Небов Константин: другие произведения.

Потерянный ключ от забытой двери. Глава 13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они, вероломно прикрываясь красивыми и разумными лозунгами о всеобщем счастье и порядке, нагло узурпировали не просто власть в каком-то отдельном секторе обитаемых миров, о нет! Они пошли куда дальше и действовали куда подлее. Они подчинили сам порядок мироздания, само течение и развитие великого Космоса под свои мелкие и корыстные интересы. Они объявили свой преступный диктат чуть ли не творением Единого Космоса, и придуманные ими порядки - священными Космическими законами самого мироздания.


Глава 13

   Невероятно, но вместо худощавой, встрепанной и довольно мрачной девицы, с измученным лицом и испуганным взглядом, в которую он постепенно превратился в процессе общения со своим страшным хозяином, сейчас в дверном проеме ванной комнаты стоял уже совсем другой человек. Как это могло произойти? Как два, столь непохожих друг на друга существа, могли спокойно жить и мирно сосуществовать в одном теле? И он, бессловесный и бессмысленный филин, и эта, очень привлекательная молодая женщина, с таким уверенным в своей силе взглядом. Невысокая, но ладная фигурка, синяя туника соблазнительно обтягивает тугую грудь и упругие бедра, практически не закрывая стройные ноги. Черные, шелковистые волосы, белозубая улыбка, продолговатые глаза цвета крепкого чая, в них не было ни тени страха или смущения. Она так же отличалась от той женщины, которой он был до этого, как отличается настоящая ухоженная женщина от побитого манекена в сельской лавке. А что, что же он?
   Он теперь стал простым филином, бессмысленным, бессловесным филином, только и умеющим есть мышей, глупо ухать, хлопать глазами на дневной свет и спать. После человеческого тела, неважно уже, женского или мужского, это была просто катастрофа. Он просто онемел от отчаяния, бездумно вцепившись лапами в спинку кресла, куда его посадил слуга старика по имени "капитан". Он был бы благодарен, если его бы просто убили, или если бы он просто стал обычной птицей, с ее птичьим разумом, с ее мелкими печалями и радостями, но слышать и понимать все происходящее, подобно человеку, и при этом еще никак не выражать свои мысли, чувства, желания, просто говоря, стать заживо замурованном в этом проклятом, убогом, покрытом глупыми перьями теле? (но а рыцарь, рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах!)
   Он, казалось, впал в какой-то ступор от охватившего его отчаяния, и просто сидел, вцепившись лапами в кресло и бессмысленно глядя в одну точку, иногда глупо хлопая своими выпученными глазами.
   - Добро пожаловать, моя дорогая, я очень ждал нашей встречи, но никак не ожидал, что ты так скоро появишься! - старик там временем проворно вскочил и отодвинул ближайшее кресло, предложив незнакомке присесть.
   - Настоятельно рекомендую, моя старая знакомая, и мой большой друг, прошу любить и жаловать! А представится она сама, так она всегда делает, насколько я ее помню, - старик заговорщицки подмигнул сидящим у стола и бесшумно опустился на свое место.
   - Меня зовут Алекса, - незнакомка обвела собравшихся уверенным, чуть даже насмешливым взором, - смею заверить вас всех, что в задуманном вами предприятии я сыграю не последнюю роль! Можете мне не представляться, господа, я знаю уже и то, как вас всех зовут и то, кто вы, слышала все это, когда лежала себе в том уголке, всеми вами забытая.
   Красный Маграгорн скривился, как будто раскусил лимон и уже раскрыл свою блестящую пасть, что бы произнести какую-то колкость, но старик быстро перебил его:
   - Конечно, о, звездная госпожа, мы очень ценим Вас и надеемся на Вашу помощь, которую невозможно оценить словами. Прошу прощения за этот досадный случай, мы просто дали промашку и не оценили Ваши потрясающие способности в полном объеме.
   Но красный толстяк так просто не угомонился. Он задумчиво потыкал кусок мяса в своей тарелке, затем решительным движением бросил двузубую вилку на стол.
   - Знаешь, колдун, - в его голосе звучал сарказм, - может ты и не знал, но я не беру на дело существ, которые вообще не понимают, что происходит! Прости, человек, но это мой принцип, и я от него отступаться не намерен, - и Маграгорн откинулся на спинку своего кресла, явно довольный произнесенной речью.
   - О, мой господин, - речь старика была учтива но в ней слышалась тщательно скрываемая усмешка, - я, смиренный твой слуга, думал наивно, что ты, о великий, объяснишь все моему несведущему другу, и только поэтому молчал.
