Небов Константин: другие произведения.

Потерянный ключ от забытой двери. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из рамы на него смотрела молодая, худощавая, угловатая как подросток, но все же довольно симпатичная и весьма нелепо одетая девица с дикими испуганными глазами и растрепанными волосами цвета вороньего крыла. Боже великий, и ЭТО теперь я? С трудом подавив приступ внезапной тошнотворной паники, который его заставил буквально сложиться пополам, он, крадучись, выскользнул за обшарпанную дверь, навстречу неведомому и абсолютно незнакомому миру в чужом теле, в чужой и непривычной одежде, не понимая, куда и зачем ему идти, не помня ничего из своего прошлого, не зная даже своего настоящего имени...


Глава 5.

  
   "Тьма. Абсолютно беспросветная, чернильная тьма. Любой луч света, случайно попавший в нее, очень скоро был бы проглочен ею, без всякого остатка. И вот, в самой глубине этой абсолютной тьмы, появилось странноватое слабое свечение. Может быть, это тот самый призрачный рыцарь, в сияющих, как ртуть доспехах, о существовании которого он откуда-то знал? Но нет, это был призрачный шар, горящий потусторонним фосфорным цветом, шар легко разорвал покровы всеобъемлющей черноты, буквально вылупившись из нее, как яркая бабочка из неприглядного уродливого кокона. Шар тут же начал набирать скорость, легко скользя в темноте, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, пока, наконец, сверкнув призрачной зеленой звездочкой, оставил тьму далеко внизу. Теперь он был окружен водой, прозрачной и чистой, он скользил и кувыркался в водных струях, подобно сияющему желто-зеленым пузырю с воздухом. Вот он вынырнул на поверхность этой загадочной, непонятно откуда взявшийся реки, и остановился, причалив к залитому солнечным светом и заросшим зеленой травой берегу".
   Он очнулся в маленькой и довольно захламленной комнатке, освещенной кучкой свечей, беспорядочно торчащих на столе среди вороха бумаг, а стол упирался в подоконник наглухо зашторенного окна. На него с ужасом взирал оцепеневший незнакомый худощавый парень в черной футболке, джинсах и с такого же цвета нечесаной копной волос. В руках незнакомец держал какие-то грязные листки, которые, впрочем, тут же уронил в стоящий на полу и наполненный чем-то темно-красным, тазик. Он рывком поднялся с пола. Боже мой, как же это прекрасно, встать на ноги. Он жадно ощупывал руками свои ноги, плечи, живот, ягодицы. Правой рукой вцепился в левую так, что чуть не взвыл от боли. Тело, настоящее тело! Мускулистое и послушное его воле! Господи всемогущий, как же это прекрасно снова иметь тело! Вот только оно было какого-то странного синеватого цвета, и через призрачные руки он мог смутно видеть очертания ковра на полу, но все равно, это было настоящее тело! Хоть оно и выглядело немного прозрачным, как будто из темно-синего стекла. Он долго бы еще радовался этому удивительному обстоятельству, вертел головой, приседал, поднимал и опускал ноги, сжимал и разжимал кулаки, если бы не стоящий в оцепенении незнакомец, о котором он совсем забыл.
   А парень тем временем, явно пришел в себя и даже решил заговорить с ним: "О дух, я вызвал тебя, и я теперь управляю тобой, - его надтреснутый юношеский дискант дрожал и вообще звучал явно не уверенно, - назови мне свое имя, о, дух". Имя? Да он не помнил своего имени. Это было так давно. Он сделал несколько осторожных шагов. О, как легка и пружиниста его походка! Но, судя по всему, незнакомец не собирался просто так сдаваться. Он, как под наркозом, судорожно вывалил из стоящего на полу таза пару замазанных чем-то листов и начал скороговоркой бормотать какие-то непонятные слова. Внезапно где-то внутри себя он почувствовал, как его снова наполняет эта абсолютно чернильная, беспросветная тьма. Как, опять тьма? Ну, уж нет, хватит, достаточно! Одним прыжком он подскочил к незнакомцу и со всей силы оттолкнул его почти невесомое, костлявое тело от стола. Тот неожиданно легко отлетел к противоположной стене, ломая и руша по пути какие-то нелепые конструкции из стекла и фанеры, и затих, погребенный под кучей всевозможного хлама.
  -- Ну что же ты, мой друг, только появился и уже так шумишь, - приятный баритон, внезапно зазвучавший позади него, заставил его снова подскочить на месте, на этот раз от неожиданности. Он резко повернулся. Никого.
