Нагорнов Родион Борисович: другие произведения.

Часть 1. Как всё начиналось

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть первая. Как все начиналось. Колдуны – вымирающий вид человечества… Но им ни за что не вымереть, покуда есть на свете Радослав Аргонов и его весёлые друзья-колдуны из интернациональной школы магии ћНКВДЋ. И пусть враги строятся в очередь за мировым господством, боги на нашей стороне, и всех спасёт колдовской отряд – ћСила потерянного СчастьяЋ Это мой ответ Поттеру. И вообще моя самая первая работа. Часть первая, довольно сильно пародирует события романа Ролинг, особенно в главах 1-4, зато потом мне это надоело. Имя главного героя никоим образов не намекает на мою персону. Радослав Аргонов - это не Родион Нагорнов, как многие ошибочно считали, прочитав книгу. Работа над новыми частями продолжается.

  1. Начало
  
  Колдуны - вымирающий вид человечества.
  Это научно обоснованный факт. Поэтому в последнее время колдовское сообщество вело тщательную слежку за крупицами магии в обычном мире. Не все были рады этой политике. Но иначе слово "вымирающий" превратилось бы в "вымерший".
  Начнём с описания колдовского мира.
  "Колдовской мир - общество людей обладающих способностью сжечь вам волосы с расстояния 100 метров, назвав вас позорным элементаром". Словарь колдовских терминов Видаля.
  На самом же деле колдовской и обычный миры очень похожи. Везде полно бюрократов, коррумпированных чиновников и прочей управленческой мишуры (например, министерств, которые в трезвом уме и здравом рассудке и не откроешь). Люди, спорт, конкурсы, города, рынки, драки и многое другое. Главное же сходство в том, что численность людей в обоих мирах неуклонно уменьшается. Правда, колдунов изначально было меньше, и их убывание стало более заметным. Сразу же появилась новая профессия - ловцы магии. Они искали детей-колдунов в мире элементаров и оберегали их от опасностей в детском возрасте. Потом их забирали в школы колдовства, коих было множество. Такая судьба ждала и нашего героя, если бы он не был таким нетерпеливым.
  Главнейшей организацией в мире магии было Колдовское Объединение Народов Единой Цивилизации (сокращённо КОНЕЦ), который заменял парламент.
  Конечно же, были и боевые организации. Например, гениалитет - смесь спецназа и ОМОНа. Гениалы разрешали большинство боевых конфликтов и обезвреживали особо опасных колдунов. Их доставляли в тюрьмы, охраняемые странными существами - околдаторами. Головы были очень похожи на гнилые яблоки (и по цвету, и по форме, и по запаху), на кистях кожи не было, остальные ужасы я рассказывать не стану, самому страшно.
  Кроме КОНЕЦа был ещё Совет Лучших Колдунов. Это был союз победителей Мировых турниров дуэлянтов, они же составляли отряды особого назначения МЧС (Магической чрезвычайной службы). Они называли себя "мачо" и соперничали с гениалами, как соседние министерства.
  Но хватит о политике, перейдём к нашему герою.
  Звали его Радослав Аргонов. Он был обычным элементаром. Хотя не совсем обычным или даже совсем не обычным. У него были магические способности. До 10 лет за этим носителем магии добросовестно следили русские ловцы, но однажды он исчез из России.
  
  Англичане были очень удивлены неожиданным появлением почти взрослого мага прямо возле одной из самых престижных школ, "НКВД".
  Но они ещё больше удивились, когда мальчик прошествовал уверенным шагом в школу и стал спрашивать всех подряд дорогу к кабинету директора.
  Неизвестно, что произошло в кабинете директора, когда его туда отвели, но скоро вся школа знала, что в одной из комнат живёт необученный колдун.
  В школе он прожил около полугода, летние каникулы, и получил право учиться там. А пока он готовится к учёбе, я расскажу о школе. Интернациональная школа магии "НКВД" располагалась на Британских островах. Где именно, не знал никто. Она была основана очень давно четырьмя колдунами из Союза Лучших Колдунов:
  Британцем Андерстендом Дуюновом,
  Грузином Горгорием Камикадзе,
  Итальянкой Всарой Й. Влетелли и
  Полькой Крысей Нипойми-Какой.
  По первым буквам их фамилий и назвали школу.
  Учеников разделяли на 4 отделения, ещё сами основатели. Каждый имел свои требования к ученикам, и поэтому все отделения отличались.
  Нынешний директор школы, Хруберт Макламер, был великим изобретателем и неслабым колдуном. Однако жил на свете маг, которого и он не смог бы победить - Мордоворот. Этот маг был похож на Гитлера. Тот же рост, те же усики, а в голове у него сидело твёрдое мнение относительно управления миром ("Власть мне!"), и множество способов убивания этих жалких элемагов (элементаров с колдовскими способностями). Это он давал понять всем, периодически совершая набеги на спокойный мир магов.
  У Мордоворота были помощники и приверженцы его теории "Консерватизм в мире магии" о необязательности выискивать колдунов среди элементаров. Причём помощников становилось всё больше, потому что не все хотели вникать в теории разных философов, написанные в десятках томов, зато каждый мог понять теорию Мордоворота. Она заключалась в одной фразе: "А на кой чёрт нам эти элементары?"
  Чем больше становилось "Горящих голов" (так они себя называли), тем сложнее было Мордовороту организовывать санкционированные нападения. Всё больше становилось нападений "от нечего делать".
  Очень немногим была известна причина нелюбви Мордоворота к простым людям. Ему было предсказано, что он умрёт от руки элемага. Даже сказано было, в каком году тот закончит школу, и какую. Но все элементары - потенциальные элемаги, поэтому весь неколдовской мир был у него в опале.
  Чем ближе становилась дата выпуска, тем активнее вёл себя Мордоворот.
  Вот в такой атмосфере предстояло учиться нашему герою. Его учёбу я опишу по возможности кратко, потому что большинство событий будет происходить после учёбы.
  
  Попав на отделение имени Камикадзе, Радослав был обречен, стать гениалом или мачо. Но не он один.
  За первый год учёбы (на самом деле за первый урок) он нашёл двоих товарищей, подругу, кучу поклонников, поклонниц и нажил себе врагов.
  Неискушённый в дипломатических отношениях с сильными мира сего, он на первом же уроке поссорился с сыном верховного колдуна КОНЕЦа. Дело было вот как.
  
  Первым уроком первоклассников было обучение полётам. Преподаватель, Флаер Сикорски, был довольно равнодушным ко всем ученикам и так
  привык к ссорам студентов, что не обращал на них внимания. Урок камикадзевцев был совместным с новой партией заучек из Дуюнова. Среди них выделялся Джон Лейнен - сын верховного колдуна Вольдемара Лейнена. Он летал в сопровождении Люцифера Чёртова и Макса Апокалипсиса. Причём, неплохо летал. Но, как всем крутым, просто летать ему не хотелось, и он со своими дружками стал мешать и издеваться над неуверенно пытавшимся лететь, Марио Тормосом из Камикадзе. В итоге под смех блестящей троицы, большинства дуюновцев, Марио свалился с метлы. Это не понравилось Радославу.
  - Парни! Чем он вам помешал? - спросил он и осмотрелся вокруг. Сикорски, наверное, отошёл, все ученики застыли в воздухе и смотрели на Радослава, как на настоящего камикадзе. Многие были несогласны с поступком Лейнена, но высказать это ему лично все побоялись. Герой понял, что в чём-то ошибся, но решил дойти до конца и узнать, где именно.
  Удивлённое слегка и улыбающееся лицо Лейнена повернулось в сторону окрика.
  - А тебе какое дело?
  - Ты не прав, - твёрдо сказал Радослав.
  - А, может, решим, кто прав? - улыбаясь, спросил Джон.
  Троица дуюновцев вылетела вперёд. Радослав решил, что опозорит славное имя Камикадзе, если отступит, и полетел к ним навстречу.
  Поддержки не было, и в умной голове Радослава моментально сложился план боя. Вернее, он решил потратить урок не напрасно и научиться летать. Первые движения были чисто интуитивными. Он начал летать по площадке, уворачиваясь от врагов. Минут за десять он покорил сердца всех девчонок на площадке (даже дуюновских, что почти невозможно), стал эталоном храбрости и ловкости для согруппников и безрассудства для дуюновцев. Но всё хорошее кончается.
  Кончился и этот полёт. Радослав пропустил удар в висок ногой от кого-то из троицы и упал на землю, где в ход вступили правила обычной уличной драки. Лейнен был в ярости после этого издевательского полета, (он хвастался перед уроком, что снимет с метлы любого за 60 секунд) и не думал, что делает.
  
  Радослав помнил, что его кто-то бил, потом раздались крики, этот кто-то переключился на другой объект, потом появился Сикорски и... Что было потом, он не знал.
  Проснулся он в 6 утра в месте похожем на больницу.
  - Не спится? - услышал он голос.
  На соседней кровати сидели двое мальчиков и девочка. У одного была перевязана рука.
  - Вы кто? - спросил Радослав, поднимаясь.
  "Странно, - подумал он, - ничего не болит".
  - Я - Харальд Поррет, - сказал тот, что был с рукой. Он был худым, в очках и с крашеными белыми волосами. - Это - Рамон Веслис.
  - Привет, - поздоровался с ним загорелый мальчик с смоляно-чёрными волосами и весёлыми глазами.
  - Я - Гармония Гарднер, - представилась девочка с длиннющими чёрными волосами и курносым носом.
  - Мы отвлекали от тебя Лейнена, пока она бегала за учителем, - сказал Харальд.
  - Спасибо, - ответил Радослав.
  - Так-так, - раздалось из дверей. - Вот они продолжатели традиций Горгория Камикадзе. Уже не спят. - В дверях стоял рослый японец.
  - Я - Сильна Прокляниши, завуч отделения Камикадзе.
  - Он первый начал, - быстро сориентировался Радослав.
  - А ты первый не испугался, хвалю. Кстати, ты побил мой рекорд и стал легендой школы. Моя первая драка началась на 4 минуты позже. А ещё ты - герой. Ты бросил вызов сыну верховного жре...колдуна, - глаза завуча сверкнули злобой, но он сдержался. - Вся школа будет говорить о тебе ещё долго. Так лететь! Это невозможно! В первый полёт 15 минут уходить от опытных, в сравнении с тобой, пилотов. И вы молодцы. Поступили, как настоящие камикадзевцы. Хоть поздно, но сориентировались. А ты хорош врезал этому сынку, - на сей раз, завуч обратился уже к Радославу. Он быстро-быстро говорил и быстро переходил от одного собеседника к другому. - Сегодня жду вас на своём уроке, а мне пора.
  Он заговорщицки подмигнул им и ушёл.
  - Так это был Джон Лейнен? - удивился Радослав.
  
  В башне их встретили радостными криками, и всё утро они праздновали это событие. В школе все девчонки первого и второго годов стали строить глазки мальчикам, особенно Радославу, а мальчики - подклеиваться к Гармонии. С Лейненом они столкнулись в Поедальне (так называли столовую в школе). Его глаза светились злобой и тёмно-синим светом, а голова была обмотана бинтом, что делало его вид не таким грозным, а даже смешным. Он был один. Новой схватки не последовало.
  
  Итак, трое замечательных друзей, троё злейших врагов и толпы почитателей и недоброжелателей - вот итог первого дня учёбы Радослава в школе. Впечатляет. Однако в этом году произошло ещё одно событие. Радослав впервые встретился с Мордоворотом. Впрочем, с ним встретилась вся школа.
  
  Школа "НКВД" стояла на мощном источнике магии. Точнее магией ее питали Кости Лошади Одиноких Путников.
  Когда-то один колдун так обиделся на своего коня, что заколдовал его на извечное таскание по дорогам всех, кто его увидит. Но он ошибся в заклинании. Вместо "на все вечности" он сказал "на вечность", что является грубой ошибкой (Вечность - колдовская величина времени. Вечность непостоянна. Самая длинная вечность тянулась почти 4000 лет, самая короткая - 6 секунд). Конь умер, а его кости стали излучать такое мощное магическое сияние, что его хватило на постройку, защиту и использование этого замка. Кости хранились уже несколько вечностей в билиритиновой коробке (билиритин - философский металл, аналогично философскому камню, окись билиритина давала удлинение жизни, также билиритин притягивал магию, поэтому излучение от костей постоянно оставалось в радиусе 3 километров от замка). Они хранились прямо в центре замка.
  
  В школу в октябре (за сентябрь не произошло ничего, кроме разделения младших классов на партии "За Лейнена" и "Все вместе", которые стали соперничать между собой сильнее, чем отделения между собой) приехал инспектор из КОНЕЦа, болгарский дипломат Тородромов. Фамилию запомнить не мог никто, поэтому все звали его просто - инспектор. "Все вместе", о существовании которых главные вдохновители и кумиры Радослав, Харальд, Рамон и Гармония даже не подозревали, решили, что Вольдемар Лейнен прислал опекуна своему сыночку. Они стали открыто намекать на это, чем ещё больше усилили вражду с "За Лейнена".
  
  С ноября начался отбор в команды отделений по кирпичу. Кирпич (ударение на первый слог) - колдовская игра. В неё играют на большом прямоугольном поле. Ворота представляли собой две больших прямоугольных рамки(3х1 метр - одна, 2х1 метр - вторая) на высоких(10 и 13 метров соответственно) столбах. Играли четырьмя мячами разной формы. В каждой команде четыре игрока играли тыквфлом (большой тыквообразный мяч). Тыквфл нужно было забросить в одну из рамок. За попадание в большую рамку давалось 1 очко, в маленькую - 3 очка. Тыквфлы особо не сопротивлялись бросунам, так называли этих четверых. У каждой команды было по вратарю. Кроме вратаря, забросить дубовый тыквфл игрокам мешали гаджеры. Алюминиевые абсолютно круглые мячи, обладавшие наглым характером, жестокие твари, которые так и норовили сбивать игроком с мётел, а тыквфлы с пути истинного (то есть пути в ворота). Но на них была найдены управа. В каждой команде были по два игрока с коваными дубинками, которыми они направляли гаджеры куда подальше или в игроков противника. Этих двоих называли гаджетами. Сразу после появления игры маги столкнулись с ещё одной проблемой. На поле после начала игры появлялись два бумажных кулька, которые летали по полю и ловили тыквфл или глюч - последний мяч. Народ назвал их кулебяками. Название прижилось. Чтобы решить эту внешнюю проблему в каждой команде теперь был кульбякер. Кульбякером назначался один из бросунов. Он вылетал на поле с сачком и ловил кулебяк. За каждого пойманного кулебяку давалось 5 очков. Когда оба кулебяки были пойманы, бросуны переходили к своим прямым обязанностям, то есть играли тыквфлом. Последний мяч назвали глюч. Он был квадратным и с крылышками. За собой он оставлял миражный след, поэтому поймать его было непросто. Этот мячик ловил глючник. За него давалось 13 очков. Когда его ловили, игра заканчивалась. Вот, вроде, и всё о кирпиче.
  После того полёта на уроке все были уверены, что Радик будет играть за Камикадзе. Но к общему удивлению его не взяли даже запасным. Многие связывали это с тем, что капитаном команды был Юсеф Сталленс, близкий друг Лейнена. Многие сильно огорчились, углядев в этом очередную несправедливость, и ещё больше стали симпатизировать Радику.
  Сам же трагический герой абсолютно не огорчился. Наоборот, был очень рад, что в команду приняли Харальда. Он стал новым гаджетом команды. Поэтому повода печалиться не было.
  
  Кирпичем Радик не интересовался. Именно, поэтому он пропустил сначала одну игру, потом вторую. В мае должна была состояться последняя игра Камикадзе. Радик решил сходить на неё, посмотреть на Харальда. Но из-за срочных забот он опоздал. В школе не было никого. Игра началась десять минут назад. Радик умудрился столкнуться в коридоре с весёлым призраком школы Хеппи Бёздием.
  - Привет, герой! Почему не на кирпиче?
  - Опоздал, - ответил Радик.
  - Инспектор, наверно, тоже опоздал, - улыбнулся призрак.
  - Где он?
  - Вон, с топором, - показал призрак.
  Радослав глянул в том направлении. Инспектор стоял посреди Главной комнаты. В руках у него был здоровенный топор. "Билиритиновый", - подумал Радик. Он давно научился отличать билиритин от других материалов. Инспектор опасливо озирался. Медленно он подкрадывался к коробке с Костями Лошади.
  Радослав пошёл к нему, стараясь как можно громче шуметь. Инспектор испуганно оглянулся.
  - Здравствуйте, инспектор, - сказал Радослав.
  - А это ты, Аргонов. Ты почему не на кирпиче? - раздражённо спросил инспектор. - Иди, пока не закончилась игра.
  - Уже не хочу.
  - ИДИ! - закричал инспектор.
  - Не хочу, - повторил Радик и вовремя пригнулся от летящего топора. Реакции ему было не занимать.
  - Вы что, инспектор? - испуганно спросил Радик. - Что вы делаете?
  - Я тебе не инспектор. Я тебе дядя Мордоворот.
  - К-как? - запнулся вконец испуганный Радик.
  - Так! Инспектор! Ха! Если бы кто-нибудь из вас напряг свою тупую голову, то заметил бы, что "Тородромов" можно простой перестановкой букв превратить в "Мордоворот". Вы же даже фамилию мою не удосужились запомнить. Дураки.
  В дверях зашумели голоса.
  - А теперь, элемаг, я тебя убью. И скажу, что так и было.
  Он достал из кармана палочку. Вдруг Радик увидел Гармонию. Она вышла из двери ведущей в подвалы. Когда она увидела эту сцену, то сумка выпала из её рук с громким стуком.
  - Ещё один элемаг. Двумя меньше, - сказал Мордоворот. Потом крикнул: Штобтыздох, направив палочку на Радослава. Радик ещё никогда не умирал, поэтому не знал, что нужно чувствовать в этот момент. Он просто закрыл глаза. Что-то больно ударило по голове. Решив, что уже умер, Радик открыл глаза.
  Мордоворот так и стоял в центре комнаты, осматривая палочку. "Нет, я не умер", - подумал Радик.
  - Чёрт!!! - воскликнул Мордоворот. В зал входили первые ученики.
  - У меня ещё шесть лет, - крикнул он. - Ещё увидимся. Время есть.
  Он достал откуда-то метлу и, выбив окно, умчался в летнее небо.
  В зал вбежал Прокляниши, потом Макламер и ещё несколько учителей. Директор осмотрел зал. Он выдернул из стены топор, осмотрел пятиметровый пролом в стене зала и сказал:
  - Аргонов, Гарднер, со мной. Профессор Прокляниши, вас тоже попрошу.
  
  - Что там случилось, ребята? - спросил директор, когда они поднялись в его кабинет.
  Радик, вроде бы, оправился от испуга и рассказал всё в точности до мелочей. Гармония высказала свою версию. Они совпали.
  - Не врут, - подвёл итог Прокляниши.
  - Сам вижу, - отозвался Макламер. - А Мордоворот прав, мы - дураки. Так просто нас провели.
  - Вот вам за заслуги перед школой, - сказал Прокляниши. - Билиритиновые полоски на палочку, завтра же таблички с благодарностью в трофейный зал. - По 25 очков камикадзевцам., - сказал Макламер.
  Радик видел такие полоски у старшеклассников. Он обмотал свою вокруг палочки. Она, как гвоздями прибитая прилипла к дереву.
  - Эти полоски повышают вашу магическую силу на несколько магнетов (Магнет - единица колдовской силы. Каждое заклинание несло колдуну затраты магии. Многие ставили не свои палочки усилители сигналов от магических артефактов, другие пользовались дорогим Раствором Магии).
  - Спасибо, - сказал Радослав. - Можно вопрос, профессор?
  - Да, - ответил директор.
  - Почему Мордоворот в меня не попал?
  - Возле коробки с костями сила притяжения магии билиритиновой коробкой очень высока Его заклинание, только вылетев из палочки, стало разворачиваться к коробке и прошло выше. Кстати, поэтому вам запрещено колдовать в Главной комнате.
  
  На этом события первого года обучения заканчиваются. Летом все разъехались по домам, профессора отправились отдыхать и искать новых учеников. Радослав остался в школе с домовыми и профессором Маккаркартни (профессор магических трав), которая наотрез отказалась уехать куда-либо от своих любимых цветочков (половина которых с радостью её бы сожрала). Однако без дела Радик не сидел...
  
  2. Вампиров нет - его ответ.
  - Хай, студенты! - начал Макламер свою речь на праздничном ужине в честь начала учебного года. - Я здешний босс, Хруберт Макламер. Это тем, кто не знал, забыл, не признал, страдает амнезией, ранним склерозом и просто, чтобы начать. Сейчас старейшины отделений раздадут вам расписания.
  Семиклассник Вондер Киндом отдал Радику листок с расписанием.
  - А теперь, юные чайльды, ужин... - он выдержал эффектную паузу, глядя на радость голодающих Поволжья, - откладывается. Я ещё не всё сказал. Хочу представить нашего нового завхоза. Мефисто Геймовер. Он же будет следить за порядком в школе. Затем, раз в неделю у учеников второго и старших классов будет поездка в Лугоморскс (второй класс в понедельник, третий во вторник...) Пока всё. Ужин!!!
  
  Радик проснулся в 7 утра. Заснул в 6. Осмотрев спящую комнату камикадзевцев, Радик снова упал на подушку и заснул.
  Часов через несколько его разбудил голос:
  - Ну, ошиблись. Ну, налили пиво вместо кваса. Русских с их напитками не поймёшь. Ну, насыпали вместо соли сонного порошка. Всё равно у них сегодня нет уроков.
  Это был знакомый Радика, шеф-повар школы домовой Шифер. Он стоял и оправдывался перед директором. Радослав глянул на часы. Они показывали полтретьего. Радик встал.
  - Первый пошёл, - сказал директор. - Ну, как пивко с сонным порошком, сынко? Быстро под холодный душ.
  Ослушаться Радик не мог, а одному идти не хотелось. На ходу он ткнул кончиком палочки в бок Харальда. Тот даже свалился с кровати и, естественно, очнулся.
  - Второй пошёл, - констатировал Макламер.
  Они вместе пошли в душ.
  
  Подобное меню вчера было у всей школы, поэтому в замке стояла абсолютная тишина. На стенах ещё остались следы вчерашнего праздника. Надписи типа "Дуюнов - без мозгов", "Комики - мастдай", "НКВД форева" или "Здесь был, есть и буду я" украсили все стены школы. Новый завхоз, Мефисто Геймовер, ругая учеников, на чём свет стоит, стирал всё, как мог. Харальд вдруг вспомнил, что его вклада в этот вернисаж не было. Он достал маркер и написал "ЛЕЙНЕН - ТОРМОZZZ", пока Геймовер отвернулся. Возле Поедальни они встретились и с самим Лейненом, который заявил для вводной перепалки:
  - Смерть фашистам! - обращаясь к Харальду.
  - Тебе того же, - привычно ответил немецкий друг интернационала и пошёл в Поедальню.
  - Знаешь, Лейнен, - сказал Радик, проходя мимо. - Был один элементар Джон Леннон. Его убили. И папочка у тебя, почти Владимир Ленин, который мумия... Многовато совпадений.
  - Ну всё, тебе не жить в этом году, - сказал Лейнен.
  - Уже боюсь, - ответил Радик. Зря он не отнёсся к тем словам серьёзно. Ну, что возьмёшь с камикадзевца.
  
  Первая поездка в Лугоморскс прошла в понедельник. Лугоморскс - колдовской город, один из пяти в Британии. Он находился в двух километрах от замка на абсолютно плоском острове, покрытом зелёными лугами. Остров был большим и находился в дельте реки ХХХ (обещал не разглашать), впадавшей здесь в море. Между землёй и островом ходил пароход под названием "Плотик Питера Великого". Питер Великий открыл остров, когда школы ещё не было, переплыв реку на деревянном плоту. Он же нашёл и Кости Лошади Одиноких Путников.
  Для большинства учеников посещение Лугоморскса было радостью, но для Радика всё вышло немного иначе.
  В местном баре "Хеллоу, Виннер" Радик сел с Харальдом, Рамоном и Гармонией. Когда они отлучились за покупками, к столу подошёл Лейнен с мужчиной, как две капли воды похожим на Джона.
  - Привет, Вечный! - обратился Лейнен к нему. Вечным его прозвали сразу после того случая с Мордоворотом. Так теперь его звала вся школа. - Это мой отец. Ты знаешь, кто он.
  - Ты - Радослав? - холодно спросил Вольдемар.
  - Да.
  - Ещё раз мой сын на тебя пожалуется, тебе не жить в этой школе.
  "Поразительное сходство мыслей", - подумал Радик.
  - Ты понял.
  - Да.
  - Я тебя предупредил, - сказал отец и, развернувшись, они ушли. В остальном, открытие Лугоморскса прошло успешно.
  
  Поначалу Радослав серьёзно отнёсся к предупреждению. Но со свойственной всем камикадзевцам беспечностью скоро забыл об этом.
  В конце октября вся школа узнала, что у Лейнена появилась "тайная" любовь - одна из девчонок с первого класса Камикадзе. Лейнен оказался очень ревнивым и не по-дуюновски вспыльчивым. Однажды он заметил за обедом, как Радик с ней обсуждал что-то (вспоминали недавний День Камикадзе 23 октября). Радослав не вызывал у него доверия. Через все столики прошла записка. Радик развернул бумажку и прочёл:
  "Ты пытаешься отбить у меня девушку (это первый-второй курс!) Теперь только дуэль. Сегодня же в 10 вечера в трофейном зале".
  Радик вспомнил, что в "Гарри Поттере" было нечто похожее, но всё-таки решил сходить. Ровно в 10 вечера Радослав зашёл в трофейный зал. Лейнен, как ни странно был там(!).
  - Пришёл-таки, - сказал он. Он был один(!!!).
  - Камикадзе всегда принимают вызов, - ответил Радослав, прикладывая руку к голове.
  - Ну, давай драться.
  Они поклонились (!!!!Само благородство!!!!) и отскочили в стороны. Заклятья (простейшие, естественно) посыпались градом. Когда Радик выпустил очередное заклинание (его любимое Хоп), скрипнула единственная дверь в зал.
  - Ха-ха! Попались, голубчики! Зе гейм из овер.
  - Ну, всё. Геймовер, - шепнул Лейнен.
  Это, действительно был Геймовер.
  - Ну, дети мои, дерёмся? Пошли к директору.
  
  У Радика складывалось впечатление, что Макламер не спит никогда. Уже не раз он попадал к директору поздно вечером, а тот был свеж и бодр.
  - Ах, это вы, Мефисто. Кого это вы привели? О, да это же Лейнен и Аргонов.
  - Дуэлянты, - с гордостью сказал Геймовер.
  - Дуэлянты? Ну, тогда по 15 очков с отделений, и идите спать.
  - Но...
  - Нет, Мефисто, выгонять никого не будем. Идите спать.
  Враги развернулись и пошли рука об руку к своим башням. "Может, мы ещё подружимся", - подумал Радик.
  
  Вся школа была удивлена сближением Аргонова и Лейнена. В школе понизилась успеваемость. Головы были заняты этим нелогичным событием.
  Они дружили долго. Целых два месяца. Потом произошла ссора. Однажды, когда Лейнен списывал у Радика задание по теории заклинаний (Дуюнов без мозгов, Лейнен - тормоzzz), он открыл тетрадь на одной из первых страниц и увидел надпись на полях: "Чтобы нам спокойно жить, нужно Лейнена убить". Как Радик ни оправдывался, Лейнен был твёрд, как кирпичная стенка (и также туп).
  Всё встало на свои места и вернуло учеников в привычную колею. Та надпись на полях немного удлинилась и изменилась. Теперь она звучала так: "Чтобы нам спокойно жить, мало Лейнена убить, Дуюнову надо мстить и друзей его валить". Этот стишок стал девизом неформальной организации "Все вместе", о которой Радик до сих пор ничего не знал. Лейнен, напротив, ещё как знал и считал всё это делом рук Квартета Камикадзе (так называли в школе Радика, Гармонию, Рамона и Харальда). Поэтому он решил писать отцу о каждом выступлении "Всех вместе". Вольдемар терпел долго, но на очередное происшествие, впрочем, никак не касавшееся сыночка, не отреагировать не мог. Оно давало ему шанс избавиться, наконец, от надоедливого русского, который мешал его сыну блистать во всей красе.
  
  В школе обитал Призрак Светлого Будущего. Он представлял собой нечто неясное и очень был похож на простой туман. Если на него посмотреть с расстояния 1 метр, он превращался во что-то хорошее, что ждало счастливца. Призрак редко появлялся на людях, поэтому редкий ученик мог похвастаться встречей с ним.
  Шёл апрель. Близилось лето. Ученики корпели над заданиями и подготовкой к экзаменам. В коридорах было пусто. Видимо, поэтому Призрак Светлого Будущего решил выйти из тайных комнат. Каково же было его удивление, когда из-за поворота появился ученик. Это был Радослав. Просто он навещал заболевшего Рамона (тот случайно наколдовал себе ледяную кровать и, не заметив этого, проспал на ней всю ночь; за ночь кровать растаяла, а Рамон, пролежав в луже полночи, простудился). Призрак начал улепётывать по коридору (дурак, мог бы в стенку уйти). Радослав был человеком азартным и не мог упустить такого случая. Он нарезал уже пятый круг по этажу за облачком, когда его вдруг окрикнул кто-то.
  Кем-то оказался завуч Дуюнова преподаватель нападения на нечисть Магомат Крыстос:
  - Аргонов, живо ко мне!
  - Что такое, учитель?
  - Это сделал ты, - это было скорее утверждение, чем вопрос. Радослав посмотрел в направлении его руки. Там лежал абсолютно белый Юсеф Сталленс.
  - Он мёртв, Аргонов, - сказал Крыстос. - Что вы на это скажете? Вы бежали отсюда. Я видел.
   - Я гнался за Призраком Светлого Будущего.
  - И где он?
  - Он был там, - Радик указал на другой конец коридора.
  - Но его там нет. Никто не докажет вашу точку зрения.
  - Мы докажем! - крикнул кто-то. Из-за поворота выплыли трое призраков.
  - Атас, Матрос и Каратист, вы забыли, кто я? И где ваш четвёртый?
  - Опаньки, - сзади из стенки выплыл ещё один полтергейст.
  - Вот он наш вечно молодой, вечно пьяный, - крикнул толстый призрак в тельняшке.
  - Драный Ян! А у нас тут труп, - воскликнул Атас.
  - Вы меня довели! - заорал Крыстос.
  - Всё, всё. Уходим. Это не наш татами, - заявил Каратист и утёк в стенку. За ним последовали и остальные.
  - Чтобы через пять минут был в кабинете директора, - раздражённо сказал Крыстос.
  Он ушёл, забрав на летучих носилках Сталленса. Радослав остался один. Что-то холодное прижалось к его щеке. Он обернулся и увидел Призрака Светлого Будущего. Облако будто улыбнулось ему, а потом превратилось в Макламера. Изо рта у него вылетели туманные слова: "Я знаю, ты не виноват", потом появилось сердечко. Оно увеличивалось в размерах, а нём появилась цифра 5. Потом появился круг с цифрой 1. Потом - самолёт и, судя по оттенкам тумана, флаг России. Потом появился человек. Туманный луч поразил его прямо в сердце, он упал. Потом появилась горизонтальная восьмёрка.
  Призрак вновь стал туманным облачком. Создав туманную руку, он помахал Радику и ушёл. Радослав сказал Ануксюда ручка и бумага и поймал прилетевшие ручку и лист бумаги. Он быстро записал всё, что видел. Прогнозы Призрака Светлого Будущего всегда выполнялись.
  Из стенки вышел Хеппи Бёздий:
  - Он решил тебя подбодрить. Это не ты, я знаю. Кстати, хочешь, объясню предсказания?
  - Да, - Радик забыл про визит к директору. Он показал листок с записями Хеппи Бёздию.
  - Ну, значит, так... Макламер будет на твоей стороне в этом деле. Дальше. Любовь на пятом году учёбы. Большая любовь. Ты что-то выиграешь. Дальше. Ты полетишь в Россию. Вот радость-то по Сибири летать! Хотя, кому как... Человек. Убьют какого-то твоего врага. И последнее. Тебя ждёт вечность, не радуйся раньше времени. Вспомни нашу лошадку. Вечности разные бывают, сам знаешь. Да и потом, вечность в виде призрака, камня, героя книг, крылатых фраз и др., не самая радостная перспектива. Это не обязательно вечная жизнь в прямом смысле этого слова, хотя он обычно показывает хеппиенды. Кстати, о Хеппи. С днем рождения Харальда тебя.
  - Спасибо, - Радик быстро законспектировал всё и сказал: - Мне срочно к директору
  - Пока, би хеппи.
  
  В кабинете директора его уже заждались. Макламер, Прокляниши, Крыстос, Дид (главврач школы), двое журналистов (Куда уж без них?) и Вольдемар Лейнен (без него уж точно никуда!).
  - Итак, - начал Лейнен. - Радослав Аргонов снова в центре внимания. На этот раз призраков. Камикадзе убивает Камикадзе. Что-то новенькое. Что скажете, Прокляниши-сан?
  - Вы не можете этого доказать, - ответил японец.
  - У него был мотив. Юсеф не принял его в кирпичную команду, хотя, как сын мне рассказывал, он отлично летает. В этом году Аргонов снова не попал в команду и не смог контролировать свою обиду.
  - Чем же, интересно, он смог обескровить Сталленса? - поинтересовался Макламер.
  - Например, заклинанием Крофьисноса, - сказал Крыстос.
  - Он на втором году, Магомат. Ему ещё 1000 магнетов не хватает до таких заклинаний.
  - Ну, что ж, - сказал Лейнен. - Мы займёмся этим делом. О его ходе тебя будут оповещать, Аргонов. Мне пора.
  Лейнен сказал? Открыть правительственную с КОНЕЦом, допуск Љ1, и исчез.
  Журналисты подлетели к Радику с криками:
  - Это вы убили Сталленса? Это клевета? Есть ли что-то личное в этом деле?
  - Я этого не делал, - сказал Радик и посмотрел на Макламера.
  - Вы всё слышали. Мне нужно с ним поговорить, - сказал Маламер, выпроваживая журналистов. За ними ушёл Крыстос, потом Дид и Прокляниши.
  - Я знаю, ты не виноват, - сказал Макламер.
  "Призрак не врал", - подумал Радик.
  - Всю кровь до капли могли высосать только вампиры. На теле Сталленса нет следов зубов. Это странно. А что ты там делал?
  - Я гонялся за Призраком Светлого Будущего.
  - Он ещё здесь! - удивился Макламер. - Ну, ладно. Иди к своим. Как-нибудь отмажемся.
  
