Романова Наталья: другие произведения.

Крылья темной феи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Настало время для новой истории! На этот раз она в стиле "милитари". В ней автор препарирует мир, погрязший в войнах.
    Илону похищает собственный бойфренд, и вот уже модификант по имени Велла осваивает в школе для элитных спецов специализацию "алава". За ней присматривает идей, которого боится сам император. На Шиосаре - алава то же, что на Земле - темная фея. Вот только крылышки темной феи похищены, а Учитель мутировал. Крылья она вернет. Останется лишь разобраться в непростых отношениях с куратором. И поможет ей в этом одно неоспоримо положительное качество - девушка привыкла на жизнь смотреть с очень большой иронией.
    Антураж видится мрачноватым, но не лишенным некоего загадочного модернового флера в сопровождении будоражущих мятущиеся души композиций группы Muse.
    Книга принимает участие в конкурсе Руны Любви на ЛитЭре. Там ее можно дочитать полностью - На ЛитЭру!

  ГЛАВА 1. Алава
  
  Человеческая память имеет одно очень странное свойство - забывать то, что крайне необходимо в данный конкретный момент.
  NN
  
  - Илона, не забудь купить хлеб! - донесся до меня мамин голос из полуоткрытого окна.
  - Хорошо, ма!
  Я легко сбежала по ступеням невысокого крыльца, помахивая голубым мусорным пакетом, прицелилась и метнула его в контейнер, сопроводив полет тихим свистом. Вывела из-под брезентового навеса мотороллер. Завелась машинка с первого раза, стоило мягко надавить на педаль.
  Да, у меня настоящий мотороллер, а не скутер. Машинка - ретро, подарок от дедули. Отреставрирована лично им же к дню рождения любимой и единственной внучки. И пусть мотор трещит как тысяча цикад, зато на меня оглядываются, вот.
  Я рванула с места, метя в раскрытые кованные ворота. Проскочив через них на безлюдную улицу поселка, вырулила на трассу и, наслаждаясь встречным ветром, выдавила газ на полную. Легкий встречный ветер приятно обдувал шею.
  Через пару километров в зеркале заднего вида заметила серебристый седан. Денис лихо обогнал меня, но я слегка поднажала и вернула утраченное первенство. Мы уже не в первый раз играли в эту игру, и я знала, что теперь до самого города он будет ехать у меня в хвосте, и это чертовски приятно. Личный эскорт.
  Сегодня меня ничто не раздражало, даже неизменный спутник моего бойфренда. Его друг Борис, молчаливый брюнет с тонкими чертами в неизменных темных очках, повсюду сопровождавший Дениса, меня нервировал жутко. Глазами. Черный зрачок, который я пару раз смогла детально рассмотреть поверх затемненных очков, странно расплывался на всю темно-синюю радужку, от этого глаза его казались пластиковыми. Словно в них не было ни капли жизни. Брр...
  Я планировала когда-нибудь расспросить Дениса о друге, но пока наши отношения не позволяли подобного. Тем более сегодня. Я еще не знала точно, но чувствовала, что день предстоит необычный.
  Остановившись у особняка с потемневшей от времени лепниной, я сняла шлем и... застыла от ужаса. Прямо под колесом сидел маленький, абсолютно черный котенок. Я что его только что чуть не задавила?
  Наклонившись, убедилась, что малыш цел. Судя по тому, как он рванул в подворотню, осознание к зверенышу вернулось с запозданием. Ну что ж, главное, жив остался.
  Немного нервно улыбнулась темноволосому парню в строгом деловом костюме, запирающему седан.
  С Денисом со странной фамилией Тисс мы познакомились на курсах китайского языка с неделю назад. Собственно на них сейчас и направлялись. Парень мне нравился. Серьезность в нем сочеталась с какой-то тайной, таящейся в уголках пухловатых, упрямо поджатых, губ.
  Мы пару раз пообедали вместе, а вчера с упоением целовались в подъезде. Расставаясь, он так на меня смотрел, приглашая на следующий день пообедать, что я поняла - это будет не просто обед. Кажется, мне сделают предложение. И совсем неважно, что знакомы мы всего неделю. С самого начала нашего знакомства меня не покидало предчувствие чего-то необыкновенного. Знаете, это когда ты точно знаешь, что тебе вот-вот парень сделает предложение и остается лишь улыбнуться и сказать "да".
  Единственное, что меня в Денисе слегка напрягало, его прическа. Виски почти под ноль, а "грива" под ежик. Стильно, не спорю. Черная бархатистая поросль на макушке в сочетании с ясными голубыми глазами и бородкой эспаньолкой смотрелись просто отпадно. Но все это как-то не очень сочеталось со строгими деловыми костюмами, в которых он неизменно встречал меня повсюду. Вот уже целую неделю.
  Скажете, я слишком форсирую события, ожидая, что через какую-то неделю получу в подарок на помолвку обручальное кольцо? Не знаю. Возможно, он был очень убедителен, когда смотрел мне в глаза и, сжимая руку, рассказывал о далеких морских заливах с кристально чистой, прозрачной водой. Под которой на самом дне можно отыскать самые невероятные сокровища. В такие минуты я верила в то, что когда-нибудь он возьмет меня с собой и мы вместе посетим все эти удивительные места.
  - Привет! - я вскинула руку в приветствии, а Денис, широко улыбаясь, чмокнул куда-то в висок и отобрал у меня рюкзак, одновременно открыл массивную с отполированной до блеска ручкой входную дверь.
  - Привет, Илона. Ни хао! - легко поклонился Денис, пропуская меня вперед.
  - Хао! - ответила я, улыбаясь. Ведь не улыбнуться в ответ на эту его всеподкупающую улыбку было просто невозможно.
  - Наше свидание в силе? - как я не ожидала подобного, его вопрос прозвучал неожиданно.
  - Свидание? - удивилась я. - Кажется, мы хотели пообедать?
  - Ну да, конечно. Обед. Я его и имел ввиду, - смутился он, пряча глаза за затемненными стеклами очков.
  Мы прошли в аудиторию и сели на первый ряд. Тут было прохладно и не многолюдно. В группе занималось пятнадцать человек, но по случаю летних погожих дней часть из них пренебрегала уроками китайского, не взирая на немалую цену, уплаченную авансом.
  Вечно улыбчивый монголоидный и приятный в общении дядечка, преподававший нам язык, поприветствовал нас легким кивком, и вывел до чертиков сложную фразу, которую мне ни разу еще не удалось произнести вслух.
  
  После урока мы отправились в торговый центр. Кафе под названием "Седьмое небо" располагалось соответственно на седьмом этаже. Кормили тут неплохо. Заказав отбивную и десерт, я передала меню Денису, принюхиваясь к его запаху. Сегодня он пах сочетанием, которым я совсем недавно восхищалась в косметическом бутике - бамбук с цитрусовой ноткой.
  - Бутылочку шардоне? - удивил он меня вопросом.
  - В честь чего? - решила уточнить я.
  - Да так просто, для настроения. Не возражаешь?
  - Извини, но я пас. За рулем.
  - Я тоже, - кивнул он в ответ, соблазняя меня своей фирменной улыбкой.
  - Отменим?
  - Вызовем такси, - мне показалось, или в беспечный тон моего визави пробрались нотки раздражения?
  - Не получится, - с грустью в голосе произнесла я, тая надежду на запасной вариант. Ведь должен у него быть запасной вариант? - Понимаешь, моего зверя за ночь могут тиснуть местные любители покататься.
  - Хорошо, тебе коктейль, безалкогольный, - сдался он практически без боя, и мне стало совсем грустно.
  - Ты ведь знаешь, я за обедом только ем и никогда не пью, - вздохнув, возразила я ему.
  - Ну поддержи меня сегодня. Что тебе стоит? - снова обворожительно улыбнулся Денис и в зале стало на несколько ватт светлее.
  - Хорошо, уговорил, - окончательно сдалась я, подтверждая факт капитуляции поднятыми руками.
  Нам принесли коктейль. Что-то красивое, вишнево-фруктовое.
  - Погода шепчет, - кивнул Денис в сторону окна, за которым нещадно жарило июльское солнце.
  Я отметила, что в выцвевшем небе ни облачка, и взялась за бокал.
  - Ну, за что пьем?
  - За наше знакомство, - он вскинул руку, и я отметила изящность тонких и одновременно сильных пальцев. И еще совсем тоненький ободок браслета, выглянувший из-под рукава. Серебро? Уж больно искрит... или это солнышко на металле играет?
  - А не поздновато? - решила еще покапризничать я, давая возможность таки свернуть в ожидаемом направлении. - Мы вроде уже неделю как знакомы.
  - Лучше поздно, чем никогда, - бодро провозгласил он, рассматривая сквозь стекло золотистую, играющую на солнце, жидкость, и лишая меня последней надежды на красивое предложение руки и сердца.
  - Ну давай, - звонко звякнули бокалы, я сделала глоток и... тут перед глазами заклубилась темная дымка, и мир исчез, растворившись в странном искрящемся тумане.
  Сердце сжал страх. Время замедлилось. Пустота наполнилась чужими запахами и звуками. Перед глазами замелькали невнятные образы и никак не удавалось сосредоточиться. Потом мир окончательно погрузился во тьму...
  