   Старик низко поклонился, едва не коснувшись цилиндром пола.
   - Или ты предпочтешь, что бы я сам все объяснил своему другу?
   - Своему другу! - красный толстяк презрительно фыркнул, - уж будь любезен, сделай одолжение, введи в курс дела своих друзей и слуг сам!
   Старик повернулся к креслу, где сидел капитан, и он тотчас же освободил его, тихо и безмолвно, словно дух. Старик присел на ручку этого кресла и вдруг поклонился сидящему на спинке безмолвному филину с необычайной почтительностью.
  -- Мой прекрасный друг, мой верный друг, как я понимаю твои страдания, когда ты вынужден так кочевать из одного тела в другое! Но поверь мне, мой дорогой, это все делается не просто так. Это делается только для твоего блага! Только для того чтобы подлые враги не смогли напасть на твой след. Видишь ли, мой прекрасный друг, ты так преданно и верно служил мне, но никогда ни о чем у меня не спрашивал. Это так несправедливо по отношению к тебе, и хотел бы тебя уверить, что давно бы тебе все рассказал, но отсутствие времени, эта проклятая спешка, когда враг ищет тебя днем и ночью, не прекращая поиски ни на секунду, и когда каждая эта секунда у тебя на счету... Ты чувствуешь, ты знаешь, потому что не можешь не чувствовать и не знать, как несправедлив и безжалостен мир окружающий нас... Так слушай меня, мой прекрасный друг, и вы слушайте, мои верные и преданные друзья! Кто-то из вас знает о нашей великой цели, а кто-то еще только хочет узнать все детали нашей великой миссии. Но все вы для меня одинаково ценны и дороги, ибо вы знаете, что страдания, горе и зло не просто поселились в нашем мире, они стали его составными частями. И это произошло не вдруг, зло тысячелетиями и сотнями тысяч лет копило свою адскую силу. Определенные существа, нет, просто выродки этого мира, предавшие его принципы и идеалы, сломали естественное, разумное и справедливое течение космического порядка... Они, вероломно прикрываясь красивыми и разумными лозунгами о всеобщем счастье и порядке, нагло узурпировали не просто власть в каком-то отдельном секторе обитаемых миров, о нет! Они пошли куда дальше и действовали куда подлее. Они подчинили сам порядок мироздания, само течение и развитие великого Космоса под свои мелкие и корыстные интересы. Они объявили свой преступный диктат чуть ли не творением Единого Космоса, и придуманные ими порядки - священными Космическими законами самого мироздания. Они заковали Высший эфир, само течение Великого Космоса в уродливую систему запретов и шаблонов, перекрыли все Высшие потоки Силы, затворив их и превратив в бессильные болота, так называемыми "ключами", которые являются скорее замками и кандалами на теле Великого Космоса. Они заполонили все обитаемые миры своими адскими творениями, своими рабами, жалким подобием людей и прочих живых существ, служащих только им, убивающих несогласных, разрушающих целые миры, где живут, как они считают, неправильные существа, которые просто позволили себе не покоряться их преступной воле. Существами, у которых вместо живой крови в венах течет мерзкая желтая жижа. Существами, только претворяющимися людьми, а в реальности, по своей сути, они есть просто машины, просто рабы, послушные орудия в руках своих хозяев-узурпаторов. И эти негодяи очень мстительны и безумно жестоки. За свое фанатичное упоение властью они готовы заплатить любую цену. Примеры? Ну вот, хотя бы уничтожение 15 миллиардов живых существ в целом ряде обитаемых миров, а так же полное уничтожение Планеты Алых Сияний и Планеты Утренней Росы, и это только то, что произошло относительно недавно. Но есть, есть силы, которые вызвались бросить вызов этой дьявольской, безумной тирании и попытаться освободить Великий Космос от этого исчадья. Это мы, мой друг, вот эта горстка людей, на вид такая жалкая, но уже отнюдь не беззащитная. Мы нашли возможность взломать их, как они думают, неприступную броню, причем их же адскими средствами. Нам удалось установить, что текущая в жилах их дьявольских слуг субстанция при определенном использовании может помочь нам при нашей святой миссии. И мы добыли ее, хвала Космосу! Мы смогли нащупать их слабое место и у нас получилось установить ловушку на этих существ! Они, попавшись на нашу удочку, уже не могли ускользнуть от нас! Наш лиловый пульсирующий магнит лишал их разума и воли! И мы, Хвала Космосу, получили достаточное количество необходимого материала. И поэтому, дорогие друзья, я верю, я знаю, что близок, ох, близок час их расплаты! А сейчас, подкрепляйтесь, мои друзья, скоро ваше умение, ваша сила и ваши уникальные способности понадобится всем нам, чтобы сокрушить это мировое зло.
