую киску.
  Они оба часто задышали, чуть не задыхаясь от удовольствия, когда он вошел в нее полностью, но Наруто, понимая, что нельзя терять время, не мог насладиться моментом, поэтому начал двигаться, резко, грубо, с каждым разом увеличивая темп. Мабуи быстро обвила руки вокруг шеи, а правой ногой обхватила его бедра, наслаждаясь каждой минутой их соития. Всякий раз, как блондин в нее резко входил, с ее губ срывались мало разборчивые слова и громкие стоны, которые женщина надеялась заглушить, зарывшись лицом в его куртку.
  Руки Наруто сжали задницу женщины, чтобы сильнее и быстрее насаживать ее на свой член, пытаясь быстро довести их обоих до оргазма. Для Мабуи, чей сексуальный двигатель был запущен с самого начала, это была гонка, которая закончилась до того, как началась. Но Наруто продолжал трахать ее мокрую киску, заставляя ее испытывать оргазм за оргазмом. Мабуи, казалось, потерялась в ощущениях, когда начала бессвязно стонать и тяжело дышать, пытаясь отдышаться. Ее глаза стали стеклянными, а язык выскользнул изо рта, когда она попыталась озвучить то, что чувствовала, пока не ослабла в его руках. Хотя мгновение спустя, когда Наруто полностью в нее вошел и начал кончать, она все же издала звук между стоном и шумом, и начала дрожать всем телом от тепла, которое распространялось внутри нее.
  Мабуи прильнула к нему, когда их дыхание выровнялось, и наслаждалась удовлетворенностью, которую чувствовала после того, как ее сексуальные потребности были полностью утолены. Только длилось это не долго, уже через несколько минут, осознав произошедшее, она разрывалась между отказом от того, что они сделали, и приятными воспоминаниями. Хотя она все равно решила сообщить ему, как это было здорово, говоря:
  - Это было невероятно...
  - Да, - сказал Наруто мрачным тоном, прежде чем добавить, - Жаль, что ты забудешь об этом на некоторое время.
  - Что...
  Мабуи не закончила свой вопрос, поскольку Наруто начал шептать ей инструкции, в результате чего, когда она их получила, ее взгляд стал пустым. Он отстранился от нее, когда закончил, и смотрел, как она начала выпрямляться. После инструкций, она должна была помнить кусочки того, что они только что вытворяли, но ей, как бы это ни было странно, не будет любопытно, с кем она это сделала. По крайней мере, до тех пор, пока Югито не сможет организовать встречу, где у Наруто будет больше времени, чтобы объяснить все. Он снял печать, которую поставил на комнате после того, как натянул штаны обратно и вошел в зал, убедившись, что он был пуст. Наруто сел возле офиса Райкаге и понял, что вскоре и Цунаде поймет, что все в порядке и ничто не мешает продвинуть план на следующий уровень.
  
  
***********
  
  Цунаде почувствовала, как Наруто и Мабуи покинули помещение за дверью. А за то время, что эти двое отсутствовали, она много чего навоображала, догадываясь, чем они могли заниматься. Не то чтобы это был единственный вариант, но она надеялась, что у блондина все прошло гладко. Райкаге замолчал, поэтому Сенджу снова сосредоточилась на нем, и, судя по тому, как он на нее смотрел, подозревала, что он ждет ответа на сделанное им предложение. Честно говоря, так как это был обыкновенный список, в котором были деньги, дзюцу или обмен информацией, она перестала его слушать, поскольку сосредоточилась на печати своего любовника и состоянии эмоций. Ощутив чувство удовлетворения и освобождения, которые он обычно проявлял после секса, она решила закончить игру, в которую играла.
  - Нет, я не думаю, что этого будет достаточно. Я могу сказать, что вы не серьезно относитесь к этому, так что, может быть, мы попробуем еще раз через несколько месяцев.
  - Чертова женщина, - крикнул он, хлопнув ладонью по столу, заставляя его скрипеть, - Я предложил королевский выкуп, но ты все равно не вернешь моего шиноби. Она драгоценный член моей деревни, так что назови свою цену.
  - Так ли это? - спросила Цунаде и наклонилась вперед, положив руку на стол Райкаге. Она не ухмыльнулась, но почувствовала удивление, когда его взгляд на мгновение переместился к ее декольте. Он неудобно уселся на свое место, и она подалась вперед, сказав: - Или это биджу, которого она носит, так важен для вас.
  - И то, и другое, - сердито сказал Эй, - К чему ты клонишь?
  - Просто. Я не верю, что ты заботишься о ней так сильно, как говоришь.
  - Как посмела...
  - Пожалуйста, не бросай свой праведный гнев мне в лицо. Все, что ты предложил, - это безделушки, которые легко заменяются. Ты приказал одному из членов своей деревни отравить моих и думаешь, что сможешь так легко выкупить свое оружие обратно. Позови меня, когда будешь серьезно настроен на возмещение причиненного ущерба, и тогда мы поговорим о возвращении Югито обратно к тебе. До тех пор она может наслаждаться гостеприимством Конохи.
  Цунаде повернулась на каблуках и направилась к двери, но остановилась, когда Райкаге сказал:
  - Если ты покинешь эту комнату, то Коноха и Кумо начнут войну, прежде чем ты переступишь порог.
  Цунаде сделала паузу и медленно повернула свои карие глаза, уже действительно разъяренная, говоря:
  - Ты будешь угрожать войной, когда мы те, кто чуть не пострадал от одной из твоих схем. Не путай меня с Третьим Хокаге. Ты не можешь блефовать и трепаться о том, что тебе удобно, заставляя меня отступить. Мы оба знаем, что война быстро обернется против тебя. Единственный потенциальный союзник, который у вас есть, - это Ивагакуре, но они слишком заняты борьбой с малыми странами на их западной границе. Киригакуре может помочь, но учитывая недавнюю гражданскую войну, ты не можешь быть уверен, на чьей стороне они окажутся. Если только Ива не присоединится к вам в этот момент, поскольку я уверена, что в Кири есть много людей, которые до сих пор помнят, как они предали их, делая союз с любой деревней маловероятным.
  - Ты готова рискнуть? - издевательски спросил Райкаге.
  Несмотря на свою репутацию Легендарной простофили, Цунаде имела отличное непроницаемое лицо, которое не показывало того беспокойства, что она испытывала, отвечая:
  - А ты как думаешь?
  Два Каге смотрели друг на друга в битве воли, пока Эй не отвернулся и не спросил:
  - Чего ты хочешь?
  - Чтобы ты поставил свою гордость на кон, - сказала Цунаде, возвращаясь к Райкаге.
  Вытащив лист бумаги из своей зеленой куртки, она положила его на стол. Эй взял его, но она рассказала ему, что в нем содержалось, даже раньше чем он его прочитал.
  - Ты признаешься, что приказал Югито совершить атаку, чтобы вовлечь союзников Конохи шиноби песка, пытаясь вызвать недоверие между нами. Кроме того, ты также должен признать истинную миссию своего главного ниндзя во время неудачной попытки создания альянса тринадцать лет назад.
  - Что?! Забудь... этот вопрос был решен, а ты даже ...
  - Я не веду с тобой переговоров по этим вопросам, - строго сказала Цунаде, - Я говорю тебе, как должно быть. Все эти годы тебе сходит с рук ложь, и, хотя для тебя это может быть вопросом, который просто уязвит вашу гордость, признать вашу причастность. Для некоторых из шиноби под моим командованием он оставил трудно залечиваемые шрамы, которые, возможно, наконец-то полностью исцелятся. Ты утверждаешь, что Югито важна не только как оружие. Неужели твоя гордость и правда дороже, чей ее возвращение?
  Эй уставился на бумагу и прочитал ее, чтобы убедиться, что в ней сказано все, что поведала Цунаде. Через мгновение он расписался и, подойдя к столу, поставил печать. Цунаде сложила его обратно и сунула в карман, прежде чем сказать:
  - Сегодня ты принял мудрое решение. То, которое, я рада сказать, сорвало заговор двух старых ископаемых, под мелодию которых ты танцевал.
  - Что ты имешь в виду?
  - Скажем так, твой источник в доме старейшины Джосеки был скомпрометирован, и оставим все как есть. Он слил тебе ложную информацию о том, зачем мы собрали Учебные силы, надеясь, что ваши действия приведут к тому, что его ложь станет правдой.
  - Откуда ты это знаешь?
  Цунаде просто улыбнулась, прежде чем повернуться, чтобы уйти, и ответила:
  - Я пока не могу сказать. Я надеюсь, что ты примешь мои слова к сведению и что, возможно, усилия моего двоюродного дедушки по налаживанию отношений между нашими деревнями могут быть реализованы. Кстати, пошли кого-нибудь лично забрать вашего человека. Не просто вызывай ее назад. В противном случае тебе может не понравиться, как она вернулась.
  Эй проигнорировал ее предупреждение, сказав:
  - Когда Югито вернется?
  - Я пошлю сообщение, как только мы с Наруто покинем деревню. Спасибо за гостеприимство.
  Эй просто стоял, глядя на свою деревню, когда Цунаде покинула офис. Он знал, что Хокаге сдержит свое слово, так как с его признанием вины, содержание джинчурики принесет ей больше вреда, чем пользы. Признание вызовет у него некоторые проблемы за пределами Кумо, но внутри его положения не пошатнется, так как многие поверят, что он признал свою причастность только для возвращения Югито. Остальное будет объяснено, как ничто иное, как ложь, порожденная Конохой. Даже ее захват был объяснен как вмешательство Конохи в мирную миссию по оказанию помощи деревне в Стране Морозов. Его начальство знало правду, но многие рядовые поверили бы лжи. Он задался вопросом, поймут ли его лейтенанты, многие из которых были генинами во время инцидента с Хьюгой, что им лгали и что они подумают о нем, если узнают правду.
  Один из этих людей вошел в его кабинет и спросил:
  - Сэр, как прошли переговоры?
  - К сожалению, для меня лично не очень хорошо, но Хокаге пообещала вернуть Югито.
  - Я понимаю, сэр, - ответила Мабуи, - Она, скорее всего, выберет наземный маршрут для возвращения в свою деревню. Мне следует послать эскорт?
  Эй кивнул, отвечая:
  - Да, скажи им, чтобы оставались далеко позади. Более того, пусть они все докладывают мне. Последнее, что нам нужно, чтобы еще один Сенджу умер на нашей территории. В последний раз, когда это случилось, Коноха чуть не покончила с нами во время Первой войны шиноби.
  - Как пожелаете, сэр. - сказала Мабуи, поворачиваясь, чтобы выполнить приказ.
  Однако она остановилась, когда он сказал:
  - Кроме того, пошлите сообщение нашему человеку в резиденции Джосеки, что я хочу, чтобы он вернулся. Я хочу поговорить с ним, как только он прибудет в деревню.
  - Вы уверены? Другому агенту будет не легко попасть в дом такого высокопоставленного шиноби Суны.
  Эй не ответил, поэтому Мабуи продолжила свой путь, слегка нахмурившись, чувствуя, как из нее вытекает еще больше спермы, которую останавливали лишь трусики. Когда она говорила с мужчиной, который был за это ответственен, она планировала сказать ему пару слов о том, что не стоит быть таким распутным во время дежурства. Сначала женщина задалась вопросом, почему не могла представить себе его лицо, но затем просто списала это на усталость.
  
  
***********
  
  Югито вернулась в Кумо гораздо быстрее, чем кто-либо в деревне ожидал. Причина в том, что до того, как Наруто даже покинул деревню, он Хирайшином перенес ее в безопасное место в Стране Горячих Источников. На ту самую квартиру, где она, как оказалось, присоединилась к его планам. Поэтому, услышав от клона Кацую, что она может вернуться в свою деревню, она легко сделала это в рекордно короткие сроки. Из того, что она услышала, она поняла, что Цунаде и Наруто еще даже не добрались до границы Страны Молнии. Она решила, что одна из причин заключалась в том, что Хокаге хотела посмотреть, как отреагирует Эй, если узнает, что может действовать против них, поскольку куноичи Кумо больше не заложник. Другая причина, как считала Югито, заключалась в спутнике Цунаде и ее беспрецедентном доступе к нему на протяжении всей поездки.
  Возвращение Югито было сердечным, ведь Райкаге даже пролил слезы, как и некоторые другие. Она быстро извинилась за свою неудачу и вызванные ею трудности, но Эй заверила ее, что у нее не было возможности узнать, что союз между Суной и Конохой стал настолько тесным, чтобы ожидать шиноби Суны внутри такого важного объекта. Югито почувствовала себя виноватой из-за этого, но быстро откинула такие мысли, надеясь, что ее поимка может однажды привести к подобному тесному союзу для ее дома и двух других деревень. Настроение, однако, значительно упало, когда Мабуи вошла в офис, чтобы сообщить Райкаге, что их человек в Суне умер. Райкаге побледнел, когда спросил, каким образом, а секретарь сообщила ему, что, похоже, шиноби Ивы пытался проникнуть в Суну в поисках планов Учебной Силы. Их человек, который был там, в роли слуги, просто оказался не в том месте и не в то время. Шиноби Ивы также был убит несколькими шиноби Суны, которые услышали шум.
  От новостей Райкаге просто рухнул в кресло и тихо прошептал сам себе:
  - Она предупредила меня, что это произойдет.
  - Лорд Райкаге, - обеспокоенно сказала Югито.
  Но Райкаге не объясняя, встал и попытался ей улыбнуться, говоря:
  - Югито, ты, должно быть, устала от всех этих испытаний. Отдохни, а затем, когда ты будешь готова вернуться к своим обязанностям, мы найдем для тебя задание.
  - Я уже полностью готова, сэр.
  - Это уже мне судить. - сказал Эй, чтобы выпроводить ее из офиса.
  Райкаге попросил Мабуи остаться, чтобы они могли подготовиться к похоронам своего шпиона и сообщить его семье. Примерно на полпути к двери она начала двигаться самостоятельно, поэтому Райкаге прекратил ее подталкивать и развернулся, чтобы вернуться к своему столу. Она обернулась как раз перед тем, как покинуть офис, и увидела, как его плечи опустились, поскольку на него навалилась вся тяжесть его положения, а также печаль от необходимости похоронить другого из его людей.
  
