Небо В Глазах Ангела: другие произведения.

Два Рю

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его оружием всегда был меч, его - веера. У одного в качестве истинной сущности перья и огонь, у другого чешуя и воздух. Они умирали много раз и возрождались снова и снова. Но в этой Вечности родились врагами и... любовниками. Но демоническая любовь разрушает, а не создает. Как научить демонов. держащих в страхе целый мир, любить по-настоящему? Кому подсилу такой подвиг, такая жертва?


Два Рю

  
   Примечание: "рю" - поток. "Фурю" - поток ветра, "Карю" - поток огня.
   Его оружием всегда был меч, его - веера. У одного в качестве истинной сущности перья и огонь, у другого чешуя и воздух. Они умирали много раз и возрождались снова и снова. Но в этой Вечности родились врагами и... любовниками. Как часто любовь похожа на поединок, как часто вместо нежности рождается ярость, вместо ласки и трепета - боль. Особенно если оба мужчины. Особенно если спину одного, переползая с шеи на грудь, с поясницы на впалый живот, украшает дракон, а локоть и предплечье второго - феникс. Они любили друг друга и горели лишь одной жаждой на двоих - не уступить. Два потока, огонь и ветер, вот кем они были для этого мира. И мир ненавидел их любовь, как ненавидят люди стихийные бедствия. Они неизбежны, но с ними не получается смириться, потому что приносят они разрушения, смерть, боль.
   - Ты снова пришел, - голос шелестит листвою, с которой в кронах редких в этом городе деревьев играет ветер, срывая их и бросая под ноги случайным прохожим, не подозревающим что где-то, над ними, на вершиться судьба и города, и их самих.
   - Как и ты, - голос трещит искрами в камине, закрытом кованой решеткой, как тюрьма огню, неистовому, жадному, первобытному, но прирученному. Но в это время года не жгут каминов, ведь в небе плещется лето, как в ванной уточка, покорная волне, рожденной детской рукой.
   - Приступим?
   - Как всегда.
   Меч и веера. И снова бой. Огонь и Ветер. И снова вечная борьба. Чужая игра не на жизнь, на смерть, чужая любовь и очередное пепелище вместо города. Смерть, разрушения, боль и детский плач.
  
   ***
  
   Мальчика загнала в трущобы не прихоть, судьба. Он скрывался от людей. Сначала лишь от взрослых, потом и от детей. Дети в этом зловонном мире так похожи на взрослых и одновременно с ними на зверей. А он все еще помнил себя человеком, все еще был им. Поэтому скрывался от людей, в его мире похожих на канализационных крыс, и прикармливал кошек. И не смог устоять, остаться незамеченным, когда взрослый, чужак, незнакомец, попытался убить одного из них, вцепившегося в ногу, как собака, зубами и когтями. Кинулся под меч. Лезвие воткнулось в землю рядом с его ухом, срезов прядку грязных, засаленных волос. А он, скорчившись, прятал под собой кота, вжимаясь в землю вместе с ним, притихшим и испуганным не меньше, чем человек, спасший его от расправы другого. Пока мальчишку, как котенка, за шкирку не отодрали от земли, встряхнули и заставили открыть глаза. Кота из рук он так и не выпустил, так и прижимал к себе. Оба грязные и испуганные они понравились ему, и он исчез прямо оттуда, где стоял, вместе с ними.
   Место, в котором он оказался Тиль назвал про себя хижиной, хотя оно больше походило на маленький дворец. Незнакомец поставил его на ноги на высокой веранде, внизу возле которой серебрилось на солнце миниатюрное рукотворное озеро, запруженное на небольшой, узкой речке, что втекала в него быстрым, весело журчащим потоком и так и оставалось в нем, уходя под запруду, больше похожую на необычный, резной мост, сваи которого были не видны, и протекая уже там, под ней, чтобы потом появится с другой стороны. Незнакомец жестом указал на озеро. Мальчишка облизал пересохшие губы, спустил возмущенно мяукнувшего кота на деревянный пол и принялся раздеваться. Мужчина остался стоять у него за спиной. Он что, собирается смотреть? Сам мальчик боялся даже взглянуть на незнакомца, ему хватило того, самого первого, пристального взгляда оранжево-желтых глаз с вертикальными зрачками. Спроси его кто, как выглядит его похититель, он бы не смог ответить, потому что боялся смотреть на него, и не смотрел, но послушно раздевался. А потом подлез под высокие деревянные перила, ступил босыми ступнями на узкую полоску мелкой гальки и вошел в воду. Нервно сморгнул и медленно повернулся лицом к хижине. Но прежде чем успел поднять глаза, инстинктивно отшатнулся, уловив движение и вовремя зачерпнул руками, когда его окотил мириадами брызг дико вопящий кот, сброшенный в воду вслед за ним.
