Нейроментор: другие произведения.

Звездные войны:апокалипсис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Внезапно я понял, что те из нас, кто рожден быть принесенным в жертву на костре войны, становятся единым целым, когда мы умираем-смешанный дым, поднимающийся к тем богам, в которых вы верите. Ибо именно они создали войну. И они вдыхали его в наши сердца, когда создавали нас. Война всегда была с нами и всегда будет с нами. Я тоже это видел, когда моя плоть почернела, а мозг застыл в глубоком космосе. Я видел миллиарды существ, уничтоженных жестокими и беспечными мгновениями- бластерами, мечами, зубами и кулаками. Я видел поля и леса, превращенные в пепел орбитальными бомбардировками. Я видел ядра планет, разбитые полетами ракет. И я видел боевую станцию, которую ты уничтожил, видел, как она наполовину висит над зеленым миром.


  
   Star War
   Fate of Jedi
   APOCALYPSE
   Troy Denning
  
   Звездный войны
   Судьба Джедаев
   КОНЕЦ СВЕТА
   Трой Деннинг
  
  
   Посвящается Сью Ростони
   С тобой было так весело и продуктивно работать в Расширяющейся вселенной Звездных Войн. Итак, вперед к новым приключениям!
   Персонажи
  
   Абелос - женщина по рождению,теперь Падший Небожитель
   Аллана Соло - ребенок (человек, женщина)
   Бен Скайвокер - рыцарь-джедай (человек, мужчина)
   С-3ПО - протокольный дроид
   Корран Хорн - мастер-джедай (человек, мужчина)
   Хан Соло - капитан "Сокола Тысячелетия" (человек, мужчина)
   Джаггед Фел - глава Галактической Империи (человек, мужчина)
   Джайна Соло - рыцарь-джедай (человек, женщина)
   Лейя Органа Соло - рыцарь-джедай (человек, женщина)
   Люк Скайвокер - магистр джедаев (человек, мужчина)
   Р2-Д2 - дроид-астомеханник
   Рейнар Тул - рыцарь-джедай (человек, мужчина)
   Саба Себатайн - мастер-джедай (барабел, женщина)
   Тахирай Вейла - бывший рыцарь-джедай (человек, женщина)
   Вестара Кхай - бывший ученик-ситх (человек, женщина)
   Винн Дорван - фактический президент Галактического Альянса (человек, мужчина)
  
  
   Давным-давно в далекой галактике, далеко далеко ...
  
  
   Глава первая
  
  
   ЗВЕЗДНЫЙ ЛАЙНЕР ПЛЫЛ ПО ОРБИТЕ ВОКРУГ ПЛАНЕТЫ КОРУСКАНТ, и теперь перед обзорной палубой рассыпались мириады золотистых огней. И на протяжении тысячелетий противоборств эти огни продолжают сиять. И ничто не смогло притушить их сияния - ни порабощение Рокатана, ни тирания Империи, ни хаос гражданской войны. И сейчас они по прежнему продолжали сиять, теперь, когда выползли новые тени, когда вражеский супостат управлял Галактическим Альянсом, и лорды ситхов спали в Храме джедаев. Но сейчас все эти мерцающие огни заставили Джайну задуматься - заботит ли на самом деле триллион жителей Корусканта - кто выиграет надвигающуюся войну, имело ли для них значение, что ими правят ситхи, пока этот океан огней продолжает сиять.
   Ответ она получила почти мгновенно, он прибыл в форме темной тени в Силе, которая могла означать только одно - ситхи. Цепкий взгляд Джайны переместился на внутренний интерьер эконом-класса лайнера, на массу галдящих транзитных пассажиров, плавающих в привязных ремнях, закрепленных прямо на стенах. Из центрального прохода выплыл инспектор иммиграционного контроля, его система передвижения в невесомости тихо шипела, когда он медленно поворачивался из стороны в сторону, требуя идентификационные карты и "транспортный сбор" в десять кредитов. За его спиной следовал эскорт из двух ботанов, морды которых презрительно кривились, когда их предводитель прикарманивал новую взятку.
   Джайне очень хотелось думать, что инспектор - это просто жадная Сабля ситхов, который просто пытается потуже набить свои карманы, но на самом деле, насколько она знала, все было не совсем так. Как предупреждала группы нападения Вестара Кхай, недавно дезертировавшая из Затерянного Племени Ситхов, ничего нельзя считать само собой разумеющимся. На своих инструктажах Вестара всегда подчеркивала, что ситхи -совсем не глупцы. После того, как они втерлись в Сенат Галактического Альянса, они быстро прибрали к рукам Корусканскую Иммиграционную Службу и другие ключевые посты бюрократического аппарата. Они наверняка будут ожидать прибытия джедаев, и наверняка примут меры, чтобы вычислить их резидентов - и мелкое вымогательство стало бы идеальным прикрытием для того, кто пытался вычислить потенциальных диверсантов.
   Инспектор остановился возле двух человек, похожих как две капли воды, около двадцати лет от роду. Оба были стойными и привлекательными, с настороженными глазами и тонкими выразительными губами. Каштановые волосы сестры отливали рыжиной, волосы брата были просто каштановыми. Из непоколебимая преданность друг другу выражалась в том, как плечом к плечу они стояли перед командой иммиграционной службы.
   Инспектор расположился так, чтобы смотреть на родственников сверху вниз - они были на голову выше Джайны - и пристально разглядывал пару, не произнося ни слова и не прикоснувшись к их проездным документам. Неожиданное изменение рутинной процедуры обдало Джайну холодом, но она быстро выдохнула и заставила себя успокоится. Если бы ее тревога отразилась в Силе и дошла бы до инспектора, то он понял бы, что наткнулся на что-то стоящее.
   Брат и сестра, рыцари-джедаи Валин и Жизелла Хорн, продолжали сжимать свои документы, неплохо маскируясь под обычных, немного нервничающих, пассажиров. Прищурив глаза инспектор ждал, вынуждая их выдать себя, совершив какую-нибудь глупость. Джайна, скорее всего, никогда не узнала бы, что именно привлекло внимание ситха, но ей заранее было известно, что это одно из слабых мест плана нападения, разработанного мастерами-джедаями. Ситхи были осторожны и обладали неплохими способностями, к тому же они превосходили джедаев численностью в соотношении десять к одному.
   Наконец, инспектор изрек: "Документы."
   Валин и Жизелла протянули руки, в каждой была небольшая стопка: проезной билет, идентификационная карта и транспортный сбор. Инспектор начал с Жизеллы, взяв из ее пачки идентификационную карту и опустив ее в портативный декодер, начал сравнивать данные с проездным билетом.
   "Имя, данное вам при рождении, Кала Севан?" - спросил инспектор.
   "Именно так," - солгала Жизелла. "У нас обоих - у моего брата и у меня."
   Инспектор перевел взгляд на Валина и задал вопрос: "Вы путешествуете с семьей?"
   Валин покачал головой. "Нет, моя сестра и я путешествуем одни."
   "Это правда?" Вопросы имели наивный вид, так таможенники во всех уголках галактики обычно проверяли "легенды" на несоответствия. Но настоящее испытание сейчас проходило на другом уровне, Джайна это знала, инспектор сканировал их ауры в поисках намека на ложь. "Значит вы прибыли, чтобы навестить свою семью?"
   "Нет," - уверенно ответила Жизелла. Как и каждый джедай из отряда нападения, она провела не одну неделю, совершенствуя свою способность лгать так, чтобы это не отражалось в Силе. "Мы - туристы."
   "Вижу." Инспектор снова уставился в ее проезной билет, затем бесстрастным голосом произнес: "Четыре тысячи кредитов - не многовато ли, чтобы просто посетить несколько памятников и музеев. Ради этого стоило просто воспользоваться ХолоНетом."
   "И провести всю жизнь безвылазно в захолустье?" - парировал Валин. "Думаю, нет."
   "Если ты не побывал на Корусканте," - добавила Жизелла, - "тебе никогда не попасть в КНГ."
   "КНГ?" - переспросил инспектор.
   "Корпорация Неограниченных Горизонтов," - объяснила она, убедительно изображая удивление, подразумевающее, что она была абсолютно уверена, что каждый знает, что скрывается за этой абривиатурой. "Вы не знаете КНГ, которая контролирует большую часть запасов паллоденита в Корпоративном секторе?"
   "А... вы об этой КНГ." Инспектор явно сменил тактику, как и предсказывала Вестара. Самым слабым местом Затерянного Племени было их незнание большей части галактики. Вестара утверждала, что самый простой способ заставить супостата из Затерянного Племени перейти в глухую оборону, это сыграть на его невежестве. "Так поступают многие."
   Когда инспектор прикарманил взятку и вернул документы Жизелле, Джайна, наконец, вздохнула свободно. Она снова устремила взгляд в смотровой купол и отметила, что "Несмеяна" пересекла терминатор и летит над дневной стороной Корусканта. Теперь уже скоро, она знала это, скоро она окажется на поверхности и вступит в борьбу за спасение своего родного мира... опять.
  
  
   * * *
  
  
   Базел Варв был "Нефритовым Прессом", знаменитым рамоанским борцом. Человек Сефф Хеллин - его менеджером, а арконка Ваала Разелл - помощницей Сеффа. Эта троица только что прибыла из системы ботанов, и они прибыли через Центральный Галактический Космопорт, чтобы участвовать в чемпионате в Шаре Иблиса. Все, что требовалось от Базела, это все запомнить и поверить в это. Вера была ключом к тому, чтобы обвести адепта Силы вокруг пальца в попытке обнаружить ложь. Пока Базел действительно чувствал себя "Нефритовым Прессом" - самой яркой новой восходящей звездой в Пан-Галактическом Синдикате Борцовского Сплава - он без всяких проблем одурачит новых инспекторов Иммиграционной Службы Корусканта. Его подруга, Якиил Саав*ету, убедила его в этом.
   Базел оглядел море голов пассажиров, которые скопились в Терминале прибытия N 757 и обнаружил Якиил через три очереди. Она уже подходила к порталу идентификационного контроля вместе с другим ботаном-джедаем, Янтахаром Бвуа*ту. Одетые в пепельно-серые плащи, делового покроя, оба рыцаря-джедая стояли в начале длинной очереди пассажиров, ожидающих формального разрешения попасть на планету, которая в прежние времена встречала гостей с распростертыми объятиями. Для рядовых корусканцев все эти новые меры объяснялись борьбой со спайс-баронами, Базела это устраивало. Не придется причинять вред гражданам Корусканта - особенно сейчас, когда джедаи стремились попасть на планету, чтобы защитить их.
   Но для начала дждеям предстояло пересечь зону таможенного контроля, и эта часть плана стала проблематичной для Якиил и Янтахара. К их инспектору-дуро присоединилась капитан, узкоглазая блондинка, которая, как мог судить Базел, была довольно красива для человека. Она засыпала ботанов вопросами быстрее, чем они успевали отвечать. А недалеко от терминалов уже топтался в полной боевой готовности взвод, закованных в броню, солдат Галактического Альянса. Что-то, явно, было не так.
   Базель повернул ухо в сторону Якиил, игнорируя общий шум в терминале, и открылся Силе. В нескольких метрах позади него ощущался прохладный туман нервозности, но он отбросил это и сосредоточился на беседе между его друзьями и белокурой капитаном. Внезапно, его толстая шкура коснулась колючего края жестокой ауры темной стороны Силы, и он понял, почему у его друзей-ботанов возникли проблемы.
   Ситх.
   Не обращая внимания на напор толпы сзади, он просканировал в Силе ещё и взвод солдат на посту безопасности. К его облегчению, он ощутил только слабые ауры не чувствительных к Силе. Капитан была единственным ситхом, скорее всего рангом не выше Сабли, контролирующим терминал.
   "... все пути к Корусканту открыты только при наличии пропуска, вы же можете получить его где-нибудь в галактике?" - расспрашивала самозваный капитан. "Объединенный Гидрологический Институт - далеко не единственный поставщик газа тибанн в Среднем Кольце."
   "Однако, только у него есть доступ в пространство хаттов," - проскрипел Янтахар в чисто ботанской манере. "И с тех пор, как Нар Кагга стала ближайшей к нашему предприятию обитаемой системой, естественно, мы хотим убедиться в состоятельности сети наших поставщиков."
   "И вашему предприятию... что это даст?" - поинтересовалась болокурая самозванка.
   "Боюсь, что это - коммерческая тайна." Якиил оглянулась вокруг, затем добавила, "Повсюду шпионы, капитан. Уверена, что вы понимаете."
   Ответ Ситха он не расслышал, потому, что "менеджер" схватил огромного рамоана за руку и спросил: "Пресс, ты что заснул?" Сефф Хеллин шагнул вперед, пытаясь втянуть Базела в образовавшийся зазор в очереди. "Не забудь пожитки."
   Базел не реагировал, все его внимание было направлено на кардон, где допрашивали его друзей. Самозваный капитан схватила Якиил за плечо и развернула к посту охраны. После легкого кивка ситха стража направилась к кордону, снимая в плечь бластерные винтовки "Мерр-Сонн" городской модели.
   Ваала ухватила Базела за другую руку. "Могущественный Пресс, сэр." Голос арконы звучал лаского и игриво. "Нам действительно надо пододвинуться."
   Базел покачал головой, затем переступил через линию заграждения, которая отделяла его от очереди. Со вздохом, Сефф и Ваала встали позади него, оттесняя пару состоятельных левалугов-путешественников, которые были настолько массивными, что Ваала могла бы внутри них спать.
   "Пресс!" - прорычал Сефф, тоном, полным усталости и раздражения, характерным для менеджера, уставшего от его выходок. "Сейчас не время проявлять характер. У нас всего два часа до взвешивания."
   Оный не будет взвешиваться, пророкотал рамоан на родном наречии. Он умел говорить на общем при необходимости, но его большой рот с трудом формировал некоторые гласные и согласные общего языка, поэтому его речь не всегда была внятной. Он объяснил, что Якиил в беде, и он не может уйти, пока она не будет в безопасности.
   Сефф застонал и тщательно избегал смотреть в сторону Якиил и Янтахара. "Если мы привлечем внимание к нам самим, то это никому не поможет, Пресс" - произнес он. "Наши друзья сами смогут о себе позаботиться."
   Пока Сефф говорил, гвардейцы ГГА с бластерами наголо встали за спинами Якиил и Янтахара. Оба ботана неохотно распахнули свои плащи, а самозваный капитан кинулась к ним. Базел знал, что женщине не удасться обнаружить светомечи или еще что-нибудь, что позволит связать двух его друзей с джедаями. Экипировка команды нападения была отправлена загодя, и будет переданам им позднее Клубом Ботанского Общества сопротивления. Но Базел также осознавал, что до обыска бы дело не дошло, если бы капитан не почувствовала подвох. Он должен придумать способ отвлечь ее, еще до того, как ее подозрения подтвердяться... способом, который не станет самоубийством.
   Ваала обернула свою трехпалую руку вокруг одного из коротких пальцев Базела и преспокойно вывернула сустав вверх. "Могущественный Пресс, сэр, мы должны сконцентрироваться на предстоящем состязании." Она попыталась втащить его через линии кордона в зону таможни. "Ух, чемпионский корабль все еще ожидает, даже если претендент не сможет выйти на арену."
   Сжав руку в кулак, чтобы прекратить членовредительство Ваалы, он продолжал оставаться на месте. Если пара хитроумных ботанов не смогла пройти мимо иммиграционного контроля, спокойно заметил он, то почему вы думаете, что он сможет. К тому же, разве кто-то из них осведомлен о том, сколько их собратьев по оружию уже схвачено. А ситхам достаточно поймать две агентурные группы, при попытке попасть на планету, чтобы лишить джедайское нападение преимущества внезапности, и тогда сражение с ситхами начнется намного быстрее и крупномасштабнее. Многие невинные мирные жители попадут под перекрестный огонь, может быть даже миллионы, а Базела это никак не устраивало. Он искал другой выход.
   Сефф раздраженно вздохнул. "Что за другой выход?"
   Базел не был уверен. Возможно он мог устроить бучу. Это отвлекло бы внимание от Якиил и Янтахара.
   "Разве вам не кажется, что это было бы слишком очевидно, Могущественный Пресс, сэр?" - поинтересовалась Ваала.
   Базел кивнул. Тактическое планирование никогда не было его сильной стороной, он напомнил им об этом, но по его мнению, Сефф и Ваала стремились просто выполнить приказ, а это предполагало, что ему придется самому развивать собственную идею. Возможно, ему стоило просто напролом прорваться через зону контроля.
   "И самому угодить под арест?" - прошептал Сефф. "Ты что, действительно, думаешь, что сможешь обмануть следователя лучше, чем пара ботанов?"
   Базелу пришлось признать, что это маловероятно. Все, что ему было надо, это предоставить самозваному капитану приемлемую причину для беспокойства, которое, по видимому, и заметила в аурах Якиил и Янтакара капитан. На мгновение он задумался, затем вернулся к линии, которую он переступил и открылся Силе.
   Вскоре, он снова ощутил холодный туман страха, который заметил ранее. Некое облако неуверенности и тревоги, нависающее над небольшой группой земноводных иши тиба, которые явно не знали о нововведениях связанных с процедурами безопасности на Корусканте. Три самки неохотно передвигались вперед, подталкиваемые напором толпы сзади, в то время, как сопровождающий их самец медленно вращал своими глазами на стебельках, пытаясь выглядеть просто рассеянным, а сам лихорадочно искал способ обойти таможенный контроль. У всех четверых был одинаковый крупногабаритный багаж - за плечами каждого висет рюкзак из шкуры кааду. Бросалось в глаза их нежелание ставить багаж на пол, они настолько же боялись потерять его, насколько - попасться с их содержимым.
   Спайс.
   Базел переступил через полосу кардона. Силой, он осторожно расчищал себе дорогу направляясь к группе контрабандистов. Сефф и Ваала наступали ему на пятки, Сефф схватил его за рукав.
   "Пресс, таможенный контроль в другуй стороне."
   Базел прорычал, что Сефф и Ваала могут продолжать, а у него есть план получше.
   "Не уверена, что изменение плана на настоящий момент - хорошая идея," - возразила Ваала. "Организаторы рассчитывают на тебя."
   Организаторы рассчитывали на них всех, напомнил ей Базел, и если появился шанс спасти Якиил и Янтахара, то он собирается им воспользоваться. Он приблизился к паре аквалишей, которые в собственных интересах воспользовались расчищенной им дорогой, они просочились вперед. Они вызывающе вперились в него, готовые смело сопротивляться. Он просто взял их и, переставив в сторону со своего путь, подошел к ищи тибу, которые инстинктивно пригнулись и выглядели так, словно сейчас же дадут деру.
   Базел привлек их внимание, подняв корокопалую руку в умиротворяющем жесте, и заговорил на обобщенном, предупреждая их о предстоящей проверке Службой Безопасности.
   Стебельки глаз самца в замешательстве вытянулись вперед. "Что?" - спросил он. "Вы в своем уме?"
   "Там впереди проверка службы безопасности," - разъяснила Ваала, обходя Базела. Она безмолвно поглядела на него, давая понять, что нехотя, но принимает его новый план. Затем она обратилась к контрабандистам, чуть-чуть приправив голос Силой: "Вы должны позволить нашему другу забрать у вас сумки."
   Иши тиб разинул клюв от неожиданности. "Вы - с ... ними?"
   "Ты что думаешь, они оставят поставку такой партии на произвол судьбы?" - спросил Сефф, также присоединяясь к ним. Очередь продолжала течь мимо них, поэтому он, понизив голос, указал на Базеля и сказал: "Вы должны передать дела немедленно."
   Стебельки глаз самца задрожали, но он повернулся к троим компаньонкам: "Мы должны передать наш багаж." Он передал свой саквояж Базелу, затем снял с плеча рюкзак и тоже передал его. "Немедленно."
   Три самки были просто счастливы подчиниться, в течение нескольких мгновений шея и плечи Базела были обвешаны четырьмя рюкзаками, а его руки оттянули четыре увесистых саквояжа. Сефф проследил, как иши тиба растворились в очереди, затем повернулся к Базелу.
   "Ты уверен во всем этом?"
   Базел посмотрел через фойе на Якиил и Янтахара. Теперь плащей на них уже не было, они стояли с руками на затылке, а капитан-самозванец обшаривал их карманы. Как только ситх найдет, хоть какое-то формальное основание для ареста, она переведет друзей в комнату для "допросов", где за работу примуться уже ее старшие коллеги. Якиил и Янтахар вполне способны выдержать любой нормальный допрос, Базел точно знал это, но никто не в состоянии противостоять пытке Силой. Это был такой вид подавления, что даже Якиил начнет излагать важнейшие детали планов джедаев - как например, что Нек и Ерамус Бвуа*ту координуют секретную сеть разведданных, или например - сколько рыцарей-джедаев приземлилось на Корусканте. Она могла поведать, также, и то, насколько джедаи вообще в курсе происходящего на планете.
   Базел кивнул. Он уверил его компаньонов, что встретиться с ними в месте сбора, и стал неуклонно прокладывать себе дорогу сквозь фойе к своим друзьям. Хотя существу с его комплекцией и трудно было пересечь незамеченным несколько очередей, он справился с этим. Просто он пристраивался по очереди к каждой очереди, и если кого-то это не устраивало, ему достаточно было бросить один свирепый взгляд. К тому моменту, когда он достиг нужной ему очереди , капитан и ее гвардейцы ГА хмуро уставились в его направлении.
   Продолжая сжимать в длинных руках саквояжи иши тиба, Базел огляделся, делая вид что не видит, что за ним наблюдают. Конечно, это никого не одурачило.
   "Ты, там!" - пролаяла ситх. "Шаг вперед."
   Базел сдалал вид, что изучает под потолком один из гигантских искрящихся шаров, которые освещали фойе.
   "Ты, зеленый здоровяк!" - снова прокричала ситх. "Иди сюда."
   Базел отвернул голову и услышал грохот двоих гвардейцев ГГА, пробивающихся сквозь толпу. Он начал отступать, очереди перед ним теперь рассупались, не желая участвовать в потасовке.
   Пронзительным голосом родианин выкрикнул: "Остановитесь!"
   "Не заставляй нас применять шокер-сеть, красавчик," - добавил человеческий голос второго гвардейца. "Тебе же, все равно некуда бежать."
   Издав долгий, вибрирующий утробный стон Базел развернулся и предстал перед двумя гвардейцами. Человек целился в него из крупнокалиберного сеть-ружья. А родианин сжимал бластер-винтовку.
   "Вы обращались ко мне? " Прогрохотал Базэл на своей версии всеобщего. "Простите - я не знал."
   Гвардейцы смутились от его кошмарного акцента, затем родианин подтолкнул его к инспекционному пункту: "Капитан Сахэль желает видеть тебя."
   "Вы ведете меня к началу очереди?" - нервно усмехнулся Базел. "Спасибо."
   Он прошел уже дюжину шагов к началу очереди, изо всех сил стараясь не встречаться глазами, как с женщиной-ситхом - капитаном Сахэль, так и с обоими ботанами, которых она подозревала. Сахэль дождалась пока он вплотную подойдет к пропускному пункту, затем заговорила настолько холодным тоном, что у Базела по сине поползли мурашки.
   "Одно мое слово, и они откроют огонь, ты это знаешь."
   Базел остановился и медленно повернулся к ней. Сихт выглядела скорее пугающе, чем привлекательно - ледяные лавандовые глаза и настолько сведенные скулы, что выглядели застывшими. Он взглянул на Якиил и Янтахара, которые успешно делали вид, что их ничто не волнует, но они - ощущали. Затем оглянулся по сторонам и мимолетно ощутил, как Якиил съежилась от его неумелость.
   Безукоризненно.
   "Благодарю," - произнесла Сахэль. "А теперь разберемся, почему ты присматривал за этой парой ботанов?"
   "Ботаны?" - Базел даже не вглянул в сторону Якиил. "Не знаю я никаких ботанов."
   Глаза Сахэль вспыхнули. "Ты лжешь," - произнесла она. "И я хочу знать - почему. Мы сейчас посмотрим, что у тебя в багаже?"
   Базел отрицательно покачал головой и крепче сжал ручки саквояжей.
   "Это - не просьба." Сахель кивнула охране и дуло бластера родианина уперлось в спину Базела. "Багаж - на стол."
   Базел громко вздохнул и бросил взгляд на Якиил, словно спрашивая разрешения.
   В явном замешательстве Якиил нахмурилась и требовательно спросила: "Что ты уставился на меня, зеленое нечто?"
   "Я задаюсь там же вопросом," - откликнулась Сахэль. Она согнула пальцы и направилась к Барву. "Выкладывай. Чем дольше мне придется повторять вопрос, тем хуже тебе будет."
   Базел неохотно поставил саквояжи на стол и начал снимать с шеи рюкзаки, тоже сложив их на столе.
   "Это не так уж и сложно, ведь так?" Сахэль направилась к первому саквояжу. "Открывай."
   Базель немного постоял, затем наклонился к замку... и осознал слабое место своего плана.
   Замки.
   Убежденный, что отпечаток его большого пальца не деактивирует запорный механизм, Базел мгновение соображал, пытаясь вспомнить лекции по контрабанде наркотиков. Наконец, он поднес свой огромный палец к миниатюрной контрольной панели и пожал плечами.
   "Я не могу."
   Сахэль нахмурилась. "Что ты имеешь в виду, под тем, что не можешь?" Потребовала она. "Это ведь твои саквояжи, не правда ли?"
   Базель повернулся к Якиил. Ее прищуренные глаза говорили, что она, наконец-таки, поняла куда он клонит, но ее губы искривились и она прорычала, "Я уже справшивала тебе, чего ты на меня уставился?"
   "Потому, что, по видимому, эти саквояжи принадлежат вам," - сделала вывод Сахэль. "Открывайте их. Немедленно."
   "Вот сами и открывайте," - парировала Якиил. "Они мне не принадлежат."
   "Также как и мне," - добавил Янтахар, за спиной Сахель. "Я их вообще никогда не видел. Также, как и это большое зеленое нечто."
   "Очень хорошо," - произнесла Сахэль и сняла со своего пояса виброклинок. "Я сама их открою."
   Не успела она активировать лезвие, как синяя рука настоящего таможенника схватила ее за запястье. "Капитан, вам лучше пересмотреть свое решение."
   Сахэль одарила дуро таким взглядом, словно была непрочь опробовать виброклинок сначала на нем. "С чего бы это, инспектор?"
   Дуро выглядел искренне удивленным. "Контрабанда спайса, госпожа. Контейнеры могут быть заминированы, чтобы курьеры не смогли украсть груз."
   "Спайс?" - Сахэль снова повернулась к Базелу, разочарование в ее голосе давало понять, что она надеялась поймать джедаев, а не контрабандистов. "Ты это везешь?"
   Базел стрельнул глазами в сторону Якиил и тихо добавил: "Спросите у нее."
   "Рамоан - ты труп," - прошипела Якиил, обращаясь к Базелу. "Ты ведь знаешь это, верно?"
   Сахэль ухмыльнулась, правда без интузиазма. "Данная реплика, насколько я могу судить, означает - да."
   Она положила большие пальцы на замки. Базель ощутил незначительную активность в Силе, и замки открылись. Инспектор-дуро съежился, Сахэль одарила его откровенно презрительным взглядом.
   "Бояться нечего, инспектор Модта," - произнесла она. "В конечном счете они оказались даже не запертыми."
   Инспектор-дуро Модт осторожно отстранился. Уверенный, что Сахэль обезвредила взрывчатку при помощи Силы, Базел остался около стола досмотра. Она распахнула саквояжи. Внутренности заполняла одежда из сверкающих материалов, отделанные морскими кольцеобразными раковинами безрукавки из различных видов скалара и шимелшелковые блузоны различных оттенков воды.
   Сахэль вынула короткое оранжевое платье и развернув его перед Якиил нахмурилась. "Это не похоже на ваш стиль."
   "Я что похожа на иши?" - быстро ответила Якиил.
   "Это вряд ли," - сказал Модт.
   "А почему нет?" - спросила Сахэль.
   Модт несколько минут изучал ее, подняв подбородок в жесте презрения к "высшему", у которого, по всей видимости, не было ни малейшего опыта в ловле контрабандистов. Такое невежество в знании галактической культуры, насколько знал Базел, джедаи собирались использовать против Затерянного Племени.
   Наконец Модт промолвил: "Это обычная техника." Он потянулся и вынул одежду иши тиба из саквояжа. "Контрабандисты предусматривают несоответствия, чтобы в случае их поимки, они могли утверждать, что багаж принадлежит кому-то другому."
   Модт ловко прошелся своими длинными пальцами по внутренней поверхности саквояжа, затем оторвал подклад около замка и извлек провод детонатора. Удаленный детонитовый заряд мог с легкостью разнести на протоны и электроны всю зону таможенного досмотра. Потом он тщательно срезал лазерным скальпелем всю оставшуюся подкладку саквояжа. Внутреннее пространство между внешней оболочкой саквояжа и внутренней обшивкой было заполнено тонким слоем синей пасты, сверкающей россыпями миллионов микроскопических желтых кристаллов.
   Дуро коснулся кончиками пальцев пасты, вздрогнул и отдернул руку. "Нейтронный эльф," - задохнулся он. "Чистейший!"
   "Чистейший?" Сахэль посмотреля на остальной багаж. Несмотря на ее разочарование, что она поймала не то, на что рассчитывала, она спросила: "Значит, по-видимому, мы взяли стоящий трофей?"
   "Можно сказать и так," - подтвердил дуро. "После реализации, такое количество эльфа потянет на десять, а то и двадцать миллионов кредитов."
   "Так много?" Сахель задумалась, затем сказала: "Вы кажется специализируетесь на ловле контрабандистов. Возможно вам надо взять это на хранение."
   "С удовольствием, капитан," - ответил дуро.
   Он вызвал команду гвардейцев ГГА, чтобы произвести арест, затем закрыл саквояж и отошел. Несколько охранников подскочили к ним, их действия говорили сами за себя. Базел не удивился, когда в руках Сахэль появились наручники.
   "Думаю, команда службы безопасности справится с кучкой заключенных, скованных наручниками," - произнесла она, оценивая шкафообразную фигуру Базела. "Спайс я принесу позднее."
   Глаза дуро подозрительно сощурились, но возражать он не стал. На Корусканте устанавливались новые порядки, и подвергать это сомнению не стоило.
   Пара гвардейцев ГГА завела руки Базела за спину и сковала его запястья крупногабаритными наручниками с эффектом подавления воли. Охранники вели их прямиком к посту безопасности. Якиил поймала взгляд Базела и едва заметно улыбнулась. Базел подмигнул. Они оба осознавали, что самое сложное позади. Все, что им предстояло, это сбежать из банального заключения, а это - не проблема.
  
  
   * * *
  
  
   Голограмма диктора-человека плыла над залом ожидания - огромное женское лицо со слегка припухлыми губами, янтарными глазами и сиящей кожей. Несколько пассажиров, все еще задержавшимися здесь, казалось, были загипнотизированы ее шелковистым голосом, который струился по платформе в устойчиво-подчиняющем ритме. Даже Люку Скайвокеру пришлось признать действенность техники Силы, которая была предназначена убаюкать слушателя до состояния, когда его легко подчинить себе.
   "Гражданам настоятельно рекомендуется не оказывать соспротивления членам Джедайского Спайскартеля," - вещала диктор. По разведданным Ерамуса Бвуа*ту - это была Кайла Фей - ситская Сабля, которая была внедрена в штат Службы Новостей канала БАМР. "Все его члены, как известно, хорошо обученные убийцы, о чем говорит множество зарегистрированных случаев применения ими насилия."
   Изображение Фей заменило одно из изображений самого Люка, а ее голос продолжал: "Различные источники информации и слухи сообщают, что глава Джедайского Спайскартеля - Люк Скайвокер - вернулся на Корускант. Гражданам приказано сообщать обо всех случаях возможного обнаружения Скайвокера, либо ближайшему гвардейца ГГА, либо по обычному каналу чрезвычайных сообщений."
   Голограмма снова сменила изображение, на этот раз это был темноволосый мужчина. Такой же красивый, как и Фей - красновато-медное узкое лицо с заостренными чертами и фиалковыми глазами.
   "Руководитель ГГА Вхул продолжает расследовать возможные действия Джедайского Спайскартеля," - продолжал голос Фей. "Вхул полагает, что джедаи занимаются спайстрафиком, чтобы финансировать свои тайные операции, в том числе попытки разгрома аболиционитской организации, именующей себя "Полет Свободы". Руководители министерств и ведомств пришли к выводу, что их деятельность была направлена на дестабилизацию Галактического Альянса и свержению законного правительства повсеместно в галактике."
   Люк в отвращении отвернулся. Джедаи были причастны к разгрому "Полета Свободы" в той же степени, что и к спайстрафику, но БАМР был каналом ситхов, и даже не пытался делать вид, что его пропаганда имела под собой реальную основу.
   На противоположной стороне полупустого зала Люк заметил двоих из его группы заброски - Дорана Тэйнера и Сеху Дорвальд - пытающихся встретиться с ним глазами. Разодетые в аляповатые и потрепанные наряды отпускников, вернувшихся домой из путешествия, наполненного главным образом танцами до упаду и азартными играми, чем отдыхом, двое джедаев были практически неотличимы от горстки пассажиров, расположившимися между ними и Люком. Единственным различие было то, что будоражащие сводки гипнотической лжи, исходящие из красивого ротика Кайлы Фей, не производили на них впечатление.
   Как только они поняли, что Люк их заметил, пристальный взгляд Сехи ушел в сторону, словно ее внимание отвлекли. Доран кивнул головой в сторону дальней части зала, где располагался длинный эскалатор, который доставлял пассажиров из космопорта "Высоты Манарэй" в зал прибытия.
   На мгновение Люку показалось, что его внимание привлекают к высокому, широкоплечему мужчине, только что появившемуся на верхней ступеньке эскалатора. Его лицо украшала сеть темных, искривленных линий, расходящихся в разные стороны от его колючих глаз. На первый взгляд, человек принадлежал к Затерянному Племени, в полномасштабной раскраске вор*шанди, по видимому, выслеживающий диверсионную группу Люка. Но по мере того, как человек опускался, стало очевидным, что его лицевое украшение было слишком четким и жестким, чтобы принадлежать кэширианскому ситху - это была настоящая татуировка. Однако в ауре Силы человека ощущалась темнота, поэтому Люк забеспокоился, и продолжал думать, что именно этот объект привлек Дорвана, однако это продолжалось до тех пор, пока он не встретился взглядом с татуированным мужчиной, который кивнул ему на встречный эскалатор.
   На поднимающейся ленте был патруль гвардейцев ГГА, которые прибыли на последнем поезде. Новехонькие униформы и агрессивное поведение выдавали в них новобранцев, многих из которых новый президент страны Кем, рекрутировала после своего вступления в должность. Их сержант держался в хвосте подчиненных, его красивое лицо просматривалось только в профиль, так как он внимательно изучал пару подростков, спускающихся по встречной линии эскалатора.
   Люк не видел никаких причин для пристального интереса, никаких промахов в словах или поведении, на основании которых можно было заподозрить Бена Скайвокера и Вестару Кхай, изображавших парочку молодых влюбленных, которыми они и становились на самом деле - не было. Они обнимали друг друга за талию, и настолько плотно прижимались бедрами, что казались сросшимися, к тому же их взаимная привязанность ощущалась в Силе ярким всплеском огня. Оба были одеты по последнему слову молодежной моды - искрящихся куртках поверх черных облегающих костюмов. Даже их волосы были выкрашены прядями одинакового возмутительно-желтого цвета, только волосы Бена, покрытые гелем, были зачесаны в двойной гребень, а лакировонные локоны Вестары просто спадали на плечи.
   И все таки сержант ГГА не сводил с них глаз, когда эскалатор сблизил их, его внимание сконцентрировалось на Вестаре. Она бы могла блестяще выкрутиться изобразив возмущение столь пристальным вниманием, и оглянуться, проверяя продолжает ли он наблюдать. Однако когда их разделяло всего лишь несколько метров, она наконец заметила его и одарила мимолетной подростковой ухмылкой.
   Сержант ухмыльнулся в ответ и проводил ее цепким взглядом.
   Она сразу же отвела глаза, и Люк подавился собственным проклятьем. Истина была просто очевидна, чтобы не понять это по поведению Вестары и ухмылке сержанта, просто они были хорошо знакомы во времена ее ситхского обучения в Затерянном Племени.
   Люк вернулся глазами к татуированному незнакомцу, тот устремил внимательный взгляд на голоновости БАМРА. Кем бы он ни был, возможно даже одним из штатных оперативников Бвиа*ту, он красноречиво показывал, что не собирается влезать во все это больше, чем он уже влез.
   Люка это устраивало. Он подал глазами сигнал Дорану и Сехе сосредоточить внимание на эскалаторе, затем небрежно направился в заднюю часть зала. Поворот событий не сколько его тревожил, сколько выбивал из колеи. Остальные команды уже отрапортавали о безупречном проникновении, а теперь маловероятное совпадение угрожало лишить их преимущества внезапности. Это напомнило ему любимое изречение Нека Бвуа*ту: "Никакой план не переживает и первых десяти минут сражения."
   Когда Люк приблизился к эскалатору, он спровоцировал сильное возмущение энергии Силы. Голограмма Кайлы Фей расплылась в статических помехах, а все комлинки в зале начали на все лады трезвонить. В тот же миг сержант-ситх закружился на месте охватывая окружающее пространство прищуривщимися глазами, по видимому вычисляя источник эенергетического шторма, который он почувствовал в Силе. Когда верхние группы светильников зашипели, а глаза сержанта нашли глаза Люка, - зал ожидания погрузился во мрак.
   Люк ощущал сержанта - самозваный сержант пытался дотянуться до него в Силе. Он позволил ему захватить себя - затем резко рванул, и сдернул мужчину с эскалатора. Он неожиднности сержант удивленно вскрикнул, и в середине полета схватился за светомеч.
   Это было его огромной ошибкой. Не осознавая до конца истинную сущность своего командира, один из новобранцев ГГА испуганно вскрикнул, а другой завопил: "Джедай!"
   С эскалатора затрещали бластерные выстрелы, превращая темный зал в фантасмогорию ослепительного света и вспышек. Самозванец отражал выстрелы обратно новобранцам-гвардейцам, а вопящие пассажиры кинулись врассыпную, в темноте натыкаясь на стены и друг на друга.
   Наконец Ситх приземлился примерно в двух метрах от Люка. Он развернулся на месте с мечем на уровне плеча, одновременно расбрасывая в разные стороны бластерные разряды и пытаясь снести Люку голову. Учитывая тот факт, что его собственный светомеч ждал его в точке рандеву, все что оставалось Люку - это пригнуться и развернувшись по широкой дуге влепить Ситху мощный пинок, который существенно отбросил последнего.
   Сержант внезапно вскрикнул от боли и удивления, когда его собственный светомеч полетел в него и отключился. Через мгновение раздался звук падающего тела и затихающие вопли агонии.
   "Все в порядке?" - спросила Вестара, маскируя свои слова за воплями жертвы.
   "Да," - ответил Бен. Когда он снова заговорил, его голос звучал гараздо ближе к Вестаре. "Твоя работа?"
   "Я старалась." В голосе Вестары звучал тепло. "Как ты, старик?"
   "Ни царапины," - откликнулся Люк, удивленный более быстрой реакцией Вестары, чем он ожидал. Сколько раз она уже спасла ему жизнь? А Бену? "Спасибо... в уже который раз."
   "Всегда пожалуйста," - ответила Вестара.
   Бластерной пальбы с эскалатора больше не было слышно, зато раздавались звуки ломающихся костей и глухие удары тел о стены. Когда свет вспыхнул снова, Люк заметил мелькнувшие гибкие силуэты - Доран и Сеха - скрывшиеся за углом в нижней части эскалатора.
   "Поезд прибудет через секунду," - сказал Люк. "Вы двое - быстро на борт."
   "А ты?" - спросил из темноты Бен.
   "Следом за вами." Люк потянулся в Силе и обнаружил кипящее облако боли, исходящее от ауры раненного самозванца. Он ненавидел саму мысль о хладнокровном убийстве, даже ситха. Однако взять ситха в плен он не мог, а оставлять мужчину в живых было нельзя. Он опознал Вестару Кхай, и если ему удасться выжить, то он доложит об этом старшим и Затеряное Племя поймет, что джедаи уже на месте. "Я должен кое о чем позаботиться."
   Мягкая женская рука коснулась его руки. "Не нужно ничего делать," - произнесла Вестара. "Он никому не расскажет о том, что видел."
   Огни поезда приближались к транзитной платформе, и Люк почувствовал как Доран и Сеха обратились к нему, когда проходили мимо. Они заверили его в Силе, что драку полностью скрыла темнота. И поэтому трудно будет доказать причастность джедаев. В конечном счете не имело значения, что обо все увиденном думают новобранцы ГГА, любой ситх, посланный на расследование, быстро установит, что единственный светомеч, фигурирующий в истории, принадлежит члену Затерянного Племени.
   Люк облегченно вздохнул, затем оглянулся на подходящий поезд. В свете восстанавливающегося освещения уже можно было различить множество пассажиров, которые вылезали из укромных закоулков в которых прятались от беспорядков и подтягивались к платформе. Он вернулся к словам Вестары. Новобранцы не смогли бы рассказть ничего полезного, но их раненный командир сможет.
   "Идите," - приказал он. "Я буду через секунду."
   "Нет," - произнесла Вестара. "Доверьтесь мне. Он не проживет достаточно долго, чтобы о чем-нибудь рассказать."
   Что-то маленькое и гладкое разбилось у ее ног о платформу, и тут Люк понял, почему самозванец продолжал кричать в мучениях. Вестара атаковала его шиккаром - стеклянной шпилькой, которую члены Затерянного Племени использовали, чтобы выразить презрение к жертве. После поножовщины, из тела жертвы извлекали клинок и загоняли шиккар глубоко в жизненно важный орган, обрекая жертву на смерть, не только долгую, но и мучительную.
   "Я использовала против него его же собственный шиккар, поэтому Верховный лорд решит, что это убийство - вендетта." Вестара продолжала тянуть Люка к платформе. "Но это не сработает, если мы будем стоять над телом, когда подойдет поезд."
   "Мы так не поступим." Люк протянул ей руку. Насколько он восхищался быстротой реакции Вестары, настолько же его угнетала ее жестокость и готовность приченять боль - его мучил вопрос, сможет ли она когда-нибудь стать настоящим рыцарем-джедаем. Она, казалось, не понимала до конца, что способ достижения победы, часто более важен, чем сама победа. "Но разве так уж необходимо причинять боль. Мертвые не болтают."
   Люк потянулся Силой и обнаружил жгучий холод шиккара внутри тела ситха. Он ощущался буквально в нескольких миллиметрах над пульсирующим огнем сердцем мужчины, такое расположение, очевидно, продлило бы его агонию даже дольше, чем рассчитывала Вестара. Люк коснулся лезвия Силой и немного подтолкнул, стоны самозванца оборвались всхлипом, когда шиккар пронзил его сердце.
   Рука Вестары напряглась. "Что случилось? Вы не сделали..."
   "Все будет выглядеть так, словно лезвие само сдвинулось," - уверил ее Люк. "Даже Верховный лорд ничего не заподозрит. Кто это был?"
   "Старый друг моего отца," - ответила Вестара, немного грустно и разочаровано. "Мастер Мьял."
   "Понятно," - произнес Люк.
   Поезд подошел к платформе и распахнул двери, паникующие пассажиры стали проталкиваться внутрь, толкаясь и мешая друг другу. Люк с минуту оглядывался вокруг, и не обнаружив нигде татурованного человека с эскалатора, схватил Вестару за руки и полез в толчею.
   Когда они оказались в свете внутреннего освещения вагона Люк удивился, увидив слезы в глазах Вестары.
   "За что ты его так ненавиделе?"
   "Ненавидела его?" Вестара подняла глаза и встретила изучающий взгляд Люка. "У меня не было никакой ненависти к нему. Он всегда хорошо ко мне относился."
   Люк нахмурился. "Значит ты использовала его собственный шиккар, потому что..."
   "Потому что, у меня не было моего, а мы ведем войну до победного конца." Вестара привстала на цыпочки и прошептала ему на ухо. "Я сделала это ради джедаев, мастер Скайвокер."
  
  
   Глава вторая
  
  
   ОНА ПРИШЛА К НЕМУ В ТЕМНОТЕ, ТАК ОБЫЧНО ПОСТУПАЛИ ЕГО МУЧИТЕЛИ, холодное злобное ожидание в ногах его кровати. Винн Дорван не шелохнулся, не изменил ритм дыхания, даже не проверил на наличие путы, сковывающие его заломленные члены. Он просто закрыл глаза и пожелал провалиться в сон.
   "Ну-ну, Винн." Голос был женским и знакомым, ему приходилось слышать его прежде. "Ты же знаешь, что избавиться от меня не так просто."
   Щелчок, и камеру залил яркий свет. Винн зажмурился от рези в глазах. Вести отсчет времени в темноте между пытками было невозможно, но режущая боль в голове предполагала, что с последнего допроса прошло несколько дней.
   "Винн, не стоит заставлять меня ждать," - продолжал голос. Что-то холодное и склизкое обвилось вокруг его голой лодыжки. "Только не твою Возлюбленную Королеву Звезд."
   Глаза Винна резко распахнулись, пронзив его сознание взрывом боли и режущего света. Он поднял голову. В ногах его кровати стояли два силуэта - женщины-человека и ... чего-то непонятного.
   "Так-то лучше." Голос, казалось, исходил от кошмарного силуэта слева - змееобразное нечто с щупальцами вместо рук и сверкающими белыми звездами вместо глаз. Абелос. "Я боялась, что придется вызвать Леди Корелей."
   Воспоминания о недавней пытке Силой, ставшие по прошествии времени только ярче, возникшие при одном только упоминании имени Корелей пронзили его тело волной страха. Он проигнорировал ее также, как игнорировал вопли внутреннего голоса, который требовал кричать и просить пощады. Малейший проблеск слабости только скорее вернул бы Корелей, чтобы вырвать из него те немногие тайны, которые он еще на открыл - его самые важные тайны, те которые он готов был унести в мир иной.
   И поэтому Винн произнес единственные слова, которые он мог произнести, и которые могли убить его раньше, чем вернется Корелей: "Вы действительно реальны?" Он снова упал на кровать. "Вы не можете быть реальны. Вы слишком уродливы."
   Мгновение силуэт молчал, и имей Винн способности джедая, он бы почувствовал в Силе, как нарастает ее ярость. Однако, когда Абелос заговорила, ее голос звучал холодно и четко контролируемо. Винн понимал, что ему не удасться избежать мучений так просто.
   "Я очень реальна, даже более реальна, чем ты можешь представить," - произнесла она. "И я уже устала от твоих уловок, также, как и ситх. Леди Корелей уже готова применить методику некромантики."
   Винн изобразил нечто, напоминающее поклон. "Пусть попробует." Пока он говорил, свет стал менее болезненным, а когда он снова посмотрел на силуэт, он стал казаться ему менее отвратительным и даже немного человекоподобным. "Если бы Леди Корелей была способна вырвать правду из трупа, она не тратила бы время попусту, чтобы извлекать сведения из живого."
   "Так ты ей лгал?"
   "Никто не может лгать Лорду ситхов," - произнес он. "Именно это она мне все время повторяет."
   "Возможно ты являешься исключением," - произнесла женщина. "Ты ведь не рассказываешь ей то, что ситхи желают выведать."
   Сейчас, когда зрение Винна прояснилось, он смог рассмотреть, что его посетитель изменил облик с отвратительной щупальцерукой Абелос на изящную синекожую женщину-джессари. Ее глаза были излишне выпучены, а лицо выглядело так, словно облезало после неудачного загара. Но любой, у кого был доступ к сети ХолоНет, не ошибся бы, опознав в ней Рокари Кем - президента Галактического Альянса.
   "Вы наверное думаете, что беседа проходила в теплой и дружественной обстановке," - произнес Винн. "Действительно, кому приятно сотрудничать с кем-то, кто разрывает твое сознание потоками Силы?"
   "Тогда, наверное, стоит попробовать что-нибудь другое," - предложила Кем. "Насколько вы хотите выйти из этой камеры?"
   Винн поднял голову настолько высоко, насколько позволяло его положение. "Неужели вы не понимаете, насколько глупый вопрос задаете."
   Ответом Кем стал ряд мягких щелчков, браслеты на руках и ногах Вина отрылись и спали. Спазмы в руках и ногах исчезли, и когда он попробовал расправить затекшие конечности, ничто не препятствовало их движению.
   Испытывая больше подозрения, чем удивление, Винн с трудом принял вертикальное положение, чтобы наконец хорошо разглядеть компаньонку Кем. Одетая в серый комбинезон заключенного ГГА, женщина была белокурой с раскосыми глазами и жестким, удивительно знакомым лицом. Винн был уверен, что уже встречался с ней, но никак не мог впомнить, в нынешнем своем состоянии, обстоятельств втречи.
   Он снова перевел взгляд на Кем. "Ладно, это было не сложно," - произнес он. "Однако, какой будет цена?"
   "Цена?" - спросила Кем. "Ах - что я хочу получить взамен. Вашу помощь."
   "Мою помощь?" - эхом откликнулся Винн, все ещё пытаясь идентифицировать вторую женщину - а ведь она была причастна к его захвату. "Что я должен сделать?"
   "Помогите мне править," - просто ответила Кем.
   Вот теперь Винн действительно удивился. "Вы хотите, чтобы я помогал Вам управлять Галактическим Аальянсом?"
   "Да, Вы поможете мне управлять правительством," - подтвердила Кем. "Вы спасете жизни, Винн, очень много жизней."
   Прекрасно понимая, что это западня - там где Абелос и ее ситхи, там всегда капкан - Винн примолк, пытаясь расставить приоритеты в своем затуманенном пытками сознании. Самой важной его задачей было обезопасить неформальную шпионскую сеть, которую он использовал вместе с адмиралом и Ерамусом Бвуа*ту. На сегодняшний день оба ботана были в курсе его ареста, и наверняка приняли меры, чтобы обезопасить себя. Но сама сеть будет жизненно необходима джедаям, когда они вернуться, чтобы освободить планету. Значит надо любыми путями не дать узнать о ее существовании Леди Корелей и ее прихвостням.
   Но Винн знал, что он не сможет полностью скрывать информации. Он исчерпал ресурсы сопротивления три допроса назад и начал скармливать своим мучителям незначительные разрозненные крохи ценной информации. Теперь, соединив все это в единую картину, они могли осознать масштабность закулистной работы правительственных струкрур Галактическнго Альянса. Которая в конечном счете, могла вывести их на Клуб Бвуа*ту.
   "Неужели это решение настолько трудное, Винн?" - спросила Кем. "Вы сможете спасать жизни и избавитесь от наших пыток. В противном случае вы обречете на смерть тысячи... и останетесь здесь, удовлетворять аппетиты леди Корелей."
   Конечно, решение не было трудным, но что-то заставляло Винна колебаться. Рокари Кем, или Абелос, или как там она ещё себя называет - была не только новым президентом Галактического Альянса. Она была тайным лидером ситхов, а ситхи никогда не заботились о чужих жизнях, которые они могли отнять или искалечить. Они заботились только о собственной власти. Если Абелос решила отказаться от сведений, которые ее палачи пытками вырывали из него, значит она решила использовать его по другому - более ценным способом. А все ее цели были направлены во вред Галактическому Альянсу.
   Но Абелос не знала всего, и одним из фактов, который она не знала, было то, что Винн должен был выиграть время - время для джедаев, до того как сломается. Наконец, он поднял глаза и встретил пристальный взгляд Кем.
   "Вы переведете меня из этой камеры? - спросил он. "И будете держать Леди Корелей подальше от меня?"
   "Безусловно," - уверила его Кем. "Пока вы служите мне, опасность от Леди Корелей Вам не грозит."
   "Я не стану изъявителем Вашей воли," - предупредил Винн. Он осознавал, что его требовния для нее - пустой звук, однако, он должен был их выдвинуть, чтобы не вызвать подозрений относительно его истинных мотивов. "И я не буду наушничать вам о личности тех, кто действует против Вас."
   "Я не ожидаю ничего подобного," - уверила его Кем, широко и тепло улыбаясь. "У меня уже столько имен моих противников, что их хватит на целый стандартный год."
   Винн изобразил на лице недовольство, но поинтересовался: "Так чего же Вы от меня ждете?"
   "Только того, что Вы делали для президента Даалы," - ответила Кем. "Общеизвестно, что Вы - прекрасный администратор и толковый советник."
   "Вам нужны мои советы?" Винн начал подозревать, что у него галлюцинации. Очевидно, он все таки потерял разум под влиянием леди Корелей. "Вы это не серьезно."
   "Но я ... действительно все очень серьезно." Кем взяла женщину за руку и вытолкнула вперед. "Уверена, Вы помните лейтенанта Лидию Погорски?"
   Погорски - ну конечно. Она была офицером Имперской разведки, которая дала ложные показания в судебном процессе против Тахирай Вейлы. Винн кивнул и повернулся к женщине.
   "Должен сказать," - произнес он. "Что мне искренне жаль, что Вы тоже находитесь здесь."
   Лицо Погорски побледнело, и она испуганно покосилась на Кем.
   Кем закатила глаза. "Нет никакой необходимости выражать сочувствие к лейтенанту," - заметила она. "Империя требует ее депортации, и я не знаю, удовлетворять ли их требование."
   "Вы хотите, чтобы это решение принял я?" - поинтересовался Винн, настораживаясь ещё больше.
   "Мне необходимо выяснить Вашу точку зрения, это так," - заметила Кем. "Однако, я не доверю Вам принятие самостоятельных решений."
   Винн почувствовал некоторую уверенность. Их договор с Кем и ее ситхами имел смысл, в свете того факта, что захватчики практически были полнями профанами во всех cферах жизни галактики, поэтому им был необходим кто-то - вроде него - чтобы оказывать помощь в рассмотрении тысячи дипломатических обращений, которые ежежневно наводняли кабинет президента Страны.
   "Что Империя предлагает взамен за лейтенанта Погорски?" - спросил он.
   Кем нахмурилась. "Ничего."
   "Не поднимается даже вопрос о предоставлении порта для тактической группы?"
   "Вообще ничего," - сказала Кем. "Я отклоню требование."
   Винн покачал головой. "Вы должны его удовлетворить."
   "Я должна удовлетворить его, и ничего не получить взамен?" Теперь, когда забрезжила возможность получить прибыль от сделки, Кем казалась просто оскорбленной, что ей ничего не предложили. "А если они что-то предложат, я что, должна принять только половину?"
   "Отнюдь," - ответил Винн. "Вы должны просто вообще отказаться департировать лейтенанта, а потом перевести ее в камеру военного трибунала, чтобы они не смогли ее уничтожить."
   Кем выглядела по настоящему запутавшейся. "Потому что предложение было оскорбительным?"
   "Потому что, это говорит о том, что лейтенант Пагорски представляет для них ценность," - объяснил Винн. "И до того, как вы начнете обдумывать решение по поводу ее департации, необходимо выяснить в чем эта ценность заключается."
   "А если они ничего не предлагают взамен, значит ее ценность ничтожна?"
   "Хотя возможно - это просто обычный запрос." Винн повернулся к Пагорски. "Ведь Ваша семья живет на Бастионе, не так ли? И весьма высокопоставленная?"
   Глаза Пагорски распахнулись. "Мой отец - адмирал Флота Обеспечения," - произнесла она. "Неужели Вы не знали?"
   "Унего есть рычаги давления на дипломатический корпус," - произнес Винн. "Они подали запрос, чтобы отчитаться перед ним о проделанной работе."
   "Я не могу удовлетворить эхтот запрос," - возразила Кем. "Это унизит меня."
   Винн покачал головой. "Вы забываете о Вашем общественном статусе," - произнес он, удивляясь тому, что лидер ситхов совершил подобную ошибку. "Вы, как предполагается, Рокари Кем - мудрый и испытывающий сострадание лидер из представителей б*ниши, а не жадный и обуреваемый жаждой власти повелитель ситхов."
   "Да, я уловила cуть Вашей точки зрения," - произнесла Кем, сверкнув глазами при упоминании терминов, которыми он посмел ее описать. Она вздохнула и повернулась к Пагорски. "Я не могу позволь Вам вернуться в Империю, после того, как ты видела мой истинный..."
   "Я никому ничего не скажу!" - испуганно перебила ее Пагорски. "Я даю вам слово че..."
   "Если бы ваше слово имело хоть какую-нибудь ценность, Вы не сидели бы сейчас в тырьме ГГА - это во первых," - парировала Кем. "Я не собираюсь убивать Вас. Я только сотру некоторые воспоминания из вашего сознания с помощью Силы."
   Облегчение отразилось на лице Пагорски. "Понимаю," - сказала она, явно успокоившись. "Прошу Вас, не стесняйтесь."
   "Я не спрашивала разрешения, лейтенант."
   Кем обхватила голову Пагорски ладонями и пристально заглянула в глаза женщине. Мгновение, казалось, ничего не происходило, и Винн начал было думать, что принудительная амнезия - процесс не сколько болезненный, сколько загадочный.
   Затем воздух между женщинами начал мерцать. Глаза Пагорски широко открылись, а ее лицо перекосила маска ужаса. Пальщы Рокари стали вытягиваться и изтончаться, и внезапно превратились в серые склизкие щупальща. Теперь на месте ситха стояло кошмарное нечто, которое встретило Вина при его пробуждении - змееобразное тело с грубыми желтыми волосами и ртом от уха до уха.
   Абелос.
   Рот Пагорски распахнулся в безмолвном крике. Щупальца проникали ей в горло, в уши и ноздри, а затем стали пульсировать. Жуткие вопли прорывались из ее заткнутого рта. У нее подкосились ноги и тело повисло на подрагивающих, эластичных щупальцах, заполнивших ее голову.
   В конце концов, лицо Пагорски расслабилось и побледнело настолько, что стало почти прозрачным. Винн разглядел, как пульсирующие щупальцы вливают в уши, нос и горло жертве нечто темное и вязкое. Он попятился, прижавшись к стене настолько плотно, словно отчаянно хотел ее продавить. От стен камеры отразились громкие, почти звериные завывания, которые оказались его собственным голосом, когда он забился в угол и порыве отчаяния грызя себе суставы и долбясь головой о дюрастилл.
   Нечто повернуло свою кошмарную голову в сторону Винна, уставившись на него сверкающими белыми глазами и растянув рот в широкой ухмылке, глубокой и мрачной, как сама Утроба.
   "Теперь, когда ты служишь мне, ты должен кое что узнать о своей Возлюбленной Королеве Звезд," - произнесла Абелос. "Она - гораздо больше, чем ситх."
  
  
   Глава третья
  
  
   ВОТ УЖЕ ДЕСЯТЫЙ РАЗ ЗА ПОСЛЕДНИЕ НЕСКОЛЬКО МИНУТ БЕН СКАЙВОКЕР СМОТРЕЛ на хроно, висевшие напротив него на панели из дерева вурлвуд. Начало операции по освобождению Корусканта было намечено... ладно, прямо на сейчас. Поэтому он и Вестара сидели в приемной кабинета сенатора Сулдара. Перед ними парила платформа с большим, обернутым глиттерфилмом пакетом, а в руках Вестары был серебряный поднос с небольшим конвертом. Надпись на конверте гласила: "МОЕМУ ДОРОГОМУ ДРУГУ КАМЕРОНУ."
   "Ты что сгораешь от нетерпения?" - ядовито поинтересовалась Вестара. Облаченная в синий костюм сенатского курьера, она была тщательно загриммерована. Сейчас даже самый искушенный распознаватель лиц в галактике признал бы в ней подростка фаллиину. "Чтобы так пялиться на хроно нужна веская причина, и она должна быть просто ослепительной."
   Бен расплылся в улыбке. Такая причина впервые появилась у него после драки... с самой Вестарой. "Она весьма привлекательна - для человека." Также облаченный в костюм сенатского курьера Бен был загримирован под мужчину-тви*лека. "Однако на вечеринке, куда мы собрались, не терпят опозданий."
   Вестара выгнула бровь. "Значит, скорее всего, ей лучше отправиться туда одной. Если бы ты не западал на девушек человеческой породы, то скорее всего, ей было бы намного веселее без тебя."
   "Я в этом не уверен," - ухмыльнулся Бен. "Она очень долго меня убеждала. Думаю, больше всего ей нравятся - головные хвосты."
   Вестара закатила глаза. "Типично мужская логика - одна мимолетная улыбка, и вы считаете, что это - любовь." Она перевела взгляд на дальнюю сторону приемной, где застыл высокий мужчина в красном плаще и золотых доспехах Сил Безопасности Сената у вурлвуровой двери - входу в святая святых сенатора. "Смотри - не смотри на хроно - график сенатора это не изменит. В конце концов, он - председатель сената Галактического Альянса. Он уделит нам время, как только сможет."
   "Надеюсь, что так." Бен многозначительно взглянул на пакет. Сражение за Корускант будет выиграно или потерпит крах в течение ближайшего получаса, и этот результат во многом будет зависеть от того, получит ли ситх этот пакет до того, как до офиса Сулдара дойдет информация о нападении.
   "Если нас не примут в течение пяти минут, я плюну на все и просто уйду."
   Вестара раздраженно вздохнула. "Подержи это."
   Она передала серебряный поднос Бену, встала и подошла к охраннику. Мужчина был сухощав и привлекателен, с тяжелой челюстью и тщеславно-ухоженной внешностью, которая, ассоциатировалась у Бена с тщеславием всех членов Затерянного Племени Ситхов.
   "Простите." Выражения лица Вестары он не видел, однако по характерным интонациям ее голоса, он знал, что на ее лице сейчас играет нервозная улыбка. Вестара больше изображала нервное возбуждение, чем действительно испытывала его. "Вы сообщили о нашем прибытии?"
   Охранник мгновение испепелял ее взглядом, насупил брови и метнул яросный взгляд на Бена. "Естественно."
   Нервозности пропала из голоса Вестары. "А вы сообщили, что это жест мира от сенатара Вуула?"
   Судя по тому, как округлились глаза охранника, он понятия не имел о вражде между сенаторами Сулдаром и Вуулом, что не пристало истинному телохранителю.
   Вестара склонилась к нему. "Могу предположить, что сенаторы повздорили по поводу налогообложения на газ Тибанна, и сенатор Вуул готов сдаться."
   "Это основано на фактах?" Глаза охранника прищурились. "Откуда?"
   "У курьеров, как и у охранников тоже есть уши," - пожала она плечами. "Мы знаем многое, о чем не должны были бы знать."
   Мгновение охранник размышлял, затем оглянулся на Бена. "Ждите здесь."
   Он активировал скрытый механизм запора и панель за ним медленно отошла в сторону, открыв небольшой коридор. Когда охранник вошел в него панель встала на место за его спиной.
   Вестара оглянулась и приподняла бровь. Бен закатил глаза, но стоило улыбнуться и отвесить Вестаре сдержанный поклон. Ее знание ситхов и их слабых мест уже оказало неоценимую помощь при планировании освобождения Корусканта, а теперь он видел, как это работало на практике. Только бывший ситх мог по настоящему понять, как работает сознание, погрязнувшее в темной стороне, и как сыграть на их жадности и тщеславии, чтобы они не распознали ловушку. Бен был доволен, что Вестаре удалось убедить мастеров, что ее непосредственное присутствие на Корусканте может оказать решающее воздействие в начальной стадии операции.
   При этом Бен прекрасно понимал насколько все это тяжело для Вестары. Она любила его также, как и он любил ее - он в этом не сомневался. Однако, если она выберет его и джедав, то ей навсегда будет заказан путь домой, к ее народу, она никогда уже не сможет разделить трапезу с друзьями детства, и надо быть полным критином, чтобы не понять каким тяжелым будет этот выбор. В ней навсегда останется часть ситха, которая будет стремиться вернуться на Кеш, и если она все таки довериться ему, то в глубине нее всегда будет жить надежда вернуться домой во главе мирной делегации джедаев, чтобы открыть ее людям глаза на то, что нет необходимости захватывать галактику, чтобы просто жить в ней.
   Это была наивно, но учитывая то, что ей пришлось отказаться от столь многово, ему претила мысль, лишать ее этой последней надежды - и именно поэтому он отговорил отца, продолжать давить на нее, чтобы выяснить координаты Кеша. Горькая правда была в том, что исцелить целое племя ситхов имело такую же вероятность, что и остановить взрыв сверхновой, но для Вестары это было испытание, чтобы обрести свою внутреннюю cуть. Когда она пройдет через это - она станет истинным джедаем.
   Вестара вернулась и протянула руку. "Приготовься," - произнесла она. "Мы будем внутри меньше чем через минуту."
   Бен вернул ей поднос и встал. "Ты выглядишь так великолепно самоуверенной," - произнес он. "Кстати, почему он насупился?"
   "Насупился?" - спросила Вестара. "Когда?"
   Сразу, как только ты подошла к нему," - уточнил Бен. "Когда ты спросила, сообщил ли он уже о нас?"
   "А, тот угрюмый вид," успокоилась Вестара. "Просто он не знает как вести себя с милашками-курьерами, которые к тому же ему улыбаются."
   Она одарила его игривой усмешкой, и Бену пришлось признать, что она просто обезоруживает.
   "Допускаю, что тебе удалось сбить его с толку," - произнес он. "Но значит ли это, что твоего обаяния хватит и на сенатора - учитывая, что его здесь нет."
   Вестара закатила глаза. "Подожди," - ответила она. "Неужели ты думаешь, что политик отложит принятие капитуляции?"
   Под политиком, насколько Бен знал, Вестара подразумевала ситха. Камерон Сулдар, председатель сената Галактического Альянса, на самом деле был не кем иным, как Ивааром Ворканом, Высоким Лордом Затерянного Племени Ситхов. Целью Бена и Вестары было отвлечение его внимания и обеспечения фактора неожиданности для нападавших. Они должны были прибыть в его Кабинет до начала активной фазы нападения, чтобы полностью завладеть вниманием Высокого Лорда и не дать ему засечь прибытие одной из оперативно-боевых групп Скайвокера для его захвата или уничтожения. Бену претила мысль о том, что все это может закончиться убийством, однако шла полномаштабная война, и он и его товарищи принадлежали к одной команде боевиков, направленных на разрушение командно-контрольно-коммуникационной струкруры врага. Если им удасться проделать это быстро и досточно тихо, ситхские захватчики будут обезглавлены прежде, чем поймут, что на них напали. А это спасет тысячи жизней мирных жителей - возможно даже сотни тысяч - учитывая возможный процент от общего населения, который может попасть в жернова сражений.
   Двери из вурлвуда снова распахнулись, и появился охранник в красном плаще. Его сопровождала удивительно краснокожая, с лицом, достойным звезды НолоНета, и цепкими глазами прожженного политического деятеля. Несколькими быстрыми шагами она пересекла приемную и схватила конверт с подноса Вестары.
   "Моему дорогому друг, Камерону," - сухо прочла женщина. Она бросила конверт на поднос и повернулась к плавающему пакету. "Что это все значит?"
   "Паровой кафашо," - ответила Вестара. Она поклонилась и произнесла доверительным тоном. "Сенатор Вуул заметил, что сенатор Сулдар неравнодушен к этому напитку, поэтому предположил, что сенатор Сулдар не откажется иметь собственную кафмашину."
   Краснокожая мгновение изучала подарок, затем повернулась к охраннику. "Пакет был просвечен?"
   Охранник усмехнулся, выразив оскорбленность. "Конечно. Также, как и они."
   "У вас нет ни малейшего повода для беспокойства," - уверила краснокожую Вестара. "У меня сложилось впечатление, что сенатор Вуул ищет изящный способ, чтобы капитулировать."
   Женщина мгновение рассматривала ее, затем повернулась к Бену. "А что относительно тебя Тви*лек?" - поинтересовалась она. "У тебя такое же впечатление?"
   Бен кивнул. "Это - действительно кафмашина," - ответил он. "Нам даны инструкции - установить и настроить ее, а также показать сотрудникам сенатора Сулдара, как она работает."
   Глаза краснокожей сузились, когда она неожиданно направилась к задней части приемной. "Прекрасно," - произнесла она. "Сенатор готов вас принять."
   "Благодарю," - ответила Вестара. Она посмотрела на Бена и приподняла бровь, затем проследовала за краснокожей в тайный ход. "Не могу передать, насколько я волнуюсь, мне предстоит встретиться с сенатором во плоти."
  
  
   * * *
  
  
   Все ситхи-самозванцы на Корусканте начали получать последние предупреждения, которые просто гласили:
   "СДАВАЙСЯ ИЛИ УМРИ.
   РЕШАЙ НЕМЕДЛЕННО.
   - ОРДЕН ДЖЕДАЕВ."
   Сидевший на заднем сидении бронированного лимузина глава ГГА Джестат Вхул высокомерно фыркнул от джедайской дурости, схватил планшет и захлопнул..., а затем вспомнил необъяснимое колебание, которое он ощутил, когда его пилот в последний раз включал репульсоры. Мурашки опасности пробежали по его спине, единственна мысль заполнила его разум - Бомба!
   Вхул распахнул дверцу и Силой выбросил себя на ближайший балкон. Он приземлился за ограждением и импульсом Силы погасил инерцию, затем вскочил на ноги со светомечем в руке. Активировав темно-красное лезвие, он занял боевую стойку, стреляя глазами по сторонам.
   Спустя мгновение с верхнего этажа обрушились леса и завалили его убежище.
   Мужчина-ремонтник, работающий на лесах - зеленоглазый человек, с проседью в бороде - рассматривал окровавленную руку, погребенного под тяжелым оборудованием человека. Рассмотрев знаки различия ГГА на манжете, он проверил пульс и обнаружил его полное отсутствие. Поглядев через перила балкона небоскреба и заметив останавливающийся лимузин ГГА, он перебросил себя через перила балкона.
   Мужчина-ремонтник приземлился на крышу двухместного спидера, который пилотировала аркона по имени Изал Ваз.
   "Добро пожаловать на борт, мастер Хорн," - Изал похлопала его по плечу. "Капитуляция не состоялась, как я понимаю?"
   "Цель номер один можно вычеркнуть," - подтвердил Корран. "Можно переходить к цели номер два."
   Изал повернула спидер в переулок нижнего яруса и осторожно набрала скорость. Лимузин за их спинами даже не собирался взрываться.
  
  
   * * *
  
  
   Кайла Фей вела полуденный выпуск новостей БАМРа, она уже наполовину изложила краткий очерк о джедаях-целителях, которые проводят медицинские эксперименты на малолетних жителях Чандриллы, когда на ее холодисплее появилось сообщение: СДАВАЙСЯ ИЛИ УМРИ. РЕШАЙ НЕМЕДЛЕННО.
   Фей не колебалась ни мгновения. Использовав Силу она запустила стул от своего студийного стола в холоэкран, установленный в задней части студии. В момент столкновения, она уже была на ногах и выхватила свой светомеч из кобуры, закрепленной на изящных сапожках на уровне колена.
   В пространство, которое только что занимала ее голова, начал падать прожектор освещения. Рампа вместе со сломанной опорной конструкцией пролетела через стационарный стол и обрушилась на нее. Она активировала светомеч и отскочила в сторону, чтобы не дать тяжелой конструкции задеть себя.
   Однако за ее спиной падал еще и оборванный кабель, столкновение с которым Фей не могла бы предотвратить при всем своем желании. В тот момент, когда она ощутила раскаленной шипение электрического разряда, несущегося к ее телу и сработал ее инстинк самосохранения, кабель уже обмотался вокруг ее шеи. А его оголенный конец впился в ее тело на уровне сердца, пронзив тело настолько сильным разрядом, что в ее шиммелшелковом жакете на груди появилось дымящееся отверствие.
   К счастью, продюсер быстро сориентировалась. Она быстро взяла инициативу в свои руки. Напечатав новое сообщение на холоэкране, активировала систему РА студии и перевела камеры на запасной студийный стол.
   Новый диктор, человек с двойным подбородком, крупным носом и бархатным баритоном, поднял голову на распорядителя и спросил: "Вы хотите, чтобы я продолжал?" Он оглянулся на тело Фей, которое продолжало биться в конвульсиях, обвитое проводом. "А как же Кайла?"
   "Дроид Эмдии уже на подходе," - произнесла продюсер с облегчением. Высокая темноволосая женщина с командирскими замашками - мастер-джедай Окта Рамис - знала, как взять под контроль аховую ситуацию. "И у нас еще четыре минуты эфирного времени, которые мы должны отработать. Быстро! Читайте!"
   Диктор подскочил и пулей бросился к запосному столу, сел и начал читать с холоэкрана, расположенного за пределами охвата ретрансляционных камер.
   "Да, приносим извинения за технический сбой, который у нас только что произошел." Его голос снова звучал уверенным бархатным баритоном. "С прискорбием сообщаем, что лицо БАМРа Кайла Фей скоропостижно скончалась в результате фатального несчастного случая. Инцидент имел место всего лишь несколько минут назад, во время ее прямого эфира перед миллиардной аудиторией..."
   Окта Рамис вынула из уха контрольный наушник, и бросив его на режиссерский пульт, направилась к троим помошникам-дждедаям. "Все - с этой покончено," - произнесла она. "Пошли! Нас ждет следующая цель."
  
  
   * * *
  
  
   Когда в Палатах Высокого Суда взревели сирены тревоги, прокурор юстиции Тела Ровас даже не потянулась за светомечем, скрытым под ее облачением. Она просто открыла флимси-лист, который передал ей ее помощник, и прочла зловещее послание. Ее брови нахмурились, когда она взглянула на подпись - ОРДЕН ДЖЕДАЕВ - и она обратилась к своему коллеге прокурору, который сидел рядом с ней на изящной скамье из дерева хамогони.
   "По всей видимости, тревога настоящая," - спокойно объявила она. "Суд эвакуируется."
   В Палате воцарилась паник, все зрители и истцы/ответчики бурлящей толпой ринулись к выходам. Ровас, напротив, спокойно поднялась со своего места и направилась к конфиденциальному выходу, постоянно загораживая себя от нападения ее коллегой и судьей, формирую вокруг себя узел разговоров. Перед тем как переступить порог, она схватила за руки и притянула к себе свою коллегу Робри Селви, предусмотрительно расположив ее как щит между собой и створкой двери.
   Джайна подавилась собственными проклятиями, неохотно выпуская блок управления дрерью, который должен был "уронить" тяжелую дверь и раздавить пару. Хотя и погрязшая в коррупции, Селви не являлась ситхом - значит для джедаев она была неприкосновенна. Джайна глянула вдоль широкого центрального прохода и кивнула головой в сторону выхода двоим своим компаньонам.
   Валин кивнул в ответ и поднялся, однако Жизелла, оторвавшись от своего планшета, с недовольным видом поправила каштановые волосы.
   "Мы что, позволим ей УЙТИ?" - спросила Жизелла. Ее шепот Силы звучал настолько мягко, что ее голос в ушах Джайны звучал словно легкий шелест. "Лорду ситхов?"
   Джайна пожала плечами и более настойчиво кивнула в сторону выхода. Их инструкции были однозначны: никакого применения оружия и никаких гражданских жертв - даже если это позволит спастись ситхскому Лорду.
  