  
***********
  
  Мабуи открыла дверь своей квартиры и улыбнулась, увидев стоящую там Югито, хотя в тоже время она была удивлена, так как они не были особенно близки.
  - Я думала, что ты захочешь провести ночь, во всю развлекаясь.
  - Не возражаешь, если я войду? - улыбаясь в ответ, спросила Югито.
  - Вовсе нет, - сказала Мабуи, отойдя в сторону и открыв дверь пошире. Джинчурики вошла и, разглядывая большую квартиру, сказала, - Должно быть, помощнику Райкаге действительно хорошо платят.
  Мабуи кивнула, но ответила:
  - В этом есть свои преимущества. Но я всегда думала, что тебе нравится твоя маленькая квартирка. Тем более ты, конечно, можешь позволить себе большую, если захочешь, плюс я уверена, что довольно много мест предложили бы скидку Леди Югито.
  - Возможно, но не имея кого-то, с кем можно разделить все это пространство, это все будет пустой тратой.
  - Иногда становится одиноко, я признаю, - сказала Мабуи, направляясь на кухню, чтобы приготовить что-то для своей гостьи. Указывая на стул, седовласая женщина сказала: - Пожалуйста, присаживайся. Тебе что-нибудь принести?
  Прежде чем сесть, Югито направила чакру к своей печати, которая сдерживала ее биджу, но была модифицирована, чтобы действовать как знак, который Наруто поместил и на других своих возлюбленных. Она почувствовала, что он появился позади нее, и села к нему на колени, когда Мабуи подняла глаза, чтобы спросить, хочет ли она пить или голодна. Увидев Наруто, Мабуи вытащила кунай, но он выскользнул у нее из рук, когда Югито сказала:
  - Пришло время вспомнить.
  Мабуи, услышав фразу, которую задал ей Наруто, произнесенную Югито, начала вспомнить их встречу, и она ничего не замечала, вспоминая все. Сосредоточившись на двух блондинах, она сказала:
  - Ты ублюдок. - затем она вернула внимание к Югито, - А... А ты, когда он тебя переманил?
  Югито сидела боком на коленях Наруто и с улыбкой посмотрела на своего любовника, говоря:
  - Когда Акацуки попытались схватить меня. С тех пор я была его любовницей.
  - Л-любовник? - в недоумении повторила Мабуи, - Ты хочешь сказать, что он...
  - О да, - сказала Югито с широкой улыбкой, прежде чем наклонилась и поцеловала его.
  Мабуи смотрела, как загипнотизированная, прежде чем понять, что ей нужно сообщить Райкаге. Она посмотрела на кунай у своих ног, который уронила, но ничего не могла сделать, продолжая стоять как вкопанная. Она боролась против невидимой силы, которая удерживала ее на месте, и нахмурилась, когда Наруто сказал:
  - Ты не можешь двигаться. Это было одно из условий, которое я на тебя наложил, и которые сработало, когда ты восстановила свои воспоминания.
  - Ты все это подстроил, не так ли? Для чего? Хочешь еще одного хвостатого? Из Кумогакуре?
  - На самом деле, ты та, кто привел все это в движение, - ответил Наруто, глядя на Мабуи, в то время как Югито продолжала целовать его шею. - Ты и Райкаге, если быть точным, вы двое так быстро поверили, что тренировочные силы были собраны, чтобы навредить Кумо, что почти попали прямо в ловушку, которая могла бы закончиться войной.
  - Югито, ты предатель. Ты позволила себя поймать.
  - Да, - призналась куноичи блондинка, отрываясь от уха Наруто, - Но... он знал, что я приду даже раньше, чем я смогла сказать ему.
  - Как? Единственные, кто знал, были Райкаге, я, и...
  - И человек, который превратил нашего шпиона в свою марионетку и позволил просочиться информации, что Суна и Коноха сговорились напасть на нас. Который, в свою очередь, сказал мужчине, с которым он был в союзе, что подслушала женщина, связанная с нами. - сказала Югито, а затем снова начала целовать его шею.
  - С нами...
  Югито вздохнула, когда была вынуждена ответить на вопросительный тон в голосе своего товарища шиноби Кумо.
  - Именно так. Наруто и те из нас, кто решил следовать за ним, душой и телом.
  - Он промыл тебе мозги, - сказала Мабуи с чувством страха, что она следующая.
  Югито засмеялась, глядя на своего любовника с восхищением, которое отразилось в его глазах, когда он смотрел на нее. Мабуи могла видеть чувства, которые они испытывали друг к другу, и чувствовать приступ ревности, с которым быстро начала бороться, используя свой гнев. Куноичи встала и подошла к другой куноичи Кумо, говоря:
  - Я признаю, что сначала я сомневалась. Но за то время, что я была с ним, он показал мне, что достоин моих чувств, поэтому я хочу, чтобы его мечта стала реальностью. - подойдя к другой женщине еще ближе, она прошептала ей на ухо, - И я знаю, что ты испытала награду, которая приходит с присоединением к нему.
  Мабуи вздрогнула, когда ее тело затрепетало от воспоминаний, которые всколыхнулись от слов Югито. Пытаясь игнорировать их, она спросила:
  - Его мечта?
  На вопрос женщины, Наруто ответил сам:
  - Я хочу объединить наши деревни. Чтобы между нами была дружба и понимание. Как-то, что мы пытаемся сформировать с Суной. Учебные силы были собраны не для того, чтобы уничтожить Кумо. Отчасти это было для того, чтобы показать Суне и Конохе, как работать вместе. Другая причина заключалась в том, чтобы предотвратить восстание в Конохе, хотя большинство не знают об этом.
  Мабуи немного колебалась, прежде чем произнести:
  - Хокаге, и ты тоже... - она умолкла, получив кивок от него, но затем продолжила, - Понятно, таким образом, Хокаге... Югито... я... мы все просто пешки в твоей игре.
  Она была удивлена, когда шиноби Конохи выглядел задетым ее обвинением, но он покачал головой и ответил:
  - Я не могу винить тебя за то, что ты так думаешь. Тем не менее, они все присоединились ко мне весьма охотно, как я надеюсь. У меня есть связь с этой деревней благодаря Югито, а теперь и тебе. Меньше всего я хочу видеть, как это причиняет боль.
  - Тогда почему вы заставили Рейкаге лгать?
  - Я не делал ничего подобного. - ответил Наруто, путаницу в его голосе легко услышать, - Кроме того, ты прекрасно знаешь, что он приказал Югито...
  - Не то, что насчет инцидента с Хьюгой. Хиаши Хьюга убил Лорда Гаширу, чтобы помешать союзу между нашими деревнями. Он даже придумал какую-то историю, утверждая, что наш посол пытался похитить его дочь и даже хладнокровно пожертвовал своим близнецом. Вы хотели заставить моего Райкаге взять на себя вину за такого человека, чтобы освободить женщину, которая предала его.
  Наруто сразу же заметил, что слова Мабуи сильно ранили Югито, поэтому встал со стула и направился к своей возлюбленной, чтобы утешить ее. Обняв ее сзади, он уставился на Мабуи из-за плеча Югито, и сказал:
  - Нет, я сделал это для человека по имени Хизаши Хьюга по воле Хинаты Хьюга.
  - Что?
  - Боюсь, ты ошибаешься, говоря, что ваш господин Гашира был невиновен. Он был пойман с поличным. Хизаши Хьюга решил пожертвовать своей жизнью ради брата, несмотря на обиды, которые он испытывал по поводу того, что его сын попал в побочную ветвь семьи. Он сделал это не как подчиненный перед лидером клана, а как брат. Однако его смерть оставила рану внутри клана Хьюга, которая чуть не разорвала его на части. - Наруто остановился, чтобы дать Мабуи время, осмыслить его заявление, а также из-за Югито, которая развернулась в его объятьях, чтобы снова дразнить и покусывать его шею и уши. Пытаясь сосредоточиться на другой женщине, он продолжил: - Ваш Райкаге заказал похищение Хинаты. Он организовал все это, чтобы получить в свои руки Бьякуган. В результате жертвоприношения Хизаши этот заговор провалился, но из-за того, как все получилось, его смерть так и не была официально признана. Эту оплошность может исправить только Райкаге, признав свое участие.
  Несмотря на то, что его история звучала весьма правдиво, Мабуи сказала:
  - Я тебе не верю. Но мне это не нужно, не так ли? Ты получил способность контролировать меня, и собираешься заставить меня тоже вести себя как маленькую шлюху?
  Югито повернулась к возлюбленному и положила руки ему на плечи, чтобы притянуть голову Наруто к себе и втянуть его в глубокий поцелуй. Когда все закончилось, Югито сказала:
  - Наконец-то у меня появился шанс снова быть со своим мужчиной. Я надеялась поделиться впечатлениями с тобой, но, похоже, ты собираешься спать в этой большой пустой квартире в одиночестве. - Югито отстранилась от своего любовника, прежде чем направиться к двери и сказать, - Я призову тебя, когда доберусь до своего дома.
  Наруто кивнул, когда Югито выскользнула из квартиры, и сосредоточился на Мабуи. Через какое-то время блондин, наконец, сказал:
  - Дай мне время доказать, что мои намерения благородны. Если нет, тогда я позволю тебе рассказать Райкаге обо мне правду.
  Мабуи пожала плечами, насколько позволяло ее неподвижное тело, прежде чем сказать:
  - Если это поможет тебе облегчить свою совесть. Но даже если ты не сдержишь свое слово, не похоже, что я в том положении, чтобы заставлять тебя выполнять какие-либо сделки.
  - Верно, - признал Наруто, - Но, по крайней мере, тогда ты была бы права, думая обо мне как о лжеце и ублюдке. Я докажу тебе, Мабуи, что мир, где Кумо и Коноха могут мирно существовать, возможен.
  Наруто почувствовал вызов Югито, поэтому быстро дал Мабуи некоторые инструкции, в которых говорилось, что она будет помнить все, но не может раскрыть его никому, кроме Югито, когда они будут одни. Мгновение спустя он исчез, и, вопреки себе, она задалась вопросом, что было бы, если бы она приняла участие в построении отношений между Конохой и Кумо, чем, несомненно, уже занимались два блондина, которые посетили ее квартиру.
  
  
***********
  
  Естественно для Мабуи следующий день был наполнен попытками найти способ обойти инструкции, которые ей оставил Наруто. К сожалению, блондинка, по-видимому, не додумалась до лазеек, которые могла бы использовать. По правде говоря, она была удивлена тем, насколько легко она себя чувствовала. Она бы предположила, что шиноби со способностями Наруто, по крайней мере, сотрет гнев, который она чувствовала по отношению к нему, пытаясь добиться ее преданности. Однако она обнаружила, что вместо того, чтобы сосредоточиться на гневе, ее разум продолжал возвращаться к мысли о том, что он сделал, чтобы заставить Югито отвернуться от Кумо.
  Теперь, с ее проницательностью, Мабуи показалось странным, что она не заметила, как изменилась Югито после ее встречи с Акацуки или Наруто, как оказалось. Раньше весьма уважаемая Югито, для многих, кроме, возможно, Райкаге и Би, казалась сдержанной или холодной. Однако после встречи с Наруто, Югито стала более открытой и дружелюбной, даже до такой степени, что время от времени об этом упоминал Райкаге, объясняя ее изменения тем, что она была на волоске от смерти. Теперь, зная больше, Мабуи хотела встретиться с женщиной, что она и решила сделать сейчас, поэтому сообщила Райкаге, что уходит на обед.
  Она нашла женщину, ждущую ее в вестибюле административного здания, которое было пустым из-за обеденного перерыва, поэтому спросила:
  - Твой хозяин отправил тебя следить за мной?
  Югито холодно улыбнулась ей, но ответила:
  - Я просто подумала, что избавлю тебя от необходимости искать меня. К настоящему времени ты должна знать, что любые команды, которые он оставил, мешают тебе говорить. Вполне естественно, что ты обратишься к единственному источнику информации.
  Мабуи нахмурилась, что ее так легко прочитали, но последовала за ней, когда Югито повернулась, чтобы покинуть здание. Они молча шли по одной из троп, прорезанных вдоль склона горы, пока она не спросила:
  - Что еще он со мной сделал?
  - Ничего такого.
  - Не надо мне врать.
  - Я не лгу, - сказала Югито, глядя на другую куноичи, - Наруто не нравится использовать этот аспект привязки. Он надеется, что ты придешь сама.
  - Этого никогда не случится, - сказала Мабуи, заставив Югито пожать плечами в ответ. Ее любопытство взяло над ней верх и она спросила, - Что он сделал, чтобы соблазнить тебя?
  Югито улыбнулась ей, одновременно от удовольствия и смущения, отвечая:
  - Он использовал мою гордость против меня. Причина, по которой я отсутствовала в течение недели после моей встречи с Акацуки, заключалась в том, что он накачал меня своей чакрой, которая оказывает довольно стимулирующий эффект на женщин, и поспорил со мной, что я не смогу ему сопротивляться. Я воспользовалась его предложением и проиграла.
  - Понятно, потом он заставил тебя молчать, и ты в какой-то момент начала... - Югито начала смеяться над ней, заставляя Мабуи рявкнуть: - Что? Это единственное объяснение, которое имеет смысл.
  Смех Югито утих, а затем она сказала:
  - Ты говоришь, что я была в тылу врага слишком долго и перестала проводить различия между нами. Я полагаю, в этом есть доля правды. Я полюбила его не сразу после того, как отдалась своим похотям.
  - Ты... любишь его?
  Югито посмотрела на нее с небольшой счастливой улыбкой, и ответила:
  - Да, так и есть. А это суровое испытание показало мне, насколько. - Мабуи продолжала молчать, что блондинка приняла за просьбу объяснений, поэтому продолжила, - Он знал о заговоре целую неделю, прежде чем я пересекла границу Страны Огня. Я не смогла связаться с ним из-за назначенного мне эскорта лорда Райкаге. Когда я, наконец, была свободна, и продолжила свой путь самостоятельно, я оказалась в затруднительном положении, волнуясь, что с его способностью ощутить, что я закрываюсь, он будет подозревать, что я это делаю, чтобы довести мою миссию до конца. Но, в конце концов, когда я смогла позвать его, он появился и просто улыбнулся мне, заставив меня все разболтать. Он сказал мне, что уже знает и рад, что Райкаге прислал меня. - Югито остановилась, чтобы посмотреть на другую женщину, и ее улыбка стала шире, - Он никогда не сомневался во мне. Затем он изложил сценарии, которые они придумали, и позволил мне выбрать тот, на котором мы в итоге остановились.
  - Почему? - спросила Мабуи, но видя, что ей нужно уточнить, добавила, - Почему ты выбрала тот, который смутил бы Райкаге и заставил бы его лгать о инциденте с Хьюгой?
  - Лорд Эй, великий человек. Он даже не понимает, что был тем, за кого цеплялся Киллер Би, чтобы сохранить свое сердце достаточно чистым, чтобы приручить джинчурики. Тем не менее, он не совершенен и не виноват в том, каким сейчас является мир шиноби.
  - Что ты такое говоришь?
  - Я говорю, что он не лжет, когда признает свою причастность.
  - Ты ошибаешься?
  - Я, - сказала Югито, останавливаясь на тропинке и поворачиваясь к женщине. - Я знаю, что ты стала его ассистентом после того, как это случилось. Но зачем приходить ко мне за ответами, когда ты можешь заглянуть в свою драгоценную комнату архива. Мы обе знаем, что ответ на вопрос, кто лжет, найдется там.
  - Господин Эй никогда мне не лгал. - отвела взгляд и ответила Мабуи.
  - Я не думаю, что он когда-либо лгал шиноби Кумо напрямую, - сказала Югито, заставив зеленоглазую женщину снова встретиться с ней взглядами. - В этом не было необходимости. Ему просто пришлось солгать Конохе, и мы все восприняли это как правду. Но за то время, что я являюсь любовницей Наруто, есть одна вещь, которой он меня научил. Легко всегда считать себя теми, кто прав, однако не стоит забывать, что все могут ошибаться. И если мы хотим построить мир на взаимопонимании, мы должны отбросить ложь, которую внушаем сами себе. В противном случае мы всегда будем утверждать, что наши действия оправданы, даже если это просто вопиющая попытка добавить еще одно оружие в наш арсенал.
  Югито начала уходить, и Мабуи крикнула:
  - Что, если я откажусь от его образа мышления?
  - Тогда ты можешь продолжать лгать себе, что довольна тем, как устроен мир. Но не упрекай тех, кто стремится к чему-то большему. Присоединение к Наруто было первым решением, которое я действительно приняла сама. И я собираюсь довести дело до конца.
  Мабуи еще немного понаблюдала за уходящей девушкой, прежде чем развернуться и пойти обратно в офис. Подойдя к столу и соблазнившись пойти в архив, чтобы выяснить, кто говорит правду, она была вынуждена отложить свои планы, когда увидела, что ее ожидает молодой Генин. Она улыбнулась молодому человеку и спросила:
  - Чем могу помочь?
  - Мне сказали передать это, мэм, - сказал молодой человек, передавая ей отчет о выходе из ворот в деревню.
  - Спасибо, - сказала она, прежде чем сесть за стол, полагая, что сначала стоит просмотреть отчет, прежде чем заносить его в архив.
  Однако где-то на половине пути, она почувствовала небольшой страх, который с каждой строчкой только рос, поскольку по мере прочтения, всплывало все больше имен шиноби Кумо, которые не были на миссии. Люди, которые все недавно просили отпуск по личным причинам. То, что они все начали покидать деревню, возможно, само по себе ничего не значило, но они делали это медленно в течение ночи и дня с тех пор, как Хокаге покинула ее. Она разрывалась между предупреждением Рейкаге и бездействием. 'Шии следит за Хокаге', - подумала она, пытаясь убедить себя, что у нее просто разыгралось воображение, потому что теперь, когда она узнала о заговоре, ей, вероятно, они просто начали мерещиться повсюду. Однако вспоминая, как разозлился Шии, когда узнал, о чем Хокаге просила Райкаге, Мабуи не могла не задаться вопросом, планирует ли он сделать так, чтобы Хокаге не смогла распространить вроде как ложную информацию. Боясь того, что глупость Шии может плохо сказаться на ее доме. Мабуи решила сделать единственное, что она могла, и предупредила Райкаге. К собственному удивлению, после того как она выпрыгнула из окна кабинета, чтобы остановить своего подчиненного, она обнаружила, что следит за ним.
  