   - И его тоже, - коротко бросил незнакомец, впервые заговорив, и ушел в дом.
   Мальчишка закусил губу и принялся вымывать грязь из шерсти кота и соскабливать её с собственной кожи. Вода совсем не была холодной, напротив, казалось неправдоподобно теплой. Наверное, предположил Тиль, где-то в глубине озера бил горячий источник, и его воды, смешиваясь с родниковыми водами речки, образовывали такую вот, почти природную ванну. Грязь в такой воде отмывалась легко. И кот почти не орал.
   Кот оказался ярко-рыжим с белым брюхом, мордастым и наглым к тому же. Фурю он сразу не понравился, еще там, на той свалке, где он подобрал их обоих. И разозлил, особенно, сейчас, когда он попытался его погладить, а тот вцепился в пальцы зубами. Мужчина взвыл от боли, попытался отшвырнуть от себя неугодного зверя, но в кота снова спас мальчишка. Обнаженный, но чистый, и опять свернулся калачиком на полу вместе с ним. Фурю вздохнул, слизал кровь с пальцев и вышел. Вернулся он уже со сменной одеждой для мальчишки. Тот долго путался в завязках и застежках, не зная, как такое носят, пришлось одевать.
   Мальчишка все время смотрел куда-то поверх его головы, пока Фурю, сидя на невысоком диване и подтянув к себе безвольное тело, одевал его. Наверное, он боялся его нечеловеческих глаз. Но Фурю это мало беспокоило. Он отметил про себя, какая непозволительно белая у него кожа, темно-серые, больше глаза, не миндалевидной, как у него самого, а почти округлой формы. И, конечно, волосы, длинные, отросшие почти до середины спины, не белые или серебристые, седые. Говорят, люди седеют либо от старости, либо от страданий. Кто же заставил это невинное дитя страдать? Фурю не знал, но ему стало любопытно, и он захотел узнать.
   Последним он завязал на излишне тонкой талии широкий пояс и приказал, - Посмотри на меня.
   Мальчишка покорно опустил взгляд. В серых глазах не мелькнул даже страх, в них поселилась пустота.
   - Что ты видишь? Опиши.
   - Я вижу, глаза цвета осени и змеиные зрачки. Кожу цвета крепкого черного чая, монгольские скулы, высокий лоб, черные волосы, длинные, но затянутые в какой-то особенный узел... красивые, но необычные одежды, люди такие не носят и... губы, - последнее слово мальчишка выдавил с трудом.
   - Какие губы? - уточнил пытливый Фурю.
   Тиль замялся, но все же произнес то, что первым пришло на ум, - Слишком яркие даже для молодого мужчины.
   - Ты хотел бы, чтобы эти губы целовали тебя?
   Мальчишка отшатнулся, но Фурю легко удержал его, обхватив руками над коленками. В серых глазах не мелькнуло ужаса, лишь горечь обреченности.
   - Я просто спросил, - совершенно будничным тоном уточнил Фурю.
   - Тогда, нет, - отозвался Тиль, в глазах застыла твердость.
   - Хорошо, - одобрительно кивнул Фурю, - Как твое имя?
   - Тиль. А твое?
   - Фурю, - Назвался тот и улыбнулся краем губ, прочитав растерянность во взоре серых глаз.
   - Ты... - мальчишка запнулся, но все же спросил, - Повелитель Ветра?
   - Да, - прошептал Фурю и отстранил его от себя. - Жди меня, - бросил он, направляясь к выходу из дома.
   - А ты? - в голосе мальчишки появился испуг.
   - У меня поединок. Но я вернусь.
   - С Повелителем Огня?
   - Как много вам, людям, о нас известно, - насмешливо хмыкнул демон.
   - Вы правите стихиями, играючи разрушая по прихоти города. Мы вынуждены знать врагов в лицо.
   Фурю замер, а потом резко обернулся и стремительно приблизился к нему вновь. Приподнял остренький подбородок пальцами и заглянул в глаза. Тиль смотрел в ответ не мигая.
   - Если бы мы были вам врагами, вас бы уже не было в этом мире.
   - Так, может, лучше вообще не быть, чем жить в страхе от ваших игрищ?
   - Мы не играем, мы сражаемся.
   - Почему? Разве между вами война?
   - Нет. Просто, как иначе можно выразить любовь?
   - Любовь? Ты любишь его? - казалось, мальчишка был немало удивлен.
   - Люблю, - не стал лукавить демон, - Поэтому и возношу ему хвалу и славу, сражаясь в полную силу и не уступая, признавая возлюбленного равным себе, доказывая, что люблю его, каждым не проигранным поединком. - Припечатал Фурю и снова отошел от него, усилием воли призвал свои веера и замер лишь в дверях, так и не обернувшись, но услышал.
