Найт Норма: другие произведения.

"Свобода"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастический боевик.


Норма НАЙТ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

СВОБОДА

Второе издание. Исправленное и дополненное

  

Часть 1

  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  

2 0 0 7

Пролог

  
   СЁСТРЫ
  
   В этом равнинном селении было немного жителей. Из перебивавшихся с хлеба на воду земледельцев выделялся богатством единственный ремесленник - Гесион. Жил в добротном доме, трудились на него четверо работников и две служанки-рабыни. Жена Гесиона, красавица Хлоя, умерла при родах пятнадцать лет тому. Их первенец, Фрина, появилась на свет двадцать лет назад, в давнюю пору бедности. Потом, два года спустя, Элос - вторая дочь. И третьим ребёнком, к огорчению отца, тоже оказалась девочка...
   После смерти матери самым родным человеком для сестёр стала их бабушка - мать Хлои, но вскоре она тяжело заболела и тоже покинула мир, а вот Гесион начал стремительно богатеть. В мастерской появились помощники, в доме стала трудиться купленная в городе рабыня. Отец вовсе не стремился жениться снова, хотя многие девушки в селении мечтали об этом замужестве. Сорокалетний Гесион был чудовищно толст и совершенно лыс, но в представлении полунищих односельчанок его богатство легко перевешивало физические недостатки.
   Посуда из мастерской резво раскупалась в городе, раз в неделю хозяин и трое работников отправлялись туда продавать горшки и тарелки. Иногда отец брал с собой кого-нибудь из дочерей, это было счастьем для девчонок. Сёстры росли в самом лучшем доме, практически ничего не делали по хозяйству, всю работу тащила на себе невольница. Девицы просто изнывали от скуки. Может быть именно поэтому младшая, названная в честь матери, Хлоя, росла ещё более вздорной и своенравной, чем её старшие сёстры. Они привыкли считать себя лучшими и красивейшими среди сверстниц. В детстве отец запрещал дочерям играть с другими детьми, называя их "грязной деревенщиной". А когда сёстры подросли, чванство отца расцвело пышным цветом и в них. Если девочки и говорили когда-нибудь со сверстниками, то таким же тоном, как с домашней рабыней.
   Однажды отец вместе с посудой увёз в город рабыню и вернулся с двумя, более молодыми. Первой было около тридцати, а двоим новым на вид не больше семнадцати. Этим же вечером Хлоя заметила, как одна из них зашла в комнату отца. Через щель младшая из сестёр видела, как рабыня целовала и ласкала своего хозяина и, что её особенно возмутило, сам отец ласкал тело рабыни!
   Весь следующий день сёстры не давали этой девушке покоя. Они заставляли её выполнять бессмысленную работу и переделывать всё по несколько раз, не давали ни минуты отдыха, донимали придирками и изводили пощёчинами. Следующим утром отец заметил дочерям, что рабыня - такое же семейное имущество, как, например, скот и портить его просто из-за плохого настроения неразумно.
   Это не остановило ревности девиц. Заносчивая и крикливая Фрина, считавшаяся уже в селении старой девой, завидовала молодой рабыне, имевшей мужчину. Издевательства продолжались, младшие сёстры не отставали в изобретении злых и жестоких шуток.
   Так прошло примерно два месяца, а потом случилась беда.
   Как обычно, в конце недели отец с работниками отправился в город. Товара было много, и дочери остались дома.
   Не прошло и двух часов с тех пор, как они попрощались с отцом. Несчастная рабыня, под окрики сестёр, ещё только во второй раз начала мыть каменные плиты двора, а по улицам селения помчались всадники... Женщины прятали детей и закрывались в домах, мужчины хватали оружие.
   Заросшие чернобородые чужаки замелькали по улицам. Звучали крики раненых, треск взламываемых запоров, над высушенными солнцем крышами домов появились дымы, потом языки пламени. Горцы сгоняли детей и женщин на площадь. Взрослые мужчины или погибли в бою, или были ранены, а потом безжалостно добиты напавшими. Старики и младенцы зарублены в том самом месте, где их настигли враги. Дети постарше, подростки и взрослые женщины стояли сейчас на площади, оплакивали убитых и тряслись от страха.
   Добычу внимательно осмотрели, заставив будущих рабов снять с себя всю одежду. Трёх женщин, показавшихся работорговцам старыми, на глазах у всех хладнокровно убили. Их нагие тела с нелепо вывернутыми в агонии конечностями валялись в пыли. Жирные мухи уже садились на широко раскрытые незрячие глаза, на блестевшие под солнцем внутренности, выпавшие из распоротых животов.
   Через какое-то время пленникам разрешили одеться. Детей и нескольких беременных женщин посадили на взятые в селении повозки, а остальным связали руки верёвками по несколько человек вместе. Колонна рабов, погоняемая пинками и криками, двинулась из селения. Они уходили навсегда.
   Привязанные грязной верёвкой к тем, с которыми вчера и не поздоровались бы, брели, оглушенные ужасом, Фрина, Элос и Хлоя. Всё произошло так быстро, что они не успели ничего понять. Сначала, визжащие от ужаса, очутились в лапах бородачей. Пинками их погнали на площадь, потом эта жуткая сцена с убийством женщин...
   И вот, верёвки, впивающиеся в запястья и пыльная дорога.
   Часа через два, когда женщины выбились из сил, работорговцы посадили на повозки самых слабых, а детей и беременных заставили идти пешком. Так, меняя их местами, горцы пригнали пленников к стенам какого-то города. За ворота стражники никого не впустили.
   Темнело.
   Измученным многочасовым переходом селянам пришлось ночевать прямо на песке. Пленников взяли в круг, хозяева всю ночь жгли костры и не спускали глаз со сбившихся в кучу людей. Сёстрам никогда в жизни не доводилось ночевать под открытым небом, им было холодно в лёгкой домашней одежде, девушки прижимались друг к другу, безуспешно пытаясь согреться.
   Посреди ночи один из горцев развязал четырёх молодых рабынь и повёл к кострам. Довольно долго они просто танцевали, потом началась оргия...
  
   Взошло солнце.
   Из ворот города выехал высокий человек в сопровождении вооружённой до зубов стражи. Старший среди горцев сделал знак своим людям, чтобы подняли пленников. Пока он беседовал с горожанином, бородачи строили людей. Отдельно мальчиков и девочек, отдельно подростков, отдельно взрослых женщин. И отдельно молодых девушек.
   Тем временем, богатый горожанин и горский старшина принялись громко торговаться. Мальчиков и девочек примерно до десяти лет пересчитали, и горожанин что-то записал. Здесь о цене речь не шла, видимо, она была одинакова. Потом оценивали девочек постарше, всех придирчиво осматривали и ощупывали, словно покупали скот. Горожанин велел приседать, ходить, наклоняться. Несчастные долго стояли возле кучек своего тряпья на утреннем холоде, многие плакали от страха. Здесь цена каждой оговаривалась уже отдельно. Аналогичным образом оценивали женщин, снова горожанин осматривал всех, называл цену.
   Наконец, настала очередь девушек. Здесь осмотр был наиболее тщательным, торг самым ожесточённым. Когда горожанин называл свою цену, горец начинал размахивать руками, тыкать пальцами в те или иные, по его мнению, достойные части тела девушки и требовал повысить ставку. В ответ на это перекупщик принимался указывать на недостатки "товара" и наводил такую критику, что бедная девушка заливалась краской от звучавших сравнений. Оцененные перегонялись к общей толпе, а в меньшинстве оставались самые робкие, прятавшиеся за спины. Среди них были и дочери Гесиона. В конце концов, они остались в одиночестве.
   -А ну, раздевайтесь! - проорал один из бородачей.
   Вцепившиеся друг в друга сёстры не шелохнулись.
   -Эй, воины, раздеть их! - скомандовал старший горцев.
   Девушки попытались сопротивляться, и в результате на них просто разодрали одежду в клочья. Работорговец начал осмотр, но они сопротивлялись, не давая себя ощупывать.
   -Да что это за девки, в конце концов?!
   -В богатом доме взяли. Недотроги, - захохотал бородач. -Придержите-ка им руки!
   Горцы схватили девиц, и горожанин с видимым наслаждением, намного дольше обычного ощупывал тело первой из сестёр. Потом настала очередь Фрины и Хлои.
   Всё это происходило на глазах жителей селения, хорошо знавших чванливый нрав дочерей Гесиона и получивших, несомненно, великое удовольствие от созерцания живописной сцены.
   Девушкам разрешили одеваться, да только сёстрам было нечего надеть - одежда их превратилась в тряпки. Они оглядывались на селянок, держа в руках лоскуты, и горько плакали.
   Та самая молодая рабыня, что ходила в спальню к их отцу, громко и злорадно произнесла:
   -А нечего было из себя благородных строить!
   Несколько селянок засмеялись. Горожанин торговался с горцем из-за повозок, потом велел своим людям надевать на купленных рабов цепи. Детей снова погрузили в повозки, остальных приковывали друг к другу. Сестёр, по-видимому, умышленно, сковали вместе с двумя молодыми деревенскими парнями. Те непристойно хохотали и грубо лапали своих соседок.
  -- -Ну дайте же нам что-нибудь! - крикнула торговцу Элос.
   Мужчина даже не повернул головы, отсчитывая деньги горцу. Повозки, а вместе с ними и колонна рабов, тронулись к городским воротам. Заливаясь слезами, сёстры шли в одних сандалиях из хорошей кожи... Впереди шагала их бывшая рабыня. Она часто оборачивалась поглядеть на бывших хозяек и показывала им розовый узкий язык. Другая рабыня была где-то впереди.
   Колонна втянулась в ворота и двинулась по улицам. Город был другой, меньше того, куда возил их отец. Вслед побежали городские мальчишки, бросая комья грязи и крича что-то неприлично-оскорбительное. Сёстры заливались слезами, их лица опухли, они видели перед собой только нагло высовывающую язык рабыню.
   Наконец, колонна прибыла во двор работорговца. Всех освободили от цепей и загнали в большущую клетку, возвышавшуюся в середине двора. Двери женской и мужской половин закрылись. Постепенно селяне расселись на землю, и только три дрожащие девушки стояли в углу клетки, не в силах заставить себя сесть в грязь. Они простояли, наверное, часа четыре, пока брезгливость не уступила усталости.
   Так прошёл день.
   Вечером слуги торговца стали кормить рабов, швыряя в клетку какие-то объедки. Невольники хватали еду, старшие вырывали у младших и торопливо глотали доставшиеся куски. Досталось по огрызку черствого хлеба и сёстрам. Потом в корыто, стоящее в углу, слуги вылили три ведра воды, словно для животных.
   Вторая ночь в рабстве стала для сестёр кошмаром - ночью в клетку вошли слуги и, приставив к груди ножи, сняли с сестёр дорогие сандалии. Попытка закричать дорого обошлась Фрине. Зажав девушке рот, слуги по очереди жестоко надругались над нею, правда, формально сохранив невинность - ведь иначе она упала бы в цене!
   Когда Фрину, наконец, оставили в покое, девушка рухнула на грязный пол клетки, сотрясаясь от беззвучных рыданий. Сёстры утешали её, как могли, но всё было бесполезно.
  
   Наутро рабов погнали на невольничий рынок. На таком торжище сёстры ещё ни разу не были. Сотни нагих невольников и невольниц переминались с ноги на ногу на помостах, бряцая цепями, отчего над этим мрачным местом плыл беспрерывный негромкий звон.
   Вновь прибывшим тоже велели раздеться и загнали на помост.
   Начался первый день. Покупателей было значительно меньше, чем товара. Рабов то и дело осматривали, велели показать зубы, присесть, наклониться, ощупывали и торговались, торговались, торговались...
   К завершению торгов стали собственностью новых хозяев четыре девушки, десять женщин и две маленьких девочки. Когда изнуренных многочасовым стоянием на солнце невольниц погнали назад, довольный посредник весело покрикивал:
  -- -Живей, живей, твари! А то жратвы не дам!
   Сёстры, целый день простоявшие на помосте, шли, уже безразличные к своей наготе. Чувствовали только, будто тела испачканы десятками прикосновений потных мужских лап. Торговец просил за сестёр дорого и их никто не купил, хотя приценялись многие.
   А ночью в клетку снова пришли. И хотя снять с сестёр было уже нечего, точно таким же образом, как накануне Фрина, теперь была изнасилована слугами Элос.
   Назавтра пытка невольничьим рынком повторилась. Снова девушки подвергались ощупываниям и снова их никто не купил. Хлоя весь день молилась, чтобы её купили - она понимала, что ночью мучители придут за ней.
   Молитва не помогла, на третью ночь стала жертвой младшая. Хлоя молила пощадить, ползая на коленях, но всё было напрасно. Под конец оргии девушка лишилась чувств, и лишь тогда слуги испугались, бросив на полу бесчувственное тело.
   Утром рабыни стали издеваться над сёстрами. Соседки только притворялись спящими, а на самом деле пристально наблюдали за ночными сценами. Грязные шутки сыпались со всех сторон, и последующие ночи превратились в невыносимую пытку. Мало того, что сёстрам каждую ночь не давали спать слуги, истязая их, к физическим мучениям добавлялись моральные: вечером вокруг девушек специально ложились желавшие насладиться зрелищем.
  
   Только на пятый день, когда некогда белая кожа сестёр покрылась солнечными ожогами и облезла, на рынке появился невзрачный мужчина в тёмной одежде. Покупатель тщательно выбирал молодых, стройных девушек. Добрался и до трёх совершенно измученных сестёр. Фрину и Элос он решил купить сразу. Тщетно Хлоя умоляла не разлучать её с сёстрами и взять тоже. Покупатель, проведя ладонью по тем местам, где желал увидеть пышную грудь, категорично покачал головой. Крича и рыдая, Хлоя обнимала сестёр, пока торговец, подобострастно кланяясь, считал полученные деньги.
   Новый хозяин кивнул слугам, те мгновенно оторвали Фрину и Элос от безутешной сестры. Так же, как и своего родного селения, они никогда больше не видели Хлою.
   Мужчина для чего-то купил ещё несколько похожих по возрасту и сложению девушек. Необычным было и то, что хозяин запрещал своим новым рабыням одеваться и вообще брать одежду. На ногах у одной, светловолосой и белокожей, были сандалии. Ей приказали снять обувь и идти босой.
   Небольшая колонна направилась к берегу моря. В числе множества лодок и кораблей у причала покачивалось небольшое парусное судно. По узкому трапу девушки поднялись на палубу, матросы погнали их в трюм.
   Было темно, ступни скользили на чём-то липком. Как только последняя невольница спустилась по лестнице, люк с грохотом захлопнулся. Буквально через несколько минут судёнышко вышло в море. Погодка была свежа, качало.
   Уже через полчаса болтанки в кромешной тьме кому-то стало плохо, и без того спёртый воздух в маленьком трюме стал невыносим. Послышались стоны, ругательства. Фрина протиснулась к лестнице, поднялась и застучала по доскам. Вскоре люк открылся.
   -Кому нехорошо, красавицы? - прокричал весёлый мужской голос.
   Не успев ответить ни слова, вытащенная за руки Фрина исчезла наверху, только мелькнули в люке ступни. Крышка снова захлопнулась, наверху грянул дружный хохот. Потом девушки услышали жалобные крики. Эти звуки доносились с палубы, наверное, не меньше двух часов.
   Через щели между досками Элос увидела, как на плечи обмякшей сестры надели верёвочную петлю, подтащили девушку к борту и жестоким ударом ноги сбросили в море. Элос вскрикнула, в ужасе кусая губы.
   Спустя минуту, Фрину, хрипящую и задыхающуюся, подняли на палубу. Изо рта сестры лилась вода, несчастная непрерывно кашляла, пытаясь отдышаться. Сняв верёвки, её поволокли к трюму, Элос едва успела спрыгнуть с лестницы, - и ей на руки упало тело полуживой Фрины. Насквозь мокрая, стучащая зубами, девушка была не в состоянии держаться на ногах. Элос уложила её, пыталась согреть собственным телом. Немного придя в себя, старшая начала плакать, её всю трясло, она что-то невнятно бормотала.
   Минули часы, мало-помалу дневной свет в щелях люка ослабел, а качка усилилась. Невольницы в трюме всю ночь напролёт падали друг на друга, перекатываясь по грязному полу. Судёнышко скрипело под напором волн, совсем рядом, за бортом, бушевала вода.
   -Мы все погибнем, - стонала Фрина, - и пусть! Лучше смерть, чем такие унижения!
   Уже под утро удары волн внезапно ослабели, качка стихла. Рабыни обнимались, не веря в спасение. Судно входило в бухту.
   Борт заскрипел о причал, на палубе топали и что-то кричали матросы.
   Прибыли.
   Однако трюм открывать никто не торопился. Прошло, наверное, не меньше часа, прежде чем слабый утренний свет проник в смрадную темноту.
   -Выходи, потаскухи! - крикнул тот же весёлый голос.
   Невольницы поднялись на палубу, разглядывая свои синяки и ссадины.
   -А-а, вот и вчерашняя больная!
   Фрина вздрогнула. К ним подходил маленький плюгавый матрос со шрамом поперёк лица.
   -Как здоровье? - не унимался он. -Может, полечить?
   Фрина попыталась молча пройти мимо, но матрос взбешенно заорал:
   -Грязная рабыня! Отвечай, когда спрашивает господин!!
   Подскочив к сёстрам, он схватил Фрину за волосы и стал наотмашь хлестать её по лицу...
  
   Размахивая плетьми и грязно ругаясь, надсмотрщики гнали девушек вглубь острова. Около двух часов невольницы переставляли ноги по пыльной каменистой дороге. Только тогда они увидели посёлок у подножия скалистых гор. Босые ступни сестёр, никогда не ходивших без сандалий, были давно сбиты в кровь. Девушки держались друг за друга и нещадно хромали, им страшно хотелось пить, да и ели только накануне утром.
   Их вели через посёлок.
   Жалкие хижины и десятки нагих рабынь. Редко у кого на волосах повязан кусок белой материи. Зато на груди у каждой - большое круглое клеймо. Бегали по улицам такие же голые тощие дети разных цветов кожи со вздутыми животами. Полтора десятка новых невольниц, пройдя всё селение, не увидели ни единого раба мужского пола - только надсмотрщиков, грозно помахивающих плетьми и палками.
   На площади в центре посёлка дощатый помост, столб с перекладиной. На столбе привязана распятой рабыня, лицо несчастной полностью скрывали спутавшиеся грязные волосы. Вид наказанной и безразлично снующих мимо неё товарок, не обращающих на висящую ни малейшего внимания, вселил в души сестёр новые страхи.
   -Нам не повезло сразу, я знаю, меня скоро убьют, - прошептала Фрина.
   За селением потянулись поля, на которых, под свист бичей, согнувшись, работали всё такие же женщины-рабыни. И только здесь невольницы увидели замок в скалах, угрюмый и неприступный. Их вели туда.
   Медленно ехавший в коляске хозяин вдруг обогнал тащившихся из последних сил рабынь и быстро скрылся впереди. Элос, увидев замок, зашептала шатавшейся от усталости сестре, что на полях их работать не заставят, красивых девушек, вероятно, купили для того, чтобы прислуживать господам.
   Фрина не отвечала. Она лишь стонала, осторожно ступая на израненные ноги.
   Перейдя опущенный для них разводной мост, девушки прошли ворота и оказались за стенами замка. Надсмотрщики велели рабыням стать друг рядом с другом и куда-то исчезли. Вокруг не было ни единой живой души. Лишь угрюмые, серые каменные стены, да квадрат неба, если поднять голову вверх. Невольницы простояли не менее часа, они валились с ног от усталости, но, боясь наказания, ни одна не присела ни на секунду.
   Наконец, послышались шаги. Девушки увидели четверых вооружённых мужчин, спускавшихся по лестнице.
   Скомандовали идти вперёд, поднимались по каменным ступеням, потом брели какими-то коридорами, затем по лестницам вниз, вниз и вниз. Здесь, во тьме и сырости, где свет давали только факелы, рабыни увидели ряды окованных дверей. Открывая, солдаты молча вталкивали внутрь по одной девушке, и тут же запирали за ними.
   -Это что, тюрьма? - спросила сестру Фрина.
   Элос подавленно молчала.
   Пришёл и их черёд. Распахнулась тяжёлая, скрипучая створка, и старшая исчезла внутри. В следующую дверь толкнули другую сестру. За спинами лязгнули засовы.
   Элос ничего не видела. В комнате, куда её привели, как ей казалось, царила кромешная темень. Девушка медленно пошла вперёд, вытягивая руки, и через пару шагов наткнулась на шершавую стену.
   Спустя минуту она смогла разглядеть очертания крохотной каморки.
   Вот куда забросили её жестокие боги всего через несколько дней после того, как любящий отец целовал на прощание! Здесь были стены, пол, потолок, немного гнилой соломы на полу. Маленькое оконце, почему-то у пола, забранное толстенными железными прутьями и больше ничего. Ни постели, ни клочка ткани, чтобы укрыться...
   Обессилевшая до предела, невольница сгребла солому и растянулась на ней. Сбитые камнями ступни жутко ныли. Она задрала ноги вверх и оперлась ими о стену. Кровь отхлынула, и, кажется, стало чуточку легче.
   Перед закрытыми глазами возникли картины недавнего прошлого - родной дом, роща, где сёстры рвали финики и орехи, улицы селения, лицо отца... Где он сейчас? Чем сможет заглушить своё страдание? В одночасье он лишился всего: дома, мастерской, дочерей, даже рабынь! Элос пожалела отца.
   "Хотя", - подумала она, - "больше стоит пожалеть нас. Мы с Фриной в какой-то тюрьме, Хлоя вообще неизвестно где. Может, её купил на потеху матросам какой-нибудь судовладелец и сейчас несчастную сестру заставляют беспрерывно служить десяткам голодных мужчин? Или младшую купили для тяжёлой работы, и кнут надсмотрщика уже полосует её худую спину... А что же будет с нами?" - думала Элос. "Зачем покупать пятнадцать молодых и красивых девушек и заживо хоронить их в этом склепе? Где здесь смысл?"
   И она не могла найти ответа. Мысли, усталость, бессонная ночь в вонючем трюме сделали своё дело. Элос уснула.
   Сколько она проспала? Разбудили жажда и голод.
   Девушка стала прислушиваться. Кажется, доносились какие-то звуки. Да, хлопали в коридоре тяжёлые двери. Всё ближе.
   Элос охватил страх. А может, их новый хозяин ест человеческое мясо и сейчас они будут убиты и зажарены? Скрежет засова прервал мысли девушки. Дверь открылась. На пороге своей каморки Элос увидела то, что потом всю ночь стояло у неё перед глазами.
   В её камеру входило существо. Невольница поджала ноги и испуганно вскочила. Оно протянуло Элос кусок хлеба и кружку с водой. Элос схватила хлеб, жадно выпила воду, и только тогда поняла, кто перед нею. Всё тело этой несчастной женщины было кем-то зверски изуродовано. Прошло много времени, плоть неровными буграми срослась на груди - месте ужасных ран. Страшное, в глубоких багровых шрамах, тело, спутанные сальные волосы, отрешённое лицо и потухшие глаза - всё это придавало рабыне облик ожившего мертвеца.
   С куском хлеба Элос застыла на месте и не могла двинуться, хотя дверь камеры давно закрылась, и смотреть было не на кого. Вот что здесь делают с девушками, вот что ждёт их с сестрой и ещё тринадцать купленных вчера рабынь!
   Прошло немало времени, прежде чем невольница смогла успокоиться и вцепиться зубами в черствую лепёшку. Крохотное оконце у самого пола, дававшее свет, потускнело. Наступил вечер, а потом Элос оказалась в кромешной тьме. Ей хотелось спать, но перед глазами всё стояло молодое красивое лицо и жуткое тело рабыни, приносившей хлеб и воду. Элос тряслась от страха и холода, лёжа на каменном полу, едва прикрытом жидкой соломой. Только под утро девушка заснула.
   В камере ей пришлось провести нескончаемо долгие дни и не менее долгие ночи. Поначалу Элос очень страдала от запаха собственного тела, а потом - намного сильнее от боли в груди, которую в один из первых дней поразило раскалённое железное клеймо.
   Однажды в проёме открывшейся двери невольница увидела мужчину. Сильные руки бесцеремонно вытащили её наружу... Элос увидела, что выводят из камер всех, и немного успокоилась. Девушек построили во дворе, она увидела Фрину и ободряюще помахала сестре рукой.
   Рабынь погнали в деревню, на краю огромного поля стражники замка передали девушек надсмотрщикам из деревни. Те приказали полоть сорную траву, невольницы встали рядами и принялись вырывать сорняки.
   Поднимавшееся всё выше солнце пекло нещадно, по телам девушек струился пот. Надсмотрщики подгоняли отстававших грязной руганью и ударами палок по ягодицам. Элос бессознательно рвала и шагала, шагала и рвала. И каждую секунду со страхом ждала удара. Миновал не один час адского труда. Кружилась голова, тошнило, в висках гулко стучала кровь. Наконец, всем разрешили отдохнуть. Как только Элос поняла это - тотчас же рухнула прямо в борозду, с наслаждением разогнув затёкшую спину, вытянув ноющие от усталости ноги. Она ощущала, как сухая земля и песок облепляют её пропитанное потом тело, но не могла больше ни стоять, ни сидеть.
   Ладони Элос, не привыкшей к такой, да и вообще к какой бы то ни было, работе, опухли, пальцы рук сильно болели. К вечеру девушка едва держалась на ногах, несколько раз, спотыкаясь, падала на колени. Рук она почти не чувствовала, голова раскалывалась от боли, а спина была обожжена солнцем. Не позволив ни попить, ни обмыться, рабынь погнали в замок, передали тамошней страже. Измученные и невообразимо грязные, невольницы были тотчас растолканы по камерам. Элос, только коснувшись своей соломы, немедленно провалилась в тяжёлый болезненный сон. Ей виделись жуткие чудовища с бичами и палками, гонявшиеся за Фриной по полю с криками и бранью. Буквально на несколько секунд она вынырнула из забытья, чтобы попить принесённой безгрудой девушкой воды и снова забылась.
   Утром Элос разбудил волчий голод. Она не встала, только повернулась на другой бок. Спина болела, пальцы рук не сгибались, порезы нестерпимо саднили. С ужасом Элос подумала: а ведь сегодня их снова могут погнать на работу!
   В подтверждение этой мысли девушка услышала стук дверей и шаги стражи. Дошла очередь и до её камеры.

***

  
   То, что происходило с сёстрами в последующие несколько месяцев, описать без содрогания невозможно. Непосильный, изнурительный физический труд, беспрестанные издевательства и унижения надсмотрщиков, а затем - нескончаемая многомесячная череда изощрённейших садистских пыток Хозяина. Страданий, выпавших на долю невольниц, не выдержал разум Фрины.
   Средняя сестра волею судеб оказалась на судне, сообщавшем жителей острова с материком. В качестве живой игрушки для моряков...
  
   Судно снова направлялось к острову Хозяина. Наверху дул свежий ветер, гуляла крупная волна. Сильно качало, прикованная в трюме рабыня кричала от боли, причиняемой ей кандалами. Элос тошнило, у неё кружилась голова. Уже не первый раз во время шторма она молила богов, чтобы проклятое судно потонуло. Пусть лучше смерть, чем эта нескончаемая и невыносимая боль!
   Удары волн становились всё сильнее, через какие-то щели в трюм начала просачиваться вода. Вечер, и хотя для тьмы ещё не наступило время, от тяжёлых свинцовых туч в небе сгустились сумерки.
   "Похоже, моя молитва достигла цели. Интересно, мы раньше потонем, или сперва кандалы оторвут мне запястья?" - думала болтающаяся в трюме измученная девушка.
   Страшный удар по корпусу судна, треск ломающегося дерева стал ей ответом. В одну секунду перед глазами промелькнул разваливающийся на куски трюм, хлынувшие внутрь волны, куски дерева, обрывки парусов и рангоута, какие-то нелепо размахивающие руками человеческие фигуры... Вода поглотила невольницу, она услышала вокруг яростное бульканье и шипение...
   Девушка приготовилась было пойти ко дну, но вдруг её запястья и лодыжки обожгла боль от проклятых кандалов! Что-то рвануло кверху, и Элос оказалась на поверхности. Попыталась шевельнуть руками, но запястья по-прежнему были скованы вместе. Волны перекатывались через неё, захлёстывали, но она держалась на волнах. Крестовина, на которой Элос висела в трюме, не развалилась вместе со всем судном. И теперь рабыня оставалась прикованной к толстым тёсаным брёвнам не желавшими отпускать её кандалами... Солёная вода разъедала многочисленные раны девушки, она отплевывалась от волн и - плыла!
   Окончательно стемнело. Настала ночь. Буря напрасно тратила силы - плотик Элос упорно держался на поверхности. С рассветом ветер стих совершенно. Теперь крестовина лишь тихо покачивалась и невольница, распятая на ней, думала о чудовищной жестокости собственной судьбы. Зачем-то она пережила страшную бурю, гибель судна. А теперь, скорее всего, ей суждено умереть мучительно долгой смертью от жажды и голода, плавая по морю прикованной и вдобавок с похабно раздвинутыми ногами!
   Она не могла напиться, хотя бы и солёной воды. Она также не могла бы и дать сигнал какому-нибудь кораблю, случись ему проплывать рядом. Её найдут теперь, наверное, уже в виде скелета, плавающего на своей крестовине.
  
   Солнце, появившееся из-за моря, поднималось всё выше и выше. За два месяца, почти безвылазно проведённых ею в трюме, медный загар Элос явно утратил свою защитную силу. Горячие лучи опять обжигали кожу.
   В ослепительной синеве мелькнули маленькие точки, птицы спустились ниже. Они настойчиво кружили над плотиком и явно оценивали будущий обед. Вскоре одна из чаек опустилась, усевшись прямо на живот неподвижной девушки. Красный глаз огромной птицы хищно разглядывал неподвижно лежавшую добычу.
   Элос набрала в лёгкие побольше воздуха, подняла голову, и что было силы закричала. Царапнув когтями кожу, чайка с недовольным криком взлетела. Птицы снова закружились над рабыней, постепенно снижаясь. Во второй раз девушке потребовалось, кроме крика, ещё и забиться всем телом, чтобы заставить взлететь наглую птицу, уже нацелившуюся острым клювом в лицо. Элос поняла, что вскоре лишится глаз, и в отчаянии зарыдала...
   Вдруг невольница почувствовала, как жар солнца смягчился. Что-то большое накрыло её своей тенью. Стряхнула слёзы с ресниц, глянула вверх - и ничего не поняла...
   Прямо над нею, не выше двадцати локтей, висела огромная серая скала с идеально гладкой, будто отполированной поверхностью. Подумав: "Сейчас раздавит", девушка облегчённо закрыла глаза.
   Но ничего не происходило.
   Через минуту Элос снова глянула вверх. Теперь в "скале" чернело овальное отверстие. Оттуда выскользнуло нечто, напоминающее валун, с тихим шорохом пролетело над забившейся в ужасе рабыней...
  
  
   Глава 1. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ
  
   ЭЛОС
  
   Я очнулась в каком-то нереально огромном помещении. Никогда раньше не видела ничего подобного. Размером оно было вдесятеро больше всего отцовского дома. Стены переливались мягкими тонами, постоянно сменявшими друг друга. То здесь, то там возвышались какие-то предметы немыслимой формы, непонятно для чего предназначенные. Потолка не было вовсе - подняв глаза, можно было видеть высоко в голубом небе редкие перистые облака.
   Я была так потрясена окружавшей меня обстановкой, что долго не могла понять - бред это от перегрева на солнце, или я просто умерла и очутилась в мире теней? Утопая в мягчайшем кресле, чувствовала необыкновенную лёгкость во всём теле. Боль, постоянно терзавшая, казалось, каждый кусочек моей изувеченной плоти, совершенно исчезла. Не болело нигде и ничего! Ни обожжённая кожа, ни избитое и истерзанное тело, ни вечно нывшие последние месяцы воспалённые внутренности...
   "Я мертва", - созрела окончательная мысль.
   Попытавшись пошевелить пальцами рук, затем ног, я обнаружила, что это вполне возможно. Подняла руку, взглянула на свою ладонь. Необыкновенной чистоты руки! Давно уже я привыкла к тому, что пальцы покрыты въевшейся в трещины кожи грязью, что обломанные ногти "украшает" траурная кайма. Сейчас руки снова были такими, как во времена счастливой жизни в отцовском доме. Все ногти аккуратно острижены... Я осмотрела своё тело, опустила взгляд на ноги. Всё такое же чистое, как и руки. Чистые волосы... Да и само тело переменилось. До костей исхудавшая на объедках матросов, я снова приобрела пристойный вид. Обвисшая грудь теперь стала пышной, как прежде. Однако ещё багровеет на непривычно белой коже клеймо рабыни и цел один лишь ноготь на десять пальцев ног.
   Опустив ступни на пушистый ковёр, я попыталась встать. Только из этого ничего не вышло. Какая-то невидимая преграда не пустила меня, не дала подняться из кресла. Я прекратила бесплодные попытки, и в этот момент в зале появился человек. Стройный черноволосый мужчина лет тридцати в серой, странно облегающей одежде. Или это была его кожа? Нигде ни пояса, ни застёжки, ни пряжки... Я снова инстинктивно попыталась выбраться из кресла, чтобы пасть ниц перед явившимся мне Богом.
   -Не пытайся вставать, - услышала мягкий голос с каким-то неуловимым акцентом. Симпатичное лицо выражало благорасположение, бархатно-чёрные глаза выглядели добрыми.
   -Как ты себя чувствуешь?
   -Спасибо, мой господин, превосходно! - ответила я.
   Смысл вопроса - то, что он интересуется моим состоянием - дошёл до меня значительно позже.
   -Как Вы прикажете Вас называть? - помня, как жестоко наказывали за неправильное обращение в замке, поторопилась выяснить я.
   -Называй, как тебе привычнее. Ты должна теперь закрыть глаза и вспомнить всю свою жизнь с самого детства и как можно точнее. Я помогу тебе, буду задавать вопросы. Отвечать вслух не надо. Ты должна представлять свою жизнь, как будто ты видишь это во сне. Поняла?
   -Поняла, мой господин, - сразу ответила я, хотя ничего не поняла совершенно. -Не уверена, получится ли у меня? - добавила на всякий случай.
   -Итак, начнём. Будь старательнее, от этого зависит твоя судьба! Где ты родилась, какие у тебя самые первые воспоминания детства? - прозвучал вопрос.
   Я представила дом, попыталась вспомнить лицо отца, сестёр, матери. Мне было только три года, когда мать умерла при родах.
   -Хорошо, я вижу их. Только мать не очень четко. Теперь вспомни, как вы жили, чем занимался отец, как он добывал еду?
   Как это он их видит? Точно, Бог! - пронеслось в голове. Затем я представила мастерскую, работников, как они с отцом ездили в город продавать посуду.
   -Какие отношения были в вашей семье? Кто кому и в чём подчинялся?
   Представила отца, работников, себя, сестёр, рабынь.
   -Другие семьи в вашем селении жили так же?...
  
   Я совершенно не представляла, сколько прошло времени, прежде чем этот бессмысленный допрос закончился. Небо над залом без крыши стало вечерне синеть. Жутко хотелось пить и есть, от старания разболелась голова, но я держалась изо всех сил. Наконец, Бог спросил:
   -Ты не устала, может быть, чего-нибудь хочешь?
   -Если можно, воды, мой господин... - распухшим во рту языком пробормотала я.
   В руках Бога появилась маленькая светящаяся вещица. Он что-то сделал с нею и в ответ неизвестно где находившиеся музыканты сыграли короткую мелодию. Прямо передо мной возник, вися в воздухе, прозрачный небольшой сосуд, наполненный водой.
   -Возьми это и выпей, - сказал Бог.
   С трепетом я протянула руку к чудесно появившемуся сосуду из невиданного материала, осторожно взяла его, поднесла к губам и жадно выпила. Вода оказалась необыкновенно вкусной. Вдруг мгновенно пропала головная боль...
   -Может быть, ты хочешь есть? - спросил Бог.
   -Если можно, немного, мой господин, - ответила я, совершенно обнаглев.
   Снова прозвучала мелодия, теперь появилась висящая в воздухе прозрачная тарелка с восхитительно пахнущей едой. Не веря своим глазам, я схватила ложку и принялась торопливо насыщаться. Ничего столь вкусного я не пробовала никогда в жизни. Да и ложки не держала в руках с тех пор, как горцы увели нас из отцовского дома.
   -Теперь тебе надо поспать, - послышался как бы удаляющийся куда-то голос Бога...
  

***

  
   Открыв глаза, я снова увидела перед собой Его.
   -Как ты себя чувствуешь?
   -Спасибо, мой господин, хорошо! - не веря своим ушам, отозвалась я.
   -Если ты захочешь в туалет, скажи мне.
   -Я бы не отказалась, мой господин...
   Снова Бог что-то сделал со своей светящейся музыкальной вещицей.
   -Вставай, идём со мной.
   С опаской я поднялась на ноги и сделала шаг к Богу. Ковёр мягко пружинил под ступнями. Бог сделал знак следовать за ним. Мы пошли через огромный зал по направлению к одной из стен. В стене чудесно возник дверной проём, за ним длинный коридор со светящимся потолком! Буквально через несколько шагов повернули к левой стене и прошли в другой, таким же образом возникший, проём. В маленькой, сверкающей светло-голубыми стенами, комнате я увидела невысокое кресло с большим отверстием в сидении. Бог велел сесть и сделать то, что мне было нужно. Я исполнила приказ, удивляясь тому, что при этом не появилось совершенно никакого запаха. Хотела было встать, но Бог жестом остановил меня. Снова прозвучали три ноты и я почувствовала, как будто кто-то, сидевший в отверстии этого чудесного кресла, поливает водой и нежными движениями обмывает меня. От неожиданности я почувствовала, как запылало лицо!
   -Теперь вставай, - разрешил Бог.
   Вскочив, я стала заглядывать в отверстие странного кресла. И совершенно ничего там не увидела. Ни каких-либо следов своей деятельности, ни того, кто меня так нежно подмывал.
  
   Мы вернулись в зал без потолка, я заняла своё место в кресле и воспоминательная работа продолжилась.
   Прошло очень много дней. Я спала в этом же кресле и ночью, пока было тёмное небо, и некоторое время днём. Сама не знала как, но засыпала тотчас же, как Бог говорил, что пора спать. А когда просыпалась, уже видела перед собой его затянутую в серое фигуру. Вначале вспомнила собственную жизнь от начала до конца, когда погибла в море.
   Потом началось самое интересное и страшное. Бог предупредил, что я увижу свои воспоминания, как сон наяву. Но всё равно я не смогла сдержать крика, когда вместо части зала возникло изображение моего родного селения, дом отца, сёстры. Знакомые звуки, голоса. Только меня там не было. Бог потом объяснил, что может быть видно только то, что я сама когда-то видела. Просмотрела всю свою жизнь.
   Потом Бог сказал, что будет ещё раз показывать с начала, а я должна дополнять свои воспоминания деталями. И это заняло ещё несколько дней. Были уточнены такие мельчайшие подробности, как, например, мои любимые блюда, сестёр и отца. Как и из чего их готовят. Какую одежду и обувь носили люди и каким образом это всё изготавливалось. И такие подробности, как детали нападения горцев, сцены в клетке, на невольничьем рынке, описания сотен жутких изнасилований мужчинами и животными, побоев и истязаний, которые испытала я, Фрина и другие рабыни на моих глазах. Снова и снова перед глазами проходили эти чудовищные картины и слёзы ручьём катились по щекам. Было уточнено даже то, какая именно пытка показалась для меня самой невыносимой.
   Я уже привыкла к комфортной жизни в зале без крыши. С самого первого дня здесь меня никто не бил, не насиловал и не мучил. Жила я в тепле. Вкусно, хотя и не очень много, ела. Спала на мягком ложе и с наслаждением купалась в тёплом озере каждый день. Совершенно ничего не делала, если, конечно не считать многочасовых воспоминаний. И в довершение всего, у меня снова были нормальные месячные!
   Наконец, пришёл день, когда я в очередной раз просмотрела всю свою кошмарную жизнь и честно сказала, что ничего более дополнить не смогу. Бог странно посмотрел, помолчал с минуту, затем велел встать и идти за ним. Чуть дальше за туалетной комнатой он открыл в стене проход, за которым появилась крохотная комнатка, напомнившая мне камеры в замке.
   Я вошла и остановилась. Обернувшись через секунду, увидела перед собой абсолютно ровную гладкую белую стену, такую же, как и остальные три. В комнатке не было ни обычных здесь для каждого помещения кресел, ни каких-либо других предметов. Совершенно ничего. Пол был непривычно твёрдым и холодным. Вообще, мне стало казаться, что с каждой секундой всё больше холодает. Я попробовала приседать, чтобы согреться, растирала коченеющие ноги.
   Бесполезно! Вскоре я заметила, что изо рта, при дыхании, виден пар. Становилось невыносимо холодно. Пол был уже просто ледяной, босые ступни ломило, как ни пыталась я пританцовывать на месте. Моя кожа покрылась пупырышками и посинела. Бил озноб.
   Шло время, и я всё думала, в чём провинилась, за что Бог наказывает меня? За то, что не могу больше ничего вспомнить? Наверное, я что-то забыла. Что-то важное. Я вспоминала, напрягая свою память...
   Ступни совершенно онемели. Я уже их совсем не чувствовала. От холода ломило кости, болела спина. Я присела на корточки. Сжалась в комочек, накрыв колени длинными волосами и стиснув их руками. Зубы отбивали барабанную дробь. Потом меня охватила какая-то апатия. Стало уже вроде бы и не холодно. Захотелось спать, и я провалилась в небытие...
  
  
   ТЕСК
  
   В этот момент я был в зале, где дикарка провела последние сорок семь дней. С холодным любопытством наблюдал объёмное изображение скорчившегося коченеющего врага. В правом верхнем углу виока большие цифры сообщали об её неуклонно падавшем пульсе и давлении. Как только М-координатор, управляющий компьютер "Хеллы", зафиксировал остановку сердца, я отдал команду скопировать с эталона дубликат тела землянки и приготовить копию к трансплантации интеллекта. Прошёл в промороженную лабораторию, глянул на окоченевшее тело. Прикоснувшись кончиком эжектора ко лбу, извлёк то, что на этой планете забавно-поэтично называлось "душой". В камере дублирования висела в энергетическом поле уже готовая к оживлению копия. Так же коснувшись лба эжектором, я переместил её примитивную личность в новое тело. Старое уже исследовали машины, записывая информацию о причине смерти и произошедших в теле изменениях...
   Дикарка в своём новом вместилище безмятежно спала, а я опять её рассматривал. Чёрные, длинные и волнистые волосы разметались по спинке кресла. Овальное лицо с маленьким подбородком и вздёрнутым носиком. Полные губы чуть обнажали белизну обновлённых медициной "Хеллы" зубов, раньше наполовину выбитых. Чёрные, густые брови над небольшими, прикрытыми во сне глазками и пушистыми длинными ресницами. Огромное, выжженное в плоти клеймо рабыни багровело прямо над крупными грудями. Худые, но жилистые руки с маленькими тонкими пальцами. Маленькие же ступни с вырванными, кроме одного, ногтями. Белесые полоски заживших шрамов по всему телу. После восстановления среднего веса вновь стали плотными её выпуклые ягодицы, полные бёдра и икры. Вызывающе торчащие в разные стороны большие соски на розовых эллипсах ареол и треугольник густых волос на лобке этой самки гипнотически приковывали мой взгляд.
   Несмотря на свою, почти полную биологическую идентичность онискианским женщинам, землянка, тем не менее, разительно отличалась. Перед глазами возникли их тонкие, словно бесплотные фигуры... Короткие, как у мужчин, жёсткие и прямые волосы. Узкие бёдра. Плоская грудь. И наглые, повелительные манеры! Брр! Куда приятнее было вспомнить, как вот эта земная самка, привязанная, визжала и извивалась под ударами. Придёт время, и онискианки будут так же корчиться на моём члене, как это, ни о чём ещё не подозревающее антропоморфное существо.
   Подобрал я землянку почти безнадёжной. По местным, конечно, меркам. И беременной! Пришлось перед копированием несколько подлечить. Зародыш был аккуратно извлечён и надёжно законсервирован.
   Какое ценное подтверждение великой правоты Восстания будет привезено на базу! Столетиями господствует у нас проклятый матриархат... Планетарный Совет полностью состоит из женщин. Все руководящие административные посты в производстве, науке, обороне давно замещаются только женщинами. "Потолок" мужской должности - капитан космического крейсера, где в экипаже одни только мужчины... Нигде, ни в каких исторических источниках мы не могли добыть информацию о том, что где-то люди живут по-другому.
   И вот ответ!
   Всему виной наше бессмертие личности. Сотни лет люди не размножаются. Ониск после жестокой десятилетней войны с Тенсом пятьсот семьдесят три года ни с кем не воевал и единицы потерянных за это время без трансплантации личностей возобновлялись клонированием под личным контролем членов Планетарного Совета. Сама идея физического контакта людей давно признана вредной и опасной. Каждый, пытающийся всего лишь заговорить об этом, неизбежно подвергается психокоррекции.
   Но никакая коррекция не способна вытравить в нас желание обладать. Обладать женщинами, обладать властью, обладать миром!
   Безуспешные попытки нашего умиротворения даже приводили некоторых могущественных онискианок к мыслям о необходимости трансплантации личностей всех мужчин в женские тела. Лишь несомненные успехи мужских личностей в делах обороны и в техническом конструировании не позволили возобладать столь изуверской точке зрения на решение "проблемы" мужчин.
   И много лет назад начал зреть заговор.
   Естественный способ размножения невозможен без главенства мужчины. У всех животных самец играет активную роль. И эта главная роль, тысячелетиями существующая в мире, будет нам возвращена! Мы заставим женщин вернуться на отведенное им природой место.
   Большое объёмное изображение истощённой и истерзанной беременной дикарки, плававшей посреди моря на деревянной крестовине с раздвинутыми ногами, я поместил в своей каюте. Каждый раз, засыпая, представлял, как после нашей победы, так же поплывут тысячи онискианок. Мы клонируем и воспитаем себе новых, покорных и знающих своё настоящее место!
   "Мой господин!"
   Каждый раз, слыша обращение дикарки, я говорил себе: Да, так и должно быть! Снова и снова я заставлял это полуживотное дополнять рассказ о своей жизни мельчайшими деталями унижений, изнасилований, побоев и пыток, испытанных им. Когда землянка спала, я десятки раз просматривал запись её памяти, и чаще всего это были сцены пыток и изнасилований. А сегодня, начав выяснять степень сопротивляемости этого вида антропоморфов внешней среде, я испытал истинное удовольствие, наблюдая, как нагая женщина покорно замерзала, даже не пытаясь протестовать...
   М-координатор сообщил, что изучение старого тела землянки закончено. Я очнулся от мыслей и коснулся своего интерфейсного модуля. Прозвучал сигнал исполнения команды. Землянка открыла глаза. В её взгляде заклубился страх. Давно уже я не замечал у неё страха!
   -Встань и иди за мной.
   Дикарка поднялась с кресла и пошла следом. Огромные груди колыхались при каждом шаге. Вздрогнула, увидев лабораторию. Я показал ей жестом, что она должна войти. Покорно ступила внутрь.
  
  
   ЭЛОС
  
   И после смерти я обречена на мучения! Совсем недавно я замерзала здесь. И снова Бог привёл меня в эту страшную комнату. Теперь под подошвами ног было тепло. И это тепло скоро стало жаром. Я будто стояла на раскаленных солнцем камнях. Через несколько минут стоять стало невозможно. Ступни так жгло, что я подпрыгивала, потом боль заставила кричать и корчиться. Я прижималась к более холодной, чем пол, стене и пыталась побольше простоять на одной ноге, давая отдохнуть второй. Запахло паленым мясом, как когда меня клеймили. Наконец, боль свалила меня. Ощущение было таким, будто я упала на раскаленную сковородку! Зашипела и задымилась горящая кожа. Дикая боль заставила непрерывно визжать и извиваться. Я судорожно подпрыгивала, переворачиваясь с одного обожженного бока на другой. Прямо на глазах тело на бёдрах и ягодицах покрылось огромными пузырями. Я всё пыталась встать, но сгоревшие ступни не могли удержать тела. От невыносимой боли сердце колотилось всё сильнее и сильнее, вдруг мне стало не хватать воздуха. И - кровавая пелена заволокла сознание...
  
   Открыв глаза, я снова увидела перед собой жестокого Бога.
   -Как себя чувствуешь? - с улыбкой поинтересовался он.
   На секунду я замешкалась с ответом:
   -Спасибо, мой господин, хорошо!
   С изумлением я осматривала своё тело, которое лишь несколько секунд тому назад, как мне показалось, было испечено дочерна. Ни единого ожога!
   -Встань и иди за мной, - велел Бог.
   Я поднялась. Никакой боли в ступнях. А ведь они сгорели до самых костей! Снова вошла в маленькую белую комнату, где незадолго до этого на полу горела моя живая плоть. Недоверчиво пощупала пол. Он был обычный - ни горячий, ни холодный.
   -Ляг на пол! - откуда-то донёсся до меня громкий голос Бога, почти крик.
   Я мгновенно растянулась на полу и ощутила всей, касавшейся пола кожей, какое-то странное ощущение. Это было похоже на лёгкий зуд. Он постепенно становился сильнее. Потом кожу стало слегка жечь, а всё тело начало как-то встряхивать. Какой-то неведомой силой. Слабое жжение уже превратилось в боль. Я стала вскрикивать и корчиться. Руки и ноги сами по себе принялись дёргаться, выделывать невообразимые судорожные движения. Наконец, меня выгнуло дугой, ягодицы сами собой оторвались от пола, я осталась стоять на плечах и пятках, при этом крича от боли, дёргаясь и извиваясь. Изо рта появилась пена и потекла по лицу, из носа хлынула кровь. Меня всю пронзило, словно раскалённой иглой, и я снова потеряла сознание...
  
  
   Глава 2. ТУТ ИЗ КУСТОВ ПОКАЗАЛСЯ РОЯЛЬ...
  
   ТЕСК
  
   Резкий сигнал прозвучал внезапно.
   -"Переход в пространственный полёт!" - громко объявил МК.
   Чуть дрогнула палуба. Я бросил дикарку прикованной на столе и вернулся в зал.
   Прямо на курсе "Хеллы" находилось неопознанное искусственное тело. Упав в кресло, я отдал приказ перевести пилотирование в ручной режим, убрал с обзорного виока изображение земного неба. Над залом повисла чернота и холодные немигающие звёзды. После увеличения обведённая красным кружком метки искорка в центре виртуального окна превратилась в небольшую полоску. На таком расстоянии не только я, но и управляющий компьютер яхты понять ничего не мог. Согласно телеметрическим данным, объект не имел хода, двигался по инерции, перпендикулярно моему курсу. Чтобы не сойтись с ним слишком близко, мне нужно было изменить курс. А для того, чтобы выяснить, что это, напротив, курс менять не следовало.
   Я забыл о своей пленнице и часами просиживал под виоком, рассматривая медленно растущую полоску. По мере приближения стали различимы непривычные обводы корпуса. Развороченный взрывом нос. Это был старый корабль. Или кто-то маскировался под старый корабль... Легче всего, конечно, его обстрелять. Если там враг, я сразу пойму это по отражению силового поля. Если же действительно это мёртвые обломки, они просто превратятся в облако пыли. Вместе со всем, что на борту... Корабль уже так вырос, что в "окне" были ясно видны застывшие следы поражений лучевыми пушками - потёки металла по его левому борту...
   Атлас древних кораблей не показал аналогов. Хотя несколько похожих эсминцев примерно 8600-х годов постройки нашлись. На месте дыры в носу моей находки у них красовалась самая мощная лазерная пушка. В эту эпоху переселения с Ино наши строили похоже.
   М-координатор всё более громко запрашивал, что делать. Расстояние было критическим, а по размерам чужой корабль был вдвое больше моего. МК, как бы для подсказки, выводил в углу визуализационного окна изображение нервно крутившихся пусковых установок с тахионными ракетами. Однако до сих пор чужак не попытался напасть?
   Я послал к кораблю разведчик. Через секунду после его старта разблокировал систему управления огнём. Вывел на контроль лучевые орудия. Средняя мощность. У нас и у тенсийцев в этих местах расположены устройства связи... Я шарил прицелом по корпусу неизвестного. Разведчик ещё только приближался к нему. Была не была!
   -Огонь!
   Луч метнулся от "Хеллы", на корпусе засверкали брызги расплавленного металла. Горела ещё сохранившаяся там аппаратура. Или макеты? Я вёл прицелом по броне, аккуратно копируя обводы. Должно же быть место, где сработает силовое поле? Вся поверхность не может быть сплошным муляжом! Однако ничего, похожего на действие защиты я не заметил. И компьютер тоже.
   Разведчик уже был рядом с чужаком. Его зрением я видел свежие и старые ожоги на корпусе. Сканеры поползли по поверхности. Телевизионные системы в носу и на корме. Никаких следов гиперпривода. Символ планеты Ино и почти полностью стёртое название на броне возле него, только две едва узнаваемые буквы. Сожжённые не мной архаичные пушки. И, наконец, шлюз.
   Ладно, не будем торопиться... Дальше, дальше. Снова уничтоженное оружие... Пустые шахты боевых ракет в мощной броне корпуса. Пустые же, незакрытые экранами, ниши катерных ангаров с толстенными переборками, болтающимися возле распахнутых люков шлангами и кабелями. Импульсных генераторов не видно. Значит, действительно, наш древний корабль? Ещё шлюз, только настежь раскрытый! Куда же направить разведчик? В пустом и чёрном отверстии взломанного взрывом второго шлюза виднелся коридор.
   Шар медленно поплыл туда. Вмятины и полосы копоти на бронированных переборках. Искорёженные переборки. Темнота. Половину энергии разведчика я направил на создание вокруг него мощного силового поля. Шар летел вглубь казавшегося мёртвым корабля...
   Хитросплетение коридоров, уничтоженные энергетические центры и посты ручного управления отсеками. Висящие в космическом холоде остекленевшие тела членов экипажа. В основном, без скафандров. Почти одни мужчины, все в древней форменной одежде. Иной раз попадались неповреждённые внешне, словно спящие, кажущиеся живыми. Столетиями продолжающие сжимать бесполезное теперь оружие в давно остывших руках.
   Кое-где на переборках изображения незнакомых прекрасных планет. Улыбающихся мужчин, непременно с оружием. Обнажённых женщин с хищными кроваво-красными ртами и такими же окровавленными ногтями на руках и ногах. Их рискованные позы современная онискианская мораль сочла бы крайне непристойными.
   Разведчик подключился к обрывку одной из коммуникаций связи. Как я и ожидал, рубка находилась в центре корабля. Через каких-нибудь полчаса полёта по тёмным коридорам, разведчик прибыл в главное помещение. Картина, представшая перед моими глазами, была чрезвычайно далека от оптимистичной. Ни единого целого прибора. Оплавленные переборки и застывшие на палубе причудливыми сталагмитами груды металла. Ни единого узнаваемого фрагмента человеческих тел, среди массы висящих в замкнутом пространстве кусков и обломков. Несомненно, здесь была взорван ядерный минизаряд.
   Разведчик уточнил план помещений корабля, МК выработал и показал мне схему осмотра. Двенадцать часов работы... Я создал ещё три простейших незащищённых шара: двигатель, телекамера, связь. Вчетвером они справились гораздо быстрее. Однако результатов не было - лишь бесконечные однообразные изображения оплавленных переборок, уничтоженного оборудования и трупов в чёрной форме с блестящими украшениями. Разведчик всё время подключался к обрывкам различных цепей. Никаких следов энергии обнаружить не удавалось. Уровень излучения давно уже был фоновым, прошли сотни лет после гибели этого эсминца. Все изображения записаны шарами, больше здесь делать нечего. Летающий склеп из металлолома, обычный осколок давно минувшей войны. Жаль, конечно, что не удалось выжать ни крупицы информации. Я уже собирался отдать разведчику команду на возвращение, когда М-координатор произнёс явно встревоженным тоном:
   -Отсек 5549! Уровень излучения втрое выше фона!
   Разведчик дотошно исследовал всё помещение и в виоке появилась карта излучения - достаточно плотное пятно посреди одной из переборок. Медленное сканирование показало наличие скрытого помещения за переборкой, по толщине сравнимой с бортовой бронёй.
   Наконец-то!
   Через несколько минут я летел к древней находке вместе с платформой, полной оружия и разного рода аппаратуры. Шары-глаза долго вели меня по тёмным коридорам мёртвого корабля среди груд металла и колышущихся в пустоте трупов. Было жутковато. А вдруг провожатые выйдут из строя? Смогу ли я найти выход среди этих бесконечных одинаковых лестниц? Вот, наконец, и цель - отсек с условным номером 5549. Пустое помещение на корме, рядом с обширными двигательными отсеками. Сняв с платформы куб контактного деструктора, я укрепил его на переборке. Начавшееся тут же подрагивание палубы убедило меня в том, что устройство работает. Разрушитель межмолекулярных связей едва заметно полз по переборке сверху вниз, за его корпусом открывалась пустота в полутораметровой броне. Вырезка отверстия заняла больше часа. И только вытянув на себя кусок плиты, повисшей в середине сделанного отверстия, я увидел крохотное помещение-тайник. Лучи фонарей ринувшихся внутрь шаров, осветили закругляющиеся своды. К палубе привинчен матово блестящий корпус, размером с эту комнату. А что внутри?
   Мой незаменимый разведчик припал к чёрной поверхности. На виоке шлема возникли неизвестные приборы, автономный источник питания - громоздкая древняя атомная батарея. Именно её излучение и было обнаружено! МК "Хеллы" уже анализировал найденное на эсминце оборудование.
   А сканеры обнаружили среди неизвестной аппаратуры биологический объект. К тому времени и управляющий компьютер дал однозначное заключение - найдена анабиотическая ячейка. Анализ параметров работы аппаратуры дал совершенно невероятный результат: система в норме, работает нормально! Конечно, нечего было и думать запускать программу пробуждения в безвоздушном пространстве мёртвого эсминца.
   Со всеми предосторожностями удалив крепления, я погрузил ячейку на платформу и стал выбираться наружу. В обратном порядке миновав могильные коридоры, мы, наконец, выбрались наружу. Уже подлетая к шлюзу "Хеллы", я услышал голос М-координатора:
   -В одном парке от нас обнаружены вышедшие из гиперпространства два тенсийских разведчика! Принятие решения не позже, чем через девять минут!
   На бегу торопливо скинув скафандр, я отдал распоряжения доставить ячейку в защищённое помещение, продезинфицировать её, проверить аппаратуру и приготовить к запуску программу пробуждения.
   С тенсийцами, да и ни с кем из других соседей у нас не было состояния войны. Но мне был резон торопиться: на "Хелле" отключена система автоответа на запрос о принадлежности корабля. Давая преимущество анонимности, это приводило к тому, что яхту считали неопознанным судном.
   В виоке быстро росли две чёрточки. Звучал неприятный голос командирши тенсийцев, настойчиво требовавшей сообщить принадлежность обоих кораблей. Я отдал команду подготовки к выходу в гиперпространство. Отошёл от старого эсминца, выпустил по нему ракету.
   "В случае дальнейшего молчания ваши корабли будут уничтожены!" - надрывалась тенсийка. А не слишком круто, паршивая шлюха? Через секунду, одновременно с безмолвной вспышкой взрыва, разнесшего на атомы летающее кладбище, "Хелла" рванула в гиперпространство, оставив тенсийцев самостоятельно решать, что там произошло...
  
   Корабль шёл в автоматическом режиме и я мог, наконец, разобраться с ячейкой. Просмотрел информацию о произведенной дезинфекции, характеристики работы механизмов древнего хранилища человеческих тел. Самым непостижимым было то, как люди тогда на многие годы добровольно погружались в сон. Не зная, проснутся ли когда-нибудь вообще! Их интеллект хранился вместе с телом в таких вот ячейках. Сейчас трудно себе представить, как совершенно здоровые люди могли спать больше двух-трёх часов кряду...
   Информация из процессора ячейки свидетельствовала, что она принадлежала эсминцу "Победитель", построенному уже на Ониске, но целых шестьсот двадцать три года назад! Время наступления сна - 602 года и 354 дня от настоящего времени. Название корабля мне ни о чём не говорило. Атлас сведений не давал - даже о самом существовании "Победителя", хотя серийный номер корабля был похож на номера наших эсминцев того же класса, построенных примерно шестьсот лет назад!
   Так что же это за корабль, вся информация о котором начисто стёрта?
   Технически давно уже можно было запускать программу пробуждения. Однако я всё ещё медлил. Одно дело, воскресить из мёртвых члена экипажа нашего корабля. А что это за эсминец, что за человек лежит в ячейке? Чего от такого ждать?
   В конце концов я подтвердил согласие на пробуждение. Проспавший шестьсот лет должен был очнуться в изолированном помещении, я решил всё выяснить, не контактируя с ним.
   Программа работала нормально. Мозг "Хеллы" тщательно следил за деятельностью компьютера анабиотической ячейки. Анализировал последствия исполнения каждой из пошаговых команд ещё до того, как они выполнялись. Процесс обещал быть долгим.
  

***

  
   Некто в анабиотической ячейке должен был уже проснуться. Идя к защищённому помещению, я услышал голос МК:
   -Человек женского пола пробужден! Организм серьёзно повреждён жёстким излучением. Множественные нарушения функций внутренних органов. Энергии в теле на семнадцать минут жизни. Приступаю к лечению!
   В белом дыму испарений над открытой ячейкой я увидел неестественно мускулистое тело, голубые волосы, залитое кровью лицо. Широкая грудь вздымалась от судорожного дыхания. Наноботы делали своё дело, буквально на моих глазах состояние неизвестной приходило в норму. Прошло несколько минут, и я услышал:
   -Создаю промежуточный эталон, так как полное восстановление функций этого тела невозможно.
   -Согласен! - подтвердил я.
   Сознание раненой было трансплантировано в промежуточный эталон. МК закончил лечение, создал основной эталон, копию с него и переместил шестьсот лет спавший разум в его обновлённое тело.
   Теперь, когда она спала в силовом кресле зала, на том же месте, где я вначале держал дикарку, можно было спокойно рассмотреть женщину. Саккар её побери!!! Сразу бросался в глаза жёсткий профиль. Прямой хищный нос, упрямо сжатые, даже во сне, губы, тяжёлая челюсть. Да и фигурка подстать... Такое тело я видел только в исторических материалах о древних профессиональных спортсменах. На вид примерно 35 условных...
   Она лежала, повернув голову влево, голубые прямые волосы чуть касались плеч. Онискианские мужчины из тех, что помешаны на мышцах, померли бы от зависти. Высокий рост. Широкие плечи. Исполненные дремлющей мощью руки с широкими запястьями. Пласты грудных мышц. Сплошные мускулы на узкой талии, и в довершение всего - бёдра и икры атлета. Притом, что шестьсот лет назад телопластика зарождалась разве что в умах отчаянных фантазёров!
   -В ячейке обнаружено оружие. Бластер и лучемёт. Заряд нулевой. Кроме того, контейнер с носителями информации! Дезактивирую! - сообщил компьютер "Хеллы".
   Спустя несколько минут я уже крутил в руках миниатюрную коробочку. Попытка считать информацию ни к чему не привела. Несколько чипов, лежавшие в контейнере, были зашифрованы. В компьютере анабиотической ячейки никакой интересной информации, кроме имени корабля и времени наступления сна, не было. МК пытался подобрать к шифру ключ. Я приподнял женщину с "Победителя" в силовом поле и прикосновением к её интерфейсному модулю одел в стандартный, такой же как и у меня, корабельный костюм. Пора было знакомиться.
   Длинные ресницы дрогнули. Женщина едва заметно пошевелила запястьями и ступнями. Вдруг распахнулись огромные зелёные глаза, меня полоснуло колючим взглядом. Прозвучал низкий хрипловатый голос:
   -Где Норт?
   Язык староонискианский, уже легче. Можно общаться без перевода.
   Естественно, удовлетворить её любопытство я не мог, и ответа не последовало. Победительница, как я её мысленно окрестил, скосила глаза на собственный костюм, потом осмотрела зал "Хеллы", насупила брови и мрачно изрекла:
   -В каком это дерьме мы торчим?
   До меня не сразу дошёл смысл выражения. Как-никак, за столетия и лексика и идиомы меняются. Наконец, дошло: дама интересуется, где мы находимся.
   -Яхта "Хелла", приписка - Ониск. Капитан и единственный член экипажа Теск Ламен.
   -Ни хрена себе, капитан! А где же ваша форма?... Впрочем, простите, я - Анне Касин, с Поллукса. На "Победителе" была пассажиром. Могу ли я узнать, какова судьба корабля? И вообще, кто и как меня нашёл? - выпалила она почти без перерывов.
   -Времени у нас много, Анне, я начну по порядку. Сегодня 378 день 9246 года по Онискианскому календарю, - я сделал паузу, но никакой реакции не последовало.
   -Идя в гиперпространстве, я обнаружил не имеющий хода корабль. Осмотрел его. Это был, по-видимому, "Победитель". Видеоматериалы могу показать. Вас я нашёл в потайной каюте возле двигательных отсеков. И в очень плохом состоянии. Небольшие усилия медицинского комплекса "Хеллы" - и вот, наверное, вы сейчас неплохо себя чувствуете?
   -Херово я себя чувствую, капитан! - она поперхнулась. -Ещё раз простите, скверная привычка. Можно посмотреть видеоматериалы?
   -Анне, я бы хотел вас предупредить, зрелище предстоит не совсем обычное... Вы меня понимаете?
   -Чего уж непонятного. Меня трудно шокировать: моя профессия - охота на рогокрылов в джунглях. Так что за свой ковёр не беспокойтесь.
   Я пожал плечами, коснулся интерфейсного модуля. В виртуальном окне появилось изображение. Мы услышали голос М-координатора:
   -Запись от 377 дня 9246 года.
   В виоке время и надписи:
   "Тревога"
   "Переход в пространственный полёт".
   Изображение меня в кресле этого зала.
   Снова тексты в окне: "На курсе "Хеллы" неопознанное искусственное тело. Хода не имеет. Движется по инерции".
   "Ручное пилотирование".
   Изображение обведённой красным кружком искорки в центре виока, потом полоски.
   Снова время - и изображение "Победителя" вблизи: дыра в носу, другие многочисленные следы поражения, застывшие потёки металла по левому борту...
   Атлас кораблей. Надпись: "Нет аналогов". Изображения похожих эсминцев.
   Время на виоке, надпись: "Послан разведчик".
   ВРЕМЯ. Надпись - "Лучевая пушка левого борта. Средняя мощность. Огонь."
   Я искоса посмотрел на Победительницу. Она сидела прямо, неотрывно следя за записью.
   Изображение брызг металла и результатов поражения.
   Надпись: "Действие силового поля не зафиксировано".
   ВРЕМЯ. Изображение "Победителя" совсем рядом, переданное разведчиком. Символ планеты Ино и две едва узнаваемые буквы названия на испещрённой следами мелких метеоритов броне. Результаты неравного жестокого боя. Уничтоженное оружие, пустые шахты ракет. Пустые ниши ангаров. Взломанный взрывом шлюз.
   Боковым зрением я уловил, как женщина пошевелилась. Снова незаметно глянул на неё. Кулаки сжаты. Под тонкой тканью костюма взбугрились могучие мышцы. Но лицо оставалось бесстрастным, будто высеченное из камня.
   ВРЕМЯ. Изображение коридоров за вторым шлюзом. Разрушение и смерть. Трупы членов экипажа. Взорванная рубка.
   И снова она шевельнулась. Явственно послышался скрип зубов. Губы побелели, на шее вздулись от напряжения жилы.
   ...Километры мёртвых коридоров...
   ВРЕМЯ. Надпись: "Отсек 5549. Уровень радиации втрое выше фона".
   Изображения карты излучения в виде пятна в середине одной из переборок. Дыра, вырезанная деструктором. Помещение-тайник. Ячейка.
   ВРЕМЯ. Запись пробуждения и лечения Анне.
  
   Виок погас. Я повернулся к Победительнице. Она сидела всё так же прямо. Прошло не меньше минуты, прежде чем она разлепила губы:
   -!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   У меня мурашки пробежали по коже. Такой грязной и циничной брани я не слышал даже от своего сержанта в школе космических десантников. Современные онискианки никогда не позволяли себе выражаться подобным образом. Они называли ненормативную лексику "мужским атавизмом дикости", ведь в этих словах нередко упоминался физический контакт между людьми.
   Исчерпав, наконец, свой богатый словарный запас, охотница на рогокрылов сделала секундную паузу, затем спросила:
   -Капитан, я могу осмотреть аппаратуру моей ячейки?
   -Нет проблем.
   Мы прошли в помещение, причем я старался на всякий случай держаться позади Победительницы. Моя осторожность не ускользнула от её внимания и жёсткие губы впервые тронуло подобие улыбки.
   Анне внимательно осмотрела ячейку, бросила быстрый взгляд на своё древнее оружие. Потом долго щёлкала на клавиатуре, что-то пытаясь выудить из архаичного компьютера.
   -Капитан, вы ничего не находили при мне? - Зелёные глаза смотрели отрешённо, как бы сквозь меня. Я вдруг почувствовал, что не буду, не могу ей лгать!
   -Да, да, Анне, нашёл несколько чипов с информацией. Но там всё зашифровано...
   -Ну, ладно. Теперь, если не возражаете, я бы хотела сама ещё раз посмотреть запись о вашем посещении "Победителя".
   Мы вернулись в зал, я объяснил ей, как пользоваться бортовым журналом. Сел в стороне. Наверное, часа два или три она изучала виды несуществующего теперь эсминца. Укрупняя изображение, заглядывала в лицо едва ли не каждому мертвецу. При этом почти непрерывно что-то бормотала, бранилась, уже не извиняясь. Она сидела теперь согнувшись, опираясь локтями о колени. Такой интерес к судьбе каждого члена экипажа был совсем несвойственен для пассажирки...
   -Капитан! - услышал я хриплый голос. -Если я спрошу у вас выпить, да что-нибудь покрепче, вы поймете, о чём речь?
   -Пойму, Анне, - отозвался я, поднимая руку с "браслетом" ИМ. Не скажу, что мгновенно, примерно через полминуты я передал ей традиционный для подобного рода напитков древний сосуд. Я не стал спрашивать, какой крепости делать пойло. Было ясно, что слишком крепким сейчас ей не покажется даже этот убийственный напиток.
   -Может, предложить еды?
   Но гостья не слышала. Она безотрывно таращилась в мёртвые глаза какого-то разрезанного пополам покойника. Парень был юн, маленького роста, девически тонкие черты искажала гримаса ненависти.
   Ясно, это был корабль Анне. Да ещё её манера начинать каждую фразу со слова "капитан". Она изрядно отхлебнула прямо из горлышка. Теперь потоки сквернословия прерывались хотя бы на время питья.
   Бутылка вскоре опустела.
   -Благодарю, капитан, - на удивление не изменившимся голосом сказала Анне. -Покажите мою каюту. Нужно немного отдохнуть.
   По-прежнему, я шёл позади, и теперь она не сдержалась:
   -Да не бойтесь, капитан, какой мне смысл скручивать вашу голову! Я и управлять теперь всем этим не умею. Так, высохшая куча ископаемого дерьма... - она снова цинично выругалась, заметно качнувшись.
   Я открыл одну из пустых кают, МК создал всё необходимое.
   -Выход открывается так, - приложил её жёсткую ладонь к соответствующему символу на переборке. -А коммуникатор здесь. Коснитесь сенсора, и я вас услышу.
   Уже повернувшись к выходу, я вдруг вспомнил: она не знает, как избавиться от одежды!
   -Да, вот ещё что: интерфейсный модуль. Захотите снять одежду, коснитесь здесь. Чтобы одеться, просто прикладываете "браслет" к телу в любом месте.
   Анне тут же ткнула в сенсор, её одежда исчезла. Женщина провела рукой по собственному телу, хмыкнула, и плюхнулась в кровать.
   Я пожелал ей хорошо отдохнуть.
  
   Вернувшись в зал, первым делом вытащил из памяти МК всю информацию о рогокрылах с планеты Поллукс. В виоке возникло изображение жуткой твари. Голова состояла из огромной пасти, в несколько рядов утыканной острейшими зубами, и небольших пронзительных глаз чуть выше. На концах кожистых крыльев внушительные желтоватые бивни. Хищно торчащие конечности, конечно, тоже украшены когтями. Комментарий сообщал, что эта милая птичка способна гипнотически воздействовать на жертву. Добывалась охотниками-одиночками ради галлюциногенного материала, содержавшегося в рогах птицы. Планета не была колонизована из-за крайне неблагоприятных условий жизни. Велись работы вахтовым методом по добыче эризия с 8549 по 8650 год работниками компании "Четвертая звезда"...
   После бутылки рэола я бы отсыпался часов пять. Хриплый голос Победительницы прозвучал в динамиках зала всего через три:
   -Капитан, как у вас со временем? Мы могли бы заняться моим образованием.
   -Жду вас, Анне, - отозвался я.
   -И вот ещё что, капитан, где на вашей яхте бассейн?
   -Налево по коридору, пятая дверь голубого цвета.
   -Благодарю. Я буду у вас минут через десять.
   Естественно, я не отказал себе в удовольствии подглядеть за Победительницей.
   С минуту помещение бассейна в виде естественного озера с окружавшей его травкой было пустым. Потом Анне появилась в возникшем дверном проёме. Мои глаза полезли на лоб: она не потрудилась тронуть синий сенсор ИМ и прошествовала по коридору, не одеваясь!
   Неторопливо, лёгкой пружинистой походкой, обошла бассейн кругом. Потом выбрала место повыше, подошла к краю. Легко оттолкнулась мощными ногами, и почти без брызг скрылась под водой. Её не было на поверхности очень долго. Я было забеспокоился, но телеметрия показывала нормальный, лишь чуть учащённый пульс. Включил подводную камеру. Анне спокойно плыла под водой уже очень далеко от "берега", вынырнула, отфыркиваясь, и поплыла назад по поверхности. Выбравшись из воды, стряхнула воду со своих голубых волос. Попрыгала то на одной ноге, то на другой. Повертела мощными руками, потом внезапно, будто взорвавшись, резко и друг за другом сделала серию каких-то непонятных ударов ногами и руками, при этом подпрыгивая и поворачиваясь то в одну, то в другую сторону. Снова помахала руками и вдруг негромко спросила:
   -Капитан, а где вы тут сушите волосы?
   -Сядьте в кресло и просто скажите вслух: "Сушить волосы!", - машинально ответил я.
   И только потом захохотал, поняв, что она меня поймала. Саккар её бери!
   Скоро она вошла в зал. Одетая, лишь встряхивая струящимися голубыми волосами.
   -Капитан, я тут слегка подотстала в учёбе, лет на шестьсот. Никогда не терпела второгодников. Пора догонять.
   Я показал ей на кресло.
   -Что вы считаете первоочередным для себя?
   Я вывел на виок список основных направлений современных знаний, накопленных за последние шестьсот пять лет.
   Победительница составила следующий список:
      -- Политическая история. Подробно последние сто лет.
      -- Развитие систем вооружения и военной техники. Кратко.
      -- Современное вооружение и военная техника.
      -- Современная тактика ведения боевых действий.
      -- Характеристика вооружения и тактика боевых действий предполагаемого противника.
      -- Современная космонавигация.
      -- Атлас основных типов онискианских кораблей и кораблей пограничных цивилизаций.
      -- Современная медицина.
      -- Современные общественные отношения онискианской цивилизации.
   Да-а, очень странные интересы для охотницы на рогокрылов. Разве только она решила, что за шестьсот лет птички эволюционировали и теперь выглядят, как крейсеры? Из первых шести пунктов четыре содержат уйму секретных военных сведений. Надо будет дать задание М-координатору побыстрее искать ключ к её шифрам. И сделать анализ материала ячейки на проверку времени и места постройки. Может, не просто так возле обломков "Победителя" болтались тенсийцы? Ну ладно, первые два пункта пусть изучает, а тем временем я с ней разберусь.
  
   -Надевайте шлем, Анне, и учитесь на здоровье! Если по ходу будут вопросы, просто задавайте их вслух и М-координатор ответит.
   Победительница молча накинула виртуальный шлем, положила руки вдоль бёдер. Шли часы, а женщина всё работала. Иногда что-то негромко спрашивала. Через шесть часов она сняла шлем и спросила:
   -Капитан, у вас в спортзале есть система изменения гравитации?
   -Да, к вашим услугам. Первая дверь направо при выходе из зала. Кроме гравитации вы можете смоделировать в зале любую растительность, освещённость, температуру, влажность, в общем, погоду.
   -Благодарю, - Анне легко поднялась с кресла.
  
   Нечего и говорить о том, что я с интересом приготовился наблюдать за её тренировкой. Войдя в зал, женщина немедленно сбросила одежду. Для меня это было так странно! Я привык к онискианкам, считающим одежду второй кожей, а любовь к наготе - животным атавизмом.
   В зале сияло искусственное освещение, имитирующее звёздный свет. Было довольно прохладно. Анне собрала волосы кверху и надела повязку. Командирским голосом произнесла:
   -Установить тяготение 2g, растительность тропическая, освещённость - пасмурно! Температура воздуха 18 градусов! Осадки - небольшой дождь температурой 20 градусов! Время тренировки 90 минут. Сигнал за 10 минут до окончания времени. Запомнить названные параметры под шифром "602". Всё.
   Тональный сигнал подтвердил установку требуемых параметров. Начала она с разминки. Побежала по дорожке, постепенно всё ускоряя и ускоряя движение. Довольно быстро для двух "g" преодолев три километра, Анне подпрыгнула на самый высокий турник и легко подтянулась двадцать пять раз. Фантастически широкие мышцы спины, перекатывавшиеся под мокрой блестящей кожей, делали торс спортсменки равносторонним треугольником.
   Пару минут отдохнув, она принялась быстро отжиматься от покрытия дорожки. Её маленькие ягодицы напоминали стальные шары. На счёте пятьдесят поднялась и направилась к тренажёрам. Здесь начала с жима лёжа на мышцы ног, прошлась по всем крупным мышцам четыре по восемь.
   Я обратил внимание, что вес отягощений она не меняла, а тренажёры были отрегулированы по моему последнему занятию. Я был в неплохой форме и делал те же стандартные четыре по восемь. Правда, сила тяжести была всего один "g"...
   После получаса занятий на тренажёрах Победительница вышла на площадку, изображавшую пересечённую местность: ямы, горки, большие камни. Ещё немного отдохнула - и принялась раз за разом, всё быстрее повторять бесконечную последовательность прыжков, махов и ударов, одновременно передвигаясь по площадке. Надо было сказать, что она проделывала всё это не только без одежды, но и без обуви. Обувь ведь представляла единое целое с комбинезоном.
   Дикий вопль, заставивший меня вздрогнуть, завершил её бешеное мелькание.
   Я взглянул на показатели: пульс частый, но в пределах нормы даже для мужчины. Тяжело дыша, едва передвигая ноги, Анне снова трусцой побежала по дорожке. Звуковой сигнал предупредил её, что до конца занятия оставалось десять минут. Она бежала всё медленнее, медленнее, заталкивая назад выбившиеся из-под повязки и промокшие насквозь голубые пряди. Наконец, остановилась, стала стряхивать с рук и ног усталость.
   Дыхание её всё ещё было частым. Отдышавшись, рыкнула:
   -Тяготение и все остальные параметры вернуть к прежним значениям!
   Лёгкой трусцой выбежала из зала, по-прежнему не позаботившись об одежде. В бассейне недолго постояла под постепенно остывающим душем, прыгнула в воду, поплавала.
   Вскоре она снова была в центральном зале "Хеллы".
   Немного поела. Повертела на пальце виртуальный шлем...
   -Капитан! - она пристально посмотрела на меня. -Вам не кажется, что вместе заниматься веселее? Или вы больше по части подсматривания? Извините, конечно...
   И нахлобучила "виртуалку", на следующие шесть часов погрузившись в учёбу.
  
   У меня было время и подумать и кое-что сделать. Анализ материала, из которого изготовлена анабиотическая ячейка, ничего нового не дал. Подтвердилась названная компьютером ячейки дата изготовления - 8623-й. Материал был типичным для онискианских изделий того периода. А саккаров шифр до сих пор не поддавался!
   Я использовал оставшееся до "пробуждения" Анне время и занялся собой. Для начала сравнил объёмные изображения наших тел. Стало очевидно, что её рост на два сантиметра больше, а в остальном всё не так уж страшно. Дело было в рельефе и просушке мышц. Я решил не прибегать к услугам телопластики и рискнуть здоровьем.
   После окончания следующей шестичасовки Анне снова поплескалась в бассейне и отправилась спать. Не вредно было бы отдохнуть и мне. Через четыре часа я ополоснулся под душем и снова занял своё место в зале.
   Вскоре появилась Победительница. Махнув рукой, поприветствовала: "Доброго дня, Капитан!" и снова скрылась под шлемом. Я чувствовал, что такими темпами она скоро доберётся до третьего, секретного пункта своей программы повышения квалификации "охотников на рогокрылов". Сегодня она сидела тихо. Из-под шлема не доносилось ни звука.
   После конца "урока" сняла шлем и несколько минут сидела, прикрыв веки.
  
  
   Глава 3. ГИМНАСТИКА УМА
  
   "АННЕ"
  
   Я пришла в себя. Чёрт знает почему, но раскалывавшаяся прежде голова совсем не болела. Федералы здорово пригрели меня своей дерьмовой ракетой. Пушку разнесло в клочья, а я, несмотря на скафандр, стала разваливаться на глазах. Даже не могла сопротивляться, когда Вета и Сакар заталкивали меня в этот анабиотический гроб. А всё рвалась спалить хотя бы один из этих сучьих крейсеров. Потом, вроде потеряла сознание.
   А сейчас меня окружала подозрительная тишина. Ни шума двигателей, ни голосов. Подо мной мягкое ложе. Слегка пошевелила руками и ногами. Вроде не скованы... Федералы побоялись бы оставить меня без кандалов.
   Я чувствовала чей-то взгляд. Усилием воли включила второе зрение. Где же я, в конце концов?! Увидела, довольно ясно, только как будто в сумерках. Большое помещение... Неизвестная аппаратура. Кроме меня здесь только один человек. Невооружён. А что за стенами? Ага... я на космическом судне средних размеров. В других помещениях людей не видно... Что за дьявольщина, это автоматический грузовик?
   Пора открывать глаза...
   Метрах в трёх от меня спокойно сидел черноволосый парень лет тридцати в сером комбинезоне с чистыми рукавами, без знаков отличия. На груди ни названия компании, не имени корабля. В умных, как у собаки, глазах читалось уважительное внимание.
   -Где Норт? - сорвалось у меня.
   Он промолчал. Неплохо. Если я у федералов и они затевают игру, парень просто должен был понести в ответ какую-нибудь чушь... Или он опытнее, чем кажется? Я незаметно глянула на свой комбинезон. То же самое. Ни названия корабля, ничего. Оглядела помещение. Чёрт-те что ... Кают-компания, что ли? Странная какая-то.
   -В каком это мы дерьме? - осведомилась я.
   Парень помедлил, потом произнёс:
   -Яхта "Хелла", приписка - Ониск. Капитан и единственный член экипажа Теск Ламен.
   Ну и ну! А не молод он для капитана? Но это яхта... Какой-нибудь богатый маменькин сынок. Он что, подобрал меня из спасательной капсулы? - вихрем понеслись мысли у меня в голове.
   -Ни хрена себе, капитан! А где же ваша форма? - не к месту брякнула я.
   Мозги явно работали не в полную силу. Сразу постаралась исправиться:
   -Впрочем, простите, я - Анне Касин с Поллукса, - назвала имя своей давно погибшей сестры. -На "Победителе" была пассажиром. Можно узнать, какова судьба корабля? И вообще, кто и как меня нашёл?
   -Сегодня 378 день 9246 года по Онискианскому календарю... - услышала я его дичайший бред.
   В башке у меня тут же всё перевернулось, как будто снова с "Теллуса" саданули восьмитонной ракетой. Падлы, точно, мозги мне промывают! Ну-ну, что ещё сочинишь, гад федеральный?
   Дальше он сказал, что случайно наткнулся на дрейфующий "Победитель". Нашёл там меня. Больше ни про кого ни слова. А там, между прочим, было три сотни команды! Предложил посмотреть видео. Я, естественно, согласилась.
   -Анне, я бы хотел вас предупредить, зрелище предстоит не совсем обычное... Вы меня понимаете?
   Чёрт возьми, неужто федералы всех спалили? Последний, самый лучший наш эсминец! Опять всё сначала... Ничего, сейчас скручу этому хлыщу башку и прямиком на нашу базу! А может, мамочка даст за него хороший выкуп? В голове была полнейшая каша.
   Я что-то наплела ему, чтобы не трясся за свой ковёр. Приготовилась идти в рубку. Главное, понять, где мы находимся, а потом решу, что с ним делать! Но вместо того, чтобы отнести свою задницу в рубку, парень взял какую-то хреновину, прозвучал музыкальный сигнал, как в лифте, и прямо посреди его чёртовой кают-компании в воздухе возникло изображение. Вот так, безо всяких там экранов и прочего дерьма!
   Появлялись отметки времени и видеокадры, как он обнаружил наш эсминец. Когда я увидела корпус "Победителя", то чуть не выругалась: мало того, что только отремонтированный корабль был разнесён в клочья. Броня была в таком состоянии, будто он болтается в космосе без ремонта не одну сотню лет. Я пару раз видела этаких древних странников. Неужели и правда прошло шестьсот лет? Или мне всё-таки гонят липу? Но не могу же я не узнать корабль, на котором провела четыре последних года!
   Вот следы взрыва ракеты, что снесла мою пушку. Да и всё остальное оружие расплавлено, как крем для торта...
   А в его Атласе не нашлось "Победителя". Однотипные "Шторм", "Астар", "Грозный", другие эсминцы той же серии: вот, пожалуйста! Нас нет, как не было. Ни одного корабля эскадры!!! Интересно, что, выходит федералы тогда окончательно победили? А нас просто вычеркнули из истории? Властительные шлюхи! Очень удобно и как раз в стиле Берты Ларс. Зачем долго объяснять потомкам, кто такие Норт Сакар и его ребята? Да их просто не было!
   Я по-прежнему очень туго соображала.
   Ага! Он решил проверить, не ловушку ли ему подсовывают! - думала я, глядя, как его мощный лазер превращал в брызги верхний слой брони "Победителя". А всё равно жалко, хотя наш эсминец, видно, давно мёртв. Ничего у его яхты вооруженьице! Вполне можно сцапать какой-нибудь транспорт.
   И вот "Победитель" совсем рядом. Эмблема видна, а от гордого названия остались две бессмысленных буквы. Дьявол! До чего не люблю проигрывать! Меня всю внутри перевернуло. Пусты шахты ракет. Пусты ангары истребителей. Взорван шлюз N1. Отсюда, стало быть, федеральные крысы полезли добивать смертельно раненый эсминец.
   Знакомые до малейшего уголка коридоры моего корабля. И тела ребят! Десантники, экипаж. Парни умерли в бою, успев по традиции надеть парадные мундиры. Почти все до сих пор сжимают оружие... Рубка, оплавленная ядерным взрывом... Не хочу это видеть!!! Опять висящие в пустоте трупы. И жизнерадостные, светлые картины Рикси на переборках мёртвого корабля.
   Шар-разведчик находит потайную каюту на корме. Вот, оказывается, куда меня оттащили Вета и Норт. Лучше мне было погибнуть с ними. Я не могу даже отомстить за их гибель. Кому??? Бессильная ярость всё больше душила меня.
   "Экран" погас. А я всё видела остекленевшие глаза своих людей. Они не были ангелами, совсем нет. Но Бог свидетель, побед у нас было куда больше, чем поражений! Настоящие воины не бросили бы погибших в честном бою вечно болтаться космическими призраками. Только паршивые федеральные шакалы способны на такую подлость! Убить и опозорить после смерти!
   Меня, наконец, прорвало, и я высказала вслух всё, что о них думаю...
   Наконец, частично прояснилась голова, вернулась способность мыслить. Я так не хотела верить тому, что увидела. Может быть, это всё как-то смонтировано? Может, всё-таки фальшивка?
   -Капитан, я могу осмотреть аппаратуру моей ячейки? - нетрудно было определить, перепрограммировали компьютер, или там старая, мною написанная программа.
   Он не возражал.
   Мы пошли по коридорам яхты. И как мне ни было сейчас тяжело, я вновь обратила внимание, что ни малейшего шума, ни вибрации на судне нет. Дрейфует он, что ли? Но моё второе зрение теперь молчало. Слишком много навалилось всего!
   Парень неуклюже старался держаться от меня подальше... Боится? Так знает, кто я на самом деле?!
   Подойдя к ячейке, сразу глянула на оружие. Бластер и лучемёт разряжены, индикаторы не светились. Пусть пока полежат...
   Покопавшись в мозгах моего гроба, я не смогла найти там никаких следов проникновения. Ну ладно, а где чипы с информацией, которые Норт сунул мне в руку?
   -Капитан, вы при мне ничего не находили? - прямо спросила я, изо всех сил направляя свою мысль в его кисельные мозги...
   Получилось!!!
   -Да, да, несколько чипов с информацией. Но там всё зашифровано...
   Хорошо. Его сопротивления я не почувствовала. Если он не прикидывается. Шифр действительно, неплохой. Правда, если на самом деле прошло шестьсот два года, может, теперь у них детишки придумывают лучше...
   Я попросила ещё раз взглянуть на "Победитель". Долго смотрела на лица мёртвых друзей. Очень хотела, и в то же время боялась увидеть Норта и Вету...
   Они погибли рядом, сжимая оружие. Наверняка, взяв за себя в этом последнем бою хорошую цену. Адмирал был, как живой. Если не смотреть на оторванные лучом ноги. Вете повезло меньше. Проклятые ублюдки! Луч рассёк её маленькую стройную фигурку почти пополам.
   Спазм перехватил горло. Захотелось вскочить на ноги и дико кричать, голыми руками порвать на куски этого маменькиного сынка, спокойно сидевшего рядом... Я изо всех сил сдерживала слёзы, глядя в близкое, родное лицо подруги, искажённое ненавистью и страшной болью. Перед глазами плыл розовый туман. Было так тяжело, что я спросила у парня выпить. Будь что будет, помяну друзей по старому обычаю. Слава Богу, за эти годы наша цивилизация не успела забыть спиртное.
   Я пила какой-то напиток, казавшийся мне невкусной водой, глядела в Ветины мёртвые глаза и говорила с ней...
  
   Лишь несколько дней тебе довелось носить лейтенантские нашивки. А как ты ими гордилась... Из-за меня, самоуверенной старой дуры, погибла девчонка! Говорила ей - живи спокойно, кредитов навалом, не лезь с нами в пекло! Особенно после Шитобы. Не послушалась: "Куда угодно, только быть с тобой!" А я не могла жить как все люди. Без моего корабля, сильных и мужественных людей рядом, смертельного риска бешеных погонь и жестоких дуэлей. Без торжества над поверженными врагами, огромных шальных денег, приходящих и уходящих за день. Без умоляющих взглядов пленников (а особенно, пленниц!).
   Вета! Ты жила для меня не шестьсот сколько-то там лет назад, а вчера. Вчера утром мы так безумно любили друг друга, хотя были вместе уже два года. Вчера наш одинокий эсминец поймали федеральные крейсеры. Вчера ты, страшно крича и заливаясь слезами, в последний раз исступлённо целовала мой окровавленный, холодеющий рот. Я чувствовала на лице твои часто капавшие слёзы. Я была уверена, что умираю.
   И я была рядом с тобой ещё сотни лет. Навсегда мы остались бы вместе.
   Зачем этот щенок меня вытащил с "Победителя"? Зачем я жива, а моя девочка...
   С каждым глотком из бутылки я физически ощущала, как по-настоящему пробуждаюсь к жизни. Бешеные эмоции, всегда свойственные мне, закипали с прежней, пугавшей всех, силой. Ненависть и дикая злоба переполняли мозг и не находили выхода. Я чувствовала, как накатывает состояние, когда я начинаю крушить всё вокруг и молотить по рожам, что подворачиваются под руку.
   Сдержалась.
   Сволочи!! Сволочи!!! Сволочи!!!!!
  
   Когда бутылка опустела, пришло и решение. Узнаю, найду потомков тех, кто был на "Теллусе". И уничтожу их, до единого. Пока жива ещё Власта Касс, "Победитель" не побеждён, подлые правительницы!
   -Благодарю, капитан, - кротко сказала я. -Покажите мою каюту. Нужно немного отдохнуть.
   Как и прежде, парень болтался позади меня. Тут выпитая на голодный желудок бутылка и потянула меня за язык:
   -Да не бойтесь, капитан, какой мне смысл скручивать вашу голову! Я и управлять теперь всем этим не умею. Так, высохшая куча ископаемого дерьма... - я длинно выругалась.
   Передо мною опять не то чтобы открылась, а просто исчезла створка двери. Чудеса, прямо, чёрт бы их побрал! Отдельная каюта. Постель. Это то, что надо. Парень что-то рассказывал мне, как надо открывать дверь, как пользоваться связью... Было чертовски интересно другое. Как я буду стаскивать с себя комбинезон. До сих пор я не обнаружила на нём ни единой застёжки. Спрашивать не хотелось. А! Вспомнил сам. Умный мальчик. Я тут же нажала квадратик на своём браслете. Пощупала живот, бедро. Комбинезона как ни бывало.
   Ну и ладно. Рухнула в кровать, мгновенно отключившись.
   ...
   Привычка мало спать взяла верх над действием спиртного - я проснулась через три часа. Подивилась тишине вокруг. Голова гудела, как колокол.
   "Я одна, стало быть, Вета на вахте", - подумалось по привычке.
   Пошарила рукой по прикроватной полочке, нащупывая оружие... И нестерпимой болью полоснуло вернувшееся воспоминание!
   Заскрипели зубы, сжались сами собой кулаки, минуты две я поминала Берту Ларс, сук с "Теллуса" и всех-всех их потомков.
   Взяла коммуникатор. В ответ на мой вызов тотчас возникло изображение черноволосого парня в его кресле:
   -Капитан, как у вас со временем? Мы могли бы заняться моим образованием.
   Пора было браться за дело.
   -Жду вас. - услышала ответ.
   -И вот ещё что, капитан, где на вашей яхте бассейн?
   -Налево по коридору, пятая дверь голубого цвета, - прозвучало в ответ.
   Бассейн оказался что надо! При нас такого не было в лучших отелях самого Ониска. Не отличить от настоящего озерца на тихой курортной планетке. Я постояла, высматривая видеокамеру. Потом обошла бассейн кругом. Вроде, нигде не видно, но должна же быть! Оттолкнулась и прыгнула в воду. Слишком тёплая...
   Быстро поплыла под водой, чувствуя, как с каждым гребком уходит головная боль. Вынырнула, вернулась назад. Выбравшись из воды, отряхнула волосы, попрыгала, выливая воду из ушей. Помахала руками и сделала коротенький комплекс из ударов-блоков. Потом, как бы про себя, негромко спросила:
   -Капитан, а где вы тут сушите волосы?
   И тут же услышала из динамиков:
   -Сядьте в кресло и просто скажите вслух: "Сушить волосы!"...
   Что и требовалось доказать. Смотрел парнишка! Пялился на мою старую задницу.
   Я высушилась, мгновенно оделась с помощью браслета ИМ - чудо цивилизации! Машинальным движением хотела поправить кобуру, с раздражением вспомнив, что её нет. Плюнула, выругалась и пошагала учиться.
   Список предметов я составила без лишней скромности. Сразу станет ясно, что у него на уме.
   -Надевайте шлем, Анне, и учитесь на здоровье!
   Не обмолвился ни словом насчёт явной секретности запрошенных мной сведений...
   Я напряглась, и поймала обрывки его мыслей:
   ...странные ...для охотницы....решила...... как крейсеры?
   .....секретных.... дать задание..... её шифрам.... ячейки
   ....не просто.... тенсийцы.....первые.... пункта пусть ...
   ....разберусь...
  
