Нейроментор: другие произведения.

Люк Скайуокер и тени Миндора.Черновик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    -Ni dinu ner gaan naakyc, jorcu ni nu copaani kyr'Amur ner vod, - сказал штурмовик. Фенн Шиса лишь недоверчиво уставился на него. Интонации парня были немного странными-у него был явный корускантский акцент-но смысл его слов был абсолютно ясен, и он использовал Мандо'а безупречно. Уважайте мое предложение о перемирии, ибо я не хотел бы добровольно проливать кровь моего брата. - Что?" - Лорд Мандалор. Император Скайуокер шлет вам привет, - сказал штурмовик на Бейсике. Он носил звание полковника. - Ситуация изменилась." У Фенна отвисла челюсть. "Император... Скайуокер?" Ситуация изменилась, казалось бы, преуменьшение десятилетия. -Мы обеспечили выход на орбиту, - доложил полковник. - Генерал Калриссиан просит вас помочь нам эвакуировать гражданских. Несколько тысяч гражданских, которых нам приказал защищать Император Скайуокер." мандалорское оружие в действии https://m.youtube.com/watch?feature=youtu.be&v=QMqr_M1jVS8 https://m.youtube.com/watch?v=RCHJoAnHJo8 https://www.youtube.com/watch?v=_X68LqlKI_U

 []
  
  
  Luke Skywalker and the Shadows of Mindor
  
  
   (ПРОЛОГ)
   БРИФИНГ
  
  Лорз Джептан стоял перед дверью кабинета командующего, пытаясь переварить услышанную новость. Действительно, это было слишком: быть вызванным самим Люком Скайуокером, и некем иным, а джедаем. И не только джедаем, а сыном Энакина Скайуокера. И вот теперь Джептану придется с ним встретиться. Лицом к лицу!
  
  
  Он попытался хоть немного ослабить воротник синей форменной туники, потянув пальцами ткань. Недовольно поморщился, его портной снова просчитался, неужели трудно было учесть, что он немного поправился. Или нет? Сколько прошло, три стандартных месяца? Мужчина преклонного возраста - по общему признанию, он не выглядел на свои семьдесят. Надо было оставить прежний размер - да и остановиться на этом.
  
  В любом случае, Джептан сделал свой выбор не в пользу парадной формы. Он давно оставил родную планету и свой дом, ещё в начале Войны клонов; в те времена разведка Республики была скорее секретной службой и не использовала униформу. Вскоре после того, как разведка Республики стала Имперской, он покинул её. Его расследование так называемого "Восстания джедаев" раскрыло слишком много определенных истин, которые имперский исполнительный директор предпочел скрыть. На протяжении целого ряда лет ему пришлось зарабатывать на жизнь, неофициально торгуя информацией и делая все возможное, чтобы избежать внимания Империи.
  
  
  В конце концов, он предложил свои услуги Альянсу Повстанцев. Хотя его мало интересовала политика - его основным политическим убеждением был глубокий интерес к его собственной безопасности и комфорту, - он признал, что правительство, которое Повстанцы планировали установить, было бы, благодаря их юношеской дилетантской неопрятности, предоставило бы ему гораздо больше возможностей, и свободы обделывать свои делишки. Как там говорится: воровать надо в меру и не в ушерб официальной работе. Просто удобный способ прибыльно жить и работать в тени вне официального контроля.
  
  И вот, какая ирония.
  
  Он вздохнул. Ничего никогда не получается так, как мы хотим, да? Это не значит, что не получится использовать это в своих интересах. Он снова вздохнул и поднял палец, чтобы позвонить в дверь, но прежде чем он успел, дверь распахнулась, и голос, который звучал намного старше и страшнее, чем ожидал Джептан, сказал: -Инспектор Джептан. Пожалуйста, входите.
  
  Джептан снова поморщился. За двадцать с лишним лет он уже привык к галактике без джедаев. Он не был уверен, что с нетерпением ждет их возвращения.
  
  Он глубоко вздохнул и неловко вошел дверь. - Генерал Скайуокер, - сказал он с легким поклоном, без воинского приветствия, так как юридическая служба военному командованию не подчинялась, и приятно улыбнулся. -Чем могу быть полезен?
  
  Молодой генерал сидел на краю стола, опустив голову и сложив руки. На нем была облегающая гражданская одежда, того мрачного черного цвета, очень красивая, и почти в том ситхском стиле, который прославил его знаменитый отец. Джептан с досадой вспомнил, что если бы знал, что Скайуокер будет не в форме, то тоже бы пришел на эту встречу в удобном пиджаке, а не в этом чертовом костюме джокли.
  
  Скайуокер поднял голову, как будто почувствовав раздражение Джептана, - и вполне мог, - напомнил себе Джептан. Проклятый Джедай. -Инспектор Лорз Джептан, медленно произнес Скайуокер. -Я немного знаю о вас, инспектор. Вы были военным губернатором и директором планетарной разведки во время Войны клонов.
  
  
  -Ну...как-то так.
  
  -И после этого вы поставляли сведения о прибыльных заложниках и целях охотникам за головами.
  
  -Не специально для этого...
  
  -А теперь вы следователь Галактического Трибунала . И после всего этого, напрашивается вопрос. У вас большой талант?
  
  Джептан осторожно спросил: -У меня?
  
  -Похоже, вы довольно хороши в обнаружении истины.
  
  -О, что ж, спасибо вам за...
  
  -И зарабатывании на этом денег.
  
  -Э-хм.- Он откашлялся, но обнаружил, что ему нечего сказать.
  
  
  Не этого ожидал Джептан от двадцатичетырехлетнего юноши.А Люк выглядел так, будто не спал уже несколько дней. Его движения были немного неустойчивыми, под глазами залегли фиолетовые тени, но они были ничто по сравнению с тенями в его глазах.
  Печать вселенского мрака в них слоно жевала душу. -Вот что я знаю о вас. Что вы знаете обо мне?
  
  Джептан моргнул. -Генерал?
  
  -Да ладно, инстпектор. Голос Скайуокера был еще более усталым, чем его вид. -Все знают обо мне. Что известно вам?
  
  -Ну, знаете, как обычно - Татуин, Явин, Эндор, Бакура, Звезда Смерти один и два... Джептан понял, что бормочет, и заткнулся.
  
  Скайуокер кивнул. -Обычные истории. Сообщения в печати. Проблема в том, что эти истории и пресс-релизы на самом деле не обо мне. Они о том образе, которым каждый парень хочет, чтобы я был, понимаете?
  
  Джептан настороженно смотрел на него, он чувствовал, что его тянут на опасный путь. - Боюсь, - медленно сказал он, - Что я не совсем понимаю.
  
  
  Скайуокер медленно и устало кивнул. -Это потому, что вы не знаете, что менее месяца назад я своими руками убил около пятидесяти тысяч невинных существ.
  
  Джептан уставился на него, затем моргнул и откашлялся снова, когда он понял, о чем говорит молодой джедай. - Вы имеете в виду Миндор?
  
  Глаза Скайуокера закрылись; он вздрогнул, как будто увидел что-то очень болезненное внутри своих век.- Да. Миндор. Я говорю о пятидесяти тысячах, потому что не знаю настоящего числа. Никто не знает. Записи были уничтожены вместе с системой.
  
  -От того, что я слышал, ваша победа в битве за Миндор не является убийством... Империя устроила для Республики и её мандалорских союзников аналог Малакора Пять и вина за это ляжет на Империю.
  
  -Из того, что вы слышали. Очередную историю.
  
  -Ну, я уже слышал - я... Ах... - Джептан деликатно кашлянул. -Что именно вы хотите от меня?
  
  -Вы - следователь. Я хочу, чтобы вы расследовали.
  
  
  -Расследовал что?
  
  -Миндор, - лицо Скайуокера исказилось. -Меня.
  
  Похоже, что-то причиняло ему боль. Или как будто у него болело всё.
  
  -Ну, я, ай... э. Джептан мог придумать несколько десятков способов заработать кругленькую сумму на таком проекте. -Если вы не возражаете, могу я узнать, кто меня порекомендовал?
  
  Скайуокер отвел взгляд. -Вас рекомендовал старый друг.
  
  -Меня? И как ваш старый друг пришел к...
  
  - Не мой старый друг, - ответил Скайуокер. -Ваш. Его звали Ник.
  
  -Ник? - Джептан нахмурился. -Я не знаю никакого...
  
  -Он сказал передать вам это, - Скайуокер протянул изогнутый крючковидный металлический, на вид металлический. -Осторожно. Он острый.
  
  
  Джептан осторожно принял предмет... и как только он коснулся его ладони, его разум затопили образы темнокожего мужчины с коротко стрижеными волосами, дерзкой ухмылкой и поразительно голубыми глазами. -Ник Росту?, - выдохнул он. -Я не вспоминал о Нике Росту... годами. Десятилетиями. Я думал, что он был мертв.
  
  Скайуокер пожал плечами. -Вероятно, так и есть.
  
  -Я ничего не понимаю. Но он понимал, по крайней мере, немного. Предмет в его руке был с его - и Ника Росту - родной планеты.Харуун-Кэла.
  
  Это был шип латунной лозы.
  
  - В любом случае, он был прав насчет этого. Скайуокер кивнул на колючку. -Он сказал, что вы можете считывать по предметам. Дотрагиваться до них и почувствовать вещи и узнавать об их владельцах. Психометрия .
  
  Джептан пожал плечами. Зачем утруждать себя отрицанием? -Это незначительный талант, но полезный для аналитика разведки.
  
  -Или следователя.
  
  -Что ещё Росту рассказал вам обо мне?
  -Вы порочный, продажный и коррумпированный. Что у вас не осталось ни капли приличия, а человеческих чувств как у ледниковой ящерицы.
  
  Джептан абстрактно кивнул. -Это действительно похоже на Росту...
  
  
  -Он также сказал, что у вас много мужества, что вы самый умный парень, которого он когда-либо встречал, и что, как только вы начнете что-то, вы никогда не отступаете. Вам не нравятся джедаи, и вам все равно, кто правит галактикой, пока вы можете нормально жить. Все это делает вас именно тем, кто подходит для этой работы.
  
  -И что это за работа, скажите, если вы не возражаете?"
  
  "Я хочу, чтобы вы завели дело. Поговорили с людьми. Опросили всех, кто пережил Миндор. Получили факты, разобрались в них и вели дело.
  
  -Какого рода дело?
  
  - О военных преступлениях, - мрачно сказал Скайуокер. -Преступлениях против цивилизации, неисполнения долга, дезертирстве. И подобных вещах. Обо всем, о чем сможете выяснить.
  
  Джептан повернул голову. -О ком? Кто тот военный преступник, кого вы хотите обвинить?
  
  -Я думал, что это очевидно. "Тени в глазах Скайуокера увеличились, как будто они могли проглотить всю его жизнь. -Это я.
  
  
  Джептан сказал: -Я сделаю это.
  
  
  
  Легендарная "Королева Кореллии": величайший роскошный лайнер из когда-либо курсировавших в космосе. Межзвездный дворец удовольствия, недосягаемый ни для кого, кроме сверхэлиты галактики, для существ, чье богатство превосходило описание. Ходили слухи, что коктейли в наименее эксклюзивных клубах Королевы были по цене звездолета; а еда стоила столько, что можно было купить не только звездолет, но и порт, в котором он пришвартован плюс завод, на котором он построен. Ни одно существо не могло просто заплатить за спальное место на Королеве Кореллии; просто богатства было не достаточно. Чтобы отправиться в путешествие в это гедонистическое изобилие, сначала нужно было продемонстрировать, что ваши воспитание и манеры столь же изысканны, как и боль от оплаты вашего счета за бар. Все это делало Королеву Кореллии одной из самых неотразимых террористических целей: кого же терроризировать, как не элиту элиты, держав среди сильных мира сего, величайших из великих?
  
  
  И поэтому, когда некий, предположительно недобросовестный маршрутный клерк из корпорации Nebula Line тихо выставил на продажу билеты на вечеринку протяженностью от Kindlabethia до Нар Шаддаа, намекая на маршрут предстоящего круиза Королевы Кореллии, он привлек значительный интерес.
  
  Однако от победителей торгов по-прежнему скрываются два соответствующих факта.
  Во-первых учитывая факт, что этот, предположительно недобросовестный клерк, не было ни бессовестным, ни, на самом деле, клерком маршрута, а умелым и изворотливым агентом Службы разведки Новой Республики.
  Во-вторых, в действительности в этом сезоне, Королева Кореллии на круиз не отправилась из-за замененной отколовшейся одноразовой оболочки, построенной для того, чтобы скрыть большую часть крыла республиканских истребителей, во главе - как это было принято в таких операциях - с пилотами Разбойной эскадрильи.
  
  
  Это было примерно в тот момент, когда Г4-Г7 почти тревожно всхлипнул, выдав сигнал на сенсорную панель его крестокрыла и на дисплее загорелись изображения с кодами шести Сид-Защитников на хвосте, что лейтенант Дерек "Хобби" Кливиан, пилот Альянса за восстановление свободы в галактике, в настоящее время Новой Республики, начал подозревать, что гениальный план засады коммандера Антиллеса не сработал. В недвусмысленных идиоматических выражениях. А если сказать без мата, то его комментарий был " - Ведж? Этот план был дурацким. Слышь меня? Глупым, глупым, глу... Йау-у-у!"
  
  
  Это "Йау-у-у!"" - раздалось в результате нескольких попаданий, которые разрушили его правую верхнюю пушку и большую часть расширенного крыла, к которому она была прикреплена. Это пнуло его истребитель в драку так, что он боролся за управление, вцепившись руками за руль и обеими ногами, выравнивая отношение фузионной струи и почти потеряв контроль, пока пара ближайших Сид-защитников у него на хвосте не превратилась в огненные шары и космический мусор. Два фронта ударных волн обогнали его в самый неподходящий момент, подхватили, перевернули и отправили его, прямо в другую защитную формацию, направленную к нему лоб в лоб. Закрутили, закувыркали и снова и опять...
  
  
  Комлинк его корабля потрескивал, истребитель Веджа Антиллеса промелькнул прямо перед ним, так близко, что он увидел улыбку на лице командира. "Это глупый план, сэр, - лейтенант."
  
  "Я надеялся, ты подумаешь, что это смешно."
  
  "Ну, если он этого не думает, - вставил Хобби ведомый, - я уверен."
  
  "Когда мне понадобиться узнать твое мнение, Янсон, я вытру пыль с твоего корабля и просканирую его обломки." От перекошенного вихря звезд вокруг кабины, его живот скрутило, и кусок копченой корейки террафина, съеденный им завтрак, грозил покинуть желудок. Угрюмо пытаясь восстановить контроль, он умудрился выставить градус кружащегося корабля, с точностью до волоска, прямо носом в сторону четырех преследующих его мародеров. Красный огонь хлестнул из его трех уцелевших пушек, и строй Сид-Защитников лопнул, как перезрелый сникфрукт.
  
  
  Хобби с одной уничтоженной пушкой, на зато с парой игольчатых торпед, которые он осторожненько инициировал, одновременно вспыхнули расходящимися дугами, наперехват вражеским истребителям; траектории которых закончились впечатляющими взрывами, раздавив трех оставшихся Сид-защитников, как тухлые яйца.
  
  "Итак, это было приятно," - сказал он, все еще пытаясь стабилизировать искалеченный крестокрыл. "Суфле из глазастиков!"
  
  "Посторожнее там, Хобби-..., продолжай в том же духе, а то кто-нибудь подумает, что ты можешь управлять этой штукой. "
  
  
  "Ты тоже участвуешь в этом бою, Янсон? Или ты просто будешь сидеть и ухмыляться, пока я делаю всю тяжелую работу?"
  
  "Еще не определился." Крестокрыл Уэса Янсона появился из ниоткуда, нарезая "бочку" по вертикали вокруг Хобби. "Может быть, я смогу протянуть руку помощи. Или, скажем, парочку торпед."
  
  Две блестящие синие звезды выскочили из торпедных аппаратов Янсона и полетели на надвигающихся СИДов.
  
  "Эм, Уэс?" - сказал Хобби, вздрагивая. "Это были они, игольчатые топреды?"
  
  "Конечно. Что еще?"
  
  "Ты заметил, что у меня сейчас небольшие проблемы с маневрированием?"
  
  "Что ты имешь в виду? " - спросил Янсон, как будто честно озадаченный. Затем, после секунды, проведенной, наблюдая, как корабль Хобби беспомощно кувыркается прямо к целям его торпед, он сказал: "О, э... прости?"
  
  
  
  Игольчатые торпеды или флетчет-торпеды, перевозимые Разбойной эскадрильей, были разработаны и построены специально для этой операции, и у них была одна основная цель: уничтожить Сид-Защитников .
  
  Сид-Защитник был ведущим звездным истребителем. Он был быстрее и маневреннее, чем Incom T-65 (более известный как крестокрыл); быстрее, чем сильно модифицированные и обновленные 65Bs Разбойной эскадрильи. Защитник был также лучше вооружен, в дополнение к своим лазерам имел сдвоенные пакеты ионных пушек, а также мог стрелять либо протонными торпедами, либо ударными ракетами. Его два генератора Novalde генерировали дефлекторные щиты, почти такие же мощные, как те, что ставили на капитальные корабли. Тем не менее, щиты Сид-Защитников, в отличие от их усиленного титаниумом корпуса, не были способны поглощать воздействие материальных объектов.
  
  Каждый снаряд протонной торпеды был заряжен тысячами крошечных зазубренных кусочков дюрастали, упакованных вокруг ядра из обычного взрывчатого вещества. При детонации эти крошечные кусочки дюрастали становились расширяющейся сферой шрапнели; хотя они неслись с приличной скоростью, наиболее эффективны они были, когда оказывались на пути встречных Сид-Защитников, потому что энергия удара, в конце концов, определяется относительной скоростью. На боевых скоростях попадание истребителя в облако дюрасталиевых гранул превращало корабль из истребителя в сверхдорогую тёрку для сыра.
  
  
  Четыре средних истребителя приближающегося строя Сид-Защитников попали в облако игольчатых и просто... измельчились. Крайним ведомым удалось уклониться на миг раньше, чем они были догнаны двумя последовательными волнами детонации, когда взрыв энергетического ядра первого Защитника инициировал далее сердечники трех других "глазастиков". Лейтенанту Кливиану "повезло" оказаться прямо перед миниатюрной плазменной туманностью, что вспыхнула с достаточно жесткой радиацией, которая приготовит его, как стейк из банты на обсидиановом камне при полуденных солнцах Татуина.
  
  "У тебя ничего не выйдет, Хобби. " - крикнул Янсон. "Вали оттуда!"
  
  "О, тебе бы этого хотелось, не так ли?" - прорычал Хобби себе под нос, все еще угрюмо борясь с управлением крестокрыла. Кувырки истребителя стали замедляться. "Я это сделаю, Уэс!"
  
  "Нет, не надо! Вали, Хобби! Вали оттуда!"
  
  "Я справлюсь, мне придется сделать это! Я сделаю..."
  
  
  Он был прерван окончательным сальто своего крестокрыла, нос которого оказался прямо на границе переднего края сферической области обломков, летящих прямо на него на приличной доли от скорости света, и Хобби Кливиан, признанный мастер как сквернословия так и непристойности, человеческих и иных, не говоря уже о случайных пошлостях, подцепленных у десятков видов в сотенях звездных систем, не нашел ничего лучше, как сказать: "Мля, чокнуться."
  
  
  Его крестокрыл встал на хвост, стекая по касательной на подсветовой, но он, уже давно наученный горьким опытом, что из всех Бродяг он был тем, кому следует быть осторожнее, и не доверяться удаче. Он потянулся за спусковым крючком.
  
  Как только его рука нашла спусковой крючок, корабль затрясся и лязгнул, как будто ему по голове ударили вукийским обеденным гонгом, призывающим на ужин. Метафорический повар-вуки, должно быть тоже был голоден, потому что лязг продолжался и продолжался, и нарастал, и было совершенно непонятно, что могло производить такие загадочные звуки. Однако эта тайна была раскрыта коротким свистом атмосферы, улетучивающейся через рваную дыру, размером с кулак в куполе кабины крестокрыла. Отверстие было рваным, потому что Хобби обнаружил фрагмент, пробивший дыру, и застрявший в нижней части вентральной брони из титанового сплава крестокрыла. Не говоря уже о раскуроченной панели управления, где осколок не только уничтожил спусковой механизм, но и испарил левую руку Хобби.
  
  Он уставился на пустое запястье больше с раздражением, чем в шоке или панике; вместо крови или прижженной плоти, из него вырывались только искры и дым от перегретых сервомоторов. У него не было настоящей левой руки с Явина.
  
  
  Его не столько беспокоил продолжающийся свист утекающей атмосферы, сколько то, что он обнаружил, что он исходит от оболочки костюма жизнеобеспечения из азотокислородного генератора.
  
  "А вот это хреново", - подумал он. После всего, что он пережил в галактической гражданской войне, его убьет мелкая неисправность оборудования. И тут же внес поправку в свою предыдущую мысль: это по-настоящему хреново.
  
  Он не удосужился сказать это вслух, потому что воздуха в его кабине было не достаточно, чтобы передать звук.
  
  Не придумав ничего более полезного, что он мог бы сделать с отрубленным левым запястьем, он воткнул его в пробоину в фонаре. Самогерметизация в его костюме запечатала неровные края, но азотокислородный генератор, похоже, не успокоился; в сущности, он уже начал чувствовать, что у него будто бы неэкранированный термоядерный сердечник прикреплен к его спине.
  
  Ах, да, подумал он. Еще одна дыра.
  
  Подсунув ладонь под ремень безопасности кабины, он, скрутившись, повернулся и вытянул левую ногу, чувствуя низ носком ботинка. Он нашел дыру - и растущее давление присосало весь ботинок прямо из нижней части его истребителя, прежде чем самогерметизация сработала, чтобы закрыть эту дыру. Он почувствовал еще один или два удара, но он не мог сказать, может ли что-то оторвать ему ногу.
  
  Прошло несколько лет с тех пор, как у него была его оригинальная левая нога.
  
  С закрытой кабиной пилота его азото-кислородный блок постепенно успокаивался, заполняя пространство атмосферой пригодной для дыхания, хотя и немного воняло паленными волосами, он начал думать, что в конце концов он сможет пережить это. Теперь его единственная проблема заключалась в том, что он был застрял, растянувшись боком в чрезвычайно неудобном положении, так что даже не мог повернуть голову, чтобы увидеть, ку
  да он направляется. "Ар-4", - сказал он тихо, " ты можешь, пожалуйста, вернуть нас на ПМЖ?"
  
  Его текущее положение позволило ему увидеть, однако, ответ его астромеха на задачу навигации к первичной точке встречи, которая была коса разрывных искр и галоспорадических электрических разрядов. От фонаря его кабины осталось чуть меньше половины изначального размера.
  
  Он вздохнул. "Хорошо, отказ катапультирования и астромех поврежден. Искалеченный здесь, " - сказал он в свой коммуникатор. "Жду ручной эвакуации.."
  
  "Немного занят сейчас, Хобби. Доберемся до тебя после того, как мы вычистим этих имперцев."
  
  "Не торопись. Я никуда не собираюсь уходить. Кроме того, знаешь, что относит. Медленно. Очень медленно."
  
  "Пожалуйста, - молился он молча, пожалуйста, пусть это будет тихо. Или Малыш, или Стендро . Кто угодно, только не Янсон.
  
  
   Он продолжил эту мольбу, как своего рода медитацию, своего рода способ, о которым Люк говорил: закрыл глаза и представил себе, что Ведж буксирует свой крестокрыл назад к точке прыжка. Через некоторое время он обнаружил, что этот образ неубедителен - как-то ему никогда не везло - и поэтому он циклически стал перебирать других Бродяг, и когда они начали ему надоедать, он решил, что это будет сам Люк. Или Лея. Или, скажем, Уинса Страрфлер, которой всегда удавалось выглядеть абсолютно Звездно. Такая сильная и независимая девица - иногда-в-беде, еще в тех, довоенных имперских голодрамах. Знаете, иногда ведь представляешь себе то, что никогда не произойдет, но все равно было бы интересно.
  
  Это оказалось достаточно интересным, ему удалось выйти из баланса битвы и соскользнуть в сон с улыбкой на лице.
  
  
  Он неосознанно продолжал улыбаться, пока особенно блестящая вспышка не пронзила его веки, и он проснулся, хмуро уверенный, что всё, что прямо рядом с его кораблем что-то взорвалось и наконец-то поглотило его. Но затем последовала еще одна вспышка, и еще одна, и с болезненным поворотом его тела он увидел, что рядом, всего в нескольких метрах, крейсирует истребитель Уэса Янсона. А также ручную голокамеру, которую Янсон прижал к колпаку кабины, продолжая нащелкивать картинку за картинкой.
  
  Хобби снова закрыл глаза. Лучше бы уж взорвался.
  
  " Нужно еще несколько снимочков сделать." Ухмылка Янсона была определенно порочной. "Ты прям как странная помесь летчика-истребителя и бетравианского жвачкощипа."
  
  
  Хобби устало покачал головой; жалкие попытки юмора Янсона всегда утомляли. "Уэс, не знаю даже о чем ты."
  
  - Конечно знаешь, Хобби. Летчик-истребитель - это тот, кто летает на крестокрыле и не взрывается. Проверь по словарю. Хотя я понимаю, тебя это смущает."
  
  "Нет, я имею в виду..." Хобби закусил губу так сильно, что почувствовал вкус крови. "Херово, Уэс?"
  
  "Да, приятель?"
  
  "Я говорил тебе сегодня, как сильно тебя ненавижу?"
  
  "О, конечно, твои губы говорят: "Я тебя ненавижу ", но твои глаза говорят..."
  
  "Что однажды я тебя во сне убью?""
  
  Янсон усмехнулся. "Ну типа того."
  
  "Все уже закончилось, да?"
  
  "Осталось чуть. Большинство из них сбежали."
  
  "Скольких мы потеряли?"
  
  "Всего Восьмого и Одиннадцатого, но Эван и Фейлис выбыли чистыми. Ничего такого, чего бакта за пару недель не вылечит. Да еще мой ведомый как батравианский жвачкощип..."
  
  "Ты - ведомый, болван. Может быть, я должен сказать чудак на букву М. Хобби снова вздохнул. "Я думаю, Ведж счастлив, во всяком случае. Все идет по плану..."
  
  "Ненавижу, когда ты так говоришь."
  
  Да? Почему?"
  
  "Не знаю. Ну, просто... у меня от него мурашки по коже. Счас подключу этот буксирный кабель, а ты пока поспи; это долгий круиз до PRP."
  
  - Отлично, как скажешь, - сказал Хобби, снова закрыв глаза. "Я тут сон не досмотрел..."
  
  
  * * *
  
  
  "Хорошая работа, Ведж." Генерал Ландо Калриссиан, командующий спецоперациями Новой Республики, одобрительно кивнул в сторону мерцающего голубоватого голографической фигуры Веджа Антиллеса, висящей над его консолью. "Жертв нет?"
  
  - Ничего серьезного, генерал. Хобби, лейтенанту Кливиану - понадобится еще одна левая рука..."
  
  Лэндо улыбнулся. "Это какая же по счету, в общей сложности?"
  
  "Я сбился со счета. Как продвигается с вашей стороны?"
  
  "Хорошо и чуть похуже," - Ландо пробил свой отчете об отслеживании. "Похоже, что наши мародеры находились в системе Тэспан."
  
  Блестящий план Веджа стал блестящим полностью по необходимости; обычный метод обнаружения скрытой базы мародеров - подвергнуть захваченного пилота или двух нейронному зондированию - оказалось намного сложнее, чем кто-либо мог предположить. Шедоуспаун, он же Исчадие Тени, казался очень решительным, чтобы сохранить свою конфиденциальность; после дюжины рейдов почти за два месяца, многие глубоко внутри территории Республики и стоили сотен тысяч гражданских жизней, никто из мародеров Шедоуспауна никогда не был взят живым.
  
  Это был больше, чем просто отказ сдаться, хотя мародеры показали тревожную тенденцию. Оказавшись в неминуемой опасности, они взвывали себя, предварительно выкрикнув слова: "За Шедоуспауна и Империю! Вперед на восстановление!" Судмедэксперты, изучающие обломки разрушенных Сид-Защитников, предположили, что звездолеты были оснащены каким-то необъяснимым типом блокировки мертвеца, уничтожающим корабль и пилота, даже если пилот просто потерял сознание.
  
  
  Блестящая часть блестящего плана Веджа состояла в том, чтобы скрыть сотни тысяч миниатюрных твердотельных транспондеров среди заказных флетчет-торпед Разбойного Эскадрона, прежде чем дать мародерам довольно достаточно приклеиться и позволить остальным убежать.
  
  Не похожие на обычные приборы отслеживания, эти приемоответчики не подава никакого сигнала - таким образом не требовали никакого электропитания. Эти транспондеры были полностью инертны, пока их не вызывали очень специфичным подпространственным сигналом, который они также отражали очень специфическим образом. И поскольку единственные транспондеры этого очень специфического типа во всей галактике были загружены в торпедные аппараты эскадрильи Бродяг, дрейфующих в точке засады в глубоком космосе вдоль Кореллианского пути, поселившись в различных частях бронированных корпусов определенной группы Сид-Защитников, обнаружение системы, в которую бежали Сид-Защитники, на самом деле было несложным.
  
  Голограмма Веджа приняла смутно озадаченное выражение. "Tэспан. Звучит знакомо, но я не могу определить..."
  
  "Внутреннее Кольцо, снаружи от Хайдианского пути."
  
  "Это была та часть что чуть похуже."
  
  "Да. Нет прямых полос движения - и большая часть путей проходит через системы, все еще удерживаемые имперцами."
  
  "Почти заставляет вас желать одну из старых планетоубийц Палпатина."
  
  "Почти", - улыбка Ландо исчезла, и прозвучало так, будто он не шутил. "У Империи был оружейный комплекс на Tеспане II - они там тестировали различные конструкции своих гравитационных проекторов..."
  
  "Вот и все!" изображение молча щелкнуло пальцами - звук был отфильтрован шумопоглотителем голопроектора . "Большая Толкучка!"
  
  Ландо кивнул. "Большая Толкучка."
  
  "Я слышал, что на Тэспане не осталось ничего, кроме астероидного поля, как на Кладбище Альдераана."
  
  "Тэспан был куротным миром. Не очень известным, но очень красивым; у моих родителей был там летний домик, когда я был ребенком."
  
  "Есть ли прогресс в сведениях о Шедоуспауне?" 
  
  "Нам только удалось определить, что никто с таким именем никогда не был зарегистрирован как имперский чиновник. Явно вымышленная личность." 
  
  "Этот парень, должно быть, какой-то псих."
  
  "Я сомневаюсь. Его выбор базы положительно вдохновил; обломки от Большой Толкучки не успели осесть на стабильные орбиты." 
  
  "Это похоже на Кладбище Альдераана." 
  
  "Хуже, Ведж. Намного хуже."
  
  Изображение Веджа, по-видимому, издало низкий свисток; голопроектор барахлил. "Звучит уродливо. Как мы туда доберемся?"
  
  "Это не так", - Ландо глубоко вздохнул, прежде чем продолжить. "Это именно та ситуация, для которой мы разработали Оперативную группу быстрого реагирования."
  
  Образ Веджа медленно, понимающе кивнул. "Тогда ударим их нашей Большой Палкой. Шмякнем их хорошенько и пусть бегут, как проклятые."
  
  "Это лучший выстрел, который у нас есть."
  
  "Вероятно, вы правы; обычно вы правы. Но будет больно, если меня там не будет."
  
  "Достаточно верно. Но у нас есть и другие проблемы - да и ОГБФ находится в умелых руках."
  
  "Получил это право. Ведж вдруг усмехнулся. - Кстати, об этих умелых руках, передайте от меня привет генералу Люку Скайуокеру." 
  
  "Передам, Ведж. Обязательно передам."
  
  
   Глава 2
  
   Командный центр крейсера "Правосудие" заполняла голорепрезентация системы Тэспан, схема которой освещала всё полупрозрачным призрачным синим цветом. Облака медленно крутились и вращались, сливались и разделялись, проходили сквозь друг друга. В центре голограммы возвышался темный диск астероидного поля, толщиной с фалангу большого пальца человека. Планета Миндор, обозначенная блестящей точкой, висела чуть в стороне, располагаясь примерно в метре перед носом генерала. Он едва видел это, погрузившись в мрачное созерцание того факта, что он был как минимум на десятилетие моложе всех присутствующих в комнате.
  
  
  Рассматриваемый генерал был самым новым, а также самым молодым генералом в Объединенных силах обороны Новой Республики, широко известных как НРСО. Он не был похож ни на генерала, ни на солдата. Двадцать четыре стандартных года, а гладкие черты лица делали его еще моложе. Песчаные волосы, высветленные излучением дюжтны разных звезд, были все еще лохматыми, чем строгие прически военных, а вместо генеральской формы он носил простой, плотно облегающий летный костюм пилота истребителя, которым он недавно был. Только ранговая пластинка у него на груди отмечала его как генерала, и только отдаленная, скрытая сдержанность, как печать смерти в его ясных голубых глазах, показывала цену, которую он заплатил, чтобы заслужить свой ранг.
  
  
  Оружие на его портупее было таким же нестандартным, как и его внешний вид, это был не офицерский бластер, как можно было себе представить, подобного оружия не носил ни один генерал с конца Войны клонов.
  
  Он носил световой меч.
  
  
  
  До битвы при Явине семь из двенадцати капитанов имели свои команды - трое из них были командирами кораблей еще в Войнах клонов, прежде, чем он даже родился. Адмирал Кэлбек, командующий флотом, двоюродный брат Акбара, ему по крайней мере было шестьдесят с хвостиком, не говоря уже о Т'Chttrk, который даже не знал, сколько ему было лет, потому что его расу, насекомоподобных Т'kkrpks, открыли около ста лет назад, в это время Т'Chttrk давно уже был взрослым и потомственным офицером Сил обороны своей планеты.
  
  Обычно быть самым молодым вокруг совсем не мешало новому генералу. Он даже не обращал внимания. На этот раз его беспокоило то, что все эти опытные ветераны, лучшие командиры тактического взаимодействия Новой Республики, были настолько почтительны к его предполагаемой мудрости, что они даже не спорили с ним.
  
  Они предполагали, что раз уж он джедай, то знает, что делает.
  
  Если бы только это было правдой...
  
  Сейчас он правда не знал, должен ли он был позволять Хану уговорить его.
  
  
  
  * * *
  
  "Люк, Люк, - сказал Хан, обняв Люка плечи - в этом генеральском бизнесе нет ничего сложного." Думал, Люк не заметит его хитрую ухмылку. "Если я мог делать это, у тебя вообще проблем не будет."
  
  "Если это такая легкая работа, почему ты ушел в отставку?"
  
  "Есть дела поважнее, приятель. Хан закатил глаза на Лею." Принцесса довольно важна, но не настолько важна, что Новая Республика может позволить себе иметь на полную ставку VIP-пилота и телохранителя."
  
  - Телохранителя, - фыркнула Лея. "Если ты мой телохранитель, напомни, кто продолжает спасать тебя?"
  
  "Так ты доказываешь, что все еще любишь меня. Он ухмыльнулся и повернулся к Люку. "Серьезно, Люк, ты можешь это сделать. Тебе легко... ух, ты почти такой же умный, как я, и ты намного умнее, чем, скажем, Ландо. Все, что тебе нужно сделать, это держать рот на замке и с умным видом слушать твоих офицеров. Не позволяй им ссориться, и всегда делай вид, что ты знаешь, что делать дальше. Простая работенка. Скажи ему, Чуи."
  
  Чубакка полулежал на диване у игровой станции, заложив руки за свою огромную голову, и даже не открыл глаза. "Арооуовр. Реграррр."
  
  "О, ты мне очень помогаешь. Люк, не обращай на него внимания - он ненавидит офицеров."
  
  "Я не совсем уверен, что мне самому понравится быть одним из них."
  
  
  Предложение генерала о назначении на должность стало для Люка полной неожиданностью, и не очень приятной. Через пару месяцев после поражения Сси-руук, Люк пошел к Верховному командующему Акбару и попросил освободить его от командования эскадрильей. Он объяснил, что уже некоторое время чувствовал, что сможет лучше послужить Новой Республике в качестве джедая. Акбар, будучи бывалым старым солдатом, противостоял предложению Объедиенного командования по формированию новой Оперативной группы быстрого реагирования: летный отряд размером с флот, способный принести военную мощь в любую точки галактики в течение нескольких дней. "Если вы действительно хотите служить Новой Республике, юный Скайуокер, эта работа для вас.
  Я подозреваю, что ваше понимание джедаев будет полезнее в руководстве тактическими операциями, чем в медитации о путях Силы."
  
  На это у Люка не было ответа; он мог только попросить немного времени на обдумывание. Если уж предстояло принять судьбоносное решение, он пришел в
  
  место, которое почти было ему домом и чтобы поговорить с единственными людьми в Галактике, с кем он мог действительно быть самим собой.
  
  
  Они все сидели в пассажирском салоне "Тысячелетнего Сокола" и Люк, довольно путано пытался объяснить, что он чувствовал.
  
  "Это не просто", - сказал Люк. "Я уверен, что больше ничего не просто. Ты знаешь, что они собираются снимать обо мне голотриллеры? И не знаю, документально ли основанные на нападении на Звезду Смерти или они еще просто что-то выдумают!"
  
  
  "Да, я их уже видел." Хан ухмыльнулся, выудив ручной голопланшет из консоли дежарика и бросил его на стол. "Вот, купил пару месяцев назад, время занять, пока я жду, когда Лея закончит переговоры где-нибудь или просто закончит прическу."
  
  "Хватит шуточек о волосах, Соло", - сказала Лея. "Я не прикалываюсь." Люк взял плеер и перелистнул управление на титульную страницу. "Люк Скайуокер и драконы Татуина". "О, вы только гляньте на этот мусор? Он с отвращением покачал головой и бросил планшет обратно Хану, который аккуратно поймал его. "И я о том же, тупизм какой-то"
  
  
  "Что, на Татуине нет драконов?"
  
  - Есть, конечно, - сказал Люк. "Крайт-драконы. И они достаточно опасны, особенно если они поймают тебя в одиночку - но глянь на эту иллюстрацию! Мало того, что я никогда не сражался световым мечом в детстве, и уж точно, даю оставшуюся руку на отсечение, Крайт-драконы не дышат огнем!"
  
  "Да ладно, расслабься, Люк. Хан поднял голову над плеером, нежно улыбаясь. "Это для детей, понимаешь? И должен сказать, некоторые из них действительно хороши."
  
  - Особенно те, что о тебе, - мрачно пробормотала Лея. Люк уставился на него. "Ты что, издеваешься надо мной?"
  
  Хан пожал плечами, слегка покраснев, совсем чуть, ведь смущение было ему чуждо."Ну,знаешь ли, ты не единственный Герой Республики",
  
  "Хан..."
  
  "Спроси его лучше, сколько ему платят", - сказала Лея.
  
  "Ты и деньги получаешь?"
  
  "Эй, я же не джедай," - руки Хана поднялись, как будто он ожидал, что Люк что-то бросит. "Я подписал лицензионный контракт с парой продюсеров голошоу. После Явина. Ты понимаешь."
  
  "Я понимаю?"
  
  "Да, если поймешь, - сказала Лея, - может, хоть мне объяснишь."
  
  "Да это всё была идея Ландо," - начал оправдываться Хан. "Ладно, слушай, сначала я заключил сделку, а уж потом понял, что делаю. Конечно полная фигня, но безобидная. "Хан Соло и Пираты Кесселя", "Хан Соло в логове космических слизней"
  
  "Она не безобидная. Ты видел то, что они назвали "Люк Скайуокер и Месть джедая"?"
  
  Хан посмотрел сомнительно. "Я думал, джедаи не мстят."
  
  
  "Они не ... в смысле, мы не... Я не знаю, сам не знаю что имею в виду. Они заставили меня убить собственного отца, чтобы отомстить за смерть Палпатина! Это просто так... это отвратительно!"
  
  
  "Успокойся, Люк. Ну и что, что сценаристы немного переборщили. Что в этом плохого? Немного пиф-паф - и ты весь такой крутой, понимаешь?"
  
  "А если я не хочу так выглядеть?"
  
  "Людям нужны Герои, из-за таких героических рассказов люди и становятся героями."
  
  "Я думал, героями становятся, совершая что-то героическое."
  
  "Ну ты понял, про что я ."
  
  "Да. И это часть моей проблемы. Все на меня смотрят, наблюдают. Как будто пытаются выяснить, кем я окажусь. И пытаюсь найти способ извлечь прибыль с этого."
  
  Хан развел руками. "Это заставляет галактику вращаться, приятель."
  
  
  "Ну может быть и так", - сказал Люк. "Но я не должен быть частью этого. Может быть, именно из-за этого как-то неправильно, быть генералом. Это как, я не знаю... как будто я продвигаю себя вперед. Как будто я каким-то образом уговорил Акбара на это, чтобы я мог продолжать быть эдаким сказочным персонажем."
  
  "Ты и так сказочный персонаж, Люк. Вот что я пытаюсь тебе сказать."
  
  "Быть генералом... отправляя других людей туда, где им придется лишать кого-то жизни или погибнуть самим... Люк снова покачал головой. "Разыгрывать из себя героя, когда ты за главного, просто причиняя страданья многим людям."
  
  "Кто разыгрывает?"
  
  "Люк, это назначение - прекрасная возможность, и не только для тебя", - сказала Лея. "Мощь Силы - это не единственная сила, и есть способы помочь людям, которые намного эффективнее, чем ударить что-то световым мечом. Как джедай, ты можешь иногда спасать принцесс, попавших в беду, но как генерал, ты можешь спасти тысячи жизней. Миллионы. Ты нужен Силам обороны, Люк."
  
  "Я не смогу победить тебя в споре, Лея. Я не политик, а в школе Анкорхеда не
  
  было команды по дебатам. Но... я ведь джедай. Я - джедай. Стать генералом... это просто не кажется правильным."
  
  
  "Ну, знаешь, я тогда был еще ребенком, - медленно сказал Хан, - и работая на Шрайка, знаешь, мне было чем заняться, чем новости слушать, ну ты если понимаешь. Но, кажется, я припоминаю, что твой друг Кеноби еще тогда, в Войнах Клонов, сам был генералом."
  
  "Знаю. Но он почти не говорил об этом."
  
  - Он всегда был скромным, - сказала Лея. "Мой оте... ах, мой приемный отец столько историй об Оби-Ване рассказывал. Он был великим героем Республики. Вот почему я обратилась к нему, когда меня раскрыли."
  
  Люк покачал головой. "Не такую жизнь я себе представлял."
  
  
  "О, Неужели это все?" Хан сказал. "Да ладно, Люк - никто не заканчивает свою жизнь так, как они ожидают."
  
  "Разве?" Люк сказал. "Я вот тут подумал об одном парне - он заполучил себе корабль, ушел в отставку, снял с себя военные погоны, и вообще делает все, что хочет. В основном просто летает по галактике со своим вторым пилотом, спасая принцесс и тому подобное, и никому не отчитывается, кроме себя..."
  
  "Ни перед кем не отчитывается? Ты наверно шутишь?" ужаснулся Хан. "Люк, ты когда-нибудь видел свою сестру? Люк Скайуокер, Татуин, позволь представить тебе принцессу Лею Органу из ...!"
  
  - Чрезвычайно острого локтя, - закончила Лея, мгновенно ткнув его локтем по ребрам.
  
  "Ну ладно, всё, мир, а?" Хан потер бок, скроив страдальческую физиономию. "Всё, шутки в сторону, Люк. подумай об этом. Если бы мы с тобой оба прожили жизнь, которую ожидали, мы всё ещё летали бы непонятно где, непонятно для кого."
  
  "Ты думаешь?"
  
  - Конечно, - сказал Хан. "Пилотами Сид-истребителей, работая на Вейдера"
  
  Люк отвернулся.
  
  "Иногда вещи не идут по плану, - сказал Хан. "Ты должен плыть по течению, понимаешь? Я имею в виду, доверять Силе, верно? Если Сила предоставила тебе этот шанс, ты же должен им воспользоваться?"
  
  - Я не знаю, - признался Люк.
  
  "Почему бы тебе не спросить самого Кеноби, в следующий раз, когда он появится в виде приведения Силы?"
  
  "Он не приведение..."
  
  "Не важно. Ты знаешь, что я имею в виду."
  
  Люк покачал головой, вздохнув. "Он... больше не приходит. Прошли недели с тех пор, как я его видел. Он отдаляется. Слишком далеко, чтобы вступить в контакт."
  
  "И, может быть, это что-то значит", - сказала Лея. Люк бросил на нее резкий взгляд, и она пожала плечами: "я знаю о том, чтобы быть джедаем, меньше, чем ты о том, как быть политиком... но тебе не кажется, что твоя нерешительность сама по себе означает, что ты был, ну... склоняешься не в ту сторону? Я имею в виду, разве обычно ты не такой... знаешь?"
  
  "Да, - тихо сказал Люк. "Да, обычно я так и делаю."
  
  
  Ему живо вспомнилось высказывание Йоды, он почти слышал голос учителя: "Если далеко от Силы обнаруживаешь себя ты, надеюсь понять сможешь, что это не Сила тебя перенесла".
  
  "Я полагаю, - неохотно сказал Люк, - это не обязательно должна быть карьера..."
  
  Широкая усмешка покатилась по лицу Хана. "Ты согласен?"
  
  Люк кивнул. "Да."
  
  Хан хлопнул его по плечу. "Спасибо, приятель! Ты самый замечательный из всех!"
  
  "Спасибо за что?"
  
  Он всю дорогу улыбался. "Акбар поклялся, что если я тебя не уговорю, он до меня доберется. Хан Соло и Оперативная группа быстрого реагирования просто не имеют шанса на успех без тебя, понимаешь?"
  
  
  
  
  
  * * *
  
  "Вот радиус действия притяжения Миндора" Командир Тревиш, координатор оперативной группы разведки, был следующим самым молодым после Люка в комнате, а он был на пять лет старше Хана, не говоря уже о Люке. Он поковырял большим пальцем, и точка Миндора выросла в сферу диаметром примерно с дециметр. "Стандартное боевое размещение наших двойных Семерок здесь."
  
  Три новые точки образовали равносторонний треугольник вокруг планеты, примерно параллельный плоскости эклиптики системы. Четвертая и пятая точки появились над и под плоскостью. Пять двойных семерок были всем комплексом ударных сил крейсеров CC-7700/E "Запрещающий", каждый из которых мог сгенерировать искусственный гравитационный колодец до нескольких сотен планетарных диаметров. Когда Тревиш вызвал изображение, показывающее воздействие гравитации DS, область заполнили перекрывающиеся сферы, эффект которых простирался примерно на пять световых минут в поперечнике - около девяноста миллионов километров,-в которой гипердвигатели просто не будут функционировать.
  
  
  "В то время как модернизация оружия серии E дает двойную семерку существенных возможностей точечной защиты, каждый из них потребует полного прикрытия эскадрильями истребителей, потому что у нас просто нет адекватной информации по целям войск. Мы можем столкнуться с чем угодно, от нескольких десятков до нескольких тысяч неучтенных Сид-Защитников; записи, захваченные во время операции "Спирана", показывают, что подтверждена пропажа более десяти тысяч Сид-Защитников,. Плюс, конечно, нельзя сказать наверняка, что на оставшихся территориях, лояльных Империи, нет действующих производств. Не говоря уже о том, что у него могут быть перехватчики или другие истребители, базирующиеся вне системы. "Капитан Трент, командир регулятора, наклонился ближе. "И корабли?"
  
  
  "Войска Шедоуспауна никогда не применяли линейных кораблей."
  
  "Это не значит, что у него их нет."
  
  "Да, сэр. Но есть элементы системы, которые предполагают, что мы столкнемся в первую очередь со звездными истребителями. Просто невозможно угадать, сколько их будет."
  
  Т'Чттрк проскрежетал и нажал на вопрос. Его протокольный дроид серии D, D-P4M, наклонил свою изящную вольфрамовую голову и пробормотал: "командир почтительно просит сообщать о любых хороших новостях."
  
  
  "Командир", - сказал Тревиш, "это хорошие новости." Он снова орудовал своим джойстиком. "Плохая новость выглядит так."
  
  
  Полупрозрачные облака, пронизывающие симуляцию, уплотнились, будто став будто действительно осязаемыми. "Представляю наши лучшие данные, полученные сканерами дальнего действия - поле обломков от разрушения Tэспана  II. Так называемая Большая Давка, произошла в результате аварии на имперском испытательном полигоне при испытании нового сверхтяжелого гравипроектора. Планета была полностью измельчена, и превращена в мусор, размеры которого колеблются от микрометеоров до астероидов в несколько километров в диаметре. Это произошло всего четыре стандартных года назад; обломки еще не вышли на устойчивые орбиты. Хуже того, планеты были связаны во время Большого крушения, и Миндор был внутренней планетой из этих двух. Так как обломки Тэспана II двигаются по внутренней спирали к звезде, собственная гравитация Миндора захватила большие массы их, и они движутся по эксцентричным, нестабильным орбитам вокруг себя."
  
  Адмирал Кэлбек наклонился вперед, подергивая усами под подбородком . "И нет никакого способа составить схему этих орбит?"
  
  "Коммандер, даже если бы мы могли сканировать их, все, чего мы не можем - ни один компьютер не может надежно проложить свои пути; в этой ситуации, то с чем мы столкнемся, даже орбитами нельзя назвать. Там немыслимая каша, всё что угодно, от гравитационных эффектов до откровенного столкновения. Обратите внимание на эти цифры..."
  
  
  Каждое отдельное облако теперь было пронумеровано, светящиеся числа дрейфовали вместе с ними. Числа медленно менялись, ползли вверх или вниз; когда облака дрейфовали вместе, зоны перекрытия производили свои собственные числа - более высокие. "Эти числа представляют наши лучшие результаты оценки плотности материала, для каждого крупного облака космического мусора. Каждое отражает количество тактически значимых объектов на кубический километр. Под тактически значимым мы подразумеваем достаточно большое, способное нанести существенный ущерб кораблю флота, несмотря на оборонительный огонь и и противомереоритную защиту."
  
  -"Эй, минуточку", рявкнул капитан Петрелл, седой кореллианский командир достаточно грубо, так что по крайней мере четыре других офицера вздрогнули. "Да некоторые из этих чисел выражаются сотнями?"
  
  "Да, сэр."
  
  Капитаны обменялись мрачными взглядами. Перспектива привлечения крейсеров, которые сами были размером с приличную долю кубического километра, в такой астероидный шторм, была мрачной.
  
  "Позвольте мне сказать по-другому." Еще один поворот на пальце произвел новые фигуры в облаках. " Эти новые цифры представляют собой оценочную вероятность катастрофического воздействия, которое приводит к значительному ухудшению боевой функции и экипажа."
  
  Люк закрыл глаза. "Значительное ухудшение боевой функции. Это означает, что люди погибнут, не так ли? А корабли искалечены или уничтожены?"
  
  
  "Да, сэр."
  
  "Так и говорите."
  
  "Сэр?"
  
  "Это приказ, Тревиш. Никаких эвфемизмов." Он печально размышлял о том, что еще пять лет назад, на самом деле, он не знал, что означает смерть людей - его первым настоящим ощущением смерти были обугленные трупы дяди Оуэна и тети Беру, и запах дыма в Татуинских сумерках...
  
  С тех пор он многому научился. Не все дело было в том, чтобы быть джедаем. "Да, сэр. Это по-джедайски, сэр?"
  
  - Нет, - сказал Люк. "Это по-Скайуокерски. Когда вы говорите о ком-то так, как о средстве, которое может сломаться, слишком легко забыть о людях."
  
  
  "Да, сэр."Тревиш повернулся к голокартинке. " В качестве базовой линии мы использовали двойные семерки, поскольку они примерно среднего размера для целевой группы. На этом этапе вероятность получить катастрофическое воздействие для наших кораблей, где-то примерно одна целая, восемьдесят пять сотых процента..."
  
  "Это меньше, чем один из пятидесяти!" Капитан Петрелл покачал головой, посмеиваясь. "На минуту, ты меня напугал!"
  
  Люк сказал, глаза все еще закрыты: "Каковы временные рамки?"
  
  "Сэр?"
  
  "1,85 процента в течение какого времени?"
  
  "О, да. Этот процент вероятности включен, ну, при включении, т.е. сразу же"
  
  Капитан Петрелл перестал хихикать.
  
  
  Люк кивнул. "А после этого?"
  
  "Что ж, Статистическое моделирование носит комплексный характер. По скользящей шкале, с допусками, предположив, что вы не мгновенно уничтожены, путем вычислений, мы..."
  
  "Ну, скажем, через час."
  
  Когда цифры появились, выражения стали еще более мрачными. Через час вероятность составляла более двадцати процентов. "Итак, практически, - пробормотал Люк, - вы хотите сказать, что через час после начала этой операции мы потеряем два корабля. И это если предположить, что противник вообще ничего не делает."
  
  "Ну, расчеты немного сложнее, чем..."
  
  "В принципе."
  
  Тревиш виновато кивнул. "В основном. Утвердительный ответ."
  
  "Это кладбище", - сказал Патрел. "Отправить туда капитальные корабли - отправить их на заклание."
  
  
  "Система Tэспан", - сказал Тревиш, "почти идеальная база для звездных истребителей. В них вы не только меньшая цель для астероидов, но и достаточно маневренны, чтобы уклоняться от них. Но чтобы запереть Шедоуспауна там, нам нужны корабли-заградители. Иначе всё его войско может просто исчезнуть в гиперпространстве. Но наши заградители настолько уязвимы, что мы не можем позволить себе привлечь их."
  
  - Лорд Шедоуспаун, - пробормотал Люк. "Неглупый человек. Он знал, что делал, когда выбрал Миндор."
  
  Он поднял взгляд и глубоко вздохнул, отчаянно желая, чтобы он смог украсть час или два на отдых и медитацию, и попытаться призвать хоть немного джедайской проницательности, но на это просто не было времени. Если бы только Бен - или Мастер Йода, или даже его отец - могли бы прямо сейчас вставить мудрое словцо... но какой бы частью они ни оставались активными в Силе, очевидно, у них были дела в другом месте. И так уже несколько месяцев.
  
  Никакого озарения из Силы. Все, что у него было для озарения, был он сам.
  
  Лучше бы этого хватило.
  
  Он вздохнул. "Ну, мы не можем их ждать, и мы не можем выследить их. Даже не можем дать подготовленное сражение. Остается только один вариант."
  
  Адмирал Кэлбек кивнул. "Использовать превосходство в силе. Навести страха и ужаса", - сказал он.
  
  Командир Тревиш наклонил голову . "В конечном счете, это может спасти жизни. Как минимум, наши. Может быть, даже их. Если мы вообще даже мысли не оставим им, что они смогут пробиться наружу, они могут просто сдаться."
  
  "Спасение жизней - это здорово, если мы это сумеем. Победа более важна", - сказал Люк. "Если мы позволим силам Исчадия Тени сбежать, они могут разбежаться. Уйдут в бега - распадутся на небольшие, самостоятельные отряды. Мы лучше, чем кто-либо в галактике знаем, какой ущерб может нанести такое децентрализованное партизанское движение мятежников - так мы разрушили Империю. Возможно, это наш последний шанс заняться силами Шедоуспауна в открытом противостоянии.
  
  
  Люк оглядел присутствующих, поочередно встречая взгляд каждого командира. "Каждый из вас должен понять это. Мы ничего не оставляем, кроме небольшого резерва, чтобы прикрыть наши силы, если что-то пойдет не так. Это полная самоотдача. Все или ничего."
  
  
  Один за другим командиры отвечали на его взгляд с суровым признанием.
  
  "Хорошо, - сказал Люк. "В течение часа мне нужны отчеты о тактической готовности. Мы выдвигаемся в три."
  
  
   Глава 3
  Эона Кантор, разведчица армии Новой Республики, лежала на зазубренной вершине холма, пытаясь рассмотреть сквозь запотевшие электрокуляры, передние линзы приходилось без конца очищать от носившихся в воздухе частиц вулканического пепла, которого здесь, в атмосфере Миндора было предостаточно. Зато осколки остывшей лавы удачно скрывали ее силуэт от тепловых сканеров, да и скала вокруг нее была согрета полуденной жарой, а кусочки лавы, прилипшие к костюму выживания, делали ее камуфляж идеальным против датчиков видимого света. Тут уж ничего не поделаешь, раз менее чем в десяти километрах располагался огромный дымящийся вулканический купол.
  
  
  То, что этот вулканический купол был огромным и курящимся, ее мало интересовало; ее больше заботило окружающее его двойное кольцо турболазерных башен планетарной обороны, да целые тучи TIE истребителей, которые, как рои мошкары, текли в небо из всех виднеющихся пещер на склоне горы.
  
  Именно так это и выглядело каждый раз, когда она мельком видела.
  
  
  Она нахмурилась, откинув со лба прядь оранжевых волос, и еще больше увеличила изображение электробинокля. "Я не понимаю", - сказала она. "Трипп, он уверен насчет глушилок?"
  
  С нескольких метрах ниже и позади нее человек в такой же экипировке пожал плечами. "Всё что я могу сказать вам, что Боаки говорит мне. Подпространство чисто. Если бы мы хотели, мы могли бы послать сигнал хоть до пятна Тригаски."
  
  "Почему Шедоуспаун выключил свои подпространственные глушилки? Сразу же после облавы. В этом нет никакого смысла."
  
  "Откуда я знаю, хочешь у него спроси"
  
  "Дай мне только до него добраться, - пробормотала она сквозь зубы, - я уж найду темы для разговора".
  
  
  "Я засек что-что!" Этот крик раздался с другой стороны холма, из устья пещеры, где ждали остальные ее люди. "Эй, Эона! Эй, у меня есть кое-что!"
  
  Эона припала к скале и прошипела: "Трипп! Скажи этому идиоту, чтобы не кричал!"
  
  "Для чего? Вокруг никого нет, некому услышать."
  
  "Ты будешь со мной спорить?"
  
  "Ой, Эона, давай..."
  
  "Шедоуспаун напичкал эти холмы звуковыми зондами. Там может оказаться наземный патруль. Ты знаешь, как плавители находят нас? Нет? Я тоже. Пока мы не сделаем это, следующий, кто завопит, получит бластером промеж глаз."
  
  "Эона..."
  
  "И следующий парень, который будет спорить со мной, поднимет его..."
  
  "Все в порядке, все в порядке. Эона, расслабься, хорошо?" Трипп уже был на полпути по склону к пещере.
  
  Бинокль Эоны заклинило. Она расслабится, когда улетит с этого вонючего каменного шара.
  
  
  Сзади нее раздался шорох ботинок на лаве, это Трипп пробирался обратно по склону. - Да ничего страшного, - сказал он.
  
  " Ничего - это что?"
  
  Трипп махнул рукой. "Ничего вроде ничего. Всего пара пиков."
  
  Хмурость на лице Эоны усилилась. "Пиков?"
  
  "Да - какой-то сигнал, и эхо, как отклик транспондера..."
  
  "Я знаю, что такое пик", - сказала она сквозь зубы. "И откуда он сигналил?"
  
  Трипп пожал плечами. "Извне системы, вероятно. Ретранслятор Голонета или типа того."
  
  "А ответ пришел отсюда?"
  
  "Ну, конечно, гм... откуда ты об этом знаешь?"
  
  Она уже сама отползла со своей позиции и спустилась по склону. "Вставайте! Всем встать!"
  
  Люди в костюмах противолавовой защиты вскарабкались на ноги со всех концов маленькой пещеры.
  
  "Так, по к?ням, народ." Эона направилась через них к своему спидеру. "Я хочу, чтобы каждый спидер, свуп и скиммер через пять минут были в воздухе. Никаких припасов не брать, кроме оружия, элементов питания и аптечек. Объявляю полную боевую готовность."
  
  "Тревога?" Трипп сказал, когда он бросился за ней. "Да что происходит?"
  
  "Ты думаешь, это совпадение, что после нескольких месяцев, эти глушилки отключились только сейчас? Как раз вовремя, чтобы пропустить сигнал передатчика, который, вероятно, идет от какого-то трекера?"
  
  Трипп нахмурился. "Что, это ловушка?"
  
  "Не для нас. И нам нужно убедиться, что мы не вмешиваемся." Эона вытащила свой бластер и проверила заряд, затем лихо прокрутив на пальце, плавно вложила в кобуру. На мгновение, она улыбнулась. Но только на мгновение. "Мы подождём и посмотрим, но мы должны быть готовы убраться."
  
  *****
  Полковник имперской авиации Клик стоял навытяжку, по стойке смирно, под его левой рукой в черной броне поблескивал черный полетный шлем. Его не трогали просьбы и проклятия, рыдания и случайные крики пленных, слышащихся позади из Центра Сортировки, он стоял прямо перед огромной дюрасталевой плитой, которая запечатывала дверь в бункер - подъемную площадку для истребителей, вырезанную в стене этой вулканической пещеры. Вскоре бронеплита отъедет в сторону и Пешка придет к вызванному, и Клик будет возвещен о присутствии лорда Шэдоуспауна.
  
  Чтобы ощутить на себе последствия своего провала.
  
  Несмотря на дюрастилового оттенка седину ничтожного остатка его волос, глубокие морщины у него на лице и шрам от ожога, который поднимался по лицу вверх по остаткам его левого уха, когда он снимал этот шлем... все кто знали штурмовиков, знали, что они смотрели на что-то особенное. Клик был одним из оригинальных клонов Джанго Фетта, ветераном Войны клонов от Джеонозиса до Восстания Джедаев, и он гордился этим. Это был его единственный пункт тщеславия; его совсем не коробило как немного глупо звучит его позывной, навешенный на него сомнительным джедайско-падаванским юмором, где-то уже с двадцать пять лет назад. "Клик" - краткое обозначение "километра", отсылающий к его идентификатору еще с клонских яслей, а точнее - ТР-1000, пилот-солдат номер одна тысяча.
  
  Обширная пещера вокруг него была расширена из массива переплавленного местного камня, после чего была синтез-формирована в схрон, покрытый черным стеклом. Его стены и потолок мерцали отраженным холодным зеленым светом, исходящим от мягко качающегося скопления репульсорных световых шаров, плавающих в десяти метрах над полированным полом. То тут, то там, рассеянными группками стояли и сидели заключенные, или даже лежали, вытянувшись, если на голом холодном полу можно было говорить о комфорте.
  
  Заключенные представляли собой пеструю группу - от нищих до аристократов, от воров до офицеров-повстанцев. Фактически, именно узники были целями набегов авиации полковника Клика, в прошлые месяцы он проводил облавы всюду по Среднему Кольцу, хватая трех или четырех здесь, полдюжины там, понемножку, чтоб не вызвать подозрение у мятежников. Мародерство, сами эти набеги - и разрушения оставляемые позади - были всего лишь камуфляжем, так, чтобы эти захваченные считались мертвыми или пропавшими без вести их семьями, друзьями и их соответственно планетарными правительствами, как жертвы, сопутствующие массовой резне. Клик отлавливал потенциальных одаренных Силой...
  
  
  Эти заключенные исчезали навсегда.
  
  Исчезали здесь, на Миндоре. В Центре Сортировки лорда Шэдоуспауна.
  
  Позади Клика, четыре или пять из Пешек дрейфовали среди заключенных, края их длинных одежд волочились за ними. Пешками были преобразованные люди - аватары воли лорда Шэдоуспауна. Тут и там Пешка могла бы остановиться, от ее широкого возрастающего головного убора появлялась пугающая красноватая тень, падающая на того или иного заключенного. Эти Пешки никогда не говорили, и их выражения никогда не изменялись - и не могли измениться, поскольку их лица были только голомасками спроектированными их Коронами - но иногда из мрачного широкого рукава простиралась бледная рука. Если заключенный был удачлив, то режущий жест приносил быстрый, избавляющий от мук выстрел бластера в спину зека. Если узнику везло меньше, длинная бледная рука задерживалась, ложась на его голову, она указала бы, что этот заключенный будет избран в Пешки.
  
  По внезапному нытью нервного станнера позади него, в пещере, Клик понял, что другой пленный был избран. Конечно же: вскоре пара Пешек приблизилась, таща парализованного молодого парня пятнадцати-шестнадцати лет. Дюрасталевая плита отступила, затем тихо скользнула в сторону, показывая сформированный расплавом коридор вне пещеры. Клик все также стоял по стойке смирно, без малейшей вспышки сострадания, поскольку Пешки проволокли юношу мимо него через сводчатый проход и вниз по коридору.
  
  Он ждал так долго, по стойке смирно, с тех пор, как Сид-Защитники его истребительной группы прихромало домой после катастрофической атаки на ложную "Королеву Кореллии". Он был совершенно готов полностью ждать весь день и следующий день, также. Если необходимо, Клик был готов ждать всю неделю.
  
  Это было не от страха перед гневом Шэдоуспауна; лорд Теневого Трона не был сумасшедшим, как убийца Вейдер, который в припадке ярости мог убить лояльного подчиненного. Клик - клон, и он будет стоять по стойке "смирно", пока он не умрет от голода.
  
  
  
  Затем явился Шэдоуспаун.
  
  Никто не знал его настоящего имени. Никто не знал, откуда он прибыл. Но всем клонам было ясно, как только они услышали его голос, что это был не просто мофф, адмирал или генерал с манией величия. Само присутствие Шэдоуспауна внушало такое же чувство, как и благоговение, когда представал пред самим Императором.
  
  Когда всюду по Имперским областям начал вспыхивать слух о возможном втором пришествии Палпатина, прозвучало имя нового лидера, таинственного человека с хитростью и харизмой. Клик был назначен на должность командира звена в подчинении адмирала Крэвена, самозваного военачальника мелкого звездного кластера, и был послан с его подразделениями, чтобы уничтожить этого выскочку. Но рассматриваемый выскочка встретил авиакрыло Клика с приветствием вместо боя... и приветствовал его множеством подлинных командных кодов, даже собственных секретных кодов Палпатина, что были скрыты глубоко в ядре программирующего чипа, полученного Кликом еще в яслях на Kamino. Шэдоуспаун утверждал, что был назначен Палпатином, чтобы быть его доверенным слугой, сохранить трон для избранного наследника Палпатина; Палпатин дал эти коды ему для того, чтобы каждый лояльный клон узнал в Шэдоуспауне законного, хоть и временного правителя Галактики.
  
  Он был тем, кто показал Клику рассказ об измене Вейдера, чудовищном подлом убийстве своего давнего друга и благодетеля, рассказе столь темном и ужасном, что даже сейчас, Клик вздрагивал, когда думал о этом.
  
  Почему?! Да Vader умер бы годы тому назад, без заботы и щедрости великого человека, которого он в конечном счете убил; среди клонов было хорошо известно, что жизнь Дарта Вейдера спасли из милости, бесплатно, в медцентре, содержавшемся на средства наследства Палпатина, в Центре хирургической реконструкции Императора Палпатина на Корусканте. Забота и щедрость Палпатина не только спасла жизнь Вейдера, но и одарила его механическими руками и ногами, превратив беспомощную калеку, в возможно, самого влиятельного человека, которого когда-либо знала Галактика.
  
  
  
  Это было все просто небольшой частью самого захватывающего голотриллера, из всех виденных Кликом, его создал сам Шэдоуспаун и теперь фильм циркулировал среди систем, все еще лояльных к Имперской Мечте, под названием "Люк Скайуокер и Месть джедая".
  
  Голотриллер в ярких деталях показывал, как росло безумие Вейдера, наряду с его безобразным стремлением к власти, как Темный лорд прикидывался лояльным, делал вид, что вместе с Палпатином занят поисками, чтобы спасти последнего оставшегося ребенка героя джедая, Энакина Скайуокера, из ловушки злой паутины лжи, в которую Повстанцы заманили Люка.
  
  В день, когда Люк Скайуокер наконец стоял перед Палпатином на капитанском мостике второй Звезды Смерти, когда Император объяснился в любви к отцу Скайуокера - который, как знали все честные клоны, был самым любимым протеже Императора, до самой его трагической, безвременной кончины во время Восстания Джедаев - Вейдер наконец слетел с катушек.
   от руки предателя Кеноби.
  
  Это был Вейдер . "Люк Скайуокер и Месть джедая" сделана так болезненно ясным, кто всегда тайно мечтал стать преемником Palpatine's. Это был Вейдер, который в своем безумии поверил, что он будет преемником Палпатина; он даже попытался согнуть ум молодого Скайуокера ко злу, попытался завербовать добродетельного молодого Джедая в его изменнических планах, но молодой Скайуокер резко отклонил безумные махинации Вейдера. И так, в тот темный день около луны Эндора, когда Палпатин показал молодому Скайуокеру, что только он, и он один, сын любимого компаньона Палпатина, ребенок единственного джедая, который во время Восстания джедаев остался лояльным к Сенату и канцлеру, должен был быть новым Императором, Вейдер больше не смог управлять своим гневом. С ревом бессмысленной ярости он атаковал, как обезумевший от крови ранкор.
  
  Невинный молодой Скайуокер в ужасе наблюдал, как бронированное черное чудовище напало на хилого старика, который когда-то оказал ему поддержку. Только после того, как Палпатин был смертельно ранен, молодой Скайуокер отошел от изумления. Со справедливой яростью, он поднялся против самого опасного бойца в Галактике, и поразил убийцу в черной броне, убийцу величайшего друга его покойного отца. Но было слишком поздно, чтобы спасти Палпатина; бедный Скайуокер мог только отомстить за смерть великого человека.
  
  
  
  Хотя Клик знал, что то, что он видел, было только драматической реконструкцией, в этом было что-то настолько реальное, была такая сильная правда, что она значила больше, чем просто факты.
  
  Это было горе и вина Люка Скайуокера из-за его неспособности спасти Императора, Шэдоуспаун объяснил, что безутешного Люка схватили повстанцы и стерли ему память. Скайуокер верил, что не заслуживает лучшего, чем быть просто одним из бандитов, среди воров, пиратов и убийц Альянса Повстанцев.
  
  
  "И вот, я спрашиваю Вас, командир звена", сказал лорд Шэдоуспаун Клику в тот день. "Присоединяетесь ли Вы ко мне в моих поисках, чтобы исполнить последнее желание нашего возлюбленного Императора: излечить разбитое сердце сына последнего истинного героя джедая и поставить на трон Люка Скайуокера, избранного наследника Палпатина, как абсолютного правителя нашей Галактической Империи".
  
  Клик был горд сдаться, его силы присоединились к эпической борьбе великого лорда Шэдоуспауна, он и Пророки Темной Стороны изо всех сил пытаются снова свести вместе разрушенную Галактику; он и помыслить не мог о такой великой чести, чтобы отдать свою жизнь за избранного наследника Палпатина, и лорд Шэдоуспаун вознаградил преданность Клика продвижением и командованием его собственной группой истребителей. Он только надеялся, что мог так или иначе остаться в живых после ближайшего боя, когда-нибудь у него могла бы быть привилегия встать на колени и лично поклясться в служении вновь помазанному Императору.
  
  
  Теперь, из глубины сводчатого прохода, вдоль сформированного расплавленным камнем коридора, одна из Пешек застыла и повернулась, как будто ощутив мысль Клика. Показалась бледная рука и поманила. Клик последовал за ней в Центр Избрания. Это был не первый визит Клика в Центр Избрания; он знал, чего ожидать. Он попытался приготовиться, не смотреть на Избрание. Он не услышит крики жертв. Он попытался дисциплинировать свой ум, чтобы думать о Избрании, как о привилегии. Избранный, счастливчик, самый везучий парень, выдернутый из отчаяния, единственный, у кого будет шанс тысячелетия служить Великому Делу. Он попытался, но у него ничего не вышло.
  
  Каждый раз, когда он входил в это место, Избрание не происходило тихо и незримо, и он никогда не сможет думать о них как о счастливчиках. Для него они были и всегда будут, испуганными жертвами, беспомощно кричащими или рыдающими или умоляющими о пощаде, разумными жертвами, трагически необходимыми в плане Шэдоуспауна, для возможной победы Скайуокера.
  
  Пешки перед ним протащили парализованного заключенного к свободному жертвенному столу, напоминающего каменный пьедестал, отформованного из местного расплавленного камня. Они резко бросили узника у края жертвенника, достав нейростаннеры; каждый коснулся поверхности жертвенного стола коротким разрядом, изменяя электрокристаллическую структуру каменного массива, тем самым сжижая область саркофага до размягченного состояния холодной похлебки.
  Тогда Пешки подняли заключенного на стол, прижав его тело к мягкому жидкому камню, который растекся вокруг конечностей, и их каменной массы оставалась видна только голова. Они тщательно поддерживали его подбородок, чтобы застывший камень застыл вдоль шеи и челюсти.
  
  Затем следовал выстрел лучом точно откалиброванной радиации, вспышка сожгла все волосы на голове и лице, и Пешки проведя пару пробных пусков медицинских лазерных пил, начали срезать вершину его черепа.
  
  Не это производило крики, рыдания и мольбы, характерные для процесса Закладки (создания Пешки); Избиранные даже не находились достаточно в сознании, чтобы различать грязные детали процесса, верхние полушария удаленных черепов. Крии, рыдания и мольбы начинались после того, как конкретный Избранный приходил в сознание после серии стимулирования выбранных нервных групп открытого мозга. Мучение, однако, было недолгим; скоро нервные исследование определяло точное положение всех нужных нервных центров - речи, рефлексов, управляющим всем организмом и крики немедленно сменялись хихиканием. Короче, стимулирование обонятельных нейронов Избранного заставляло его верить, что пахло, например, жареным бифштексом из банты, или возможно он чувствовал прелестный аромат горячего шоколада, и был совершенно уверен, что его приготовили где-то поблизости.
  
  Во все нервные центры, от точек восприятия цветов до точек, управляющий двигательными функциямт Избранного, Пешки помещали микроскопический кристалл того расплавленного камня, из которого был сделан Стол, и весь Центр и хранилище снаружи. После имплантации кристаллов в мозг, они должны были прорасти там, образовав кристаллическую решетку, по всему мозгу Избранного.
  
  У каждой Пешки была голова, полная алмазов.
  
  
  Клик не знал, каковы были критерии отбора Избранного. И при этом он не постигал тонкие градации разряда среди Пешек, почему и как некоторые, казалось, были главными в одних случаях, а в других случаях, казалось, исполняли приказы тех, кем они недавно командовали. Всё, что он знал, было то, что, как только случалось Избрание, Пешки были оснащены их растущими Коронами и выпускались из Центра, как полностью готовые Пешки. Пешка немедленно становилась начальником любого солдата или пилота или офицера. Малейшему жесту Пешки нужно было повиноваться, как будто он был продолжением самого лорда Шэдоуспауна. Очень немногие Пешки когда-либо говорили, но некоторое специфическое красноречие в их жестах могло делать их приказы принятыми к исполнению немедленно, даже самыми тупыми солдатами; Клик подозревал, что это было некоторое тайное использование Силы. Он никогда не понимал Силы, хотя он не сомневался в ее существовании; он видел, как Силу использовали бесчисленные джедаи, во время Войн клонов. Да и ни к чему оно ему было. Не для того он был воспитан, не понимать - а повиноваться. Пусть Сила остается себе удобной тайной:
  этим он мог объяснить всё, и даже то, что в противном случае было бы необъяснимым.
  
  Как, например, лорд Шэдоуспаун смог сформировать мельтмассив - каменный сплав, по-видимому, только властью одного своего желания. Простого электромагнитного импульса было достаточно, чтобы временно изменить любопытную прозрачную структуру камня, но это не могло объяснить, как, когда Шэдоуспаун был рядом и устремлял свое желание на мельтмассив - абсолютно мертвое вещество - казалось почти живым. Клик несколько раз был тому свидетелем: Шэдоуспаун устремлял свою руку, и камень начинал течь и принимать по воле Лорда любую, даже самую фантастическую форму.
  
  
  Следующая впереди Пешка подозвала его. Эта Пешка стояла у голой синевато-серой стены мельтмассива, но когда Клик двинулся к ней, Пешка подхватила его руку, как будто собираясь сопроводить его, и камень вспучился, вогнулся вытянутым пузырем, становясь проходом в несколько метров длиной. Клик без колебания вошел в проход, хотя камень растекался, и смыкался позади него, стало темно и отступать было некуда. Он продолжал идти в абсолютной темноте, все теми же большими шагами, что камень продолжит открываться перед ним и смыкаться позади.
  
  И если лорд Шэдоуспаун посчитает нужным, камень перед ним просто не расступится, в наказание за его неудау, и погребет его заживо, он будет стоять и ждать, пока не закончился воздух, а потом заснет навсегда. Ни один из клонов, рожденных в репликаторах на Камино и воспитанных в клон-яслях, даже понятия не имел о клаустрофобии, и тем более о страданиях от этого.
  
  Легчайший бриз шевелил волосы, и стук каблуков его ботинок о камень добавлял резонанс и множил эхо: хотя он не мог увидеть это, камень открылся и он оказался внутри палаты совершенной ночи.
  
  "Спокойно, полковник". В пустой темноте голос лорда Шэдоуспауна одновременно шел со всех сторон и из ниоткуда, будто сама Тьма произносила эти слова. "Вольно и докладывайте".
  
  "Мой господин". Клик наклонил голову. "Я с сожалением вынужден сообщить Вам, что... "
  
  "Не сожалейте, Kлик. Просто доложите.. ".
  
  "Судно, которое Вы приказали нам... ах, которое нам было приказано атаковать..., мой господин, вдоль Кореллианского пути. Это была засада Повстанцев. Королева Кореллии вообще не была судном, только макетом в натуральную величину, полным перехватчиков повстанцев. Так или иначе..". Клик сглотнул, тяжело. Его следующие слова могли стать чьим-то смертным приговором. Возможно его собственным. "Так или иначе они знали, что мы прилетим".
  
  "Они?"
  
  "Наверняка знали, мой господин. Мало того, что они нас подстерегали, у них было новое оружие, типа торпед, я таких никогда не видел, кажется оно было специально предназначено, чтобы истребить наши СИД-Защитники, превосходящие их корыта. Мои истребители вынуждены были отступить с жертвами в почти тридцать процентов. Мой господин.."., - Клик снова запнулся. "Мой господин, это должно быть шпион Повстанцев. Здесь, на Mиндоре".
  
  
  "Должно быть? Вы не можете представить никакого другого объяснения?"
  
  "Я... я не могу себе представить, мой господин".
  
  
  "Я могу. Но продолжайте. Есть что-то, не так ли?"
  
  "Да, мой господин. Мы обнаружили сигнал, это нечто вроде подпространственного транспондера. Мы отследили его до Сид-Защитников, поврежденных в бою на Кореллианском пути. Мы обнаружили их, когда.."., - Клик еле перевел дыхание, комок в горле стоял камнем. "...когда была деактивирована система глушения подпространственных сигналов".
  
  "Ах".
  
  "Это - работа шпиона Повстанцев, мой господин. Наверняка".
  
  "Это не так. Глушители были деактивированы по моему приказу".
  
  "Мой господин?" Kлик моргнул быстро, пытаясь принять это. Не мог же Шэдоуспаун предать своё Великое Дело. "Мои господин, боюсь, торпеды были использованы, чтобы разместить своеобразное отслеживающее устройство..".
  
  "Наконец!"
  
  "Мой господин?"
  
  "Kлик, вы преуспели. Очень хорошо, действительно".
  
  "Мой господин, я полагаю, что Повстанцы нашли нас! Согласно новейшим разведывательным сводкам, у них есть целая оперативная группа в постоянной боевой готовности - мой господин, флот может продвинуться сюда очень быстро"
  
  "Может быть? Нет. Это то, что мне нужно".
  
  Клик моргнул еще быстрее: "Прикажете включить генератор гравитационной тени, мой господин?"
  
  "Конечно, нет. Мы же не хотим, чтобы наши неожиданные гости обнаружили, что мы ожидаем их? Это несколько невежливо, не так ли?"
  
  "Я... ах, хорошо.."., - Клик надеялся, что вопрос был чисто риторическим.
  
  "Приказываю - отставить боевое патрулирование и вернулся на базу. Но они должны остаться на своих кораблях с разогретыми двигателями. Кроме того, приказываю всем экипажам гравитационных аттракторов быть готовыми к инициированию по моей команде".
  
  "Но если они ударят время, как наши силы будут на земле, наши потери - мой господин, это может стоить нам сражения!"
  
  "Мы проиграем это сражение", сказал голос из темноты. "Мы должны. Проигрыш этого сражения даст Империи ее законного правителя: Императора Скайуокера!"
  
  
  Одинокий пассажирский шаттл сверкал в свете Таспана, когда он покидал атмосферу, аккуратно проскальзывая сквозь несущиеся астероиды, заполнявшие низкую планетарную орбиту Миндора. Покинув ЛПО, шаттл описал длинную, изящно изогнутую траекторию, широко раскачиваясь, чтобы избежать облаков радиоактивных обломков, которые были всем, что осталось от значительной силы защитников теневого отродья.
  
  На боевом мостике "правосудия" лейтенант Тубрими откатил от консоли огромный черный шар левого глаза. - Невооруженный шаттл, сэр. Единственный спасательный круг-человек, сэр! Он вызывает нас по условиям перемирия.- Красно-золотые полоски на его радужке засияли от возбуждения. -Это порождение тени, сэр!"
  