  
   * * *
  
  
   К тому моменту, когда Вестару и Бена наконец известили о том, что они допущены на аудиенцию к Высокому Лорду Иваару Воркану - более известному в Галактическом Альянсе в качестве сенатора Кемрона Сулгара - времени на установку и настройку кафмашины уже не оставалось. У них было только две минуты до начала первых нападений на ситхов (согласно плана), а это означало, что план переходил в режим боевой импровизации. А это был конек Вестары. Ее обучали быть непредсказуемой в бою, даже если единственным способом для этого было полностью отбросить разработанный план.
   Вестару удивило, что убранство личного кабинета сенатора было спартанское, однако весьма утонченное и в явно выраженном кеширианском стиле, с обилием столов из декоративного стекла. Изображения на столешницах были выполнены в новом стиле, который появился после того, как на Кеш вернулись полеты - всегда почитаемые на Кеше ураганы или циклоны разрушали чужеземные ланшафты.
   Для того, кто хоть немного знал науку символизма, здесь явно читалось стремление к агрессивному завоеванию. Вестара покачала головой от столь явного вызова. Это и было то самое высокомерие, которое окажется слабым местом ситхов в предстоящей войне. Ее люди просто не осознавали насколько на самом деле опасны джедаи - или то, что мастера решили просто уничтожить Затерянное Племя Ситхов.
   Краснокожая помощница Воркана указала Вестаре и Бену пройти в центр помещения, сама же расположилась за их спинами, так как Бен толкал вперед поддон. Еще двое охранников в красных плащах материализовались из углов комнаты и тоже расположились позади посетителей. И Вестара знала почему - еще в приемной, до того, как им дали аудиенцию, она тихо и незаметно сообщила охраннику - я, Вестара Кхай. Она очень рисковала, раскрывая свою истинную сущность, но ей нужно было убедиться, что Люк Скайвокер уничтожит Воркана, а для этого необходимо попасть в кабинет Высокого Лорда.
   Бен остановил поддон в указанном месте, расправил плечи и вытянулся по стойке "смирно". Воркан разглядывал поддон из-за стеклянного стола в дальнем конце комнаты. Это был впечаляюще выглядевший черноволосый человек с глубокими темными глазами. Хотя Вестара и не сообщила на предварительных собраниях джедаев по планированию операции, что лично встречалась с Высоким Лордом - однажды на Кеше, когда ее призвали, чтобы отдать в обучение Леди Рее. Он оставил у нее впечатление хитрого и наблюдательного человека, и злоба в его цепком взгляде, давала понять, что он опознал ее сквозь маскировку и для себя подтвердил ее идентификацию.
   Наконец, Воркан махнул рукой в сторону подноса в руках Вестары, используя Силу, чтобы взять маленький конверт с ее подноса. Бен придушенно вскрикнул от неожиданности, что звучала достоточно правдоподобно. Знал ли уже Воркан и его самозваные коллеги, что смотрят на двух вражеских агентов, которые пытаются их одурачить. Однако, оба телохранителя Высокого Лорда кинулись к Бену, как только он издал звук, - один приставил к его горлу тяжелое изогнутое лезвие стеклянного паранга, другой прижал сопло неактивированного сметомеча к его спине.
   В тотже миг, Вестара почувствовала, как острое лезвие шиккара укололо ее бок над левой почкой. "Ни слова больше, предатель," - предупредила краснокожая. "Не вздумай дергаться."
   Вестара повиновалась, молча наблюдая, как Воркан изучает конверт в поисках яда. В настоящее время Люк Скайвокер с двумя помощниками вошел в приемную. Меньше минуты требуется, чтобы расправиться с охраной за стенами кабинета и достигнуть двери кабинета. Даже тридцать секунд было слишком долго для Вестары и Бена, чтобы обеспечить выживание безоружных пленников, и обеспечить безопасный прорыв назад, в приемную, когда станет очевидным, что аудиенция не состоялась до момента начала операции джедаев.
   Но бросить все сейчас означает, что Воркан останется жив, а позволить Воркану выжить не входило в ее планы. Вестара мысленно вернулась назад в ситсхский мир Юпекзар, где она принесла в жертву рыцаря-джедая Натуа Ван древнему Певцу Грез в обмен на спасение Бена, и вечно прятаться среди джедаев она не сможет. А как Высокий Лорд, Воркан соблюдая традицию ситхов, был обязан найти и уничтожить Вестару, чтобы отплатить за убийство Высокого Лорда Саразу Таалона на Пудуре. Вот почему Воркан, как и его коллеги Высокие Лорды, должны умереть раньше, чем Вестара покинет Орден Джедаев.
   Наконец, убедившись, что конверт не является смертельной ловушкой, Воркан вслух прочел внешнюю надпись. "Моему дорогому другу Камерону."
   Меньше минуты оставалось до начала первой волны джедайской атаки, и Воркан наверняка почувствует что среди ситхов по всему Корусканту прошел мор. По предварительному плану, Вестара и Бен должны были отвлекать внимание Высокого Лорда монтируя и опробуя кафмашину, пока Люк с остальными членами команды штурмовали внешнюю часть офиса. Ладно, использовать кафмашину сейчас уже поздно, но Вестара должна была удостовериться, что все внимание Воркана приковано к ним.
   Воркан вынул из конверта свернутый лист флимси и также вслух прочел: "Вы действительно думали, что я не знаю кто Вы?"
   Тревожная рябь прокатилась через Силу, когда подчиненные Воркана поняли значение сообщения Вуула. Сам же Высокий Лорд никак не среагировал, словно ожидал чего-то подобного, он только приподнял тонкую черную бровь и взглянул на Бена.
   "Это что - шутка?"
   "Ни в коем случае."
   Пока Бен говорил, из приемной послышались голоса. Ближайшие несколько секунд должны были определить умрет Бен или останется жив. Вестара попыталась обратиться в Воркану, чтобы отвлечь его... и тотчас почувствовала боль, когда шиккар распорол ее кожу.
   Если Бен и почувствал что-либо, он не показал виду. "Переверните письмо," - произнес он. "Думаю, это все объяснит."
   Воркан последовал совету Бена и прочел, "Сдавайся или умри." Его лицо налилось кровью, и он закончил вторую часть послания. "Решай немедленно."
   Высокий Лорд поднял глаза и впился в Бена взглядом, но не успел он заговорить, как приглушенные голоса за дверью переросли в крики предупреждения. В довершение всего за дверью зашипели столкнувшиеся светомечи.
   "Если Вы намерены сдаться, то советую поторопиться," - сказал Бен, явно пытаясь удержать внимание Воркана в пределах одного помещения. "Времени у Вас немного."
   Глаза Воркана сузились. "Это у меня что ли паранг приставлен к горлу."
   В словах Бена проскальзнули дерзкие интонации. "Нет, но Вы тот - кто вчера утром выпил две чашки кафа из кафмашины сенатора Вуула," - произнес он. "Фактически, Вы уже труп, Высокий Лорд Воркан."
   Ложь прозвучала настолько гладко, что даже Вестара не уловила ее в ауре Силы Бена, а ведь она знала, обо всех стадиях подготовки. Кафмашина была только уловкой, чтобы Вестара и Бен могли проникнуть в кабинет Высокого Лорда, однако Воркан не сможет понять лжет ли Бен, если воспользуется Силой. Он снова уставился в послание Вуула, и на его лице появились первые признаки тревоги.
   Звуки борьбы за дверью стали стихать быстрее, чем ожидала Вестара, но внимание Воркана оставалось прикованным к Бену.
   "Понимаю." Высокий Лорд поднялся из-за стола. "Однако если сенатор Вуул уже меня отравил, зачем нарываться на неприятности, чтобы сообщить мне об этом? Разве злорадство - это стиль джедаев."
   "Никто не должен быть убит хладнокровно," - ответил Бен. "Как и говорится в послании - у вас действительно есть возможность сдаться. Существует противоядие."
   Воркан снова вернулся к флимсипласту, и - первый раз в жизни - Вестара испугалась того, с какой скоростью Бен направил способности Высокого Лорда против него самого, заставив Воркана усомниться в собственном здравом смысле, ловко скрывая очевидную ложь в Силе. Уловка не продержится долго..., но этого и не требовалось.
   От двери послышались глухие удары, и охранник спросил: "Милорд, возможно нам надо уничтожить пленников и..."
   "Эта дверь - стальной люк," - произнес Воркан отмахнувшись от человека. Он обошел воруг стола. "Это противоядие - находится в этой кафмашине?"
   "Этот вопрос следует понимать как капитуляцию?" - Бен говорил слишком дерзко для данных обстоятельств - и Вестаре пришлось признаться, что ей это очень нравиться. "Ваши люди должны установить ее..."
   "Довольно." Воркан извлек светомеч из под своего одеяния. "Игры закончились, джедай."
   В этот момент словно воздушная волна прошла по помещению.
   Вестара не стала ни задавать вопросы, ни ждать звука взрыва. Она просто отскочила от шиккара, захватив запястье краснокожей, и заехала женщине пяткой в челюсть. Едва заметив оранжевую вспышку взрыва и резкий хлопок детонации, она сжала руку противника коленным захватом - и увидела как падает стеклянный кинжал.
   Вестара не отступала, ударила локтем в бедро. Женщина вскрикнула и применила Силу, чтобы послать упавший кинжал в горло Вестары.
   Почему ситхам постоянно надо хитрить? Вестара увернулась, легко избежав нападения, которое, скорее всего, ей бы не удалось пережить, если бы женщина осталась на ногах. Она схватила краснокожую за подбородок и ударом Силы в горло добила ее.
   "Ложись!"
   Опознав голос Бена, Вестара рухнула на пол. Темно-красное лезвие просвистело в метре над ней. Ее взгляд проследил полет клинка до руки его хозяина - в конце комнаты стоял охранник из приемной. Вестара заметила за его спиной парящий поддон с кафмашиной и применив Силу задала ему направление.
   Охранник отскочил - прямо на Бена, который не долго думая воткнул ему в шею шиккар, который чуть не убил Вестару.
   Охранник рухнул, а Вестара заметила, как вторая золото-бронированная фигура устремилась к Бену. Она пренаправила кафмашину в направлении этого телохранилеля. Он активировал темно-красный светомеч и располосовал ее снаряд еще до того, как он достиг его.
   В этот момент Вестара вооружилась светомечем краснокожей, а Бен воспользовался оружием охранника, которого только что убил. Вестара вскочила на ноги и заняла оборону так, чтобы образовать фланг с противоположной стороны от Бена для их нового противника.
   Она бросила взгляд на дверь и обнаружила рядом с ней дымящуюся дыру в стене. Сеха и Дорван только что ворвались через нее в помещение, развернувшись к последнему охраннику, в то время, как Люк и Воркан сошлись в боевом противостоянии, кружась среди бури разноцветных обломков обстановки кабинета. С тремя ситхами уже было покончено, результат нападения был очевиден, даже у Высокого Лорда не было шанса противостоять Люку и Бену Скайвокерам.
   Вестара кинулась в атаку высоко подпрыгнув, чтобы заблокировать охраннику возможность совершить кульбит в Силе и занять более удобную позицию. Он блокировал ее атаку и увернулся, одновременно умудрившись выставить блок сметомечем против удара Бена по ногам. Теперь его внимание привлек стеклянный стол около стены. Предвидя, что стеклянная глыба сейчас полетит ей в голову, Вестара нырнула в круговорот, придала светомечу горизонтальное положение и бросила в направлении ног противника.
   Охранник опустил свое лезвие, чтобы отбить летящий в него клинок, и в этот момент был располосован клинком Бена от горла до копчика. Тело медленно осело, а поднявшаяся было стеклянная глыба рухнула на пол в трех метрах от них.
   Вестара призвала свое оружие в руки и огляделась, заметив, как Бен, переступив через тело, направляется к ней.
   "Итак," - произнесла она, глядя на остывающий труп ситха. "Я так полагаю, что это проявление настоящей заботы."
   "Естественно, ведь я о тебе беспокоюсь." - улыбнулся Бен и, чуть склонившись, взял ее за руку. "Хорошего напарника найти не просто."
   "И вы двое составляете прекрасную команду," - добавил Доран Тайнер, обнимая их. Он оглядел тела убитых ими Ситхов. "Вы даже успели вооружиться, когда началась заваруха?"
   "Джедай всегда вооружен," - продекламировала Вестара основополагающий принцип философии как ситхов, так и джедаев.
   На мгновение она сжала руку Бена, наслаждаясь ее силой и теплотой - прекрасно понимая, что очень скоро ей придется ее выпустить. Наконец, она позволила ему помочь ей подняться на ноги, и все обратились к дуэли между Люком и Ворканом. Линия из осколков стекла и дымящейся мебели указывала на путь, которым прошли дуэлянты - сейчас бой продолжался в дальней части комнаты. Изломаная траектория боя явно указывала на то, что борьбы была отчаянной и мастерской, но сейчас Воркан был вынужден отступить к своему столу. Сеха Дорвальд бросилась, чтобы присоединиться к сражению, что в конечном итоге позволит окончательно загнати его в угол и скорее всего даже взять живьем и допросить.
   Именно этого Вестара допустить не могла, особенно после того трюка, который позволил им попасть в кабинет. Мгновение она размышляла, затем выхватила бластер из кобуры мертвого охранника.
   "Все это неправильно!" Она кинулась к дальней части комнаты. "Его надо остановить."
   Крупная рука схватила ее за плечо. "Остановить его от чего?" - потребовал Дорван. "Люк хочет взять Воркана..."
   Вестара стала вырываться. "Посмотри, куда он стремиться... он пытается добраться до своего стола." Она подняла бластер и открыла огонь по сражающимся, не столько стремясь лично пристрелить Воркана, сколько отгоняя его выстрелами от стола и ... на лезвие Люка. "У него там должен быть детонатор!"
   Дорван отпустил ее плечо, и через мгновение еще два ливня бластерного огня присоединились к Вестаре.
   "Папа, это ловушка!" - вопил Бен. "Уходи!"
   "Сеха - ты тоже!" - вторил Дорван.
   Оба джедая бысто ретировались, оставив очень сбитого с толку Воркана биться словно летучая мышь в шторме бластеного огня. Уже обессиленный и раненный, с безжизннно свисающей рукой и дымящейся раной в груди - он был легкой добычей для троих нападающих, имеющих навык слаженного ведения огня. Бену потребовалось только шесть выстрелов, чтобы спалить его голову.
   "Быстро соображаешь, Вес." Бен пожал ей руку, и добавил: "Еще раз спасибо. Ты, наверное, снова спасла нам жизнь."
  
  
   Глава четвертая
  
  
   Планета Оссус висела среди пламени, гигантская серая жемчужина, плывущая среди оранжевых шаров двух светил. Серым он выглядел из-за скрывающих его поверхность облаков. Так регулярно происходило дважды в год, когда планета проходила между своими двумя светилами. Потоки энергии с двух сторон на несколько недель оставляли планету без ночи. При этом температура на поверхности неимоверно взлетала, превращая большие толши открытой воды в атмосферный пар.
   Аллана Соло все это знала, она внимательно изучила файлы Министерства Разведки, вместе с предупреждением, что полетные условия на планете в этот период настолько сложные, что пилот будет двигаться вслепую, пока не вырвется в открытый космос. Но для девятилетней Алланы, которую приводило в замешательство убранство и размеры Королевской каюты на борту "Королевы Драконов II", Оссус был домом для молодых джедаев, а эти обстоятельства препятствовали эвакуации Академии джедаев с планеты, и могли стоить жизни всех до единого учеников.
   "Нет никакого повода для волнений." Вошла мать Алланы и встала рядом с ней на наблюдательную палубу. "Твои бабушка и дедушка проделывали подобное еще до моего рождения."
   Аллана кивнула и посмотрела на отражение своей матери в транспаристилле. Облаченная в серый летный комбинезон со светомечем из зуба ранкора на бедре, она больше походила на рыцаря-джедая, чем на Королеву-Мать Хапанского Консорциума. Этот стиль одежды Тенел Ка позволяла себе носить только в домашней обстановке - и то редко. Аллане было известно, что одна из самых могущественных женщин в галактике, к сожалению, не могла жить так, как ей этого хотелось.
   Когда Аллана не ответила, она взяла дочку за руку. "Все будет прекрасно. Если кто-то и может справиться с этим - то это Хан и Лейя Соло."
   "Не думаю, что вы можете это утверждать," - сказала Аллана, продолжая рассматривать укутанную облачным покровом планету перед ними. "Обычно даже дедушка и бабушка не летят по собственной инициативе в сердце засады, по крайней мере устроенной ситхами."
   "Да, обычно нет," - согласилась ее мать. "Но ... именно поэтому здесь находимся мы. С боевой флотилией Хапана, готовой атаковать. Ситхи могут и вовсе передумать нападать."
   Аллана закатила глаза. "Даже я понимаю образ мыслей ситхов, а мне только девять."
   Ее мать усмехнулась. "Ладно, наверное в этом больше надежды, чем уверенности," - допустила она. "Но мы знаем, что самая большая ошибка - это недооценивать твоих дедушку и бабушку."
   Аллана готова была согласиться, но замерла, когда ее домашний любимец - нексу Анжи - предупреждающе зарычала. Аллана оглянулась на каюту и заметила приближение кузины ее матери и приближенной - Тристы Зель. Осознавая, что Триста не прервала бы их, если бы не произошло нечто важное, Аллана жестом руки приказала Анжи замолчать и покинуть небольшую обзорную палубу, чтобы освободилось место.
   Триста примирительно улыбалась. "Мне жаль прерывать Вас, кузина," - произнесла она. Если бы кто-нибудь другой позволил себе, так фамильярно обратиться к Королеве-Матери, то был бы незамедлительно сослан в Туманы Времени. "Однако Вы просили проинформировать Вас, когда ситхи сделают первый шаг."
   Тенел Ка приподняла бровь. "Уже?"
   Трайста кивнула. "Сканеры засекли крыло из двенадцати канонерок класса "Скипрей" входящих в атмосферу на противоположной стороне планеты."
   "Двенадцать канонерок?" - повторила Тенел Ка. "Вероятно они хотят воспользоваться уже проверенной тактикой?"
   Триста пожала плечами. "Мы продолжаем следить за ними, Ваше Величество," - ответила она. "Важнее то, что ТакКон предполагает, что они хотят использовать облачность, чтобы расстрелять конвой, когда он будет эвакуировать Академию. Командующий Скелла рекомендует запутить два крыла Майл*тисов, чтобы усилить эскадрон Ворка и защитить конвой."
   На мгновение задумавшись, Тенел Ка кивнула: "Сообщите Соло, но направьте туда черыре крыла."
   Глаза Тристы широко распахнулись: "Четыре крыла?"
   Ни один из советников Королевы-Матери ни смел подвергать сомнению ее задумки, кроме Тристы и Тайрин Зель, а также рыцаря-джедая Зекка - теперь, когда он сошелся с Тайрин. Все они были членами так называемого Лореллианского Суда. Как подозревала Аллана - Лореллианский Суд был сверхсекретным подразделением Хайпанской Службы Безопасности. Наверняка она знала только три вещи: во-первых - ей запрещалось упомянать о его существовании даже бабушке и дедушке; во-вторых - она могла всецело доверять любому лицу, которое предъявит секретный код; в-третьих - ее представили членам этого Суда в день ее восьмого дня рождения.
   Когда Королева-Мать помедлила с ответом, Триста продолжила: "Ваше Величество, четыре крыла - это половина истребителей ударного подразделения - против дверадцати канонерок, которые древнее нас."
   "Двенадцать канонерок, которые пилотируют пилоты-ситхи," - произнесла Тенел Ка. "Пока мы не в полной мере понимаем их возможности, я хочу подстраховаться."
   Тон Королевы-Матери был безапелляционным.
   "Значит - четыре крыла." - Триста склонила голову, но не сдвинулась с места. "Также у меня есть сообщение от Леди Малари."
   Тенел Ка устало вздохнула: "Это срочно?"
   "Боюсь, что так," - ответила Триста. "Она выражает свое беспокойство тем фактом, что Хайпанцы рискуют своими жизнями, чтобы защитить малолетних джедаев. По ее мнению это неправомерно-скандальное превышение королевской власти."
   Тенел Ка закатила глаза. "Пожалуйста, напомните ей, что ситхи пытались убить ее Королеву," - произнесла она. "И сообщите ей, что если она против того, чтобы покарать за такое оскорбление суверинитета Хайпана, тогда я найду ей замену."
   "С удовольствие, кузина."
   Триста поклонилась и начала удаляться, но Тенел Ка подняла палец, чтобы остановить ее.
   "И смотри, чтобы это был последний раз, когда Леди Малари проявляет поразительный недостаток почтения к своей Королеве," - добавила Тенел Ка. "Передай ей, что больше я этого не потерплю."
   Триста улыбнулась. "Я ясно дам ей это понять, Ваше Величество."
   Тенел Ка кивнула, и Триста удалилась.
   После того, как она удалилась за пределы слышимости, Аллана заглянула матери в глаза. "Вы многим рискуете, чтобы помочь бабушке и дедушке эвакуировать Академию джедаев," - произнесла она. "Леди Малари не единственная представительница благородного рода, которая против помощи джедаям."
   Ее мать на мгновение задумалась и кивнула. "Да, это так. Я играю с судьбой - рискую своей жизнью, и даже твоей." Она снова посмотрела на панораму снаружи. "И какая причина заставляет меня идти на такой риск? Единственная причина, почему я рискую твоей жизнью?"
   Аллане не надо было обдумывать ответ, она впитала его с той поры, когда повзрослела настолько, чтобы понять и запомнить аксиому - "Ради защиты королевства."
   "Верно," - произнесла ее мать. "Если бы ситхам удалось покушение на мою жизнь, начался бы каскад войн - войн, к которым ты ещё не готова."
   "Я понимаю," - сказала девочка. Иногда ее жизнь, казалась ей одним бесконечным уроком. Но она всегда старалась усвоить все это, потому что, придет время, и триллионы жизней будут зависеть от ее решений. "И пока наши подданные будут сражаться между собой, королевство станет легкой добычей для посторонних."
   "Для ситхов," - поправила ее мать. "Признают ли Леди Малари и ее друзья это или нет, но Затерянное Племя уже развязало с нами войну. Все чего я сейчас добиваюся - это набираю союзников."
   "А нет союзников лучше - чем джедаи," - согласилась Аллана. Она вернулась к созерцанию облачного покрова планеты перед обзорным куполом. "Это действительно хорошо, потому что джедаи - наши друзья. А дедушка говорит, что надо всегда оставаться верным своим друзьям, несмотря ни на что."
   "Твой дедушка очень мудр," - согласилась ее мать. "И он прав. Даже если бы ситхи не совершили на меня покушение, мы нашли бы..."
   Но Аллана больше не слушала, потому что в облачном покрове облаков Оссуса появилась маленькая прогалина. И она начала расширяться сначала до размеров ее кулачка, затем не более чем за два вздоха - она уже стала размером больше головы Анжи. Внезапно Аллана почувствовала, что ее живот свело. Прогалина раздулась до размеров огромной черной ямы, и девочка поняла, что она падает в темноту, намного темнее космоса. Влажное зловонье заполнило ее ноздри, и порывы воздуха нашептывали в ее ушах.
   Но это не было шепотом. Звук больше напоминал шипение рассерженного барабела, теперь Аллана поняла, что на самом деле она никуда не падала. Она продолжала стоять на смотровой палубе "Королевы Драконов II". Но в тоже время, она смотрела сквозь транспаристилл в темные коридоры под Храмом Джедаев, она видела темную комнату, заполненную огромным гнездом из костей грызунов.
   Сквозь кости виднелось множество крошечных головок. У них были короткие мордочки и длинные, мечущиеся язычки. Их маленькие глазки сверкали страхом и гневом. Вдруг они потоком ринулись из гнезда подпрыгивая, визжа и кусаясь. Аллана попятилась и оказалась припертой к стене.
   Но молодые рептилии ее не достали. За ее спиной раздался дружный залп бластеров, который прошел скволь дюрастилл стены и отбросил маленьких существ обратно в гнездо - обугленные и дымящиеся трупы.
   Аллана закричала, зовя Тезара и Вилум, чтобы они вернулись к своим, только что вылупившимся детенышам. Но барабелы не появились. Гнездо растаяло в темноте, а сознание Алланы вернулось на борт "Королевы Драконов II". Она была крепко сжата в объятиях своей матери, а Анжи нервно рычала и корябала лапой транспаристилл.
   "Аллана?" - причитала ее мать. "Что с тобой? Что случилось?"
   Аллана в замешательстве огляделась вокруг, несколько смутившись узнала привычную роскошь Королевской каюты. "Мама, я должна поговорить с мастером Себатайн, срочно!"
   Ее мать приподняла бровь. "С мастером Себатайн?" - переспросила она. "Но ведь она на Корусканте. И скорее всего находится в эпицентре сражения."
   "Это не важно. Их убивают..." - Аллана осеклась, осознав, что если скажет больше, то нарушит обещание, которое она дала Тезару Себатайну - она никогда и никому ничего не расскажет о существовании гнезда барабелов под Храмом Джедаев. "Кто-то убивает моих маленьких друзей!"
   "Каких друзей?"
   "Моих друзей на Корусканте," - ответила Аллана. "Им нужна наша помощь!"
   "И мы ее обязательно предоставим," - заверила ее мать. "Но мы не сможем никому помочь, пока ты не успокоишься. Так, а теперь начнем с начала и ты расскажешь мне все."
   Аллана глубоко вздохнула и начала медленно дышать, подключая джедайскую технику очищения сознания и отгоняя панику. Паника была главным врагом - так всегда говорила ее тетя Джайна. Паника убила больше людей, чем все бластеры в галактике, и будет продолжать убивать, даже если все войны навсегда прекратятся.
   Сделав несколько дыхательных упражнений Аллана почувствовала что успокоилась и способна рассказать о своих видениях - как она смотрела на облака Оссуса, когда вдруг в облаках распахнулась прогалина, и она упала в нее, оказавшись в темных коридорах глубоко под Храмом Джедаев.
   "Но это все что я имею право рассказать тебе," - произнесла Аллана. "Все остальное я обещала сохранить в тайне."
   "Обещала кому?"
   Аллана нахмурилась. "Мама! У нас нет времени для гамбитов Грееса," - сказала она. "Только что вылупившихся малышей убивают."
   Выражение лица ее матери стала больше терпеливым, чем обеспокоенным. "Аллана, ты ведь понимаешь, что на самом деле в том коридоре тебя не было, ведь так?"
   "Я... я знаю," - продтвердила Аллана. "Это было видение Силы, такое же, как посетило меня на Клатуне."
   Тенел Ка обдумала это, потом сказала: "Ты очень одарена Силой. Два видения с интервалом менее шести месяцев."
   Аллана не знала, радоваться ей - или до смерти перепугаться. Ее отцом был Джейсон Соло. Она почти не знала его, но достаточно прочла о его жизни, чтобы осознать, что к краху его привели именно видения Силы. И ей совсем не хотелось пойти по его стопам на темную сторону. Но ей было также известно, что у магистра Скайвокера тоже были видения Силы, и он, по видимому, воспринимал их как руководство к действию, посылаемое Силой.
   Но ни одно из них не говорило Аллане, что ей предпринять. "Если это было видение Силы, значит, скорее всего, это еще не случилось, ведь правда?" - спросила она. "Точно также, как тогда, когда я увидела горящего человека рядом с Вами?"
   В глазах ее матери сверкнула тревога, но она не стала опровергать выводы дочери. Она просто беспомощно развела руки.
   "К сожалению, я не знаю," - произнесла она. "Каждое видение - индивидуально. Все, что я могу сказать наверняка - что ты черезвычайно одарена в отношении Силы."
   Аллана обдумывала ответ, вспомнив случайно подслушанный разговор Люка Скайвокера и ее бабушки, о том, что Джейсон обратился на темную сторону, потому что считал это своей судьбой и способом изменить то, что он предвидел. Последнее, чего она хотела - это совершить туже самую ошибку. Однако она не могла и оставить без внимания, то что случилось с только что вылупившимися барабелятами. Позволить им умереть, выглядело гораздо хуже, чем попытка изменить будующее.
   Немного помолчав, Аллана хмуро повернулась к матери. "Мама, помоги мне немного," - сазала она. "Как понять, что Сила от меня хочет?"
   "Возможно, она не требует от тебя конкретных действий," - ответила ее мать. "Видения Силы - это не приказы, Алана. Это только фрагменты будущего, которое постоянно меняется. Самое важное в этом - что ты сделаешь, после того, как получишь послание. Это определяет то, кем ты станешь внутри - ведь становление личности намного важнее для будущего, чем любой выбор, который ты делаешь."
   "Дедушка называет это - уловка Ландо," - удрученно произнесла Алана, выслущав ответ матери. "Он утверждает, что люди прибегают к нему, когда не знают, что сказать."
   Ее мать улыбнулась. "Ладно, это правда - я действительно не знаю, что тебе сказать. Ты должна сама найти решение. В это и заключается путь познания Силы."
   "Но что, если я сделаю неправильный выбор?"
   "Прислушивайся к своему сердцу, и этого не случиться," - пообещала ее мать. "Никто не может предвидеть будущее, Аллана - даже Магистр Скайвокер. Но каждый из нас создает его своими каждодневными решениями и поступками. Поэтому, тебе необходимо научиться соотносить свои решения и действия с велениями твоего сердца. Только оно подскажет тебе правильное решение. Если ты будешь поступать именно так - будущее само о себе позаботиться."
   Аллане не пришлось долго думать. "Это легко," - констатировала она. "Я не могу отвернуться от своих друзей. Мой долг предупредить их об опасности, навизшей над их потомством."
   "Значит, мы так и поступим," - ответила ее мать. "Ты сможешь предупредить мастера Себатайн через Силу?"
   Девочка на мгновение задумалась. Обычно ей легко удавалось установить контакт со своей матерью даже сквозь все световые года, которые разделяли Корускант и Консорциум. Иногда ей удавалось найти бабушку. Но ей никогда не удавалось обнаружить Барва, или даже Джайну, а она знала их намного лучше, чем мастера Себатайн.
   Наконец, она покачала головой. "Думаю, что мне это не удасться."
   "В таком случае, нам придется воспользоваться ХолоНетом," - произнесла ее мать. "Однако при этом существует возможность, что ситхи могут перехватить сообщение. Это имеет значение?"
   "Это было бы очень нежелательно," - немедленно отозвалась Аллана. Пока у нее не было однозначных сведений, что гнездо барабелов обнаружено. Но если ситхи перехватят сообщение с предупреждением для мастера Себатайн, о том что опасность угрожает потомству барабелов, они наверняка устроят полномасштабные поиски. "Это все разрушит."
   "Тогда, наверное, нам следует дождаться окончания эвакуации," - предложила ее мать. "И как только твои бабушка и дедушка вернуться, мы попросим, чтобы Принцесса Лейя предупредила мастера Себатайн через Силу. Это приемлемо?"
   Аллана на мгновение задумалась и кивнула. "Думаю, что это подойдет."
  
  
   Глава пятая
  
  
   Серые взвеси, заполнившие пространство академии, были скорее густым паром, чем туманом. Они проникали в кондиционную прохладу внутренностей "Сокола" и стекали по транспаристиллу мерцающими ручейками, не позволяя ясно рассмотреть что-либо снаружи. Вуду Хол, расположенный всего в двадцати метрах, едва просматривался изогнутой серой коробкой, а длинный поток существ, вытекающий из него, представлялся в тумане просто бесформенными водоворотами. Остальная часть конвоя - одиннадцать Оланджийских транспортов класса Шармок, выстроившиеся вокруг главного входа - совсем не были видны.
   По всей вероятности, это будет отчаянное бегство - возможно самое отчанное в жизни Хана Соло. Ситхи намеревались послать сюда своих лучших пилотов, а в условиях густого тумана их сверхспособности могут более чем нейтрализовать преимущество Хайпанцев как в оборудовании, так и в подготовке. Чем скорее конвой окажется под защитой турболазеров Боевых Драконов, тем больше у них шансов остаться в живых.
   Хан включил внутреннюю связь и активировал линию грузового трапа "Сокола". "Мы уже загрузились?"
   Шум продолжающейся погрузки заполнил кабину, затем Лейя сказала: "Почти, Хан."
   "Тоже самое ты говорила десять минут назад."
   "Почти десять минут," произнесла Лейя. "Мы работаем с максимально возможной скоростью."
   "Ладно, давайте быстрее," - проскрипел Хан. "Мне не нравиться этот туман. Он все скрывает."
   "Также, как и нас самих, Капитан Соло," - лаского прошелестел Хайпанский голос. "Когда вы перестанете волноваться? Видимо начинает сказываться ваш возраст."
   "Драгоценнейшая, ты опять перепутала возраст и опыт," - ответил Хан, намеренно применив обращение, которое весьма раздражало гордых Хайпанских женщин - таких, как Тайрин Зель. "А мой опыт подсказывает мне, что если мы не отчалим сейчас, то у нас уже не останется шансов улизнуть. Мы пришпилены к грунту уже целых тридцать минут."
   Из динамиков раздался голос Лейи, жесткий, словно видроклинок. "Хан, сколько учеников мы забираем?"
   "Триста двадцать два," - ответил Хан. Он сотни раз просчитывал организацию перевозки, пытаясь убедить себя в том, что они смогут все закончить до того, как заявятся ситхи со своей не-такой-уж-и-секретной стационарной базы на луне Колсассана. "Но ведь это только 26,8 процентов загрузки транспортов. Тогда не потребуется..."
   "А с учетом членов их семей?" - прервала Лейя.
   "Девятосот двадцать три," - ответил Хан. "Все равно недогруз..."
   "А обслуживающий персонал?"
   "Тысяча двести, плюс минус," - произнес Хан. "Но, предполагалось, что их..."
   "А сколько тонн инвертаря мы должны вывезти?"
   "Не говори мне об инвентаре," - выпалил Хан. "Банте под хвост весь этот инвентарь."
   "А чем его заменить?" - потребовала Лейя. "Академия переезжает, возможно навсегда. Людям нужно где-то спать. Ученикам нужно на чем-то учиться. Обслуживающему персоналу нужны инструменты и запчасти, а ресурсов у нас нет..."
   "Ладно, ладно," - прервал ее Хан. Он прекрасно знал все аргументы Лейи, также как и свои собственные. Теперь, когда правительство ГА было в руках ситхов, дни неограниченного финансирования остались в прошлом. Ордену джедаев было жизненно необходимо все, что можно было забрать с Оссуса. "Я очень расстроюсь, если мы не сможем забрать все."
   "Проблем бы не было, если бы вы не настояли на том, чтобы закончить минуту назад," - заметила Тайрин. "Камандующая Лаволл вообще хотела чтобы все взлетели четыре часа назад."
   "Выходит она хотела испортить Люку игру на Корусканте," - парировал Хан. Пока шло планирование операций, он и командующая Лаволл неоднократно сталкивались лбами, при обсудении того, что тридцати минут после посадки, не хватит на погрузку, в то время, как Хан настаивал, что эвакуация должна начаться не раньше, чем джедаи пойдут в атаку на Корусканте. "Ты уверена, что она - не ситх?"
   "Абсолютно уверена, капитан Соло." Холодность в голосе Тайрин показывала, что у нее были более важные дела, чем защищать репутацию командующего. "Если вы не против, мы вернемся сюда, когда Принцесса Лейя сообщит вам, что весь груз на борту."
   Слова говорившей оборвал резкий щелчок и внутренняя связь оборвалась. Челюсть Хана отвалилась, и он резко развернувшись в пилотском кресле, уставился в заднюю часть кабины, где Р2-Д2 контролировал коммуникационную станцию.
   "Ты это слышал?" - возмущался он. "Она меня отключила!"
   Р2-Д2 повернул куполообразную голову и испустил длинную трель срочности.
   "Что случилось?" - потребовал Хан. С-3ПО отсутствовал, его предоставили в помощь Рейнару Тулу, который выяснял, чем в сущности являлась Абелос - в чем ее сила и где ее слабые места - поэтому у Хана не было никого, кто смог бы перевести звуковые сигналы и свистки маленького дроида. "Если она вырубила селектор бластером, ее отсюда вынесут, так!"
   Главный дисплей тревожно загудел, Хан обернулся и увидел, как по экрану ползут строчки сообщения Р2-Д2.
   НОВОСТИ ЕЩЁ ХУЖЕ. ВОРК-ЛИДЕР СООБЩАЕТ, ЧТО КРЫЛО БЛАСТБОТОВ "СКИПРЭЙ" НЕДАВНО ВЫНЫРНУЛО ИЗ ГИПЕРПРОСТРАНСТВА.
   Сердце Хана сильно забилось, но он заставил себя успокоится. Эскадрон "Ворк" носил имя гигантского ястреба с планеты Дараввиан, который крайне враждебно реагировал, когда аэроспидеры вторгались на его территорию, и это был лучший эскадрон звездных истребителей в Хайпанском Королевском Флоте, и поэтому именно они прикрывали эту операцию.
   "Ладно," - осторожно осведомился Хан. "Значит эскадрон "Ворк" уходит, чтобы их погонять, верно?"
   Р2 выдал отрицательную трель, затем на экране поползла строка сообщения:
   ПЕРЕХВАТ НЕ УДАЛСЯ. ВРАГ АКТИВИРОВАЛ СИСТЕМУ ГЛУШЕНИЯ И УШЕЛ В АТМОСФЕРУ. ВОРК-ЛИДЕР СООБЩАЕТ О ТРЕХ ЛИКВИДИРОВАННЫХ ЦЕЛЯХ, НО ОСТАЛЬНЫЕ БЛАСТБОТЫ СБЕЖАЛИ СОРОК СЕМЬ МИНУТ НАЗАД.
   "И они только сейчас решили нам сообщить?"
   ЭСКАДРОН "ВОРК" ПЫТАЕТСЯ СНОВА ВЫЙТИ НА СЛЕД ВРАГА, И ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО НАПРАВИЛО ЧЕТЫРЕ КРЫЛА "МАЙ*ТИЛОВ" ИМ НА ПОДМОГУ.
   "Великолепно, определяем сектор и вектор запуска, дислоцируем на другом конце все крылья истребителей и гоним ситхов к ним."
   Р2-Д2 подтверждающе присвиснул. Хан врубил внутреннюю сети коммуникации "Сокола" и открыл общий канал к остальным участникам конвоя.
   "Внимание..." Он передал детали только что полученного сообщения. "Думаю - приблизительно через пять минут эти бластботы вывалятся из зоны разломов в долину и начнут потрошить ионом чей-нибудь двигатель. Поэтому - хватайте груз, задраивайте люки, и взлетайте..."
   Хан проверил данные для вектора взлета на своем мониторе.
   "... сторого на север, угол подъема 70 градусов. Если не будет отклонений от этого взлетного коридора, то вы войдете в зону свободного огня."
   "Что такое зона свободного огня?" - спросил один из Хайпанских пилотов. "Никто не упоминал ничего подобного на общих планировочных собраниях."
   "План Б," - напомнил Хан. "Наше прикрытие истребителей задает защищаемую зону."
   "План Б подразумерал, что мы спустимся в зону разломов и там будем ждать эскорт," - уточнил другой пилот.
   "Я говорю о новом Плане Б," - ответил Хан. "Поверьте мне, последнее, чего нам сейчас не хватает - это спуститься в эту долину в тумане с компанией ситхов на хвосте, которые только и ждут, чтобы отрыть на тебя сезон охоты."
   Хан снова попытался поторопить Лейю с грузом, но все что ему удалось выжать из селектора - это метвая тишина. "Чтоб тебя!". Он повернулся к Р2-Д2. "Врубай холо."
   Дроид развернул купол так, чтобы линза камеры охватывала Хана. Когда красный огонек начала записи загорелся, Хан заговорил.
   "Лейя, у нас на пути компания бластботов. Нам необходимо задраиться и взлететь в течение пяти минут. И, пожалуйста, включи снова селектор!" Он замолчал пока огонек записи потух, затем обратился непосредственно к Р2-Д2. "Прокрути это Лейе - и не позволяй ей тебя игнорировать. Стой у нее на пути, если потребуется."
   Снова с главного дисплея раздался перезвон. Хан повернулся и прочел новое сообщение от дроида.
   ПЯТЬ МИНУТ СОКРАЩАЮТ ВЕРОЯТНОСТЬ НАШЕГО СПАСЕНИЯ ПОЧТИ ДО НУЛЯ.
   "Мне крайне неприятно говорить тебе это, Арту," - сказал Хан. "Но такой вероятности у нас никогда не было."
   ПОНЯТНО. ЭВАКУАЦИЯ ИДЕТ ПО ПЛАНУ.
   Дроид отсоединил манипулятор-интерфейс и покатился вниз по коридору к основным помещениям. Хан начал готовить "Сокол" к аварийному взлету. Двигатель уже был разогрет и он понемногу начал скармливать в топливную системы горючее, постепенно увеличивая объемы. Одновременно Хан перенаправил часть энергии на обогрев внутренних помещений, чтобы компенсировать температурный баланс при взлете. Он активировал мощные лазерные установки, подпитывая их энергетическими потоками. Одновременно включились тактический дисплей и сканеры. Конечно ситхи будет использовать Силу, чтобы обнаружить цели, однако так или иначе он сможет отслеживать электромагнитный сигнал от корпусов их истребителей. Наконец заработали ионные двигатели, и все ещё стоявший на приколе "Сокол" начал вибрировать и раскачиваться на стабилизаторах.
   За прозрачным куполом кабины в тумане почти бесшумно пронеслась на репульсорах серая глыба одного из транспортов. Через сотню метров на нем вспыхнули три синих круга, синий свет стал ярче, когда другой транспорт тоже врубил ионные двигатели, также как и Хан, готовясь к экстренному взлету. Экстремальный взлет кораблей их конвоя оставит на земле Академии широкие, длинной в несколько километров, полосы выжженного шлака. Если бы знать заранее, что придется бросить здесь - а значит оставить захватчикам - тонны джедайского оборудования, то можно было использовать экстренные запуски для его уничтожения - сокрушался Хан - но было уже поздно. Еще две серые громадины транспортником промелькнули в тумане и запустив ионные двигатели умчались ввысь.
   Тревожный зуммер привлек внимание Хана к тактическому дисплею, там из зоны разломов поднималось "мертвая" зона для сканеров. Он врубил сирену оповещения по всем помещениям "Сокола", одновременно заметив отражение Тайрин Зель в куполе кабины.
   "Капитан Соло." Она влетела в рубку в сопровождение Р2-Д2. "Мы сделали в трюмах все возможное. Если вы готовы, то ..."
   Ее прервал приглушенный грохот разгоняющихся ионных двигателей. Хан активировал как кормовые, так и фронтальные щиты - корабль уже плавно покачивался на репульсорах, когда туман покраснел от грохота лазерных залпов. Щиты "Сокола" затрещали, но выдержали удары, освещение померкло, когда генераторы щитов поглотили энергию.
   "Проклятье!" - прошипела Тайрин. Она развернулась и уже кинулась к выходу, на ходу выкрикивая распоряжения. "Зекк, поднимай трап и бегом в нижнюю башню. Я - в верхнюю."
   "Нет, ты останешся здесь и займешь место второго пилота." Хану пришлось орать, чтобы перекричать шум сражения. "Верхнюю башню займет Лейя. Арту, войди в тактическую сеть."
   Тарин остановилась в двух шагах от выхода из кабины и повернулась, встретившись глазами с его отражением в иллюминаторе. "Но принцесса..."
   Джедай. А Сила намного эффективнее, чем компьютер наведения, особенно, когда наши сканеры практически слепы." Хан ткнул пальцем в соседнее кресло. "Садись."
   Ответ Тайрин заглушил треск полдюжины выстрелов, и кабину осветили всполохи золотых и белых статических разрядов.
   Тайрин кивнула и, что-то выкрикнув в коридор, что именно - Хан не расслышал, запрыгнула в кресло второго пилота и пристегнула привязные ремни. На тактическом дисплее было видно, что "мертвая" зона почти вплотную приблизилась к территории Академии.
   "Все на борту?" - спросил он, продолжая орать, чтобы быть услюшанным.
   Тайрин встретила его напряженный взгляд. "Надеюсь, что так." Она посмотрела на индикатор положения трапа, и кивнула. "Мы готовы. Трап поднят, а я не могу проедставить, чтобы Зекк или Принцесса Лейя кого-нибудь оставили в Вуду."
   Хан снова включил слектор и на сей раз услышал голос молодого джедая, который командовал в трюме. Сквозь фоновый шум расслышать его распоряжения было невозможно, однако Хана порадовало то, что вместо криков паники, он услышал уверенные команды.
   Активировав обратную связь он сказал: "Ухватитесь там за что-нибудь и держитесь крепче. Поедка предвидится весьма жесткая."
   Пока он говорил, ещё две полосы синих ионных всполохов зажглись в тумане и унеслись ввысь. Мгновением позже дюжина ситских бласботов открыла огонь по уходящим транспортам, отсветы выхлопов от их двигателей показали, что они развернулись и кинулись в погоню. Тактический дисплей Хана показыал, что на земле оставался только один "Шармок", который на его глазах изчез с экрана и, промчался мимо иллюминатора, настолько низко и близко, что "Сокол" затрясло от его воздушной волны.
   Хан взялся за штурвал и бросил "Сокола" вперед. Корабль послушно замкнул конвой, но не достаточно быстро, чтобы вражеские бластботы не смогли вклинитьс между ним и последним "Шармоком".
   "Тайрин, убирай стабилизаторы и поднимай нижние щиты," - приказал Хан. "Лейя, ты и Зекк снимаете тех Скипрейев с ..."
   Резко завизжали сирены, и корпус потряс ряд резких глухих ударов, когда лазерные лучи прошлись по донной броне "Сокола". Тарин яростно прошипела что-то по Хайпански, когда огни в кабины потускнели - в дело вступили генераторы нижних щитов, которые наконец начали поглощать энергию от попаданий.
   Хан подавил желание устроить Тайрин взбучку, что она действует слишком медленно, вместо этого он просто выругался сквозь зубы..
   "Здесь нет моей вины, Соло," - тем не менее произнесла она. "Ваш приказ был, сначала убрать стабилизаторы."
   "Ты что, слышала от меня упреки?"
   "Фактически, да," - ответила хайпанка. "Нечто вроде трехпальцевого жеста при дуэли, разве не так?"
   "Семь пальцев слишком долго," - ответил Хан. "Подними мощность задних щитов до 70 процентов, чтобы нас не достали ракетой. Посмотри, возможно удасться запеленговать те бластботы на температурный сканер."
   Пока он говорил, заговорили разом все восемь мощных лазеров "Сокола", и бластботы на их траверсе стали один за другим превращаться в шаровые молнии. Одновременно, генераторы защитных щитов с потрескиванием гасили попадания в корпус. Хан упорно удерживал ровннй курс, позволяя Зекку и Лейе пристреляться, что в итоге позволило им уничтожить восемь бластботов за короткое время.
   В конце концов, задние щиты, оберегающие груз, исчерпали запас прочности до опасного предела, и Хан понял, что времени больше нет. Он ушел в непредсказуемую спираль и активировал кормовые сенсоры. Его нисколько не удивил рой синих колец силуэтов бластботов, висящих в тумане у "Сокола" на хвосте. Стрелки похоже использовали Силу, потому что все выкрутасы Хана накак не повлияли на точность их попаданий.
   "Нам это не повредит?" - спросила Тайрин, явно рассматривая те же перспективы, что и сам Хан.
   "Ни в коей мере, без проблем," - уверил ее Хан. "Пока щиты держатся..."
   Одновременно завыли сирены обоих задних щитов, сообщая о перегрузке.
   Хан начал увиливать, соверщать хитроумные маневры уклонения, пытаясь стряхнуть преследователей с хвоста, затем вспомнил, что бластботы вели пилоты-ситхи, и все его маневры были для них так же очевидны, как и для их стрелков.
   "Хорошо," - произнесла Тайрин. "Так, что нас ждет, если щиты откажут?"
   "Так ты запеленговала их на температурный сканер?"но, вместо это просто выругался сквозь зубы.он услышал
   "Может хватит гундеть, старик," - проговорила Тайрин. "Я работаю над этим."
   "Ладно, брось," - приказал Хан. "Поставь пару плавких предохранителей со срабатыванием в полсекунды и сбрось пару ракет без..."
   "Детонация каждой от столкновения," - закончила Тайрин. В ее голосе проскользнуло восхищение. "Когда-то вы были очень удачливым контрабандистом, ведь так?"
   До того, как Хан успел ответить - или показать марку - он почувствовал, как Оссуанская атмосфера проникает внутрь через открывшиеся ракетные шахты. Он рванул штурвал. Задохнувшись от перегрузки, он услышал приглушенный удар... ударная волна от двух отделившихся ракет.
   Взрывов Хан даже не услышал. Резкий рывок штурвала на себя, и "Сокол" спирально рванулся почти вертикально вверх, ударная волна взрывов придала ему дополнительное ускорение. Все системы корабля подавали тревожные сигналы, а по селекторной связи раздался голос Лейи.
   "Хан? У нас проблемы..."
   "У нас - порядок." Хан начал отключать сигналы тревоги, останавливая взгляд на индикаторах повреждений ровно настолько, чтобы убедиться в том, что "Сокол" не получил катастрофических повреждений. "Насколько я вижу."
   "Капитан Соло приказал мне сбросить на наших преследователей пару разрывных ракет," - пояснила Тайрин, улыбась ему. "Вам очень повезло, что вы вабрали именно его, джедай Соло. Он - натоящий клад в отчаянных ситуациях."
   "Действительно, иногда он просто чудо," - согласилась Лейя.
   Отключенная сигнализация степени повреждений снова подала голос, и Хан заметил, что они теряли давление в каюте номер два.
   "Ладно, завязывайте с лестью." Он выровнял штурвал - и его наторожило, что сопротивление при этом было больше, чем обычно. "Нас действительно зацепило, поэтому потрудитесь снять оставшиеся бластботы в нашего хвоста."
   "Какие бластботы?" - поинтересовался Зекк. "Я не вижу ни одного."
   "Над нами тоже никого." - добавила Лейя. "Думаю, что, скорее всего, вы их достали..."
   Передние иллюминаторы полыхнули кроваво-красным, когда пара лазерных залпов угодила во фронтальные щиты и рассыпалась золотыми искрами по корпусу.
   "Они - здесь!" - проорал Хан, пытаясь понять каким образом бласботы сумели так быстро его нагнать. Толкнув от себя плохо слушающийся штурвал, Хан отправил "Сокола" в долгий нырок, затем, оглядевшись, осознал, что Тайрин не настолько хорошо понимает его мысли, как Лейя. "Чего ждешь? Переводи мощности на фронтальные экраны. Начинай сбрасывать ракеты-детонаторы!"
   Протестующее чириканье раздалось от коммуникационной станции, затем на дисплее Хана визуализировалось сообщение от Р2-Д2.
   ПРЕКРАТИТЕ ОГОНЬ. НАПАДЕНИЕ - ОШИБКА.
   "Ошибка?" - эхом повторил он. "Это кто же это позволяет себе такие ошибки?"
   Поток лазерного огня прошил туман не более чем в дюжине метров от "Сокола", и тут до Хана дошло, что кто бы не открыл по ним огонь не пользовался Силой, а значит это был кто угодно, только не ситхи. Он включил внешний канал на частоте приветствия.
   "Май*тил-эскадрон, прекратите огонь!" - приказал он. Синие всполохи дюжины звездных истребителей в тумане стали крупнее и ярче, они приблизились. "Мы - свои!"
   После короткой паузы, когда синие всполохи окружили их, ледяной голос Хайпанского офицера произнес: "Как мы в этом удостоверимся?"
   Тайрин включила свой микрофон и произнесла несколько слов на древнем Лореллианском.
   Навая пауза, затем женщина отчеканила обвиняющим тоном. "Приносим свои извинения за это недоразумение, "Сокол Тысячелетия", однако вы действительно отклонились в зону свободного огня." Эскадрон отвернул в сторону. "Следуйте прежним вектором и через минуту выйдете из зоны тишины и нагоните остальной конвой."
   "Значит у них получилось?" - спросила Лейя. "Все целы?"
   "Вы - десятые," - ответила офицер. "Пока."
   Сердце Хана упало. "Мы взлетели последними," - сказал он. "Если вы не встрети ещё двоих, значит у них проблемы."
   Офицер на мновение замолчала, затем добавила: "Мы превосходим врагов численностью четыре к одному, и мы последнее звено Май*тилсов. Если кто-то из них ещё там - мы найдем их."
   Однако именно Тайрин задала очевидный вопрос: "А если вы найдете их слишком поздно?"
   "Значит ситхи заплатят за это," - произнесла женщина. "Это я обещаю."
  
  
   Глава шестая
  
  
   Пересекая Площадь Товарищества, Вин Дорван замечал небольшие свидетельства того, что Корускант снова погружался в пучину войны. Несмотря на то, что пешеходы по прежнему гуляли по Садам, наслаждаясь ароматами распустившихся блартрии и лукандисов; туристы все ещё неторопливо завтракали за столиками Двора Вендас в тени Храма Джедаев; дети смеялись и визжали, кувыркались в воздухе над гигантским гравитационным трамплином в Парке Мунго. Всюду, куда бы не упал его взгляд, всевозожные существа наслаждались жизнью, блаженные в своем неведении, что в каждом уголке планеты сейчас скрыто бушевали сотни небольших сражений.
   А Вин продолжал свой путь - конечно, он сможет убедить его Возлюбленную Королеву Звезд, что даже сползание ее столицы мира в открытые военные дейсвия, не сможет затронуть сердца ее подданных.
   Глядя в окно, Возлюбленная Королева заявила: "Я не потерплю всех этих джедаев на моей планете."
   Для всех остальных она была Роки Кем, изящной женщиной-джессари, облаченной в официальное белое одеяние. Но Винн видел ее истинный облик. Для него она была Абелос, щупальцеруким монстром с маленькими, как звезды, глазами и настолько широким ртом, что казалось, он мог заглотить голову человека.
   Возлюбленная Королева отвернулась от окна и оказалась перед высокой женщиной-каширианкой с темнолиловой кожей, такого-же глубокого оттенка, как синева Роки Кем. "Сколько совершено нападений на нас, Леди Корелей?"
   Страх промелькнул в вытянутых овалах глаз Корелей. "Трудно сказать, Возлюбленная Королева," - произнесла она. "Джедаи нападают на нас повсеместно, а мы ни разу не смогли их засечь."
   "Потому что вы находитесь в их мире, Леди Корелей." Винн заставил себя взглянуть в глаза своей мучительнице пока говорил, затем, даже не пытаясь подавить дрожь, повернулся к Возлюбленной Королеве. "Их всего лишь несколько сотен, не больше. Джедаев всего наберется не больше тысячи, включая учеников, которых они вывезли из под носа охраны Затерянного Племени с Оссуса."
   Щупальца Возлюбленной Королевы недовольно изогнулись и задрожали. "И все же, сколько они убили ситхов, Леди Корелей?"
   "Меньше тысячи, Возлюбленная Королева." Пока Леди Корелей говорила она сверлила глазами Винна. "Точную цифру необходимо уточнить."
   "Однако эта цифра в районе тысячи?" - уточнила Возлюбленная Королева. Когда Корелей кивнула, она продолжила: "Итак, у вас остается около пяти тысяч ситхов. Думаю этого вполне достаточно, чтобы к завтрашнему рассвету решить эту проблему."
   Слова Возлюбленной Королевы конечно были не столько вопросом, сколько приказом. Тем не менее подбородок Корелей униженно поник. "Я не могу этого гарантировать, Возлюбленная Королева."
   "Не можешь?" - ее голос бил также остро, как ситсхий шиккар. "Я проблем не вижу."
   "У джедаев есть на нас разведданные." Корелей снова задрала подбородок. "Им известны все наши секретные идентификации, а мы о них ничего не знаем. Это дает им неизменное преимущество внезапности."
   "А вы что-либо предприняли, чтобы устранить это преимущество?" - спросила Возлюбленная Королева. "Конечно, если вы схватили хотя бы одного?"
   Не зная что ответить, Корелей просто отвела глаза.
   "Понятно." Возлюбленная Королева настолько пристально уставилась на ситху, что это заставило женщину побледнеть, затем поинтересовалась: "Так что вы собираетесь предприянять по этому поводу?"
   Корелей остановила свой взгляд на Винне. "Ваш советник далеко не все рассказал нам."
   "Разве это возможно? Ты больше месяца работала с ним." Возлюбленная Королева обратила взор на Вина и изучала его несколько мгновений, прожигая его серебристыми точками своих глаз. Холодные щуральца страха холодными змеями скользнули по его телу, однако она не отводила взгляда. Наконец она вымолвила: "Да, кое-что он от тебя скрыл. Но если тебе не удалось выведать у него это за месяц, за сегодняшний вечер тебе это сделать не удасться - а завтра будет уже слишком поздно."
   Узкое лицо Корелей от страха осунулось. "Значит единственное что нам остается, Возлюбленная Королева," - произнесла она. "Показать свое истинное лицо жителям Корусканта. Мы должны открыто заявить, что ими теперь управляют ситхи."
   В груди Винна все сжалось. "Зачем вам это надо?" - спросил он. "Разве в таком случае все население Корусканта не взбунтуется против вас?"
   Население Корусканта не взбунтуется." - парировала Корелей. "Они будут страдать и в итоге станут повиноваться - а мы тем самым сможем вычислить джедаев, это те, кто не прогнется под ударами нашей плети."
   Сердце Вина учащенно забилось, он чувствовал себя так, словно его святыню собирались взорвать. План ситхи был простым и жестоким - и именно поэтому мог оказаться результативным. Если захватчики пойдут на массовый террор, джедаи будут вынуждены проявить себя - пойти на открытый бой не взирая на шансы победить.
   Возлюбленная Королева улыбнулась, ее широкий рот стал просто ужасающим. "Это будет не так быстро," - произнесла она. "Но это сработает."
   Винн был готов поклясться, что почувтвовал волнение в ее голосе, это было нечто большее, чем одобрение плана Корелей. Ему пришлось несколько раз накануне сопровождать Возлюбленную Королеву в подземелья столицы, и не надо было быть джедаем чтобы понять, что там она питалась страхом и болью. Все это буквально втекало в нее, придавая сил и здоровья - и чем больше она впитывала, тем прожорливее становилась. А план Корелей давал ей неограниченный источник страха и боли - целая планета станет ее пасбищем.
   А такого Винн Дорван допустить не мог.
   Глубоко вздохнув он спросил: "Возлюбленная Королева, вы действительно этого хотите? Выиграть сражение... и проиграть войну?"
   Глаза Возлюбленной Королевы полыхнули. "Как это проиграть? Люди будут пресмыкаться перед ситхами." Она повернулась к Корелей. "Разве не так?"
   Корелей опустила голову. "Мы будем добиваться этого."
   Винн покачал головой. "Люди не смиряться," - сказаол он. "Они будут бороться, и не остановяться пока не умрут."
   "Значит мы их заставим," - упорствовала Корелей. "Они прекратят сопротивление, когда мы массого начнем их уничтожать."
   Вина не удивил омраченный и недовольный вид Королевы. Она была сущностью, которая питалась стахом и болью других, но не их смертью. Все то, что сокращало население Корусканта, вредило и ей. Он сделал шаг к оконному проему и посмотрел на переполненную площадь, строя планы, как использовать ее темный голод для того, чтобы не втягивать всех этих невинных граждан в тайное противостояние между джедаями и ситхами - или, по крайней мере, как можно дольше оставлять их в неведении.
   "Вот это - корускантцы," - произнес Винн, коснувшись пальцем транспаристилла. "Они привыкли считать себя хозяевами галактики, а отнюдь не рабами - и если Корелей не понимает этого, значит она вообще ничего и не понимает."
   Выражение лица Корелей не изменилось, она не прошипела проклятия в его адрес или не выказала агрессивных намерений по отношению к Винну. Просто ее шиккар выскользнул из ножен и устремился ему в живот, все произошло настолько стремительно, что он не успел даже испугаться.
   Однако в этот момент одно из щупалец Возлюбленной Королевы промелькнуло перед ним, и в следующее мгновение Винн осознал, что не стонет в предсмертной агонии или испускает последний вздох - он продолжал стоять на своих ногах, не получив ни царапины и даже почти не покачнувшись.
   Он заставил себя взглянуть в кипящие ненавистью глаза Корелей. "Пора бы вам пополнить репертуар решения стратегических задач новыми решениями, Леди Корелей." - произнес он. "Затыкать рот аппонентам - не всегда является наилучшим решением."
   Эмоции перекосили лицо Корелей, и она стала поднимать руку, чтобы поразить его зарядом Силой.
   "Прекрати," - сказала Возлюбленная Королева, останавливая атаку Корелей взглядом. "Если у президента Дорвана есть лучшее предложение, я хочу его услышать."
   "Мне есть что предложить," - произнес Винн, заставляя себя снова начать дышать. Он и Бву*ату неоднократно обсуждали как спасти Корускант от ситхов, не уничтожив его при этом, и всегда все сводилось к тому, чтобы устроить где-нибудь локальное сражение, при котором преимуществ не получит... ни одна из сторон. "Если вы хотите, чтобы население осталось управляемым, Возлюбленная Королева, вы должны разбить джедаев без лишнего шума. Люди не должны узнать о том, что вы сделали."
   "Это невозможно," - возразила Корелей. "Единственный способ уничтожить джедаев заключается в том, чтобы найти их, а единственный способ найти их - это заставить их рассекретиться."
   "Простите, но здесь вы ошибаетесь." Винн посмотрел на шиккар, пойманный щупальщем, который все также продолжал висеть перед ним, и повернулся к Возлюбленной Королеве: "Есть только один способ найти их - это заставить их самих придти к нам."
   "К нам?" - этом откликнулась Возлюбленная Королева. "В мой Храм?"
   "Именно," - произнес Винн. Ему пришлось ждать, затаив дыхание, примерно дюжину ударов сердца, когда, наконец, щупальце отвело от него шиккар и вернуло оружие Корелей. "Ситхи должны отойти в Храм - это вынудит джедаев пойти за ними следом."
  
  
   Глава седьмая
  
  
   "Сокол Тысячелетия" садился подрагивающей молочной каплей дюрастилла на палубу ангара, настолько темную и открытую, что казался дрейфующим в открытом космосе. Корма корабля осела на разбитом стабилизаторе, белая броня корпуса была покрыта оспинами орудийных попаданий, а из ионных двигателей били струи горячего хладогента. Из каждого спускного клапана валил желтый дым, а верхняя орудийная башня вибрировала так, словно двигатель вот-вот взорвется. Однако для Королевы-Матери Тенел Ка этот практически разбитый корабль был самым прекрасным зрелищем за последнее время. Он был шипяще-свистяще-опаленным свидетельством того, что Хан и Лейя Соло пережили ещё одну отчаянную операцию, снова обвели смерть вокруг пальца и избежали засады, которая стремилась распылить их на атомы и развеять в Оссуанских ветрах.
   Из темных углов ангара к "Соколу" потянулись аварийные спецбригады и огнетушители, а потоки пассажиров потекли по трапу из брюха корабля. Некоторые хромали, других несли на руках, но никто не выглядел серьезно раненным или паникующим. Наконец из корабля появились сами Соло, Хан развернулся, чтобы переброситься парой слов с бригадой техобслуживания, а Лейя наклонилась и что-то говорила маленькому джедаю - теперь Тенел Ка наконец-то облегченно вздохнула.
   "Не понимаю, чего вы так боялись?" - произнесла Аллана. Она не разделяла позицию Тенел Ка с тех пор, как пришло сообщение, что эскадрон Айгель обстрелял "Сокол". "Вы же сами говорили, что не стоит недооценивать Хана и Лейю Соло."
   "Это так," - утвердительно улыбнулась Тенел Ка дочери. "Но я все таки волновалась. Ты ведь знаешь, как я люблю Соло."
   Перед тем как ответить, Аллана оглядела помещение, где Триста Зель помогала Каму и Тионне Салюсар систематизировать сообщения о результатах эвакуации. Тенел Ка была практически уверена, что оба мастера давно разгадали истинную сущность ее дочери, но никто из них не говорил об этом Аллане, поэтому в их присутствии девочка продолжала играть роль приемной дочери Соло.
   Увидев, что оба мастера заняты, принимая информацию через наушники, она сжала руку Тенел Ка. "Бабушка и дедушка тоже беспокоятся о вас," - прошептала она. "И я - тоже."
   Острая боль одиночества пронзила сердце Тенел Ка. Как бы она хотела не рождаться дочерью Хайпанского принца, быть свободной и растить собственную дочь в скромной квартирке. Но любая попытка отказаться от своего положения, грозила тем, что их обеих убьют. Ведь любая, кто-бы не занял место Тенел Ка на троне, не будет чувствовать себя уверено, пока ее агенты не уничтожат всех возможных конкурентов, особенно ребенка бывшей Королевы-Матери. Поэтому Тенел Ка ничего другого не оставалось, как выполнять свои обязанности и притворяться, что ее дочь - чей-то чужой ребенок, пока Аллана не повзрослеет настолько, чтобы суметь защититься от политических и реальных кинжалов, которые были неотъемлемой частью жизни Хайпанского Двора.
   Тенел Ка ответно сжала руку девочки. "Спасибо," - прошептала она. "Только тебе не стоит беспокоится обо мне. У меня целая армия тайных друзей, которые внимательно наблюдают за мной."
   Аллана приполняла бровь. "Такие как Триста и Тайрин?"
   Тенел Ка кивнула. "Именно."
   Мягкое шипение раздалось из задней части помещения, и когда Тенел Ка повернулась, она увидела Хана Соло, выходящего из турболифта. Он остановился ровно настолько, чтобы внимательно осмотреть помещение и найти в нем Аллану, затем он направился к ней с распростертыми объятиями.
   "Видите?" - в его голосе звучала преувеличенная жизнерадостность, чтобы скрыть беспокойство, которое Тенел Ка явственно в нем ощущала. "Я ведь говорил вам, что все будет прекрасно!"
   Аллана бросилась в его обътия и крепко обняла. "Я знала, что так и будет. Я только боялась, что пока я не несу вахту на борту, "Сокол" пострадает." Она высвободилась и уперев руки в боки развернулась к прозрачной переборке: "И, кажется, я оказалась права!"
   "Конечно, права," - произнесла Лейя, обнимая ее. Она наклонилась и поцеловала Аллану в щечку. "Учитывая, как Хан вытрясал из нас душу, чудо, что мы разбили только один стабилизатор."
   Хан скорчил угрюмую физиономию, но это было больше насмешкой, чем настоящим недовольством. "Эй, после того, как ты позволила тем бластботам палить по нам куда вздумается, все что мне оставалось, так это умудриться нас посадить."
   Он снова обратился к Аллане. "Разве я не прав?"
   "Несомненно," - улыбнулась девочка. "Особенно если ты сообщаешь о своем прибытии подпрыгивая при приземлении по палубе ангара."
   Хан в притворном унынии опустил подбородок и улыбнулся. "Ты уела меня, малышка. Мы действительно вошли несколько грубовато." Он взлохматил ей волосы, затем повернулся к Тенел Ка, и на его лице отразилось то беспокойство, которое она ощущала. "Итак, насколько все плохо?"
   "Мастера Солюсар прибыли только несколько минут назад, и они ещё продолжают принимать и обрабатывать информацию," - ответила Тенел Ка, указывая на центр группы. "Думаю, они будут счастливы озвучить вам предварительные данные."
   Хан кивнул и направился туда, но Аланна поймала Лейю за край одеяния и остановила. "Вы можете обнаружить мастера Себатайн в Силе?"
   Лейя остановилась и ответила: "Конечно я могу попытаться, но ты ведь знаешь, что она, скорее всего, сейчас очень занята."
   "Это важно," - сказала Алана. "Вы должны ее кое о чем предупредить."
   "В таком случае я постараюсь," - произнесла Лейя. "О чем я должна ее предупредить?"
   "Ситхи. Они должны обнаружить Тезара и других."
   На лице Лейи застыло озадаченное выражение. "Почему ты так думаешь?"
   "Потому, что я видела, как это произошло," - объяснила девочка. "В иллюминаторе."
   Лейя посмотрела на Тенел Ка, явно ожидая объяснений.
   "Ещё одно видение Силы," - отозвалась Тенел Ка. "Похоже она видела, как Тезара и других барабелов обнаружили в Храме."
   В глазах Лейи вспыхнуло понимание. "Понятно." Когда она обратилась к Аллане, на ее лице была спокойная деловитость, казалось, что только что недостающий бит информации наконец-то занял в ее сознании свое место. "Но ты понимаешь, что я не могу на самом деле говорить с мастером Себатайн через Силу, ведь так?"
   Аллана кивнула: "Это ничего, только удостоверься, что она понимает."
   "Я постараюсь," - сказала Лейя. "Но, чтобы убедиться, нам придется воспользоваться ХолоНетом."
   "Нет, мы не можем так поступить," - покачала головой девочка. "Ситхи могут перехватить сообщение, и тогда, то что я видела, произойдет гораздо быстрее. Все будет так, словно я заставила это свершиться."
   "Тогда ладно..." Лейя посмотрела на пару роскошных кресел, покрытых кожей нерфов, в комплекте c низким столиком для напитков в углу помещения. "Я посмотрю, что смогу сделать."
   "Мы не будем вас беспокоить," - сказала Тенел Ка. Ощутив взрыв радостного удивления в ауре Силы Салюсаров, она взяла дочь за руку и направилась к центру комнаты. "Думаю что мне и тебе стоит проверить результаты сообщений по эвакуации, пока Принцесса Лейя общается с мастером Себатайн."
   "Хорошо," - девочка позволила увлечь себя вперед. "Однако я уже знаю, что результаты эвакуации хорошие."
   "Потому что, ты почувствовала это в Силе?" - спросила Тенел Ка.
   "Да," - ответила Аллана. "А ещё я не слышу никаких Кореллианских ругательств."
   И новости действительно были хорошие. Когда они подошли, Кам Салюсар настроил волну и коснулся кнопки на своих наушниках. Его лицо, грубое и шершавое выглядело красивым и мягким как никогда, несмотря на шрамы, оставленные ранами, которые он получил защищащая Академию Джедаев во время Второй Галактической Гражданской Войны.
   "У нас получилось," - говорил улыбаясь Кам. "Пока мы никого не потеряли."
   Новости были даже лучше, чем смела надеяться Тенел Ка, учитывая сложность миссии и изобретательность врага в нападении под прикрытием Оссуанских туманов.
   "Когда вы сказали - никого, вы имели в виду транспорт или людей?" - уточнила она.
   "И то и другое," - объяснила Тионна. Белоснежные волосы и светлые глаза придавали женщине неотразимый облик эфирного создания - несмотря на грубые протезы, заменившие ей руку и ногу, потерянные во времена того-же самого инциндента, когда был ранен и ее муж. "Шармок семь-восемнадцать получила тяжелые повреждения и потеряла связь. Но эскадрон Волгх сопровождает ее. Волгх-лидер сейчас передает картинку. Похоже, что семь-восемнадцать это тоже удалось."
   Тенел Ка улыбнулась. "Это - действительно хорошие новости."
   "Только," - лицо Тионны помрачнело. "Среди пилотов ваших Май*тилов есть жертвы, и два эскадрона продолжают сражаться."
   Тенел Ка почувствовала, как ее внутренности сжимаются в узел, но кивнула: "Мы это ожидали," - сказала она. "Только это - больше, чем просто спасательная операция, мастер Салюсар. Это - шанс для Хайпанского Королевского флота оценить способности врага."
   "Держу пари, что торговаться в одной комнате с Леди Малери и Дукхой Лювалл было нелегко," - прокомментировал Хан. "Примите благодарности - я имею ввиду всех."
   "Консорциум ценит вашу благодарность, капитан Соло," - ответила Триста Зель, оторвавшись от своего экрана. "Но, уверяю вас, Королеве-Матери незачем торговаться с кем-бы то ни было."
   Хан сложил руки в жесте покаяния, но вдруг нахмурился и повернулся к Тионне. "Вы сказали семь-восемнадцать?"
   Она кивнула: "Именно так."
   "И мы не потеряли никакие другие транспорты?" - уточнил он. "Вы уверены?"
   "Мы уверены, Хан," - сказал Кам. "Мы - мастера-джедаи. И мы умеем считать до двенадцати."
   "Эээ - ну не могло все пройти настолько гладко." Хан развернулся к полукруглому пульту и, склонившись к экрану с данными, отодвинул плечем Тристу. "Там внизу была такая кутерьма, семь - восемнадцать взлетала прямо перед нами. И взлетела с трудом."
   Триста вытянула шею, чтобы увидеть что-нибудь за ним. "Капитан Соло, что вы предлагаете..."
   "Я ничего не предлагаю. Семь-восемнадцать стартовала перед "Соколом". Сейчас она - аутсайдер." Хан ткнул в экран пальцем. "И гляньте, кажется, она направляется к флагману. Вас это не настораживает."
   Триста заговорила в микрофон, закрепленный на ее подбородке, и когда она выслушала ответ - побледнела. Спустя секунду она уже раздавала распоряжения.
   "Волгх-лидер, передайте сигнал на семь-восемнадцать, чтобы немедленно поворачивал," - произнесла она. "И никаких отговорок. Предупредите пилота, что если через шестьсят секунд она все ещё останется на этом векторе, она будет уничтожена."
   "Уничтожена?" - Аллана недоуменно уставилась на Тенел Ка. "Но ведь на ее борту ученики Академии!"
   "Мы так полагаем." Тенел Ка расширила сферу своего восприятия Силы до транспортника, но вокруг было пятнадцать Боевых Драконов с группами учащихся джедаев, поэтому трудно было однозначно сказать, были ли они на борту Шармок 7-18. "Однако ее поведение подозрительно. Здесь что-то не так."
   Тенел Ка тоже подошла к экрану, увидев картинку, ее сердце упало. На одном из экранов крупным планом демонстрировалось изображение транспорта Шармок, дрейфующего в космосе. Четверть корпуса была исполосована ожогами, вместо пары орудийных башен остались только искореженные шестеренки, а около главного воздушного шлюза зияла пробоина - все указывало на то, что корабль перенес в недавнем прошлом серьезный ближний бой.
   Источник белого света зажегся в иллюминаторе напротив них и начал пульсировать - гаснуть и загораться вновь - в ритме светового кода передачи информации Хайпанских вооруженных сил.
   "Есть признаки, что их взяли на абордаж?" - спросила Тенел Ка.
   "Сообщений об этом не было," - ответила Триста.
   "Не было," - произнес Хан. "Воздушные шлюзы Шармока работают по стандартной процедуре открытия в две стадии, верно?"
   Теперь, рассматривая смятый корпус за шлюзом, Тенел Ка поняла о чем говорил Хан. Повреждения больше соответствовали проникновению внутрь, чем просто попаданию ракеты.
   "Вы полагаете, что ситхи воспользовались Силой, чтобы открыть воздушный шлюз?" Она проверила полосу информации внизу экрана и удостоверилась, что передача ведется с камеры боевого контроля Волгх-лидера. "Вынуждена согласиться. Триста, прикажите Волгх-лидеру немедленно открыть огонь по ионным двигателям Шармок 7-18".
   Тенел Ка почувствовала волнение Силы, когда ее подчиненные приняли приказ, но правильность приказа несомненно подтверждала ее мудрость. Хан молча быстро поклонился ей, а Триста отрывисто раздавала приказы через свой микрофон на подбородке. Солусары просто недоуменно переглядывались, словно пытались удостовериться друг у друга, что острая реакция Тенель Ка оправдана.
   "Но если на борту все еще находятся ученики?" - возразила Аллана. "Они же могут умереть!"
   "Именно поэтому Волгх-лидер будет стрелять по ионным двигателям." Хан взял Аллану за плечи и, прижал к себе. "Если на Шармоке летят ситхи, то мы ни в коем случае не можем дать им возможность добраться до флагмана. Поэтому мы собираемся обездвижить судно и послать туда абордажную команду, чтобы взять под свой контроль." Он оглянулся на Тенел Ка. "Ведь так, Ваше Величество?"
   "Все так." - улыбнулась Тенел Ка, безмолвно благодаря Хана, затем снова обратилась к обзорному экрану, чтобы определить, какой из Боевых Драконов находиться ближе всего к транспорту. "Триста, передай на "Дафорос", чтобы они захватили "Шармок 7-18" инжекторным лучем, как только его двигатели откажут, и послали туда абордажную команду, чтобы снова взять..."
   "Если позволите, Ваше Величество," - произнес Кам, прерывая ее настолько вежливо, насколько возможно. "Учитывая причастность ситхов, по моему разумению, туда стоит пойти мне с несколькими джедаями."
   "Превосходное предложение, мастер Солюсар," - кивнула Тенел Ка, испытывая острое сожаление, от того, что не может лично принять участие вместе с рыцарями-джедаями в разгроме ситхов. "Триста, сообщите на "Дафорос", что мастер Солюсар присоединиться к абордажной команде и на время операции принимает командование. И порекомендуйте Леди Командующей, чтобы на эту миссию она отправила лучшую команду."
   Пока Тенел Ка говорила, одним глазом она следила за тактическим дисплеем, на котором Волгх-Лидер и ее эскадрон истребителей заходили на угол атаки. Вместо того, чтобы приблизиться к цели на минимальное расстояние и рисковать попасть под взрывную волну, Май*тилсы нанесли по очередно точечные удары по дюзам и умчались в сторону. На мгновение, глядя на то, как Шармок продолжает приближаться к "Королеве Драконов II" по прежнему вектору, Тенел Ка подумалось, что возможно Хан ошибается, что возможно 7-18 просто потерял Хайпанскую команду и теперь идет под управлением какого-то неумехи из учеников-джедаев.
   Однако за пол-секунды до того, как Май*тилсы открыли огонь, целеуказатель транспорта дернулся влево - пилот корабля предпринял маневр уклонения. Первый Май*лтис, вспыхнувший белым светом в момент выстрела - промазал. Выстрел следующего истребителя окрасил Шармок в желтый цвет, характеризующий "повреждение". Облегченно вздохнув она перевела взгляд на экран визуального контакта, но там только кружились звезды, пока Волгх-Лидер колесил для нового захода на цель.
   "Запросите," - приказала Тенел Ка. "Они уничтожили двигатели?"
   "Терпение, Ваше Величество," - ответила Триста. "Им нужно время, чтобы оценить ущерб."
   Вняв нежному упреку кузины - должен же хоть кто-то урезонивать ее - Тенел Ка пристально уставилась на визуальный экран, едва дыша, пока кружились звезды. Наконец, на экране появилось изображение кормовых ионных двигателей Шармока, которые горели, еще выбрасывая последние всполохи иона. К тому времени, когда изображение стабилизировалось, последний двигатель окончательно заглох, и на экране осталось только изображение трех раскаленных дюз.
   Тенел Ка свободно вздохнула - в этот момент экран побелел от вспыхнувшего взрыва. Она ощутила в Силе ужасающий разрыв и услышала приглушенные всхлипы ее собратьев-джедаев, тоже оглушенных ударом. Испуганный детский крик, сообщил ей, что ее дочь тоже почувствовала это - жгучую боль одновременно оборвавшихся трехсот жизней.
   Тенел Ка медленно повернулась и упала на колени перед девочкой, ограждая ее своими объятиями. "Иди сюда."
   Аллана обмякла в ее руках. "Я чувствовала, как они умирают," - всхлипнула она. "Я ощущала их..."
   "Я зная, дорогая." Тенел Ка подавила желание сказать дочери не думать об этом, потому что знала - это невозможно. Никто не может ощутить смерть сотен человек и просто выбросить это из головы, особенно десятилетняя девочка. "Видимо ионные двигатели Шармока перешли в критическую стадию..."
   "Это не так," - произнес Хан из-за спины Тенел Ка. "Это не было техническим взрывом. Взрыв двигателей не может уничтодить целый эскадрон звездных истребителей."
   "Что?" - Тенел Ка вытянула шею, но не поднялась на ноги. Ее поддержка сейчас была нужна Аллане. "Мы потеряли Волгх Эскадрон? Скольких из него?"
   "Всех," - сообщил Хан. "Радиус взрыва охватил три километра. Ион на это не способен, если только очень мощный двигатель. Наверное это барадиум, или нечто похожее. Судно было подставой."
   Аллана выглянула из-за плеча Тенел Ка. "Ты думаешь, что это устроили ситхи?" - спросила она. "Они взорвали всех, потому что мы не пустили их на борт?"
   Лицо Хана заполнилось грустью. "Да, радость моя, имнно это я и предполагаю." Его цепкий взгляд переместился с Алланы на Тенел Ка. "Эта бомба была предназначена для Королевы-Матери."
   Девочка выпрямилась. "Они пытались нас обмануть?" Она высвободилась из объятий Тенел Ка и посмотрела ей в глаза. "Снова?"
   Тенел Ка кивнула. "Именно этим ситхи и занимаются," - произнесла она. "Вот поэтому мы и должны держаться настороже с ними."
   Пока Тенел Ка говорила, из угла помещения подошла Лейя. Ее лицо было спокойным, но колебания в ее ауре Силы подтверждали, что она также, как и все остальные, ясно почувствовала массовую гибель. Одного взгляда в мрачные лица присутвующих было достаточно, чтобы в ее глазах отразилось горе.
   "Все настолько плохо?" - спросила она.
   "Они захватили "Шармок 7-18"." Голос Тионны был полон печали. "Кажется, они пытались воспользоваться им, чтобы затащить барадиумный заряд на борт флагмана..., чтобы уничтожить Королеву-Мать Тенел Ка."
   Глаза Лейи полыхнули, и она не смогла удержаться от взгляда на Аллану. Также, как и Тенел Ка, Соло были осведомлены Скайвокерами о том, что случилось в Водоеме Знаний, когда Высокий Лорд ситхов увидел образ Королевы-Джедая на троне Баланса. Поглощенные денатурализацией видения, ситхи поверили, что этой королевой была Тенел Ка, и это заблуждение привело к ряду неудавшихся покушений. Это бремя, она несла без страха, чтобы защитить своего ребенка.
   Помолчав, Лейя произнесла: "Нам конечно же крупно повезло, что их планы не свершились." Она обошла пульт и посмотрела на тактических дисплей. "Однако, я не могу забыть о пассажирах - всех этих учениках и их семьях. Мы точно знаем, что они были на борту?"
   "Да, они там были," - произнес Хан. "Семь-восемнадцать взлетел прямо перед нами, а появился незадолго после нашей посадки. У стхов просто не было времени, чтобы выгрузить три сотни пленников - даже если бы они захотели."
   Кам кивнул. "Могу предположить, что нападение бластботов была разработано, чтобы отбить один из кораблей из конвоя и загрузить на него бомбу," - произнес он. "Однако на борту было около двух дюжин учеников, достаточно обученных, чтобы организовать оборону. Ситхам потребовались бы значительные усилия, чтобы быстро захватить цель, поэтому мы достоверно не знаем, кто именно погиб на этом Шармоке."
   "Правильно. Возможно, бомба - это был план Б." Хан помолчал и посмотрел в сторону Алланы, очевидно решив, что нет смысла объяснять, что вероятной основной целью ситхов был - абордаж и захват "Королевы Драконов II" для их собственного флота. Он обратился к Тенел Ка: "Думаю не повредит, если кто-нибудь проследит траекторию 7-18, может что и найдут."
   "Ты снова пытаешься быть самым умным?" - спросила Аллана, глядя на Хана. "Потому что я знаю, о чем ты пытаешься умолчать - скорее всего они просто выбросили пассажиров в воздушный шлюз."
   "Это стоит проверить," - сказала Тенел Ка. Она кивнула Кузине. "Триста проследи."
   Триста приняла распорядение быстрым поклоном и заговорила в микрофон. Тогда Тенел Ка снова обратилась к дочери и заметила, что девочка выглядит очень взволновано.
   "Никаких поводов для стаха нет," - произнесла Тенел Ка. "Этот Шармок никогда бы не смог проникнуть на борт. Для этого у нас предусмотрен Королевский Протокол."
   "Я не о нас беспокоюсь," - сказала девочка. "Это - барабелы. Ситхи только что убили почти тридцать джедаев и их семьи, а скоро они пойдут убивать Тезара и его..."
   Ее глаза округлились, и она оборвала фразу не закончив мысль. Вместо этого, она повернулась к Лейе. "Мастер Себатайн поняла смясл моего видения?"
   На лице Лейи появилось сожаление, и она покачала головой. "Не думаю. Она, по моему, в общем ... охотилась, и когда я пыталась заставить ее думать о Тезаре, она просто закрылась. Я пыталась снова достучаться до нее когда..." Она указала глазами на пульт и добавила: "не думаю, что добьюсь результата."
   "Звучит не обнадеживающе," - согласилась Аллана. Ее лицо приняло серьезное выражение: "Выходит, я должна сделать это лично."
   Бровь Лейи приподнялась. "Что значит лично?"
   "Отправлюсь на Корускант," - просто сказала девочка. Она повернулась к Хану. "Насколько быстро ты сможешь восстановить "Сокол"?"
   Хан нахмурился. "Никогда - если ты собираешься на нем лететь на Корускант," - ответил Хан. "Ты что не знаешь, что там полно ситхов?"
   "Мы там не задержимся," - сказала Аллана. "Все, что мне нужно - это найти Барва. Он предупредит Тезара."
   Хан повеселел. "Вот так бы и давно. Я могу найти Барва. Что ему передать?"
   "То, что я должна поговорить с ним," - сказала Аллана. "На борту "Сокола"."
   Хан покачал головой. "Не пойдет," - сказал он. "Ты попусту сотрясаешь воздух, малыш. Сообщение или, забудь об этом."
   Аллана хмуро посмотрела на Хана, затем резко вздохнула и повернулась к Лейе. "Он не понимает," - произнесла она. "Это касается Силы. Я должна предупредить Тезара лично."
   "Разве Тезар не скрывается в Храме?" - спросила Лейя.
   Девочка снова разволновалась. "Я этого не говорила."
   "Ты не говорила этого," - сказала Лейя. "Это стало очевидно сейчас, когда все части соединились."
   Девочка выглядела удрученно. "Вы имеете в виду, что я выдала его тайну?"
   "Ни в коем случае," - произнесла Тионна. Ее голос излучал тепло и спокойствие, и как поняла Тенел Ка, она применила Силу, чтобы помочь Аллане успокоиться. "Мастера давно подозревали о существовании гнезда."
   "И никакого отношения к тебе это не имеет," - уверил ее Кам. "Тезар и еще один молодой барабел исчезли несколько месяцев назад, и мастер Себатайн очень гневалась по этому поводу. Надо быть полным кретином, чтобы не сложить два и два."
   "Однако о местоположении гнезда знаешь только ты и Барв, верно?" - спросила Тенел Ка. "Так что ты ни коем образом не предала доверие барабелов."
   "Она права, Аллана," - произнесла Лейя. "И мы все объясним Барву, когда встретимся с ним в Храме, чтобы предупредить барабелов. Никто не станет сердиться на тебя, обещаю."
   Девочка нахмурилась. "А что, если вы не сможете найти Барва?"
   "Мы его найдем," - уверил ее Хан. "Нам такое вполне по силам, или ты этого еще не заметила?"
   "А что, если Барва нет в живых?" - упорствовала Аллана. "Там полно ситхов, и вполне возможно, что ему приходится сражаться с такими же крепышами, как и он сам."
   На лице Хана застыло упрямство, а Лейя посмотрела на него с выражением "она - вся в тебя".
   "Вот видите?" - настаивала Аллана. "Все что остается - взять меня с собой."
   Упрямство на лице Хана стало только жестче. "Значит, мы пойдем ва-банк," - произнес он. Потому что ты - остаешься. И точка."
   Девочка закатила глаза и повернулась к Тенел Ка. "Объясните ему," - взмолилась Аллана - "Раз Сила послала это видение мне, значит именно я должна разрешить ситуацию."
   "Возможно, ты и права, однако корабль принадлежит капитану Соло, поэтому ему и решать кто с ним летит," - ответила Тенел Ка. "Поэтому - пусть твои опекуны самостоятельно это решают. К тому же - на мой взгляд, так будет лучше."
   Аллана взглянула на Тенел Ка как на предателя, чем причинила матери острую боль, и повернула к Лейе умоляющий взгляд.
   Лейя просто пожала плечами. "Хан сказал - точка. Ты ведь знаешь, что это означает."
   "Да, знаю." Девочка сердито блеснула глазами в сторону Хана и продолжила: "Это значит, что он просто - ронтоголовый."
   "Великолепно," - парировал Хан. "Значит я - ронтоголовый. А ты все равно не куда не полетишь."
   "Хорошо." Она отскочила от него и забралась на стулья в углу. "Но не вини меня, если Тезар откусит тебе руку. Он тоже не любит ронтоголовых."
  