   - Это не любовь, - прошептал Тиль убежденно, бессильно опускаясь на пол и закрывая лицо руками, - Вы не умеете любить, и от вашей любви гибнут люди.
   - Не забудь покормить своего рыжего монстра и сам поешь, - бросил демон, не прощаясь, и ушел на новую битву. Но в голове его занозой засела простая мысль, а что если мальчишка прав? Что, если любовь, она не такая?
  
   ***
  
   Карю не мог понять, как это произошло? Как Фурю мог пропустить удар, ведь они так сильно любили друг друга. Почему же его возлюбленный позволил себе поддаться? Почему теперь истекает кровью у него на руках, ведь раны от его священного меча не могут затянуться так же легко, как и от человеческого оружия. Но ответов не было, поэтому он просто нес его домой. Куда еще ему было идти? Только к себе, но бросить того, кого еще не давно так сильно любил, он не смог, хотя, по всем правилам должен был. Неужели он, Карю, перестал быть достоин его любви, поэтому Фурю позволил ему ранить себя? Позволил победить?
   А в доме Фурю его встретил мальчишка. Большеглазый, худой, словно призрак и седой, словно старик. Карю нахмурился.
   - Кто ты? - вопросил он грозно, застыв в дверном проеме, сиреневые глаза его наполнились живым огнем.
   - Я - Тиль, - отозвался тот, вскочив с дивана и широко распахнутыми глазами смотря на тело в окровавленных одеждах у него на руках.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Фурю сам привел меня сюда.
   - Зачем?
   - Я не знаю.
   - Он любил тебя?
   - Нет! - резко вскинул на него глаза Тиль и шагнул навстречу. - Нужно промыть раны, если они не заживают сами, как обычно. Я помогу.
   - Зачем тебе это? - Уточнил огненный демон, идя вслед за мальчишкой, который вел его в специальную купальню под открытым небо, обнаруженную им сбоку дома.
   - Он дал мне кров и позволил поесть самому и накормить Рыжа. Это просто благодарность.
   - А Рыж - это кто? - с подозрением вопросил Карю, все еще пытаясь найти объект для ревности. Не получилось.
   - Мой кот, - ответствовал мальчика, и принялся раздевать все еще не пришедшего в себя Фурю, но Карю отстранил его и коротко бросил.
   - Я сам.
   - Хорошо, - легко согласился Тиль и ушел за теплой водой.
   Карю раздевал своего возлюбленного так осторожно, как только мог. Пальцы дрожали. Чувство в груди казалось странным и непонятным, и сердце почему-то билось чаще, в то время как руки разоблачали смуглое тело повелителя Ветра. Тот, казалось, просто спал, если бы не кровь, пропитавшая роскошные ткани. Карю снял их с него все, и обернулся к давно уже ожидающему мальчике. Тот опустился на колени перед ложем, на которое положил свою драгоценную ношу Повелитель Огня и принялся осторожно смывать кровь, которая уже не текла, лишь подсыхала. Рана, нанесенная даже оружием другого Повелителя, затягивалась на теле Повелителя Ветра во много раз быстрее, чем у человека. К тому времени, как мальчишка все смыл, под пристальным взглядом Карю, на теле Фурю остался лишь уродливый шрам, который тоже скоро должен был пропасть, но Повелитель Ветра все еще не приходил в себя.
   - Что произошло? - тихо просил Тиль, все еще сидя на коленях, возле каменного ложа. - Вы ведь раньше никогда не ранили друг друга.
   - Он разлюбил меня, - Карю хотел бы скрыть горечь, промелькнувшую в голосе, но не смог.
   - Не разлюбил, - неожиданно откликнулся Фурю и только тогда открыл глаза.
   Карю замер, утопая в его взоре, а потом настойчиво отодвинул мальчишку и опустился на колени перед ложем сам.
   - Тогда почему? - спросил он почти с болью, - Почему ты позволил мне победить?
   - Мне сказали, что это не любовь, - очень тихо прошептал Фурю и устало улыбнулся.
   - Кто? - Повелитель Огня сдвинул брови.
   - Он, - кивнув в сторону Тиля, откликнулся Фурю.
   Карю медленно обернулся к мальчишке, тот попятился, хотел убежать, но Повелитель Ветра легко удержал его на месте силой воли. Серые глаза мальчишки снова лишились какого-либо выражения и наполнились пустотой. Но Фурю не дал ему замкнуться. Поднялся, подошел и отпустил его из ментального захвата. Мальчишка пошатнулся, но устоял на ногах, потому что демон придержал его.
   - Я хочу, чтобы ты смотрел, - произнес он, скользнув пальцами по его щеке, - И никуда не уходил.
   - Но... - попытался отказаться Тиль, но, увидев сталь, мелькнувшую в глазах цвета осени, оборвал себя и послушно сел на каменное ложе, на котором совсем недавно истекал кровью Повелитель Ветра. А тот в этот момент повернулся к своему возлюбленному и протянул ему руки.