  ***
  Я была нигде. Звали меня никак. Состояние, в котором я пребывала, трудно описать словами. Тьма окружала меня, и лишь иногда фрагментарно рассеивалась, и тогда я слышала какие-то странные звуки, мало напоминающие человеческую речь.
  Однажды тьма сменилась серым маревом, и я четко расслышала слова. Говорила женщина, судя по голосу, молодая. Язык непонятный. Тон низкий и спокойно-безразличный. Ей вторил занудный, смутно знакомый, мужской голос. В какой-то момент я начала понимать, о чем речь. Вопросы задавала девушка.
  - Думаешь, красная? - что-то звякнуло и в шею кольнуло.
  - А кто ее знает, - ответил мужской голос. - Хоть бы и зеленая. Так намучились, пока маячок поставили, да еще долго ждать подходящего случая пришлось.
  - Го говорит, что порталы сбоят из-за нестабильности общего фона, - фыркнула девушка.
  - Возможно и так. Только мне кажется дело не в этом, - ворчливо возразил мужчина.
  - Прекрати, Ролдо. Сам знаешь, на сколько чревато влезать в его дела, - в ответ послышалось сердитое сопение. - Сколько ей?
  - Он сказал, двадцать три, - нехотя ответил тот, кого назвали Ролдо.
  - Судя по состоянию организма, она из города?
  - Да, загрязнение там выше среднего. Вычисти ее. Жаль будет если не выживет. Еще раз я туда не пойду. И так думал жить там останусь.
  Дама словно не слышала жалобы.
  - Большая концентрация металлов. Кровь грязная. Чистить придется долго и тщательно. Сходи на склад за шарами для фильтров.
  Ответить мужчина ей не успел. Что-то противно запищало, и голову пронзила невыносимая боль.
  - Выключай! - заорала дама дурным голосом. - Выключай скорее!
  Вспышка, и меня снова поглотила тьма.
  Когда очнулась, рядом звучали те же голоса.
  - Кажется, удалось, фух. Думала, напрасно старались, - с тревогой в голосе говорила дама.
  - Да уж, все наши усилия зею под хвост. (1 - Зей - маленький вредный зверек с крыльями, грызун - питается грибами, растущими на деревьях). Думаешь, стабилизировалась? - мужской голос дрожал. - Если что-то случится, нам конец.
  - Не паникуй. Смотри, трансформация завершилась. Тело стабильно.
  - И кто теперь она?
  - Не знаю. Если бы не сбой, была бы обычной красной. А теперь... Посмотрим. В случае чего, ликвидируем.
  Мужчина закашлялся и возопил.
  - Ты что, спятила?! Да он нас с тобой тут же потрет и в самую захудалую клинику на периферию отправит.
  Последние слова дамы для меня включили тревожную кнопку, заставив, пока орал мужик, сконцентрироваться и прислушаться к себе.
  Тело ощущалось, но вроде как не мое. Мышцы тупо ныли, как будто я целый день провела в тренажерном зале. Тренажерный зал... что это?
  - Как думаешь, что будет, когда он узнает про сбой? - в мужском голосе сквозила тревога.
  - Не знаю. Он не просто так сам за ней ходил. Советник ничего не делает просто так. Теперь уж что будет, то и будет. Погоди, что это? Я брежу? Темно-фиолетовый?! О, нет...
  Приоткрыв глаза, я тут же сощурилась от ослепившего света. Поморгав и привыкнув к яркому освещению, попыталась рассмотреть подробности.
  Помешало склонившееся надо мной лицо миловидной девушки лет двадцати от силы в белом. Ясные серые глаза, вокруг которых слабо различалась замысловатая кудрявая тату, взирали с любопытством. Из-под белой шапочки странной треугольной конструкции выбивался рыжеватый локон.
  - Очнулась? Ну, с днем рождения, что ли, - приветствие прозвучало довольно грубо и я узнала голос дамы, обещавшей меня ликвидировать. - Как бы нам тебя назвать, а, чудо фиолетовое? Думаю, Велла как раз подойдет, - странный контраст между тем, что девушка говорила и тем самым тоном, от которого у меня все еще бегали мурашки в районе солнечного сплетения и который вызвал жуткое раздражение и страх одновременно.
  И почему это я чудо фиолетовое? Скосила взгляд на руку. Кожа вроде обычного цвета.
  Рядом с девушкой возникло еще одно лицо. Молодой брюнет с оттенком голубизны во внешности разглядывал меня с некоторым подозрением. В синеватых глазах с расплывающимся зрачком колючий холод и настороженное любопытство. Кого-то он мне напоминал...
  - Скажи что-нибудь, Велла, - грубоватый мужской голос все еще дрожал и отозвался во мне неприятным контрастом.
  Я попыталась напрячь связки, но из горла вырвался лишь хрип.
  - Погоди, Ролдо. Видишь, девочка еще никак в себя не придет. Все постепенно. Да, Велла?
  Утвердительно отвечать не хотелось. Память ко мне упорно не желала возвращаться, и, сколько не напрягалась, вспомнить не могла ни кто я, ни почему оказалась в этом странном месте. Только не оставляло ощущение неправильности происходящего.
  И... парня звали точно не Ролдо. А как тогда? Откуда-то из подсознания всплыло имя Борис. Но внешность неведомого Бориса никак не хотела ассоциироваться с голубоватым Ролдо. Только пластиковые глаза... Пластик? Что это?
  Кстати, о месте. Глаза сосредоточились на круглом светильнике, висящем прямо передо мной над лицами этой странной парочки. Удивительно, но никаких проводов к нему не прилагалось. А сам светильник свободно парил в воздухе, что показалось просто невозможным.
  - Ладно, - заявила девушка, - отдыхай. Попозже будет обед. А потом поговорим.
  Послышались звуки удаляющихся шагов. Оставшись одна, я попыталась повнимательней рассмотреть помещение. Для этого пришлось повернуть голову, и это вызвало неприятные и довольно болезненные ощущения в области шеи. В поле зрения попалось окно необычной овальной формы, обрамленное витиевато вырезанной по краям рамой. За окном мерно раскачивался огромный зеленый лист какого-то пальмообразного растения. Только форма у листа была необычной. Через равные промежутки по краям он был как будто надрезан или скорее надорван. И это несколько портило мое эстетическое восприятие необычного растения.
  Чтобы что-то рассмотреть еще, пришлось снова пошевелиться. Возникло стойкое желание подняться на ноги или хотя бы сесть?
  Мышцы не желали подчиняться. Тело было будто не моим. Но спустя некоторое время мне все же удалось справиться, и я кое-как приняла сидячее положение.
  Все перед глазами поплыло, и пришлось подождать, пока предметы вокруг остановят движение.
  Помещение, в котором я оказалась, внешне походило на больничную палату. Особенно сияющей повсюду ослепительной белизной. Вот только медицинское оборудование выглядело не так, как ожидало мое сознание. Прежде всего, поражало полное отсутствие каких-либо проводов. Странно, но я помнила, как выглядят эти самые провода. Удивила преимущественно круглая форма предметов. Причем совершенно непонятно, как полупрозрачная сфера, в которой порхали смутные тени, могла не скатываться с ровной поверхности стола. Здесь что же, физические законы не действуют?
  Мое ложе было обычной медицинской кушеткой. На мне была надета очень мягкая на ощупь белая рубашка с рукавами, длиной чуть ниже колен. На руке поблескивал бесцветными кристаллами узкий металлический браслет.
  Из мебели, кроме моей кушетки и стола под сферой, невысокая скамеечка.
  Размышляя над услышанным диалогом странной парочки, я подумала, что меня зовут точно не Велла. А вот как? Илона? Имя казалось знакомым, но я не была уверена, что оно принадлежит мне.
  Через какое-то время вернулась девушка с тележкой, на которой стояли накрытые крышками тарелки.
  Есть не хотелось. Но я понимала, что если не стану, снова присоединят вон те противные присоски.
  Хотелось спать. Но еще было желание думать и анализировать. Все, что я успела додумать и решить, так это то, что находиться здесь мне вредно, и значит...
  Тут мне в руку вложили... ложку. Да, это ложка, но конструкция странная, треугольная... и с прорезями. Ложка-вилка?
  Рассматривая содержимое тарелок, поймала себя на мысли, что эти блюда никогда не входили в мой рацион и пробую я их впервые.
  С опаской наколов на вилку-ложку кусок чего-то розового, по фактуре отдаленно напоминающего нечто более привычное, название которому не находилось, я осторожно сняла его губами и пожевала. Было непривычно, но вкусно. Мясо - всплыло в голове.
  - Велла, нам нужно поговорить, - я остановила руку на полпути ко рту, но девушка меня успокоила. - Ты ешь, ешь. Потом поговорим.
  Дождавшись, пока я доем все с первой тарелки, она пересела ко мне на кушетку и склонила голову вбок, внимательно следя за моей реакцией.
  - Для начала познакомимся. Меня зовут Мия. Я твой инициатор. Ролдо - охотник. Он тебя из твоего мира вытащил. Ты раньше жила в другом мире. А теперь будешь жить здесь.
  Волна возмущения прокатилась внутри, заставив закашляться.
  - Почему? - прохрипела я грозно.
  - Потому что наш мир нуждается в таких как ты, - произнесла она назидательным тоном, тыкая в меня тонким пальцем.
  Ну что ж, с моими желаниями тут похоже считаться не собираются точно. Кажется, эмоции отразились на моем лице. Мия меня поняла.
  - Не сердись, Велла. Твой мир не мог тебе предоставить того, что сможет здешний. Ведь ты отправишься учиться в школу. Станешь настоящим элитным спецом, - девушка даже вздохнула, произнося последние слова с... благоговением. С фальшивым благоговением - уточнила я про себя. - Нам вот, к сожалению, такого не дано. Мы, круосы, не способны трансформироваться.
  Незнакомое слово отложилось, но в данный момент важнее было другое.
  - И во что же я транс... форми... ровалась? - слово далось с трудом. Причем в этот момент я осознала, что говорю на языке, который моим родным не является.
  - Мы до конца еще не изучили тебя, - закашлялась девушка, - но думаю, в самое ближайшее время обязательно присвоим тебе точную модификацию.
  Стало страшно. Почему-то показалось, что в моей прошлой памяти хранилось нечто настораживающее относительно этого слова. Но вспомнить конкретно я не смогла.
  - Почему я ничего не помню?
  - А зачем тебе лишние переживания? - если это была попытка успокоить, то тон, которым она это произнесла, развеял сомнения. - Это только помешает дальнейшей учебе.
  - А если... если я не хочу учиться?
  Девушка удивилась.
  - Ты обязательно захочешь, - сказала она с воодушевлением в голосе. - Вот увидишь! Наберись терпения. Трудно объяснить иномирянину все положительные вещи, которые ожидают его после идентификации. Но ты не переживай. Все физиологические изначальные параметры остались твоими. Мутация коснулась лишь твоей второй ипостаси.
  Мутация... Вторая ипостась? Я прислушалась к себе.
  - У меня нет никакой второй ипо... стаси.
  - Раньше не было, да. Но мы тебя инициировали и запустили первую мутацию. Теперь ты имеешь вторую ипостась. Конечно, она еще не стабильна. Но в школе тебе помогут с этим справиться.
  
  Все это было не правильно. Но на сколько не правильно, и как должно быть, я не понимала. И это жутко мучило. Оставшись наедине, я предалась размышлениям, но вскоре поняла, что если не прекращу этот процесс, просто лишусь остатков разума.
  Понятно было одно - мыслить пока нечем. Я как чистый лист. Ни одного образа, ни одной ассоциации со словами. Только самые насущные, касающиеся еды, физиологических потребностей и... еще некоторые обрывочные и странные. Будто вспышки. Те, которые никак не хотели складываться в единое целое. И из-за этого я периодически начинала бродить в мыслях по замкнутому кругу, каждый раз останавливая себя на грани безумия.
  В какой-то момент я сумела зацепиться за собственное имя. Как это произошло? Услышала голос. Во сне.
  - Илона, купи хлеб! - этот голос был точно из моего прошлого. И ассоциировался с чем-то очень теплым и родным. Голос был таким реальным, что после этого я решила - буду копить такую информацию. Возможно, именно из нее сложится если не мой прежний внутренний мир, то хотя бы теперешний. Который, кстати, жутко напрягал несоответствиями.
  К примеру внешность девушки и ее голос. Я не привыкла к такому разногласию. Мне казалось, нежность внешняя не должна была контрастировать с голосом, во всяком случае настолько, что подчас меня просто коробило и вызывало мурашки по всему телу.
  Или вот вид из окна.
  Мда, у окна мне было над чем подумать, и именно там ко мне приходили новые Мысли.
  Сквозь изрезанный лист можно было разглядеть часть улицы и прохожих. Судя по приблизительным подсчетам, моя палата находилась на втором этаже. Я могла часами рассматривать уличный пейзаж и бесконечно удивляться местным контрастам. В какой-то момент мне пришло в голову, что здания с закругленными краями крыш и асимметричными архитектурными украшениями выполнены в стиле модерн. Я никак не могла припомнить, как это выглядит в моем мире, но точно знала, что права. Вычурные завитки в лепнине, украшавшие асимметричные конструкции из камня и стекла резко контрастировали с костюмами населения. Чем? А не знаю. Мне казалось, что военную форму никогда не носили в обществе, искусство в котором дофантазировалось до стиля модерн. Хотя, если присмотреться, то определенное соответствие все-таки было. Да, тут все носили форму и наверное оружие. Наверное, потому что я не знала, как это оружие выглядит. Иначе и его бы рассмотрела, пусть и не детально.
  Кстати, то, что одежда является военной формой, в голову тоже пришло не сразу. Невероятно смущали детали, которых было множество и все они были невероятно разнообразны. И мужчины и женщины носили костюмы, состоящие из брюк и кителей. Но при этом в каждом костюме наблюдалось огромное количество особых деталей, а также различный покрой, что делало по сути каждый костюм эксклюзивным. Брюки с лампасами и галифе, узкие обтягивающие трико и шаровары под колено или по щиколотку. Кители разнообразной формы и оттенков. Различные знаки отличий, золотые и серебряные эполеты, длинные полы сзади, как у фрака... Как выглядит фрак в моем мире? Не помню... Наверное я в своем мире была художником. Иначе откуда же во мне была эта способность замечать и оценивать такие тонкости?
  Однажды за окном все смешалось, на город опустился странный синий туман. И я буквально отшатнулась от окна, когда что-то хлесткое стегануло по листу за окном, оторвав его часть. Когда туман рассеялся, я увидала несколько неподвижных тел, которые подобрали и увезли на странных платформах без колес, паривших в полуметре над мостовой.
  Кажется, в этом мире мира как такового не наблюдалось. Неужели в моем родном мире еще хуже? Прислушиваясь к интуиции, я сама себе отвечала - нет, в моем мире такого нет. Мия меня разводит!
  
  Мия мне обещала плюшки, но какие могут быть плюшки во время войны? И черт, я откуда-то совершенно точно знала, что обещанные плюшки в иных мирах таковыми не являются. Впрочем, кто сказал, что я могла хоть что-то отыграть назад. Меня не спросили ни разу, хочу ли я этих ихних плюшек.
  Оставаясь одна, я продолжала усиленно терзать разум, пытаясь вспомнить и понять хоть что-то, что дало бы мне цельную картину. Почему-то мне казалось, что именно этого я лишена по чьей-то прихоти или злой воле. Но тщетно. Я ничего толком не помнила из прошлой жизни, но по ощущениям и сравнениям с новой действительностью, прежняя моя жизнь выглядела гораздо привлекательнее, чем теперешняя.
  Некоторые обрывки, такие например, как имена Илона и Борис, возникали. Но никаких привязок к событиям не было, как и собственно самих событий не вспоминалось. Будто все, что происходит со мной сейчас - начало новой судьбы с чистого листа.
  Не оставляло чувство опасности и желания уйти из этого места как можно быстрее и дальше. Я тут как подопытный кролик. Кто их знает, не попытаются ли они еще во мне что-нибудь модифицировать.
  В общем, когда я стабильно научилась принимать вертикальное положение и даже вставать, то предприняла первую попытку сбежать.
  Дошла до двери, примерилась открыть. Уже видела, на какие кнопки приблизительно нажимает Мия. Но не успела нажать первую пару, раздался противный комариный писк и через минуту в дверь ворвался Ролдо.
  - Это что еще за фокусы? А ну назад! - гневно вскричал он, подпихивая меня назад к кушетке.
  В руке его я заметила нечто, обозначившегося в моей голове как "шокер" и "опасно". Я прикрылась руками, пытаясь дать понять, что не собираюсь сражаться. Пятясь, вернулась на кушетку и спрятала лицо в ладонях.
  Ролдо ушел, а я банально разревелась, понимая, что мне отсюда не сбежать.
  Спустя какое-то время, я удостоилась серьезной беседы с Мией.
  На этот раз девушка устроилась на скамеечке и, сложив руки на коленях, скорбным голосом произнесла:
  - Велла, мы с тобой обращались вежливо. Ты заметила? - пришлось слегка кивнуть. - Но эта вежливость должна быть взаимной. Если ты будешь причинять неприятности, нам придется принять меры. И поверь, тебе они очень не понравятся.
  Я поняла ее правильно, и больше не нарывалась. Хотя попыток найти способ убежать не оставила. Я решила быть внимательной к мелочам, например к таким, как распорядок дня и изменение кода на двери.
  Еще пыталась осознать, что же со мной делают эти двое.
  Внешне пока все выглядело с этой стороны неплохо. Меня периодически кормили и подкармливали через трубки с присосками, присоединенные к сумрачному шару с тенями. Для этого стол подкатывали к кушетке, к моим рукам присоединяли тонкие трубки при помощи присосок, и я слышала как шар гудит изнутри. В его недрах кружились тени, и я иногда смутно различала фигуры, ища в них ассоциации. К примеру вон та толстая похожа на... слона. Но кто такой слон? Тут меня посетила картинка. В голове возник образ огромного серого морщинистого животного, тянущегося длинным носом к ветке дерева... Хобот... Нос точно называется хоботом!
  Отлично, у меня появился новый тренажер, и я усиленно искала новые ассоциации, рассматривая лениво движущиеся тени. Вспышки становились все чаще, и единственное, что продолжало меня мучить, было отсутствие общей картины моей прошлой жизни.
  И все-же я постепенно восстанавливала маленькие кусочки моей памяти. Одновременно понимая, что это просто чудовищно мало.
  Однажды мне показалось, что простым усилием воли я могу вытащить из шара и изменить одну из теней. Не поверила глазам и решила повторить. Да! Призрачная форма медленно выползла из-за стекла и поменялась! И именно так, как я хотела. Это принесло несказанную радость. Это означало, что я хоть что-то но могу. Были ли это мои прежние способности, или я их приобрела после мутации - не важно. Мне была дорога даже такая малюсенькая победа.
  Как-то, сформировав из тени слона, я постаралась придать ему большую достоверность, но увлеклась и еле успела затолкать слона вглубь шара, прежде чем меня поймали на горячем. Инстинктивно я понимала, что моими достижениями с новыми знакомыми делиться не стоит ни при каких обстоятельствах.
  А однажды мне захотелось их убить. И Мию, и Ролдо. Потому что я додумалась до самого главного вопроса - почему? Почему это сделали именно со мной? Почему эти двое решили, что могут вот так спокойно лишить другого человека целого мира? Наблюдая за Мией, пока она что-то высматривала в шаре и делала записи острым стеком на молочно-белой панели, и сравнивая ее с собой, я видела, как она порой задумывается о своем, личном, и начинала дико завидовать. Ведь ей доступна обычная человеческая жизнь. Я, конечно, не знаю, из чего она у нее состоит, но чувствую, что там много чего есть ценного. Того, чего меня лишили!
  Помню, в тот день я много капризничала, и мне ввели двойную дозу успокоительного, заставив уснуть. Ну и ладно. Лучше спасть, чем мучительно искать способ избавиться от своих палачей. Кололи теперь меня часто и некоторые процедуры были весьма болезненны. Засыпая, я уже мечтала поскорее оказаться в обещанной школе. Возможно, там будет не слаще. Но как знать, возможно именно там мне удастся найти возможность вернуться в родной мир.
  
