Назаров Кирилл Вадимович: другие произведения.

Перед Иконой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Перед Иконой

***

Среди многочисленных вопросов, занимающих (если не сказать терзающих) человечество на протяжении всей его истории, одним из насущных, даже в некотором роде, доминирующим, был и остается вопрос Любви. Он проявлялся в качестве души всех непрекращающихся дискуссий и полемик о причинах и следствиях, категориях и терминах, etc., что имели место в колоритном разнообразии всевозможных наук, школ, учений и лжеучений, будь-то философия, теология, богословие, а в дальнейшем - психология, социология, антропология: в сущности, весь нескончаемый ряд дочерних наук, появившихся за два прошедших столетия.

До определенного времени основные концепции имели аутентичный характер, и связующим звеном в цепи бесконечных вариаций, доходящих порой до антиномии, были слова апостола: Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть Любовь. (1Ин.4; 8 ). Проследить динамику декодирования вышеупомянутого изречения не является целью настоящей работы. Стоит лишь отметить, что в результате наложения множества существенных факторов, таких как огосударствление церкви, расколы в самой христианской церкви, с одной стороны, и непрерывное развитие науки как таковой, с другой, человеческое мышление в целом разделилось на две парадигмы: конфессиональную, в основе своей иррациональную, и научную, рациональную. Заметим, что указанный процесс проходил эластично; стоящие в оппозиции лагеря часто пересекались, и почти всегда взаимо-обуславливали и дополняли друг друга. Имел место некий диалог двух культур (термин Бахтина), но присущие каждому человеку догматизм, максимализм, ортодоксальность привели, в конечном счете, к кризису: как всеобщего понимания смысла жизни, любви, Бога (кризису культуры), так и внутреннего, имманентного человеку, ценностного фундамента, i.e. кризису личности.

Покорный ваш слуга по образованию филолог, поэтому не претендует на роль терапевта, или иного разрешителя проблемы. Ни в коем случае не хочет он, чтобы настоящая работа трактовалась с точки зрения научной или конфессиональной. Этот этюд (назовем его так) представляет собой ряд филологических измышлений человека, оказавшегося волей случая один на один перед иконой, и попытавшегося как-то сформулировать все те ощущения, навеянные ночным небом, горящей лампадой и ликом Христа в окладе.

Ночь...Тишина...

1

МОЛИТВА

Я хочу увидеть небо

Взглядом новым; пробужденный

Ото сна рутины Словом,

Причащенный Божьим Хлебом.

И узреть глубин глубины

Сквозь заоблачные дали,

За лазурною вуалью -

Мира горнего долины.

И туда, - в бескрайность неба

Устремиться взором ясным;

Полетит душа, безгласным

Словом Божиим согрета.

2

СУМЕРКИ

***

Иногда хочешь убить льва, но попадаешь в кролика; иногда хочешь покончить с собой, но ранишь близких, и желчь проливается на обнаженные нервы. И всегда хочется жить, но вместо этого выбираешь смерть, - чтобы выжить.

***

Женщинам не к лицу цветы, если они не одеты в траур; им не к лицу слезы, если они не вызваны смертью поэта. Им остается принять смерть самим, - как сестру.

***

В слезе больше соплей, чем осколка сердца, что снижает плотность страданий.

В каждой овце на волка больше, чем в нем самом, и потому так невозможно милосердие.

Хлыст приносит на рубец больше мудрости, чем прожитый год.

С каждым ударом колокола сильнее ощущаешь рабство; с каждым звоном до краев наполненного бокала полнее вдыхаешь свободу.

***

Кто ты? Поговори со мной. Встань рядом на ту грань, где я жду тебя, так и не родившись. Сожженные молитвой губы танцуют в бешеной пляске. Adveniat Regnum Tuum!

Неужели нож заменит гармонь? Или поэт не сложил свой последний стих в торжестве вселенских созвучий?

Встань рядом. Впереди - огонь. Позади - бездонный омут жизни, не прожитой и неразгаданной.

Лишь тебя люблю. Adveniat Regnum Tuum.

3

ИСКУШЕНИЯ

***

Думаешь, легко ходить под небом, когда не чувствуешь земли под ногами?

Думаешь, легко даются строки, если ты поэт?

Разве обещанный праздник не есть торжество смерти?

А палитра красок разве не сливается в перспективу белоснежного савана?

Мы хотим Любви.

Но возможно ли любить искренне, в душе не презирая себя?

И в силах ли мы постичь вечность, не приняв смерть как итог?

Но смерть - не конец, ибо бесконечен наш путь.

Мы странники, ищущие местечка поуютнее;

И закрывается люк,

Но нам все так же холодно и темно, как и прежде.

