Небов Константин: другие произведения.

Потерянный ключ от забытой двери. Глава 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ФИНАЛ


Глава 15

   Он знал, что их убежище не может скрывать всех очень долго. Это был странный и какой-то печально-торжественный мир, мир, в котором властвовала вечная осень, мир, полный желтых, красный и оранжевых красок, желтый лес, красные и оранжевые кусты, лимонного цвета трава и небо, тоже затянутое золотистой осенней дымкой. Вечная осень, начало великого угасания природы, такого неизбежного, величественного и торжественно-печального. Ему казалось это символичным, ведь весь миропорядок Великого Космоса будет очень скоро кардинально изменен, и изменен именно им. Но зачем он делает это? Для чего он хочет разрушить то, что поддерживает все существующее, пусть в несправедливом, но определенном и таком стабильном порядке? Он и сам не знал этого. Его проклятье и его величайшая удача слились в единое, переплелись между собой миллионами цепких, стальных канатов и корней много-много лет назад.
   Даже он не мог уже вспомнить, когда все это началось, когда его проклятие и его талант одновременно заявили о себе в этом мире. Все было очень просто и чрезвычайно сложно одновременно. Он был бессмертен, он просто не мог, не умел, у него просто не выходило умереть. Нет, физически он умирал, как и все люди, чаще всего - от старости, иногда от насильственных действий других людей, преступников или героев, он умирал от болезней (хотя, став искусным магом, единственным в некотором роде, от болезней он умирал все реже и реже). Пару десятков раз он тонул, пару десятков раз он насмерть замерзал, много раз сгорал на пожарах, бывал насмерть раздавлен всевозможным транспортом, срывался с большой высоты, бывал смертельно отравлен ядом, бывал съеден дикими зверями, он тонул в реках, морях и болотах, и довольно часто погибал на очередной войне. Но все это касалось его физической оболочки, а с тем как росло его умение, его тело стало служить ему все дольше и дольше. Все дело было в том, что он никогда не доводил свой дух, свой разум до того момента, когда тело окончательно превратится в холодный бессмысленный и недвижимый труп, и он не мог забыть то, что происходило с ним в его долгих, бесконечных жизнях, начиная с той, самой его первой жизни, когда вместо вонючих, бешеных колымаг, по дорогам ездили элегантные экипажи, газовые фонари не слепили глаза, а театр был лучшим развлечением в выходной день.
   Скользя по жизни, переходя из тела в тело, он всегда был правдив с родителями своих будущих живых носителей его сущности, или сказать иначе, своих будущих доноров. Он всегда предлагал матерям его носителей помощь, конечно, в меру своих скромных возможностей, но, с течением времени, его возможности стали превышать желания его клиентов в сотни и тысячи раз. Они, эти родители, как правило матери из бедных семей, почти всегда с радостью соглашались на его справедливые условия ("у вас родится мальчик, славный, прекрасный, умный и здоровый ребенок!") и он, когда наступало время уходить из прежнего ослабшего и одряхлевшего носителя, просто переселялся в новое, здоровое и полное жизненной энергии тело, сохраняя все свои знания, умения, и тот бесценный опыт, что он накопил за прошедшие столетия.
   Так он и жил своей полной, настоящей жизнью, а не тем ее огрызком, которым довольствовались миллионы людей в сотнях миров - жизнью, когда ты начал хоть что-то в этой жизни понимать, и чуть соображать, как устроен этот мир, так милости просим! Вот уже и пора помирать!
   И вот однажды, несмотря на всю свою осторожность, он был замечен этими ужасными существами, которые все так прекрасно в этом мире для себя устроили. Они называли себя Верховным Высшим Советом, пантеоном Богов, создателями Великого Космоса и всего сущего. И их главный, странная на вид обезьянка из черного камня, ноготки одной лапки вечно барабанят по любому попавшемуся под ее руку предмету, а вторая лапка, с зажатым в ней и горящим ярко оранжевым пламенем цветком, всегда намертво прижата к груди, и завербовали его служить им. А он легко согласился, думая, что достиг всех возможных основ мироздания.
   Он избранный, и служит Великим Богам! Но что же он делал, будучи молодым? Даже не телом, а разумом? Служил этим Высшим, верой и правдой, не помня себя от осознания собственной важности и величия. Следил, убеждал, спасал, поощрял, карал, награждал и убивал, и все по их приказанию, как верный цепной пес породы немецкая овчарка. И только потом, спустя долгое время, до него дошло, что он, ставший добровольным рабом этих, захвативших все и вся прохиндеев, просто проживает все свои уникальные жизни зря, слепо выполняя навязанную ему чужую и чуждую волю. И он восстал против этого рабства, и, чего греха таить, проиграл, и был жестоко наказан.
   Но ему через некоторое время удалось собрать себя по крупицам, видимо, не столь всесильны и всевидящи были эти боги. И вот он как мифическая птица Феникс буквально воссоздал себя из пепла, собрав себя по кусочкам, по частицам, по пылинкам.
   И еще ему удалось спрятаться, и долгое время не привлекать внимания своих бывших хозяев. Ему удалось восстановить свои знания, и вспомнить всю картину мира, которую он так явственно знал до своего падения (и да, там был и рыцарь, рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах!).