  Однажды к нам пришел гость. Я его не видела. Меня погрузили в сон. Правда сон этот для меня был скорее трансом, потому что я все слышала, но как бы со стороны. Вот только запах... Запах показался почти неуловимо знакомым - бамбук с цитрусовой ноткой... Неужели этот человек как-то связан с моим утерянным миром?
  - Ну и что вы тут наваяли? - спросил грубый и в то же время чем-то неуловимо знакомый мужской голос.
  - По параметрам она темно-фиолетовая, - бодро ответила гостю Мия.
  Воцарилось молчание. Потом гость чем-то пошуршал и произнес:
  - Запишите новую модификацию - алава.
  - Алава? Почему алава? - удивилась Мия.
  - И что вас смущает? - равнодушно парировал гость.
  Молчание. Снова голос гостя:
  - Я лично присмотрю за этой вашей новой модификацией, - показалось, что в голосе проскользнула ирония. - Если удастся ее взять под полный контроль, может получиться неплохой спец.
  Слабое возмущение в моей голове и взволнованный голос гостя.
  - Что это? Она нас слышит?
  - В ней стандартная доза, - попыталась оправдаться Мия.
  Я инстинктивно притаилась, попытавшись отключить все эмоции. Показалось, что скрыть мою реакцию на их слова является крайне важным.
  - Хм, ну-ну, - после некоторой паузы проговорил незнакомец. - Сбои в системе были?
  Тишина и сопение.
  - Понятно.
  Послышался звук удаляющихся шагов.
  - Фух, кажется пронесло, - это сказал Ролдо.
  - Не скажи, - взволнованно возразила Мия. - Советник никогда ничего не делает просто так. Ну вот что ему тут понадобилось? Он никогда не интересовался инициированными.
  - И никогда не ходил на охоту лично, - задумчиво продолжил Ролдо.
  - На Землю ты бы без него не попал.
  - Это да, - согласился Ролдо и зашуршал чем-то возле моей головы.
  - Ладно, - вздохнула Мия, - наше дело инициировать. Остальное с ней сделают в школе. А Советник... Раз сказал присмотрит, вот пусть и присматривает. Нам сейчас главное довести объект до завершающей стадии. Так что, не расслабляйся.
  После этого в мою шею вонзилась очередная игла.
  
  Прошло несколько дней, которые я отмечала по свету и тьме за окном, а также завтраку и обеду. Ужином тут не кормили, а хотелось. Поэтому лишь темнело, я начинала пить воду из емкости, прикрепленной к стене. Вода из нее вытекала по трубочке, которую следовало сосать, чтобы добыть вожделенную влагу. Потягивая долгими вечерами водичку из трубочки, я возвращалась к мысли о том, что мой прежний мир предоставлял мне гораздо больше плюшек, чем здешний.
  Я не делала новых попыток сбежать, однако, продолжала изучать все, что меня окружало, и тренировала разум, заставляя его анализировать всю новую информацию. Конечно, ее было мизерное количество. Но ведь это пока, правда?
  Вскоре поняла, что дальше модернизировать меня не станут. Болезненные процедуры прекратились, и то, что я все еще нахожусь в медицинском блоке, говорило о том, что мои инициаторы ждут каких-то необычных проявлений. Я же со своей стороны старалась вести себя тихо и пассивно. Это было непросто. Потому что эта моя приобретенная вторая ипостась давала о себе знать довольно бурными возмущениями. Начиналось все в голове невнятным шумом, перераставшим в настоящую бурю. Волны накатывали и отступали с определенной частотой, и мне требовались невероятные усилия, чтобы скрыть собственные необычные реакции.
  Однажды Мия воскликнула:
  - Ого! А это что такое?! - глядя мне в глаза, она... кажется была напугана. - Велла, как ты себя чувствуешь?
  - Нормально, - последним усилием воли я попыталась придать голосу обычное звучание и отвести глаза в сторону.
  - Ладно, давай сегодня тебя немножко подкормим, - проворчала девушка, потянувшись к шару. - О боги, а тут у нас что?!
  Посмотрев на шар, я замерла от ужаса. Там был настоящий армагедон. Может я и не помню, что это за хрень, но думаю, что нечто фатальное точно. Фат... тьфу, мозги, уймитесь, не до вас!
  - Что произошло? - соизволил оторваться от записей, которые производил на белом пластике черным стилетом, Ролдо.
  - Мыслеформы! Что с ними такое творится? Велла, это ты?
  Молча глядя на мечущиеся в шаре рваные куски теней, я испуганно замотала головой.
  - Возможно, они реагируют на ее состояние спонтанно. У тебя голова болит? - этот вопрос он задал мне.
  Я закивала головой, надеясь, что эта отмазка отвлечет их от шара со взбесившимися тенями. Но Мия буквально впилась в меня взглядом.
  - Ее глаза. С ними что-то не так!
  Мия кинулась к шару, видно хотела изучить зависимость движения теней с тем, что происходило со мной. А Ролдо внимательно всмотрелся в мои глаза.
  - Ты уверена? - Он удивленно поднял брови. - Я ничего не вижу.
  Мия исследовала мои глаза повторно и кивнула.
  - Возможно, показалось. Хотя... нет, не показалось. Ты точно себя хорошо чувствуешь, Велла?
  - Да, все нормально, - ответила, пытаясь сохранять спокойствие. Следовало теперь подумать хорошенько над тем, чтобы не выдавать себя больше. Конечно, моя внутренняя реакция, возникающая спонтанно и периодически в последнее время меня очень тревожила. Кто знает, что со мной там такого происходит и не превращаюсь ли я в данный момент в ужасного монстра, который отправится крушить дома и убивать людей... э, круосов. Но и выдавать себя я не считала правильным. Может быть именно этого от меня и ждут? Может быть им тут как раз не хватает универсальных солдат, способных безжалостно убивать и разрушать все, что встретится на пути?
  Порадовало то, что меня все-таки не стали тщательно исследовать и лишь решили подкормить. Хотелось протестовать, потому что после подкормки на меня обычно нападала апатия, и я понимала, что мне ввели успокоительное. Для того, чтобы развивать мышление, требовался ясный разум. И я прекрасно понимала, что на данный момент это мое единственное преимущество. Те маленькие победы, что я совершала ежедневно, давали надежду на то, что когда-нибудь я вырвусь отсюда и... возможно даже вернусь в свой мир.
  Я не знала, изменилась ли внешне. Зеркал нигде не было, да и сравнивать мне было не с чем. Ведь я не помнила, как выглядела раньше.
  Небольшой санузел с душем тоже не предполагал наличия зеркала. После произошедшего, когда меня чуть не поймали, я сильно озадачилась поиском отражающей поверхности. Такая была только под вечер, когда за окном становилось темно, и можно было рассмотреть собственное отражение. Правда, деталей все равно не было видно. Судя по общим очертаниям и смутным ассоциациям с собственным образом, сильно я не изменилась точно.
  
  Однажды что-то случилось, и за дверью раздался противный звуковой сигнал, от которого ощутимо затошнило. В коридоре послышался топот множества ног. Тревога - выдал мозг. Мия, сидевшая рядом, рванула на выход, и я секунд десять осознавала, что она оставила дверь открытой. Зачем? Неужели там стало так опасно, что мне предоставили возможность спастись? Верилось с трудом. Но приоткрытая дверь вызвала во мне непреодолимое желание выйти за пределы комнаты и осмотреть хотя бы... коридор. Там ведь за дверью коридор должен быть, так?
  Но тут меня отвлекли звуки с улицы. Там явно что-то происходило. Кажется, снова надвигался тот странный синий туман. Разрываясь между любопытством и желанием попытаться выйти за пределы личной тюрьмы, я все-же решила в пользу коридора. Ведь может быть это мой единственный шанс отсюда уйти...
  За дверью действительно оказался коридор. Такой же белый и очень длинный, со множеством закрытых дверей. Абсолютно пустой. Звук тревоги все не прекращался, зловеще мигали висящие в воздухе под потолком зеленоватые светильники.
  Ушла я не далеко. Кто-то уже двигался мне навстречу. В странном темном плаще, который скорее был тенью или иллюзией. Выглядел жутковато. Опасный!
  Когда фигура приблизилась на столько, что я могла различить мельчайшие детали, из-под капюшона блеснули ярко-голубые глаза, правильной формы нос, пухлые, упрямо сжатые, губы и бородка с каким-то смешным названием, которое никак не желало вспоминаться. Пришла ассоциация. Лето, выцвевшее от солнца голубое небо... Пухлые губы, обрамленные аккуратно выстриженной бородкой... Этот мужчина был мне знаком. Я его где-то видела. Где? В своем мире? Во сне?
  Он будто не шел, а летел над поверхностью. Полы его плаща колыхались и издавали слабый шуршащий и тоже неуловимо знакомый звук. Гость, назвавший меня алавой? Вместе с ним ко мне приближался настоящий животный ужас. Я даже зажмурилась, когда услышала его бархатистый голос с хрипотцой.
  - И далеко собралась? - голос тоже был знаком, и от чего-то должен был мне нравиться. Но не нравился.
  Я задумалась, и вспомнила. А ведь это точно он, тот самый гость, который присвоил мне модификацию! Как там? Алава... Странное слово. Словно это было чьим-то именем. Возможно, в этом мире действительно существует некто с именем Алава. Например... божество. Придется пополнить список слов, значение которым придется где-то искать.
  Я молча постояла, потопталась, поняла, что убивать меня сейчас не собираются, и хотела было идти обратно. Но тут на меня накатило. Запах! Мне был точно знаком его запах. Бамбук с цитрусовой ноткой и что-то еще... Я прикрыла глаза. Пахнуло хвоей. Зашумели сосны. Закричали чайки, и в голове возникла картинка! Ура, я помню, как выглядит море!
  Распахнув глаза, разочарованно выдохнула - незнакомец никуда не делся.
  Видимо, он понял, что со мной происходит, потому что усмехнулся, многозначительно выгнул правую бровь и молча указал на дверь палаты. Понятно - моя незапланированная прогулка окончена.
  Судя по шуршанию за спиной, меня сопровождали до самой двери. Потом я вошла в свою палату, дверь закрылась и щелкнул замок.
  