   Старик вытер салфеткой свой бледный лоб и сел на свое место. Маграгорн тоже больше не пытался ни о чем заговорить, да и вообще больше никто никого особенно ни о чем и не спрашивал, и вскоре этот странный ужин подошел к концу. Красный Маграгорн объявил, что время Щели уже наступает, а идти надо примерно полчаса, и все разом засобирались, взяв по небольшому рюкзаку, и, накинув свою уже просохшую у огня верхнюю одежду, гурьбой вышли на улицу. Он уже думал, что его забудут в этой жарко натопленной комнате, но слуга старика по имени "капитан" бережно посадил его на свою правую руку, заранее обернутую куском ткани, и вышел с ним вслед остальным. Надоедливый дождь, слава Богу, закончился, зато почти совсем стемнело, и если бы красный толстяк не вынес бы всем фонари, горящие ярким красным светом, далеко бы они по этой изрытой ухабами местности не ушли.
   Тем временем, дорога становилась все хуже и хуже, складывалось такой ощущение, что ее специально бомбили или взрывали взрывчаткой. Капитан едва не упал в грязь, когда его нога попала в очередную трещину, и он чуть было не соскользнул прямо в лужу с его руки, с трудом на ней удержавшись. И вдруг изуродованная почва под их ногами наконец-то закончилась, и вот вся компания уже топталась на краю какой-то матовой, отливающей свинцом, поверхности, не решаясь ступить дальше. Красный Маграгорн, до этого слегка отставший от всех, вышел вперед поднял над головой фонарь и решительно зашагал по этому странному покрытию. Все гурьбой последовали за ним.
   - Говорю всем вам, будьте осторожны, дорога местами очень...
   Он не договорил, потому что вдруг раздался шум и треск, и тощий Мак, не удержавшись на ногах, неожиданно грузно рухнул на землю.
   - Я хотел сказать, что дорога очень скользкая, поэтому, люди и... в общем, все прочие другие создания, будьте осторожнее, - в голосе красного толстяка сквозила скрытая усмешка.
   Мак быстро поднялся, и вся процессия растянулась цепочкой, осторожно перебирая ногами, по этому искусственному, серому льду. Все четыре сине-зеленых увальня шли последними, осторожно неся в руках ящики с желтыми бутылками. Пока они так шли, темное, как смоль небо, начало светлеть, как будто перед рассветом. Скоро стало так светло, что фонари уже были не нужны, и они погасли в их руках сами собой, как будто кто-то невидимый разом задул в них огонь.
   - Поторопитесь, поторопитесь, друзья-приятели, - Красный Маграгорн ускорил шаг, - щель начинает проявляться, а мы еще не на месте!
   И тут он увидел, что именно разогнало мрак безлунной ночи. На черном небе, почти деля его на две огромные половины, показалась синяя полоса, не яркая, но вполне заметная на черном ночном небе.
   Они ускорили шаг, но синяя полоска вдруг преобразилась и стала яркой настолько, что на нее было просто невозможно смотреть. Она пульсировала и, казалось, расширялась каждую секунду. Вот синий яростный свет прогнал остатки ночи, и залил всю местность своими безжалостными лучами. И в этот же момент, свинцовое покрытие вспыхнуло ртутью, где-то впереди, недалеко от них, не больше, чем в ста метрах, начала вспучиваться и расти к этим синим небесам довольно большая площадка, сделанная, как будто из толстенных, горевших металлическим огнем, прутьев.
   Он почти ослеп, эти его несчастные глаза, глаза большой ночной птицы были явно не приспособлены к какому яркому свету, но, тем не менее, он увидел, что на решётке, в ее сияющих стальных ячейках, лежат какие-то исполинские предметы круглой формы.
   - Быстрее, быстрее, бегом!!! - красный толстяк хриплым басом орал уже в полный голос, он его былого сарказма не осталось и следа, но все уже и так бежали, поскальзываясь, и тоже что-то кричали. Издаваемые ими всеми вопли и крики глохли в нарастающем шуме и свисте, который издавало то, к чему они так стремились.
   Они подбежали к самой площадке, которая за то время, что они к ней мчались, остановилась в своем движении к небу, и зависла где то всего в метрах десяти над сверкающей поверхностью, а потом мягко опустилось на нее. Свечение стало как будто бы слабее, шум и свист уже тоже не бил так сильно по ушам, а круглые предметы на своем железном ложе стали видны гораздо четче.