  Адмирал Калбек подался вперед в своем командирском кресле. Мигательные перепонки скользнули по его глазам и отступили лишь наполовину-МОН-Каламарская версия удовлетворенной улыбки. - Прими приветствие."
  
  Лейтенант провел перепончатыми пальцами по сложной кривой в воздухе над консолью, и голопроекторы боевого мостика ожили.
  
  Образ, который они сформировали, был высоким человеческим мужчиной, стоящим неподвижно в одеяниях настолько длинных, что они складками обвивали его ноги. Его руки тоже были спрятаны, сложенные перед ним в широких рукавах. Его лицо было бледным, как у мертвеца, и таким же невыразительным, а глаза обведены черным ободком. Он носил какой-то странный головной убор: перевернутый полумесяц, широкий, как его массивные плечи, который обрамлял его голову, как будто его лицо было горой, вырисовывающейся силуэтом перед почерневшим от туч солнцем, наполовину скрытым за горизонтом.
  
  - Неопознанный командный крейсер мятежников, - произнесло изображение голосом черным, как подземная пещера, - я Лорд порождение теней. Ты победил нас. Я почтительно прошу разрешения подняться на борт, чтобы официально позаботиться о жизни моих людей."
  
  - Вот и все, - сказал лейтенант Тубрими, и изображение погасло.
  
  Адмирал никогда не был особенно демонстративным существом, но в его голосе звучала тихая радость, когда он повернулся к молодому человеку, стоявшему рядом с его креслом. - Кажется, вас можно поздравить, генерал."
  
  Генерал стоял точно так же, как и во время всей операции: неподвижно на боевом мостике судьи, сложив руки за спиной, слегка нахмурив брови. Рядом с ним, прикованный к палубе магнитом, с электронным терпением ждал модель серии R2-droid. Генерал, казалось, прислушивался к какому-то слабому и отдаленному звуку далеко за пределами корабля, и ему, похоже, не нравилось то, что он слышал.
  
  Голос отродья тени... он никак не мог ее определить. В этом было что-то странное, какой-то странный резонанс, который показался ему одновременно слишком знакомым и просто неправильным.
  
  - Генерал?- Повторил Адмирал Калбек. "Мои поздравления..."
  
  - Пока нет, - мрачно ответил люк."
  
  Битва прошла, как хроноворк. Внезапное появление крыла двадцать третьего боевого истребителя, вышедшего из гиперпространства на самом пределе гравитационного колодца Миндора, по-видимому, застало силы порождения теней врасплох; Y-крылам двадцать третьего удалось нанести два сокрушительных торпедных удара по базе военачальника, прежде чем первые защитники связи в боевом патруле смогли вернуться, чтобы вступить в бой с X-и B-крыльями двадцать третьего; y - крылам удалось еще несколько ударов во время последовавшего воздушного боя. Сражение на границе атмосферы Миндора привлекло остальные боевые патрули со всей системы, оставив свободное пространство для всех двенадцати основных кораблей оперативной группы быстрого реагирования.
  
  Пятеро Косых вышли из прыжка в четком строю-правильная тетраэдрическая дипирамида, если быть точным - с планетой Миндор в ее геометрическом центре. Как только их гравитационные генераторы включились, они заключили планету в скобки с массой-тенью более семи световых минут в поперечнике. Но еще до того, как включились генераторы, остальные семь кораблей прыгнули внутрь. Шесть из этих оставшихся семи были пестрой коллекцией различных стилей и марок, от пары переоборудованных штурмовых крейсеров Acclamator II до потрепанного старого линкора класса "техно Юнион", построенного еще до Войн Клонов; все, что у них было общего,-это модернизированные гипердвигатели класса 0.6, многократно дублированные дефлекторы и щиты частиц, а также возможность транспортировать как минимум три полных эскадрильи истребителей. К неуклюжему, сколоченному виду этих кораблей добавлялось огромное количество доклоновых посадочных модулей Jadthu, прикрепленных к их корпусам магнитами, что не только добавляло их собственную очень существенную броню в качестве дополнительной защиты для крейсеров, но и давало четырем не-способным к атмосфере кораблям способность к горячей земле довольно большой кусок их морских дополнений в чрезвычайно короткий срок.
  
  Последним кораблем был "Джастис", флагман оперативной группы: гладкий, изящный крейсер "Мон-кал", корабль-побратим легендарной "свободы". Это двенадцатисотметровое произведение искусства было почти в буквальном смысле сестрой "свободы"; построенная одновременно, она напоминала своего знаменитого брата больше, чем любые два корабля, когда-либо возникавшие из фантастических фантазий дизайнеров Мон Каламари. "Правосудие" должно было дополнить скорость "свободы" и ее разрушительный потенциал более мощной защитой, дополнительными стыковочными отсеками и значительно увеличенными боевыми возможностями, потому что конструкторы "Мон Каламари" работали рука об руку со своими не менее изобретательными стратегами, которые знали, что, хотя взрывать все хорошо и хорошо, войны на самом деле выигрываются сапогами на земле. Их было много.
  
  Из восемнадцати тысяч республиканских морских пехотинцев, развернутых вместе с РРТФ, почти восемь тысяч находились только на "правосудии", и дополнительные ангары, которые заставляли ее выглядеть, как заметил Люк Скайуокер, когда впервые увидел ее, "немного беременной", могли вместить десять полных эскадрилий истребителей, а также ремонтно-ремонтную мастерскую, более способную, чем большинство республиканских звездных доков.
  
  Крейсеры заняли позиции в центре каждой грани дипирамиды, отмеченной косыми линиями, и развернули по две эскадрильи истребителей. "Слэш-Эс" смогли развернуть по эскадрилье на каждого. С полным гиперпространственным запретом и огромным количеством огневой мощи, доступной крейсерам и двадцати эскадрильям истребителей, мародеры были быстро подавлены, и ни один имперский корабль не покинул периметр. К тому времени, когда "Джастис" величественно вышел на геостационарную орбиту над тем, что явно было базой мародеров-единственной установкой на планете, защищенной массивными наземными турболазерными батареями и восемью ионными пушками планетарной обороны,-уцелевшие истребители мародеров отступили в подземные Ангары.
  
  Все было кончено.
  
  Единственный хмурый взгляд среди ликующей команды мостика "правосудия" принадлежал Люку Скайуокеру. - Это еще не конец."
  
  Адмирал Калбек моргнул. - Это был блестящий план..."
  
  - Это был очевидный план."
  
  - И все же все прошло именно так, как ты задумал."
  
  "Это проблема."
  
  - Генерал?"
  
  -Когда вы в последний раз слышали о сражении, которое прошло точно по плану?"
  
  Правый глаз калбека независимо повернулся, чтобы присоединиться к левому, и величественный старый офицер мягко наклонился к нему. -Когда в последний раз джедаи планировали битву?"
  
  - Не могу сказать, - пробормотал Люк. - Но держу пари, что все было не так гладко. И с каких это пор Лорд империи беспокоится о жизни своих людей?"
  
  Адмирал повел левым глазом в сторону своего тыла и обратно: пожал плечами. -Мы очистили местное пространство; его силы ограничены планетой, что квалифицирует это как операции на поверхности Земли. Так что вам решать, генерал."
  
  -Тогда мы сделаем лучший из плохих вариантов, скажем ему оставаться на месте и представим свои условия. Мы можем вести переговоры отсюда."
  
  - Приготовиться к передаче, - сказал Калбек.
  
  Когда Тубрими дал сигнал о готовности, Адмирал встал. - Лорд порождение Теней, Я Адмирал Калбек.- Глубина и достоинство его голоса были более чем равны Голосу Сумеречного отродья. - это не мятежный крейсер, сэр. Этот корабль - "правосудие", флагман оперативной группы быстрого реагирования Новой Республики. От имени объединенного командования мы готовы рассмотреть ваше предложение о капитуляции. Оставайтесь на месте и передайте, когда будете готовы."
  
  Он подал знак Тубрими, чтобы тот отключил передачу. - Давайте дадим ему время подумать."
  
  -Это я все обдумываю. Люк расхаживал по палубе, хмуро глядя на показания различных сенсоров на боевом мостике. -Я думаю, это ловушка."
  
  Глаза калбека дернулись. - Ловушка? Ловушка для чего? И чем же? Мы их раздавили."
  
  -Это все равно ловушка."
  
  -Это какое-то джедайское озарение? Вы чувствуете это в силе?"
  
  Люк покачал головой. - Арту, выведи тактический дисплей."
  
  Р2-Д2 весело присвистнул в знак согласия и откатился от Люка, протягивая свой канал связи к ближайшему порту. Лейтенант Тубрими обернулся и помахал перепончатой рукой. -Он у меня, сэр."
  
  - Оставь это арту, - сказал Люк. - Следи за своим положением."
  
  -Но ... при всем моем уважении, сэр, даже астромехи значительно более продвинутой конструкции, чем этот старый аппарат арту, считают нашу информационную технологию почти невозможной...- Голос лейтенанта затих, когда голопроекторная матрица боевого мостика ожила, заполнив комнату схематизированной голорепрезентацией Таспана.
  
  Люк позволил себе слегка улыбнуться. - Это старое подразделение арту, лейтенант, не совсем обычный астромех. Я доверяю ему больше, чем большинству людей, которых знаю."
  
  Мигательные мембраны лейтенанта наполовину закрыли его глаза и трепетали там секунду или две, когда он повернулся к своему пульту: Мон-Кальский эквивалент застенчивого румянца. - Да, а .. . Простите, сэр. Этого больше не повторится, сэр."
  
  Люк протянул руку и положил ее на плечо лейтенанта. - Это должно повториться, лейтенант. То, что я генерал, не делает меня непогрешимым."
  
  - Но, сэр, генерал тоже джедай, сэр."
  
  Люк вздохнул. - Джедаи тоже не безгрешны. - Он снова повернулся к Адмиралу Калбеку. -Если бы вы базировались в этой системе, как бы вы организовали свою оборону?
  
  Глаза калбека закатились, чтобы охватить взглядом всю затянутую облаками систему, и он медленно кивнул. - Без больших кораблей я бы, наверное, разместил свои истребители на астероидах."
  
  -Я тоже, - сказал Люк. -Если бы я был порождением теней, у меня не было бы даже базы. Выдолбите пару десятков крупных астероидов, и они станут вашими носителями и базовыми станциями. Не потребуется много усилий, чтобы сделать их практически невидимыми. Это идеальный камуфляж."
  
  -Тогда нам повезло, что ты не порождение теней."
  
  - Бен Кеноби часто говорил мне, что везения не бывает. Подумайте сами: я совершенно новый генерал. Несколько недель назад я был просто прыгучим борцом. Если бы я мог подумать об этом за пару секунд, как сумеречное отродье пропустило это, когда у него были месяцы? Люк прошелся по голографическому экрану и махнул рукой в сторону точек, изображавших CC-7700 / Es. - Посмотри на эти астероидные облака. Сколько здесь хороших мест для стоянки кораблей-перехватчиков? Калбек ответил только задумчивым морганием. -Итак, если бы вы знали, что ваш враг должен был привести большие корабли, и вы бы точно знали, куда эти большие корабли должны были идти, что бы вы сделали?"
  
  -Я бы засыпал эти точки минами, - сказал Калбек. - И сосредоточил свои истребители поблизости."
  
  -Но он основал свою базу-и свои силы-на планете.- Люк кивнул на Р2-Д2. - Арту, подними его."
  
  Крошечный сияющий диск Миндора раздулся, чтобы поглотить и стереть остальную часть системы. Это было отвратительное место.
  
  То, что когда-то было пышным и красивым курортным миром, теперь было просто каменным шаром, очищенным от жизни бесконечным дождем метеоритов, оставшихся от большой давки; единственными значимыми географическими особенностями были вездесущие вулканы, которые кипели из трещин в коре планеты. Даже океаны сморщились, превратившись в широко разбросанные токсичные отстойники, бурлящие на самом дне того, что когда-то было морским дном, а атмосфера была настолько насыщена испарениями металлов и минеральных солей, что создавала значительный барьер для всех форм реальной космической связи.; Например, первоначальная передача лорда отродья теней с просьбой о перемирии была только голосовой, со значительными статическими помехами.
  
  Даже мощные сенсоры судьи могли сканировать сквозь мрак лишь с трудом и с очень низким разрешением. Единственным способом обнаружить базу отродья тени были оптические сенсоры видимого света, и даже сейчас лучшие сканеры оперативной группы не могли с уверенностью определить, сколько войск, машин и огневых точек может находиться там, кроме основных установок планетарной обороны, видимых с орбиты.
  
  Люк нахмурился и покачал головой. - Он привязал себя к планете, где нет питьевой воды, нет запасов пищи, и где атмосфера достаточно едкая, чтобы вызвать длительное повреждение легких. Из-за атмосферных помех он даже не может связаться со своим флотом. Вся эта база хороша только для того, чтобы в нее стрелять."
  
  Глаза калбека расширились еще больше: Мон Кэл нахмурился. - Генерал, нам вовсе не обязательно соблюдать перемирие; в конце концов, это порождение тени ведет свои операции не как солдат, а как пират.- Он повернул правый глаз к основанию базы. - Жаль, что такая соблазнительная цель пропадает даром."
  
  "Нет. Если станет известно, что именно так мы относимся к сдающимся имперцам, никто не сдастся. Это дело станет еще более кровавым."
  
  -Тогда как же нам действовать?"
  
  - Не знаю, - ответил Люк еще более мрачно. -Я просто не знаю."
  
  Звон, похожий на плеск ледяной воды по речным камням, привлек внимание лейтенанта Тубрими, и он вернулся к своему пульту. - Входящее сообщение с шаттла, господа."
  
  Калбек кивнул. - Поднимите его."
  
  - ГМ, - сказал Люк, - с вашего позволения, Адмирал?"
  
  Адмирал дал свое согласие, закатив левый глаз.
  
  - Лейтенант, включите воспроизведение только для звука, - приказал Люк. - Арту, продолжай тактическую работу. Построить график справедливости, шаттла и вектора шаттла."
  
  - Генерал? Калбек наклонился к нему, его подбородок вспыхнул от беспокойства. "Есть проблема?"
  
  -Я почти уверен, что есть, - кивнул Люк. - Лейтенант?"
  
  Тубрими махнул рукой. Темное, как чернота, мурлыканье голоса порождения теней, казалось, доносилось отовсюду одновременно, в то время как тактический голодисплей высвечивал относительное положение "правосудия" и Шаттла военачальника.
  
  - Как я могу сдаться, если наши глаза не встретились? Неужели я брошу жизни моих людей на ветер и волну, прежде чем смогу оценить угол Вашего взгляда?- Отродье тени звучало искренне озадаченно, почти жалобно. Нахмурившись, люк углубился в гримасу. Военачальник играл на культурных склонностях Калбека: для его народа истина о характере существа выражалась его глазами. - Прошу вас, исполните эту скромную просьбу поверженного врага; не заставляйте меня отдавать жизни моих людей какому-то плоду моих надежд на милосердие."
  
  Вспышка щупалец Калбека расширилась. - Генерал?"
  
  Люк почти не слышал его. Этот голос...
  
  Теперь он узнал это качество: оно было электронно синтезировано, модулировано глубже, темнее, с тонкими гармониками, которые воздействовали на примитивные части человеческого мозга, требуя мгновенного внимания. Требуя уважения. Требуя повиновения. Внушающий ужас.
  
  Вот именно: порождение тени звучало как Вейдер.
  
  Единственный раз, когда он наткнулся на такой мрачный, тревожный, леденящий душу голос, это был другой синтезированный голос, говоривший из голопроекционного силуэта, заполненного звездами-может ли это быть?
  
  Люк стиснул зубы. - Черная дыра."
  
  Калбек повернул к нему один огромный глаз. - Ты говоришь это как проклятие."
  
  -Это для меня, - мрачно сказал Люк. -У нас и раньше были дела. Он-рука императора. Я бы сказал, Это была рука императора. Я видел некоторые сообщения, которые предполагают, что он мог быть директором имперской разведки еще во времена Явина. Мне следовало бы сразу же приметить его-этот странный головной убор, во-первых, - но эти рейды действительно не в его стиле."
  
  - Нет?"
  
  -Он был более, я не знаю, театральным. Он всегда будет казаться голопроекцией пустого пространства-Ну, знаете, просто линией, заполненной далекими звездами... Глаза люка расширились. "...и он никогда не делал свою грязную работу лично!"
  
  Он качнулся к движущейся звезде, которая была отображением шаттла на тактическом дисплее: эта движущаяся звезда двигалась слишком быстро. - Это точно?"
  
  Энсин за тактической консолью скосил глаза и пожал плечами. - Да, сэр. На самом деле, он ускоряется."
  
  - Спроецируйте его курс."
  
  Конус голубого тумана распространился вперед вдоль вектора шаттла. -Это при условии постоянного ускорения ... нет, подождите, он увеличивает ускорение. Восемь гравитаций... одиннадцать...- Конус продолжал расширяться, пока не окутал голодисплеенное правосудие.
  
  - Прикажите десантникам высадиться,а всем остальным - надеть скафандры."
  
  Калбек моргнул. - Генерал?"
  
  - И Вы тоже, Адмирал. Люк прошел через палубу к шкафчику с костюмами и начал вытаскивать оттуда летные костюмы. - Пошли, - сказал он ближайшему йомену. - Раздайте это. - Иди уже."
  
  Kalback по-прежнему выглядел сомневающимся. -Вы ожидаете прямого нападения?"
  
  - Или что-то в этом роде. Дайте мне огневые растворы для пятнадцати-двадцати пяти гравитаций по всему конусу, - сказал Люк офицеру управления огнем. - Зафиксируйте прицел всеми батареями ближнего боя и приготовьтесь к запуску торпеды."
  
  - Генерал? Лейтенант повернулся к люку, удивленно моргая.
  
  - Отставить это!- Пробормотал калбек. - Это ... этот шаттл безоружен!"
  
  - Это приказ, лейтенант.- Люк решительно повернулся к Калбеку. -Я бы сказал, что это приказ, Адмирал. Извините, что я отдаю приказы вашим людям на мостике. Прикажи своим людям следовать моему приказу."
  
  -Но...но, по крайней мере, мы должны предупредить его!"
  
  -Он получит сообщение, когда его сенсоры засекут нашу цель."
  
  -Разве мы-империя? Вы бы уничтожили невооруженный корабль? Это же убийство!"
  
  - Адмирал?- Голос энсина стал напряженным, как полный драглайн. - Контрсенсорные меры и маневр уклонения с шаттла. Ускорение все еще увеличивается."
  
  -Ни один простой шаттл не приходит с CSM, - сказал Люк. - Адмирал, отдайте приказ открыть огонь."
  
  - Но без оружия..."
  
  -Это оружие.- Теперь люк это почувствовал. -Это летающая бомба."
  
  -Но ... Но сам порождение теней..."
  
  -Его там нет, - закончил за него Люк. - Посмотрите на схему уклонения-это имперский пилот истребителя. И очень хороший."
  
  "Адмирал...- Голос прапорщика был едва ли громче напряженного шипения. - Смена вектора. Курс на перехват при двадцати пяти стандартных гравитациях. Пять секунд."
  
  - Адмирал, - сказал Люк, спокойный как камень. "Сейчас. Дрожащие мембраны калбека скользнули по его огромным глазам, и на этот раз они не отступили. - Пусть мой стручок и все его предки простят меня, - сказал он. "Огонь."
  
  Турболазерные взрывы пронзали пространство когтями. В мгновение ока, прежде чем они ударят по шаттлу и уничтожат его, шаттл исчез во вспышке актинической белизны.
  
  Эта вспышка не расширялась сферическим ударным фронтом, как при взрыве, а формировалась в единую плоскость, как планетарное кольцо или аккреционный диск черной дыры. Эта белая плоскость вспыхнула со скоростью света и без сопротивления прорвалась сквозь щиты судьи. Он также пробил броню, корпус и внутреннюю структуру "правосудия".
  
  А корабль просто... распасться.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Часк Фраган едва начал расслабляться после боя; он только что отменил посадку на Б-крыле и откинулся на спинку пилотского кресла, позволив длинному свистящему вздоху вырваться через жаберные щели над глазами, когда корт Хабел пропел непечатное ругательство с кушетки наводчика позади него.
  
  - И что теперь? Часк наполовину перекатился на брюшную сторону, повернувшись так, чтобы видеть экраны корта . .. но корт не смотрел на экраны. Он смотрел на сверкающую белую звезду, которая внезапно расцвела слишком близко к координатам "правосудия", в пяти световых секундах от него. - Горячий ошеломляющий глурд! Что это было?"
  
  -Не знаю, - ответил корт сквозь стиснутые зубы. -На сканере ничего-подождите, на комме тоже ничего! Подпространство возвращает только пушок.- Он помрачнел. -Они нас глушат."
  
  - Кто это?"
  
  - Феи связи, хитиновый мозг. Откуда мне знать?"
  
  "Попробовать realspace их."
  
  - Радио? Мы на расстоянии пяти световых секунд..."
  
  -Это значит, что взрыв произошел двенадцать секунд назад?"
  
  -На них ничего нет. Я ничего не имею в виду. Просто пушок. Подождите, вот он идет."
  
  В рассеянных плевках и затуманенных статикой вздохах реалспейс комм выдал новость: Джастис был поражен неизвестным оружием, и ударил сильно. Повреждения корабля были настолько серьезными, что массивный боевой крейсер разваливался на орбите. Не было никакой оценки потерь, хотя его истребительный эскорт сообщил о наблюдении десантного корабля и спасательных капсул, выбрасываемых из обломков; всего через несколько секунд истребительный эскорт сообщил о столкновении с превосходящими силами противника, когда он ворвался, чтобы открыть огонь по капсулам. -Они выбивают из нас хрипящего Гарпа!"
  
  - Кто это?"
  
  -Наугад? Корт щелкнул нижней челюстью вверх и наружу, в сторону кувыркающейся бури астероидов за пределами кабины-бури астероидов, которые теперь вспыхивали с плазменной сигнатурой десятков-нет, сотен-ионных двигателей, работающих на полном газу. "Их."
  
  Часк выдал серию ругательств еще более грязных, чем у корта, когда он ударил по панели управления крыла Б, включив все щиты и включив двигатель на полную мощность-и эта серия ругательств оказалась его последними словами. Какая-то невидимая сила проникла сквозь щиты истребителя, словно их там и не было, и разорвала его корабль пополам.
  * * *
  
  
  
  - Мы потеряли связь, сэр.- Второй лейтенант Хорст девало, офицер связи "Лансера", хмуро уставился на свой пульт. - Правосудие потемнело."
  
  Капитан Тироск перегнулся через плечо девало и с любопытством уставился на пульт лейтенанта. -Их проблема или наша?- Это был вполне законный вопрос, поскольку "Лансер" был модернизированным грузовым лайнером более ста лет, и все, кто служил на нем, ласково называли его "старый хрыч", так как он описывал первые два ремонтных действия, традиционно предпринимавшихся для устранения любой из его бесконечных мелких неисправностей. - Поднимите Палео и невоспетых; посмотрите, есть ли у них та же проблема."
  
  Система Таспан находилась так глубоко во внутреннем кольце, что само пространство было переполнено; не было безопасного прямого пути. Последние несколько ног должны были пройти по неровной траектории коротких прыжков, всего несколько световых лет каждый, прежде чем корабль должен был выйти из гиперпространства и изменить вектор. Последняя контрольная точка находилась здесь, в межзвездном пространстве, менее чем в двух световых годах отсюда. Резервный отряд мог прыгать в любой из нескольких заранее запрограммированных наборов координат на различных расстояниях от Таспана и самого Миндора так быстро, как только они могли разогнаться до световой скорости, чтобы нанести дополнительный удар там, где это было бы наиболее полезно, будь то атака или прикрытие отступления. Они следили за битвой, победой и последующими неудачными переговорами по подпространственной связи.
  
  -Это наша проблема, - сказал лейтенант девало. -Я не могу связаться даже с остальными."
  
  - Это бесполезное хмурое подобие фрегата...- начал было капитан, но девало перебил его:
  
  -Это не корабль, сэр.- Голос лейтенанта стал напряженным. - Подпространственные помехи-они глушат нас, сэр!"
  
  -Здесь, снаружи? Вы можете точно определить источник?"
  
  - Точность сенсоров ухудшается... пятидесятипроцентный. Сорок. Они должны быть местными, сэр: они закрывают весь наш сенсорный и коммуникационный спектр."
  
  "Боевой пост. Все двигатели на полную мощность, - приказал капитан Тироск, и его голос заскрежетал, как ржавые шестеренки. - Отправляйся в реальное пространство к Палео и Юнгу и скажи им, чтобы готовились к прыжку."
  
  - Сэр?"
  
  -Ты меня слышал. Мы не знаем, что происходит, и есть только один способ выяснить это."
  
  - Гравитационная волна!- пропел офицер Навоопс. - Множественные точечные источники-в движении!"
  
  Тироск был офицером слишком долго, чтобы использовать непристойности, но он думал, что несколько. - Векторы?"
  
  Навопы прочитали строку чисел; гравитационная энергия распространялась в полусфере, затмевающей исходящие гиперпространственные линии-полусфере, которая продолжала расширяться в направлении поглощения. - Гравитационные мины, - прохрипел Тироск. -Они пытаются прижать нас здесь."
  
  - Имперские истребители приближаются!- решительно сказал такопский офицер. - Четвертая эскадрилья сообщает о визуальном подтверждении-связывают защитников-задействованы несколько тележек..."
  
  - Как доложить?- Рявкнул тироск.
  
  - Настоящие космические ЭМ, сэр."
  
  Теперь Тироск действительно выругался. Очень тихо-даже другой ботан не смог бы его услышать. Связь в реальном пространстве ползла со скоростью света; это означало, что прибывающие тележки могут быть здесь как можно скорее, примерно-сейчас.
  
  Передние иллюминаторы побелели, и "Лансер" дернулся, как разъяренный дьюбек. Конвульсии были достаточно сильными, чтобы сотрясти мостик, несмотря на антиускоряющее поле фрегата. Тироск вцепился в спинку командирского кресла и чуть не вывихнул плечо, удерживая себя в вертикальном положении. Передние обзорные экраны очистились.
  
  Местное пространство кишело связями-и, черт возьми, было полно пересекающихся линий пушечного огня и несущихся звезд протонных торпед.
  
  - Отчеты о повреждениях!- прорычал он. -И заставь нас двигаться. Сожгите двигатели, если придется. Нам нужно гиперпространство прямо сейчас!"
  
  -Но ... прыгнуть куда, сэр?"
  
  - Эти защитники пришли откуда-то, - сказал Тироск. -Они оставили открытым обратный путь."
  
  - Сэр?"
  
  - Миндор, - мрачно сказал Тироск. - Мы идем внутрь."
  
  * * *
  
  
  
  Полуслепой, с глазами, слезящимися от густеющего тумана едкого черного дыма, заполнившего боевой мостик "Джастиса", наполовину рвотный, наполовину оглушенный ударным клаксоном и визгом перегруженных атмосферных процессоров, Люк потянулся к силе. В десяти метрах от него откинулся плексилитовый ящик, и сработал ручной спусковой крючок системы пожаротушения боевого мостика.
  
  Струи ледяного газа поднимались от решеток палубы и обвивались вокруг консолей, которые все еще плевались искрами и извергали дым. Люк двинулся к пульту связи, споткнулся обо что-то податливое и упал на одно колено.
  
  Он споткнулся о Калбека. По его телу. Половина лица адмирала Мон-кал была раздавлена; похоже, он получил удар квадратным углом консоли в голову в какой-то момент во время серии ударов, которые сбили всех на боевом мостике с ног и встряхнули их, как кости в чашке. Люк опустил голову, положил нежную ладонь на нетронутую сторону лица Калбека и отдал свой ушедший дух силе.
  
  В то мгновение, когда он коснулся силы, она вернула ему глубокую уверенность, что если он не начнет двигаться, то скоро точно так же будет восхвалять духи всех на корабле. Включая себя. В силе истина была тверда, как палуба, на которой он стоял на коленях. Правосудие было обречено.
  
  Он добрался до пульта связи. Лейтенант Тубрими все еще был на своем посту, но он сжимал окровавленное плечо и выглядел нетвердым и потрясенным. -Что...что это было?- это все, что он мог сказать, снова и снова.
  
  - Лейтенант, поднимите все руки. Морские пехотинцы на посадку. Все остальные-в спасательные капсулы. Мы покидаем корабль."
  
  -Адмирал ... он не будет ... мы не можем..."
  
  - Он мертв, Тубрими. Возьми себя в руки."
  
  -Но ... но у нас даже нет отчетов о повреждениях..."
  
  - Отчеты о повреждениях? Боевой мостик содрогнулся, и снова загремели клаксоны. - Чувствуешь это?- Сказал Люк. -Это был еще один кусок взорвавшегося корабля. Уберите это все-руки прочь. Тогда и ты отправляйся в капсулу. Это приказ."
  
  - Сэр, я ... понял, сэр."Tubrimi повернулся обратно к своей консоли с угрюмо отчаянный взгляд. - Благодарю вас, сэр."
  
  Люк уже двинулся дальше. Дальше по палубе, Р2-Д2 был внизу, жужжа и свистя, истекая дымом, когда он перекатывался из стороны в сторону. Люк протянул руку через силу и поставил маленького дроида вертикально. - Все в порядке, арту, я в порядке, - сказал он, присаживаясь рядом с ним. - Давайте посмотрим."
  
  Р2-Д2 жалобно засвистел и покатился по узкому кругу; одна из его локомоторных рук была согнута и плевалась искрами в сустав; роллер с той стороны вообще не функционировал, просто скользил, когда арту тащил его по палубе. - Ладно, я вижу. Это не выглядит серьезным-вы, вероятно, можете исправить это сами, как только мы освободимся. Давай."
  
  Маленький астромех чирикнул более решительным тоном.
  
  - Забудь об этом, - сказал Люк. -Я тебя не оставлю. Мы выберемся отсюда вместе."
  
  - ГМ, сэр?- Сказал тубрими с дрожащим смехом. -Мы можем вообще не выбраться отсюда."
  
  Люк поднялся и жестом очистил от дыма пространство вокруг пульта Тубрими. "Показать мне."
  
  Расплывчатое, туманное изображение, возникшее над консолью, не принесло им ничего хорошего: правосудие уже распалось. Три главных куска беспомощно кувыркались по заполненной астероидами орбите Миндора, окруженные роями истребителей "Крестокрылов" и "шпал". Два больших куска извергли фонтаны вертушек сигнатур двигателей, когда десантники и спасательные капсулы понеслись в беспорядочных направлениях сквозь бой. Меньший кусок струился только волнами застывшей от вспышки атмосферы. -Этот маленький кусочек-это мы, сэр. Секция мостика получила несколько торпедных попаданий в отсеки капсулы. Там, э-э, нет никаких капсул. Уже нет. Там нет никаких отсеков для капсул. Их вообще нет..."
  
  Люк остановил его, положив твердую руку ему на плечо. -Сколько рук попало в ловушку вместе с нами?"
  
  Тубрими с трудом сглотнул. -Не могу сказать, сэр. Может быть, несколько сотен. Но они не останутся с нами надолго. Его перепончатые пальцы беспомощно трепетали на дисплее. -Не более чем через пять минут этот боевой мостик станет единственным местом, где есть хоть какая-то система жизнеобеспечения. Разрушение уничтожило атмосферные процессоры и системы защиты от взлома по всему кораблю-я имею в виду эту часть корабля.- Его начало трясти. - То, что раньше было кораблем."
  
  - Держите себя в руках, Лейтенант. Я вытаскивал людей из более трудных мест, чем это.- Люк поднялся на командный помост и повысил голос. -Всему персоналу мостика - всем вернуться на свои посты. Позаботьтесь о раненых и убитых,а потом пристегнитесь. Кроме тебя, - сказал он пилоту. "Ремень где-то еще. Я займу твое место."
  
  - А ты? Пилот удивленно заморгал. -Но системы управления "МОН Каламари" не предназначены для работы с людьми..."
  
  -Это моя проблема.- Люк скользнул в кресло пилота. "Твое-найти место, чтобы обезопасить себя. Эта поездка вот-вот станет тряской."
  
  - Сэр?"
  
  -У нас на борту экипаж, которому не хватает воздуха. Так что мы пойдем и купим им немного.- Люк указал на широкий кирпичного цвета изгиб Миндора. -Там целая планета, прямо по соседству."
  
  - Сэр!- Ахнул тубрими. -У нас нет двигателей-у нас даже нет репульсоров. Вы же не предлагаете нам взять этот ... этот фрагмент корабля в атмосферу, не имея ничего, кроме маневровых двигателей..."
  
  -Совершенно верно. Я ничего не предлагаю. Я делаю заказ. И я не просто ввожу нас в атмосферу."
  
  Люк протянул руки к электростатическим управляющим полям над пультом пилота и позволил себе слегка улыбнуться; впервые за несколько недель он снова почувствовал себя джедаем. -Я собираюсь посадить эту штуку."
  
  ЯндексПереводчик
  
  * * *
  
  
  
  Никто из сил Новой Республики не видел, как обломок "правосудия" погрузился в атмосферу; даже километровый поток пламени и дыма, поднимавшийся от его горящего корпуса, не привлекал никакого внимания. Силы республики были полностью заняты более насущной проблемой-остаться в живых.;
  
  Гравитационные колодцы извергались по всей системе, их пороги массы-тени распространялись в трехмерной версии ряби от горсти гальки, брошенной в неподвижный бассейн. С их подпространственной связью и заклинившими сенсорами корабли новой республики не могли даже предположить, сколько гравитационных мин или прожекторов может быть спрятано среди триллионов астероидов.; наложенные друг на друга слои запретного поля не только уничтожили всякую надежду на гиперпространственное путешествие, но и внезапно-и во многих случаях катастрофически-изменили и без того нестабильные орбиты каждого объекта в системе, меньшего, чем Луна среднего размера, превратив то, что было опасно переполненной системой, в кошмар пересекающихся бурь из камней.
  
  И град, который сыпался из этих штормов, был эскадрильей за эскадрильей перехватчиков связи.
  
  Перехватчик не был столь доминирующим оружием, как его преемник, защитник. С меньшей броней, меньшим вооружением, без щитов или гипердвигателя, они были тем не менее невероятно быстрыми и маневренными, и могли быть чрезвычайно трудными противниками, особенно когда появлялись в массовом порядке. Здесь, в Миндоре, - как обнаружили, к своему ужасу, отчаянно карабкающиеся республиканские пилоты X-и B-крыльев, - en masse переводится как (по словам одного руководителя полета) " тысячи нищих, приходящих отовсюду, все сразу!"
  
  В вихревом хаосе беспорядочно несущихся астероидов отсутствие щитов у перехватчиков было на самом деле преимуществом, так как дефлекторы не влияют на материальные объекты; у Бесфлекторных перехватчиков было пропорционально больше мощности двигателей для ускорения и подзарядки конденсаторов для их лазерных пушек, и их было так много, что они могли бы атаковать республиканские истребители, как кровавые вороны-Первианцы атакуют чудо-ястреба, и все еще оставалось достаточно, чтобы обстрелять столичные корабли, вот почему никто не следил за оптическими датчиками или не следил за ЭМ-каналом правосудия, по которому передавался низкий, сверхъестественно спокойный голос Люка Скайуокера, передаваемый аварийным сигнальным буем, вращающимся вокруг планеты.
  
  - Это крейсер "правосудие Новой Республики", командир Люк Скайуокер. Адмирал Калбек мертв. Корабль развалился, и спасательных капсул больше нет. Я взял штурвал и попытаюсь сесть позади рассветного Терминатора над Северным тропиком. Начинайте поиск выживших по координатам на закодированной дополнительной частоте. Удачи, и да пребудет с вами сила. Скайуокер вышел."
  
  Только "Лансер", неожиданно вырванный из гиперпространства имперскими гравитационными шахтами в получасе светового дня от Миндора, имел шанс успеть на посадку.
  
  Лейтенант девало из Комопса побледнел, когда принял сообщение С сигнального буя; когда он доложил об этом капитану Тироску, тот немедленно направил самый мощный оптический прицел "Лансера" на дневной и ночной Терминатор далекой планеты. Старым корабельным сенсорам едва удалось сфокусироваться на изображении длинного-предлинного дымового следа, и они уже прослеживали его сквозь атмосферу, когда он уловил краешек ослепительной белой вспышки, за которой последовал огромный расширяющийся шар окутанного дымом пламени.
  
  - О, - тупо произнес Тироск. Теперь уже не было и мысли о непристойности; то, что он чувствовал, невозможно было выразить словами.
  
  "Заключаться в том...- Девало пришлось сглотнуть, прежде чем он смог продолжить. -Это и было правосудие?"
  
  - Боюсь, что так оно и было. Тироск опустился в свое командирское кресло. - Мне страшно..."
  
  - Корабль генерала Скайуокера?"
  
  -Никто не смог бы этого пережить, - сказал Тироск. - Мы в получасе езды отсюда. То, что мы только что видели, произошло тридцать минут назад."
  
  Девало не мог даже задать этот вопрос, но в этом и не было необходимости.
  
  - Он умер полчаса назад. Тироск покачал головой, безучастно удивляясь унылой тяжести, навалившейся на него. - Люк Скайуокер мертв."
  
  
  ЯндексПереводчик
  
  Глава 5.
  
  
  
  Хэн Соло откинулся на спинку кресла в конференц-зале настолько, что, сцепив пальцы за головой, ему пришлось прижать одно колено к столу, чтобы не упасть. Он уставился в потолок и в третий или четвертый раз за этот день подумал, можно ли умереть от скуки.
  
  Он решил, как и во все предыдущие разы, что если бы такое было возможно, то он свалил бы по крайней мере два дня назад. Если и было в галактике что-то, что он ненавидел больше, чем сидеть часами в комнате, не делая ничего, кроме как слушая тявканье людей, то это должно было быть сидение часами в комнате, не делая ничего, кроме как слушая тявканье Мандалориан.
  
  Боже, как же он ненавидел этих парней!
  
  Хэн не был фанатиком; несмотря на некоторые неудачные опыты с неким охотником за головами Мандо, который, если сила верила в справедливость, все еще кричал, медленно растворяясь в пищеварительных соках Сарлакка, он не ненавидел Мандалориан вообще. Он просто никогда не встречал ни одного из этих заносчивых более-чем-ты-самозваных Месфаков (мастеров каждого отдельного Флиппингового аспекта боя), которые могли бы даже сказать "Доброе утро", не произнося это так, как будто он действительно говорил: "Лучше бы это было доброе утро, потому что если вы что-нибудь вытянете, я без колебаний разнесу вашу слабую миролюбивую Кореллианскую задницу, пока вы даже не узнаете, в какой галактике вы находитесь."
  
  Он не ненавидел Мандос вообще, он ненавидел только тех, с кем действительно встречался.
  
  Кроме того, какое-то извращенное чувство чести или этнической гордости или что-то еще каким-то образом заставило этих конкретных мандалорцев не желать говорить на основном языке во время этих переговоров. Что, конечно, не мешало им тявкать. Они просто тявкали на Мандо'а, языке, который, на более чем немного предвзятый слух Хэна, заставлял их звучать как гордость песчаных пантер, пытающихся выкашлять комья шерсти больше, чем его голова. И этот взлом волосяного кома затем должен был быть послушно переведен на базовый для удобства главного переговорщика Новой Республики высокомерным, сверхчувствительным, неумолимо невротичным протокольным дроидом главного переговорщика, который каким-то образом среди своих шести миллионов изменчивых форм связи никогда не умудрялся потерять тот надменный акцент центральных миров, который, после того, как он слышал его без остановки в течение нескольких дней, запертых в этой комнате от нечего делать, заставил Хана хотеть ударить его так сильно, что он приземлился бы где-нибудь на Татуине.
  
  Главным соображением, которое удерживало его от участия в катастрофической реконструкции дроидов, было присутствие рядом с ним главного переговорщика Новой Республики, которая была так потрясающе красива, что Хэн не мог даже взглянуть в ее сторону, не чувствуя, как начинает колотиться его сердце.
  
  Она была не только красива, но и блестяща, и отчаянно храбра, и она сделала только одну действительно глупую вещь в своей жизни: пару лет назад она позволила себе влюбиться в лихого-но-обедневшего капитана грузового корабля-ну, хорошо, бесчестного контрабандиста, скрывающегося от имперских властей и различных охотников за головами и криминальных лордов, но кто считал?- и Хэн никогда не мог избавиться от этого затаенного страха, что если он, скажем, сделает что-то плохое с Си-3П0, который, в конце концов, обычно хотел только добра, Лея может внезапно проснуться и понять, какую ужасную ошибку она совершила.
  
  Не то чтобы он когда-нибудь признался бы в этом, даже Чубакке. Даже для себя самого, в большинстве случаев-его эго было почти неуязвимо для сомнений в себе, но в тех редких случаях, когда он становился раздражительным и подавленным, потому что застрял где-то с слишком большим количеством времени, чтобы думать, и почти не достаточно, чтобы делать, эти маленькие шепотки начинали шипеть вокруг его затылка. Он мог успокоить их, только подтвердив про себя свою личную клятву крови, что никогда-никогда-никогда-не даст женщине, которую любит, повода пожалеть о том, что влюбился в него.
  
  Что оставило его сидеть в конференц-зале в куполе давления на безымянном астероиде в какой-то внутренней системе обода, настолько неясной, что он не мог вспомнить ее название, делая вид, что ему наплевать, пока с-3П0 переводил очередную строку Мандалорианской болтовни. - Командующий повторяет, что капитуляция просто невозможна, и повторяет, что единственный мирный выход из этой прискорбной ситуации-для всех мятежников, то есть для Новой Республики, конечно; он, кажется, не понимает разницы, или же намеренно тупит, но это неважно-для всех повстанческих сил немедленно покинуть систему. Конечно, это не его точная фразеология; буквальный перевод-лишенный пошлости-примерно таков: Вы, бунтари, остаетесь, все умирают, Вы, бунтари, уходите, все счастливы, что совершенно не отражает совершенно дикую жестокость его словаря. В самом деле, принцесса, приходится обрабатывать такой грубый язык-Моя пошлость-конденсаторы фильтра находятся на грани перегрузки!"
  
  Хэн даже не совсем понимал, о чем идет речь; он полностью пропустил сражение, поскольку они с Леей были где-то далеко в никуда, выковывая детали введения в Новую Республику небольшого звездного скопления, населенного в основном волосатыми паукообразными существами, которые основательно напугали его, не в последнюю очередь потому, что у этих, в отличие от большинства арахноидальных рас, были очень гуманоидные лица, включая полные рты сверкающих белых, полностью человеческих зубов.
  
  Так или иначе, к тому времени, когда он доставил Лею сюда по срочному вызову местных властей системы, имперские силы были полностью разбиты и рассеяны по звездам-все, кроме пяти или шести сотен Мандалорианских наемников, которые окопались вокруг нескольких электростанций тринейтрониума на главном населенном мире системы; Мандос объявили себя готовыми и желающими взорвать эти установки при первом приземлении республиканского корабля, который стерилизует планету и убьет все три с половиной миллиарда людей, которые там жили.
  
  Они взяли весь мир в заложники.
  
  За бесконечные часы напряженных переговоров хэну удалось выяснить, что последний приказ беглого Имперского командующего состоял в том, чтобы Мандос "любыми и всеми необходимыми средствами лишил планету республиканских сил". Командир Мандо истолковал это так: "даже если вам придется убить всех, включая себя."Но новая республика не собиралась возвращать систему, которая была не только богата природными ресурсами и производственными мощностями, но также на общесистемном референдуме проголосовала подавляющим большинством за членство республики, с чем-то вроде девяноста семи процентов рекомендующих Союз. Хэн втайне надеялся, что все три процента твердолобых Импсимпов живут по соседству с одним из этих тринейтрониевых растений.
  
  Как бы то ни было, переговоры превратились в тупик: рациональность и сила убеждения Леи противостояли твердокаменным Мандалорианцам, никогда не Сдававшимся ничтожеству командира наемников. Дело дошло до того, что Хэн с нетерпением ждал прибытия Ландо.
  
  Это было удивительно не потому, что имело какое-то отношение к самому Ландо, которого Хэн, несмотря на их долгую и часто несчастливую совместную историю, действительно любил-ну, большую часть времени, - а скорее из-за того, что Ландо приносил к этому столу. Ну, меньше что, чем кто.
  
  Ландо Калриссиан, в отличие от своего старого приятеля Хана, держался за поручение своего генерала. В настоящее время он был директором отдела специальных операций, причудливо звучащий титул, который, очевидно, подразумевал, что сегодня он был высоко украшенным шофером. Он возвращался из Мандалорианского пространства, куда отправился, чтобы загнать в загон единственного парня в галактике, который, как утверждал Ландо, мог изменить мнение этих коммандос: Большого Босса Мандалорианских защитников и самозваного Лорда Мандалора, самого Фенна Шису.
  
  Или, как обычно думал о нем Хэн, Фенн. You-So-Much-as-Look-at-Leia-That-Way-One-More-Time-and-I-Swear-I'm-Gonna-Pop-Your-Mando-Skull-Like-a- Бладдерграуп Шиса.
  
  Шиса и его люди отказались от наемной жизни, и он превратил свой персонал в ядро защитников-своего рода граждански настроенных добровольных полицейских и внештатных благотворителей, более или менее. А это означало, что Шиса, на вершине своего прирожденного и воспитанного МЕСФАКА более-прилежного-чем-ты, свалил более-благородного-чем-ты, более-самоотверженного-чем-ты, и более-все-вокруг-хорошего-парня-чем-ты.
  
  
  
  
  Если бы Хэн был склонен быть полностью честным в таких вещах-а он не был, в принципе,-он мог бы признать, что его проблема с комендантом протектора была больше связана с тайным подозрением, что Фенн также может быть красивее, чем ты, и с тем, как много внимания этот конкретный герой Мандалора уделял Лее. И как сильно Лея, казалось, наслаждалась этим.
  
  На этот раз, однако, Хан неохотно согласился позволить Шисе провести время в комнате с Леей-конференц-зале, с Ханом и несколькими дюжинами офицеров в качестве компаньонов-до тех пор, пока ситуация не разрешится. Он решил, что это доказывает, что он вырос как личность. Немного. Может быть.
  
  Насколько сомнительным может быть этот рост, было наглядно продемонстрировано, когда Лея повернулась к нему, положила ладонь на его руку, чтобы притянуть его ближе, и наклонилась к нему, чтобы прошептать на ухо; на самом деле он почти ожидал, что она собирается сказать ему, как сильно она ждет встречи с Шисой снова.
  
  Вместо этого она пробормотала тонким от напряжения голосом: "Хан, люк в беде."
  
  Передние ножки стула Хана со стуком упали на пол. - Что?"
  
  Лея слегка покачала головой, что было так хорошо знакомо Хэну, едва заметная дрожь в сжатых губах, означавшая :" не знаю почему, но мне это совсем не нравится". -Это ... такое чувство. Он мог бы..."
  
  - Эй, я тоже беспокоюсь о нем, но ... .. Хэн успокаивающе положил руку ей на плечо. -Он может сам о себе позаботиться, понимаешь? То, что он может сделать..."
  
  Его голос затих, когда он почувствовал напряжение в ее плече; вместо того, чтобы утешать ее, она внушала ему страх.
  
  В уголке ее рта появилась ямочка, которая подсказала Хэну, что она прикусила нижнюю губу изнутри. -Дело не только в рейде Миндора. Я думаю ... я думаю, там что-то есть... тут что-то не так. Нечто худшее."
  
  - Что-то, с чем он не может справиться? Я имею в виду, мы говорим о Люке, здесь Люк я-должен-встретиться-с-Вейдером-и-Палпатином-один Скайуокер, понимаешь?-Хэн подумал, что это очень хорошая реплика, но даже для него она прозвучала хол-Лоу. Он двинулся дальше. -Сколько же у него на самом деле неприятностей?"
  
  -Я...Я не знаю, Хан! Неуверенность, промелькнувшая в уголках ее глаз, заставила сердце Хэна сжаться от того же чувства. -Если бы я знал, то даже не упомянул бы об этом, иначе мы уже были бы в пути."
  
  - Простите меня, пожалуйста ... я ужасно прошу прощения, Принцесса...- С-3П0 наклонился между ними. -Хотя мой словарный фильтр и подпрограмма анализа голосового напряжения предполагают, что ваш разговор, скорее всего, частный, командир становится беспокойным и запрашивает перевод. Не очень-то почтительно, должен заметить."
  
  - Спроси его, нужно ли ему, чтобы ты перевел это...- Начал хан, но жест, который он имел в виду, был прерван удивительно сильной хваткой Леи на его руке.
  
  - Хан, ты можешь просто ... просто узнать? Попробуйте связаться с центром связи. РРТ будет находиться в подпространственном контакте. Просто ... убедись, что с ним все в порядке. И скажи ему, чтобы он был осторожен.- Ее настойчивый шепот упал до едва слышной тишины. - Скажи ему, что у меня плохое предчувствие."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Хэн рысцой пробежал через огромный куполообразный док, застегивая на ходу пояс с бластером и завязывая кобуру. Он пробирался сквозь палубные банды, деловито перекладывая истребители и шаттлы на парковочные места,чихая от густых нефтехимических испарений, изрыгаемых перегруженными сухогрузами. Когда он добрался до "Сокола", тень его нижней челюсти по правому борту была усеяна ошеломляющим набором компонентов в различных состояниях неисправности и разборки, большинство из которых-к его печальному, слишком опытному глазу-казалось, принадлежало контрольному узлу ее дефлектора по правому борту. Человек, ответственный за это бессмысленное уничтожение собственности, в данный момент стоял на коленях в ближайшем люке доступа-все, что можно было увидеть, это пара огромных ног с красновато-коричневыми пятнами на крышке ящика для инструментов размером с гроб, который покоился на ржавом, потрепанном куске лесов, выглядевшем так, словно это когда-то был какой-то стол для пикника, в то время как остальная часть его огромного волосатого тела была втиснута во внутренности корабля Хана.
  
  - Чуи ... Эй, Чуи!л"
  
  Ноги не отреагировали, что было неудивительно. Рычание двигателей сухого буксира и усиленные электроникой приказы, которые выкрикивали палубные боссы, были настолько громкими, что Хэн едва мог слышать самого себя. Он схватил ближайший гауссовый ключ и ударил по корпусу "Сокола" достаточно сильно, чтобы оставить яркий новый шрам. Из глубины люка послышался глухой удар, который Хэн почувствовал, хотя корпус был достаточно твердым-голова Чубакки была достаточно твердой, чтобы пробить дюрастил-и короткое, но искреннее рычание вуки, которое было бы достаточно, чтобы подорвать уверенность почти любого человека в галактике. Почти. - Застегните молнию на корабле, - сказал Хэн. -Я начну последовательность запуска. Заносится в десять."
  
  Чуи протестующе взвыл. - Ну, если бы мы могли приземлиться где-нибудь больше чем на двадцать минут, прежде чем вы начнете разбирать корабль, у нас бы этого не было..."
  
  Ответ Чубакки: "Geeroargh broo owwweragh!- грубо говоря, если бы я упустил шанс разобрать корабль на части, у нас вообще не было бы корабля, что было настолько очевидной правдой, что даже Хэн не мог спорить, поэтому он сменил тему. - Эскорт Ландо падает через двенадцать минут. "Сокол" должен быть готов к полету, когда диспетчерская снимет щиты с частицами, чтобы мы могли выскользнуть."
  
  Массивные брови Чуи сошлись на переносице, и он пробормотал осторожный вопрос.
  
  -Нет, нет, ничего подобного. Никто за нами не гонится."
  
  - Гаруф?"
  
  -Это ... поручение, вот и все. Нам нужно, э-э, заглянуть к люку. Нанесите ему небольшой визит. Э-э, светский визит."
  
  - Руэрг хверу сннгх."
  
  -В чем дело? Разве ты не хочешь увидеть Люка? Что, он тебе больше не нравится?"
  
  - Лоуэро. Lowerough garoohnnn?"
  
  -Нет, она не придет."
  
  - Гаруф?"
  
  - Потому что я так сказал. Я все еще здесь капитан?"
  
  "Fnetrolleroo Hnerouggr!- Голос Чубакки повысился, как и громадная пауза, которая покачивалась перед лицом Хэна. - Сшеролл гуриеох..."
  
  -Ладно, ладно, потише, ладно? Хэн быстро огляделся, чтобы убедиться, что никто не стоит достаточно близко, чтобы подслушать на шумной палубе. "Я был просто в ComOps. Вся оперативная группа люка погрузилась во тьму-они не получили от него ни единого звука с момента внедрения-и его резервы погрузились во тьму около десяти минут назад.- Его лицо потемнело. - И у Леи такое чувство, что он попал в беду."
  
  Чуи начал было ворчать еще что-то, но Хэн оборвал его: -Я не знаю, что мы можем с этим поделать. А может, и ничего. Но, по крайней мере, мы можем выяснить, что происходит. Я не могу ... Чуи, ты же меня знаешь. Ты же понимаешь. Я не могу просто оставить его там..."
  
  - Гхн лоуэро?"
  
  - Нет, она попросила меня попытаться связаться с ним. Она не знает, что мы действительно едем. И она ничего не узнает. Я ни за что не позволю ей пойти со мной."
  
  "Howergb?"
  
  "Потому что... Хэн скорчил гримасу. - Потому что у меня тоже плохое предчувствие, - сказал он и исчез на посадочной рампе.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ландо Калриссиан спустился по трапу своего личного командного шаттла, выглядя на каждый сантиметр генералом, которым он был, от миллиметровых полей блестящей фуражки до тонко переливающихся верхушек таких же блестящих ботинок. Элегантно облегающий комбинезон, который он носил, также слегка переливался, так что его бледно-голубой блеск мог подхватить дополнительные блики от любого окружения, в котором он мог оказаться-потому что джентльмен и офицер никогда не должны сталкиваться-и он подходил, как будто был разработан специально для него, что, конечно же, и было. Он сам его придумал.
  
  Перекинутый через плечо, он нес свою обычную форменную куртку длиной до пояса-черную, как смоль, естественно, потому что черный цвет идет ко всему-которую он заказал после того, как получил достоверную информацию, что Акбар и республиканское командование абсолютно точно проведут черту на оперном мысе. Рядом с ним шел Фенн Шиса, одетый только в свое обычное потрепанное летное снаряжение, которое, как вынужден был признать Ландо, ему очень шло.
  
  Когда Ландо впервые вошел в кабину шаттла, одетый в эти синие платья, шиза откровенно фыркнула. -Не припомню, чтобы я когда-нибудь видел голограмму Мадины в таком наряде."
  
  -Это потому, что Крикс не может его снять,-пожав плечами, ответил Ландо, любуясь разрезом куртки в зеркале во весь рост. -Он несет слишком много в середине, понимаете, что я имею в виду?"
  
  -И ты еще удивляешься, почему Мандалорианские наемники тебя не уважают."
  
  Ландо усмехнулся. - Мне нравится, когда меня недооценивают."
  
  -Я думаю, в основном потому, что тебе нравятся твои модные наряды."
  
  - Если хорошая внешность когда-нибудь станет преступлением, Фенн, друг мой, я готов жить."
  Шиза прошел через оживленный док своей обычной прямой военной походкой. Ландо немного помедлил, кивая то одному технику, то другому матросу, здороваясь с большинством из них по имени и представляясь тем, кого не знал. Та же сверхъестественная способность памяти, которая позволяла ему мысленно отслеживать тактику и рассказывать о тысячах игроков по всей галактике, также помогла ему вспомнить имена всех, кого он когда-либо встречал-часто имена их детей и детали их родных миров. Это было больше, чем просто трюк, хотя; он искренне любил людей, и это сделало его почти до смешного популярным среди рядовых членов РДФ. Но это могло замедлить его, когда он должен был двигаться через толпу, поэтому он немного опоздал, чтобы уловить, что Лея говорила Фенну, когда он подошел, что-то о C-3P0, ожидающем в конференц-зале с полным брифингом и отчетом о состоянии дел.
  
  Что-то заставило Лею покраснеть, и Ландо машинально предположил, что это результат неуклюже льстивого комплимента от шизы. Так как быть обыгранным грубоватым бойцом Джоком никогда не будет частью жизненного плана Ландо, он подошел и склонился над рукой Леи. - Принцесса, я заранее прошу прощения за свои неуместные слова, - сказал он, - потому что, как обычно, ваша красота лишает меня дара речи."
  
  - Помедленнее. Лея быстро отдернула руку; этот румянец на ее щеках, очевидно, был вызван не столько удовольствием, сколько, скажем, яростью. - Лучше ответь на вопрос."
  
  Ландо моргнул. - Принцесса?"
  
  -Почему,-процедила она сквозь стиснутые зубы, - единственный известный мне человек моложе шестидесяти лет, способный даже притвориться взрослым, - это мой родной брат?"
  
  Прежде чем Ландо успел пробормотать что-то похожее на ответ, она быстро зашагала по коридору, направляясь к стыковочному отсеку твердым шагом, который неприятно напомнил ему об угрозе Сокоррского гранитного ястреба.
  
  Фенн наклонился к нему. -Что с ней такое?"
  
  -Она действительно выглядит немного взволнованной."
  
  -Я думал, что она дипломат-разве она не должна быть более, ну не знаю, сдержанной?"
  
  -Так и есть. Однажды ее допрашивал сам Дарт Вейдер, и она даже глазом не моргнула. Посмотрите невозмутимо на Голонет, вы найдете ее профиль."
  
  -Она точно сейчас хлопает крыльями."
  
  -Я бы так и сказал."
  
  -Так что же может так взбесить такую девушку, как она, и все такое?"
  
  -Это не "что", а "кто", - сказал Ландо с улыбкой нежного воспоминания. -В ее защиту можно сказать, что он мог бы заставить мастера-джедая закатить полномасштабную истерику."
  
  Шиза кивнула. -Вы, должно быть, говорите о Соло."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Войдя в пещеру стыковочного отсека, Лея перешла на рысь, но резко остановилась, заметив отсутствие знакомого силуэта, который должен был находиться в ремонтном отсеке за линией шаттлов и истребителей. Она протолкалась сквозь толпу на палубе к тому месту, где был пришвартован "Сокол". Там ничего не было видно, кроме нескольких пятен смазки и охлаждающей жидкости, нескольких обломков обшивки корпуса и случайных электронных компонентов, а также одинокого гауссова ключа с помятой головкой. Стиснув зубы, она подняла гауссовый ключ и взвесила его в руке. Но затем она опустила руку и просто с ненавистью уставилась в темноту космоса за щитом из частиц стыковочного отсека.
  
  Ей вообще не следовало посылать Хана. Ей следовало бы заставить его париться в душном конференц-зале, слушая, как Си-3П0 прижимается к нему, чтобы найти вежливые переводы насмешек этого Мандалорца. Не прошло и десяти минут, как она поняла, какую ошибку совершила. И почему.
  
  Это было потому, что она не воспринимала себя достаточно серьезно.
  
  Даже после всех этих месяцев она не могла заставить себя полностью поверить, что в ее жилах течет настоящая кровь Джедаев-не только кровь джедаев, но и кровь, возможно, самого могущественного джедая в истории. Она так и не смогла до конца осознать, что ее инстинкты, интуиция и предчувствия-это нечто гораздо большее, чем просто психологические феномены, что они на самом деле являются шепотом самой силы. Она послала Хэна, потому что в глубине души действительно верила, что он просто побежит в центр связи и проверит отчеты о состоянии подпространства в реальном времени, поступающие от оперативной группы люка, и когда он узнает, что все в порядке, он просто побежит назад и скажет ей об этом. Может быть, с небольшим подтруниванием над некоторыми помехами сегодня на канале женской интуиции, а?
  
  
  
  Должно быть, Люку было легче справиться с их джедайским наследием; выросший на внешнем кольце, он даже не знал, что такое джедай. Лея, с другой стороны, выросла в семье, которая была пропитана благоговением перед Орденом джедаев и всем, что он символизировал. Человек, которого она все еще считала своим отцом-Бейл, принц-консорт, - обладал неисчерпаемым запасом историй о джедаях, не только из Войн клонов, но и из всей истории Республики. Он никогда не говорил о джедаях без абсолютного уважения к тому, как они полностью посвятили свою жизнь делу мира и справедливости, пожертвовав всем в трагических Войнах Клонов.
  
  Стоит ли удивляться, что она не может в это поверить? Что одним из этих легендарных героев был Энакин Скайуокер, ее настоящий отец... и что этот легендарный герой каким-то образом превратился в самого безжалостного, убийственного и ужасающего насильника имперской тирании. .. и что нетерпеливый щенок мальчика с фермы Татуина, который ворвался в ее камеру на Звезде Смерти, чтобы спасти ее-без малейшего намека на план, выходящий за рамки наивной веры в сущностную справедливость Вселенной - был ее близнецом, который теперь ожидал, что она последует по его и их следам...
  
  Все это было слишком нелепо. Она могла бы, хотя и с трудом, поверить, что это могло случиться... с кем-то другим.
  
  Вплоть до того момента, когда произойдет нечто столь же нелепое. Как будто сидишь в унылом конференц-зале на безвоздушном астероиде и вдруг понимаешь, просто понимаешь, что ее брат-за тысячи световых лет отсюда-находится в такой глубокой опасности, что даже у него нет шансов выжить самостоятельно.
  
  Но тогда ей все еще приходилось продираться сквозь заросли О, я просто глупо передумала; то, что наконец прояснило ее разум и выровняло ее курс, было добавленным предчувствием, после каких-то пятнадцати минут, проведенных в беспокойном ожидании его возвращения, что теперь Хан тоже в опасности. Даже после того, как она встревожилась настолько, что пробормотала какое-то жалкое извинение Мандалорианцам и вышла из комнаты, ей пришлось пройти весь путь до центра связи, чтобы лично убедиться в том, что происходит. Когда она обнаружила, что отчеты РРТ в реальном времени внезапно потемнели-и что Хэн был здесь пятнадцать минут назад и получил ту же информацию-она повернула прямо к пещере стыковочного отсека, потому что знала, что Хан выскочит отсюда так же быстро, как только сможет раскалить двигатели "Сокола".
  
  Она также знала почему: Хэн не мог оставить друга в опасности, как не мог прыгнуть на скорость света, размахивая руками. И она знала, что он уйдет, не сказав ей, что уезжает, потому что он знал, что в этом отношении она ничем не отличается от него, и у него все еще была эта глубоко глупая мужская идея, что он может каким-то образом уберечь ее от опасности, просто оставив ее позади. Насколько же глупо это мужское предположение, она собиралась наглядно продемонстрировать, как только догонит его. Может быть, она нарисует ему картинку. На его черепе. Гауссовым ключом. Но как ей его поймать?
  
  Она оглядела стыковочный отсек, но в хаосе суетящихся экипажей и буксиров, в облаках, шипящих из газообменников, в космической пыли, поднимающейся от корпусов, подключенных к электростатическим реверсорам, ответов не было. Она подумала: А что бы сделал Люк?... и когда она закрыла глаза и сделала пару глубоких вдохов, то решила, что прямо сейчас ей следует пойти туда...
  
  Несколько минут она бесцельно дрейфовала по пещере стыковочного отсека, ошеломленно ожидая, что ее охватит еще одно чувство; она была так сосредоточена на своих внутренних ощущениях, что ей потребовалась секунда или две, чтобы понять, что красивый профиль высокого пилота впереди, который болтал с палубными матросами, убиравшими его б-крыло, принадлежал ее другу.
  
  - Тихо! Она помахала рукой и направилась к нему. - Тихо, я так рада тебя видеть!"
  
  Тихо Селчу приветствовал ее своим ошеломленным взглядом. - Принцесса? Разве ты не должен участвовать в переговорах?"
  
  - Забудь о переговорах, - сказала она. -Меня нужно подвезти. Это чрезвычайная дипломатическая ситуация."
  
  Тихо нахмурился. "Хм .. ."
  
  -Я опытный стрелок на этой штуке,-сказала она, кивнув в сторону крыла "Б". -Мне нужно, чтобы вы как можно быстрее подготовили его к полету."
  
  Он нахмурился еще сильнее. - Принцесса, вы гражданский человек..."
  
  -А моя мать была твоей королевой.- Торговля на станции ее семьи всегда оставляла болезненный груз в желудке, но это была чрезвычайная ситуация. -Ты был Алдераанцем намного дольше, чем офицером. Ты сделаешь это для меня, или мне попросить кого-нибудь другого?"
  
  - Спросить кого-нибудь о чем? Ведж Антиллес подошел к ней вплотную. - Привет, Принцесса. Как идут переговоры?"
  
  - Ведж, привет. Лея поморщилась-еще один друг, которому ей придется солгать. "Ух... что-то случилось. Мне нужно одолжить тихо и его б-крыло. Может быть, всего на несколько часов."
  
  -Если бы это зависело от меня... Ведж виновато развел руками. - Но Ландо-то есть генерал Калриссиан-он очень хороший парень, знаете ли, спокойный и расслабленный, когда не носит форму. Но в первый раз, когда вы нарушаете его приказ, вы обнаруживаете, что у него нет никакого чувства юмора."
  
  Она переводила взгляд с одного на другого. Почему сила вообще послала ее в этом направлении, если у нее не было ни малейшего шанса ... что бы сделал Люк?
  
  Она глубоко вздохнула, закрыла глаза и снова выдохнула.
  
  Когда она открыла глаза, то ясно увидела двух мужчин перед собой, тихо был для нее всего лишь транспортным средством, а Ведж-всего лишь дорожным блокпостом... но теперь они были мужчинами, хорошими мужчинами, друзьями, которые искренне заботились о ее очевидном горе. Они заслуживали большего, чем быть обманутыми, чтобы помочь ей.
  
  Медленно, четко, просто она сказала: "люк в опасности. Ведж и тихо обменялись непроницаемыми взглядами. Ведж спросил: "Что за опасность?"
  
  Она не могла держать намека на дрожь из ее голоса. - Роковой вид."
  
  Тихо посмотрел на Веджа. Ведж сжал губы и уставился на палубу. Недолго-меньше секунды,- а потом он тяжело вздохнул и решительно кивнул. Тихо развернулся и помчался прочь.
  
  Лея смотрела, как Алдераанец сломя голову мчится сквозь хаос в пещере стыковочного отсека. -Куда это он собрался?"
  
  Ведж уже бежал к своему "Крестокрылу". -Чтобы собрать остальных негодяев, - бросил он через плечо. "Пятнадцать минут."
  
  * * *
  
  
  
  Ландо сидел в кресле для совещаний, которое Хэн освободил совсем недавно. Он перестал слушать, как Фенн Шиса спорит с командиром наемников примерно через тридцать секунд после того, как тот закончил представление; у Ландо было достаточно Мандо'а, чтобы поддерживать беседу или флиртовать с неосторожным Мандалорианином за столом сабакка, но в эти первые тридцать секунд он увидел, что командир не покупает то, что продает Фенн-сочетание "Лорд Мандалор приказывает тебе" и призыв к гражданской ответственности и защите нашей чести сентиментальность. Ландо, вероятно, должен был упомянуть Фенну, прежде чем они вошли, что такого рода аргументы действуют только на людей, которые уже верят в эту чепуху, а люди, которые верят в эту чепуху, не часто заканчивают тем, что проливают кровь за имперские кредиты.
  
  Как большинство фундаментально порядочных людей, Фенн, казалось, верил, что в глубине души почти все остальные тоже были фундаментально порядочными. Он, казалось, думал, что раз он когда-то был наемником, то и другие наемники были точно такими же, как он: циничная оболочка над ядром естественного благородства, но Фенн никогда не был точно вашим наемником фабричного выпуска.
  
  С другой стороны, Ландо был азартным игроком. Успешный игрок. Как и все преуспевающие игроки, он знал, что" естественное благородство " встречается гораздо реже, чем безупречный драгоценный камень Коруска, и что в долгосрочной перспективе вы никогда не проиграете, полагая, что все, кого вы встречаете, движимы комбинацией жадности, страха и глупости.
  
  Через полчаса он поймал себя на том, что удивляется, как Хэн ухитрился просидеть два дня, не покончив с собой. Через час ему стало ясно, что ни Хэн, ни лея в ближайшее время не вернутся в конференц-зал. Прошел почти час, прежде чем Энсин, которого он послал на поиски Леи, вернулся в конференц-зал с выражением лица, которое говорило либо о неудаче, либо о хронической болезни.
  
  Ландо наклонился вперед и тихо заговорил на ухо Фенну, пока командир противника произносил очередную длинную, оскорбительно скептически звучащую речь. -Мне нужно выйти на пару минут. Прикрой меня, а?"
  
  Фенн без колебаний кивнул. Должно быть, он тоже не очень-то прислушивался. -Не виню тебя, - сказал он уголком рта. -Тебе так же надоел этот парень, как и мне?"
  
  -Меня никогда не тошнит от людей, - улыбнулся Ландо. -Я сейчас вернусь."
  
  В коридоре у энсина был такой вид, словно он мечтал оказаться где-нибудь еще. -В последний раз ее видели, Генерал, когда она садилась в Б-крыло лейтенанта Селчу."
  
  "Действительно. Ландо все еще улыбался. Он слишком долго был игроком, чтобы что-то выдавать. -А где лейтенанта видели в последний раз?"
  
  -Ну, я имею в виду, генерал, вы бы знали... разве не так?"
  
  Улыбка Ландо стала шире. - Притворись, что нет."
  
  - Разбойная эскадрилья поднялась в воздух больше часа назад, сэр ... диспетчерская говорит, что они выполняли одну из ваших ... э-э ... специальных миссий, сэр..."
  
  -Одна из моих специальных миссий?"
  
  - Да, сэр. Коммандер Антиллес дал проверочный код."
  
  "Где он сейчас?"
  
  - Да, сэр. Есть ... э-э ... какие-то проблемы, сэр?"
  
  -С чего бы вдруг возникла проблема?"
  
  - Ну ... принцесса только что была в Комопсе, сэр. Она спрашивала о генерале Соло."
  
  "Конечно, она была."
  
  - А генерал Соло был там всего несколько минут назад. Он спрашивал о генерале Скайуокере."
  
  -А что сказал генерал Скайуокер?"
  
  -О, э-э, ну ... ничего, сэр. Я имею в виду, что он вышел из контакта-весь РРТ погрузился во тьму."
  
  -Неужели? Ну-ну."
  
  - Да, сэр. И, ГМ, есть еще это, сэр.- Энсин протянул ему считыватель данных. - Это расшифровка автоматической пакетной передачи, которая подается в Голонет снова и снова, с интервалом в пять минут. Передача началась менее чем через минуту после того, как РРТ-канал отключился."
  
  Ландо взвесил ридер в руке. - Подведи для меня итог, ладно?"
  
  -Ну ... он утверждает, что от Лорда порождения теней, сэр. ComOps еще не проверил подлинность, но..."
  
  -Но вы подумали, что я могу захотеть узнать об этом. Потому что ты думаешь, что это может быть как-то связано с нашей пропавшей принцессой и двумя ее любимыми генералами."
  
  -В передаче, сэр, Лорд порождение теней утверждает, что захватил всю оперативную группу-и он говорит, что убьет их всех в течение трех стандартных дней, если республика не согласится на немедленное прекращение огня... и признает свои притязания на императорский трон."
  
  "Действительно. Хм. Ну-ну еще раз."
  
  - Но я же сказал... Прапорщик нервно слизнул пот с верхней губы. "Мы не знаем, если-ComOps не проверил его подлинность-даже если это действительно от Shadowspawn, у нас нет способа узнать, если что-то из этого правда..."
  
  - Конечно, хотим. Все это правда, - сказал Ландо. - Люк уже там. Хан и Лея уже в пути, не говоря уже о разбойном эскадроне."
  
  - Сэр? Я не понимаю."
  
  -Это потому, что ты здесь новичок, сынок."
  
  - Сэр?"
  
  - Перешлите ваше личное дело моему старпому. Я могу использовать такого человека, как ты."
  
  У энсина отвисла челюсть. "Сэр...? Я не ... я имею в виду, я потерпел неудачу..."
  
  -Когда будете подавать документы, напишите, что я повышаю вас до лейтенанта Дж."
  
  Глаза прапорщика стали такими же широко раскрытыми и вялыми, как и его рот."
  
  -Вы только что спасли генерала от смертельной скуки. Если бы я думал, что это сойдет мне с рук, я бы тоже наградил тебя медалью.- Он оставил энсина в коридоре с открытым ртом.
  
  Войдя в конференц-зал, Ландо с усмешкой кивнул Шисе и пинком отодвинул пустой стул. - Позволь мне разобраться с этим."
  
  Он скользнул за угол стола, на сторону наемников. Он сел на край и улыбнулся изумленному командиру. "Окей. Переговоры окончены. Ты победил."
  
  Шиса нахмурилась. -Так и есть?"
  
  Командир моргнул. -А у нас есть?"
  
  "Конечно. Я изложу это в письменном виде. Ни одно республиканское войско не высадится на этой планете, не будет постоянно находиться на орбите или иным образом оккупировать ее, пока вы живете и служите империи. Доволен?"
  
  -Ну, я ... Ах, я полагаю, я имею в виду ... ну, да."
  
  - Отлично!- Улыбка Ландо стала шире. - И что теперь?"
  
  - Прямо сейчас? Командир снова моргнул. Он все еще был так удивлен, что совершенно забыл, что якобы отказывается говорить на Бейсике. -Что ты имеешь в виду?"
  
  -Я имею в виду, что ты победил. Ваша победа окончательна. И что теперь?"
  
  -Ну, мы ... я полагаю, я имею в виду..."
  
  -А как ты собираешься получать зарплату?"
  
  - Заплатили?"
  
  - Должен вам сказать, что наши сенсоры не улавливают никаких признаков того, что имперские корабли выходят из гиперпространства, чтобы, ну вы понимаете, сбросить мешки с деньгами или еще что-нибудь."
  
  Лицо командира омрачилось. - Я понимаю, что ты имеешь в виду."
  
  -Мне кажется, - небрежно заметил Ландо, разглядывая свой безупречный маникюр, - что невыплата оплаты квалифицируется как нарушение контракта, не так ли? Не говоря уже о том, чтобы сбежать и оставить вас здесь умирать. Забывать, что часть. Я думаю, они решили, что если вы все умрете, им никогда не придется платить. А если вы живы, что ж, вы заперты на планете глубоко в пространстве Республики. Как ты собираешься собирать деньги?"
  
  Командир нахмурился. -Ты пытаешься обмануть меня."
  
  "Нисколько. Ландо подмигнул ему. -Я пытаюсь нанять тебя."
  
  Командир задумался.
  
  -Может быть, вас и ваших людей заинтересует ... э-э ... новая должность? Работать на людей, которым наплевать, жив ты или нет? Кто на самом деле-хотите верьте, хотите нет-заплатит вам?"
  
  Хмурый взгляд командира становился все глубже и глубже, чем дольше он обдумывал это; после того, что показалось ему долгим, долгим временем, он обратил этот хмурый взгляд на Ландо.
  
  Командир сказал: "заранее?"
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6.
  
  
  
  -Что значит, Люк Скайуокер мертв?"
  
  Голографическое изображение лорда отродья теней было всего в полметра высотой, но что-то в его позе, или в его нечеловечески бледном лице, или в сверкающей злобе, которая капала с каждого слова, заставляло нервного командира крыла Норриса Пранга чувствовать себя еще меньше. Он чувствовал себя размером с Кашиикского мышевидного паука, и у него было такое чувство, что Лорд порождение теней вот-вот обрушится на него, как пятка Вуки.
  
  Он с трудом сглотнул и плотнее прижал свой блестящий черный шлем летчика к неудобно влажной подмышке. Одно хорошо в этих черных доспехах-пот почти не выступал, даже когда он просачивался сквозь сочленения ткани и стекал по его нагруднику, что он начал делать примерно в то же время, когда Лорд порождение теней начал улыбаться.
  
  Неужели зубы отродья тени всегда были такими большими? И такой белый . .. и какой-то заостренный на вид?
  
  Он не мог вспомнить. На самом деле, теперь, когда он думал об этом, он не мог вспомнить, чтобы когда-либо видел улыбку отродья тени. До сих пор. Что не предвещало ничего хорошего для его будущего.
  
  Возможно, именно поэтому его командир, капитан группы клик, настоял, чтобы он доложил об этом лично. -Я ... э-э ... подумал, милорд, что милорд, возможно, сочтет это хорошей новостью."
  
  -Ты думал?"
  
  - Э-э, смерть Люка Скайуокера, - храбро продолжал командир крыла, - станет серьезным ударом по мятежникам..."
  
  -Для меня это будет гораздо большим ударом. Расскажи мне еще раз. Медленно."
  
  - Гравитационный разрез сработал так хорошо, как и следовало ожидать, учитывая, что мятежники открыли огонь первыми, - сказала Пранг.
  
  "Они были известны, чтобы сделать так."
  
  - Хотя флагман повстанцев не был полностью уничтожен, g-slice удалось разрезать его на три части, из которых две самые большие в настоящее время брошены на орбите. Самая маленькая секция включала в себя мост, который сохранил часть Ману..."
  
  "командир крыла."
  
  Пранг почувствовал, что снова сглотнул. Невольно. - Да, милорд?"
  
  - Расскажи мне, как ты собираешься захватить Люка Скайуокера."
  
  - Планируете...? Милорд, единственное доказательство его присутствия - это единственная незашифрованная ЭМ-передача, которая вполне могла быть каким-то трюком."
  
  - Трюк? Люк Скайуокер не использует трюков. Единственное доказательство, которое нам нужно, - это то, что кто-то посадил треть звездолета Мон Каламари, используя только маневровые двигатели. Это Скайуокер на работе."
  
  - Милорд, секция моста взорвалась при ударе."
  
  Межзвездно-черные глаза порождения тени опасно сузились.
  
  -Если бы Люк Скайуокер погиб, я бы почувствовал это в "Д"... в силе. Найдите его, командир крыла. Найди его и приведи ко мне. Живой. Никакого вреда должны прийти к нему, ты понимаешь? Делайте это так, как будто от этого зависит ваша собственная жизнь."
  
  Командир крыла вскинул руку в восторженном приветствии. -Будет исполнено, милорд."
  
  
  
  * * *
  
  
  Люк с трудом взбирался по внешнему склону кратера, оставшегося после окончательного разрушения "правосудия": кольцо наполовину расплавленной вулканической породы, выброшенной на пять метров выше холма, который сам был сложен и оплавлен. На самом деле, отсюда казалось, что вся планета была ничем иным, как оплавленным и взорванным камнем; единственными цветами были тускло-красные и синие цвета шахби, гнилостно-зеленые и блевотно-желтые обнаженные минералы и радужные металлические пятна, оставленные метеоритами от ежедневных каменных бурь.
  
  У края он лег ровно и медленно, осторожно поднял радиодатчик над краем. Он использовал свою искусственную руку. Скудной Бакты, которую он и его команда смогли извлечь из-под обломков, было недостаточно, чтобы вылечить уже имевшиеся у них жертвы; не было смысла увеличивать бремя, подвергая себя радиационному ожогу.
  
  Внизу, у основания кольца, Р2 подпрыгивал из стороны в сторону, предупреждающе насвистывая. - Я знаю, - сказал Люк, щурясь на радиодатчик. -Но я должен подтвердить разрушение, прежде чем мы покинем эту позицию-мы не можем позволить этим парням заполучить в свои руки технологию следующего поколения Мон-Кэл."
  
  Ответ Р2 прозвучал как неопределенный упрек, и Люк позволил себе улыбнуться. -Как только вы приведете этот роллер в рабочее состояние, вы сможете снова выполнять эту работу. Но до тех пор ... .."
  
  На этот раз Терро-вип-вип Р2 вышел явно оборонительным.
  
  -Если бы ты так же беспокоилась о себе, как обо мне, мы бы сейчас не разговаривали. Честно говоря, я думаю, что ты проводишь слишком много времени с Трипио."
  
  Радиодатчик мигнул синим, потом красным, потом снова синим; уровень радиации был достаточно низким, чтобы Люк рискнул взглянуть. Глубина кратера в самой нижней точке составляла всего около пятнадцати метров, хотя диаметр его составлял несколько сотен метров; губчатость вулканической породы, казалось, поглотила большую часть взрыва. Что же касается самого правосудия, то Люк видел, что МОН Каламари были столь же эффективны, как и все остальное, что они делали: он не мог обнаружить ни одного оставшегося куска корабля больше, чем его сдвоенные кулаки. Он бы посмотрел и подольше, но удушающе горячий ветер швырял ему в лицо клубы пыли.
  
  Он нырнул обратно под край, борясь с желанием вытереть глаза, пока не сможет выдавить достаточно слез, чтобы смыть песок; без Бакты поцарапанная роговица тоже не будет пикником. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы поправить лоскут боевой рубахи, закрывавший его лицо. Он задержал дыхание, пока тряпка не встала на место и не затянулась. Дышать этой пылью было еще менее весело, чем попадать ей в глаза.
  
  Но удаление пыли было лишь частичным решением проблемы; сама атмосфера бы
  ла слегка едкой. Он пробыл на поверхности Земли всего лишь стандартный час, прежде чем скрежет начал царапать его горло с каждым вдохом. Terroo-zveet-weet-weet-weet-weet!
  
  Настойчивое предупреждение Р2 заставило Люка обернуться. -В чем дело?"
  