  Вся башня Камикадзе выкрасилась в цвет крови. Стены украсились надписями типа "Смерть Лейненам", "Месть", "За справедливость". Радослава уже дважды вызывали в Судебную палатку (именно, палатку, а не палату, т.к. суд у колдунов располагался в противомагической палатке, охраняемой десятью околдаторами, которую переносили на новое место каждый раз - у судей было много недоброжелателей). Пока доказать им ничего не удалось, опровергнуть тоже.
  Однако видимо, бог магии Заклин решил, что подотчётному Аргонову маловато испытаний. В начале мая (9-го числа) он нашёл у себя в комнате снежно белого филина. Тот держал в клюве письмо. Радик протянул руку, но птица отвернулась. Он знал. Что делать в подобных случаях. Радик осмотрелся, прислушался и услышал шорох под кроватью. Радик сказал Контузь-ео и вытащил из-под лежанки потерявшую ориентацию мышь. Для верности он глушанул её ещё разок об стол головой и помахал ей перед клювом филина. Состоялся обмен. Радик развернул письмо. На листе бумаги стояли только точки и тире.
  "Кто это шифроваться вздумал?" - подумал Радик, доставая из сундука книжку "Азбука Морзе".
  Через 15 минут текст письма лежал перед Радиком.
  "Ну, ты и дурак, Аргонов! Даже понять не можешь, что письмо зашифровано магически!"
  - Ну и дурак я, - согласился Радик и сказал Шифрофкапирихвачинна.
  Точки и тире быстренько сложились в новую надпись (на этот раз из букв) "Идиот, другое заклинание!"
  - Само идиот, - обиделся Радик. - Афтопиривотчик.
  "Ты угадал!" - появилось на бумаге, и она отобразила весь текст.
  "Здравствуй, везунчик!
  Первый и последний раз пишу тебе письмо. Последний, потому что ты умрёшь. Не думай, что ты, действительно вечный. Я тут покумекал и решил, что нам нужно поговорить. Просто поговорить. Например, 25 мая в 24.00 в Зале Нечисти. 26 мая я тебя не убью, даю Страшную клятву. Приходи. Если хочешь, бери своих дружков.
  Ненадолго твой,
  МОРДОВОРОТ".
  
  - Замечательно, - сказал Харальд. - Нас тоже пригласили. Так. На честность Мордоворота рассчитывать не приходится. Он не убьёт, приведёт кого-нибудь с собой. Нужно искать пути к отступлению заранее.
  - Есть идея, - сказал Рамон. - Бив, Бад, идите сюда...
  
  25 мая. Полночь. Скрип двери. Ужас-то какой!
  В Зале Нечисти было темно, как ночью. Хотя это и была ночь. На люстре вниз головой висели светильники (прыгучие мыши: днём они бегают, как обычные мышки, а ночью они запрыгивают на что-нибудь висячее и спят вниз головой, освещая пол под собой). Радослав вышел на середину зала. В светлое пятно вошёл Мордоворот.
  - Привет, везунчик. Где же твои друзья?
  - Не пришли. Мы договорились встретиться здесь (НАГЛАЯ ЛОЖЬ! Гармония в это время накладывала пятнадцатое заклятие заклинивания на дверь. Теперь её не открыл бы никто, кроме, наверное, Макламера да Мордоворота).
  - Ну, что ж. Поговорим без них.
  - О чём?
  - Как ты думаешь, кто убил Сталленса?
  - Ты.
  - Ну, ты меня не уважаешь. Я тебе в отцы гожусь. Говори "вы".
  - Ты, - упрямо повторил Радик.
  - Ладно, - вздохнул Мордоворот. - Но это был не я. Сталленс - чистый маг. Был. Это ваш любимый Геймовер.
  - Не верю.
  - Зря. Ваш завхоз - вампир. Макламер об этом не знал. Он долго терпел. Из тела высосал всю кровь через соломинку. Продлил наслаждение. Никаких следов, только маленькая дырочка на шее. Такая маленькая, что её не видно.
  - Не верю.
  - Ну, твоё дело. На этом всё. Прощай.
  - Ты только за этим меня позвал?
  - Нет. Мои друзья-вампиры тобой закусят.
  - Но их же не существует.
  - Объясни им это сам, - сказал Мордоворот. Он сел на свою метлу и вылетел в трубу.
   В круг света со всех сторон вошли кровососы. Радослав оценил обстановку. К такому они не готовились. Тут Радик вспомнил совет Мордоворота. Он искренне не верил в вампиров и мог это доказать.
  - Вы кто? - спросил он.
  - Вампиры, Аргонов, - это был Геймовер.
  - Вампиров нет.
  - Идиот.
  - Вы сами подумайте. Вампир - это человек, употребляющий в пищу кровь, умеющий превращаться в летучую мышь. Вампиры боятся света. Это бред! Вы сейчас где стоите? Правильно, под светильниками.
  Вампиры вынуждены были согласиться и поспешно вышли из-под фонарей.
  - Вот вам первое доказательство. Стояли, не умерли. Идём дальше. Кровь. Кровь у нас четырёх групп. Кровь разных групп несовместима. Вы что, знаете группу крови каждой жертвы? А вдруг с вашей не совпадёт? Тут и хана вампиру. Правильно? Правильно.
  Зубки великоваты? У зайцев ещё больше, а они травку кушают. Вообще, пить чужую кровь негигиенично. Вдруг там микробы, наркота или антибиотики. Савсэм балной станэш!
  Вампиры, похоже, потеряли уверенность в своём существовании. Радик развивал успех.
  - Летучая мышь! Бред! Оборотни только на пару ночей перевоплощаются, а вы, когда захотите. Рождённый человеком летает только на подручных средствах типа ракет и шаттлов. Стыдно врать, товарищи... мыши! Да любая мышь помрёт со смеху от таких родственничков.
  Вампиры приуныли после такой критики в адрес своих способностей или просто не поняли значений слов "шаттл" и "ракета".
  - Вот так то. Нечего обманывать честных колдунов. Вы ещё на меня смотреть смеете? Наглые мошенники. Вампиры стыдливо опустили глаза. Радик добился, чего хотел. Он прошёл сквозь ряды пристыжённых вампиров. На их лицах читался явный стыд. Радослав подошёл к стенке и сказал:
  - Да вы же совсем того, - он постучал по камню. Из-за стенки послышался шёпот, и камни раздвинулись.
  - Ну, вы тут подумайте о своём поведении. Поукоряйте себя во лжи. Пока, - Радик торжественным шагом прошествовал в потайной коридор, показанный друзьям вездесущими Бивом Виссом и Бадом Хеттом.
  - Он уходит! - раздался крик Геймовера. Но камни уже встали на место. Послышался глухой стук. Вампиры бились в дверь.
  - Не выйдут, - сквозь смех сказала Гармония. - Лихо ты их.
  - Отлично сработали, - сказал Радослав. - Пошли к Макламеру.
  - Ты такой речью любого учёного убедил бы, - сказал Рамон.
  
  "Мачо" выводили из Зала Нечисти вампиров. Те шли с гордым видом, но, заметив Радика, стоящего вместе с друзьями и Макламером, глаза их резко опускались вниз.
  - Им стыдно, - сказал Радик удивлённому Макламеру.
  - Радик такую речь толкнул. Я всё записала, - сказала Гармония.
  - Никогда бы не додумался подойти к проблеме с такой стороны, - сказал Макламер, читая листок с записью речи. - А почему вы мне не сказали?
  На этот вопрос ответа не было.
  - Ну, ладно. Живы, невиновны и снова победили. Экзамены можете не сдавать.
  
  Каникулы подошли быстро. Все собирались домой. Только Радик слонялся без дела. Распрощавшись с друзьями на платформе, Радослав в очень плохом настроении побрёл к школе. Там он поднялся в Северо-восточную башню и стал бродить по комнатам. Потом он психанул, схватил с полки какую-то книжку и с криком "Заколебало быть одному!" швырнул её об пол. Вдруг шкаф отъехал в сторону. Радик вошёл в освещённый коридор. На стене висела табличка "Комната Расстроенных". В комнате были несколько диванов, столик, камин и полная тишина. "Здесь хорошо одному поразмыслить", - подумал Радик.
  
  Когда Макламер узнал об открытии Радика, то оказалось, что это не случайность. Многие расстроенные до этого так же хватали эту книгу, невидимую не побывавшим в Комнате в плохом настроении. А ещё он открыл один секрет... Но об этом как-нибудь потом.
  
  3. Ислам и христианство - повсюду камикадзе.
  
  Нимб-распределитель закончил свою работу. Ученики с радостью приступили к кушанию. Все снова были вместе. На этот раз открытие прошло без происшествий (просто квас спутали не с пивом, а с кока-колой). Единственное, что вызвало удивление, - это присутствие в ложе преподавателей Вольдемара Лейнена. Всё прояснилось, когда Макламер траурным голосом под аккомпанемент похоронного марша (Бив Висс и Бад Хетт как-то протащили в школу элементарский магнитофон) сказал:
  - Дети и уже не дети, хочу с радостью (после этого слова Макламер прослезился) представить вам нашего нового учителя по отварам (может быть, Макламер сказал по отравам, слышно было плохо). Это Вольдемар Лейнен.
  Столики Дуюнова взорвались аплодисментами. В тишине они прозвучали как взрывы. Потом прозвучали настоящие взрывы. Это столики Дуюнова вслед за аплодисментами взорвались ещё и в прямом смысле. Аплодисменты резко стихли. Когда дым петард рассеялся, отделение Дуюнова в полном составе отправилось отмывать мантии и открытые части тела от ошмётков еды.
  Учителя стали строгими голосами спрашивать, кто это сделал. Только Прокляниши широко улыбался. Он точно знал, кто это сделал. Только Камикадзе имели в своём составе Бива, Бада и набиравшегося опыта Веслиса. Виноватого найти не удалось, но Лейнен автоматически решил, что это Аргонов.
  
  Этот пустячок немного подпортил впечатление от праздника. Через день Камикадзе предстоял урок у Лейнена. Радик знал, что Вольдемар будет топить его, поэтому решил впервые за всю учёбу всё отлично выучить.
  Лейнен, естественно, оправдал его ожидания.
  - Сегодняшняя тема: едрён корень и его свойства. Аргонов, что вы знаете о едрёне корне?
  Класс быстренько создал траурные гримасы. Харальд трижды перекрестил Радика, и тот, улыбаясь, встал.
  - Едрён корень растёт везде, где можно. Живёт сам по себе. Селится колониями. Выпрыгивает из земли после заклинания Нуэтаблинедрёнкорень... Больно кусается, - добавил он, показывая забинтованную руку.
  Лейнен не ожидал правильного ответа. Весь этот спектакль учеников ему не нравился.
  - А свойства едрёна корня?
  - У едрёна корня нет свойств. Его иногда добавляют в отвары для вкуса (типа приправа) или для сговорчивости отдельных компонентов. Корень даже в варёном состоянии способен кусаться и убедить любую настырцию раствориться или напугать козий орех до смерти, когда он проявляет свои основные свойства.
  Лейнену это совсем не нравилось. Эта стопроцентная готовность, эта наглая улыбка.
  - А ещё едрён корень используют для мести врагам, - сказал Радик, увидев, как один корень выполз из сумки Лейнена на стул и скалил зубы.
  - Ответ неправильный, - радостно сказал Лейнен и быстро сел на стул. - Аргонов два-а-а...
  Котлы зашатались и упали с подставок. На пол полетели баночки со спиртованными препаратами (в некоторых препаратов не было, был только спирт, причём, 40-градусный; в других уже ничего не было).
  - 100 очков с К... - провыл Лейнен, но договорить не успел. Одна из баночек шарахнула его по голове.
  Прогудела корабельная сирена (типа, звонок), и ученики поспешили убраться отсюда на следующий урок.
  
  Благодаря этому случаю в школе целый месяц был праздник. Лейнен лежал в больнице с сотрясением мозга, а уроки по отварам вёл сам Макламер. Зато когда Лейнен вышел, его уроки стали звать не иначе, как "Сборы клуба самоубийц". Вольдемар уже дважды пытался подсунуть ученикам какую-то гадость вместо лекарств, но эксперт по жидкостям Шифер сходу определял вредность напитка.
  После нового года с Лейненами стали происходить странные случаи.
  Сначала Вольдемар не пришёл на уроки, потому что дверь его комнаты не открывалась. Потом Джон не нашёл под собой кровати, когда проснулся, после чего грохнулся на пол.
  Потом Вольдемар проснулся привязанным к своей кровати, а его палочка висела над ним в полуметре.
  Потом кто-то загипнотизировал Атаса, Матроса, Каратиста и Драного Яна (Гипноз призраков! Офигеть!), и они всю ночь выли или, скорее, кричали пьяными голосами похабные песенки на ухо Вольдемару. Таких происшествий было штук 50.
  - Не знаешь, кто это делает? - спросил как-то Вольдемар.
  - Нет, - ответил Джон. - Но подозреваю.
  - Кого?
  - Аргонова.
  - Я с тобой согласен.
  - Пап, а давай, сделаем его жизнь невыносимой.
  - Давай, сынок.
  
  "Началось", - думал Радик. Лейнен-старший закидывал его всевозможными личными заданиями и отбирал по 20 очков, если он что-то не сделал. Лейнен-младший называл Радика тормозом (А сам-то!) и предлагал ему перейти на отделение Нипойми-Какой. За что благополучно получил в глаз от Рамона. Вольдемар сразу хотел выгнать Веслиса из школы, но Макламер не позволил. В общем, в школе было весело.
  
  - А я слышал, что Лейнен наслал на Квартет Камикадзе Коран-духов. Ваще, атас!
  - Я тоже, а Апокалипсис грозился попросить папу наслать Четырёх Всадников.
  - Ни кийя себе!
  - Что-то пропустил?
  - Атас говорил, что Лейнен наслал на Аргонова с друзьями Коран-духов. Правильно, Атас?
  - Да, Каратист
  - Офигеть!
  - Может, сказать им?
  - Правильно! Молодец, Матрос!
  - А ты что думаешь, Драный Ян?
  - Согласен.
  - Пошли.
  Атас, Матрос, Каратист и Драный Ян поплыли по направлению Северо-восточной башни.
  
  - Я напустил на него Коран-духов, сынок.
  - Здорово, пап! А кто такие Коран-духи?
  - Ну, это духи-мусульмане. Души мёртвых шахидов. Они - полупризраки. Они могут входить в контакт с материей, но могут и ходить сквозь стены.
  
  - Коран-духи? Вы серьёзно?
  - Да, Радик.
  - Огромное вам спасибо, что предупредили, - сказал Радик.
  - Квартету призраков от Квартета Камикадзе почётная благодарность, - выразился Харальд. - Вы нам поможете с ними воевать?
  - Ну, атас!
  - Девятый вал мне в морду!
  - Чтоб мне бросок через бедро пропустить!
  - Конечно, поможем, - подытожил Драный Ян.
  - А вас не убьют? - спросила Гармония.
  - А нам по якорю, - ответил Матрос. - Мы ж призраки.
  
  Каждый вечер кто-то из призраков рассказывал о новых планах Коран-духов. Все ловушки благополучно обходились стороной. Коран-духи просто выли от везения Радика. Им становилось всё хуже. В одну из ловушек попался Джон Лейнен, но к счастью (хотя, кому как) всего лишь сломал себе ногу.
  Гармония тем временем искала способы борьбы с экс-шахидами.
  
  Коран-духи, разочаровавшись в тактике ловушек (фантазия закончилась), решили напасть в открытую. Всё было рассчитано. Аргонов просто не мог пройти мимо.
  
  - Точно в туалете?
  - Да, - ответил Призрак Коммунизма, очередной гонец.
  - На втором этаже?
  - Да.
  - Гармония, прости. Ты, похоже, не поучаствуешь в операции "Убей Коран-духа", - сказал Харальд.
  - Я пойду, - сказал Призрак. - У меня лекция перед коммунистами Британии.
  - Иди, - отпустил Радик.
  
  На следующий день тройка отважных парней торжественно вошла в туалет. На них тут же с криками: Аллах Акбар! Из дальнего угла помчались Коран-духи. Все 13. Рамон, по сценарию, стрельнул по ним противокорандуховым заклинанием Иисуснаами. Радик, также по сценарию, крикнул Хоп и сбил лучом заряд Рамона. Потом он громко и чётко сказал:
  - Ты что, Рамон. Они такие же камикадзе, как и мы. Братьям нельзя вредить.
  Коран-духи резко остановились.
  - Вы тоже камикадзе? - спросил главный.
  - Да, - ответил Харальд и показал на значок отделения на мантии.
  - Ка-ми-ка-дзе, - прочитал главный. - Во Лейнен - гад. На своих натравил.
  - А вы чего, на Лейнена работаете? - спросил Радик.
  - Ага.
  - А вы чего на Лейнена работаете?
  - Он где-то откопал Коран Магомета - оригинал всех Коранов. Эта святая Книга даёт обладателю власть над душами шахидов, то есть над нами.
  - Есть пара предложений, - сказал Рамон. - Может, присядем?
  Он указал на новенькие, установленные в ходе недавнего ремонта унитазы.
  - Присядем, - согласился главный.
  Компания расположилась по периметру комнаты на унитазах, так чтобы все видели всех (стенки кабинок всё равно только портили вид, и их решили удалить). Радик, Рамон, Харальд и главный Коран-дух сидели на VIP-унитазах, которые стояли чуть выше остальных.
  - Где у Лейнена лежит ваша Книга? - спросил Рамон.
  - В верхнем ящике рабочего стола, - ответил главный.
  - Если мы его украдём и отдадим вам?
  - Это будет высшая справедливость Всемогущего Аллаха.
  - Бога-Создателя, - поправил Харальд.
  - Какая разница! - остановил их Радик.
  - Мы дадим вам знать через привидений.
  - Каких привидений?
  - А вы их не видели?
  - Нет.
  - Они нам передавали все ваши планы.
  - А мы думали, вам так везёт. Лейнен нас чуть не убил.
  - Ну, у нас дела. Ждите. Делайте вид усиленной работы по нашему убиванию, - сказал напоследок Рамон. Герои вышли и отправились к Гармонии.
  
  Разработка планов по захвату Корана Магомета шли полным ходом, когда в башне появился знакомый белый филин.
  "Ну что, Аргонов, довели тебя Коран-духи? А избавиться от них тебе не получится. Коран уже у меня. Я специально вывел Лейнена, чтобы он достал её. Хочешь, поменяемся. Ты приведёшь всех элемагов своей параллели на стадион этой ночью, а я отзову Коран-духов и забуду про вампиров, которые подались на честные заработки.
  Твой ночной кошмар,
  МОРДОВОРОТ".
  - Во гад! - сказал Радик.
  - Он нас опередил, - сказал Харальд.
  - Зовём Коран-духов, - сказал мозг этого дела Рамон.
  
  Ночью Радик вёл всех элемагов на стадион. Всеми элемагами были Гармония, и чистокровные колдуны: Рамон, Харальд, Марио Тормос и новый друг Грин Пис со второго года Камикадзе.
  Мордоворот стоял в середине поля.
  - Это все? - удивился он. - Я насчитал в списках около сорока.
  - Они не пошли, - сказал Радик. Страха он больше не испытывал. Мордоворот для него был просто ежегодно повторяющимся природным явлением. Потом ему было тяжело от него отвыкнуть.
  - Ты глупо поступил, Аргонов. Книга у меня. Вот она, - Мордоворот продемонстрировал драный, обгоревший томик. Пока она у меня, Коран-духи не дадут тебе житья. А она пока у меня.
  - Уже не у тебя, - раздался голос из воздуха.
  Могучий удар в челюсть сшиб Мордоворота с ног. Книга вылетела из её рук и влепила Радику промеж глаз.
  Один из Коран-духов поймал её, ещё двое поддержали Радика. "Элемаги" связали Мордоворота колдовскими нитями, превратив его в клубок.
  - Спасибо, - сказал главный Коран-дух. - Теперь мы свободны. Если что-то понадобится, позовите нас. Пишите письма, совы нас найдут.
  Коран-духи взмыли ввысь и исчезли в тёмном небе. Юные камикадзевцы поволокли ночного кошмара Радика в замок. Удар был сильным, Мордоворот был без сознания. Радик шёл пошатываясь. Он никак не мог избавиться от полумесяцев перед глазами.
  Друзья не удержались и сфотографировались с поверженным врагом. Потом ночного кошмара проволокли по ступенькам к Макламеру.
  
  - Как сбежал!? Лейнен, вы что, слепой идиот!? Вы отныне не Верховный колдун! Новый Верховный колдун - Артур Марлинг! Всё! Никаких апелляций! - кричали наперебой Макламер, его двоюродный брат, начальник "мачо" Трушкинс и глава Совета Лучших Колдунов Василиск Клычков (как приятно увидеть русского человека на первых ролях.).
  Вот что произошло перед этим.
  Мордоворота решили подержать до прибытия "главных". Караулить вызвался Лейнен. Когда же "главные" прибыли, то Лейнена нашли связанным на месте Мордоворота. Самого же ночного кошмара на месте не было. Многие потом задавались вопросом, как можно было упустить связанного шесть раз оглушённого, побитого Мордоворота за 5 минут. Сам Лейнен ничего толкового рассказать не смог, впрочем, и бестолкового тоже. Его память заклинивало на этом моменте.
  
  Все начали разъезжаться. Лейнены укатили первыми. После такого удара по авторитету семьи они были злы и растерянны. Радослав снова остался один в школе. Этим летом он был весь в делах-заботах, поэтому не заметил, как оно пролетело...
  
  4. Дать ему тыкву и в тыкву дать тоже, чтобы не видеть его наглой рожи.
  
  Мучения Шифера с квасом закончились - он решил вообще исключить его из меню, чем очень огорчил любителей пива и кока-колы. На праздничном ужине постоянно слышался звон разбитой посуды. Макламер ввёл новшество. Старые добрые дубовые столы заменили на колдовские летучие скатерти. Ученики никак не могли привыкнуть к мягкой опоре, которая не держала их локтей, и постоянно падали на пол, увлекая за собой тарелки, блюда, бокалы. Макламер сидел, опустив голову и закрыв глаза.
  - Ничего, директор, - сказал Прокляниши. - Зато теперь они хорошо потренируются в восстанавливающем заклинании.
  Макламер объявил, что в этом году в школе появятся два новых предмета: матемагия и Предвидение. Преподавателями стали Деннис Айнцвайдрайс и Дама Ностра соответственно. Нашёлся и новый преподаватель по отварам. Им стал глава тех вампиров со второго класса Дракулий Упыреску.
  Радослав сразу стал для вампиров кем-то вроде Магомета для Коран-духов. Это проявлялось и в поведении Упыреску. За весь год он не поставил Радику ни одной четвёрки. По отварам Аргонов стал круглым отличником.
  Тяжелее отношения сложились с Айнцвайдрайсом. Он был слишком строг с учениками, но в то же время он не задавал заданий после уроков. Он стал ярким подтверждением мысли, что во всем есть плюсы и минусы.
  
  Ученикам посчастливилось узнать нового учителя в первый же день.
  Памятуя о прошлогоднем случае с едрёными корнями, Радик решил не готовиться совсем и заранее смирился с двойкой, но получил её совершенно нелепо.
  - Сейчас мы начинаем тему всего года: "Магия числа 13", - сказал Айнцвайдрайс. - А теперь выставим первую колонку двоек.
  - За что? - спросил Тормос.
  - За задание, которое я вам дал.
  - А какое было задание? - поинтересовалась Жанна Дырк, одноклассница Радика.
  - Я сказал: начинаем тему, а вы её не начали, - спокойно ответил учитель. - Не отвлекайте меня больше.
  Учитель быстро выставил столбец двоек, несмотря на возмущение учеников и удивление классного журнала (в него никогда ещё не ставили 13 двоек сразу).
  Магия числа 13 зародилась около 13 веков назад, когда главарь скандинавской магической олигархии Тринарик организовал первую в мире колдовскую организацию "Тринадцатый синдикат". Эта организация стала правительством колдовских скандинавских стран, а правитель стал королём Скандинавии и стал зваться Тринариком Первым. Он же стал основателем культа числа 13, и стал творить чудеса этим числом.
  В старину божества рождались и гибли, как мухи-однодневки, поэтому никто из людей не был против причисления Тринарика к ряду богов, но единственный реальный Бог магии Заклин не был рад такой конкуренции. Поэтому очередной потомок Тринарика (по совпадению, он оказался Тринариком Тринадцатым) был им убит, а "13-й синдикат" разогнан. Вот, в принципе, и вся история магии 13-ти. В этом духе Айнцвайдрайс проболтал весь урок, а потом, действительно, не задал ничего.
  
  Лейнен в этом году вёл себя смирно. Он совсем не горел желанием вновь опозориться из-за этих камикадзевцев и готовил им "страшную месть". Ещё в прошлом году у него появился осведомитель в стане врага. Это был Грин Пис. Всё было хорошо до октября, когда Грин был разоблачён. Лейнен очень огорчился, и ему пришлось начать действовать раньше срока.
  
  - Эй, Грин, - крикнул Харальд. - Я слышал, ты недавно с Лейненом по школе бродил. Что же он тебе поведал.
  - Лейнен? Да всё выпрашивал шпаргалки по отварам, который мой отец делает, - ответил Грин (его отец, правда, был автором лучших шпаргалок в мире).
  - И всё? - спросил Харальд.
  - Да, чтоб я провалился, - ответил Грин, - если это не так.
  
  Радик поднимался по лестнице в родную Северо-восточную башню. Вдруг сверху на него посыпалась штукатурка, потом камни побольше. Вдруг с потолка упало что-то большое и тяжёлое. Вернее, сначала упал сам потолок, а потом это что-то. Но Радик уже этого не видел. Он лежал без сознания под кучей камней, на которой с испуганным лицом сидел Грин Пис.
  
  - Что тут случилось? - спросил Макламер.
  - Я спросил его, о чём он трепался с Лейненом накануне, - ответил Харальд. - А он, наверное, слишком быстро произнёс фразу "Чтоб мне провалиться", и Независимый Судья принял её за Малую Страшную Клятву (Независимый судья - некое подобие Суда Божиего. Это нематериальное существо решало, сдержал ли Страшную клятву давший её. Затем он концентрировал свободную магию на выполнения "пожелания" клятвопреступника).
  - А зачем? - спросил Макламер.
  - Не знаю. Я его за язык не тянул.
  Послышался стон. Радик очнулся и попытался оторвать голову от подушки.
  
  "Что-то побаливает", - подумал Радик. - "Раньше такого не было".
  Он огляделся. Рядом лежал нервно вздрагивающий Грин Пис.
  После разъяснений друзей и директора, он понял суть случившегося и решил быть начеку: с Лейненом не соскучишься.
  
  Первого ноября в школе началась комедия "Месть Лейнена, или как четверо умных камикадзе обидели глупенького Джонни".
  Привожу календарь событий за ноябрь-декабрь из ежедневника Гармонии.
  31 октября. Все спокойно празднуют в своих башнях профессиональный праздник Хеллоуин.
  1 ноября. Утро. Дверь башни Камикадзе намертво завалена снаружи порезанными тыквами. Учителя полдня разбирают завал.
  Камикадзевцы оскорблены и обижены, но...
  2 ноября. Лейнен просыпается и видит перед собой прямо в воздухе скалящуюся тыкву. Визг Лейнена обижает всех девочек "НКВД". Товарищ Лейнен теряет уважение и позиции в рейтинге женихов. Лучший друг Хеппи Бёздия - Превращенец едва не распадается на магнеты от смеха.
  6 ноября. Кирпич. Камикадзе против Влетелли. Метла Харальда начинает самовольное родео и не подчиняется заклятьям остановки. Харальда со сломанной рукой увели в Лечебницу (ну, ему не привыкать).
  8 ноября. Урок отваров. Три метлы, доселе мирно стоявшие в уголке ожили и принялись выметать из класса ошарашенного Лейнена. Они домели его до самого выхода из школы.
  9-21 ноября. Временное затишье. Мелкие наездики. У Лейнена кончились заготовки.
  22 ноября. Лейнен спёр одну из 13 магических подвесок из школьного набора Рамона. Айнцвайдрайс в приступе гнева ставит по тринадцать двоек всему классу. Подвеску этот гад ещё вернёт.
  25 ноября. Какое счастье, что у Харальда кот не хуже добермана. Этот живодёр "написал" письмо Лейнену с просьбой:
  "Отдай, пожалуйста, подвеску Рамону, сын мумии. P.S. Если тронешь меня, заколебу. Твой котик".
  Лейнен бросает письмо на пол, смеётся и садится на кресло в углу своей комнаты. Зря...
  Кот садится перед Лейненом и смотрит, не мигая.
  Через 5 минут. Лейнену надоело. Кот получает в ухо его блокнотом. Какая глупость.
  Через 5 минут. Крики о помощи бесполезны. Лейнен сам запер дверь изнутри. Зверюга шипит и дерёт когтями одежду Лейнена. Потом подходит к письму, показывает на него лапой. После крика Лейнена типа "Отвали" новый приступ поточить когти.
  Через 5 минут. Весь в лохмотьях и немного в крови Лейнен сдался. Подвеска у него в тумбочке. Живодёр торжественно уходит из башни.
  26 ноября-22 декабря. Абсолютная тишина. Лейнен приходит в себя. Теперь ему всю ночь снятся бешенный кот и тыквы.
  22 декабря Последний наскок Лейнена. У Айнцвайдрайса крадут единственный экземпляр Книги чисел.
  23 декабря. Его находят у Радика в портфеле.
  24 декабря. Сколько двоек может вместить журнал?
  25 декабря (вечер). Спальня Лейнена. Жуткий крик. Лейнен падает в обморок. Все стены, пол и потолок в тыквах, на столе журнал по овощеводству, а на кровати...сотня мягких маленьких котят.
  26 декабря. Лейнен в ужасе. Тыквы не стираются!
  27 декабря. Письмо камикадзевцам. "Аргонов, даю Страшную клятву, я к вам больше не полезу, но убери эти тыквы!"
  28 декабря. Безоговорочная капитуляция принята. Комната Лейнена перестала напоминать тыквенное поле, а Лейнен - соперника Камикадзе.
  31 декабря. Первый нормальный Новый год в школе.
  * сведения о события в комнате у Лейнена огромное спасибо Каратисту.
  
  Счастливое обучение в школе без Лейнена, как всё новое было большим светлым пятном в жизни Квартета. Так они счастливо прожили до мая.
  - Я хочу в Лугоморскс, - заявил однажды Радик - Дано там не был. Думаю, Макламер меня отпустит.
  - Ты что! - воскликнул Рамон. - Ты знаешь, какой сегодня день?
  - Какой?
  - Сегодня 13-ая пятница, 13 за последние 13 лет 13-ого века со дня смерти 13-ого главы "13-ого синдиката" Тринарика Тринадцатого.
  - И что?
  - Это же день всей нечисти. 8 раз число 13. В Лугоморсксе сейчас на каждом шагу опасность.
  - Да ладно, не волнуйся.
  - Чтобы не волноваться, мы пойдём с тобой.
  Макламер, правда, разрешил. Может, у него память на числа похуже, чем у Рамона, а может, он согласился с мнением Радика.
  До "Хеллоу, Виннера" добрались благополучно. Похоже, местные жители были более осторожными, чем Макламер. Лук, серебро, осина - всё было под рукой. На учеников они только посмотрели удивлённо и продолжили заниматься своими делами. Этих шестерых они точно знали.
  Шестерых, потому что Марио Тормос тоже пошёл с ними и захватил с собой Жанну Дырк, за которой начал ухаживать. Марио вообще в последнее время так приблизился к четверым друзьям, что Квартет потихоньку становился Квинтетом.
  - Марио, сколько времени, - спросил Рамон.
  - 13:13, - ответил Марио. - Ой, на 13-ти секундах остановились.
  - Уже 11 цифр 13 за день! - воскликнул Рамон.
  Вдруг в комнату вошёл человек и сообщил всем новость:
  - Мордоворот в кафе "13", что в доме Љ13. Он с "Горящими головами". Бармена поймал и захватил. Зовёт какого-то Аргонова.
  - Ну всё. 13 цифр 13 сразу. Сила Мордоворота теперь в 13 раз больше, чем обычно.
  - Он меня достал, - сказал Радик. - Говорили ему не лезть. Теперь ему же хуже будет.
  Он встал и пошёл в кафе "13". Остальные немного отстали от событий, поэтому выбежали на улицу, когда Радик уже скрылся в кафе. Но скучать им не пришлось. В "Хеллоу, Виннер" вошли "Горящие головы".
  
