Наумов Иван Сергеевич: другие произведения.

Безрыбье

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Кому придёт в голову так назвать мир? "Земля" значит "не-вода". Север, давай останемся в Аталане!


   Иван Наумов
  
   Безрыбье
  
  
   I
  
   Флая к празднику всегда красит соски и губы толчёным мелом, а в пупок вставляет драгоценную белую коралловую розу. Четыре белых пятна - вершины ромба - издалека видны на её иссиня-чёрной коже. Белки глаз и губы образуют треугольник. Можно соединить все точки линиями, и получится рыба - ромб тела с треугольником хвоста, так рисовали древние. Флая ограничивается намёком.
   Мы ровесницы, но она относится ко мне как к старшей. Её рыба Дифлая - ещё совсем мелкая, не больше локтя длиной, и может легко спрятаться под плавником у моей Дилейны.
   - Полная площадь набралась! - жарко шепчет Флая, сверкая глазищами в полутьме. - Островодержцы, главы гильдий, купцов видимо-невидимо! Лейна, я вся дрожу!
   Из душного зала, где томятся перед выходом на площадь все девушки нашего острова, мы выбрались на внутреннюю галерею дворца, затенённую густыми ветвями сердолиста. Ровный ветерок тянет с моря. Пряно пахнет водорослями и раскалённым песком.
   - Там даже один северянин! - выдаёт Флая главную новость.
   Пытаюсь сделать вид, что мне не интересно, но тут же спрашиваю, каков он собой.
   Флая задумчиво вытягивает трубочкой губы.
   - Каков... Как все северяне - волосы чёрные, а сам белокожий, в два раза светлее тебя будет. Даже в три! - Подносит свой локоть к моему. - Вот насколько я тебя темнее - он светлее... И глаза синие! - прыскает она. - Хочешь посмотреть?
   Я испуганно трясу головой - нарушать церемонию из-за пустопорожнего любопытства - нет уж!
   - Трусиха! - беспечно заявляет Флая.
   А её рыба, незаметно выбравшись из сердолиста, в шутку хватает меня холодными губами за ухо. Я вскрикиваю.
   На шум из коридора величаво выплывает Дилейна. Она - самая большая рыба на нашем острове. Ещё несколько месяцев, от силы - год, и придёт пора выпускать её в море.
   Когда Дилейна плывёт вдоль пола, её верхний плавник оказывается на уровне моей груди. Дифлая юркает в спасительный кустарник.
   А внизу слышен топот десятков ног.
   - Начинаем! Начинаем!
   Мы с Флаей пробегаем через душный зал и спускаемся по лестнице вслед за остальными девушками. Дилейна и Дифлая бок о бок плывут следом, но в дверь одновременно пройти не могут, и маленькая рыбка Флаи протискивается вперёд.
   С площади доносится нарастающий бой барабанов.
   После сумрака галереи солнце хлёстко бьёт по глазам.
   Горожане расположились по левую сторону от ворот, гости - по правую. Дальний конец залитой светом площади обрывается в морской лагуне. По цветным лентам, украсившим лодочные мачты, можно понять, что Мать-Рыба где-то близко.
   Девушки, сопровождаемые рыбами, одна за другой выходят на площадь. Настаёт черёд Флаи, а затем и мой.
   Северянина видно, даже если не смотреть на толпу гостей. Среди позолоты и разноцветья высокородной публики он - как чёрное пятно. Все северяне сумасшедшие, если не готовы отступить от собственных представлений об этикете даже в такую жару.
   Короткий порыв ветра чуть-чуть остужает мне спину, проводит прохладной кистью по животу и груди. Яркая жёлто-зелёная юбка, сотканная из тончайших водорослей, свободно скользит по ногам, не стесняя шаг.
   Я выскальзываю из тени портика в центр площади. Плавно и выверенно, ни одного лишнего движения - как рыба.
   Млейте, юные наследники, присматривайтесь, достопочтенные отцы семейств, это я, Лейна, главное достояние нашего славного острова!
   Я танцую, и кружусь, и вплетаюсь в такт гулких праздничных барабанов, растворяюсь в нарастающем чеканном ритме.
   Мои родители здесь же, я чувствую ласковое внимание матери и гордый взгляд отца. Пусть мы не островодержцы, но история нашей семьи уходит в глубину веков. Пусть мы не слишком богаты, но твёрдо стоим на ногах. И, когда я выпущу рыбу, семье не придётся ради ракушек отдавать меня в жёны недостойному человеку.
   Словно услышав мои мысли, из окон дворца выплывает Дилейна. Крупные красные и золотые чешуйки завиваются в сложные слепящие узоры, большие янтарные глаза с теплом и лёгкой грустью оглядывают задравших головы зрителей. Полупрозрачный точёный хвост расправляется величественным парусом.
   Дилейна по замысловатой спирали спускается ко мне, и с последними ударами барабанов невесомо замирает прямо у меня над головой. Я упираюсь поднятыми ладонями в её мягкое брюхо и застываю, закрыв глаза.
   Дилейна - самая старшая рыба на острове, и мой выход - последний в этой части церемонии.
   Чуть в стороне замерли три семилетние девочки. Самая маленькая от волнения сминает в кулаке нежную ткань первой в своей жизни праздничной юбки.
   Я прошу Дилейну подплыть к девочкам. Те сначала с опаской, а потом смелее, тянут к ней ладошки. Моя рыба несколько мгновений терпеливо сносит детские ласки, но потом взлетает в воздух и, перелетев торговцев сувенирами, ножом входит в воду между бортами рыбоводских лодок. Девочки восторженно пищат.
   Мне очень хочется последовать за Дилейной, солнце печёт немилосердно, но церемония ещё не закончена. У трёх девчушек сегодня главный день в жизни, это их праздник, и надо постараться, чтобы он запомнился им надолго.
   Я занимаю место среди подруг. Флая глазами показывает на толпу гостей.
   Чёрный воротник до подбородка. Чёрный тяжёлый камзол. Уложенные по северной моде чёрные волосы. И пристальный, прицельный взгляд, хотя издалека может показаться всякое.
   От берега моря, выставив сложенные горстью ладони, медленно идут матери девочек.
   Глава гильдии рыбоводов проходит мимо нас и оборачивается к гостям.
   - Спокойное море и доброе небо, - открывает он последнюю часть церемонии, - всегда сопутствуют нам, когда Мать-Рыба одаривает наших дочерей верными спутницами и подругами. Рыба и человек со дня сотворения мира шли и плыли вместе, рука к плавнику и плавник к руке.
   Флая от избытка чувств хлюпает носом. Дифлая всплывает из-за её спины и прижимается полосатым боком к щеке хозяйки.
   Девочки, неумело сложив ладошки, принимают из рук матерей еле заметных полупрозрачных мальков. Вода, как водится, вся проливается мимо.
   Глава гильдии поворачивается к виновницам торжества:
   - Мать-Рыба доверила вам самое дорогое - своих дочерей! Заботьтесь о них, кормите их, дарите им своё тепло! Помните, что вместе с этими крошечными мальками будете расти и вы. Придёт время, рыбы вернутся в море, а вы станете взрослыми женщинами. На радость и счастье!
   - На радость и счастье! - эхом катится по толпе.
   - На радость и счастье! - хором восклицают девочки и одновременно подбрасывают мальков в воздух.
   Три искринки, три крошечных золотистых рыбки, затрепыхав плавничками, вдруг ловят ветер и взмывают над головами своих юных хозяек.
  
