Небов Константин: другие произведения.

Потерянный ключ от забытой двери. Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И тут произошло чудо. Земля вспучилась, будто бы из нее искали выход неведомые бойкие родники, и буквально в течении десятка секунд прямо из грязной почвы начали расти какие-то бурые побеги. Они росли все быстрее и быстрее, и вот уже всем стало ясно, что это совсем не растения. Так или иначе, но через пять минут перед изумленными зрителями стояли во весь рост четыре человеческие фигуры, каких-то пузатых, слегка неуклюжих увальней, с ярко-синими патлами на головах и такого же синего цвета бородами на полных лицах.


Глава 12.

   Вечером он долго придумывал, как остаться дома одному, и не поехать на ежевечерний ужин все с теми же кошмарными друзьями ужасного старика. Сослаться на головную боль и усталость? Намекнуть, что опять начались те ежемесячные мучения, которые приносили ему больше всего страданий в этом ненавистном теле?
   Его жуткий хозяин, впрочем, почему-то все еще отсутствовал в своем мрачном логове. Видимо, его задерживали какие то неотложные дела. А он, понемногу, совсем отошел от дневного шока, и сейчас был практически спокоен. Кроме того, после дня раздумий его первоначальная мысль о побеге стала вырисовываться во вполне оформленный план дальнейших действий. Определенно и абсолютно точно, из этого жуткого места надо непременно бежать. Но только не сейчас.
   Конечно, он мог бы сейчас просто убежать из этого мерзкого дома, но куда бы он побежал? Да, найти другую одежду, взять деньги из кассы, это все, конечно, хорошо... Но он же никого не знал в этом мире...
   За время жизни в мрачном логове старика, когда его жуткого хозяина не было дома, он, конечно, соблюдая величайшую осторожность, от скуки понемногу обследовал захламленное жилище. Старинные фолианты и рукописи, свитки пергамента и папируса, библиотека старика была огромна, и видимо, стоила баснословных денег, если кто бы вдруг ее решил продать. Еще было немного старинной посуды и вещей, как будто бы они попали в наш мир из прошлого века, да так и остались висеть в массивном древнем шкафу темно-красного дерева. Два тяжелых, массивных кресла с подлокотниками из темного дуба, пара - тройка таких же табуретов; на их фоне шкаф с теми вещами, что выделил ему старик, современный и фанерный, смотрелся дико и аляповато.
   Все остальное в этой захламленной квартире можно было смело выбрасывать на свалку. Но он, под предлогом уборки (чего он, в этом он был уверен, никогда не делал раньше) иногда перебирал весь этот хлам, выбрасывая наиболее обветшавшие экземпляры. Удивительно, но старик против этого не возражал, запретив ему только трогать его кабинет. Впрочем, кабинет был всегда заперт на ключ.
   И, разгребая кучи всякого мусора, он желал только одного - отыскать место, в котором старик прячет таинственный зеленый шар. Зачем он был ему нужен, он не знал и сам. Нет, в самом деле, если бы он его вдруг нашел, что бы он тогда сделал? Такой вопрос, почему то, не приходил ему в голову. Он просто поставил себе хоть какую-то цель, что - бы не сойти с ума от окружающей его действительности.
   За три месяца усердных поисков, чему очень способствовали частые отлучки старика, он совершенно удостоверился, что в четырех комнатах таинственного шара нет. Оставался, конечно, еще кабинет, но, во-первых, он, как известно, был всегда заперт, а во-вторых, там были настоящие горы всевозможной дряни и мерзости, и его поиски могли легко растянуться на долгие годы. Он просто около часа ходил по тихим комнатам, стараясь не смотреть на торчащие из хлама то там, то здесь бутылки с ядовито-желтой жидкостью, иногда, пачкая ладони, бесцельно перебирал и переставлял с места на место всякие диковинные предметы, уже не надеясь найти хоть что-нибудь, что могло хотя бы чуть-чуть пролить свет на все эти ужасные и таинственный события, пока не выбился из сил. Все же, день был сегодня очень тяжелый, а его теперешний организм (он, почему то был в этом уверен) уступал по выносливости его прежнему телу. Он сел в огромное удобное старое кресло чуть отдохнуть.
   Наверное, он все же задремал, потому что, когда вновь открыл глаза, на улице уже было совсем темно. Странно, как он умудрился заснуть, и что разбудило его? Ага, кто-то яростно барабанит в дверь. Он быстро проскользнул в прихожую.