   Все члены этой разношерстной компании, добежав до края площадки, замерли, глядя на них во все глаза. Да и было на что посмотреть. Свечение исходило от этих удивительных предметов, лежавших на площадке и образующих форму большого круга. Это были небольшие, размером с баскетбольный мяч, шары разнообразных оттенков, но каких именно, рассмотреть было совершенно невозможно, так бешено они вращались в своих ложах. Сине-зеленые увальни вмиг распаковали принесенные ими ящики и в руках старика, Ника, Мака и Альберта оказались уже знакомые бутылки с жуткой желтой жидкостью, которую все четверо быстро, зажав в каждой руке по бутылке, выливали прямо на вращающиеся шары. И вот вращение шаров замедлилось, а затем практически совсем остановилось.
   Теперь можно было рассмотреть их. Шары горели мягким, пульсирующим огнем, который разгорался, казалось, откуда то изнутри, из глубины, из самого их сердца. Один черный, с морозными искрами, другой ярко-синий, третий солнечно желтый, четвертый темно-красный, пятый молочно-белый, шестой кристально-прозрачный, седьмой густо лиловый, восьмой ярко-оранжевый, девятый ослепительно золотой, десятый сияющий серебряный и последний, темный, горящий изнутри красными искрами. Два ложа на этой исполинской решетке были свободны, одно между синим и темно-красным шарами, другое - чуть в стороне от остальных, отдельно, за пределами общего круга. (Но ведь это же не все ключи! Конечно не все! Там был еще один, да, да, еще один, и еще там был и рыцарь, рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах!)
   Все, застыв как во сне, смотрели на это сказочное зрелище. Так прошло добрых минуты три. Красный толстяк первым стряхнул с себя охватившее всех оцепенение.
   - Ну что, други мои любезные, - его голос звучал торжественно и бесшабашно одновременно, - свершилось, клянусь огнем! Вот и оно, сокровище всех миров, самое сокровенное и ценное во всем Великом Космосе! И, я клянусь всеми демонами всех адских кругов, оно наше! Так возьмем же его! Да свершиться же великая справедливость! Вперед, вперед, смелее, чего же вы все застыли!
   Полы его халата, борода и красные, спутанные космы развивались в порывах внезапно налетевшего откуда-то ветра. Словно повинуясь его крику, Ник и Мак одновременно вынули свои огромные мечи из ножен, и чрезвычайно ловко принялись вращать ими со свистом над головой, будто бы отгоняли огромный рой невидимых пчел. И вот, казалось, застыло само время. Свечение неба стало однообразным, как лампа дневного света, стих ветер, а сияющие шары окончательно замерли в своих ложах, только жидкое пламя в них не переставало мягко пульсировать.
   - Хватайте же их! - и Маграгорн выставил вперед свою пухлую руку, указывая на площадку с чудными шарами, подобно тому, как вождь древнего воинственного кочевого племени указывал бы своим соплеменникам на смысл и цель их похода - атаки на мирный, но сказочно богатый город, - Хватайте их! Возьмите их все! Все, до единого!
   Его призыв был необыкновенно задорен, искренен и горяч. Но, удивительное дело, ни старик, щерящий свой тонкий, бледный рот в кривой саркастической ухмылке, ни Ник с Маком, продолжающие вертеть над головой мечами с прежней сосредоточенностью, ни седовласый капитан, ни толпящиеся в стороне сине-зеленые увальни, ни, как это не удивительно, сам Красный Маграгорн, только что произнесший перед всей честной компанией такую зажигательную речь, не сдвинулись с места.
   Лишь только та, которая назвала себя Алексой, не торопясь, но все же одна подошла вплотную к сияющей решетке. Она осторожно коснулась ее рукой, с гримасой боли внезапно отдернула ее, но затем, решительно тряхнув головой, снова схватилась за решетку уже обеими руками. И тут она начала очень быстро меняться. Вдруг симпатичная девушка, которой она раньше была, исчезла практически моментально. Вместо нее появилось нечто тощее, зловещее, замотанное в белый саван. И это существо принялось весьма бесцеремонно хватать пульсирующие внутренним огнем шары своими тощими когтистыми лапами и довольно небрежно кидать их в невесть откуда появившийся у нее крепкий мешок.
   - Ну, что стоим? Чего ждем? Я что, одна должна за всех работать? А ну пошевеливайтесь! Быстро! Сами знаете, у нас очень мало времени! - злобно прошипела она, сверкнув на стоящих у решетки огромным, красными как само пламя, глазами.