  
   Глава восьмая
  
  
   Стоя, Люк смотрел на старого хромого ботана, который курсировл взад вперед по грязному полу промышленного ангара в подземном городе. Ботан расхаживал перед тремя отборными бригадами космодесантников, разъясняя им причины, почему их отправляют на миссию по ликвидации действующего президента Галактического Альянса, Роки Кем. Были ли они людьми, ботанами или принадлежали к другим видам, все солдаты спокойно смотрели на ситуацию глазами ветеранов, которые повидали уже столько, что не выказывали сомнений в том что им говорили, как бы невероятно это не звучало. Они не ждали подвоха от своего командующего. Нашивки на плечах говорили, что их отобрали с сотни различных кораблей, дислоцированных вокруг Корусканта, а их средний возраст был примерно на десять лет старше, чем приписывала статистика данной боевой единице. Их объединяло только две вещи: каждый из них служил на судах, которыми лично командовал адмирала Нек Бвуа*ту; и когда он лично обратился к ним с просьбой помочь ему спасти Галактический Альянс, каждый из них незамедлительно и бесповоротно ответил - да.
   "...враг отступил в Храм Джедаев, имея семьдесят пять процентов своих сил." Слова адмирала словно бы отражались от стен ангара, однако на самом деле небольшой микрофон в воротничке транслировал его слова через сеть динамиков, равномерно развешанных по всей длине шеренг. "Это отступление - конечно-же ловушка, направленная на то, чтобы заманить наших друзей-джедаев в засаду и уничтодить превосходящими силами ситхов..."
   Люк повернулся к другому ботану, щеголеватого вида дяде адмирала Бвуа*ту - Ерамусу, стоявшему рядом с ним. "Сказать по правде, адвокат, не могу понять, почему вы ожидали возвращения джедаев," - тихо поинтересовался он. "Клуб Бвуа*ту, по видимому, неплохо обходится и без нас."
   "Странно, что вы до сих пор этого не поняли, мастер Скайвокер," - ответил Ерамус, не поворачивая головы. "Нам нужно было пушечное мясо."
   "Пушечное мясо?" - эхом отозвался Люк, почти воспринимая старого ботана всерьез. "Тогда почему вы не наняли Мандалорцев?"
   Ботан покачал покрытой серым мехом головой. "Конечно," - сказал он. "Одкако в прошлый раз, когда они пытались взять штурмом Храм Джедаев, им это не очень удалось."
   "Понимаю," - произнес Люк. "Приятно осознавать, что вы возлагаете большие надежды на Орден Джедаев."
   "Это так." Улыбка изогнула губы Ерамуса, и он добавил: "А вы в самом деле прибыли ради освобождения?"
   Люк приподнял бровь, хихикнул и снова повернулся к десантникам. Он понимал, что как и сказал Ерамус, массовые жертвы сегодня будут именно среди десантников - и адмирал однозначно обрисовывал реальную опасность, когда предлагал участие в операции. Многие восприняли предложение свергнуть президента Галактического Альянса, как миссию, на первый взгляд казавшуюся актом измены, однако на самом деле - верой в военскую честь и способности их любимого адмирала.
   "... собираемся использовать капкан Роки Кем пртив нее же самой," - продолжал Бвуа*ту. Он перестал прохаживаться и теперь стоял перед своими космодесантниками, уголки его губ сложились в ехидную улыбочку. "Мы планируем напасть на Храм одновременно в тридцать различных точках, что вынудит Кем распылить большую часть своих сил по периметру здания."
   Бвуа*ту поднял руку - новенький протез - и указал в сторону Люка. "Магистр Скайвокер кратко введет вас в курс остальной части операции."
   Люк активировал микрофон на собственном вороте и подошел к адмиралу. "В начале, я хочу поблагодарить всех вас за участие в этой операции. Как уже сказал адмирал Бвуа*ту, это - не просто освобождение Храма Джедаев. Затерянное Племя Ситхов просочилось на все уровни правительства Галактического Альянса, и наша нынешняя победа отрежет им путь для дальнейшего захвата галактики."
   Едва слышный шелест прошел по шеренгам, когда космодесантники переступили с ноги на ногу, и Люк понял, что эти солдаты вполне осознавали, что на чаше весов лежала судьба галактики, и участие в подобных миссиях было для них не впервой. Он глубоко вздохнул и продолжил.
   "Ваша цель состоит в том, чтобы оттянуть силы ситхов на внешний периметр Храма. Как только вы это сделаете, я смогу деактивировать защитные щиты и открыть взрывозащищенные главные ворота Храма. Это станет сигналом для адмирала Бвуа*ту, что ситхи хлынут наружу и кинутся в атаку. Если наши предположения оправдаются, тогда джедаи начнут атаки внутри Храма, чтобы вытеснить ситхов на внешние террасы, там вы их встретите шквальным огнем орудий с ваших транспортов."
   Почувствовав зарождающееся сомнение в умах старых солдат, Люк раскрыл ладонь и, предвосхищая вопросы, жестом призвал к терпению.
   "Если они не сделают то, чего ждет адмирал..."
   "Сделают," - перебил его Бвуа*ту под хор добродушных смешков. "Ещё как сделают, вот увидите."
   Люк расплылся в улыбке и пожал плечами. "Естественно, адмирал прав," - произнес он. "Но если ситхи дейсвительно начнут отступать, удостоверьтесь через своего джедая-связного у мастера о начале атаки. Выкинем мы ситхов из Храма или нет, наша цель заманить их между молотом и наковальней."
   Люк проиллюстрировал свою речь, вбив кулак в раскрытую ладонь. Он снова почувствовал вопрос от высокой женщины-дуро, стоявшей недалеко от него в третьем ряду. Не дожидаясь, когда она попросит разрешении высказаться, он кивнул ей.
   "Да, сержант?"
   Глаза дуро немного округлились, потом она улыбнулась и спросила: "Какова вероятность, что вам удасться сбить щиты и открыть эти взывозащищенные ворота?"
   "Не настолько высокая, как мне бы хотелось," - признал Люк. "Но если это не получится с первой попытки, мы будем пытаться снова."
   "И до каких пор?"
   Люк помрачнел. "Пока у нас не останется сил," - произнес он. "И если это произойдет, тогда их разнесут барадиумом."
   "Естественно, только после того, как я отзову штурмовые бригады из Храма," - уточнил Бвуа*ту. "Если я приказу отступить, это будет выполнено незамедлительно. Мы не предоставим врагам времени, чтобы сбежать пока ракеты достигнут цели. Я обещаю."
   Ангар содрогнулся от одновременного удара сотен каблуков ботинок, польщенный Бвуа*ту кивнул.
   "Прекрасно." Адмирал повернулся к Люку и проинес: "Думаю пора назначать связных."
   Люк кивнул и повернулся к стене ангара, где по стойке "смирно" выстроились пятнадцать джедаев. Он подошел к первому джедаю в шеренге - молодому племяннику адмирала Бвуа*ту - Янтахару, потом повернулся к космодесантникам.
   "Ваши командиры уже получили инструкции, но вы все должны знать, что рыцарь-джедай будет сопровождать каждый штурмовой отряд в бою," - произнес Люк. "Их роль будет чисто консультативная, но уверяю вас, к их совета стоит прислушаться. Вам предстоит схлестнуться с давящей атмосферой Силы, к тому же, они смогут однозначно определить местонахождение собственных боевых команд Ордена."
   Янтахар вытянулся рядом с Люком, высокий и стройный, облаченный в джедайское одеяние под легкой боевой броней, потом церемонно поклонился десантникам.
   "Янтахар Бвуа*ту," - произнес он, приправив слова Силой, чтобы они разнеслись по всему ангару. "К вашим услугам."
   Мгновение адмирал сиял, затем скомандовал: "Бригада один, первый батальон!"
   "Есть, сэр!" - откликнулась темнокожая женщина-человек в форме полковника.
   Янтахар подошел и встал рядом с женщиной. Люк подозвал следующего рыцаря-джедая - ещё одного ботана по имени Якиил Саав*ету - которая представилась точно также, как и ее земляк, и была определена в следующую бригаду. Однако, когда пришла очередь третьего рыцаря-джедая - Базела Варва - Люк пропустил его и вызвал следующего.
   Тотчас же волна замешательства и беспокойства пронеслась в Силе, и Люк пожалел, что не нашел времени переговорить с массивным рамоаном до начала сбора. Он поймал взгляд Базела и поднял палец, призывая к терпению, затем продолжил распределение джедаев-связных.
   Когда остался только пропущенный джедай, Люк обратился к адмиралу Бвуа*ту. "Боюсь, что ваш связной прибудет несколько позже."
   Бвуа*ту нахмурился и оглянулся на Базела, который наблюдал за ними, безмолвно шевеля большими губами, словно разрываясь между рвением и замешательством.
   "Вероятно существует веская причина, по которой джедай Варв не подходит для этого?" - спросил Бвуа*ту. "Мой племянник рассказывал, что он близкий друг джедая Саав*ету. К тому, же он весьма находчив."
   "Так оно и есть," - согласился Люк. "Только боюсь, что есть причины, по которым он не сможет участвовать в боях."
   Не успел Люк договорить, как в Силе разлилась волна разочарования, у него не осталось сомнений, что Базел подслушал их разговор, несмотря на то, что его уши сохраняли разворот параллельно его огромной голове.
   "Весьма жаль," - произнес Бвуа*ту, протягивая руку Люку. "Возможно, вам пора объяснить ему ситуацию. По-видимому он весьма разочарован, а у нас очень много дел."
   "Что верно, то верно, адмирал." Люк пожал руку Бвуа*ту. "Я пришлю к вам джедая Дорвальд, вместо джедая Варва в ближайшее время. Да прибудет с вами Сила, пока мы не всретимся вновь."
   "Именно вы нуждаетесь в этом больше всего, мой друг," - ответил Бвуа*ту. "Все, что предстоит мне - это сидеть в оперативном штабе и ждать."
   "Не имеет значения," - сказал Люк. "Вы знаете, как связаться с мастером Себатайн, если понадобиться?"
   "Конечно," - ответил Бвуа*ту. "Считаю часы до того момента, когда ситхи посыплются с небес."
   Люк улыбнулся, прекрасно зная, что адмирал шутил только наполовину. Саба была направлена на подавление ситхов, оставшихся за пределами Храма, вместе с Изаль Ваз и небольшой группой свежепосвещенных рыцарей-джедаев. Она назвала свою операцию "безконечная охота".
   "Комлинки тоже работают," - добавил Люк. Он направился к грязной стене, у которой продолжал стоять Базел Варв, одновременно извлекая комлинк и вызывая Бена. "Джедай Дорвальд ещё с вами?"
   "Ответ положительный," - ответил Бен. "Мы только что погрузились в угнанный спидер, только тут тесновать, поэтому Доран устроился сзади."
   "Ладно," - произнес Люк. "Передай Сехе, чтобы вместе с вами присоединилась ко мне."
   "Принято," - ответил Бен. "До скорого."
   Когда Бен отключился, Люк достиг стены, у которой ждал Базел. Крупный рамоан удрученно подпирал косяк дверного проема, выходящего в темный коридор, ведущий на спаренный балкон. Его зеленые плечи поникли настолько, что локти висели на уровне его коленей.
   "Что я сделал не так, мастер Скайвокер?" - пророкотал он. "Я только хотел..."
   "Ты не сделал ничего плохого." Люк положил руку на одно из мускулистых предплечий Базела. "Однако, я получил сообщение от Соло. Они летят сюда, чтобы встретиться с тобой."
   "Со мной?"
   Люк кивнул. "Да. Ты им нужен, чтобы сделать что-то для Амалии."
   Длинные уши Варва развернулись вокруг его головы. "Для Амалии?" - переспросил он. "Что именно?"
   "Я надеялся, что ты мне это скажешь," - ответил Люк. "Они сказали, что не могут сообщить всего по ХолоНету, но ты единственный, кто на это способен."
   Уши Базела снова развернулись и завернулись в другом направлении, а взгляд его выпуклых глаз отъехал в сторону.
   "Базел," - спросил Люк с оттенком дюрастилла в голосе: "Что им надо?"
   Рамоан развел свои огромные руки. "Я не знаю," - сказал он. "Откуда? Ведь их даже нет здесь."
   "Думаю, ты догадываешься," - нажимал Люк. "О чем речь?"
   Наконец Базел вздохнул, обдав Люка горячим бризом. "Это - своего рода тайна."
   Сердце Люка остановилось. "Тайна Амалии?" - спросил он. "Как ты узнал..."
   "Это другая тайна, мастер Скайвокер!" - перебил его Варв, качая головой. "Это не имеет отношения к ее тайному имени!"
   "Ты знаешь ее настоящее имя?" - ошеломленно уточнил Люк. "Откуда?"
   В голосе Базела появилась мягкость. "Мастер Скайвокер, я не могу объяснить это прямо сейчас."
   Заметив, что внимание Базелла переключилось на дверной проем, Люк нахмурился. Он тоже почувствовал присутствие троицы, входящей в помещение - если Базел знал достаточно о тайне Алланы, и тщательно оберегал ее, скорее всего он понимал, кем девочка была в действительности. Препятствуя тревоге отразиться в Силе, Люк обернулся и увидел, как в ангар входит его сын.
   "Не хотел прерывать," - произнес Бен, уступая дорогу гибкой фигуре Сехи Дорвальд. "Я же говорил, что скоро встретимся."
   "Без проблем, сынок." Люк кивнул и Сехе, однако продолжал разглядывать дверь. "Где Вестара..."
   "Прямо здесь, мастер Скайвокер," - произнесла Вестара. Она осторожно пересекла порог помещения. Стараясь не смотреть в сторону Базела. "Надеюсь мы не пропустили ничего важного."
  
  
   Глава девятая
  
  
   Атака будет результативной, убеждала себя Вестара, только благодаря тому, что джедаи знают свой древний Храм намного лучше, чем когда-либо смогут ситхские оккупанты. Силы джедаев вполне способны в течение часа просочиться в огромное здание, и Кругу Лордов придется ужастно осознать, насколько они недооценили Люка Скайвокера. Когда Скайвокер закончит дело, на Корусканте в живых не останется ни одного Высокого Лорда, а если кому-то и удасться вернуться назад на Кеш, то он будет настолько занят размышлениями обо всем этом, что ему будет не до нее.
   По крайней мере Вестара на это надеялась. Если атака джедаев действительно окажется достаточно успешной, то она вполне сможет даже направить выжившему Высокому Лорду ультиматум с обещанием, что если ситхи объявят на нее охоту, то она выдаст местоположение Кеша. Такая угроза наверняка сработает, но только при условии, что Высокий Лорд будет действительно напуган Люком и его джедаями - а после сегодняшнего дня так и будет.
   Унылый лязг, отразившись от нагромождения насосного оборудования и толстой обходной трубы, достиг ее ушей вкупе с небольшой декомпрессией. Через полукруглую вращающуюся кабину просматривались мокрые внутренности водопроводной магистрали диаметром около полутора метров. Бен и его кузина Джайна загнали капсулу техобслуживания в главный шлюз и открыли люк. Внутри капсулы была тесная каюта с двумя креслами и штурвалом управления. Бен активировал входной пульт и теперь ждал окончания двойного тестирования готовности систем, он постаил ногу на ступеньку и повернулся к Вестаре.
   "Готова?"
   "Как никогда в жизни." Вестара коснулась пустого карабина для светомеча на своем бедре. "Жаль только, что я безоружна, у меня даже бластера нет."
   Бен скис, но ещё до того, как он смог открыть рот, Джайна взяла ситуацию в свои руки.
   "Прости, Вестара. Но так надо." Ее голос звучал уверенно, но не агрессивно. "Если тебя тревожит отсутстиве оружия, то ты всегда можешь остаться."
   "Не настолько," - ответила Вестара с намеком на понимание. "Я должна доказать свою благонадежность."
   Бен покачал головой. "Вес, ты не должна брать..."
   "Пожалуйста, Бен, не надо," - оборвала она. "Я прекрасно понимаю, почему Мастера не доверяют мне. В самом деле, понимаю."
   "Речь идет не только о Мастерах," - произнесла Джайна, приблизившись к ней на шаг. У Вестары появилось неприятное ощущение, что Джайна понимает ее игры лучше, чем даже она сама. "Не каждый член Ордена Джедаев знает тебя лично. Однако большинству из нас трудно доверять ситху."
   "Бывшему ситху," - поправил Бен. "Погоди, Джайна. Ее собственный отец пытался ее убить."
   "Ладно, бывшему ситху," - произнела она, глядя ему в глаза. "Я серьезно, Вестара. Если участие в сражении без оружия тебя беспокоит, то оставайся здесь."
   "А как джедаи опознают Высокого Лорда?" - спросила Вестара. "Как они узнают, что обнаружили Высочайшего Лорда?"
   "Мы сориентируемся," - ответила Джайна.
   "Или обвините во всем меня, если что-то пойдет не так." Вестара поднялась на ступеньку и оперлась рукой о бедро Бена. "Вы никуда не пойдете без меня. Я должна буду следить за вашими тылами, даже в том случае, если у меня не будет оружия чтобы их оборонять."
   Призывное пиликанье раздалось с интерфейса насосной станции, и Р9, включив пульт управления, направил на них луч прожектора.
   "Полагаю, что нам пора заходить," - произнес Бен. "Надеюсь, у всех все с собой."
   Вестара поднялась в капсулу и растянулась в одном из кресел, вдыхая воздух с небольшим запахом антисептиков, когда Бен протиснулся мимо нее и зажал управляющий штурвал коленями, люк автоматически загерметизировался и зажегся мягкий зеленый свет. Как только Вестара пристегнулась и включила навигационный дисплей, Бен врубил панель управления.
   Приглушенный удар за ними свидетельствовал о том, что дроид снова открыл шлюз, теперь капсула погружалась с громким бульканьем, и Вестара ощутила внутри характерное сжатие - они медленно набирали скорость. Бен внимательно уставился в экран, хотя кроме бесконечно-длинной трубы, там больше ничего не было.
   Первую сотню метров путешествия Вестара молчала, сохраняя между нини напряженную тишину, потом всетаки спросила: "Так куда мы направляемся? Кроме Храма Джедаев, разумеется?"
   Бен не торопился с ответом, не отрывая глаз от дисплея, очевидно размышляя сколько информации он может ей расскрыть.
   "Да, действительно. Я все узнаю, когда мы прибудем на место." Вестара уставилась в раму люка над своей головой. "И мне еще раз придется убедиться в том, о чем говорила Джайна - со мной надо быть настороже, поэтому лучше держать меня в неведении."
   Бен вздохнул. "Все не совсем так, Вес," - произнес он. "Просто я не знаю, как тебе объяснить."
   "Ладно, Бен." Она убрала руки с подлокотников, так, чтобы не касаться его, и сложила их на животе. "Я понимаю."
   "Пойми, все что мне известно, это - уровень один-семь-пять, северного сектора двенадцать-двадцать два-восемнадцать," - наконец изрек Бен. "Для тебя это что-нибудь значит? Потому-что для меня нет."
   "Уровень один-семь-пять?" - переспросила Вестара. "Это ведь довольно высоко, не правда ли?"
   "Несоменно, если ты не гранитный слизень," - усмехнулся Бен. "Однако это намного выше, чем мне приходилось подниматься. Думаю это - один из технических центров."
   "Центр?" - эхом отозвалась Вестара. "Значит - Центральное ядро?"
   "Да, Вес," - ответил Бен. "Туда где обычно располагается Ядро. В самую сердцевину."
   "Я тоже так думаю," - произнесла Вестара, немного опадая в кресле - в ее голосе звучали настоящие нотки страха. "Пожалуй, мне стоило послушаться Джайну."
   Бен повернулся к ней, приподняв бровь. "Почему ты так говоришь?"
   "Не думаю, что Мастера учли это," - произнесла она. "Бен, я пришла с планеты, населенной десятками тысяч ситхов. И половина из них, скорее всего, прямо здесь на планете скрывается в Храме Джедаев."
   Бен опустил голову, старась скрыть улыбку. "Это один из тех постулатов, на которые мы рассчитываем, Вестара."
   В животе Вестары похолодело. Она рассчитывала, что их целью будет захват грузового дока, плацдарм для дальнейшего вторжения джедаев внутрь Храма. Но все это выглядело так, словно джедаи решили ворваться внутрь ситхской территории и гнать врага наружу - а еще это значило, что джедаи знают способ дистанционного отключения щитов и открытия доступа в Храм.
   "У джедаев есть свои тайны, не правда ли?" - спросила она. "Вы собираетесь только открыть ворота, чтобы все эти космодесантники вошли и устроили перестрелку?"
   "Что-то в этом роде." Бен повернулся к ней, в его мягком взгляде скользило беспокойство. "Тебя это волнует?"
   Вестара мгновение колебалась, затем кивнула. "Да, похоже что так." Было бы бессмысленно говорить что-то еще - Бен бы в два счета почувствовал ложь. "Нет ни одной Сабли, которая бы не снесла мне голову светомечем, поэтому по логике вещей я не должна волноваться. Однако..."
   "Однако это - твой народ." - кивнул Бен. "Ты не была бы человеком, если бы спокойно могла наблюдать, как их убивают."
   "Спасибо, Бен. Я рада, что ты понимаешь."
   "Без проблем," - ответил он. "Я знаю, насколько это тяжело."
   От навигационного дисплея послышался предупреждающий перезвон - на экране появилась У-образная развилка. Суставы Бена побелели, так сильно он сжал штурвал, и она услышала его тихий отсчет - он готовился к повороту к Храму. Она попыталась представить себе их совместную жизнь, ни как джедаев или ситхов, а как обычных людей, пытающихся найти свое место в галактике. Конечно, они никогда не стали бы аблосютно нормальными. Однако она могла представить себе их совместное счастье в качестве профессиональных игроков, или даже супружеской четы - команды охотников за головами, конечно если ей удасться убедить Бена использовать Силу не только ради спасения галактики.
   Глаза Бена неотрывно следили за навигационным экраном, и он осторожно провел их через развилку, только однажды чиркнув по стенке трубы, перед самым выходом капсулы в русло нового потока. Почти сразу же на дисплее появилось указание о новой развилке, вместе со схематичным изображением запутанной сети проходимых трубопроводов.
   "Думаю, осталось недолго," - заметила Вестара.
   "Несколько минут," - откликнулся Бен. "Мы только что пересекли границу Храма."
   "Бен?" - спросила Вестара. Ее мечты о совместной жизни вне Ордена Джедаев были настолько за пределами реальности, как те письма, которые она мысленно писала иногда любящему отцу, но ей необходимо было знать наверняка - пока не началось сражение. Бен этого заслуживал. "Ты когда-нибудь думал о том, чтобы не быть джедаем?"
   "Конечно," - ответил Бен, несказанно удивив ее. "Но это было давно, тогда я еще был ребенком."
   "Когда ты был маленьким, ты не хотел быть джедаем?"
   Бен покачал головой. "Нисколечко." Он развернул капсулу в ее сторону, готовясь войти в отвление трубы, к которому они приближались. "Я находился в Убежище, когда Абелос вошла в контакт с юнлингами."
   "И тебя не затронуло?"
   "Только потому, что я отказался от Силы." Напряженный взгляд Бена не отрывался от навигационного дисплея, и казалось, что он слушает ее в пол-уха. "Я не очень отчетливо помню то время?"
   "А сейчас?" - продолжала Вестара. "Ты можешь представить себя в другом качестве?"
   Бен активно заработал штурвалом, его брови сошлись на переносице, выдавая сильную концентрацию - он входил в ответвление.
   "Кем еще я мог бы стать?" Похоронный звон пронесся по каплусе, когда они стукнулись о трубу с одной стороны и их отбросило на другую, Бен выругался сквозь зубы. "Мне нужно сосредоточиться на маневрировании. Может поговорим позже?"
   "Не стоит," - сказала Вестара. "Это так - глупый риторический вопрос."
   Она получила ответ - и он раскрыл внутри нее черную дыру.
   Вестре никогда не стать джедаем, не в истинном смысле этого определения. Бен не сможет стать никем другим. Их любовь была обречена с самого начала - еще пять тысяч лет до их рождения. Все что ей оставалось сейчас - это найти способ жить без джедаев и при этом избежать мести Затерянного Племени.
   По счастливой случайности у Вестары было кое-что, чем она могла бы торговаться. Сначала, она не поняла смысла разговора между Мастером Скайвокером и Базелом Варвом. Большинство маленьких девочек имели секреты, поэтому в первый момент она не поняла значения - "тайное имя Амалии Соло"." Однако судя по реакции Мастера Скайвокера - то, насколько быстро он прервал разговор, когда понял что они не одни - навело Вестару на мысль, что к этой тайне Амалии джедаи относились очень серьезно. Последней каплей стала та волна тревоги, которую она почувствовала, когда появилась из-за угла и вошла в дверь следом за Беном, когда не только Мастер Скайвокер, но и Бен, наверняка осознали, что она только что подслушала.
   После этого для Вестары догадаться о сути загадки было не сложно. В Водоеме Знания она достаточно хорошо рассмотрела лицо, которое Высокий Лорд Таалон увидел на троне Баланса, этого изображения было достаточно, чтобы опознать в этой краснокожей Королеве Джедаев поразительное сходство с Хайпанской Королевой-Матерью - Тенел Ка. Было общеизвестно, что Тенел Ка и Джейсон Соло были однокурсниками по Академии Джедаев на Явине 4, а злые языки СМИ утверждали, что их "дружба" продолжалась до того момента, пока Джейсон не поджег Кашууук.
   Еще одним фактом было рождение у Тенел Ка девочки, нареченной Алланой, отца которой она отказывалась назвать. По официальной версии Аллана была убита во время Второй Гражданской Войны, когда Моффы пытались истребить всю семью Тенел Ка при помощи нового нановируса. И приблизительно в это время Соло взяли на воспитание чувствительную к Силе сиротку войны, примерно таково же возраста.
   Но кроме сообщений было нечто еще, теперь, оглядываясь назад Вестара поняла, когда она увидела Хана и Амалию вместе на голограмме. Она была на борту "Тени Джейд", когда пришло сообщение от Хана Соло о том, что Лея арестована, а Амалия просто стояла на голограмме рядом с ним. Тогда Вестара преположила, что Хан взял с собой ребенка, когда требовал выпустить его жену у Руководителей Паднель Овин и Винна Дорвана. Тогда она думала, что ее внимание привлекла симпатичная мордашка Амалии, однако теперь она осознала, что ее привлекло нечто большее - ее привлекло фамильное сходство.
   У Амалии Соло были глаза и рот Хана. Кроме того, в улыбке девочки проскальзывала кривоватая ухмылка. Вестара закрыла глаза и восстановив в памяти образ маленькой девочки, обострив восприятие Силой, получила последнее доказательство.
   Волосы Амалии не были черными от природы. На самом деле они имели "красно-золотистые корни". А красно-золотистые локоны были фамильной чертой Хайпанской Королевы-Матери.
   Значит именно Амалии Соло было предначертано стать королевой, которую Лорд Таалон увидел в Водоеме Знания. Скайвокеры знали это. Знал это и Базел Варв. А таперь и Вестара Кхай тоже это знала.
   Сейчас она держала эту информацию при себе. Пока она не выяснит обстоятельств ее новой жизни, пока не выявится нечто важное ради чего столо бы торговаться, она должна скрывать свое знание от всех, даже от Бена.
   Хранить также, как свою собственную кожу.
   Они прошли еще через дюжину развилок, когда основной экран засветился желтым светом, и Бен, откинувшись на спинку кресла, облегченно вздохнул. Он ввел капсулу в шлюз и застопорил. Вокруг корпуса забулькала вода, когда сливные клапаны начали сброс воды из шлюза.
   Бен расстегнул привязные ремни и повернулся к Вестаре. "Готова?"
   Вестара кивнула. "Ты даже представить себе не можешь насколько," - произнесла она, расстегивая свою защитную упряжь. "После сегодняшнего дня, ни у одного джедая не останется сомнений во мне. Я тебе обещаю."
   Во взгляде Бена вспыхнуло беспокойство. "Вес, не совершай опрометчивых поступков," - сказал он. "Только покажи нам главарей. Тебе ничего не надо доказывать."
   Вестара вымучено улюбнулась. "Тебе, скорее всего, нет."
   Приглушенный лязг снаружи, возвестил о том, что люк капсулы разгерметизировался и с шипением открылся. Бен задержал взгляд на Вестаре и прошептал: "я имел ввиду - будь осторожна." Затем выбрался наружу.
   Мгновение спустя Вестара уже стояла рядом с ним на рабочей платформе вместе в братом и сестрой Хорнами - Валином и Жизеллой. Валин протянул Бену руку.
   "Добро пожаловать домой."
   "Спасибо," - произнес Бен. "Как здорово вернуться."
   Жизелла оглядела Вестару, словно оценивала, стоит ли оказывать ей такие же приветственные почести, затем просто махнула рукой к сторону капсулы техобслуживания.
   "Идем," - произнесла она. "Поможешь мне убрать ее с дороги."
   "Конечно."
   Вестара протянула руку к подъемной скобе в задней части капсулы и, применив Силу, подняла ее из шлюза. Жизелла проделала такую же поцедуру с фронтальной частью, и совместными усилиями они убрали аппарат на стеллаж, где в дальнем конце платформы хранились аналогичные капсулы.
   "Спасибо." Жизелла повернулась к Бену и указала на выход из покрытой мраком комнаты, забитой фильтрами, двигателями насосов и резервуарами очистительных систем. "Твой отец где-то там впереди. Он просил, чтобы вы нашли его, как только прибудите, чтобы получить дальнейшие инструкции."
   Быстро кивнув в ответ, Бен махнул Вестре, что пора идти. Вместо этого она осталась на месте, просто начала сканировать окружающее темное пространство Силой. Что-то в ее ощущениях было неправильно, но она никак не могла идентифицировать, что именно.
   Помещение было размером с ангар звездных истребителей, но настолько забито оборудованием, деревянными стеллажами и ящиками с запчастями, что больше напоминало подземный лабиринт, чем на огромное помещение. Всюду, куда она бросала взгляд, были протекающие трубы: одни соединяли отдельные части оборудования, другие поднимались вверх, собираясь в большие связки, и скрывались во мраке, словно стволы огромных деревьев. Отдельные части оборудования были размером с приличных размеров грузовую платформу, а грохот вокруг стоял такой, что она с удовольствием бы воспользовалась берушами. Обстановка была идеальной для сокрытия шпиона или охранника. Учитывая повышенную влажность в помещении и прямой доступ сюда извне - Вестара вполне могла предположить, что ситхи вряд ли проморгают такую предосторожность.
   Когда она не обнаружила присутствия "тьмы", прячущейся в помещении, она поинтересовалась: "Сколько охранников было убито здесь первыми джедаями?"
   "Никого," - ответила Жизелла. "Здесь было пусто."
   Вестара обернулась к ней: "А это не показалось вам странным?"
   "Мастер Скайвокер действительно приказал обыскать здесь все, просто на всякий случай," - объяснил Валин. "Но прямо сейчас, джедаи-связные ведут отряды космодесантников за пределами Храма в синхронную атаку на тридцать различных входов. Мастер Скайвокер предполагает, что ситхи перебросили всех охранников к внешним воротам и подземным шлюзам."
   "Как и было запланировано," - добавила Жизелла, усмехнувшись. "Иногда, планы все таки осуществялются."
   Шутка не намного подняла дух Вестары. Если бы боевой отряд Мастера Скайвокера сложил здесь головы, то вероятность продолжения жизни самой Вестары упала-бы на десяток пунктов - она знала достаточно об обороноспособности Храма, чтобы осознавать, что его нынешние ситхские хозяева вполне способны сдержать нападение космодесанта. И даже, если это не удастся, у Высоких Лордов будет вполне достаточно времени, чтобы удалиться живыми-здоровыми. Вестаре нужны были Скайвокер и его боевые команды, чтобы победить и победить быстро, настолько, чтобы разорвать Круг Лордов и обеспечить ей свободную жизнь без притворного обещания принять джедайство.
   Она взяла Бена за руку и двинулась к дальнему концу платформы. "Мы должны оглядеться," - произнесла она. "Ситхи знают толк в деверсиях, не хуже джедаев, и они вряд ли допустят такую ошибку, как оставить такое помещение без контроля."
   "Приказы Мастера Скайвокера были однозначны," - звенел голос Жизеллы за их спинами. "Вы должны сообщить незамедлительно."
   "Спасибо, джедай Хорн," - ответила Вестара через плечо. "Мы поняли."
   Она пошла вперед, спустилась по короткой металлической леснице к дюрастилловому покрытию фальшпола, но остановилась примерно в полуметре над уровнем настоящего пола, который больше напоминал некую черную мембрану. Вестару смущало это, пока она не заметила уклон пола всего помещения, который сходился к воронке в центре комнаты. Похоже утечки и затопления были тут не редкими явлением и причиняли проблемы, пока не был установлен слив.
   Бен спустился по лестнице с другой стороны от Вестары. "Вес, мы должны следовать инструкциям. Я уверен, что здесь все уже проверили."
   "Я в этом не сомневаюсь," - произнесла Вестара, приближаясь к двигателю насоса, размером со спидер. "Здесь определенно что-то не так. Разве ты сам не чувствуешь?"
   Бен замер и начал медленно поворачиваться, без сомнения отрывшись восприятию Силы в темных закоулках помещения. Наконец он покачал головой.
   "Нет, ничего не ощущаю," - произнес он. "Но это ничего не значит, ведь так? Уверен ситхи, как и джедаи, тоже умеют скрывать свое присутствие в Силе."
   "Это не совсем то, о чем я говорю. Здесь просто настолько спокойно..." Вестара замолчала на полуслове, когда до нее наконец дошло, чего не хватало. "А где дроиды?"
   Бен нахмурился. "Дроиды?"
   "На Корусканте невозможно пройти и сотню шагов, чтобы не наткнуться на дроида," - бъяснила она. "И вы хотите сказать, что джедаи никого не использовали, чтобы следить за этим местом?"
   Брови Бена взлетели. "Я понимаю, о чем ты." Он снова огляделся. Помещение было битком набито оборудованием, что препятствовало обзору, однако выход был там, куда указала Жизелла говоря об отце. "Надо в любом случае поговорить с папой. Возможно он забыл рассказать нам о чем-то во время подготовки."
   "Идите вперед," - сказала Вестара. "А я осмотрюсь."
   Бен схватил ее за руку и потащил к выходу. "Вес, идем."
   Уловив предупреждение в его голосе, она подчинилась. "Почему, Бен?" Шагая вперед, она внимательно сканировала Силой окружающее пространство, в поисках признаков притаившегося во мраке охранника, шпионившего за ними. "Неужели проявление небольшой инициативы, вызовет подозрения у остальной части команды?"
   "Потому что джедаи тоже выполняют приказы," - ответил Бен, наращивая темп. "Особенно в боевых условиях."
   Вестара попыталась напомнить ему, что он сказл ей когда-то - как вдруг пол под ее ногами слегка задрожал. Раньше она не придала бы этому значения, однако Леди Рея - ее наставница - учила ее всегда обращать внимания на мелкие детали, особенно во время войны, потому что это может спасти твою жизнь, поэтому Вестара опустила глаза.
   Первое что она заметила было оружие - пара бластеров и тройка светомечей, каждый частично скрытый полой черного одеяния или сгибом черного локтя. Державшие оружие, находились за ними, выстроившись по двое в ряд. Их лица были замотаны черными шарфами с прорезями для глаз, чтобы не сверкать светлой кожей. Даже сейчас они продолжали скрывать свое присутствие.
   Вестара отвела глаза, пытаясь вести себя так, словно никого не видела под настилом. Но даже беглым взглядом она заметила около полдюжины, хотя скорее всего, это были далеко не все их силы. Джедаи шли прямо в ловушку, а это могло означать только одно - ситхи знали об их прибытии.
   Вестара понятия не имела, как ее люди узнали о планах нападения джедаев, но она однозначно знала, кого в этом обвинят - если ей повезет прожить достаточно долго. Ситхи были кем угодно, только не первоклассными убийцами, и эта засада, очень напоминала вариацию Безмолвного Возвращения. Когда ситхи-убийцы оставались в засаде и ждали, когда их цель, внимательная и осторожная во время вхождения в опасную зону потеряет бдительность, затем обходили ее по тайным ходам и нападали. По ее предположению, эта группа проникла сюда через заранее прорезанное в полу отверстие, которое прикрывала дренажная мембрана.
   Вестара продолжала двигаться рядом с Беном, пытясь понять, как осаждающие воспринимают ее. Если ситхи более пристально наблюдают за ней, чем за любым джедаем, кроме пожалуй, Магистра Скайвокера, то незаметно улизнуть ещё до начала бойни не удасться. Кроме того, ей было нужно, чтобы джедаи выполнили задуманное, чтобы реализовать собственные планы.
   "Вес?" - окликнул ее Бен. "Ты что уснула? Мы вот-вот пойдем в атаку."
   "Ах да, сражение," - встрепенулась она. Теперь, когда она знала что их окружили, все чего она хотела - это поскорее добраться до пульта управления. "Конечно, ты прав."
   "Я?" - удивился Бен, посмотрев на нее. "Что случилось, что с тобой..."
   Его слова оборвались полной тишиной, вместе со звуком их шагов и шелестом одеяния Вестары. Но когда она подняла на Бена глаза, она увидела шевеление его губ, как если бы он продолжал говорить, прекрасно воспринимая свои слова. Кто-то создал в Силе "безмолвный воздух", чтобы предотвратить распространение звуковых волн - а это могло означать только одно.
   Вестара обратилась к Мастеру Скайвокеру в Силе, выплеснув на него всю свою тревогу, одновременно схватила Бена за руку и рванула к себе, чтобы увести с траектории, летящей на них, десятиметоровой секции фальшпола. Удар взрывной волны и замешательство в Силе не позволи бы ему вовремя среагировать, понимала Вестара, просто не было времени разобраться в ситуации. Она ударила его плечем в грудь, сбила с ног и отбросила в сторону. Затем сама рухнула следом.
   Они оба плюхнулись на пятые точки еще до того, как плита пронеслась мимо, обдув им лица. Глаза Бена округлились, а рот раскрылся в беззвучном удивленном крике, теперь Вестара скользила по настилу в сторону нападавших. Она подняла голову и увидела стену покрытых темной маскировкой боевиков, выскакивающих из своих секретов, выхватывая бластеры и активируя светомечи.
   Внезапно, ее скольжение остановилось. Она оглянулась и увидела, что рука Бена протянута к ней, и он Силой тянет ее назад.
   Резкая боль охватила ее бедра и плечи, у Вестары появилось ощущение, что ее разрывают. Тогда она все поняла. Она заорала от боли, тряся головой и крича Бену, чтобы он ее отпустил.
   Слышал ли ее Бен сквозь шум сражения - кругом бушевала бластерная перестрелка и рычали светомечи - Вестара не знала. Только ее скольжение ускорилось.
   За ее спиной, Бен сорвал с пояса светомеч, перевернулся и вскочил на ноги, затем быстрым кульбитом ушел из-под бластреного огня, который опалил палубу в том месте, где он только что находился. Мгновение Вестара полагала, что Бен активирует светомеч и сломя голову кинется к ней, чем угробит их обоих.
   Ей, как никому другому, не стоило недооценивать Бена Скайвокера. Он просто продолжал прыжками и кульбитами в Силе зигзагообразно курсировать по настилу. Когда он оказался недалеко, его рука с зажатым светомечем вытянулась в ее направлении, и его светомеч полетел к ней. Вестара поймала его Силой, одновременно разворачиваясь к боевикам.
   Первые ситхи уже увязли в сражении, отбивая своими кроваво-красными светомечами поток бластерного огня, который открыла по ним группа джедаев, высыпавшая из соседнего помещения. Светомеч Бена влетел прямо в ее ладонь. Она тут же щелкнула тумблером активации, перекатилась на живот и ударила зашипевшим лезвием по паре бегущим мимо ног. Когда холодок опасности прошел по ее спине, она перевернулась, одновременно установливая светомечем блок.
   Ее обдало ливнем искр, когда лезвие Вестары скрестилось с другим клинком, над которым она увидела искаженное яростным рычанием лицо лавандовой каширианки, напирающей на нее. Все что оставалось сейчас Вестаре, придавленной перекрешенными светомечами - это удержать лезвия на достаточном расстоянии от своей персоны. Где-то около выхода из помещения раздался грохот взрывающихся гранат, сейчас, задним умом, она поняла, что джедаи атаковали с двух направлений.
   Вестара немного расслабилась, и светомеч каширианки начал опускаться к ее лицу.
   "Сначала, я уничтожу твою красоту," - прошипела женщина. "Потом я..."
   Вестара отбросила ее ударом сгустком Силы и направила ее полет прямо на линию ситхского огня, который велся сквозь прореху в настиле. Все еще горящее лезвие кашиирианки разполосовало одного из боевиков пополам, а еще двоих ее тело сбило с ног.
   Через мелькание рук и лезвий, Вестара бросила взгляд на Валина и Жизеллу Хорнов, которые все еще возвышались на площадке техобслуживания. Валин защищал Жизеллу от бластерных выстрелов, отбиваясь светомечем, пока она перелезала через ограждение площадки. Вестара отследила траекторию выстрелов и вычислила ситхского боевика, засевшего между двумя насосами. Она сбросила его оттуда ударом Силы.
   Это предоставило Валину Хорну так необходимое время. Он спрыгнул с платформы, легко миновав летящую болванку. Ей уже стало казаться, что она и джедаи переживут эту засаду, она вскочила на ноги - и тут за ее спиной раздался грудной голос.
   "Довольно."
   Основание ее черепа взорвалось от ноющей болезненной пульсации, когда что-то тяжелое - рукоять светомеча, не иначе - ударила ее. Она покатилась, мельком заметив только черное одеяние, ударившего ее сзади.
   Рукоять снова опустилась...
   Связанная по рукам и ногам, она лежала в стороне от своего пленителя, сейчас находящегося вне поля ее зрения. Ей был предоставлен довольно узкий обзор. Однако, на расстоянии около пятнадцати метров она увидела, как на площадку техобслуживания выбралась миниатюрная женщина-джедай. По сверкающему фиолетовому лезвию и разлетающейся гриве каштановых волос, когда женщина подпрыгнула на поручень площадки, Вестара поняла, что результат сражения еще далеко не определен.
   Прибыла Джайна Соло - Меч джедаев.
  
  
   Глава десятая
  
  
   Молний Силы настолько плотно облепили тело Джайны, что ее тонкая молотексовая броня и одежда не могли защитить ее кожу от их жара. Кисти ее рук изгибались, казалось бы, против всех законов природы, когда она крутила мечем, отбивая потоки бластерного огня и при этом перепрыгивала с площадки на площадку. Не совсем удачно приземлившись, она едва удержалась на ногах на качающемся настиле. Дюжина боевиков в черном, парализовано стояли с округлившимися от ужаса и смятения глазами, глядя как одинокий рыцарь-джедай, ринулся в самую гущу армии ситхов.
   Как операция могла провалиться так быстро, Джайна не имела ни малейшего понятия. Ситхи были повсюду: выползали из-под настила палубы, спускались из сплетения труб, выбегали из зазоров между фильтрами и насосами. Ясно было одно - джедаи прямиком угодили в засаду, и их планы пошли банте под хвост. Бой превратился в хаос.
   И что из того. Не впервой, Джайна прекрасно чувствовала себя в хаосе. Она сама превратилась в хаос.
   Она перепрыгивала с ноги на ногу и секла; пропустила одного из нападавших мимо, а потом быстрым мощным пинком отправила в стремительный полет в стену храма. Блокировала удар в шею, подпрыгнула, и прямо в воздухе прокатилась колесом. Освободив одну руку от захвата, она круговым жестом Силы сбила с ног еще двоих ситхов. Приземлившись в эпицентре заварухи, она влепила ногой в горло одному, одновременно располосовав грудь другого светомечем, потом сорвала с пояса гранату и вырвала чеку.
   Бросив ее под ноги, она начала считать. Раз.
   Схватка продолжалась. Все глаза опустились за гранатой, отмечая отсутствие чеки и красный цвет светодиода. Ситх глянул на нее, как на умалишенную, потом отскочил подальше, пытаясь удалиться за пределы радиуса взрыва.
   Два. Она поддела гранату носком ботинка и пнула ее в провал палубы, откуда вылезала новая партия ситхских войнов.
   Три. Джайна пригнулась.
   Взрывная волна ударила ее словно аэробус, прокатила по настилу, пронося над ней части тел и обломки дюрастилла. Почему ситхи вылезли из своей засады так рано, Джайна никак не могла взять в толк. Основные силы джедаев еще не подошли, и вместе с тем многие ситхи здесь тоже недоумевали и плохо оринтировались в выборе целей. Возможно Люк почувстсвовал опасность и спровоцировал их - или, может быть, он и был их истинной целью. Наверное они безмерно бояться Люка Скайвокера.
   И это станет их роковой ошибка.
   Не Люк Скайвокер был Мечем джедаев. Им была Джайна. И сейчас ситхи сами себя загнали в ловушку - один на один с ней в запертом Храме.
   Джайна остановила вращение и подняла голову, выбирая новую цель. Усыпаное опрокинутым оборудование и разбитыми трубами, подсвеченное бластерными залпами и цветными росчерками мечей, помещение было слишком размытым для нее - чтобы что-нибудь ясно разглядеть. Пол был покрыт телами, некоторые были недвижимы, другие еще дергались. Среди них она узнала много лиц своих товарищей-джедаев. Ее дроид - Дебошир - уже сумел выбраться их капсулы техобслуживания и теперь спускался вниз по ступеням площадки техобслуживания. Согласно первоначального плана, он должен был пробраться к интерфейсу у выхода из помещения, вступить в контакт с главным компьютером Храма и заставить его опустить щиты и открыть взрывозащищенные ворота.
   В стороне от битвы между дробилкой и канализационным отстойником лежала приходящая в себя Вестара. Над ней стоял высокий, сторойный ситхский Лорд, облаченный в черный плащ поверх черной противобластерной брони. Его тонкие губы были искривлены, когда он говорил в микрофон на подбородке. Люка и мастера Хорна нигде не было видно, однако Валин и Жизелла продолжали сражаться спина к спине балансируя на узкой трубе примерно в трех метрах над уровнем пола.
   А Бен... Бен, по видимому, считал себя неуязвимым, кульбитами избегая бластерных выстрелов и молний Силы, без светомеча, способного его защитить, он упорно продвигался к Вестаре. Он уцепился рукой за тонкую трубу, пересекающую помещение примерно на высоте двух метром над настилом, и используя импульс Силы, покатился вниз, избегая синей молнии Силы. Свободной рукой, он круговым движением направил сгусток Силы в женщину, напавшую на него. Она упала, скрывшись во мраке, а Бен опустил руку и пошел, обходя стороной молнии и заряды, пока не оказался позади канализационного танка.
   Три ситха уже запрыгнули на трубу, на место павшей женщины, и у Джайны появился новый набор жертв. Силой она подняла себя с настила и отправила в полет... пока она была в воздухе, ее цели почувствовали надвигающуюся опасность. Их лидер - женщина с длинной огненной гривой, шлейфом струющихся за ее спиной - спрыгнула с трубы и кинулсь за Беном. А двое мужчин - один с темной бородой, другой чистовыбритый - развернулись и заняли оборонительные позиции.
   Но светомеч Джайны уже опустился, отсекая руку Бороды по локоть. Силой она отбросила обрубок вместе со светомечем в сторону Бена, одновременно оценивая круговые движения кроваво-красного лезвия Челюсти, устремившееся к ее опорной ноге. Собственным светомечем она блокировала атаку..., но еще до того, как она смогла закрепиться Силой на неустойчивой площадке, она почувствовала, что ее нога соскальзнула с трубы. В следующий момент Джайна жестко упала на настил, подмяв под себя одного из ситхов, вскрикнувшего от боли. Сверху на нее уже летел другой ситх.
   Хаос.
   Джайна оттолкнулась Силой, отбрасывая Челюсть назад к трубе, себя же - в противоположную сторону. Она упала на Бороду, вонзив локоть ему под ребра, и с размаху ударила его головой в лицо. Почувствовав, что его нос сломан, она откатилась.
   Челюсть снова ринулся к ней, настороженно прищуренными глазами он следил, как она выбросила руку вперед, посылая светомеч высоко вверх. Он использовал собственное оружие для блокировки, только Джайна отбросила его Силой, чтобы разрушить блок.
   Кончик лезвия ее светомеча уколол ситха чуть ниже лопатки, затем тело сорвалось с лезвия и тяжелым мешком свалился на нее. Джайна едва смогла восстановить дыхание, у нее было ощущение, словно на ее ребрах потанцевал ранкор. Но у нее не было времени, чтобы думать о сломанных ребрах. Она отключила светомеч и Силой столкнула с себя тяжелый труп.
   А к ней уже летел серебряной молнией стеклянный паранг, сорванный с пояса Бороды и подхваченный невидимым захватом Силы. Джайна вернула к жизни светомеч, отбрасывая оружие - но смогла только незначительно изменить его траекторию, ее лезвие просто утонуло в стекле. Ей не удалось полностью закрыться, и до того как разбиться о настил площадки, оба его конца успели чиркнуть ее по лицу.
   Джайна полоснула ситха светомечем. Смрад обугленной плоти просто одурял, только переизбыток адреналина позволил ей сдержать тошноту. Она вскочила и бросилась вдогонку за огненноволосой ситхой, которая охотилась за Беном.
   Конечно волноваться ей не стоило. Бен поймал, посланный ею светомеч, и теперь вполне мог использовать его против атакующих, в комбинации со скоростью и силой, чтобы отгнать Красноголовую. Джайна вытянула руку, чтобы Силой толкнуть ситху, которая пыталась отключить светомеч Бена.
   Бен медлил, и наконец, прикончил женщину ударом в корпус. Ее словно отбросило от клинка, упав на колени, она завалилась назад и упала на настил. Ударом ноги он отбросил ее оружие в сторону и быстро отсалютовал кроваво-красным клинком.
   "Благодарю," - произнес он.
   "Хватит благотворительности," - ответила Джайна. Она кивнула в узкий проход между двумя соседними отстойниками. "Идем."
   Бен направился в другую сторону. "У них Вестара..."
   Он говорил что-то еще, но Джайна уже не слушала. Высокая, закутанная в черное, фигура появилась за его спиной на стенке коллектора. Рука ситха уже была поднята для Силовой атаки, Джайна бросилась на защиту своего кузена.
   Бен, словно почувствовав неладное, тоже рванулся. Они столкнулись плечами. Его развернуло кругом, в тоже мгновение воздух оглушительно затрещал, и вспышка Силы отбросила Джайну. Она ударилась о стену отстойника и так и осталась висеть, парализованная с горящими нервными окончаниями и стучащими зубами - пока Бен не разорвал энергетический поток кроваво-красным лезвием. Джайна упала на колени, дрожа всем телом и полностью обессиленная. Ее противник погасил Силомолнию и схватился за светомеч, но она уже подхватила его Силой. Сдернув ситха с его насеста, она швырнула его в проход. Не успел ситх вскрикнуть от удара, как кузен его добил.
   Бен развернулся в поисках новых противников, но битва перешла из стадии "реж всех подряд" к стадии "спасайся кто может", поэтому на поле брани больше не наблюдалось ни одного живого ситха. Даже шум стражения почти стих, ограничившись единичными бластерыми выстрелами, стонами и шипением.
   Бен подошел к Джайне. "С тобой все в порядке?"
   "А разве не заметно?"
   Джайна попыталась встать, но ее все еще ватные ноги не слушались. Она протянула руку, прося помочь, - и ощутила, как ее плечо взорвалось всепоглощающей болью, какой ей еще не доводилось испытывать.
   "Всего лишь слегка покачивает," - добавила она. "Подними меня."
   Бен поставил ее на ноги, затем незаметно обернулся туда, где последний раз видел Вестару. Ее пленитель еще глубже укрылся за дробилкой, он заметил только часть ноги Вестары, выглядывающей из-за оборудования.
   "Держись, Бен." Джайна обхватила его рукой, вцепившись в одежду и навалившись на него намного больше, чем действительно было необходимо. "Ты не поможешь ей, если совершишь самоубийство."
   "Это кто тут собирается совершить самоубийство?"
   "А ты как думаешь?" - напирала Джайна. "Нас превосходят численностью десять к одному, а тот парень с Вестарой выглядит так, словно именно он здесь всем заправляет."
   "Это так?"
   "Это так, поэтому, он как минимум Лорд, а скорее всего - Высокий Лорд," - говорила Джайна, ее сиюминутной целью было не убивать врага, а не дать Бену подставиться под удар. Подобные бои были непредстказуемы. "Ты что, в самом деле готов пойти против ситхского Высокого Лорда? Лично я - нет, особенно когда все преимущества на его стороне."
   Бен вздохнул, но продолжал смотреть в сторону дробилки. "А если бы там был Джаг?" - спросил он. "Ты бы оставила его?"
   Да, это был удар ниже пояса. Если бы там остался Джаггед Фел, Джайна не тратя ни секунды на разговоры, бросилась бы на выручку. Она пробивалась бы туда до тех пор, пока либо не вытащила бы его, либо - не погибла сама.
   Но там был не Джаг. Это была девочка ситх, которая уже не менее дюжины раз предавала Бена, несмотря на то, что за долгие месяцы успела втереться в доверие к Скайвокерам - и к тому же, она могла давно уже поджидать подобного шанса, чтобы истребить Орден джедаев полностью. Однако Джайна не могла озвучить свои сомнения Бену. Он был подростком, к тому же влюбленным, а влюбленным подросткам очень не по нраву было бы слышать, что объект их воздыханий может их обманывать, и в конце-концов оказаться замаскированным убийцей.
   Просто сумасшедший дом.
   "Это только твое мнение," - произнесла Джайна открыто выражая свое разочарование его аргументацией. "Если бы эта был Джаг, он бы хотел, чтобы я победила безоговорочно, и его бы совсем не вдохновило получение моего трупа в результате самоубийственно-бесполезной попытки его освобождения."
   Она повернулась, пытаясь увести Бена в противоположном направлении.
   Бен не сдвинулся с места. "Меня не интересовало, что бы сделал Джаг, я хотел знать, как бы поступила ты сама." Он попытался высвободиться из ее хватки, но она вцепилась в него мертвой хваткой и удержала. Он нахмурился и произнес. "Мне казалось, что ты еле держишься на ногах."
   "Я оклемываюсь," - ответила Джайна, прихватывая клок молитексной брони сквозь его одежду. "И чтобы я ни сделала, это будет безоговорочно. Поэтому я бы не стала лезть на рожон без предварительной подготовки, к тому же подставляя кого-то еще под удар."
   Бен нахмурился. "Я не прошу тебя идти со мной."
   "Верно," - подтвердила Джайна. "И ты надеешься, что сделав рожу топором, я пойду к твоему отцу? И что я должна ему доложить, что ты не пригласил меня прогуляться в явную ловушку на пару с тобой?"
   Сопротивление Бена прекратилось, и Джайна поняла, что достучалась до него. Он вполне мог расстаться со своей жизнью из-за пустяка, но никогда не позволил бы, чтобы она тоже погибла вместе с ним.
   "Западня?" - спросил Бен.
   "Подумай, Бен. Ситхский камандующий в одиночестве, Вестра без сознания лежит у его ног. Не слишком ли много - для искушения? Он ждет, что ты придешь за ней." Джайна уже тащила его к округлой стене отстойника. "Пошевеливайся. Нам надо найти остальных и перегруппироваться. Тогда и будем думать, как вызволить Вестару."
   Бен нехотя плелся под ее понукание. "Только имей в виду, Джайна. Я ее не брошу."
   "Бен, не в моих силах обещать, что мы ее вытащим," - сказала Джайна. "Ты ведь понимаешь. Но мы сделаем все возможное, договорились? Только мы должны быть уверены и сильны."
   Отслеживая, чтобы их головы не были видны над краем колодца, они обогнули его и оказались перед металлической лестницей, приставленной к толстой трубе, уходящей к потолку в темноту. Лестница вела на узкий карниз, опоясывающий стены помещения на уровне восьми метров над ними. Там на карачках стояли две фигуры, закутанные в черное - один, закованный в панцирь с головы до ног, напоминал верпина; другой больше всего напоминал странный ночной кошмар. Отстойник скрывал из их поля зрения подошедших Джайну и Бена, однако ситхи зорко осматривали зону боевых действий, вплоть до ног, все ещё неподвижной Вестары..
   Джайна оглянулась и заметила что Бен побледнел. Теперь ему стало очевидно, что любого, кто попытался бы приблизиться к Вестаре, поджидало снайперское гнездо. Джайна рефлекторно потянулась за гранатой на поясе, но Бен, коснувшись ее плеча, покачал головой, давая понять, что надо идти дальше. Они оба прекрасно понимали, что для просчитанной сихской ловушки одного снайперского гнезда было явно маловато. А даже если это и так, то когда пленитель Вестары поймет в чем дело, то девушка из приманки превратиться в заложницу, а в этом случае вероятность того, что ее убьют, возрастет десятикратно. И если они хотят вызволить Вестару живой, то им нужен четкий, продуманный план - теперь это понял даже Бен.
   Джайна отправила кузена вперед, и сама обогнув отстойник, тоже начала пробиваться к выходу из помещения. Их последней надеждой на спасение - а также Вестары - это предоставить ситхам новый повод для волнений. И лучших выходом из этого - было выполнить окончательную цель их миссии - открыть бронированные ворота Храма. А для этого надо было срочно найти ее дроида Дебошира, подключить к интерфейсу Храма и обеспечить длительность соединение настолько долго, сколько потребуется для уговоров главного компьютера Храма отменить режим полной изоляции.
   Показался узел интерфейса. Метровая панель с небольшим экраном и кнопочной панелью над дроидным разъемом, сбоку на ней горели два ряда огней состояния. Большинство индикаторов мигали переливами красного и желтого цветов, но экран оставался пустым, что не давало возможности утверждать, что Дебоширу удалось связаться с компьютером Храма.
   "По крайней мере он работает," - отметил Бен. "Значит у нас есть..."
   Его прервал резкий хлопок и яркая вспышка накрыла помешение. Оглушительно рванул теплодетонатор, и в помещении сразу стало холодно и мокро. Затем фальшпол у них под ногами завибрировал, и сверху на него с ревом обрушился водопад. Им удалось укрыться под нависающим двигателем одного из насосов, и только после этого они смогли поднять головы и оценить, что же произошло наверху.
   На том месте, где раньше находилось снайперское гнездо, сейчас падал столб воды около двух метров в диаметре.
   Ужас.
   "Подкрепления больше не предвидится," - констатировал Бен. "Авария явно вызовет полную герметизацию дверей, отрезая все пути к отсуплению."
   Джайна кивнула. "Это уж точно," - подтвердила она. "Нам не удасться ввести достаточно джедаев, чтобы установить численный перевес, а чем нас больше, тем нас легче обнаружить."
   Пока она говорила по ее спине побежали мурашки опастности. Она схватила Бена за воротник и пригнулась, услышав за спиной шипение светомеча, обретающего жизнь. Она активировала собственное оружие, и как раз вовремя, чтобы отбросить Силовую молнию со своего пути. Напротив нее стояла лавардовокожая каширианка в окружении ситхов-людей, по шестеро с каждой стороны. Их кроваво-красные лезвия активировались как по команде, они начали рассредотачиваться, лишая их последнего шанса ускользнуть.
   "Уходи, Бен," - приказала Джайна, продолжая отбиваться от Силовых разрядов. "Немедленно!"
   "Ни за что!" - ответил Бен. "Здесь же дюжина ситхов."
   Он занял относительно нее позицию спина-к-спине, однако круговая оборона - это совсем не то, что было нужно Джайне. Она огляделась на окружающие их насосы и заметив, что поток воды не иссякает, придумала другую комбинацию.
   "Бен, за мной!"
   Пока Джайна говорила в нее полетели три стеклянных паранга. Она повернулась к Бену, проверяя, что он понимает ее, затем нагнулась к двадцатисантиметровой сливной трубе, которая выходила из насоса с их стороны.
   Как только ее клинок опустился Силовая молния ударила ее в ногу и опрокинула. Сохраняя концентрацию на зажатом в ладони светомече, она вонзила клинок в стенку трубы и резанула до настила фальшпола.
   Хлынувшая во все стороны вода загасила Силовые разряды. Бен свалился за ее спиной среди осколков парангов. Джайна перевернулась на спину, поднимая свой клинок, пока он не навис над ее головой. Она снова резанула трубу, только на этот раз ближе к насосу. В ту же секунду под напором воды метровая секция трубы вырвалась из конструкции и подгоняемая мощью потока полетела в каширианку.
   Грохот взрыва парочки гранат по другую сторону насоса, свидетельствовали, что Бен тоже не теряет времени даром. Джайну снова уколола колючка опастности. Крикнув ему уходить, она вскочила на ноги и, применив несколько приемов Силы и с трудом преодолев поток воды, бросилась к своей первой цели.
   В последний момент отбросив летящую трубу, и бросив все силы, чтобы удержать равновесие под напором воды, каширианка оказалась не способна защищаться. Джайна мимоходом обезглавила ее и содрогнулась от ударной волны ситхской гранаты, взорвавшейся в насосе за ее спиной.
   Джайну подбросило в воздух. Полностью оглушенная, с болью в ушах и сильным головокружением, она крепко приложилась при падении бедром. Взрыв боли прокатился по ее ноге, а ее продолжало крутить, то через плечо, то через голову, пока не ударило о стенку одного из отстойников.
   Она все таки попыталась сориентироваться - обнаружить Бена - в этот момент она почувствовала, как что-то звякнуло о стену рядом с нею. Она отскочила и собралась, отыскивая источник опасности. Вспыхнувшая искра в том месте, где она только что сидела, и появившаяся вмятина в настиле - все ей объяснили.
   Снайперская винтовка.
   Джайна снова откатилась, на этот раз удерживая в поле зрения снайперское гнездо. Прицел винтовки неотрывно следовал за ней.
   Где Бен?
   Джайна отскочила назад, вытянула руки и почувствовала свист воздуха - мимо просвистела пуля.
   Снайпер был классный.
   Джайна снова передвинулась, прицел двинулся следом, но сейчас ситх замешкался. Джайна зацепила оружие Силовым захватом и жестко дернула. Снайпер подался вперед и вместе с винтовкой вывалился на отстойник. При ударе о твердый край конструкции обоим пришел конец.
   У Джайны не было времени разыскивать кузена. Прямо на нее шла стена ситхов, в руках каждого танцевал кроваво-красный клинок. Надеясь хоть что-то узнать о судьбе Бена она потянулась к нему в Силе, затем присела под нижним краем отстойника. Неожиданно пришло Силовое послание от Люка - он требовал, чтобы она оставила свое ненадежное укрытие и направлялась к панели интерфейса.
   Никаких признаков Бена она не обнаружила.
   Джайна задержалась ровно настолько, чтобы последний раз осмотреть свои тылы. В нее летело полдюжины стеклянных лезвий. Она отбросила их ударом Силы и опрометью бросилась к панели интерфейса, маневрируя и кувыркаясь от зарядов Силы и бластеров, которые уносились куда-то в окружающий ее мрак.
   Когда она оказалась в двух шагах от панели интерфейса на развилке - прямо коридор вел к выходу из помещения, налево и вниз уходил узкий проход между двумя стеллажами с оборудованием. Она почувствовала, что Люк тянет ее налево, поэтому резко свернула. Проход был настолько узким, что ни давал никакого пространства для маневра.
   Не пройдя и трех шагов ее позвоночник заледенел, ощутив опасность. Она бросилась на пол, ее обдало жаром, когда над ней засвистели потоки бластрого огня. Когда она перевернулась на спину, то увидела как Бен, замысловатым кульбитом, выскочил в трех шагах от стреляющего ситха.
   Джайна подбросила себя Силой, чтобы оказаться над Беном и дать ему возможность уйти с дороги, одновременно активировав светомеч - его лезвие в следующий момент уже поймало заряд Силы. Она крикнула Бену, чтобы он уходил и бросилась на врага.
   Она почувствовала, как Люк снова коснулся ее в Силе, мягко, но настойчиво таща вниз по проходу. Она отступила так быстро, как смогла - ей пришлось часто вжиматься в стеллажи и падать, чтобы пропустить мимо себя очередной залп бластера или, разогнанный Силой стеклянный паранг.
   Проход привел в относительно небольшое складское помещение, заваленное полками с запасными клапанами и трубопроводной фасаниной преимущественно более метра в диаметре. Притяжение от Люка продолжалось, поэтому Джайна продолжала отступать и укрываться, пока не оказалась прижатой к противоположной стене вместе с Беном. Они были в ловушке, отступать больше некуда.
   И тут из-за стеллажа с массивными клапанами с активированными светомечами наперевес появились Люк и Корран Хорн. Они вышли вперед и стали активно отбивать заряды, сыпавшиеся со стороны ее преследователей. Вместо того, чтобы ринуться в атаку, ситхи снова рассредочились, надеясь обойти джедаев с флангов и накинуться скопом.
   Джайна разглядывала обоих мастеров-джедаев. Их лица сияли самодовольством.
   "Спасибо, что заглянули," - говорил Люк, усиливая голос Силой. "Я - Люк Скайвокер, магистр Ордена джедаев. И повторять дважды я не намерен: опустите оружие."
   На лицах большинства ситхов появились растеряность или испуг, кроме их явного лидера - коренастого блондина с кинжалообразной бородкой, чей взгляд горел откровенной ненавистью.
   "Мне безразлично, кто ты." Он поднял руку, чтобы дать отмашку остальным для атаки. "Вряд ли вы, настолько хороши."
   "Так и думал, что ты это скажешь," - вздохнул Люк.
   Он бросил взгляд в темноту над головой врагов и услышал в ответ презрительное фырканье ситха.
   "Неужели, мастер Скайвокер," - произнес он, жестикулируя своим людям, чтобы атаковали. "Это все, что..."
   Его слова застряли у него в горле, когда из темноты над их головами материализовались две фигуры в темной молитексовой броне. Шипение активированных светомечей смешалось с возгласами удивления и первыми криками боли.
   Джайна не стала дожидаться приказа Люка, чтобы кинуться в бой. Она просто прыгнула вперед, усилив движение Силой, на ближайшего ситха, нацеливая клинок на рубящий удар сверху вниз, однако, несмотря на всеобщее замешательство, он успел выставить блок. Ситх плюнул ей в глаза, отчаянно пытаясь ослепить и, когда она отклонилась назад, ударил ей коленом в ребра, настолько сильно, что ее отбросило на фут.
   Джайна умудрилась обхватить его лодышку ногой, и он тоже потерял равновесие. Его ноги потеряли опору, и он стал падать, пытаясь перевести свое падение в кульбит, чтобы оставить себе шанс защищаться светомечем. Джайна ударила его ботинком в бедро, припечатав в полный рост к полу. Одновременно, она отбивалась от атак темноволосой женщины, которая набросилась на нее. Все еще аккупировов спину первого ситха, Джайна крутанулась и с размаху заехала женщине в челюсть. Раздался хруст костей, и женщину отбросило.
   Не потрудившись опустить ногу, Джайна вонзила светомеч в мужчину на котором стояла. Она ударила еще раз, чтобы удостовериться, что враг готов и уже не сможет придти в себя и сбросить ее. Пора было снова заняться темноволосой.
   Только синий светомеч уже выскочил из груди ситхи, разрезая ее тело до самых бедер. Боль в ее глазах сменилась пустотой, и, развалившись на части, она рухнула на пол. За спиной трупа плечом-к-плечу стояли Валин и Жизелла Хорны, со смесью ужаса и облегчения взирая на тело.
   Джайна кивнула, затем снова развернулась, готовясь к отражению новой атаки - и обнаружила Люка, который пробирался к ней. Его светомеч уже был отключен, а на лице сияло отрешенное выражение, словно рукопашная с ситхами с перевесом три к одному была для него рядовой медитацией. За ним по пятам следовал Бен. Паренек выглядел немного испуганным, но обилие кровавых пятен на его одежде говорило, что он отнюдь не отсиживался в укромном уголке.
   С другой стороны к Джайне направлялся Корран. Зловоние массовых смертей сморщило его нос, в остальном он выглядел также бесстрастно, как и Люк. Джайна отключила свой клинок и повернулась к Валину и Жизелле, которым надо было перешагнуть только четырех ситхов, чтобы подойти к ней.
   "Отличная работа, ребята," - похвалила она. "Даже я не уловила, что вы скрываетесь там."
   Жизелла улыбнулась. "Это было не сложно, когда все внимание врагов было сосредоточено на тебе, папе и мастере Скайвокере."
   "Не пребедняйтесь," - сказал Люк. "Вы справились. Оба."
   Валин просиял, однако раздался грохот бегущих ног, направляющийся в их сторону. Множество ситхов.
   "Надо уходить," - постановил Люк. "Дебошир вполне справиться с задачей без нас."
   Джайна приподняла бровь. "Вы видели Дебошира?"
   Люк кивнул, махнув на задворки склада, он продолжил. "Мы смогли поработать с интерфейсом достаточно долго, чтобы понять, что он испорчен."
   "Испорчен?" - переспросил Бен. "Но он выглядел вполне работоспособным, когда мы его видели последний раз."
   "Но это так," - заметил Корран. "И думаю не надо объяснять, что это значит."
   "У них было время, чтобы подготовить засаду," - констатировала Джайна, не удержавшись от того, чтобы не взглянуть на Бена. "Уйма времени."
   Бен нахмурился. "Я знаю, к чему ты клонишь," - произнес он. "Но, возможно, Вестара тут не при чем. Она даже не знала, куда мы направляемся."
   "А откуда тебе это известно?" - спросил Корран.
   "Потому что она расправшивала меня об этом пока мы были в капсуле," - ответил Бен. "Это было за две минуты до того, как мы попали в засаду."
   "Вопросы не всегда являются тем, чем кажутся," - напомнил Корран. "Ты не настолько опытный дознаватель, чтобы это понять."
   "Но моей квалификации достаточно, чтобы знать, что предположение - это еще не факт," - парировал Бен. Он повернулся к отцу. "Нас предала не Вестара. Ты же знаешь это."
   Люк немного помолчал и пожал плечами. "Все что мне известно - мы пришли за Великим Лордом ситхов. Что бы мы не думали или знали наверняка - похоже, нас одурачили." Пока он говорил, приглушенные голоса ситхов раздались на другом конце прохода. "Разбираться будем потом. Сейчас надо уходить."
   Он подошел к Коррану и Валину. Хорны быстро отодвинули от стены стеллаж с клапанами и фасониной. За ним оказался короткий коридор, заканчивающийся шахтой турболифта, уходящей вертикально вверх. Шахту блокировала грубая дверь около полутора метров высотой, вокруг которой громоздились залежи канистр, ящиков и мешковины. Рядом с дверью стоял Дебошир, нетерпеливо раскачиваясь взад-вперед.
   "Грузовой подъемник?" - спросила Джайна.
   "Кажется, Дебошир думает, что может привести нас к другой панели интерфейса," - сказал Корран, обернувшись к Джайне. "По крайней мере, я понял так. Имеено поэтому мы и открыли эту дыру."
   Дебошир утвердительно пиликнул, а голоса у них за спиной стали громче и настойчивее - ситхи спускались к ним по проходу. В этот момент первые бластреные выстрелы зазвенели в хранилище, отскакивая от труб и стеллажей с оборудованием.
   "В любом случае это лучше, чем оставаться здесь," - подвела черту Джайна. Беспокоясь, как бы Бен не совершил какую-нибудь глупость, она обернулась, ища его глазами в узком проходе. "Бен..."
   "Я знаю," - сказал он. Аура Силы Бена кипела гневом и горем, когда он взмахом руки сбросил на головы ситхов массивный клапан. "Мы должны уходить."
  