   - Открывай, Сашка! Ты что, уснула, что ли там, чертова кукла?
   Боже мой, это был голос старика, и в его голосе звучала совсем неподдельная злоба. Он уже все знает, он знает, что я был в подвале... он понял, что я все видел... и сейчас он меня тоже убьет, как убил того зеленого толстяка.
   Он чувствовал, что его сердце ухнуло куда-то далеко вниз, а горло как будто сдавила чья-то безжалостная рука. Странно, но он даже ощутил какое-то внутреннее облегчение. "Ну, хотя бы все это уже кончиться быстро", - мелькнула у него мысль.
   Проглотив в горле невесть откуда взявшийся соленый комок, он отодвинул собачку огромного старомодного дверного замка. Старик как мешок ввалился в коридор, причем, о Боже, он был не один. Все трое этих убийц, Альберт, Ник и Мак, быстро вбежали в квартиру следом за стариком. Он понял, что это конец и приготовился к самому худшему. Боже, сделай так, что бы его убили бы быстро и не пытали, ни мучали...
   Очень странно, но никто из вошедших не обратил на него абсолютно никакого внимания. Они быстро рассыпались по комнатам, и принялись деловито и спешно собирать какие бумаги, книги, вещи и разнообразные предметы в чемоданы и узлы, будто грабители в чужой квартире. Отдельно, и с особой тщательностью, упаковали и вынесли бутыли с проклятой ярко-желтой жидкостью.
  -- Александра, быстро собирайся, - процедил сквозь редкие зубы старик, торопливо сгребая со стола кучу всякого невероятного барахла в древний потертый портфель из вылинявшей коричневой кожи, - через пять минут, нет, прямо сейчас, мы должны отправиться в путь.
   Собралась эта четверка действительно на удивление быстро. Он еще не успел отойти от пережитого страха после их неожиданного вторжения, как уже сидел в большой черной машине, зажатый с обоих боков толстым хмурым Ником и тощим Маком, выглядевшим тоже довольно озадачено, а седовласый Альберт гнал автомобиль по темным улицам с удивительно высокой скоростью. Они выехали за город в полном молчании. Он ничего не спрашивал, и никто ему ничего не объяснял.
   Так прошло не менее часа. Он начал уже снова паниковать, ведь так старик до этого никогда раньше не поступал, до недавнего времени он более-менее старался объяснять ему все действия их странного квартета. И тут старик, казалось, сжалился над ним.
  -- Александра, прошу прошения за наш отъезд, столь неожиданный и поспешный, - старик развернулся к нему на своем переднем сидении, - но дело в том, что наши недруги, и очень, прошу заметить, опасные недруги внезапно обнаружили наше скромное убежище, и теперь все наши жизни под угрозой.
   Старик сделал паузу, и, казалось, всматривался в его лицо своими черными провалами глаз.
  -- Нам грозит опасность, нас могут убить? - только и смог он выдавить из себя.
  -- Не волнуйся, нам удалось скрыться вовремя, - старик заговорил успокаивающим тоном, - они не смогут так быстро узнать, где именно мы находимся. Знаешь, Саша, что бы оторваться от погони окончательно, мы должны будем проехать... ну, как бы через такие, что ли, туннели, их будет пять или шесть, просто, что бы ты знала. И пейзаж может быть за окном разный, но ты не обращай особого внимания, думай, что это просто декорации, ну, как в фильмах, что ты видела по телику. Наша поездка будет не особенно долгой.
  -- Мы едем в другой город? - спросил он из вежливости, что бы поддержать беседу.
  -- Нет, - коротко ответил старик.
   После этого он повернулся на своем сидении вперед, и стал пристально смотреть в боковое окно. И тут он заметил, что на костлявых коленях старика тихонько тлея едва заметным зеленым огоньком, лежит тот самый таинственный зеленый шар, который он уже один раз видел, как только попал в этот мир, и которого потом он никак не мог обнаружить, хотя во время поисков перерыл в жилище старика гору всякого мусора. Неужели старик всегда носил его, такой громоздкий, везде с собой? Но, естественно, он ничего не спросил. Так, в молчании, минуло еще не менее получаса. И вновь тишину нарушил опять сам старик.
  -- Приготовься, - сказал он негромко, повернувшись к Альберту, - это будет прямо сейчас.