  Радик зашёл внутрь. Ставни были закрыты, в кафе темно. Радик не растерялся и зажёг фонарик. Мордоворот сидел прямо напротив двери, поэтому его фонарик осветил первым.
  - Убери эту гадость, Аргонов, - закричал он, закрывая лицо руками.
  - Чё, не нравится, Мордоворот? Чё морду воротишь?
  - Убери.
  - Где бармен?
  - Здесь я, - раздался голос из-под ног Радика.
  Радик достал небольшой карманный ножик и, быстро наклонившись, перерезал верёвки.
  - Уходи, - сказал он. Бармен скинул верёвки и выбежал.
  Пока Радик разбирался с барменом, Мордоворот оклемался.
  - Ну, Аргонов, сдохни. Штобтыздох.
  Радик увернулся. Сзади рухнула стена. Радик отряхнулся и сказал:
  - Твоё заклинание устарело. Штоптибя...
  Луч попал в ослеплённого дневным светом Мордоворота. Тот замер. После этого заклинания могло произойти что угодно. Его могло убить сразу, могло дать бесконечную жизнь. Могло сделать нищим в лохмотьях, а могло завалить золотом... Последнее и произошло, причём в прямом смысле. Сверху на него стали падать золотые самородки. Когда золотопад закончился, на его месте лежала куча золота. Вдруг раздался голос Мордоворота: Пашлофсёкчорту. Самородки выстроились цепочкой и вылетели сквозь дыру в стене. Мордоворот встал и хотел было чем-то стрельнуть, как вдруг золото вернулось обратно, а из воздуха материализовался чёрт.
  - Дожили, - заорал он. - Уже поспать спокойно не дают. То всяких дураков ко мне заносит, теперь золотом кидаются. Я что, самый рогатый? - чёрт оглядел присутствующих. - Ну, да. Самый рогатый. Так что, теперь всё можно? Убью. Кто кидал?
  - Он, - сказал Радик, показав на пошатывающегося от золотой атаки Мордоворота.
  - У-у, гад. Хана тебе.
  
  В это время в "Хеллоу, Виннере" шёл бой между Марио и последним из "Горящих голов". Ещё один уже лежал рядом и отдыхал. Марио предпочёл кулачный бой магическому, и второй соперник тоже скоро лёг отдыхать, держа в руке обломок палочки. Ещё двоих Рамон заманил в погреб c крысами и теперь сидел около двери и слушал стук изнутри, трусливый писк магов и не менее трусливый писк крыс. Одного до заикания заговорила Гармония. Зря он согласился выполнить её последнее желание. Сначала она 10 минут думала, какое же желание последнее, постоянно спрашивая мнение бандита. Потом оказалось, что последнее желание - чтобы бандит рассказал ей теорию Квазиморды "О действии магии на внешность людей". Бандит её не знал, поэтому Гармония сказала:
  - Давай, я тебе расскажу, а потом ты мне?
  Бандит согласился. Гармония наизусть знала эту теорию. Бандит постоянно сбивался, и Гармония постоянно поправляла его. Через полчаса этой пытки у бандита заболела голова, а ещё через 5 минут он потерял сознание.
  Двое бандитов Харальда были крепко связаны своими же руками друг с другом заклятьем Вазьмёмсизарукидрузия, и потом вошли в ритм танца под заклятие Давайпапляшым. Остальных кое-как свернули местные жители.
  Когда все вышли на улицу, то были удивлены другой картиной. По проспекту бежал Мордоворот, а за ним, размахивая кнутом, гнался чёрт. Он кричал:
  - Будешь знать, как железками кидаться.
  
  В очередной раз пробегая мимо Радика, Мордоворот закричал:
  - Я ещё вернусь! - и он исчез.
  - Сбежал, - обиженно сказал чёрт и тоже исчез.
  
  После таких успехов оставаться одному было вдвое грустнее, чем обычно, поэтому с Радиком остался Дракулий, именовавший себя советником Светлейшего (как звали вампиры Радика). Потом завалились и остальные экс-вампиры вместе с Геймовером, так что скучно не было.
  
  5. Любовь и спорт, привет Мордоворот.
  
  Кроме очередной битвы с Мордоворотом и Co. на пятом курсе с Радославом произошло ещё 2 события. Во-первых... ну, об этом потом, а во-вторых, наш герой умудрился влюбиться.
  Произошло это на Вечеринке Тысячелетия Горгория Камикадзе. То есть 23 октября в Северо-восточной(Nord-Ost) башне, башне Камикадзе, шёл праздник, разрешённый всеми вышестоящими. Банкет удался на славу, а что делать потом, не знал никто. Положение пытался спасти весёлый Рамон, которому помогал Харальд. Сегодня они были вдвоём. Гармония пыталась решить, что она скажет следующему поклоннику. Однако постепенно убеждалась, что все варианты, кроме проклинания, исчерпаны.
  Радослав сейчас пребывал в очень нервном состоянии. На последнем уроке пророчеств Дама Ностра предрекла ему найти свою любовь в день Камикадзе. Парень уже часа три сосредоточенно осматривал толпу из дальнего угла. Конечно, на отделении учились довольно неплохие девчонки. Любая по его первому зову станет лучшей подругой. Для любой будет честью и гордостью такая дружба, и они готовы на всё. Но любовь? Конечно, Гармония и Вильтор Коромен выглядели вполне счастливыми, но любовь между приезжими для него была приемлемой, а вот любовь в пределах школы или даже отделения была чем-то пугающим. Ну да ладно.
  Радослав сидел в углу, в кресле, и тревожно смотрел на часы. До полуночи оставалось полтора часа, а в сроках Дама Ностра не ошибалась.
  Вдруг его внимание привлёк Марио Тормос, которого после поимки двоих Горящих голов прямо в главной хижине Лугоморскса стали звать Супермарио. Он лопнул очередной Пророчный шарик (опять пророчества) и вдруг резко побледнел. Вместо весёлого, звонкого голоска, кричавшего "Тебя ждёт удача!", на весь зал прогремела музыка, и раздался голос.
  "Скоро, уже скоро всем элемагам - смерть, а магам - моё правление...
  ...Радик увидел падающую штукатурку, трясущиеся стены, и приготовился к любимой работе (то есть спасению всех), к которой он относился, как к должному. Однако ни Гармония, ни Харальд, ни Рамон инициативы не проявляли. Они смотрели куда-то...
  ...Ждите. Мордоворот почти готов. Присоединяйтесь ко мне все, кто согласен с моей теорией. Бойтесь элемаги. Ха-ха-ха".
  Хохот сотрясал, похоже, весь Норд-Ост. Вдруг колонна рядом с углом Радика зашаталась и стала падать. Под колонной стояла девочка (ну или девушка, кому как) и явно ничего не видела, не слышала в этом хаосе. Радик пронёсся разделявшие их пять метров пулей, сбил её с ног и упал на неё. Он почувствовал, что его засыпает чем-то не очень лёгким, а потом что-то тяжёлое упало ему на голову. Знакомая боль, и он снова отключился.
  
  "Родная койка", - подумал Радик, осматриваясь. - "Вот я снова здесь".
  Он попытался приподняться, но голова резко разболелась.
  "С каждым разом всё хуже", - подумал он. - "Пора кончать эту практику!".
  - О, наш загадочный друг снова в строю, - голос Веслиса был один на весь мир. Радик повернул к нему голову.
  - Что с башней? - спросил он.
  - Заклёпывают дыры, - ответил Рамон.
  - А с той девушкой?
  - Ни одной царапины! Ты снова на высоте! Она тут просидела все уроки, караулила тебя. Как голова?
  - Болит.
  - Знакомое чувство. Долго мы тебя откапывали. Пока эта колонна, пока шкафы, книги, а потом ещё и штукатурка. Смотрим девчонка, целенькая, отдыхает, а Радик опять без памяти. О, вот и она.
  В палату вошла невысокая девочка с длинными белыми волосами, довольно красивым лицом, если не считать кругов под глазами, и сумкой с книгами в руках.
  - Очухался твой спасатель, - сообщил Рамон. - Ну, оставляю вас наедине.
  Он подмигнул Радику.
  - А я побежал. Дела...
  
  - Ну, привет! - начал Радослав, кое-как сев на койке. - Давай знакомиться. Родислав Аргонов-Вечный, для друзей просто Радик. А ты?
  Девочка (девушка) смутилась, покраснела и отвернулась.
  - Да не бойся ты. Чего ты сейчас боишься? - Радик понял, что она смутилась ещё больше. Он замолчал. Молчание длилось долго. Радик, не мигая, смотрел на неё и ждал. Наконец, она сдалась.
  - Тебя, - неуверенно проговорила она.
  - Меня? - рот героя расплылся в самой тёплой улыбке, на которую он был способен. - Я, значит, спасай, башку себе коли, а она, значит, боится. И почему же? - Радик ждал новой паузы, но на этот раз минуты молчания не последовало.
  - Ты такой... герой, - подобрала она слово, - тебя все знают.
  Голос у неё был несколько тягучим.
  - Ха! А тебя не все знают, и я в том числе. Из этого следует, что я тебя бояться должен.
  Он взял с тумбочки палочку и призвал к себе из спальни десяток бредендбатеров.
  - Ты, я слышал, весь день здесь сидишь. Поешь, - сказал он.
  После трёх бредендбатеров она, похоже, перестала его бояться и сама начала разговор.
  - Меня зовут Викториада Селяви. Я на четвёртом курсе. У меня неплохо с защитой и практической магией. Я думаю, тебе в друзья я не гожусь.
  Радослав обдумал услышанное, дожевав бредендбатер(bread-and-butter), и спросил:
  - На сервис не жалуешься?
  - Чего? - не поняла она.
  - Ну, на сервис спасения. Там, неудобства какие?
  - Сервис? - сказала она, засмеявшись. - Спас и спасибо. Жива, а какой тут сервис.
  - Ну ладно. Помоги дойти до башни.
  Он, пошатываясь, побрёл из лечебницы.
  
  Как Дама Ностра могла ошибиться?
  Этот вопрос занимал Радослава давно. Вот уже месяц, как шёл ремонт башни, а он всё не мог понять. Каждый день он посвящал час размышлениям в Комнате Расстроенных. Об этой комнатке за шкафом, в закоулке Северо-восточной башни знали только он, Харальд и вездесущие Бив Висс и Бад Хетт. Поэтому он не ожидал увидеть там однажды свою спасённую.
  
  Радослав сел в полумраке комнаты на свой любимый диван. Здесь ему было так уютно и удобно размышлять. Вдруг он заметил какой-то отблеск в другом углу.
  Он подошёл ближе. Увидев здесь Викториаду, сидевшую на полу обхватив голову руками, он ничуть не удивился. Он и сам попал сюда три года назад не в самом радостном настроении.
  Радик представил себе профессора Прокляниши и сказал Пародис.
  - О чём грустим? - спросил он профессоровым голосом.
  Викториада даже не подняла головы. Радик понял, что она плакала.
  - Девочка Радослава, - всхлипнула она. - Прилипла к герою. Столб падает... Ну почему? Я же к нему не подошла ни разу. Почему?
  "Ну, хватит", - подумал Радик и сказал Стоп.
  - Да не обращай на них внимания, - сказал он своим обычным голосом. Он подсел к ней.
  - Ты... - она прокашлялась. - ТЫЫЫ? ЧЕМ Я ВИНОВАТА? ЧТО Я ТЕБЕ СДЕЛАЛА? - она принялась долбить Радослава старым способом, то есть кулаками.
  "Тяжёлая рука", - думал Радик, закрываясь от ударов. - "Ой... Только не по голове". Он поймал её руки.
  - Ну, хватит, хватит, - Радослав уже знал, что будет дальше (видел Сандерса с Флаеритой). - Поплачь, успокойся. - Шептал он. Да, так всё и произошло. Она уткнулась ему в плечо и заплакала.
  - Ничего. Им же завидно. Мне с первого класса все девчонки строят глазки. Как и Харальду и Рамону. Только я тебя спас, а их - нет.
  - Извини.
  - Всё в порядке. Только голова опять болит.
  У тебя парень-то есть?
  - Был. Только он подошёл ко мне с какой-то девицей и сказал, чтобы я шла к тебе.
  - Ну и забудь про него. Может зажечь камин? - Он сказал Файе, и в камине запылал огонь, после нескольких рун, он засверкал разными цветами.
  - Красиво! - сквозь слёзы пробилась улыбка.
  - Я тебя научу. Потом. А как ты сюда попала?
  - Они меня довели. Я подошла к этому шкафу, схватила какую-то книжку и хотела её швырнуть на пол, вдруг шкаф открылся...
  - Я тоже сюда попал не в лучшем настроении. - Сказал Радик. - Потом расскажу.
  Они молча уставились на огонь.
  "Что же с ней делать?" - думал Радослав. Она ему нравилась. Непонятно чем, но нравилась. - "Ну, попробуем".
  - Знаешь что? - сказал он. - А давай попробуем притвориться, что ты, правда, девочка Радослава?
  Вопрос явно ошарашил её.
  - Ну, нет, так нет, - быстро сказал он. - Давай, не будем притворяться. Давай, ты, правда, будешь девочкой Радослава.
  - К-как? - спросила она.
  - Просто. То все говорили "Вика - девочка Радослава", а теперь будут говорить "Вика гуляет с Радославом".
  - Как ты меня назвал?
  - Вика.
  - Красиво
  - Привычка.
  - Почему?
  - Там, откуда я приехал, имя Виктория сокращают до Вика. Викториада и Виктория, похоже, правда?
  - А откуда ты?
  - Не могу тебе сказать. Никому не могу сказать.
  - Почему?
  - Я хочу остаться человеком-загадкой. Ну, ответь на мой вопрос.
  Диалог прервался. В камине потрескивали дрова. Часы пробили девять.
  - Давай, - прошептала она.
  - Что?
  - Давай, попробуем. - Повторила она.
  - Замечательно! - сказал Радослав. - Пошли на ужин.
  Он потушил камин, и они под руку вышли в разбитую Большую комнату Северо-восточной башни: Радослав и его Подруга.
  
  "Странно, - думал Радик. - "Уже прошёл целый год, а Мордоворот всё не появляется".
  Почти прошёл июнь. Закончились экзамены. Из школы, однако, никто не уезжал. В этом году проводился юношеский чемпионат мира по скоростным полётам. От каждой школы было 3 мальчика и 3 девочки (всего в соревновании участвовала 21 школа) Каждый год вместо трёх худших школ приходили три новых (школ-то много). Отборочные полёты были запланированы на 29(у мальчиков) и 30(у девочек) июня. Чемпионат начинался 15 июля.
  Радослав хотел принять участие и начал тренироваться, Но, увидев, как хочет попасть на чемпионат Вика, он стал тренировать её, забыв о себе. Она делала успехи. Это радовало Радика. Как радовало и то, что он сделал удачный выбор.
  
  29 июня вся школа высыпала в Долину Одиннадцати посмотреть на гонки или поучаствовать в них. С трибун слышались кричалки. Особенно громко кричали влетелловские болельщики. Их гонщики всегда были сильнейшими в школе. Целый день юноши, желавшие попытать счастье, летали по сложной трассе. Каждый мог сделать только одну попытку.
  Радослав сидел на трибуне с Викой и наблюдал за гонщиками. С самого утра лидировал Лейнен на своей метле "Земля - Марс Супер". Вторым был Апокалипсис, на его же метле. Третье место занимал нипойми-каковский гонщик Идди Отт. Влетелловцы пока ничего сделать не могли. Уже человек десять не сумели перекрыть результаты первой тройки.
  Трасса была сделана из пластика. Куча поворотов и сложных участков. Её расположили в углублении, чтобы гонщиков можно было видеть только сверху. Отбор должен был закончиться в 22 часа. Примерно полседьмого Вика вдруг спросила Радослава:
  - А ты почему не летаешь?
  - Не хочу.
  - Ты же меня тренировал, а сам-то ты как летаешь, я не знаю.
  - Не хочу.
  - Ну, пролети, - сказала она. - Ради меня.
  - Ну, ладно.
  Радослав встал и пошёл за метлой. Когда через десять минут он вернулся, стадион ликовал. Только что Харальду удалось перебить время Лейнена и выйти на первое место. Правда, Рамон не смог никого обогнать.
  Заняв очередь, Радик стал ждать. Наконец, настал его черёд. Он сел на свою метлу "Вечный стандарт".
  - Кого мы видим на черте? - крикнул голос штатного комментатора школы Санчо Понце из влетелловцев. - Это же герой школьных девчонок Радослав Аргонов или, как его называют некоторые, Вечный на своей легендарной метле.
  Раздались редкие аплодисменты. Так хлопали всем явным аутсайдерам, немевшим летать. На трибунах никто всерьёз не воспринимал Радослава. Только те, кто был на том первом уроке, напряглись. Дуюновцы из-за страха поражения Лейнена, камикадзевцы из-за надежды на то, что их Радик не забыл, что значит летать. Он давно нигде не светился.
  - Готов? - спросил Сикорски.
  - Да.
  - Ну, тогда вперёд, - учитель выпустил искры.
  - Итак, Радослав сорвался с места! Лихо! Очень лихо! - кричал Понце. - Где он научился так летать? Куда только смотрит руководство школьной сборной по кирпичу. Такой летун пропадает.
  Радослав летел, не замечая криков комментатора и трибун. Он просто летел, как тогда, в первый день. Только теперь вместо врагов были стены и повороты. Прошло совсем немного времени. Вдруг Радослав увидел перед собой ленту через всю трассу с надписью "ФИНИШ". Только он порвал её, как до него донеслось:
  - Да! Он обходит Лейнена, но чуть-чуть уступает Поррету. Надеюсь, что руководство сборной успело открыть глаза, пока он летел. Если не брать таких летунов, то мы в жизни не выиграем чемпионат мира по кирпичу в следующем году.
  - Лети на вышку комментатора, - сказал Сикорски.
  Радослав поднялся на вышку. Навстречу ему оттуда слетел Апокалипсис. Он злобно посмотрел на Радика, но сдержался.
  - Молодец, Радик! - сходу сказал Харальд. - Почему ты не хотел летать раньше?
  - Просто не хотел. Вика уговорила.
  - Удачно ты с ней сошёлся. Надо поблагодарить её.
  
  Было без пяти десять. Друзья уже потеряли надежду на то, что кто-нибудь обгонит Лейнена, когда Санчо вдруг закричал:
  - САНДЕРС ДЕНСИНГ! Лучший результат школы! Браво, Сандерс! Есть летун от Влетелли. Часы пробили десять. У нас три финалиста: Сандерс Денсинг, Харальд Поррет и Радослав Вечный. Я прощаюсь с вами до завтра. Готовьтесь, девчонки!
  
  - Почему ты не летал раньше? - спросила Вика, когда камикадзевцы праздновали выход двух своих друзей на чемпионат мира.
  - Не просили. Я не люблю навязываться, - ответил Радик. - Вот ты попросила, и я сразу полетел. Завтра твоя очередь.
  - Мне кажется, что я не готова, - сказала Вика.
  - Тогда, давай, потренируемся сейчас. Утром поспишь, а часов в восемь пролетишь.
  - Уже поздно.
  - Мне Макламер до полуночи разрешает, - ответил Радослав.
  - Ну, пошли.
  Они взяли мётлы и отправились во двор замка. Радослав сделал там свою трассу, которую нельзя было увидеть из окон замка. Повторив все манёвры, Радик сказал ей летать на скорость. Вдруг посреди трассы она упала с метлы. Неуправляемый инструмент врезался в стенку и разлетелся в щепки. Радослав подбежал к ней. Из живота у Вики торчал меленький дротик. Радослав выдернул его и осмотрел.
  - Лейнен, - крикнул он. - Лейнен, ты где?
  - Здесь, - из кустов вышли девять дуюновцев.
  - Что, хреново твоей любимой? - нагло поинтересовался Лейнен. - За то, что ты меня обогнал, она завтра не полетит. Она проспит весь день и полночи.
  - Спасибо, что сказал, - ответил Радик и, перекинув Вику через метлу, полетел прямо к башне директора. Он постучался в окно. Макламер сразу его открыл.
  - Без одной минуты полночь. Ты как раз вовремя вернулся, - сказал Макламер, потом, заметив Вику, спросил: - Что с ней?
  - Лейнен, - сказал Радик, протягивая дротик. - Проспит ровно сутки.
  - Где он?
  - Они во дворе. Их девять.
  - Срочно туда!
  Они быстро спустились и выбежали во двор.
  Добежав до кустов, Радик остановился перед трассой. Она теперь была больше похожа на карьер. Стенки были разбиты и разбросаны по округе.
  - Лейнен, выходи! - крикнул Радослав.
  - Вечный, нас больше, - раздалось из кустов.
  - Ну и что?
  Из кустов появились те же девять дуюновцев, которых тут же повязал магической верёвкой Макламер.
  Многие из них даже не успели понять, что случилось.
  - Вот и догулялись, голубчики, - сказал Макламер.
  Директор и ученик сложили их на носилки и откомандировали в школу.
  - Вот и всё, сказал Макламер. - О чём задумался?
  - Что с ней делать? - ответил Радик. - Завтра она не сможет отбираться. А она так хотела.
  - Я разрешаю ей лететь послезавтра.
  - Спасибо, директор.
  
  Весь следующий день Радик провёл в лечебнице. Только под вечер поднялся узнать результаты отбора. Всех с огромным отрывом обогнали влетелловские девчонки, которые, в отличие от своих парней, показали потрясающие результаты, а две первых даже опередили Сандерса.
  
  Всю ночь Радик не сомкнул глаз. Под утро Вика, наконец, проснулась.
  - Привет, а что ты тут делаешь?
  - Тебя жду.
  - А сколько времени.
  - Пять утра.
  - Я проспала отбор, - чуть огорчённо сказала она. - А всё этот Лейнен. Никто, наверно, не знает, что это он.
  - Что ты. Вся школа только об этом и говорит. Все эти девять ребят твоей семье отстегнут штраф, по тысяче некромонет каждый. Мы их той ночью с Макламером поймали. А насчёт отбора, тебе разрешили лететь сегодня.
  - А где моя метла?
  - Разбилась. Ты на моей полетишь.
  - Но я не могу. Это же легенда. Ни у кого такой нет. Тем более, семейная реликвия.
  - Чего? - не понял Радослав.
  - Ну, на ней летал ещё твой великий дедушка. Ему ведь её по спецзаказу сделали.
  - Услышав такой бред, Радослав засмеялся на всю лечебницу. Да уж, создал себе имидж загадочного человека. Такие истории о его метле стали рассказывать.
  - Дедушка! Великий! По заказу! - Радик не мог остановиться. - Да у меня не было великих дедушек. Я - элемаг. Я два месяца жил в школе перед учебой, и сам собрал её из старых школьных мётел.
  - Совсем без магии?
  - Только клей-момент и заклёпки.
  - А почему же она называется "Вечный стандарт", если ты её только собрал?
  - Сначала я назвал её просто "Стандарт", но потом меня прозвали Вечным, и я решил, что "Вечный стандарт" звучит красивее.
  Они просидели в лечебнице до девяти. Потом они решили пойти на завтрак, а потом на трассу.
  
  В десять часов ровно они подошли к трассе, где их ждал Сикорски и влетелловские чемпионки.
  - Ну, очухалась? - поинтересовался учитель. - Давай, быстренько пролетишь, и пойдём в школу.
  Радослав отдал Вике метлу. Это был почти идеал. В опытных руках с ней не сравнилась бы даже "Торнадо-10 баллов".
  - Готова? - спросил Сикорски.
  - Да.
  - Вперёд, - он выстрелил искрами.
  Недаром прошли тренировки Радослава. Вика летела, как вихрь. Когда она промчалась дистанцию, Сикорски крикнул:
  - Рекорд школы!
  - Ты в финале и в школьной книге рекордов, - сказал Радослав, подлетевшей Вике.
  Все развернулись и пошли к школе.
  - На чём же я полечу в финале? - спросила вдруг Вика.
  - Я тебе соберу ещё одну. У меня есть две недели.
  
  Новость о рекорде быстро облетела школу. Но долго её не обсуждали. Этим вечером все разъезжались по домам
  На этом месте можно было бы закончить рассказ о пятом годе учёбы. Но описание этого года будет неполным без чемпионата мира. Поэтому продолжаем.
  
  Когда все стали заходить в поезд, Радослав остановил Вику и сказал:
  - Можно я приеду к тебе летом? А то так тоскливо здесь одному. Я заплачу, у меня есть деньги.
  Это была правда. Деньги у Радослава были всегда. На тот момент его богатство составляло около 6 тысяч некромонет. Просто Макламер открыл ему доступ в старые магические мастерские. Камин в Комнате Расстроенных при определённом порядке постукиваний по нему палочкой раздвигал стенки. Прямо за ними были мастерские с кучей магического хлама и не хлама и магические инструменты. Радослав летом наготавливал кучу всяких магических штучек, а потом продавал их школьникам. Деньги он складывал туда же, в мастерские, в большой сундук.
  - Ты, правда, приедешь? - удивилась Вика.
  - Если разрешишь, - ответил Радик. - Я заплачу.
  - Нет, не плати. Нам достаточно тех штрафов от дуюновцев. Поехали прямо сейчас.
  - Я ещё не сделал тебе метлу, и мне нужно закончить несколько работ. До чемпионата две недели. Ровно через неделю я прилечу. Ты где живёшь?
  - В Марселе.
  - Отлично. Встречай меня ровно через неделю на центральном вокзале Марселя.
  - Пока, - сказала она.
  - До встречи, - ответил Радик.
  Поезд тронулся, оставив Радослава на платформе одного. Он уже в пятый раз грустно смотрел вслед уходящему счастью дружбы и компании. Поезд скрылся за поворотом. Радослав побрёл к замку. На пороге его встретил Макламер.
  - Ну что? Проводил?
  - Да.
  - Чем будешь заниматься до чемпионата?
  - Недельку поработаю, потом полечу к Викториаде в Марсель.
  - Наконец-то нашёл выход, - улыбнулся Макламер. - А то лето, а ты всегда такой грустный.
  
  На следующий день Макламер уехал. Радослав снова остался наедине с собой, домовыми и профессором Маккаркартни.
  Он собрал новую метлу. Надписал её "Вечный стандарт", поставил автограф и написал "Вике от Радослава". Он сделал несколько безделушек, потом сложил в сундук кучу материалов и несколько основных инструментов. В сундук с деньгами он сложил одежду и подарки (нельзя же ехать с пустыми руками в такую даль, а то и послать обратно могут). До Марселя добираться пришлось на метле. Облегчив сундуки и прикрепив вторую метлу к первой, Радослав накинул на себя шатёр-невидимку, который скрывал его всего, и метлу, и сундуки. У него было четыре дня. Он планировал долететь за два дня до южного берега Франции и ещё два дня отдохнуть там.
  Наверно, он ошибся в расчётах, потому что лететь пришлось все четыре дня без передышки. В час дня ровно, через неделю после прощания, он добрался до Марселя. На вокзале он зашёл за угол, снял с себя шатёр-невидимку и завернул в неё мётлы. Потом Радик поставил сундуки на тележку и направился на поиски.
  - Радик! - услышал он и оглянулся на крик. Сбоку платформы стояла Вика с двумя взрослыми "Наверно, родители, - подумал Радик. - Мужчина, женщина. Да, это определённо родители". Радослав свернул к ним.
  - Э-э... бон жур, сказал Радик, с трудом припоминая французский.
  - Привет, - ответили ему по-английски.
  - Это - Радослав Аргонов, мой школьный друг. Это мои родители.
  - Я догадался.
  - Поехали быстрее домой, - сказала Вика.
  Они вышли с вокзала. Радослав думал, что они поедут на такси или машине. Каково же было его удивление, когда он увидел "Изю Райдера". "Изя Райдер" был автобусом-призраком. Но тот, кто первым увидит его в новом году, мог ездить на нём, когда угодно, и куда угодно. Видимо, в этом году такими счастливцами стала эта семья.
  
  Дом Селяви стоял в лесу. Это был изысканный двухэтажный домик с садом, полем для кирпича и трассой для гонок. Радику показали его комнату. Куда он отнёс свои вещи, а потом усадили за стол. К его приезду готовились. На стол нельзя было лишней вилки положить. Отец Вики - Виктор наполнил бокалы шампанским и сказал: " За знакомство". Когда все выпили и сели за стол, началось время разговоров.
  - Как долетел? - спросила мама Вики - Ада.
  - Неплохо. Четыре дня без передыху и проблем.
  - Надолго ты у нас?
  - До чемпионата. А потом, как вы скажете. Я вам дам деньги на моё содержание.
  - Не надо, - возмутился отец. - Ты нам и так с этими штрафами помог.
  - Надо, - ответил Радик. - Не я помог, а Лейнен сам виноват.
  - Не спорь с ним, - сказала Вика. - Всё равно не переспоришь. Это бесполезно.
  - Викториада только о тебе и говорила всю неделю, - сказала мама Ада.
  - Радик такой хороший, такой умный, такой добрый, мастер на все руки. Так, Викториада? - Виктор и Ада Селяви посмотрели на свою дочь.
  - Кстати, о руках, - оторвал родителей Радик. - Сейчас приду.
  Он побежал в свою комнату. Достал из сундука сумку с подарками.
  - Так, - сказал он вернувшись. - Билиритиновое кольцо я тебе подарил?
  - Да, - ответила Вика, любуясь на кольцо на пальце.
  - У меня такое же, - сказал Радослав. - Теперь держи.
  Он стал вытаскивать из сумки подарки:
  - Билиритиновый браслет, ожерелье из изумрудов и рубинов тончайшей работы, серьги с восьмигранными магическими изумрудами. Сам всё делал. Диадема. Золото, конусообразный бриллиант.
  Семья не переставала удивляться.
  - Так, - продолжил Радик. - Теперь самое главное.
  - Что же главное, после всего этого? - спросил Виктор.
  Радослав будто что-то поднял с пола, положил на стол, затем развернул что-то невидимое. Шатёр-невидимка открылся, обнажив две сверкающие полировкой метлы.
  - Это тебе, - Радик протянул Вике метлу.
  - Ты её всё-таки сделал! Я тебя обожаю! - Вика любовалась творением мастера.
  - Ни одного изъяна! - определил опытный глаз отца, который раньше был неплохим кирпичистом. - Это та метла, на которой ты вывел нашу девочку в финал? - спросил отец.
  - Нет. Эту я собрал уже потом. А вот она, та, - сказал Радик, указывая на вторую метлу.
  - "Вечный стандарт"! Теперь и у меня такая метла! - восторгалась Вика.
  - "Вечный стандарт"? - удивился отец.
  - Я долго выбирал оптимальную форму метлы, а когда сделал, то назвал её "Стандарт". Потом встретился с Мордоворотом-которого-нельзя-называть, и меня прозвали Вечным. Я решил, что в новых условиях "Вечный стандарт" звучит красиво и вполне приемлемо. За эту метлу любой в школе отдал бы пару тысяч некромонет.
  - А сколько стоит всё это богатство, что ты нам подарил? - спросила Ада.
  - На аукционе за это я мог бы получить около 70000 некромонет. Ах да! Совсем забыл.
  Он достал из сумки сложенную вчетверо тряпку.
  - Ковёр-самолёт. Реставрация Аргонова-Вечного. Летает, как новенький. С мягким диваном и биотуалетом. Всего на три километра в час уступает этим мётлам. Это вам.
  Он протянул ковёр маме.
  - Спасибо, на нём и полетим.
  - Ты устал, наверно? - спросил отец.
  - Да, есть немного.
  - Ну, иди спать.
  - Хочу только попросить выделить комнату мне под мастерскую. Я заплачу за аренду.
  - Будет тебе комната.
  - Спасибо.
  - Спокойной ночи.
  - Спасибо, - сказал Радик и отправился на законный отдых. Он ещё не знал, что его ждёт глубокое разочарование. Но до этого ещё далеко.
  
  Пять дней пролетело для Радослава в доме Селяви. "Какое счастье иметь друзей!" - думал он. Вика познакомила его с толпой своих друзей и подруг, показала магические места Марселя. Кроме того, метла Вики успешно прошла испытания. Большинство друзей Вики после полётов на ней произносили: "Мне бы такую". Радик был спокоен за вторую работу. Сам он совсем не тренировался, но Вику заставлял работать по полной. За это время он соорудил несколько простейших колдовских безделушек, типа спиритического блюдца. И был доволен тем, что в новом году у него будет хоть какая-то прибыль.
  
  За два дня до начала чемпионата семья решила вылетать. Чемпионат был в соседней Германии, недалеко от границы. Радослав взял с собой только 500 некромонет разменными купюрами, пудами стервингов(1 некромонета = 100 пудов стервингов), походные конверты со столиком и двумя диванами (После заклинания Штопринёспачтальён эти конверты превращались в диваны и столик) и свой шатёр-невидимку. Когда отец Виктор расстелил ковёр во дворе, то оказалось, что Радик усовершенствовал старый китайский вариант диваном, багажным шкафом и вожжами (азиатские йоги сидели в позе лотоса и дёргали за кисточки).
  - Ну, садись, управляй, - сказал Виктор.
  - Нет. Я на метле, а вы пробуйте и учитесь.
  Он рассказал правила управления ковром-самолётом, и когда Виктор разобрался с вожжами, они, погрузив в шкаф вещи семьи (они, в отличие от Радика взяли много), двинулись в путь.
  Радослав летел рядом на метле. Он оделся в любимую одежду: лётную куртку. Лётные штаны, лётные ботинки (всё по спецзаказу от лучшей одёжно-обувной фирмы "Мода этого года"), на голову он козырьком назад напялил бейсболку с надписью "НКВД - лучшие везде". На глазах были моднейшие тёмные очки. Всё это обошлось ему в 1000 некромонет. В этом виде он собирался лететь и на чемпионате.
  До места добрались за полдня до открытия. Быстро нашли свои места в лагере участников. Все НКВДешники были рядом. Пока Селяви раскладывали палатку, Радик отошёл к Харальду, который сразу познакомил его с родителями.
  - О, ученик-загадка! - воскликнул он. - Это Радослав, это мои родители.
  - Много о тебе слышали.
  Чуть ли не до самого открытия Радик проболтал с Порретами, потом с Денсингами. Только перед самым открытием он поставил свой шатёр-невидимку возле таблички "Аргонов, НКВД".
  