  
   Глава одиннадцатая
  
  
   Как кораблю-разведчику удалось проскользнуть в зону блокады глава государства Джаггед Фел даже представить себе не мог. У него были тысячи сторожевиков типа "Сейнарский Страж", контролирующие все подходы к планете Эксодо II. Шесть ударных групп его звездных разрушителей битком заполнили систему, составляющую всего несколько тысяч километров в диаметре. Сотня турболазерных расчетов поливали огнем, сияющие на солнце мегалиты, которые когда-то были луной Эскодо II Борлео, а ещё три команды сканеров контролировали каждый кубометр пространства между кордоном и целью. И несмотря на это, он был на экране: золотистая блестка - KDY "Звездный Рейнджер" - скользила в темной расщелине между тремя лунными фрагментами длинной около километра.
   Наиболее вероятная причина происходящего была и самой тревожной: то, что кто-то намерено пропустил истребитель. Его осада бывшего президента Галактического Альянса и потенциального главы Империи Натази Даалы продолжалась уже второй месяц, и Джаг остро осознавал, что его власть висит на волоске. Каждый имперский Мофф мобилизовал личные войска, и на границах уже вспыхивали стычки. Старые враги использовали ослабление внимания Джага в личных целях - расширении границ собственных владений. Его агентура сообщала, что те Моффы, которые не дрались между собой, готовы присоединиться к борьбе против него в его противостоянии с Даалой. Даже самому Флоту Империи нельзя было всецело доверять. Практически, Джагу пришлось разослать целые флоты по различным уголкам Империи, чтобы их офицеры не примкнули к Лекерсену или Вансину притив законного главы государства - Джага.
   А теперь, кто-то в Домашней Флотилии позволил кораблю-перебезчику пройти сквозь кардон. Он не на миг не сомневался, что это был посыльный с предложение поддержки, и что Даала и Лекерсен незамедлительно примут его, независимо от того, что им придется пообещать взамен. И если Джагу не удасться разобраться с этим восстанием в кратчайшие сроки, то на его голову обрушиться ещё и гражданская война. Возможно все будет ещё хуже - разваливающаяся Империя скатится в анархию с междоусобицами Моффов.
   Пока Джаг обдумывал проблемы сохранения целостности Империи, дюжина турболазерных лучей, пронзив пространство, ударила в обломки Борлео, туда, где прятался "Звездный Рейнжер". Расплавленный камень разлетался в разные стороны, перегруженный иллюминацией экран сначала пошел полосами, а потом и совсем отключился, изображение "Звездного рейнджера" исчезло раньше, чем можно было достоверно установить факт его уничтожения.
   Джаг ждал, уставившись на экран. Когда изображение не восстановилось после нескольких секунд, он повернулся к командующему ударной группы адмиралу Витору Рейжу и вопросительно приподнял бровь.
   "Доклад для Вас будет подготовлен в самое ближайшее время, глава государства."
   Рейж - высокий темноволосый человек с ястребиным носом и проницательными синими глазами - стрельнул глазами в сторону своего адьютанта, который мигом кинулся через мостик с запросом к капитану "Блудфина". Этот способ получения ответа на простой вопрос был раздражающе медленным, но субординация и порядок в среде военных - были первоосновой.
   "Благодарю, адмирал Рейж." У Джага не было сомнений в верности адмирала законному главе Имперского государства. Но наставником Рейжа был сам Гилад Пеллаеон, и приходилось задумываться какой эффект на мировозрение адмирала могла оказать дружба между Пеллаеоном и Даалой. "И прошу Вас запросить доклад о траектории его движения. Какая бы участь не постигла "Звездный рейнджер", меня очень интересует тот факт, как он прошел сквозь нашу блокаду."
   "Как и меня, глава государства," - произнес Рейж. "На настоящий момент, все, что приходит мне в голову - этот истребитель был оборудован новой технологией невидимости."
   "Мне жаль, адмирал - мне бы тоже хотелось, чтобы это было так," - сказала Тахирай Вейла.
   Стоя за плечом Джага с противоположной стороны от Рейжа, она была безоружна и ее запястья были скованы ярко красными хитроумными наручниками. Хотя у Джага не было сомнений в том, что Тахирай сдержит обещание предстать перед судом за убийство, наручники были визуальным подтверждаением ее статуса, как имперского заключенного, и к тому же - ее идеей. Она находилась именно на том корабле, где она убила Гилада Пелаеона. Поэтому Тахирай предложила одеть на нее наручники, в угоду чувствам Витора Рейжа и многих других, которые любили Пелаеона, как отца родного. До настоящего момента, по видимому, стратегия себя оправдывала. Конечно имели место косые взгляды и тихие проклятия за спиной, но команда, казалось, признала, что она под формальным арестом, пока не будет надлежащим образом организован судебный процесс.
   В напряженной тишине Рейж, нехотя признавая замечание, повернул голову в ее сторону. "Я признаю это, если у вас есть другое объяснение, заключенный Вейла?"
   "Сила," - ответила Тахирай. "В той области обломков появилось мощное присутствие, которое прежде не прослеживалось."
   "Мощное присутствие?" - усмехнулся Рейж. "И что же под этим должно подразумеваться, а?"
   "Ситх," - произнес Джаг, усилием воли пытаясь заглушить холод, сковавший его внутренности. Он повернулся к Тахирай. "Ты ведь предполагаешь именно это?"
   Тахирай колебалась, она смотрела на экран мостика, который снова показывал нормальную картинку. Две километровые глыбы превратились в россыпь огненно-красных булыжников среди которых не наблюдалось даже признаков "Звездного Рейнждера".
   Наконец она произнесла: "Я конечно ощущаю тьму, но исходит ли она от ситха..." Ее внимательный взгляд переместился к фронтальному иллюминатору, за которым просматривался гораздо больший объем разбитой луны, чем крошечный, расплавленный когерентными лучами турболазера, участок. "Все, что я могу утверждать - это то, кто-бы это ни был, он обладает мощными способностями в Силе. Очень мощными."
   "И он все еще жив." Замечание исходило из-за спины Тахирай, где стоял адъютант и телохранитель Джага - чисс Ашик. "Вы это тоже чувствуете?"
   Тахирай кивнула. "Думаю, да."
   "Весьма впечатляюще, заключенный Вейла," - сухо заметил Рейж. "С вами на борту, просто фантастика, зачем нам вообще команды сканеров."
   "Я рассмотрел все аспекты, прежде чем заключать соглашение, адмирал," - произнес Джаг, слегка приправив голос дюрастиллом. Негодование Рейжа по поводу того, что Тахирай свободно разгуливает по "Блудфину", было ему вполне понятно, но способности джедая в настоящее время были слишком полезны, чтобы держать ее взаперти, и для Рейжа настало время это осознать. "Возможо имеет смысл отвести ее на пост слежения, чтобы она вычислила агента прежде, чем он покинет пределы обломков."
   Пока Джаг говорил, вернулся адъютант Рейжа и что-то прошептал на ухо адмиралу. На лице Рейжа отразилось замешательства, быстро сменившееся маской спокойствия. Он повернулся к Джагу, выражение его глаз почти граничило с вызовом.
   "Сомневаюся, что имеет значение, кто обслуживает пост наблюдения, глава государства." Рейж указал на планшет в адмиральском кубрике позади мостика и добавил: "Похоже, что "Звездный рейнджер" использует новую технологию глушения сигнала. Если вы присоединитесь ко мне, я объясню."
   Джаг вместе с остальными на время перешел в кубрик, куда уже было перенесено голографическое изображение планетарной системы Эксодо II. Изображение сопровождалось целеуказателем, на котором значилось ИСС - "Имперский Страж Сейнара" - его окружала пятнистая черно-зеленая сфера. Если бы не отсутствие облаков, то планета выглядела мирно, зрелище было почти таким же, как Джаг видел каждую ночь в иллюминатор свое каюты. Ударная группа, занимающая орбиту, где обычно вращалась луна Борелео, обозначалась просто нечитаемо-запутанным узлом символов.
   Рейж кивнул, и его адъютант перевел управление на планшет. Через мгновение сфера ИСС распалась на около тридцати единиц помех.
   "Масштаб времени сжат тысячекратно," - пояснил Рейж. "Каждая секунда на изображении - соответствует четверти часа в реальном времени."
   Круг помех продолжал расширяться еще несколько мгновений, затем стал быстро сужаться и вытягиваться в направлении, противоположном вращению Эксодо II. В течение трех секунд - три четверти часа в реальном времени - круг трансформировался в короткую, тоненькую полоску, которая скользила вокруг планеты в сторону ударной группы.
   "Из помех исходили вспышки энергии, которые временно ослепляли сенсоры по всему маршруту его передвижения," - объяснял адъютант Рейжа. "Офицеры разведки приписывали это солнечным вспышкам и не объявили тревогу."
   "Что оказалось очень серьезной ошибкой, и снова это повториться не должно," произнес Джаг. Он повернулся к Тахирай. "Ты можешь объяснить, что мы сейчас видели?"
   "Конечно, глава государства." Немигающий взгляд Тахирай неотрывно следил за изображением. "Это - вспышки Силы."
   "Вспышки Силы, заключенный Вейла?" - высказался Рейж. "Боюсь, что вам придется расшифровать этот термин для тех из нас, кто близко не знаком с Орденом джедаев."
   "Это - техника противонаблюдения," - объяснил сам Джаг. "Джедаи пользуются ей, чтобы временно ослепить камеры видионаблюдения и контроля безопасности. На экранах это выглядит, как небольшой сбой."
   Тахирай кивнула. "Именно так. Но это..." Она замолчала, так как голограмма изменила масштаб, демонстрируя внутреннию сторону кордона блокады, и повернулась к Джагу. "Эти черезчур мощные. Даже магистру Скайвокеру не под силу ослепить сканеры сторожевиков в таком широком диапазоне."
   "Если вы пытатесь сказать нам, что прикрытие "Звездному Рейндждеру" обеспечивает джедай, то в этом нет необходимости," - произнес Джаг. "У меня достаточно оснований считать, что у джедаев в настоящий момент не больше желания помогать Даале, чем лично у меня."
   Это вызвало сдержанный смех - не более - от офицеров штаба.
   Но настрой Тахирай оставалось серьезным. "На самом деле, глава государства Фел, могу предположить, что пилот не является, также, и ситхом."
   Она обратила внимание на голограмму, которая сейчас демонстрировала курсоуказатели шести разрушителей и тридцати кораблей сопровождения, выстроившихся вокруг разбитой луны Борелео. Половина кораблей была полностью захвачена помехами.
   "У низ просто не хватит мощи, чтобы ослепить столько звездных кораблей."
   Джаг заметил в ее глазах страх и понял, что она подозревает. "Вперед, Тахирай, говорите," сказал он, - "Адмирал Рейж тоже должен знать это."
   "Ладно," - сглотнула Тахирай, затем проговорила, - "думаю, мы обнаружили Абелос."
  
  
   Глава двенадцатая
  
  
   Ввокруг "Химеры" бушевал небольшой шторм кувыркающихся мегалитов и вспышек турболазерного огня, ад - собственноручно созданный Даалой, пробивающейся сквозь обломки луны Борелео. Флагманский корабль Вансина - "Вивард" - висел в нескольких километрах, блокируя более-менее постоянный проход. Из дыры, которая когда-то было мостиком, валил черный дым. Длинные потоки тел и обломков вырывались из пробоин в носовой части корпуса, а из разломов тающей общивки вырывались стометровые языки пламени. А союзники Фела - чиссы - продолжали поливать мазерным огнем безжизненную тушу флагманского судна, пока безрезультатно пытаясь уничтожить это препятствие на своем пути, чтобы войти в сердце облака обломков и атаковать "Химеру".
   Но в настоящий момент, сражение Даалу не интересовало. Она сидела в кубрике своей команды, где на огромном экране стола переговоров транслировались новости Имперской холосети. Новости были не первой свежести, но учитывая то, что флот Фела забивал все каналы вокруг Эксодо II, это были первые новости, которые она увидела за последний месяц - и самые свежие разведанные, которые она получила с того момента, как спряталась внутри Борелео.
   "... Моффы не упускают возможности свести старые счеты," - говорила интеллигентного вида женщина с крупным носом.
   Ее изображение сменилось картинкой турболазерного сражения в глубоком космосе.
   "Когда Мофф Гарретер мобилизовал свой флот, чтобы оказать поддержку главе государства Фелу, Мофф Вулбам попытался захватить станцию Римции. Гаррету пришлось отказаться от задуманного и переключиться на защиту собственных владений. Аналогичная ситуация складывается по всей Империи - междоусобицы Моффов по перекрою спорных пограничных вопросов, сохранившихся еще со времен Императора Палпатина."
   Снова появился образ диктора, на этот раз над ее правым плечем висела современная карта Империи. Красный указатель заскользил по карте и она продолжила.
   "Сообщения о сражениях и вторжениях приходят из более чем дюжины систем. Во многих системах были вынуждены вмешаться флоты Империи: Пояс Векста, Интралла, Дактрурия и Товарскл. В Мууналансте сражаются флоты трех противоборствующих сторон: верные главе государства Фелу и Моффов Вулбаму и Каллрона Младшего."
   Лицо диктора заполнило весь экран.
   "Нестабильность спровоцировала ажиотаж на финансовых рынках всех секторов, так-как инвесторы готовятся к падению в хаос. По неподтвержденным данным, могущественные Моффы обратились к двум Имперским флотам, пытаясь подкупить лояльность их командующих."
   "Остановить просмотр," - произнесла Даала, на время останавливая ролик.
   Охваченная тревогой, она покачала головой, просто не в силах поверить, насколько ужасно обернулся ее план по освобождению Империи. Если бы она смогла предвидеть патовое положение между собой и Джаггедом Фелом, то не стала бы делать попытки свергнуть его. Все было настолько плохо, что лучше бы было оставить Империю в руках джедайской марионетки, чем позволить ей распасться и скатиться в анархию. По правде говоря, Даала не просто позволила этому случиться - она сама спровоцировала это, когда не смогла убрать Фела.
   Справедливости ради, тем не менее, ее вина состояла в неудачном выборе времени. Фелу просто было не до управления такой динамичной цивилизацией, как Империя.
   Раньше или позже, Моффы почувствовали бы его слабость и, так или иначе, устроли бы переворот. Даала вздохнула успокаиваясь и встала перед молодым пилотом "Звездного Рейнжера", которая рисковала жизнью, чтобы доставить сообщение.
   "Это - безумие," - произнесла Даала. "Империя скатывается в варварство."
   "Именно." У молодой женщины были раскосые синие глаза и широкий рот, немного великоватый для ее лица. "Именно поэтом я посчитала своим долгом прибыть к вам, адмирал. Главе государства Фелу не до соединения Империи."
   "Это неудивительно," - отметил Лекерсен. Расположившись на стуле рядом с Даалой, он выглядел на грани срыва - синие круги под глазами, кожа серая - просто сливается с униформой офицеров флота. "И это еще одна важная причина, почему мы должны найти способ выбраться отсюда - именно сейчас."
   "Выбраться - легче сказать, чем сделать, Дрикл." - ответила Даала не спуская глаз с молодого лейтенанта.
   "Если лейтенант Пагорски смогла пробраться в эту груду обломков, то что, как мне кажется, мешает нам выбраться?" - настаивал Лекерсен. "И чем скорее, тем лучше. Мы должны вернуться туда и принять ответственность."
   "Принять ответственность за что, не скажешь?" Говоря это Даала продолжала изучать Пагорски, пытаясь понять, почему молодая женщина, недавно выпущенная из тюрьмы Галактического Альянса, рискует жизнью, чтобы примкнуть к осажденному, почти разбитому, флоту. "Окончательное падение Империи?"
   "Ни в коем разе," - настаивал Лекерсен. "У меня есть друзья, очень много друзей. И как только они узнают о моем спасении, они примкнут к нашей коалиции."
   "При условии, что мы действительно выберемся." Даала встретилась глазами с изучающим взглядом Пагорски. "Принимая во внимание, что чудесное проникновение лейтенанта Погорски сквозь очень жескую блокаду - может оказаться уловкой, призванной соблазнить нас на глупый прорыв, чтобы избежать кровопролитного сражения."
   В глазах Пагорски отразилось замешательство, которое продержалось достаточно, чтобы выглядеть искренним, затем ее губы изогнулись в одобряющей улыбке.
   "Я знала, что была права, когда прибыла к вам, адмирал Даала," - произнесла она. "Никто не понимает умозаключения имперцев лучше вас."
   "Ваша лесть произвела впечатление, лейтенант," - ответила Даала. "Однако, это не ослабит моей бдительности и не заставит принять опрометчивое решение. Если глава государства Фел не позволял вам проскользнуть сквозь блокпосты - которые, скорее всего, были бы не по зубам даже Повстанческому Альянсу - как вам это удалось?"
   "Разве это не очевидно, адмирал?" - немедленно ответила Пагорски. "Если Джаггед Фел не позволял мне пройти. Значит, это был кто-то другой."
   Впечатленная Даала приподняла бровь, но она все же не была убеждена, возможно причина была в олимпуйском спокойствии Погорски под перекрестным огнем или в ее изобретательности в достижении цели.
   "А этот кто-то имеет имя?"
   "Не такое, которым я готова поделиться с будующим главнокомандующим Имперского флота," - проговорила Погорски. "Вы - женщина, которая ценит обязательства ровно настолько, насколько они соотносятся с понятием верность, и мне бы не хотелось, чтобы вы взяли на заметку того, кто покровительствует мне."
   "Конечно же нет," - сказала Даала. Лейтенант оказалась более прозорливой, чем она ожидала, она предугадала то, как действительно Даала среагирует на кого-то, кто предал своего командира и корабль. "Но раз вы прибыли сюда, не для того, чтобы заманить нас в ловушку, тогда зачем?"
   "Доставить сведения о ситуации," - просто ответила Погорски. "Что я и сделала. Остальное - дело ваше. Адмирал здесь - вы."
   "Возможно, при условии, что Вы останетесь в живых," - заметил Лекерсен. "Полагаю, что Вы планировали убраться отсюда при таких-же условиях?"
   "Боюсь, что вы не угадали." Изучающий взгляд Погорски переместился к главному смотровому иллюминатору, где дрейфовала под потоками мазерного огня безжизненная туша "Виварда". "Потому что, как и предполагает адмирал Даала, мое появление, несомненно, не осталось незамеченным. Фактически, думаю, мое появление спровоцировало их действия. Примите мои извинения."
   "Не листите себе, лейтенант," - высказался Лекерсен. "Вы стали - последней каплей, после которой Фел пошел на штурм."
   Искры сдержанного юмора появились в глазах Пагорски. "Это действительно так?"
   "Абсолютно," - ответил Лекерсен. "Хаос в Империи создан его руками. Фел отчаянно стремится сделать все, чтобы полностью переключить свое внимание на Моффов."
   "Которые, скорее всего, пока мы здесь беседуем уже поделили половину вашего сектора," - заметила Даала. "И без сомнений, сделают тоже самое с остальной частью Империи пока смута будет продолжаться."
   "Тем более, следует убедиться, что хотя бы один из нас выбереться," - произнес Лекерсен, направляясь к выходу. "Я возвращаюсь на "Создатель Империи", чтобы использовать свою попытку, адмирал Даала."
   Даала покачала головой. "Не торопитесь." Даже если один из них выживет при попытке прорваться и сможет убедить нескольких моффов сплотиться вокруг них, то это только превратит текущий кризис в полномасштабную гражданскую войну - и что более вероятно, даже ее собственная победа, не предотвратит в обозримом будущем окончательный развал Империи. "Еще не время."
   "Боюсь, что я уже составил свою точку зрения, адмирал," - высказался Лекерсен. "Могу пожелать Вам только побольше удачи в Вашей сосбственной попытке."
   "Я еще не приняла решение, Дрикл." Она стрельнула командирским взглядом на Погорски, лейтененант немедленно выхватила бластер из кобуры, при этом ее движения были настолько стремительны, что Даале показалось, что ее рука даже не шелохнулась. Даала оторвала взгляд от необычного зрелища и перевела его снова на Лекерсена. "Возможно, вы сможете подождать еще полчаса?"
   Глаза Лекерсена мгновение изучали наведенный бластер, затем он произнес: "Как будто, у меня есть возможность отказаться."
   Даала улыбнулась, без лишнего шума Лекерсен не дал ей повода его убить. Она начала видеть просвет в нынешнем положении Империи, и если ее идея сформируется в полномасштабное решение, то Лекерсен потребуется ей в качестве марионетки.
   "Благодарю, Мофф Лекерсен."
   Прежде, чем ей удалось снова занять свое место, из селектора прозвучал голос капитана "Химеры".
   "Адмирал Даала, время пришло. Мазеры почти выдвинули "Вивард"."
   Даала включила обратную связь. "Очень хорошо, капитан. Мы сейчас будем." Она поднялась и кивнула Лекерсену и Пагорски, чтобы следовали за ней. "Думаю, вы не против посмотреть на это."
   Она вышла из кубрика на мостик, пропитанный запахом страха и предбоевого ажиотажа, и прошествовала к своему командирскому посту. Капитан "Химеры" стоял перед экраном боевого поста, трехдневная щитина на его лице и налитые кровью от передозировки кафа глаза выдавали его бешенство затянувшейся повышенной боеготовностью мостика его корабля.
   "Капитан Ремал, как выглядят наши перспективы?" - поинтересовалась Даала.
   "Узнаем через минуту, адмирал."
   Ремал указал на тактический экран, там изображалась десятикилометровая полость космоса, окруженная кувыркающимися глыбами. Остатки практически разбитого флота Даалы были рассредоточены по нему квадратно-гнездовым методом. В центре формирования висел крейсер "Кагсатчер", ее четыре мощных генератора гравитационных полей, поддерживали объем полости более-менне стабильным. Флагман Лекерсена "Создатель Империи", дрейфовало у задней стены полости, готовый прорываться сквозь лабиринт стокилометровой толщи мегалитов в отчаянной попытке спастись. Брошенный "Вивард", все еще блокирующий входной туннель, под ударами мазерного огня медленно откатывался внутрь, беспорядочно вращаясь.
   На экранне не фиксировались две дюжины малотонажных кораблей, скрывающихся в хитросплетениях лабиринта, разрабатывая тактику и действуя независимо от их возможностей - их целью было причинение неприятностей силам нападающих. Даала сильно сомневалась, что засада сможет помешать атаке Фела, но, по крайней мере, нападающим придется заплатить более высокую цену в кораблях и жизнях.
   Наконец, "Вивард" был полностью вытеснен из прохода. На тактическом экране появились значки дюжины эскадронов звездных истребителей, их символы стали активны, как только истребители покинули свои носители и роились, создавая кордон для остальных кораблей. Не успели они расседоточиться, как устье туннеля скрылось за облаком целеуказателей - Имперские эскадры ринулись в проход.
   "Адмирал Даала," - произнес Лекерсен. "Я продолжаю настаивать, чтобы Вы меня немедленно отпустили. Время пришло - пора рискнуть в надежде, что кто-то из нас переживет этот бедлам."
   "И что это сейчас даст Империи, Мофф Лекерсен?" - поинтересовалась Даала.
   "Обеспечит личность, вокруг которой сплотятся другие моффы," - ответил Лекерсен. "Так мы сможем сгруппироваться и нанести контрудар."
   "И превратите хаос в катаклизм." Даала покачала головой. "Империя в состоянии внутренней войны, также слаба, как и Империя в состоянии анархии, и у меня нет никакого желания править пустышкой."
   "Лучше управлять пустышкой, чем умереть здесь," - парировал Лекерсен.
   "Это - по Вашему," - ответила Даала. "Однако у меня начинает вырисоваться другой способ нанести поражение главе государства Фелу - путь, который не нанесет ущерба тому, что я пытаюсь спасти."
   Пока Даала говорила, мазерный огонь возобновился, проталкивая "Вавард" еще глубже. Она отвернулась от экрана и посмотрела в иллюминатор. Разглядеть разбитый зведный разрушитель она уже не могла, ее взгляд различал только длинные столбы пламени, устремляющиеся все глубже и глубже в ее бастионы.
   "Так, что Вы предлагаете?" - потребовал Лекерсен, ни в малейшей степени не интересуясь сражением. "На этом этапе есть только один способ предотвратить гражданскую войну - это заставить Фела снова полностью заняться Моффами - и при этом сдача никогда не была моим стилем."
   "И ни моим," - сказала Даала, почти рассеяно. Она обратилась к Ремалу: "Полагаю, что время пришло, Вы - не согласны?"
   Капитан кивнул. "Конечно," - ответил он. "Жаль, что у нас нет там сенсорных датчиков, но по крайней мере один чисский звездный разрушитель сюда вошел. Этого вполне достаточно, чтобы заставить их дважды подумать."
   "Прекрасно, капитан," - произнесла Даала. "Не пора ли нам начать операцию "Камнедробилка"."
   "Сейчас начнем "Камнедробилку"" - подтвердил Ремал.
   Пока капитан открывал канал связи с "Кагсатчер", Даала повернулась к Лекерсену и продолжила разговор. "Вы не правы относительно сдачи, это не единственный способ предотвратить гражданскую войну," - продолжила она. "Очень не правы."
   Лекерсен нахмурился, его цепкий взгляд устремился в иллюминатор. "Вы утверждаете, что есть альтернатива?"
   "Альтернатива есть всегда, Дрикл," - произнесла Даала. "Я почерпнула это у джедаев."
   Пока Даала говорила, возбужденный ротот пробежал по мостику. Она оглянулась на иллюминатор и посмотрела на входной туннель к их разбитым укреплениям. Два огромных мегалита одновременно качнулись и под действием мощных гравитационных генераторов "Кагсатчер" начали сближаться. По мере того, как прореха закрывалась, мазерный огонь сначала усилился, потом, когда две части луны слились, превратился в отдельные сине-белые вспышки.
   Победный возлас потряс мостик, и Даала, в знак одобрения, поклонилась Ремалу. "Прекрасная работа, капитан. Сколько эскадронов вражеских истребителе осталось внутри ловушки?"
   "Около двадцати," - отрапортовал Ремал.
   "Превосходно," - сказала Даала. "Любому пилоту, который пожелает сдать свою машину нам, предложите удобную каюту или звание офицера в моем флоте, на его выбор."
   "Очень хорошо, адмирал," - ответил Ремал. "А для тех, кто предпочтет сражаться или уничтожить свою машину?"
   "Оставить их в вакууме в скафандрах умирать," - ответила Даала. "Объясните это им предельно ясно, капитан, когда будете транслировать обращение."
   Жесткая улыбка заиграла на губах Ремала. "Как прикажете."
   Даала повернулась к Лекерсену. "Итак, на чем мы остановились?" - спросила она, подталкивая его, чтобы вернуться назад в кубрик. "Насколько я припоминаю, мы обсуждали то, что ни один из нас не намерен сдаваться."
   "Разрушение одной из больших игрушек Империи Руки едва ли повернет сражение в нашу пользу, адмирал," - произнес Лекерсен. "А если Вы думаете, что на это можно купить перемирие - то это будет та же сдача. Фел воспользуется временем, чтобы укрепить свою власть."
   "Не перемирие, Дрикл." Даала вошла в кубрик перед ним. "Вообще-то я думала о выборах."
   "Выборы?" - Лекерсен застыл на пороге за ее спиной. "С чего Вы взяли, что он согласиться на это?"
   "По той же самой причине, почему согласилась бы я," - ответила Даала. "Потому, что он не хочет, чтобы Империя разрушила сама себя - и потому, что намерен победить."
   "И он может," Наконец Лекерсен вошел за ней в помещение. "У него больше ресурсов, чем у Вас - и он - действующий глава госудасртва."
   "Глава государства, назначенный джедаями," - напомнила Даала. "Ничто так не предстказуемо, как выборы, Дрикл. Даже битва."
   "В таком случае, должен с Вами не согласиться," упрямился Лекерсен. "Вы, кажется, забыли, насколько низкое уважение испытывают Моффы к женщинам - к присутствующим это, конечно, не относится."
   "Что заставляет Вас думать, что я о чем-то забыла?" - спросила Даала. "Когда Вы будете стоять на моей стороне, Моффам придется пересмотреть свои предубеждения. С Вашими планетарными ресурсами и моими военными активами - мы, без сомнения, будем сильным кандидатом."
   "Но достаточно ли сильным?" - спросил Лекерсен. "Голоса Моффов покупаются, не зарабатываются - и Фел может поставить на это. Мы же можем только раздавать обещания."
   "Вот почему, Вы должны предложить всеобщие выборы, адмирал Даала," - произнесла Пагорски, выступая вперед. "И в этом случае, вам не придется делить трон, потому-что большинсво простых Имперцев более высоко ставят женщин, чем Моффы. Кроме того, всеобщие выборы сыграют на склонности Фела к демократии. Ему это будет даже больше на руку, чем победа в войне, потому что - это своего рода реформа, а он стремиться изменить Империю, тем или иным путем"
   "Всеобщие выборы?" - усмехнулся Лекерсен. "Совет Моффов никогда этого не одобрит."
   "Моффы слишком заняты - они вцепились друг-другу в глотки - чтобы нас остановить," - сказала Даала еще более торжественно. Она кивнула Пагорски: "Хорошо сказано, лейтенант. Мне понтравилось."
   "Вы? Обставите Джаггеда Фела в гонке популярности?" - Лекерсен недоверчиво покачал головой. "Этого не случится никогда."
   "Но так будет," - произнесла Пагорски. "Я это гарантирую."
   Лекерсен сверкнул на нее яросным взглядом. "Думаю, Вам лучше помолчать, лейтенант. Ваше заблуждение становиться опасным."
   Глаза Пагорски полыхнули белым. "Это не заблуждение, Мофф." Не отводя глаз, она спросила, "Адмирал, Вы позволите мне доказать это?"
   "Во чтобы то нистало," - ответила Даала. "Прошу Вас."
   "Благодарю." Улыбка Пагорски стала еще шире, затем ее рука оперлась на плечо Лекерсена. "Мофф Лекерсен, Вы можете пасть ниц перед Вашим новым главой государства."
   "Мне расстилаться?" - потребовал Лекерсен. "Разве мы не в одной команде?"
   "Это - не просто пожелание." Пагорски сжимала его плечо, ее пальцы вонзались туда, словно пытались пронзить плоть. "Для Вашей же пользы."
   По мере того, как она говорила, глаза Лекерсена расширялись, а его лицо бледнело. Холодный пот начал стекать с его бровей. Несколько раз вдохнув, он рухнул на колени к ногам Даалы.
   "Так-то лучше." - улыбнулась Пагорски, затем подняла глаза на Даалу. "Мы сможем победить, это, адмирал, я Вам обещаю."
  
  
   Глава тринадцатая
  
  
   Внизу на уровне 351 Храма джедаев стоял Винн Дорван, вжавшись в угол дезактивированной серверной. Он совершенно не обращал внимания на клубы поднятой пыли, ему надо было только одно, чтобы его стражник-ситх не заметил его нервозности. Из рукава ситхской Сабли прямо перед ним торчал приклад бластера, словно был готов вот-вот вывалиться из скрытой кобуры.
   Манящий приклад бластера почти наверняка был провокацией, направленной на выявление истинной лояльности Винна. Но призрачный шанс все таки оставался, что хозяин просто не заметил, как его оружие от постоянной вибрации выскочило из портупеи и теперь так притягательно торчало наружу.
   И Винн был готов рискнуть. Когда он решил, что Лидию Погорски отпустили, чтобы настроить добросодские отношения с Империей, Возлюбленная Королева Звезд уничтожила бедную девушку и сама заняла ее телесную оболочку. Когда он попытался обмануть ее, в рамках игры, разработанной адмиралом Бвуа*ту, предполагающую отступление ситхов в Храм, она, с помощью непонятных возможностей Силы, вызнала, как планируется атака джедаев и устроила смертоностную западню. Абелос была чем-то, остающимся вне пределов понимания Винна, чудовище невообразимой мощи, способное творить безграничное зло. С его стороны было верхом глупости, надеяться ее переиграть.
   Сейчас Винн понимал, что шанса остановить ее не было никогда. А также, никогда не было никакого шанса уйти живым от нее и ее ситхов. Самое большее, на что он мог рассчитывать - это избежать судьбы Пагорски, чтобы не стать невольным пособником врага, и сделать это раньше, чем Возлюбленная Королева Звезд решит вонзить свои щупальцы в его голову.
   Все, что ему нужно было сделать - это завладеть этим бластером.
   Внутрянняя дверь отъехала в сторону, и Возлюбленная Королева Звезд вошла в запыленное помещение из более холодного пространства, которое осталось вне пределов кругозора Винна. Он слегка расслабился и медленно стал разворачиваться к бластеру, чтобы сделать последний рывок, когда вся свита отановится.
   "Руководитель Дорван и я прекрасно справимся вдвоем," - сказала Возлюбленная Королева, голосом одного из ее воплощений - Роки Кем. "Остальные могут отправляться с Леди Корелей для организации засады."
   Ситх, стоявший перед Винном с манящим бластером встрепенулся. "Возлюбленная Королева, позвольте мне остаться, прошу Вас." Он обернулся и уставился на Винна. В его глазах тлело презрение. "С Вашим советником сегодня что-то не так. Я ощущая ложь в его ауре."
   Винн дернулся, чтобы сделать последний бросок за бластером, но голос Возлюбленной Королевы остановил его."
   "Вас это не должно тебя волновать, мастер Тсиата," - сказала она. "У меня нет причин бояться президента Дорвана."
   Винн почувствовал холодное давление на своем лице, и хотя он не видел ее из-за плеча ситха, он знал, что она смотрит в его сторону.
   "Или все таки есть?" - спросила Возлюбленная Королева.
   "Не от меня," - сказал Винн. Еще не открыв рот, он был уверен, что она знала - он лжет. Она слышала это в его голосе и чувствовала в его ауре. "Это просто вне пределов моих возможностей."
   "На это способен каждый, президент Дорван." Это произнесла не Возлюбленная Королева, а Леди Корелея, каширианка-Высокий Лорд, которая его истязала. "Все что нужно - это смелость."
   "Боюсь, что именно этого качества у меня и недостает." - констатировал Винн. Его сердце ушло в пятки, но он был не плохим игроком в саббак, чтобы понять, пришло время идти ва-банк. "Я - администратор, а не воин."
   "Значит наша Возлюбленная Королева будет с вами в абсолютной безопасности, я уверена." Призрак улыбки тронул лавандовые губы Леди Корелей, и она двинулась к ситху, который стоял между Винном и выходом. "Пропустите его."
   Винн как никогда был уверен, что его пленители проверяют его, но был настроен рискнуть. Даже смерть была лучшим выходом, чем то, что ждало его на службе Абелос. Он кивнул Корелей.
   "Благодарю."
   Винн преувеличено легко шагнул вперед. И вдруг вскрикнул, а падая, ухватился за первое что попалось ему под руку, чтобы не растянуться. И это как раз оказался рукав ситха с бластером - мастера Тсиата.
   Тсиат гневно взревел и, применив Силу, отшвырнул Дорвана назад в угол. "Неуклюжий угвум!"
   Дорван взвизгнул и сжался, почти свернувшись в шар - ему надо было спрятать малогабаритный бластер, который он только что выкрал. "Это был несчастный случай!" Он сунул оружие в рукав пиджака. "Простите меня!"
   Он услышал звуки приблизающихся шагов, потом ботинок Тсиата врезался ему в ребра. "Извинения приняты."
   Нога отодвинулась, словно разгонялась для нового пинка, но голос Леди Корелей прорвался сквозь шум. "Вы получили удовлетворение, мастер Тсиата. Уверена, в будущем президент Дорван будет более осторожен."
   Винн почувствовал, что его отрывают от пола, и стал возноситься, пока не оказался у ситхов над головами. Когда он обернулся, то встретился с овальными глазами Корелей, которые следили за ним с такой же холодной пустотой, которую ему часто приходилось видеть в глазах Возлюбленной Королевы. В животе у него похолодело от ужаса, когда в глубинах ее глазниц появились две белые вспышки. Ее губы расплылись в улыбке, которая заполнила всю ширину ее лица. Ее зубы внезапно словно бы превратились в клыки. Потоки отчаяния затопили Винна, он прекрасно знал, что означает его видение.
   Возлюбленная Королева Звезд захватила третье тело.
   Теперь у Абелос было три физических воплощения - Коки Кем, Лидия Пагорски и Леди Корелей. Винн настолько испугался, что его начал бить озноб, пока он не признал свое открытие просто галлюцинацией, что под пытками Леди Корелей он все таки лишился разума и сбежал в забвение безумия.
   Потому, что безумие было лучше, чем три Абелос.
   Винн перестал возноситься, он парил в воздухе перед воплощением Роки Кем, с трудом сдерживая крик отчаяния, готовый сорваться с его губ, от жалкой тщетности его сопротивления, которую он видел в ее немигающем взгляде.
   "Президент Дорван, не соизволите ли вы опустить ваши ноги?" - спросила оболочка Роки Кем. "Или вы ожидаете, что Леди Корелей будет держать вас на весу до конца дня?"
   Винн свесил ноги, и был несказанно удивлен почувствовав под ногами твердый пол. Его страх был настолько сильным, что он уже начал сомневаться в собственном мировосприятии, ему пришло в голову, что, скорее всего, это результат вторжения Абелос в человеческий разум, который она заполняет кошмарами и смятением, и постепренно сводит с ума.
   "Благодарю," - произнесло воплощение Роки Кем. Махнув рукой остальным, она Силой подтянула Вина к себе. "Президент Дорван и я остаемся одни."
   За спиной он услышал шипением герметизации двери, и осознал, что стоит в Центре Компьюторного Управления Храма джедаев, уставившись в спину Роки Кем ... в спину Абелос... и в его рукаве был спрятан бластер.
   Облегчения Винн не почувствовал. Ситуация сильно отдавала ловушкой, словно при партии в саббак, когда у тебя почти лучшие карты, а твой аппонент начинает поднимать ставки. Все складывалось слишком хорошо, чтобы быть правдой, как собственно, скорее всего, и было. У бластера могла быть разряженная батарея или испорчен ХСитер, но он был настороен разыграть ту карту, которую имел - а время покажет, что он держал в рукаве: "Папу" или "Идиота".
   Поэтому Винн пошел следом за оболочкой Кем. Компьютерны центр выглядел словно круглая впадина из которой выкатывались всполохи сияния или били лучи света. Он и Возлюбленная Королева оказались на транспаристилловом служебном балконе, который вдавался в помешение примерно на дюжину метров. В основном помещении перед ними стояла масса передающих экранов и панелей связи. Однако не было никаких признаков админов, которые бы держали оборудование центра под управляемым присмотром.
   Воплощение Кем подошло к первому экрану и уселось в центральное офисное кресло из трех стоящих здесь.
   "Не отставайте, президент Дорван," - сказала она. "У вас нет никаких причин для страха. Вы все ещё представляете для меня большую ценность, чтобы вас уничтожить."
   "Я не боюсь, просто растерян," - солгал Винн. Он прошел вперед и остановился у кресла, смежного с занятым Возлюбленной Королевой. "Могу я спросить, зачем я здесь?"
   "Вы мне нужны," - ответила она. "Скоро мне понадобиться ваш совет."
   "На счет чего?"
   "Вы узнаете тогда, когда я сочту нужным."
   "Простите," - произнес Винн. Или Возлюбленная Королева солгала насчет необходимости его совета, или она ещё сама не знала о чем спрашивать. "Я не знал, что вы ещё не готовы."
   Пара серебряных искр вспыхнула в глубине глаз Королевы, и на мгновение ему показалось, что ее руки извиваются словно щупальца. "Я уже говорила, что вы слишком ценны, для убийства," - напомнила она. "А теперь, замолкни."
   Винн продолжал стоять, теперь он был уверен, что бластер - это не провокация. У Возлюбленной Королевы была привычка, всякий раз, когда она чувствовала себя уязвимой, она скрывала свои слабости рассыпая угрозы. А единственным временем, когда она становилась уязвимой, было время, когда она погружалась в один из своих пророческих трансов. Он не имел ни малейшего понятия, где ее сознание путешествовало в эти периоды, шла ли она теми же путями, что и Джейсон Соло, или просто шпионила за своими врагами через Силу, точно он знал только одно - пока ее сознание далеко, она не может контролировать то, что непосретственно окружает ее тело.
   Винн дождался, когда дыхание Возлюбленной Королевы стало мягким и глубоким, а глаза - отрешенно-стеклянными, потом ещё и досчитал до ста, наблюдая за любым движением, которое даст понять, что она не ушла в транс достаточно глубоко.
   Когда он ничего не заметил, он позвал: "Возлюбленная королева?" Он подождал двадцать секунд и уже громче повторил: "Возлюбленная Королева!"
   Она осталась недвижима, ее синяя кожа джессари словно окаменела, а взгляд смотрел в бесконечность. Винн отсупил назад, вынул бластер из рукава и проверил обойму.
   Заряжен.
   Проверка газового запала - Полный.
   Он оглянулся на двери центра - Заперты.
   Винн направил бластер в спинку кресла, и Любимая Королева не помешала ему. Неужели все пройдет настолько гладко?
   Винн нажал на курок, и заряд энергии ударил в кресло. Он снова выстрелил. На этот раз, выстрел пробил кресло, прошил насквозь сидящее там тело и утонул в темноте за установленным оборудованием.
   Его окружил смрад паленой плоти, и ему стало казаться, что все действительно прошло гладко. Он обошел кресло и увидел, что тело Возлюбленной Королевы в кресле опало, руки свесились с подлокотников, подбородок упал на грудь, а в центре ее тела дымилась дыра. Однозначно - мертва.
   Однако, лучше все-таки убедиться.
   Винн сделал ещё шаг и ударил ее бластером по голове.
   Протяжный звериный вой вырвался из ее груди, и на его лицо и пиджак брызнула кровь. Он услышал чей-то крик, и, поняв, что это кричал он сам, снова нажал на курок. Заряд пробил ее лоб, чуть выше глаз, отбросив ее голову назад. Потом она снова упала вперед и откатилась в сторону.
   Винн снова выстрелил ей в голову, на сей раз дистанционно. Ее голова больше не шевелилась, и он отступил подальше от дыма, смрада и крови.
   Мгновение он ждал оставаясь на месте.
   Ничего.
   Возлюбленная Королева была мертва, а Винн остался в живых. Он не мог поверить в это.
   Его спина упрлась в блок оборудования, и только тогда он осознал, что все это время пятился. Он остановился и оглядел помешение Центра, вспомнив толпы ситхов, которые устроили засаду в коридоре. У него не было ни малейшего понятия, что с ними стало. Он не надеялся пережить попытку убийства, поэтому не загадывал так далеко.
   Знакомый холодный голос за его спиной произнес: "Вам никогда не скрыться от них, президент. Спасения нет."
   Винн отскочил от блока оборудования, и кинулся прочь, пытаясь убраться как можно дальше, спрятаться. Он крутился волчком, но уже знал, что увидит..., и он увидел это: в темноте компъютерного центра плыло сияющее, прозрачное точно облако, лицо размером с банту. Оно отдаленно напоминало человеческое, с длинным каскадом жестких светлых волос и крошечными, глубоко запавшими глазами, сияющими из глазниц - точно звезды. Ее нос был настолько мал, что, казалось, буд-то его нет вовсе, а рот с полными губами был настолько большим, что казался от уха до уха.
   Абелос.
   "Да," - подтвердила она. "Твоя Возлюбленная Королева Звезд."
   Винн покачал головой. "Ты - не моя королева." Он поднял дуло бластера к виску.
   "А ты ошибаешься. Спасение есть."
   Он нажал на курок, и тот час же почувствовал, что его руку толкнуло. Заряд ушел в потолок Храма. Жар луча обжег кожу на его черепе, и теперь его преследовал запах его собственных паленых волос. Винн понял, что проиграл. Он остался жив.
   "Я никогда не ошибаюся," - произнесла Абелос.
   Бластер вывернулся из рук Вина и отлетел. Затем ему в грудь ударил заряд Силы, и его также отброило.
   "Никакого спасения нет... ни для кого из вас."
  
  
   Глава четырнадцатая
  
  
   Грузу не требовался ни свет, ни чистый воздух. К тому же для него не было необходимости компенсировать закладывающее уши ускорение, в моменты прохождения зон гравиразгона. Груз не ощущал центробежной силы при резких поворотах, которая обеспечивала человеку головокружение и выворачивала желудок.
   Однако Бену все это было непочем.
   В репульсорной системе грузообработки было невыносимо жарко и душно. А при отсутствии воды, все превращалось в настоящее испытание выносливости и храбрости. Как показалось Бену, он летел сквозь темноту и болтанку душной грузовой трубы уже около часа, снедаемый страхами за судьбу Вестары. Он даже представить себе не мог какие муки ей придется перенести в руках своих ситхских тюремщиков, какое наказание они придумают для нее за убийство многочисленных представителей своего народа, а особенно Высокого Лорда Таарона и ее собственного отца. Но не только эти, более чем реальные страхи снедали его. Был еще и гнев. Как быстро вину в засаде возложили на Вестару... и первым был Корран Хорн. А ведь если учесть, что его собственные дети пошли против джедаев, когда попали под контроль Абелос на Нам Хориос много лет назад, мастер Хорн как никто должен понимать, что нельзя осуждать только на основе предположений. Вестара этого не заслуживала.
   Сворачивающее хребет торможение вернуло мысли Бена к сиюминутным проблемам, его обдало потоком воздуха, когда в нескольких сантиметрах от его головы мимо пронеслась тяжелая канистра. Несколько мгновений он висел неподвижно, слушая удивленные возгласы, стоны и чертыхания, эхом отдающиеся от стен трубы, когда его пятерых спутников тоже неожиданно тормознуло. Затем он почувствовал на лице поток ветра, когда его снова беспомощно швырнуло в темноту.
   Самыми неприятными были кольца контроля. Через каждые сотню метров Бена проносило сквозь кольцеобразные репульсорные ускорители, которые выравнивали и стабилизировали направление движения. Если повезет, то все кончится мгновением неприятной тошноты, когда его пронесет сквозь тончайшее антигравитационное поле стабилизации. И сейчас он приблищался к очередному - кольцо оказалось разгонным и трубу заполнял душераздирающий рев. Мгновение тишины, в момент его прохождения, сменилось мучительной заложенностью в ушах сопровождаемой звенящей головной болью.
   На настоящий момент Бен пересек уже пятнадцать разгонных колец и несчитанное количество завихрений и поворотов. Его организам чувствовал себя так, словно крутил высший пилотаж на истребителе с отключенным инерционным компенсатором. К тому же, его так мучила жажда, что он готов был высосать весь пот из своей одежды. И он не имел ни малейшего понятия сколько еще продлится эта поездка, а также что ждет их, когда они доберуться наконец до компьютерного интерфейса.
   Всколыхнувшиеся внутренности Бена показали, что он пересек стабилизирующее кольцо; одновременно впереди раздался грохот открывающейся заслонки. Мгновением спустя его позвоночник сжало, а его самого бросило вертикально вверх. Над его головой вспыхнуло синее сияние, отразившееся от внутренней поверхности отвода трубы - переход движения с вертикального в горизонтальное. Бена покидало еще на паре последних контрольных колец, затормозило до боли в почках и, наконец, выплюноло из грузового тоннеля. Он приземлился в приемный лоток.
   В нескольких сантиметрах впереди появился отблеск блестящего белого света и стал съезжать к Бену. Он откатился подальше, но оказался в ловушке, когда его спина уперлась в защитные поручни на противоположной стороне лотка. По его лицу прошел ослепительно яркий луч, сначала он ослепил его, затем сместился к его ногам. Когда зрение Бена прояснилось он увидел, что свечение исходит из проектора, нависающего над ним блюдцеобразного, приземистого тела дроида-кладовщика СТК-ЦЛР.
   Раздалось тонкое поскуливание пневмодвигателей и из области плеч и торса дроида вылезли четыре телескопические руки и протянулись к поручням. Бен перекатился под ними и, свесив ноги с лотка, встал напротив дроида.
   Идентифиционная щель дроида развернулась к нему. "Ваш универсальный код хранения не распознаваем", произнес дроид глубоким дребезжащим голосом. "Пожалуйста, предъявите его, чтобы определить надлежащее место хранения."
   Бен покачал головой: "Я - не являюсь объектом складирования."
   "Конечно, не являетесь" - ответил СТК-ЦЛР. Новый цикл сканирования, и не успел Бен адекватно среагировать, как манипуляторы сомкнулись вокруг его запястий и лодыжек. "Вы появились из грузораспределительной системы."
   "Не все что появляется из грузораспределительной системы - это объект складирования." Когда Бен попытался высвободиться, неожиданно манипуляторы вытянулись и он завис в темноте. "Отпусти меня! Отклонить команды."
   "Объекты складирования не уполномочены уходить и отклонять команды," - противостоял СТК-ЦЛР. На груди дроида открылась небольшая панель и, выдвинувшимся оттуда небольшим брандсбойдом с насадкой, дроид нанес на одежду Бена размашистый штрихкод. "Вы были обозначены как ДЕФЕКТНАЯ ЕДИНИЦА. Предъявитесь станции направления в дальнем конце склада для оформления возврата поставщику."
   Прекратив бесполезный спор, Бен просто опустил голову. "Пусть так и будет."
   "Хорошо," - дроид опустил Бена на пол. "И передайте мои претензии вашему изготовителю. Это - Храм джедаев. Мы ведем входной контроль по приходным спецификациям."
   Как только ноги Бена коснулись пола, он развернулся и щелкнул выключателем на шее дроида. Издав удивленный сошедший на нет стон, СТК-ЦЛР втянул манипуляторы в штатные гнезда, и с шипением опустился поджав ноги. Бен убрал дроида из лотка получения, потом сорвал с пояса светомеч и развернулся, выясняя куда собственно его занесло.
   Он не очень удивился увидев, что находится внутри слабоосвещенного склада, заполненного рядами высоких, скрывающихся во мраке стеллажей. В Храме джедаев было не меньше сотни таких помещений: хранилища оборудования и материалов многочисленных лабораторий, склады оружия, ширпотреба, средств коммуникации, а также элементарных материалов и оборудования для периодического обслуживания и ремонта здания подобных размеров. В этом помещении слабо пахло газом Тибанна и хладогентом гипердвигателей, приглушенный грохот артиллерийских ударов по щитам доносился из близлежащих помещений.
   Бен понял только то, что он находится в хранилище ремонтного ангара космических кораблей. Судя по размерам склада и планомерности грохота сражения - весьма крупного и стратегически важного ангара.
   Приглушенное рычание колец управления, раздавшееся из грузовой системы, вовремя заставило Бена развернуться, чтобы увидеть, как из трубы вылетело метровое тело астродроида. Немного притормозив оно мягко шлепнулось в приемный лоток.
   С помощью Силы Бен снял небольшого дроида и поставил на пол рядом с собой. "Дебошир?"
   Дроид возмущенно пиликнул.
   "Прости," - сказал Бен. "Здесь немного темновато."
   С потолка ударил конус света включившейся лампы - не оставляя сомнений в идентичности разбитого дроида, стоявшего перед Беном.
   "Немедленно выключи!" - приказал Бен. "Мы стараемся скрыть свое появление."
   Лампа продолжала гореть, а Дебошир просвистел вопрос.
   "От ситхов, конечно же," - прошипел Бен. "Никак не предполагал, что ты отправишь нас к Главному оперативному ангару! Батареи наверняка укомплектованы не менее чем парой сотен ситхов - и все это прямо здесь!"
   Дебошир согласно присвиснул. Потом, так и не отключив освещение, выпустил третью опору и покатился вперед, скрывшись за одним из стеллажей. Бен устремился следом пока на уровне восьмого стеллажа не увидел другой конус света в потоке которого ясно различались фигуры его отца и Коррана. Два джедая стояли в двадцати метрах от него около панели комрьютерного интерфейса, но их внимание было сосредоточено не на складе запчастей, а на ярко освещенном ремонтном ангаре, который был пуст. Отметив у них отсутствие признаков настороженности, Бен решил, что скорее всего поторопился с выводами относительно необходимости скрываться. Ситхи были слишком заняты, обороняя периметр, чтобы обращать внимание на то, что делается у них за спиной в складах.
   "Ладно, Дебошир. Прости." Бен кивнул в сторону интерфейса. "По видимому, ты знаешь, что делать. Я возвращаюсь, чтобы обрисовать ситуацию остальным."
   Дебошир выдал добродушную трель, и Бен вернулся в зону доставки, где уже стояла Жизелла Хорн со светомечем в руке. Губы плотно сжаты, ноги чуть согнуты, а ее аура просто вибрировала от нетерпения.
   "За моей спиной была сильная бластерная перестрелка," - произнесла Жизелла, когда Бен подошел. "Думаю, Джайна и Валин всю дорогу перестреливались с врагами."
   "Стреляли ситхи." Бен обогнул лоток поставки и встал перед выходным порталом. "Разве они не дают возможность унести ноги, когда видят такую попытку?"
   Жизелла пожала плечами. "Возможно они просто отчаянно хотят нас поймать."
   Снова в глубине грузораспределительной системы завыли кольца, и из выходного портала вылетел Валин - старший брат Жизеллы. Его внимание было сосредоточено за его спиной, в руке он сжимал бластер, сигнализирующий о критическом истощении заряда.
   У Бена появилось плохое предчувствие. "Валин, что с Джайной..."
   "У Джайны проблемы," - перебил его Валин. Он скатился из лотка к Жизелле, затем извлек полную обойму и перезарядил оружие. "Она просила ее прикрыть, но мимо чужой головы очень трудно стрелять, особенно, когда летишь в грузовой трубе. Кажется я несколько раз попал в нее."
   "Если она продолжала отстреливаться, значит все не так плохо," - уверил его Бен. "А иметь `проблемы' по любому лучше, чем `умереть'."
   "Я успокоюсь, только когда она скажет мне это лично," - буркнул Валин. Он сорвал светомеч с пояса и занял позицию рядом с Жизеллой. "Только грязи явно прибавится. Судя по звуку у нее на хвосте в трубе висит туча ситхов."
   "Какая разница сколько," - произнесла Жизелла. Она подошла к пульту управления створками портала. "Если они никогда сюда не доберуться."
   Бен улыбнулся. "Мне нравится ход твоих мыслей." Он повернулся к Валину. "Только у нас есть еще одна проблема. Около двух сотен ситхов в Главном оперативном ангаре, и этот склад - тупик. Нам нужен запасной выход."
   Валин кивнул и направился к углу склада. "Я пока прорежу нам дырку."
   Бен активировал комлинк и включил канал отца. "Ситхи нырнули за нами в грузовую трубу," - произнес он. "Мы попытаемся их переадресовать, но никаких гарантий. Как дела у вас и Дебошира с интерфейсом?"
   "Если переадресация не получится, то постарайтесь потянуть время," - ответил Люк. "Дебошир включен в гнездо, но не может найти Компьтерное ядро."
   Недовольный свист, прорвавшийся в эфир, возвестил об отношении Дебошира к его описанию сложившейся ситуации, но послышался характерный вой контрольных колец и приглушенная бластерная пальба.
   "Ладно," - сказал Бен. "Мы собираемся тут немного пошуметь, так что будьте готовы придти на подмогу. Сообщите, как только вам удасться открыть взрывозащищенные двери."
   Пока он завершал разговор, звуки выстрелов стали громче и отчетливее. Бен запалил светомеч и занял позицию в зоне досягаемости створок выходного портала. Он глубоко вздохнул пытаясь очистить сознание до начала боя. Но он все еще злился и боялся за Вестару - а это надо было отложить. Страх - ведет к ошибкам, гнев - ведет к... ладно, туда, куда ему совсем не хотелось попасть.
   Бен все еще приводил мысли в порядок, когда из портала вылетела Джайна. От нее воняло паленым молитексом и горелой плотью, и она не прекращала стрелять, даже когда упала в приемный лоток. Бен сжался, готовясь прыгнуть к ней, однако она, стрельнув глазами в его сторону, покачала головой.
   "Стой на месте!" Джайна скатилась по другую сторону лотка с криком: "Граната!"
   Бен среагировал молниеносно - его рука вытянулась вперед с арканом Силы. Он поймал что-то тяжелое, размером с кулак, когда оно вылетело из створок портала, и отшвырнул к дальней стене, ощущая как небольшая сфера медленно отдаляется.
   В следующий момент желтый взрыв опалил ему половину лица, и он почувствовал, как его ударило о полки стеллажей, только теперь осознав, что его отбросило. В ушах звенело, ребра болели, но все свои конечности он ощущал - в одной из них был светомеч. Он выбрался из завала и увидел ситхского война, который уже спускался к Джайне. Еще двое - с осторой темной бородкой и со старым шрамом поперек носа - развернулись к Бену. Их глаза горели предвкушением легкой поживы.
   Их настроение Бена ничуть не беспокоило.
   Шрамоносого он ударом Силы отбросил в лоток и кинулся к Остробородому. Бородатый ситх крутанулся вперед, размахивая светомечем, их лезвия соприкоснулись в водовороте искр.
   Подключив предвидение, Бен колесом пролетел над их перекрещенными лезвиями и только заметил, как стеклянный паранг бородача вращаясь просвистел мимо. Он приземлился за спиной противника и резко отскочил, протащив свой светомеч через плечо и торс ситха.
   Человек с криками развалился, воняя обугленной плотью, а Бен с высоты лотка посмотрел на Джайну. Она стояла над трупами Шрамоносого и третьего ситха, ее плечи судорожно вздымались, при попытке отдышаться. На долю секунды ему показалось, что ее утомило убийство двоих ситхов, и через три секунды она придет в себя и будет снова способна драться.
   Однако он заметил большое кровавое пятно сбоку на ее одежде. В его центре просматривалась глубокая дыра размером с большой палец.
   "Джайна, с тобой все в порядке?"
   В ушах Бена все еще звенело от взрыва гранаты, и он смог отчетливо слышать только свои собственные слова, почти ничего не поняв из ответа Джайны. Однако тревога в ее глазах и пристальное внимание к створкам портала, сказали ему, что она слышит рычание контрольных колец.
   Бен оглянулся на пульт управления и увидел как Жизелла, сжимая светомеч обеими руками, рубит им вниз-вверх с бешенной скоростью. Он вынул теплодетонатор из своего пояса.
   "Жизелла!" Бен был способен слышать только свой голос, но его возглас привлек ее внимание к Бену. Он бросил ей теплодетонатор. "Держи!"
   Внезапно Джайна прыгнула в лоток, ее светомеч активировался и мновенно подхватил Силомолнию, вырвавшуюся из створок портала. Бен отскочил в другую сторону и тоже зажег лезвие, для убийственной встречи первого ситха, который вывалится сюда.
   Но Бен не ударил.
   Ситх был слишком знаком - высокий, сторойный Лорд с тонкими изогнутыми губами и черным мысом на бронированных доспехах. Его руки были вытянуты вперед, продолжая метать Силомолнии в ослабевшую защиту Джайны, даже когда он приземлился в лоток носом вниз. Бен взмахнул лезвием перед носом ситха, чтобы переключить его внимание, и опустил острие клинка к лицу мужчины на расстоянии нескольких сантиметров.
   "Сдавайся или умри," - приказал Бен. "Решай немедленно."
   Джайна швырнула ему в лицо сгусток Силы, но Бен не шелохнулся. Это был Лорд, который взял в плен Вестару, который пытался использовать ее, чтобы заманить Бена в ловушку. И если у Бена и был шанс спасти Вестару, то этот шанс был связан с этим ситхом. Поэтому, даже когда мужчина не прекратил атак на Джайну, Бен его не убил. Вместо этого, он уперся ботинком в спину ситха и повторил приказ.
   "Сдавайся или умри."
   Лорд опустил голову, и молния Силы умерла. Он повернулся к Бену.
   "Чего ты хочешь, джедай?" Учитывая обстоятельства его слова звучали на удивление мягко. Бену пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать его слова сквозь шум в ушах. "Сделку?"
   Бен кивнул. "В моем сознании появилась идея." На его взгляд момент был самым подходящим для заключения соглашения. "Твоя жизнь за..."
   "Бен!"
   У Бена не было времени, чтобы осознать, кто его звал или зачем. В его мозгу просто взорвался сигнал тревоги, затем Джайна рванула его Силой, а Жизелла привлекала к себе внимание. В тот же миг его нога взорвалась от боли, и посмотрев вниз, Бен увидел как стеклянный шиккар вонзился ему в бедро на длину пальца.
   Ситх Силой извлек рукоятку, затем воспользовавшись смятением свой жертвы, откатился подальше от светомеча плавающего у его лица. Бен кинулся было следом, но Жизелла остановила его в Силе.
   "Нет, Бен!" На этот раз он отчетливо воспринимал ее слова. "Детонатор!"
   Бен оглянулся и увидел как она отходит от горящей контрольной панели, одна рука поднята над головой с двумя вытянутыми пальцами. Она согнула один палец и отбросила себя от створок портала. Когда он повернулся, чтобы последовать его примеру, Джайна уже схватила его Силой и отшвырнула их обоих подальше от грузовой системы.
   Они вместе врезались в стеллаж, заполненный тяжелыми коробками, за мгновение до того, как ослепительно белая вспышка охватила помещение. Казалось громовой раскат никогда не утихнет, а температура поднялась настолько, что Бен испугался, что они остались в зоне поражения.
   Мгновение спустя, когда он сполз на пол и схватил шиккар в бедре, особое ощущение опасности исчезло. Его ногу по всей длинне пронзила такая боль, что лучше было умереть, и его рот уже открылся для непроизвольного крика.
   Джайна приземлилась рядом и зажала ему рот рукой. "Тихо!"
   Она обездвижила его Силой, затем приподнялась, чтобы осмотреть участок взрыва. Из створок портала бил фонтан квови и костей - все что осталось от их преследователей-ситхов, когда они прошли через разбитые кольца торможения.
   "Мы не знаем наверняка уничтожил ли взрыв главаря," - произнесла Джайна. "Он может быть еще жив."
   Бен кивнул и подавил готовый вырваться крик, потом приподнялся и мягко снял ее ладонь со своего рта. "На самом деле я не собирался кричать."
   Джайна смотрела на него с сомнением. "Ну раз ты так говоришь."
   Она перехватила его ногу над и под раной, затем Силой начала извлекать стеклянное лезвие. С каждым мгновением боль становилась все невыносимее, когда зазубренное лезвие стало разрывать мускулы и сухожилия. Бен покрепче сжал челюсти и привлек Силу, чтобы выдержать пытку.
   На лице Джайны не было даже тени сострадания. "Ты заслужил это, сам понимаешь." Она говорила глухо, но ее тон был довольно резким. "Ты что возомнил, что сможешь захватить ситхского Лорда? Да еще и посреди рукопашной?"
   Ответить, не рискуя заорать, Бен не мог, но, конечно, он при этом думал о Вестаре. Лорд использовал ее в качестве приманки, поэтому должен был знать о ее дальнейшей судьбе. Бен мог только надеяться, что у ситха были и другие планы относительно нее, иначе она скоро умрет.
   Джайна продолжала медленно - умышленно продлевая мучения Бена, как ему казалось - вытягивать лезвие.
   "Тебе повезло," - констатировала она. "Немного левее, и ты был бы уже мертв."
   Лезвие выскользнуло, преодолев последнее сухожилие. Боль с невыносимой сменилась просто на мучительную, и из раны потекла темная кровь. Однако Джайна была права. Если бы шиккар проник на несколько сантиметров левее, он порвал бы бедренную артерию. Бен искренне не мог понять, почему этого не произошло. Ситхский Лорд ударил с идеального угла, использовав Силу, и полностью застал Бена врасплох. По всем законам, Бен должен был последний раз в жизни наблюдать как из него самого хлещет яркий фонтан крови. Факт, что этого не произошло, мог означать только одно - ситх тоже не хотел убивать Бена.
   "Это не везение, Джайна," - сказал Бен. "Он не желал моей смерти."
   Джайна покачала головой. "Не стророй из себя наивного ребенка, Бен. Ситх не играет в благородство. И ты тоже не должен." Из поясного мешочка она извлекла чистый бакта-пластырь и прижала к его ране, затем взяла его руки и положила сверху. "Придави."
   Бен сделал то, что она велела. "Он не играл в благородство," - произнес он. "Думаю, он хотел взять меня в плен. Иначе он воткнул бы шиккар мне не в бедро, а в сердце или в живот."
   Джайна молчала пока фиксировала пластырь полупотайным бандажом, потом кивнула. "Согласна, твоя теория имеет право на жизнь," - согласилась она. "Ты - сын Люка Скайвокера. Из тебя бы получился отличный заложник."
   Она подхватила его под руки и помогла встать на ноги. Они снова оглянулись на створки портала, когда внутри грузовой системы снова взвыли контрольные кольца. Потом раздался приглушенный крик, сопровождающийся выбросом нового кровавого потока того, что еще недавно было живым существом.
   "Похоже, ребята, вы грохнули блок торможения," - определила Джайна. "Прекрасная мысль."
   "Это идея Жизеллы," - признался Бен. "Правда я не уверен, что она предполагала появление гейзеров липкого нечто."
   Джайна пожала плечами. "Это дает нам достаточно времени, чтобы присоединиться к твоему отцу и остальным," - сказала она. "Чтобы, подвести итоги."
   Однако вместо того, чтобы двинуться дальше, Джайна остановилась у края кратера, без сомнения выискивая любые признаки напавшего на Бена. Бен тоже расширил границы своего восприятия Силой, чтобы найти любой намек на опасность, которая подразумевала наличие ситхской засады, которая их поджидала. Конечно, предположение Джайны насчет взятия Бена в плен, выглядело вполне правдоподобно, однако его кое что смущало. Ситх сохранил собственные шансы на выживание, когда не уничтожил врага, когда у него был реальный шанс. Оглядываясь назад, там в насосной, он тоже сильно рисковал, использую Вестару в качестве приманки. Обе эти уловки очень попахивали хорошо просчитанным планом, и у Бена появилось неприятное ощущение преследования.
   Бен и Джайна все еще продолжали искать признаки преследователей, когда Жизелла высунула голову из дыры. "Поторопитесь," - выпалила она. "У пенели интерфейса проблемы."
   Даже на расстоянии была слышна бластерная перестрелка. По-видимому, ситхи в ангаре наконец поняли, что в их складе запчастей что-то происходит и пошли в атаку.
   "Стой здесь," - распорядилась Джайна. Она осторожно вынула руку из-под руки Бена. "Ты сможешь передвигаться самостоятельно?"
   Бен осторожно выпрямился, с помощью Силы стабилизируя поврежденную ногу, и применяя специальную джедайскую медитацию, чтобы снять боль. Когда его колено приняло вес тела, он убрал руку с ее плеч.
   "Я в порядке." Он кивнул в сторону брастерного огня. "А как у тебя дела?"
   Джайна отвернулась и посмотрела вниз на жерло кратера. "Немного тяжело дышать," - ответила она. "Небольшая потеря крови. Ничего, оклемаюсь."
   "Уверена?" - спросил Бен. "Ведь у тебя проблемы с дыханием..."
   "Все нормально," - упорствовала Джайна. Она посмотрела на него таким взглядом, словно ему было пять лет от роду. "Я справляюсь с этим уже достаточно долго."
   Она подтолкнула его вперед, и они вместе осторожно похромали в обход кратера. Когда ни один ситхский Лорд не выскочил из засады и не напал на них, они нырнули в прорезь вслед за Жизеллой и направились к панели интерфейса. Люк и мастер Хорн засели за техническим приспособлением, уворачиваясь от сгустков Силы и перестреливаясь с быстро разрастающимся на складе контингентом ситхских войнов. Дебошир, все еще подключенный в гнездо интерфейса, чирикал, щебетал и качался взад-вперед на своих роликах, что подозрительно напоминало расстройство.
   По мере приближения Бен и оба его компаньона присоединились к перестрелке, увеличивая штормовой поток бластерого огня. Бен пристроился рядом с отцом. Трижды выстрелив вслепую из-за их укрытия, он спрятался, когда над его головой засвистели потоки плазмы.
   "Проблемы?" - спросил он.
   "Как видишь," - проорал Люк, чтобы его слова были услышаны сквозь визг перестрелки. "Дебошир, похоже, считает, что все панели интерфейса выведены из строя."
   "Неужели?" Бен высунул голову и увидел, что в склад запчастей влетел белый шар. Наведясь на цель Силой он выстрелил, ему в награду граната взорвалась оранжевой вспышкой в двадцати метрах от их укрытия. "Не подходит этот, значит надо найти другой, так ведь."
   "Нет," - произнес Корран, падая в укрытие с пищащим отсутствием энергии оружием, одновременно извлекая пустую обойму. "Ты не понял. Не только на складе ангара, а во всем Храме джедаев."
   Сердце Бена упало. Однако вопрос задала Жизелла: "Тогда как мы снимем щиты? И как откроем взывозащищенные двери?"
   Мгновение все молчали, затем Бен произнес: "Есть только один путь, по крайней мере если мы стремимся достичь эффекта неожиданности." Он повернулся к углу ангара, где Валин Хорн продолжал прорезать отверстие через дюрастилловую стену, ему оставалось пройти только несколько сантиметров. "Дебошир должен подключиться к компьютору Храма непосредственно."
   Его отец кивнул. "Мы должны проникнуть в само Компьютерное ядро." Люк отправил Бена и Джайну вперед к прорезанной Валиным дыре. "И держу пари, ситхи готовят нам там горячий прием."
  