   Автомобиль въехал в темный туннель, почему-то совсем не освещенный фонарями изнутри, и вдруг его довольно ощутимо тряхнуло. От неожиданности он потерял равновесие и навалился на сидящего рядом толстого Ника, ударив его локтем по колену.
  -- Девушка, держите себя в руках, - Ник поморщился, потирая ушибленное колено и помог ему снова занять свое место.
  -- Простите, я не хотел... не хотела..., - пролепетал он.
  -- Да бывает, чего уж там, - сказал почему-то совсем не Ник, а тощий Мак. Туннель довольно быстро закончился, а он с удивлением увидел, что за окном автомобиля уже сереет утро. Неужели они ехали всю ночь? А ему казалось, что прошло всего часа полтора...
   Местность за окном была совсем незнакомая. Шоссе прорезало какие-то бесконечные поля, заросшие темно-сиреневой травой. Что это, за такая трава то? Сажают ли ее специально, или она растет, так, сама собой? Но не успел он толком рассмотреть эти поля, как опять они нырнули в туннель. На этот раз он был освещен каким-то странным синеватым светом, причем невероятно, но этот свет исходил от его стен.
   И снова автомобиль сильно качнуло. Но он уже был готов к этому, и удержался в своем сидении, не упав. Новый мир за окном был еще более удивительный и необычный. Жаркая пустыня, ярко-рыжий песок, солнце уже стояло почему-то в зените, поливая песчаную почву нестерпимым жаром. В машине сразу тоже стало жарко. За окном пустыня, бескрайняя пустыня, ни одного дерева или строения, ничего, только редкие зеленые и оранжевые кактусы исполинских размеров. Куда здесь-то ехать? Но очередной туннель появился так же из ниоткуда, как и все предыдущие.
   В этот раз его стенки светились мягким желтым светом. Он уже ждал сильного толчка, но машину почти не качнуло, и вскоре мягкий ковер изумрудных трав зашелестел под их колесами. Новый мир был не просто красив и грозен, как предыдущий, он был восхитителен. Два сине-зеленых солнца светили мягко и не ярко. Небо было бирюзовым. Лес по берегам реки состоял из ростков каких-то исполинских бобовых. От спокойной синей реки, текущей рядом с дорогой так и веяло прохладой. Какое-то потешное животное с большими синими глазищами и таким же большим синим носом, высунулось из бобовых зарослей и отправило ярко зеленым языком куда-то себе под нос охапку пупырчатой синей травы.
   Но и этот удивительный мир проскользнул за окнами достаточно быстро. Очередной туннель, на этот раз с ядовито-зелеными стенами. Машину в нем сейчас не качнуло вообще. Но это было то единственное хорошее, чем этот мир мог бы встретить путешественников. Огонь, огонь везде и огонь повсюду... Кругом, куда только можно было кинуть взгляд из-за тонированного окна лимузина, сплошной пожар. Горели дома маленького города, его улицы, сараи и строения, мечущийся скот превращался в яркие факелы, а неподвижные тела людей, лежащих вповалку на улицах, горели так жарко, словно были политы каким-то горючим материалом. Небо над городком было затянуто клубами серо-коричневой сажи. Пепельно-коричневая мгла полностью поглотила солнце, и казалось, что уже наступила ночь. Непрерывные раскаты грома больно били по ушам, заглушая все прочие звуки. И вдруг с высоты пепельного неба на землю хлынули потоки жидкого огня, и земля, в свою очередь, начала вспучиваться и взрываться в небо невесть откуда появляющимися огненными фонтанами. Машину кидало и швыряло немилосердно. Бутыли в их багаже отчетливо звенели, натыкаясь на прочие вещи.
   - Держи, держи руль... - старик, обращаясь к Альберту, был напряжен, как натянутая струна.
   Но то ли им сопутствовала нереальная удача, то ли Альберт был таким супер-водителем, но они смогли прошмыгнуть между огненных фонтанов прямо во внезапно возникший впереди туннель, освещенный красноватым светом, и тут машину снова довольно сильно тряхнуло.
   Следующий мир состоял, казалось, из сплошной и безмолвной белой ледяной пустыни. После грохота и громыхания мира предыдущего, ему показалось, что он просто потерял слух, таким тихим был этот замерзший мир. Машина быстро скользила по обледеневшему насту, поднимая клубы снежной пыли. Никого и ничего, кроме льда и снега, отражающих яркое злое солнце, больно режущие глаза даже за тонировкой автомобильных стекол.