  
   II
  
   Обычно мы пережидаем жару под широким пологом школьного навеса. Забираемся в плетёные гамаки, отпускаем рыб кормиться в лагуну, и слушаем истории просветлённого Тао. Старик худ и немощен, но его дух, сила мысли и умение делиться знанием вселяют в нас суеверную робость. Тело Тао покрыто густой сеткой рисунков, многие из которых не смогли бы прочесть ни многомудрый островодержец, ни даже странствующие купцы. Говорят, старик долго жил за пределами Аталаны, на островах, не входящих в наш архипелаг. В этом году Тао разъясняет нам принципы песнесложения, толкование снов, небесную механику, суть веществ, основы живого.
   Школа стоит на высоком берегу, угловые шесты - всего в шаге от обрыва. Здесь всегда струится морское дыхание, делая жару терпимой. Остальные горожане коротают дневные часы в дрёме, попрятавшись по домам. На площади перед дворцом, где ещё недавно было так людно, только мелкие рыбёшки кружатся над базарными рядами.
   Сегодня просветлённый Тао говорит нам о телесной и мысленной связи между рыбой и девушкой.
   Флая слушает, замерев и приоткрыв рот - её Дифлая растёт очень медленно, и это может оказаться признаком болезни у кого-то из них двоих, а может - какими-то сложностями в их взаимоотношениях.
   - Каждой рыбе - свой срок уходить. Каждой девушке - свой срок превратиться в женщину, - старик повторяет общеизвестные истины. - Но вряд ли кто-то сможет объяснить, где проходит граница между возможностью и желанием их обеих разорвать дорогую сердцу связь.
   Мы не очень понимаем просветлённого, и он приводит пример:
   - На далёких полярных островах каждая вторая девушка сознательно оставляет рыбу рядом с собой, не отпускает её на волю. Она отказывается от возможности продолжения рода, но взамен получает сильного и надёжного помощника. Мы не вправе осуждать их - жизнь на севере полна опасностей и требует ежедневного тяжкого труда. Девушка телом уже превращается в женщину, и уподобляется спящему цветку - пока не разорвана её связь с рыбой. То же самое происходит и с рыбой - но та несвободна от воли хозяйки...
   Мне хочется расспросить учителя, что случается с девушками, теряющими своих рыб - почему и они никогда не рожают детей? И как получается, что рыба всегда взрослеет одновременно с тобой, являемся ли мы отдельными сущностями или двумя половинками одной?
   У меня всегда много вопросов, я не уходила бы из-под школьного навеса - здесь куда интереснее, чем в прядильнях, где изо дня в день приходится расчёсывать водоросли и выбирать из них мусор. Наша семья вполне обеспечена, но на поездку в Академию, где преподают высокие науки, я должна собрать ракушек собственным трудом.
   Ко мне подлетает крошечная званка, наша домашняя рыбка, и тянет зубами за юбку. Кому бы я могла понадобиться дома в такой час?
   Я мысленно зову Дилейну и тихонько встаю из гамака. Машу рукой Флае, кивком прощаюсь с просветлённым Тао.
   Красно-золотой плавник всплывает из-за края обрыва. Я задираю юбку, перекидываю ногу через спину Дилейны, и мы проваливаемся вниз, к торчащим из пенной воды осколкам скал.
   Мама говорит, чтобы я не смела кататься без упряжи, но это же здорово! Рыба летит так, как я люблю - стремительно, цепляя нижними плавниками верхушки волн. По воде мы наискосок пересекаем лагуну и выбираемся на берег, где уже нет набережной, в жилые кварталы.
   Здесь Дилейна летит чуть медленнее, чтобы не сбить случайного прохожего, хотя в этот знойный час улицы абсолютно пусты.
   В нашем дворе царит необычная суета - дедушка тащит из чулана узкогорлый кувшин цветочного вина, мама бегает между жаровней и разделочным столом.
   Я взбегаю на второй этаж, на открытую террасу.
   - Лейна! - отец слегка взбудоражен, но явно в хорошем настроении. - Познакомься, дочь...
   Рядом с ним стоит северянин.
   Я как во сне делаю шаг вперёд, протягиваю ладонью вперёд правую руку. Горячие шершавые пальцы гостя касаются моих.
   Он безус и безбород, как многие северяне. У него острый и тонкий нос, точёные ноздри, густые брови, чуть раскосые и действительно синие глаза. Чёрный воротник стягивает горло, пряча сильную шею. Верхняя губа чуть выступает над нижней и изгибается как лук.
   - Север, - представляется он. - Я рад знакомству, прелестная Лейна.
   Если даже при отце он так смел в эпитетах, значит, ему многое позволено в нашем доме. Я с трудом удерживаюсь от смеха: обращаться к гостю по имени - это как называть рыбу рыбой.
   Я вежливо киваю и отстраняю пальцы. На какое-то мгновение между нашими ладонями повисает тёплая подушечка воздуха.
   Отец кладёт руку гостю на плечо:
   - Север - наш дальний родственник по линии брата моего прадеда, Лейна. Он здесь по торговым делам, и остановится у нас. Я подумал, что в ближайшие дни ты могла бы не ходить в прядильню, а занять Севера, чтобы он не скучал вечерами. Покажи ему город и остров, сплавайте к рифам... У нас на острове не слишком много интересного, Север. Надеюсь, общество пятиюродной сестры станет помехой скуке.
   И дни сливаются в пёструю ленту. По утрам Север обходит с визитами поставщиков тканей и моллюсков, знакомится с городской знатью, пропадает во дворце, но уже к полудню он всегда свободен, и я придумываю для нас всё новые и новые развлечения.
   Он прост в общении - если бы не цвет волос и кожи, то и не примешь за чопорного северянина. Ему всё интересно, он соглашается, не задумываясь, на любое предложение, и мне так легко с ним, будто мы с детства росли вместе.
   Север рассказывает о путешествиях, о далёких островах, бескрайних водных просторах и диковинных заморских народах. Объясняя, как находить путь по звёздам, он становится серьёзным, как просветлённый Тао. У Севера есть любимое дело, и мне это очень нравится.
   Однажды выдаётся свободное утро, и я тащу его купаться в открытое море - обычно рыбы-бродяги не появляются в окрестностях острова до середины дня.
   Мы уходим прочь от города, на самый дальний мыс. Дилейна с радостным всплеском первой скрывается под водой. Одним движением бёдер я выскальзываю из юбки и прыгаю вслед за рыбой.
   Север смешно мнётся и жмётся, избавляясь от своего дурацкого наряда. Постеснялся бы лучше незакрытых щиколоток и растопыренных пальцев, дикарь северный! Впрочем, я знаю, что нравы северян очень отличны от наших.
   Наконец, Север замирает у кромки воды, и я открыто хохочу, увидев, что он разделся не полностью, оставив на бёдрах нелепую тряпицу, подвязанную затейливыми постромками.
   Стоит ему зайти в воду достаточно глубоко, я заплываю к нему со спины и дёргаю за смешные завязки:
   - Ты не на приёме у островодержца! Одевайся проще!
   Я снова ныряю, на этот раз глубоко, и с наслаждением вдыхаю воду. Целое море заполняет меня, а я становлюсь его частью.
   В груди рождается восторженный гулкий крик:
   - Свобода!
   Север оказывается рядом - щёки надуты, глаза выпучены, волосы пляшут в такт каждому движению.
   Мимо нас проплывает Дилейна, и я показываю, как удобнее ухватиться за её плавник.
   Из глубины мы мчимся к поверхности, а потом Дилейна поднимается ещё выше, наши руки соскальзывают, и мы плюхаемся вниз.
   Я опускаю рот и нос под воду и спрашиваю:
   - Тебе нравится?
   Север не отвечает, в его глазах пляшет азартный огонёк.
   Он подныривает под меня, и даже сквозь прохладную воду я чувствую, как тёплый взгляд нежно движется по моему телу. Становится щекотно, я ускальзываю на глубину, в холод, и несколько секунд плыву прочь изо всех сил.
   Север совсем не дышит водой, и вскоре возвращается на поверхность. Он старается не отстать, барахтается, поднимает целые радуги брызг. Смешно смотреть, как он мельтешит. Северянин!
   Запыхавшийся, подплывает, улыбается, и я понимаю, что мой рот тоже растянулся до ушей.
   В диковинных синих глазах что-то бродит, накатывает, как прибой - не оторваться! Север под водой протягивает открытую ладонь и тихонечко касается моей груди.
   - Только попробуй, - улыбаюсь я. - Моя Дилейна тебя пополам перекусит.
   Его пальцы медленно-медленно уходят в сторону. Воинственно приподнятый плавник моей рыбы рисует узкие круги вокруг нас.
   Потом, усталые, мы лежим на раскалённом песке.
   - Прокатишь меня на Дилейне? - спрашивает Север.
   Искристый песок как чешуя облепил его сильное тело. Я стараюсь не смотреть на Севера, потому что не знаю, как он это воспримет. На островах юга нагота привычна и естественна, но он-то совсем не отсюда.
   - Она - не грузовая и не торговая рыба! - заступаюсь я за Дилейну.
   - Но могла бы стать ей ненадолго!
   В отличие от южан, соплеменницы Севера растят рыб всегда с какой-то целью, с точным холодным расчётом. За семь-восемь лет несложно развить в рыбе те или иные навыки, научить её переносить тяжести, или охранять определенное здание, или ловить дикую живность.
   Но мы - не из тех. Южане гордятся дружбой со своими рыбами и не превращают их в слуг.
  