  
   Глава пятнадцатая
  
  
   Столбы, отмечавшие входы в шахты, проступали в тумане на фронтоне далекой горы, словно сине-серые наклонные утесы. Их капители стояли здесь сотни долгих лет, хотя таинственное здание, которое они должны были поддерживать было погребено под километровыми слоями ила. Ни одна дорога не пересекала пыльные равнины вокруг горы, также как и ни один летательные аппарат не кружил над ней в оранжевом небе. Только эти столбы выдавали признаки наличия цивилизации в системе Рео, также как и во всем секторе Маракву.
   Рейнар Тул слегка сбавил скорость спидера. Несмотря на то, что он уже сыграл важную роль в нескольких миссиях джедаев, к этому заданию он не был морально готов. Мастер Скайвокер попросил его вернуться в колонию килликов, которую он когда-то возглавлял, как примкнувший УнаТул. Но тогда Рейнар практически не был самим собой. Он был раненным, едва выжившим бойцом, который позволил себе потерять свое "я" в коллективном сознании килликианского Улья и стать примкнувшим. Этот опыт практически полностью разрушил его личность, превратив его разум в руины. Рейнар до сих пор ощущал себя ничтожным и не до конца полноценным.
   Однако сейчас, когда джедаи столкнулись с врагом настолько загадочным, насколько и могущественным, их единственной надеждой на выживание стали знания килликианских Ульев, копившиеся столетиями в их коллективном разуме. И кому-то необходимо было убедить их поделиться сведениями о таинственных Небожителях (Целестиалах), которых они когда-то обслуживали, а единственным джедаем способным на это был Рейнар. Поэтому он принял назначение и пообещал сделать все возможное..., даже если при этом придется полностью потерять свою личность, которую он пытался восстановить последние восемь лет.
   Теперь, когда ландспидер в облаке пыли приблизился к горе, Рейнар смог рассмотреть, что столбы украшены резными изображениями животных и рогатых злодеев. Подножия этих барельефов покрывали некие изгибающиеся формы, которые могли быть как змеями, так и виноградными лозами.
   Лоубакка - вуки двух с четвертью метров ростом - нахохлившийя на переднем пассажирском сидении с прижатыми к груди коленями, прорычал, что на его взгляд лучше бы это были виноградные лозы.
   "Прошу прощения, мастер Лоубакка, но должен с вами не согласиться," - откликнулся С-3ПО из-за спины вуки. "В данном контексте, усики - это символ неизбежного разрушения. И если бы руины не выглядели, так однозначно покинутыми, я предложил бы повернуть назад и выбросить все это из чипов нашей памяти."
   "Думаю, что Лоуи имеет в виду, что мы попали именно в нужное место," - уточнила Текли. Она сидела на пассажирском сидении за спиной Рейнара, и пожалуй пушистая маленькая чандра-фана - единственная из пассажиров переполненного спидера расположилась с комфортом. "Виноградные лозы могут подразумевать, что мы наконец нашли Улей ассоциирующийся с Абелос. Однако резные фигуры - это нечто новое. В отчетах встречаются упоминания о гигантских змееобразных существах в сочетании с другими образами?"
   "В моих базах данных этого нет," - уверил ее С-3ПО. "А у меня есть ссылки на всю доступную информацию по теме. Фактически, мене доступно 2,3 миллиона статей и 7,1 миллион изображений..."
   Лоубакка прервал его нетерпеливым погромыхиванием.
   "Нет, я не предпочитаю ехать на спидере верхом," - ответил С-3ПО. "Вы представляете себе, что пыль сделает с моими сервомоторами?"
   Лоубакка снова загрохотал.
   "И у меня нет проблем с вокабулятором, джедай Лоубакка," - ответил С-3ПО. "И даже если бы они были, уверяю вас, что пыль только бы ухудшила его состояние."
   Рейнар усмехнулся, испытывая благодарность к друзьям, которые отвлекали его от невеселых мыслей. Официально, мастер Скайвокер назначил Текли и Лоубакку на это задание в качестве санитара и технического эксперта. Однако Рейнар был уверен, что их основной и самой важной задачей было контролировать его дееспособность, по крайней мере он на это надеялся. С-3ПО им позаимствовали в качестве переводчика, чтобы Рейнару не надо было рисковать снова стать примкнувшим, чтобы общаться с килликами. Входило ли это в планы мастера Скайвокера или нет, но С-3ПО действовал и как постоянный раздражитель-диверсант, а также громоотвод. Трое джедаев жили бок о бок уже в течение месяца, а С-3ПО был очень удобной мешенью для переадресовки любых трений, которые порой возникали между ними. В этом качестве - дроиду не было равных.
   Лендспидер находился еще на расстоянии около километра от горы, когда у столбов стали появляться темные пятнышки. Сначала они выглядели как элементы декора, но по мере того как компаньоны приближались, они стали приобретать угловатые очертания, раздуваться в подобие распахнутых окон. В пыли у основания горы проявилось нечто вроде дороги, которая узким каналом вела к высокой черной арке, похожей на открытые ворота.
   Решив, что черная арка является воротами, Рейнар направил спидер к ней... и ощутил, как холодная колючка опасности вонзилась ему в шею. Он просканировал пространство Силой и почувствовал совсем рядом некое голодное огромное присуствие, устремившееся на спидер почти с такой же скоростью, с которой машина двигалась к горе.
   Ничего примечательного не наблюдалось. По равнине гулял устойчивый бриз, поднимающий тонкую сизую завесу пыли, около метра над землей, что гарантировало видимость в пределах трехсот метров, а присутствие ощущалось намного ближе. Рейнар остановил спидер.
   "Я тоже это ощущаю," - сказала Текли. "Нечто стремиться добраться до нас раньше, чем мы доберемся до горы."
   Лоубакка простонал вопрос.
   "Прекрасно, я не вижу ничего, кроме затылка вашей огромной лохматой головы," - ответил С-3ПО. "Возможно, я был бы более полезен, если бы вы не настояли, чтобы я ехал сейчас на заднем сидении."
   "Не похоже, что это - иллюзия," - сказала Текли Лоубакке, не обращая внимания на причитания С-3ПО. "Это ощущается только через Силу. А любая иллюзия, созданная в Силе, не несет большой опасности."
   Лоубакка согласно проскулил, а голодное присуствие приближалось. Рейнар сорвал замок купола со своей стороны ландспидера - и тут увидел, как почва под ними стала проваливаться. Все стало ясно. Он развенул машину и дал полный газ.
   Слишком поздно.
   В двадцати метрах от них из почвы вздыбилась пара огромных зазубренных мандибул, которые распахнулись в красную, покрытую слизью утробу, вдвое шире их спидера, плавно переходящую в длинное извивающееся горло, перемежающееся поперечными кольцами ребер. Из глубины этой пещеры вылетели струи серых эластичных языков, которые ухватились за бампер их транспорта. Мандибулы сомкнулись, похоронив утробу глубоко внутри.
   Ландспидер скользнул вперед. Рейнар до упора рванул рычаги. Но машина продолжала скользить вперед к зубастой утробе.
   "Наружу!" - выкрикнул Рейнар.
   Лоубакка сорвал замок со своей стороны. Он стремительно вскочил на сидение и упершись плечами и шеей в купол, сорвал его с петель. Текли закричала, что тоже освободилась. Наконец Рейнар отбросил рычаги управления и вышвырнул себя Силой из спидера.
   Когда он оглянулся, утроба уже поглотила их спидер почти по самую кабину и продолжала затягивать его в свою пыльную яму. С-3ПО на заднем сидении уворачивался от гибких языков и обеими руками махал Рейнару.
   "Джедай Тул, почему вы просто стоите там? Пожалуйста, сделайте что-нибудь только побыстрее!"
   Ландспидер качнулся на краю ямы и начал заваливаться.
   С-3ПО кивнул вниз в яму. "Я предлагаю вам убить это, немедленно!"
   Убить это существо - не вопрос, и не только из-за его размера. Однако Рейнар вытянул руку и Силой извлек дроида из ландспидера - немного помешав Лоубакке реализовать ту же идею.
   Рейнар отпустил Силовой захват. С-3ПО проплыл вперед, врезался в грудь Лоубакке, отскочил и рухнул в пыль у ног вуки.
   Лоубакка опустил голову, мгновение разглядывал дроида и наконец проскулил вопрос.
   "Я еще не знаю," - ответил С-3ПО. "Моя диагностика еще не закончена!"
   Лоубакка пожал плечами, поставил дроида на ноги, затем зарычал потирая грудь.
   "Это - не моя вина, что мой локоть ушиб вас," - оправдывался С-3ПО. "Я просто пытался минимизировать собственный ущерб."
   Из ямы раздался скрежет сминаемого металла. Рейнар подошел к краю, и через завесу синеватой пыли увидел, как огромная сердцеобразная голова вылезла наружу. Она перекатывала в мандибулах смятый ландспидер, пока не превратила его в шар примерно метрового диаметра, затем отхватила от него кусок верхними челюстями, и найдя несъедобным - выплюнула.
   Маленькая рука схватила Рейнара за руку и попыталась оттащить от ямы. Он продолжал оставаться на месте, и Текли подошла к нему.
   "Рейнар?" - прошептала Текли. "Мудро ли оставаться здесь, где эта тварь может тебя заметить?"
   Рейнар пожал плечами. Он не был до конца уверен, чем было это существо - но существовала вероятность, что это был киллик. Он глубоко вздохнул, успокаиваясь и вентилируя легкие, потом приподнял оба предплечия в жесте приветствия.
   "Турухт?" - позвал он.
   Насекомое перестало жевать и вытянуло голову из ямы примерно на метр, выдвинув вперед огромную луковицу - которая скорее всего была рудиментарным глазом. Почва под его ногами задрожала, и внутри Рейнара все сжалось.
   "Чур, меня!" - взвизгнул С-3ПО с расстояния в три метра. "Она желает знать, кто спрашивает - и почему ей мешают работать."
   Рейнар расплылся в улыбке, настолько, насколько позволяла обгорелая кожа его изуродованного лица. "Скажи ей, что я - старый друг," - сказал он. "УнаТулу нужна помощь."
   "Джедай Тул, я не уверен, что это мудро," - произнес С-3ПО. "Киллики не любят сотрудничать с лжецами, а вы уже давно не УнаТул..."
   Лоубакка рыкнул, предупреждая С-3ПО чтобы был поосторожнее со словами.
   Рейнар оглянулся на дроида. "Переведи ей, Трипио."
   Не успел С-3ПО выполнить приказ, как земля под ногами снова содрогнулась.
   Дроид склонил голову и произнес: "Не знаю, как это возможно, но в этом нет необходимости. Турухт неплохо владеет всеобщим. Она приглашает нас в Небесный Дворец."
   Рейнар осмотрел яму и склонил голову. "Мы благодарим вас."
   Когда земля в ответ задрожала, Рейнар пошел в обход по краю ямы и направился к дворцу. Воздух был очень сухим и удушающее горячим, к тому же, взвесь сизой пыли мешала выбирать дорогу. Дважды Рейнар проваливался по бедра, когда случайно ступал в другие ямы.
   Несколько раз он вглядывался в горный хребет, возвыщающийся в облаке пыли впереди, словно один из гигантских помощников Терухт выполз на равнину, чтобы приветствовать его и его спутников. Обычно, такое присутствие не предполагало ничего большего, чем просто присутствие в непосредственной близости, и переодические землятресения, неприятно отдающиеся во внутренностях. Однако, когда до дворца оставалось примерно триста метров, из почвы в фонтане пыли показалась голова и громко клацкнула мандибулами.
   Конечно, Рейнар уже давно не был частью обобщенного сознания Килликианского улья, но это явно не было похоже на проявление угорозы. Он дал сигнал своим спутникам, чтобы они опустили оружие, и шагнул вперед. Отставив его руку-протез в сторону, он поднял в приветственном жесте свою руку из плоти-и-крови. Насекомое ответило - склонило голову и потерлось своими червеобразными усиками-антенами о его предплечье. Потом оно испустило мягкий, приглушенный "бум" и исчезло.
   Как только существо снова скрылось в почву, Текли подошла к Рейнару. "Теперь ты весь покрыт феромонами," - заметила она. "Твои носовые фильтры все еще на месте?"
   Рейнар с трудом фыркнул. С трудом втянув воздух, он кивнул. "Не стоит беспокоится," - сказал он, снова устремившись к дворцу. "Никто, кто когда-либо был примкнувшим, не захочет стать им снова - и я не исключение."
   Лоубакка заметил, что и первый раз никто не хотел стать примкнувшим. Феромоны заставили этому случиться.
   "С нами будет все в порядке," - уверила вуки Текли. "Даже, если фильтры откажут, антидот обеспечит нам защиту от интенсивного воздействия примерно на неделю."
   Повернувшись к Рейнару, Лоубакка прорычал вопрос.
   "Трудно сказать," - ответил Рейнар. "Но неделя - это, скорее всего, более чем достаточно."
   "А если и нет, то на борту "Долгово Пути" приличный запас," - произнесла Текли. "Мы всегда можем вернуться и вколоть новую дозу."
   Лоубакка оглянулся через плечо на отдаленный горный хребет, где совершил посадку их шатлл-разведчик, и огорченно заворчал.
   "Должен с вами согласиться," - ответил С-3ПО. "Это действительно будет довольно длинная прогулка. Шарниры моих приводов просто не выдержать этого."
   "Тебе это не и нужно," - сказал Рейнар. "На дроидов феромоны не действуют. Поэтому можешь просто подождать нас с Терух."
   "Один?" - ужаснулся С-3ПО. "Я более чем уверен, что принцесса Лейя имела в виду совсем не это, когда предложила отправить меня на передовую."
   "Пожалуй, нет," - согласился Рейнар.
   Когда они вошли в канал, ведущий в основание горы, Рейнар понял, что сооружение намного грандиознее, чем выглядело из лендспидера. Канал тянулся к воротам на добрые двести метров, а высота его стен была не меньше семидесяти метров. Сводчатая арка в его противоположном конце вполне могла вместить фрегат класса "Улан", а огромные колонны уходили ввысь на сотни метров, постепенно теряясь в пылевой взвеси.
   Фигуры, вырезанные на столбах почти полностью утопали в пыли. Однако на левой колонне просматривались две тонкие ножки запутавшиеся в кольцах того, что выглядело не то змеями, не то щупальцами. На правой колонне, видно было еще меньше - фрагмент крыла, опутанный не то длинной веревкой, не то лозой.
   На расстоянии дюжины шагов до сводчатого прохода, воздух стал влажным и затхлым. Рейнар почувствовал объединенное Силой присутствие группы килликов, склонившихся по другую сторону прохода, от них исходила ритмическая вибрация, уже пульсирующая у него в ушах.
   "Не волнуйся," - ободрила его Текли. "Мы - здесь с тобой."
   Лоубакка добавил свои собственные заверения, обещая вытащить Рейнара за ноги при первых же признах его обращения в примкнувшие сызнова. Слова были сказаны одобряюще, однако от них стало не по себе. А бояться было чего. Если единственным путем получить доступ к знаниям Терухт об Абелос и Небожителях будет снова стать примкнувшим, он станет им. Так же, он был уверен в этом, сделают и Лоуббака с Текли. Ордену нужны были эти сведения, и они были посланы, чтобы добыть их.
   Фокус был в том, что хотя бы один из них должен остаться нормальным, чтобы доставить сведения Совету джедаев.
   Вместе они вступили под сводчатую арку и оказались в прохладной темноте руин. Рейнар слышал грохотание приближающихся насекомых, и мгновением спустя почувствовал, как его стали ощупывать антенны-усики, уделяя особое внимание его живому предплечью. Его протез они осторожно игнорировали. Киллики не любили исскуственные конечности. Подобные устройства стирали грань между живыми субьектами и дроидами. А дроидов киллики не понимали. Дроиды были им чужды, и никогда не удостаивались приветствия, потому что дроиды были не способны стать примкнувшими.
   Когда его глаза приспособились к темноте, Рейнар увидел что стоит перед тремя килликами с пытнисто-синими экзоскелетами и четырьмя тонкими лапками-руками. У них были такие же сердцеобразные головы, как и у помощников улья снаружи, однако эти были всего полутораметрового роста и у них отсутствовали огромные челюсти-мандибулы. Когда они заметили, что Рейнар их изучает, все трое прижали лапки к грудному отделу и склонили головы.
   "Руух убб унувул бурур," - произнес один из них. "Уру рур рруру буб."
   "Терухт приветствует мудрого УнаТула и его спутников в Небесном Дворце," - перевел С-3ПО. "Улей удостоен чести, и хочет соединиться с каждым из вас."
   Лоубакка быстро зарычал, сообщая Терухт, что они не будут ни с кем соединяться.
   "Действительно ли вы уверены, что я должен это переводить, джедай Лоубакка?" - уточнил С-3ПО. "Вы, фактически, скорее..."
   Его прервал Терухт с короткой бахромой, и дроид повернулся к насекомому. Через мновение он снова повернулся к Лоубакке.
   "Терухт говорит, что не имеет значения зачем вы прибыли, улей имеет честь приветить вас." Он перенес внимание на Рейнара. "Нас просят посетить королеву в ее покоях."
   Если бы шрамы от ожегов позволили, то Рейнар приподнял бы бровь. Современные киллианские ульи больше не концентрировались вокруг королевы, однако, как он мог предположить, это имело значение, учитывая солидный возраст социальной струкруры Терухт. Он склонил голову перед синими насекомыми.
   "Если вы укажете нам путь."
   Все трое развернулись и повели троих джедаев вместе с С-3ПО в пахнущий затхлостью коридор, поднимающийся по врешней стене дворца. Коридор поднимался круто и одиноко, формируя грубую спираль, как им показалось, около пяти километров длинной.
   Им часто приходилось пересекать места, где от основного коридора вглубь дворца уходили дышащие плесенью ответвления. Несколько насекомых, которые попались им на пути, выглядели праздно шатающимися, а не занимающимися делами улья. Весь путь освещали шары из люминисцирующего воска, который давал такой тусклый свет, что силуэты троих проводников едва угадывались впереди. Когда они проходили мимо огромных окон, которые они видели снаружи, потоки света освещали арочные проходы, украшенные резными барельефами растений и животных с тысячи различных миров.
   Однако панели между арками просто потрясли Рейнара. Они изображали великолепие глубокого космоса, перемежающееся специфическими завихрениями, наличие в природе которых было маловероятно. Там было изображение сверхновой, взрывающейся в одном направлении; орбит девяти планет, кружащиеся вокруг одного солнца по одной плоскости; туманности, висящей словно занавесь между двумя звездными системами. Наконец появилось изображение, показавшееся слишком знакомым - система пяти планет, кружащиеся по практически одинаковым орбитам вокруг звезды, при этом третья и четвертая планеты формировали пару планет-близнецов.
   Рейнар остановился. "Что это за картина?"
   Насекомые ответили, даже не оглянувшись или замедлив движения. "Урруб."
   "Наша работа," - перевел С-3ПО. Дроид замолчал, ожидая дальнейших разъяснений, затем добавил: "Мне жаль, джедай Тул, но Терухт, по видимому, не находится сейчас в настороении, чтобы информировать нас. Возможно они оскорблены грубостью Лоубакки."
   Лоубакка равнодушно простонал извинения.
   Терухты продолжали подниматься по коридору. Рейнар остался стоять на том же месте, и повторно уже громче стросил: "Это - Коррелианская система?"
   Насекомые неохотно остановились примерно в пяти метрах от них и повернулись. "Бууруб уу рууб ур ру уб."
   "Терухт не известно как это называют более молодые существа," - перевел С-3ПО. "Терух они извествны - как `Пять камней'."
   Текли привстала на ципочки, чтобы дотянуться до планет-близнецов, и спросила: "А Терухт известно для чего система была построена?"
   "Уб."
   Насекомые снова развернулись и зашагали дальше.
   "Терухт сказала `да'," - передал С-3ПО. "Могу предположить, что мы должны следовать за ними. Мы, кажется, вызываем у них беспокойство."
   Лоубакка пожал плечами и двинулся по коридору. Рейнар и Текли зашагали следом. Спустя несколько минут они достигли центра дворца и спустились в огромный зал, еще больше и декоративнее, чем тот из которого они поднимались. Воздух потеплел, но сохранил влажность, а шары освещения сияли здесь более ярко. Стало появляться множество рабочих, снующих по коридорам и проходам: одни несли какие-то инструменты, другие - желтые волокнистые грибы или восковые шары с золотистой амброзией - любимого напитка килликов. Рейнар почувствовал, что его одолевает жажда, и заметил, что Лоубакка тоже пожирает глазами шары с амброзией, которые проносили по коридору перед ними.
   "Вот то, чего мне так не хватало после Таат," - произнесла Текли. Таат - это был тот улей, к которому они с Лоубаккой неосторожно приикнули, когда Рейнар призвал их на помощь килликам в борьбе с чиссами. "Это в любом случае почти оправдает поездку сюда."
   "Ее подают в ресторане "Галатина" на Корусканте, вы ведь знаете," - услужливо предложил С-3ПО. "Насколько я могу судить, Хорох в этом году особенно великолепен."
   "Тысяча кредитов за литр," - сказала Текли. "Я - рыцарь-джедай, а не владелец крупного банка."
   Они пересекли зал и приблизились к двоим огромным охранникам, стоящим по обе стороны коридора, их челюсти-мандибулы были почти десять метров в ширину и перекрывали проход. Они очень походили на того, который съел их ландспидер, за исключением глаз. В них не было ничего рудиментарного, и они дружно впились ими в приближающуюся процессию. Рейнару даже стало казаться, что ему и его спутникам просто не позволят войти в покои королевы.
   Затем волна глубокой вибрации прошла по интерьеру. Стражники подняли челюсти-мандибулы, и их проводники прошли вперед в просторную комнату, заполненную сотнями ярусов пустых инубационных ячеек. В здоровом улье ячейки были бы почти полностью заполнены, однако толстые слои пыли говорили о том, что эти ячейки не использовались столетиями. В отличии от остального дворца, эта комната была ярко освещена оранжевым солнечным светом, льющимся через натянутую по потолку прозрачную мембрану.
   Их провожатые остановились в нескольких шагах от входа, дав понять Рейнару и остальным, что они должны спуститься по широкому коридору в центр - к королеве. Не уступая размерами часовым у входа, она возлежала на массивном возвышении, поджав шесть крепких конечностей под живот, который размером не устапал банте. Ее рот обрамляли сочлененные челюсти-мандибулы. На полу вокруг нее расположились четверо охранников, идентичные расположившимся у входа.
   Ближе к возвышению пара ярусов ячеек инкубации была заполнена. В поле зрения Рейнара попало только около тридцати ячеек и всего трое килликов-нянек, обслуживающих их. Улей еще не умирал, одноко до процветания ему тоже было далеко.
   Когда Рейнар и его товарищи прошли последние ярусы детской, стражники освободили центральную часть помещения, открыв широкую лестницу. Живот королевы слегка вибрировал, наполняя помещение низким гулом, едва воспринимаемым человеческим ухом.
   "Должен признаться, что это звучит очень неожиданно," - сообщил С-3ПО. "Королева приглашает Лоубакку и Текли стать ее женихом."
   Лоубакка неуверенный заскулил.
   "Это значит, что вы должны удалить с нее внешних паразитов," - объяснил Рейнар. Прежний улей Лоубакки и Текли - Таат - предпочитал социальную структуру равноправия, поэтому им, скорее всего, не приходилось участвовать в ритуале. "Это - большая честь. Иоггой использовала меня в качестве жениха..."
   Лоубакка заворчал в отвращении.
   "Воспринимай это просто как медицинскую процедуру," - прошептала Текли. "И помни, зачем мы здесь."
   Вуки вздохнул, опустил голову и они оба поднялись по лестнице. Из-за гигантского живота королевы появился прислужник с ковшом в одной руке, бутылкой с антисептиком и куском ткани в двух других, он прошел вдоль скребниц и полез наверх. Будучи в прошлом сами примкнувшими, Лоуббака и Текли по опыту знали, что киллики не испытывали моральных неудобств ползая друг по другу, поэтому они тоже полезли наверх и присоединились к прислужнику.
   Рейнар наблюдал, как они поднимаются, затем подошел ближе, чтобы представиться королеве. Ее голова была непропорционально мала по сравнению с остальным телом, однако ее габариты были не меньше половины роста самого Рейнара, ее глаза были огромны как шары для боулинга, а изящные мандибулы длинной не уступали руке вуки. Рейнар поднял живую руку в жесте приветствия. В ответ, королева опустила голову и перистой антенной стала тереться о его запястье.
   "Вуур уу рур уу," - ворковала она. "Убуб рууб уру."
   "Терухт приветствует ваше возвращение," - перевел С-3ПО. "Улей будет иметь честь воссоединиться с вами."
   Рейнар почувствовал, как у него внутри все сжалось. Лоубакка ясно озвучил, что они прибыли не затем, чтобы стать частью улья, однако Терухт говорила об этом, как о свершившеимся факте. Все киллики имели привычку выдавать желаемое за действительное, поэтому, возможно, королева имела в виду, что, как она полагает, трое дждаев в конечном счете снова станут примкнувшими. Однако ее тон был неприклонен, и это был улитиматум и предупреждение Рейнару - ее желание не терпит никаких возражений.
   Рейнар удерживал руку в вытянутом положении, пока Терухт не убрала антенну. Затем он заговорил: "Вы ведь знаете, что мы здесь не за тем чтобы воссоединиться с ульем."
   Королева приподняла голову, с высока глядя на него, ее мандибулы задвигались и помещение заполнил короткий рокот.
   "Да, но это произойдет," - перевел С-3ПО. "И, по моему, она действительно весьма уверена на этот счет."
   Рейнар глубоко подышал примерно с минуту, чтобы успокоиться, затем взглянул в ближайший к нему глаз королевы. "Этого не может больше случиться," - уверено сказал он. "Вы ведь знаете, чем все закончилось, когда я прошлый раз был УнаТулом."
   Королева приопустила голову и выдала ряд мягкого погромыхивания.
   "Вы не совершите туже самую ошибку снова," - передал С-3ПО. "Вы стали взрослее и мудрее."
   "Это не имеет значения," - продолжал Рейнар. "Чиссы этого не позволят. Они снова развяжут войну."
   Ответ королевы прозвучал еще мягче.
   "То о чем чиссы не знают, не должно тревожить и нас," - передал С-3ПО.
   "Они все равно узнают об этом."
   Из груди насекомого вырвался низкий гул, С-3ПО перевел: "Вы их оповестите?"
   Рейнар покачал головой. "Нет, но у них повсюду шпионы." Пока он говорил, его волновала одна мысль - почему Терухт так стремится сделать из него примкнувшего. Посетители ульев обычно становились примкнувшими в результате воздействия феромонов и это воздействие должно длиться достаточно долго. И ульи крайне редко прибегали к преднамеренной вербовке, даже если новый примкнувший мог обеспечить их чем-то необходимым. "Если я не вернусь в Галактический Альянс в течение установленного времени, чиссы мобилизуются и начнут истребление всего твоего народа."
   Королева разглядывала его некоторое время, затем наклонила голову и прогрохотала вопрос.
   "Терухт спрашивает, зачем вы явились, если само ваше пребывание здесь несет такую опасность?"
   "Потому, что Галактическому Альянсу грозит еще большая опасность, и нам необходима помощь Терухт, чтобы победить ее," - объяснил Рейнар. "Мы должны узнать все, что Терухт может нам рассказать о Небожителях - и существе, которое называет себя..."
   Массивное тело королевы вздрогнуло. "Руур уб?"
   "Кажется нам повезло, джедай Тул," - произнес С-3ПО. "Она спрашивает, ее имя - Абелос?"
   Рейнар кивнул. "Значит вы знаете, что представляет собой Абелос?"
   Королева издала серию немного возбужденного гула.
   "Это действительно так." - ответил С-3ПО. "Терухт - та, кто заключил ее в тюрьму."
   Сердце Рейнара забилось. "Прекрасно. Джедаи должны узнать все, что Терухт сможет рассказать о ней."
   "Уб?"
   Рейнару не нужен был перевод. "Потому что, Абелос сбежала," - ответил он. "И мы не знаем, куда она направилась."
   Королева подняла голову и настолько грозно зарокотала, что тело Рейнара начало вибрировать. Со всех сторон в помещение хлынули потоки рабочих: одни несли шары с амброзией, другие кинулись вычищать пыль из углублений в полу. Киллики-няньки заползли в ближайшее чистое углубление и стали, интенсивно вырабатывая воск, создавать новые ячейки инкубации.
   Рейнар повернулся к С-3ПО, который с интересом наблюдал за внезапным всплеском активности килликов, что, по всей вероятности, говорило о том, что вся мощность его электронного интеллекта сейчас была задействована, чтобы разобраться в смысле происходящего.
   "Триипио," - гаркнул Рейнар, чтобы перекричать грохочущую королеву. "В чем причина происходящего?"
   "Боюсь, что в этом нет смысла, джедай Тул," - ответил дроид. "Я не вполне понимаю."
   "Говори как есть," - приказал Рейнар.
   "Очень хорошо," - произнес С-3ПО. "Терухт продолжает повторять, что улей должен подготовиться."
   "Подготовиться?" - переспросил Рейнар. "К чему?"
   "Именно эта часть и не поддается моему пониманию," - ответил С-3ПО. "Терухт, по видимому, убеждена, что галактика стоит на краю гибели. Она все время повторяет, что наступает конец времен."
  
  
   Глава 16
  
  
   Вокруг герметичных дверей компьютерного центра стояли два ситха со светомечами наголо. Облаченные в черные одеяния поверх черной нательной брони, они зорко осматривали длинный коридор, ведущий к дверям и часто сдавали рапорты по своим мобильным рациям. Однозначно, в расплох их не застанешь.
   Жизелла рассматривала двоих охранников на своем экране, пока позволяло разрешение компъюторного блока и передающей камеры. Двое ситхов, словно скукожились и развалились, когда крошечный дроид-шпион изменил угол зрения. Яркая зеленая полоса продолжала вспыхивать по границе экрана, сигнализируя о наличие признаков молекулярных составляющих детонита - основного компонента большинства противопехотных мин.
   Она улыбнулась. Мины - это не проблема.
   Жизелла продолжала изучать экран. Широкоугольный режим просмотра больше ничего не давал, кроме белого коридора, уводящего ее от основной цели - компьютерного ядра Храма джедаев - к комнате дезактивации. Как только ее команде удасться проникнуть внутрь ядра, сражение можно будет считать практически выигранным. Их дроид, Дебошир, подключится к информационному гнезду и убедит ЦУК снять щиты и открыть бронированные двери. Тогда три бригады десантников, ведомые джедаями, ворвутся в Храм. Битва будет кровавая и обойдется дорогой ценой, но ситхам будет некуда бежать. Они будут выловлены и уничтожены.
   Все просто.
   Жизелла переключила камеру в тепловой режим. Охранники тут же вспыхнули двумя ярко-желтыми человекообразными каплями. Сам коридор стал средне синим, с оранжевыми росчерками электропроводки и трубопроводов, проходящих вдоль стен. Сквозь стены просматривались призрачные красные пятна двадцати ситхских войнов, теснившихся в засаде за съемными панелями.
   Надо отдать должное, ситхи были - само терпение. Прошло уже не менее тридцати шести часов, как ее отец и мастер Скайвокер решили идти прямиком в компюьтерное ядро Храма, и похоже ситхи все это время сидели в засаде за стенами. Если повезет, они могут одуреть и с трудом двигаться, когда наступит время атаки, и в конечном итоге стать легкой добычей, конечно если так можно сказать о ситхе.
   Жизелла активировала канал связи комлинка на мастера Скайвокера. "Изменений нет."
   Ее не волновала возможность того, что ее могут подслушать.
   Она, Бен и Валин нашли убежище в изолированной комнате, на расстоянии не меньше сотни метров от ближайшего ситха. Жизелла не знала, где срываются ее отец, Люк и Джайна, но она была уверена, что где-бы они ни были, их не подслушают.
   Сам коммуникационный канал был еще более безопасным. Он шифровался антивзломным джедайским кодом. Ударные команды тоже переняли его на свои средства коммуникации для координации действий с адмиралом Бвуа*ту и его штабом. Один раз во время затишья, они с Валиным воспользовались этим каналом, чтобы поговорить со своей матерью Миракс, сообщить ей, что они пережили бедственную засаду в водонапорной станции. А Джайна Соло умудрилась даже через холонет поговорить с Джаггедом Фелом - в Имперском Остатке.
   Они здесь одни, рядом нет никого.
   Спустя некоторое время мастер Скайвокер откликнулся: "Повторяю. Изменений нет. Все ясно?"
   "Вы готовы двигаться," - подтвердила Жизелла. "Да прибудет с вами Сила."
   "И с вами тоже," - ответил Люк. "Если кто-то чувствует себя не уверенно..."
   "Не волнуйся, папа," - отозвался Бен. Он с Валиным стояли у нее за спиной, через плечо наблюдая за тем, что происходит на экране. "Героев здесь нет."
   Голос, раздавшийся в ее динамиках, очень напоминал голос ее собственного отца. "Вы трое - уже герои, только если судить по этому заявлению," - произнес он. "Однако последнее, что нам сейчас нужно - это мертвые герои. Всем понятно?"
   "К вам, ребята, это относится вдвойне," - ответила Жизелла. "Может уже пора кончать с этим? А то я уже забыла, когда последний раз проходила приличную санобработку."
   В динамиках повисла напряженная тишина, потому что никто в действительности не хотел переходить к последней фазе операции. После почти двух суток раздражающих пряток, жестких схваток, побегов и целительных трансов вся команда чувствовала себя немного обессиленной.
   Тишина затягивалась, пока Жизелла, в конце концов, не вздохнула: "Это просто шутка, идет?" Она покачала головой и добавила: "А то смотрю вас так мало."
   "Да," - ответила Джайна с другого конца канала. "Вас тоже немного."
   Снова повисла тишина. Жизелла опустила глаза на экран, скрытые образы ситхской засады уменьшились в размерах - дроид-шпион медленно отступал. Хотя размером дроид был не больше ногтя, Жизелла отводила его медленно и осторожно, чтобы не привлекать внимания. Это был их последний шанс обеспечить условия нападения на Храм, и если они провалятся сейчас, то самым лучшим исходом для них - будет сложить головы в рукопашной, чем попасть живьем в плен к ситхам.
   Однако, Жизелла выбрала именно это задание. Когда она и Валин вызвались добровольцами, чтобы войти в Храм с первой волной нападения, сам мастер Скайвокер сказал, что он будет горд тем, что его спину будут прикрывать брат и сестра Хорны - и это даже несмотря на то, что они подверглись психозу, вызванному Абелос, под действием которого они предали его и Бена на Нам Хориос. И если Люк Скайвокер смог выказать своего рода доверие к ним, то Жизелла была уверена, что Пустота ответит ему тем же.
   Спустя несколько секунд на экране в тепловом диапазоне появилось трое золотых призраков и резво двинулись по коридору. Две капли стражей, охранявших компьюторное ядро, отступили к комнате дезактивации и скрылись за искрящейся белизной горящих светомечей.
   Жизелла включила микрофон на подбородке. "Семь метров," - произнесла она, определяя расстояние до заминированной зоны, обнаруженной дроидом-шпионом. "Стойте."
   Все три фигуры - одна маленькая с женскими формами, две другие крупные и явно мужские - остановились. Более рослый мужчина вытянул руку, Жизелла едва успела переключить режим экрана на обычный, как волна Силы взорвала первую мину. Конус оранжевого огня, преобразовавшись в грибообразную форму, устремился к потолку, потом второй, третий и четвертый. Изображение потеряло четкость и начало стремительно мелькать - ударная волна сбила дроида-шпиона в бешенное кувыркание.
   "Капкан в комплекте с ядом," - прокомментировала Жизелла. Она оглянулась на Бена. "Неплохой план. Будем надеяться, что все пройдет спокойно и гладко."
   "Но ведь там - не только мины," - сказал Бен.
   По первоначальному плану, предложеному Беном, он и Жизелла должны были выманить засаду, но их отцы решили, что ситхи, скорее всего, не попадутся на эту уловку, особенно в том случае, когда знают, что где-то рядом скрываются два мастера и Джайна.
   "Но это сработает," - продолжал утверждать Бен. "Можете на это рассчитывать."
   Не успел он договорить, как от компьютерного ядра послышался приглушенный треск Силовой молнии. Покрутив большим пальцем шарообразный джостик, она развернула дроида-шпиона так, чтобы в поле зрения попала ситхская засада. На появившейся картинке, по крайней мере выглядело все именно так - все двадцать ситхов-засадников бежали по коридору, а перед ними несся шквал молний Силы и бластерного огня. Ни отца Бена, ни низкорослой фигуры ее собственного отца видно не было, зато Джайна кувыркалась в потоках Силы под самым потолком, осыпая преследователей яркими бластерными всполохами.
   Жизелла снова развернула дроида-шпиона к компьютерному ядру. На ее экране появилось изображение задымленного, раскуроченного взрывами коридора с торчащими обрывками кабелей и обнажившимися трубопроводами. Среди разрушений валялось шесть трупов - все ситхские. Тяжелая входная дверь стояла загерметизированная, только внешний пульт управления ее положением призывно подмигивал им зеленым глазом, едва пробиваясь сквозь дымовую завесу.
   "Слишком легко," - констативовала Жизелла. "Даже твои планы не срабатывают настолько гладко, джедай Скайвокер."
   "Очередная западня," - согласился Бен. "Охраны нет, к тому же тел многовато, учитывая, что нападающие бегут в другую сторону."
   "Однако ты учти, что атакующих встречают не абы кто," - напомнил ему Валин. "А Меч джедаев и двое мастеров - членов Совета."
   "Не имеет значения." Бен отклонил плечо Жизеллы, чтобы лучше видеть происходящее на экране. "Проведи дроида мимо них и увидишь, что это фальсификация."
   Жизелла установила слуховые сканеры дроида на максимум и выполнила то, что предложил Бен. Они слышали только громкий треск и шипение поврежденных коммуникаций, но никаких признаков сердцебиения, даже слабого - не было. Она остановила дроида в нескольких метрах от входа в компюьютерное ядро.
   "Похоже, нам придется этим заняться," - произнес Валин. "Пока наши отцы гоняют ситхов."
   "Вместе с Джайнойа," - добавила Жизелла. "Давайте поиграем с этим сейфом - чур, я первая."
   Не успели Бен и ее брат возразить, а Жизелла уже вскочила и нажала на кнопку открытия мощной двери. Спустя двадцать секунд она уже выскочила в заполненный дымом коридор, который вел к компьюторному ядру. На развилке она ненадолго остановилась, тщательно просканировала Силой коридор во всех направлениях и не обнаружила ничего - даже незначительных признаков жизни.
   Заканчивая сканирование, она услышала за спиной мягкое посрипывание колес приближающегося дроида. Оглянувшись назад, девушка увидела в нескольких метрах от себя Дебошира. То ли маленький дроид превратно истолковал полученные инструкции, то ли просто по собственной инициативе сбежал от Бена и Валина, однозначно сказать было нельзя, однако времени выяснять это не было, как и смысла отсылать его назад. Выдача новых инструкций потребует достаточно времени, чтобы привлечь к ним внимание, а это не входило в ее планы.
   Дожидаясь, пока Дебошир преодолеет оставшееся расстояние, Жизелла вынула бластер и подошла к первому "трупу". Мужчина-ситх был сражен бластерным выстрелом в лоб - отверстие еще дымилось - и, похоже, угрозы уже не представлял. Однако она всадила в его тело еще пару зарядов, надеясь сразу же заставить выдать себя тех, кто только "играет" покойника.
   Когда никто не шелохнулся, Жизелла направилась к следующему телу, здесь картина повторилась - тоже, дымящаяся дырка от бластеного заряда в центре лба. У остальных было тоже самое. Она попыталась убедить себя, что это в порядке вещей - учитывая, что ситхи носили под одеждой броню, то единственным незащищенным местом у них была голова. Однако несмотря на это, ее очень смущала удивительная меткость стрелявшего, который к тому-же стрелял на бегу.
   Жизелла была всего в нескольких шагах от компьюторного ядра, когда за ее спиной снова раздался мягкий шум. Она резко развернулась, активируя светомеч, лезвие прошло всего в снтиметре от купола Дебошира. Маленький дроид тревожно заверещал и откатился на пару шагов, затем неожиданно выставил вперед искрящийся сварочный манипулятор и снова покатился вперед, отгораживаясь от Жизеллы сворочной дугой.
   "Прекрати это!" - Жизелла ткнула светомечем в направлении развилки. "Разве я не приказала тебе, ждать меня там?"
   Проигнорировав вопрос, Дебошир покатился мимо нее, осторожно пройдя под лезвием светомеча. Он сменил сварочный манипулятор на разъем интерфейса и направился прямиком к компьютерному ядру, намереваясь вскрыть его замок.
   Жизелла рискнула связаться с Беном. "Ты что-нибудь понимаешь?"
   "Дебошир." Голос Бена звучал сердито. "Он направился к двери примерно через десять секунд после твоего ухода, и когда мы попытались остановить его он так расшумелся, что в конце-концов, мы с Валиным решили, что безопаснее позволить ему пойти следом за тобой."
   "Думаю, что это правильно," - сказала Жизелла. "В коридоре никого не было, а мне он в любом случае понадобится, чтобы открыть замок помещения дезактивации. Я сообщу, когда окажусь внутри ядра."
   "Ладно," - ответил Бен. "Мы тоже сейчас выдвигаемся для обеспечения прикрытия."
   Жизелла отключила связь и через пять секунд уже стояла вместе с Дебоширом в тесном шлюзе, где потоки воздуха "смывали" с них налипшую пыль. Как только дезактивация завершилась, открылась дверь внутрь, и Жизелла увидела внутреннее убранство огромного сферического помещения, залитого вспышками синих водоворотов плазмы.
   Полукруглый балкон для обслуживающегося персонала врезался в него примерно на пятнадцать метров. На нем было установлено несколько экранов для обработки данных и панелей интерфейса. За пределами ограждения балкона фантасмогорическими созвездиями мерцали красным, зеленым и желтым светом индикаторы состояния на фоне мягкого синего сияния облаков памяти, перемежающихся потрескивающими шарами процессоров.
   Сердце Жизеллы учащенно забилось, когда она осознала насколько близко они подошли к реализации главной цели их миссии. Все, что им оставалось, это прорваться еще на дюжину метров, чтобы штепсель Дебошира соединился с интерфейсом компьюторного пульта. Дроид, по видимому, тоже это уяснил, потому что начал возбужденно заверещать и выкатился на балконный настил.
   "Погоди, Коротышка." Жизелла Силой задвинула его обратно в шлюз. "Как-то все это слишком просто."
   Дроид протестующее засвистел, но Жизелла оставила это без внимания, она сканировала помещение Силой. Где-то над ней, около выхода висело слабое, болезненное присутствие. Однако повсюду ощущалось темное мощное всепоглащающее нечто, словно само компьютерное ядро превратилось в ситха.
   Так как внутри изолированного компьюторного ядра комлинки не действовали, Жизелла потянулась в Силе к Бену и Валину. Они уже ждали в коридоре около внешнего входа в шлюз. Она передала им ощущение достижения - оповещая о том, что находится внутри - потом добавила чувство обеспокоенности. Аура ее брата откликнулась почти без промедления, выражая осторожность и беспокойство. Бен добавил ощущение терпения. Она поняла, что они призывали ее подождать.
   "Не ссортесь там," - произнесла Жизелла вслух.
   Сама все еще оставаясь в шлюзе, она отодвинула Дебошира к панели управления. Он разочаровано защебетал и выпустил шасси. Затем Жизелла нажала на кнопку закрытия дверей шлюза, дроид яростно загудев, рванул к балкону.
   "Дебошир!"
   У Жизеллы едва хватило времени, чтобы выскочить следом за ним, когда двери захлопнулись у нее за спиной. Приземлившись, она кубарем покатилась по настилу и присела, пытаясь уйти от неизвестной опасности, о которой сигнализировала холодная колючка Силы. Однако все, что она ощущала - это болезненное присутствие где-то над ней и ссзади, слабое, еле живое; а за пределами балкона те же самые миазмы темной энергии, которые она выявила прежде.
   Дебошир упорно двигался вперед. Его целью, как могло показаться с первого взгляда, были три кресла, стоящие у первого пульта интерфейса. В спинке среднего кресла, где обычно располагается сердце человека, просматривался звездообразный ожог, окружавший темное ответверстие. Жизелла оперлась спиной на створки шлюза и снова провела сканирование Силой. Никакого намека на надвигающуюся опасность.
   Когда Дебошир добрался до первого пульта и без проблем подключился к системе, Жизелла решила, что уже можно рискнуть оторвать от него глаза и осмотреться. Она сделала несколько шагов от дверей шлюза.
   На расстоянии нескольких метров от нее вверх тормашками висела знакомая фигура и неотрывно следила за ней парой заплывших синяками глаз. Его лицо было жестоко избито и распухло почти до неузнаваемости, одна рука явно была выдернута из сустава. Но ошибки быть не могло - консервативно коротко остриженные каштановые волосы и серый костюм, делового покроя.
   "Президент Дорван?" Выдохнула Жизелла. Ода подавила спонтанное желание кинутся ему на помощь, оставшись на месте пока не выяснит, что же здесь произошло. "Что случилось?"
   "Она..., она недооценила меня," - ответил Дорван. Складка, которую по видимому, можно было считать улыбкой, поползла по его опухшему лицу. "Как и остальные."
   "Кто?" - спросила Жизелла.
   Напряженный взгляд Дорвана метнулся к первому пульту, где продолжал трудиться Дебошир, и стояло прожженное кресло.
   "Она."
   "Кто?" - переспросила Жизелла.
   "Там." Взгляд Дорвана был красноречив, по-другому показать направление в его положении было затруднительно. "Увидишь."
   Мгновение Жизелла оценивала возможность западни, наконец она решила, что что-бы здесь не произошло, все уже заканчилось. Осторожно, не выпуская Дорвана из поля зрения, она направилась к первой контрольной панели, где Дебошир интерсивно перемигивался и пересвистывался с компьюторным ядром.
   Она повернулась, чтобы взглянуть на кресла административного персонала. Два кресла были пусты, только центральное было занято синекожей женщино-джессари. Одно черное обугленное отверстие красовалось в центре ее груди, другое - между глаз, в довершение картины треть ее головы была снесена.
   Роки Кем.
   "Будь... осторожна." Произнес далекий далекий голос Дорвана, он был настолько слабым и искаженным болью, что она едва его слышала. "Она не мертвая."
   Жизелла повернулась к человеку, который, как она теперь полагала, потерял рассудок от ситхских истязаний. "Вы убили Роки Кем?"
   "Я же говорю тебе!" - воскликнул Дорван. "Она не мертва! И это - не президент Кем."
   Жизелла не успела ответить, ее отвлек своим призывным свистом Дебошир. Она махнула рукой Дорвану подождать и повернулась к дроиду.
   "Что случилось?"
   Дебошир нетерпеливо пиликал, вдруг дисплей над пультом обрел жизнь. Изображение было темным и нечетким, но оно предназначалось Жизелле, словно Дебошир хотел показать ей что-то в коридоре. Судя по тусклому освещению, обилию коррозии и занавесям мха, облепивших дюрастилл стен - место находилось глубоко под Храмом, а, возможно, даже в другом здании.
   "Не подвергайтесь смообману," - вещал Дорван с задворков балкона. "Это - не ... Роки Кем!"
   "Хорошо, раз вы так говорите." Жизелла не стала подбирать слова, она и так поняла, что, скорее всего, хотел ей сказать Дорван - под личиной Роки Кем скрывался могущественный ситхский самозванец. Продолжая смотреть на экран, она спросила Дебошира: "И что, по твоему, я должна здесь увидеть? И какое отношение все это имеет к щитам и взрывозащищенным дверям?"
   Одновременно с ответным свистом по экрану прямо под изображением коридора поползла строка. Я НАШЕЛ ВЕСТАРУ КХАИ. Одновременно со словами появилось изображение маленькой женской фигурки, облаченной в джедайскую одежду и бегущей по коридору от нижней границы экрана к верхней. ОНА НАПРАВЛЯЕТСЯ В ФУНДАМЕНТНУЮ ЧАСТЬ ХРАМА, В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОНА НАХОДИТСЯ НА УРОВНЕ 30 КОРИДОР N300Х.
   "Фундаментная часть?" - эхом отозвалась Жизелла. "Какого черта ей там понадобилось?"
   Не успела она договорить, как на экране появилась дюжина ситхских войнов, мчащихся по пятам Вестары.
   ЕЕ ЖИЗНЬ ПОД УГРОЗОЙ, - ответил Дебошир.
   "Я вижу," - произнесла Жизелла. "Ладно, проследи за нею, если сможешь - Бен захочет узнать о том, что с нею случилось. Однако наша приоритетная задача - щиты и взрывозащищенные двери."
   В Силе она почувствовала, как ее коснулась озадаченность Валина. Понятно, он и Бен вошли в шлюз дезактивации и встревожились, когда не обнаружили ее там. Она ответила короткой серией эмоцианальных клише - расстройство-следую за Дебоширом-спокойствие.
   Обмен мыслечувствами резко оборвался, когда от стены, где все еще висел Дорван, раздался страдальческий визг. Ожидая увидеть нечто еще более ужастное, чем то, что там уже висело, Жизелла обернулась - к ее удивлению, все что она увидела, это был измученный бюрократ, который пытался привлечь ее внимание.
   "Вы играете ей на руку!" - кричал Дорван.
   "Кому на руку?" - Жизелла приблизилась к телу Кем. "Ее?"
   "Да!" - ответил Дорван. "Разве ты не видишь? Она взяла тебя под контроль!"
   Жизелла еще раз взглянула на тело. Убедившись, что оно продолжало оставаться мертвым, она пришла к выводу, что, по-видимому, Дорван в смом деле не в своем уме.
   "Президент Дорван," - произнесла Жизелла утрировано спокойным тоном, "я уже поняла, кто в действительности президент Кем."
   Глаза Дорвана от ужаса округлились. "Ты знаешь?"
   Жизелла кивнула. "Да. Она - Высокий Лорд ситхов." Пока она говорила, Дебошир вторично привлек ее внимание. Она направилась к дроиду и, спустя мгновение, добавила: "Возможно, она даже наместник Великого Лорда на Корусканте."
   Ужас на лице Дорвана сменился настоящей паникой. "Нет." Его лицо посерело, словно его вот-вот хватит удар. "Ты ничего не поняла!"
   Дебошир снова потребовал ее внимания, на сей раз его визг означал срочность. Решив, что ей лучше сосредоточиться на выполнении задания, а не на помутившемся рассудке подвешенного, Жизелла повернулась к Дорвану, направив на него еще и поток Силы.
   "Я действительно все понимаю, президент Дорван," - сказала она, окутывая его мощной волной успокаивающей энергии Силы, которые обычно применялись в подобных ситуациях. "Все будет хорошо."
   Голос Дорвана утонул в бессвязном бормотании, такой результат Жизеллу вполне устраивал. Она снова переключила внимание на экран, горевший над панелью с которой работал Дебошир. В тот же миг там побежала строка.
   КОМПЬЮТОРНОЕ ЯДРО РАБОТАЕТ СО СБОЯМИ. ОНА УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ХОЗЯЙКОЙ ХРАМА ДЖЕДАЕВ. ОНА НАЗЫВАЕТ СЕБЯ - ВОЗЛЮБЛЕННАЯ КОРОЛЕВА ЗВЕЗД, И ОНА УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ВСЕ ЩИТЫ НАХОДЯТСЯ ПОД ЕЕ КОНТРОЛЕМ, А ВСЕ ВЗРЫВОЗАЩИЩЕННЫЕ ДВЕРИ ХРАМА ПОВРЕЖДЕНЫ.
   Внутри Жизеллы все оборвалось. "Возлюбленная Королева Звезд?" - едва выдавила он. Ее голос прозвучал настолько тихо, что даже она сама едва его разобрала. "Запроси у компьютора ее имя."
   Из гнезда интерфейса вылетел столб пламени, и Дебошир полетел по балкону, рассыпая искры и извергая дым и зловоние обгорелой проводки. Врезавшись в защитное ограждение балкона, он завалившись на бок, и из каждого шва его корпуса полились струйки расплавленного металла и облака противопожарной пены.
   От экрана раздался перезвон, и поперек экрана высветился ответ на вопрос Жизеллы.
   ТЫ ЗНАЕШЬ КТО Я.
   И Жизелла действительно это знала.
   Джедаи пришли за ситхами - а нашли Абелос.
   Все тело Жизеллы застыло. Мысли стали вялыми, в эмоциях началась путаница, и она начала дрожать. Ее разум уже был однажды под контролем Абелос. Она не могла позволить снова этому случиться - ни за что. Она сорвала с боевого пояса тепловой детонатор и, активиров, стала пятиться к шлюзу...
   ... и тут вспомнила о своем брате и Бене.
   Они уже должны были стоять с ней рядом, наполняя ее решимостью и силой, так же как и помогая ей решить, что же делать. Но она ничего не слышала - даже призывов о помощи в Силе.
   Жизелла развернулась и увидела, что индикатор на двери шлюза горит желтым светом. Значит воздушные насосы все еще работали, но они либо только нагнетали туда воздух, либо -только откачивали.
   Она дотянулась до них в Силе - но там было только одно присутствие, и настолько слабое и близкое к смерти, что она не смогла однозначно сказать кто это - ее брат или Бен.
   Жизелла установила таймер теплодетонатора на одну секунду и вновь направилась к компьюторному ядру... к Абелос.
   "Открой воздушный шлюз... немедленно."
   К ее удивлению, дверь скользнула в сторону с громким шипением, что говорило о том, что внутри шлюза была декомпрессия. Бена нигде не было видно, а на полу шлюза лежало тело ее брата. Она обратилась к нему в Силе и, осознав, что он еще жив, начала тормошить его.
   "Валин! Очнись!" Продолжая сжимать детонатор в руке, она вошла в шлюз и опустилась рядом с ним на колени. "Где Бен?"
   Из-за двери раздались скрипучие звуки закрытия, дополненные голосом Дорвана.
   "Разве я не предупреждал тебя?" - кричал он. "Она видит будущее!"
  
  
   Глава 17
  
  
   Жемчужные переливы гиперпространства прорезали полосы синего света, превратив линии в звезды, когда Сокол Тысячелетия снова вышел в реальное пространство. Корускант меньше чем за минуту из отдаленного пятнышка вырос до безбрежных размеров гигантского диска. К моменту, когда Лейя выпустила сенсоры, величественный шар планеты занимал практически весь обзор кабины, и сверкал настолько ярко, что заливал своим золотистым светом всю рубку корабля.
   Она активировала тактический дисплей и очень удивилась тому, что может самостоятельно быстро разобраться в появившихся схемах. Это было далеко не нормально. Обычно, на подходах к Корусканту было настолько интенсивное движение, что только астродроиду было под силу разобраться в хитросплетениях символов-указателей и определить безопасную траекторию.
   Однако сегодня, по видимому, Лейе можно будет легко выбрать маршрут на глазок. Здесь были обычные отметки орбитальных объектов типа заводов-производителей, боевых платформ и солнечных зеркал. Большинство других символов представляли собой военные боевые соединения, чаще всего это был единичный звездный разрушитель и его эскортная группа.
   Схемы дислокаций военных судов были Лейе непонятны. В отдельных квадратах три или четыре боевых соединений крутились друг перед другом, словно вот-вот должно было вспыхнуть сражение. В других же областях оставались огромные незащищенные пространства, в которых редкие гражданские транспорты хаотично сновали как в сторону поверхности, так и обратно.
   Хан, по-видимому, только что заметил аномалию. Он просто направил Сокол в сторону одной из не контролируемых областей, затем повернул голову к навигационному пульту.
   "Запроси разрешение и одновременно отправь сообщение, Жак," - сказал он. Жак была одной из тридцати новоявленных рыцарей-дждаев на борту Сокола, которых мастер Солюсар отправил для укрепления позиций дждаев на Корусканте. "Амелии не стоит сильно беспокоится о своей пушистой подружке."
   "Хорошо, капитан," - подтвердила Жак. Худощавая женщина-ринка с красными волосами и настолько маленьким носом, что он больше напоминал клюв. Как и большинство молодых джедаев на борту, она получила посвящение в рыцари прямо перед тем, как наспех отремонтированный "Сокол" распрощался с "Королевой драконов II" на Таанабе. "Я уже заготовила короткий ролик, где Анжи играет с джедаем Ривай. Надеюсь, это ее удовлетворит."
   Ручная нексу объявилась на пустой койке Алланы перед последним гиперпрыжком. Но, так как Сокол вынужден был соблюдать режим строгово коммутомолчания, то это была их первая возможность послать весточку Аллане на борт "Королевы Драконов II", что Анжи у них.
   "Если они ответят, немедленно сообщи мне," - дал указание Хан. Он настолько резко сбросил скорость, что Лейю отбросило на спинку кресла. "Я жду ответ."
   "Эй, летун, полегче," - произнесла Лейя. "Если ты решил угробить пассажиров, это никак не будет способствовать тому, чтобы Аллана тебя простила."
   "А кто это тут просит прощения?" - пробурчал Хан. "Жаль только, что она не пришла попрощаться."
   "Она сердится на нас," - продолжала Лейя. "И, возможно, обоснованно. Мы действительно не смогли ее убедить."
   Хан огляделся. "А в чем убеждать? Корускант - зона боевых действий. Девятилетним здесь не место - особенно ей."
   "Конечто, это так," - согласилась Лейя. "Однако сказать "нет" можно по-разному."
   "Думаю, мой способ сработал." Хан обвел глазами рубку. "Разве она здесь?"
   "Нет. Это - все, точка," - процитировала Лейя. "Я не смогла попращалась с ней до того, как мы покинули "Королеву Драконов II". Подумай, кокого ей будет, если мы не вернемся?"
   Хан закатил глаза. "Ничего подобного не произойдет."
   Они вошли в атмосферу Корусканта слишком быстро, и Сокол снова сбросил скорость, на этот раз ещё более жестко. По обзорному остеклению побежали искры трения, судно принялось взбрыкивать, и внутри поднялась температура. Из-за ситхской аккупации им приходилось прорываться сквозь атмосферу, настолько разогревшись и покрывшись пламенем - словно метеор - пытаясь дезориентировать врагов и раствориться в нагромождениях города раньше, чем им сядут на хвост.
   Лейя снова переключила внимание на тактический дисплей. Ближайшая боевая группа состояла из легкого крейсера и трех фрегатов. Круживший вокруг них эскадрон звездных истребителей ХДж5 Иксокрыл-Преследователь явно заинтересовался Соколом. Оценив угол атаки и траекторию Сокола, Лейя обнаружила, что перехват может произойти только тогда, когда Сокол уже снизится в зону небоскребов Корусканта.
   "Что будем делать?" - спросил Хан.
   "Продолжай спускаться," - ответила Лейя. "Но скорость не сбавляй."
   "А если обшивка начнет плавиться?"
   "Найди какой-нибудь дождь." Лейя продолжала изучать символы на дисплее, пытаясь понять на чьей стороне командир группы - дждаев или ситхов. "Есть идеи, кто командует "Регалле"?"
   Хан покачал головой. "Арту, глянь, может найдешь базу данных по Пятому флоту..."
   С пульта навигатора прозвучал сигнал получения сообщения, и Жак сказала: "Принято. Нас приветствуют."
   "С "Регалле"?" - спросила Лейя.
   "Леди Ворби," - ответила Жак. "Она является чарубахом фрегата класса Стела с..."
   "Мне известно, кто летает на Стелах, Жак," - мягко прервала ее Лейя. "Мне только не понятно, что здесь делает Хайпанский Королевский флот?"
   "Мне их спросить?" - уточнила Жак.
   "Просто открой канал," - приказал Хан. Явно выражая нетерпение от того, что молодая джедай неспособна читать его мысли. "Полагаю, нам не стоит от них бегать."
   "Хорошо, капитан."
   Вместе с мягким зуммером открытого Жак канала связи из динамиков полился до боль знакомый хайпанский голосок Тайрин Зель. "Надеюся, что вы простите, что пришлось вас прервать," - сказала она. "Однако, мы, по-видимому, выдали не тот билет одной из наших пассажирок. И наш... мм, командующий направил Леди Ворби, чтобы уточнить, могла ли она тайно пробраться на борт вашего корабля."
   Лейя не смогла скрыть улыбку от тщательности выбора слова - командующий. Почти наверняка, она имела ввиду Аллану, которая наверняка подняла настоящую бучу на "Королеве Драконов II", когда потеряла свою нексу. Она активировала свой микрофон.
   "Да, мы действительно обнаружили несанкционированного пассажира," - произнесла Лейя. "Она свернулась на своем привычном месте. Передайте вашему командующему, что с ее пушистой подругой все в порядке."
   "Ее пушистой подругой?" Вклинился голос Зека. "Сколько ног было у вашего несанкционированного пассажира?"
   Лейя насторожилась. "Четыре," - ответила она. "А сколько ног должно..."
   "Две," - перебила Тарин. "После отбытия с Таабана, мы заметили отсутствие некой молодой леди."
   "Молодая леди?" - взорвался Хан. Он рванул штурвал, выводя "Сокол" из метеоритного пикирования. "Вы говорите, что Амелия сбежала и находится у меня на борту?"
   На тактическом дисплее точка перехвата сметилась в верхние уровни города.
   "Хан - не тормози!" - произнесла Лейя. Они уже пересекли точку невозвращения, нельзя было допустить "Регалле" и его группу в зону огневого поражения - только не с Алланой на борту. "Давай вниз!"
   Посмотрев на свой экран, Хан нахмурился. "Как ты оцениваешь вероятность, что те ребята на нашей стороне?"
   "Пятьдесят на пятьдесят," - ответила Лейя. "А этого явно недостаточно."
   "Полагаю, что нет." Хан снова оттолкнул штурвал, затем щелкнул клавишей внутрикорабельной связи. "Амалия Соло - немедленно в рубку!"
   "Мы выявляем безбилетника," - сказала Лейя Леди Ворби. "Но, думаю, если ее ручная нексу здесь, то и она сама тоже здесь."
   "Нам тоже так кажется," - ответила Тайрин. "Вы сможете встретиться с нами?"
   Лейя проверила данные тактического дисплея - иксокрылы-преследователи упорно перли на "Сокол", а "Регалле" и его эскорт разворачивались, чтобы открыть турболазерный огонь.
   "Предположительно, ответ отрицательный," - произнесла Лейя. "Мы не знаем, кто нас преследует, но пока дружелюбия они не проявляют."
   "Прекрасно," - сказала Тайрин. "Мы вас прикроем, остальное обсудим потом. Оставайтель на связи."
   "Принято," - ответила Лейя. Она не ощущала присутствия внучки на борту "Сокола", но удивляться не приходилось. После опасностей Клатуина, она начала работать с Алланой над методами маскировки, в том числе и сокрытия присутствия в Силе. "Как только мы ее обнаружим, сразу же сообщим."
   "Сокол" начал вибрировать и вращаться, вгрызаясь в толщу атмосферы; датчики-термостаты подняли тревогу, когда температура корпуса поднялась выше критической. В оранжевом пекле снаружи стали вспыхивать языки белого пламени - сгораемые хлопья карродируемого от высокой температуры металла обшивки. И Хану не осталось ничего больше, как отвернуть в сторону от атакующего эскадрона, изменив угол вхождения в атмосферу. Он дергал штурвал вперед-назад, врубил репульсоры - их спуск стал замедляться.
   Р2-Д2 тревожно заверещал, сирены тревоги вторили ему.
   "Попробуй определить статус тех иксокрылов по типу свой-чужой, Арту," - распорядилась Лейя. Она включила селектор. "Эй, на корме, приготовиться к сражению. Рамуд и Хули - живо к орудиям, но огонь не открывать. Амелия, если ты на борту..."
   "Уже иду!" - раздался детский голосок из глубины коридора. "Терпение! Папа только минуту назад отдал приказ."
   "Дело в том, что мы не были уверены, что ты находишься на борту." Лейя развернулась в кресле и увидела внучку, бегущую по коридору с неизменным сопровождением Анжи. На Аллане был закрытый комбинезон, и все она была с головы до ног покрыта немыслимыми пятнами разноцветного масла. Лейя кивнула на свободное кресло рядом с Жак. "Вам придется многое объяснить, юная леди."
   "Я уже объясняла," - ответила Аллана. Она забралась в кресло и пристегнулась. "Только там, на "Королеве Драконов", вы меня не слушали."
   "Раз мы - твои родители," - произнес Хан, - "то мы и не должны ничего слушать."
   "Прямо как - стадо пуду," - не осталась в долгу Аллана. "Не ты ли всегда говоришь, что не терпишь, когда кто-то указывает тебе, что делать."
   "Это касается других," - ответил Хан. "Мы, как положено, должны указывать тебе, что делать. Это - наш долг."
   Аллана закатила глаза, потом повернулась к Лейе. "У меня было видение," - сказала она. "Точно также как на..."
   Она оглянулась на Жак, не совсем уверенная в том, насколько откровенной она может быть при незнакомом джедае.
   "Мы поговорим об этом позже," - сказала Лейя, снова поворачиваясь вперед. "Приоритетная задача сейчас - определить, кто у нас на хвосте - друзья или..."
   Р2-Д2 прервал ее резким свистом, и на экране второго пилота высветилось только одно слово - ПРОТИВНИК.
   "Хреново," - произнесла Лейя. "Ты уверен?"
   ВЕРОЯТНОСТЬ - 93.4 ПРОЦЕНТА, - сообщил Р2-Д2. ТАКТИЧЕСКОЙ ГРУППОЙ КОМАНДУЕТ АДМИРАЛ ПОЛОУ, ДИПЛОМИРОВАННЫЙ СПЕЦИАЛИСТ КОСМОАКАДЕМИИ ГАЛАКТИЧЕСКОГО АЛЬЯНСА.
   "Космоакадемия Галактического Альянса?" - переспросила Лейя. "Не Новой Республики?"
   Р2-Д2 утвердительно присвистнул.
   "Спасибо, Арту," - сказала Лейя, обдумывая проблему. Космоакадемия Галактического Альянса была основана только три года назад. А это означало, что ее выпускник не мог иметь ранг выше капитан-лейтенанта. Она вкючила канал связи с Леди Ворби. "Леди Ворби, хорошая новость - заяц пойман. Она сидит сейчас за моей спиной, и с ней все в порядке."
   "Это - хорошие новости," - подтвердила Тайрин. "А какие новости - плохие?"
   "Видите ту тактическую группу, которая нас преследует?"
   "Конечно." Тайрин была просто оскорблена вопросом. "Проблема именно в них?"
   "Они все еще не вышли с нами на связь," - прокомментировала Лейя. "И у нас достаточно оснований считать, что их командир - не один из наших."
   "Понимаю." На мгновение Тайрин примолкла, затем сказала: "Мы не сможем ничего сделать с эскадроном иксокрылов, однако мы вполне можем создать для крейсера и его эскорта повод для волнений."
   "Спасибо," - произнесла Лейя. "Это нам очень поможет."
   Она отключила канал и увидела, что "Соколу" оставалось не больше секунды, чтобы распороть брюхо об один из небоскребов. Еще немного и крыши зданий вокруг них начнут загораться, и даже у Хана не хватит мастерства, чтобы провести фрахтовик ИТ-1300 сквозь густые хитросплетения небобашен Корусканта на такой скорости. Однако схема на тактическом дисплее показывала точку перехвата над крышами небоскребов, а иксокрылы-преследователи уже сравнялись в скорости с "Соколом" и продолжали ее увеличивать. На их счастье, Тайрин уже выпустила все три эскадрона Май*тилов Ворби, которые недвусмысленно облюбовали хвост тактической группы, и изящно нарезая круги, заставили "Регалле" и его эскорт о многом призадуматься.
   "Сокол" вильнул в сторону, когда пилот выполнил маневр уклонения едва разминувшись с жилой небобашней. Затем Хан сказал: "Дорогая, ты ведь понимаешь, что в конце-концов мне придется сбавить скорость, ведь так?"
   "Такая мысль приходила мне в голову," - признала Лейя, не отрывая глаз от тактического экрана. "Только будь готов быстро маневрировать. Иксокрылы быстро приближаются."
   "Насколько быстро они смогут открыть огонь?"
   "В любой момент, по их желанию," - ответила Лейя. "Последний маневр привел нас в зону поражения."
   "И они еще не открыли огонь?" Хан потянул штурвал и, постепенно оранжевые огненные вполохи за остеклением кабины угасли. "Значит, проблем нет."
   "Хан!" Лейя с ужасом смотрела, как на тактическом экране эскадрон преследователей нырнул за ними в запретный средний уровень. "Ты уверен, что прав?"
   "Расслабься," - сказал он. "Не каждый во Флоте Альянса - ситх. Если эти ребята до сих пор не открыли огонь, то..."
   "Они просто хотят избежать разрушений в городе," - кивнув, закончила Лейя. Она переключила коммуникацию на волну приветвий. "Лидер-преследователь, пожалуйста, объясните причину нашего преследования, и сообщите кому следует, что мы - коренные жители Корусканта."
   "Нам известно, кто вы такие," - ответил приглушенный голос. "И именно поэтому, мы вас и преследуем. Вы - джедаи, а сепаратисты больше не являются желанными гостями на Корусканте. Вы должны сдаться, или мы откроем огонь на поражение."
   Хан сурово насупил брови и грозно стрельнул глазами в сторону кабины говорившего. "Спасибо, что предупредили."
   Он снова взялся за штурвал, и "Сокол" послушно опустился в каньон между двумя небоскребами, затем свернул в полупустынную прогалину между линиями зданий и нырнул вниз через три уровня городских транспортных магистралей. Практически одновременно с этим, перекрывая многоголосье канала городского движения, вклинился новый голос. Это был диспетчер-женщина.
   ""Долгий бросок", вы хоть понимаете, что делаете?" - потребовала она, упоминая очередной ложный идентификационный код, присвоенный "Соколу" на время этого рейса. "У вас нет права полетов в зоне общественного движения!"
   "Приносим свои извинения," - ответила Лейя, продолжая неотрывно следить за изменением тактических схем. Вместо того, чтобы атаковать "Сокол" в узких проулках между небоскребами Корусканта, большинство Х-преследователей рассредоточилось и поднялось в небо над городскими сооружениями. Однако три истребителя с завидным упорством кинулись за "Соколом" в гущу городской застройки. Теперь они прокладывали себе курс в зазорах между уровнями общественного движения, уворачиваясь от переходных мостов и выплевывая выстрелы. "Однако, думаю, вам лучше очистить для нас дорогу. Ситуация складывается угрожающе."
   "А кто за это понесет ответственность?" - требовала диспетчер. "Вы лишитесь права захода сюда из-за этого. Надеюсь, вы это понимаете!"
   "Эй, снимите тех ребят с моего хвоста, и нас - как небывало," - вклинился Хан. Он начал юлить и изворачиваться, пытаясь сделать "Сокол" непростой мищенью. "Все, что я пытаюсь сделать - посадить эту корзинку."
   С громким бзинк очередной орудийный заряд пробил корпус корабля. В тот же миг судно завибрировало - заговорили его тяжелые счетверенные орудия.
   "Так кто-же открыл огонь?" - спросила диспетчер. "Только не говорите мне, что не вы начали перестрелку в центре Седьмой Линии Семьнадцать Пятьдесят."
   "Уговорили, не буду," - огрызнулся Хан.
   "Действительно, не мы это начали," - добавила Лейя. Она отключила канал и, выведя схему городских кварталов на тактический дисплей, совместила схемы, вывела результат на свой приоритетный экран и спросила Хана: "Щиты?"
   Хан покачал головой. "Здесь и так места не развернуться, к тому же будем подпрыгивать от каждого спидера или моста."
   Три орудийных залпа прошили воздух со стороны Лейи и пропали среди небоскребов, распугивая аэроспидеры и сбивая углы зданий. Орудия "Сокола" ударили вновь, и из динамиков каюты раздался грудной голос дуро Рамада.
   "Один - есть." Судя по тону, он был больше удовлетворенным, чем возбужденным. "Я видел, как купол кабины открылся и вылетела катапульта - пилот, скорее всего, останется в живых."
   Лейю порадовали нотки беспокойства в голосе молодого джедая. Люк из кожи вон лез, чтобы донести до сознания каждого, что джедаи ни с кем не воюют, кроме ситхов. Она отметила, что усилия не были напрасными.
   Прозвучал еще один бзинк. Лейя почувствовала, что "Сокол" умирал - Хан прилагал титанические усилия, чтобы не потерять остатки контроля над кораблем. Она обшаривала глазами схему городской планировки, что бы найти способ исчезнуть в лабиринте темных проулков, разбегающихся от Площади Товарищества.
   "Как держится последний ремонт?" - спросила она.
   "Не так хорошо, как хотелось бы, чтобы противостоять орудийным залпа," - ответил Хан. "Долго еще твои ребята в орудийных башнях будут играть в благородство? Пора снимать этих Х-преследователей с нашего хвоста. В противном случае - нам каюк!"
   Хан почти поставил "Сокол" на ребро, давая обоим стрелкам прекрасный обзор целей. Счетверенки дружно заговорили, хотя огненные стрелы выстрелов упорно ложились мимо отплевявающихся огнем преследователей. Громкий звон и вибрация корабля возвестили об очередном залпе из верхней башни, затем из динамиков селектора раздалось шипение арконки.
   "Второй - готов!" Голос Хали звучал кисло. "Пилот не выжил."
   Невероятно, но третий пилот продолжал висеть у них на хвосте. Новый жесткий удар попадания заставил Хана вздрогнуть - "Сокол" сорвался в штопор, заставив Лейю усомниться в осуществимости ее задумки.
   Наконец, Лейя обнаружила то, что искала. "Хан, там - в трехстах метрах по левому борту - грузовой тоннель."
   "Ты, что с-с-свихнулась?" - заикаясь от сумасшедшей вибрации штурвала выдал Хан. "Мы не сможем с-с-свернуть туда на этой..."
   "Значит тормози!" - сказала Лейя. "Либо сворачивай, либо гони через Кольцо Блиммера."
   К моменту, когда она закончила излагать свое предложение, ее отбросило на привязные ремни - "Сокол" резко затормозил, готовясь к развороту. Завизжала сирена возможного столкновения.
   "Взрывайся же!" - бухтел сквозь зубы Хан. "Мы ведь не собираемся..."
   И они оказались в кромешной темноте. В ушах заложило от яростного скрежета, когда корпус стал цепляться за стены тоннеля. Счетверенка верхней башни последний раз оглушительно взревела и затихла. Рамуд не стал оповещать их о крушении последнего преследователя.
   Хан повернулся к Лейе, его лицо было бледным. "Что теперь?"
   "Не врежся во что-нибудь," - напомнила Лейя. "Грузовики роботозированы и габаритными огнями не оборудуются, а нашим сканерам здесь - грош цена."
   Глаза Хана полезли на лоб. Он быстро пощелкал тумблерумами, и темноту перед ними прорезали три широких мощных луча света.
   "И не стоит дальше снижать скорость," - добавила Лейя, продолжая изучать тактическую схему. "Если один из Х-преследователей сунется сюда за нами, нам нужна фора минимум в десять километров, чтобы окончательно оторваться."
   Хан так сжал штурвал, что костяшки пальцев побелели. "Не знаю, почему я позволяю тебе прокладывать курс," - произнес он. "Ладно, как насчет хороших новостей?"
   "Конечно," - сказала Лейя. "Как только мы минуем тоннель - до анагара останется, всего сотня километров."
   "И это - все хорошие новости?" - переспросил Хан. "В самом деле?"
   Ответила ему Аллана: "Не бойся, папа. Мы справимся."
   Хан посмотрел на ее отражение в остеклении кабины. "А кто здесь боится?"
   "Ты," - сказала девочка. "Ты вспотел..., а еще я ощущаю это в Силе."
   Хан вздохнул. "Ладно, я действительно немного побаиваюсь."
   "Я не понимаю, чего?" - спросила Аллана. "Королева-Мать говорила мне, что вы постоянно так поступаете."
   "Это так," - подтвердил Хан, продолжая смотреть на ее отражение. "Но не с тобой на борту. В следующий раз, когда я скажу тебе остаться..."
   "Почему бы нам не продолжить этот разговор позднее," - прервала его Лейя. "После того, когда у нас всех будет возможность успокоиться."
   "Не собираюсь я успокаиваться," - прошипел Хан, продолжая смотреть на внучку. "У вас большие неприятности, юная леди."
   "Я знаю," - сказала девочка, в ее тоне была уверенность и покорность. "Но, по крайней мере, я - здесь."
   "Сокол" продолжал мчаться через грузовой тоннель. Только сейчас им стали попадаться угловатые грузовики, двигающиеся в обоих направлениях. При их приближении, они поднимались к потолку тоннеля, пропускали их и опускались назад - но все таки они продолжали лететь вперед и, никто не пытался их остановить.
   Лейя очень надеялась, что грузопоток будет остановлен, когда контрольный центр активирует режим безопасности - однако операторы либо были парализованы их появлением, либо просто не придали этому значения. Спустя несколько напряженных минут, "Сокол", наконец-то, благополучно вылетел из тоннеля и оказался в огромном темном провале под Площадью Товарищества. Лейя облегченно вздохнула.
   После серии обманных маневров, предназначенных для выявления возможных преследователей и полного анализа исходящих сигналов, в результате которого Лейя удостоверилась, что Х-преледователи не пришпилили к "Соколу" следящий маячок. Для верности, на случай, если она все-таки что-то пропустила, через внешнюю обшивку корпуса был еще и пропущен мощный электромагнитный импульс. После которого, Лейя повторно провела анализ информационных потоков на предмет несанкционированных сигналов. Наконец, Лейя пришла к выводу, что "Сокол" действительно чист.
   "Арту, узкополосное сообщение в штаб джедаев," - приказала Лейя. "Передай, что мы - на подходе, и нам нужны коды безопасности и планы фарватора."
   Р2-Д2 прощебетал ответ, и Хан начал спуск в самые нижние уровни подземных трущеб. Примерно с полкилометра ниже появились обрастания из йорик-коралла, постепенно разрастаясь в глубину, они почти скрыли первоначальные очертания построек. Занавеси мхов свешивались с мостов-переходов на сотни метров, а десятиметровые ножки грибов уютно обосновались на балконах. Во тьме пролетали невиданные четырехкрылые рептилии, иногда в их когтях все-еще-трепыхался какой-нибудь грызун, или они крепко сжимали оторванную от разлагающегося трупа конечность. Все выглядело так, словно йужань-вонги никогда не покидали эту часть планеты - что собственно и было справедливо до какой-то степени. Уделяя массу внимания восстановлению остальной части галактики, а после - поддержанию порядка - Галактический Альянс в течение последних десятилетий так и не соизволил найти ресурсы, чтобы устранить плоды деятельности внегалактических захватчиков в сокрытых от глаз глубинах Корусканта.
   Р2-Д2 тревожно защебетал, затем на экране второго пилота появилась карта подземных трущеб. Они были намного ближе к точке рандеву, чем предполагала Лейя, и всего через несколько минут плутания по подземным лабиринтам они оказались в темной йорик-коралловой пустоте. Поначалу, она приняла ее за вход в пещеру, однако потом, в потоке света от прожекторов "Сокола", она распознала в нем ворота ангара с черным матовым покрытием.
   Лейя ощутила щекотку приветствия в Силе, что говорило о том, что за ними следит группа часовых-джедаев. В ответ она потянулась к ним в Силе, позволяя ощутить ее облегчение, что они уже на месте. Ворота разошлись в стороны. За ними оказалась грузовая площадка. Все выглядело безлюдным, но Лейя ощущала присутствие нескольких джедаев, скрывающихся в укромных уголках.
   "Ничего не понимаю," - произнес Хан, продолжая удерживать "Сокол" за порогом ангага. "Ты уверена, что это именно то место?"
   "Да." - одновременно выпалили Лейя и Жак.
   "Папа," - добавила Аллана. "Джедаи ведут войну. Ты ведь не думаешь, что они оставят признаки своего присутствия, правда ведь?"
   "Не глупи." Хан осторожно провел "Сокол" через створ входа, подняв огромное облако пыли при спуске на посадочный круг. "Просто я имею ввиду, что... возможно, они погибли при какой нибудь зачистке?"
   Он закрыл клапаны охлаждения, выпустил стабилизаторы и шустро опустил "Сокола" в дальнем конце небольшого помещения. С приглушенным лязгом за ними закрылись ворота. К тому времени, как Лейя и остальные расстегнули привязные ремни и спустились вниз в главный отсек, их пассажиры-джедаи уже опустили трап и, выстроившись в ровные ряды, ждали разрешения капитана покинуть борт. От такого формализма глаза Хана подкатились, потом он прошел мимо них, махнул следовать за собой, и спустился по трапу.
   Как только нога Соло коснулась пола посадочной площадки, задняя стена помещения начала подниматься. За ней оказался залитый светом огромный ангар, кишащий шумной деятельностью военной базы. Команды техников загружали многочисленные боевые машины боеприпасами и заправляли топливом, одновременно с этим ремонтные дроиды латали на них следы боевых действий. Медицинские дроиды, обследовали и обрабатывали повреждения нескольких легко раненых.
   В одном из углов адмирал Нек Бву*ату опрашивал взвод покрыты копотью космодесантников, без сомнения, пытаясь оценить точную картину боевых действий. Полдюжины мастеров-джедаев рассредоточились по помещению, вокруг каждого сгрудились рыцари-джедаи в разноцветных одеяниях и спокойно переговаривались.
   Лейю начали одолевать смутные подозрения, почему столько джедаев сидят в ангаре, вместо того, чтобы сражаться, когда она ощутила приближение одного из мастеров. Оглянувшись, она увидела Сабу Себатайн, выходящую из открывшегося проема. Ее покрытое чешуей лицо как обычно оставалось безучасным, хотя в ауре Силы барабела Лейя ощущала удивление.
   Вместе с Сабой пришли Базел Варв и Миракс Хорн. На Базеле был боевой ремень полный гранат. Миракс была облачена в униформу космопехоты с генеральскими лычками на воротнике. Звание, скорее всего, было временно присвоено Неком Бву*ату, чтобы у Миракс были все полномочия оперативного агента по выслеживанию ситхов.
   Когда Саба приблизилась на расстояние нескольких шагов и остановилась, она перевела взгляд с Лейи на Жак, Рамуда и других новоявленных рыцарей-джедаев.
   "Оная полагала, что ученики должны оставаться на Шеду Маад," - произнесла она.
   "Так предполагалось," - признала Лейя. "Но эти ученики получили повышение. Теперь они - полноправные рыцари."
   "Мастер Солюсар утверждает, что они готовы," - добавил Хан. "А раз мы все равно собирались зайти сюда, то решили доставить вам кое-какое подкрепление."
   Саба перевела немигающий взгляд на Хана, ее развлетвленный язык прошелся по губам. "Да, подкрепление - это хорозо." Она оглянулась на рыцарей-джедаев, оценивая их реакцию. Наконец, она кивнула и указала в направлении ангара - туда, где возвышалась стена юзземского меха, облаченная в джедайское одеяние. "Мастер Барратк отвечает здесь за безопастность. Отправляйтесь к ней."
   Молодые рыцари, все как один, склонили головы. "Да, мастер."
   Саба подождала, пока они не ушли, затем острый коготь поднялся в направлении Алланы. "Оная удивлена увидеть вашего приемыша з вами. Не злишком ли она мала, для борьбы?"
   Хан кивнул. "Да, однако, она достаточно упряма, просто, как вуки-подросток."
   Аллана улыбнула, с удовольствием принимая услышанный комплимент. Она шагнула вперед и сказала: "Я должна поговорить с вами кое о чем."
   Саба уставилась на девочку огромными глазами. "Да?"
   Аллана даже не вздрогнула. "Я не могу сказать это здесь." Она посмотрела мимо Сабы на зеленую громаду Базела, затем более спокойно добавила: "Иначе это было бы нарушением обещания."
   "Какого обещания?" - спросила Саба, переводя взгляд с Алланы на Базела. "Это касается джедая Варва?"
   "Это - причина, по которой мы прибыли, и хотели его увидеть," - ответила девочка. "Магистр Скайвокер, как предполагалось, должен был передать ему, чтобы встретил нас."
   Саба повернула голову, чтобы окинуть подозрительным взглядом как Аллану, так и Базела. "Взтретить ваз?" - спросила она. "В замом деле?"
   Аллана опустила голову, прекрасно осознавая, что ее поймали на сильном преувеличении. "Ладно, чтобы встретить моих родителей," - исправилась она. "Мастер Скайвокер не ожидал, что я окажусь здесь, но я должна была прибыть. Именно, у мне было видение."
   "И джедай Варв был в твоем видении?" - спросила Саба, ее подозрительность сменилась недоумением. "Видение о нарушенном обещании?"
   "На самом деле, видение Амалии было о гнезде барабелов," - сказала Лейя. Пора было переходить к сути. "На него напали ситхи."
   Громада Сабы ощетинилась, и она наклонилась к девочке оскалив клыки. "Какое гнездо?"
   Аллана, к удивлению Лейи, проигнорировав угрозу в голосе Сабы, подошла вплотную к барабелу и сказала: "Думаю, ты прекрасно знаешь сама, о каком гнезде речь. Или мне назвать имена?"
   "Тезар?" - выдохнула Саба. "Дорби?"
   Аллана кивнула. "И Вилием и Зал. Теперь мы сможем поговорить?"
   Саба отступила на шаг, явно удивленная. "Ты знаешь?"
   Мастер Сабатейн," - произнесла Лейя. "Мы все знаем."
   Большинство джедаев понимало, почему исчезали молодые барабелы, и Лейя предполагала, что Саба тоже это понимала. Но было очевидно, что мастер тешила себя надеждой, что тайна гнезда хорошо охранялась.
   "Неужели, это - назтолько незложно вызнать," - добавила она.
   "Конечно, всего лишь немного наблюдательности," - добавил Хан. "Твой сын исчез на несколько месяцев вместе с другими барабелами. Ты стала ворчливой и нервновозбудимой. Чем еще это могло быть? Они вьют гнездо."
   Плечи Сабы поникли. "Оная надеялазь, что все будут зчитать, что они на зекретной миззии."
   "Боюсь, что мы слишком хорошо занаем тебя, мастер Себатайн," - сказала Лейя. "Ты никогда не обходишь цепь инстанций, чтобы организовать секретную миссию."
   Саба посмотрела на Лейю так, словно она была сенбитом, потом спросила: "Значит все знают?"
   Лейя кивнула. "Все мастера," - подтвердила она. "И многие рыцари тоже."
   "Так что, бесполезно затыкать всем осведомленным рты," - предупредил Хан. "Вам не удасться убить нас всех."
   Саба испепелила Хана взглядом, подтвержая его правоту, затем, наконец, кивнула и повернулась к Аллане. "Значит ты прибыла сюда, чтобы предупредить Тезара и его гнездовую пару о твоем видении?"
   Девочка кивнула. "Я не могла допустить, чтобы это произошло," - сказала она. "Тезар - мой друг."
   Саба поникла головой. "И Тезар - сын оной," - произнесла она. "Но оная не знает, где искать гнездо, к сожалению."
   Аллана нахмурилась. "В самом деле?" - спросила она. "Вы не знаете, где оно?"
   Саба покачала головой. "Барабелы обычно не распрозтраняются о мезтонахождении гнезда," - сказала она. "Озобенно матерям."
   Аллана переглянулась с Базелом. Оба молчали, затем Аллана виновато отвела глаза.
   Голова Сабы вытянулась вперед. "Ты знаешь?"
   Аллана неохотно промолвила: "Я не могу сказать вам это, не нарушая клятвы."
   Барабел повела чешуйчатой бровью и перевела взгляд с Алланы на Базела, ее головной гребень поднялся дыбом, когда она пыталась понять смысл услышанного.
   Наконец, она отступила. "Оная не понимает. Вы - очень странная пара, чтобы давать клятву жизни." Она повернулась к Базелу и, наклонив оскаленную морду, выразила огромному рамоану сочувствие, самым доступным барабелу способом. "Оная не думает, что это будет жизнеспособным."
   "Мы - не пара, скрепленная обетом!" - воскликнула девочка. "Мы не хотели находить гнездо. Просто так получилось!"
   "Но я смогу найти его снова," - грохотнул Базел. "Если вы посчитаете, что это необходимо."
   "Да, это необходимо," - не колеблясь подтвердила Саба. Она обернулась к Аллане, уставясь на девочку одним глазом, затем снова посмотрела на Базела. "Оные были приняты в гнездо."
   Трудно было не заметить восхищения в голосе Сабы, и Лейю неожиданно поразила грандиозность достижения ее внучки. Барабелы по своей природе были существами жестокими и осторожными. И все таки Аллана добилась у четверых из них того, что ей и Базелу доверили тайну, которую рептилоиды не доверяли даже своим собственным матерям. Если Аллана была способна на такое в девять, то, возможно, у галактики, наконец-то, появилась надежда на мирное будущее. И такой надеждой была Аллана.
   Спустя мгновение Базел кивнул. "Хорошо. Значит я вызвался." Он помолчал и посмотрел на Лейю. "Но, как я попаду в Храм?"
   Хан ухмыльнулся, и, едва дотянувшись, похлопал его по плечу. "Пусть тебя это не волнует, большой красавчик," - сказал он. "Во время всех этих неприятностей - осады мандолорцев - мы контрабандой поставляли в Храм все необходимое. По просьбе Люка я проделал тайных ход. Мы можем проводить тебя по маршруту. Войти будет не просто, но спуститься оттуда в нижние ярусы Храма - нет проблем."
   "Кстати о проблемах," - произнесла Лейя, которой нетерпелось сменить тему, пока Аллана не решила отправиться с Базелом. "Вокруг много джедаев, которые как мне известно, в настоящее время должны вести бои в Храме. В чем дело?"
   Саба кивнула. "Это так. Щиты так и не были зняты. Взрывозащищенные двери - не открыты."
   "Первая волна нападавших напоролась на ситхскую засаду," - объяснила Миракс. "Мы не можем продолжать операцию."
   Внутри у Лейи похолодело. "Насколько плохо закончилась засада?"
   "Плохо," - ответила Саба. "Мы потеряли десять рыцарей... пока."
   "Но Люк и Джайна выжили в первой стычке," - добавила Миракс. "Сведения достоверны. Тоже касается Бена."
   Лейя не заметила горестных ноток в голосе Миракс, поэтому осторожно предположила: "Корран и ваши дети, тоже?"
   Миракс кивнула. "С ними все было в порядке, когда они последний раз выходили на связь."
   "Но кроме них никто не выжил," - добавила Саба. "Мастер Скайвокер и его команда остались одни."
   "Ты хочешь сказать, что шестеро джедаев там сами по себе?" - накинулся Хан. "Против четырех тысяч ситхов?"
   Лейя ощутила, насколько Хан напуган, и его ужас нарастал, и причина была ей очевидна. Джайна осталась их последним живым ребенком, и мысль о ее потере - так же, как и Люка - была просто невыносима.
   "И вы ничего не предпринимаете?" - продолжал Хан.
   "Оная кое-что делает, капитан Соло," - ответила Саба. "Оная выполняет приказ. Мазтер Скайвокер зказал оной, что ему нужно больше времени, чтобы открыть взрывозащищенные двери."
   "А если этого не произойдет?" - бушевал Хан. "Вы будете ждать до..."
   "Тогда они пойдут ва-банк," - ответила Миракс с изрядной долей дюрастилла в голосе. "Но вы, также как и я, знаем - это последнее средство. Если мы применим тяжелые барадиумные бомбы в Храме джедаев, никто не может сказать, сколько жертв это принесет."
   Холодный тон Миракс и здравый смысл, по видимому, отрезвили Хана. Мгновение он молчал, затем заговорил уже более спокойно. "Ладно. Вы должны ждать, Люк, когда дело касается долговременных задач, знает что лучше. Но шестеро против четырех тысяч - плохой расклад. Почему бы не воспользоваться тайным ходом и предоставить кое-какую помощь?"
   "Ход выходит в подземелье, так?" - спросила Саба. "Это хорошо, когда тебе надо оказатьзя на нижних уровнях, но потребуетзя не меньше зуток, чтобы пробратьзя в центральную чазть Храма. Мы потеряем злишком много рыцарей-джедаев."
   "К тому же, у нас нет такого количества времени," - сказала Миракс. "У отрядов адмирала Бвуа*ту не хватит ни боеприпасов, ни топлива, чтобы продолжать нападения настолько долго."
   "И это - не единственная проблема," - сказала Лейя, помятуя об адмирале тактической группы "Регалле". "Нек Бвуа*ту не сможет сдерживать остальных военных вечно. Рано или поздно, ситхи вотруться в офицерский корпус и убедят своих подчиненных игнорировать приказы адмирала. И тогда все активные военные силы будут переброшены к Храму."
   Лейя заметила, что руки Хана сжались в кулаки, и поняла, что пора брать ситуацию под контроль. Ощущая беспомощность, он обычно начинал искать объекты для битья. К несчастью, в промышленном ангаре подземелья их не было. Она взяла его за руку.
   "Хан, не думаю, что есть какой-то способ, помочь им," - сказала она. "Если Люк и остальные не смогут открыть эти злополучные двери, все что им останется - это уцелеть при взрывах барадиума."
   Хан напрягся так, словно нашел искомый объект, потом посмотрел на Аллану и поник головой. "Да, я знаю." В его голосе было больше покорности, чем негодования - но негодования там все равно хватало. "Они - джедаи. Но они там - совсем одни."
   Как только Хан замолчал, Аллана подощла к нему. "Они - не просто джедаи, папа. Там двое самых лучших мастеров, и их поддерживают четверо по-настоящему хороших джедаев. А это значит, что все будет хорошо." Она сжала его большую ладонь и добавила: "Поверь мне."
  