  Голопроектор астромеха осветил голубоватые огненные полосы, протянувшиеся к схематизированной кривой поверхности планеты. Люк оскалил зубы и повернулся к югу, где ярко-оранжевое небо уже пылало от приближающегося метеоритного шторма.
  
  "Отличный.- Он вытащил свой Комлинк и переключил его на командный канал судьи. - Тубрими, входи. Тубрими, ты слышишь?"
  
  Взрыв помех был его единственным ответом. Сильно ионизированная, заряженная оксидами металлов атмосфера Миндора в лучшем случае затрудняла связь; мощность комм-блока звездолета требовалась для передачи ЭМ-сообщения более чем на километр или два, особенно во время пылевой бури, поскольку сама пыль состояла в основном из оксидов металлов, а также остатков метеоритов и голой породы, в которую они попали. Он действительно мог видеть пещеры, в которых укрылась команда, в паре километров отсюда, среди холмов, но у его комлинка просто не было сил, чтобы пробить их. - Арту! Тугой луч-сигнал тревоги Тубрими и Стхоннарту! Скажи им, чтобы ломали периметр и отступали в пещеры..."
  
  Люк нахмурился. В силе-внезапный всплеск эмоций... Паника. Террор. Шок и ярость-и там, в пещерах экипажа, в двух километрах отсюда: вспышки алого, вспышки актинического белого .. . Бластерный огонь. Термические детонаторы. Битва.
  
  Терру-у-Уит?
  
  - Не ждите подтверждения. Просто спрячься, - сказал Люк, спрыгивая с края кратера. -Я сам им скажу.- На бегу он выхватил световой меч.
  
  *****
  
  
  Лейтенант Тубрими скомкал расшифрованный сигнал в здоровой руке и встал. - Хорошо, вы слышали приказ, - сказал он паре энсинов, управлявших аппаратурой связи, его большие черные глаза смотрели прямо вперед, чтобы подчеркнуть сказанное. - Собирай вещи и отправляйся в пещеры на двойном корабле! Все вне поля зрения, пока мы не получим командно-кодированный сигнал вызова."
  
  Каждый шаг вонзал копье в его сломанное плечо, несмотря на аварийный пенный гипс, который распылил морской пехотинец. Может быть, позже, когда состояние раненых стабилизируется, останется немного Бакты. - Майор, - позвал он, подходя ко входу в пещеру. - Генерал Скайуокер приказал создать "а"..."
  
  Он остановился,и его голос затих. Пещера была пуста.
  
  Санитары ушли. Даже раненые только что пришли... исчез, оставив после себя лишь груду аварийных одеял, пакеты с водой и использованные Бакта-пластыри. Тубрими разинул рот. - Майор Стхоннарт? Эй, что происходит? Ты там, внутри?"
  
  Из-за его спины, все сразу: бластерный огонь на полном автомате. Оглушительные взрывы тепловых разрядов. Раздавались приказы и прерывистые крики раненых морских пехотинцев. Он резко повернулся к тому месту, где энсины снимали антенну связи. Они оба исчезли; тарелка связи лежала на боку, покачиваясь на песчаном ветру.
  
  Он вскарабкался на складку земли как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из прапорщиков-лежа на спине с широко раскрытыми глазами-погрузился в твердый камень под ним, как будто вулканическая порода была всего лишь густой нефтью. Он бросился к руке прапорщика, но прежде чем он успел добраться до нее, прапорщик исчез из виду, а скала, закрывавшая то место, куда он ушел, была твердой и холодной. Когда Тубрими снова встал, дико озираясь в поисках каких-либо признаков сотен моряков и морских пехотинцев, что-то коснулось его лодыжки, и темнота взорвалась в его мозгу.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Люк наблюдал за окончанием битвы, пока был в пути. Использование силы для прыжков с камня на камень так быстро, что он практически летел, также избавило его от необходимости следить за своей опорой. Он преодолел два километра примерно за две минуты.
  
  Это не было похоже на обычную битву. Он просто остановился. Никаких повозок с пленными. Никакой эвакуации раненых.
  
  Вообще ничего.
  
  За карнизом не было никаких тел. В пещерах не было никаких тел. Никаких моряков. Никаких морских пехотинцев. Никаких астромехов или медицинских дроидов. Единственным звуком был шелест песка, колышущегося на ветру, и щелчки остывающего камня. Воздух в пещерах пах озоном от недавнего бластерного огня, а в тех местах, где термодетекторы врезались в скалу, все еще желтели очаги шлака. Люк оставил бластер в кобуре, а световой меч повесил обратно на пояс. Здесь он не чувствовал никакой угрозы.
  
  Пол пещеры был завален аварийными одеялами и использованными пакетами с бактой, батончиками с пайком и кувшинами с водой, даже несколькими карабинами ДХ-17, которые предпочитали морские пехотинцы. Люк плыл по пещерам, полузакрыв глаза и касаясь камня кончиками пальцев. Он ощутил затухающие резонансы тех же эмоций,которые ощущал, но более отдаленно, от основания кратера. Но это были лишь отголоски в силе. Каким-то образом, ведя всю оперативную группу в ловушку, он также умудрился сбить с толку несколько сотен человек. Захвачен? Не имперцы, это уж точно. Убит? Распался, не оставив после себя даже пыли? Это казалось невозможным. Это было невозможно.
  
  Он даже не был расстроен, не очень; масштаб всего, что произошло, был слишком велик, далеко за пределами любой эмоциональной реакции, которую он мог себе представить. Он словно оцепенел. Ошеломленный, предположил он.
  
  Он осел, прислонившись к каменной стене, и опустил голову. - Бен?- сказал он тихо, печально, без всякой надежды. - Бен, ты меня слышишь? Что я должен был сделать? Мастер Йода? И что мне оставалось делать? В шелесте и тишине песчаного бриза он не услышал ответа. Все, что он знал, это то, что все это было неправильно.
  
  Он соскользнул вниз и сел, прислонившись спиной к камню. Он откинул голову назад и крепко зажмурился. Внезапно он почувствовал, что все идет наперекосяк.
  
  Он делал неправильный выбор каждый день своей жизни. Перед его мысленным взором проплывали все, кто погиб из-за него. Все, кто пострадал. От Миндора к Эндору, обратно к Явину-назад к трупам, которые лежали, все еще дымясь, в разрушенном дверном проеме влагозавода Ларса. Наверное, я думал, что все кончено. У меня был счастливый конец. Я так и думал. Я имею в виду, разве я не сделала все, что ты просил? Мастер Йода, вы хотели нарушить закон Ситхов. И они исчезли.
  
  Бен, ты просил меня уничтожить Дарта Вейдера. Я тоже так поступил. Отец-даже ты, отец. Ты сказал мне, что вместе мы свергнем императора. И мы это сделали. Теперь все кончено. Но это еще не конец. Это никогда не конец.
  
  
  
  Пещера загудела и задрожала, когда налетела каменная буря, похожая на артиллерийский залп. Люк просто сидел, опустив голову, позволяя пыли и песку просачиваться за воротник, когда метеориты падали на холмы.
  
  Наверное, я все еще надеялась, что где-то там будет жить долго и счастливо. Даже для меня. Я был готов умереть. Я и сейчас такой. Это все остальные. Как и все, через что мы прошли, это было напрасно. Мы все еще боремся. Мы всегда будем сражаться. Как будто я на самом деле никого не спасал.
  
  "Прошлое ушло", - вспомнил он слова мастера Йоды. Воображаемое-это будущее. Всегда теперь, даже вечность будет. Что Люк всегда интерпретировал как "не беспокойся о том, что уже сделано, и не беспокойся о том, что ты сделаешь позже". Сделай что-нибудь сейчас.
  
  Что было бы прекрасным советом, если бы он имел хоть малейшее представление о том, что это должно быть. Может быть, если бы у него было больше опыта в качестве генерала, он бы знал, следует ли ему искать своих пропавших людей, или вернуться на место катастрофы и ждать, когда их заберут, или попытаться найти какой-нибудь способ связаться с оперативной группой на космодроме. Мне не следовало соглашаться на эту работу. Я просто не знаю, что бы сейчас делал генерал. Все, что я знаю, это что такое джедай...
  
  Затем он поднял голову. Я знаю, что должен делать джедай-и это не значит сидеть и жалеть себя, для начала.
  
  Особенно теперь, когда он подумал об этом, потому что земля перестала содрогаться и грохот бури снаружи сменился громом многократных звуковых ударов. Он встал и вышел на улицу.
  
  Небо было заполнено истребителями, проносящимися через трансзвуковую поисковую сеть.
  
  Люк отстегнул световой меч и нажал на активатор. Блестящее зеленое лезвие зарычало и плюнуло, когда его плазма поглотила воздушную пыль. Когда один из истребителей качнулся вниз через бочку, чтобы посмотреть поближе, Люк улыбнулся и поманил его своим клинком, как наземный член экипажа, направляющий их на посадку.
  
  Затем он убрал световой меч, опустился в медитативную позу со скрещенными ногами на теплый камень и скрестил руки в ожидании.
  
  Он подождал, пока истребители окружат его позицию. Он подождал, пока прибудут атмосферные боевые корабли и приземлятся в нескольких сотнях метров от него. Он подождал, пока сотни штурмовиков в черных доспехах высыпали из боевых кораблей, построились в шеренги и двинулись на него по широкой дуге, нацелив бластеры. Он подождал, пока солдат со вспышкой капитана группы на груди осторожно шагнул вперед и крикнул: "генерал Скайуокер!"
  
  Люк встал.
  
  Собравшиеся штурмовики напряглись. Несколько сотен бластерных карабинов встали наготове.
  
  - Снова позвал капитан группы. - Генерал Скайуокер! Вы Люк Скайуокер?"
  
  -Если это не слишком банально, отведи меня к своему лидеру. Люк протянул свой световой меч, неподвижный, на открытой ладони, и улыбнулся. -Если это слишком банально, возьми меня в любом случае."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Р2-Д2 миновал каменный шторм в уютной маленькой лавовой пещере у края кратера, беззаботно восстанавливая поврежденную руку своего роллера. Когда метеоритные удары стали достаточно сильными, чтобы помешать ремонту-несколько ударов о землю отбросили маленького дроида вокруг его лавовой пещеры, как Туранский прыгающий камень в чашке для игры в кости-R2 просто просверлил четыре своих вспомогательных манипулятора в стороны пещеры, чтобы закрепить себя на месте, и пошел дальше. С его огромным набором бортовых инструментов, достаточно хороший ремонт был прост, хотя R2 действительно оставил записку в своем архиве обслуживания, чтобы заменить руку в следующий раз, когда он сможет найти свой путь в полностью оборудованный сервисный центр.
  
  Вскоре грохот каменной бури стих, и слуховые сенсоры Р2 зарегистрировали характерный визг воздуха, со свистом проносящегося через аккумуляторные панели истребителей-всегда слышимый, когда шпалы использовались в атмосфере. Бортовой алгоритм оценки угрозы Р2 определил, что крики доносятся с высоты нескольких километров, а это означало, что быстрый взгляд наружу нес приемлемо низкий уровень риска. Сначала появился расширяемый минидиш, с помощью которого R2 быстро сканировал каналы датчиков; обнаружив, что никаких чувствительных к дроидам сканирований не происходит, маленький астромех вытянул свои уже функционирующие локомоторные руки, отключил манипуляторы и с жужжанием поднялся на поверхность.
  
  -Вот ты где, моя маленькая красавица!"Крик регистрировался в слуховых сенсорах Р2 как серия звуковых импульсов, волновые характеристики которых соответствовали естественной вокальной продукции человека мужского пола, говорящего на базовом языке с отчетливо выраженным акцентом внутреннего обода; Р2 немедленно записал копию в свой среднесрочный аудиорегистратор, потому что он знал по долгому опыту, что с-3П0 получал большое удовольствие-аналог от анализа отличительных взаимодействий гласных/согласных, чтобы вывести планету происхождения-и регион этой планеты-не только говорящего, но и его родителей, товарищей по детству, учителей и, если применимо, партнера или товарищей. Сам Р2 был уверен-с вероятностью более семидесяти трех процентов, - что этот акцент окажется родным для Миндора, но он был доволен, предоставив такие окончательные выводы эксперту. В конце концов, каждый дроид должен быть хорош в чем-то... а у С-3П0 была долгая история неприятно человеческой настойчивости в своем врожденном превосходстве в таких вопросах, поэтому Р2 также подал записку, чтобы притвориться полным невежеством, с помощью которого, по его оценке, можно было бы предотвратить целых тридцать семь минут бессмысленной перебранки.
  
  Алгоритм оценки угрозы R2 также зарегистрировал точку начала крика-примерно восемьдесят семь градусов от планеты север, на расстоянии менее трех метров-и поэтому, когда крикун схватил маленького дроида, противокамперные конденсаторы R2 были уже полностью заряжены. - Эона! Я держу его! У меня есть хийоэргх...- это был новый крик, йоэргх-ответ крикуна на взрыв статического разряда, который отбросил его на метр или около того и оставил дергаться на лаве, искры все еще сыпались из полуобгоревших перчаток.
  
  - Боаки!- крикнул другой мужчина, хотя и с похожим акцентом. - Этот маленький грязнуля убил Боаки! Дай мне этот ионный бластер..."
  
  - Отмените это! Этот голос, напротив, был явно продуктом человеческой женщины, которая, основываясь на гармонических обертонах власти, также явно привыкла к мгновенному повиновению. - Убери бластер, Трипп."
  
  -Но ... Но это убило Боаки..."
  
  -Он не умер. Он только учится держать свои руки при себе. А теперь убери бластер, пока я его не забрал и не скормил тебе."
  
  - Но я был всего лишь..."
  
  - Трипп."
  
  - Хорошо, Эона. Я имею в виду, джиш, ты не можешь винить парня за то, что он получил..."
  
  "Уверен, что смогу. А теперь отвали. Я хочу поговорить с этой штукой."
  
  Среди скал послышалось какое-то движение. Для оптической системы R2 это выглядело так, как будто сама лава ожила и приближалась. Это было ново для длинной, длинной цепочки данных опыта R2, маленький дроид послушно записал приближение лавы.
  
  Р2 также подвергла эту запись мультиспектральному анализу в реальном времени и обнаружила, посредством комбинации теплового и биоэлектрического полей, что то, что казалось живой скалой, было вместо этого девятнадцатью человеческими существами, которые носили камни-люди, казалось, построили грубый аналог брони имперского штурмовика из кусков лавы, прикрепленных каким-то образом к рваным остаткам скафандров выживания. Что было особенно убедительным примером, отметил Р2 в примечании, приложенном к досье, бесконечной человеческой изобретательности с камуфляжем.
  
  - Эй, малыш, - сказала властная женщина, подходя к Р2 с открытыми, пустыми руками, немного пригнувшись, как будто дроид мог быть нервным детенышем Шиставанена. -Что ты здесь делаешь в полном одиночестве? Ждешь кого-то?"
  
  - Держу пари, жду старьевщика, - сказал Тот, кого звали Трипп. - Ты можешь себе представить, сколько ей лет? Если он не неисправен, то кто же его здесь оставил? Я предлагаю взорвать его и разбить на части."
  
  -Что здесь имеет значение, так это то, что я говорю, - проворчала женщина, затем снова повернулась к Р2 тем же мягким, дружелюбным тоном. -Не обращай на него внимания."
  
  -Но ... Но послушай, Эона, серьезно. Наши последние три астромеха едва функционируют-и все они новее, чем этот. Нам очень нужны эти детали!"
  
  На лице женщины появилось выражение, которое алгоритм оптического анализа R2 не смог разобрать, что привело в действие его систему оценки угрозы, чтобы инициировать взвешенную реакцию: R2 решил, что разумным курсом будет предупредить этих людей о возможных последствиях агрессивных действий.
  
  Быстрый просмотр его архивов данных вызвал запись спасения Хана Соло на Татуине: хаотическая битва над ямой Каркуна на борту парусной баржи Джаббы Хатта. Немного разумного редактирования-чтобы вставить более позднюю запись-заменило гаморреанских охранников и других слуг хаттского криминального лорда людьми в доспехах, импровизированных из разбитой лавы, и заменило палубу каравеллы Хатта опустошенным ландшафтом Миндора. Этот процесс занял только время .78 секунд, и когда он был завершен, Р2 запустил свой голопроектор, чтобы показать свою работу: миниатюрный Люк Скайуокер, владеющий световым мечом сияющего зеленого цвета, который прыгал, вращался и кувыркался среди изображений похитителей Р2, рубя их со всех сторон.
  
  -И что же это должно быть?- Сказал Трипп. -Этот маленький грязнуля угрожает нам?"
  
  "Заткнуться. Женщина-Эона-опустилась на одно колено и наклонилась, чтобы получше разглядеть голограмму Р2, и на мгновение ее лицо смягчилось, глаза расширились, а голос стал тихим от благоговения. -Это джедай..."
  
  -Ты же не веришь в эту чушь, правда? Трипп покачал головой, положив руку на бластер ДЭМПА. - Империя уничтожила джедаев еще до моего рождения."
  
  - Не раньше, чем я родился. Женщина уставилась на изображение Люка. - Этот маленький парень принадлежит джедаю. Вот кого он ждет. Я думаю, может быть, нам стоит подождать с ним-я действительно хотел бы встретиться с этим джедаем, когда он наконец появится. Мы могли бы воспользоваться его помощью."
  
  -А что, если тот, кто появится, окажется не джедаем?"
  
  Она встала и стряхнула с себя это нежное выражение, как дурной сон. - Тогда мы возьмем их корабль и оставим их Плавильщикам.- Она пожала плечами. - Избавляет от необходимости убивать их самим."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Вертолет приземлился на широкой посадочной площадке в тени турболазерных башен. Один из штурмовиков в черной броне взмахнул бластерной винтовкой. "Из."
  
  Люк посмотрел на башни, на сотни боевых кораблей, выстроившихся в аккуратные шеренги, на входы пещер высоко вверху, на изгиб вулканического купола, из которого то и дело вылетали тучи истребителей.
  
  Похоже, они не беспокоились, что он может взглянуть на их защиту. В этом не было ничего удивительного; он не думал, что они когда-нибудь отпустят его.
  
  Целый взвод штурмовиков в блестящих черных доспехах окружил его, маршируя с оружием наготове. Двое позади него держали бластерные карабины, нацеленные ему в спину, и пальцы на спусковых крючках. Их сержант шел впереди. Позади них, на возвышении, которое позволяло им всем оставаться в поле зрения, шел человек, который, как предположил Люк, был кем-то вроде политического офицера.
  
  Вместо доспехов этот человек носил темную, смутно напоминающую Вейдер одежду, накидку и странную шляпу или головной убор-угольно-черную версию странной шляпы-полумесяца, которую мнимый Лорд порождение теней носил в голопроекциях. У этого человека было бледное, застывшее лицо и черные как смоль глаза порождения теней, а также-точно, на самом деле. Люк мог бы предположить, что этот человек на самом деле был порождением теней, если бы драпировка угольно-черного плаща не ясно показывала, что тело под ним было женским-и притом невысоким, довольно пухлым.
  
  Она несла его световой меч, и от нее несло темной стороной.
  
  Она была на военном корабле, который привез его сюда из пещер. Она никогда не говорила, но ее малейшего жеста было достаточно, чтобы заставить солдата с готовностью исполнить свой долг. Здесь, среди сотен, может быть, тысяч солдат, он видел несколько десятков таких головных уборов. У всех было одинаковое лицо-должно быть, какая-то голомаска-и все они, казалось, получали одинаковое почтение от черных штурмовиков. И, похоже, здесь вообще не было никаких имперских завсегдатаев, только черные штурмовики и эти лунные шляпы с темной стороной.
  
  И у всех лунных шляп был один и тот же запах темной стороны: Аура неправильности, настолько ощутимая, что Люк мог закрыть глаза и нацелиться на них с отвращением, которое они вызывали.
  
  Оборона базы не впечатляла, только пять ионно-турбоагрегатных двойных пушек типа "Земля-орбита" и двойное кольцо турболазерных батарей, которые, судя по всему, были откалиброваны для наземной работы противоборствующих средств и тому подобного. Конечно, это были только стационарные оборонительные сооружения; какими мобильными боевыми кораблями мог владеть военачальник, было невозможно угадать, потому что сама база, казалось, была выдолблена внутри вулканического купола более пяти километров в поперечнике. Люк прикинул, что при небольшой тесноте он мог бы разместить там большую часть РРТ и освободить место-тем более, что не было никакой возможности узнать, насколько глубоки могут оказаться некоторые из этих огромных, вздымающихся паром пещер.
  
  Кроме того, на самом верхнем изгибе вулканического купола, в середине кольца пушек, выходящих на орбиту, имелась какая-то одиночная огневая точка. Казалось, он был покрыт каким-то тяжелобронированным панцирем. Он повернулся к одному из штурмовиков, стоявшему рядом с ним, и указал на него. - Скажи мне, что это такое."
  
  Он почувствовал пульс силы и оглянулся через плечо как раз вовремя, чтобы увидеть, как Лунная шляпа коснулась кончиками пальцев ее губ, а затем расправила ладонь. Один из солдат позади него ткнул Люка в почку дулом карабина. Трудный. -Ты же слышал ее."
  
  -Я это сделал?"
  
  - Никаких разговоров. Мы знаем, на что способны джедаи."
  
  Люк пожал плечами и продолжал идти, немного скованно, пока узел на спине не ослабел. - Пожалуйста, не бей меня."
  
  Это принесло ему приклад карабина на затылке, достаточно сильный, чтобы согнуть колени. -Ты что, не слышал меня?"
  
  Люк снова выпрямился и стряхнул с головы звезды. Он сделал паузу достаточно долго, чтобы взглянуть через плечо. -Я все слышал. Но я не вижу особой причины повиноваться тебе."
  
  - Повинуйся этому."
  
  Сила прошептала предупреждение, и Люк обернулся как раз вовремя, чтобы поймать приближающийся приклад бластерного карабина в ладонь своей плоти и крепко сжать его. -Я сказал "Пожалуйста"."
  
  Изумленный штурмовик попытался выдернуть свой карабин, но вместо этого Люк усилил хватку и позволил силе добавить силы его руке; поворот запястья разбил приклад карабина на пластитовые осколки. Второй штурмовик выругался и выстрелил из карабина. Другая рука Люка, протез, заменивший руку, которую взял его отец, поднялась по дуге, точно следуя движениям дула карабина, и поймала все пять болтов прямо в ладонь.
  
  "Пожалуйста, Не стреляйте в меня, либо. Он дружески пожал плечами и повернул ладонь вверх, позволив изумленным солдатам смотреть на единственный эффект бластерного огня с притупленной силой: слабый завиток пара, который поднимался вверх от его немаркированной ладони. - Давай попробуем закончить день так, чтобы больше никто не умер, хорошо?"
  
  - Скажи это Лорду порождению теней, - усмехнулся штурмовик."
  
  -Я так и планирую, - сказал Люк. -Вот почему я здесь."
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Глава 7
  
  
  
  Хан Соло твердо придерживался мнения, что космические сражения, несмотря на то, насколько фанатичны некоторые сумасшедшие острые обезьяны-скажем, любой член разбойной эскадрильи-любят утверждать, что они могут быть, ранжируются где-то ниже того, чтобы быть поцелованным Ловтофорийским бритвенным слизняком, и только на волосок выше того, чтобы быть брошенным головой вперед в бочку с банта-кормом. Он пробыл здесь меньше пяти минут, и пока это не изменило его мнения.
  
  Не то чтобы он не ожидал неприятностей. Он ожидал неприятностей с тех пор, как отказался от переговоров с Мэндо. Это ожидание неприятностей стало абсолютной уверенностью, когда он и Чуи достигли точки прыжка в трех световых годах от Миндора и были выдернуты из гиперпространства и атакованы парой дюжин защитников связи, что не было настоящей проблемой, потому что он не был, несмотря на случайные настояния Леи, идиотом. Он заранее настроил последнюю ногу в навикомпьютере "Сокола", так что они успели войти и выйти из точки прыжка прежде, чем эти изумленные импы успели даже крикнуть: "черные кости императора!- или какое-нибудь дурацкое притворное проклятие, которое они любили выкрикивать, когда их ловили с бронированными штанами вокруг бронированных лодыжек.
  
  Если бы он так не беспокоился о Люке, то, возможно, даже остался бы здесь и научил бы некоторых из них ценить настоящие проклятия в Кореллианском стиле-кореллианские проклятия были синергетической смесью пошлости, непристойности и откровенного богохульства, которые были единственными вещами, действительно стоящими того, чтобы говорить, когда тебя разносит в моноатомную пыль.
  
  Кроме того, предустановленный навигационный компьютер должен был вывести их из гиперпространства примерно в двадцати световых минутах от Миндора, что теоретически дало бы ему и Чуи достаточно времени, чтобы тщательно изучить ситуацию с датчиками среднего радиуса действия "Сокола", прежде чем решить, идти ли дальше или возвращаться, потому что Хан-несмотря на недавнюю военную службу-все еще пытался, по крайней мере в духе, придерживаться принципов, изложенных в боевой Литании Символа Веры контрабандиста.:
  
  Никогда не дерись, когда можешь блефовать.
  
  Никогда не блефуй, когда можешь убежать.
  
  Никогда не беги, если можешь улизнуть.
  
  Если никто не знает, что ты там, ты победил.
  
  Во всяком случае, такова была теория. Различие между теорией и реальностью было объявлено клаксоном массового сближения в кабине "Сокола", который вызвал оглушительный взрыв, который был подчеркнут тем, что "Сокол" был бесцеремонно сброшен обратно в реальное пространство в середине сражения между тремя Кореллианскими фрегатами, полудюжиной истребителей и гигантским облаком перехватчиков связи, которое, невероятно, происходило в середине еще более гигантского метеоритного шторма.
  
  
  
  * * *
  
  Пилот "Крестокрыла"и его ведомый отчаянно стреляли по приближающемуся строю из шести стыковочных перехватчиков, когда древний, потрепанный грузовой корабль YT-1300 внезапно появился в середине их воздушного боя, блокируя эти последние выстрелы.
  
  Требование ведомого узнать, что делает тарелкообразная реликвия времен Старой Республики в разгар космического сражения, быстро превратилось в вздох благоговения, когда потрепанный скиталец развернулся в удивительно точный косой бросок, который превратил его субсветы в оружие, чтобы взорвать пару перехватчиков достаточно далеко от курса, чтобы они врезались в ближайший астероид. В этот момент реликвия, о которой шла речь, стремглав бросилась на оставшихся четверых из стяжного полета-которые были зажаты вместе лабиринтом астероидов-бочкообразно катясь сквозь шторм лазерного огня, выпустив залп ударных ракет либо с поразительной точностью, либо с еще более удивительной удачей, так что после одного прохода грузовое судно понеслось прочь, мчась через лабиринт астероидов после того, как менее чем за пять секунд уничтожило шесть перехватчиков.
  
  В кабине грузового корабля у Хана не было возможности отпраздновать победу. Истекая кровью из небольшой раны на голове, которую он получил от стойки переднего иллюминатора из-за того, что не был полностью пристегнут к креслу пилота, он был занят тем, что дергал рычаг управления туда и сюда, нажимая на кнопки управления огнем совершенно наугад, и нырял и бросал свой вес, как будто он мог телесно увеличить маневренность корабля, чтобы помочь увернуться от метеоров, которые продолжали вмять его корпус. Все это время он кричал во всю глотку что-то вроде: "Чуи, нам нужны эти дефлекторы! Мы очень, очень хотим!"и "это дым! Почему я чувствую запах дыма? Из переднего служебного доступа донеслись наполовину панические вопли отчаяния и извинений: в спешке их внезапного взлета проблема в неповоротливом переднем дефлекторном блоке управления не была полностью устранена, что могло стать серьезной фатальной проблемой в середине пары сотен вражеских истребителей, многие из которых теперь, очевидно, были прямо у него на хвосте. Но он не обращал внимания на вопли Чуи, потому что вдобавок ко всему, с чем он имел дело, что-то было полностью испорчено в местном пространстве: навикомпьютер "Сокола" не мог найти никакого смысла в траекториях всех различных камней, вращающихся вокруг, и корабль рыскал и начинал падать так, как он не испытывал со времен своей легендарной гонки через Кессельскую трассу, где приливные эффекты от местных черных дыр имели место..."Эй... Хэн выпрямился, его лицо внезапно прояснилось. Это было похоже на Кесселя-в точности как Кессель! Он проверил датчик; конечно же, астероиды были сгруппированы вокруг мощного источника массы, почти наверняка произведенного гравитационной шахтой или проектором где-то в недрах земли.
  
  средний. -Вот именно! Чуи, забудь про дефлекторы! Дайте мне частичные щиты вперед! Сейчас же!"
  
  Чубакка ответил серией рычащих фырканий и улюлюканья, которые грубо перевели, как вам лучше не думать о том, что я знаю, что вы думаете!
  
  Хэн усмехнулся, вспомнив смутно похожую ситуацию несколько лет назад. Теперь он дал тот же ответ. -Они были бы сумасшедшими, если бы последовали за нами, не так ли?"
  
  Не дожидаясь ни щитов, ни даже подтверждения от Чубакки, Хэн развернул "Сокол" по радикально сужающейся дуге, и тот на полной скорости устремился в самую густую часть астероидного поля. Щиты частиц вспыхнули яркой жизнью; излучение, рассеянное от их распада на пыль и мелкие камни на облаке, заставило Сокола выглядеть так, словно он летел внутри оболочки огненных работ.
  
  И он на мгновение подумал, что эти безумные бродячие обезьяны из эскадрильи, возможно, действительно правы. Время от времени.
  
  Для пилотов перехватчиков, преследующих "Сокол", корабль просто исчез. Астероидное поле было плотным и непредсказуемым; так много внимания пилота было сосредоточено на том, чтобы держаться подальше от летящих камней, что они были вынуждены все больше полагаться на свои сенсорные замки по мере того, как "сокол" удалялся, и поэтому, когда корабль внезапно исчез из их сенсоров, они предположили-правильно-что Хэн использовал старый трюк контрабандиста, отключив свои субсветовые двигатели и системы вооружения, как только он оказался глубоко в облаке металлических астероидов.
  
  Это было трудное место, поскольку проектор гравитационного колодца в центре возмущал все облако, посылая астероиды в непредсказуемых направлениях. Однако то, что их добыча была отключена и безоружна, снимало большую часть опасности, связанной с охотой на нее. Эта добыча была бы в большей опасности от астероидов, чем они были, будучи более крупной целью и неспособной маневрировать, не раскрывая своего местоположения-поэтому полет с шестью связями распространился в матрицу поиска и начал методично прочесывать все облако.
  
  Хэн, однако, еще курсантом узнал, что даже во время полета через большое астероидное поле, заполненное довольно крупными камнями, движущимися в более или менее случайных направлениях, было несколько факторов, на которые он мог рассчитывать, чтобы сохранить свой корабль относительно безопасным. Во-первых, камень, движущийся в определенном направлении, будет продолжать двигаться примерно в том же направлении, если только он действительно не столкнется с чем-то, на что воздействует внешняя сила. Даже столкновения имели предсказуемый результат; траектории постимпактных столкновений объектов могут быть надежно спроецированы любой стандартной навигационной программой, являясь грубой результирующей векторов и соответствующих кинетических энергий рассматриваемых объектов. Что касается пилотов-связистов, то единственной внешней силой, которая их волновала, был гравипроектор, чье воздействие на местные скалы также было вполне в пределах возможностей их навигационных компьютеров предсказать.
  
  Именно поэтому для руководителя полета стало большим сюрпризом, когда астероид размером примерно со спидер-байк внезапно сделал резкий поворот на сорок пять градусов, как будто отскочил от невидимого шара паачи и врезался в его левый двигатель, корпус и кабину, прежде чем продолжить движение с другой стороны, унося с собой его голову.
  
  Еще один самолет постигла та же участь, прежде чем оставшиеся пилоты установили визуальный контакт с "Тысячелетним Соколом", который кружил вокруг них, по-видимому, вообще не используя свои двигатели. Между тем астероиды, казалось, активно избегали его, отклоняясь в сторону от его пути-и в конечном итоге, с невероятной частотой, в новых траекториях, которые оказались катастрофическими для связей.
  
  Последнее, что было слышно от этих несчастных пилотов, была паническая финальная передача: "это какой-то чертов джедай! Клянусь тебе, он бросает в нас камни! Я не знаю, как-с его умом или еще как-то..."
  
  Передача закончилась грохотом, очень похожим на звук удара тонны астероида о титановый корпус. Что, собственно, и было.
  
  
  
  * * *
  
  Пока он имеет достаточную массу, чтобы толкать, репульсорный подъемник является самым эффективным транспортным устройством, когда-либо разработанным: он практически не использует энергию, не производит излучений и практически не излучает сигнатуры-даже не тратит тепло-поэтому он обнаруживается только гравитационным датчиком. Репульсорные подъемники были настолько широко распространены,что почти каждый в галактике просто принимал их как должное, используя их во всем, от Звездных Разрушителей до штурмовиков. Тем не менее, стыковочные перехватчики были транспортными кораблями, предназначенными для работы в космосе далеко за пределами планетарных масс, которые заставляли работать репульсоры. Связи не нуждались в репульсорных подъемниках, и имперские корабельные конструкторы, с типичной для них лишенной воображения бережливостью, просто не обращали на них внимания. По той же причине датчики на борту этих истребителей были откалиброваны для обнаружения сигнатур поля субсветовых двигателей и заряженных систем вооружения, а не гравитационно-импульсной мощности репульсорных двигателей... которые в любом случае не были действительно полезны в бою звездных истребителей; они просто не были достаточно мощными, чтобы обеспечить почти мгновенное ускорение, необходимое для современного воздушного боя.
  
  Республиканские истребители, с другой стороны, были спроектированы так, чтобы работать независимо от капитальных кораблей, и регулярно использовались для определенных атмосферных применений, где бесшумная топливная эффективность была более важна, чем необработанная скорость. И одной из двух относительно малоизвестных особенностей репульсорных подъемников было то, что устройство функционировало не только в планетарных гравитационных колодцах, но и в любом гравитационном колодце-даже в масс-тенях, создаваемых гравитационными шахтами и кораблями-перехватчиками.
  
  Другой малоизвестной особенностью репульсорного лифта было то, что он действовал с уверенным уважением к законам движения. Он двигал корабль, потому что он толкался против гравитационного поля планеты; корабль двигался, потому что планета не двигалась бы, если, с другой стороны, направить свой репульсорный импульс к массе, значительно меньшей, чем масса корабля, например, метрической тонны астероида,-это была масса, которая двигалась. Часто очень, очень быстро действительно. Некоторые пилоты стали называть этот маневр сольным скольжением.
  
  Не потому, что Хэн Соло изобрел этот трюк-он был намного старше его,-а потому, что никто в галактике не делал его лучше.
  
  Как только его мастерство в сольном скольжении дало "Соколу" несколько секунд передышки, Хэн позвал Чуи, чтобы тот присоединился к нему в кабине. Вуки плавно скользнул в кресло второго пилота, пристегнулся и коротко произнес: - Бароу воннгар Роу-о-Варг."
  
  -Я и сам не смог бы сказать лучше.- Хэн повернул диск на коммуникаторе. - Все еще глушит подпространство, переходит в реальное. Республиканские фрегаты, это "Тысячелетний Сокол". Вы меня слышите? Повторяю: вы меня слышите?- сказал он громче, как будто крик мог помочь.
  
  Ответ пришел, потрескивая от помех. - "Тысячелетний сокол", это "Лансер РДФС". Мы копируем. Подтвердите получение следующего сообщения.
  
  Хэн бросил хмурый взгляд на Чуи, пожал плечами и ответил:"
  
  - Сообщение гласит: "Где мои восемь тысяч кредитов, ты, вороватый пират?""
  
  Хэн ухмыльнулся. - Сообщение подтверждено. Ответ: Привет капитану Тироску. Как насчет того, чтобы я предложил один запыленный гравипроектор в счет?"
  
  Чубакка посмотрел на него. - Хоуэргрфф?"
  
  Хэн пожал плечами. - Кому еще я должен столько денег?"
  
  - Фрегрр. Кхухерм. Флайварр..."
  
  -Да, да, ладно, брось это."
  
  Комм затрещал. - Соло-Тироск слушает. Если мы оба выберемся отсюда живыми, мой друг, мы будем квиты, да?"
  
  Хэн поморщился. Ни один ботан не сделал бы такого предложения, если бы считал, что это может произойти на самом деле. -Может быть, тебе лучше ввести меня в курс дела?"
  
  Ситуация разыгралась как затянувшаяся шутка типа "хорошие новости-плохие новости". Хорошей новостью было то, что у отродья тени не было достаточно перехватчиков, чтобы защитить все его гравитационные проекторы. Плохая новость заключалась в том, что их были тысячи, разбросанные по всему полю обломков системы. Хорошие новости: проекторы, лишенные двигателей больших кораблей, казалось, зависели от астероидных генераторов и системы конденсаторов, которые-по самым лучшим оценкам компьютера Лансера-могли питать их только в течение четырех стандартных дней. Плохие новости: эти тысячи новых гравитационных колодцев дестабилизировали всю систему, посылая огромные облака астероидов по спирали внутрь звезды, и первые столкновения должны были начаться менее чем через два стандартных дня. Хорошая новость: Большинство астероидов были достаточно малы, чтобы просто сгореть в короне звезды. Плохая новость: это было только большинство из них.; некоторые из крупных астероидов были способны, при столкновении, вызвать вспышкообразные Звездные извержения, которые выпустили бы достаточно жесткого излучения, чтобы стерилизовать всю систему, включая каждый корабль-Республиканский, имперский и так далее-и каждую отдельную форму жизни любого разнообразия на поверхности Миндора. Еще одна плохая новость: каждый гравитационный проектор, который удалось уничтожить целевой группе, фактически ускорит падение
  
  астероиды, потому что внешние гравитационные колодцы фактически замедляли распад орбит внутренних астероидов, частично уравновешивая гравитацию звезды. И чтобы противостоять этим плохим новостям, хороших новостей не было. Совсем нет. Все должны были умереть.
  
  Каждый.
  
  -Я на это не куплюсь, - сказал Хэн. -Я не куплюсь на это и за десятую долю стандартной секунды. Ни один командир импов не бросит всех этих людей и все это оборудование только для того, чтобы уничтожить несколько республиканских кораблей. Они не могут себе этого позволить. Выход есть. Должен же быть какой-то выход. Мы прорвемся внутрь и свяжемся с оперативной группой, как только парни Люка окажутся позади нас..."
  
  -Это еще не все, - сказал Тироск. - "Правосудие" разбилось на орбите. Генерал Скайуокер попытался посадить часть того, что осталось. Там был... взрыв."
  
  После этого Хэн перестал слушать, живо представив себе, как он приставляет свой дл-44 ко лбу некоего пропитанного гноем военачальника с вымышленным именем темного чужака.
  
  Чубакка закрыл лицо рукой, оперся локтем о верхнюю консоль и застонал. Хэн проглотил комок в горле-который не заставил его исчезнуть, просто добавил несколько новых в желудке-и заставил себя улыбнуться. - Посмотри на это с другой стороны, Чуи."
  
  - Броуверх."
  
  -Конечно, есть, - сказал он. -По крайней мере, нам удалось не тащить за собой Лею. Она в безопасности. Это уже кое-что значит."
  
  Коммуникатор "Сокола" затрещал. - Ты ведь знаешь, что это открытый канал, Правда, Слик?"
  
  Хэн разинул рот. Чубакка снова застонал.
  
  - Пока генерал Соло будет выплевывать свою ногу, - продолжала Лея, - кто-нибудь любезно прикроет разбойную эскадрилью, чтобы мы могли снять этот гравипроектор?"
  
  -Лея...Лея, это Люк...- Хэн поперхнулся, и ему пришлось откашляться, чтобы голос звучал отчетливо. - Это люк..."
  
  "Ерунда."
  
  -Вы ... вы сказали, что у него неприятности..."
  
  -И он все еще здесь.- Даже сквозь помехи в коммуникаторе он слышал, что ее убежденность была абсолютной. - Хан, ты меня слышишь? Он все еще в беде."
  
  Хэн поймал себя на том, что ухмыляется. -Это лучшая новость за весь день.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Последний поворот туннеля, глубоко внутри вулканического купола, привел к арке, которая светилась пульсирующим красным светом. Штурмовики подталкивали Люка вперед, на крошечную дугу уступа высоко над огромным озером расплавленной лавы.
  
  Позади него, в устье туннеля, Лунная шляпа опустилась на колени.
  
  Тронный зал лорда порождения теней был вырезан из живой скалы: огромный свод, потолок и стены которого исчезали в пелене сернистых газов. Единственным источником света в склепе была река раскаленной добела лавы, которая падала из тумана наверху в озеро огня внизу, ее убийственный жар сдерживался силовыми экранами. С уступа длинный узкий каменный мост вел к возвышающейся над озером платформе из черного гранита. Самая верхняя точка платформы была вырезана и отполирована в блестящий черный трон размером с имперский шаттл, расположенный так, что длинная фигура Лорда порождения теней, развалившегося внутри него, была затенена лавовым водопадом позади и бассейном внизу в пелене алого мрака.
  
  Люк остановился. Это место можно было бы поднять в целости и сохранности после кульминации Хана Соло и пиратов Кесселя: оно было настолько голотриллерно-атрическим, что это было почти смешно... но Люку не хотелось смеяться. В полиции это место читалось как бомба, завернутая в подарок на день рождения.
  
  Как Повелитель Ситов, переодетый клоуном на детской вечеринке.
  
  Должно ли это произвести на него впечатление? Или он должен был отмахнуться от всего этого как от какой-то безумной шутки? Он бросил недоверчивый взгляд через плечо на свой эскорт штурмовиков.
  
  Они стояли полукругом, направив на него карабины; Лунная шляпа, все еще стоявшая на коленях, наклонила голову, его световой меч балансировал на ее вытянутых ладонях, словно подношение.
  
  Люк понял: дело вовсе не в нем. Это шоу было для них.
  
  Похоже, это тоже сработало.
  
  Что именно задумал Блэкхол? И действительно ли это была черная дыра? На Ворзиде V черная дыра появилась только как голопроекция-но фигура Лорда порождения теней на троне теней не была проекцией. Люк чувствовал в силе темную злобу чисто человеческого происхождения-сверкающую злобу и злобно хихикающее ликование-и исходила она от человека, стоявшего перед ним.
  
  Сила дымилась от угрозы. Люк чувствовал здесь какую-то опасность, более страшную, чем просто смерть.
  
  - Люк Скайуокер.- Голос лорда порождения теней гремел в пещере, вероятно, используя скрытые динамики. - Трепещите передо мной!"
  
  -Мне кажется, вы путаете меня с каким-то другим Люком Скайуокером."
  
  - На Колени, Скайуокер! Поклянитесь мне, и я сохраню вашу жизнь и жизнь вашей команды."
  
  Люк ничего не ответил. Очертания Лорда порождения теней изменились и удлинились, поднимаясь с трона. Этот его странный головной убор, казалось, светился светом, который не бросал никакого света на его невыразительное лицо. Его одежда мерцала алым, словно пропитанная кровью, а на поясе висел широкий пояс с мечом в ножнах. - Приведите его ко мне!"
  
  - Не беспокойтесь, - сказал Люк. -Я справлюсь сама."
  
  Он вышел на длинный, узкий каменный мост, используя свое медленное продвижение, чтобы глубоко вдохнуть в себя осознание силы. Теперь он чувствовал ловушку.
  
  Когда он приблизился к концу моста, порождение тени подняло кулак, словно собираясь метнуть молнии. - Ты побежден, Скайуокер.Один"
  
  -Не ставь на это свою жизнь."
  
  Кулак отродья тени повис в воздухе, как будто он забыл, что поднял его. -Я сделал то, что никогда не удавалось тщеславному, высокомерному императору и его жалкому псу Вейдеру! Я победил Люка Скайуокера!"
  
  - Пока нет, - ответил Люк. -Или, если тебе от этого станет легче, я могу сказать: "не стоит недооценивать мою силу.' "
  
  -Я держу ваш флот на ладони-мое гравитационное оружие уничтожит всю эту систему. Ни один корабль не спасется!"
  
  -Это проблема, - признал Люк. -Но это означает, что ни один из ваших кораблей не спасется. Поэтому я и пришел к тебе. Тебе не кажется, что вместе мы могли бы найти какое-нибудь, Ну, менее смертоносное решение?"
  
  -Ты пришел сюда, - нараспев произнесла тень, - чтобы убить меня."
  
  Мне нравится разводить руками. -Я сказал вашим солдатам снаружи, что надеюсь закончить день так, чтобы больше никто не умер."
  
  -Вот в этом... Наконец порождение тени опустил кулак и положил его на рукоять меча в ножнах. "...вы обречены на разочарование."
  
  -Ты не хочешь этого делать."
  
  - Твои джедайские штучки ничего для меня не значат!"
  
  -Нет-нет, я серьезно. Люк нахмурился. -Ты действительно не хочешь этого делать. Я чувствую, что это не так."
  
  Он подошел ближе и понизил голос: - Черная дыра-это ты, не так ли? - Что происходит? Зачем разыгрывать спектакль? Он огляделся-в силе он чувствовал на себе взгляды, много глаз, больше, чем рота штурмовиков на уступе позади него. -Вы это записываете?"
  
  - Дурак!- Прогремело порождение тени, когда он вытащил свой меч. - На колени или умри!"
  
  Лезвие было огромным, в ладонь шириной и в полтора раза длиннее светового меча Люка, и казалось, что оно было вырезано из граненого кристалла, как один огромный алмаз. Когда порождение теней вытащило его из ножен, он вспыхнул алым светом, как будто собрал в себе свет лавового пруда внизу. Он был, люк размышлял, такого же цвета, как Вейдер. Поэтому все это чувствовал, ну устроили?
  
  Но разыгрывалось это или нет, но был предел тому, насколько Люк был готов подыгрывать.
  
  - Послушай меня, черная дыра, или порождение теней, или кто ты там, - тихо сказал он. -Я джедай, но у меня никогда не было времени на все тренировки, которые должны были пройти некоторые из старых джедаев. Я слышал, что они пытались прекратить конфликты без насилия... но это то, чему я все еще учусь. Вы меня понимаете? Если ты нападешь на меня, я сделаю тебе больно. Если тебе недостаточно причинить боль, я убью тебя."
  
  - Ты думаешь, что сможешь победить меня? Дурак! Этот клинок-продукт неисчислимых тысячелетий древней алхимии! Против такой силы твоя игрушка джедая-всего лишь сломанная тростинка!"
  
  - Ситская алхимия? Люк покосился на него. -Ты что, шутишь?"
  
  - Ну Же, Скайуокер! Призови свой клинок и сражайся! Уничтожь меня, и мои люди будут служить тебе!"
  
  Люк моргнул. - Что?"
  
  - Легионы теней! Услышь слово твоего Господа!- Отродье тени поднял свой клинок над головой, и пещера задрожала от мощи его голоса. -Если этот щенок-джедай сможет победить повелителя теневого трона, ты будешь принадлежать ему! Повинуйся каждому его слову, как моему собственному! Таково повеление порождения теней!"
  
  - Неужели? Люк нахмурился. -Значит, если я тебя побью..."
  
  - Мои легионы воспитаны на абсолютном повиновении. Они будут подчиняться моим приказам до самой своей смерти или до моей собственной... когда они будут служить команде Люка Скайуокера, вместо этого."
  
  И от силы Люк получил отчетливое ощущение, что порождение тени действительно, необъяснимо, говорит правду.
  
  Люк протянул правую руку. Далеко в глубине пещеры, на выступе у входа в туннель, зеленый огонь потрескивал и плевался из его светового меча, когда он вырвался из хватки лунной шляпы и поднялся в воздух. Она кружилась, кружилась и парила во мраке, пока не врезалась точно в ладонь его протянутой руки. Он переместил свой вес и расправил плечи.
  
  -Ну ладно, - вздохнул он. - Сделай свой лучший выстрел."
  
  Глава 8
  
  
  
  Хэн скорчил гримасу и попытался проглотить вкус ветра, горький и жгучий даже сквозь фильтрующую маску. - А разве Миндар не должен был быть какой-то курортной планетой?- Он отшвырнул золу от подножия грузового трапа "Сокола" и оглядел выжженный ландшафт из камней и песка, который был последним известным местоположением "правосудия". - Это место угнетает Тускена."
  
  Сверху Чуи заметил грубое уханье.
  
  - О, Конечно, Миндор, как скажешь, - сказал Хэн. "Какая разница, все равно? Если я хочу назвать его Миндар, кто будет спорить? А ты? А как насчет тебя, принцесса?"
  
  Лея не ответила. Она двигалась медленно, словно нащупывая дорогу, следуя зигзагообразной тропинкой вверх по склону наполовину расплавленной лавы вокруг кратера, который все еще излучал более чем приличное количество жесткого излучения.
  
  Хэн вздохнул, когда подошел к переднему трапу и вскарабкался на Дорсальный корпус "сокола", чтобы присоединиться к Чубакке; он должен был идти вперед, чтобы избежать задних двигателей субсветовых двигателей "Сокола", которые он решил оставить горячими на случай, если им понадобится сделать внезапный выход. На передней челюсти левого борта Чубакка мрачно ворчал, обрызгивая корабли бесчисленными метеоритными пробоинами с патчпластом. -Как скоро мы будем готовы к выходу в космос?"
  
  - Гарховерарр Хару!"
  
  -Разве я виноват, что они решили устроить свою битву посреди астероидного поля?"
  
  - Мероварг харрваррррф."
  
  -Ты не выполняешь всю корабельную работу! Разве я не подметал трюмы с тех пор, как мы приземлились? Большая часть этой пыли тоже радиоактивна. Прежде чем Чуи успел ответить, Хэн повернулся и помахал Лее рукой. - Есть что-нибудь?- он звонил.
  
  -Он был здесь!- ответила она, ее голос был приглушен собственной фильтрующей маской. -Я имею в виду, я думаю, что он был здесь. Я почти уверен ... ну, почти уверен..."
  
  -У тебя есть какие-нибудь, ну знаешь, чувства по поводу того, куда он пошел?- На самом деле хэну было все равно, каков будет ответ, лишь бы он был направлен на еду. И пить.
  
  Он планировал пополнить запасы галеры "Сокола" на астероидной базе, но во время их поспешного ухода об этом забыли. И еще во время переговоров Лея сурово сообщила ему, что было бы серьезным нарушением Мандалорианского дипломатического этикета прервать свой пост, пока главные вопросы все еще оставались нерешенными, а это означало, что прошло уже больше суток с тех пор, как Хэн ел что-то более существенное, чем остатки, которые он смог собрать из глубокой заморозки "Сокола", а именно немного восстановленного бульона пуккха и тушеного корня Стикли. По меньшей мере, не его любимчики, и именно поэтому они все еще лежали в морозилке примерно пять лет.
  
  И он вынудил их спуститься до того, как разбойная эскадрилья присоединилась к "Соколу", и они все отправились в то, что оказалось в основном бегущей битвой, когда они прорезали свой путь через лабиринт гравитационных проекторов и Роев перехватчиков связи, чтобы добраться сюда. Они прибыли микропрыжком по неровному курсу к планете.; каждый раз, когда гравитационная станция выдергивала их из гиперпространства, в очередном астероидном скоплении происходила очередная битва, что давало им преимущество перед их обычно удивленными врагами, потому что все "Крестокрылы" несли стандартные репульсоры и, таким образом, могли не только незаметно маневрировать через скальные поля, но и могли использовать одиночное скольжение.
  
  Когда Хэн изложил свой план, Ведж сказал: "Вы хотите, чтобы мы атаковали перехватчики, используя только репульсоры?"
  
  - Конечно, - ответил Хэн. -Как ты думаешь, сколько тренировок получают эти глазастые жокеи в репульсорном бою?"
  
  -Не могу догадаться, - ответил Ведж. -Но я точно знаю, как много у нас нет подготовки..."
  
  -Тогда, я думаю, нам лучше надеяться, что их кривая обучения круче, чем твоя, а?"
  
  И так оно и было-настолько, что даже Хан Соло пару раз поймал себя на том, что качает головой и тихонько присвистывает. Эти негодяи-пилоты были хороши. Может быть, так же хорошо, как и он. Почти. Не то чтобы он когда-нибудь говорил это вслух.
  
  Битва-вернее, череда битв-продолжалась уже год или два. И они все еще были бы там, если бы у Чуи не случился внезапный мозговой штурм и он не понял, что если Хэну удастся подвести "Сокол" достаточно близко к нужному вектору, то они смогут вывести из строя гравипроектор, просто выбросив пару термальных детонаторов из мусоросжигателя: собственный гравитационный колодец проектора засосет дэтов прямо в него для прямого попадания.
  
  С другой стороны, навикомпьютер "Лансера" теперь подсчитал, что звездные вспышки начнутся менее чем через двенадцать часов. Хэн полагал, что радиация убьет его прежде, чем он действительно умрет от голода.
  
  - Лея?- он снова позвонил. "Что-нибудь?"
  
  -Я ... я не уверена, - ответила она. -Может быть ... нет ... я думаю..."
  
  -Ну, тогда тебе лучше решиться, сестра! Если импы решат летать на патрулирование атмосферы, это может стать немного жарко. Горячее."
  
  Хэн полагался главным образом на густую пыль, которая кружилась на ветру, чтобы скрыть "Сокол" от орбитального сканирования; разбойная эскадрилья была где-то далеко, пытаясь расчистить путь через лабиринт гравитационных колодцев, которые все еще запечатывали систему. Он пожелал им удачи во всей галактике-он планировал использовать этот гипотетический маршрут, как только они найдут Люка-но он также хотел, чтобы они были поблизости, чтобы лететь прикрыть его неудобно выставленную задницу.
  
  - Я так думаю... Лея выпрямилась, глядя мимо Сокола. -Я думаю, нам лучше пойти туда."
  
  - Почему именно так?"
  
  -Значит, все эти люди с бластерами, выходящие вон из тех скал, - сказала она, поднимая руки, - не хотят стрелять в нас."
  
  Хэн очень медленно повернулся, держа руку подальше от бластера. На краю кратера внезапно выросла пара дюжин людей, одетых в лоскутные доспехи, которые выглядели так, словно были сколочены из местной лавы. Почти у всех этих типов лавового снаряжения были наплечники разного типа, от имперских DC-17 до одного парня, у которого на самом деле была старинная дубловианская огнеметная винтовка, и они направляли это оружие в общем направлении Хана, когда шли вперед.
  
  Чуи заворчал и начал подниматься, но Хэн тихо сказал, едва шевеля губами: Когда начнется стрельба, скатывайтесь с корпуса. Как только вы окажетесь внутри, открывайте с помощью пистолета в брюхе."
  
  - Гаруарг."
  
  "Забыть его. Я могу укрыться за сенсорной тарелкой. Ты не поместишься."
  
  - Герммингаруфруг нерховарг."
  
  Хэн покосился на них, пока они пробирались к кораблю. Чуи был прав: они были военными. Какие-то военные-дезертиры, наемники, что-то такое. Они наступали в боевом порядке, прикрывая друг друга. -Мы и раньше имели дело с профессионалами, - пробормотал он. - Приготовьтесь к переезду."
  
  Он подошел к сенсорной тарелке и положил правую руку на ее край, наклонившись так, чтобы казалось, будто он опирается на нее, хотя на самом деле он был совершенно уравновешен и эта рука могла пройти от края тарелки до приклада его дл-44 быстрее, чем любой из них мог моргнуть.
  
  -Есть что-нибудь поесть?- спросил он у лавовых шестеренок.
  
  Рыжеволосая женщина вышла вперед группы. Она была единственным типом лавового снаряжения, не держащим оружия, хотя опытный глаз Хана мгновенно отметил, что рукоятка Кид в ее привязной набедренной кобуре имела потертый блестящий вид, что означало много регулярного использования. -Кто вы такой и что вам здесь нужно?- потребовала она.
  
  - Ой, простите,это ваши камни? Мы просто одолжили их, чтобы дать отдохнуть моему кораблю. Я обещаю, что они все еще будут здесь, когда мы уйдем."
  
  - Эй, это было забавно. Многие ли люди говорят тебе, что ты смешной?"
  
  - Только те, у кого есть чувство юмора. Он также отметил, что она несла свой вес вперед, равномерно балансируя на подушечках ног, и что в то время как ее левая рука была прикреплена большим пальцем к пряжке ремня, ее правая рука безвольно болталась рядом с этим хорошо используемым бластером: позиция стрелка. Кроме того, против своей воли он поймал себя на мысли, что тот был опасно хорош собой. Никаких рыжих, напомнил он себе. Таких неприятностей ему хватило бы на две-три жизни. Кроме того, мои танцевальные карточки полны. Для остальной части моей жизни, если мне повезет.
  
  -Давай загадаем загадку, - дружелюбно предложил он. -Что говорит капитан корабля, вооруженного парой четырехлучевых лазерных турелей, людям, достаточно глупым, чтобы наводить на него бластеры?"
  
  - Дай угадаю, - сказала женщина. -А как насчет: "пожалуйста, Не стреляйте в мою девушку"?"
  
  Хэн оглянулся через плечо. Еще пятеро из них стояли там дугой, прикрывая Лею. - Может быть, мы напали не на ту добычу."
  
  - А?- Ее улыбка не выглядела веселой. -Это и есть ответ на твою загадку?"
  
  - Да, - сказал он. - Наверное, так оно и есть. Послушай, я не знаю, чего ты хочешь от нас, я даже не знаю, на чьей ты стороне."
  
  - Мы на своей стороне."
  
  -Так ты что, местный?"
  
  - Достаточно местный."
  
  -Я так понимаю, вы не поклонники империи, а?- Это было справедливое предположение, учитывая состояние их снаряжения и мешанину разнокалиберного оружия.
  
  "Не столько."
  
  -Ну, и мы тоже. Ни. Что угодно. Мы просто ищем друга."
  
  "Да. И мы тоже. Как тебе такое совпадение?- Голова женщины слегка наклонилась. -Этот друг, которого ты ищешь, случайно не джедай?"
  
  Хэн моргнул. -Что ты знаешь о джедаях?"
  
  Ее глаза расширились. - Прикрытие!-крикнула она, когда она и другие разбежались и нырнули на землю, которая быстро вспыхнула пламенем и расплавленным камнем под шквалом лазерного огня сверху и позади него.
  
  Хэн поднял голову. Вниз с облаков неслись десятки шпал, петляющих для прогонов на бреющем полете.
  
  -Да ладно тебе!- сказал он. -Еще до того, как я успею поужинать?"
  
  
  * * *
  
  
  
  Отродье тени со свистом опустило этот сверкающий алым Хрустальный меч на голову Люка со всей утонченностью и грацией добытчика пряностей, размахивающего звуковым молотом. Люк встретил удар легко, почти без усилий. Ослепительная вспышка зеленой и алой энергии вспыхнула, когда клинки встретились, и в воздухе запахло озоном.
  
  И около дециметра конца хрустального клинка порождения тени, все еще мерцающего кровавым сиянием, слабо звякнуло, когда он упал на камень у ног Люка. - Ситская алхимия, да?"
  
  Порождение тени зарычало и рубануло его. Люк сделал полшага в сторону, и лезвие, промахнувшись на волосок, вонзилось в камень рядом с его сапогом. Порождение тени выдернуло его и снова рубануло, и снова Люк переместил свой вес ровно настолько, чтобы избежать удара. Военачальник двинулся на него, Хрустальный клинок, оставляя за собой огненный след, когда он закрутил его в еще один громовой удар сверху.
  
  Люк кружил, все еще не нанося ответных ударов; он не мог понять, что делать со стилем порождения тени. Военачальник сражался, как человек, который слышал о фехтовании, но никогда не видел, как это делается. Люк нашел бы неуклюжесть отродья тени забавной, если бы не чувствовал нарастающую угрозу в силе. Опасность все росла, ее тень омрачала его будущее.
  
  Но это не имело никакого отношения к этому глупому человеку, размахивающему своим глупым мечом. Со своим странным именем...
  
  Подождите, Люк думал. Это странное имя... Порождение теней. Лорд Порождение Теней...
  
  Он потянулся к силе и открыл свое восприятие. Волны тьмы бились о его сознание, приливная волна страха и злобы .. . но чем глубже он впускал эту волну, тем увереннее становился.
  
  Это была подставная работа.
  
  Лорд Порождение Теней... Его глаза расширились. Теперь он понял это так же ясно, как если бы сама сила прошептала ему на ухо. Не Лорд-порождение-тени. Нисколько.
  
  Это было не имя. Это был каламбур. Пешка Лорда Теней.
  
  Хрустальный меч опустился снова, и на этот раз Люк не увернулся.
  
  Лезвие застыло в воздухе, его острие было на расстоянии пальца от лба Люка.
  
  Луике улыбнулся и наклонился над лезвием ровно настолько, чтобы нанести единственный, очень точный удар. Ни в челюсть, ни в висок-это был не обычный нокаут. Кулак люка приземлился точно в точку, выбранную для него силой-на лоб отродья тени, прямо над его правым глазом-и в ту долю секунды, когда голова отродья тени откинулась назад и нарушила его равновесие, Люк протянул руку и сорвал лунную шляпу прямо с его головы. Люк должен был вложить в рывок какую-то реальную мышцу; она высвободилась только с влажным рвущимся звуком, как будто он мог разорвать плоть вместе с ней.
  
  И великий Лорд порождение теней рухнул, как голомонстер на перегруженную дежарикскую доску.
  
  Похожая на труп Голомаска теневого лица, должно быть, была спроецирована самим головным убором; на мгновение, прежде чем она замерцала и умерла, казалось, что Люк держит всю голову отродья тени в своей руке. Лунная шляпа была на удивление тяжелой-более двух килограммов-и на первый взгляд казалась структурой карбонита, замороженного вокруг сложного массива какого-то минерального кристалла, почти как тот странный меч... кристаллы, которые тянулись вниз в колючие нити, которые были влажными . .. с кровью...
  
  И человек, который лежал, скорчившись, у его ног, больше не был похож на порождение теней: его бритая голова была залита кровью, которая все еще сочилась из сотен крошечных колотых ран, оставленных кристаллическими нитями внутри лунной шляпы. За кровью его кожа была темной, как стимкаф, и когда он поднял лицо, его глаза были совершенно необычного оттенка ярко-синего. - Убей меня, - прохрипел он. - Скайуокер, ты должен убить меня..."
  
  -Тебя не нужно убивать, - сказал Люк. - Тебя нужно спасти."
  
  "'Слишком поздно... слишком поздно для этого...- Он говорил с акцентом, которого Люк никогда раньше не слышал, и его голос не имел ни малейшего сходства с фальшиво-Вейдерским рокотом порождения теней. - Убей меня и убей себя... если ты этого не сделаешь, то станешь мной..."
  
  -Ты не первый парень, который ошибается насчет того, кем я собираюсь стать. Люк опустился на одно колено рядом с ним. -Кто ты такой?"
  
  "Называть меня... Ник. Я так и думал... Он слабо кашлянул и заставил себя неуверенно улыбнуться. -Вы родственник Энакина Скайуокера? Он бы так и сделал . .. выкурил меня, не задумываясь."
  
  - Ну что ж, - сказал Люк с собственной неуверенной улыбкой, - я уже не тот человек, каким он был."
  
  "Слишком плохой... такой парень, как он, мог бы пригодиться прямо сейчас..."
  
  - Но все, что у нас есть, - это мы сами. Ты можешь встать?"
  
  -Конечно, малыш, конечно. Когда-нибудь. Он повернул голову и посмотрел вниз вдоль каменного моста на вход в туннель, где все еще стояли штурмовики с бластерами наготове. -Они не стреляют. Почему они не стреляют?"
  
  Люк задумчиво посмотрел на них, потом пожал плечами. - Может быть, это потому, что я выиграл."
  
  - Что?"
  
  -Сколько ты помнишь? Ты приказал им служить мне, если я одолею тебя."
  
  - О, я помню... - вот именно...- Он покачал головой. -Не было... именно я."
  
  -Я это уже понял, - сухо сказал Люк. - Но если нам повезет, они этого не сделают. - он встал и направил лезвие своего светового меча на двух ближайших солдат. -Вы и вы ... идите сюда и помогите этому человеку. Это приказ."
  
  Не колеблясь ни секунды и даже не обменявшись взглядами, двое солдат вскинули оружие и вышли на каменный мост. - Это не может быть так просто, - пробормотал люк . .."
  
  -Правильно,-сказал бывший лорд порождение теней-Ник. - Послушайте, этот головной убор. Ты должен понять. Это устройство-машина-Ситхская алхимия..."
  
  -Неужели существует такая вещь, как Ситская алхимия? Это не было частью представления?"
  
  - Посмотри на мою голову, Скайуокер. Эта кровь кажется тебе актом? Он закрыл глаза и набрался сил, глубоко вздохнув. -Они есть... кристаллы, имплантированные в мой мозг. Этот головной убор концентрирует тьму-то, что вы называете силой-так что Крональ... Черная дыра... может использовать меня как марионетку. Он может видеть моими глазами, слышать моими ушами... чем больше у вас силовых прикосновений, тем больше он может сделать с вами. Вот почему он превратил меня в отродье тени..."
  
  Люк моргнул. -Те другие офицеры-лунные шляпы..."
  
  -Они не совсем добровольцы, - сказал Ник. - Чувствительные к силе младшей лиги. Вот за чем на самом деле охотились рейды. Он похищает их, помещает в операционную, надевает на них головные уборы, и тогда они становятся не только его марионетками, но и его глазами и ушами. И руки. И рот."
  
  -Они все невиновны?"
  
  - Большинство из них. Некоторые из них похожи на меня. Ник склонил голову набок. "Это было время, так как я был невиновен ни в чем."
  
  -Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду."
  
  -После пяти лет войны ты все еще не уверен? Может быть, ты просто не обращал внимания.- Он махнул рукой. "Забыть его. Блэкхол и я-мы перепутались, пока он был здесь... хм, вербовка... снаружи, во внешнем кольце. Я гнался за ним, пока он не поймал меня."
  
  -Ты гнался за ним?"
  
  - Он и другие. У меня есть свои причины... ненавидеть темных сайдеров.- Он махнул дрожащей рукой. "Все... мне нужно хобби, малыш..."
  
  Люк улыбнулся, немного печально. -Никто больше не зовет меня малышом."
  
  - Эй, извини..."
  
  Люк кивнул. - И я тоже."
  
  Ник захрипел, "вставай... на троне."
  
  - Что?"
  
  - Сделай это! Прямо сейчас!"
  
  Люк положил руку на подлокотник трона теней. Она была гладкой и прохладной, как полированное стекло. - Но почему?"
  
  "Престол... обсидиан. Этот другой камень, он весь мелтмассиф. Как на мосту."
  
  - Ну и что?"
  
  "Так чтобы. Там, куда он указывал-прямо перед приближающимися штурмовиками, - каменный мост внезапно и необъяснимо истончился, как будто это была замазка или мягкая глина, зажатая пальцами невидимого гиганта. Штурмовики заколебались... и каменный мост раздвинулся, его концы отскочили друг от друга, как разорванные нити водорослей, и дальняя сторона, где теперь неуверенно стояли штурмовики, буквально выдернула себя из-под них. Они отчаянно вцепились в удаляющийся камень.; один упал, беспомощно размахивая руками в дымном красном сумраке, пока не исчез в всплеске внезапного пламени на поверхности огненного озера внизу. Другой нашел хватку и повис над расплавленной лавой, но лишь на мгновение: какой-то искрящийся голубым энергетический разряд пробежал по поверхности камня, и руки солдата раскрылись.
  
  Этот даже не замахнулся, когда падал. Он просто упал, уже без сознания или мертвый.
  
  Остальные солдаты и женщина в лунной шляпе на выступе у входа в туннель тоже рухнули, словно подстреленные из станнеров . .. и уступ провисал под ними, растекаясь, как горячее масло кхадди-ореха, пока их бессознательные тела не соскользнули вниз и не рухнули на пятьдесят метров вниз, навстречу огненной смерти.
  
  Затем камень, который был выступом, потек вверх, пока не закрыл вход в туннель.
  
  - Вот вам и свидетели...- Сказал Ник.
  
  Люк ощутил внезапный всплеск чувства опасности, который дал ему предупреждение на полсекунды; он сжал кулак в одеянии "порождения тени" и позволил силе дать крылья его пяткам и мощь руке, когда он прыгнул вверх со скалы на полированный обсидиановый трон, как раз когда тот же электрический треск заиграл на камне, на котором он только что стоял. - Ладно, мы уже встали. И что теперь?"
  
  -Ты можешь использовать силу, чтобы как-то вытащить нас отсюда?"
  
  -Не думаю, - мрачно ответил Люк. -Но если он хочет нашей смерти, все, что ему нужно сделать, это выключить репульсор, который поддерживает этот трон. Или опустите тепловые экраны."
  
  Именно это я и пытался тебе сказать, - сказал Ник. -Он не хочет тебя убивать. Он хочет быть тобой."
  
  Прежде чем Люк успел спросить его, что это должно означать, Скала, в которую был установлен трон, внезапно сдвинулась, потекла и вытянулась в огромную руку, держащую их в своей ладони. Огромные каменные пальцы, каждый в три раза длиннее Люка, сомкнулись над ними. Люк инстинктивно поднял свой световой меч и отрубил один палец у костяшки... но каменный палец просто упал рядом с ним, растаял и потек вокруг его ног, мгновенно затвердев, чтобы зафиксировать его на месте.
  
  Пещера наполнилась насмешливым смехом из скрытых динамиков.
  
  -Я полагаю, что подходящее слово здесь,-сказал усиленный фальшиво-Вейдерский голос, - отрезано!"
  
  Затем вспышка голубой энергии взорвала ноги люка и вырвала его сознание.
  
  Глава 9.
  
  
  
  Мысленный каталог предпочтений Хэна был столь же подвижен, как и любая другая его часть; пара эскадрилий истребителей, летевших прямо к его носу, в мгновение ока превратили верхнюю часть его списка из "по крайней мере, я зажарюсь, прежде чем умру с голоду" в "Я не хочу умирать на пустой желудок!"
  
  Он развернулся и помчался на корму. - Чуи! Идти идти идти идти!- крикнул он, не обращая внимания на то, что Вуки уже вскарабкался на борт и спрыгнул с корпуса.
  
  Хэн помчался сломя голову, когда лазерные лучи брызнули вокруг него. Брызги расплавленного титана, который когда-то был броней "Сокола", прожгли дыры в его штанах и рубашке, и даже когда он споткнулся о рукоятку Евы и животом свалился вниз головой с корпуса, какая-то хладнокровно отключенная часть его мозга зафиксировала информацию, что лазерные разряды выглядели примерно в десять раз шире, чем обычно, и на самом деле они не пробивали спинную броню "Сокола". Что-то в заряженной металлами атмосфере должно было испортить лазерную коллимацию, решила эта холодная часть его мозга, в то время как остальная часть его мозга была больше занята попытками ныряльщика подтянуться и перекатиться, чтобы его траектория движения головой вперед не привела к удару головой о золу вокруг посадочного трапа.
  
  Хотя результат был не совсем изящным-он приземлился на заднюю часть с глухим стуком-это было достаточно близко для его целей, так что, когда Лея подбежала к нему, он смог толкнуть себя к его ногам.
  
  - Продолжай!- ахнул он. -Я прямо за тобой!"
  
  - С какой-нибудь площадки ты сможешь уйти, а, Слик?- сказала она, проходя мимо него и исчезая на посадочном пандусе.
  
  - Я все правильно понял.- Он поднялся по пандусу и ударил по автоциклу, чтобы закрыть его за собой. - Лея! Нижняя башня! Чуи, бери верх! Я за рулем!"
  
  Он рванулся вперед. Ноги Чубакки как раз исчезали в верхней башне; Вуки могли карабкаться быстрее, чем большинство видов могли бежать. Лея помедлила, прежде чем спуститься в нижнюю башенку. -Ты в порядке? Неужели?"
  
  - В основном, - ответил Хэн. - Учитывая, что я приземлился на свой мозг."
  
  -Пока нет необратимых повреждений. Лея сверкнула улыбкой и быстро похлопала по его поврежденной анатомии, когда он протиснулся мимо. -Это твоя лучшая черта, и это о многом говорит."
  
  -Ты очаровательна, - сказал он. -А теперь давай постреляем в плохих парней, а?"
  
  Корабль тряхнуло от новых пушечных залпов, на которые раздался оглушительный боевой клич Вуки и глухое "тум-тум-тум-тум" верхней четырехстворчатой башни. Наконец Хэн добрался до кабины и бросился в кресло пилота. Пока он нажимал кнопки и щелкал переключателями, он быстро прошептал: "Спасибо большое!- какая бы часть сил ни присматривала за дураками, негодяями и перевоспитавшимися контрабандистами, благодарная за то, что Империя никогда не думала вооружать свои перехватчики ракетами или торпами, тем более что-как сообщил ему обжигающий красный индикатор отказа, когда он попытался включить активную защиту-атмосфера, казалось, оказывала такое же воздействие на дефлекторы и щиты частиц.
  
  Что означало, в конечном счете, что наиболее эффективное оружие в этом конкретном сражении просто оказалось загружено в переднюю ракетную установку "Сокола". - Это меня устраивает, - пробормотал Хэн, дернул рычаг управления и нажал на подсвечники. "Сокол" взмыл вверх, как будто его сбросила целая планета.
  
  Корабль устремился в небо сквозь град пушечных лир. Внутренний комм затрещал. -Я не могу причинить им вреда, - сказала Лея, ее голос был напряженным и спокойным от сосредоточенности. - Мои снимки отрываются от панелей коллектора. Что-то не так с оружием?"
  
  - Нет, что-то не так с атмосферой! Не жалуйся, это помогает нам выжить прямо сейчас!- Крикнул в ответ Хэн. - Их передние иллюминаторы не бронированы-цельтесь в глазное яблоко и стреляйте им в лицо, когда они заходят в атаку!"
  
  Он закрутил корабль через полукольцо, которое направило его прямо на новую линию связи, когда они падали через облачную палубу в том строю, который они предпочитали для работы "воздух-земля". - Кстати, о глазных яблоках, - пробормотал он себе под нос и нажал на спусковой крючок ракеты, не потрудившись включить компьютер наведения; на таком расстоянии ему не нужен был ракетный замок. Два инверсионных следа нарисовали параллельные линии от Сокола до свинцового галстука менее чем за один удар сердца. В следующее мгновение галстук расцвел в расширяющуюся сферу пламени и обломков-которая коснулась следующего галстука, и еще одного после этого, в то время как остальная часть полета нарушила строй и закрутилась в стремительные бега.
  
  - Эй, они идут за Миндорцами!- Прокричал Хэн, разворачивая корабль в вектор эвакуации. - Пошлите им воздушный поцелуй на удачу, детишки-мы уходим отсюда!"
  
  - Хан, - начала Лея, и он стиснул зубы. Он узнал этот тон и понял, что последует дальше.
  
  -Не говори мне, - сказал он. - Мы должны вернуться."
  
  - Они будут убиты!- сказала она. -А Хан ... они что-то знают о Люке!'"
  
  
  
  
  - О, конечно, - пробормотал он сквозь зубы. Она втянет в это Люка. -Но когда твое кровоточащее сердце убьет нас всех, не приходи ко мне плакаться..."
  
  Он втянул "Сокол" в петляющую кривую уклонения, и на этот раз он действительно включил компьютер наведения-который быстро сообщил ему, в недвусмысленных выражениях, что у "Сокола" закончились ракеты. -А теперь скажи мне."
  
  Хэн включил связь. - Предводитель Разбойников, Предводитель Разбойников. Ведж, ты там? Если вы находитесь в этом районе, мы могли бы использовать небольшое прикрытие прямо сейчас!"
  
  Динамики слабо потрескивали, несмотря на помехи: "отрицательно на обложке, Фалькон. Ты читаешь? Отрицательная обложка! Мы погребены-здесь больше связей, чем камней! Ты читаешь?"
  
  - Громко и чертовски отчетливо, - пробормотал Хэн. -Ты можешь открыть для нас окно?"
  
  - Никакой радости на звездной стороне, Фалькон. Не пытайтесь! Враги держат тебя под одеялом. Найди дыру и втяни ее за собой. Мы вернемся, как только соберем несколько товарищеских матчей."
  
  - Это отрицательно. Придерживайся плана Леи, мы пойдем своим путем. Мы найдем люка и встретимся с тобой на дальней стороне прыжковой точки."
  
  "Копия этого. Ясное небо, Сокол."
  
  - До скорой встречи, Ведж."
  
  - Принято, Хан. Позаботься о хорошенькой леди."
  
  -Я всегда так делаю, - сказал Хэн, и только через секунду или две до него дошло, что Ведж говорил о Лее, а не о Соколе. -Ну да, и она тоже, - пробормотал он и включил внутреннюю связь. - Ладно, ребята, мы должны сделать это самым трудным образом. Пристегните ремни-эта поездка скоро станет ухабистой!"
  
  Компьютер наведения выдал сигнал тревоги: обнаружена блокировка ракеты.
  
  - Ракетный замок? У них даже этого нет... Но пока он спорил с компьютером, Хэн пнул "Сокола" в боковое скольжение с высокой гравитацией, и прежде чем он успел закончить фразу, пара ударных ракет пронеслась так близко, что кабина задребезжала. -Кто теперь в нас стреляет?"
  
  - Входим!- Пропела Лея, перекрывая внезапный гром четырехгранных башен.
  
  "Я видел их т-ой. Хэн смотрел через передний обзорный иллюминатор на рой ракет, которые петляли к ним со стороны гигантской стены вздымающейся пыли, которую подняла линия перестрелки из четырех или пяти дюжин тяжелых штурмовых орудий, которые скользили по холмам в нескольких километрах от них, стремясь окружить их. -Ты, должно быть, шутишь!"
  
  - Арроуэррхау!"
  
  - Конечно, смейся, - прорычал Хэн, возвращая "Сокола" на курс перехвата с помощью стреляющих шпал. Поверь Вуки, он найдет это забавным. - Чуи, Целься в истребители! Нам нужно разорвать их строй. Принцесса-Эй, подожди..."
  
  Из-за скал на краю кратера, в каждой точке удара каждого лазерного луча от каждого из стреляющих шпал, поднималась волна красновато-черного облака: пыль и дым, достаточно густые, чтобы полностью окутать землю под ними.
  
  Хэн поймал себя на том, что ухмыляется. - Принцесса! Цельтесь в землю!'"
  
  - Что?"
  
  - Просто сделай это! Наклоните башню вперед и удерживайте спусковые крючки!"
  
  -Вы же капитан, Капитан. Он услышал в ее голосе скептическое пожатие плечами, но мгновение спустя она открыла брюшной отсек и поливала лаву вперед непрерывным потоком лазерного огня.
  
  И даже когда Хэн пнул "Сокола" в нырок, который вонзился прямо в вздымающуюся стену красно-черной пыли, поднятой лазерными лучами Леи, он с легким удивлением подумал, что, возможно, впервые в своей жизни Лея просто сделала то, что ей было сказано, без единого слова возражения. Должно быть, дело в Капитане. Почему он не подумал об этом раньше? Его рот изогнулся в легкой кривой улыбке.
  
  Он все еще улыбался, когда "Сокол" с ревом вырвался из облака в открытое небо и был мгновенно перерезан через его правую челюсть коллекторной панелью перехватчика связи, чей изумленный пилот даже не успел моргнуть, прежде чем его истребитель был преобразован ударом в пылающий шар обломков, падающих к слишком близкой лаве внизу.
  
  Скользящий удар отбросил "Сокола" в крутящийся вихрь, похожий на чип, вращающийся на столе сабакка, который разбрызгивал вокруг расплавленные куски титана из разреза в его броне. Передний край коллектора истребителей пролетел мимо передней обзорной панели кабины "Сокола" примерно на диаметр волосяного покрова носа Вуки. Хэн был слишком занят, говоря: "Ух ты! и вообще он был удивлен, обнаружив, что все еще жив, пытаясь вернуть "Сокола" под контроль, чтобы даже отдаленно беспокоиться о других связях, несущихся к нему, не говоря уже о сотрясающих ракетах, которые петляли к ним без разбора, потеряв свои прицельные замки, когда "Сокол" исчез в облаке металлического тумана.
  
  Вращение "Сокола", однако, пронесло пересекающиеся инверсионные следы приближающихся ракет через визуальную дугу Хэна как раз вовремя, чтобы он успел вывернуть ярмо и поставить "Сокола" на хвост, боком к ракетам, на одну призрачную долю секунды... достаточно долго, чтобы свинцовые ракеты пролетели так близко, что позже он поклялся бы, что сможет .понюхайте их, прежде чем они продолжат спускаться в темноту в погоне за самой большой энергетической сигнатурой, которую обнаружили их датчики наведения, чтобы снова включить: взрывающийся перехватчик связи. Следующие ракеты уже обнаружили ионные сигнатуры других связей, поскольку атмосфера, по-видимому, также представляла собой достаточно ЭМ-помех, чтобы испортить прием ракетами сигналов транспондеров IFF. Пока пилоты боролись с этой проблемой, Хэн сумел вернуть "Сокол" под контроль и направить его к складкам лавы, где укрылись Миндорцы.
  