  ГЛАВА 2. Школа элитных спецов
  
  Кто сказал, что ученье это свет? Это извечная помеха мечтам о темном времени суток.
  NN
  
  Мия куда-то пропала, и теперь меня обслуживал хмурый Ролдо. Судя по грозным взглядам и сердитому сопению, за оставленную открытой дверь ему попало тоже.
  Что это тогда была за тревога, и была ли на самом деле угроза жизни, мне естественно никто объяснять не торопился.
  Меж тем, шли дни, и я постепенно начинала обретать себя. Все чаще ко мне приходили образы из прежней жизни.
  Встреча в коридоре с голубоглазым смутно знакомым незнакомцем, так напугавшим меня, имела один положительный эффект. Видимо стресс, полученный в результате встречи, включил во мне следующую скорость, и это вызвало целую волну воспоминаний. И теперь, стоило мне лишь остаться наедине, перед глазами мелькали различные картинки, которые постепенно образовывали небольшие цепочки событий.
  Если раньше все картинки были разрознены, и сложить их в одно целое никак не получалось, то теперь я с радостью выплетала ниточки своей прошлой судьбы, надеясь их однажды соединись в одно целое.
  Например, берег моря вызвал во мне образ женщины, собирающей камешки и машущей мне издали рукой, которую я опознала, как собственную мать. Образ был не ясным, но очень нежным и теплым. Он манил меня и успокаивал.
  Когда я поняла, что картинка растворяется, из глаз полились слезы, стало горько и одиноко.
  Основательно обмочив валик, который мне предоставили вместо подушки, я натянула на голову тоненькое одеяло, которое согревало не сильно, но не давало окончательно вымерзнуть, и попыталась снова вызвать картинку. Получилось... Осознав это, я снова заплакала, теперь уже от счастья. И поняла, что больше не буду одна. Это меня воодушевило на новые маленькие подвиги.
  Усиленно прогрессируя, однажды я осознала одну очень важную вещь. Тот, встреченный в коридоре, голубоглазый незнакомец не просто связан с моим прошлым. Его смутный образ довольно часто мелькал в моих воспоминаниях, но мне никак не удавалось получить целую картинку. Но я чувствовала, что мы были прежде довольно близко знакомы.
  И однажды это случилось! Однажды голубоглазый незнакомец внезапно превратился в знакомца!
  Произошло это после очередной тревоги, во время которой меня старательно заперли. После чего осталось лишь наблюдать из окна за развитием событий.
  О, там было на что посмотреть. В первый раз мне помешал увидеть детали синий туман. Но теперь картина развернувшейся за окном трагедии предстала целиком, поражая безжалостной жестокостью. Синий туман представлял собой скопление одиночных ядовитых облаков, которые спускались с небес и нападали на прохожих, обволакивая их целиком. Несчастные падали на землю как подкошенные. Убежать удавалось немногим. Тех, кто оставался неподвижно лежать на тротуаре, потом увозили на платформах. Они были мертвы. Определить это не составило труда. В этом мире, как и в моем, мертвецов прикрывали простынями полностью. По-видимому сражаться с этой напастью было бесполезно. Ни разу я не заметила ничего, что бы указало на какое-либо противодействие синей смерти. Иногда синий туман плевался сизыми молниями и шарами. Жертва, в которую угодил разряд, несколько секунд светилась и дергалась, а потом застывала, как и прочие несчастные, на мостовой хладным трупом.
  В тот день, одно из облаков-убийц уселось на мое окно и заслонило улицу.
  - Кыш! - рассердилась я, на что эта субстанция грозно заискрила.
  Я почему-то совсем не испугалась, хотя по всему должна была точно. Но спокойно рассмотрев грозную гостью, я вдруг улыбнулась, многозначительно поиграла бровями, и подумала, что стоит опробовать на странной тучке метод, который применяла к теням в шаре.
  Сосредоточившись максимально, я усилием воли заставила облачко подвинуться. Мои манипуляции не понравились, и синяя тучка начала формировать искрящий молниями шар. Последовал выброс, тренькнуло разбитое окно, и я еле успела отскочить в сторону. А когда повернулась лицом к противнику, усилила давление, пытаясь сдавить облако как можно сильнее. Послышался тоненький писк, облако задрожало и... рвануло прочь, выдав мне напоследок не хилый разряд, словно кальмар чернильное пятно.
  Вокруг меня противно затрещало и загудело. Я потрясла головой - искры посыпались на пол. И только я потянулась к разбитому окну, чтобы исследовать возможность побега, дверь позади меня распахнулась и стало очень больно.
  Медленно развернувшись, я увидела Ролдо. Глаза его пылали синим огнем. Тут боль стала невыносимой и я вырубилась.
  Пришла в себя под вечер. Окно уже отремонтировали. Ролдо копошился рядом, отсоединяя присоски.
  В голове стоял туман, сквозь который еле проникали неясные образы. Я мысленно поискала свою "библиотеку"... и тут голова просто взорвалась от боли. Кажется, я кричала. А потом снова вырубилась. Второй раз пришла в себя под утро. Прислушавшись, поняла, что чувствую себя неплохо, но в голове по-прежнему пусто.
  Ролдо прикатил тележку с едой.
  - Очнулась! Слава Итару! Думали, не откачаем, - воскликнул он, бесцеремонно хватая меня за плечи и усаживая перед тележкой с тарелками.
  Спрашивать, что со мной было, казалось бесполезным. Все равно никто ничего не объяснит. На любой вопрос тут был один ответ - в школе расскажут. Это у них стимул видать такой. Чтобы подопытный старался и стремился как можно скорее попасть в школу.
  Есть не хотелось, но и присоски вызывали отвращение. Поэтому пришлось, черпая ложко-вилкой кашеобразное нечто усиленно запихивать в себя еду.
  Оставшись наконец одна, я снова постаралась вызвать хоть какой-нибудь образ, и тут перед глазами, как живой, возник голубоглазый тип в плаще. Это видение странным образом трансформировалось в следующее, отправляя меня на более глубокий уровень воспоминаний...
  Теплый летний день... Кафе "Седьмой небо"... Я сижу за столиком и подношу к губам вишневого цвета коктейль, в котором плавают кусочки манго и вишни... А напротив меня...
  И тут... Я! Его! Вспомнила!
  Денис!
  Вот кто меня похитил! Но... Вот тут начался настоящий личный армагедон. Почему именно я? Сразу же вспомнился и Борис. Тот парень с пластиковыми глазами, что повсюду сопровождал моего мачистого похитителя. Ролдо!
  А ты, Денис, Советник, значит?
  - Велла, успокойся! Да что ж такое-то!
  Хлопнула дверь. Видимо я не заметила, как в палату вошел Ролдо и, увидав мою реакцию, побежал звать на помощь.
  Последним усилием воли я заставила себя успокоиться, потому что сообразила - не приду в себя, потрут память. И неизвестно еще, смогу ли я продвинуться в воспоминаниях также, как сейчас.
  Когда они с Советником Денисом пришли, я уже была спокойна, как танк. Заставив себя мысленно временно принять ситуацию, в которой оказалась, я излучала просто вселенское спокойствие.
  Советник довольно долго изучал меня льдистым, пронзающим душу, взглядом, потом спросил:
  - Велла, как ты себя чувствуешь?
  - Нормально, - я попыталась придать голосу как можно больше равнодушия.
  - Хм... ладно. Я еще зайду вечером, - последнюю фразу Советник адресовал Ролдо.
  Тот кивнул в ответ и оба покинули мою палату.
  Я окинула комнату рассеянным взглядом и, чтобы не получить снова внезапной вспышки, решила доесть. Благо, столик с едой не увезли.
  Пока поглощала почти безвкусную пищу, думала. Кстати, мысли текли совершенно естественно. Как будто с моей памятью ничего не происходило. Кажется, процесс восстановления механизма запоминания завершился.
  Решила, пока мне не доступна новая информация, проанализировать имеющуюся.
  Значит так. Получалось, что Советник, чьего настоящего имени я до сих пор не знала, вместе с Ролдо отправились на Землю за новым материалом для школы. И этот процесс каким-то образом затянулся. Радовало, что из этого мира есть путь на мою родную Землю, и, следовательно, я могу этот путь поискать и вернуться в свой мир.
  Плохо то, что меня тут модернизироваровали и превратили в какого-то неведомого модификанта, возможностей которого я не знаю. Это создало бы дополнительные трудности по возвращении. Я точно знаю, что на Земле не любят монстров. Их там боятся, изолируют от общества и тщательно изучают. Вернуться и всю жизнь скрываться? Как вариант, да! Лучше так, чем сидеть тут взаперти. Кстати, неизвестно еще, что со мной будут вытворять в школе. Процесс создания из модификанта элитного спеца представлялся мне довольно мрачным.
  Та сила, что пока что смутно ощущалась во мне, могла оказаться как полезной, так и вредной. Я не знала ни на что способна, ни как ее использовать. Рисковать пока не хотелось. Интуиция вопила - молчи, терпи и ничем не выдавай себя! Пока не придет время.
  Одно ясно. Чтобы во всем разобраться, мне придется отправиться в школу и стать "элитным спецом". Слово элитный в данном контексте вообще звучало, точно насмешка.
  Денис... Как я не гнала воспоминания, почему-то именно он стал тем персонажем, что возникал в голове, стоило прикрыть глаза.
  Мелькали картинки наших совместных поездок на курсы китайского языка. Моменты, когда он брал меня за руку и что-то говорил, проникновенно глядя в глаза. В одной из картинок пару раз мелькнула рука Дениса, на которой блеснул браслет. Такой же как у меня...
  Промучившись до вечера тяжкими думами, я уяснила, что Денис - та сволочь, что практически заставила меня неведомым образом в себя влюбиться и поступила со мной, как последняя мразь.
  Почему я повелась на него, было очень большой загадкой. Никогда я бы не согласилась стать женой незнакомца через неделю после первой встречи. Воспитание не то. Значит, Денис меня не просто охмурял по-мужицки, но и применял какие-то свои штуки местного производства.
  Больше всего бесило то, что где-то в глубине души я ощущала отголоски того чувства, которое испытывала к негодяю на Земле. Душа вопила - за что? За что он так со мной поступил? Ей отвечал разум - не пытайся его понять. Он иномирянин. Они все тут для тебя странные не случайно. Иные правила игры, иные моральные принципы.
  
  Этим вечером я, украдкой бросая взгляд на Ролдо, пыталась определить, посетит ли сегодня свою подопечную алаву Советник. Замирая от ужаса, представляла его, как всегда мрачновато-ехидное, лицо, и обмирала при мысли о том, что если это случится, он меня точно вычислит. Ведь судя по ощущениям, на моем лице будет написано огромными огненными буквами - готовься умереть, гад!
  Но он не пришел.
  Ночь я прорыдала от обиды и схлынувшего напряжения, осознав окончательно, что меня развели на любовь как последнюю романтизированную дуру-институтку-заучку. Ведь я умудрилась влюбиться в собственного похитителя. В этого... этого гада!
  Смущало одно. Борис мне и на Земле казался чужим. Но вот Денис... Денис как-то подозрительно четко вписывался в картину моего прежнего мира. Свободно водил машину. Вел себя, как будто общественные правила поведения воспитывались в нем, как и у меня, с детства. Впрочем, я практически ничего не знаю о нем. Может быть он тут лучший шпион-засланец? Да и вообще не последний человек. Советник! Советниками абы кого не назначают. И еще его боятся сами аборигены. Во всяком случае, Ролдо и Мия его боятся точно. Не смотря на то, что он тоже, судя по браслету, мелькавшему еще на Земле, тоже модификант. И судя по серебристому ореолу в голубых глазах... Серый? Интересно, какая у него модификация? Впрочем, если его назвали по тому же принципу, что и меня, я при этом мало что пойму о нем. И это не суть важно на данный момент. Главное, если этот модификант занимает такое высокое положение в обществе, значит смогу найти свое место в нем и я.
  Конечно, браслет мог иметь и совсем иное назначение. Но вот у меня он был, у Советника тоже, а вот у Мии и Ролдо нет!
  Конечно, я мысленно поместила Советника Дениса в список личных врагов под номером один. И не знаю, за что больше хотелось его прибить, за то что похитил или за то что обманул и практически заставил в себя влюбиться.
  Несколько дней меня не трогали. Только наблюдали. А потом...
  Потом началась серия испытаний на прочность. Надо сказать, весьма болезненных. Проводил их Ролдо, и гад меня нисколько не жалел.
  Видимо, это была завершающая стадия.
  Меня помещали в клетку и тыкали шокером. После записывали показания. Ролдо не пытался меня уговаривать потерпеть, хотя иногда я и ловила в его пластиковых глазах нечто, схожее с сочувствием. В такие моменты я лишь усиленно сверкала на него глазами, опухшими от рыданий, и мечтала о страшной мести. В минуту отката хотелось порвать всех мучителей на ленточки, да и мир этот тухлый отправить далеко-далеко. К примеру, в одну из черных дыр. Чтобы там его вывернуло наизнанку.
  Мне действительно было больно и обидно до слез, но если честно, больше было обидно, чем больно. Видимо, мое тело все же приобрело некоторые защитные свойства, потому что раньше от подобных пыток я бы точно скончалась в первые же несколько минут. Теперь же терпела, злилась и радовалась. Потому что в мозгах ощущала значительный внутренний прогресс, а в теле многообещающую и нарастающую ежеминутно силу и мощь.
  Я уже без особого труда вспоминала значение слов, которыми комментировала про себя возникающие в мыслях образы. Причем, на родном русском. Теперь не возникало в голове новых вопросов - сразу картинка. Причем, все происходило по нарастающей. Лавина образов уже не грозила вынести мозг и ввергнуть меня в пучину безумия. Осталось немного - сделать процесс подконтрольным.
  И еще я считала минуты. Ждала и надеялась на то, что меня все-таки переведут в эту их элитную школу, и вот там... Там я мечтала развернуться по-настоящему. И пускай я даже представление не имела о том, что со мной будет в этой их школе, думала - выживу и не только. Если уж я пережила эту их модернизацию, то уж обучение с моими новыми силами точно как-нибудь пройду, а потом... потом покажу где раки прячутся.
  Я вспомнила все, что читала когда-то в литературе фэнтезийного направления про попаданство, и пришла к неутешительному выводу - все это фигня. Фигня полная, по сравнению с той действительностью, в которой оказалась на самом деле. Никакая тут не жизнь. Сплошная борьба за выживание и бесконечные мечты о страшной мести.
  Вспомнились кадры из какого-то американского боевика, в котором звероподобный сержант орет на новобранца так, что тот мочит собственные штаны. Да я даже штаны обмочить была готова. Пусть только уже меня отсюда куда-нибудь отправят.
  Знала бы я о чем мечтаю...
  Впрочем, мне еще предстояло пережить тот день. День, когда меня признают годной к строевой... э... вменяемым и готовым к обучению модификантом.
  Пытки продолжались еще некоторое время. Правда, я стала при этом чувствовать, как растет и внутреннее сопротивление. Причем в геометрической прогрессии. Иногда казалось, мне уже и браслетик не помеха. Вот кааак развернусь, кааак врежу этому Ролдо по самому причинному месту. Чтобы потомства не воспроизвел никогда, фашист несчастный. И тут же, пока Ролдо искрил по мне своим шокером, прищурившись, пыталась представить, как мерзавец выглядит в штанах. Как назло, я совсем не помнила, имеется ли у него на том самом причинном месте та самая причина выходить мне из себя в этот самый момент. Может быть эти иномиряне местными богами обделены на столько, что выращивают свое потомство в пробирках. И как я не сдерживала себя, все же отсчитывала минуты, когда наконец почувствую, что справлюсь с местным Мюллером одной левой. И тогда...
  