   Ему удалось найти союзников и единомышленников, готовых бороться с его бывшими хозяевами-узурпаторами до самого конца, до их смерти, либо до собственной гибели. Могущественный Джин, существо, стихия которого всепоглощающий и все очищающий вечный и великий огонь, которого в этих мирах знали под именем Красного Маграгорна, стал его первым союзником. Этот красный толстяк даже попытался похитить для их целей Единый Ключ Мироздания (Коланар Пха-Мууклунт), правда, увы, в тот раз все сложилось неудачно.
   Хотя Красный Маграгорн был его ближайшим союзником, многое в нем старику было решительно непонятно. Вот, например, сейчас, ведь каждому ясно, что у них очень много груза, и их самих уже очень много, а этот красный толстяк прицепил к их перегруженной машине свой фургон с настоящей спасательной, ад бы его взял, капсулой! Ну, вот зачем, зачем ему эта чертова капсула? Да еще повелел сине-зеленым слугам, как будто это были уже его слуги, спрятать эту чертову камеру получше, среди опавшей листвы. От кого он там, в лесу собирается спасаться? Не до конца верит, значит, в их победу. Страхуется.
   Старик вздохнул.
   Но у красного толстяка было то же ценное качество, что и у него самого. Он не опускал руки и никогда не сдавался. А старик знал, да, знал, что эти боги уязвимы, и это питало его, как жизнетворный родник.
   Он завладел Единым Ключ Движения (Лаарс Онх Та), а затем нашел еще союзников в этой тяжелой и неравной борьбе с этой шайкой, устроившей форменную диктатуру, прикрываясь священными для каждого живого существа лозунгами и своими лживыми словами. И он достиг успеха! О да, он его достиг. Невероятно, но он сделал это, несмотря на яростное противодействие всесильных, как было всегда и всем заявлено, деспотов.
   Теперь у него были все ключи, все то, что скрепляло несправедливый и уродливый мир его бывших хозяев. И он разрушит его, чего бы ему это не стоило. Горстка узурпаторов больше не будет паразитировать на миллионах жизней остальных людей и других существ, населяющих эти миры. Несправедливые суды, диктат воли так называемых "Высших", ранняя смерть жителей сотен миров и их распад в небытие - всему этому он положит конец. Конечно, его бывшие хозяева - пронырливые ребята, и скоро они обнаружат его, нет, их скромное и последнее убежище. Но нет, им уже не остановить его. В этот раз их власти точно придет конец. Он знал это. Непонятно откуда, но он это знал.
   А пока он смотрел на своих спутников, которые, несмотря на то, что были знакомы один только вечер, действовали слаженно, как команда бойцов, спаянная многими и многими тренировками. В этом он тоже видел добрый знак, ну еще бы, это была самая настоящая команда единомышленников. У них была единая цель, и это цель - раз и навсегда уничтожить несправедливый миропорядок.
   Красный толстяк, он же великий и могучий Джин огня, уже развернул мешки с ключами, и начал укладывать их горкой среди лимонной травы. Седовласый капитан помогал ему в этом непростом занятии, так как шары были довольно тяжелые, имели округлые бока, и упорно не желали складываться в горку, расползаясь по траве, будто живые.
   Филин, которого он нес, просто сел на землю, подслеповато моргая своими огромными глазами. Ник и Мак, положив свои руки на рукоятки мечей, просто наблюдали, пытаясь увидеть заранее, откуда может их атаковать армия врагов, идущих за ними по пятам. Сине-зеленые толстяки быстро и почти бесшумно возводили большую палатку, и даже Алекса пришла в себя и, присев прямо на траву, уставилась на чащу близко стоящих багряных кустов пока еще малоосмысленным взором. Верный Альберт как всегда стоял рядом с ним, за его спиной, как всегда оберегая от возможной внезапной атаки невидимых пока недругов. Старый верный Альберт, демон из одного мрачного места, туманного и сырого пространства, бывший житель одного разрушенного и давно мертвого мира.
   Ему хотелось одновременно и закончить все побыстрее и чуть помедлить, чтобы неспеша насладится моментом своего величия. Но больше тянуть время уже было опасно. Они очень долго, не меньше нескольких часов, добирались до этого места, так далеко оно было от центра обитаемого Космоса. Даже при помощи Единого Ключа Движения их путь был очень долог. Интересно, а их враги тоже должны будут потратить такое большое количество времени, если им вдруг приспичит сюда добраться? Он тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Нет, они не найдут его так быстро. Ну а когда найдут, уже будет поздно.
   И вот, наконец, ключи, нет, Великие Ключи, спустя короткое время уже лежали в кучке, сложенной Красным Маграгорном и его слугой капитаном. Несомненно, это были именно они, великие, могучие и всевластные. Он знал наизусть все их имена: синий шар - это Единый Ключ Мироздания (Коланар Пха-Мууклунт), желтый шар - Единый Ключ Сущности Света (Оелла Хелее Тиа), зеленый шар, который он сам нашел, сам добыл и сам призвал к себе на службу, и с помощью которого он так ловко передвигался по разным мирам, что их враги постоянно теряли их след - Единый Ключ Движения (ЛаарсОнх Та), темно-красный - Единый Ключ Стихий (Логги Пат Греем), молочно-белый - Единый Ключ Сущности Пространства (Лур-ютх-тхе), кристально-прозрачный - Единый Ключ Сущности Времени (Лапинакви-айа), лиловый шар - Единый Ключ Сущности Осознания (Сэт-тэл-эль-лии), ярко-оранжевый - Единый Ключ Великий механик (Сан-ном-кос-таа), светящийся золотом - Единый Ключ Живого Космоса (Сан-ном-кос-таа), мерцающий, как ртуть, серебряный шар - Единый Ключ Смены Сущего(Хаа-том-тсуу), медный, горящий красными искрами - Единый Ключ Перемен (Мор-вит-хтуун). Был еще один шар, то есть, некоторые думали, что он должен бы по идее быть среди других в пучинах Великого Космоса. Но его, того, другого шара, пепельного с черными и белыми прожилками и без названия в этой куче не было, да и не могло быть, его не было среди остальных ключей, насколько он знал, никогда, о нем все только говорили на протяжении сотен и сотен лет.