  Над их позицией он перевернул "Сокол" на бок и сделал круг на большой скорости, в то время как Чуи и Лея на полной мощности запустили свои квадроциклы в землю, подняв огромное цилиндрическое облако взорванного камня и металла, которое, по мнению Хана, должно было укрыть их от приближающихся боевых кораблей по крайней мере на минуту или около того; затем он сел в чистом центре и опустил посадочный трап "Сокола", активировав внешние громкоговорители. - Ладно, пошли! Поднимайтесь-мы на B минус тридцать, А B означает мешок с плохими парнями!"
  
  
  Миндорцы карабкались к посадочному трапу, некоторые из них хромали, некоторые несли или тащили раненых товарищей. Рыжеволосая помедлила ровно столько, чтобы послать сардоническую ухмылку в сторону кокпита, а затем послала воздушный поцелуй, который каким-то образом умудрился выглядеть благодарным и саркастичным одновременно.
  
  Хэн отключил громкоговорители и включил турельный комм. "Чубакка. Лея.-Несмотря на то, что Миндорцы не могли его слышать, он говорил тихо, чуть громче шепота. - Закрепите переборки доступа к башне и не выходите, пока я вам не скажу."
  
  Эти переборки выдержат все, что угодно, кроме минного заряда.
  
  Чуи одобрительно зарычал, но Лея сказала: "Хан, это не враги. Я могу чувствовать..."
  
  -Я тебе верю, - сказал Хэн. - Все равно сделай это."
  
  "Хань..."
  
  - Лея!"
  
  "В порядке. Я останусь здесь."
  
  -И приготовься стрелять, а?- Не дожидаясь ее ответа, Хэн включил канал связи с грузовым отсеком "Сокола". - Я лей там, внизу! Вы, люди, внутри? У нас нет времени!"
  
  - Мы в игре! Мы сегодня куда-нибудь уезжаем?- Должно быть, рыжеволосый. - Это корабль или артиллерийская мишень?"
  
  -И то и другое понемногу, - пробормотал Хэн, включив двигатели и направив жвала в вертикальное положение.
  
  "Сокол" вырвался из облака пыли и дыма. -А вот и они!"
  
  Перехватчики за это время никуда не делись; потрепанный сухогруз тут же подпрыгнул и задрожал под ударами нескольких пушечных снарядов, и Хэн заметил, как тяжелые штурмовые корабли кружат в строю, готовясь к новой атаке. - Надеюсь, у кого-нибудь есть хорошая идея!"
  
  - Хроввруор! "
  
  - Конечно, продолжайте стрелять!- Ответил Хан. -Я же сказал-Хорошая идея!"
  
  Интерком снова затрещал от голоса рыжеволосой женщины. - Семьдесят семь пунктов от истинного Севера, и долбаньте его!"
  
  Хэн окинул взглядом горизонт с севера на восток: пустыня, безликая, но с низкими холмами. -Там ничего нет!"
  
  -Если хочешь, мы можем поспорить об этом, пока импы разнесут твой корабль в щепки."
  
  -Или, может быть, мы могли бы посадить вас на корпус и использовать ваши нервы для Броневой пластины, - пробормотал Хэн, но он ударил ногой по днищу и запустил двигатели. Мимо пронеслись шесть перехватчиков, и Хэн инстинктивно нажал на спусковой крючок ракеты, прорычав себе под нос: "вот так, костяшка, зря тратишь время, стреляя из сухих трубок". В любом случае, связи не были его главной проблемой; большой проблемой был полет тяжелых штурмовых боевых кораблей, скользящих по земле прямо к ним... с востока на северо-восток. -Вы знаете, что посылаете нас прямо к ним?"
  
  - Эй, извини. Ты чувствуешь себя здесь в большей безопасности?"
  
  -Мы с тобой просто никогда не поладим."
  
  - Перестань, ты заставишь меня плакать. Получить галстуки в хвост погони так..."
  
  "...они будут на линии огня штурмовиков, а штурмовики-на своей.- Хан уже сделал это, высоко взмахнув, чтобы поместить "Сокола" точно между врагами сзади и теми, кто был впереди. Пушки Шпалеров могли причинить дальним кораблям еще меньше вреда, чем "Соколу", но кораблям приходилось держать огонь на своих ракетах, и Хэн уже начал верить, что ему удастся вывести "Сокол" на чистую воду. -Знаешь, это не первая моя ссора."
  
  -Мог бы и одурачить меня. Как у нас там дела?"
  
  - Неплохо,-признал Хэн, но тут же передумал, когда очередной залп со шпал раскачал корабль. Трудный. -Но они догоняют нас-очень скоро они будут достаточно близко, чтобы эти пушки начали наносить реальный урон. И боевые корабли разворачиваются, чтобы присоединиться к хвостовой погоне, когда мы проходим мимо них примерно через пять секунд, и в этот момент мы довольно хорошо f..."
  
  - Подтянись!"
  
  - Что?"
  
  - Лезь, черт возьми! Полная мощность!"
  
  -Ты даже не видишь, что там!"
  
  -Я знаю эту планету, как твой зад знает твои штаны, летун. Подняться или умереть."
  
  -Ты хочешь приехать сюда и сесть за руль? Нет, забудь, что я спрашивал."
  
  Хэн стиснул зубы и потянул на себя рычаг управления. "Сокол" накренился, взбрыкнул и рванулся к небу достаточно быстро, чтобы перегрузить свои инерционные компенсаторы; ускорение вдавило его в кресло пилота и пригвоздило к нему, и он поймал себя на том, что предается безжалостной фантазии о том, что одна конкретная Миндорезка не сумела закрепиться, упала и что-то сломала.
  
  Предпочтительно ее рот.
  
  Преследующие связи поднялись вместе с ними, широко раздвинувшись, чтобы открыть окно для штурмовиков, что и произошло, выпустив струю ударных ракет. Сработала сигнализация ракетного замка "Сокола". Хэн выругался себе под нос, заставляя рычаг двигаться вперед и поворачивая его, чтобы развернуть корабль в петляющую спираль. В этот момент все небо вспыхнуло алым, и весь корабль наполнился магнитно-резонансными гармониками, которые прозвучали для слишком опытного уха Хэна, как почти промах от очень, очень большого взрыва турболазера. -Откуда, черт возьми, это взялось?"
  
  Голос Леи из подфюзеляжной башни: "четверть оборота влево, и вы увидите его."
  
  
  Хэн пнул корабль через четверть крена, взглянул на то, о чем говорила Лея, и начал ругаться. Он продолжал ругаться в течение довольно долгого времени, даже когда выворачивал корабль через смехотворно жестокие маневры уклонения, в то время как все небо продолжало вспыхивать вокруг них, и корабль звенел почти непрерывным ударом-НГ-НГ-НГ, как Руурианин, бьющий в обеденный гонг всеми четырнадцатью руками.
  
  Внезапный подъем, который он предпринял по совету рыжего, вывел их за горизонт огромной округлой горы, вздымающейся в оранжевое небо, словно молодой вулканический купол, еще не взорвавший свой кратер, и все это проклятое место было усеяно кольцами огромных турболазерных башен, которые были достаточно мощными, чтобы помехи из атмосферы Миндора не имели никакого эффекта, кроме распространения взрывов достаточно широко, чтобы испарить весь его корабль, вместо того, чтобы просто продырявить его.
  
  - О, блестяще. О, это просто здорово, - крикнул Хэн в интерком. -Вы послали нас прямо на их Главную базу!"
  
  - Перестань ныть. Эти турбонаддувные батареи удержат связь с нашим хвостом и, вероятно, запылят некоторые ракеты."
  
  Она была права, и это только заставило Хана ненавидеть ее еще больше. Никто из тех, кто так раздражает, не имеет права быть правым в чем-либо.
  
  -Там должно быть три параллельных коробчатых каньона примерно в пяти километрах от вашего левого фронта. Видишь их?"
  
  "Да.- Три длинных разреза в коре Миндора, неглубокие на этом конце и углубляющиеся по мере того, как они расширялись к востоку планеты, пока не заканчивались внезапно-выглядели так, как будто несколько лет назад в одно и то же время туда попали три довольно крупных куска метеорита. - И что теперь?"
  
  - Держись палубы прямо в правый каньон. Как только мы оказываемся ниже уровня земли, появляются боковые каньоны, пещеры и всевозможные места, где можно спрятаться. Взорвите несколько камней, поднимите немного пыли, и у вас не будет никаких проблем потерять этих парней. Там слишком много мест, чтобы искать, и у них есть проблемы посерьезнее, чем у нас."
  
  Хэн медленно кивнул, направляя "Сокол" в визжащее пике к каньонам сквозь бурю пересекающихся пушечных и турболазерных выстрелов. - Неплохо, - неохотно признал он. - Похоже, ты хорошо знаешь дорогу."
  
  -Как ты думаешь, что нас всех здесь спасло? Красивая внешность?"
  
  - Не-а, - сказал Хэн. -Я так и думал, что это твой характер победителя."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  В сотне с лишним планетарных диаметров от млндора двигались слэши.
  
  Скопления астероидов дрейфовали к ним, ускоряясь по мере приближения, следуя линиям гравитационного взаимодействия между проекторами гравитационных колодцев Слэша и тысячами гравитационных станций, разбросанных по астероидам. Этот эффект был отчетливо виден на головных экранах пикетов истребителей "Лансера", что и пробудило эту идею у капитана Тиросска, который, будучи старшим командиром, все еще действовавшим на театре военных действий, неожиданно стал командовать всем РРТ.
  
  Как он объяснил Веджу и тихо в зашифрованных сообщениях, комбинированное воздействие входящих скоплений астероидов и гравитационных колодцев приведет к образованию полукогерентных планетоидов. Ведж и тихо прикинули, что дюжины таких планетоидов, движущихся по соответствующим орбитам, будет достаточно, чтобы расчистить короткое гиперпространственное окно, которое позволит некоторым членам оперативной группы сбежать. Навигационный компьютер "Лансера" определил минимальное время-около восемнадцати часов .. . и окно будет открываться только ненадолго и непредсказуемо несколько раз, пока, наконец, не стабилизируется, если все пойдет хорошо, примерно через двадцать часов.
  
  Однако все шло не очень хорошо. Очень немногое шло хорошо.
  
  Столкновения астероидов со звездной сферой Таспана уже начались из-за продолжающегося возмущения нестабильных орбит астероидов, и уровень радиации повышался. Офицеры импов, управлявшие крыльями истребителей связи, знали, что происходит в тот момент, когда они обнаружили Слэш-Эс, выходящих из конфигурации планетарного запрета-и у них был, казалось бы, безграничный запас перехватчиков, пилотируемых столь же, казалось бы, безграничным запасом психопатов-самоубийц, что означало, что Слэш-Эс делали все возможное, чтобы выполнить этот тонкий и сложный набор маневров, в то время как они бороздили облака вражеских истребителей, которые кружились и плевались плазменными взрывами, как если бы кто-то вооружил Рой гаморреанских Громовых ОС лазерными пушками.
  
  
  Для оригинальной модели CC-7700 это была бы самоубийственная миссия, и притом короткая. Однако серия Slash-E была облачена в новейшую углеродно-нановолоконную броню в дополнение к своим шести генераторам щитов; у них было восемь четырехместных турелей каждая, и их мощность была повышена почти до уровня турболазера эпохи Войн Клонов. Дальнейшие усовершенствования включали в себя пару, дорсальную и подфюзеляжную, 360-градусных турелей протонных торпед и ошеломляющее количество кассетных бомб против истребителей-по сути, кумулятивных зарядов, установленных в корпусе, которые взрывались наружу в облака бомб, когда они чувствовали приближение вражеских истребителей-все это означало, что единственный способ, которым истребители могли иметь серьезный шанс на уничтожение Slash-E, состоял в том, чтобы роить его в достаточном количестве, чтобы перегрузить его оборону, чтобы несколько могли проскользнуть для полноскоростных заголовков. Но даже прямое столкновение не дало бы достаточно кинетической энергии, чтобы вывести из строя бронированный фрегат, если только связь не двигалась с максимальной скоростью в реальном пространстве.
  
  Следить за тем, чтобы ни одна связь не достигла этой катастрофической скорости на курсе перехвата с одним из косых-это была работа пилотов X-wing.
  
  Хотя бойцы РРТФ превосходили их числом в сотни раз, у них было несколько преимуществ, которые немного уменьшали шансы. Во-первых, имперские войска не могли совершить полномасштабную атаку, потому что для этого потребовалось бы стянуть истребители со всей системы, что открыло бы их гравитационные станции для капитальных кораблей РРТ. Во-вторых, перехватчики должны были сосредоточить всю свою огневую мощь на "Слэш-Эс", чтобы иметь хоть какую-то надежду уничтожить их; у них было очень мало свободного времени для воздушных боев. В-третьих, несмотря на существенный недостаток в скорости и маневренности по сравнению с перехватчиками, X-wing-космический истребитель превосходства Incom T-65-имел одну ключевую особенность, с которой не мог сравниться ни один истребитель связи. Она была грубой.
  
  Это было глубже, чем боевая защита, загруженная на эту модель; это была особенность качественной конструкции и внимания к деталям, и это означало, что X-крыло могло выдержать определенные физические нагрузки, которые сорвали бы коллекторные панели с привязи. Как, например, экстремальное приливное напряжение, создаваемое очень близким проходом через очень крутой гравитационный колодец.
  
  Именно поэтому каждая новая волна перехватчиков оказывалась под огнем "Крестокрылов", вылетающих из-за гравитационных станций планетоидов гораздо быстрее, чем предполагалось, что "Крестокрылы" способны их атаковать. Разбойная эскадрилья попала в точку, и их путь между планетоидами превратился в петляющую цепь гравитационных рогаток, которые могли, не более чем одним движением рычагов управления, направить их в ту сторону, на которой импы решили сконцентрироваться.
  
  Даже при всех этих преимуществах подавляющее превосходство брало свое. Некоторые Крестокрылы были потеряны для дружественного огня, так как они двигались слишком быстро для стрелков Slash-E-или даже их собственных превосходных рефлексов-чтобы реагировать, когда они проносились через поля огня четырехместных турелей. Некоторые были потеряны из-за простых столкновений, летя на почти релятивистских скоростях через очень, очень переполненное пространство. Почти половина зеленой эскадрильи двадцать третьего была уничтожена массой астероидов, которые не соединились здесь в планетоид так быстро, как предсказывали навигационные компьютеры.
  
  У них не было ничего похожего на счет истребителей противника, которые они уничтожили; связи просто продолжали прибывать. - Эти парни никогда не останавливаются!- Уэс Джэнсон застонал сквозь зубы во время двадцатого или тридцатого удара слишком тугой рогаткой. -Как будто все эти нищие хотят умереть!"
  
  -Они уже мертвы, - сказал хобби в двухстах метрах от правого крыла Джэнсона. - Подумай об этом, Джэнсон-никаких щитов. Никакого гипердвигателя. Они не могут ни спрятаться, ни убежать. Все, что у них есть-это шанс забрать нас всех с собой."
  
  Это заставило Джэнсона похолодеть. Какое-то мгновение у него вообще не было слов. Затем он стиснул зубы и перекатил свой истребитель на правый борт.
  
  -Я все понял!- сказал он, направляя свой "Крестокрыл" на стыковочный полет и нажимая на спусковые крючки. -Я точно знаю, что нам нужно."
  
  - Да?- Сказал хобби. -Что это такое?"
  
  "Чудо."
  
  - Закрой эту болтовню!- Ведж сорвался с места. -И проверь свои сканеры среднего диапазона."
  
  Когда Джэнсон это сделал, он обнаружил, что совершенно новый, спроектированный Мон-калом Республиканский боевой крейсер только что выпал из гиперпространства через полуоткрытое окно массовой тени и в настоящее время извергал то, что казалось полным крылом истребителя.
  
  - Жарко, ошеломляюще... Во второй раз за последние несколько минут Джэнсон обнаружил, что не может подобрать нужных слов. -Откуда в восьми Сталбрингионских адах это взялось?"
  
  В коммуникаторе затрещал голос нынешнего директора отдела специальных операций генерала Ландо Калриссиана. -Кто-то заказал чудо?"
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Пещера, в которую указал Хану рыжеволосый, была просторной, выглядела вполне приемлемо сухой в выцветшем свете наружных фонарей "Сокола" и находилась достаточно глубоко внутри горы, чтобы Хану не пришлось беспокоиться о том, что его обнаружат. Но это не мешало ему беспокоиться.
  
  Во-первых, ему не нравилось, что в трюме полно вооруженных чужаков, как бы они ни ненавидели империю. Во-вторых, эта гора слишком походила на спящий вулкан. И третье .. . ну, он просто не очень любил парковаться в пещерах. Назовите его суеверным. Каким-то образом посадка его корабля в большую дыру в скале никогда не получалась так хорошо.
  
  С другой стороны, Миндорцы могли принести с собой что-нибудь поесть.
  
  Он нажал кнопку интеркома. - Ладно, все. Похоже, все чисто. Ты в трюме? Без обид, но сложите свои бластеры и другое оружие в бункер номер шесть, хорошо? Дело не в том, что я тебе не доверяю, просто я тебе не доверяю."
  
  Коммуникатор ответил голосом рыжеволосой женщины. -А как насчет того джедая? А где же он?"
  
  -Именно об этом мы и хотели вас спросить."
  
  -Вот так, да? Ну, вот что я тебе скажу-мы сложим оружие и поболтаем с джедаями, если ты поможешь нам с бинтами и бактой. У меня здесь много раненых."
  
  - Вполне справедливо. Я буду с тобой через наносекунду."
  
  Когда он добрался до переднего грузового отсека, место выглядело как полевой госпиталь слишком близко к линии фронта. На проигравшей стороне.
  
  Люди сидели или лежали, растянувшись во все стороны, кто-то перевязывал себя бинтами, кто-то извивался или тихо стонал, кто-то просто тупо смотрел на переборки, словно не мог поверить, что они действительно живы. Лея и Чуи уже вовсю занимались лечением раненых. Хэн поспешил к Лее. - Эй, эй, эй, полегче с бактой, а?"
  
  - Хан, он ранен."
  
  - Конечно, я знаю. Но ведь он не умирает, правда? Ты знаешь, сколько это стоит?"
  
  Из-за его левого плеча донесся женский голос: - Ты можешь выставить мне счет."
  
  Хэн повернулся к ней, затем остановился, скорчив гримасу. -А, это ты."
  
  -Да, это я,-сказала симпатичная рыжеволосая и одарила его кривой улыбкой, которая сделала ее еще красивее. - Она протянула ему руку. - Эона Кантор. Вы пилот этой шлюпки?"
  
  -Я капитан этой шлюпки, - поправил ее Хэн, но затем ухмыльнулся и взял протянутую руку. Ее рука была теплой и более твердой, чем казалось на первый взгляд. Просто сейчас у него не было сил спорить. Кроме того, Лея наверняка подумает, что он флиртует. "хан соло."
  
  Ее глаза расширились. "Для реального? Хан Соло?"
  
  Он начал краснеть. -Единственный, кого я знаю."
  
  "Вау.- Она выглядела впечатленной. -Я имею в виду Хана Соло, который якобы переиграл Галландро в честном бою?"
  
  -Ну, ты знаешь...- Его лицо внезапно стало очень горячим. - Это был не совсем честный бой,и я не слишком его превзошел. Вы не должны верить всему, что видите в Голонете."
  
  -А я нет, - сказала она. -Я всегда считал, что ты выстрелил ему в спину."
  
  - Эй, сейчас же..."
  
  -Это твое оружие? Бластек, да? Немного старомодно, не так ли?"
  
  Хэн опустил руку на рукоятку бластера и принялся вертеть ее в руках, словно сомневаясь. - Ну, хорошо..."
  
  -Лично я предпочитаю двадцать один.- Она кивнула в сторону грузового бункера номер шесть, где сверху лежал потрепанный, но чрезвычайно ухоженный пояс с бластерами. Из кобуры выступала изготовленная на заказ рукоятка KYD, которая показывала равное количество износа и даже больше ухода. - Давай, - сказала она. "Чувствовать себя свободно. Здесь..."
  
  Она протянула руку и вытащила свой бластер из кобуры, используя только два пальца, аккуратно и медленно, достаточно медленно, чтобы Хэн не почувствовал, что ему нужно стрелять в нее, затем повернула его вокруг пальца и предложила ему прикладом вперед. - Дайте ему почувствовать. Боевая модель турнира. Спусковой крючок гладкий, как масло банты, и вы можете стрелять глазными стеблями с террамота на семьдесят пять метров."
  
  Хэн взял оружие и взвесил его в руке. Он должен был признать, что это была хорошая вещь. Прекрасно сбалансированный, и он так сказал.
  
  - Она усмехнулась. - Я знал, что тебе понравится.- Она кивнула на его бластер в кобуре. -Ты не возражаешь?"
  
  Хэн пожал плечами и передал его мне.
  
  Она прищурилась в оптический прицел дл-44 и присвистнула. "Милый. Модифицировано для быстрого розыгрыша, верно?- Она покрутила его на пальце. -Хотя немного тяжеловат для бочонка, а? Погоди, а что это за обычай такой?"
  
  Она внимательно осмотрела газовую камеру и коллиматор. -О, я понял-усиленный выход. Что она производит, двойная мощность?- Она снова посмотрела на него и криво усмехнулась. -Разве ты не знаешь, что это незаконно?"
  
  Он почувствовал, что снова краснеет. - Ладно, отдай его обратно."
  
  "Нет. Твоя мне нравится больше."
  
  Хэн моргнул. - Что?"
  
  
  -Можешь взять мою. Честная торговля. Даже если считать заказную работу, моя стоит вдвое больше этой старой реликвии. Квиты, да?"Она развернулась и пошла в сторону узелок из ее мужчин. - Эй, Трипп, посмотри - ка-я только что обменял бластер Хана Соло! Ты можешь в это поверить?"
  
  Хэн был единственным, кто не мог в это поверить. - А теперь подождите минутку..."
  
  "Хань... Лея схватила его за руку. - Посмотри-ка туда-это ведь арту?"
  
  И действительно, у дальнего изгиба стены двое Миндорцев пытались установить ограничительный болт на синем куполе астромеха 4-й серии, который выглядел подозрительно знакомым. Лея направилась к ним. -Ты ... ты там, откуда у тебя этот дроид?"
  
  - Мы нашли его заброшенным. Это же утиль, - огрызнулся один из них.
  
  - Спасение? - Простите? Лея выпрямилась так, что Хэн узнал ее слишком хорошо, и настала его очередь схватить ее за руку.
  
  - Играй гладко, Принцесса, - мягко сказал он одним уголком рта, в то время как остальная его часть подарила Миндорцу успокаивающе глупую улыбку. - Низко и медленно. Я не доверяю этим шутникам."
  
  - Хан, Я же сказал тебе, что это не враги..."
  
  -И они тоже не старые друзья. Он поймал взгляд Чуи, поверх того места, где Вуки разбрызгивал пену вокруг поврежденной лодыжки Миндорца, и закатил глаза, слегка кивнув в сторону Хоппера номер шесть. Прежде чем вернуться к своей задаче, Чуи позволил одному веку опуститься и подмигнуть. - Слушай, а насколько серьезно пострадали эти ребята?- Спросил Хан У Леи. -Как скоро мы сможем сбросить их и отправиться в путь?"
  
  "Хорошо... Лея склонила голову набок, размышляя. - Они не так плохи, как можно было бы ожидать. В основном поверхностные ожоги-похоже, что грубая броня, которую они делают из лавы, не так уж и груба."
  
  Хэн мрачно кивнул. - Итак: выстрелы в голову."
  
  "Хань..."
  
  - Посмотрим, что они затеяли с арту, - сказал он. Он с отвращением посмотрел на Кид-21 в своей руке, затем сунул его в кобуру.
  
  Лея кивнула. -Может быть, я смогу помочь вам с вашим спасением, - дружелюбно сказала она, подходя к мужчинам, возившимся со стопорным болтом Р2. Не дожидаясь ответа, она протянула руку и положила ее на засов-и на его руку, где он держал ее-и одарила его, возможно, чересчур теплой улыбкой. Он покраснел, совсем немного, и улыбнулся в ответ.
  
  - Э-э, леди, будьте осторожны, - сказал он. - Этот маленький грязнуля может выглядеть достаточно безобидно, но он может доставить неприятное потрясение..."
  
  - О, чепуха, - быстро сказала Лея, решительным движением деактивируя затвор. - Этот дроид был с моей семьей долгое время. Арту, включи питание. Что случилось с Люком?"
  
  Р2-Д2 утвердительно свистнул, и его купол повернулся, направляя бортовой голопроектор к полу. Оно вспыхнуло и ожило-но это была Эона Кантор. - Нет, - ответила Лея. - Мы знаем о ней. Где Люк?"
  
  Маленький дроид снова свистнул, более настойчиво, и снова показал Эону. - Арту..."
  
  - Нет, пусть он им управляет, - сказал Хэн, инстинктивно опуская руку к бластеру,а затем поморщился от незнакомого ощущения хватки Кида. -Я хочу на это посмотреть."
  
  Из динамика Р2-Д2 донесся записанный голос. -А что, если тот, кто появится, не джедай?"
  
  -Тогда мы возьмем их корабль и оставим их Плавильщикам, - ответил Эона-образ. Избавляет от необходимости убивать их самим."
  
  Хэн прорычал что-то, что было бы проклятием, если бы оно прозвучало в словах, когда он развернулся, вытащил Кид и нажал на спусковой крючок как раз в тот момент, когда излучатель сосредоточился на лбу эоны.
  
  Он издал сухой щелчок.
  
  - Слушай, а ты быстрый.- Она улыбнулась ему. - Извини за бластер-должно быть, кто-то вытащил аккумулятор. Так что, я думаю, это была не совсем честная сделка, да?"
  
  Она вытащила его любимый Бластек и направила его в лицо Хэна. - Следующая сделка тоже будет не совсем честной, - сказала она. - Потому что мне тоже очень нравится ваш корабль."
  
  
  
  Глава 10
  
  Глубоко в темноте, задержавшись в тени, отбрасываемой экраном голоредактора, который был единственным источником света в комнате, старый-престарый человек практиковал свое впечатление Люка Скайуокера.
  
  - Послушай меня, черная дыра, или порождение теней, или кто ты там, - пробормотал он, заставляя свой кожистый рот произносить округлые гласные и мягкие согласные варварского акцента Скайуокера. -Я джедай, но у меня никогда не было времени на все тренировки, которые должны были пройти некоторые из старых джедаев... Нет, нет, нет. Только не Гехт. Почти ГИТ-на самом деле, едва ли гласная вообще. Г-нет."
  
  Старый-престарый человек вздохнул. Провести остаток человеческой жизни, притворяясь недоучившимся деревенщиной .. . в конечном счете награда, конечно, стоила принесенной жертвы, и никто никогда не узнает о его личном унижении, но все же...
  
  Возможно, после десяти-двух лет правления возрожденной империей он сможет позволить себе медленно "подхватить" нормальную цивилизованную манеру речи, но до тех пор ему придется продолжать притворяться. Возможно, единственное, что могло бы подорвать его окончательную победу, - это то, что эти мятежные подонки заметили, что их любимый джедай внезапно заговорил так, будто он получил образование на Корусканте через Дромунда Кааса.
  
  Иссохший палец вытянулся вперед, чтобы включить голоредактор и прокрутить запись назад на две минуты, чтобы он мог снова изучить каждую малейшую деталь поведения Скайуокера, его походку, его жесты, наклон головы, каждое едва заметное движение бровей. Это было критически важно для планов старого-престарого человека; эти несколько записей, взятых из голокамер, встроенных в стигиевую броню его черных штурмовиков, и из скрытых самописцев в пещере трона теней, были всем, что у него было, чтобы изучить настоящего Люка Скайуокера.
  
  Да, были все эти бесчисленные голотриллеры-и изучение их было полезной подготовкой, особенно при создании театральной личности порождения теней и разработке сценических костюмов трона теней-но компьютерный герой-фермер, изображенный этими голотриллерами, не убедит никого, кроме невежественно доверчивых поклонников, которые пожирают такую нелепо придуманную требуху.
  
  Когда Люк Скайуокер вышел из битвы при Миндоре, никто не должен был даже подозревать, что этот легендарный герой-джедай был всего лишь оболочкой: живой, дышащей системой жизнеобеспечения для разума этого старого-престарого человека.
  
  Этот старый-престарый человек, который когда-то был известен немногим избранным как Лорд Кронал, директор имперской разведки... и для многих, многих несчастных врагов Империи, как черная дыра, рука императора .. . и кто после сегодняшнего дня будет известен всей галактике как Люк, Первый Император Скайуокеров.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Восхождение кронала к власти началось с видения: видения Тьмы.
  
  Больше, чем видение, больше, чем простое пророчество или предвидение. Для ночных сестер Датомира это была сердечная тень. У других пользователей силы были другие названия для этого.
  
  Но Кронал называл это просто темным зрением.
  
  Колдуны Рэнда были единственной семьей, которую когда-либо знал Кронал. Рхандиты вырвали его из рук безымянной женщины, которая родила его, и выковали его, как выковывают оружие, пробуждая его проницательность, очищая его волю, открывая его разум к Единой истине.:
  
  Только сила реальна, и единственная реальная сила-это сила разрушения. Существование быстротечно. Разрушение вечно.
  
  Каждый ребенок рождался в ожидании смерти. Цивилизации падали, и даже их прах был поглощен временем. Сами звезды выгорели. Разрушение, с другой стороны...
  
  Разрушение было волей Вселенной.
  
  Некоторые называли это энтропией и пытались измерить и ограничить ее законами термодинамики. Некоторые выражали это простой поэтической декларативностью: все разваливается. Некоторые даже пытались отмахнуться от него шуткой: все, что может пойти не так, пойдет не так. Но это не было ни шуткой, ни поэзией; это не было наукой и не подчинялось никаким законам.
  
  Это был путь тьмы.
  
  Разрушение было легким делом... и навсегда. Когда существо было убито, все, что оно когда-либо делало или имело, видело или чувствовало, было убито. И это убийство навсегда изменило структуру Вселенной-оно опустошило Вселенную на целую жизнь, оставив после себя только пустоту.
  
  Эта пустота была основой истины.
  
  Вот почему джедаи и ситы навсегда останутся запертыми в своей бессмысленной битве: потому что вся их философия света против тьмы, служения против господства была столь же бессмысленна, как свист ветра в пустынных скалах. Служение и господство были одинаково тщетны, даже иллюзорны перед лицом Единой истины. Все бесконечное бормотание джедаев против Ситхов о "темной стороне Силы" ослепило их всех до единого от голой реальности, что не было ничего, кроме тьмы.
  
  Тьма не была стороной Силы, и она не была просто частью реальности. Это была реальность. Колдуны Рэнда никогда не говорили о силе, и Кронал до сих пор не был уверен, что они имели бы хоть какое-то представление о том, как эта сила воспринимается и о чем говорят в остальной Галактике. Для Рхандитов это была всего лишь тьма, и единственной характерной чертой Тьмы было то, что она подчинялась воле правильно обученного существа, пока воля этого существа соответствовала пути тьмы.
  
  Именно тьма натравила мир на мир, нацию на нацию, брата на брата, ребенка на родителя. Именно темнота принесла мор и голод, ненависть и войну. Тьма была скрытой энергией самого космоса: та, что оттесняла галактику от галактики, звезду от звезды, пока, наконец, каждый мир не исчезнет в своей собственной черной дыре, двигаясь слишком быстро от своих соседей, чтобы их свет мог догнать его.
  
  Вот почему Кронал выбрал кодовое имя Черная дыра: потому что он пожелал стать горизонтом событий Тьмы. И из всех сил, которые дарит своим адептам тьма, величайшей является Дарк-зрение. Именно Темное зрение увело Кронала далеко от убежища Нигилов, за пределы туманности Перанн и вообще из неизвестных областей, в поисках истины его видений. Именно Темное зрение привело его к Дромунду Каасу, где он легко проник и стал господствовать над этой сворой жалких, самонадеянных глупцов, которые называли себя пророками темной стороны.
  
  Представьте себе, что вы тратите впустую свою короткую вылазку в жизни, мимолетное светлое мгновение между бесконечной тьмой до и вечной тьмой после, просто изучая-пытаясь научиться использовать "темную сторону силы", чтобы просто предсказать будущее.
  
  С помощью Дарксайта Кронал мог создавать будущее. Он был знаком, в принципе, с бледной тенью-имитацией темного зрения, которая предположительно использовалась некоторыми исключительными джедаями и некоторыми ситами-жалкий трюк фокусника, который они называли боевой медитацией. Благодаря массированной концентрации и расходу энергии, они утверждали, что тонко влияют на ход одного боя, или, для наиболее могущественных из них, на участие больших сил, таких как армии в столкновениях или сражениях между флотами.
  
  Они утверждали, что их упрощенная сила, приводящая в действие визуализацию желаемого результата, незаметно изменит вероятности и подарит им удачу, что это вдохновит их союзников и деморализует их врагов. Конечно, эти утверждения никогда не могут быть доказаны или опровергнуты; любой шарлатан может просто приписать любую случайную победу или приписать поражение воле силы-или предположительно более могущественного пользователя силы, практикующего свою собственную "боевую медитацию" на службе противоположной стороне...
  
  Боевая медитация. Идиоты.
  
  Любой, кто обучался у Рхандитов, мог бы сказать им: все битвы, все войны, само понятие битвы служили только одной цели. Их единственной функцией было разрушение. Только направив свою волю на чистое разрушение, можно было достичь победы.
  
  Когда ваша воля была твердо направлена на путь тьмы, сама тьма становилась вашим партнером во всем, что вы делали.
  
  Кронал был живым доказательством этой истины. Именно Дарк-зрение Кронала привлекло внимание Палпатина и привело Вейдера к Дромунду Каасу; даже Каданн, глупец, который притворялся Верховным пророком темной стороны, никогда не подозревал, что его орден целиком и полностью служит не какой-то фантазии ситхов, а самой тьме.. . потому что это сделал Кронал. Палпатин вырвал Кронала из рук пророков и отделил его даже от рук других элитных императоров, ибо Палпатин быстро понял, что его дар превосходит простое пророчество. Любой дурак с остатками способностей мог видеть отголоски будущего-сам Палпатин был довольно хорош в этом-но способности Кронала превосходили простое пророчество, как гипердвигатель превосходит крылья сумеречного мотылька.
  
  Палпатин был впечатлен "точностью ""предсказаний" Кронала... но даже великий Дарт Сидиус никогда не подозревал, что предсказания Кронала были точны не потому, что он видел будущее, а потому, что он сам выбрал это будущее.
  
  Именно такое будущее.
  
  Он принял решение, и его выбор подчинил всю историю своей воле.
  
  Такова была сила Дарксайта: искать среди всех возможных вариантов будущего то, которое лучше всего соответствует твоему собственному желанию и пути тьмы... а затем наметить каждый шаг, который должен быть сделан, чтобы привести вас к этому будущему, и привести это будущее к вам.
  
  Но чтобы это произошло, нужно было привязать свое желание к темноте и мечтать только о разрушении.
  
  Палпатин был дураком. Он думал, что сможет заставить тьму служить ему, а не наоборот. Во времена старой республики, до того как он раскрыл свою Ситскую сущность, Палпатин буквально не мог потерпеть неудачу. Каждый слепой взмах руки каждого джедая, который выступал против него, оборачивался в его пользу, и даже самые невероятные случайности фортуны служили его цели... потому что этой целью было уничтожение ордена Джедаев и гибель Республики. Он служил тьме бессознательно, все это время веря, что тьма была лишь средством для достижения цели, инструментом, чтобы помочь ему уничтожить своих врагов и очистить свой путь к абсолютной власти.
  
  Чего он никогда не понимал, так это того, что разрушение было его силой. Как только он обратил свою волю к власти, к созиданию вместо разрушения, он оставил путь тьмы... и у него все пошло наперекосяк. Если раньше он не мог потерпеть неудачу, то теперь у него не было никаких шансов на успех, потому что, когда ты поворачиваешься спиной к Тьме, тьма поворачивается спиной к тебе.
  
  Всего через несколько дней после битвы при Явине Кронал погрузил свой разум глубоко в пустоту, ища будущее молодого пилота мятежников, который уничтожил Звезду Смерти, и нашел его более старым, более закаленным человеком, одетым в темные одежды-и несущим световой меч.
  
  Преклонив колени перед императором, чтобы поклясться в верности темной стороне.
  
  Моя судьба... будут такими же, как мои отцы.
  
  
  Именно тогда Кронал наконец понял, кто такой Дарт Вейдер, и увидел ужасный изъян, который приведет Орден Ситов к его окончательному уничтожению. Разрушение, которое Кронал не только намеревался пережить, но и был уверен, что сможет превратить в вечную победу Тьмы.
  
  И, не случайно, вечная жизнь для себя.
  
  Во всяком случае, почти вечное; пока хоть одно живое существо борется, страдает и кормит тьму убийствами и смертью, Кронал будет здесь. Его последней жертвой тьме будет выживание его сознания до тепловой смерти Вселенной... когда он навсегда соединится с окончательным забвением всего, что когда-либо было. Все, что когда-либо будет.
  
  Он будет последним.
  
  Медленно, незаметно, в течение месяцев и лет от Явина до Эндора, Кронал служил своему видению. Нужно было тщательно поддерживать хрупкое равновесие, чтобы разобраться в хитросплетениях отношений между Палпатином и Вейдером... чтобы посеять соперничество с полумеханическим ужасом, который Палпатин возвел в ранг Повелителя Ситов. При всей своей несомненной физической силе, Вейдер никогда не был чем-то большим, чем тупой инструмент, без реального понимания правды тьмы, ни использования реальной силы. В общем, он был всего лишь головорезом со световым мечом... и, как оказалось, слабохарактерный, эмоционально ущербный, импульсивно предательский головорез.
  
  Хотя Вейдер никогда не мог быть равным Кроналу в следовании по запутанным путям темной силы, это служило цели Кронала притворяться ревнивым-даже казаться неудачником, более чем однажды, и открыто подчиняться предполагаемой власти Вейдера, так что Палпатин начал подозревать, что Кронал мог намеренно саботировать операции монстра. Таким образом, он убедил-тонко, о-очень-тонко, так что император до самой своей смерти верил, что все это было его собственной идеей-что Кронал мог бы лучше служить империи издалека, вдали от Корусканта, вдали от любопытных оптических рецепторов нелепого шлема Вейдера. Прочь от слишком острого видения, как физического, так и мистического, самого Палпатина.
  
  Среди забытых окраин галактики Кронал, казалось, просто выжидал своего часа, проводя мелкие операции через свои частные сети агентов, в то время как на самом деле он посвятил свою жизнь поиску забытых знаний древних ситов и других предполагаемых повелителей Тьмы. Если они причинили так много вреда, даже при их ограниченном понимании Тьмы, то насколько большее разрушение мог причинить тот, кто знал все их секреты, а также знал единственную истину?
  
  Он путешествовал тайно, глубоко в неизведанные области, следуя за своим видением темного глаза к мирам настолько древним, что даже легенда не помнила их. Среди дрейфующих лунных деревьев, которые цвели в межзвездном пространстве ущелья Гуннинга, он смог обнаружить и собрать обрывки Кодекса Торанника, который был уничтожен во время вымирания Мууршантре сто тысячелетий назад.; тайные намеки в этом запретном томе привели его к разлому Валтауллу и разрушенному поясу астероидов, который когда-то был храмом Кормана Лао, Лорда-Разрушителя давно исчезнувшей расы поклоняющихся демонам рептоидов, известных как изгнанники Канзера. Знания, хранящиеся во фрагментах храма, дали ему знания, необходимые для того, чтобы схватить порочную духовную сущность Датки Грауш, вырвать ее из покоя в долине Голга Коррибана, чтобы в конечном счете извлечь и уничтожить даже самые тайные знания Ситской алхимии, которые Древний тиран унес с собой в могилу.
  
  И эта древняя Ситская алхимия дала ему знания, чтобы выковать устройство для управления живым кристаллом, который составлял структуру Миндорского мельтмассифа...
  
  Потому что император однажды доверил ему, что передача духа другому-это путь к конечной цели Ситха: обмануть смерть. Конечно, он думал о клонах, но планы Кронала были более амбициозны; если такой подвиг был возможен, он решил, что выполнит его-и не только для тела клона. В конце концов, его собственное тело никогда не было сильным, и его служение тьме съедало те немногие силы, которые у него были, пока он больше не мог стоять-пока он больше не мог кормить себя или даже дышать без функций жизнеобеспечения, встроенных в его гравитационное кресло. Почему он должен довольствоваться заменой своего ущербного и слабеющего тела на другое такой же модели, с такой же вероятностью обреченное на неудачу?
  
  Нет. Его преданность пути тьмы открыла ему путь к могуществу, о котором Палпатин и мечтать не мог: навсегда перенести свое сознание в молодое, здоровое и красивое тело, каким никогда не был Кронал. Тело более могущественное в силе, чем Вейдер, потенциально более могущественное, чем даже Палпатин. Тело истинного героя, любимого всеми здравомыслящими гражданами галактики как символ истины и справедливости . ..
  
  Он не мог просто отдать Люка Скайуокера на службу тьме. Да и зачем ему это? Люк Скайуокер уже служил тьме, даже не подозревая об этом; он обладал разрушительной силой, которая смирила даже Звезду Смерти.
  
  Нет, Кронал станет Люком Скайуокером и сам будет служить тьме.
  
  * * *
  
  
  
  Полулежа в своей камере жизнеобеспечения, Кронал выключил голоэдитор. У него уже было достаточно материала, чтобы убедительно доказать Республике, почему штурмовики освободят его, даже послужат ему, как только он станет Скайуокером. Вот почему все его высшие командиры были клонами; он рассчитывал на их условное подчинение даже самым возмутительным приказам. Тогда выход на всю галактику его собственной маленькой голодрамы реальности сделает его-то есть Люка-еще более знаменитым, еще более любимым, как героя, который в одиночку противостоял безумному военачальнику порождению теней и в одиночку положил конец его царству террора...
  
  На самом деле у него слегка закружилась голова. Он тихо хихикнул, предаваясь мимолетной фантазии позволить Скайуокеру проснуться в центре отражения, чтобы Кронал мог провести свои последние мгновения в этом разлагающемся теле, злорадствуя, хвастаясь и объясняя Скайуокеру каждую деталь его дьявольского плана.
  
  Это было бы в его характере, не так ли?
  
  Во всяком случае, так поступило бы" порождение тени"... но, к сожалению, этому не суждено было сбыться. Как бы это ни было забавно, риск был слишком велик. Темное зрение, каким бы мощным оно ни было, не было совершенным.
  
  В конце концов, существовала небольшая проблема, связанная с тем, что его кукольное отродье теней пережило кульминацию маленького голотриллера Кронала. Этот удар в лоб... все это было неправильно. Последний удар должен был быть нанесен клинком светового меча Скайуокера. Именно так и планировал Кронал. Как он это видел.
  
  Урок был ясен: что-то все равно может пойти не так. Больше он не будет тратить время на репетиции. Он должен покончить с этим. Сейчас.
  
  Он закрыл глаза и погрузился в темноту.
  
  Сначала он сосредоточил свою волю на тончайшей паутине мельтмассифа, которую вырастил в собственном теле: сверхтонкая сеть, копирующая его нервную систему, как тень, отбрасываемая минеральными кристаллами. Затем он протянул руку в темноту своей оболочки жизнеобеспечения и погладил регулятор, который должен был опустить закатную корону из отсека за его подголовником. Как только на его голове появился закат, он больше не нуждался в контроле. Ему не нужны были ни руки, ни рот, ни глаза.
  
  Закатная корона была его великим достижением, устройством, которое было целью его долгих поисков в глубинах Ситской алхимии; это был передатчик, трансформатор, который работал с помощью силы, а не электромагнетизма. Он преобразовал его дисциплинированную волю в сигнал, который мог напрямую взаимодействовать с уникальной электрохимической структурой мельтмассифа... и с инопланетными существами, которые использовали мельтмассиф в качестве якоря, физической формы для локализации своего энергетического сознания, так же как человеческая нервная система закрепила и локализовала энергетическое сознание, называемое человеческим разумом.
  
  Он использовал это устройство, чтобы создать пешек, тех технозомби, запертые в сознании, которые стали глазами, ртами и руками Кронала; пешки были не только проводником его приказов, но и необходимой ступенькой на его пути к самотрансформации. Каждая пешка была выбрана потому, что он или она могли коснуться Тьмы-то, что невежественные джедаи и обманутые ситхи называли "чувствительностью к силе"-и потому, что их воля могла полностью контролироваться его собственной, через влияние закатной короны на кристаллы мелтмассифа, посеянные в их черепах. По его команде их воля должна была совпасть с его собственной и обеспечить дополнительный импульс его собственному темному прикосновению, необходимый, чтобы сделать передачу его сознания постоянной.
  
  Когда его разум пробудил силу закатной короны, она послала его сознание наружу, расширяя сферу воли. Когда он касался кристаллов в мельтмассифе, которые выстроились вдоль каждого туннеля, каждой камеры, каждого укромного уголка и трещины всей его обширной базы, кристаллы резонировали с частотой его желания, как дека размером с окружающий вулканический купол. Он стал базой, и база стала им; все внутри базы регистрировалось в той части его мозга, которая когда-то только регистрировала его кинестетическое ощущение положения тела.
  
  По всей базе, его тридцать девять самых мощных пешек мгновенно бросили то, что они делали, и сошлись на избирательном центре, где Люк Скайуокер уже лежал, вмурованный в твердый камень основного ломбардного стола, его световой меч был похоронен в скале рядом с ним.
  
  Сороковая, и самая могущественная, пешка уже была там: его марионеточное отродье теней, неожиданно пережившее кульминацию маленького голотриллера Кронала, было доставлено в ту же комнату. Когда все это закончится, Кронал намеревался точно выяснить, почему мертвец не смог активировать корону "порождения тени", но до тех пор не было причин просто выбросить его; у него был большой потенциал силы-стоящий десяти других-и поэтому Кронал просто приказал, чтобы корона" порождения тени " была восстановлена и заменена. Добавление его к пешкам для фокусировки существенно ускорит как нейрокристаллическое взаимопроникновение, так и сам перенос сознания.
  
  В отличие от того, что происходило во время стандартного ломбардного процесса, который кропотливо разрабатывал Кронал, Скайуокер не выжигал волосы, не вскрывал череп и не имплантировал кристаллы в мозг. Никакой нейрохирургии, ни для Скайуокера, ничего, что могло бы оставить шрам, вызывающий подозрения.
  
  Он лежал целиком внутри мельтмассифа, Погребенный заживо, без единой дыхательной трубки. Ну, полуживой: в полной подвеске танатизина II, у него был по крайней мере еще час, прежде чем ему нужно будет сделать следующий вдох. Прежде чем это дыхание пришло бы, объединенная сила и восприятие Кронала, направленное через пешки, заставили бы мельтмассиф, окружающий тело Скайуокера, пронзить его кожу невидимо тонкими иглами живого кристалла... они проникнут в каждую его пору, через рот, нос, уши, язык... и с помощью тайных сил, которые он вырвал из духа древнего короля Ситов, Кронал сформирует эти кристаллы в теле Скайуокера так же, как он сформировал их в своем собственном: в сетчатое зеркало нервной системы молодого джедая.
  
  Тогда Кронал просто закрывал глаза и изливал свое сознание, как воду в ожидающий его кувшин. Одним усилием воли-ибо танатизин II воздействовал только на органическое тело и никак не влиял на кристаллическую нейросеть-он разжижал мельтмассиф ломбардного стола и возникал, в буквальном смысле слова, новым человеком. Когда он снова откроет глаза, они будут голубыми.
  
  И он протянет руку, и сила ответит на его зов, поднимая световой меч Скайуокера-нет, световой меч Кронала-из того же мельтмассифа, потому что что такое джедай без оружия джедая?
  
  А если что-то пойдет не так, что ж...
  
  Если что-то пойдет не так, последний живой джедай-последнее существо в галактике, которого Кронал когда-либо будет бояться-уже похоронен заживо; все, что Кроналу может понадобиться изменить в этом описании, - это слово "живой".
  
  Глава 11
  
  
  
  Ландо стоял у передних обзорных экранов мостика "помни Алдераан", наблюдая, как эскадрильи а-крыла крейсера уничтожают последних мародеров.
  
  перехватчики, которые атаковали Слэш-Эс. Он кивнул-Мандалориане оказались ничуть не хуже, чем утверждала их репутация, - и повернулся к остальным.
  
  Вспомни командира Алдераана. - Отличная работа, капитан, - сказал он. - Отозвать всех бойцов и начать поисково-спасательные работы. И проследи, чтобы, когда Лорд Мандалор приземлится, он...
  
  получает мои комплименты и благодарность, а также мою настоятельную просьбу оказать ему честь составить компанию при первой же возможности."
  
  Капитан кивнул. - Как прикажет генерал."
  
  Ландо повернулся к офицеру связи. - Соедините меня по секретному каналу с коммандером Антиллесом из разбойной эскадрильи."
  
  - ГМ, подпространство сильно перегружено, генерал..."
  
  - Хорошо, - сказал Ландо с приятной улыбкой, которая почему-то не выглядела ни капельки дружелюбной. -Теперь, когда мы с этим разобрались, дайте мне безопасный канал связи.
  
  Капитан Антиллес."
  
  Офицер связи сглотнул и снова повернулся к пульту. - Да, сэр."
  
  -А когда вы доберетесь до этого канала, - решительно сказал Ландо, быстро приняв решение, - скажите ему, что я жду его в истребительном отсеке Седьмой палубы."
  
  "Сэр."
  
  - Скажи ему, что я ждал тебя. Напомни ему, что я не люблю ждать. И пусть Лорд Мандалор знает, где мы находимся. Он развернулся и направился к турболифту. Он ткнул пальцем:
  
  палец на С-3П0, который незаметно подслушивал за инженерной консолью. "Вы. Со мной."
  
  - Это я? Неужели? Но, Но, генерал Калриссиан..."
  
  - Сейчас, - сказал Ландо, проходя мимо.
  
  -Это немного грубо, не так ли?-Тем не менее с-3П0 проковылял в турболифт следом за ним. - Пожалуйста, генерал Калриссиан, вы действительно кажетесь, если не возражаете, чтобы я упомянул об этом.,
  
  просто немного взволнован..."
  
  -Не могу себе представить, почему.- Ландо ударил по панели назначения турболифта, и дверь захлопнулась.
  
  Едва турболифт с гудением пришел в движение, как весь отсек, казалось, накренился на метр или два в сторону, достаточно сильно, чтобы Ландо пришлось ухватиться за Си-3П0-кто
  
  его педы, как он предпочитал, когда они находились на движущейся поверхности, были прикреплены к палубе магнитным замком - чтобы держать ноги. -Что это было? Это было похоже на удар-но удар достаточно сильный, чтобы ...
  
  такой сдвиг всего корабля должен был бы в значительной степени испарить нас."
  
  - Я, конечно, не могу сказать, генерал, но ... .."
  
  - Это был риторический вопрос, Трипио. Ландо отряхнулся и поморщился, обнаружив на манжете крошечное пятнышко машинного масла. - От тебя этого и не ждут.
  
  ответ."
  
  -О да, я все прекрасно понимаю. Я сам запрограммирован на ряд разговорных фраз нулевого содержания, используемых только для акцентирования или..."
  
  - Ладно, ладно. Ландо выудил Комлинк и поднес его ко рту. - Калриссиан слушает. Что только что произошло?"
  
  - Неизвестно, Генерал. Мы этим занимаемся."
  
  С-3П0 все еще продолжал болтать. - Я неправильно понял ваши риторические намерения, генерал, потому что могу добыть для вас эту информацию."
  
  Ландо опустил Комлинк. -Ты можешь?"
  
  -О, Конечно. Корабль узнает об этом."
  
  - Так и будет?"
  
  - Конечно, генерал. Конструкции Мон Каламари весьма разумны-гораздо более способны, чем любой органический мозг."C-3P0 испустил короткий взрыв статики, который прозвучал
  
  удивительно похоже на извиняющийся кашель. -Разумеется, я не хотел вас обидеть..."
  
  "Конечно. Ландо кивнул на панель связи турболифта. "Пожалуйста."
  
  Протокольный дроид подошел к панели связи, и его вокабулятор издал пронзительный вой, смешанный с белым шумом. Панель связи отозвалась шумом, который ...
  
  В ушах Ландо звучал тот же звук, что и в первом.
  
  - Что?- Рука с-3П0 потянулась к гнезду вокабулятора. - О, это ужасно! О, боже мой!"
  
  -Что там было написано?- Сказал Ландо. -Что это был за толчок?"
  
  - От толчка? Я не знаю."
  
  -Тогда в чем проблема?"
  
  - Корабль сделал неправильное предложение,-чопорно сказал С-3П0.
  
  Ландо моргнул. -Ты что, шутишь?"
  
  -Если бы я только мог, - вздохнул дроид. Он наклонился к самому уху Ландо и прошептал: -Она ужасная кокетка, - признался он. - Ты же знаешь, какими бывают моряки..."
  
  - Конечно, знаю.- Ландо был, в конце концов, Ландо. - Флиртуй в ответ."
  
  - Генерал, в самом деле!"
  
  -Если ты хочешь, чтобы девушка рассказывала тебе свои секреты, тебе лучше быть готовым хотя бы ткнуться носом ей в ухо."
  
  -Ну, я никогда!"
  
  -Я знаю,но ты должен знать."
  
  Когда двери турболифта с шипением открылись на седьмой палубе, с-3П0 все еще шипел статическими разрядами. Ландо, не оглядываясь, зашагал к отсекам истребителей.
  
  Отсеки истребителей МОН Каламари были столь же прекрасно функциональны, как и любая другая часть их кораблей. Истребители входили в бухту ровным непрерывным потоком, им помогали:
  
  силовой щит-усиленная захватная сетка, которая также собирала каждый из них и доставляла его, по мере необходимости, либо к назначенному месту стоянки, либо к огромному полю переноса.
  
  это доставит сильно поврежденный корабль в бортовой ремонтный отсек боевого крейсера. практически не было того едва контролируемого хаоса, который характеризовал истребитель.
  
  отсеки на более обычных военных кораблях; даже рев двигателей входящих истребителей был приглушен звуковыми глушителями с фазированной решеткой.
  
  Среди рядов а-Крыльев неожиданно расположились истребитель х-крыла и бомбардировщик Б-крыла,а перед ними, вытянувшись по стойке смирно, стоял командир Ведж.
  
  Антиллес и первый лейтенант тихо Селчу.
  
  -Вы быстро добрались, - сказал Ландо, принимая их приветствия. - Да, сэр.- Ведж, все еще стоявший по стойке смирно, нисколько не походил на непокорного нарушителя спокойствия .
  
  которому не хватало примерно одного атомного диаметра до понижения в должности и серьезного времени на бриге. -Я случайно вспомнил, что генерал терпеть не может, когда его заставляют ждать, генерал. Сэр."
  
  - Не думай, что тебе удастся выкрутиться, Ведж...- Еще один сдвиг-толчок качнул весь корабль в сторону и снова вывел Ландо из равновесия; на этот раз
  
  ему пришлось опереться на плечо Веджа, которое было почти таким же твердым, как у С-3П0. Что это такое?"
  
  - Корабль информирует меня, - спокойно доложил с-3П0, подходя сзади, - что это был гравитационный сдвиг неизвестного происхождения, мешающий двигателям корабля, а также его движителям.
  
  искусственная гравитация и инерционные компенсаторы, не говоря уже о существенном физическом напряжении его структуры-О, боже мой. О, боже. Это ужасно опасно, не так ли
  
  это?"
  
  -Я бы так и сказал, - ответил Ведж. -Но я еще не готова к сносу!"
  
  Ведж продолжал, как будто дроид ничего не говорил. - Мы называем их гравитационными бомбами, сэр. Точечные гравитационные проекторы, летящие быстрее, чем а-крыло на жатке в черную дыру.
  
  Они баллистические-без сигнатуры привода, поэтому вы не можете обнаружить их, пока не окажетесь внутри радиуса действия tfteir. Достаточно опасны сами по себе-что-то вроде них
  
  был загружен на поддельный шаттл, который вывез правосудие-но самое худшее, что они играют веселый ад с гравитационными станциями Shadowspawn, разбросанными повсюду
  
  астероид. Во флоте нет ни одного навикомпьютера, который мог бы предсказать орбиту практически чего угодно во всей системе-вот почему у нас есть Слэш-Эс
  
  прочесывая поля, мы пытаемся открыть окно прыжка до того, как звезда станет сверхкритической."
  
  -Я все понял.- Ландо обнаружил, что его больше интересует тактическая проблема, а не наказание разбойной эскадрильи. Тем более, что это выглядело так, как будто он нуждался
  
  их. -Ну, как дела?"
  
  -Могло быть и лучше, - сказал Ведж. - У нас есть планетоиды, направленные на то, чтобы поддерживать процесс самоподдерживающимся, но у нас все еще есть кто знает, сколько связей там бьют нас
  
  всякий раз, когда мы делаем ход. По нашим лучшим оценкам, периодические окна начинают открываться в течение восемнадцати-двадцати часов."
  
  -Это не так уж плохо."
  
  
  -Было бы лучше, если бы звезда не начала массово вспыхивать меньше чем через три-и мы не можем точно сказать, когда, и мы не знаем, насколько массово, нет никакого способа
  
  надежно предсказать-и эти гравитационные бомбы все равно могут все испортить."
  
  - Эти гравитационные бомбы, - медленно произнес Ландо. -Они должны откуда-то прийти. Иначе они бы уже все сгорели или во что-нибудь врезались, верно?"
  
  Тихо кивнул. - Генерал Соло сказал, что заметил крупную установку на планете, сэр. В жерле вулкана, я думаю; это было как раз последнее наше общение.
  
  получил от него и принцессы Леи, прежде чем мы потеряли контакт."
  
  - Хан и Лея вышли из контакта на планете? Ландо недоверчиво покачал головой. -Что они там делают?"
  
  "Хм... они отправились спасать генерала Скайуокера. Сэр."
  
  -А что такое Люк ... ах, неважно. Я не хочу этого знать."
  
  - Мастер люк в опасности?"С-3P0 звучал ужас. - О, генерал Калриссиан, вы не можете просто оставить его-а как же арту?"
  
  - Никто никого не бросает, - сказал Ландо. -Мы получаем отскок сканирования из атмосферы: тяжелые металлы и интенсивное магнитное поле. Что у тебя на него есть?"
  
  Ведж пожал плечами. - Он достаточно пригоден для дыхания, Если вы не возражаете откашляться. Но он настолько заряжен, что ничто из того, что у нас есть, не проникнет очень хорошо-вы хотите действительно увидеть, что
  
  там единственный способ-спуститься и посмотреть."
  
  -Если наши сканеры не пройдут через него, он заблокирует практически любое излучение, верно?"
  
  -Ну да, но..... Ведж нахмурился еще сильнее. - Генерал Калриссиан, должен вам сказать, что мне не очень нравится направление, в котором идет этот разговор. Мы действительно не знаем
  
  их оборона генерал, мы даже не знаем, сколько у них войск!"
  
  "Хороший."
  
  - Хорошо?"
  
  -Как иногда говорит один мой старый друг... Ландо свирепо ухмыльнулся. - Никогда не говори мне о шансах."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Хэн Соло никогда особенно не любил смотреть в рабочий конец излучателя бластера. Смотреть в излучатель его собственного бластера было ничуть не лучше.
  
  Он делал это, стоя в грузовом отсеке своего корабля...
  
  Он решил не думать об этом. Если я сойду с ума, это нисколько не улучшит ситуацию.
  
  - Хорошо, - сказал он, позволив ее Киду болтаться на пальце через спусковую скобу. Он бросил мне мяч за спину! оглянуться через плечо на Лею, потому что целая куча
  
  Миндорцы в грузовом отсеке внезапно извлекли целую кучу бластеров из полостей в своей лавовой броне. Чубакка все еще стоял на одном колене.
  
  между двумя ранеными людьми, которых он лечил, но эти массивные руки Вуки становились массивными кулаками вуки, в то время как его массивное рычание Вуки отступало
  
  вокруг его массивных клыков Вуки, и Хэн сказал: "Спокойно-спокойно, Чуи. Нет нужды идти трудным путем. Мы сделаем это самым простым способом, понимаешь?"
  
  Чуи медленно расслабился и опустил голову, но только после того, как Хэн увидел в его ярко-голубых глазах огонек согласия.
  
  "На полу. Эона Кантор положила другую руку на запястье пистолета, чтобы направить дл-44 Хана прямо ему в нос. "Сейчас."
  
  Хэн вздохнул. - Вы выбрали паршивое время, чтобы ограбить мой корабль, леди.- Она пожала плечами. -А бывает ли когда-нибудь хорошее время?"
  
  -И что ты собираешься с ней делать? Хэн бросил на нее жалостливый взгляд. -И куда же ты собираешься идти? У отродья тени вся эта система так загружена
  
  гравитационные станции, на которые у вас уйдет два дня, чтобы совершить прыжок."
  
  -Разве я не велел тебе лечь на пол?"
  
  "Слушать меня. Хэн сделал еще один шаг к ней. - Эти астероиды вот-вот начнут падать на звезду. Выведите этот корабль из атмосферы,и мы все изжаримся."
  
  - Это не твоя проблема.- Она навела Бластек на правый глаз Хана. -Твоя проблема в том, чтобы оказаться на полу, прежде чем я вышибу тебе мозги прямо на лицо принцессы."
  
  - Простите, принцесса?- Отрезала Лея тем мгновенно опасным тоном, который Хэн так хорошо знал. Он протянул руку, чтобы удержать ее, но она нырнула под него, не сломавшись.
  
  шаг. -Ты хочешь опустить бластер и сказать это снова?"
  
  -Что это с вами, люди?- Сказала Эона. - Ложись на пол! Сейчас же!"
  
  -У меня есть идея получше.- Хэн засунул большие пальцы за пояс. -Как насчет того, чтобы вместо этого ты вернул мне мой бластер, пока мой партнер демонстрирует, что мы подразумеваем под легким
  
  путь?"
  
  
  Демонстрация Чубакки была проста. Огромные волосатые руки метнулись вперед, схватили за горло двух нерегулярных солдат на палубе перед ним и ударили их по головам.
  
  вместе быстро, что издало звук, очень похожий на очень большой полый ток орех, приземляющийся на очень большой твердый камень. Двое мужчин обмякли. Чубакка не сделал этого, вместо этого он просто
  
  стоял, держа свои жертвы так, что они свисали с его кулаков перед ним и составляли довольно эффективный щит.
  
  -Пока что они еще живы. Вот что означает "легкий путь" в переводе с Ширивука, - услужливо сообщил Хан эоне. -И прежде чем у тебя появятся какие-нибудь идеи насчет трюковых выстрелов, ты ...
  
  должен знать, что он немного волнуется, когда люди начинают стрелять-и тогда головы людей, как правило, отрываются от их шей. Делает чертовски беспорядок. Теперь, вы хотите вручить
  
  поверх моего бластера, или мы должны начать игру в борглбол с черепами твоих друзей?"
  
  Бластер в ее руке ни разу не дрогнул. -Может быть, вместо этого я просто пристрелю тебя."
  
  Хэн пожал плечами. - Вырубись сам."
  
  Она нажала на спусковой крючок, и его сухой щелчок вызвал у нее непонятное рычание, которое Хэн уверенно истолковал как какую-то непристойность. Он перевернул свой
  
  левую руку, чтобы показать силовую ячейку Бластека, которую он держал в своей ладони. - Думаешь, я отдам заряженное оружие? Для тебя?"
  
  Следующим ее понятным высказыванием был пронзительный крик: "Возьми их!- когда она швырнула бластер Хэна ему в голову и бросилась вперед, вытянув руки, как будто хотела ...
  
  чтобы оторвать ему лицо своими пальцами.
  
  Хэн ловко вытащил свой бластер из воздуха, большим пальцем открыл зарядный отсек и вернул силовую ячейку на место прежде, чем она сделала три шага, хотя это было необходимо.
  
  не столько из-за превосходных рефлексов с его стороны, сколько из-за того, что к тому времени, когда Эона сделала свой второй шаг, Лея прыгнула вперед и ударила ногой другую женщину.
  
  из - под нее, бросив ее в лепешку лицом вперед, затем прыгнул ей на спину и ударил ее головой о палубу.
  
  Примерно в это же время, нелепое количество бластерных болтов начало проноситься через грузовой отсек более или менее случайным образом, как и почти все нерегулярные с небольшим количеством оружия.
  
  несогласные бластеры открылись сразу же, наполнив воздух смертоносным красным штормом плазменных пакетов.
  
  Главная причина, по которой эти стрелы летели наугад-вместо того, чтобы, скажем, взорваться внутри плоти Хэна, Леи и Чубакки-заключалась в том, что Вуки, с его обычной неуклюжестью
  
  подходя к бою, он просто швырнул обоих потерявших сознание мужчин в толпу, а затем бросился сам прямо за ними, по личному убеждению, приобретенному свыше
  
  годы в компании Хана Соло, что когда ты безоружен в перестрелке, самое безопасное место, чтобы быть прямо в середине плохих парней.
  
  Это было только частично, потому что они не могли стрелять в него, не рискуя застрелить своих друзей. Главным образом, это было потому,что-как обнаружили Миндорцы, к их
  
  немалое разочарование - что как только человек оказывается в пределах досягаемости, не существует такой вещи, как безоружный Вуки.
  
  Хэн зарядил свой бластер и выстрелил в парочку Миндорцев, которым пришла в голову блестящая идея прицелиться повыше, чтобы разнести Чуи над головами их друзей.
  
  Один из них увернулся и метнулся прочь, но другой поймал болт Хана прямо в грудь; взрыв от удара отбросил его назад, но расползшееся облако дыма тут же исчезло.
  
  красновато-черный дым, исходящий от его доспехов, напомнил Хэну слова Леи об их сверкающей лавовой броне.
  
  Теперь, когда он подумал об этом, воздух в трюме стал отчетливо густым от дыма и пыли, обжигая его глаза и царапая горло, когда Миндорская броня поглощала его.
  
  рикошеты от переборок, палубы и потолка напомнили ему о том, что три человека в трюме не были одеты в прочную броню, сделанную из местной лавы. Оценка стоимости
  
  как долго его, Леи и Чуи удача сможет продержаться, прежде чем один из этих шальных болтов снесет один или два незаменимых куска их анатомии?
  
  решение было принято за него в одно мгновение.
  
  Он развернулся и вставил бластерный болт в отверстие грузового трапа. Панель взорвалась искрами и дымом, и трап начал опускаться. Лея все еще стояла на коленях.
  
  Спина эоны с кулаком, запутавшимся в ее длинных рыжих волосах, удерживала ее на палубе.
  
  - Эй! Хэн подскочил к ней и схватил за плечо. Ему пришлось перекрикивать бластерный огонь и оглушительные вопли Чубакки. - Время игр закончилось! Мы должны ...
  
  вперед!"
  
  Лея посмотрела на него с яростной усмешкой, сверкая глазами, и на ее щеках вспыхнул яркий румянец, и Хэн снова подумал, в десятый или сотый-может быть, тысячный раз.-
  
  время, что принцесса Альдераана действительно никогда не была более красивой, чем когда она выбивала из кого-то Ситшпит.
  
  Она вскочила на ноги. -А где арту? Мы не можем его бросить!"
  
  -Я приведу дроида! Просто уходи!"
  
  "Одна секунда..."
  
  Она снова опустилась на одно колено и схватила Кид-21 эоны с палубы, куда его уронил Хан. Хэн накрыл ее шквалом прицельного огня, взрывая
  
  все больше и больше брони дымилось от каждой неровности, которую он мог заметить в сгущающейся дымке, в то время как она обшаривала карманы полубессознательной женщины и поднималась с силой Кида
  
  ячейка. -Моя очередь!"
  
  Стоя на одном колене, она начала делать выстрелы по краю ближнего боя, в середине которого радостный Берсерк Вуки теперь размахивал Миндорезом.
  
  щиколотки, используя его как человеческую дубину, чтобы бить других во всех направлениях. - Иди позови Чуи!"
  
  Хэн бросил на нее благодарный взгляд и бросился в самую гущу схватки. Лея начала пятиться по открытой рампе, продолжая стрелять. Хэн опустил плечо и просто сказал:
  
  Дью пробрался внутрь, толкая, пиная и шлепая пару парней своим бластером, пока не оказался достаточно близко к Чубакке, что ему пришлось пригнуться, чтобы удержать Вуки.
  
  от того, что расплющил его дубиной бессознательного Миндорца. Он схватил Чуи за руку, и обезумевший от битвы Вуки взревел и попытался ударить Хэна наотмашь. Хан не знал.
  
  прими это на свой счет; он просто повис на руке Чуи и кричал: "Чуи, это я! Черный код, Чуи-ты понял? Черный Код!"
  
  Чубакка моргнул, глядя на него сверху вниз, и Хэн увидел, как в его голубых глазах промелькнуло понимание. Следующий взмах этих глаз мгновенно охватил ситуацию, которая была
  
  на самом деле становилось все хуже, поскольку Чубакка избивал человека за человеком; чем больше Миндорцев падало, тем меньше становилось на пути друг у друга-и теперь пара
  
  большие мозги среди них вспомнили о куче оружия в бункере номер шесть и были в процессе выкапывания бластерных карабинов, что означало, что это
  
  ситуация, и без того безобразная, как пьяная обезьяна-ящерица, вот-вот должна была обостриться до голого Гаморреана.
  
  - Харрраруфх!- Сказал Чуи, и Хэн отпустил его руку. Вуки поднял лежащего без сознания Миндорца над головой и швырнул его в двух парней, стоявших у входа.
  
  Хоппер, затем завыл, чтобы Хан полностью согласился с идеей о том, чтобы код отключился, пока они еще могут. Он обхватил одной огромной волосатой рукой Хана за талию.,
  
  оторвав его от Земли, он бросился к рампе, как будто Хэн был борглболлом, а Чубакка гонял его к победному голу.
  
  
  - Арту!- Крикнул Хэн, все еще стреляя мимо плеча Вуки. -Где этот дурацкий дроид?"
  
  Мгновение спустя Хэн заметил астромеха, стоящего у панели разгрузки рампы, которую взорвал Хан, манипулятор и гнездо для передачи данных, вставленные в Искры и
  
  из разбитой электроники повалил дым. - Эй, Коротышка!- Завопил Хэн. -Сейчас не время для полевых ремонтов!"
  
  Невнятный ответ Р2-Д2 прозвучал явственно саркастически, и когда Чуи пронес Хэна мимо к трапу, маленький дроид убрал свои инструменты и помчался следом за ним.
  
  настолько быстро, насколько позволяли ему двигательные шаги. Лея опустилась на колени у основания трапа, заливая огнем трюм, не утруждая себя прицеливанием, надеясь, что рикошеты попадут в цель.
  
  это вызовет достаточно хаоса, чтобы Миндорцы не высовывались.
  
  - Брось меня и иди за арту!- Крикнул Хан, и Чубакка подчинился с такой неожиданной готовностью, что Хан тяжело приземлился на уже поврежденную часть его тела. Он
  
  подбежав к Лее, он добавил свой бластерный огонь к ее, когда Чубакка отпрыгнул назад по трапу достаточно далеко, чтобы схватить дроида. Р2 взвизгнул, когда Чуи поднял его; затем раздался крик:
  
  Вуки развернулся и помчался обратно в пещеру сквозь жужжащий град энергетических разрядов, некоторые из которых теперь были толстыми, растягивающимися пятнами от винтовочных выстрелов.
  
  - Отступать!- Хан сказал Лее. - Следуй за Чуи-я задержу их здесь!"Недолго, - подумал он, - но, может быть, ему удастся купить ей шанс сбежать.
  
  -Я тебя не оставлю!- Сказала Лея, продолжая стрелять. - Мы пойдем вместе или не пойдем вовсе!"
  
  -О, ради всего святого ... что случилось с " вы капитан, Капитан?'"
  
  - Все меняется, - сказала Лея, как раз перед тем, как случайный болт ударил ее в плечо и отбросил на пол пещеры, что решило проблему, потому что Хан прыгнул к ней.
  
  он подхватил ее на руки и-несмотря на ее раздраженные уверения: "я в порядке, Хэн! Это даже не царапина!- ...нес ее на мертвой скорости ко рту.
  
  из туннеля, где ждали Чубакка и Р2-Д2.
  
  -Что это с вами, идиотами?- Закричал на них Хэн. - Продолжай бежать!"
  
  Чуи ответил хриплым "хррррр", и тут Хэн понял, что дроид протянул свою маленькую параболическую антенну через люк в куполе и теперь был там.
  
  чириканье чего-то, что звучало менее похоже на его обычные попытки человеческого общения, и больше похоже на обратную связь от высокоскоростного электронного протокола шифрования. Ханьский
  
  резко затормозив, он оглянулся через плечо.
  
  Вместо того, что он ожидал увидеть-поток тяжеловооруженных нерегулярных войск, стекающих по грузовому трапу с винтовками наперевес, - он обнаружил сужающееся отверстие, протекающее
  
  дым, искусственный свет и случайный плохо нацеленный бластерный выстрел, когда грузовой трап закрылся и защелкнулся на месте.
  
  Хэн моргнул, глядя на Р2-Д2. -Это ты сделал?"
  
  Астромех покачнулся на своих локомоторах. Би-вуп!
  
  - Неплохо, Коротышка,можешь выключить двигатели? Заблокировать управление? Хоть что-нибудь?"
  
  - Бипип тоже туоеее ВРП!- это был повтор дроида, который Хэн воспринял как что-то вроде "Может быть, если бы ты дал мне шанс немного поработать"...
  
  - Хан?- Сказала Лея. - Хан, все будет хорошо. Мы вернем Сокола.- Он ее не слышал. Он не мог ее слышать. Он мог только стоять с ней на руках и смотреть.
  
  Смотрите, как кто-то включил репульсоры "Сокола" и зажег субсветовые двигатели. Наблюдайте, как его корабль медленно поднимается с пола пещеры и поворачивается в сторону моря.
  
  выход. Смотрите, как вспышка от подсвечников выбила его корабль из пещеры.
  
  Смотрите, как его уходящий корабль разорвал ему грудь, вырвал сердце и унес его с собой.
  
  Он поставил Лею на ноги. Она прижалась к его груди и обняла одной рукой за шею. - Хан?"
  
  Он никак не отреагировал. Он просто стоял и смотрел на пустой рот пещеры.
  
  Чубакка подошел и положил руку на плечо Леи. - Ровор, - тихо произнес он. Она кивнула и отпустила Хэна, затем последовала за Чуи и Р2-Д2 немного в сторону.
  
  туннель.
  
  Хэн долго стоял, сжав ледяной кулак в груди, там, где должно было быть сердце.
  
  Наконец, он сделал один глубокий вдох и испустил долгий, долгий вздох. -Ну, это могло бы быть и лучше, - сказал он и повернулся, чтобы последовать за своими друзьями.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Звездные истребители заполняли пространство вокруг Алдераана памяти, проносясь, петляя и кружась так быстро, что в видимом свете они становились просто пятнами движения; даже
  
  сенсорная система крейсера могла отличить друга от врага лишь с запозданием и скорее по соотношению вероятностей, чем по определенности. Битва, казалось, усилилась приказом.
  
  с каждой световой секундой все ближе к планете приближался крейсер.
  
  Ландо стоял у передних обзорных экранов мостика, заложив руки за спину, его лицо было абсолютно пустым, ничего не выражающим-только быстрый блеск глаз от истребителей.
  
  до крейсеров и обратно снова выдавал уровень его концентрации. Фенн Шиса расхаживал по палубе позади него, все быстрее и быстрее, становясь все более и более возбужденным.
  
  как взрывался звездный истребитель за звездным истребителем, так много их было теперь, когда летящие обломки от их разрушений перегрузили щиты частиц Олдер Ана и теперь гремели в воздухе.
  
  корпус и звездообразные трещины в транспаристиловых иллюминаторах.
  
  Наконец шиза не выдержала. - Ландо ... генерал Калриссиан ... мы не можем просто стоять здесь!"
  
  -Я стою, - сказал Ландо. "Ты мечешься."
  
  -Я должен собрать своих людей. Мы должны быть там!"
  
  -Ты можешь присоединиться к битве, если считаешь, что так будет лучше; я последний человек в галактике, который осмелился бы отдавать приказы Лорду Мандалору. Но коммандос-это не ваши люди. Нет
  
  во всяком случае, прямо сейчас. Они работают на меня."
  
  -Но ... но..... Не находя слов, шиза только выразительно махнула рукой в сторону битвы снаружи. -Мы уже отрезаны-они прижмут нас к планете..."
  
  Ландо повернулся к нему с удивительной широкой улыбкой на лице. -Ты так думаешь?"
  
  - Генерал!- прервал его офицер связи, уставившись в экран. -У нас есть визуальная проверка-значительная масса астероидов приближается к звезде. Корональная запись
  
  в... три минуты, сэр!"
  
  Ландо кивнул. - Вспышечная активность?"
  
  -Уже началось, сэр-анализ сенсоров показывает, что мы примерно в двенадцати минутах от всплеска интенсивности, достаточно высокого, чтобы снести все дефлекторные щиты в системе.
  
  Тогда у нас будет час, а может, и меньше, прежде чем мы все приготовимся..."
  
  - Ладно, ты слышал этого человека, - сказал Ландо. - Выслать все корабли: выйти из боя и направиться к темной стороне Миндора, затем запустить спасательные капсулы. Скажи жуликам, чтобы взяли
  
  еще две эскадрильи и прикрывайте капсулы..."
  
  - Ландо, ты должен отправить моих людей! Это будет настоящая бойня.""
  
  -Нет, не будет."
  
  - Три эскадрильи никогда не накроют столько капсул, а эти мародеры не берут пленных!"
  
  -Не имеет значения, - сухо ответил Ландо. - Пусть они взорвут капсулы. Это будет держать их занятыми."
  
  - Что?"
  
  -Все, что мы запускаем-это капсулы, понял? Пустые стручки. Ландо покачал головой. - Думаешь, я собираюсь развернуть свои силы на полпути вокруг планеты от плохих парней? Не это
  
  генерал, друг мой."
  
  "Затем... Фенн уставился сквозь передние экраны, внезапно задумавшись. -Да, я понял: с темной стороны у вас есть планета как щит против звездного
  
  вспышки... затем мы входим на нижний уровень, через атмосферу... но если ты планируешь подвести крупные корабли поближе к их вулкану, то сначала ты должен ...
  
  достаньте их наземную артиллерию-турболазеры, ионные пушки .. . и особенно эта гравитационная пушка. Как ты собираешься это сделать?"
  
  -Может возникнуть проблема. Ландо все еще улыбался. -Вы случайно не знаете, где я могу достать, скажем, пятьсот или шестьсот Мандалорианских суперкоманд, не так ли?
  
  а ты?"
  
  Фенн моргнул, снова моргнул, а потом обнаружил, что тоже начинает улыбаться.
  
  Глава 12
  
  
  
  Хотя он был далеко не в сознании, Люк знал, что что-то не так.
  
  Он чувствовал... холодный.
  
  Невероятно холодно. Ему и раньше было холодно-пару лет назад, на Хоте, он едва не замерз насмерть, прежде чем Хэн нашел его,-но сейчас ...
  
  был разный. Этот холод был ползучим онемением, слабостью и растущей неспособностью заставить его переохлажденные мышцы двигаться. Этот холод, однако, заморозил его.
  
  без комфорта онемения. Крошечные острые как бритва кристаллики льда-холоднее льда, такие холодные, что обжигали, холодные, как жидкий воздух-росли внутри его кожи в каждой поре.,
  
  становясь волосками холода, которые ползли по его нервам.
  
  И вместе с холодом пришла тишина.
  
  Физическая тишина, глубже, чем живое существо может по-настоящему ощутить: не только отсутствие внешнего звука, но и отсутствие всякой концепции звука. Ни шепота о том, что
  
  дыхание, ни звука крови, бегущей по артериям, ни малейшего биения сердца. Ни малейшего ощущения вибрации, давления или трения о его кожу.
  
  Но холод и тишина были глубже, чем просто физические ощущения. Они были в его снах.
  
  Эти сны были леденяще медленными, бездеятельными, невыразительными часами пустого созерцания пустого пространства, часами становящимися годами, которые растягивались в бесчисленные тысячелетия, как
  
  одна за другой гасли звезды. Он ничего не мог сделать, потому что делать было нечего. Разве что смотреть, как умирают звезды.
  
  И на их месте не осталось ничего. Даже не отсутствие. Только он. Плавающий. Пусто от всего. Без мыслей, без ощущений. Навсегда. Почти.
  
  Его первая мысль за миллион лет просочилась в мозг на протяжении десятилетий. Спать. Это конец всему. Ничего не осталось, кроме сна.
  
  Вторая мысль, напротив, немедленно последовала за второй. Подождите... кто-то другой думает моим умом.
  
  А это означало, что он был не один на краю Вселенной.
  
  Даже в застывших мечтах о вечности сила была сильна в нем. Он открыл себя спящей мысли и втянул ее в центр своего существа, где с силой
  
  чтобы направлять и поддерживать его, он мог исследовать мысль, поворачивать ее так и этак, как незнакомый камень.
  
  У него был вес, эта мысль, и текстура: как кусок вулканического базальта вокруг ядра урана, он был неоправданно плотным, и его поверхность была покрыта галькой, как будто он был сделан из камня.
  