  Но как оказалось на следующий день, месть откладывается.
  Тем утром вернулась Мия. Выглядела девушка не очень. Круги под глазами, общая бледность, заострившиеся черты лица. Это что же с ней делали, что довели до такого состояния?
  Мия внимательно на меня посмотрела и сказала:
  - Мда... оторвался по полной.
  Ролдо хмыкнул.
  - Да ладно, подумаешь. Чего ей будет? Зато теперь знаем все про болевой порог модификантов.
  Никто не знает, каких усилий мне стоило смолчать и сдержаться. Ролдо, ты в списке первый! Второй - Советник Денис. Нет, оба! Оба первые!
  Мия передала мне невзрачную коробку и проворчала:
  - Держи, заноза. Наконец-то я от тебя избавлюсь.
  Я открыла. В коробке оказалась одежда. При более детальном рассмотрении, и кто бы сомневался, это была форма цвета хаки. Добро пожаловать в армию, солдат Джейн.
  Облачение сопровождалось краткой инструкцией Мии.
  - Запоминай. Зовут тебя Велла. Код - темно-фиолетовый. Модификация - алава.
  Подмывало спросить, что означает моя модификация. Но я сдержалась. Молчи, Илона-Велла, молчи.
  Сначала Ролдо попросили удалиться, а меня заставили снять сорочку и надеть нательное белье, состоявшее из шорт и утягивающей грудь майки. На ноги дали носки и мягкие кожаные сапожки с застежками-липучками. Причем неизвестно было как идеально гладкая поверхность прилипает к такой же идеально гладкой. Магнит? Ткань формы слегка тянулась, поэтому брюки сели как надо по фигуре. Китель был основательно удлинен на спине и слегка утянут в талии, поэтому по форме напоминал женский жакет. Однако, во всем остальном это был именно военный китель. На плечах толстые, прошитые металлизированными нитями, накладки, золотые, начищенные до блеска, пуговицы. Накладки могли бы защитить от тычков сердитых соседей по парте, но не для этого же они предназначены?
  Сложный крой кителя удивил. Ступенчатые обшлаги на рукавах, такого же кроя лацканы и наплечники, несколько обычных и потайных карманов. Зачем столько деталей и швов в форме обычного кадета?
  Когда я полностью облачилась в новую одежду, Ролдо принес зеркало и я наконец смогла себя увидеть... На меня смотрела незнакомка. Довольно длинные черные волосы, забранные в низкий хвост, болезненная худоба, острые, птичьи черты лица. И фиолетовые с чернильными разводами, в которых терялся зрачок, глаза... Позже я смогла вспомнить себя прежнюю и сравнить образы, найдя в них много общего. Но тогда... Тогда я просто смотрела и принимала то, что вижу, за истину. По-другому не получалось.
  Нравилась ли мне незнакомка в зеркале? Наверное да. Хотя, больше пугала.
  Форма мне, кажется, шла. А вот горящие темно-фиолетовым глаза кричали об опасности.
  Проведя по бедрам руками, убрала несуществующие складки. Ну что ж, солдат Джейн, готовься к встрече с грозным сержантом.
  Впрочем, как оказалось, это было не все. Дальше начался настоящий маскарад. Ролдо выложил передо мной сверток, в котором обнаружилось множество прибамбасов. Назначения некоторых из них я не понимала. На меня нацепили золотые цепи, оказавшиеся аксельбантами, поверх шли вышитые золотом эполеты. В довершение всего меня подпоясали ремнем с огромной начищенной до блеска фигурной бляхой, а на грудь навесили отличительный знак школы - зеленый треугольник с золоченой оскаленной мордой какого-то монстра. Мия сказала, что это эмблема школы, на которой изображен один из красных в трансформации. Мда... И что же будет со мной, когда снимут браслет и позволят трансформироваться? Я тоже стану таким монстром?
  - Ох, Велла, да ты у нас красотка! - воскликнула Мия, заплетая мне волосы в косу. Я вспомнила - цвет волос остался моим. Пара черных локонов выбилась из косы, отчего прическа выглядела несколько более легкомысленно, чем сама форма на мне. Но красоткой я бы эту девушку с мертвенной бледностью на лице, не назвала.
  Больше всего смущала форма. Парадная? Для обычной слишком много швов и карманов, шить такую форму замучаешься. Дорого. Не функционально. Впрочем ладно, не будем придираться, это ведь только форма. Возможно, новичкам положено вступать в альмамутер в парадном облачении. Потом выдадут что-то попроще. Не станешь же в ней ходить на тренировки. Но зачем тогда эти явно усиленные наплечники? Защита? От кого?
  Мия частично развеяла мои сомнения.
  - Школа - элитное учебное заведение. Его величество лично принимал участие в разработке формы для учащихся и преподавателей.
  Ну что ж, теперь понятно. Монарху все дозволено.
  Честно сказать, я была удивлена, что мне оставили длинные волосы. В моем родном мире, те, кто носит форму, стриглись почти под ноль.
  Ну что ж, еще остается надеяться, что марафоны в грязи под дождем тоже устраивать не станут.
  
  Получив напоследок головной убор в виде очень высокой фуражки с отливающей золотом фигурной кокардой, я в сопровождении Ролдо, отправилась в школу элитных спецов.
  Идти далеко не пришлось, и зря я надеялась на возможность побега по дороге.
  Школа располагалась по соседству с медицинским корпусом, в котором инициаторы производили из иномирян новых модифицированных учащихся или модификантов, как нас тут называли.
  Выйдя вместе с Ролдо из медкорпуса, мы оказались в тесном дворике, окруженном высокой каменной стеной. Здание, в которое мы направлялись, было на два этажа выше. Особо осмотреться мне не дали, запомнился лишь розоватый цвет и самих зданий и крыш, да традиционно круглые окна.
  Школа нас встретила тишиной и пустыми коридорами. Окна расположены высоко. Заглянуть можно лишь встав на цыпочки. Но это мне. Я же не знаю, какие тут иномиряне обитают. Судя по потолку, метра три максимум.
  Тон стен серо-зеленоватый. Свет ближе к дневному. Зеленоватые светильники также свободно висят под потолком.
  Здесь было тревожно и пахло... манной кашей с примесью чего-то кисловатого, но не тухлого. Видимо, где-то поблизости располагалась столовая.
  Проводив меня до класса за стеклянной дверью, прежде чем войти, Ролдо заменил мне браслет на другой, по виду такой же, и сказал, что он меня запомнит, а Мия надеется больше меня никогда не увидеть. Я чуть не ответила, что тоже, но сдержалась.
  Войдя в класс, окинула взором своих будущих одноклассников... Люди как люди, правда все разновозрастные - от юнцов до теть и дядь. Ну может расы, если присмотреться, разные. И калибром тоже отличаются. Есть крупные, а есть мелкие. Как мужчины, так и женщины. В такой же форме, как у меня. Только без головных уборов.
  Стоит ли их бояться? По ощущениям, нет. Общая картина выглядела умиротворенно. Человек около тридцати кадетов смотрели на меня молча, не отводя глаз и не выказывая абсолютно никаких эмоций. Но что-то мне подсказывало, что надо быть настороже. Я пока ничего не знаю о психологии иномирян и аборигенов. Как знать, может за внешним спокойствием, как и у меня, скрывается настоящий ураган эмоций и агрессия, сметающая все на своем пути. Меня и то потрепали медицинскими экспериментами будь здоров. В результате я периодически испытываю жгучую потребность избивать и крушить врагов. Список, кстати, уже имеется.
  Создайся сейчас ситуация, в которой меня поманит свобода, я ни секунды не задумаюсь о жизни тех, кто встанет на моем пути. С точки зрения морали, заложенной в меня с детства, это было неправильно. И тогда получалось, что им таки удалось из меня сделать настоящего монстра. Истинного и по сути. Стало очень грустно.
  Преподаватель, сухонький мужичок в окулярах, посмотрел на меня поверх стекол и высоким голосом произнес:
  - Новенькая? Как зовут?
  Все затихли, пока я соображала, что говорить. Видимо, тут не только меня тормозило так основательно, потому что никто меня не торопил отвечать. Все молча ждали, пока я отомру.
  - Велла, - наконец разродилась я ответом, вспомнив формулу, вбитую в меня вместе с модификацией. - Код - темно-фиолетовый. Модификация - алава.
  Преподаватель медленно развернулся в сторону Ролдо, все еще стоявшего в дверях, одновременно неестественно высоко задрав ближнюю к нам бровь. На его вопросительный взгляд тот еле заметно кивнул, подтверждая сказанное мной. Последовавшая за этим тишина затянулась надолго. Наконец, препод проснулся и выдавил:
  - Садись, Велла, рядом с Эстой.
  Эстой оказалась рыжеволосая девушка с большими темными глазами и крупными чертами лица. Ошибиться было невозможно, потому что рядом с ней никто не сидел.
  Преподаватель кивнул Ролдо, и тот ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  Мне передали небольшой желтоватый кристалл и велели вставить в ухо. После чего препод продолжил лекцию.
  Речь шла о каком-то хитром устройстве. И если первые несколько фраз для меня оказались совершенно непонятны, то дальше я удивлялась и удивлялась, откуда в моей голове что берется. По-видимому это было из-за кристалла.
  На столах ни у кого не было тетрадей и ручек. Все писалось сразу на подкорку. Картинки вспыхивали одна за другой, будто я смотрела кино, в котором подробно показывали процесс изготовления устройства под названием идур - оружие, которое мы изучали в данный момент.
  Внешне это был шест или скорее посох полтора метра длиной, который менялся в размере в зависимости от ситуации и имел на конце специальный набалдашник с выемкой, в которую вставлялся кристалл, схожий с тем, что торчал у меня в ухе. Активировался кристалл силой мысли. С его помощью устанавливались разного вида щиты, а также формировался заряд, способный поразить цель на расстоянии до трехсот метров. Судя по картинкам боевок, посох успешно использовался в ближнем бою. В заключении нам сказали, что идур самое крутое оружие в этом мире.
  В конце занятия нам еще раз продемонстрировали трехмерную голограмму с детальным изображением идура и объявили, что на следующем практическом занятии доверят попрактиковаться в учебном бою.
  А дальше, безо всякого перерыва, началась лекция по истории мира. Преподаватель тот же.
  В общем, я так поняла, что занятия тут проводились по принципу "пихай в кадета ровно столько, сколько уберется, и еще столько, сколько влезет".
  Время пролетело незаметно. Когда занятия закончились, за окном сгущались сумерки. Осознав себя после того, как кристалл покинул мое ухо, я огляделась, и пришла к неутешительному выводу - нас зомбируют, причем по полной программе. Все мои сокадеты выглядели так, словно их мозги только что выполоскали и повесили где-то посушиться. В глазах пустота и ни единой мысли. Жуть. Наверное и я выглядела не лучшим образом.
  Устала я жутко. Остальные кадеты выглядели не лучше. Бредущая рядом со мной по коридору в сторону столовой Эста не поднимала глаз и тоже выглядела выжатой до капли.
  - Скоро пройдет, - попыталась она меня приободрить ровным безжизненным голосом. - Надо поесть.
  И мы дружной толпой зомби ввалились в столовую. Странно, но по пути нам не встретилось ни одного ученика. Да и в столовой мы оказались одни. Может все уже отпитались и одни мы все еще голодные?
  Расселись чинно, никто не оспаривал доставшихся мест.
  - А где все остальные? - спросила я Эсту, ковыряя голубоватую вязкую субстанцию на тарелке треугольной вилко-ложкой.
  - Кто? - не поняла Эста.
  - Ну, ученики?
  Эста удивилась.
  - Кого ты имеешь в виду? Все учащиеся тут. Больше никого нет.
  Я удивилась.
  - Тут что, учатся только тридцать человек?
  - Ну да, а ты думала сколько? - угрюмо ответила Эста, после чего морщась отправила в рот ложко-вилку с кашей.
  Это что же получается, обучение проходит лишь одна группа за один учебный цикл? Или они рассчитывают обучить нас всех за один стандартный учебный год? Вообще-то по земным меркам за год мало кого чему можно научить. Хотя, со здешними методами возможно и ускоренное обучение.
  После обеда-ужина, который я проглотила и не заметила, мы пошли на полигон. И там нас ожидал он, тот самый страшный сержант.
  Мы поснимали цацки, кители, сложили все на скамеечки и встали в строй.
  Огромный тип с горой мышц в камуфляже прошелся по строю злющим взглядом и остановился на мне. Сердце зайцем рвануло в пятки.
  - Новенькая? - глухо прорычало лысое чудовище.
  - Т-так точно... - просипела я, не зная как тут принято отвечать, поэтому машинально применила единственно знакомую фразу. Мамааа, неужели прокололась? Таких искр из глаз на меня не сыпали еще никогда.
  - Спец Эста!
  - Я! - бодро гаркнула моя соседка.
  - Ваша пара?
  - Да, ит Праттен!
  - Так научите новенькую отвечать преподавателю правильно!
  - Да, ит Праттен!
  - Спец новенькая!
  - Да, ит Праттен!
  - Твое имя!
  - Велла, ит Праттен!
  - Твой код?
  - Темно-фиолетовый, ит Праттен!
  Тишина.
  - Повтори!
  - Темно-фиолетовый, ит Праттен!
  - Модификация!
  - Алава, ит Праттен!
  - Не расслышал!
  - Алава, ит Праттен!
  - Кхем...
  И снова тишина затянулась. Как-то тут неправильно относились к моему коду. Не говоря уже о модификации.
  - Слушать меня! - прогремело над ухом. - Обычный марафон! Разогрев! Парные боевки! Ты, спец Велла - за мной!
  И я рванула за серж... то есть за итом Праттеном по стади... по полигону. Название меня насторожило не случайно. Как показало дальнейшее развитие событий, именно полигоном и не как иначе следовало называть место, где проводились испытания модификантов.
  На первый раз меня пощадили. Пока остальные издыхали в марафоне, корячились на полосе препятствий и остервенело били друг другу морды в деревянных загонах, я сдала на время трехсотметровку, довольно легко преодолела двухметровую стенку с различными выступами и прорехами, а также побывала в клетке, где с меня впервые сняли браслет.
  - Трансформация! - скомандовал страшный сержант, ткнув в меня шокером, приделанным к набалдашнику идура. Я дернулась, удивившись отсутствию боли, напряглась и взмыла в воздух, почувствовав себя абсолютно свободной. От избытка чувств я выдала протяжный вопль, и в тот же миг ит Праттен был сметен силовой волной и припечатан к решетке. Я почуяла внутри себя невероятную силу, и только клетка не дала мне насладиться местью целиком. Сейчас я могла легко завалить этого двухметрового монстра, весело развеяв по ветру его останки. Это, по-видимому почувствовал и ит Праттен. Что-то, похожее на страх, промелькнуло в его взгляде, когда он поднимался с земли.
  У застывших в неестественных позах моих сокадетников, заканчивавших учебный мордобой, в глазах читался настоящий ужас.
  - Выйти из трансформации! - проорал ит Праттен сиплым голосом.
  Я с сожалением осознала границу дозволенного и сдулась в обычное состояние. В тот же миг на меня вновь нацепили ненавистный браслет и я почувствовала разницу. Без браслета я была свободной и способной на многое. В браслете мои силы ограничены и значит отомстить обидчикам мне пока не удастся.
  На полигоне уже давно горели фонари, которые, как и повсюду, не имели проводных соединений. Совсем стемнело. Ит Праттен нас построил, прочел короткую лекцию о дисциплине, и отпустил отдыхать.
  Рядом плелись мои одногруппники, а вот я на удивление бодренько так топала к корпусу. Трансформация по-видимому меня здорово подкачала.
  - Велла, а кто такая алава? - настороженно глядя мне в глаза, спросила рядом плетущаяся нога за ногу Эста.
  - А я знаю? - ответила вопросом на вопрос я. И тихо добавила. - Если бы знала, думаю меня бы здесь уже сегодня не было.
  - Не скажи, - вздохнула Эста. - Они тут не таких усмиряют.
  - Это каких таких? - удивилась я.
  - Ну да, ты ж себя не видишь, - кивнула она. - Ты, Велла, очень страшная была. Как сама смерть. И за спиной у тебя... Такие крылья огромный черные. Жуть в общем. Но Ваней тоже монстр еще тот. И он попытался...
  - И что?
  - Скрутили и отправили в карцер, - Эста кивнула куда-то в сторону учебного корпуса. Но я не поняла, кого именно она имеет в виду. Рядом шли несколько модификантов мужеского полу, и все они были внушительной комплекции.
  И еще я поняла одну вещь. Не только я одна скрываю свой потенциал.
  