   Для того, что он задумал, и этих ключей хватит с избытком. С чего же начать закат этого несправедливого мира? Уничтожить разом все то, на чем держится все власть узурпаторов? Или сбрасывать их оковы по очереди, чтобы они понимали, что их власть рушится а они сами гибнут, но у них нет ни сил, ни умения сопротивляться этому неизбежному разрушению?
   А впрочем, у него не так много времени, несомненно враги сейчас в панике ищут его по всем обитаемым и необитаемым мирам.
   Старик усмехнулся.
   Жаль только, что они так никогда и не узнают, что их, таких великих, таких абсолютно всесильных, таких всемогущих, погубил их собственный же бывший раб, униженный и растоптанный ими в свое время, и, как они думали, сгинувший во мраке навсегда.
   Он легко поднялся с тюка, на котором сидел, и просто и буднично, будто отгонял от лица невидимую мошкару, взмахнул своей правой рукой сначала вверх, а затем опустил ее вниз в плавном жесте, описав таким образом в воздухе невидимый полукруг.
   Но эффект от этого легкого жеста был довольно неожиданным. Земля под багряными кустами и лимонной травой вдруг беззвучно раскрылась, обнажив большую и глубокую яму. На дне ямы что-то мерцало бледно-розовым цветом.
   Старик подошел к пульсирующей разными цветами пирамиде ключей и просто ударил ногой по верхнему из них, как будто был футбольным защитником и вернул мяч на поле в игру. Шар, вспыхнув ярко-оранжевым светом, бесшумно покатился по траве и так же беззвучно упал в овраг. Через мгновение послышался тихий всплеск, где-то там, на дне ямы.
   И тут же раздались возгласы удивления. Он обернулся, и увидел Ника и Мака, которые застыли как статуи, в удивлении глядя куда-то позади него. Он развернулся совсем, и увидел то, что их так поразило. Ну, еще бы, вместо их черного лимузина, на котором они приехали, на лимонном лугу теперь стояла исполинская черная же повозка.
   Старик опять усмехнулся.
   Конечно, он же отключил Единый Ключ Великий механик, вот технический прогресс и заскользил в обратную сторону... Представляю, какая паника сейчас наступила во всех технически развитых обитаемых мирах! Как же, ведь любимые электронные игрушки и гаджеты их обитателей стали просто кусками дерева и металла, то есть игрушками из детства их далеких предков!
   А ведь это могло быть только началом. Отключив по очереди все попавшие к нему ключи можно было внезапно поменять времена года, высвободить огонь, воду, мрак и холод, наслать болезни, лишить всех разума, да что там мелочиться! Сжать расстояния так, чтобы сотни миров легко и просто проходили через игольное ушко, а все космическое время сократить до часа, минуты, секунды!
   Но он не хотел разрушения всех обитаемых миров, о, нет, ни в коем случае! Он только хотел его освобождения. Он и Единый Ключ Великий механик кинул в яму с нематерией только для того, что бы удостовериться, что это действительно сработает, что его расчеты были верны, а его знания были удачно применены.
   Старик выбрал из кучи шаров тот самый, синий шар, он же Единый Ключ Мироздания (Коланар Пха-Мууклунт), и, взяв его в руки, приготовился бросить его в яму, как баскетбольный мяч в корзину. И ему почти удалось это сделать. Почти...
   Осенний туман за его спиной вдруг выгнулся дугой и опять самым непостижимым образом рассыпался на отдельные мокрые и серые части. Силуэт огромной кошки, казавшейся сначала таким призрачным, в считанные секунды стал абсолютно реальным, и ее гигантская лапа, с когтями, напоминающими сабли, с быстротой молнии разорвали то пространство, где только что стоял старик. Если бы он в последний момент чудом не увернулся, его бы просто разорвало на куски. А так страшные когти просвистели в считанных сантиметрах от его лица.
   Увернувшись, старик оступился и упал на траву, выронив Единый Ключ Мироздания. Синий шар укатился куда-то в лимонные заросли, но сейчас ему было уже не до него.
   Эс Тора подпрыгнула и занесла лапу для второго удара, но в руках у седовласого Альберта неожиданно оказалось тонкая серебристая веревка, которую он моментально метнул в лапы огромной кошки, как лассо. И не напрасно, ее левая задняя лапа оказалась цепко захвачена этой тонкой, но очень прочной веревкой. Теперь Эс Тора оказалась в очень невыгодном положении. Тремя-то лапами не очень много сделаешь на этом поле боя. А тут еще к ней уже бежали Ник и Мак, крутя своими зловещими серебристыми мечами, а Красный толстяк вдруг выхватил откуда-то короткий посох, на конце которого тут же начало разгораться зловещее багровое пламя, которое тоже не сулило ей ничего хорошего. Капитан так же не остался в стороне, его маленькая машинка была уже готова изрыгать маленьких, но таких неприятных и для всех невидимых ос, да и Алекса зачем-то поднялась с пригорка и не спеша, будто примериваясь и оценивая ситуацию, направилась к месту схватки, даже сине-зеленые толстяки, схватив какие-то палки и дубинки, также бросились к ней.