  
  
   Глава 18
  
  
   Внизу, настолько глубоко, что эти уровни Храма джедав больше походили на лабиринт пещер, чем на рукотворное здание. Коридоры настолько обросли йорик-кораллом, что Вестаре местами приходилось протискиваться только боком. Повсюду росли грибы, со стен, потолков и карнизов свисали растительные завесы. В воздухе пахло плесенью и паразитами. Светильники все еще функционировали, однако их свету нужно было преодолеть такой слой грязи, что его скудно хватало только на формирование теней.
   Но Вестара не боялась потеряться. Ее вело щебетание маячков в навигаторе-комлинке, который предназначался для экстренной эвакуации. По информации, изложенной на стратегических совещаниях, маршрут вел к секретному тоннелю, который построил Хан Соло после мандалорской осады. Каждого из диверсионной группы обучили пользоваться этим устройством, чтобы активировать особый режим звукового считывания электронных вешек, ведущих в тайному ходу.
   Конечно, устройство Вестары было изъято при захвате ее в плен. Но ей не стоило труда притянуть к себе Силой аналогичный аппарат одного из убитых рыцарей-джедаев на насосной станции, пока ее тюремщики были заняты, пытаясь заманить Бена в устроенную ловушку. Сбежать ей удалось во время переполоха после непредсказуемого побега выживших джедаев через систему транспортировки грузов.
   Впрочем, это не означало, что ей удасться легко уйти от преследователей. Она надеялась, что ситхи сосредоточатся на Скайвокерах. Поэтому направилась в противоположном направлении, чтобы присоединиться к ним позднее - если ей это потребуется. Вестара даже не успела покинуть уровень, когда несколько сабель бросились за ней в погоню. С того момента он постоянно бежала.
   Казалось, они предвидели каждый ее шаг. Ее обстреливали из-за каждого угла, на нее кидались из каждого закоулка, падали с потолка и неведомым образом преграждали ей путь. На настоящий момент их уже собралось с дюжину.
   И что? Это противоречило всякому здравому смыслу. Армады космодесантников осаждали Храм снаружи, а Люк Скайвокер - собственной персоной - свободно разгуливал в его интерьерах. Естественно у Круга Лордов были более веские причины для беспокойства. А что, Вестара - всего лишь маленькая ситхская девочка в бегах, которая просто пытается выжить. Какая великая угроза. Значит, либо Великий Лорд считал ее наказание более важным мероприятием, чем защита оплота ситхов на Корусканте; либо - они хотели ее вернуть, чтобы обнаружить брешь в их обороне.
   Но, опять же, зачем? Ведь она же только девочка.
   Впереди визуализировался темный силуэт, материализовавшись из тени вдоль стены. Он был высоким и плечистым, и Вестара на мгновение испугалась, что он появился здесь по ее душу. Но человек повернулся в другую от Вестары сторону, прошел по коридору и на ближайшей развилке свернул.
   Вестара даже не сбилась с шага. Она просто вытянула руку и сформировала сгусток ударной Силы. Спина мужчины разогнулась и, широко раскинув руки, он упал в проход. Не доходя до развилки коридора из которой он материализовался пяти шагов, Вестара достала гранату - ее преследователи никогда не появлялись поодиночке, к тому же ни дураками, ни трусами они не были.
   Когда никто больше не появился из прохода, Вестара прижалась к той самой стене, где недавно был мужчина, собралась с силами и кинулась под арку прохода. Она жестко приземлилась в начале коридора, едва удержавшись на ногах. Затем немедленно перевела инерцию в каскад пируэтов, тогда из мрака проявилась изумрудноглазая женщина. Вестара ударила Зеленоглазую Силой, отбросив к стене.
   За спиной Вестары зашипел активированный светомеч. Она развернулась и увидела, получившего ее первый удар, мужчину, который мчался на нее с темно-рубиновым лезвием, нацеленным ей в колени.
   Вестара прошлась колесом, с размаху ударив ногой туда, где должна была быть его голова, активировала собственное лезвие и крутанула им, чтобы положить конец стычке.
   Ее действия были безупречны - однако ее противника там не оказалось.
   Он стоял за пределами ее досягаемости и качал головой, его светомеч располагался в положении низкой защиты, но жест выглядел уж очень небрежно. Вестаре необходимо было так или иначе ликвидировать его, но это требовало времени - а времени то, как раз, у нее и не было. Его напарница вскочила на ноги, и звук ее удаляющихся шагов разнесся по коридорам. Вестара ухмыльнулась мужчине и покачала головой.
   "Прости." Она глубоко вздохнула, настолько глубоко, что "проглатила" часть фразы. "Но это... бессмысленно."
   Она толкнула его Силой, так, что он просто не должен был устоять на ногах, развернулась и отскочила подальше. Он кинулся за ней следом, отставая всего на несколько шагов, настолько близко, что она отчетливо слышала посрипывание ножен о его бедро.
   "Не глупи." Он даже не запыхался. "Немедленно сдавайся, и не пострадаешь."
   Вестара не стала тратить дыхание на пустую перебранку. Она бежала и сражалась уже много часов, единственное, что заставляло ее держаться на ногах - была Сила, но даже Сила скоро оставит ее. Ее ноги горели, а легкие болели. Она часто кашляла, ее грудь разрывалась словно извергающийся вулкан. Ее зрение сузилось до узкой полосы, а в ушах стучал только ритмичный писк направляющих маячков.
   "Бежать некуда," - вещал ее преследователь в двух шагах от нее. "Особенно, тебе."
   Вестара сбавила шаг и тяжело опустила руки.
   Ее преследователь рассмеялся. "Ты решила облегчить нашу задачу, малышка," - воскликнул он. "Неужели Сила окончательно тебя покинула?"
   На этот раз, вытягивая вперед правую руку, Вестара закрыла ее плечом от преследователя. Она развернула светомеч эмиттером к спине. И отведя руку назад, она схватила его Силой и с трудом стала притягивать.
   Ее клинок активировался.
   Ее преследователь вскрикнул. Вестара крутанула запястьем, извлекая лезвие из его тела. Больше она не сбавляла шаг.
   Пройдя три шага она позволила себе оглянуться. Зеленоглазая была в дюжине шагов за ее спиной, с трудом передвигаясь, она следовала за Вестарой, даже не пытаясь ее остановить.
   В двадцати метрах за соглядатаем следовал целый отряд сливающихся с мраком ситхов. Они бежали двумя колоннами, толкаясь и ворочаясь в сужениях прохода. Множество испепеляющих взглядов неотрывно следило за Вестарой. На вскидку их было человек двадцать, во главе с женщиной-кешири, в которой Вестара опознала Леди Сашал.
   Двадцать войнов и Высокий Лорд с завидным упорством гонятся за одной девчонкой. Похоже Круг сошел с ума?
   Изумрудоглазая резко рванулась к ней, и вокруг Вестары сомкнулась рука Силы. Понимая необходимость освободиться, любой ценой, она остановилась, развернулась и отправила ей на встречу пинок Силы.
   Пинок, предположительно, должен был ударить женщину в грудь.
   Однако, пинок прошел мимо - и Вестара оказалась на коленях с Зеленоглазой за своей спиной. Рука обвилась вокруг талии Вестары, и холодный круг эмиттера уперся ей в шею.
   "Опусти светомеч," - приказала женщина. "Только шелохнись, и ты умрешь!"
   Вестара опустила оружие и осталась стоять на одном колене. Она взвешивала свои шансы. Ситхи не склонны были проявлять милосердие, особенно после долгой и изнурительной погони, потери нескольких соратников и угрозе собственной карьеры.
   Возможно, ее преследователи стремились взять ее живьем. Это объяснило бы их разговорчивость, минимум бластерной пальбы и Силовых молний.
   "Значит, одно движение и... смерть?" - выдохнула Вестара, все еще с трудом втягивая воздух. "В самом деле?"
   "Попробуй, проверь."
   "Да, неужели."
   Вестара завалилась набок, навалившись на обхватившую ее руку. Застигнутая врасплох Зеленоглазая выпустила ее, и Вестара - мешком - рухнула на пол. Когда придатый к ее шее светомеч так и не был активирован - Вестара удостоверилась в своей правоте - она была нужна ситхам, и нужна - живой.
   Коснувшись пола, Вестара перекатилась к захватчице. Она ударила логтем женщину в колено и услышала характеный хруст ломающихся костей. Женщина закричала и, схватив светомечь, обрушила его на голову Вестары.
   Но было поздно.
   Девочка уже схватила ее за запястье. И, вывернув сустав, отвела оружие подальше. Так как Зеленоглазая уже была парализована болью, ее несложно было рвануть вниз, размозжив череп о выступ йорик-коралла, покрывавшей стены. Зеленоглазая упала, сотрясаясь в конвульсиях, из ее рта шла пена.
   Бластерные залпы и молнии Силы осветили коридор, сгустки плазмы ложились в радиусе метра вокруг нее, большинство залпов создавали заградительный огонь, не давая ей сдвинуться с места, пока они ее не возьмут. Она извлекла бластер Зеленоглазой и начала палить вдоль коридора... против заградительного огня.
   Ее первый выстрел снял человека перед Сашаль. Второй, наверняка, угодил бы в самого Высокого Лорда, если бы Сабля рядом с нею не поднял руку, чтобы оградить ее.
   Положение было достаточно опасным, чтобы Сашаль и ее команда приостановились, даже на несколько секунд, Вестаре хватило и этого времени. Продолжая стрелять, она схватила светомеч зеленоглазой и кинулась по коридору.
   По крайней мере, она собиралась бежать. Однако истощенное тело Вестары только качалось и спотыкалось. Она привлекла Силу еще яростнее. Каждая часть ее тела болела. Теперь Сила сама питалась ею, разрывая клетку за клеткой, и не потребуется много времени, когда она поглотит ее полностью.
   Но лучше это, чем сдаться живой. Не имеет значения, что хотел от нее Круг Лордов, у нее не было никаких иллюзий насчет того, каким образом они добьются желаемого. Пытки разрушат ее тело и душу, после чего останется разбитая, опустошенная оболочка, неспособная вспомнить даже собственное имя.
   Бластерные выстрелы стали ложится вокруг ее коленей. Сашал пыталась ранить ее. Вестара бросила свое тело в кульбит Силы, препятствуя стрельбе по ее ногам, чтобы не угодить в жизненно важные органы. Бластерный огонь сразу же прекратился, однако у Вестары не было сил кувыркаться с такой же скоростью, с какой двигались ее преследователи.
   Она опустилась на ноги и начала палить в потолок по ходу своего движения, стремясь попасть в осветительные приборы. Ее преследователи снова открыли огонь, целясь ей по ногам. Огонь шипящей плазмы царапнул ее бедро, затем она бегом бросилась в темноту. Пальба за ее спиной прекратилась.
   Вестара преодолела около десяти метров до того, как сенсоры движения активировали следующую цепь светильников. Ее преследователи успели несколько раз выстрелить, до того, как она снова погрузила все во мрак. Рано и поздно, но ее подстрелят - а даже если этого и не произойдет, Ситхи все равно добьются своего.
   Вестара положила дуло бластера на плечо и сделала несколько выстрелов вслепую. Через два выстрела она услышала крик и глухой стук. Она отскочила к другой стене коридора и снова выстрелила, новый вскрик пробился через устойчивое щебетание навигатора.
   Новая группа светильников загорелась впереди. Не успела она их погрузить во тьму, как бластерная плазма резанула ее чуть ниже колена. Стянув ногу пряжкой, она развернулась вперед, продолжая стрелять. Наконец светильники померкли.
   Щебатание навигатора тоже стало стихать.
   Вестара покатилась вперед, и щебетание почти затихло. Приближался поворот. Она снова покатилась, затем выстрелила и свернула в боковой коридор. Кто-то вскрикнул.
   Вестара вскочила на здоровую ногу и, прохромав пару шагов, услышала, что шебетание возобновилось с новой силой. Она свернула налево... и пол исчез.
   Едва здержав крик, она сгруппировалась в комок и покатилась по крутому, ухабистому скату. Вероятно прежде, здесь был лестничный пролет, но покрывшись невероятным количесвом грязи и обростаниями йорик-коралла, сейчас он больше напоминал склон. Казалось, падение будет продолжаться вечно, и она сделала все, чтобы максимально обезопасить себя, обеспечив Силой мягкое торможение и подушку безопасности. Однако каждый раз, когда ее раненная нога касалась поверхности, через ее измученное тело пронзала острая, мучительная боль.
   Наконеч, Вестара достигла уровня пола следующего уровня и остановилась. Она лежала на спине в полной темноте. Голова кружилась, а тело было огромным ушибом. Под ее предплечьями и голенью здоровой ноги были глыбы, а ее раненая нога вся горела. Но, по крайней мере, она была одна, и единственным звуком в ее ушах было быстрое и настойчивое шебетание навигационных маячков, что указывало на то, что она была на правильном пути.
   Вестара перекатилась на живот и осмотрела лестницу. Освещение в этой части храма не функционировало, и что она смогла увидеть, была темнота. Отключив щебетание навигатора, она прислушалась к дроби бегущих ботинок где-то наверху.
   Пока они не обнаружили лестничный пролет. Но они быстро исправят ошибку, стоит им только оказаться в ближайшей зоне освещения. Она снова включила щебетание маячков и направилась по его звуку в темноту. Место казалось большим и открытым, здесь циркулировал теплый воздух, временами с разных сторон слышались шлепающиеся звуки.
   Пройдя дюжину болезненных шагов, теплый ветер начал дуть ей прямо в лицо. Шлепающих звуков стало меньше и звучали в основном у нее за спиной. По видимому, она вошла в нечто вроде широкого прохода. Ей хотелось активировать светомеч, чтобы осмотреться при его свете, однако в этом лабиринте все звуки неоднократно отражались, поэтому характерное шипение разнесется на сотни метров. Поэтому она продолжала хромать в полной темноте.
   Вдруг она услышала его - мягкий пых гриба-паразита, который выбрасывает облако спор.
   Вестара зажала рот, выдохнула носом и отпрыгнула с Силой на три шага назад.
   Она активировала светомеч. Как она и ожидала, перед нею возвышалась искривленная тонкая ножка гриба венчающаяся драпировкой рваных ошметьев шляпки, оставшихся после взрыва-споросброса, вокруг гриба все еще висело желтое облако спор, способных полностью парализовать любой организам в который они попадали. За ним начинался тоннель примерно трех метров высотой, прорытый, по видимому, еще до того, как его облюбовал йорик-коралл. Теперь его стены были покрыты овальными наростами. В начале тоннеля были видны еще два смертоностных гриба, их шляпки были гипертрофировано раздуты и готовы вот-вот взорваться.
   Вестара медленно повернулась, освещая окружающее пространство светомечем. Она стояла на большой платформе с которой начинался вход в тоннель. В небольшом освещанном пятне освещенного пространства она заметила еще по крайней мере шести грибов и несколько больших наростов мха. Мхи, по видимому, были коврами-ловушками, который оборачивались вокруг того, кто ступал на них, и медленно переваривали.
   На границе света она заметила большой серый кокон. Полуметровый хвост гигантского слашрата выступал из него. Его плоть была полностью съедена. Ей приходилось видеть подобное и раньше, поэтому она была абсолютно уверена в том, что это значило.
   Абелос была на Корусканте.
   Из темноты со стороны обросшей кораллом лестницы раздался приглушенный расстоянием протяжный, но рассерженный голос кеширианки. "Вернитесь назад, бестолочи! Я вижу свет."
   Вестара не медлила не секунды. Она обошла гриб-паразит - она и Ахри Раас называли его гибельная ножка когда впервые обнаружили в мире джунглей - и похромала вглубь древнего тоннеля. На ее взгляд, тоннель был частью древней транспортной системы. Он шел прямо примерно пятьдесят метров, затем стал плавно изгибаться и еще через пятьдесят метров начал плавно спускаться. Только теперь она услышала голоса свойих преследователей - они кричали от боли и удивления, угодив в ловушку смертоностных грибов. Щебетание путеводных маячков усилилось. Она позволила себе надеяться, что конец ее маршрута уже близок.
   И тут мир содрогнулся.
   Вестара не сразу поняла, что произошло. Она просто лежала на полу со звоном в ушах и тошнотой в желудке. Воздух неожиданно стал сухим и горячим, и за своей спиной она увидела угасание оранжевого шара.
   Гранаты.
   Это в ее планы никак не входило. Вестара вскочила на ноги и снова прибегла к Силе, горячим живительным потоком энергии растекающийся по ее телу. Теперь, или она сбежит, или умрет - что именно, не важно, главное, не попасть в руки Сашаль живой. Перебросив себя Силой через плотоядные мхи и, бластером очистив себе дорогу от грибов-паразитов и вуалей-душителей, она неуклюже бросилась бежать, хотя это больше напоминало скачки и подпрыжки. Новое миротрясение было сильнее прежнего, но на этот раз Вестара была готова. Она просто подбросила себя в воздух и позволила взрывной волне пронести ее тело несколько дополнительных метров прежде, чем поставить ее на здоровую ногу... на пол уровня.
   В трех метрах перед ней стояла дверь с маскировочной окраской. Она была частично зарыта в почву и покрыта плесенью, однако йорик-коралла на ней не было. Рядом горел пульт управления.
   Щебетание навигатора прекратилось, и тихий механический женский голос из навигатора Вестары произнес: "Код доступа, пожалуйста."
   "Иис сит ниш ох нии виис," - пролаяла Вестара. У нее была хорошая память на цифры, к тому же она зазубрила код доступа настолько, что могла отчеканить его даже во сне. "Виис нии ох иис сит ниш."
   "Простите," - ответил голос. "Это - не код доступа. Желаете попробовать снова?"
   "Иси!"
   "Простите," - снова произнес голос. Язык..."
   "Да!" - прервала Вестара, осознав свою ошибку. Сашаль и ее команда изъяснялись на кеширском, и Вестара думала на родном языке даже не осознавая этого. "Я желаю попробовать снова, сейчас же!"
   "Очень хорошо," - ответил голос. "Но это - ваша последняя попытка. Образец вашего голоса записан и..."
   Последняя часть предупреждения утонула в помехах, когда преследователи бросили еще одну гранату. Вестара окружила себя коконом Силы, защищаясь от взрывной волны, но взрыв прозвучал настолько близко, что пламя отразилось от дюрастилловой поверхности ворот, и ее так или иначе, все равно отбросило на металл люка.
   "Три семь четыре ноль девять два!" - прокричала Вестара в микрофон на подбородке. "Два девять ноль три семь четыре!"
   "Код доступа принят."
   Вестара отступила от люка, готовая в любой момент нырнуть в него и закрыть его за своей спиной.
   Ворота не шелохнулись.
   Холодок пробежал по позвоночнику Вестары, и оглянувшись на тоннель, она увидела троих влетевших в помещение ситхских Сабель. Тот, который был посередине, сжимал в руках активированную гранату, двое других с оружием в руках защищали его - у одного был бластер, у другого активированный светомеч.
   Вестара выпустила три бластерных заряда в центрального ситха, но его компаньон со светомечем, отбил все в стены. Она не удивилась, когда мужчины ретировались, задержавшись ровно настолько, чтобы оценить обстановку.
   "Компьютор?" - прошептала Вестара в микрофон. "Что случилось? Код был правильным! Я уверена!"
   "Информацию подтверждаю," - ответил голос. "Код доступа был правильным."
   "Тогда открывай люк, шарстунг!" - приказала Вестара. "Положение - критическое!"
   "Статус положения - критический - принято," - ответил голос. "Люк будет открыт, как только на внешних воротах будет обеспечена безопасность."
   "Отмена!" - приказала Вестара. "Открыть немедленно!"
   "КОД отмены, пожалуйста."
   "Три семь четыре..." - Вестара оборвала ввод кода, осознавая, что любая попытка отменить кодекс безопасности может кончится для нее плохо. "Отмена. Открыть люк при первой возможности."
   "Принято," - ответил голос. "Это - статус работы в чрезвычайной ситуации."
   Вестара отвернулась от люка, села на пятки и взяла под прицел бластера выход из тоннеля. Ее положение было не так уж и катастрофично. Все, что ей надо было сделать - сдерживать Сабель, пока компьютор не запечатает внешние двери ангара. А сколько на это потребуется? Пять секунд? Или, самое большее, тридцать?
   Это могло бы стать проблемой, желай преследователи ее смерти. Однако она была нужна им живой, и они считали, что загнали ее в ловушку. Имея такие преимущества, она сможет легко сдерживать их целых пять минут.
   В поле ее зрения появились женские ботинки, все остальное скрывалось за наклонным выступом. Вестара прицелилась и нажала на курок. Лезвие кровао-красного светомеча мелькнуло в прогалине и отбило выстрел к створу люка. Рикошет заряда пролетел над головой Вестары и врезался в стену, едва не угодив в контрольную панель. Девушка решила больше не рисковать.
   Ботинки выдвинулись вперед на несколько шагов, открывая взору Вестары бедра женщины. Тоннель заполнил голос Леди Сашаль.
   "Мы можем продолжать играть в эту игру пока у тебя не закончатся бластерные заряды." Кеширианка склонилась до уровня бедер и встретилась взглядом с Вестарой. "Единственное, чего ты этим добьешься - разозлишь меня. Немедленно сдавайся, и не пострадаешь, я возьму тебя под свою защиту."
   "А что потом?" - усмехнулась Вестара, пытаясь проработать разные варианты. "Вы гарантируте мне безопасность пока я не поговорю с Великим Лордом Волом?"
   Хор смешков раздался за спиной Сашаль, и она покачала головой. "Этого никто не сможет сделать," - произнесла она. "Великий Лорд Вол был заменен."
   "Заменен?" Хоть у Вестары и не было повода оплакивать смещение Вола, ее удивление было вполне искренним. "Кто же это сделал?"
   "Пойдем и увидишь," - ответила Сашаль. "Новый Великий Лорд жаждет дать тебе аудиенцию."
   "Я бы этого хотела." Вестара мельком глянула на контрольную панель, задаваясь вопросом, как скоро датчик статуса сменит красный цвет на зеленый. "Только боюсь, это может помешать моей миссии."
   "И что-же является твоей миссией?" - усмехнулась Сашаль. "Выдавать наши тайны джедаям? Или убить еще одного Высокого Лорда?"
   "Ее цель - убить королеву джедаев," - ответила Вестара. Когда-то это было ее первоначальное задание, заявление прозвучало настолько смело, что выглядело правдоподобно. "Оно было возложено на меня Высоким Лордом Таалоном."
   Ее заявление вызвало короткий смешок даже у Сашаль. "И когда же? За мгновение до того, как ты вонзила ему в спину светомеч?"
   "В Утробе (Мау)," - ответила Вестара. "Незадолго до того, как я убедила Скайвокеров защитить меня от него и моего отца."
   Приглушенный, но довольно громкий, бзиньк, раздавшийся с другой стороны люка, заставил глаза Сашаль перместиться с лица Вестары на дюрастилл панели на который девушка опиралась.
   "Лорд Таалон скончался, потому что Абелос забрала его," - продолжала Вестара, пытаясь задержать внимание Сашаль, хотя бы еще на несколько секунд. Этого времени будет достаточно, чтобы люк открылся. "Также, как и моего отца. У меня не было выбора."
   "Выбор есть всегда, джедай Кхай."
   Сашаль встала, ее ботинки исчезли из поля зрения. Вестара сунула бластер в кобуру и тоже поднялась, сжимая светомечь в обеих руках.
   "Моя миссия - ключ к завоеваниям ситхов!" - выпалила она. Она ощущала вибрацию, словно что-то громозкое угнездило на противоположной стороне люка. "Дайте мне доказать это!"
   Сашал вышла в поле зрения, окруженная ситхами. Одни были вооружены светомечами, в руках других были бластеры, а двое продолжали сжимать гранаты - по их настороженным лицам и другим признакам, она поняла, что возня по другую сторону люка не осталась незамеченной.
   Однако Высокий Лорд не обращала на это внимания. Она просто не отрывала глаз от Вестары и, наконец, произнесла: "Хорошо. Докажи это мне."
   Вестара не могла в это поверить. Сможет ли ее тактика на самом деле спасти ее?
   "Если мне это удасться?" - спросила она. "Вы позволите мне уйти, чтобы завершить свою миссию?"
   Откровенная насмешка отразилась на лице Сашаль. "Конечно," - ответила она. "Если тебе удасться доказать мне, что твоя миссия реальна, как же я смогу тебе отказать?"
   "Да, этот так," - согласилась Вестара. У нее зародилась надежда, что ее положение намного лучше, чем ей казалось - возможно, ей даже удасться вернуться в Затерянное Племя, как герою, или даже, как Лорду. "Я могу назвать вам имя королевы джедаев. Таких доказательств вам будет достаточно?"
   В стане ситхов повисла удивленная тишина, а глаза Сашаль - широко распахнулись. Кеширианка рассматривала Вестару несколько секунд, сканируя ее Силой, чтобы оценить ее правдивость. Вестара ей не препятствовала, потому что говорила чистую правду. Она действительно знала имя королевы джедаев. И в раскрытие этой тайна был единственный ключ к ее выживанию и свободе.
   Громкий бзинк снова раздался от люка, а для Вестары все это было очень не вовремя. "Когда этот люк откроется, будет уже поздно," - констатировала она. "После того, как меня увидят вместе с вами, я уже никогда не смогу даже близко подойти к королеве джедаев."
   Наконец, Сашаль кивнула. "Если я могу верить тому, что ты здесь говоришь," - сказала она. "А раз у меня нет повода сомневаться. Я поверю тебе."
   "Вы не пожалеете." Вестара дезактивировала светомеч. Забрезжившая надежда придала ей уверенности, она повесила оружие на пояс. "Имя королевы джедаев - Аллана Соло."
   Сашаль нахмурилась, по-видимому ощущая правдивость ее слов, однако не вполне способная сложить все кусочки головоломки. "Амалия Соло?" - уточнила она. Приемная дочь Хана и Лейи Соло?"
   Вестара покачала головой. "Ее настоящее имя - не Амалия." У нее внутри все начало переворачиваться и ныть от понимания того, как подло она сейчас подставляла Бена..., однако лучше предать его, чем самой умереть под пытками Палача-Силы. "Это - Аллана Соло, и она совсем не является для Соло приемной. Она - родная дочь Королевы-Матери Тенел Ка."
   В глазах Сашаль вспыхнуло понимание, и она тоже деативировала светомеч. "Наследница Хайпанского трона жива?" - спросила она. "И Соло поднимают ее?"
   "Именно об этом я и говорю," - подтвердила Вестара. "Более того. И это - общеизвестный факт в среде джедаев: Королева-Мать Тенел Ка и Джейсон Соло в молодости были близки. Однако некоторые считают, что они остались близки и после того, как Тенел Ка взошла на трон Хайпана."
   "Значит Аллана - дочь королевы Хайпана и Джейсона Соло?" Сашаль вышла из тоннеля к люку, ее подручные следовали за ней попятам. "Ты уверена?"
   "Единственное, в чем я однозначно уверена - так это в том, что девочка, которая живет с Соло, и есть королева джедаев," - ответила Вестара. Она была более чем встревожена тем, что Сашаль все дальше отходит от тоннеля, но она шла ва-банк рискуя всем - ради собственного выживания, и более того, полной реабилитации в глазах членов Затерянного Племени и возвращения, как героя. "И джедаи решили держать ее личность в тайне. Это объясняет события на Клатуине."
   "По видимому это так," - согласилась Сашаль, продолжая размышлять. "Это объясняет провал твоего отца, когда он пытался убить Королеву-Мать. И это имеет смысл - королева джедаев - потомок Королевы-Матери и могущественного Рыцаря-джедая."
   "Могущественного Рыцаря-джедая, который позже стал Ситхсхским Лордом Каедусом," - напомнила Вестара Сашаль. "Если в ней не бурлит Сила, тогда я не знаю вообще, что-такое Сила."
   "Это так." Пока Сашаль говорила, за спиной Вестары раздалось шипение открываемого люка. Высокий Лорд остановилась в пяти шагах от нее, достаточно далеко, чтобы обеспечить защиту или атаковать. Зтем она оглянулась на люк и то, что открылось за ним... и злобно усмехнулась. "Вы победили, Сабля Кхай. Прекрасно."
   Сашал вытянула руку. Опасаясь худшего, Вестара сорвала с пояса светомеч. Однако Высокий Лорд оставила ее жест без внимания. Она продолжала смотреть через плечо Вестраты, откровенно восхищенно ухмыляясь.
   "Детонатор сюда, немедленно!" - приказала она. Она протянула руку за спину. "Пятисекундный предохранитель!"
   Ситх за спиной Сашаль в тот же миг вложили ей в ладонь боевой детонатор, мастерски разместив чеку у ее большого пальца.
   Цепкий взгляд Высокого Бога сконцентрировался на Вестаре. Используя Силу, она перебросила детонатор в ладонь Вестары, только уже без чеки.
   "Это - твое задание, Сабля Кхай," - сказала Высоний Лорд. "Тебе и доводить его до конца."
   "Естественно," - произнесла Кхай.
   Она попыталась дезактивировать детонатор, но - безуспешно. Развернувшись к люку, чтобы определить свою цель, она заглянула в открывшийся проем, и увидела тесную погрузочную площадку. Почти все ее пространство занимал каплеобразный корпус самого известного на свете ИТ-1300 - "Сокола Тысячелетия". С его трапа сходила гигантская зеленая фигура джедая-ромуана Базела Варва. А за его спиной по трапу спускалась серо-глазая девочка в сопровождении своей домашней любимицы - нексу. "Леди Сашаль, вы более чем щедры," - произнесла Вестара. Пытаясь скрыть свое удивление, она отвела руку для броска. "Это огромная честь, стать той, кто уничтожит королеву джедаев."
  
  
   Глава 19
  
  
   Голос, звущавший сейчас из динамиков рубки управления, был резким и властным с ярко выраженным хайпанским акцентом, от которого волосы на голове Хана зашевелились.
   "... сейчас - это не место для Чиме*ды," - вещал голос. "Она должна немедленно отправляться домой."
   "Ее дом - Корускант, если вы забыли," - парировал Хан. Конечно, он был уверен, что Тайрин Зель никогда и ничего не забывала относительно Алланы. Однако, когда она повышала голос и использовла тон хайпанской аристократки, в нем просыпалось упрямство. Чаще всего это ни к чему не приводило, просто, скорее всего, он боялся, что когда Аллана подрастет и будет жить на Хайпане - она станет такой-же. "Она прожила здесь последние семь лет - с нами."
   "Мне известно, где она жила, Капитан Сало," - произнесла Тайрин. "Однако, это не значит, что для нее безопасно оставаться с вами на Корусканте сейчас."
   Пока Тайрин говорила, Хан через остекление рубки рассматривал как, покрытые кораллом ворота погрузочной площадки медленно закрываются. У него появилась мысль, что стоило установить более быстродействующие ворота, когда он строил секретный тоннель для доступа в Храм Джедаев.
   А еще надо было расширить ангар. Но тогда, он не хотел привлекать излишнего внимания жителей подземных трущеб к строительству. Теперь придется постараться, чтобы посадить "Сокол" в этой тесноте. Скрупулезные расчеты показали, что для того, чтобы вписаться в четыре метра, придется развернуться относительно носа и аккуратно протиснуться боком - что было сложно само по себе. Как только джедаи снова вернут себе Храм, им понадобится новый тайный ход - конечно, если они снова решат его заселить.
  
   "Капитан Соло?" Голос Тайрин был полон раздражения. "Я жду. Вы собираетесь разъяснить ситуацию?"
   "Я ничего разъяснять не собираюсь," - отрезал Хан. "Считайте это - плохой привычкой."
  
   На заднем плане Хан услышал хихикающий низкий голос - скорее всего Зекк, который воспринимал высокомерие хайпанских женщин, как некое развлечение.
   Тайрин на мновение потеряла дар речи, затем вымолвила: "Тогда, пожалуйста, будьте так любезны, сообщите нам, что вы собираетесь там делать?"
   "Я уже все объяснил," - сказал Хан. "У Бвуа*ту не нашлось штурмовой машины способной нести джедая Варва. Оказалось, что только мы можем доставить его ко входу в тоннель."
   "Да, это я понимаю," - подтвердила Тайрин. "Единственное, чего я не могу понять - зачем было брать туда с собой Чиме*ду. Разве нельзя было оставить ее в штабе джедаев?"
   "Конечно, можно. Но обстановка там напряженная. Это место намного безопаснее, чем ШК (штаб-квартира). Здесь не может быть многолюдно, только несколько дюжин джедаев знают об этом месте."
   "Это очень обнадеживает," - сказала Тайрин, хотя судя по тону, казалось, она вообще не собиралась успокаиваться. "А теперь, пожалуйста, перестаньте увиливать от ответов. Почему вы не оставили ее на попечение Мастера Себатайн в штабе?"
   Хан помолчал, обдумывая ее слова. Не легко было убедить женщину, отвещающую за организацию тайной охраны Чиме*ды, т.е. безопасность Алланы, особенно, когда сам он был в этом не до конца уверен.
   Наконец, он произнес: "Ладно, думайте что хотите, однако в прошлый раз это не удалось."
   В голосе Тайрин появилось недоверие. "Вы хотите сказать, что она тайно прокралась на "Сокол"... опять?"
   "На самом деле это больше походило на топот, чем на крадущиеся шаги," - протянул Хан. "Все возражения она оставила без ответа."
   "И вы ей это позволили?" - напирала Тайрин. "Ведь вы и Принцесса Лейя - взрослые люди. По крайней мере, мне так казалось, до сих пор."
   "А она - Чиме*да," - парировал Хан. Говоря по правде, она очень гордился упорством Алланы. Это было проявлением сильного характера. "Кроме того, через некоторое время Лейя сказала, что нам лучше с этим согласиться. Что-то пришло ей в Силе."
   Голос Тайрин заледенел. "Что-то в Силе - это не основание рисковать жизнью Чиме*ды."
   "На самом деле, это так." Произнес грудной голос Зекка, перекрывая канал связи, по которому вещал голос Тайрин. "Нравится вам это или нет, но Чиме*да связана с Силой самой судьбой. Когда Сила посылает ей видения, не в нашей компетенции решать, как она должны на это реагировать. Все что мы можем сделать, это быть рядом, чтобы в случае чего защитить ее."
   Тайрин примолкла, и Хан почти увидел, как она кусает губы, осознавая мудрость слов Зекка. Так же как и Хан, Тайрин была нормальным человеком, влюбившимся в джедая, и так же как и Хану, некоторые вещи ей приходилось просто принимать на веру.
   Через мгновение из динамиков раздался тяжелый вздох женщины. "Хорошо, капитан Соло. Но вы сможете защить ее - или нет?"
   "Конечно. Просто небольшая остановка. Оставайтесь наверху, будете отгонять от нас мух." Хан активировал внешние камеры, чтобы посмотреть, как там Аллана. Она стояла за пределами корабля на трапе вместе с Базелом. Ее брови были насуплены, шея вытянута - она разглядывала своего огромного друга. Девочка давала последние наставления, тыкая пальчиком в гигантское зеленое бедро рамоана. Еще минута и он отправиться в путь, чтобы предупредить барабелов. А мы в мгновение ока отправимся своим путем."
   Пока он говорил, неспешная дверь погрузочной площадки наконец-то полностью закрылась, громко лязгнув напоследок. Хан оглянулся через плечо на Р2-Д2, обслуживающего пульт связи.
   "Ладно, Арту, передай системе безопастности, чтобы начинала немедленно открывать внешнюю дверь," - сказал Хан. После того, как "Сокол" приземлился на погрузочной площадке, упрямый компьютер системы безопасности настоял на полном закрытии внешней двери, отказываясь даже признавать команды отбоя, чтобы оставить проем открытым. "Мы будем готовы к отбытия раньше, чем он снова откроется."
   Р2-Д2 чирикнул подтверждение. Секунду спустя от Р2-Д2 раздался уведомляющий писк. Хан повернулся к экрану, на котором ползла строка сообщения.
   СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ НЕ МОЖЕТ ВЫПОЛНИТЬ ЗАПРОС НЕМЕДЛЕННО. ПОЛУЧЕН ЗАПРОС ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ДОСТУПА НА ЛЮК ВНУТРИ ТОННЕЛЯ.
   "Чрезвычайный запрос?" Хан повернулся к внутренней стороне погрузочной площадки, где начинался тоннель доступа в Храм Джедаев. Внешний люк уже частично раскрылся, визиолизируя половину тела молодой женщины, облаченной в молитексную броню. Она выглядела так, словно смотрела на нечто за своей спиной. "Кокого черта?"
   "Капитан Соло?" Голос Тайрин заполнила тревога. "Что происходит?"
   "Не вмешивайтесь," - произнес Хан, неотрывно следя за открытием люка. "У нас компания."
   "Какая компания?"
   "Думаю, это джедаи. Возможно, аварийная эвакуация."
   Пока Хан говорил, фигура стала видна полностью. Это была миловидная шестьнадцатилетняя женщина, ее карие глаза были немного темнее ее волос. Уголок ее рта украшал небольшой шрам, который делал ее улыбку немного жестокой. В руке она сжимала небольшой серебристый шар, довольно знакомых очертаний.
   "Вестара Кхай?" - выдохнул Хан.
   Его напряженный взгляд снова переместился к предмету в ее руке, и его замешательство утонуло во внезапном понимании и вспышке гнева. Он активиновал внешние динамики.
   "Детонатор!" - заорал он. "Всем вернуться назад..."
   Не успел Хан сказать - немедленно - как Вестара шагнула в открывшийся проем. Мгновение Хан еще надеялся, что его выводы ошибочны, и то что он видит является следствием некой череды событий, смысл которой ему просто не известен.
   Но затем Вестара чуть отошла в сторону, и за ее спиной оказалась длинная шеренга войнов в темных одеяниях. Хан активировал автоматические бластеры корабля, нацеливая их на проем. Вестара осторожно бросила серебристый шар из-за спины в сторону "Сокола", затем, не опуская руки, подхватила его Силой и направила к опущенному трапу. Хан оглянулся назад на экран заднего вида, надеясь увидеть, как Лейя и Базел затаскивают Аллану в зону безопасности.
   Вместо этого ему открылась совсем другая картина: Анжи кинулась в проем тоннеля, а Базел протянул огромную зеленую ладонь в направлении детонатора. Рамоан махнул рукой к стене ангара, и середристый шар свернул... прямиком в люк "Сокола". Хану не требовались тасчеты астродроида, чтобы сообщить ему о том, что траектория движения приведет детонатор прямо в рубку пилота.
   "Дьявольщина!" Хан вскочил и кинулся в коридор, ведущий на корму. "Двигай, Арту! Впе-ре-е-ед..."
   Оглушительный грохот потряс палубу "Сокола" в районе ребра жесткости. Резко развернувшись Лейя увидела ослепительно-белую вспышку теплового детонатора. Частично прикрыв рукой глаза она с упавшим сердцем смотрела, как сокрушающий все на своем пути шар, угас оставив после себя только обрезок коридора. И именно там она последний раз видела Хана - на палубе его "Сокола Тысячелетия".
   "Дедушка?" Голос Алланы сорвался на крик. "Дедушка!"
   Аллана рванулась было к трапу, выведя Лейю из ее собственного ступора. Даже если случилось самое худшее, надо было позаботиться об Аллане. Лейя резко развернулась и схватила девочку за плечо.
   "Подожди! Подумай!" Лейе пришлось изо всех сил сжать плечо внучки, чтобы не дать ей вырваться. "Нам нужно здесь сохранить наши жизни. Как бы дедушка сказал тебе поступуть?"
   Аллана перестала вырываться, ее глаза стали жесткими. "Делать вид, что это игра."
   "Верно." Лейя оглянулась к задней части погрузочной площадки, где из люка показались двое закутанных в темные одеяния ситха. "Сначала думай, а потом - действуй. А отступление в разбитый корабль..."
   "Это - тупик," - закончила Аллана. Она огляделась и стала отступать от трапа. "Барв! У нас большие..."
   "Проблемы," - откликнулся Базел. Его светомеч уже обрел жизнь. "Я вижу."
   Первые бластерные выстрелы вылетели из жерла тоннеля, и Базел быстро отбил их лезвием в сторону ситхов. Лейю разрывало между необходимостью защищать Аллану и вернуться назад, чтобы выяснить судьбу Хана. Затем она активировала свой светомеч и кинулась защищать свою внучку.
   Аллана уже заняла позицию за спиной Базела, используя его как живой щит, и схватилась за огромный бластер, висящий на его бедре. Не успела Лейя крикнуть ей прекратить это, как рамоан на мгновение замер, и Аллана вытащила оружие из кобуры.
   "Забираешь его?" - спросил Базел.
   "Забираю его."
   Аллана опустилась на одно колено за огромной ногой Базела и прижала к себе оружие. Она открыла огонь, выпуская заряды настолько быстро, что казалось, будто они текут сплошным потоком. Ближайший ситх опустил светомеч, чтобы защитить лодышку, затем рванул вверх - чтобы защитить голову, увернувшись в сторону снова опустил лезвие, чтобы отклонить выстрел от колена. Четвертый выстрел достал его в ухо, и Лейя ощутила в Силе шок и замешательство маленькой девочки, которая только что убила человека.
   Лейя заняла позицию, оставленную Алланой, и начала отбивать в ситхов прилетающие в ее сторону бластерные заряды. Ее не удивляло, что Аллана и Базел слажено выполняли маневры, или то, что кто-то - скорее всего Тайрин Зель - научил ее внучку так хорошо стрелять. Но это не означало, что Аллана была готова к чувству вины, страху и раскаянию, которые обрушились на нее после смерти человека от ее собственной руки у нее на глазах.
   Однако Аллана не была выбита из колеи. Она переключилась к следующему ситху и расправилась с ним также быстро, как и с предыдущим. Лейя ощущала в Силе острую боль сожаления - однако все это тускнело на фоне упрямой целеустремленности слегка приправленной гневом. Аллана оценила ситуацию. И теперь точно знала, что ей делать.
   Лейя сожалела только о том, что сама она этого не знала. Ситхи выскакивали из тоннеля группами по двое и пробивались вдоль стен, пытаясь окружить с флангов маленькую девочку и ее защитников. Попытка вырваться наружу была невыполнима, а прятки на борту "Сокола" - просто самоубийством.
   Из тоннеля появилась властная женщина-кешири. Аллана начала палить по ней, но лавандовокожая женщина настолько точно отбивала заряды, что Лейе пришлось присоединиться к защите внучки от ее же собственных выстрелов. Когда два заряда просвистели мимо нее в течение двух секунд, она мудро прекратила огонь и откатилась под защиту массивной ноги Базела.
   Отточенным движением девочка выхватила новую обойму зарядов из отделения-хранилища на кобуре рамоана. Она извлекла старую обойму и заменила ее на новую, потом спросила: "Что теперь, бабушка?"
   "Надо продержаться пока Тарин и Зекк не доберуться сюда," - произнесла Лейя, хотя у нее не было ни малейшего понятия, каким образом они смогут это сделать. Уже дюжина ситхов палила по ним, а они все прибывали. "Для начала подави панику."
   "Бабушка!" Голос Алланы выражал возмущение. "Я уже давным-давно это сделала."
   "Ладно, ладно..." Заряд просвистел настолько близко, что Лейя почувствовала запах собственных опаленных волос. "Нам необходимо укрытие."
   "Отличная идея," - согласилась Аллана. "Где?"
   "Выбирай," - ответила Лейя. Поток выстрелов настолько плотно свистел вокруг, что Лейя едва успевала уворачиваться и отбивать их в днище "Сокола". "У меня нет ни секунды, чтобы осмотреться."
   "План В," - грохотнул Базел.
   "Точно," - сказала Аллана. Она вскочила на ноги за спиной Базела, уложив огромный бластер на сгиб логтя, а другую руку подняв над головой. "Дедушка поступил бы именно так."
   "План В?" - спросила Лейя, не вполне уверенная, что она хочет услышать подробности. "В чем же заключается план В..."
   "Последнее, что они от нас ждут," - объяснила Аллана. Пока она говорила, Базел опустился перед нею на колено. Девочка ухватилась рукой за его воротник, уперлась ногами ему на пояс и подтянулась, водрузив бластер ему на плечо. "Мы на позиции!"
   Базел поднялся и потопал к тоннелю, его нефритовое тело двигалось окруженное сверкающим щитом крутяжегося сметомеча, а с его плеча из бластера палила Аллана. Ошеломленные ситхи разбегались с их дороги, некоторые со свежими дымящимися отверстиями в горлах или коленях. Да, ее внучка была права - Хан Соло поступил бы именно так - Лейя бросила прощальный взгляд на трап, безмолвно умоляя Хана сбежать вниз и присоединиться к драке.
   Однако Хана нигде не было видно.
   Теперь, когда у нее появилось пол секунды передышки в безостановочном отражении бластерных зарядов, угрожающих ее внучке, Лейя потянулась к Хану в Силе... и почувствовала, что он жив и находится в своем любимом корабле. Его не мучила боль, но он не шевелился. Рассержан, целеустремлен и немного самодоволен.
   Как всегда, когда у Хана Соло было кое-что припасено в рукаве.
   Лейя послала ему волну своего присутствия наполненного любовью, хотя и знала, что он не сможет это почувствовать, и устемилась вслед за внучкой, полная уверенности, что она делает именно то, чему он ее научил.
   Однако это не сделало их прорыв более простым.
   Огромное отверстие уже курилось в массивном плече Базела. Он быстро понесся, перебросив Аллану так, чтобы ей не надо было использовать Силу, чтобы оставаться под защитой своего зеленого друга. Еще один заряд вонзился ему в грудь, и Лейя осознала, что Базел ушел в отрыв, чтобы защитить Аллану. Она кинулась ему на выручку и стала отбивать летящие заряды обратно в ситхов.
   "Уходи!" - приказала она. "Я тебя прикрою!"
   Базел развернулся ко входу в тоннель, до которого оставалось всего несколько шагов, и ринулся вперед. Лейя крутилась позади него, ее светомеч рисовал живописные цветные петли над ее головой, потому, что она стремилась защитить внучку.
   Ситхи уже почти обошли их с флнгов. Лейя явственно слышала приглушенное шипение по крайней мере дюжины зарядов, вонзившихся в тело рамоана. Попадание в ее собственную ногу заставило ее покачнуться настолько сильно, что она едва не упала, чудом сохранив рановесие, оперевшись на объятую огненной болью раненную ногу. От Алланы слышался непрерывный вой бластерных выстрелов, дополняемый рыками столкновения бластерных залпов с энергетическим лезвием светомеча раздававшихся с направления, где огромный Базел продолжал свой смертоносный танец.
   И вот ударили молнии Силы.
   Первый разряд Лейя поймала на свой светомеч. На расстоянии не больше десяти шагов одна из ситхов остановилась, подняла руки и вытянула окутанные энергией пальцы в сторону Алланы.
   Лейя схватила внучку Силой. "Уходи!" - скомандовала она, пытаясь стащить девочку с плеча Базела. "Немедленно!"
   Аллана послушно скатилась вниз, и молния прошила воздух всего в нескольких сантиметрах над головой Лейи. От неожиданности Базел вскрикнул, в его голосе отчетливо слышалась боль.
   Аллана упала на колени подле Лейи и открыла огонь. Три выстрела - и женщина пытавшаяся ее убить упала. Следующим пал мужчина, ранивший Лейю.
   Пол вздрогнул, и еще до того, как Лейя услышала шипение горящего лезвия, разрезающего живую плоть, она поняла - Базел пал. Схватив внучку за руку, Лейя кинулась к упавшему на колени здоровяку - и оказалась перед темно-красной огненной стеной из полдюжины ситхских лезвий. Бластер Алланы дважды взвыл, и высокий ситх завалился на бок, выронив светомеч глубоко вонзившийся в грудь Базела.
   Невероятно, но рамоан был все еще жив. Его зеленое лезвие взлетело перед ним, располосовав двоих ситхов, и остановило атаку мощного бородатого мужчины.
   Свободная рука Базела поднялась, и его огромный кулак с треском впечатался в грудь мужчины.
   "Идите за мной," - приказал Базел. Он начал подниматься. "Нам осталось только..."
   За их спинами грохотнуло, словно разверзлись небеса. Потолок погрузочной площадки полыхнул синевой, и четыре гейзера засплавленного дюрастила полились с потолка на стены. Лейя обернулась, и ее взгляду открылось - Р2-Д2 опускал в их сторону трап, а из башни стрелка под брюхом "Сокола" ей подмигнула до боли знакомая физиономия.
   "Хан!"
   Стволы орудий стали опускаться, и Лейя поняла куда они нацеливались. Она снова развернулась, Базел был уже на ногах. Его длинный светомеч ходил из стороны в сторону словно коса - конечно это не убивало всех попадающихся под руку ситхов, однако сбивало с ног и просто сметало с их пути. Аллана ни на шаг не отставала от него, оказавшись прямо перед "Соколом" и заглянув в башню стрелка она разинула рот от удивления.
   "Подождите!" - едва выговорила она. "Дедушка живой?"
   "Конечно, дорогая." Лейя упала увлекая за собой Аллану, одновременно своим самым мощным захватом Силы пытаясь сбить с ног Базела. "Давай вниз, тогда дедушка сможет стрелять!"
   Не успели они коснуться пола, как пушки снова заговорили. Она распростерла руки, чтобы оградить Аллану, но все равно услышала тыжелый вздох, когда они вместе упали на пол.
   "Ты не ушиблась?"
   "Нет... отойди!" Голос девочки едва пробивался сквозь рев и грохот лазерных орудий. Она начала ворочатся под Лейей, очевидно пытаясь разглядеть то, что сейчас происходило вокруг них. "Но, я беспокоюсь о Барве."
   "Я тоже."
   Лейя прижала спину Алланы рукой, чтобы девочка не могла слишком высоко задрать голову, и спустя мгновение, под завесой плазменных выбросов из орудий она увидела, что массивнй рамоан продолжал драться с ситхами. Под массой его вздрагивающего огромного зеленого тела было погребено по крайней мере трое ситхов, которые судорожно вонзали в его грудь и живот свои паранги или все что им попадалось под руку. Однако рамоан тоже не дремал. Одному мужчине он до смерти сдавил горло, другому - раздавил череп, а третьему - просто перегрыз горло своими впечатляющими клыками.
   Между рамоаном и тоннелем сейчас курилась масса фрагментов тел, которые в недавнем прошлом были ситхскими войнами. Некоторые из них еще продолжали дергаться, а в паре отчлененных дергающихся руках еще были зажаты светомечи. Но ни один из них уже не мог представлять угрозу для Алланы - как впрочем и для кого бы то ни было еще.
   По рванным краям отверстия тоннеля и объему расплавленного дюрастилла Лейя могла оценить мощь огненной волны, которую обрушил туда Хан, однако это не давало гантии, что там внутри не осталось никого живого. По другую сторону разгрузочной зоны было достаточно трещин и других укромных уголков, где их враги - ситхи - могли найти укрытие, и сейчас сидеть в засаде ожидая удобного момента для нового нападения.
   Она снова обернулась к "Соколу". Лазерные орудия продолжали двигаться в направлении правой стороны погрузочной площадки, автоматически открывая огонь по всему, что двигалось, и кроме того - по всему что уже не двигалось. В нескольких метрах от нее из дымовой завесы показался Р2-Д2, в его руке-манипуляторе была зажата граната.
   Лейя попыталась разглядеть мужа в нижней башне стрелка, однако дым был слишком густым, а вспышки орудий - просто ослепляли. Она покачала головой. Он всегда все предусматривает!
   Она протянула руку и, используя Силу, мягко подхватила гранату. К ее облегчению Р2-Д2, словно осознав ее намерения, раскрыл клешню. Модель грнаты была Мерр-Сонн С-20, она была способна полностью очистить тоннель, сохраняя его проходимость. Лейя установила двухсекундную плавную вставку и выдернула чеку, только сейчас она сняла руку с Алланы.
   "Когда я побегу..."
   "Я - за тобой," - откликнулась девочка. "Меня научили уклоняться, ты ведь знаешь!"
   Лейя действительно это знала, ее сердце сжималось, когда она вспоминала причины этого. Ее девятилетняя внучка была ветераном нескольких покушений на ее жизнь и фактически уже набила руку в боях местного значения.
   Р2-Д2 покатил мимо них, устремившись прямо в тоннель. Лейя швырнула гранату за дроида и, подхватив в Силе, направила вглубь тоннеля - только граната встала, как вкопанная, потому что изнутри тоннеля ее движение тоже блокировали Силой. Лейя увеличила напор - ситх ответил тем-же. И тут тоннель затопила белая вспышка, и Лейя перестала вообще что-ли ощущать внутри коридора.
   Прижав Аллану к себе Лейя поднялась на ноги - и тут ледяная волна прошла по ее позвоночнику. Она толкнула Аллану вперед.
   "Беги!" - крикнула она. "Стреляй во все, что только шевельнется!"
   Когда Лейя выпрямилась, из-за распорок "Сокола" стали высовываться, разглядывая горы курящихся трупов, головы ситхов. Бластерные залпы полетели в нее с полдюжины различных направлений. Первые три она отбила, затем почти потеряв контроль над Силой, осела от боли оперевшись на раненную ногу.
   В двух метрах от нее Базел оплз к ней - или к тоннелю - на карачках, за ним волочились длинные полосы кишок. Она оставила оружие в одной руке, а свободную руку протянула к рамоану, пытаясь Силой помочь ему встать на ноги.
   Молния Силы потрескивая пролетела не дальше кулака от его спины, Лейе удалось отбить ее одной рукой. Базел поднял голову и помотал ею.
   "Нет." Болезненная улыбка раздвинула его широкие губы, один из его маленьких глаз дергался. "Это ... бесполезно."
   Лейя почувствовала, что он сбросил ее захват, и снова зафиксировала светомеч обеими руками. Базел резко осел, но вместо того, чтобы лечь на живот, он приподнялся, преграждая полет молний Силы.
   "Уходи!" - он приподнялся еще выше. "Аллана нуждается в..."
   Не тратя сил на слова, он просто указал на тоннель. Невероятно, но после этого он снова поднялся на ноги и развернулся, отражая светомечем очередной разряд молнии Силы. Несмотря на вой орудий "Сокола" и шипение светомечей Лейя услышала Аллану, которая не могла ни минуты прожить без своего лучшего друга, умоляющая его вернуться.
   Базел был прав. Она была нужна Аллане.
   Лейя повернулась и кинулась в отверстие тоннеля. Она сразу же обнаружила Аллану, стоявшую на коленях среди трупов с огромным бластным пистолетом Базела, пристроенным на грязном куполе Р2-Д2, из ее глаз текли слезы. Она продолжала методично палить в помещение погрузочной площадки, пытаясь хоть чем-то помочь своему большому зеленому другу. Судя по свежим бластерным ранам на некоторых трупах вокруг них, Лейя поняла, что по крайней мере несколько ситхов были еще живы, когда девочка оказалась в тоннеле.
   "Я же просила их сдаться," - произнесла Аллана, почти срываясь на крик, чтобы пробиться сковь вой собственного бластера. "Но они продолжали тянуться к оружию."
   "Значит у тебя не было выбора," - констатировала Лейя. Она осмотрела тоннель. "Кто-нибудь..."
   "Нет," - выкрикнула Аллана, качая головой. "Никто не ушел. Я убила их. Их всех."
   "Это правильно, Аллана." Честно говоря, Лейя не была уверена, что подобное когда-нибудь можно будет признать правильным. Отчаяние и холодная отрешенность в голосе ее внучки, показывали что, похоже, в душе девочки что-то оборвалось. Лейю это настораживало, учитывая то, во что превратился ее отец - но пока они не были в безопасности она не могла ни утешить, ни поделиться мудростью. "Ты все сделала правильно."
   Лейя вернулась на погрузочную площадку и с удивлением увидела, что Базель все еще на ногах кружится в водовороте бластеного огня. От его одежды остались только дымящиеся лохмотья, а его зеленая кожа стала рябой от множества прожженных отверстий - однако, каалось, что это не мешает его целеустремленности. Одновременно нижняя орудийная башня "Сокола" продолжала поливать огнем погрузочную площадку, выжигая длинные полосы в дюрастилловых стенах.
   Базел, по видимому, двигался за заградительным огнем орудий, продолжая отдаляться от входа в тоннель. Лейя решила, что он просто пытается отвлечь внимание и увести врага подальше от нее и Алланы, но тут из завеся дыма материализовались четверо ситхов. Они направились к месту, где ранее находилась палуба "Сокола", без сомнения готовясь ворваться внутрь корабля через открытый сейчас настеж коридор доступа и подавить огонь орудийной башни.
   Лейя отключила светомеч и потянулась к массивному бластеру Базела. Аллана покачала головой.
   "Нет." Она продолжила обстрел, направляя потоки огня во фланг Базела и вынуждая четверых ситхов поумерить свой пыл. "Я - на самом деле хорошо стреляю, бабушка!"
   "Да, конечно," - признала Лейя. "Но тебе - только девять, а..."
   "Ты просто боишься, что Базел и дедушка погибнут у меня на глазах," - закончила Аллана. "А я боюсь, что не увижу этого."
   "Аллана." Лейя продолжала тянуться к оружию, ее сердце сжималось только от мысли, что она может потерять Хана - да еще и на глазах ее внучки. "Пожалуйста."
   "Они жертвуют собой ради меня," - стояла на своем Аллана. Ей удалось всадить заряд в колено лидера группы, и теперь его место заняла белокурая женщина. "И я хочу все запомнить. Я должна это запомнить."
   Блондинка начала отбивать выстрелы Алланы назад в жерло тоннеля, на этом дебаты завершились. Лейя снова активировала светомеч, едва успев отбить очередной заряд, в этот момент Базел, окруженный ситхами, утонул в фантасмогории лучей света.
   Орудия непрерывно двигались, с пыхтением продолжая свою смертоносную зачистку, Сейчас под их огонь попала область под носовыми выступами "Сокола", и одной распорки - как небывало. "Сокол" тот час же клюнул носом.
   Неожиданно от многострадального "Сокола" во фланг блондинке ударило три синие вспышки, отгоняя ее на светомеч Базела. Оглянувшись, Лейя увидела как у "Сокола" открылся грузовой трюм. Конечно же, стоя на одном колене, из открывшегося проема поливал огнем орду нападавших на Базела ее муж. Скорее всего счетверенки "Сокола" продолжали обрабатывать стены погрузочной площадки в автоматическом режиме.
   Ситхи быстро отступили от Базела и стали отбивать летящие на них выстрелы назад в Хана. Он быстро кинулся из трюма и снова опустившись на одно колено меньше чем в пяти шагах от входа в тоннель снова открыл огонь.
   Неожиданно Хан прекратил стрелять и, развернувшись к нижней счетверенной туреле "Сокола", начал сосредоточенно искать что-то в карманах жилета.
   "Что за..." - выдохнела Лейя. Подозревая, что он дезориентирован или ранен, она, усилив голос Силой, позвала: "Хан! Сюда!"
   Когда он проигнорировал ее, продолжая рыться в карманах, она потянулась к нему Силой и потащила его в сторону проема тоннеля. Наконец, она увидела в его руке серебристый прямоугольник в котором опознала электронный дроидный коммуникатор, и оставила мужа в покое.
   Хан направил его на блюдце антенны "Сокола", спустя мгновение турели нижней стрелковой башни резко изменили направление и снова устремились к Базелу и атакующим. Большинство ситхов бросили наступление и кинулись в укрытия, однако те, кто переключился с Базела на оборону группы от огня Хана, кинулись на его перехват.
   Базел яростно ревел за его спиной. Оставшийся без руки, с изрешеченным выстрелами обожженным и кровоточащим телом, огромный рамоан должен уже был быть мертвым. Лейя подозревала, что с определенной медицинской точки зрения так и было. Однако Базел продолжал использовать Силу, и его безпредельная преданность Аллане заставляли его продолжать сражение. Он в полутора шага нагнал убегающего ситха и резанул его по ногам светомечем, но ситх успел развернуться и выставить блок.
   Слишком истощенный, чтобы снова атаковать, Базел упал на колени, ревя от гнева и боли, а лазерные пушки "Сокола" неуклонно приблизались. Заметив приближающуюся угрозу, Ситх попытался сбежать. Базел опустил свой светомеч, преграждая своему последнему врагу путь к отступлению и схватив его Силой увлек в новую схватку.
   Ситх отчаянно отбивался, молотя мощными ударами светомеча, сжатого обеими руками, по руке и плечам Базела. Но рамоан не обращал на него ни малейшего внимания, он просто грустными маленькими глазами смотрел в глубину тоннеля, туда, где рядом с Лейей стояла на коленях Аллана. Он, движением головы, сказал ей уйти.
   Запыхавшийся и раздраженный Хан появился в относительной безопасности тоннеля. Лейя схватила его за руку и обняла, потом они оба обернулись. Огонь корабельных орудий приближался к Базелу и его противнику. Хан быстро поднял дистанционный пульт в направлении дисковой антенны "Сокола", но Аллана перехватила его руку.
   "Нет, дедушка!" - выпалила она. Ее голос был едва слышен сквозь рев орудий. "Он хочет именно этого."
   Напряженный взгляд Хана переместился снова на рамоана, который только что потерял вторую руки и часть черепа от светомеча своего противника, кивнув головой он опустил пульт.
   Аллана втиснулась между Лейей и Ханом и, прижав три пальца к губам, смотрела, как огонь орудий настиг Базела Варва - ее самого лучшего друга, который у нее когда-либо был.
  
  
   Глава двадцатая
  
  
   Все это пережиток старого имперского высокомерия, думала Tахирай, наблюдая за тем, как Витор Рейж позволяет офицеру-связисту "Блудфина" тратить столько ресурсов для отлавливания из полос вещания сводок Имперских служб новостей, хотя было очевидно, что главнокомандующего они совершенно не интересовали. Расположившись во главе стола заседаний в адмиральском кубрике Джаггед Фел больше внимания уделял планшету у себя на коленях, чем буйству голосводок над пультом управления приемопередатчика, а даже если он и воспринимал голос инструктора по политической ситуации на слух, чему он научился в Имперской военной академии, внешне это никак не проявлялось.
   "... можно заметить, что волнения продолжают распространяться," - вещала обозреватель - седовласая коммодор по имени Селма Джор.
   Во время своей речи, Джор лазерной указкой отметила толпу смутьянов над холоэкраном. Изображение демонстрировало выстроившихся в линию политических сторонников, большинство из них несли изображения Джага над лозунгами, надписи на которых были слишком мелкими для чтения с экрана.
   "Сказать по правде," - продолжала Джор, "я начинаю верить во всеобщие выборы, не привычные для граждан Империи. Большинство наших субъектов просто не готовы к участию в демократическом процессе."
   Пока Джор вещала, Тахирай расдвинула границы Силы по направлению к Джаггеду. Ощутив его присутствие, ее заполнили одиночество и страх, ей была понятна его озабоченность. Нападение на Храм Джедаев шло полным ходом, и все шло не гладко. Все, что ей удалось почувствовать - он ждет весточку от Джайны, постоянно проверяя приходящие сообщения. Скорее всего, именно поэтому он наметил брифинг Джор на этот отрезок времени - потому что знал, что его беспокойство не позволит ему сосредоточиться на чем-то важном. В этом был весь Джаг, планирующий все на шаг вперед, и Тахирай не смогла сдержать чувства зависти к Джайне. Не то, что бы она сама желала заполучить Джаггеда - ей просто хотелось снова ощутить любовь, знать, что кто-то где-то беспокоится за нее, выкравая из напряженного графика время, чтобы хотябы мысленно ее поддержать.
   Джор резко замолчала, хмуро уставившись на Джага. Она напоминала директрису школы, которая поймала одного из своих подопечных за просмотром последнего эпизода "Пламени Страсти" на планшете.
   "Пожалуйста, продолжайте, коммодор," - произнес Джаггед, даже не потрудившись поднять глаза. "Я слушаю."
   "Вы можете слушать, Глава государства Фел," - ответила Джор. "Но, на практике, не видя изображение, сомневаюсь, что Вы сможете полностью постичь ситуацию."
   Аура Джаггеда в Силе сверкнула вспышкой гнева, и он взглянул в упрямый взгляд Джор.
   "Коммодор Джор," - начал Джаггед, "Ваши полномочия остались на Бастионе наблюдать за надлежащим развитием избирательного процесса. Но вы прибыли на Эксодо II, чтобы сделать... нечто, не правда ли? Убедить меня в том, что народ Империи слишком "безграмотный", чтобы участвовать во всеобщих выборах? В том, что Империя слишком мало внимания уделяет информированности своих граждан, что они просто не готовы, чтобы проголосовать за своего Лидера?"
   Джор все таки привлекла к себе внимание. "Ни в коем случае, Глава государства Фел," - произнесла она. "Однако свидетельства неумолимо предполагают, что население сейчас не готово действовать ответственно. Есть большая вероятность, что... ладно, что они не смогут принять мудрое решение."
   "Под "не примут мудрое решение" Вы имеете в виду, что население выберет Даалу?" - поинтересовался Ашик. Доверенный помощник Джаггеда и главный телохранитель - синекожий чисс стоял за плечом своего патрона, прямо напротив Тахирай. "Это так?"
   Джор перевела взгляд на Ашика, затем снова уставилась на Джаггеда. "Боюсь, усилия лейтенанта Пагорски настраивают общественное мнение против Вас, Глава государства," - произнесла она. Как только выборы были объявлены, Лидия Пагорски - тот самый офицер, который дал ложные показания на судебном процессе против Тахирай на Корусканте - выдвинулась, в качестве координатора кампании Даалы. "Ваше упорство при сдерживании Даалы и ее союзников методом блокады - преподносится как слабость. Большинство считают, что Вы просто боитесь мощи ее флота."
   "Или того, что в вопросах тактики - она лучше?" - уточнил Джаггед.
   Джор опустила голову, подтверждая его слова. "Это так, Глава государства," - произнесла она. "Все это просто выставляет Вас...напуганным."
   "И не смотря на это Вы полагаете, что население не готово к выборам," - произнес Джаггед, при этом выглядел он весьма довольным. Он оглянулся на Ашика. "Это звучит так, словно на нас обратили внимание."
   Ашик кивнул. "Похоже дело пошло, Глава государства."
   Джор в замешательстве переводила взгляд от Джаггеда к чиссу и обратно, затем произнесла: "Простите, если я неправа, но я действительно полагаю, как и все мы, что Глава государства Фел - превосходный выбор. Иначе, что мы вообще сможем противопоставить Даале?"
   "Именно, Коммодор," - откликнулся Джаггед. "Что мы могли бы противопоставить?"
   Тахирай заметила, как загорелись глаза Джаггеда, это означало, что все шло по его плану, даже в большей мере, чем она было посвящена. Мало того, что он ожидал такого развития событий, сомнения в отношении которых озвучила Джор, он на них рассчитывал.
   Когда Джаггед не стал вдаваться в подробности, подал голос адмирал Рейж: "Боюсь, что вынужден согласиться с коммодором Джор." Раположившись справа от Джаггеда, он был вторым человеком в помещении, который не стоял. "Мне не по силам постичь, какую пользу массовые беспорядки приносят Вам - или Империи."
   Улыбка Джаггеда излучала уверенность. "Это потому, адмирал, что Вы никогда не жили при демократии." Он снял свой планшет с колен и положил на стол, затем он, наконец, обратил свой взор на голографический коллаж. "В настоящей демократии важен не результат, сам по себе. Важен - процесс."
   В глазах Рейжа читались сомнения, и они с Джор обменялся взволнованными взглядами.
   Джаг спокойно улыбался. "Люди только тогда на самом деле пойдут за лидером, если они сами его выбрали."
   Джор закатила глаза, а Рейж разволновался еще больше.
   "Если позволите," - обратилась Тахирай к Джаггеду, "возможно мне удасться объяснить реальную причину, почему Вы согласились на эти выборы."
   Улыбка Джага сменилась ухмылкой, фактически он был заинтригован. "Прошу Вас." Он посмотрел на пару озадаченных имперцев, и добавил: "Мне также нетерпиться услышать это, как и Вам."
   Уверенности в своих выводах у Тахирай поубавилось, но все таки она начала: "Ясно одно - Вы готовите западню."
   "И?" Джаг постукивал пальцами и с надеждой смотрел на нее. "Я ждал от Вас большего, Тахирай. Мне не хотелось бы думать, что смелая прозорливость Джайны не присуща Вам."
   Тахирай нахмурилась. "Смелая прозорливость Джайны?" Она уставилась на планшет. "Я думала, что она все еще в Храме Джедаев."
   "Она там," - произнес Джаггед. "Я не в курсе, удалось ли им все таки снять щиты. Она предложила это, после их последней неудачной попытки."
   "Вы связались с ней, чтобы посоветоваться?" - изумилась Тахирай. "Прямо посреди сражения?"
   "Не совсем," - произнес Джаггед. "Она вызвала меня. Пока они занимались перегруппировкой, у нее появилось несколько минут. Поэтому она попросила ШК дать ей канал связи по ХН."
   В его глазах промелькнула боль, и Тахирай поняла, что в разговоре было намного больше, чем Джаг собирался поделиться с подчиненными. Скорее всего, Джайна выпросила несколько минут разговора, потому что боялась, что это может оказаться ее последней возможностью, сказать ему последнее прости-прощай. Тахирай смотрела в напряженный взгляд Джага несколько дольше, чем было необходимо, давая ему понять, что она прекрасно осознает насколько ему трудно оставаться здесь - вместо того, чтобы мчаться на Корускант на помощь Джайне - на его лице промелькнула благодарная улыбка.
   "И когда вы с Джайной исчерпали другие темы, разговор естественно перешел к Даале," - продолжила Тахирай. "И Джайна предложила способ, как обставить с ней дело."
   "Что-то в этом роде," - подтвердил Джаггед. Он повернулся к Рейжу и Джор. "У джедая Соло всегда найдется неверояно нестандартный подход, когда это необходимо."
   "За спиной каждого крупного лидера всегда стоит серьезный советник," - жестко сказала Джор. "Однако, Вам было бы лучше оставить конфиденциальной ее роль, до тех пор, пока она не примет Гражданство Империи, Вам не кажется?"
   "Джайна?" - Тахирай просто задохнулась, потрясенная подобной идеей. "Подданная Империи?"
   "Естественно," - удивился Рейж, нахмурившись. "Если она собирается замуж за Главу государства, есть придется принять Имперское подданство."
   Пытаясь сдержать смех, Тахирай повернулась к Джаггеду. "Держу пари, что собеседование пройдет гладко," - произнесла она. "Но я бы все отдала, чтобы увидеть лицо Хана, когда кто-нибудь намекнет ему, что его единственная дочь должна будет стать имперкой, чтобы выйти за Вас замуж."
   "Вообще-то этого вопроса мы еще не касались." Джаггед слегка побледнел, но справился с собой, чтобы не вздрогнуть. "Так, пора сменить тему. Думаю вы понимаете, какое задание мне придется поручить Вам, не так ли?"
   На мгновение Тахирай задумалась, пытаясь представить, как бы взялась Джайна за решение проблемы Даалы. "Для начала надо позаимствовать у джедаев Вашу Невидимку, не правда ли?"
   Джаггед кивнул. "Она есть."
   "А теневые бомбы?" - спросила Тахирай.
   "Целый отсек," - отозвался Ашик.
   "Понимаю," - произнесла Тахирай. Она глубоко вздохнула, оценивая сможет ли она выполнить то, что ждал от нее Джаггед, наконец она покачала головой. "Мне жаль, Глава государства Фел. Напасть на "Химеру" во время боя - это одно. Но сейчас, когда Вы и Даала заключили перемирие, я совершила бы такое же преступление, в котором я виновна перед адмиралом..."
   "Это - не Даала," - прервал ее Фел. "Но отнюдь не легче."
   Тахирай нахмурилась. "Тогда я не понимаю," - произнесла она. "Если Вы посылаете меня не за Даалой, тогда кого Вы намерены заманить в ловушку?"
   Джаггед указал на голографический коллаж, продолжающий формироваться над приемопередатчиком. "Того, кто стоит за всем этим," - произнес он. "Я посылаю Вас за Абелос."
   "Абелос?" - у Рейжа перехватило дыхание. Он склонился к изображению, словно хотел высмотреть ее среди коллажа, и наконец кивнул. "Естественно, она стоит на стороне Даалы."
   "Я не стал бы этого утверждать," - заметил Джаггед. "Но, конечно, не на нашей."
   "Это действительно выглядит сомнительно, в свете того, что вы мне о не рассказали." Рейж повернулся к Тахирай. "А вы сможете найти эту Абелос?"
   Тахирай молчала, мысленно перебирая все сводки Имперских разведслужб, которые она прочла за последнее время, чтобы вычленить идею с чего начать поиски, наконец она ее нашла.
   "Можно ли мне будет выведать кое-что у некоего Мандалорца, которого засекли на Хагамуре III?" - спросила она.
   Рейж хмуро уставился на Джаггеда. "Это были сведения под грифом "Совершенно Секретно"," - произнес он. "Мне не хочется думать, что у Вас вошло в привычку знакомить с секретными разведданными заключенных?"
   Джаггед пожал плечами. "Тахирай - бывший джедай, адмирал. И кто знает, о чем она осведомлена, а о чем нет?"
   Глаза Рейжа пылали, и он снова повернулся к Тахирай. "Не думаю, что вы захотите нас просвятить?"
   "Речь идет о Бобе Фетте - о том, кто вырвал Даалу из Центра задержания Галактического Альянса," - объяснила Тахирай, игнорирую вопрос Рейжа. "Поэтому, если Абелос сотрудничает с Даалой..."
   Даже охваченный яростью, Рейж быстро сложил два и два. "Значит Абелос может находиться на Хагамуре III вместе с Феттом," - резюмировал он. "Хотя, должен заметить, что личность мандалорца не была установлена. Мы не знаем наверняка, Фетт ли это."
   "Но Хагамур III - это часть владений Гетеллеса, верно?" - уточнил Джаггед. "И именно там - лунный комплекс Антемеридиас?"
   "Все так." - кивнул Рейж.
   "И именно на этой луне учёные в тайне разрабатывали нановирусы?" - спросил Джаггед. "Те, которые нагнетали напрядение вокруг Чиме*ды Хайпана?"
   Эту деталь в сообщениях она не заметила.
   "Об этом сообщает Око-глаз," - подтвердил Рейж, используя акроним, обычно применяемый для Имперских разведслужб. "Все указывает на это. Однако сообщения не подтвердились."
   "Конечно нет," - произнес Джаггед. "В противном случае, все эти ученые были бы уже под арестом." Он повернулся к Тахирай. "Это те самые деятели, которые устроили ажиотаж вокруг нановирусов, которые адмирал Атоко выпустил в атмосферу Мандалоры."
   "В таком случае, идентичность Мандалорца на Хагамуре III можно считать подтвержденной," - подытожила Тахирай. "И если там Боба Фетт, то это место вполне пригодно, для начала поисков. Если мне удасться напасть на след, вполне возможно, что мне удасться пройти по нему - или проследить за ним - до тайного убежища Абелос."
   "Значит вы отправлятесь на Хагамур III?" - уточнил Рейж. "Чтобы обнаружить Бобу Фета и использовать его в поисках Абелос?"
   На его лице отражались одновременно недоверие и уважение.
   Тахирай кивнула. "Именно так. При условии, что Вы вернете мне мой светомеч."
   "Конечно, заключенный Вейла," - ответил Рейж. Впервые со дня их встречи он искренне улыбнулся ей. "По правде сказать, с большим удовольствием."
   "Хм, спасибо... я надеюсь," - смутилась Тахирай. Она повернулась к Джаггеду. "И что я должна предприянть, в случае ее обнаружения?"
   "Фетт меня не интересует, но я сделаю все возможное, чтобы остановить Абелос," - произнес Джаггед. "Я дам Вам фрегат - с моими неограниченными санкциями использовать его по вашему усмотрении."
   Брови Тахирай приподнялись: "Раздолбать ее вдрызк?"
   "Хоть на атомы," - ответил Джаггед. "Все что мне нужно, чтобы Вы сделали все возможное, чтобы гарантировано лишить ее жизни."
   "Да, конечно," - подтвердила Тахирай. "И спасибо, что доверили мне это."
   "Все мы хотим уничтожения Абелос, заключенный Вейла. И если Ваша миссия будет успешной, Вы получите амнистию за все преступления против Империи."
   Джаггед повернулся и посмотрел на Рейжа: "Это приемлемо, адмирал Рейж?"
   Брови Рейжа удивленно приподнялись. "Благодарю Вас, за вопрос, Глава государства." Он помолчал, оценивая Тахирай, наконец он произнес: "Фетт и Абелос? Если ей удасться пережить это, я лично подпишу амнистию."
   Джаггед улыбнулся. "Благодарю, адмирал," - произнес он. "И если так случиться, что Вы станете следующим Главой государства, надеюсь, Вы сдержите слово."
   Рейж взволновано ухмыльнулся. "Сэр?"
   "Моя западня," - напомнил Джаггед. "Заключенный Вейла не озвучила Вашу роль во всем этом."
   Рейж оглянулся на Тахирай, которая повернулась к Джаггеду.
   "Вы хотите, чтобы я это объяснила? - спросила она. "Вы уверены?"
   "А кто, по Вашему, сделает это лучше?" Джаггед перевел взгляд на Джор. "Возможно Вы захотите нас просвятить, Коммодор?".
   Джор нахмурилась и ответила: "Я была бы счастлива, Глава государства, если бы у меня был хотя бы намек на то, что вы задумали."
   Джаггед покачал головой в утрированном разочаровании. "Это оказалось труднее, чем я предполагал. Имперцы, конечно же, понятия не имеют, как работает демократия." Он щелкнул пальцами в сторону Тахирай. "Боюсь, что отдуваться придется Вам, заключенный Вейла."
   "Очень хорошо, Глава государства." Тахирай встала перед Рейжем и жестко улыбнулась ему, вернув "должек". "Адмирал Рейж, Вы будете тем, кого считают помехой."
   Рейж нахмурился. "Помеха?" Он повернулся к Джаггеду. "Чему я должен мешать?"
   "Возможности Даалы победить на выборах, конечно же," - объяснил Джаггед. "Вы станете третьим кандидатом в предвыборной гонке на должность Имперского Главы государства."
   В глазах Джор зажглось понимание. "Курс - адмирал против адмирала," - произнесла она. "Вы намерены расколоть голоса военных!"
   "Великолепно," - произнес Джаггед. "Мы, скорее всего, сможем сделать из Вас политического советника."
   Рейж нахмурился, хотя и был счастлив перспективой потягаться в гонке с вышестоящим чином. "Сожалею, Глава государства. Вы требуете, чтобы я пошел в выборах против Вас?"
   Джаггед отстранился от адмирала. "А если мне это необходимо?"
   "Хмм, нет?" Рейж был озадачен как никогда, но ответил: "Счастлив служить Империи любым способом, который мне по силам, сэр."
   "Отлично." Джаггед улыбнулся и встал. Похлопал Рейжа по плечу. "Вы представить себе не можете, как я счастлив услышать это, адмирал."
  