  
***********
  
  - Их не меньше двадцати, Миледи. Они все собрались вместе и направляются сюда. Я предполагаю, что это займет около трех минут, - сообщила Катсую.
  Благодаря нескольким клонам своего призыва, которых Цунаде оставляла по пути где они прошли, они были прекрасно осведомлены, что человек, которому было поручено обеспечить их безопасный выход из Страны Молний, намеревался гарантировать, что они никогда ее не покинут.
  - Двадцать, ха, - спокойно сказала Цунаде, несмотря на беспокойство, которое принесла ей эта цифра, - Это число всегда было неудачным для нас, Сенджу.
  - Ты подозревала это? Вот почему мы использовали круиз для въезда в страну и не торопились возвращаться. - подошел к ней и сказал Наруто.
  Цунаде повернулась к своему возлюбленному и призналась:
  - Я всегда догадывалась, что это все было бестолку. В последний раз, когда мой Великий Дядя путешествовал по этим землям, для него это закончилось не очень хорошо. Кажется, кто-то хочет, чтобы история повторилась.
  - Только скажи, и мы вернемся в Коноху...
  - Нет, лучше мы столкнемся с ними лицом к лицу, чем поспешим обратно в Коноху, поджав хвост, - сказала Цунаде, снимая свою зеленую куртку.
  - Хорошо, я...
  - Ничего не делай, любовь моя, - опередила его Цунаде и улыбнулась на лицо, которое он скорчил.
  - Этого не случится, - вызывающе сказал Наруто.
  - Любовь моя, пожалуйста, позволь мне позаботиться об этом самой. Я хочу показать тебе свою силу, - сказала Цунаде, повернувшись к возлюбленному.
  - Я никогда не сомневался в твоей силе, - серьезно ответил Наруто.
  - Я знаю, но единственный раз, когда ты видел, как я сражаюсь... Я выставила себя такой жалкой. Пожалуйста, позволь мне сделать это.
  Наруто смягчился, но сказал:
  - Хорошо, но не откусывай больше, чем можешь прожевать. Двадцать джонинов - трудная задача для любого, даже для принцессы Сенджу.
  Цунаде улыбнулась, повернувшись, как раз в тот момент, когда начали появляться шиноби Кумо, и заметив одного из мужчин, которые сопровождали ее на первую встречу с Райкаге, сказала:
  - Я что-то забыла в Кумо?
  Шии сузил глаза и ответил:
  - Точно так же, как ваш предок, вы пожалеете, что вошли в Страну Молний.
  Быстро перемещаясь и делая ручные печати, Шии начал излучать свет, временно ослепив Хокаге. Тем не менее, ей удалось избежать удара парочки шиноби Кумо, которые выскочили из-за спины светящегося мужчины и пытались ее обезглавить. Она смогла уклониться только благодаря Катсую, которая сидела на ее плече в своей самой маленькой форме. Имея от природы плохое зрение, слизень могла буквально видеть разницу между светом и тьмой, поэтому она с легкостью заметила два темных пятна, приближающихся из света и предупредила об этом Цунаде, которая быстро среагировала и нырнула под клинки. Оба мужчины, удивленные пропажей, были застигнуты врасплох. Первого блондинка ударила в грудь с такой силой, что тот летел, пока его не остановило дерево. Другого она схватила за запястье, сжимая его так, что он уронил свой меч. И уже безоружного мужчину, она схватила за затылок и ударила лицом о землю.
  Цунаде моргнула, чтобы избавиться от пятен перед глазами и увидела остальных восемнадцать шиноби Кумо, собравшихся бросить ей вызов. Она хрустнула костяшками пальцев, прежде чем спросить:
  - Кто следующий?
  Куноичи решила стать следующей, и с обвиняющим криком кинулась на Хокаге. Наруто наблюдал с соседнего дерева, как его возлюбленная легко проскользнула сквозь залп кунаев и сюрикенов, брошенных другим шиноби Кумо, чтобы приблизиться к женщине. Он вздрогнул, когда крик оборвался из-за того, что Цунаде поймала ее веревкой, которая отправила тело женщины, кувыркаясь, в воздух. Однако прежде чем тело женщины упало на землю, Цунаде поймала ее за лодыжку и бросила в другого мужчину, который решил последовать за куноичи. Он громко выдохнул, когда куноичи ударила его в живот, вынудив согнуться.
  В этот момент Шии решил присоединиться, и используя свое медицинское ниндзюцу, как оружие, прыгнул на Цунаде со светящимися руками. На мгновение Наруто вернулся к бою с Кабуто, но это было только мгновение, так как Цунаде избежала удара по шее скальпелем чакры. До настоящего времени ее противостояние в отличие от остальных, было едва ли разрушительным. Она просто чуть порезала ему шею. Шии отпрыгнул, приземлившись позади нее, и спросил:
  - В чем дело, возраст дает о себе знать?
  Цунаде ухмыльнулась, даже не потрудившись оглянуться, вместо этого она сосредоточилась на оставшихся шиноби Кумо, отвечая:
  - Не волнуйся, ты это скоро почувствуешь.
  Шии нахмурился и бросился на нее с криком: 'Не недооценивай меня'.
  Однако в середине прыжка стало очевидно, что тело Шии перестало работать, по крайней мере, так как он этого ожидал. Мужчина приземлился, и по тому, как он дергался вокруг Наруто, создавалось впечатление, что его тело двигалось не так, как велел ему его разум.
  - Это должно занять тебя на некоторое время, - ответила Цунаде, прежде чем решить закончить бой раз и навсегда.
  Кусая большой палец, она прижала руку к земле и призвала Катсую полностью. Улыбаясь со своего места, на голове слизня, она сказала:
  - Давай закончим это.
  - Да, Миледи, - ответила слизень, прежде чем разделиться на миллионы маленьких слизней, которые разлетелись по лесу, как приливная волна.
  Маленькие слизни прилипли ко всем присутствующим шиноби Кумо, соединяясь вместе и задерживая внутри более крупных слизней, которые в результате образовались. Шиноби Кумо попытались сопротивляться, но вскоре обнаружилось, что это бесполезно, потому что начинают засыпать от слизи слизней, которая действовала, как одно из лучших снотворных.
  Наруто опустился и улыбнулся своей возлюбленной, спрашивая:
  - Чувствуешь себя искупленной?
  Цунаде кивнула и позволила Наруто снова накинуть куртку на плечи. Она схватила его за руку, и он спросил:
  - Что теперь?
  - Не знаю, - призналась Цунаде, - Думаю, нам придется доставить их Райкаге.
  - В этом нет необходимости, - мягко сказала Катсую, - Похоже, Райкаге уже в пути и он сильно торопится.
  
  
***********
  
  Мабуи стояла перед зеркалом в своей спальне, накладывая макияж. Добавив губную помаду на губы, она вспомнила происшествие недельной давности, когда она вместе с другими шиноби, которых Рейкаге вызвал, чтобы остановить Шии, наткнулась на Наруто и Цунаде.
  
  
*****Воспоминания******
  
  Двое шиноби Конохи, очевидно, были готовы к встрече, и это было легко увидеть по накалившейся до предела обстановке, но Райкаге попытался успокоить их, говоря:
  - Я рад видеть вас обоих невредимыми. Уверяю вас, это не было санкционированным действием.
  - Да, ваш человек ясно дал это понять, - сказала Цунаде, указывая на дерево, где находился все еще живой, но привязанный к стволу Шии.
  Мабуи знала, что Югито скрывает беспокойство, которое испытывала по отношению к ним, но заметила нотку гнева, когда спросила:
  - Что нам делать с этими дураками?
  - Их судьбы в руках Хокаге, - ответил Райкаге, затем опустив голову, сказал, - Я прошу вас относиться к этому как...
  - Не делайте этого, Лорд Райкаге, - возмущенно закричал Шии. - Не позорьте себя перед этой Конохой из-за меня. Я знал, что мои действия могут закончиться только моей смертью, но я не позволю запятнать ваше имя в попытке спасти меня. Вам уже один раз пришлось это сделать, чтобы спасти Югито.
  Рейкаге посмотрел на своего шиноби, а затем на остальных, и увидел, что это чувство разделяют многие из его подчиненных. Вспоминая слова Цунаде в своем кабинете о том, как ложь об инциденте с Хьюгой оставила неизгладимые шрамы. Теперь он мог видеть их среди своих собственных сил. Позволив лжи существовать, он превратил жертв своего заговора в злодеев, а это, в свою очередь, позволило некоторым из его лучших и умнейших шиноби поверить, что они действуют справедливо в своей попытке убить Хокаге. Действия, которые сейчас могли закончиться их смертью.
  Рейкаге, зная, что его молчание привело к этому моменту, шокировал всех присутствующих, когда признался:
  - Шии, идиот, ты ошибаешься. Я был тем, кто заказал похищение Хьюги.
  - Нет... - потрясенно зашептал Шии.
  - Это правда. Наши аналитики пришли к выводу, что Третий Хокаге отчаянно пытался создать альянсы, стараясь воздержаться от войны почти во всех случаях. Это было не трудно представить, учитывая, что вся его жизнь была потрачена на борьбу. То, что молодое поколение и наши дети доросли до совершеннолетия, не зная истины войны, в немалой степени его заслуга. Поэтому Гашира обратился ко мне с планом заполучить Бьякугана, используя его желания против него. Он даже учел, как мы можем все изменить в нашу пользу, если он потерпит неудачу. Только мы не приняли в расчет Хизаши Хьюга и его любовь к брату. Несмотря на то, что мы знали, что получили не Хиаши, мы не могли уличить Коноху в обмане, чтобы не рисковать и не раскрыть нашу собственную двуличность. Поэтому мы оставили этот вопрос. - Райкаге сделал паузу, когда его шиноби уставились на него и повернулся к Цунаде, спрашивая, - Не так ли, Леди Хокаге? - Цунаде не ответила, поэтому он начал просить куноичи: - Леди Хокаге, пожалуйста...
  Цунаде отвернулась от него, и перебив его, сказала:
  - Лорд Райкаге, я не знаю, почему вы меня о чем-то спрашиваете. Жизнь этих людей - ваша, делайте, что хотите. Полагаю, я должна поблагодарить вас за демонстрацию, прошло много времени с тех пор, как я могла так оторваться.
  - Демонстрация, - с недоверием повторил Райкаге.
  Цунаде не остановилась и продолжила говорить:
  - Тактика преследования и захвата Кумо. - она посмотрела через плечо с легкой улыбкой, и добавила: - Если, конечно, вы не чувствуете необходимость сообщить об этом инциденте. Лично я считаю, что в этом случае немного лжи во спасение может быть уместной, так как было бы досадно наблюдать, что такие энергичные молодые люди испортили свою жизнь или карьеру из-за глупых поступков. - она устремила свой взгляд на Шии, который стыдливо опустил свои глаза и добавила: - Тем более, ведь это значит, что урок, извлеченный сегодня здесь, не будут распространяться.
  Цунаде отвернулась, заставив Райкаге склонить голову в знак благодарности. Собственный взгляд Мабуи был прикован к спине Наруто. Однако так как она была ближе всех к уходящим шиноби Конохи, она заметила, что Югито тоже смотрит на него. На мгновение Мабуи увидела образ Югито, идущей с ними, и внезапно почувствовал сильное желание последовать за ними. Тем не менее, вскоре образ исчез, и женщина обнаружила, что Югито все еще стояла на месте. Когда блондинка повернулась, не было никакого сомнения, почему она так гордо улыбалась.
  
  
***** Конец воспоминаний****
*
  
  Мабуи закончила наносить помаду и отступила назад, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Прежде чем выйти из спальни, она ненадолго задумалась, что подумает Наруто. Войдя в гостиную, она встала и посмотрела на то место, где в последний раз видела молодого человека, когда он дал ей обещание, проявить себя и кое-что доказать. Затем она направила свою чакру во временную печать, которую поставила ей Югито, когда она спросила, как джинчурики связывается со своим возлюбленным. Мгновение спустя появился Наруто, и его глаза расширились от удивления, когда взгляд пробежался вверх и вниз по ее телу.
  Мабуи, одетая в зеленый корсет с соответствующими трусиками и прозрачными чулками, немного нервничала, но когда стало очевидно, что ему понравилось то, что он увидел, почувствовала смелость. Его глаза перестали блуждать по ее телу, и он встретился с ней взглядом, с улыбкой спрашивая:
  - Не то, чтобы я жаловался, но с учетом нашего последнего разговора, почему такой теплый прием?
  Мабуи застенчиво улыбнулась, не зная, что сказать, но сумела ответить:
  - Учитывая, что тогда ты сказал, что докажешь мне свою искренность, я чувствовала, что это уместно. На самом деле я удивлена, что ты не посетил меня, чтобы сказать, что у тебя есть.
  - О чем ты говоришь? - смущенно спросил Наруто, - Я всю неделю ломал голову над тем, чтобы найти способ проявить себя.
  Мабуи выглядела потрясенной, когда сказала:
  - Но, что... Я имею в виду, что случилось с Шии и другими, а также что ты их пощадил.
  Наруто усмехнулся, сказав:
  - О, это... я не имел к этому никакого отношения. Цунаде была единственной, кто решил оставить все как есть. Честно говоря, я думаю, что она не хотела, чтобы я боролся с ними, потому что я, вероятно, не был бы так же нежен, как она. В конце концов, они угрожали женщине, которую я люблю.
  - Она ведь с тобой на одной стороне, не так ли?
  - Ну да, - сказал Наруто, пожав плечами, - Но это не значит, что я стою за всем, что она делает. Она не машина, которую я запрограммировал действовать определенным образом. Она просто верит в нашу мечту так же сильно, как и я. - он повернулся к ней спиной, и она удивилась, почему, по крайней мере, пока он не сказал, - Но не волнуйся. Я найду способ доказать, что мои собственные намерения столь же благородны.
  Мабуи поняла, что он не смотрит на нее из-за ее неправильного понимания его роли в том, что случилось с Шии. В результате она поняла, что блондин подумал, что, вероятно, не вправе смотреть на нее в ее нынешнем виде. Наруто махнул ей, не оглядываясь, и сказал, что вернется, когда подумает. На этот раз Мабуи уступила желанию последовать за ним, что чувствовала ранее, и быстро сокращая расстояние, развернула его. Он выглядел обеспокоенным, что расстроил ее, по крайней мере, до тех пор, пока она не поцеловала его в губы. Руки Наруто обвились вокруг ее талии, и когда поцелуй закончился, он прошептал:
  - Я не уверен, что заслуживаю этого.
  Мабуи мягко улыбнулась, прежде чем ответить:
  - Из надежного источника мне стало известно, что ты этого достоин.
  Затем она поцеловала его еще раз и на этот раз вложила в поцелуй все свое желание быть с ним в таких же отношениях, как и другие его любовницы. Наруто ответил на это желание более страстным поцелуем. Их языки закружились в танце, когда они попытались быть ближе друг к другу, лицами и телами.
  Мабуи разорвала поцелуй, но по-прежнему чувствовала связь с ним через тонкую нить слюны, которая их соединяла. Ее глаза закрылись, когда похоть начала брать верх. Но прежде чем она снова смогла почувствовать вкус его губ, Наруто наклонился и поднял ее на руки. Он оглядел большую квартиру и не найдя, что искал, посмотрел на женщину в своих объятиях. Мабуи поняла намек и кивнула головой в сторону своей спальни.
  Наруто нес ее на руках, заставляя чувствовать себя в безопасности и нуждаться в ней так, как она не могла даже себе представить. Он осторожно положил ее на кровать, а затем отступил, чтобы снять с себя куртку и рубашку. Мабуи облизала губы, когда ее взгляду открылся спортивный торс, и радостно заворковала, когда он присоединился к ней на кровати, чтобы продолжить то, на чем они остановились. Она провела руками по его горячему телу, и хищно ухмыльнувшись, снова припала к желанным губам. Руки Наруто также были заняты путешествием по ее телу, исследуя каждый сантиметр. Женщина почувствовала, что он собирается закончить поцелуй, поэтому удивила блондина, перевернув его на спину и оседлав сверху. Она откинулась назад, чтобы посмотреть на него, чувствуя, как его твердый член прижимается к ней сквозь одежду, которую они оба так и не сняли, и заметила в его глазах отражение того же желания, которое чувствовала сама, поэтому начала целовать его тело.
  Она скользила вниз по его телу языком, пока не достигла пупка, прежде чем остановиться, когда ее лицо оказалось перед палаткой из штанов. Положив руку на его одетый член, она сжала его, говоря:
  - Трудно поверить, что это доставило мне столько удовольствия, хотя на самом деле я его никогда и не видела. - она медленно расстегнула его штаны, возбуждаясь еще сильнее, а когда она спустила молнию и заметила пятно, которое появилось вокруг кончика, сказала, - Похоже, я не единственная, кто волнуется.
  Затем она поцеловала его кончик, прежде чем начать сосать его одетый в боксеры член. Она позаботилась о том, чтобы вылизать его член своим языком, пытаясь сосать преякулят с его боксеров. Когда она отстранилась, Наруто заметил след от губной помады.
  Мабуи внезапно стянула трусы вниз, обнажив его член, и уставилась на него в изумлении. Снова поцеловав кончик, она скользнула ртом вниз по его длине, пока он не ударился о ее горло. Потянувшись вверх, она снова опустилась, увеличивая темп, пока не начала яростно работать ртом вверх и вниз по его жесткому стояку. Наруто застонал, погрузив обе руки в ее белые волосы, наслаждаясь минетом. Пока женщина доставляла ему удовольствие ртом, он вынул ноги из штанов и, освободившись, раздвинул ноги, чтобы дать ей больше места для маневров.
  Наруто почувствовал, что начинает появляться желание кончить, поэтому отстранил ее рот от своего члена. Она попыталась сопротивляться, поскольку у нее было сильное желание попробовать его семя, но Наруто удалось притянуть ее лицо к себе, чтобы занять ее рот своим, когда он сел. Пока они целовались, он стянул ее корсет вниз, обнажая грудь и начиная щипать и дразнить один из ее сосков. Мабуи застонала в рот и позволила ему подтянуть ее к себе еще ближе на кровать. Наруто положил ее на спину, прежде чем начать двигаться вниз по ее телу так же, как она делала до этого. Он ласкал ее шею, ключицы, прежде чем остановиться у груди, чтобы подарить ей больше внимания. Мабуи запустила руки в его волосы, и через несколько минут он почувствовал легкое давление, побуждающее его двигаться вниз.
  Наруто понял намек так, что двигаясь между ее ног, легко смог увидеть возбуждение через промокшие трусики. Он облизал ее киску через них, в мгновение вызывая крик удовольствия от своей новой любовницы. Желая попробовать ее соки прямо из источника, он поднял ее ноги вверх, чтобы медленно снять с нее трусики. Как только она освободилась от них, он поднес мокрый шелковый материал к носу и глубоко вдохнул. Его член дернулся, и он почти потерял контроль, чтобы просто похоронить его внутри нее. Однако быстро восстановил самообладание и после поцелуя ее бедер с каждой стороны уткнулся лицом в ее киску.
  Вылизывая ее, он положил руку ей на таз и провел пальцами через подстриженную полоску белых волос, которая вела к ее киске. Пока его язык прощупывал ее внутренности, его указательный палец начал слегка щелкать клитор взад и вперед, заставляя Мабуи задыхаться и раздвигать ноги шире. Наруто сильнее прижался губами к ее складкам, заставляя куноичи стонать: 'А-а-а-а-ах ты так хорош в этом'.
  Наруто улыбнулся, думая о том, что совершенствуется, благодаря практике, но оставил свой комментарий при себе. Вместо этого он начал еще усерднее работать языком над ее клитором, хороня два пальца в ней, чтобы ласкать ее и внутри и снаружи. Под таким натиском Мабуи не смогла долго продержаться, поэтому он быстро довел ее до кульминации и выпил свою награду.
  Когда она пришла в себя, он положил ее на правый бок и устроился позади нее, подняв ее левую ногу. Не давая женщине даже отдышаться, Наруто вошел своим твердым, как скала, членом в ее гладкую и готовую дырочку. Не отойдя толком еще от первого оргазма, Мабуи застонала от дискомфорта, когда почувствовала, как ее киска раздвигается, чтобы приспособиться к злоумышленнику, но по мере того, как она все больше и больше осознавала, что начала работать своими бедрами, чтобы встретить его толчки. Она оглянулась через плечо и подставила губы, чтобы попробовать себя на вкус, пока они медленно покачивались друг против друга.
  Пока их языки боролись друг с другом, Мабуи наклонилась и стала тереть свою киску и член, который в настоящее время скользил в ней. Наруто использовал руку, которой держал ее ногу, чтобы раздвинуть ноги еще шире, когда начал входить в нее сильнее и быстрее. Мабуи ответила, протянув руку вниз и потерев его яички, чтобы заставить его кончить. Пытаясь выпустить свое семя как можно глубже, он перевернул их на спину и подтянул ее колени назад, чтобы используя свои ноги, засунуть свой член в нее так глубоко, как мог.
  - Да, - начала стонать Мабуи, когда прижалась к изголовью кровати и начала толкаться в ритм его толчков. - О боги, - закричала она, - Так держать, я почти у цели.
  - Я тоже, - простонал Наруто, позволив одной из ее ног опуститься на кровать, чтобы поиграть с ее клитором.
  Как только ее лоно наполнилось теплом его семени, Мабуи мгновенно напряглась и кончила. Наруто прижался к ней, пока они наслаждались их совместным оргазмом. Чуть отдышавшись, блондин все еще с полутвердым членом, похороненным внутри нее, перевернул их на бок. Хотя желание спать было непреодолимым, она спросила:
  - Наруто, что планируешь делать дальше?
  - Дальше?
  - После того, как воплотишь свои амбиции в реальность.
  Он крепче прижал ее к себе, и устало прошептал:
  - Полагаю, что будем об этом беспокоиться, когда мы туда доберемся.
  Мабуи собиралась сказать, что она имела в виду его и других его любовниц, к которым теперь она причисляла и себя, потому что боялась, что как только его цель будет достигнута, он не будет в них нуждаться. Но ее беспокойство так и осталось не высказано, поскольку он поцеловал ее в щеку, и добавил:
  - Я полагаю, это не будет иметь значения, поскольку до тех пор, пока в моей жизни у меня есть ты и другие, любая цель, которую мы ставим перед собой, должна быть легко достигнута.
  После этого Мабуи словно растворилась в нем, позволив его теплу убаюкать ее, и обнаружила, что видит сны о вещах, которые никогда раньше не считала возможными.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 34-1
  Цель: Пакура