   Неизвестно, чем бы это все закончилось, но тут на поле битвы, наконец, появились Элль и Ян, которые чуть отстали от Эс Торы во время этого сумасшедшего перехода. Элль, не теряя времени, тут же нашпиговал ближайшего к нему сине-зеленого толстяка калеными стрелами из своего наручного арбалета, и тем самым отвлек на себя внимание оставшихся сине-зеленых толстяков, атакующих Эс Тору. Ян же был безоружен, он понимал, как сейчас уязвим. Боже, ну почему, почему он не попросил у Элля хотя бы один из его мечей? Но тут туман за сражающимися был снова в очередной раз разодран в клочья и затем внезапно на желтую траву выскользнули одна за другой три синие капсулы. А уже через секунду на поляне возникла фигура огромного ворона с тремя сросшимися головами, Высшего Кроолла - Великого Воина, а за ним исполинских размеров аллигатора, Высшего Себека - Великого Законника, ну и напоследок фигура гигантского черного медведя Высшего Анта - Повелителя Великой Силы в один момент чрезвычайно оживило место битвы. Теперь врагам Яна было уже не до невооруженного человека.
   Эс Тора, воспользовавшись моментом, вцепилась в опутавшую ее веревку, конец которой был все еще у Альберта в руках, и ловко подтащила к его к себе. Кроолл скрестил свою исполинскую палицу с багряным посохом красного толстяка, а Ант и Себек, нанося яростные удары, начали теснить остальных членов отряда старика, загоняя их в редкий багряный лесок, подальше от пирамиды мерцающих шаров.
   Ян стоял на мокрой земле, поросшей лимонной травой, понимая, что это уже совсем не земля, она осталась где-то далеко, как и красные кусты, как и этот сырой мир вечной осени. Шум и крики битвы тоже были больше не слышны. Вот он снова стоял в рубке флагманского суперкрейсера "Жало Ярости", предводителя несокрушимого флота Великой Планеты Алых Сияний, которую враги называли Планетой Закатов, и вот он снова командор этого крейсера по имени Таал-иис-хаал, а перед ним опять -- сверкающий пульт управления смертоносным, шквальным огнем, могущим уничтожать и отправлять в небытие целые миры. Его суперкрейсер вновь мчит сквозь пространство в погоню за негодяями, уроженцами проклятой Зеленой Планеты, которую эти напыщенные индюки называют идиотским именем Планета Утренней Росы! Эти подлые твари каким-то обманом заманили и похитили его возлюбленную. И он ее спасет, чего бы того ни стоило. А подлые и самодовольные ослы получат, наконец, по заслугам.
   Но вот кто она? Как же она выглядит? Как ее имя? Он почему-то ничего не помнил, то есть, вообще ничего! Ну, это сейчас было и не важно, главное догнать их и тогда, он был почему-то в этом абсолютно уверен, все враз прояснится. Он вспомнит, да-да, он сразу вспомнит все то, что должен был вспомнить.
   Ага, а вот и они! Он все же догнал их. Их всего четверо, четверо негодяев, двое впереди, один из них высокий, костлявый, с худым и злым личиком, другой, наоборот, низенький и плотный, с клочковатой бородой и неприятной, глумливой ухмылкой на ярко красных-губах. Двое держаться чуть позади, высокие мужчины, на плечах у них весят странные многоствольные ружья. И все четверо в этой своей ненавистной ему военной форме Зеленой Планеты из зеленого же бархата, с дурацкими вензелями и позолоченными погонами.
   - Где она? - беззвучно выкрикнул он прямо в лицо бородатому коротышке, что шел впереди всех, - Немедленно отпустите ее!
   Военные остановились, сжимая в руках свое диковинное оружие.
   - Кого? - и тут из-за их спин вышла... вышла, кто? Кто это вышла? Невысокая, но ладная фигурка, синяя туника соблазнительно обтягивает тугую грудь и упругие бедра. Черные, шелковистые волосы, белозубая улыбка, продолговатые глаза цвета крепкого чая... Ну конечно, это же она, да, она, дочь крупного военного чиновника Зеленой Планеты и знаменитой актрисы его родного мира... Это та, кого он ищет? Это та, которую он так долго искал? Та, которую потерял многие-многие столетия назад?
   - Да, это я, - она посмотрела ему прямо в глаза, и этот взгляд заставил его сердце биться так, будто бы он бежал километровую дистанцию, - Да, конечно, это же я. Ты помнишь, кто я такая? Ты же помнишь, как меня зовут? Ты же помнишь, что мы любили друг друга?
   - Да, да, да, тысячу раз, да! - он уже не замечал ни то, что сейчас он абсолютно безоружен, ни то, что напротив него стоят вражеские солдаты со своим смертоносным оружием, он уже не замечал ничего вокруг, - Тебя зовут, тебя зовут...
   - Ее зовут Сантора. Но сейчас она носит имя Алекса. И это мой верный посланник, отдавший свою жизнь за то, чтобы в Мироздании был восстановлен порядок, и Высшие заняли в нем подобающее их величию место, - раздался чей-то неторопливый и негромкий голос.