   Но вот и очередной туннель. Кремово-кофейный цвет стен, автомобиль только чуть повело. Очередной мир за туннелем тоже завораживал. Темно-синее, с искоркой, небо, казалось, в нем играла тысяча растворенных маленьких солнц, мягкая желтая дорога, причудливые деревья рядом с ней, синие, зеленые, желтые, красные, оранжевые, они колыхались на легком ветерке. Впрочем, листвы на них почему-то не было, а их ветки были как-то странно удлинены и пушисты на кончиках. Вот мелькнула в ветвях стайка разноцветных маленьких птиц. Птички исчезли в ветвях и вот снова появилась. Яркие такие птицы, синие, фиолетовые, алые, серебристые, оранжевые, желтые... только где их крылья? Одни только хвосты... Боже, это не птицы. Это же рыбы!
   Автомобиль непостижимым образом ехал по дну моря! Впрочем, он не успел по-настоящему испугаться, что они все сейчас просто утонут, как машина въехала в очередной туннель с темными стенами, подсвеченными изнутри редкими единичными молочно-белыми светильниками.
   Новый мир за окнами машины напоминал огромную заброшенную стройку или брошенный на произвол судьбы и разграбленный мародерами завод. Унылые облезшие корпуса либо бледно-зеленого, либо серого цвета, ржавые кучи искореженного металла, потерявшего всякую форму, какие-то исполинские конструкции из бетона, тоже уже частично разрушенные, горы битого щебня... Унылую картину этого места дополнял мелкий серый осенний дождик, размазывающий грязь по окружающим развалинам. Альберт остановил черный автомобиль, погасил фары и выключил двигатель. "Да, в унылое место же нас занесло", - подумал он.
   - Все, господа и коллеги, прибыли, давайте, выгружайтесь, - голос старика был напротив, бодр и радостен. - Нас тут ждет хлебосольный хозяин этого прекрасного мира, и сейчас он нам покажет, где в этом чудном месте можно разместиться с комфортом, - старик почему-то был весел, и не обращал внимания на моросящий дождь.
   Вдруг он, абсолютно неожиданно для всех, свернул пальцы правой руки каким-то невероятным способом и залихватски пронзительно свистнул в кулак. Недоуменный Альберт выглянул из-за широкой крышки капота, которую уже успел открыть, а Ник с Маком даже перестали перетягивать вещи из просторного багажника в соседний распахнутый настежь ангар.
   - Приветствую тебя, мой шумный друг, - неожиданно раздался чей-то хриплый недовольный голос, - что же ты, только появился и уже шумишь? Я и так уже шел к тебе, как-то догадался, кто прибыл.
   Голос принадлежал толстяку в ярко красном халате, ярко красных сапогах, с ярко красной бородой и такой же ярко красной шевелюрой, который только что вышел к ним из-за ближайшего бетонного короба.
   - А я просто хотел приблизить момент нашей встречи с Вами, о господин, - ответил старик с неожиданной почтительностью, - вот, друзья, - обратился он ко всем ним, - представляю вам всем хозяина и повелителя здешнего мира и нашего хорошего друга, господина Красного Маграгорна. Прошу проявить свое почтение и уважение к господину, за то, что он позволил нам остановиться в его гостеприимных владениях.
   И старик наклонил свой белый череп в учтивом поклоне.
   - Ладно, колдун, хватит этих церемоний, - Красный Маграгорн кисло улыбнулся своими блестящими, будто бы ярко напомаженными, губами, - я так понял, что эти дурни из высшего совета не очень то повелись на ваше шоу с нападением на мир их чертового судьи с последующим его устранением? Или я не прав? Иначе, чем объяснить твое такое раннее появление у меня дома, раньше, по крайней мере, на стандартную неделю, нами столько раз заранее обговоренного срока?
   - Ты как всегда прав, господин мой, - старик развел руками, - враги оказались проворнее, но и мы были начеку!
   - Ладно, пойдем в помещение, а то совсем с вами вымокну под этим проклятым дождем, - красный толстяк провел волосатой рукой по своей мокрой бороде, - я, честно сказать, уже думал, что ты прибыл вчера. Я почувствовал вчера вечером колебания пространства, думал, это ваша компания. Но нет, какая-то гадость проникла вчера в мой мир и неизвестно куда делась. Ну, ничего, закончим с делом, я уж ее найду. Главное, что я принял твой сигнал, когда все сущее изменилось, я зафиксировал его и спрятал совсем недалеко во времени. И теперь мы можем раскрыть Щель, и попытаться, наконец, покончить с этими узурпаторами. Хотя, как я и говорил, сейчас Щель только приоткроет свои тайны, а через неделю мы могли бы открыть ее почти полностью. Ну что же, нет времени, так нет.