  
   Глава двадцать первая
  
  
   Если киллики Небесного Дворца действительно полагали что наступает Конец Времен, то готовились они к нему довольно странно. Услышав об освобождении Абелос, почти бездействующий Улей взорвался активностью - одни быстро стали возводить новых ячеек для откладни яиц, другие оттаскивали готовые блоки , третьи устанавливали их в яруса. В обычное время они собирали урожай с полей, разделенных на сектора невысокими стенами, сейчас же они отрывали целую гигантскую сеть ирригационных каналов, на поверхности воды которых уже начинали играть блики солнца.
   Даже Рейнар, кто прекрасно осознавал неограниченность потенциала килликов, был поражен их прогрессом. Уже пять квадратных километров были подготовлены к закладке, и они уже тащили бочки с семенами под солнечное теплое.
   Но ничего не указывало на то, что их семена прорастут и дадут всходы. Насколько хватало взгляда Рейнара, Небесный Дворец окружали пылеобразные почвы. Пыли была настолько мелкая, что достаточно было нежного бриза, чтобы сорвать ее и облаками унести по долине. Даже если бы смоценная водой грязь могла задержать какой-то перегной в ней, то полноценной почвой это назвать было все равно нельзя.
   В коридоре за спиной Рейнара раздался мягкий шесест, появилась его килликский гид и устроилась у окна рядом с ним. Оперщись верхней парой конечностей на подоконник, она высунулась в окно, осмотрела окрестности и прогрохотала.
   "Немного вырастит здесь, если Сила не поможет," - бубнила она. "Однако Улей должен подготовиться и встретить события в полной готовности."
   К своему удивлению, Райнар понял дословно все о чем она говорила.
   "Потому что Сила скоро снова придет," - продолжала киллик.
   Рейнар молчал, его внутренности сковало льдом. Конечно, была возможность, что он просто помнил чужой язык, как часто случается, когда человек возвращается после многолетнего перерыва в чужую культуру, которую он впитал в прошлом. Однако язык килликов был невероятно сложный и многотонный, с множеством нюансов - в зависимости от продолжительности звучания, и имел более тридцати гласных, весь диапазон звучания которых для человеческого уха сходился к одной букве "У". Поэтому, как бы ему не хотелось верить в языковую память, на практике все, скорее всего, было совсем иначе. Он смог понять Турухт, потому что сам становился Турухт, его антидот феромонам давал сбой и он снова становился Примкнувшим килликам.
   "Вы ведь прибыли, именно для того, чтобы разделить Силу с Ульем," - произнесла Терухт.
   "Я понимаю," - наконец выдавил Рейнар, наконец начиная понимать, почему Терухт настолько осмотрительно не давала им полной картины знаний Улья. "Именно поэтому вы тянули, не давая нам информации об Абелос. Вы ждали, когда мы станем Примкнувшими."
   "Терухт не тянула!" - возразила гид. "Как Терухт может показать джедаю что-то, если джедай не готов это увидеть?"
   "И что необходимо сделать, чтобы подготовиться?" - спросил Рейнар, уже вполне уверенный в ответе. "Стать Примкнувшим?"
   Терухт закрутила антеннами перед ним - что означало отрицание. "Теперь ты готов," - сказала она. "Другим джедаям нужно больше времени."
   "Джедаи не могут ждать пока мы все подготовимся," - произнес Рейнар, ожидая следущего потока оправданий, почему их не допускают к знаниям Улья. "Абелос в настоящее время на свободе, и наши друзья сейчас ведут на нее охоту."
   "Тогда вам лучше надеяться, что им не посчастливиться, иначе их ждет смерть," - констатировала Терухт. "Вы поймете, когда время придет."
   "И это время придет тогда, когда я разделю с Ульем Силу?" - спросил Рейнар, пытаясь заставить Терухт конкретизировать сроки и условия. "Вы это подразумеваете?"
   "Без Силы Улей не сможет расти," - ответила Терухт. "А Улей должен разрастись, если Терухт необходимо быть готовой, когда ее услуги потребуются."
   С точки зрения килликов, по крайней мере, это соглашения было вполне ясно и конкретно. Терухт поделится знаниями об Абелос, а Рейнар в обмен будет использовать Силу, чтобы помочь Терухт восстановить численность ее Улья. К сожалению, с этим соглашением было связано две серьёзные проблемы. Во-первых - это бы вызвало крайнее возмущение Чиссов, которые еще не забыли войну, которую они вели, когда Рейнар в прошлый раз жил среди килликов. Во-вторых - если бы они остались среди килликов настолько долго, то все антидоты и фильтры на борту "Долгого пути", не смогли бы помешать ему снова стать Примкнувшим. А, на его взгляд, в галактике существовала только одна вещь, которой он боялся больше, чем снова потерять индивидуальность личности в килликианском Улье.
   Это была Абелос.
   Стустя мгновение Рейнар кивнул. "Договорились," - сказал он. "Если вы разделете знания всех Терухт об Абелос со мной и моими друзьями немедленно, я обещаю остаться и использовать Силу, чтобы помочь улью восстановиться. Согласны?"
   Терухт клацкнула нижними мандибулами - что означало принятие условия. "Теперь ты готов видеть Историю," - ответила Терухт. "И когда ты поймешь Абелос, ты одновремнно поймешь, насколько Терухт важна для галактики. Даже Чиссы поймут, что Терух должна оставаться сильной!"
   С этим Терухт направилась во внутреннюю часть дворца, туда, где Лоубакка, Текли и С-3ПО изучали барельефы на стенах коридора.
   Здесь она указала на группу панелей, изображавшей троих существ, изолированно живущих в мире среди гор и леса. На одной из панелей была бледноволосая улыбающаяся женщина с овальными глазами. Она бежала по лесу в полном расцвете сил, сопровождаемая облаками бабочек и роев маленьких килликов. На следующей панели был мощный мужчина в темной броне, который шел через безжизненный лес и голые бесплодные земли. Его лицо было каменно-безучастным, две полосы татуровок украшали его лысую макушку. Единственными признаками жизни в лесу были жабы, которых он давил ботинками, и вереница килликов, плетущихся за его спиной.
   Третья картина изображала высокий горный пик, который поднимался над обоими лесами: бесплодный лес слева, ограниченный рекой, а полный жизни справа. С балкона монастыря на обрыве горы смотрел на все это изможденный старик. Его руки были распростерты так, что одна рука простиралась над темным лесом, другая же - над полным жизненной силы. На лице старика было выражение такой усталости и горя, что Рейнар почувствовал, как его плечи непроизвольно согнулись под бременем столь же таинственным, как и древнем.
   Пока Рейнар стоял, рассматривая панели, за его спиной раздался протяжный стон вуки - Лоубакка жаловался, что он устал попусту тратить время и предлагает немедленно вернуться на "Долгий путь". Вуки не унимался: они не увидели здесь ничего, что бы касалось Абелос или Небожителей, и он начинает подозревать, что единственной связью между Терухт и Небожителями - было название ее муравейника.
   Терухт потребовала перевести, и С-3ПО объяснил: "Джедай Лоубакка задаетмся вопросом о связи между этими прекрасными Бурурру религиозными панелями и Абелос." Тон дроида стал доверительным. "С прискорбие должен сказать, что он не в состоянии оценивать исскуство как таково, Он убежден, что все что вы нам показываете имеет отношение к Абелос или Небожителям."
   Терухт повернулась к Рейнару и пророкотала резкий ответ. "Ты видишь? Другие джедаи не готовы. Они не видят то, что лежит перед ними!"
   Рейнар не был уверен, что он тоже видел. Не удосужившись ответить, он подошел ближе и внимательно всмотрелся в три образа. Жизнелюбивая женщина и угрюмый воин, без сомнения, не были никакими символами жизни и смерти. Учитываятот факт, что Терухт имела ясное представление, что такое Сила, то вполне могло оказаться, что пара олицетворяет ее светлую и темную сторону. А из этого следовало, что старик - фигура на третьем изображении, нависающая над различными воплощениями леса - был символ Баланса.
   Но это ничего не объясняло насчет Абелос.
   Наконец, Рейнар повернулся к Терухт. "Не только джедай Лоубакка не видит. Я тоже."
   "Потому что ты смотришь только на тех, кто есть на камне," - ответила Терухт. "Чтобы найти Абелос, тебе надо увидеть, кто здесь отсутствует."
   Киллик еще не успел договорить, как до Рейнара дошло.
   "Мать, естественно," - сказал он. "Мы видим отца, сына и дочь. Однако матери - нет."
   Терухт одобрительно загудела.
   А Лоубакка тревозно зарычал.
   Рейнар повернулся к обоим своим компаньонам, которые напряженно уставились на него. Лоубакка выглядел так, словно готов схватить Рейнара и утащить на "Долгий Путь"; а Текли рассматривала его прищуренными глазами, явно оценивая его способность контролировать свое собственное сознание.
   "Рейнар," - сказала она. "Кажется, ты больше не нуждаешься в Трипио, чтобы общаться с Терухт."
   Отрицать очевидное смысла не было. "Да, это так," - признал Рейнар. "Но у меня еще остается время. Фаза телепатической связи еще не наступила."
   Лоубакка пролаял, что на его взгляд, пора уходить. Терухт просто обманывает их, пытаясь сделать примкнувшими, а в итоге они так ничего и не узнали.
   "Время пришло, Лоуи," - ответил Рейнар. "Терухт готова поделиться всем, что Улей знает об Абелос."
   "На каких условиях? Что мы должны сделать взамен?" - потребовала Текли.
   "Брууб," - ответила Терухт, а С-3ПО перевел: "Ничего."
   "Это правда," - подтвердил Рейнал.
   Его немного беспокоило чувство вины за обман своих товарищей, однако он не хотел рисковать готовностью Терухт обсудить Абелос, переводом темы на жертву, которую он приносил. Кроме того, фактически, Терухт просто получила его обещание, поэтому с чисто технической точки зрения все было именно так.
   Рейнар повернулся к Терухт. "Что вы еще хотели нам показать?"
   Махнув джедаям обеими антеннами-усиками, чтобы они двигались следом, киллик пустился вниз по коридору. Пройдя несколько арочных проходов, он остановился около другого набора фресок. На первой были райские кущи с небольшой поляной перед устьем узкого ущелья, которое плавно сходило в болото. В центре поляны бил гейзер, в облаках пара которого едва просматривались три фигуры, изображение было настолько иллюзорным, что их конечности просто растворялись. Троица выглядела намного моложе, чем на предыдущих фрезках, однако в их образах четко определялись "отец", "сын" и "дочь" с лесных панелей.
   На двух следующих изображениях фигурировал водоем, обнесенный стеной, который был сооружен, чтобы собирать воду из гейзера. На одном из них кровожадное животное с головой "Сына" лакало воду из бассейна, а "Отец" и "Дочь" потрясенно наблюдали за ним с края поляны. Следующая фрезка демонстрировала "Дочь", плавающую в другом бассейне внутри грота. Вместо ее головы было изображение головы разноцветной птицы, которая оглядывалась на выход из пещеры обрамленный столбами, ее клюв был широко распахнут от удивления.
   Рейнар переходил от изображения кровожадного животного-человека к разноцветной птице-женщине. "Похоже, они могут менять свои физические воплощения," - констатировал он. "Это ведь, действительно, те же самые сущности?"
   "Вы думаете, что "Они" созданы из грубой матери?" - уточнила Терухт. ""Они" - сущности Силы. "Они" могут принять любой облик по своему желанию."
   Пока Рейнар обдумывал услышанное - означало ли это, что "Дочь" или другая сущность, могла бы быть Абелос - Текли шагнула вперед.
   Она указала на бассейн в гроте. "Это вам ничего не напоминает?"
   "Это - Водоем Познания, который Мастер Скайвокер описывал в своих докладах," - ответил Рейнар.
   Лоубакка ткнул пальцем в предыдущую фрезку, и провыл, что это очень напоминает Фонтан Силы, который Мастер Скайвокер и Бен посетили на родной планете Абелос.
   "Это так." Рейнар повернулся к Терух и спросил: "Эти трое и есть - Небожители?"
   Антенны Терухт вздрогнули. "Небожители живут в Силе," - ответила она. "А эти трое - то, во что Небожители обращаются."
   "Обращаются?" - переспросил Рейнар. Он задумчиво повернулся к фрезке с Фонтаном Силы. "Вы имеете в виду, когда они материализуются из Силы?"
   "Сила - это все то, что нас окружает..., мы сами тоже являемся Силой," - произнесла Терухт. "Как существо может материализоваться из того, чем оно является?"
   Рейнар примолк, позволяя С-3ПО перевести услышанное для остальных, сам же тем временем ломая голову над удивительной трактовкой, которую выдала им Терухт. Он чувствовал, что она действительно верила в то о чем говорила им, однако насколько можно было доверять истинности ее веры. Сводная память килликов могла содержать сведения из нескольких источников - их непосредственного опыта; того, что произошло с одним из примкнувших, вплоть до содержания холо-драм, которые тот смотрел до того, как стал членом Улья. Для памяти киллийского Улья различия не было. Со временем, коллективная память Улья могла стать случайным смешением воспоминаний о фактических событиях, беллетристики и мифов, сплавленных в единую ненадежную "истину". Рейнар указал на первую фрезку в ряду, где было изображение троицы в облаках пара от гейзера. "Это так они впервые появились?"
   "Именно так они появились, да," - разъясняла Терухт. "Это именно то, как мы все это помним."
   Отлично зная, насколько "точна" память килликов, которая в конечном итоге могла оказаться просто некой разновидностью мифа, Рейнар застонал.
   "Мы сожалеем," - произнесла Терухт. "Мы не знаем как объяснить суть Небожителей лучше. Они - вне понимания смертных."
   "Нет причин извиняться," - сказал Рейнар. "Однако мы пока видили только все о Небожителях. Отведите нас к фрезкам, которые демонстрируют историю Абелос."
   "Но все это - и есть история Абелос," - возразила Терухт. "Ее история долгая и сложная. Вы все увидите."
   Махнув им, чтобы следовали за ней, Терухт двинулась вверх по коридору к новому набору фресок. На первый взгляд казалось, что Терухт показываем им другие изображения тех-же самых событий. На двух первых испуганный "Отец" пытался примирить "Сына" и "Дочь", которые пытались урвать себе большую территорию леса. Однако третья фрезка изображала новый персонаж - молодую женщину, которая выглядела старше "Дочери", с широкой улыбкой и мерцающими глазами.
   Сначала Рейнар принял ее за прислугу. "Сын" и "дочь" протягивали ей пустые стаканы, чтобы женщина наполнила их из кувшина, который сжимала в руках. Но "Отец" смотрел на нее с явной теплотой, улыбаясь ей в ответ.
   Терухт с трудом выдавила, стоя у ного женщины: "Абелос."
   Рейнар более пристально изучил изображение, сопоставляя его с описаниями Абелос, которые давали в своих сообщениях Скайвокеры. Мерцающие глаза точно не были звездообразными точка, о которых говорилось в отчетах, и хотя ее улыбка и была широкой - одноко точно не от уха до уха. Рейнар осознал, что смотрит на зародыш той Абелос, которую знал сегодня.
   "Почему мы не видели, как она появилась из брызг фонтана?" - спросил Рейнар. "Разве она - не такая же как и остальные?"
   Терухт развела всеми четырьмя конечностями. "Служанка просто однажды появилась во внутреннем дворе. Мы не помним откуда она прибыла."
   Когда С-3ПО закончил переводить, Текли спросила: "Так кто же такая Абелос - "Служанка", а не "Мать"?"
   "Абелос - "Служанка", которая станет "Матерью"," - ответила Терухт. "Вы все увидите."
   С этим Терухт вновь двинулась по коридору.
   Следующий набор фресок показал Абелос превратившей всех их в некое подобие счастливой семьи. Она заставила Сына и Дочь трудиться с играми и рутинными хлопотами, и она безумно любила Отца. Она даже умудрялась направить разрущительные энергии Сына на благое дело, например - молниями Силы в стене ущелья были прорублены удобные комнаты. На третьей фрезке, она выглядела уже полнопровным членом семьи, который ест рядом с отцом и протягивает свой стакан, чтобы Сын напонил его.
   Как только джедаи закончили осмотр, Терухт поднялась выше по коридору и остановилась перед изображением, на котором Абелос выглядела достаточно старой, чтобы быть женой Отцу и матерью для Сына и Дочери. На этой фрезке она стояла перед длинной галереей, которая была вырезана в стене ущелья, опираясь на плечо Сына рядом с кучей камней. А тем временем Дочь, уже изрядно утомленная, стоя на руками и коленями мостила внутренний двор. На заднем плане удовлетворенно подремывал Отец, скрести руки на животе.
   На следующей картинке Абелос была совсем старой. Она стояла на одном конце двора, отдельно от остальных. А в центре двора около Фонтана Силы Отец вел горячий спор с Сыном и Дочерью. Все трое ощесточенно жестикулировали, а в воздухе вокруг них кружились вырванные с корнем папоротники, деревья, валуны, и даже несколько шестиногих ящериц размером с ранкора.
   К удивлению Рейнара, Терухт не стала надолго задерживаться здесь, она даже не дала им возможность как следует рассмотреть фрезки. Заподозрив подвох, он подал сигнал Текли и Лоубакке оставаться на месте.
   "Здесь есть что-то, что Вы хотите, чтобы мы не увидели здесь?" - потребовал он.
   Терухт остановилась и закрутила антеннами, затем вертикально их вытянула в раздражении. "Оставайтесь, сколько посчитаете нужным," - сказала она. "Улью это безразлично. Но вы сами говорили, что джедаи должны узнать об Абелос быстро."
   Лоубакка согласно взвыл, убеждая Рейнара идти дальше - пока он не стал полноченным Примкнувшим.
   "Это прекрасное предложение," - вклинился С-3ПО. "Я делаю запись каждой фрезки в полномасштабном голографическом формате. Поэтому, когда мы вернемся на Корускант, Мастера смогут проанализировать каждую деталь."
   Терухт самодовольно грохотнула и поспешила к следующему комплекту фрезок. Когда Рейнар догнал ее, мороз прошел по его позвоночнику.
   На первом изображении Абелос украдкой пила из Фонтана Силы, пока Отец швырял молнии в Сына и Дочь. На втором - уже помолодевшая Абелос плавала в Водоеме Познания, хитро и непокорно улыбаясь Отцу, стоявшему на краю бассейна. Его руки были вытянуты вперед, словно он пытался Силой вытянуть ее из водоема, на его лице застыло одновременно печальное и недовольное выражение. За его спиной стояла Дочь, которая удерживала Щит Силы, предотвращая возможность для Сына предательски ударить Отца в спину.
   Третья картина снова демонстрировала комплекс галереи. На этот раз Абелос выглядела сильно изменившейся. Ее волосы огрубели и удлинились; нос сгладился настолько, что практически изчез; ее мерцающие глаза настолько запали и потемнели, что видимым осталось только их сияние. Она стояла в сердце кипящего внутреннего двора, ее руки были подняты и направлены в сторону сжавшейся Дочери и, смотрящего с негодованием, Сына. Там, где должны были быть пальцы, сейчас змеились щупальцы. Загораживая их свой спиной, впереди стоял разъяренный Отец. Одна его рука указывала на болото, расстилающееся с одной стороны Храма, другая пыталась перехватить ее щупальчеподобные пальцы.
   "Мне начинает казаться, что Абелос не может быть Небожителем," - заметила Текли. "она очень отличается от других. Она старела, когда этого не проявлялось у других - и она была изменена Фонтаном и Водоемом, когда Сына и Дочь это не коснулось."
   "В этом и заключается - природа Абелос, чтобы подминать под себя все, что находится вне ее власти," - вещала Терухт. "Именно это и делает ее - Проводником Хаоса."
   "Значит Абелос все таки Небожитель?" - спросил Рейнар. "Вы это хотите сказать?"
   Терухт клацкнула нижними челюстями, что было килликианским эквивалентом пожатия плечь. "Стала ли Абелос Проводником Хаоса потому, что таково было желание Небожителей? Или это случилось потому, что она пошла против желания Небожителей?" Она развела все четыре конечности в стороны и затем беспомощно их опустила. "Мы не в состоянии постичь желания тех, кто находится вне сферы нашего понимания."
   На этом Терухт повернулась и снова засеменила вверх по коридору. Оставив С-3ПО переводить ее слова остальным, Рейнар попятам последовал за килликом. Он ощущал, что отношение Терухт к нему и его товарищам коренным образом изменилось, стало проявляться доверие, которое предполагало, что они уже воспринимаются членами Улья. Однако он не замечал никаких посторонних мыслей или внезапных вспышек понимания, которые бы говорили о полном Соединении.
   "Терухт, у меня складывается впечатление, что вы больше не беспокоитесь о том, станем ли мы Примкнувшими?" - спросил Рейнар.
   "Это - так."
   "Почему?"
   "Потому, что мы чувствуем, насколько вы боитесь," - сказала она. "Вы непоколебимы в своем решении остановить Абелос. И, когда вы осознаете каким образом это можно сделать, вы с радостью присоединитесь к нам."
   Рейнар покачал головой. "Вам не стоит на это рассчитывать," - сказал он. "Суть нашей миссии в том, чтобы сообщить джедаям обо всем, что мы здесь узнаем, чтобы джедаи смогли уничтожить Абелос."
   Из дыхательной системы грудного отдела Терухт вырвались удивленные трели. "Уничтожить Абелос? Это невозможно." Она проследовала через следующую арку и остановилась. "Смотри."
   На этой фрезке Абелос стояла одна во внутреннем дворе, наблюдая как уходят Отец с Сыном и Дочерью. Ее лицо перекосил гнев, а вокруг нее кружился вихрь с ветвями, рептилиями и молниями. В следующих образах она выглядела еще более растроеной. Внутренний двор был завален обрывками растительности, и большая крылатая ящерица изо всех сил пыталась вырваться, с округлившимися от ужаса глазами безумно хлопая крыльями, пыталась вырвать свои лапки из ее рук.
   От изображения на третьей картинке кровь Рейнара застыла в жилах. На нем группа шестиногих головоногих входила в засоренный костями внутренний двор. Облаченные в замысловатые одеяния и головные уборы они тащили троих огромных ящероподобных пленных к Фонтану Власти, где их ждала восхищенно усмешающаяся Абелос.
   "Когда в первый раз Абелос удалось вырваться из ее заточения," - объясняла Терухт. Пока Киллик семенила вперед по коридору, проходя очередной арочный проход. Они миновали несколько панно с изображением массовых сражений головоногих и рептилий. "Война бушевала всего несколько столетий, когда Абелос удалось вырваться. Обычно, все тянулось намного дольше. Даже тысячи лет."
   "Подождите," - произнес Рейнар, останавливаясь под сводом очередной арки. "Вы утверждаете, что каждый раз, когда разгорается война - это Абелос выбирается на свободу?"
   "Не любая война. Но это так, когда Абелос выбирается из заточения - всегда наступает время больших войн." Терухт снова припустила по коридору, чтобы Рейнар мог следовать за ней. "Иногда, когда война переходит границы допустимого - Проводник Хаоса вырывается на простор. Она разрушает старый порядок, для того, чтобы мог зародиться и развиваться новый."
   "Подождите," - снова повторил Рейнар. Он не хотел уходить вперед, отрываясь от остальных, чтобы С-3ПО имел возможность зафиксировать слова Терухт. "Вы хотите сказать, что Абелос - часть плана Небожителей?"
   Терухт снова развела конечностями. "Кто может сказать однозначно, относятся ли Небожители к типу существ, которые разрабатывают планы?" Игнорируя требование Рейнара остановиться, она продолжала семенить по коридору. "Но именно так обстоят дела в галактике. И именно так действует Сила."
   Рейнар оглянулся назад на своих компаньонов, махнул им, чтобы поторопились, и кинулся догонять киллика. Они обогнули огромную фрезку, которая иллюстрировала историю войны между цефалопоидами и рептилиями.
   Нагнав Терухт, Рейнар спросил: "Тогда почему Абелос вырвалась именно сейчас? Галактика - не воюет."
   Терухт остановилась, повернула голову и уставилась на него огромным выпуклым глазом. "Разве, это так," - сказала она. "Джедаи и ситхи воют уже пять тысяч лет."
   Внутри Рейнара похолодело. "Вы утверждаете, что мы выпустили Абелос?"
   "Да. Вы и ситхи. Вместе - вы выпустили Проводника Хаоса."
   Терухт снова засеменила по коридору, а Рейнар кинулся следом. Он не мог поверить интерпретации килликов, но правда говорила сама за себя. Балансирная Станция была разрушена в ходе войны против Ситхского Лорда Каедуса, и именно ее потеря запустила катастрофическую цепь событий. Станция Водостока получила повреждения, что позволило Затеряному Племени Ситхов обнаружить Абелос и ее планету. Оспорить утверждение Терухт было невозможно. Именно война между ситхами и джедаями привела к освобождению Абелос.
   Нет, прозвучал голос Терухт в голове Рейнара. Разрушение Коларалока было следствием, а не причиной. Он был только одним звеном в цепи событий.
   Глубоко в подсознании Рейнар понимал, что ему пора встревожится, учитывая то, что с ним произошло. Даже испугаться. Ведь теперь, когда между ним и Терухт возникла телепатическая связь - последняя ступень перехода в Примкнувшие - его перерождение стало неизбежным.
   Однако по сравнению с уровнем разрушения, которое готовилось обрушится на галактику, его собственная судьба значения не имела. Единстенное, что сейчас имело значение - узнать о том, что привело к освобождению Абелос, если разрушение Балансирной станции не являлось основополагающей причиной.
   Ты это знаешь, ответила Терухт. Абелос вырвалась тем же самым путем, как делала это всегда. Поток изменил направление.
   Временной поток? - спросил Рейнар. Он подумал о Джейсоне Соло и его хождениям по потоку. Тахирай говорила Мастерам, что она уверена, что Джейсон сорвался на Темную сторону пытаясь предотвратить трагедию, которую увидел в будущем, и что он очень любил использовать хождение по Потоку, чтобы увидеть оба направления времени. Или ты говоришь о Потоке Силы?
   А разве есть разница? Ведь Сила и ведет в будущее.
   Промчавшись через еще пару арочных проходов Терухт наконец остановилась перед очередным набором фрезок - три разоренных мира. На первой - целый город лежал в руинах. Грибы пробивались сквозь завалы обломков, а выжившие трехглазые двуногие спасались бегством от орды змееобразных кошачьих. Другая фрезка изображала множество ошеломленных лесных жителей, которые прорывались через уничтоженный взрывами лес, безуспешно пытаясь вырваться из ядовитых лиан, опутавших их ноги. Однако самой ужасающей была третья картина. На ней был мир океанов. Стаи морских птиц парили над островами всплывшей мертвой плоти. И в небесах каждого этого мира висело скалящееся жуткой улыбкой от уха до уха женское лицо.
   Когда Поток меняет направление, - сказала Терухт. Страдает Сила.
   Рейнар почувствовал боль. Он и Джейсон были близкими друзьями в первой Академии на Явине 4. Фактически, Джейсон был одним из тех, кто помогал Рейнару и его отцу защитить потерянный арсенал бактериологического оружия от античеловеческой террористической группировки. И когда отец Рейнара погиб, Джейсон, как и другие его друзья, утешал его. Потом, когда Джейсон перешел на Темную сторону и стал Дартом Каедусом, Рейнару было так трудно в это поверить и принять истину. Сначала, он отказывался верить в это, считая предательство притворным, а затем списал все на пытки Джейсона в плену у Йужань Вонгов. Однако когда была развязана Вторая Гражданская Война, и действия Дарта Каедуса становились все более безжалостными, Рейнар наконец осознал, что его старый друг превратился в одного из самых кравожадных Ситхских Лордов. Но сейчас ему даже те выводы показались не такими уж кошмарными. Его воображение красноречиво рисовало картину, как Дарт Каедус своими руками развязывает круговорот Разрушения.
   Хаос - не является только Разрушением, поправила Терухт. Хаос несет разрушение, но также несет новую энергию и прогресс.
   Когда Лоуббака и остальные присоединились к ним, Рейнар стал говорить вслух, чтобы просвятить своих компаньонов, и чтобы С-3ПО смог это записать.
   "Терухт считает, что изменение в Потоке освободило Абелос," - произнес Рейнар, сублимируя ее слова для своих товарищей. Он повернулся к Терухт. "Но джедаи полагают, что будущее постоянно находится в движении. Поэтому я не совсем понимаю, как изменение в Потоке могло освободить Абелос."
   "Разве текущая река не находится в движении?" - ответила Терухт, тоже переходя в диапазон слышимости. "И разве она не может отнести лодку во множество различных мест, в зависимости от того куда ее направит гребец?"
   "Да, это так," - произнес Рейнар, немного нетерпеливо. "Но разве они освобождают Абелос при каждом своем причаливании?"
   "Они не освобождают ее потому, что они не меняют направления Потока," - ответила Терухт. "Они только используют его течение, чтобы добраться до нужного места. Но когда они стремяться попасть туда, куда Поток не может их доставить, направление Потока должно быть изменено."
   "И это должна сделать сама река," - закончил Рейнар.
   "Да," - ответила Терухт. "Потоком управляет Сила. Невозможно повернуть Поток, без воздействия на Силу."
   "И именно это приводит к освобождению Абелос," - подьитожил Рейнар.
   "Да," - согласилась Терухт. "Сила - вотчина Небожителей. Когда их власть узурпируется - появляется Проводник Хаоса."
   Рейнар дожидался, пока С-3ПО переведет их диалог остальным, чтобы высказать свои подозрения насчет Джейсона. Однако Текли пришла к тем же выводам.
   "Из этого следует, что Абелос освободил Джейсон?" - спросила она.
   "Да."
   "Тем, что пытался изменить то, что поступало ему в видениях Силы?" - уточнила Текли.
   Терухт клацкнула мандибулами, что было киллинианским эквивалентом пожатия плечами. "Мы не знаем того, что Джейсон узрел в своих видениях Силы."
   Уши Текли расстроено поникли. Она повернулась к Лоубакке, который издал грусный стон-ответ, что Текли не может однозначно утверждать этого. Она только предполагает, что его видения касались темного человека, правящего всей галактикой, и Джейсона это столь взволновало, что он переметнулся на Темную сторону, чтобы этого не произошло.
   После того, как С-3ПО перевел разъясения Лоуббаки, Терухт покрутисвоими антеннами в киллинианском эквиваленте поклона.
   "В таком случае - да," - ответила Терухт. "Если темный человек принадлежал будущему, а Джейсон желал предотвратить это - значит именно он и изменил будущее."
   На этом Терухт повернулась и направилась по коридору к следующему набору изображений - теперь Рейнару стало понятно, почему Терухт была абсолютно уверена, что он останется помогать Улью.
   Первая фрезка изображала трубообразную космическую станцию в процессе строительства. Скелетообразная конструкция была облеплена килликами, облаченными в тонкие скафандры с пузыреобразными шлемами. И только. Не было никаких инжекторов, подъемных устройств, не было даже привязных кабелей - только миллионы килликов целенаправленно плавали по отсекам, размером с небольшие астероиды. Огромные дюрастилловые балки двигались перед ними без видимых толчковых приспособлений.
   Рейнар осознал то, что он увидел. Терухт использовали Силу не только, чтобы непосредственно собрать станцию - а это был именно "Балансир", но и для того, чтобы просто доставить самих себя в нужное место космоса.
   Во время стороительства мы использовали Силу для всех операций, - подтвердила Терухт.
   Она обратила внимание Рейнара на следующее изображение. Здесь была группа килликов применяющая Силу, чтобы взрывами извлекать руду из каменного астероида. К тому же, они применяли телекинез, чтобы доставить руду в плавильную печь, которой по всей видимости заведовал другой Улей, используя шарообразные молнии Силы.
   Для извлечения, для транспортировки, для плавления.
   Рейнар понимал, как Терухт применяла Силу. Но даже понимая это, он осознавал, что его способностей не хватит, чтобы разделить это с таким количеством существ сразу.
   Терухт была удивлена его беспокойством. К тому времени, когда мы будем готовы начать строительство, тебя уже не будет, - сказала она. Тогда Силу нам предоставят Архитекторы.
   "Архитекторы?" - вслух переспросил Рейнар. Он снова перевел разговор в аудио диапазон. Мастера должны были услышать это. "Кто такие Архитекторы на самом деле?"
   Брат и Сестра, - объяснила Терухт, продолжая разговор телепатически. Только Абелос способна примирить их. Они крайне возмущены, когда она уничтожает цивилизации, которые они культивировали тысячелетиями.
   Киллик перешла к следующему изображению, там была пара насекомых, возвышающихся над роем маленьких килликов, которые , казалось, собирали нечто, вроде огромного ядра. Первый надзиратель выглядел как многоцветная бабочка с большими овальными глазами и газообразными крыльями. Ее компаньоном был крупногабаритный жук с тяжелыми крыльями и каменообразной головой, украшенной двумя приподнятыми полосками.
   Скоро Архитекторы заключат перемирие и выйдут из укрытия, - продолжала Терухт. И когда это произойдет, Улей должен быть готов ответить на из зов.
   "Так это и есть - Архитекторы?" - спросил Рейнар. Он подошел ближе к фрезке и указал на двух насекомых-контролеров. "Вы хотите сказать, что Брат и Сестра - насекомые?"
   Терухт развела четырьмя конечностями. Для нас.
   "Ах, да... конечно." Пока Рейнар говорил, его сознание захлестнул поток воспоминаний - Архитекторы объединившиеся с Терухт и множеством других ульев, внезапно он осознал как построить чудеса подобные Миру Пуллер (the World Puller), Железный Занавес (Still Curtain) и Вечная пропасть (the Chasm of Forever), и он понял, что Рейнара Тула больше нет. Он кивнул. "Теперь мы понимаем."
   Когда он отвернулся от фрезки, он обнаружил, что Текли и Лоубакка смотрят не на фрезку, а на него. Челюсть Лоубакки безмолвно отвисла, обнажив клыки, но это было скорее выражение крайнего шока, чем угрозы. А глаза Текли тревожно округлились.
   "Рейнар," - сказала она. "Нам пора уходить."
   Это невозможно, - сказала Терухт в его сознании, ее слова вспыхнули прежде, чем Текли замолчала. Улей должен быть готов к тому моменту, когда его позовут - а для этого ему нужны джедаи, чтобы обеспечить его рост. Согласие было достигнуто с быстротой мысли, переходящей от сознания к сознанию, поэтому когда Рейнар обратился к Текли, она даже не заметила их телепатической беседы.
   "Мы согласны," - произнес он. "Пришло время сообщить Совету Джедаев о том, что мы здесь обнаружили." Он указал на двух насекомых на фрезке. "Передайте Мастерам, что эти существа не имеют соственной формы. Они принимают ту форму, которая им нужна для выполнения задуманного."
   Лоубакка проревел, что он не собирается ничего докладывать Мастерам, это должен сделать сам Рейнар. Он поднял было пушистую когтистую лапу, чтобы схватить его за руку, но остановился, когда его друг мягко отклонил ее Силой.
   "Нам жаль, мои друзья, но мы должны остаться," - сказал ТурТул. "А вы должны уходить. Рейнара Тула больше нет."
  
  
   Глава двадцать вторая
  
  
   Вооружившись ик имперской разведки, любезно предоставленной ей Джаггедом Фелом, у Тахирай не возникло никаких проблем со службой безопасности единственного космодрома на Хагамуре III. Она просто вошла в офис главы Службы безопасности предъявила ИД и потребовала предоставить ей файлы на Мандолорца, который прибыл несколько дней назад. Офицер - пожилой седой капитан - вставил ее карту в декодер и побледнел.
   "Простите, миледи," - произнес он. "Меня не проинформировали, что Глава Государтсва Фел реактивировал "Руки".
   Тревога капитана было понятна. Ведь "руки" - это были чувствительные к Силе спецагенты, которые подчинялись исключительно Имперскому Главе Государства. Палпатин использовал их, как бескомпромиссные инструменты исполнения его воли, несущие смерть и угрозы любому, кто вызвал его гнев. Тахирай прекрасно знала, что Джаг вряд ли будет когда-либо использовать их столь безжалостным способом - но он, конечно же, не преминул воспользоваться репутацией этого названия.
   Не прошло и десяти минут, как невидимка Тахирай была закрыта в охраняемом ангаре, а она сама сидела перед экраном видеонаблюдения, на котором прокручивались записи четырехдневной давности. Боба Фетт - или кто-то другой в идентичных доспехах и с очень похожей походкой - целенаправленно направился вниз в завоздушенный пешеходный тоннель.
   К сожалению, Мандалорская броня Фета не выглядела в этих тоннелях неуместно. Хагамур III - луна с горнорудными разработками - имел свободный доступ, поэтому здесь находили пристанище пилоты-одиночки, воры полезных ископаемых и прочий сброд, ищущий здесь своих жертв, поэтому профессия телохранителя здесь была в цене. Каждая третья личность на экране была вооружена и закована в броню. Это ухудшало положение, ведь даже деловой центр в ценральном куполе, куда собственно Фетт и направлялся, был забит отрядами активных сторонников Даалы и их противниками. Естественно обе стороны были в броне. Чтобы вычислить в этой толпе Фетта Тазирай пришлось индивидуализировать объект слежения по помятому зеленому шлему, Т-образному смотровому щитку и антенне сенсорного оборудования с одной стороны шлема. Это позволило с легкостью проследить путь мандалорца от одной архивной записи до другой.
   Фетт старался держаться поближе к другим броненосцам и избегал попадать в объективы некоторых камер наблюдения, но делать это слишком очевидно он позволить себе не мог. Стоило "засветиться" в попытке избежать наблюдения в любом Имперском населенном пункте - даже в такой дыре, как Хагамур Сити - как это привлекало более пристальное внимание местной службы безопасности. Наблюдение Тахирай показало, что мандалорец последовательно посетил несколько Пансионов и Торговых Компаний. Сеть видеонаблюдения безопасности не распространялась на внутренние помещения большинства зданий, но на одной из картинок она все таки увидела Фетта сквозь транспаристилл двери. Торговец повернул экран данных, так чтобы Фетт мог просмотреть список товаров.
   Фетт явно на кого-то охотился, и как показалось Тахирай, его не заботил тот факт, что об этом узнает его жертва. Конечно, он вполне мог завуалировать свой интерес, краткосрочными визитами для закупок или изучения флимси-прайсов товаров. Однако вместо этого, он довольно быстро передвигался от фирмы к фирме, задерживаясь там ровно настолько, чтобы дать взятку или припугнуть того, кто оказался за прилавком. Все выглядело так, словно он хотел, чтобы его добыча узнала о его прибытии.
   Возможно так и было. Хагамур III находился в секторе Моффа Гетелльзы, и стоит Даале сказать одно слово, и дни Гетелльза - сочтены. Он предал ее - сыграл решающую роль в заманивании ее и ее союзников в капкан на Эскудо II. Поэтому не стоило сбрасывать со счетов, что Даале будет угодно сделать пример Гетелльза показательным для других потенциальных отщепенцев. А что может быть лучше для показательного возмездия, чем послать за его головой знаменитого Бобу Фетта?
   Конечно, Тахирай понимала, что наличие Фетта не давало гарантии, что Абелос тоже находится на Хагамуре III. Но Тахирай продолжала делать ставку на это. С того момента, как обнаружилась связь между Феттом, Абелос и Даалой - Фетт вытащил Даалу с Корусканта, а Абелос прорвалась сквозь блокаду на Борелео для встеречи с ней - она надеялась, что все ниточки сойдутся в одном месте. Но даже если Фетт и не приведет ее к Абелос, для Джага будет полезно узнать, что наемник делал на Хагамуре III.
   Пасивному наблюдению Тахирай пришел конец, когда наконец через три дня Фетт вошел в компанию торгующую подержанными транспортными стредствами. Несколько позже герметичный ландспидер вынырнул из внешнего воздушного шлюза и заскользил над пыльной поверхностью луны. Коммуникационный запрос службы безопасности выявил, что ландспидер был преобретен субъектом в зеленой мандалорской броне. Одновременно был активирован пароль на включение маячка на борту судна.
   Хагамур III располагался на территории Империи, поэтому служба безопасности могла в любой момент активировать средства слежения на любом транспорте без уведомления водителя. Вскоре Тахирай выяснила, что интересующий ее транспорт остановился в километре от "Лунной Девы", подповерхностной шахтой, которая была с трудом реанимирована около двух недель назад. Аудит налоговых отчетов одноко, не выявил никаких пополнений рабочей силы за последнее время, хотя было похоже, что, учитывая скромную численность персонала, технический парк был намного выше заявленного в документации. Интригующее заявление в начале отчета утверждало, что шахтой управляла старшая дочь Моффа - Суарла Гетелльза. Однако ни в одном документе - или другом источнике информации - не упоминалось какую руду Дева поставляла.
   Глава безопасности космопорта с радостью предоставил Тахирай транспортное средство, и она незамедлительно отбыла на "Мабартак Г7" - универсальном внедорожнике боевого класса. Потребовалось всего несколько часов, чтобы обнаружить стоянку транспорта Фетта в нескольких километрах от "Лунной Девы". Несколько минут спустя Тахирай уже стояла в тесном воздушном шлюзе Мабартака, облаченная в облегающий гермкостюм спецзащиты Имперской Особой Тактической Бригады. В лучшем случае, Боба Фетт - или кто-то в его броне, напомнила она себе - опережал ее меньше чем на пол дня. Хотя казалось маловероятным, что она преследовала самозванца, однако там где действовал Фетт - ни в чем нельзя было быть уверенным.
   Именно поэтому, она решила не пользоваться вмонтированным в гермкостюм комлинком, чтобы Фетт не смог ее запеленговать - даже если ему и не хватит ресурсов расшифровать сообщение. Она открыла лицевую панель и активировала селекторную связь Мабартака.
   "Я готова," - произнесла она. "Цикл - воздушный замок."
   "Вы уверены, что обойдетесь без эскорта?" - спросил командир транспорта - красивый лейтенант ее ровестник. "Разведка давно бъется, чтобы выяснить что там происходит, но им ни разу не удалось проникнуть внутрь. А теперь еще и Боба Фетт крутится вокруг. Он - или не он, но вы хотите встретиться с ним один на один?"
   Тахирай почти улыбнулась. "Вы просто душка, но ... нет. Эскорт мне не нужен." Она подняла сумку, которую собрала на оружейном складе поста. "Только будьте здесь, когда я вернусь, лейтенант Вангер. Возможно, я припасу для вас награду."
   В голосе Вангера проскользнула надежда. "Какую награду, мадам?"
   "Что-нибудь для агентов разведки," - ответила Тахирай. Вангер на протяжении всей их трехчасовой поездки от Хагамур-Сити пытался с ней флиртовать, по правде говоря, ей приятно было немного отвлечься. Но сейчас настало время для выполнения ее главной миссии, и стоило также напомнить Вангеру о его собственном задании. Немного резко она продолжила: "Надеюсь, вы не думали, что я имею в виду нечто иное, лейтенант?"
   "Нет, мадам. Такая мысль никогда не посещала мой ум."
   Тахирай забросила увесистую сумку на плечо и cпросила: "А о чем вы подумали?"
   "Что-нибудь, что было бы для вас бесполезным." В голосе Вангера звучали едва уловимые нотки игривого юмора, что говорило о том, что он отнюдь не был запуган своим пассажиром. "Мадам."
   "Никогда не лгите Руке Императора, лейтенант," - предупредила Тахирай. На самом деле дерзость Вангера ей даже понравилась, но сейчас ей было не до привлекательности и дерзости, на первом месте сейчас стояла надежность. "Это может плохо отразиться на вашем здоровье."
   "Понятно, мадам." Уверености в голосе Вангера не убавилось, но юмор исчез. "Больше этого не повториться."
   "Хорошо," - промолвила Тахирай. "просто будьте здесь к моему возвращению, и для нас обоих все будет прекрасно."
   Она закрыла лицевую панель и стала ждать. Когда световой индикатор на пульте сменил цвет на зеленый, она открыла шлюз и вышла на покрытую пылью поверхность Хагамура III. Ландспидер Фетта обосновался на стабилизаторах в сотне метров от нее на небольшом плато изгибающегося горного хребта, который больше напоминал кратер.
   Осознавая, что любая попытка приблизиться к машине, скорее всего активирует дистанционный сигнал тревоги, который оповестит Фетта о наличии преследователя, Тахирай расширила сферу Сило-восприятия до транспорта. Когда она почувствовала, что внутри никого нет, она прошла по склону пока не достигла отметки, где цепочка следов Фетта поднималась на вершину горного хребта. В слабом притяжении луны подъем был настолько легким, что даже не активировалась дополнительная система охлаждения гермокостюма. Однако ей пришлось применить Силу, чтобы не поднять облака пыли, которое вполне может взвиться вверх до тридцати метров. Приблизившись к вершине, она опустилась на четвереньки и остальную часть пути проползла, старательно избегая острых камней, которые могли легко разорвать ее костюм, и осторожно приподняла голову над гребнем.
   Внутри, кратер был забит транспортными средствами, большинство из которых были припаркованы стройными рядами. Следы примятой ботинками пыли вели ко входу в шахту, небольшой пермакритовой двери с надписью "Лунная Дева" в ее верхней половине. За ней просматривались изгибы приземистого дюрастиллового офисного здания с двумя транспорастилловыми полосами. Отсутствие внешних признаков дверей - или намека на протоптанные тропинки - предполагало, что единственный способ проникнуть внутрь был из недр самой шахты. За пределами стенок кратера в пустоту вываливались облака горячего желтого дыма, не вызывая сомнений, что это были продукты жизнедеятельности шахты, остающейся за пределами видимости с дислокации Тахирай.
   Она почти почувствовала удивление Фетта, отпечатавшееся в Силе. Количество припаркованных в кратере транспортов предполагало тысячную численность рабочего персонала. Однако размеры входной двери и офисного здания показывали, что "Лунная Дева" была небольшим предприятием, настолько маленьким, что ее не имело смысла обносить внешней периметральной охраной и выставлять сторожевой пост. При этом Тахирай нигде не заметила признаков оборудования, предназначенного для обработки, складирования или перевозки руды. Но если здесь не было руды, значит "Лунная Дева" была вовсе не банальной шахтой.
   Тахирай активировал комплект анализаторов своего шлема. Электромагнитные сенсоры засекли множество небольших источников возмущения на внутренней поверхности кратера. Наверняка это были компактные скрытые камеры слежения. Когда она рассматривала "офисное" здание с 20-ти кратным увеличением, стало ясно, что стены под транспаристилловыми полосами были испещрены орудийными портами мощных лазеров, закрытых панелями. А сама дверь представляла собой не стандартный воздушный шлюз, а антивзрывную конструкцию, способную выдержать удар турболазера.
   Однако самым неприятным было наличие тепловых мин. Хагамур III представлял из себя глыбу металлосодержащей скальной породы, достаточно крупной, чтобы обладать собственной гравитацией. Даже незначительное повышение температуры относительно абсолютного ноля вокруг него могло вызвать температурное сжатие, что грозило глобальными проблемами. Однако окружающий ланшафт вокруг шахты больше напоминал долину гейзеров. Тахирай даже испугалась, что желтый дым, исходящий из кратера мог свидетельствовать о том, что шахта объята огнем.
   Заметив, что Фетт не стал прямо спускаться в кратер, она начала спускаться по диагонали, пока не оказалась чуть ниже линии видимости шахты и прошла несколько сот метров по внешней стороне кратера по следам Фетта, пока снова не оказалась на гребне. Теперь она оказалась напротив входа в шахту примерно на пятьдесят метров выше. Следы Фетта здесь обрывались, что свидетельствовала о том, что он активировал свой ракетный ранец и одним махом оказался перед дверью.
   У Тахирай не было ракетного ранца, однако у нее была Сила. Около минуты она потратила на то, чтобы извлечь из сумки несколько термодетонаторов и подвесить на пояс, снять с пояса светомеч и глубоко вздохнуть. Она чувствовала, что должна передать информацию о ситуации, перед тем как с головой кинуться в активные действия, но для этого придется нарушить радиомолчание, а это стоило делать с максимальной пользой. Если она не сможет вернуться, значит Вангер должен будет доложить Главе государства Фелу очевидный факт: Рука Императора последовала за Бобой Феттом в "Лунную Деву" и не вернулась.
   Слабая гравитация позволила Тахирай преодолеть склон кратера в два Силовых прыжка, и еще один прыжок привел ее прямо к входу в "Лунную Деву", который действительно защищала тяжелая взрывозащищенная дверь. Она открывалась наружу двумя синхнонизированными створками, которые на первый взгляд выглядели сделанными из зеркального дюратаниумого сплава, который был почти непроницаем для всех видов оружия лазерного типа. Слабое мерцание указывало на защиту нуллиферовым полем, обычно применяемым в военных сооружениях для активации взрывателей тепловых детонаторов и других проносимых взрывчатых веществ. Но действительно пристальное внимание Тахирай приковало ощущение кипящего мрака, которое она почувствовала в Силе - поток страха и тоски разливался, казалось, где-то в глубинах шахты.
   По всей вероятности Фетт, в конце концов, приведет ее к Абелос.
   "Считать это удачей?" Задавалась вопросом Тахирай. "Или на самом деле - полным ее отсутствием?"
   Краем лицевой панели она поймала движение - камера слежения спустилась к ней, чтобы дать более четкий обзор. Она протянула руку, Силой притянула камеру и схватив рукой приблизила объектив вплотную к лицевой панели. Движение подбородка и включился встроенный комлинк.
   "Имперская Безопасность." Энергией Силы она создала яркую вспышку в объективе, которая на время ослепила камеру. "Открывайте... немедленно."
   "Сенепременно, босс." Ответ был настолько искажен статическими помехами, что невозможно было идентифицировать сущность говорившего, однако голос был слишком высоким и радостным для человека. "Если вы действительно хотите только этого."
   Тахирай ощутила незначительную дрожь почвы под ее ногами, когда одна из взрывозащищенных створок приоткрылась настолько, что она могла свободно пройти. Частично ожидая того, что стражник захлопнет двери за ее спиной, как только ее нога пересечет порог, она быстро проскользнула внутрь. Там оказался воздушный шлюз. На первый взгляд он напоминал тысячи других промышленных экземпляров, однако у этого по углам в потолок были вмонтированы бластеные установки. Один взмах пальца в сторону каждой из них и управляемая Сила отвернула турели, разбив калибровку системы управления.
   "Эй!" - раздался гнусавый голос. "Кем вы себя возомнили?"
   "Я уже вам сказала," - ответила Тахирай. "Имперская Безопасность."
   Она подошла к люку размером с крупного человека в противоположной стороне воздушного шлюза и заглянула через большой иллюминатор в ярко освещенный длинный тоннель. Он был облицован белыми пластоильными панелями, слишком чистыми для действующей шахты. Поста охраны нигде не было видно.
   "Вы собираетесь незамедлительно открывать этот люк?" - потребовала Тахирай. "Или я должна разнести его и устроить вам декомпрессию?"
   "Вы не сказали, что спешите." Взрывозащищенная дверь за ее спиной вибрируя закрылась, и голос произнес: "Подождите минутку пока давление..."
   "Нет."
   Тахирай отступила от люка, затем, применив Силу активировала экстренное открытие внутреннего люка и распахнула его. Громкий визг перешел в оглушительный рев, и ей едва удалось устоять на ногах, когда воздух ворвался в шлюзовую камеру. Спустя секунду ураган стал просто сильным ветром, и она выпрыгнула в люк.
   Ледяные мурашки опасности пробежали по позвоночнику Тахирай, и ей удалось вовремя увернуться из под прицела орудийного порта, следящего за ней из небольшой кабины поста охраны. Не обращая внимания на физиономию, видневшуюся за прозрачной частью кабины, она просто протянула руку к амбразуре и, применив Силу, резко толкнула. В тот же миг бластерная очередь прошила внутреннюю часть остекления и уперлась в потолок.
   Тахирай активировала светомеч, подошла к кабине и заглянула через подкопченное остекление. На полу лежало пушистое грызуноподобное существо ростом около метра, сжимающее бластер Т-21, который никак не соответствовал его росту. С несоразмерными ушами и большими круглыми глазами его, скорее всего, можно было назвать симпатягой - если бы он не был сквибом. Тахирай Силой открыла внутренний замок, распахнула дверь и вошла в тесное помещение.
   Она подняла лицевую панель. "Ты смерти ищешь?" Она вырвала Т-21 из его хватки, подтвердив серьезность намерений Силой. "Я же сказала - Имперская Безопасность."
   "Да, верно. А я что, должен верить вам на слово?" - парировал сквиб. "Припоминаю, что вам тоже были не по вкусу легавые?"
   Тахирай присмотрелась к особенностям его шерсти и формы ушей и поняла, что у нее есть неплохая идея идентифицировать сквиба. Вскоре, после ее поступления на службу Джаггеду Фелу, Соло свели Главу государства с тремя сквибами - женщиной и двумя мужчинами. Троица предлагала протестировать экспериментальную сыворотку молодости, которую производил не кто иной, как Мофф Гетелльза. Тест подтвердил, что у того, кто ее применял, проявлялась тенденция к омоложению лица, менялась форма ушей и густота меха.
   Мгновение спустя она кивнула. "Действительно, ты очень похож на легавого," - произнесла она. "Так кто же ты такой? Раз ты мужчина - значит ты либо Гриис, либо Слиг."
   Сквиб насторожено прищурился. "Мы что, знакомы?"
   "Ты знаешь моего патрона - Джаггеда Фела," - ответила Тахирай. По правде говоря, ей трудно было однозначно определить свой статус - наполовину заключнный, наполовину Имперский агент. "Вы выполняли некую секретную работу для моего патрона некоторое время назад, и, как предполагалось, она уже закончена."
   "То дело уже в прошлом," - произнес сквиб и начал медленно отползать, пока не уперся спиной в стену. "Это - совсем другое."
   Тахирай пожала плечами. "Что бы ты не говорил..." Она помолчала, словно обращаясь к Силе - так обычно поступал Магистр Скайвокер, чтобы определить имя человека по его мыслям. Затем она просто наугад произнесла. "Слиг."
   Когда уши сквиба испуганно дернулись, она поняла, что угадала. "Почему бы тебе не поведать мне о вашем новом деле," - спросила она. "И помни, я узнаю, если ты солжешь."
   Слиг покачал головой. "Я так не думаю, блондиночка."
   "Ладно, тогда расскажу я," - произнесла Тахирай, идя на откровенный блеф. "Вы сейчас работаете на Даалу."
   "А вот и нет," - самодовольно ответил сквиб. "Какой же ты джедай."
   "Я - больше не джедай," - уточнила Тахирай. Она снова открылась Силе и снова окунулась в тот же самый кипящий мрак, который она ощутила снаружи - тот же самый поток тоски и боли. "Ты не дал мне договорить. Вы работаете на Даалу через ее агента - Имперского лейтенанта по имени Лидия Пагорски."
   Слиг отвел взгляд. "Я этого не говорил."
   "Разве это не так," - произнесла Тахирай. "Пагорски отвечает за избирательную кампанию Даалы, если можно назвать кампанией - организацию массовых беспорядков."
   Слиг пожал плечами. "Раз так принято в Империи, кто же в этом виноват?"
   "Это твое мнение," - произнесла Тахирай. Переходя к более мягкой форме ведения допроса, она отключила светомеч и приблизилась к Слигу, фактически нависнув над ним. "Единственное, что мне непонятно, это почему Пагорски обосновалась здесь, на Хагамуре III. Ведь это - владения Гетелльзы, а Гетелльза радеет за Джага."
   "На основании чего ты решила, что мы имеем какое-либо отношение к этому?" - потребовал Слиг. "Мы - всего лишь работаем по контрату."
   Даже, если бы она не почувствовала тревогу в ауре Силы сквиба, она и так поняла бы, что он лукавит. "Вы привели Пагорски сюда - потому что, обосновались здесь ранее," - произнесла она, молниеносно разгадав, что почти попала в цель. "Лунная Дева - это не шахта. Это - лаборатория, в которой Гетелльза синтезирует свою сыворотку молодости. Лаборатория, которая ставила на вас опыты."
   Слиг только хлопал глазами, пытаясь выглядеть невинно.
   "Пагорски нужна была тайная база, где никто не додумается ее искать," - продолжала Тахирай, пристально разглядывая Слига. "А еще, ей требовалось место, где множество людей могло исчезнуть, и никто не обратил бы на это внимания. Потому что она - уже не Лидия Пагорски, не так ли? Она - нечто гораздо смертоноснее. Нечто - что вы не в состоянии понять и с чем, скорее всего, имеете мало желания иметь дело. Ведь так?"
   Отведенный взгляд Слига подтвердил правоту Тахирай.
   "А потом все стало еще хуже, разве не так, Слиг? Фетт выследил вас здесь - потому что он искал ученых, которые ставили на вас эксперименты." Ученые синтезирующие и модифицирующие сыворотку, параллельно вели разработку нано-киллера, который настраивался на генотип. Прототип, настроенный на геном Бобы Фетта был распылен в атмосфере Мандалора, что являлось гарантией того, что Фетт никогда не сможет вернуться в свой любимый мир. "Фетт еще не добрался до вас, только потому, что Даала им понукает. А он - здесь, потому что ему нужны ваши ученые. И вам не удастся его остановить. Он уже внутри шахты и ищет их - не приходилось встречать его, а, Слиг?"
   Уши сквиба прижались к спине, а его руки настолько стремительно взметнулись, что Тахирай инстинктивно включила светомеч. Однако Слиг только закрыл лицо руками, потом отскочил от Тахирай и начал так сильно мотать головой, что у Тахирай сложилось впечатление, что он пытается светнуть себе шею. Неожиданно он обернулся и кинулся к ее ногам.
   Светомеч Тахирай взметнулся, чуть не снеся ему голову, но она поняла, что в его поведении не было агрессии, только панический ужас и замешательство. Ей удалось отключить лезвие в последний момент, потом пришлось убрать ногу, чтобы сквиб не покалечился о нее, когда падал на пол.
   Он начал беспорядочно палить из кабины в коридор. Потом, продолжая мотать головой, он обернулся и заорал: "Убирайся из моей головы, ведьма!"
  
  
   Глава двадцать третья
  
  
   Если "Лунная Дева" и была когда-то не секретной лабораторией замаскированной под шахту, то Тахирай не обнаружила ни одного намека на это во внешних тоннелях. Всего два метра высотой и три - шириной, такие размеры годились для проезда легкового транспорта, но были смешными для тяжелого горнопроходческого оборудования. К тому же здесь было невероятно чисто. Плиты дюрастиллового пола и листы белого пластоида были тщательно подогнаны, предотвращая проникновение внутрь грунта, и даже панели освещения были изолированы прозрачным транспаристиллом, создавая максимальную искрозащищенность. Через каждые пятьдесят метров она пересекала ионные завесы, которые задерживали на себе пылинки и другие вещества с поверхности ее гермкостюма.
   У второй ионной завесы она обнаружила пару груженных ховерсаней, припаркованных к стене, словно ожидающих очереди на отправку. На обоих были корзины, состояние которых показывало, что кто-то недавно интересовался их содержимым - не иначе Боба Фетт. Тахирай извлекла из одной из корзин на первых ховер санях флимси-эмблему.
   На эмблеме был изображен профиль адмирала Даалы. Ее глаза были четко выделены, а лицо - серьезно и благородно. Под изображением стояла надпись: "НАТАЗИ ДААЛА. ТРАДИЦИИ СЛУЖБЫ И САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ - ДЛЯ ТВОЕЙ ИМПЕРИИ."
   Пока Тахирай смотрела на изображение, внезапно ее захлестнула волна уважения и доверия, и она почувствовала, что в конце концов Даала сможет стать вполне приличным Главой Государства.
   Обработано Силой.
   Тахирай отметила случившееся - явная власть Силы, которой было очень трудно сопротивляться - воздействие прекратилось только тогда, когда она смяла флимси и швырнула на пол.
   На вторых санях были упаковки с кнопочными холо-проекторами. Она не стала активировать один из них, ей совсем не хотелось, чтобы оттуда выскочила голограмма Даалы и начала вешать. Тахирай просто сконцентрировала внимание через Силу на платформе. Проекторы были запятнаты темной аурой, словно какой-то очень могущественный адепт темной стороны зарядил их каплями энергии Силы.
   Абелос.
   Тахирай снова углубилась в тоннель теперь весьма заинтригованная. После того, как Абелос прорвала блокаду на Борелео, было очевидно, что она заключила союз с Даалой и использовала свои способности, чтобы повысить популярность Даалы в Империи. Недавнее открытие подтверждало эти подозрения. Теперь предвыборная кампания адмирала вырисовывалась в совершенно новом свете. Тахирай могла представить только одну причину, для чего Абелос тратила свои способности, чтобы гарантировать победу Даалы - она хотела сделать адмирала свое марионеткой.
   Абелос стремилась прибрать к рукам еще и Империю.
   И как только это случиться, остановить ее будет невозможно. Империя была идеальной базой для экспансии, против их объединенных усилий не устоит даже Галактический Альянс.
   По мере того, как Тахирай спускалась чистота тоннеля стала снижаться. Через триста метров по стенам стали проступать пятна плесени. Через четыреста метров пластоид до уровня человеческого роста полностью потемнел и местами оброс грибницами. Через пятьсот метров ей пришлось пробираться через метровые ножки грибов и нагибаться под завесы мха. Хоть ей и не приходилось бывать в мире, где господствовала Абелос, но она достаточно наслушалась джедайских баек, чтобы соблюдать осторожность с окружающей ее необычной флорой.
   Приблизительно на уровне шестисот метров Тахирай попала в место, которое было настолько же поразительм, насколько ужасным. Здесь второй проход уводил налево через подвесной подъемный трап, круто поднимавшийся к поверхности, похоже, именно там и находилась основная часть "Лунной Девы".
   В основании трапа среди ножек грибов лежало с полдюжины людей - охранников. Другая половина дюжины, скорее всего они прибыли первыми, полегла в главном тоннеле, где пластоид стен был забрызган кровью, а пол завален телами и оружием. Двоим охранникам удалось прожить достаточно долго, чтобы побросами оружие и попытаться сбежать вниз по тоннелю. Тахирай обнаружила их трубы среди поросли мхов с крупнокалиберными ружейными прострелами в спинах.
   Скорее всего Фетт, решила Тахирай.
   Крупнокалиберный карабин был визитной карточкой Фетта, и как она узнала из допроса Слига, мандалорец ушел вниз по тоннелю незадолго до нее. Не рискнув оставлять безжалостного охотника за головами между собой и единственным выходом, она подняла трап - учитывая количество трупов, она теперь была уверена, где находится секретный бункер.
   Когда Тахирай прошла еще около тридцать минут, она поняла, что о Фетте ей не стоит больше волноваться. Охотник за головами зисел неподвижно верх тормашками посреди тоннеля, угодив в ловушку гибких занавесей мха, словно флитнат в паутину. Несколько усиков мха уже пробивали себе проходы сквозь швы его брони и, по видимому уже проникли к его телу сквозь неопласт перчаток. Никогда не посещавшая прежде цитадель Абелос, Тахирай могла только строить догадки о механизме нападения мха. Скорее всего он использовал какой-нибудь вид кислоты или нервно-паралитического яда, хотя удушение или аллергический шок тоже нельзя было сбрасывать со счетов. Но единственное, что она знала наверняка, это то, что если бы Фетт ждал нападения от растения, его бы не схватили - а возможно и убили - один на один.
   Этот урок стоило запомнить.
   Спрятав шлем в рюкзак, Тахирай активировала микрофон на воротнике и, используя внутреннюю сеть "Лунной Девы" с выходом на внешнюю антенну, вызвала безопасный канал связи с лейтенантом Вангером на борту Мабартака.
   "Передумали насчет эскорта?" - спросил Вангер, не удосужившись ни идентифицировать себя, ни удостовериться, что вызов исходит от Тахирай. "Мы будем там через пять минут."
   "Очень приятно, но нет," - ответила Тахирай. "Мне нужно чтобы вы кое-что сделали для меня."
   "Да, мадам," - сказал он. "Что именно?"
   "Во первых, ровно через час вы должны отойти от "Лунной Девы" на два километра, при этом не имеет значения буду ли я на борту," - рапорядилась она. "И это - приказ. Вам ясно?"
   "Абсолютно."
   Хотя Вангер и был Имперским офицером до мозга костей, чтобы просить объяснений, но Тахирай уловила в его голосе нотки любопытства.
   "Доверьтесь мне," - сказала она. "Если я не вернусь, вы без промедления уберетесь от Девы куда подальше."
   "Как скажете, мадам."
   "Именно так," - ответила Тахирай. "Во вторых, вы нужны мне, чтобы передать сообщение о ситуации Главе государства Фелу - лично. Вы поняли?"
   "Конечно." - голос Вангера наконец зазвучал серьезно. "Но я не уверен, что Глава государства напрямую примет доклад от..."
   "Скажете, что это - от Имперской Руки," - прервала его Тахирай. "Вас примут. Вы должны передать Главе государства Фелу координаты этого места вместе с этим сообщением: "Она здесь. Акт как можно скорее ... независимо."
   "Она здесь. Акт как можно скорее, независимо." - подтвердил Вангер. "Глава государства поймет эту последнюю часть? Я имею ввиду, независимо от чего, можно уточнить?"
   "Независимо от чего-бы-то-нибыло, лейтенант."
   "А ... я понял." Вангер помолчал, затем спросил: "Не для протокола, мадам?"
   "Давайте, и поскорее."
   "Спасибо за заботу о моей команде," - произнес он. "Я надеюсь, что вы не будете возражать, если мы будем ждать вас целый час."
   "Думаете?" - ответила Тахирай. "Я надеюсь на это."
   Она отключила канал, посмотрела на хронометр - там было одиннадцать утра по Галактическому Стандартному. Она оставила себе один час. Учитывая, что Глава государства Фел выделил ей фрегат, который она покинула в точке "О" между Хагамуром III и его планетой, существовала небольшая возможность, что Джаг мог провести турболазерную бомбардировку еще раньше. Но пока приказ пройдет все инстанции, а фрегат выйдет на позицию и наведет орудия на "Лунную Деву". В реальности - час, в самом молниеностном случае.
   Но дело касалось Абелос, поэтому Джаггед мог заставить события поторопиться.
   Итак, у Тахирай было время до полудня по Галактическому звездному, чтобы подтвердить присутствие Абелос и снять все генераторы щитов, которые могут здесь оказаться. К тому же она должна удостовериться в уничтожении цели и отвлечь внимание Абелос, пока не началась бомбардировка. Одновременно, Тахирай стоило подумать о том, как ей самой пережить бомбардировку ... ладно, конечно это было бы здорово.
   Для начала, проверить генераторы щитов, скорее всего это в бункере безопасности. Это было мудро, особенно если учесть, что неизвестно, что ее ждет дальше. Тахирай просканировала Силой окружающее и удаленное пространство - все что она обнаружила это присутствие единственного не очень трезвого субьекта на небольшом расстоянии от трапа.
   И, конечно, Фетта - он все еще висел в ловушке, но был жив.
   Расчистив себе дорогу Силой сквозь агрессивную флору, которая вполне могла выбросить на нее споры, ужалить или поймать в ловушку, Тахирай прошла несколько шагов к охотнику за головами. Джаггед дал ей полную свободу действий, чтобы не ограничивать ее в средствах для достижения основной цели - остановить Абелос, при этом он определенно намекнул на устранение Фетта. Вероятно, это был бы сильный шаг, особенно учитывая тот факт, что Фетт был черезвычайно опасен - а тут такой случай, застать его в очень уязвимом положении.
   У Тахирай было две причины для колебаний. Первое - она не была уверена, что внутри брони был именно Фетт. Ведь многие мужчины делали себе копию брони Фетта, и, выдавая себя за прославленного охотника за головами, огребали огромные деньги. Второе - и более важное - если это действительно Фетт, то значит он не заодно с Абелос, иначе она не позволила бы его схватить своим плотоядням растениям. А если это так, то возможно - только предположим - что Тахирай удасться воспользоваться его помощью. Кроме этого, он вполне может сыграть роль подсадной утки, которая отвлечет внимание Абелос до начала массированной бомбардировки.
   Тахирай остановилась в пяти шагах от Фетта и плотоядного мха, схватившего его. "Боба Фетт?" - позвала она. "Это ты?"
   Фигура висевшая перед нею не шевельнулась.
   "Ну же, Фетт, я знаю, что ты жив," - продолжала она. "Я это ощущаю в аааау кррррифффф!"
   Тахирай заметила, что Фетт поднимает руку в ее направлении, и ее фраза оборвалась сдавленным проклятием. Силой она отбросила его руку и пригнулась. Несколько шагов она ползла, потом покатилась, остановившись лицом к лицу с одним из расстрелянных трупов. За ее спиной взревели струи огня.
   Тахирай ожидала услышать грохот упавшего на пол бронированного тела, раз Фетт избавился от мха. Вместо этого приглущенный шлемом голос начал рассыпать проклятия на современном Мандо'а, и она, развернувшись, застала охотника за головами в еще более плачевном состоянии. Расплавившийся мох открыл огромную пасть, в которой уже скрылись ракетный ранец и полностью рука Фетта. А догорающие усики, облепившие его тело, притягивали его к стене.
   Тахирай поднялась и пожала плечами. "Ладно, Фетт. Выбирайся сам." Она вытерла грязь с лица и направилась в главный тоннель. "Не буду тебе мешать."
   "И это все, Вейла?" - позвал Фетт. "Ты просто собираешься оставить меня здесь ... живым?"
   Тахирай удостоверилась, что на ее пути не было плотоядных растений, и повернулась к Фетту.
   "А чего ты ждал?" - спросила она. "Ты же пытался превратить меня в шлак."
   "Я ждал, что ты завершишь работу," - произнес Фетт. "Не то, что бы я жаловался, но не ожидал, что ты брезгуешь мокрых дел. Выходит твоя репутация слишком преувеличена."
   "Фетт, позволь задать тебе вопрос," - сказала Тахирай. Она понимала, что он пытается привлечь ее внимание, чтобы, по возможности, выжать каплю состадания и вынудить помочь ему спастись - а это было весьма кстати. "Ты можешь передать что-нибудь силой разума?"
   "Глупый вопрос," - прорычал Фетт. "Ты ведь знаешь, что не могу."
   "Верно. Зато я могу. Итак, если бы я хотела убить тебя, зачем мне приближаться к тебе и звать по имени?" Тахирай сняла рюкзак и, энергией Силы извлекла оттуда тепловой детонатор. "Почему бы мне было не воспользоваться одной из этих милых малышек?"
   Т-образный визор щлема Фетта повернулся к ней. "Наслаждаешься?"
   "Есть немного," - признала Тахирай. Она поймала детонатор и вставила плавкий предохранитель. "В случае необходимости, я без колебаний тебя убью."
   "Я что должен убеждать тебя, что такой необходимости нет?"
   "Все зависит от того, насколько ты хочешь жить."
   "Хватит," - хрюкнул Фетт. "Если у тебя есть конкретное предложение, выкладывай."
   Тахирай улыбнулась. Ей удалось справиться не хуже наемного демагога. Может быть Фетт и был слиимо-убийцей, но он был слиимо с собственным кодесом чести и безумно гордился своей работой. Когда он шел на дело, компромиссов быть не могло.
   "Мне даны указания - устранить твою причастость к Имперской политике," - произнесла она. "Как я это сделаю - дело мое."
   "Сожалею, но я не уберусь отсюда, пока не получу того, ради чего сюда прибыл."
   "Ученых, которые разработали моффам нановирус-убийцу?"
   Фетт сохранил хладнокровие, но Тахирай отчетливо ощутила в Силе всю глубину ненавести, кипящей в его душе. "Джессал Йу и Фрела Тарм," - подтвердил он. "Они, предположительно, здесь с компанией сквибов."
   "Я могу позволить тебе получить этих двоих ученых," - предложила Тахирай. "Неофициально, естественно."
   "Взамен?"
   "Я уже сказала, исчезни из Имперской политики," - ответила Тахирай. "А именно, все дела с Даалой должны быть прекращены."
   "Я добрался сюда по ее наводке." В голосе Фета отчетливо звучал интерес. "Это было нашим общим делом."
   "Ладно. Значит ты волен иметь дело со мной."
   "Чтобы пойти на это, я должен тебе доверять," - констатировал Фетт. "А компания, которой ты служишь - меня не устраивает."
   "Каедус давно в прошлом," - ответила Тахирай. Она прекрасно понимала, что самым большим препятствием в переговорах с Фетом был факт ее бывшего падаванства у Дарта Каедуса. Ведь именно Каедус заставил моффа выпустить в атмосферу Мандалора нановирус-убийцу, нацеленного на Фета, и это после истязаний его дочери Эйлин Вель, закончившихся смертью в первые недели Второй Гражданской Войны. "Ну, если ты не в состоянии оставить прошлое в прошлом, тогда я с удовольствием оборву твои мучения раз и навсегда, просто чтобы не навредить своей репутации."
   "Я не говорил о Каедусе," - произнес Фетт, даже без тени испуга.
   "Джедаем, я тоже не являюсь," - ответила Тахирай. "В настоящее время я работаю на Империю."
   Из шлема Фета раздалось фырканье. "Только пока Даала не прибрала ее к рукам."
   "Разве это имеет значение для тебя в рамках этого дела?"
   "Полагаю, что нет." Фетт помолчал. "А в чем твой интерес?"
   "У нас - общий враг."
   "Здесь?"
   Тахирай кивнула. "Ты что-нибудь слышал об Абелос?"
   "О ком?"
   "Абелос - это скорее что," - поправила Тахирай, преисполненная уверенности - теперь, когда ее первоначальные предположения о том, что Фетт заодно с Абелос, не подтвердились. "И если ты хочешь получить своих ученых, то сначала тебе придется иметь дело с ней. Позволь мне снять тебя оттуда, и я расскажу подробнее с чем нам придется столкнуться."
   "Вообще-то, я ещё не дал согласия," - напомнил ей Фетт.
   "Значит дашь." Тахирай снова убрала детонатор в рякзак и закинула его на плечи, затем направилась к переходу. "Если хочешь, чтобы тебе помогли - доверься мне."
   Предусмотрительно держась подальше от усиков растения, она с помощью светомеча извлекла Фета из западни и помогла очистить его броню от от мха. Затем он извлек шприц из одного из отделений на поясе, чтобы сделать себе инъекцию походного обесболивающе-тонизирующего препарата. Одновременно Тахирай вкратце изложила ему информацию об Абелос. Что она является древним существом Силы, которое сбежало из Утробы. Джедаи продолжали собирать о ней инормацию, при этом они обнаружили, что она способна перемещаться от тела к телу и изменять свою внешность по своему желанию. И самое главное - ее крайне сложно убить.
   Фетт только пожал плечами. "Возможно, джедаи просто использовали не тот арсенал."
   "Легко ее не возьмешь," - предупредила Тахирай. "У нее больше возможностей убить тебя, чем ты можешь себе представить - и ты никогда не сможешь знать наверняка, когда она появиться."
   "Ты думаешь тебе удасться меня запугать, Вейла?" - спросил Фетт. "Я всегда вижу, когда кто-либо появляется."
   Тахирай указала на груду мха, который они только что счистили с его брони. "В этот раз тебе это не удалось."
   "Это ее рук дело?" - спросил Фетт, разглядывая липкую груду. "Я преполагал, что это ещё одна пакость ученых, направленная на мое уничтожение."
   "Боюсь, что нет," - ответила Тахирай. "Это нечто обитает везде, где устраивает свое логово Абелос. Именно так она питается."
   "Через мох и грибы?" - недоумевал Фетт. "Она что - некое пещерное растение?"
   Тахирай покачала головой. "Абелос - это не какая-то ископаемая флора, Фетт. Она питается страхом. Болью. Теми эмоциями, которые выплескивают живые существа, когда страдают и умирают."
   Шлем Фета отпрянул. "Ты утверждаешь, что она питается смертью?"
   "Ты не совсем верно понял," - ответила Тахирай. "Она питается эмоциями, порожденными смертью. Страх и боль выбрасывают очень много темной энергии Силы. Вот в чем cуть Абелос."
   Фетт примолк, по неподвижности его ауры Силы Тахирай поняла, что он наконец осознал, насколько он нуждается в ее помощи - и она не ограничивалась обнаружением его ученных. Она была ему небходима, чтобы выбраться живым из недр Лунной Девы.
   Наконец Фетт кивнул. "Ясно - она пьет энергию," - констатировал он. "Я берусь за это."
   "Однако," - произнесла Тахирай. "Ты продолжаешь мыслить масштабами смертных, словно речь идет о Вейдере или Палпатине. Это намного яростнее, больше напоминает шторм или бушующий поток. Или скорее - живой вулкан Силы."
   Шлем Фета снова отпрянул. "Живой вулкан Силы?" - эхом отозвался он. "В таком случае ей лучше сбежать отсюда подальше в Дикий Космос, Вейла."
   "Я так не думаю," - сказала Тахирай. "Ты обратил внимание на количество и состояние припаркованных спидеров в кратере?"
   "Их было трудно не заметить," - ответил Фетт. "Я решил, что Йу и Тарм понадобились лабораторные крысы."
   "Полагаю, что это - лишь одно из возможных объяснений." Тахирай махнула рукой в сторону массивной грибницы. "Однако они не проводят крупных экспериментов в настоящее время..., а Лунная Дева постоянно трубит о наборе новых рабочих."
   "Полагаешь, что Абелос пополняет продовольственный запас?"
   "Это - всего лишь мое предположение," - ответила Тахирай. "Однако, оно не противоречит фактам, которые я лицезрею."
   Фетт несколько отстранился, и Тахирай ощутила, что его аура похолодела и в ней появились признаки страха. "Ладно," - наконец произнес он. "Мы - против вулкана Силы. Как мы его уничтожим?"
   "Я работаю над этим." Радуясь, что Фетт не мог считать состояние ее ауры Силы, она улыбнулась. "Я наделась, что у тебя появятся идеи на счет этого."
   Фетт мгновение изучал ее, затем кивнул. "Сделка," - произнес он. "Только последнне слово за тобой."
   "Хватит уже торговаться," - отрезала Тахирай.
   Она перевела переход по направлению к бункеру.
   "Без проблем," - ответил Фетт. "Ничего, кроме тел. Мертвых тел."
   "Ничего?" - переспросила Тахирай. Оценка Фета насчет окружающего их пространства, если не упоминать турболазерного заграждения, приблизающегося к ним, наводило на мысли осторожно поинтересоваться состоянием генераторных щитов. "Это ты произвел зачистку?"
   "Нет. Они померли от испуга, как только услышали о моем прибытии."
   Тахирай закатила глаза. "Я спрашивала тебя о системах наблюдения, блокировках люков, патрульных дроидах... и прочих подобных вещах?"
   "Я что, похож на любителя?" - потребовал Фетт. "Я же сказал - ничего. Ничего живого. Ничего функционирующего."
   "Ладно... благодарю," - сказала Тахирай, оценивая, распространяется ли это ничего на генераторы щитов, которые она планировала уничтожить. "Всегда хорошо, когда знаешь."
   Она вернулась в первоначальный тоннель и стала спускаться по следам темной Силы в глубины Лунной Девы. Проход изобиловал грибами и трупами, со стен и потолков свешивались гирлянды мха. Продвигаясь вперед, они расчищали себе путь огнем и Силой, осталяя за спиной только овратительно пахнущий дым. Дважды Тахирай не дала Фетту сжечь ещё живых существ. Первой была женщина в бессознательном состоянии, красно-рябое лицо которой покрывали желтые споры. Другой был вопящая тви*лека, ногу которой переваривала крайне плотоядная трава. Фетт мимоходом заметил, что от щепетильности Тахирай тви*леке легче не станет. В его словах конечно была доля итины, однако она не смогла позволить ему испепелить заживо несчастную женщину.
   Пройдя еще около восемьсот метров они наткнулись на огнезаслон с запертым люком. За ним на площади примерно в тысячу квадратных метров Тахирай ощущала множество испуганных единиц Силы. Однако непосдедственно за люком не ощущалось ни чьего присутствия, значит - это не ловушка. Она уставилась на лицевой щиток Фета и не отрывала взгляда, пока в его ауре Силы не проявилось любопытство, тогда она кивнула на люк и изобразила пальцами в воздухе нажатие на кнопки. Он кивнул и вытянул нож из набедренного кармана.
   Пока Фетт трудился, Тахирай проводила разведку Силой областей, примыкающих к люку, чтобы прикинуть, что может ожидать их с другой стороны. Примерно в полукилометре впереди ощущалась бурлящая энергия страха и боли, очень локализованная и неподвижная - скорее всего группа существ угодила в ловушку, устроенную в некоем изоляторе. Слева - одиночные присутствия примерно пятидесяти особей, они тоже напуганы, но только у некоторых рабочих в различной степени проявлялись боли.
   Прямо впереди, около полудюжины существ по видимому пятились, отступая в зону около сотни метров длинной и вдвое шире тоннеля. Справа история повторялась, только здесь ощущалась троица непоседливого присутствия, опознанного Тахирай как сквибы. И прямо рядом со сквибами была цель.
   Тахирай не сомневасась, что это именно Абелос. Огромный шар кипящей темноты, настолько темный, насколько ярким сгустком расплава она саму сияла раньше в Силе, и эта темнота настигла ее раньше, чем она сама успела ее настичь.
   Тахирай попыталась закрыться, быстро отключившись от Силы и свернув ауру до минимума, однако сделать это оказалось не так-то просто. Нечто уже погрузило в нее свои щупальцы, и она ощущала как они извиваются внутри нее. Ей едва удалось сдержать концентрацию, пока она окончательно и полностью не закрылась.
   Мгновение Тахирай сидела, едва сдержива дрожь и задавась вопросом - а было ли это наяву. Цель была здесь, а Фету скорее всего удасться занять внимание Абелос до начала турболазерного обстрела. Оставалось только найти способ подтвердить уничтожение врага - а для этого ей нужно находиться достаточно близко, чтобы увидеть это воочию.
   Тахитрай почувствовала внимательный взгляд Фета на себе и поймала взглядом его шлем, развернутый прорезью в ее направлении. В руке у него был крошечный черный дроид-шпион не больше ее большого пальца - с точки зрения джедаев, он был довольно большим, однако для их задачи - вполне годился.
   "Интересно посмотрель?"
   "Ещё как," - ответила она. "У меня уже есть некоторые сведения."
   Она рассказала Фетту о расположении помещений, дислокации их обитателей и своих ощущениях на основе своего сканирования Силой, настолько точно насколько могла. Особое внимание она уделила Абелос и сквибам, по ее ощущениям сквибы находились примерно на высоте тридцати метров над Абелос, хотя она располагалась на одном уровне с большинством других обитателяй.
   "Круто," - произнес Фетт. Он активировал дроида-шпиона и взялся за рычаг люка. "Я все таки предпочитаю увидеть все воочию."
   "Ну, тольно на это у нас не так много времени, как хотелось бы," - сказала Тахирай. "Я здесь - не единственная, кто пользуется Силой, соображаешь? В тот момент, когда я почувствовала Абелос там, она запеленговала меня здесь."
   "Грандиозно," - процедил Фетт, демонстрирую отвращение, которого Тахирай на самом деле в его ауре не ощущала. "Теперь она нас ждет."
   "Да неужели?" Тахирай понимала, что Фетт перекладывает всю вину на нее, чтобы оттянуть главенствующую роль на себя, а в ее планы не входило позволять манипулировать собой. "Значит ты всерьез думал, что нам удасться застать ее в расплох?"
   "Думаю, что нет," - признал он. "Однако сначала займемся сквибами."
   Тахирай взглянула на хронометр - до предполагаемого начала бомбардировки в полдень по едином звездному времени - оставалось около двадцати минут. Значит время - не проблема, а раз они подойдут после того, как Абелос извлечет нечто из сквибов, то их появление после Абелос - окончательно выбьет их из колеи.
   "Ладно," - постановила Тахирай. "Сначала сквибы."
   Рука Фетта замерла на рычаге люка. "Согласна?"
   "Без сомнения," - подтвердила Тахирай. "Сделка - есть сделка, к тому же сквибы не доставят нам проблем. А после того, как мы разделаемся с Абелос - обязательств уже не останется."
   Аура Фетта подернулась подозрительностью, и он убрал руку с рычага. "Что-то все слишком легко, Вейла," - сказал он. "Что ты задумала?"
   "На разработку планов уже просто нет времени," - ответила Тахирай. И пердупреждая попытку Фетта втянуть ее в пререкания и сорвать их шансы на осушествеление задуманного, она Силой надавила на рычаг. "Нам надо идти, и идти быстро, чтобы поймать этих сквибов."
   С мягким шипением люк открылся. И, не давая Фетту задавать вопросы о сути проблемы, Тахирай напором Силы убрала дверь с их путь.
   Через узкое отверстие их обдало порывом горячего, сырого воздуха.. От зловония смеси аммиака и немытых тел, у Тахирай почти перехватило дыхание. Фетт свободной рукой активировал на нарукавной панели функцию фильтрации воздуха внутри шлема, нагнулся и полез в люк.
   За переборкой тоннель переходил в огромное складское помещение. Перед Тахирай и Феттом лежал широкий коридор, упирающийся в идентичную переборку в более чем сотне метров впереди. По обеим сторонам коридора пространство было разделено на отсеки десятиметровыми стенами белого дюрастилла, поделенных в свою очередь на небольшие клетушки.
   Почти все пространство густо заросло грибами высотой примерно по колено и высокими колоннами клочкобразных папоротников. Пробираясь через этот подземный лес, Тахирай попалось на глаза около дюжины измученных существ в комбинезонах шахтеров. Вместо того, чтобы работать с лазерными бурами и делать штрехи для закладки взрывчатки, они таскали ховерсани, заваленные, главным образом, коробками с флимси-эмблемами и блоками холо-проекторов.
   Сила определяла их состояние - подавленность и рабский страх, она почти визуально наблюдала маслянистые переливающиеся водовороты Силы. Практически все это стекалось через бантообразные ворота в небольшую комнату, в которой она явственно ощущала присутствие Абелос.
   Казалось, никто не обращает на них ни малейшего внимания, и на мгновение Тахирай уже решила, что пленники Абелос настолько напуганы и истощены, что им нет никакого дела до парня в мандалорской броне и высокой блондинке в герм-костюме Имперских сил безопасности.
   Именно в этот момент бородатый человек выхватил из комбинезона бластерную винтовку Е-11, плюхнулся на пол и выстрелил. Не успел первый выстрел срикошетить от переборки, как рука Фета поднялась, и вырвавшееся из нее темно-красное пламя охватило стрелка.
   Теперь уже все в помещении залегли за маломальскими укрытиями с бластерами в руках. Тахирай активировала светомеч и принялась отбивать летящие в них заряды к первоисточнику.
   "Смотри ка - нас опеределенно встречают," - констатировала Тахирай. "Я ведь говорила, что строить планы уже поздно!"
   "Разве эти шахтеры - проблема." Фетт кивнул головой и пальнул ракетой длинной примерно с его руку в центр помещения. "Меня гораздо больше пугают эти растения-людоеды."
   С оглушительным грохотом ракета взорвалась. Взрывной волной Тахирай отбросило на переборку, а волной жара опалило волосы. Однако сражение внезапно прекратилось, выстрелы стихли, и когда ее зрение прояснилось после вспышки взрыва, она увидела, что почти все помещение оказалось практически очищенным от флоры.
   Рука Фета, покрытая перчаткой, сжала плечо Тахирай. "Идем."
   Он направился к отсекам с правой стороны помещения, и тут по позвоночнику Тахирай пробежал холодок опасности.
   Фетт продолжал тянуть ее за собой. "Хочу тебе..."
   "Нет!" Выпалила Тахирай. "Ложись!"
   Она кинулась в одну сторону, а Фетта отбросила в другую. В условиях слабой гравитации они оба пролетели добрых пять метров перед тем как грохнулись на пол. Вокруг того места, где она приземлилась, послышались серии шлепков-визгов - словно вокруг нее от пола рикошетом отскакивали заряды.
   Тахирай перекатилась на спину и увидела, как из порта на стене выдвинулись два орудийных ствола. Они располагались на уровне второго этажа, примерно в пятнадцати метрах справа от огромных ворот, ведущих в обиталище Абелос. Один ствол развернулся к ней, другой взял на мушку Фетта. Над каждым стволом сверкало по паре бусинок глаз сквибов.
   "Сюда!"
   Тахирай Силой отвернула ближайшее дуло орудия в сторону.
   Фетт действовал более прямолинейно - он просто поднял руку и пальнул из встроенного в рукав огнемета. Язык пламени вошел точно в центр орудийного порта - однако оба сквиба к этому времени уже бросили свое оружие и скрылись из поля зрения.
   "Вперед!" - выкрикнул Фетт, вскакивая на ноги. "Не дай им сбежать!"
   Тахирай уже была на ногах и бежала к небольшой двери под проемом орудийного порта. Естественно, запертой, но здесь была просто бверь, а не люк - светомеч раскроил тонкий дюрастил всего за пару секунд.
   Фетт бежал к ней уже с бластером в руках. Он с разбегу въехал ботинком в центр двери, выломав дверное полотно, еще до того, как Тахирай закончила контур выреза. Закруглившись, она бросилась следом и застала Фетта на верхней ступени рампы, перезаряжающим оружие и возобновляющим перестрелку с тремя сквибами, обвешенными сумками и рюкзакми. Перекрикивая визг бластерного огня, он предлагал им прекратить огонь, пока он окончательно не рассердился.
   Канечно-же, огонь они не прекратили.
   Тахирай и Фетт заблокировали их в верхней части рампы. Тахирай, взяв инициативу в свои руки, разгоняя светомечем летящие в нее выстрелы, двинулась вперед, пытаясь окончательно "призать их к стенке" и вынудить сдаться - загнав их в тупик узкого служебного коридора. Фетт выбрал более кардинальный подход - используя преимущество более высокого местоположения, он сделал серию выстрелов через голову Тахирай. Ему хватило девяти выстрелов, чтобы разделаться со всеми тремя сквибами - учитывая, что ему приходилось стрелять сквозь фантасмогорию сверкания пляшущего светомеча - он стрелял просто снайперски.
   Тахирай начала было отчитывать охотника за головами, что убийство - не лучшее средство для получения информации об интересующих его ученых, когда заметила, что все трое сквибов беспомощно подергиваются на полу и в ужасе таращат глаза, видя как к ним приближаются.
   "Неужели те заряды, которые ты использовал были парализующие," - констатировала он.
   "Да, я полон сюрпризов. Ты ещё и не то увидишь." Фетт отодвинул ее с дороги, затем ткнул большим пальцем в сторону противоположной стены. "Отправляйся туда, нам нужен проход туда, куда мы направлялись с самого начала, а мне надо их допросить."
   Тахирай не сдвинулась с места. "Так не пойдет," - произнесла она. "Я не могу этого допустить..."
   "У тебя появилась совесть?" - перебил ее Фетт. "С каких это пор?"
   "Тюрьма изменила меня," - ответила Тахирай, понимая, что не стоит тратить время, объясняя Фету, что она пытается загладить вину за убийсво адмирала Пеллаеона. "Я не позволю тебе убить беспомощных пленников, Фетт. Я - уже другой человек."
   Из шлема Фета раздался приглушенный вздох, затем он кивнул. "Хорошо. Если они выложат мне все, что я хочу знать, то я позволю прикончить паразитов кому-то другому. Это тебя устраивает?"
   Одного взгляда на дрожащих пленников было достаточно, чтобы Тахирай поняла, что у Фетта не возникнет никаких проблем с извлечением интересующей его информации из этой троицы. Она кивнула и не тратя слов, развернулась к двери.
   Естественно, заперта. Светомечем она снова прорезала в дюрастилле отверстие и проникла внутрь.
   Комната оказалась рабочей лабораторией, заполненной разнообразным оборудованием и огромным столом, оборудованным встроенными сливами и панелью обогрева с одной стороны. Тахирай миновала орудийный порт, через который сквибы пытались их обстрелять. С права от нее в глубине комнаты располагались несколько компьютерных терминалов с креслами операторов. За двумя из них сидели люди в белых лабораторных халатах - рыжеволосый мужчина и женщина-брюнетка. Они неотрывно следили за ней с выражением безграничного ужаса на лицах. Принимая во внимание недавнюю перестрелку за стеной этого кабинета, Тахирай было не понятно, почему они не сбежали - ответ стал для нее очевиден, когда она увидела кандалы, которыми их ноги были прикованы к креслам.
   "Йу и Тарм?" - спросила она прямо от двери.
   Женщина кивнула. "Я - доктор Фрела Тарм," - представилась она. "А он - доктор Джессал Йу."
   "Хорошо," - произнесла Тахирай. "Если здесь есть хоть что-то, чем вы сможете остановить нановирус, нацеленный на Бобу Фетта, советую немедленно это собрать."
   Мужчина - Джессал Йу - сдвинул брови и дернул цепь на своей лодышке.
   "На тот случай, если вы ещё не заметили, мы не в состоянии сдвинуться с места," - произнес он. "Кроме того - его нельзя остановить. Вам не удасться дезактивировать ноновирус даже если вы освободите его создателей. Проектировать разрушение необходимо именно в исходную молекулу."
   "Я не советовала бы повторять это при Фетте," - сказала Тахирай. "Потому что, он - здесь. И вы останетесь в живых только до тех пор, пока он думает, что вы способны остановить это."
   Глаза Тарм готовы были вылезти из орбит, а ее аура Силы просто дрожала от ужаса. На мгновение Тахирай даже прониклась сочувствием к двоим ученым - пока не напомнила себе о том, какие дела были на их совести. Они "насолили" не только Фетту. Они также стояли за разработкой незаконного оружия, которое стерло с лица галактики целую касту войнов-верпинов на Никеле-I, а также стоило жизни почти всей семье Тенел Ка. Неважно, какую участь приготовил для этих ученых Боба Фетт - этого будет недостаточно для востоновления справедливости.
   Справившись с мгновением паники, Йу повернулся к тарм и спросил: "Так можно ли на самом деле создать противовирус, доктор?"
   Тарм на мгновение задумалась, затем кивнула. "Теоретически - возможно," - сказала она. "И кто знает, возможно нам даже удасться заставить его сработать."
   "Случались и более странные вещи," - согласился Йу. Он повернулся к терминалу. "Я скопирую старые данные. А ты соберай образцы."
   "Принято, доктор." Тарм повернулась к Тахирай, затем показала на свои кандалы: "Не могли бы вы..."
   Тахирай покачала головой. "У этого кресла есть ролики," - сказала она, живо представив, как отреагирует Фетт, если войдя обнаружит, что она освободила одного из его ученых. "Вы можете сказать мне, где здесь расставлены камеры наблюдения и коммуникатор внешней связи, хотя бы один, которым я бы смогла востользоваться без ведома Абелос."
   "А кто это - Абелос?" - спросил Йу.
   "Думаю, она имеет в виду Пагорски," - сказала Тарм. "Имперский лейтенант со щупальцами и обилием очень странных способностей?"
   "Щупальца и способности - приметы верные." Удивление Тахирай не было столь глубоким, как она ожидала. Пагорски координировала компанию Даалы с того самого дня, как были объявлены выборы, и она снова объявилась в Империи вскоре после того, как некто, обладающий невероятными возможностями в Силе, использовал свои способности для прорыва блокады у Борелео. Конечно, это были не объективные данные для предположения, что Пагорски и Абелос - одно и тоже лицо, или, если быть более точным, Пагорски была поглощена Абелос. "Думаю, она находится в соседней комнате. Могу ли я взглянуть на нее так, чтобы она не видела меня?"
   "Лейтенант - в главной лаборатории," - ответила Тарм. Ее напряженный взгляд метнулся к противоположной от Тахирай стене, потом устремился вдаль, и наконец, уперся в транспаристилловую дверь примерно в трех четвертях расстояния от центра комнаты. "Вы канечно-же можете пробраться туда и взглянуть на нее."
   "Благодарю." Тахирай стянула со спины рюкзак и принялась рассовывать по внешним карманам герм-костюма боезаприпасы. "Что насчет видео камер?"
   Йу указал глазами на пространство над своей головой. "В кабинете здесь. Но если вы хотите получить выход сигнала наружу, придется использовать специальный жесткий проводник." Он указал на полосу гнезд и розеток на одной из сторон большого лабораторного стола. "Мы не можем, или не могли принимать сигналы из-вне внутри этой лаборатории."
   Быстро оценив ситуацию, и понимая, что самым мудрым решением будет не тратить пять из оставшихся минут на настройку видеокамеры и средств внешней коммуникации, Тахирай извлекла шлем из рюкзака. Она закрепила его в специальное отделение герм-костюма, затем отшвырнула рюкзак и посмотрела на хронометр. Осталось восемь минут от утра по единому звездному. Независимо от того, что случится потом, она обязана занять внимание Абелос как минимум на эти восемь минут. Она выглянула в коридор, там Фетт все ещё вел допрос сквибов, и сказала ему их отпустить.
   "Ты нашла моих ученых?" - спросил он.
   "Да," - ответила она. "И Абелос, тоже."
   Не ожидая продолжения, она направилась к указанной двери. Подойдя ближе, она заглянула в то, что было исходной лабораторией, наполненной первыми лабораторными резервуарами. Даже с расстояния в дюжину шагов, она могла охватить взглядом верхние части некоторых заполненных жидкостью резервуаров, которые при более детальном и близком рассмотрении оказались криогенными камерами. Однако, она едва заметила их. В сумрачном воздухе сердца лаборатории плавали головы восьми Имперских моффов. Она опознала тяжелую угловатую челюсть Джовара, дрябло-изможденного Кьюллана, длинношеева Полиффа, и остальных пятерых - каждый из них был грячим политическим сторонником Даалы.
   Каждая голова была более метра в диаметре, естественно, они были слишком большими для оригиналов. Однако выглядели они намного реалистичнее, чем голограммы, а их шеи были настолько тонкими, что больше напоминали щупальца. Когда Тахирай приблизилась, она воочию убедилась, что это и в самом деле были щупальца.
   Щупальца спускались к паре коротких рук изящной женщины-человека, облаченной в изодранную униформу. Когда-то это была форма Имперского лейтенанта, сейчас же она представляла из себя настоящие лохмотья, на которых еще кое-где сохранились офиценские нашивки. Река энергии, втекающая в огромные ворота, втекала в женщину. Ее короткие желтоватые волосы были прямыми и жесткими, а ее лицо словно расплывалось на фрагменты и дым. Ее широкий полногубый рот искривляла жестокая улыбка, а синие глаза в упор смотрели на Тахирай.
   Тахирай Вейла. Глубокий голос резонировал мощью Силы, и казалось, звучал внутри головы Тахирай. Как тебе повезло, что ты пришла ко мне.
  