   Карю шагнул к нему не раздумывая, забыв обо всех победах и поражениях и заключил в объятия, сильные, почти болезненные. Одежды слетели с него, подхваченные порывом ветра и, стоило им обоим прикоснуться друг к другу обнаженной кожей, с губ сорвался сдвоенный стон, и они взмыли в воздух, все еще не размыкая рук, и все сильнее вдавливая свои смуглые тела друг в друга. Тиль и рад был отвести взгляд, ведь ни один из демонов сейчас не заметил бы, что он не смотрит, но не мог. Смотрел, и у него никак не получалось справиться с накатывающим волнами ужасом, которого он в своей жизни еще не знал. Демоны не целовались, не ласкали друг друга, просто стискивали в объятиях все сильней и сильней и медленно вращались в воздухе, а потом их спины прорезали дикие, необузданные стихии. Огонь и ветер воплоти. Дракон, как воплощение ветра, и Феникс, как дух огня. Они сплелись над их головами в переливающиеся разноцветные потоки, ярко-красным, огненным, и сиреневым. И два духа перемешались, стерев очертания двух человеческих фигур где-то между ними. И Тиль понял, что это и есть демоническая любовь. Вот только она не вызывала отклика в человеческой душе, не натягивала струны возбуждения, лишь шокировала, лишь пугала. Он зажмурился, не в силах больше смотреть на ставшее непереносимым сияние, и провалился в обморок. Такое зрелище было не предназначено для человеческих глаз. А он, все еще помнил себя человеком. Все еще был им.
   Проснувшись, Тиль услышал, как над ухом мурлычет кот, и лишь потом почувствовал, что тот лежит на нем, сдавливая своей тушкой грудную клетку и не давая глубоко вздохнуть. Мальчишка медленно открыл глаза и поднял руку к лицу, пальцы, кажется, не двоились. Рыж заурчал еще громче, но допеть свою кошачью колыбельную ему не дали, беспардонно стащили с очнувшегося мальчики. И в лицо ему заглянул Фурю, присевший на край кровати.
   - Ну, как? - спросил он то, что волновало его в первую очередь.
   - Что, как? - растерянно моргнул мальчишка, приподнимаясь на локте.
   - Наша любовь.
   - Жутко, - честно признался он, садясь.
   Демон поджал губы, обернулся на Карю, который так и не покинул его дом, оставшись, хотя обычно после занятий любовью, уходил без раздумий, и снова посмотрел на мальчишку. Тот тоже глянул на второго демона и тяжело вздохнул. В душе поселилось смятение. Он сам никогда не занимался любовью, но много раз видел, как это делает отец, который после смерти матери начал спать только с мужчинами. Тиль потому и сбежал, не мог больше выносить его образа жизни, хоть и понимал, что тем самым отец просто пытался заглушить душевную боль, потому ни разу и не выбрал в любовницы женщину, не хотел предавать. И поседел он вовсе не из-за того, что отец или кто-то из его любовников плохо с ним обходился, просто, они попали в аварию, когда над городом в очередной раз выясняли отношения двое демонов, не Фурю с Карю, кто-то еще. Если бы это были Повелители Огня и Ветра, от города мало что осталось бы. А так, обошлись малой кровью. Рухнул мост, проложенный над проливом, и все машины, что были на нем, ухнули в воду. Они с матерью тоже были в одной из таких машин. Мать погибла, он выжил и так и не простил себе этого. Ведь это она вытолкала его в разбитое каблуком окно, а он был слишком слаб, чтобы помочь ей выбраться. И вот теперь, вспоминая печальную историю своей семьи, навсегда разрушенную по вине демонов, он думал о том, сколько будет еще таких вот мальчишек и девчонок, как он, которые лишаться родителей, которые будут вынуждены жить в трущобах, питаться отбросами или еще хуже, продавать себя, чтобы просто выжить. В его жизни вряд ли будет еще что-нибудь хорошее, он был в этом уверен. Поэтому ему и нечего терять, зато есть тем, чьи жизни еще не успели разрушить.
   - Если хотите, я научу вас, - тихо прошептал он, но поднял взгляд и в глазах его Фурю не нашел колебаний, как ни старался.
   - Ты уверен? - вместо Повелителя Ветра уточнил Повелитель Огня, бывший, как показалось Тилю, куда серьезнее и обстоятельнее, рациональнее своего любовника.
   - Да.
   - Но ты понимаешь, что мы любим друг друга, - все так же настойчиво напомнил Карю, шагая к ним с Фурю.
   - Да. И не любите меня. Но я просто покажу вам, как можно выразить любовь. По-другому, не так, как вы выражаете её.
   - Покажешь на себе? - вмешался Фурю.
   - Да, - снова без колебаний встретил его взгляд Тиль.