   Ну-ну, юноша, разберись! Напялила шлем и погрузилась в моё уже давно прошедшее будущее. Эффект присутствия был бы почти стопроцентным, если б мне не отвлекаться, контролируя безопасность.
   Быстро просмотрела период с 8620-го по 8663-й. Как и следовало ожидать, ни капли информации о Сопротивлении. Зато полно изображений самодовольной жирной хари Берты и её прихлебателей. "Великая объединительница планет!" Ни больше, ни меньше...
   Грустно было узнать о десятилетней войне с соседней системой Тенс. Начали тенсийцы. Я не удивлена! У нас и раньше это предвидели.
   Целых шесть лет были одни пограничные конфликты. Долго же "Великая Берта" собиралась с духом! Атаки против космических баз друг друга. Уничтожение нашими тенсийской базы у Раско.
   И наконец, два больших сражения: 8669 год - при Архоне и 8672-й при Римаксе. Чёрт, какие большие у нас потери! И результат - аннексия Тенсом Римакса и Архона вместе с Лескией. У нас никаких территориальных приобретений в результате десятилетней войны! Зато упадок промышленности из-за потери заводов Римакса. Полное поражение.
   "Результатом сражений стало сильное взаимное истощение воюющих сторон".
   Похоже на то. Иначе, почему тенсийские пауки нас не поглотили вовсе?
   "Правительства обеих конфликтующих сторон пришли к выводу о неконструктивности военного пути разрешения существующих проблем".
   Заковыристо... Крейсер "Теллус" в боях не участвовал, болтался возле Ониска. Само собой, я записала список команд "Теллуса", "Ханима" и "Максара" 8644 года. Командир флагмана - Рада Ксеркс. Запомним, Рада, имена твоих трусливых тараканов! Весело тебе было тремя крейсерами затравить один эсминец?
   Быстро для меня прошли и годы с 8673-го по 9146-той. Последние сто лет посмотрела внимательно. Ничего особенного. Тишь, гладь и Божья благодать!
   "Успехи онискианской дипломатии в борьбе за мир..."
   Известно: хочешь мира - готовься к войне, а наш флот по количеству минимален! Неизвестно, конечно, какие возможности у современных кораблей. Если тут яхты вооружают до зубов, то, может, и достаточно полсотни крейсеров...
  
   Шло время. Через шесть часов я отправилась размяться. Зал по роскоши был на уровне бассейна: в виртуальном небе сияла искусственная звезда, растительность, птички и всякое такое. Я скинула комбинезон, задала двойную силу тяжести, тропики и дождь. В общем, джунгли Поллукса. Планета моей молодости, одарившая гиперадаптивностью. Бежала среди пышной растительности и вспоминала сестру.
  
   Вместе с ней четыре года мы добывали рога летучих демонов, научившись этому от отца, наёмного десантника. Жили втроём в небольшом домике посреди джунглей, никогда не ходили ни в какие школы. Матери своей мы не знали и не говорили о ней. Отец обучал всему, что знал и умел сам. В 8618-м ему предложили выгодный контракт. И он не вернулся.
   Мне тогда исполнилось шестнадцать, а Анне четырнадцать. Ничего не оставалось, как охотиться, за рога скупщики неплохо платили. Можно было ещё возделывать землю, но ни у меня, ни у сестры не лежала душа к фермерству. Городов на Поллуксе не было, только базы компании. Вахтовики по полгода добывали эризий, потом получали расчёт и убирались к чёртовой матери.
   Конечно, можно было и податься на одну из баз. Попытаться заняться проституцией, но отец воспитал нас слишком гордыми для этого. И слишком сильными.
   Да и на Поллуксе у приезжего навряд ли что-нибудь вставало - при двойном тяготении они после работы едва шевелились.
   А мы с сестрёнкой уже тогда недурно стреляли, были отлично физически подготовлены. К тому же у нас была развита способность проникать в чужие мысли и экранировать свои. Без этого нечего и думать о добыче рогокрылов. Чертовски хитрая птица! Мало того, что её трудно отыскать, ещё труднее было не дать ей себя загипнотизировать.
   Вот вкалывали мы с Анне, вкалывали, а потом Центральный Банк Поллукса взял и лопнул. Наши денежки, накопленные за четыре года адского труда, естественно, тоже...
   Уже и не припомню, кому раньше пришла в голову мысль поступать в школу Космического Десанта. На Поллуксе вообще-то люди постоянно не живут: удвоенная против онискианской сила тяжести, множество хищников, сырой, мрачный климат. Планета не колонизировалась. Только одиночки на свой страх и риск поселялись в джунглях. Чтобы там постоянно жить, уже нужно было быть сверхчеловеком. Мы же выросли в таких условиях. Отец всегда говорил: уроженец Поллукса с его гиперадаптивностью - готовый десантник.
   Дело встало за малым - школа была на Ониске, а билет туда стоил хрИнову тучу денег. Недолго думая, мы с сестрой решили ограбить небольшой курьерский гравиплан. Рассчитали время, собрали в доме всё оружие, благо, добра этого хватало. Добрались пешком до заправочной станции. Анне разыграла, что ей худо, чтобы нас подвёз водитель тяжёлого грузовика. Потом я всадила в него заряд нейтрализатора, спящего перетащили на заднее сиденье. Облегчая машину, груз сбросили в джунгли.
   Гравиплан настигли в последний момент, когда он уже набирал высоту. Анне, с первого выстрела мастерски разнесла им антенны связи, а я здорово двинула грузовым контейнером по плоскости. Старое корыто камнем рухнуло в лес.
   Мы быстренько сели рядом и успели застрелить двух оглушённых падением полицейских охранников. Пилот погиб сам, от удара о поверхность.
   Я и Анне увлечённо искали деньги...
   И уже нашли, когда вдруг оживший охранник выстрелил. В ту же секунду две моих пули нашли его голову, но было поздно. Хоть сестрёнка и добралась сама до машины, ей становилось всё хуже.
   Каким чудом я успела перетащить труп второго полицейского в грузовик и на предельно малой высоте смотаться оттуда до прилёта полиции? Ни знаний, ни опыта не было. Просто, повезло, наверное.
   Горючего нам хватило почти до самого Поллукс-сити. К этому времени в кабине, кроме меня, живым оставался только водитель грузовика.
   Рана сестры оказалась смертельной.
   В пешем порядке я понесла тело Анне и деньги. Впереди, под дулом моего ружья, шагал водила с трупом охранника. На опушке приказала ему копать яму, он засыпал там полицейского и Анне.
   Самого водителя я пристрелила уже в самом городе, разнеся ему башку выстрелом в упор. Рассчитывала, что станут искать одного из охранников и этого водителя. А могли быстро найти только один труп с отстреленной головой.
   Уж и не знаю, кого и когда они там нашли - в тот же день космический грузовик унёс меня с Поллукса навсегда...
  
   Я ускоряла бег и гнала прочь воспоминания. Пока получалось плохо. От погибшей по моей вине Анне, мысли, само собой, переползли к погибшей по моей вине Вете... Дождь был очень кстати. Теперь не боясь, что парень заметит, я дала, наконец, волю своей скорби. Плачущая Власта Касс... Бред какой! Я бежала всё быстрее, чтобы два "g" выгнали из меня проклятую сентиментальность. В голове опять воцарился полнейший хаос.
   Я так и не могла с уверенностью сказать, какой сейчас год. Несмотря на компьютер анабиотической ячейки, несмотря на все видеозаписи. Федералы могли добираться таким путём до шифра. И показное безразличие парня к информационным чипам было тем более подозрительно. Преодолев три километра, я подпрыгнула на самый высокий турник и изо всех сил принялась подтягиваться. Несмотря на всю медицину, условных лет-то мне было всё же сорок два... И не могу похвастаться, что прожила их я, соблюдая строгий спортивный режим.
  
   Вета, проказница Вета, самый большой праздник в моей безалаберной жизни! Спасибо тебе за всё. Прости, любимая моя, что не уберегла... Какая же распоследняя сволочь с "Теллуса" выпустила тот восьмитонник! И почему я не умерла вместе с тобой!
  
   Катастрофически старею! Никак не оставят воспоминания.
   Двадцать пять подтягиваний. Сердце готово выскочить из груди.
   Я чуть передохнула, упала на дорожку и принялась быстро отжиматься. То ли дождь, то ли слёзы капали у меня с подбородка. Пятьдесят. Теперь тренажёры. Гулко стучит в висках, тяжелеют веки.
   Я доводила себя до полного изнеможения, чтобы не так болела душа. Руки и ноги наливались свинцом, а на сердце лежал ещё более тяжкий груз.
  
   Чем же мне искупить вину перед тобой! Отчего всё в жизни так несправедливо! Тебе было восемнадцать, мне сорок. Я могла бы быть твоей матерью. Если бы вообще могла стать кому-нибудь матерью... Не тому я тебя научила, чему учила бы мать! Со мной всегда были бой, кровь и смерть. Отчаяние, слёзы жертв и жестокий разврат. Дикие кутежи с мордобоем в космопортах. Но ведь за это ты меня и любила?
  
   Это произошло в лучшем казино Хортоса, пышной и шумной "Амьане". Я первый раз увидела твою точёную фигурку, благородством выделявшуюся среди сонмища здешних красавиц... Как всегда, по углам зашептались, что "вон та громила - сама Власта Касс!". Семь лет пиратствовала я на торговых путях и многие мои шуточки были известны звёздным системам. Ты и глаз не смела поднять на затянутую в драгоценную ганистарскую кожу грозу федералов, первого снайпера тогда ещё мощной эскадры Сакара.
   Мы провернули хорошее дельце с "Аккубом". Да ещё выигрыш просто пёр ко мне в тот день. Казалось, что кредиты просто некуда девать, и я уже была здорово на взводе. Хотелось приключений. Верно, сам Сатана тогда толкнул меня под руку. Я сгребла в кулачище фишки, выбралась из-за зелёного стола.
   (Крупье облегчённо выдохнул).
   Подошла к стайке мгновенно притихших "ночных бабочек". Медленно обвела взглядом выставленные напоказ дорогостоящие прелести. Ты была третьей справа. Маленькая, хрупкая блондиночка с безупречной фигуркой. Ты взглянула на меня, и среди хора алчных мыслей, профессионально оценивающих стоимость моих фишек, я ясно услышала твою:
   "Сама бы заплатила, чтобы спать с нею!"
   Я поняла - твоя душа сродни моей.
   -Девочка, как твое имя? - покрыв грохот музыки своим хриплым воровским рёвом, спросила я.
   И твоя маленькая ладошка оказалась в моей руке.
   А когда я открыла перед тобой дверцу роскошного сверкающего "Ластера", какая-то сутенёрская шкура, на свою беду, вякнула в спину: "Эта девочка не работает на выезде..." - и тут же хорошо получила от меня в челюсть, покатившись вверх по ступенькам светящейся лестницы "Амьаны".
   Я запустила двигатель и с места рванула мобиль свечой, да ещё и закрутив бочку. Ускорение вдавило в кресла. Море городских огней бешено завертелось и мгновенно ухнуло, провалилось вниз. Свистящий ветер рвался в кабину из окон.
   Знавала я многих девочек, обмочивших кресло во время таких стартов. Ты только весело хохотала, вцепившись в поручни.
   Бросила управление, "Ластер" чинно поплыл на автопилоте в редких облаках. Стало вдруг необходимо коснуться тебя. Я больше не хотела ждать ни минуты. Повернулась, увидела страстно желающий взгляд. Сбросила с твоих грудей тонкую полоску ткани, мерцавшей в сумерках салона. Мои загрубевшие руки легли на бархатные прозрачные полушария и, каким-то чудом, через одеревеневшую кожу ладоней в меня хлынул твой страстный жар. Я стиснула упругие, напрягшиеся соски. Твои колени задрожали, раскрылись с восторженным исступлением, ты стряхнула с себя последнюю полоску ткани. Я, выскочив из одежды, кинулась, обвила бёдрами маленькое горячее тело. Яростно, со стиснутыми зубами, трудилась я над тобой. Алчно вслушивалась в твои стоны, вдыхала твой пряный запах, а ты билась подо мной, вздрагивала, как под ударами...
   Когда я, успокоенная, уже едва ощущала своё тело, ты снова принялась пылко целовать и ласкать меня. Немыслимо долго и нежно, словно летний ветерок, тонкими пальцами касалась моих каменно твёрдых мышц.
   Буквально через несколько секунд после нового сладостного финала внезапно проснувшийся приёмник строго изрёк:
   -Патруль транспортной полиции Хортоса номер....! Сержант ... (Он назвал какую-то идиотскую фамилию). К водителю белого "Ластера" три ноля три шестерки! Полёты в этой зоне запрещены. Пилот, назовите своё имя для регистрации нарушения!
   Расслабленная и умиротворенная, я лениво взяла микрофон:
   -Каперанг Касс, флагман "Победитель". Выпей, сержант, после дежурства! Ты бо-ольшой везунчик. Вякнул бы минутой раньше - задавила б, как крысу.
   ...Всю ночь потом мы с тобой путешествовали по барам, наливаясь самыми дорогими напитками. Я всё задирала сутенёров и подшучивала над девицами, глядя на восторженных бесенят в твоих счастливых огромных глазах. Уже светало, когда "Ластер", отчаянно завихляв на посадке, замер у самого трапа. Вахтенные отдали честь, опасливо косясь на мои окровавленные кулаки. Я, и сама в дымину пьяная, тащила тебя, полуголую, с туфлями в руках, по трапу адмиральского катера. Может, я была тогда с тобой слишком груба? Но только в первый раз.
   Проснувшись, я обнаружила, что тонкие нервные руки с безумно длинными пальцами крепко вцепились в меня. На груди покоится твоя посапывающая белокурая головка. И как не трещала башка, наверное, целый час я не шевелилась, боясь тебя разбудить. Первая твоя мысль, явственно услышанная моими "вторыми ушами", просто сразила:
   "Вот и всё. Сейчас она уже не вспомнит, как меня зовут..."
   За свои сорок лет я много сотен раз просыпалась в разных постелях и с разными девушками. Чаще всего, по утрам они думали: "Помнит она, сколько вчера мне заплатила?" Или вообще что-нибудь вовсе не про меня.
   И тогда я специально спросила:
   -Вет, ну как голова после вчерашнего?
   Ты вдруг так заплакала! Стала бешено целовать меня всю...
   Я как могла, успокаивала тебя. Сквозь рыдания донеслось:
   -Никогда... никто... по имени... утром...
   Потом твои руки медленно поползли по моему обнажённому телу. Везде. От кончиков пальцев ног до ушей и затылка. Я напряглась всем телом, стало хорошо и приятно. Ты приникла ко мне, в совершенстве зная искусство давать максимум наслаждения и не давая себе ни секунды передышки. От твоих чудесных прикосновений я задвигалась, будто меня колыхали волны. Всё более и более сильные. Потом выгнулась дугой, содрогнулась и зарычала...
   В постели мы провели полдня, а когда обе проголодались и позавтракали в каком-то пустом баре, я захотела дать тебе денег. Много денег.
   Твои глаза погасли. Ты чуть слышно спросила:
   -У вас, наверное, дела... Мне... надо уйти?
   Я сказала, что вовсе тебя не гоню, и ты не взяла ни одного кредита. Потом ясно послышалась мысль:
   "Никто ко мне так не относился! Пусть это хоть продлится подольше!"
   Через пару дней я поняла точно: у меня с тобой надолго. И ты изо всех сил тянулась ко мне. Отказывалась брать деньги, ходила со мной всюду, даже на тренировки. Серьёзно училась стрелять, сперва еле удерживая в тонких пальчиках тяжёлый флотский бластер.
   Всё было бы славно, но я, старая похотливая сука, растаяла от твоих безысходных рыданий в последнюю ночь перед отходом эскадры. Испугалась твоих мыслей о самоубийстве. Сдалась. Сказала, что возьму на корабль. И до самого утра ты меня благодарила!
   Сразу после орбитального старта я вылезла из своей ганистарской кожи и напялила зелёный корабельный комбинезон с нашивками каперанга. Ты тоже попросила форму и цветные воздушные платья до следующего увольнения заняли место в шкафу. Это было правильно, хотя я с досадой смотрела на мешковатый комбинезон, днями скрывавший от меня твоё великолепное тело. Ты знала, как я люблю смотреть на него. Подшучивала, что, надевая комбинезон, повышаешь боеготовность эскадры.
   Я поговорила с командирами боевых частей, и на следующем разводе Норт представил тебя команде:
   -У нас пополнение! Рядовой Вета Холд будет нести службу в оружейной части. Ваш непосредственный начальник - сержант Рикси.
   Ты старалась. Да и я часто повторяла, что от состояния оружия наполовину зависит исход каждого боя. Проходили недели, а ты ни минуты не была без дела. Твоя фигурка всё служебное время виднелась то в тире, то за пультом контроля оружейных систем.
   Через полтора месяца я отловила в коридоре Рикси и, уперев палец в его тощий живот, спросила:
   -Только честно! Как служит Вета?
   Рикси разулыбался. Помолчал.
   -Я ею доволен, каперанг! Скоро сможет остаться за меня!
   После службы и вахт ты всё время была рядом. В спортзале, на пилотажных тренажёрах, в тире, хотя там ты и без меня бывала каждый день. Тебе важно было доказать, что ты по праву носишь форму бойца "Победителя", а не просто "член экипажа в звании жены". Мало-помалу, ты делала успехи. Стреляла и раньше неплохо, драться тоже училась успешно, за счёт своей лёгкости, реакции и выносливости. Полёты, правда, шли тяжеловато. Большие перегрузки тебе были явно не по силам.
   Первым нашим совместным делом было уничтожение военной базы федералов на планете Третас. Подавление систем обороны, высадка десанта. Я убеждала, что скорее всего, ты останешься на корабле. Но вечером накануне атаки ты всё равно притащила в каюту свой лучемёт. Вертела его так и этак. Ночью то ли во сне, то ли не в силах уснуть, легонько теребила мою руку.
   Наутро, при постановке задачи, выяснилось, что тебе поручено остаться. Оставались весь экипаж и половина десантников. Но ты, не отпуская мой рукав, стала шёпотом упрашивать взять тебя на операцию. Ты так настаивала, что мы чуть было не поссорились. И я, конечно, улетела без тебя.
   Всё прошло нормально. Мы уничтожили цели, десант добил остатки гарнизона. Нескольких наших парней легко ранило, но все вернулись живыми. Мне, как всегда, было больше всех надо, я атаковала слишком низко, и в самом конце боя получила снаряд в левый стабилизатор. Едва выбралась из атмосферы. Дальше дело пошло лучше - двигатели были целы и тянули нормально.
   Когда, уже в ангаре, выбралась из кабины, ты стояла рядом. Мне показалось, что ты больна, такое белое было у тебя лицо. Но поняв, что я не ранена, ты расцвела тотчас.
   Когда мы остались одни, ты просила прощения за свою настойчивость. Потом стала говорить о следующей высадке, прозрачно намекая, что без тебя там никак не обойтись.
   Ребята, сначала хмуро косившиеся на тебя, вскоре поняли, что ты служишь не вполсилы, и стали относиться как к равной. Я была довольна.
   А короткие ночные часы приносили счастье нам обеим...

***

  
   Теперь я вышла на площадку с камнями. Принялась раз за разом, всё быстрее и быстрее делать комплекс рукопашного боя. Нанося удары по воздуху, представляла, что разбиваю гнусные морды смертельных врагов, убийц моей Веты.
   В конце концов коротко и резко крикнула.
   Хватит.
   Никакие упражнения не могут заставить меня забыть. И я не хочу ничего забывать!
  
   Вернувшись в "кают-компанию", сказала:
   -Капитан, вам не кажется, что вместе заниматься веселее? - и подумала, может, при нём воспоминания не будут так мучительны. Надо, чтобы прошло время...
   Я набросила лёгкий, словно проволочная корзинка, виртуальный шлем и возобновила контакт с тьюториальным комплексом.
   Теперь внимательно впитывала ход эволюции военного конструирования. Вооружение 8640 и 8670 годов отличалось не принципиально. Повышение мощности энергетических пушек, ракет, стрелковое оружие практически без изменений. Десятилетняя война в конце принесла великое изобретение:
   8711 - гиперпривод (гиперпространственный двигатель Хосса). Принципиально новый способ перемещения космических кораблей! Сегодня размеры двигателя Хосса позволяют устанавливать его даже на среднетоннажных судах.
   В этом же году были созданы принципиально новые лёгкие сверхпрочные материалы, нашедшие применение в конструировании корпусов кораблей, в изготовлении оружия.
   8712 - ещё одно великое открытие. Изобретён способ создания и неограниченно долгого хранения в электронном виде так называемого "эталона" тела каждого конкретного человека. С "эталона" несложно изготавливать любое количество идентичных копий. Также создан способ трансплантации интеллекта из тела недавно умершего или погибшего в копию, сделанную с вечно хранящегося "эталона". Таким образом, жизнь каждого "эталонизированного" человека теоретически становится вечной! Интеллект вместе с приобретенными знаниями и навыками, памятью, всеми личностными чертами, просто перемещается в новенькую копию своего состарившегося или повреждённого тела...
  
   (Волна мыслей о Вете!!!)
  
   Вот только продлить небольшой промежуток времени, позволяющий гарантированно сохранить интеллект умершего или погибшего до сих пор не удаётся. Невозможны сохранение и трансплантация интеллекта при полном уничтожении тела человека.
   8720 - создан антиграв - генератор силы, компенсирующей тяготение планет. Применяется теперь в транспорте, отдельные мощные образцы уже позволяют без запуска маршевых двигателей вертикально поднимать на орбиту небольшие космокатера.
   8723 год - появление деструктора - аппарата, позволяющего очень быстро, почти мгновенно разрушать межмолекулярные связи в различных объектах. Вскоре появились стационарные деструкторы, затем всё более лёгкие. На сегодняшний день размеры маломощных деструкторов приближаются к ручным, а их действие осуществляется на расстоянии до трёх метров. Параллельно создавались сверхмощные генераторы эксплозивной деструкции. Ими теперь, наряду с тахионными боеголовками, оснащаются боевые ракеты. Действие эксплозивного деструктора позволяет уничтожать без повышения уровня радиации материальные объекты большой массы. Например, небольшие космические корабли полностью, или части больших кораблей, что приводит к их гибели из-за разгерметизации.
   Через год, в 8724-м ещё одно серьёзное открытие: стал известен секрет почти мгновенного заранее запланированного изменения молекулярной структуры физических тел. Стали ненужными поиск и добыча какого-либо определённого сырья. Сейчас промышленные молекулярные трансформаторы, поглощая тысячи тонн любой материи, например, простой почвы, или каких-либо отходов, могут выдать любое нужное сырьё. Необходимо лишь запрограммировать параметры. Это может быть всё, что угодно, от высокопрочного материала для производства космических кораблей, до воды или продуктов питания. Космические суда не таскают теперь с собой огромных запасов топлива. На корабле есть молекулярный трансформатор? Загружаем в него с ближайшего планетоида тысячу тонн камней и грунта. Получаем своё топливо. Или ещё что-нибудь необходимое.
   8779 год - изобретение мощных генераторов силовых полей. Оборонительное оружие. В зависимости от мощности, ограждает от разрушительного действия любых видов оружия. Ракет с боеголовками любых типов, лазеров, всех видов деструкторов, проникновения разного рода лучевой энергии.
   В течение всего шестисотлетнего периода идёт развитие компьютеров и робототехники. На сегодняшний день едва ли находится дело, которое не может выполнить робот по приказу компьютера. От управления производством продукции и пилотирования космического судна до копирования, лечения, клонирования людей. Людям теперь необходимо лишь знать устройство и принципы работы машин на случай неисправности и не потерять контроля над всеми этими управляющими компьютерами и роботами с высокоразвитым интеллектом!
   8810 - рождение нового направления биотехнологии - так называемой "телопластики". Становится возможным программируемое быстрое изменение форм и размеров живого человеческого тела. Вместе с этим появляется проблема идентификации конкретного человека. И решается, путём создания Кланстом прибора, регистрирующего карту излучения мозга. Излучение, оказывается, строго индивидуально у каждой личности и ничуть не изменяется даже при трансплантации одного и того же интеллекта в совершенно разные тела.
   8873 год - создание тем же Кланстом ментоскопа, или мозгового сканера. Аппаратуры, позволяющей осуществлять наблюдение за ходом мыслительного процесса человека, извлекать информацию из памяти. Вначале при его желании, а позже - и независимо от его желания.
   Проходит ещё тридцать один год - воплощается в "железе" давняя идея мозгового контроля! То есть коррекции извне менталитета того или иного человека, принудительного перепрограммирования его образа мышления.
   Вот гадость так гадость!
   И конечно, преподносится, как великое благо...
   Затем идут такие изобретения, как принципиально новые материалы для одежды, использования их в быту.
   Синтезатор продуктов питания, позволяющий задать физико-химические параметры, вкусовые и питательные свойства пищи.
   После "великого изобретения" Кланста 8904 года в течение трёхсот сорока двух лет не появилось ни одного (!) мало-мальски серьёзного изобретения или открытия, имеющего стратегическое значение, кроме создания в 8999-м генератора, парализующего волю людей на расстоянии. Автор - всё тот же Кланст.
  
   А что, кроме меня, этого никто ещё не заметил?
   Или, мне закрыли доступ к более свежей информации?
   Вот это уже проблема!
  
   После окончания следующей шестичасовки и бассейна, я кое-чего поела и улеглась в постель.
   Бродили назойливые мысли.
   "А постоянная тишина на яхте - это что, значит, мы идём в гиперпространстве? Смогу ли я противостоять аппаратуре мозгового контроля? А парализатору воли?"
   С девяти лет мы с Анне тренировались в экранировании своего мозга для противодействия гипнозу "пташек". Потом я много лет часто пользовалась своим умением для получения нужной информации у людей. Но с парализатором воли, мне кажется, лучше не шутить...
   В бортовом журнале яхты была информация о снятии с меня эталона и трансплантации. Так это не моё тело, а копия?! Я пощупала кожу, мышцы. Понюхала свою руку. Ничего необычного. Они научились сохранять отдельно от тела человеческую душу?
   А где сейчас душа Веты? Мне кажется, она рядом... Я протянула левую руку на то место, где обычно спала подруга. Начало казаться, что меня обволакивает необычное тепло.
   Опять болезненный приступ воспоминаний... Как же я буду сражаться с "мозговым контролером", когда никак не могу просто успокоиться!
   Пришлось заняться самогипнозом, чтобы заснуть хоть на три часа.
  
   На следующий день я вновь штудировала историю.
   То ли парень забыл дать команду компьютеру, то ли это был непонятый пока мною план, но доступ к разделу "Современное вооружение и военная техника" был открыт.
   Шесть часов кряду я изучала основные типы вначале стрелкового, затем тяжёлого, стационарного и корабельного оружия. Конечно, шесть часов для такой темы - ничто. Но я усилием воли полностью отключила сознание. Усвоение информации без осмысления пошло на порядок быстрее.
   После конца "урока" сняла шлем и несколько минут потратила на восстановление.
   Вывод был один - теперь вооружением любого корабля управляет компьютер. Человек лишь даёт команду на открытие огня по обнаруженной цели. Дальше всё зависит от мощности оружия и количества энергии, имеющегося у противников. Чьё поле сдохнет раньше, тот и сгорел...
   Полученная информация требовала перепроверки - и немедленных действий. Парень мне не доверяет. Я всё по инерции его так называла. Чёрт его знает, сколько там лет его интеллекту.
   Это надо выяснить. Что он помнит сам? Одно дело, историческая энциклопедия, а другое - воспоминания живого человека. Надо только выяснить, каковы его взгляды на махровый матриархат, поголовное духовное оскопление и, самое главное, на явный тупик, в котором уже около трёхсот пятидесяти лет барахтаются современные онискианские ученые?
   Странная особенность - мы никак не можем создать сбалансированного справедливого общества, выстроенного на принципах элементарной логики! До сих пор царит неизменное навязывание миллионам воли немногих. И вот это - то патриархат - то матриархат! Из крайности в крайность, и никак не удержаться на "золотой середине"...
   Созрело решение - я разберусь с его взглядами, попробую залезть в его мозги. Если он уже подвергался ментоскопированию, тем более психокорректировке, мне, вероятно, будет легче! И сама напрошусь на сканирование моего мозга. Сейчас добрую половину мыслей там занимает Вета. Ещё ненависть к Берте Ларс, экипажам крейсеров-убийц и ко всем федералам.
   А если он поддерживает их Планетарный Совет? Вряд ли. Но выяснить. Потом попрошу его дать мне запись и буду смотреть! Пока нет изображений из бортового журнала.
   А ШИФРА Я НЕ ЗНАЮ. И НЕ ЗНАЛА НИКОГДА.
  
  
   Глава 4. WHO IS WHO
  
   ТЕСК
  
   Наконец, Победительница поднялась:
   -Я в спортзал. Идёте?
   -Пожалуй, пора и мне тоже нагонять упущенное! - я имел в виду себя на фоне её нереальных мышц.
   Она промолчала, направилась к выходу, я последовал за ней.
   -Вас какое тяготение устраивает? - Поинтересовалась женщина, входя в зал.
   -Хочу попробовать ваше.
   Она, ни секунды не колеблясь, откинула клапан комбинезона... И с достоинством Председателя Планетарного Совета предстала передо мной без одежды.
   Я не мог к этому привыкнуть! Почувствовал, как бросило в жар. Меняя комбинезон на тренировочные шорты, подумал - настоящая Богиня из древней легенды! А ведь она была с кем-то близка... Великолепная грудь... Какой же у неё, наверное, был мужчина! Куда уж тут мне...
   Анне скомандовала:
   -Установить новые параметры. Шифр "602"!
   Сигнал. Тут же мне показалось, что "Хелла" резко маневрирует. Сотни лет я летал в космосе. И был твердо уверен, что позаниматься в спортзале при двух "g" для меня пара пустяков. Победительница легко бежала среди возникших вокруг зарослей. Я старался держаться рядом. Ощущение было таким, будто я несу ещё одного Теска Ламена. Перед каждым шагом поднимаемая мной нога весила ровно вдвое больше. Женщина спросила:
   -Капитан, сколько вы живёте на свете?
   -Я появился в 8906 году, Анне. Триста сорок лет топчу палубы разных кораблей.
   -Стало быть, капитан, вы относительно молоды. Многие из вас живут с 8712-го?
   Я подумал: "Живут-то многие... Вот например, самая большая сволочь, Председатель Берта Ларс, та вообще живёт шестьсот пятьдесят лет... Свихнулась она, похоже, ещё тогда, когда тянула на лекарствах, в правительстве задолго до 8712-го ждали открытия пути в бессмертие. Потом, почти сто лет, до появления телопластики, она так и жила, жуткой бессмертной стошестнадцатилетней мумией. Только в 8809-м ей восстановили благопристойную внешность".
   И наконец, заговорил вслух:
   -Мало кто из мужчин остался с 8712-го. Их можно пересчитать по пальцам. На рубеже восьмого и девятого тысячелетий произошла катастрофа на гигантской космической станции у планеты Долстам. Учебный центр космофлота. Как раз тогда там собрали всех опытных офицеров. Никто не спасся. Погибли десятки тысяч.
   -Причины катастрофы? - сухо поинтересовалась Анне, на бегу поправляя волосы под силовой повязкой.
   Что ей сказать? Она, хоть и не похожа на женщину, всё-таки женщина. Враг! Если она пока не сознает этого, говорит со мной, как с равным, то со временем, будет вынуждена встать против нас. Элементарная логика подскажет - лучше присоединиться к победившим. Пусть даже у неё самый что ни на есть мужской образ мышления... Кто, имея возможность выбора, примкнёт к побеждённым, тщетно силящимся восстановить свои права? Я не был и близко на станции Долстам, но все здравомыслящие офицеры понимают: гибель этих мужчин была выгодна правительницам. Матриархат всегда опасался тех, кто хотя бы от своих родителей помнил, как жил Ониск до 8650 года.
   -Причина - ошибка управляющего компьютера. Таковы выводы комиссии. В атмосфере станции появились мутировавшие бактерии. Они образовали неизвестное ядовитое соединение.
   Мне вдруг захотелось спросить Анне о тех временах, когда жила она. Как всё было на самом деле? Она, в числе немногих женщин, летала на полностью мужском корабле!
   -Анне, расскажите мне, как жили люди шестьсот лет назад?
   -Многое из того, что я узнала о сегодняшнем Ониске, мне непонятно. Например, почему у нас уже три с половиной сотни лет не совершается никаких научных открытий? А что, чёрт меня подери, случилось с космофлотом? Вам же явно не хватает кораблей, чтобы закрыть пограничные районы!! Вы гражданский космолётчик?
   -Я капитан первого ранга космофлота, Анне. Сегодня это последнее звание, присваиваемое мужчинам. Понимаю ... - пытался вставить я хоть слово.
   Победительница возмущённо зарычала:
   -Каперанг, шестьсот лет назад старший офицер не мог бы спокойно спать, зная, что флот небоеспособен! У меня до сих пор это в голове не укладывается. Да и как же вы, люди, присягавшие Отечеству, до сих пор терпите у себя на шее какой-то "архат"? Как позволяете себя порабощать? В наше время каждый сам доказывал, чего стоит. Кто бы он ни был, мужчина или женщина. Своей головой, своими руками! - она потрясла у меня перед носом пудовыми кулачищами.
   От всего услышанного мне показалось, что в зале стало уже не два, а по меньшей мере, три "g". Анне заговорила как настоящий боевой офицер. Под каждым её словом расписался бы любой из нашей организации!!! Просто мы, руководители, старались быть как можно осторожнее, чтобы не повторился Долстам. Кто же эта женщина, саккар нас всех побери?!
   Она помолчала, а потом сказала такое, отчего я с минуту вообще ничего не мог понять.
   -Я знаю, на борту есть мозговой сканер Кланста. Так вот, если я вам стану рассказывать о себе, вы не поверите. Сканируйте мои воспоминания. Всё станет ясно.
   Анне выпалила это и продолжала бежать, как ни в чём ни бывало. Для любого человека ментоскопирование - крайне неприятная процедура. Каждый имеет право на уголок в своей душе, куда не пускают любопытных прохожих.
   Т а к к т о о н а ? ? ?
   Вскоре мы добежали эти три километра. Как и в прошлый раз, она легко подтягивалась и отжималась. Мне, после бега, стоило больших усилий усмирить сердцебиение и задышать ровно. На тренажёрах два "g" уже не казались пустяком. Победительница не сократила ни вес, ни количество повторений, а я едва мог делать по три-четыре повторения, да и количество подходов резко упало. Ноги и руки налились свинцом, перед глазами плыли фиолетовые круги. Качало, ручьями текло по лицу, и я не понимал, чего течёт больше - "дождя" или пота. Но если у меня хватит духа хоть сотню дней так позаниматься, может, будет толк?
   Вновь она запрыгала по камням, размахивая руками и ногами. Ясно было, что это какое-то искусство боя безоружных. У нас в Школе, триста двадцать лет назад, помнится, несколько парней занимались чем-то подобным. Все считали их любителями древней истории и посмеиваясь, предлагали соревноваться в том, кто сильнее покусает друг друга.
   Хриплый, короткий крик Победительницы дал знать, что у меня остались шансы дотянуть до конца занятия, не упав в обморок.
   Снова бег. В густеющей розовой пелене перед глазами я мог теперь видеть только её размытый V-образный торс впереди. Звуковой сигнал прозвучал гимном. Можно было сбавить темп. Я еле перебирал ногами, хватал ртом воздух, будто бы в спортзале он уже кончился. Анне, как мне показалось, резко остановилась. Я чуть было не налетел, точнее, чуть не упал на неё. Откуда-то издалека я услышал:
   -Тяготение и все остальные параметры вернуть к прежним значениям!
   Подобного облегчения я не испытывал много лет. Добавочный Теск Ламен мгновенно растворился в воздухе. Противная рябь и точки перед глазами быстро улетучивались. Стало легко, будто в невесомости. Я инстинктивно шагнул осторожно, боясь взлететь. Вслед за женщиной потрусил в бассейн. Как-то незаметно для себя, без моральных проблем сбросил шорты и влез под душ. Струи воды смывали усталость. Анне же после всего этого ещё и плавала в бассейне!
  
   Теперь мне стало казаться, что не я прожил на свете вдесятеро больше, а она. Отчего-то чувствовал себя курсантом на выпускном экзамене Школы. Простой серый комбинезон виделся мне на Анне парадной адмиральской формой. Она величественно восседала в кресле, глядя на меня спокойными, чуть меланхоличными глазами.
   -Начнём, если вы не против, - услышал свой голос как бы со стороны.
   -Я в вашем распоряжении, капитан! - отозвалась Победительница.
   С полминуты я фокусировал поле прямо над креслом. Потом вдруг возникло изображение.
  

***

  
   Захлёбываясь, выла и выла пронзительная сирена. По гулким металлическим коридорам с диким топотом башмаков неслись в разные стороны люди в зелёных, чуть мешковатых корабельных комбинезонах. Мигали красные лампы. В невидимых динамиках ревел, заглушая саму сирену, громовой голос: "Боевая тревога! Боевая тревога!". Откуда-то сзади, неразборчиво крича, ускользнула в боковой коридор маленькая беловолосая фигурка.
   Картинка изображения стала подпрыгивать и раскачиваться. Анне тоже бежала. Вскоре появилась рубка древнего корабля. Вогнутый, и какой-то тускловатый обзорный экран во всю переднюю переборку. Под звёздным светом висели один огромный ярко-жёлтый диск планеты, имеющей атмосферу, и два поменьше, выщербленные и голые - её спутники.
   Вокруг, казалось, совершенная пустота. Ни одного габаритного огня корабля или какого-нибудь другого искусственного тела. Только на середине меньшего из двух серых дисков мирно, по-домашнему, подмигивал зелёный огонёк орбитального маяка. Пульт управления причудливой архитектуры, здоровенный, с множеством нелепых пластиковых экранов и ископаемых клавиатур, занимал половину помещения. Что-то ритмично попискивало, низкий голос настойчиво бубнил:
   -Флагман "Победитель", эскадра Сакара. К объекту на орбите Осина! Прошу дать свои позывные.
   -Флагман "Победитель", эскадра Сакара. К объекту на орбите Осина! Прошу дать свои позывные.
   Ответа не было.
   Спинами сидели несколько человек, оцепенело уставившиеся в экран. Тот, что был посередине, седой настоящий богатырь, повернулся. На усталом, широком лице появилась грустная, добрая улыбка.
   -Привет, каперанг! Тут у нас проблема. Радар засёк кусок какого-то корабля, скользнувший за Осин. На запросы, мерзавец, не отвечает. Я рассчитал его предполагаемую орбиту. Мы выскочим ему в борт.
   Голос Анне:
   -Дахол, истребители готовы?
   Кто-то слева чётко отозвался:
   -Так точно, каперанг! Все на старте через 30 секунд после объявления тревоги.
   Снова Анне:
   -Ну ладно, пойду-ка я, сменю Рикси у носовой пушки. На всякий случай...
   Теперь коридор мерно раскачивался в такт её шагам. Кабина лифта. Свист сжатого воздуха. Опять коридоры.
   Небольшое помещение с огромным единственным креслом в середине. Экран, похожий на тот, что в рубке, но поменьше.
   -Добрый день, Рикси!
   -Добрый день, каперанг!
   -Я вас сменяю.
   -Есть, каперанг.
   Анне, по-видимому, устраивается в кресле, что-то пристёгивает, потом кресло поворачивается влево-вправо с негромким шумом сервомоторов. На экране та же планета с двумя спутниками.
   И тут врывается из динамиков торжествующий голос:
   -Федеральный крейсер "Максар"! К эсминцу номер .............! Приказываю застопорить ход, лечь в дрейф. Экипажу приготовиться к сдаче в плен!
   На экране из-за маленького спутника планеты медленно выплывает внушительных размеров боевой корабль, ощетинившийся не менее, чем двумя десятками пушек и ракет.
  
   В тот же миг изображение орудийной рубки вместе с экраном резко дёргается, становится смазанным. Видимо, эсминец бешено набирает скорость. Он несётся на сближение с почти втрое большей громадой крейсера, но так, что между ними остаётся спасительная сфера спутника.
   Динамик продолжает кричать:
   -Сакар! Остановись, иначе тебе конец!!
   Кресло поворачивается, неотрывно удерживая изображение растущего на глазах противника в центре экрана. Слышатся голоса. Один молодой, возбуждённый:
   -Сектор 73! Пять отметок. Цели скоростные, малоразмерные. Не маневрируют.
   И другой, спокойный:
   -Противоракетная оборона! Цели уничтожить!
   В это мгновение на левом обрезе экрана, показавшись из-за жёлтого гигантского диска планеты, возникают, будто зеркально отражаясь, ещё два однотипных крейсера! Они словно знали заранее, в какую сторону направится "Победитель", уходя от первого корабля. И ждали эсминец именно там...
   -Сектор 90! На радаре пять отметок.
   -Сектор 102! На радаре пять отметок. Ракеты по нам, адмирал!!
   -Всем: Огонь!!!
   Резко меняется направление хода. Рывки в разные стороны. Снова мутнеет изображение. На экране появляются несколько маленьких дрожащих точек с десятками прыгающих цифр отметок возле каждой. Бешено вертится кресло. То и дело раздаётся резкий, короткий свист. Дрожащие точки одна за другой вспухают бледными пузырями с расходящимися во все стороны остроконечными отростками.
   Но их много, очень много!...
  
   ...Изображение на секунду вспыхивает зловеще багровым. Лопается, со страшным грохотом раскалывается на куски. Раздаётся жуткий, леденящий душу каждого космолётчика вой рвущегося в пространство воздуха... Всё подпрыгивает, потом падает вниз. Наступает кромешная тьма...
   У меня в голове, как после мозговой коррекции. Не понять, где, что вокруг!
   Мы в одном звании?! Должно быть, при патриархате ей было не легче стать капитаном первого ранга, чем мне сейчас адмиралом...
   Но какое презрение к смерти у этих древних! Вот, оказывается, как раньше сражались! Острая зависть и безмерное уважение к Победительнице и её экипажу охватывает меня. В одиночку против трёх крейсеров! Им, конечно, не повезло, положение было совершенно безвыходным. Но они и не подумали сдаться! Воины. Это вам не современная тактика, где исход боя М-координаторы просчитывают заранее и зачастую даже не открывают огня! ...
  
   ...Прерывистый рёв сирены. Мертвенный свет аварийных ламп.
   Изображение почти неподвижно. Палуба совсем рядом. Коридор будто втрое вырос в высоту. Он начинает чуть двигаться, человек ползёт. Так проходят минут десять, не меньше. Наконец, из полутёмных коридоров показываются и торопливо приближаются металлические башмаки древних скафандров.
   Едва узнаваемый, срывающийся в хрип, голос Анне:
   -Доло..жить..... об..становку...
   И ответ:
   -Каперанг, мы поражены двумя восьмитонными ядерными ракетами. Носовое орудие уничтожено. Есть потери. Адмирал увёл нас из-под огня, но теперь они настигают. Двигатели повреждены, тянут на 60 процентов. На "Теллусе" сама Жирная Берта. Всё время твердит о сдаче...
   Изображение дёргается, потом намного ближе пододвигается потолок с тусклыми лампами. Долго-долго едет назад.
   Слышится приглушённый вскрик. Совсем рядом возникает побелевшее от ужаса юное девичье лицо. В отчаянии мечется, появляясь то с одной, то с другой стороны. Показывается ещё и мужское, широкое, того седого офицера из рубки.
   Голос Анне:
   - ... Меня ... к пульту... ... ещё могу ... стрелять...
   Опять поехал назад потолок, но девичье лицо неподвижно и всё время рядом. Красивые, чувственные губы сильно дрожат, неслышно и торопливо что-то повторяя...
   Анне хрипит:
   - ... Э...то ... я.... вино...ва...
   Наступает темнота...
   И снова возникает безнадёжное, мученическое лицо молоденькой блондинки. Всё мокрое от слёз, оно то и дело приближается вплотную. Переполненные безумной болью глаза девушки совсем рядом. Неистовые, исступлённые крики становятся беспрерывными:
   -Власточка! Власточка моя!! Не надо!!! Родная!!! Не бросай!!!...
  
   И долгая тьма.
  
   Наверное, несколько минут царило молчание. Я не мог собраться с мыслями. Впечатление было такое, будто я сам, смертельно раненный в неравном бою, сейчас умер на руках близких.
   Я не очень впечатлителен, как-никак, не один век за плечами. Но такая дикая буря глубочайших эмоций задела мою заскорузлую душу. Самоотверженные, сильные были люди.
   А как они любили! Вот, что значит родная кровь.
   Кто ей была эта хрупкая юная красавица? Дочь? Сестра?
   Я сейчас вспомнил лицо с моей видеозаписи, в которое целый час тогда всматривалась Победительница. Это же та самая девушка! Только свою жестокую смерть она приняла, как и весь экипаж, в другой, наверное, парадной форме.
  
   ...Сражались они против федеральных войск системы Ониск, сами при этом были онискианцами. Так что же значит, я нашёл нашу предшественницу? Офицера древнего Сопротивления? Непостижимо!
   "Эскадра Сакара" - так, кажется, они себя называли. Странное совпадение имен! Саккар - имя вечного мифологического чудовища, демона космической пустоты. Космолётчики уже сотни лет поминают это имя в древнем суеверном страхе перед непознанным. Они так назвали себя умышленно? Надо будет у неё спросить.
  
   Женщина сидела в своей окаменелой позе, уставившись невидящими глазами прямо перед собой.
   Как же мне теперь называть Победительницу? Похоже, её зовут совсем не Анне.
   Та безутешно рыдавшая над нею девушка назвала её... Это, кажется, ласковая форма...
   Я не знаю, как правильно звучит это имя... Да о чём я думаю? Она офицер!
   -Каперанг!
   Женщина не шевельнулась. Лишь глаза дрогнули и наконец, стали осмысленными:
   -Благодарю, капитан. Однако, сейчас у меня ни корабля, ни экипажа... Моё настоящее имя - Власта Касс...
   Она произнесла это совершенно спокойно, безо всяких эмоций, но два слова, упавшие из её рта, для меня прогрохотали атмосферным взрывом!
   Никогда не был я суеверен, но теперь как-то стало не по себе...
   Два таких космических призрака за один день! Власто Касс!! Ещё одно полумифическое имя. Древние страшные легенды, в полузабытой молодости слышанные мною от старых космолётчиков, мистическим образом обретали реальные черты.
   Под комбинезоном по коже побежали мурашки.
   Может быть, я схожу с ума? У меня галлюцинации?
   Власто Касс - жестокий, кровавый, безумный маньяк, пират далекого прошлого, на совести которого тысячи зверски замученных космолётчиков с захваченных кораблей.
   Два таких поразительных совпадения имен?
   А почему в Атласе нет "Победителя"? Власто Касс! Никто не сомневался, что это был мужчина. Если вообще когда-либо он был... И что мне думать теперь?...
   -Да, капитан... Такие имена, как Норт Сакар и Власта Касс ничего не говорят современному человеку.
   Эти имена говорили мне, пожалуй, даже слишком много! Но я пока решил об этом не упоминать.
  

***

  
   -Как вы думаете, каперанг, почему упоминание о вашем эсминце отсутствует в Атласе кораблей? - осведомился я.
   Женщина печально усмехнулась:
   -Это несложно. Чтобы было легче поверить, я попрошу вас кое о чём. Вы знаете, что я ещё не знакомилась с современным Атласом кораблей. Верно?
   Я подтвердил это.
   Победительница, (я не готов был назвать её по имени из-за какого-то подсознательного страха), подняла руку с браслетом-ИМ. Уверенно начертала в правом углу виока двенадцать имён кораблей, и рядом - их серийные номера. В левом появился целый список из сорока девяти названий, но без номеров.
   -Тех, что справа, вы не найдёте в Атласе, так же, как и "Победителя". Номера скажут, каких они были классов. Те, что слева, скорее всего, числятся как пропавшие без вести, или погибшие с экипажами. Проверим?
   Заинтригованный таким большим количеством имён, я приказал МК извлечь информацию о кораблях. Как и ожидала моя фантастическая гостья, двенадцать первых оказались неизвестными. Сорок девять остальных наименований носили транспортные или пассажирские суда онискианского гражданского флота. В самом деле, оказалось, что все до одного, они считаются бесследно исчезнувшими. Или погибшими со всеми пассажирами и экипажем в результате аварий реакторов и различных других катастроф.
   Пришелица из прошлого немного флегматично комментировала:
   -Первые двенадцать - боевые корабли онискианского флота, костяк эскадры Сопротивления Норта Сакара. Их просто вычеркнули отсюда. Гражданские суда мы, как смогли, вооружили, они выполняли транспортные и другие вспомогательные задачи. Этих объявили погибшими или пропавшими...
   Подумав немного, Победительница посмотрела на меня:
   -Скажите, каперанг, что сегодня в цене?
   Я не понял, о чём она, и только глядел в бездонные глаза, сиявшие из-под чёрных, вразлёт, бровей.
   -Ну, на заре цивилизации люди избрали мерилом стоимости металл брок. В ходе промышленного развития в цене было редкое сырьё. Богатые люди охотно скупали произведения искусства. Столетиями человек жил, получая за свой труд и храня условно ценные эквиваленты стоимости в том или ином виде. Есть ли сейчас всеобщий эквивалент стоимости? В сведениях, что я просмотрела, нет ответа на этот вопрос... - пришелица пристально всматривалась куда-то вдаль, поверх моего плеча.
   В раздумье я потёр подбородок... Современный человек жил совершенно по-другому. Никто теперь не нуждался в "мериле стоимости". Ибо у кого и что он должен был за это "мерило" получать? Всё необходимое для существования физического тела предоставляло человеку общество, с момента появления на свет и до тех пор, пока существует его интеллект. Чего же ещё? Другое дело, что это же самое общество заключило личность в узкие рамки дозволенного, лишило малейшей самостоятельности. И вид, и конкретное место своей будущей деятельности ещё в детстве каждый узнавал от М-координатора. Это считалось целесообразным и единственно возможным. "Общество работает, как отлаженный механизм!" Людей сделали ничтожными и бесправными деталями механизма, биороботами. Вытравлены чувства и эмоции, желания и симпатии...
   Кому было дело до того, что в начале жизни меня вовсе не прельщала карьера космолётчика! Веками болтаться в межзвёздной пустоте, лишь ненадолго ступая на давно заселённые и обжитые планеты? Мне хотелось, да чего греха таить, до сих пор хочется бывать в невиданных мирах, открывать и исследовать всё новые и новые! Собственно, поэтому я сам и отправился в этот поиск.
   Но ещё в далёком-далёком детстве общество решило за меня: я должен служить в военном флоте. Постепенно смирился, привык к этой жизни, научился и в ней находить хорошие стороны. Достиг кое-каких успехов. Большего, правда, мне уже не позволят...
   И даже в будничных мелочах саккарово общество зарегламентировало каждую мелочь! Положительные эмоции позволяется получать только в "кресле счастья". "Идеальное средство душевного расслабления", как его именует официальная пропаганда. Очередное вмешательство в психику. Полминуты - и ты "счастлив".
   А потом задумаешься, отчего? Отчего это, собственно, я счастлив? Добился того, что не удавалось другим? Нет. Поднялся на ступень ближе к поставленной цели? Конечно, нет...
   Счастье идиота! Даже рэол, единственное оставшееся в распоряжении человека средство самостоятельной, "некомпьютерной", психологической разгрузки, и то давно под строжайшим запретом. А зачем позволять людям неформально общаться? Отношения руководства и подчинения - вот предел разрешённого. И если у тебя возникли новые мысли, ты хочешь с кем-то обменяться мнениями - надень виртуальный шлем и пообщайся с МК. Мало ли что вы, люди, там между собой выдумаете? И рэол давно стал крамолой. Замеченные в его употреблении попадали под мозговой корректор и впоследствии были уже примерными членами общества. Что касается остальных видов плотских наслаждений, об этом и думать не полагалось. Немедленная психокоррекция! Многие люди, наверное, начали уже забывать, какими они были, эти "плотские наслаждения". Я, например, кроме совокуплений, почти ни о чём и не мечтал. Хотя, наверняка, существовало множество иных удовольствий... Так что, ни в каком "мериле стоимости" онискианское общество не нуждалось.
   Ответил я иначе:
   -Современное общество даёт людям всё, что им требуется. Человек, в свою очередь, должен хорошо выполнять порученную ему работу. Поэтому отпала сама потребность в каком-либо "мериле стоимости". Сейчас такого давно нет.
   -И что, у вас все и всего получают поровну? - в её низком, не по-женски хриплом голосе едва заметно прозвучала нотка злой иронии.
   -Чего, собственно это, "всего"? Не может же человек съесть пищи больше, чем требуется организму? Это будет только во вред. Не может надеть на себя сразу два комбинезона, это лишено всякого смысла. Ему не нужно и два места для жилья. Что вы имеете в виду, говоря "всего"? - пытался разобраться я.
   -Скажите, капитан, а что, люди теперь ни о чём не мечтают? Работают всю многовековую жизнь за тарелку еды, этот комбез, - она раздражённо подёргала себя за рукав, - и возможность поспать на собственной кровати?! Им больше не нужна возможность решать самому, чем и когда заниматься, с кем и где жить, да вообще, как именно жить? Существовать, словно безразличный робот, сотни лет тупо выполняющий одну и ту же бессмысленную работу, или жить, как наделённое интеллектом создание? Идти к выбранной цели и достичь наконец, того, о чём с детства мечтал! Вы же получили бессмертие. В ваших силах успеть свершить самые великие дела! Или вы всё-таки разучились мечтать? - её лицо всё больше мрачнело, глаза хищно сверкали из-под сдвинутых бровей.
   Я слушал запальчивую речь и у меня как будто начали раскрываться глаза. Она говорила о чём-то известном, раньше близком и понятном. Но столетия назад вытравленном из сознания, позабытом. Её справедливые упреки разжигали в моей древней душе огонь молодости и страстные желания.
   Да мечтают современные люди, конечно, мечтают! Нет только у них никакой возможности оживить мечту. Бежит, торопится человечек всю жизнь по рельсам выполнения рутинных ежедневных обязанностей. "Долг перед обществом превыше всего". И какой у нас выбор? Бросить всё, вообще ничего не делать? Мало того, что тотчас сунут под мозговой корректор, так и сам ума лишишься от скуки.
   Ничто здесь больше невозможно, кроме труда или обучения! Люди давно ничем, кроме этого, не занимаются!
   Все вокруг так живут.
   Ну, кроме правительниц, естественно. Все одинаково много работают, одинаково одеваются. После работы в одно и то же время идут в свои жилые модули, одинаковые на любом корабле и на любой планете.
   Ни с кем не общаются - попадешь под подозрение, а кому охота лишний раз выворачивать перед машиной свои мозги? Никуда не ходят, да и некуда больше ходить! Разве что в тренировочный зал - так после 8810-го мало кто занимается спортом... Зачем, если машина за полчаса делает из любого ожиревшего старика юного красавца. А физическая сила и разные там навыки никому не интересны - всё делают за людей машины.
   Вот и сидят людишки в своих коробочках, смотрят одинаково тупые пропагандистские виртуальные программы. Наслаждаются мнимой свободой машинных галлюцинаций, нацепив виртуальные шлемы, "посещают иные миры". Забывая, что остаются при этом в своих четырёх стенах. Даже едят, наверное, одинаковую еду. Труд, и то не выберешь по вкусу! За века мало кому везёт поменять работу. Обществу невыгодно переобучение на другую специальность. К чему бесцельно тратить время? Плохо работаешь - ковырнутся в мозгах, и пош-шёл на старое место! Так минуют столетия, а потом уже и не поймёшь, где растерял все свои, так и не исполнившиеся, желания, как позабыл юношескую несбывшуюся мечту?...
   Прервав мои тягостные раздумья, Победительница продолжила:
   -Настоящая история Ониска совсем не так благостна, как учит ваш компьютер. Как вы думаете, каперанг, сколько миллиардов загубленных жизней на совести одной вашей "Великой объединительницы планет Берты Ларс"? У нас, правда, её звали Жирной Бертой, такое имя ей подходит больше. Став в тридцатом году Первым канцлером, "объединительница" начала с того, что отдала приказ об уничтожении Варпа. Не слыхали о таком шарике? Когда-то это была столица ССП - Союза Свободных Планет.
   В те годы поблизости от Ониска оставалось ещё несколько миров, не желавших вытягиваться в струнку перед каждым послом федерации. Не желавших принимать навязываемую извне ханжескую мораль, перекраивая собственную жизнь по чужим лекалам, и отстёгивать наверх бешеные налоги. Вот так, под болтовню о мирном сосуществовании, Жирная Берта стёрла в пыль высокоразвитую планету. Со всеми людьми, кто не смог вовремя унести оттуда ноги, со всеми миллиардами живых существ! Наши без проблем выполнили эту "боевую задачу". У ССП почти не было военного флота: жалкие восемь кораблей: три эсминца, остальные - патрульные.
   Оставшиеся планеты-члены союза, хоть и были потрясены бойней, не ринулись на поклон к Берте, как она ожидала. Тогда всё это дерьмо и началось, - с ожесточающимся выражением лица изрекала она.
   -Те, что поизворотливей, скопом полезли делать карьеру. Под настойчиво внедряемый в массы лозунг "духовного скачка" и трёп Берты о "негативном влиянии на цивилизационный прогресс животных атавизмов". Остальные ясно почувствовали на своей шкуре "закручивание гаек" и, помня о развалинах Варпа, готовились защищать остатки свободы.
   Она заговорила громче:
   -Узнав о контактах Союза с ансартами, Берта начала карательные операции. Вновь гибли миллионы и миллионы онискианцев. ССП ожесточённо сопротивлялся, а флот не мог понять: почему воюем против наших? Вооружёнными силами тогда ещё командовали мужчины. В основном. Именно офицеры в первую очередь задавали себе вопрос: не превратим ли мы своими руками федерацию в империю, подавив последние островки свободомыслия? Боевой адмирал Норт Сакар начал открытую борьбу против тирании федерального правительства. Мы объявили о переходе девяти федеральных боевых кораблей в состав эскадры Сопротивления. Почти десять лет сражались за свою и вашу свободу! Федералы уже готовы были сдаться.
   Но "великая объединительница", поняв, что трон скоро вышибут из-под её широкого зада, сговорилась со злейшим врагом Ониска - тенсийцами!! В битве с их объединённой эскадрой из тридцати двух боевых кораблей мы потерпели поражение... Наши гибли, но не сдавались, вы видели, как это было. Мы знали - лучше смерть в бою, чем жить, как насекомые!
   Всё больше свирепея и сверля меня своими пронзительными зелёными глазами, Победительница почти кричала:
   -Сегодня я уже вижу - так оно и есть! Вы позволили кучке фригидных идиоток зачеркнуть ваше прошлое, а теперь у вас нет будущего! Ваша наука не то в летаргическом сне, не то вовсе умерла. О военном флоте и говорить нечего. Ни обороны, ни открытия новых планет! Для чего вам двигатель Хосса? Ползать от Вотары до Ониска?! Каперанг, может, вас в Школе учили, что кроме трёх соседних систем рядом нет никаких цивилизаций? Так я сейчас их назову вам с десяток!! Это что, насильственное целомудрие довело вас до состояния подопытных животных? Вам выворачивают мозги, лезут в душу грязными башмаками, а вы отвечаете: "Спасибо, великая Берта!" Да остались ли среди вас вообще настоящие воины!?
   Я подавленно молчал. Ответить было нечего.
   Закралась мысль, а не становлюсь ли я жертвой хитроумной провокации? Может быть, Кланст изобрёл новую гадость, имитирующую человеческие воспоминания? Слишком уж невероятные вещи она говорит, слишком резко и открыто критикует правительство! Ей здесь жить, а она так откровенничает с первым встречным...
   Словно услышав меня, воительница гневно сжала внушительные кулаки. Багровея от гнева, она буквально взревела:
   -Да плевать я хотела на ваше с.аное правительство! Не собираюсь в вашем кастрированном мире жрать траву и втихаря заниматься онанизмом!! Трястись за свою дырявую шкуру и глядеть, как блюёт всем на головы грё.аная сука Берта!! За ней должок!! И она мне его заплатит, чёрт бы вас всех побрал совсем!!!
   Она перевела дух.
   -Каперанг, если у ваших офицеров ещё не совсем отсохли яйца, пора, наконец, взяться за оружие! На ондасской базе я найду шифр и прочитаю всю информацию с чипов. Тогда можно будет продумать конкретный план, - эта живая легенда требовательно глянула на меня. -Яхта надолго в вашем распоряжении?
   После услышанного надо было хоть чуточку опомниться. Встал, прошёлся по залу. Мозг от напряжения просто дымился...
   Если Победительница действительно знает координаты отдаленных от Ониска, но доступных цивилизованных миров? Надо проверить хотя бы один-два. Вдруг, всё совпадёт и отыщутся, наконец, высокоразвитые патриархальные системы?! В этом случае моя задача будет выполнена просто блестяще! Это не какая-нибудь беременная дура со своими воспоминаниями о неразвитом, дикарском обществе!
   Решившись, заговорил откровенно:
   -Собственно, когда "Хелла" нашла ваш корабль, я возвращался из разведывательного полёта. Как вы и сами правильно поняли, у нас нет информации о существовании вблизи Ониска хотя бы одной патриархальной цивилизации. Моей задачей было отыскать материальное подтверждение существования в реальности такой формы общественных отношений. Для этого я, практически наугад, выбрал один среднедоступный по дальности район, информация о котором в наших базах данных отсутствовала. На одной из планет звёздной системы Сана мне удалось обнаружить примитивную патриархальную цивилизацию. Её образовали существа, биологически весьма схожие с нами. Уже это я счёл достаточным успехом, взял образец антропоморфа "Земли", так они называют планету, и направился домой. Но по пути встретил вас... Честно говоря, нам сейчас крайне важно получить неоспоримые доказательства существования патриархальных цивилизаций. Желательно, конечно, на как можно более высокой стадии развития. Поэтому, очень интересно было бы узнать о местонахождении древних патриархальных миров.
   Поперхнулся.
   -Простите за неуместное слово "древних"!
   -Ничего, ничего, капитан, - с ледяной улыбкой процедила Победительница. -С удовольствием помогу. Только я не слышала ответа на мой главный вопрос - намерены ли вы участвовать в организации нового Сопротивления?
  
   Я напряжённо думал.
   Никаких материальных свидетельств достоверности сообщённой мне фантастической гостьей информации не было. Была запись её воспоминания. Я пока не слышал, чтобы научились подделывать воспоминания. Но чем саккар не шутит, а если эти её координаты неизвестных планет - не более чем приманка?
   И ответил:
   -Каперанг, судите сами - мы ещё слишком мало друг друга знаем, чтобы я мог делать такие заявления. Мне, конечно, очень не по душе упадок в обществе. Как и многим офицерам. Но я предлагаю пока отправиться к известным вам мирам, а позже обещаю... быть более откровенным.
   -Мда-а, - протянула она, презрительно сощурившись. -Вы больше напоминаете мне дипломата, чем боевого офицера! Ну ладно, выбора всё равно нет... Сначала нам нужен шифр, - утвердительно сказала Касс. -Я хочу, так сказать, на практике получить урок кораблевождения. Как мы будем менять курс?
   "Хорошо, что хоть не передумала", - я облегчённо обратился к МК.
   -Прошу информацию о планете Ондас и расчёт курса на неё!
   В виоке мгновенно появилось изображение небольшой красно-серой сферы. Судя по виду, такой роскоши, как атмосфера, на планетке не было. Возникла и её характеристика - размер, плотность поверхности, структура. Ондас был безжизненен и пуст по сей день. Расчёт курса показал, что для его достижения нам необходимо девять дней пути. Не так страшно.
   -Хелла, взять курс на Ондас!
   Тотчас же привычно дрогнула палуба.
   "Переход в пространственный полёт!" - сообщил М-координатор.
   Я вывел на виок изображение окружавшего нас пространства и с любопытством взглянул на Победительницу.
   Зелёные глаза в волнении пробежались по рисунку созвездий, на лице появилось удовлетворённое выражение.
   -Капитан, - исподлобья глянула всё больше осваивающаяся на яхте гостья, -Вы позволите мне самой произвести маневр? Привыкла видеть, куда лечу, - она пожала мощными плечами.
   -Пожалуйста, хотя МК обычно всё делает сам, - отозвался я. -Хелла! Отменяю приказ "Взять курс на Ондас"! Лечь в дрейф. Временно передаю управление каперангу Касс!
   -Каперанг Касс! - привычно представилась она. -Хелла, расчёт курса к Ондасу на виок!
   Появился полётный маршрут.
   -Показать границы систем. Продублировать голосом полётный маршрут.
   М-координатор начал:
   -Яхта "Хелла" находится в системе Ониск, квадрат 7859. Совершить гиперпространственный скачок в точку на расстоянии девять целых триста семьдесят четыре тысячных парсека от второй внешней границы системы Тронит. Расчётное время хода в гиперпространстве - восемь дней и семнадцать целых тридцать две сотых часа..."
   Каперанг внимательно выслушала и проговорила:
   -Хелла, взять курс на Ондас!
   Через несколько секунд мы уже вышли в гиперпространство...
  
   Касс отправилась спать, а я, выбирая между сомнениями и подозрениями, напряжённо обдумывал ситуацию.
   С одной стороны, она, эта самая ситуация, была для меня чрезвычайно интересна и ещё более перспективна. Но с другой, даже если Касс и не провокатор Совета... Иной раз мне уже начинало казаться, что на яхте два капитана... Она, вроде бы и продолжала относиться ко мне, как к равному, однако я чувствовал - исподволь, мало-помалу, бразды правления всё больше и больше ускользают из моих рук...
   Но, саккар её побери, первый раз за триста сорок лет мне было приятно, что мною командует женщина!
  
   На следующий день утром, когда она вошла в зал "Хеллы", вместе с нею ворвалась музыка. Такая же невозможная, как и сама Касс! Столь сумасшедших ритмов и отвязных, бешеных голосов я не слышал лет триста. Точнее - триста двадцать, как раз с 8926-го, вечера по случаю выпуска курсантов Школы космолётчиков.
  
   Нам тогда только что присвоили звания "второй лейтенант". Новенькие, сияющие парадные мундиры сразу сделали парней старше тех далёких и наивных двадцати лет! Закончилось торжественное вручение дипломов, отгремели гимны и марши. Пора было расставаться, убывать по местам своих первых служебных назначений. Но все хотели, по старой традиции боевых офицеров, всё-таки отметить получение звания. До трагедии на Долстаме правительство не так строго карало за употребление горячительного. Кто-то, по-моему проныра Лирме, добыл здоровую флягу вожделенной жидкости и, заперевшись в пустом учебном классе, мы опустили в стакан с рэолом свои первые лейтенантские значки... Звучали тосты, каждый рассказывал о месте своей будущей службы. Кто-то включил музыку. Похожую, столь же буйную и неистовую, с кипучим безудержным ритмом. Тогда мы чувствовали себя будущими героями космоса, спасителями звёздных систем, открывателями страшных тайн и охотниками на неуловимых призраков пустоты...
  
   Сегодня этот старый ритм словно пробуждал во мне молодые силы, заставлял действовать, звал бороться. Бороться за нашу свободу. И обязательно победить!
   -Вы не против моего дальнейшего образования? - уже явно для проформы спросила Победительница.
   Я не был против и её голова вновь надолго исчезла под виртуальным шлемом...
  
   Во время второй, не менее изнурительной для меня, физической тренировки, Касс заговорила о ежедневных занятиях. Важнейшими дисциплинами она считала стрельбу, бой без оружия, и управление атмосферными катерами.
   Соглашаясь, в душе я недоумевал: на кой саккар нам ещё и вождение катеров? МК прекрасно справляются с этой несложной задачей. Однако решил посмотреть, что она будет делать, когда узнает, что управление заключается в произнесении вслух точки назначения и желаемой скорости полёта.
   Мы зашли в ангар, Касс несколько минут посидела в пилотском кресле, задала мне с десяток вопросов. Деловито поинтересовалась:
   -Где на яхте тренажёр?
   Я объяснил, что управляющий компьютер в силах создать в любом подходящем помещении аналог пульта управления катером, но я этого никогда не делал. Рассказал, что управление до примитивности просто. Но она с нетерпением спросила:
   -Что вы будете делать в бою, если любимый компьютер сдохнет?
   -И ещё. Думаю, смогу показать вам одну интересную штуку.
   Я дал задание "Хелле" оборудовать в одной из пустующих кают копию катерного пульта. Каперанг добавила, что необходима стопроцентно достоверная имитация полётов в боевых условиях в космосе и в атмосферах нескольких планет с различным тяготением.
   -Для пилота и одного пассажира! - подчеркнула она.
   "Хелла" ответила, что на создание тренажёра и программ ей потребуется три часа с минутами.
   Затем мы отправились изобретать другую игрушку. Касс потребовала от "Хеллы" создать виртуальный стрелковый тренажёр. По описанию это было похоже на самую настоящую детскую игру, где стреляют в движущиеся мишени. Мишени - люди, а также различные боевые роботы, сами отвечают огнём, все поражения фиксируются. Отличие от детской игры в том, что обучающиеся могли использовать все виды настоящего лёгкого боевого оружия.
   Я обратил внимание, что и здесь она предусматривала обучение, одновременное для двоих. Что же, скорее всего, каперанг права. Не стоит так уж слепо полагаться на МК и боевых роботов. Мужчин очень мало, нам из каждого надо сделать отличного бойца.
   И сам удивился, что подумал: "нам надо сделать". Постепенно я как-то привыкал к мысли, что она действительно мой единомышленник, товарищ по оружию. Более уважаемый, опытный, знающий, бывавший в боях...
   Перед тем, как вечером попрощаться, Касс тихо спросила:
   -Я могу ещё раз просмотреть в своей каюте запись моих воспоминаний и вашего посещения "Победителя"?
   -Пожалуйста, МК по вашей команде покажет всё, что захотите.
   Она отправилась смотреть на своих друзей, а я, воспользовавшись тем, что остался один, решил взглянуть на пленницу-землянку.
  
   Бледная, с трясущимися губами, она громко рыдала, моля о прощении.
   Клялась, что обязательно вспомнит что-нибудь ещё из своей жизни. Приказав замолчать, я провёл существо в бассейн и, включив душ, велел хорошенько вымыться. Я смотрел на её обнажённое тело и она, почувствовав это, принялась двигаться медленней.
   Заманчиво было бы заняться ею, но я был так вымотан за день! Кроме того, в бассейне вполне могла появиться Касс...
   Хотя, она вроде бы напротив, по крайней мере на словах, горячо выступает за физическую близость. Почему тогда совершенно равнодушна ко мне? Да ведь я же и не пытался намекать на что-либо...
  
   Следующий день полёта к Ондасу был чрезвычайно насыщен событиями.
   После окончания своего утреннего сеанса самообразования, Касс повела в стрелковый тренажёр. Всё было готово. На любой, самый взыскательный вкус, в нише покоились образцы ручного оружия. Маленькие, носимые на запястье синторы и лучевики, несколько плазмотронов различной мощности для вооружённых сил, универсальные бластеры, тяжёлые лучемёты, и даже бесконтактный деструктор - самое страшное оружие для потенциально бессмертных.
   Каперанг брала каждую модель, быстро разряжала и снова заряжала, ставила на предохранитель, брала следующую модель, так все образцы подряд. До того ловко, с удовольствием, она управлялась со всем этим арсеналом, что я вспомнил нашего инструктора по огневой подготовке в Школе Космофлота. Как же это его звали?
   Тот на глазах молодел лет на двадцать, стоило ему взять в руки какое-нибудь боевое оружие. Было невозможно поверить, что Касс до этого момента ни разу не видела современных моделей, изучила их в виртуальной реальности при помощи тьюториального комплекса. Из всей груды выбрала мощную, но компактную модель и торжественно нацепила два одинаковых унибластера на правое и левое предплечье. Потом кивнула мне:
   -Выбирайте оружие, капитан!
   Я взял такое же, что и у неё, но ограничился одним стволом, так как никогда не пытался стрелять левой.
   Потом мы надели виртуальные шлемы. На мгновение стало темно.
  
   Через секунду я уже стоял посреди знакомой мне улицы Боркта - одного из крупнейших городов Ониска.
   Повернул голову: вскользь глянула, и снова повернулась вперёд каперанг Касс. В это же мгновение сверху мелькнуло. Я не успел поднять голову, как рядом щёлкнул "уни". Рухнули под ноги дымящиеся обломки небольшого боевого робота.
   Навстречу попадались прохожие, некоторые равнодушно проходили мимо, иные выхватывали оружие и пытались нас застрелить. То и дело сверху, сзади, с разных сторон, выскакивали малые и средние боевые роботы, которых тоже надо было подстрелить раньше, чем это попытаются сделать они. Через десять минут прозвучал сигнал "Хеллы" и изображение пропало.
   Я снял шлем.
   Рядом, широко расставив могучие ноги, дыша чуть чаще обычного, довольная и улыбающаяся, стояла Касс. Её лицо раскраснелось, глаза блестели.
   -Результаты тренировки! - провозгласила "Хелла". -Каперанг Касс: 423 цели поражены вами! Вас не поразила ни одна цель. Каперанг Ламен! 291 цель поражена вами! Вас не поразила ни одна цель!
   Что и говорить, счёт не в мою пользу. И тем, что меня никто не подстрелил, я обязан исключительно быстрой реакции моей спутницы в этом виртуальном путешествии.
   Когда мы снова накинули шлемы, я стал наблюдать за ней. Идя по "вражеской территории", Победительница всё время пританцовывала, левым плечом вперёд, короткими, пружинистыми рывками перемещалась из стороны в сторону. Её пристальные глаза, словно сканеры, бесстрастно обшаривали каждый уголок виртуальных улиц. Мощные руки, согнутые в локтях, с бластерами, казавшимися продолжением пальцев, она держала чуть впереди. Из обоих стволов с сухим щёлканьем рвались в разные стороны то мощные, в палец толщиной, крушащие всё белые лучи, то смертоносные сгустки плазмы.
   Настоящая машина-убийца! - восторженно и завистливо думал я, в то время как Касс в очередной раз разнесла какое-то угрожавшее нам шустрое летучее блюдце.
   Второй раунд оказался для меня не намного лучше. Нужно серьёзно тренироваться. Если я вообще когда-нибудь смогу достигнуть её уровня...
   За стрельбой последовал бег и тренажёры при двух "g". Я всё надеялся, что мне должно стать полегче, да что-то пока никак. Пытался во время бега думать о чём-то, отвлекаться.
   Касс спросила, знаком ли я с какой-либо системой боя без оружия. Увы...
   Она недовольно покачала головой и заявила, что нужно немедленно начинать учиться.
   К концу занятия в спортзал доставили специального робота для тренировок - его, в виде женщины с лицом Берты Ларс, заказала Победительница. Сегодня я в первый раз увидел, как она вступает в физическое единоборство с другим, хотя бы и искусственным, человекообразным существом. Зрелище оказалось весьма впечатляющим! Мне пришли в голову исторические изображения древности, запечатлевшие похожие бои между людьми. В программе робота, по-видимому, были те же движения, которые делала Касс. Он пытался атаковать, ударить.
   Но это не помогло.
   Первый удар Касс нанесла правой рукой. Я видел, как с глухим отрывистым звуком погрузился её кулак в синтетический живот робота. Машина, запрограммированная на реагирование подобно человеку, в зависимости от силы удара, резко перегнулась вперёд, "сломавшись" в поясе. Потом два сцепленных вместе пудовых кулака обрушились на затылок искусственной Берты.
   Робот упал.
   Третий удар выглядел просто жутко: слегка подпрыгнув, и, разгибая в колене правую ногу, Касс со страшной силой опустила на лицо лежащей куклы наружную поверхность своей правой ступни!
   Раздался звуковой сигнал, голос "Хеллы" констатировал:
   -Наступила смерть!
   -Вставай! Атаковать меня! - хрипло приказала каперанг.
   Робот поднялся на ноги...
   Касс резко согнула туловище влево. При этом её правая ступня каким-то образом взлетела по дуге высоко вверх и с такой силой ударила робота по левому виску, что он тотчас рухнул, проехавшись по палубе.
   Снова раздался сигнал и сообщение "наступила смерть!"
   -Вставай! - раздражённо крикнула Касс.
   Теперь она, стоя лицом к своему, вновь шедшему на неё механическому противнику, молниеносно развернулась на 180 градусов вправо. Правая ступня с чудовищной силой ударила "Берту" в живот. Я своими глазами видел, как робот оторвался от палубы (и это при двух-то "g"!), пролетел по воздуху метра полтора, и всей массой с грохотом рухнул вниз!
   Прозвучал сигнал. "Наступила смерть!".
   Касс перевела дух, вытерла со лба пот и, мрачно нахмурясь, скомандовала:
   -Тяготение и все остальные параметры вернуть к прежним значениям!
   Тренировка была окончена. Я покосился на лежащую "Берту Ларс", подошел к ней, потрогал. Наощупь робот точь-в-точь напоминал тело человека. Плотное и твёрдое тело. Вряд ли у Берты такое...
  
   После очередных пяти часов накопления информации, мы пришли в каюту, оборудованную теперь, как кабина атмосферного катера. Касс уверенно устроилась в пилотском кресле, активировала страховочные фиксаторы. Я счёл это излишним, и просто занял одно из пассажирских мест.
   -Программа полёта: старт с яхты на орбите Ониска. Посадка в Боркте. Скорость движения - максимальная. Условия: постоянные атаки противника силами пяти патрульных катеров и стационарных огневых средств. Во время движения уклоняться от попаданий и поражать противника. Начали! - скомандовала Победительница, надевая шлем.
   Я решил тоже на всякий случай пристегнуться. Полётное задание не из простых, а программа предусматривала стопроцентную имитацию. Стало быть, швырять будет от души.
   Включилось изображение. Виок показывал открывающийся люк ангара. Катер мягко снялся, выплыл из корабля. Остался в стороне чуть поблёскивающий шаровидный корпус яхты с кольцом гиперпривода. Потом катер нашёл зелёно-голубой шар Ониска и уверенно направился к нему. Со времён учёбы в Школе Космофлота я не пользовался тренажёрами. Как-то не было необходимости. Теперь удивлялся, как точно и достоверно современная машина передаёт каждую фазу полёта.
   При входе в атмосферу довольно сильно затрясло, потом катер выровнялся. И тут же прозвучало сообщение: "Два катера противника в квадрате 48!" Кресло подо мной стало выписывать сложные фигуры, пол кабины то проваливался вниз, то давил на ноги, постоянно возникали перегрузки. Включилось силовое поле, я услышал низкое гудение от его контакта с оружием "противника". Катер снижался, и эволюции становились всё более и более резкими. Мы даже уничтожили один из катеров, слишком долго не выходивший из схлестнувшихся на нём лучей нашего оружия. Подумалось, что теперь должно кидать полегче: их ведь стало на одного меньше. Но не тут-то было!
   Мы уже шли на высоте досягаемости для стационарного оружия. МК катера произвёл пуски ракет по планетарным целям. Непрерывно отстреливал во все стороны помехоустанавливающие шары. Катер заплясал ещё сильнее. Поле вокруг машины надрывно гудело. Я давно так не летал, и, несмотря на весь опыт, начал задумываться о судьбе моего обеда...
   В дымке редких облаков уже были видны геометрические рисунки Боркта, когда противно запищало в динамиках:
   "Падает мощность энергетической установки! Боркта достигнуть невозможно! Необходимо немедленно набрать высоту!"
   Касс молчала. Я видел только её плечи и неподвижный затылок.
   Спустя мгновение катер уже бился в агонии. Сработали спасательные устройства и я почувствовал, как будто меня вышвырнуло из кабины, камнем рухнувшей вниз. Стало темно...
  
   Победительница, обмахиваясь шлемом, вопросительно-торжествующе смотрела на меня.
   Отвечая на её молчаливый вопрос, я проговорил с уверенностью, которой на самом деле не испытывал:
   -Это было невыполнимое задание. Слишком много сил у противника.
   -А может, дело совсем не в этом? - насмешливо спросила она, снова нахлобучивая шлем. -"Хелла"! Повторить эту же программу от момента входа в атмосферу!
  
   ...В виоке передо мною снова мелькает разреженная атмосфера. Начинается тряска. Вдруг я слышу низкий голос Касс:
   -Беру управление на себя! Компьютеру: сообщать обо всех целях противника, появляющихся в пределах досягаемости моего оружия! Показывать их в виоке отметками!
   Тряска резко усилилась, так наш виртуальный "катер" развалится и без помощи врагов. Отвесное свободное падение с одновременными рысканиями во все стороны продолжалось мучительно долго. То и дело МК сообщал о целях, показывая их в виоке. Победительница, по одной ей известному принципу, давала команду обстрелять то один, то другой "катер противника".
   Я болтался в страховочных ремнях, словно во время испытания на стойкость к перегрузкам. Стало казаться, что Касс хочет попробовать врезаться в планету... Мы развили чудовищную скорость, неожиданные боковые ускорения бешено дёргали во все стороны. Что-то словно било по корпусу снаружи, атмосфера выла и визжала, словно живое существо.
   В тот момент, когда я был уверен, что столкновение с поверхностью неизбежно, пилот неуловимым движением ладони задрала нос нашего кораблика. В виоке, вместо занимавшей всю его площадь сине-зелёной планеты, на секунду появилось, в верхней его части, ослепительно синее небо. Меня вдавило в подушки кресла. Выпорхнули из люков и куда-то рванулись ракеты.
   Стало тяжело удерживать открытыми глаза, в них мельтешили тёмные пятнышки и разноцветные кружочки. Очень тяжёлые веки давили сверху. Щёки ввалились. Губы, особенно нижняя, набрякли. Было никак не меньше четырёх "g", несмотря на современный гравикомпенсатор! Опять катер сумасшедше закувыркался, в виоке всё кружилось, линия горизонта вертелась, как пропеллер. Боркт был совсем рядом! Дико плясали вокруг бесконечные кварталы. Стало слышнее натужное гудение силового поля. Стреляли. Ещё несколько взрывных, невообразимых фигур, - и мы плюхнулись прямо посредине какого-то парка.
   Всё было в порядке, катер цел.
  
   Я снял шлем и восхищёно уставился на возвышающиеся из кресла плечи Касс.
   Она повернулась, массируя лицо, глянула на меня покрасневшими от перегрузки глазами и весело сказала:
   -Так как, каперанг, невыполнимое это задание?
   У меня не осталось слов...
  
  
   Глава 5. КОКТЕЙЛЬ ИЗ ДВУХ ЖИЗНЕЙ
  
   ВЛАСТА
  
   Когда я прямо предложила парню позаниматься в зале, он, наконец, согласился. Даже не был против двух "g". Зато, увидев меня, покраснел до самых корней волос. Можно подумать, я мечтаю его изнасиловать! Прямо девственница в публичном доме...
   Чуточку прислушалась к его мыслям:
   "...легенды ...
   ....была с кем-то ...близка ...
   ...грудь ...
   ...у неё ...мужчина...
   ...куда уж ..."
  
   Ясно, боится.
   Мы бежали среди пышной растительности. На ходу я выяснила, что родился он уже после тенсийской войны. Боевого опыта нет.
   Необстрелянный каперанг...
   Что это он замолчал? ...
   Чёрт побери всё на свете!!! Так что, Жирная Берта до сих пор жива?!?!
   Я услышала в его мыслях явственную неприязнь к ней, узнала, как Берте удалось дотянуть до пересадки интеллекта.
   Однако мне крупно повезло! Теперь я просто никак не могу не отомстить!
   Парень, тяжело дыша, выкладывал официальную версию массового убийства боевых офицеров на Долстаме. Всё думал, что я обязательно должна принять сторону правительниц! Немного напрягшись, внушила желание задать вопрос о том, как раньше жили люди.
   Начала с того, что выразила недоумение упадком флота и застоем в науке.
   Подумалось, - наверное, он гражданский, ему нет до военного флота никакого дела...
   Но вечный юноша, тяжело выдохнув, выдал:
   -Я капитан первого ранга космофлота, Анне. Сегодня это последнее звание, присваиваемое мужчинам...
   Больше я уже ничего не слышала. Какие грё.аные зас.анцы служат теперь в Космофлоте!!
   Немного успокоившись, предложила ему сканировать мои воспоминания. Пусть посмотрит, как жили настоящие воины!
   Каперанг из будущего опешил и долго думал, с чего бы это я сама напрашиваюсь на ментоскопирование, когда они все его панически боятся.
   Я заткнулась, бежала себе молча и готовила мозги. Временно удаляла из воспоминаний, прятала поглубже лишнее. Всякие координаты, ненужные подробности.
   Детали, не совсем вписывающиеся в рождающийся у него в голове мой образ "бескорыстного борца за свободу".
   Зато, после бассейна, усевшись в кресло, я чувствовала себя во всеоружии! Ради тренировки внушила парню представление, что он на экзамене, а я его преподаватель. По растерянному виду "капитана" было заметно: шутка достигла цели. Сканирование началось. Через пару минут почувствовала, как что-то чужое вползло в сознание.
   И выплеснула ему навстречу самое яркое последнее воспоминание.
  
   ...Ревел сигнал боевой тревоги. Торопились по местам члены экипажа. Сзади, из нашей каюты, крикнув своё обычное: "Я с тобой!", метнулась в оружейный отсек Вета. Трусцой я пробежала до рубки.
   На пол-экрана, совсем близко, сиял жёлтый Мелир в компании своих спутников Амха и Осина. Тишь да гладь, вокруг ни единой души. Только маяк на Осине, куда мы, собственно и пришли, изредка вспыхивал изумрудным глазом. За центральным пультом шесть дежурных офицеров. В середине - Норт. Тихо пищал радар, вахтенный офицер Ратг кого-то вызывал по связи.
   Норт повернулся, сказал - засекли какой-то корабль, тот спрятался за Осин и не отвечает.
   Уже тогда я ощутила дурное предчувствие. Нам бы развернуться, да удирать на полном. Но кто тогда знал, что это была ловушка?
   Я спросила, что с истребителями. В прошлый раз по учебной тревоге один пилот занял своё место только через минуту! Дисциплина после Шитобы была уже не та... Люди разуверились. Кое-кто из старых ребят, летавших со мной ещё на "Тарконе", даже намекал, что экипаж не станет возражать, если я избавлюсь от Сакара. Действительно, надо было тогда вернуться к прежнему занятию! Но тогда казалось, что это ещё не конец...
   (-Эге, куда это меня заносит! - как очнувшись, подумала я. -Отставить посторонние мысли. Только воспоминания!)
   Я сказала, что буду у носового орудия, добралась туда, спровадила Рикси в оружейный отсек. Думала тогда: "Лучше постреляю. Всё равно в рубке нечего делать двум командирам. Сакар адмирал - пусть командует".
   Не успела пристроить свою задницу в кресло стрелка, как закаркала из динамиков насчёт сдачи в плен какая-то федеральная падаль! Из-за Осина высунулась громада "Максара".
   Норт среагировал, наверное, не хуже меня. На полном рванул навстречу крейсеру, прикрываясь спутником. Пока тот развернётся, мы уже будем далеко. Да и в скорости, как-никак, преимущество на нашей стороне!
   Я нервно кручусь в кресле, готовясь расстреливать максаровские ракеты. Вряд ли кто-нибудь, кроме меня, попал бы в такую крохотную точку из огромной дуры, рассчитанной на поражение кораблей!
   Стало быть, решение сесть к орудию приняла правильно, - решила тогда.
   Да только не успела я спалить ни одной ракеты из первой пятёрки, как выплыли из-за диска Мелира, однотипные с "Максаром" "Теллус" и "Ханим". Вот тут и поняла: не обмануло скверное предчувствие! Если от "Максара" Норт закрывался Осином, то "Теллус" и "Ханим" выскочили прямо на нашем курсе!! Они могли разнести нас в мокрые клочья. Но Сакару каким-то чудом удалось немного отвернуть.
   Теперь "Теллус", скрипучим голосом Жирной Берты, приказывал сдаться.
   Штук двадцать здоровенных ракет одновременно пёрли со всех сторон на "Победителя". Я лихорадочно сбивала их, сбивала, сбивала...
   Пока в глазах не померк свет.
  
   Опять сирена. Теперь аварийная.
   Я лежу на палубе. Башка трещит, как никогда в жизни. Руки-ноги не слушаются, едва получается кое-как ползти. Наконец, появляются спасатели. Узнаю, что мы ушли, но федералы на хвосте и уже догоняют. Преимущество в ходе потеряно. Две ракеты с "Теллуса" врезали нам от души.
  
   Поднимают, кладут на носилки и долго везут.
   Глухой крик Веты. Её мертвенно-бледное лицо.
   Растерянно мечется вокруг носилок, не в силах помочь.
   Сакар.
   Пытаюсь заставить везти меня к орудию.
   Конечно, никто уже не слушает. Тащат на корму.
   Вета шагает рядом, ругая себя за то, что не отговорила меня от этого полёта.
   Пытаюсь ей возразить - и теряю сознание...
  
   Последний раз прихожу в себя.
   Она плачет...
   Хочу сказать на прощание что-нибудь ласковое.
   Но уже не могу.
   Губы не слушаются.
   .........................................................................................

***

  
   Парень долго молчит. С огромным трудом заставляю себя прислушаться к его мыслям...
   "... как ...любили...
   ...родная кровь...
   ...кто ей ...красавица...
   ...дочь..."
   Открытая, искренняя душа Веты через столетия потрясает умы! Какой же была эта сила, разбудившая даже бесчувственную бессмертную дубину? Он ведь не в состоянии постичь даже истинного смысла нашей любви.
   Я потеряла самое драгоценное сокровище, доставшееся мне в жизни...
   Почему моя девочка должна была страдать в свой последний час? Почему для неё всё не закончилось мгновенной вспышкой? Неужели любить меня - это такой страшный грех?!
  
   Парень снова думает:
   "... Так я нашёл... предшественницу ...древнего Сопротивления
   ...Саккар - имя ...демона ...пустоты ...это имя ...страх...
   ...Как мне ...называть"
   В конце концов, он взволнованно выдыхает:
   -Каперанг!
   Н-да, каперанг без корабля... А всё-таки, приятно. Интересно, если "Сакар" сохранилось в памяти потомков, может, и обо мне хоть что-нибудь помнят? Называю ему своё настоящее имя.
   Замешательство.
   Волнение.
   Страх!
   Мечутся торопливые мысли:
   "...Власто Касс!!! ...ужасные легенды ...старых космолётчиков
   ...кровавый пират! ...тысячи замученных..."
   Приятно. Мне стоило жить. Ну, конечно, не тысячи замученных, но кое-что было...
   Он долго молчал и я решила разбудить его:
   -Такие имена, как Норт Сакар и Власта Касс ничего не говорят современному человеку...
   Будто бы не услышав, он задал мне вопрос:
   -Почему вашего эсминца нет в Атласе?
   Ответить было просто. Но надо было как-то сгладить его впечатление о моих "подвигах"! Если "Победитель" не включён в Атлас, значит, и остальных кораблей Сакара там нет...
   А торгаши, которых я кушала на завтрак? Эти должны быть. Офицеров гражданского флота ведь не было на Долстаме, просто так их из истории не вычеркнешь. Я решила рискнуть и скопом записать все ограбленные мною суда во флот Сопротивления! Пригодился-таки мне Норт.
   Принялась набирать на огромном, вполовину зала виоке, имена кораблей вначале настоящего Флота Сопротивления, а с другой стороны - "дублирующий состав".
   Я помнила их все, как матери никогда не забыли бы своих детей! Те транспортники, что сдались без сопротивления, летали во флоте Сакара. Так что моя ложь была лишь частичной.
   ...В точку! Все гражданские суда из моего списка Атлас считает бесследно исчезнувшими, или погибшими. Про меня ни слова. Отлично. Бессмертный ещё явно не готов ходить на одном корабле с "кровожадным пиратом".
  
   С самого своего пробуждения я всё задавала себе один немаловажный вопрос. И не находила ответа. Кем я вступила в новый мир - опять нищей или всё-таки богатой? Немало своей добычи я, конечно, припрятала. Второй вопрос, сохранились ли мои базы. А первый: чего стоят теперь, пусть даже и сохранившиеся, древние предметы роскоши и произведения искусства? Верную ставку я сделала в этой многовековой азартной игре, или ошиблась?
   Добиться толка от тупоголового кретина было никак невозможно. И в мыслях его зияла первозданная пустота. Он думал о чём угодно. В основном, что общество, построенное Бертой Ларс, их совершенно задушило и они теперь все только и делают, что столетиями работают. Никак не отдыхают. Не развлекаются. Не путешествуют, не играют, не пьют и не трахаются! Наверное, по ночам дрочат под одеялом. (Об одеяле он, правда, не думал, это уж моя фантазия). Весёленькое местечко этот современный Ониск!
   Выходит, сегодня у них нет всеобщего эквивалента стоимости... Я никогда не была экономистом, но отчего-то мне это показалось странным.
   В конце концов, психанула. Да он совсем не понимал, что такое свобода! До чего надо было опуститься этим людям!
   Чтобы как-то открыть парню глаза, я рассказала ему про Варп. Как начиналось всё это паскудство. Тот, кто прожил на три сотни лет больше, раскрыв рот, слушал. Меня, лежавшую все эти столетия в космическом гробу! Слушал, слушал, а потом трусливо подумал, что я могу быть провокатором!! Я так взбесилась, что, наверное, убила бы его, если б у меня был кто-нибудь про запас.
   Вместо ответа на моё предложение начать борьбу, парень принялся расхаживать туда-сюда. Размечтался о путешествии в миры, где мужчины ещё не разучились совокупляться. Ещё про какую-то беременную дикарку. Потом подтвердил, что теперь в их астрономии вообще не обозначены звёздные системы, кроме трёх ближайших.
   Это уже вообще ни в какие ворота не лезло!
   Интереснее всего было то, что на яхте имеется ещё одна женщина. Конечно, я тотчас же дала себе слово в ближайшее время заняться ею.
   Пока что не стремилась давить на "капитана". Всё ждала, когда же он признается, что и у них тут не у всех мозги дерьмом заплыли. Ведь слышала же мысли о современном "Сопротивлении"! Но парень осторожничал. Сейчас для него главным было самому увидеть, как живут мужчины и женщины в цивилизованных мирах. В бой он не торопился.
   Оставила его в покое. Чёрт с ним, полетим на экскурсию. Мне и самой надо немного развлечься. После такого-то перерыва!
   Чтобы легче направлять "капитана" на путь истинный, я всё время внушала ему, что мы друзья. Постепенно он стал поддаваться и вскоре даже передал мне управление яхтой. Правда, временно. Пока временно...
   Взглянула на звёзды, посмотрела полётный маршрут, границы систем. Слишком просто стало теперь управлять кораблём. А если компьютер ошибётся? Обязательно надо всё знать самой...
  