  Эста, конечно, меня обломала. Если с такими как я тут справляются без труда, то ждать скорого освобождения и планировать месть на ближайшее время не стоило. Но и то, что я такая вот страшно сильная, тоже неплохо. И тем, кто в списке моих врагов, стоит кашлять, чихать и готовиться к смерти. Настанет день, я приду, и тогда мы точно поквитаемся.
  Тут мне представился Советник Денис, который катается по полу и верещит от боли. Картинка оборвалась, потому что больно стало мне. И я не понимала почему. Позднее, хорошенько подумав, решила, что это потому, что все-таки кажется успела в него втюриться по самое не хочу. Не смотря на всю его подлючесть и жутчайшее коварство, по ночам мне все чаще снился другой Денис. Открывающий мне тяжелую массивную дверь, за которой, нежно обняв со спины, на китайском языке произносит "Найхин чин'ай". И я понимала, что она означает. Проснувшись же, рычала от злости. Какое тут "терпение" и какая я ему "любимая"?! Днем в моей голове он был тот самый козел, которым судьба награждает женщин по принципу "любовь зла".
  Кстати, по звучанию местный язык очень даже напоминал китайский. И писали тут тоже символами, похожими на иероглифы, только проще. Вспомнилось, как меня незнакомая девушка уговаривала пойти на курсы. И ведь согласилась, хотя никогда не ощущала в себе способностей полиглота. Готовили что ли, гады...
  
  Шли дни, дни складывались в недели. Меня вместе с другими модификантами муштровали без жалости. Но пока обходилось без особой жестокости.
  Теория пока ограничивалась скудными данными по общей истории мира. Мир назывался Шиосар. Доминирующая раса - круосы. Остальные назывались дикими.
  Модификанты тут были довольно большой редкостью, судя по озвученной численности. Всего около сотни. И если учесть, что в данный момент в школе обучается около тридцати человек, то возникал законный вопрос - куда периодически девается исходный продукт? Почему, если даже ежегодно из школы выпускается всего тридцать человек, в мире лишь сотня? Куда делись остальные?
  И вот тут мысли становились совсем мрачными. Похоже, основная часть модификантов гибла на полях сражений. Это же подтверждали скудные сведения о том, что в данный момент империя Садин ведет несколько внешних войн, а также гражданскую с внутренней оппозицией. Что за оппозиция, было не понятно. Озвученные правящие касты? Их было две - военные и аристократы. Но тогда кто такие пару раз мелькнувшие модеранты и изначальные?
  На мучивший меня вопрос, где же трудятся иномиряне по окончании школы, ответа никто не знал. Вообще, разговаривать с одногруппниками было большой проблемой. Если Эста могла выдать несколько фраз за один раз, то остальные вообще обходились односложными да, нет, туда или направо-налево. Все. Ну и как прикажете в такой обстановке добывать информацию?
  Интересно, а библиотека тут есть?
  
  Оказалось, что библиотека есть. Но место это почему-то не популярно. Во всяком случае, Эста очень удивилась, когда я спросила про библиотеку.
  - Тебе зачем? Нам все дают через кристалл памяти.
  Я решила уйти от прямого ответа.
  - А разве дополнительно ничего не задают?
  - Нет.
  - А зачем тогда библиотека вообще?
  Эста на некоторое время зависла. Наконец, ответ в ее голове нашелся.
  - Для преподавателей.
  Я кивнула и приняла такой же заторможенный вид, мимикрируя под общий фон.
  Среди нас было примерно две трети особей мужского полу и треть женского. Особями я назвала не случайно. Живыми, нормальными людьми этих зомби назвать было сложно. По возрасту - все разные. Правда, старше примерно сорока не было никого. Конечно, это было приблизительно. Откуда мне знать, как исчисляется возраст допустим вон у того бугая с красноватой кожей и парой костяных наростов на лбу? В фэнтезийной литературе моего мира я бы назвала его демоном. У Ванея был красный код, и значит он спец боевой. Красным больше делали упор в учебе именно на боевку. Его модификация круэй мне ни о чем не говорила. Впрочем, как и моя алава.
  Прятать память и незомбируемость оказалось совсем нелегко. Приходилось без конца себя одергивать и останавливать. Тут никто никогда не задавал вопросов преподавателям, которых было счетом три.
  Тот щупленький мужичок в окулярах оказался директором школы и начитывал нам теорию по всем предметам. Звался ит Моронезе Ипециан. Боевку вел ит и монстр Ростей Праттен. А практические занятия - ит Олерей Грилон. С ним мы практиковались в создании мыслеформ и разных составов для их активации. А также осваивали различные приспособления, подозрительно напоминавшие содержимое саквояжа вора-домушника.
  В общем, судя по предметам, из нас готовили боевых шпионов.
  Теперь, изучая природу мыслеформ, которыми в этом мире пользовались как особым видом энергии, я хорошо понимала природу синего тумана и теней, обитавших в стеклянном шаре, и с которыми я играла в медицинском корпусе, меняя форму по своему желанию. Мыслеформы можно создавать, и ими можно управлять. Слушая лекции и практикуясь, я начинала постепенно понимать, что уже обладаю значительными успехами в этом направлении, поэтому появилась еще одна задача - скрыть мой личный прогресс во избежание случайных последствий.
  В общении с одногруппниками и преподавателями у меня также возникли дополнительные сложности. Все кадеты мыслили простыми понятиями, или пытались делать вид. Уж не знаю, как им удавалось - мне же приходилось искать простые синонимы, а потом еще переводить на местный язык, прежде чем озвучивать. Например, все учащиеся неофициально и условно делились на две группы. Названия у них были нарицательные. Для себя я их перевела как "кони" и "мелкие". Но когда надо было произнести вслух, приходилось переводить снова и звучало это как "грох" и "муси". Меж собой мы чаще всего так и называли друг друга. Конечно, новые ассоциации очень быстро укладывались в голове и переставали быть проблемой, но на начальном этапе осознания можно было проколоться на раз.
  Спали все вместе, в одном большом помещении. Делились по углам, а углы по кодам - красный, зеленый, синий и черный. Я так поняла, что коды определялись по цвету глаз. Меня, как неведому зверушку, уложили в черный, прямо над Эстой вторым этажом.
  Мылись в разных кабинках, но кабинки располагались в одном большом помещении. И если я внутренне смущалась мужской крас... наготы одногруппников, то им до моей наготы не было дела вообще. По крайней мере, чисто внешне.
  Помню, как я впервые посетила туалет, тоже, кстати, общий, и там впервые, пользуясь относительным уединением, перед полоской зеркал над умывальниками, попыталась трансформироваться. При этом на лбу и груди проступили странные темные фигурные линии. Заглянув под форму, поняла - по всему телу. В зеркале была я и не я. Черты лица стали резче, кода потемнела и приобрела глубокий синий оттенок. Мозг почему-то не хотел выдавать ясную картинку меня прежней для сравнения, видимо находясь в шоке от увиденного.
  То, что я видела в зеркале, мне нравилось и пугало одновременно. Моими по ощущениям оставались черты лица, фигура и волосы. Я точно никогда не была красавицей, но мне не раз говорили, что я довольно привлекательная девушка. Сейчас мне не нравился голубоватый цвет кожи, который начал усиленно проявляться после того как я впервые побывала в клетке без браслета, и ярко-фиолетовые глаза. Такие просто так не спрячешь. Я довольно долго всматривалась в них, пытаясь увидеть то же, что впервые напугало Мию. Но кроме фиолетового цвета и чернильных разводов, в них не было ничего необычного или пугающего. Правда, я и трансформацию до конца не довела.
  
  Я продолжала мечтать о посещении библиотеки и в один из дней все-же решилась это сделать. Располагалась она рядом со столовой.
  В небольшой комнате за дверью с символом то ли книжки то ли тетрадки оказалось неожиданно много столов, точно в обычном классе. За невысокой стойкой нашлась библиотекарша - высокая и худая женщина, чем-то неуловимо похожая на директора, тоже в окулярах. Увидав удивленно озирающуюся по сторонам меня, она хитро прищурилась и ехидно вопросила:
  - Тебе чего?
  Я старательно изобразила ступор и прикинулась идиоткой.
  - А здесь что?
  - Библиотека, - усмехнувшись, с издевкой в голосе проворчала дама.
  - А... ну я не знала, - решив, что меня посетил мистер облом, я развернулась к двери.
  - Постой-ка, - остановила меня библиотекарша. - Твой код темно-фиолетовый?
  - Ага, - безэмоционально ответила я через плечо.
  - Вернись, - скомандовала дама.
  Я послушно развернулась и потопала обратно к деревянной стойке, старательно пытаясь не пялиться на полки с книгами за спиной местной язвы.
  - Я дам тебе одну книжицу. На неделю. Прочитаешь и вернешь!
  Я кивнула. Не кричать же ей в ответ как иту Праттену - да, ита!
  
  Столы в библиотеке оказались не случайно. Как оказалось, я не дотерпела всего самую малость, всего неделю. В библиотеке нам предстояло выполнять домашки. Правда, их выполнение тоже было технически оснащено таким образом, что ни тетрадей ни ручек не требовалось. Нам давали кристаллы, и мы должны были надумывать в них ответы на поставленные вопросы.
  Это для меня стало настоящим испытанием. Прежде чем начать надумывать ответ, я должна была так сосредоточиться, чтобы из головы вылетели абсолютно все посторонние мысли. Потом думала в холостую, тренируя незатейливость мышления. А уже потом, отрепетировав действо, приступала к выполнению домашки.
  