  
   III
  
   Понятно, что уже к обеду я вытаскиваю из чулана рыбью упряжь из широких крепких лент и расставляю их, чтобы в подвеску поместились двое.
   Дилейна покорно подставляет голову, я набрасываю упряжь ей на спину, аккуратно высвобождаю плавники, подтягиваю подпругу и звонко шлёпаю рыбу по круглому боку. Она, кося жёлтым глазом, всплывает чуть выше, и мы с Севером, как на качели, забираемся в тряпичную подвеску.
   Я опасаюсь, что Дилейна не сможет поднять нас двоих, но напрасно - ленты натягиваются, нас прижимает друг к другу, и мы поднимаемся в воздух.
   Плывут под ногами крыши из листьев и крыши из черепицы, мраморные и деревянные балконы, пёстрым ковром чуть в стороне расстилается базар, в сизом море за песчаной косой волны строятся сложным узором. Над нашими головами - зеркальное брюхо и развевающиеся плавники Дилейны.
   По набережной бегут мальчишки и показывают на нас пальцами.
   Дилейна поворачивает к лагуне, и город остаётся за спиной.
   Север сидит близко-близко, перебросив руку мне за спину. Сквозь тонкую ткань юбки я чувствую тепло его ноги. В подвеске тесно, но так сладко тесно, что моё сердце начинает колотиться как рыбий хвост.
   - А ты хотела бы полететь по-настоящему? - вдруг спрашивает Север.
   - Как это? - удивляюсь я. - А что же мы делаем сейчас?
   - По-моему, плывём. Медленно и степенно плывём по воздуху. А я говорю про полёт, чтобы ветер свистел в ушах, чтобы замирало сердце, чтобы парить на крыльях, а не бултыхать плавниками. Хотела бы?
   Глаза у него синие-синие, опасные и неверные, как глубокое море.
   - Почему ты спрашиваешь? - у меня слабеет голос, а ладони становятся влажными. - Хотела бы, но мы же не рыбы-птицы из сказок!
   - Тогда пообещай, что не испугаешься! - непонятно говорит Север.
   Его лицо близко-близко, так не должно быть, так нельзя, но Дилейна спокойна, и безучастно несёт нас над водой всё дальше от берега, а раз рыба не видит опасности, то никакой опасности и нет, и я готова пообещать ему что угодно, лишь бы задержать этот миг, и вместо ответа я мелко и быстро киваю, а он улыбается, и просовывает пальцы между пуговицами чёрного камзола, что-то нащупывает на груди, и чуть прикрывает глаза:
   - Тогда полетели!
   И крепко обнимает меня за плечи.
   А в следующее мгновение горизонт перед нами расползается в стороны кривыми лоскутами, и сквозь возникшую дыру мы падаем в бездну.
   Я кричу, но Север остаётся рядом, и держит меня, и закрывает рот поцелуем.
   А когда он отпускает меня, то мы летим. Мы летим над серым холодным морем с белыми крапинами льдин, рваный колючий ветер кусает меня за лицо, но мне тепло - моё тело и руки скрыты под белой одеждой из диковинного пуха, ноги обтянуты тёплыми мужскими штанами, ступни спрятаны в бесформенных мягких ботинках.
   Одежда Севера тоже изменилась. Его пушистый серый воротник щекочет мне щёку.
   А главное, что над нами раскинуты серебристо-синие ковры огромных крыльев. Брюхо Дилейны больше не выглядит рыбьим, оно покрыто нежными белыми перьями, и из него торчат обтянутые желтоватой кожей когтистые лапы. Огромные крючковатые пальцы сжимают переплетенные ветки двухместной корзины, в которой сидим мы. Голова Дилейны вытянулась, отодвинулась от туловища, и теперь у неё есть шея, как у людей, только гораздо длиннее.
   - Что это всё?.. - спрашиваю я.
   Север гордо улыбается, в его глазах пляшут искры, и он произносит невероятные, сказочные слова:
   - Эя Мистеза!
   Я смотрю в зеленоватое небо, на острые пики гор у горизонта, на незнакомое море.
   - Ты ведь обещала не бояться, правда?
   Я сбита с толку, мне даже нечего спросить. Эя Мистеза - волшебная страна из северных легенд, раскинулась подо мной во всей суровой красе.
   - Мой талисман принёс нас сюда, - мягко объясняет Север. - Мой талисман и твоя рыба. Это другой мир, но здесь хорошо, у меня здесь есть друзья, и нам ничего не угрожает. Ты же хотела полетать как птица?
   Я оказываюсь совсем, полностью в его власти - в чужом, несуществующем мире.
   Север гладит моё плечо:
   - Ты обещала не бояться, Лейна!
   Он пытается поцеловать меня, но Дилейна, изогнув гибкую шею, поворачивается к нам огромным костяным клювом и угрожающе клекочет.
   Внизу приближается остров. Три острых горных пика опоясаны крепостной стеной, опутаны подвесными дорожками, мостами, утыканы многоэтажными башенками.
   Север показывает на широкую террасу, каменной пластиной нависающую над змеящимися улицами. Я не успеваю подумать, как Дилейна сама начинает снижаться туда. Это странно, но об этом мне совсем некогда думать.
   Белокаменные дома сверкают хрусталём узких окон. Островерхие крыши повторяют рисунок окружающих гор.
   Последний раз взмахнув гигантскими крыльями, Дилейна осторожно опускает подвеску на землю и сама опускается рядом. Когда я встаю на плохо слушающиеся ноги, она тянет ко мне покрытую перьями голову и ласково смотрит немигающим жёлтым глазом.
   - Рыба моя... - я погружаю пальцы в тёплый невесомый пух над её клювом. - Какой ты можешь быть, Дилейна!
   От высоких резных дверей дворца, по сравнению с которым дом нашего островодержца кажется тростниковой хибарой, к нам идёт человек.
   Север бежит ему навстречу. Мы с Дилейной остаёмся у корзины.
   Мужчины обнимаются как братья, и Север представляет нас друг другу.
   Аглос, владетель города, похож на сказочного принца. Он выше Севера почти на голову, волнистые волосы стелятся по плечам, длиннополая мантия почти касается земли, а на груди сверкает бриллиантами круглый серебристый талисман.
   - Мы ненадолго, - говорит ему Север. - Так неожиданно оказались рядом, что не успели никого предупредить!
   Дилейна неуверенно шагает вслед за нами на тонких птичьих ногах и громко воркует. Если в воздухе она была настоящей хозяйкой, то здесь я предпочла бы, чтобы вернулся её прежний облик.
   - Не бойся, - говорю я. - Мы у друзей, всё хорошо!
   К нам присоединяется юная жена Аглоса Стреза, за ней важно вышагивает её птица.
   Нас ждёт обед из удивительных блюд, слуги в одинаковых одеждах спешат упредить каждое наше движение. Аглос радушен и остроумен. Они с Севером вполголоса обсуждают малопонятные для меня вещи. Дилейна учится пользоваться клювом, гоняя по каменной мозаике пола красный шарик незнакомого фрукта.
   - У вас ещё нет детей? - я не могу совладать с собой, и всё-таки задаю Стрезе волнующий меня вопрос.
   Владетельница ласково улыбается:
   - Всему своё время! Дети слишком привяжут нас к замку, а мы с Аглосом - неугомонные путешественники...
   Пока слуги меняют блюда, Север разворачивает перед Аглосом небольшую тряпицу, и я с удивлением узнаю её содержимое - белые блестящие шарики с ноготь размером, икринки рыбы-попрыгушки.
   Аглос воодушевлён.
   - Наконец-то и я удивлю Артура! - восклицает он, осторожно перекладывая икру в немедленно поднесённый слугой серебряный ларец.
   После трапезы Аглос показывает нам свои владения. На двух птицах, хотя я по-прежнему ощущаю Дилейну рыбой, мы вчетвером облетаем башни города и устремляемся в горы.
   Мы летим над изумрудными ледниками и спящим огнём кратеров, над снежным сиянием горных шапок и чернотой бездонных пропастей.
   - Нам покажут соляной сад, - говорит мне на ухо Север. - Это гордость семьи Аглоса, он выращивался восемьсот лет!
   Мы опускаемся на поляне диковинного леса. Витые, перекрученные деревья серого цвета стоят стеной. Даже дотронувшись до корявой ветки, я не могу понять, дерево это или камень. Стволы все в жилках, белёсых и золотистых потёках, и мне это не кажется красивым.
   В глубине странного неподвижного леса виднеется огромное дерево, вдвое выше всех остальных. Его кора потрескалась, и в каждом разломе блестят белые бусинки. Только подойдя вплотную, я понимаю, что передо мной десятки, сотни, тысячи коралловых роз, драгоценных каменных цветочков, по цене превосходящих розовый жемчуг.
   - Я думала, они растут в море... - тихо говорю я.
   Аглос и Север улыбаются - как-то очень одинаково, хотя они совершенно не похожи друг на друга.
   - Возьми, сколько хочешь, - говорит Стреза. - Тебе же захочется сделать подарки дома?
   Я дотрагиваюсь до идеально ровной семилучевой розы, и она с тихим треском падает мне в руку. Её я подарю маме.
   Я отламываю ещё одну для Флаи, и, поколебавшись, ещё одну для просветлённого Тао, хотя и не уверена, что он одобрит такой подарок.
   - Бери ещё, не смущайся, - советует Аглос.
   - Ты наверняка забыла про себя, - предполагает Север.
   Четвёртая роза прячется у меня в ладони.
   Когда мы отправляемся в обратный путь, я замечаю увесистый мешочек из плотной ткани, лежащий на коленях у Севера. Когда он шевелит ногами, то из мешочка раздаётся каменный скрежет - коралловые розы цепляют друг друга лепестками.
   - Зачем тебе столько? - поражённо спрашиваю я.
   - Лейна, я купец, - говорит Север. - Всего лишь купец. Я привожу товар из одного места в другое и так зарабатываю себе на жизнь. Разве это предосудительно?
   У меня нет готового ответа. Ткань мира рвётся, и моё голое плечо прижимается к чёрному камзолу северянина, чешуйчатое брюхо Дилейны шаром висит у нас над головой, а острова Аталанского архипелага горят разноцветными пятнами на поверхности синего-синего моря.
  