   Плавая в бассейне, подвела итоги дня. Дело понемногу двигалось. Но как здорово судьба отбросила меня назад, приходилось почти всё начинать сначала!
   А в 8622 году было так:
  
   ...Прикончив водителя грузовика, я оттащила его в какой-то заброшенный склад.
   Зашагала к космопорту. Ещё неделю назад мы с Анне узнали - сегодня уходит на Ониск транспортник с эризием. Хорошо помню, он назывался "Амикт"... Один из офицеров, по-моему, реакторщик, длинноволосый молодой парень, давно получил аванс взамен на согласие провести нас с сестрёнкой на борт.
   Я сидела в баре, где была назначена встреча. Патлатый не появлялся.
   Прошло полчаса, я всё сильнее волновалась, но лишь через час появилась эта пьяная рожа. Было опасно ему доверять, в таком-то виде! Но другого корабля на Ониск не ожидалось ещё как минимум неделю.
   Я кое-как довела его до порта. Ублюдок всё оправдывался, что всему виной поллуксианские два "g". Помахав у него перед носом пачкой денег, сказала, что отдам, когда транспорт будет садиться на Ониск. Пьянь что-то недовольно пробормотала, но мне всё-таки удалось понять: нужно ждать возле шестого грузового люка.
   Пришлось попотеть, чтобы проникнуть на стоянку, где особняком, отдельно от мелких катеров, возвышался стройный корпус транспорта. В годы моей молодости такие суда ещё садились на планеты. Да и кто бы стал возмущаться повреждением атмосферы? Рогокрылы, что ли? Поллукс был полудиким. Одна только "Четвёртая звезда" разрабатывала там свои шахты. А наш брат, поселенцы, вообще числился вне закона.
   Забралась я кое-как за проволочный забор, нашла себе укрытие под кузовом пустого грузовоза, и стала ждать. Это занятие было мне более чем знакомо. И давно осточертело. Охота на "драконов" большей частью, состояла из ожидания. Вначале днями ползёшь по болотам к одной тебе известному месту. Ну а потом, укрылась - и не дыши, жди, когда птичка приблизится. Вот и в космопорту я несколько часов просидела между огромными грузовыми контейнерами.
   Серое низкое небо своими тучами, казалось, цепляло шпиль "Амикта". Сыпал мелкий, занудливый дождь, а я думала о сестрёнке, лежащей в мокрой земле. Жалела до слёз самого близкого моего любимого человечка, хотя и сама тогда была на волосок от смерти. Одна против всего мира.
   Именно с ней, с Анне, в первый раз узнала я радость любви. Сколько же нам было лет, когда я увидела в ней женщину? Влетела в душ, где под струями стояла сестренка. Остановила на её теле сперва безразлично скользнувший взгляд. Не сразу поняла, что происходит. Замерев в какой-то неестественной позе, судорожно полусогнув колени и изо всех сил сжав мускулистые бёдра, она ничего не видела и не слышала вокруг.
   Меня поразило её лицо. Оно как-то разом утратило все детские черты. Невидящие зрачки серых глаз были чудовищно расширены. Рот полуоткрыт. Всё тело сестры сотрясала неистовая дрожь, несмотря на жар, царивший в кабинке. Соски детских крохотных грудок будто распухли и налились кровью.
   Я и сама давно грешила подобным занятием, в дикой безлюдной глуши, по-моему, это было простительно... Мне бы выйти тогда, тихо прикрыть дверь. Но я, как загипнотизированная, смотрела на крепкое, сильное тело, изнемогавшее от одиночества, а потом решительно шагнула вперёд...
  
   До старта "Амикта" оставалось меньше часа. Скоро должны были отогнать грузовики, один из которых служил мне убежищем. Но вот, среди предстартовой возни, послышался шум моторов открывающегося люка.
   Мгновением спустя я уже была на судне.
   Реакторщик частично протрезвел и всё рвался получить наличность. Я отмахнулась от него, велела отвести меня куда-нибудь из широченного коридора. В любой момент могли появиться люди и я вмиг очутилась бы снаружи. В лучшем случае.
   Свой первый планетарный старт пережила довольно сносно, хотя была в совершенно неподходящем помещении - каком-то закутке грузового трюма. Пришлось хвататься за что попало, чтобы не разбить башку. Искусственная тяжесть, возникшая на транспорте после выхода на орбиту, показалась мне одним из видов невесомости. Всего один "g"! Хотелось летать. Тело, да и все предметы вокруг, весили вдвое меньше обычного. И ходить-то я сперва училась по-новому.
   Летели долго. Вполне хватило времени освоиться со своим новым весом. И продумать, с чего начать на Ониске.
   Минуло четырнадцать дней. В моём трюме очередной раз появился волосатик со своим стандартным требованием денег. Что-то в нём мне не понравилось! Обостренно чувствуя опасность, я изо всех сил старалась проникнуть в его мысли, понять, что мерзавец задумал. В тот раз впервые у меня получилось! Может быть, благодаря уменьшившемуся вдвое тяготению? На "Амикте" второе зрение спасло меня. А сколько раз потом я была обязана именно ему...
   В мозгах подонка прочла:
   "А не эта ли сучка везёт деньги с ограбленного гравиплана? Надо нам с Ождом перед посадкой выпотрошить её объёмистую сумку!"
   Холодная, жестокая злоба мгновенно овладела мной. Мы там, в джунглях, рисковали жизнями, Анне, родная моя, любимая сестренка, погибла за нашу мечту! А этот пьяница так запросто хочет хапнуть наши денежки? Подавится!
   Я приготовилась сражаться. Когда мозгляк появился у меня, уже была начеку, чувствуя, что он не один. Как и договаривались, отдала пачку. Вроде бы повернулся, чтобы уйти, и в это мгновение из люка выпрыгнул второй любитель дармовых денег:
   -Пограничный контроль! А ну, давай свой мешок! - наперебой заорали они.
   Сделав шаг назад правой, я встала в стойку, как учил отец.
   Мерзавцы пошли на меня, угрожающе выставив кулаки. Второй был покрупнее, да ещё я заметила у него какой-то предмет. Мгновенно повернувшись влево, присела и изо всей силы врезала ногой под коленную чашечку.
   Дикий вой заполнил трюм. Враг упал, как подкошенный, завертелся на палубе, ругаясь и щупая сломанную ногу. Я выпрямилась и без затей ткнула длинноволосого в морду - тот согнулся, умывшись кровью.
   Зверея, бросилась на лежавшего и стала яростно молотить его тяжёлыми сапогами.
   В живот. По груди. По голове.
   Он пытался уползать, закрываться, кричал. Потом затих.
   Подняв голову, я увидела закрывающуюся створку люка! Пьяница убегал.
   Выскочив в коридор, в три огромных прыжка догнала, рванула его за волосы и поволокла назад. Парень истерически визжал, пытаясь отбиваться руками и ногами. Держа его правой, я повесила на плечо свою тяжеленную сумку, левой рукой подняла за одежду второго.
   В динамиках кто-то прокричал:
   -Занять места по посадочному расписанию!
   Я тряхнула за волосы дёргавшегося подонка:
   -К спасательным капсулам!
   И мы побежали. Даже при одном "g" это было нелегко. Огромная сумка и по мужику в каждой руке - согласитесь, не очень лёгкий багаж! Патлатый всё время спотыкался, и мне приходилось его тащить. Судно начало вибрировать, входя в атмосферу, и нам никто не попался навстречу. Коридоры образовали перекрёсток:
   -Где капсулы? У-убью, бл.дь!!! - заорала я на него.
   Трясущейся рукой избитый показал направо. Через несколько шагов я уткнулась в светящуюся надпись: "Спасательные капсулы". Никогда прежде не бывав на космических кораблях и понятия не имея, как открывать люк, приподняла парня в правой руке. Тот заверещал.
   -Открывай люк, сука! - кричала я.
   Спустя мгновение все мы сидели в капсуле.
   -Сматываемся! Живо! - толкала его в спину, пристёгиваясь.
   Дрожащий от страха, реакторщик рванул большую красную ручку стартового рычага. С грохотом капсула выскочила из своей ячейки и камнем устремилась на Ониск...
   Дико вопило радио, угрожая нам всеми возможными карами.
   Когда стало видно, куда мы опускаемся, я поняла, что потеряно не всё. Внизу зеленел большой, неизрезанный чёрточками дорог, лесной массив.
   -Туда! - велела парню.
  
   Долго, со страшным треском ломались деревья. Жутко трясло, не пристегнутый ремнями труп сзади бился о переборку, забрызгивая красным кабину.
   Наконец, капсула замерла.
   Я заставила оцепеневшего пьянчужку вытащить тело дружка. Закапывать было некогда, скоро на место посадки явятся непрошеные гости. Мы побежали в самую глухомань. Нужно было отсидеться, поэтому, когда мерзавец совсем выдохся, заставила его в удобном месте копать землянку. Связала, сунула туда. Замаскировалась, и вовремя: над головой просвистели друг за другом два небольших ярко-красных гравиплана, закружили над лесом, уверенные, что мы где-то здесь. Шло время, я чувствовала: больше, чем на одну-две минуты всё ещё нельзя показываться наружу.
   Трое суток сидела в яме, за это время кончилась еда и вода.
   Изредка проверяла, жив ли пленник? Хотя всё это время я не давала ему воды и не кормила, пульс ещё был. Наверное, подлец задницей высасывал влагу из почвы...
   Но не это занимало меня. Хотелось есть, нельзя было позволить себе потерять силы. В конце концов, решилась и перерезала парню глотку...
   Из убежища меня выгнал только начавшийся спустя пару дней трупный запах.
   Хорошенько закопав и замаскировав яму, я направилась к ближайшей реке.
   Долго отмывалась и стирала одежду. Надела ещё влажную, не дождавшись, пока она высохнет на камнях. Путь на Боркт отнял у меня не меньше двух недель.
   В первом же маленьком магазинчике на окраине я купила длинное женское платье, парик и новую сумку. Взяла такси до центра города. Там прошлась немного, скормила уличному утилизатору грязную старую одежду, сумку. Пересела в другой мобиль и явилась по единственному известному мне в Боркте адресу, его я нашла ещё давно, в домашнем компьютере.
   В очередной раз повезло. Знакомый отца, Ерсан, не только не выехал с прежней квартиры, но ещё и оказался дома.
   Коснувшись замызганного сенсора у двери с ржавой табличкой, услышала недовольный мужской голос:
   -Кого там черти принесли?
   -Дочь сержанта Касина. Мне нужен Ерсан.
   Не меньше, чем через минуту, я, наконец, услышала скрип откатывающейся решётки. За дверью нарисовался невысокий мужчина лет сорока в серо-жёлтой рубашке военного образца и старых домашних брюках.
   -Я и есть Ерсан, - уставился на меня тип. -Чего надо?
   -Мы жили на неколонизованной планете. Сейчас мне необходимы документы. Сегодня. И лучше с какой-нибудь далёкой колонии - настойчиво произнесла я.
   Долго и ожесточенно он торговался. Но вот, наконец, мы сошлись на сумме, за которую вполне можно было купить приличный мобиль. Сканировав мою недовольную физиономию, Ерсан ушёл к кому-то за документом.
   Я смотрела на початую бутылку артона, украшенную весёленьким рисунком...
   Этот Ерсан с его подлыми глазами тоже вполне может рассчитывать поживиться. Как те двое с "Амикта".
   Времени было навалом, я закрылась в доме изнутри и, надев перчатки, тщательно обшарила всё вокруг. Удалось найти несколько документов с биометрическими данными Ерсана, но на разные имена. Деньги. Намного меньше, чем было в моей новой сумке, но примерно столько, сколько мужик запросил с меня за услуги. Ещё обнаружился бластер, похожий на отцовский.
   Я забрала деньги, оружие разрядила и оставила на прежнем месте. Порылась в одежде, нашла подходящие брюки и куртку, бросила на глаза дымчатую полоску светозащитных очков. Выйдя из дома, походила вокруг, осмотрелась. Второй ярус улицы, где садились мобили, был не виден. Присела на скамейке недалеко от входа.
   Ерсан появился пешим, вроде шёл один.
   Позвонила в дом минут через пять после того, как он вернулся.
   Сначала мужчина не узнал меня. Стрижка "ёжиком" была ему незнакома.
   Снова назвалась.
   -На кой хрен этот маскарад? И зачем взяла мою одежду? - недовольно уставился мужик.
   -Документы?
   Ерсан протянул карточку.
   -Идём, проверим, как она читается. - я кивнула, приглашая на улицу.
   -Узнаю потомство Касина. Ничему и никогда не верить был его девиз, - шагая за мной, недовольно ворчал мошенник.
   Мы добрались до третьего по счёту уличного терминала. Я сунула в щель сначала одну из его карточек. Не ожидав узреть на экране собственную морду, Ерсан выкатил глаза.
   -Хорошо, теперь ты, - и протянула ему свою.
   Покачав головой, он взял её и ткнул в щель. Автомат подумал, потом засветился зелёным - на экране появилась моя физиономия в парике, надпись "Власта Касин, родилась на Орнаме в 8602-м", и все положенные цифры биометрических данных.
   Я кивнула.
   -Ты собираешься идти в этой одежде? - ухмыльнулся Ерсан. -Тогда придётся доплатить.
   Мы вернулись в дом.
   Отдав деньги, я стала переодеваться. Наверное, сама была виновата - не подумала, и торопясь, сбросила одежду при нём. Старый кобель вылупился, пустил слюни. Его тусклые зрачки уже лихорадочно поблёскивали, на висках выступили капли пота. Не успев набросить платье, я почувствовала на заднице потные лапы...
   От моего первого удара, как ни странно, он увернулся легко. Лицо Ерсана мгновенно покрылось пятнами, взгляд стал угрожающим:
   -Детка, не забудь, я тоже был десантником! - с наглой ухмылкой прошипел он и кинулся на меня.
   От такого удара по ногам рухнул бы и здоровый мужик. Падая, я успела схватиться за рубашку Ерсана и увлекла его за собой. Навалившись сверху, он на секунду расслабился. Это меня и спасло. Удар в висок достиг цели. Глаза ловеласа помутнели. Не давая очнуться, я непрерывно колотила, пока изо рта у него не пошла кровь.
   Придержала, чтобы не дёргался, и вылила в глотку всё спиртное из початой бутылки. Ерсан захлёбывался.
   Потом встала, снова оделась в мужскую одежду. Оттащила придурка в гараж и, чтобы быть уверенной, что он опять на меня не прыгнет, какой-то железкой перебила ему руки и ноги. Обшарила карманы. Моим деньгам у него совершенно было нечего делать...
   Второй раз в жизни водить мобиль было уже проще. Стараясь не привлекать ничьего внимания, выбралась за город. Посадила старую развалюху на крохотной полянке в глуши. Позади ещё пускал кровавые пузыри неудачливый ухажёр. Я вытащила его из кабины, удобно разложила на травке. Возможно, Ерсан был ещё жив, когда я лучом бластера аккуратно отрезала ему голову...
   Первый раз, на Поллуксе, я убивала вынужденно, обороняясь. Не задумывалась - хорошо я поступаю, или плохо? Они были враги, врагов надо убивать, чтобы самой выжить. Если бы мы не убили охранников, они убили бы нас. Но уже перерезая глотку волосатому реакторщику с "Амикта", я начала чувствовать какое-то необычное облегчение. Пришло открытие: подонков убивать приятно. Чувство было такое, будто избавляешься от отвратительного, мерзкого насекомого, забравшегося в твою кровать. Вот и сейчас, измельчая голову и тело этого мужика, я с торжеством слушала шипение и вдыхала вонь горелого мяса. Груду обугленных кусков плоти затолкала в непромокаемый мешок. Покончив с этим, взлетела, высмотрела с небольшой высоты хорошее болото. Снизилась, зависла в полуметре от тины. Опорожнила мешок, посмотрела, как тонет в ряске то, что недавно было Ерсаном.
   Машину оставила на окраине. В каком-то заброшенном доме переоделась, бросила в утилизатор ненужные тряпки.
   Долго шла, прежде чем рискнула сесть в такси. Несколько раз пересекла город из конца в конец. Вышла в центре, пешком добралась до самого крупного банка и абонировала сейф. Половина денег с гравиплана нашла убежище здесь.
   Снова несколько кругов по городу. Ещё банк, ещё сейф.
   Вот и вторая половина перестала оттягивать мне руки. В третьем банке открыла счёт и занесла туда деньги, взятые в доме Ерсана, сумма небольшая, внимания не привлечёт. Хотя, чтобы заработать хотя бы столько, мы с Анне не меньше трёх месяцев должны были ползать по болотам...
   Теперь в моей пустой сумке остались только два бластера, да короткое ружьё.
   Надо было обзавестись одеждой получше, чем это идиотское платье. Выбрала большой и шикарный магазин. Платье легло в сумку поверх оружия, как ветошь это тряпьё ещё сгодится.
   Теперь на мне были дорогие мокасины с множеством пряжек и ремешков, красивые стильные брюки. И сверхмодная роскошная кожаная куртка - давно мечтала о такой! Смотрела на собственное отражение и не узнавала переминающуюся с ноги на ногу незнакомую, шикарно одетую девицу. Наручный видеофон последней модели тоже стоил неслабо, но в городе это была необходимая вещь. Ставшие жутко вежливыми от таких покупок продавцы раскланивались и приглашали заходить ещё.
   Следующим пунктом моего маршрута стал крохотный оружейный магазин. Прежде чем войти, я сняла парик и сунула его в сумку. Продавцу наплела, что сегодня прилетела с Орнама. Долго перебирала оружие, в продаже было как новое, так и подержанное.
   Торговец, сначала безразличный ко мне, услышал пару профессиональных вопросов, признал специалиста и оживился. Потолковав по душам, мне удалось обменять три моих ствола на новенький бластер последней модели с поясной кобурой и без лишних формальностей добыть лицензию на его ношение в Боркте.
   Теперь я чувствовала себя человеком. Узнала, где находится Школа Космического Десанта, и на ближайшем такси направилась туда. По дороге просмотрела с видеофона информацию об Орнаме, чтобы не плавать, если спросят про "родную планету".
   Видная издалека огромная рекламная голограмма, призывавшая поступать на службу, изображала парня и девушку. Красивые и сильные, они стояли, уверенно расставив ноги в тяжёлых форменных ботинках. Парадка сидела на обоих, словно влитая. Парень помахивал здоровенной ручищей, а девчонка ему подстать, широко улыбалась. Позади них то и дело вспыхивала всеми цветами надпись: "Давай к нам! Вместе мы защитим мир и посмотрим Вселенную!"
   Таксист, всю дорогу косившийся на меня, посадил мобиль на площадке у школы и заискивающе улыбнулся:
   -Это не с вас голограммку делали?
   -С меня, с меня! - хмыкнула я. Расплатилась, и выпрыгнула из кабины.
  
  
   Глава 6. ЮНОСТЬ БРОДЯГИ
  
   АРЕН
  
   В школе узнала, что группа новичков только что набрана. Мне велели оставить заявление и адрес, чтобы дожидаться вызова.
   Здоровяк-сержант, ожившая копия давешней рекламы, с минуту восхищённо осматривал меня издалека, потом подошёл и негромко посоветовал:
   -Заявление делай, но лучше пока не уходи. Сейчас новички проходят медкомиссию, наверняка, годными будут не все.
   Я повернулась на каблуках и потопала к регистрационному терминалу. Сунула карточку, увидела на экране свои данные. Произнесла формулу заявления о поступлении. Машина записала это и выплюнула ещё кусочек пластика, поменьше стандартного удостоверения. Моя физиономия была там уже без парика - как я выглядела сейчас. На карточке красовалась строка: "Кандидат в курсанты Школы Космического Десанта".
   Прождав несколько минут, я снова увидела сержанта:
   -Пошли!!
   Он отвёл меня в какую-то комнату, где сидели трое парней и девушка, все в гражданской одежде. Велел ждать, когда вызовут, и снова исчез. Я уселась в одно из свободных кресел и приняла участие во взаимном разглядывании. Парни были вполне обычными, нормального, для одного "g", сложения.
   "Она, пожалуй, покрепче будет", - думала я. Облегавшая широкие плечи и сильные руки куртка, простые свободные брюки. Круглое курносое лицо. Прямые пепельные волосы сзади схвачены в жиденький короткий хвостик. Опознав во мне возможную соперницу, девушка вызывающе уставилась на меня круглыми маленькими глазками. Пришлось пересесть поближе...
   -Не имею к тебе ничего плохого. Но, если хочешь, и уверена в себе, встретимся потом вдвоём. А пока нечего на меня пялиться! - тихо, но достаточно отчётливо произнесла я.
   Соседка что-то злобно прошипела, но глазеть перестала.
   Зато парни напротив с удвоенным интересом принялись нас разглядывать. Я глубоко вздохнула, закрыв глаза, откинулась назад и вытянула на середину комнаты туфли.
   Было скучно. Тренируя своё "второе зрение", услышала слева:
   "Не может быть... она ...сильнее ...соревнованиях ...не видела...
   ...лесная девочка... какой-нибудь колонии... деньги растут на деревьях...
   ...куртка ...мне ...полгода вкалывать... видеофон...
   ...здоровая... ...сразу подсекать ...ноги ...потом душить...
   ...когда же меня вызовут?..."
   Минут через десять позвали парня, потом эту девицу. Ещё двух парней друг за другом. Я осталась одна. Наконец, услышала: "Кандидат в курсанты Школы Космического Десанта Касс!" Поднялась, шагнула в массивную дверь.
   Здесь было всего одно кресло перед большим экраном.
   -Введите карточки. Садитесь! - раздалось сверху.
   Я устроилась. Подождала, пока настроились на приём дистанционные датчики "детектора лжи". Потом посыпались вопросы. Сотни вопросов. Дурацкие и хитрые. Обо всём, чем только можно интересоваться, и чем нельзя. Принцип был мне хорошо известен, в фильмах так допрашивали преступников. Я только выровняла все свои физические показатели и уже могла быть спокойна. Отвечала так, как им было нужно.
   В конце сказали, что надо перейти в следующую комнату для медосмотра.
   Две девушки в униформе медиков... Маленькая, зеленоволосая, и повыше - стройная смуглая брюнетка, если и старше меня, то ненамного. (Я сразу представила, как мы все вместе...)
   Они хотели, чтобы я разделась. Это было любопытно, я смотрела по видео, что такое медицина, но самой бывать у докторов не доводилось ни разу.
   Делать нечего, не казаться же им неотёсанной деревенщиной! Снова настройка датчиков. Теперь я бежала на месте по искусственной дорожке, приседала, подтягивалась, отжималась. И представляла, как было бы хорошо, если бы эти девочки разделись тоже. Мои показатели были, похоже, неплохи. Докторши взялись перепроверять параметры вручную, восторженно произнося цифры.
   Я стояла.
   Нагая, в окружении симпатичных девушек. Они были совсем рядом, от их волос и тел восхитительно пахло. Их руки касались моей кожи и будоражили чувства.
   Уложили в кресло, и машина просканировала внутренние органы. Теперь медики надолго склонились над экраном.
   Насторожившись, я послушала обрывки их мыслей:
   "всё отлично... вот только... ...да...
   ...совсем почти нет матки...
   ...мутация...
   ...откуда она...
   ...никогда не будет детей...
   ...развитие... много лучше... мужчин
   ...фантастическая гиперадаптивность... прекрасное тело...
   ...идеальный космодесантник..."
   -Спасибо, кандидат Касс! - отчего-то пряча глаза, бархатным голосом произнесла брюнетка. -Вы годны к службе без каких-либо ограничений.
   В комнате появилась новая девица, с пакетом. Вытаращилась на меня, как на пришельца, протянула форму:
   -Стричься не надо... Одевайтесь, кандидат.
   Пока я натягивала трусы, а потом такую же, как на рекламной картинке, парадную форму, девушка ждала. Потом, по её просьбе, я выложила из карманов гражданки свои немногочисленные вещи. Девушка брала мою одежду, ставила электронные метки, надиктовывала название, цену и укладывала в пакет.
   -Туфли мужские, - произнесла она.
   Отчего-то в это время я взглянула на брюнетку, что раньше опускала взгляд. Теперь её раскосые глаза были нацелены прямо на меня. Помедлив, она чуть приоткрыла полные губы. Ещё помедлила, не отводя глаз. Улыбнулась.
   Я подмигнула в ответ. Брюнетка подмигнула тоже!!!
   "А, чёрт, неплохо!"
   Подписав список моих гражданских вещей, перешла в следующее помещение.
   Это оказался большущий зал, украшенный флагами и изображениями героев войны. Человек двадцать курсантов в такой же новенькой, как и у меня, форме, прохаживались в нетерпении из угла в угол. Среди них оказалась и девица, собиравшаяся со мной драться. Теперь коротко, как я, остриженная и от этого отнюдь не похорошевшая. Скользнула по мне взглядом, деланно безразлично отвернулась.
   Вскоре появился тот, кто на последующие два года стал настоящим кошмаром для всего нашего учебного взвода. Сухопарый, жилистый мужчина среднего роста, лет тридцати пяти, он легко взбежал на возвышение в середине зала:
   -Меня зовут сержант Зацге! - Он сделал паузу. -Построиться!
   Физиономия закоренелого убийцы. Взгляд серых оловянных глаз жёсткий, пронизывающий. Квадратная челюсть. В лице ни кровинки. Тонкие бледные губы сжаты, длинный костистый нос хищным клювом выдавался над ними.
   Курсанты заметались, пытаясь побыстрее занять свои места, я высмотрела высоких парней и встала рядом с ними. Зацге спустился, обошёл строй. Переставил кое-кого по росту. Наш фланг остался без изменений. Потом опять взобрался на свою трибуну и оглушительно заорал:
   -Смир-рна!!!
   -Граждане звёздной Федерации Ониск! С настоящего момента вы - курсанты Школы Космического Десанта. Поздравляю! Но от этого дня до того, когда вы наденете лейтенантские значки и станете настоящими офицерами, пройдёт как минимум четыре года. Четыре года напряжённого труда. Сегодня вы - учебный взвод. Я ваш командир. С завтрашнего дня мы приступаем к учёбе, - он секунду помолчал.
   -Р-разойдись!!!
  
   И началась учёба.
   Не так страшна была нагрузка физическая, как моральная. Я привыкла чаще делать то, что хочу и когда хочу. А здесь стало всё наоборот. Спасало лишь то, что спорт был идолом для командиров.
   Нас расселили по комнатам, и оказалось, что во взводе всего две женщины - я и Эрта Оан, та самая круглолицая крепышка, сцепившаяся со мной в первый же день. Так мы оказались в одной комнате.
   Лучше было сразу выяснить отношения, но соседка не разговаривала и почти не смотрела на меня, копаясь в собственных вещах. В её мыслях не было особой злости, просто она позавидовала дорогой одежде, а теперь думала, что отказываться от поединка было бы трусостью.
   Я относилась к ней спокойно, нельзя было сказать, что девушки такого типа мне хоть сколько-нибудь нравились. Топорно сложена, внешность откровенно мужиковата, да и лицо не носило следов привлекательности. Характер мне был ещё неизвестен, поэтому какие я тогда могла делать выводы?
   Узнав, где в школе находится зал единоборств, потолковала с ребятами. Вечером можно было пробраться туда без свидетелей.
   В тот же день выбрала подходящий момент, когда соседка подумала о бое:
   -Эрта, вечером мы можем пойти в зал и размяться, - как можно дружелюбнее промолвила я.
   Она кивнула. Эрта не испытывала ко мне ненависти.
  
   В полутёмном зале мы вышли на маты.
   Она стала обходить меня по часовой стрелке, я двигалась синхронно. Не хотелось покалечить девчонку, но в то же время нельзя было позволить взять над собой верх!
   Первый выпад соперницы был в точном соответствии с мыслями - она довольно профессионально попыталась сделать подсечку. Я отпрыгнула и вполсилы хлестнула ногой по мышце бедра. Удар прошёл.
   Стала делать обманные движения и лупить по бёдрам, не подпуская близко. Напрасно спортсменка пыталась блокировать мои ноги, но при этом продержалась она всё-таки довольно долго. Постепенно движения Эрты замедлились, шаги стали нетвёрдыми. Потом она в первый раз упала. Быстро вскочила, попыталась меня подсечь.
   Я придерживалась избранной тактики и не забывала о защите. Удары соперницы были приличны, не по-женски сильны, но мои блоки могли держать намного больше. Вскоре она снова упала, встать теперь оказалось труднее. Я имела массу времени, чтобы более сильным ударом сразу отключить соперницу, но не сделала этого.
   -Давай прекратим! - предложила ей.
   Девушка не отвечала, пошатываясь и продолжая безуспешно меня атаковать. Ещё несколько ударов по бёдрам... Опять падение. Глухой стон. Я хотела было помочь, но боялась пропустить удар с близкого расстояния.
   -Эрта, хватит!
   Она несколько раз пыталась подняться, но ноги не слушались. Подождав, пока соперница смирится с поражением, я спросила:
   -Теперь можно к тебе подойти? Ты не будешь пытаться меня ударить?
   -Я проиграла, - глухо ответила она снизу. -Делай, что хочешь.
   Наклонилась над нею, взяла за обе руки и подняла. Эрта охнула, ноги её подогнулись, будто ватные. Делать нечего - подхватила попёрек туловища и взвалила на спину. Она не показалась мне тяжёлой.
   Было уже довольно поздно, но я долго добиралась до комнаты, не желая, чтобы кто-нибудь нас заметил. Положив ношу на кровать, стащила с неё штаны.
   Н-да, бёдра сплошь в страшных багровых кровоподтёках!
   Наделала из полотенец холодных компрессов и всю ночь сменяла их на её ногах...
   Утром Эрта смогла-таки встать, но нужно было идти на занятия. Хорошо ещё, что два дня в месяц женщинам можно было не бегать кроссы. Я всё время страховала соседку и, кажется, никто не заметил болезни.
   Как-то потом она искренне сказала:
   -Ты, Власта, хорошая, я была неправа, что плохо о тебе подумала. Прости.
   Постепенно мы стали подругами. Нет-нет, ничего такого! Просто дружба. Эрта относилась ко мне с благоговением, а я уважала её за твёрдый характер. Во время занятий мы всегда были неподалёку.
   Долгое время занятия заключались в одной лишь физической подготовке. Взвод всё делал вместе, не было "мужских" и "женских" нормативов. Просто если, например, мы бежали, то впереди были те, кто бежал быстрее.
   Боясь, что онискианское тяготение повредит мышцам, я не пожалела денег на компактный антиграв, и с утра до вечера таскала его под майкой или брюками. Прибор, само собой, был настроен на удвоение гравитации. (Об этом знала только моя соседка). Каждый день я занималась в полную силу. В самые первые не лезла, умышленно оставляя впереди одного-двух парней. Но выполняла любое упражнение с наибольшей для себя нагрузкой. Плаванием, увы, приходилось заниматься без антиграва...
   Через три месяца подвели итоги. С фамилии "Касс" начинался список взвода. В тот же день меня вызвал Зацге:
   -У вас отличное физическое развитие, - бесцветные глаза пристально всматривались мне в переносицу. Сержант подвигал своей тяжёлой челюстью. -Можете выбрать любой вид спорта для регулярных занятий. Он со значением повторил: -Любой!
   Я не торопилась с ответом, и сержант кратко обрисовал мне преимущества курсанта-спортсмена перед просто курсантом. Теперь стало понятней.
   -Рукопашный бой, сержант! - выкрикнула я.
   Зацге поднял вечно бледную физиономию, его крючковатый нос почти уткнулся мне в подбородок.
   -Отлично, Касс. Идите.
   После начала регулярных тренировок я быстро почувствовала, как растёт мастерство. Эрта тоже занималась, у неё было больше опыта, она давно выступала на соревнованиях. В начале я многому научилась и от неё. Сила и неплохая реакция быстро продвигали меня вперёд. Спарринги волновали только сначала. Курсанты целились только в болевые точки, видя - в других местах меня не пробить ничем. Уже потом, когда добралась до опытных бойцов, старшекурсников, пришлось немного подсобраться. Однажды, в конце первого курса, произошёл один случай...
   В тот день я провела учебный бой с одним третьекурсником. Здоровый, крупный малый по имени Гвен, уверенный в себе, довольно опытный боец. Если он слышал, что в школе нет человека, который бы меня победил, то видно не верил, что и ему я окажусь не по зубам. Всё скалился из-под защитного шлема, пошевеливая широченными плечами. Похоже, нечасто ему приходилось проигрывать. Потому что, рухнув от моего удара "под дых", он даже застонал. Думаю, не столько от боли, сколько от бессильной злобы.
   И вот, стою я себе преспокойно в душе после тренировки. В женском кроме меня - никого.
   С треском распахивается дверь и в клубах пара появляются три похабные рожи. Этот самый Гвен с фотокамерой и два его подхалима. С порога включает свою хреновину и начинает снимать меня в голом виде, попутно отпуская комментарии насчёт того, что, мол, пришёл посмотреть, какого я конкретно пола и нет ли у меня "чего лишнего между ног".
   Кровь, конечно, сразу бросилась в голову, но что было делать, если это случилось не в лесу...
   Я отступила на два шага и встала спиной к двери, отрезав им выход. Удивлённые отсутствием обычной женской реакции в виде истошного верещания и прикрывания разных интимных мест, распустившие слюни парни не сразу поняли смысл моего маневра.
   Через три секунды оба прихлебателя корчились в мыльных лужах на полу, скуля и хватаясь за побитые ноги. Здоровяк понял, что дело дрянь, аккуратно положил в сухое место камеру и принял боевую стойку.
   Обманное движение правой к его голове. Закрылся, руки ушли вверх. Я резко присела и коленом сунула в яйца. Он внезапно побелел, будто вытекла кровь. Толстые губы беззвучно хватали воздух, глаза закатились. Согнулся, схватил обеими руками своё хозяйство и медленно осел на пол.
   Подскочила к тому, что получил первым, вздёрнула его на ноги, схватив за угрожающе затрещавший воротник. Вытащила из камеры кассету с магнитной проволокой и бросила аппарат на пол:
   -Так! Живо топчи, или яйца вырву!
   Парень опасливо глянул на своего беззвучно ползавшего по скользкому полу кумира.
   -Ну!! - Я потянулась к его штанам.
   Тяжёлый десантный башмак опустился на аппаратик. С негромким хрустом разлетелись по углам обломки корпуса и разные детали. Выпустив воротник первого, подняла второго курсанта:
   -А сейчас ты, за компанию! - скомандовала, указывая на обломки.
   После второго удара башмаком они стали значительно мельче.
   -Ты соберешь за собой это дерьмо, - велела Гвену. Он заскрежетал зубами, с ненавистью глядя снизу вверх. Мой несильный удар ногой в ухо заставил его ползать по полу, сгребая обломки.
   -А теперь все вон отсюда! - тихо сказала я и вернулась под душ.
   Проследила, как они, подобрав своего опущенного божка, мокрые и перепачканные мыльной пеной, хромали из душевой.
  
   На этом, однако, история не закончилась.
   Едва высушив волосы, я сразу же направилась в видеолабораторию. Убила там час своего личного времени, но теперь на всех моих изображениях красовались жирные чёрные полосы на месте груди и нижней части живота - проволочка была готова к выходу на большой экран. Уже тогда я чувствовала, что она мне пригодится.
   Вечером показала кассету Эрте. Сначала на экране появилось моё удивлённое лицо в струях воды. Потом камера долго показывала меня со всех сторон, пока я подвигалась к двери. В дрогнувшем, покосившемся кадре возникли двое курсантов, которые тут же с криками попадали на пол. Изображение пропало. Подруга долго и возмущённо ругалась.
   И правильно я сделала, что сохранила кассетку. Через три дня вызвал сержант:
   -Курсант Касс! На вас подана жалоба в нанесении беспричинных побоев и умышленном уничтожении личного имущества!
   Я протянула кассету. После просмотра рассказала, как всё случилось. На этом инцидент был бы исчерпан.
   Если бы успокоился Гвен.
   Среди курсантов оказались трое моих земляков, тоже колонисты с Поллукса. Само собой, парни чертовски здоровые, с гиперадаптивностью не хуже моей. Двое школу заканчивали, а один был на третьем курсе, вместе с Гвеном. Вот этого самого землячка Гвен и подбил вызвать меня на бой.
   Когда я его увидела, стало не по себе: амбал был ещё тот. Выше меня на целую голову. Низкий, заросший волосами лобец, маленькие колючие гляделки сверлят из-под густых курчавых бровей. Мощные челюсти, казалось, сконструированы для перемалывания камней. Вот именно он, через неделю после похорон гвеновой фотокамеры, подкатил к нам с Эртой в столовой. Среди толпы народа, при десятках свидетелей, распахнул свою камнедробилку:
   -Власта Касс! Я слышал, ещё не нашлось ни одного, который надрал бы тебе задницу в спарринге!
   Всегда шумная многолюдная столовая вмиг оцепенела. Спустя несколько секунд можно было услышать, как пролетала муха.
   Я неторопливо отозвалась:
   -Не нашлось, парень.
   -Меня зовут Ирг Эвен. Вызываю тебя сегодня на бой. Или, может, у тебя как раз менструация? - поллуксианин, а вместе с ним ещё человек десять, бешено заржали.
   -Это у тебя сейчас будет менструация, ж.поголовая харя!! - закричала я, разозлённая его наглостью. -Принимаю вызов!
   Задетый за живое, Ирг ещё с минуту обменивался со мной угрозами и оскорблениями, раздувая волосатые ноздри.
   -Так!! Идём сейчас! Нечего тут трепать вонючим языком!! - я окончательно рассвирепела.
   Следом из столовой потянулись толпы курсантов. Был вечер, никто из тренеров не задержался тогда на работе. На центральном ринге работали двое парней. Одного я знала, второй был, похоже, новичок.
   Ирг пробасил:
   -Ребята, освободите-ка ринг! Я сейчас кое-что объясню этой заносчивой шлюхе!
   Побледневшая от волнения Эрта бегом тащила мою спортивную форму. Прямо в углу я быстро переоделась, подруга тщательно бинтовала мне руки.
   Громада Ирг уже топтался на ринге, когда я вошла в круг.
   Я молилась только об одном: чтобы у него хватило дури отказаться от всех правил. Мне, и так явно более слабой, было равносильно поражению связать себя хоть малейшим ограничением.
   -Какие правила выбирают соперники? - спросил выбранный зрителями судья.
   -Любые, что по нраву даме, - издевательски ухмыляясь, прохрипел Ирг.
   Этого было мне и надо. Сделав эффектную паузу, я выкрикнула:
   -Никаких правил! Побеждённый или признаёт своё поражение сам, или не может подняться на ноги в течение тридцати секунд!
   Зрители взревели от восторга. Столько народа на трибунах я ещё никогда не видела. Какие-то наспех сделанные плакаты поднимались над толпой. Я вышла на середину. Навстречу шагал человек-гора. Изо всех сил старалась поймать его мысли...
   ...Ничего!!!
   Сигнал судьи.
   И тут же на меня бросилась взбесившаяся туша. Едва успев среагировать, увернулась в последний момент. Пропустила его мимо и вдогонку рубанула ребром ладони по основанию черепа. Шлемов-то на нас не было!
   Ирг по инерции пробежал ещё пару шагов и остановился. Рука заныла... Любой из моих прежних соперников от такого удара рухнул бы замертво. Поллуксианин быстро повернулся и тряхнул головой. В глазах кипела дикая злоба. Он снова кинулся вперёд. Было отлично видно, как он безрассудно открыт, парень не ждал от меня встречного! Надеясь в последний момент уйти от удара, я не двинулась с места. А за секунду до нашего столкновения изо всех сил оттолкнулась, и всем телом выбросила вперёд правую руку...
   Как будто меня сбил грузовик.
   Отбросило далеко назад, я опрокинулась навзничь. Рука нестерпимо болела. Не сломана ли?
   Перед глазами плыло, половина лица ничего не чувствовала. То ли ревели зрители, то ли так громко шумело в ушах от удара.
   Сразу же стала подниматься. Получалось не очень. Откуда-то издалека донёсся голос судьи:
   -Десять секунд...
   Я засуетилась, сумела встать, выставляя руки перед лицом. Сумерки никак не давали увидеть противника. "Света нет, что ли?" - в отчаянии подумала я, каждую секунду ожидая добивающего удара.
   -Двадцать секунд!...
   "Что за чёрт, я же встала?" - проскрипела в голове слабая мысль.
   И тут я посмотрела вниз.
   Ирг, человек-гора, лежал!! До сих пор лежал на ринге!!!
   Вот он согнул ноги. Держась обеими руками за горло, начал подниматься... Выпрямился. Парень явно чувствовал себя не лучше. Его руки были высоко, закрывали лицо.
   Судья махнул рукой.
   Почувствовав близкую победу, я собралась. Из последних сил подпрыгнула, мощно ударив обеими ногами в грудь!
   Как затошнило... Наверное, плохо сгруппировалась... С ещё большим трудом поднялась, слыша судейское:
   -Десять секунд!...
   Едва сфокусировала зрение... Громада Ирг снова лежал. Шатаясь, подошла поближе, приготовилась к атаке.
   -Двадцать секунд!!...
   Что-то густое залило левый глаз.
   Смахнула рукой. Голова ничего не соображала. Помотала из стороны в сторону, и едва не рухнула на ринг, так поехало перед глазами. Дрожали колени. Опять ничего не вижу левым! Ирг шевелится? Чёрт!!
   -...Тридцать секунд!!!
   Рёв трибун волной ударил по ушам.
   -Победила Власта Касс!!!! - запрыгал в голове крик судьи.
   На ринг выбежали какие-то люди. Эрта поддерживала под руки, стирала кровь полотенцем. Меня подхватили, понесли...
  
   Нежные руки разрезали и снимали окровавленную форму. Соединяли и сращивали рассечённую бровь. Возились с моей правой. Прикладывали компрессы к разбитому лицу.
   Эрта и ещё какая-то девушка...
   А-а! Та самая брюнетка-врач!! Давненько я не была в медпункте, и вот, принесли прямо к ней! Видно, судьба.
   Первую ночь возле меня дежурила Эрта.
   Чуть шевеля саднящими губами, я донимала её расспросами. Оказывается, всё решило наше с Иргом столкновение. Не сумев вовремя уйти от его правого, и вскользь получив по физиономии, я, тем не менее, удачно попала ему в кадык. Мы отлетели друг от друга и рухнули оба. Я как-то смогла подняться раньше, пришла в себя. Второй мой удар по ошеломлённому противнику оказался нокаутирующим...
   Эвен тоже не обошёлся без медиков - у него оказалась серьёзная травма горла.
   После этого случая, получившего среди курсантов широчайшую огласку, все оставшиеся три года никто не смел даже посмотреть на меня косо.
   Ирг Эвен всегда здоровался первым, и больше не сказал ни единого плохого слова. А про Гвена я как-то уже не слышала. Видно, парень держался от меня подальше.
   Вторую ночь в медпункте смуглая Арен не отходила от моей постели. Ласкала, гладила и целовала, шепча нежные слова.
   В эту ночь мы стали по-настоящему сближаться...
  

***

   Выбравшись из бассейна, я вдруг подумала: "А почему бы мне не послушать музыку?" М-координатор предложил десятки мелодий, я выбрала несколько, разгоняющих кровь.
   "Хелла" шла к Ондасу.
   В этот день темой "урока" была современная навигация. "Тактику" их боевых действий я уже изучила и она больше показалась мне похожей на бухгалтерию. Компьютеры просчитывают боевые возможности и расположение сил, имеющихся у сторон. Затем эти же суперразумные машины делают вывод - кто проиграл.
   И всё. Можно сдаваться. Или диктовать условия.
   Бред какой-то.
   Ну, у меня своя тактика. А вот навигация - дело необходимое!
   Поучившись, я занялась превращением яхты в филиал школы космодесантников. Тренажёры, "куклы". Попутно мыла мозги "капитану". Основной его мыслью теперь должно было стать: "Не полагаться слепо на машины. Из каждого нашего человека сделать отличного бойца".
   Вечером в каюте смотрела записи воспоминания. Теперь она всё время была у меня перед глазами - огромное изображение, то, когда я видела Вету в последний раз. Когда мы прощались на века...
   А днём я тренировалась и показывала своему бессмертному молокососу, что должен знать и уметь каждый офицер. Наконец, взяла в руки боевое оружие, почувствовала себя человеком. Теперь универсальные бластеры совсем другие - мало того, что огневая мощь, как у отделения прежних солдат, так ещё невесомые, компактные! Носят их прямо на предплечьях или запястьях, чтобы не тратить время на доставание. Неплохо. Подняла руку - выстрелила. Хочешь - луч, хочешь - плазма.
   А уж коли гуманность нужно проявить - есть и парализатор. Синтор по-нынешнему. Нажимать спуск тоже не надо. Снять с предохранителя, а потом оружие управляется движением пальцев. Сомкнула большой палец с указательным - выстрел. Сжала их вместе и держишь - непрерывный огонь. А есть ещё нейроспуск: мысль - и в то же мгновение выстрел. Мечта... Надо только освоить пользование нейронной цепью.
   Опробовала вместе с парнем стрелковый тренажёр, пора возвращать свою форму - неизвестно, как изменились за сотни лет те миры, куда мы собираемся.
   Потом спортзал. "Кукла" для рукопашного боя в виде Берты Ларс. Если бы в наше время были такие! Попробовала поработать. Если машина не лгала, осталась во мне ещё силушка!
   На лётном тренажёре показала современному каперангу, для чего на кораблях и сегодня нужны пилоты. Компьютерная программа работала слишком корректно, не подвергая человека ни малейшему риску. В бою так летать невозможно.
   Мало, ничтожно мало оставалось свободного времени, но лучше бы его не было вовсе. Стоило остаться одной, как тотчас окружали тени прошлого. Голоса, звуки, лица, воспоминания. Каждый день, засыпая, я хотела увидеть Вету, но видела во сне каких-то давно убитых врагов, безобразных инопланетных монстров, другую совершенную чушь.
   Как же живут они? Бессмертные? Какая же мешанина в их головах?! Или поэтому они так бесчувственны?
   Надо, надо срочно лечиться. Я поднялась с постели и вышла в коридор. Искала ту беременную дикарку, про которую думал "капитан". Пустые каюты. Дальше, дальше. Здесь спит бессмертный.
   Вот!!
   Слабое отображение лежащей прямо на голой палубе женской фигуры. Она обнажена. У неё большие, пышные груди и красивые ноги. Молода. И вовсе не беременна. Я уже хочу её, я давно, шестьсот лет хочу женщину!
   Открываю дверь и вхожу...
  
  
   Глава 7. А БОГИНЕЙ БЫТЬ ЛЕГЧЕ?
  
   ЭЛОС
  
   Наслаждалась чистотой и покоем. Думала.
   Я прощена? Бог больше не присылает мучителя бить и терзать меня, больше не замораживает и не сжигает, не держит в зловонной грязи на ужасных камнях. Но и не возвращает в ложе! Вообще больше мной не интересуется.
   Значит?...
   Вместо одной из стен моей пустой комнаты вдруг возникла обнажённая человеческая фигура. От страха бросило в дрожь. Перехватило дыхание. Вскочив, всматриваюсь в пришельца.
   Это женщина!!!
   Но таких огромных мышц и роста я никогда не видела у людей.
   Она немолода. Суровые, но какие прекрасные черты лица!
   Чудесные голубые волосы до плеч, холодный чеканный профиль. Тонкий и длинный нос, властно сжатые губы. Под бровями вразлёт громадные пристальные зелёные глаза.
   Они словно приковывают меня, не дают оторвать взгляда...
   Я растворяюсь и тону...
   Богиня...
   Молча берёт за руку. Вместе идём по знакомому пути.
   Я так взволнована, что сердце хочет выпрыгнуть из груди, но страх пропадает куда-то...
   Её тело!
   Внезапно наваливается нестерпимое желание ласкать, гладить эти великолепные груди и бёдра, покрывать поцелуями её всю, всю, всю!
   Я так устала от бесконечной жестокости и боли...
   Никак не могу понять, что со мной. И боюсь, что она оттолкнет, ударит.
   Мы у озера. Оказывается, сейчас вечер. Тёплый вечер.
   На воде сверкает лунная дорожка, ветра совсем нет. Запахи трав и цветов окутывают нас, ещё сильнее кружа мне голову.
   Богиня ведёт в воду, тёплую, как её сильная рука. Тела соприкасаются. Вода между нами ласкает обеих.
   Я в объятиях...
   Боги!
   Как безумно приятно!!
   Что, она обнимает меня? Жалкую, ничтожную рабыню!?
   Мои груди прильнули к горячему каменному телу властительницы. Я вдруг приподнимаюсь в воде, и, не сознавая, что делаю, обхватываю её бёдрами. Изо всех сил прижимаюсь, стремясь слиться воедино, в одно неразделимое существо.
   Бесконечно долго люди мучили и истязали меня, били, резали, жгли и терзали несчастное тело. Унижали и втаптывали в грязь душу. Я нестерпимо хочу хоть чуточку ласки. Я готова умереть ради этого!
   Могучая красавица легко подхватывает меня, словно ребёнка...
   Опускает на мягкую, шёлковую траву, склоняется, обвивая бёдрами. Её мокрые волосы щекочут набухшие соски.
   Тела сплетаются. Растёт безумно приятная тяжесть внизу живота, набухает лоно, как хочется ощутить её сладкие прикосновения.
   Кружится голова...
   Она проводит руками по плечам, опускает ладони на мою трепещущую грудь. Дурея от возбуждения, я изо всех сил сжимаю её мокрую твёрдую спину.
   Моё тело пронзает сладкая волна. Приподнимаюсь, жадно покрываю неистовыми поцелуями её фантастически могучую грудь. Не в силах понять, откуда я это знаю, нежно провожу по напряжённым соскам языком, потом дышу на них, осушая влагу. Богиня грациозно опускается, откидывается на спину, принимая меня на свой живот.
   Ложась на неё, стону от удовольствия, вся таю от такого полного соприкосновения тел. Чудесно... Соскальзываю вниз, жарко целую ступни, колени, бёдра. Со всех сторон... Глубоко зарываюсь лицом в её волосы. Какой тонкий, едва уловимый аромат... С моей головой что-то происходит! Охваченная дрожью, неожиданно для себя проникаю в манящее лоно, припадаю к этому восхитительному дурманящему цветку. Неземное, нечеловеческое наслаждение!
  
  
   ВЛАСТА
  
   Девушка в самом деле лежала нагая в абсолютно пустой каюте! Настроение у меня было романтическое, принуждать её, насиловать не хотелось.
   Дикарка вскочила.
   ...страх!!!
   Стараюсь мысленно успокоить, внушаю, что не сделаю ничего плохого.
   Идём в бассейн. Там лучше всего. Прикладывая все свои силы, заставляю девушку желать меня, пишу в её неиспорченном цивилизацией мозгу, словно на чистом экране. Почти сразу чувствую ответ:
   "...устала ...жестокости...
   ...боюсь ...оттолкнёт..."
   В тёплой воде обнимаю её, слышу:
   "... безумно приятно...
   ...обнимает ... ничтожную рабыню..."
   Пока больше из благодарности, чем от страсти, и она обвивает меня бёдрами, жмётся всем телом. Чувствую своей кожей её большие мягкие груди и бешено завожусь!
   "...чуточку ласки...
   ...готова на всё..."
   Сажусь на неё верхом и волосами касаюсь на глазах твердеющих сосков, легонько стискиваю нежные полушария.
   О-о! Она сжимает меня в объятиях, начинает страстно целовать, ласкает грудь. Безмолвно подсказываю, как это лучше делать. Я уже сильно возбуждена. Ложусь на спину, кладу девушку на себя. Стонет. Это стон удовольствия.
   Мне повезло с ней...
   Дикарка целует ноги... Выше, выше...
   Хорошо!!
   Чувствую, что девчонка изнемогает и подсовываю ей ногу.
   Я вся дрожу, её рот так приятен!
   Она извивается, кричит...
   Боже, как чудесно, и это в первый же раз!
  
   Придя в себя, первым делом проверяю пульс девочки. Жива, но в глубоком обмороке. Беру на руки и отношу её в ту каюту, откуда взяла.
   Да, никак мне не обойтись одной! Вета избаловала, приучила к ласкам...
  
   В школе моей первой любовницей стала стройная чёрненькая докторша, Арен. Ей было двадцать шесть. Именно её темперамент дал мне столь богатый опыт, уместившийся всего в полтора года нечастых встреч.
   После боя с земляком школьные лекарши быстро привели меня в норму, провалялась я всего пару дней. Мы стали близки с Арен, и потом, в дни её дежурств, я не вылезала из медпункта... Ни о чём не догадывавшаяся Эрта даже стала беспокоиться - не случилось ли со мной чего?
   С начала второго курса все получили право раз в неделю отдыхать в городе. Это было настоящим счастьем! Улизнуть от всевидящего Зацге и трижды проклятой курсантской дисциплины! Сняв форму и выйдя из школы, я сразу терялась в двадцатимиллионном Боркте.
   Мы встречались с Арен - и начиналась свободная жизнь! Подружка была энергичной, весёлой, резко контрастировала с моей внешней угрюмостью. Подкупала тем, что никогда не хныкала, не портила настроение, хоть и очень скромно жила. Я имела неплохие по тем временам деньги и видели бы вы её глаза, когда, в первую же встречу "на воле", перед остолбеневшей Арен распахнулась дверца новенького красного "турбо"!
   -Это твоя?! - восторженно подпрыгнула подруга.
   Я призналась, что взяла мобиль напрокат, но она всё равно принялась ощупывать и рассматривать машину со всех сторон. Спрашивала, какая это марка, как называется модель. Словом, готова была взорваться от энтузиазма. Мне был приятен такой восторг, я млела от удовольствия и тут же дала себе слово подарить ей новое платье.
   Когда мы взлетели, Арен, счастливо улыбаясь, откинулась в кресле и нежно смотрела на меня:
   "... красивая ...сильная..." - слышались её мысли.
   Не вполне освоившись с управлением, я старательно вела мобиль. Медленно покружив на небольшой высоте над озёрами в окрестностях города, выбрала уютное местечко. Здесь почувствовала себя совсем по-другому - ведь всё-таки я была "лесной девочкой"! Природа давала новые силы и хищно раскосые глаза подруги, полные страсти, влекли ещё сильней, чем обычно...
   Мы вернулись с травы на подушки сидений. Арен приводила в порядок, расчёсывала свои длинные иссиня-чёрные волосы.
   -По магазинам? - интригующим тоном предложила я.
   Подруга энергично закивала.
   Долго мы бродили по залам богатого "Толэ Хорн". Потом я заметила, что круги всё более сужаются вокруг одной витрины с роскошным кружевным платьем. Чёрное, с серебряной отделкой, оно было великолепно!
   "... красота...
   ...три моих зарплаты...
   ...увы, увы..." - проносилось под причёской Арен.
   -Примерь это. По-моему, тебе пойдёт... - широким жестом указала я на вожделенный предмет.
   В её глазах мелькнула радость. И погасла, сменившись тревогой:
   -Но Власта, это такие безумные деньги!
   -Давай, давай. И не забудь про туфли.
   Когда Арен появилась снова, девушку было не узнать, эффект получился разительным. Просто милая и изящная, в роскошном одеянии её фигурка сразу приобрела царственную осанку. Несколько человек, оказавшиеся неподалёку, замерли в тишине, восхищённо рассматривая невесть откуда взявшуюся смуглую красавицу. Её щёки покрывал коричневатый румянец, в ясных карих глазах светилось возбуждение:
   -Тебе нравится? - с надеждой осведомилась она, приняв соблазнительную позу манекенщицы.
   -Естественно. Красивой девушке особенно идут дорогие вещи, - выдав заранее заготовленную фразу, я полезла за кредиткой.
   Не веря счастью, словно загипнотизированная, Арен следила за моей рукой, до тех пор, пока я не вставила карточку в щель считывающего устройства.
   Лишь только за нами захлопнулась дверца "турбо", любовница впилась в мои губы долгим благодарным поцелуем. Мне самой было легко и радостно, я любила делать приятное. Снизилась над роскошными созвездиями парковой иллюминации "Эрж".
   -Теперь прогуляем твоё новое платье!
   -Ты что, банк ограбила? - сияя от счастья, мурлыкала спутница, и не подозревавшая, как недалека от истины.
   Мы гуляли по парку, танцевали под чудесную музыку и, наконец, ужинали в великолепном ресторане. Подружка таяла от восторга. И вправду, обстановка впечатляла: негромкие нежные мелодии, ослепительно сверкающая посуда, корректные слуги в белых костюмах. Романтическое отражение огней в чёрных водах каналов между столиками. Скользящие по воде грациозные и величественные птицы...
   Когда мы возвращались, Арен стала необычно тихой. Заподозрив неладное, я глянула на неё. В салоне, едва освещённом тусклыми огоньками приборной доски, влажно блеснули глаза:
   -Спасибо тебе! Этот день я запомню на всю свою жизнь...
  
   На втором курсе началась специализация. Я пошла в группу пилотов. Занятия стали намного более интересными и сложными, требовали уже не только одних мышц. Переносимость перегрузок. Тренировка реакции. Десятки выматывающих часов на тренажёрах. Учебные полёты с инструкторами на разных типах атмосферных аппаратов. Первые самостоятельные вылеты. Пилотаж. Изучение истребителя. Полёты к учебной станции на орбите и возвращения на школьный стратодром. Стрельбы. Учебные бои в атмосфере и в пространстве. Да много нового вместил этот второй курс!
   Шагая с личными шлемами по аллеям школы между благоухающих клумб, мы уже чувствовали себя пилотами! Из скафандров со множеством болтающихся шлангов и разъёмов свысока посматривали на одуревших от физподготовки первокурсников.
   И в личной жизни всё шло отлично. Вот разве то, что через три месяца еженедельных "прогулок" с Арен на моём счёте кончились деньги... Аренда красного "турбо" за четверо суток в месяц, рестораны, подарки. Да и мой собственный гардероб пополнился парой отвальных шмоток. Пришлось взять из сейфа ещё, чтобы пополнить кредитку. Прикинув, на сколько хватит всех денег при таких расходах, я получила ответ, что до конца учёбы дотяну. Но останется лишь чуть-чуть.
   Так прошёл весь второй и половина третьего курса. Моя соседка по комнате, да и другие ребята из взвода, были уверены, что у меня парень на стороне и лишних вопросов не задавали.
   Но однажды, осенним воскресным утром встретившись с подругой, я сразу поняла - что-то случилось. Арен была необычно молчалива. Прислушавшись к мыслям, я поняла: дело дрянь. Она познакомилась с мужчиной. Они близки и он предложил замужество. "Перспективный врач", заключил контракт с какой-то дерьмовой фирмой и на три года уезжал в отдалённую колонию. Уж теперь и не помню какую.
   Противно засосало под ложечкой. Возникло острое желание сейчас же поехать и замочить засранца.
   Посадив машину на берегу знакомого озера, я повернулась:
   -Тебя что-то гложет, подружка. Давай, выкладывай.
   Лицо Арен закаменело:
   -Власта, ты знаешь, ведь мне уже скоро тридцать... - нерешительно начала она. -Один человек... предложил мне выйти за него замуж...
   Я молчала, угрюмо навалившись на руль. Всё я уже знала, всё, куда больше, чем Арен собиралась мне рассказать, но не могла, никак не могла собраться с мыслями, приготовиться к этому страшному разговору.
   Она предала меня, предала нашу любовь.
   Я должна сейчас презирать её, ненавидеть, не любить, не хотеть, не уважать...
   А мне хочется любым путём, как угодно продлить наши встречи! Пришить этого никогда не виденного мною доктора, разбить ему в лепёшку голову, размолоть всего на куски, стереть в сушёное дерьмо!!!
   Тень отчаяния пробежала по красивому лицу:
   -Мы ведь никогда не сможем жить вдвоём, - смуглые щёки подруги посерели от волнения. -У нас не будет детей. Ты станешь офицером и уйдёшь в космос. Тебя полюбят другие женщины, ты скоро забудешь меня...
   Не слыша в ответ ни единого слова, Арен тяжело вздохнула и сделала слабую попытку протянуть ко мне руку:
   -Прости, если можешь, но я должна позаботиться о своей судьбе. Кто знает, предложат ли мне ещё замужество? - и робко положила мне на побелевший кулак свою ладонь.
   Нестерпимо захотелось растянуть это мгновение. Когда она сидит рядом, смотрит на меня и держит меня за руку.
   От бессилия заскрипели зубы. Я чуть не завыла в голос, как раненое животное.
   -Само собой, подружка, тебе надо устраивать жизнь, - мой голос предательски дрогнул. -Понимаю, мешать не буду.
   Арен кивнула.
   Я запустила руку под сиденье, потянула горлышко. Открыв, жадно отпила. Внутри обожгло, но комок в горле остался.
   -Мне можно? - горько улыбнулась подруга.
   За полтора года я в первый раз увидела, что Арен пьет элг. Ничего, кроме лёгкого вина она раньше не заказывала. Закашлявшись, вытерла рукой губы, опустила бутылку, не выпуская из рук. Мне было так плохо, что я открыла новую.
   Молча, мы пили, прощаясь с нашей гибнущей на глазах любовью.
   Прошло немало времени, прежде чем подруга жалобно спросила:
   -Но мы ведь можем остаться друзьями?...
   Я резко повернулась:
   -Я любила тебя, и сейчас люблю! Не могу топтать нашу любовь! Если друзья любят, то это не дружба! Это всегда звалось по-другому! И не показывай мне никогда своего доктора!! Я могу не сдержаться!!!
   Внезапно полупустая бутылка лопнула в моей руке с жалобным звоном. Брызнуло спиртное, смешавшись с моей кровью. Арен испуганно вскрикнула, переменилась в лице. Схватив аптечку, дрожащими пальцами принялась поливать из баллончика порезанную руку.
   Потом, словно очнувшись, обречённо опустила плечи, заплакала.
   -Родная моя... как страшно! Я сегодня уже ушла из школы, оборвала всё. А теперь... Наверное, это ошибка. Я не смогу жить с этим тупым мужиком, не люблю его, не хочу, мне с ним плохо! Ну почему люди не позволяют нам быть такими, как мы родились?! - задыхаясь, отчаянно выкрикнула она и упала мне на колени, безутешно рыдая.
   Сердце болезненно сжалось. Я печально произнесла:
   -Тебе решать. Но я жила бы так, как хочу. И плевать на их вонючую мораль - её выдумали слабаки, чтобы подчинить сильных.
   До крови закусив губу, Арен тоскливо посмотрела в мои глаза и со слезами простонала:
   -Убей меня сейчас, так будет лучше! Я хочу жить, как ты, но не смогу! Я не сильная, я не могу бороться за своё счастье! Вся моя жизнь - сплошное дерьмо, я плыву и плыву по течению, а когда станет невмоготу, так просто утону...
   Я гладила Арен по мокрому от слёз лицу, но они всё катились и катились.
   Кое-как удалось её успокоить, убедить.
   Отвезла домой, попрощалась. Пожелала удачи и счастья в новой жизни.
  
   Завтра все в школе узнали, что наш бывший врач Арен Улм минувшей ночью застрелилась в своей квартире.
   Она была одинока и посмертный ритуал взяла на себя школа.
   Войдя, я увидела картину, много лет потом стоявшую перед глазами: моя подруга лежит в своей крохотной комнатке на аккуратно заправленной постели. В том самом, чёрном с серебром платье. Тщательно причёсанная и накрашенная. Рот чуть приоткрыт, будто во сне.
   И только маленькое оплавленное отверстие в кружевах...
   На огромном старомодном зеркале надпись: "Прости. Я была недостойна твоей любви".
   Сама не знаю, как тогда себя не выдала. Вокруг суетились, бегали, что-то организовывали, а я, оцепенев, смотрела на худенькую фигурку в чёрном. Плакать было никак нельзя, и я только часто моргала глазами, смахивая набегающие слёзы.
   Мерзавец жених не появился. Люди, по долгу службы провожавшие Арен в последний путь, так и не узнали, что среди них был родной ей человек.
  
   Выбравшись в следующее увольнение, я начала упорно искать "перспективного врача" с твёрдым намерением выпустить кишки.
   К вечеру, раз десять пролетев город из конца в конец, узнала, что подлец оказался везуч - транспорт с новыми колонистами три дня назад унёс его с Ониска. Вернув запыленный "турбо", я сказала, что со следующей недели буду брать другой мобиль. Слишком больно было смотреть на пустое правое кресло, казалось, хранившее ещё тепло любимой.
   Я шла по незнакомым улицам, не понимая, куда, уже больше трёх часов. Ничего не видела и не слышала. Слёзы бессильной ярости текли по лицу из-под широких зеркальных очков.
   Очнулась оттого, что в двух шагах впереди вырос детина с армейской штурмовой винтовкой. Не соображая, и не успев оценить обстановку, понять, кто он, и что вообще происходит, я отпрыгнула, выхватив из кобуры ствол. Звериная злоба, копившаяся седьмой день и не нашедшая выхода, нажала спуск моего бластера. Импульс с визгом разворотил шею парня. Только тут я разглядела на его куртке полицейский значок. Теперь было уже всё равно.
   Я собиралась убивать всех и крушить всё вокруг. Наклонилась за винтовкой, сразу глянув в окошко зарядки.
   Полная!
   Щёлкнув переводчиком на отметку "гранаты", я дико взревела, и, поворачиваясь против часовой стрелки, от живота, веером выпустила обойму по окнам окружавших меня домов.
   Тотчас улица превратилась в ад.
   Десятки осколочно-фугасных гранат влетали в дома сквозь окна квартир и зеркальные витрины магазинов. С оглушительным звуком рвались, крушили стены, разнося на куски всё подряд. Здания тонули в огне и дыму, сквозь грохот взрывов доносились истошные крики раненых.
   Но моей сатанинской злости этого было мало.
   Какая-то гнида палила в меня из-за сидящего на бетонке мобиля. Переключив переводчик на "напалм", ещё раз крутнулась, полив огненной струёй скопище откуда-то взявшихся полицейских машин. Пламя взметнулось до третьих этажей, жар опалял брови. Мобили, пожираемые яростным огнём, стали взрываться, высоко подпрыгивая и рассыпая вокруг ослепительные фонтаны искр...
   Только теперь я оглянулась, начиная сознавать, что всё это дьявольское веселье - дело моих собственных рук. У ног лежал мёртвый "шакал", поперёк улицы неуклюже застыл длинный чёрный "колинн" с распахнутой водительской дверцей. Сквозь едкий дым я видела, как кто-то в салоне пытается выпихнуть наружу водителя. Тот был явно мёртв, но его здоровенная туша, застряв, никак не желала освободить управление.
   В эту минуту сверху раздался яростный вой сирены и металлический голос из звукоусилителя:
   "Полиция Боркта! Прекратить сопротивление! Всем сложить оружие и выйти на площадь. Через 30 секунд открываю огонь на поражение!"
   Я подняла взгляд - над крышами, покачиваясь, висел матовый корпус броневика, сверкал разноцветными огнями. Стволы пушек угрожающе смотрели вниз. "Шакал" ни черта не видит в этом огне" - подумала я, и стала шарить в куртке убитого владельца винтовки. Судорожно вставляя новую обойму, заметила, как на небольшую открытую площадку потихоньку стали сбегаться испуганно озирающиеся люди с поднятыми руками. Человек пять были в полицейской форме. Наконец, вспыхнуло окошко зарядки.
   Вскинула на вытянутой вверх руке тяжеленную, даже для меня, винтовку. Цепочка гранат уткнулась в броневик, облака разрывов скрыли корпус мобиля. Вот машина дрогнула, накренилась, как-то боком скользнула вниз... и со страшным грохотом врезалась в высотное здание, сразу окутавшееся огнём. Не медля, я опустила ствол и накрыла струёй напалма кучку остолбеневших людей, собравшихся на площади с поднятыми руками. Раздались душераздирающие вопли, охваченные пламенем фигуры горящих заживо заметались, сталкиваясь друг с другом, падая и катаясь по бетону.
   Начиная понемногу соображать, я шагнула к "колинну" - это была единственная возможность убрать отсюда свою задницу. Внутри всё ещё возились с трупом. Одним рывком вышвырнув тело на бетон, я плюхнулась в водительское кресло, бросив в салон дымящуюся винтовку. Наставила бластер на пассажиров:
   -Оружие на пол, мне под ноги!
   Парни в мобиле явно не братья милосердия. Оба чем-то напоминают моего земляка Ирга Эвена. Поменьше калибром, но такие же плечистые, низколобые, с квадратными челюстями. В здоровенных тёмных очках, скрывающих пол-лица, как и на мне - наверное, тоже плаксивые ребята.
   Помедлив, вытаскивают оружие и аккуратно кладут его, куда я сказала.
   Надо немедленно уносить ноги. Берусь за руль, мощный двигатель взвывает, солидный "колинн" неожиданно резво прыгает вверх. Кулаком разбив автоматику безопасности, поворачиваю машину боком и в таком положении мчусь между домов на минимальной высоте. Всё мелькает, кидаюсь из переулка в переулок, едва не задевая головы прохожих. Стоящее в мобиле устройство полицейской связи вопит на разные голоса. У них пока ещё паника...
   Нельзя терять ни минуты, надо менять телегу! Оказывается, такое дельце хорошо отвлекает от грустных переживаний!
   Не знаю, куда рулить. На карту смотреть некогда, спрашивать тоже некогда, да и нельзя. Парень сзади занят: сканирует мешки, дёргая оттуда и судорожно давя "радиоклопов". Внушаю второму, чтобы думал, куда лететь.
   "...направо...
   ...прямо...
   ещё направо..."
   Добираемся до окраин. Я посматриваю на попадающиеся мобили. Пока ничего подходящего.
   Ну, наконец-то!
   Вижу неторопливо плывущий в воздухе "нерит". Машина довольно мощная, но отнюдь не такая редкая, как наш представительский лимузин. Внутри двое - парень и девушка, парочка собралась за город. Поздновато.
   Набираю высоту. Держа руль левой, хватаю бластер и стволом пододвигаю другой сидящему рядом:
   -Меняем тачку. Парня в расход, девчонку - как хотите.
   Попутчик молчаливо кивает. Поравнялись с кабиной "нерита". Под прицелом захваченная машина послушно садится, оба пассажира выходят и кладут руки на кузов.
   Я выпрыгиваю из кабины, подхватываю винтовку. Боевики обыскивают пару, снимают видеофоны. Полноватая раскрашенная девица с судорожно дёргающимися от страха губами получает наручники. Её ухажёр - дырку во лбу.
   Время!
   "Братья" Ирга Эвена живо принимаются перекладывать мешки в другую машину, всё время тыча в них сканером. Несколько "пищащих" денежных пачек - эти назад, в "колинн", сожжём вместе с машиной. Полиция, наверное, уже мчится сюда, ловя предательские сигналы. В багажник "нерита" укладывается сначала труп парня. На него, чтобы было помягче, девица, смертельно бледная, вскрикивающая в ужасе.
   Я всё время наблюдаю за боевиками, ни на грамм не доверяя этим ребятам. И слушаю:
   "...под мешками...
   ...бластер..."
   Вот-вот, бластер у них под мешками. Стало быть, от погони ещё не ушли, а вы уже меня порешить хотите. Ну что ж с вами делать...
   Толстый луч штурмовой винтовки, как масло, режет обоих. Теперь оставшиеся мешки - в новый мобиль. Вот тот самый бластер, пригодится. Тщательно поливаю спреем всё, к чему прикасалась в "колинне". На водительское место бандита, что поцелее. Руки на руль. Прижимаю в нескольких местах и покрепче. Второй пусть лежит рядом. Осматриваю машину. Автопилот, помнящий пройденный маршрут - сжечь. Все документы сюда. Сканер. Мощная лопата тоже пригодится. Время!! Просвечиваю новый мобиль. Деньги, лопату, оружие? Ничего. Чем просветить сам сканер? Их боссы вполне могли встроить в такое незаменимое устройство какую-нибудь гадость. Протираю его, швыряю далеко в кусты. Пора. На секунду зависнув, окатываю большой чёрный кузов "колинна" напалмом. Иду над границей города, постепенно набирая среднюю высоту. Ближе к центру. Они не станут искать меня здесь.
   С другой стороны Боркта выбираюсь подальше за город.
   Озёр в пригороде много. Вот это, кажется, самое дикое - одни камни. Надо избавиться от пленницы. Заставляю её снять туфли и усаживаю обнимать дерево. Наручники на запястья. Бутылка воды на траве возле рук. Понимая, что её одну оставляют в лесу, девица поворачивает мокрое от слёз лицо. Отчаянно произносит:
   -Не надо, прошу вас, не надо!
   "А что надо?" - думаю про себя. "Пристрелить тебя, что ли?"
   Мобиль взмывает чуть выше деревьев. Умоляющие глаза остаются внизу.
   Дальше, ещё дальше от города. Уже темнеет, совсем мало времени! Земляные работы возле большого приметного валуна. Летят в глубокую яму пластиковые мешки. Их много, очень много. Пожалуй, раз в десять больше, чем взяли мы с Анне. Хорошая добыча.
   Штурмовая винтовка и мелко шинкованный труп из багажника отправляются в болото догонять папиного сослуживца.
   Возвращаюсь в Боркт.
   Поглядев, наконец, на себя в зеркало, вижу - физиономия совершенно перепачкана сажей! Приходится садиться возле первого попавшегося озера и долго оттирать её. Тут же смотрю и сжигаю документы всех действующих лиц сегодняшнего спектакля. У боевиков карточки явно фальшивые, владелец "нерита" - какой-то предприниматель, его подружка студентка университета.
   Машину оставляю на пригородной улочке, уничтожив автопилот и залив спреем-растворителем всё, к чему прикасалась внутри. Очки тоже больше не нужны, они привлекают внимание. Совсем темнеет, и это то, что надо.
   Несколько крюков через город на такси. В магазин, где меня хорошо знают. Полиция остервенело рыщет по всему Боркту, одежду тоже стоит сменить. Как всегда, выбираю лучшее, не интересуясь ценами, здесь ко мне уже привыкли. Выхожу с пакетами и долго ищу место, чтобы незаметно переодеться.
   Всё. Старую одежду, специально надетую утром "на дело" - в утилизатор.
  
   Следующая неделя была тревожной. В новостях каждый день трубили про успехи полиции в розыске одного из оставшихся в живых дерзких грабителей, уничтоживших целый квартал домов и более восьмидесяти человек, в том числе четырнадцать полицейских. На экранах мельтешили изображения троих одинаково одетых здоровых парней в зеркальных очках. Оказывается, те двое, вместе с детиной-водителем, вломились в подпольное казино. Порезали на куски кучу народа, взяли кассу общака и уже готовы были смыться. Но водилу кто-то зацепил, он смог лишь добраться до мобиля - и умер. На подозрительных типов с мешками и возню в "колинне" обратил внимание экипаж патрульной машины, вызвал подкрепление.
   По этой же улице, не разбирая дороги, шла я...
   Из журналистского трёпа сообразила, что сгоревший в пожаре у казино труп водителя не был опознан, как один из преступников. Полиция считала, что тройка, взявшая кассу, устроила бойню на улице, чтобы скрыться с места преступления. Дальше гангстеры похитили другой мобиль и летевшую в нём молодую пару (на весь экран изображения тех двоих, из "нерита"). В тут же возникшей ссоре из-за денег, двое бандитов погибли, а третий (весьма нечёткое изображение здорового водителя), вместе с деньгами и заложниками исчез в неизвестном направлении.
   Именно его розыском сейчас и занимались лучшие силы борктской полиции. Высказывались предположения, что, если налёт устроили на казино анурмов, скорее всего, тройка была из враждующей банды мериттов. Сетовали, что трупы двух преступников, убитых при дележе денег, порезаны и сожжены. Поэтому нельзя качественно реконструировать их изображения. Также сообщили, что количество украденных денег полиции неизвестно. Понятно, боссы анурмов на эту тему не откровенничали.
  
   После происшествия возле казино я с трудом дождалась следующего увольнения - всё переживала за свои денежки. Купила мощный универсальный сканер и ещё кое-что, взяла в прокате другой "турбо", теперь чёрный. Затем, отправившись в оба банка, опустошила свои сейфы и занесла деньги на счёт. Прикинула, хватит ли места, если новую добычу переправить сюда.
   За мешками собиралась только через полмесяца, и чем заниматься в остаток дня - совершенно не представляла...
   Кроме Арен, за время учёбы я не встретила ни одной девушки, разделявшей мои взгляды. Может быть, оттого, что по характеру сама была замкнута и молчалива. Да и хватало мне тогда наших отношений. Не так много было времени, и каждую свободную минуту мы проводили вместе.
   Тоска навалилась после смерти подруги. Даже Эрте, своей ближайшей соседке, другу, с которой у нас было много общего, я не могла откровенно сказать о том, что было дорого в этой жизни. Угнетало одиночество в толпе не способных понять чужаков. Мыслящих совсем по-другому. Даже говоривших, казалось, на ином языке. Всё, о чём в волнении спорили люди, казалось мне ужасно скучным и раздражающе бессмысленным. А попытка поговорить с кем-нибудь из них откровенно, скорее всего, привела бы меня к психиатру и неизбежному исключению из школы. Потому я просто должна была найти похожее существо. Если не словами, то безмолвным языком тел общаться с близким человеком...
   Надолго задумавшись, очнулась лишь от резкого сигнала извещателя. Мобиль, набрав потолок высоты, едва полз, двигателю не хватало воздуха. Поставив автопилот на спиральное снижение, я включила рекламный канал. Несколько десятков заведений предлагали услуги, как для мужчин, так и для женщин. Выбрала посолидней.
   На экране возникла симпатичная накрашенная мордашка. Игривый голос произнёс:
   -Каким временем располагаете? Кого вам предложить?
   -Время до полуночи. Нужна одна девушка небольшого роста, я заберу её с собой.
   -Согласны ли вы оплатить наши услуги вперед? - она обворожительно улыбнулась.
   -Не проблема. Хочу предупредить, - сняла очки и пододвинулась ближе к видеосканеру. -Я женщина и предпочитаю неравнодушную партнёршу.
   Секундное замешательство, быстро сменилось ещё одной профессионально эффектной улыбкой:
   -Сделаем всё, чтобы вы стали нашей постоянной клиенткой. Вы можете познакомиться с девушками. Чтобы выбрать кого-либо, наберите их номера на клавиатуре. Удачного выбора!...
   Появились изображения нескольких девиц, не обременённых одеждой. Чарующе улыбаясь, они едва заметно поворачивались под негромкий музыкальный аккомпанемент. Над прической каждой мерцал номер.
   Я внимательно оглядела лица и тела, выбрала понравившуюся. Сменился кадр, показались другие фигуры... Из каждой пятёрки выбирала по одной. Как интересно, что волосы у всех девушек разных цветов и оттенков! Потом стали показывать тех, кого я уже выбрала. Не желая заочно себя ограничивать, остановилась на четверых, показавшихся наиболее подходящими. Стукнула по клавише вызова. Вновь появилась менеджер:
   -У бармена спросите Арду Ней. К вашим услугам, - она слегка наклонила голову. -В какое время мы можем вас ждать?
   Назвала свои координаты, сказала, что лечу сейчас. Мы мило распрощались и я толкнула руль от себя, бросая машину в пике. Взбесились, запрыгали цифры на альтиметре и указателе скорости, засвистел вокруг кабины упругий воздух...
   Огромная разноцветная вывеска "Бар "Малик" всеми цветами радуги переливалась над зеркальными дверями. Большой и роскошный кабак. Всё как обычно, нигде ни намека на подаваемые здесь "особые блюда". Взяла крохотную рюмку элга, обронила:
   -Меня ждёт Арда Ней...
   Молодой, но уже седовласый бармен окинул меня профессионально проницательным взглядом.
   -Прошу. Направо по коридору лифт. Пароль для охранника тот же, - лёгкая улыбка тронула его губы.
   Охранник по ширине был почти как я, спиной загораживал двухметровые двери лифта. Угрюмо выслушав имя менеджера, шагнул в сторону. Зеркальные стенки кабины позволяли посетителю оценить себя со стороны. Я покрутилась, оглядывая свою неброскую, но стильную и дорогую одежду.
   У самого выхода меня подхватили две слегка одетые девицы: смуглая, темноволосая и белокожая, с ослепительными волосами цвета полуденного нансела. Порхая вокруг, и обаятельно улыбаясь, проводили меня в красиво убранный зал. Возле нескольких шикарных кресел стояла Арда - довольно высокая девица в длинном и сияющем золотистом платье. Широко улыбаясь, поклонилась:
   -Как желаете увидеть девушек? По одной, или всех сразу? - уточнила она.
   Я сняла очки, провела ладонями по жёстким волосам:
   -Вначале всех сразу, а затем пусть подойдут ко мне поодиночке.
   Сидя в кресле, настроилась на подслушивание мыслей. Я могла купить любую, но хотела хоть чуточку нравиться своей будущей любовнице. Пока мы были наедине с Ардой, я слышала:
   "...недёшево одета...
   ...зверски здорова...
   ...мужик какой-то..."
   Появились четверо выбранных мною девчонок. Из одежды на них были только лёгкие, цветные туфли. Кружась на возвышении неподалёку от моего кресла, девушки соблазняли утончёнными, изящными формами. Совсем юные, они были похожи друг на друга - небольшого роста, с красивыми точёными фигурками.
   Я заранее попыталась внушить им приказ думать обо мне. Девочки вышли.
   -Арда! - повернулась к менеджеру. -Пусть все снимут туфли, когда будут заходить по одной.
   Она что-то тихо проговорила, наклонив голову к скрывавшемуся в одежде микрофону.
   Вошла девушка с фиолетовыми волосами. Она ступала немного напряжённо. Взгляд предупредительно-вежлив.
   Я уставилась на неё, вслушиваясь в мысли:
   "...повезёт ...чаевые
   ...а как надоело...
   ...измучает до полуночи..."
   Делаю отрицательный жест.
   Красноволосая девица тоже привычнее чувствует себя в туфлях. Взгляд вообще пустой, только губы заученно улыбаются.
   "...придушит ненароком...
   ...не люблю здоровых..."
   Пусть подождёт. Может, остальные будут хуже.
   Оранжевые кудри шагают почти естественно. Лазурные глаза игривы.
   "...какое лицо жёсткое...
   ...черта с два ...чего вытрясешь"
   Ладно, послушаем последнюю.
   Волосы сине-зеленоватого цвета с широкой проседью оттеняют изумрудные глаза. Взгляд узких глаз пристальный, острый. Губы приоткрыты, она почти не улыбается. Свободная, лёгкая походка!
   "...тоже зеленоглазая...
   ...какая мощь...
   ...любопытно..."
   Поднимаюсь из кресла, молча протягиваю руку зеленоглазой. Она чуть обнажает зубы в улыбке и, сверкнув глазами, встает вплотную.
   Менеджер отпускает остальных.
   -В какой одежде возьмёте девушку?
   Я улыбаюсь:
   -Пусть наденет то, что пойдёт к моей.
   Она упархивает одеваться, а наши дела более прозаические. Звучит цифра. Это почти та сумма, в которую обходился мне каждый из прежних выходных. Со всеми ресторанами и магазинами...
   -Если девушка вам понравится, в следующий раз будет стоить на четверть дешевле, - расплывается в обольстительной улыбке Арда.
   -Что я могу с ней сделать за эти деньги? - хмуро любопытствую я, просовывая кредитку в считывающее устройство.
   -Все, что её не травмирует. Наши девушки исполняют любое пожелание, в любом месте и в любое время! - с гордостью сообщает она.
   Вскоре появляется зеленоволосая куколка. На ней короткая серебряная туника. В распахивающихся при ходьбе вырезах сверкают великолепные бёдра. Высоченные каблуки делают фигурку ещё более стройной. Я предлагаю девушке руку, и мы покидаем этот высококлассный бордель. Проходя мимо стойки, ловлю завистливый взгляд седого бармена...
   Она намного моложе меня, но вполне раскована. Привычно располагается в салоне, закинув ногу на ногу, обхватывает колено выхоленными тонкими руками.
   -Меня зовут Тайк! - кольнув бойкими глазами, улыбается девчонка.
   -А я Власта, - улыбаюсь в ответ, надевая очки.
   -У вас очень красивые глаза, - восклицает она.
   И, как мне кажется, искренне.
   Поворачиваюсь:
   -Поцелуй меня, Тайк...
   Посерьёзнев, она придвигается ближе. Осторожно поднимает мне очки.
   Скуластое лицо девушки совсем рядом.
   Изящные руки крыльями птицы ложатся на мои плечи. Внимательно вглядываются пристальные глаза... Она целует сначала ласково и нежно, едва касаясь моих губ своими. Почувствовав, как я отвечаю, опускает ресницы и страстно впивается в мой рот.
   Как приятно, я всегда любила целоваться!
  
   Роскошные апартаменты для новобрачных, по-моему, хорошо подходили для первой встречи. Я избавляю Тайк от одежды, она, в свою очередь занимается мною. После купания мы растягиваемся на великолепной громадной постели.
   -Покажи, что ты умеешь, - предлагаю ей.
   Девушка совсем недурна. Она обласкивает меня вначале всем своим телом, касается грудью, прижимает напряжённый сосок к моим пульсирующим губам.
   И часто заглядывает в лицо, будто упивается моим возбуждением...
  
   Мы стали встречаться регулярно.
   С ней было хорошо - Тайк оказалась фантазёркой. Страстно любила игру и кутежи, её опьянял запах денег, как зачарованная, девушка следила за игорными столами. Тогда я совсем ещё не понимала игры, была довольно равнодушна. Видя, что любовница изнемогает от желания испытать судьбу, позволила сделать пару ставок. Правило о том, что новичкам везёт, сработало. Выигрыш был невелик, но он был! Мало-помалу я заинтересовалась, села рядом. Тайк за пару часов удвоила сумму, остававшуюся на моём счёте! Половину выигрыша я подарила ей. Девушка была на седьмом небе от счастья! И тут же сразила наповал, загоревшись идеей устроить шикарный ужин на эти выигранные ею деньги.
   В тот вечер великолепный "Эрж" дрожал от буйного веселья. Один из банкетных залов был полностью наш. Лучшие напитки лились рекой, вокруг мотыльками порхали нагие терпсихоры. Тайк объявила конкурс на самый распутный танец, назначив победителям царский приз. Дело кончилось тем, что к закрытию какая-то танцовщица приволокла в зал двух симпатичных официанток, стащила с них одежду... Они устроили такие танцы! Мы от души веселились, подсказывая позы.
   Тайк заразительно хохотала, и девушки постарались.
   Было чертовски весело, нечего и говорить, что за один вечер всего нашего выигрыша как не бывало...
   На следующей неделе пришлось навестить яму с мешками. Убив полдня, я растолкала деньги по сейфам и пополнила счёт.
   Мы стали бывать в казино. Сидя за столом, я постепенно начала понимать смысл игры. Вскоре с удивлением обнаружила, что вполне способна использовать свой дар и здесь. Я не только знала, на какую цифру надо ставить - видела, сколько денег у игроков с точностью до сотни кредитов. Ясно читала их мысли.
   Испробовала всевозможные варианты игр: результат был одинаков.
   И тогда я принялась играть. На нервах. Взвинтила ставки до космических сумм. Зрители плотной стеной сгрудились вокруг нашего стола. Сидевшая рядом Тайк притихла как мышка, устремив взгляд на загадочно мерцающие цифры. Люди вокруг замерли, следя за отчаянной игрой. Я знала, что надо ставить на "57", но тянула до последнего. Слишком велик был риск. Наконец, набрала нужные цифры. И на моём счёте стало вдесятеро больше денег!
   Толпа выдохнула вместе с нами.
   Раскосые глаза подруги загорелись восторгом, ослепительно блеснули её маленькие ровные зубки. Разжав нервно стиснутые кулачки, Тайк с визгом кинулась меня обнимать.
   Зато крупье смог изобразить лишь жалкое подобие улыбки. Со всех сторон гудели возбуждённые голоса, болельщиков всегда радовал проигрыш заведения.
   Хорошо понимая, что приходить сюда, как в банк, мне никто не позволит, я тут же разрешила Тайк сделать несколько больших ставок. Спокойно смотрела, как бедная девочка проиграла не меньше половины только что пришедших ко мне денег. Надо было успокоить появившегося неподалёку менеджера. Следя за игрой, теперь я только проверяла себя.
   Потом, в другие дни, выигрывала лишь понемногу. Или просто чтобы развлечься, сперва выигрывала, и сразу нарочно спускала выигрыш.
   Если везло выиграть Тайк, все кредиты просаживались в тот же день. Подружка обожала чувствовать себя богачкой, швырялась деньгами чуть ли не наравне со мной. Бывало, что в игре ей начинало изменять чувство меры. Мне приходилось буквально выносить её на руках из-за игорного стола. Тогда я "наказывала" мою азартную любовницу. В номере отеля она должна была обслуживать меня, как госпожу. Сидела нагая у меня в ногах, исполняла самые дикие и нелепые прихоти, изображала ужасные страдания, когда я легонько шлёпала её по прелестным ягодицам. Похоже было, что и она возбуждалась от этой игры.
   Иногда мы бывали на озёрах, где Тайк резвилась от души, но всё-таки самой большой её страстью были игра и разгул! Она всё время жила, как в последний день. Никогда не спрашивала, сколько стоит понравившаяся вещь.
   Значительно позже я узнала от неё, что ни одна девушка в "Малике" не может утаить денег - всё забирали хозяева заведения. Я предложила сохранять её накопления, а Тайк только махнула рукой:
   -Я сейчас хочу жить, как человек!...
  
   Так прошёл год. В середине четвёртого курса мы все должны были пройти полугодовую практику. Курсанты мечтали о Патрульной службе.
   В один из понедельников меня вызвал сам адмирал Тарр, начальник Школы Космического Десанта.
   Кабинет подавлял роскошью. Кругом трёхмерные карты пространства, на чёрном фоне загадочно светились жёлтые огоньки созвездий. Громадный письменный стол украшали несколько макетов боевых кораблей разных эпох. Вдоль стен - огромные шкафы с множеством патентов, дипломов, разной другой хрени в роскошных подарочных футлярах, и даже несколько старинных "книг", сделанных ещё из бумаги.
   Однако мне было не до того, чтобы рассматривать сие музейное великолепие.
   Думалось разное. Вдруг это из-за игры? Или загулов в "Эрже"? Капнула какая-нибудь сволочь, вполне могла!
   Доложив о прибытии, я вперила взгляд в адмирала, желая выведать поскорее причину вызова. "Дед" был всецело поглощён настольным терминалом. Небольшого роста, сутулый и седой, словно высушенный временем, начальник Тарр был похож на старого колдуна. Услышав мой рапорт, поднял маленькие выцветшие глаза:
   -Садитесь, курсант, подождите! - и снова как-то однообразно застучал пальцами по светившейся на столешнице виртуальной клавиатуре.
   Опустившись в кресло, я продолжала высасывать мысли из-под поредевшей шевелюры.
   "...ага... дьявол... ну, немного...
   нет... опять не вышло..."
   Хехе... Вот оно что. Адмирал Тарр играл с компьютером...
   Закончив трудный уровень и выдержав паузу, он спросил:
   -Как дела, курсант?
   -Отлично, адмирал!
   Вроде, тон спокойный, значит, дела не так плохи. Настороженность не покидала меня. Может, это за подзатыльник ассистенту...
   -Ваши успехи в учёбе мне известны. Вторая в списке курса.
   У него было странное выражение лица, словно он чего-то не договаривал.
   -Есть одно свободное место для практики. Патрульная служба...
   Это моя сокровенная мечта. Настолько тайная, что из-за суеверия я самой себе в ней не признавалась. Уставившись на адмирала широко раскрытыми глазами, благоговейно вздохнула.
   -Документы получите у секретаря! Желаю успеха, курсант-пилот! - шеф ободряюще улыбнулся.
   -Есть, адмирал!!
   Сделав поворот налево кругом, я вышла из кабинета. Перед глазами сияли далекие звёзды, ждали неизвестные миры. Увидев своё лицо в большом зеркале приёмной, я прочитала на нём полнейшее остолбенение.
   Капитан-лейтенант в приёмной подал документы, билеты на орбитальный шаттл, броню на пассажирское судно гражданского флота.
   -Полетишь на Рендей. Региональный штаб даст направление на корабль и перебросит дальше. Он говорил ещё что-то, шутил. Этого я не слышала.
   Перед вылетом дали увольнение. Тайк горько плакала. Обещая обязательно вернуться, я понимала, что скорее всего, будет так, как предсказала когда-то Арен. Я помнила, и всё ещё любила мою несчастную подругу. Тайк же была просто хорошей партнёршей в постели, приятным спутником для весёлого досуга. Может быть, для большего она была слишком молода...
   Наутро, сияя великолепием парадной формы, я вошла в просторный салон шаттла. Необычное чувство доброжелательности и снисходительности к окружающим овладело мной. Жалкие людишки, беззаботные дети, они и понятия не имели, кто сидит рядом. Пилот Патрульной службы!
   "Эйа", новый гигантский лайнер, сияла огнями на орбите. На таких больших судах бывать не доводилось. Путешествие было вполне мирным, я шагала на борт в толпе галдящих туристов, прибывших чёрт знает откуда. Они тараторили все разом, очень быстро и совершенно непонятно. Никому не было дела до моей формы. Если я ловила чей-нибудь взгляд, то это были молоденькие девицы, из-за тёмных очков принимавшие меня за парня. Ничего не имея против девушек, я не верила, что они, узнав кто я, кинутся в распростёртые объятья.
   Каюта оказалась двухместной. Второй пассажир пока не появился. Я спрятала сумку с вещами, устроилась в глубоком кресле, двинув на ремне кобуру. Вот здесь предстоит провести десять дней. Особой пышности не наблюдалось, туристский класс...
   -Добрый день! - в дверном проёме нарисовались двое раскрасневшихся молодых людей.
   Парень и девушка, обоим до двадцати. Он тащил здоровенный чемодан, она сумку, тоже немаленькую. Растолкав вещи, стали устраиваться. Пока было неясно, кто полетит.
   Я вышла в холл, чтобы дать им спокойно расположиться. Вскоре пара выпорхнула тоже: они скрылись в соседней каюте. Вернувшись, я от нечего делать включила информатор. Шла реклама, расписывавшая достоинства огромной "Эйи". Двести сорок тысяч тонн массы покоя, три главных реактора, скорость хода 69 километров в секунду. Тысяча сто пассажиров, и только в одноместных и двухместных каютах с ванными. Каюты люкс. Гарантированная постоянная гравитация. Комфорт, безаварийность. Сорок пять человек экипажа и триста восемьдесят обслуживающего персонала. Изысканные интерьеры. Три бассейна, шесть ресторанов. Казино. Дюжина баров. Концертный зал. Семь главных палуб и три обзорных. Просторные лифты. Залы для спортивных игр. Магазины, парки, оранжереи. Надо было лететь целый месяц, чтобы обойти всё это хоть раз...
   Через несколько минут пара возвратилась.
   -Видите ли, - начал парень, высокий и худой, как щепка. -Мы с подругой летим впервые... Билеты смогли купить только в разных каютах. У меня здесь, а у Орти - в соседней. Там ещё никого нет. Мы хотим предложить... Вы ведь одна, помогите нам быть вместе!
   Девушка выглядела убитой горем. Тоже худенькая, как подросток. Красивые синие глаза с надеждой смотрели из-под густой оранжевой чёлки. Только ради неё я произнесла:
   -Ничего не имею против...
   Сгребла сумку и перебралась на новое место. Орти счастливо щебетала, рассыпаясь в благодарностях. Мои бесстыжие глаза жадно ощупывали тонкую девичью фигурку. Не могла представить, как треть месяца буду в одиночестве бродить по летающему парку. За все годы в школе эти десять дней полёта - моё самое долгое увольнение!
   Едва успела оглядеться, как в дверь легонько постучали. На пороге молодая дама среднего роста. Фисташковое платье из дорогой ткани плотно облегало фигуру, выгодно подчёркивая силуэт и формы бюста. Симпатичное лицо, улыбающиеся чувственные губы, миндалевидные карие глаза, затенённые пушистыми ресницами. Высокие дуги чёрных густых бровей, выступающие скулы. И всё это в обрамлении вьющихся тёмно-каштановых волос. Мой тип.
   -Эйла, ваша попутчица, - дама опустила багаж.
   Похоже, ей не меньше тридцати...
   -Очень приятно, моё имя Власта, - я одновременно внушаю желание познакомиться поближе.
   По лицу дамы пробежала тень удивления, потом в глазах занялся любопытный огонёк. Её мысли пока расплывчаты, неосознанны. Но соседка одинока и достаточно опытна, чтобы клюнуть на мою провокацию.
   -Скромная каютка, - она обвела интерьер скучающим взглядом. -Но билеты чертовски дороги!
   -За меня платит Федерация. Курсант-пилот Патрульной службы Космофлота...
   Еще порция внушения! Попутчица начала заметно розоветь, будто бы я сказала что-то двусмысленное. Но приятное.
   -Художник-дизайнер, - сообщила она всё с той же милой улыбкой. Тонкие длинные пальцы отчего-то стали заметно подрагивать.
   Я помогла ей поставить в кладовку объёмистые чемоданы и решилась перейти в наступление:
   -Эйла, пожалуй, я избавлюсь от формы. Вы не возражаете?
   -Вам очень идёт форма, - карие глаза сверкали из-под пушистых ресниц, она изучала меня, словно собираясь купить.
   Сбросила куртку, поигрывая мышцами. Как будто невзначай, сделала шаг вперёд.
   -Какие руки! - Она приблизилась тоже, узкие трепещущие ладони опустились мне на бицепсы.
   И замерли.
   Не уставая мысленно подталкивать соседку, я в свою очередь обняла её за плечи. Женщина вздрогнула, буквально падая в мои объятия...
  