***

В иконе ответ,

Но кто осмелится задать самый главный вопрос?

Где то слово, что способно выразить нескончаемую тоску

И безграничную радость?

***

Истина - в безрассудстве, но нужно иметь нечто, а к этому - и смелость, чтобы потерять это нечто.

В страхе мы рождаемся;

В страхе умираем;

В страхе познаем жизнь.

Как избавиться от страха, чтобы выйти за пределы жизни и смерти?

Красота спасет мир, но что спасет красоту, -

Распахнутое в ночь окно, наполненная ванна, или теплый пистолет?

***

Молодость и сила даются лишь однажды, но сколько раз дается жизнь?

Нужно ли увенчаться терном, чтобы стать апологетом Истины?

Или Истина всегда перед нами, но мы каждый раз умываем руки, так и не успев выпачкаться в крови?

***

Свобода даруется нам a priori ,

Но мы слишком быстро взрослеем, и опыт заменяет нам свободу.

Без свободы невозможна Любовь, а мы считаем, что владеем и тем, и другим;

Но все, что мы можем, - это ненавидеть, так и не научившись презирать.

Каждое мгновение мы убиваем друг друга

И правим тризну по убиенно усопшим.

Нам кажется, мы прощаем ближнего,

Но, думаешь, возможно прощение без пламенной любви к самому себе?

***

Мы все - погорельцы;

Пламя преисподни давно спалило наш дом,

И миром правит инцест.

Мы рождены царями, а умрем нищими и монахами.

Когда в город входит иноверец, нам становится страшно от осознания того, что мы ненужны друг другу;

И иноки бросаются в оргию от необузданного желания жить.

В могильной сени найдут они покой от творчества молитвы.

***

Великий Пост дает право на страсть, так и не научив Любви.

Стихи - это всегда картель Всевышнему,

И всегда - безграничная любовь к самому себе.

Поэзия - апология жизни и неуемность чувств.

Мы всегда будем живы, покуда проза не поглотит нас и не опьянит сладостью молитвы.

***

А напоенную уксусом губку уже наложили на иссоп и подносят к нашим губам.

Мы отрезвеем.

4

ОТЧАЯНИЕ

***

Когда ночь опустилась на мир неуклюжим поводырем,

Когда странники сбились с пути,

Когда чувства сбились в последнем дыхании,

Когда смерть выбрала меня, - Я ПОДОШЕЛ К ТЕБЕ ! ! !

Кто ты?

- Я ТВОЯ СМЕРТЬ .

Значит, тебя я искал всю жизнь ...

***

В БЕЗДНУ,

Во ТЬМУ

В ПРОПАСТЬ

Бесконечных НОЧЕЙ -

Бог.

... Холод ... Молитва ... МГЛА ...

...Вечная МГЛА

5

БОЛЬ

Опять поднимается с глубин неведомых Боль.

- О, спутница моя, зачем идешь за мною следом, зачем напоминаешь о себе дыханием своим горячим?

- О, не дыши,- сжигаешь ты меня...

А разве ты - не я?

А разве ты в огонь не обратил

Прикосновение к тебе другой души?

А разве я не есть извне идущий ты

К средине существа,

Где каждое "не ты"

Становится "не я"?

Но слеп ты, потому

Так дорог сам себе,

И не впускаешь в рамки естества

То безграничное, безмерное движение

Незримого тепла...

Умри!

6

АПОЛОГЕТИКА

***

Когда у людей спрашивают, верующие они или не очень, ходят ли в церковь, или просто напиваются, становится незамедлительно смешно. Вспоминается Булгаков : Я без пропитания оставаться не могу, - забормотал он (Шариков - прим. К.Н.), - где же я буду харчеваться?..

***

Шекспир, Вагнер, Пушкин, Булгаков, etc., суть явление закономерное, а вот с остального человечества (читай стада) и начинается патология.

***

Где были мы, когда рождалось Слово?

Там же, где и сейчас, - хрюкаем перед своим корытом; слушаем, слушаем, а не слышим : глухи на оба уха.

***

Скопцы, хотя и уроды, но все же честнее перед самими собою, - они-то знают, что есть любовь.

***

Когда по каким-либо причинам ребенок рождается уродом (или гением), в народе нарекают его божьим выпердышем. ... Интересно тогда, что же есть на самом деле весь наш мир?..

***

Дополняя предыдущее : Впрочем, в Евангелии сказано, что и Христос не дурак был выпить.

***

Если говорят : Бог есть Любовь, - становится смешно.

Скажут так : Бог есть Истина, - возникают сомнения.

Бог есть Жизнь, - очередная реакция... Однако, при Бог есть все вышеперечисленное, чувствуется ужасный страх. И кричишь : Постойте люди! Кто же суть мы?..