  Стадион был большим, просто огромным. Все участники прошли круг открытия под знамёнами своих школ. Всё это время Харальд наблюдал за кем-то в строю. Радослав заметил это и, проследив за его взглядом, увидел довольно привлекательную девушку. Он прочитал на знамёни "Тройка", Россия.
  "Я бы туда попал, - подумал Радослав, - познакомился бы с ней"
  "Тогда бы не познакомился с Викой, Харальдом и остальными", - прервал он сам себя и отвернулся.
  На представлении школ Харальд так и не отвел глаз от девушки.
  - Что, понравилась? - полюбопытствовал Радик.
  - Да, - ответил Харальд, не повернувшись.
  - Пойди, познакомься.
  - Стесняюсь.
  Ты! - удивился Радик. За 5 лет он так привык к лезущим знакомиться девчонкам, что не сомневался в смелости Харальда в этом вопросе. - Хочешь, помогу?
  - Давай, - глаза Харальда намертво приклеились к россиянке, как билиритиновая полоска к палочке.
  "Правду говорят, что русские женщины кого угодно очаруют", - подумал Радослав.
  - Итак, - объявил штатный комментатор Комитета Магического Спорта Треп Лоу, - Через 10 минут начнутся первые отборочные залёты юношей, потом девушек. Завтра вторые отборочные залёты. Послезавтра финал. Готовьтесь.
  Радослав попал в первый залёт. Через 10 минут он стоял на старте и ждал, когда комментатор закончит представление.
  - Љ1. Тумба Мганга, школа "Сарацин", Камерун, метла "Чёрная звезда"
  Љ2. Пол Лётт, "50 звёзд", США, "Полосатая молния-50"...
  
  Љ9. Последний участник залёта Радослав Аргонов, "НКВД", интернационал, метла "Вечный стандарт". Он утверждает, что собрал её сам. Посмотрим, чего стоит эта поделка. Итак, главный судья Пьерлуиджи Фантомас готов дать искры.
  - Готовы, - спросил Фантомас.
  - Да, - сказали все.
  - Вперёд, - искры взлетели над трассой.
  Поначалу Радик не сумел соперничать с остальными и стал последним. Он летел, как тогда, в школе, на отборе, не слушая трёпа Лоу. Когда он увидел перед собой табличку "8", что означало, последние два круга, он стал обгонять. За один круг он вырвался на четвёртое место, обгонял соперников, как стоячих. До третьего было очень далеко, и Радослав не смог его догнать. Но везение было на его стороне. Третий не вырулил на одном из виражей и ударился в стену. Первые три места давали выход в следующий этап. Радик стал третьим
  - А самоделу везёт, - крикнул Лоу.
  
  На вышке Радослав растолкал окаменевшего Харальда, заставив его идти готовиться. Сам он подошёл поближе к школе "Тройка". Послушав разговоры, он узнал, что девушку звали Ксюша. Он сел за один из столиков для участников и стал сочинять письмо. "Харальд - немец. Значит, писать надо на немецком. Чёрт!" - думал он, вытаскивая из кармана два подарочных словарика. Он принялся сочинять.
  
  Сочинял он четыре заезда. Настрочив корявым почерком страницу, он вытер со лба пот, заклятием Пшёлвон выкинул эти ненавистные словарики. "Бив Висс ещё достанет", - решил он.
  - Харальд Поррет, - услышал он комментатора, - "НКВД", интернационал, "Ветер богов-2"
  "Пора", - решил Радик. Сворачивая из листка самолётик. Он отпустил его и направил заклятием Афтапиллот Ксюше в руки. Девушка поймала прилетевший к ней летательный аппарат.
  - Очередное признание поклонника? - спросила подруга. - Сожжёшь?
  Ксюша кивнула, но самолёт развернула.
  - Это немецкий! - воскликнула она. Похоже, ей стало любопытно, кто пишет ей по-немецки. - Кто знает немецкий?
  - Я знаю, - ответил Радик, "случайно" проходивший мимо.
  - Ты кто такой? - нагло спросила подруга.
  - Аргонов, интернационал. Я в первом залёте занял третье место. Перевести?
  - Давай, - сказала Ксюша.
  Радослав взял в руки листок, опустив глаза в него, стал рассказывать наизусть заученный перевод:
  - Здравствуйте, Ксения... Это ты что ль? - живо поинтересовался Радик. Девушка кивнула. - ...Пишет тебе Харальд Поррет из "НКВД"... О-па! Харальд! Мой друг, одноклассник. Тоже на соревнованиях...С самого парада открытия только на вас и смотрю, глаз оторвать не могу. Влюбился с первого взгляда... То-то я смотрю, он ни с кем не разговаривал. Когда только успел, голубок влюблённый...Очень хочу с вами встретиться. Может быть сегодня, часов в 7 вечера, возле выхода со стадиона. Приходите, пожалуйста.
  Влюблённый по уши
  Харальд Поррет.
  Ну чё, придёшь? - спросил Радослав. - Я ему передам надеяться или нет.
  - Скажи, что нет. Надоели все эти поклонники, - в это можно было поверить. В такую можно было влюбиться в два счёта.
  - Впереди номер второй, - кричал Лоу. - Что же он делает!? У него что, соперников и поворотов что ли нет!? Кто у нас второй номер? ХАРАЛЬД ПОРРЕТ! Вы посмотрите только!
  Ксюша, её подруга и Радик мигом обратили глаза на трассу.
  Харальд шёл первым. Отрыв был мал. Поррет же летел как на тренировке. Он махал всем рукой, крутил мёртвые петли, "бочки", на поворотах специально круто разворачивался и, вообще, играл на публику. Соперники постепенно отставали. Он так и прилетел, кувыркаясь, на финиш первым.
  Радик оторвался от свистения и апплодирования. Его кто-то дёргал за рукав. Это была Ксюше.
  - Скажи ему, что я приду, - сказала она.
  - Хорошо, - и Радослав, довольный очередной удачей, отправился к своим.
  
  - Ты где был? - спросила Вика.
  "Пиво пил", - подумал Радик, но ответил честно:
  - Свидание Харальду устраивал.
  - Ну, как? Получилось? - Вика была охотницей за любовными историями (романтик, чтоб её).
  - Получилось, - с гордостью заявил Радик.
  Подлетел счастливый Харальд.
  - Поздравляю. Лихо ты их всех, - сказал Радик. - Ты очень вовремя стал творить чудеса полётов. Я всё устроил. Вы с Ксенией встречаетесь на выходе со стадиона в 7 часов вечера.
  - С какой Ксенией?
  - С магнитом глаз твоих, о, несведущий друг мой
  - С ней? Но она же русская.
  - А я тебя чему учил. Ты же говоришь по-русски лучше меня, только писать не умеешь. Держи, - Радик передал ему письмо. - Это от тебя к ней. Сам сочинял.
  - Немецкий? - удивился Харальд. - Но ты же не знаешь немецкого.
  - Слушай ты, Хари-Кришна, тебе сделали, радуйся, а как, это уже моя забота.
  После Хари-Кришны Поррет обычно переставал возмущаться. Так было и на этот раз.
  Сандерс Денсинг тоже прошёл трассу успешно и занял второе место в залёте.
  - Интернационалы сегодня удачно выступают, - надрывался Треп Лоу. - Только они смогли вывести всех троих гонщиков в полуфинал. Сила в единстве. Посмотрим, что смогут их девушки. Да и на девушек посмотрим.
  
  Девушки смогли немного. Обе влетелловки вылетели. Вика летела в предпоследнем залёте.
  - Љ1. Йокко Летада, "Якудза", Япония, "Торнадо-8 баллов"
  Чемпионка прошлого чемпионата.
  Љ2. Джана Полетти, "Колдовской Сапожок", Италия, "Торнадо-8 баллов"
  Чемпионка позапрошлого чемпионата.
  Љ3. Ника Викториньо, "Пиренейское чудо", Испания, "Торнадо-7 баллов"
  Рекордсменка мира среди школьников. В этих отборочных соревнованиях установила новый рекорд. Наверное, эти трое и выйдут дальше. Кто там ещё...
  Љ4. Викториада Селяви, "НКВД", интернационал, "Вечный стандарт"
  О, ещё одно творение нашего самодела...
  - Ну, она и попала в компанию, - сказал Сандерс. - Видел я, как эти чемпионки летают. Не видать ей финала, как "Изи Райдера".
  Радик улыбнулся. Он-то знал, что "Изю Райдера" она видит уже полгода.
  Вика в отличие от Радика сразу вышла на третье место и шла в темпе лидеров - двух прошлых чемпионок. Рекордсменка увязла в толпе более слабых, и отрыв от неё увеличивался. Гонщица из "Якудзы" показывала очень жёсткую технику полёта. На восьмом круге она с третьей попытки подрезала-таки шедшую с ней наравне Полетти, после чего та упала с метлы и закончила гонку. У Вики был шанс в самом конце выиграть гонку, но, памятуя о той подрезке, она решила не лезть. Она так и долетела на втором месте.
  
  Остаётся последний залёт. Все незаинтересованные лица разошлись. Остались только представители семи школ и Харальд с Радиком. В последнем залёте летела Ксюша.
  - Ксения Ужова, "Тройка", Россия, "Москва-Воронеж"... - объявлял Лоу.
  - Запоминай, - сказал Радик Харальду. Ксюша пролетела дистанцию легко и выиграла залёт.
  - Неплохо летает, - сказал Радик.
  
  До 7 часов они просидели у Радика в шатре, обсуждая предстоящую встречу. Харальд довольно успешно вспомнил уроки русского, полученные от Радика. Без пяти семь Харальд отправился на встречу. Через 5 минут Радослав, не выдержав неизвестности, пошёл за ним. Он остановился в темноте подтрибунного коридора, заметив на выходе парочку. Слова эхом разносились по коридору.
  - Привет.
  - Привет.
  - Зачем позвал.
  - Ты мне понравилась.
  - Я много кому нравлюсь.
  - Будешь со мной встречаться?
  После этого лобового вопроса она немного подумала.
  - А почему именно с тобой?
  - Не знаю.
  - А давай, - сказала вдруг она. - Это так романтично. Иметь парня из другой школы, из другой страны, который отлично говорит, но не умеет писать по-русски. Потом, начал ты с письма...
  - Замечательно, - голос Харальда звучал несколько уверенней. Он торжествовал. - Пойдем, прогуляемся, погода замечательная.
  - Давай.
  После второго круга вокруг переделываемой трассы Радик с чувством выполненного долга отправился в шатёр.
  
  Харальд вернулся в час ночи.
  - Зайди, - сказал Радик.
  - Согласилась, - с сияющей улыбкой сообщил Харальд.
  - Отлично, герой-любовник. Ладно, иди, отдыхай.
  
  - С вами снова я, все знают кто, - начал Треп Лоу. - Сегодня у нас полуфиналы. Три залёта по семь участников у юношей и у девушек. По три победителя в финал из каждого залёта. Ну-с, приступим.
  Первый залёт юношей не представлял интереса. В нём не было никто из НКВДешников. Зато во втором залёте их было сразу двое. Радик и Сандерс.
  - О, здесь и наш самодел. Он заявил, что его метла ничем не уступает фабричным. Кстати, в школе его прозвали Вечным после схватки с самим Мордоворотом. Врут, наверное. Отсюда и название его метлы, "вечный стандарт", - надрывался Треп.
  - Вперёд, - искры взмыли в небо, мётлы в воздух. На эту гонку Радик с Сандерсом разработали тактику командной игры, но ёё воплотить в жизнь не удалось. В стартовой суматохе Сандерс и ещё двое столкнулись и вылетели. Радослав оказался третьим, но его обогнал прошлогодний чемпион Риди Гоу(Ready Go) из Австралии. Чемпион скоро обогнал и остальных, а Радослав стал догонять третьего. До последнего круга третий грамотно защищался, и Радик решил рискнуть. Как-то на тренировке он таким приёмом обогнал Вику.
  - Вы смотрите, что он делает! - закричал комментатор
  Радик показал, что уходит вверх, и резко перевернулся вниз головой на метле. Перестав ощущать противника за спиной, третий (гонщик из "Тройки", здоровенный амбал. Откуда только ловкость?) чуть расслабился и остался чуть выше, чем нужно. Радик в перевёрнутом положении прошёл под ним и вынырнул на последний поворот третьим. Опешивший русский даже остановился, а Радик финишировал вниз головой.
  - Такого приёма я ещё не видел! Какой риск! Какие нервы! Он же чуть головой по земле не проехался! Самодел не только мётлы делать умеет, но ещё и летать на них!
  Харальд в последнем залёте сумел снова вырваться вперёд и снова долетел "бочками" и спиральками.
  - Если бы этот парень не дурачился, у него был бы рекорд мира, - заявил Лоу после залёта.
  Вика снова без особых усилий стала второй, а Ксюша в бою с чемпионками - третьей. После полёта Ксюша подошла к Харальду.
  - Ну, ты и летаешь! - сказала она.
  - Да ладно, - смутился Харальд.
  - У меня предложение, - сказал Радик. - Пошли ко мне, отпразднуем выход в финал. Я один здесь. Никому не помешаем. Я угощаю.
  Радослав ещё вчера ночью всё спланировал. Он накупил всякой лёгкой еды, пару тортиков, распаковал конверты с диванами и столиком, даже палку, которая подпирала купол шатра, отполировал до блеска.
  Ксюша задумалась.
  - Пошли. Мы тебя не съедим, - заверил Радослав.
  - А если кто из моих узнает?
  - Не узнают, - сказал Харальд. - У Радика шатёр-невидимка.
  - Шатёр? Я только о плащах слышала.
  - У меня и плащ есть, только я его не взял. А шатров всего два в мире. Один у меня.
  - Пошли, - вступила в уговоры Вика, которую Радик за полгода тоже натаскал в русском языке. - С ним вообще спорить бесполезно. Он кого хочешь, уговорит.
  - Ну, пошли, - согласилась Ксюша, решив не проверять дипломатические способности Радика.
  
  Они дошли до пустого места с табличкой "Аргонов, НКВД". Радик нащупал полог и откинул его.
  - Радик! - воскликнули в один голос Вика и Харальд. - Вчера этого не было. Откуда?
  - Секрет. Садитесь, - он указал на диваны.
  Пары влюблённых сели напротив. Лёгкий праздник затянулся до полуночи. Когда стало совсем темно, Ксюша сказала:
  - Вы замечательные ребята.
  - Интернационал многому учит.
  - Мне пора идти.
  - Мы тебя проводим, - сказал Радик.
  - Не спорь с ним, - привычно сказал Харальд. - Не переспоришь.
  - Ну, ладно.
  Они довели девушку до самой палатки. Вдруг из темноты появились двое амбалов из Ксюшиной школы.
  - Где была, Ужиха?
  - С нами она праздновала, - ответил Радик.
  - Интернационалы. Опустилась ты, - презрительно сказал амбал, которого Радик обогнал таким сложным приёмом. - И так была дурой непатриотической, теперь ещё и с ними повелась.
  - Ты имеешь что-то против интернационалов? - спросил Радик.
  - А ты что-то имеешь против меня? - амбал широко расставил ноги и упёр руки в бока.
  - Они тебя обижают? - поинтересовался Радик у Ксюши. - Не бойся, говори честно.
  - Иногда, - робко сказала она и виновато посмотрела на амбала.
  - Харальд, отвадим? - Харальд кивнул. - Тогда коронное.
  Амбал достал палочку, но нельзя быть камикадзевцем без крутой реакции. Палочки камикадзевцев моментально появились у них в руках. Они сложили кончики палочек и направили их в сторону амбала.
  - Хоп, - синхронно произнесли заклинание друзья. Из палочки Радика вылетел зелёный луч, из палочки Харальда красный. Они слились и лазерным разрядом пролетели прямо между ног амбала, чуть задев штаны.
  - Перенервничал, - констатировал Радик, глядя на увеличивающееся мокрое пятно на штанах.
  - Переосмыслил значение, цель и образ жизни, - усмехнулся Харальд.
  - Он больше не будет приставать, - сказал Радик. - Ведь не будешь?
  - Н-н-н...
  - Не будет, - подтвердил Харальд.
  - Спасибо, спокойной ночи, - сказала Ксюша сквозь смех.
  - Ты, если что, пиши. Из-под земли достанем, - ответил ей, также смеясь, Харальд. - Хотя вряд ли кто теперь будет приставать.
  Четверо финалистов смеялись минут пять. Амбал пытался незаметно исчезнуть, но из-за своих размеров это получалось у него неважно. После этого камикадзевцы побрели к своим палаткам.
  
  Этим вечером они договорились о командной тактике. То есть один обгонял и сдерживал, пока обгонял другой. На последнем круге шла уже борьба между собой.
  
  - Итак, финалы, - провозгласил знакомый голос комментатора. Интрига велика. Вчера самодел Аргонов заявил, что его метла побьёт даже "Торнадо-10 баллов". Интересно, что сделает экстремал Поррет в этот раз?? Как поведут себя опытные гонщики Риди Гоу, Урбенс Баликерос и Давид Крутхлад. Итак, финал юношей:
  Љ1. Радослав Аргонов, "НКВД", "Вечный стандарт"
  Љ2. Риди Гоу, "Сумка Кенгуру", "Торнадо-10 баллов"
  Љ3. Валентайн Руссо, "Великая Британия", "Торнадо-9 баллов"
  Љ4. Урбенс Баликерос, "Васко да Гама", "Ферри-03"
  Љ5. Давид Крутхлад, "Альтернатива UK", "Маккляринг-02"
  Љ6. Харальд Поррет, "НКВД", "Ветер богов-2"
  Љ7. Михаил Шумахин, "Русский медведь", "Ферри-03"
  Љ8. Оррис Капирос, "Олимпия", "Гермес-10"
  Љ9. Кон Ю Хо, "Дети Тибета", "Ветер богов-1"
  Судья даёт искры. Старт. Гонщики помчались вперёд. Риди Гоу сразу вырвался на первое место. Урбенс Баликерос на втором месте, за ним Крутхлад, потом наш самодел Аргонов и Поррет. Аргонов обходит Крутхлада и резко тормозит. Пока британец выворачивается из тупика в лице самодела, мимо проносятся Поррет. Командная тактика? Похоже, этим воспользовался и Шумахин. Теперь уже Поррет тормозит соперника, и Аргонов выходит на третье место. Впереди Баликерос.
  С Баликеросом происходит то же самое. Теперь на их пути только стремительный Риди Гоу на "Торнадо-10 баллов". Подтвердит ли Аргонов своё заявление? До финиша осталось два круга...
  Все попытки обойти его с двух сторон, поочереди, как и подрезать, перекрестить траектории и проч. Были неудачны. Тогда Радик крикнул:
  - Я отвлеку.
  - Неужели он снова это сделает? - воскликнул Треп.
  Радик перевернулся вниз головой, прижался к метле и пошёл над самой землёй, задевая бейсболкой траву. Стадион ахнул. Тут Гоу совершил ошибку. Он стал прижимать Радика к земле, а Харальд тут же воспользовался свободной траекторией. Осознав ошибку, чемпион бросился вдогонку, но Харальд стал тупиком, и Радик быстренько довёл свой обгон до конца.
  - БРАВО! - закричал Лоу.
  Сбитый с толку Риди Гоу чуть отстал. Осталось полкруга. Радик с Харальдом стали соревноваться между собой. Они шли бок о бок, когда опомнившийся Гоу, набрав ход, захотел вклиниться между ними. Оставалось два поворота. Молчал стадион. Молчал комментатор. Что будет? Гоу явно обгонял их. Вдруг Харальд бросил на ходу:
  - Я у тебя в долгу за Ксюшу. Выигрывай.
  Он вдруг резко развернулся боком к Гоу. Тот не ожидал такого приёма и, резко дёрнув метлу влево, вмазался в стену.
  - Метла в щепки. Гоу в больницу, - сказал комментатор. - "Смерть" чемпиона. Первый Аргонов, второй Поррет, третьего придётся ждать долго.
  
  - Зачем ты это сделал? - кричал Радик. - Я не хотел так побеждать!
  - Я был у тебя в долгу.
  - Какой долг! Сколько раз ты меня спасал, а я тебя! Сколько мы вместе выиграли и проиграли! Какие долги!
  - Ксюша...
  - А ей ты как объяснишь поражение?
  - Расскажу правду.
  - Мне стыдно так побеждать.
  Так разговаривали победители сразу после награждения (оно состоялось сразу же после финиша третьего призёра Шумахина). Страсти сразу поутихли, когда Лоу объявил:
  - Теперь финал девушек.
  Љ1. Йокко Летада, "Якудза", Торнадо-8 баллов"
  Љ2. Авиа Мария, "Святой крест", "Крылья ветра-10"
  Љ3. Ксения Ужова, "Тройка", "Москва-Воронеж"
  Љ4. Джана Полетти, "Колдовской сапожок", "Торнадо-8 баллов"
  Љ5. Винга Эйр, "Сумка кенгуру", "Крылья ветра-12"
  Љ6. Викториада Селяви, "НКВД", "Вечный стандарт"
  Љ7. Ама Зонко, "Колдовская Сахара", "Буря в пустыне"
  Љ8. Виньера Милосски, "Свободная Польша", Торнадо-9 баллов"
  Љ9. Тирри Шкоуа, "Чудо Румынии", "Прогресс"
  У нас две чемпионки, одна самодельная метла, близнец которой обогнал "Торнадо-10 баллов", и 9 разных школ.
  Итак, старт! Девушки срываются с места. Старт выиграли чемпионки, за ними Љ6 и Љ3... Пока изменений нет...
  Четыре круга прошли без изменений в одном ритме. Потом Љ6 и Љ3 стали догонять Полетти, догнали и обогнали.
  - они же из разных школ! - кричал комментатор. - Они тоже используют командную тактику! Это невозможно! Они делят второе место, но до японки им не долететь. Летада уже финиширует. Она первая. Снова первая. Она взлетает и продолжает лететь прямо. Куда? Святой Бог Заклин (Бог Магии. Как ни странно, у магии тоже было своё божество)! Это же Стена призыва! Она обречена!
  Все посмотрели на чемпионку. Она, как загипнотизированная, медленно ползла к чему-то зелёному и потрескивающему. Потом она ударилась о Стену, быстро превратилась в лёд, потом вспыхнула и исчезла.
  - Её больше нет! - закричал Лоу. - Вторыми вместе пролетают финиш Љ3 и Љ6. Они тоже попадают под влияние Стены. Спаси их, Святой Заклин!
  - Харальд, за мной, - сказал Радик, взлетая. До стены осталось 10 метров.
  - Помнишь мой обгон снизу? - спросил Радослав. Харальд кивнул. - Сможешь лететь также, но без рук? - снова кивок. - Тогда заходим с двух сторон, срываем девчонок с мётел и летим к трибунам.
  Радик промчался над девочками. Его дёрнуло было в сторону Стены, но он промчался, перевернулся и крикнул
  - Только очень быстро. Начали.
  Харальд тоже перевернулся, отпустил руки, и они помчались навстречу. На огромной скорости они сорвали девушек с мётел, которые тут же влетели в стену и сгорели.
  Держась одними ногами, они неслись к трибунам. Там Радик разыскал в толпе Денсингов, с которыми были и Порреты. Он передал Вику им на руки. То же самое сделал и Харальд. Потом дружеские руки помогли перевернуться в нормальное положение. Радик направился к Стене. Недалеко от неё Радослав остановился.
  - Мордоворот! - крикнул он. Его голос был отчётливо слышен на замолчавшем стадионе. - Что тебе здесь надо, Мордоворот? Подлети ко мне.
  Стена исчезла, снизу в небо поднялся сам Мордоворот с пятью "Горящими головами".
  - Аргонов! Опять ты мне мешаешь!
  - Зачем ты убил ту девушку?
  - Она - элемаг.
  - А зачем ты хотел убить тех двоих.
  - Они тебе дороги, элемаг. Я знаю. Но ты отказал старому знакомому в такой радости. Я тебя убью.
  Он поднял палочку.
  - Убирайся вон, предатель магии, - Радославу уже надоели выходки Мордоворота, в его голосе слышался гнев. - Исчезни.
  Вдруг с палочки Радика сорвался странный луч и, ударившись прямо в метлу Мордоворота, превратил её в пепел. Взмахнувший палочкой Мордоворот потерял опору и полетел вниз. На ходу он произнёс телепортационное заклятие Ныньчисдесьзафтратам, шёпотом добавив место перемещения, и исчез. За ним исчезли и его помощники.
  - Фу-у-у! - выдохнул подлетевший Харальд. - Что это было? Ты не произносил заклятий.
  - Не знаю, - недоумённо осматривая палочку, сказал Радик.
  - Главное Мордоворота здесь больше нет. И девчонки живы.
  - Ты прав.
  - Смотри-ка, - сказал Харальд, указывая вниз, - сам Вольдемар Лейнен.
  - Точно не с благодарственной грамотой, - сказал Радослав. - Смотри, сколько с ним гениалов.
  - Радослав Аргонов, - начал Лейнен. - Вы арестованы.
  - Дожили, - усмехнулся Радик. - И за что же
  - За вмешательство в операцию по обезвреживанию Самого-которого-нельзя-называть-в-целях-неразглашения-оперативной-тайны.
  - Мордоворота что ль? А чего так тихо говорим? Я ничего не слышу, - сказал Радик. - И они ничего не слышат. Гдемоимикрафон.
  Теперь его голос стал очень громким.
  - Тут меня Лейнен собрался арестовывать, - сказал он на весь стадион. - Я тут избавил весь стадион от Мордоворота, спас гонщицу от смерти, а он говорит, что я ему помешал поймать Мордоворота. Где же вы были, когда мы тут разговаривали, мистер Лейнен? Строили героическую стратегию захвата под стулом, стуча зубами?
  - Кончай спектакль, - прошипел Лейнен.
  - Он говорит мне замолчать! - сказал Радик. - он собрался мне отомстить. Я не дал его сынку выйти на чемпионат.
  Сзади подлетел Макламер со своим двоюродным братом Трушкинсом - главой МЧС и десятком "мачо". Они с гениалами обменялись злобными взглядами и зависли в воздухе.
  - Лейнен, что тебе надо?
  - Я его арестую, Макламер.
  - Не советую сейчас его злить. На нём слишком много билиритина. Возможны непроизвольные выбросы боевой магии в ответ на гнев хозяина. Чем, ты думаешь, он спалил метлу Мордовороту. Только сначала тебе ещё придётся его догнать, - улыбнулся директор.
  Действительно, Радослава уже не было на стадионе. Один из "мачо" сразу шепнул ему: "Улетай, пока они спорят"
  Радик воспользовался советом и резко рванул к лагерю. Пролетая над трибунами, он крикнул: "Прощайте", и помахал рукой. Защёлкали колдофотики, а Радик помчался к своему шатру-невидимке. Он быстро вернул диваны и столик в вид конвертов, повалил палку, на которой всё держалось, и лёг на бетон площадки лагеря, накрывшись шатром.
  Минут через пять появились гениалы во главе с Лейненом.
  - Вот его место, - сказал один, указывая на табличку.
  - Улетел, - констатировал другой. - Даже палатку собрать успел.
  - Если родители не собрали.
  - Он - сирота, - оборвал Лейнен. - В соседних палатках проверьте.
  Гениалы разбежались и стали заглядывать в палатки Сандерса, Вики, Харальда, Флаериты Деликарс (двоюродной сестры Сандерса). Дважды они чуть не наступили на Радика.
  - Пусто, - сказал главный гениал.
  - Упустили, - раздражённо сказал Лейнен. Он пнул табличку так, что та сломалась, и побрёл прочь. За ним потянулись и гениалы. Когда враги скрылись в подтрибунном коридоре, Радик снова поставил шатёр, распаковал стол (в два раза больше старого), диваны, которых стало четыре (ещё два, в два раза длиннее старых, ему принесли совы). Он выставил на стол много закупленной ещё утром праздничной еды. От 500 некромонет осталось 14 и 72 пуда стервингов. "На дорогу хватит", - решил Радик. Он лёг на один из диванов и стал ждать.
  
  Часов в семь вся НКВДешная братия вместе с Ксюшей и семьями подошли к палаткам.
  - Ну, Радик устроил шоу, - сказал Сандерс. - Так Лейнена опустил.
  - Его так и не догнали, - сказал Харальд.
  - Да, как же его догонишь? - восхищённо сказала Вика.
  - Ты бы видела, как они с Харальдом вас спасали, - сказал довольный отец Ксюши. - А как он спалил метлу Мордовороту.
  Радик тихонько выбрался из шатра.
  - На праздничный ужин не зайдёте?
  Что тут началось! Радослав оказался чуть ли не раздавленным своими же друзьями. Его благодарили, поздравляли. Когда он, наконец, вырвался из дружеских тисков, то снова спросил
  - Ну, так как насчёт ужина?
  - Не против, - согласились друзья.
  - Все заходите, - сказал Радик. - Места всем хватит.
  Сложенный до этого вдвое шатёр теперь был разложен полностью.
  - Ты как от них убежал?
  - Сложил шатёр и лёг под него. Они тут побегали по вашим палаткам.
  - По нашим? - зло сказал отец Вики. - Да чтоб их...
  - Они ничего не взяли.
  - А где же мы будем ужинать?
  - У меня в шатре-невидимке.
  - Шатёр-невидимка! - удивился отец Вики.
  - Да, один из двух в мире. Вот вход, - сказал Радик, откидывая полог.
  - За спасителей, - сказал первый тост отец Ксюши.
  - Это за кого? - уточнил Харальд.
  - За тебя и за него, - отец указал на Радика.
  - Я здесь ни при чём, - сказал Харальд. - Если бы не он, я бы и не сдвинулся с места, а он потащил за собой, и мы спасли девочек.
  - А почему ты ему проиграл? - спросила Ксюша.
  - Я был у него в долгу.
  - Какой долг?
  - Он возомнил, что должен мне после того письма.
  - А что с письмом? - удивилась Ксюша.
  - Я его сочинял. Он сам боялся к тебе подойти или просто написать тебе.
  - Тогда он прав.
  - Нет, мы всегда были друзьями и сто раз друг друга выручали. Ни о каких долгах речи не было. Ты ведь его теперь не бросишь?
  - Теперь нет, - ответила Ксюша. - А тем вечером бросила бы.
  - Кстати, - спросил Радик. - Вам какие медали выдали
  - За второе место обоим. Первую отдали родителям японки.
  
  Гулянка длилась до самого утра. Потом настала пора разлетаться. Когда отец Ксюши узнал, что Радик умеет работать с билиритином, он сразу пригласил его в Россию вместе с Харальдом. Он отдал Поррету свой адрес. Все разлетелись в разные стороны. Отец Селяви вызвали "Изю Райдера".
  
  Радик лежал на диване в своей комнате и думал.
  Прошло два дня с момента приезда. Родители Вики казались какими-то не такими. Сегодня, например, Вика нашла в парке монетку в 50 пудов стервингов. Так они чуть с руками её не вырвали. Радик прислушался. Внизу кто-то спорил.
  - Вы же обещали при нём не показывать своего настоящего характера, - плачущим голосом говорила Вика.
  - Мы терпели почти две недели, - говорил голос Виктора.
  - Вы - наглые, жадные лжецы.
  - А ну, отдавай его подарки. Мы заберём и его поделки с деньгами за такое обращение с родителями.
  - НЕТ.
  Радик вскочил с кровати и вышел на лестницу.
  - Что у вас тут случилось?
  - Оставляй свои богатства, Аргонов, и вали отсюда.
  - Я уйду с ним, - заявила сквозь слёзы Вика.
  - Даже не думай.
  - Вика, я не сказал тебе. У тебя в диадеме сидит бесконечное паралитическое заклятье. Посмотри на цель и скажи "Огонь".
  Вика повернулась к отцу и посмотрела на него.
  - Не вздумай. Ануксюда диадема.
  - Не выйдет, - сказал Радик. - Только она теперь может снять диадему. Стреляй. Они полежат минут 20 и очнутся.
  - Огонь, - сказала Вика, посмотрев на отца, потом перевела взгляд на мать и повторила приказ.
  - Ты, правда, со мной улетишь? - спросил Радик.
  - Да. Я устала от их жадности.
  - Тогда собирайся. У нас есть минут 15. У тебя сундук есть?
  - Да.
  - Бери всё, что влезет. Я сюда больше не вернусь.
  Они разбежались по своим комнатам. Через 15 минут они сидели на ковре-самолёте. В багажном шкафу сзади стояли 4 сундука с вещами (у Вики было много секретов от злобных родителей).
  - Куда летим? - поинтересовалась Вика.
  - В школу. Я возьму там инструменты по билиритину и материалы. Потом к Харальду, и все вместе к Ксюше. Я обещал её отцу через недельку подъехать.
  Возражений не было.
  На столе в доме Селяви лежала записка: "Вы потеряли свою дочь. Только попробуйте к ней подойти. Прощайте".
  
  В школу прибыли через 4 дня. Вика сразу завалилась спать. Радослав отправился в мастерские. Все старые материалы он использовал ещё у Вики до чемпионата. Он набрал новых, завернул аккуратно в бумагу инструменты по билиритину и драгоценным камням. Набрал с десяток разным мётел (Вике нужно было сделать новую, да и Ксюше он обещал). Через день они отправились в путь.
  
  Харальд встретил их с радостью. Он уже заждался Радика. Сам он никогда не нашёл бы нужный адрес в России. Когда родители узнали, что произошло, то сразу предложили на каникулах жить у них. Радик сказал, что подумает. На следующий вечер они вылетели на ковре самолёте в Россию.
  