   Поглаживаю её ароматные вьющиеся волосы, легко целую. Ласкаю губами густые брови, ресницы.
   Эйла запрокидывает голову, чуть приоткрыв перламутровый рот. Губы сливаются в долгом, влажном поцелуе. Попутчица нежна и многоопытна. Её руки уже под моей одеждой. Лёгкие прикосновения заставляют трепетать.
   Судорожно раздеваем друг друга и, не разжимая объятий, движемся в ванную...
   Мы на лестнице. Сомкнув руки на моей спине, партнёрша изо всех сил прижимается обнажённым телом. Роскошные груди ищут мою грудь, и лишь только они соприкасаются, становится безумно приятно!
   Эйла неожиданно сильно стискивает ногами моё бедро, яростно ласкаясь. Я смотрю на свою добычу и счастливо смеюсь.
   Подхватив под мышки, поднимаю её выше на несколько ступеней. Не отрываю взгляда от пылающего лица. Моя рука приникает к её плоти, пальцы ласковы и умелы. Женщина раскрывается навстречу, извивается и стонет...
  
   Сильно вздрогнув несколько раз подряд, она издала долгий стон наслаждения. Колени смягчились, я поняла, что художница едва не лишилась сознания. Подхватила, прижала к себе, вслушиваясь в бешеный ритм сердца:
   -У тебя красивое тело.
   Приходя в себя, Эйла снова расцвела улыбкой, она явно наслаждалась восхищением молодой, сильной партнёрши.
   -Ты просто прекрасна, - отозвалась любовница. -Мы с тобой удивительно контрастируем!..
   -Скажи мне, - она пристально глянула в глаза. -Раньше, с другими женщинами у тебя это было?
   Я сделала вид, будто не услышала вопроса. Но она спросила ещё раз:
   -Ты занималась любовью с женщинами?
   Нагая любовница всё ещё в моих объятиях.
   -Эйла, я ни разу в жизни не занималась любовью с мужчинами...
   Она снова прижалась ко мне и счастливо забормотала:
   -А у меня в первый раз... Наваждение какое-то, вошла сюда и будто ударило! Смотрела на тебя и осознала, что должна с тобой переспать! Я думала иногда о таком, но сегодня это стало сильнее разума. У меня в голове просто не осталось других мыслей. И я довольна, счастлива, что мы встретились! С тобою так хорошо!..
   Приняв душ, мы переодевались. Голос информатора предупредил - до старта всего полчаса.
   -Ты видела когда-нибудь старт? - осведомилась у подружки.
   -Я и в космосе впервые!
   Она сменила свой наряд на ещё более элегантное длинное белое платье и стала настоящей светской дамой. Мой недавно купленный костюм из серебристого тончайшего материала был подстать наряду Эйлы. Брюки, свободные внизу и узкие в бёдрах, заправленная в них просторная блуза с пышными рукавами. Вот только идя под руку с любовницей, я страшно боялась ненароком наступить на её подол!
   Пассажиры, желавшие наблюдать за стартом, собрались на обзорной палубе "А". Они занимали глубокие кресла, пристёгиваясь и поглядывая на висящие табло. До старта оставалось десять минут. Стюардессы ещё прохаживались между рядами. Я потянула свою даму в пустой последний ряд, шепнув, что у меня есть сюрприз. Убедившись, что все включили страховочные фиксаторы, за пару минут до старта девушки в форме тоже устроились в креслах. Тогда, вытащив датчики из наших кресел, я отключила страховку, чтобы незаметно улизнуть из-под контроля. В коридоре нашлось удобное место рядом с громадным окном. Широкие вертикальные рёбра жёсткости вполне подходили для того, чтобы удержаться на них во время стартового рывка. Это, конечно, нарушение правил, но в величественный миг старта я хотела остаться с Эйлой наедине.
   Зелёно-голубая планета, облепленная хлопьями облаков, выглядела опустевшей. Глаз, перебегая с черноты океанов на изумрудные материки, тщетно старался разглядеть хоть что-нибудь, созданное человеком. С расстояния в несколько сотен километров Ониск казался ужасающе пустым, будто жизнь на нём едва начинала зарождаться.
   Широко расставив ноги и прислонившись спиной к переборке, я крепко сжимала Эйлу в объятиях, ощущая возбуждающую мягкость родного тела. Доверчиво прижавшись, попутчица неотрывно смотрела на висевшую в пространстве планету, которую она покидала впервые.
   Плавный толчок, качнулась палуба. Ускорение мягко, но сильно прижало ко мне тихо ахнувшую женщину. Диск Ониска едва заметно дрогнул и стал смещаться назад. Эйла отвернулась от окна, наши взгляды встретились. Её глаза были наполнены нежностью и восхищением. Любовница спрятала лицо в серебристом материале. Губами нашла кусочек моего тела в вырезе на груди и стала покрывать его страстными поцелуями. Ради таких мгновений стоило жить...
  
   Когда в коридоре зажглись огни, объявили, что можно подняться с кресел. Уже сверкали люстры, звучала музыка. Бархатный девичий голос пригласил пассажиров в рестораны. Пора было отпраздновать встречу. Для начала выбрав не самое дорогое заведение, хотя и не из дешёвых, я усадила спутницу за столик. Оглядывая интерьер, по которому она, как видно, была специалистом, Эйла шепнула:
   -Здесь всё, наверное, ужасно дорого!
   Весело глядя в тревожные карие глаза, я коснулась губами бархатной щёчки:
   -Ты думаешь, я способна заложить твоё платье?
   Немного успокоившись, художница взялась за меню.
   -Извини, дорогая, - я аккуратно перехватила светящуюся цветную карту. -Давай лучше буду читать тебе вслух!
   Догадавшись, что она станет экономить, я не называла цен. Разобралась с обедом, подозвала официанта. Оценив наш выбор, тот расплылся в подобострастной улыбке.
   Естественно, собираясь на целых полгода удалиться от моих банковских сейфов, я позаботилась о кредитке - там была весьма солидная сумма.
   Подозрительно покосившись на просиявшего слугу, Эйла подвинулась ближе:
   -Власта, не думай, я заплачу половину.
   -Не хочу половину, хочу тебя всю! - смеясь, воскликнула я, и провела ладонью по декольтированной груди зардевшейся любовницы.
   Мы неплохо провели время. Лёгкое вино, изысканные блюда... Посетителей было совсем мало, я верно выбрала ресторан.
   Увидев-таки сумму счёта, спутница едва не свалилась под стол. Ошеломлённо наблюдала, как я рассчитывалась. Мы уже вышли из зала, когда, нетвёрдо ступая, она ухватилась за мою руку:
   -Власта, ты сошла с ума! Теперь моя очередь, дальше буду платить только я!
   -На "Эйе" для Эйлы всё бесплатно, - попыталась отшутиться в ответ.
   Но подружка так пристала ко мне со своими деньгами, что пришлось расставить точки над "ё". Подвела Эйлу к окну, мы стали смотреть в пространство. Я услышала мысли:
   "...плевать на деньги...
   ...всё до последнего кредита...
   ...она только курсант... я же не могу..."
   Пришлось заглянуть в казино.
   -Ты играла когда-нибудь?
   -Мне не очень везёт, не хочу тебя разочаровать... - неуверенно отозвалась художница.
   -Рискнём, по-моему, сегодня твой день, - я настойчиво усадила её за стол. Кроме нас в этот ранний час игроков было всего двое.
   Флегматичный черноокий брюнет, обнаруживавший явную склонность к полноте. Его шикарная блестящая грива и густые, как у Эйлы, брови, делали некоторую грузность парня не столь отталкивающей. Слегка горбатый нос и меланхоличные глаза дополняли картину. В такую рань в казино способны сидеть лишь заядлые игроки...
   А как у парня с кредитами? Ага, да он лакомый кусочек!
   Второй игрок женщина. Ростом чуть ли не с меня, а что касается объёмов, то она вполне могла бы вместить две Эйлы. Но при этом вовсе не казалась жирной толстухой. И к моему мужеподобному типу её не причислить - при таком росте умудрилась сохранить женственные, хотя и гротескные пропорции. Словом, она была из тех дородных самок, которые отчего-то находят среди определённой части мужчин горячих поклонников.
   Финансы? Хм, да сегодня действительно наш день! И толстяк неплох, а бабища вовсе лопается от кредитов.
   Оба тоже напялили тёмные очки, но это меня лишь позабавило.
   Сделали первые ставки.
   Вначале я воздерживалась от активности и дала возможность соперникам держать инициативу в руках. Немного проиграла. Для меня немного, потому что подружка рядом в тихом ужасе окаменела.
   "...что же мы делаем...
   ...уводить её отсюда..."
   Незаметно, под столом, я успокаивающе-ласково прикоснулась к её бедру...
   Слушать мысли противника!
   Моя задача - максимально вздуть банк и не допустить подозрений этих двоих. Играли они неплохо, но я сразу поняла, что склонность к авантюризму может им дорого обойтись. И оч-чень надеялась на это...
   Ставки росли, соперники начали обнаруживать признаки азарта. Отлично. Пока они, в основном, сражались друг с другом: я исполняла роль статиста, регулярно внося денежки в растущий банк. Хорошо, хоть у Эйлы хватало выдержки не отвлекать.
   Так, пора пощипать пёрышки жирным птицам!
   -Предлагаю не ограничивать ставок, - произнесла я просящим тоном, насколько это у меня получилось. -Ведь должно же когда-нибудь и мне повезти!
   Игроки едва заметно переглянулись поверх непроницаемых стёкол. Матрона с трудом сдерживала улыбку:
   -Не возражаю.
   -Согласен, - откликнулся брюнет.
   Банк мгновенно вздулся, теперь это уже была серьёзная сумма. Для носатого-волосатого половина его денежного счёта.
   Ещё немного! Моя вялость в игре вместе с упорным стремлением увеличить ставки, в конце концов, могли и обеспокоить противника. Изо всех сил я изображала неопытного зелёного юнца. Было очень жалко заледеневшую в безмолвном ужасе Эйлу, но её молчаливое оцепенение и растерянный, блуждающий взгляд очень помогали дурить головы соперникам.
   Настал решающий момент - я взяла управление.
   Почувствовав, что дело плохо, противники с головой погрузились в игру. Очевидно, понимая друг друга без слов, они отчаянно пытались не пустить меня к лакомому кусочку в полмиллиона кредитов. Сигналы бедствия профессиональных игроков прозвучали для меня торжественным маршем.
   Моя несчастная соседка изумлённо переводила глаза с опытных хищников, внезапно превратившихся в растерянных детёнышей, на наивную дуру, нежданно оскалившую страшные клыки.
   Затянувшаяся игра кончилась для моих соперников полной катастрофой. Я не смогла отказать себе в удовольствии и сняла очки, предоставляя желающим возможность глянуть мне в глаза. Горбоносый брюнет стиснул зубы, став белее снега. Гигантской самке тоже не до улыбок. Яростно выдергивая из щели автомата изрядно "похудевшую" кредитку, она яростно прошипела:
   -Чёртовы лес-сбиянки...
   У меня благодушное настроение и я прощаю проигравших. На моём счёте теперь и вовсе астрономическая сумма.
   С этими деньгами, да способностью так их зарабатывать - на кой чёрт мне уже тогда была военная служба! Но молодость брала своё - хотелось романтики, подвигов, славы...
   Вышли из казино, я провела взглядом по полуобнажённой груди подруги. Эйла глянула так искусительно-томно, что я едва не накинулась на неё прямо в коридоре. Нежное лицо пылало алым румянцем:
   -Сердишься, что тебе мешала? - она глянула снизу вверх. -Не представляла, что можно так великолепно сыграть. Ты настоящий мастер!
   -Это всё только оттого, что ты была рядом, ведь сегодня твой день.
   Мне хотелось украсить волшебную грудь любовницы, и я повела её в магазин. Торговля на борту была беспошлинной, цены стоили того, чтобы заинтересоваться товаром. Я не торопила Эйлу, пока она больше часа перебирала груды блистающих варпских жемчугов, рассматривала сверкающие инкрустированные шкатулки, ажурные резные браслеты, перстни с загадочно мерцающими камнями. Здесь были украшения для любой части тела, к которой можно было прицепить блестящую драгоценность. Уже поняв, к чему лежит душа моей спутницы, я подала футляр с жемчужным ожерельем:
   -Давай посмотрим, пойдёт ли это к твоему платью?
   С вожделением расположив на груди отливавшую лиловым змейку, она кокетливо прищурилась:
   -Ну, и?
   Было вправду чудесно. Крупные, яркие жемчужины сияли, словно звёзды, на фоне розово-смуглой холёной кожи. Редкостный лиловый жемчуг изумительно гармонировал с яркой внешностью и тёмными локонами Эйлы.
   -Красивой девушке особенно идут дорогие вещи, - повторила я старую фразу.
   Дрогнуло, ударило сердце, встала перед глазами Арен в своём любимом платье...
   Я быстро повернулась, чтобы попутчица не заметила изменившегося лица, провела кредиткой, оплачивая дорогую покупку. Чертовски полезная у меня привычка - таскать тёмные очки...
   Собравшись с силами, улыбнулась, взглянула на подружку.
   -Будь счастлива, Эйла!
  
   Снова был повод для праздника - выигрыш. Я чувствовала настоятельную потребность в чём-нибудь покрепче. Заказав в каюту всего, что могла пожелать душа, мы вернулись к себе. На сей раз я не забыла включить небольшой прибор, предохраняющий от звуко- и видеозаписей. Любовница избавилась от своего вечернего платья и сразу направилась в ванную, сбрасывая на ходу остальные предметы туалета. Их насчитывалось ровно два - туфли и невесомые кружевные трусики. Через пару минут вежливо постучали и вышколенный слуга вкатил огромный сверкающий стол с десятками блюд и батареей бутылок. Отпустив его, я заблокировала дверь, и тоже сбросила одежду.
   Эйла ждала в ванной. Я встала к ней, под перекрещивающиеся струи. Подружка повизгивала от удовольствия. Потом, подавшись вперёд, губами схватила мой сосок, плотно сжала, трогала его кончиком языка. Обняв её мягкие плечи, я таяла... Пар от воды обволакивал тела, шум горячего дождя возбуждал сам по себе. Любовница принялась страстно ласкать меня под водой. Гибкие руки были так ловки, что возбуждение нахлынуло штормовой волной, захлестнуло... Я прикоснулась губами к векам вздрагивающей подруги. Опустилась перед ней на колени, целуя роскошную грудь и бёдра. Опрокинула её на себя и мы распростёрлись в потоках горячей воды на тёплой, гладкой поверхности ванны. Эйла покрывала поцелуями шею, грудь, живот. Прижалась лицом... Касалась носом, щекой, губами... Кончик её языка был восхитителен и доставлял просто мистическое наслаждение! Содрогаясь от страсти, я уже не чувствовала себя, шептала что-то неслышное. Сознание затуманивалось, всё плыло, плыло перед глазами. Всепоглощающая страсть долго сотрясала меня, заставляя извиваться, ощущая на себе маленькое горячее тело любовницы...
  
   Пиршество длилось несколько часов. Мы сидели рядом за роскошным столом, не желая ничего на себя надевать. Крепчайший, ледяной сапфировый элг ароматом напоминал цветущие луга. Сверкая глазами, Эйла отчаянно пила наравне со мной. Лаская друг друга взглядами, мы наслаждались совершенством тел. Лукавая улыбка играла на чувственных губах прекрасной соседки. Соблазнительные груди маячили передо мной, словно луны в ночном небе. Мы целовались, сплетались в объятиях, надолго забывая о еде и напитках.
   Это был именно тот случай, про который говорят: "счастливые часов не наблюдают". Ни я, ни Эйла не могли бы сказать, сколько времени прошло с тех пор, когда я закрыла дверь за официантом. Первый раз мне не надо было никуда спешить...
  
   Каждый из дней полёта стал незабываемым праздником - мы обошли самые дорогие рестораны, проводили время в барах и танцевальных залах, плескались в бассейнах, выдумывали чёрт знает что ещё.
   Но, как это не печально, всему в жизни когда-нибудь приходит конец. И чаще всего, хорошее заканчивается быстрее. Лайнер достиг цели своего полёта незаметно для нас. Я поняла, что до прибытия три часа, только услышав об этом из информатора. Эйла прислушалась тоже, замерла. Её ресницы затрепетали и две влажные дорожки возникли на щеках подруги. Мы вскочили, принялись судорожно собирать валявшиеся по всей каюте вещи. Потом, будто очнувшись, бросились друг к другу в объятия и до самой последней минуты не разжимали рук.
   Подняв как-то сразу постаревшее скуластое лицо, Эйла сказала:
   -Полёт счастья. И только благодаря тебе... Лучшие дни моей жизни.
  
   Через полгода, вернувшись в школу на торжественный выпуск уже настоящим пилотом, я получила ждавшее меня послание. Приглашение на художественную выставку Эйлы Сэдж.
   Вспомнив десять дней любви на борту "Эйи", я купила самую роскошную корзину цветов и отправилась в "Отэр Форг". Возле комплекса было настоящее море машин. Дежурила полиция. Огромный, сияющий выставочный зал гудел голосами посетителей. Справившись по радио, охранник проводил меня к хозяйке выставки.
   Эйла, в белом вечернем платье, окружённая пёстрой толпой поклонников, стояла возле одной из своих картин...
   Там была я.
   В монументальной позе и во всём великолепии парадной адмиральской формы, уверенно поставив ноги, Власта Касс возвышалась у громадного окна звездолёта. Бархатно-чёрная пустота пространства озарялась зелёно-голубым светом Ониска, одинокого и беззащитного. Могучая рука адмирала, протянутая к планете, словно поддерживала её в вечном скитании среди звёзд.
   Только кое-что не совсем вписывалось в казалось бы, примитивно простой, образ воина-исполина. Художница изобразила меня с длинными, до плеч, прямыми волосами. Жёсткие, рублёные черты лица озарялись задумчивой нежностью. В огромных глазах жила любовь.
   Наверное, почувствовав взгляд, Эйла резко подняла голову. Дрогнули ресницы. Огромные карие глаза теперь никого не видели вокруг. Она бросилась сквозь расступавшуюся толпу. Выпустив из рук цветы, я шагнула навстречу. Мы слились в объятиях прямо на глазах притихших гостей.
   -Ты пришла! - радостно выдохнула подруга, пряча лицо у меня на груди.
   Растрогавшись, как ребёнок, я не могла вымолвить ни слова и только гладила тёмные густые волосы.
  
   Через несколько минут её новенькая белая "электра", паря в облаках, уносила нас вдаль. Эйла не спускала с меня восторженных глаз.
   Маленький уютный домик в пригороде стал нам Вселенной на следующие несколько дней. Едва закрыв за собою дверь, прямо у порога мы сбросили одежду. В лихорадочном возбуждении, нагие, ползали по полу, жадно ласкаясь. Перебирались из комнаты в комнату, с пола поднимались на постели и с постелей снова скатывались на пол. Выпивали друг друга до последней капли и от этого наши глаза делались ещё более голодными. Мы наслаждались вкусом и запахом тел. Наши стоны сменились яростными криками. Руки и рты час от часа становились всё смелей, изощрённей, развратней. До совершенного изнеможения...
  

***

  
   После присвоения званий и вручения пилотских дипломов школа давала пышный выпускной бал. Звучали речи и тосты, кружились в танце молодые офицеры. Девушек среди выпускников, конечно, было намного меньше, но ведь никто не мешал приводить знакомых из города.
   Мы с Эртой оставались одиночками среди всеобщего веселья. Соседка не очень-то привлекала внимание парней, а я с первого курса всегда отшивала смельчаков, поначалу пытавшихся подкатиться.
   Выпили. Эрта не надеялась на весёлое времяпровождение. Разговор вертелся вокруг завтрашних назначений. Она уверяла, что по обычаю, лучшим выпускникам будет предоставлено право выбора места службы, и мне волноваться не о чем.
   "Твоя Патрульная служба никуда от тебя не денется", - что-то в этом роде твердила она.
   И тут я увидела огненно-рыжую малышку Тайк, пробивающуюся ко мне через полный народа зал.
   -Ну привет, Власта! - деланно беззаботные зелёные глаза угрожающе сверкнули в сторону Эрты.
   Тайк была в роскошном золотом платье с высокими разрезами, и добрая половина новоиспечённых лейтенантов уже старательно раздевала её глазами.
   -Какого чёрта ты ещё здесь! - не дав мне открыть рта, затараторила девушка. -Хорн весь извёлся. Нечего вам больше делать обоим, как строить из себя гордецов! Поехали! - она схватила меня за рукав и потянула к выходу.
   Послав Эрте извиняющийся жест, я сползла с табурета и вслед за Тайк проследовала на воздух. Десятки любопытных взглядов следили за нами, словно прицелы автоматических пушек.
   Покинув зал, Тайк потащила меня в мобиль.
   -Дерьмо! - выругалась она сердито. Голос подружки изменился, сделавшись резким, почти грубым. -Какого чёрта я вижу тебя рядом с такой уродиной?! Её морда в сто раз хуже моей задницы! И ты с этой спишь?!
   "Стерва", - нежно подумала я, понимая, как девочка страдает. Я столько дней безвылазно пробыла с художницей, а для Тайк остался только один.
   -Тебе нравятся мои новые волосы? - вдруг прошептала она, придвинувшись вплотную.
   Свежий аромат дорогих духов и возбуждающий запах плоти затуманили голову. Руки сами собой подняли мобиль в воздух...
  
   Распределение по местам предстоящей службы было следующим утром. После сумасшедшей бессонной ночи совершенно раскалывалась голова. Радовало лишь то, что вызывали не по алфавитным спискам, а в соответствии с результатами учёбы. Дождаться, когда узнает место своей службы номер первый и после него войти в кабинет - это ещё было реально.
   Кроме адмирала и двух известных мне офицеров из числа руководства школы, в кабинете начальника Тарра обнаружилась невысокая полноватая женщина. Её строгий деловой костюм, надменный, чопорный вид резко выделялись на фоне знакомых кителей. По виду ей было около сорока.
   Благосклонно кивнув в ответ на мой рапорт, "Дед" сухо произнёс:
   -Второй лейтенант Касс! Сегодня в Школе особо торжественный день. Нас почтила своим присутствием Член Кабинета Министров звёздной Федерации Ониск госпожа Берта Ларс. Правительство испытывает необходимость пополнить ряды своего Отряда пилотов. Вам, второй лейтенант, предоставляется почётная возможность служить в этом элитном подразделении, - тут он сделал паузу. -Вы согласны?
   С похмелья мозги не очень-то варили. Но было ясно, что из меня хотят сделать нечто среднее между слугой и пилотом-охранником. Для этого я четыре года училась сражаться и побеждать на планетах, в небе и в пространстве? Да пошли бы они в задницу!!
   -Благодарю за предложение, господин адмирал! Настаиваю на моём назначении в Военный Флот!
   Адмирал, повернувшись к чиновнице, как мне показалось, торжествующе развел руками:
   -Это её право, госпожа...
   Толстомордая гадюка оторопело пялилась, беззвучно раскрывая и закрывая рот. Наконец, в полной тишине прозвучал скрипучий голос:
   -Второй лейтенант, я предоставляю вам право выбора. Вы будете служить в правительственном Отряде пилотов. Или, если желаете, в Военном Флоте, - она немного помолчала, приглядываясь к моей каменной физиономии. А потом с ледяной улыбочкой припечатала: -На границе с ансартами!
   "Вот тебе и Патрульная служба!" - пронеслось в голове. -"Сглазила Эрта, чёрт бы её подрал!"
   Лица офицеров вытянулись. Правительство грубо вмешивалось в дела Флота! Но адмирал не сказал ни слова.
   -Есть служить в Военном Флоте на границе с ансартами!! - зло выкрикнула я.
   Сидевшие за столом склонились друг к другу, что-то зашептали.
   -Разрешите идти? - напомнила о себе.
   -Идите, Касс. Я вас ещё вызову, - отозвался начальник школы.
   Повернувшись кругом, я вылетела из кабинета, и ни слова не говоря, зашагала в свою курсантскую комнату. Вещей там давно уже не было, но кровати остались. Прямо в парадной форме упав в койку, я заскрежетала зубами. Будь проклята самодовольная правительственная сука! Кто дал ей право решать за меня, где служить?...
   Граница - это не вездесущий патруль, скачущий по Вселенной. Глухой, забытый Богом угол, фронтир. Частые конфликты с воинственными соседями. Самое хреновое, что там и в увольнение слетать некуда... Сиди и сиди годами в бронированной коробке корабля. Но дело сделано, не идти же офицеру в лакеи, в конце-то концов!
   В комнате появилась Эрта. Вопросительно глянула на мою остервенелую рожу.
   -Сглазила ты меня, подружка! Накрылась к хренам Патрульная служба, - уныло сообщила я.
   -???
   Всё рассказав ей, подвела итог:
   -На кой чёрт была учёба, если всё дерьмо как раз из-за второго места!
   Часа через четыре лежания в койке прозвучал сигнал наручного видеофона:
   -Второй лейтенант Касс! К начальнику школы адмиралу Тарру!
   В приёмной не было никого, кроме знакомого капитан-лейтенанта. Он молча кивнул на дверь.
   Адмирал стоя глядел в распахнутое окно. Повернулся, задумчиво посмотрев на меня, прошёл к дверям и запер их изнутри. Вытащил из стола прибор-постановщик помех.
   -Скажу откровенно, Касс. В ваши годы я поступил бы так же, - "Дед" прошёлся из угла в угол. -Министр Ларс, конечно, зарвалась, но мы не можем игнорировать недвусмысленное распоряжение правительства. Однако есть идея. Направляю вас на Ксонарт. Командует этим погрансектором мой старый знакомый адмирал Куулд. Я с ним говорил. Конечно, с месяц придётся потерпеть, потом вас переведут на перспективную должность. Всё, что могу. Документы в приёмной.
   Адмирал поднял глаза, протянул руку:
   -Вы были хорошим курсантом. Желаю удачи, пилот! Идите.
  
   Так я полетела на Ксонарт.
   Чертовски долгий и скучный перелёт ничем не напоминал мне волшебное путешествие на "Эйе". Гулкий, под завязку набитый грузом военный транспортник был почти безлюден. Размерами не уступая лайнеру, имел всего тридцать четыре человека экипажа: четыре женщины и тридцать мужчин. Прекрасная половина, похоже, не справлялась с таким количеством самцов. Мало кто из этих тридцати в первую же неделю не подошел ко мне с каким-нибудь идиотским вопросом. Разные были вопросы, но мысли одни и те же. И форма моя их не особенно сдерживала, они будто не слышали, что я не хочу знакомиться и прошу отвалить куда подальше. Имелось одно испытанное средство, но применять его лучше было на глазах у всех.
   Обратилась к капитану. Полноватый дейрианин, лет сорока пяти, ростом едва доставал мне до плеча. Вокруг глаз темнели мешки отёков, лицо было покрыто медно-рыжим загаром. Помятая форма капитан-лейтенанта мешковато висела на грушевидной фигуре.
   -Капитан, вы не против спортивных соревнований на борту? - поинтересовалась я.
   -Что за соревнования, детка? - хрюкнул этот мешок с дерьмом.
   Мрачно поясняю:
   -Это такие, после которых слово "детка" застревает в глотке. Рукопашный бой называется. Слыхали?
   Он мычит нечто неопределённое. Приходится толковать дальше.
   -Ваши парни все обалдели. Загребалась отгонять. Если их грохать поодиночке, некому будет вести судно. А на соревнованиях посмотрят все, а получат от силы двое-трое. На них как раз мест в медотсеке хватит. Ясна ситуация?
   -Ну, ну, давай, десантница, - покосился на мой значок. -Есть тут у меня один парнишка, посоревнуешься...
   В этот же день по судовой трансляции было объявлено о предстоящих вечером соревнованиях. Как я и предполагала, трое парней изъявили желание попробовать свои силы. Первый номер по жребию вытащил наиболее мощный. Судя по всему, именно тот, кого имел в виду капитан мусоровоза. Мне совершенно ничего не было известно о соперниках, приходилось только наблюдать и слушать мысли. А мыслей у большинства опытных бойцов негусто, по большей части одни рефлексы.
   Парень, явно надеясь на свою силу, сразу кидается в лобовую. Вспомнился Ирг Эвен. Тактика похожая. И реакция моя похожая. Уход и удар по основанию черепа. Силы за четыре года у меня не убавилось, а мальчик явно не с Поллукса. Головёнка дернулась, так и поехал он по настилу носом вниз.
   Следующий на вид послабее. Осторожничает. Похоже, целится в ноги. Приходится атаковать мне. Хлёсткий удар правой в плечо опрокидывает его на палубу. Встаёт, теперь начинает убегать от меня, кружась по рингу. Следующим боковым достаю его в голову. Нокаут.
   Третий "боец" продержался ещё меньше. Зрители были в шоке. После "соревнований" стало поспокойнее. Большую часть месячного полёта я провела, до обалдения качаясь в спортзале.
  
   Адмирал Куулд был широкоплеч и кряжист. Внимательно оглядев меня с головы до ног, поинтересовался:
   -Опыт боевых действий имеете?
   -Только на планетах, господин адмирал!
   -Ну что же, у нас тут весело. Пойдёте на эсминец "Таркон". Пока пилотом истребителя.
   -Есть, господин адмирал!
   Помощник командующего, стареющий первый лейтенант, скормил машине мою карточку с надписью "направлена в погрансектор 118". Вместо неё выдали новую - рядом с моей физиономией красным по белому значилось: "Военный Флот звёздной Федерации Ониск. Пограничная служба. Эсминец "Таркон". Пилот истребителя второй лейтенант Власта Касс".
   "Таркон" оказался новеньким кораблём класса "Астар". Самый крупный из эсминцев, мощное вооружение, куча истребителей. Флотский экипаж недавно пригнал его с Римакса и готовился теперь к первому боевому дежурству.
   Ксонарт своим угрюмым дождём напомнил планету моей молодости. Да и тяжесть, как-никак-1,4. Стратодром был сер, как местное небо. Всё здесь было серым: возвышающиеся то здесь, то там штабеля стандартных грузовых контейнеров, какие-то баллоны, катушки кабеля. Беспорядочно разбросанные возле свистящего на высокой ноте пузатого грузового шаттла, они говорили о спешке, с которой грузился челнок. Люки медленно закрылись. Шаттл засверкал огнями, завыл, плавно оторвался от поверхности. Секунду повисел, будто задумавшись, наконец двинулся, набрал скорость и скрылся в низких облаках.
  
  
   Глава 8. СЁСТРЫ НА СЛУЖБЕ И НЕ ТОЛЬКО
  
   ВЛАСТА
  
   Не доходя шагов двадцати до большого чёрного катера с изображением во весь борт ящероподобного летучего хищника, я опустила сумку на шершавое покрытие и принялась рассматривать посудину. "Атмосферный катер - лицо корабля", так в своё время говаривал Зацге...
   Посмотреть было на что.
   От стандартной флотской окраски остался лишь бортовой номер. Свежевыкрашенный корпус блестел, словно новенький мобиль. Любовно выписанное огнедышащее чудовище угрожающе сверлило алым глазом. Такая же яркая надпись, пламенея сверху: "ВФЗФО. ПС. Эсм. "Таркон", венчала залихватский вид кораблика.
   Крякнув, я подхватила вещи и двинулась дальше. Десантник у трапа, проверив карточку и разглядев знак "ШКД" на моей груди, щёгольски козырнул.
   Открыв люк, чуть не оглохла от вдарившего по ушам бешеного ритма. Салон был почти пуст. Только в пилотском кресле, сидя, пританцовывал какой-то длинноволосый вторлей. Подобравшись ближе, легонько постучала его по плечу. Музыка стала чуть слышной, пилот обернулся:
   -Ну?
   -Второй лейтенант Касс. К вам пилотом истребителя, - сказала я.
   Только теперь разглядела, что передо мной девушка. Она выбралась из кресла, широко улыбнувшись, протянула руку:
   -Вилар Санин. Тоже истребитель. Будем знакомы, подружка!
   Бережно пожав жилистую ладонь, оглядела коллегу. Форма сидит ладно. Знак "УП", стало быть, из Училища Пилотов.
   Высока, худощава. Горбоносое, яркое лицо жестковато, но приветливо. Густые чёрные волосы подстрижены полукругом. Больше всего притягивают глаза - кажутся весёлыми, а в бездонной черноте настораживает тревожная магическая глубина. Сколько раз сама слышала, что мой взгляд выдержать невозможно, но что-то похожее встретила впервые.
   Вилар тоже изучает меня. Слушаю:
   "...не зря говорили...
   ...десантники бугаи..."
   А у нас говорили, что пилоты - интеллигенция сопливая.
   Замечаю, как лицо девушки изумлённо вытягивается. Она совсем выключает музыку, упирается в меня глазами, и я отчётливо слышу мысль-крик:
   -"Ты умеешь слышать мысли?!?!"
   Я поражена не меньше. Ставлю экран, как от рогокрылов, и думаю:
   -"Да, я умею слышать мысли".
   Возникает пауза. Так она не слышит. Снимаю экран и мысленно повторяю:
   -"Да, я умею слышать мысли".
   Вилар, сияя, бросается ко мне, обнимает:
   -За свои двадцать пять лет я впервые встречаю сестру!
   Радостно скалясь, молча думаю:
   -"Давай говорить без слов, так же удобнее..."
   -"Да, давай, эта встреча так удивительна!", - приходит тут же ответ.
   -"Ты когда это у себя обнаружила?" - интересуюсь я.
   Перед моими глазами возникает видение. Какие-то красно-коричневые заросли. Бегут два невиданных жутких чудовища, немного напоминающих поллуксианских болотных тварей. Небольшие, около полутора метров. У каждого по четыре пары ног с когтистыми лапами. Грязная жёлто-бурая шерсть и широкие жадные пасти, лязгающие всё ближе. Яростный крик - на пути монстров возникает взбешённая черноволосая ведьма с коротким мечом. Схватка недолга, звери падают замертво. Воительница с улыбкой поворачивается, вытирая с оружия кровь. В это мгновение из зарослей за спиной ничего не подозревающей женщины в громадном прыжке вылетает куда более крупная пятнистая тварь. Через доли секунды зверь подминает несчастную жертву...
   -"Это была моя мать", - подумала Вилар. -"Потом я несколько дней пряталась в лесу. Когда меня нашли люди, я уже могла слышать их мысли".
   -"Похожая судьба", - пронеслось у меня в голове.
   -"Расскажи".
   Я думаю о нашем "бункере" в джунглях, редко появлявшемся дома отце. О диких зверях и суровой природе. Само собой всплывает лицо сестры. Сцены охоты.
   -"Действительно, похоже. Только я с восьми лет жила в детском приюте. Отца никогда не знала. А у твоей сестры тоже дар?"
   Думаю об Анне. Её затуманивающихся глазах, когда сестрёнка умирала.
   -"Звери", - поясняю причину ранения. И вдруг, помимо воли, всплывает перед глазами сцена нашей любви. Увидев, брюнетка краснеет:
   -"Извини, я подглядела..."
   -"Тебе противно?" - я опускаю глаза. Но характер берет своё, проносится мысль: "А я не могу и не буду иначе, женщины - моя слабость!"
   -"А ты пробовала с мужчинами?" - чёрные глаза маслянисто поблёскивают.
   -"Не пробовала, и не собираюсь! Достаточно наслушалась об их примитивном сексе".
   -"Но ведь их можно научить!" - возражает Вилар.
   -"Да само тело мужчин - что там сексуального?"
   Несколько секунд слышатся растерянные, неясные обрывки мыслей.
   -"А пропорциональное сложение, мощная мускулатура? Что для тебя само понятие мужественности?"
   И мне приходится чуточку поразмыслить. Отвечаю откровенно:
   -"Ты не видела моего тела, поэтому не думай, что это самоуверенность: очень мало мужчин, развитых лучше меня. Если б я искала их, до сих пор грешила бы онанизмом..."
   Она прыскает.
   Продолжаю:
   -"...И те, что были красивее, сильнее меня - не казались мне сексуальными. Это были враги, соперники. Думала только: кто победит, я или он? Наверное, у меня другое мировоззрение. Вообще, я не чувствую себя полностью женщиной. Бываю слишком резка, агрессивна, да и физиологически... Мне, например, не дано рожать, у меня никогда не было месячных".
   Снова тишина. И моя осторожная, словно поступь ночного хищника, мысль:
   -"Не подумай ничего такого... а у тебя было что-нибудь с женщинами?"
   Вилар, как-то двусмысленно улыбаясь, откликается:
   -"Не было... Пока. Но это совсем не кажется мне противным".
   И кладет свою ладонь мне на руку... Сексуальный рот... И целый месяц я не была с женщиной... Слыша откровенные мысли, она отдёргивает пальцы:
   -"Извини, конечно сейчас не место... Спроси меня о чём-нибудь другом".
   Встряхиваю головой, улыбаюсь.
   -"Расскажи про эсминец".
   Она старательно думает, что корабль только пригнали с верфи. Ходовые и стрельбы прошёл отлично, замечаний нет. Экипаж сборный, много молодёжи, вчерашних курсантов. Командир - кавторанг Тагсан, лет под пятьдесят. Старшие офицеры, в среднем, около сорока. Десантниками командует майор Джок, тридцать пять, опытный боец, но в подчинении у него больше половины необстрелянных парней. Во всей команде наберётся десятка два женщин, - тут она с ухмылкой глянула на меня.
   -"А теперь расскажи, откуда и как ты попала на "Таркон", - допытываюсь я.
   -"Окончила училище год назад. Летала на эсминце "Рейк", этакое антикварное корыто. Истребители там были ещё "ТОР-1900". За год сбила две беспилотных "катушки" и получила медаль. Потом "Рейк" пошёл на слом и вот - я здесь".
   -"Ты раскрасила катер? Мне понравилось!"
   -"Спасибо", - расцвела Вилар.
   Теперь главный вопрос. Навожу на неё взгляд:
   -"Как на "Тарконе" с каютами?"
   Отвечает, не колеблясь ни секунды.
   -"Вторая койка в моей конуре свободна. Если не боишься делить со мной свои мысли..."
   -"Если ты не боишься делить со мной конуру...", - испытующе смотрю я.
   Вилар усаживается рядом и показывает на отражение в зеркале, увлечённо говоря вслух:
   -Мы с тобой будем как два вампира! А каюта будет называться "преисподняя"!! - и она скалит зубы, состроив зверскую рожу.
   Весело хохочем, держась за руки.
   Постепенно в катер набивается куча десантников и несколько флотских офицеров. Всё это такая же зелёная молодежь, как и я.
   -Ну что, обойма полная? - оборачивается Вилар.
   Вахтенный десантник отвечает утвердительно, проверяя герметизацию внутренней створки. Вилар подмигивает, опуская руки на штурвал:
   -Кто не пристегнулся, сам виноват!
   Катер подпрыгивает вверх. Не ожидая такого старта, я едва успеваю активировать страховочный фиксатор. В салоне слышится хохот, беззлобные ругательства в адрес пилота. Она врубает на полную мощь свою музыку, и мы устремляемся в космос.
  
   Из полусотни прилетевших человек десять тоже новенькие - озираются в ангаре, сбившись в кучку. Кивнув механику, Вилар изображает широкий жест рукой:
   -Идёмте, отведу к командиру!
   Кавторанг произвёл на меня двойственное впечатление. Явно далеко за сорок, высокого роста. Полнеющий, как и многие немолодые флотские офицеры. Лицо какое-то невыразительное, маленькие глаза водянистые, бесцветные. А вот голос, что называется, строевой... Проорав несколько ни к чему не обязывающих "напутственных слов", Тагсан передал нас в распоряжение непосредственных начальников и унёс свою задницу к чёртовой матери.
   Первым пилотом был некто по имени Жесс. Высокий, худой капитан-лейтенант с продолговатым лошадиным лицом. Синева под глазами, всегда полуприкрытыми тяжёлыми веками, подчёркивала мрачность взгляда. Кроме меня, новых пилотов оказалось трое: два парня, похожих, словно братья, и девушка среднего роста. Все выпускники "УП", но крепкие, широкоплечие, словно десантники.
   -Ну что вам сказать, господа вторые лейтенанты, - Жесс упругой походкой прошагал перед нашим маленьким строем. -Думаю, с кораблём всем нам повезло. Этого года постройки, истребители "ТОР-2010". И каюты получше, чем были у нас когда-то - душ в каждой конуре! - кэплей помолчал, глаза покойника оценивающе смотрели на нас.
   -Команда в основном молодая, коллектив ещё не сложился. Так что вы не будете чувствовать себя новичками, - первый пилот задумчиво пожевал губами, поднял глаза на металлический потолок.
   -Обстановочка, надо сказать, в сто восемнадцатом пэ-эс сейчас не курортная, - он повторил, будто преподаватель на лекции, -Н-да, не курортная. Я не пугаю, просто в ваших интересах побыстрее научиться воевать. Так сказать, дольше проживёте. Хе-х...
   Усмехнувшись, он поднял глаза на стоявшую чуть в стороне Вилар:
   -Представляю вам нашего опытного пилота. Второй лейтенант Санин.
   Вилар с достоинством кивнула. Жесс, в стиле кавторанга Тагсана, перебросил нас ей:
   -Пилот Санин покажет вам каюты и ответит на все вопросы. Желаю удачи!
   И исчез так же быстро, как командир.
   Вилар не стала изображать из себя космического волка, просто сделала приглашающий жест и потопала по коридорам. Лифт перенёс на уровень "Е". По обеим сторонам коридора потянулись серые двери с номерами. На многих яркие надписи: "берлога крипсов", "жокеи Арма" и тому подобный оживляж. Наш проводник показала парням свободную каюту, объяснила, как и к кому обращаться с вопросами и мы двинулись дальше.
   -Ты предпочитаешь поселиться одна, или в компании? - спросила Вилар новенькую. Наверное, я почувствовала ответ одновременно с черноволосой ведьмой. Девушка подумала:
   "...одной скучно..."
   И так же ответила. Вилар стала терпеливо называть тех, кто живёт поодиночке и не возражает против подселения. Среди пилотов оказалось немало женщин. Наконец, новенькая выбрала себе пару и мы проводили её до каюты.
   -"Ну вот, теперь мы свободны, как дерьмо в пространстве", - глядя на меня, весело подумала Вилар.
   -"Давай посмотрим нашу каюту, да я переоденусь в комбез. А то в парадке, как новобранец..."
   Подошли к двери с номером "Е13", старательно выкрашенной в чёрное. Краска, похоже, была та, что и на бортах катера.
   -"Как тебе?", - подумала брюнетка.
   -"А красная осталась?", - вопросом на вопрос ответила я.
   Она заулыбалась.
   -"Наискось, от угла до угла: "Преисподняя!!"...
   -"Должно получиться неплохо".
   Я втащила сумку, мы принялись менять кителя и брюки на зелёные комбинезоны, некоторое время жадно пожирали друг друга глазами. Вилар не спешила одеваться, давая возможность хорошенько её рассмотреть: узкие бёдра и развитые плечи, красивые, хоть и маленькие, груди, стройные мускулистые ноги и неплохие руки.
   -"Ты не была самоуверенна. По крайней мере, до сих пор я не видела ни одного такого же красивого и накачанного парня!" - явственно подумала она. -"Чертовски хочется потрогать, но понимаю, это тебя будет только раздражать... А как тебе я? Не жалеешь, что согласилась жить в одной конуре?"
   В избытке нетерпеливых чувств моя ответная мысль получилась не очень-то ясной. Просто представила, как мы неистово сплетаемся нагими телами.
   -"Я тебя тоже хочу. Но вдруг к нам станут ломиться? Подождём вечера, ладно?" - и подружка лукаво улыбнулась.
   Она повела меня по кораблю, рассказывая, где что. В мастерской набрали и распечатали трафарет "преисподняя", ремонтный робот сделал надпись на двери.
   Соседка представила меня первому технику эскадрильи. Мужик был из породы тех, у кого зимой снега не выпросишь. Чёрт знает, как долго она его уламывала, да и я приложила кое-какие безмолвные усилия. В результате за мной был закреплён один из лучших ничейных ТОРов. В ангаре, под бдительным взором дежурного техника, мы сперва облазили машину Вилар. Многие истребители были разрисованы с фантазией, но огнедышащий монстр, такой же, как и на пассажирском катере, красовался лишь на боевой машине моей подружки. Возле кабины на фюзеляже красовалась надпись: "Вампир". Вилар глянула на мои короткие волосы:
   -Ты светлая. Как тебе нравится "белый вампир"? А я тогда буду "чёрный".
   Увлекшись организацией покрасочных работ, мы и не заметили, как настало время ужина. Столовая оказалась недурна. Тесновато, конечно, но это всё-таки эсминец, а не лайнер. Как всегда, я ловила на себе любопытные взгляды. Один лейтенант даже весело крикнул:
   -Вампир, представь нам свою сестрёнку, где такую откопала?
   Вилар кивнула, взобралась на стул и стала ростом чуть не до потолка. Протянула руку.
   Подумав, что стул от моего веса непременно развалится, я просто встала во весь рост и, воспользовавшись случаем, незаметно прижалась к бедру подружки...
   -Господа офицеры! - звонко произнесла она, постучав по тарелке. -С сегодняшнего дня мой позывной - "Чёрный вампир"! Потому, что у нас есть ещё и "Белый вампир": второй лейтенант Власта Касс!
   Столовая дружно взревела, засвистела и зааплодировала. Вилар добавила:
   -Моя подруга из десантников, так что ухажёров прошу держаться подальше!
   -Не поняли!... -От неё или от тебя подальше? - наперебой закричали отовсюду.
   -От обеих! - отрезала ведьма, положив мне руки на плечи и спрыгивая вниз.
   Долго ещё то здесь, то там вспыхивали взрывы смеха и сыпались остроты. Вилар была чертовски общительна и, казалось, на дружеской ноге со всем экипажем.
   Наступил вечер. После ужина столовая превращалась в кают-компанию, место отдыха членов экипажа и офицеров-десантников. Мы посидели, пришлось ответить на сотню разных вопросов, в основном, касавшихся околоспортивной темы. Я выловила и подтащила поближе ещё троих сегодняшних новичков. В свою очередь, представила их, отвлекая от себя часть внимания. В толпе хватало девушек - все подтянутые, крепкие, физически развитые. Многие, как я, очень коротко подстрижены. Перебрасываясь с Вилар однообразными мыслями, дождалась единственно желанную:
   -"Ну, можно и сматываться".
   Почти одновременно мы заговорили о завтрашних полётах, постепенно свели беседу к тому, что пора бы отдохнуть. Почти вбежав в свою маленькую "преисподнюю", мы тут же сбросили одежду и забрались в душ.
   В этом крохотном помещении, больше напоминавшем стенной шкаф, не обниматься было невозможно: наши бёдра слились, руки Вилар дрожали на моей спине, и дав волю голодным пальцам, я вскоре изнемогала от страсти. Стараясь сдержать возбуждение, усиленно ловила мысли своей новой любовницы, но они оказались так разнузданно непристойны, что ещё больше заводили меня. Рост подруги не только позволял легко ласкать друг друга бёдрами, но и давал возможность прямо смотреть в полуприкрытую черноту её бездонных глаз. Яркое ведьмино лицо разгоралось растущим наслаждением и нежностью. Гибкое и сильное, прекрасное тело всё плотней и плотней прижималось к моему. Не прекращая неистовых ласк, мы стали бешено, до боли, целоваться. Судорожно вздрагивая и пьянея до безумия, тонули, захлёбывались в калейдоскопе нахлынувших чувств, картин, мыслей. И наконец, исступлённо забились, терзаемые сладостной судорогой, упиваясь безумной радостью плоти...
  
   Следующий день был занят полётами.
   Молодые пилоты выполнили одинаковое для всех простейшее упражнение, затем жребий определил пары и начались учебные бои. Опытных бойцов на "Тарконе" всего четверо, остальные двадцать ещё не участвовали в серьёзных делах. Вот среди них и предполагалось выявить лучших. Десять победителей, показавших себя после первых схваток, должны были теперь сражаться друг с другом, оставшиеся пять образовали только две пары, "непарный" пилот дожидался окончания третьего тура, чтобы выяснять отношения с одним из двух победителей.
   В конце концов, нас осталось двое. За месяц "физической подготовки" на борту "ВэТэшки" мне удалось не растерять навыки пилотирования. Последний соперник, невидимый в мельтешащей полоске на тактическом виоке истребителя, был "Синбаром". Чей это позывной, тогда я ещё не помнила. Мой ослепительно белый "ТОР-2010" с распростёртым вдоль всего борта алым чудовищем, оказался хорош. На одном из виражей поймав "Синбара" в прицел, я повисла на нём, как приклеенная, заорав "ракетам-пуск!", и удерживая мечущегося противника в конусе досягаемости оружия. Крутился парень неплохо, временами даже у меня темнело в глазах. Бой показался утомительно долгим, и я с облегчением услышала отрывистый голос извещателя: "цель уничтожена!".
   Возвращались к "Таркону" почти рядом, крыло в крыло. В эфире царила тишина. Побеждённый молча летел неподалёку.
   Заскочив в ангар, я выбралась из "ТОРа" и с интересом наблюдала: кто появится из второй машины? Пилот был невысок, плечист. Щёлкнул фиксатор шлема, показалось красное широкое лицо одного из "братьев-близнецов" - тех, что прибыли на одном катере со мною. Мясистый нос смотрел книзу, брови нахмурены. Но подошёл, пожал руку:
   -Поздравляю. Здорово летаешь, - и только тогда потопал восвояси.
   Подлетела с поздравлениями Вилар. Её прямо распирало от гордости, тут-то я и узнала, что побеждённый мною молодой пилот был вторым в списке выпускников "УП" этого года...
  
   Начались боевые дежурства. Куски приграничного пространства, размером в 500 биллионов "кубиков", поручаемые патрульной паре, были разными - иной поспокойнее, иной погорячее. Но таких, где за сутки патрульного полёта не происходило бы ничего, не было вовсе. В основном, донимали автоматические разведчики ансартов, которые, из-за характерного вида, наши прозвали "катушками". Автопилот, стоявший на машинах потенциального противника, не обладал хорошей реакцией, и сбить такой разведчик не было особенно сложным делом. Потому нарушители не подпускали к себе на расстояние выстрела, удирая, лишь только сканеры ансартских машин обнаруживали приближающийся онискианский истребитель.
   Беда была в том, что "катушек" появлялось чертовски много. Преследовать противника, выходя за границы участка патрулирования, запрещалось. Поэтому мы могли только метаться вдоль границы, как сторожевые псы, отгоняя разведчиков, наседавших с бесконечным упрямством роботов.
   Такая катавасия продолжалась недели две. До тех пор, пока в "катушках" внезапно не проснулась агрессивность.
   Как-то дежурный офицер услышал голос ведущего одной из патрульных пар:
   -"Крипс"-первый - "Таркону". Семь разведчиков противника нарушили границу сектора и продолжают идти встречным курсом!"
   Десяток наших, в том числе и мы с подружкой, рванулись на выручку. Но когда добрались на место, "Крипса-1" уже не было в живых. Машина ведомого, тоже подбитая, не имея хода, дрейфовала чёрт знает куда. Увидев своих, пилот катапультировался, и мы притащили его домой. Парень рассказал, что на этот раз вместо роботов в "катушках" сидели сами ансарты. "Крипсам" удалось сбить троих, но врагов было много...
   Командир немедленно доложил об атаке адмиралу. Куулд приказал уничтожить базу ансартов. Уже давно компьютер "Таркона", проанализировав данные о сотнях появлений разведчиков, сделал вывод о предполагаемом местонахождении этой самой базы. Конечно, за границей погрансектора, в нейтральном пространстве. Потому мы до сих пор и не определили её точного местонахождения. Теперь все двадцать два истребителя на полном ходу бросились обшаривать планетоиды, подходящие для расположения базы. Отстававший в скорости корабль догонял нас, держась в середине фронта. От Ксонарта спешили два крейсера и ещё четыре эсминца.
  
   Вилар и я должны были осмотреть планету пятого класса в самом дальнем углу квадрата. Затратив двенадцать часов только на то, чтобы до неё добраться, мы начали поиск. Планета, хоть и звалась "малой", с высоты уверенного сканирования поверхности оказалась просто бесконечной. Тщетно мы прочёсывали эту мёртвую пустыню. Часами мчащиеся навстречу горы, пики, хребты и каменистые плоскогорья жутко нагоняли сон, приходилось развлекаться музыкой и болтовнёй, чтобы только не дремать.
   Когда всё это началось, Вилар была впереди, я, как ведомая, шла позади и правее. Наши сканеры едва успели пискнуть, как всё вокруг вспыхнуло трассами импульсов. Тотчас мы разошлись в разные стороны. Огнём плевалась обыкновенная, на первый взгляд, скала. Почти одновременно пущенные нами ракеты двумя бесшумными вспышками разнесли вражескую башню, на месте лже-скалы теперь вздымалось облако пыли. В эфир ушло кодированное сообщение: "обнаружен противник, ведём бой".
   Наши "ТОРы" едва ползли вперёд, пританцовывая в противозенитном маневре. На экранах сканеров светилась жёлтым одна уничтоженная огневая точка. Вопрос был в том, где прячутся остальные... При новом тревожном сигнале мы вздёрнули машины, и с двух сторон обрушились на вторую башню. Снова медленный поиск. Вилар вылезла чуть вперёд и мне показалось, будто чёрный "ТОР" на секунду завис, что-то высматривая. В то же мгновение противно завизжал извещатель атаки: на нас шли ракеты! Врубив активную защиту и совершая манёвр, боковым зрением я засекла вспышку, озарившую безжизненную планету. Всё, что произошло затем, виделось мне неестественно медленным: машина подруги, рассыпая искры и куски светящегося металла, медленно разворачивалась вокруг своей оси. Одна из четырёх плоскостей истребителя вместе с двигателем ориентации бесшумно отделилась от фюзеляжа. Я слышала, как яростно ругалась Вилар, пытаясь выправить потерявшую управление машину...
   Потом "ТОР" беспомощно закувыркался, теряя высоту, ткнулся в скалы, подняв тучу пыли.
   Дико закричав, рванулась вверх, выпустила ракеты и бросилась вперёд, разя из пушек. Двойной взрыв разнёс башню, превратил её в каменоломню. Покружив ещё, на всякий случай, я всё кричала и кричала в микрофон:
   -Вилар! Отвечай, ты жива? Не молчи, Вилар, чёрт тебя побери!
   Но ответом были только космические шорохи.
   Доложив "Таркону" об уничтожении трёх огневых точек на планетоиде и поражении "Чёрного вампира", я посадила истребитель, как могла близко к месту падения Вилар. Чёрт знает, как было трудно, торопясь, пробираться по нагромождению камней к обломкам чёрного "ТОРа". Глыбы громоздились в несколько этажей, едва цепляясь заостренными краями. Кажется, кабина цела! Ругаясь, лезла по валунам, когда донёсся едва слышный голос:
   -Не торопись, подружка... Всё в порядке, жива я, жива. Что-то со связью, меня не слышно. Твоя машина в порядке? Что вокруг? Нет ли ещё башен?
   -Да ты-то как?! Цела?! - безумно обрадовавшись, заорала я.
   Она отозвалась:
   -Нормально, нормально всё... нога только...
   Подобравшись к изуродованному "ТОРу", я увидела - Вилар намертво зажата в сплющенной взрывом кабине. Глянули тоскливые чёрные глаза:
   -Видишь, как. Не выберусь я... Вот, посижу, пока в скафандре воздух, и поминай, как звали... Ты давай, подружка, уматывай отсюда. Ансарты появятся, сцапают обеих, - она помолчала, часто дыша. Грустно улыбнулась: -Жалко, в скафандрах мы. Поцеловались бы напоследок... Вкусно это у тебя... получается...
   Обняв подругу, я судорожно соображала, как её вытащить.
   -Твой лучемёт цел?
   -Может, и цел. Нету его тут в кабине, выбросило, наверное. Только бластер, - она показала зажатое в руке оружие.
   Бластера будет явно недостаточно. Сказала, что иду за лучемётом. Вилар понимающе кивнула, снова невесело улыбнулась, прощально помахала рукой. По неровному дыханию подруги я понимала, что с её скафандром не всё в порядке.
   Путь не получался быстрым, как я ни надеялась на свою гиперадаптивность. Выхватив из кабины лучемёт, огромными прыжками понеслась назад. Так выходило получше: взмывая вверх, за один раз преодолевала не меньше десятка метров. Зато опускалась вниз чертовски медленно. Чтобы приспособиться к слабому тяготению, тоже нужно время...
   Увидев меня, Вилар не сказала ничего, но в глазах появилась какая-то надежда. Поставив переводчик на непрерывный луч, я принялась за работу. Подобравшись с той стороны, где взрыв вмял кабину, сперва резала силовой каркас фюзеляжа. Металл дьявольски прочен, на каждый шпангоут или стрингер уходило не меньше пяти минут, да ещё приходилось соблюдать осторожность. Не имея времени, чтобы хоть на секунду отвлечься, я только спрашивала иногда:
   -Как ты?
   И подруга отзывалась односложными: "нормально", "в порядке"...
   Наконец, вырезала всё, что могла. Кабина напоминала решето, но, всё равно, рукам не поддавалась. Тогда, взобравшись сверху, я поджала колени к груди, как бы присев, и заползла внутрь. Поставила на одну стенку кабины свои башмаки, а в противоположную упёрлась плечами. Вилар, понимая, что это последний шанс, тоже приготовилась помогать. Глубоко вздохнув, я изо всех сил принялась распрямлять ноги и спину, пытаясь разжать стенки. Ничего не выходило. От натуги перед глазами поплыли розовые пятна, мне казалось, трещат позвонки. Подружка тоже давила в разные стороны руками. В отчаянии, я стала молиться... Вдруг железо чуть подалось! Обливаясь потом, напряглась ещё сильнее. Медленно, словно нехотя, сплюснутые стенки начали расходиться!!
   Она крикнула:
   -Всё, всё! Я могу вылезти! - и тут же согнулась, застонала.
   Потянув за плечи, я вытащила пленницу. Правая нога Вилар застыла неестественно вывернутой. Зафиксировала её в скафандре, подхватив лучемёт, понесла девушку к своему "ТОРу". Теперь прыгать было невозможно, и груда камней впереди казалась бесконечной! Втащив Вилар в кабину, подключила скафандр к аппаратуре истребителя. Мокрое от пота, покрасневшее лицо стало мало-помалу приобретать нормальный цвет. Глубоко вдохнув несколько раз, подруга посмотрела на зловеще мигавшую красным надпись: "утечка воздуха из скафандра".
   Теперь я связалась с "Тарконом": им оставалось восемь часов хода. Даже если они будут через это время, в моём скафандре тоже кончится воздух и придётся дышать по очереди. А если он кончится и в баллонах "ТОРа"? Ведь утечка довольно сильная... Или действительно появятся ансарты?
   Можно ещё вылететь навстречу, но для этого надо вдвоём уместиться в кабине, что при наших габаритах совершенно нереально. Мелькнула мысль: "а ведь ансарты тоже дышат воздухом!". Значит, на базе можно продержаться до подхода наших. Но сколько там инопланетников? Справлюсь ли я с ними? По крайней мере, этот вариант мне понравился больше. Зная, что нас, в худшем для них случае, всего двое, нападения они сейчас не ждут. Поговорив с Вилар, я собрала половину боезапаса, повесила на грудь сканер, взяла лучемёт, и отправилась на разведку.
   Возле развалин последней скалы-башни прибор запищал, указывая на работающую электронику. Плюхаясь в пыль, я кинула самонаводящуюся гранату. Захватив цель, та устремилась вперёд. Через несколько секунд из завала вырвался сноп света. Возникший в глухом молчании взрыв брызнул раскалённой белизной. Масса камней разлетелась в разные стороны, большими скачками они мчались всё быстрее и быстрее, беззвучно сталкиваясь друг с другом. Густая пыль окутала всё вокруг.
   Сканер молчал. Красный огонёк, обозначавший работающие приборы, сменился жёлтым, говорившим, что цель уничтожена. Подождав с минуту, двинулась дальше. В поверхности чернела дыра. Не рискнув туда заглядывать, я вытащила мономолекулярный кабель с датчиком и швырнула вниз. Он размотался аж на сто двадцать метров, а датчик отметил на экране несколько "красных точек". Лезть туда было совершенным безумием. Пошарив вокруг, я ничего больше не нашла.
   Уже собравшись возвращаться, заметила наверху движущуюся точку. Нашим было рано, значит - ансарт. Постаралась спрятаться между камнями. Точка превратилась в "катушку", разведчик сел неподалёку, сразу же начал плавно опускаться вниз, и исчез под поверхностью планетоида. "А это чем не вход?", - подумалось мне. Подобравшись ближе, осмотрела площадку гигантского лифта, нашла укрытие. Когда прилетел второй, я была готова. Он коснулся грунта, и я рванулась вперёд...
   Тут было не так глубоко, метров пятьдесят. Платформа замерла, к аппарату подкатили роботы обслуживания. Мой анализатор показывал наличие пригодного для дыхания воздуха. Сверху раздалось негромкое жужжание. Подняв голову, увидела открывающуюся кабину. Снимая шлем, пилот спускался вниз. Его нечеловечески громадные глаза, не мигая, смотрели на меня с удлиненного красновато-серого лица. "Похож на тех, что нам показывали в школе", - подумала я и ткнула врага в живот стволом лучемёта. Противник замер. Откинув свой шлем на плечи, вдохнула их воздух. Мысли инопланетников, оказалось, читались не хуже онискианских:
   Испуг. Рефлекторная попытка схватиться за оружие...
   Мой удар по суставам нижних конечностей сбил красного на пол. Оружие сейчас ему не нужно! С трудом выговаривая их корявые слова, велела пилоту быстро идти в центр управления базой. Шагая за его спиной по полутёмным коридорам, через шлюзы с паролями, я старательно "прослушивала" соседние помещения. Одного ансарта, попавшегося навстречу, пришлось прикончить. Вроде, живых больше не чувствовалось. Роботов, не зная их предназначения, я на всякий случай уничтожала тоже. Открыв последнюю дверь с кодовым замком, мой "живой ключ" метнулся влево и что-то закричал. Мгновенно среагировав, резанула его пополам, выскочила в коридор, бросила в помещение газовую гранату. Почувствовала там нескольких инопланетников. Натянув маску, вошла, и, пока они не очухались, сковала четверых попарно - руку одного к лодыжке второго. Двух пар наручников, естественно, хватило лишь на четверых. Ещё троих посадила к стене. При них и на одежде были какие-то предметы, свалила всё это на пульт в центре комнаты. Оружие ансартов перекочевало в дальний угол. Держа компанию на прицеле, я ждала, когда пленные очнутся. Уловив мысли одного из нескованных, навела на него ствол:
   -Не притворяйтесь! Глаза открыть, но не шевелиться!
   Распахнулись четыре пары чудовищных глаз. Я глянула на казавшегося наиболее молодым, заставляя его мысленно ответить, кто здесь самый главный. К счастью, это получилось, хотя и не сразу. Старшим оказался один из лежавших с закрытыми глазами и наручником на ноге. Это уже хорошо. Трое свободных, скорее всего, умрут. Одной мне тяжело держать под контролем такую кучу краснокожих придурков. А старший по званию должен остаться живым.
   Как можно скорее нужно привезти на базу Вилар. А в это время кому охранять пленных? Соображая, что делать, почувствовала: готовятся напасть. Не так уж и плохо - палец мой уже затёк возле спускового сенсора.
   Трое свободных вскочили, собираясь кинуться в разные стороны. Это была бы неплохая тактика, да вот только самый шустрый не смог сделать и шага, как дымная полоса надвое развалила тело. Его товарищи тоже не записались в долгожители: второй с коротким воплем рухнул рядом, а третий успел-таки сделать свой последний шаг - руки поднялись было кверху, и тут же, вместе с туловищем, мягко упали на пол.
   Сильно воняло жареным ансартом. Я думала, отличается ли этот запах от человеческого? Но не смогла припомнить.
   Остальные четверо не шевельнулись. Собрав все свои познания в ансартском, я высказалась:
   -Ониск считает, что это не война, а пограничный конфликт. Очень скоро здесь будут наши десантники. После переговоров всех вас возвратят официальным представителям ансартов. Подчиняйтесь моим приказам, если хотите остаться жить!
   Велев всем подняться и топать в ангар, пошла в трёх шагах позади. Забавно было смотреть, как парочка ковыляет вприсядку. На базе, как и предполагала, нашёлся вездеход. Выбросив из задней кабины оружие и вообще всё, что там было, освободила от "браслета" ногу молодого пленного и велела ему пока лечь на пол. Другого краснокожего приковала к первой паре и затолкала их в кабину без скафандров. По словам послушного ансарта, кислорода в кабине должно было хватить не меньше, чем на два часа.
   Выбрались наружу. Указав, куда ехать, внимательно следила за своим водителем. Как только вдали появился мой сидящий на грунте истребитель, сделала знак остановить машину. Вытолкав красного, спрыгнула на песок. Замигала фонарём сообщение Вилар:
   -П-о-д-р-у-ж-к-а-э-т-о-т-в-о-я-В-л-а-с-т-а-н-е-с-т-р-е-л-я-й-у-м-е-н-я-в-е-з-д-е-х-о-д-с-п-л-е-н-н-ы-м-и-М-о-ж-н-о--п-о-д-ъ-е-х-а-т-ь--к-т-е-б-е--?
   -П-о-д-ъ-е-з-ж-а-й-в-ы-х-о-д-и-п-е-р-в-о-й-у-т-е-б-я-д-о-л-ж-н-о-б-ы-т-ь-о-р-у-ж-и-е-у-н-и-х-н-е-т-и-н-а-ч-е--с-т-р-е-л-я-ю-П-о-н-я-л-а--?
   -П-о-н-я-л-а-п-о-д-ъ-е-з-ж-а-ю.
   С комфортом подкатили к белому "ТОРу". Внушительные стволы пушек сопровождали вездеход, следя за каждым его движением. Выскочив из кабины, я остановилась, направив лучемёт на ансарта-водителя. Активировала передатчик:
   -Вилар, это я, отвечай!
   Чуть слышно донёсся ответ:
   -Не двигайся. Скажи, какая кличка старины Жесса?
   -"Покойник", чёрт бы его побрал! - ворчу я.
   -Хорошо, - слышу я голос. -Теперь расскажи, что будем делать, чтобы я доложила "Таркону".
   -В машине четверо ансартов. Из них в задней кабине трое без скафандров, в передней один водитель в скафандре. Все без оружия. Сейчас выгоню водителя, чтобы не удрал. Мы подойдём к тебе, отнесём в вездеход и поедем на их базу...
   Едва поместившись втроём в тесноватой передней кабине, двинули назад. До прихода "Таркона" оставалось пять часов. В ангаре мы выбрались из машины, я велела водителю снять скафандр, дышал он вроде бы нормально. Наши анализаторы тоже не проявляли беспокойства. Откинув шлемы, вдохнули и мы. Вилар настороженно озиралась, водя по сторонам стволом.
   -"Сколько тут их ещё?" - подумала она.
   -"Да хрен их знает, пятерых прикончила, ещё четверо здесь..."
   Идти она не могла, пришлось усадить в грузовую тележку. Теперь наша колонна приобрела и вовсе нелепый вид: Впереди ползли-ковыляли трое скованных, в трёх метрах за ними, сидя на тележке, ехала Вилар, держа на прицеле первую тройку. Гравитележкой управлял "послушный" ансарт, которого, в свою очередь, пасла я.
   Вернувшись в комнату с пультом, посадили скованных в дальний угол. Вилар села в кресло, не сводя с пленных глаз и ствола. Под моим руководством "послушный" вытащил отсюда все куски трупов, потом мы с ним пошли обследовать коридоры. Я всё время подавляла страхом его психику, заставляла думать, иногда повторяя вслух его мысли-ответы, чтобы записать их на диктофон. Узнала, когда прилетят ещё "катушки" с пилотами, о количестве местного персонала, о назначении и устройстве базы. Выходило, что баз этих самых, три, на разных планетоидах. В одной из комнат нашёлся терминал, и я долго рассматривала план базы, где мы сейчас находились.
   За эти часы, показавшихся нам с Вилар вечностью, я облазила базу, пристрелила ещё двоих прибывших пилотов, немного изучила ансартское оружие. Потом вся компания, в аналогичном порядке, погрузилась в вездеход. Я мысленно предупредила подругу: скоро шлёпну водителя, так как он знает о моей способности.
   Подъехали к истребителю. Набрав код, отключила автомат безопасности. Оставляя "ТОР" в одиночестве, нужно было знать, что к нему никто не сможет подобраться. Залезла в кабину, вызвала "Таркон". Доложила, что прибывают новые "катушки", всё время приходится отбиваться. Поторопила их, сказав, что "Чёрный Вампир" ранена и нуждается в немедленной помощи.
   Ответил сам Жесс:
   -"Таркону" час хода, истребители впереди, уже должны быть у вас, прикроют. Катера с десантом ждите через полчаса. Держитесь, пилоты!
   Вилар слышала переговоры, поэтому я без лишних слов перенесла её в "ТОР". Дырявый скафандр снова терял воздух. Горбоносое лицо подруги, измученной многочасовой болью и удушьем, выглядело хреново. Я сильно тревожилась.
   Наконец, в наушниках прогремело:
   -"Синбар-один" вызывает "вампиров", веду две пары. Мы над планетой, прошу маяк!
   -Маяк включила, "Чёрный вампир" на связи, - отзывается Вилар.
   -Рассказывайте, что нам делать, - говорит "близнец".
   Тут вступаю я:
   -На планете могут быть огневые точки, настройте сканеры. По маяку найдёте белый "ТОР", рядом с ним вездеход ансартов с пленными. Чёрный "ТОР" невдалеке, разбит. В этом квадрате ждём пару "катушек" с пилотами, готовьтесь отразить атаку.
   -Вас понял, спасибо, - звучит голос парня. -Поймал маяк, ждите нас через три минуты.
   Пора убирать свидетеля. На допросе ансарт мог сказать нашим, что я отдавала ему мысленные приказы. Подошла к сидящему в вездеходе "водителю". Остальные трое, вроде бы, ничего не видели. Велела вылезти, отвела подальше от вездехода и выстрелила в упор. Нарочно крикнула вслух:
   -Краснорожий думал сбежать. Пришлось пристрелить гада...
   Низко пронеслись четыре "ТОРа". Слава Богу! И сразу же наши закружились вокруг показавшейся в небе "катушки". Смотреть было неудобно, истребители метались так, что мы не успевали крутить головами.
   -На, с-сука! Это тебе за "Крипса"! - раздалось в эфире.
   Сверкнула из-за гор вспышка взрыва. В наушниках прозвучало:
   -"Синбар-один" - "Таркону". "Вампиры" обнаружены по маяку. Вступили в бой с ансартами, один разведчик уничтожен.
   -Принято, - коротко откликнулся Жесс.
   Дальше уже было просто. Сели четыре катера, появились танки, отряды десантников. За информацией подкатил майор. Оставив четырёх рядовых охранять вездеход с пленными, на майорской "черепахе" мы доставили Вилар к борту "санитара". Я сама, несмотря на протесты нетерпеливого Джока, внесла измученную девушку в шлюз и передала её медикам. Попрощавшись с подругой, спрыгнула на поверхность. Майор рвался в бой. Зацепив ансартский вездеход буксиром, мы покатили на базу. Как только в шлюзе появился воздух, я кинулась открывать пленных - оказались ещё живы. Сказала Джоку, что один из захваченных какой-то начальник. За час-полтора показала и рассказала всё, что знала о базе, и могла убираться на "Таркон". Что с радостью и сделала.
   В медотсеке пришлось долго ругаться. Подлые твари никак не хотели пропустить. "Больная спит после операции" - твердила нахальная баба в униформе. Ну и что, я же не собиралась её будить! В конце концов, всё-таки прорвалась.
   Осунувшееся лицо Вилар уже понемногу розовело. Девушка ровно дышала во сне. На постели чернели роскошные густые волосы. Села рядом, вглядываясь в суровые черты.
   Не знаю, сколько часов я пробыла здесь. Бесшумно входили и выходили медики, что-то колдовали над своей аппаратурой. А потом шевельнулись ресницы, и из-под приподнявшихся век, прямо на меня посмотрели глубокие ведьмины глаза. Дрогнули в улыбке губы, я услышала мысль:
   -"Сестрёнка, ты ж меня с того света вытащила..."
   Даже не оглянувшись, я прижалась губами к её рту. Долго, неистово ласкала лицо подруги, вспоминая слова про последний поцелуй. Вилар гладила мои коротко стриженые волосы. Немного опомнившись, я взяла её за руку и мы ещё долго говорили без слов...
  
   Показательно раздолбав базу на "нашем" планетоиде, "Таркон" вернулся в онискианское пространство. К этому времени корабли усиления добрались в наш район и занимали позиции. На крейсере "Эйнер" прибыл адмирал Куулд. Ещё неделю мы патрулировали участки тремя парами сразу. Появился крейсер с официальным представителем Правительства Федерации. Были долгие переговоры, потом, как я и предполагала, пленных отправили домой.
   Через десять дней медицина справилась со сложным переломом коленного сустава, и Вилар выпустили на волю. По этому случаю в кают-компании состоялась шумная вечерина с музыкой и танцами. Капитан-лейтенант Жесс и майор Джок сказали несколько шутливых, но приятных слов насчёт "героев-вампиров", захвативших вдвоём целую вражескую базу. Назавтра "Таркон" посетил Куулд, вручил нам с Вилар по медали и новенькие значки первых лейтенантов. Адмирал Тарр держал слово.
   Ещё четыре года мы сторожили осточертевший район, и за это время всего дважды я смогла немного отдохнуть. Несколько дней провела на Ксонарте в 8627-м, когда наш первый пилот Жесс получил капитана третьего ранга и эсминец "Йитард" впридачу.
   За назначениями обоих вызвал командующий. К тому времени было понятно, что мои отношения с командиром Тагсаном так и не сложились. Он был тряпкой, наподобие этого Теска Ламена, никогда не мог самостоятельно принять решение, по пустякам дёргал штаб. Но, пока "первым" был Жесс, впрямую сталкиваться с безмозглым крикуном мне ещё не доводилось. Фактически, на "Тарконе" было два реальных командира: Жесс, старший в экипаже, и майор, отвечавший за десант. Тагсан являлся не более чем свадебным генералом. Ещё по дороге на Ксонарт, догадываясь, кому быть его преемником, Жесс дал мне много полезных советов по "управлению" кавторангом.
   Получив очередное звание, старую должность Жесса на "Тарконе", три дня отпуска и поздравления адмирала, я стояла на ступеньках штаба, разглядывая документы: "Первый пилот корабля капитан-лейтенант Власта Касс".
   Это всё обязательно следовало отметить! А непьющий Жесс, похлопав меня по плечу, смылся принимать свой первый корабль. Ну что ж, как говорится, были бы деньги, а компания найдётся! После "выпускного бала" я не истратила ни гроша, а неплохой оклад каждый месяц добавлял сумму кредитки. На захолустном Ксонарте и умелице Тайк вряд ли удалось бы в три дня облегчить мой счёт на скопившуюся за полтора года сумму. Тут были одни военные базы, даже про такси, и то, наверное, не слыхали...
   Молоденький вторлей торопливо подбежал, повинуясь моему жесту. Отдал честь, представился.
   -Мне нужен совет, второй лейтенант, - с улыбкой сказала я. -Где тут у вас лучше всего провести маленький отпуск?
   -Ну, всё зависит от наличности... - осторожно глянул на мои тёмные очки.
   -С этим никаких проблем, - заверяю его.
   -Тогда, - он расплылся в масляной улыбке: -Заведение Илли Рэй!
   Ещё удалось узнать и про одного сержанта, втихаря сдававшего напрокат отпускникам армейские машины из резерва. Сперва топаю туда. Прощелыга оказался маленьким хитроглазым толстяком в лопавшейся на животе форменной куртке интендантской службы. Сообразив, что я уже знаю, сколько он берёт, сержант показал на шеренгу одинаковых униходов:
   -Выбирайте любой, господин капитан!
   Не прошло и часа, как я посадила мобиль возле приземистого здания неопределённой архитектуры, сильно напоминавшего склад. От других сараев-близнецов, из которых состоял городок Главной Базы, этот отличался только светящейся вывеской "Бар Илли Рэй".
   В огромном и довольно мрачном зале теснилось немало народу. Не понять, кого больше - серых кителей десантников, или чёрных, флотских. Ни одного посетителя старше майора, или катреранга, я не засекла. Основной массой были лейтенанты, хватало и капитанов. Приковывала взгляд просторная площадка с одиноко извивавшейся танцовщицей - довольно высокой и чертовски гибкой темнокожей девицей.
   Её длинное, блестящее полупрозрачное платье под тягучую музыку покачивалось в жёлтом луче прожектора. Вначале бесцельно, как будто для разминки... Резкий, высокий взмах красивой ноги, мелькнувшие на секунду бёдра - и застёжка на платье сползла вниз, чуть обнажив грудь. Снова пауза медленных, полусонных движений... Внезапный лёгкий прыжок, после которого ткань упала с одного плеча танцовщицы. Прижимая материю к телу, девушка медленно стягивала её всё ниже и ниже, пока платье не оказалось на полу. Перешагнув искрящуюся материю, она начала двигаться всё быстрее, резче. Музыка, торопясь следом, превратилась в стремительный ритм, заводящий толпу. Падало белое кружевное белье, обнажённая танцовщица прыгала перед стадом ревущих самцов, тянущих к ней жадные руки...
   Второй любопытной для меня вещью в этом, на вид дешёвом кабаке, была обширная, во всю стену стойка, изнемогавшая под тяжестью целых батарей откупоренных бутылок. После полутора лет совершенно патологической трезвости, пропитанный запахом спиртного воздух вызывал стойкое желание нажраться.
   Облизнувшись, я принялась рассматривать ещё одну местную достопримечательность - бармена. Стройная женщина лет сорока с пышной прической, большими и яркими многоопытными глазами, удлинёнными макияжем, и сочным, сладострастным ртом. Само собой, перед нею маячило не меньше десятка парней, а слева и справа за стойкой шустро работали три помощника - двое молодых ребят и девушка.
   Вообще, у меня начинало складываться впечатление, что здесь на каждую особь женского пола приходилось не меньше дюжины воздыхателей. Взобравшись на одноногий стул, устремила свой взгляд в улыбающееся лицо оживлённо треплющейся с кем-то барменши, повторяя про себя: "сюда... иди сюда"...
   Скоро она мельком глянула в мою сторону. Быстро, но внимательно, будто её окликнули по имени. Опять вернулась к разговору. Потом посмотрела ещё, уже пристальней. Решительно повернулась и зашагала ко мне. Поклонники, как по команде, удивлённо уставились вслед.
   -Вы у нас новенький, капитан, - обворожительно промурлыкала она. -Чем могу помочь гостю?
   -Очень многим, прелестница, - многообещающе улыбаюсь в ответ. -Не возражаю против хорошей выпивки, да ещё бы девочку...
   -О-о, капитан, да вы крутой парень, - кивнула она на ленточку боевой медали, наливая мне щедрую порцию элга.
   -Ну, а если не совсем парень?
   Снимаю очки и снизу вверх долго смотрю прямо в глаза застывшей женщины. Она тоже не отрывает взгляда... Потом вскрикивает, смеясь, спохватывается:
   -Вот, чёрт, из-за тебя полбутылки на пол вылила! - и, снова уставившись немигающими раскрашенными глазами, принимается медленно слизывать спиртное со своих наманикюренных пальцев.
   -Так запиши это на мой счёт, прелестница, - тоже перехожу на "ты", хорошо улавливая исходящие от неё острое любопытство и желание.
   Вздохнув, барменша отводит глаза:
   -Сейчас самая работа, так что пощупай пока моих девочек. Мино тебя проводит, - она подзывает жестом девушку-помощницу.
   Вслед за стройной и довольно крепкой девицей, спускаюсь по винтовой лестнице.
   -А как зовут эту... барменшу? - интересуюсь я.
   Мино глядит удивлённо:
   -Кэп, вы откуда свалились, это же Илли Рэй, хозяйка заведения!
   Девочек оказалось совсем немного, это не были красавицы, и все они выглядели такими затраханными, что годились только на роль жертв. Справившись у Мино, сколько мне будет стоить игра в "хозяйку и рабыню", я поняла, что заведение только кажется дешёвым. Что делать, бордель-то на планете единственный!
  

***

  
   В зале, кажется, стало свободнее.
   У стойки, прямо напротив хозяйки, уже не так толкались желавшие с ней пообщаться, мне удалось найти место для собственной задницы. Устало улыбнувшись, как старой знакомой, Илли пододвинула стакан.
   -Ну как, капитан?
   Я разом выплеснула в рот прозрачную, огненно-крепкую жидкость:
   -Да какие-то замученные они все.
   -Что поделаешь, девочкам приходится много работать. Плюс полуторное тяготение...
   Угукнув в ответ, я опять начала гипнотизёрские штучки. Хотелось посмотреть, на что способна сама хозяйка. Элг разливался внутри приятным теплом, зал уже не казался таким угрюмым и мрачным. Илли глянула пристальнее:
   -Я смотрю, капитан, одной девочки тебе не хватило.
   Поймав ладонью красивые длинные пальцы, легонько прижимаю их к полированной стойке. Она не сопротивляется, рука легонько подрагивает под моей...
   -Трудно показать класс пятнадцатому за день клиенту. А если он необычен и надеется на взаимность?
   Илли долго молчит.
   Тряхнув пышными волосами, решительно берёт из моей руки пустой стакан, наливает и пьёт из него:
   -Правду говорят, что так можно узнать мысли?
   -Запросто. Например, сейчас я думаю, как затащить тебя в постель...
   -Похоже, мы думаем об одном, - усмехается женщина, подзывая к себе Мино.
   Что-то негромко шепнув помощнице, Илли неожиданно легко перепрыгивает высокую стойку и оказывается рядом. Она пониже меня, белые брюки туго обтягивают изящные ножки. Правая рука держит "за горло" пару пузатых бутылок.
   Выбравшись на улицу, сразу попадаем под дождь. Взвизгнув, Илли прыгает в ближайший униход, верно угадав, что я прилетела именно на этой машине. Её пальцы пробегают по сенсорам автопилота и остаётся только взлететь. Путь неблизкий, поэтому я выбираю предельную скорость. Тяжёлый мобиль, свистя, разгоняется, ускорение прижимает к спинкам кресел. Сунув одну бутылку в "бардачок", женщина ловко откупоривает вторую и, отхлебнув, передаёт мне.
   Жгучий напиток заметно вкуснее обычного элга, у него густой своеобразный аромат. Прикладываясь по очереди, мы поглядываем друг на друга. Накрашенные глаза спутницы буквально раздевают меня. До посадки ещё не меньше получаса. Откидываю спинки кресел. Словно ждавшая этого, Илли завинчивает бутылку и медленно откидывается назад, подставляя взгляду туго обтянутую материей грудь. Яркое, красивое лицо женщины притягивает, словно магнит. Её губы нежны и страстны, поцелуи разжигают огонь желания. Чуть кружится голова, то ли от элга, то ли от этого сладкого рта...
   Дом стоит одиноко в лесу. Сенсоры улавливают приближение хозяйки и веранда озаряется сверкающими огнями. Сажаю униход на небольшой площадке, и, прежде, чем выйти, мы приканчиваем первую бутылку. Чуть покачнувшись на высоченных каблуках, Илли выбирается наружу.
   Я никак не ждала обнаружить дворец в дыре, подобной Ксонарту.
   Его размеры, сложность и экзотические особенности просто поражали! Несколько различных интерьеров так изысканно переплетались и перетекали друг в друга, что легко было узнать во всём этом руку настоящего мастера.
   -Что это, Илли? Какое великолепие! - я восхищённо оглядывалась по сторонам.
   Польщённая спутница явно не ожидала такого внимания от мужеподобного солдафона, но я говорила совершенно искренне. Очаровывала та милая беспорядочность, с которой сад превращался в комнату с фонтаном, переполненную растениями и цветами. Свет был здесь всюду, а его источники оставались совершенно незаметны. Мрачная ночь планеты, не имевшей ни одного спутника, в этом доме становилась светлым и радостным днём. Со стен на нас смотрели нагие красавицы, скачущие верхом на грациозных хищниках, или сплетающиеся в любовной игре, вдвоём, втроём, сразу целыми группами... Мебели совсем немного: низкие длинные столики, да кресла на громадных ворсистых коврах. По всему дому валялись подушки, разбросанные на мягких звериных шкурах, устилавших десятки и сотни квадратных метров пола. Они словно приглашали гостей предаться наслаждению...
   Илли, мягко взяв за руку, повлекла в роскошный бассейн. Здесь, хищно нацелившись в меня порочными глазами, она стала стаскивать с себя одежду. Полетели в стороны туфли, за ними последовали белые брючки. Ноги женщины оказались чертовски красивы! Коричневатую кожу оттеняла замысловатая полоска татуировки, ярко белевшая с наружной стороны бёдер и опускавшаяся до самых лодыжек. Теперь очередь блузки. На Илли только прозрачное бельё. Помедлив, она избавилась и от трусиков, продемонстрировав соблазнительно-пушистый треугольник. Теребя узкую полоску ткани, обвивавшую грудь, женщина направилась ко мне. Ловкие руки быстро избавили меня от одежды, ладони жадно заскользили по взбугрившимся мышцам. Потом, приглашающе взмахнув рукой, Илли грациозно скользнула в воду, не замечая отягощения полуторной гравитации.
   Отрезвлённые купанием, мы снова добавляем в себя по несколько глотков ароматного огня. Не заботясь более об одежде, возвращаемся в комнату-сад. Похотливые раскрашенные глаза просто заводят меня. Обнимаю Илли, снова целую, языком настойчиво проникая вглубь. Её тёмные веки постепенно опускаются, длинные ресницы смыкаются. Поцелуй возбуждает меня, как оральный секс! Чувствую, как язык любовницы встречается с моим. Они переплетаются, ласкаясь, словно маленькие хищные зверьки. Я целую всё тело женщины, вдыхаю его аромат, напоминающий запах горячих морских камней избарского пляжа. Маленькое бедро Илли изощрённо ласкает мою промежность, и теперь я пьянею по-настоящему. Падая на мягкие шкуры, мы зарываемся друг в друга. Это немыслимо приятно. Я начинаю чувствовать, как воздух вокруг становится густым и тяжёлым...
  

***

  
   ...Что там за громкие звуки?
   Уже утро. Никак не могу понять, где я.
   Лежу в большом зале на странно низкой, широкой кровати, заботливо укрытая мягким шелковистым покрывалом. Пол сплошь устлан коврами, яркими шкурами.
   А! Это же дом Илли Рэй, моей вчерашней любовницы...
   Опять какие-то звуки... голоса. Невдалеке яростно спорят двое. Один голос принадлежит моей новой подруге. Второй, мужской, раздражённый и резкий. Илли будто оправдывается, но слов не разобрать. Вокруг никакой одежды, нет и оружия, мозги тоже почти на работают. Чёрт, разве можно было так нажираться!
   Поднимаюсь, пытаясь найти свои вещи, выхожу из комнаты в лабиринт бесчисленных залов - и у самой двери натыкаюсь на широкоплечего рослого парня. Секунду он оторопело смотрит на меня, потом делает шаг, замахивается, чтобы угостить здоровенным кулаком. "Зря ты это, пацан", - мелькает в голове.
   Рефлекторно присев на левую ногу, ставлю блок, и тут же, выпрямляясь, отвечаю согнутыми пальцами правой руки в кадык. Хрипя, враг с остекленелым взглядом садится на пол. Быстро шарю по карманам: бластер, цепочка-удавка. Документов никаких. Бандит? Ну, и разговор короткий. Подпрыгнув, обеими ногами безжалостно опускаюсь на грудную клетку. Глухой треск, словно в лесу наступили на сухую ветвь. Потоптавшись, шагаю на пол. Изо рта лежащего появляется пузырящаяся кровь, ноги конвульсивно дёргаются.
   "Минус один" - открываю счёт.
   Из глубины дома доносится истошный женский крик! Теперь не до одежды, опрометью бросаюсь на звук, на ходу пытаясь понять, сколько там человек. Выходит, вроде бы трое...
   Влетев в очередной зал, застаю двоих мужиков за увлекательным занятием: стриженый мордастый тип в коричневом полосатом костюме, осклабясь, выкручивает моей несчастной подруге руки. Второй, его рожа не видна, широко размахиваясь, раз за разом отвешивает отчаянно брыкающейся Илли жестокие оплеухи. Лицо женщины залито кровью, голубой пеньюар изодран в клочья и едва держится на плечах.
   Боковой удар ногой в ухо опрокидывает на пол стоявшего спиной. Ё-ёоо!!! Калган-то твёрдый, а я по нему со всей дури босиком... Полосатый костюм выпускает Илли и, копируя удар, замахивается копытом, явно желая размозжить мне голову. У него башмаки!
   Но головы не оказывается на месте. Отскочив, хватаю пролетающую мимо ногу и наношу футбольный удар в удобно раскрытую промежность. Ногу можно отпускать. Костюм с воем приземляется на ковёр, суетливо проверяя руками, уцелело ли что-нибудь из его хозяйства.
   Но всё-таки первому оказалось мало. Пока я "делала яичницу", он успел вскочить, и теперь только крик Илли "сзади!" помог избежать увесистого пинка под рёбра. Башмак ударяет вскользь, я кручусь вправо, и, вынося навстречу любителю пощёчин свою согнутую правую ногу, хлёстким, сокрушительным ударом распрямляю её вверх. Мужик пролетает несколько метров, сносит пару кресел, и обрушивается на стол, разбивая его в щепки.
   В это время стриженый, оставив в покое яйца, опускает руку за пазуху. Это уже наглость! Подскочив, изо всей силы, правой ногой сверху вниз бью лежащего по голове. Толстая морда с хрустом и навсегда меняет форму, рука бессильно падает на ковёр.
   Оборачиваясь к уничтожителю мебели, вижу, что Илли, подобравшая откуда-то бластер, держит подонка на мушке.
   -Не шевелись, Крайт! Пристрелю, как собаку! - обрывками пеньюара женщина безуспешно пытается стереть с лица кровь.
   Уголовный тип лет сорока, шевелящийся в останках антиквартного столика, свирепо кривит разбитую рожу, шипя с угрожающей ухмылкой:
   -Уссышься, деш-шёвка... - поднимается на четвереньки и вдруг, шатаясь, орёт: -А ну, давай бластер, с-ссука!!
   Крикнув Илли, чтобы не стреляла, бросаюсь на мужика. Тот не успевает выпрямиться, и я с разбега от души вклеиваю ему по роже. Кубарем летя в угол, уголовник ревёт подстреленным зверем, принимается злобно ругаться. Жалея ногу, подбираю половинку столика и, размахнувшись, достаю бандита уголком в висок. Всхрапнув, он роняет голову на пол.
   Угомонился...
   А моя нога сильно болит.
   -Илли, сколько их всего?
   -Ещё один должен быть. Всегда по трое ездят, - тусклым голосом отзывается подруга.
   -Третий давно готов, главное, чтоб ещё кого не было, - и тут я с удивлением обнаруживаю в своей руке бластер!
   Даже не снятый с предохранителя. Вот до чего пьянка доводит, я же про него совсем забыла! Чертыхаясь, усаживаюсь прямо на пол и только тогда чувствую, как ужасно болит голова...
  
   Глянув друг на друга, мы, словно по команде, дико захохотали.
   Я - голая на полу с лучевиком в руке, Илли, тоже едва прикрыта жалкими остатками разодранного пеньюара, вся в кровище, всклокоченные волосы во все стороны, и тоже с бластером! Живописная картина...
   -Тебя как зовут, капитан? - вытирая слёзы пополам с кровью, спросила она.
   -Власта. Власта Касс.
   -Как раз по тебе это имя. Троих мужиков, как мух, голыми руками за полминуты прихлопнула! Да каких мужиков... Ты хоть знаешь, кто это? - она указала стволом в направлении бездыханного Крайта.
   Я помотала головой, вопросительно уставившись на содержательницу публичного дома. Мне как раз не хватало, чтобы эти трое вдруг оказались телохранителями адмирала Куулда, или ещё кем-нибудь в этом роде.
   -То, что мой бордель на Ксонарте единственный, ты знаешь. А этих ребят, - она опять покрутила бластером, - две бригады. Этот, Крайт, и ещё один, Олсен. Вот они до сих пор никак не могли между собой разобраться, кто должен брать с меня деньги. Каждый требовал, чтобы я не платила другому. Я и сама не очень-то хотела, но сволочи объясняли... убедительно, - Илли потрогала разбитый нос, шёпотом ругнулась. -Ну вот, Крайт приехал за долей и как всегда начал меня "уговаривать"... Пойду, умоюсь, ладно?
   Пока Илли плескалась, приводя себя в порядок, я обшарила жмурам карманы. У молодого стандартный набор: бластер, удавка. Ещё ключи от машины. У Крайта оружия не было, это его "пушкой" завладела Илли. Пачка кредиток на предъявителя - видно, "доля" от доходов борделя. Документы на имя Асто Нерга, предпринимателя, персональная банковская карточка. Больше ничего.
   Выложив добро на второй, уцелевший столик, я начала соображать, куда девать трупы. Понятно, военной полиции здесь делать нечего. Во-первых, у меня сейчас отпуск. А во-вторых, дружки убитого, узнав, что произошло, станут мстить. До меня им не добраться, а Илли бы пришлось туговато...
   Она появилась из бассейна в сером комбинезоне и армейских ботинках. Наманикюренные пальчики держали большие непромокаемые мешки. На мой удивлённый взгляд женщина ответила:
   -Ты тоже надень, там этого добра хватает. Извини, придётся заниматься уборкой, не вызывать же сюда полицию...
   Ещё раз пощупала парням шеи, убедилась, что оба точно мертвы. Илли держала мешки, пока я запихивала туда трупы. Парень, которому я воткнула рёбра в лёгкие, конечно, тоже остывал. Груз лёг в багажник чёрного "нерита". Опять "нерит"! Вспомнила, как развлеклась на Ониске, мрачно усмехнулась: не мобиль, а труповозка какая-то.
   Подумав, вытащила из унихода сканер и тщательно просветила тачку. Что-то фонило. Илли уважительно глянула на меня. Треснув кулаком по панели автопилота, я проверила снова - теперь вроде было нормально. Из военной машины добыла сцепку, принайтовила "нерит" к униходу. Илли запустила в комнаты роботов-уборщиков, и мы взлетели.
   Заранее продумав маршрут, я медленно проползла на двадцатиметровой высоте до протекавшей неподалёку маленькой речушки. Идя над самой водой, развила скорость, повторяя все изгибы русла. Летели долго, часа два. Удалившись от жилых мест, я довела скорость почти до предела, заботясь лишь о том, чтобы не потерять прицеп. Отойдя в глушь, пошла медленнее, выбрала подходящее болото. Подумала: вот, и выработался у меня "преступный почерк"...
   Посадила "поезд" на поляне, теперь Илли заняла место водителя и зависла над трясиной. Я выбрасывала наружу мешки, жгла-резала их лучом вместе со всем содержимым. Спалили карточки документов, избавились и от приметного бластера Крайта. Его мобиль нашёл покой в нескольких сотнях километров южнее.
   Чёрт бы побрал проклятого бандита! Из-за него почти весь второй день своего отпуска я должна была заниматься этой хернёй.
   Возвращаясь назад, мы стали постепенно приходить в себя. Илли, верная своим привычкам, выволокла предусмотрительно заготовленную бутылку...
   На поляну я попала только со второго захода. В доме, вроде, царил порядок. Тем не менее, притащила сканер, настроила его на биообъекты в радиусе прилегающей территории, включила, разложила везде оружие и только после этого мы спокойно вернулись к прерванному занятию.
  