  Каждый день перед сном я читала выданную в библиотеке книжку и постоянно прерывалась, переживая за домашку.
  Текст книги, по началу воспринимаемый буквально дословно как китайская грамота, постепенно обретал смысл. Переспав с этой задачкой всего одну ночь, я поняла, что читаю и понимаю смысл прочитанного довольно легко.
  Книга, выданная мне в библиотеке, оказалась довольно интересной и информативной. Это была краткая история империи Садин и мира Шиосар в целом. Как нам уже рассказывали на занятиях, доминирующей расой мира Шиосар были круосы. Дикие обитали на плохих землях и постоянно пытались переселиться на более плодородные, но принадлежащие круосам. Эти локальные конфликты с переменным успехом ликвидировала армия Садина, состоящая из модерантов. Кто такие модеранты и чем они отличаются от модификантов, было до конца не понятно. Но их численность внушала уважение.
  Правил в Садине император Вирей Первый. Две касты, военные и аристократы, судя по тексту, мирно уживались, занимая каждые свое положение в обществе. И не понятно было, от чего же и между кем возник конфликт, ввергнувший империю в гражданскую войну. Ее отголоски довольно часто врывались в нашу размеренную и однообразную жизнь. Иногда преподаватель уводил нас в подвалы, пережидать очередную тревогу. Это происходило, когда в небе начинали сгущаться довольно большие скопления синих, полыхающих плазменными разрядами, тучек. Правда, над территорией школы они не скапливались никогда. Из чего следовал вывод - школа прекрасно защищена от внешних врагов.
  Судя по приведенной в книжке в качестве иллюстрации довольно схематичной и не очень подробной карте, Садин окружали то ли страны поменьше, то ли мелкие княжества-поместья, но об их населении опять-таки в книжке не было ни слова. Такое ощущение, что все ненужное по мнению редактора было просто безжалостно вырезано из текста.
  Единственное, что удалось узнать интересного - откуда берутся модификации. В книге был раздел, посвященный мифам древней истории круосов. Именно там мне встретилось имя богини Алавы. Изображенная на картинке девушка выглядела устрашающе, не смотря на довольно красивые огромные черные крылья за спиной. Судя по описаниям Эсты, в трансформации я была очень похожа на нее. Поискав в памяти земной аналог, я нашла несколько, но самым подходящим показался лишь один - фея. Причем, судя по цвету крыльев - темная. Кстати, в книжке слово алава делилось на два Ала и Ва. Был и перевод. Ала - темный, Ва - магесса, ворожея. В общем, темная фея я.
  Читала я перед сном, чтобы успокоиться и забыться непродолжительным сном. Немного помогало. Но, засыпая, все чаще попадала в сны с Советником Денисом. И был он там таким лапушкой, что при воспоминании об этом с утра становилось приторно и тошнило.
  Я пыталась унять злость и медитировать, постоянно срываясь на тему "гад, сволочь, встречу - убью". Но ничего не помогало. Следующая ночь, и снова сон с его участием. Обнимашки и поцелуйчики, которых я искала и жаждала сама. И мне их предоставляли. В полной мере. До интима не доходило, но я была близка.
  Бесило невероятно. Особенно злило то, что перед сном каждый раз я понимала, что хочу увидеть этот сладкий и бесконечно нежный сон. Пусть буду злиться с утра, но только пусть он мне приснится. Пускай хотя бы во сне я получу то, чего мне не светит увидеть еще долгое время. И пускай все это не правильно. Потому что во сне я Дениса любила, а он любил меня и все это казалось невероятно правильным. В его объятиях я находила покой и верила, что все хорошо.
  Просыпаясь же, осознавала действительность и ненавидела наглеца и обманщика с каждым разом все сильнее.
  Что это было, безумие, настигшее неопытную алаву? Где-то я помнится читала, что феи чрезвычайно влюбчивы и не постоянны. Первое качество подтверждалось, но вот второе ни коим образом. Иначе, мне бы не снился каждую ночь один и тот же объект.
  Сны оказались коварными и имели последствия. Однажды я поймала себя на мечтах совершенно фривольного характера с участием... правильно, того же Советника Дениса. И мысли эти с тех пор стали приходить довольно часто и в самое не подходящее время. Нервировало это меня жутко, но справиться с этим я не могла никак. От чего злилась и нервничала еще больше.
  Нашлось одно логичное объяснение. Я -женщина и со мной давно не случалось. Физиология, мать ее, в общем.
  На этом я слегка успокоилась и стала легче относиться к собственным снам.
  
  Закончился срок, на который мне выдали книгу, и я поспешила вернуть ее в библиотеку. Там меня ждали с нетерпением. Ита Кароне Ипециан, так звали даму, и она действительно оказалась родственницей директора, взирала на меня с неизменной ехидной улыбочкой.
  - Ну и как? - хитро прищурившись, спросила она, принимая у меня книгу.
  - Очень понравились... картинки, - вопрос дамы прозвучал с подвохом, поэтому я лицо изобразила попроще и попыталась отыграть последнюю тупицу.
  Ита Кароне Ипециан взглянула на меня как-то обреченно и переспросила:
  - Картинки?
  Я покивала, старательно пряча взгляд, устремленный в пол.
  Ита пошарила по мне глазами, ухмыльнулась, и я поняла, что меня раскусили.
  - Ага, картинки, - подтвердила она и протянула мне еще одну книгу.
  Я молча взяла ее, развернулась и подалась на выход.
  - Самые интересные во второй части, - крикнула она мне в спину.
  
  Все последующие дни я гадала, вычислила меня ита Ипециан или нет? Сдаст ведь родственничку за милую душу. Какая я глупая - корила я себя. Дождалась бы, когда нам все расскажут на уроке. Ведь не выпустят же нас из школы, не дав минимум знаний о стране, которой нам предстоит служить.
  Никто, кроме меня, не поперся в библиотеку. Никто даже не заинтересовался наличием книг за стойкой, пока мы выполняли домашки. Одна я. Большинство просто болтали. Конечно, если редко брошенные в никуда односложные фразы можно было назвать обычной болтовней.
  Так вот, пока мои одногруппники пытались общаться, я каждый раз упорно отправлялась исследовать книжные полки. Благо, в тот момент ита Кароне Ипециан работать уже заканчивала. Для остальных закрытая конторка библиотекаря означала запрет на нахождение внутри. Я думала иначе, поэтому преграду преодолевала, просто перепрыгивая через стойку.
  Однажды, когда я вернулась к столу с очередной книжкой, рядом хмыкнула Эста.
  - Заучка что ли?
  - Да нет. Просто картинки люблю, - ответила я, открывая очередную добытую книжку под названием "Общая география и геология Шиосара".
  Эста как всегда слегка зависла, потом изобразила подобие улыбки.
  - О... Ну тогда ладно, - и уставилась на первую иллюстрацию - карту с обозначениями полезных ископаемых.
  Потом, в течение часа, к нам присоединилось еще несколько человек, и все внимательно и увлеченно следили за тем, как я переворачиваю страницы в поисках картинок. Почитать, конечно же мне не удалось. Пришлось демонстрировать лояльность.
  Эста еще довольно долго после этого настороженно наблюдала за мной, считая мое излишнее усердие по чтению не предусмотренных программой книг не нормальным. Я чувствовала, что она обо мне беспокоится, а не шпионит. Если честно, то мне стало все равно. Наплевав на страх, я увлеченно продолжала читать, впитывая все, что удавалось понять и узнать о мире Шиосар и модификантах в надежде на то, что когда-нибудь мне это все пригодится.
  Итак, что я узнала.
  Модификантов на Шиосаре начали производить после того, как один умный круос открыл возможность присоединять к человекообразным вторую сущность или ипостась. Я долго не могла понять механику, пока не уяснила, что круосы считают душой некую изначальную мыслеформу, созданную из мыслеформы родителей.
  Каким образом мыслеформы образуются вообще, для меня пока оставалось загадкой. Начальных знаний местных законов физики и химии нам не давали. Но это было для меня сейчас не главным. Следовало сосредоточиться на более важных вещах.
  Итак. Научившись создавать мыслеформы, а также управлять ими, круосы покусились на божественное естество и создали первого монстра, порешившего за это полстраны.
  Последствия были просто катастрофическими. Монстр окопался в подземной части столицы и совершал ночные набеги на мирно отдыхающих от трудов праведных граждан. Когда город опустел, тать отправился завоевывать провинцию.
  Если честно, то было странно. Как мог один, пусть даже самый крутой из всех монстр, опустошить полстраны. Намек был один. Монстр имел модификацию - идей. Такой модификации мы не изучали, и в книжках пока информации об этом не встречалось.
  В общем, пока очередной хитрый круос не создал первый браслет подчинения и на монстра не умудрились его нацепить, дела шли хуже некуда.
  А когда справились и более-менее пришли в себя... продолжили эксперименты, и создали-таки круоса-модификанта, который при помощи контрольного устройства ограничивался в возможностях до нужного предела.
  Для этого годному к строевой стирали почти всю память, оставляя лишь понятийную часть, на которую потом писался новый расклад.
  Модификант был лоялен к властям и с усердием выполнял всю грязную работу по усмирению диких племен и неугодных бунтовщиков. Попутно сметая случайно попавших под руку и тех, кто по мнению императора должен был исчезнуть быстро и незаметно.
  Этот модификант просуществовал почти полвека, и мог бы и дальше жить припеваючи, пользуясь особым расположением монарха, но прокололся и не санкционированно убрал пару высокопоставленных лиц, выполняя очередное задание императора.
  Пришлось любимца его величества казнить. В книжке даже картинка с могилкой была и надписью на сером камне "Дорогому другу и Железному Сердцу от благодарного навеки господина".
  Игрушка сломалась и императору сделали новую. Император покаялся, сознался, что был неправ и, в качестве компенсации, разрешил иметь модификантов определенному числу высокопоставленных лиц. Шкатулка Пандоры открылась...
  Какое-то время модификантов делали из круосов. Но один умный ботаник заметил, что особенно качественные модификанты получаются из иномирян. И тут понеслось.
  Иномирные модификанты были гораздо выносливее местных, и демонстрировали мутации, устрашающие даже своих хозяев. А уж как их боялись дикие!
  Именно тогда был создан первый отряд элитных спецов, заменивший собой пару полков обычных воинов. На границах воцарился мир, а отряд приступил к наведению порядка в столице, а потом и в провинции.
  Незаметно император преступил черту, убирая неугодных, и в стране началась гражданская война. Дикие, почуяв слабость врага, возобновили вылазки на границах. Император, породивший хаос, был убит, на трон взошел его сын, и вот теперь пытался управлять тем, что досталось в наследство.
  Чтобы хоть как-то погасить пламя гражданской войны, новый монарх поделил власть с аристократией. Теперь в Высший совет итов входили представители двух издавна существующих каст - аристократы и военные.
  Чтобы контролировать численность модификантов, император издал указ, в котором производить монстров разрешалось исключительно госструктурам. Нарушение запрета каралось смертной казнью, модеранты производились без ограничений, а выявленные спонтанные модеранты должны были зарегистрироваться и пройти курс реабилитации в специальном учебном заведении.
  Про модификантов знаю, но кто такие модеранты? Информации об этих таинственных существах я так и не нашла, хотя было одно разумное предположение. Если из модерантов формировалась действующая армия, то значит их делали из обычных круосов. Только с ограничениями. В общем выходило что модеранты это круосы-недомодификанты. Как-то так.
  Что касается свобод, то в книжке прямо не указывалось на рабское положение элитных спецов, но исходя из фактов становилось ясно - они рабы. Мы - рабы!
  Да, модификанты выполняли самые сложные задачи и поручения. Однако, зарплата им не полагалась и социальные льготы тоже. Модификанты не имели собственности и не заводили семейных отношений. А вот почему, я уже знала.
  
  В тот день ит Маронезе Ипециан начал очередную лекцию, загадочно обводя класс ехидным взглядом.
  - Сегодня мы рассмотрим одну довольно щекотливую тему. Для вас она не актуальна, но могут возникнуть вопросы.
  Ит Ипециен свел кустистые брови на переносице, отчего его жиденький хвостик на затылке слегка приподнялся. Затем, обведя класс мрачным взглядом, после многозначительной паузы, продолжил.
  - Речь пойдет о личных отношениях между модификантами. Мы сделали все возможное, чтобы эта проблема вас не коснулась. Однако, возможны рецидивы. И если кто-то почувствует, что его или ее влечет к противоположному полу, должен немедленно обратиться в медицинский корпус.
  Снова последовала пауза, и мой соскучившийся по веселью мозг выдал вопрос - а что если модификанта повлечет с собственному полу? Развить мысль я не успела, ит Ипециан продолжил речь.
  - Почему для вас это опасно? Объясняю. Вы все из разных миров. Поэтому не совместимы.
  Это... это как? Пришлось срочно усилить контроль за глазами, потому что удивление от услышанного грозило выдать вспыхнувшие эмоции с потрохами.
  У меня рвался шаблон. Просто трещал по швам. Ведь множество прочитанной фэнтезийной литературы вдолбило в меня ряд очевидных истин. И одной из них было то, что вампиры и люди спокойно спят вместе и рожают детей. А теперь получалось, что я даже рассчитывать на личные отношения не могу? И чем жить? О чем мечтать девушке? Получается, все, что мне осталось, это платонические сны о Советнике Денисе?
  Пока я рефлексировала, ит Ипециан решил нас добить окончательно.
  - Кто хочет проверить, может это сделать, я не возражаю, - при этих словах так гаденько рассмеялся, что захотелось наплевать на все, встать и пойти набить гаду морду.
  Итак, мы не совместимы, и значит не станем отвлекаться на заложенные природой рефлексы. И именно поэтому нас берут из разных миров. Как предусмотрительно.
  Так что забудь о сексе, спец Велла, на всю оставшуюся жизнь.
  Прислушавшись к себе, я поняла - организм не согласен. Да и опыт прочитанного на Земле давал повод для сомнений. Потянулись картинки из земной истории. Самой крутой оказалась сцена с зоофилией. Брр..
  Учащиеся восприняли информацию спокойно. Я все ожидала, что Эста захочет прокомментировать лекцию. Но она молчала. Может только выглядела несколько задумчивее обычного. И не только она. Хотя, мне могло и показаться. Мои вечно заторможенные одногруппники преображались лишь на полигоне. Там все спускали пар в боевках. Это было разрешено и даже поощрялось.
  