  -- Ты меня не знаешь? - в нотках голоса звучала явная усмешка, - это же я, твой друг. Друг и учитель. А еще - твой спаситель. Благодаря мне ты избежал ужасов полного забвения. Благодаря мне враги твои тебя не найдут. И благодаря мне ты сейчас стоишь на этих ногах.
  -- Где ты? - судорожно выдохнул он.
   Его собственный голос был ему явно не знаком: высокий и тонкий. Он почему-то был уверен, что его голос раньше был куда грубее и мужественнее. Хотя, откуда он мог знать это?
  -- И это все, что ты мне хочешь сказать? - обладателю баритона явно было весело, - а где же твоя благодарность, мой бедный друг?.
  -- Благодарю, о... учитель. Извини меня, я просто ничего не помню, что со мной было, - хрипотца нового голоса не могла замаскировать его тембр, тонкий и от этого более чем странный.
   Смутная догадка мелькнула в его мозгу. Как же он сразу это не заметил, радуясь своему телу и ощупывая себя? Одна рука судорожно прижалась к груди, другая метнулась вниз.
  -- А ты что, помнишь, кем ты был раньше? Кем? Человеком? Мужчиной? - голос неожиданно стал серьезен, - я... я не знаю, - в отчаянии он присел на пол обхватил колени руками.
   Только теперь он обратил свое внимание на очевидное. Ноги побриты. На ногтях пальцев рук и ног маникюр и темный лак. Маленькие упругие груди сразу уперлись в колени. Все было ясно как день. Он человек, и он женщина. Неизвестно почему слезы бессилия на глаза навернулись сами собой.
  -- Ладно, не с чего тут раскисать, - голос, казалось, начал сердиться, - какое тело было, то и получил. Радуйся, что не собачье! Да и со временем все равно менять его придется. Ведь скорее всего тебя уже хватились и будут очень усердно искать. Эти все тела, это же просто тела. Ты, вероятно, просто привык к другому обличью, но тебе ли не знать..., - неожиданно оборвав фразу на половине, баритон снова зазвучал, на этот раз с легкой усмешкой, - а вообще, я бы на твоем месте расстаться с этим телом не торопился. Поздравляю, мой друг, по меркам этого мира ты же красотка! В этом мире таких худеньких все любят.
   Он хотел что-то возразить, о чем-то спросить, но незримый голос перебил его:
  -- Этого недоучку мага в углу ты здорово приложил. А вдруг он уже и отмучился? Глянь-ка, кстати, что там с ним?.
   Ему показалось, что голос зазвучал озабоченно и даже как-то напряженно. Он послушно подошел к куче хлама, из которой торчали ноги несчастного призрачного парня. Поднял лежащую на его теле доску. Глаза у парня были закрыты, по шее бежала едва различимая струйка крови, но что-то подсказывало ему, что парень жив и невредим. Да, так и есть, парень дышал.
  -- Он жив, но без сознания, наверное. У него только шея стеклом порезана, слева чуть-чуть. Но что с ним делать? Может, рану перевязать? - выдохнул он.
  -- Ясно, пусть это тебя уже не побеспокоит, - голос принялся деловито командовать, - значит, дома у него сейчас нет никого, а соседи тоже где-то бродят, а то на такой шум все бы сразу прибежали. Ты давай, марш быстро в ванную, потом надень на себя что-нибудь хотя бы из его гардероба, не голым ..., то есть не голой, же тебе по улице бегать, и затем быстро убирайся отсюда. Выходи из квартиры на улицу, затем сразу завернешь за правый угол этого дома, под арку, а там я тебя встречу. Иди, собирайся, а я пока приберусь тут. Зачем нам лишние свидетели, - в голосе явственно прозвучали озабоченные нотки.
  -- Ну, ты все запомнил? Кстати, как мне тебя называть?
  -- Я не знаю, - потерянно проговорил он, - я даже не помню кем я был и как меня звали раньше.
  -- Ясно, - голосу, казалось, снова было весело, - ну если тебе все равно, я буду тебя звать... э-э-э... ну, скажем, Сашей. В память об одной особе, жившей давным-давно, - это было очень странно, но казалось, в нотках баритона проскользнула легкая грусть, - да и тебе с таким нейтральным именем будет не так уж непривычно. А может, тебя так и раньше звали, ну, если ты в прошлой своей жизни вдруг парнем был.
   Он почему-то знал, что это не так, и имя у него было какое-то другое, но спорить с баритоном не было ни сил, ни времени, ни желания. Ему так хотелось уйти как можно быстрее, но какое-то непонятное, болезненное любопытство, заставило его чуть задержаться в коридоре, так, чтобы его не было видно. Что же будет с этим нелепым парнем? Его выбросят из окна? Он сгорит каким-нибудь адским огнем? Внезапно исчезнет? Его съедят?