   Верховный Высший Хранитель Ану, как всегда, появился ниоткуда. Ноготками одной лапки он, как всегда, легко барабанил, на этот раз по посоху черного дерева, который держал в подмышке второй лапки, прижатой к груди, с зажатым в ней и горящим ярко оранжевым пламенем, цветком.
   - И это так же верно как то, что этого солдата, - он кивнул на плотного бородача, - зовут Нилларх-оосл-тооул, но все его знают, как Ника. А этого солдата, - он показал на высокого и худого, - зовут Маарх-аат-диин, но все его называют Мак. Оно и понятно, кому охота ломать язык, называя эти давно забытые имена давно погибшего мира? А тех двоих бойцов, что находятся сзади, зовут Анкх-амор-тху-трехт-аматорн, он же Судья Торн, полагаю, ты его хорошо знаешь, и Оон-Маргх-Деаял, кто-то его знает под именем Мар, но чаще всего он известен под именем Сысой, с ним ты тоже, я уверен в этом, встречался. Судья Торн, долгое время служивший нам, к сожалению, уже погиб. Ну а эти трое, остающиеся пока в живых - последние представители Планета Утренней Росы, или, как ты ее называешь, Зеленой Планеты. Причем, двое из них, говоря их имена вашим сокращенным языком, Ник и Мак, сначала верно служили нам, но потом, в свое время, были увлечены лживыми речами подлого предателя, они позволили яду его черных речей затмить им разум, и они перешли на сторону врага. Сейчас они уже неопасны, они обезврежены и ждут справедливого наказания. У них будет время осознать свои ошибки и раскаяться. Что же касается моего бывшего посланника Санторы или Алексы, так она была выкрадена негодяем из Залов Великого Суда, обманута и опоена тем же ядом черной гордыни, что и другие, когда ее разум был еще совсем юным и незрелым. Ее уникальное умение поиска Великих Ключей Мироздания было использовано предателем-колдуном против самого же Мироздания. Но ее наказание будет малым, так как Великие Высшие справедливы. Она будет определена в Место Пребывания, соответствующее ее проступку. Я полагаю, ты хочешь знать, зачем я тебе это говорю? Все, по-моему, предельно просто. Тебя сейчас зовут Ян, но ты должен так же вспомнить, что ты - Таал-иис-хаал, а затем просто сделать свою работу. Когда-то ты уничтожил пару сбившихся с пути миров, миров, которые грозили принести, и обязательно принесли бы, хаос в стройный порядок великого Космоса. Ты помог сохранить великий порядок и помог Великим Высшим занять то место, которое по праву принадлежит им, и Высшие хранят великий космический порядок с тех самых пор. И, служа великой цели, ты даже получил заслуженное наказание, ведь, согласно космическому равновесию Весы Справедливости должны вершить Высший Суд, гибель стольких миллионов живых существ, в том случае, жителей тех миров, людей, должна быть отмщена, пусть даже эта смерть была во благо, таков Великий Закон. Но сейчас твоя задача более проста, хотя и сложна одновременно. Ты должен уничтожить всего одного подлого колдуна-предателя, который был нашим посланником, но вероломно предал Высших. Он научился переходить из тела в тело, менять свою физическую оболочку, оставляя неизменной лишь свою черную, полную ненависти, зла и мрака, душу. Он уже нашел себе нового носителя, и прячет его, я уверен, в том же мире, где и сам был когда-то рожден. Это родной мир Элля, и он не может его уничтожить по понятным причинам, скорее всего, его дух просто дрогнет в самый решающий момент. Я это чувствую. К тому же, он просто физически не может выполнить это задание. Но об этом мы поговорим потом. Да, самое главное, я же не сказал тебе, весь же тот мир совсем не нужно уничтожать. Только ликвидировать этот серый город, где совсем нет дорог и всегда идет противный дождь. Ты должен просто взять один из ключей, в принципе, любой из Великих ключей в состоянии разрушить этот мир, но я бы посоветовал взять, этот, который молочно-белый - Единый Ключ Сущности Пространства (Лур-ютх-тхе). Высшие не могут сами отправлять Великие ключи в небытие, это часть Великого Закона, нарушить который невозможно никому. Но я сам наведу его на цель, а ты толкнешь его в бледно-розовую сень небытия, которая соткана из нематерии. Предатель-колдун сам открыл ее для нашего благого дела, для свершения правосудия. Она сейчас протекает в расщелине посреди поля, недалеко от того места, где лежат Великие Ключи. И тогда серый город умрет быстро и безболезненно. Не беспокойся за ключ, я верну и Лур-ютх-тхе и тот ключ, который называют Единый Ключ Великий механик. Я вовсе не хочу тебя обманывать, никому, даже Высшим, не дано руководить движением Весов Справедливости, и согласно Высшему Суду, ты получишь свое наказание. Видишь, я абсолютно честен пред тобой. Но оно не будет столь же тягостным, как первое, и мы сделаем все, даю слово Высших после того, как срок наказания истечет, что ты займешь то место в твоей новой жизни, жизни героя и служителя Высшим, которое сам себе выберешь. Тебе не надоело ли бродить по белому песку около реки, прозябая в одиночестве, живя примитивной и бессмысленной жизнью простого фермера в своем крошечном белом домике? Тебе, самому Таал-иис-хаалу, командору флагманского суперкрейсера "Жало Ярости", предводителю несокрушимого флота Великой Планеты Алых Сияний! Я думаю, очень надоело. Так выбирай, кем ты хочешь стать в следующих воплощениях! Главнокомандующим непобедимого флота? Королем мощной и славной династии? Императором сотни могущественных звездных систем? А может быть, ты снова хочешь повидать ее? Поговорить с ней? Жить с ней как с живой женщиной? Она будет для тебя твоя Сантора или Алекса, нет, ты сам выберешь ей имя! Ты только выбирай, и все, все это будет реальностью. Запомни это, мой друг, хорошенько запомни. Ну а теперь, хватит разговоров, Таал-иис-хаал, ибо пришло время действовать! Иди и займи свое достойное тебя место, предначертанное самим Великим Космосом!