   Следующее утро, к счастью, не принесло сюрпризов, подобных вчерашнему. Зная свою дурную привычку впадать в уныние задолго до разлуки, я боролась с нею изо всех сил. В неравной битве пали жертвами несколько бутылок элга. И ещё одну я захватила для Вилар.
   Прощаясь, Илли чмокнула в губы и серьёзно сказала:
   -Не люблю громких слов, но ты, похоже, меня спасла. Так что, пока я здесь, девочки в борделе для тебя бесплатны.
   Повезло, что у трапа шаттла в этот день стоял полицейский капитан. Тех, кто был младше по званию, он безжалостно обшаривал сканером, отбирая всё запрещённое, что пытались протащить на корабли. Глянув в моё удостоверение, он благосклонно кивнул и бутылка элга под мышкой избежала опасности.
   Представившись кавторангу Тагсану по случаю назначения, почувствовала явственную неприязнь:
   "...мой первый пилот - женщина..."
   Много усилий пришлось приложить, чтобы вытравить из него эти мысли. Но не отношения с командиром волновали тогда больше всего. Тагсан вёл себя в рубке, как адмирал - только приказывал, но ни одного расчёта не делал сам. Мне это было на руку: я постоянно практиковалась в пилотировании. Предсказания Тарра сбылись, через год после окончания школы я уже носила капитан-лейтенантский значок и управляла одним из самых мощных новых эсминцев.
  
   Ансарты после провокации в 8626-м, конечно, не успокоились. Их теперешняя тактика заключалась в том, что свои фокусы они проделывали без применения оружия. "Катушки" с пилотами прохаживались точно вдоль границы онискианского пространства, иногда забираясь и к нам. Как мы, так и они огня первыми не открывали, но активно маневрировали, имитируя бой. Сканеры "ТОРов" улавливали работу ансартской аппаратуры наведения, извещатели раздражали пилотов сигналами "захват цели". Захваты были, но пусков ракет не было. В таком нервозном состоянии "полувойны" проходили годы.
  
   В конце 8628-го погиб мой заместитель, второй пилот "Таркона" Оннел. Довольно опытный парень, летал дольше меня. Как это часто случалось, патруль закрутил пилотаж с ансартами. Кто там первый начал, уже не понять. Оннел обнаглел, и повёл пару в лобовую атаку. Ведомые успели отвернуть, а машины ведущих протаранили друг друга...
   Тагсан, конечно, не упустил случая накропать рапорт, будто я распустила подчинённых. Знал бы этот мешок с дерьмом, каким подарком обернётся его жалкая клевета! Пришёл вызов на Ксонарт, но Куулд и не подумал трепать мне нервы. Секретарь записал формальное объяснение и сообщил, что в течение недели я должна, здесь, на базе, посещать командирский семинар.
   Учёба прошла очень плодотворно. Из штаба я прямиком направилась в "Бар Илли Рэй". Здесь всё было по-прежнему, и хозяйка оказалась на месте. За год подружка не успела меня позабыть, она сама и её дворец стали поистине сказочным даром. Илли упорно отказывалась брать деньги, поэтому я, тайно от подруги, заказала и оплатила большую партию отличного элга. Грузовик доставил его в дом, когда Илли была на работе.
   Вечером я открыла перед нею двери вместительного подвала. Наполовину он был заставлен блестящими фирменными упаковками. На немой вопрос изумлённой женщины коротко ответила:
   -Подарок.
   И в самом деле, мне трудно было придумать что-нибудь лучше. Ювелирных магазинов на планете не было, а во всём остальном Илли не нуждалась.
  
   Вернувшись на эсминец, я стала выдвигать Вилар на второго пилота. Она хорошо летала, да и честно говоря, мне просто хотелось этого. Командир был категорически против:
   -С меня хватит, не намерен превращать эсминец в бордель!
   -На что это вы намекаете, кавторанг?! - я поднялась из кресла, гневно сжав кулаки.
   -Я не намекаю, а приказываю вам подобрать достойную замену Оннелу из пилотов-мужчин...
  
   Рассказала об этом Вилар. Мы условились о совместных действиях, целью которых было тайное подчинение Тагсана. Ничего не имея против нормальных офицеров-мужчин, мы не могли смотреть спокойно, как этот старый тюфяк не только числится командиром, но и своим нелепым самодурством мешает жить другим.
   Докладывать "через голову" непосредственного начальника я не могла, пришлось тянуть с назначением и ждать случая попасть в штаб. Корабли получали новую аппаратуру засекреченной связи. Для этого в центр должны были прибыть командиры. Ленивый гипертоник Тагсан, смертельно боявшийся ксонартского тяготения, приказал лететь мне. Тут я развернулась вовсю. Попав на приём к адмиралу, и говоря с ним на другие темы, внушала издать приказ о назначениях на должности только по результатам службы. Каждый офицер, встреченный мною в кабинетах и коридорах, получал свою порцию этой же мысленной программы.
   Не прошло и десяти дней, как нужный приказ поступил на корабли. Тагсан, получив моё представление к назначению вторым пилотом Санин, как лучшего специалиста и "в соответствии с приказом командующего", заскрипел зубами. Но не мог же он игнорировать распоряжение адмирала!
  
   Ещё через год, в 8630-м, "Таркону" пришло время встать на профилактику. Этого ждали все. За прошедшие четыре года боевого дежурства многие из космолётчиков ни разу не ступили на планетную твердь. На смену нам прибыл эсминец "Неналп", Тагсан официально передал ему район, и я взяла курс на базу.
   Экипаж, а особенно бездельничавшие десантники, ходили с шальными глазами, предвкушая целый месяц отдыха. Командир возмущался, что дисциплина падает с каждым днём, но мы с Джоком понимали, что тут ничего не поделаешь.
   На орбите Ксонарта поджидали шаттлы для десантников. Джок отрапортовал и убрался на планету вместе со своими парнями. С помощью Вилар я ввела полупустой "Таркон" в громадный док орбитальной технической станции. Одно дело маневрировать в пространстве, а совсем другое - вблизи такой махины. Но обычаи военного флота предписывали уважающим себя пилотам пользоваться автоматикой только в самых крайних случаях...
   За три года мне ещё не приходилось втискивать эсминец в игольное ушко, а туша кавторанга безразлично наблюдала, как мы с подружкой обливаемся потом. Казалось, командиру не было дела до управления кораблём. Вообще, его присутствие в рубке уже давно раздражало офицеров. Толка никакого, одни амбиции и начальственный рёв по пустякам.
   Компьютер сообщил: швартовка завершена. Смолкли двигатели. Диспетчер станции поздравил командира с мастерской стыковкой. Я поймала мысленное ругательство Вилар. Другие офицеры думали примерно то же самое.
   -"Спишут же его когда-нибудь на пенсию..." - подумала я, поглядев на своего второго пилота.
   -"Раньше этот "пассажир" нас в гроб загонит своей глупостью. Стоит ему в серьёзной ситуации отдать один из своих приказов - и всем крышка".
   Не согласиться с Вилар было трудно, я просто пожала плечами. Что мне было - прямо в рубке выпустить непосредственному начальнику кишки?
  
   Через два часа мы передали корабль ремонтникам и собрались грузиться на катера. Тагсан произносил перед построившимся экипажем очередную громогласную бессмыслицу. Над шеренгами проносился едва слышный шелест. Никто не слушал, многие вполголоса переговаривались с соседями. Стоявшая рядом Вилар думала:
   "...И чего этот м.дак всегда так орёт?"
   -"Ты придумала, как потратишь свои деньги? Там это непросто". - отвлекала её я.
   -"Значит, и думать нечего: как все. Зато природа, леса, озёра, реки! Я травы не видела четыре года..."
   Катера спешили к планете. Занявший весь экран плоский диск Ксонарта медленно превращался в сферу. Подозрительно сухой стратодром встречал громкой музыкой. "Странно, что нет дождя" - подумала я. В самом лучшем случае со здешнего неба если не лилось, то хотя бы оседала мелкая водяная пыль. Мы поселились в гостиницу, под расписку ознакомились с датой и местом сбора в конце отпуска - и были предоставлены сами себе.
   Первый раз увидела Вилар в гражданской одежде. Её высокая, худощавая фигурка неплохо смотрелась в облегающем алом платье. Я тоже переоделась. Отпуск! Самым главным было успеть отхватить себе униход. Если десантники их уже не разобрали. Нам повезло, но сумма, запрошенная интендантом, была огромной...
   Пошатавшись с подругой по немногочисленным кабакам, я с тревогой заметила, что она обращает внимание на мужчин! Ничего не сказав, отгородилась от неё мысленным экраном. По правде говоря, мне и самой хотелось найти повод, чтобы улизнуть к Илли. Яркая Вилар привлекала парней. К столику подошёл стройный, но на мой взгляд, слишком тонкий блондин.
   -Позвольте пригласить вашу девушку? - вежливо обратился ко мне.
   Вилар настороженно глянула:
   -Ты не обидишься, если я немного потанцую?
   -Давай, давай...
   Я поощряюще улыбнулась из-под очков, опрокидывая в себя содержимое стакана. Оглядела бар. Этот был поменьше сарая Илли. Кое-где виднелись знакомые лица "тарконцев", парни и девушки веселились вовсю. В сутолоке танцующих мелькало красное платье Вилар. Она вернулась возбуждённая и раскрасневшаяся. Налила себе элга, лихо выпила.
   -Я сказала, что мы брат с сестрой... По-моему, ты тоже не против развлечься на стороне?
   Мною владело двойственное чувство. Конечно, хотелось к Илли, но в то же время было обидно, что Вилар так быстро увлеклась. И кем, мужчиной! Захоти она, например, поехать к девочкам, это было б куда понятней. Всё-таки, какие мы разные... Четыре года читаем мысли друг друга, а я так до конца её и не поняла. Cпросила:
   -У него есть мобиль?
   -Не знаю... А ты как же? - удивилась она.
   Протянула через стол ключи:
   -Найду, не проблема. Не ходить же вам с ним под дождём. Кстати, меня тут не будет несколько дней, так что номер в гостинице тоже твой.
   -"Спасибо". - теперь уже мысленно ответила Вилар. -"Но ты действительно не обиделась? Наши отношения дороже, чем все отпуска, и если тебе неприятно, я никуда не пойду..."
   -"Не обиделась. Понятно, за четыре года в одной конуре я тебе до чёртиков надоела".
   Увидев переменившееся лицо подруги, засмеялась:
   -Извини, это я так пошутила.
   С минуту Вилар настороженно вслушивалась в мои мысли. Потом, не обнаружив ничего настораживающего (уж я позаботилась об этом), наградила меня благодарным поцелуем - и исчезла в красноватом сумраке зала.
  
   Выхожу наружу: вот теперь всё по-ксонартски - идёт дождь. Косые струи воды с мягким шелестом стелются по дорожкам. До Илли далековато, а машину я уже отдала, делать нечего, надо идти пешком. Уверенно выхожу из-под крыши. Ливень швыряет в спину настоящие потоки, поливая, как из ведра. Куртка пока держится, но брюки быстро тяжелеют. Вокруг ни души, тихо мокнут угрюмые однотипные строения военного городка. Проходит не меньше часа, прежде чем из-за крыш показывается светящаяся вывеска. Дождь хлещет с бесконечным тупым упорством, и я давно вымокла до последней нитки. Под навесом пытаюсь стряхнуть с одежды воду, но это бесполезно...
   Стоило мне взобраться на стул возле стойки, как с улыбкой подошла Илли. Накрашенные глаза стали ещё больше, когда она заметила, в каком виде моя одежда.
   -Ты что, вплавь добиралась? - веселилась женщина, откупоривая бутылку.
   -Это слёзы радости, прелестница, - безуспешно пыталась отряхиваться я.
   Проглатывая хорошую порцию элга, услышала:
   -Уже месяц готовлюсь тебя встречать...
   Кивнула головой в сторону выхода.
   -Так поехали, если ты можешь.
   Прямо в мобиле я стащила липнущую компрессом мокрую одежду. Илли жадно ощупывала глазами моё тело и раздевалась тоже. Как были прекрасны её татуированные ножки! Вот этого, взаимного восхищения, нам, наверное, не хватало в отношениях с Вилар. Мы давно были вместе, и слишком привыкли к этому, успокоились. Бок о бок, на шести квадратных метрах, засыпали и пробуждались, рядом работали и ели, наизусть изучили не только мысли, но и каждый кусочек тел друг друга. Ушла, забылась когда-то возбуждавшая новизна запахов и прикосновений. А может, дело в том, что Вилар-таки замечает мужчин?
   Выходя из унихода, мы держали одежду в руках. Илли, смеясь, предупредила:
   -У меня здесь девочка, смотри, не прибей случайно.
   Малышка встретила у порога. Совсем юная. Как и мы, нагая. Длинные серебристые волосы, прижатые повязкой, стройное красновато-коричневое тело с невообразимо узкой талией. Хищные ярко-жёлтые глаза. Чуть склонив голову набок и моргая густыми белыми ресницами, она любопытно рассматривала нас. Вернее, меня. Думаю, ничего подобного до сих пор она в своей жизни не видела. Маленький рот с напухшей нижней губкой чуть приоткрылся в улыбке, едва обнажая белизну зубов.
   -Её зовут Лийа. Правда, наши имена очень похожи?
   Прошли в залы - здесь я начала по-настоящему отдыхать. Не только глаза, но и саму душу радовало великолепие созданных талантом Илли картин и интерьеров.
   Искупавшись в бассейне, мы ощутили переполняющее тела желание. У самой воды свились нежным и страстным клубком. Я ласкала подруг глазами, губами, руками и вдвойне получала от них такие же ласки. Обе дьявольски красивы, и каждая по-своему... Мы задыхались в безудержной страсти, часто и взволнованно грохотали сердца. Поцелуи становились решительнее, руки всё настойчивей и изощрённей. Жадная сладострастная дрожь охватила нас, туманя рассудок...
  
   Совершенно измученные необузданными ласками, потеряв счёт времени, мы приходили в себя, лёжа на мягких коврах. Приятное изнеможение не позволяло шевельнуть пальцем. Даже говорить, и то тяжело, мы могли только стонать. Я знала, что спасение рядом - шатаясь, неуверенно встала, и со всей возможной осторожностью стащила полубезжизненные тела подруг в бассейн. Свалившись следом, поддерживала их над водой. Женщины едва шевелились. Внезапно меня охватила неукротимая нежность, я прижала их к себе, наслаждаясь податливостью восхитительной плоти. Постепенно любовницы оживали. Илли дотянулась до стоящей на бортике бутылке, прямо из горлышка отпила несколько глотков, передала мне. Жар разбежался по всему телу, даже вода в бассейне показалась прохладной. Оставив немного, я протянула напиток Лийе, наблюдала, как девочка осторожно пьёт.
   Очнувшись, мы выползли "на сушу", а потом перебрались на веранду.
   Ясное утро. Серо-голубое небо оживлялось белизной сияющих в звёздном свете кучевых облаков. Из верхушек деревьев ввысь устремлялась гигантская радуга. Это было так красиво, что мы, не сговариваясь, бросились в униход. Взмыв, машина устремилась к сияющим небесным воротам. Разноцветная колонна, исчезающая в тучах, становилась всё больше, переливаясь цветами спектра. Разрумянившаяся от элга Лийа весело хохотала, когда, догоняя вдруг исчезнувшую радугу, я выключила автомат безопасности и резко дёрнула штурвал на себя. Облака прыгнули навстречу, за стеклами кабины ненадолго воцарилось густое белесое марево. Набрав высоту, мы пробили слой и внезапно выскочили в освещённое ярким светом пространство между двумя уровнями облаков. Я нарочно чуть опустила униход, фиксируя его в горизонтальном полёте. И тогда мы будто помчались по морю ослепительно белых хлопьев, а нос мобиля вспарывал разреженную поверхность. В правом кресле, тесно прижавшись, восторженно замерли подруги. Ещё чуть отпустила штурвал - теперь над облаками летела одна кабина. Корпус машины погрузился во мглу, а мы неслись, словно сами по себе, и мчащийся навстречу туман разбивался о лобовое стекло...
  
   Втроём, мы развлекались, как могли. Когда выдавалась погода, улетали далеко в безлюдные места и проводили дни, не заботясь об одежде. Плавали, нежились под слабым теплом звёздного света, любовались природой, болтали о пустяках или просто слушали тишину.
   Каждый день я переговаривалась с Вилар. У неё, судя по виду и голосу, дела шли тоже неплохо. Месяц прошёл незаметно. И как всегда, было тяжело прощаться...
  
  
   Глава 9. КАПЕР
  
   ВЛАСТА
  
   Обновлённый эсминец радовал глаз. Второй пилот, похорошевшая за время отпуска, была задумчиво-грустна. Вилар вспоминала о своём блондине, и я не мешала ей - первые пару дней весь экипаж ходил, как в воду опущенный. Мы возвращались в старый сто восемнадцатый сектор. Единственным, кто ничуть не изменился, был Тагсан. По-моему, стал только ещё толще.
   Неприятной для меня новостью стало официальное сообщение о том, что Первым канцлером, главой Правительства Федерации избрана старая знакомая, Берта Ларс. Та самая, что зашвырнула служить на окраину звёздной системы. Остальные офицеры, которым не приходилось сталкиваться со стервой лично, тоже были не в восторге. Ониск, окружённый агрессивно настроенными соседями, не должен был допускать к власти чиновницу - человека глубоко штатского.
  
   Еще два года службы прошли в рутине: полёты, мелкие стычки с противником, тюфяк-командир. Недели через две после отпуска, к нашей взаимной радости, наладились отношения с Вилар. В свободное время я продолжала поддерживать форму, как десантник, ежедневно занималась с ребятами Джока, тренировалась, проводила спарринги. Моя подружка скептически смотрела на это, убеждённая в том, что пилоту кулаки без надобности.
   Ничего выдающегося в секторе пока не происходило, кавторанг упорно не хотел уходить на пенсию, и я застряла в одном звании. Вилар и вовсе смотреть не могла на свой значок первого лейтенанта. В какой-то мере утешало, что многие офицеры оказались в подобном положении - флот не модернизировался и не расширялся.
   Политика Берты Ларс была привычно лицемерной. Правительство совершенно не занимали внешнеполитические проблемы, и оно варилось в собственном соку. Пропагандистская машина федерации выдвинула и назойливо внедряла в сознание масс непонятный большинству лозунг "духовного скачка". Как всегда в истории властных элит: на поверхности - пустая болтовня о мире, важности для прогресса какой-то "новой морали", а внутри - грязные дворцовые интриги, подножки, подставы, групповщина, злобная грызня толстосумов за сферы влияния. Как говорится, "обитатели террариума тихонько стоят в сторонке..."
   Прочный мир должен опираться на мощную оборону, а цивилизационный прогресс обеспечивается развитием науки и промышленности, в первую очередь, военной. Это ясно каждому рядовому. Полное безразличие правительства к проблемам флота очень тревожило офицерство. Ассигнования, без которых на глазах слабела оборона, лились рекой в бездонную бочку раздувавшегося чиновничье-полицейского аппарата. Внимание Берты было приковано к богатым независимым колониям, которые, всеми правдами и неправдами дипломатии, одна за другой поглощались Федерацией.
   Только в 631-м, когда мне уже стукнуло двадцать девять, пришёл вызов на Ксонарт. Большая группа офицеров получила очередные звания. Я впервые увидела на рукаве своего парадного кителя капитанский шеврон, Вилар тоже продвинулась на ступеньку вверх.
   Вот тогда, в коридорах штаба, мы впервые услышали про жестокую судьбу Варпа. Мне не довелось побывать на этой планете, но другие с большим сожалением рассказывали о прекрасном мире, превращённом теперь в радиоактивные развалины. ССП мешал Жирной Берте проглотить остатки независимых планет, и Варп был примерно наказан. Говорильня о "мирном сосуществовании" закончилась нападением на соотечественников.
   Вернувшись на корабль, мы продолжали службу, но настроение становилось тревожнее день ото дня. Даже информация, поступавшая по официальным каналам, заставляла всё больше беспокоиться. Кратко сообщалось о "массовых беспорядках" на ряде планет, и было ясно, что на самом деле правительство осуществляет там карательные акции. Пропагандистская кампания против "разгула терроризма и бесчинств деструктивных элементов" приобрела невиданный размах и очевидно вела к предоставлению Берте исключительных полномочий.
  
   Однажды нас разбудил сигнал тревоги. Когда командиры сбежались в рубку, появился мрачно-торжественный Тагсан во всём блеске парадной формы.
   "Война...", - уловила я мысль Вилар.
   Кавторанг отключил истошно завывавшую сирену.
   -Господа офицеры! - во время обычной театральной паузы он обвёл хмурым взглядом собравшихся командиров. -Сейчас я обращусь к экипажу. Устав требует сделать это немедленно. Позже я доложу вам обстановку.
   Позади зашептались. Джок, командир десантников, протолкнулся ко мне и вполголоса произнёс:
   -Ну что, дождались потехи...
   Расположив грузное туловище под эмблемой "Таркона", капитан поднял глаза на замигавшее табло "Работает общекорабельная трансляция", и заревел:
   -Говорит командир корабля, капитан второго ранга Тагсан! К экипажу эсминца "Таркон"! К космическим десантникам! Правительством звёздной Федерации Ониск объявлено чрезвычайное военное положение! Семнадцать минут назад мною получен приказ командующего, адмирала Куулда. Наш корабль немедленно направляется к планете Варп. Сообщение окончено.
   Туша капитана, неторопливая, как крейсер, вернулась в исходное положение.
   -Вам, господа, я могу сказать, что чрезвычайное положение объявлено по причинам внутриполитического характера. Беспорядки на так называемых "свободных планетах", о которых вы давно уже знаете, приобрели неконтролируемые масштабы, - кавторанг опять внимательно оглядел подчинённых. -Для спасения миллиардов ни в чём не повинных людей и требуется помощь флота... Разгул терроризма и бесчинства сепаратистов... - дальше можно было не слушать, он принялся повторять последнюю правительственную передачу.
   Джок подумал:
   "...Теперь что ж, будем воевать против своих?"
   Наконец Тагсан вспомнил, что давно пора выполнять приказ, и жестом великого полководца выбросил вперёд правую руку:
   -Курс на Варп!
   Вскоре "Таркон" набрал максимальную скорость. Полёт был недолгим, но тоскливым. Пилоты истребителей болтались без дела, связь приносила неутешительные вести. В кают-компании то и дело возникали двусмысленные разговоры о предстоящей миссии. Что поделаешь, офицеры никак не готовы были поверить, что мы встанем на защиту мирных жителей. Это ведь были как раз те мирные жители, которые упорно не желали вступать в Федерацию...
   На полпути к Варпу "Таркон" встретил небольшой корабль-разведчик. На борт поднялись двое вооружённых полицейских, вручившие Тагсану какой-то информационный чип. Ознакомившись с его содержанием, командир вытер со лба пот и представил незваных гостей:
   -Капитан Дрок, сержант Тагг. В соответствии с приказом Первого Канцлера эти господа окажут нам содействие в выполнении правительственного задания.
   Неприязнь к полиции сидела у каждого в крови ещё с курсантских времён, когда такие вот уроды отправляли нас в комендатуру за невинные шалости, свойственные молодым. Даже если бы полицейские оказались милейшими людьми, вряд ли они смогли бы рассчитывать на любовь экипажа. Тем более что круглолицый маленький, с бегающими глазками на одутловатом лице, лишённом признаков растительности, капитан Дрок напоминал кастрата. Его тучная, ожиревшая фигура, передвигавшаяся суетливыми шажками, даже на фоне Тагсана выглядела комично. Второй "красавчик", в сержантской форме, был покрепче, его квадратное прыщеватое лицо с толстыми губами и широким мясистым носом выглядело сонным, точно он сегодня позабыл умыться. Ублюдки смотрелись инопланетниками среди подтянутых, молодцеватых космолётчиков.
   Сразу уловив опасность, исходящую от этой парочки, я предупредила экипаж, чтоб держали ухо востро и ни в коем случае не поддавались на провокации. Весь остаток пути до Варпа шпики занимались своей привычной работой: выслеживали, где собираются десантники и свободные от вахт члены экипажа. У меня сложилось впечатление, что корабль уже напичкан подслушивающими устройствами. Пройдясь со сканером, сразу обнаружила "жучков" в столовой. Предупредила пару человек, чтобы велели остальным держать язык за зубами.
   Всё это начинало сильно не нравиться не только мне и Вилар. Появление полицейских в каком-либо из помещений корабля мгновенно вызывало всеобщее демонстративное молчание. А когда ищеек не было, ребята принимались нарочито громко обсуждать их внешность и умственные способности.
   Неподалёку от Варпа мы обнаружили уже целый флот. Командовал формирующейся эскадрой адмирал Сакар. Наш эсминец прибыл в числе последних, и вскоре на флагманский крейсер "Иммарг" были вызваны старшие офицеры со всех пятнадцати кораблей.
   Мне редко нравятся мужчины. Даже не в смысле интима, с эстетической точки зрения. Но Сакар с первого раза показался человеком достойным. Тогда ему было немного за сорок, и Норт только начинал седеть. Расправив гигантские плечи, огромный адмирал нервно прохаживался перед обзорным экраном. В его массивной фигуре, заметно более крупной, нежели у нашего Тагсана, совершенно не было тяжеловесной медлительности.
   Офицеры подходили, представлялись командующему, и занимали места в зале.
   -Эсминец "Таркон". Капитан второго ранга Тагсан, - сопя, отрапортовал наш горе-командир.
   Затем доложили мы с Джоком. Хмурые серо-стальные глаза адмирала, оглядев нас, чуть потеплели.
   Познакомившись с офицерами, Сакар шагнул на трибуну. Компьютер подал сигнал "Слушайте все", и в зале наступила мёртвая тишина.
   -Господа командиры! Введение чрезвычайного положения, как вы знаете, предполагает объединение постов Первого Канцлера Федерации и Главнокомандующего Вооружёнными Силами. Отныне наш главнокомандующий - госпожа Берта Ларс... Эскадре под моим командованием приказано уничтожить базы террористов на планетах Архон, Леския, Римакс, Шитоба, Хортос, Ганистар и Мелир. А также окончательно подавить всякое сопротивление мятежников федеральным войскам...
   Рядом со мной беспокойно заворочался в кресле майор Джок. По залу пробежал нарастающий шелест голосов. От сидевших вокруг командиров пошла волна ощутимого негодования. Глядя в глаза адмирала, я пыталась понять, что думает он, повторяя смертный приговор для миллионов...
   "...да парни... мне это тоже не нравится...
   ...допустим ...доверять пятерым капитанам..."
   Сакар продолжил:
   -Штабу было поручено разработать подробный план операции. С докладом выступит представитель Генштаба генерал Брудт. Затем, после перерыва, я выслушаю мнения каждого из вас.
   Хм... Неожиданный пассаж! Конечно, это не вопреки Уставу, но "выслушаю мнение каждого" - такой манеры постановки задачи я не припомню.
   Генерал Брудт оказалась высокой и плоской бесцветной женщиной с маленьким подбородком и стеклянными глазами. Она, пожалуй излишне подробно, рассказала, каким именно образом завтра наши парни будут стирать с планет города и превращать сами планеты в пустыни. На закуску генерал предложила длинную пропагандистскую тираду в характерно бредовом стиле политиканов.
   Объявили перерыв. Перемолвившись с Джоком, мы разбежались в разные стороны. Не заметив пока никого из знакомых, я искала командира "Иммарга" - Лимера. Надежда была на то, что капитан флагмана разделяет мнение адмирала. Мне повезло, рядом с Лимером стояли несколько офицеров, и среди них Жесс. Старый знакомый. Обнявшись, мы отошли в сторону.
   -Всё здоровеешь, Власта? - улыбнулся бывший первый пилот "Таркона".
   -А ты догнал нашего "пассажира", - киваю на его шевроны.
   "Покойник" пожал плечами. Его глаза выглядели более мрачными, чем обычно. Времени было мало, я уже поняла, что вокруг каперанга Лимера собрались единомышленники.
   -Жесс, мы с Джоком не хотим участвовать в этом повторении Варпа. И, по-моему, большая часть командиров тоже. Надо что-то делать, завтра будет поздно. Пока все вместе, давай мы выступим и скажем, что "Таркон" отказывается стрелять в онискианцев. Как думаешь, у других хватит смелости нас поддержать?
   Я не смогла припомнить, когда в прошлый раз видела у Жесса такое выражение лица.
   Он схватил меня за руку и буквально потащил к группе офицеров во главе с Лимером. С другой стороны туда же торопился Джок с незнакомым мне десантником. Жесс решительно заговорил:
   -Господин капитан первого ранга! Господа офицеры! Представляю вам капитана третьего ранга Касс. Пограничная служба, первый пилот эсминца "Таркон". К вопросу о нашем затруднении, господа! Капитан Касс готова сейчас выступить перед командирами. Таким образом, можно считать наш план завершённым.
   Со всех сторон на мне скрестились изумлённые взгляды. Лимер, пытливо всматриваясь мне в глаза, переспросил:
   -Вы согласны выступить первой, капитан?
   Отступать было поздно, кроме того, в их мыслях не чувствовалось подвоха.
   -Я выступлю первой.
   После перерыва все снова собрались в зале. Мы сели на прежние места, в третьем ряду. Я незаметно разблокировала кобуру, готовясь к любой неожиданности. Офицеры быстро расселись, стало необычно тихо. Или мне так казалось? Распахнулась дверь, появился адмирал. Энергично прошагав к экрану, Сакар повернулся:
   -Вы ознакомились с планом. Кто желает выступить?
   Как во сне, поднялась и пошла вниз. Всего несколько шагов, но они показались бесконечными. Если план, которого я даже толком не знала, сейчас провалится, в лучшем случае, меня ждала смерть. В худшем - тюрьма.
   Приблизившись к адмиралу, и глядя ему прямо в лицо, поняла: Сакар знает, что я должна сейчас произнести. Повернулась к залу. Внимательно смотрели полсотни пар настороженных глаз.
   -Господа офицеры! - я была взволнована, но, сообразив, что пауза получилась, как у Тагсана, вдруг развеселилась и мгновенно собралась. -Флот всегда существовал для того, чтобы не допустить врага в наши миры, чтобы цветущие онискианские планеты не превращались в руины. Сегодня в звёздной системе чрезвычайное положение. Попросту говоря, война. Кто на нас напал? Где эти чужаки? Правительство приказало флоту атаковать наши же колонии. Уничтожить миллиарды соотечественников, разрушить целые миры. Такой приказ мог отдать только враг!! Развалины Варпа, - я указала на обзорный экран, - дело его рук. Эсминец "Таркон" не будет выполнять вражеских приказов!
   Зал одобрительно загудел. Боковым зрением я увидела, как вскочила тощая фигура Брудт. Какие-то люди выросли рядом с нею, послышались крики, шум борьбы. Вдруг в потолок со свистом ударил луч, наискось прочертил стену, посыпалась крошка. Бешено ругавшуюся генштабистку скрутили и усадили в кресло.
   Адмирал шагнул вперёд, встал рядом со мной. Из-под кустистых бровей пылко глянули отважные глаза.
   -Командиров, разделяющих мнение капитана Касс, прошу выйти к нам! - в голосе Сакара звучала уверенность и сила.
   Тотчас же, как по команде, со всех концов зала торопливо зашагали офицеры. Я видела улыбающихся Жесса и Джока с тем десантником, серьёзного каперанга Лимера и ещё каких-то незнакомых людей. Слева и справа выросла целая шеренга командиров. В числе последних к нам спустился Тагсан! Вот чего уж не ожидала... Оставшихся в креслах было меньшинство.
   Снова заговорил адмирал:
   -К нам прибыли официальные представители Совета Союза Свободных Планет, господин Огдт и госпожа Эндол.
   Из той же двери, откуда вышел Сакар, появились двое в гражданской одежде. Высокий, крепкий брюнет в официальном костюме и тонкая, стройная женщина подстать ему ростом. Даже в такой момент я не смогла не обратить внимания на её смуглое, красивое лицо с длинными тёмно-карими глазами и тонким прямым носом, яркие губы, чуть оттенённые сверху тёмным пушком, тонкую шею и нежные плечи.
   Выйдя на середину зала, посланники нервно огляделись. Женщина зачем-то схватила руку своего спутника и взволнованно заговорила:
   -Господа! К вам обращаются народы Союза Свободных Планет. Мы - онискианцы. Мы жили добрыми соседями, и так было бы до сих пор. Никогда ССП не был враждебен Ониску. Оттуда много лет назад наши предки улетели искать счастья. Но мы не захотели подчиниться насилию и загнать свою привычную жизнь в федеральные рамки. Союзу всегда были чужды попытки тоталитарного общества контролировать поведение людей, жестокость и тирания федерального правительства. Именно от цензуры, ханжества, нелепой самоограниченности бежали на необжитые планеты наши прапрадеды. И построили то общество, которое им нравилось. Но Первый Канцлер Ларс возомнила себя диктатором и независимость свободных планет не давала ей спокойно спать. Сначала она испробовала на нас силу угроз и дипломатию лжи. А когда это не помогло, и мы по-прежнему не соглашались признавать верховенство федеральных законов, госпожа Ларс просто напала на ССП! - голос женщины дрогнул. -Наша ошибка - слабость флота. Слишком дорого она обошлась. Мы, Члены Совета, узнали о войне одновременно со всем народом, когда два года назад на Варп обрушились ядерные ракеты. Я, в числе немногих, успела спастись, - большие глаза наполнились слезами. -Но сотни миллионов жителей моей планеты погибли, не поняв даже, за что!...
   Заметив, как трудно его коллеге говорить, прервавшуюся было речь продолжил мужчина. У него оказался густой, приятный голос:
   -Нынешнее правительство Федерации ведёт нас всех к самоуничтожению. Мы живём на границе и хорошо знаем, что проблем в отношениях с иными цивилизациями куда больше, чем разногласий у нас внутри. Так неужели сейчас настало время, ради навязывания нелепых перемен, убивать друг друга на радость ансартам!? ССП не хочет гражданской войны, способной только истощить силы онискианцев. Мы просим вас, господа, об одном: предотвратите бойню, станьте для наших народов гарантом мира и свободы!
   Полминуты тишины. Затем из зала спустились ещё несколько человек, присоединившихся к большинству.
   Повинуясь жесту Лимера, молодые офицеры крейсера разоружили одиннадцать командиров, упорно продолжавших сидеть в зале. Адмирал, обращаясь к ним, сказал:
   -Для тех, кто не хочет идти с нами, есть два пути - вернуться на Ониск, желающих мы отправим транспортным судном. Или остаться на любой из планет ССП и жить, как гражданские лица. Аналогичную информацию мы сообщим вашим экипажам.
   Арестованных увели. Командиры вернулись на корабли, чтобы избавиться от полицейских соглядатаев и сообщить новости экипажам.
   Ведя катер к эсминцу, я внимательно слушала мысли Тагсана. Никак не могла поверить, что этот тюфяк и в самом деле решил поддержать повстанцев.
   "...можно скорее найти полицейских...
   ...были правы... Касс настоящая бандитка...
   ...пристрелить и домой ...пока неразбериха..."
   Вот и всё стало на свои места. Среди нас предатель. А что думает Джок?
   "...сказать об этом ребятам...
   ...кто будет ...снабжением кораблей...
   ...дисциплина"
   Этот в порядке. Уже легче. В ангаре шепнула майору:
   -Мне кажется, "пассажир" хочет снюхаться с полицией. Ты пока не оставляй его одного, я скоро вернусь.
   Джок округлил глаза, но кивнул. Майор тоже не был в восторге от нашего командира.
   Найдя Вилар, рассказала о приказе Жирной Берты и восстании командиров. Подруга выругалась. На пути в рубку я передала ей мысли Тагсана и попросила тоже послушать его.
   Кавторанг уже что-то заподозрил. На безвольном лице плавала трусливая улыбочка. Он думал:
   "...какого хрена ...вокруг увиваются...
   ...теперь как мне убрать Касс?..."
   Капитан требовательно сказал:
   -Господа, прошу оставить меня и Касс наедине! Нам нужно обсудить целый ряд вопросов.
   Выразительно смотрю на Вилар:
   -"Слышала?"
   -"Да, подружка, старик-то совсем спятил..." - так же мысленно отозвалась она.
   Я подумала:
   -"Ты уведи пока Джока, а я разберусь с этим дерьмом".
   Вилар кивнула, они вышли. Едва дверь закрылась, в двуличных мозгах старого хрыча мелькнуло:
   "...сейчас, или никогда..."
   Забормотав какую-то чушь о настроении экипажа, иуда осторожно потянулся к кобуре...
   Прямой удар ногой в живот отбросил Тагсана к переборке. Туша грянулась о палубу. Подскочив к капитану, выхватила его бластер и, поставив на максимальную мощность, проделала в груди предателя хорошую дыру. Вложила оружие в ещё судорожно дергающуюся руку, и распахнула дверь:
   -Сюда, ребята!
   Джок и Вилар были прямо за дверью, подруга нервно сжимала бластер.
   Твёрдо глянув на майора, я произнесла:
   -Капитан Тагсан покончил жизнь самоубийством. Нам надо заняться полицейскими! Вилар, принимай вахту, мы справимся вдвоём.
   На корабле ещё никто ничего не знал. Шагая по коридору, сказала:
   -Джок, спроси у своих, где ищейки.
   Он связался с кем-то по видеофону. Оттуда сказали, что полицейские сидят в своей каюте. Прихватив пару наручников, мы направились туда. Универсальный ключ, вытащенный из штанов капитана, оказался кстати. Вначале тихо открыв замок, мы вломились в "конуру", направляя оружие в разные стороны.
   Толстый пузырь смирно поднял руки, сидя на кровати. Зато прыщавый дёрнулся к бластеру на полке. Майор ловко поддел сержанта носком башмака в подбородок. Надев на обоих наручники, мы отвели их в камеру. Пора было возвращаться в рубку, через двадцать минут адмирал Сакар зачитывал своё заявление по открытой связи.
   Двое десантников сопроводили труп кавторанга в утилизатор. Прежде чем собирать офицеров эсминца, я вопросительно глянула на ближайших друзей:
   -Похоже, настала пора выбирать командира?
   -Не кокетничай, Касс, тебе это не идёт, - улыбаясь, отозвался Джок. -Ты уже капитан "Таркона", и сама это знаешь.
   Вилар откровенно обняла.
   Чувствуя приятное волнение, я встала под эмблемой корабля. Компьютер включил громкую видеосвязь.
   -Говорит командир корабля, капитан третьего ранга Касс! В четырнадцать тридцать по громкой связи будет передано заявление командующего эскадрой адмирала Сакара! Командирам боевых частей немедленно прибыть в рубку.
   Вскоре стали заходить удивлённо-радостные парни и девушки, поздравляли, расспрашивали. Я коротко рассказала, что произошло. Потом все прослушали сообщение адмирала.
   Сакар обрисовал реальное положение дел во взаимоотношениях Правительства Федерации и Союза Свободных Планет. Объявил о создании эскадры Сопротивления, в которую вошли девять кораблей, перечислил их названия. Подчеркнул: мы будем лишь защищать планеты от агрессии федералов, не предпринимая, без необходимости, наступательных действий. Напомнил, что никого из космолётчиков он силой не задерживает: не желающие продолжать службу могут вернуться на Ониск, или жить на планетах ССП, как гражданские лица.
   Первое время дела обстояли неплохо. Избавившись от примерно пятисот человек, неприсоединившихся к восставшим, командование доукомплектовало экипажи космолётчиками ССП. Эскадра насчитывала три крейсера и дюжину эсминцев. Тщательно патрулируя пространство, мы ждали нападения федералов.
   Берта не торопилась. Поняв настроение флота, она, похоже, опасалась лишиться его вовсе. Шли месяцы, ничего не происходило. Через полгода адмирал разрешил увольнения на планеты небольшими группами. Космолётчиков встречали, как героев, да и нравы ССП были куда как свободнее привычных для нас федеральных. Люди ожили, приободрились. Я, даже став капитаном, по-прежнему продолжала ходить в столовую, слышала, как у офицеров возникают надежды на сохранение длительного нейтралитета между федерацией и ССП.
   Командиры кораблей регулярно собирались на "Иммарге", обменивались новостями. Далеко не всё было так безоблачно. Государственная система ССП оказалась либеральной и в части налоговой системы. Союзный бюджет явно не выдерживал содержания флота, с середины тридцать четвёртого года эскадра стала испытывать нехватку самого необходимого. Представители Совета ССП, сперва еженедельно посещавшие флагманский крейсер, начали появляться всё реже и реже. Сакар заметно нервничал. В штабе вызревала идея активизации боевых действий со стороны эскадры Сопротивления.
   Прибыв по вызову в кабинет адмирала, я обнаружила там и каперанга Лимера. Пригласив садиться, Сакар потёр ладонями усталое лицо.
   -Вам, Касс, известно: эскадра страдает от недостаточного снабжения. Если ситуация в этой области будет ухудшаться теми же темпами, вскоре снизится боеспособность кораблей. Судя по всему, именно на это надеется противник, - спокойно констатировал адмирал. -Если мы не можем получить необходимое от ССП, следовательно, придётся потревожить федерацию. Я запомнил, что вы человек смелый. Это, несомненно, достоинство. Однако вас выбрали ещё и по другой причине. Принято считать, что у женщин лучше обстоит дело со здравым смыслом. Кроме того, ваш "Таркон" - новый, скоростной корабль...
   Некоторое время командующий сидел молча. Не двигалась его упрямая челюсть, только из-под жёстких бровей шарил проницательный взгляд. Уловила напряжённые мысли:
   "...надежда на тебя, суперменка..."
   Он продолжил:
   -По данным разведки, корабли федералов давно покинули сектор 136 и наблюдение за пространством ведут одни локатор-автоматы. Именно там проходят пути крупных грузовиков с норием, стратегически важным сырьём. Приказ: захватить грузовик и увести как можно ближе к границе ССП. Вас будут встречать, - Сакар вздохнул. -В случае контакта с другими судами противника - действовать по обстановке, но не допустить утечку информации о вашем присутствии в федеральном пространстве. Верфи Римакса берутся за нанесение на корпус "Таркона" специального покрытия, полностью поглощающего излучение корабельных поисковых систем. Вопросы есть?
   -Когда выходить? - я оживилась, дельце было по душе!
   Командующий укоризненно посмотрел на Лимера. В мыслях я прочла:
   "...ну вот, а ты в ней сомневался...
   ...никаких колебаний, хотя задание пиратское..."
   -Сейчас подойдёте к ОС-37 на орбите Римакса, вас ждёт командир станции кавторанг Ронк. Переоснащение займёт несколько дней. Экипаж можете отправить в увольнение. О характере модернизации корабля и предстоящем задании до момента вылета должны знать только мы трое...

***

   На обзорном экране "Таркона", почти в самом центре, ярче других сиял Нансел, центр онискианской системы. Светящиеся звёздные пылинки знакомым рисунком рассыпались по чёрной пустоте. В этой, казавшейся неподвижной, картине, незаметно возникла новая точка, более отчётливая, чем звёзды. К тому же и свет её был жёлтым.
   Вилар догадывалась, улавливая кое-что из моих мыслей - есть причины не бояться локатор-автоматов. Остальные были мрачны, полагая, что "Таркон" отправился на коллективное самоубийство. Я вызвала второго пилота. Хорн, одногодок Вилар, и выпускник того же училища, был крепким брюнетом небольшого роста. Мы облачились в скафандры. С помощью транспортного робота загрузив в катер пару "шаров", о предназначении которых тоже пока никто не догадывался, мы вылетели из ангара, прячась за корпусом эсминца. Катер не имел поглощающего покрытия и мог быть замечен.
   Включив на своём экране картинку, видимую "Тарконом", мы поняли: электронный шпион рядом. Внешне автомат напоминал ажурное женское украшение. Десятки антенн сверхчувствительных сканеров сплошь покрывали сферическую поверхность. Сволочной аппарат с помощью высокоточных приборов наблюдал за пространством и передавал изображение на ближайший пост пограничной службы. Наши шары были примитивными, "глухими" передатчиками, задачей которых было посылать сигналы чистого пространства, чтобы заменить Л-А, жить которому осталось совсем недолго. Вытолкнув один из шаров за борт катера, но пока ещё на буксире, мы включили его. За несколько минут шар записал сигналы локатор-автомата и засветился, сообщая о готовности. Я скомандовала Вилар уничтожить настоящий Л-А и дала сигнал, запускающий передатчик шара. Через секунду локатор-автомат испарился под лучом пушки. А в эфире по-прежнему слышались его отчётливые сигналы, передаваемые "заместителем". Из рубки донеслись радостные крики. Мы отбуксировали шар на положенное ему место, запустили стабилизатор, и с чувством исполненного долга вернулись на борт эсминца.
   Занеся в компьютер координаты безопасных "ворот" в федеральное пространство, мы поторопились выйти к месту прохождения грузовиков. Пока никто нас, кажется, не заметил. Отключив двигатели, легли в дрейф и занялись сто первым повторением плана захвата судна. Меня и Вилар новое задание будоражило. Майор, может быть оттого, что был немного постарше, относился к нему спокойно, как к обычной боевой работе. Конструкцию транспорта мы изучили за время полёта, как свои пять пальцев. Тягостное ожидание снова выпадало на мою долю. Часами просиживая перед пустым экраном, мы были готовы лезть на стену!
   Как всегда, о приближении корабля первым сообщил радар. Вскоре и на экране появилась долгожданная точка. Все быстро заметили её, оттого, что она перемещалась. Мои руки автоматически направили "Таркон" навстречу. Реакторы проснулись, ускорение вдавило в кресла, звёзды поползли вправо. Огонёк теперь был прямо в середине, нос корабля нацелился точно на него. Объявив боевую тревогу, я приказала тщательно анализировать сигнатуры судна, пытаясь определить его тип. Размеры свидетельствовали, что это грузовик или пассажирский лайнер. Или, чего хотелось как-то меньше всего, крейсер...
   Истребителям пора было готовиться к старту. Вилар близко и твёрдо посмотрела мне в глаза. Мысленно пожелав друг другу удачи, мы распрощались.
   Тишина в эфире, спокойное, размеренное движение судна свидетельствовали о том, что оттуда нас не видят. Я нарочно легла на встречный курс, чтобы затруднить визуальное обнаружение. Теперь и на нашем экране всё замерло. Изображение предполагаемой добычи просто медленно росло. Маяк грузовика, а уже было видно, что это именно транспорт, в широком диапазоне ежечасно передавал кодированный сигнал. Надеясь, что вахтенные не всматриваются пристально в свой экран и, как обычно, полагаются на приборы, я сохраняла спокойствие.
   Застопорив ход, дала истребителям команду стартовать и, мгновенно отвернув со ставшего уже опасным встречного курса, прошлась лазерными пушками по грузовику, сжигая антенны. Громадный корпус безмолвной тенью пронёсся мимо, перепрыгнув с фронтального экрана на боковой, а потом на задний. Я сманеврировала, прибавила скорость, и быстро нагнала оглохшее судно. На борту белели огромные буквы "Риола", хитроумно вплетённые в аббревиатуру названия транспортной компании.
   Световой сигнал моего эсминца скомандовал:
   -Лечь в дрейф, иначе открою огонь на поражение.
   Транспорт стал послушно тормозить. Два десятка стремительных хищников под командой Вилар уничтожали на его корпусе всё, что напоминало аппаратуру связи. С "Таркона" стартовала маленькая ракета, умчавшаяся по прежнему курсу "Риолы" и запрограммированная передавать сигналы, копирующие маяк грузовика. Теперь настала очередь десанта. Катера, набитые бойцами, уже висели возле шлюзов гиганта.
   Истребители возвратились на эсминец, разгорячённая подруга прыгнула в кресло первого пилота. Майор докладывал с грузовика, как продвигается операция. Пока неожиданностей не было, но, чем раньше мы отсюда уберёмся, тем больше шансов на успех. Передав управление Вилар, я последовала за десантом.
  
   "Риола" напомнила военный транспорт. Те же пустые бесконечные коридоры и долгие путешествия в лифтах. Когда я добралась в рубку, Джок уже всё держал под контролем, хотя до этого не обошлось и без выстрелов. Три десятка человек команды строго охранялись. Прослушав запись допроса, я решила поговорить с пленными. Нашлись семь офицеров и с десяток служащих с агрессивными мыслями, им надели наручники и изолировали. Остальные, вместе с десантниками, заняли рабочие места и грузовик пошёл в сторону ССП. Капитан, к счастью, не оказался в числе непримиримых, и, внешне невозмутимый, спокойно делал свою работу. Тем не менее, я не считала возможным оставлять его без внимания и не покидала грузовик. В числе пленников была одна, заинтересовавшая меня девица, но тогда я ещё не позволяла себе ничего такого...
   Эсминец и "Риола" шли на участке, доверенном уничтоженному локатор-автомату, поэтому мы надеялись, что федералы ничего не видят.
  
   Чертовски приятно было услышать сигналы своих. "Первый блин" оказался удачным, добыча благополучно перекочевала под опеку "Йитарда", а мы получили возможность отдохнуть. За успешную операцию экипажу выплатили неплохое вознаграждение. Мне, с детства склонной к действиям по ту сторону закона, выполнять такие задания было приятней, чем просто болтаться в космосе. Офицеры тоже не возражали подзаработать. За последние годы истосковавшись по развлечениям, я быстро вспомнила разгульную молодость. После "Риолы" нам с Вилар хватило денег лишь на то, чтобы достойно встретить 8635-й...
  
   Так началось постепенное превращение военных космолётчиков в "джентльменов удачи".
   "Таркон" вскоре привёл ещё два судна с ценным грузом, и Сакар оценил правильность своего выбора. Вдвоём с Лимером, тоже когда-то зарывшим в землю преступный талант, мы спланировали создание эффективной сети агентов-осведомителей. Каперанг свёл знакомство с некой госпожой из разведки ССП. Я её тогда не видела, но, судя по результатам, дамочка была разворотливой. К концу года она внедрила на основных планетах информаторов. Теперь Лимер имел точные сведения о грузах и передвижении транспортных кораблей не только федерации, но и двух соседних звёздных систем. Не бесплатно, разумеется. И мы шли в точно известную точку, зная время прибытия туда нужного транспорта.
  
   Команда небольшого грузовика "Вокар" сама напросилась на неприятности. Это было пятое по счёту судно, захваченное мною. Транспорт перевозил электронное оборудование: компьютеры, аппаратуру связи для модернизации и переоснащения нескольких военных кораблей федерального флота. Задание состояло в том, чтобы не пропустить груз. В случае, если захватить не удастся, его следовало уничтожить, взорвать вместе с транспортом.
   Началось с того, что капитан не отреагировал на приказ остановиться. Истребители Вилар аккуратно "выключили" упрямцу реактор и он продолжал двигаться по инерции. Взорвав шлюз, десантники ворвались на судно, и после того, как обороняющиеся подстрелили одного из наших, перебили почти всех гражданских. Капитан успел застрелиться самостоятельно. В живых остались пятеро - молоденький практикант училища торгового флота и четыре девицы из компьютерной фирмы, сопровождавшие груз. Непонятно, на что они рассчитывали, спрятавшись в одном из трюмов? К тому времени, когда десантники выволокли их оттуда, бойня поутихла, и невредимых пленников отвели к Джоку.
   Теперь надо было пристыковать "Таркон" к грузовому судну, чтобы перетащить добычу. Пока выравнивались скорости, истребители корректировали манёвры, дополнительно страхуя компьютерную систему. Даже небольшой удар бронированного эсминца мог погубить находившихся на "Вокаре" десантников. Сближение удалось провести нормально, вскоре транспортные роботы потащили через грузовые шлюзы контейнеры с аппаратурой. Перейдя на "Вокар", я вызвала навстречу Джока.
   Майор, виновато пряча глаза, спросил:
   -Что будем делать с пленными, командир? Ребята явно переборщили, а эти примутся болтать...
   Действительно, в тесных коридорах транспортника, пожалуй, слишком часто попадались безоружные трупы.
   -Сначала поговорю. Из девиц надо выкачать максимум информации по грузу... - я помедлила, -Потом ликвидируем. А практикант, скорее всего, не нужен...
   -Есть, командир! - майор повеселел.
   Первым вызвала курсанта. Не больше двадцати условных, худой, весь какой-то хрупкий на вид. Светлые вьющиеся волосы, пожалуй, длиннее, чем допускал Устав. Черты лица невыразительные, сглаженные. Маленький нос, тонкие бесцветные губы.
   Задала несколько вопросов. Ничего интересного. Десантники увели пленного.
   Настала очередь девиц. Много лет у меня не было повода так развлечься. Теперь надо получить от сотрудниц компании всю информацию!
   Первой ввели довольно высокую блондинку лет тридцати с каким-то странным лицом. Овал вроде бы правильный, но сами черты крупные, грубоватые. Особенно не понравилось выражение глаз: смотрела слишком спокойно и пристально для пленницы.
   Следующей была коротко стриженая синеволосая девушка. Живые чёрные глаза и тонкие сжатые губы. Комбинезон туго обтягивал стройные бёдра.
   Третьей зашло странное создание. Девица скорее походила на второразрядную актриску, но уж никак не напоминала сотрудницу серьёзной фирмы! Рыжие, пышно взбитые вьющиеся волосы, миловидное личико с ямочками на пухлых щёчках. Яркие полные губы. И аппетитная фигурка под жёлтым комбинезоном.
   Замыкала четвёрку маленькая женщина чуть за сорок. Тёмные и густые, прямые волосы. Стрижка. Небольшие мешки под усталыми, серьёзными глазами. Чуть вздёрнутый нос, пожалуй, на кончике слишком закруглённый, "шариком". Складки в углах рта, но при этом губы, не утратившие привлекательности.
   Приказав всех четырёх содержать поодиночке, я вернулась на "Таркон". Перегрузка заканчивалась. Пора. Вилар отстыковалась, и "Таркон" рванул домой. Через несколько минут на заднем экране сверкнула вспышка. "Вокар" можно было исключать из судового регистра тридцать седьмого года.
   Пройдя наиболее опасный участок, мы с подругой обменялись мыслями и пришли к мнению, что настало время заняться допросом. Приказав Хорну вызывать при первой же подозрительной информации, направились к пленницам...
  
   Нет, пожалуй, таких подробностей не надо.
   Хватит об этом, сейчас как никогда нужно учиться контролировать мысли!
  
  
   Глава 10. "СРОК АВАНСОМ" ИСТЁК
  
  
   ЭЛОС
  
   Как много времени прошло с той лунной ночи, когда прекрасная Богиня с голубыми волосами вела меня к озеру...
   Чистота и покой, меня никто не мучит, но, познав мгновения счастья, так страстно хочется испытать его снова! Ради этого я согласна вытерпеть даже пытку. Каждый день молюсь, чтобы Богиня пришла, чтобы это чудо произошло ещё!
   Её могучая и красивая фигура всё время перед глазами. Жёсткое, суровое, но безумно прекрасное лицо! Густые брови вразлёт. Пристальные, громадные зелёные глаза. Прямой хищный нос и упрямо сжатые губы...
   Когда в моей комнате свет, я вспоминаю и молюсь, а ночами жду. Как хочу вернуть этот миг, когда слились наши тела! Но только во сне она возвращается, только во сне сжимают меня сильные руки. Проснувшись от бешеного стука собственного сердца, содрогаясь в наслаждении, я не сразу понимаю, что это не наяву. А когда осознаю, отчаяние заставляет рыдать до самого утра.
   С каждым новым днём желание видеть её становится сильнее и сильнее. Чувствуя, что Богиня где-то рядом, я зову, стучу в неприступные стены, разбивая в кровь руки...
   Потом начало казаться, что Богини вообще не было наяву! И в тот, первый раз, она мне просто пригрезилась.
   От этой мысли я чуть не схожу с ума и яростно, дико кричу.
   Как будто от этого крика, вдруг резко вздрагивает и уходит из-под ног земля. Я падаю, через всю комнату отлетая в угол, больно ударяюсь плечом и головой...
  
  
   ТЕСК
  
   Девять дней пути и выматывающих тренировок, наконец, прошли. Кажется, я стал привыкать к нагрузкам.
   В расчётное время мы были в креслах, ожидая прибытия к Ондасу.
   МК известил, что яхта выскочила из гиперпространства. В виоке возник рисунок созвездий у границы системы Тронит. Мигающий указатель-курсор показывал положение Ондаса. Ещё часа два-три обычного полёта. Хотел было дать команду "Хелле", да вспомнил, что рядом сидит изголодавшийся пилот. Передал ей управление. Победительница, внимательно глядя в виок, с достоинством поблагодарила.
   -Хелла! Выйти на орбиту Ондаса. Скорость максимальная, - приказала женщина.
   Нарастающее ускорение рывком вдавило в кресла. Старт был довольно жёстким, и я задумался, не сломала ли себе что-нибудь землянка. Страховочные фиксаторы по умолчанию не активизируются в нежилых помещениях, а отдать МК распоряжение на этот счёт я как-то не подумал. Надо пойти взглянуть.
   -Чёрт побери, капитан! Моя ошибка. Совсем забыла, вы говорили, на борту пассажирка. Она там, наверное, шею свернула!
   Победительница, не замечая перегрузки, вскочила, тотчас исчезнув в коридоре. Мне оставалось только проводить её взглядом.
  
  
   ЭЛОС
  
   И раздвинулись стены!
   О Н А П Р И Ш Л А ! !
   Упав на колени, я хотела что-то сказать, но не смогла вымолвить ни слова. Слёзы радости хлынули из глаз. Обхватила её каменно-твёрдые ноги, прижавшись изо всех сил. Она легко подхватила меня, взяла на руки, словно ребёнка. Совсем рядом оказались огромные зелёные глаза. Губы Богини шевельнулись, прозвучали несколько слов на незнакомом языке.
   Каким-то чудом поняла их смысл. Она сказала, что нечаянно сильно качнула мир, и теперь беспокоится, не пострадала ли я! Единственной мыслью, возникшей в ответ, была страстная мольба не оставлять меня.
   Будто узнав об этом дерзком желании, Богиня внимательно посмотрела прямо в глаза. Я не отвела взгляда. Ещё несколько её слов. Понимание наполнило счастьем: меня не отвергают! Богиня лишь поставила условие - я должна многому научиться, чтобы стать достойной.
   -Сделаю всё, что прикажешь, только позволь быть твоей рабыней! - я снова упала на колени, целуя одежду.
   Уже не зная, слышу я это, или Богиня говорит со мной молча, понимаю, что сейчас она должна меня оставить. Безудержное горе окатило ледяной волной, из глаз снова хлынули слёзы.
   Сильная рука нежно коснулась моих волос - молнией пронзило наслаждение. Подняв голову, я взглянула на Богиню в безмолвной мольбе скорее вернуться. Она ответила: не успеет свет померкнуть, как она возьмёт меня отсюда, и мы будем вместе. Не отрывая взгляда от её глаз, я следила, как могучая красавица, воплощение неземного совершенства, исчезла в раздвинувшейся стене.
   И снова начала молиться!
  
  
   ВЛАСТА
  
   Ещё подходя к каюте маленькой землянки, я вдруг услышала, как страстно жаждет видеть меня эта девушка! Стоило войти, и она бросилась передо мной на колени, обхватив тонкими руками. В ответ на вопрос, не пострадала ли она при резком старте, я услышала только одну мысль:
   "...НЕ ОСТАВЛЯЙ МЕНЯ!!!..."
   Сжалось сердце. Она была так искренне ласкова и доверчива при нашей первой встрече! Откуда такая буря эмоций, неужели я настолько понравилась ей?
   Зачем Теск держит её взаперти, она ведь не опасна, отчего бы не сделать из девочки цивилизованного человека?
   Пообещала взять к себе Элос, так её звали, поставив условие старательно учиться.
   -Сделаю всё, что прикажешь, только позволь быть твоей рабыней! - землянка снова упала на колени, целуя мои колени.
   Жестока была судьба к молодой девушке. Прямо над грудью кто-то выжег огромный уродливый символ, и вряд ли при этом применял обезболивание. По всему телу виднелись старые зажившие шрамы. Ногти на ступнях, и то почти все были вырваны.
   Вернулась в зал. Оставалось немного времени, решила взглянуть на воспоминания девушки. По большей части они состояли из образов разнокалиберных плетей, то и дело взлетающих над головами мучителей, из бесконечной череды изощрённых дикарских пыток и невообразимых унижений. Но если человека так истязать в течение нескольких месяцев, он просто сходит с ума. Как же ей удалось всё это вынести?!
  
  
   ТЕСК
  
   Каперанг пробыла у дикарки, дольше, чем было нужно, чтобы узнать, цела ли она. На мой вопрос о состоянии животного, ответила: "в порядке", потом задумчиво сказала:
   -Интересно взглянуть на материалы ментоскопирования этой девочки. До Ондаса время есть...
   Иронически хмыкнув по поводу "девочки", приказал "Хелле" включить воспроизведение. Уже через несколько минут после начала, когда пошли сцены изнасилований сестры дикарки, а потом и её самой, Победительница беспокойно завозилась. С тревогой я взглянул на неё. Нервно вертя на пальце голубую прядь, каперанг созерцала жуткие сцены с каким-то ненормальным интересом.
  
   На обзорном виоке плыло большое изображение Ондаса, цели нашего первого совместного полёта. Небольшой серо-красный голый шарик. Невдалеке от полюса сиял отражённым светом звезды большой кратер с расходящимися во все стороны лучевидными полосами. Застывший безжизненный мирок, отвердевший нагромождением скал и геологических форм поменьше, был совсем рядом. "Хелла" сообщила, что мы на орбите. Раньше мне не доводилось бывать здесь, но и без того ясно - планетоид ничуть не отличается от сотен его братьев, лишённых атмосферы.
   Зелёные глаза Победительницы оторвались от созерцания очередной сцены варварского насилия. Она приказала "Хелле" остановить воспроизведение.
   -Идёмте, капитан, - улыбаясь, глянула на меня. -Да не забудьте мои чипы!
   Отчего-то покраснев, я вытащил футляр с носителями информации и протянул их женщине. Здоровенная, раза в полтора шире моей, ладонь сгребла имущество, капитан царственно кивнула.
  
   Катер снижался. Хотя это был уже не тренажёр, Победительница уверенно вела аппарат сама, не позволяя вмешиваться М-координатору. Кратеры и горы заторопились навстречу. Руководствуясь одной ей известными ориентирами, Касс направляла аппарат к цели. Аккуратно села, мы облачились в скафандры...
   Песок и камни планетоида не чувствовались под пружинящими подошвами. Высокие чёрно-красные горы отбрасывали резкую тень. Пылающий в чёрном небе далёкий Нансел словно сидел верхом на остроконечных пиках. Равнина, по которой мы шли, дно огромного кратера - варварски изрезана глубокими канавами. Осыпи сбегали из расселин, свежие обвалы обозначались размытыми очертаниями камней, окутываемых неторопливо оседающей пылью.
   Шедшая впереди Касс приостановилась. Я заглянул в её шлем. Женщина всматривалась куда-то вдаль, хмуро прищурив глазищи. Перевела взгляд на меня, подозвала роботов. По приказу Победительницы машины расчистили от камней большую площадку, начали делать отверстия в каменной плите, вырезали здоровенный кусок. Вспыхнуло фиолетовое пламя. Касс сказала, лучше отойти. Плита размером с десяток квадратных метров медленно отодвинулась, открыв уходящий под поверхность пандус. Попросив меня внимательно следить за показаниями сканера, каперанг зашагала вниз.
   Мы благополучно миновали несколько разнообразных механических ловушек, которые сканер не обнаруживал - заряды ловко и быстро обезвреживались моей спутницей. Через полчаса мы были в небольшом бункере.
   Послышалось шипение. Анализаторы показали: атмосфера пригодна для дыхания. Однако, Касс не стала снимать шлем, и я молча последовал её примеру. Здесь обнаружился древний компьютер, женщина тотчас прилипла к нему. Минут пять пальцы неожиданно легко порхали над перенасыщенной непонятными символами виртуальной клавиатурой. Сперва я внимательно следил за появлявшимися на экране цифрами и значками, потом отчего-то утратил к этому интерес и решил просто отдохнуть в кресле. Она вытащила свои чипы, запихала их, один за другим, в окошко древнего устройства ввода. По экрану снова поползли тысячи маленьких символов. Я зевнул. Как тяжело, должно быть, работать с таким головоломным интерфейсом!
   Но вот, на экране появилась звёздная карта. Рисунок мне был совершенно незнаком. Поднявшись, я подобрался ближе.
   -Звёздный Атлас. Не кастрированный, как ваш, - буркнула Победительница.
   Помучив ещё с полчаса ископаемую машину, женщина отсоединила носители информации, и поднялась. Выключила компьютер, потом включила снова, набрала что-то. Пол шевельнулся. Одна из стен дрогнула, и стала отодвигаться. Каперанг неожиданно легко для своих габаритов подскочила к открывающемуся проходу, бухнула кулаком в левую стену на уровне груди. Отвалилась небольшая плитка, за которой было непонятного назначения устройство. Что-то там нажав, женщина выдернула из прибора небольшой блок и хватила его об пол. За второй дверью оказался небольшой склад. Касс попросила просканировать все контейнеры, стоявшие здесь. На мой взгляд, ничего подозрительного. Открывая их один за другим, Победительница смотрела внутрь. Я заглянул через её плечо.
   В мягкой упаковке лежала диковина - нечто вроде древнего ритуального "стакана", только раз в двадцать побольше. Предмет непрозрачен, изготовлен из незнакомого металла каким-то доисторическим способом, на его поверхности красовались звери, птицы, люди... В другом контейнере оказался прозрачный шар, а в нём как будто настоящие цветы, переплетённые сложным головоломным узором. В других - ещё более странные предметы. Никак нельзя было понять, с какой целью созданы эти замысловатые вещи? В чём их польза для человека? Однако Победительница слишком благоговейно смотрела на всё это старьё... Может быть, в древности такие предметы имели прикладное значение?
   Несколько часов пришлось потерять, пока роботы таскали к катеру ящики. Потом, в шлюзовой камере мы освобождались от контейнеров, складывали предметы в кабину. Набив салон под завязку, едва смогли протиснуться к креслам.
   Скинув скафандр, Касс уселась в пилотское кресло и расправила мощные плечи. Я не заметил, как мы оставили Ондас. Взрыв обозначил место, где только что была база. Безразлично глянув на неяркую вспышку, каперанг сказала:
   -Капитан, вы случайно не думаете, что у Сопротивления слишком много людей?
   Не поняв, куда это она клонит, я невесело рассмеялся.
   -Тогда отчего не используете землянку, когда на счету каждый человек? - продолжала она.
   -Ничего не имею против, хотя поостерёгся бы называть её человеком. Скорее, это антропоморфное существо на первобытной стадии развития.
   -Главное, что она не враг. По крайней мере, сейчас. Я сделаю из неё преданного нашему делу человека. Не животное, а человека! С борта "Хеллы" сойдёт ещё один воин. Душа девушки - чистый лист, и я напишу на нём то, что нужно!
   А ведь и в самом деле, Победительница права... Решение использовать каждое разумное существо и сделать из бесполезного создания бойца - единственно верное. Но, как мужчина, я сожалел о потере землянки. Это была моя первая женщина, а Касс отнимала её! Но что-то подсказывало: будут ещё другие, не стоит цепляться за эту...
   И не подозревал, что бешеная женщина в состоянии так аккуратно летать. Ни одна из древних штуковин за время полёта даже не шелохнулась! Едва открыв люк, она обратилась к М-координатору:
   -"Хелла"! Мы привезли девяносто четыре предмета, представляющие ценность. Подбери отдельное помещение и размести их там в силовом поле, чтобы исключить возможность малейших повреждений. Также необходимо подготовить изображения каждого из предметов, их физические характеристики. Произвести анализ материала и определить год изготовления.
   МК отозвался музыкальным сигналом. Касс сама подавала роботам привезённые нами предметы, ревностно оберегая их.
   Убедившись, что всё в порядке, мы направились в центральный зал.
   -Капитан, существует ли гарантия того, что информация, - она похлопала себя по карману, где лежали чипы, - попав в компьютер "Хеллы", не окажется потом у противника? Вы заметили, я предпочитаю работать на изолированном компьютере, а затем его уничтожать.
   -Сто процентов безопасности, конечно, я не гарантирую... Но, мы принимаем все меры.
   -Ясно. Значит, Звёздный Атлас мы загрузим, а остальное пока подождёт.
   В зале женщина скормила МК чип, предупредив машину: эта информация имеет высшую степень секретности. Мне показалось, что в тоне "Хеллы" зазвучало неподдельное изумление.
   -Информация принята.
   Победительница вновь обратилась к управляющему компьютеру:
   -"Хелла", покажи новый Атлас на экране, названия звёздных систем обозначь надписями!
   Через мгновение над головами засверкали мириады огоньков, поражавших невиданными рисунками созвездий. На тёмном небе тёплым и живым блеском сияли тысячи звёзд, и с огромным трудом я отыскал среди них знакомые очертания. Надпись "Ониск" была в центре.
   То, что судьба позволила мне, космолётчику, узнать за триста сорок лет жизни, было раз в двадцать меньше, чем знала она, не прожившая и полувека! Бомин, Ильона, Вилдэк, Ундери, Кловер, Астэм, Зальт... Этих, и многих, многих других названий звёздных систем ни разу не пришлось до этого слышать!! Я был раздавлен. Снова почувствовал себя жалким курсантом на аудиенции у адмирала.
   -И вам довелось бывать во всех этих мирах? - удрученно спросил у неё.
   Касс засмеялась.
   -Да нет, конечно. Вот вы посетили Сана, - она указала в верхний правый угол Атласа, -А я там никогда не была. Мы не имели двигателя Хосса, а без него дальние полёты очень рискованны. Анабиоз - дело ненадёжное, очень многие уснувшие так никогда и не просыпались.
   Она немного помолчала, насупилась.
   -А! Вот, наконец, вспомнила, откуда мне знакомо слово "Сана". Ещё в детстве рассказывали, как много веков назад, в эпоху открытий, к этой системе был направлен корабль. Десятилетиями разведчик летел от звезды к звезде, обследуя планеты и сообщая домой ценнейшую информацию. Однажды он замолчал навсегда. Никто оттуда так и не вернулся.
   Шумно выдохнув, женщина глянула исподлобья, её лицо окаменело, низкий голос стал глухим:
   -Чтобы мы с вами сейчас пялились на этот Атлас, сотни тысяч смелых, достойных людей отдали жизни. Они не знали бессмертия. А теперь правительницы возомнили, что могут лишить человечество бесценного знания! Да за одно это я поотрываю их пустые головы!
   Уничтожающий взгляд колючих зелёных глаз пылал диким гневом. Железные кулаки побелели, ноздри хищно раздувались, а губы были стиснуты ещё сильнее обычного. В такие минуты капитан первого ранга космофлота Касс на моих глазах превращалась в безумного убийцу, кровавого пирата, жестокого палача. Казалось, из-за её плеча встаёт чудовищный Саккар, само воплощение вселенского зла! Демон безрассудной ярости, время от времени вселявшийся в Победительницу, начинал меня по-настоящему пугать.
  
  
   ЭЛОС
  
   ...Дала себе слово, что не двинусь с места, на котором стояла, когда являлась Богиня. До тех пор, пока она не придёт. Стояла и молилась, молилась, молилась...
  
   Она вернулась!
   Опустившись ниц, я склонила голову.
   Незнакомое слово, сказанное ею, значило "встань!" Поднявшись, взглянула на Неё. Та же невиданная серая одежда, что и у жестокого Бога.
   Она сказала, что мне нужно научиться говорить.
   Если она хочет, чтобы я говорила на её языке, значит, я нужна Богине!!
   -Сейчас я скажу что-то важное для тебя! - непонятные моему слуху слова, как и прежде, чудесным образом обретали смысл. Она продолжала:
   -Многому будет трудно поверить. Но всё это правда. Прими, пойми и запомни. Во-первых, ты жива. Дальше: я не Богиня. Тот, что тебя выспрашивал, зови его "капитан", тоже никакой не Бог. Мы все люди. Ты, я, он - совершенно одинаковые люди.
   -А чудеса?! - оторопело прошептала я.
   -Каждому событию из тех, что кажутся тебе сейчас чудесами, есть объяснение. Только сегодня ты ещё не всё сможешь понять. А я хочу, чтобы ты научилась понимать. Я видела твою жизнь. Ты молода, но люди успели доставить тебе много боли и страданий. Это хорошо, теперь ты знаешь, чего от них следует ждать...
  
   Мне стало дурно.
   Так она знает всё...
   ...всё, что со мною сделали...
   Она знает, как чудовищно осквернено моё тело!
   Я сама себе отвратительна.
   После этого она уже никогда больше не прикоснётся ко мне!!
   Тогда я не хочу жить!!!
  
   Я уже едва понимала, что она говорит.
   -Но тебе повезло, что капитан наткнулся на тебя в море и вытащил оттуда. Тебе очень повезло, что я люблю женщин, а не мужчин...
   Хриплый голос Богини неуловимо изменился. Мне показалось, что в зелёных глазах что-то влажно блеснуло.
   -Недавно погибла любимая, - с этими словами могучая красавица обняла меня, обожгла долгим поцелуем.
   Как закружилась голова! Дрогнули колени. Слёзы счастья текли по щекам. Поцелуй был дурманяще сладок, но её глаза уже смотрели трезво и строго.
   Тряхнув головой, чтобы очнуться, но не отпуская вцепившихся в одежду Богини рук, я недоверчиво спросила:
   -Как же можем мы с тобой быть одинаковыми... людьми?
   Она секунду подумала, тоже не разжимая объятий.
   -Пойми, внешне одинаковые люди становятся разными оттого, что родились и живут в разных местах. У вас люди научились разводить животных и выращивать съедобные плоды, у нас люди умеют делать еду и одежду из камней. У вас ездят на повозках, которые тянут животные, у нас летают в небе, как птицы. Каждый человек может стать намного сильнее, если только научится думать и создавать новое. Создавать то, чего нет вокруг, но есть в его голове, в воображении. Ты тоже можешь стать такой!
   Равная Богу осторожно провела пальцами по уродливому клейму, выжженному в моей груди. Я опустила голову, устыдившись своего безобразия.
   -Смотри! Я могу убрать с твоего тела эти следы пытки. Люди умеют это, - она потрепала мои волосы. -И вообще, я могу дать тебе новое тело, такое, которое тебе и мне больше понравится. Это тоже умеют люди.
  
   Новое тело!
   Боги услышали меня! Я хочу очиститься, хочу быть похожей на неё!! Большой, сильной, красивой!!!
  
   Равная Богу осторожно отодвинулась, посмотрела куда-то вдаль. Она, наверное, могла видеть сквозь стены. Изумрудные глаза холодно сверкнули металлическим блеском, лицо стало пугающе жестоким.
   -А это выслушай внимательно! Кое-что важное ты знаешь уже сейчас. И не забывай: многие люди в твоём мире, как и в моём - одинаково подлые, лживые и злобные существа.
   Она сделала паузу.
   -Сейчас я задам вопрос... Представь, я дала тебе страшное оружие. Твои люди не знают такого. Можешь завоевать мир и стать правительницей. Или отомстить палачам за свои страдания, убить их всех. Или одно, или другое. Но не вместе. Что ты выберешь?
   Я вспомнила жизнь. Восемнадцать лет в доме отца, затянувшееся детство. Скуку и безрадостные перспективы стать женой одного из деревенских парней... Больше всего помнились поездки в город. Запах нового, неизвестного. Незнакомые одежды и диковинные товары, необычные дома и сверкающие медью доспехи конных воинов. Кем бы я хотела стать, если бы не родилась женщиной, обречённой на животное существование самки? Очень нравилось море, солёный ветер и безграничный лазоревый простор. Наверное, моряком! Пустые фантазии. Будущее было предопределено: ублажать мужа, плодить и воспитывать детей...
   Потом начался совершенный кошмар. Меня передёрнуло. Злоба и ненависть наполнили сознание. Нельзя ни забыть, ни простить такое. Только месть! Мужчины не имеют права жить! Уничтожить всех, а потом будь, что будет...
   -Хочу убить всех мужчин!! - громко выкрикнула я.
   -Достойный ответ! - твёрдо стиснутые губы смягчились, Равная Богу хрипло засмеялась и хлопнула по плечу, отчего я едва не упала, а по всему телу волной прокатилась сладкая дрожь.
   -Снова тебе повезло, девочка! Моё ремесло - бой, я научу тебя побеждать врагов.
   Она снова посерьёзнела:
   -Сейчас ты навсегда уйдёшь отсюда и начнёшь новую, достойную жизнь. Перед этим скажу ещё одно: я отношусь к людям точно так же, как они относятся ко мне. Знай это, но не думай, что все в этом мире поступают так. Скорее наоборот. Они способны подчинять или подчиняться. Третьего не дано. Ты хочешь подчинять, так стань сильнее их! Сильнее во всём, в чём сможешь. И люди окажутся под твоими ногами.
   Равная Богу ласково провела ладонью по спине. Сердце затрепетало.
   -Кроме меня, тебе придётся видеть капитана. Ты должна относиться к нему, как к старшему брату. Поняла? Не как к Богу - как к брату, - повторила она.
   Я сжалась, подумала: "Если он человек, убью! Он тоже истязал меня!"
   Зеленые глаза глянули внимательней.
   -Ну-ка, расскажи, что он тут с тобой делал! - приказала она.
   Я рассказала. Как замерзала во льду и сгорала в огне, как опять оказалась в замке, не выходя из этого дома, как меня кто-то мучил и разрывал изнутри.
   Равная Богу прижала к груди. Полузабытые впечатления детства смутно напомнили родные объятия матери...
   -Пока капитан нам нужен, убивать нельзя. Да и ты ещё совсем слаба. Сначала ты станешь сильнее своего врага! А сейчас ему не нужно знать о твоей ненависти. Я скажу капитану, что заставила тебя забыть всё, что было до сегодняшнего дня.
   Равная Богу решила одеть меня, но в её руках не было никакой одежды. Однако через мгновение я ощутила на теле ткань! Одежда будто соткалась из воздуха во мгновение ока. Серые штаны и куртка, как одно целое, точно такого же покроя. Ни единого шва, ни одной застёжки. Да и на ногах очутилась невиданная обувь. Закрытая, очень мягкая и эластичная. Такое могло произойти только чудом. Я не отрывала ступней от пола - и вдруг оказалась обутой!
   -Смотри сюда! - велела Равная Богу.
   В её руке маленький, светящийся разными цветами браслет.
   -Эта штука называется "интерфейсный модуль". Она может многое, в том числе одеть и раздеть тебя. Чтобы снять одежду, легонько касаешься пальцем здесь, - взяв мою руку в свою, она показала синий квадратик на браслете. В ту секунду, когда палец дотронулся до него, одежда мгновенно пропала!! От неожиданности едва не выронив магическую штуковину, я поражённо ощупывала своё тело. Почему-то захотелось увидеть, как исчезнет одежда могучей красавицы. Мне стоило коснуться такого же синего квадратика на её браслете...
   -Нет, девочка, ты можешь раздеть только себя, ИМ воспринимает команды своего хозяина, - в зелёных глазах запрыгали весёлые чертенята. -А ты действительно хочешь меня ... видеть?
   -Хочу. Мечтаю об этом каждую минуту после той ночи у озера, - призналась я, холодея от собственной смелости.
   -До вечера уже немного, скоро мы останемся наедине, - улыбнулась Равная Богу.
   Я самостоятельно оделась. Для этого нужно было всего лишь коснуться браслета.
   -Мы идём в зал, ты знаешь это место. Капитан, скорее всего, там. Встречаясь, люди говорят друг другу: "доброго дня", а прощаясь: "всего хорошего".
   Она заставила несколько раз повторить: "доброго дня, капитан", "всего хорошего, капитан". Сказала, чтобы её я звала по имени. Равная Богу носила имя Власта. Я произнесла по-гречески:
   -Власта, я тебя люблю больше жизни.
   Она всё поняла! Глаза Равной Богу повеселели, губы ответили поцелуем. Мы шли рядом по знакомому коридору.
   Я твердила про себя:
   "Элос - человек.
   Власта - человек.
   Капитан - человек!"
   Меня трясло от волнения, но, думаю, в тот раз я проявила себя достойно. Вошли в зал через раздвинувшуюся стену. Там всё осталось, как прежде, только звёзды светили непривычно ярко. Разве уже ночь?
   Увидела его. Того, кого считала жестоким Богом - и не увидела в нём абсолютно никакого величия. Одет в такой же костюм, как мой...
   -Доброго дня, капитан! - произнесла смело, одновременно представляя, как мой меч выпустит подлому мужчине кишки. И улыбнулась.
   -Доброго дня, Элос, - удивлённо отозвался он.
   Я внимательно осматривала серые одежды мужчины. Где же оружие... нет?
   Но даже если его и нет, "капитан" очень здоров, мне, наверное, никогда не справиться с ним голыми руками... В это время Равная Богу мягко потянула в сторону. Поняв, что она знает о моих мыслях, я тихо попросила прощения. В кресле она надела мне на голову что-то наподобие венка. На мгновение стало темно. Потом возник цветной сон. Перед глазами появлялись изображения различных предметов. Приятный женский голос называл их сначала по-гречески, а потом на языке Равной Богу. Я очень старалась запомнить как можно больше...
  
  
   Глава 11. НАУЧИ МЕНЯ ЖИТЬ
  
   ТЕСК
  
   Внимательнейшим образом изучал я Звёздный Атлас. Не заметил, через какое время Победительница притащила в центральный зал землянку. Существо было одето и держалось необычно, пропали животный испуг и забитость. Вспомнилось: когда водил её мыться, дикарка робко предлагала себя и безутешно рыдала, столкнувшись с моим безразличием. Сейчас тварь будто подменили.
   -Доброго дня, капитан! - сказала она на онискианском и дерзко улыбнулась.
   Акцент был, но не такой уж сильный. Похоже, всё это время Касс учила свою подопечную произносить приветствие.
   -Доброго дня, Элос, - ответил я.
   Каперанг напялила на землянку виртуальный шлем.
   -Ну, выбрали местечко по вкусу? - поинтересовалась Победительница, устраиваясь в своём кресле. Укрупнила изображение верхней левой части Атласа. Название системы "Ивари" оказалось в середине экрана.
   -Вы же знаете, эти имена ничего мне не говорят. Нам нужна наиболее высокоразвитая патриархальная цивилизация.
   Касс недобро усмехнулась, ладонью провела по волосам.
   -Не согласна. Забравшись в намного более развитый мир, мы рискуем оказаться в положении вашей несчастной землянки. Ладно, если просто снимут штаны и посадят под замок. Могут и чего похуже сотворить, обидно будет...
   Я проглотил язык. Неужели проклятое животное каким-то образом сообщило Касс о моих опытах? Но каперанг, насмешливо щурясь, продолжила:
   -Землянка теперь уже ничего не вспомнит, сейчас не об этом. Думаю, ни я, ни вы не хотели бы оказаться в роли пленников. Поэтому будем выбирать примерно равную по уровню цивилизацию. В моё время ивариане жили во внешне демократичной, экономически развитой системе. Будем надеяться, за паршивые шестьсот лет там ничего особенно не изменилось.
   Возражений с моей стороны не последовало. Победительница отдала соответствующие команды, "Хелла" показала и продублировала вслух маршрут. Расход топлива был довольно велик, пришлось приблизиться к поверхности Ондаса, чтобы запастись массой для молекулярного трансформатора.
  
   С какой-то надменностью в остановившемся взгляде Касс наблюдала, как медленно плывущая над планетоидом яхта сотнями тонн поглощает каменистый грунт. Позади "Хелла" оставляла широкую полосу ровной поверхности. Пронизывающие глаза гостьи из прошлого остановились на мне. По спине пробежал холодок...
   Касс сообщила, что собирается изменить внешность землянки с помощью телопластики.
   -Да, с такими данными из неё вряд ли получится хороший боец, - охотно согласился я.
   Победительница взялась просматривать модели современных женских фигур, заложенные в базу данных МК. Моделей были десятки, но, судя по возмущённому фырканью и потокам циничного сквернословия, ничего подходящего каперанг не нашла. Её можно понять: в моде были худые и бесплотные женские фигуры, больше напоминавшие подростков. Вряд ли они могли удовлетворить древний вкус. Касс начала просматривать мужские фигуры. Здесь презрительных звуков и крепких словечек стало поменьше, но в итоге всё-таки прозвучало нечто, характеризующее неудачную физическую близость.
   -"Хелла"! Покажи наиболее распространённый в ЗФО тип современной мужской и женской фигуры.
   Это уже становилось интересным. Появились два изображения. Мужчина был просто жалок, флотские офицеры выглядели получше. О женщине ничего нового сказать я не мог. Да меня, собственно, никто и не спрашивал.
   Глядя куда-то в чёрную бездну обзорного экрана, Победительница зло велела МК вывести изображение своего тела. Саккар её бери, гибель от скромности женщине явно не грозит!
   Похоже, Касс пришла в голову аналогичная мысль. Велела "Хелле" показать тела трёх самых развитых современных офицеров. Тут было получше. Наконец, гостья отыскала подходящий тип. Редкостный парень, я таких не видел, подстать самой Победительнице.
   Принялась тщательнейшим образом сравнивать своё тело с этим молодым сверхчеловеком. МК сопоставлял всё, до мелочей. Прочность, вес, размеры костей скелета. Связок, суставов. Вес, объём и тонус мышц. Процентное соотношение и расположение жировой ткани. Состояние и функции каждого внутреннего органа. Кровеносной, дыхательной, пищеварительной и других систем. Подвижность, выносливость и силу организма в целом.
   Настало время подводить итоги. Для пущей наглядности "Хелла" вывела на виок огромную таблицу. По всем до единого показателям организм Касс был настолько лучше тридцатилетнего мужского тела, что сравнение не имело особого смысла. Непостижимо!
   -Скажите, в прошлом физическое развитие большинства людей было намного лучше? - спросил я.
   На секунду зелёные глаза устало скрылись за припухшими веками.
   -Выходит, так. Были покрепче. Это всё от вашей рабской покорности чужой воле. За века правительницы превратили людей в биороботов. Пассивный образ жизни слабоумных бесполых идиотов постепенно изменил и внешность. Смотрите, - она брезгливо указала в сторону типичных мужчины и женщины. -Они похожи, не поймёшь, где кто! Только на флоте ещё сохранились внешне нормальные люди. Да и то... А женщин я вообще не увидела ни одной.
   Неприятная, жёсткая улыбка исказила и без того суровое лицо.
   -Я не биолог, но по-моему, ни одна онискианка просто не сможет родить ребёнка в своём теле. Ваша цивилизация стала полностью искусственной. Без компьютеров и роботов вымрете через сотню лет. Я сама, конечно, не образец для подражания девчонок. Но вижу, что "высокодуховная жизнь" по сценарию Жирной Берты уже сегодня привела к угасанию цивилизации. Вы бессмертны, а всего боитесь! Боитесь изобретать, боитесь открывать новые планеты. Закупорились в свою систему и жрёте друг друга потихоньку.
   Она махнула ручищей:
   -Меня уже тошнит от всего этого... Ладно, займусь лучше делом.
   Угрюмо смолкнув, Касс занялась конструированием нового тела. Взяла за основу своё, уменьшила рост сантиметров на десять. Пропорционально росту изменила размер тела, кистей, ступней, всех остальных органов. Я обратил внимание, что процентное соотношение мышечной ткани, необычно высокое, она вначале сохранила. Правда, линии фигуры претерпели немалые изменения. Добавляя под кожу небольшой слой жировой ткани, она придала телу женственность, сделала больше грудь, мягче линии ног, прикрыла высушенные узлы, бугры и квадраты мышц. Получилось несомненно женственное и очень привлекательное тело, скрывавшее в себе огромную физическую силу. Каперанг крутила голограмму и так и этак, придирчиво рассматривая со всех сторон всю фигуру и каждый кусочек в отдельности.
   Когда "Хелла" показала рядом изображения двух тел, у меня родилось сравнение. Тело Касс напоминало идеальную боевую машину. Женские черты прятались среди нагромождения мускулов. Она была, словно космический крейсер, гигантский и стремительный красавец-убийца, навороченный десятками смертоносных ракет и грозных орудийных башен. Второе тело, только что сотворённое Победительницей по своему образу и подобию, на первый взгляд опасным не казалось. Прекрасное, женственное и стройное, лишь пристальному взгляду выдавало оно таившуюся в глубине силу. Внешне это был элегантный лайнер, прячущий под сверкающей роскошью боевую мощь эсминца, заметную только в толщине запястий, непривычно объёмных для женщины руках и трапециевидных мышцах по обе стороны шеи.
   Лицо она вначале выбрала из предложенных машиной, но, как я и предполагал, без изменений не обошлось. Оно стало ярче, и в то же время приобрело волевые черты.
   Закончив трудиться, Касс поместила рядом два изображения: старое лицо землянки и рядом предназначенное ей, новое. Общего мало, разве что волосы. Те же цвет и длина, но завиты круче - в мелкие, жёсткие спирали. Густые брови приняли стремительно разлетающиеся формы. Полные губы стали более чувственными, приобрели резкие очертания. Овал лица изменился до неузнаваемости. Явно обозначились скулы, маленький безвольный подбородок преобразился жёсткой линией нижней челюсти. Место по-детски вздернутого носика занял совершенно новый: прямой и гордый. Но больше всего разнились глаза - эти были большими и хищно удлинёнными, почти как у самой Победительницы!
   М-координатор проверил параметры тела ещё раз, получил приказ изготовить его эталон и дубликат для предстоящей трансплантации.
   Погрузка массы тоже была закончена. Я уже как-то отстранённо следил за освоившейся на яхте Касс, считая её кем-то вроде своего пилота.
   Победительница взяла курс на Систему Ивари и вошла в гиперпространство. Начался путь в неизвестность длиной шестьдесят семь дней. Это было то, о чём я мечтал в юности, сотни лет назад. Новые миры и великие открытия!
   Давно наступило время сна, но каперанг явно хотела сегодня увидеть результаты своего труда. Разбудив обучавшуюся языку землянку, она увела подопечную в камеру дублирования. Дикарка уже сносно говорила по-онискиански. Мне было тоже любопытно, но усталость всё-таки взяла верх...
  
  
   ЭЛОС
  
   Я проснулась, когда Равная Богу сняла с моей головы шлем.
   Но откуда я знаю, что эта штуковина так называется? Приснилось, что ли?
   -Ты не просто спала, - улыбнулась хозяйка, -Машина учила тебя во сне, потому сейчас тебе легче понимать наш язык.
   В самом деле, многие слова теперь не казались чужими. Равная Богу сказала, что хочет показать тело, которое может стать моим. Я вскочила с кресла.
   Это чудесно...
   Настоящая красавица! Невозможно поверить, что и я могу стать такой. Будто бы видела дивный сон, но вдруг впервые остро ощутила обжигающую реальность происходящего! Страшно не было. Единственное, чего можно было бояться, это потерять жизнь. Я вообще-то особенно за неё не цеплялась. Но сейчас, конечно, не самый лучший момент для этого. Хотелось верить и надеяться на лучшее, любить эту могучую красавицу и быть с нею. Хотелось стать достойной её, обрести это новое, великолепное, сильное тело! А какое лицо! Неужели и оно может стать моим? Вглядываясь в уверенные и строгие черты, я безумно хотела увидеть их своим отражением.
   С готовностью опустившись на колени, решительно подставила голову под прикосновение чего-то блеснувшего в Её руке...
  