   Проговорив эти непонятные слова, он досадливо тряхнул своей взлохмаченной, и уже совсем мокрой от дождя огненной гривой.
   - Ты как этот скарб вообще собираешься тащить? Людей-то у тебя немного, а это твоя повозка дальше не проедет, там дороги уже нет никакой совсем. Да и у меня с транспортом беда. Мой старый бедный корабль совсем развалился, думал его починить, ну куда тут уже..., - он неопределенно махнул рукой на мокрые бетонные развалины, - одним словом, остался пока я без транспорта. А, это в нашей ситуации, как сам понимаешь, последнее дело.
  -- Сочувствую тебе из-за вчерашнего досадного происшествия, мой друг. И мне очень жаль, что твой быстроходный корабль сейчас не в строю. Но у меня есть средство передвижения. И еще раз хочу извиниться за раннее вторжение. А за груз не волнуйся, я обо всем позаботился.
   Старик быстрым движением развязал один из тюков черной материи, который Ник с Маком выгрузили из машины, и, взяв оттуда горсть каких-то семян, просто дунул на них и бросил их на землю.
   И тут произошло чудо. Земля вспучилась, будто бы из нее искали выход неведомые бойкие родники, и буквально в течении десятка секунд прямо из грязной почвы начали расти какие-то бурые побеги. Они росли все быстрее и быстрее, становясь все больше с каждой секундой, и вот уже всем стало ясно, что это совсем не растения. Так или иначе, но через пять минут перед изумленными зрителями стояли во весь рост четыре человеческие фигуры, каких то пузатых, слегка неуклюжих увальней, с ярко-синими патлами на головах и такого же синего цвета бородами на полных лицах. Все четверо были одеты в комбинезоны и куртки болотного цвета, а так же рыбацкие сапоги с высокими голенищами. Словом, они как две капли воды напоминали злосчастных Чета и Чака, уничтоженных Эс Торой в далеком мире Весов Справедливости, где совсем недавно погиб судья Торн.
   Пока все окружающие стояли в легком оцепенении от такого невероятного поворота дел, старик бодро отдал выросшим из земли увальням пару команд, и они, быстренько и ловко нагрузив на себя все тюки, узлы и чемоданы, не забыв про ящики с бутылями, уже топтались на месте, всем своим видом выражая желание побыстрее двинуться в путь. Толстяк, которого старик именовал Красным Маграгорном пожал плечами, будто бы видел каждый день, как люди растут из под земли, махнул рукой и пошел вперед, брезгливо обходя особенно глубокие лужи.
   Все пошли следом за ним цепочкой, сначала старик, потом Альберт, потом и все остальные. Нагруженные всевозможным скарбом увальни завершали это шествие. Шли они не очень долго. Дорога была, конечно, отвратительна. Горы битого стекла, кирпича, щебня, бетона с торчащими во все стороны кусками ржавой арматуры, и все это мокрое, грязное, а еще огромные лужи на жалком подобии дороги из раскисшей и липнувшей к подошве глины. Но вот, наконец, они вышли на открытую площадку, залитую новым светлым бетоном, без всяких ям и трещин. Стоящее на площадке жилище красного толстяка было, на удивление, тоже новым, добротным и вполне чистым. Красное полукруглое здание из чистенького и явно нового кирпича. Узенькие окна-бойницы, забранные разноцветным стеклом, массивная дверь открылась беззвучно, как только они подошли.
   - Прошу, - Маграгорн сделал рукой приглашающий жест, - будьте моими гостями.
   Внутри жилище хозяина тоже оказалось просторным, теплым и довольно уютным. Несколько комнат, освещенных расположенными в них каминами и свечами в старинных канделябрах, и центральный зал с большим столом какого-то красного дерева и камином во всю стену. Странные слуги старика аккуратно сложили все вещи на пол одной из комнат, которую им показал красный толстяк, а сами потопали отдыхать в ближайший к дому ангар. Все же остальные прошли в главный зал.