   Верховный Хранитель Ану чуть сильнее щелкнул ногтями своей правой руки по черному посоху, и все, что его окружало, рубка космического корабля, его недруги в оливковой форме, его любимая (любимая, или бывший агент Высших, а потом его враг?) исчезли в миг, будто их никогда и не было.
   Он снова стоял в той же лимонной траве, правда, уже чуть примятой, как будто на ней какая-то неведомая деревенская свадьба устроила свои пьяные вечерние пляски, как когда-то у них, в его родном мире. Но это были не пляски, трава уже утратила свой лимонный цвет, и казалась уже, скорее, апельсиново-красной. Здесь был бой, и он, судя по всему, подходил к концу. На краю поля три огромные фигуры атаковали, нет, уже просто избивали каких-то двоих, поменьше ростом, почти уже переставших сопротивляться. Чуть ближе к лесу, исполинская кошка полосовала когтями чье-то уже неподвижное тело. На утоптанной траве ничком лежало еще несколько фигур, но он совсем не хотел видеть, кто они были, и поэтому даже не стал смотреть в их сторону. Только серый филин сидел на земле, подобравшись совсем близко, почти вплотную, к пирамиде Ключей, будто бы добровольно вызвался их охранять, и как будто бы впал в какой-то странный транс. (Ключ, ключ, ну это же он, это же ключ, он был всегда, он был здесь, как и рыцарь, рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах! Но где же он, и как звучит его имя?)
   Кучка мерцающих шаров у большой ямы все так же мигала, с монотонностью габаритных огней звездолета, казалось, если даже весь этот мир сейчас будет залит кровью его обитателей, они будут так же мигать, весело мерцая и подмигивая друг другу через реки крови, омывающие их.
   Он хотел подойти к шарам поближе, но почему-то, пройдя полпути, остановился. Шары были теперь очень хорошо ему видны во всех подробностях. Да, вот они, эти легендарные ключи, нет, Великие Ключи, Основы Мироздания. И правда, тот самый молочно-белый ключ - Единый Ключ Сущности Пространства лежит одним из первых, ему даже не придется ворошить всю пирамиду. Он сделал над собой усилие, скинул внезапно охватившее его непонятное оцепенение, подошел к пирамиде еще ближе и носком своего сапога коснулся молочно-белого шара. Ну что же, один сильный удар, и шар упадет в яму, на дне которой что-то зловеще мерцало бледно-розовым цветом. А что тогда? Что произойдет тогда? Умрет, вскрикнув на секунду сотнями тысяч голосов, так мало известный ему, серый, дождливый город с плохими дорогами, пыльными комнатами и недалекими, суетливыми старухами... Ну и что же, больше об этом городе он ничего не успел даже узнать.
   А что же ждет его дальше? Судья Торн умер, но, Высшие назначат кого-нибудь другого. Да, они обязательно назначат нового Верховного Судью... Вот любого из этих чертовых жителей Зеленой Планеты, о которых только что рассказывал Верховный Хранитель Ану.
   Ну и что будет потом? Снова он услышит эти проклятые слова: " Ты -- Таал-иис-хаал! И этим все сказано! Твои преступления тебе известны, так как назывались до этого много раз моими предшественниками, ведущими Великий Суд. Тем не менее, напоминаю тебе еще раз, что ты обвиняешься в развязывании Великой Воины, уничтожении прекрасной Планеты Утренней Росы, а также безжалостном убийстве пятнадцати миллиардов человек на нескольких обитаемых мирах. Кроме того, ты обвиняешься в чрезмерной гордыне, в преступной беспечности и в крайнем эгоизме. А сейчас -- да пусть вершат Весы Справедливости Великий Суд!"
   Хорошо, ладно, Космос с ними, сейчас все по-другому, теперь он убьет уже не пятнадцать миллиардов человек на нескольких обитаемых мирах, а всего каких-то несколько сот тысяч а и еще в пределах одного-единственного города. Какой пустяк, подумать только! Ну а если разобраться, что это по сути может изменить? Опять быть судимым и наказанным много сотен раз в течение многих сотен лет? Знать и жар Великого Огня, и холод Вечной Бездны и ужас Всеобщего Забвения? Опять поочерёдно побывать в шкуре наркомана, душевнобольного, нищего, инвалида, пьяницы? Или человека, потерявшего всех своих родных? Или выродка-существа, всех своих родных убившего? И так, снова и снова, жизнь за жизнью? Только потому, что этого хотят Высшие? Только потому, что это входит в их такие далеко идущие и такие великие, но непонятные ему, планы?
   Хорошо, пусть наказание будет в этот раз легче, пусть людей он уничтожит меньше. Но это же люди, просто какие-то незнакомые люди, которых он не знал, и никогда не узнает. Люди со своими радостями и бедами, со своими победами и поражениями. Не его враги, не какие-то негодяи, которым он хотел бы отомстить. И все это из-за того, что Высшие, такие мудрые и всесильные, просто не хотели заниматься поисками того нового носителя, которого, как сказал Верховный Хранитель Ану, уже подыскал себе их главный враг.