  Прошло несколько дней. Тема о личных отношениях в классе перестала меня интересовать, хотя сны с Советником Денисом снились постоянно, да и в мыслях я к его образу уже привыкла, иногда развлекаясь картинками фривольного содержания.
  Но, как показали дальнейшие события, мне все-же следовало быть более внимательной к одногруппникам. Потому что кое-кто умудрился завести личные отношения и решился проверить правило, озвученное итом Ипецианом.
  В этот день мы не досчитались двоих - красного Ашаса и зеленую Чану.
  Непривычно возбужденный ит Ипециан построил нас в коридоре перед завтраком и срывающимся на визг голосом возопил:
  - Вы, глупое стадо зеев! Для кого я рассказываю истины? Для чего? Чтобы вы пустили под хвост фииту все деньги, что потратил на вас император?
  И если горячая речь директора ничего не прояснила, то последующая экскурсия в медблок дала ясно понять - низзя! Этого делать нельзя под страхом смерти!
  Как же их корежило, мама дорогая. Оба беззвучно кричали, тела несчастных непрестанно сводило судорогой. В осунувшихся и потемневших лицах читалось одно - нескончаемая боль. Я с трудом их опознала.
  - А денька через два можете придти взглянуть на то, что от них останется, - ехидно усмехаясь, предложил ит Ипецин, сопровождавший нас.
  Укладываясь вечером спать, я, из последних сил сдерживая рыдания, не удержалась и спросила Эсту:
  - Ты им веришь?
  - Ты о чем? - в глазах, обращенных ко мне, творилось нечто не вообразимое, глаза Эсты просто полыхали черным огнем, и я поняла - подруга тоже держится с трудом.
  - Ну, думаешь, они действительно оказались не совместимы? - продолжила я после паузы.
  Эста свела брови, побегала глазами по сторонам и вместо ответа, выдала.
  - Ты что, тоже хочешь проверить?
  Мда... Возможно, мы действительно не совместимы. А может быть нам просто продемонстрировали, что может случиться с теми, кто нарушает правила.
  Ну и что теперь? Что если я не смогу вернуться в свой мир? Чем жить одиночке? Профессией? Ну, если кто и не помнит, что такое любовь и секс, то да, какая никакая а замена. Но я-то все помню! И пусть мои воспоминания довольно скудны, так как я в этом вопросе не фанат ни разу, но желаний-то никто не отменял.
  Кстати, реакция Эсты тоже сказала о многом. Пришла запоздалая мысль о том, что я подозрительно мало знаю о своих одногруппниках.
  
  ГЛАВА 3. Куратор
  
  Я научу тебя всему, что знаю сам. Только потом не жалуйся.
  NN
  
  В этот день мы серьезно начали изучать мыслеформы. Если раньше нам давали лишь общие знания, то теперь мы вплотную подошли к теме практического создания и использования этих штук, на которых тут только не молились.
  Мыслеформы на Шиосаре использовались повсюду. Весь транспорт передвигался благодаря энергии мыслеформ, заключенных в кристаллы. Мыслеформы вместе с радиоволнами могли передавать информацию. Знания о полях, окружающих любой предмет и живое существо позволили менять их при помощи мыслеформ и без жестких запретов и регламентов бог знает что могли сотворить круосы с хомо-сапиенсом. Земные технологии по клонированию тут просто отдыхали. Другое дело, что любое развитие науки происходит постепенно, и наука Шиосара еще не достигла того предела, когда вседозволенность может иметь глобальные катастрофические последствия. Поэтому наука Шиосара в данный момент активно исследовала возможности модернизации инициированных модификантов. Тем более, что госзаказ от императора давал возможность развиваться пока только именно в этом направлении.
  Учеба в голову не шла. В голове крутилась картинка с бедными одногруппниками, которые, пока мы грызли гранит науки, терпели адские муки в соседнем медицинском корпусе. Иногда мне даже казалось, что я слышу их крики.
  Может быть поэтому, а может быть просто потому что я уже привыкла полученную информацию пропускать сквозь сито прежних знаний, но я поняла одну вещь. Мыслеформу можно создать любую, какую захочешь. К примеру убивательную. Я даже наскоро продумала алгоритм, пока ненавистный отныне ит Ипециан объяснял суть явления.
  В эту ночь мне снились Ашас и Чана. Умоляли помочь... Но чем, чем я могла им помочь? Лишь кружила вокруг и пыталась как-то облегчить страдания, создавая целительные мыслеформы и посылая их в тела мученников. А потом вспомнила о Нем и переместилась.
  Интерьер кабинета был довольно прост, но глаза цеплялись за иномирянский мелочи. К примеру, так любимые тут плавные изгибы форм на книжных шкафах. Приглушенные общие тона, расцвеченные нежными мазками весенних оттенков отнюдь не напрягали излишней пестротой, создавая приятный гармоничный настрой.
  Советник сидел за столом, склонившись над раскрытой книгой.
  Я ощущала себя некой субстанцией, свободно скользящей в пространстве.
  Приблизившись к объекту на расстояние одного шага, я протянула руку и исполнила одно из своих давних и тайных желаний - провела по темным волосам, ощутив их тяжесть и любуясь блеском.
  Советник испустил тяжкий вздох и проворчал, не оборачиваясь.
  - Велла, перестань. Мне твоих снов хватает.
  Я не совсем поняла о чем он, передвинулась чуть ближе и, нависнув над столом, скорбно прошептала.
  - Они страдают.
  Советник Денис взглянул на меня из-под капюшона голубыми гляделками и выдал.
  - Знаю. Оставь это. Ты им не поможешь.
  Я разозлилась.
  - Ты помоги! Ты то можешь помочь!
  - Я тоже не могу, - прорычал он, закрывая книгу. - Они нарушили правила и будут за это отвечать.
  Я плавно перетекла на противоположную сторону и уселась в кресло напротив стола.
  - К черту такие правила! Никто не должен страдать за любовь!
  Голубоватый прищур и последующее восклицание заставили меня вздрогнуть.
  - Ты на Шиосаре! Тут другие правила! Не хочешь смириться, тебя заставят!
  Он молча смотрел на меня, и в какой-то момент мне почудилось, что льдистые глаза слегка потеплели.
  - Велла, тебе нужно уйти, - судя по интонации, сам хозяин кабинета слегка сомневался в своей просьбе.
  Да и я, признаться, начала слегка забывать о собственно причине, заставившей меня оказаться в его кабинете.
  Еще какое-то время разглядывала его тонкие и одновременно сильные пальцы, выглядывающие из рукавов облакоподобного плаща и переплетенные под подбородком. Потом он длинно вздохнул и послал комок силы, буквально вышвырнувшей меня из комнаты. А также из сна.
  Я вскочила с лежака, обливаясь потом. Вот что это сейчас было, а? Конечно, за сны фривольного содержания меня не накажут. Но... но этот сон был уже точно не простым. Таких реальных сновидений мне видеть не доводилось в жизни ни разу.
  Проанализировав еще раз все, что произошло в моем видении-сне, я решила, что вроде как вела себя в общем то прилично. Хотя вот хоть убей не помню, в чем я посетила кабинет Советника. Сейчас на мне были лишь шорты и утягивающая грудь майка.
  И еще та его фраза на счет снов... Как он выразился? Что-то вроде того, что ему хватает снов со мной? Я что ему тоже снюсь? Бред! Или нет?
  Черт, мне срочно следовало прекратить эти сны. Но как.
  И тут я вспомнила о том, ради чего собственно отправилась в свое астральное путешествие.
  Ашас и Чана! Меня точно током пробило. Я в подробностях вспомнила начало сна и заозиралась вокруг.
  Все спали.
  Так, хорошо. Со снами разберемся после. А вот что касается Ашаса и Чаны...
  Спать я уже точно не могла, и все мысли крутились лишь вокруг одного - чем помочь бедным Ромео с Джульеттой.
  Пойти в медицинский корпус и разнести там все по камушку? Этот план казался самым не выполнимым. Но что я могу сделать еще?
  У меня на руке браслет и устроить армагедон по любому не получится. Но я сегодня на практическом занятии свободно создала первую мыслеформу, и она, как не странно, работала. Правда была простенькая, как валенок. Всего лишь одно желание - заставить Эсту оглянуться. Получилось. Воодушевленная успехом, я решила пофантазировать и создала еще одну мыслеформу. А когда поняла, что я создала, поспешила ее побыстрее направить в свой учебный кристалл, где уже в качестве выполненного сегодня задания, обитала мыслеформа-желание, опробованная на Эсте.
  Именно об этой мыслеформе я и вспомнила сейчас, обдумывая варианты вылазки в медкорпус. Признаться, в голову больше ничего не приходило, время шло, и я решила рискнуть. Если остановят, спишу на возбужденное непростым днем состояние, лунатизм, что-то еще... Отсижу в карцере, в конце концов. Но попытаться я должна.
  Я оделась и на цыпочках направилась к выходу. Почти у двери за руку схватил Ваней.
  - Ты куда?
  - Оставь меня, - зашипела я, вырвала руку и попятилась к двери.
  - Не вмешивайся. Ты им не поможешь, - глухо прорычал красный, сверкая глазами в полумраке.
  - Это ты не вмешивайся, - возразила я, формуя в руке плазму, снаряд, который нас научили создавать на прошлом занятии по боевке. - Прошу, просто не шуми, ладно?
  Он фыркнул словно конь, но кивнул, а я с облегчением выдохнула, сбрасывая сизые искры с руки. Не слишком-то я еще и умелая, чтобы плазмой пуляться.
  В коридоре было пустынно, дверь оказалась закрыта. Ну и что делать? Возвращаться? Эх, была не была!
  Покопавшись с кодом, я поняла, что даже если бы я имела соответствующую мыслеформу, о которой нам рассказывали на занятиях, все равно опыта у меня кот наплакал. А по сему... Размахнувшись как следует, просто послала в замок плазменный разряд, прожигая дверь насквозь. Ха! Гулять так гулять!
  Некоторое время стояла перед открытой дверью и прислушивалась, не сработает ли местная сигнализация, но было тихо, и я отправилась дальше.
  На улице моросило. Светило лишь два фонаря - над дверями учебного и медицинского корпусов. Я зябко поежилась и метнулась через двор на противоположную сторону в тень.
  Вскрыв замок на входе в медицинский корпус тем же варварским способом, я снова прислушалась. Сирена не взвыла, а вот приглушенные крики слышались даже отсюда.
  
  От них осталось немного. Обтянутые кожей костяные остовы уже не были похожи на тех, кого я еще вчера называла Ашасом и Чаной. Но они еще были живы. Ашас молчал, сверкая точно Терминатор красными глазами, а Чана хрипло кричала, дергаясь в конвульсиях. Смотреть на их мучения было невыносимо.
  - Помоги... - едва разобрала я беззвучную просьбу в едва шевелящихся губах Ашаса.
  Чем я могла им помочь?
  - Ничем, - раздалось внезапно у меня за спиной.
  Я обернулась. Дымчатый балахон колыхался у двери, скрывая лицо. Мне не нужно было заглядывать под капюшон. Я знала, кто под ним скрывается.
  - Тогда ты помоги, - прохрипела я, не узнавая собственный голос.
  - Не могу, - прошелестело уже над ухом.
  - Убей нас... - закричала Чана из последних сил за прозрачной перегородкой.
  Я, глядя прямо в голубые и удивительно спокойные глаза, создала мыслеформу-убийцу, алгоритм которой просчитала еще днем, и копия которой находилась в моем кристалле, медленно развернулась и начала формировать плазменный шар. И когда я уже готова была запустить смертельный снаряд, Тисс схватил меня за руку.
  - Не надо. Они выживут.
  Некоторое время мне понадобилось, чтобы осмыслить то, что услышала.
  - Выживут? Но как...
  - На модификантов тратятся огромные средства. Вас не убивают... просто так.
  Шар в моей руке погас и я сбросила с рук последние искры.
  - И что же с ними будет?
  - Сотрут и отправят доучиваться. Со следующим потоком.
  Значит, экзекуция показательная. Чтобы мы прониклись. Что ж, я прониклась. Так прониклась, что почувствовала, как в груди разгорается настоящий костер.
  Создав плазменный шар, я медленно развернулась и с грозным рыком послала его в огромный гудящий шар позади двух мученников, наполненный бурлящим комом мыслеформ.
  Шар не рванул, рассыпаясь тысячами осколков, как предполагала я. Он плавно потек мне навстречу, достиг прозрачной оболочки, отделяющей меня от истязаемых, и она взорвалась миллионом сверкающих брызг. Я лишь успела отвернуться и прикрыть голову руками. Все равно почувствовала, как мне в спину впивается рой стеклянных жал.
  Крики вскоре стихли, и, обернувшись, я увидала, как два тела, больше похожих на высохшие мумии, оседают на белый плиточный пол.
  Закрыв лицо руками, я осела на пол и разрыдалась.
  Меня взяли за плечи и резко вздернули вверх.
  - Ну, и что ты наделала? - холодный как лед голос звучал спокойно.
  - Спустила пар. Всего лишь, - ответила я, глядя в синие глаза, мысленно готовясь стать следующей жертвой. Одним таким взглядом можно было убить точно.
  - В карцер! - прохрипел он мне в лицо, пронизывая льдом с головы до ног. - Да не вопрос! - рассмеялась ему в лицо я.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Попаданцы в другие миры) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Т.Сергей "Делирий 3 - Печать элементов" (Боевая фантастика) | | М.Старр "Попаданка и король" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"