  
   IV
  
   - Рыбка моя, девочка моя...
   Я впервые замечаю, что отец становится старым. Он подслеповато щурится, заглядывая мне в глаза, пытаясь рассмотреть в них мою судьбу:
   - Ты уверена, что готова к этому?
   Я киваю, в сотый раз киваю. Да, хочу крикнуть я на всю Аталану, да! Я буду невестой Севера, а когда Дилейне придёт срок уплывать в море, мы сразу сыграем свадьбу! Я стану женой самого красивого, самого доброго, самого умного человека!
   Мечты об Академии блекнут и тают, я могу думать только о Севере.
   Мама тоже плачет - лёгкими, радостными слезами.
   Север улетел грузовой рыбой домой, но пройдёт несколько недель, и он снова вернётся к нам, ко мне, за мной.
   Дни текут медленно, вяло, на небе ни облачка, водоросли на берегу высыхают за полдня - нелёгкие времена для прядильщиц. Мы работаем, не пережидая высокое солнце, замачиваем пучки выброшенных волнами растений в чанах с размягчителем, а потом до глубокой ночи распрядаем волокнистые листы на тончайшие тягучие нити - чтобы освободить чаны на утро для нового урожая.
   Я могла бы сюда больше не приходить - моя жизнь изменилась резко, в один день, и всё, что казалось важным раньше, теперь тает несбыточным дымом. Одна коралловая роза стоит больше, чем два года моей работы в прядильне. Но за работой дни проходят быстрее. Ничего другого мне и не нужно.
   Север находит меня на берегу. Первой его видит пасущаяся у берега Дилейна. Она выпрыгивает из воды, кувыркается через голову, и устремляется навстречу идущей по песку чёрной фигурке.
   Мои руки саднят от крошечных порезов, ногти обломаны о жёсткие стебли водорослей, грудь перемазана закопчённым котелком, в который я собираю траву. Я не знаю, что мне делать и как себя вести.
   Но Север уже со всех ног бежит ко мне, спотыкаясь в песке, размахивая руками, шлёпая неповоротливую Дилейну, выросшую ещё на целый локоть...
   Весь берег бухты отведён мне, других прядильщиц поблизости нет, и мы одни, совсем одни - Север, я и Дилейна.
   Я обвиваю руками его шею и счастливо замираю. Зажмуриваюсь, подставляю ему улыбающиеся губы. Рыба бьёт хвостом, но не пытается нам помешать.
   - Хочу купаться, - говорит он, лихорадочно расстёгивая пуговицы.
   На его груди висит ажурная цепочка с талисманом - неровным точёным кругляшом из чёрного коралла. Север осторожно снимает её через голову и убирает в карман.
   Я помогаю ему распустить завязки рубахи. Дилейна лупит плавниками на мелководье, баламутит дно.
   Его руки скользят по моей спине, сдвигают юбку всё ниже, пока она не падает к моим ногам. Я делаю пару шагов назад, заходя в воду, давая ему смотреть на меня. Север торопится за мной, едва не запутавшись в штанинах.
   Дилейна стремительно проплывает между нами на уровне лиц. За её красно-золотым хвостом я вижу моего Севера - он уже рядом, и касается меня, и я не отвожу его руки.
   Умей он дышать водой, я утащила бы его на глубину, но мы остаёмся там, где остановились, и опускаемся в прогретую полуденным солнцем рябь, и сплетаемся, сливаемся в одно, и отражаемся друг в друге. А Дилейна мечется то на берегу, то на глубине, уже не в силах помешать происходящему.
   Мы лежим в ленивом прибое, и смотрим на набегающие с моря облачка. Некоторые из них лохматыми краешками цепляют солнце, и жара ненадолго отступает, но потом накатывает с новой силой.
   Мы не знаем, что сказать друг другу, и прячем неловкость в улыбке, касаниях, осторожных поцелуях.
   Из воды почти у наших ног выпрыгивает смешная плоская рыбка, отталкивается плавниками от воды и принимается скакать с волны на волну.
   - Смотри, это попрыгушка? - спрашивает Север, приподнимаясь на локте.
   - Ага, - в полудрёме отвечаю я. - Их здесь тысячи - у них на рифах гнездовье.
   Север нависает надо мной, загораживая головой солнце.
   - Покажи, а?
   Я зову Дилейну. Рыба уже успокоилась и тоже движется медленно и сонно.
   Мы хватаемся за её плавник, и Дилейна терпеливо тащит нас в море, к белым барашкам, кипящим вдалеке у кораллового рифа.
   Кладки попрыгушек усеивают все торчащие из воды глыбы. В каждой трещинке, в каждой ложбинке на губчатой поверхности рифа гроздьями висят блестящие белые шарики.
   У Севера стекленеет взгляд.
   - Это наше будущее, малёк! - говорит он.
   Всё моё внимание занимает это новое обращение, и я даже не спрашиваю, в чём же заключается наше будущее.
   Сам островодержец благословляет нашу помолвку. За праздничным столом собирается половина города. Флая, сверкая белыми губами и сосками, танцует со своей рыбой. Одна коралловая роза блестит в её пупке, а другая, подаренная мной, - в волосах. Дифлая за последние недели вдруг резко выросла. Они с Дилейной гоняются друг за другом по чёрному двору, роняя лавки и сдёргивая с верёвок простыни.
   Север, наконец, одевается гораздо более уместно для нашей погоды - в свободную белую рубаху и светлые панталоны. В последний момент северянин в нём всё-таки берет верх, и одеяние дополняется чёрным балахоном, хотя и расшитым яркими разноцветными узорами.
   Всё во мне поёт, и мир открывается в новом сияющем свете. Север так ласков со мной, и так невозможно красив...
   Натыкаясь взглядом на Дилейну, я вдруг спрашиваю себя: неужели уже скоро, не когда-то там "потом", а действительно скоро, нам придётся расстаться. Рыба - часть меня, кусочек моей души, шаловливая искра и рассудительная капля. Часть меня, которая должна навсегда уплыть в море.
   В самый разгар праздненства Север увлекает меня наверх, на открытую террасу, где мы впервые соприкоснулись ладонями.
   - Я не говорил тебе, малёк, но хочу рассказать сейчас. Понимаешь, - он дотрагивается до кораллового кружка у себя на груди, - каждый талисман не похож на другие. Их очень мало, а такие, что ведут в чужой мир, можно пересчитать по пальцам. До сих пор я бывал только в Эе Мистезе и был уверен, что это единственный мир, куда мне суждено попасть!
   Север радостно взволнован, и мне нравится, нравится до слабости в коленках видеть его таким.
   - Но сейчас, после того... Ну, после того, как Дилейна решила не перекусывать меня пополам...
   Я смеюсь, я кусаю губы. Он так и стоит у окна, вполоборота. За его спиной, над заливом, огромная торговая рыба подплывает к острову. Север смотрит ласково, но как-то ищуще, оценивающе - будто сомневается, стоит ли рассказывать дальше.
   Несколько шагов, разделяющие нас - это не просто неправильно, а недопустимо!
   Я бросаюсь ему на шею, тыкаюсь носом в ключицу, даю обнять себя и прижимаюсь к нему всем телом. Любопытная Дилейна неспешно проплывает мимо.
   - Теперь, когда мы вместе, я могу открыть новый путь, Лейна! Он стал виден благодаря тебе, благодаря тому, что...
   Глупый, глупый, барахтается и вязнет в словах! Север излагает мысли не более искусно, чем плавает. Хочется избавить его от ненужных усилий. Я ласково прижимаю пальцы к его губам - не надо ничего говорить!
   Но Север целует мне ладонь и пробирается губами к моему виску - он хочет, он должен сказать:
   - Я покажу тебе новый мир, Лейна. Мы увидим такие места, куда ещё не ступала нога аталанина. Это мир Артура. Хочешь знать, как он называется?
  