   Будто проснулась от глубокого сна. Открыв глаза, пошевелила бровями...
   Ещё неясно соображая, взглянула на Власту.
   И наконец опустила взгляд - там было новое тело!
   Увидела незнакомую, вздымающуюся от нервного дыхания смуглую грудь. Улыбнулась с надеждой и тревогой.
   Я жива, и кажется, родилась новым человеком.
   -Как? Всё в порядке? Пошевели пальцами!
   Попробовала. С непривычной лёгкостью подняла ногу, руку. Казалось, новое тело намного легче прежнего. Ноги очень красивы, а вот к таким огромным мускулистым рукам я ещё долго не могла привыкнуть. И голос стал новым, звучал непривычно низко...
   Свершившееся чудо было самым невероятным из всего, что приключалось со мной в жизни! Пройдя по комнате, крутясь и разглядывая своё отражение в зеркальных стенах, я испытала странное ощущение. Как легко двигаться! Казалось, стоит чуть сильней оттолкнуться - и обязательно полечу. Сказала об этом своей создательнице, и услышала в ответ, что новое тело создано для сражений, потому обладает такой, воистину сверхъестественной силой.
   -Я научу тебя пользоваться им, тогда ты поймёшь, что приобрела! - взволнованно сказала Равная Богу.
   Теперь она смотрела на меня совершенно по-другому.
   Восхищение.
   Я боялась поверить в это. Слава Богам, что хватило ума понять: восхищается она своим творением, а вовсе не мной... Но теперь я и есть её творение? И всё же понимала - мне предстоит доказать, что я достойна этого щедрейшего дара.
   Движения были неуверенны. Неуклюжая, как ребёнок, я пока не освоилась с новым телом. В который раз придирчиво осмотрела себя...
   Кожа смуглая, темнее, чем раньше. Чистая, ни единого шрама, ни малейших следов позорного клейма. Эти груди намного меньше, но как они красивы! На пальцах ног снова появились ногти. Тело намного тверже старого, под тонким слоем плоти скрывается камень. Странные формы: нереально узкие бёдра и талия, широкие спина и плечи, мощные, как у здорового мужчины, руки. Подмышками что-то мешало и я долго не могла сообразить, что. Наконец, поняла: широченные мышцы спины просто не позволяли свободно висящим рукам привычно касаться бёдер!
   Я подобрала назад пышные, мелко вьющиеся волосы, чтобы лучше рассмотреть лицо. Оно было тоже совершенно новым. Широкие скулы, твёрдый, жёстко вырубленный подбородок. Красивый прямой нос! Маленькая курносая кнопка, предмет насмешек сестёр, исчезла без следа. Но больше всего поражали глаза. Огромные, как озёра, удлинённо-миндалевидные, подчёркнутые стремительными бровями и густыми ресницами, мои новые глаза были сказочно прекрасны!!
   Разглядывая собственное отражение, на мгновение опустила веки, потом глянула снова и буйно расхохоталась. Чувство свободы, бесконечное счастье наполнило сердце. Пробудился азарт, вскипала бурная радость. Теперь со всей ясностью поняла: прежняя жизнь покинута навсегда. Новое тело заставляло алчно мечтать об опьяняющих приключениях, великих победах и беспощадной мести!
   Равная Богу сказала: "с завтрашнего дня начнётся новая жизнь". Всё ещё ощупывая непривычно толстыми пальцами своё тело, я шла вслед за создательницей, даже забыв надеть костюм.
   Впервые ступила в жилище моей хозяйки. Оно оказалось вовсе не роскошным и не блистало великолепием убранства...
   Но скоро мне стало не до любопытства.
   Почувствовав кожей горячий взгляд Власты, оглянулась. Равная Богу наконец позволила увидеть себя! Великолепная, могучая, та, о которой я мечтала долгими днями одиночества, сейчас она была рядом. И я шагнула в раскрытые объятия.
   Поцелуй длился сладкую вечность. Наши губы, словно живые существа, до головокружения нежно ласкали друг друга. Часто и непривычно мощно стучало моё новое сердце, переполняя энергией страсти. Сильные руки Власты сжали грудь, гладили, трогали твердеющие соски. Вибрирующие ритмичные движения вливали пьянящее возбуждение, вырывая сладостные стоны. Дрожь сотрясала меня всю. На полу мы впервые соприкоснулись телами. Она исследовала меня, жадно целовала, лакомясь своим чудесным творением, погружалась вместе со мной в море сумасшедшей страсти. Ощущая, как жар переполняет тело, я мечтала о том моменте, когда любимая позволит приникнуть к её лону. Изредка открывая глаза, натыкалась на безумно жадный, пронизывающий взгляд, ещё больше усиливавший дрожь, безудержным желанием доводящий до исступления.
   Не знаю, сколько часов или дней мы провели в объятиях...
  
   Власта уже спала. А я, не в силах успокоиться, всё смотрела и смотрела на мою могучую красавицу. Если она и человек, то воистину Равная Богу! Строгое лицо с густыми насупленными бровями и плотно сжатым ртом могло принадлежать только отдающей приказы. Даже во сне ярко пылал огонь этой властной силы!
   Нахлынули мысли о новом мире, в котором предстояло жить.
   Равная Богу научит, сделает меня настоящим воином. Придёт время этим рукам взять оружие, и хозяйка не пожалеет о своём выборе! Я сжала внушительные кулаки, с уважением посмотрев на тотчас взбугрившиеся железные мускулы предплечий. С таким телом ничего не стоит отправить в бездну любого из тех, что издевались надо мною в замке!
   На миг это показалось мне самым важным. Представила, как огромный летучий корабль Равной Богу появится над Островом палачей... Над мрачным замком в скалах и жалкими хижинами посёлка у подножия гор, над полями, где гнут спины несчастные рабыни. Как разбегались бы в ужасе надсмотрщики со своими плетьми и палками!
   Представила себя, в сверкающих доспехах. Огонь и клинок покарают хозяина и его гнусных слуг. Всех до единого посадила бы на колья, так, как это делали на моих глазах с несчастными женщинами.
   Миражи пылающего острова, пронзённые палачи, корчащиеся на кольях, промелькнули передо мной и исчезли. Не это главное, сказала я себе. Не за этим я упросила Равную Богу взять меня, тогда и не думала, что месть возможна. Главное, быть с ней рядом, делать то, что она прикажет, ласкать её, стеречь её сны...
   Даже в сладчайших грёзах юности не могла я увидеть, насколько прекрасной будет моя повелительница. Воин, которому нет равных! Под строгими зелёными глазами робеет и капитан-мужчина. Похоже, именно моя хозяйка здесь главная. Так и должно быть, пусть подлые самцы знают своё место!
   Прозвучал негромкий мелодичный сигнал, и я поняла, что пришла пора заниматься делами. Не заснув ни на минуту в эту первую нашу ночь, я была жутко счастлива!
   Поднимаясь с постели, любимая сказала:
   -Расскажу кое-что. Вспомни, когда оказалась в море, что ты видела, прежде чем оказалась здесь?
   -Сверху появилась огромная круглая скала, из неё вылетело что-то. И всё.
   -Эта "скала" на самом деле была нашим маленьким кораблём. Он называется "катер". Летает по воздуху. Капитан взял тебя в этот катер и доставил сюда.
   Внимательно глядя на меня, хозяйка продолжала:
   -Сейчас мы в большом корабле. Это не дом, Элос, а летучий корабль. Мы летим, всё время летим с тех пор, как он тебя подобрал...
   Поражаясь непостижимости услышанного, я тем не менее, поверила в это сразу.
   Равная Богу открыла подряд несколько стен. Здесь я никогда до этого не была. Громадное помещение подавляло размерами. Вдоль одной из стен в ряд выстроились невиданные гигантские шары, какие-то другие сооружения. Власта подвела к шару, велела его потрогать. Гладкий, будто отполированный. Показав мне, что нажимает один из камешков на своём браслете, хозяйка сказала:
   -Смотри, я открываю дверь. На катере она называется "люк", запоминай.
   В шаре бесшумно возникло овальное отверстие, за ним показалось новое освещённое помещение. Повинуясь приглашающему жесту, я поднялась вовнутрь, увидела несколько огромных кресел, как в зале.
   -Вот на этом катере тебя привез капитан.
   Мы вышли к озеру, и Власта сообщила, что оно не настоящее! Показала, что всё здесь меняется, как по волшебству. Небо мгновенно становится то дневным, озаряясь ярким сиянием солнца, то ночным, с луною или без. Трава и деревья так же быстро меняют форму и цвет, вода в озере делается то теплее, то холоднее. Все эти чудеса происходили после того, как Равная Богу приказывала кому-то, называя его "Хелла".
   -Кто этот Хелла, который всё может? Это ваш Бог?
   Входя в прохладную воду, любимая протянула руку. Идя следом, я не думала, что не умею плавать.
   -"Хелла" - разум нашего корабля, называется М-координатор, или управляющий компьютер. Компьютер и корабль - практически единое целое, как человек и его душа, поэтому корабль вполне можно считать мыслящим, разумным. Компьютер делает здесь почти всё, нам остаётся только отдавать распоряжения. И не забывать контролировать его!
   Власта сделала несколько мощных гребков, сразу удалившись от меня на значительное расстояние.
   -Плыви ко мне, что же ты? - крикнула она.
   -Я не умею плавать...
   Хозяйка объяснила, что нужно делать, одной рукой поддерживала меня снизу, пока я барахталась, суетливо колотя по воде руками и ногами. Конечно, с первого раза ничего не получалось. Помучившись со мною минут десять, она сказала, что пока достаточно.
   Вдруг, помахав рукой, глубоко нырнула...
   На месте, где только что была её мокрая голова, некоторое время кружились пузырьки. Потом вода успокоилась. Прошла минута, другая. Я беспокоилась всё больше. Выбежала из воды. Вглядывалась в неподвижное зеркало озера. Власты не было!
   Стало страшно.
   Судорожно соображая, что делать, я вспомнила слова Равной Богу.
   Подняла кверху голову, и изо всей силы закричала:
   -Хелла! Скажи мне, где Власта! Она, наверное, утонула, её надо спасать!
   Мягкий и участливый женский голос отозвался тотчас.
   -Не волнуйтесь, Власта плывёт сейчас под водой в ста двадцати шести метрах от края бассейна. Пульс в пределах нормы, содержание кислорода в крови не вызывает опасений. Каперанг хорошо плавает.
   -Спасибо, Хелла, - облегчённо выдохнула я, тем не менее продолжая высматривать в воде хозяйку.
   Большую часть услышанного, конечно, не поняла, но главное, что с Властой всё в порядке.
   Вскоре моя красавица появилась из воды, отфыркиваясь и часто дыша. На берегу отряхнула воду с голубых волос, сделала несколько резких, неуловимо быстрых движений-ударов руками и ногами. Повеяло опасностью. Я старалась присматриваться, догадавшись: это частица боевого искусства!
   Мы высушились, сидя в креслах под струями тёплого воздуха. Равная Богу показала, как сделать из воздуха еду...
   После завтрака вошли в зал. Капитан, ответив на наши приветствия, с любопытством рассматривал моё новое тело.
   Надо было изучать язык, и я надолго погрузилась в работу.
  
   Через несколько часов мы, уже втроём, шли на занятия по "стрельбе". Я знала, что люди в этой стране давно забыли луки и стрелы, и было тем более интересно увидеть их оружие в действии.
   В небольшом помещении несколько полок, на них десятки чёрных штуковин разных размеров и невообразимых форм.
   Равная Богу объяснила, что это и есть оно - оружие. Надела на свои предплечья нечто, напоминающее сверкающие браслеты. Капитан последовал её примеру.
   -Сейчас наденем шлемы и будет казаться, что мы во вражеском городе. Это для того, чтобы не разучиться стрелять, когда появятся настоящие враги. Сейчас люди будут ненастоящие, но наше оружие вполне реально. Поэтому будь осторожна, чтобы не угодить под выстрел. Пока просто смотри, а в конце тренировки попробуешь сама.
   Сгорая от любопытства, набросила шлем. Увиденное походило на что угодно, только не на город. Я была уже в двух городах. Ничего подобного!
   Эти дома вокруг были выше гор, множество людей в цветных одеждах шагали по невообразимо широким улицам. В небе двигались летающие экипажи, мелькали какие-то диковины, похожие на приплюснутые горшки.
   Власта шла рядом. Поражала произошедшая в ней перемена. Равная Богу предельно насторожилась, сузившиеся изумруды глаз внимательно шарили по сторонам. Она походила на охотящуюся дикую кошку.
   Мощные руки согнуты в локтях, хозяйка двигалась медленно, как-то боком и резкими рывками. Тихо щёлкнуло, будто треснула под ногой сухая ветка. Из браслета на левой руке могучей красавицы вырвалась короткая белая молния. Пытаясь проследить её полёт, я повернулась. В нескольких шагах впереди уже корчился на земле человек, показавшийся мне самым что ни на есть настоящим.
   Новый щелчок. Теперь молнией выстрелил капитан. Просвистев, рухнул вниз небольшой летающий горшок. Я старалась не мешать, но это было непросто. И Власта, и капитан ежесекундно стреляли во все стороны. Невозможно было понять, отчего они убивают не всех подряд, а только некоторых? Оставляя за собой дымящиеся трупы и груды обломков, мы двигались по бесконечным улицам...
   В конце концов наваждение исчезло, так же внезапно, как и появилось. Мы опять стояли в той самой комнате, где на полках хранилось оружие. Знакомый голос Хеллы произнёс что-то непонятное.
   Равная Богу улыбнулась, передавая мне свои браслеты.
   Действительно, на этих тяжёлых предплечьях массивные браслеты смерти казались более уместными, чем на моих прежних жалких ручонках. Закрепив "унибластеры", я тут же согнула локти, как делала это хозяйка. Власта показала, где следовало нажать, чтобы оружие стало готовым метать молнии. Всё так просто! Чтобы выстрелить, нужно было направить руку на врага, сжав при этом вместе большой и указательный пальцы. Короткое сжатие пальцев вызывало короткую молнию, а если держать пальцы, не отпуская, молния делалась бесконечно длинной!
   По приказу Власты люди и всякая всячина в понарошечном городе стали двигаться теперь намного медленнее, раза в три. Хозяйка показала на какого-то мужчину, тянущего в направлении нас правую руку, отрывисто скомандовала:
   -Это враг! Убей!
   Мгновенно выбросив вперёд правую руку, я в волнении сжала пальцы изо всех сил. Молния получилась длинной и он словно споткнулся... Ударил огонь, развалив тело надвое. Дымящиеся куски рухнули наземь. Я почувствовала себя могучей дочерью Зевса! Разве этот пахнущий горелым мясом труп не принадлежал живому человеку?!
   -Слева! - хрипло крикнула Власта.
   Повернувшись, увидела троих. Одновременно сжимая пальцы обеих рук, я с торжеством наблюдала, как падают и кричат враги. Стреляла вверх, в "горшки", всюду, куда указывала хозяйка. Непросто было попасть по летающей гадости, а оказывается, всё это были очень опасные штучки, огрызавшиеся огнём!
   После стрельбы мы направились в спортивный зал, и снова все вместе. Это тоже оказалось очень интересно, хотя и потруднее стрельбы. Равная Богу, войдя в благоухающий сад, сразу избавилась от одежды. Мне ничего не оставалось, как тоже коснуться синего квадрата. Капитан, покосившись на нас, остался в подобии набедренной повязки.
   Потом началось!
   Равная Богу скомандовала, и вдруг откуда-то навалилась невидимая и огромная тяжесть. Я, похоже, стала ещё слабее, чем была в прежнем теле! Мы бежали среди роскошной зелени, мелкий дождик сыпал сверху. Впереди мерно покачивалась широкая спина хозяйки. Было тяжело, но ведь Власта бежала, не замечая лишнего веса! А я должна всегда и во всём следовать за нею. Мы не пробежали и десятка стадий, как начало казаться, что ничего страшного в этой тяжести нет. Я привыкала, новое тело было создано для таких нагрузок. Мышцы не знали усталости, сердце билось часто, но ритмично, дыхание оставалось ровным.
   После бега Равная Богу и капитан уцепились каждый за свою перекладину и принялись, сгибая руки, раз за разом легко подтягиваться вверх. Я, всё больше доверяя своей новой мощи, подпрыгнула на свободную поперечину и стала повторять то, что делала Власта. Больше всего мне понравилось, что капитан выдохся и спрыгнул, а мы продолжали и продолжали подтягиваться! Потом были ещё всякие трудные упражнения. Стоя, сидя, лёжа надо было руками и ногами поднимать по несколько раз всякие тяжёлые штуки. Раньше я бы не подняла их ни разу, но сейчас... Не могу сказать, что было легко, однако я делала это, и мне нравилось чувствовать себя сильной, ощущать вздувающиеся под кожей могучие мускулы! Под конец уже дрожали руки и ноги. Но это было не всё. Снова бег. Утешало лишь то, что капитан выглядел не лучше меня. А ведь это был молодой и здоровый мужчина!
   Постояв немного под душем, хозяйка принялась за новые упражнения.
   Тут в зале появилась ещё женщина! Выше меня ростом, крепко сложена. Только лицо толстое, некрасивое, злое. И эта мерзкая уродина стала нападать на мою Власту, пыталась ударить её! Равная Богу защищалась, отвечала достойно, мощно. Но и нападавшая, видимо, была не из слабаков...
   Забыв про усталость, я бросилась на врага. Ни камня, ни палки вокруг не было, зато под руку попался тяжёлый предмет, с которым мы недавно упражнялись. Подбежав сзади, я размахнулась, и вложив в удар всю свою немалую силу, грохнула длинную тяжёлую штуковину прямо на затылок отвратительной гадины. Она повалилась, как скошенная трава. Я всё ещё сжимала в дрожащих руках увесистое оружие, когда с пола прозвучал мелодичный сигнал и голос: "наступила смерть!".
   За спиной идиотски хохотал капитан.
   До меня постепенно стало доходить, что я совершила глупость. Сейчас бы точно так же врезать и этому самоуверенному самцу!
   Власта ласково обняла, погладила по плечам:
   -Ты всё сделала правильно, так и должен поступать воин. Я сама виновата, что не сказала тебе про этого робота.
   Что это за слово такое знакомое, что же оно значит? Никак не могла успокоиться. Забыла. Нет! Кажется, это искусственное создание для выполнения какой-то работы! Так на неё напал сумасшедший робот?
   -Элос, я сделала её, чтобы мы могли отрабатывать удары. Если бить только по тренажёру, никогда не научишься. Друг друга уродовать нам тоже незачем...
   "Это только пока", - подумала я про капитана.
   Хозяйка продолжала:
   -Робот будет обороняться, или нападать, в зависимости от приказа. Он, по современным меркам, довольно опасен - если прозеваешь, может нанести серьёзное увечье. Но только, пока человек, тренирующийся с ним, двигается или стоит. Если же человек упал, либо вслух скомандовал "Стоп", робот прекращает атаку. Кроме того, как ты только что узнала, он реагирует на удары в точности, как человек. Если удар хорош и привёл бы к гибели противника, машина падает и говорит: "наступила смерть".
   Власта улыбнулась:
   -А сейчас положи на место гриф. Ты научишься делать то же самое руками и ногами.
   Она велела роботу подняться. Похоже, удар здоровенной железякой был ему нипочём!
   -Начнём с простого. Прямой удар рукой...
   На неподвижно стоящей кукле она долго объясняла, как надо правильно двигаться. Несколько раз била сама, потом показывал прямой удар капитан. Настала моя очередь. Оттолкнувшись правой ногой и вложив в руку вес тела, я сильно ударила создание прямо в мерзкую морду. Оно отшатнулось на пару шагов.
   -Неплохо, - похвалила хозяйка. -Давай ещё, только резче!
   Она натаскивала нас, доводя до полного изнеможения.
   Наконец, я услышала:
   -Тяготение и все остальные параметры вернуть к прежним значениям!
   Сплющивающая тело тяжесть мгновенно испарилась. В бассейне минут десять я поучилась плавать. Обсохнув, мы снова направились в центральный зал.
   Набросив виртуальный шлем, я расслабила гудящие от напряжения, налившиеся свинцом мышцы, и со спокойной совестью уснула, впитывая онискианскую речь...
  
  
   ВЛАСТА
  
   Филиал Школы Космического Десанта у меня на борту, конечно, необходим.
   Однако, и самой мне нужна серьёзная переподготовка! А кто мог в этом помочь? Дикий бред, который в качестве тактики боя предложила мне машина, представлял собой полное дерьмо. Бессмертные воевали, словно малыши на детской площадке. Теперь считалось вполне нормальным вместо того, чтобы вступить в бой, просто испугаться более сильного противника и убежать к мамочке! С такими мыслями лучше вообще за оружие не браться. Пораженческая психология отравила сознание людей. Чудо, что до сих пор Ониск ещё не сожрала с потрохами какая-нибудь нормальная цивилизация...
   Жалкие современники Теска Ламена, для которых обитаемое пространство сузилось до нескольких ближайших систем, были не в состоянии представить себе, что такое Вселенная!
   И проспав сотни лет, я отлично знала, что сейчас в бескрайнем пространстве вместе с нашей "Хеллой" мчатся мириады всевозможных боевых кораблей, транспортов и лайнеров. Знала, что безбрежный эфир полон мыслей и энергии, каждую секунду переносящей из мира в мир океаны информации.
   Космос, по крайней мере, несколько сотен его ближайших световых лет, наполнен активным движением и разумной жизнью, а каждая из цивилизаций - это миллиарды друзей или врагов, миллиарды соперников или жестоких конкурентов!
   Как заставить грё.аных зас.анцев-соотечественников победить собственный страх? Во мне-то злости достаточно. Не проходило часа, чтобы я не представила, как заполучу, наконец, Жирную Берту, сдавлю её сучье горло, и буду держать, пока не начнут выкатываться мерзкие рыбьи глаза!! Давно поджидают её сотни весёленьких пыток... Меня ничто не остановит. Она убила Вету, пыталась убить меня. Раньше, чем все остальные, она заслужила долгую и мучительную смерть.
   Плохо, что я этого ещё не сделала!
   А где взять настоящих людей для боевых экипажей, как оживить в таких вот тесках человеческие души? В самом деле спровоцировать военные действия? Но кто станет воевать? Пока у меня одна только эта девочка, Элос. Я всё чаще думала о ней, сознавая нашу похожесть. Сейчас это единственный нормальный человечек рядом. Только подучить, и какая получится пара! Неспроста, видно сошлись наши дорожки. Девушка с её характером и с таким телом далеко пойдёт. Теперь она с каждым днём яснее понимает, насколько мы лучше этого стада трусливых животных. Они же все наложат в штаны, едва услышат от своих компьютеров, что у противника на один паршивый эсминец больше! Какой это, к грё.аной матери, Космофлот, где форму надели на патологических трусов?!
   Надо заново создавать тактику, соединять наш прежний опыт и новые знания...
  
   В эскадре Сакара ещё "Йитард" и "Ялст", помимо меня, предпринимали каперские рейды. Правда, "Таркону" везло больше. Лимер был ко мне неравнодушен, снабжал информацией о самых жирных кусках добычи. Так или иначе, за два года наш эсминец захватил ровно столько судов, сколько "Ялст" и "Йитард" вместе взятые.
   Схема была отработана, свидетелей мы не оставляли, а потому дело шло, как по маслу. Постепенно эсминцы-каперы становились всё более независимыми от самой эскадры. Передав захваченные суда, часто прямо на границе пространства ССП грузились топливом, пополняли боезапас, и снова уходили на промысел.
  
   В 637-м "Таркон" дрейфовал на одном из космических путей. Вахтенные поймали передачу федеральных пустобрёхов. Ни я, ни подруга не проявляли особого интереса к "последним известиям" в редакции Жирной Берты. Однако, удивлённый возглас Хорна заставил нас оторваться от молчаливого обсуждения своих проблем.
   "...некоторые бывшие офицеры Космофлота Звёздной Федерации Ониск, дезертировавшие во время предательства господина Сакара в 8632-м году, не найдя для себя более достойного дела, занялись грязным пиратством на торговых путях в космическом пространстве..." - симпатичный диктор скорбно-официальным голосом зачитывал текст длинного заявления Первого Канцлера.
   Берта не поскупилась на угрозы.
   Мы переглянулись. Дослушав пропагандистскую болтовню, все напряжённо думали.
   Я использовала паузу, выясняя, что на уме у моих офицеров. Особой паники не наблюдалось. Через несколько часов после этого заявления поступил приказ Сакара немедленно возвратиться к Варпу, на базу эскадры. Теперь мы регулярно смотрели федеральные программы, в которых, сопровождаемые весьма нелестными эпитетами, то и дело звучали фамилии "Касс, Екар, Жесс"...
   Прибыв на флагман, я несколько часов говорила с Лимером и Сакаром. Стало ясно, какие события послужили причиной нового заявления Берты.
   Федералы давно поняли, куда деваются их транспортные суда, как ни старались мы не оставлять следов. Сомнительная слава нескольких кораблей эскадры Сопротивления прокатилась по онискианской системе. Берта, рискнув шкурой бывшего посла Федерации на Варпе, Найлы Азкал, прислала её с дипломатической миссией.
   Крейсер "Ониск" доставил к нам госпожу посла, и тогда офицеры эскадры впервые узнали, что на этом корабле нет ни единого мужчины!
   После недолгих переговоров с руководством ССП незваные гости убрались восвояси.
   Тем временем Совет начал всё более категорично требовать от Сакара прекращения "пиратских налётов", по-прежнему оставаясь не в состоянии обеспечивать снабжение эскадры. Нездоровая атмосфера воцарялась в ССП. Двойная мораль, скрытое противоборство, мелкие склоки, групповщина, беспрестанные попытки отдельных лидеров противопоставлять своё мнение решениям Совета...
   Как поведала Лимеру госпожа Хитэ из союзной разведки, трусливые вожди открестились от своих спасителей. Союзное руководство сняло с себя ответственность за наши операции и официально заявило федералам, что эскадра Сопротивления не является соединением Вооружённых Сил Союза Свободных Планет. Действия каперов оказались вне закона и вопрос о расправе над "пиратами" приобрёл в глазах мировой общественности уголовную окраску. Конечно, сам факт наличия на корпусах наших кораблей специального покрытия, полностью разоблачал враньё политиканов: технология его изготовления и нанесения на обшивку была государственной тайной ССП. Но я не собиралась доказывать это, сдаваясь врагу.
   В том же году командующим Космофлотом ЗФО была назначена Елга Файтан, новоиспечённая адмирал из ярых и абсолютно беспринципных карьеристов. Страстно мечтала она уничтожить, а ещё лучше схватить мятежного Сакара. Этот-то орешек был федералам явно не по зубам. Но сцапать кого-нибудь из командиров рангом пониже, например меня, амбициозная адмирал вполне реально могла. Вопрос о пресечении каперства в онискианском пространстве, принявший столь громкую и скандальную огласку, стал для Файтан личным делом, вопросом её самоутверждения в качестве полноправного командующего.
   Тучи сгустились.
   Сакар шумно и многоэтажно возмущался вероломством эсэспэшных политиков, но поделать ничего не мог. Теперь поодиночке бродить во вражеском пространстве стало куда опаснее. Как наиболее опытный капер из капитанов трёх наших эсминцев, я была назначена командиром отряда, и из кабинета адмирала вышла уже с шевронами кавторанга.
   Вызвав на "Таркон" Жесса, и незнакомого мне раньше катреранга Екара, я провела своё первое совещание. Слишком худой и гибкий для зрелого мужчины, капитан "Ялста" не вызвал особой симпатии. Грубо-красивое смуглое лицо с острым носом и беспокойными глазами выдавало непредсказуемый характер авантюриста. Правда, в мыслях я не прочла явной неприязни. Обычная настороженность к незнакомому командиру. Жесс, и тот завистливо подумал: "ловко же она меня обошла!"...
   Проблем с боеготовностью на обоих кораблях не было. Эсминцы, немного постарше моего, вполне годились для такого рода походов. Лимер говорил, что есть неплохая работёнка, и наш маленький отряд через несколько дней ушёл к планете Дейр.
   В тот раз, впервые действуя вместе, мы торжественно угодили в засаду.
   "Дичь", внушительных размеров транспорт, вела себя будто бы послушно. Катера с десантниками "Йитарда" готовились покинуть ангары и устремиться к остановленному судну.
   Тогда и заорала Вилар, одновременно с компьютером заметив на экране четыре новых отметки. Конечно, для ловушки местечко было удобным: Дейр имела внушительный пояс астероидов, да ещё три спутника. Федералы прятались за всем этим дерьмом, что вполне можно было предвидеть.
   Я думаю, несколько позже для противника стало куда большей неожиданностью появление на обзорных экранах трёх каперов вместо одного. Но тогда они нас ещё не видели. Радары не показывали отметок, а с транспорта, на котором были уничтожены средства связи, вряд ли что-то успели сообщить. Размеры четырёх красных полосок говорили, что это эсминцы. Выскочив из-за планет, федералы теснили нас от границ нейтрального пространства, куда, по мнению охотников, должен был трусливо удирать застигнутый на месте преступления одинокий пират...
   Скомандовав офицеру связи подать кодовый сигнал "делай как я", направила эсминец за ближайший спутник планеты. Надо успеть спрятаться раньше, чем наши изображения появятся на экранах противника. Тем более, у меня было чем отвлечь внимание: теперь уже не до грузовика! Со своего пульта выпустила по нему ракету. Через несколько секунд неистовая вспышка блеснула на заднем экране. Пока федералы разобрались, что к чему, "Йитард" и "Ялст", мчавшиеся рядом с "Тарконом", обогнули небольшой спутник, и выскочили неприятелю в хвост. Около полусотни наших истребителей, успевшие стартовать со всех трёх кораблей, тучей рванулись навстречу врагу, охватывая сверху и снизу.
   Уверенные в своём превосходстве, охотники не проявили большей бдительности, чем диктовала им обычная для федералов самоуверенность. Навстречу нам устремились лишь несколько ракет, впрочем, тотчас же сбитых.
   Мгновением спустя мои корабли буквально взорвались ракетами, залпом вышвырнув из себя половину боезапаса.
   Эфир захлестнули панические крики. Полагаю, только тогда ублюдки заметили, что "пиратов" трое! Не сумев вовремя понять, что для них атака превратилась в оборону, федералы упустили те секунды, за которые ещё можно было спастись. Яростные всплески атомного пламени один за другим окутали корпуса вражеских кораблей. Два эсминца разломились пополам, одновременно поражённые несколькими мощными зарядами.
   В динамиках повисло гробовое молчание. На экране беспорядочно кувыркались медленно разлетавшиеся во все стороны исковерканные рваные обломки да спасательные капсулы. Два оставшиеся федеральных корабля имели пробоины и повреждения, были лишены хода, теряли воздух. Они двигались по инерции, не пытаясь оказывать сопротивление. Несколько наших ракет превратили их в космический мусор.
   Бой длился меньше пяти минут, а почти всё уже было кончено...
   Туго тогда пришлось истребителям. Федералов оставалось больше и зрелище почти мгновенной гибели четырёх эсминцев не убедило пилотов сдаться. Десятки маленьких стремительных машин упорно гонялись друг за другом, вертелись, сплетаясь клубками. На экранах то и дело мелькали вспышки. Оставшись без малейшей надежды спастись, не угодив в плен, вражеские пилоты превратились в опасных противников. Вилар мастерски вела бой, но их было больше. Гибли наши, и я не смогла спокойно слушать доносящиеся из эфира яростные вопли победителей и хрип смертельно раненых. Не признаваясь в этом и себе, каждую секунду боялась услышать страшное про подругу.
   Вызвав на связь Жесса, временно передала ему командование отрядом, сказав, что собираюсь делать. Глаза "покойника" округлились, он хотел было что-то сказать, но видно вспомнил, что уже не мой командир, и только махнул рукой.
   Снежно-белый истребитель одиноко сгорбился в опустевшем ангаре, окружённый толпой роботов и механиков. Рядом, почти такой же белый от волнения, отдавал честь первый техник корабля. Запрыгнув в кабину, я скомандовала компьютеру: "Запуск!"...
   В такой толчее было немыслимо пытаться отыскать чёрный "ТОР", поэтому я просто разносила в клочья все машины противника, попадавшиеся на пути. Двое или трое моих противников оказались довольно опытными, пришлось даже получить лучом по крылу и потом немного попотеть. Я не влезала в управление боем, только внимательно прислушивалась: Вилар командует, значит с ней пока всё в порядке! Под конец я уже перестала просто натыкаться на противника, теперь вражеские истребители нужно было выискивать среди разрастающейся в пространстве свалки обломков, ярких спасательных капсул и беспомощно вращающихся подбитых машин. От бешеной круговерти перегрузок отвисали щёки, но благодаря мне стало на восемь федералов меньше.
   Потом мы узнали, что их было семьдесят восемь против пятидесяти четырёх. Девятнадцать наших погибли, ещё одиннадцать потеряли боевые машины, многие были ранены. Почти три десятка федералов тоже болтались в спасательных капсулах. Вилар скомандовала истребителям возвращаться на корабли. Возле открытого люка "Таркона" я, наконец, увидела её машину. Чёрный "ТОР" висел неподалёку, наблюдая, как один за другим совершают посадку семь уцелевших наших. Только семеро из двадцати четырёх!
   В ангаре было чертовски пусто, когда я опустила истребитель на свою площадку рядом с машиной подруги. Она уже выбралась из кабины. Вытирала лицо, держа в руке шлем и укоризненно качая головой:
   -Не командирское это дело, в такую кучу влезать!
   -Виновата, больше не повторится, - улыбаясь, я сжала её в объятиях.
   Мы синхронно подумали: "Повезло, у обеих - ни царапины..."
  
   Чёрт его знает, что больше нужно для победы - опыт или удача? Не было тогда у меня настоящего боевого опыта. Ни один нормальный командир не сел бы в истребитель, оставив корабли! Значит, наверное, повезло. Повезло ещё и потому, что эта история не стала известна адмиралу...
   Но наступает момент, когда на одной удаче не выедешь.
   Я так и этак крутила изображение "Хеллы", сравнивая её с современным эсминцем.
   Скорость. Одно и единственное преимущество.
   А вооружение, конечно...
   Думать, думать!
  
  
   Глава 12. РАДУГА МИРОВ
  
   ТЕСК
  
   Встретившись в спортзале с землянкой в её новом теле, я понял - придётся тяжело. Не думаю, чтобы на их варварской планете кто-нибудь занимался спортом. Значит, она выполняла все упражнения впервые. Но получалось-то великолепно! Касс соорудила себе младшую сестру.
   Теперь что делать мне? Я явно не тянул, современное тело было слабее, чем даже у дикарки, не говоря о Касс. Прибегать к телопластике всё же не хотелось. Если бы я позаботился об этом сразу, когда Победительница ещё не знала моих возможностей... Теперь женщины подумают, что я испугался, что придаю слишком большое значение физической силе.
   В конце концов, всё это не так важно.
   Главное, что позволило человеку изменить мир, это мозг. У Касс хватало ума видеть во Вселенной лишь джунгли и жить по привычным ей звериным законам. Я, со своим многовековым опытом и знанием, умнее обеих баб, вместе взятых, а значит и сильнее!
   ...Каперанг изучала устройство яхты, вникая в разные подробности. Архаичная привычка. Она в молодости, наверное, своими руками щупала агрегаты корабля! Обо всех этих мелочах, если они когда-нибудь понадобятся, можно тотчас получить информацию в компьютере...
   Как всё-таки ловко Победительница нацелилась на роль хозяина положения! Верно говорили древние, женщина на корабле к несчастью...
   Нет, чушь какая лезет в голову! Сейчас она нужна мне, нужна всем. Каперанг Касс стояла у истоков Сопротивления, она опытный боевой офицер, для меня большая честь летать вместе с ней. Без неё разве увидел бы я настоящий Звёздный Атлас? Сколько понадобилось бы дорогостоящих экспедиций, сколько драгоценного времени, чтобы отыскать развитые патриархальные цивилизации? Да мне несказанно повезло обнаружить "Победитель" раньше тенсийцев! Такой выигрыш судьба дарит лишь раз.
  
   Прицелившись в меня хищным носом, Победительница медленно произнесла:
   -Каперанг, как вы стали бы действовать при встрече с вражеским эсминцем?
   Вопрос звучал мягко, но возникло ощущение, что мне устраивают экзамен.
   -Гиперприводы малотоннажных судов "раскручиваются" быстрее, потому ушёл бы в ГП.
   Насмешливая улыбка на секунду озарила властные черты.
   -А эсминец успел запустить вам в поле шпиона, - зелёные глаза уставились пристально и выжидающе.
   Однако времени она не теряла. Тактика современных боевых действий изучена основательно.
   -Пошлю шар, чтобы он уничтожил следящее устройство. Во время взрыва ещё раз перезайду в гиперпространство...
   Выражение лица Касс стало жестоким. Нахмурив брови, она кивнула и выдвинула вперёд свою массивную челюсть. Холодным, режущим голосом обратилась к "Хелле":
   -Мне нужны расчёты: сколько времени силовое поле этой яхты будет выдерживать атаку различных кораблей. Форма подачи информации - графическая, таблица. Слева все типы кораблей и вооружённых судов, сверху - возможные расстояния от нас до противника, в пересечении - время от начала атаки до отключения нашего силового поля!
   Забавно.
   Она что, на яхте решила устроить дуэль с военным кораблём? Бред какой!
   Под вечер Касс принялась обучать дикарку управлению катером. Это была очевидная нелепость, та ещё и читать не умела!
   Элос вообще начала мне напоминать этакого домашнего хищника. С каждым днём взгляд землянки становился всё более тяжёлым. Только на Победительницу она по-прежнему смотрела с восхищением и всюду ходила за ней, как привязанная. Страсть к единственному кумиру сочеталась в ней с настороженным недоверием и злобностью ко всему окружающему. Особенно невзлюбила дикарка антропоморфного биоробота, "Берту Ларс". При любом удобном случае она, с перекошенным сумасшедшей злобой лицом, неистово яростно молотила его руками и ногами, бешено выкрикивая самые грязные ругательства, позаимствованные из богатого лексикона своей покровительницы. Похоже, что пережитое отразилось на примитивном разуме землянки, выразившись в человекоубийственных наклонностях. Хорошую же нашла себе Касс подружку!
   За шестьдесят семь дней нашего долгого перелёта к Ивари современная техника позволила Победительнице напихать в башку своей подопечной саккарову прорву информации. После онискианского языка настала очередь истории современных общественных отношений нашей цивилизации. Затем - по той же схеме: политическая история Ониска за последние сто лет, развитие вооружения, наше современное вооружение и военная техника, вооружение предполагаемого противника, космонавигация, атлас основных типов онискианских кораблей и кораблей пограничных цивилизаций, медицина.
   Кроме всего этого, Элос добилась больших успехов, фанатично занимаясь физподготовкой, стрельбой и рукопашным боем, старательно училась летать. Касс вначале считала нас равными по физическим данным, устраивая учебные бои. Я ни минуты не пытался строить из себя джентльмена, но землянка всё равно быстро перегнала меня...
  
  
   ЭЛОС
  
   Мы сидели в креслах центрального зала, ожидая сообщения. Сегодня "Хелла" должна была выйти из гиперпространства.
   Первое межзвёздное путешествие! Теперь я уже понимала, как невообразимо далеко мы не только от небольшого моря с множеством островов, где подобрал меня, полуживую, капитан Ламен, но и вообще от Солнечной системы. Осознав, что мы летим даже не в небесах, а в межзвёздной пустоте космоса, я мучилась от страха несколько дней. Потом успокоилась, да и бояться было просто некогда. Разве, проснувшись ночью, вообразить, что яхта столкнулась с метеоритом и мы погибнем, мгновенно задохнувшись?
   Вспоминая, как чудовищно мало знают люди Земли, поражалась выпавшему на мою долю счастью. Благодаря могучей красавице мне удалось опередить свою цивилизацию на много столетий. Может быть, ещё тысячу, или даже две тысячи лет на моей планете никто не сможет знать того, что доступно мне уже сегодня! Величие Вселенной бросало в трепет. Где остались те, земные боги, о которых с волнением рассказывал мне отец? Высоты Олимпа были смехотворно малы, давно затерялись в глубинах пространства. Даже огромную звезду - Солнце, и ту было не разглядеть с такого громадного расстояния!
   В беседах с любимой я постепенно узнала многое и о ней. Сколько жестоких сражений, сколько раз на волосок от гибели. Сколько великих воинов, бившихся рядом с нею, унесла жестокая смерть! Сколько возлюбленных пришлось потерять. Теперь я знала, кто эта юная блондинка с застывшими слезами отчаяния в огромных глазах, обречённо смотревшая на нас с переборки в каюте...
   Власта Касс! Такой и нужен мне учитель, из глубины героических веков. Изучив современный Ониск, я поняла - и в этом обществе нет места для меня. Кроткая законопослушная жизнь в рамках жёсткой иерархической системы, выстраивающей людей по рангам, основываясь на формальных признаках и субъективных мнениях. Бесконечный труд "на благо общества", нелепые самоограничения, подчинение глупой ханжеской морали? Полное дерьмо! То же самое рабство, только вместо цепей и плёток - электронный надзор и психокорректировка. Наподчинялась уже, сыта по горло и никогда не забуду! Хватит, теперь настала МОЯ очередь подчинять!!!
   Плохо, что у нас ничего нет, кроме этой маленькой яхты... Ведь мир так богат и прекрасен! Но я изучила историю, а она гласит, что оружие изобрели намного раньше, чем деньги. "Взять мир за горло и заставить его дать нам, что хотим" - таков девиз моей любимой. Это то, что мне надо! Я уверена, скоро придёт время, и Власта скажет, что делать. Она не только великий воин, она читает мысли и может безмолвно говорить, это наша великая тайна! Мы лучше всех и знаем это, а дерьмо, которое этого не знает, пусть держится от нас подальше!!
  
   ...Яхта перешла в пространственный полёт. Впервые я осмысленно глянула на звёзды, усеявшие купол экрана. Прямо наверху сияла самая яркая и большая, светило этой системы. Много дальше, на чёрном бархате космоса мягко сияли диски нескольких планет.
   Чёрт возьми, да тут кроме небесных тел прорва всякой всячины!
   Медленно плыли между планетами цилиндры, диски, другие конструкции более сложной формы. Явно космические корабли! Невдалеке неподвижно зависло нечто из серебристых пузырей с полусферами и иглами. Отметка на экране подсказала, что с этого объекта пытаются установить с нами связь.
   Тотчас в виоке возникло изображение молодого мужчины в серой форменной одежде. Сверху зазвучал строгий голос на незнакомом языке. Я оглянулась на Власту. Она уверенно ответила. Обмен непонятными репликами продолжался некоторое время, пока М-координатор не создал программу перевода. Вскоре мужской голос уже говорил понятно:
   -...так как между нашими мирами не существует дипломатических отношений. После проверки кредитоспособности вам будет разрешено посещение планет Системы Ивари без оружия.
   -Вам известен банк "Бревиа Терна", существовавший на Спарелле в 8640-е годы? - с холодным нетерпением осведомилась Власта.
   Ответ прозвучал незамедлительно. Интонации мужского голоса стали намного теплее, выражение лица потеряло треть официальности.
   -В настоящее время правопреемником этого банка является "Эйвин Хафф". Вас немедленно свяжут с сотрудником финансового учреждения.
   На некоторое время воцарилась тишина, затем трёхмерное изображение офицера исчезло.
   Гостеприимные хозяева не хотели пускать, не убедившись, что у нас есть, чем заплатить за кусок лепёшки и вино. Всё, как предупреждала любимая. Люди - трусливые псы, дерьмо смердящее, возле какой бы звезды они не жили.
   Наш "капитан" выглядел довольно уныло, чувствовалось - его карманы золотишком не оттянуты. Губы Власты тронула лёгкая усмешка:
   -Вот, капитан, иллюстрация к нашему давнему разговору об эквиваленте стоимости. Без этого самого эквивалента сюда просто-напросто не попадёшь. Стало быть не всё, что требуется, даёт человеку общество Берты Ларс.
   -Может быть, здешняя цивилизация менее развита? - без особой уверенности в голосе предположил Ламен.
   Каперанг пожала гигантскими плечами.
   -Поглядим...
   Новый голос, прорвавшийся к нам в зал, был уже мелодичным женским. Юное длинноволосое создание, которому он принадлежал, одарило ослепительной улыбкой:
   -Уважаемые господа, "Эйвин Хафф Банк" к вашим услугам! Прошу вас, назовите половину цифр номера счёта и время последнего обращения.
   Власта назвала несколько цифр и год - 8642-й.
   Полминуты тревожного молчания. Голубые глаза блондинки озарились сиянием, голос стал нежно-ласковым:
   -"Эйвин Хафф Банк" приглашает вас на Спарелл! Порт Вамдер-1. Представитель господина Хаффа ждёт вас, уважаемые господа!
   Ещё раз выстрелив улыбкой, блондинка исчезла.
   -На борт переданы координаты планеты Спарелл, - сообщила "Хелла". -Данные полностью соответствуют имеющимся в Звёздном Атласе.
   -Ну что, капитан, на Спарелл? - поинтересовалась Власта.
   -Командуйте, каперанг, - облегчённо выдохнул Ламен.
   У нас была пара часов - до столичной планеты полагалось медленно ползти в обычном пространстве. И мы использовали их, чтобы усвоить максимум информации по экономике, социологии, истории ивариан.
   Впечатление было сильное. Ламен больше не заикался про слаборазвитую цивилизацию: научно-техническое и технологическое развитие этого мира как минимум на порядок опередило ЗФО. Принятая на Ониске пятиуровневая шкала, по которой определяли степени развития цивилизаций, потребовала бы усовершенствования, знай они о существовании Ивари.
  
   Незадолго до прибытия Власта провела меня в одну из кают. В силовом поле висело множество безумно красивой посуды, кувшинов, и ваз, восхитительных ювелирных украшений и ещё каких-то неизвестных мне произведений искусства. Подобных чудес я никогда раньше не видела.
   -Что тебе больше нравится? - спросила любимая.
   Восторженно оглядывая окружающее великолепие, я потерянно развела руками.
   -Да здесь каждая вещь - целое сокровище!
   -Надеюсь, но может случиться, что наши с тобой вкусы несколько устарели... Я хочу немного развлечься, а вдруг залежей в банке окажется маловато. Тогда попытаемся продать вот это, - она выбрала ожерелье из кроваво - красных перламутровых камней и надела мне на шею, расположив под комбинезоном чудесные многогранники, переливающиеся светом. Крупные и яркие, они сияли, как настоящие звёзды!
   Еще два браслета из диковинного металла, инкрустированные тёмно-синими камнями, очутились на моих запястьях. Пришлось их немного разогнуть, чтобы налезли. Теперь я, наверное, напоминала богатую наследницу.
   Развлечься, это неплохая идея, мне давно не терпится узнать, как живут настоящие люди!
  
  
   ВЛАСТА
  
   Синий шар Спарелла вместе с одним из своих спутников был рядом. Второй прятался за планетой. Письменно сообщив компьютеру пароль, я объявила на время нашего отсутствия боевую тревогу. Приказала "Хелле" немедленно информировать обо всём подозрительном, тем более о попытках проникнуть на яхту. В случае отсутствия связи с нами - открывать огонь по противнику.
   Непривычный шарообразный катер понёс вниз, на планету. На запястьях красовались уже другие, автономные интерфейсные модули. Максимально "роскошной" одеждой, которую мне удалось выжать из этой хрени, были те же комбинезоны. Единственная разница - цвет. Теперь на Элос, в соответствии с "легендой", красовалась серебристая одежда, у меня и Ламена были чёрные комбинезоны. Великолепное алое ожерелье фантастически пламенело на волнующе-смуглой коже девушки. Браслеты смотрелись тоже не слишком скромно. "Украшением" капитана был сканер - всё наше оружие. А кто знает, что и как изменилось на этой планете? Ну да ладно: "Если тебе не выдали оружия - добудешь его в бою" - так когда-то учил нас сержант Зацге.
   Экипаж был несколько раз проинструктирован и, кажется, хорошо усвоил задачу. Самое лёгкое на первый раз я отвела Элос - изображать дочь облачённого властью крупного собственника, вздумавшую от скуки попутешествовать. Я и капитан - сопровождающие лица с нашивками старших офицеров, нечто среднее между охранниками и гувернёрами. Естественно, мы должны были контактировать с местными, а нашей "принцессе" оставалось молчаливо изображать высокомерное презрение. Были оговорены условные сигналы: "Внимание", "Оборона", "Атака". Первый могли подавать все трое, остальные два сигнала, предусматривающие немедленные совместные действия - только я.
   Мысли спутников лишний раз доказывали: следует надеяться на землянку, она более уверена в себе, не говоря уже о дисциплинированности. Может стать хорошим солдатом, а вот капитан, пожалуй трусоват...
   Спарелл был интересным миром. Тёплый, мягкий климат. Здесь почти не увидишь суши, каждый маленький клочок застроен гигантскими кристаллами городов-зданий. Уже с большой высоты показались пятнышки островков, разбросанные там и сям в безграничном океане. Слово "спарелл" и переводилось с иварианского как "океан". Мы снижались довольно медленно, я не хотела торопиться, наслаждаясь красотой. Небесная синь сливалась вдали с океанской, и на фоне всей этой лазури переливался, сверкал под звёздным светом Вамдер-первый, один из огромных городов в виде единственного пирамидального здания высотой несколько километров. Сооружение состояло из бесчисленного множества слепленных между собою сфер, цилиндров, эллипсоидов и ещё чёрт знает какой фиговины, своим верхним концом упирающейся в небеса. Когда последний раз была здесь, столь чудовищных размеров их города не достигали...
   Предназначенная нам просторная площадка была совершенно пуста. Притерев свой шарик к поверхности, я ответила на приветствие черноусого, женственно-красивого диспетчера порта. Он сообщил: наше "транспортное средство" может быть оставлено на открытой стоянке, или помещено в ангар, по желанию. Воспользовавшись любезностью, я предпочла оставить катер снаружи.
   Воздух планеты чист и напоен свежестью. За ажурным ограждением, намного ниже площадки порта, важно проплывала череда кучевых облаков. Конечно, необычное зрелище, но это вовсе не значило, что следует раскрыть хлебало и позабыть об осторожности!
   Потренировавшись в подаче сигнала "Внимание!", я с удовлетворением отметила, что Элос через полсекунды была готова действовать, а бессмертный мудак всё ещё наслаждался природой. Пришлось ещё дважды кашлянуть ему прямо в ухо, борясь с желанием дать коленом под зад. Только тогда капитан очнулся и глянул на подлетавшую открытую машину. Она была не слишком велика, каких-нибудь метров восемь... Сверкающий, словно зеркало, официально чёрный кузов удивительно гармонировал с нашими комбинезонами.
   Похожая телега в моё время стоила кучу денег. Качнувшись, мобиль бесшумно застыл в двух шагах. Часть борта растворилась в воздухе, стройный молодой парень, весь в немыслимых розовых кружевах, легко спрыгнул на площадку. Первой его мыслью была: "Какая аскеза", и касалась она наших костюмов. Конечно, по сравнению с его клоунским нарядом...
   Беспрестанно улыбаясь, абориген приторно-вежливо залопотал, а из наших "браслетов" послышался перевод.
   -Уважаемые господа! "Эйвин Хафф Банк" приветствует вас на нашей планете! Референт управляющего Зунар Бордн. Я здесь только для того, чтобы встретить уважаемых гостей и обеспечить вам максимальный уровень комфорта. Если угодно, вас ждёт управляющий, господин Раго Хафф.
   Ответив гражданскому вежливыми улыбками (Элос совершенно правильно сохранила безразличное выражение лица), мы устроились на белых подушках. Мягчайший, пышный мех симметрично украшали более длинные чёрные кустики. Мобиль плавно и совершенно бесшумно двинулся, преодолел ограждение порта и стал снижаться, описывая внушительные круги. Педераст трещал без остановки, расписывая красоты Спарелла. Минут через пять мы влетели в искусственное ущелье между двумя гигантскими стенами. Они состояли из бесчисленного множества разнообразных полупрозрачных ячеек. Мобиль, замедляя ход, приблизился к одной. Вблизи она оказалась здоровенным балконом, куда вполне мог бы втиснуться и катер. Наш сверкающий экипаж впорхнул внутрь, мягко опустился возле четвёрки своих дремлющих разномастных собратьев. Борта с обеих сторон исчезли. Гражданский выскочил наружу, улыбаясь, стал изображать приглашающие жесты. Я вышла, подав руку нашей высокопоставленной путешественнице. Элос, холодно глядя вдаль, поднялась, слегка коснувшись моей ладони, встала впереди. Я даже поразилась, откуда у деревенской девочки подобные манеры? Капитан занял место слева.
   В центре огромного квадратного зала из ослепительно-белого камня кипел зелёной пеной овальный фонтан, разукрашенный искусной резьбой. Посередине торчала многометровая фигура зверя, низвергавшего из пасти широкую струю. Алые, с мягким покрытием ступени вели вниз, к фонтану, со всех четырёх сторон. Миновав бушующий источник, обдавший нас солёными брызгами, мы прошли небольшой коридор, несколько секунд провели в роскошной телепортировочной кабине и, наконец, вышли в тихом этаже. Ещё несколько шагов - и мы перед старинными тёмно-коричневыми дверями не меньше трёх метров в высоту.
   Входя, обратила внимание на ручку двери - сделана в виде лапы хищника, на когтях сияли небольшие, по виду драгоценные камни. Я обнадёжилась: не зря мои вещицы хранились столетиями! Знает ещё человечество толк в произведениях искусства. За несколькими, не менее высокими дверями - мрачноватое помещение. Тёмная отделка стен, интерьер докосмической эпохи: мохнатые ковры ручной работы, постоянная мебель. Чёрный стол перед огромным креслом, несколько обширных голограмм с какими-то цифрами и таблицами.
   Кружевной референт представил нас шефу. Управляющий Хафф был высок, худощав. На вид ему лет тридцать пять, лицо продолговатое, довольно приятное. Тени под глазами подчёркивали блеск нервно бегающих глаз. Внешне полный любезной меланхолии, чем-то он был явно встревожен.
   Обменявшись любезностями, мы разместились в антикварных креслах из натурального растительного материала. Небрежно, лениво-скучающе смотрела на всё вокруг Элос, взгляд не выражал ни интереса, ни одобрения, ни порицания.
   -Могу ли я узнать, кто из уважаемых гостей является владельцем счёта? - осторожно поинтересовался управляющий, вертя в руках какую-то небольшую вещицу.
   Не торопясь отвечать, настроилась на его мысли. С чего бы ублюдку так волноваться?
   "...столько лет прошло... никто и не думал...
   ...один из крупнейших вкладов... почти два миллиарда...
   ...чего ради отдавать такую сумму..."
   Понятно.
   С таким видом, будто управляющий нуждается во мне больше, чем я в управляющем, приподняла правую руку и твердо глянула на него:
   -Арен Улм.
   Улыбаясь с приторной вежливостью, гражданский пригласил меня в комнату идентификации. Несложно было прочесть его желание остаться без свидетелей. Не выразив при этом особого волнения, я произнесла:
   -Её сиятельство Элос Варпская желает присутствовать при идентификации, так же, как и капитан Ламен.
   Пот, выступивший на багровеющем лбу, и два красных пятна на скулах выдали волнение управляющего.
   -Пожалуйста, пожалуйста! - он вскочил, ноздри распахнулись, между бровей надулась жила. Раскланиваясь, опасливо покосился на Элос. Она спокойно смотрела ничего не выражающими глазами, и тоже поднялась.
   В небольшом помещении, резко контрастирующем по интерьеру со всеми остальными, мне предложили сесть в отдельно стоявшее кресло. Моему "второму зрению" открылось обилие разнообразной аппаратуры, прятавшейся за стенами.
   Дважды кашлянув, я увидела, как тотчас подобрались мои бойцы. Безразлично-спокойное лицо Элос закаменело, чёрные глаза остановились на физиономии жулика.
   -Прежде чем кто-либо из нас приблизится к аппаратуре, мы выслушаем подробное объяснение, для чего именно она предназначена!
   Пятна нервного румянца всё ярче разгорались на бледнеющем лице банкира.
   -Всего лишь для идентификации, уважаемая госпожа, всего лишь для идентификации...
   Голос хитрого мерзавца выдохся и иссяк, когда я прожгла его взглядом. Через полчаса переговоров управляющий сдался. МК, получив мой пароль, произвёл идентификацию по зафиксированным в 8642 году параметрам. Всё совпало.
   Брови управляющего взлетели, из лёгких вырвалось прерывистое дыхание. Натренированно улыбаясь, будто бы разговор касался приятнейших вещей, он развёл руками:
   -Для вас, уважаемая госпожа Улм, мы сохранили и приумножили огромное состояние! Полагаю, уважаемые гости поймут наше волнение.
   -Благодарю, - сухо сказала я гражданскому. -Её сиятельство не располагает временем, нам нужна кредитная карточка, или как там это теперь у вас называется.
   -В каком украшении предпочитаете носить хостер? Кольцо, браслет, клипса?
   Уже через пару секунд вышколенный гомик с поклоном подавал мне чёрную, окантованную золотом пластинку на резном, тоже чёрном подносе. Протянув руку, я с удивлением почувствовав, как сантиметровый прямоугольничек сам собой "примагнитился" к пальцам. Повертела карточку. Она была тонкая, но совершенно несгибаемая, дьявольской прочности. Кружевной референт защебетал:
   -Хостер настроен на ваше биополе и теперь неотделим. Позвольте продемонстрировать?
   Молодчик взял у меня пластинку, выпрямился и отошёл на несколько шагов. Раздался тонкий прерывистый писк, я ощутила, как кожу руки стало покалывать. Но вот он просто разжал пальцы - тотчас карточка сама прилетела назад, прилепившись к ладони. Мгновенно стих тревожный писк, прошло и покалывание. Попыталась тряхнуть рукой. Кредитка держалась крепко, будто приклеенная. Хмыкнув, я перевесила её на мочку правого уха. Клипса, так клипса...
   Проверив, сколько на счёте денег, узнала, что могу рассчитывать на миллиард девятьсот восемьдесят шесть миллионов триста тысяч кредитов и ещё какую-то мелочь. Судя по мыслям этого кретина, на жизнь хватало, хоть я и не представляла себе здешних цен.
   Отделавшись от неестественно вежливых пауков-банкиров, мы просто шли по городу под одной крышей. Вернее, по одной из его улиц, плавно перетекавшей с яруса на ярус. Везде было изобилие света и роскошной зелени, гнувшейся под тяжестью разнообразных плодов.
   Спареллийцы знали толк в комфорте и благах, щедро предоставляемых им высокоразвитым либеральным обществом. Этот мир напоминал мне Союз Свободных Планет в свои лучшие годы. Можно было сказать, что сейчас в Системе Ивари царили гармония и процветание. Но это внушали "причёсанные" официальные источники. Не думаю, чтобы теперь они вдруг разучились лгать.
   Однако, пока всё было тихо-мирно. Попадавшиеся нам на улицах местные жители в струящихся лёгких одеяниях вели себя вежливо и не рассматривали нас в упор, несмотря на явное отличие одежд.
   Цивилизация... Культура...
  
  
   ТЕСК
  
   Давненько я не был на планетах!
   Запах воздуха необычный, довольно холодно. Этот Вамдер-первый ничем, ну совершенно ничем не напоминал наши города с их утилитарной архитектурой и предельно аскетичными интерьерами. Сколько энергии выбрасывалось впустую только на уход за прорвой зелени! Чего ради тащить в жилище лес? Ещё бы диких животных привели. Не может быть, чтобы у них отсутствовали молекулярные трансформаторы. Они и должны были производить кислород. Зачем такое безумное количество растений?!
   Вообще, всё здесь странно с самого начала. Невообразимое сооружение на стоянке мобилей. Огромная, вся в завитушках, чаша с чудовищным истуканом посередине, изо рта которого бесконечным потоком хлещет морская вода! Кому и какая польза от этого? А что за комнаты в два человеческих роста? Они там летают? На кой саккар такие потолки, если можно на этой площади разместить вдвое больше нормальных помещений?!
   Вообще, маловато у них тут людей. Живут в безумной, совершенно алогичной роскоши! Странные одежды. Начнём с этого, "референта". Взрослый человек, нацепил какие-то прозрачные тряпки, словно доисторическая кукла. На улице в чём только не попадались люди! Я вначале не понимал, кто есть кто. Потом догадался: женщины чаще носили не брюки, а просто куски ткани, обёрнутые вокруг полуобнажённых ног. Это заинтересовало. Может быть, они так демонстрируют готовность к сексу? Я уже чувствовал себя возбуждённым...
   Остановившись возле уличного терминала МК, Касс на удивление быстро залопотала по-ивариански. Перед нами появились голограммы мужчин в различных местных одеяниях. Победительница улыбнулась:
   -Капитан, подыщите себе одежду. Нам не стоит так выделяться из толпы.
   Не скажу, что сразу понял, о чём она. Потом догадался: в самом деле, здесь никто не носил комбинезонов... Чтобы легче получать необходимую информацию, следовало замаскироваться под местных.
   Все их костюмы были слишком яркими, кричащих расцветок и вызывающих форм. Через некоторое время удалось, наконец, обнаружить что-то более-менее пригодное. Теперь стала выбирать Победительница. Это тоже оказалось небыстро, а то, что ей понравилось, на мой взгляд вовсе не походило на одежду местных женщин. Голос МК обрёл смысл после перевода.
   -... для пользования хостером вы обращаетесь к нему, выражая голосом любое желание, исполнить которое позволит размер вашего кредитного счёта.
   Теперь каперанг просто коснулась пальцем пластинки на правом ухе:
   -Хостер, куда мне идти, чтобы купить самую лучшую одежду? - негромко произнесла она.
   -Оптимальным вариантом было бы использование телепорта, но если вы хотите именно идти...
   Вкрадчивый голос хостера неотличим от того, которым пользовался М-координатор. Возможно, это и был один и тот же управляющий компьютер города. Только интерфейсные каналы разные...
   Чёрная клипса засветилась, перед глазами возникло изображение схемы. В середине мигала точка со стрелкой, направленной влево. Касс дошла до ближайшего перекрёстка и повернула влево. Мы с дикаркой шагали рядом. Минут через десять бесконечные растения и каменные фигуры сменились чем-то новеньким. Нигде ещё в этом городе я не видел столько людей!! Они беседовали группками по двое, трое, а некоторые стоя держали друг друга за руки и синхронно проделывали ритмические упражнения, сопровождаемые музыкой. Чем-то все они не похожи на нормальных... Может быть, потому, что на одежде светились яркие значки, символы непонятно чего?
   Мы долго бродили среди странной толпы. На одном из парней обнаружился костюм, выбранный мной по голограмме. Пошептавшись снова со своим хостером, Касс подошла к аборигену с символом на груди и коснулась его костюма. Хостер выполнял здесь роль нашего ИМ, однако, лишь при условии, что у тебя есть всеобщий эквивалент стоимости. Зачем такая сложность?...
   Перед нами материализовался ещё один местный житель, наряженный примерно как порученец банкира. Вежливо поклонился. Победительница указала на меня:
   -Мне нужен костюм для этого господина.
   -Могу ли я попросить хостер уважаемого господина? - улыбнувшись с высшей деликатностью, парень повернул ко мне фальшиво-вежливое лицо.
   -У него нет хостера, - голос Касс заледенел, она глянула на местного, как на слабоумное животное. -Я покупаю костюм на свой хостер.
   Моложавый абориген озадачился, потом сказал что-то негромко, себе под нос. Через полминуты он, сияя, вручил мне прозрачную карточку. Взяв её, я обнаружил, что пластинка липнет к уху, так же, как и хостер Победительницы. Вокруг появилось зрительно непроницаемое поле, где я смог переодеться. Нужно было провести определённой стороной хостера по телу и вслух произнести название выбранного костюма. Поскольку костюм у меня был один, дело упрощалось.
   Ощущение от новой одежды показалось непривычным и не особенно приятным. Всю жизнь я носил либо комбинезон, либо парадную форму. Раза три, или четыре, не припомню точно, парадная форма слегка менялась. Примерно раз в сто лет. Ну, а комбинезон, он и во времена Касс был комбинезоном. Теперь же на мне совершенно невероятное одеяние.
   Брюки ещё куда ни шло... Правда, они непривычно обтягивали ноги и зад. Не то, чтобы это сковывало движения, но несколько мешало... А верхняя часть одежды, наоборот, казалась намного большей, чем нужно. Куртка, узкая в бёдрах, выше резко расширялась. Рукава висели складками, обнаруживая явный излишек ткани. Обувь, и та не как у людей: на тонкой подошве, вся какая-то узконосая, маленькая!
   Рассматривая себя, не заметил, как сменили одежду женщины. Касс теперь отливала ртутным серебром, а костюм землянки вообще не имел цвета - он непрерывно переливался радужным блеском, по ткани проходили самые настоящие волны цвета. Форма их новых одежд не очень отличалась от моей: те же брюки в обтяжку и широченные куртки.
   Покинув раскланивающегося типа, мы двинулись вглубь невообразимого переплетения широких улиц. Теперь Касс понесло по каким-то залам. Любовь к пешим прогулкам не была моей слабостью, а Победительнице, похоже доставляло удовольствие это нескончаемое переставление ног. Огромные помещения с терявшимися на многометровой высоте потолками, которые мы проходили одно за другим, то слепили ярчайшим светом, лившимся из разнообразных источников, то тонули в полумраке, озаряемом крохотными огоньками. Пышная тропическая зелень обвивала высоченные резные колонны. Полы были то из разноцветных материалов, то узорчатые, то прозрачно-сверкающие. Яркие и разноцветные птицы скакали по веткам деревьев, тихо щебеча. И вся эта чудовищная роскошь почти совершенно пустовала! Стеной стояли тысячи белых цветов с большими, нежными полураскрывшимися бутонами, в других залах они были других форм, розовые, красные, голубые. Между сонмищем растений из огромных чаш с шипением взлетали вверх разноцветные струи, опадали вниз, рассыпаясь миллионами брызг. Жидкости неистово кипели, пузырились в непонятных бассейнах, наполняя воздух странными запахами. В одном из залов было и вовсе холодно, от дыхания виднелся пар. Оглядевшись, обнаружил, что помещение сделано из чего-то, довольно точно имитирующего лёд. Стены, пол, потолок, завитушки и кружевные узоры обязательного бассейна, куда из стены били розоватые тугие струи - всё и по виду, и наощупь ледяное! Бредовой фантазии сумасшедших вамдериан, помешавшихся на нефункциональных интерьерах, не было предела. Какое безумное расточительство!
   То тут, то там праздно убивали время местные. В основном парами, хотя попадались группы и побольше. Мужчины и женщины, улыбаясь друг другу, негромко переговаривались. Было заметно их странное оживление, необычная заинтересованность. Может, они собрались здесь, чтобы обсудить вопросы сексуального общения? Местные сидели вокруг больших плоских поверхностей, на которых теснились разнообразные тарелки с едой, разнокалиберная посуда для напитков.
   Не может быть! Они что, здесь совершенно открыто употребляют рэол?! Так вот от чего у многих так блестят глаза... Победительница высмотрела свободные места и церемонно усадила в кресло раздувающуюся от важности дикарку. Слишком уж она вошла в роль! Не нравится мне всё это...
   Стоило устроиться в креслах, как тут же из-под земли выросла молодая девушка в соблазнительно просвечивающейся полупрозрачной удлиненной куртке без рукавов. Кроме этой куртки, на ней ничего не было! Изящные ножки в маленькой блестящей обуви приковывали взгляд, широко распахнутая куртка предоставляла всем желающим возможность досыта любоваться мелькавшей в вырезе очаровательной грудью. Я почувствовал, как обтягивающая ткань на моих брюках стала набухать...
  
  
   ЭЛОС
  
   Изысканно вежливая служанка демонстрировала голограммы невероятнейших блюд. Такого разнообразия я не могла и представить! Ламен выглядел не менее растерянным. Парень с трёхсотлетним жизненным стажем просто остолбенел от изумления. Только моя могучая красавица была спокойна и по-прежнему уверенна. Широким жестом велела подать по пять видов самых дорогих блюд и напитков. Наш висящий в силовом поле столик приглушенно осветился нежно-зеленоватым цветом: появились закуски, салаты в причудливых тарелках, лёгкие вина. Позже их сменили несколько великолепных рыбных блюд, - и цвет прозрачной поверхности стола сменился на голубовато-белый. Роскошные кушанья из мяса подсвечивались розовым...
   И совершенно невозможно описать, насколько всё это было вкусно!
   Тем не менее, я находила мгновения, чтобы глядеть по сторонам. Здесь развлекались недурно. Никаких ублюдков-роботов, всем заведовали деликатные, интимно полуодетые красавицы. Мягко освещённый зал сооружён в форме сложной многоуровневой плоскости, колонны-восьмигранники облицованы зеркальной массой. Сияли желтовато-искрящиеся полы. Разноцветные пятна столиков заполнили все ярусы, но людей немного. Всё время звучала музыка. Порывистый ветерок из огромного, во всю стену, распахнутого окна, доносил солёный запах моря. Теперь мы были совсем низко, метрах в пятидесяти от пенящихся волн. Штормило, зелёная вода покрылась тысячами белых барашков. Едва заметный вдалеке, медленно шёл над водой какой-то корабль.
   Лёгкие вина сменились более крепкими. Наш "капитан" уже заметно оживился, опрокидывая рюмки. Взяв горящую рубиновым светом поилку, искусно украшенную резьбой, я покосилась на любимую.
   "Пей, но осторожно", - мысленно разрешила она.
   Напиток мгновенно разлился по телу живым теплом. Вскоре пришёл волчий голод. И это при том, сколько я уже съела!!
   После второго глотка мир вокруг стал куда ярче. Разрывая зубами мясо, я упивалась восхитительным соком и смотрела на сверкающую глазами Власту. Она осветилась широкой улыбкой:
   -Ну что, капитан, давно ли случалось вам так пообедать?
   Разомлевший Ламен потерянно развел руками.
   -Сознаюсь, каперанг, впервые... Впервые за триста сорок лет моей проклятой жизни, саккар её побери! Но как живут, стервецы! Нам такое и не снилось.
   Мужчина бормотал ещё что-то восторженное, но я уже не слушала. Отблески сияющей посуды отражались в зелёных глазах моей красавицы, на её лбу появилась очаровательная морщинка. Меня охватило неземное блаженство... Ответив долгим взглядом, Власта снова наполнила сосуды.
   В зале появились высокие, стройные девушки в коротких накидках из светящихся разноцветных нитей. Они шли плотной шеренгой, обнимая друг друга за плечи. Яркие лица сияли ослепительными улыбками. На секунду приостановившись возле фонтана, они внезапно и одновременно подпрыгнули, взмахнув в воздухе ногами. В момент прыжка нити накидок стали прозрачными, на мгновение показав зрителям, что другой одежды на танцовщицах нет. Светлые, тёмные, разноцветные волосы переливались непрерывным сиянием. Кожа девушек влажно блестела, их руки и ноги, рассекая воздух, чертили стремительные круги. Роскошные гривы полоскались, словно знамёна, извивались гибкие тела, мелькали бёдра и вздрагивали крепкие ягодицы.
   Выступление словно разбудило публику - сверкающие залы наполнились танцующими парами, изумлявшими ловкостью и красотой движений. Поражали великолепные платья, не менее роскошны были одежды мужчин.
   Наш пир продолжался достаточно долго. Удивляло, что я спокойно выпила немалое количество крепкого, куда больше Ламена. Он уже временами становился задумчив, а мне было лишь весело и радостно...
  
   ...Проснулась рядом с любимой, глянула вверх. Там, в зеркальном потолке, отражалась наша роскошная нежно-розовая постель. Огромная кровать необыкновенной эллиптической формы и утопающие в мягкой пышной поверхности тела. Лёгкое покрывало оказалось где-то в ногах. Сколько бы ни смотрела на Власту, никак не могла налюбоваться!
   Зелёные глаза распахнулись, сильная ладонь нежно коснулась моей груди. Заволновалось, участило ритм сердце.
   -Какое желание Вашего сиятельства я могу сейчас исполнить? - шутливо спросила Власта.
   Я пододвинулась к ней, спрятала лицо на широкой груди. Мы тесно прижались, сердца застучали в унисон. Соприкосновение тел подняло во мне волну глубочайшей нежности. Грудью, бёдрами, животом касаясь любимой, я горела от желания целовать, ласкать её всю - ладонями, губами, языком...
   Потом мы купались в океане, прыгая в волны прямо из той самой большой чёрной машины, зависшей в полуметре от воды. Я уже неплохо плавала, и удивлялась боязливой осторожности Ламена. Он почти не отдалялся от трапа и всё время крутил головой, неуютно чувствуя себя в естественном водоёме.
   Власта сказала - нужно снова надеть серые комбинезоны. Ожерелье и браслеты скрылись под одеждой. Сначала вошли в телепорт-кабину, потом долго ехали на движущемся тротуаре, потом просто шли. Часа три, не меньше. Забрались чёрт знает как далеко от фешенебельного центра. Ламен уже начал ныть из-за того, что мы оставили мобиль. В скромном магазине приобрели неброскую местную одежду.
   Эти районы были совсем другими. Зелени стало намного меньше, да и костюмы людей стали далеко не такими яркими и совсем не роскошными. Разного рода заведения не отличались ни размерами, ни великолепием. Это всё было явно предназначено для народа попроще. Магазины, клубы, прочие забегаловки предоставляли обычные для любого людского общества услуги: возбуждающие и расслабляющие вещества, секс, азартные игры.
   Мы зашли в неуютное помещение, где сидели десятка два местных, в основном мужчины. Тёмные шершавые стены, вдоль одной из них длинная витрина с яркими бутылками, тускло мерцали потемневшие от пыли зеркала. На экранах по периметру зала проплывали какие-то непонятные изображения, символы и знаки. Одежды посетителей без вычурности и изысков, в целом публика смотрелась довольно устрашающе. Самцы орали, жевали, наливались наркотическим пойлом. Звяканье посуды, шарканье ног и пьяные голоса сливались в невнятный гул. Явственно тянуло спиртным, запах был непривычно едкий, от него пощипывало в носу. Я тоже не имела ничего против выпивки, но сначала дело.
   Мы сели, из-под мощной руки Власты на столе появились три длинных сосуда чего-то лёгкого. Она незаметно посматривала по сторонам, потягивая освежающую жидкость из поилки. Здесь сразу бросалось в глаза, что ивариане живут в патриархальном обществе. Нигде не видно, чтобы мужское тело выставлялось на продажу, как товар, чего никак нельзя сказать о женском. Несколько девиц с ищущими взглядами и нарочито обнажёнными прелестями явно искали знакомства с кем-нибудь из клиентов, одетых получше.
   Прошло немало времени, вокруг уже не раз сменилась публика, но гул, вопли и хохот не ослабевали. Но вот я заметила, как дрогнули, сузились зрачки подруги. Власта приказала оставаться на местах, а сама двинулась к одному из новых посетителей. Мужчина неопределённого возраста. Худой, бледный. На крысиной морде бесстрастие и совершенная пустота. Подобные физиономии бывают у тех, кто не затрудняет себя размышлениями о понятиях "добро" и "зло".
   Власта села рядом с ним, заговорили. Точнее, сперва это был монолог. Потом мрачная личность оторвала глаза от поилки и зашевелила губами в ответ. Мало-помалу беседа стала почти оживлённой, если это слово было можно применить к флегматичному темпераменту сомнительного типа.
   Не отрывая взгляда от происходящего за столиком Власты, я заметила: приближается одна из полуодетых девиц неопределённого возраста. Скользнув по мне осторожным изучающим взглядом, игриво обратилась к Ламену:
   -Похоже, мальчик скучает?
   Так как "мальчик" принялся быстро покрываться красными пятнами и в ответ забормотал нечто невнятное, нахалка уселась рядом и взяла себе порцию спиртного. Что же этот самец не краснел, когда издевался надо мной на корабле? Вышвырнуть эту шлюху сейчас, или посмотреть, как дальше поведет себя бессмертный? Тем временем разговор Власты с мрачным типом закончился вполне мирно, и она пошла назад. Мои мышцы немного расслабились.
   -Кажется, мы где-то встречались... - девица в очередной раз поощряюще улыбнулась Ламену.
   В это мгновение за её спиной выросла внушительная фигура. Власта подмигнула мне и обратилась к нашему "капитану":
   -Недурно бы её трахнуть, правда?
   С этими словами Власта по-хозяйски запустила ручищу в вырез платья, скрывавший разве что соски, и принялась откровенно щупать увесистое содержимое. Ламен мгновенно побелел, я даже испугалась - грянется сейчас в обморок, как красна девица.
   -Надо же, грудь совсем как у настоящей женщины! - удивилась Власта.
   Проститутка игриво запрокинула голову:
   -Нравится? Могу предложить ещё кое-что, развлечёмся все вместе?
   -Вообще-то я с роботами не трахаюсь, так что извини, дорогуша...
   И я ушам своим не поверила, а бравый "капитан" и вовсе чуть под стол не сверзился. Чёрные глаза изумлённо округлились:
   -Как? ... Но ведь...
   Он вскинул сканер, и прибор подтвердил: перед нами не человек. Ламен выругался сквозь зубы, а я едва не расхохоталась!
  
  
   ВЛАСТА
  
   У того парня я кое-что узнала. Конечно, моя профессия не могла умереть за прошедшие столетия - ведь люди остались теми же людьми. Сверкающий фасад иварианского супергармоничного общества скрывал знакомые социальные патологии. Бледный был мелким представителем нашей породы: людей, живущих вне запретов и правил общества. Чем более либеральными становятся законы, тем больше разводится нашего брата. Однако, высокоразвитое технологичное общество по мере сил защищается от преступников. Потому-то на столичных планетах, как правило, преобладает мелкота... Этот выкачивал кредиты из торговли запрещёнными психостимуляторами. Вслух, естественно он ничего интересного не сказал, но его примитивные мозги дали мне пару названий этой дряни, цены, и что было уже лучше, имена ребят посолиднее.
   Забавно было видеть, как бессмертный девственник залился краской, стоило местной робопроститутке подсесть за наш столик. В достаточной степени вульгарная, модель вполне подходила для здешней публики. Элос, сверля глазами биоробота, настороженно подобралась, её мускулы налились, а кулаки сжались. Определённо, у девочки не складывались отношения с роботами!
   Попробовала наощупь груди жрицы любви, подивилась, насколько неотличимо её тело от человеческого. Тела ведь сейчас не дефицит... Плоть та же, вот только владеет ею не человеческий интеллект, а компьютерная программа. Поняв, что её услуги нам не нужны, проститутка убралась, не забыв прихватить поилку дорогого по здешним меркам напитка. Владельцы заведения не упускали малейшей возможности "потрясти" клиента - если не на интимных услугах, так хоть на лишней порции элга.
   В этом гадюшнике делать больше нечего. Я кивнула, и Элос с Теском поднялись. Немного поздновато - четверо местных парней уже шагали навстречу, их гнусные рожи не скрывали аналогичных намерений. Длинноволосый с татуировкой вокруг глаз, двое голых по пояс здоровяков и тот самый ублюдок с крысиной физиономией! Искоса поглядывая на нас, они торопливо шагали навстречу. Я подала сигнал "Оборона", дело шло к драке. Мы вышли на более свободное для маневра место возле стойки. Двое полуголых с каменными лицами застыли в паре метров от нас, а волосатый подошёл на шаг ближе. Боковым зрением я увидела - алкаши выбираются из-за ближайших столиков, унося подальше свои задницы. Похоже, такие спектакли здесь регулярно, по расписанию.
   Я стояла несколько ближе к противникам, и татуированный переглянулся с крысомордым:
   -Что это за дерьмо я вижу, Одди? Мужик прячется за бабу, как пятилетний ссыкун!
   Двое крепышей похабно заржали. Теск зашевелился сзади и сделал шаг вперёд. Оба парня тоже подвинулись поближе.
   Кабак примолк, в зале воцарилась напряжённо-выжидательная тишина. Все хорошо знали, что сейчас произойдет, и готовились насладиться зрелищем. Волосатый повернулся к столпившимся посетителям, картинно скрестил на груди руки.
   -Тут один пидор привёл нам шлюх в подарок! Сейчас, парни, мы все попробуем, как они умеют...
   Элос тенью мелькнула мимо, я даже не успела опередить её - через мгновение кулак девочки врубился болтуну в основание черепа. Патлатый поперхнулся, голова мотнулась вперёд, - и рухнул вниз лицом, сметая посуду, с грохотом ломая столики, проехал по полу метра два.
   Пользуясь всеобщим оцепенением, Элос подскочила к лежащему, одним пинком перевернула его на спину, с размаха нанесла сильнейший удар каблуком в промежность. Татуированный судорожно выгнулся, захрипел, изо рта поплыла кровавая пена.
   Только теперь очнулись те двое накачанных. Выпучив глаза, они ринулись на Элос, опрометчиво не обращая на меня никакого внимания. Я сделала шаг и ребром правой ступни раздробила коленный сустав ближайшему кретину. Громко хрустнуло, парень длинно завыл и завертелся на правой ноге, невольно закрывая собой второго "атлета". Но Элос в спортивном зале времени не теряла. Видя яростно надвигающегося здоровяка, она в прыжке отвесила ему под рёбра. Противник опрокинулся навзничь, покатились новые столы и стулья, а тут подоспела я, легонько добавив в ухо носком ботинка.
   Тем временем Теск и крысомордый прыгали друг против друга, размахивая руками и уворачиваясь от ударов. Неторопливо подойдя, я отстранила Ламена, легонько ткнула крысу кулаком в висок. Торговец сразу выкатил глаза, принялся хватать пастью воздух. Держа его за волосы, я сломала парню челюсть, добавив на закуску пару пощёчин. Голова моталась из стороны в сторону, по подбородку текла кровавая слюна.
   Публика ревела. На слух не понять, правда, яростно или одобрительно.
   -Братва! Патруль! - вдруг заорал кто-то от противоположной стены.
   Вся толпа с грохотом ломанулась на выход. Нужно было сматываться. Схватив крысомордого за волосы, я потащила его к другой двери. Оттуда шли двое в белых мундирах и блестящих касках, размахивая дубинками-парализаторами. Судя по грозному виду патрульных, от них тоже не приходилось ждать ничего хорошего.
   Можно, конечно, свернуть им шеи. Но хостер - то же самое, что и интерфейсный модуль. Экранировать передаваемую им информацию во время драки, мне, кажется удавалось. Но то, что мы были в данном конкретном кабаке - для спецслужб Ивари не секрет. И если тут образуются два трупа в форме, специально обученные люди легко докопаются до истины.
   Пришлось прочистить патрульным мозги. В результате они схватили торговца с крысиной мордой, тотчас же безвольно повисшего в их руках, а нам удалось проскользнуть мимо незамеченными.
   Элос и Теск, так ничего и не понявшие, торопливо шагали рядом по направлению к центру. Девочка возбуждённо дышала, её глаза довольно блестели на раскрасневшемся лице, а мысли выражали торжество. Капитан всё время думал: "Отчего это полицейские даже не спросили нас, кто такие?"
   Вернувшись в респектабельные районы, сменили одежду, вызвали мобиль. Мы снова богатые и праздные туристы. Неплохой обед. Отдых. Наступал вечер, пора было и поглядеть, на что способен наш капитан, тем более, что навязчивые сексуальные мечтания прямо-таки сыпались из него.
   -Капитан, кажется, вы не против развлечься с местными девочками?
   -М-м... - он неопределённо развёл руками, подумав: "А платить-то за эти самые развлечения у меня нечем..."
   Что ж, по крайней мере, честно.
   -Не волнуйтесь, капитан. Как говорится, я угощаю! Если, конечно, вам не помешает мой пристальный взгляд.
  
  
   ТЕСК
  
   Нечего было и говорить: угадала Победительница, что привлекает меня больше всего на этой планете! Единожды вкусив дамских прелестей, уже несколько десятков дней я был лишен возможности повторить свои опыты каким бы то ни было достойным образом.
   Касс отобрала у меня дикарку. Не просто затащила девчонку в свою постель, но и довольно успешно делала её разумным человеком. Как было теперь приказать Элос делать то, что мне было нужно? Своим подчёркнуто независимым, даже агрессивным поведением землянка ясно давала понять, на что я могу рассчитывать, попытавшись добиться от неё физической близости.
   А больше всего влечёт мужчину именно недостижимое! Потому, находясь на Спарелле, я постоянно разглядывал местных красавиц. Нет никаких сомнений: уж их-то идея физического контакта между полами не отвращает! Мне чудилось, что я вижу нагие тела фантастических див прямо сквозь вызывающе-сексуальную одежду. В заведениях, где мы ели, одежды на женщинах было ещё меньше, как будто они приходили сюда демонстрировать искусство местной телопластики. Временами я даже терял способность воспринимать вкус пищи, настолько заняты были мысли одним и тем же: я в окружении! Я окружен армиями алчущего женского тела!! Воображение рисовало самые разнузданные оргии...
   Однако я давно понял, что у спареллианского полового рая имеется и тёмная сторона. Мужчины, вступавшие в физический контакт с женщинами, постоянно заботились о них, прислуживали им, развлекали и ублажали, дарили подарки и вознаграждали сексуальную доступность сотнями других мыслимых и немыслимых способов.
   В зависимости от количества имевшегося у мужчин эквивалента стоимости.
   Что казалось совершенно непостижимым - подобная зависимость местным мужчинам, кажется, нравилась! Непостижимая логика. Ненормальное, во всём и везде извращённое общество... Здесь никто и не думал, например, поинтересоваться, каким путём Касс заполучила свой щедрый кусок "эквивалента". Преступница, пират, хладнокровный убийца, она автоматически пользовалась поголовным уважением ивариан! Допустим, прошлое Победительницы оставалось тайной. Но как всего-навсего карточка-хостер с внушительным счётом заставляла окружающих трепетать и пресмыкаться перед владелицей?!
   Я не пытался оспаривать необходимость различия в общественном положении людей. В зависимости от занимаемой должности, от жизненного опыта, меры ответственности, принятой тем или иным гражданином. Но чтобы вот так, просто: есть эквивалент - ты человек, а нет - тварь бесправная?! Как высокоразвитое общество могло оставаться столь безнравственным?!
   А мне если бы хоть немного этого самого эквивалента...
  
   И вот, после обеда, Победительница, с хрустом потянувшись, предлагает мне заняться этим-самым. Не с нею, конечно, такое ни одному мужчине не приснилось бы и в страшном сне! Едва сдержав проявления слишком бурной радости, я хотел намекнуть, что не смогу рассчитаться за такой подарок. Не успел раскрыть рта - она объявила, что станет смотреть. Странное желание. Да и саккар с нею, мне всё равно, пусть созерцает!
   Смутно, будто был совершенно пьян, помню, как Победительница вызвала двух великолепных девиц. Одна - огненно-рыжая, гибкая, казалась совсем ребёнком, но какие большие и красивые груди! Долгое воздержание привело к тому, что я отбросил приличия и овладел ею, лишь только она избавилась от мини-платья.
   Это было как в самом настоящем сне...
   Насытившись, блондинка принялась медленно двигаться под музыку, вращая ягодицами и сладострастно раздвигая бёдра. Рыжая целовала всего меня и не помышляла об отдыхе. Она так старалась, что я, глядя в полуприкрытые тёмно-коричневыми веками глаза, на неутомимые крепкие губы, тут же пробудился снова! А блондинка, стояла сзади, опустилась на колени и принялась путешествовать по мне своим нечеловечески длинным и упругим языком.
   Девицы поменялись местами. Теперь я оказался на спине, а обе они по очереди садились верхом, приседая и приподнимаясь... Потом одна из них, не помню точно, которая, лежала вниз лицом на постели и обвивала ногами мои бёдра. Я был то на правом боку, то на левом, они переворачивали меня на спину, целовали и ласкали.
   Мне показалось, что я вопил от наслаждения несколько часов...
  
  
   ЭЛОС
  
   Когда показался тот, с крысиной мордой, в сопровождении троих самцов, шагавших прямо на нас - сомнений не осталось: вылазка в район простолюдинов кончится дракой. Пришло время проверить, чему я научилась! Власта подала сигнал "Оборона". Приготовившись, я изучала врагов. Самым отвратительным был волосатый подонок с рисунком на роже. Он-то и вышел вперёд, видно был за главного. Татуированного перекосило мерзкой ухмылкой, бандит отпустил издевательское замечание в адрес "капитана", прятавшегося за широкой спиной Власты. Да, это ему не девчонку запуганную насиловать!
   Двое здоровых парней заржали. Несмотря на широкий оскал белых, крепких зубов, тупые морды были лишены какого-либо выражения. Тогда волосатый раскрыл свою вонючую пасть и принялся нарочито громко рассказывать остальным козлам, как он будет нас трахать!
   Ярость ударила мне в голову, а мой кулак - в голову этого скота.
   Потом всё было в замедленном темпе, будто при просмотре учебного фильма. Кретин дёрнулся и, падая, принялся сокрушать кабацкую мебель. Возбуждённые зрители заревели. Вместо толпы пьяных ивариан я вдруг увидела призраки прежних мучителей. Ненависть иглой пронзила мозг, я мгновенно оказалась рядом с лежащим на полу врагом. Увесистый пинок легко перевернул обмякшее тело на спину. Глядя в залитое кровью рыло, я замахнулась, согнув ногу в колене, с выдохом врезала каблуком в промежность. Голова и ноги подонка на мгновение дёрнулись кверху, тут же с громким стуком упав назад. Слева грозно надвигались ещё двое, нет, один уже упал. Подпрыгнув, я нанесла второму удар в печень. Он согнулся, и тут же Власта хлёстко добила его в основание черепа.
   Потом шагнула к "капитану", изображавшему драку с крысомордым. Отодвинула в сторону нашего храбреца. Из-за спины не было видно, что произошло, только вдруг местный отчаянно захрипел. Здесь всё ясно.
   Оглядев лежащих, я подняла взгляд на остальных ублюдков, сгрудившихся возле стены. Кое-кто попятился. Перебить бы их всех... Ненавижу!
   Но Власта скомандовала обороняться, а не атаковать...
   -Патруль! - завопили сзади.
   Словно зайцы, зрители бросились вон, отталкивая друг друга. Власта кивнула на противоположный выход и зачем-то поволокла туда одно из бесчувственных тел. Теперь эта харя уже не напоминала крысу, скорее тщательно отбитый антрекот!
   Навстречу шагали патрульные. Я приготовилась драться, но почему-то стражники нас в упор не заметили. Власта толкнула им избитого крысоморда, и этого оказалось достаточно.
   Вышли.
   На улице пронзительно сверкали огнями два красно-белых экипажа. Как ни в чём ни бывало, Власта медленно прошествовала мимо сидящего в одном из мобилей человека в униформе. Я любовалась ею: надменная осанка, чеканный профиль, прямой хищный нос и упрямые губы.
   Никто нас не преследовал, и мы спокойно удалялись.
   Но всё-таки жаль, что нельзя было кого-нибудь убить...
  
   Вскоре после обеда Власта предложила капитану провести время с местными девицами. Вот уж что было совершенно непонятно! Чего ради расходоваться на это трусливое насекомое?
   В комнатах появились девушки. Они сразу же разделись, и капитан занялся той, что поменьше. Потом присоединилась другая. Облизывали его не меньше трёх часов, выжав насухо, до капли.
   Не скажу, что зрелище доставило мне удовольствие, а вот зелёные глаза любимой неотрывно следили за происходящим... Внутри зашевелилось противное гадкое чувство, было неприятно, что она может ТАК смотреть не только на меня. Возникло желание немедленно уничтожить всю троицу, копошившуюся перед нами... Не успев понять, как напряглись мышцы, вытянула правую руку, стиснув большой и указательный пальцы. Тренировки не прошли даром, от мысли до движения прошли, наверное, доли секунды... Но оружия не было, а потому оргия спокойно продолжалась.
   Я осторожно покосилась на Власту. Похоже, предательское движение осталось незамеченным. Всё так же, выставив вперёд тяжёлую челюсть, она наблюдала за вакханалией. Я сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Не помогло. Принялась вспоминать устройство двигателей "Хеллы", звёздные координаты Спарелла, диаметры планет этой системы, температуры и составы атмосфер, ещё всякую всячину.
   В конце концов, капитан насытил плоть, и троица направилась в бассейн. Игривый смех рыжей показался мне серебряными колокольчиками, звучащими откуда-то издалека. Она была недурна...
   Глянув в окно, с удивлением заметила, что в тёплом чёрном небе уже висит матово-розоватый Руммок. Не в пример Луне, оба местных спутника давали совсем мало света. Потому даже безоблачное бархатистое небо всегда казалось загадочным, тёмным, резко контрастировало с расцвеченным сотнями огней, огоньков и мелких искорок морем. Тут и там, уходя к горизонту, за сияющими большими яхтами, прогулочными катерами и лодками по воде тянулись безумно красивые фосфоресцирующие дорожки.
   Вся здешняя природа располагала к отдыху и безмятежному покою.
   Мало-помалу успокоилась и я.
  
   На Спарелле мы пробыли ещё несколько дней. Посетили два других города - громадные скопища цилиндров, сфер и разнокалиберных ячеек-модулей, также стоявших посреди океана. Видели многие сотни великолепных улиц-садов, балконы и террасы, заросшие пышной зеленью спирали и пандусы переходов.
   Бывали в сияющих залах без крыши длиною несколько сотен метров, где среди пламенеющих цветов свободно размещались несколько тысяч гостей. Мягкое ночное небо с мириадами звёзд смотрелось просто божественно! Воздух заполняли свежие ароматы и чарующая музыка, струившаяся из каких-то таинственных источников.
   Под мерный шум прибоя мы бродили по золотистым пескам пляжей, переходя с островов на мели и рифы по ажурным и невесомым мостам. Опускались в изумрудные морские глубины на подводных судах и просто так, с дыхательными аппаратами. Часами наблюдали сказочное царство, заросли разноцветных водорослей, колыхавшихся среди скал. Мириады рыб и разнообразных морских животных, заросли палевых и белоснежных кораллов в прохладных лабиринтах. Выходили на берег по поднимавшимся из воды белокаменным лестницам, любовались великолепными статуями и картинами в прекрасных дворцах, стоявших среди воды уступами, один над другим...
  
   Бесшумно закрылся люк корабельного катера, вместо роскошных одежд на нас снова простые комбинезоны. Прощай, сказочный Спарелл! Первая моя планета. Прекрасная и загадочная жизнь, великолепные отели, бары, рестораны, бассейны и парки, театры и улицы-сады.
   Любимая кивает на пилотское кресло. Это впервые, раньше я "летала" только на тренажёре. Устраиваюсь поудобней, подключаюсь к МК в качестве пилота. Мои пассажиры готовы. Слегка волнуясь, приподнимаю руки и чувствую, как катер оторвался от поверхности, взмывая в голубое утреннее небо. Оранжевый диск звезды показался из-за горизонта. Внизу остались парящие на небольшой высоте сотни букашек-мобилей, остался весь нереальный для меня, как сон, Вамдер-первый с его воздушными шпилями и гроздьями модулей, с его хитросплетением пандусов, тротуаров и монорельсов...
   Скорость регулируется напряжением мышц. Откинувшись в кресле и стиснув кулаки, я выжимаю из двигателей все их немалые силы. Ускорение глубоко вдавило в кресло. Потемнело в глазах, изображение планеты на секунду слилось в беспорядочные переливы пастельных тонов, потом в сплошные линии и провалилось далеко вниз. Тёмно-синее небо вокруг быстро чернело. Развеивались в туман, таяли последние остатки атмосферы, всё ярче разгорались звёзды. Чернота космоса заключала нас в свои вечные объятия. Коротко глянув на Власту, я заметила на её губах счастливую улыбку.
  
   Моя неугомонная воительница замыслила ни много, ни мало - революцию во всей Онискианской системе. Я не была ещё там. Но, изучив эту цивилизацию, пришла к выводу: восторгаться нечем. Большинство "выдающихся открытий" после 8800 года, в течение почти четырёхсот пятидесяти лет, приходились на долю параматематической теории человека. Само собой, не человека, как индивидуальности, а человека, как "общественной единицы". Это позволило, наконец, сделать общество стабильным и легко управляемым. С формальной точки зрения они, может быть, и добились прогресса.
   А фактически? Средства социальной организации по-прежнему применялись не для того, чтобы сделать людей лучше. Не для того, чтобы перестать, наконец, воспроизводить из века в век дикарское соперничество и научить тех, кто привычно называет себя разумными, созидательному, творческому сотрудничеству! Хорошо просматривались знакомые ещё по Земле черты рабства. Всего лишь завуалированного, по-иному "упакованного", но не ставшего оттого менее жестоким и разрушающим судьбы. Рядовой онискианец превращён в этакого идиотика с промытыми мозгами, с рождения пропитан сознанием необходимости подчинения "общественным механизмам саморегуляции". И если б предоставили подлинную свободу, такой биоробот и не знал бы, что с нею делать.
   Но общественные науки Ониска не всё учли. Такие неприятности, как Власта Касс, были науками совершенно не предусмотрены!
   Ивариане жили несравнимо свободнее онискианцев, но - увы, далеко, не все, и даже не большинство. Как всегда, люмпены-маргиналы не в счёт, жизнерадостное и счастливое общество их существования просто "не замечало". В системе Ивари точно так же не было и малейшего намёка на фактическое равенство стартовых возможностей. И там неизменно воспроизводились, словно кем-то нарочно законсервированные, примитивно-иерархические формы межличностных и общественных отношений.
   Правильно говорила Власта: у какой бы звезды не жил человек, он всё равно останется скотиной, способной лишь подчинять или подчиняться. Третьего не дано. Почему же мнит себя стоящим выше животных? Ведёт себя точно так же, как зверь - всегда ищет место в стае, свою ступеньку на лестнице, чётко разграничивая - кому вилять хвостом, а на кого скалить зубы. Поэтому извечна покорность овец правящим ими шакалам...
  