   Но все оказалось проще, а и одновременно, загадочнее, чем он себе представлял. Внезапно, захламленная комната наполнилось легкой дымкой и в ней из ниоткуда появилась высокая фигура человека, одетого во все черное. Черный потертый плащ, старомодный костюм, черный же цилиндр... человек был невероятно худ, и, скорее всего, очень стар. Его костистое лицо с провалами глаз, казалось, было густо намазано белилами. Старик судорожным движением достал из кармана поношенного сюртука большой, размером с грейпфрут, шар, как ему показалось, из зеленого бутылочного стекла, с силой дунул в него, и вдруг, когда в кристалле начало разгораться призрачное зеленое пламя, просто коснулся им своего мертвенно бледного лба. Комната внезапно озарилась ярким зеленым светом, который горел недолго, не больше минуты, но он успел заметить, как вдруг недалеко от заваленного бумагами стола, появился мерцающий человеческий силуэт. Буквально через мгновение силуэт принял реальные формы высокого, мускулистого, хотя и призрачного мужчины, который светился изнутри красно-оранжевым цветом, как будто... как будто... что-то знакомое вертелось на языке (и всплывало в памяти), но что? "Как будто неоновая вывеска на магазине",- внезапно будто подсказал чей-то неведомый голос. Призрак поднялся, низко поклонился старику, потом развернулся, шагнул вперед и вдруг так же внезапно исчез, как будто его никогда и не было. Только тут он заметил, что лежащее тело парня на полу тоже куда-то исчезло, но как и когда, он и не заметил.
   Старик вздохнул с каким-то шипящим присвистом, замер, согнувшись почти пополам, будто бы боролся с внезапно нахлынувшим приступом дурноты, а затем суетливым, торопливым движением, будто боялся чьих-то чужих глаз, сунул погасший кристалл в карман. "Вот это полезная вещь, этот зеленый кристалл, надо на всякий случай запомнить, как он действует. Значит так, приставляем его ко лбу, а дальше? Дальше что? Что происходит дальше? Черт, зачем я вообще думаю об этом? Это разве самое главное сейчас? Разве мало проблем свалилось на голову? (рыцарь, рыцарь в доспехах, как из чистой ртути...) Кем я был раньше? КТО Я ВООБЩЕ ТАКОЙ?".
   Мысли, как яростный вихрь осенней листвы, бились в его голове сами собой, безо всякого его участия, а сам он тем временем, все так же бесшумно крадучись, проскользнул в ванную комнату и открыл воду из рыжих от ржавчины кранов. Он так же быстро принял душ, стараясь как можно меньше себя касаться. Тем не менее, он заметил, что его кожа перестала отливать темно-синим бутылочным оттенком, а стала простой, как кожа обычного человека, непрозрачной и розоватой.
   Он вышел из ванной и обошел обе комнаты маленькой захламленной квартирки. Ни старика, ни его крепкого собеседника в квартире уже не было, как не было и парня на полу. Куда же они все все-таки делись? Может, просто вышли из квартиры, пока он был в душе? А может, это и называется у его страшного, в недавнем прошлом, невидимого друга, "прибраться"?
   Ну вот и платяной шкаф, наконец. Черная длинная майка с черепом, черные тоже джинсы ... вроде все почти чистое. Ого, да тут целый шкаф только черных вещей. Странно, почему это так... . Ладно, не его это дело. Или это было его дело? Главное, быстрее, бегом из этого страшного места. Неважно куда, только быстрее...
   Удивительно, но все вещи как будто его размера. И это отлично. Майка и джинсы подойдут. Одевшись, он проскользнул в прихожую. Вот эти серые кроссовки почти новые, их и возьму... Хмм, опять мой размер. Ну, хоть в чем-то повезло.
   Внезапно краем глаза он заметил какое-то движение и резко повернулся. Фу, да это просто зеркало, висящее на стене. А в нем его собственное отражение... Он медленно подошел поближе и вгляделся в полированную поверхность.
   Из рамы на него смотрела молодая, худощавая, угловатая как подросток, но все же довольно симпатичная и весьма нелепо одетая девица с дикими испуганными глазами и растрепанными волосами цвета вороньего крыла. Боже великий, и ЭТО теперь я? С трудом подавив приступ внезапной тошнотворной паники, который его заставил буквально сложиться пополам, он, крадучись, выскользнул за обшарпанную дверь, навстречу неведомому и абсолютно незнакомому миру в чужом теле, в чужой и непривычной одежде, не понимая, куда и зачем ему идти, не помня ничего из своего прошлого, не зная даже своего настоящего имени...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"