  Город, улица, дом... Город этот Радослав знал очень хорошо. Часто там бывал. Поэтому найти этот адрес было несложно.
  - Харальд! - дверь открыла Ксюша. - Папа, смотри, кто к нам приехал.
  После бурных приветствий уже и семейство Ужов знало горькую историю жизни Вики. Поступило второе предложение о месте жительства. Потом отец сказал, что все поедут на дачу. Там все материалы.
  
  Дача была маленькой снаружи, но расширенной внутри. Отец показал Радику мастерскую. Потом провёл его в "кладовые".
  - Билиритин здесь, - сказал он, открывая дверь.
  Радик чуть не упал. В комнате горами валялся билиритин. Магии здесь было столько, что хватило бы на три "НКВД". "Вот это свобода действий", - подумал Радик
  
  Этот месяц был самым счастливым в жизни всех четверых призёров чемпионата. Радослав наделал таких шедевров, каких не делали величайшие "билиритиновые мастера", Мигель Анхель и Дон Отелло. Скоро их некуда было ставить. Харальд учил девчонок всяким трюкам на метлах, которые Радик собрал в первые дни. Ксюша водила заезжих гостей по городу. Радик был счастлив вновь побывать в России. Вика и Харальд тоже были довольны. Учебники Радослав с Харальдом и Викой заказали по каталогу. Отец Ксюши обещал оплатить по каталогу. Настало время улетать.
  - Сколько ты хочешь за свою работу? - спросил отец Ксюши у Радика.
  - А сколько вы дадите, - сказал Радик. Для себя он изготовил пару перстней, Вике - серьги, пару безделушек из билиритина (лишние магнеты не помешают). Кроме того, он взял себе и Вике по одному глобальному произведению, одно подарил Харальду. Это, правда, никак не сказалось на общем числе работ.
  В школе он никогда не называл цену. Он продавал за столько, сколько ему давали. Вначале некоторые пытались покупать за бесценок, но наутро вся школа как-то узнавала об этом (Радик клялся Страшной клятвой, что никому не скажет, а Страшная клятва всегда срабатывала, если её нарушить). Мошенника осмеивали и позорили целую неделю. Так постепенно товары поднялись до нормальных цен.
  Отец дал 50000 некромонет. На аукционе все поделки стоили бы около миллиона некромонет, поэтому он в накладе не остался. Радику этого с лихвой хватило.
  
  За день до начала Радик с Викой и Харальдом, который решил лететь с ними (они погостили у Порретов один день, пока Харальд собирался), прибыли в замок. Радик сразу рассказал Макламеру, что случилось с Викой, и директор одобрил её выбор. На этом закончился пятый школьный год Радослава Аргонова.
  
  6. Привет врагам, пока друзьям, герой уходит к небесам.
  
  Первый учебный день принёс неожиданную новость. Мордоворот, собрав всю свою армию, начал захватывать мир и уже успел покорить всю Африку.
  Было ясно, к чему это приведёт. Школа "НКВД" и Лугоморскс станет одним из центров сопротивления. На деле вышло даже серьёзнее. Через неделю после начала войны Лугоморскс стал базой союзной армии Европы, штаб-квартирой КОНЕЦа и нескольких других организаций. Долину Одиннадцати, окружавшую "НКВД", стали заполнять домики компании "ОНО". Домики были не лучшего качества, зато бесплатно предоставлялись вынужденным беженцам. С этого момента каждый день после уроков Харальд бегал и искал сами знаете кого. Но Ксюша пока приезжать не собиралась. Зато приехала родня Рамона, Харальда и Гармонии. Вика немного побаивалась приезда своих родителей, но прошёл слух, что они ушли к Мордовороту, и тревога сменилась жаждой мести.
  Макламер тоже принял меры. Стало в два раза больше уроков по нападению на нечисть, практике заклинаний, самообороне и полётам. Большинство учеников одобрило новую программу, и в условиях боевого предупреждения они усердно практиковались.
  Радик был одним из лучших.
  Однажды он нашёл у себя в комнате знакомого филина. На этот раз почтальон сразу отдал письмо и улетел. Радик по этому поводу огорчился, потому что давно хотел куда-нибудь сплавить новую крысу из-под кровати.
  "Аргонов. Ты единственный, кто может предотвратить войну. Собери всех элемагов своего выпуска и притащи на гору Лысого завтра в полдень.
  Мордоворот".
  "Щас тебе, - подумал Радик. - В такую даль лететь".
  Гора Лысого была центром европейской магии. Где-то в Альпах была гора невидимка, которую открыл Ричард Лысый давным-давно.
  На следующий день филин снова прилетел с новым посланием.
  "Моё дело предложить, твоё - отказаться. У мира был шанс, ты его отнял. До встречи".
  "До встречи", - подумал Радик и пошёл к друзьям.
  
  - Приехала! - крикнул Харальд из дверей.
  Радик в это время сидел с Викой, Рамоном, Гармонией и Супермарио за уроками. Последние трое ничего не знали о событиях после чемпионата. Им было известно, что Радик сбежал от Лейнена, а Вика ушла из дома. Они удивлённо посмотрели на запыхавшегося Харальда (конечно, запыхаешься тут; 300 ступенек по спирали бегом - таков был его путь в башню Камикадзе). Радик с Викой сразу поняли, в чём дело, и молниями сорвались с мест, догоняя уже умчавшегося вниз Харальда.
  
  Они добежали до домика-близнеца всех остальных и заглянули в окно. Родители в пустой ещё квартире первым делом закрыли магическим щитом все окна, двери и даже дымоход с погребом. До окна теперь было не дотронуться, до двери тоже. Пароль был неизвестен. Встретиться с другом хотелось сильно. Остался один способ выманить Ужов из дома. С помощью Харальда Радик забрался на крышу, подошёл к трубе и со всей силы засвистел в неё. Не его вина, что компания "ОНО" делала некачественные стекла (в радиусе 100 метров целых окон не осталось, и эхо долго ещё ходило по Долине Одиннадцати; окна, конечно, тут же восстановили. Результат вышел потрясающий. Эхо минут пять гуляло по пустой хате.
  - На нас кто-то напал! - прозвучал в доме голос отца. - Пойду, посмотрю, кто это.
  Щёлкнул замок, дверь открылась.
  - Кто здесь? - крикнул отец, выходя из хаты.
  - Мы, и не надо так кричать. Мы не глухие, только немного контуженые, - отозвался Харальд.
  - Харальд? - удивился отец. - А кто свистел?
  - Я, - Радик спрыгнул с крыши.
  - Ты больше так не делай, - попросил отец.
  - Просто другого способа вас выманить не было. До окон-дверей не дотронешься.
  - Папа, что там?
  - Свои.
  - Кто?
  - А то ты не догадываешься!
  - ХАРАЛЬД!
  
  Минут 15 ушло на радостные приветствия и вопросы. Выяснилось, что все творения Радослава ныне лежат в самом надёжном банке колдунов "Копильнике". Потом Радик спросил:
  - Когда в "Тройку" возвращаешься?
  - Никогда, - ответила Ксюша. - "Тройка" закрылась и сказала ученикам: Учитесь, где и как хотите. Мы думали, куда нам поехать, и вспомнили, что у нас в Британии есть друзья. Ведь вы ещё есть?
  - Вроде так, - ответил Харальд.
  - Дочка, наверное, не будет учиться эти два года.
  - Это почему же? - удивился Радик.
  - А негде?
  - Как негде? Школа под боком. Ты учиться хочешь? - спросил Радик.
  - Очень, - грустно сказала Ксюша.
  - А чего так грустно? Сейчас всё устрою. Пишите заявление.
  - Ты, правда, устроишь? - обрадовалась Ксюша.
  - Конечно.
  - Пап, мы в настоящей демократической стране, можно, я поменяю фамилию?
  - Не могу запретить тебе того, что сам не сумел сделать при советской власти. И кто же ты теперь, бывшая Ужова?
  - Я теперь...Ксения Ньюжи.
  - Хорошо. Красиво.
  Заявление было написано, и Радик пошёл к Макламеру, устраивать счастье друзей.
  
  Радослав зашёл в кабинет директора. С Макламером сидел Вольдемар Лейнен. На вошедшего Радика он не обратил никакого внимания, как будто не было того случая на чемпионате.
  - Что тебе, Радослав? - спросил Макламер.
  - Да вот, подруга приехала из России. Можно её принять к нам в школу?
  - Это которая подруга?
  - Та, что мы с Харальдом спасли.
  - А, помню, невеста Харальда. Заявление есть?
  - Да. Можно её к нам на отделение?
  - Камикадзе?
  - Да
  - Можно.
  - Она будет учиться на отделении Дуюнова. - вступил в разговор Лейнен.
   - Это почему? - удивился Радик.
  - Мой сын так хочет.
  - Когда это Джонни успел влюбиться в нашу подругу?
  - Не твоё дело, Аргонов. Макламер, отдайте заявление. Ануксюда заявление.
  Лейнен не стал ждать. Заявление вылетело из рук Макламера. Лейнен протянул руку и...
  - Не отдам, - заявил Радик, перехватив листок.
  Ему пошли на пользу тренировки по кирпичу. Новый капитан сборной Камикадзе Харальд Поррет (может, знаете такого) взял Радика кульбякером, и Радик теперь сумел перехватить заявку на полпути.
  - Отдашь, а не то...
  - Что? - полюбопытствовал Радик.
  - Я тебя арестую.
  - Не имеете права, - спокойным голосом ответил Радик.
  - Почему?
  - Явное превышение полномочий в результате впутывания личных интересов. Вам не за что меня арестовывать. Тут и свидетель есть.
  - Тогда я тебя прокляну.
  - Не имеете права, товарищ Ленин... Извините, Лейнен.
  - Почему, - вскипел Вольдемар.
  - Нападение на несовершеннолетних влечёт за собой штраф. Вы не забыли тот штраф, который выплатили семье Селяви? Здесь к тому же свидетель есть, товарищ.
  - Ну всё, Аргонов, я тебя убью, - взвыл Лейнен.
  - Не умеете права, - третий раз повторил Радик.
  - Что-о-о? - Лейнен выхватил палочку.
  - Тут свидетель, - улыбнулся Радик.
  - Ксения Ньюжи принята на отделение Камикадзе, - объявил Макламер.
  - Паложпалачькуказёл, - крикнул Радик на всякий случай. Палочка вылетела из рук Лейнена и опустилась на стол.
  - Да я тебя голыми ру...русскими саблями замочу.
  Он подбежал к стене и выхватил из висящих на ней ножен две сабли.
  - Положчёвзялнаместа, - крикнул Радик.
  В увёртливости Лейнену сложно было тягаться даже с Марио Тормосом. Сабли вылетели из его рук и вернулись в ножны. Лейнен дёрнулся к палочке на столе.
  - Закалибалты, - сказал Радик.
  Лейнен тихонько сел на пол и замолчал.
  - Я пойду, сэр Хруберт?
  - Иди, - ответил директор. - Я тут сам уберусь.
  Радик забрал заявку с подписью директора и вышел за дверь. За дверью стояли и ржали Харальд с Викой. Ксюша, вероятно, ещё не понимала причины веселья, но тоже улыбалась.
  - Зачем же ты так товарища Ленина, а? - сквозь смех сказал Харальд.
  - Ничего, ему полезно. Ксюш, у тебя тут поклонник появился Штопевонавозампоушизавалила.
  Это было заклинание. Так как палочка всё ещё была у него в руке, то эффект получился сногсшибательный. Джон следил за ними из-за шкафа. В этот момент он высунул свою наглую рожу из-за угла. Радик махнул рукой в такт шагу и сказал это заклятье. Он сам не ожидал, что его заряд попадёт в Лейнена, поэтому удивился, проходя мимо него, но быстро сориентировался и сказал:
  - О! Наша школьная достопримечательность - Лейнен. Пойдём отсюда, пока не задохнулись.
  Лейнен не мог мстить. Он давал Страшную клятву. Друзья спокойно пришли к хате Ужов.
  -Собирай свой сундук, Ксюха, - сказал Радик. - Полетим на моей метле.
  - А она выдержит нас всех? - с опаской спросил Харальд.
  - Не боись. Ануксюда метла.
  Четверо друзей загрузились на "Вечный стандарт", а снизу привесили сундук. Пообещав забегать иногда в гости, друзья медленно взлетели.
  - Моя бы не выдержала, - сказал Харальд.
  - Это ещё раз доказывает, что всё, сделанное русскими, это надолго, - сказал Радик. Правда, Харальд так и не смог поверить, что русские заклёпки и клей-момент выдержали такую массу.
  Окно в гостиную им открыл Рамон. Он сразу понял, что если мимо летит метла Радика, значит, что-то скоро случится. Пропускать Рамону ничего не хотелось, поэтому он ждал прилёта хозяина метлы. Когда образовавшаяся на полу куча из учеников Камикадзе расползлась, Радик сказал:
  - Знакомьтесь. Наша новая однокурсница, Ксюша.
  
  Прошло два месяца. Снова подошла очередь похода в Лугоморскс. На улице шёл дождь, и Радик пошёл один.
  Он не раз бывал в местном музее летом и захотел посмотреть, не изменилось ли что-нибудь.
  Что-нибудь изменилось. Ранее на стене в одной из комнат висел гобелен под названием "Подвиг рыцаря". На нём был изображён бой местного богатыря с драконом. Может быть, для маленькой Британии это и был подвиг, но Радик его таковым не считал. Убить змею с одной головой - ну, какой же это подвиг? Вот трёхголовую - это да! Хотя в этом вопросе Радослав поклонялся Гераклу (вспомним Лернейскую Гидру). Правда, Радик объяснял это для себя размахом русской души. Ну ладно, отвлеклись.
  Итак, гобелена не было, зато была скульптурная композиция "Дуэлянты". Два мужика стояли, скрестив палочки. Радик остановился. Нет, его заинтересовала не статуя. Он случайно посмотрел в перекрестие палочек, как в прицел. На гладкой поверхности стены прямо параллельно палочкам были заметны какие-то чересчур ровные трещины, а сверху концы трещин соединяла ещё одна ровная трещина. Радик обошёл статую и подошёл к стене. Он надавил на треугольник трещин. Вдруг в стене открылась дверь. Что дальше?
  Радик, как любой русский человек, жил по принципу "Сначала сделаем, а потом действуем по обстоятельствам". Поэтому он зашёл в дверь и закрыл её. С этой стороны у неё хотя бы была ручка. Радослав оказался в комнате, освещённой факелами. Все стены были исписаны буквами, вероятно, составлявшими заклинание: СЕДЬМОИНЕБА. Радик не знал этого заклинания, но, подчиняясь вышеуказанному принципу, он сразу решил испробовать.
  - Седьмоинеба, - сказал он. Вдруг комната стала подниматься вверх. "Лифт", - понял Радик. Он стал ждать остановки.
  
  Прошло полчаса. Радик успел вздремнуть. Вдруг лифт остановился. Дверь открылась сама собой. Радик вышел. Перед ним был обычный рабочий кабинет с письменным столом, креслом, вешалкой и пр. Он был пуст, но в противоположной стене была открытая дверь.
  "Не надо было бы туда ходить", - подумал Радик, и уверенно вошёл в дверь. С другой стороны оказалась веранда с бассейном и зонтиком от солнца. В кресле-раскладушке сидел человек. Радик подумал, что не туда попал, и хотел вернуться, как вдруг...
  - Заходи, Аргонов.
  - А вы кто? - спросил Радик, поняв, что попал, именно, туда, куда нужно.
  - Я - бог магии Заклин. Правда, когда-то я был первым колдуном в мире. Звали меня тогда Мик Макмаг. Я стал совершенным колдуном, и тогда главные боги всех стран, то есть Зевс, Юпитер, Ра, Будда, Перун и ещё эти...Один, Яхве, Аллах, Господь и ещё кто-то решили, что миру нужен ещё и бог магии, и отправили меня сюда.
  - А почему ты не ушёл?
  - Отсюда не уйдёшь. Лифт работает только в одну сторону. Так что я тут слежу за существованием магии и колдунов, иногда подбрасываю гениям в головы новые заклинания. Ты думаешь, откуда взялось это заклятье Штоптибя? Я его тут дал вывести изобретателю заклинаний Микре Макросу.
  Мы должны были с тобой встретиться. Ты - лучший колдун после моей эпохи, а было пророчество, что после 2000-го года у меня появится помощник - лучший колдун своего времени.
  - Это я то лучший? - удивился Радик. - А как же Макламер с Мордоворотом?
  - Макламер с Мордоворотом, кстати, зови его Родольфо Хитлингер, уже отжили лучшие годы. Ты можешь победить их обоих. Так что теперь будем тут вместе загорать.
  - Ну, знаешь, у меня ещё планы на жизнь имеются, и я так просто сидеть не собираюсь. Ты говорил, что придумываешь заклятья. Вот и будем придумывать кнопку "вниз".
  
  - Где Радик? - спросил а Вика у Харальда.
  - Понятия не имею. А что?
  - Уже 10 часов, а его всё нет.
  - Не волнуйся. Он, небось, опять исследует подвалы "НКВД" или с призраками фигнёй страдает.
  - Хорошо бы.
  
  - Где Аргонов? - спросил Прокляниши у класса.
  - Он вчера куда-то исчез, - ответил Рамон.
  - Наверняка, Мордоворот что-нибудь сделал.
  - Радик бы выкрутился.
  Следующие три дня школа (точнее партия "Все вместе") проходила в трауре. Радик так и не появился.
  
  - Матьтваю. Нет. Идиабратна. Тоже нет, - Радик и Мик уже три дня поочереди сидели в лифтовой комнате и пробовали придуманные только что варианты заклинаний спуска. Происходило что угодно, но лифт не спускался. Вот сейчас, например, сначала в воздухе появился дух матери Мика, а после второго заклинания развернулся и исчез. Вошёл Мик.
  - Они по тебе траур носят. Пропал Аргонов, наш герой.
  - Кто ещё пропал. Срочьнавнис. Мик не успел увернуться от заряда и повиновался приказу, то есть сел на пол.
  
  Мордоворот был удивлён. Филин вернулся к нему с тем же письмом, которое он отсылал. Почему птица не нашла адресата?
  
  Исчезновение Радика стало огромным ударом по моральному состоянию ближайших друзей. Рамон чуть не сделал харакири, но Харальд остудил пыл южанина. Тут у людей горе, да ещё и Мордоворот влез. Недавно он прислал письмо Гармонии:
  "Исчез ваш дружок. Плохо, да? Больше некому вас, бедных элемагов защищать? Готовьтесь".
  В самом начале декабря в школу приехали вампиры, затем прибыли Коран-духи. Они назначили день памяти Радика 13 декабря. На него собрались все, кто хотел прийти. Даже Лейнены.
  
  Мордоворот скоро закрепил завоёванные позиции и решился на рейд в "НКВД".
  
  - Слушай, Мик. Кто такой Независимый судья?
  - Основатель магического суда Мантельсон. Мы периодически ходим друг к другу в гости. Он живёт вон за тем холмом. А что?
  - Хотел с ним поболтать о справедливости.
  - Завтра он собирался зайти.
  - Отлично. Нукажываапускайси, - факел на стенке сполз вниз, лифт остался на месте.
  
  Стоял отличный зимний день. Все шестиклассники отправились в Лугоморскс.
  В "Хеллоу, Виннере" было шумно и многолюдно, поэтому никто не обратил внимания на человека в плаще-невидимке. Этот человек подобрался к столику, где сидели друзья Радика, и снял плащ.
  - Привет, аргоновцы, - сказал он.
  - Мордоворот! - прошептала Гармония.
  - Русского больше нет, и я убью вас по одному. Первой умрёт его подруга.
  - Здесь Мордоворот, - закричал Рамон. Все обернулись.
  - Поздно, - сказал Мордоворот. - Преветморк.
  Вика упала со стула мёртвой.
  - Ныньчисдесьзафтратам, - продолжил Мордоворот и исчез.
  
  - Вику! Ты сказал Вику! - Радик тряс Заклина за отвороты пиджака. - Да я из него чучело сделаю и буду дротиками кидаться.
  - Успокойся. Тут Независимый судья пришёл.
  - Где?
  - Я здесь. Здравствуйте. Радослав.
  - Где справедливость, я спрашиваю?! Где? Почему? Только я здесь застрял, как уже моих друзей начинает вырезать Мордоворот.
  - Родольфо Хитлингер, - поправил Заклин.
  - Да хоть Адольф Гитлер, плевать! Почему?
  - Жизнь - это набор происшествий, - сказал судья. - Судьбы у человека нет, её поменять нельзя. У него есть только желания. Мордоворот увидел шанс, и исполнил своё желание. Вот и всё.
  - А предсказатели?
  - Это, действительно, уникальные люди, способные перемещаться без помощи Костра Времён по оси времени. Они могут увидеть исполненные желания кого-либо и сказать ему об этом.
  - Что ж. Тогда мы не можем прохлаждаться. Пошли исполнят наше желание, Мик, - Быстро нашёл повод отвлечься от распиравшего его гнева и огорчения или даже горя.
  - А что за желание? - поинтересовался судья.
  - Изобретаем заклинание спуска отсюда.
  - Я с вами. Надоело тут вдвоём сидеть.
  - "Одна голова - хорошо, а три - лучше", - процитировал Радик Змея Горыныча (З. Горыныч "Сборник афоризмов).
  
  - Какой неудачный год, - сказал Харальд. - Уже двоих друзей потеряли. Сложно будет противостоять Мордовороту.
  - Да уж, - согласился Рамон. - Но мы будем драться до последнего магнета.
  - Знаешь, что сказал бы сейчас Радик?
  - Что?
  - Чего грустим? Живы, значит, скучать нельзя. И нельзя сидеть сложа руки.
  - Точно. Давай, соберём отряд "НКВД".
  - Давай.
  И друзья сорвались с мест.
  
  Радик сидел на полу, свесив ноги в шахту лифта. Только что здесь был пол. Но после заклинания Правались, произнесённого Мантельсоном, он улетел вместе с творцом магии. Судья, конечно был бессмертный, так что скоро выполз обратно, а вот пола больше не было. Вдруг прибежал Мик со свежим заклинанием Вирнисьонпашутил, и через пару минут пол встал на своё место.
  
  Отряд каждый день тренировался реакции, комбинациям и прочей спецтехнике магии. В него входили Харальд, Рамон, Гармония, Ксюша, Марио, Жанна Дырк, Сандерс Денсинг, Флаерита Деликарс, приехавшая жить в Долину Одиннадцати, Дракулий Упыреску, Геймовер, восстановленный в должности завхоза, Бив Висс, Бад Хетт и ещё несколько человек. Никто не думал, что потом эти ребята станут элитой сил "мачо".
  
  Был май. Это Радик знал точно, но сейчас он не мог думать об огромной вероятности неприятностей (В мае всегда что-то случалось). Он вместе с богом и судьёй нёсся с дикой скоростью вниз в лифте. Такую удачу принесло первое в мире комплексное заклинание.
  - Ануганивнискоморкафшивая...- начал Радик.
  - Атопакамушкамрасбиру...- продолжил Мик.
  - Жыва, - добавил Мантельсон.
  Лифт обиделся на такой обращение и помчался вниз в два раза быстрее, чем поднимался.
  - Хорошо идём, - заметил судья.
  Вдруг лифт резко остановился, дверь открылась, и пол самовольно вышвырнул друзей в проём, сопроводив дождём из камней.
  
  В свободное время "спецназовцы" из отряда подрабатывал в музее и кафе охранниками. Сегодня был день первого. Они мирно стояли на своих местах, как вдруг из воздуха появились Мордоворот и Горящие головы, которые сразу начали атаку на охрану и посетителей. Скоро всех оттеснили к статуе дуэлянтов.
  - Стойте, - крикнул Мордоворот и вышел вперёд. - Вот и коне сопротивлению "НКВД". Что скажете, мистер Поррет?
  - "НКВД" не сдастся, там ещё Макламер, а народу сейчас в Долине больше, чем было на чемпионате мира по кирпичу, - ответил Харальд.
  - Они - просто жалкий сброд. Разве вам помогли эти посетители? - он указал на трупы двоих туристов и связанных ещё шестерых.
  - Тебе всё равно не победить, мордач, - заорал Харальд.
  - Ну всё, Поррет, - сказал Мордоворот. - Умривмученьях.
  Харальд натренировал реакцию и пригнулся. Заряд снял голову одному из дуэлянтов.
  - Расстреливаем на счёт "два", - сказал Мордоворот. - Раз...
  Вдруг пол задрожал, в стенге открылась дверь, НКВДешники мигом разбежались по углам. Из двери вылетело что-то, снеся по дороге статую, сопровождаемое камнепадом. Дверь закрылась. Когда пыль немного осела, то оказалось, что вылетевшими были трое.
  - Люди, - удивлённо сказал Заклин.
  - Получилось, - сказал Радик.
  - Радик! - закричал Харальд.
  - Аргонов! - удивился Мордоворот. - Опять всё испортил.
  Радик встал, отряхнулся.
  - Представлю моих спутников, - сказал Радик, будто не замечая врагов. - Мик Макмаг, он же бог Заклин, Мистер Мантельсон - Независимый судья.
  - Убить, - заорал Мордоворот. Никто не дёрнулся, все застыли, поражённые встречей со знаменитостью.
  - Покажем нахалам? - спросил Радик
  - Дано не дрался реально, - сказал Мантельсон, доставая палочку.
  - Я с вами, - заявил Мик.
  - Зафсехтабоюбитыхпалучяй, - крикнул Радик, и один из Горящих голов упал.
  - Нет такого заклятья, - сказал удивлённый Мордоворот.
  - Уже есть. Сам придумал.
  - А ещё вот такое есть. Памрипраклятьимзаклийменый, - сказал Мик. Ещё один умер.
  - Я тоже тут немного надумал, - сказал судья. - Прегавареваютибяксмертнайказьни.
  И ещё один умер. Никакого сопротивления до этого не было. Вдруг оцепенение спало. Начался бой. Правда, оцепенение спало и у НКВДешников, поэтому окрылённые воскрешением друга и видом двух богов ринулись в бой. Радик искал Мордоворота, но тот уже исчез, оставив на произвол желаний врага своих подчинённых. После пятиминутного боя Горящие головы были повязаны. В их числе обнаружился Вольдемар Лейнен.
  
  Праздничный ужин всех друзей начался с минуты молчания по Вике.
  - Какая трагичная жизнь, - сказал Мантельсон, выслушав воспоминания друзей. На самом высоком холме друзья возвели ей огромный памятник.
  Викториада Селяви.
  Ужасная судьба, хотя судьбы и нет.
  Повсюду огорченья, а в итоге смерть.
  Последние года счастливые чуть-чуть,
  Ты заслужила их, но в небе тебя ждут.
  Привет от любящих друзей
  Получишь ты в раю теперь.
  Прощай, прости и не забудь,
  Ты будешь жить и там и тут.
  Такие строки были выбиты на памятнике. Радослав написал эти стихи сразу после битвы и зачитал их на ужине. Все молчали.
  На этот раз Радик не оставался один. Большинство семей школьников приехало в Долину Одиннадцати, поэтому было нескучно. К тому же боги теперь могли ездить туда-сюда, а Радик их иногда навещал, но никого с собой не брал. Таков был договор. Зато он привозил друзьям подарки, в виде новейших заклинаний. Радик постоянно был весел и занят кучей дел, но ежедневно они с друзьями ходили на холм и молча стояли перед гигантским монументом большому другу...
  
  7. Союзник найден, враг убит, повсюду радость, страх забыт.
  
  - Везёт же тебе, Радик! - сказала Гармония после недели учёбы. - Знал бы ты, как нас грузят.
  Радик не перешёл в седьмой класс. Он упросил Макламера сдать итоговый экзамен на год раньше и сдал на отлично. Полгода в компании бога не прошли бесследно. Теперь Радослав был почётным выпускником школы "НКВД". Иногда он приходил на уроки, чтобы поспорить с учителями и сорвать особо страшные контрольные. Он так и жил в школе (ему предлагали домик фирмы "ОНО", но он, по соображениям безопасности своего здоровья, отказался). А ещё Радик был преподавателем по новому предмету Мордоворотоведению. Предмет стал обязательным для всех военизированных школ, каковой являлась "НКВД". Кто же знал Мордоворота лучше Радика? Тем более заняться ему было нечем. Ну не считать же занятием обучение друзей новейшим заклятиям. Так недавний ученик стал дважды учителем. Его дружки в это время парились под заданиями зверствующих преподов. Радик почти ничего не задавал своим и, в принципе, их уроки больше походили на беседу друзей (что и было запланировано Радиком), зато на уроках Дуюнова он отрывался по полной.
  Правда, кроме преподавательской деятельности, Радика интересовал и сам предмет преподавания, то есть непосредственно Мордоворот и его поступки. На первой встрече он говорил, что есть ещё шесть лет. Что должно было произойти через шесть лет, Радик не знал, но ждать оставалось недолго. Шесть лет истекали уже через полгода. Мордоворот пока не давал зацепок. Он просто захватывал мир, обходя стороной "НКВД". Из 182 оборонительных центров свободными остались только четыре (Форт Индийского Господина в Индии, Брянские болота в России, Тибетские пещеры и "НКВД"). Этот нехороший человек не хотел говорить, а больше узнать было не у кого, что за событие должно произойти.
  
  Когда Мордоворота ученики знали наизусть и пулялись заклятьями не хуже Макламера, Радику поступило задание сверху, т.е. от самого Артура Марлинга (кто не помнит, это преемник Лейнена в правительстве КОНЕЦа). Он должен был добиться поддержки дендроидов из Шервудского леса. Это место стало пристанищем живых деревьев (далее "дендроиды"), которых обычно при смене власти начинали допекать первыми. Следовательно, им это было не выгодно. На этом и решило сыграть правительство. Зная дипломатические навыки Радика (вспомним вампиров, Коран-духов), Макламер посоветовал Марлингу своего гениального ученика.
  
  На сборы ушло полчаса. Благо до Шервудского леса было рукой подать, Радослав полетел на метле. Системы ПВО врага работали отлично. На подлёте к лесу в Радика начали палить шпионы-партизаны Мордоворота.
  "Во куда уже добрались", - подумал Радик, уворачиваясь от очередного выстрела. Опыт подобных полётов у него был, поэтому он без происшествий приземлился на поляне в лесу. Теперь нужно было найти здесь праправнука некоего Робина Гуда, внука Гарри Гудини Эйдура Гудьонсена. Эйдур был послом колдунов в стране дендроидов. Ему было послано письмо с предупреждением о госте, но могло случиться так, что сову перехватили. Так что Радику оставалось надеяться на удачу и ловкость совы. С этим, похоже, обломилось. Поляна (условленное место встречи) была пуста. Радик пошёл, куда глаза глядят, и вышел к штабу Эйдура. Конечно, это не везение - глаза Радика смотрели в карту. Радик вошёл в пещеру-штаб), а пещера была семейной реликвией и передавалась по наследству). Внутри она была отделана мрамором, везде горели факелы с регуляторами мощности (вообще, колдуны давно перешли на электрические лампочки, которые работали от магических излучений, хотя принцип был непонятен; факелы - всего лишь для романтического оформления хаты). Длинный коридор вёл в глубь Земли. В конце был кабинет. В нём сидели человек и дерево и разговаривали.
  - Здрасте, - сказал Радик.
  - Здравствуйте, молодой человек, - сказал Эйдур удивлённо (людей здесь, отродясь, не видывали). - А вы кто?
  - Я здесь по поручению Артура Марлинга.
  - Нового верховного колдуна?
  - Да, вот письмо от него.
  - Эйдуру Гудьонсену от Артура Марлинга. Организуй Радославу Аргонову встречу с Советом правления государства дендроидов, - прочитал Эйдур. - А чем докажешь, что Аргонов?
  - А вы не узнаёте?
  - Он! Точно он! - закричало вдруг дерево. - В газете видел.
  - Хорошо, - сказал Эйдур, - а то всякие тут шляются.
  - Я уже заметил.
  - Что?
  - Да меня тут местные зенитчики чуть на подлёте не сбили.
  - Говорил я тебе, Эйдур, - сказало дерево, - они уже в лесу, зови своих. Нет, не веришь.
  - Признаю свою ошибку. Кстати, тебе повезло. Это председатель Совета - Дубиниус II.
  - Что ты хотел, Аргонов?
  - Тут Мордоворот... Знаете такого?
  - Конечно. Вор, бандит, антигринпис...
  - Вижу, знаете. Так вот, он тут пошёл в массированную атаку на мир. А вы, насколько я понял, типа евреев у элементаров. Гонимы всеми и всегда. В общем, он вас куда-нибудь засунет против вашей воли. А вам этого не хотелось бы. Сэр Марлинг предлагает вам присоединиться к нам.
  - Ну, это надо подумать, посовещаться.
  - Сколько же вы будете совещаться? Неделю, месяц?..
  - Почему? Сейчас быстренько соберёмся, завтра решим.
  - А...а как же рассказы про вашу медлительность?
  - Так это про онтов, наших восточных родственников, а мы - дендроиды!
  - Ты со мной на совет пойдёшь, или тут ждать будешь? - спросил Дубиниус.
  - Да, пожалуй, с вами. Для поддержки.
  