   А та, которую он так любил, из-за которой и ввергнул свой мир и мир Зеленой Планеты в огненный губительный для всего живого, ад, она тоже, выходит, была посланником Высших? Частью этого их адского спектакля?
   Чего мне тогда попросить у Верховного Хранителя? Встречи с ней? Свидания? Но ведь он сам говорил, что она мертва, что она погибла, она отдала свою жизнь за то, что бы в Мироздании был восстановлен порядок, тот порядок, который был так нужен Высшим!
   Значит, это тоже иллюзия? Обман? Вся ее жизнь, она сама, все их жизни, все они сами, это просто иллюзия? Они просто фишки на игровом поле? И он такая же иллюзия, что и все окружающие? Он просто должен наблюдать, как им играют в непонятную игру, как игровой фишкой? И где от игрока никак не зависит, кто в следующей игре будет его друг, а кто враг, кто им любимый, а кто им ненавидимый?
   - Слушай... слушай меня, о, слушай скорее, незнакомец...
   Интересно, чей это голос, такой слабый и прерывающийся? Он не сразу понял, что с ним пытается заговорить его главный враг, тот предатель-колдун, кого они так жаждали настичь, тот чьей смерти так желали, тот, кто теперь терпел поражение и был от смерти очень близок... И сейчас, вот же немыслимое дело! это существо пыталось заговорить с ним. О чем? Он пытался попросить его о пощаде, о, какой же он глупец! Высшие Боги сейчас окончательно разорвут его на куски. Это неизбежно, как приход прохладной ночи после жаркого дня в пустыне.
   - Незнакомец... нет, не ради нас, пойми, пойми ты, только ради всех обитаемых миров, ради самого Космоса, ради себя самого... Не дай этим демонам снова творить беззаконие... Открой дверь... Верни равновесие... Открой двери последним ключом...Потерянным ключом... Он здесь... Он со мной... Я его отыскал... Да, я его отыскал... Но я не могу это сделать, открой их, открой, и тогда твое вечное рабство падет навсегда...
   - Таал-иис-хаал, хватит стоять столбом и слушать бредни помирающих и отправляющихся в царство Всеобщего Забвения негодяев, - голос Верховного Хранителя Ану был мощен и резок, деликатностью и учтивостью тут уже и не пахло, - пришло время действовать, действуй сейчас же! Слушай мой приказ и немедленно повинуйся!
   Казалось Верховный Хранитель хотел добавить "жалкий червь", но в последний момент сдержался. Слабый голос невидимого, и явно гибнущего существа стих, вероятно, под натиском Хранителя Ану, и больше уже его не было слышно, но перед тем, как окончательно пропасть в небытие, незнакомец, видимо из последних своих сил, послал четкую и яркую картинку, реальную, как само его отчаяние.
   "Удивительное дело, он увидел, так ясно увидел, это же ключ, ключ, он был всегда, он был здесь, здесь и всегда, невидим и непостижимо велик! Где-то был рыцарь в блестящих, как ртуть, доспехах. Где-то он был, или есть, но сейчас совсем не в нем дело. Не это сейчас было важно. Все, о да, все, все они всегда думали, они думали, что знали, что ключ, это еще один шар, конечно, что же еще, шар, пепельный шар, с черными и белыми прожилками. Немногие знали его имя, но никто и никогда не произносил это имя вслух. Единый Ключ потерянный Высший (Лих-онга-тян). Потерянный, забытый ключ потерянного и забытого бога - это тоже шар, как и все, только другого цвета, это была аксиома, это знали все, и никто, ни сами Высшие, ни цари, ни воины, ни купцы, ни служители Высших, ни последний из ничтожных рабов, не догадывались, что это совсем не так.
   Его надо просто оживить, ему надо просто напомнить о себе, напомнить о том, кто он есть на самом деле, просто сказать его имя, просто сказать ему его имя. И сделать это может только тот, кто был рожден, свой самый первый раз, в самом начале своего пути, рожден в мире, когда Высшие еще не прибрали Великий Космос к рукам. Это должен быть кто-либо из урожденных Планеты Утренней Росы, или как ты ее знаешь, Зеленой Планеты, но они либо уже погибли, либо схвачены и находятся в плену, или оказались на стороне узурпаторов, либо тот, тот, кто был рожден на Планете Алых Сияний, а из них всех в живых остался только ты. Я никогда не хотел, чтобы до этого дошло, я никогда не приказывал своим слугам, урожденным Зеленой Планеты, и могущим сделать это, когда они оба были свободны и мы были вместе, открыть неизведанное этим ключом, я просто хотел лишить власти узурпаторов, уничтожив Единый Ключ Мироздания, но я недооценил своих противников, и теперь гибну в битве с ними, и для меня все кончено.
   Они заберут Ключи навсегда и спрячут их от всех жителей всех миров во мрак, на веки вечные. Осталось только это, и будь что будет. Разорви же этот порочный круг, где ты, без всякой твоей вины, всегда виноват, где ты, исполняя чужую волю, столетиями получаешь наказание, где ты - больше не Таал-иис-хаалу, командор флагманского суперкрейсера "Жало Ярости", предводитель несокрушимого флота Великой Планеты Алых Сияний, а жалкий, бесправный и ничтожный раб, послушное орудие в руках твоих хозяев. Выпусти на волю то, что, может быть, в чем-то будет страшить своей новизной и тем, что мы не можем пока его постичь, то, что может принести бедным мирам большое зло, и еще Космос знает что. Но то, что оно может принести с собой, уж точно не ужаснее того кошмарного мира, где мы все сейчас прозябаем, и будем прозябать вечно. Сбрось облик раба навсегда... ".