  
  Мабуи открыла глаза и и попыталась вспомнить последний раз, когда просыпалась такой удовлетворенной, но так и не смогла. Однако девушка почувствовала разочарование от того, что проснувшись, оказалась в постели одна, хотя и подозревала, что, скорее всего это произошло из-за того, что его внимания потребовала другая из его возлюбленных. Садясь и прижимая покрывало к своему обнаженному телу, она направила свою чакру через маленькую лисью метку на лодыжке и почувствовала, как ее мир расширяется. Мабуи начала ощущать других женщин, с которыми теперь была связана через молодого человека, которого она рассматривала в качестве возлюбленного. Вскоре женщина почувствовала некоторую радость, когда обнаружила, что блондин ушел не далеко, но была не уверена, как принять тот факт, что он был не один в ее гостиной.
  Мабуи выскользнула из кровати и накинула легкий шелковый халат, который едва доходил до середины бедра. Она вошла в гостиную и обнаружила там Наруто и Югито, которые сидели в одном из ее кресел. Югито нисколько не стесняясь, в лифчике и трусиках с обнаженной грудью сидела на голых коленях Наруто, и они оба смотрели в большое панорамное окно, наблюдая за тем, как над Кумогакуре медленно поднимается солнце. Югито, казалось даже, мурлыкала от легкой стимуляции, которой наслаждалась, опираясь головой на плечо Наруто.
  Некоторое время Мабуи наблюдала за парочкой, и с удивлением обнаружила, что нисколько не ревнует. Она попыталась понять, почему, и решила, что это связано с той же причиной, по которой ее не беспокоили другие любовницы Даруи. И хотя женщина вроде должна была что-то сказать о том, во что ввязалась, но признала, что с ним было всё наоборот, и все это выглядело чем-то нормальным.
  Что и доказал блондин, когда повернул голову к ней и сказал:
  - Я понимаю, почему ты любишь эту квартиру. Вид просто потрясающий.
  Мабуи выглянула в окно и была удивлена, насколько впечатляющим было зрелище, когда солнце поднимаясь над горой, проливало свет на ее дом. Она задалась вопросом, почему никогда не замечала этого раньше и пришла к выводу, что это было просто из-за того, что раньше она просто не находила времени, чтобы побаловать себя, поскольку взбиралась по карьерной лестнице, как куноичи.
  Югито улыбнулась, когда подняла глаза и увидела, что Мабуи смотрит в окно, как будто видя деревню впервые. Блондинка поднялась с колен Наруто и мгновенно слизала собственные соки с пальца, который только что был похоронен в ней ее любовником. Она подошла к Мабуи и схватила женщину за руку. Потянув ее к креслу, она усадила Мабуи на колено Наруто и сказала:
  - Извини, я не хотела вторгаться, но когда почувствовала его в деревне, не смогла остаться в стороне.
  Югито собиралась повернуться и уйти, но Наруто притянул ее к себе и также усадил на другое колено. Расположившись между двумя возлюбленными, он сказал:
  - Не нужно уходить. И не говори мне, что удовлетворена тем, что мы немного подурачились.
  - Я не хочу мешать, - ответила Югито, глядя на Мабуи.
  - Как думаешь, Мабуи, она помешала?
  У Мабуи были смешанные чувства, она хотела, чтобы этим утром внимание Наруто было сосредоточено только на ней, но в тоже время она понимала, что очень похожа на Югито, ведь, как и она имела чрезвычайно ограниченный доступ к блондину по сравнению с теми, кто находился в Конохе или даже Суне. Поэтому покачала головой и почувствовала себя лучше, когда Наруто ей улыбнулся. Решив этот вопрос, они уже втроем стали наблюдать, как солнце медленно продолжает подниматься и окрашивать утреннее небо.
  И снова Мабуи не могла поверить, что проживая в этой квартире в течение многих лет, не замечала такого удивительного зрелища. Совсем скоро девушка отвлеклась, поскольку ее внимание привлекло плечо Югито, которое едва заметно двигалось. Ее взгляд проследовал по руке вниз, и она увидела, как джинчурики осторожно поглаживала член Наруто. Мабуи увлажнила губы, а затем положила руку на руку Югито. Светловолосая женщина улыбнулась ей, когда они обе начали дрочить его. Наруто выдохнул от удовольствия, откидываясь назад на кресло, чтобы насладиться усилиями двух женщин.
  Югито ахнула, заставляя Мабуи задаться вопросом, почему, но тут же получила ответ, когда почувствовала руку Наруто, которая начала путешествовать по ее ноге, прежде чем остановиться между ними. Он начал нежно тереть ее киску, заставляя собственные действия куноичи стать менее контролируемыми. Затем и Югито удивила Мабуи. Она вытащила пояс ее халата и освободила грудь перед тем, как наклонившись вперед, начала посасывать один из смуглых сосков женщины. Мабуи застонала, почувствовав, как язык Югито приступает к изучению ее ореола, и вздрогнула от удовольствия, когда куноичи неожиданно укусила ее затвердевший сосок.
  Вскоре Югито отстранилась от груди Мабуи и встала с коленей Наруто. Она потянула Мабуи за собой, отходя назад к большому окну. Как только блондинка коснулась спиной окна, она улыбнулась через плечо Мабуи их общему любовнику. Затем она дотянулась до талии Мабуи, чтобы подтянуть халат женщины на ее бедра и обнажить ее задницу для голодных глаз Наруто.
  Мабуи посмотрела через плечо и увидела, как Наруто быстро сократил расстояние между ними и счастливо вздохнула, когда он прижал свой член к ее киске. Узумаки начал скользить внутри нее, прижимая Мабуи к Югито, которая, в свою очередь, была прижата к стеклу окна. Мабуи громко застонала, когда Узумаки начал двигаться внутри нее с каждым толчком увеличивая свой темп. Югито не стала стоять без дела, она опустила руку вниз и начала тереть ее клитор, в тоже время, целуя куноичи и вылизывая ее грудь и шею. Наконец, когда блондинка снова вернулась к губам подруги, Мабуи охотно ответила на поцелуй, впуская юркий язык женщины в свой рот.
  Поцелуй прервался лишь тогда, когда Наруто отступил назад, потянув за собой Мабуи, а затем потянулся вниз, чтобы приподнять женщину за ноги. Он держал ее за ноги, раздвинув их и давая Югито захватывающий вид на то, где они были связаны. Блондинка, словно, пожирала Мабуи глазами, от чего та засмущалась и ее лицо стала краснеть.
  Куноичи джинчурики облизала губы, прежде чем подойти к ним. Прижимаясь своим телом к Мабуи, она наклонилась, чтобы поцеловать Наруто через плечо женщины, а также приласкать одну из ее грудей.
  Мабуи жадно наблюдала за ними краем глаза, а когда Югито отступила назад, быстро повернула голову, чтобы захватить губы Наруто. Куноичи джинчурики начала медленно исследовать тело подруги своим языком, спускаясь к груди, на что женщина, не желая прекращать поцелуй, застонала ему в рот. Вскоре стон усилился, поскольку Югито не теряя времени зря, быстро опустилась на колени и села напротив парочки, чтобы сосредоточиться на месте, где были связаны Наруто и Мабуи. Стоны Узумаки также усилились, когда блондинка начала ласкать его яички, пока он продолжал, как можно глубже проникать внутрь бархатной вагины секретаря Райкаге.
  Когда Мабуи внезапно подошла к краю, она потянулась назад и схватила Наруто за голову, впиваясь в его губы еще более страстным поцелуем, который, в свою очередь, подтолкнул джинчурики, и он залил своим семенем внутренности куноичи. После получения желаемого оргазма и так полюбившегося ей семени блондина, она осела у него на руках, вынудив молодого человека отнести ее на диван, где он ее и положил. Как только Наруто выпрямился, после размещения девушки на диване, а его член выскользнул из ее киски, Югито взяла его член в рот, заставляя блондина снова стонать от удовольствия.
  Мабуи наблюдала, как быстро вернулась твердость Наруто, и, несмотря на недавний оргазм, начала тереть свою киску и застонала. Югито отстранилась от члена любовника, увидев действия помощницы Райкаге, и улыбаясь, спросила:
  - Никак не можешь насытиться?
  Мабуи покраснела и отвернулась, но быстро вернула свое внимание к подруге, когда та заняла место между ее ног, и стоя на четвереньках сказала:
  - Не волнуйся, я протяну руку... или язык...
  Прежде чем Мабуи смогла хоть что-то ответить, язык куноичи начал исследовать ее глубины, заставляя ее стонать еще громче. Несмотря на то, что ей было немного неловко, она не смогла сопротивляться и запустила руки в волосы Югито. В результате чего, когда женщина отстранилась, чтобы сказать таращащему глаза Наруто: 'Эй, не стой просто так', Мабуи внезапно сообразила, что пытается притянуть Югито обратно к своей киске.
  Наруто не стал возражать и быстро забрался на диван позади Югито и, сжимая ее бедра, спросил:
  - Так какую дырочку хочет заполнить мой сексуальный котенок?
  - Мррр мой... - пробормотала блондинка, пытаясь ответить, несмотря на двигающиеся бедра Мабуи.
  Наруто предположил, что она имела в виду, и, потирая член против ее скользкой киски, прижал его к ее анусу. Он медленно скользнул в нее, побуждая Югито застонать в киску Мабуи, от чего темнокожая громко застонала в ответ:
  - Да... продолжай... продолжай это делать.
  Хотя ни один из джинчурики не знал, с кем она разговаривала, оба решили сделать так, как она просила, и продолжили свои поиски удовольствия. От действий талантливого языка Югито, Мабуи долго не продержалась и с криком покрыла лицо подруги собственными соками. Наруто стремительно притянул блондинку куноичи к себе на грудь, чтобы попробовать вкус помощницы Райкаге, который остался на ее губах. Мабуи смотрела стеклянными глазами, как два джинчурики купались в ласках друг друга на противоположном конце ее дивана и была не против вновь присоединиться к ним, но ее тело отказывалось двигаться, поэтому темнокожая женщина лишь устроилась поудобнее, чтобы наблюдать.
  Рука Наруто скользнула по телу куноичи и он начал тереть ее киску, в то время как его другая рука зажала и потянула один из ее сосков. Глаза Югито расширились от того, как яростно блондин вонзил в нее член, а затем остановился; заставив Мабуи поверить, что он наполняет ее задницу своей спермой. Через мгновение после того, как Наруто нажал на ее клитор, блондинка закричала от оргазма.
  Они стояли неподвижно, пока пытались отойти от оргазма, прежде чем Югито упала на Мабуи, которая не смогла сдержаться и улыбнулась, когда Югито довольно замурлыкала, находясь в ее объятиях. Наруто сидел, наблюдая за своими двумя возлюбленными с небольшой счастливой улыбкой и Мабуи, глядя на него, поняла, что хочет внести свой вклад, чтобы его улыбка никогда не исчезла.
  
  
***********
  
  Освежившийся в душе, но все еще голый Наруто, телепортировался от Мабуи и появился в своей квартире. Он бросил одежду, в которой был дома у куноичи Кумо в сторону и улыбнулся, увидев в своей постели спящую Хинату. Он опустился на колени, чтобы поцеловать ее в щеку, но остановился, когда она сказала:
  - Я так понимаю, с новой любовницей все прошло хорошо.
  Наруто кивнул и, садясь на кровать, нежно поцеловал ее, прежде чем ответить:
  - Да, я могу смело сказать, что Мабуи с нами в одной лодке. Прости, что оставил тебя одну прошлой ночью.
  Хината села и отбросила покрывало, показывая, что спала обнаженной.
  - Все в порядке. Я просто рада, что она изменила свое мнение и присоединилась к нам.
  Наруто покачал головой, прежде чем поцеловать ее. Затем он отстранился, положил свои руки на ее щеки и заглядывая в глаза, сказал:
  - Ты действительно слишком добра. Это нормально быть немного эгоистичной.
  Глаза Хинаты сверкнули от азарта и она ответила:
  - Что ты имеешь в виду? Я не позволю тебе сорваться с крючка. Ты все еще должен мне свидание. - Узумаки снова поцеловал ее, а затем усмехнулся, когда она нахмурилась, говоря, - Я не шучу.
  - Я знаю принцесса, - сказал Наруто, вставая с кровати, - К сожалению, для этого нам придется найти время в другой день. Сегодняшнее обязательство мы не можем пропустить.
  Хината кивнула, тоже вставая с кровати, чтобы направиться в ванную комнату. Взгляд Наруто следовал за обнаженной красавицей, пока она не закрыла за собой дверь. На мгновение блондину захотелось присоединиться к ней, но вспомнив собственные слова о дневных обязательствах, заставил себя направиться к своему шкафу. Открыв его, блондин вздохнул, глядя на черную траурную одежду, которую купил. Он действительно надеялся, что это будет последним, что ему нужно будет покупать, но знал, что это желание вряд ли когда-либо сбудется. Когда Наруто потянулся к одежде, он понял, что если и есть что-то положительное в похоронах, на которых он собирался присутствовать, это то, что это было в честь человека, который заслужил это, хотя и покинул этот мир давно.
  