  когда-то он был мягким и липким, и кто-то катил его по полю из мелкого гравия. По мере того, как он позволял силе все больше и больше фокусировать свое восприятие, и
  
  подробно, он пришел к пониманию того, что каждый из этих камней был человеком-человеком или почти человеком, каждый из них был связан в общую матрицу замороженного камня.
  
  Когда сила увлекла его глубже, он понял, что этот камень, который он держал, тоже держал его; даже когда он вертел его в руке, он также окружал и заключал его в себе.
  
  он-что это тюрьма для каждого из этих камешков-жизней, и что эти заключенные жизни также заключают его в тюрьму.
  
  Он обнаружил, что сам был камнем: той самой матрицей из темного замороженного камня, которая связывала их всех. Он поймал их в ловушку, а они поймали его, и ни один из них не мог освободиться. Они
  
  были связаны между собой самой структурой Вселенной.
  
  Замерз в темноте.
  
  И вот еще одна странность: с каких это пор он стал думать о строении Вселенной как о темной столице? Даже если в этой мрачной истории и есть доля правды.
  
  восприятие, когда он стал таким человеком, который сдался бы ему? Если тьма хочет затащить его в вечную пустоту, ей придется бороться с ним.
  
  каждый миллиметр.
  
  Он начал искать выход. Что также было, из-за любопытного парадокса, присущего его восприятию силы, путем внутрь.
  
  Воображаемый мысле-камень в его воображаемой руке был метафорой, он понимал это-так же, как и замороженный камень, которым он стал-но он был также реален на более глубоком уровне, чем
  
  невообразимые глаза никогда не могли видеть. Он был камнем .. . и поэтому ему не нужно было протягивать руку, чтобы коснуться жизней, представленных камушками. Он прикасался к ним.
  
  уже.
  
  Ему нужно было только обратить внимание.
  
  Но каждый камешек жизни, на который он фокусировался, не давал никакого намека на свет. Никакого восприятия даже человеческого существа, которое она представляла, только безликая нерефлексивная поверхность.
  
  как сглаженный и закругленный сфероид из порошкообразного графита. Каждое прикосновение не давало ни надежды, ни цели, ни мечты о побеге, но вместо этого вытягивало их из его тела.
  
  замерзшее сердце проглотило их целиком и скормило тьме.
  
  И Тьма не оставила никаких следов того, что они когда-либо существовали.
  
  Все, что он получил от гальки, - это нежное бессловесное побуждение позволить себе уснуть. Борьба бесполезна. В конце концов тьма поглощает все. Все его надежды, все его страхи ... ,
  
  каждая героическая мечта и каждая трагическая реальность. Все до единого дальние потомки всех, кто когда-либо слышал о нем. Все исчезнет, не оставив даже намека на Эхо.
  
  что они когда-либо существовали. Единственным ответом был сон. Вечный сон.
  
  Спать.
  
  Люк думал, никогда.
  
  Он обладал интуицией, которая была наполовину памятью, наполовину догадкой, а может быть, и вовсе подсказкой от силы, потому что когда он снова повернул этот воображаемый камень в своем воображаемом теле, то понял, что это не так.
  
  рука,один из этих воображаемых камешков порошкового графита имел трещину, которая вовсе не была воображаемой.
  
  И сквозь эту трещину, крошечную за крошечной, нанометрически бесконечно малую, такую маленькую, что если бы она не была воображаемой, Люк не смог бы увидеть ее даже с помощью самых маленьких глаз.
  
  передовые приборы в галактике светились самым слабым мыслимым мерцанием... Из света.
  
  С помощью силы, которая направляла его, он сфокусировал свое восприятие в подобную нанометрическую нить. И сквозь эту крошечную щель света в воображаемом камне, Люк
  
  нашел вселенную.
  
  
  
  * * *
  
  Сосредоточив все свое "я" на восприятии силы со всей своей мощью и каждым кусочком ментальной дисциплины, которую Бен и мастер Йода вдолбили в него, Люк мог
  
  пошлите достаточно себя вдоль этой нити света, чтобы он снова смог видеть-смутно, отдаленно, сквозь волны причудливого искажения-и то, что он увидел, было рукавами.
  
  Объемистые рукава, задрапированные вместе, как будто скрывали сложенные руки . .. а за ними-гладкий каменный пол, озаренный холодным мерцающим голубым светом, похожим на тот, что испускает солнце.
  
  свет, отбрасываемый экраном голоплеера. Он попытался приподнять голову, чтобы оглядеться, но вид не изменился, и он понял, что глаза, через которые он смотрел на него, были слишком большими.
  
  Пилы были не его.
  
  С этим осознанием в его сознании начали расцветать другие восприятия. Он осознал, что пол, на который уставились его одолженные глаза, был соединен.
  
  как-то с ним .. . что это вовсе не обычный камень, а любопытная полуколлоидальная структура кристалла. .. что оно каким-то необъяснимым образом было живым.
  
  Что, когда он настроился на это, он мог чувствовать жизнь, как субзвуковое гудение может вызвать покалывание на коже. Но он чувствовал это не на своей коже, а внутри.
  
  его голова... и он чувствовал это, потому что у него были кристаллы этого полуколлоидального каким-то образом-живого камня, растущего в его мозгу... Нет, не его мозг.
  
  Кристаллы росли в другом мозгу, соединенном с глазами, которые он заимствовал из-за пределов Вселенной. Это стало еще одним предметом созерцания, как
  
  его воображаемый камень, потому что, как и этот воображаемый камень, он был и внутри этого заимствованного мозга, и снаружи его, толкаясь и выглядывая наружу. И когда он прикоснулся к ним
  
  кристаллы с его вниманием, он мог слышать-нет, чувствовать-шепот отчаяния, который пробормотал ему на краю Вселенной.
  
  Спать. Борьба бесполезна. Всему приходит конец. Существование-это иллюзия. Только темнота реальна.
  
  Теперь он чувствовал, что шепот исходит извне этого заимствованного мозга, так же как и его собственное восприятие, и что кристаллы каким-то образом улавливают этот шепот.
  
  усилил его, добавив ограниченную силу этого мозга к его собственной, так же, как он сделал это с другими сотнями мозгов, которые, как теперь чувствовал Люк, были связаны между собой.
  
  в эту странную систему.
  
  Там был кто-то там.
  
  Люк подумал, черных дыр.
  
  И с этой мыслью он ощутил злокачественность, питавшую это поле тьмы: древний хрипящий калека, погребенный в капсуле жизнеобеспечения, который вылил свою кровь на землю.
  
  мрачная злоба сквозь телесную паутину этого самого кристалла...
  
  Точно так же, как тот, что растет в собственном теле Люка.
  
  И с этим пониманием пришла сила: он установил свою волю на кристаллической паутине внутри своего тела и позволил силе дать силу его желанию; теперь он был в состоянии
  
  ясно ощутите связь между его кристаллами и теми, что находятся внутри этого заимствованного мозга. Затем, когда он пожелал, чтобы голова поднялась, она поднялась, и когда он пожелал, чтобы глаза поднялись.
  
  войдя в комнату, он увидел каменную пещеру, тускло освещенную волнами голубого энергетического разряда, которые ползли по каменным стенам и потолку, как живые существа-то же самое
  
  потрескивающий разряд Люк видел в пещере трона теней-хотя эта энергия не причиняла вреда собравшимся здесь людям.
  
  Пещера была заполнена лунными шляпами.
  
  Все они стояли неподвижно, опустив голову и невидимо сложив руки под драпировкой рукавов. Каждый из них столкнулся с большой проблемой.
  
  каменный пьедестал, который стоял пустой в центре комнаты. Пьедестал был сделан из цельного куска с полом, но не так, как если бы он был вырезан из него.
  
  как будто она выросла там, как опухоль. Он был около полутора метров в высоту, и его плоская вершина была примерно такого же размера и формы, как удобная односпальная кровать. От
  
  время от времени, с каким-то упорядоченным увеличением частоты, как прилив, электрический разряд от стен и потолка останавливался и дрожал внутри.
  
  место, как бы захваченное между электродами; затем с болезненно яркой вспышкой они сходились на каменном пьедестале и исчезали в его поверхности. Лука
  
  понял. "Это я", - подумал он. Вот где я нахожусь. Похоронен заживо в твердой скале.
  
  Это не особенно беспокоило его; после того, как он провел вечность в конце Вселенной, Простая смерть вообще ничего не значила. Смерть была лучше, чем то, чем была черная дыра.
  
  пытается что-то сделать с ним. С ним.
  
  Как и он сам.
  
  Он не знал, сможет ли спастись, но, возможно, сумеет помочь этим людям. Этого должно быть достаточно.
  
  Люк потянулся через кристаллы с силой... и не нашел ничего, кроме этого одинокого мозга, чтобы понять. Хотя он мог ясно чувствовать их, хотя он мог
  
  прислушиваясь к шепоту кристаллов в их головах, он не мог найти на них поверхности, которую могла бы охватить его воля. Точь-в-точь как в его сне: это были
  
  галька из невыразительного графита. Там не было ничего, кроме темноты. Только у этого была такая трещина света... В отдаленных уголках своей памяти он нашел урок того, что
  
  Йода, из одной долгой ночи солнцестояния, глубоко в джунглях недалеко от экватора дагобы. Когда вы действительно отдаете себя силе, все, что вы делаете, выражает истину о том, кто вы есть.
  
  - есть, - сказал Йода, наклоняясь вперед так, что костер из корня кнаттика нарисовал синие тени в глубоких складках его древнего лица. Тогда через вас сила будет
  
  теките и направляйте свою руку, пока не придет величайшая польза от вашего самого маленького жеста.
  
  Он никогда по-настоящему не понимал этого урока. Он только пытался жить в соответствии с этим принципом... но теперь на поверхности его сознания медленно проступал образ.
  
  сознание. Образ его собственной руки, наносящей удар.
  
  Чуть правее центра, на лбу "Лорда порождения теней".- Что было именно тем ударом, который требовался, чтобы расколоть кристаллическую матрицу внутри его мозга.
  
  Простой акт милосердия, порожденный одним лишь желанием покончить с конфликтом, не отнимая жизни, стал теперь его собственным спасательным кругом, по которому он мог отступить.
  
  вечное ничто в конце Вселенной.
  
  Теперь он мог чувствовать свою связь, мог чувствовать контроль, который он мог бы осуществлять через эту связь; простой поворот или воля захватили бы это тело и заставили бы его действовать по своему усмотрению.
  
  приказ-он даже мог, он чувствовал, послать свою силу с силой через это тело, чтобы служить своему желанию. Он мог бы сделать этого человека своей марионеткой и выковать собственный побег.
  
  Или. ..
  
  Он мог отбросить свой страх и сказать правду о том, кем он был.
  
  Для Люка Скайуокера это был даже не выбор. Вместо команды он послал по каналу связи дружеское предложение.
  
  - Привет, ник, - сказал он. Почему ты не просыпаешься?
  
  
  
  * * *
  
  
  Первое подозрение Кронала, что происходит что-то ужасное, пришло в виде тревожного клаксона, ревущего в его камере жизнеобеспечения. Клаксон разлетелся вдребезги
  
  он сосредоточился и рывком вернулся в свое тело; в течение долгого мгновения, которое, казалось, тянулось бесконечно, его иссохшая плоть могла только дрожать и дергаться.
  
  пока он пытался отдышаться. Наконец он смог пошевелить рукой, чтобы заставить замолчать клаксон, сдвинуть закатную корону с головы на место за спиной.
  
  кушетка, и ответьте на срочный вызов, поступающий от капитана группы клика.
  
  Он был настолько ошеломлен внезапным вмешательством, что почти забыл ограничить свою передачу только синтезированным звуком. В последний момент он нажал нужную клавишу.
  
  код, а затем ему пришлось сделать еще несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Чтобы его любимый командир клонов увидел, а не крепкий и властный Лорд порождение теней.,
  
  впалые морщины на его древнем лице, вялые бескровные губы, отклеивающиеся от выступающих пожелтевших зубов, несколько спутанных прядей волос, торчащих поперек лица.
  
  его морщинистый череп, позволявший ему слышать собственный слабый и хриплый голос Кронала-это могло вызвать значительные трудности, если не полную катастрофу.
  
  - Командир группы, - прохрипел он, его тонкий хрип потрескивал от напряжения. -Мой приказ был неясен? Никаких помех!"
  
  Капитан группы, конечно же, мог слышать только синтезированную компьютером версию могильного Бассо отродья тени. - Милорд, мятежники атакуют!"
  
  -Как несколько эскадрилий истребителей могут создать такую чрезвычайную ситуацию, что вы не подчинитесь моему прямому приказу? Уничтожь их и больше не приставай ко мне."
  
  - Больше, чем бойцы, милорд. Боевой крейсер конструкции Мон Каламари начал орбитальную бомбардировку, нацеленную на наши наземные огневые точки, в первую очередь на наши ионно-турбоагрегаты.
  
  пушки. Мы полагаем, что это подготовка к наземной атаке."
  
  - Боевой крейсер Мон Каламари? Невозможно. Их единственный Мон кал был уничтожен нашим гравитационным срезом."
  
  -Да, милорд,но это что-то новенькое!"
  
  - Невозможно, - повторил Кронал. -Ни один новый крейсер не мог войти в систему так быстро-наши гравитационные станции должны были держать их по крайней мере в световом часе от нас!"
  
  - Милорд, мятежники открыли временное окно прыжка."
  
  - Невозможно... Кронал прикусил язык; очевидно, все это было совершенно невозможно. Эти проклятые мятежники-пусть тьма поглотит каждого несчастного!
  
  Командир группы продолжал довольно пространно описывать сражение возле кораблей повстанцев. Кронал слушал с растущим недоверием. - Почему же мне не сообщили?"
  
  - Милорд, ваш приказ..."
  
  - Вызовите все эскадрильи, бросьте все резервы! Получите каждый боевой корабль в действии сейчас, если вам нужно собрать палубных матросов, чтобы управлять ими! Я хочу, чтобы эти мятежники были так заняты.
  
  у них даже нет времени смотреть на вспышки звезд, которые убьют их, понимаешь?"
  
  - Да, милорд."
  
  - И направьте роту ваших лучших коммандос ко входу в избирательный центр; они должны удерживать эту дверь любой ценой. Что бы ни случилось с битвой, ни один мятежник
  
  можно позволить прервать то, что происходит внутри, понимаете? Позаботьтесь об этом лично."
  
  - Да, милорд. Я возьму на себя личное командование. Ни один враг не прорвется в избирательный центр, пока жив хоть один солдат, милорд!"
  
  - Пусть будет так, - отрезал Кронал. -У вас есть полная власть командовать этой ситуацией, капитан группы, не тревожьте меня больше!"
  
  -Будет исполнено, милорд."
  
  Кронал ударил ножом по срезу. Его суставы скрипели, когда он пытался найти удобное положение на кушетке камеры жизнеобеспечения. Так близко... он был так близко... а тью
  
  еще несколько минут-это все, что ему нужно, чтобы обрести молодость и силу, силу джедая, имя и лицо героя...
  
  Он сдернул с головы закатную корону и закрыл глаза.
  
  Он вдохнул так глубоко, как только могли выдержать его иссохшие легкие, затем выдохнул так медленно, как только позволяло его колотящееся сердце. Он сделал то же самое снова и снова.,
  
  пока постепенно его сердце не замедлило свой бег, а голова не прояснилась, и он снова не смог направить свою волю в темноту.
  
  Там он нашел, подмигивая, как светлячки в безлунную ночь, теплое утешение своих пешек, словно маленькие кусочки его самого, разбросанные в темноте, чтобы указать ему путь.
  
  Он сосредоточил свой разум и пронзил его до более глубокого уровня концентрации, где он мог схватить каждую из этих маленьких частичек себя и сжимать, пока не будет готов.
  
  полностью внутри них. Затем медленный цикл дыхания... пока каждая пешка не сделала вдох, когда он сделал вдох... вздохнула, когда он вздохнул... пока не забьются их сердца.
  
  синхронность с его собственной...
  
  Все, кроме одного.
  
  
  
  * * *
  
  Кто-то включил свет в голове Ника.
  
  Он резко проснулся, моргая. Его глаза не могли сфокусироваться. "Мужчина... У меня был очень странный сон .. ."
  
  Он попытался потереть глаза, но его руки были во что-то вплетены... что это было, рукава? С каких это пор он носит пижаму? Особенно пижамы из парчи, так что ...
  
  толстый, он мог бы использовать его как палатку для выживания на Картрексийском леднике... И голова у него тоже болела, и шея затекла, потому что голова набрала пару оборотов.
  
  дюжина килограммов-должно быть, какая-то серьезная вечеринка, чтобы оставить его с таким ужасным похмельем-и когда он наконец освободил руки и потер глаза и помассировал зрение
  
  вернувшись к чему-то, напоминающему рабочий порядок, он огляделся вокруг... и снова моргнул.
  
  Он стоял в каменной комнате вместе с примерно сорока другими людьми, которые были одеты в такие же смешные шляпы и мантии, как и он, и все они стояли неподвижно и молча.
  
  толпа вокруг Большого Каменного пьедестала с опущенными головами и руками, спрятанными в рукава, и он сказал: Это все объясняет.- Это был не сон.
  
  Ладно, конечно, кошмар, может быть-но он уже проснулся, и кошмар все еще продолжался, а это означало, что он был таким же реальным, как и глубокая боль в ногах, не говоря уже о том, что
  
  его спина и шея. И вообще, как долго он так простоял? К тому же у него был синяк размером с костяшку пальца над правым глазом... О, подумал он. О
  
  да, я помню. Долгое-долгое мгновение он не двигался.
  
  Он не мог точно сказать, как долго ему придется делать свои ходы с первого момента, как он привлек внимание Блэкхола, но он довольно хорошо представлял себе, что такое старый
  
  реакция рускакка должна была быть такой: стены, пол и потолок этой комнаты были сделаны из мелтмассифа.
  
  Это всегда было проблемой джедаев, решил Ник. Всякий раз, когда вокруг были джедаи, ты попадал в какую-нибудь неприятность, которую никто в галактике не мог бы себе позволить.
  
  выжить. Даже сам джедай. И на этот раз речь шла даже не о смерти. Речь шла о том, чтобы остаться марионеткой в носках Блэкхола до конца его естественной жизни.
  
  Так что же ему оставалось делать?
  
  С другой стороны, ничегонеделание ничего не изменит к лучшему. Он чувствовал черную дыру у себя в голове-холодную слизь, похожую на след, оставленный Ксертианцем.
  
  собака-слизняк в сырой осенний день-и он чувствовал, что Блэкхол может вернуть контроль над руками, ногами и мозгом Ника в любое время, когда ему этого захочется.
  
  причина, по которой у Ника вообще было хоть какое-то самосознание, заключалась в том, что все внимание Блэкхола было сосредоточено на ребенке внутри каменной плиты.
  
  В целом, казалось, что они оба были довольно сильно потрепаны. Но знаешь, напомнил он себе, этот парень должен быть Скайуокером. Ник никогда им не был.
  
  суеверно, но в этом имени было что-то особенное. Казалось, он нес в себе обещание или, по крайней мере, возможность того, что этот день может быть спасен каким-то образом.
  
  непостижимо невероятная мода. Даже если ситуация настолько безнадежна, что только безумец может попытаться.
  
  И тогда он сорвал с себя корону.
  
  Было больно. Много. И он издавал этот влажный сочный звук, очень похожий на тот, который Ник представлял себе, когда кто-то разрывает его скальп пополам, как дешевое сукно.
  
  - О'кей, - он бросил корону на пол. - Вот и все, - объявил он, когда кровь потекла ему в глаза. - Никто не наденет эту штуку обратно на меня, потому что это ...
  
  это был последний раз, когда я хотел его снять."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  "Нет...- Простонал кронал в темноте. -Это невозможно... не сейчас, когда я так близко."
  
  Он свирепо ткнул в панель связи перед диваном. - Клик! Вы на месте?"
  
  - Милорд порождение теней!- воскликнул капитан группы. -Мы уже в пути!
  
  
  Кронал выдавил слова сквозь рваные желтые обрубки зубов. -Когда доберешься туда, запри и запечатай дверь. Если кто-то попытается выйти, убейте его."
  
  Он протянул руку, чтобы поправить закатную корону на своей морщинистой голове. Что касается внутренней части избирательного центра, он мог бы справиться с этим сам.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ник быстро обшарил свою мантию, надеясь, что найдет разжижитель, пристегнутый к поясу, или что-то в этом роде-должно быть, у кого-то здесь есть такой, чтобы смягчить запах.
  
  мелтмассиф с самого начала пытался втянуть Скайуокера в это дело-но он, конечно, ничего не добился, потому что все было не так просто. Не для него. Ник был абсолютно уверен в этом.
  
  что в день его рождения сила посмотрела на его жизнь сверху вниз, улыбнулась и весело сделала непристойный жест. Или еще что-нибудь. Он оглядел комнату. Тридцать с чем-то
  
  в основном одинаковые пешки. У кого был разжижитель? Неужели он должен обыскать их всех до единого? С другой стороны, ему пришло в голову, что заряд, испускаемый неким
  
  разжижитель был очень похож на бластер при оглушении...
  
  Он задумчиво посмотрел на свою корону, внезапно подумав, что она может оказаться полезной. Он поднял его и направился к двери.
  
  - Стража!- рявкнул он своим звучным голосом порождения теней, поднимая корону над головой. Когда один из солдат снаружи открыл дверь, Ник ударил его ею.
  
  Трудный.
  
  От удара у штурмовика подогнулись колени, и Ник вспомнил и шлем штурмовика, и древнюю пословицу его родного мира, гласящую: "все, что стоит поразить-это
  
  стоит ударить дважды", - ударил его еще раз, сильнее, отчего штурмовик упал лицом вниз и задергался.
  
  Другой охранник выругался и вскинул свой карабин, чтобы открыть огонь с впечатляющей скоростью, но пара килограммов карбонита сделали щит еще лучше, чем это было на самом деле.
  
  клуб. Ник воткнул корону прямо в дуло карабина и навалился на него плечом, что выбило солдата из равновесия, прежде чем тот успел опомниться.
  
  поставив карабин на место, Ник взял в руки карабин первого охранника... а броня штурмовиков, похоже, была не так прочна, как Карбонит, когда она
  
  дошло до поглощения бластерных разрядов.
  
  За дверью он обнаружил длинный пологий коридор, который выглядел так, словно был расплавлен в мерцающем черном камне. Он успел пробормотать: "так что на вершине
  
  все остальное, я даже не знаю, где я, черт возьми, нахожусь", прежде чем дверь в дальнем конце коридора открылась, чтобы показать отряд штурмовиков, скорее всего, задаваясь вопросом
  
  из-за чего вся эта стрельба.
  
  - Это просто становится все лучше и лучше.- Ник затащил потерявшего сознание солдата внутрь и взорвал дверную панель, которая взорвалась дождем искр. Дверь
  
  она закрылась, и Нику оставалось только надеяться, что это замедлит наступление солдат на несколько секунд. Этого должно быть достаточно.
  
  Но когда он поднял глаза на пешек, все пешки смотрели на него.
  
  Он подумал: "О, это не может быть хорошо.
  
  Пешки перед ним сгрудились вместе, блокируя его удар по пьедесталу гробницы Скайуокера, в то время как остальные рассредоточились и начали кружить вокруг него с оружием в руках.
  
  вытянувшись, не издавая ни звука-и хотя ник знал, что это потому, что большинство из них на самом деле не могли говорить, это было все еще слишком жутко. Он оскалил зубы и сказал:
  
  перевел карабин на полную мощность. И заколебался.
  
  В этот миг перед его мысленным взором предстало необычайно яркое видение того, как он пытается объяснить печально-терпеливое лицо Люка Скайуокера-человека, который спас Нику жизнь на пару часов.
  
  ранее, основываясь только на каламбуре и смутной интуиции, что он может быть невиновен-как я только что убил тридцать невинных мужчин и женщин, чтобы выкопать тебя
  
  конечно, потому что у него была собственная всепоглощающая интуиция: если Люк Скайуокер думает, что может спасти тридцать невинных жизней, пожертвовав своей собственной, он этого не сделает.
  
  колебаться. Десять невинных жизней. Один.
  
  - Или, черт возьми, одна не такая уж невинная жизнь,-пробормотал Ник. - Как у меня.- Он переключил силовую установку карабина на оглушение. - Ненавижу джедаев. Ненавижу их. Действительно, действительно, действительно.
  
  Ненавидеть."
  
  У него не было возможности узнать, как оглушающий взрыв повлияет на кого-то, направленный нейронной сетью пешечных корон прямо в их незащищенные мозги, но он был уверен в этом.
  
  почти уверен, что это не будет хорошо, и единственное, чего он ждал меньше, чем объяснения Скайуокеру, как он убил всех этих людей, потому что он был
  
  кровожадный сын рускакка объяснял, как он убил их всех, потому что был слишком глуп, чтобы вылить воду из сапога. К счастью, ему не пришлось их оглушать.
  
  остановить их. Ему нужно было только оглушить пол.
  
  Он открыл огонь на земле перед ногами приближающихся пешек, и вокруг каждого выстрела, метр или два мельтмассифа, который слоил пол камеры
  
  мгновенно разжижается до примерно вязкости теплого масла ток-ореха. Пешки падали кучами. Ник развернул свой костер на полу между собой и пешками, блокирующими его.
  
  пьедестал гробницы, и они поскользнулись и упали в кучу своих собственных, борясь и беспомощно лаская друг друга.
  
  Неплохо, подумал он. Может быть, и не там, наверху, со скольжением на кожуре рабаллы, но все равно довольно забавно. Теперь, если бы у него был настоящий разжижитель, он мог бы восстановить
  
  камень, что было бы еще лучше. Масса комических возможностей. Хотя они все еще изо всех сил пытались подняться и как бы перелезали друг через друга, и если некоторые из них
  
  они действительно достигли твердого пола, что привело бы к внезапному прекращению смеха. -А теперь мой следующий трюк..."
  
  Он открыл медпак сбитого солдата и загрузил ампулу виватерина в контейнер для хромостринга. Затем с хромом в одной руке и карабином в другой.
  
  во-вторых, он разбежался на три шага, перепрыгнул через липкий пол и приземлился на грудь ближайшей сбитой пешки. Он выкатился и подскользнулась и чуть не упала
  
  пешка ахнула и схватилась за его лодыжку, но он сумел высвободиться и рванулся вперед, наступая на животы, ноги и, вероятно, голову или две, пока не смог.
  
  пробираясь когтями к пьедесталу, он карабкается наверх. Когда пешки попытались подтянуться вслед за ним, он направил карабин между ног и прижал его к Земле.
  
  спусковой крючок.
  
  Пьедестал рухнул, превратившись в расползающуюся кучу слизистой жижи, и Ник обнаружил, что сидит на груди Люка Скайуокера. Не останавливаясь, чтобы обдумать, насколько они смешны.
  
  оба должны смотреть, Ник запустил хромостринговую канистру в шею Люка. Учитывая способность хромостринга усиливать системное поглощение виватерина, Ник
  
  я прикинул, что Скайуокер может вернуться к жизни в любую секунду, что будет не слишком скоро, потому что обрушение пьедестала оставило Ника и Люка на земле.
  
  пол с покрытыми слизью кучками пешек, которые теперь карабкались друг на друга, чтобы вцепиться в лодыжки и колени Ника и тащить его вниз и тащить себя вверх по нему, как
  
  слэшраты жевали ствол индюшачьего корня, срывали с него одежду и царапали кожу, и они толкали его все глубже и глубже в грязь, которая уже начиналась.
  
  чтобы она текла по его ушам и глазам, и чем больше он боролся, тем больше они наваливались на него, пока он не услышал, что это такое, для человека, которого разрывают на части.
  
  в клочья от стаи управляемых темными сидрами зомби, Самый сладкий звук в истории галактики:
  
  spssshmmmm
  
  Жужжание становилось все громче и приобретало странный ритм "Бум-Бум-Бум", словно какая-то механическая игрушка, детский гиротоптер или что-то в этом роде. Пешки перестали цепляться за него.
  
  и начал падать.
  
  Ник начал думать, что, возможно, он недооценил собственную кровожадность Скайуокера, пока не смог заставить себя сесть и посмотреть на него.
  
  на то, что на самом деле делал Скайуокер.
  
  Сделайте это: то, что на самом деле делал световой меч Скайуокера.
  
  Он кружился в воздухе без руки, чтобы направлять его, вращаясь очень похоже на лопасти игрушечного гиротоптера в конце концов, и когда он проходил мимо любой пешки, он опускался и наклонялся
  
  еще секунда-ровно столько, чтобы нанести удар, и еще одна пешка упадет, обмякнув. Хотя они даже не пострадали.
  
  Потому что лезвие ударило только по короне каждой пешки.
  
  Быстрый удар или два, и Корона падала дымящимися фигурами, которые складывали каждую пешку, как проигравшая рука сабакка. Ник повернулся, чтобы посмотреть на Скайуокера.
  
  "ТСС. Люк сидел прямо позади него, нахмурившись и сосредоточенно нахмурившись, подняв правую руку ладонью вперед. Он был покрыт с головы до ног черным маслянистым блеском.
  
  сжиженный мелтмассиф. - Это не так просто, как кажется."
  
  Сверкающий изумрудный клинок сделал несколько последних оборотов; последняя пара корон рассыпалась на куски, последняя пара пешек рухнула, и световой меч исчез.
  
  он снова метнулся к руке Люка, прежде чем лезвие успело отскочить.
  
  Люк открыл глаза. - Хорошо, - сказал он. -А что нам еще нужно?"
  
  - Гм, не похоже, что мы сейчас вне опасности..."
  
  -Вы имеете в виду штурмовиков за дверью?- Люк поднял свой световой меч. - Я уверен, мы что-нибудь придумаем."
  
  - Нет, вообще-то я говорил о том, что заблудился где-то внутри действующего вулкана, и ... .."
  
  - Мы не заблудились."
  
  -А мы нет?"
  
  "Нет."
  
  - ГМ, ладно.- По прошлому опыту Ник мог предположить, что когда джедай говорит что-то прямо и просто, его обычно можно поймать на слове. "Этот
  
  другая проблема заключается в том, что все это место выстлано мелтмассифом-помните, что произошло у трона теней? В любую секунду Блэкхол может шокировать сопляка.
  
  из всех нас, И..."
  
  -Он не будет."
  
  -Что заставляет тебя..."
  
  - Ник, - сказал Люк, - ты слишком беспокоишься."
  
  Он снова закрыл глаза, и по его телу потекла черная слизь мелтмассифа... но вместо того, чтобы капать вниз, она потекла вперед, сгущаясь по телу Люка.
  
  грудь, затем она отделилась от него полностью, слившись в плавающую сферу, похожую на ртуть в свободном падении. Тоненькие усики потекли в сферу от Люка.
  
  брюки, рукава и кончики волос, а также от пола вокруг ног, так что всего через мгновение он мог стоять на сухом голом полу, и его ноги были на месте.
  
  одежда, лицо и волосы были совершенно чистыми, а шар жидкого мелтмассифа, парящий перед ним, был размером с его сжатые кулаки.
  
  - У "лечения" блэкхола были некоторые побочные эффекты, которые он, вероятно, не планировал, - сказал Люк.
  
  -Я догадываюсь. Ты можешь, например, превратить это в материал и заставить шокировать людей и все такое, как он?"
  
  Люк покачал головой. -Я тоже не думаю, что он действительно делает такие вещи-скорее он контролирует что-то, что делает это, если вы понимаете, о чем я говорю."
  
  - Похоже на его стиль; делать это самому было бы слишком похоже на работу.- Ник кивнул на упавшие пешки. -А как насчет этих типов? Люк хмуро оглядел комнату.
  
  Никто не шевельнулся. Ни один из них не издал ни звука. Он поднял руку, как будто хотел набрать полную пригоршню воздуха. Он сделал глубокий вдох, и его глаза дрейфовал закрыть. Он посмотрел
  
  как будто что-то болело. Может быть, его голова. Может быть, его сердце.
  
  "Ник...- Сказал Люк почти шепотом. - Ник, они мертвы. Они все мертвы."
  
  Ник почувствовал себя так, словно его ударили ножом.
  
  -Они мертвы, - тупо повторил Люк. -И я убил их."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Кронал позволил своему сознанию ускользнуть в сторону от гаснущих искр его упавших пешек-они все равно изжили себя. Он позволил своему разуму соскользнуть вниз, в темноту.
  
  гармоники кристаллической паутины вдоль его нервов, пока он снова не смог прикоснуться к структуре мельтмассифа, который покрывал всю внутреннюю часть его вулканического купола. ,
  
  и привел свой разум в резонанс с чужими рабскими умами, которые контролировали скалу. Он чувствовал их растерянное разочарование и боль, когда они пытались протянуть руку.
  
  они были погружены в жидкий мелтмассиф в комнате Скайуокера, и он мог чувствовать уравновешивающее давление мощной воли Скайуокера.
  
  Джедаи каким-то образом научились управлять мельтмассифом, используя только силу!
  
  Однако это не смутило Кронала, напротив, мгновенно превратило его разочарование и сомнения в чистейший восторг. Замечательный талант! Это означало, что когда-то
  
  Кронал принял тело Скайуокера, ему больше не нужна была закатная Корона.
  
  С телом Скайуокера-и его беспрецедентной связью с силой-чтобы дополнить беспрецедентные знания Кронала о Ситской алхимии и уникальных свойствах
  
  мельтмассиф, он действительно будет править галактикой.
  
  Он мог бы, если бы захотел, стать галактикой.
  
  Каждое живое существо будет подчиняться его воле...
  
  Все, что ему оставалось, - это постоянно навязывать свою волю Скайуокеру, хотя мальчик проявил поразительный дар, бросая вызов чьим-либо планам в отношении него-даже планам
  
  вынужденный неисчислимой силой темного зрения Кронала. Это его надоедливое обучение джедаев!
  
  Кронал протянул руку сквозь Темное зрение, его гнев нарастал, ища выхода... и обнаружил то, чего меньше всего ожидал: еще одно присутствие, совсем рядом.
  
  Очень близко и очень мощно. И все же он чувствовал себя сравнительно нетренированным.
  
  - Он нахмурился. Как ему никогда не приходило в голову, что Скайуокер может быть не единственным ребенком... ?
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Люк застыл, не в силах пошевелиться, не в силах думать, перед грудой мертвых пешек-мертвых мужчин и женщин, невинных мужчин и женщин, погибших от его руки. В голове у него все закружилось.
  
  бесконечные раскалывающиеся отголоски его разговора с Ником на теневом троне. Они все невиновны?
  
  Большинство из них. Некоторые из них похожи на меня - я уже давно ни в чем не виноват.
  
  Ник опустился на колени рядом с одной из них, женщиной средних лет, и ощупал кончиками пальцев ее шею в поисках пульса. Он вздохнул и опустил голову. -Я помню-там есть ...
  
  что-то в нас выросло. Наш череп. Черепа пешек. Антикамперная функция для кристаллов и коронок..."
  
  - Мертвая блокировка, - пробормотал Люк.
  
  Ник поднял голову, его рот обмяк. Он поднял руку к синяку, который распух у него на лбу над правым глазом. - Этот удар..."
  
  Люк рассеянно кивнул. - Должно быть, вы повредили замок, иначе умерли бы прямо на троне."
  
  Глаза Ника расширились. -А если бы я это сделал, как бы ты добрался сам?.."
  
  -Я бы не стал, - сказал Люк. - Этот удар спас нам обоим жизнь."
  
  -Тогда нам обоим повезло, что ты такой славный парень."
  
  - Может, и так, - пробормотал Люк. Он посмотрел на мертвых. - Но это им нисколько не помогло."
  
  - Скайуокер ... Люк ... это не твоя вина. Ты не приводил их сюда. Ты не вскрывал им черепа и не совал им в мозги всякую дрянь-ты делал все, что только можно."
  
  - Да, - сказал Люк. Его голос прозвучал тонко и сухо, как лунная пыль. -Я обязательно Объясню это их семьям."
  
  - Блэкхол убил этих людей. Он убил их, когда воткнул эти кристаллы им в головы."
  
  -И я вмешался и помог ему это сделать."
  
  - Это война, Люк. Невинных людей убивают."
  
  - Может быть, и так, - тихо сказал Люк. -Но они не должны быть убиты джедаями..."
  
  Ник встал. - Давай, малыш, выкладывайся. Как говаривал один мой старый друг, разница между ведением войны и разгребанием какашек на траве заключается в том, что на войне,
  
  даже главный парень пачкает руки."
  
  Люк посмотрел на него, и Ник вздохнул. - Ах, извините. Еще один мой старый друг говорил, что мой рот застрял в гипердвигателе. Он тоже был джедаем."
  
  -Вы знали джедаев Старой Республики?"
  
  - Встречал нескольких. По-настоящему знал только одного. Теперь он, конечно, мертв."
  
  "Конечно."
  
  -Насколько я слышал, Вейдер убил его лично."
  
  Люк закрыл глаза. - Вейдер? Вы уверены?"
  
  "Должны были быть. Ни у кого, кроме Вейдера, не было бы шанса."
  
  Люк только кивнул. Возможно, он уже привык к подобным откровениям. Или, может быть, ему казалось, что он все еще находится в той каменной гробнице, висящей в темноте на вершине холма.
  
  конец Вселенной... Он вовсе не избежал этого. Он просто вывернул ее наизнанку.
  
  Эта тьма-эта тьма-жила теперь в нем.
  
  Он пробрался обратно в мир грез света... но посмотри, что он сделал. Все эти смерти. Все эти жизни потрачены впустую. Не имело значения, чья это вина. Не в
  
  все. В этом не было ничьей вины. Все живое боролось и страдало в течение короткого промежутка времени, карабкаясь от боли и ужаса, чтобы предотвратить неизбежное падение.
  
  назад, в темноту.
  
  И все эти страдания, вся эта борьба... и все впустую.
  
  Это были не единственные потерянные жизни. Жизнь каждого была пустой тратой времени.
  
  Какая разница, преуспеешь ли ты, превзойдя свои самые смелые надежды, или твои мечты будут разбиты вдребезги и превращены в прах? Победа или поражение, все твои триумфы и радости, сожаления.
  
  и страхи, и разочарования-все закончилось, как затихающее Эхо, пойманное в ловушку в куче мертвого мяса.
  
  Во всем виновата сила.
  
  Почему вообще должна существовать жизнь? Почему жизнь должна быть не более чем тонкой пленкой пенной пены, дрейфующей по бесконечному Мертвому морю? Лучше вообще никогда не жить.
  
  чем существовать лишь краткий миг борьбы и страдания, обманутый иллюзией света.
  
  Лучше вообще никогда не жить.. .
  
  - Эй! Скайуокер! Ты со мной? Есть там кто-нибудь?"
  
  -Да-да, - сказал Люк. Он слегка встряхнулся и поднял руку, чтобы протереть глаза. - Да, извините. Я был справедлив... думаю, размышлял."
  
  - Думаешь? Ты пропал, парень. У вас горел свет, но дома никого не было. Это было страшно."
  
  - Да, - ответил Люк. -И для меня тоже."
  
  
  
  Глава 13
  
  
  На царство теней опускалась ночь.
  
  В центре системы облака астероидов спиралью приближались к фотосфере Таспана. Взаимодействие гравитационных станций и собственной гравитации Таспана придавало им некий порядок: когда они падали внутрь, кувыркаясь к термоядерной печи на поверхности звезды, облака удлинялись, изгибались и сливались из отдельных облаков в множество извивающихся потоков, похожих на полосы на леденцовой блестящей палочке.
  
  Более мелкие камни испарялись в короне и хромосфере Таспана; более крупные астероиды воспламенялись по пути вниз, становясь полосами огня, чьи фотосферные удары создавали всплески шириной с крупный планетоид и высотой в сотни километров, а также центральные отскоки, которые фактически выбрасывали звездный материал за пределы критической точки, где гравитация и магнитное поле звезды могли его содержать, высвобождая огромные всплески очень жесткого излучения-что само по себе было достаточно захватывающим, потому что ему удалось сбить дефлекторные щиты по всей системе.
  
  Единственные щиты, которые эти взрывы не сбили, были щиты истребителей, совершавших атмосферные атаки на вулканическую базу Лорда отродья теней эти щиты не были сбиты, потому что помехи из атмосферы не позволяли им быть поднятыми в первую очередь-и те из Slash-Es и других республиканских крейсеров, сгрудившихся в радиационной тени, отбрасываемой самим Миндором.
  
  И наступила ночь.
  
  Когда Миндор отвернулся от Таспана, с кроваво-красного Запада хлынули волны республиканских истребителей. Они бросились на защиту купола с безрассудной самоотверженностью, их наполовину бесполезные лазерные пушки били по тяжелой броне турболазерных башен. Башни, установленные на карданных подвесках размером с космический корабль, следили за несущимися истребителями, их массивные орудия выкачивали так много плазмы так быстро, что они перегревали близлежащий воздух в титанический восходящий поток, взрывая огромное катящееся грибовидное облако едкого песка, пыли и дыма от купола до стратосферы.
  
  Сквозь это облако спускались волна за волной шпалы.
  
  Их было так много, что влияние атмосферы на их пушки не имело значения; они могли уничтожить целые полеты Крестокрылов, просто будучи воздушными препятствиями-их присутствие над куполом заставляло пилотов республики нарушать строй и снижать скорость, чтобы избежать столкновений в воздухе .. . а малейшее снижение скорости может оказаться фатальным. Технология турболазерного привода продвинулась вперед за годы, прошедшие с момента уничтожения первой Звезды Смерти.; они были намного быстрее на траверсе и включали чувствительное к дальности программное обеспечение для проекции траектории, которое автоматически рассчитывало время их огня, чтобы перехватить любой истребитель, достаточно неосторожный, чтобы идти по относительно прямой линии больше секунды за раз.
  
  А против незащищенного Крестокрыла даже скользящий удар турболазера, установленного на башне, не оставил ничего, кроме расширяющегося шара плазмы.
  
  И все же "Крестокрылы" шли вперед, волна за волной, пилоты отдавали свои жизни, чтобы прикрыть полеты бомбардировщиков "Б", которые пикировали на торпедоносцев. Б-крылья не преследовали башни; они сосредоточили свой огонь на шести тяжело бронированных куполах на вершине самого высокого изгиба вулкана.
  
  Эти купола были плотно закрыты, полагаясь на свою многометровую керамическую броню, которая поглощала разрушительные взрывы протонных торпед и ракет с детонирующими наконечниками, что действительно было очень хорошо. -Мы почти не оставляем вмятин!- крикнул по рации пилот "Б-крыла".
  
  - Заткнись и продолжай стрелять, - приказал командир отделения. -Но мы не можем причинить им вреда, пока эти бронированные купола закрыты!"
  
  - Суть в том, что пока мы заставляем их держать эти бронированные купола закрытыми, они не могут причинить нам вреда!"
  
  Внутри этих бронированных куполов находилось оружие планетарной обороны базы. Пять меньших куполов, окружавших огромный центральный купол, содержали сдвоенные наземные ионно-турбоагрегатные пушки: сдвоенные стволы стреляли с точно рассчитанным интервалом, гарантируя, что за ударом ионной пушки по щитам и электронике крупного корабля немедленно последует разрушительный взрыв турболазера. Сами по себе они были достаточно смертоносны, но в центральном куполе находилось оружие, от которого не мог защититься ни один линейный корабль: гравитационная пушка.
  
  И как только ночь опустится на поле битвы, все корабли республиканской столицы в системе-сгруппированные в тени планеты, чтобы защитить их от взрывов выброса-окажутся в поле ее огня. Это была не единственная их проблема.
  
  Как ни тревожны были вспышки звездного выброса, они были лишь результатом обычных скоплений астероидов, проникающих через корону, хромосферу и фотосферу Таспана. Когда эти скопления астероидов включали одну или несколько из тысяч гравитационных станций, эффект был значительно более впечатляющим.
  
  Неестественно крутой гравитационный градиент падающих прожекторов вызывал приливы и отливы звезд-выпуклые бугры, вздувшиеся волдырями на поверхности звезды,-а искривление локальных магнитных полей вызывало титанические звездные вспышки, большие, чем целые планеты, огромные фонтаны термоядерного пламени, взметнувшиеся на сотни тысяч километров от поверхности, мчащиеся под внутренней спиралью прожекторов, как невообразимо огромные космические пули, сделанные из огня.
  
  Прежде чем они поглотили каждый из них и медленно опустились обратно на поверхность Таспана, эти фонтаны также взорвали струи гамма-излучения, которые пронеслись по системе подобно прожекторам разрушения, расплавляя более крупные астероиды в шлак и разрушая более мелкие. Один из этих реактивных двигателей задел изгиб атмосферы Миндора, всего лишь скользящий удар, когда самолет пронесся через плоскость эклиптики системы.
  
  Этого мимолетного удара было достаточно, чтобы воспламенить пару кубических километров атмосферы.
  
  Это произвело эффект замедленного термоядерного взрыва, когда мощный тепловой восходящий поток втянул огромное количество пыли в огненный шторм, где пыль, в свою очередь, воспламенилась, превратившись в расширяющуюся кольцевую стену пламени, которая пронеслась через разрушенный ландшафт Миндора к битве, бушевавшей вокруг вулканического купола.
  
  Сенсоры на базе, так же как и те, что были установлены на кораблях республиканской столицы, были легко способны предсказать путь и возможное развитие огненной бури; хотя она должна была взорваться, не успев превратиться в пожар по всей планете, прежде чем сделать это, она должна была прокатиться прямо над базой порождения тени, как линия грозовых туч, чьи облака были ядовитым дымом, а дождь-огнем.
  
  Это было бы фатально для войск, застигнутых на открытом пространстве, но более уместно, это заставило бы истребители с обеих сторон отступить или приземлиться; между естественным сенсорным вмешательством самой атмосферы и густыми облаками огненного дыма, любой, кто пытался бы продолжать бой, летел бы совершенно слепым.
  
  Это также, как указал Ландо Калриссиану Фенн Шиса, заставило бы купола оставаться закрытыми над оружием "Земля-орбита", а также временно перегрузило бы теплообменники, охлаждающие турболазеры в кольцах башен. - И если вы не возражаете, генерал, - продолжала шиза, - то, возможно, единственная тактическая ошибка этого порождения теней заключается в том, что он собрал все свое оружие планетарной обороны вместе, прямо на вершине этого большого холма."
  
  Ландо кивнул. - Легче защищаться."
  
  -Так оно и есть, - согласилась шиза. -Даже если это не они их защищают, ты понимаешь?"
  
  Ландо на мгновение задумался. Всего лишь мгновение; он никогда не замедлял воспользоваться слабостью противника. - Фенн, друг мой, - медленно проговорил он, - разве я не говорил тебе сегодня, как восхищаюсь твоим мышлением?"
  
  Когда эти дымовые тучи перекатывались через купол, огонь был не единственным их дождем. Заслоненные надвигающимся фронтом пламени, три корабля республиканской столицы шли низко и медленно, нащупывая путь сквозь атмосферу. Капитанские корабли не стреляли по куполам; из-за урагана пыли, дыма и пламени внутри огненного шторма даже значительная мощность их оружия заняла бы некоторое время, чтобы пробить броню-времени у них просто не было.
  
  Двое из них разогнали ливень десантников, наполненных республиканскими морпехами, в кольцо ионно-турбоустановок. Третьим из капитальных кораблей был "помни Алдераан". Его посадочные устройства опустились на место вокруг гравитационной пушки.
  
  На мгновение все сражение было остановлено бушующим огненным штормом. Истребители не могли летать, перегретые турболазерные башни не могли стрелять, бронированные купола не могли быть открыты, и никакие наземные силы не могли покинуть ни посадочные модули, ни имперские бункеры.
  
  Но буря длилась недолго; через несколько минут тонны пыли, песка и гравия, которые она засасывала в себя, достигли критической точки, за которой обломки больше не добавляли огня, а начинали его душить. Когда шторм утих, три республиканских боевых крейсера скрылись за его удаляющимся фасадом.
  
  Через несколько секунд-пока скалы и песок все еще пылали алым от жара-турболазеры начали изрыгать плазменные разряды на приближающихся истребителей. Скрытые взрывные двери распахнулись на вершине и извергли потоки бронированных штурмовиков и грохочущих Говерт-танков. Республиканские десантники открыли огонь из своих противопехотных орудийных башен, и их собственные десантные аппарели опустились, чтобы проложить путь для атакующих морских пехотинцев, и Битва за Миндор теперь началась на земле. Лицо к лицу. Бластер-к-бластеру. Нож-на-нож.
  
  
  
  * * *
  
  Когда капитан клик и его рота элитных коммандос открыли широкий арочный вход в сортировочный центр, там царил хаос. Бомбардировка на поверхности послала ударные волны через камень, который заставил полы содрогаться и двигаться непрерывно, как долгое, низкоуровневое землетрясение, и наполнил воздух чуть выше дозвуковым грохотом, как непрерывный раскат грома; заключенные, паникуя от дождя пыли и кусков камня с потолка свода над головой, бросились в дверной проем всей массой. Люди клика отогнали их назад.; оглушительные выстрелы обрушились на передние ряды, а мощное бластерное пламя над их головами заставило остальных отпрянуть к дальним стенам. Клик пробился сквозь дергающиеся тела, поднял свой е-11 и выпустил еще одну очередь над головами съежившихся пленников.
  
  - Вниз! Лицом вниз! На пол! Сейчас же!- Он повернулся к солдату, стоявшему рядом с ним. - Сержант, возьмите второй взвод и расстреляйте любого пленного, который еще будет стоять на ногах через пять секунд. Остальные-на меня."
  
  Он повел их рысью через черную сверкающую пещеру, образованную слиянием, к двери избирательного центра.
  
  - Четвертый взвод: фронт и центр.- Он отступил в сторону. - Закрой эту дверь! Никто не входил, никто не выходил. Первый взвод: огневая позиция в поддержку четырех человек. Остальным приготовиться отразить нападение."
  
  Двое солдат из четвертого взвода развернули свои пенопластовые канистры. Спроектированный для быстрого и грязного уплотнения при разрывах защитного костюма или незначительных проколах корпуса, пенопласт расширялся, заполняя все доступное пространство вокруг своей точки приложения, а затем затвердевал почти мгновенно. Тонкая бусинка по краям двери надежно запечатала ее, и не слишком быстро-всего через несколько секунд после того, как пенопласт застыл, клик услышал вой сервоприводов, когда кто-то попытался открыть дверь с другой стороны.
  
  - Назад!- рявкнул он. - Рота: построиться и приготовить оружие! Приготовьтесь стрелять по моему приказу!"
  
  В течение долгой-долгой секунды единственным звуком в сортировочном центре был шорох и щелканье готовящихся бластеров и щелканье ближайших солдат, падающих ничком, тех, что сзади, на одно колено, и задних, занимающих огневые позиции с карабинами за плечами. Сам клик отошел от двери; единственный способ открыть запаянную пенопластом дверь - это пробить брешь.
  
  Секунды тикали без единого взрыва, и как раз в тот момент, когда клик начал сомневаться, не померещился ли ему вой сервомотора, пятно высоко справа от двери вспыхнуло красным и почти мгновенно стало белым, прежде чем взорваться и испариться вокруг полосы зеленой плазмы.
  
  Ладно, два пути через запечатанную пенопластом дверь, мысленно поправил себя клик. Разрывной заряд и световой меч.
  
  Зеленый световой меч... !
  
  У клика было ужасное предчувствие. - Не стрелять, - предупредил он. - Если кто-нибудь выстрелит раньше моего приказа, Я убью его сам."
  
  Полоса зеленой плазмы прорезала неровный овал в двери. Когда срез был закончен и овальная плита дюрастила упала под дождем искр, звякнув о сплавленный камень, клик не отдал приказа стрелять. Он вообще не отдавал никаких приказаний. Он просто стоял и смотрел, охваченный благоговейным страхом.
  
  В дверях стояли только двое мужчин. Один из них был высоким жилистым мужчиной с темной кожей и кровью, медленно стекающей по его бритому черепу, одетым в мантию пешки и держащим е-11, болтающуюся на ремне через плечо. Другой, поменьше ростом, был одет в промокший и грязный летный костюм Альянса Повстанцев, и его влажные взъерошенные волосы цвета выгоревшего от радиации блондина торчали спутанными прядями на загорелом лице, черты которого, как медленно осознал клик, имели точные очертания его самой заветной мечты...
  
  Во рту у клика пересохло, ноги онемели,и он едва мог выдавить из себя эти слова. - Император Скайуокер... Он опустился на одно колено, расстегнул шлем, сдернул его и почтительно склонил голову. - Долой оружие! Долой оружие! Ведра прочь и преклоните колени перед вашим императором!- воскликнул он. - Простите, милорд, я вас не знал!"
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Республиканские морские пехотинцы лихорадочно пытались окопаться вокруг ионно-турбоустановок, одновременно обстреливая наступающих штурмовиков. Их бронированные посадочные модули добавили противопехотный удар с башенными пусковыми установками SoroSuub clusterfrag; весь изгиб вершины базы искрился тысячами крошечных детонаций, каждая из которых рассеивала высокоскоростные снаряды, хотя большинство из них только стучали по камням в стремительном Реве, как Чадский Муссон.
  
  Штурмовики побежали вперед под прикрытием сильно защищенных ховертанков. Передние орудийные установки танков обрушились на десантников и разнесли морских пехотинцев в кровавые клочья, а их водители врезались прямо в броню десантников. Оттуда штурмовики могли броситься в рукопашную-но когда они это сделали, штурмовики обнаружили, к своему немалому ужасу, что республиканские морские пехотинцы, в отличие от многих других врагов, казалось, совсем не боялись виброкоптеров штурмовиков, и что морские пехотинцы предпочитали, для ближнего боя, 18-сантиметровые вибродвигатели aKraB clip point, которые могли разрезать броню Mark III, как ворвань Горгана.
  
  Вокруг купола, в котором размещалась гравитационная пушка, двенадцать посадочных модулей с "помни Алдераан" спустились двойным кольцом: четыре вплотную окружили огневую точку, а остальные восемь окружили их. Внутренняя четверка находилась слишком близко к пехотным бункерам огневой точки для артиллерийского или танкового огня-так близко, что собственные противопехотные турели десантников не могли опустить цель до уровня земли; все, что они могли сделать, это отколоть верхние изгибы бункеров и купол гравитационного орудия. Штурмовики в черных доспехах выскакивали из бункеров, как голодные жуки-падальщики, используя внутренние посадочные модули как прикрытие от огня окружающих восьми, пока они работали над корпусами с термоядерными горелками и кумулятивными разрывными зарядами. Если кто-то из штурмовиков и находил странным, что эти двенадцать посадочных модулей, в отличие от тех, что были вокруг ионно-турбоустановок, оставались плотно закрытыми вместо того, чтобы извергать свои собственные рои морских пехотинцев, никто из них этого не заметил.
  
  Объяснение этой необычной тактики обнаружил один офицер штурмовиков, возглавлявший одну из ударных групп, которая ворвалась в один из десантных кораблей и не обнаружила никаких республиканских сил вообще-только удаленный компьютер, подключенный к пилотской станции, и еще один, подключенный к пульту управления огнем. Посадочный модуль, однако, на самом деле не был пуст. Он был забит от стены до стены и от пола до потолка детонитом, вплавленным в детекторы движения.
  
  Это было последнее, что увидел офицер-одновременные взрывы всех четырех посадочных модулей испарили не только его и его ударную группу, но и все сотни штурмовиков поблизости, а также выбили взрывные двери пехотных бункеров.
  
  Хотя большая часть силы взрывов была направлена внутрь, на бункеры и гравитационную пушку, остаточного взрыва было достаточно, чтобы раскачать остальные восемь посадочных модулей и отбросить несколько из них на несколько метров. Еще до того, как они вернулись, чтобы отдохнуть, их бандитские пандусы опустились, чтобы выпустить другой вид пехоты.
  
  Эти солдаты не кричали и не выли, они не бросались в атаку с ревом бластеров. Вместо этого они развернулись с бесшумной эффективностью, прыгая из укрытия в укрытие к бункерам.
  
  Еще один офицер в черной броне увидел их сквозь поврежденные взрывом двери своего бункера, когда они подошли,и пробормотал проклятие, которое приближающаяся пехота распознала бы-даже если бы они усмехнулись над акцентом офицера основных миров-как унизительное смешение их родного языка. - Отступать!- закричал он. - Забаррикадируйте коридоры! Держите углы и перекрестки!"
  
  Потому что последнее, что хотел сделать этот офицер, это растратить своих людей, идя лицом к лицу против Мандалориан.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Пещеры, по которым шли Хан, Лея и Чубакка, а Р2-Д2 катился по ним, превратились в лабиринты туннелей. В свете расширяющегося Факела Р2 камень выглядел черным, но также был полупрозрачным, показывая отблески внутренней кристаллической структуры, как Лунный камень Хартеррана.
  
  Хэн молча шел между Р2 и Чуи, опустив голову. Он не мог перестать думать о Миндорезе, который дико носился по всему "Соколу". И кто сейчас на ней летает? Чьи грязные руки были на его пульте управления? - Грор, - тихо согласился Чуи, видя гнев Хэна. Но затем он поднял руку, чтобы показать вперед, и сказал: "Herroowarr hunnoo."
  
  Хэн нахмурился и пошел дальше по туннелю. Лея шла быстро с тех пор, как они вошли в туннели; через пару минут она оставила попытки заговорить с ним и теперь была так далеко впереди, что все, что он мог видеть-это далекое покачивание ее светящегося стержня. - Он кивнул. - По-моему, она на меня злится. Ты думаешь, она злится на меня?"
  
  - Меру хуерри."
  
  -Это не моя вина. Хэн нахмурился. Похоже, он говорил это слишком часто. -Это не моя вина-я ведь предупреждал ее, не так ли? Разве я не предупреждал ее, что мы пожалеем о том, что спасли этих подонков?"
  
  Тиееооорр плачет? Свист Р2 прозвучал сухо и несколько иронично, и Хэн прекрасно понял, что он имел в виду.
  
  -Не жалею, что нашел тебя. Я не это имел в виду, - сказал он. "Мужчина... она действительно расстроена, да?"
  
  - Роуруу, - задумчиво произнес Чубакка.
  
  - Неужели?- Хэн немного оживился. -Ты так думаешь?"
  
  Чуи еще немного поворчал,махнув Хэну рукой. Хэн пожевал уголок губы, глядя вперед на раскачивающийся светящийся стержень Леи, и принял решение. - Может, ты и прав. Оставайся здесь с дроидом."
  
  R2 включить в Плачь плачь teeerrr.
  
  -И ты тоже? Послушай, это моя проблема, позволь мне разобраться с ней, а?- Хэн зашагал быстрее. Вскоре он уже бежал рысью. - Принцесса! Эй, принцесса, подожди, а?"
  
  Она даже не оглянулась. Он бросился бежать, а когда догнал ее, то оказался рядом с ней. - Лея, подожди. Мне нужно проверить твое плечо."
  
  "Никакое время."
  
  Хэн нахмурился. -Ты так говоришь, будто знаешь, куда мы идем."
  
  -А я знаю. Как бы.- Она направила светящийся стержень в темноту впереди. "Такой образ."
  
  Хэн прищурился. Он видел только темноту. -А что это за дорога?"
  
  "Лука."
  
  - Люк? Ты что, дитя ... то есть, я хочу сказать, Ты уверен? Как вы можете быть уверены?"
  
  Она даже не взглянула на него. -Не сомневаюсь."
  
  "О. О, да, наверное, так оно и есть. Хэн остановился, чтобы сделать глубокий вдох, но потом ему пришлось поторопиться, чтобы снова догнать ее. -Знаешь, Лея, эти силовые штучки, это ... знаешь, одно дело видеть, как Люк это делает, но ... .."
  
  -Но что?- Теперь она действительно остановилась и посмотрела на него, и от вспышки ее глаза оторвались от светящегося стержня, и ему захотелось, чтобы секунд пятнадцать назад у него хватило ума прикусить язык пополам.
  
  -Просто ты...понимаешь, ты и я..."
  
  - Простите, что доставляю вам неудобства, генерал Соло, - язвительно сказала она. - Я думаю, тебе было бы лучше с кем-нибудь вроде меня..."
  
  - Ну так запали мои шины, - сказал Хэн. - Чуи был прав: ты ревнуешь."
  
  - Что? Что эта гора чесотки говорила обо мне? Сейчас я его спущу и побрею..."
  
  - Полегче, полегче, Лея..."
  
  -Я не ревную, я злюсь. Она застала тебя врасплох. Хэн вздрогнул. - Не совсем так..."
  
  -Ты думаешь, она застала бы тебя врасплох, если бы не была хорошенькой?"
  
  -Может, и нет, - согласился Хэн, начиная медленно улыбаться. -Но я совершенно уверена, что если бы она не была хороша собой, ты бы не ударил ее так сильно."
  
  - Надеюсь, я сломала ей нос, - мрачно пробормотала Лея, а затем неожиданно ответила на его ухмылку и добавила смешок. - "Запалить мои шины"? Неужели?"
  
  Хэн пожал плечами, чувствуя, что начинает краснеть. Снова. -Это просто выражение, которое я пробую. Когда я стану слишком взрослой, чтобы быть лихой,мне придется быть яркой."
  
  -Ты и так колоритный, - сказала она. -И ты всегда будешь лихой."
  
  -О, ты отнимаешь удовольствие от всего."
  
  Взрыв помех в его комлинке заставил их обоих подпрыгнуть. - Хан! Какого черта ты делаешь?"
  
  Хэн выудил свой Комлинк. - Ландо? Я стою в пещере, болван. Какого черта ты делаешь? Почему ты вообще в этой системе?"
  
  - Хан, ты только что подрезал хобби! Он идет ко дну-опять! Прекратите огонь и убирайтесь к черту из моей битвы!"
  
  "Это был хобби я просто что?"
  
  - Хан, если ты не отступишь, нам придется тебя прикончить!- Хэн побежал, никуда не торопясь, но ему нужно было двигаться, крича в Комлинк. -О, Нет,нет, нет, вы не понимаете! Это не мы там сидим..."
  
  - Отлично! Предводитель разбойников-зажги ее!"
  
  -Не делай этого! Ведж, не надо! Не смей сбивать мой корабль!"
  
  -Ты имеешь в виду мой корабль?- Сказал Ландо. -Надо было догадаться, что это не ты-летаешь, как банта в смоляной яме, а ты летаешь, как запорный нерф со сломанной ногой..."
  
  - Ландо, я серьезно - только поцарапай Сокола, и я сделаю это..."
  
  -Никогда не найдешь его под всеми вмятинами, - закончил за него Ландо. - Ведж, посмотри, сможешь ли ты снять только двигатели."
  
  "Ландо-Клин... Хэн разочарованно поморщился и повернулся к Лее, которая остановилась в нескольких метрах позади него и теперь стояла неподвижно, сосредоточенно нахмурившись. - Ну же, принцесса!"
  
  - Она покачала головой. - Здесь что-то не так..."
  
  -О, вы так думаете? Это что, затерянный-внутри-вулкана предмет? Или о том, что мы потеряли "Сокола" и его вот-вот собьют? Или, может быть, это мы-только-что-сумели-привести-всех-наших-друзей-вместе-с-половиной-Альянса-в-гигантскую-смертельную-ловушку?"
  
  - Не очень, - ответила она. -Это больше похоже на то, что мы-бежали-в-темноте-в-пещере-и-не-провалились-в-дыру."
  
  - Что?"
  
  - Арту, - крикнула она через туннель, - сделай экологическое сканирование и анализ-я думаю, что эти пещеры ненастоящие. Что-то сделало это..."
  
  Хэн огляделся и замер на месте. -Ты имеешь в виду,-медленно произнес он, - каких-то каменных тварей, которые могут, например, выплавлять себя из стен, полов и прочего?"
  
  -Не знаю, может быть... Она остановилась и оглянулась на Хана, который был окружен похожими на камни существами, которые, казалось, выплавились из стен и пола.
  
  - Хорошая идея, - сказал Хэн, и тут пол под ним разверзся, и он исчез из виду.
  
  - Хан! Лея бросилась к нему, но камень туннеля стал мягким и липким, и мгновение спустя он раздвинулся под ее ногами, и она упала в темноту.
  
  
  * * *
  
  
  
  Офицер штурмовиков, стоявший на коленях на блестящем черном камне пола пещеры, пробормотал свою невероятную историю, даже не вставая с колена; Люк не стал слушать. Он почти ничего не слышал после того, как капитан группы начал болтать о том, каким мощным шедевром он считал Люка Скайуокера и месть джедаев. Еще один проклятый фанат этого проклятого шоу...
  
  Кто бы мог подумать, что одна глупая история может принести столько вреда?
  
  - Это было целью всего его великого дела!- воскликнул капитан группы. - Чтобы спасти тебя от злого мятежа и вернуть на твой законный трон!"
  
  - Не совсем я, - пробормотал Люк.
  
  - Милорд император?"
  
  "Забыть его. Люк оглядел десятки пленников, распростертых на полу пещеры. -Кто эти люди?"
  
  -Никто из важных персон, милорд-пленники мятежников, направляющиеся в рабские ямы. Не беспокойтесь."
  
  - Рабские ямы?- Это все, что ему было нужно: еще больше невинных жизней, которые он не смог бы спасти. -Сколько у вас здесь рабов?"
  
  - Слишком много, милорд. Возможно, несколько тысяч. Даже на голодном пайке мы едва можем прокормить их. И ситуация с водой..."
  
  Люк поднял руку. - Я все понял. Он мрачно посмотрел на Ника, но тот лишь пожал плечами.
  
  -Не смотри на меня, - сказал Ник. -Я не император."
  
  Тьма сомкнулась, как кулак, вокруг сердца Люка.
  
  Он стоял в дверях и смотрел на нее. Огромная сверкающая черная пещера, которая, казалось, была заполнена штурмовиками в доспехах, которые соответствовали камню, все стояли на коленях перед ним с непокрытыми головами. Сотни и сотни других людей, обычных людей, чьим единственным преступлением было то, что они жили в тех местах, куда нацелился Блэкхол, теперь лежали лицом вниз на гладком холодном камне, заложив руки за голову, боясь даже поднять лицо, чтобы посмотреть на него. -Я-Император...- тупо сказал он.
  
  И что в этом плохого? Разве это не было, в конце концов, планом его отца для него?
  
  План Вейдера.
  
  Может быть, Вейдер полностью понял истину, которую Энакин Скайуокер видел лишь мельком: все усилия в конце концов заканчиваются ничем. Что единственный ответ-взять то, что можно получить. Чтобы править непринужденно. Наслаждаться любыми фрагментарными мгновениями удовольствия, которые может предложить короткая жизнь.
  
  Да и какая разница? Герои, злодеи, короли и крестьяне-все шли к одной и той же последней тьме. Зачем бороться?
  
  У него не было ответа, он помнил ответы, которые он получал от Бена, от Йоды, даже от дяди Оуэна и тети Берн, пустые разговоры о долге и традициях, о чести и любви-но никто из них не понимал. Не совсем.
  
  А может, и были.
  
  Потому что, в самом деле, что это за разговоры о долге, чести и любви? Не было ли это просто их способом контролировать его?
  
  - Милорд император? Тебе нехорошо?"
  
  Люк встряхнулся. Он глубоко вздохнул и посмотрел на Ника. - Опять случилось?"
  
  Ник кивнул. -Ты просто... уходить."
  
  Люк снова поднял руку, чтобы протереть глаза. Теперь его рука дрожала. "Он... сделал что-то со мной, Ник. Я не ... я не могу с этим бороться..."
  
  -Кто тебе что-то сделал? Офицер-штурмовик вскочил на ноги, и его лицо покраснело до корней седеющих волос. - Назовите этого предателя, и мои люди уничтожат его!"
  
  Ник повернулся к люку с приподнятыми бровями и внезапным блеском в глазах; Люк повернул руку в жесте "не спорь, даже не говори". - Нет, - ответил Люк. - Не надо никого уничтожать. Слишком много было разрушений."
  
  Еще одна серия отдаленных взрывов послала дрожь ударной волны по пещере. Ник закатил глаза к потолку хранилища. - Да, без шуток. И эти ребята могут помочь нам остановить это."
  
  "Нет."
  
  - Скайуокер, подумай об этом...- Начал Ник.
  
  - Я не могу, - сказал Люк. -Я не могу об этом думать. Вот чего ты не понимаешь. Думать об этом придется... отошлите меня снова. Обратно в машину..."
  
  - Его голос затих. Он не мог заставить себя говорить о темноте. Разговор об этом разрушил бы поверхностную пленку света, которая была всем, что стояло между ним и невыносимой правдой,-он разрушил бы иллюзию, которая была единственной вещью, поддерживающей его прямо сейчас. -Я должна ... я должна притвориться, что доверяю тому, что всегда знала. Я должна вести себя так, будто верю, что все это правда. Что они не все лгали мне. Что я не просто обманывал себя, ты понимаешь?"
  
  "Э, нет. Не совсем.- Яркие голубые глаза Ника стали серыми от растущего беспокойства. "На самом деле не на всех."
  
  -Тогда просто поверь мне на слово. Люк посмотрел на капитана группы. "Все, что тебе нужно делать, - это притворяться", - сказал он себе. Сделайте то, что вы сделали бы тогда, когда верили, что жизнь стоит спасать. Может быть, если вы будете притворяться достаточно долго, вы сможете вернуться в тот сон Света... - Ладно, - сказал он. "Окей. Новый порядок. Ты и твои люди...- Он неопределенно махнул рукой в сторону пленников. -Я хочу, чтобы ты позаботился о них."
  
  - Да, милорд. Капитан группы повернулся к солдатам, стоявшим на страже поверженных пленников, и поднял руку. - Второй Взвод! Вы слышали императора. Приготовьтесь стрелять по моему приказу!"
  
  - Нет!- Поспешно сказал Люк. - Нет, это не эвфемизм. Это прямой приказ. Я хочу, чтобы ты заботился о них. Займись их ранами. Принеси им еды и воды. Береги их, понимаешь?"
  
  По выражению лица капитана группы было ясно, что он не понял, но тем не менее отдал честь. - Да, милорд!"
  
  "И . .. и пошлите своих людей-не только этих парней, но и всех, кем вы командуете,-пошлите их сделать то же самое для рабов. Все рабы."
  
  -Вы хотите, чтобы мои пилоты вышли из боя?"
  
  -Это не битва, это ошибка, - сказал Люк. "Недопонимание."
  
  - Милорд?"
  
  "Неважно. Соберите всех рабов. Их защищать. Как только вы их организуете и обеспечите безопасность, передайте их и себя республике - тем, кого вы называете повстанческими силами. Вы будете всячески сотрудничать с республиканскими военными, вплоть до оказания им помощи в бою."
  
  - Милорд император?- Капитан группы выглядел потрясенным. -Вы хотите, чтобы мы оказали помощь и утешение врагу?"
  
  - Нет, - ответил Люк. -Они тебе не враги. Уже нет. Вы меня понимаете? С этого момента вы и ваши люди должны считать себя частью вооруженных сил Республики. Не подведите меня, капитан группы."
  
  - Милорд император! Глаза капитана группы остекленели, но дисциплина повиновения была абсолютной. - Милорд, мы не подведем!"
  
  - Очень хорошо, - сказал Люк. -У тебя есть приказ. Капитан группы снова отдал честь и сделал точный круговой удар, прежде чем надеть шлем. Он зашагал прочь, выкрикивая приказы, прерываемые четкими жестами рук, и его люди без колебаний откликнулись.
  
  Люк просто стоял и смотрел. Он не мог придумать причины для переезда.
  
  - Ладно, Скайуокер, я понял, - сказал Ник. -Но что теперь?"
  
  - Даже не знаю."
  
  -Что значит "не знаешь"? Да что с тобой такое?"
  
  Люк ошеломленно покачал головой. -Это как бы... как будто я все еще внутри камня, Ник. Только камень внутри меня."
  
  -О, в этом есть смысл."
  
  "Чувство не имеет ничего общего с ним. Это просто так."
  
  -Это то, о чем ты говорил, верно? Что этот рускакк с тобой сделал?"
  
  -Он заразил меня, - вяло сказал Люк.
  
  - Заразился?.. С какой-то болезнью или чем-то еще? Паразит? Что?"
  
  - Хуже, - сказал Люк. - Он заразил меня правдой."
  
  - А?"
  
  - Что все это шутка. Даже не смешной. Бессмысленная, глупая трата времени. Искра страдания погасла, превратившись в вечное ничто."
  
  Он видел, что Ник ничего не понимает. Этого он действительно не мог понять. Да и как он мог? И как Люк мог это объяснить? Какие слова он мог использовать, чтобы разделить темноту? Какими словами можно было бы проиллюстрировать отвратительные иллюзии, порожденные воспитанием любящих родителей, которые, казалось, действительно верили в идеалы Старой Республики, которые вели себя так, будто искренне верили, что джедаи были настоящими героями, а не закованными в цепи безжалостными исполнителями воли правителей Республики. Как он мог объяснить бессмысленную жестокость вселенной,где ты должен был просто стоять с руками, скованными штурмовиками, и смотреть, как Звезда Смерти разрушает твой родной мир без какой-либо реальной причины вообще...
  
  Подождите, Люк думал. У него перехватило дыхание. - О нет, - сказал он вслух. -О нет, нет, нет... этого не может быть!"
  
  Та вспышка, которую он только что пережил, не была воспоминанием.
  
  Это было видение. О будущем.
  
  Что? - Спросил Ник. - Скайуокер, поговори со мной!"
  
  Люк встряхнулся, словно отгоняя сон. -Это не мы внутри камня, - сказал он. -Это не я болтаюсь в темноте на краю Вселенной. Это она. Это будет она."
  
  -Кто она?"
  
  - Лея, - сказал Люк. "Моя сестра."
  
  -У тебя есть сестра?"
  
  Люк кивнул. - И Блэкхол нашел ее."
  
  * * *
  
  
  
  Р2-Д2 провалился в темноту.
  
  Фелл-не совсем подходящее слово для того, что произошло с тех пор, как камень под его ногами внезапно растаял и уронил его и Чубакку на пол туннеля. Это было больше похоже на какой-то причудливый карнавальный аттракцион, с внезапными остановками и боковыми проскальзываниями и всевозможными другими искажениями нисходящего движения, для которых у данных внутренней вокабуляции R2 просто не было слов.
  
  Если уж на то пошло, темнота тоже была не совсем точной. В то время как человеческий глаз не видел бы ничего, кроме безликой черноты, для Р2 она вообще не была темной; его внутренние сенсоры могли регистрировать значительный диапазон электромагнитного спектра, в несколько сотен тысяч раз более широкий, чем крошечный человеческий диапазон, который они называли "визуальным светом"."Весь процесс падения вниз/скольжения/крена/удара/скручивания/толчка был насыщен всевозможными электромагнитными излучениями.; особый интерес для Р2 представляли прерывистые вспышки магнитного поля сигнатуры, очень похожие по частоте на те, что испускают нервные системы многих кислорододышащих органиков. Казалось, скала задумалась.
  
  Мало того, казалось, что скала мыслит несколькими различными умами, которые, казалось, имели какую-то самоподкрепляющую фазовую связь, аналогичную процессу у социальных насекомых, посредством которого обсуждение приводит к консенсусу.
  
  Это было развитие событий, которое Р2 хотел бы исследовать более тщательно, но в настоящее время он был занят постоянной перекалибровкой своего внутреннего гиромагнитного стабилизатора, чтобы не приземляться, когда он в конечном счете приземлится, на свою поврежденную локомоторную руку; эта постоянная перекалибровка из-за ошеломляющей непредсказуемости изменяющихся магнитных полей занимала большую часть вычислительной мощности Р2.
  
  Еще одно скольжение, два отскока и одно последнее падение заставили Р2 ненадолго остановиться, когда он ударился о короткие ребра Чубакки достаточно сильно, чтобы заставить Вуки хрипеть и дышать; затем камень открылся под ними в последний раз и отбросил их еще на три целых шесть десятых метра, после чего они оба бесцеремонно приземлились на гладкий каменный пол еще одной пещеры.
  
  Р2 активировал пару манипуляторов, чтобы оттолкнуться от Чубакки-что вызвало протестующий стон у полуоглушенного Вуки-и выпрямился на полу пещеры. В этой пещере был видимый человеком свет, хотя источник света так сильно раскачивался из стороны в сторону и вверх и вниз, что тени кружились, смешивались и снова расступались так быстро, что фоторецепторная линза Р2 не могла разобрать сцену; он вернулся к своей предыдущей полосе ЭМ-сенсоров и начал осмысливать ситуацию.
  
  Видимый человеком источник света оказался не чем иным, как светящимся стержнем, который Хэн Соло использовал как импровизированную дубинку, чтобы ударить по массе смутно напоминающих гуманоидов фигур, в то время как он кричал: "назад! Я ударю любого из вас, кто сделает еще один шаг! Отвали!"
  
  Р2 предположил, что капитан Соло либо сильно взволнован, либо говорит непонятным идиоматическим человеческим кодом, который с-3П0 называл метафорой, потому что было совершенно ясно-во всяком случае, сенсорам Р2-что у этих гуманоидных фигур, с которыми он разговаривал, на самом деле не было ног, а тем более ступней, и поэтому они уже были уверены, что, несмотря на угрозу или инструкции, никогда больше не сделают ни одного шага. Р2 также было совершенно ясно, что эти гуманоидные формы на самом деле вовсе не были существами, по крайней мере, не так, как обычно понимали этот термин его программисты.
  
  Эти фигуры были только номинально гуманоидными, в том смысле, что они обычно стояли вертикально и имели смутно очерченную головку наверху, а также пару-у некоторых их было больше-рук; эти формы росли вверх из самого камня пещеры, больше похожие на ожившие сталагмиты, чем на реальных живых существ, но они двигались так, как будто направлялись каким-то типом сознания, и они явно демонстрировали тот особый знак электромагнитного поля, который Р2 заметил во время своего стремительного спуска. Сканирование его файлов данных на предмет наличия каких-либо ссылок на этот тип явно минеральной формы жизни оказалось пустым... за исключением одной временной ссылки, которую он сохранил в своем кратковременном тайнике, потому что у него не было внутреннего референта, который мог бы подсказать ему, где ее хранить.
  
  Это была запись эоны Кантор, когда ее спутник спросил, что они должны делать, " если тот, кто появится, не джедай":
  
  Затем мы забираем их вещи и оставляем их Плавильщикам.
  
  R2 нашел, что это удовлетворительная корреляция, и поэтому он создал новый файл, помеченный ключевыми словами MINDOR, MINERAL LIFE-FORM (MOTILE) и MELTERS.
  
  Весь этот процесс, от крика Хана Соло до решения Р2-Д2 о подаче заявки, занял только время .674 стандартной секунды, что оставило Р2 достаточно времени для полной самоконтроли систем и оперативной проверки, пока Чубакка все еще поднимался на ноги и переводил дыхание для боевого клича Вуки.
  
  За боевым кличем Чубакки последовала стремительная атака на Плавильщиков-то, что это были те самые "плавильщики", казалось неоспоримым, - которые набросились на Хана Соло и принцессу Лею. Раздался изумленный вопль боли, когда кулак вуки из плоти и костей встретился с головой каменотеса."За этим последовал синий потрескивающий энергетический разряд-который, как отметил R2, был аналогичен по длине волны и интенсивности заряду от бластера на его максимальной оглушающей установке-от Расплавителя, о котором идет речь. Чуи снова взвыл и попятился назад, пока не наткнулся на другой плавильщик, и дополнительный энергетический разряд оборвал вой и сложил теперь уже потерявшего сознание Вуки, как втягивающийся манипулятор.
  
  Р2 продолжал наблюдать с отстраненным интересом, как Хан Соло кричал учеви! и бросился на массу Плавильщиков, чей ответ был несколькими вспышками той же самой энергии, которая почти мгновенно сбросила Хана Соло, дергающегося на земле рядом со своим вторым пилотом. Однако крах Хана Соло, по-видимому, вызвал подобную человеческую эмоциональную реакцию у принцессы Леи, которая крикнула Хану и прыгнула к Плавильщикам-и в воду .Через 384 секунды после того, как она была фактически в воздухе, Р2 вызвал массив узкоспециализированных субпроцессоров, которые первоначально были установлены как настроенная модификация вторичного рынка Королевскими инженерами НАБУ, а позже тщательно переоборудованы и запрограммированы с очень специфическим набором поведения особенно одаренным лудильщиком, который имел, в свое время, заслуженная репутация лучшего инженера-самоучки-импровизатора, когда-либо созданного галактикой: Энакин Скайуокер.
  
  Турбореактивные двигатели мощно развернулись от днищ локомотивов Р2, пиная его по воздуху прямо в массу Плавильщиков. Его противокамперное поле ожило с необычно громким разрядным треском; основываясь на необычайном расходе его внутреннего источника питания, R2 смог вычислить, что противокамперное поле в настоящее время работает с тройной силой, которая фактически была за его теоретическим пределом, из-за потенциально смертельных эффектов. Р2 также отметил, что когда ближайший плавильщик потянулся к нему каменной псевдоплечой, прикосновение его трехпроцентного противокамперного поля мгновенно разжижило электрокристаллическую структуру каменного тела плавильщика... так же как и те из четырех Плавильщиков, что были ближе всего к нему.
  
  С яростным он Thooperoo! Р2-Д2, который был его ближайшим приближением к военному крику Вуки, пробрался в плавильни, искря их в шлак со всех сторон. Пока в его запасе энергии оставался хоть один эрг, он не допустит, чтобы принцессе Лее причинили вред.
  