  Дендроиды, действительно, быстренько собрались. Дубиниус привёл Радика на большую поляну, и она быстро заполнилась деревьями. Дубиниус рассказал всем о предложении колдунов.
  - Да как можно! - стали возмущаться деревья.
  - Мы же никогда ни с кем не воевали.
  - Вы что?
  - Думаю, вам не понравиться жить где-нибудь в Арктике, - вступил в дебаты Радик. - А вас, евреев мира магии, только туда и осталось отправить, чтоб вы, наконец, вымерли.
  С этим доводом согласились многие, но чтобы они приняли окончательно положительное решение, нужно было какое-нибудь событие, и оно произошло.
  - Вот он, - раздался голос Эйдура. Все обернулись.
  - Горящие головы! - сказал Радик, узнав в четверых мужчинах, пришедших с Эйдуром врагов по характерным оранжевым бейсболкам.
  - Аргонов, Мордоворот будет рад, если ты умрёшь, - сказал один и тут же получил мощный удар по щеке. Это один из дендроидов хлестнул его веткой и сказал:
  - Никто не смеет обижать наших гостей.
  - Сейчас я тебя научи уму-разуму, пенёк, - сказал второй бандит. - Гаригарияснаштобанипагасла.
  Из палочки в направлении дерева вырвался столб пламени. Неуклюжий дендроид не смог бы ничего сделать с огнём. Это было единственное, чего боялись древочеловеки. Но влез Радик. Он выскочил между огнём и деревом и сказал Не-а. Из воздуха появилась так называемая "билиритиновая перчатка" и поймала заряд. Дендроиды сразу пошли в атаку, бандиты медленно стали отступать. Радик сделал дендроидам знак остановиться и сказал Стоиктоиддёт. Не успевшие остановиться двое из Горящих голов замерли, остальные побежали, но меткие броски лассо из лиан, сделанные местными ковбоями, их остановили.
  - Теперь вам точно жизни не дадут, - сказал Радик.
  - Ты прав, - ответил Дубиниус. - Завтра в семь утра уходим. Все на сборы. Точка сбора на поляне собраний.
  
  Радик сбегал в "посольство", отослал сову с шифрованным письмом: "АМ. Трава готова. Жду транспорт. РАВ.", на что скоро получил ответ: "РАВ. Завтра полседьмого утра. Посигналь. АМ.".
  Точно в срок послышался шум гениалитетских ковров-вертолётов (на самом деле обычные ковры-самолёты, только оборудованные десятком пропеллеров). С позволения Дубиниуса Радик поджёг кроны четырём деревьям на опушке поляны, чтобы спецы нашли аэропорт. В общем, всё прошло как нельзя лучше.
  
  - Ещё одно задание тебе, Радик, - сказал Марлинг. - Полетишь к единобразам.
  - К кому?
  - Ты что, в шестом классе не учился?
  - Да, - честно признался Радик.
  - Ах, точно. В общем, это лошади с рогом на лбу и шипами на теле (помесь единорога и дикобраза (кстати, дикобраз - это ежик после колдовских опытов - почему-то ежики превращаются только в дикобразов!); иногда их называют дикорогами)
  - Хорошо.
  
  Дикороги (единобразы) жили ещё ближе к школе, чем дендроиды. Тоже в лесу. Жилища им заменяли большие кусты.
  Радик сразу по прибытии вошёл в самый большой куст, куст Вождя. Только он вошёл, как раздался голос:
  - Радослав, ты уже тут! Я знаю, зачем ты прилетел из письма Марлинга. Скажу сразу, что мы согласны, так что уговаривать тебе никого не придётся. Просто Марлинг обещал нам живые хижины, а нам уже надоело жить под открытым небом, да и от кентавров подальше.
  - А где кентавры? - Радик хотел кого-нибудь поуговаривать.
  - А вон за тем холмом, - указал Вождь.
  Радик отправил письмо и пошёл к кентаврам. Приём вышел не очень удачным. Только он спустился с холма, как его под руки подхватили два человекоконя и поволокли, не обращая внимания на протесты. Его дотащили до небольшого кирпичного домика, занесли туда и кинули на пол. Радик огляделся. У двери стояли два коня-амбала, а перед ним на "троне" из соломы отдыхал ещё один. Он спросил:
  - Ты кто?
  - Нет, это ты кто такой, что меня так потаскали?
  В спину ему ткнули кончиком копья. Голос одного из амбалов сказал:
  - Не смей дерзить князю.
  - Ах, князь! Ну, так кто ж ты, светлейший?
  - Я - князь государства кентаврийского Кент XV.
  - А я дипломат КОНЕЦа, и вы можете пойти под магический трибунал за нарушение дипломатической неприкосновенности.
  - Чего же ты хотел?
  - Спросить, пойдёте ли вы на нашу сторону против Мордоворота.
  - А мы ничего против Мордоворота не имеем, - ответил Кент.
  - Ну, что ж, Кент, я пойду, раз так.
  - Чего-то от него ёжиками несёт, - сказал один из охранников.
  - И шёл он с их территории. Шпион? - предположил второй.
  - Что за ёжики?
  - Кони это шипастые.
  - Ух, я на вас настучу трибуналу. За расизм Марлинг всё ваше кентово государство к чертям разгонит.
  - А он не узнает, - сказал Кент. - Убейте его. Он мне надоел.
  Амбалы послушно двинулись на Радика. Он сориентировался и сказал Валиатсюдава. Один из амбалов развернулся и рысцой вышел из дома.
  - Похоже, придётся призвать энергию планет, - сказал Кент (кентавры, как известно, отличные астрологи и давно умеют использовать энергию далёких планет в своих не всегда мирных и бескорыстных целях). Кентавры что-то шепнули, и Радика впечатало спиной в стенку. С такими противниками он ещё не встречался. Он попытался ещё что-то крикнуть, но его вжимала в стену эта сила.
  Вдруг в комнате засвистели стрелы, правда, Радик скоро понял, что это не стрелы, а иглы дикорогов. Ох, и не повезло двоим кентаврам, ох и не повезло!
  
  До лагеря Радика довёз один из единобразов. Спина у него, как ни странно, оказалась совсем не колючей, а обычной лошадиной спиной.
  - Как вы меня нашли?
  - Да твои товарищи быстро прилетели, мы даже собраться не успели. Где, говорят, посол наш. А мой младшенький и говорит: "Вас посол посол, куда его не послали", и на холмик Кентов указывает. Ну, всё, думаю. Если не успеем, хана тебе.
  - Успели, - сказал Радик.
  
  Восстанавливаться посол отправился к богу Заклину. В начале мая он вернулся с небес на землю. Мордоворот уже рядом. Колдуны за это время возвели такие оборонительные редуты, что сами, наверное, с планом не прошли бы.
  9 мая колдуны выстроились в боевой порядок. Мордоворот вошёл в Долину Одиннадцати. Камикадзевцы прикрывали левый (ну не правый же) фланг.
  - Все здесь? - спросил Прокляниши
  - Все, - раздался хор голосов.
  - Ксюша, - крикнул Харальд. - Где Ксюша?
  К Радику подлетел филин. Маг отвязал письмо.
  "Сижу и думаю, сейчас вашу подружку грохнуть, или потом у связанных вас на глазах? У вас отличный друг Джон. Далеко пойдёт парень!" - прочитал про себя Радик.
  - Козёл, - сказал Радик, сел на метлу и надел свой фирменный плащ-невидимку с золотыми буквами "НКВД" на спине (странный он какой-то: зачем на плаще-невидимке очень даже видимые буквы?) и улетел. Харальд поднял письмо и зачитал вслух.
  - Стой, Радик! - крикнул он и, накинув свой плащ-невидимку, помчался за горящими буквами НКВД.
  - Радик уронил, - сказала Гармония, поднимая с земли свёрток.
  - Это же шатёр-невидимка, под него все поместятся, полетели, - сказал Макламер, подошедший к друзьям. Хотя никто не знал, что есть шатры-невидимки, все послушно залезли внутрь.
  
  Радик нашёл шатёр Мордоворота и тихонько вошёл в него. Внутри был Мордоворот и ещё двое мужчин, ближайшие соратники. Ксюша сидела связанная на стуле посреди комнаты. Радик задумался. Вдруг полог шатра зашевелился, и в Радика что-то врезалось.
  - Это ты? - прошептал Харальд.
  - Я, - ответил Радик. - Будем действовать в открытую. Снимаем плащи.
  В это время полог снова зашевелился, но Радику уже было всё равно, кто это. Он снял плащ и сказал:
  - Ну, здравствуй, Родольфо Хитлингер.
  - Как ты меня назвал? - удивлённо прошептал Мордоворот, забыв даже поугрожать.
  - Как ты его назвал? - спросил Харальд.
  - Откуда ты знаешь моё имя?
  - Я жил с богом.
  - Теперь ты должен умереть.
  - Можешь нас убить, но замок тебе не взять. Там ещё Макламер и остальные.
  - Макламер мне ничего не сделает.
  - Ты ошибаешься, - раздалось сзади. Друзья вылезли из-под шатра-невидимки. - Преветморк.
  - Но как же предсказание? - успел спросить перед смертью Мордоворот.
  - Вы идите, скажите всем, - сказал Макламер бандитам, не отвечая на вопрос упавшего на пол Мордоворота, - а мы назад.
  Друзья отвязали Ксюшу и в открытую полетели назад. Впереди всех летел Рамон и размахивал флагом НКВД. Воодушевлённые победой друзей остальные защитники крепости пошли в атаку, обескураженные враги отступали и погибали. Самые умные телепортировались куда подальше.
  Радика догнал знакомый белый филин. Радик подумал, что Мордовопрот как-то выжил, но филин вдруг сказал:
  - Я - Иллюзион. Я теперь твой. Говорю десять слов в день.
  - Неожиданный новый друг? - спросил Мордоворот. - Мордоворотов филин. Умная птица. Бери.
  - А что за предсказание, про которое Мордоворот говорил? - спросил Радик, поглаживая птицу.
  - Когда-то я предсказал ему, что его убьёт элемаг, выпускник твоей параллели, но предсказатель я никудышный...
  
  Краткое отступление по поводу журналистов.
  
  На следующий день газеты напечатали примерно такое описание событий битвы:
  "По словам очевидцев (каких интересно?), бывший ученик "НКВД" Радослав Аргонов повёл за собой своих друзей в героическое наступление. С боем пробились юные герои, поддержанные своими учителями Сильной Прокляниши и Хрубертом Макламером к укреплённому центру противника. И крикнул тогда Аргонов: "Я вызываю тебя на дуэль Мордоворот, сразись со мной в честном поединке!" Но Макламер сказал: "Я не хочу рисковать твоей жизнью, мой ученик. Дерёмся с тобой, Мордоворот!" Мордоворот вышел им навстречу, и начался честный бой. Звучали неведомые проклятия из тайных запасов великих колдунов, дважды был ранен Макламер, но он исхитрился попасть в Мордоворота труднейшим заклятием из всех существующих Пусьтьзимлятибебудитьпухам (такого заклинания нет и никогда не было). И умер злодей, Макламер с друзьями начали атаку с тыла, противник был сжат в клещи и исход битвы был решён".
  Какая глупая и негероическая смерть Мордоворота произошла на самом деле, и какой романтикой окружили её газеты! Так пишется история, господа!
  Так закончились учебные годы Аргонова и война с Мордоворотом. Лейнена так никто больше и не видел. Дальше друзей ждут ещё более фантастические приключения. Готовьтесь их узнать.
  
  8. Они теперь вечны, борцы за свободу, и снова встают на защиту народа.
  
  После окончания школы волшебства и чародейства "НКВД" Радослав Аргонов, Харальд Поррет, Гармония Гарднер, Флаерита Деликарс, Вильтор Коромен, Рамон, Ксения Ньюжи и Сандерс Денсинг вместе собрались в деревне Лугоморскс. Сейчас по всему колдовскому миру шли празднования победы над Мордоворотом. Хруберт Макламер вместе с друзьями ровно 2 года назад уничтожил его, а его приспешники в большинстве своём были пойманы, либо убиты. Мир освободился от злейшего врага, державшего весь мир в своих руках на протяжении многих лет.
  Сейчас друзья работали "мачо". В МЧС теперь было скучно, не то, что во времена Мордоворота. Бегать за оставшимися в живых Горящими головами уже надоело. Наконец, хоть что-то изменилось.
  Вчера Харальд получил письмо от Макламера, который совместно с директорством в школе открыл алхимическую лабораторию. В нём писалось, что Макламер совместно с несколькими колдунами смог получить новый вариант эликсира философского камня, смешав его с расплавленным билиритином. Теперь напиток этого камня в смеси с тёртым рогом бешенного единобраза, коих после битвы с Мордоворотом бегало немало в окрестностях школы, давал бесконечную жизнь, останавливая старение на отметке 21 год,
   Макламер пригласил их, на совет в "НКВД" в конце августа. Шанс побывать в родных местах не хотелось упускать, и друзья согласились. В последние дни эти восемь магов сильно сдружились.
   Друзья оживлённо беседовали, когда в кафе "13" зашёл Прокляниши. Один из Горящих голов превратил его в камень, и он давно не появлялся на людях. Поэтому, увидев его, Гармония сказала:
  - Смотрите, кто к нам идёт!
  - Это же наш сенсей, - воскликнул Харальд. - Прокляниши, как я рад вас видеть!
  Взяв кружку пива, японец подсел к ним.
  Харальд спросил:
  - Как себя чувствуете, Прокляниши?
  - Неплохо. Хотя каменной статуей быть неприятно.
  - Наверно, - согласилась Гармония.
  - Ну, теперь всё прошло, благодаря вам, конечно. Кстати, сэр Хруберт Макламер, если вы такого помните, просил передать, что он уже вас ждёт, помочь отстроить разрушенную часть замка. Так что можно не откладывать встречу, - сообщил им Прокляниши.
  - Хорошо! - ответил Радослав. - Мы отправимся туда прямо сегодня.
   Расплатившись с барменом, они вместе с Прокляниши вышли из бара. Стоял июнь. Солнце заливало переулки Лугоморскса теплом и светом. Казалось, погода радуется вместе с ними. Хотя, возможно, это так и было. Радик вспомнил, что ему рассказывали о торжествах после исчезновения Мордоворота. Его лицо расплылось в улыбке.
   Замечтавшись, он и не заметил, как прошёл через ворота замка. К действительности его вернул крик Рамона:
  - Смотрите, это же Дракулий!
   Недалеко от них стоял Дракулий Упыреску, крёстный отец вампиров-переучек. В схватке с Горящими головами он сполна отомстил дружкам Мордоворота, из-за которых его считали правой рукой главаря тёмных сил.
  - Привет, друзья! - воскликнул он. - Как дела? Попраздновали?
  - Два года уже празднуем, - ответил Сандерс.
  - Прокляниши сказал, что Макламер решил собрать всех пораньше. Не знаешь когда? - спросил Вильтор Коромен.
  - Сегодня вечером. Часов в девять. А пока наслаждайтесь погодой.
  Гармония предложила:
  - Давайте пойдем, посидим нашей башне? - и все вместе пошли к крепости.
   Вечером все собрались в Тайной комнате, открытой Бивом и Бадом во втором классе. В последствии туда был найден нормальный потайной ход, и Макламер открыл там алхимическую мастерскую.
  Макламер поднялся и сказал:
  - Рад видеть всех вас! Для начала хочу поблагодарить вас за активное, а некоторых, - тут он посмотрел на юных волшебников, - за очень активное, участие в победе над тёмными магами. Теперь Мордоворот исчез, и мы можем звать его просто Родольфо Хитлингер. Надоело уже "Мордоворот" выговаривать. Но я собрал вас здесь не только для этого. Вы знаете, что мы с моими друзьями и помощниками получили нестандартный философский камень. Он дает бесконечную жизнь, а при смеси с рогом единобраза и расплавленным билиритином бесконечную молодость. Я хотел бы предложить вам испытать действие напитка на себе. Не возражаете?
   Воцарилось молчание. Видимо, никто не ожидал подобного вопроса.
  Наконец, Флаерита сказала:
  - Попробовать, конечно, интересно, но вдруг что-нибудь пройдёт не так. Что тогда?
  - Такого не может быть, - возразил Макламер. - Мы с ребятами сделали всё правильно. Я сам попробовал его: никаких побочных действий. Вам я лишь предлагаю испытать напиток бесконечной молодости. Хотя это ваше дело.
  - Я согласен, - сказал Рамон.
  - А мы чем хуже Рамон? - решили Харальд и Ксюша. - Мы тоже за!
   Коромен сказал, что не хочет оставлять друзей в одиночестве. Остальные не отстали от него.
  - Очень хорошо! - сказал директор "НКВД". - Давайте сделаем этот исторический шаг послезавтра. Завтра я должен побывать на Бродвее или где-нибудь ещё и купить камеру.
  
   Ровно через два дня все снова собрались в Тайной комнате. На столе у Макламера лежала обычная, на вид, камера.
  - Я хочу сохранить этот момент истории, - сказал Макламер. - Пойдёмте со мной.
  Они прошли за Макламером знакомым Радику путём. Перед входом в саму Тайную комнату стояло несколько столов. На одном из них стоял большой котёл, из которого периодически вырывались клубы пара. У столов ходили люди. В одном из них знаменитый Квартет Камикадзе (так школьники стали называть Радика, Харальда, Рамона и Гармонию) узнала профессора по магии чисел Денниса Айнцвайдрайса, с которым у друзей в школе не сложились отношения. К нему и обратился Макламер:
  - Всё ли по плану, Деннис?
  - Да, сэр, напиток будет готов, - он посмотрел на большие настенные часы, - через две с четвертью минуты.
  Эти минуты прошли в полном молчании. За полминуты до конца зелье стало из коричневого кристально чистым и перестало пускать пар.
  Вдруг часы оглушительно зазвенели.
  - Отойдите от котла!!! - крикнул Макламер.
  Тут же из него вырвался огненный шар, поднялся вверх и разбился о потолок.
  - Фантастика! - первой прошептала Гармония.
  - Теперь напиток готов, - оторвавшись от камеры, торжественно сказал Макламер. - Это напиток простой бесконечной жизни. Я первым выпью его для примера.
   Он отдал камеру Прокляниши, взял стакан и, набрав из котла эликсир, сказал:
  - Я мог сделать это ещё при первом камне, но тогда не счёл это возможным. Теперь, по нашему договору, всё знающие о напитке будут лишены волшебных способностей, если они не выпили его. Поэтому я обязан это сделать.
  Он вздохнул и выпил напиток. Через секунду его седая борода засветилась ярким золотым светом, потом и он весь засверкал. Раздался хлопок, и всё стихло. Перед ними стоял тот же бодрый мужчинка, как он сам себя любил называть, что и прежде. С ним не произошло ни малейшего изменения.
  - Я сделал это. Теперь ваша очередь, - весело сказал он.
  Все взрослые колдуны, находившиеся в комнате, по очереди выпили напиток. Молодые в недоумении посмотрели на директора.
  - Где же напиток бесконечной молодости? - спросила Флаерита разочарованно.
  - Вот и он, - Макламер показал на незаметно стоявший в углу котёл. - Мы приготовили его ещё вчера вечером.
  - Ануксюдатолькамедлина котёл, - произнёс он и перенёс котёл к первому.
  Радик первым взял стакан и, подойдя к котлу, посмотрел в него. Этот напиток, в отличие от первого был жёлтым. Он зачерпнул эликсир и, поморщившись, сказал:
  - Надеюсь, меня не будет выворачивать наружу, как в четвёртом классе (этого не знал даже я; оказывается, в четвёртом классе Квартет пробовал отвар превращения в других людей с целью мщения Айнцвайдрайсу; тогда опыт не совсем удался, и друзья с подозрением на сильное пищевое отравление провели два дня в лечебнице).
  Он сразу понял, что проговорился, и виновато посмотрел на друзей.
  - Так я и знал! - воскликнул Макламер. - Это вы оставили полкотла Превращаловки невысокого качества в туалете Стонущих Приведений. Кстати, в кого вы тогда превратились?
  - Ни в кого, - ответил Харальд. Потом добавил: - Опыт не удался.
  - И вы, нарушив правила, хотели...
  - Как-нибудь потом, сэр Хруберт, ладно? - сказал Радик.
  - Ладно, - сказал Макламер, - это в прошлом, а теперь пейте.
  Радик одним глотком выпил стакан. Вдруг его подбросило метра на три над полом, он чихнул и упал.
  - Великолепно! - сказал Макламер и захлопал. Его поддержали и остальные. Радик встал, засмеялся и передал стакан Харальду. Наконец, все выпили свою порцию отвара, и все вместе отправились наверх в Сады НКВД.
  После этого ребята на лето сняли домик в Лугоморсксе и часто ходили помогать восстанавливать замок.
  
   С этого момента прошло 10 лет. Действие эликсира затормозило рост в семёрке друзей. Они успешно работали в МЧС. В последнее время работы у них стало намного больше. А всё из-за того, что их бывший одноклассник, воспитанник отделения Дуюнова, Джон Лейнен (сын бывшего верховного колдуна КОНЕЦа и одного из Горящих голов Вольдемара Лейнена) пошёл по стопам отца. Он объединил всех тёмных магов мира и создал организацию "Тёмная месть". Они объявили себя продолжателями дела Мордоворота. Снова начались нападения на дома волшебников, нападения на волшебные части мира и, самое главное, убийства элементаров. Знаменитый девиз Мордоворота: "А на кой чёрт нам эти элементары?" стал у них главным жизни, хотя они и не знали истории этого девиза.
   Так как волшебные тюрьмы были разрушены, а околдаторы в большинстве своём уничтожены, то пришлось искать новое место для заключённых. Выход был найден. Гармония нашла в списке двуединых (так называли людей, умевших превращаться в животных) человека, умеющего превращаться в дождевого червя. С его помощью под землёй было вырыто огромное помещение. В нём построили камеры, облицевали сталью стены и наложили на них заклятия. Теперь этот человек, по имени Харон, был в роли перевозчика. Он привязывал к себе заключённого волшебными нитями, превращал его в червя, а потом превращался сам. По специальному проходу он отводил пленника в Подземелья Харона и оставлял там. Жестоко, но справедливо. В тюрьмы сажали только самых опасных и неисправимых преступников.
  - Блестящая идея Гармония, - сказал Рамон.
  - Спасибо! Но мне кажется, что книги сделаны только для меня, - возмутилась Гармония.
  - Не надо так говорить, - ответил Рамон. - Каждую свободную минуту нам приходится сидеть в библиотеке и искать способы борьбы с нечистью.
  - Ладно, - смягчилась Гармония.
  После окончания школы друзья договорились, что будут постоянно учиться! В их плановое обучение, как Гармония его называла, входило изучение всех существующих и существовавших ранее языков. Всё свободное время они проводили за разными книгами по волшебству. Прочитав все книги НКВДешной библиотеке, они перешли в читальный зал "Библиотеки мага" на Копперфильдском проезде (колдовской район Лондона), а потом в книжное хранилище МЧС. Хоть они жаловались на усталость и путаницу в голове, но добросовестно сидели и читали или практиковались. Это дало плоды. Друзья стали очень сильными магами. Они часто участвовали в столкновениях с командой Лейнена, иногда очень успешно.
   Однако не всё было так радостно. Однажды в башню к Макламеру влетел филин Лейнена. К его лапе оказался привязанным полный список участников "Тёмной мести". Среди них были многие сильные маги, занимавшие нейтральную позицию при Мордовороте. Большинство принадлежало потомкам Горящих голов и оставшимся в живых друзьям Мордоворота. Список был очень длинным. В него была включена почти треть всех волшебников мира. Зачем это сделал Лейнен? Наверное, чтобы показать своё превосходство.
  Макламер собрал Совет волшебников, на котором присутствовали все надёжные белые маги.
  - В свете нынешних событий, - начал Макламер, - Мы были вынуждены собрать вас здесь. В мире снова начинается наплыв тёмных волшебников, несущих смерть, зло, войну, наконец. Они сильны и их очень много, - он продемонстрировал список. - Мы можем не справиться с ними. Элементары гибнут сотнями. Мы все просто можем умереть, и тогда настанет эпоха правления тьмы. Поэтому я должен открыть тайну, которую я с друзьями, встаньте, пожалуйста, храним уже десять лет. Мы совместно с Деннисом Айнцвайдрайсом получили новый философский камень. Он на только даёт бесконечную жизнь, но останавливает старение организма. Вы никогда не задавались вопросом, как я умудряюсь так долго оставаться бодрым и крепким? Так вот, я с друзьями испробовал этот эликсир на себе. Теперь я должен предложить сделать это вам. Мы не должны вымереть.
  Он закончил. Многие не поверили ему, некоторые возмутились или даже обиделись. Собрание погрузилось в раздумье. В группе выпускников в это время шло обсуждение чего-то. Вдруг спор резко закончился. Гармония поднялась со своего места:
  - Так как мы тоже причастны к тайне камня, то от нас должно последовать правильное решение в этой ситуации, - сказала она. - Посоветовавшись, мы предлагаем создать Комитет по борьбе с проявлениями тёмной магии или Совет Начального Поколения, составленный из собравшихся здесь и согласившихся принять эликсир.
  Она села. Сначала в огромном зале поднялся какой-то гул, а потом все, от Макламера, до самого дальнего волшебника начали аплодировать.
  - Гдемоймикрафон, - произнёс Макламер, усилив свой голос. - Итак, я вижу, все согласны с этим предложением. Завтра мы проведём торжественную церемонию принятия желающих в наши ряды. Сейчас уже поздно. Идите отдыхать. Завтра в полдень начало церемонии.
  Собравшиеся со всего мира колдуны и колдуньи начали расходиться по комнатам, подготовленным для них в министерстве. Макламер подошёл к друзьям и пожал каждому руку. Улыбнувшись, он сказал:
  - Спасибо вам! Великолепно придумано. Теперь они не перейдут на тёмную сторону. Страшная клятва, данная волшебником волшебнику, не может быть нарушена. Вы и сами знаете, что нарушитель станет преступником и будет наказан. Я вижу, вы много узнали и сделали важные выводы из вашей постоянной учёбы, - продолжил он. - Вы готовы для серьёзных дел. Я, на правах бывшего директора, даю вам поручение. Вы должны открыть школу ускоренного обучения магии для элементаров, способных на волшебство. Нам нужны квалифицированные взрослые маги. Эти войны истребили всех профессиональных ловцов магии, и выросло целое поколение элемагов, которых некому было найти.
  Одна группа должна за пять лет пройти основы магии, научились защищаться и нападать, чтобы они были патриотами белой магии. Согласны ли вы на эту непростую работу?
  - Мы согласны, - сказал Радик после недолгого совещания.
  - Отлично! Тогда сразу после посвящения вы отправитесь на поиски места для школы. Мы поможем вам построить его, - обрадовано воскликнул Макламер.
  - Нам пора, - сказал Коромен. - Увидимся завтра.
  Они ушли в потайную комнату, которая была сделана ими же для тайных совещаний. Там они всю ночь обсуждали предстоящее испытание.
  - Мы должны построить эту школу подальше от "НКВД". О нас не должны знать даже ближайшие друзья.
  Коромен достал из кармана карту. Это была карта магических артефактов. Они стали изучать возможное расположение замка. Вскоре была найдена подходящая поляна где- то в степях Калмыкии. Окончательно убедившись в правильности своего решения, они разошлись по спальням.
  
   Ровно в полдень следующего дня церемония посвящения началась. За ночь Макламер успел подготовить слова для вступления. Они звучали так:
  "Я ... торжественно клянусь перед всем сообществом белой магии, что отныне буду честно выполнять обязанности члена Собрания Начального Поколения, не иметь дружеских отношений с представителями враждебной организации и не выдавать секрета эликсира никому. Я готов выполнить любое поручение Председателя или Полномочного представителя, если не увижу в нём предательства белой магии и нарушения данной клятвы". Потом он зачёрпывал из котла стакан зелья, выпивал его и садился на своё место.
   Макламер был избран Председателем, а друзья - Полномочными представителями. Церемония длилась полтора дня, потом, рассказав Макламеру о своих намерениях, друзья улетели в Россию.
  
  Через два дня они прибыли на место. Но оказалось, что найти эту поляну не так просто. Они разбрелись по степи и почти четыре часа бродили в её поисках. Наконец, Харальд с Ксюшей наткнулись на неё, свернув, с дорожки за ягодами. По договору, он выпустили красные искры, и скоро все были в сборе.
  - Мы нашли эту поляну, - сказал Харальд. - Она за теми деревьями.
  - Пошли, - сказал Радик, - Уже поздно, а мы должны убедиться, что это она.
  Когда они искали поляну, они и не представляли, какая она огромная. Не меньше двух километров в длину, и около километра в ширину.
  - Да здесь можно пять "НКВД" построить! - поражённо сказала Флаерита.
  - Нам удалось сделать правильный выбор, - Сказал не менее поражённый Харальд.
  - Давайте осмотрим всё завтра, а сейчас уже поздно, - предложила Гармония.
  Действительно, солнце уже почти зашло. Они сели посреди поляны, развели костёр. Они достали волшебные палатки, которые хоть с виду и были маленькими, но внутри - не хуже, чем в доме. Радик вытащил шатёр-невидимку. Перед тем как потушить костёр и лечь спать, они увидели на тёмном небе две фигуры на мётлах. Гармония вдруг сказала:
  - Это "мстители".
  Мгновенно все подняли волшебные палочки, и несколько раз произнесли смертельные заклятия: Преветморк, Падохнияксабака, Памринонисичас и ещё несколько.
  Через несколько секунд оба человека свалились с мётел, и упали метрах в пяти от них. Подбежав, они увидели, что один ещё жив. Видимо заклинание ударило в метлу, обломки которой лежали тут же.
  - У тебя с собой отвар чистосердечного признанья, Гармония? - спросил Харальд. Гармония кивнула и достала небольшой пузырёк. Рамон накапал в походный стакан несколько капель, и заставил выпить их пленнику. - Теперь скажи нам, как тебя зовут? Ксюша, достань список.
  На первом Совете Начального Поколения, они договорились, что все будут узнавать имена убитых и пойманных.
  - Меня зовут Бассай.
  - А твоего друга?
  - Он мой брат Джакарт.
  Ксюша в это время нашла их в списке, и поставила рядом с ними точки. Мгновенно полоски с их именами исчезли, а список уменьшился.
  - Тебя послал Лейнен? - продолжал допрос Харальд.
  - Не, его друг Флинт.
  - Зачем?
  - Напасть на деревню рядом.
  - Почему вы здесь остановились?
  - Мы увидели костёр, а нам приказано убивать всех на своём пути.
  - Где прячется Лейнен?
  - Не знаю.
  - Он больше ничего не скажет, - сказал Харальд, повернувшись к друзьям. - Вызовем кого-нибудь из главных, пусть он решает, что с ним делать.
  Рамон поднял палочку вверх, и начертал в воздухе символ гениалитета. Тут же перед ними появился человек в белой мантии.
  - Мы поймали пленного. Его зовут Бассай, - сказал Коромен. - Мы допросили его, теперь можешь его забрать.
  - Хорошая работа, - сказал гениал, - он напал на магическую часть Каира со своей бандой.
  Гениал взял Бассай за руку, и исчез. Больше неприятностей не предвиделось, и они спокойно уснули. Наутро Коромен послал сову Макламеру со следующим посланием:
  "Мы нашли подходящее место. Мы с ребятами решили, что попробуем справиться сами. Если потребуется наша помощь, то мы пришлём сову. Мы будем держать вас в курсе дела. До свидания".
   С этого момента начались интересные дни, полные работы и учёбы. Они трудились с огромным энтузиазмом. Замок медленно рос.
  
   Пошло семь лет. Замок был готов. Оставалось лишь поставить шпиль на главной башне.
  По задумке, на нём должно было быть название школы. Его строители давно придумали.
  Школы было решено назвать по первым буквам их фамилии, причём свою часть каждый должен был сделать сам. За два дня на подготовленном шпиле появилась надпись: "Школа для обучения магии "Коде-поде-аргавень" (Чтобы не мучились, покажу: КОромен, ДЕликарс, ПОррет, ДЕнсинг, АРгонов, ГАрднер, ВЕслис, НЬюжи). "Похоже на заклятье", - сказал Радик. Потом они все взлетели, удерживая шпиль заклинанием, и заклинанием же закрепили его на вершине Завитой башни, главной башни замка. Этот момент был заснят колдофотиком.
  - Мы должны выполнить обещание, - сказала Гармония. - Кто напишет Макламеру?
  - Я, - сказал Коромен. Он взял пергамент и перо и стал диктовать вслух: "Здравствуйте, сэр Макламер. Надеюсь, вы о нас не забыли. А мы работали, и сейчас работа завершена. Замок готов, с кирпичным полем и оранжереями. В лес вокруг понабежало много магических существ. Мы к вам прилетим через неделю. Готовьтесь. Вильтор Коромен".
  Они привязали письмо к лапке филина Иллюзиона и отпустили её. Решив, что теперь можно и отдохнуть, они разделились на команды, и стали играть в кирпич. Поле они отстроили через тридцать метров от ворот замка.
   Сам замок почти не отличался от "НКВД". Те же башни, те же узкие, высокие окна. Но внутри не было ни единой черты от "НКВД". Крыши коридоров были не сводчатые, а они будто провисали под тяжестью этажей. Кабинеты были рассчитаны на пятнадцать человек, скамейки расположили, как на трибунах стадиона, полукругом. В большом зале на потолке не было летающих свечей, там висели разноцветные лампы, которые освещали зал в стиле дискотек. Однако в Холле потолок показывал погоду на улице. "Так удобнее. Хочешь выйти, и сразу видно, что одевать", - решил Радик. Вокруг замок от посторонних глаз закрывал лес, уже ставший волшебным, а сверху замок закрывали плавающие в воздухе кроны деревьев. Сверху разглядеть этот замок было абсолютно невозможно.
   За оставшиеся дни были доделаны отдельные мелкие детали. В это время Вильтор Коромен был в пути в "НКВД". Скоро Макламер с Короменом оказались в новой школе. После недолгого осмотра Макламер сказал с удивлением:
  - Как вам это удалось? Потрясающе! Этот замок не уступает в красоте "НКВД". Этот замок годен для обучения не только взрослых, но и детей.
  
  9. Кто хочет учиться? Никто не узнает. Но стать колдуном точно каждый желает.
  