   Мелькнуло последнее видение, неожиданно четкая, цветная картинка и связь резко оборвалась. Он знал, что его враг уже больше ничего ему не скажет, но того, что он увидел и услышал было и так вполне достаточно. Теперь он знал, что ему делать дальше.
   - Таал-иис-хаал! - голос Хранителя Ану снова хлестнул его бедный разум, как бич надсмотрщика хлещет провинившегося раба, - не медли, твой священный долг тебя завет!
   Он с ужасом обнаружил, что принимая послание гибнущего незнакомца, он довольно далеко отошел от пирамиды шаров, теперь она мерцала за его спиной.
   - Я иду, я уже иду, о, мой господин, Верховный Хранитель Ану, - торопливо проговорил он, и быстро пошел к мерцающей куче шаров. Он уже снова видел нужный ему молочно-белый ключ - Единый Ключ Сущности Пространства, да, он и лежит одним из первых, надо просто кинуть его в это бледно-розовое марево той страшной расщелины, но, почти поравнявшись с ним, он сделал нечто совсем другое. Обоими руками он схватил неподвижно сидевшего около этой мерцающей кучи пепельного с черными и белыми прожилками большого Филина, и быстро прижал его к груди.
   - Единый Ключ, потерянный Высший Лих-онга-тян, - скороговоркой произнес он, - ты снова свободен. Это твое имя - Лих-онга-тян. Я напоминаю его тебе, Единый Ключ, потерянный Высший.
   А затем, что было сил, подкинул его в сырое туманное небо. Раздался чей-то дикий яростный вопль, полный бессильной злобы то же это кричит? Голос похож на Верховного Хранителя Ану, о Великий Космос, неужели, это он?).
   А следом весь этот осенний мир накрыл оглушительный, до звона в ушах, грохот. Земля дрогнула под его ногами, будто бы он вступил на круг старой рыночной карусели, на которой однажды прокатился, приехав в близлежащий от его фермы городок за покупками. А затем чей-то голос, очень громкий, глубокий, низкий и одновременно высокий моментально разорвал и оглушающий грохот, и шум, и крики догорающего боя.
   "И не стало света, и не стало тьмы. Да и открылась дверь, дверь, что была забыта. Да возродился ключ, ключ, что был потерян", - медленно произнес он, и от этого голоса у него, казалось, задрожала каждая клеточка его тела - "да воцарится прежний порядок над этим миром".
   И в тот же момент его спины коснулись чьи-то исполинские лапы. Он вскрикнул от страха, ожидая неминуемой волны резкой боли, но лапы просто плотно и даже бережно обхватили его, подняв над лимонно-желтой землей. На мгновение он зажмурился, но страх куда-то быстро прошел. Сверху он видел удивительные картины, которые уже невозможно было забыть никогда, как бы он ни старался.
   На земле лежали несколько искромсанных трупов. Какие-то сине-зеленые толстяки, седой, разорванный в клочья мужчина в залитой кровью камуфляжной форме, к которому деловито пробирались, кубарем катясь прямо по траве, какие-то зловещие и черные как смоль блестящие предметы цилиндрической формы. Еще один лежал ничком - седовласый мужчина во всем черном. Красный толстяк в окровавленном драном халате грязно-бурого цвета все еще пытался подняться, как несчастный пешеход, сбитый машиной, только у него это получалось плохо. А дальше лежала куча грязной, практически сожжённой одежды - остатки старого плаща, рваные брюки, остатки измочаленных туфель и пробитый арбалетной стрелой старомодный смятый цилиндр. Тела среди вещей заметно не было, валялись только какие-то черные крошки, похожие на угли от костра.
   А на другом конце поляны, как будто в какой-то адской карусели, кубарем катались какие-то страшные, невероятные существа: огромный черный ворон, гигантских размеров крокодил, исполинский медведь и колоссальных размеров кошка. Последней, впрочем, удалось каким-то неимоверным усилием выпрыгнуть из чудовищной воронки, что начала вдруг образовываться прямо в бурой земле среди осенней травы и тут же исчезнуть.
   Он успел также заметить, что сразу вслед за огромной кошкой успела проскочить небольшая, и явно человеческая, фигурка. А он взмывал все выше и выше.
   Последнее, что он увидел, около пирамиды мерцающих шаров вдруг из ниоткуда появились странные бледно-синие существа, напоминающее богомолов. Совсем не боясь засасывающей пространство воронки, они осторожно взяли своими лапками все лежащие в пирамиде Великие Ключи и, вытянувшись цепочкой, судя по всему приготовились их куда-то переносить. Потом этот мир стал таким маленьким, что больше других подробностей его он уже рассмотреть не мог.
   Он не знал куда его несут эти мягкие лапы. Он не знал, зачем его они несут. Он только знал, он чувствовал только, КТО сейчас это делает. Это тот Филин, нет, тот Единый Ключ, потерянный Высший, Лих-онга-тян, которому он сейчас вернул его имя. И почему-то это обстоятельство наполнило его спокойствием и каким-то внутренним теплом, от осознания, что дальше все будет так, как оно и должно было бы быть.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"