  Он, однако, отметил один конкретный недостаток в этом определении, который заключался в том, что его уровень выработки энергии уже превысил способность к самовосстановлению его энергоснабжения, и поэтому единственная оставшаяся ситуация erg была, как мог бы сказать C-3P0, не просто метафорой. А стены и пол просто продолжали горбатиться в комья,которые становились новыми плавильщиками.
  
  На краткий миллисекундный МиГ Р2-Д2 ощутил всплеск мощности в крошечном звуковом контуре в одном конкретном ядре памяти: он услышал, как голос с-3П0 воскликнул: "Мы обречены".
  
  
  Глава 14
  
  
  
  Ник побежал за люком по извилистому проходу пещеры, у него перехватило дыхание. Как получилось, что каждый раз, когда он встречал джедая, этот парень оказывался каким-то никклом? Скайуокер превратился из коричневого карлика в Нову, как будто щелкнул выключателем. Теперь Ник едва поспевал за ним. - Полегче, а? Если только ты не хочешь, чтобы я просто, ну знаешь, подождал тебя здесь. И это было бы прекрасно. Между нами говоря, я бы не отказался вздремнуть."
  
  "Никакое время.- Скайуокер продолжал идти. -Ты сказал, что Блэкхол нуждается в ком-то, кто может использовать силу. Моя сестра-близнец такая же сильная, как и я, но у нее нет моей подготовки. Как только он наложит на нее лапы..."
  
  Теперь он действительно остановился и повернулся к Нику, и мрачная ярость в его глазах вызвала внезапный приступ страха в животе Ника. -Я этого не допущу, - мрачно сказал Люк. -Вот и все. Я не буду, что бы мне ни пришлось делать."
  
  "Ух..."
  
  Но Люк уже повернулся и побежал прочь.
  
  - Ши, малыш. Две минуты назад все шло очень хорошо, и я едва мог заставить тебя говорить. Теперь все идет не так, и вы делаете прыжок на скорость света, не потрудившись подняться на борт корабля!"
  
  - Да, забавно, как это работает, - сказал Люк. - Я думаю, что смогу справиться с тем, что происходит в мире. Я к этому привык. Я могу с этим что-нибудь сделать. Это когда здесь что-то идет не так...- Он постучал себя по голове костяшками пальцев, как будто хотел постучать, чтобы войти. "...вот в чем проблема."
  
  "Кристалл."
  
  - Даже не знаю. Все, что я знаю, это то, что мне хочется умереть. Нет. Не умереть. Просто... остановить."
  
  - Знаешь, что заставляет меня остановиться?- Сказал Ник. "Бегущий. Особенно бегать в десяти килограммах драного халата длиной до пола."
  
  -Ты хочешь остаться здесь? Идти вперед. Я уверен, что Блэкхол будет счастлив сделать тебе еще одну корону."
  
  -Ты так хорошо ко всем относишься, или я просто особенная? Ник вздохнул и продолжал идти за ним. Его время как порождения теней было туманным, но не настолько, чтобы он не мог понять, в какую сторону они идут. - ЭМ, Скайуокер? Это не выход отсюда."
  
  Люк даже не замедлил шаг. -Это потому, что мы никуда не уезжаем. Я пришел сюда, чтобы положить всему этому конец, еще до того, как понял, что происходит. Теперь, когда я знаю, я никуда не уйду, пока все не закончится."
  
  - Над чем именно?"
  
  "Однако."
  
  -Я думаю, ты все-таки настоящий Скайуокер, - сказал Ник, слегка задыхаясь, когда догнал его. -Это как раз тот трюк, который мог бы выкинуть Анакин. Но я не знала, что у него есть дети."
  
  -И он тоже, - мрачно сказал Люк. -Вы знали моего отца?"
  
  - Скорее, знал о нем. Встречался с ним несколько раз. Он допрашивал меня однажды, после операции."
  
  -Неужели в это так трудно поверить?"
  
  Было нелегко пожимать плечами, когда бежишь в мантии, но Ник справился. - Он был высокий."
  
  -Мне говорили, что я благосклонен к своей матери, - сухо сказал Люк, и на секунду Нику показалось, что он сейчас улыбнется. Но только на секунду. -Вы знали моего отца в Войнах Клонов?"
  
  - Малыш, в Войнах Клонов его все знали. Он был величайшим героем в галактике. Когда он умер, это было похоже на конец Вселенной.- У Ника снова скрутило живот при этом воспоминании. - Это, черт возьми, был конец Республики."
  
  Люк остановился. Он выглядел так, словно ему было больно. -Когда он... умер?"
  
  Ник с благодарностью остановился, согнувшись и положив руки на колени, пытаясь отдышаться. -Насколько я слышал, он был последним джедаем, участвовавшим в резне в храме-когда пятьсот первых воинов Вейдера вошли и убили всех падаванов."
  
  - Что?"
  
  -Именно там был убит твой отец: защищая детей в храме джедаев. Он был не только лучшим из джедаев, но и последним. Никто никогда не рассказывал тебе эту историю?"
  
  Глаза люка были закрыты от невыразимой боли. -Вот именно .. . не так, как я слышал."
  
  -Ну, знаешь, меня там не было, но ... .."
  
  -А я-последний из джедаев. Меня обучал Бен Кеноби. У Ника отвисла челюсть. -Ты имеешь в виду Оби-Вана? Я думал, что это, знаете ли, просто еще один голотриллер. Кеноби жив?"
  
  - Нет, - тихо ответил Люк. -Кто ты такой?"
  
  - Это я? Никто. Никто особенный, - сказал Ник. -Я был офицером в Гар-старой Великой Армии Республики-но я не очень ладил с новым руководством, понимаете, что я имею в виду?"
  
  - Офицер? Люк нахмурился. - Достаточно особенный. Альянс мог бы использовать тебя. Новая Республика все еще может. Чем вы занимались последние двадцать пять лет?"
  
  - В основном прячусь от Вейдера. Он тот самый менеджер, с которым я не ладил."
  
  - Ты можешь перестать прятаться. Вейдер мертв."
  
  -Что, прямо как в сериале? Это хорошая новость."
  
  -Если ты так говоришь. Император умер в тот же день. Ник постучал себя по голове и поморщился. -Я не совсем в курсе последних новостей. Это ты его убил?"
  
  - Что? Нет. Нет, я никого из них не убивал."
  
  -Не совсем так, как в "Люке Скайуокере и мести Джедаев", а?"
  
  - Нет, - сказал Люк еще тише. "Не похож на всех. Но они мертвы. И это правда.- Он поднял голову, словно прислушиваясь к чему-то, чего Ник не мог расслышать. Мгновение спустя по пещере прокатилась волна ударных волн. -Когда все закончится, нам с тобой нужно будет сесть вместе и долго-долго разговаривать."
  
  Дыхание Ника едва начало успокаиваться. -Я готов сесть прямо сейчас."
  
  -Когда все закончится, - повторил Люк. -А пока мы бежим."
  
  -Я боялся, что ты это скажешь... Но Ник уже разговаривал с удаляющейся спиной Скайуокера. Он тяжело вздохнул, подобрал халат и пошел за ним. Теперь он слышал, как откуда-то сверху доносился грохот взрывов, сотрясавших всю гору. -Куда это мы так спешим?"
  
  -Я тебе покажу."
  
  Они обогнули еще один поворот, и впереди туннель закончился узким выступом. Над уступом была ночь, и звезды, и полосы Крестокрылов, несущихся вниз для стремительных пробежек. Под выступом был длинный-длинный спуск во внутреннюю чашу огромной древней кальдеры, которая была усеяна ударными кратерами и освещена горящими останками разбившихся истребителей с обеих сторон. Дальний край раскрошился, и большая его часть все еще тускло светилась остаточным теплом от взрывов, которые разрушили его.; сквозь щели Ник мог видеть далеко внизу, за изгибом вулканического купола, вращающиеся турболазерные башни, выбрасывающие в небо потоки распадающейся энергии.
  
  - Э-э, - сказал он, отодвигаясь от края. -Может быть, я просто подожду здесь."
  
  -А может, и нет."
  
  -Я уже упоминал, что у меня, знаете ли, есть небольшая проблема с высотой?"
  
  - Мне очень жаль, - серьезно сказал Люк. -Но ты же идешь с нами. У меня такое чувство, что ты мне понадобишься."
  
  - Но послушай,ты ведь идешь за своей сестрой, верно? Кто будет преследовать Кронала? Кто-то должен его убрать."
  
  -И ты вызвался играть роль наемного убийцы?"
  
  Ник склонил голову набок. - Кристаллы в моей голове... Я вроде как чувствую его. Я могу найти его. Я могу его вытащить."
  
  -Я тебе верю. Но нет. Это окончательно."
  
  -Возможно, это единственный способ спасти твою сестру. Не говоря уже о тебе."
  
  Люк вздохнул. -А что будет, если он доберется до нее раньше, чем ты до него? Что будет, если рядом с ней не будет такого человека, как ты, который избавит ее от лечения, как ты спас меня?"
  
  -Тогда нам придется это сделать... Выражение лица Люка заставило Ника похолодеть. "Ух. Да, я понимаю, в чем твоя проблема. Думаю, мне лучше поторопиться."
  
  -Думаю, тебе лучше делать то, что тебе говорят."
  
  - Эй, Новости, генерал Скайуокер, я не один из ваших солдат."
  
  - Привет, новости, Лорд порождение теней, - сказал Люк со слабой улыбкой на губах, но только мрачная тьма в глазах. -Ты же военнопленный."
  
  -Ой-ой, да ладно, ты же не серьезно..."
  
  -Ты говорил, что знаешь джедаев, - сказал Люк. -Ты когда-нибудь выигрывал спор с одним из них?"
  
  Ник вздохнул. - Куда же это?"
  
  "Там.- Люк указал вниз, в кальдеру. "Прямо там."
  
  Ник прищурился. Она выглядела как безликая скала, усеянная обломками. -А что тут такого особенного?"
  
  -Именно там, - сказал Люк со спокойной уверенностью, - сейчас разобьется "Тысячелетний Сокол"."
  
  - Что? Тысячелетний Сокол? Как в "Хане Соло в логове космических слизней"?"
  
  "Вроде."
  
  -Ты не шутишь? Я думал ... ну, знаешь, я думал, что Хан Соло-вымышленный персонаж. Что эти истории-просто, ну, истории. Люк закрыл глаза и протянул руку. Его голос стал далеким, отчетливо глухим. -Это всего лишь сказки. Но Хан настоящий, а что касается Сокола-посмотри вверх."
  
  Ник так и сделал. Нарастающий крик чего-то большого и не очень аэродинамичного, летящего очень, очень быстро, дал ему предупреждение на полсекунды, прежде чем огромная темная фигура взревела слишком близко над головой-сплюснутый диск с передними грузовыми жвалами Кореллианского легкого грузового корабля-который на самом деле не столько летел, сколько, ну, летел, переворачиваясь в воздухе, как деформированная монета, брошенная рукой размером с эту гору. Охваченный огнем и потерявший контроль над собой, он рухнул на дно кратера и наверняка погиб.
  
  - О, - сказал Ник. "Оооо,-я бы хотел встретиться с ним, я люблю это шоу..."
  
  "ТСС. Лоб люка сосредоточенно нахмурился, пальцы на вытянутой руке разжались, дыхание стало глубже. -Это не лучший мой трюк."
  
  Его пальцы дернулись, как будто он щелкнул невидимым выключателем-и на темном вращающемся диске грузового корабля ожили автоматические двигатели ориентации, спинные на жвалах, подфюзеляжные на корме над двигателями, замедляя падение корабля. Ник услышал внезапный визг подавленных репульсоров, и реактивные двигатели переднего положения развернулись, чтобы добавить тяги, и грузовое судно врезалось в землю, которая, должно быть, была чем-то вроде шлаковой ямы, потому что передние жвала вошли почти в кабину под углом шестьдесят градусов... и застрял крепко.
  
  И корабль просто остался там. Она не упала. Он не взорвался. Он не делал ничего такого, чего любой разумный человек ожидал бы от корабля после полного крушения.
  
  Ник уставился на него с открытым ртом. Через несколько секунд он понял, что не дышит. - А ты знал... Я имею в виду, я только что видел... ?- ахнул он. -Вы только что сели на этот корабль?"
  
  Люк открыл глаза. "Не совсем."
  
  -И это не лучший твой трюк? Ник покачал головой, моргая. - Какой твой лучший трюк?"
  - Надеюсь, ты никогда этого не узнаешь,- сказал Люк. "Приближаться."
  
  * * *
  
  
  
  Лея поняла, что они в отчаянной опасности, еще до того, как пол растаял у нее под ногами. Внезапное появление Чубакки в пещере, в которую они упали, дало ей мгновенную надежду-но только мгновенную, так как Вуки почти сразу же был повержен этими каменными существами и теперь лежал, подергиваясь, на земле, дым клубился от его опаленной шерсти. Затем один из них облетел вокруг лодыжки Хэна и ударил его каким-то энергетическим разрядом, от которого волосы у него встали дыбом и брызнули искрами, прежде чем он, в свою очередь, рухнул. Тогда другая женщина могла бы пасть духом.; или когда все скальные существа, казалось, повернулись и сошлись на ней вместе; или когда, как раз когда она прыгала к Хэну, одно из скальных существ перелетело через светящийся стержень, и пещера погрузилась в непроницаемую тьму... но Лея была не из тех, кто опускает руки. Что-то в этой глубокой беде делало ее спокойной и сосредоточенной. И решительный.
  
  Даже в темноте она, казалось, каким-то образом просто знала, где был Хан-и где не было скальных существ. ее рука нашла верхнюю часть ботинка Хана, и она вцепилась в него, чтобы оттащить его назад-и ее усилия были вознаграждены оглушительным электронным свирепым Thooperoo HEEE! когда Р2 взмыл в воздух, он был так окутан ореолом искр от своего перегруженного противокамперного поля, что осветил пещеру, как вспышки летней молнии.
  
  Вид каменных тварей, плавящихся в шлак от его прикосновения, вдохновил ее. - Арту! Этот трюк!"
  
  Купол астромеха закрутился, и потайной люк открылся, выпустив подпружиненный катапультатор, который менее года назад был спроектирован, чтобы доставить световой меч в руку Люка Скайуокера. Но то, что выстрелило из него сейчас, было не световым мечом, а бластером Соросууб ЭЛГ-5С.
  
  Компактный пистолет просвистел в воздухе, и Лея потеряла его из виду в неверном свете-но все равно протянула руку и почему-то даже не удивилась, когда бластер аккуратно ударил ее в ладонь. Она взмахнула затвором по быстрой дуге, стреляя так быстро, как только могла нажать на спусковой крючок. Оглушающие взрывы вызвали новые разряды от каменных тварей, когда они осели и разжижились; стены вокруг нее ползли и потрескивали голубым огнем.
  
  - Арту! Хватай Чуи и беги за мной!"
  
  Дроид утвердительно чирикнул и отключил свое противокамперное поле, прежде чем протянуть пару манипуляторов, чтобы схватить бессознательного Вуки за патронташ. Лея прикрывала их, отгоняя каменных тварей шквалом оглушающих взрывов. Сервоприводы в локомоторах Р2 протестующе заскулили, когда он протащил Чубакку мимо Леи. - И посмотри, сможешь ли ты его разбудить!"
  
  Поддерживая огонь одной рукой, другой она трясла Хана. Когда это не сработало, она отвесила ему пару резких пощечин, которые вызвали лишь слабый стон. Наконец она схватила его за мочку уха и ущипнула так сильно, как только могла, вонзив ноготь большого пальца достаточно глубоко, чтобы заставить его резко выпрямиться с протестующим воем широко раскрытых глаз.
  
  "АУ-вау-АУ-ладно-я-проснулся-увольнение-уха, да? Хэн с трудом поднялся на ноги, но тут же снова осел, судорожно схватившись за голову. "Обхаживать. Что меня ударило?"
  
  Лея все еще стреляла, отступая назад. -А ты как думаешь? В кого я стреляю?"
  
  "Лучший вопрос. Хэн моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд сквозь вспышки и вспышки оглушающих взрывов и потрескивания энергии. -Что это за штуки?"
  
  -Недружелюбно, - натянуто сказала Лея, выпуская очередную порцию.
  
  - Да, конечно, посмеяться над этим чокнутым парнем.- Он схватился за бедро, но его рука нашла только пустую кобуру. -ГМ, вы случайно не видели мой бластер где-нибудь поблизости?"
  
  -Я бы помог тебе охотиться за ним, но я маленький...- Она проложила линию огня, которая уничтожила еще троих или четверых. "...сейчас я занят, ясно? Продолжай отступать."
  
  -Они не отстали от нас?"
  
  -Пока нет."
  
  Хэн прищурился. -Откуда ты знаешь?"
  
  -Хочешь пойти посмотреть? Я знаю."
  
  - Ладно, ладно, я понял.- Хан помахал рукой Р2. - Эй, Коротышка! Немного света, а?"
  
  Голопроектор Р2-Д2 повернулся и ожил, испуская широкий конус ослепительно белого света. Хэн всматривался в наступающие ряды каменных тварей, которые просто продолжали скользить вперед-и продолжали расти из грязи, в которую их растопила Лея-и пытался скрыть отчаяние в своем голосе. - И никаких намеков от силы? Подсказка? Хоть что-нибудь?"
  
  -Просто отойди и позволь мне снова спасти твою жизнь, хорошо? Но пока она говорила, ее серия оглушительных взрывов полностью разжижила парочку из них, и там, в тонкой луже каменной каши, Хэн заметил благословенно знакомый силуэт.
  
  -Вот это уже больше похоже на правду!- Он набросился на него и выудил свой дл-44 из грязи, хорошенько встряхнув его, чтобы очистить работу, прежде чем камень мог бы вернуться. От его первого выстрела из излучателя дл вылетел облачко испарившегося камня, но после этого он, казалось, работал просто отлично.
  
  -Я займусь этим здесь!- сказал он Лее, подходя с широким разбросом отскакивая от стены, которая распространилась, чтобы уничтожить сразу трех тварей. - Посмотри, что ты можешь сделать, чтобы поставить Чуи на ноги-эти энергетические ячейки не вечны!"
  
  Когда Лея повернулась, чтобы подчиниться, Чубакка уже сидел и ошеломленно пытался подняться; он настойчиво стонал что-то, чего все еще ограниченные знания Леи о Шайривуке не могли понять. -Что он говорит? Это что, "Черный код"? Что означает Черный код?"
  
  -Это значит бросить все и бежать со всех ног, - сказал Хэн. Лея оглянулась через плечо на скопление каменных тварей, которые все еще продолжали двигаться вперед, сколько бы Хан ни стрелял. - Он всегда был мозгом этой операции."
  
  -Я думал о том же самом. Хану пришлось отпрыгнуть назад и увернуться, пригнувшись к ней, когда каменные существа начали вытекать из стен по обе стороны от него. - Иди! Чуи, приведи дроида! Я прямо за тобой!"
  
  Чубакка подхватил Р2 своими массивными волосатыми руками и нетвердой походкой побрел прочь, хотя с каждым шагом его походка становилась все увереннее. Р2 держал свой голопроектор направленным в потолок, чтобы обеспечить как можно больше света. Лея помчалась за ними, оглядываясь, чтобы убедиться, что Хэн все еще идет за ней, а он бежал изо всех сил, стреляя наугад через плечо.
  
  Каменные твари последовали за ними вздымающейся каменной волной.
  
  Они побежали.
  
  Хэн, пыхтя, поравнялся с ней. - Есть идеи... куда мы едем?"
  
  "Конечно.- У Леи тоже перехватило дыхание. "Отойти от них."
  
  -Я имею в виду... у тебя есть предчувствие?.. что может быть впереди?"
  
  -Вы довольно быстро ушли. .. - одно дело видеть, как Люк использует силу, Лея, не так ли?- Она попыталась говорить своим обычным резким тоном, но хриплое дыхание только придавало ей усталый вид. -Это моя работа... ты должен быть А... гибкий мыслитель."
  
  - Просто продолжай бежать. Следовать.. . его.- Она махнула рукой в сторону Чубакки, который топал по проходу пещеры впереди них.
  
  -Не знаю, что там впереди, - сказала она. - Не сбежать... это я знаю точно."
  
  "сила... сказать тебе это?"
  
  - Э-э-э ... Туннель.- Она махнула бластером в сторону пола. - Наклонно вниз..."
  
  "О... это не может быть хорошо..."
  
  - Смотри, - выдохнула она. -Я могу... притормози их. А ты продолжай... Я тебя догоню..."
  
  - Вовсе нет... ни единого шанса. Ты просто так говоришь... как предлог для передышки, - настаивал Хэн между хрипами. -Если кто-то собирается сделать перерыв... - это я."
  
  Она одарила его ласковой улыбкой. - На счет три?"
  
  "Да.- Он улыбнулся ей в ответ. -А как же... на одном?"
  
  "Хороший план.- Прямо впереди туннель выходил в пещеру; Чуи и Р2 уже были внутри. Невозможно было сказать, насколько велика пещера, но она знала, что единственное, что удерживало их так далеко, было то, что скальные существа должны были собраться вместе внутри туннеля, чтобы напасть на них; на более открытой местности у них не было бы шанса. Как только они с Хэном добрались до входа в туннель, она втянула воздух так глубоко, как только могли выдержать ее измученные голодом легкие. - Один!"
  
  Плечом к плечу они резко затормозили и развернулись, вызвав шквал оглушительных взрывов в пещере. Передние ряды скальных существ осели и растаяли...
  
  И те, кто следовал за ними, остановились.
  
  "Эй... Эй, а как насчет этого? Хэн наклонился вперед, упершись руками в согнутые колени, согнулся пополам и тяжело дышал. - Может, и так... хватать. Ты так думаешь?"
  
  - Я.. . сомневаться в этом."
  
  - Может быть, они так же устали гоняться за нами... как и мы в беге..."
  
  Чубакка завыл что-то непонятное. - Щебетал Р2. Ни один из них не казался счастливым. Лея повернулась, и остаток ее дыхания ушел в приглушенную версию одного из Кореллианских проклятий Хана. -Или, может быть, они остановились, потому что мы побежали именно туда, куда они хотели."
  
  Пещера была полна тел.
  
  Тела погибших.
  
  Десятки, может быть, сотни тел, наполовину погруженных в камень-как будто он был жидким и затвердевшим вокруг них. По пояс или по грудь в полу, вдавленные в стены так, чтобы было видно только лицо или затылок. На некоторых телах-человеческих-было что-то похожее на доспехи штурмовиков, за исключением того, что они были черными, как камень вокруг них. Некоторые-более свежие, некоторые люди, некоторые Мон Каламари, которые выглядели так, словно они только спали-были одеты в летные костюмы Новой Республики.
  
  -Для протокола?- Голос хана слегка дрожал. -Вот почему я не хотел, чтобы ты ехала со мной."
  
  
  
  * * *
  
  
  Нескончаемый Рой истребителей кружился вокруг "помни Алдераан" и других крупных кораблей Республики, сгрудившихся в радиационной тени Миндора. Республиканский пожарный контроль отчаянно следил за истребителями, чтобы зафиксировать ракеты, и артиллеристы выпускали турболазерные болты через вакуум, но ловких истребителей было почти невозможно поразить, и единственными связями, которые были достаточно близки, чтобы вызвать противофайтерские кассетные боеприпасы Remember Alderaan, были те, которые неслись для полного физического перехвата.
  
  Самоубийство терпит крах.
  
  Даже легкий истребитель, летевший на сверхсветовой скорости, вырабатывал титаническое количество кинетической энергии; щиты из частиц больших кораблей не могли рассеять ее достаточно быстро. Пары самоубийц было достаточно, чтобы вызвать кратковременный частичный отказ щита, и если еще один галстук точно рассчитал время, чтобы проскользнуть в щель, удар мог разорвать целые палубы.
  
  "Помни Алдераан" качнулся и содрогнулся от третьего такого удара; облака газа и кристаллизованного водяного пара вырвались из трех огромных отверстий в его корпусе. Как и все боевые крейсера, "Альдераан" был спроектирован так, чтобы поглощать поразительное количество повреждений и продолжать сражаться, но когда Ландо получил предварительный отчет о повреждениях и потерях от этого последнего взрыва, даже его легендарный неутолимый оптимизм был довольно хорошо подавлен. Более тысячи членов экипажа ранены или пропали без вести; треть его турболазеров вышла из строя.; а один из главных двигателей перегревался и должен был вот-вот заглохнуть или расплавиться в ближайшие три-четыре минуты.
  
  Ландо облокотился на пульт связи на мостике "Альдераана". -Где, черт возьми, наш истребительный эскорт?- прорычал он. - Кто-то должен остановить этих парней!"
  
  Но он знал ответ: истребители оперативной группы были перегружены для поддержки наземной операции против Стоу-наземных огневых точек на орбите. У него даже не было достаточно средств, чтобы должным образом прикрыть своих морских пехотинцев, не говоря уже о защите своего флота.
  
  - Генерал Калриссиан! Генерал, кто-нибудь может мне помочь?- С-3П0, сбитый с ног ударом, каким-то образом оказался зажатым под консолью безопасности. - О, какая ужасная вмятина у меня будет!"
  
  Ландо махнул рукой и приказал: "кто-нибудь, поднимите этого дроида!- потому что иначе эта проклятая черепица просто лежала бы и жаловалась, пока кто-нибудь не сломал бы ее и не снес ему позолоченную голову. Он повернулся к своему начальнику, Гласферрану, чьи три невыразительных глаза были устремлены на три различных тактических голодисплея. - Закройте флот, Картилл, - сказал он. -Нам нужно собрать корабли вместе. Как можно ближе-заделайте бреши в нашем противопожарном покрытии."
  
  -Мы и так практически целуем щиты друг друга, - ответил Картилл. -И-прошу прощения у генерала-быть так близко друг к другу может стать серьезной проблемой, как только эти стои покажутся над горизонтом."
  
  -Не напоминай мне.- Он повернулся к офицеру у пульта связи. - Что-нибудь от Шисы?"
  
  - Сейчас поступит рапорт, сэр. Я включу громкую связь."
  
  Резкий треск бластерного огня был единственным, что отчетливо доносилось по каналу связи; все остальное было наполовину скрыто статикой. Ландо перегнулся через доску и попытался сдержать улыбку. - Шиса! Калриссиан. Мне нужны хорошие новости, Фенн! Мы всего в восьми минутах от окна выстрела гравитационной пушки,а у меня тут целая куча кораблей с подвешенными брюхами!"
  
  С-3П0 поднялся на ноги и теперь шаркающей походкой направился к Ландо. - Генерал Калриссиан..."
  
  "Позже. Фенн, ты слышишь?"
  
  Комм затрещал еще сильнее от бластерного огня и более громкого взрыва статических разрядов, который мог бы быть протонной гранатой. -Мы делаем успехи, но от комнаты к комнате. Эти типы в черных доспехах окопались, и они, кажется, не верят в то, что можно убежать."
  
  "Неужели они верят в смерть?"
  
  -О, к этому у них есть талант. Проблема в том, что они все время пытаются забрать наших ребят с собой, когда уходят!"
  
  - Продолжай в том же духе, Фенн. Я посмотрю, смогу ли я организовать какую-нибудь помощь."
  
  - Все, что вы можете сделать, будет приветствоваться."
  
  - Генерал Калриссиан, пожалуйста!- С-3П0 завис у плеча Ландо, и голос его звучал еще более взволнованно, чем обычно. -Возможно, тебе будет интересно..."
  
  - Я сказал-позже.- Ландо указал на офицера связи. - Откройте специальный канал связи с капитаном Антиллесом в "Изгоях один"."
  
  Офицер кивнул. - Десять секунд, сэр."
  
  Ландо повернулся к с-3П0. "Окей. Десять секунд. Что тут такого интересного?"
  
  -Ну, возможно, Вам это покажется интересным, но я не могу знать наверняка, - защищаясь, ответил дроид. - Но интересно или нет, но это несомненно важно. По-моему, так оно и есть."
  
  -Ваше мнение?"
  
  - Генерал? Капитан Антиллес, - сказал офицер.
  
  - Пожалуйста, генерал Калриссиан, мое мнение на этот счет самое надежное!"
  
  - Упустил свой шанс. Ландо снова повернулся к пульту связи. "Клин. Изменение планов. Стащите жуликов с турбонасосных башен. У Мандос возникли проблемы с защитой гравитационной пушки. Если купол раскроется, я хочу, чтобы туда попадало больше боеприпасов, чем выходило, слышишь?"
  
  - Понял, но у меня осталось три птицы. Есть эскадрилья или две, которые вы можете выделить?"
  
  - Не шути так, Ведж. Просто иди туда. От вас зависит очень много жизней."
  
  - Мы к этому привыкли, сэр."
  
  -Вот почему я не отдал бы эту работу никому другому. Ясное небо, Ведж."
  
  - Увидимся на дальней стороне, генерал. Предводитель разбойников вышел."
  
  - Но ... Но генерал Галриссиан..."
  
  - Не сейчас, Трипио! Ландо стиснул зубы. У него все время было предчувствие, что до этого может дойти. - Картилл, предупредите флот. Мы идем в атмосферу."
  
  Все три глаза старпома мигнули одновременно. - Сэр?"
  
  -Ты меня слышал. Грязная сторона. Все. Это единственный выход. Если через десять минут мы все еще будем на орбите, эти стои разорвут нас на куски."
  
  - Земля? Где высадиться, сэр?"
  
  -Мы позаботимся об этом после того, как выберемся из их пожарного окна, да?"
  
  - Да, сэр."
  
  - Генерал ... генерал, пожалуйста!"
  
  - Продолжай приставать ко мне, Трипио, и, клянусь, я ударю тебя так сильно, что ты подумаешь, будто ты мусорщик."
  
  - Но, генерал, я думал, вы хотите найти капитана Соло!"
  
  - Что? Ландо повернулся и уставился на тощего протокольного дроида. -Ты что-то знаешь о Хане?"
  
  "Возможно. В вашем кратком общении с ним..."
  
  - Да, это было странно, не так ли? Мы едва можем дотянуться до наших кораблей, когда они окажутся в этой атмосфере, но мы можем поймать Комлинк Хэна, и он сказал, что находится в какой-то пещере..."
  
  - Да, Генерал. Да, именно так. Во время этой связи я обнаружил тонкую модуляцию в несущей волне. Можно сказать, что-то вроде фонового шума."
  
  "Что за шум?"
  
  - Похоже, что это ретроградный Орто-диалект Сурмо-Кларитианского электроспича вперемежку с креольским вариантом Имперского цифрового шифрования Черного Карлика и Неймодианским торговым шифром-завораживающе, на самом деле, особенно в структурной вокабуляции..."
  
  - Трипио."
  
  -О, да. Конечно. По существу, что-то говорило на волне связи. Или, скорее, сигнал связи улавливал чью-то речь."
  
  - Еще один сигнал связи?"
  
  -О, Нет, нет, ничего такого сложного. Это просто язык-электроспич-это тип прямой модуляции энергии, используемый различными формами жизни; на сегодняшний день, я полагаю, общее количество известных науке чисел закончилось..."
  
  "Забывать об этом. Этот электроспич-вы его понимаете?"
  
  Дроид гордо выпрямился. "Я свободно владею более чем шестью миллионами форм..."
  
  - Мне не нужен список. Что там было написано?"
  
  -Ну, в переводе, насколько я могу, вы понимаете, у них совершенно варварский акцент-они собирались взять в плен двух человек и доставить их в склеп."
  
  Ландо покачал головой. - В каком склепе? И кто кого берет в плен?"
  
  - Я уверен, что не могу сказать, кто захватчики; язык-был бы подходящим для любого количества энергетических форм жизни."
  
  -Тогда зачем ты тратишь мое время на это?"
  
  - Ну, это потому, что этих двух пленников, очевидно, сопровождал Вуки."
  
  -Вуки?"
  
  - Это действительно кажется маловероятным совпадением. И еще они упоминают дроида-хм, парсинг... в половину человеческого роста, круглый, как позвоночник столба, вращающийся купол-арту! О, генерал Калриссиан, мы должны что-то предпринять! У них есть арту!"
  
  -Ладно, ладно, притормози.- Если у того, кто это был, был Р2-Д2, то они могли даже заполучить Люка-или, по крайней мере, знать, что с ним случилось. Во всяком случае, так говорил себе Ландо; почему-то ему стало легче, когда он получил хотя бы теоретически обоснованный аргумент о военной необходимости спасательной операции, которую, как он был уверен, все равно закажет. -А как вообще этот сигнал пробился насквозь?"
  
  "Это именно тот момент, генерал. Я подозреваю, что собственная частота этой конкретной энергетической формы жизни ограничивает ее определенным разнообразием электромагнитно активных пород-это, так сказать, естественная среда обитания этой формы жизни-и хотя эта порода может очень хорошо вмешиваться в обычный сигнал связи, ее проводящие свойства должны фактически позволить ей резонировать и усиливать должным образом модулированный сигнал..."
  
  - Я все понял. Можете ли вы воспроизвести эту модуляцию? Вы можете прогнать его через корабельный комм?"
  
  -Ну, при всей скромности, возможно, арту был бы больше, - Ландо стиснул зубы, борясь с почти непреодолимым желанием оторвать голову с-3П0. -Ты можешь это сделать?"
  
  "Я владею более чем..."
  
  -Не говори мне.- Ландо указал на пульт связи. - Скажи об этом кораблю."
  
  
  
  * * *
  
  Люк пробирался сквозь густую золу, Ник следовал за ним по пятам. Таспан уже скрылся за горизонтом; единственный свет исходил от горящих обломков, разбросанных по дну кратера, и от случайных вспышек и вспышек битвы, бушевавшей наверху. Зола хрустела и осыпалась почти как мелкий песок под каждым шагом, делая движение медленным и трудным. Кратер был также усеян более крупными кусками-массами застывшей лавы и скалистых выбросов, большинство из которых были невыразительными, непроницаемыми черными, что делало их очень трудными для наблюдения. ; даже Люк обнаружил средних только после того, как больно ударил одного из них голенью. Он пошел бы более осторожно, но в первый раз, когда ионная панель, сорванная с привязи, со свистом упала вниз и разлетелась на осколки в паре десятков метров от него, он отказался от идеи медленного и осторожного движения.
  
  Они бежали изо всех сил. По крайней мере, когда Люк зацепился ногой за обломок и упал, он мог использовать силу, чтобы перевернуться в воздухе и ударить по земле бегом. У Ника не было такой возможности, но каким-то образом ему удалось добраться до относительного укрытия под наклонным корпусом "Сокола" всего в нескольких шагах позади Люка, хотя он хромал, обе его руки кровоточили, а на лбу красовалась отвратительная царапина.
  
  Сокол навис над ними, затмевая звезды. Его маневровые двигатели вспыхивали и разбрызгивали струи газа в кажущейся случайной последовательности-пытаясь освободиться-и вой его репульсорных подъемников увеличивался от просто раздражающего до визга, от которого у Люка болели зубы.
  
  Ник хмуро посмотрел на темный силуэт корабля. -Что будем делать, стучать?"
  
  - Нет комлинка.- Люк прижал ладонь к уху. -Мы должны как-то привлечь их внимание."
  
  -А где Люк?"
  
  "Туда.- Люк неопределенно махнул рукой наверх; люк в брюхе находился высоко внизу, вне досягаемости. - Может быть, мы сможем подняться."
  
  "Не проблема. Я вырос в джунглях. Я могу взобраться на что угодно."
  
  -Пока нет. Что-то не так."
  
  - Кроме их приземления? Ши, в голошоу Соло считается таким классным пилотом..."
  
  Люк нахмурился. - Я чувствую.. . страх и гнев. Агрессия. Опасность. Хан - мой лучший друг,с чего бы его кораблю чувствовать себя враждебно?"
  
  "Не знаю. Ник огляделся и заметил в темноте наверху какое-то медленное движение. -Думаешь, это из-за того, что эта четырехстволка следит за нами?"
  
  Сила пронзила Люка мгновенным всепоглощающим движением-или-умри; меньше чем в мгновение ока его нога хлестнула, чтобы отбросить Ника еще глубже под корпус, и он подпрыгнул в воздух, отскочив назад. Ночь разорвала Чум-Чум-Чум-Чум высокоциклического орудийного огня, выжигая воздух длинными полосами ярко-желтого цвета, которые освещали шлаковую яму, как полдень на Татуине, и выдувая во все стороны фонтаны белого расплавленного камня.
  
  Башня следовала за Люком, рассекая раскаленные кратеры, словно следы невидимого бога огня. Он приземлился и снова прыгнул по другому вектору, и к тому времени, когда башня последовала за этим прыжком, он снова был на другом, который привел его за валун размером с подростковую банту. Он прижался к ней спиной, в то время как башня взорвалась с другой стороны, и по количеству дыма, поднимающегося вверх, и обломков, падающих вниз, он был почти уверен, что стрелок башни, кем бы он ни был, решил, что самый простой способ добраться до него-просто взорвать скалу на куски.
  
  Он перекатился на противоположный край и рискнул бросить быстрый взгляд. Похоже, Ник не шутил насчет того, что может на что-то взобраться; он карабкался по нависающему наклону корпуса быстрее голодного майнока. - Ник! Убирайтесь оттуда!"
  
  Ник добрался до карданного капота четырехместной башни. С ником, висящим наполовину поперек транспаристилового иллюминатора, наводчик прекратил стрелять; Люк мог видеть его внутри, кричащего уберите вашу долбаную траву с моей башни, или что-то в этом роде.
  
  - С ума сойти, - отозвался Ник. -Он не может застрелить меня здесь! Брось мне свой световой меч, и я прикончу этого рускакка одним ударом!"
  
  - Во, Ник! Прыгай! "Сокол" оснащен системой "а"..."
  
  Вспышка бело-голубой энергии пронеслась над корпусом грузового корабля; разряд отбросил Ника от башни на землю, где он приземлился на спину с властным стуком.
  
  "...противопехотный полевой проектор, - запоздало закончил Люк.
  
  Стрелок снова открыл огонь. Люк протянул руку и призвал силу; резкий толчок отбросил Ника в сторону, и Люк решил, что на сегодня с него достаточно пуль. Он глубоко вздохнул и направил свой разум в силу.
  
  Сокол казался ему огромным, как и тридцать или около того отчаявшихся людей, которые, как он теперь чувствовал, находились внутри. Он отключил их от своего сознания и сосредоточился на самом корабле. Вот-он почувствовал цепь, которую искал... и он даже почувствовал Эхо руки Леи на нем! Она прикоснулась к нему всего несколько часов назад. Может быть, даже меньше...
  
  Но это было отвлекающим маневром-даже более отвлекающим, чем содрогание валуна, когда пушечные выстрелы прогрызали его противоположную сторону. Простого осознания недавнего присутствия Леи было достаточно, чтобы наполнить его разум всевозможными страхами и надеждами, которые затемняли его восприятие, пока он не смог прогнать их и снова сосредоточиться. Еще несколько глубоких вдохов настроили его мозг, как прицельный лазер, и он восстановил контроль над схемой. Легкий толчок в силе, и он почувствовал, что цепь отключилась.
  
  Четырехствольная башня потемнела, и ее орудия умолкли. Башня автоматически развернулась лицом вперед между жвалами грузового корабля.
  
  Люк чувствовал растерянность наводчика и растущую панику; он прикинул, что у него есть по крайней мере пять секунд, прежде чем наводчик поймет, что двигатели башни были сброшены и зафиксированы в позиции переднего огня по умолчанию.
  
  Пять секунд-это было больше, чем ему требовалось.
  
  Он встал и поднял руку. Высоко в нижней части наклонного борта корабля открылся люк в брюхе, проливая свет вытянутым прямоугольником на затененный ночной темнотой корпус. Одним мощным прыжком он перебрался через дымящийся валун и оказался рядом с ником.
  
  -Со мной все в порядке...- Ник слабо хрипел. -Мне нужна всего одна минута... у меня перехватило дыхание. А может, и на неделю. Или два."
  
  Люк сжал свой левый кулак в передней части одеяния порождения теней Ника, собрал силу вокруг них обоих, и прыгнул прямо вверх, через край грузового трапа-который, из-за угла, под которым застрял корабль, был больше похож на скольжение-и скользнул вниз по нему в главный грузовой отсек "Сокола".
  
  Там было полно мужчин и женщин в странных доспехах, которые выглядели так, словно были сделаны из лавы, и почти все они направляли на него бластерные винтовки.
  
  На мгновение единственным звуком был скрежет и щелканье прикладов винтовок, прижатых к бронированным плечам; в следующее мгновение единственным звуком было смертельное гудение зеленого светового меча, выставленного вперед на страже.
  
  - Не стреляй, - тихо сказал Люк. -Сегодня я уже убил слишком много людей."
  
  - Оружие на землю!- Говорившая была сурового вида женщина с рыжими волосами, с распухшим синяком вокруг левого глаза. Она стояла, заложив большой палец левой руки за пояс с бластером, в то время как ее правая рука свободно болталась возле рукоятки тонкого бластера в быстросъемном снаряжении. -Это джедаи! Он здесь, чтобы помочь!"
  
  - Да, - ответил Люк. -Я и есть джедай. И я надеюсь, что смогу помочь."Это было правдой на достаточно разных уровнях, чтобы у него заболел живот,но с другой стороны, это был второй раз подряд, когда кто-то решил не связываться с ним, основываясь на том, кем они его считали, что было тенденцией, которую он надеялся поощрять. -А где Хан?"
  
  - Какой еще Хан?- Она подняла правую руку, но та была пуста. "Слушай, ты нам нужен-нам нужна ваша помощь. У отродья тени есть мой..."
  
  - Нет, не хочет, - прохрипел Ник из-за спины Люка. - Ник?- Ее глаза сверкнули, а голос стал мягким и задыхающимся, и Люк мог только удивляться, как он мог подумать, что она выглядит сурово; когда она смотрела мимо него на Ника, она выглядела как Татуинский подросток, направляющийся на свой собственный танец звезды-семнадцатилетия в общественном центре якоря. Она проскользнула мимо люка, словно его там и не было, и обняла его. - Ник! Я не могу в это поверить!"
  
  - Привет, малыш. Ты скучала по мне?"
  
  - Я скучала по тебе? Она притянула его лицо к своему и запечатлела на его губах поцелуй, который открыл бы глаза мертвеца. Люк прочистил горло. -Я так понимаю, вы знакомы?"
  
  "Ник...- Ее глаза все еще блестели, когда она поднялась на воздух, и щеки тоже были влажными. -С тобой все в порядке? Как тебе удалось сбежать? Что ты делаешь, бегая с джедаем?"
  
  - Все в порядке? В основном. Ник потер засохшую кровь, покрывавшую его бритый череп, и поморщился. - Эта история с джедаями ... ну, мы вроде как спасли друг друга. Что касается побега... урн, ты заметил, что корабль, на котором мы летим, уткнулся носом в землю посреди гигантской битвы, не так ли?"
  
  -Не имеет значения, - сказала она, поглаживая его лицо. -У нас есть ты-вот и все, что имеет значение."
  
  Ник поднял руку и нежно коснулся ее подбитого глаза. -Все еще не научился прятаться, да?"
  
  "Ты должен видеть другой-парень.- Она улыбнулась ему. -Теперь все, что нам нужно сделать, это найти место, где можно спрятаться, пока вспышки не утихнут, и мы сможем навсегда стряхнуть пыль с наших сапог."
  
  "Урна...- Тихо сказал Люк. "Нет."
  
  Она посмотрела на него. - Что?"
  
  - Мы возвращаемся за Хэном."
  
  - Еще раз: кто такой Хан?"
  
  - Не надо. - Люк обычно кивал на следы ожогов и шрамы от бластеров, которые покрывали внутренние стены, пол и потолок трюма. -Ты хочешь сказать, что все это из-за небольшой неисправности оружия?"
  
  Ник обернулся. -Она не пират."
  
  -А есть другое слово для этого?"
  
  - Эй, эта ванна была брошена, когда мы ее нашли...- сказала женщина.
  
  - Постарайся вспомнить, кому ты лжешь.- Люк вздохнул. -Я знаю, что ты их не убивал. Вот почему я еще никому из вас не причинил вреда. Но это был очень, очень тяжелый день для меня, и мое терпение истощается."
  
  "Эй, давай, Скайуокер, успокойся", - сказал Ник. -Я уверен, что этому есть совершенно невинное объяснение."
  
  -И я буду счастлива это услышать. Как только мы вернем Хана, Чуи и Лею на борт этого корабля.
  
  - Скайуокер?- вмешался кто-то из остальных. -Ты имеешь какое-нибудь отношение к парню из "мести джедаев"?"
  
  - Нет, - сказал Люк, возможно, чуть более подчеркнуто, чем было абсолютно необходимо. -Вообще никакого родства."
  
  Он снова посмотрел на рыжую. -Где вы их оставили? Она открыла рот, но прежде чем успела заговорить, Люк поднял руку. - Подумай, прежде чем говорить, - сказал он. -Я больше не буду тебя спрашивать."
  
  Она закрыла рот. Она посмотрела на Ника, потом снова на Люка. - О'Кей, - медленно произнесла она. - Послушай, мы можем заключить сделку?"
  
  - Конечно, - сказал Люк. - Давай договоримся так: ты расскажешь мне все, что я хочу знать, и сделаешь в точности то, что я скажу. Взамен я постараюсь забыть, что ты украл корабль моего лучшего друга и бросил его и мою сестру умирать."
  
  -Твоя сестра? Твоя сестра-Принцесса Кислица?"
  
  - Моя сестра-принцесса. Принцесса Лея Органа с Альдераана, - ровным голосом произнес Люк. -И если ты назвал ее принцессой Кислиной мордашкой лично, я могу догадаться, кто дал тебе этот фингал."
  
  Ник потер глаза. - Эона... ты ведь не пират на самом деле, не так ли?"
  
  -Ну, а что бы ты сделал, если бы я оказался в мясорубках этого крысиного мешка?"
  
  - Наверное, что-нибудь похуже. Но ты не выиграешь этот спор, и нет времени пытаться. Плохие парни знают, что мы здесь, и они идут за нами.- Ты уверен? - спросил люк."
  
  Ник бросил на него мрачный взгляд и похлопал по тонкому шраму, который тянулся вокруг его головы от виска до виска.
  
  - Ну и что? Мы будем в безопасности, пока не попытаемся двигаться, - сказала Эона. - Кто будет тратить свое время, взрывая разбитый корабль?"
  
  - Подожди пять секунд, и ты сможешь их спросить."
  
  Ник едва успел выговорить эти слова, как первый взрыв сорвал с "Сокола" брюшной трап и выбросил в грузовой отсек горящий шлак, отчего все вокруг загорелось.
  
  
  
  * * *
  
  В глубокой тени пещеры, заполненной наполовину погребенными мертвецами, вдали от света Р2, Хэн обнял Лею.
  
  - Лея, я просто ... мне жаль, что все так вышло. Я просто хочу, чтобы у нас с тобой было больше времени. Вместе."
  
  Она улыбнулась ему и коснулась его лица. - Я знаю."
  
  -Почему мы целуемся только тогда, когда нас вот-вот убьют?"
  
  - Наверное, просто повезло. Она поцеловала его, коротко, искоса, но даже это легкое прикосновение вызвало горячий прилив горько-сладкого сожаления обо всех поцелуях, которые, как он был уверен, они никогда не смогут разделить.
  
  - АРОО-ОО-эрг! Herowwivougrr."
  
  - Что? Хэн отстранился от нее. -Вы уверены?"
  
  Чубакка стоял на коленях рядом с молодым Мон Каламари, который был похоронен по самые подмышки. - Herowwwougrr!"
  
  Лея нахмурилась. -Что он говорит?"
  
  Хэн уже бежал к своему второму пилоту. Он наклонился и прижал кончики пальцев к лицу монарха чуть выше левого глаза, проверяя его синусовый пульс. Он был там: тонкий и нитевидный, но сохраняющий типичный синкопированный трехтактный ритм. -Он прав!"
  
  - По какому поводу?"
  
  -Этот еще жив, - удивленно сказал Хэн. - Похоже, что и некоторые из них тоже. В отключке, но дышит."
  
  -Что это за знаки отличия?- Лея присоединилась к нему рядом с МОН Кэлом. - Арту, направь луч сюда.- Когда он это сделал, ее глаза расширились, и она указала на вспышку рядом с ранговым патроном на боевой блузке Мон-Кэла. - Хан,разве это не справедливость? Корабль, на котором был люк?"
  
  Хэн уже встал и смотрел на остальных. Это был обратный процесс: пленники становились все менее и менее здоровыми по мере того, как он углублялся в пещеру. Помимо республиканских солдат, там было несколько парней в лавовых доспехах Миндорцев, но большинство из них были штурмовиками, и почти все они были мертвы. -Как будто эти твари засунули их сюда и просто так...забыть о них."
  
  - Проворчал Чуи. Хэн кивнул. -Да, это тоже не самый мой любимый путь."
  
  Р2 издал предупреждающий свист, который вернул Хана на ноги. Он вытащил бластер. - Похоже, это плохая новость."
  
  - Достаточно скверно, - сказала Лея, доставая несогласного. В слабом свете, льющемся в туннель, она могла видеть волну за волной скальных существ, толпящихся в пещере. - Пора драться."
  
  Хэн повернулся, держа бластер наготове. -Я не думаю, что мы выберемся отсюда."
  
  - Доверься силе, Хан."
  
  -Ты доверяешь силе, - сказал он. -Я доверяю своему бластеру."
  
  Лея нахмурилась, глядя на индикатор питания несогласного. - У силы никогда не кончаются патроны."
  
  - Нет? Тогда почему он не стреляет?"
  
  -Что случилось, что ты никогда не говорил мне о шансах?"
  
  -Это для тех случаев, когда есть шансы. Когда вы падаете со скалы, каковы шансы, что вы упадете на землю?"
  
  - Смотря что, - сказала она. -Насколько вы близки с Соколом?"
  
  "Очень смешной."
  
  Комлинк хана затрещал. Он схватил его и крикнул: "Да, входите! Входите! У нас тут небольшие неприятности. Вы меня слышите? Вы меня слышите? но Комлинк ответил только взрывом помех.
  
  Он потряс его еще раз, потом скорчил гримасу и сунул обратно в карман. - Заставил меня пойти туда на секунду. Давай. Если мы сможем удержать дверной проем, мы все равно их задержим."
  
  Но когда они двинулись ко входу в пещеру, существа начали таять в стенах.
  
  * * *
  
  
  
  В глубоком мраке своей камеры жизнеобеспечения Кронал вывел свое сознание из царства темного зрения и почувствовал себя очень довольным. Любой, кто не был знаком с истинной силой темного зрения, был бы удивлен, обнаружив, что у Скайуокера действительно был брат, который никогда не обучался как джедай; этот гипотетический любой, без сомнения, был бы поражен, обнаружив, что этот брат-по-видимому, по собственной воле-появился именно там, где Кронал нуждался в ней, именно тогда, когда он нуждался в ней. Для Кронала это было только то, чего он научился ожидать. Предоставленная самой себе, галактика и все в ней-от самих звезд до мельчайшего вируса-служили тьме.
  
  По крайней мере, до тех пор, пока какой-то проклятый зануда не начал играть с силой, нарушая естественный порядок вещей.
  
  Это была настоящая проблема джедаев: сила. Вся их концепция Силы. Вечно болтает о жизни, свете и справедливости, как будто эти глупые слова действительно что-то значат. Он нашел бы этих дураков-джедаев вполне забавными, если бы не их необъяснимая способность время от времени вмешиваться в путь тьмы.
  
  Палпатин проделал хорошую работу по истончению стада пользователей силы, и сам Скайуокер почти закончил эту работу, когда обманом заставил Вейдера и императора убить друг друга-потому что, в конце концов, ситхи могут быть такими же беспокойными, как и джедаи, если они захотят. А потом этот парень Скайуокер сам уже доставил больше хлопот, чем стоил.
  
  Эта проблема, однако, была на грани разрешения, как и все подобные проблемы, когда человек действительно придерживался пути. Ему больше не нужен был джедай Скайуокер; его сестра подошла бы еще лучше-у нее не только не было реальных силовых навыков, чтобы защитить ее от его доминирования, но она также обладала огромным политическим потенциалом. Герой Эндора? Единственный оставшийся в живых из последней королевской семьи Альдераана?
  
  Единственная трудность, которая у него оставалась, состояла в том, чтобы вытащить девушку Скайуокера из диких расплавов и заставить ее потемнеть, что было решительно осложнено тем фактом, что все его лучшие пешки лежали мертвыми на полу избирательного центра. Но даже эта трудность оказалась еще одним примером того, как тьма предвидела и обеспечивала каждую нужду своего самого усердного слуги.
  
  У него все еще был прототип, испытуемый, на котором он экспериментировал, чтобы усовершенствовать процесс затемнения. Этот предмет не был полностью аналогичен Скайуокеру-его связь с силой, хотя и поразительно мощная, была гораздо более темного оттенка, чем у мальчика, не говоря уже о том, что он никогда не получал обучения джедая. Или вообще никакого обучения, что, вероятно, было причиной того, что Кронал не смог предвидеть, насколько большим препятствием окажется обучение Скайуокера. Однако он был огромен и физически силен, и даже его артерии пульсировали с некоторой врожденной свирепостью, которую Кронал находил более чем опьяняющей. И с теневой нервной сетью мельтмассифа, оплетающей его тело, он имел связь с фундаментальной силой тьмы, которая соперничала с собственной силой Кронала.
  
  Однако первоначальный испытуемый имел ряд ограничений: он был вдвое старше Скайуокера, и вместо того, чтобы стать героем всего Альянса повстанцев, а теперь и Новой Республики, он был преследуемым беглецом дольше, чем мальчик был жив, с существенной наградой за его голову, которая все еще стояла. Кроме того, он выглядел более чем необычно, будучи выше двух метров ростом и сложен как ранкор, не говоря уже о том, что у него были острые зубы, как у саблезубого кота. он также, из-за какой-то структурной аномалии мозга, которую Кронал не смог исправить, полностью лишился способности человеческой речи.
  
  Все это делало его менее чем идеальным телом для Кронала, чтобы провести в нем следующие несколько десятилетий, и поэтому Кронал никогда не делал заключительного шага к постоянному переносу сознания... что только делало этого конкретного испытуемого еще более идеальным для этой конкретной задачи: удаленное тело, через которое он мог бы использовать все свои силы без риска для себя.
  
  В конце концов, когда нужно сделать работу как следует. ..
  
  И вот Кронал закрыл глаза и опустил закатную корону с места, где она покоилась, на свой безволосый череп. Когда он снова открыл глаза, они были не его.
  
  Это были глаза Кара Вастора.
  
  
  Глава 15
  
  
  
  Люк покатился по палубе. Его летный костюм был огнезащитным, но это не остановило бы расплавленную золу и раскаленные добела осколки брони "Сокола", которые взрывом пронесло через люк. Роллинг, возможно, тоже не принес бы ему большой пользы, если бы автоматические пожаротушители "Сокола" не разбрызгивали переохлажденную огнетушащую пену по всему грузовому отсеку. Люк привел себя в порядок и покрылся грязью, затем с трудом поднялся на четвереньки.
  
  Ник, Эона и большинство других тоже лежали и катались, но некоторые просто стояли и кричали, когда горели. Люк растянулся в силе и расплющил каждого из них одним сильным толчком, который, возможно, не был необходим, так как продолжающиеся взрывы раскачивали корабль достаточно, чтобы никто не был на ногах намного дольше, но Люк не собирался оставлять это на волю случая.
  
  Он оттолкнулся от стены и скользнул сквозь каскад пены к Нику и эоне, перекрикивая взрывы и крики. - Пусть ваши люди будут в безопасности и готовы к переезду, и пусть они закроют дверь пандуса! В заднем отсеке для хранения вы найдете три или четыре блока крепления люков. Есть вопросы?"
  
  - Да, а кто назначил тебя главным?- Рявкнула Эона.
  
  - Ты сделала это, милая, - сказал Ник. -Когда ты бросил его сестру и лучшего друга. Смирись и делай то, что тебе говорят."
  
  Ее глаза вспыхнули, как бластер, заряжающийся от перегрузки. -У тебя будут большие неприятности..."
  
  -Если мы переживем это, ты сможешь отшлепать меня."
  
  -Не думай, что я этого не сделаю."
  
  - Иди в кабину, - сказал ей Люк. - Активируйте столько двигателей, сколько сможете привести в действие, и по моему приказу запускайте их вперед."
  
  - Впереди? Это только загонит нас еще глубже в землю!"
  
  - Когда-нибудь, девочка, - сказал Ник, - мы с тобой поговорим о споре с джедаями. У него есть план.- Он повернулся к люку. - Скажи мне, что у тебя есть план."
  
  - Более или менее. Люк встал-с небольшой помощью силы, чтобы сохранить равновесие в мыльной, скользкой пене тушения-и побежал на корму.
  
  -Это не самая обнадеживающая вещь, которую ты мог бы сказать. Куда ты идешь?"
  
  - Четырехместная турель, - сказал Люк, не сбавляя скорости. - Скайуокер, дай мне другую, - сказал Ник. Люк остановился и оглянулся. - Ты умеешь стрелять?- Ник поднялся на ноги. -Я могу подрезать крылья Пертриллианскому полуночнику на высоте тысячи метров и никогда не разбудить его."
  
  -На самом деле это не ответ."
  
  - Эй, парни, которые сейчас там сидят, даже не могут меня ударить."
  
  "Хорошая точка. Давай."
  
  Когда они добрались до узла доступа, обе башни были пусты. - Похоже, они сбежали."
  
  Люк вошел в одну из башен и кивнул транспаристилу на ковер огня, который был шлаковой ямой. - Вы их вините?"
  
  Ник только пожал плечами и пристегнулся. -Это не самая плохая идея, которая пришла в голову этим парням сегодня, - отозвался он.
  
  Люк тоже пристегнулся. Одним движением силы он снова включил цепь, которая деактивировала подфюзеляжную башню. - У тебя хорошие друзья."
  
  -Она неплохой человек, - настаивал Ник, крутя рычаг управления взад и вперед, проверяя реакцию сервопривода башни. -У нее просто не хватает терпения на такие мелочи."
  
  - Такие мелочи, как законы, справедливость и жизнь других людей?- Тактический экран башни засветился недружелюбными огнями. -А вот и они!"
  
  Ник потянул на себя рычаг управления и привел в действие орудия еще до того, как башня развернулась в линию, прошивая изогнутый поток пушечных болтов по внутренней стене кальдеры, как раз в тот момент, когда полет дюжины или около того шпал хлестнул по краю и устремился вниз на бреющем полете. Свинцовая стяжка полетела прямо в огонь Ника, и ее обзорный экран кабины разлетелся вдребезги; она на полной скорости врезалась прямо в шлаковую яму и взорвалась, но остальные выстрелы отскочили от брони и коллекторных панелей. -Это будет проблемой, - процедил Ник сквозь зубы. -Зато у меня есть один."
  
  Люк держал спусковые крючки в своей башне. -Это не истребители подожгли весь кратер. Следите за бомбардировщиками."
  
  "Копия этого."
  
  Шпалы обрушились на них, и пушечные залпы сотрясли корабль; Ник поймал еще один прямо в глазное яблоко, потом еще один. Он испустил вопль. -Это уже третий! Сколько ты уже сбросил, Скайуокер?"
  
  - Нет, - натянуто ответил Люк.
  
  -Что, я тебя обгоняю?- Ник влил достаточно огня в коллекторную панель другого галстука, чтобы тот потерял управление и врезался в своего ведомого. -Ши, они не делают джедаев, как раньше."
  
  - Ник, успокойся."
  
  - Эй, я не злорадствую ... ну, может быть, немного..."
  
  - Я знаю. Мне нужно сосредоточиться."
  
  - На чем же? Ник повернулся, чтобы посмотреть на Скайуокера через заднюю башню, и только тогда понял, почему Скайуокер не сбил ни одного корабля. Он не стрелял по кораблям. Ник также понимал, почему ни ракеты, ни бомбы, ни пушки не разнесли "Сокол" на мелкие кусочки.
  
  Потому что именно в это стрелял Скайуокер: ракеты, бомбы и пушечный огонь сыпались из роя вражеских кораблей.
  
  - О, - тихо сказал Ник. Он вернулся к стрельбе. Но он не мог перестать смотреть на языки пламени, лижущие вверх из горящей шлаковой ямы, и он не мог не заметить, что в то время как взрывы Скайуокера перехватывали пушечные выстрелы и ракеты, которые на самом деле поразят "Сокол", все близкие попадания разбрызгивали вокруг столько расплавленного камня, что он, вероятно, в любую секунду расплавит броню корпуса корабля. Как только он осознал это, тактический экран башни высветил шесть приближающихся бомбардировщиков, и когда он указал на все это Скайуокеру, единственным ответом молодого джедая была клавиша канала кабины на Интеркоме. "Эй...- Он взглянул на Ника. - Еще раз, как ее зовут?"
  
  - Эона."
  
  - Эона, это Люк. Надеюсь, у вас есть несколько горячих двигателей."
  
  - Нам еще далеко до полной мощности..."
  
  -Мы возьмем то, что у нас есть. Полный вперед. Угол установки струй для дополнительного усиления."
  
  - Скайуокер?- Сказал Ник. -Ты только что приказал ей похоронить этот корабль в реке расплавленной гребаной лавы."
  
  "Да. Верните башню в исходное положение и стреляйте по моему приказу."
  
  - ГМ, ты же знаешь, что дефолт-это форвард? Который-вниз.- Отчаяние обострило его голос. -Ты же знаешь, что это противоположность АП, откуда приходят плохие парни?"
  
  - Ник, - сказал Люк, - ты опять споришь с джедаем. Ответом Ника было рычание разочарования, которое содержало, как его единственные понятные слова, Никл-нут джедай рускакк, когда он ткнул переключатели на панели управления огнем башни.
  
  Люк больше не смотрел на свой тактический экран. Он даже не выглянул из башни. Ему не нужно было смотреть наружу, он обращал внимание на то, что внутри.
  
  В его голове. Внутри силы.
  
  Он почувствовал, как четырехствольные турели "Сокола" встали в линию; он почувствовал, как бомбардировщики "стяжки" пронеслись над краем кальдеры, и он почувствовал, как они выпустили неуправляемые протонные бомбы в механически точной последовательности; он почувствовал дугу падающих бомб, и он почувствовал их точки удара, и он почувствовал, как их радиусы взрыва перекроются точно в положении "Сокола" и сокрушат корабль, как выброшенный паек.
  
  Он сказал: "Ник. Сейчас."
  
  Квадроциклы развернулись на полную мощность, выбрасывая цепочки лазерных разрядов прямо в озеро огня между передними жвалами корабля. Зона столкновения вспыхнула, превратившись в перегретую плазму, которая выстрелила сгустками горящего камня по броне корпуса "Сокола". В то же мгновение двигатели левого дорсального положения сработали в тандеме с вентральными двигателями правого борта, создавая мощную вращательную силу, которая, поскольку квадроциклы продолжали испарять и разжижать золу, в которой были погребены жвала, буквально ввинчивала корабль в землю.
  
  -Ты думаешь, это помогает?- Взвизгнул ник.
  
  "ТСС. Это тоже не лучший мой трюк."
  
  Люк ни на чем не сосредотачивался, пока не почувствовал все. Болтовня Ника, его собственная усталость, битва снаружи и обреченность, нависшая над Леей, - все это вливалось в него и снова вытекало, как вода, не оставляя после себя никаких следов. Он позволил себе стать ясным, как хрустальный колокольчик, чтобы звенеть одной чистой нотой.
  
  Эта нота была крошечным намеком на то, что сила направляется высоко в атмосферу, чтобы мягко-очень мягко-подтолкнуть падающие протонные бомбы. Этот очень мягкий толчок изменил их траектории не более чем на один-два градуса каждая, придавая каждому немного внешнего изгиба, так что вместо того, чтобы приземлиться в точное кольцо диаметром сто метров с Соколом в его центральной точке, они приземлились в столь же точное кольцо диаметром четыреста метров, что означало, что их перекрывающиеся радиусы взрыва не столько сминали корабль, сколько давили его очень, очень сильно, подобно тому, как можно было бы сжать ракмелон между пальцами. И очень похожий на этого метафорического ракмелона Пипа, Сокол вырвался на свободу со значительной силой.
  
  Прямо вниз.
  
  Это должно было бы представлять большую проблему, но взрыв протонных бомб еще больше ослабил то, что оказалось треснувшей и хрупкой верхней оболочкой огромного вулканического пузыря, образовавшего дно шлаковой ямы.; ударные волны от бомб, в сочетании с пушечным огнем из башен "Сокола" и винтообразным движением его нисходящего давления, разрушили скалистую оболочку, так что корабль прорвался и рухнул вниз по неровному естественному отверстию, которое было глубиной в несколько сотен метров, падая сквозь дождь валунов, зазубренных каменных осколков и горящей золы, в то время как он подпрыгивал и лязгал о камни с обеих сторон.
  
  Комментарий Ника: "УО-ай-яй-яй-яй-яй...- он замолчал, когда у него перехватило дыхание. Люк выбирался из своей башни. - Эона! Автопоследовательность реактивных двигателей и включение репульсорных подъемников!"
  
  -О, вы так думаете?"
  
  Люк напрягся в люке доступа, когда "Сокол" рывком выровнялся. В repulsorlift надрывающихся двигателей. Корабль врезался в груду обломков на дне вентиляционного отверстия с громким лязгом и скрежетом истерзанного металла и, наконец, сел, а сверху посыпались камни, зола и неопознанные обломки.
  
  Ник моргнул, глядя на груду щебня, на которой сейчас покоилась его башня. - Ладно, это было оригинально. Знаешь, если бы она была на полсекунды медленнее с репульсорами, ты бы уже соскребал то, что от меня осталось, лопаточкой. Он наклонился вперед, чтобы посмотреть через заднюю башенку на крошечный неровный диск огня и вспышек бластеров, который был дырой, через которую они упали. -И ты сделал это нарочно?"
  
  "Вроде. Я знал, что мы должны спуститься под землю; я просто не был уверен, как мы это сделаем. Хорошо, что плохие парни помогли нам, а?"
  
  - Напомни мне послать им благодарственную открытку.- Люк выудил Комлинк и направился вперед. - Эона, выключи двигатели и переключи всю энергию на репульсорные подъемники. Я уже в пути."
  
  -По дороге куда?- Спросил Ник. - Кто-то же должен управлять этим ведром."
  
  - Полетать на нем? Здесь, внизу?"
  
  "Да. И судя по тому, что я знаю о навыках пилотирования твоей подруги, она не мой первый выбор."
  
  -Ты уверен, что сможешь это сделать?"
  
  - Есть только один человек, который может управлять этим кораблем лучше, чем я."
  
  -Тогда, может быть, нам стоит взять его?"
  
  -Именно таков мой план. Возьмите спинную башню и следите за своими тактическими экранами."
  
  - А? За что же?"
  
  - Истребители связи."
  
  Ник вытянул шею. Вниз через это крошечное отверстие далеко-далеко вверху шел поток истребителей. "Оооо, здорово. Что помешает им разнести нас на атомы, пока ты будешь поднимать этот ящик?"
  
  Люк ухмыльнулся ему, но эта ухмылка выглядела не столько счастливой, сколько похожей на оскал хищника. -Так и есть, - сказал он и побежал к кабине.
  
  
  
  * * *
  
  Хан и Лея стояли спина к спине в центре сжимающегося кольца каменных тварей, размахивая своими бластерами по коротким дугам, чтобы рассеять оглушающие заряды вокруг, но каждый выстрел давал им всего несколько секунд, и ни у одного из них не оставалось больше нескольких выстрелов. Чубакка лежал без сознания, наполовину зарывшись в затвердевший камень, а Р2-Д2 лежал на боку, фотопроектор потемнел, дым поднимался от его сгоревших конденсаторов. Единственный свет в пещере исходил от потрескивающей энергии, которая играла над существами, когда они подходили все ближе и ближе.
  
  - Это глупый способ умереть!- Прорычал Хэн, одним выстрелом убив еще парочку из них. -Мы не знаем, что это за твари, мы не знаем, что они здесь делают, мы даже не знаем, почему они мят!"
  
  -Они не сумасшедшие, - задыхаясь, сказала Лея, стреляя снова и снова. -Я это чувствую. Они даже не хотят причинить нам вреда. Не совсем. Они только хотят похоронить нас в скале и заняться своими делами."
  
  - Что-мы просто появимся в неподходящем месте в неподходящее время и умрем за это?"
  
  "Хань...- Лея активировала свой захват и не получила даже свечения от дула. - Хан, Я ухожу."
  
  -Ладно, ладно, - процедил сквозь зубы Хэн; последние четыре или пять выстрелов его дл держал в напряжении, а это означало, что у него осталось всего несколько патронов, даже при такой мощности зала. Он обнял Лею за плечи и начал рубить, сделав пару выстрелов назад, чтобы пробить брешь в кольце тварей. - Держись поближе. Может быть, мы сможем поработать над некоторыми из их нынешних гостей. Может быть, у кого-то есть заряженный бластер, спрятанный где-нибудь, где мы сможем его достать..."
  
  - Кто-то идет, - сказала Лея. - Хан,там кто-то есть! Идет за нами!"
  
  -Это Люк? Пожалуйста, скажи, что это Люк.- Он молча поклялся, что если она скажет "да", то он никогда, никогда больше не будет шутить о силе, или джедаях, или световых мечах, или вообще о чем-нибудь еще. Для остальной части его жизни. Или дольше, если понадобится.
  
  Возле входа в пещеру скальные существа внезапно рухнули в лужи жидкого камня.
  
  - Это не Люк, - приглушенно сказала Лея."
  
  Обвал распространялся, как замедленная ударная волна; существо за существом просто таяли, их электрические трески затихали; когда последний из них падал, их свет мигал, оставляя пещеру в темноте за тьмой. Темнота, как слепота.
  
  Темнота, как будто существование света было только сном.
  
  В этой абсолютной ночи что-то зарычало.
  
  -Что это было, черт возьми?- Спросил Хэн. Он звучал как кореллианская песчаная Пантера, предупреждающая незваного гостя в своем логове.
  
  -Здесь написано, - тихо сказала Лея, - " темнота-твое убежище. Войдите в темноту, как усталый путник входит в сон."
  
  -Что ты хочешь этим сказать? И с каких это пор ты заговорил? .. что бы это ни было?"
  
  "Я не знаю. Я просто... пойми его как-нибудь.- Снова рычание, теперь уже в движении; Хэн отслеживал звук с помощью излучателя своего дл-44. -Что он говорит сейчас?"
  
  Ее руки крепче обхватили его грудь. -Он говорит, что чует твой страх."
  
  - Да? Понюхай это.- Хэн выпустил еще один оглушающий заряд. В мгновение ока он увидел его. Ему. Темная фигура, больше песчаной пантеры, на которую он походил, метнулась вдоль стены. Хэн стрелял снова и снова, но его пули безвредно падали на камень; этот парень-эта тварь, что бы там ни было-двигался слишком быстро, чтобы Хэн смог разглядеть его. Он сжал челюсти и очень легко щелкнул спусковым крючком дл дважды, потом еще раз, потом еще два раза, даже не потянув его дальше разрыва, так что он издал серию сухих щелчков. Он позволил приглушенному проклятию вырваться сквозь зубы.
  
  Рычание перешло в глубокий сухой смешок, который он не нуждался в переводе Леи.
  
  -Ты думаешь, это смешно? Включи свет, и я покажу тебе кое-что забавное!"
  
  - Хан, не ссорься с ним!- Прошептала Лея.
  
  - А почему бы и нет? Думаешь, если я что-нибудь сделаю, будет только хуже?"
  
  - Да, - ответила она. - Я думаю, он здесь из-за меня. Я думаю, если ты будешь держать рот на замке, он может оставить тебя в живых."
  
  Послышался еще один глубокий, полурычащий смешок, который не требовал перевода, и слева от хана началось слабое свечение, зеленоватое и холодное. В безликой темноте он не мог сказать, насколько она велика или далеко, но свечение медленно распространялось, превращаясь в бесформенное пятно света, и в середине этого Света была темнота, тень, в форме человеческой растопыренной руки. Сияние паутиной расползалось вокруг руки, посылая нити, которые сами по себе растекались, как ледяные кристаллы, образующиеся на внутренней стороне окна, очерчивая силуэт огромного, сильного человека, скорчившегося на полу, как Катарн, готовящийся к прыжку. Свет исходил от какого-то люминесцентного лишайника, который, казалось, вырастал из руки человека; чем больше он становился, тем быстрее распространялся, пока в последнем порыве не покрыл весь пол и стены пещеры и не вырос вместе на потолке.
  
  Во рту у хана пересохло, как в песке, и ему пришлось откашляться, чтобы прочистить горло.
  
  -Он ... он это сделал?"
  
  - Думаю, да, - хрипло прошептала Лея.
  
  Мужчина встал. Хэн попытался проглотить воображаемый песок и поправил бластер. Этот парень был огромным.
  
  Он был почти такого же роста, как Чубакка, и вдвое шире в плечах и обнаженной груди. На нем были штаны спейсера, туго натянутые на бедрах, таких же больших, как талия Хэна. Его кожа была темной, как тиммосун, безволосый череп блестел, словно отполированный, а когда он улыбался, его зубы казались зазубренными и достаточно острыми, чтобы заставить Барабеля ревновать.
  
  Огромный смуглый мужчина приветственно развел руками. Теперь он не столько рычал, сколько издавал какой-то жужжащий звук, словно туча летающих насекомых.
  
  -Он говорит, Вот твой фонарь. И что теперь? Ты выстрелишь в меня из своего пустого бластера?""
  
  - Ты имеешь в виду этот пустой бластер?- и застрелил его.
  
  Оглушительный удар пришелся по груди громилы, и тот покачнулся, но не упал, так что Хэн выстрелил еще раз. И еще раз на всякий случай, потому что это был его последний выстрел, и он не мог сделать ничего лучшего.
  
  - Полагаю, вы никогда не слышали о клике контрабандиста, а? Хэн улыбнулся ему. -Похоже, я пытался выстрелить из пустого бластера, не так ли?"
  
  Хэн перестал улыбаться, когда понял, что здоровяк улыбается ему в ответ.
  
  Оглушающие взрывы, казалось, совсем не затронули его, Хотя Хэн с удивлением обнаружил, что человек стоит по щиколотку в луже жидкого камня.
  
  Прежде чем Хэн успел сообразить, что он видит, человек прыгнул через пол, схватил Хана за горло огромной рукой и легко поднял его в воздух. Хан ударил его по лицу пустым бластером так сильно, что одна щека была открыта до кости, но громила, казалось, не заметил этого; он только обхватил подбородок Хана другой рукой и начал отталкивать его голову назад, и назад, одновременно дергая рукой, которая обвивала шею Хана, и рыча.
  
  Хрустнули хрящи, что-то хрустнуло в шейных позвонках, и единственным звуком, который мог издать Хэн, был тонкий булькающий скрежет. Он начал всерьез задумываться, может быть, у Леи была правильная идея с ее вещью "не противься ему", пока она не выкрикнула что-то, что звучало, расплывчато и неясно сквозь рев в его ушах, как " Стой! Если он умрет, то и я тоже! Хэн подумал, что это чертовски глупая угроза, поскольку смерть обоих, похоже, была смыслом всего этого упражнения-но к его Смутному полубессознательному изумлению, давление на шею ослабло и рев в ушах стих, когда кровь снова начала циркулировать.
  
  - Отпусти его. Лея стояла, зажав под подбородком пустой излучатель и держа палец на спусковом крючке. -Я серьезно."
  
  Огромная ладонь разжалась, и Хэн, задыхаясь, повалился на пол. Человек, стоявший еще раз с открытой руки и распространяли. - А теперь отойди от него, - сказала Лея. Медленно."
  
  Огромный человек сделал шаг назад, но только один. - Продолжай идти."
  
  Человек опустился на одно колено и медленно опустил правую руку на пол, и в тот момент, когда его ладонь коснулась светящегося лишайника, вся пещера погрузилась во тьму.
  
  Хэн почувствовал, как мимо него пронесся нечеловечески быстрый бросок; он вслепую пнул ногой в темноте, но промахнулся. Все, что он мог сделать, это прохрипеть: "Лея, Берегись!"
  
  "Хань... Все, что она хотела сказать, было заглушено фырканьем и судорожным вздохом; затем послышались лишь приглушенные звуки борьбы. Хэн вскочил на ноги в темноте и бросился на шум. Что-то ударило его по ногам, и он упал-и пол, на который он упал, расплескался.
  
  Это не может быть хорошо, подумал он. Ему удалось подняться на четвереньки... и липкий пол снова затвердел, превратившись в камень, который плотно обхватил ступни и икры, колени и кисти, а также запястья до середины предплечий. - Отпусти меня! Отпусти меня, урод! Не прикасайся к ней. Не смей прикасаться к ней! Лея!- Темнота отозвалась лишь пустым эхом. Он стоял на коленях, задыхаясь от боли и отчаяния. Он попытался высвободить руки. Он пытался, пока его локти не заскрипели, а руки не свело судорогой. Он даже не мог пошевелить пальцами. Пальцы ног он мог шевелить-в сапогах, - но ноги были погребены еще надежнее, чем руки.
  
  Он ничего не мог поделать. Вообще ничего. И Лея оказалась в руках великана. Кто же он такой? Хэн не мог догадаться. Он не мог найти в этом никакого смысла.
  
  И он, вероятно, умрет, так ничего и не выяснив. "Верь в силу", - сказала она. Что ж, если у Силы и были какие-то планы, чтобы время от времени помогать ему, он не мог придумать лучшего времени, чем сейчас.
  
  - Ну и что?- сказал он вслух. -Ты здесь? Не могли бы вы уделить немного удачи лучшему другу вашего последнего джедая?"
  
  Из жилетного кармана донесся взрыв помех, а затем голос: - Хан? Хан, ты читаешь? Хан, входи! Это Люк!"
  
  Это было бы настоящей удачей, практически настоящим чудом, которое сделало бы его верующим навсегда... если бы не тот факт, что обе его руки были заключены в камень, не было бы никакой возможности выудить Комлинк из кармана и ответить.
  
  Они решили, что сила, если она действительно существует и действует так, как всегда утверждали люк и Лея, обладает очень, очень скверным чувством юмора.
  
  
  
  * * *
  
  "Сокол" мчался сквозь лабиринт пещер с невероятной скоростью-скоростью, которая Нику казалась еще быстрее из-за сжимающихся гребней скал, грозивших снести ему голову, если не всю башню, и зубчатых выступов, от которых кораблю приходилось уворачиваться, и постоянного грохота, стона и скрежета металла, врезающегося в камень или скрежещущего по нему, - а позади него продолжали приближаться меньшие, более ловкие шпалы. Только изгибы и повороты лабиринта пещер укрывали их от пушечного огня шпал.; через редкие прямые проходы, где у истребителей мог быть выстрел, Ник открыл ответный огонь из задней башни. На близком расстоянии и без возможности маневрировать, без шанса даже изменить угол их приближения, галстук за галстуком получали полный глаз лазерных болтов и разбивались или взрывались.
  
  Его реплика о крыльях Пертриллианского ночного смельчака была хвастовством-но не пустым хвастовством.
  
  Ник просто продолжал стрелять и старался не думать о размытых каменных стенах, проносящихся мимо его башни так близко, что если бы он мог открыть окно, то мог бы коснуться их... с риском, что ему оторвут руку. - Надеюсь, ты знаешь, куда идешь!"
  
  -Просто нащупываю дорогу.- Голос Скайуокера звучал почти весело. -Как у нас там дела?"
  
  Ник хмуро смотрел на изгибы, повороты и боковые проходы, которые так быстро исчезали в абсолютной темноте позади. -Мы в довольно хорошей форме, пока они не придумали способ стрелять по монетам!"
  
  Затем из темноты появилась пара сверкающих бело-голубых шаров энергии и устремилась прямо к нему. - Слишком рано заговорил.- Он потянул за коромысло башни и попытался навести свои пушки на эти летящие шары, когда они проносились по дугам преследования с высокой гравитацией. - Торпеды приближаются. Похоже, эти бомбардировщики нас догнали."
  
  - Цельтесь в Торпы."
  
  -Далеко впереди вас, - процедил он сквозь зубы, когда линия лазерных разрядов пересекла траекторию полета ближайшей торпеды, но вторая прошла сквозь взрыв и продолжала приближаться. Ник, проклиная ледяной траверс башни...-Я бы лучше камни бросал!- ...наконец-то привел орудия в боевую готовность и перехватил торпеду всего в нескольких десятках метров от подсвечников "Сокола". -Это было слишком близко! Можете ли вы направить контроль над другой башней через эту?"
  
  -Другие турели сейчас заняты, - сказал Скайуокер, когда подфюзеляжный квадроцикл открылся и пушечные выстрелы прорезали темноту, чтобы пробить узкое отверстие впереди.
  
  "Сокол" влетел в не слишком большую щель со скоростью пули из лука, выпущенной в упор. Со скрежещущим свистом! и от удара, от которого голова Ника едва не отскочила от транспаристила, корабль проломился насквозь. -Это было немного туго. Я думаю, мы что-то потеряли. "
  
  -Похоже на сенсорную тарелку, - сказал Ник, глядя, как она пролетает мимо него и исчезает в темноте позади.
  