  Наступил май. От Макламера пришло письмо: "Отдых завершён, ребята. Пора начинать поиск достойных претендентов на обучение в вашей школе. Помните, не каждый может освоить волшебство во взрослом состоянии. Сделайте правильный выбор".
   Они заранее договорились, что в школе будет четыре отделения (конечно, легче подделаться под других, чем придумать что-то новое). Их заведующими стали Гармония, Харальд, Рамон и Радик. Они должны заниматься набором учеников. Остальные на время каникул занимались деятельностью "мачо". Они договорились о максимальном числе учеников на факультет - не больше 15 в классе. И работа началась.
   Известная прорицательница Кассандра Олимпийская изобрела приспособление, способное отличить мага от обычных элементаров на улицах. Приспособление напоминало пенсне. Различие заключалось в том, что "пенсне" могло отличать ауру волшебника от ауры элементара. Если посмотреть сквозь него на волшебника, то будет заметно золотистое свечение.
   Итак, вооружившись этим приспособлением, Рамон отправился на юг - в Бразилию, Гармония на запад - в США и Канаду, Харальд в Африку, а Радик остался в России.
   Поначалу поиск кадров шёл не очень успешно. Ни одного золотого проблеска за две недели. Радик уже начал задумываться, есть ли вообще в России маги, кроме него и Ксюши. Но в это время произошло то, чего он так долго ждал, причём сразу дважды.
   За столиком в кафе сидели два мужчины. Приглядевшись, Аргонов решил, что они, скорее всего близнецы. Радик зашёл в кафе и сел с ними за один столик.
  - Привет, меня зовут Радослав, - сказал он.
  - Здравствуй, - сказал старший по виду. - Я - Андрей, это - мой брат Витя. Чего тебе?
  - Я понаблюдал за вами пару дней, не сочтите это шпионством, и заметил, что с вами случаются странные происшествия. Это с вами давно?
  - А ты вообще-то кто?
  - Это вам пока знать необязательно. Я хотел бы поговорить с вами о ваших способностях. Например, сегодня вечером. Я видел тут рядом парк, встретимся у входа в семь вечера.
   Радик ушёл, оставив их в недоумении. Он рассчитывал на такую реакцию. Вечером, ровно в семь, Аргонов пришёл к воротам парка. Братья уже ждали его.
  - Привет! Рад, что вы пришли, - сказал Аргонов. - Я тут заметил, что вы несколько отличаетесь от остальных людей: то сумка сама в руки прыгает, то бегаете быстрее спринтеров. Расскажите, когда это появилось?
  - Ну, - начал младший. Они явно испугались раскрытия их тайны. - Давно, ещё в детстве.
  - А не знаете, откуда это у вас?
  - Понятия не имею, может быть, какие-то способности с рождения.
  - Ты прав, - сказал Радик, - и не какие-то, а волшебные. Вы волшебники, как и я, только не обученные.
  - Не надо нам сказок, - сказал старший брат.
  - Не верите, тогда смотрите.
  Радик вынул из рукава волшебную палочку, подумал, и, направив её на кучу листвы, сказал:
  - Гарияркимпламиним.
  Куча сразу вспыхнула ярким огнём. Для усиления эффекта, Радик начертил в воздухе надпись: "Вы волшебники", которая тут же запылала огнём.
  - Ну что, теперь верите? - поинтересовался Радик у ошарашенных братьев.
  - Верим, верим, - сказал старший брат. - И что ты от нас хочешь.
  - Верховный колдун попросил открыть школу для обучения колдовству взрослых, я предлагаю вам в ней учиться.
  Братья вместе сказали, что они согласны учиться, но тут же спросили, как Радик это сделал.
  - Это простенькие заклинания, вы и сами так сможете. Дайте мне ваш адресок, вот мой самоучитель языков, учите английский. С книгой поосторожнее, она не любит, когда её портят. Копите побольше денег, а то в волшебном мире не на что жить будет. Я залечу через пару недель. Про магию никому ни слова. Пока.
   И Радик исчез, быстро накинув плащ-невидимку. Он направился дальше вглубь страны. За две недели он по тому же сценарию набрал ещё девять человек. Факультет был укомплектован не полностью, но времени больше не было. Всем привлечённым Радик дал по порталу, запрограммированному на адрес братьев, и сказал, чтобы 15 августа в семь вечера, все взяли свои вещи, деньги, и дотронулись до него хоть пальцем. Радик послал братьям сову с посланием: "Ждите гостей". "Интересно, а у братьев есть свободное место для них?" - подумал он.
   У него был ещё день в запасе, и он полетел на метле. Найдя их окно, он остановился и посмотрел в него. Там горел свет, братья собирали свои вещи. Радослав постучал в стекло. Старший брат обернулся, и чуть не упал. Всё-таки они жили на шестом этаже. Радик не стал ждать, он сказал: "Ануаткройси" и ставни открылись.
  - Привет! Давно не виделись, - весело крикнул Радик. - Не ждали. Ну и ладно. Вы сову мою получили?
  - Да, - ответил Виктор, - а как ты летаешь?
  - Легко, - сказал Радик и посмотрел на часы, - и вы научитесь. Приготовились к встрече гостей? Осталось 6 минут.
  - Готовы! - был ответ.
  Они сели и стали ждать. Скоро начали появляться остальные будущие ученики школы.
  Радик не ожидал такого обилия взятых с собой вещей. Это могло помещать перелёту к замку.
  - Ну, как с английским? - спросил он, когда все собрались.
  - Продвигаемся довольно быстро, - ответил Андрей.
  Хорошая новость немного подняла магу настроение. Из-за поиска он так устал, что почти не реагировал на шутки и сам шутил мало. Наконец, он достал подготовленный заранее портал и попросил всех дотронуться до него.
  - Все готовы к перелёту? - спросил он. - Тогда поехали.
  
   Будущие ученики вывалились на деревянный пол "Домика Копперфильда". Это известный среди английских колдунов бар.
  Не успели будущие колдуны подняться, как над ними прозвучал голос:
  - Мы на месте.
  - Почему ты нас не предупредил, что мягкого приземления не будет.
  - Ничего, со временем привыкнете, я в первый раз чуть руку не сломал, - ответил Радик. - Джон, два номера, пожалуйста, - обратился он к заведующему.
  - Љ 13 и 13\13. Вот ключи, - весело сказал бармен.
  Компания в молчании поднялась вслед за своим будущим преподавателем по деревянной лестнице на второй этаж. Молча оставили свои вещи в комнате номер 13\13 и пришли в тринадцатую комнату. Радик уже соорудил там подобие сцены и зрительного зала. Когда все расселись, он начал говорить.
  - Ну что ж, нужно познакомиться. Всё-таки вам вместе пять лет учиться, а мне вас учить. Итак, меня зовут Радослав Аргонов. Я вижу, вы прочитали Новейшую историю магии, - ответил он на вздох удивления. - Да, я один из победителей Мордоворота, но не относитесь ко мне, как к звезде.
  - Сейчас я буду называть имена, а вы вставайте, - к нему в руку влетел откуда-то взявшийся список. - Виктор Ромеовский, Андрей Ромеовский, Фёдор Дайгадов, Анна Ролингженко, Константин Тихоньких, Наталья Фаринос (очередная полурусская аргентинка, надоели уже), Мария Алёнушкина, Иван Иванов, Виктор Никин, Мария Кошка, Лолита Виннер. Надеюсь, потом вы познакомитесь получше, а сейчас за покупками.
  Они спустились, вышли в тупик. Тут их ждало очередное чудо. Радик постучал по 108-му кирпичу слева в 107 ряду сверху, и стена превратилась в великолепную арку. За ней начиналась улица.
  - Вот мы и в Копперфильдовом проезде. Первым делом нужно поменять деньги. У нас ведь свои волшебные деньги: некромонеты и пуды стервингов. Идём в банк "Копильник", самый надёжный банк в мире.
  Банк находился в большом изумрудном здании. Вообще, изумруд - любимый камень магов. В банке хозяйничали очень несговорчивые существа - гремлины. Вышли оттуда будущие маги, с интересом рассматривая монеты.
  - Я должен вручить вам списки покупок, - сказал Радик, - они одинаковые. Сначала мы купим самое главное - волшебные палочки. Они прошли мимо вызывавших интерес магазинчиков и лавок и остановились лишь у магазина Бенза Опилы.
  - Туда входят по одному. Витя, ты первый.
  Минут через пять он вышел из лавки с палочкой в руках. Теперь он мог колдовать, но Радик попросил его подождать с этим. Купивших палочки он посылал в магазин напротив за мантиями. Через полтора часа все были одеты, с палочками в кармане и учебниками в котлах.
  - Остались только мётлы, - сказал Радик.
  Выбор мётел занял почти столько же времени. К вечеру все шли в "Домик Копперфильда" в полном волшебном снаряжении.
  Последняя неделя ушла на подготовку к учёбе. Перелёт к школе прошёл удачно. Радик хорошо научил друзей полётам на мётлах.
  1 сентября, после торжественного обеда в честь поступления первых учеников в школу, Радик сидел в своей комнате и читал свежую газету. Лейнен снова нападал на элементарские деревни, гениалы снова уничтожили кого-то из тёмных. Аргонов закрыл глаза и стал вспоминать школьные приключения, которые случались почти каждый день. Счастливое было время.
  - Давненько с нами ничего не случалось, - сказал Радик своему филину Иллюзиону.
  Но скоро с ними должно было произойти событие, перевернувшее им всю жизнь. А пока они были преподавателями школы.
  Уроки проходили на ура. Эти элементары, как когда-то и сам Радик, горели желанием научиться колдовать. Каждое новое заклинание, новое существо, новый отвар с восхищением принимались ими. Да иначе и быть не могло.
  Такими темпами девиз "Пятилетку в три года" становился реальностью. Кроме того, ученики учились жить самостоятельно в колдовских условиях, когда учителя улетали на опасные схватки с врагами.
  Надо сказать, что в последнее время учителям стало намного труднее бороться с врагом. "Мстители" вели себя странно. Они не начинали выкрикивать заклинания, а говорили что-то типа "Именем хаоса" или подобный бред, и гениалов какой-то непонятной силой атаковало что-то незримое. И вот однажды на одной из операций случилось то судьбоносное событие.
  
  Очередное задание заключалось вот в чём: на каком-то острове, где элементары пытались выжить, было замечено постоянное пребывание врагов. Друзья были призваны разведать и, по возможности, истребить. "Найти и уничтожить", - как сказал Сандерс.
  Колдуны прибыли на остров как раз вовремя. "Мстители", похоже, добрались до элементаров и теперь загнали тех в угол, то есть к морю. "Мачо" спрыгнули с мётел и побежали к врагу. Фактор неожиданности сыграл им на руку. Несколько колдунов были убиты сразу, остальные побежали вглубь леса. Бежать по зарослям было трудно, но скоро они выбежали на поляну с бункером посередине и забежали туда. Вот уж здесь враги были неуловимы. Главный коридор разветвлялся несколько раз, в бока вели ещё коридоры, и ещё, и ещё. Сначала все бежали по главному. Враги почему-то не хотели защищаться, предпочитая, наверное, честному бою хитрость. Вскоре стало понятно, что это за хитрость.
  В этих катакомбах они чувствовали себя по-хозяйски и решили разделить преследователей. Они начали разбегаться в боковые коридоры.
  Радослав свернул вбок вслед за одним из преследуемых. Они долго плутали по лабиринтам. Вдруг враг забежал в какую-то комнату и остановился.
  - Что, решил всё-таки честно подраться, - спросил Радик.
  - Не совсем честно, гениал, - ответил он. - Твой арсенал уступает моему во много раз. Смотри.
  - Не хочу. Премерьдиривяныймакентощь.
  Когда враг упал, Радик решил осмотреть комнату, куда он попал. Комнатушка была небольшая, зато высокая. У одной стены стояла этажерка чёрного цвета. Она уходила в неведомую высь. Что странно, полки были пусты, а на боковушках полок были надписи типа "Сила Хаоса", "Сила Варварства" и т.п. У другой стены стояла аккуратненькая этажерка белого цвета, на которой было всего девять полок. На восьми из них лежали книжки под заголовками "Сила Солнца", "Сила Ветра", "Сила Огня" и подобные им. На девятой полке был заголовок "Сила Счастья", но книги не было. Там был только обгоревший листок папируса с надписью. Решив оставить листок на потом, Радослав схватил первый попавшийся том. На обложке было изумрудами выложено название: "Фолиант заклинаний по вызову и использованию Силы Золотого Солнечного Света для магов, желающих выделиться из толпы".
  Радослав засвистел, а потом, усилив голос, закричал:
  - "Мачо", ко мне!
  
  10. Спасёт вас от любой напасти отряд потерянного счастья.
  
  Джон беспокойно ходил по кабинету. Он жил на острове Святой Елены в восстановленном им доме Наполеона. В последнее время ему приносили только хорошие новости. Недавно увеличился арсенал его подданных, потом появился напиток бессмертия (его изобрёл один из учёных банды, и он отличался от Макламеровского всем). Но вчера обнаружилось, что бункер сравняли с землёй, а белые книги вывезти не успели. "Хорошо хоть эту я забрал", - подумал Лейнен, поглядывая на Книгу Силы Счастья. Он её ещё не открывал, но был уверен, что она равносильна Книге Катастрофы, которую взял себе. Останавливало его то, что он боялся этой Книги. Он боялся белых сил, и не решался притронуться к ней.
  
  Через полчаса после зова все собрались в библиотеке в разной степени побитости.
  - Ну, у них и магия, - сказал Харальд.
  - Я нашёл, откуда она появилась, - сказал Радик. Он рассказал, что в этой комнате. Друзья мигом разобрали Книги.
  - Ой, как интересно, - сказала Ксюша.
  - Где? - спросил Харальд.
  - Вот здесь.
  - Тут же пусто!
  Радик подошёл к ним. Ксюша действительно показывала на пустые страницы. После небольшой проверки выяснилось, что каждый читает только свою Книгу. Нашлось и объяснение этому. На первой же странице оказалось введение:
  "Ты держишь эту Книгу первым после старого хозяина. Никто до твоей смерти не сможет её прочитать. Теперь ты - Обладатель и Хранитель Силы Солнца. Храни её надёжно, используй разумно, не делай тёмных дел, а то белая магия тебе отомстит. Читай дальше, узнаешь всё".
  - А это что за листок? - спросил вдруг Рамон. Он взял с пустой верхней полки бумажку, на которую не уделил внимания Радик. - Тут стихи:
   ...Тогда достал Анарион
   Сил описанья Лунный том.
   Открыл на жизненной странице,
   Увидел он, что там хранится
   К вратам дорого меж мирами.
   Но не открылися ключами
   Врата те: нужен был пароль.
   Его мог знать лишь Сил король -
   Владелец главной Книги Счастья,
   В главе десятой, в первой части.
   Узнал пароль Анарион,
   Собрал семью с друзьями он,
   И перешёл он в мир другой,
  Забрав их всех тогда с собой.
  Пред ним прекрасный мир предстал
  Лесов бескрайних, серых скал.
  В нём жили эльфы, гномы, онты,
  Людей лишь не было там только.
  Развил он там культуру, быт,
  Он умер там и был забыт.
  И жил в том мире его род.
  Пароль забыл уже народ.
  Тропа потеряна была,
  В лесу травою заросла.
  На месте врат был только холм,
  Закрытый ото всех леском.
  Связь потерялась двух миров,
  Но будет дверь открыта вновь...
  - Вот Книги Счастья у нас, к сожалению, нет, - сказал Харальд. - Лейнен как знал, что забирать.
  - А может, и не знал, - возразила Гармония, - просто остальное перетащить не успел.
  - Может так, но книжку у него всё равно надо отнять и новый мир найти.
  - А давайте, найдём этот переход, - предложила Флаерита, у которой оказался тот самый Лунный том.
  Друзья вышли из бункера с Книгами, и тот сразу рассыпался.
  
  Узнав об этом событии, Макламер сказал:
  - Это великое открытие и огромная помощь нам в борьбе с Лейненом. Очень удачно, что вы построили школу. Там и будете учиться. А с другим миром пока обождите. Сначала научитесь пользоваться магией.
  На этом они и разошлись, вернее разлетелись.
  
  Друзья прилетели в школу и сразу решили выделить себе место для учёбы. Для этого на верхнем этаже был сделан евроремонт, (то есть, снесены все стены), а лестницу закрыли паролевым экраном.
  На первой планёрке рассматривались два вопроса:
  1) Как назвать себя
  2) Как пользоваться Книгой
  Нашли они и место расположения Врат в Книге Луны.
  Вот так начиналась длинная история Хранителей Сил:
  Харальд. Ну, чё?
  Рамон. А чё?
  Харальд. Ну, и кто мы после этого?
  Рамон. После чего?
  Харальд. Ну, после получения Сил?
  Рамон. А, ты об этом! Мы теперь - крутые маги.
  Харальд. Да нет, как назовёмся?
  Рамон. "Крутые колдуны", я же сказал.
  Харальд. Нет. Вот у Лейнена "Тёмная месть"...
  Рамон. А у нас будет "Белая месть".
  Флаерита. Нет. Название должно быть красивое и романтичное.
  Рамон. "Красивая белая месть романтиков".
  Флаерита. Рамон, ещё раз скажешь что-нибудь подобное, я тебя убью.
  Рамон. Всё, молчу...
  Харальд. Какие ещё предложения?
  Радик. Название должно быть понятным и непонятным одновременно.
  Сандерс. Это как?
  Рамон. А вот так: "Колдовской десант", например. Сразу ясно - Элитный магический спецотряд, но хрен его знает, чем они занимаются.
  Флаерита. Ну, всё. Я предупреждала!..
  Совет прервался на полчаса. Через полчаса. Те же. Там же. Рамон сидит с заклеенным ртом и обгоревшими волосами, Флаерита связанная, с вдвое укороченной мантией (миниминиюпка - весёлое заклятье).
  Харальд. Ну, продолжим. Ничего не надумали за время нашей небольшой ссоры?
  Ксюша. Может, "Отряд возвращения Силы Счастья"?
  Радик. Длинновато, но если укоротить, то будет отлично. Например:
  "Сила Потерянного Счастья".
  Харальд. Как говорят русские, хорошая драка вдохновляет. Кто против этого названия?
  Гармония. Все "за"!
  Рамон. М-м-м.
  Радик. Харальд, не драка, а выпивка.
  Харальд. Ну и ладно. С названием решено. Второй вопрос: Как пользоваться книгами?
  Вильтор. Читать.
  Харальд. Точно! Как ты догадался? А как!
  Вильтор. Глазами.
  Харальд. Ты снова прав. Так и поступим.
  Колдуны сели за Книги. Каждый день после обучения учеников они работали с Книгами. Первые открытия поражали.
  Во-первых, из них как будто убегало всё тёмное. Они начинали излучать какое-то эмоциональное тепло.
  Во-вторых, они обнаружили на второй странице своих Книг надпись:
  "Набор Хранителя. Достань из Книги следующие предметы: Метла, плащ, Книга приключений, гравёр". Далее шли рисунки этих вещей. Смысл фразы "Достань из Книги" был непонятен никому. Маги долго бились над загадкой Книг, дважды чуть не разрушив замок своими экспериментами, пока Вильтор случайно не положил руки на картинку. Рука провалилась по локоть в подпространство страницы, и Вильтор выудил оттуда большую книжку. Все решили, что это Книга приключений. Затем он достал плащ, к которому больше всего подходило определение: плащ цвета пустоты, потому что он был намного чернее чёрного. Он пугал и притягивал. Потом на свет появилась метла с двумя кнопками на древке. Последним Вильтор вынул предмет, напоминавший лазерную указку. Это был гравёр. Радик начал читать вслух
  - "Обучение пользованию: сделать надпись на плаще. Для этого взять плащ в руки и представить эту надпись". Какую надпись представим?
  - Есть предложение сделать вот так, - сказал Харальд и вывел в воздухе огненные буквы "СПС". - "Сила Потерянного Счастья", аббревиатура. Кто против?
  - Все "за".
  - Тогда поехали.
  Стоило им подумать об этой надписи, как она появилась на плащах и запылала золотым цветом.
  - "Теперь оденьте плащ. Надпись, которую вы сделали, будет показывать, сколько у вас ещё магической силы. Чем она ярче, тем больше. Плащ не нужно снимать. Он исчезает, стоит вам об этом подумать, и появится, если вы подумаете о его необходимости.
  В плаще существует более 500 пространственных карманов. Если Хранителю нужно что-то положить в карман на время с возможным экстренным использованием, но оно слишком большое, то необходимо просто приложить эту вещь к внутренней левой стороне плаща. Предмет примет вид брелка и повиснет на плаще. Чтобы вернуть реальные размеры снимите брелок с плаща.
  Правая внутренняя сторона плаща предназначена для долговременного хранения и неэкстренного вызова чего угодно. Нужно найти свободный карман (прикосновение палочки - следующий карман), представить условия хранения данного предмета (полку, шкаф, холодильник, температуру, давление и т.д.) и можно класть туда что угодно.
  Плащ не пачкается. Все нарушения моментально восстанавливаются. Помни, что плащ это не бронежилет. Он останется цел, а ты погибнешь". В общем, понятно, что ничего не понятно. Будем понимать на практике. Что у нас дальше?
  С метлой было легче разобраться.
  "Метла специальная. Кнопка на левом боку - обычный режим, то есть скорость регулируется летуном, как на обычной метле, в тех же пределах. Кнопка на правом боку - сверхвысокая скорость. В ПОМЕЩЕНИИ НЕ ИСПЫТЫВАТЬ! Метла раритетная, в единственном экземпляре".
  - Прямо как твой "Стандарт", - сказал Рамон Радику. - Сколько ни делай, всё равно останется только твой первый.
  Ещё понятнее было с Книгой приключений. В неё нужно было записывать все свои путешествия и приключения, чтобы поддерживать постоянный максимум сил. Чем больше было приключений, тем больше становился опыт. Пропорционально ему повышался и максимум сил. От долгого бездействия он понижался. Книга умела определять правдивость историй, поэтому записывание своих фантазий было лишь напрасной тратой времени.
  Далее шла запись: "Теперь гравёром выведите своё имя на ручке своей палочки, обложке Книги приключений и древке метлы, чтобы все предметы могли взаимодействовать и узнавать друг друга". Как только это было сделано, гравёры рассыпались в пыль.
  "После вашей смерти все предметы вернутся в Книгу и будут ждать нового хозяина".
  Этим оптимистическим предложением закончилась первая глава.
  
  Ученики удивлялись поведению Учителей. Те как-то переменились. Они выглядели усталыми, но были бодрыми и жизнерадостными. Эти новые плащи как будто сдерживали новую мощь, появившуюся у них. От Учителей исходило какие-то умиротворение и спокойствие, и ученики без всякой причины забывали все свои невзгоды и готовы были слушать Учителей без конца. Потом появилась ещё одна странность. Учителя стали как-то по особенному улыбаться. Стоило Учителю посмотреть прямо в глаза, улыбнуться кому-нибудь, как всё злое и тёмное в ужасе улетало из души. В общем, Учителя прогрессировали не хуже учеников.
  
  - Эй, не надо меня гипнотизировать, - сказал Рамон Вильтору.
  - Я не гипнотизирую. Это Улыбка Хранителя, первое средство от атакующих темняков.
  - Где нашёл?
  - В Книге. Страница 11.
  - Здорово! - сказал Рамон, открывая страницу. - "Улыбка Хранителя. Первое средство защиты от атакующих врагов. Посмотрите врагу в лицо и улыбнитесь пошире. Он получит незабываемые ощущения. (Тёмные Силы имеют противоядие в виде Лика Ужаса. При их столкновении победит более мощный Хранитель). Улыбка Хранителя поднимет окружающим моральные силы и спасёт от нервных срывов. Заботься о ближнем своём". Это вот так что ль? - спросил Рамон, улыбаясь Вильтору.
  - Теперь ты меня гипнотизируешь!
  Скоро все Хранители умели пользоваться столь полезным приёмом.
  
  Прошёл месяц после находки Книг. Радослав подсчитал свои денежки и решил совершить паломничество в святая святых волшебного мира Зачарованный Лес (очень дорогое, надо сказать, удовольствие. Денежек у Радика хватило только на пару деньков проживания, хотя сбережения были немаленькие. Он решил не пользоваться шатром-невидимкой, чтобы усиленная охрана тех мест не арестовала нелегального туриста и не отправила куда следует).
  Начать хотя бы с того, что никто не знал его месторасположение. Лес находился где-то в скольких-то часах лёта от чего-то, а чтобы попасть туда, нужно было всего лишь поймать Комара и сказать "Хочу в Лес". Единственная проблема была в том, что Комар был один на весь мир и представлял собой нечто среднее между мухой и орлом (перепончатые крылья и "грузинский" нос плюс дикая злоба ко всему человечеству), а по размерам был стандартным колибри. Любой бы обиделся, что его постоянно хватают то за голову, то ещё за что-нибудь и исчезают, и не поймёшь, чего от тебя хотят, а во всём мире ни одного тебе подобного. Будешь тут всех ненавидеть.
  Нынче Комар всё чаще летал и думал, зачем он согласился тогда выпить крови Кощея Бессмертного вместе с Иваном-царевичем. Они тогда на пару завалили своего недруга. А годы-то молодые да буйные... Ну, впрочем, это другая история.
  Вот и заработал Комар себе хроническое бессмертие на пару с царским отпрыском. Ну, Ванька-то хорошо устроился. Сказки сочиняет. За авторские права денежки получает. Паспорта подделывает круче всех бандюг. Кем он только не был. Народу вокруг полно, ему нескучно.
  А кто такой Комар? Монстр, мутант, итог эксперимента Кощея. Вот его все и боятся, обижают. И никакой компании. Бедный Комар!
  Об этом размышлял Комар и сейчас, когда вдруг на него налетел какой-то бешеный пилот. Комар думал, что это очередной самолёт, и уже хотел ему отомстить за беспокойство пробиванием топливного бака (а что? Хоть какое-нибудь занятие). Но, обернувшись, он увидел человека на метле, а не самолёт. Тот, естественно уже тянул к нему руки.
  - Подожди! - заорал Комар. Радик (а это был он) опустил руки и завис, рассматривая Комара. - Чего тебе от меня нужно?
  - Чтобы ты перенёс меня в Зачарованный Лес.
  - Ах, вот оно что! Чёртов Кощей! Кто его просил!
  - Кощей? Бессмертный?
  - Да.
  - Он что, реально жил?
  - Да, - и Комар рассказал всю свою историю, закончив словами: ... и этот скелет наградил меня ролью портала! Мерзавец!
  - А ты слетай к Макламеру, поговори с ним. Может, о чём договоритесь.
  - Это идея. Так ты хотел в Лес? Ну, что ж, давай.
  Радик пожал Комару лапку и сказал "Хочу в Лес".
  
  Зачарованный Лес. Легендарное место. По сказанию, тут первый волшебник получил свою волшебную силу от Бога Заклина (конечно, первым был сам Заклин или Мик Макмаг, но об это тссс... Люди должны во что-то верить). Где-то в лесной чащобе затерялся замок, в котором и жил тот счастливчик, причём, очень давно затерялся. Сам лес был полон всякой диковинной живностью, порой опасной. Поэтому давно были сделаны тропинки, защищённые от нечисти, сходить с которых категорически запрещалось. Все они сходились в Главную Тропу, которая вела к Поляне Встречи, где и произошло святое событие. Здесь моментально затягивались все раны, восстанавливались нервы, и опят хотелось жить.
  Рядом была гостиница. Туда приезжали счастливцы, поймавшие Комара. Там Радик и остановился.
  Как уже было сказано, денег хватало всего на два дня, поэтому он решил не тратить времени даром. Он сразу отправился в Лес. Сначала он, как все, поглядел на красоты здешних мест, полюбовался на единорога (не единобраза; единороги были редки и очень красивы. Единороги - это белые единобразы, у которых все шипы соединились в витой, либо гладкий рог. Они, в отличие от дикорогов, не умели говорить, но по их глазам можно было многое узнать). Потом Радослав побродил по тропам и, в конце концов, вышел на Поляну Встречи.
  Это было фантастическое место... Впитавшие корнями магию древнейших времён деревья не указанных ни в одном справочнике пород обступали Поляну Встречи со всех сторон. Здешнее солнце, всегда ласковое и мягкое заглядывало сюда сверху и грело всему, что росло на ней души. Всё росшие здесь травы стали бессмертными вместе с Лесом и памятью о первом волшебнике. Радик лёг на траву и заснул.
  Проснулся он от крика ужаса. Кричала какая-то птица, но Радик узнал испуганную тональность. Он вскочил с места и огляделся. Между деревьями что-то ярко светилось. Крик доносился именно оттуда. Радик, забыв про запрет, помчался туда.
  
  В сторожке зазвенел сигнал тревоги. Охранник (имён у Охранников Леса не было. Здесь их было несколько. Они были бессмертны и безымянны и охраняли Лес с момента сотворения) поднял глаза на волшебную карту. Кто-то нарушил запрет и перешёл барьер на Поляне Встречи. В комнату вбежали остальные Охранники. Вбежали и сразу выбежали, отправившись за нарушителем. Теперь ему грозила как минимум смертная казнь (максимум лучше не представлять перед сном и во время еды). Охранники выбежали на Поляну. Следы уходили по траве в Лес.
  - Возвращайся, псих! - закричал первый Охранник.
  
  Радик вышел на берег великолепного озера и увидел в небе прямо-таки сказочную картину. Сценка боя между Коршуном и Царевной Лебедью. Только вместо Лебеди здесь был феникс. Он сиял золотым светом и старательно отбивался от Коршуна. Коршун нападал. Радослав понял, что нужно помочь. Поскольку палочку у него отобрали ещё на входе в Лес (таковы правила), то стрелять было нечем. Тут и пригодился новый плащ. В первый и пока единственный "карман" плаща Радик положил среди прочей мелочёвки и леску. Теперь он её достал, нашёл гибкую палку. Быстро сделав подобие лука, он нашёл более-менее острую палку и использовал её в качестве стрелы. Выглядел он в это время, как царевич в сказке, если бы не плащ. Коршун, по сценарию, упал в воду. Феникс ещё немного помахал крыльями по инерции и, не обнаружив врага на своём месте, прилетел к нашему снайперу. Они долго смотрели друг другу в глаза, играя в гляделки. Потом раздался крик: возвращайся, псих!
  Феникс протянул лапку, и Радик понял, что теперь спасают его. Он ухватился за лапку, и они полетели (фениксы - признанные силачи: таскают всё, что хотят).
  
  Полчаса они летели над бескрайним Лесом. Потом феникс начал снижение и приземлился прямо к воротам замка.
  - Легендарный замок! - воскликнул Радик. Феникс кивнул.
  Ворота открылись удивительно тихо. Внутри лежал многовековой слой пыли.
  - Дверь магическая? - спросил Радик. Феникс снова кивнул. Он летел впереди и вёл Радика за собой. Наконец, они вышли в небольшую комнатку. Посреди неё стояла статуя. Феникс подлетел к ней и сел на плечо.
  - Стелла, ты привела ко мне гостя? - вдруг сказала статуя.
  - Здрасти, - немного растерялся Радик.
  - Здравствуй, гость. Я - Колдун Первомаг. Тот самый первый колдун в мире. Вернее, второй.
  - Я знаю. Мик рассказывал.
  - Ты знаешь Заклина?
  - Да.
  - Колдун - это моё имя. Людей, похожих на меня называли "очередными Колдунами". Потом имя стало нарицательным. Так что ты - колдун, и я - Колдун. А тебя как зовут, юноша?
  - Я - Радослав Аргонов.
  - Аргонов?! - Колдун, казалось, обрадовался, но потом принял серьёзный вид.
  - А где мы сейчас? - спросил Радик. - И почему вы - статуя?
  - Мы сейчас в замке моего брата Кощея Бессмертного. А по поводу статуи, это длинная история. Жили мы, три брата: я, Кощей и Мик Макмаг. Рано остались сиротами. В юности было нам предсказано следующее: "Будете вы все жить вечно, но по-разному; станете вы все особыми, но по-разному; после умрёт один из вас, другого унесут вверх, третий останется на месте". Всё сбылось. Сначала Мик стал колдовать и придумал напиток бессмертия. Потом Кощей стал изобретать колдовские штучки: блюдечки с яблочками, зеркальца говорящие. А я научился языку зверей и трав. Потом Кощей перестал делать добрые изделия - его поделки стали злыми, как и он сам. За зло его как-то убили. Потом Мика назначили Богом и приказали ему передать кому-нибудь таинства волшебства. Он передал их мне и улетел. А я, как видишь, лет через двадцать остался на месте. Из-за Кощея дорогу в замок забыли, и я остался даже без гостей. Только Стелла, мой друг-феникс, была со мной. Я стал твёрдым. Теперь я - статуя. Моё бессмертие не позволило мне умереть, но что-то не позволяет мне жить.
  - Так вы - брат Мика.
  - Да
  - Я ему скажу, чтобы он к вам зашёл. Может, что придумаете.
  - Он же заперт богами.
  - Мы его отперли.
  - Как? Кто вы?
  - Длинная история... - Радослав рассказал ему свою историю.
  - Ну, что ж, Радослав, мы ещё увидимся. Чувствую, тебе нужно вернуться домой к друзьям. Стелла полетит с тобой. Теперь она - твой друг до смерти. Ты спас её.
  - Я бессмертен.
  - Кощей тоже был. Тем более вся эта заварушка с Силами.
  - Вы знаете о Силах?
  - Да. Но об этом потом. До встречи. Возьми на память мой медальон.
  Феникс сняла с шеи Колдуна изумрудный кулон и одела на Радика. Кулон сразу прошёл сквозь плащ и исчез под одеждами.
  - Потом. Всё потом, - сказал Колдун, заметив, что Радослав собирается задать ещё вопрос. - Что-то теперь изменится в мире.
  - Ну, тогда до свидания, Колдун.
  - Если понадобится совет, попроси Стеллу, она принесёт тебя ко мне. И не забудь про Мика.
  Радослав повернулся и вслед за Стеллой зашагал прочь из замка. Потом они добрались до турбазы, где быстро упаковались, забрали палочку Радика и свалили из Зачарованного леса.
  11. Ожил Колдун и колдовство, всё это Лейнену назло.
  