   - Хорошо, - легко улыбнулся Повелитель Ветра, - Тогда где бы тебе хотелось заняться нашим обучением, здесь?
   - Нет, - отрицательно покачал головой Тиль, всем телом ощущая, что сидит на голом камне, - Лучше в спальне.
   - Отлично, - возликовал Фурю и легко подхватил его на руки, но вместо того, чтобы нести несопротивляющегося мальчишку самому, передал Карю. Тот принял и прижал его к себе, пристально всмотревшись в глаза. Страха в них не нашел и произнес со скрытым одобрением.
   - Ты очень сильный, маленький человек, - и понес его, идя вслед за хозяином дома.
   Тилю не было страшно, он замер в его руках просто не зная, с чего начать. Но знал, что обязан довести все до конца, хотя бы попробовать вразумить этих демонов, быть может, тогда его жертва спасет хоть немного невинных жизней, и Повелители Стихий перестанут перекраивать судьбы людей своей жуткой в своей неистовости и красоте любовью.
   Фурю привел их в роскошную комнату с просто огромной, низкой кроватью и ворохом разномастных, пестрых подушек на ней. Карю донес Тиля до нее и опустил, разогнулся и замер, глядя на мальчишку сверху. К нему присоединился Фурю. Тиль нервно сглотнул, облизал губы, приподнялся и прошептал едва слышно, - Идите ко мне, - но демоны услышали.
   - Ты уверен, - прошептал Карю, опускаясь на кровать слева от него, - Что хочешь учить сразу двоих.
   - Да, - отозвался Тиль, зная, что на второй раз просто не осмелиться.
   - Хорошо, - прошептал в ответ Фурю, опускаясь с права от него.
   Тиль коротко выдохнул и запустил руку в волосы Повелителя Ветра, вынуждая придвинуться, и потянулся к его губам. Глаза демона непонимающе распахнулись, но он позволил ему это. И мальчик поцеловал его. Сначала очень мягко, лишь прикосновением своих губ к его, потому, вспоминая, как делали это на экране всевозможные кино-герои, и как целовался его отец, встречая очередного парня на пороге их квартиры, скользнул языком по непозволительно ярким даже для молодого мужчины губам, и попытался раздвинуть их, но демон отстранился.
   - Это нормально? - уточнил он.
   Тиль, который уже успел зажмуриться, чтобы не было так страшно, распахнул глаза.
   - Да.
   - Тогда, я хочу сначала посмотреть, как ты будешь делать это с Карю, - безапелляционно заявил Повелитель Ветра, и мальчик послушно повернулся в другую сторону.
   Волосы у Повелителя Огня были такими же черными, но коротко стриженными какими-то клоками, тем не менее, эта весьма странная прическа смотрелась на Карю очень гармонично. Тиль, как и с Фурю, положил ладонь ему на затылок, притянул демона к себе, и, сгорая от смущения, повторил тоже самое. Сначала просто прижался губами, потом попытался проникнуть между ними языком, и на этот раз у него получилось. Карю приоткрыл губы и позволил целовать себя. Мальчик сначала стеснялся, но потом все же увлекся, почувствовав во рту демона неизвестно откуда взявшуюся мятную горечь (ведь демоны не жуют жевачек, правда?), а потом ему в голову пришла неожиданная мысль, и он резко отстранился, поворачиваясь к наблюдающему за ними Фурю. Пальцы с затылка Карю он так и не убрал и даже продолжил автоматически поглаживать его по жестким волосам.
   - Ты же сам спрашивал, хочу ли я, чтобы твои губы меня целовали? - вопросил он растерянно, - А сейчас ведешь себя так, словно не знаешь, что такое поцелуй!
   - Ну, я на самом деле не очень знаю, - отозвался демон с улыбкой. - Видел несколько раз, как вы, люди, делаете это. Просто, некоторые ваши народы периодически пытаются предлагать мне невинных девушек и юношей и все они всегда молят о поцелуях, если я все же прихожу на зов.
   - И почему же ты их не целуешь?
   - А зачем? - вместо Фурю отозвался Карю.
   - Но тебе же понравилось, когда тебя целовал я? - продолжил допытываться Тиль, повернувшись уже к нему.
   - Когда ты, понравилось, - отозвался Карю и сам потянулся к его губам, устав от разговоров, но мальчишку развернул к себе Фурю, глянул на Повелителя Огня лукаво и заявил.
   - Теперь моя очередь, - И сам накрыл мягкие губы мальчика своими.