  
   V
  
   - Что за странное имя? - меня подводит голос, я не могу скрыть беспричинного, накатывающего тёмной волной страха. - Кому придёт в голову так назвать мир? "Земля" значит "не-вода". Север, давай останемся в Аталане!
   - Чего ты боишься, малёк?
   Север ерошит мои волосы, запускает в них пальцы, гладит затылок - будто успокаивает рыбу - и это действует. Мимолётный страх тонет в предвкушении чего-то нового.
   - Свобода, - шепчет Север. - Мы свободны плыть куда хотим, делать всё, что придёт в голову, открытыми глазами смотреть вокруг. Нам не грозит безракушечье, мы можем позволить себе всё, понимаешь? Всё!
   Бескрайние просторы манят меня не меньше, чем Севера. От одной мысли снова оказаться на крыльях принявшей птичье обличье Дилейны сердце начинает биться вдвое быстрее, ловит ритм путешествия.
   - Только... - одно "но" так и не даёт мне покоя, - только пообещай мне...
   - Что, малёк? - Север садится на перила и привлекает меня к себе.
   - Уже скоро, уже совсем скоро, я чувствую... Я должна буду отпустить Дилейну.
   Он удивлённо приподнимает брови. Я знаю, что северяне совсем по-другому смотрят на рыб, для них они слуги. Бывает, северянки до самой старости держат своих рыб при себе, предпочитая спокойную жизнь семейному счастью. И для меня очень важно сразу дать понять Северу, что я не такая, что Дилейна - часть моей души, а не домашняя прислуга.
   - Хочешь секрет? - шепчу я ему прямо в ухо. - Хочешь, открою свою самую-самую главную тайну?
   Север смеётся, старается сделать серьёзное лицо, кивает.
   - Я думаю... - его ухо вдруг отвлекает моё внимание, я обвожу его кромку кончиком языка и тихонько кусаю за мочку. - Я думаю, Дилейна станет Матерью-Рыбой!
   Говорю это, а сама так боюсь, так боюсь, что не увижу в ответ ничего, никакого отклика!
   Но Север сжимает меня крепче, молча целует в губы, и это лучше слов, в руках и губах куда больше правды...
   ... Мы летим над волнующимся морем - как на качелях, в широких длинных сетках, перекинутых через спину Дилейны. С собой у нас лишь деревянный ларец, заполненный попрыгушачьей икрой - талисман пропускает из мира в мир только один предмет за раз. Мы снова вдвоём, совсем-совсем, до горизонта, и хочется длить это время.
   Но в какой-то момент Север прикладывает руку к груди, горизонт распадается на две вздыбившиеся полосы, и мы проскальзываем между ними.
   Я оказываюсь позади Севера, обнимая его спину раздвинутыми коленями. Мы не летим, мы скользим с невероятной скоростью вдоль земли по твёрдой серой раскатанной тропе.
   Север издаёт победный клич.
   Наши головы спрятаны в круглые металлические шапки, тела скрыты под обтягивающей одеждой из чего-то, напоминающего рыбью кожу, но гораздо более плотного.
   Дилейна изменилась до неузнаваемости - будто иссохла до скелета. Север держится за костные наросты на её лбу. Нижние плавники Дилейны склеились в два чёрных круга под брюхом. Они движутся так быстро, что не уследить глазами.
   Тропа, по которой мы плывём, шире площади перед дворцом островодержца, и разделена пополам невысоким металлическим забором. С обеих сторон загородки плотным косяком идут рыбы, самых разных форм и расцветок, но ни одна не напоминает Дилейну.
   На горизонте прорисовывается неровный контур гор. Лишь несколько минут спустя я понимаю, что это не горы, а огромные, как колонии рачков на коралловом рифе, дома.
   Ни слева, ни справа, ни впереди не видно открытой воды. Как я и предсказывала...
   Рыбы вокруг нас скользят и скользят вперёд, иногда расходясь потоками в разные стороны, иногда из нескольких потоков сливаясь в один.
   - Север! - кричу я, но моё лицо закрыто от него хрустальной пластиной. - Север, они неживые!
   Но он не слышит, едва успевая огибать металлическую нежить.
   Мне страшно, и всё равно любопытно. Эя Мистеза во многом напомнила мне Аталану, но здесь, на Земле, всё оказалось настолько другим, что это не укладывается в голове.
   До глубокой ночи Север пытается найти Артура, но одного имени недостаточно. Среди тысяч тысяч человек попадается множество Артуров, но всё не те.
   Белые попрыгушачьи икринки, собранные нами для этого путешествия, похоже, вообще не в ходу, их нельзя обменять даже на мелкие ракушки.
   Север злится, Север негодует, он не привык к поражениям. Мы сидим на Дилейне, голодные и усталые. На улице зажглись огни. Рыб вокруг не стало меньше.
   - Может быть, вернёмся? - робко спрашиваю я.
   Пусть Северу хватит рассудительности, чтобы понять: без знакомых и без ракушек в непонятном чужом городе мы не сможем даже переночевать!
   Но в этот момент по дороге мимо нас проезжает рыба, очень похожая на Дилейну в её здешнем обличье. Два плавника, наросты на лбу, один сросшийся сияющий глаз.
   Мы бросаемся вслед за этой рыбой, и вскоре встречаем целые косяки ей подобных. Наверное, это ночные рыбы, выбирающиеся из спокойных заводей только в темноте.
   Седоки этих рыб говорят, что знают Артура, и мы долго кружим по улицам ночного города.
   Наконец, Дилейна встаёт нос к носу с такой же одноглазой рыбой.
   Артур даже ночью не снимает с глаз чёрные пластинки. У него косматая нечёсаная борода. За его спиной на рыбе сидит худая-худая северянка с запавшими глазами, руками не толще веточек, и больным взглядом.
   Я слышу, как бородатый Артур, смеясь, говорит Северу:
   - Одним посредником меньше!
   Не проходит и часа, как мы оказываемся в просторной спальне высоко-высоко в некрасивом квадратном доме. Из окон открывается вид на сверкающий огнями до самого горизонта город.
   - Видишь, малёк? - Север обнимает меня, встав за спиной.
   Я не вижу, но согласно киваю.
   Мы без сил падаем на нежные гладкие простыни, умирая от усталости. Но так и не можем уснуть, пока не насытимся друг другом.
   Я не очень разбираюсь в бумагах и законах, всё делает Север.
   Однажды он приносит мне маленькую книжку. Я открываю первую страничку и замираю в страхе. С блестящей плотной бумаги на меня смотрит моё мёртвое отражение.
   Пытаюсь сказать, что плохая примета - рисовать лицо, но Север только отмахивается:
   - Наши приметы здесь ничего не стоят, малёк!
   Они с Артуром легко находят общий язык. Бородач не любит путешествовать, и теперь мы с Севером вместо него возим в Эю Мистезу пластинки тяжёлого серого металла.
   - Главное, малёк, - объясняет мне Север, - это найти верный товар. Обычные торговцы возят помногу и медленно. Мы - по чуть-чуть, но быстро. И очень, очень далеко. А это значит, что мы должны найти что-то очень дешёвое в одном мире, но дорогое в другом. Что-то очень особенное. Сейчас для нас открыты все три мира, и этим надо пользоваться.
   Я знаю, как в Аталане ценятся коралловые розы. Но зачем металлические пластины в Эе или попрыгушачья икра на Земле? Севера даже не слишком интересует этот вопрос.
   Мы делаем круг, и два, и три, посещая по очереди каждый из доступных миров. Наше богатство становится почти неисчислимым. Мы создаём ракушки из ничего, из пустоты, собираем их у себя под ногами.
   Прилетая на Землю, теперь мы останавливаемся в самом центре огромного города, в гостином доме, роскошью убранства сравнимом с дворцом Аглоса. Северу нравится этот город, шумный и суетливый. Вокруг нас крутятся какие-то случайные люди, друзья и знакомые Артура, ночные рыбоводы. Нас принимают как островодержцев, и Север привыкает к раболепной свите и её льстивому поклонению.
   А меня мучает то, что каждый раз на Земле Дилейна теряет себя, превращается в неразумное, и как будто даже неживое, существо. Когда мы возвращаемся в Аталану, она резвится мальком, в Эе хромает, как старая раненая птица, а здесь - будто её и нет вовсе.
   - Это такой мир, - успокаивает меня Север. - Просто всё по-другому, посмотри сама: здесь нет рыб! Одна у Артура, а есть ли ещё - даже он не знает. Но разве это кому-то мешает?
   Я говорю, что больше не хочу сюда возвращаться. Как сачком рыбовода, этот город ловит нас сеткой улиц, узлами площадей, кольцами дорог. Дилейна давно уже готова уйти в море, только я ради Севера делаю вид, что не замечаю этого. Я превращаюсь в северную женщину, во владетельницу Стрезу, разменявшую счастье на свободу. Но я не хочу так!
   - Свобода - и есть счастье! - возражает Север.
   Мы никогда не успеваем закончить этот разговор. Я уступаю, потому что люблю. И так продолжается долго, гораздо дольше, чем я могла предположить.
   А потом пропадает Артур. Север бегает по комнате, не выпуская из рук переговорной коробочки. У нас на руках целый куль икры.
   - Я найду покупателей, - говорит Север. - Это не как в первый раз, теперь всё куда яснее.
   А когда я спрашиваю об Артуре, Север раздражённо отвечает:
   - Пошёл ночью купаться, бродяги и съели.
  