  
   Глава 13. СИНУСОИДА ЭВОЛЮЦИИ
  
   ВЛАСТА
  
   В мыслях у "капитана" одни кабаки да девки... После знакомства с благоденствующими иварианами и отдыха на курортном Спарелле просто необходимо окунуть моих туристов в мир противоположный. Я остановилась на Даммере.
   Индустриальная цивилизация, милитаристское общество, тотальный контроль спецслужб - такими я знала даммерийцев шестьсот с лишним лет назад. Парни достаточно крутые, чтобы продемонстрировать Ламену: патриархальные миры тоже могут быть тоталитарными, и современный Ониск далеко не самая жуткая в Галактике дыра.
   Даммер далековато. Даже и по современным меркам - целых три месяца хода в гиперпространстве. Шутка ли, перемахнуть на другой конец Галактики! Но будет время как следует подготовиться: не стоит соваться к даммерийцам такими разомлевшими после Спарелла.
   Я почти не меняла программу тренировок, только добавила к полётам на тренажёре катера практику по космонавигации. Передавала Элос максимум своих знаний. Она уже могла постоять за себя, да и капитан кое-чему научился. Теперь не было необходимости заниматься ежедневно. Каждые четыре дня мы стали устраивать выходной.
   Мне захотелось изменить пейзаж вокруг бассейна, и теперь всё это выглядело океанским побережьем. В небе реяли белые птицы, водная стихия перед нами казалась безграничной. Пенящиеся волны, шипя, мерно накатывались на белый песок, и были неотличимы от настоящих. Часами валяясь на пляже, мы позволяли себе выпить и побольше поесть. Ну и конечно, находили достаточно времени для забав плотских.
   Бедняга Ламен всё время комплексовал от своего одиночества. Посоветовавшись, мы с Элос решили взять для него какую-нибудь девушку с нецивилизованной планеты. Землянка обещала проследить, чтобы "капитан" обращался с нею подобающим образом. Я дала "Хелле" задание сообщать об обнаружении на нашем пути необследованных планет 1 класса.
   Целый месяц было тихо, только на пятьдесят первый день хода от Спарелла "Хелла" обнаружила первую подходящую планету. Система даже не имела собственного имени, хотя располагалась не так далеко от Ониска. А планетка оказалась маловата, всего полторы тысячи километров диаметром. Даже если бы там и жили антропоморфы, наше тяготение стало бы для них непереносимым. Другие две планеты находились на слишком ранних стадиях эволюции. И только в конце пути мы наткнулись на что-то подходящее. Эта была девять тысяч кэмэ - немного побольше Ониска.
  
   Катер выплыл из ангара, мы принялись разглядывать семь больших зелёных континентов среди океана. По традиции право назвать планету принадлежит младшему члену экипажа, и я сказала об этом Элос.
   Лихорадочный блеск глаз выдал нешуточное волнение подруги. Тряхнув густой чёрной гривой, произнесла:
   -Называю эту планету "Хлоя".
   Имя её пропавшей сестры. И я вспоминаю свою Анне...
  
   Входим в атмосферу, снижаемся. Идём точно по экватору на небольшой высоте, сканеры настроены на частоту биоизлучения антропоморфов. Бескрайние джунгли, поросшие сочной зеленью скалы, увенчанные на вершинах камнями. Зеркально чистые озёра и реки. Деревья - белоствольные великаны с густыми кронами. Красота...
   Я давно заметила: красота мира прямо зависит от того, насколько активно в нём проявил себя человек. И пока цивилизация ещё не достигла хотя бы зачаточного уровня, на планетах царит гармония.
   Проходит три часа - машина сообщает: "Обнаружены антропоморфы". Делаем круг, рассматриваем мечущихся в ужасе туземцев. Стазис-поле мгновенно накрывает стаю, все замирают, словно манекены в магазине. Тем не менее, мы выходим, прикрывшись энергополями. Рядом летит робот-разведчик, готовый оценить здоровье нашего будущего приобретения. Ламен без особого восхищения разглядывает стоящих, сидящих, лежащих тут и там, прямо на глинистой почве, грязных аборигенок. Элос наслаждается своей новой ролью "богини" и сожалеет, что её не видит никто из этих существ.
   А я, особенно не церемонясь, переворачиваю "спящих" женщин, срываю с них жалкое подобие одежды, чтобы лучше рассмотреть тела. Аборигены страшно худы, малорослы. Кожа коричнево-красного оттенка. Но самое печальное в том, что у молодых девушек грудь практически отсутствует, а у женщин постарше уже висит! Перебрав десятка четыре, постарались выбрать наилучшую из имевшихся женщин. В общем-то, всё равно, какое мы привезём тело, не зря же изобрели телопластику. Вот как-то я про неё забыла...
   Робот сообщил, что выбранная нами молодая особа уже беременна, правда, срок всего несколько дней. Привлекла более светлая, чем у других, кожа девушки, и её рост - повыше соплеменниц. Разведчик не обнаружил особо опасных инфекций, однако, я предпочла соблюсти правила и приказала пока изолировать аборигенку. Захватив тело силовым полем, робот понес её на катер. В последний момент я велела прихватить вторую девчонку. И тут же поймала возмущённую мысль Элос: "Это что, замена мне или начало гарема?!"
   Подруга закусила губу, переменилась в лице. Смуглокожая, она посерела, как мертвец. Бешено раздувая ноздри, сверкала дикими чёрными глазами из-под густых бровей. Ствол её бластера смотрел точно в лоб спящей аборигенке.
   -"Это ни то и ни другое, Элос", - тотчас же мысленно ответила я, -"Это рабыня. Моя и твоя рабыня. Если у Ламена будет рабыня, отчего у нас её не должно быть?"
   Секунду помедлив, Элос опустила оружие. Злобно пнула ботинком подвернувшийся камень и длинно выругалась.
   Ламен удивлённо покосился на неё, ничего не понимая.
   Вернувшись на "Хеллу", я дала машине изучить тела обеих хлоянок. Потом "капитан" сконструировал тело для своей девушки. Получилось не так уж плохо: симпатичное лицо, полные чувственные губы и красивые большие глаза, затенённые пушистыми ресницами. Но при этом слишком пышные формы и непропорционально большая грудь.
   Пока обеих девиц, ещё в старых телах, ментоскопировали и обучали языку, я предложила Элос создать новый облик для нашей девушки. Она ещё дулась на меня, но всё же согласилась. Результатом творчества Элос стало до изысканности красивое тело! Откуда у деревенской девчонки такой вкус? Творение Ламена отличалось от этой как дешёвая шлюха от изысканной куртизанки. Мы просмотрели запись памяти обеих дикарок. Ничего, что мы бы не ожидали, не обнаружилось. Одной было тринадцать условных лет, другой - четырнадцать. Убогие жилища, скудная еда, примитивное животное существование. Стадия зарождения племён.
   Девушки уже усвоили онискианский - те слова, значение которых были в состоянии понять. Мы решили, что говорить от нашего имени будет Элос, как младшая. Хлоянки полулежали в энергополях кресел, когда мы появились перед ними. Первобытным ужасом плеснулись их смятенные мысли, перепуганные девицы беспокойно заёрзали в креслах.
   Поняв, что они назвали нас "мгала", что означало на их языке "боги", я передала это Элос. Взмахнув ресницами и сузив свои чёрные глаза, она загремела холодно и властно. Так громко, что вздрогнул даже Ламен.
   -Мгала выбрали вас, чтобы сделать своими рабами! Мы дадим вам новые тела. Ты, - она показала на высокую, - будешь такой (коснулась сенсора, вызвав изображение). А ты, - она махнула рукой в сторону маленькой, - станешь выглядеть так...
   В полуобморочном состоянии, на дрожащих и подгибающихся ногах, девушки вышли вслед за Ламеном. Машина уже изготовила новые тела, можно было производить трансплантацию. После завершения этой, внешне несложной операции, Элос неотрывно наблюдала, как оторопевшие дикарки потрясённо щупали новые груди и бёдра. Видимо, вспоминала свои ощущения. Тем временем я успокаивала хлоянок, боясь, как бы от потрясения не пострадал их слабый рассудок.
   Ламен назвал свою Бэнджи, а вторая стала Наки. Прошло несколько дней, и Ламен уже водил следом девицу, всячески пользуясь ею, как только для этого появлялась хотя бы малейшая возможность. Обе жили в крохотных кладовых, как когда-то Элос. На маленькой яхте с почти "семейным" экипажем мы могли расслабиться и не стали обременять малышек какой-либо одеждой. "Хелла" получила приказ рассматривать хлоянок как существ неразумных. Это означало для них полную невозможность контактировать с М-координатором, они не могли даже открыть какую-нибудь дверь.
   Элос смертельно боялась, что Наки станет соперницей в постели, хотя внешне этого не показывала. Только в мыслях я могла прочесть её тревогу.
  

***

  
   "Хелла" вышла в пространство над плоскостью планетных орбит Даммерийской системы. В эфире царила необычная тишина. Я было подумала, что управляющий компьютер ошибся, и мы не туда попали, но знакомые планеты выглядели точно так же, как и в старом добром Атласе.
   Я узнала оранжевый Амбэр, серовато-зелёный Окли и окружённый лишь несколькими орбитальными станциями столичный Тонгт. Отчего здесь такое безмолвие? И ни одного корабля. Ни на экране, ни на сканерах дальнего обнаружения! Скомандовав дать максимальную мощность силовому полю, я послала вызов по всем каналам связи. Шли секунды, затем минуты. Ни единого звука в ответ...
   Мы подошли ближе, увеличение экранов позволило рассмотреть истерзанные безжалостным временем корпуса станций. Двигатели ориентации ещё поддерживали орбиты, но в остальном эти монстры, похоже, были мертвы.
   Внезапно в динамиках залаял металлический голос, повторявший одну и ту же фразу на даммерийском. Через несколько секунд "Хелла" справилась с переводом, но было несколько поздновато: распахнулись оружейные люки ближайшей станции, и... одна-единственная ракета устремилась навстречу. Я не стала перехватывать управление боем. М-координатор среагировал мгновенно, через долю секунды вместо движущейся на экране точки блеснула вспышка.
   А в космосе продолжало звучать: "Вы нарушили границы Даммерийской системы! Вы нарушили границы Даммерийской системы! Вы нарушили границы Даммерийской системы!..."
   Каким ещё сволочным сюрпризом порадует станция? Я приказала "Хелле" уничтожить железку. Две небольшие ракеты, выпущенные яхтой, ушли к цели. Мы наблюдали, как они развернулись, обходя станцию с противоположных сторон. Потом сманеврировали, уходя от ударов проснувшихся-таки лазерных пушек. Большой клуб огня вздулся на том месте, где висел злополучный спутник. Грязно-бурое облако и разлетающиеся обломки довершали картину. Можно было опускаться. Заняв орбиту уничтоженной станции, "Хелла" осталась в состоянии боевой готовности.
   Теперь катер повела я. Но ухищрения маневрирования оказались ненужными - никто не пытался атаковать. Сквозь плотную облачность сканеры увидели на поверхности тянущиеся сотнями километров сплошные развалины. Спустившись до высоты максимально эффективной работы сканеров биоизлучения, мы поняли, что после катастрофы, постигшей Даммер, прошло много лет. Радиация ослабела, бурно развилась растительность. Сохранилась и жизнь - среди буйных зарослей что-то бегало и прыгало. Но это были лишь животные.
   Однообразный полёт немного утомил нас. Голосом я приказала увеличить скорость до сверхзвуковой. Катер пошёл быстрее, и я хорошо представила, как ударная волна на такой высоте сметает с поверхности всё, что там осталось. Людей по-прежнему не было. Вот, наверное, то же самое в своё время произошло и с Варпом...
   -Капитан, а как сейчас Варп? Живёт уже там кто-нибудь?
   Ламен оторвался от созерцания экрана, остановил на мне свои бархатно-чёрные глаза, секунду подумал:
   -Да, живут, уже около полутора сотен лет. Разгребают вот такие же самые каменоломни, восстанавливают планету.
   -А после войны там остались выжившие? - задала Элос вопрос, вертевшийся у меня на языке.
   -Могу сообщить информацию, - зазвучал голос М-координатора. -На Варпе в 9087 году были обнаружены три независимые колонии выживших людей. Общая численность - 834.502 человека. Стадия развития общества - феодализм. Экономика - сельское хозяйство и средневековое ремесленничество. Ядерную катастрофу пережили находившиеся в убежищах на глубине более 30 метров, оборудованных установками регенерации воздуха, воды, замкнутым циклом производства пищи.
   -"Хелла"! - обратилась я к компьютеру корабля через машину катера, -Сделай прогноз вероятного местонахождения колоний выживших на Даммере на основании данных о Варпе.
   Мы принялись медленно осматривать указанные МК районы. Сканеры биоизлучения по-прежнему глухо молчали. Внизу лежала обезлюдевшая планета. Коллективное самоубийство этой цивилизации, кажется, оказалось успешным.
   Кроваво-красная даммерийская звезда, огромная, словно распухшая, но подозрительно тусклая, валилась за горизонт. Пятна и полосы покрывали огненную сферу, тянулись толстые плазменные хвосты, свивавшиеся хищными кольцами и создававшие впечатление агонии. Слева по ходу катера без конца и края тянулась унылая гладкая равнина моря, тоже красного в лучах заходящего светила. Справа, почти на высоте нашего полёта, поднимались мрачные скалы. Горная стена казалась отвесной и слегка изгибалась в сторону моря. По всему темнеющему горизонту плясало красное зарево.
   "Чёрт побери, местечко не назовёшь уютным", - подумала я.
   На широком чёрном берегу светлели непонятные пятна. МК укрупнил изображение, и мы увидели порыжевшие от времени полурассыпавшиеся горы металла, бывшие когда-то боевыми машинами. Груды выбеленных временем костей...
   Звезда скрылась за горизонтом, и тут мне пришло в голову осмотреть поверхность в инфракрасном режиме. В этих широтах было довольно холодно и если на глубине кто-то живёт, вентиляционные шахты должны излучать тепло. Переключив режим экрана, мы набрали высоту. Чувствительность сканеров к инфракрасному излучению была много выше, чем к биоизлучению антропоморфов. Вот тут всё и стало на свои места. Три пятнышка на фоне однотонной поверхности! Элос издала радостный возглас.
   Я посадила катер возле ближайшего пятна. Со всеми предосторожностями в виде силовых полей, оружия и четырёх роботов-разведчиков, мы выбрались наружу. Инфракрасное пятно оказалось отверстием в почве между валунами, забранным проржавевшей решёткой с прутьями толщиной в руку. Вниз уходила глубоченная шахта. Мы располагали антигравитаторами, но альпинизм, а тем более, спелеология, не были теми видами спорта, о которых я с детства мечтала.
   А лезть надо.
   Вначале, конечно, туда пошёл разведчик. Мы вернулись на катер, уставились в виок. Изображение здоровой деформированной шахты круглого сечения диаметром метра четыре. Торчащая ржавая арматура, отколотые куски бетона. Сюрпризов, кажется, никаких. Труба шла вниз почти отвесно, и только на отметке 22 метра разведчику пришлось преодолеть преграду в виде фильтров и давно развалившихся на куски насосов.
   Проделав в груде ржавчины проход, шар двинулся глубже. Теперь шахта пошла под углом 45 градусов к поверхности. Ещё метров двадцать - и в трубе обнаружилось что-то новенькое. О, да это скелет антропоморфа! Следом за ним начался многометровый завал из обломков бетона, мусора, камней. В конце концов, разведчик пробил дорогу, справившись со всеми препятствиями. Последним оказалась такая же, как и наверху, металлическая решётка.
   А прямо за ней - перекошенное гримасой ужаса человеческое лицо!!!
   Оно принадлежало крепкой, широкоплечей девушке лет шестнадцати, совершенно не похожей на круглолицых и пучеглазых даммерийцев. Скорее она напоминала измождённую, одичавшую онискианку. Длинные спутанные волосы грязными прядями занавешивали впалые щёки. Лицо несколько портил огромный старый шрам, тянувшийся от левого глаза до скулы, и корка запекшейся крови на верхней губе.
   С раскрытым ртом, совершенно оцепенев, она изумлённо разглядывала висящего рядом разведчика. Он, похоже, привлёк её внимание шумом, когда расправлялся с завалами. Одежды на девушке не было. Её грудь, вся в недавно подсохших ссадинах, трепетала от частого дыхания.
   Теперь перспектива лезть через многометровую трубу уже не казалась мне столь отвратительной...
  
  
   ДЭФА
  
   Как всегда, сознание вернулось вместе с болью. Прошло немало времени, прежде чем я смогла открыть глаза. Неимоверным усилием перевернула вдруг ставшее чужим, непослушным, тело на живот. Ощутила кожей колючую бетонную крошку. Руки и ноги, плечи, спина, ягодицы- всё болело так, что я едва не провалилась в небытие снова. Боль равномерно расплывалась по всему телу, но сильнее всего я чувствовала её в голове. Пошевелила руками и ногами - кажется, кости пока целы, хотя болят совершенно невыносимо.
   "Сволочь!!!", - выплюнула я ругательство сквозь пересохшие губы, и удивилась - как до неузнаваемости охрип мой голос...
   На секунду стало чуточку легче. Жаль, я не успела вырвать этой скотине яйца! Лирг приказал полицейским бить меня Чёрными Змеями, а чтобы я не вырывалась, четверо холуёв встали мне ногами на запястья и лодыжки. Все свои силы я собрала, чтобы не кричать. Не дать ему удовольствия насладиться моим унижением. Скрипела зубами, кусала губы, пока перед чернотой закрытых глаз вспыхивали клубки искр от ударов. Не знаю, удалось ли мне вытерпеть это молча. В конце концов, отключилась.
   И вот, я в Регенераторной. Что ж, этого следовало ожидать. Командир терпел мои выходки, пока я была дочерью Доктора. После смерти отца Лирг не дал мне и одной Вахты покоя. Но сначала им надо было меня поймать!
   С далёкого детства, с тех пор, когда люди объяснили, что думают о моей внешности, я училась давать сдачи. Единственной подругой за всю жизнь была Окли. Да и то потому, что она отличалась от остальных не меньше меня. Моё "уродство" было видно сразу - огромный рост, узкое, угловатое лицо с вывернутыми губами и торчащим вперёд подбородком, глубоко запавшие маленькие глазки, обросшие густым чёрным волосом на веках и коже лба над глазами (кстати, копия внешности моего отца).
   Окли с первого взгляда от людей не отличалась. Круглое лицо, глаза большие, выпуклые и безволосые. Тонкие губки, мелкие черты лица, как и у каждого человека. Вот только то, что нормальной девочке полагалось иметь между ног, у Окли было несколько необычным. Мягко говоря. Потом я имела возможность изучить её анатомию в подробностях. Это была часть женского органа и часть мужского в едином целом. Неглубокое влагалище увенчивал напоминавший мужской член довольно симпатичный отросток сантиметра четыре длиной. Отец называл это "мутация", а все остальные люди - отвратительным уродством. О нас так и говорили: "вот идут уроды". Говорили шёпотом, потому что, если кто-то из нас слышал, обе тут же бросались на обидчика.
   В детстве это кончалось разбитыми носами и расцарапанными коленками. А потом всё стало несколько сложнее. Молодые парни лет с девяти сбивались в банды, и справиться с такой сворой нам даже вдвоём было тогда сложновато. Вообще, выжить в Базе непросто: взрослые сильные мужчины не собирались ограничивать свой рацион жалким Пайком Командира. А потому люди практически никогда не умирали от болезней. Как только мужчина, хоть на короткое время, терял способность защищаться - он сразу же становился лёгкой добычей. Первый же здоровый, заметивший слабость другого, немедленно нападал на него, разбивал голову и волок тело в нижние уровни. Потом в коридорах находили отполированные зубами кости. Та же участь постигала постаревших.
   Женщинам приходилось несколько легче. До того возраста, пока у мужчин сохранялся к ним интерес, они могли ничего не бояться. Слабый пол даже имел закреплённое Уставом преимущество: мужчина должен был отдавать половину суточного Пайка женщине за её благосклонность!
   Конечно, имевшей неосторожность оказаться в коридорах после Вахты не стоило рассчитывать на полпайка...
   Детей до десяти лет тоже охранял Устав. Молодые ребята выживали, объединяясь, только так они могли себя защитить. Мы с Окли из этого красивого расклада выпадали напрочь.
   Уже в детстве стало ясно, что как женщинами, нами никто не заинтересуется. Разве что банды подростков-насильников. Стало быть, стукнет десять лет - и останутся от нас одни косточки для Регенератора.
   Отец, вовремя поняв опасность, принялся делать из меня бойца. Пользуясь властью Доктора, нашёл мне лучших учителей. С восьми лет и до вчерашней Вахты, когда больное сердце отца остановилось, я тренировалась, тренировалась и тренировалась. По три-четыре часа каждую Вахту с учителями, а после этого - в коридорах...
   Помогло, что уже в восьмилетнем возрасте я достигла роста взрослого человека, и продолжала бешено расти! В прошлом году я нацарапала последнюю отметку на стене - 180 сантиметров! Отец был почти так же высок. После этого Бог, кажется, услышал мои молитвы, и расти я перестала. Соответствующая сила, нечеловечески длинные ноги и руки дали мне серьёзные преимущества. Окли и прибилась-то ко мне из-за моей репутации первой драчуньи.
   Отец бывал часто занят, книги, все четыре, я давно выучила наизусть. Нужно было с кем-то общаться, а дети шарахались, как от прокажённой. И когда Окли заговорила со мной, я была счастлива! Плевать, что она не как все, ведь и я не лучше. Долгие часы мы проводили вместе. Окли была совершенно тёмной, как и остальные. Не умела ни читать, ни писать. С раскрытым ртом слушала рассказы о космосе, о планетах и звёздах...
   Откровенно говоря, и я сомневалась - есть он, космос, в самом деле? Или это просто одна из сказок отца, утешавшего таким образом свою неудавшуюся дочь? Для нас обеих, никогда не видевших ничего, кроме коридоров и комнат, рассказы о том, что далеко наверху существует мир без потолка и стен, казались совершенно невероятными. Разве могут растения быть не в Оранжерее, а прямо на полу? Откуда они там берут воду, за что цепляются корнями? И как люди могут ходить по еде - такому богатству - грязными ногами?
   Сказки отца были невероятны, но до ужаса красивы. От одной попытки представить такой просторный и необъятный мир кружилась голова.
   Мы взрослели. Я учила Окли умению защищаться. Когда нам стукнуло десять, отец раздобыл большой мужской нож с широким, толстым лезвием. Учитель Ханк объяснил, как приделать к рукояти ремешок. С той Вахты и до вчерашней я ни на секунду не снимала этот нож с запястья. Сколько вражьих глоток перерезало это лезвие, сколько вспороло животов! За шесть лет ни одному мужчине не удалось справиться со мной в честном бою. Зато я не раз ела мясо моих врагов.
   Ничего вкуснее Мяса Победы и Сока Любви не бывает на свете! Два незабываемых ощущения, два неповторимых вкуса. Убив своего первого врага, я подарила его нож Окли. И до этого мы пробовали заниматься любовью, но тогда она шепнула: "Хочешь, я буду твоей на всю жизнь?" Конечно, я сказала "Да".
   А вчера они убили её. Подло, бесчестно. Сколько же их было? Не меньше полутора десятков. Нарушив Устав, полицейские напали все разом, из-за угла. Схватка была долгой и жестокой. Мы встали спиной к спине и почти сразу трое врагов были готовы для Регенератора. Потом они навалились со всех сторон, и мы успевали лишь отмахиваться ножами, полосуя руки и ноги. Раненые отползали, а откуда-то появлялись новые холуи Лирга. Я расшвыривала врагов, их крысиная кровь струилась по моим рукам, и ступни скользили в лужах этой крови. Ещё четверым я раскроила горло. А потом, в неразберихе, кто-то подобрался снизу. С яростным криком упала Окли, и больше я её уже не видела. Я тоже простилась с жизнью, но крысам не приказывали меня убить.
   Оглушив, они отобрали мой нож и всей толпой принялись избивать. Изловчившись, я как следует ткнула одного ногой в живот, другого кулаком чуть пониже. Рухнув на пол, оба корчились от боли. А кто-то со всего размаха пнул меня под рёбра. Такое ощущение, что в коридоре кончился воздух! Мне удалось ещё лягнуть одного прямо в морду. Он умылся кровью, а я в это время достала второго в живот. Но зверский удар по затылку чем-то тяжёлым отбросил меня к стене. Густое и липкое текло на шею. Это уже моя кровь. Несколько раз пыталась подняться, но безуспешно: куда бы я ни повернулась, всюду ждал пинок...
   Потом откуда-то злобно прохрипел Лирг:
   -Прекратить! Тащите её ко мне!
   Под аккомпанемент угроз, перемешанных с бранью, меня волокли по коридорам, потом распяли на полу вниз лицом и долго били, только теперь уже не просто кулаками или ногами, а длинными Чёрными Змеями. Мерзавец Лирг, с удовольствием играя роль властелина жизни и смерти, то и дело приказывал полицейским останавливаться, задирал мне голову за волосы и сочно плевал в лицо...
   -Ты никогда не будешь Доктором, паршивая тварь! Я буду жрать твое мясо, и хохотать над твоей глупостью! Жалкая уродливая шлюха никогда не станет Доктором Базы!!!...
  
   Много раз я думала о смерти - она ведь всё время ходила рядом. А мысли о прекрасных мирах и сознание того, что если и существует место, где трава растёт под ногами, то мне там никогда не побывать, оптимизма не прибавляли. Никогда не увидеть, не понять по-настоящему, что такое небо, звёзды... Иногда я даже завидовала остальным. Тем, кто не слышал о другой жизни, кто уверен, что иначе существовать просто невозможно. Мне же иногда снились по ночам неведомые, тревожные вещи: то я падала куда-то в бездну, то наоборот, взлетала высоко-высоко, одним махом на десяток ярусов кверху!
   Проснувшись, видела одно и то же - почерневшие, разрисованные грубой похабщиной стены и бессмысленные конструкции из металла, лабиринт узких, плохо освещённых переходов. Вонючие, грязные и замусоренные коридоры, полные движения и шума голосов. Озирающихся, вечно боящихся друг друга людей. Крикливые, скандальные очереди за Пайком Командира под присмотром татуированных полицейских. Голых детей, копошащихся в изгаженных углах. Жалких девиц, настойчиво соблазняющих мужчин со слабоумными физиономиями в надежде проглотить лишние полпайка. И жестокие драки несколько раз за Вахту, в которых если не приходилось всякий раз убивать, то уж видеть смерть - обязательно!
   Зачем жить, для чего? Чтобы не доставить этим идиотам удовольствия есть моё мясо? А не всё ли равно мне будет после смерти?
   Отец говорил, что я обязательно доживу до Спасения. Доживу ли?
   Мне начинало казаться, что с каждым годом я тупею, превращаюсь в такое же животное, как и все остальные. Эти люди боятся смерти, перегрызают друг другу глотки за каждую лишнюю Вахту жизни. А может быть, смерть - и есть Спасение? Как отдых, как непробудный сон после трудной Вахты? Может по ту сторону жизни лучше? Не может же быть ещё хуже, чем здесь?!
   Старый Капеллан всю жизнь твердит: "Соблюдай Устав, живи праведно - и после смерти тебя ждёт Спасение". Значит, смерть и есть Спасение? Но отец говорил, что Спасение может быть при жизни, что это не религиозный миф, а реально возможное событие...
   Сегодня смерть дышит на меня вечным покоем Регенератора. Из этой комнаты ещё никто не возвращался.
   И мой нож отобрали...
   Но и голыми руками я ещё убью хотя бы двоих!...
  
   Что это за звук?
   Как будто огромная крыса жрёт перегородку... Он с каждой минутой всё сильнее. Такого грохота я никогда не слышала. Кажется, он исходит из этого огромного зарешеченного проёма в стене Регенераторной...
   Собрав силы, я каким-то образом встаю на ослабевшие, подгибающиеся ноги. Даже делаю несколько шагов, хватаясь за стенку. Голова едет, кружится, я едва держусь. Вертится и пляшет вокруг вся эта сволочная Регенераторная... Удаётся не упасть. С трудом фокусируя зрение, вглядываюсь в темноту за толстой ржавой решёткой.
   Там что-то живое. Шевелится. Куча многолетнего мусора рассыпается в пыль. Во мраке хищно горит алым светом единственный глаз какой-то шарообразной хреновины!
  
  
   ТЕСК
  
   Вдобавок к обычной защите силовых полей, мы влезли в лёгкие скафандры - теснота в убежищах заставляла позабыть о боекостюмах. Кроме обычных унибластеров, наши предплечья оттягивали мощные "эртисы". На случай неприятностей с антигравами, перед тем, как опускаться в трубу, мы соединили пояса друг друга тросами страховки.
   В дыре между валунами первой скрылась Победительница. Следом торопливо нырнула землянка. Мне ничего не оставалось, как выступать в роли арьегарда. Рядом с правым плечом каждого из нас летели шары разведчиков-телохранителей. Быстро преодолев вертикальную шахту, мы притормозили антигравами у остатков древнего оборудования. В металлоломе зияла большая круглая дыра, проделанная первым роботом. Осторожно преодолев это препятствие, мы полетели по наклонному тоннелю. В свете прожекторов грозным предостережением мелькнул скелет человекообразного существа. Сбалансировав антигравы перед завалом, мы зависли, и медленно опустились в приготовленный разведчиком проход. Вот и решётка. Путешествие заняло не более трёх минут, даммерийка ещё рассматривала зависший перед нею шар. Робот посторонился, уступая дорогу.
   Касс обратилась к жительнице подземелья на её родном языке, через переводчика:
   -Мы не причиним тебе вреда. Ты понимаешь, что я говорю?
   -Дда... Понимаю...
   Голос девушки был каким-то сорванным, осипшим. Моё внимание приковал огромный, через всю щёку, шрам на грязном лице.
   Победительница заговорила снова:
   -Мы пришли из космоса. Вы знаете, что это такое?
   Возникла пауза.
   И без того бледная, девушка окаменела, словно мертвец. Во взгляде стыло чудовищное изумление. Лицо сделалось белым, кровь отхлынула от него, багровел только страшный шрам. Наконец, точно в забытьи, она отозвалась угасающим голосом:
   -Да. Я знаю, что это. Теперь уже единственная из всех...
   -Можно, мы войдем? Ты не боишься? - слова прозвучали почти ласково, несмотря на хриплый, грубый голос Касс.
   Девушка за решёткой сделала несколько неуверенных шагов в сторону, почему-то цепляясь за стену. Похоже, она так перепугалась, что ноги отказывались слушаться.
   Разведчик удалил решётку, мы вплыли внутрь, отключили антигравы. Встав на ноги, я осмотрелся. Помещение, метров в двадцать размером, было чудовищно запущенным. Углы - совершенно чёрными от грязи. Пол, несомненно, строившийся ровным, наслаивал такое количество спрессованного сора, что даже приобрёл рельеф. Представшая перед нами во весь рост крепкая, совершенно голая девушка, выглядела подстать интерьеру. Я бы ни секунды не сомневался, узнав, что она не мылась пару-тройку лет. Длинные, прямые волосы висели жирными слипшимися прядями. Изуродованное шрамом лицо всё в засохшей крови. Тело, не менее грязное, чем пол, на котором мы стояли - сплошь покрыто ссадинами. В этот момент я искренне порадовался тому, что надел скафандр. Легко представить, какой "волшебный аромат" исходит от даммерийки.
   С неменьшим любопытством она разглядывала нас.
   Внезапно жёлтые глаза закатились, девушка вновь побелела, и стала медленно оседать. Касс с землянкой успели подхватить её под руки, и тут я услышал отборную брань от обеих женщин одновременно. Они склонились над потерявшей сознание даммерийкой.
   Я тоже подошёл ближе и понял - дивиться было чему. Если спереди тело девушки выглядело так, будто её протащили с десяток метров по колючим кустам, то сзади была просто сплошная рана. Спина, ягодицы, ноги-всё чёрное от слившихся кровоподтёков. Во множестве мест кожа лопнула и сочилась кровью. Победительница подозвала разведчика. Из шара высунулся щуп анализатора, прикоснулся к шее больной. Информация о её состоянии мгновенно оказалась в М-координаторе яхты. Ещё через секунду поступил ответ. Хорошая порция наноботов в физрастворе устремилась в кровь полуживой даммерийки, немедленно приступив к исцелению.
   -"Хелла", какой прогноз состояния этой девушки, если мы вместе с ней потаскаемся по подземельям? - обратилась к машине Победительница.
   Ответ пришёл незамедлительно:
   -"В случае двигательной активности: четыре часа, затем необходимо интенсивное лечение".
   Касс подняла колючие и весёлые глаза:
   -Времени хватит, чтобы насмотреться?
   Я согласно кивнул. В этот момент дикарка, бессильно висевшая на руках воительниц, открыла глаза. Сама встала на ноги. Теперь она выглядела совершенно по-другому. Мышцы налились силой, сальные пряди разметались по плечам, губы затвердели, а у переносья собрались морщинки. Она вся подобралась, словно зверь в минуту опасности. Рыжие, сощуренные глаза пронзительно сверкали...
  
  
   ВЛАСТА
  
   Чёрт побери, приятная вещь - антигравитаторы! Каких адских трудов стоил бы раньше спуск по этой изломанной трубе! Сейчас - одно удовольствие... Робот отодвинулся в сторону. Теперь я сама видела бледное, перепачканное лицо девушки со шрамом. Раскосые, золотистые глаза разглядывали меня с любопытством и, как показалось, с затаённой надеждой. Я спросила, понятно ли, что я говорю. Потом, чтобы объяснить наш необычный вид, сказала, что мы из космоса.
   Услышав слово "космос", странная даммерийка изменилась в лице. Я почувствовала её волнение, услышала отрывочные, сумбурные мысли. Одна была самой чёткой, самой главной: "Что же это, я всё-таки дожила до спасения?!" Мы вплыли в подземелье и принялись рассматривать друг друга. Слушать её мысли было любопытно.
   "... они такие же... ...лица... глаза... отец был прав..."
   " ... это......как же называется... одежда!"
   "... сильные, наверное..."
   В свою очередь, я ощупала взглядом ладную фигурку. Широкие плечи, мускулистый торс. Крепкие руки и ноги.
   Её вдруг зашатало, мы едва успели подхватить девушку. Я выругалась от удивления: вся спина даммерийки была огромным кровоточащим синяком! Человек в таком состоянии на ногах держаться не может. Ей была необходима немедленная помощь, я подозвала разведчика. Универсальный аппарат сканировал девушку, тут же впрыснул в кровь нанороботов - состояние организма было критическим. Я спросила у "Хеллы", сможем ли мы использовать аборигенку, как проводника, или её уже сейчас необходимо доставить на яхту. Время было, современная медицина позволяла ей не чувствовать боли ещё как минимум четыре часа.
   Даммерийка пришла в себя, шевельнулась. Тут же встала. Видно было, что она почувствовала себя значительно лучше. Я ощущала симпатию к этой юной жительнице подземелий и раздумывала, что предпринять, чтобы Элос не вообразила и её своим заклятым врагом?
   -"Спроси, как её зовут?", - мысленно попросила подругу.
   Она задала вопрос. Даммерийка удивлённо вскинула глаза, отчётливо донеслась мысль:
   "...этот гигант - женщина?!!..."
   Похоже, мой "нежный" голосок не позволил заподозрить, что и я не мужчина.
   Я почувствовала, как штормовой волной окатило меня чувство интереса даммерийки к Элос. Желание девушки увидеть тело "этого гиганта". И не просто увидеть... Да она нашего поля ягодка!! И имя мне нравилось - Дэфа: что-то в нём было опасное, хищное.
   Вновь я безмолвно обратилась к Элос:
   -"Расспроси её о подземельях - что знает о прошлом, сколько здесь людей, как живут, какое у них оружие?"
   Она кивнула. Завязалась беседа. Дэфа переступала то и дело с ноги на ногу, поправляла волосы и явно не знала, куда девать руки. Я не обращала особого внимания на разговор, больше наблюдала за поведением даммерийки и прислушивалась к мыслям. В основном, они иллюстрировали ответы, но сильным эмоциональным фоном изливалось возбуждение юной девушки, её желание понравиться.
   Мы выяснили, что убежище довольно велико и уходит в глубину более чем на тридцать этажей. Даммерийцы живут здесь уже несколько поколений и за это время полностью деградировали. Не сохранилось элементарной грамотности. Они считают свой мир замкнутым. Питаются концентратами, вырабатываемыми автоматической линией из растений. Мужчины при случае не гнушаются людоедства. Энергия для работы систем освещения и немногих других, ещё работающих машин, по словам девушки "поступает из недр". Большей информацией она не располагает. Оружие осталось только холодное. О другом сохранились смутные воспоминания. Одеждой не пользуются. Социальная структура общества - племенная. Численность колонии неизвестна.
   Прошлое они представляют так: в незапамятные времена на людей напали некие враги и уничтожили планету, сделав её непригодной для жизни. Выжили только эти люди на базе, судя по всему, военной. Устные предания сохранили наименования должностей персонала, которыми стали обозначать даммерийцев, занявших определённое положение в обществе.
   Такая вот безрадостная картина. Мрачноватой получилась "эта сторона планеты".
   Дэфа родилась в убежище. Отец рассказал - небольшой корабль потерпел катастрофу неподалёку от этой звёздной системы, и несколько человек, оставшиеся в живых, вынуждены были высадиться на поверхность Тонгта. Когда закончилась энергия, они искали людей до последнего, и в конце концов нашли. Начиналась зима, спуск в подземелье казался спасением. Однако когда оружие космолётчиков оказалось разряженным, одичавшие местные жители перебили их поодиночке... Отцу и матери Дэфы удалось выжить лишь потому, что знания бывшего корабельного врача оценил старейшина колонии.
   Появился на свет ребёнок. Роды оказались тяжёлыми. Оставшись без медикаментов, отец не смог спасти свою жену, она долго болела, и, в конце концов, умерла. Он тяжело переживал потерю единственного близкого человека на всей планете. Потом нашёл смысл жизни в воспитании дочери, отдавал ей, как мог, свои знания. Дэфа, как и её отец, были представителями иной цивилизации, внешне резко отличались от выродившихся в карликов даммерийцев, и дикари относились к чужакам скверно. Кто знает, чем бы всё кончилось, если бы старейшина не сделал отца доктором базы? Так в этом одичавшем племени людоедов назывался главный знахарь.
   Если отца ценили за умение врачевать, то маленькая Дэфа, разительно непохожая на всех остальных, с детства испытала на себе всю ненависть мира. Однако сохранила и гордую посадку головы, и ледяной взгляд сощуренных золотых глаз.
   -Отец сделал из меня воина и за все эти годы ни один мужчина не был сильнее меня в бою! Мои шрамы, - девушка показала стянутые рваными рубцами предплечья, -Только здесь! А это, - Дэфа недовольно дёрнула левой щекой, -Память давней молодости. Потом никто не мог дотянуться до моего лица! Я была выше всех и сильнее всех...
   Бледное скуластое лицо с дерзко торчащим вперёд подбородком раскраснелось, глаза сыпали злые искры:
   -Но вчера отец умер, он был уже очень стар. И подлый Командир тут же нарушил Устав: приказал этой полицейской своре напасть на меня и мою подругу. - Дэфа скрипнула зубами, мрачно нахмурилась. -Окли погибла, а я очутилась здесь...
   Помедлив, она с горьким, презрительным смехом закончила:
   -Скоро они сожрут меня, и всё.
  
   Этот смех странно и жутко прозвучал в мёртвой тишине. Я чувствовала, что Элос и Теск потрясены историей юной девушки, не только я по достоинству оценила мужество Дэфы.
   Неожиданно Элос шагнула вперёд и ласково коснулась перчаткой багровой сетки шрамов на предплечье даммерийки. Обернулась на меня, мысленно спросила:
   -"Любимая, мы не оставим здесь эту девушку, ведь правда?"
   -Да, мы возьмем Дэфу с собой! - вслух ответила я. -Смелые воины нужны космосу.
   Дэфа буквально взорвалась эмоциями, но внешне сумела сохранить спокойствие. С достоинством положила руку на перчатку Элос и прижала её ладонь к своей груди, выражая безмерную благодарность.
   Секундой позже даммерийка подняла на меня сияющие раскосые глаза и выпалила:
   -Командир космоса! Разреши мне исполнить свой последний долг на Базе: я должна отомстить за погибшую подругу!
   Дьяволы, у меня самой чуть слёзы на глаза не навернулись: как похожа эта девочка на меня! Понимая, что вскоре эта колония лишится руководителей, я прикрыла глаза, и постаралась представить, где находится ближайший выход. Несчастным пора было выбираться на поверхность. Ничего. Только толстые стены, какое-то оборудование и полурассыпавшиеся за века механизмы.
   А тем временем Дэфа снова обратилась ко мне:
   -Мне стало намного лучше, но я совсем не чувствую своего тела. Боюсь, буду плохо драться. А нож, моё оружие, отобрали. Она вопросительно посмотрела на меня.
   Может, это было глупостью, но я отключила замок бластера, сняла его с руки. При этом капитан подумал: "... а нейронный спуск?"
   Велела разведчику отключить на бластере нейронную цепь и устроить спусковой контакт от сжатия корпуса.
   -Дэфа, это наше оружие. Действует почти как нож, только на большом расстоянии. Режет огненным лучом, который появляется отсюда. - Я показала на отверстие. -Луч появляется, как только ты немного сожмёшь левой рукой корпус бластера, и исчезнет сразу, как перестанешь его сжимать. Смотри, - я положила бластер на своё правое предплечье, отрегулировала на минимальную мощность, направила руку с оружием в стену. Левой ладонью слегка сжала корпус. Щелчок, - и дымная полоса расчертила камень. Золотистые глаза Дэфы загорелись детским восторгом! Я закрепила оружие на её жилистом предплечье и кивнула:
   -Попробуй ты. Только обязательно сгибай кисть вовнутрь, чтобы не отрезать себе руку, и вообще, будь осторожна.
   Она нарисовала на стене пару завитушек, потом подошла ближе.
   -"Не трогай, горячая!" - я вовремя передала ей мысль, заставив отдёрнуть руку.
   Дверь из комнаты была единственная и открывалась в коридор, поэтому я провела стволом "эртиса" по периметру, и предложила Элос продемонстрировать силу. Она выбрала эффектный удар с разворотом на 180 градусов. Ботинок гулко впечатался в толстую железную плиту, тотчас со страшным грохотом рухнувшую наружу.
   Взметнулась огромная туча пыли. И снова я ощутила бурные эмоции Дэфы!
   Мы выбрались из комнаты, и вслед за проводником пошли полутёмным коридором. Помещения напоминали пещеры, тускло освещались горевшими вполнакала лампами. Коридоры-улицы столь же грязны и пустынны. Закрытые двери почти сливались со стенами, ноги ступали по кучам отбросов. Лестницы, ведшие с этажа на этаж, были совершенно разрушены. Ступени вытерлись, остатки чуть виднелись только по краям. В середине маршей - совершенно гладкие, вытоптанные миллионами ног, желоба, по которым лихо съезжала Дэфа. Решив не упражняться в эквилибристике, мы воспользовались антигравитаторами, что снова вызвало восхищение даммерийки.
   Опустившись на девять этажей, наконец, встретили первого аборигена. Заросший голый субъект маленького роста, похожий на ребёнка, сидел прямо на полу, в дверном проёме, выставив ноги в коридор. Только секунду, максимум две, он наблюдал за нами своими глазами-блюдцами. На третьей секунде мужчину будто сдуло ветром. Дверь захлопнулась, и больше мы его не видели. Во второй раз попалась кучка совсем крохотных детей, игравших во что-то в стенной нише, освещённой судорожно мерцающей лампой. Они тоже сочли необходимым скрыться, едва увидели нас. Худая, и тоже голая женщина, крадучись, шла навстречу, и едва не столкнувшись со мной нос к носу, взвизгнула, метнулась куда-то. Все были ростом с восьмилетнего ребенка, голые, круглолицые и пучеглазые, без бровей и ресниц, с ноздрями, смотревшими не вниз, а вперёд. И все мгновенно прятались, едва завидев нашу процессию. Жестокая судьба заставила потомков столетиями расплачиваться за опасные игры предков с оружием.
   Дэфа шагала впереди, чётко ориентируясь по известным ей приметам. Комнаты и коридоры были превращены временем и одичавшими людьми в первобытные подземелья. Мы не встречали и остатков мебели, да вообще, никаких признаков цивилизации. Двигались особенно не торопясь, и неудивительно было, что возле комнат вождя, главной цели нашего путешествия, уже собралась целая толпа татуированных пигмеев с ножами. Один из них, с нарисованной на лбу огромной звездой, протянул нам навстречу руки. Оружия у дикаря не было.
   -Дэфа, остановись! Ты нарушаешь Устав! Бог лишит тебя спасения! - проблеял он дрожащим тенором. Грязные ладони заметно дрожали.
   -А твой Бог не лишит спасения их?! - Дэфа повела скрещенными руками, показывая на сгрудившуюся перед нами толпу маленьких мужчин. - Они, хранители порядка, разве не нарушили Устав, напав на нас с Окли из-за угла!
   Даммериец со звездой не придумал ответа.
   -Вы преступники и трусливые крысы! - громко выкрикнула Дэфа.
   Стадо пигмеев шевельнулось, вперёд вышел самый высокий, покрытый татуировкой с головы до ног. Если б я позволила ему стать рядом, пожалуй, он и достал бы до моего пупка.
   Надув щёки, уродец визгливо закричал:
   -Бегите отсюда, или сейчас мои полицейские изрежут вас на куски!
   Стоявшая впереди Дэфа резко вскинула руки.
   Щёлкнул бластер, - и неудачливый оратор, хрюкнув, разделился надвое. С криками упала пара раненых, случайно задетых лучом. Толпа потрясённо выдохнула, все оцепенели, воцарилось молчание.
   -Вы нарушили Устав, напав на меня и мою подругу! За это вы умрёте!
   Дэфа принялась хлестать лучом по толпе карликов, превращая всех их в куски дымящегося мяса. Хор нечеловеческих воплей, предсмертные хрипы раненых огласили коридор. Луч скашивал людей рядами, части тел со стуком падали на пол, отделённые конечности конвульсивно дёргались.
   Зрелище было не для леди.
   На лице девушки отражалось злорадное торжество. Когда с последним из дикарей в этом коридоре было покончено, она опустила руки. Каким чудом в этой бойне Дэфа смогла не задеть того, со звездой на лбу? В ужасе закрыв лицо, он стоял, единственный живой посреди десятков изрубленных тел...
   -Отличное оружие, командир! - с наслаждением причмокнув, произнесла Дэфа. -Мой враг за этой дверью. Но будьте осторожны, у него есть летающие ножи!
   Расправившись и с этой дверью аналогичным способом, я увидела довольно большое помещение. Даммерийка не ошиблась - несколько стоявших внутри карликов метнули ножи. Она ловко увернулась, а остановленные силовым полем железки, не долетев до моего скафандра, звякнули об пол. Предоставив мстительнице разбираться со своими врагами, я прошла в угол, где явно прятался ещё кто-то. Груда кусков кабеля и обломков пластика надёжно его скрывала, ничего не было видно, однако я отлично чувствовала страх прятавшегося подо всем этим дерьмом живого существа. Расшвыряла ногами мусор - и вот, пожалуйста - появилась босая нога даммерийца.
   -Вылезай, трус! - рявкнула я.
   Из-под кучи показался пистолет, направленный прямо на меня, щёлкнул курок. Носком башмака я вышибла оружие, а рукой выволокла засранца на свет. Это был первый даммериец, имевший хоть какую-то одежду. На нём висел длинный балахон неопредёленного цвета, дикарь забавно сучил всеми четырьмя конечностями, верещал и отчаянно трусил. К этому времени Дэфа уже разделалась со всеми восемью охранниками и алчно глядела на трепыхающегося в моей руке заморыша. Поняв, что это и есть главный негодяй, я бросила карлика прямо под ноги Дэфы.
   Подражая мне, девушка подняла врага левой рукой, а правой сорвала балахон. От первой пощёчины головёнка вождя дёрнулась, из носа показалась кровь. Дэфа крепко держала за волосы свою добычу, и методично хлестала карлика по щекам. Кровь уже залила его лупоглазую рожу, при каждом ударе ублюдок взвизгивал.
   Видимо, желая разнообразить его ощущения, девушка от души размахнулась, и нанесла своему врагу удар в живот. Карлик переломился пополам, рухнул на пол, разевая рот, словно рыба на суше. Дэфа дала ему немного придти в себя, а потом с радостной улыбкой впечатала чёрную пятку в поясницу лежащего. Изогнувшись, абориген взвыл от боли, а девушка повторяла удар раз за разом, видимо вознамерившись совершенно отбить недомерку почки. Она двигалась так отточенно, чётко, что заставляла любоваться своей сильной и красивой фигуркой. Карлик, вопя, ползал по полу, безуспешно пытаясь спастись от жестоких и методичных ударов. Прервав увлекательное занятие, девушка неторопливо шагнула к голове своей жертвы и снова вздёрнула кверху тщедушное тело, брезгливо держа его на вытянутой руке.
   -Ну как, сволочь, нажрался моего мяса? Или хочешь ещё? - презрительно процедила Дэфа, сочно плюнула в лицо своему врагу, и, как мне показалось, вполсилы ударила в низ живота коленом. Завыв пуще прежнего, вождь скорчился и посинел лицом. Девушка разжала пальцы, враг снова рухнул на пол.
   Смахнув со лба пот, даммерийка подошла к куче хлама в углу. Выволокла оттуда кусок металлической трубы.
   -Так что ты мне скажешь, Лирг? - холодно осведомилась она, коснувшись ногой физиономии лежащего, и поигрывая своей железной палкой.
   -Тебя... надо было... сразу прикончить... - окровавленным ртом прохрипел поверженный противник.
   Дэфа заливисто расхохоталась, на секунду превратившись в шаловливую девчонку:
   -Надо было, надо! - И тут же густые брови угрожающе сдвинулись, её вмиг помрачневшее лицо исказил хищный, звериный оскал. -А теперь ручонки-то коротки, гадёныш?!
   С этими словами она взмахнула трубой и обрушила её на предплечье Лирга. Хруст ломающихся костей раздался одновременно с его истошным криком. Раз шесть, не меньше, взлетала и падала труба, пока Дэфа не перебила карлику и руки и ноги.
   -Это тебе от меня, - спокойно подытожила она, зачем-то разбрасывая лежащему перед нею врагу ноги в стороны, будто собираясь его изнасиловать. Потом подобрала валявшийся возле одного из убитых охранников нож, и я поняла, что она намерена делать. Прислушалась к мыслям своих спутников. Сообразили и они. Элос испытывала удовлетворение, полностью разделяя чувства девушки. А вот капитан ужасался "жестокости".
   "...ещё одна сумасшедшая... маньяк-убийца... скоро Касс превратит мою "Хеллу" в бандитский притон..." - вот что носилось у него в голове.
   Тем временем Дэфа, склонившаяся над громко стенавшим Лиргом, приступила к главному действию спектакля. Оттянув карлику мошонку, она принялась неторопливо отделять эту часть от остального тела. Чувствуя, что лишается своего атрибута мужественности, вождь истошно завопил. Отрезав причиндалы, девушка затолкала их в распяленный, орущий рот. Фантазия у неё работала! Выпрямившись, жадно глянула на растекающуюся из-под полуживого тела кровавую лужу. Лирг ещё дышал, когда Дэфа скрестила руки.
   -А это тебе за Окли, скотина! - с ненавистью крикнула она.
   Сухо прозвучал щелчок, - и луч распахал дёрнувшееся тело ровнёхонько пополам, оставив нетронутой только голову.
   Поглядев на дело рук своих несколько секунд, Дэфа повернулась:
   -Я готова, командир!
   Оставив в комнате куски тел, и с трудом пробравшись через завал из таких же полуфабрикатов в коридоре, мы вернулись в верхние этажи. Я объяснила Дэфе, что её люди должны выйти на поверхность, чтобы не вымереть окончательно. Она пожала плечами, имея в виду, что гибель всех даммерийцев её ничуть не встревожит.
   -Скажем им об этом, - всё же смилостивилась девушка.
   Теперь по пути мы заглядывали во все комнаты, пока не наткнулись на группу человек пятнадцать. Они сбились в угол, с животным ужасом взирая на наши скафандры. Дэфа вышла вперёд.
   -Запомните, что я скажу. От этого зависит, будете вы жить, или умрёте. Командир умер. Вы - свободные люди. Наверху, над нами, есть другая база. Там много воды и пищи. Я ухожу туда и могу показать путь вам. Те, кто останется здесь, скоро умрут от голода.
   Ни один из аборигенов не пошевелился.
   Тогда Дэфа подошла к людям и вытащила за руку одного из мужчин. Похоже, он был довольно молод. Ни говоря более ни слова, поволокла его за собой.
   -Дэфа, ты слышала что-нибудь о том, где находится выход? - спросила я.
   Девушка смешно наморщила нос, поразмыслила.
   -Отец говорил. Идёмте!
  
  
   ЭЛОС
  
   Ещё на Спарелле меня неприятно поразило пристальное внимание Власты к сексуальным забавам Ламена. Потом, во время перехода на Даммер, она надумала взять ему постоянную девушку. Зная необузданный нрав моей красавицы и её фантастические способности добиваться задуманного, я могла предположить, чем это кончится. Ночами подолгу вслушивалась в её ровное дыхание и ломала голову: как уберечь наши отношения, сохранить интерес любимой ко мне?
   На Хлое мы выбирали рабыню Ламену, а в последний момент возникла вторая девчонка. Я, едва не задохнувшись от ревности, только чудом не пристрелила шлюшку. Власта вешала на уши лапшу, что это будет наша общая рабыня, но я не такая дура, чтобы поверить! Когда представилась возможность создать тело для одной из наших новых спутниц, я сделала всё, чтобы оно было непохожим на моё, но не менее красивым. В конце концов, пора умнеть. Мир велик, и девушек в нём много. Чем больше я стану ревновать, тем скорее жизнь превратится в кошмар, и наша любовь погибнет.
   Сделав новые тела, мы продемонстрировали хлоянкам, как они будут выглядеть, чтобы психологически облегчить трансплантацию. С интересом наблюдали, как недоверчиво ощупывают девицы свою - и в то же время ещё чужую плоть!
   Я боялась, что Власта поселит новую девушку в нашей каюте. Но, кажется, это пока не грозило. Самое главное, чтобы "рабыня" не превратилась в думающего человека, и было неплохо, что обе они жили в кладовых и не обладали дееспособностью.
  
   Даммер оказался разительным контрастом как цветущему Спареллу, так и девственной Хлое. Всё началось с орбитальной станции. Не могу сказать, что испугалась жалкой атаки, но сочла это происшествие дурным предзнаменованием. Планета оказалась разорена войной. Прошло много лет, и развалины стали неопасны. Мы искали людей и потратили на это довольно много времени. МК подсказал, что на другой пострадавшей от войны планете, люди сумели выжить глубоко под поверхностью. Власта решила осмотреть планету в инфракрасном спектре, и почти сразу обнаружились три аномальных пятна!
   Одно из них оказалось выходом шахты, закрытым толстой решёткой. Спустившийся туда робот почти сразу нашёл человека. Совсем молодая, нездорово бледная девушка, лицо можно было назвать симпатичным, если бы огромный шрам не рассекал щёку. Этот багровый рубец придавал даммерийке не по годам суровый и какой-то бандитский вид.
  
   Мы сошли на планету в компании роботов-разведчиков, увешанные оружием и снаряжением, готовые к неожиданностям. Современная техника позволила легко проникнуть в заброшенную шахту. Вместо того чтобы болтаться на верёвках, как грязные тряпки, мы летели вниз, управляя скоростью спуска. Почти в самом конце я увидела груду высохших костей, а вскоре показалась решётка.
   Даммерийка ещё стояла на прежнем месте. Власта произнесла несколько слов знакомства, и я заметила, как поразило жительницу подземелья слово "космос". Мы спустились в донельзя загаженную комнату, стали разглядывать друг друга. Широкоплечая, крепкая девушка была моего теперешнего роста, но намного тоньше - жилистая, сухая, будто вяленая рыба. Ни грамма жира и значительно меньше мышц.
   Вдруг ей стало плохо, мы едва успели подхватить даммерийку.
   Проклятье, да она избита до полусмерти!! Я хорошо представляла, какую боль должна была испытывать несчастная, слишком свежи были мои воспоминания.
   Проклятые мужчины, и здесь то же самое!
   Разведчик мог многое, в том числе и оказать помощь человеку. Вскоре даммерийка сама поднялась на ноги. Я спросила, как её имя - и в ответ вдруг широко распахнулись чудесные золотые глаза! Сверкнули, заискрились, засияли. В них горел интерес, необычайный интерес! Чуть дрогнули брови, лукавая морщинка прорезала лоб. Мы немного поговорили - нужно было выяснить хоть что-то об этих подземных лабиринтах. Показалось, что девушка старается встать ближе, пристально смотрит в глаза, то и дело поправляет волосы...
   Она, дочь потерпевших катастрофу космолётчиков, родилась уже здесь, в убежищах. Никогда не видела ни голубого неба, ни моря, ни звёздного света. Внешне Дэфа и её отец сильно отличалась от коренных даммерийцев. Одичавшие до людоедства аборигены с детства травили девочку, и ей ничего не осталось, как научиться самой себя защищать. Мир подземных джунглей в ежедневных кровавых схватках выковал бесстрашный характер: десятки глубоких шрамов на предплечьях девушки-воина свидетельствовали об этом. Отец умер - и стало совсем туго, враги навалились стаей, погибла единственная подруга.
   Говоря об этом, даммерийка неузнаваемо изменилась. Жестокие складки обозначились в углах дерзких губ, верхняя обнажила зубы. Прищуренные глаза излучали бешеную ярость.
   Дэфу схватили, мучили, теперь она в камере смертников - приговорена и должна умереть. Но последнюю фразу своего рассказа девушка произнесла чуть ли не со смехом.
  
   Я была уверена: кошмар насилия и пыток, обрушившийся на меня в рабстве - самое страшное, что может пережить человек. Но, представив, как она шестнадцать лет изо дня в день сражалась за жизнь в подземелье людоедов, я не могла сказать, что детство и юность Дэфы прошли в тепличных условиях! Чувство какой-то близости, даже родства, желание встать рядом, ободрить и поддержать измученную душу, заставило меня прикоснуться к руке девушки.
   -"Любимая, мы не оставим здесь эту девушку, ведь правда?" - безмолвно спросила у Власты.
   - Да, мы возьмем Дэфу с собой! - вслух ответила она. -Смелые воины нужны космосу.
   Отважная даммерийка накрыла крепкой ладонью перчатку скафандра, благодарно прижала мою руку к своей обнажённой груди.
   Шевельнулось и отчего-то радостно застучало моё сердце!
   Точно определив, кто здесь командир, девушка обратилась к Власте: она должна отомстить за подругу. Попросила оружие - и любимая дала ей свой бластер! Странно, но я не испытала ревности. Даммерийка была мне словно сестра, родная сестра по несчастью.
   Власта продемонстрировала, как обращаться с оружием, и рождённая в подземелье восторженно чертила на стене дымные узоры...
   Потом Власта взрезала дверь и показала на неё глазами. Желая продемонстрировать Дэфе, на что способна, я так саданула башмаком, что рухнувшая плита едва не проломила пол.
   Часа полтора мы пробирались по мрачным коридорам векового убежища. Стены сильно разрушились, стали неровными, всюду торчали железные прутья. Поколения дикарей испоганили бетон непотребными рисунками, унижавшими женщину. И это люди, предки которых строили космические станции! Как и всех известных мне мужчин, в человеке их интересовало лишь то, что имелось ниже пояса. Ступени лестниц стёрлись до абсолютно гладкого состояния, местами в них зияли бездонные чёрные провалы.
   В одном из коридоров мы увидели сидящего на полу дикаря. Заросший всклокоченными грязными волосами и не менее густой бородой абориген не достигал и полутора метров роста. Едва ли не половину плоского лица занимали огромные выпученные глаза, прикрытые роговой оболочкой. Не было ни бровей, ни ресниц! Нос тоже почти отсутствовал - только две уродливые дырки глядели вперёд. Другие существа, встреченные нами: мужчины, женщины, дети, - выглядели не менее безобразно. Я поняла, какой "белой вороной" казалась в их компании красавица Дэфа. Изучая язык Власты, в своё время подметила - как в земном, так и в онискианском - все ругательства, оскорбительные сравнения вытекали из одной аксиомы: "он не такой как все мы, а поэтому плохой, недостойный!"
   Возле покоев вождя нас встречала маленькая армия. Вперёд вышел священник, пытался увещевать девушку. Но Божий гнев мало смущал её - яростно оскалившись, Дэфа смерила стражников злобным, яростным взглядом и как следует обложила всю их команду. Шрам на щеке набух кровью, выделялся алой полосой, презрительные губы даммерийки кривились жестокой ухмылкой, в глазах, сразу ставших узкими, будто щёлки, замаячил хищный жёлтый огонь.
   И началось веселье: своим новым оружием она живо порубила на части всех до единого. В огромных, сливавшихся друг с другом озёрах крови, грудами валялись обезображенные ломти тел, и посреди всего этого оставался стоять один только местный священник...
   Даммерийка хладнокровно шагала по лужам, ногами расталкивая трупы, и заботясь лишь о том, чтобы не поскользнуться. Когда ей нужно было добить раненого, щёлкал бластер.
   Нескольких стражников внутри также настигла быстрая смерть. В одном из углов боязливо жалась стайка девушек, видимо, набранных для развлечений главаря. Пока даммерийка измельчала охрану, Власта выудила из кучи мусора вождя. Недомерок сжимал ручонкой пистолет и даже пытался стрелять. Любимая подкинула его Дэфе, и началось самое интересное.
   Тяжело глядя на врага, трясущегося у её ног, девушка злорадно выругалась, потёрла ладонью шрам.
   Сперва хорошенько отмолотила карлика по роже. Разок сунула в живот. Когда орущий, словно свинья под ножом, вождёныш ползал на полу, хорошенько промассировала ему почки, металлической палкой раздробила косточки. (Из угла донеслись испуганные крики). Но это был не финал. На закуску она вырезала сукиному сыну мужское хозяйство и запихала в его вонючую пасть. Потаскухи хором выли от страха, а я чуть не хлопала в ладоши - вот бы и мне так разобраться с Ламеном! И наконец, Дэфа рассекла своего врага пополам - от кровоточащей дыры в промежности до самой глотки. Подошла ближе, не спеша, ногой пошевелила вывалившиеся, дымящиеся внутренности - глаза сверкали, словно у зверя, отведавшего свежей крови. Да, уж чего-чего, а её тут было целое море!
   Решительная подружка.
   Из угла всё ещё доносилось хлюпанье носов. Дэфа свирепо повернулась. Зрачки её были мутны, зубы обнажились в оскале. Не выдержав ужасного взгляда смерти, наложницы с визгом кинулись из комнаты.
   Даммерийка звонко расхохоталась. Потом, в секунду посуровев лицом, резко оборвала смех. Взяла какую-то флягу, хлебнула несколько добрых глотков. Выплеснула остатки в ладонь и обтёрла лицо.
   Хладнокровие и мгновенная реакция, смелость, твёрдость духа, сила и ловкость, хитрость и непоколебимая уверенность: в ней было это всё!
  
   Отыскали группу дикарей. Дэфа сказала им, что нужно выбираться. Отупевшие человекообразные не реагировали. Тогда она с хмурым видом пожала плечами, просто вытащила молодого самца и поволокла его за собой.
   Часа через полтора добрались до огромного завала. Горой лежали части каких-то механизмов, обломки камня. Разведчик принялся за работу, разгребая это дерьмо. Даммерийка с интересом наблюдала за работой машины. Дикарь просто трясся от страха и ошеломлённо вращал блюдцами глаз. За грудой мусора обнаружилась круглая герметичная дверь. Запоры давно не действовали, пришлось воспользоваться мощью "эртиса", рассыпать на атомы полуметровую плиту.
   Открылся туннель, уходящий вверх. Он был раза в два пошире вентиляционной шахты, на дне покоились остатки оборудования. По одной стороне шла вверх неширокая лестница. Разведчик взмыл, проверяя путь. Лестница вела на металлическую площадку у поверхности.
   Стали готовиться к подъёму. Я надела страховочный пояс на узкую талию Дэфы. Она явно не понимала, зачем это, но была спокойна, доверяя мне во всём. Сказав девушке, что нужно обнять меня за шею сзади и держаться на плечах, я глянула на Власту. Она прицепила маленького дикаря к поясу Ламена. Включив антигравитаторы, мы понеслись наверх. Даммерийка вскрикнула, прижалась всем телом, обняла не только руками, но и бёдрами, крепко обхватив талию. А летевший рядом капитан просто придерживал свой багаж за пояс.
   Площадка наверху висела четырьмя углами на толстых балках, закреплённых в бетоне. Точно в центре размещался пульт, теперь представлявший собой рассыпавшиеся от времени ржавые останки. Деструктор удалил дверь, открыв путь к небу...
  
   Несколько шагов по траве. Раннее утро, краешек алого диска только показывается из-за горизонта. Синеет небо, поблёскивавшие звёзды медленно тают в вышине. Впереди расстилается зелёная равнина, рощица из десятка невысоких деревьев курчавится неподалёку. Вокруг курганы с поросшими кустарником склонами. Несмело пробуют голос рассветные птицы.
   Даже мне, после нескольких часов в заросших грязью угрюмых подземельях, скромная природа этого северного края увиделась раем. Нечего и говорить, какое впечатление произвёл новый мир на родившихся в глубине планеты!
  
  
   ДЭФА
  
   Штуковина была шаровидной формы, большая...
   Всё тело била и рвала неостановимая дрожь.
   Не может же быть, чтобы это от бреда...
   Из-за шара появились люди. Не наши. Поразили лица: глаза такие же, как у отца, густые волосы над глазами и на ресницах, да не только! Они же совсем, как я!!!
   Я услышала что-то про космос и обалдела ещё больше. Всё-таки бред?
   Незаметно ущипнула себя за ногу - нет! Реальность?!
   Тяжеленная решётка отлетела в сторону, и трое одетых гигантов не то чтобы вошли в Регенераторную, они вплыли сюда, как будто вовсе ничего не весили. Всё было, как в сказках - прозрачные шары на головах, одежда, скрывающая тела.
   Тут-то я почувствовала, как окончательно ускользает действительность. Всё поплыло перед глазами, смялось, погасло...
  
   Очнулась от нереального ощущения бодрости и силы, переполнявшего меня, привычно вскочила. Ушла сковывавшая тело боль, исчезла куда-то предательская дрожь.
   -Как твоё имя? - я услышала непривычно низкий, но без сомнения женский голос!
   Так вот этот гигант - женщина?!
   Сразу прикинув, решила: мы примерно одинакового роста. Одежда надёжно скрывала фигуру космической пришелицы, а мне жутко захотелось увидеть её, коснуться телом, самой ощутить тепло её рук!
   Спасительница хотела знать, как мы оказались в Базе, сколько нас, какое оружие используют люди. Я отвечала, невольно подступая ближе и ближе. Рассказала всё до конца, и тут она ласково взяла меня за руку!! Как приятно...
   -Мы возьмем Дэфу с собой! - вдруг громыхнул самый могучий из Спасителей, их Командир. -Смелые воины нужны космосу!
   Я чуть с ума не сошла!! Порывисто обняла большую ладонь Спасительницы, прижала её к своей груди.
   Но как же Лирг? Я не могу оставить подлую крысу в живых! Не могу покинуть Окли неотмщённой! Я должна выпустить кровь из её убийцы!
   Собравшись с духом, глянула снизу вверх, в строгое, будто вытесанное из камня лицо Командира космоса:
   -Разреши мне исполнить свой последний долг в Базе: я должна отомстить за погибшую подругу!
   Суровые черты смягчились. Хотя ответа я не услышала, в глазах Командира прочла не просто согласие - он понял меня, понял мои чувства! И оказал большую честь: доверил оружие - один из огненных ножей, что легко кромсают камни.
   Толстенную дверь Регенераторной Спасители вырезали мгновенно, словно кожу младенца. В комнате повис резкий, тревожный запах. А женщина легко, красивым ударом, вышибла тяжёлую плиту в коридор!
   Они могли многое, эти люди из отцовской сказки - были невероятно сильны, летали, резали стены движением руки.
   Я молила Бога только об одном - пусть Командир космоса позволит мне самой разделаться с Лиргом!
   Возле Кабинета Командира собралась вся Полиция Базы. Я скрестила руки, приготовив свой огненный нож. Капеллан тянул ко мне дрожащие ладони, всё поминал гнев Божий. Я ответила, что Полицейские попрали Устав намного раньше меня... Не хотелось убивать безобидного старика, пожалуй, он один среди этих никогда не причинял мне зла.
   Видя, как Спасители неподвижно стоят за моей спиной, и вообразив, что мы пришли с голыми руками, безмозглый Начальник Полиции воспрянул духом, принялся наглеть.
   Пора.
   Сладкая штука возмездие.
   И какое чудесное оружие!
   Лучшие телохранители Лирга встретили нас летающими ножами. Но против огня это всё были детские игрушки. Командир мгновенно отыскал моего врага и, словно нашкодившего ребёнка, на вытянутой руке высоко поднял над полом. Я услышала, как заскрипели мои зубы.
   Бросив на гиганта выразительный взгляд, добилась своего - он швырнул мерзкую крысу к моим ногам...
   И я выполнила свой долг.
  
   Спасители объяснили, что наверху, над Базой, люди будут жить лучше, и теперь должны идти туда. Мне была совершенно безразлична судьба злобных карликов, всю жизнь травивших меня. Но коль приказал Командир, я нашла небольшую группу людей и сказала им всё это. Естественно, тупые животные ничего не поняли. Тогда я просто потащила за собой молодого мужчину: один он наверху жить не сможет, по крайней мере, женщина-то ему понадобится. Стало быть, вернётся вниз, расскажет, что видел, покажет дорогу остальным.
   Мы вышли к Шлюзу. Богом забытое место, о котором много лет назад говорил отец. Отсюда родители вошли в Базу, отсюда сейчас выйду я. Тупик весь завален мусором и обломками бетона, но шаровидные машины Спасителей легко расправлялись с тем, что всем нашим людям было не одолеть за несколько Вахт непрерывной работы.
   Двери такой необычной формы я не видела ни разу за всю свою жизнь! Она была круглой, словно дырка в стене Регенераторной. Невидимый нож Командира вмиг рассёк бетон и железо. Дым наполнил коридор, и мне захотелось чихнуть. За толстой плитой открылся Шлюз, тьму разогнали мощные лампы.
   Помещение без потолка!! Посмотрев наверх, я испытала сильное головокружение, ухватилась за стену. Бесконечная лестница уходила ввысь, и я было приготовилась к трудной дороге. Но для Спасителей, похоже, трудных дорог не было. Женщина что-то на меня надела, потом сказала, что надо обнять её сзади за шею и держаться. Не могу сказать, что это я исполнила без удовольствия! Взобравшись на её широкую спину, обняла Спасительницу.
   Вдруг перестала ощущать свой вес - как во снах, когда я летала. Мы обе легко оторвались от пола и заскользили вверх! Это было ни с чем не сравнимое, сладостное, как мечта, ощущение. Каждой частицей тела я чувствовала радость, счастье и даже засмеялась. Выше, выше, ещё выше! Сказки стали явью, только ради этих мгновений стоило жить! Движение воздуха ласкало кожу во время полёта. И сладостно вдвойне было стискивать эту женщину бёдрами, прижиматься к ней животом, грудью. Чувствовать себя не выродком-гигантом, а одной из равных.
   Ещё препятствие в виде круглой двери - и мы выходим в другую Базу...
  
   Какая громадная комната, стены так далеко, что я их просто не вижу! И до чего же много вокруг зелёного цвета! Знаю, что вверху, и потому не смотрю. Чертовски холодно, движущийся воздух обжигает тело. Ноги ступают на что-то влажное и мягкое, я присматриваюсь, не веря глазам - это растения! Да тут весь пол зарос ими! Густые, высокие, до самых колен, щекочут икры. Есть огромные, несколько метров высотой. Разных цветов - красные, белые, жёлтые! Гибкие, сочные и красивые. Капли чистейшей влаги стекают по сочным стеблям, блестят зеркальной россыпью. В тени широких зубчатых листьев прячутся большие красные шарики с ноготь величиной. Я срываю кровавую горошину, и, зажмурившись, пробую - конечно, это намного вкуснее Пайка! И всё вокруг алеет россыпями лакомства. Из-под ног с писком бросается в сторону какое-то животное, совсем непохожее на крысу. Другое такое же, любопытно смотрит на нас круглыми маленькими глазками, не испытывая ни малейшего страха. Сколько еды, а там, внизу, люди пожирают друг друга...
   Неосмотрительно глянувший наверх мужчина с криком падает на пол, хватается за голову, зажмурив глаза. Вот оно! Комнаты без потолка!
   Действительно, Спасение!
   Комнаты без потолков, трава на полу, планеты, звёзды, космические корабли и все-все сказочные чудеса!
   Неподалёку висит над полом громадный чёрный шар. Мы приближаемся, и в одной из его сторон бесшумно открывается овальная дверь. Точнее, двери я не вижу, просто в черноте вдруг возникает гостеприимно освещённый проём.
   -Покажи ему, что это животное можно убить ножом, - кивает мне Командир.
   Беру у съёжившегося от страха мужчины его нож, взвешиваю оружие в ладони.
   -Гляди, это живое мясо. Так ты можешь его убить и съесть. - Я заставляю парня смотреть.
   Коротко свистнув, нож рассекает холодный воздух. Животное падает, обливаясь кровью. Понятливый карлик с радостным воплем бросается к добыче, тут же начинает умело свежевать тушку. Время от времени опасливо поглядывает - не отберём? Силится понять, почему мы этого не делаем, и никак не может: ведь нас же больше, и мы сильнее.
   -Мясо вы съедите, а из шкур станете делать одежду, скрепляя их куски сухожилиями. Здесь холодно, без одежды нельзя. - Это уже говорит Спасительница.
   -Ну что, девочка, прощайся с планетой! - Низкий, рокочущий голос Командира заставил меня обернуться.
   Он снял с головы свой прозрачный шар. Голубые волосы, прямые и жёсткие, рассыпались по безумно широким плечам. И глаза, колдовские зелёные глаза! Волевые, целеустремлённые и в то же время глубокие, глаза всепонимающего мудреца, познавшего неведомые истины.
   Необычно красиво и страшновато. Никогда прежде не видела таких мужчин...
   Последовав примеру старшего, двое Спасителей тоже открыли лица. Космическая пришелица ослепляла буйной красотой: густые, вьющиеся чёрные волосы, тёмная кожа. На ярком лице сияли радостью удлинённые глаза цвета тьмы, манили сочные губы.
   Второй мужчина был поменьше, строен, тоже крепок. Лицо несколько мягче, добрее.
   Оставив дикаря наедине с его жалкой добычей, мы поднялись в чёрный шар...
  
  
   Глава 14. ТРЕУГОЛЬНИК - УСТОЙЧИВАЯ ФИГУРА
  
   ТЕСК
  
   Несомненно, это был патриархальный мир. Одичавший до людоедства, но не утративший патриархальности. С этой точки зрения посадка на Даммере оправданна.
   Но за каким саккаром нам на "Хелле" ещё одна буйнопомешанная?
   Касс пожалела несчастную девочку? Никогда мне, наверное, не понять её характера. Изредка, когда случалась блажь, она ненадолго делалась чувствительной, сентиментальной, даже романтичной. Но по обыкновению была нечеловечески хладнокровна и жестока! А привычки стремиться только к невозможному, верить лишь в силу оружия, да мощь кулака -делали Победительницу опасно непредсказуемой.
   И тут ещё эта компания рехнувшихся девиц, демонстрирующих отличительные знаки самцов хищных животных. Агрессивную и безграничную злобность, равнодушие к боли, жестокость к противникам и чёткое владение собственным телом. Магнитом их что ли к ней притягивало? И если Элос только жаждала сделаться убийцей, то даммерийке можно было уже давать диплом с отличием. Шестнадцатилетняя девчонка на моих глазах, не колеблясь, лишала жизни своих единоплеменников. Десятками, ни разу при этом не поморщившись. Спокойно разгуливала по колено в крови, хладнокровно пиная куски трупов...
   А что она сделала с этим карликом! Законченная садистка!
   Конечно, основания сильно не любить вождя у неё были... Но уж чересчур кроваво она с ним обошлась, по-дикарски! Цивилизованные люди так не поступают.
   Может, в том наша беда, современных онискианцев? Предпочитаем наблюдать и анализировать, долго думаем, когда уже надо действовать. Размышляем о последствиях. Защищаемся, а не нападаем, и этим заранее обрекаем себя на поражение...
   На мой взгляд, для спасения этих несчастных было совершенно недостаточно только открыть одному даммерийцу выход на поверхность и показать ему же, как надо добывать пищу. Женщинам вообще недоступна логика разумных: спасая одну антропоморфную особь, причём, явно не самую лучшую, каперанг, быть может, хладнокровно обрекала на гибель целую расу!
  
   Даммерийка, оказавшись на борту "Хеллы", почти сразу же почувствовала себя плохо, и была поручена заботам М-координатора.
   Касс отправила нас на Ревон, в последнюю систему из намеченных для посещения. Сразу же после старта они занялись девушкой - уже был готов эталон и копия для трансплантации. Я хотел было взять Бэнджи, но Победительница воспротивилась: по её мнению, девочкам не следовало видеть новенькую, пока она без одежды. Придя в себя, Дэфа занялась самообразованием, просиживая днями под виртуальным шлемом.
   Хотя Главная Извращенка казалась деланно безразличной к прелестям даммерийки, не оставалось и крошки сомнения, что и эта не минует постели Касс.
   Меня, как мужчину, такое тело не привлекало, даже несмотря на то, что исчезновение шрама намного улучшило лицо. Она всё время проводила рукой по щеке, видимо, не в состоянии понять - куда же девался шрам? Обновлённая, Дэфа стала чистой, обрела роскошную шевелюру, но, как была сушёной жилой, так и осталась. Телопластику к ней не применяли.
   Едва усвоив онискианский, она сразу же обратилась к Победительнице:
   -Я не бояться кровь, рана, много враг, смерть. Я бояться без польза командир. Прикажи научиться уметь мне хотя половина то, что уметь он, уметь она!
   Скромно, ничего не скажешь.
   Сохранив непроницаемое выражение лица, каперанг кивнула.
   -Ты будешь учиться. Может, хочешь ещё о чём-нибудь спросить?
   С видимым облегчением девушка продолжила:
   -Командир, просто убрать был от моего тела шрам?
   Касс ответила утвердительно.
   -Просить вернуть шрам назад! Шрам - моя жизнь, память. Моя победа, поражение. Я не ребёнок. Нет шрам столько лет - позор. Шрам - храбрость, хорошо!
   Победительница кивнула ещё раз.
   И тогда мы услышали голос землянки:
   -Дэфа, сейчас ты можешь изменить своё тело, стать такой, какой мечтала себя видеть. Смотри! - Она взмахнула рукой, и появились два изображения - дикой хлоянки и Наки, какой она была сейчас. Округлившиеся жёлтые глаза недоверчиво смотрели то на одно, то на другое изображение. В самом деле - общего между ними ничего не было.
   -Но, конечно, это не тело для воина, - утвердительно провозгласила Элос. -Например, меня командир сделала такой... - возникло изображение землянки в новом теле и без одежды.
   Дэфа, попеременно краснея и бледнея, вперила хищный взгляд, ощупывала глазами медленно вращавшуюся голограмму. У неё только что не потекли слюни! Ещё одна извращенка. Наверное, Касс что-нибудь заметила в ней ещё там, в подземелье, потому и потащила с собой.
   Вот невезение, столько сластолюбивых женщин рядом, а почти все - чокнутые гомосексуалки!
   Облизнув свои вызывающе вывернутые губы, даммерийка нахально глядела на Элос:
   -Командир дарить ты очень красивый тело...- медленно проговорила она, будто гипнотизируя землянку рыжими глазами.
   Мне показалось, что под этим острым взглядом темнокожее лицо Элос несколько изменило цвет. На её губах заиграла едва заметная полуулыбка.
   Новые подружки принялись конструировать тело для Дэфы.
   Я не был удивлён, посмотрев, что получилось. Очередная машина смерти, чуть закамуфлированная женскими чертами. Рудиментарные груди, едва заметные среди огромных пластов мышц. Маленький, круглый мускулистый зад и красивые ноги, к сожалению, тоже состоящие лишь из одних перевивающихся мышечных жгутов. Это всё, что в ней можно было считать хоть отдалённо напоминающим женщину. В остальном она была уменьшенной копией Победительницы: мощные, бугрящиеся плечи, спина необъятных размеров и здоровенные руки. Лицо осталось без изменений, но на щёку вернулся ужасный шрам.
   И всё вместе получилось достаточно угрожающим...
   Каперанг куда более щедро одарила женственностью Элос: та с первого взгляда не казалась опасной. Выдавали "накачанные" руки, широкая спина, да не по-женски массивные запястья.
   Даммерийка поинтересовалась мнением Победительницы. Та отозвалась не очень внятно, но одобрительно, и Элос отдала машине соответствующие распоряжения.
   Вскоре я имел удовольствие оказаться в компании уже трёх существ со странной внешностью, из которых была похожа на женщину только землянка. Дэфа вернулась в зал не только в новом теле, но уже и одетая, как положено члену экипажа. Больше того, они с Элос привели "девушек". Бэнджи уселась возле моих ног в обычной позе, и я слегка успокоился.
   Хотя, мысли были невесёлые. Я возвращался на Ониск в сопровождении пятерых женщин. Своих, что ли мало, надо новых импортировать?! Несомненно, Касс - находка бесценная, но зачем мне остальные? И если от "рабынь", похоже, я ещё мог избавиться, то Элос и Дэфа были неприкосновенны, они - команда Победительницы.
   С другой стороны, это совсем не наши женщины. С иной психологией, менталитетом. Да в конце концов, они полностью подчинялись Касс.
   Путешествия по патриархальным мирам ещё более убедили меня в необходимости решительных перемен в обществе.
   "Там" жили куда более цивилизованно и свободно - Даммер, думаю, был лишь исключением, подтверждавшим правило.
  

***

  
   Тренировки были, может и хороши, но только я не представлял себе - что мы станем делать, когда вернёмся. Должен же быть какой-то план. С чего начинать, кто за что возьмётся, ну, и так далее. Планов множество, но реального, имеющего хорошие шансы на успех, - нет. Однако Победительница была спокойна, как мертвец. Хотел бы я знать, на чём зиждется её спокойствие - на реальной уверенности, или на гигантском апломбе? Больше походило на второе.
   Теперь в спортзале царил азарт. Две молодые девчонки соревновались друг с другом во всём, что бы они ни делали. В ОФП, в стрельбе, в рукопашном бое, в полётах, даже в теории! И как ни странно, ещё больше сближались. Трудно было не заметить, как девушки, будто невзначай, соприкасаются телами... Заботливо поправляют друг другу причёски, смахивают пот. Каперанг взирала спокойно, словно её это нисколько не касалось. Так, или иначе, Дэфа жила в своей, отдельной каюте, а как у них обстояло с интимом, я не знал. С некоторых пор мне отчего-то стало невозможно подсматривать. Вроде бы и не запрещал никто. Да собственно, кто мне мог это запретить? На моём-то корабле?! Но, как говорится, рука не поднималась. Вот воспоминания Дэфы, результаты ментоскопирования, я посмотрел.
   Она была достойным дополнением землянки. Вообще троица обладала массой сходств, будто все произошли из некой фантастической цивилизации, где воцарилась уродливая культура силы, убийств, цинизма и половых извращений. Психопатки были аморальны, распущенны и эгоистичны. Бесцеремонны и жестоки, наглы и воинственны до такой степени, что разум их нельзя было считать стабильным. Дикие припадки ярости, которыми чаще всех страдала Победительница, заставляли меня думать, что их рассудок в эти моменты балансирует на лезвии ножа!
   Вероломные и подозрительные, они яростно рвались к власти и не упускали момента поживиться за чужой счёт. Они были грубы и невыдержанны, невероятно упрямы. Свирепы и опасны, как сам саккар!
  
  
   ВЛАСТА
  
   Я умышленно не привлекала к себе внимания Дэфы. План был построен на том, чтобы вначале она сблизилась с Элос, и затушила тем самым неизменно тлеющую ревность землянки.
   Когда поднимались из убежища, велела Элос везти девушку на своём антиграве, хотя вполне могла бы сделать это сама. И достигла цели - летя рядом, я буквально купалась в сексуальном возбуждении даммерийки...
  
   Безбрежное море высокой травы чуть колыхалось под слабым утренним ветерком, разбегаясь во все стороны. Вдали равнина переходила в поросшие лесом предгорья. Верхушки деревьев уже освещались неяркими лучами восходящей звезды.
   Дэфа стояла, широко расставив ступни. Во всей её позе чувствовалась непобедимая сила и упругая мощь. Она восторженным взглядом обводила окрестности, радуясь траве и голубеющему небу, птицам и безобидным зверькам, прыгавшим под самыми ногами. Жадно втягивала свежий воздух раздувавшимися ноздрями своего грубоватого носа, и её широкая грудь вздымалась от дыхания.
   Я нарочно сняла шлем, чтобы острее чувствовать пьянящие эмоции девушки, слегка кружившие голову даже мне.
   -Прощайся с планетой...
   Мы одновременно с Элос глянули на неё. Мой взгляд задержался на стройных, красивых ногах. Роса высокой травы намочила их, и грязь теперь стекала по крепким голеням тёмными полосами.
   Оставив слабоумного аборигена вместе с добычей, подбитой точным броском Дэфы, мы взошли на катер. Движения даммерийки были осторожны, шаги мягки и неслышны. Здесь она почувствовала себя уверенней, всё же на открытом пространстве было непривычно. Мы сбросили скафандры, и я заметила, что девушку бьёт дрожь. На неё явно навалилась боль, губы побелели, на лбу блестели крупные капли пота. Элос бережно взяла её под руку, не смутившись сильного запаха немытого тела, исходившего от жительницы подземелий. Через полминуты наша новая подруга уже спала в одном из кресел, накачанная чем-то успокаивающим.
   -Прогноз состояния здоровья Дэфы, - тревожно проговорил управляющий компьютер, -Прекращение жизнедеятельности тела через два часа сорок минут!
   Мы взлетели. Капитан всё время недовольно бурчал по поводу "невыносимой вони", зажимая пальцами нос, как избалованная дорогая шлюха. Элос тревожно поглядывала на Дэфу, а я торопилась "домой".
   Оставив катер, мы прошли стандартную процедуру дезинфекции. Спящую девушку сразу забрал робот: ко всем бедам от ран, у неё обнаружился целый букет различной заразы.
   Пора двигаться ближе к Ониску. В маршруте путешествия оставался последний пункт - Ревон. Пять планет, вращающихся вокруг этого светила, не имели собственных имён. Они так и звались - Ревон-I, Ревон-II, Ревон-III... Нашей целью был Ревон-IV, довольно большая планета с жизненным циклом, основанным на воде. В моей прошлой жизни - цивилизация минус первого уровня, в космос они ещё не вышли, только научились вертеться вокруг своего шарика.
   Необычным на Ревоне-IV было то, что местные жители в большей степени, чем где-либо, овладели тайнами нематериального мира. За прошедшие столетия успехи Ревона-IV в этой области могли стать настолько значительными, что на их фоне мои способности давно утратили какое-либо значение. Это и следовало выяснить.
  
   Сразу после прыжка в гиперпространство мы с Элос были у Дэфы. Она спала, лицо девушки выражало спокойствие и умиротворение, как никогда. Новенькая копия тела висела рядом. Получив команду, "Хелла" произвела трансплантацию. Старое тело, грязное, изувеченное и больное - исчезло в утилизаторе. Дэфу перенесли в центральный зал, она оказалась в кресле. Не сразу открыла глаза, точно так же, как я когда-то. Хорошо владела собой, и, если бы я не слышала её настороженных мыслей, понять, что девушка пришла в себя, было бы невозможно.
   Сразу занялись воспоминаниями - Элос задавала вопросы, а даммерийка отвечала мысленными образами, фиксировавшимися сканером. Каждые два часа девочки прерывались, чтобы отдохнуть, а потом Дэфа изучала язык.
   Я хорошо понимала: она очень хочет научиться всему, что знаем мы. И ещё её отчего-то неприятно волновало исчезновение шрамов.
   Едва научившись выговаривать онискианские гласные, даммерийка выступила насчёт учёбы. Успокоив её, спросила, не хочет ли она узнать о чём-нибудь ещё. Сказанное подивило даже меня - оказывается, шрамы ей дороги, как награды!
   Ладно, ничего не имею против, так будет даже интереснее...
  
   Элос объяснила даммерийке, что у неё есть возможность улучшить тело. Подруга была права - Дэфа тонковата, явно недостаёт мышечной массы. Для примера Элос показала хлоянку до и после трансплантации. Потом я почувствовала игривость Элос, эмоцию кокетства - она продемонстрировала собственное изображение. Без одежды даммерийка её ещё не видела...
   Меня окатило так, что мурашки рванули по коже стаей! Девушка впилась глазами в голограмму, всё время нервно потирая щёку. Вдоволь наглядевшись, перенесла "огонь" золотистых лазеров на живую Элос.
   -Командир дарить ты... очень красивый тело, - хриплым от волнения голосом вымолвила она.
   Все мы купались в озере её желания. Потом туда влился ручей новой эмоции землянки: Дэфа ей нравилась, и это было не просто сочувствие, или симпатия!
   Элос взяла собственное тело за основу нового тела для Дэфы, а даммерийка захотела быть как можно сильнее и легче. Они безжалостно выкинули все "женские украшения", которыми я когда-то наградила Элос. В новом вместилище Дэфы не осталось ни капли жира, ни грамма нефункциональной плоти. Будь она моего роста, неизвестно, кто оказался бы сильнее. Своё лицо даммерийка сохранила без малейшего изменения, а шрамы, все до единого, вернула на старые места.
   Интересно было увидеть Дэфу. Прежнее лицо, и совершенно новое, мощное тело!
   Она продолжала работать с МК, а в перерывах учила язык. Конечно, первые пару дней передвигалась нетвёрдо: училась владеть своим приобретением. В сложных движениях рукопашного боя Дэфу вообще заносило, видно было, как её раздражает некоординированность движений. Зато уж как даммерийка наслаждалась силой! Я сравнивала её со своими прежними ученицами - пожалуй, Дэфа была одной из самых способных. Уже сейчас, в самом начале, она дралась и стреляла ничуть не хуже Элос, да и общефизическая подготовка была на высоком уровне. В полётах, конечно, отставала - приходилось осваивать совершенно новые навыки.
   Девушки соперничали. Но без малейших признаков неприязни. Напротив, выигравшая принималась рассказывать, как это ей удалось, и что нужно было сделать другой, чтобы не проиграть. Было видно невооружённым глазом, как их отношения становились всё более и более эротичными. Я наслаждалась той трепетной осторожностью, с которой они делали маленькие шажки навстречу друг другу.
   Внимательно прислушиваясь к эмоциям девушек, я как-то ослабила контроль над капитаном, надолго оставила его серое вещество без внимания. И пару раз уже перехватила настороженные, даже неприязненные мысли по отношению к нам. Ему не нравилось, что мы "психопатки", что трахаемся не с ним, что способны постоять за себя, и даже то, что имеем виды на будущее. Не нравилось, что мы каждую минуту готовы драться за свободу, любым способом - мощью космического флота, или собственными кулаками.
   Конечно, есть у меня недостатки. Наверное, я слишком горда, может, даже тщеславна. Не спорю, склонна к роскоши и излишествам. Иногда бываю сурова. Но такой меня сделала жизнь.
   И чтобы не давать бессмертному трусу с неразвитой индивидуальностью лишней пищи для страхов, я вначале сама просмотрела воспоминания Дэфы.
   Впечатляло.
   К своим шестнадцати она давно уже была отличным бойцом. Профессионалом в своём первобытном мире. Я, и то начинала в двадцать!
   У них существовал обычай питаться мясом побеждённого. Да и не было там другого мяса, крысы, разве что. Но питаться падальщиками недостойно везде. Так что иной животной пищи, кроме человечины, она в даммерийской жизни ни разу не пробовала. Притом отнюдь не изводила себя вегетарианством. За шесть лет "взрослой" жизни конфликты случались практически ежедневно, и чаще всего завершались смертью одного из противников.
   Я знала, как нервно люди относятся к употреблению кем-либо в пищу их сородичей, потому решила удалить многое из записи, прежде чем она попадет к Ламену...
  
   Большая, размером с Поллукс, коричнево-синяя планета предстала перед нами в седине и изломах атмосферных завихрений, в полосах циклонов и сильнейших бурь. Там творилось невообразимое, казалось Ревон-IV сошёл с ума. Вначале я хотела оставить Дэфу на яхте, она была не готова действовать самостоятельно. Но за неё вступилась землянка - стала доказывать, что сможет надёжно подстраховать новую подружку. Дэфа не сказала ни слова, хотя очень хотела вниз. Мы отправились вчетвером.
   Судя по виду планеты, полёт предстоял сложнее обычного. Никаких следов ревонской цивилизации - что, и тут катастрофа? Волнуясь, я подключила сенсоры управления.
   Катер пошёл к планете. В верхних слоях ничего не чувствовалось, но чем плотнее становилась атмосфера, тем более мои ладони чувствовали бешенство воздушных потоков. Внутри катера царила тишина и покой, мощная энерговооружённость этого "шарика" позволяла игнорировать даже такие бури. Однако руки пилота испытывали и давление воздуха, и внезапные сотрясения, толчки и рывки, постоянную вибрацию. Жестокие конвульсии атмосферы усиливались по мере снижения. Борьба со стихией поглощала моё внимание, и я скомандовала машине, чтобы она взяла на себя заботу о появлении возможного противника. Конечно, надеялась, что и я его замечу, но подстраховаться никогда не вредно.
   Воздушный океан Ревона-четвёртого напоминал огромный котёл с кипятком. Вихри трепали ладони всё яростней, сильные восходящие потоки мгновенно сменялись нисходящими. Густела облачность, становилось темнее с каждой секундой. Мы опускались на дневную сторону планеты, но звезда не излучала обычного сияния. Зловещие нагромождения туч преграждали дорогу свету, и он медленно угасал, утопая в свинцовом мраке. Капли, тонны, целые моря воды обрушивались на планету вместе с нами.
   На этой высоте уже воцарилась серая водяная ночь, мгла сделала оптический режим виока бесполезным, пришлось переключиться на сканеры. Тьма сгущалась. Вдруг её прорезала молния, ещё одна! Разряды с каждым разом набирали силу, становясь ярче. Они зловеще плясали вокруг, диким всепоглощающим огнём озаряя рваные массы грязно-бурых облаков. Мощные порывы ветра с бешеным упорством продолжали атаковать нашу посудину. До поверхности оставалось полторы сотни метров, но визуальный режим по-прежнему не давал изображения. Под нами расстилался невидимый пока океан...
   Наконец, рваные края тёмно-серой взлохмаченной тучи приоткрыли поверхность. Волны - противоестественно огромные водяные горы, вырвавшиеся из-под мрачной завесы туч, даже отсюда виделись настолько чудовищными, что само их существование в реальном мире казалось немыслимым. Высота этих монстров достигала нескольких десятков метров, по задним склонам их катились потоки пены, будто сатанинские плащи, демонстрирующие мощь преисподней. Чудовищные валы катились по океану, сталкиваясь друг с другом, превращая поверхность в бурлящее адское варево.
   Ещё с орбиты "Хелла" обратила внимание, что все вихри и потоки воздуха сходятся в одной точке планеты. Туда мы сейчас и направлялись. Я вела катер низко, чтобы лучше рассмотреть планету. Береговые утёсы причудливой, и вместе с тем, какой-то зловещей формы, словно скульптуры боли, изваянные самой природой. Гигантские вулканические конусы, высившиеся на границе между водой и сушей, поднимались прямо из воды. Одни чёрные, другие покрытые застывающей лавой красного цвета. Казалось, будто и горы на Ревоне-IV слеплены из кипящего металла.
  