   И тут все зашевелились, толкая друг друга, стали наперебой подавать ей принесенные ими мешки. Алекса (или скорее то, что уже появилось вместо нее) довольно быстро собрала почти все шары из их ложа.
   - Так, вроде бы Единый Ключ Движения, он же ЛаарсОнх Та, уже у вас, господа, - сказала Алекса уже своим обычным голосом. Отпустив сияющие решетку она, мало по малу, приняла свой прежний девичий облик, - ну, а Единый Ключ потерянный Высший, он же Лих-онга-тян, на то и называется потерянным, чтобы его здесь не было. (Ха, глупая, бессмысленная ложь! Там был, был великий ключ! Он там был всегда, недалекие вы создания! Он там был, был, как и рыцарь, рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах!)
   Ее голос почему-то ослаб и последние слова она произнесла совсем невнятно. Затем Алекса медленно отошла от решетки, качаясь из стороны в сторону, будто была сильно пьяна. Она почти швырнула мешки в руки быстро подскочившим к ней старику и красному толстяку, а сама без сил как мешок рухнула на странную матовую скользкую землю. Старик молча сунул свой мешок красному толстяку, а сам бережно накрыл Алексу одним из принесенных покрывал и начал делать своими бледными, как мел руками какие-то странные пассы над ее макушкой. Все, забыв о сияющей за их спинами небесной решетке, столпились вокруг старика, окружив его и безжизненно лежащее на земле тело. Седовласый Альберт, приподняв голову Алексы, пытался влить в ее плотно сжатый рот какую-то дурно пахнущую зеленоватую жидкость из заляпанной фляги, которую он достал у себя из-за пояса. Только Ник и Мак продолжали так же мерно и монотонно рассекать воздух на головой своими мечами, никак не реагируя на происходящее. Красный Маграгорн первым нарушил молчание:
   - Ладно, большое ей спасибо, она у тебя Супервумен, крутой воин, молодец, что там еще говорится в таких случаях... Забрала для нас ключи, это очень кстати... Но мы так и будем тут стоять, у этой чертовой решетки? Между прочим, скоро эти ребята очухаются, поймут же что к чему и поспешат сюда, это как пить дать! Я думаю, пока у нас есть это, - и он встряхнул обоими мешками, - мы должны быстренько уносить от сюда ноги! И не только от Щели, а вообще из этого мира! И чем быстрее и дальше, тем лучше для нас всех!
   - Да, да, ты прав, мой друг и господин, ты, как всегда, полностью прав, - старик поднялся с колен, и негромко, но быстро начал давать распоряжения своим спутникам. Через пять минут они уже шли обратно по этой странной свинцовой земле. Ненужные теперь бутыли и часть оказавшихся лишними вещей они просто бросили на свинцовую землю. Красный толстяк и старик несли мешки с ключами, капитан нес филина, Ник и Мак перестали вертеть своими мечами, и как только они их убрали в ножны, призрачная, горящая ртутью решетка исчезла, будто растворилась в воздухе. Они, тяжело дыша и с трудом переставляя ноги, брели следом за капитаном, видимо, эти упражнения с мечами тоже отняли у них немало сил. Следом топали сине-зеленые толстяки, бережно неся на брезенте палатки безжизненную Алексу, седовласый Альберт замыкал это молчаливое шествие. Они не заметили, когда потухла на небосклоне синяя полоса, но когда они, наконец, вступили на обычную, грязную и неровную, но уже не свинцовую почву, серое дождливое утро уже встречало их с распростертыми объятиями. Шли они не больше чем полчаса. Сборы их так же были очень непродолжительны.
   Не прошло и двадцати минут, как большой черный автомобиль с прицепленным к нему аккуратным алого цвета фургончиком, о котором говорил красный толстяк, отправился от ворот жилища Красного Маграгорна по направлению к серым корпусам заброшенного завода и очень скоро покинул этот мир. Когда его большие колеса разбрызгивали грязь на окраинах заброшенных заводских корпусов за секунды перед самым прыжком в иные миры, Эс Тора, Ян и Элль, подгоняемые лиловым браслетом Высших, ворвались в этот мир вечного дождя, тяжело рухнув на матовое свинцовое покрытие, в десяти метрах от того места, где еще чуть больше часа назад ревела, свистела и бешено вращалась решетка с Великими Ключами, Основами Мироздания. Они опоздали совсем на немного, совсем на чуть-чуть. Но они опоздали. Теперь Эс Торе только и оставалось, что мысленно дополнить слова Хранителя Ану: Великие Ключи были похищены неизвестными преступниками по неизвестным мотивам неизвестным способом для неизвестных целей, и эти преступники скрылись в неизвестном направлении.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"