  - О, замечательно. Хан все еще дразнит Ландо по поводу потери его последнего блюда внутри второй Звезды Смерти. Я никогда не услышу конца этому."
  
  -Ты никогда не услышишь его начала, если мы не выберемся отсюда!- Сказал Ник, когда в поле зрения появились еще четыре несущиеся голубые звезды, далеко позади, но приближающиеся так быстро, что они превратились из булавочных уколов в борглеболы не больше, чем ему потребовалось, чтобы пробормотать: - четыре? И как же я должен вырубить четверых?"
  
  Он навел четырехствольные пушки на крышу пещеры сразу за кораблем и нажал на спусковые крючки, заполняя туннель облаками дыма и пыли-которые не были препятствием для приближающихся торпед-а также целой кучей падающих камней. Которые и были.
  
  Первая торпеда задела падающий валун и посмотрела вверх, в потолок; ее взрыв опустил завесу провала, которая быстро захватила три других Торпа, достаточно близко позади, чтобы внешние прожектора корабля ясно осветили стену из обвалившегося и подпрыгнувшего камня, который запечатал туннель сверху донизу.
  
  - Удачи в поисках способа обойти это, - пробормотал он, чувствуя себя очень довольным собой, пока не понял, что все еще может видеть провал. Что дальше этого не будет. - Эй, а почему мы остановились?"
  
  "Надеяться."
  
  Ник повернул турель. Он сказал: "о!"
  
  Они выбежали из туннеля. Впереди была только глухая каменная стена. А позади он только что ухитрился найти единственный выход и запечатать его крепче, чем хртгинское хранилище огнеметов. "Урна .. .- медленно произнес он. -Не отступай."
  
  Сидя в кабине, люк с мрачным отчаянием смотрел на камень впереди. Он был уверен, что они идут в правильном направлении. Так же, как он чувствовал себя уверенным, когда сила говорила ему, насколько он должен быть уверен. -Я не понимаю, - сказал он, качая головой. Он повернулся к эоне, пристегнутой ремнями к креслу второго пилота. -Это неправильно. Этого не должно быть здесь."
  
  -Не трать время на размышления о том, что должно произойти. Беспокоиться о том, что есть."
  
  Люк решил не говорить ей, что она говорит как Йода.
  
  Она выглядела измученной, и в ее голосе слышалась какая-то затравленная нотка. - Побеспокойся о том, чтобы найти выход отсюда."
  
  Он сочувственно посмотрел на нее. - Клаустрофобия?"
  
  -Совсем чуть-чуть, - неохотно кивнула она. - Но довольно."
  
  - И я тоже. Особенно сегодня. Не беспокойся. Первое, что вы делаете, когда теряетесь, - это останавливаетесь где-нибудь и спрашиваете дорогу.- Он включил систему связи и ввел код комлинка Леи. - Лея? Лея, пожалуйста, ответь. Это Люк."
  
  Нет ответа. Даже статики нет. - Лея, входи."
  
  -Ты можешь забыть об этом, - сказала Эона. - Она махнула рукой в сторону каменной стены снаружи. - Видишь опалесценцию в этом черном камне, как он мерцает? Похоже, что вся эта пещера проходит через жилу мелтмассифа-это своего рода скала..."
  
  -Я знаю, что это такое. Люк согнул руки; он мог чувствовать это призрачное Эхо своей нервной системы-эти крошечные тонкие линии кристалла, которые распространялись по всему его телу. -Какое это имеет отношение к связи?"
  
  - Он блокирует частоты связи, - сказала она. -Вам понадобится комм-люкс большого корабля, чтобы даже иметь шанс пробиться."
  
  - О, и это все?- Люк поймал себя на том, что на лице Хэна появилась полуулыбка, очень похожая на ту, которую он ожидал увидеть прямо сейчас. Он принялся щелкать переключателями и стучать по клавишам. - Дай мне минутку, пожалуйста."
  
  - Говорю тебе, это не поможет."
  - Этот корабль был личным транспортным средством командующего генерала альянса Свободных Планет.- Он закончил последовательность действий, и в задней переборке открылся люк, чтобы показать огромный современный комм-блок. -Он уволился со службы, но Хэн просто не из тех, кто отдает обновления, понимаешь? Этот аппарат может посылать сигнал до самого края галактики. Большую часть энергии он заберет из активной зоны реактора, но мы все равно никуда не уйдем.- Он посмотрел на комм-устройство. - Лея? Ты там?"
  
  Ответа по-прежнему не было. Люк нахмурился и переключился на настройки Хэна. - Хан? Хан, ты читаешь? Хан, входи! Это Люк!"
  
  Канал связи затрещал. - Генерал Скайуокер! Мы слышали, что у тебя небольшие неприятности."
  
  Люк нахмурился. - Ландо? Что вы делаете в этой системе?"
  
  - Я задаю себе один и тот же вопрос примерно шестьдесят раз в час. Какова ваша позиция?"
  
  -Я не уверена. Где-то под землей. Я пытаюсь найти Лею-я чувствую ее в силе где-то рядом, но больше не могу."
  
  -Мы потеряли связь с Хэном и Леей всего несколько минут назад. Хэн сказал что-то о том, что находится в пещере. Вот почему мы следим за настройкой его комлинка. Послушайте, вы здесь не одни в беде. Мы можем потерять всю оперативную группу."
  
  -Мы потеряем гораздо больше, - пробормотал Люк.
  
  - Прости? Я этого не понял. Вы можете повторить?"
  
  "Нет. Не берите в голову."
  
  - Люк, я сделаю все, что в моих силах, но ты действительно нужен нам в этом свете. Как скоро вы сможете возобновить командование?"
  
  -Я ... не могу ... это займет слишком много времени. Ты управляешь битвой, Ландо. Во всяком случае, ты лучший генерал, чем я когда-либо буду."
  
  -Сегодня я не смог бы этого доказать. Держите меня в курсе; вы только скажите слово, и команда ваша. Послушай, здесь есть кое-кто, кто хочет поговорить с тобой."
  
  - О, о, мастер Люк! О, слава Богу, с тобой все в порядке!"
  
  - Ладно, это несколько преувеличено, - сказал Люк. -Но я рад слышать твой голос, Трипио."
  
  - О, мастер Люк, я очень беспокоюсь! Принцесса и капитан Соло в ужасной опасности-и Вы тоже!"
  
  - Я знаю, - сказал Люк. -Но откуда ты знаешь?"
  
  -Я следил за коммуникациями нападавших, несмотря на их совершенно варварскую дикцию. Я свободно говорю по-английски..."
  
  -Ты уже говорил мне об этом раньше. Какие нападающие? Где они сейчас?"
  
  - Пожалуйста, поторопитесь, мастер Люк-арту, возможно, уже уничтожен!"
  
  - Трипио, скажи мне, где они!"
  
  - На самом деле совсем рядом-не более чем в пятнадцати метрах, прямо по радиусу планеты."
  
  -Они прямо над нами?"
  
  -О, да. Нападавшие точно вас засекли-они обсуждали, следует ли, э-э-э ... фраза примерно переводится как "арестовать" или "изолировать", но это явно какая-то форма нападения-напасть ли на вас сейчас, или им следует преследовать половину первого, кто бы это ни был."
  
  Люк больше не слушал; он с сомнением посмотрел на потолок из гладкого черного камня над кабиной пилота. - Пятнадцать метров-это слишком много камня, чтобы пробить его даже световым мечом."
  
  -Это не обычный камень, - сказала Эона. - Это мелтмассиф."
  
  -Я не знаю, что это значит."
  
  -Тогда твоим друзьям повезло, что я здесь, потому что я здесь. И я надеюсь, что ты объяснишь им это, когда мы их найдем, потому что у меня такое чувство, что они могут быть немного раздражены мной."
  
  Она потянулась к противопехотной системе и включила зарядные устройства корпуса. - Возьми трубку, - сказала она. - Хорошо и медленно."
  
  - О, - сказал Люк, понимая, когда оглушающий заряд прошелся по коже Сокола. -Я бы и сам догадался. В конце концов."
  
  - Конечно, я знаю, - сочувственно сказала она. -У тебя был тяжелый день."
  
  "Это один из способов, чтобы положить его.- Корабль поднялся, чтобы коснуться мельтмассифа над головой. Камень мгновенно сжижался, стекая по броне корпуса и собираясь в небольшой замкнутой секции туннеля внизу. -Сколько времени займет эта штука у рехардена?"
  
  -Я не уверена. Почему?"
  
  - У истребителей нет противопехотных систем, а лазерные пушки не могут быть настроены на оглушение."
  
  Она задумчиво кивнула. - Так что нам не придется особенно беспокоиться о нежелательной компании. Сколько еще осталось?"
  
  Люк поискал глазами силу. "Право... о... здесь."
  
  Сокол пробил поверхность теперь уже жидкого камня, как Водолей-демон, охотящийся на прыгающего гнорупа. Реки мелтмассифа стекали с корпуса, а также вокруг грязного человека, который отчаянно цеплялся за единственную часть корабля, которая не искрилась от нескольких тысяч вольт оглушающего заряда: окно кабины.
  
  Лука... Хотя эти слова и были неразборчивы, они ясно читались на губах Хана. Он забрал ее, Люк. Она ушла.
  
  
  
  * * *
  
  
  Кронал остановился под аркой пещеры трона теней. Его трон все еще парил на платформе из мелтмассифа, весь темный и зловещий в кровавом сиянии лавового водопада позади него. Глядя на пещеру глазами Кара Вастора, он чувствовал легкую меланхолию; ему действительно было жаль, что его великолепно поставленная реальная голодрама никогда не достигнет широкой аудитории, которую она заслуживала.
  
  Но таковы были превратности жизни и искусства; вместо того чтобы оплакивать свой испорченный шедевр, он решил полностью сосредоточиться на действительно важной задаче постоянного сохранения нового и здорового тела. Не говоря уже об убийстве всех, кто мог знать или даже подозревать, что эта молодая и красивая девушка на самом деле была старым и уродливым человеком.
  
  Он снял потерявшую сознание девушку Скайуокера с массивного плеча своего украденного тела и осторожно опустил ее на землю.
  
  Он не мог не взглянуть на нее, когда она лежала на камне, прекрасная и грациозная даже в бессознательном состоянии. Он не мог не вспомнить, как наблюдал за ней в течение многих лет работы в Имперской разведке; он следил за ее антиимперской деятельностью в течение значительного промежутка времени до ее открытого разрыва и предполагаемой измены во время альдераанского дела. Молодой сенатор органа, размышлял он. Принцесса Лея Скайуокер, скрывающаяся на виду все эти годы. Кто бы мог подумать?
  
  Она была лучшим выбором для своего брата почти во всех отношениях. В конце концов, она не была джедаем; в ее теле никто не ожидал бы, что он будет скитаться по галактике, рискуя своей жизнью, чтобы спасти незнакомцев. Нет, после травмирующего опыта выживания в Имперской ловушке, которая унесла жизни ее брата, ее беспутного любовника и стольких ее друзей и союзников, она неохотно отойдет от своей жизни приключений и посвятит все свое время политике. Она была само совершенство.
  
  Он закрыл глаза и позволил своему разуму частично вернуться в древнее дряхлое тело, лежащее в камере жизнеобеспечения. Из этого черепа он мог посылать свой разум в скалу, из которой была сделана пещера, и снова овладевать волей существ, которые использовали ее как свою физическую форму.
  
  Мост, соединявший выступ пещеры с троном, снова вырос, перенеся девушку Скайуокера и тело Кара Вастора на платформу теневого трона, прежде чем снова исчезнуть. Сам камень платформы покрылся рябью, растекся и изогнулся вверх, чтобы похоронить бесчувственную девушку и неподвижного мужчину в цельном каменном панцире, который парил далеко над озером расплавленной лавы.
  
  Кронал решил, что этого вполне достаточно, чтобы предотвратить нежелательное вмешательство.
  
  Теперь оставалось только позаботиться о том, чтобы его новое тело не поглотил звездный пожар, который уже начался. Парализованная рука нащупала в темноте голосовой модулятор камеры, который должен был превратить его скрипучий хрип в жидкий Басс порождения теней, затем он набрал заданный безопасный канал связи. - Да, милорд? Не пора ли?"
  
  -Да, - просто ответил Кронал. "Привлекать."
  
  Затем он снова закрыл глаза и вернул свое сознание в тело Вастора. Он не потрудился открыть украденные глаза украденного тела, ЛОР внутри гробницы из камня была только тьма. Ему не нужны были глаза.
  
  Он настроил свой украденный мозг на нужную частоту для контроля и нажал, и камень их могилы ответил. Ультратонкие линии кристаллов начали пронизывать поры девушки Скайуокера, и вместе с кристаллами пришла полная сила его воли.
  
  Спать. Это конец всему. Ничего не осталось, кроме сна.
  
  Спи вечно.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Как только пол пещеры достаточно укрепился, чтобы выдержать вес "Сокола", Люк опустил его на землю и спустил грузовой лифт в инженерный отсек. Он отстегнулся от кресла пилота и встал. "Пойти со мной."
  
  Эона смотрела сквозь транспаристил кабины. -Я...я не могу ... я не могу пойти туда. "
  
  -Да, можешь."
  
  -Нет-нет, я серьезно, джедай. Ты не знаешь, что это за место."
  
  - Тогда скажи мне."
  
  "Это семейный склеп.- Она вытерла рот тыльной стороной ладони. - Плавильщики-это ... я не знаю, что это такое. Ты слышал своего друга по рации. Нападавшие, о которых он говорил, должны быть плавильщиками. Они... просто выйди из стен. Или прямо с земли. Везде, где есть мельтмассиф. Если они прикоснутся к тебе, это будет как оглушение. Затем они несут тебя в склеп и втыкают в скалу."
  
  Она посмотрела на Люка затравленным взглядом. -И они оставляют тебя там."
  
  Люк кивнул в сторону людей, частично погребенных вокруг стен и в полу. -Так я и вижу."
  
  - Я уже несколько недель торчу на этой планете, пытаясь вернуть Ника. Вот почему я связался с Миндорцами. Им нужен был лидер. Мне нужны были войска. А вот плавильщики .. .- Она покачала головой. -Они нападут на нас без всякого предупреждения. Иногда мы могли задержать их достаточно долго, чтобы уйти... иногда люди оставались позади. Мы нашли несколько. Некоторые даже были еще живы. Но они никогда не были одинаковыми. Только не после того, как они провели время в темноте."
  
  -Могу себе представить."
  
  -Ты можешь себе представить, каково это-оказаться в ловушке? Один в темноте? Темнее, чем темнота. Темнее, чем пустое пространство."
  
  - Да, - ответил Люк. -Я могу."
  
  -Вот почему у меня появилась небольшая клаустрофобия, понимаешь? Нет ничего темнее, чем внутри пещеры."
  
  Люк мог бы сказать ей другое. -Если ты так говоришь."
  
  -Значит, ты понимаешь, почему я не могу выйти в плавильный склеп."
  
  - Я понимаю, почему ты этого не хочешь. Но ты все равно поедешь."
  
  -Что, ты собираешься меня заставить?"
  
  Люк склонил голову набок. -Это единственный способ помешать Хэну убить тебя на месте."
  
  Ее рука скользнула к привязанной кобуре. - Меня не так-то легко убить."
  
  -Ты не понимаешь. Хан - мой лучший друг.- Мягко сказал Люк. -Если кому-то из вас и придется умереть, так это вам."
  
  Эона сказала: "Эм."
  
  -Я хочу, чтобы вы были абсолютно уверены в этом. У вас не должно быть никаких сомнений. Совсем нет."
  
  - Нет, - ответила она. - Я тебя понял. Я делаю."
  
  -Тогда пошли."
  
  Они прошли по главному коридору на корму, избегая грузовых трюмов, которые все еще были заполнены солдатами эоны. Когда они добрались до инженерного отсека, Люк жестом попросил Эону подождать у люка, пока он войдет. Хэн, руки и ноги которого были покрыты коркой затвердевшего мелтмассифа, уже стоял в грузовом лифте, дрожа от нетерпения. - Люк! Ну же, нам пора идти! Мы должны пойти за ней. Поднимите меня!"
  
  Люк вздохнул. -Ты не видел, кто был со мной в кабине."
  
  "Там был кто-то с тобой? Как тебе удалось отбить "Сокола" у пиратов? Пожалуйста, скажи мне, что ты убил их всех. Особенно этот рыжеволосый кусок..."
  
  "Не совсем.- Он поманил к себе Эону. -Она здесь, чтобы извиниться."
  
  Ее лицо потемнело. - Извиниться?- отрезала она. -Ты ничего не говорил об этом..."
  
  -Я говорю это сейчас."
  
  Хэн отскочил назад, его рука была полна бластера, а лицо полно убийства. - Ты! Ты украл мой корабль!"
  
  Она пригнулась и спряталась в дальнем конце люка. - Принесла его сюда, не так ли?"
  
  "Хань. Убери свой бластер.- Возможно, быть генералом в течение нескольких месяцев окупилось; властный тон Люка заставил Хэна похолодеть. -Я серьезно."
  
  - А, неважно, - сказал Хэн, с отвращением пожимая плечами. Он покрутил бластер на пальце. -Все равно там пусто. Люк кивнул. - Эона?"
  
  Она неохотно вернулась через люк. - Э-э, привет, Соло. Извиняюсь. Действительно."
  
  - Прости? Хэн покраснел. - Прости?"
  
  - Эй, чего ты от меня хочешь? Он сказал извиниться. Я прошу прощения."
  
  - Эона, - тихо сказал Люк. - Скажи ему, зачем ты это сделал."
  
  - А? Какое это имеет отношение к делу?"
  
  -Это может иметь значение. К нему."
  
  - Она вздохнула. - Мне нужен был твой корабль, Соло. Мой ... Э-э, есть один парень, и мы вроде как вместе..."
  
  Глаза хана сузились, губы сжались. -Ты влюблена в этого парня, а он в беде."
  
  - Вообще-то он в твоей четырехместной башне.- Хэн отмахнулся. -Но ты же в него влюблена.- Она отвела взгляд. -Я полагал, что это нападение будет моим единственным шансом вернуть его живым. Я не мог даже попытаться сделать это без корабля, и у меня просто не было времени, чтобы вести себя хорошо, ясно?"
  
  -Мог бы и спросить, - проворчал Хэн.
  
  -А если бы ты сказал "Нет", нам все равно пришлось бы драться с тобой-и драться так, чтобы на тебя никто не свалился. Что, судя по тому, что я о тебе слышал, не очень хорошая идея.- Хэн покраснел еще сильнее. "Хорошо..."
  
  - Легче получить прощение, чем разрешение, верно? Разве не так ты поступаешь, когда кто-то, кого ты любишь, в опасности? Кажется, я припоминаю пару историй..."
  
  - Ладно, ладно, - сказал он. "Уронить его."
  
  -Я не прошу вас любить друг друга, - сказал Люк. -Но вы должны хотя бы терпеть друг друга. Любые проблемы между вами должны подождать, пока мы все это переживем. Понятно?"
  
  - Ух ты, - сказал Ян. - Кто назначил тебя главным?"
  
  Эона фыркнула. - Я спросил его о том же самом."
  
  - Давай я объясню по-другому, - терпеливо сказал Люк. - Каждая секунда, которую я трачу на беспокойство, что вы двое застрелите друг друга, - это еще одна секунда, которую мы не используем, чтобы спасти Лею и вытащить нас всех с этой планеты и из этой системы, прежде чем все это сгорит."
  
  Он спрыгнул на платформу лифта. - Эона, Собери свой Миндорез и начинай помогать выжившим. Хан, присмотри за Чуи. Убедись, что он никого не убьет, когда проснется, а?"
  
  - Да, он ворчит по утрам, - сказал Хэн. -И что ты теперь будешь делать?"
  
  - Это я?"
  
  Люк уставился на свою левую руку, ту, что была из плоти. Он сжал его в кулак и снова выпрямил, чувствуя незнакомую энергию, которая просачивалась сквозь прозрачную теневую паутину, отражавшую его нервы. Он на мгновение закрыл глаза и вдохнул себя в более глубокую, более тесную связь с силой; с силой, которая вела его, он коснулся теневой паутины своим разумом и подчинил ее своей воле. Когда он снова открыл глаза, из его ладони выросла тонкая солома блестящих черных кристаллических нитей, тоньше человеческого волоса. Хэн вздрогнул и скорчил гримасу. -Что это такое? Люк вышел из грузового лифта и опустился на колени, опустив ладонь на пол. -Именно так, - сказал он, - я и собираюсь разговаривать с плавильщиками."
  
  
  
  * * *
  
  Установить контакт с плавильщиками было не так уж трудно. Люк просто положил левую руку на мерцающий черный камень стены склепа. Проросшая из его руки соломенная паутина теней мгновенно слилась с кристаллической структурой камня...
  
  И они были там. Он чувствовал их.
  
  Это было незнакомое ощущение, смутно похожее на зрение-он ощущал их в камне так, как один человек может видеть другого на расстоянии.
  
  Привлечь их внимание тоже было нетрудно. Они осознали его в то же самое мгновение, когда он увидел их-и они знали, что он их увидел. Он почувствовал их мгновенное любопытство и недоумение, ощутил обмен молниеносными импульсами энергии между ними, как разговор на языке, который он не мог понять.
  
  Самое трудное было поговорить с ними.
  
  Они посылали ему неуверенные, ищущие импульсы в том, что могло бы быть осторожным приветствием, и он почувствовал, что его собственная теневая паутина ответила, но не как ответ. Больше похоже на эхо или гармонический обертон-как будто темное зеркало его нервной системы искривлялось в какой-то резонанс с их сигналом. Чтобы общаться с ними, он должен был полностью погрузить свой разум в теневую паутину вместе со своими нервами, в свою внутреннюю пустоту, которая поглощала даже воспоминания о свете. Ему придется присоединиться к ним в темноте.
  
  в темноте.
  
  Чтобы привести свое сознание в резонанс с плавильщиками, он должен был не только смотреть в эту бездну, но и нырять в нее с головой. Утопиться в пустоте. Позволить тьме сомкнуться над его лицом, просочиться в уши и глаза, в горло и похоронить его в пустом, бессмысленном конце всего сущего.
  
  Но ... в основе всего этого лежали плавильщики. Каким-то образом все вернулось к ним. Мелтмассиф был их телом, или телами, или средой, в которой они жили; мелтмассиф был активным ингредиентом в ломбардных коронах. Это были контрольные кристаллы и смертельная блокировка внутри мозга каждой пешки. Это была основная структура всей базы Блэкхола. Это была теневая паутина, которую Блэкхол использовал, чтобы заразить люка отчаянием.
  
  Это было то, что он использовал, чтобы украсть тело Леи.
  
  Там, где они находились, было темно. Не просто темно, а темно.
  
  И он испугался.
  
  Боялся, что темнота действительно была правдой. Единственная настоящая правда. То, что все остальные притворялись важными, было всего лишь обманом, отвлекающим маневром, игрой, чтобы отвлечь мысли от грядущего вечного забвения. Он провел вечность в темноте и знал ее ужасную силу.
  
  "Все умирает", - шептало оно в его сердце вечно. Даже звезды сгорают.
  
  Но если его нервы сейчас не выдержат, он оставит Лею в этой темноте. Один. Навсегда. Темнота поглотит ее, как будто ее никогда и не было. Какой у нее будет шанс сбежать? Она даже не была джедаем. Как она найдет свет?
  
  Потому что это то, что делают джедаи, не так ли? - Подумал люк. Для этого мы и существуем.
  
  Мы те, кто приносит свет.
  
  Поэтому он собрался с духом и сосредоточился, чтобы открыть канал в силу, потому что, если он собирается погрузиться в абсолютное отрицание света, ему лучше взять с собой что-нибудь свое.
  
  Он позволил своему сознанию коснуться горизонта событий черной дыры теневой паутины, позволил себе скользнуть через порог и навсегда провалиться во тьму.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ник продолжал гримасничать, сбрасывая мантию порождения теней и пытаясь запихнуть свое ноющее тело в запасной летный костюм. Эона наблюдала за ним, сочувственно морщась при каждой гримасе. - Эй, ты не ушибся?"
  
  - А?"
  
  -Ты выглядишь так, будто тебе больно. Тебе нужна Бакта?"
  
  - Смотря что, - сказал Ник. - Может ли Бакта вылечить больного, слишком Старого для этой дряни?"
  
  "Аууу.- Она обняла его за плечи. -Ты всего лишь ребенок."
  
  "Да. Парнишка, которого несколько дней избивала стая пьяных Гаморреанцев."
  
  Она слегка кивнула туда, где Скайуокер стоял на коленях, его левая рука была наполовину погружена в камень. -Когда ты собираешься ему сказать?- тихо сказала она.
  
  - Сказать ему что?"
  
  -Насчет Кара, - сказала она. -Ты слышал, что сказал Соло о человеке, который похитил принцессу Кисси-фейс. Это был Кар. Так и должно быть."
  
  Ник нахмурился. -Это был не Кар. Это было заблокировано."
  
  - Используя тело Кара."
  
  Ник отвел взгляд. "Да."
  
  -Я бы не поставил против Кара даже джедая."
  
  -Я тоже, - сказал Ник. -Если бы у меня был выбор."
  
  - Ну и что?"
  
  - Итак, я пытаюсь понять свою игру, - сказал он. - Говорить правду здесь может быть неправильным шагом. Скайуокер-он не такой, как его отец. Добросердечно, понимаешь? Если я дам ему знать, что Кар-еще одна жертва Блэкхола, он может сдержаться. Мягкое нападение на Кара просто убьет его."
  
  - Еще Раз: И Что? Он один из наших любимых людей?"
  
  Ник посмотрел ей прямо в глаза. -Он уже два или три раза спасал нам обоим жизнь, а мы и трех часов с ним не знакомы. Ты думаешь, что галактика станет лучше без него?"
  
  Эона покачала головой, совсем чуть-чуть, затем кивнула на коленопреклоненного молодого джедая. - Ладно, конечно. Он отличный парень. Но Кар-твоя семья. Он-самое близкое к семье, что у тебя осталось."
  
  "Да. Но Кар ... ну, ты его знаешь. Он не совсем хороший парень."
  
  -И ты тоже."
  
  Ник кивнул. -А если я смогу вытащить отсюда детей Энакина Скайуокера живыми? Даже один из них? Это стоит жизни Кара. И моя тоже."
  
  -Только не для меня, и, держу пари, не для маленького джедайского красавчика. "
  
  -Вот почему я не оставляю это на его усмотрение."
  
  -О, Конечно, вы делаете ему большое одолжение: заставляете его убить невинного человека."
  
  - Кар? Невиновен? Ты ведь шутишь, правда?"
  
  -Если Скайуокер собирался убить его из-за Харуун Кэла, или Кессела, или НАР Шадаа, я бы это понял. Я и пальцем не пошевелю, чтобы спасти его. Но кар здесь не злодей. Он-жертва."
  
  -Для меня это не имеет значения."
  
  -Если ты так говоришь. Эона бросила на него скептический взгляд. -Но любые ставки, которые ты захочешь поставить, три к одному говорят, что это будет иметь значение для Скайуокера."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Его чувства были бесполезны здесь, в темноте.
  
  Здесь не было ни вида, ни звука, ни прикосновения, ни ощущения своего тела. У него было только зачаточное осознание того, что он является частью некоего неопределимого энергетического поля-или, возможно, он сам был неопределимым энергетическим полем. Единственное восприятие, которое он мог вызвать помимо простого осознания собственного существования, состояло в определенных модуляциях в этом энергетическом поле: невообразимые сигналы, неприкасаемые текстуры, невидимые цвета. Безвозвратно чужой. Холодная и древняя жизнь, которая никогда не испытывала биения сердца, прикосновения руки, вкуса воздуха. Невероятно далекий, недостижимый, рожденный исчезнувшими звездами.
  
  Звезды, подумал он. Да. Вот и все: звезды. Вот откуда они берутся. Там мы и встретимся. Потому что я тоже такой.
  
  Все во Вселенной рождается из умирающих звезд. Каждый элемент создается в плавильной печи звездных ядер. Каждый атом, который существует, когда-то был частью какой-то давно исчезнувшей звезды-и эта звезда была частью других до нее, непрерывной цепью предков, восходящей к одному космическому огненному шару, который был рождением Вселенной.
  
  Именно смерть звезд дает вселенной жизнь.
  
  С идеей звезд, на которые можно было бы повесить свое воображение, он мог бы привести свою ситуацию в некое подобие фокуса. Вместо бесформенного поля едва ощутимой энергии он представил себя частью звездного скопления, огромного и тусклого; эти чужеродные модуляции энергии стали далекими звездами.
  
  Хотя каждая истинная звезда функционально одинакова-плавильная печь в космосе,-каждая из них также индивидуальна. Один может быть больше, другой горячее; один может приближаться к концу своего жизненного цикла, разрушаясь сам по себе или расширяясь до разрушения, в то время как другой может быть свежеобразованным путем объединения пыли и газов древних сверхновых. В воображении Люка он читал их индивидуальные спектры так же, как мог бы узнать человеческое лицо: они выглядели усталыми, старыми и далеко друг от друга, сгорая в бесконечной темноте.
  
  Но он тоже был звездой, и свет, исходивший от него, был силой.
  
  Каждая далекая звезда, на которую он обращал свое внимание, какой бы тусклой она ни была, мгновенно становилась ярче, когда его свет питал ее собственный. Они приближались, притягиваемые его энергией, захваченные его гравитационным полем, становясь все ярче по мере приближения, пылая все жарче, испуская взрывы экзотических частиц, как порывы восторженного смеха. Они падали на орбиту вокруг него, становясь новой системой бесконечной сложности, кружащейся в темноте в радостном танце.
  
  "Вот мы и здесь, в темноте", - подумал он. И он не пустой. Это не бессмысленно. Не со всеми нами здесь. Это прекрасно.
  
  И каждый, к кому он прикасался силой, оставался связанным с ним пульсирующими нитями света, когда они с благодарностью купались в его власти; они были пойманы в ловушку этой леденящей тьмы так долго, их единственный свет исходил от сжигания их самих и их сородичей, навсегда исчезая, пока один за другим они не исчезнут из существования...
  
  С этими словами Люк обнаружил, что теперь он их знает.
  
  Не так, как если бы они рассказали ему о себе; не так, как если бы между ними вообще была какая-то связь. Люку не нужно было ничего объяснять. Теперь он был частью их, соединенный с ними силой. Он знал их жизни, как свои собственные, потому что в свете силы он был этими жизнями, а они были им.
  
  Он знал их так же, как они знали самих себя: корпоративная сущность, которая была также массивом индивидуумов, узлами сознания в более широкой сети разума. Они ... родились? был создан? изменились? эволюционировал?- сначала осознайте себя (себя ?) как живые на скалистой, безвоздушной родной планете Миндора, которую Люк знал только как Таспан II; у них не было названия для планеты, которое Люк мог понять. Там они жили в течение неисчислимых тысячелетий, купаясь в нефильтрованном сиянии Таспана, не боясь ничего, кроме изменений, которые могли быть вызваны в мельтмассифе, который был их домом, радиацией от случайных звездных пятен Таспана и звездных бурь.
  
  Они не имели никакого представления о причине большой давки; имперский исследовательский центр оружия на Таспане II был полностью вне их интересов. В те дни они даже не знали, что такое люди; у них никогда не было опыта общения с некристаллическими формами жизни. Большая давка сама по себе не была катастрофой для них; напротив, разрушение планеты просто рассеяло ее кору в огромное облако, с большей площадью поверхности, чтобы поглотить энергию звезды. Для Плавильщиков большая давка была слишком коротким золотым веком.; их культура / разум расцвели по всей системе, празднуя их вступление в рай.
  
  Для этих конкретных Расплавителей Золотой век Рая подошел к внезапному и катастрофическому концу, когда куски их разрушенной родной планеты дрейфовали по орбите Миндора. Захваченные его гравитацией, они падали на его поверхность во время каждой каменной бури и вскоре обнаружили, что их новый дом был не столько домом, сколько тюрьмой. Ублиетт.
  
  Лагерь космического уничтожения. Многие, многие отдельные плавильщики были потеряны, поскольку их камни сгорели в атмосфере, и поглощающие излучение свойства испаренного мельтмассифа экранировали выживших от жизнетворных лучей Таспана. Выжившие медленно умирали от энергетического удушья.
  
  Они тонули в темноте.
  
  Каждый камнепад приносил новые расплавы в смертоносный мрак Миндора, и каждый сгоревший метеорит углублял тень, которая убивала их.
  
  Эта тень также отрезала их от остальной части сообщества Плавильщиков среди астероидов; у них просто не было мощности, чтобы направить сигнал очень далеко в атмосферу планеты. Все, что они могли делать, это ждать, изо всех сил пытаясь выжить, и пытаться утешить новых жертв, попадающих в эту планетарную тюрьму каждый день.
  
  Комфорт был тем, что плавильщики первоначально искали и от людей; человеческая нервная система производила крошечную струйку энергии в общей длине волны плавильного разума, которая притягивала Плавильщиков к людям, как светящийся стержень притягивает пещерных мотыльков.
  
  Пещерные мотыльки, подумал Люк. Возможно, именно это и случилось с ним в пещере... что-то в мельтмассифе выкрадывало из него свет...
  
  Когда эти органические формы жизни, эти крошечные мерцающие огоньки свечей тепла и света в вечной полночи, которая была Миндором, начали стрелять в расплавы оглушающими взрывами, которые произвели хаотичную микрокристаллическую структуру мельтмассифа, расплавы начали изолировать их в целях самозащиты. В их нападениях никогда не было злобы; они даже не понимали, что их пленники умирают-им было неясно все понятие органической смерти. Это не было убийством, или войной, или даже насилием, потому что они действительно не понимали ни одного из этих понятий. Их кампания против человечества была для них всего лишь борьбой с вредителями.
  
  Когда вся эта информация просочилась в его сознание, Люк наконец осознал, что звездное скопление, центром которого он был, само движется, катится сквозь тьму, как будто по орбите вокруг какого-то гораздо более массивного источника гравитации, чего-то настолько огромного и темного, что его можно было увидеть только по его воздействию на звезды планеты.
  
  Тает в его скоплении. Один за другим они отделялись от его скопления, уносились по спирали в распадающиеся орбиты вокруг неизбежной пустоты, пока один за другим не вспыхивали последним коротким всплеском света, скользя над каким-то невидимым горизонтом событий и исчезая навсегда.
  
  Горизонт событий Тьмы, поглощающий последние лучи света в его вселенной...
  
  О, подумал он. Я все понял. Это черная дыра.
  
  Какая-то метафора того, как Блэкхол-как уместно теперь звучало это старое кодовое имя-управлял плавильщиками, подумал он; Блэкхол, должно быть, заманивал их вниз, отрезая друг от друга, так что единственным источником света для них было то, чем он их кормил...
  
  Даже мысли об этом, казалось, увеличивали гравитационный градиент воображаемой черной дыры; он обнаружил, что дрейфует все ближе и ближе к горизонту событий, набирая скорость по мере того, как его спиральная орбита сжималась, все больше и больше звезд вокруг него падали, некоторые исчезали в ненасытной утробе черной дыры, другие прорывались на более высокие орбиты, пока он не остался совсем один, ни одной звезды не осталось между ним и черной дырой .. .
  
  Кроме одного.
  
  Одна звезда, не похожая ни на одну из других, все еще вращалась по орбите ниже его собственной: бело-голубой сверхгигант, гораздо больше и ярче, чем все, что до сих пор рисовало его воображение. Этот не питался светом его силы, но сиял своим собственным, таким же ярким и мощным, как и его. Он падал в сужающемся приливно-отливном круговороте в гравитационный колодец черной дыры, и когда он падал, неумолимое притяжение пустоты вырывало из него огромную струю энергии и массы, фонтан звездного вещества вырывался из его сердца и всасывался вниз через горизонт событий, чтобы навсегда исчезнуть во тьме за тьмой.
  
  И он знал, что эта звезда-Лея.
  
  Он потянулся к ней, но не было ничего, за что можно было бы ухватиться, и не было никакой руки, чтобы схватить ее; у него была какая-то безумная полуоформленная идея схватить ее и полететь вокруг черной дыры, потому что он наполовину забыл, что это было всего лишь видение, всего лишь метафора, и если он попытается вытянуть ее в реальность, она разобьется вдребезги. Поэтому вместо этого он направил свой свет, сфокусировав луч силы на сестре-звезде.
  
  - Лея, бах-бах, - попытался послать он. Не поддавайтесь темноте. Я иду за тобой. Подожди.
  
  Он не чувствовал никакого отклика, только всепоглощающую печаль и сокрушительное отчаяние, и эту пустоту, потерянную бессмысленность в конце Вселенной, и он даже не мог сказать, исходило ли это от нее или от него самого. Он попытался сфокусировать силу на ней, сделать свой луч света проводником силы, которая могла бы спасти ее, так же как крошечная трещинка света, которую он нашел в одном воображаемом камне, спасла его-но почему-то его свет не мог добавить к ее. Он горел другим цветом, но не ярче.
  
  Он слишком хорошо помнил эту ужасную пустоту, бесконечную пустоту, которая была глубже любой тьмы. Если бы только он мог каким-то образом показать ей, что весь свет, в котором она когда-либо нуждалась, исходил от нее самой. .. но это была всего лишь метафора. Разве не так?
  
  То, что Бен и йода называли темной стороной, на самом деле не было темным; это не имело никакого отношения к визуальному спектру. Фраза "темная сторона Силы" была просто выражением. Вызывающая воспоминания стенография для выражения широкого спектра негативных характеристик. Метафора.
  
  Они могли бы назвать его злой стороной, или стороной смерти и разрушения, или стороной порабощения всей галактики. Но они этого не сделали.
  
  Они называли это темной стороной. Но они никогда не видели такой темноты. Или все-таки были?
  
  Может быть, они были здесь, в конце всего сущего-или, по крайней мере, видели его мельком. Может быть, они увидели правду о тьме. Может быть, поэтому они никогда не говорили о "светлой стороне".- Потому что его не было. Но, подумал Люк, глядя на сверкающее пламя, которое было его сестрой, то, что нет "светлой стороны", еще не значит, что нет света.
  
  Он думал, что несет свет с собой во тьму, держась за силу. Теперь он видел, что свет силы не освещал его. Она сияла сквозь него. Он был светом во тьме.
  
  Теперь он все понял, и это наконец обрело для него смысл. Тот же самый свет сиял сквозь Лею, и как только он понял это, он начал ощущать другие огни, крошечные звезды далеко в темноте. Некоторых он узнал: Хана и Ландо... Ведж и тихо, хобби и Уэс и остальные негодяи... Ник, Эона Кантор, лейтенант Тубрими, капитан Тироск и многие, многие другие моряки и морские пехотинцы, даже невероятно далекие брызги исчезающих слабых звезд, которые, должно быть, были штурмовиками, потому что даже они были огнями в темноте. Все они были звездами. И каждая звезда, каждая жизнь была прекрасна. И Лея не могла их видеть. Она больше не могла даже смотреть в их сторону. Ее звезда была привязана к черной дыре-ее гравитация не позволяла ей отвернуться. Он даже не мог привлечь ее внимание.
  
  И черная дыра теперь знала о нем; бездна, в которую он смотрел, теперь смотрела в него. Он чувствовал ее пустоту, которую ничто не могло заполнить, ее унылый голод, который никогда не мог быть удовлетворен. В его сознании она надвигалась на него, как Челюсти, открывающиеся, чтобы поглотить вселенную, захватывая каждый клочок света, надежды и любви, которые Люк мог направить из Силы. Чем дольше он смотрел, тем больше терял, и ничем не мог помочь Лее.
  
  Как только эта пасть сомкнется вокруг нее, она навсегда потеряется во тьме.
  
  Ну ладно, подумал он. Думаю, мне придется сделать это по старинке.
  
  Он открыл глаза. Хэн скорчился рядом с ним, его лицо потемнело от страха. "Эй, дружище-с тобой все в порядке?"
  
  - Нет, - ответил люк."
  
  Рот хана вытянулся в плоскую линию. -А Лея?"
  
  -Она жива."
  
  - И что же?"
  
  Люк позволил тени в своем сердце отразиться в глазах. Это был единственный ответ, который требовался Хэну. - Тогда ладно, - мрачно кивнул он. - И что теперь?"
  
  Люк встал. - Ник, - сказал он.
  
  Возле одного из посадочных полозьев "Сокола" Ник виновато вздрогнул.
  
  "Э,да?"
  
  -Кто такой Кар, и что ты не хочешь, чтобы я о нем знал?"
  
  У Ника отвисла челюсть. -Ты...как ты ... я имею в виду, что?"
  
  Выражение лица люка даже не дрогнуло. Он ждал ответа.
  
  "О.- Ник поднял руку к шраму на висках. - Я понял, - вздохнул он. -Что ты хочешь знать?"
  
  -Все, что ты можешь рассказать мне за пять минут или меньше, - сказал Люк, - потому что это почти все время, которое нам нужно, чтобы выиграть этот бой."
  
  
  
  * * *
  
  Через секунду после того, как Кронал отдал приказ вступить в бой, штурмовик, который получил этот приказ, запустил ретранслятор, который инициировал заранее запрограммированную серию инструкций для экипажей, обслуживающих массив гравитационных станций, погребенных глубоко под поверхностью Миндора. Никто, кроме тех солдат, которые действительно были направлены к ним, даже не знал о существовании этих гравитационных станций. Расположенные широким кольцом вокруг теневой базы, они существенно отличались от тех, что были среди астероидов-как по технологии, так и по функциям. Вместо вполне стандартных гравитационных колодцев, проектируемых станциями в системе, эти погребенные станции породили феномен, гораздо более похожий на гравитационный срез, который уничтожил правосудие; технология, задействованная, как и гравитационный срез, была продуктом имперского центра разработки оружия на сестринской планете Миндора, той самой, которая была уничтожена в большой давке.
  
  На самом деле, феномен, вызванный этими погребенными станциями, был именно тем, что вызвало большую давку.
  
  Станции включились. Плоскости невидимой энергии пронизывали скалу между ними, под огромным вулканическим куполом теневой базы; там, где эти плоскости пересекались, они создавали линии гравитационного градиента порядка маленьких черных дыр, мгновенно поглощая скалу, к которой они прикасались, и производя титанический взрыв чрезвычайно жесткого излучения, которое превращало окружающую скалу в перегретую плазму. Это высвободило больше радиации, чтобы испарить больше камня, в растущем каскаде, который вскоре прорезал поверхность планеты выше в кольце вокруг основания.
  
  Для штурмовиков, которые управляли кольцом турболазерных башен наземной обороны, это было мгновенно смертельно; радиационная вспышка вышла из земли под небольшим углом, который коснулся башен и испарил их за долю секунды. Республиканские морские пехотинцы и пехотинцы, окопавшиеся и сражавшиеся на поверхности вокруг ионно-турбореактивных Стоунов на поверхности купола, имели секунду или две, чтобы посмотреть на ослепительную белизну, которая окружала их, прежде чем она расплавила их броню и сожгла каждого обнаженного солдата до мелкого черного пепла, в то время как пустой кратер, оставленный уходом купола, почти мгновенно наполнился расплавленной лавой, которая вскипела и распространилась по земле со всех сторон, поглощая все, что пережило первоначальный взрыв.
  
  Единственным эффектом, который ощутили Фенн Шиса и Мандалорианские наемники, мрачно сражаясь из комнаты в комнату через гравитационную пушку, была внезапная потеря каналов связи и глубокая грохочущая вибрация, похожая на отдаленное землетрясение, сопровождаемое едва заметным увеличением воспринимаемого веса, как будто каждый человек мгновенно набрал килограмм или два.
  
  Пилотам разбойной эскадрильи, сражавшимся над базой, казалось, что весь вулканический купол был заключен в огромную чашу невероятно яркого света, который быстро потемнел, когда ионизирующее излучение воспламенило атмосферу в огненном шторме, который засасывал песок, пыль и камни вверх, чтобы скрыть свое сияние. Следующее, что они заметили, был визг радиационной сигнализации кабины-и что излучение, казалось, испарило их позиционные датчики: хотя датчики настаивали, что их истребители все еще высоко над планетой, их глаза говорили им, что они быстро падают к куполу.
  
  Именно Уэс Джэнсон первым выкрикнул правду по рации. - Подожди, я понял! Мы не падаем к базе-она надвигается на нас!"
  
  Характерно, что наиболее полное понимание ситуации, а также ее наиболее краткий анализ принадлежали Ландо Калриссиану. С мостика "помни Алдераан", парящего вместе с остальной оперативной группой в море огромных ударных кратеров за горизонтом, он наблюдал за вспышками радиации и грибовидными облаками... а потом наблюдал, как весь вулканический купол поднимается из грибовидного облака и устремляется в космос.
  
  Он инстинктивно понял, что происходит. Сам вулкан представлял собой сплошную массу радиационно-стойкого камня; его основание было совершенно непроницаемо даже для гигантской мощи звездных вспышек. Все, что нужно было сделать плохим парням, - это улететь за пределы гравитационных колодцев; тогда они могли бы использовать сам вулкан в качестве радиационного щита, чтобы укрыть любой меньший корабль, который они захотят использовать, чтобы улететь в гиперпространство.
  
  Используя навыки, отточенные за всю жизнь его способностью мгновенно оценивать шансы и возможности, он размышлял частью своего разума, что на самом деле это была довольно изящная идея. Он отложил его на будущее рассмотрение; в конце концов, существовал ряд систем, где интенсивное звездное излучение делало обычные корабли слишком опасными для использования. Но летающий щит, чтобы обеспечить прикрытие для кораблей, входящих и выходящих? Здесь были определенные возможности. Затем другая часть его мозга-та, что игнорировала шансы и возможности сосредоточиться непосредственно на угрозах жизни и конечностям-напомнила ему, что ни одна из этих "определенных возможностей" никогда не осуществится, если его корабль будет уничтожен вместе с остальной оперативной группой быстрого реагирования, что было все более вероятно, потому что ионно-турбоустановки и эта безумно опасная гравитационная пушка находились на верхнем изгибе купола, что означало, что они только что взлетели вместе с остальной базой. А это означало, что, как только база выйдет на орбиту, простой пол-ствола направит это оружие обратно на поверхность Миндора.
  
  В любом месте на поверхности планеты. В том числе и кратеры, в которых в настоящее время скрывались "помни Алдераан" и остальная оперативная группа быстрого реагирования. Укрытие, которое они не могли покинуть, потому что, развернувшись к солнечной стороне планеты, они могли бы подвергнуть корабли воздействию звездных вспышек и уничтожить их так же окончательно.
  
  Для исчерпывающего и сжатого анализа ситуации Ландо потребовалось всего четыре слова.
  
  -Это, - сказал он, - проблема."
  
  Глава 16
  
  
  
  Глядя, как медленно вращается летающий вулкан, поднимаясь в ночное небо Миндора, Ландо почувствовал, как на лбу у него выступили капельки пота. Лейтенант из Такопса доложил о примерно восьмидесяти секундах до огневого окна для ближних ионно-турбоагрегатных пушек и только на двадцать секунд больше для всего комплекса, включая гравитационную пушку. - Фенн, - пробормотал он в свой личный Комлинк, - сообщи мне хорошие новости. Я серьезно."
  
  Когда эта просьба дошла до Фенн Шисы, комендант протектора лежал за остатками разрушенной взрывом стены в пехотном бункере гравитационной пушки, вместе с командиром наемников и шестью коммандос, все окутанные дымом и покрытые каменной пылью, и все делали все возможное, чтобы выдать себя за несколько сотен кровожадных мандалорцев. Это было в интересах двух полных рот штурмовиков тяжелой пехоты, которые держали пару редутов по обе стороны от взрывной двери, которая выглядела так, как будто могла выдержать большую термоядерную бомбу. Целью этого подражания было отвлечь штурмовиков от нескольких сотен кровожадных мандалорцев, которые собирались прорубить стену на фланге редута. В любую секунду сейчас.
  
  Или, возможно, в любую минуту.
  
  Он надеялся.
  
  - Тут нечего рассказывать, Ландо!- Фенн должен был кричать, чтобы услышать себя сквозь вой бластерного огня и раскатистый грохот тепловых разрядов и тяжелого оружия. Он поднял винтовку над обломками и слепо выстрелил в дым. -Это место бронировано, как сокровищница хаттов-наши пробивные заряды едва оставляют следы ожогов! Может быть, у ваших морских пехотинцев есть что-нибудь потяжелее?"
  
  На мостике "вспомни Алдераан" Ландо потер глаза; судя по тому, что он видел, он не думал, что кто-то из морских пехотинцев выжил, кроме тех, кто уже сражался в ионно-турбоустановках. Он глубоко вздохнул. - Хорошо, план Б."
  
  Он отдал серию приказов, которые заставили всю команду мостика тупо уставиться на него, разинув рты. -Вы меня слышали, - сказал он. - Сделай это!"
  
  Офицеры мостика рывком вернулись к своим панелям. Ландо повернулся к с-3П0. -Чего ты ждешь?"
  
  - Это я? Дроид прижал руку к груди. -И что мне теперь делать?"
  
  - На этом корабле есть системы Мон-кал. Корабли запрета-Кореллианские, - объяснил Ландо так терпеливо, как только мог. -Они говорят на разных языках."
  
  - Ну, конечно же, нет. - с-3П0 издал взрыв помех, подозрительно похожий на презрительное фырканье. -Я никогда не встречал Кореллианскую систему, которая имела бы хоть какие-то манеры, в то время как Алдераан-несмотря на ее несколько грубое чувство юмора-это система исключительной утонченности. Даже элегантность..."
  
  - Да, хорошо, как скажешь, - ответил Ландо. -У этих Кореллианских кораблей также нет вычислительной мощности, чтобы справиться с этим-мы должны дать им доступ к процессорному массиву Альдераана."
  
  - Боже мой! Это потребовало бы от него услуг..."
  
  -Самый способный и сложный протокольный дроид, когда-либо созданный, - закончил за него Ландо с ободряющей улыбкой. "Добраться до работы."
  
  С-3P0 ахнул. - Генерал! - Я? Что за чудесные слова ты говоришь! Действительно,
  
  Я очень польщен..."
  
  - Будь доволен, пока работаешь. Ландо отвернулся и снова включил свой персональный Комлинк. - Фенн, мне нужно, чтобы ты отступил."
  
  На секунду-другую воцарилось молчание, а затем мрачное:"
  
  "Весь путь. Когда гравитационная пушка откроется, мы нанесем ответный удар. Массивно."
  
  -Ты видел доспехи на этом месте? Это займет у вас несколько часов, чтобы пробиться!"
  
  -Если мы расстреляем броню."
  
  Еще одна пауза, затем: "я сканирую. Ландо, не жди нас."
  
  - Фенн..."
  
  -У нас ничего не получится. Делай то, что должен. Спасите флот."
  
  -Ты не понимаешь, что сейчас произойдет..."
  
  - Мы Мандалориане. Это то, ради чего мы живем. Вот так мы и умираем."
  
  - Прекрати это! Ненавижу этот мусор!"Ландо разжевал внутри его нижняя губа на секунду или две, потом сделала глубокий вдох, чтобы удержаться на его мужество. "TacOps: есть Лансер, Палео, и незамеченный, достигнув позиции?"
  
  - Результаты сканирования подтверждаются."
  
  -Когда Слэш-Эс попадут в цель, выполняйте приказ."
  
  
  
  * * *
  
  Сигнал тревоги транспондера в кабине Веджа Антиллеса проревел предупреждение: он был в зоне поражения дружественного огня. Быстрая проверка его сканера ближнего действия показала, что три переоборудованных Кореллианских грузовых корабля приближаются через тень Миндора к летящему вулкану. Невдалеке от них четверо уцелевших Косых были вытянуты в странно наклонную линию. Он не мог догадаться, что они задумали, и у него не было времени, чтобы понять это; все три переоборудованных грузовых судна уже развернулись бортом и начали медленно поворачивать бочки: старый морской трюк, чтобы обеспечить максимальный подавляющий огонь. Их главные пушки имели скорость стрельбы, ограниченную их способностью сбрасывать ненужное тепло и перезаряжать свои конденсаторы; бочкообразный крен позволял им непрерывно приводить в действие новые пушки, в то время как недавно стрелявшие пушки перезаправлялись.
  
  Ведж включил свой общий комм, когда он рванул свой Крестокрыл по вращающейся дуге, которая унесла его прочь от летящего вулкана. - Республиканские бойцы: отрывайтесь и отступайте! Это жаркое место. Повторяю: мы в жарком космосе!"
  
  Истребители рассыпались, как тараканы, застигнутые врасплох солнечным светом. "Лансер", "Палео" и "невоспетый" открыли синхронный огонь, взрывая борта в точной последовательности, чтобы поддерживать почти постоянный дождь наддувной плазмы на ионно-турбированных пушках и гравитационной пушке. Это было сделано не столько для того, чтобы нанести реальный ущерб, сколько для того, чтобы действовать как особенно жесткая контрразведывательная мера; рассеивание радиации от продолжающегося заградительного огня помешало прицельным сканерам огневых точек зафиксироваться.
  
  Два ионных турбонаддува были успешно подбиты республиканскими морскими пехотинцами; остальные три открыли полноствольный ответный огонь по векторам приближающихся взрывов. Бесшумные взрывы осветили фланги трех Кореллианских кораблей;вскоре они уже стреляли сквозь облака собственной испарившейся брони. Затем центральный купол над гравитационной пушкой расширился, как зрачок огромного бледного глаза. - Всем держаться за что-нибудь!- Крикнул капитан Тироск по рации, хотя в этом не было необходимости. -А вот и он!- Гравитационная пушка открыла огонь.
  
  Зоркий наблюдатель, заглянувший точно в нужное место и точно в нужное время,смог бы увидеть полет гравитационных бомб. Когда они проносились сквозь плазменный шторм, создаваемый синхронизированными турболазерными взрывами, их крошечные горизонты событий поглощали всевозможные высоко заряженные частицы, которые испускали непрерывный поток жесткого излучения, когда они навсегда выпадали из вселенной. Это излучение, в свою очередь, заряжало плазму вокруг него, создавая мгновенные бело-голубые вспышки-прямые, как лазер.
  
  Гравитационная пушка выпускала такой взрыв каждые три секунды, распыляя их всех по узкой спиральной дуге без какой-либо попытки нацелиться на конкретные корабли. В этом не было необходимости: даже близкий промах мог буквально разорвать корабль на части.
  
  Именно это и сделали с невоспетыми брызги гравитационных бомб.
  
  Экипажи мостиков "Лансера" и "Палео" могли только беспомощно наблюдать, как невоспетый корабль скручивается, выворачивается и, наконец, разрывается на части; хотя сотни километров разделяли каждый из этих кораблей, два других также сотрясались волнами гравитационных толчков. Распад невоспетых оставил короткий промежуток в тушении пожара. Завизжала сигнализация, когда вражеские шлюзы захватили два оставшихся корабля. - Приготовьтесь увеличить скорость стрельбы на пятьдесят процентов, - проскрежетал Тироск. - Повторная синхронизация с палео.- Когда координатор управления огнем запротестовал, что это может спалить турболазеры, Тироск только пожал плечами. -Они наверняка сгорят, когда корабль взорвется. Выполнять."
  
  Брызги гравитационных бомб устремились дальше, и за ними последовали новые. Они мчались к скоплению больших кораблей, все еще беспомощно сгрудившихся в тени Миндора: кораблей без щитов, без брони и оружия, которые могли бы защитить их.
  
  Корабли, единственной защитой которых была изобретательность генерала Ландо Калриссиана.
  
  Ведущим кораблем в этом ряду был "подождите минуту" под командованием капитана Джава Патрелла, седого ветерана, который служил на кораблях, позже командовавших кораблями перехвата, в течение тридцати пяти стандартных лет. Когда его навигационный офицер объявил об обнаружении первой надвигающейся гравитационной волны, Патрелл не колебался. - Всем кораблям, - сказал он. "Выполнять."
  
  Как его мостике экипаж повернул резко к своим задачам, Patrell старпом наклонился и наполовину прошептал: "Ты действительно думаешь, что это сработает?"
  
  -Конечно, сработает!- Рявкнул патрелл, что было впечатляющим проявлением уверенности, учитывая, что в тот самый момент он был абсолютно уверен, что ни в каком Кореллианском аду никто не сможет осуществить это. Его уверенность была результатом долгого опыта; за все годы службы на борту индердикторов Кореллианского производства он никогда не видел никаких признаков того, что искусственные гравитационные колодцы, которые они проектировали, могли быть настроены или рассчитаны с точностью, необходимой для такого рода трюков.
  
  Однако его тридцатипятилетний опыт не включал в себя операции, управляемые главным процессором боевого крейсера "Мон Каламари".
  
  Когда первый поток гравитационных бомб прошел мимо Лансера и Палео, гравитационные прожекторы "подождите минуту" начали пульсировать. Взаимодействие двух мощных источников гравитации утащило каждую бомбу на несколько градусов в сторону от курса, и в этот момент следующий Slash-E пульсировал своим собственным проектором в аналогичной последовательности, еще больше отклоняя траектории бомб, так что они не только не попадали в целевую группу, но и вообще избегали планеты. Последние два "Слэш-Э", однако, были размещены на противоположной стороне траектории гравитационных бомб; первая задача состояла в том, чтобы направить бомбы обратно к планете. Не на планету, а вдоль тангенциальной параболы, которая позволила бы последнему Слэш-и втянуть их в траекторию, точно рассчитанную титаническим процессорным массивом, который был мозгом "вспомни Алдераан".
  
  Все тренировки капитана Патрелла настаивали на том, что проекторы гравитационных колодцев запретительных кораблей никогда не должны включаться, когда корабли находятся глубоко в естественном гравитационном колодце, например на планете, потому что проекторы сами по себе создают слишком сильное гравитационное поле. Для Миндора это было равносильно тому, что четыре луны среднего размера внезапно возникли слишком близко к поверхности планеты.
  
  Первые подземные толчки начались всего через несколько секунд после того, как Wait a Minuie инициировал последовательность, поскольку целые участки планетной коры последовательно поднимались и опускались, скручивались и выворачивались. Эти землетрясения усугублялись близким прохождением потока гравитационных бомб, поскольку их измененная траектория превратилась в маневр рогатки, описанный генералом Калриссианом как " прямо назад в атчу, подонок; Смотри, Как тебе это нравится."
  
  Примерно через восемь с половиной минут первая из рогаток гравитационных бомб достигнет ближайших окрестностей летающего вулкана и начнет разрывать его на куски.
  
  К сожалению, движение гравитационной пушки и физика гравитационных волн означали, что все расчеты включали небольшую меру неопределенности.
  
  Именно эта неопределенность заставила второго в кривой линии косых линий Холдема-вместо того, чтобы направить одну конкретную гравитационную бомбу дальше от Миндора и оперативной группы-направить бомбу к собственному корпусу Холдема, прямо перед проектором левого борта. У капитана холдема было как раз достаточно времени, чтобы понять показания сенсоров и заметить: "Упс...- до удара гравитационной бомбы.
  
  Точечная масса гравитационной бомбы пронзила их почти без сопротивления, но эффект ее прохождения был очень похож на эффект гравитационного разреза, который освободил лежащий вулкан: мгновенный взрыв высокоэнергетического излучения, достаточно мощного, чтобы испарить дыру такой величины, что хороший пилот мог бы запустить Крестокрыл в одну сторону корабля и выйти из другой. Ударная волна разнесла корабль пополам и отбросила остатки друг от друга.
  
  Еще до того, как погасла радиационная вспышка из трюма, капитан Патрелл был на связи. - Генерал Калриссиан, - спокойно сказал он. -У нас возникла проблема."
  
  -Так я и вижу.- Ландо уже наблюдал за прямой лазерной полосой бело-голубого излучения, которая отмечала путь первой гравитационной бомбы, вошедшей в атмосферу Миндора. Удар осветил далекий планетарный горизонт, как термоядерная бомба. - Я забираю остальную оперативную группу обратно на орбиту; это наш лучший шанс выжить. Кроме..."
  
  Если не считать того, что ультраслучайные сенсоры Алдераана уже засекли расширяющуюся гравитационную аномалию, распространяющуюся по коре планеты из огромного кратера, оставленного вулканом, и мозг корабля уже подсчитал, что примерно через два стандартных часа планета перестанет быть планетой. Это будет расширяющийся сфероид из новообразованных астероидов... и каждый удар каждой гравитационной бомбы сделает этот час еще тоньше.
  
  Когда планета распадется, не останется больше тени, чтобы защитить республиканские корабли от все увеличивающихся вспышек Таспана.
  
  Когда оперативная группа покинула атмосферу, Ландо мог только смотреть вниз на взрывающиеся ракеты. Это казалось невозможным. Люк был где-то внизу. И Хан, и Лея. А Ландо только что помог взорвать планету.
  
  Его единственным утешением было то, что он никогда не пожалеет об этом. И никто из них этого не сделает. Он перевел взгляд на летящий вулкан и подумал о стреляющем потоке гравитационных бомб, восемь или десять из которых уже были в пути, и его губы оторвались от зубов. -И ты не проживешь достаточно долго, чтобы праздновать."
  
  Он отдал еще один приказ, и уцелевшие корабли оперативной группы развернулись в боевой порядок для полной атаки. Вспомните, как Алдераан взмыл на орбиту, и четыре боевых крейсера рассыпались веером по его флангам. Две сотни истребителей рассредоточились по строю, затем широко распахнулись, чтобы подойти к летящему вулкану в затягивающейся петле, которая удерживала их орудия направленными на врага и самих себя вне поля огня больших кораблей. Три оставшихся Слэша разделили разницу, таща гравитационные бомбы так далеко от любых кораблей, как только могли.
  
  -Давайте не дадим им даже шанса догадаться, что мы собираемся скормить им их собственное оружие, - сказал Ландо. Он повернулся к старпому. "Огонь.- Вся оперативная группа обрушила разрушительный дождь на летающий вулкан. Без собственных щитов, даже без брони, огромные куски вулкана вспыхивали, превращаясь в облака наддувной плазмы-огромный светящийся саван, который поглощал турболазерные взрывы и взрывал протонные торпеды. Но это ничего, решил Ландо, потому что все, что сейчас имело значение, - это полет восьми или десяти гравитационных бомб, направляющихся туда, откуда они прилетели.
  
  Прежде чем планета распадется и звездная буря Таспана поглотит оперативную группу, он с удовольствием посмотрит, как летающий вулкан будет уничтожен собственным оружием. Он не ожидал, что это особенно утешит его, но это было все, чего он мог ожидать. Все, что у них осталось.
  
  "Это паршивое место для смерти", - подумал он. Это паршивое место для Республики-потерять Люка, Хана, Лею и Чуи. И жулики тоже. И я тоже. По крайней мере, мы забираем с собой плохих парней.
  
  Он поймал себя на том, что с благоговейным трепетом созерцает все истории, которые закончатся здесь, в этой маленькой заводи, в шести прыжках от Гидианской дороги... Он на мгновение задумался, как продюсеры голотриллера расскажут эту историю. У него было предчувствие, что они попытаются превратить его во что-то грандиозное и славное-какой-нибудь легендарный Последний бой Последнего джедая, с примесью романтики обреченных любовников и всплеском реформированного игрока выходит как герой... вместо того, что было на самом деле.
  
  "Нас только что избили", - подумал он. Они нас опередили. Втянул нас в это дело. И мы пошли на это с головой, потому что считали себя непобедимыми. Мы думали, что хорошие парни всегда побеждают.
  
  Из всех них Люк был единственным, кто никогда не страдал от этого заблуждения. Ну, не всегда. Хэн как-то сказал ему, что после Беспина что-то в люке изменилось. Каким-то образом Люк понял-так, как Ландо никогда не понимал, что Хэн, Лея и Чубакка просто никогда не понимали, - насколько темным местом на самом деле была Вселенная.
  
  Ландо догадался, что именно отсюда Люк черпал свое смирение. Его доброта. Его нежная вера в то, что люди могут измениться к лучшему. Должно быть, поэтому он редко улыбался и почти никогда не шутил. Потому что эта доброта была всем, что у него было на самом деле. Это был его спасательный круг. Веревка, за которую он цеплялся, болталась над пропастью.
  
  И мы все прильнули к нему, подумал Ландо. Он был нашей надеждой. Пока Люк Скайуокер был жив, мы всегда считали, что так или иначе все будет хорошо.
  
  Вот что теряла сегодня Республика.
  
  Надежда.
  
  Учитывая то, что происходило на поверхности, Люк, вероятно, был уже мертв. И даже если каким-то чудом он все еще жив, что он может сделать? Была ли когда-нибудь веская причина обременять одного человека надеждой всей галактики?
  
  Хотя этот вопрос был риторическим и безмолвным, он все же получил ответ, поскольку лейтенант из Комопса сказал приглушенным и хриплым голосом: "генерал Калриссиан, я принимаю сигнал... корабль на курсе перехвата... Генерал! Подпись транспондера подтверждена-это "Тысячелетний Сокол"!"
  
  Ландо показалось, что Вселенная сдвинулась на пару градусов вправо. - Что?"
  
  Было ли это возможно?
  
  -Они передают по радио, сэр. На всех диапазонах."
  
  - Поставь его на громкую связь."
  
  "... Скайуокер. Всем кораблям Республики выйти из строя и отступить. Все имперские силы: капитан группы CC-1000 настоящим повышается до маршала авиации. Маршал авиации GC-1000: теперь вы командуете всеми имперскими силами в системе Таспан. Вы прикажете отключить подпространственные помехи, отключить все гравитационные станции и выполнить безоговорочную капитуляцию со всей доступной скоростью. Когда капитуляция будет завершена, вы поможете в эвакуации мирных жителей.
  
  - Повторяю: это Люк Скайуокер. Все республиканские корабли..."
  
  "Отрезать его. В течение, казалось, очень долгого мгновения Ландо мог только стоять и смотреть в пространство. Неужели он действительно слышал это? Неужели Люк действительно верит, что может просто приказать имперским штурмовикам сдаться?
  
  Это было за гранью абсурда. Это было полное безумие.
  
  - Сэр?- Сказал такопс. - Истребители связи отходят."
  
  Ландо сказал: "что?"
  
  Комопс оглянулся через плечо. - Подождите минутку, доложили, что гравитационная пушка прекратила огонь.- Он моргнул. - Подпространственная связь работает."
  
  - Что?"
  
  Навопс только покачал головой. - Масса ... тени уменьшаются ... гравитационные станции отключаются, сэр! Окно прыжка, по прогнозам, откроется через двенадцать минут."
  
  И Ландо обнаружил, к своему удивлению, что его ноги шагают вперед, увлекая за собой все остальное тело, а руки жестикулируют, а рот отрывисто отдает приказы о координатах прыжка, точках встречи и приоритетах поисково-спасательных операций, в то время как разум по большей части ничего не делает, кроме как говорит: "что?
  
  
  * * *
  
  
  
  Фенн Шиса прижался спиной к переборке и хмуро уставился на красный индикатор заряда на своей бластерной винтовке. Десять выстрелов. Одна граната. Может быть, достаточно, чтобы продержаться до тех пор, пока контрудар Ландо не испепелит их всех.
  
  Он обменялся мрачным взглядом с командиром наемников, который стоял в такой же позе по другую сторону взорванного люка между ними. Командир наемников был на его стороне, потому что в самой гордой Мандалорианской традиции он должен был прикрыть отступление своих людей или погибнуть в этой попытке. Фенн Шиса, однако, не был там, потому что он был командиром. Или даже потому, что он был комендантом Мандалорианских защитников, или потому, что он был лордом Мандалором. Он был там, потому что он был Фенн Шиса.
  
  В какой-то момент он сбросил шлем-скользящее попадание вывело из строя его головной дисплей, и неисправность привела к тому, что автополяризатор полностью затемнил его визор-и теперь у него была свежая ожоговая полоса вдоль виска, где почти промах подожг его волосы. Дымка в бункере мерцала и вспыхивала алыми полосами бластерного огня, пахло дымом, жареным мясом и молниями.
  
  Бластерный огонь в дверном проеме замер лишь на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы пара термодетекторов упала и заскользила по полу. После первого же прыжка детс Фенн проскочил в люк и пошел направо, на бегу запустив противотанковую гранату. Когда бластерный огонь из дыма проследил за ним, командир наемников проскользнул внутрь и ушел влево за миллисекунду до того, как взрыв огня из парных термодетекторов прогремел через люк позади них.
  
  Фенн определил, где находится центр бластерного огня. Он бежал по узкой дуге, держа спусковой крючок своей винтовки, не целясь, направляя огонь на их позицию, чтобы держать их головы опущенными и испортить их стрельбу, когда он отбросил свою пустую винтовку и превратил свою узкую дугу в прямой заряд, просто широкий от линии огня, льющегося на позицию штурмовика от командира наемников. Он атаковал частично потому, что у него все еще были клинки в латных перчатках, и если бы он мог вступить в рукопашную, то смог бы снова вооружиться бластерами мертвых врагов-но в основном он атаковал потому, что он был Фенн Шиса, и если бы сегодня настала его смерть, он упал бы с зубами в горле человека, который убил его.
  
  Но прежде чем он успел туда добраться, новый источник бластерного огня вспыхнул под другим углом и пронзил дым. Фенн стиснул челюсти и продолжал бежать, потому что он мог принять удар или два и все же сбить несколько человек, прежде чем упасть-но бластерный огонь не поразил его; казалось, он даже не был направлен на него. Стрелы сверкнули высоко, прямо над шлемами штурмовиков, к которым он бросился, и сопровождались властными криками сдаваться.; но он был готов умереть, поэтому проигнорировал крики, опустил голову и даже не замедлил шаг, пока не добрался до первого из штурмовиков впереди, подсунул пальцы левой руки под челюсть ближайшего и отвел назад правый кулак, чтобы вонзить клинок в горло солдата-и остановился.
  
  Солдат не сопротивлялся. Он вообще не сопротивлялся. Он просто стоял с поднятыми пустыми руками и ждал, не убьет ли его Фенн, как откормленного грундилла.
  
  Фенн моргнул, не в силах поверить своим глазам. Он был еще менее способен поверить в то, что увидел дальше, а именно в то, что штурмовик в черной броне шагнул в люк, из которого произошло неожиданное нападение. Он напрягся и собрался с силами, но штурмовик поднял пустую бронированную перчатку ладонью вперед.
  
  -Ni dinu ner gaan naakyc, jorcu ni nu copaani kyr'Amur ner vod, - сказал штурмовик.
  
  Фенн Шиса лишь недоверчиво уставился на него.
  
  Интонации парня были немного странными-у него был явный корускантский акцент-но смысл его слов был абсолютно ясен, и он использовал Мандо'а безупречно.
  
  Уважайте мое предложение о перемирии, ибо я не хотел бы добровольно проливать кровь моего брата.
  
  - Что?"
  
  - Лорд Мандалор. Император Скайуокер шлет вам привет, - сказал штурмовик на Бейсике. Он носил звание капитана группы. - Ситуация изменилась."
  
  У Фенна отвисла челюсть. "Император... Скайуокер?"
  
  Ситуация изменилась, казалось бы, преуменьшение десятилетия.
  
  -Мы обеспечили выход на орбиту, - доложил командир группы. - Генерал Калриссиан просит вас помочь нам эвакуировать гражданских. Несколько тысяч гражданских, которых нам приказал защищать император Скайуокер."
  
  И в конце концов, Фенн Шиса мог только моргать еще немного и задаваться вопросом, может быть, он получил пару выстрелов в голову и просто не заметил. Или еще что-нибудь. Но, тем не менее, он и командир наемников следовали за капитаном группы назад через комнату за комнатой, задыхаясь от щебня и вони озона и обугленной плоти, назад к месту битвы у двух редутов, которые охраняли массивные взрывные двери. Капитан группы набрал короткий код на дверной панели, и огромные дюрастиловые плиты начали со скрежетом открываться.
  
  Во внутреннем отсеке управления гравитационной пушкой несколько дюжин штурмовиков стояли рядами так организованно, как будто они представлялись для осмотра, сложив руки на макушке. Их винтовки были сложены с точностью до миллиметра в центре комнаты; на палубе рядом с ними, их оружие было расположено в идеально разнесенной сетке. Позади оружия возвышалась пирамида из блестящих черных шлемов штурмовиков, которая приятно напомнила Фенну груды отрубленных голов, построенных племенами Джалтири с Тоскховула VI.
  
  -Я не могу ... это невероятно, - сказал он. -Мы не могли даже приблизиться-мы пытались прорваться сквозь стены и ничего не добились..."
  
  -Это потому, что у вас не было кодов блокировки взрывных дверей, - резонно заметил капитан группы. -И они просто сдались?"
  
  -По моему приказу.- Капитан группы говорил так, словно подобные вещи случаются каждый день. -Я их старший офицер. Ни один штурмовик и помыслить не мог о неповиновении."
  
  -А если бы знали?"
  
  - Это могло бы создать некоторые трудности, поскольку император Скайуокер проинструктировал меня и моих людей свести к минимуму дальнейшее кровопролитие. Я благодарна, что мне не пришлось принимать решение."
  
  - Капитан Группы..."
  
  - Маршал авиации, - поправил его штурмовик с твердой, но спокойной гордостью. -Я был удостоен повышения на поле боя от самого императора."
  
  - Император Скайуокер, - медленно произнес Фенн, пытаясь придать этому разговору хоть какое-то подобие смысла.
  
  - Избранный наследник Палпатина Великого, - чопорно произнес свежеиспеченный маршал авиации. -Разве ты не видел Люка Скайуокера и "месть джедаев"?"
  
  "Урна..."
  
  -Это, конечно, инсценировка."
  
  "Конечно."
  
  - Но она основана на реальных событиях."
  
  "Угу."
  
  - Он очень мощный. Шедевр, - сказал ему маршал авиации. - Это изменило мою жизнь."
  
  Фенн по-прежнему не мог получить свой ум вокруг него. -Когда парень говорит, что голодрама изменила его жизнь, - сказал он, - он обычно преувеличивает."
  
  -Я не преувеличиваю."
  
  -Я начинаю тебе верить."
  
  -А теперь, если вы соберете своих людей и последуете за мной, - сказал маршал авиации, поворачиваясь и быстро удаляясь. - Хотя силы генерала Калриссиана делают все возможное, чтобы задержать или предотвратить его, катастрофическое разрушение этого объекта может начаться уже через шесть минут."
  
  Он едва успел вымолвить эти слова, как пол, казалось, провалился на полметра, а затем подпрыгнул, чтобы сбить их всех с ног. В то же самое время ужасающий рев поднялся от пола и от стен и ударил по ним, как невидимые молоты, выбивая дыхание из их груди. Эхо Рева сотрясало купол, пока его броня не завизжала и не начала рваться, а куски пермакрита не оторвались от стен и не упали с потолка...
  
  Когда рев, наконец, утих до простого скрежещущего грохота, Фенн сумел сесть, кашляя пермакритовой пылью из горла. -Немного оптимистично насчет этих шести минут, не так ли?"
  
  Глава 17
  
  
  
  Первая гравитационная бомба попала в цель прямым попаданием: ее удар разнес на семьсот-восемьсот метров передний край летящего вулкана, превратив его в кучу высокоскоростных астероидов, проносящихся сквозь облако расширяющейся плазмы. Два целых блока мощных гравитационных двигателей, от которых зависел маневр летающего вулкана, были уничтожены, а центральная координирующая связь повреждена, что дестабилизировало оставшиеся три блока. Эти три блока гравитационных двигателей начали раскачиваться и взрываться в произвольных направлениях, поскольку их автокомпенсаторы пытались и не смогли обнаружить конфигурацию, которая продолжала бы направлять базу по ее запрограммированной траектории.
  
  Возникшие в результате напряжения начали разрывать основание тени на части.
  
  Этот процесс существенно ускорился с появлением, в быстрой последовательности, остальных гравитационных бомб. Три оставшихся "Слэша" мчались с крутым уклоном, перегружая свои гравитационные проекторы в тщетной надежде утащить их достаточно далеко от курса, чтобы у горы был шанс выжить, но бомбы прилетели намного быстрее, чем они вылетели, набрав значительную скорость в своей рогатке вокруг планеты.
  
  Это означало, что примерно 3426 гражданских лиц-граждан Республики, насильственно похищенных и насильственно обращенных в рабство, которые в настоящее время теснились плечом к плечу в том, что когда-то было сортировочным центром,-должны были прожить примерно четыре минуты.
  
  Чуть меньше чем за эти четыре минуты разрушение теневой базы разрушит герметичность вокруг сортировочного центра и подвергнет их всех сильному вакууму. Кроме того, единственные посадочные модули, доступные для эвакуации эвакуируемых, были не только слишком малы, чтобы вместить более десятой части их числа, но и в настоящее время пришвартованы снаружи летающего вулкана. Чтобы добраться до них, эвакуированным пришлось бы преодолеть сотни метров того же самого жесткого вакуума-без помощи защитных костюмов.
  
  Хэн смотрел сквозь транспаристил кабины, его лицо было мрачным, как пустое пространство. -У них нет ни единого шанса."
  
  -У них есть шанс, - настаивал Ник, сидевший позади Чуи. -Такой же шанс был и у тебя. На их стороне Скайуокер."
  
  -Ты думаешь, этого достаточно?"
  
  -Это было для тебя, - заметил Ник. - У Скайуокера есть план. У него всегда есть план.- Он повернулся к люку и понизил голос. - У тебя ведь есть план, правда?"
  
  -На самом деле, - сказал Люк, - я знаю."
  
  Люк еще до того, как принял командование, ознакомился с каждой деталью каждого корабля, входящего в состав РРТ. Итак, он знал, что три Кореллианских фрегата, приписанных к оперативной группе, были переоборудованы из тяжелых грузовых кораблей. Он также знал,что некоторые из их первоначального оборудования были сохранены в своей первоначальной конфигурации, чтобы избежать смехотворно дорогого ремонта.
  
  Одним из элементов этого оригинального оборудования был конвейерный мост, предназначенный для передачи груза на другой корабль или с него за пределы атмосферы. По сути, это был каркас, поддерживающий движущийся пояс шириной около шести метров и длиной около ста метров, заключенный в силовой туннель для поддержания атмосферы и несущий несколько небольших генераторов искусственной гравитации, гарантирующих не только то, что перемещаемый груз будет оставаться в контакте с поясом, но и (что любые перемещения будут происходить "вниз по склону"."
  
  Лансер и Палео были оборудованы конвейерными мостами; они также были ближе всего к летающему вулкану. "Лансер", по сути, был способен сопоставлять траектории и разворачивать свой конвейерный мост с предельной точностью менее чем за две минуты.
  
  В координатах, которые дал Люк, Лансер обнаружил только широкую плоскую равнину из твердых скал. Капитан Тироск по понятным причинам не хотел рисковать своей командой, подводя свой корабль так близко к летающей горе в процессе встряхивания себя на части просто для того, чтобы развернуть конвейерный мост, который никто не мог использовать. - Как только я поставлю мостик на якорь и включу атмосферный насос, что тогда? Будет ли камень просто волшебным образом открываться и выпускать людей?""
  
  И потому, что капитан " Лансера "иногда позволял себе виноватое удовольствие, рассматривая голотриллеры, такие как Люк Скайуокер и драконы Татуина, когда Люк просто ответил:" Да. Оно будет.- Вопреки всем своим лучшим инстинктам тироск обнаружил, что верит в это.
  
  Хан Соло не разделял этой веры. У него не было лишней веры. Он склонился над пультом управления "Сокола", глядя сквозь транспаристил кабины на основание тени, которое слишком медленно набухало, его костяшки пальцев побелели на рычаге, зубы сжались, как будто он мог заставить корабль двигаться быстрее чистой силой воли. Теперь он повернулся и посмотрел на Люка, который сидел на корточках за креслом Чубакки. -Что, твои новые друзья-плавильщики? Как ты думаешь это провернуть, когда мы в добрых двух минутах от того, как ты положишь руку на камень?"
  
  - Арту, мне нужно усилить сигнал, - сказал Люк."
  
  Астромех, сидевший за креслом Хэна, протянул Люку датаджек, как доверчивый ребенок, протягивающий руку; в тот же миг комм-порт на его куполе открылся, и появилась параболическая антенна. Люк сжал протянутый датаджек, и Хэн увидел, как из руки Люка вырастают блестящие черные кристаллы и вплетаются в порты датаджека.
  
  Хэн поморщился. - Не обижайся, люк, но меня это действительно пугает."
  
  - Представь себе это с моей стороны."
  
  -Я бы предпочел этого не делать."
  
  Люк даже не улыбнулся. - Теперь мне нужна пара секунд, чтобы сосредоточиться."
  
  "Лансер" встал на позицию, и его конвейерная перемычка вытянулась, как язык, собирающийся попробовать камень на вкус. Через мгновение после того, как вокруг него вспыхнуло голубоватое мерцание силового туннеля, скала начала таять, отступая, как замедленное изображение ледника в разгар лета. Из отверстия, которое идеально подходило по форме к силовому туннелю, вверх вырвался свет. Конвейерный мост уходил все дальше в дыру, вплоть до гражданских, штурмовиков и Мандалориан, ожидающих там.
  
  Первым на мостик поднялась пара Мандалорианских наемников. Они подпрыгнули и ухватились за движущийся пояс, умело переворачивая свои тела через девяносто-градусный сдвиг гравитации; для них ориентация искусственной гравитации заставляла мост казаться полностью ровным, "Лансер" теперь, казалось, безмятежно плыл рядом с вулканом, а не парил над ним. Они быстро зашагали в направлении, противоположном движению пояса, чтобы остаться на месте и помочь другим пройти через переход.
  