  
   ЭЛОС
  
   Я знала, что ещё пятьсот с лишним лет назад на Ониске изобрели метод трансплантации интеллекта. Знала, что моё сознание живёт уже в третьем теле, и от этого ничуть не изменилось. Но всё-таки, когда даммерийке стало плохо в шлюзовой камере, меня охватило беспокойство. Трудно привыкнуть, что плоть, в которой ты родилась, можно сменить, как испорченную одежду. Взяла её пылающее тело на руки, уложила в кресло. Огненные глаза запали, белки покрылись сеткой лопнувших сосудов, лицо заострилось, а скулы, казалось, были готовы прорвать посеревшую кожу. Анализатор тотчас усыпил девушку. Прозвучало предупреждение - в этом теле жить ей осталось недолго. Я взглянула на рукава своего комбинезона - на сером алела кровь.
   Любимая торопилась, перегрузки размазывали нас по креслам, и щуп анализатора не возвращался в нишу, постоянно контролируя состояние пассажирки. Только когда мы прибыли на корабль, и робот забрал Дэфу, я немного успокоилась.
   Когда проблемы со здоровьем были решены, мы занялись воспоминаниями даммерийки. Подсев ближе, я наслаждалась случайными соприкосновениями наших бёдер... Но скоро стало не до чувственности. Получая ответы, я всё больше поражалась жестокости подземного мира. Сидевшая рядом со мною юная симпатичная девушка с тех пор, когда ей исполнилось десять, ещё совсем ребёнком, была вынуждена убивать едва ли не каждый день, чтобы самой не быть убитой.
   Она вспоминала годы изнурительных тренировок. Пот, заливающий глаза, тяжкое дыхание и лязг клинков друг о друга. Выпады, защиты, уходы, прыжки и удары. Жизнь, сплошь состоящую из чёрной ненависти и яростных поединков. Ни одной минуты, никогда и нигде в их мире человек не мог чувствовать себя в безопасности. Чтобы заснуть, они выставляли часового! С десяти лет и до самой смерти мужчина никогда, даже занимаясь любовью, не выпускал из рук нож. Враждовали практически все, и схватившись, бились до смерти.
   Я видела раздробленные суставы и выдавленные, пустые глазницы. Лезвия, с хрустом вонзающиеся в живую, упругую плоть. Сухой треск ломающихся под пятками рёбер. Обречённый хрип смертельно раненых, их стекленеющие глаза и ослабевшие руки, роняющие оружие. Сотни смертей. Безбрежные реки крови, многие километры голубых и розовых кишок, выпущенных наружу одним ударом.
   Кровь - льющаяся толчками из перерезанного, булькающего вражьего горла, кровь на ноже, на руках. Липкая кровь на мокрых кулаках, кровь, стекающая по израненным предплечьям. Своя и вражья. Красные босые ноги в лужах крови...
   Кровь, кровь, кровь, кровь, кровь переполняла её воспоминания.
   Это настоящий кошмар.
   Конечно, я предполагала, что увижу нечто подобное. Но не такое!
  
   Само собой, постоянное напряжение нервов искало выхода. Люди, запертые в стенах убежища на всю жизнь, могли позволить себе только два вида отдыха. Первый, и главный - секс. И второй, доступный лишь верхушке правящей элиты. Хмельной напиток, делавшийся под большим секретом, и в очень малом количестве. Поэтому, как и убивать, сексом здесь начинали заниматься очень рано. Дэфа была отвергнута людьми, и могла общаться только с одной-единственной девушкой. Очень быстро общение стало интимным и выросло в долгое сильное чувство, связавшее их воедино. Дэфа не скрывала воспоминаний, и откровенные картины любви проходили перед моими глазами. Окли, её подруга, на мой взгляд, была просто ужасна, как и все даммерийцы. Но когда не было видно лица, возбуждение тревожило меня - тело юной карлицы было красивым. В конце концов, созерцание привело меня в трепет.
   Вчера мы вместе с Дэфой сделали для неё новое роскошное вместилище. Может, такой я становиться бы и не хотела - всё же, нравилось оставаться более женственной. А это было почти тело Власты, только немного уменьшенное пропорционально росту. Может, поэтому я стала чувствовать куда более сильное влечение к даммерийке... Это было непостижимо. Душой и телом я принадлежала Власте, всегда хотела быть с ней и только с ней. И при этом страстно желала Дэфу! Я мучилась, раздваиваясь, и не знала, как поступить. Решила рассказать обо всём любимой, спросить совета у неё, и чего-то боялась, тянула время, откладывала. Вроде бы несколько отвлекали спортивные занятия - нагрузка успокаивала плоть. Но в то же время нагота наших тел, напротив, возбуждала. Возбуждала настолько, что я боялась, как бы это не оказалось заметным.
  
   Тем временем "Хелла" доставила нас к Ревону-IV. Мне едва удалось уговорить Власту лететь вместе. Она считала, что Дэфа ещё не готова к высадке на опасную планету. А в том, что Ревон-четвёртый не курорт, я убедилась сразу. Атмосфера огромной планеты бушевала, потрясаемая чудовищными циклонами. Думаю, немалая часть мастерства любимой потребовалась в этом рейсе.
   Недалеко от поверхности мелькнула интересная картина. Я пристально рассмотрела запись: куда-то неслась здоровая зверюга - метров десять длиной, да ещё толстый хвост. Двуногая, в беге согнувшаяся вперёд. Две мощные передние лапы, покрыта гладкой шерстью. Голова с вытянутой хищной пастью. Глаза посажены высоко, метёлки длинных жёстких волос на ушах...
   Сели. Власта включила автопилот, и как только мы выпрыгнули на содрогавшуюся поверхность, катер взмыл, зависнув невысоко над каменным крошевом.
   Оказавшись снаружи, мы попали под перекрёстные удары бешеных порывов ветра. Кругом стоял такой дьявольский рёв, что я даже приглушила звук с наружных микрофонов. Красноватая мгла кипела в высоте, перехлёстывая через солнце, точнее, через звезду по имени Ревон. Удары ветра будто швыряли её, то исчезавшую, то снова проступавшую алым диском за бешено струящимся рваным покрывалом тьмы. Наконец, свинцовый край зловещей, иссиня-чёрной тучи закрыл горизонт, удушив последние лучи света, и тут же потянулся вниз, к планете. Стало так темно, как будто наступила полночь. Чёрный извивающийся отросток смерча напоминал огромную шевелящуюся живую колонну. Он нёсся над поверхностью вместе с шапкой тучи, то укорачиваясь, то удлиняясь, словно разглядывая, что происходит внизу, и выискивая подходящую жертву. Навстречу ему снизу поднималась воронка вихря. Там в бешеной пляске вертелись оторванные ветви и стволы небольших деревьев, пыль, трава и разный другой мусор. Недолгие мгновения - и две части ужасного творения природы слились в один чёрный столб, соединяющий небо и планету. Расширяющийся вверху и внизу, он с глухим рёвом понёсся дальше, пожирая всё попадавшееся на пути.
   Беспрестанно сверкали молнии. Ураганный ветер сопровождался сильнейшим ливнем и крупным градом. С гор нёсся поток грязной воды, шутя срезая деревья, легко выворачивая громадные камни, захватывая массу ила и разных обломков. Гудела, содрогаясь, почва, из глубоких, огромных трещин доносились непрерывные громы, раскаты которых соревновались с небесными. Сами горы трещали, от них исходил какой-то безысходно-погребальный гул.
   Вскоре из облаков начала падать масса горячего пепла и чёрные камни, обожжённые, растрескавшиеся от жара. Грохот сотрясал почву. Плясали взбесившиеся молнии, огненные змеи мельтешили, как будто перед самыми глазами. Огромная гора выбрасывала в мрачные небеса густые клубы белого дыма, порции жидкой лавы, пепла, песка и крупных камней. По склону низвергался светящийся огненный поток, исходящий струями белого пара. Все предметы, видимые сквозь горячий воздух над лавой, дрожали и колебались. Местами эта масса как бы кипела, подбрасывалась вверх, и тогда казалась красной. В разных местах озера кипение то и дело усиливалось, брызги лавы летели выше и выше, пока, наконец, не взвился настоящий лавовый фонтан на несколько десятков метров! Красная ревущая струя рассыпалась каплями, опала. Серая поверхность озера застыла коркой. Сетка ярко светящихся, резко очерченных зигзагообразных трещин разделяла рваные площадки застывшей лавы. Из трещин взвивались яркие искры, били тонкие сияющие струи, а временами взлетали к небу ослепительно светлые лавовые фонтаны, окружённые столбами пара и дыма. В ответ небо выдавало очередную порцию пепла и камней, а затем повсюду стала падать жирная, липкая грязь. Тьма сгущалась.
   Над небольшой лагуной стелилось лёгкое покрывало тумана. Внезапно спокойная вода тоже стала пениться, бурлить, опять послышался глухой подземный гул, над водою взметнулась огромная струя-колонна в несколько десятков метров. И мгновенно вспыхнула огнём. Горел, похоже, газ, но казалось, что пылает сама вода! Столб переливался огнём, и пламя пляшущими пятнами отражалось на ближайших горах. Фантастическая картина природных катаклизмов объяла всё вокруг - поверхность, воду, небо.
   Нигде не было видно ни единого живого существа, шквальный ветер слоями срывал почву, гнал в океан массы песка и пыли. Эти клубы поднимались туча за тучей, и то догоняя, то перегоняя одна другую, сливались в непроницаемую массу, застилавшую небо. В двух-трёх метрах ничего не разглядеть. Завывание и свист ураганного ветра, раскаты грома, небесного и земного, сталкивающиеся волны рождали непереносимый грохот. Здесь было немного больше двух "g", поэтому привычной лёгкости я не чувствовала. Как будто на тренировке - чтобы двигаться, надо было прилагать усилия.
   Мы сделали ещё несколько шагов от береговой черты, и внезапно очутились в колодце покоя. Глаза поднялись вверх, скользнули по стенам из яростной кипени, к выходу из этого странного "окна" во многих километрах над нами. Гигантская бездна бури соседствовала с кусочком безмятежности. Похоже, на всем Ревоне-IV только здесь пока была тишина. Неожиданная, со всех сторон окружённая настоящим адом, она казалась особенно драматической. Только здесь был виден высоко в вышине маленький клочок чистого лазурного неба, напоминающего о безопасном мире.
   Под ногами лежал изрытый ветром и замусоренный обломками песок. Ряд высоких холмов стелился грядами, подобно волнам. Клочок ревонской пустыни хранил траурное безмолвие, лёгкими облачками курился песок. Ни одной птицы в воздухе, ни одного животного на поверхности, ни даже червяка - никаких признаков жизни.
   Единственным напоминанием о том, что здесь существовала жизнь, были развалины. От построек остались остовы, заострённые кверху столбы...
  
  
   Глава 15. РОЖДЕНИЕ
  
   ВЛАСТА
  
   Тут было что-то нечисто.
   Как только сошли на поверхность, я сразу же ощутила тревогу, беспричинно гнетущее чувство. По спине забегала нервная дрожь. Это не проходило, наоборот - мы двигались к центру всепланетного урагана, и беспокойство становилось сильней. Я чувствовала - будто схожу с ума. Казалось, кто-то безмолвно зовёт, тащит, вынимает из меня душу. Усилием воли подавила это и снова зашагала по песку.
   Громоздились руины. Раньше тут был центр одного из крупнейших ревонских городов, сейчас - сплошные развалины. Заплатами висела на остатках стен осыпавшаяся плитка, высились кучи щебня, криво торчали остатки стальных конструкций, полузанесённые барханами трубы и лестничные марши, всё в странных дырах, как после обстрела. Кое-где стояли ещё покосившиеся шпили из блестящего металла, решётчатые конструкции, треснувшие, севшие в песок. Посреди всей этой разрухи выделялась целёхонькая угольно-чёрная полусфера.
   Из динамиков скафандра зазвучал взволнованный голос "Хеллы".
   -Наша техника на планете неконтролируемо теряет энергию, одновременно утрачена возможность подзарядки! Катер теряет десять процентов полной ёмкости батареи в час, роботы и скафандры - 13,6 процента в час. Потеря нарастает по мере вашего продвижения в избранном направлении. Опасно! Рекомендую вернуться на катер и немедленно покинуть Ревон-IV.
   Я ответила:
   -Сообщай о количестве энергии каждый раз, когда её остаток уменьшится на десять процентов от полной ёмкости батарей. Проверь готовность второго катера, загрузи туда всё, что мы имеем на планете - скафандры, оружие, всё остальное. Вылет катера по моей команде или после утраты с нами связи.
   Это действительно серьёзно. Даже без постоянной подзарядки расход энергии скафандров при максимальной нагрузке всех систем не должен был превышать десять процентов в сутки. Что-то высасывало нашу силу, и это что-то, несомненно, было рядом, в чёрном сооружении. Девушки и капитан следовали за мной, чуть в стороне и сзади. Не оборачиваясь, я чувствовала это.
   Скомандовала отключить экзоскелеты - энергию придётся экономить. Песок глубоко проседал под ботинками, теперь, чтобы идти, приходилось напрягаться. Нечто давило на виски, стискивало голову, будто обруч. В конце концов, я закрылась барьером, впервые пришлось применить его не для того, чтобы скрыть собственные мысли, а чтобы защититься от непонятного воздействия извне. Эмоции беспокойства моих спутников теперь слышались слабо - будто через ватную стену. Но даже через барьер я ощущала огромную тяжесть.
   Несколько шагов, - и М-координатор доложил о потере энергии у роботов и скафандров ещё на десять процентов. Купол уже рядом - зарывшаяся в почву полусфера идеальной формы метров десять высотой. Поверхность вблизи казалась бархатно-ворсистой. Здесь мы лишились ещё двадцати процентов энергии разом. Разведчик облетел эту дрянь в поисках входа, обнаружив дверь со стороны гор. Чтобы вырезать её, потребовалась вся мощность двух роботов-телохранителей, моего и Элос. Разведчика-универсала хотелось сберечь.
   За время, пока деструкторы грызли неподатливый материал, не донеслось ни звука, всё вокруг по-прежнему казалось мёртвым. Выемка обозначила отверстие двери, вскоре плита рухнула в проём. Два телохранителя были безнадёжно разряжены, и я велела им возвращаться на катер.
   Изнутри сферы веяло тревогой. Там было что-то враждебное, опасное. Несмотря на барьер, снова заныло в висках, да ещё и в затылке. Разведчик нырнул внутрь. Секунды две-три показывал изображение полутёмного коридора, круто уходящего вниз - и замолк навсегда.
   -Полная потеря энергии разведчиком! - тревожно сообщила машина.
   -Вот вам, капитан, - бросила я через плечо. -Та ситуация, когда компьютеры даже себе помочь не могут.
   И шагнула вперёд, прямо в звенящую темноту. Мой барьер едва держался - таким сильным был напор энергии. В жизни не приходилось испытывать ничего подобного. Мгновенно сдохли телохранители Дэфы и капитана, безжизненно застыв у порога. Разведчик валялся чуть подальше - жаль, полезная штука. В скафандрах оставалось только десять процентов энергии, и я приказала проанализировать воздух внутри купола. Дышать можно, хотя и без особого удовольствия. Придётся либо снять шлемы, либо убираться назад несолоно хлебавши. Чего я делать не привыкла.
   В затылок дышали девушки, капитан благоразумно держался в отдалении. Он напряжённо думал: пора возвращаться. Однако молчал. Ровный пол уходил вниз, плавно поворачивая вправо. Мы прошли один виток этой спирали, когда чуть слышно прозвучало сообщение "Хеллы":
   -До полной потери энергии скафандрами осталось три минуты. Катер имеет 85 процентов полной мощности батарей. Готова принять ваши указания.
   -"Хелла", как только катер потеряет мощность наполовину, замени его на другой. Мы доберёмся до катера. Попозже, - откликнулась я, расстёгивая замок шлема.
   Небольшой запас воздуха, конечно, был. Некоторое время можно дышать и без системы регенерации. Но неприкосновенный запас оттого так и назвали, что он неприкосновенный. Бластеры и "эртисы" тоже разряжены. Сняв шлем и повесив его на пояс, я сказала всем, чтобы вытащили ирториевые лезвия из правых штанин. Кроме оружия на такой вот случай, они служили пассивной защитой голеней, дополнительными "рёбрами жёсткости".
   Вооружившись импровизированными клинками, мы двинулись вниз. Воздух был раскалён и сух, удушающе воняло каким-то дерьмом. Всё время, пока спускались, справа я чувствовала гигантское количество энергии, рекой текущее вниз за гладкой стенкой по соседству.
   Спираль выправилась в короткий коридор, заканчивающийся серой туманной пеленой. Края мглы ритмично пульсировали, мерцающий туман изливал невероятный океан энергии. Поток был настолько силён, что я не могла приблизиться к нему, как ни стремилась. Боль в голове буквально оглушала, я едва держалась на ногах. Собираясь с силами, глянула на своих спутников. Девушки выглядели не лучше, видимо, тоже чувствовали давление неведомого. Лица выражали крайнее напряжение, скрипели сжатые зубы, словно все мы вели невидимый бой. Ламен казался растерянным. В своём нынешнем состоянии я не могла воспринимать мысли, даже эмоции. Сил едва хватало, чтобы просто сохранять рассудок, но бегающие глаза капитана и его трясущиеся губы выдавали явную трусость. Измельчали людишки...
   Вдруг серая пелена изнутри озарилась мрачным светом, раздался громкий басовитый звук. Пол задрожал, энергия плеснулась тугой волной. Боковым зрением я увидела, как капитан судорожно сглотнул и в ужасе отвалил челюсть. А потом каперанг военного флота повернулся назад и побежал!!
   Одним движением я вернула на место клинок.
   Знаю. Нам надо туда, в эту пелену. Сейчас, немедленно.
   Откуда во мне эта убеждённость? Неважно. Повинуясь инстинкту, схватила девушек за запястья обеими руками. Втроём мы одновременно кинулись в ревущую мглу...
  
   Ощущение падения в бесконечное пространство. Не привычная невесомость, а именно падение в пропасть, в бездну, в ничто. Проносились яркие цветные линии, спирали, пятна. Совсем рядом грянул взрыв, возникло множество блестящих огненных шаров в кудрявой бахроме, размером с нашего разведчика. Кружась неподалёку, они мягко касались друг друга, словно танцевали. В моей голове вдруг сами собой появились какие-то чужие мысли. Обрывки фраз, змеиный шёпот, незнакомые голоса, дикие крики и стоны, истерический хохот.
   Новый взрыв был куда сильнее. Показалось, что кожа вспыхнула, словно облитая огнём. Боль скрутила тело, голова стала слишком тяжела, горло перехватил спазм. Стало нечем дышать. Волна новой, ещё более страшной боли ударила в затылок, сзади достала до сердца, и снова отдалась в висках. Рвались мышцы, внутренности, кости.
   Изображение в глазах начало таять, словно удаляясь в чёрный тоннель. Огненные шары, пламя и дым вокруг, какие-то обломки - брызнули в стороны сломанной мозаикой. Мы проваливались в преисподнюю, словно игрушечные фигурки в глубокий колодец. Вокруг всё страшно громыхало. Похоже, какая-то сверхъестественная сила заживо разлагала нас на атомы.
   Осталась последняя мысль, бесформенные вспышки вокруг высветили её в надвигавшейся черноте:
   "Нет, нет, нет! Я не должна умереть, не отомстив за Вету!"
   Мышцы вздулись, готовые бороться и побеждать. Душа и тело дрались за жизнь с равным упорством. Разум впитывал всё происходящее - звуки, странные картины. Мозг начал привлекать из тела всю его энергию, жизненную силу. Конечности явственно охладевали, нематериальное существо начало отделяться от физического тела, и я увидела его, своё тело со стороны, проваливающимся в небытие. Однако, нечто повторяющее формы, матрица, ещё оставалась.
  
   Я больше не была человеком. Я была нематериальной точкой, песчинкой в пространстве рядом с двумя другими, которые вот-вот должны были присоединиться к одной общей песочнице. Но моя личность не потерялась - остались мысли, суждения, воспоминания.
   И я ни черта не хотела исчезать, в ком-то там растворяться!
   Накатывало странное состояние внутреннего успокоения, а я яростно боролась с ним, упрямо не поддавалась безмолвному сладкоголосому пению. Мысли стали трезвыми и холодными, при этом существо моё как бы расширилось, и видение стало яснее.
   Главным оставалось одно: я должна жить!
   Вдруг что-то случилось, переменилось вокруг. Неведомое и могучее как будто снизошло, отозвалось. Вернулись едва заметные осязания, но они уже не были прежними. Теперь я непостижимым образом чувствовала пляшущие вокруг элементарные частицы. И не просто чувствовала! Я могла управлять ими, связывала из атомов молекулы, биологические структуры, вот атомы кислорода, водорода... теперь молекула глюкозы, протеин, метилпротеин... Сюда кислородную связь, водород... Переместить углеродный атом... Откуда я знаю такую чертовщину?
   Волна преобразования побежала в стороны, ширясь вместе с поверхностью реакции. Застывшее время дрогнуло, шевельнулось. Началось движение материи, по матрице астрального быстро формировалось моё материальное тело...
   Я ощущала, как рядом со мной, параллельно, идёт такая же работа. Осторожно, нежно приблизилась к другим точкам. Тёплые прикосновения астрала - Элос, Дэфа! Они остались со мной. Мы соприкоснулись. Страх непонимания одолевал девочек. Я, как могла, успокоила их своей силой и смелостью, излучала любовь и защиту. Это было объединение сознаний, мы были сейчас, как одно целое. Перед общим внутренним взором предстала жизнь Вселенной, прокручивалась в сознании, словно учебный материал, только быстрей, словно вспышка! И при этом дьявольски отчётливо, мы легко воспринимали и запоминали всё.
   Узнали многое, очень многое. Например, то, что произошло на Ревоне-четвёртом. Там и вправду далеко продвинулись в познании нематериального. Они хотели найти путь от духа к материи, связь, возможность для сознания управлять материей. Временно оставив собственные тела, объединившись во всепланетную цепь, ревонцы много экспериментировали. Начали с явлений природы, потом создавали новые формы жизни. То странное, что бегало по планете, и было результатом творчества. И конечно, всем понравилась идея физической неуязвимости, бессмертия. Ревонцы занялись самовоссозданием тел, и совершили ошибку. Одну, но оказавшуюся непоправимой. Путь был найден, а эгоизм людей подвёл их в очередной раз. Слишком многие заторопились вернуть себе былую молодость и красоту. Принялись тащить у планеты энергию. В конце концов, рухнул баланс сил, и нетерпеливые потеряли всё.
   Чёрный купол стоял на одном из мощнейших энергетических узлов планеты. Во время гигантского перераспределения энергий было нарушено тысячелетнее равновесие точек силового контура, и рассердившийся Ревон-IV отобрал у людей даже то, что принадлежало им по праву. Дисбаланс сохранялся достаточно долго, пока планета не смогла пополнить опустевший сосуд. Последними каплями энергии стали мы. Баланс восстановился, и волею судьбы мечта ревонской цивилизации стала реальностью... для трёх живых существ, оказавшихся в нужном месте в нужное время.
   Планета, впитавшая сознания миллионов ревонцев, имела способность мыслить. Своими, естественно, категориями. Крохотные ползающие и летающие вокруг существа не занимали её разум. Чувствуя потребность восстановить энергетику, планета делала это. Но уже готовая поглотить нас, вдруг услышала мой последний крик, и озабоченно остановилась. В массе энергии, в её пище попискивает кто-то разумный, который не хочет присоединяться к ней, к могучему единому сознанию? Несколько долей секунды планета размышляла над загадочным феноменом. Та часть её, которая была когда-то людьми, что-то вспомнила, и отреагировала. Теперь планета уже не желала снова становиться разрозненными крохотными человечишками, но решила помочь мыслящим инфузориям. Коллективное сознание хранило в памяти то, к чему когда-то стремились люди. И нашло эту силу подходящей компенсацией трём песчинкам за причинённое им беспокойство...
  
   Вместе с гигантским скопищем информации ко мне возвращались ручейки любви, отражения моих собственных чувств, обращённых к Элос и Дэфе. Постепенно ощущение нематериальности таяло... Возрождение физического тела завершалось, сознание вместе с физической жизнью лилось в него бурным потоком.
   Я услышала голос:
   -Мы живы!
   И это голос словно завершил чудесную работу, сорвал завесу, раскрыл глаза - обычное человеческое, живое зрение...
  
   Мир потоком обрушился на меня. Безбрежный космос сверкал россыпями звёзд. Ярких, крупных, поистине прекрасных! Я долго наблюдала за ними, пыталась узнать рисунок созвездий. Пока до меня не дошло, что звёзды дрожат. Вибрируют! Значит, я смотрю на них сквозь атмосферу. Значит, я на планете.
   Наконец, решила проверить, есть ли у меня тело, могу ли чем-нибудь пошевелить. Для начала сдвинула влево глаза. Та же самая чернота. Нет, не та - в нижней части это просто темень, без звёзд. Теперь вправо. Здесь то же, сверху звёзды, внизу - мрак. Теперь пошевелила носом.
   Браво! Открытие: у меня-таки есть нос!
   Теперь рукой. И руки есть! Со всех сторон меня окутывает обволакивающее тепло. А это что? Это моя нога. Голая. Я судорожно ощупываю себя. Чёрт побери, что за б..дские шутки! Никакой одежды. А сверху ощущение прохлады. Оказывается, я лежу на чём-то тёплом под открытым небом. Шарю руками слева. О! Настроение улучшается. Если мне и суждено прожить остаток своих дней, бегая без штанов по какой-то дикой планете, то, по крайней мере, тут я буду не одна. Поднимаюсь. Это... да, это Элос! Конечно, это её великолепное тело.
   Доносится всхлип.
   -Власта... Ты? - она повисает на мне, сжимая в объятиях, слёзы подруги градом льются на мою грудь.
   В это время кто-то ласково касается моей спины, прижимается сзади. Дэфа!
   Они обнимали меня, сжимали с обеих сторон, растворяли моё тело своими телами. Потом та, что была позади, опустилась, принялась целовать бёдра, обнимая ноги. По телу побежали мурашки, так стало приятно! Почувствовав, как их руки встретились, дрогнули, потом сплелись вместе, я опустилась на обволакивающе тёплую поверхность, ласкала их тела обеими руками и купалась в неистовых ответных ласках. Возбуждение дурманило, мне было уже всё равно где мы, что это - бред, сон, явь...
   Сначала я едва прикасалась пальцами к груди даммерийки... Потом мяла её плоть, вдавливала ладонями. Побежала вниз, по напрягшемуся животу. Впилась пальцами в тотчас же раскрывшиеся мускулистые бёдра. Коснулась жадно распахнутых губ. Дыхание Элос опалило плечо. Она скользнула вниз, мягко схватила губами мою руку - и с долгим стоном впилась в нежную плоть Дэфы. Юная убийца вздрогнула и закричала. Руки её мягко обвили мои бёдра, настойчиво потянули к себе. Почувствовав пронизывающее острое наслаждение, я опустилась на её живот, и принялась целовать, ощущая упругость языка девушки. Обхватила маленькие ягодицы Дэфы, потом добралась до грудей землянки и стиснула их ладонями. Элос вновь застонала, подняв голову. Я увидела совсем рядом её лицо, и нашла губами её губы. Мы жадно целовались, а вкус Дэфы, который я ощущала на губах землянки, возбуждал меня ещё больше, сводил с ума...
  
   Очнувшись от страсти, я попыталась оценить ситуацию.
   Мы втроём стоим на дне какой-то впадины в форме линзы. Она из стекловидного материала. Потрогав большим пальцем ноги, убедилась - поверхность скользит.
   Поглядела на край линзы через плечи девушек, и вдруг остолбенела: я видела Элос и Дэфу совсем не так, как раньше!! Фигуры подруг сверкали разными цветами, окружённые своей собственной атмосферой. Лучистые кружки вокруг головы, рук и ног, вокруг всего тела. Правда, сияющая атмосфера от головы распространялась несколько дальше. Тела прозрачны, я видела внутренние органы, у каждого из которых имелся свой, особый центр света. Каждый сиял своим, присущим ему пламенем. Кости казались совершенно тёмными, мышцы - алыми, нервы - золотистыми.
   Посмотрев таким же взглядом вниз, я поняла, что могу видеть жизнь природы и в молекулах того стекловидного вещества, на котором мы стояли. Подарки Ревона-IV были воистину драгоценны!
   Взобравшись наверх по крутым склонам огромной "линзы", мы, наконец, ступили на обычную траву. Лун не было, но звёзды виднелись высоко и ясно, теперь мне было вполне достаточно и такого света. Под ветром тянулись травы от горизонта до горизонта, тёмная масса скал вырисовывалась в трёх километрах к югу. Ноздри втягивали острый запах пожарища, но кроме этого, и холодного сырого воздуха, и зелени, и теплоту мягких живых существ, прятавшихся невдалеке. Мои нервы теперь намного яснее ловили дрожь и пульсацию других нервов. Силы росли, энергия Вселенной буквально изливалась в меня. От этого ощущения кружилась голова.
   Обретя новое внутреннее зрение, я могла теперь заглянуть во многие уголки собственной памяти, ясно представить все свои предыдущие воплощения, в которых, оказывается, намного чаще была мужчиной. Видела своё далекое прошлое, чаще жуткое, но временами и великолепное. Ощущала незримое присутствие других родственных сознаний. Такое восприятие окрыляло, и в то же время немного тревожило. Теперь у меня была информация, недоступная смертным. Хотела я, или нет, а мозг работал сам, усилия для этого не требовались. Разум фиксировал всё - начиная от мельчайших различий окружающего мира, изменений влажности, температуры, радиации, шума ползущего под ногами жука до фантастически полного восприятия личностей стоящих рядом подруг. То, как я могла читать мысли раньше, было жалким детским рисунком по сравнению с полноцветной яркой картиной, впервые открывшейся сегодня передо мной!
   Импульсы животных и самых маленьких насекомых чувствовались совершенно чётко. Я слышала медленное, лёгкое движение струй ветра, далекий крик летящих в вышине птиц. Больше того, стоя нагишом на поверхности планеты, я чувствовала водоворот электрических и магнитных полей "Хеллы". Знала, что она на орбите, знала, где именно, могла показать пальцем. И отсюда, с планеты, умела мыслью дотянуться до неё!
   Я попыталась представить себя на месте перепуганного капитана, и тотчас увидела его! Проникла в его смятенные, скачущие мысли. Вот он, в пилотском кресле, полулежит, прикрыв глаза. Стискивает побелевшие от напряжения кулаки.
   Попыталась представить, что он станет делать дальше - и увидела будущее! В сознании возникали варианты от самого вероятного до почти несбыточного. Не только будущего капитана Ламена, не только моего, или нашего с Элос и Дэфой. Будущего всего Ониска, всей Галактики, чёрт их совсем побери! Я концентрировала предвидения, осмысливала открывающиеся неясные картины, в которых были и тайны. Ум мой окунулся в не знающую времени среду, где светили огни будущего, непостоянного, колеблющегося, как тонкая ткань на ветру. Жар и холод тысяч вероятностей, невиданные корабли миллионов цивилизаций и их неведомые планеты. Бесчисленные эмоции разумных существ, непознанные культуры. Новые войны и потрясающие сражения. Причины несправедливости и нелогичности веками выстраиваемых общественных отношений. Мозг просчитывал вероятности, анализировал данные, оценивал и обрабатывал...
   И предупредил: капитан приказал яхте отправиться на Ониск.
   Ну, это уже слишком. Конечно, теперь мы можем сами переместить свои физические тела куда угодно, но Ламена нужно каким-то образом вернуть. Точнее, вернуть "Хеллу", у нас с нею взаимная симпатия.
   Я делала это впервые, но откуда-то знала, как. Ведь Вселенная переполнена звёздным светом, теплом, радиацией, потенциальной и кинетической энергией, прорвой всяческих излучений! Ментальное искусство позволило мне зачерпнуть из этого океана, собрать, сконцентрировать энергию в узкий луч, создать на антеннах "Хеллы" имитацию сигнала вызова.
   Произнесла про себя - так, будто говорила с Вилар:
   -"Хеллу" вызывает Касс"...
   -"Хелла" слушает вас, каперанг!" - немедленно прозвучало в голове. Я услышала голос так же, как раньше слышала мысли людей. И, как мне показалось, в голосе машины была радость.
   -"Находимся на поверхности Ревона-IV. Ждём катера. Утрачено всё снаряжение, оружие, интерфейсные модули. Медицинская помощь не требуется. Даю пеленг..."
   -"Пеленг приняла, катер вышел". - Образовалась небольшая пауза... -"Каперанг, капитан Ламен всё ещё считает вас и обеих девушек погибшими..."
   "Однако!" - подумала я. "Наш МК уже не только выражает эмоции, но и изъясняется намёками!"
   -"Хелла", я поговорю с капитаном. И хочу слышать всё, что он скажет вслух".
   -"Включаю центральный зал..." - с готовностью отозвался управляющий компьютер.
   -"Капитан, говорит Касс. Находимся на поверхности Ревона-четвёртого. Ждём катер. Медицинская помощь не требуется".
   Интересно было слушать со стороны собственный голос, произносящий то, что я никогда не говорила: беседа шла без участия моих голосовых связок.
   -"Вы живы!... Касс... Да как же это!... Саккар вас побери! Сейчас вылетаю!" - встревоженный голос Ламена забился у меня в голове, донесённый неведомым способом.
   -"...где-то неподалёку от места посадки... Плохо слышно!" - представила, как трещат и скрежещут помехи, и они эхом донеслись ко мне уже из центрального зала "Хеллы".
   -"Вылетаю, каперанг, конец связи!" - крикнул он, и на этом диалог окончился.
   Обождав несколько секунд, я осторожно позвала:
   -"Хеллу" вызывает Касс".
   Компьютер тотчас ответил.
   -"Это личный разговор, "Хелла", - на всякий случай уточнила я.
   -"Понимаю, каперанг" - интимно прошелестел ответ.
   -"Первый катер мне нужен как можно скорее. Я заберу оружие, одежду, и сменю местонахождение. Капитан должен найти меня чуть позже, когда этот катер уйдёт назад. О нём Ламен знать не должен."
   -"Слушаюсь, каперанг!"
  
   Посланец "Хеллы" с рёвом пробивал атмосферу.
   Вспышка огня колыхнула воздух, скорость снижения была максимальной. Над нами возник падающий болид, полоса яркого пламени рассекла мрак ночного неба. Теперь мы видели его обычным зрением, струи воздуха бесновались вокруг шара, кругом всё задрожало. Резко затормозив, катер опустился рядом, обдал волной горячего воздуха. Мы вскочили в шлюз, и люк бесшумно захлопнулся.
   Во время полёта судорожно одевались. Наверное, люди так торопятся, только когда корабль теряет воздух. Выпрыгнув на поверхность в новом месте, я передала:
   -"Спасибо, "Хелла", возвращай катер".
   По-прежнему, не открывая рта - так получалось быстрее.
   Мы отбежали. Катер дрогнул, бешено подпрыгнув, исчез в ночном небе, оставив после себя лишь удаляющийся грохот. Я опробовала оружие, и девочки сделали то же самое. Вроде всё в норме. Можно перевести дух.
   -Каперанг, катер капитана будет у вас через семь с половиной минут, - прозвучало в динамиках шлема.
   Их надо бы снять: в старых скафандрах, без энергии, у нас давно должен был кончиться воздух. Эту мою мысль подруги ясно поняли не только без слов - без малейшего усилия с моей стороны. Слова нам уже не нужны.
   Теперь я боялась и думать, пока не знала, действует ли барьер...
  
  
   ДЭФА
  
   Дьявол, вот опять со мной что-то... холодно как! Холоднее, чем в той комнате с травой на полу. Жгучая боль вгрызается в тело, туманит мозг.
   Подняв глаза, улыбаюсь поддерживающей меня Спасительнице:
   -Ужасно выгляжу?...
   Проклятье! Неужели не суждено больше испытать хоть чуточку счастья?
   Она легко подхватывает на руки, словно ребёнка. Никто, никогда не брал меня на руки, разве что отец в далёком детстве...
  
   Пришла в себя.
   Ни следа боли, так легко и приятно!
   Прислушалась, не открывая глаз - обычная для каждого жителя Базы предосторожность.
   Новый мир, спасители рядом. Все мы в большой и красивой комнате. Дьявольская чистота, светящиеся стены мягко переливаются разными цветами. Незнакомые приборы. А потолка нет! В густой черноте, величественно простёршейся над нами без конца и края, сияют тысячи, миллионы, миллиарды огоньков. Звёзды. Вот они какие!
   Я полулежала на чём-то нереально мягком, каждой клеточкой чувствуя бодрость и силу. Во мне всё переменилось, волосы, да и само тело стали чистейшими, как у ребёнка. Хотелось петь, ринуться немедленно на черноволосую Спасительницу, зацеловать её всю.
   Она предложила необыкновенно вкусный освежающий напиток, говорила ласково и нежно. Женщина была в другой одежде - более тонкой, плотнее облегающей сильное и красивое тело. Я не могла отвести глаз, и кожей ощущала её взоры. Спасительница расспрашивала о моей жизни, детстве, юности. То, что я представляла, сказочным образом являлось перед нами в виде движущихся изображений.
   Когда мы устали, космическая женщина повела в чудесную комнату, где было невероятно много воды. Столько я никогда не видела. Наверху, резко крича, стремительно летали небольшие и красивые белые животные. Неспокойная вода мерно, успокаивающе шипя, накатывалась на странный, мягкий и сыпучий белый пол, потом снова отбегала. Необычный, остро пахнущий воздух, оседал мелкими солёными брызгами. Мы были у самой воды, и долго смотрели в пенящуюся кудрявыми завитками бесконечную даль. Постепенно я привыкала к огромным расстояниям, и чувство пустоты внутри уже почти не тревожило.
  
   Машины учили языку Спасителей, я очень старалась. Нужно было как можно скорее усвоить массу различных знаний, чтобы стать достойной. Терзало одно - все мои шрамы, моя память, моя жизнь, всё это бесследно исчезло! И чуть только научившись говорить на их языке, обратилась к Командиру. Он был немногословен, но главное я поняла: шрамы ещё можно вернуть.
   Спасительница по имени Элос сказала, что может изменить мне тело. Верилось с трудом. Как изменить? Чтобы улучшить тело, люди тренируются, уходят годы и литры пота, а тут раз-два, и готово? Поняв, что я не верю, Элос показала двух девушек - одну, маленькую и жалкую, и другую - настоящую красавицу. Это был один и тот же человек в разных телах!
   Спасительница заметила, что такое тело для бойца не годится. И сказала, что Командир дал ей лучшее. Наконец я увидела её без раздражающих одежд, и сразу почувствовала непреодолимое, головокружительное желание. Женственность и мощь совмещались в ней чудесным, непостижимым образом!
   Тело, предназначенное мне, Элос соорудила не хуже. Это было как сказка, мучил только страх, что всё это сон, и я однажды проснусь...
   Машины дали мне новое тело, а Элос вручила светящийся разноцветьем браслет, умеющий раздевать и одевать за секунду. Не думала, что доведётся носить одежду. В Базе такой чести удостаивается один только Командир.
   Двигаться стало намного легче. Появилось столько мышц, что оставить их без дела я никак не могла - они так и просились в драку. Теперь могла бы разорвать Лирга голыми руками!
   Возвращаясь в звёздную комнату, мы взяли с собой ещё двух девушек, не имевших одежды. Одну из них я видела раньше, ей тоже когда-то подарили другое тело. Было странно видеть такую огромную и высокую грудь. Может, она недавно родила и сейчас кормит? Я сжала девушке сосок, но молока оттуда не появилось...
  
   Ещё в одной из комнат Спасители тренировались. Мы пошли туда вместе, Командир отдал кому-то непонятный приказ, на плечи мгновенно ухнула давящая тяжесть. Элос ободряюще похлопала меня по спине, - и вдруг удалила с себя одежду!
   Но настоящим потрясением, таким же, как появление Спасителей в Регенераторной, стало то, что я увидела через секунду.
   Одежда Командира исчезла столь же быстро, и моему взору открылось разительно мощное, сказочно мускулистое, но всё-таки женское тело!! Я замерла в оцепенении. Как же не поняла этого раньше? Виной всему жизнь среди карликов - лица ведь у них совершенно другие...
   Я бежала по упруго пружинящему полу среди мокрых зарослей огромной, в человеческий рост, травы. Рассматривала мерно покачивающуюся передо мной широченную спину, и думала, что Командир точно сделала своё тело искусственно. Не может женщина вырасти такой. С сожалением вздохнув, была вынуждена признать: она не проявила ко мне ни капельки интереса... Я, может быть, могла ещё надеяться на благосклонность Элос, и то было бы прекрасно!
   "А не много ты хочешь, девочка, ишь, размечталась!" - урезонила себя.
   Несмотря на новое тело, нагрузка чувствовалась. Падавшая сверху вода смывала пот, обильно бежавший по нашим телам. Многие упражнения были новыми, кое-что знакомо давно. После того, как исчезла гнетущая тяжесть, я ощутила себя родившейся заново. Все вместе мы направились к воде, и я с изумлением смотрела, как Командир и черноволосый мужчина с ходу кинулись в пенящиеся волны. Спасительница, поняв моё недоумение, объяснила, что "купание" приятно, кроме того, развивает мышцы и делает чистым тело.
   Представив, какой раньше от меня исходил отвратительный запах, я покраснела.
   Едва сдержала крик, когда плюхнулась в воду по грудь - показалось жутко холодно! Элос, оказавшись рядом, принялась растирать меня, говоря, что от этого быстрее согреваешься.
   И я действительно быстро согрелась. От возбуждения.
   Яркоглазая красавица стояла вплотную и нас не разделяла одежда, её руки, да и движущаяся вода, так приятно ласкали!
   Далеко в волнах покачивались две головы - чёрная, и голубая, почти сливавшаяся с зеленоватой водой.
   -Как это они двигаются? - с трудом удерживая равновесие в колышущейся стихии, спросила я Элос.
   -Это называется "плывут", - засмеялась красавица. - Вот так! - и она, оттолкнувшись ногами, грациозно заскользила.
   От неожиданности я едва не потеряла равновесие. Описав полукруг, Элос вернулась. Громко фыркая, подплыла вплотную.
   -Ложись на воду, Дэфа, она держит. Я помогу, надо ритмично двигать руками и ногами, вот так...
   Её прикосновения возбуждали, желание становилось нестерпимым, и я уже совсем плохо соображала. Побарахтавшись, мы выбрались на пол. Точнее, на "берег" - так это правильно называлось. Смыли солёную воду то падавшими сверху, то бившими снизу тонкими струями пресной. Сначала это была скользкая вода, пенившаяся, как волны, но ещё более противная на вкус. Элос показала, что ею нужно тереть голову и всё тело, особенно, где больше потеет...
   Я делала всё, что и она, чувствуя, как ноги становятся ватными, а приятная тяжесть внизу живота перерастает в тупую боль. Потом вода стала горячей и нескользкой. Мы долго тёрли волосы и тела, глядя друг на друга. Я готова была наброситься на неё, но страшилась - вдруг оттолкнёт?
   Кажется, удалось скрыть от Спасительницы пронзившую меня судорогу наслаждения...
   Наконец, кожа перестала скользить (не везде, конечно), и Элос сказала "Хелле", что вода не нужна. Подул горячий воздух, в два счёта высушивший нас.
  
   Остальное было не менее интересно - учебные поединки, полёты. Элос научила пользоваться "браслетом" и теперь в любое время я могла съесть какое угодно количество немыслимо вкусной еды. А когда вахта кончилась, она показала мне "каюту". Это была чудесная комната с мягким удобным ложем и множеством любопытных предметов, назначение которых мне ещё предстояло узнать...
   Непривычно засыпать одной. Только в регенераторной я провела ночь в одиночестве. Все остальные годы рядом была маленькая ласковая Окли, а в далёком детстве - могучий сильный отец.
   И в этом чудесном ложе на "Хелле" свободного места вполне хватило бы не только на двоих...
   Но усталость взяла своё и я вскоре уснула.
  
   Шли дни. Уже довольно сносно я владела новым телом. Научилась немного плавать, и ещё многому, многому другому. Знания, которые быстро вливал в меня управляющий компьютер "Хеллы", воистину раскрывали глаза, позволили узнать бездну нового и переосмыслить известное давно. Горизонты сознания раздвигались до космических пределов. Шестнадцать долгих лет я вела жизнь червя, и единственное, чему научилась - это драться.
   Но звёздные люди и дрались по-другому... Их "унибластеры" требовали иных навыков. Хотя, бой без оружия был довольно похож.
   Только во снах не было мне покоя. Приходили они - Элос, или даже сама Командир. И грудь стесняло горячечное волнение, жарко ходила по телу кровь. А они брали за руки, обнимали, прижимали к себе, и моя плоть томилась, изнывала от жажды!
  
   Прибыли на место, и я порядком переволновалась, прежде чем Элос удалось упросить строгого Командира Власту разрешить лететь мне. В первый раз я опускалась на незнакомую планету... Стучало сердце, я жадно рассматривала мчащиеся снаружи чёрные облака в блистающих сполохах электричества.
   В этом мире стоило поглядывать по сторонам: опасность грозила отовсюду. Почва планеты подпрыгивала и тряслась, как бешеная. Выл яростный ветер, с неба обрушивались тугие струи воды, летели раскалённые камни и жирный пепел. Всё это отражалось силовыми полями, и мы шли, заключённые в прозрачные водяные пузыри - со стороны смотрелось довольно забавно.
   Власта вывела к спокойному месту. Среди развалин торчал чёрный шар, наполовину закопанный в почву. Я услышала в своём шлеме предупреждение - наши машины, все, даже скафандры, теряли силу! И ничего поделать нельзя - даже Спасители не всемогущи.
   Не буду лгать, что никогда не испытывала страха. Просто я не давала ему взять над собой верх, страх, конечно же, посещал меня раньше. Но не такой. Такого запредельного, всепоглощающего и парализующего ужаса я не переживала никогда. Он рос с каждым шагом вглубь этого сооружения, и я молилась, чтобы Командир не заметила моего позора. Сжимая длинный нож, привычное оружие, я шла вслед за Властой, не отставая ни на шаг, и усмиряя постыдную дрожь в коленках.
   Коротко поглядывая на Элос, замечала, что и ей непросто.
   Но Командир не думала отступать! Выключились роботы, один за другим. А мы шагали вперёд, сняв даже шлемы, несмотря ни на что. Когда в конце коридора показалось нечто аморфное, словно грозовая туча, я поняла - страх истекает именно отсюда. Сейчас он был до такой степени силён, что мои ноги намертво приросли к полу, а сосущая пустота в животе чуть ли не заставляла кричать. Спасло лишь то, что Власта взяла за руку. И тогда, все вместе, мы сделали ещё один, самый трудный шаг...
  
   Бездонная пропасть разверзлась! Продолжая сжимать в руке нож, скоро заметила, что не чувствую руки. Не чувствую, не вижу и ног, вообще ничего.
   Я исчезла!!
   Смятение поразило меня, я никого не видела - ни Власты, ни Элос, и это было страшнее всего.
  
   Потом, в какое-то мгновение, ощутила присутствие большой, тёплой и доброй силы. Её ласку и уверенное спокойствие. Стало намного легче. А потом мой слабый, неразвитый ум вдруг принялся сам возрождать пропавшее тело!
   Сам, без помощи, без подсказки!
   Вместе с этим наступило прозрение: я прожила в разных телах в восемь раз больше, чем успела нынешняя Дэфа. Прежние жизни прошли на Ино, это было очень давно, особенно в первый раз. А как чудовищно велики промежутки между телесными жизнями, когда свободный, казалось бы, дух веками страдает, тоскуя по желанной плотской тюрьме! Вмиг пронесшиеся передо мной предыдущие воплощения резанули болью...
   Три недолгих жизни. Охотник на заре цивилизации. Профессиональный военный, наёмник - перед самой космической эрой. И коварная, редкостно хищная преступница сотней лет позже...
   Женщина и двое мужчин. Разные, а как похожи! В молодости всех снедало нетерпение поскорей вырасти, начать свою, полноценную жизнь. Распирали амбиции, жажда самоутверждения, стремление к подвигу, к победе любой ценой.
   И в зрелом возрасте цель для меня оправдывала средства её достижения. Преступление? Не проблема, лишь бы оно было как следует подготовлено. Убийство? Почему бы и нет? Живые существа всех видов убивают друг друга, человек убивает живых существ всех видов... Хочешь победить - убей первым.
   Скука, заурядность существования всегда были мне намного страшнее смерти, и я дралась с этими чудовищами, как могла. Всё, что угодно, лишь бы не стать одной из миллиардов червелюдей! Трусливых и бесправных рабов "общества". Торопят, подстёгивают они свои унылые будни, предвкушая грядущее любовное свидание, дешёвый праздник, долгожданный отдых или ещё какое событие.
   Однажды оглянутся несчастные - а жизнь уже прошла! Умерла, похороненная заживо в сером гробу тошнотворной повседневности. Убитая ожиданиями и разочарованиями, суетою мелочных забот. Подлостью людской, недостигнутыми целями и невоплощёнными стремлениями. Когда то, что можешь - не нужно, а к чему стремишься - недостижимо.
   На середине пути, осознав несбыточность желаний, обращают бедняги свой взор к детям, мечтают в них продолжить себя, хоть так воплотить ускользающие навсегда заветные мечты. Тщетно! Что сам не воплотил - другие за тебя не сделают. Разные это души - родители и дети. Разные у них судьбы, свои у детей дороги. Другие стремления, мечты, другие ошибки. Не тревожат живых тени отстрадавших, нет им дела до прошлых надежд и обид, иные снятся сны...
   Одно общее: чёрная тоска, пустота бесплодных лет. В молодости - наивные, глупые надежды, в зрелости их крушение, да прозрение горькое. В старости - угрюмая апатия и озлобленность от сознания никчемности прожитого.
   Неудивительно.
   Бессмысленная гонка за "предметами потребления" пожирает львиную долю сознательной жизни. Крадёт лучшие годы, выпивает кровь, перемалывает и опустошает душу. Отнимает саму способность быть счастливыми, лишает чести, сил и надежд, превращает в отупевших маразматиков с бессмысленным взглядом. Мечты рассыпаются в прах, любовь - остывает, дети - уходят и предают. Только немощи да болезни растут, множатся, истачивают тело и доедают мозг...
   Так жизнь за жизнью, круг за кругом - одно и то же.
   З а ч е м ?
  
   Постарев на полтора века, я всё же не разучилась радоваться! Её Величество Судьба преподнесла нам драгоценный приз - свободные от забот смертных, мы получили невиданные способности и знания, соединили все свои воплощения и владели теперь многим...
   Насколько всё же душа влияет на формирование личности! Несходства в моих характерах от воплощения к воплощению, конечно же, имелись. Но в целом я всегда оставалась самой собой, нынешней. Смелым человеком и неисправимой оптимисткой. Жаль только, что не особенно везло...
   Я радовалась, что обрела преемственность сознаний, что могла пользоваться всей информацией, накопленной "Дэфами" раньше, и усвоила от планеты немало нового. Чувствовала себя всезнающим, всемогущим человеком.
   Человеком ли?
  
   -Мы живы!!! - торжествующе завопила я - и очнулась.
  
   Мириады звёзд сияли вверху. Было тепло и спокойно, я чувствовала рядом своих желанных подруг. Власта чем-то встревожена. Я не видела, и не слышала её, просто знала. Вот она коснулась Элос, встала на ноги.
   Теперь, зная, что командир любит меня, я смело обняла, прижалась грудью к огромной твёрдой спинище, теряя рассудок и память. Потом согнула колени, спрятала лицо. Обнимая, встретила руки Элос. Как приятно! Мы принялись ласкать друг друга, губы касались губ, плоть сливалась с плотью, дыхание с дыханием... Кровь гулко стучала в висках. То медленно и глубоко, то бухая яростным громовым набатом. Пьянящие тела обжигали головокружительными прикосновениями, и я растворялась в них без остатка...
  
  
   ТЕСК
  
   Ревон-IV не понравился мне сразу. Ни одного спутника, или корабля, никаких сигналов в эфире - только вой и треск бушующей атмосферы. На планете творилось саккар знает что. Я человек не медлительный, но осторожный - зачем соваться в эту кутерьму, четвёртую психопатку искать, что ли?
   Всё же, не желая казаться трусом, я забрался в скафандр, и зло плюхнулся в кресло.
   Внизу шла настоящая война, и, если б не силовые поля скафандров, я не задержался бы там ни на секунду. По небу летали огромные камни, сыпался град величиной с кулак, тряслась почва и ревело взбесившееся море. Ко всем этим "прелестям" на планете было больше двух "g". Одним словом, настоящий ад. Если так приспичило, можно было послать роботов. Но Победительнице надо воткнуть свой длинный нос в каждую вонючую дырку. Ладно, ей виднее - может, здесь ещё тайник с награбленным?
   Пробираясь через озёра кипящей лавы, мы сделали очередной шаг - и очутились в зоне абсолютного штиля. Полузасыпанные развалины Касс не интересовали, похоже, она знала, что ищет? Ага, вот, чёрный купол - цель сомнительного путешествия. Неосознанное беспокойство, тревожившее меня с момента высадки, возрастало обратно пропорционально расстоянию до этой постройки.
   Тогда-то "Хелла" сообщила о потере энергии. МК был, естественно, прав: нужно эвакуироваться. Останемся без энергии - верная смерть. Но Касс, с упорством, достойным лучшего применения, полезла внутрь. Как и предупреждал МК, вскоре мы лишились роботов. Я хотел было потребовать немедленного возвращения, но страх сковал так сильно, что зубы стучали друг о друга, и я просто не мог вымолвить ни слова. В оцепенении, на подгибающихся ногах, полупарализованный, я брёл вниз, зачем-то держа в руке бесполезную ирториевую пластину.
   Какого саккара попёрся за этими паршивыми идиотками?!
   Они остановились перед колышущимся маревом, загородившим путь в конце коридора.
   Тут я не выдержал. Обливаясь потом, дрожа и чуть не плача, повернулся, не помня себя, и побежал.
   В ту же секунду леденящий душу вой распорол зловонный воздух. Я нёсся вверх, а за мною с невыносимым грохотом и треском рушился коридор. Трещины бежали по полу, догоняя, и чтобы остаться в живых, я должен был вспомнить все уроки, преподанные Победительницей. Вырвавшись наружу, и позабыв, что силовое поле скафандра бездействует, я кинулся к катеру по прямой.
   Затишья как ни бывало! Вулканические бомбы свистели рядом с моей головой, и, грохоча, врезались в израненную поверхность планеты. Дождь вперемешку с грязью заливал лицо, стекая в бесполезный теперь, обесточенный скафандр. На бегу я спешил нащупать на поясе шлем, но его там отчего-то не находилось. Конечно, потерял - все крепления были силовыми и отключились после потери энергии...
   Насквозь мокрый, вскочил в шлюзовую камеру, и едва смог перевести дыхание. Сбросив скафандр, я рухнул в пилотское кресло, несколько раз прошёл над местом, где только что стоял чёрный купол.
   Огромная, метров пятьдесят, дымящаяся радиоактивная воронка, и ничего более. Сканеры не показывали на излучение антропоморфов.
   С ними всё кончено...
   Доигрались в суперменок, суки драные! Нечего было лезть туда без подстраховки, сказал же МК, что это невозможно! Останься у Победительницы здравого смысла хоть столько, сколько есть его у робота-уборщика, она не дошла бы до такой глупости.
   Стоило возиться с безмозглыми шизофреничками, угробить столько времени! Вернувшись на "Хеллу", я принял горячий душ, забрался в кресло с ногами. Согревая в ладонях запотевшую поилку, принялся усиленно думать.
   Алкоголь в крови и преданно глядящая снизу вверх Бэнджи позволили взглянуть на проблему под другим углом. Чего это я психую? Остаётся Атлас, куча ментозаписей. Всё равно возвращаюсь с победой!
   Надо решать, что делать. Наиболее слабым местом моей затеи была секретность. Стоило активизироваться, - и все могут быть тотчас уничтожены. Кто знает, вдруг среди нас предатель? Или даже не один, и мы давно под наблюдением? Как выявить врага, как сохранить безопасность?
   Время ещё есть, но теперь надо надеяться лишь на себя...
   Выждав часа четыре после взрыва, я снова раз приказал М-координатору просканировать эфир. Тишина.
   Ну что же, пора:
   -"Хелла", подготовиться к старту. Курс - Ониск.
   А через минуту из-под потолка центрального зала зазвучал низкий, хрипловатый голос.
   Касс выжила.
   -Да как же это?! - волнуясь, воскликнул я. Остатки алкоголя улетучились мгновенно. -Сейчас вылетаю! - это уже на бегу к катеру.
   Они были неподалёку от места нашего первого спуска. Воронка превратилась в огромное углубление в форме идеально круглой линзы. Каким образом Победительница со своей командой остались живы, понять было совершенно невозможно. Да они сами этого не помнили, просто после взрыва очнулись в лесу среди вывороченных ударной волной деревьев. Пустые батареи скафандров непонятным образом снова наполнились, и Касс смогла дать сигнал.
   Небылица и полный бред, но как бы иначе они стояли сейчас передо мной?
  
   Наконец, мы возвращались.
   Откровенно говоря, всё было интересно, но хорошенького понемножку. Я уже сыт по горло этими детскими приключениями. Пора делать дело, а не глупо рисковать - ведь и трансплантация интеллекта не наделяет человека бессмертием. Остались бы сейчас вчетвером на Ревоне-IV, даже и живые, но без связи, без машин, а дальше? Вырезать дубинки и остаток жизни охотиться на диких зверей?
   Решение вернуться было принято мною вовремя!
  
  
   ЭЛОС
  
   Когда мы попали в переделку на Спарелле, страшно не было. Я рвалась начистить рыла тупым и самоуверенным кобелям. А на Ревоне-IV мы шли по поверхности уже довольно долго, а врага так не было видно. Это хуже всего!
   Наверное, потому вернулся ужасный, пробирающий до самых костей страх, тот самый, что терзал меня в рабстве. Казалось, сейчас я вооружена, рядом надёжные подруги, и, как бы не обернулось дело, мы постоим за себя. Ан нет! Не могла я с собой совладать, страшно было так, что потроха тряслись. Тело сковала железная тяжесть, а в жилах вместо крови очутилась ледяная вода. Что уж там чувствовали остальные - не знаю, не спрашивала. Но виду, по крайней мере, не подавали. И я зажала свой страх в кулаке.
   Ламен, по своей обычной привычке, тащился позади, но когда сняли шлемы, я рассмотрела его поганую рожу: самец был зелен от страха.
   Приободрилась, - не у одной меня нервишки шалят! А поворачивая голову, боковым зрением засекла - "капитан"-то удирает! Бросил нас, падаль, ни слова ни говоря, и уносит свой с.аный зад! Произнесла ещё пару слов, выразив ими своё отношение к мужчинам. Ладно, я ему припомню!
   Но и у меня самой особой уверенности не чувствовалось...
   Заметив, как Власта бросила свой клинок в ножны, я инстинктивно потянулась к ней, и в то же мгновение любимая крепко схватила за руку. Мы бросились в мелькающую разноцветьем пустоту.
  
   Сознание проваливалось в бездонную тьму. Едва заглянув туда своим разумом, я в ужасе отшатнулась. Дрожь от увиденного и непознанного сотрясла всё моё существо. Там, в глубине, мелькали искры, пульсировали, расширяясь и сжимаясь, кольца яркого света. Извергаемые из мрака расплывчатые жуткие силуэты проносились среди огней.
   Стиснули горло ледяные пальцы смерти. Это конец. Ну почему, почему хорошего в жизни даётся так ничтожно мало?! Коротенькая вспышка радости, - а потом одни лишь воспоминания...
   Передо мной появилось лицо любимой, её чарующие зелёные озёра, в которых я всегда беспомощно тонула... Какое-то наваждение! Она будто прощалась, мы смотрели друг другу в глаза, ловя последние мгновения, стараясь вобрать в себя мысли, чувства, дыхание, чтобы как можно дольше сохранить всё это. До тех пор, пока густеющая стена тумана не закрыла от меня навсегда дорогое лицо...
   Связывающая нас ниточка истончилась и оборвалась.
   Умом я понимала, что это бесполезно, ничего уже не спасти, не вернуть. Но всё же со мной началось что-то совершенно невообразимое! Словно отняли часть души, забрали, вырвали страшным орудием пытки. Сознание цепенело. Единственное, что я могла - это думать о ней, представлять, как она что-то делала, как шла, как говорила... Постоянно всплывали картины нашей любви. Нестерпимо хотелось ощупать взглядом каждую морщинку возле её глаз, каждый кусочек кожи на лице, почувствовать, как от этого всю меня переполнит глубочайшая нежность... Всё время быть с нею. Быть не рядом, а вместе, прикасаться к этой коже пальцами и чувствовать тело ладонями, бесконечно долго ласкать губами, едва дотрагиваясь... Лицо, шею, грудь... всё-всё, каждый сантиметр, каждую клеточку... Часами лежать, не двигаясь, прижавшись всем телом, ощущать шальную сладость прикосновения...
   Всё, что осталось - воспоминания.
   Да и надолго ли сохраню я свой разум, свою память?
  
   Вселенная не дала мне сойти с ума. Случилось чудо, ничего по-прежнему не видя, кроме кружащихся пятен и полос, я ощутила - Власта со мной! Она снова рядом, любимая, родная!!!
   Она вселила надежду, и вслед за её теплом, я почувствовала, как обретаю новый дух - неведомую, титаническую мощь! В моём распоряжении контроль над любыми материальными объектами, неважно, телами ли живых существ, камнями, макромашинами или наноботами. Концентрированное восприятие, чувствительность к десяткам видов излучений и полей, нервным импульсам живых существ, к эмоциям, возможность управления чувствами. Электронно-телепатический контроль, телекинетическая сила, способность генерировать нужные потенциалы в каком угодно оборудовании. Возможность на любом расстоянии управлять электромагнитными цепями, искажать или подавлять действие аппаратуры, и многое, многое другое...
   Мы все приобрели умение аккумулировать колоссальный энергетический заряд, позволяющий быть практически неуязвимыми, распоряжаться своей материальной оболочкой так же легко, как хороший скульптор обращается с глиной. Это было самое восхитительное из пережитых за все двести лет ощущений. Неограниченная мощь кипела во мне очищающим смерчем.
   Никаких преград, никакой жалости, никаких ограничений! Отныне мы будем делать всё, что захотим, никто, и ничто не сможет нас остановить! Мы - единственная настоящая сила в этой дерьмовой Вселенной!! И теперь я люблю только Нас, потому что Мы - Боги!
   Я стала заполнять материей осиротевшую форму своего астрального тела, создавала плоть. Работа была непроста, но она получалась! И я знала, что где-то неподалёку тем же заняты Власта и Дэфа.
   Отныне мы будем вместе, навсегда!
  

***

  
   Увидев ночное небо, я позорно расплакалась, как девчонка. Слёзы переполняли глаза, туманили взгляд, и звёзды расплывались, прыгали, преломляясь в каплях. Почувствовав на бёдрах до боли знакомую руку Власты, я бросилась в её объятия, наслаждаясь вновь обретённым счастьем. Больше всего на свете сейчас мы, все трое, хотели друг друга и через секунду стали едины. Лаская подруг, я чувствовала растущее наслаждение, множащееся отражением возвращавшегося мне от них. Это было потрясающе, другого слова не подобрать!
   Наши тела сплелись, я приникла к Дэфе, нежно исследуя языком каждую её частичку. Она, в свою очередь, прильнула к губам любимой, которая оказалась посередине и ненасытно целовала бархатную кожу даммерийки. Могучие руки красавицы отыскали, стиснули мои груди. Мы подняли лица одновременно, наши губы слились в бесконечно счастливом поцелуе, и я знала, что вкус Дэфы на моих губах головокружительно приятен Власте...
   ...Я остро воспринимала исходящие от подруг волны возбуждения, тело девушки и моя рука были прозрачны, видны насквозь. Подруга застонала, и я уловила хлынувшее от неё сладострастие. Медленно, ласково трогая нежную плоть, я ощупывала её со всех сторон, касалась крохотного углубления в середине. И чувствовала, как упивается блаженством Власта...
   ...Ощущая, как кругом идёт голова, совершенно утратив чувство реальности, я стала действовать ещё смелее. Мы рычали, словно дикие звери, в конце концов, я впилась губами в Дэфу, тотчас же выгнувшуюся мне навстречу. Целовала, кусала, жадно мяла ртом, не останавливая рук...

***

  
   Власта связалась с "Хеллой" без крохи энергии, безо всякой аппаратуры. Многие тысячи километров до яхты, в этот момент она на другой стороне планеты.
   Да, для нас теперь и такое возможно.
   Ответ пришёл сразу. Они говорили с М-координатором точно так же, как раньше Власта со мною. Я тогда не очень чётко воспринимала, теперь же слышала лучше, чем, если бы пользовались связью.
  
   Непостижимо, но мысли и эмоции Ламена были у меня, как на ладони. Есть выражение "прочитать в глазах", а теперь не нужно было и видеть "капитана", чтобы понять его гнусные намерения. Внешняя, казалось бы, искренняя радость, густо замешана на досаде: Он вовсе не возражал избавиться от нас всех!
   Видите ли, этого ублюдка воротило от того, что нам нравится убивать.
   Да, нравится, и что? Я убивала не невинных младенцев, а врагов, чтобы сохранить себе и другим свободу. Защитить себя и своих близких. Чтобы спасти любовь, чтобы восторжествовал разум над дикостью, справедливость над тиранией!
   Люди во все времена грызли друг другу глотки, менялись только способы, которыми это делалось. Камень и палка, нож и топор, орудия морского крейсера и риггер звездолёта - всё это бывало в моих руках. Сегодня человечество научилось разом отравлять атмосферу целой планеты, уничтожать всё живое гибельным излучением, менять планетные орбиты или даже воздействовать непосредственно на саму звезду. Новые средства для достижения старых целей... В этой Галактике войны - путь прогресса, один из способов осуществления естественного отбора. Побеждает сильнейшая сторона, в итоге - качественный скачок в развитии цивилизации, бурный расцвет промышленности, научная революция. А смертные потому и называются так, что обречены когда-нибудь умереть. И как бы не старались жить вечно, из этого получается только дерьмо - вот, например такое, как уважаемый Теск Ламен.
   Ясно - он просто боялся Власту, боялся нас! Но Власта нужна ему, как опытный и решительный командир, способный помочь, подтолкнуть (он старательно избегал понятия "возглавить") их борьбу с матриархатом.
   -"Когда мы будем убивать Ламена, ты разрешишь это сделать мне?" - без единого звука спросила я любимую, и сразу почувствовала её согласие.
   Мигом воображение нарисовало ярчайшую картину предстоящей расплаты. Канули в бездну световых лет другие мучители, не достать, не стоят они того, чтобы возвращаться во времени и пространстве. Точно такой же - рядом. Уже забыл, наверное, о своих "подвигах", не вспоминает кричавшую под ним полудикую девчонку. Тайна для него месть, нежданно настигнет ужас...
   Сколько раз убивал - огнём, холодом, другими изощрёнными пытками. Ладно, хоть до вивисекции додуматься не успел, исследователь хренов... От каких ещё истязаний спасла меня Власта, появившись на "Хелле"?
   Опыт и мудрость прошлых жизней придала моей ненависти новый облик. Что можно сказать о беспощадности, не измерив глубин страдания? Да и вообще, хватит стрелять по виртуальным противникам, пора добраться до настоящих! Власта раньше рассказывала о своей прежней жизни. И мне так хотелось: риска и побед, пленников и добычи. Многое нравилось в её характере, но очаровывало одно - мгновенная, яростная реакция на зло!
   Интересно, какими были её предыдущие жизни?
   По правде говоря, я не готова сказать, что лучше - патриархат или матриархат. В этой Галактике всё едино, ведь мужчины такие сволочи! И я, когда бывала мужчиной - мечтательным путешественником-аристократом, или суровым моряком, людьми в общем неплохими, сотворила множество непотребств.
   Память о прошлом пробудилась: главной моей чертой, всегда и везде, было стремление жить ярко и интересно, иной раз не обращая внимания на риск, даже стремясь к опасности. Воровкой ли в мрачном средневековье, или навигатором-астронавтом, я страстно желала любить и быть любимой, жаждала эмоций и чувств, ярких впечатлений!
   Как офицер "Посланца Ино", я могла рассказать Власте, отчего не вернулся этот совершеннейший по тем временам корабль. Тот самый разведчик, в 8534-м достигший красивой планеты в системе Сана. Теперь, семьсот лет спустя, наш "Посланец" не показался бы гигантом. "Хелла", наверное, меньше лишь только наполовину.
   Я слегка прикрыла глаза, мысленно обратилась к подругам, и представила прошлую жизнь...
  
   Из далёкой Сана пришло сообщение, истолкованное как призыв, а тогда наш народ ещё стремился постигать неизведанное. Специально для экспедиции был построен суперсовременный корабль с анабиотическими ячейками почти для всего экипажа. Мы, военные и учёные, победившие в жесточайшем конкурсе претендентов, отправились в глубокий космос расширять горизонты познания. Две сотни людей спали, и только пятеро несли вахту, сменяясь каждый год. "Посланец" шёл к Сана больше века, и в сумме около пяти лет вела корабль я. Ещё три года потеряли почти все сменные экипажи, когда Льиниру пришлось экстренно "будить" нас из-за метеорита.
   В торжественный день все поднялись из ячеек. Не только экипажи, но и члены научной экспедиции, исследователи и учёные. Очень похожая на наш Ино голубая планета уже завладела половиной экрана в рубке. Три года ушло на детальное исследование. Никаких следов цивилизации не было в помине. Растения, животные, птицы, активная тектоническая деятельность, и - ни одного разумного существа...
   Дисциплина на "Посланце" падала, возвращавшиеся с планеты группы не приносили хороших вестей. Мы болтались на орбите, мучаясь с маршевыми двигателями. За столько лет непрерывной работы многое требовало уже не ремонта, а замены. Изготовление сложнейшего оборудования в условиях корабельной мастерской было непростым делом. Но мы справились и с этим.
   Вот только куда лететь? Очень обидно возвращаться ни с чем. Решили на обратном пути обследовать другие системы. Конечно, все понимали, что на это уйдёт остаток жизни, но, по крайней мере, экспедиция не окажется бесполезной.
   Как раз тогда Флемилл, часами торчавшая в обсерватории, обнаружила-таки нечто, заслуживающее внимания. Внушительный кусок неизвестного корабля двигался по одной ему ведомой орбите. Лучше бы она проглядела этот несчастный обломок!..
   Естественно, мы высадились на него. Но так и не успели понять, от чего именно "Посланец" превратился в груду безжизненного металла сразу же после контакта с осколком. Топливо стало инертной массой, корабль лишился энергии. Если бы остались без питания только двигатели, компьютеры или системы вооружения! Не работало ничего, даже многократно продублированная система жизнеобеспечения. Аварийное освещение выдыхалось и гасло уже через полчаса после начала всего этого кошмара, падала температура, воздух на борту не очищался и не регенерировался.
   Теперь я могла предположить, что катастрофа стала результатом деятельности космического тела. А тогда мы едва успели покинуть мёртвый корабль, да и то не все. Семена спасательных капсул опустились на Землю и дали начало цивилизации...
  
  
   Глава 16. КАК ОДИН - СТО ТЫСЯЧ "Я"
  
   ВЛАСТА
  
   Чёрт побери, занятная подбирается компашка! Элос, оказывается, никакая не землянка, была военным космолётчиком, пилотом "Посланца Ино"! Она показала нам с Дэфой несколько картин из той своей жизни...
   Интересно, кем она жила ещё? А Дэфа?
   Моя собственная жизнь, так необычно продолжившаяся, была девятой. Неспроста я всегда чувствовала себя старше одногодков. Первую человеческую судьбу изведала ещё в глубокой древности. Почти восемь тысячелетий минуло с той поры. Черноглазый охотник мало прожил, тогда вообще жили недолго. Оружием моим был лук, одеждами - шкуры невообразимых теперь животных.
   Следующий раз вернулась в физическое тело спустя шесть веков. Рыцарь с упрямым взором пережил охотника ненадолго, но событий в его жизни случилось куда больше. Турниры и военные походы, дуэли и знатные красавицы. Было это всё.
   Третье воплощение, всего через сто пятьдесят лет, получилось достаточно ярким. Природа впервые наделила меня способностью видеть и чувствовать недоступное остальным. Многое из наследия той жизни проявлялось и в теперешней, ещё с детства. Именно ведьме, погибшей семь тысячелетий назад, мы обязаны тем, что Ревон-четвёртый услышал мой слабый голос! Обязаны спасением.
   Пять сотен лет в нематериальном мире, и снова я человек. Сын благородного семейства путешествовал морем, когда разбойники захватили корабль, принялись глумиться над пассажирами. Страдания в плену заставили молодого человека взяться за оружие. Кровопролитное восстание привело его на капитанский мостик, а дальнейшие годы жизни сделали известнейшим пиратом тех забытых времен.
   В следующий раз я прожила не менее буйную и удалую жизнь, хотя и в женском теле. Богатая аристократка с юных лет отличалась взбалмошным нравом, от меня стонала вся прислуга. А уж что я принялась вытворять, оставшись в двадцать лет полновластной хозяйкой земель... Жажда бесчинств и насилия обуревала меня ежечасно. Сперва я увлеклась колдовством, в ход пошли жертвоприношения. Потом решила - глупо тотчас превращать эти молодые, красивые тела в бесполезные трупы, куда интереснее продлить удовольствие. Несколько надёжных слуг похищали девушек, которые навсегда исчезали в подвалах замка. Лет через двадцать простолюдины отважились затеять смуту. Помнится, я тогда вдоволь научаствовалась в умиротворении. Любила смотреть в глаза и резала медленно, не торопясь... Здоровенные, сильные мужики визжали, заливаясь слезами, будто младенцы, я изобретала целые ритуалы, напридумывала много разных шуток...
   Шестьсот лет спустя довелось родиться нищим. Человечество вступило в эпоху машин, фабрик и транспорта. Мелкий служащий с большим самолюбием хапнул государственных денег. Он потратил их на женщин и удовольствия?
   Нет.
   Парень вложил монеты в избирательную кампанию. Путь вероломства и цинизма привёл меня на самый верх. Умные, проницательные глаза и добрая улыбка сияли с десятков тысяч плакатов. При этом я не чуралась запачкать руки, и, коль это было в интересах государства, принимала самые непопулярные решения. Оппонентов практически не было, у всех них отчего-то оказывалось хилое здоровье.
   Страна крепнет, если правят твёрдой рукой.
   Следующего рождения я ждала почти две тысячи лет. Чего только не случилось на моей планете за это время! Столкновение только что вышедших в космос инсков с агрессивной цивилизацией системы Зжираг чуть не погубило Родину. Экологическая катастрофа, разразившаяся после войны, заставила выживших уйти в подземные города и пить синтетическую воду. Я родилась в довольно суровом мире конца пятидесятого века.
   Отец корпел в засекреченной лаборатории, не показываясь годами. Его жена сибаритствовала, вполне довольная уровнем жизни. Я росла дерзкой и своенравной, вечно таскалась по городу и попадала в истории. Мою легкомысленную мать из неизменной сонливости могла вывести лишь очередная интрижка. Где днями болтается ребёнок, её нисколько не интересовало. Мы часами торчали в наземных куполах, глазея на синее небо, предпочитали это занятие слащавым видеофильмам.
   Несмотря на то, что родилась девчонкой, с малых лет хотела летать. История Ино, жестоко наказанного пришельцами, побуждала молодых к борьбе, распаляла жажду реванша. Я стала военным пилотом. Массовых наступлений врага тогда уже почти не было, в основном досаждали небольшие группы, являвшиеся к нам "поохотиться". Из глубоких шахт поднимались перехватчики, круглосуточно дежурившие на орбите. В возрасте тридцати трёх лет один из моих вылетов оказался последним: чужаков нагрянуло слишком много.
   Ещё семь веков бестелесной жизни, и я - мальчик, осиротевший на поднимающейся из руин планете. Помню, как дралась с другими беспризорниками, воровала еду, одежду. Лет в десять меня подобрал немолодой уже тренер-рукопашник. Всерьёз занялась спортом, и в восемнадцать пришёл успех, известность, деньги. Только год довелось наслаждаться всем этим - в банальной кабацкой драке я случайно убила парня. Тюрьма. Побег. Банда.
   Убийства и грабежи, рэкет, контроль над городами, затем и регионами. В этом предпоследнем воплощении я тоже выбралась наверх. Довелось возглавлять криминальную сеть одной пятой части планеты. Теперь могу сказать точно: у политиков и преступников высшего ранга чрезвычайно много общего. Разница, может быть в том, что мафиози не нуждаются в строительстве и лакировке своего фальшивого фасада...
   Рок преследовал меня сквозь тысячелетия. "Своей смертью", как это называют обыватели, не приходилось умирать ни разу. Охотник погиб в схватке со зверем, рыцарь - на дуэли, ведьма - под пытками в застенках церковных мракобесов. И дальше всё продолжалось заведённым порядком. Пират расстался с жизнью в сражении. Неистовая аристократка перебила трусливых слуг и заколола себя кинжалом, не желая угодить в лапы посланных за нею королевских палачей. Политик и босс мафии погибли в результате покушений, а пилот - в неравном бою.
  
   Мы немного познакомили друг друга со своими предыдущими воплощениями. Воин, охотник, преступник - в разное время ими бывали все трое. Чуждались тоскливой пустоты безмятежности, жили ярко, хоть может и недолго. Приходила война - сражались за дело, которое считали правым. Азартно наслаждались ощущением риска. Любви желали лишь страстной, скорости - бешеной, победы - абсолютной, а власти - неограниченной.
   Самой законопослушной из нас троих была Элос. Только в первой жизни стала воровкой, и то с голоду, а не от страсти к преступлениям. Остальные три воплощения она прожила в полном согласии с обществом. Дэфа, напротив, любила озорничать. Две жизни из трёх она не слишком почитала законы. Была наёмником-военным, профессиональной преступницей, и умирала тоже не от старости...
  
   Сейчас во мне боролись двойственные ощущения. С одной стороны, хотелось поскорее заполучить Берту, чтобы проверить, не потеряла ли я вкус к пыткам. Представив, как выкатятся от боли её глаза, я радостно засмеялась. Однако, побеждала другая привычка - откладывать доступное удовольствие.
   Мы придём на крейсере, как представители системы Сана. Вот и пригодятся знания Элос. На Земле якобы существует мощная цивилизация, развившаяся в результате деятельности потомков экипажа "Посланца". Крейсер, конечно, сперва обследует Ино, придётся туда и вправду слетать. Находим информацию о переселении на Ониск (а есть ли она там?).
   Представители Земли протягивают руку далёкой Родине...Чем не правдоподобная легенда?
   Добыть крейсер можно двумя способами. Быстрее всего захватить, но этот путь чреват осложнениями в смысле необходимости переделки корабля. Верфей, готовых выполнить для меня эту незаконную работу, в 9247-м пока нет: криминальные связи в анабиозе не сохраняются. Купить? Где? Легализовалась я пока только в Ивари. Значит, там. Легенда подходящая - отдохнули, присмотрелись к технологиям, теперь покупаем. Надо глянуть, кто там у них чем дышит, в верхах военной промышленности.
   Вот внешность нашу придётся менять. Кто-то один может остаться в своём теле. Теск, например, или Элос, почему бы и нет? Остальным лучше надеть свежие личины. Ивари патриархальна, значит, будем мужчинами. Надо попробовать, как это получится... Мысленно поискала на яхте капитана. Ламен вовсю наяривал Бэнджи, установив её перед отражающим полем в своей каюте. Понятно, скоро не появится.
   Чтобы действовать быстрее, выбрала знакомую внешность - моё последнее воплощение. Чёрт! Да нельзя же! Стоит вызвать зеркало, и "Хелла" всё увидит. В этих новомодных корытах от М-координатора нигде не спрячешься.
   Но мы же теперь всё можем. Надо просто подумать... "Хелла" видит с помощью оптических датчиков. Вывести их из строя нельзя - система авторемонта восстанавливает оборудование практически мгновенно. Подать на все датчики ложный сигнал? А может схитрить? Мысленно прошу девочек идти в каюту.
   После Ревона мы чаще спали вместе, иногда по двое. В отдыхе не нуждались, могли не ложиться вовсе. Пища тем более не требовалась, вернее, не была необходима. Ощущая потерю энергии в каких-нибудь частях тела (раньше это называлось усталостью), просто добавляли её туда, сколько необходимо. Времени для личной жизни хватало, а ели теперь, чтобы не атрофировалась пищеварительная система, ну, и конечно, наслаждаясь вкусом.
   -"Хелла", в моё время компьютеры были совсем другие, - начала я речь, оставшись в зале одна, -К тебе я отношусь не как к машине, и потому хочу объяснить. Когда мы с девочками занимаемся любовью, это очень личное. Сознание того, что нас видят, мешает. Надо предусмотреть команду временного отключения оптических датчиков в обеих наших каютах и в бассейне.
   -Сделано, каперанг, - отрапортовал МК, и я направилась в каюту.
  
   Элос и Дэфа вопросительно глядели из-под одеяла на мою сосредоточенную рожу.
   -"Хочу кое-что попробовать", - сообщила им.
   Сев в кресло, закрыла глаза. Внимательно просмотрела систему коммуникаций каюты. Конструкция современных кораблей предусматривала максимальную децентрализацию второстепенных систем, и каждый жилой блок представлял собой самостоятельный комплекс. Основа - процессор управляющего компьютера и молекулярный трансформатор, в любой момент способные функционировать изолированно.
   На том же принципе создавались и планетарные жилые блоки - ставились где угодно, хоть на полюсе, хоть под водой. Собственный МТ давал воздух, воду, энергию всем системам, в том числе индивидуальному медико-биологическому комплексу. Он же преобразовывал отходы в необходимые вещества и предметы. Понятное дело, датчиков в такой системе не сосчитать... Отследила хотя бы те, которые могли нас сейчас видеть - передачи данных вроде бы нет. Оставила датчики под контролем, чтобы почувствовать, если "Хелле" всё-таки захочется подглядеть.
   Ладно, можно приступать.
   "Повесив" зеркало, представила вместо себя вечно хмурую физиономию матёрого гангстера. Вот моя знаменитая челюсть немного уменьшилась, изменила форму.
   А это, оказывается, больно!
   "Выключив" осязание, я продолжала... На подбородке возникла маленькая ямка-раздвоенность. Прорезались глубокие носогубные складки, несколько морщин поперёк лба. Выросли надбровные дуги, вместо моих глаз подозрительно прищурились из-под нависших густых бровей серые холодные буравчики. Нос расширился, стал мясистым. В последнюю очередь я изменила волосы - они стали короткими, слегка вьющимися.
   Повернулась, и девочки хором вскрикнули, округлив глаза. Я приложила палец к губам, мысленно попросив выражать эмоции молча.
   -"Так быстро!" - подумала Элос.
   Дэфа в это время уже выпрыгнула из постели, подскочила ко мне и трогала пальцем колючий от щетины подбородок.
   -"А здесь у тебя что?" - она улыбнулась, глянув ниже...
   -"И это тоже?!", - с испугом откликнулась Элос.
   Она не хотела с мужчиной, это чувствовалось. Сильно повлияло рабство. А ведь если считать воплощения, Элос была больше женщиной, чем я или Дэфа.
   Дэфа ничего не имела против это читалось не только в мыслях, но и в её лукавых глазах.
   -"Нет, девочки, пока только лицо, всё остальное без изменений! - подумала я, чтобы успокоить Элос. "Давайте сейчас все изменим внешность, полностью!" - предложила я, и снова повернулась к переборке.
  
   Сосредоточилась на лице женщины-пилота. Морщины на лбу гангстера разгладились, и сам лоб сделался выше. Жёсткие, дремучие заросли бровей оказались изящно размашистыми полосками. Колючие щёлочки превратились в большие, карие, строго глядящие глаза. Лицо стало уже, скуластее. Губы и нос приняли тонкие, элегантные очертания. На голове появилась шапка густых, тёмно-каштановых волос. Получившаяся молодая женщина была красива, но убийственно холодна. По крайней мере, внешне.
   Так, дальше займемся телом. Она была крепкой девушкой, но видеть, как "съехались" мои плечи и стали вдвое тоньше руки, было как-то не по душе. "Это же временно", - успокоила я себя, разглядывая узкую ладонь, которая была моей три тысячи лет назад.
   Комбинезон повис, как на скелете, и движением пальца я избавилась от него. То, что открылось взгляду, заставило вздрогнуть. Моей снисходительной иронии как ни бывало. Словно воспоминание об ушедшей навсегда любви тронуло сердце грустью. Ведь это гибкое, бледнокожее молодое тело - тоже я! Мои стройные ноги, прозрачные полушария грудей с нежно-розовыми сосками...
   Развернув кресло, я увидела в постели двух незнакомых женщин. Они выглядели не моложе меня в этом нынешнем теле, может быть и постарше. Слева обнимала себя за колени жгучая, с проседью, брюнетка. Даже на вид жёсткие, как проволока, волосы её были подстрижены, непослушная чёлка зачёсана влево. Удивлённый излом бровей обрамлял блестящие, чуть навыкате глаза с длинными прямыми ресницами. Немного тяжеловатый нос и выразительные, полные губы довершали симпатичный портрет. Она улыбнулась, и в уголках губ возникли две милые складочки.
   Рядом сияла пышная платиновая грива соседки. Её широкоскулое хитрющее лицо с небольшим подбородком светилось доброжелательностью, а удлинённые волоокие глаза выдавали кокетливую, искушённую хищницу. Это было ясно, как дважды два, несмотря на роскошное великолепие белозубой улыбки.
   Если бы не знакомые эмоции, никогда б не узнала, кто есть кто!
   Брюнеткой оказалась Элос, а черноглазой блондинкой - Дэфа. Поняв, что всем нам теперь хочется получше разглядеть друг друга, поднялись на ноги. Дэфа оказалась совсем маленькой, изящной куколкой с чуть-чуть коротковатыми ногами. Её широкие ладошки едва заметно вздрагивали на загорелых бёдрах, а острые ноготки тонких пальчиков напоминали лапки коварного зверька. Разглядывая подруг, я почувствовала, как сильней застучало сердце и пробудилось настойчивое желание. Мы приблизились вплотную, коснулись друг друга телами. Вздрогнули от этого едва заметного прикосновения. Элос сейчас была чуть выше меня, крупнее. Наши ладони касались тел, и сладкая волна эмоций выгнула мне поясницу. Крепкие ноги Элос, более мускулистые, чем у блондинки-шалуньи, обхватили, сжали моё непривычно тонкое бедро, и я ощутила влажное прикосновение... Исчезли в одно мгновение, перестали существовать проблемы Вселенной. Только эти два прекрасных, светящихся желанием тела, эти груди, ноги и губы, эти ласковые пальцы, ничего больше...
   Раскинувшись поперек кровати, я лежала на бёдрах Элос и разглядывая на потолке наши отражения. Дэфа обхватывала меня обеими руками, а её шикарные волосы укрывали мои колени, словно одеяло.
   Всё-таки женщины нравились мне намного больше! Даже в бытность эксцентричной аристократкой, вовсе не знавшей лесбийской любви, я пользовалась мужчинами до крайности эгоистично, ничуть не интересуясь их ощущениями. Это мягко говоря. И только тогда могла испытать наслаждение. Вообще, от того, что хорошо мужчине, женщине, как правило, ни жарко, ни холодно. И напротив, если мужчина подолгу исполняет то, что нравится ей - сам при этом ничего примечательного не чувствует. Известные телодвижения хорошо иллюстрируют секс между мужчиной и женщиной: один получает, второй отдаёт - и никогда одновременно! Это всё с годами становится привычкой, хуже, если обязанностью. Любовь превращается в обыденный физиологический акт, механическое спаривание, удовлетворение потребности. Во что-то вроде мочеиспускания или дефекации. Исчезает всякий эротизм, если он и был когда-то. Печальный пример победы животного над духовным.
   Настоящая любовь - творчество, созидание, новизна утончённых наслаждений, избавление от нелепых уз, от всех атавизмов ханжества. Любовь - искусство свободы!
   Не хочу сказать, конечно, что никогда и ничего хорошего с мужиками не чувствовала, но ощущения несравнимы. Я искала страстную душу, а не одно только выносливое тело. Мужчины всегда и везде, на любой стадии развития общества, постоянно жаждут совокупления. Знаю, сама была такая... Женщины Ониска же с радостью отказались от секса, едва отпала необходимость размножаться естественным способом. И в животном мире самки значительно реже самцов проявляют интерес к половому общению. Биологические цели полов различны. Если цель самца - оплодотворение, и она достигнута, когда завершён половой акт, то цель самки намного сложнее. Это зачатие, рождение и взращивание детёныша. Для неё половой акт - всего лишь этап на пути к цели. И пока задача не будет выполнена до конца - повторение начального этапа с биологической точки зрения не имеет смысла. Соответственно задачам работают и инстинкты. Влечение самок к противоположному полу слабее, чем у самцов, и возникает намного реже. Ну нет в большинстве женщин стремления к сексу ради самого секса! Этим-то и отличались они всегда от мужчин. Нормальные женщины, конечно, не такие, как мы...
   Бесспорно, кроме биологических причин, толкавших женщин в мужские объятия, раньше существовали и другие. Спрос на женское тело всегда превышал предложение, а, следовательно, это самое тело в патриархальном обществе оставалось ходовым товаром вплоть до изобретения доступного всем способа его тиражирования и моделирования. Для бесчисленного множества женщин торговля собой в той или иной форме оказывалась более лёгким способом добыть средства к существованию. Легче, чем какая-нибудь работа.
   Были и другие мотивы, побуждавшие женщину к сексуальности. Наиболее значимым из них, пожалуй, являлась жажда самоутверждения.
   Общество углубило противоречия между полами: изначально определило им полярно противоположные социальные роли. Девочкам с ранних лет внушали, что их единственная, и, несомненно, великая роль - в продолжении жизни. Ну а мужчин общество растило, как защитников, воинов, жрецов смерти. И если когда-то такое противопоставление было оправдано физиологически, то в развитой цивилизации ничто уже не мешало женщине эффективно убивать себе подобных, а мужчине заниматься генной инженерией. Дело вкуса: кому что нравится!
   Но сближения не произошло. Чувства и мысли мужчин и женщин были уже настолько отличны, что непонимание между полами продолжало цвести пышным цветом. Непонимание, столкновение интересов, тайная война хитрости и лжи. Мужчины и женщины Ониска сосуществовали, пока нуждались друг в друге для биологического размножения. Но зависимость женщин исчезла, человечество выучилось обходиться без животного способа самовоспроизводства. Теперь прекрасный пол наслаждается своей незапятнанной духовностью, а зависимость мужчин осталась, их половой инстинкт по-прежнему властно требует удовлетворения. Больше того, мужчины оказались настолько "нецивилизованны", что триста сорок лет продолжают упрямо отвергать подсовываемую им женщинами идею умиротворения посредством психокоррекции. Так оба пола перешли от "холодной войны" к открытому противостоянию, превратились в безжалостных, непримиримых врагов.
   Сегодня мужчины Ониска боятся женщин. И ненавидят. Жаждут мести за то, что женщины не принимают их всерьёз, как когда-то мужчины не принимали всерьёз женщин. Жаждут мести за подавление своих желаний, за унижения, ставшие возможными и потому, что много веков предки этих мужчин унижали и втаптывали в грязь своих женщин...
   Причина нескончаемого воспроизводства всех этих кругов ада, в котором тысячелетиями мучается человечество, только в том, что люди не могут, не способны жить, уважая и понимая друг друга! Не могут понять, что бесчестное соперничество, "война всех против всех" - бесперспективный, тупиковый путь, и давно пора переходить к сотрудничеству. К взаимодействию, взаимоподдержке...
   Интересно как-то я вдруг заговорила. С чего бы такой пацифизм? Я теперь уже не совсем Власта Касин, а все мои предыдущие восемь жизней, мужских и женских?
   Спросила у подруг, что думают они по этому поводу, и оказалось, что последнее воплощение всё-таки преобладает.
  
  
   ДЭФА
  
   Я отлично понимала каждую, едва мелькнувшую мысль Ламена. Понимала так же чётко, как свою. Но с Элос, а тем более, Властой, было по-другому. Я улавливала настроения, окраску и глубину их эмоций. Могла с уверенностью сказать, радуются они, или злятся. Однако распознать, в чём причина таких чувств, оказывалось совершенно невозможно. Если только подруги не "говорили" этого предназначенными мне мыслями. То, что хотели сообщить, было предельно ясно, а всё остальное сохраняло туманную расплывчатость. И Элос подтвердила мой вывод: друг для друга мы не стали открыты, хотя у смертных, похоже, теперь не могло быть секретов от нас...
   Власта изумила почти мгновенным преображением. Всего минуту-две, не больше, просидела спиной. Мы, конечно, чувствовали: что-то происходит. Она обернулась плечистым звероподобным мужиком со злыми глазами на угрюмой физиономии убийцы. Брови походили на пару мохнатых гусениц, а в очертаниях слегка раздвоенного подбородка и скул чувствовалась суровость человека, привыкшего командовать. Я потрогала щетинистый подбородок Власты, скосила глаза вниз, мысленно поинтересовавшись содержимым штанов.
   Попрактиковались в трансформации, и меня поразило, насколько ярче ощутилось воплощение! Вернувшись в тело, которое было моим сорок шесть лет, я острее почувствовала тот характер. Как будто бы проснулась частица другой меня, жившей чёрт знает сколько лет назад. Да не чёрт знает сколько, а ровно две тысячи триста семьдесят два года прошло с тех пор. И вот, надо же, - ожила! Вытянув ноги без признаков мышц, я принялась рассматривать себя. Неплохо, вообще. Но слишком слабовата. С любопытством глянула на незнакомую брюнетку лет сорока, которой стала теперь Элос. Тренированное тело спортсменки, приятное лицо. Блеснули выразительные глаза, и добрая улыбка позволила мне обнять подругу. Вдвоём мы нетерпеливо изучали спинку кресла, в котором сидела Власта. Наконец, она повернулась.
   Какое строгое, холодное лицо! Довольно молода, не больше тридцати. Аристократически тонкие черты, гибкая, стройная фигура. Но самое главное, на ней не было комбинезона. Увидев это, я сразу почувствовала, как наливается тяжестью грудь...
  

***

  
  
  
  
  
  
  
  

"Свобода" * Норма Найт * 2007

  
  
  
   149
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"