  
***********
  
  Хината поцеловала Наруто в последний раз, прежде чем он исчез из ее комнаты после того, как доставил ее туда. Она кивнула теневому клону, который был под хенге вместо нее, и вздохнула после того, как он исчез. Хотя девушка действительно не возражала, когда Наруто ушел, чтобы проявить внимание к Мабуи, ей было несколько грустно, что она не могла присутствовать на похоронах своего дяди вместе с ним. Конечно, это было не место для свидания, но Хьюга знала себя достаточно, чтобы понять, что она довольно эмоциональна и ей бы понравилось, если бы ее парень мог стоять рядом с ней.
  Выйдя из своей комнаты, она едва не столкнулась с Ханаби. Ее сестра выглядела удивленной, как будто она в течение некоторого времени обдумывала постучать ли в дверь. Глядя на то, что она была на грани нервного срыва, младшая Хьюга, казалось, вся сжалась, когда сказала:
  - Отец послал меня предупредить, что сейчас самое время идти.
  Хината остановилась и поблагодарила свою сестру, когда она быстрым шагом начала идти дальше по коридору. Хината нахмурилась, опасаясь, что ее заметное улучшение вбивает клин между ними. Однако отодвинула такие опасения на задний план, когда начала медленно следовать за Ханаби. Добравшись до главного фойе дома своей семьи, брюнетка не удивилась, обнаружив, что ее никто не ждал.
  Хината не возражала, поскольку она полагала, что это даст ей некоторое время, чтобы подумать о своем месте в клане. Она была удивлена, узнав, что по возвращению Цунаде из Кумо многие старейшины теперь всерьез рассматривают возможность пойти против ее отца и поддержать ее право взять на себя руководство кланом Хьюга. Хината устала от своих новых сторонников, так как считала, что многие из них были просто авантюристами, надеющимися прицепить свои вагоны к восходящей звезде. В конце концов, она чувствовала, что они играют на тех, кто, по их мнению, предоставит им больше всего благ и принесет им больше пользы. Хината должна была признать, что она, должно быть, стала соблазнительным союзником, так как теперь, когда ей было семнадцать лет, она, вероятно, могла выйти замуж за одного из сыновей или внуков старейшин, тем самым предоставив их семье изменить порядок преемственности. Это, плюс тот факт, что долго она считалась бесполезной, оставил ее без каких-либо союзников, которых можно было бы призвать, если она будет настаивать на своем требовании править кланом.
  Хината нахмурилась, когда начала понимать, почему ее предки в первую очередь создали Ветви в семье. Любые политические игры, происходящие за кулисами, могут привести к открытой враждебности, если она не будет осторожна, что было одной из причин, по которой она держала тех, кто пытался присоединяться к ней на расстоянии вытянутой руки. Вместо того чтобы быть в долгу перед людьми, которые смотрят на нее как на способ продвижения своих собственных интересов, она намеревалась подняться за счет собственных заслуг и поддержке ее семьи с Наруто. Единственная другая группа людей, чью поддержку на ее претензии она приветствовала, была группой побочной Ветви семейства. Многие из них, услышав, что это ее предложение, подтолкнуло Хокаге к идее настаивать на том, чтобы Райкаге признал свою причастность к инциденту четырнадцатилетней давности, стали открыто поддерживать заявление девушки принять ее в качестве наследницы. Однако Хината проявляла осторожность, чтобы не использовать этот инцидент в своих политических интересах, поскольку в то время она не думала о таких вещах. Все, о чем думала девушка, это способ получить что-то от Райкаге, чтобы он мог вернуть Югито, не будучи слишком болезненным для людей Кумо. Также это был способ окончательно закрыть болезненную главу в истории ее семьи. Однако, как ни странно, хотя, это было для нее очередным неудобством, ведь у нее были мысли о собственных интересах от участия в деле, казалось, Ветвь семьи начала энергично поддержать ее.
  Добравшись до особняка Хокаге, она вошла и направилась к крыше, чтобы присоединиться и поддержать тех, кто будет говорить о ее дяде.
  
  
***********
  
  Карин начала спускаться с крыши особняка Хокаге, решив оказать поддержку члену своей семьи и гарема. Выйдя на улицу, она нахмурилась, увидев, как Ибики подошел к одному из каменных столбов, обозначавших вход на территорию, скрестив руки на груди. Она надеялась, что он поджидал там кого-то еще, но это оказалось не так, поскольку он сказал:
  - Довольно странно, что вы посещаете похороны человека, которого никогда не встречали.
  Карин остановилась и сняла очки, принимаясь их чистить, перед тем как ответила:
  - Я сделала это в знак уважения к клану, членом которого он был. Я едва ли была единственным деловым человеком, присутствующим на службе.
  Ибики кивнул, прежде чем ответить:
  - Верно, вы, безусловно, выполняете новые обязанности, которые на вас возложили.
  - Спасибо, - вежливо сказала Карин, - Теперь, если вы меня извините, у меня есть дела.
  - У меня тоже, вот почему я здесь.
  - Мы можем говорить и идти?
  Ибики кивнул, а затем не теряя времени, спросил:
  - У меня есть вопросы о том, что произошло в стране Волн, когда вы купили тот отель.
  - Вы не единственный, - ответила Карин, - Я надеялась, что вы тоже сможете дать мне некоторые ответы.
  - Боюсь, что нет, - грубо сказал главный следователь, - К сожалению, хотя конгломерат страны Волн любезно предоставил информацию. Боюсь, это не дало нам ни малейшего представления о том, что мотивировало тех двоих, которые напали на вас. Они утверждают, что они даже не были заинтересованы в отеле, но решили принять участие в торгах, поскольку Вега был так настойчив. Учитывая, что он достиг некоторых удивительных результатов в прошлом, они думали, что он знал то, чего не знали они.
  - Вы в это верите? - спросила, нахмурившись Карин.
  - Не совсем, - признался Ибики, - К сожалению, ввиду происхождения самой компании, люди, с которыми я разговаривал, могут быть не более чем неосознанными обманщиками, подающими мне о ней неверную информацию. Впрочем, у меня действительно создалось впечатление, что, по крайней мере, большинство людей в стране Волн не знают ничего плохого о происходящем.
  - Хорошо, так зачем вы пришли ко мне?
  - Мне было интересно, нашли ли вы что-нибудь странное, когда начали ремонт отеля.
  - Нет, боюсь, что нет. Хотя, я скажу Цунами, чтобы она внимательней за всем следила, поскольку это она ведет восстановление отеля. Если она найдет что-нибудь необычное, я дам вам знать.
  - Хорошо, - сказал Ибики, а затем, заметив, что бывшая куноичи Звука, вероятно, обрабатывала информацию и формировала собственную теорию, спросил, - О чем вы задумались?
  - Скорее всего... ничего... - через минуту ответила Карин.
  - Или это может быть что-то. Вы, очевидно, подумали над этим вопросом, и мне действительно нужен новый след, который можно исследовать, поскольку я в настоящее время в тупике.
  Карин не решалась говорить мужчине, но, в конце концов, поняла, что его расследование инцидента в стране Волн не представляло угрозы для ее новой жизни, поэтому сказала:
  - Просто... я часто задавалась вопросом, была ли эта попытка купить отель просто новым способом продолжить с того места, где остановился Гато.
  - Что вы имеете в виду?
  Карин собрала свои мысли в кучу, прежде чем ответить:
  - Я пробежалась по цифрам, и, честно говоря, я просто не понимаю, какова была его цель в стране Волн. Он полностью уничтожил эту страну, и хотя его монополия гарантировала ему бизнес... Какая от этого польза, когда они больше не могут платить?
  - Я никогда не имел дел с бизнесом, но полагаю, что у вас есть идея.
  - Да, ты берешь единственное, что у них осталось. Заставляешь их продать вам свою землю по дешевке, а затем предоставляешь им билет в один конец с острова.
  - А что дальше?
  Карин пожала плечами, когда призналась:
  - Я не знаю. Вот где моя теория как бы не клеится, я признаю.
  - Возможно, нет, - сказал Ибики, скрестив руки на груди в мыслительной позе, - Я полагаю, вы считаете, что проблема в вашей теорией заключается в том, что Гато работал в Лиге с кем-то вроде Вега и Балрог. Тогда зачем использовать только одного нукенина, чтобы справиться с Мостостроителем и командой шиноби, охраняющей его?
  Карин кивнула и ответила:
  - Точно, она действительно пролетает, раз у него был доступ к таким опытным шиноби.
  - Если только третья сторона не решила позволить Гато расшатать страну Волн, чтобы затем, добравшись туда, собрать то, что осталось после того, как он закончил и двинулся дальше. Вы правы, говоря, что долгосрочные цели Гато в стране Волн, похоже, не принесли ему большой финансовой выгоды. Но даже у него не могло быть столько денег, чтобы купить страну. Его разрушения объяснялись только тем, что так он создал свою монополию. После миссии Какаши в стране Волн и смерти Гато, мы никогда не задумывались о том, как он построил свою империю. Возможно, пришло время начать. Спасибо, вы дали мне много поводов для размышлений.
  - Я рада, что смогла помочь. - улыбнувшись, сказала Карин.
  Ибики склонил голову, а затем удивил ее, сказав:
  - Вы должны знать, что изначальной причиной вашего поиска было сообщение о том, что, если вас все еще интересует, я рекомендовал вас в качестве резервного Шиноби Конохи. - Карин не смогла удержаться, и волнение четко проявилось на ее лице, заставив мужчину со шрамом сказать, - Это позиция, когда, если будет чрезвычайная ситуация, вы будете призваны помочь защитить деревню. Обычно резерв состоит из отставных шиноби или куноичи. Я рекомендовал вас отчасти из-за храбрости, которую вы проявили в стране Волн, когда помогли генину, которому было поручено защищать вас.
  - Я не уверена, что сказать, но спасибо.
  - Благодарности не нужны. Если вам интересно, то встретьтесь с человеком по имени Эбису, который по совпадению также является сенсеем генина, которому вы помогли.
  Карин улыбнулась после того, как сказала, что все сделает и начала уходить от Ибики, который тут же направился в свой отдел, но остановилась, когда Кохару позвала ее:
  - Ах, Карин, пожалуйста, подождите минутку. - красноволосая перестала улыбаться старейшине, которая заговорила с ней, пока другие люди, присутствовавшие на похоронах, проходили мимо них, - Я хотела сказать, как мне приятно, что представитель нашего делового сообщества отдает дань уважения одному из героев деревни.
  - Не упоминайте об этом, - сказала Карин, когда она и старшая куноичи начали уходить вместе. Как только они были уверены, что остались одни, она сказала, - Вы уже знали, что Ибики назначил меня резервистом?
  Кохару улыбнулась и ответила:
  - Конечно. Мы подумали, что это будет приятный сюрприз. Он сделал это, как только прочитал отчет о том, что произошло в стране Волн. Это не должно мешать твоим другим обязанностям. Обычно такие люди призываются только во время войны. - Карин кивнула, но казалась потерянной в мыслях, побуждая старейшину спросить, - Что-то не так?
  - Ибики просто вызвал некоторые воспоминания о том, что произошло в стране Волн. Вот и все.
  - Какие именно?
  Карин нахмурилась и прикусила губу, поскольку не решалась поднять эту тему, так как Наруто обещал следить за ситуацией. Однако она боялась, что он смотрит сквозь розовые очки из-за своей привязанности к генину, в котором она сомневалась. Наконец она сказала:
  - Ты знаешь что-нибудь о генине по имени Удон?
  - А что? - немного оборонительно спросила Кохару.
  Хотя ее удивила реакция старейшины, Карин продолжала говорить:
  - У меня нет никаких доказательств или чего-то еще... но в нем есть что-то, чему я не верю. Когда они сопровождали меня в страну Волн, он казался чрезвычайно компетентным. Но его умения совсем не подтвердились во время боя, по крайней мере, так казалось во время боя с теми нукенинами.
  Кохару посмотрела вперед, отвечая:
  - К сожалению, такое можно сказать о многих шиноби. Никогда не знаешь, как реагировать, когда сталкиваешься с превосходящим тебя по силе противником.
  - Возможно, - сказала Карин после долгой паузы, - Но что, если он каким-то образом связан с Корнем? Я имею в виду, что держа агента рядом с внуком Хокаге, легче влиять на него, если Конохамару последует по стопам Третьего.
  - Это правда, что Удон попал в команду Конохамару в основном из-за того, что он был внуком Хомуры. Но я думаю, что если бы я в свое время создала семью, один из моих внуков тоже нашел бы свое место в этой команде. Это способ укрепить тесные связи среди команд.
  - Наверное, я просто выдумываю. - сказала Карин через мгновение, хотя ее тон говорил, что она не совсем убеждена, что была неправа относительно Удона, - Ну, я должна вернуться в офис.
  Кохару наблюдала, как Карин пошла своей дорогой, и хотя она не могла поверить, что Данзо превратил своего внука в человеческую машину, которые предпочитал. Семя, что ее старый товарищ по команде использовал бы своего внука, для руководства и влияния на будущего Хокаге, было посажено. Когда женщина отправилась к своему официальному дому, как старейшина Конохи, она начала задаваться вопросом, могли ли страхи Карин быть настолько надуманными, как она верила сначала. Она прочитала отчет, в том числе о том, как Удон был брошен в Конохамару Балрогом, тем самым выводя их обоих из боя. И если она правильно поняла опасения Карин, то, возможно, Удон не был так недееспособен, как указано в докладе. Кохару почувствовал дрожь, которая сотрясает ее тело при одной только мысли об этом, поскольку это означало бы, что генин был готов пожертвовать как Карин, так и своим товарищем по команде Моэги.
  Но по какой причине она не могла точно сказать, пока не поняла, что если бы влияние на будущее Хокаге было целью, тогда не было лучшего способа обеспечить тесную связь между будущим Хокаге и потенциальным советником, чем пережить общую травму. И смерть товарища по команде была одной из таких трудностей, которые слишком часто объединяли шиноби Конохи. Кохару остановилась и подумала: 'То же самое случилось и с нами'.
  Мысль стала отрезвляющей, когда она вспоминала, как после смерти ее сенсея Тобирамы Сенджу Хирузен обратился к своим товарищам по команде за советом и повысил их до старейшин. Именно эта общая боль позволяла Хомуре, Данзо и ей самой иногда идти вразрез с убеждениями Третьего, когда речь шла о врагах деревни, поскольку они напоминали ему о боли, которая была причинена народу Конохи. То, о чем он был слишком осведомлен из-за потери их общего учителя. В конце концов, несмотря на попытки убедить Карин, что она пытается поймать лишь тени, Кохару начала опасаться, что, в крайнем случае, Хомура тренировал своего внука, чтобы попытаться повторить историю.
  
  
***********
  
  После церемонии Хината отправилась на третий полигон, где находился Мемориальный камень. Она остановилась и увидела своего двоюродного брата, который стоял там и смотрел, как каменщик вырезал имя его отца на камне. Хината собиралась развернуться и уйти, но Неджи остановил ее, заговорив:
  - Мне сказали, что за это я должен поблагодарить тебя.
  - Нет, - мягко сказала Хината, - Это мы должны благодарить твоего отца. Я просто рада, что мы наконец-то смогли признать его жертву.
  Неджи повернулся к кузине и загадочно улыбнулся, через мгновение говоря:
  - Ты действительно, выросла Хината. Похоже, у твоей сестры есть причины оглядываться. - Хината прошла мимо своего двоюродного брата, наблюдая за тем, как масон продолжал выполнять свою работу. Неджи не удивился, что она не ответила, и продолжил, - Странно то, что я никогда даже не представлял, что ты можешь так страстно желать занять пост Главы Клана.
  Хината краем глаза посмотрела на своего двоюродного брата, прежде чем ответила:
  - Я пришла к выводу, что на этой должности я смогу принести больше пользы.
  - Это убеждение начинает разделять все больше и больше людей. - Хината удивленно посмотрела на кузена и увидела, напряженную ухмылку. Она почувствовала, что ее лицо слегка покраснело, когда Неджи сказал, - Я думаю, Наруто тоже в это верит.
  - Эммм... ну... Эм... ...
  Неджи был удивлен внезапным смущением его кузины. Выдвигая теорию, которую он разрабатывал, он сказал:
  - Я подумал, что ты будешь очень потрясена, когда узнаешь, что он встречается с официанткой Ичираку Рамен. - Хината слегка побледнела, когда начала подозревать, что Неджи знает, что они с Наруто больше, чем просто друзья, а член побочной ветви семьи продолжил, - В конце концов, он стал довольно популярным. Тем не менее, последствий было не много, когда он урегулировал этот вопрос. Полагаю, это имеет смысл, поскольку свидания были понарошку. Но я не думаю, что ты тоже будешь с этим шутить.
  Хината не знала, что сказать, но поняла, что должна была знать своего двоюродного брата, чьи глаза не имели себе равных в клане, ведь он смог увидеть то, чего не видели большинство. Она собиралась признаться, что все еще влюблена в Наруто, но избавилась от этих мыслей, когда он сказал:
  - Наруто однажды пообещал мне, что он изменит клан Хьюга, когда станет Хокаге. - повернувшись, ее двоюродный брат начал уходить, когда каменщик начал восхищаться своей работой, - Хотя я не совсем уверен, что происходит. Я считаю, что должен это принять, просто, как его усилия по выполнению этого обещания на ранней стадии. - Он перестал оглядываться, спрашивая, - Ты счастлива?
  - Да, - сказала Хината, и заканчивая разговор, добавила, - Больше, чем когда-либо.
  - Это единственное, что имеет значение. - ответил Неджи и стал уходить, оставляя улыбающуюся Хинату позади.
  