  Дюжина пар Мандо-коммандос расположились вдоль конвейерного моста, в то время как остальные помогали организовывать гражданских на полу пещеры. Заботливые штурмовики помогали тем, кто был слишком недееспособен из-за возраста, травмы или болезни, чтобы сделать свой собственный путь. Мандос на мосту напомнил всем: "продолжайте идти. Не запускать. Если вы упадете и не сможете подняться, отойдите в сторону, и кто-нибудь вам поможет. Таким образом, сортировочный центр начал быстро пустеть, несмотря на качку и тряску пола пещеры от продолжающегося разрушения базы теней.
  
  Никто из них также не знал, что конвульсии, которые они испытывали, были значительно меньше, чем те, которые испытывали другие части базы. Они также не могли знать, что атмосферная целостность сортировочного центра была сохранена большим контингентом Плавильщиков, которые не только держали пещеру плотно закрытой, но и манипулировали своим мелтмассифом, чтобы минимизировать удары через пол. Хотя все могли видеть, как другая часть свода пещеры вздувается, опускается и опускается вниз, как огромная капля блестящей черной слизи.
  
  Одна из самых больших таких капель превратилась в жидкость и исчезла, открыв Кореллианский легкий грузовой корабль.
  
  В тот момент, когда "Сокол" опустился на пол пещеры, Люковая крышка сорвалась, открыв щель в том месте, где должен был находиться его брюшной трап. Грузовой лифт корабля тоже с грохотом опустился, и через оба проема хлынули беженцы, оба Миндорца, организованные человеком по имени Трипп, и Республика, которой командовал лейтенант Мон Каламари по имени Тубрими.
  
  В считанные секунды трюмы "Сокола" опустели.
  
  В кабине Люк положил руку на плечо Хэна. -Ты хорошо с этим справляешься? Я завишу от тебя."
  
  -Мне это не нравится, - сказал Хэн.
  
  - Я знаю. Но это, как это должно быть", - сказал Люк. Он включил связь. - Маршал авиации, вы и ваши люди немедленно подниметесь на борт. Одна минута до заноса."
  
  Ответ пришел мгновенно. -Как прикажете, милорд император!"
  
  Хэн скорчил гримасу. - Когда-нибудь ты объяснишь это императору Скайуокеру бамблфлаффу, верно?"
  
  - Нет, - ответил Люк. -Нет, не думаю, что смогу."
  
  * * *
  
  
  
  В абсолютной темноте внутри теневого яйца у Кронала оставалась только одна проблема.
  
  Яйцо тени, как он мысленно окрестил его в момент своего создания, было его импровизированным коконом из мельтмассифа в пещере трона тени. Он завис там, где когда-то стоял трон тени, удерживаемый репульсорными подъемниками, которые когда-то поддерживали трон. За ним больше не было ни лавового водопада, ни озера расплавленной лавы внизу; все, что осталось от жизненной силы вулкана, как только основание тени отделилось от планеты, пролилось с его нижней стороны огненным дождем. Яйцо тени мягко покачивалось в воздухе, когда ударные волны продолжающегося разрушения базы тени прошли над ним.
  
  Это продолжающееся разрушение не было проблемой Кронала; это вообще не было проблемой. Он на это и рассчитывал. Если бы республиканским силам не пришла в голову идея направить на него его собственные гравитационные бомбы, ему пришлось бы самому взорвать базу теней.
  
  Битвы берут свое начало был только один выживший.
  
  Не беспокоило его и то, что все его приготовления к новой жизни были сосредоточены на том, чтобы изображать Люка Скайуокера, а не его сестру; один полезный урок, который он извлек из работы с Палпатином, заключался в ценности гибкого планирования. Он, как и Лея, просто симулировал амнезию черепно-мозговая травма была бы идеальным объяснением для любых спотыканий или неловкостей, которые он мог бы сделать при встрече со старыми знакомыми принцессы,а затем незаметно нанял бы одного из бесчисленных писак, которые писали голотриллеры, чтобы что-то придумать. Он предвидел, что ему даже придется выпустить этот голотриллер. У него уже было несколько идей для названия: Принцесса Лея и ловушка теней, например. Или, возможно, Принцесса Лея и черные дыры Миндора.
  
  Не беспокоился он и о том, чтобы вырваться из собственной ловушки, как только передача сознания завершится. Похороненный в мельтмассифе недалеко от избирательного центра, он спрятал специальный корабль, чтобы совершить побег под именем Люка. Хотя внешне это был самый обычный лямбда-Т-4А, его корпус был покрыт таким количеством дополнительной защиты, что не было никакой грузоподъемности вообще, и фактически не было места для пассажиров. Кабина пилота была совершенно фальшивой; пилот и самое большее двое или трое других могли быть упакованы в крошечную капсулу, заключенную в кокон дополнительной радиационной защиты в центре того, что в обычном шаттле было бы пассажирским отсеком.
  
  Все необходимые приготовления были сделаны. Все трудности были предвидены, и все непредвиденные обстоятельства были учтены. Кроме одного.
  
  Проклятая девчонка просто отказывалась ломаться.
  
  Инкристаллизация прошла безупречно; необработанная мощь огромного тела позволила Кроналу распространить теневую паутину кристаллических нервов по всему телу со скоростью ледяного паука по переохлажденному транспаристилу. Имея в своем распоряжении лишь короткое время-и не имея готовых запасов танатизина II-он действовал без суспензии препарата. В конце концов, это была всего лишь простая девушка, которая имела, благодаря случайности генетики, исключительно мощную связь с небольшой частью тьмы, которую джедаи невежественно назвали силой. Он должен был одолеть ее одной лишь грубой силой.
  
  Он лишил ее зрения, лишил слуха, лишил обоняния, вкуса и осязания. Он лишил ее кинестетического чувства, так что она больше не ощущала своего тела. Он отключил активность некоторых нейротрансмиттеров в ее мозгу, так что она больше не могла даже вспомнить, каково это-быть живой.
  
  Она не зажигала его. Она не знала, как это сделать. Он не позволит ей вспомнить, что такое борьба.
  
  Она просто не отпускала его.
  
  У нее было что-то, чего не хватало ее брату, какая-то внутренняя искра непримиримости, которая поддерживала ее против Тьмы. Он не мог догадаться, что это за искра; какая-то примитивная, девичья эмоциональная привязанность, предположил он. Что бы это ни было, оно должно быть уничтожено раз и навсегда; она должна спать вечно. Проблема была в том, как сделать это, не убивая ее сразу. Нервы тени мелтмассифа будут содержать только его сознание; ему нужно, чтобы ее мозг полностью функционировал, чтобы поддерживать автономные функции. Он не пошел на все эти хлопоты, чтобы просто обменять свое разлагающееся тело на уже мертвое.
  
  Это заняло слишком много времени. Мальчик-джедай был готов позволить себе ускользнуть за долю времени; конечно, мальчик дал ему больше работы. Он нес с собой внутреннюю тьму, которая, несомненно, поразила бы его сестру, если бы она прожила достаточно долго, чтобы обнаружить ее. Если бы Скайуокер не повредил контрольные кристаллы порождения тени, ничего из этого не понадобилось бы в первую очередь. Но в сложившейся ситуации он мог только загнать свою волю глубже в темноту-чтобы прогрызть ее сопротивление с целеустремленной интенсивностью клептианской каменной выдры, вгрызающейся в раковину базальтового моллюска.
  
  Но когда он, наконец, преодолел это сопротивление, то обнаружил, что ее мозг не слаб и не дрожит, а тверд, как камень из жженой ягоды, и сияет ярким белым светом, который вовсе не был воображаемым. Этот свет пронзил его, как нож в глаз, и заставил отшатнуться назад.
  
  Он взял этот камень в ладонь руки, сделанной из тьмы, и ударил по нему темным каменным молотом... и воображаемый молоток раскололся в воображаемой руке. Он набросился на камень, как драгоценная гарпия, и проглотил его, превратив в урожай, достаточно мощный, чтобы стереть алмаз в порошок, но тот выжег себе путь наружу. Он сжал в кулаки целые галактики и собрал их вместе, чтобы сокрушить эту крошечную звезду, но когда их катаклизм снова исчез во тьме, крошечная звезда засияла.
  
  -Да что с тобой такое?- в отчаянии крикнул он звезде. -Кто ты такой и почему не хочешь умереть?"
  
  -Это я могу тебе сказать.- Голос доносился отовсюду, а может, и не откуда-то: тенор молодого человека с приплюснутым носовым акцентом дальнего края.
  
  Кронал резко выпрямился в абсолютной темноте внутри теневого яйца.
  
  -Если бы ты подружился с плавильщиками, а не превратил их в своих рабов, то, возможно, узнал бы все, что они могут для тебя сделать.- Голос шел из головы Кронала. -Что касается того, где я нахожусь, то да..."
  
  Внутренность теневого яйца внезапно вспыхнула светом: голубовато-белым светом от потрескивающего энергетического разряда, который паутиной прошел по его внутренней оболочке. Мгновение спустя снаряд рухнул, расплескавшись вокруг лодыжек Кронала и стекая с репульсорной платформы, поддерживавшей обсидиановый трон теней.
  
  В двадцати метрах от них, на выступе, который изгибался наружу от входа в туннель, стоял худощавый молодой человек в летном костюме Республики, который небрежно держал в одной руке ярко-зеленый световой меч.
  
  
  
  * * *
  
  Люк старался дышать медленно и ровно, в то время как его сердце колотилось о грудную клетку, как пойманный в ловушку слешрат, пытающийся вырваться на свободу. После того как яйцо мелтмассифа рухнуло, люк в течение бесконечно долгого времени мог только тупо смотреть и думать, глядя на его размеры...
  
  Кар Вастор скорчился перед обсидиановым троном, как саблезубый кот, готовый к прыжку. Одна из его огромных рук покоилась на капле мелтмассифа, лежащей на троне. Его губы раздвинулись, обнажив зубы, длинные, изогнутые и острые, как шпильки. Люк моргнул и снова моргнул. Каждый его бицепс больше моей головы...
  
  И вокруг него в силе закружилась буря тьмы, не похожая ни на одну из тех, что Люк испытывал со времени смерти императора: тьма, которая могла погасить его собственный слабый свет, как свеча.
  
  Но страх мог иметь над ним власть только в том случае, если бы он ему позволил. Он дышал глубоко, медленно, и с каждым выдохом раскрывал себя так, что весь его страх, все его напряжение и опасения, вся его тревога и тревога вытекали из насека и утекали прочь.
  
  Как Бен справится с этим?
  
  Эта мысль успокоила его. Он представил себе Бена рядом с собой и твердо запомнил добрую улыбку старого джедая, полную теплого знания. - Черная дыра, - сказал он, и спокойная твердость, которую он услышал в собственном голосе, успокоила его еще больше. -У тебя есть только один шанс сделать это самым простым способом."
  
  Ответом блэкхола было низкое рычание, которое каким-то образом в мозгу Люка превратилось в слова. - Самый простой способ, - проворчал он, - это поменяться местами. Отдайся моему телу, и я отпущу твою сестру.
  
  Люк покачал головой и поднял свой световой меч. - Если ты будешь драться со мной, то погибнешь."
  
  Рычание блэкхола приняло насмешливый оттенок. Ты думаешь, что сможешь взять меня, мальчик?
  
  -Сегодня я уже убил слишком много людей."
  
  Тогда как же ты уничтожишь меня?
  
  -Ты ведь помнишь Ника, правда? Твое марионеточное отродье теней? И его подружка. Ее зовут Эона. Видишь, Ник все о тебе знает."
  
  Выведи его, чтобы он видел, как ты умираешь.
  
  -О, он не со мной. Мы высадили Ника и Эону по дороге сюда. Они в твоем обычном шаттле."
  
  Что?
  
  - Я же сказал: Ник все о тебе знает. Неужели ты думал, что я лгу? Они с Эоной уже в пути. На пути к твоему настоящему телу."
  
  Вастор замер очень, очень тихо.
  
  - Держу пари, если ты закроешь глаза и сосредоточишься, то сможешь почувствовать, где он. Я почти уверен, что вы можете. Потому что он может чувствовать, где ты находишься. Давай, попробуй."
  
  Глаза Вастора стали пустыми. Люк, теперь спокойный, безмятежный и сосредоточенный в силе, мог также чувствовать местоположение Ника, гудящее в мельтмассиве, который затенял его нервы: далеко, далеко, мчащийся через пространство, уклоняющийся от астероидов и петляющий по широкой дуге, которая приведет его к орбитальному перехвату с одним конкретным астероидом-одним конкретным куском скалы, оставшимся от большой давки, одним куском, который не был похож на другие, несмотря на его абсолютно обычный вид. Ни один глаз не смог бы разглядеть его среди бесчисленного множества других, которые окружали его со всех сторон.; ни один прибор не смог бы обнаружить ни малейшей аномалии.
  
  Но Нику не нужны были инструменты, и ему не нужно было видеть его, чтобы знать, где он находится.
  
  Этот кусок скалы-на самом деле из чистого мелтмассифа-был очень далек от обычного. В его пустотелой сердцевине были спрятаны двигатели, мощный гипердвигатель и камера жизнеобеспечения очень старого, очень хрупкого человека, который из своего идеально скрытого положения использовал устройство, выкованное из алхимии Ситов, не только для управления этой системой, но и для того, чтобы терроризировать галактику.
  
  - Теперь ты понимаешь?- Спросил люк. -Через несколько минут к вашей капсуле жизнеобеспечения прибудет очень, очень сердитый человек. Этот человек не разделяет моих опасений по поводу твоего убийства. Я почти уверен, что он уже пытается решить, должен ли он взорвать вас на атомы или прорубить себе путь и избить вас до смерти голыми кулаками.
  
  -Так вот что я имею в виду, говоря о легком пути. Уходи. Выйдите из тела Вастора и вернитесь в свое собственное. Ваши гравитационные станции отключены. У тебя еще есть время выпрыгнуть из системы, прежде чем Ник доберется до тебя. Но у тебя не так уж много времени. Поэтому я скажу тебе еще раз: если ты будешь сражаться со мной, ты будешь уничтожен."
  
  Рычание Вастора перешло в угрожающий рокот. У меня все еще есть девушка.
  
  Он потянулся к бесформенной массе мельтмассифа на теневом троне, положил на нее руку, и она расплылась, а затем эта огромная рука подняла Лею за шею. Она висела на его кулаке, безвольная, безжизненная-только через силу Люк мог сказать, что она все еще жива. Вастор снова зарычал. "Она все еще может умереть", - сказал рык. Вы оба можете.
  
  Люк вздохнул. - Ладно, забудь о легком пути.- Он сделал три бегущих шага к краю уступа и прыгнул.
  
  Сила несла его высоко над бездной, которая когда-то была озером расплавленной лавы. Он прыгнул в воздухе, превратившись в копье со световым мечом вместо лезвия. Вастор отпустил Лею и с презрительным ворчанием отскочил к дальней стороне теневого трона, когда полет Люка завершился ударом его светового меча в платформу.
  
  Люк кувыркнулся, чтобы почувствовать себя верхом на бессознательном теле Леи, и поднял свой клинок на Гарда. -Я предупреждал тебя, чтобы ты не недооценивал мои способности."
  
  Ты что, с ума сошел? Ты никогда даже близко не был со мной, дурак!
  
  -Я не в тебя целился."
  
  Вастор перевел взгляд с лица люка на дыру от светового меча в платформе, которая теперь изрыгала искры и клубы дыма, пахнущего так, словно сгорел поврежденный репульсорный подъемник. Глаза вастора расширились: "что ты наделал?"
  
  С последним порывом черного смолистого дыма репульсорный подъемник полностью закоротился, и трон теней рухнул, как несколько тонн камня и обсидиана, на пустое дно бывшего озера лавы. Но вместо того, чтобы упасть на несколько сотен метров на каменистое дно озера лавы, всего через двадцать или около того он приземлился, очень сильно, на спинной корпус Кореллианского легкого грузового корабля, который висел там с тех пор, как Люк выскользнул через его верхний люк и прыгнул на стену, чтобы сделать свой длинный, медленный подъем к выступу наверху.
  
  Удар сбил Вастора с ног; люк с Леей на руках приземлился мягко, как перьевая подушка, использующая силу.
  
  Вастор вскочил на ноги, оскалив острые зубы в зверином рычании. Я убью вас всех до единого!
  
  - Нет, - сказал Люк, - не будешь."
  
  Слегка наклонив голову набок, он предложил Вастору оглядеться, что тот и сделал. Именно тогда он увидел полную роту штурмовиков в черных доспехах на кольцевом выступе примерно в трех метрах над собой, все с оружием, нацеленным в его гигантскую грудь.
  
  - Маршал авиации клик, - крикнул Люк наверх. - Передай кару Вастору приказ."
  
  Офицер в черной броне решительно шагнул вперед. -Кар Вастор, мне приказано всеми возможными средствами предотвратить любую попытку с вашей стороны причинить вред этому кораблю, женщине или императору Скайуокеру."
  
  Император Скайуокер. Из рычания вастора сочилась ненависть.
  
  - Я умоляю вас не двигаться и не предпринимать никаких агрессивных действий, - сказал маршал авиации. - Император хочет, чтобы мы минимизировали кровопролитие."
  
  Люк тем временем сделал пару шагов в сторону, где быстро открылся задний люк, открывая огромные волосатые руки, в которые Люк передал свою сестру.
  
  - Ворроу?- Заботливо спросил чвакка, баюкая ее, как будто она совсем ничего не весила.
  
  - Нет, - ответил Люк. -С ней не все в порядке. Отведи ее вниз и скажи Хэну, чтобы он приготовился забрать нас отсюда."
  
  Он снова повернулся к Вастору. -Теперь твоя очередь, черная дыра. Возвращайся в свое собственное тело. Ты все еще можешь попасть в гиперпространство до того, как Ник убьет тебя."
  
  Вастор присел на корточки. Теперь я понимаю. Я понимаю, как ты победил меня.
  
  Это потому, что я заблудился. Я пытался творить. Строить, когда надо было разрушать. Я отказался от пути тьмы,а Тьма-от меня.
  
  -Мне все равно, - сказал Люк. -Меня волнует только одно: придется ли нам тебя убивать. А теперь, если вы просто оставите это тело, мы все можем пойти домой."
  
  Я буду. Но не сейчас. Сначала ответь мне на один вопрос, Скайуокер.
  
  Люк пожал плечами. -Если это положит этому конец, конечно."
  
  О, да. Это закончится. И очень скоро. Ответь мне: почему броня моих штурмовиков черная?
  
  Люк нахмурился. Он никогда не думал об этом; он как бы предполагал, что это просто стиль. Элемент униформы, отличающий их от штурмовиков Палпатина.
  
  Я дам тебе подсказку: это не просто краска.
  
  Люк прищурился, глядя на группу коммандос в черных доспехах наверху, и мысленно потянулся к силе. Даже со всем восприятием силы, которое он мог собрать, он не мог обнаружить ничего необычного в броне, кроме ее цвета. И цвет был, ну, просто черный. Разве не так? Черный со слабыми опалесцирующими бликами, что-то вроде жемчужного блеска. Это что-то ему напомнило... но он не мог полностью вывести его на поверхность сознания, потому что что-то не давало ему покоя, что-то вроде щекотки, которая переросла в зуд, переросший в настоящую боль... но это была боль, которую он на самом деле не чувствовал, а чувствовал, как будто это происходило с кем-то другим.
  
  Это были его теневые нервы, вот где он это чувствовал, в своей внутренней кристаллической сети...
  
  Он не мог дышать.
  
  Керамическая основа этой черной брони, ее фундаментальная структура, вовсе не была керамической.
  
  Он мог только стоять, моргать и произносить одно-единственное слово: "мелтмассиф".
  
  Словно в подтверждение, Вастор рухнул, просто рухнул на палубу, как мертвец.
  
  "Хан... ?- Неуверенно произнес люк. - Хан, Я думаю, нам пора идти."
  
  - Люк! его Комлинк затрещал. -С Леей что-то не так-у нее, я не знаю, какой-то припадок или что-то в этом роде. Люк, что мне делать?"
  
  - Не знаю, - ответил Люк, наблюдая, как тело Вастора делает то же самое: корчится в медленных, извивающихся конвульсиях, как Ридделлианский кровяной червь, поджаривающийся на раскаленной скале. Сверху донесся грохот: бластерные винтовки выскользнули из рук штурмовика и отскочили на каменный выступ кольца. Штурмовики, все до единого, начали сгибаться в коленях. Они извивались и дергались, брыкаясь в замедленной съемке,хватаясь за свои шлемы пальцами в перчатках, как будто хотели выцарапать себе глаза.
  
  - Хан, - сказал Люк. "Идти. Идти сейчас."
  
  Он потянулся с силой и захлопнул люк "Сокола" как раз в тот момент, когда тело Вастора вскочило на ноги и одним молниеносным прыжком достигло Люка. Невероятно сильные руки схватили Люка за плечи, когда Вастор поднял его, как куклу, и встряхнул, и взревел яростью и жаждой крови ему в лицо, и в глазах Вастора не осталось ничего человеческого. Он вонзил зубы в горло люка и укусил его.
  
  А наверху, на кольцевом выступе, закричали штурмтуперы.
  
  
  Глава 18
  
  
  
  Маршал авиации клик не мог опознать этот звук. Даже несмотря на всепоглощающую боль, такую сильную, что он больше не мог стоять, он был совершенно уверен, что никогда не слышал этого конкретного звука, и прямо сейчас он не мог догадаться, что это могло быть. Агонию, однако, он понимал очень хорошо.
  
  Внутренняя часть его брони превратилась в иглы. Большие иглы.
  
  Они пронзили каждый сантиметр его тела от подошв до макушки. И они не остановились, как только пронзили его кожу. Вместо этого они росли, проникая глубже в его плоть; казалось, они проникают в его кровь и расщепляются, разрывая его изнутри. Они проникли ему в нос и в глазницы, сверля кости черепа и проникая в мозг. Внутри его мозга они не болели-никаких болевых нервов, - но он чувствовал их по тому, что они отрезали.
  
  Они лишили его чести и дисциплины. Они лишили его преданности императору и гордости за своих людей. Они отрезали его память, его мечты, его надежды и его страхи. Иглы в его мозгу разрушили все, чем он когда-либо был, но не оставили после себя пустоту...
  
  Каждая из этих пустых частей его тела кипела дикой беспричинной яростью.
  
  Его последней мыслью как сознательного существа было: Ах, вот что такое звук. - Это я.
  
  Кричащий.
  
  Звук собственных криков-вот и все, что он унес с собой в темноту. Потом осталась только ярость и жгучая потребность кого-нибудь убить.
  
  Кто угодно.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Кушетка, на которую был пристегнут Ник, была едва ли даже кушеткой; она больше походила на мягкую полку в слегка расширяющейся трубе ползучего пространства, которая отходила от одинокого кресла пилота шаттла. Ник лежал с закрытыми глазами, глядя на Темную Звезду у себя в голове.
  
  Наблюдение было не совсем тем, что он делал. Чувство, которое он использовал, не было зрением, хотя темная звезда казалась ему пятном глубокой ночи в бесконечной черноте между звездами. Он не прикасался к ней, хотя чувствовал, как она холодна, как бездонная пропасть, поглощающая все тепло Вселенной. В ушах Ника звенело от полного отсутствия звуков, а в носу и во рту было только разложение и разложение.
  
  Но он изо всех сил старался не обращать внимания на эти ощущения, потому что ни одно из них не помогло бы ему убить этого злобного сына чистокровного рускакка.
  
  Когда Ник закрыл глаза и полностью сосредоточился на этой задаче, он просто знал, что эта темная звезда голода и разложения была прямо перед ним, на текущем курсе шаттла. Он знал, что она движется, и когда она превратилась в полосу скачкообразного излучения, он тоже знал это.
  
  -Он ушел в прыжок, - сказала Эона из пилотского кресла. - Если только здесь не окажется больше одного астероида с гипердвигателем."
  
  - Да, - сказал Ник. -Это не имеет значения."
  
  - Навикомпьютер говорит, что его вектор неверен для точки прыжка."
  
  -Он не пойдет на точку прыжка. Он направляется в глубокий космос."
  
  -Тогда как же мы его найдем? Угадай?"
  
  -Я могу найти его, - сказал Ник. - Он может убежать, но не может спрятаться. Только не от меня. Садись на его вектор и прыгай."
  
  - Как далеко?"
  
  - Прямо за пределами системы."
  
  Он услышал, как она пожала плечами. -Ты здесь главный."
  
  -Если бы ты только знала, как долго я ждал, чтобы услышать это от тебя."
  
  Он услышал постукивание кодов, вводимых в навигационный компьютер. Нарастающий вой гипердвигателя погнал их к прыжку... затем он услышал, как вой стих, когда гипердвигатель начал снижаться.
  
  Ник сел так резко, что ударился головой о потолок ползучего помещения. -Что происходит? Почему мы этого не сделали?.."
  
  - Безотказный вход.- Голос эоны был напряжен. Она повернулась, чтобы посмотреть на него через плечо, и от выражения ее лица у него скрутило живот. - Мы в гравитационном колодце."
  
  Она проверила сенсоры шаттла. - Масса теней повсюду, - сказала она тихо, медленно и мрачно. - Они переоборудовали гравитационные станции."
  
  - Что? Какие именно?"
  
  Она опустила голову. - Все до единого."
  
  - Ни за что, - прорычал Ник. -Ни в коем случае!"
  
  - Все эти корабли. Все эти люди. С обеих сторон. Она снова повернулась, чтобы посмотреть на него через плечо. Ее глаза были затравленными. - Никто из них не выйдет. Не один."
  
  Ник почувствовал пустоту внутри, как будто кто-то залез ему в горло и вытащил кишки. Он повернул полуслепые глаза к обычному защитному экрану метровой толщины, который почти полностью заполнял весь шаттл. - Только мы, - сказал он. - Больше никто."
  
  Эона кивнула. -Я думаю, что мы единственные, у кого есть шанс пережить это."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Лей все еще корчилась и извивалась в этой ужасной замедленной конвульсии, несмотря на все усилия Хана и Чубакки успокоить ее и удержать на месте. - Отведи ее в кабину и пристегни к креслу, чтобы она не поранилась, - сказал Хэн. -Я иду за Люком."
  
  - Хауэрг!"
  
  -Он вернется за мной, - мрачно ответил Хэн. -На самом деле так оно и есть."
  
  "Argharoo-ОО хрф."
  
  -Я не веду счет. Он бросился к трапу и вскарабкался наверх, чтобы распахнуть люк заднего входа. Когда он высунул голову наружу, то увидел только ручных штурмовиков люка на выступе кольца, корчащихся и воющих в непостижимой агонии.
  
  - Эй, ведроголовые!- Крикнул Хэн. - Да что с вами такое, ребята? А где же ваш император?"
  
  Все, что он услышал в ответ, был еще один вой, поэтому он поднялся на другую ступеньку трапа и огляделся. Обломки дорсальной четырехугольной башни "Сокола" заставили его вздрогнуть; все, что осталось-это сплющенная масса смятого транспаристила под большими блестящими кусками чего-то, похожего на обсидиан. Он сделал мысленную пометку выставить счет за ремонт Ландо.
  
  Еще пара шагов вверх по трапу подняли его угол зрения настолько, что он смог разглядеть бритую макушку здоровяка поверх обломков и обломков. Еще один шаг-и он увидел безвольное, не сопротивляющееся тело Люка, повисшее в руках здоровяка, в то время как этот сын Первикианского навозного верблюда жевал шею Люка! ..
  
  Хэн одним прыжком преодолел люк, и к тому времени, когда его ноги коснулись корпуса, бластер уже был у него в руке. - Эй, обезьянье дыхание! Пожуй-ка это!"
  
  Но он не мог стрелять только с бедра; Люк был на пути, и Хэн знал, что оглушающие выстрелы бесполезны против тела Вастора. За долю секунды, которая потребовалась ему, чтобы поднять дл-44 на уровень глаз, чтобы выровнять прицел, правая рука здоровяка освободилась от плеча Люка со странным треском. Плечо люка, где была эта рука, было черным и блестящим, как горсть хрустальных волос в расплавленном склепе, и рука Вастора была полна того же самого-и пока Хэн пытался понять это, какая-то невидимая сила выхватила его бластер.
  
  Я должен научиться держаться за эту штуку обеими руками! Хэн прыгнул вперед, подхватил зазубренный кусок обсидиана размером с его сдвоенный лист, и бросился вперед, перекинув черный стеклянный камень через плечо, как будто собирался швырнуть его сверху-но вместо этого он бросился сам, прыгнув на обломки, а затем снова нырнул вниз с высоко поднятым куском, пока алая бластерная стрела не пронзила его лицо и не выбила кусок обсидиана прямо из его руки.
  
  Он чуть не врезался лицом в броню корпуса, но сумел превратить свое столкновение в неуклюжее сальто, которое оставило его лежащим на спине, ошеломленным, задыхающимся и уставившимся на рабочий конец своего бластера. Который был в руке Люка.
  
  - Разве я не велел тебе идти? - спросил люк."
  
  В то время как Хан все еще тупо бормотал: "Йоу. Хорошая стрельба. Я думаю, - громадное Вастор-существо застонало, как будто кто-то испытывал ужасную боль или страх, или и то и другое вместе. Одна огромная рука ударила Люка в грудь, и, насколько мог судить Хэн, именно Вастор попал в беду и отчаянно пытался сбежать. Мгновение спустя Вастор оторвал свой рот от шеи люка-и его рот был полон этих черных хрустальных волос. Рана на шее Люка не кровоточила, она была покрыта тем же черным блестящим мехом, который извивался и рос, как живой. Вастор охнул, как утопающий, и отдернул другую руку от руки Люка, и прежде чем Хэн успел хотя бы догадаться, что происходит на самом деле, Вастор развернулся, сделал четыре или пять бегущих шагов для ускорения и сделал большой прыжок прямо с корабля.
  
  Хэн понятия не имел, упал ли Вастор насмерть, ухватился ли он за стену или, может быть, даже начал размахивать руками и полетел на орбиту. Он мог только смотреть на своего юного друга и жалобно бормотать: "Люк, какого черта?"
  
  -Ты бы убил его, - сказал Люк отстраненно. -О, вы так думаете? Мы убиваем плохих парней. Это то, что мы делаем."
  
  -А я нет, - сказал Люк. - Нет, если я могу помочь. Уже нет. Он посмотрел на Хэна с легким испугом, как будто погрузился в сон и только сейчас понял, где они оба. Одет в слегка ошеломленный полуулыбка, он перевернул дл-44 конец-в-конец и предложил свою хватку Хан. "Здесь. Тебе это понадобится."
  
  - За что же?- Спросил Хэн, как раз когда он начал понимать, что шахта вокруг "Сокола" внезапно затихла. Штурмовики перестали кричать.
  
  "Ой-ой."
  
  Он выхватил пистолет из рук люка и вскочил на ноги, когда бластеры открылись со всех сторон, чтобы обрушить на них ревущий поток плазмы. Световой меч Люка вспыхнул к жизни и ударил невидимо быстрыми дугами, которые посылали болты наружу и прочь веером, взрываясь в скале стен шахты. Удушливый красно-черный дым поднимался из точек столкновения, окутывая их таким густым мраком, что внешние прожекторы "Сокола" испускали только желто-коричневое свечение.
  
  - Держись поближе.- Голос Люка был напряжен от сосредоточенности. -Я не привык покрывать кого-то другого."
  
  -Не надо повторять дважды.- Хан втиснулся в пространство за спиной Люка, которое было значительно меньше, чем у Хана, и едва успел пожалеть, что не знает джедая, который был чуть выше, как "сокол" дернулся, словно его пнули. Корабль отскочил от стены шахты с такой силой, что Хэну пришлось схватить Люка за плечо, чтобы удержаться на ногах. - Чуи, черт возьми!"
  
  -Это не его вина, - натянуто сказал Люк, все еще вырезая дым своим клинком, чтобы поймать случайные бластерные выстрелы. - Корабль не двигался. Шахта так и сделала. Гора рушится."
  
  -О, замечательно! Есть еще хорошие новости?"
  
  - Да, - ответил Люк. - Нас берут на абордаж."
  
  Темные фигуры неслись на них сквозь мрак-штурмовики, спрыгивающие с кольцевого выступа. Хэн прорычал что-то бессловесное, ярко выражавшее его чувства по поводу того, что имперские сапоги коснулись его корабля, и перекинул бластер через плечо Люка, щелкнув парой двойных кранов, которые поймали двух солдат, пока они были еще в воздухе. Взрывы отбросили их назад достаточно далеко, чтобы они не долетели и упали в шахту внизу, но дюжины добрались до корпуса. Там, откуда они пришли, их было гораздо больше, и у Хана было сильное чувство, что бой в одиночку против сотни штурмовиков был проигрышным предложением при лучших обстоятельствах. Чего в данных обстоятельствах не было.
  
  - Беги к люку! Хэн выстрелил еще дважды, сбросив один темный силуэт и сбив другой, вращающийся вокруг обода корпуса, в то время как Люк отбросил поток ответного огня. - Посмотрим, как эти сыны обезьян-ящериц любят открытый космос и жесткий вакуум!"
  
  -Ты первый, - сказал Люк.
  
  -Это еще одна вещь, которую тебе не придется делать дважды.-Сквозь дым проплыли красные светящиеся сферы-термодетонаторы. Некоторые отскочили в сторону, но четверо или пятеро приковали себя к корпусу. - Э-Э, Люк?"
  
  -Они у меня есть. Левой рукой Люк взмахнул световым мечом в ослепительном взмахе, беспорядочно разбрызгивая бластерные заряды сквозь дым, в то время как его правая рука потянулась к детам. Все они внезапно высвободились и перевалились через борт корабля. От многократных взрывов корабль снова отскочил от стены. - Иди, Хан! А теперь иди!"
  
  Хэн сделал три шага, затем бросился в плоское погружение, превратившееся в шлепок брюхом, и его занесло, так что он зацепился за край люка. Свободной рукой он подтянулся и, развернувшись, приземлился на нижнюю палубу. -Я в деле! Люк, ну же!"
  
  Еще несколько деток выстрелили и зажгли дым кровавым пламенем, и не было никаких признаков того, что Люк собирался последовать за ним. Хэн вскарабкался обратно по трапу. - Люк, не будь идиотом!"
  
  -Я иду за Вастором. Люк наклонился под шквалом бластерного огня, пробираясь к краю корабля. "Идти. Спасти Лею! Не ждите меня."
  
  -Мы не уйдем без тебя! И если ты идешь за этим огромным сумасшедшим громовержцем, я иду с тобой! Я тебе еще понадоблюсь!"
  
  - Ты нужен Лее. Остановить плохого парня-моя работа. Ваша задача-спасти принцессу."
  
  -И с каких это пор я должен подчиняться вашим приказам?"
  
  Люк бросил на него быстрый взгляд. На одно короткое мгновение его лицо осветилось одной из тех старых солнечных улыбок фермера, которые Хэн не видел со времен Хота. - Следи за своими пальцами."
  
  - Что?"
  
  Люк обрушился на Хэна с такой силой, что сбил его с трапа. Он тяжело приземлился, потирая звенящую голову. - Люк!"
  
  Он подтянулся обратно по трапу, но управление люком было темным, а ручные собаки замерзли. Он зарычал и ударил по ним прикладом своего бластера, но затем ему пришло в голову, что корпус наверху был переполнен старыми линейными имперскими солдатами, которые специализировались на взломе кораблей, и любой из них, кто не был занят попыткой убить Люка, был бы занят попыткой очистить корпус, чтобы они могли проникнуть внутрь и убить Хана и Чуи.
  
  И Лея.
  
  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, малыш, - пробормотал Хэн. Это было настолько близко к прощанию, насколько он мог позволить себе сказать.
  
  Он сунул бластер обратно в кобуру и стремглав бросился к кабине пилота. - Чуи! Смена плана!- Его занесло в подъезд. - Оглушающее поле, Чуи! Зарядите их!"
  
  - Гроуф! Хероо джиорро?"
  
  -Он не придет, - Хэн вскочил на свое место. Он сам нажал на спусковой крючок противопехотного оружия, и его порадовало зрелище пары штурмовиков, падающих мимо иллюминаторов кабины с голубой энергией, все еще потрескивающей на их черной броне. Возможно, в другой день он остался бы и боролся с этим, но Лея, привязанная к креслу второго пилота Чубакки, извивалась, стонала и терзала сердце Хэна.
  
  - Люк делает свою работу. Мы должны сделать свое, - сказал он.
  
  Он накренил корабль, направив его жвалы прямо на дно шахты, и пнул каждый эрг энергии, которую могли произвести поврежденные двигатели. Корабль устремился к стене из твердой скалы. Хэн зажег квадроцикл в единственной оставшейся башне и нажал на спусковой крючок; поток лазерных разрядов вгрызся в скалу, но не взорвал ее.
  
  - Пристегнись, - процедил он сквозь зубы. Он крепче сжал рычаг управления. - Эта поездка начнется с шишки."
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Система Таспана взорвалась смертоносным ураганом.
  
  Никто из воинов республики не мог видеть всей картины, но то, что видел каждый из них, было достаточно ужасно.
  
  Ландо Калриссиан, стоя на мостике "помни Алдераан", наблюдал через плечо офицера Навопса, как его сенсор показывал гравитационные колодцы, прорастающие и распространяющиеся по всему местному пространству подобно Турранийскому грибку на трупе трехдневной давности, и все, что он мог сказать, было: "Нет, нет, нет, этого не может быть!"
  
  Ведж Антиллес и пилоты разбойной эскадрильи в ледяном ужасе смотрели, как из астероидных полей вырываются тысячи перехватчиков, несущихся к кораблям Республики на максимальной тяге. Когда каждый из них выскользнул из тени астероидов в полное яркое сияние звездных вспышек Таспана, яростная радиация превратила их корабли в сверкающие звезды, несущиеся к гибели, даже когда пилоты внутри них были зажарены заживо. Они наступали без маневра, без тактики и даже без построения.; головные корабли исчезли в бесшумных огненных шарах, когда республиканские истребители и орудия столичных кораблей пронизали пространство уничтожающей энергией, но связи позади них просто шли вперед и вперед, пролетая через обломки своих товарищей, бросаясь на непоколебимые самоубийственные атаки на республиканские корабли, сгрудившиеся в тени Миндора.
  
  Погоди - ка, он был ближе всех к переднему краю Роя. Его орудия точечной обороны уничтожили десятки приближающихся шпал, но в конце концов одна проскочила; после того, как первый удар уничтожил две его турели, капитан Патрелл приказал своему кораблю открыть шквальный огонь, но другая шпала попала всего в нескольких метрах от первой, и еще две попали после этого.
  
  Корабль развалился и, наконец, взорвался, а буря связей все приближалась.
  
  Они пронеслись прямо через поле обломков и свернули к ближайшему кораблю, и к этому времени Ведж, разбойники и все остальные республиканские истребители бросились на путь самоубийц и осветили пространство огненными шарами от сотен взрывающихся шпал. Имперцы даже не потрудились дать отпор; Ведж не нуждался в своем тактическом навигационном компьютере, чтобы вычислить вероятность того, что любой Республиканский корабль сможет пережить этот шторм.
  
  Но его не было.
  
  В переполненном трюме Лансера от криков штурмовиков волосы на затылке Фенна Шисы встали дыбом. Он понятия не имел, что происходит, но слишком хорошо понимал основные правила боя, одно из которых гласило: когда ты не знаешь, что происходит, то происходящее всегда плохо.
  
  Когда у солдат начались припадки, Фенн вскочил на грузовой контейнер и проревел по-Мандалориански:
  
  Сейчас же!- и это было главной причиной того, что последовавшая резня была не намного, намного хуже-но все равно достаточно плохой.
  
  Наемники бросились выполнять свою задачу, как дисциплинированные воины, которыми они были, разворачиваясь в шахматном порядке, чтобы держать открытые линии огня, чтобы они могли прикрывать друг друга и, в случае необходимости, стрелять в бьющихся в конвульсиях штурмовиков. К сожалению, никакая подготовка или дисциплина не могли позволить небольшому отряду солдат мгновенно взять под контроль несколько тысяч охваченных паникой гражданских лиц.
  
  Некоторые из этих гражданских имели достаточный военный опыт, чтобы понять, что самое полезное, что они могут сделать, - это убраться с дороги; они ныряли на палубу и тащили вниз других гражданских вокруг себя, но все еще было больше тысячи, которые стояли, замерев, кричали или пытались убежать.
  
  Они были первыми, кто умер.
  
  Приступы прекратились так же внезапно, как и начались; штурмовики, которые еще не были разоружены, вскочили на ноги или просто перекатились в огневую позицию и открыли огонь по толпе; наемники открыли ответный огонь, и через секунду-другую весь трюм наполнился дымкой бластерного огня и зловонием горящей плоти. У обезоруженных солдат все еще были кулачные клинки, которые были неотъемлемой частью их латных перчаток, и они набросились на ближайших гражданских, как Номарские громовые акулы в безумном кормлении.; они резали, рубили и рубили своих жертв, в то время как их товарищи принимали огонь от наемников и отвечали гранатами, брошенными наугад в орущую толпу.
  
  - Долой бластеры!- Взревел Фенн; наемники приносили почти столько же жертв среди гражданского населения, сколько и обезумевшие солдаты. - Вниз бластеры и вверх клинки!"
  
  И поскольку он был из тех командиров, которые верят в то, что нужно подавать пример, он выпрыгнул из грузового контейнера, тяжело приземлился на спину солдата в черной броне и ударил его собственным кулаком по шее. Прежде чем тот солдат понял, что он мертв, Фенн перекатился на ноги и ударил следующего в почку, и когда тот повернулся к нему лицом, комендант защитника вонзил свой клинок глубоко под подбородок человека. Он позволил мертвецу упасть и огляделся в поисках следующей цели. Ему было из чего выбирать; он не ожидал, что в обозримом будущем у него не хватит денег-в будущем, которое, по мнению опытного Фенна, будет таким же долгим, как и вся его жизнь.
  
  База теней теперь разваливалась всерьез; один из ее поврежденных гравитационных двигателей уже вырвался на свободу, вращаясь и унося с собой около километра скалы базы. Оставшиеся два гравитационных двигателя вращались в противоположных циклах тягового угла, разрывая то, что осталось от основания пополам. На поверхности базы республиканские морские пехотинцы обнаружили, что их послушные пленники больше не были послушными. Не заботясь ни о своей собственной жизни, ни о чьей-либо еще, они окружили своих захватчиков, солдаты впереди поглощали огонь, пока те, кто следовал за ними, не могли роиться над мертвыми и умирающими.
  
  Во всей системе Таспана существовала лишь одна слабая причина для Надежды.
  
  Глубоко в развалинах базы, в самом сердце избирательного центра, Кар Вастор не мог найти другого места, чтобы бежать.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Кар скорчился, прислонившись голой спиной к ледяной стене, в каменной комнате, заполненной мертвецами. На полу валялись трупы в длинных одеяниях, а в комнате воняло разложением; единственным источником света были голубые искрящиеся цепи, которые потрескивали на потолке. Его сердце колотилось о ребра, а дыхание с хрипом вырывалось из груди. Его зубы были оскалены в непроизвольном оскале, а пальцы царапали камень за спиной, как будто он мог каким-то образом прорыть себе путь. И все из-за страха перед маленьким блондином.
  
  Тот же маленький светловолосый человек, что стоял теперь по другую сторону груды мертвых тел, безобидный и кроткий, с дружелюбным выражением лица, с руками, свободными от оружия, широко распростертыми в приглашении.
  
  Кар не знал, где находится это место и как он здесь очутился; он не помнил, чтобы бывал где-нибудь в подобном каменном лабиринте, населенном только мертвецами. Он знал только, что никогда еще не испытывал такого ужаса.
  
  Ни ребенком, заблудившимся и одиноким в смертельных джунглях его родного мира, ни на скамье подсудимых галактического суда на Корусканте, ни даже в бесконечной смертельной тьме пряных шахт Кессела. Он пришел в себя в разгар битвы, ослепленный яростью, окруженный вооруженными людьми на борту звездолета, он помнил, как схватил этого маленького человечка своей несокрушимой хваткой; он помнил, как вонзил свои игольчатые зубы в горло маленького человечка, кусая его, как виноградная кошка душит акк-волка.
  
  И он вспомнил, что сделал с ним маленький человечек.
  
  Руки, которые царапали стену за его спиной, все еще покрывали черные хрустальные волосы. Его рот был полон этих хрустальных волос, жестких и острых, как иглы; когда он работал челюстью, они резали и резали его небо и прокалывали десны. И он чувствовал их внутри себя, по всему телу, как заражение мертвого камня внутри живой плоти...
  
  Он рычал бессловесными звериными звуками. А ты кто такой?
  
  Маленький блондин направился к нему. -Я тебе не враг, Кар."
  
  Не подходи!
  
  "Я не могу. Слишком много жизней зависит от меня."
  
  Я убью тебя! Кар собрался с духом, чтобы прыгнуть. Я оторву твою голову от тела. Я буду лакомиться твоими кишками!
  
  - Бояться-это нормально, Кар. Это пугающее место. Здесь с тобой сделали то, что не должно быть сделано ни с кем."
  
  Это так... мертвый. Что-то сломалось в нем, гнев и ужас улетучились, и он упал на колени. Ничего, кроме камней и трупов. Все мертво. Мертвый внутри. Мертвый снаружи. Мертв навсегда.
  
  "Не все. Хотя невысокому блондину пришлось перешагивать через трупы, чтобы добраться до Кара, выражение сочувствия и сострадания на его лице не дрогнуло. -Ты жив, Кар. Я жива."
  
  Это ничего не значит. Глаза Кара горели, как будто он окунул лицо в песок. Мы ничего не значим.
  
  -Мы-единственный смысл, который существует.- Маленький блондин протянул руку. - Доверься мне или убей меня, Кар. В конце концов, все будет так же. Я не причиню тебе вреда."
  
  А ты кто такой? Его рычание стало жалобным. Чего ты хочешь от меня?
  
  -Я джедай. Меня зовут Люк Скайуокер, - представился невысокий блондин. -И я хочу, чтобы ты взял меня за руку."
  
  Глубоко в гиперпространстве Кронал потянулся к короне тени. Его камера жизнеобеспечения была погребена внутри астероида мельтмассифа; с теневой короной, чтобы сфокусировать и усилить контроль, он мог раздвинуть камень, который закрывал иллюминаторы его камеры, и таким образом наслаждаться бесконечным ничто гиперпространства.
  
  Он любил смотреть в гиперпространство, в ничто за пределами Вселенной. Место за пределами даже понятия места... Простые смертные иногда сходили с ума, впадая в бред сверх-восторга, от слишком долгого вглядывания в пустоту. Кронал находил это успокаивающим: проблеск забвения за пределами конца всего сущего.
  
  Для него это было похоже на темноту.
  
  Это было бы некоторым утешением для разочарования, с которым он столкнулся в последние дни. Как получилось, что куда бы он ни повернулся, всюду, казалось, был Скайуокер, готовый преградить ему путь?
  
  Тем не менее, слабость мальчика Скайуокера была подарком. Как ему повезло, что Скайуокеру не хватило силы духа просто убить его.
  
  Даже во время блужданий Кронала по бездорожью надежды, где он заблудился, ему все же удалось нанести удар по молодой второй Республике, от которого она никогда не оправится. Не говоря уже о том, что у него все еще была развитая гравитационная технология, ставшая возможной благодаря свойствам мельтмассифа, и у него была сама Корона тени.
  
  Да, он потерял свой лучший шанс приобрести молодое, сильное и влиятельное тело, чтобы нести свое сознание, но у него все еще было его первоначальное тело со всеми его силами нетронутыми. Через несколько дней-достаточно долгих, чтобы быть уверенным, что все республиканские корабли в системе Таспана обслуживаются только мертвыми-он сможет вернуться, собрать мельтмассиф из астероидных облаков и начать все заново.
  
  Однако он не хотел повторять свою ошибку. Никогда больше он не будет стремиться строить, а не разрушать. Никогда больше он не создаст ничего, кроме двигателей все большего разрушения.
  
  Никогда больше он не покинет путь тьмы.
  
  Его правление в галактике будет не просто вторым Империумом, а царством смерти. Он будет править Вселенной бесконечных страданий, чьим единственным концом станет забвение, бессмысленное, как сама жизнь.
  
  Он станет автором Заключительного акта в "саге о галактике".
  
  С этим сном, чтобы утешить его во временном изгнании, он опустил темную корону на голову и послал свою волю во тьму за пределами тьмы, чтобы взять под контроль разум в камне.
  
  Но там, где должна была быть тьма, он нашел только свет.
  
  Белый свет, яркий, ослепительный, молодая звезда, рожденная в его голове. Она опалила его разум, сметая даже воспоминания о тьме. Он судорожно отпрянул, как червяк, наткнувшийся на раскаленный камень. Это был не просто свет, это был сам свет.
  
  Это была сила, способная прогнать тьму.
  
  Это было немыслимо. Что могло нагреть его абсолютный ноль? Что могло изгнать его бесконечную ночь?
  
  Ты должен знать. Голос света был не голосом. Он говорил без слов, общаясь не словами, а пониманием. Вы пригласили меня сюда.
  
  Скайуокер? Этот свет был Скайуокером?
  
  В то мгновение, когда он подумал об этом имени, Кронал увидел его: фигура света, абсолютная, бескомпромиссная, стоящая на коленях в центре выборов в самом темном сердце базы теней, его руки торжественно переплетены с массивными лапами Кара Вастора. Он соединил свои теневые нервы с нервами Вастора, и через тесную связь между Вастором и Кроналом он каким-то образом протянул руку, чтобы коснуться самого Повелителя теней.
  
  В темноте Кронал увидел улыбку Скайуокера. Спасибо, что присоединились ко мне здесь. Я немного беспокоился, что ты можешь уйти с этой своей дурацкой короной.
  
  Это было невозможно. Это, должно быть, какая-то галлюцинация, извращенный продукт его темного зрения. Он был в гиперпространстве! Гиперпространство не взаимодействовало, не могло взаимодействовать с реальным пространством-я был с Беном Кеноби в гиперпространстве, когда он почувствовал разрушение Альдераана.
  
  Никакая стена не может сдержать силу.
  
  Сила, сила, эти жалкие джедаи продолжали болтать о силе! Понимал ли хоть кто-нибудь из них, насколько они наивны и глупы? Если бы кто-нибудь из них хоть мельком увидел настоящую силу тьмы, этот проблеск погасил бы их крошечные разумы, как свечи в урагане-неужели мой крошечный разум погас? Должно быть, я пропустил эту часть. Кронал чувствовал легкое веселье, как терпимый дядюшка, сдерживающий детскую истерику. Ярость поднялась в нем, как расплавленная лава, поднимающаяся по вулканическому разлому. Этот простодушный юноша обманул себя, поверив, что его жалкий свет может заполнить бесконечную тьму? Пусть он сияет один в вечной ночи.
  
  Кронал полностью открылся тьме, взломав самые врата своего разума, расширяя сферу своей власти, как горизонт событий, зияющий, чтобы поглотить вселенную. Он окружил свет Скайуокера и, пожав плечами, поглотил его.
  
  На этой арене, где разумы, обнаженные для Тьмы, сражались в непространстве даже за пределами гиперпространства, не было вопроса о возрасте, здоровье или физической силе. Здесь единственной силой, которая имела значение, была сила воли. Скайуокер и его так называемая сила никогда не могли сравниться с мастерством Кронала в пути тьмы.
  
  На этом уровне Кронал был черной дырой. Из его хватки не мог вырваться ни один луч света.
  
  Сбежать? - Я? Ты что, забыл, что это ты убегаешь?
  
  Кронал вдруг почувствовал необъяснимое-и неприятное-тепло.
  
  Сначала он отмахнулся от этого неприятного ощущения; он был слишком опытным слугой Тьмы, чтобы отвлекаться на незначительные неполадки в системе жизнеобеспечения. Но постепенно он осознал, что его тело-а точнее, кожа его тела-вовсе не кажется ему теплой. Это был, по сути, прохладно. И сыро.
  
  Как будто его прорвало, как-то, в холодном поту.
  
  Он снова погрузился в темноту и снова стал абсолютной черной дырой. Он осмотрел бездну тьмы, в которую превратился, и обнаружил, что она безупречна. Идеальный. Высшее выражение абсолютной силы Тьмы.
  
  Этот мальчик, этот инфантильный джедай-Линг, думал, что его скудный свет может противостоять этой силе? Черная дыра кронала поглотила все до последнего просвета; свет Скайуокера исчез навсегда. Его ребяческий силовой трюк со светом не сделал Кроналу ровным счетом ничего.
  
  Это потому, что я ничего не пытаюсь с тобой сделать. Я кое-что делаю через тебя.
  
  Что?
  
  1. мог ли еще говорить Скайуокер?
  
  Ползучий страх начал отравлять самодовольное удовлетворение Кронала. Что, если Скайуокер говорит правду? Что, если мальчик был так легко побежден, потому что он намеревался это сделать? Он уже использовал свой крошечный дар силы, чтобы наладить связь между Кар Вастором и Кроналом... что, если его свет не был уничтожен падением в черную дыру, которая была разумом Кронала?
  
  Что, если его свет просто прошел сквозь нее?
  
  Вот где вы, темные сайдеры, всегда спотыкаетесь. Что противоположно черной дыре?
  
  Кронал уже слышал эту космологическую теорию: материя, падающая в черную дыру, переходит в другую вселенную... и эта материя, падающая через черные дыры в других вселенных, могла бы проникнуть в нашу, взорвавшись чистой, трансцендентной энергией.
  
  Напротив черной дыры был белый фонтан.
  
  Он подумал: "меня обманули.
  
  Ситская алхимия, создавшая корону теней, наделила ее властью над мельтмассифом во всех его формах; чтобы утопить Скайуокера во тьме, Кронал открыл канал в Корону. Через корону.
  
  Сквозь корону теней свет Скайуокера мог осветить каждый кристалл тьмы.
  
  Каждый теневой штурмовик. Все гравитационные станции. Каждый миллиметр теневой паутины кристаллических нервов в его теле, и Вастора, и ... и самого Кронала!
  
  Зарычав, он рывком вернул свой разум обратно в тело; потребовалась бы всего секунда, чтобы снять корону с его головы.
  
  Или так бы и было, если бы он мог заставить свои руки работать...
  
  В мерцающем свете, исходящем от обзорных экранов внутри капсулы жизнеобеспечения, Кронал мог только сидеть и с ужасом наблюдать, как из его кожи начинает вытекать черное масло. Это черное масло текло из каждой поры, из его ушей, носа, рта и глаз. Это черное масло вытекало даже из каналов внутри теневой короны.
  
  И пока последняя капля не покинула его тело, Кронал не мог даже вздохнуть.
  
  Однако у него не было времени больше, чем на один вдох, прежде чем мельтмассиф вновь затвердел, заключив его целиком в каменный саркофаг. Астероид мельтмассифа вокруг его камеры растаял, и его обломки испарились, когда они упали из зоны гипердвигателя. Очень скоро сам гипердвигатель исчез, так как он был установлен на камне, а не на камере.
  
  Камера, больше не заключенная в защитную оболочку реальности гипердвигателя, просто растворилась.
  
  У кронала было достаточно времени, чтобы понять, что происходит. У него было достаточно времени, чтобы почувствовать, как его тело теряет физическую целостность. У него было время почувствовать, как сами его атомы теряют свою реальность и исчезают в бесконечном ничто гиперпространства.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Хэн сидел на полифильмовом спасательном одеяле под нижней челюстью правого борта "Сокола", обняв колени и ожидая восхода солнца. Лея лежала на одеяле рядом с ним, дыша теперь медленно и легко. Она выглядела так, словно только что уснула.
  
  Он не думал, что должен будить ее.
  
  Единственное слово, которое Лея смогла произнести, было "свет". Она все время просила света, даже когда каждый источник света в "Соколе" был включен на максимум. Должно быть, она говорила о другом свете.
  
  И когда Хэн получил от Ландо мрачные новости об их положении, он решил, что с таким же успехом может дать ей то, о чем она просит.
  
  Все равно все умрут. Из этой ловушки не было выхода. Выбор был между тем, чтобы быть убитым распадом Миндора или быть зажаренным заживо звездными вспышками Таспана.
  
  Поэтому он опустил Сокола на разбитое поле битвы, расстелил одеяло и устроил Лею так удобно, как только мог. Чубакка держался позади; он наблюдал за ними из кабины "Сокола", из уважения. Люди, как он понимал, часто хотели уединения в такие моменты.
  
  Хэн оставался рядом с Леей, пока ее припадки утихали; он оставался рядом с ней, пока каждая ее пора сочилась черным и блестящим мелтмассифом, пока он стекал с нее и скапливался на одеяле. И он останется рядом с ней, когда подземные толчки усилятся и убийственное солнце поднимется над горизонтом.
  
  Он будет рядом с ней, когда планета взорвется.
  
  Горькая ирония судьбы: она так страдала от того, что была вынуждена смотреть, как разрушается ее родной мир. Теперь она умрет почти так же жестоко, как ее семья и все ее люди.
  
  Именно поэтому он решил, что он, наверное, не стоит ее будить.
  
  Но сила снова продемонстрировала это отвратительное чувство юмора; Лея пошевелилась, и ее веки затрепетали. "Хань... ?"
  
  -Я здесь, Лея.- Он чувствовал, что его сердце вот-вот разорвется. -Я прямо здесь."
  
  Ее рука искала его руку. "Настолько темный..."
  
  - Да, - сказал Хэн. - Но солнце уже встает."
  
  "Нет... только не здесь. Там, где я был."Она обратила внимание на глубокий вдох и выпустил его в долгий, медленный вздох. -Было так темно, Хан. Было так темно, что я даже не мог вспомнить, кто я такой. Я ничего не мог вспомнить."
  
  Она открыла глаза и увидела его лицо. "Кроме вас."
  
  Хэн сглотнул и сжал ее руку. Он не доверял своему голосу.
  
  -Это было похоже... как будто ты был со мной, - пробормотала она. - Ты была всем, что у меня осталось, и мне больше ничего не было нужно."
  
  -Теперь я с тобой, - сказал он хриплым, дрожащим голосом. - Мы вместе. И так будет всегда."
  
  "Хань...- Она заставила себя сесть и провела рукой по глазам. -Здесь есть что-нибудь поесть?"
  
  - Что?"
  
  - Я хочу есть. Здесь есть какая-нибудь еда?"
  
  Хэн озадаченно покачал головой. - Он кивнул на трупы штурмовиков, разбросанные по полю. -Ничего, кроме имперских пайков. И они, вероятно, несвежие."
  
  -Мне все равно."
  
  -Ты что, шутишь?"
  
  Она пожала плечами и одарила его улыбкой, которая даже сейчас, даже здесь, за несколько минут до их смерти, заставляла его сердце биться быстрее, а дыхание прерываться. -Мы устроим пикник, - сказала она. - Мы устроим пикник и будем смотреть, как встает солнце. Один последний раз."
  
  - Да, - сказал он. - Да, звучит неплохо."
  
  Он снял несколько паек с мертвых солдат, и они сидели рядом, плечом к плечу, молча поедая, когда горизонт начал пылать, как будто планета была в огне.
  
  -Ну, одно я знаю наверняка.- Хэн изобразил на лице Эхо своей старой полуулыбки. -Этот обед мы никогда не забудем, пока живы, да?"
  
  Лея улыбнулась, хотя в ее глазах блестели слезы. - Вечно этот шутник. Даже сейчас. Даже здесь."
  
  Хэн кивнул. -Ну, знаешь, мы всегда становимся романтичными, когда умираем. Это становилось все более повторяющимся."
  
  Земля под ними содрогнулась один раз, потом другой, и Лея сказала:"
  
  -А ты знаешь?"
  
  - Поцелуй меня, Хан. Один последний раз.- Она поднесла руку к его щеке. Ее прикосновение было теплым и сухим, и невероятно ценным для него. - Один раз за все поцелуи, которых мы никогда не получим."
  
  Он заключил ее в объятия и наклонился к ней, а затем громкий радостный вопль Вуки, эхом разнесшийся по всему кокпиту, заставил его поднять голову и открыть глаза. - Что? Чуи, ты уверен?"
  
  Чубакка постучал по транспаристилу кабины и замахал обеими руками, отчаянно подзывая его. Хэн вскочил на ноги и поднял Лею, как будто она ничего не весила. - Хан,что случилось?- ахнула она. -И что же он сказал?"
  
  -Все те поцелуи, о которых ты говорила? С горящими глазами он потащил ее к грузовому лифту "Сокола". -Он сказал, что если мы будем действовать быстро, то, в конце концов, сможем достать их всех!"
  
  
  
  * * *
  
  
  
  По одному, внутри его головы, Люк чувствовал, как звезды тухнут.
  
  Соединенный через Кара с Кроналом, через Кронала с теневой короной и через древние силы короны Ситской алхимии с каждым расплавленным разумом в каждом клочке мелтмассифа в галактике, Люк сиял на них светом силы. Этот свет притягивал их, как Лунный свет притягивает сумеречную моль, и они обнаружили, что его неиссякаемый поток может наполнить их до краев. Никогда больше они не будут питаться светом, в этом никогда не будет нужды. Они всегда будут сиять своим собственным светом.
  
  И вот они вышли из каждого места, куда их поместила тьма.
  
  Люк почувствовал, как они уходят.
  
  Он почувствовал, как они покинули гравитационные станции. Он чувствовал, как они покидают корону теней, тело Кронала, Леи, Кара и его собственное.
  
  И он чувствовал штурмовиков, во всех их тысячах по всей системе. Он чувствовал каждого, кто носил черные доспехи Кронала. Он чувствовал неконтролируемую ярость и жажду крови, почти бессмысленное боевое безумие, которое кристаллы в их мозгу вызвали и теперь поддерживали. Он ощутил ущерб, нанесенный жестокой силой роста кристаллов.
  
  Он чувствовал, что сделает выход кристаллов.
  Он не отвел взгляда. Он не отстранился от своего восприятия. Он был многим обязан этим людям. Может, они и враги, но все же люди.
  
  Никто из них не хотел этого. Никто не вызвался сделать это добровольно. Никто даже не пытался сотрудничать. Это было сделано с небрежным пренебрежением к их человечности; Люк не мог допустить, чтобы ее гибель была такой же.
  
  Поэтому он оставался с ними, пока расплавлялся мелтмассиф в их телах и мозгах. Он оставался с ними, пока она изливалась из каждой их поры. Он остался с ними, когда выход из мельтмассифа привел в действие блокировку их мертвецов.
  
  Он оставался с ними, в то время как каждый штурмовик во всей системе, все сразу во всех их тысячах, оседал и дрожал.
  
  И умер.
  
  Люк чувствовал каждую смерть.
  
  Это было все, что он мог для них сделать.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Когда он наконец оторвал свой разум от тьмы, Люк обнаружил, что находится во тьме совершенно обычной. Мерцание энергетического разряда вырвалось из помещения, которое когда-то было избирательным центром.
  
  Он опустился на колени в темноте, и из этой темноты донеслось долгое, медленное рычание, которое сила позволила ему понять как слова. Джедай Люк Скайуокер. Это сделано?
  
  Потянувшись к силе, он почувствовал, как уцелевшие республиканские корабли отпрыгнули в сторону, когда искусственные тени разрушенных гравитационных станций уменьшились и исчезли. Он почувствовал окончательное разрушение теневой базы и окончательное уничтожение Миндора под убийственным излучением вспышек Таспана.
  
  Теперь все пропало. Все исчезло.
  
  Больше никаких теней.
  
  - Да, - ответил Люк. - Да, это сделано."
  
  Это то место, где мы умираем?
  
  - Не знаю, - ответил Люк. "Возможно."
  
  И как долго?
  
  Люк вздохнул. -Этого я тоже не знаю. Я запечатал камеру, когда вошел, так что у нас будет воздух. На время. Но я не знаю, насколько толстым может быть камень вокруг нас, теперь, когда гора разрушена. Я не знаю, сколько радиации он может блокировать. Мы могли бы готовить прямо сейчас."
  
  И нет никого, кто мог бы прийти за нами.
  
  - Их корабли не могут защитить их. Только не от такой радиации."
  
  Тогда на этом наши жизни закончатся.
  
  "Возможно."
  
  Мне не нравится это место. Я не знаю, как я здесь оказался, но я знаю, что не выбирал этого.
  
  -Никто из нас не знал."
  
  Это плохое место для смерти.
  
  "Да."
  
  Если бы у меня был выбор, я бы не умер рядом с джедаем.
  
  - Мне очень жаль, - сказал Люк. И это было правдой.
  
  Я знал джедаев. Много - много лет назад. Это знание не было для меня радостью. Я верил, что никогда не узнаю другого, и радовался этой вере.
  
  Но для меня большая радость оказаться неправым.
  
  Я счастлив, что познакомился с тобой, джедай Люк Скайуокер. Ты больше, чем они были.
  
  - Это ... - Люк непонимающе покачал головой, моргая в темноте. - То есть, спасибо, но я почти ничего не знаю."
  
  Так что вы верите. Но я говорю тебе: ты больше, чем джедаи прежних дней.
  
  Люк только нахмурился и снова покачал головой. "Что заставило тебя сказать это?"
  
  Потому что в отличие от рыцарей древности, джедай Люк Скайуокер...
  
  Вы не боитесь темноты.
  
  * * *
  
  
  
  Р2-Д2 цеплялся за поверхность крошечного астероида, медленно катящегося по спирали к звездной сфере Таспана.
  
  Астероид был примерно сферической формы, его диаметр составлял примерно половину диаметра "Тысячелетнего Сокола", и он вращался очень медленно, достаточно медленно, чтобы маленький астромех мог тащиться вдоль темной стороны астероида, цепляясь за скалу руками-манипуляторами. Таким образом, Р2-Д2 удерживал астероид между собой и вспышками излучения от звездных вспышек Таспана-вспышками, которые могли навсегда сжечь его схемы менее чем за секунду.
  
  Таким образом, Р2 рассчитал, что он сможет поддерживать работоспособность в течение дополнительных семи стандартных часов, после чего его астероид пройдет между Таспаном и особенно плотным облаком других астероидов, которые отразят достаточно сильное излучение на темной стороне его астероида, что он-по его оценке, с уверенностью 89,756 процента-испытает внезапный катастрофический сбой системы.
  
  Постоянное отключение.
  
  Если он по какой-то счастливой случайности переживет этот переход, он был вполне уверен-83,973 процента-что проживет еще два-три стандартных часа.
  
  Он не был огорчен перспективой отключения; он потратил несколько секунд, рассчитывая свои общие шансы на личное выживание, прежде чем благоразумно перекрыл систему выброса мусора "Сокола", и она отбросила его в космос меньше чем за секунду до того, как корабль вырвался из распадающейся теневой базы. Этот шанс был настолько мал, что не поддавался описанию вероятности; у него был, по его расчетам, примерно такой же шанс остаться в рабочем состоянии, как и пройти квантовый фазовый переход, который мгновенно превратит его в Лофкварианскую птицу Гуни.
  
  Однако сама принцесса Лея не раз давала ему четкие и недвусмысленные указания заботиться о Люке Скайуокере. Соображения личного выживания не имели никакого отношения к поставленной перед ним задаче.
  
  Он не заботился о том, чтобы выжить. Однако каждую минуту или около того он проводил миллисекунду или две, просматривая несколько каталогов в своей очень, очень обширной библиотеке записей о его приключениях с единственным дроидом за все его долгое, долгое существование, которого он мог правдиво назвать моим другом: C-3P0. Он не ожидал, что будет скучать по C-3P0; он не ожидал, что будет способен скучать по кому-либо или чему-либо. Однако он испытывал особое ощущение в своих подпрограммах социального взаимодействия каждый раз, когда обращался к этим конкретным каталогам. Это было ощущение как положительное, так и отрицательное, и его было практически невозможно, к немалому недоумению Р2, измерить количественно.
  
  После долгих вычислений он предположил, что, должно быть, сожалеет о том, что никогда больше не увидит своего друга, но в то же время испытывает немалое утешение от сознания того, что его друг был и будет в обозримом будущем в полной безопасности.
  
  Каким-то образом это помогло ему сосредоточиться на предстоящей задаче.
  
  Когда "сокол" улетел без люка на борту, Р2 точно знал, что делать, и сделал это. Освободившись от мусоросжигателя, он настроил свои сенсоры на регистрацию личной химической сигнатуры мастера Люка-его запаха-и проследил за продвижением люка через теневую базу, вплоть до того момента, когда след резко оборвался у каменной стены. Не имея никаких инструкций или программ, которые могли бы предложить ему какие-либо полезные альтернативные варианты действий, он решил подождать.
  
  Р2 ждал, пока гравитационные станции отключатся, и пока флот уйдет. Он ждал, пока разрушится база теней и взорвется планета. И он все еще ждал.
  
  Он был абсолютно-на сто процентов-уверен, что люк находился по другую сторону той каменной стены, которая теперь была частью поверхности этого крошечного астероида.
  
  Люк был внутри этого каменного зала, и хотя собственный шанс люка на личное выживание был лишь немного больше, чем у Р2-что означало, что для всех практических целей, не существовало-астромех будет продолжать карабкаться вдоль темной стороны астероида и поддерживать себя в рабочем состоянии, пока он не сможет сделать это больше, потому что оставался очень слабый, но измеримый шанс, что он все еще сможет как-то помочь.
  
  Странное движение среди звездного поля привлекло его внимание. Один конкретный астероид-одна точка очень яркого излучения, отраженного от Таспана-двигался несколько больше по плоскости эклиптики системы, чем вдоль нее. Далее: движение этой яркой точки было явно ретроградным; ее направление было против общего направления астероидного поля. Наконец, эта точка света двигалась не с той постоянной скоростью, которую можно было бы ожидать от тела, чье движение подчинялось только законам орбитальной механики; напротив, она то ускорялась, то замедлялась, то снова ускорялась.
  
  Было только одно вероятное объяснение.
  
  Активировав функцию телескопического Зума своего оптического сенсора, он смог подтвердить свои расчеты: этот объект действительно был кораблем.
  
  В частности, шаттл "лямбда Т-4А".
  
  Р2-Д2 открыл люк связи в своем куполе и выдвинул параболическую антенну. Он точно прицелился - рассчитав задержку скорости света-туда, где должен был находиться шаттл, когда прибудет его передача, и начал передавать код аварийного маяка со всей своей значительной энергией. Установив контакт с мозгом Шаттла, он смог объяснить детали ситуации и поверить, что мозг корабля сможет сообщить пилоту соответствующие факты.
  
  Вектор шаттла с удовлетворительной быстротой перешел на курс перехвата. Шаттл развернулся к светлой стороне астероида, вытянул стыковочный коготь и схватил астероид, притянув их достаточно близко друг к другу, чтобы заключить астероид в оболочку гипердвигателя. Затем он сделал прыжок на скорость света.
  
  Р2-Д2 провел переход в гиперпространство, просматривая свои расчеты, но они были безупречны.
  
  Замыслы злого, но блестящего человека были сорваны. Люк выживет, Принцесса Лея и Хан Соло спаслись, с-3П0, несомненно, в безопасности, а Р2-Д2-насколько позволяла определить его самодиагностическая подпрограмма-на самом деле не подвергся квантовому фазовому переходу в Лофкварианскую птицу Гуни.
  
  Шансы на такой исход были буквально неисчислимы.
  
  Вселенная, решил Р2, была удивительным местом.
  
  РАЗБОР
  
  
  
  Гептун запустил палец под воротник мундира и поморщился, обнаружив, что тот влажный. На самом деле, Скайуокер держал свою каюту неприятно горячей. Однако он продолжал мерить шагами гостиную, несмотря на тот неоспоримый факт, что это только заставляло его потеть еще больше. Он продолжал расхаживать по комнате, потому что просто сидеть, как он обнаружил, было невыносимо.
  
  Как он мог так нервничать? Представьте себе, что в таком возрасте, после такой долгой и разнообразной жизни, вас почти одолевает то, что можно назвать только авторским тщеславием.
  
  Он был совершенно ошеломлен тем, как отчаянно он хотел-как сильно он нуждался-чтобы Скайуокеру понравилась эта история.
  
  Выражение лица Скайуокера, когда молодой джедай вернулся в гостиную, довольно широко намекало на то, что в этом, как и во многом другом, Гептуну суждено было разочароваться.
  
  Скайуокер практически швырнул в него голоредер. -Что это ... этот мусор?"
  
  "Ах. Гептун опустился на диван с долгим, медленным вздохом. -Тогда это не в твоем вкусе."
  
  -Мой вкус? Мой вкус? Скайуокер густо покраснел; вены выступили у него на лбу от усилий, которые он прилагал, чтобы сдержать свой явно немалый гнев. - Это ужасно. Это самое ужасное, что я когда-либо читал!"
  
  "Ах. Гептун наклонился вперед и медленно, немного печально, поднял голоредер. "Ну тогда. Мне жаль, что тебе это не нравится. Тогда я просто ... ну, пойду своей дорогой."
  
  -Ты не сделаешь этого.- Хотя Скайуокер и не был крупным мужчиной,он, казалось, возвышался над ним. - Я нанял вас для расследования. Я нанял вас, чтобы написать отчет. Обвинительный акт. Вместо этого ты принес мне это? Он читается как один из этих проклятых голотриллеров!"
  
  "Хорошо... да, - сказал Гептун. -На то есть причина."
  
  Это заставило Скайуокера остановиться. - Что?"
  
  -Ну, у меня есть... Гептун кашлянул. -Я уже продал права на голографию."
  
  Скайуокер опустился в кресло. Румянец сошел с его щек. -Я в это не верю."
  
  Первоначальное разочарование гептуна уже прошло, и он был совершенно не способен стыдиться. -Разве мы не поняли друг друга? Как ты думаешь, почему я вообще согласился на это?"
  
  - За деньги, - почти выплюнул Скайуокер. -Но я тебе за это не плачу."
  
  - Как хочешь. Компания по производству голографических триллеров заплатила мне в десять раз больше, чем вы согласились заплатить, и это только за права на производство; я также получаю очки на задней стороне. Им это так нравится, что они уже выбрали два моих следующих приключения Люка Скайуокера."
  
  - Следующие два?.. Пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь."
  
  -Я, как известно, шучу, - сказал Гептун. - Но редко о делах и никогда о деньгах."
  
  -Ты все это спланировал, - обвинил его Скайуокер. -Это было то, что ты планировал сделать с самого начала."
  
  -О, да. Да, конечно."
  
  Весь гнев Скайуокера улетучился. Теперь он только выглядел усталым. Очень усталый и гораздо старше своих лет. -А вы вообще потрудились это выяснить?"
  
  -Конечно, - сказал Гептун. - Правдоподобие жизненно важно. Я стою за каждым словом."
  
  - Правдоподобие? Я не победил Кара Вастора в единоборстве-я даже не сражался с ним. Он был напуган и растерян, и кроме одного, ну, укуса, он просто убежал. Я не отрубал ему руки своим световым мечом, и я даже не знаю, что такое виброщит."
  
  -Я позволил себе некоторые вольности, - сказал Гептун. - Назовем это художественной лицензией."
  
  -Это...это просто так... Скайуокер беспомощно покачал головой; на мгновение Гептун испугался, что он заплачет. -Ты выставляешь меня героем.- Слово сочилось отвращением.
  
  - Вы герой, генерал. Поверь мне в этом, если не в чем другом. За свою жизнь я знал ровно четырех настоящих героев, и один из них-ты."
  
  -Не называй меня генералом."
  
  -Прошу прощения?"
  
  -Я подал в отставку. Я не солдат. Никогда больше."
  
  "Ах. И кто же ты тогда?"
  
  Глаза Скайуокера закрылись. "Все эти люди... Я убил их. Все до единого."
  
  - У тебя не было выбора."
  
  - Выбор есть всегда."
  
  -Если это так, - сказал Гептун, - то ты сделал правильный выбор. Вот о чем эта история. Неужели ты не понимаешь? Теперь ты больше, чем мужчина. Ты-символ всего, что есть хорошего в галактике. В этой ужасной Гражданской войне разве ты не видишь, как много пользы может принести твой образ? Ты даешь людям надежду. Вы подаете пример, которому они могут стремиться соответствовать. Просто существуя, вы заставляете людей хотеть быть лучше, чем они есть."
  
  - Но это не я. Это просто какой-то выдуманный парень, использующий мое имя. Герой голотриллера. Сказочный принц."
  
  -Если ты так говоришь."
  
  Скайуокер опустил лицо в его руки, и в течение долгого времени он сидел там, молчаливый, неподвижный. - Ты ничего не написала о моих прощаниях с ником."
  
  "Нет. Слишком разочаровывает. История должна закончиться приятным, аккуратным завершением. Мне нравится твой маленький астромеханический дроид. Я думаю, что закончу с ним."
  
  -В шаттле, позже, после того, как я спросил Ника о следователе, и он рассказал мне о тебе, как раз перед тем, как Ник и Эона улетели... Ник напомнил мне, что я никогда не говорила ему, какой мой "лучший трюк". Знаешь, что я ему сказал? Я сказал ему, что он только что видел его."
  
  Скайуокер поднял лицо от своих рук, и его глаза потемнели. Раненый. Преследуемый тенями. - Мой лучший трюк состоит в том, чтобы сделать одну вещь-сделать один маленький шаг, даже простой выбор-и убить тысячи людей. Тысячи."
  
  Гептун уклончиво кивнул. - Один из тех героев, о которых я упоминал, любил иногда говорить, что джедаи-не солдаты. Мы-хранители мира."
  
  - Хранители мира, - пробормотал Скайуокер. "Да. Да, мне это нравится. Я думаю, что это правильно. Мы-свет во тьме."
  
  "Поэтическая метафора."
  
  -Я не удивляюсь, что тебе это нравится, ты сама это придумала. Но я думаю... Я думаю, это не просто метафора. Я думаю, что это чистая правда."
  
  -И все, что я делаю, - сказал Гептун, - это делюсь этим светом со всей галактикой. Я думал, ты захочешь мне подыграть."
  
  - Наверное..."Люк сделал глубокий вдох, выдохнул его. - Может, ты и прав. Сколько вреда это может принести?"
  
  "Хорошо... Гептун заерзал на диване. У него было неприятное чувство, что он собирается сделать то, что ему противно: сказать правду.
  
  Что-то в Скайуокере, казалось, заставляло его забыть об этом.
  
  - Пусть рассказывают свои истории, - сказал Скайуокер. - Пусть делают голотриллеры и все такое прочее. Это не имеет значения. Ни одна из историй, которые люди рассказывают обо мне, не может изменить того, кто я есть на самом деле."
  
  - Да, - тяжело сказал Гептун. -Но они могут изменить то, кем люди тебя считают. А это, мой юный друг, может нанести значительный ущерб. Посмотрите на Люка Скайуокера и месть джедаев."
  
  Люк задумчиво кивнул. - Наверное... Я думаю, если люди все равно будут рассказывать обо мне истории, я должен убедиться, что они рассказывают правильные истории."
  
  -По крайней мере, у тебя никогда не будет повода жаловаться на меня. Только не начинай верить собственной прессе."
  
  -Не бойся этого, - сказал Люк. - Я не очень-то умею читать, а голотриллеры меня утомляют. Но есть пара изменений, которые вам нужно сделать."
  
  - А Я Знаю? Моим продюсерам она нравится такой, какая есть."
  
  -А если я навещу их и поговорю, они могут передумать. Они могут вообще передумать насчет постановки спектакля."
  
  - О, пожалуйста. После всех денег, которые они уже вложили в него?"
  
  -Я могу быть, - мягко сказал Люк, - удивительно убедительным."
  
  -Ах, да, я полагаю, что вы можете. Гептун вздохнул. "Очень хорошо. Какие изменения?"
  
  - Ты сделал так, что смерть солдат-теней казалась почти несчастным случаем. Как будто я не знала, что это случится. Но я сделал это. Я знал, что делаю. История должна так сказать."
  
  "Хорошо..."
  
  - Тот бой на световом мече против "виброшилда"? И это тоже. Это глупо. Кроме того, кому охота смотреть, как я режу еще одного негодяя своим световым мечом? Тебе не кажется, что это уже довольно Старо?"
  
  -Может быть, - согласился Гептун, - мы сумеем найти там немного правды."
  
  -А еще есть Эона Кантор. Она не мой любовный интерес-она подружка Ника, и это вся история. В любом случае, она не в моем вкусе. Слишком резкий. И я не люблю рыжих."
  
  -Я запишу это на заметку. Что же случилось с Ником и Эоной? А к Кару?"
  
  Люк пожал плечами. - Ник считает, что Блэкхол все еще жив."
  
  - Неужели?"
  
  -Именно так он и сказал. Они с каром считают, что у них там счеты, которые надо уладить. И если Блэкхол действительно все еще жив, то Ник, Кар и Эона будут сидеть у него на хвосте и он будет достаточно занят, чтобы оглядываться через плечо, так что у него не будет много времени, чтобы затеять какую-нибудь пакость. Теперь, посмотрите, в истории-некоторые из этих сравнений, которые вы используете... ну, я не совсем литературный критик, но ... .."
  
  Гептун вздохнул и неохотно потянулся за голопадом. Он чувствовал, что это будет долгий и трудный процесс.
  
  Переписывает, решил он, отстой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"