  Джон довольно потирал руки. Сегодня в Книге Катастрофы ему открылась глава о новом мире. Место он уже нашёл. Переход оказался в центре Ирландии. Возможно, именно этим объяснялась высокая активность всяких там эльфов да гномов в тех краях. Но Лейнен не интересовался магическими существами, он считал их чем-то вроде дани прошлому. Теперь оставалось только выяснить пароль к Вратам. Лейнен понял, что придётся решиться и заглянуть в Книгу Счастья. Но время ещё есть, можно пока повременить.
  
  Радослав прилетел к своей школе. Он намеревался рассказать друзьям о своём открытии, но не обнаружил в школе никого. Это его не удивило. Лейнен, похоже, решил начать боевые действия, так что работы прибавилось. Удивило Радослава появление вокруг школы домиков фирмы "ОНО". Неужто всё так серьёзно, что Марлинг снова собирает всех колдунов в оборонительные точки? Кое-как Радослав нашёл среди домиков своего лучшего ученика Андрея Ромеовского (все знакомые, да и учителя, прозвали его Ромео за потрясающую способность завоёвывать сердца особ женского пола, благо и фамилия подходящая).
  - Где учителя, Ромео? - спросил Радик.
  - Они улетели к Макламеру.
  - А это что за деревню тут устроили?
  - Макламер сам прилетал и сказал, что необходимо надёжное место для всех незащищённых слоёв колдовского общества. Так как это место является тайным, то оно было выбрано для этой цели. Нам поручили принимать гостей и помогать осваиваться. Теперь вот мы тут с ними. Кое-как справляемся с обустройством.
  - Ну что ж, будем надеяться, что этот выбор не ошибка. Я полечу в "НКВД".
  - Будь осторожен, Учитель. Лейнен не дремлет.
  Радик оседлал метлу и вылетел сквозь плавающие кроны деревьев наверх. Там его уже ждала Стелла. Радослав предложил ей посидеть в подпространстве плаща, создав ей там целый реальный мир. С этим предложением она согласилась и пережила полёт гораздо лучше мага. Радик включил сверхвысокую, и едва не упал с метлы. Он никак не мог привыкнуть к резкому старту метлы, да и к скорости ещё не привык. Кроме того, полёт на сверхвысокой доставлял ещё два неудобства. Во-первых, окружающий мир виделся размытым пятном, и Радослав уже дважды едва не столкнулся с самолётами, а во-вторых, было ужасно холодно.
  Километров через сто он заметил погоню. Двое сели на хвост с явным намерением этот хвост отдавить. Радик решил немного поднабраться опыта и резко остановился. Его противники не были так искусны в полётах, поэтому пролетели ещё метров пятьдесят, пока мётлы соизволили остановиться. Потом эти двое пригладили вставшие дыбом от сверхбыстрой езды волосы, сконцентрировались и, состроив Лики Ужаса направились в сторону Радика. Вместе они превосходили его по силе, поэтому он решил не лезть в ментальный поединок, а предпочёл старую добрую драку. Он направил свою метлу прямо на одного из противников, не глядя на него. По мере его приближения Лик Ужаса постепенно сменялся гримасой ужаса. Радик явно не хотел останавливаться. Когда показалось, что столкновения не избежать, "мститель" инстинктивно закрыл лицо руками. В этот момент Радик резко развернулся и веником своей метлы ударил врага в бок. Тот взмахнул руками и соскользнул с метлы. Радик поймал вылетевшую из рук врага палочку и, направив её на второго "мстителя", сказал Пакоисисммирам. Выстрел в упор был точен, враг упал вниз.
  Вдруг сзади кто-то захлопал.
  - Аргонов, снова в своём стиле! Давненько не виделись.
  Радик обернулся. Сзади на метле завис Апокалипсис.
  - Макс! Какие люди! Какими судьбами!
  - Да вот, хотел поздравить ребят с победой над главным врагом Джона. Правда, вижу, враг не способен на мирную смерть и обычный бой. Надо тебе что-то придумывать обязательно. Чем опаснее, тем лучше. Неформатный ты боец.
  - А я, вообще, экстремал. Рисково жить не запретишь.
  - Это вы всё забрали из бункера с Книгами?
  - А кто же ещё?
  - Я, почему-то, так и думал. Наверняка это ты их нашёл?
  - Да.
  - Почему это меня не удивляет? В мире сорок миллионов колдунов, а в странные переделки попадает всегда один Аргонов.
  - А тебя, надо полагать, досталась одна из Тёмных Сил?
  - Да, не сказал бы, что тёмная. Это единственная промежуточная Сила. Сила Баланса. Там в библиотеке посередине стоял стол. На нём и лежала эта Книга. Я не бросился к полкам, когда мы пришли туда, а взял эту Книгу. Я могу быть на любой стороне. Я ничего не имею против тебя, элемагов, просто я - близкий друг Лейнена.
  - А переходи на нашу сторону, раз ты не темняк и не подерживаешь планы Лейнена.
  - Эта интересная идея. А почему бы и нет? Даю Страшную клятву, что если ты меня победишь на дуэли, я перейду к вам. Прямо здесь. Без смертоносных заклинаний.
  - Согласен.
  Ну, тогда поехали! Читырримаихфсадника.
  - Ты уже научился этому заклятью?!
  - Да.
  Это было коронное заклинание семьи Апокалипсисов. Четыре Всадника Апокалипсиса. Семейная реликвия прямо. Бытовало мнение, что какой-то древний предок Макса сумел увести всадников у самого Сатаны.
  Из воздуха материализовались четыре чёрных коня с огненными гривами и хвостами и бешеным огнём в глазах. На них сидели четверо мускулистых ребяток с топориками, мечами и все в доспехах.
  - Чего ты хочешь, хозяин? - громогласно спросил Один из них.
  - Вот того парня видите? Победите его, но не убивайте, - ответил Макс.
  - Хорошо, хозяин.
  Радик открыл карман с миром Стеллы и сказал:
  - Стелла, нужна твоя помощь.
  Феникс моментально вылетела из плаща.
  - Феникс? - удивился Второй из них.
  - Мы же всех перебили, ответил Третий из них.
  - Помните пророчество? Придёт маг с фениксом и зелёным камнем, и вам конец, - сказал Один из них.
  - Хозяин велел победить их, - вмешался Четвёртый из них. - Мы должны попробовать.
  Всадники выстроились в шеренгу и пошли галопом по воздуху на Радика. У Аргонова семейного заклятия не было, как, впрочем, и семьи, поэтому он решил, наконец, воспользоваться силой.
  - Именем света, солнце, ослепи их!
  - Именем баланса, тучи, закройте солнце. Извини, Аргонов, у меня нет атакующей Силы, и у тебя не должно быть. Равновесие восстановлено, - сказал Апокалипсис.
  Радик не обратил на это внимания. Он ещё не умел толково пользоваться Силой, поэтому на успех не рассчитывал. Он взял палочку в левую руку, а в праву взял свой меч (которым, кстати, он владел ещё хуже, чем Силой) и приготовился к бою. Вдруг он заметил, что кулон Колдуна, до сих пор висевший у него на шее вдруг нагрелся, а потом прошёл сквозь одежду и вышел наружу.
  - Вот и зелёный камень появился, - сказал Третий из них.
  Стелла вдруг резко выдала световой заряд по глазам коней. Те вздыбились, скинув своих седоков. Но те не упали на землю, а поднялись и, будто ничего твёрже воздуха нет, пошли ловить своих коней. Это получалось у них не очень. Потом из кулона вырвался изумрудный луч, попавший в одного из всадников. Тот сразу исчез. После второго выстрела исчез ещё один.
  - Руккизаспену, - крикнул Макс, пытаясь спасти положение, но из кулона вылетел очередной луч и поглотил его заряд. Совсем немного луч не попал в творца заклинания, Макс сумел увернуться. Вскоре пред испуганным взором Макса, удивлённым взглядом Радика исчезли и остальные всадники. За ними пропали и кони.
  - Ты победил, Аргонов, - удивлённо сказал Макс. - Я дал Страшную клятву и полечу с тобой. Отчасти я даже рад разрыву с Лейненом, - более жизнерадостно закончил он.
  
  - Радослав, наконец-то, - воскликнул Макламер.
  - Ты кого к нам привёл? Это же... Апокалипсис?!
  - Он дал мне страшную клятву, что он теперь на нашей стороне.
  - Тёмная Сила никогда не будет в союзе с Белой, - сказал Вильтор.
  - У меня промежуточная Сила Баланса.
  - Да ты что! И такая есть! Раз так, то ты много чего сможешь нам рассказать, - сказал Макламер. - Например, планы Лейнена.
  - Ну, вы тут поговорите, - сказал Радослав, - а я схожу, куда мне нужно.
  
  Радослав поднялся на Седьмое небо, вошёл в как всегда пустой кабинет. За все эти одиннадцать лет Радослав ни разу не видел Мика в его кабинете за работой. Однако тут всегда была идеальная чистота.
  - Радослав, как ты победил Четырёх Всадников? - как всегда без приветствия начал Заклин. - Они до сих пор у Сатаны сидят, коленки успокаивают.
  - Привет и тебе, Мик.
  - Ах, точно, забыл. Привет. За две тысячи лет отвык от приветствий.
  - Ничего.
  - Так как ты победил Чёрных Всадников?
  - Вот этой штучкой, - Радослав показал кулон.
  - Медальон Колдуна! Магнетизатор. Концентрированная магия в чистом виде! Где ты это взял?
  - Колдун отдал.
  - Где он? Почему я ничего о нём не знаю?
  - В вашем замке, в Зачарованном лесу.
  - В нашем? У нас был замок?
  - А то ты не помнишь!
  - Честно? Нет, не помню. Я помню всё с момента передачи Колдуну магии. До этого - какие-то обрывки, но ничего не понятно.
  - Ясненько! А я вот что понял из рассказа Колдуна. Жили вы, три брата в своём замке. Ты, Колдун и Кощей Бессмертный.
  - Я - их брат? Фантастика!
  - Потом было длинное пророчество, которое я не запомнил. А оно сбылось. В общем, Кощея убили, ты стал богом, а Колдун окаменел у себя в замке, посреди леса. Он остался вдвоём со Стеллой.
  - С какой Стеллой?
  Радослав снова вызвал Стеллу из её "карманного" мира. Похоже, этот мир им с Иллюзионом нравился куда больше настоящего. Они всё медленнее реагировали на его призывы.
  - Феникс? - спросил Мик, когда Стелла села ему на голову. - Зачем она капает мне на мозги? Я ведь не разбивал себе голову.
  - У тебя там большая рана. Стелла это поняла.
  - О! Я, кажется, вспоминаю. Передача магии. Лес. А вот и замок. Колдун. Кощеев труп. Похороны. Первый магический опыт. Отец с матерью. Детство. Всё. Я всё помню. Спасибо тебе, Стелла. Веди же меня к моему брату, мой дважды спаситель.
  Бог и герой взялись за лапы Стеллы и влетели с Зачарованный Лес. До замка Стелла долетела быстро. Заклин подбежал к воротам и сказал:
  - Дом отчий! Помню эти ворота. Их Кощей долго налаживал. Хороший был парень, пока не стал плохим. Ладно, заходи.
  Они едва не бегом добрались до зала с Колдуном. Мик буквально выбил дверь и с криком "Брат!" ворвался в зал.
  - Мик! 0 послышался ответ. - Радослав, ты привёл его.
  - Брат! Как ты тут? У меня отняли память боги, и я забыл о тебе, Извини!
  - Ну, теперь я пойду, - сказал Радик.
  - Нет уж. Никуда ты не пойдёшь. Сейчас будем его размораживать. Не забыл, как заклятья придумывать?
  - Нет, ответил Радик, включая в кармане диктофон. Столько полезных заклинаний может пропасть зря.
  
  - Итак, Апокалипсис, где штаб Лейнена?
  - Я дал ему Страшную клятву.
  - Понятно. Эх, Радика бы сюда. Он бы до Мантельсона доехал, блат пробил, - сказал Рамон. - А планы Лейнена?
  - Захватить мир, найти новый мир, убить Аргонова и Поррета.
  - Я то ему чем насолил? - удивился Поррет.
  - Неизвестно, Харальд. Но это мы и без него знали, - сказал Рамон. - А сколько у него бойцов?
  - Хранителей 666 и простых магов почти три миллиона.
  - Три! - воскликнул Макламер. - У нас и миллиона не будет.
  - Три к одному - это неплохо, я думала, будет хуже, - сказала Гармония.
  - А где он держит Книгу Счастья? - поинтересовался Вильтор.
  - Да дома у себя и держит. Он боится её, но там, он говорит, пароль к Вратам в новый мир, так что открыть её всё-таки придётся.
  - Спасибо, Макс. Пока всё.
  
  - Растайевай, - сказал Радослав, и только вода потекла с потолка.
  - Там была морозильная комната, - сказал Колдун.
  - Станьчилавекам, - сказал Заклин. Как ни странно, ничего не произошло.
  - Заклин, это бесполезно. Давай, попробуем комплексное, как тогда. Я начну, ты додумывай. Твайосерцэникаминь...
  - ...Бутьснаммибрадт, - закончил Мик, и вдруг Колдун ожил.
  - Вместе мы - сила! - сказал Радик.
  - Я в долгу. Что ты хочешь, - спросил Колдун.
  - Я так понял, что ты умеешь говорить с животными. Нам нужны шпионы.
  - Я тебя понял. Ты хочешь использовать зверей, как шпионов, в войне. Я согласен. Только жить я останусь здесь.
  - И ещё одно. Твой замок, он ведь безразмерный?
  - Да.
  - Ты не примешь миллион-другой гостей?
  - Приму. Истосковался совсем по компании.
  - Спасибо. Мы договорились с Комаром, что он перебросит всех к тебе.
  - Это тот мутант, которого создал наш братец? - спросил Заклин.
  - Да. Последние несколько веков он служил проводником в Лес. Правда, сам он об этом не догадывался.
  - Ну, жду и его в гости. Он ведь знает сюда дорогу, - сказал Колдун.
  - А Стелла?
  - Она теперь останется с тобой, если захочет. Не захочет - улетит куда-нибудь. И медальон мой забирай себе. Он поможет тебе победить врагов, с которыми ты сам не справишься. Он превращает всё на пути его луча в магнеты. Он тебе ещё пригодится, да и покрасоваться, повыделываться можно. Всё ж не у каждого концентрированная магия на шее висит.
  - Это точно. А откуда, Колдун, ты про Силы знаешь? Ты же незнамо сколько времени уже здесь стоишь, прости, стоял. И Зачарованный Лес закрыт от остального мира. Кстати, что это за место, где раньше стоял Лес?
  - Место это - Атлантида. Остров такой в Чёрном Море.
  - Как Атлантида? Она же в Бермудском треугольнике на дне лежит. Да и не похоже, чтобы тут жили сверхлюди, создавшие суперцивилизацию. Атланты ведь по легендам были жутко сильными, жутко умными и большими.
  - Так это Кощей нас проецировал, небось, на небо, - сказал Мик. - Помнишь, как мы моряков черноморских раньше пугали?
  - Да, было дело, - ответил Колдун.
  - А по поводу суперцивилизации, так это они про наше колдовство. Мы такие миражи с Кощеем создавали, закачаешься! - сказал Заклин.
  - А как получилось, что остров исчез? - спросил Радик.
  - Не знаю. Я уже окаменел, когда люди перестали появляться в лесу, а Охранники забыли дорогу в замок.
  - Это, конечно, интересно, но вы не отвечаете на мой первый вопрос, - сказал вдруг Радик. - Что вы знаете о Силах?
  - Ну,.. эта... так уж вышло, что мы... их создатели, - выдал тихо Колдун.
  - Вы?! И ты молчал!
  - Если честно, то я уж и забыл, зачем мы их создали, и что в них написано.
  - Эх, жаль, что нет времени, - сказал Радик. Я бы вам постарался память вернуть. А сейчас мне пора.
  Он взял за лапу Стеллу и отправился к друзьям, сообщить им новости.
  
  С этих пор у Лейнена мало что стало получаться из его хитростей, а Зачарованный Лес стал самым популярным местом в мире.
  12. Открыт переход и герои уходят, оставив мир в мире на долгие годы.
  
  Последние дни приносили Лейнену одни неприятности. Начали проваливаться все его планы, замыслы, хитрости и атаки. Потом выяснилось, что пропал Апокалипсис. Куда запропастился этот балансир? Не умер же он. Иначе газеты растрезвонили бы эту новость. Хотя какие газеты? Колдуны пропали. В прямом смысле. 35 миллионов волшебников как будто испарились. Города о колдовские районы стояли абсолютно пустые. Только в "НКВД" осталось миллионов пять магов. Они готовили ему достойную встречу. Ну, ладно! Пусть готовятся. У него есть для них небольшой сюрприз. И никакой Аргонов, пусть он и Вечный, не сможет ему, Лейнену, помешать.
  
  Радослав явился в "НКВД" немного позднее намеченного срока. По дороге он залетел в пару мест, важных, как память (Лес дендроидов, Роща единобразов), и просто в гости (Мекка, Трансильвания). В "НКВД" снова появились жители данных мест.
  - Ну, как дела у защитников магии? - спросил Радик у строящего магические поля Харальда.
  - Всё отлично, Радик. Удачно ты этих с собой приволок: деревьев, ёжиков с духами и клыкастыми. Они здорово нам помогли в прошлый раз.
  - Помогут и в этот, - сказал Радик, добавляя в общую кучу ещё одну заморочку для лейненовской гвардии.
  - Как Макс?
  - Осваивается. Похоже, новое ему очень интересно. А здесь всё новое. Он даже о Лейнене не вспоминает.
  - Вот и хорошо. Воспитанники наши не прилетали?
  - Должны уже быть здесь.
  - Ну, я пойду, поищу.
  Радослав отправился на поиски своих учеников. Первый выпуск комом не вышел. Они рвались в бой со второго курса, но Лейнен упорно их разочаровывал. И вот, наконец, настало долгожданное время, когда адреналин хлещет через край, а в голове появляются картины геройских подвигов и поверженных врагов...
  - Подожди, Ромео. Рано ещё.
  - А, Учитель Радослав! Вы же обещали не подглядывать в чужие мысли.
  - Я и не подглядывал. Они уже вокруг тебя всё пространство заполнили. Скоро тебя и не видно будет.
  - Кто?
  - Мысли твои. Эх, Андрей, Андрей! Взрослый мужик, а на подвиги тянет, как в 10 лет. Найти бы тебе Джульетту...
  - Смеётесь, да? - смутился Ромео. Его всегда смущала тема женитьбы, хотя джульетты вились вокруг него, как смерч вокруг своей оси.
  - Да нет, я серьёзно, - улыбнулся Радик. - Слушай, Андрей, если мы с Учителями куда-нибудь уйдём, ты должен стать директором нашей школы.
  - Ты что, Учитель? С чего это вам помирать?
  - Я не сказал помирать. Я не собираюсь помирать ближайшие пару тысяч вечностей. Мы просто можем куда-нибудь уйти.
  - Учитель, я вас не понимаю. Вы что-то недоговариваете.
  - Ты про Силу знаешь? В общем, она даёт возможность перехода в другой мир.
  - В мир иной и без Силы можно перейти.
  - Не в иной, а в другой.
  - А что, он есть?
  - Есть ли другой мир? А есть ли другая жизнь?
  - Есть! Реинкарнация научно доказана.
  - Отсюда вывод... Ну, ладно. Я о другом. Мы решили, что ты будешь новым директором и наберёшь из своего выпуска состав учителей. Вы доучите остальных взрослых недоучек и ещё одну параллель. Потом вы станете обычной школой для детей. С Макламером переговорите. Понятно?
  - Да. Что-нибудь ещё?
  - Ромео, все-таки, почему ты так и не выбрал себе Джульетту? Они же вокруг тебя вьются, как мухи над издержками работы желудка.
  - Учитель, хватит надо мной прикалываться. Отстань.
  - Не отстану.
  - Ну, тогда ладно. Любил я одну девушку в своём городе...
  - Ясно, полетели к ней.
  - Да ты что, Учитель? Не надо.
  - Поздно, - ответил Радослав, доставая метлу. Он сел не неё и спросил: Ну, ты летишь, или я сам справлюсь?
  Немного подумав и поколебавшись, Андрей резко заскочил на метлу.
  - Крепче держись, - сказал Радослав и взлетел, взяв курс на вотчину Ромео.
  
  Без приключений добравшись до места, они первым делом отправились в баню, согреться.
  У всего есть плюсы и минусы. У сверхвысокой скорости таким минусом была температура "за бортом". Этот в буквальном смысле слова минус жестоко морозил лучших магов планеты.
  Немного оклемавшись и согревшись, Андрей повёл Учителя к возлюбленной.
  - Я её видел пару раз, - рассказывал он. - Мы почти не были знакомы. Она меня, наверное, не помнит.
  - Как же такого красавца не помнить.
  - Опять смеётесь, Учитель?
  - Нет.
  - Вот и пришли, - сказал Андрей, указывая на один из деревянных домиков.
  - Жди тут, - сказал Радик и пошёл к двери.
  Только он занёс кулак, чтобы постучаться, как внутри раздался крик, звук удара, стон. Затем дверь распахнулась, отправив Радика на землю, с такой лёгкостью, будто это был не человек, а мешок с ватой. Из двери вылетело что-то большое, и она захлопнулась.
  - Что это было? - ошарашенно спросил Радослав.
  - Это она, - крикнул Ромео, подбегая к вылетевшему из двери предмету.
  Радик на четвереньках, пошатываясь, дополз до тела.
  - Вот так всегда, - проговорил он. - Стоит с благими намерениями и возвышенными чувствами прийти к человеку, как у него сразу появляются неотложные неприятности. А жестоко её всё-таки. Рука, точно сломана, и лицо нехило разбито. Сейчас, немного отдохну, и полетим к Рамону. Он у нас природовед. Пусть чего-нибудь придумает.
  Через пять минут Радослав перестал шататься и уже достал метлу, когда дверь вновь открылась. На пороге стоял мужчина.
  - Вы двое, что вы там делаете? - спросил он.
  - Не твоё дело, - ответил Ромео.
  - Ты не дерзи, а то сейчас в лягушку превращу!
  - А я тебя на магнеты распылю, - пробормотал Радик, по-прежнему сидя на земле.
  - Вы колдуны? - удивился мужчина. - Что вы тут забыли?
  - Мы от Макламера, - сказал Радик.
  - А кто он?
  - Друг, - удивился Радик. Он-то думал, что каждый колдун знает Макламера.
  - Чей?
  - Мой.
  - А ты кто?
  - Друг, - сказал Радик.
  - Чей?
  - Его, - он указал на Андрея.
  - А он кто?
  - Друг, - не растерялся Радик.
  - Чей?
  - Её, - он указал на девушку.
  - А она кто? Ой! Совсем ты меня запутал!
  - А она кто? - весело спросил Андрей.
  - Друг, То есть жена моя, Юлия.
  - Вот и Джульетта отыскалась, - сказал Радик, бросив взор на Ромео. - А за что ты её так?
  Вдруг сзади подул ветерок. Все обернулись. С мётел слезли трое "мстителей".
  - Достаёт тебя Аргонов, да мужик?
  - А вы кто? - спросил муж.
  - Да, Лейненовские подручные это, - ответил Радик.
  Впервые ему попался такой отсталый маг. Он даже не знал, что война на носу и слыхом не слыхивал о Лейнене.
  - Джон приказал нам тебя убить.
  - Да вы что! - устало ответил Радик. - А я думал, вы капитуляцию мне принесли.
  - Так он плохой? - воскликнул муж.
  - Ага, - хором ответили "мстители".
  - Прочь от моей жены! Здохни! - заклятье полетело в Андрея.
  - Хоп, - крикнул Радик, сбив лучом его заряд, и тут же получил удар по голове от одного из "мстителей". Перед отключением всех систем он крикнул Фсемстайать и упал.
  
  Очнулся он через десять минут. Вокруг стояли все, даже Юлия. Правда, нетвёрдо, опираясь на замершего Андрея.
  - Давно очнулась, - спросил он.
  - А кто вы такие? - задала она популярный нынче вопрос.
  - Вот это - Андрей Ромеовский...
  - Андрей. Помню. У него ещё брат есть.
  В этот момент действие заклятья закончилось. Раздался крик мужа Штобтыздох, словно эхом повторённый обоими "мстителями", а заодно и Ромео. Раздался взрыв после столкновения зарядов Андрея и мужа, а оставшиеся два Радослав сумел поймать "билиритиновой перчаткой" заклинания Не-а. Потом он сказал Уммриккатты. Один "мститель" упал. Итыуммрикка, - продолжил он, добив второго. С мужа сошло оцепенение:
  - А ну, пошли отсюда, киллеры! И жену мою оставьте!
  - Я с ним не останусь, сказала Юлия, прячась за спину Ромео.
  - Да, кто тебя спрашивать будет? - заорал муж.
  - Я буду, - ответил Ромео.
  - Вот видишь, он будет. А ты нет. Я тебя не люблю.
  - Убью! Обоих! - муж, подняв палочку, пошёл на них.
  - А я? - обиженно спросил Радик, подошедший сзади. И положил руку ему на плечо.
  - А ты...
  - Паложпалачькуказёл, - крикнул, не растерявшись, Андрей. Палочка мужа вылетела из его рук. Радик подхватил её и сломал.
  - Отлично, Ромео. Полетели, - он достал метлу.
  - "Вечный стандарт"! Та легендарная метла!
  - Да, - сказал Радик, подхватывая на взлёте друзей. - Полетим на ней. Твоя подруга вряд ли удержится на сверхвысокой скорости. А эта хоть немного, но медленнее.
  Они взлетели на десяток метров, и Радик помог остальным забраться на метлу.
  - А выдержит? - спросил Андрей.
  - Выдержит. Четверых и большой сундук выдерживала.
  - Ой, а вы что, волшебники? - вдруг спросила Юлия.
  - Э-э... Вообще-то да, - ответил Андрей.
  - А муж мой тоже?
  - Да.
  - А почему у него метлы нет?
  "О Господи! - подумал Радик. - Быстрее домой. Пусть Андрей сам ей всё объясняет".
  - Погоди, - сказал он вслух. - Тебе с собой ничего не надо брать?
  - А куда мы едем?
  - В Англию.
  - Конечно, надо.
  - Зомринамесьти, - стрельнул Радик по прыгающему внизу мужу.
  Тот встретился с зарядом в очередном прыжке, и мёртвым грузом упал на землю.
  - У тебя пятнадцать минут, - сказал Радик, спускаясь вниз. - Бери, что хочешь. У тебя есть куда сложить?
  - Нет.
  - Тогда сложим в плащ...
  Через 15 минут они уже мчались в "НКВД".
  
  Диагноз Радослава не подтвердился Рамоном. Рука сломана не была, да и всё остальное быстро вылечилось. Зато подтвердилось другое его наблюдение. Юлия была необученным взрослым магом. Он так и сказал Ромео: "Будешь её учить с последней группой".
  
  - Появились! - крикнул дозорный. На горизонте показались лейненовцы.
  Все подготовились к бою. "Мстители" были какими-то фанатиками. Они лезли на магические поля, мёрли, как мухи. Но снова атаковали. Радослав оказался рядом с Максом.
  - Что-то не так, - сказал Апокалипсис. - Это какой-то сброд. Я видел бойцов Лейнена. Это нечто! А эти... Жалкое отребье. Да и Лейнена нигде нет.
  - Правда! Вот чёрт! Он нас обманул! Нади всех наших и скажи, чтобы летели к Северозападной башне, - Радик, не переставая обстреливать "сброд" Лейнена, полетел в указанном направлении.
  Когда все прибыли, он сказал:
  - Лейнен нас обманул. Он послал сюда пушечное мясо, для отвлечения. А сам полетел к вратам.
  - Летим туда? - спросила Флаерита.
  - Да.
  - За мной!
  - Я останусь тут, - сказал Макс, - чтобы случайно не нарушить клятву.
  - Хорошо.
  
  - В этот великий день, мои собратья и единомышленники, мы совершим исторический переход в новый мир. И он будет только нашим! - кричал Лейнен с вершины холма своим преданным вассалам. - Этот холм и есть врата. В этой Книге, - он указал на плавающую в воздухе Книгу Счастья, - пароль к ним. Ждать осталось недолго!
  
  - Где там эти врата? - спросил Рамон.
  - В Ирландии. В холме у старого дуба на берегу реки Банн.
  - Ну, это совсем рядом, - сказал Седрик.
  - На сверхвысокой, - крикнул Харальд. И отряд СПС помчался навстречу неизведанному.
  
  - Да где же этот чёртов пароль! - закричал Лейнен. Он уже полчаса искал его. Он же не читал того стиха из библиотеки.
  - Он не мой, - сказал стоявший рядом Люцифер Чёртов. - А пароль в Книге.
  - Собратья по Силе дружно рассмеялись. Он проводили время отнюдь не в молитвах к Лейнену, а за игрою в карты, кости или просто кидали монетку. Самые нетерпеливые уже начали расходиться по домам.
  - Ну, наконец-то! Вот он! - воскликнул Лейнен.
  - Да! Вот он я! - крикнул Радик, подлетая к холму.
  - Аргонов! Ко мне, друзья! В бой!
  Но взлететь никто не успел. Радик накрыл лагерь врага солнечной сетью. СПСовцы принялись обстреливать "рыбку" всевозможными заклинаниями.
  - Именем затмения, затмись солнце! - послышалось из-под сети, и она исчезла.
  "Мстителей" осталось человек пятьдесят.
  - Всё, Аргонов. Больше ты ничего сделать не сможешь, - закричал Лейнен.
  Друзей начали обстреливать с земли. Пока удавалось увёртываться, но атаковать было всё сложнее. В этот момент появились Апокалипсис и Макламер.
  - Именем баланса, уравнять Силы, - крикнул Макс. Сила осталась у 9 "мстителей".
  - О! Труп объявился, - крикнул Лейнен и тут же получил заклятье в лоб. Дальше победить было делом техники. Лишённые лидера колдуны пытались бежать. Некоторым это удавалось. Большинство же было уничтожено.
  - Спасибо, Макс, - крикнул Рамон.
  - Сэр Хруберт, - послышалось с холма. Там стоял Радик. - Сэр Хруберт, возьмите эту Книгу себе от нашего коллектива.
  
  Макламер долго не решался принять Книгу Счастья, пытаясь сдать её кому-нибудь другому. Не вышло. Пришлось взять. Директор "НКВД" открыл главу 10, часть I и прочитал пароль: Сезам, ну, откройся, а. Заскрипел механизм, и в холме открылись врата. Ничего особенного - обычная арка, уводящая в туннель.
  - Давайте, на всякий случай ещё паролевый экран поставим, чтобы никто не прошёл, - предложила Ксюша.
  - Неплохая идея, - одобрил Макламер. - Пароль: Отряд потерянного счастья.
  Вокруг холма появилось слабое розовое сияние экрана.
  - Я прямо сейчас туда, - сказал Радик. - Кто со мной?
  - А чего теряем-то, - сказал Рамон. - Пойдём.
  - Ты с нами, Макс? - спросил Харальд, когда изначальный состав СПС решил идти.
  - Нет. Я тут помогу равновесие восстановить.
  - А вы, сэр Хруберт?
  - Я тоже тут останусь. Куда мне за вами. Я и Силой-то пользоваться не умею.
  - Будто мы умеем, - сказал Вильтор. - Ну, как хотите.
  СПСовцы шагнули во врата. Створки закрылись.
  
  13. Мне нравится число 13, поэтому и глав здесь столько (не в рифму, зато правда).
  
  КНИГА ПРИКЛЮЧЕНИЙ
  Хранителя Силы Солнца.
  
  Я - Радослав Аргонов по прозванью Вечный (хотя прозвище это с недавних пор официально стало второй частью моей фамилии - Ну, понравилось оно мне).
  Я - колдун (вернее, Колдун - мой друг, а я всего лишь волшебник).
  Я - Хранитель Силы Солнца (хотя ещё неизвестно, кто кого хранит).
  Эту Книгу (аналог дневника) начинаю вести с короткой автобиографии.
  
  Родился я в России. Город не назову, всё равно вы его не знаете. Был я обычным мальчиком, с увлечением, читающим книги о Гарри Поттере и всяческие пародии на них. Так бы и остался я элементаром (или стал бы рядовым русским магом), если бы однажды не выпал из окна (пятый этаж). Сначала я выпал, а потом вдруг полетел. Я минут пять планировал по воздуху (благо, никого дома не было, и дело было поздним зимним вечером, иначе, дали бы мне полетать).
  Потом мне в голову стукнула (больно стукнула, синхронно с веткой дерева) мысль, а почему бы не полететь да не поискать школу Гарри Поттера. Я собрал немного вещей и полетел. Было мне десять с половиной лет.
  Прибыл я в Англию, вычислив примерное расположение школы. Удачно вычислил, как оказалось. Прибыл я прямо к замку с заинтересовавшей меня вывеской над дверью "NKVD". Я пошёл туда и оказался учеником школы магии "НКВД". Потом была школа, но об этом в отдельной главе. Вот, в принципе, и всё о Радославе Аргонове - элементаре.
  Таков первый лист Книги приключений нашего героя. Школьные и послешкольные годы вам уже известны. Что дальше, читайте во второй части Моей Книги.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"