   Ну что же, - Маграгорн потер свои пухлые руки, - до проявления Щели еще целых четыре часа, так что отдыхайте, гости дорогие, а потом мы приступим. Кстати, колдун, я подготовил фургон, как ты и просил. Он не велик, надеюсь, твоя повозка потянет его.
   Он провел по красной поверхности стола своей рукой, и стол внезапно, как в старой сказке про джинов, оказался уставлен тарелками с различными яствами и кубками с напитками.
   - Милости прошу к столу! - он мотнул своей уже начавшей высыхать огненной гривой и сам пододвинулся к столу поближе.
   - Конечно, ты поедешь с удобствами, достойными тебя, но прошу, один момент, о хлебосольный господин! - старик вежливо поклонился, но голос у него был решителен, - ты был, конечно, прав, наш враг оказался очень прозорливым. Но это ему совсем не поможет, уверяю тебя... а сейчас прости, но я должен пригласить к твоему столу всех своих друзей и слуг, чья верность лично мне и чье старание в служении нашему общему делу для меня предмет беспримерной гордости и глубочайшей им признательности. Разрешишь ты мне позвать их, мой друг?
   - О чем ты говоришь, колдун, что за вздор? Какие еще люди? Твои носильщики, что ли? Так им и в ангаре сейчас неплохо, там тоже уже костер горит, и еда и напитки уже тоже там имеются, - красный толстяк глядел на него сердито.
   - Нет, нет, господин Маграрон, что ты, я говорю о своих друзьях, а совсем не о рабах, - старик покачал головой и остановил на красном толстяке немигающий взор своих ужасных глаз.
   - Ладно, делай что хочешь, только много не зови, этих своих приятелей, а то места на всех за столом не хватит, ну а я, я буду есть, - с этими словами Маграгорн одной рукой взял кусок печеного мяса, а другой потянул к своему блестящему рту кубок с темной жидкостью.
   - Слушаюсь, мой господин, - сказал старик почтительно, - я обещаю, что будут у стола только самые мои близкие.
   Старик повернулся к своим спутникам, греющимся за его спиной у огромного камина. Молчаливый, как будто высеченный из черного камня Альберт, рыхлый Ник, в своей потертой куртке и засаленном свитере, худосочный Мак, кривящий свой рот в вечной глумливой усмешке, девица с измученным лицом, в нелепой мужской одежде, тщетно пытающаяся хоть как-нибудь пригладить свои мокрые и торчащие колом волосы...
   - Ну, приступим, - едва слышно проговорил старик и вдруг, резким движение развел в стороны обе свои костистые руки, и начал бормотать какую-то абсолютно неразборчивую абракадабру, сначала тихо, а потом все громче и громче, а в конце он вовсе сорвался на крик, от которого зазвенела посуда на столе.
   Потом он усилием оттолкнул от себя что-то невидимое, какую-то тяжелую, но абсолютно прозрачную стену, и вдруг, когда эта невидимая стена достигла его неподвижных спутников, произошло нечто непостижимое. Девица, испустив истошный крик, ничком упала на пол. Старик тут же заботливо укрыл ее неподвижное тело невесть откуда взявшейся почти белой простыней. Тощий Мак застыл, как будто превратился в восковую фигуру из анатомического музея, и, казалось стал еще выше, тощая его фигура, однако, была в превосходно сшитом, хотя и несколько подержанном костюме темно-зеленого бархата, расшитого золотыми узорами, с золотыми же погонами на плечах. Застывший в нелепой позе Ник моментально обзавелся точно таким же бархатным костюмом, разве что чуть более засаленном на его объемистом брюхе. Даже его клочковатая, всегда неопрятная борода приобрела ярко выраженный черный оттенок, и перестала смотреть куда-то в бок. И еще у обоих невесть откуда появилось на поясе оружие - пара тяжелых, расширенных к концу кривых сабель и блестящих серебром ножнах. Только молчаливый Альберт абсолютно не изменился. Все тот же орлиный профиль, те же громадные черные очки, то же серебро волос, туго завязанных на затылке в косичку. Все это чудесное превращение было таким стремительным, что не заняло и двадцати секунд. Старик снял цилиндр с головы, утер выступившую испарину допотопным черным платком, и, обращаясь к оцепеневшему Маграгорну, устало произнес:
   - Господин, это и есть мои друзья, о которых я тебе говорил. Пребывая со мной в том мире, откуда нам пришлось спешно бежать, они служили мне верой и правдой, хотя и в несколько другом обличии, которое я им дал по целому ряду причин, перечислением которых я даже не хочу тебя утомлять. Это проверенные люди, прирожденные авантюристы, и, клянусь Космосом, настоящие храбрецы, способные на поступок... они, не задумываясь, единственные из всего отряда исполнили клятву Стражей Планеты Утренней Росы, хотя, это и привело к разрушению и их мира, и еще нескольких миров... но парни знают свое дело. Слово "долг" для них не пустой звук. Их зовут... впрочем, их настоящие имена давно никто не произносил, они теперь Ник и Мак, и я уверен, совсем не против, что бы их так называли. Моего друга Альберта ты уже знаешь. А сейчас, будь так добр, открой дверь своего жилища и пусти еще одного моего товарища, бедного путника и скитальца.