   Да, демон не врал, насколько мог судить Тиль, и на самом деле не умел целоваться, зато был полон энтузиазма научиться и все попробовать. Да и сам Тиль к тому времени уже немного разобрался, что к чему, и стал куда активнее целовать его. Пока их не оторвал друг от друга Карю, и без предупреждения накрыл рот Фурю своим. Демоны целовались, все больше распаляясь, а Тиль сидел между ними и не думал уходить, откуда-то зная, что его уже не выпустят из общей постели, пока не наиграются и все не попробуют. А потом демоны все же разорвали поцелуй и посмотрели на него. В глазах Фурю появился шальной блеск, а на припухших от поцелуев губах Карю играла многообещающая улыбка. Тиль тихо вздохнул и принялся снимать с себя одежду. Демоны переглянулись и последовали его примеру.
   Оставшись без одежды, Тиль заставил Фурю облокотиться на изголовье кровати, предварительно подсунув ему под спину подушку, и оперся на него спиной уже сам.
   - Обними меня, - бросил он, все внутри у него сжималось и подрагивало, но он все еще был полон решимости довести начатое до конца.
   Демон подчинился. - Так?
   - Да, - отозвался Тиль, когда теплые руки легли ему на живот, и потянулся к замершему в изножье Карю. Тот сразу же подобрался к нему и обнял спереди. - Не так, - прошептал Тиль, отталкивая его от себя. Повелитель Огня послушно отстранился и вопросительно посмотрел на него. - Для начала нужно поласкать партнера, что бы он расслабился и возбудился, - с трудом подбирая слова, выдохнул мальчишка.
   Демон нахмурился и уточнил. - Поласкать?
   - Я объясню, - пробормотал Тиль, - Например, погладить, поцеловать, можно не только в губы, но и... куда-нибудь еще, потом...
   - Куда-нибудь еще? - перебил его нетерпеливый Фурю из-за спины.
   - Куда, например? - тоже заинтересовался Карю.
   Мальчик покраснел, зажмурился и все же выпалил.
   - Например, в плечи, в грудь, в живот, можно гладить и руками и губами.
   - А здесь? - полюбопытствовал неугомонный Фурю, и слегка сжал пальцами сосок. Мальчика в его руках от неожиданности дернулся. - Что-то не так? Тебе больно? - заволновался демон.
   - Нет, - полупридушенно выдавил из себя Тиль, и добавил, поясняя, - Приятно.
   - Правда? - заинтересовался Карю и придвинулся снова, а потом и вовсе склонился и приник к другому соску губами.
   Мальчишка весь напрягся от этого прикосновения и с силой зажмурился. Но демоны, воодушевленные его словами больше не остановились. И в какой-то момент, ощущая на одной своем соске влажнее прикосновения языка, а на другом горячие пальцы, Тиль, и сам не опытный в таких делах, выгнулся в руках Фурю и протяжно застонал. Даже по незнанию трудно было спутать этот звук, чем-то кроме наслаждения, и понять не однозначно. Карю оторвался от его груди, кинул взгляд наверх на Фурю, улыбнулся и вжался губами в рот мальчишки. Тот, не открывая глаз послушно приоткрыл его, впуская чужой язык, и развел ноги шире, позволяя Повелителю Огня прижаться ближе. Повелитель Ветра за спиной у него, подсадил его чуть выше, и начал нетерпеливо вылизывать тонкую шейку. Тиль снова застонал прямо в рот Карю, тот улыбнулся в поцелуе и оторвался от его губ, выпрямился и дотянулся до рта Фурю и они снова целовались друг с другом, сжимая между своими телами податливого, уже возбужденного всем происходящим мальчишку. И, когда Карю снова начал ласкать его тело губами, Тиль почувствовал, что Фурю за спиной уже возбужден не меньше его, а, значит, и Повелитель Огня от них не далеко ушел.
   Понимая, что соображать с каждой минутой от этих ласк в четыре руки становится все трудней, Тиль заставил себя распахнуть глаза, запустил руки в волосы Повелителя Огня и оторвал его голову от себя.
   - Тиль? - выдохнул ему на ухо, увидевший это Фурю. Но мальчишка смотрел только на Карю.
   - Теперь можно пойти дальше. - Пробормотал он, взял руку мужчины за запястье и поднес к своим губам, а потом втянул в рот сразу два пальца, облизывая и смачивая. Демоны переглянулись.
   - Что дальше? - тихо спросил Повелитель Огня, когда мальчик выпустил его пальцы изо рта.
   - Теперь сюда, - отозвался тот и сам подвел их к себе, шире расставляя ноги.
   - Внутрь? - уточнил Карю и, когда мальчик снова кивнул, опять посмотрел на Фурю, тот подбадривающее улыбнулся и заскользил руками по впалому животу, а потом и вовсе догадался без понуканий со стороны Тиля, который просто не осмелился бы попросить, обхватить пальцами, и начал двигать ими по всей длине. Мальчишка задохнулся и тихо заскулил, прогибаясь в пояснице, и в этот момент другой демон протолкнул в него первый палец.
   - Ну, как? - уточнил Карю, видя, как напряглось его лицо.