  
***********
  
  После поминальной службы Наруто появился в особняке Киёми. Хотя из поездки в Кумо он вернулся в деревню примерно неделю назад, Киёми была странно тихой. И вот, наконец, несколькими минутами ранее, она позвала его, используя свою метку. Стоило блондину появиться перед ней, она улыбнулась ему и быстро приблизилась, чтобы поцеловать. Оторвавшись от своей возлюбленной биджу, Узумаки увидел Йоруичи, которая стояла позади сестры и наблюдала за ними. Наруто заметил на ее лице довольную ухмылку, которая, как ему показалось, означала, что она знала какой-то секрет. Однако Йоруичи не дала ему долго раздумывать об этом и быстро приблизилась к нему, чтобы тоже получить свой поцелуй.
  После того, как они оторвались друг от друга, она снова улыбнулась ему своей озорной улыбкой, заставив его спросить:
  - Что?
  Она покачала головой и сказала:
  - Я не хочу испортить сюрприз.
  Киёми прочистила горло, а затем сказала:
  - Разве у тебя нет другого места, где ты должна быть?
  - О нет, я бы ни за что на свете не пропустила этого.
  Киёми нахмурилась на сестру, прежде чем скользнуть между ней и Наруто. Схватив его за руку, она сказала:
  - Пожалуйста, пойдем со мной, Наруто.
  Наруто услышал в ее голосе заминку, которая сказала ему, что Киёми боится, как он отреагирует на то, что она собирается ему показать. Йоруичи почувствовала дискомфорт Киёми, так что тихо держалась позади, пока биджу вела своего любовника к комнате. Киёми остановилась перед дверью своей спальни и начала нервничать еще сильнее, хотя все равно заговорила:
  - Я придумала дюжину способов объяснить тебе это... но в данный момент все мои слова... подводят меня. Я подумала, что лучше покажу тебе, поэтому, пожалуйста, не делай поспешных выводов.
  - Хорошо, - ответил Наруто, наблюдая, как Киёми открывает двери.
  Сказать, что он был удивлен, увидев женщину, лежащую на кровати, значит, ничего не сказать. Шагнув дальше в комнату, он почувствовал, как его рот непроизвольно открывается, ведь он смотрел на женскую форму, на которой основывалось его секси дзюцу. Он оглянулся на Киёми, которая, казалось, была готова принять его гнев или любые другие эмоции, которые он, возможно, чувствовал.
  Йоруичи распахнула руки и крикнула:
  - Сюрприз!
  Киёми неодобрительно глянула на сестру, но быстро повернулась к своему возлюбленному, когда он усмехнулся. Соглашаясь с Киёми, он сказал:
  - Как насчет того, чтобы ты использовала некоторые из тех слов, чтобы рассказать мне, что происходит?
  Киёми объяснила, как она использовала тело потенциального насильника Аяме в качестве сосуда для тени, которую она освободила внутри него. Наруто оглянулся на молодую женщину и спросил:
  - Чего ты надеешься достичь, давая ей форму?
  - Я надеюсь дать ей шанс вырасти как существу. Так же, как люди относились к нам биджу как к источникам энергии, которые можно использовать в их конфликтах. Я сделала тоже самое.
  - Хорошо, я понял. Значит, она спала с тех пор, как я был в Кумо?
  - Да, я надеялась, что ты будешь присутствовать, когда я разбужу ее.
  - Хорошо, давай сделаем это, - сказал Наруто, приближаясь к кровати.
  Киёми кивнула и тоже двинулась к кровати. Затем она сделала знак освобождения, и глаза куноичи начали трепетать. Они распахнулись, и Наруто наклонился вперед, чтобы поприветствовать женщину в этом мире. Однако, когда ее голубые глаза сузились и она зарычала: 'Ты!' Он был застигнут врасплох ударом ладони в подбородок, который откинул голову назад и заставил его упасть на пол.
  - Эй, - крикнула Йоруичи, когда блондинка куноичи вскочила на ноги.
  Женщина дико огляделась, а темнокожая двинулась на нее.
  - Это было довольно грубо. - сказал Наруто, разряжая обстановку, когда Киёми помогла ему встать на ноги.
  Блондинка куноичи посмотрела на него, но сосредоточилась на Киёми, сказала:
  - Что, черт возьми, здесь происходит? - она выглядела смущенной, когда услышала свой голос и посмотрела вниз. Когда пришло некоторое понимание, на лице блондинки отразился шок, и ее рука метнулась к промежности, хватаясь за пах, - Что?! - она снова сосредоточилась на Киёми, спрашивая, - Что ты со мной сделала?
  - Я дала тебе форму, с помощью которой ты можешь...
  - Я не хочу этого... Я мужчина...
  - Нет, ты была набором энергии, заставленной думать о себе как о Наруто и сосредоточиться на всех негативных сторонах его жизни, чтобы измотать его решимость держать меня в себе. - Киёми подошла к молодой женщине, говоря, - Но с этой формой ты можешь...
  - Нет, - крикнула женщина и сформировала в руке Расенган. Она развернулась и ударила им в угол комнаты, в результате чего он взорвался.
  Откашлявшись от пыли, Наруто посмотрел в дыру, которую сделала женщина, когда дым осел. Йоруичи двинулась к дыре в стене, чтобы начать преследование, но Наруто положил руку ей на плечо, останавливая ее.
  - Отпусти меня. Я могу поймать ее до того, как она доберется до границ владений. -сказала биджу, оглядываясь на него.
  - Да, но тогда она, вероятно, отреагирует враждебно. Позволь мне разобраться с этим. - Наруто подошел и выглянул в дыру, но перед тем как прыгнуть повернулся к Киёми, чтобы с улыбкой сказать: - Ну, ты точно знаешь, как сделать жизнь интересной.
  Он опустился на землю и медленно начал преследование.
  
  
***********
  
  Аяме убирала кое-какой мусор за своим ресторанчиком. Она положила его рядом с большим мусорным контейнером, которым пользовался и другой ресторан, и собиралась уже уходить, как услышала чей-то плач. Девушка заглянула за большой мусорный бак и была удивлена, увидев там, дрожащую женскую версию Наруто. Сцена заставила ее вернуться в прошлое, к тому времени, когда она впервые встретилась с Наруто.
  - Привет. - сказала Аяме, зная, кем являлась эта женщина.
  Женская версия Наруто подняла глаза, и по ее лицу можно было легко прочитать, что она ее узнала. Она была на грани паники, но Аяме обнадеживающе улыбнулась и, протянув руку, сказала:
  - Привет, мы уже мельком встречались. Меня зовут Аяме, не хочешь зайти на чашечку рамена? - женщина выглядела так, будто она собиралась отказаться и сбежать, но ее желудок заурчал, вынуждая ее смущенно вспыхнуть, - Пойдем, - повторила настойчиво, но по-доброму официантка.
  Женщина уставилась на руку, и когда ее живот снова заурчал, взяла ее. Она последовала за Аяме, а когда официантка заняла свое привычное место, села за стойку. Аяме улыбнулась нервной и испуганной женщине, и включила плиту, чтобы приготовить бульон.
  - Что тебе предложить? - ласково спросила Аяме.
  - У меня нет денег, - ответила женщина, с подозрением глядя на официантку Ичираку.
  - Все в порядке, - пожав плечами, сказала Аяме, - Так или иначе время уже близится к ночи. Жаль будет не использовать то, что имеется у меня в запасе.
  Молодая женщина продолжала подозрительно смотреть на нее, но когда ее живот снова заурчал, она просто кивнула. Аяме взяла чашку и снова спросила:
  - Что бы ты хотела?
  Молодая женщина задумалась, как будто принимала одно из самых важных решений, которые у нее когда-либо были, и через несколько секунд, наконец, сказала:
  - Я буду креветки.
  Кивнув, Аяме наполнила чашку лапшой, затем залила ее креветочным бульоном и положила щедрую порцию ингредиентов на вершине. Когда все было готово, она передала ее молодой женщине, которая начала быстро уплетать лапшу, как будто это была самая вкусная вещь, которую она когда-либо пробовала. Официантка Ичираку, упёршись локтями в стол и положив подбородок на руки, стала наблюдать, как женщина ест. Видя, что, как и ее возлюбленный, женщина в нечеловеческом ритме расправляется с едой, она начала готовить следующую порцию, чтобы, когда та опустит чашку, она нашла новую, ожидающую ее, порцию.
  Блондинка посмотрела на нее своими голубыми глазами, наполненными надеждой, а официантка просто кивнула. Женщина расправилась со второй чашкой так же, как и с первой, а после того, как опустила ее вниз, вытерла рот предплечьем. Она посмотрела на кастрюли, как будто надеялась на третью порцию, но, казалось, слишком нервничала, чтобы попросить еще.
  - Так как мне тебя звать? - спросила Аяме, наполняя еще одну чашку.
  - Я... у меня нет имени. Пожалуй, ты можешь называть меня как хочешь.
  Аяме задумалась над этим вопросом, однако потерпела неудачу. Она не знала, как назвать молодую женщину, сидящую перед ней, и сказала первое, что пришло ей в голову:
  - Как насчет Наруко? - недавно получившая имя Наруко сделала лицо, которое граничило с расстройством, заставляя Аяме сказать, - Мне жаль, если это было...
  - Все в порядке, - ответила Наруко, хотя ее голос по прежнему звучал, словно она не в восторге от своего нового имени, - Полагаю, я могу понять, почему ты думаешь, что оно мне подходит. - сказала она, глядя на третью миску, стоящую перед ней.
  Блондинка продолжила есть, хотя и гораздо медленнее, чем раньше. А Аяме начала заниматься уборкой, чтобы закрыться, опасаясь, что она расстроила молодую женщину. Она почти закончила, когда Наруко почти шепотом спросила:
  - Ты меня не боишься?
  Аяме уставилась на нее, прежде чем подарить ей добрую улыбку и сказать:
  - Нет, если честно, это столкновение отчасти напомнило мне тот день, когда я впервые встретила Наруто.
  Аяме почувствовала беспокойство, когда лицо молодой женщины скривилось, превращаясь в маску гнева при упоминании имени ее любовника.
  - Понимаю, - сказала Наруко, пытаясь скрыть гнев, - Наверное, было бы слишком надеяться, что кто-то увидит во мне меня.
  - Прости... - быстро сказала Аяме, - Я не хотела тебя обидеть. Просто, как и тебя, я нашла Наруто, прячущегося в переулке, когда мы впервые встретились.
  Наруко продолжала смотреть прямо на нее, когда ответила:
  - Не то, чтобы я надеялся воссоздать твою драгоценную первую встречу с Наруто. У меня даже нет этих воспоминаний. Думаю, что эта сука Киёми решила, что мне не нужны эти воспоминания, так же, как-то, что мне не нужен член.
  - Я понимаю, - сказала Аяме, переживая за молодую женщину, чей гнев стало еще легче увидеть, - Но я уверена, что у Киёми есть свои причины...
  Взгляд Наруко ожесточился, когда она ударила ладонью по стойке.
  - Это было не так уж плохо, когда она использовала меня, а затем отказалась от меня, - ответила Наруко, повышая голосом, - Но теперь она решила выпустить меня, чтобы дать мне эту... эту глупую форму.
  Аяме не была уверена, как ответить, поэтому она попыталась обнадеживающе улыбнуться, но улыбка получилась слабая. Наруко видела, что она заставляет официантку Рамена чувствовать себя неуютно, поэтому повернулась к женщине и сказала:
  - Спасибо, я, несомненно, расплачусь с тобой когда-нибудь.
  - В этом нет необходимости... - попыталась сказать Аяме, но была прервана Наруко.
  - Я не останусь у тебя в долгу. - быстро сказала блондинка и направилась к выходу.
  Прежде чем Аяме смогла ответить, Наруко выскочила из небольшого ресторанчика Рамена. Аяме хотела позвать Наруто через свой лисий знак, но почувствовала, что ее возлюбленный спокойно стоит рядом с памятником Хокаге и не стала этого делать, полагая, что, раз Узумаки не так активно ищет женщину, значит, он знает, где она окажется. Девушка решила оставить это дело на своего возлюбленного, поскольку считала, что все, что происходит с Наруто, не может быть плохим. И поэтому она успокоилась и занялась уборкой магазина, готовясь к возвращению домой.
  
  
***********
  
  Наруко сидела на голове четвертого Хокаге и наблюдала за деревней, где каждый занимался своими делами, хотя из-за позднего часа было не так уж много на что посмотреть. Суровый ветер пронесся рядом, заставляя ее задрожать и подтянуть свои колени к груди, которая была более мягкой, чем она привыкла. Внезапное напоминание об изменениях, которым она подверглась, снова вызвало ее гнев. Однако ее сдерживало чувство вины за то, как она повела себя с Аяме.
  Когда снова поднялся ветер, она почувствовала, что кто-то приближается сзади. Имея хорошее представление о том, кто это был, блондинка спросила:
  - Ты пришел, чтобы забрать меня к той рыжеволосой стерве?
  Вместо ответа на ее плечи была накинута куртка, и, несмотря на то, что она принадлежала человеку, с которым блондинка абсолютно не хотела иметь ничего общего, она потянула ее на себя, закутываясь в нее, поскольку суровый ветер снова напомнил о себе. Наруто отступил, давая Наруко некоторое пространство, прежде чем, наконец, сказать:
  - Нет, я полагаю, что, если Киёми захочет поговорить с тобой о беспорядке, который ты устроила в ее спальне, она может сделать это сама.
  - Тогда чего ты хочешь?
  Наруто пожал плечами и сказал:
  - Ничего. Я просто подумал, что сегодня хорошая ночь, чтобы посмотреть на деревню.
  Наруко посмотрел через плечо, ожидая, что он будет ее изучать, но все, что она увидела, это его, стоящего с руками в карманах и смотрящего на деревню. Снова повернувшись вперед, она спросила:
  - Почему ты так спокоен? Разве ты не беспокоишься, что освободив такое скопление злых помыслов, твоя драгоценная деревня находится в опасности?
  Наруто усмехнулся, заставив женщину оглянуться через плечо, чтобы подарить ему крайне неприятный взгляд, но блондин встретил ее взгляд веселой улыбкой и, пожав плечами, спросил в ответ:
  - Ты имеешь в виду себя? Мне кажется, ты просто одинокий человек, пытающийся разобраться в запутанной ситуации, в которой он оказался. - Наруто шагнул вперед, придвигаясь ближе к сидящей молодой женщине, прежде чем добавить, - Я имею в виду, что прошло несколько часов с тех пор, как ты вышла из особняка Киёми. Однако какие подлые и злые поступки ты совершила с тех пор?
  Наруто мог видеть, что у Наруко не было ответа, поэтому он позволил тишине задержаться, используя это время, чтобы направить свой взгляд в сторону деревни на различные точки света, где жили его возлюбленные. Когда стало очевидно, что Наруко не собирается ничего говорить, он продолжил:
  - Будь честной. Ты придумала хоть одну ужасную вещь, пока была здесь? Я готов поспорить, что все, о чем ты думала, это как тебе страшно и одиноко.
  - Ты знаете это, потому что мы один и тот же человек, и поэтому у нас одинаковые мысли?
  - Мы действительно один и тот же человек?
  - Ты не преследовал меня, когда я сбежала от Киёми. Ты, должно быть, был уверен, что сможешь меня найти.
  Наруто усмехнулся и сел рядом с женщиной, прежде чем сказать:
  - Я здесь уже больше часа. По правде говоря, я понятия не имел, куда ты пошла. Я как раз собиралась сдаться и попросить Тсуме или Хану попытаться разыскать тебя, когда ты появилась здесь.
  - Я не верю тебе, - сказала Наруко, с подозрением глядя на Наруто, - Аяме сказала, что ты тоже прятался в том переулке за ее магазином, когда вы впервые встретились.
  Наруто пожал плечами, сказав:
  - Ну, конечно, и я много раз прятался там до и после того, как встретил ее. Если подумать, все эти годы, я, наверное, прятался в каждом укромном уголке деревни. Причина, по которой я был здесь, не была связана с каким-то глубоким пониманием твоей психики, но с надеждой, что я смогу тебя заметить. - Наруко удивилась его признанию и быстро отвернулась, когда его взгляд устремился к ней, - Правда в том, что хотя у нас одни и те же печальные воспоминания, ты не я, а я не ты. Киёми сделала тебе подарок. Она дала тебе шанс перерасти эти воспоминания.
  Наруко крепче обняла себя, прижимая колени к груди. Немного замешкавшись, она спросила:
  - Как ты можешь быть уверен, что я не опасна для тебя и тех, кто тебе дорог?
  Наруто нахмурился, но ответил:
  - Я не уверен. Но я знаю, что прямо сейчас ты ничего не сделала, чтобы оправдать такой страх. - улыбаясь ей грустной улыбкой, причины которой знала Наруко, он сказал, - Если бы я боялся тебя за то, что ты способна сделать, то я бы не отличался от людей, которые боялись меня из-за Киёми. Кажется, ты думаешь, что являешься моей тьмой, но правда в том, что она все еще внутри меня. Я не забыл, какое паршивое детство у меня было. Но я решил не позволять этому определять меня, и я верю, что ты не позволишь этому определять себя.
  Наруко смотрела вперед и не подавала никаких внешних признаков того, что слова Наруто повлияли на нее. Тем не менее, она чувствовала легкое согревающее ощущение в глубине живота. Еще один холодный порыв ветра пронесся мимо них, заставляя Наруто задрожать. Наруко была удивлена, что она не чувствовала холода, пока не вспомнила, что блондин дал ей свою куртку. Она собиралась вернуть ее, но парень, молча, встал, а затем сказал:
  - Мне нужно уйти, прежде чем я простужусь, и Цунаде будет читать мне лекции. - с нежностью глядя на блондинку, он добавил, - Ты найдешь мои ключи в кармане куртки. Чувствуй себя как дома, я оставлю тебя в покое и переночую в другом месте. Просто помни, с этого момента, тебе решать, кто ты и кем ты станешь.
  Затем Наруто исчез в красной вспышке, оставив Наруко в одиночестве. Но теперь она чувствовала себя менее неуверенной, чем прежде, когда он только сделал свое присутствие известным, тем более что встреча прошла не так, как она думала. По сути, Наруто ей сказал, что пока она не действует как угроза, с ней не будут обращаться как с таковой, отчего девушка начала задаваться вопросом, кем она должна попытаться стать.
  