   Красный толстяк уже оправился от шока, и решил, видимо для порядка, рассердиться.
   - Ты что устроил в моем доме, безумный колдун? - сверкнул он огненными очами, - ты что, вообще не знаешь, как должны вести себя мои гости? Ты думаешь, я жажду балаганных развлечений? Что это за бродячий цирк?
   - Прости господин, прости во имя великого Космоса, просто у меня нет времени на подготовку, - старик устало махнул рукой, видимо, предыдущее действо его изрядно утомило, - прошу тебя, дай моему слуге войти и обогреться. Это он вчера проник в твой мир, и посмел побеспокоить тебя. Но, клянусь тебе, этому есть веская причина. Я очень прошу тебя помочь мне в размещении моих друзей и слуг.
   Превратили мой дом в чертов балаган, - Маграрон все ворчал, но уже не так сердито, - ну да ладно, входи, кто там еще есть, только больше без всяких дешевых фокусов.
   Дверь распахнулась сама собой, и неведомый гость вошел в залу.
   - Приветствую Вас, хозяин этого мира и Вас, мой господин, - сказал он, почтительно поклонившись.
   Крепкая фигура, коротко подстриженные седые волосы. Одежда в бело-зелено-черных пятнах, и штаны, и длинная майка, и куртка, на ногах - крепкие ботинки. Эс Тора, если бы увидела его вдруг, была бы очень удивлена.
   - Это капитан, мой самый верный слуга. Я вытащил его из самого Ада, а потом еще раз успел вырвать в последний момент из когтей самих Стражей, - в голосе старика сквозила гордость и торжество, - знай также, мой господин, что только благодаря моему верному слуге, да, да, именно только ему, мы сейчас имеем возможность делать наше великое дело. Он выпустил луч надежды, открыв механизм в одном далеком месте, и теперь мы можем подойти к Щели и даже задержать ее движение, чтобы исполнить нашу великую миссию.
   Старик повернулся к вошедшему и спросил:
   - О, мой слуга, тебе удалось поймать то, что жило в теле злосчастной Сашки?
   - Конечно, мой повелитель, - капитан встал на одно колено и, приклонив голову, передал старику большого, подслеповато моргающего на огонь очага, филина.
   - А что это за птица еще? - Маграгорн окончательно взял себя в руки и снова приступил к своей прерванной было трапезе.
   - О, мой господин, это очень удивительная птица, и я тоже избавил ее от заточения в одном ужасном мире полного забвения, - старик аккуратно посадил птицу на спинку свободного кресла, - и поверь, она тоже для нас очень важна. Просто сейчас еще не настало ее время. У меня есть еще один мой друг, только он сейчас не с нами, он пока далеко от этих мест, я тебе представлю его обязательно, но позже.
   - Да ты прямо таки спасатель заблудших душ какой-то. Скоро надо тебе свой орден основывать, прямо так, как по написанному, с учителем и учениками. Все вы, люди, одинаковы! Как, как же вы все предсказуемы! - Маграгорн ухмыльнулся своими кровавыми губами, - ладно, садитесь все садитесь, садитесь есть и пить, все уже остыло, хватить болтать, скоро дело надо будет делать. Давайте, без церемоний, а то потом времени на еду не будет.
   Кресла задвигались, все стали подсаживаться к столу, звеня посудой и негромко переговариваясь.
   - Хороши рыцари, нечего сказать, - вдруг раздался низкий женский голос из того угла, где неподвижно лежало накрытое простыней тело "злосчастной Сашки", совсем позабытое всеми в этой суете, - прежде чем набивать желудки, может, кто поможет даме встать, и покажет, где в этой харчевне есть нормальная ванна?

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"