   - Странно... очень странно, - сбиваясь с дыхания пробормотал Тиль, вталкиваясь в ладонь Фурю.
   - Но ты уверен, что надо именно так? - уточнил демон.
   - Да, - кивнул Тиль, зажмурился и резко насадился на его палец уже сам, и Карю неожиданно почувствовал под чувствительной подушечкой какой-то бугорок. Нахмурился, как всегда делал, столкнувшись с чем-то неизведанным и попытался его нащупать получше. Но меньше всего он ожидал в этот момент, что мальчишка от прикосновения и вовсе выгнется дугой и не за стонет, закричит. От неожиданности демон вынул палец и всмотрелся в его лицо. Фурю тоже замер, непонимающе смотря на Тиля. А тот с трудом заставил себя раскрыть глаза и почти с восторгом взмолился.
   - Еще! Пожалуйста, сделай так еще...
   - Так? - уточнил Карю и повторил. Мальчика снова весь прогнулся, и простонал в потолок.
   - Теперь двумя...
   - Уверен? - забеспокоился Фурю, но по нетерпеливым рывкам бедер понял, что ему тоже лучше не останавливаться.
   - Да, - прошептал Тиль, и лишь слегка поморщился, принимая в себя уже два пальца. После них было три, и он стонал, выгибаясь и моля, осознавая, что уже готов к большему.
   - Хватит! - приказал он, забыв уже, с кем он, забыв о вековом страхе, забыв обо всем на свете, даже о своей великой миссии, которую он сам на себя возложил.
   Карю подчинился, но с губ его сорвался стон. Оба демона уже были возбуждены не многим меньше мальчишки.
   - Я сейчас, - выдохнул Тиль, и высвободился из рук Фурю, который тоже не хотел его отпускать, но все же позволил отстраниться.
   Мальчишка извернулся весь, опустился на четвереньки и, не задумываясь, просто боясь о чем-либо думать в этот момент, вобрал в рот настолько, насколько смог, смачивая слюной, ведь никто из них не позаботился о смазке. Карю, стоявший в этот момент на коленях, выгнулся, запрокинув голову к потолку, и застонал. А потом и вовсе запустил пальцы в длинные, седые волосы мальчишки и попытался втолкнуться в его рот еще сильней. Но Тиль дернулся, испугавшись, что задохнутся, и демон все же ослабил хватку. Но Фурю не позволил им развлекаться одним. Подхватил мальчишку под бедра и уже разобравшись, что да как, приник к ложбинке между ягодиц губами и языком. Тиль всхлипнул и отстранился от Карю. Тот протестующее застонал, но мальчишка снова навалился спиной на Повелителя Ветра, и прижал колени к груди, открываясь перед Повелителем Огня.
   - Только помедленней, - прошептал он припухшими губами, облизывая их, - Иначе ты сделаешь мне больно, и я не смогу научить Фурю.
   - Я постараюсь, - пообещал демон, и опустился на него сверху. Мальчишка же сам нашел его рукой и направил в себя, демон зажмурился и толкнулся вперед, как обещал, медленно и осторожно.
   Но мальчишке все равно было больно, он закусил губы до крови, но все равно никак не мог отвлечься от боли, которой сопровождалось первое проникновение. Но Фурю, все еще обнимающий его сзади, прекрасно видел это, поэтому, не зная, правильно ли он делает в этот момент, снова сжал его рукой, лаская так же как прежде, и поцеловал, забираясь языком глубоко в рот, и наслаждаясь тем, как неистово мальчишка отвечает. И даже когда Карю, не удержавшись, толкнулся сильней и резко проник до конца, Тиль лишь протяжно заскулил, но не расплакался и не взмолился не делать этого. Но Повелитель Огня сразу же замер в нем, ожидая, когда будет можно продолжить.
   - Сейчас... - выдохнул Тиль, отворачиваясь от губ Фурю, и обхватывая Карю за плечи, и повторил тверже, - Сейчас.
   И тот начал двигаться, сначала осторожно, потом, уловив момент, когда мальчишка начал отвечать, все настойчивее, резче, сильней. Тиль же уже ничего не соображал, тело ощущалось чужим, бьющимся в сладостной агонии сгустком, в котором он различал лишь шум крови в ушах и неистовые толчки, выворачивающие душу наизнанку. Но со спины его все так же ласкал рукой Фурю, периодически прерываясь, когда Карю поцеловав Тиля, выгибающегося под ним, тянулся уже к его губам, и это было так восхитительно, что не передать никакими словами. И мальчик плыл по волнам возбуждения и страсти, плавился, словно арктический айсберг, проходящий Гольфстрим, и кричал в голос то имена своих нежных демонов, то просто бессвязные звуки. А потом какое-то пугающее своим белоснежным сиянием море затопило его, и он излился, запачкав руку Фурю и их с Карю животы. И Повелитель Огня, почувствовав, как мальчишка весь сжался внутри, тоже закричал, и начал двигаться уже почти в бесчувственном теле резче и жестче и очень быстро достиг того же белоснежного моря, как и Тиль, вдавливая хрупкое тело мальчишки в кровать, но вовремя откатил, в какой-то момент осознав, что может раздавить.