***

Солипсизм - явление довольно-таки уникальное ( хотя и не безнадежно ), даже при раздутом до беспредела людском эгоизме. Ведь эгоизм - это Я и Вселенная, Моя Вселенная, Я во Вселенной, etc. А солипсизм подразумевает другое : Я и есть Вселенная.

***

Интересно, что богоугоднее, коленопреклонения перед алтарем, или золотые совокупления на скрипучих кроватях?

Первое - членовредительство.

Второе - создание новой жизни.

Так что же прорыв к неизведанному?...

***

Во истину, народные сказки несут в себе что-то не от мира сего. Например, их начало : Жил да был... Вот уж как нигде соединены и Жизнь, и Бытие.

А дальше?.. Совсем, казалось бы, мелочный эпизод.

Что ж, в Новом Завете - Святые Благовестования - они тоже про...

Но ни одно не начинается так, как стоило бы.

***

И свет во тьме светит, и тьма не объяла его... - отсюда и начинается наша деградация...

Всегда страшно оказаться ночью в неосвещенном месте. Спешишь выбраться на залитую искусственным светом улицу. Не страшатся лишь сильные и отважные. Они продолжают идти вперед. Им, в конце концов, интересно, что же там, во глубине мрака. А вдруг...

И они идут, воины духа, солдаты Истины, - им не страшна ночь. Наоборот, лишь там они могут проявить себя, почувствовать свое величие, насладиться своей силой.

Теперь посмотрим на самих себя!..

***

...Дай ему крепость и силу... Помоги ему... Возврати ему... Вложи в него... Уничтожи...освежи...просвежи... ...Хватит, хватит!!!

Интересно, чем мы отличаемся от нищих? - Они ведь тоже всю жизнь с протянутой рукой?..

***

Истинно сильные духом отвергают Бога, как и всю прочую суррогатину. Они выбирают свой, особый путь. Может, чтобы хотя бы на чуть-чуть узнать себя, а может, чтобы, в конце концов, прийти к Нему и крепко обняться.

Вы чувствуете, каким будет это объятие?..

***

Там начинается Жизнь. И только там ощущается СМЕРТЬ... Путь один - там нечто неизведанное. А где, скажите мне, пройденные до конца дороги?

***

Разве мужчина удовлетворяется в жизни лишь одной женщиной, пусть он и быдло?

***

- Как заработать на жизнь?

- Что ж, вопрос интересный...

- Но как заработать жизнь? - Вот здесь уже не интересно... -

Страшно... Страшно...

***

Мы все любим... Или любили когда-то... Или еще полюбим...

Стоп! Бог есть Любовь. Кто же суть мы, с вашего позволения?..

***

Пушкин - убит на дуэли.

Лермонтов - убит на дуэли.

Байрон - скончался на войне.

Достоевский - сражен болезнью.

Есенин - задушен петлей.

Андреев - задушен совдепом.

Высоцкий - от водки.

Нет ли тут закономерности, что ни гений, то в вечность - только через насилие?

***

Жил да был Я. Потом Я женился и стал одной плотью... Хм, - стал. А всегда ли стал есть становление, и тем более, приближение к Истине? Вот, например, в детстве Я сосал материнскую грудь. В юношестве Я занимался онанизмом. В отрочестве Я трахал сверстниц... Потом Я женился (далее по тексту)...

Повзрослев, Я присосался к бутылке и кошельку, проклиная мать, естество и Бога.

А смысл, он остался все тем же - бегство от самого Я.

Так где же Я?...

Ты же знаешь, что завтра мир кончится...

7

РАССВЕТ

Все великое (по-настоящему) рождается из раскрытия глубоких бездн реальности, порой сиюминутного, моментального - но ни в коем случае не фрагментарного и не поверхностного. Лишь истинно великое осознает себя самое таковым, хотя и не знает ни своих источников, ни, тем более, назначения. Ему присуще лишь ощущение, или скорее, предчувствие всей тяжести (можно, ответственности), с которой оно обрушится на мир, причем будет эта тяжесть тяжестью креста или неги - знание о том покрыто тайной, постигнуть которую суждено лишь по прошествию определенного времени. Причем, чем больше расстояние, отделяющее от явления, тем объективнее и, вероятно, правильнее будут оценки.