  
***********
  
  Конан возвращалась в Ами вместе с Путем Девы с их охоты на мелкого союзника Акацуки, который, почувствовав ослабление группы, из-за ее недавних неудач, решил сбежать. Естественно, такого рода вещи нужно было решать, прежде чем еще больше людей подумают, что могут отказаться от Акацуки. Несмотря на то, что ей никогда раньше не приходилось испытывать никаких проблем с выполнением таких задач самостоятельно, в этот раз все было по-другому. Сопровождающий ее Путь Девы стал для нее, куда большим испытанием, тем более после того, как она узнала о новых более сильных передатчиках чакры Нагато. Теперь он мог контролировать тело Путь Девы от центральной башни Ами, охотясь за своей целью в Таки. Что она нашла бы впечатляющим, если бы ее так не напугали последствия. Почему Нагато настаивал на таких улучшениях, она не знала, но была уверена, что это было больше, чем просто улучшение диапазона, на котором он мог контролировать 'Шесть путей боли'. А то, что он забыл упомянуть об усовершенствовании, до того, как они ушли на миссию, заставило ее поверить, что он начинает сомневаться в ее верности Акацуки и ему.
  К сожалению, годы, проведенные с болью, которую каждый из них чувствовал, сделали общение для них трудным и почти невозможным для нее, чтобы затронуть эту тему. Но Конан могла чувствовать, как его Риннеган изучал ее на протяжении всего путешествия. Поэтому, когда они загнали свою цель в угол, и Нагато заявил, что его контроль над Путем Девы стал затруднительным, прежде чем его тело рухнуло на землю, как если бы доступ к чакре, благодаря которой он управлял телом, был отрезан, она быстро прекратила угрожать мужчине, послав ему в горло бумажный сюрикен.
  Спустя мгновение Путь Девы снова встал на ноги, и Нагато заявил, что технические специалисты, наблюдавшие за проекторами чакры, внесли необходимые коррективы. Он похвалил ее за быструю реакцию, и у нее сложилось впечатление, что он ожидал, что она отпустит цель. Конан была рада, что человек, на которого они охотились, не был ангелом, иначе она и правда могла позволить ему уйти.
  Войдя в зал для аудиенций центральной башни Ами, она заметила, что Нагато ждет ее с Тоби. Человек в маске лежал на полу перед Нагато, положив голову на руки. Когда она последовала за Путем Девы, и они подошли к двум мужчинам, человек в маске помахал и весело сказал:
  - Эй, добро пожаловать обратно, мы скучали без вас. Вы хорошо провели время?
  Конан не отреагировала, поскольку знала, что, скорее всего, Тоби просто пытался задеть ее, из-за того, что она никогда не скрывала, что считает его тупой и невыносимой персоной. Вместо того чтобы ответить, она шагнула к настоящему телу Нагато, спрашивая:
  - Возможно, теперь, когда мы вернулись, ты объяснишь мне, для чего был этот тест?
  Нагато, находящийся перед ней, не ответил, поскольку был привязан к женскому телу Пути Животных, которое и заговорило, вместо него:
  - Я всегда ощущал небольшую уязвимость при вступлении в битву с тех пор, как стал таким. Этот тест должен был помочь мне это преодолеть. С улучшенными передатчиками чакры мне больше не нужно будет приближаться к фронту.
  - Это все? - спросила Конан, оставив вопрос открытым, поскольку подозревала, что более правдивый ответ заключался в том, что он больше не доверял ей.
  Тем не менее, Нагато, стараясь не обращать на нее внимания, ответил:
  - Именно. Ты можешь сейчас отдохнуть, но не слишком расслабляйся, скоро мы снова уходим.
  Конан кивнула головой и, не говоря ни слова, повернулась, чтобы выйти из комнаты. Хотя у нее был соблазн спросить, какова будет их следующая цель, она воздержалась, так как была уверена, что Нагато проигнорирует вопрос или отклонит его. Все же искушение стало слишком сильным, чтобы проигнорировать его, когда Тоби намеренно проговорился, прежде чем она вышла:
  - Знаешь, Кисаме был очень раздражен твоей просьбой, поступившей так скоро после того, как он запечатал шестихвостого.
  Нагато подождал, пока дверь закроется, прежде чем ответить, обеспечивая неразборчивость своего ответа. Конан нахмурилась, но не стала заниматься пустяками, поскольку не могла быть уверена, что Нагато не следит за ней через один из своих меньших призывов, чтобы проверить, что она не будет подслушивать у двери. Направляясь в свою комнату, женщина начала задаваться вопросом, что же Нагато и Тоби задумали на самом деле. Хотя, что бы это ни было, она была уверена, что скоро это приведет ее к разногласиям с Акацуки.
  
  
***********
  
  Когда закрывающаяся дверь эхом отозвалась в комнате, Путь Животных повернулся к Тоби, чтобы сказать:
  - Ты так уверен, что она отвернулась от нас или просто, наслаждаешься тем, что наши планы проскальзывают перед ней.
  Сбросив свою жизнерадостную личность, Тоби ответил:
  - Лучший способ оценить ее преданность, это наблюдать за ее реакцией, когда перед ней бросают интересные лакомые кусочки.
  - Но она не отреагировала, не так ли? - сказал Путь Девы, вставая перед мужчиной в маске, затем поднялся Путь Животных и продолжил, где он остановился, сказав, - И она не оставалась возле комнаты, надеясь подслушать.
  Тоби наблюдал, как смазанный объект начал карабкаться по маленькой женскому телу Пути Животных. Когда он достиг ее плеч, он стал виден невооруженным глазом, раскрыв маленького хамелеона с активированным в глазах Риннеганом. Тоби усмехнулся и сказал:
  - Ах, так у тебя был маленький призыв, наблюдающий за залом. И все же ты доказал лишь то, что она не настолько глупа, чтобы ждать за дверью, как какой-то любитель. Кто-то предупреждал наших врагов, и смерть Какузу тому доказательство. Ловушка, которую устроил для него Джирайя, была идеально адаптирована. Нужно ли напоминать, что круг подозреваемых сокращается?
  - Это любовь к деньгам, погубила его. - отметил сам Нагато, - Как только Лист столкнулся с ним и вмешался, когда он пытался захватить Югито, было понятно, что это лишь вопрос времени, когда они изучат информацию о нем. После чего не сложно понять, что все, что нужно сделать, чтобы заманить его в ловушку, это создать место с достаточно высокой наградой за достаточно легкую цель. Затем находиться в засаде, пока он не появится, как и сделал Джирайя.
  - Возможно, - признал человек в масках, - Но я все еще верю, что ты позволяешь призраку дружбы ослепить себя.
  На этот раз тем, кто ему ответил, был Путь Девы:
  - Глаза Бога видят все. Если его ангел отвернется от него, она будет изгнана, и с ней будут обращаться, как с любым другим врагом.
  - Хорошо, - просто ответил Тоби, когда пространство вокруг него начало деформироваться, перед тем как он телепортировался к Кисаме, чтобы проверить его прогресс в выполнении просьбы Нагато.
  
  
***********
  
  Комачи вошла в военную комнату Логова и нашла там несколько членов гарема. Разглядывая комнату, она спросила:
  - Наруто нет?
  - Он вернулся в тренировочный лагерь, - ответила Цунаде, направив полный гнева взгляд на Киёми, она добавила, - Он казался в удивительно приподнятом настроении, учитывая, что чей-то маленький проект решил опустошить половину своего банковского счета и взять часть своего имущества, прежде чем скрыться из деревни.
  Киёми вздохнул, прежде чем ответить:
  - Жаль, что этого нельзя сказать о некоторых из присутствующих. Наруто решил не создавать проблем из-за того, что сделала Наруко. Почему ты настаиваешь на этом?
  - Потому что...
  Начала говорить Цунаде, но была прервана Кохару, которая дипломатично сказала:
  - Возможно, сейчас не лучшее время, чтобы спорить о ваших разногласиях по этому вопросу. Комачи может встретиться с нами только в течение ограниченного времени. Тем более теперь, когда Данзо отстранил своих АНБУ от слежки за Наруто и направил их заниматься другими делами.
  Комачи кивнула, но сказал:
  - Это правда, но, к счастью, это позволило мне получить доступ к определенным уровням в тюрьме. - все присутствующие женщины немного напряглись после получения этой новости, и Комачи, не нуждалась в каких-либо подсказках, чтобы продолжить говорить, - К сожалению, похоже, что Данзо готовится к заключительному этапу своего плана. Я не знаю, сколько еще тренировочный лагерь сил будет действовать в качестве сдерживающего фактора.
  - Ты же не думаешь, что Данзо осмелится осуществить свое восстание, зная, что ему придется пройти через объединенные силы Суны и Конохи, - недоверчиво сказала Тсуме, - Я бы даже поспорила. С таким количеством шиноби, остающихся за пределами наших стен, даже один заключенный не сможет сделать и двух шагов к Конохе.
  Несмотря на то, что она все еще была в маске, так что никто не видел этого жеста, Комачи нахмурилась, когда ответила:
  - Мог бы, если бы верил, что его силы имеют преимущество. Что вполне возможно, так как он экспериментировал с Проклятой печатью животных, которой обладает Мидзуки.
  Цунаде зарычала, говоря сквозь сжатые зубы:
  - Снова этот ублюдок. Я должна была просто позволить ему умереть от старости, когда зелье, которое он принял, превратило его в сморщенного старика.
  Комачи кивнула и сообщила Хокаге:
  - Возможно, было бы лучше, если бы вы это сделали. Амачи смог переделать то, как вы вернули Мидзуки жизненные силы. В результате он смог дать многим другим заключенным ту же Проклятую печать, не опасаясь тех же побочных эффектов.
  - Черт возьми, почему этот ублюдок не гниет в тюрьме страны Моря? - спросила разгневанная Цунаде.
  - Боюсь, у меня нет для вас ответа, - ответила Комачи, - Можно предположить, что Данзо использовал некоторые из своих многочисленных связей, чтобы обеспечить доступ к услугам Амачи.
  - Возможно, мы должны сделать специальный запрос относительно его нынешнего статуса в стране Моря, - предложила Шизуне.
  Тем не менее, Цунаде почти сразу же отклонила предложение, говоря:
  - Я не думаю, что мы сможем это сделать, потому что в любом случае это достигнет ушей Данзо. Даже если мы пошлем кого-то, не имеющего отношения к Суне или Конохе, чтобы заняться расследованием, это не поможет. Если хоть намек на то, что кто-то ищет местонахождение Амачи, достигнет неправильных ушей. Тогда тот, кто приложил руку к освобождению Амачи для проекта Данзо, может сообщить об этом тем, кто находится в тюрьме Листа, поскольку они, вероятно, следят за любым признаком того, что его отсутствие было упущено.
  Кохару кивнула в знак согласия, но спросила:
  - Ты уверена, что Амачи все еще должен быть в тюрьме в стране Моря?
  Цунаде утвердительно кивнула, говоря:
  - Если только они вдруг не начали прощать заключенных с несколькими пожизненными сроками. Поэтому, можно смело утверждать, что он все еще должен быть там.
  Кохару снова кивнула ей в знак согласия, но почувствовала беспокойство и высказала свои опасения:
  - Я думала, что они будут лучше следить за ним, учитывая урон, который он нанес судоходству страны Моря. Меня больше беспокоит, что он может быть в тюрьме строгого режима Листа, даже сейчас, когда мы разговариваем, и что никто до сих пор не заметил, что он пропал из своей камеры.
  Киёми согласилась с мнением старейшины Конохи, но предложила:
  - Возможно, эту тайну лучше сохранить до того, как мы разберемся с нынешним кризисом. Тем более, кажется, что тот, кто позволил Данзо использовать навыки Амачи, находится довольно высоко в иерархии страны Моря. Что более актуально, так это ответ на вопрос, что дает эта Проклятая печать животных заключенным, и насколько это увеличит его шансы захватить Коноху?
  - Я думаю, что ответ на этот вопрос очевиден, - ответила Цунаде, - Это сделает тех, кто под его командованием, сильнее, быстрее и более устойчивыми к травмам.
  Киёми не казалась убежденной, когда она сказала:
  - Просто это не похоже на заключительный этап для человека, который потратил годы на разработку плана, а также на его осуществление. Это же не солдаты, а мелкие головорезы и бандиты. Даже если вы сделаете их сильнее, нет никакой гарантии, что вы сможете их контролировать. Во всяком случае, давая им этот вкус власти, можно сделать их еще более неуправляемыми.
  - Согласна, - сказала Тсуме, скрестив руки на груди и прислонившись к стене, - Впрочем мы не можем забывать, что весь этот шум в тюрьме может быть просто дымовой завесой, чего-то, что направит наше внимание за пределы Конохи, чтобы можно было использовать более точный метод устранения Цунаде. - повернувшись к Комачи, глава клана Инудзука спросила, - Есть мысли?
  Боец Корня АНБУ отрицательно покачала головой, и ответила:
  - Если у Данзо есть какие-то планы, отличающиеся от того, что, по мнению Акаме, произойдет, то он сохранил их в секрете. К сожалению, это не то, что я смогу узнать, пока он не отдаст приказ. - поворачивая, скрывающееся за маской лицо в сторону биджу, которая раньше находилась в Наруто, она спросила, - Что насчет вашей женщины внутри тюрьмы? Она смогла отличиться, чтобы стать одним из его лейтенантов? Потому что если нет, то она вряд уже сможет это сделать.
  - Почему ты так считаешь? - спросила Киёми, слегка нахмурившись, что совсем не красило ее красивое лицо.
  - Ну, потому что, если я права, и мы приближаемся к финальному этапу, то нет смысла брать на борт новичков. Кроме того, похоже, что Акаме уже сделал выбор, кто из заключенных будет руководить тюремными силами.
  Затем Комачи достала из сумки несколько сложенных листов бумаги и передала их Кохару, которая была к ней ближе всего, поскольку они стояли вокруг стола в военной комнате.
  Старейшина просмотрела нарисованные лица, и узнала несколько из них, прежде чем передать фотографии Цунаде. Комментируя мастерство рисунков, она сказала:
  - Ты довольно искусный художник. У меня сложилось впечатление, что у тебя нет никаких увлечений.
  Боец Корня АНБУ склонила голову в благодарность за комплимент, и ответила:
  - Вы правы. Мой навык - это не то, что мне нравится, он для того, чтобы я могла точно нарисовать лица тех, с кем я могу столкнуться на миссии, для последующего устранения или возможного шантажа.
  - Какая жалость, - грустно сказала Кохару, - Возможно, как только мы закончим с этим вопросом. Вы должны попробовать изучить более эстетическое использование вашего навыка.
  Комачи кивнула, но когда она ответила, это звучало так, как будто она принимала приказ:
  - Я приму это к сведению.
  Кохару улыбнулась и собиралась сказать, что это не приказ, но Киёми ахнула, когда перебирала бумаги с нарисованными лицами, обратив все внимание женщин на себя.
  - Что случилось? - спросила старейшина Конохи.
  Киёми проигнорировала вопрос, и вместо этого спросила Комачи:
  - Откуда ты знаешь, что это лейтенанты Акаме?
  - Все они присутствовали сегодня на демонстрации применения Проклятой печати Амачи к испытуемому. Они также были убеждены, что благородный мужчина Страны Огня, которого я сопровождала в тюрьме, был Данзо. Я не верю, что он просто позволил бы любому заключенному быть рядом с чем-то подобным. Если только им не удалось получить какой-то рейтинг в структуре заключенных у Акаме.
  - Почему ты спрашиваешь, - спросила, не требующим тоном Цунаде.
  Киёми печально посмотрела на рисунок, прежде чем ответить:
  - Потому что, если Комачи права, то, похоже, моя сестра решила снова предать меня.
  