  
   VI
  
   - Ты слышишь меня?
   Нет отклика, ни малейшего намёка.
   - Ты слышишь меня, Дилейна?
   Тело моей рыбы сковано железным панцирем. Может быть, она и хочет ответить, но не знает как...
   Я глажу пальцами её изуродованный лоб, обвожу по краешку мутный потухший глаз, обнимаю плавники.
   - Я виновата перед тобой, рыба моя, но не бросай меня вот так, одну, здесь! Не делай вид, что не слышишь меня... слышишь?
   Мир стиснулся до грязного двора, изрисованных краской кирпичных стен, сальных луж и клочка мутного белёсого неба над головой.
   Над лестницей из ржавого железа мерцают красные огоньки - местные люди глотают дым.
   Дилейна не шевелится - замерла, чуть повернув голову ко мне, чуть завалившись набок. Вдруг ей плохо? Если здесь плохо мне, то ей, наверное, много хуже. Вдруг она так ослабла, что не сможет унести нас с Севером назад?
   А он ушёл, ушёл уже давно, велев ждать. Сидеть и ждать.
   И я сижу и жду - которую неделю, то в гостиных домах, похожих один на другой как попрыгушачьи икринки, то в тёмных харчевнях, пропахших дешёвым пойлом и горелыми листьями, то в грохочущих залах среди дёргающихся в припадке людей. Икра понемногу расходится по покупателям, но Север не может остановиться, пока не уйдёт самая распоследняя икринка.
   Я ещё раз глажу Дилейну и возвращаюсь в душное нутро музыкальной шкатулки. Сажусь на узкий диванчик, обтянутый кожей мёртвого зверя. Чтобы чем-то занять руки, листаю обтрёпанную книжицу, где кроме нарисованных стаканов и бокалов не могу разобрать ни одного знака.
   За соседним столом звенят стеклом безволосые мужчины, в чёрной, на северный манер, одежде. От них струится опасность, словно от бешеных рыб.
   До меня доносится въедливый глумливый голос одного из них:
   - Север - и сам непростой такой пацан, с заморочкой, но чувиха его - просто отвал башки! Будто с утра до ночи под кайфом. Выхожу сейчас пошмалять - через служебку, стало-пть. Ночка так и шепчет: дуй взасос и взатяг, но вдруг - что я вижу? Эта чува перед байком натурально хлопается на колени, обнимает за колесо, и давай с ним разговоры разговаривать. Чё-то шепчет там, перетирает, и, слышь, по фаре его гладит, к вилке прижимается...
   Севера нет и нет, хотя он сказал: полчаса. Тонкая ниточка тревоги натягивается в самом низу живота. Меня мутит.
   - ... Я аж косяк выронил. Типа, не втыкаю: это наркоэротика или технопорно? Прикинул уж, не подъехать ли к этой красотке, но вовремя откатил - мозги дороже. Север этот - уж больно непростой... Мудрёнее собственной дури!
   Мне неуютно здесь, от дыма появляется во рту металлический привкус. Я забираюсь в самый угол диванчика, в подобие тени, а Севера всё нет.
   Жёсткая земная музыка вибрирует и нарастает. Сквозь её шум я вдруг слышу, как просыпается Дилейна.
   Не могу здесь находиться ни минуты. Я вскакиваю и, едва не перевернув стол, бросаюсь к двери.
   На пороге меня хватает за локти Север:
   - Уходим, быстро!
   Нет времени для разговоров. Я едва успеваю перекинуть ногу через спину Дилейны, как Север бросает рыбу вперёд, через узкий проход меж каменных стен, и вовремя - угловатая туша бродяги мелькает навстречу совсем рядом. Но Дилейна уклоняется и выводит нас на открытую воду улиц.
   - Держись, малёк!
   Слова Севера тонут в рёве рыб. Мы покидаем нехорошее место, куда нас зачем-то занесло, но неприятности не заканчиваются. Две, а потом и три бродяги устремляются за нами следом. На их верхних плавниках разгорается алое и голубое сияние.
   Сначала мне кажется, что они позарились на беззащитную, скованную корявым металлическим телом Дилейну. Но по мере того, как, петляя, мы выбираемся к окраинам города, я прозреваю: их цель - Север. Север - с его талисманом, с полными карманами попрыгушачьей икры, с толстыми пластами земных бумажных ракушек за пазухой.
   Ещё несколько бродяг ждут впереди - они всегда охотятся стаями, это знают все - к счастью, и Север тоже.
   Какой бы большой уже не выросла моя Дилейна, она всё-таки может пройти там, где застрянет любая бродяга.
   Мы, наконец, вырываемся из пленившего нас так надолго города. Но всё ещё остаёмся в смрадном мире Земли.
   Сейчас или никогда, понимаю я - и не могу справиться со страхом, что никогда.
   Ветер свистит в ушах, я вжимаюсь в спину Севера.
   Бродяги, полыхающие красными и синими огнями, раздирающие перед собой воздух голодным хищным рёвом, начинают нагонять нас.
   Север что-то зло бормочет - я не слышу. Наверное, понукает Дилейну.
   Мне хочется спросить: что ты сделал с моей рыбой, северянин? Во что превратил мою верную, умную, ласковую Дилейну? Хоть пришпорь её сейчас - она не прыгнет в небо, не замерцает золотым и красным, не нырнёт в море, утягивая нас за собой. Нас догоняют, и через несколько минут ты, наконец, соприкоснёшься с тем, что такое твоя любимая Земля.
   - Сейчас прыгнем, - кричит Север. - Вперёд, шагов на пятьсот, как только будет кусок прямой дороги. Приготовься!
   Он сутулится, и запускает одну руку за пазуху.
   - Нет! - я надеюсь, очень надеюсь, что мой любимый слышит меня. - Север, нам нечего тут делать! В Аталану, и только туда!
   Он меня слышит. Я понимаю это, потому что даже прижавшись к его широкой спине щекой, чувствую, как он качает головой.
   - Вперёд, и снова вперёд! - кричит Север. - Два-три прыжка, и им нас не найти! Не бойся, Лейна!
   А я и не боюсь. Я отбоялась своё - и все мои страхи сбылись. Я далеко от дома - так далеко, что нет смысла говорить о расстояниях. Человек, который привёз меня сюда, человек, которого я люблю, ветреный мальчишка, отнимающий моё право на предназначение ради выдуманной, эфемерной свободы, не намерен советоваться со мной, он давно уже всё решил сам.