   - Тиль? Тиль? - голос до сознания достучался не сразу. Мальчишка с трудом разлепил глаза и повернул голову, обнаружив, что лежит на животе между двумя демонами и его зовет Фурю, который все еще возбужден. Тяжело вздохнув, и чувствуя, как обдувает влажные бедра неизвестно откуда взявшийся сквозняк, он прошептал сорванным голосом.
   - Я сейчас, Фурю, честно. Только немного отдохну.
   - Тебе понравилось? - никак не прореагировав на его слова, вопросил Фурю, в глазах цвета осени загорелось любопытство.
   Мальчик слабо улыбнулся.
   - Да, мне было хорошо, - не стал лукавить он. Зачем? Ведь он был почти благодарен обоим демонам за нежность, которую уже и не рассчитывал от них получить, опасаясь, что все будет далеко не так, как было с ним. Но тут ему пришла в голову другая мысль, и он забеспокоился. - А Карю?
   - Что Карю? - не понял Фурю.
   - Ему понравилось?
   - Да, - раздалось с другой стороны, и по пояснице погладила теплая ладонь.
   Не поворачивая головы, мальчик улыбнулся и зажмурился, но сразу же открыл глаза, потому что его осторожно подняли и перетащили, заставляя улечься грудью на сильное тело Повелителя Огня. Тиль растерянно моргнул, но спросить у улыбающегося ему Карю ничего не успел, потому что в этот момент сзади пристроился Фурю, развел его ножки в стороны и принялся вылизывать все еще влажные бедра. Мальчишка вздрогнул всем телом и обернулся.
   - Что ты делаешь? - почти испуганно прошептал он, встретившись глазами с Повелителем Ветра.
   - Хочу доставить тебе удовольствие, - отозвался тот с улыбкой, - Не беспокойся, мы уже разобрались, что к чему, и все поняли.
   - Но... сдавленно выдохнул мальчик, краснея, хотя почему это его смущает после всего случившегося, он понять не мог. - Это ведь совсем не обязательно.
   - Обязательно, - отозвался Карю спереди и приподнял его подбородок, чтобы было удобнее поцеловать.
   И Тиль отвечал на поцелуй, ощущая, как там, внизу, Фурю ласкает его уже не только языком, но и пальцами, а из глубины неожиданно снова проснувшегося тела, поднимается новая волна возбуждения. И во второй раз, они двигались уже вместе, Фурю внутри него, а Карю просто скользя под ним, от чего Тиль совершенно терялся в ощущениях, изгибаясь и выстанывая имя то одного, то другого демона, и пика на этот раз они достигли вместе, пачкая друг друга и паря в таких высях, с которых Тилю ужасно не хотелось падать. Хотя, разве можно упасть, паря в объятьях двух Повелителей Стихий? Конечно, нет.
  
   ***
  
   - Тиль! - вскричал Фурю, демонстрируя мальчишке, сидящему на коленях у Карю, окровавленный палец. - Долго я еще буде терпеть твоего рыжего монстра?
   - Ой! - заволновался мальчишка и, соскочив на пол, подбежал к нему. - Прости, пожалуйста, - поднял он на него виноватые глаза и не долго думая, втянул в рот пострадавших палец, нежно зализывая очередной кошачий укус.
   Фурю поверх его головы встретился взглядом с расслабленно откинувшимся на спинку дивана Карю. Тот понимающе улыбнулся. Уж он-то точно знал, что Фурю пристает к Рыжу раз за разом нарочно, потому что Повелителю Стихий уж очень понравился такой способ лечения укусов, который, неосмотрительный, как всегда Тиль, показал ему недавно.
   - Ты не злишься? - выпуская изо рта уже заживший палец, все еще взволнованно спросил бесхитростный мальчишка.
   - Нет, не злюсь, - прошептал демон. Неотрывно глядя ему в глаза. А потом медленно склонился и поцеловал в губы.
   - Ну, что ж, - бросил Карю с дивана, наблюдая за ними, - Я думаю, вопрос решен.
   - Какой вопрос? - резко обернулся к нему Тиль, но оказался крепко обнят со спины Фурю.
   - Ты остаешься с нами, малыш, - прошептал ему на ухо Повелитель Ветра.
   - И никуда мы тебя не отпустим, - добавил Повелитель Огня.
   - И не надо, - отозвался Тиль и счастливо прикрыл глаза.
   Так приятно в этом мире хоть для кого-то быть дорогим и нужным, пусть даже этот кто-то демон, пусть даже два.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"