  
***********
  
  Седьмая сидела на кровати и прижималась спиной к стене своей камеры. Уже создав рацию 'каменный жук', которой они с Микото пользовались для общения, она ждала, пока он расправит крылья, сигнализируя о том, что ее коллега тоже использует рацию. Ей не пришлось долго ждать, как его крылья внезапно открылись, и знакомый голос Микото сказал:
  - Ну, он был там.
  - Нет, - ответила семихвостая биджу, - Хотя, я думаю, что Акаме считал, что тот, кого он показывал сегодня, был этим самым Данзо, о котором ты говоришь.
  Она слышала, как Микото нахмурилась, когда сказала:
  - Ты уверена? Акаме должен точно знать, кто такой Данзо. Это не имеет никакого смысла, что он перепутал.
  Седьмая пожала плечами, прежде чем ответить:
  - Человек, которого он представил как Данзо, был в маске. Однако у него были обе руки, и его телосложение не соответствовало тому, что ты описала. Ты не задумывалась, что, возможно, ошиблась, и Данзо не имеет к этому никакого отношения? Это может быть кто-то другой, кто поддерживает Акаме. Это может быть кто-то из знати страны Огня, кто принадлежит к движению 'Один король'. Я слышала, что некоторые из заключенных здесь тоже имеют к этому отношение. Хотя...
  Она умолкла, вспомнив странное ощущение, которое испытывала перед тем, как она и несколько других мужчин и женщин, которых Акаме выбрал в качестве своих лейтенантов, вошли в лифт, который довез их до уровня наказания. Она не решалась даже говорить об этом, но Микото надавила на нее, спросив:
  - Что это? Расскажи мне все, даже если не думаешь, что это важно.
  - Вроде ничего, но как раз перед тем, как мы опустились, чтобы посмотреть, как Амачи применяет Проклятую печать к своему испытуемому, я ощутила странное головокружение... - она замолчала, когда ее чакра биджу быстро вспыхнула, удивляя ее, поскольку печать Киёми не позволяла ей получить доступ к ней, но так как она не хотела говорить Микото кем является, она не стала об этом упоминать и продолжила, - Это быстро прошло, и я не чувствовала это снова, поэтому я просто списала это на нервы или что-то в этом роде.
  Она могла слышать, что Микото не была убеждена, особенно когда женщина сказала:
  - Я не знаю. Для меня это звучит так, как если бы Акаме попытался поместить тебя в гендзюцу.
  - На самом деле, я не могу сказать, что я когда-либо раньше была помещена в одно из них. Ты говоришь, что человек, которого я описала, мог быть Данзо, а я даже не знала об этом?
  Почувствовав недоверие, Микото сказала:
  - Ты никогда не была помещена в гендзюцу. Мне трудно поверить, что ты дожила до своего нынешнего возраста, даже не имея такого опыта.
  Седьмая вздрогнула из-за ее неумышленного признания. Когда она была биджу, большинство людей, с которыми она столкнулась в бою, никогда не пытались поместить ее в гендзюцу. Они, вероятно, верили и справедливо полагали, что они не смогут достаточно повлиять на нее, чтобы она поверила в реальность иллюзии, которые они проецировали. Она только начала приходить к выводу, что для Данзо не имеет смысла настаивать на том, чтобы она и другие заключенные были помещены в гендзюцу, как Микото опередила ее и рассказала про свой вывод, который у нее проскочил сначала:
  - На самом деле, я считаю, что ты как-то развеяли его, даже не осознавая этого. Тебе очень повезло или у тебя есть Кеккей Генкай, о котором ты не знаешь.
  - Или ангел-хранитель, - шепотом сказала семихвостая, вспоминая, как на мгновение вспыхнула ее чакра биджу, когда появилось ощущение головокружения.
  Полагая, что Киёми поместила защиту в свою печать, которая привязала ее к ее нынешнему телу, чтобы предотвратить ее попадание под гендзюцу, так как у нее не было доступа к полной силе, она почувствовала укол вины за недавнее желание предать свою сестру.
  Несмотря на ее пониженный голос, Микото все равно разобрала, что она сказала, и сказала:
  - Ты, должно быть, имеешь в виду своего благодетеля. Ты предполагаешь, что она каким-то образом смогла развеять гендзюцу, находясь за пределами тюрьмы?
  Седьмая почувствовала теплую улыбку на лице, когда подумала о сестре, отвечая:
  - Если кто и мог, то только она.
  Микото доказала, что она была больше, чем просто милым личиком, говоря:
  - У тебя есть еще одна печать, не так ли, кроме той, которую наложили на тебя в тюрьме, чтобы отключить чакру? Это - единственный способ, чтобы разрушить гендзюцу из другого места.
  - Да, есть, - призналась семихвостая.
  Линия связи молчала несколько мгновений, пока Микото, наконец, не заговорила:
  - Для чего именно? Я не думаю, что это печать нужна, чтобы знать твое местонахождение, поскольку они уже знают, где ты находишься. Конечно, они могут бояться, что тебя переместят. Но, кажется, довольно рискованно делать это из-за такой маловероятной возможности. - Учиха замолчала, однако, когда стало очевидно, что седьмая не собирается отвечать, она добавила, - Послушай, если ты ожидаешь, что я помогу тебе выбраться из этой передряги, в которой ты оказалась, тогда тебе лучше ответить на мой вопрос.
  Взгляд седьмой ожесточился, когда она уставилась на рацию 'каменного жука', а ее голос стал излучать опасность, когда она сказала:
  - Следи за собой, Учиха. Хотя это правда, что я пришла к тебе за помощью. До сих пор ты была весьма бесполезна, в то же время постоянно сомневалась в моих мотивах, несмотря на то, что не раскрыла ни одного из своих. Если Акаме и Данзо правда собираются привести свои планы в действие, тогда я сомневаюсь, что это приведет к чему-то хорошему для тебя. Береги себя.
  - Подожди! - быстро сказала Микото, опасаясь, что седьмая собиралась прекратить связь, а также их партнерство.
  Когда каменный жук в руке не превратился в пыль, она сказала извиняющимся тоном:
  - Ты права. И правда в том, что если мы собираемся остановить этот заговор, тогда ты мне нужна больше, чем я тебе. Я понятия не имела, что все так быстро дошло до такого. Просто... доверять другим - не одна из моих сильных сторон. Но чтобы сорвать их планы, мне понадобится твоя помощь так же, как и тебе моя.
  Гнев биджу утих, когда она услышала серьезность в голосе Учихи и через мгновение седьмая сказала:
  - Хорошо, но я думаю, что пришло время рассказать мне, чего ты надеешься достичь. Я слышала о резне в клане Учихи, и я знаю, что ты не любишь Коноху. Так зачем же идти на такие жертвы для нее?
  Микото вздохнула и хранила молчание в течение нескольких ударов сердца, пока наконец не сказала:
  - Это не для деревни. Ты помнишь речь, которую Акаме произнес на банкете после того, как ты присоединился?
  - Да, - сказала биджу, не совсем уверенная в том, почему Микото вспомнила про него.
  - Игнорируя все остальное дерьмо, которую он сказал, он упомянул молодого человека по имени Наруто, в котором живет девятихвостая лиса. Что бы ни планировали Данзо и Акаме, я знаю, что это негативно скажется на нем, и я не могу этого допустить.
  - Почему? - спросила из любопытства семихвостая.
  - Потому что его мать была моей лучшей подругой, и я не позволю, чтобы с ее сыном что-нибудь случилось. - седьмая начала смеяться, из-за чего Микото сердито сказала, - Я рада, что тебя это забавляет.
  Биджу признала, что смеяться над признанием женщины, вероятно, было не лучшим способом, чтобы остаться с ней на одной стороне, поэтому сказала:
  - Извини, просто, кажется, что весь мир вращается вокруг этого ребенка.
  - Что ты имеешь в виду?
  Седьмая почувствовала как уголки ее губ приподнимаются, превращаясь в улыбку, когда ответила:
  - Скажем так, женщина, ради которой я работаю, жутко похожа на тебя. Как ты собираешься подавить восстание?
  - Сначала нам нужно выяснить, как именно Акаме намеревается применить эту Проклятую печать, чтобы достичь своих целей. Я не думаю, что мне нужно говорить, что это не самые надежные люди в мире. Поэтому, давать им еще больше силы, не имея достаточных средств управления ими, кажется глупым.
  Седьмая кивнула, но спросила:
  - Ты не считаешь, что Печати подавления чакры, которые были к ним применены, являются соответствующим средством контроля? Ведь независимо от того, насколько сильными сделает их Проклятая печать, это не принесет им никакой пользы, если вдруг их чакра будет отрезана Акаме.
  - Очень верно, - согласилась Микото, - Даже если он пошлет эту армию с Проклятой печатью к Конохе, не удаляя ее, результат будет тот же. Ты, вероятно, не знаешь об этом, но печать, которая была применена к нам, ничем не отличается от той, которая использовалась тюремщиками Конохи почти столетие назад. Даже особенность включения и выключения чакры, которая использовалась только в тех случаях, когда заключенные отправлялись на вражескую территорию, где могут выжить только шиноби. Поэтому...
  - Ручные печати, чтобы активировать ее, известны многим шиноби в Конохе, - сказала семихвостая, когда поняла, что имеет в виду Микото.
  Когда биджу попытался понять, как новая часть информации вписывается в ее теорию, Микото предположила:
  - Средства контроля могут быть скрыты в Проклятой печати животных.
  - Не думаю, что это так. - сказала седьмая, - Я имею в виду, если рассматривать некоторых из тех, кто уже прошел процедуру. Потому что я сомневаюсь, что они подписались бы на это, если бы знали, что на их телах просто установлены новые средства контроля. Особенно Мидзуки, который был первым. Он вряд ли позволил бы Акаме вмешаться в его печать, не убедившись, что точно знает, что делается. Этот мужик может и дурак, но, к сожалению, его уже предали однажды, и он действительно начал учиться на своих ошибках.
  - Согласна. И кажется, я знаю, какой будет следующая задача.
  - Ты имеешь в виду что, помимо попытки выяснить, участвует ли в этом заговоре Данзо. Я также должна выяснить, как Акаме планирует контролировать свою армию с Проклятой печатью. А что собираешься делать конкретно ты? - спросила семихвостая, когда поняла, что список вещей, которые нужно сделать, растет.
  Голос Микото стал немного веселым, когда она ответила:
  - У тебя возникло чувство, что я не делаю свою часть работы? Поверь мне, когда все будет сказано и сделано, я сомневаюсь, что ты сможешь сказать, что я не так рисковала, как ты. Просто прямо сейчас, ты в лучшем положении для того, чтобы справиться с тем, что нужно сделать. Кроме того, нет смысла пытаться выяснить, замешан ли Данзо. Тот факт, что я здесь, доказывает, что он замешан, ведь о моем существование известно лишь небольшой горстке людей. Не говоря уже о том, что я начинаю верить, что ты была единственной, кто избежал гендзюцу, которое было наложено на всех вас, прежде чем вы спустились в секцию наказаний. Я считаю, что если бы оно на тебя повлияло, ты бы увидела старика, которого я описала. То, что Данзо не появляется здесь сам, подразумевает, что он подготовился к худшему варианту развития событий, в котором его восстание терпит неудачу, и это означает, что, вероятно, Акаме тоже находился под гендзюцу. Но если ты сомневаешься во мне, возможно, твой благодетель мог бы рассказать, вовлечен он или нет.
  - Это может привести к тому, что она будет задавать вопросы, с которыми я бы предпочла не сталкиваться прямо сейчас.
  - Верно, но поверь мне, чем раньше ты ответишь на эти вопросы, тем лучше будет для всех участников.
  Сказав это, каменный жук сложил крылья и начал рассыпаться на землю, из которой и был сделан. Оставшись наедине со своими мыслями, семихвостая призналась, что поняла, о чем говорит Учиха, но все же не могла заставить себя встретиться лицом к лицу со своим товарищем биджу и признать, что она снова думала предать ее. Поэтому она сделает все, что в ее силах, чтобы такого никогда не произошло.
  
  
***********
  
  - Ох... так хорошо, - застонала молодая куноичи, стоя перед Наруто в лифчике и трусиках.
  Наруто играл на ней, как на прекрасном инструменте, особенно гордясь тем, что привел ее в такое состояние, не стимулируя ее киску напрямую. То, что куноичи прекрасно осознавала, где находится его голова, стало понятно, когда она глянула через плечо и начала умолять:
  - Пожалуйста... прикоснись ко мне там, внизу.
  От слов девушки на лице Наруто появилась довольная улыбка, хотя куноичи, которую он ласкал, не могла ее видеть из-за дзюцу, которое он использовал. Блондин начал водить рукой по ее телу, нежно и не спеша, чтобы она могла почувствовать каждое его прикосновение, продвигаясь вниз от груди, с которой играл к ее заветному местечку. Когда она задрожала в его руках, он мысленно ухмыльнулся и подумал: 'Сакура действительно превзошла все мои ожидания, распространяя историю, о которой я ее попросил'.
  Глядя мимо защитного барьера, который появлялся всякий раз, когда кто-то входил в круг, который он нарисовал за пределами разрушенного здания инструкторов экзамена на Чунина, он улыбнулся, вспомнив, как он впервые испытал печать под ногами на Сакуре после того, как они выполнили свое первое задание в рамках тренировочного лагеря силы. Впоследствии, по его просьбе, Сакура начала распускать слухи о призраке-извращенце, который преследовал ее на территории, где раньше проходил экзамен. Когда ему впервые пришла в голову эта идея, он и не предполагал, что у него будет так много посетителей, желающих испытать удовольствие от его рук.
  Возвращая свое внимание обратно к нынешнему получателю его талантов, он почувствовал себя немного странно, словно уже прошел полный круг, поскольку она также была первой куноичи, которая исследовала слухи, распространенные Сакурой. Хотя, если честно, к нему ее привел, не столько интерес сексуального аспекта слухов, сколько интерес к паранормальным явлениям. Он улыбнулся, вспомнив, как впервые встретился с куноичи Суны, имя которой, как он узнал позже, Юката.
  
  
*****Воспоминания*****
  
  Юката, присев на четвереньках, осматривала то, что он назвал своим кругом призыва. Он незаметно приблизился к ней, используя свое дзюцу, благодаря которому был скрыт от ее глаз, и стал гладить и ласкать ее тело через одежду. Сначала Наруто почувствовал себя немного виноватым, но стоило лишь девушке расслабится от его манипуляций, как все переживания исчезли. Хотя в тоже время у блондина закрались подозрения, что это произошло не только благодаря его умелым рукам, но и из-за того, что девушка думала, что испытывает что-то паранормальное. Наруто почти отказался от своей идеи после того, как впервые довел ее до оргазма. Но когда он вернулся в круг на следующую ночь и активировал его, он обнаружил, что девушка его уже ждет, причем на ней не было никакой одежды, кроме нижнего белья. Получив такой неожиданный результат, Узумаки решил, что шоу должно продолжаться.
  
  
*****Коней воспоминаний*****
  
  Рука Наруто достигла места назначения, скользнув мимо трусиков, чтобы найти ее мокрую и готовую киску, более чем готовую принять его ласки. Когда он начал нежно поглаживать ее внешние губы, девушка с нуждающимся стоном ответила на ласки и прижалась еще ближе, откинув голову на его плечо. Она обратила свой взгляд туда, где, по ее мнению, было его лицо, и замерла в ожидании. Увидев охватившее ее желание, Узумаки соблазнился поцеловать ее, но воздержался от этого, так как это, скорей всего, приведет к новой встрече и дальнейшему развитию отношений, а он этого делать не собирался. Все закончилось в момент, когда она убрала голову с его плеча, а он скользнул своим средним пальцем по нижним губам. 'Аааах, черт', - застонала девушка, когда его палец потер ее клитор и нырнул в сжимающуюся щелку. После нескольких минут исследования ее тугой дырочки, он вынул палец, заставляя ее стонать от потери. Но долго ей просить не пришлось, поскольку блондин вернулся к пыткам ее клитора, мягко на него нажимая. Когда оргазм потряс ее тело и его руку покрыли ее соки, Юката откинулась назад и ее голова снова прижалась к его плечу. Она обмякла у него на руках, и он осторожно опустил ее на землю, пока та не опустилась перед ним на колени. Наруто наблюдал, как она задыхалась, пытаясь вернуть дыхание, при этом считая, что если бы он ей показался, она с удовольствием предложила бы позаботиться о стояке, который сейчас упирался в его штаны. Тем не менее, блондин остановил себя, отчасти потому что она не была тем, кого он надеялся захватить своей историей о призраках, а также отчасти, потому что на данный момент она не сможет посодействовать в продвижении его планов. Он знал, что это звучало довольно холодно; однако после его ночи с Мабуи, он больше думал о том, что лежит за пределами его амбиций. Поэтому с извращенным смешком, что он все больше берет пример со своего мастера Джирайи, он исчез в красной вспышке только для того, чтобы предстать перед другой красавицей, которая была более чем готова помочь ему решить его проблемку после встречи с Юкатой.
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) E.The "Странная находка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"