   Бродяги совсем близко - хищные стальные клыки подбираются к хвосту Дилейны, огонь их глаз слепит как солнце.
   Трескается, расступается перед чёрным кораллом Севера вязкое прогорклое земное пространство, и в одно мгновение мы оказываемся на пустынной дороге, и чёрная лента дороги гудит под плавниками Дилейны, и сполохи бродяг мерцают далеко позади.
   - Сейчас ещё раз, - полуоборачивается Север.
   Я даже могу представить его самодовольную улыбку - будто это он сам, а не наследный талисман перекинул нас сквозь ничто.
   - На Аталану, Север, - громко говорю я, стараясь дотянуться губами до его уха. - На Аталану, пожалуйста! Я хочу домой!
   Трепещут ветви пыльных испуганных деревьев, охраняющих дорогу. Встречная рыба обливает нас светом. Бродяги понемногу вычерпывают возникшую между нами брешь. Север не отвечает.
   - Не сейчас, Лейна! - говорит он, наконец. - Давай сначала доберемся до дома, и там обсудим всё, не торопясь.
   - Дома? - кричу я, срывая голос. - Эта могила, это безрыбье уже стало тебе домом?! Мой дом там, где моя семья, где мой остров, где я хочу жить на радость и счастье!
   Наивные слова церемонии тонут без ответа. Дилейна заходит в плавный вираж, выбирая плавниками щебень и пыль с края обочины.
   - Приготовься, - чужим, грубым голосом говорит Север.
   Когда он снова пригибается, спрятав руку под куртку, и перед нами разверзается отвратительная рваная дыра, я что есть сил прыгаю в сторону - и ещё до удара о землю успеваю увидеть, как исчезает Дилейна и оседлавший её Север, и невидимые лоскуты воздуха трепещут там, где только что разорвалась связывавшая нас нить.
   По бесконечному склону, заросшему буграми жёсткой травы, я качусь и качусь прочь от дороги, в никуда. Я перестаю ощущать верх, и низ, и удары, и боль, и тело.
   Мне кажется, что стоя босиком в тёплом прибое лагуны, я глажу круглую спину Дилейны, разбираю пёрышки плавника, кладу ладонь на её широкий твёрдый лоб. Рыба чуть шевелит хвостом и тянет меня на глубину. Мне лень плыть, мне хочется плескаться на мелководье, но Дилейна нетерпеливо дёргает мою руку. Я крепче цепляюсь за плавник, подгибаю колени, прижимаюсь грудью к расписной чешуе, и отталкиваюсь ото дна. Моя рыба несёт меня под пляшущей солнечными бликами рябью поверхности, постепенно разгоняясь, набирая скорость с каждым движением хвоста и плавников.
   - Ты моя рыба, - я выпускаю изо рта смешные пузырьки воздуха. - Моя Дилейна! Я знаю, знаю, ты станешь лучшей Матерью-Рыбой за тысячу лет. - Воздух, наконец, уходит совсем, и бульки больше не мешают мне говорить. - Мы будем жить долго-долго, и увидим наших правнуков, и их правнуков, моя Дилейна!
   Меркнет день, и изнанка моря окрашивается в сиреневый, лиловый, тёмно-синий. Дилейна стремительно поднимается к поверхности и оставляет меня там. А сама взмывает в воздух, делает надо мной прощальный круг и исчезает в темноте.
   Ноги нащупывают дно - заросшие илом валуны, нагромождение неверных, скользящих под пальцами шершавых округлостей. Я выползаю из воды и карабкаюсь вверх и вверх, не видя ни зги вокруг. Иногда прибой звучит по-особому, медленно нарастая гудящим шипением, а потом так же постепенно затихая. Почва под моими руками то осыпается и крошится, то грязно липнет к пальцам.
   Наконец, я достигаю ровной площадки и долго лежу, набираясь сил. Земля здесь спеклась и стала твёрдой и ровной. Из-под моей щеки уходит вдаль ровная белая полоса в ладонь шириной.
   Светящиеся глаза чужой рыбы показываются вдалеке, летят на меня с небывалой скоростью, как во сне. Замирают прямо надо мной. Я закрываю глаза и проваливаюсь в багровую дремоту.
   Сильные руки хватают меня под мышки, встряхивают, подтягивают к рыбе, и вот уже снова уплывают за спину трепещущие кроны деревьев, и полоса дороги стелется рыбе под плавники, и пахнет морем, перегретыми ракушками, солёной пеной...
   - Оклемалась? У-у, тютя, - цокает языком широколицый рыжеватый рыбовод, - и где ж ты так наклюкалась, дитя неразумное?
   Я смотрю на его толстые покатые плечи, волосатые клешни на руле, тяжёлый подбородок, и осознаю: Дилейны нет рядом. Я абсолютно одна, и, если что, совсем некому будет меня защитить.
   - Что молчишь, недотыкомка? - рыбовод на пару секунд отвлекается от дороги и разглядывает меня внимательнее. - Хоть звать-то тебя как, помнишь?
   - Лейна, - с трудом разлепив губы, выговариваю я.
   - Лена - имя хорошее, - кивает рыбовод. - С таким светлым именем - а докатилась! Водки нажралась - или чего похуже? Ты ж совсем молодая девушка, Лена, о здоровье надо думать! Сейчас вокруг столько всякой гадости... Но ты же не с Луны свалилась, всё и сама знаешь, так зачем себя губить?...
   Он бубнит и бубнит, вяжет в гирлянду пустые бессмысленные слова, а я смотрю, смотрю, смотрю сквозь его боковое окно на проплывающее мимо красно-синее зарево. Бродяги застыли полукругом, будто загнали жертву в ловушку. Перед ними распростёрта беспомощно завалившаяся набок гигантская грузовая рыба. Бесформенный комок темнеет под её передними плавниками. Я зажмуриваюсь, но картинка, которую успеваю увидеть, высвечивается на закрытых веках. Штрих за штрихом, линия за линией, передо мной появляется исковерканное тело Севера, торчащие в разные стороны блестящие кости Дилейны, и рассыпанные по асфальту на десятки шагов золотистые и красные искорки её чешуи...
   Я теряю сознание.
  