Великое и гениальное, при правильном рассмотрении, внушают ужас своею необъятностью, несоизмеримостью с патологически обыденными явлениями и закономерностями жизни. И вот здесь появляется парадокс человеческой психологии - казалось бы, с присущими нам инстинктами самосохранения и выживания, мы должны бежать всего того, что однажды внушило страх. Однако, реакция в большинстве случаев наблюдается обратная : как мотылек, залетевший летней ночью в распахнутое окно, тянется к пламени свечи, освещающему многочисленные фолианты, раскрытые на письменном столе, пренебрегая опасностью сгореть в одно мгновение, лишь приблизившись к огню, так и человек - потеряв рассудок и не прислушиваясь к здравому (?) смыслу, стремится к великому и уже не взирает на опасность быть раздавленным под его тяжестью.

Разве не поражаемся мы масштабом шекспировских сонет, вагнеровских увертюр и пушкинских элегий? И, причем, с полной ясностью осознаем мы несоизмеримость этих творений с возможностями наших слабеньких и узеньких плеч. Но как легко отдаемся мы во власть гения, влекущего нас к себе светом, исходящего от невыносимого пламени самосожжения! Только потом, когда проходит гипноз, ощущается гибельность - ожоги, которые уже ни в коем случае не заживут до самой смерти. Мы начинаем по-новому смотреть на жизнь, вглядываться в действительность, замечая с каждым разом неожиданные перспективы, уводящие за свои границы. И здесь, конечно, можно впасть в соблазн абсурда (в трактовке А. Камю и ему подобных), или, не дай бог, возвысить себя до уровня того гения, что опалил нам крылья, забыв, что для того, чтобы воспарить, нужно научиться твердо стоять на ногах и уверенно ходить по земле. И никогда мотылек не станет пламенем свечи, - лишь дымом и пеплом...

И опять становится страшно - неужели нет ничего, что приблизило бы нас хоть на шаг, на ступень к недосягаемым вершинам? И чем объяснить это влечение к сгоранию, там, где здравый смысл и врожденные инстинкты подсказывают совершенно обратное?

Как ответ на этот вопрос на арену жизни выходит Любовь. Любовь как спасение, как разрешение приблизиться к могущественному и таинственному явлению гения. Те вершины, которые естественно возвышаются над обыденностью бытия, покоряются Любовью.

В великом не всегда можно распознать признаки Любви, даже наоборот, замечаешь лишь что-то ужасное, порой неприлично уродливое, но на то оно и великое - его не объять и не измерить обычной меркой. И если Любовь - единственный путь покорения вершин, самовозвышения, то, как никто другой, знает об этом гений. Ему не надо развивать и оберегать Любовь в себе, она дарована ему a priori, - он дышит Любовью, вдыхает ее всем своим существом, он наполнен ею, и в ее чертогах он зрит те образы, что потом с силой обрушивает на хрупкий мир.

По-другому должен действовать восходящий на вершину. Он разжигает Любовь и постоянно поддерживает ее горение, не давая погаснуть. Ведь что огонь - разведя костер, мы постоянно подбрасываем в него сухие ветки и бревна - мертвую плоть, больное тело леса. И лес становится чище, и нам тепло. Так же и Любовь - все мертвые и больные частички своего существа, гниющие и заразные чувства - все с корнем вырывается, - и в топку, в пламень Любви.

Есть шаманские танцы, свершаемые вокруг огня, - то магия движения и страсти. Вокруг пламени Любви совершим же свои ритуальные действа. Ваш покорный слуга - филолог, а потому и магия здесь особая - магия Слова :

Mein Vater, Der Du uber uns bist und in uns, geheiligt sei Dei Name. Dein Reich komme zu allen in Weisheit, Liebe und Gerechtigkeit. Dein Wille geschehe wie im Himmel, so auf Erden. Lass uns Tag fuer Tag teilhaben an Deinem heiligen Brot und gib uns die Frucht des lebendigen Weinstockes. Und wie Du uns vergibst unsere Schulden, so moegen auch wir vergeben allen, die gegen uns schuldig werden. Giesse Deine Gute aus auf uns, damit wir dies auch den anderen tun. In der Stunde der Versuchung erlose uns vom Boesen.

Denn Dein ist das Reich, die Kraft und die Herrlichkeit : von Ewigkeit zu Ewigkeit. Jetzt und in alle Ewigkeit.

Amen...

В современной науке подобное действо скрывается под названием герменевтика.

См. П.Сорокин Социокультурная динамика. Сорокин П.А. ЧЕЛОВЕК. ЦИВИЛИЗАЦИЯ. ОБЩЕСТВО.М.: Политиздат, 1992.

ibid.

Не стоит здесь, и в дальнейшем упоминать те экземпляры человечества, которым нет никакого дела до всего вышеописанного, i.e. тех, кто в Любви видит лишь продолжение рода ( и это еще в лучшем случае ), в культуре, науке, etc. - лишь беззаботное времяпровождение, совершенно не нужное для человечества.

1


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"