  
   VII
  
   Фёдор Семёнович оказался порядочным и незлым человеком, в чём я убеждаюсь снова и снова - все восемь лет, проведенные рядом с ним.
   В ту ночь он привёз меня из травмопункта к себе домой, напоил крепким чаем и освободил для меня свою комнату. В моей жизни наступил период, когда самое главное, чтобы никто ни о чём не спрашивал. И он как-то почувствовал, понял и принял это.
   Совсем немолодой человек, привыкший к одиночеству и тяжёлому труду, воспринял моё появление как чудо, и, похоже, боялся спугнуть. Так рыбовод старается не шевелиться, впервые прикармливая новорождённых мальков.
   Фёдор Семёнович любил рыб - местных, земных рыбёшек. И гордился своим аквариумом, квадратной стеклянной посудиной со склизкими стенками, в которой суетился рой разноцветных существ. Лишь полгода спустя мне хватило решимости избавить его от этого увлечения. Мне до сих пор стыдно за свою жестокость, но, с другой стороны, взамен я оставила ему себя...
   Я осторожно намекала и раз, и два, не желая обидеть этого доброго человека, но потом ненароком разбила аквариум. Просто не могла терпеть, что рядом со мной бултыхаются в затхлой стоячей воде тупые, безмозглые твари, пародия на настоящих рыб.
   Но это произошло много позже, а сначала я потихонечку, как моллюск из раковины, приглядывалась к мрачному, но не страшному миру Земли. Понемногу разбиралась в правилах и обычаях, заставляла себя запоминать буквы и написание слов, смотрела телевизионные программы, пёстрые как базар моего родного острова. Латала дыры в своих знаниях, чтобы больше никто не говорил, что я свалилась с Луны.
   Но прежде всего я училась жить без Дилейны.
   Я не уберегла свою рыбу - и, значит, уже никогда не могла стать взрослой женщиной. Таков был закон Аталаны - Аталаны, разбившейся для меня на куски вместе с коралловым талисманом Севера.
   Но здесь, в окружающем меня безрыбье жили - и многие даже счастливо! - тысячи, миллионы мужчин и женщин.
   Когда я перестала бояться выходить на улицу, то сразу же бросилась искать тех, кто крутился вокруг Севера. В ночных клубах, в оглушающем хаосе светомузыки, я бродила от столика к столику, вглядываясь в лица. На улице я каждый раз оборачивалась, едва заслышав звук мотоцикла. Казалось, вот-вот из ниоткуда вынырнет Артур со своей худосочной подругой, или Аглос, оседлавший норовистую Дистрезу, или кто угодно другой - лишь бы с заветным талисманом на груди. Я разыскала ночных рыбоводов и едва не вляпалась в серьёзные неприятности.
   И чем дольше длились мои поиски, тем меньше оставалось уверенности в том, что мне это нужно. Я не уберегла свою рыбу.
   Фёдор Семёнович терпеливо молчал. Иногда я ловила его взгляд - и не чувствовала укора. Однажды он сказал, что, коль уж мне приспичило где-то мотаться по ночам, то ему спокойнее было бы находиться рядом со мной. И он по-прежнему ни о чём не спрашивал.
   Он же первый раз отвёз меня в консультацию, и он же с куцым букетиком гвоздик встречал из роддома, и принял на руки ребёнка, который вскоре стал ему сыном. А ещё два года спустя родилась наша дочь.
   У сына волосы северянина, и когда он ныряет, будто чёрная хищная звезда распускается под водой. Сыну не удаётся продержаться долго - вода здесь неправильная, и даже я начинаю в ней задыхаться. Когда он поплавком выскакивает на поверхность, то начинает неистово молотить руками по воде... И я снова проваливаюсь назад...
   Что, если бы я не рискнула тогда спрыгнуть с рыбы? Останься я за спиной у Севера на ревущей и скрежещущей плавниками Дилейне, может и не случилось бы того столкновения, ведь моя рыба никогда не уплывала от меня так далеко, как тогда. Север был бы жив, здоров и рядом со мной. Я нашла бы способ уговорить, упросить, заставить его вернуться в Аталану. Я отпустила бы Дилейну в море, и она вернулась бы однажды, чтобы одарить мальками девочек нашего острова. И сейчас, сидя на остывающем вечернем песке, мы с Севером глядели бы на бесконечные волны до горизонта, а не на восемь двадцатипятиметровых дорожек, упакованных в кафельную коробку. Север, так что же такое - свобода?
   Сын выныривает у бортика и встревоженно разглядывает моё лицо. Я улыбаюсь ему. Я всегда ему улыбаюсь.
   А дочь совсем на меня не похожа. У неё тонкие бледно-рыжие волосы и брови. Наверное, кровь Фёдора Семёновича взяла верх над моей. Но от этого я не меньше люблю мою дочку.
   Только всё не возьму в толк, как воспитать девочку, у которой нет своей рыбы.
   Ей придётся взрослеть, не зная, что такое - растить крошечного малька, следить за ним, заменять ему оставшуюся в глубинах моря мать. К тому возрасту, когда девочку особенно легко обидеть, с ней не будет сильной и отважной подруги. Вместо верной и дружелюбной рыбы рядом окажутся только бездушные механизмы и хитроумные устройства.
   Мне приходится быть рядом с дочкой куда больше, чем принято на островах, но в этом есть и особая, неожиданная радость.
   Когда дети укладываются, я гашу в их комнате свет, оставляя открытой дверь в освещенный коридор, и сажусь на краешек дочкиной кровати.
   - Если вы будете лежать тихо, то я расскажу вам, как Рыба-Ветер поспорила с Рыбой-Солнцем...
   Они у меня знают много легенд - про Рыбу-Зеркало и её своенравную хозяйку, про хитрого морского конька, пробравшегося в чужую пещеру в пасти у бродяги, и как рыба-глашатай наказала ленивого островодержца, и о девочке, в полярной ночи спасавшей свою рыбу от Королевы льдов...
   - Опять ты про свой рыбный отдел, - добродушно и негромко ворчит из кухни муж. - Вон, целая полка сказок! Про Кощея им почитай, про Карлсона какого-нибудь, Конька-Горбунка, Андерсена там... А то, что ни вечер, только хвост да чешуя!
   Сын, раскинувшись морской звездой, тихонько сопит носом. Иногда чмокает губами и пытается, как плавником, сгрести в сторону одеяло.
   И дочка уже спит, положив пухлую щёку мне на ладонь, обхватив запястье цепкими пальчиками. От тепла её дыхания становится щекотно и спокойно.
   - Баю-бай! - говорю я ничего для меня не значащее земное заклинание. - Баю-бай! Спите, мои мальки, я ваша мама-рыба.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

- 18 -

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"