  
   Глава двадцать четвертая
  
  
   Хронометр Люка показывал 11:52 по единому звездному времени. А ровно в 12:00 по ЕЗВ, бригада "Свободных охотников" нанесет удар по порталам здания. Это означало, что для Люка и его команды было всего восемь минут на троих джедаев, чтобы совершить невозможное или умереть.
   Естественно, джедаи надеялись на невозможное.
   Их целью был маленький генератор дефлекторного щита, который защищал главный входной портал этого угла Храма. Он располагался в 150 метрах впереди, в конце длинного вентиляционного трубопровода. Между командой Люка и целью пролегали две вертикальные шахты, подсоединяющиеся к главному трубопроводу снизу. Технически, шахты называли главными притоками, только истощенный разум Люка никак не мог вспомнить, почему именно, инженеры использововали столь странный термин. Все что он помнил, это то, что шахпы представляли собой две пропасти, на расстоянии примерно пятьдесят метров друг от друга, в которых бушуют ветры и несут огромные клубы песка, и оказаться в такой круговерти было ничуть не лучше, чем в пылевом шторме на Татуине.
   Здесь, по крайней мере, хотя бы горело техническое освещение, поэтому можно было рассмотреть проблему, перед которой Люк и его команда оказались. В дальнем конце трубопровода, между двумя главными стоками, четверо ситхов стояли за лафетом тяжелого бластера. Генератор дефлекторного щита, естественно был за спинами ситхов, он плавал на ховерсанях в середине портала.
   Если бы Люк и его команда умудрились разрушить генератор щита, тогда бы несколько тысяч отборных "Свободных охотников" вошли бы без потерь внутри Храма через безконтрольный портал. Вместе с джедаями, они смогли бы рассредоточиться по Храму и пробили бы другие бреши в обороноспособности ситхов, а тогда бы в дело вступила добровольная армия космопехотинцев адмирала Бву*ату и закончила дело.
   Этот уточненный по реальным условиям план, конечно же унесет намного больше жизней граждан Галактического Альянса, чем первоначальный план адмирала. Но ситхи бы оказались быстро загнанными в угол превосходящими силами джедаев и их союзниками, и в итоге, рано или поздно, покинули бы Храм.
   Освобождение Храма не обеспечивало победу в войне против ситхов, или даже окончание битвы за Корускант. Но Люк и его союзники рассчитывали на то, что это станет переломным моментом, когда ситхи перейдут из стадии "глухой обороны" к стадии "уносящих ноги", и инициатива снова вернется к джедаям.
   Все, что должна была сделать команда Люка - это вырубить генератор щита.
   В обычное время, для двух мастеров и Джайны Соло-Меча джедаев, которая раз за разом доказывала, что ее боеспособность превосходила любого в Ордене.
   Однако Люк и его компаньоны были далеко не в "лучшем" состоянии. Они дрались и отступали, главным образом отступали - и слишком долго. Сейчас, у них всех были тяжелые раны. У Джайны была сломана рука и, по-видимому, несколько ребер. Корран потерял два пальца, столкнувшись с шальным бластерным зарядом, к тому же он хромал - его колено было раздуто до размеров тыквы-хубба. Люк получил тяжелый удар по голове, у него до сих пор перед глазами плавали "звезды", вдобавок на его левом боку горел болезненный порез от светомеча. Каждый из них привлекал Силу в огромных дозах, поэтому все они были грани срыва. У Джайны уже явно наблюдалась стадия эйфории Силы, а это означало, что скоро Сила просто начнет разрывать ее тело и разум, настолько стремительно и безвозвратно - как системная передозировка спайса.
   Корран Хорн вытянул трехпалую руки и покрутил ею перед Люком привлекая внимание, затем качнул головой и гаркнул: "Компания."
   Люк посмотрел туда, куда указывал Корран - дальних край трубопровода за из спинами. Примерно в двухстах метрах от них из-за угла вырулила лавандовокожая женщина-кешири. Растояние было великовато, чтобы различить черты лица, но Люку этого и не требовалось. Он знал, что у нее темные волосы, овальные глаза и широкая хищная улыбка. Ее называли Корелея, и именно она была причиной столь бедственного состояния троих джедаев.
   Впервые трое джедаев столкнулись с нею в коридоре у входа в компьюторное ядро, когда уводили ситхов от Бена и Хорнов младших, чтобы те смогли завести Дебошира внутрь. Заметив, что ситхи повинуются ей, Люк целенаправленно ждал, когда она окажется в зоне поражения термодетонаторов и взовал заряды. Вместо того, чтобы разнести вклочья ситхов в радиусе трех метров, взрыв рассеялся в некоемом Силовом щите, который она создала.
   С этого момента все пошло наперкосяк. Корелей и ее отряды шли за джедаями просто по пятам, не давая им ни минуты продыха, неизменно находя из укрытия и планомерно оттясняя от компьюторного ядра. Непонятно, как она умудрялась совмещать такую потрясающую хитрость и мощь, и при этом не быть Верховным Лордом Потерянного племени, просто времени задуматься у них не было. Она просто отрезала команду Люка от Бена и Хорнов младших, не давая им объединиться - и даже просто выяснить, что с ними произошло. Люк и Корран знали только две вещи о судьбе Бена, Валина и Жизеллы. Во-первых - у них ничего не вышло со снятием блокировки входных порталов и отключением щитов. Во-вторых - ни он, ни Корран не ощутили в Силе ничего, что свидетельствовало бы о гибели кого-то из их детей. Поэтому, оба отца, хоть и боялись худшего, но все таки надеялись на лучшее.
   Люк достал бластер. "Пора начинать."
   "Нет-мы-должны-ждать!" Голос Джайны был взволнован и тараторил, что было первым признаком эйфории Силы, единственное, что еще поддерживало ее в строю. "До полудня еще пять минут."
   "Знаю," - ответил Люк. "Но ждать мы не можем."
   "Но, ведь, если мы разнесем генератор слишком рано," - настаивала Джайна, - "каждый стрелок на этой стороне Храма повернет оружие в сторону коридора нападения!"
   "Джайна, они - уже повернули." Грубо и нетерпеливо оборвал ее Корран, видимо ему было настолько плохо, что он не понимал состояния Джайны. "Неужели ты не видишь, что стоит нам только попытаться что-нибудь предприянть, как она заметит это и накинется на нас?"
   "Мы не сдадимся." Люк наблюдал, как Корелей остановилась в отрезке трубопровода. По-видимому почувствовав в его руке бластер, она махнула нескольким ситхам из своей свиты идти вперед. "Она - единстренный Ситх, который меня действительно волнует."
   "Благодарю покорно," - съязвила Джайна. "Лучше бы мне этого не слышать."
   "Прости." Люк раскаялся в своей ошибке; похоже, он тоже сдавал. "Я подумал, что вы и так это уже заметили. Однако ждать больше мы не можем, особенно, когда она висит у нас на хвосте."
   "Лучше снести щиты рано, чем никогда," - согласился Корран. "Я иду к щитам."
   "Ладно," - согласился Люк. "Возьми с собой Джайну. Я вас прикрою."
   "Один?" - Джайна смутилась. "Разве ты сможешь остановить их в одиночку?"
   "Мне нужно только задержать их, Джайна," - терпелино объяснил Люк. "Снятие щита - сейчас первоочередная задача - единстенно важная."
   Джайна не кивнула в знак согласия, осознав суть его слов, и энергично замотала головой. "Так не пойдет," - сказала она. "Я не брошу тебя на верную смерть. Ни..."
   "Джайна!" Корран схватил ее за руку. "Мы все скорее всего умрем. Только давай сначала выполним задание, ладно?"
   Осознание опастности прояснило взгляд Джайны. Неожиданно, ее лицо наполнилось спокойствием, Люк знал, что она справилась с эйфорией Силы. Еще минута, и ее тело просто взорвалось бы и сгорело от постоянного потока Силы, которую она впитывала. Она мягко вытянула руку из захвата Коррана и кивнула.
   "Правильно." Она опустила глаза на зафиксированную руку и попыталась сжать кисть в кулак. Ей это не удалось. "Похоже, мне придется идти в авангарде."
   Корран молча смотрел на нее, без сомнения понимая, что суть ее предложения такая-же, как минуту назад высказал Люк. Джайна предлагала стать живым щитом для Коррана, у которого было по крайней мере две руки, и соответственно больше шансов успешно завершить операцию, когда он доберется до защитного генератора ситхов. Это была оправданная тактика в нынешних обстоятельствах, но сердце Люка просто разрывалось, он никак не мог заставить себя кивнуть в знак согласия.
   Его сомнения были связаны на том, что он снова посылал на смерть свою племянницу, как когда-то послал на смерть ее брата Анакина. Но альтернативы у него не было. Что он мог поделать? План нападения джедаев с первых минут пошел прахом, и ценой этой неудачи была почти наверняка смерть - его, Джайны и Коррана. Но если они смогут отключить генератор щита и открыть доступ внутрь Храма для "Вольных Охотников", эта цена не будет напрасной.
   И, возможно, это предоставит Бену, Валину и Жизелле возможность невредимыми выбраться наружу.
   Готовясь к броску, Джайна взяла светомеч в неповрежденную руку, Люк молча обнял ее ауру Силы чувством уважения и благодарности. Он поблагодарил ее сначала в Силе, затем произнес: "Мастер Соло?"
   Джайна замерла, но не обернулась, и на одно мгновение Люку показалось, что он неверно выбрал момент. Но спустя несколько ударов сердца, он ощутил, что ее наполнила уверенность и ее аура Силы стала мощнее, затем она спросила: "Да, магистр Скайвокер?"
   "Я просто хотел, чтобы ты это услышала," - произнес Люк. "Да прибудет с тобой Сила."
   Не оборачиваясь Джайна кивнула. "Спасибо," - сказала она. "Именно сейчас - это значит так много."
   "Рад, что ты готова, мастер Соло," - добавил Корран. "Ордену, как никогда, нужны такие как ты."
   Мгновение Джайна молчала. Люк ощущал горе в ее ауре Силы, она думала о своих любимых близких - ее родителых: Хане и Лейе; ее потерянных братьях: Анакине и Джейсоне; ее племяннице Аллане. И больше всего - о Джаггеде Феле, мужчине, до свадьбы с которым она скорее всего не доживет. Люк почти остановил ее план - они с Корраном справятся вдвоем.
   Только сущность Джайны Соло не смогла бы принять этого. Она была войном, и раненная или нет, она скорее отрежет себе руку, чем позволит ему и Коррану напасть на ситхов без нее.
   Мгновением позже, Джайна кивнула Коррану и сказала: "Ты только направляй меня голосом, потому, что я пойду впереди."
   Не дожидаясь ответа, она встала, и полуприсев рванулась в главный трубопровод, ее шаги гулко громыхали по металлу. Корран хромал сзади - для человека с распухшим коленом на удивление быстро. Спустя несколько ударов сердца тяжелый бластер ситхов открыл огонь, заполняя тесное пространство визжащим штормом света и жара. Неожиданно все стихло - это Джайна, взмахнув здоровой рукой, Силой сбросила орудие и его треногу в вентиляционную шахту за спинами ситхов.
   Ситхи разбежались. Несколько мгновений бластерная пушка и ее лафет висели в воздухе балансируя между силами гравитации и мощью восходящих воздушных потоков, которая разгоняла потоки воздуха по всей вентиляционной системе громады Храма.. Наконец, сила тяжести победила, и орудие скрылось из глаз, рухнув в пропасть.
   К этому моменту Джайна уже добралась до первой шахты и прыгнула, чтобы преодолеть двухметровый провал в полу. Ситхи обрушили на нее шквал бластерного огня и Силовых молний. Ее и стрелков разделяло добрых сто метров, поэтому бластерные залпы в большинстве срикошетили от металла трубопровода и потеряли свою мощность, пока достигли Джайны, однако обе Силовые молнии достигли цели практически без потерь, хотя им и пришлось преодолеть воздушный напор главного стока.
   Первый разряд Джайна поймала лезвием светомеча. Однако второй, похоже, ударил ее в грудь. Люк увидел, как ее плечи отбросило назад; ее полет остановился и она начала падать.
   Корран летел в полушаге сзади, умудрившись не отстать, несмотря на раздутое колено. Он наклонился и успел схватить одежду Джайны. Вместе они свалились на пол в нескольких сантиметрах от края пропасти и несколько раз перевернулись, уходя от новых Силовых разрядов. В дальнем конце отрезка трудопровода, ситхи стали подтягиваться ко второму главному стоку, чтобы не дать Коррану и Джайне перепрыгнуть его.
   К сожалению, Люк не мог больше наблюдать за дальнейшим развитием событий. Настало время оставить Коррана и Джайну, и самому заняться делом. Он развернулся и увидел намного увеличившийся отряд Корелеи в сотне метром от себя, их разделяло два других главных стока. Они подходили к главному стоку тремя колоннами, потрескивающими светомечами создавая темно-красный огненный пузырь. Корелеи он не видел, хотя в районе второй или третьей колонны Люк ощущал грозное присутствие, которое могло принадлежать только ей.
   Решив использовать преимущества ланшафта, как это делали ситхи защищающие генератор щита, он приблизился к краю ближайшего главного стока и открыл огонь. Трое ситхов в первом ряду отбили его заряды в его же сторону, поэтому он плюхнулся на животи продолжал палить, целясь ситхам в грудь - пока они не подошли к первому провалу и не ушли в прыжок, тогда он изменил тактику и стал палить попеременно то по ногам, то в более важные органы.
   Он рассчитывал, что смена тактики застанет ситхов в расплох. Одна из Сабель получила заряд в ногу и мешком упала на противоположной стороне стока. Второй неудачно загородил лицо от выстрела Люка и светомечем разбил голову своей соседке. Третья ситх погибла, когда приземлившись, попыталась ударить его в лицо, потеряла равновесие и рухнула в пропасть.
   Правда остальные переправились благополучно, и теперь около полудюжины их стояло в пятидесяти метрахъ от него, а Корелей во втором ряду подгоняла их. Люк продолжал поливать их огнем, чередуя "голова-ноги" и замедляя их продвижение. За его спиной во всю бушевало сражение Коррана и Джайны с четырьмя упорно стоявшими ситхами, по удалению визга бластерных выстрелов и треску светомечей, Люк оценил, что Джайна и Корран уверенно и довольно шустро приближались ко второму главному стоку. Невыполнимая миссия, с каждым мгновением становилась еще более невыполнимой.
   Неожиданно Джайна крикнула Корану: "Быстро вперед!"
   Несмотря на то, что банда Корелей находилась уже в сорока метрах от него, Люк оглянулся назад и увидел, как Джайна прямо на краю последнего главного стока, подхватив Силой, швырнула свой светомеч через воздушный провал. Оружие летело строго горизонтально. Корран летел в шаге от него, его собственное лезвие безумно вращалось, отшвыривая в стороны шквал бластерных зарядов.
   Светомеч Джайны уже достиг противоположного края пропасти и был быстро сбит одним из ситхов. Однако к этому моменту, Корран подлетал, его лезвие заняло боевое положение, а нога готова была выдать хороший пинок - который наверняка будет стоить ему ноги - когда Джайна вытянула руки и ударила ситхов Силой. Люк был поражен, он считал, что у Джайны уже не осталось энергии. Четверых врагов отбросило и раскидало по полу.
   Один удар сердца - и Коран уже стоял на другой стороне главного стока. Теперь от генератора щита его отделяли только четверо валяющихся ситхов и пятьдесят метров трубы. Люк заметил, что он повернул рукоять своего двойного светомеча, и белоснежное лезвие сменилось фиолетовым, да к тому же на треть длиннее, когда фокусирующий кристалл сменился. Один из ситхов вскрикнул, и Люк приободрился, мысленно повысив их шансы на успех.
   Только Джайна осталась на этом краю пропасти. Она стояла на коленях, качаясь от истощения и в любой момент готовая потерять сознание. Силой, Люк оттащил ее подальше от края, но тут ему пришлось переключиться на подкатившие собственные проблемы. Первые ряды ситхов были уже в двух шагах от края последнего разделяющего их стока, он отбросил бластер и, вытянув руки, мощным захватом Силы обхвтил лодышки четверых ситхов и рванул в сторону пропасти.
   Трое ситхов рухнули в пропасть. Они кричали, извивались и хватали воздух, пытаясь за что-нибудь ухватиться, когда пропали из зоны видимости. Четвертому ситху удалось отшвырнуть себя назад и упасть на устойчивую поверхность. Не дожидаясь, когда Люк потянет его к провалу, мужчина выхватил стеклянный паранг из поясных ножен и швырнул. Люк результативно переадресовал паранг, однако Корелей и ещё один кашириец были уже в воздухе, их горящие светомечи и глаза были нацелены на Люка. Он активировал собственное лезвие и, вскочил на ноги, одновременно швырнув в обоих заряд Силы. Мужчина-кашири рухнул в пропасть.
   Корелей этого даже не заметила. Она просто отклонилась, заблокировав светомечем удар Люка, влепила ему в грудь мощный пинок и отбросила на стену трубы.
   Приземлился Люк в пяти метрах от нее с ужасающей болью в груди. Он прилагал максимум усилий, чтобы просто дышать. Корелей была от него в двух шагах, в ее пальцах уже переливалась синевой готовая молния Силы. У люка не было ни сил, ни времени, чтобы подняться, поэтому он просто потянулся к ней Силой, потом нацелил свой светомеч в середину ее абриса и потянул.
   Их воли столкнулись, Люк даже перестал ощущать головокружение и боль в костях. Он понял, что его светомеч достиг цели, когда его обдало запахом сожженой плоти. Рукоять в его руке вибрировала - Корелей всеми силами пыталась вырвать из себя обжигающее лезвие. И тут он почувствовал, как ее ладонь коснулась его груди, свободной рукой он схватил ее руку, но... было слишком поздно. Все его тело корежило от сокрушительно-сжигающей мощи молнии Силы.
   Казалось, что агония будет длиться вечно. Люк ощущал, что его плоть под ее ладонью обуглена; молния парализовала его, он был неспособен ни освободиться, ни нанести новый удар, даже просто двинуть светомечем, чтобы добить Корелей. Он просто висел полностью обездвиженный, одной рукой сжимая светомеч, другой - вцепившись в руку, прижатую к его груди. В его сознании крутилась мысль - сколько времени ей понадобиться, чтобы умереть?
   По-видимому, намного больше, чем Люку. Она подняла свободную руки и немного отодвинула его от себя. Затем она развернулась и отшвырнула его к стенке трубопровода ... боком соскользнув с лезвия его светомеча. Действие разверзло огромную дыру в ее животе.
   Рана - даже не замедлила ее движений. Не обращая больше внимания на сползающего по стене Люка, она бросилась по трубопроводу вслед за Корраном, который добил уже троих ситхов и направлялся к четвертому. Когда Люк достиг пола, она была уже на полпути к первому гланому стоку. Ее плечо было вывернуто под неестественным углом, что говорило о том, что полученная рана должна была превратить ее в безжизненный труп ещё десятью шагами ранее.
   У Люка не было времени разбираться в причинах изменения ее осанки. Он уже отчетливо слышал звуки шагов по этой секции трубопровода, двое оставшившихся ситхов из ее свиты догоняли ее. Продолжая содрогаться от последствий соприкосновения с ее молнией Силы, он перевернулся, чтобы наблюдать за траекторией их перемещений - пара почти добралась до главного стока. Благодаря низкому потолку трубопровода их головы были вытянуты вперед, а плечи ссутулились, все это делало их больше похожими на пару детенышей ранкора, чем ситхов.
   По видимому, они считали Люка полностью выведенным из строя, поэтому даже не удосужились обеспечить друг-другу прикрытие во время прыжка. Непростительное высокомерие. Он дождался, когда они окажутся примерно на середине пропасти, и взмахнул рукой толкая Силой левого ситха в сторону его напарника. Ситхи с грохотом врезались в стену трубы, их вытянутые руки с трудом уцепились за край. Люк щелкнул пальцами в их направлении и Силой оттолкнул их назад. Вскрикнув от неожиданности - или возможно это был гнев - они исчезли в пропасти.
   Отправив по крайней мере нескольких ситхов к праотцам, если таковые у них имелись, Люк снова вооружился отброшенным прежде бластером и повернулся к Джайне - и только сейчас он понял, почему Корелей было так сложно убить. Убийственная рана, которую нанес ей Люк, со стороны спины не кровоточила, а вместо крови из нее сочился темный, маслянистый дым поднимающийся вверх и стелющийся по потолку трубопровода.
   Корелей была "нормальной" каширской женщиной не больше, чем сам Люк. Она была неким другим видом сущности.
   И теперь она была на полпути между ним и Джайной, которая стояла на коленях в центре трубопровода, безвольно свесившись и настолько неподвижно, что ее можно было принять за мертвую.
   Крик агонии раздался из дальнего конца трубы - Корран прикончил последнего ситха на своем пути к генератору щита.
   Корелей - или кто-бы-она-ни-была - подняла руку, и мощный разряд молнии Силы устремился вперед. Застигнутый врасплох, Корран вскрикнул и упал, его тело сотрясалось и конвульсировало на полу, покрытое сетью танцующих всполохов синей энергии - самостоятельно освободиться он был не в состоянии.
   Люк открыл прицельный и массированный огонь в Корелей с расстояния всего в тридцать метров. Естественно, это только немного замедлило ее движения.
   Люк должен остановить Корелей-нечто - он не смел даже мысленно произнести ее истинное имя - или последняя надежда джедаев на освобождение Храма развеется как дым. Он полностью открылся Силе, и энергия стала заполнять его настолько быстро, что его буквально понесло вперед бушующим потоком мощи. Разогнавшись, он снова открыл огонь, на этот раз массированному обстрелу подверглись ее ноги, которые были практически полностью сожжены.
   Однако это ничего не изменило.
   Это нечто - эта сущность - обладала сполобностями просто за пределами здравого смысла. Однако он начал их понимать.
   "Джайна!" Люк обратился к ней, когда смог сосредоточиться и ощутить жизнь в ее ауре. Усилив голос Силой, он нацелил слова именно на нее: "Мастер Соло! Ты нужна джедаям... сейчас!"
   Джайна не шевелилась.
   Люк перевел прицел в ее голову. Заряд угодил Корелей-нечто в висок и вышел с противоположной стороны, выбив осколки костей и мозга.
   Корелей-нечто споткнулась.
   Он снова выстрелил, только теперь существо развернулось и свободной рукой стало отбивать заряды в стены трубопровода. Он не видел, что с другой стороны провала Корран внезапно освободился и встав на карачки пополз к генератору щита.
   Люк встряхнул Джайну в Силе. "Джедай Соло! Вставай и борись!"
   Она осталась неподвижной. Люк снова открыл огонь.
   Сущность поймала один из зарядов и все еще горящий зажала в руке. Вместо щеки у нее зияло обожженное отверстие там, где вылетел наружу бластерный заряд. Лавандовый окрас кожи сменился алебастрово-синим, а когда ее взгляд пересекся с взглядом Люка, он увидел маленькие белые звездочки. Она улыбнулась, ее рот растянулся просто от уха до уха, и в этот момент она хлестким замахом отправила шипящий заряд прямо в глаза Люку, закрывать глаза на испину больше было некуда.
   Перед ним стояла Абелос.
  
  
   * * *
  
  
   Внизу в задымленной генетической лаборатории на Хагамуре 3 у Тахирай совсем не осталось времени, чтобы позвать на помощь. Хотя, навряд ли Фетт смог бы предложить нечто существенное. Одно из щупалец потянулась в сторону Тахирай, и висящая на нем голова - изображавшая мягкотелого Кьюллана - полетела в транспаристилловую стену, разделявшую два помещения.
   Вместо того, чтобы разбиться о переборку, как ожидала Тахирай, голова взорвалась фиолетовой вспышкой энергии Силы. Тахирай загородилась рукой и щитом Силы, чтобы противостоять взрывной волне, несущей на нее шквал мелких осколков металла, и едва устояла.
   Затем Тахирай взлетела, ее засосало в жгучий жар генетической лаборатории через образовавшийся пролом. Сколько прошло времени с момента, когда она последний раз смотрела на хронометр, она не могла однозначно сказать. Минуты две-три, не больше - а ей предстояло отвлекать внимание Абелос по крайней мере минут восемь. Веселого мало.
   Тахирай запустила руку в один из карманов гермкостюма и ощутила гладкую твердость теплодетонатора, и тут ее обхватило одно из щупалец Абелос и сжало так, что она едва могла дышать. Другое щупальце обернулось вокруг запястья Тахирай и вытянуло ее руку из кармана вместе с зажатым в ней детонатором.
   Абелос развернула Тахирай к себе, и девушка смогла наконец рассмотреть ее лицо - точнее то человеческое обличье, что Сила еще оставила там. Небольшие фрагменты кожи - не более ногтя большого пальца - были пепельно серыми. Вместо носа зиял провал, а вместо губ остались только коричневые полоски, которые истончались прямо на глазах.
   Однако глаза были удивитеьно знакомы - и омерзительны. Это были теже самые льдисто-голубые радужные оболочки, которые смотрели на Тахирай с трибуны свидетеля, когда Пагорски лжесвидетельствовала о фактах смерти адмирала Пеллаеона. Но за ними скрывалась не Пагорски. Фактически они были огромными бездонно-мрачными провалами, которые освещали лишь две крохотные серебристые искорки света, отступая затягивали Тахирай вглубь холодной и мрачной пустоты от которой не было никакого спасения.
   Вкратчивый голос Абелос в сознании Тахирай произнес: Во взывчатых веществах нет никакой необходимости, дитя.
   Щупальце сжало запястье Тахирай и сдавливало его до тех пор, пока рука не расжалась и теплодетонатор безвредно не упал на пол..
   Мы останемся вместе очень надолго, ты и я.
   Тахирай уперла эммитер своего светомеча во впадину живота Абелос. "Нет, если мне удасться этому помешать."
   Она нажала кнопку активации и увидела, как сапфировый клинок вырвался из спины Абелос. Понимая, что одной проникающей раны было явно недостаточно, чтобы прикончить сущность Силы, Тахирай сразу же резко рванула лезвие вниз и вбок... точнее попыталась.
   Когда лезвие не сдвинось с места, Тахирай опустила глаза и увидела, что ее другая рука тоже опутана щупальцем. Она попыталась высвободиться, однако не смогла даже шевельнуться, к тому же она не только не могла пошевелить рукой, но даже не чувствовала ее.
   Это безсмысленно, дитя мое, - сказала Абелос. Ты не сможешь помешать этому.
   Щупальще взлетело перед ней и, согнувшись, коснулось подбородка Тахирай.
   "Что?" - выдохнула Тахирай. Ее обуяла волна холодного ужаса, ей пришлось приложить усилие, чтобы не удариться в панику. "Что ты делаешь?"
   Разве я не сказала? - ответила Абелос. Мы останемся вместе. Тело лейтенанта слабое, а твое - сильное, к тому же, в нем есть Сила...
   Монолог прервал резкий звук выпущенной мини ракеты, по мере приближения превратившийся в оглушающий рев. Тахирай оглянулась к разрушенной переборке и увидела Фета - его рука с пусковой установкой все ещё оставалась направленной в сторону лаборатории.
   В этот момент Абелос резко отскочила, почти разрезав себя пополам светомечем Тахирай, и исчезла. Мгновением позже мини ракета ударила в пол прямо перед Тахирай и... не взорвалась. Фетт кивнул шлемом - словно говоря добро пожаловать сюда - отскочил и изчез из поля зрения примерно двумя секундами раньше, чем там оказалась Абелос. Она запрыгнула туда через пролом в переборке, источая темный смрадный дым из раны в боку.
   Тахирай потребовалось несколько ударов сердца, чтобы осознать то, что все происходящее - это не бред ее сознания. Невероятно, но Фетт только что рискнул собственной жизнью, чтобы спасти жизнь Тахирай. Кроме того, он отвлек противника на себя, хотя мог просто забрать своих ученых и смыться. Похоже на деле он был не настолько плохим парнем, чем хотел казаться - а возможно, он просто свое слово ценил больше, чем жизнь.
   В любом случае, Тахирай не собиралась попусту тратить время, которое скорее всего будет стоить ему жизни. Она вынула из кармана гермкостюма ущё парочку детонаторов и оба их активировала: первый она выставила на двадцать секунд и убрала в набедренный карман, другой - на десять секунд - она зажала в ладони.
   К тому моменту, когда Тахирай закончила свои манипуляции, рабочее помещение наверху заполнилось яркими оранжевыми и синими вспышками - похоже Фетт разрядил в Абелос весь свой многочисленный арсенал. Ведя в сознании отсчет, Тахирай Силовым прыжком преодолела разбитую переборку и направилась в угол помещения, где двое ученых-специалистов в нанотехнологиях - Тарм и Йу - так и сидели сжавшись, все ещё прикованные к креслам.
   Фетт находился прямо перед ними, присев за огромным лабораторным столом, стоявшим в середине помещения, продолжая палить в Абелос из всех, имеющихся у него в наличии оружия. Бластерные заряды она просто игнорировала, ее изрешеченное тело всего лишь немного вздрагивало, когда в него врезался и сгорал очередной заряд. От темно-красногое пламени огнемета она загородилась щитом Силы, который просто разбросал огненные языки по разным сторонам. А мини ракеты она запросто сбивала с курса толчками Силы, заставляя их взрываться на безопасном от нее расстоянии.
   Когда отсчет Тахирай дошел до пяти, Абелос была от нее довольно далеко - она запрыгнула на стол и целенаправленно шла на Фетта.
   Тахирай высоко подняла теплодетонатор, давая Фету хоть какой-то шанс понять ее план, раскрыла ладонь и, подхватив взрывчатку Силой, мягко направила ее в сторону Абелос.
   Детонатор преодолел только половину разделявшего их расстояния, когда Абелос развернулась в пол оборота, охватывая взглядом обоих своих врагов, и вытянула щупальцы. Шар вырвался из Силового захвата Тахирай и, изменив траекторию полета, направился в сторону Фетта.
   Не дожидаясь взрыва первого детонатора, Тахирай перешла прямо к плану Б - она активировала светомеч и, подхватив себя Силой, ринулась в атаку. На счет восемь, она была рядом с Абелос и снесла у той трое щупалец, которые успели обвиться вокруг ее лодышек.
   В этот момен комнату наполнил оглушительный рев - Фетт врубил реактивный ранец и взлетел - пролетая мимо он поймал на лету, посланный в него Абелос термодетонатор, и исхитрился засунуть его в дымящуюся на боку рану, когда в голове Тахирай отсчет достиг цифры девять.
   Она развернулась, пытаясь отскочить подальше, когда что-то сильно сжало ее предплечье и почти, выдернув руку из систава, подняло ее в воздух. К тому моменту. Когда она поняла, что это Фетт галантно прихватил ее с собой - они одо врезались в стену у самого входа в рабочее помещение. И тут все заполнилось ослепительно белым сиянием и оглушительным грохотом - Тахирай даже пришло в голову, что им не избежать радиуса поражения взрывом.
   Мгновение спустя ее сомнения исчезли, когда она больно ударилась об пол. Вдобавок ко всему сверху на нее рухнул Фетт, добавив ей массу ощущений твердыми гранями своих доспехов - она поняла, что осталась жива.
   А что насчет Абелос?
   Тахирай оглянулась на лабораторный стол. Стола больше не существовало, на его месте в полу красовалась пятиметровая воронка. Доктор Фрела Тарм и доктор Джессал Йу, оба оглушенные взрывом, ошалело пялились на дыру в полу.
   Тахирай попыталась подняться, однако ее все ещё придавливал сверху Фетт - безмолвный и обмягший.
   "Фетт?" - позвала она.
   Когда он не ответил, она прощупала его Силой, и с облегчением поняла, что он тоже все ещё жив.
   "Фетт!"
   Она начала осторожно откатывать его от себя, пока внутренний голос в ее сознании не сказал пятнадцать, тут она вспомнила о плане Б.
   "Фетт!" Она безжалостно оттолкнула его применив Силу. Учитывая слабую гравитацию Хагамура 3, ее усилия отправили его в полет. "Отвали!"
   Врезавшись в потолок, Фетт похоже пришел в себя. Он с трудом отлепился от потолка и опустился на пол, хрипло рыча: "Не двигаться!"
   Не обращая на него внимания, Тахирай открыла карман, где был спрятан второй детонатор.
   "Я тебе покажу, мерзавка!" - кричал Фетт.
   Тахирай подняла глаза - он стоял пошатываясь и целился в нее из огнемета. Применив Силу, она отвела дуло оружия в сторону и показала ему термодетонатор.
   "Две секунды," - произнесла она.
   Внезапно, шаткость Фета словно испарилась. Он указал ей на пролом в главную лабораторию генетики.
   "Избавься..."
   Тахирай швырнула опасный шар к пролому, для верности подхватив, двигая и направляя Силой. Взрывчатка преодолела пролом и взорвалась. Громовой раскат в сочетании с белой огненной вспышкой потряс помещение, уничтожив большую часть стены и пола помещения, ... и тут прогремел новый взрыв, более глубокий и мощный. Здание содрогнулось, словно в него врезался астероид, и по помещению пробежала волна вибрации, когда сверху на потолок посыпался дождь их невообразимых тонн камня.
   Лицевой щиток шлема Фета повернулся к Тахирай. "У тебя довольно крутые дотонаторы. Где ты их раздобыла?"
   Ещё один взрыв потряс помещение - на этот раз в его потолке образовалась двухметровая дымящаяся дыра. Пронзительный свист улетучивающейся атмосферы заполнил комнату, затягивая в образовавшееся отверстие все что не было привинцено к стенам или покрытию пола: обрывки флимси, инфочипы и многое другое.
   Тахирай сорвала с плеча шлем гермкостюма, который несмотря на продолжительное сражение остался целым, быстро натянула его и привинтила. Броня Фетта была укомплектована гермкостюмом, поэтому сейчас он только активировал ее через нарукавный пульт.
   "Вейла!" - рявкнул он в системе внутренней коммуникации. "Это что-то, о чем ты забыла мне сказать?"
   Следующий взрыв прогремел в стороне от главной лаборатории. Тахирай взглянула на хронометр и отметила, что бомбардировка началась на две минуты раньше. Она очень надеялась, что Вагнер заметил фрегат, выходящий на позицию поражения, и отступил на безопасное расстояние.
   Тахирай коснулась подбородком микрофона. "Я не думала, что это имеет значение," - ответила она. "По моим подсчетам, мы к настоящему моменту должны были быть уже мертвы."
   "Ты могла бы," - уточнил Фетт.
   "Они начали на две минуты раньше - если тебя это утешит," - добавила Тахирай. "Похоже Джаг задал жару своим подчиненным."
   "Значит Имперский флот на всех парах мчится сюда." Шлем Фета повернулся к задней части помещения, где Фрела Фарм и Джессал Йу отдавали концы корчась в декомпрессии - их кожа уже посинела, а глаза кровоточили и вылезали из орбит. "Ну, конечно."
   Фетт оглянулся на проем, откуда раньше на них пытались напасть сквибы, и выпустил по нему мини ракету, выбивая транспаристилл вместе с рамой.
   "Сначала леди," - сказал он. "И стрелять тебе в спину, я даже не собираюсь. Я прекрасно знаю, чем подобные вещи кончаются, если имеешь дело с джедаем."
   "Я вовсе не джедай."
   "Да уж конечно," - сказал он. Новый удар потряс здание, и потолке рабочего помещения образовалась вторая дыра. Он махнул Тахирай по направлению к выбитому проему. "За сделанное здесь - тебя простят."
   Тахирай оглянулась на двоих ученых, которые бились в предсмертных конвульсиях. "А как же твой антидот?"
   Фетт пожал плечами, и она почувствовала его разочарование в Силе. "Что относительно этого?" - переспросил Фетт. "Слиимо, которые изобрели это - мертвы, что уже хорошо. Остальное не имеет значения."
   "Полагаю, что так," - согласилась Тахирай. "Только, Фетт, я должна просить..."
   "Я - не твой приятель по болтологии," - пербил он. "Пора уходить."
   "Я понимаю." Почти ожидая увидить щупальца, Тахирай бросила последний взгляд на лабораторию генетики. "И всетаки, почему ты спас меня там? Ведь ты же мог забрать ученых и уйти."
   "Наверное, мне надо было так и поступить, однако сделка есть сделка," - ответил Фетт. "Кроме того, сначала ты спасла меня. А мне крайне неприятно оставаться должным кому-то из вас."
   "Из нас?"
   "Джедаев," - рыкнул Фетт. "Теперь мы можем уходить?"
   "Несомненно," - сказала Тахирай. "Однако, почему ты спас меня второй раз?"
   "Мне приятно, когда должны мне." Фетт двинулся к проему. "Вейла, я ухожу."
   "Подожди." Тахирай схватила его за руку и повернулась к компьюторным установкам в задней части лаборатории. "Там находится инфочип, и я хотела бы, чтобы он остался у тебя."
   Новый удар обрушил тонны каменных обломков в центральное помещение за проемом.
   Фетт задумчиво посмотрел вверх, затем произнес: "Лучше бы это оказался тот самый инфочип."
   "Возможно, и нет, но это - твой единственный шанс," - сказала Тахирай. "Я приказала Йу скопировать все его файлы по нано-убийцам, чтобы у тебя были данные для исследований, когда ты заберешь его и Тарм."
   Фетт склонил голову набок. "Почему ты это делаешь?"
   Тахирай пожала плечами. "Наверное, потому, что тоже люблю, когда мне должны," - ответила она. "А ещё, потому, что когда-то была учеником Кадиуса."
   "Я это не забыл." Фетт направился к дальней части лаборатории, забрать инфочип. "Только пусть это останется между нами. Договорились?"
   "Ладно," - ответила Тахирай. Затем они направились к выходу - Фетт впереди, Тахирай следом. "И, спасибо."
   "Все это не делает нас друзьями, Вейла," - произнес Фетт. "По мне, так ты просто ещё один вонючий джедай."
  
  
   * * *
  
  
   С того места, где Джайна упала на колени в центре вентиляционного трубопровода спиной к стене, в поле ее зрения оказалось множество событий. Она видела каширскую женщину с наполовину снесенным туловищем и бластерной раной в левой щеке, которая никак не могла быть обычным ситхом. Она видела, как Люк гнал эту женщину-нечто прямо на нее. В другой секции трубопровода она видела Коррана Хорна, который хромал последние метры к краю гигантского портала, чтобы засунуть тепловой детонатор в генератор щита. Она понимала, что в любую секунду каширка повернется и попытается его остановить, а хронометр Джайны отсчитывал последие две с половиной минуты утра по единому звездному времени.
   Для того, чтобы стрелки сменили дислокацию для новых целей, две с половиной минуты - было много. Слишком много. Джайна была уверена, что как только генератор отключится и щиты падут, ситсхский главнокомандующий сразу же поймет, что ожидается прибытие свежих сил, и где их ждать. Он наверняка прикажет артиллерии прекратить перестрелку с бластботами и бронемашинами, которые уже в течение нескольких дней пытались сломить неприступность Храма, немедленно, и обратить внимание и дула орудий к открытому порталу. По его приказу в небо над открытым портом взвились бы залпы бластреных орудий и ракеты, а значит через две с половиной минуты Свободные охотники окажутся в кромешном аду.
   Именно поэтому Джайна упорно игнорировала приказы Люка встать и бороться. Вместо этого, она оставалась недвижимой и, осторожно прикасаясь Силой к Коррану, убеждала последнего не торопиться и подождать. Однако, в ответ она получила только ощущение беспокойства, что если он не поторопится, то жертва Люка в борьбе с неистребляемой каширской женщиной будет напрасной. Потом она в мгновение ока разделается с Джайной и напрямую займется Корраном, как только тот коснется генератора щита.
   Однако Джайна прекрасно осознавала, что никогда не продержится против каширской женщины две с половиной минуты - особенно сейчас. Все ее тело горело сверху до низу, и она была совершенно не уверена, что ее мускулы будут ей повиноваться, даже под воздействием настойчивых приказов Люка - встать и бороться. По ее оценке, она сможет продержаться около тридцати секунд, возможно, минуту, если Сила ее не подведет. Но две с половиной минуты? Спустя две с половиной минуты она будет трупом.
   На хронометре Джайны до полудня осталось две минуты, и в этот момент случилось нечто странное. Каширская женщина вскрикнула от боли. Это был не просто крик, который вырывается, когда бластерный заряд пробивает легкое - это был какой-то сверхьестественный вопль, который эхом отразился в Силе и потряс сознание и внутренности Джайны, не касаясь ее барабанных перепонок.
   Женщина качнулась, и когда Люк снова открыл огонь, она прыгнула вслед за Корраном. Время пришло. Джайна протянула руку к своему светомечу, и, когда ее пальцы сомкнулись на рукояти, она Силой поставила себя на ноги.
   Женщина удивила Джайну, остановившись примерно между Люком и ею, и Джайна взглянула в лицо смерти. Рот, там где его не уничтожил бластер Люка, был безобразно широким, просто от уха до уха, а глаза тонули в глубоких колодцах мрака на дне которых горели двекрошечные точки света.
   Абелос.
   Описание было слишком красноречивым, поэтому у Джайны не возникло никаких сомнений в личтости того, кто стоял перед ней, и она поняла, что возможность выжить и снова увидеть Джага практически сошла на нет. Она активировала светомеч и кинулась прямо в схватку, целясь в живот - она надеялась заставить противника отступить и прямиком наткнуться на лезвие Люка.
   Рука Абелос чуть качнулась, и Джайну отбросило назад на стенку трубопровода. Мельком она увидела как под ней пронесся темный квадрат провала главного стока; она грохнулась на пол и дважды перевернулась прежде чем погасила инерцию Силой. Она встала на колени, несколько оглушенная способом переправы, и увидела что Абелос летит к ней через провал.
   Джайна подняла светомеч в положение защиты, наблюдая как ее противник падает вниз и исчезает из виду.
   Слишком истощенная и сбитая с толку, чтобы встать на ноги, Джайна встала на колени, в любой момент почти ожидая появления руки, которая схватит ее за лодышку и потащит к смерти. Вместо этого она увидела, как подошел Люк с бластером в одной руке и светомечем в другой. Подойдя к краю провала он поднял руку и разрядил обойму бластера вслед за Абелос. Потом осторожно заглянул в пропасть главного слива и медленно огляделся по сторонам... выглядел он сбитым с толку.
   Он оглянулся к Джайне. "Что произошло?"
   "Я хотела спросить тебя о том же," - сказала Джайна. "Я полагала, что ты..."
   "Не я," - ответил Люк качая головой. "Думаю, что сработал какой-то другой фактор, о котором мы пока не знаем."
   "Нечто о ней, о котором мы пока не знаем?" - уточнила Джайна. "Круто."
   Только теперь она вспомнила о Корране - а ведь взрыва теплодетонатора она так и не услышала. Джайна глянула на хронометр - все еще полторы минуты до полудня. Она развернулась и увидела, что Корран продолжает стоять на краю портала сжимая в руке теплодетонатор.
   "Пора?" - выкрикнул он. "Мой хрономерт барахлит."
   Джайна снова посмотрела на хронометр и покачала головой. "Еще нет." Оценив, что ей потребуется примерно минута, чтобы преодолеть последние пятьдесят метров, она подождала, когда Люк подойдет к ней, затем встала и поковыляла по трубопроводу к генератору щита.
   "Давай действовать совместно."
   "Прекрасное предложение," - крикнул Люк. "Команда пост-эвакуации добьется большего и быстрее, если все мы начнем действовать в одном месте."
  
  
   Глава двадцать пятая
  
  
   Наконец, они поднялись внутри Храма достаточно высоко, чтобы избавиться от капающей на голову кислоты и ядовитых грибов с бритвообразными шляпками. Коридор представлял собой типичный интерьер городских катакомб с изъеденным дюрастиллом стен, толстым слоем нечистот и сильным запахом разложения. Теперь, когда в поле зрения больше не попадались овощи-любоеды, и Хан не мог занять руки ни дракой, ни пилотирование, его настороение варьировалось от обычного раздражения до самой настоящей ярости.
   Во время засады в погрузочно-разгрузочном доке он заметил каштанововолосую девушку, которая стояла в проеме тоннеля доступа.На ней была боевая броня джедаев, поэтому в первый момент он принял ее за пленную или убегающую от врага. Потом он заметил в ее руке теплодетонатор, и понял - перед ним шпион. Его вывод подтвердился, когда она вошла в помещение погрузочной площадки и швырнула детонатор в трап "Сокола", туда где Аллана беседовала с Базелом и стояла Лейя. В этот самый момент он разглядел характерный небольшой шрам в уголке ее губ - он точно знал, кто перед ним.
   Вестара Кхай.
   Маленькая смука все это время играла с Беном, изображая из себя девочку-в-опасности и заставила его в себя влюбиться. Затем, когда она оказалась в Ордене джедаев и узнала все, что позволил Люк, она улучила момент заполучить Аллану и, переметнувшись к стхам, устроила засаду в грузовом ангаре. Все было предельно ясно. Она использовала Бена, чтобы морочить голову Люку.
   Единственное, что не укладывалось у Хана в голове - каким образом? Откуда Вестара могла узнать об их приземлении и что Алана окажется на борту? Каким образом она смогла так быстро подготовить засаду? Ведь, когда "Сокол" прибыл на Корускант - она уже была внутри Храма. И даже если предположить, что у нее была возможность прослышивать штаб Бвуа*ту, ей потребовалось бы не меньше часа, чтобы выйти на позицию.
   Однако для Хана теперь было очевидно, почему джедаи столкнулись с крупными проблемами в Храме. В их рядах был шпион. И Вестара Кхай когда-нибудь обязательно заплатит за содеянное. Даже если это будет последним поступком Хана в жизни.
   "Дедушка!" - прошептала Алана за его спиной. "Тихо!"
   Хан посмотрел на заскорузлую грязь у себя под ногами, пытаясь осознать, что он, по-видимому, пнул или задел. В слабом свете потолочных светильников он разглядел только слежавшуюся пыль и больше ничего - никаких оплавленных кусков или осколков, никаких крысиных скелетиков или щитков бремиллов. Ему не удалось обнаружить даже трупиков мукси, хотя в месте с таким поганым запахом, их должны были быть тысячи.
   Продолжая идти вперед, он осмотрелся по сторонам и даже оглянулся назад. Лейя и Анжи находились примерно в десяти шагах позади, прикрывая тылы. Алана и Р2-Д2 шли за его спиной намного ближе, практически наступая ему на пятки. Они оба были с головы до ног покрыты пылью и грязью, и Аллана делала каждый шаг с осмотрительностью ветерана боевых действий, которым она фактически и стала за последние несколько дней постоянного заметания следов и схваток. В ее огромных серых глазах появилось та твердость и осмотрительность, появление которых Хан поэтапно наблюдал в собственных детях, когда их способности Силы и галактические сражения сформировали из них войнов в ещё довольно юном возрасте. А теперь это время настало и для Алланы, хотя она была и намного моложе. В девятилетнем возрасте она уже научилась убивать, и видела смерть друзей - все это разбивало Хану сердце. Если бы у него была возможность изменить ее судьбу - он, наверняка, сделал бы это немедленно. Но у Хана не было выбора, как впрочем и ни у кого. Она была рождена для своей судьбы, и самое лучшее, что он мог для нее сделать - это подготовить ее принять это бремя.
   Хан все ещё оглядывался назад, когда достиг перекрестка и активировал несколько датчиков движения, которые зажгли освещение на несколько метров слева от него. Учитывая, что где-то за ними шла компания ситхов, он не позволил себе вскрикнуть от неожиданности, однако автоматически выхватил бластер и обвел его дулом все открывшееся пространство.
   "Дедушка!" - снова зашептала Алана. "Тишина подразумевает и отсутствие стрельбы тоже!"
   Хан остановился и развернулся к ней. "Я ведь не нажимал на курок," - произнес он. "И я не шумел."
   Р2-Д2 блеснул несколькими функциональными светодиодами, на пунктирном коде джедаев выражая свое несогласие, Алана покачала головой.
   "Ты снова бормотал," - прошептала она. "А я слышала кого-то за нами."
   Хан пристально всмотрелся в коридор, откуда они пришли. Анжи и Лейя все также оставались сзади, Анжи напряженно оглядывалась на их следы, а Лейя Силой приглаживала на ними пыль. Признаков постороннего присутствия не наблюдалось.
   "Ты уверена?" - спросил он.
   "Конечно, уверена," - ответила девочка. "Ты бормотал о маленькой смуке, и что она должна заплатить. А что такое смука?"
   "Еще одно слово для определения плохих новостей," - ответил Хан. "Я имел ввиду, ты уверена, что слышала что-то?"
   "Уверена," - подтвердила Алана. "За нами раздался вопль. Мне показалось - от удивления."
   "Я тоже это слышала," - шепотом произнесла Лейя, подойдя к ним. "И я ощущаю их, похоже около дюжины жизнеформ примерно в полукилометре позади нас."
   "Что нового относительно Зека и Тайрин?" - спросил Хан. Он опустил глаза на Алану. "Ты уверена, что твой маячек работает?"
   Она перевернула руки и продемонстрировала имплантированный под ее кожей оранжевый шарик, который сейчас светился. "Уверена."
   "Проклятье," - буркнул Хан. "Они уже должны были нас нагнать."
   "Возможно, это именно они," - откликнулась Лейя. "Сила ощущает некую пустоту за той первой группой, слишком явную пустоту."
   "Словно Зекк скрывает свое присутствие в Силе?" - уточнил Хан.
   "Не совсем," - ответила Лейя. "Если бы это было так, он делал бы это более локализовано. А здесь пустота представляет из себя нечто вроде пузыря, словно он пытается скрыть не только себя, но и кого-то ещё - возможно Тайрин."
   "А он способен на это?"
   Лейя пожала плечами. "Люк это умеет," - ответила она. "Относительно Зека я не уверена."
   "Но если ты способна почувствовать пузырь, то ситхи тоже могут, верно?"
   "Боюсь, что так," - подтвердила Лейя. "Скорее всего, они уже знают, что за ними кто-то есть. Только не уверены кто и сколько."
   "Грандиозно - значит они предполагают, что должны схватить нас немедленно - иначе будет поздно." Хан всматривался в темноту коридора за пределами освещенной зоны, пытаясь определить, куда им податься, чтобы запутать следы и оторваться от своих преследователей. "Видимо, придется от них удирать."
   "Мы не сможжем," - прошептала Алана. "Мы слишком близко от гнезда барабелов."
   "Мы?" Хан уставился сверху внихз на внучку. "Насколько близко?"
   Алан оглядела уровень. "Когда ты последний раз видел крысу или бриимила?" - спросила она. "Гранитного слизня или миксу? Или какие-нибудь признаки их присутствия?"
   "Не знаю," - произнес Хан снова оглядываясь по сторонам. "Около пулучаса назад, как мне кажется."
   "Я кажется понимаю, куда ты клонишь, Алана," - сказала Лейя, тоже оглядываясь вокруг. "Мы почти нашли это место."
   "Именно," - подтвердила девочка. "К тому же, я ощущаю их характерный запах - гнездо совсем близко."
   "Ладно," - подытожил Хан, снова устремляясь вперед по коридору. Он не был уверен в идентификации запаха, однако действительно знал, что барабелы были ненасытными охотниками, поэтому в окрестностях гнезда и не могло наблюдаться никаких паразитов. "Значит у нас есть ещё в некотором роде подкрепление."
   Алана схватила его за ногу. "Дедушка, ты что сошел с ума? Если мы приведем ситхов к гнезду барабелов, нас ведь просто съедят."
   "Я полагал, что ты хотела предупредить их о своем видении? Ведь это имеено то - что собирался..." Хан поймал себя на мысли, что ему стоит осторожнее выбирать слова, иначе Алану будет мучить чувство вины за гибель Базела. "То - ради чего мы здесь, ведь так?"
   К счастью, Алана по-видимому не уловила существа его оговорки. "Я должна предупредить их о том, то увидела, и не дать этому свершиться."
   "Да, хорошо, я имел ввиду видения о ситхах и маленьких девочках," - произнес Хан. "Поэтому считаю, что мы должны рискнуть и объединиться с барабелами, пока это ещё возможно. Совместно у нас будет больше шансов."
   "Хан, сейчас не тот случай, когда мы можем принимать решения за Алану," - мягко напомнила Лейя. "Это - ее видение, а значит она сама должна решать к какому пути ее склоняет Сила."
   "Это с каких это пор Сила заменила ей родителей?" Хан с огромным трудом пытался не сорваться с шепота. Однако заметив выразительны взгляд Лейи, он несколько раз глубоко вздохнул и повернулс к Алане: "Хорошо. Тогда давай я останусь здесь и задержу их, а ты с бабушкой пойдете искать барабелов."
   "В одиночку сдерживать дюжину ситхов?" - Лейя покачала головой. "Я так не думаю."
   Хан нахмурился: "Ты же вроде говорила, что решать должна Алана."
   "Это так, и бабушка права," - подала голос Алана. "Мы должны держться вместе."
   "И каким образом?" - потребовал конкретизации Хан.
   Девочка насупилась и задумалась, наконец она оглянулась на стену. "Нечто сумасшедшее," - ответила она. "Именно то, что сдела бы ты сам, не будь меня здесь, не так ли?"
   Хан проследил за ее сосредоточенным взглядом к развилке коридоров, которую они только что пересекли. "Засада?" Он потер подбородок и посмотрел на Лейю. "Неплохая идея, если Зекк и Тайрин сидят у них на хвосте."
   "Это существенное если," - ответила Лейя. "На мгновение она задумалась, затем сжала плечо внучки. "Однако это именно то, чего они от нас никак не ожидают."
   "Хорошо." Аллана вернулась к перекрестку. "Мы установим контрольную полосу примерно в пяти метрах. И если что-то пойдет не так, у нас должен остаться шанс сбежать и увести их подальше от гнезда."
   Хан кинулся за ней. "Не плохо," - констатировал он. "Не возражаешь, если я добавлю парочку идей?"
   "Еисколько, дедешка," - ответила Аллана. Ее личико осветила сдержанная улыбка. "Идеи Хана Соло всегда ценны."
   Хан изложил свои прежложения и они вдвоем отправились готовиться их реализавать. Пока Лейя с помощью Силы покрывала коридор свежим слоем пыли, он и Алана натянули провод, повредили потолочные светильники и поперек коридора поставили дюрастилловую дверь, создав некое подобие импровизированного бруствера, который разделил два помещения. Когда Лейя присоединилась к ним, Алана жестом подозвала к себе Анжи, и все трое Соло сняли бластеры с предохнанителей, опустились на колени и стали ждать появления ситхов.
   Не прошло и половины минуты, как светильники в основном коридоре автоматически погасли, и их окутала кромешная тьма. Хан понимал, что для Аланы это будет самым трудным, так как в такие моменты большинство людей задумывается о смерти - как о своей собственной, так и друзей, павших в предыдущих битвах. Он оказался прав. Они простояли в темноте совсем недолго, когда он услышал сопение и понял, что сейчас она, скорее всего, вспоминает последний бой Базела Варва. Это самопожертвование она запомнит навсегда, и он был уверен, что всю свою дальнейшую жизнь она будет доказывать, что достойна героизма ее друга.
   Ситхи могли появиться в любой момент, поэтому он не рискнул говорить ей слова утешения. Он просто обнял ее рукой, жалея, что не может использовать Силу, чтобы передать ей, что все пройдет - что сейчас лучше вспомнить хорошие минуты, проведенные ей с Варвом, чем его смерть. И похоже Хану действительно удалось применить Силу, по крайней мере с Алланой - сопение прекратилось, и девочка на мгновение прижалась к нему, и этого мгновения было достаточно для того чтобы показать - его объятия приняты и ей уже лучше.
   В этот момент светильники в главном коридоре мерцая загорелись, и Хан ощутил, как Алана напряглась, готовая снова сражаться. В другой ситуации он предпочел бы обосноваться в другом конце помещения, чтобы врагу пришлось рассредоточиться, однако сейчас ему не хотелось уходить из пределов досягаемости руки его внучки. Она хорошо проявила себя во время засады около "Сокола" - и это факт - но мало ли, что может случиться. На этот раз, ситуация имела шанс повернуться очень неприятной стороной.
   Спустя дюжину ударов сердца, на развилке коридора появилась пара ситхских разведчиков, они остородно высунули головы из-за угла. Когда их вожак сощурил глаза и, наклонившись вперед, что-то зашептал на ухо своему партнеру, Хан понял, что ситхи учуяли западню. Его это не удивило. Даже если Затерянное племя и недотягивало до стандартов боевого искусства джедаев, однако большинство из них использовали Силу гораздо непринужденнее своих коллег со светлой стороны - и с точки зрения Хана, это было их слабым местом. Члены Затерянного племени привыкли больше надеяться на Силу в схватке, чем на самих себя, поэтому столкнувшись с кем-то, кто мог дать реальный отпор, у них обычно начинались большие проблемы.
   По напряжению Аланы Хан понял, что девочка готова открыть огонь, и быстро положил руку, ограничивая ее деятельность. Если бы он мог говорить с ней через Силу, он попросил бы ее подождать, чтобы дать возможность ее бабушке продемонстрировать врагу то, что она припасла в своем джедайском рукаве - а у Лейи Соло, всегда было что показать.
   И естественно, в скором времени осторожный бряк затих в глубине основного прохода. Напряженные взгляды ситхов как по команде повернулись на звук, затем они исчезли из поля их зрения и растворились в глубинах коридора.
   "Они ведь ушли!" - жаловалась Аллана.
   "Никогда не стреляй в разведчиков," - провел урок стратегии Хан. "Они именно этого и ждут."
   "Разве?"
   "Они отклонят твой выстрел," - произнесла Лейя. Звук ее голоса раздавался из предбанника помещения. "Ты только выдашь им свое местоположение."
   "Но ведь они же обладают Силой," - недоумевала девочка. "Они же спокойно могут почувствовать наше местоположение."
   "Естественно - именно на это мы и рассчитываем." Хан обхватил внучку и поволок через темный предбанник помещения в узкий проем, куда он заблаговременно уже закатил Р2-Д2.
   "Отдай мне свой бластер."
   В голосе Алланы сквозила подозрительность. "Зачем?"
   "Потому что, тебе понадобятся обе руки." Он затолкнул ее в самый дальний угол - туда, где стоял слабо помаргивая диагностическими огоньками Р2-Д2.
   "Теперь ты отдашь мне бластер, позовешь Анжи, ляжешь за ней на пол, зажмешь себе уши и закроешь глаза."
   "Что?" - возмутилась Аллана. "Дедушка, ведь я ешё не джедай. Я не умею воспринимать окружающий мир через Силу достаточно хорошо."
   "Доверься мне. Тебе это и не понадобится." Хан решил было объяснить внучке, что должно произойти дальше, однако передумал. По собственному опыту он усвоид, что некоторые вещи лучше до поры до времени не знать. Он подтолкнул ее плечом и повторил: "Бластер... ну."
   С тяжким вздохом Аллана протянула ему свое оружие - компактный Кью2, который они позаимствовали у мертвой ситхской женщины ростом не выше Лейи - затем выполнила все остальные инструкции. Хан засунул бластер за пояс, убрал в кобуру собственное оружие, затем, после того, как его внучка выполнила все инструкции, накрыл собственным телом и Алану и Анжи.
   Не успел Хан зажать уши руками, как сквозь полуприкрытые веки увидел оранжевую вспышку и был оглушен взрывом световой гранаты. Опустив голову он увидел отвисшую челюсть и широко распахнутые глаза внучки. Анжи настолько сжалась и забилась в угол, что это было просто невероятно для нексу ее габаритов.
   "Закрой глаза!" - приказал Хан.
   Она немедленно повиновалась, и спустя мгновение раздался новый оглушительный взрыв и помещение накрыла белая вспышка теплодетонатора. Хан досчитал до двух, затем открыл глаза - его взору предстала четырехметровая воронка искореженного дюрастилла, захватывающая даже предбанник. Коридор снаружи был ярко освещен плотным потоком бластерных разрядов.
   Хан вынул пистолет Аланы и вернул его девочке. "От меня - ни на шаг."
   "Никогда, даже если меня будет оттаскивать ранкор!" - заверила его она. "Дедушка, как ты узнал..."
   "Опыт." Хан вынул собственный бластер. "Интуиция и жизненный опыт."
   Подтолкнув Алану вперед, он прошел несколько метров вдоль воронки в другую сторону от главного входа. На противоположной стороне он увидел Лейю около аналогичного отверстия, ее лицо было зеленоватым от пролетающих мимо бластерных лучей. Она улыбнулась им и скрылась за остатками стены.
   Эта улыбка сказала Хану многое. Он быстро дал Алане распоряжение оставить Анжи с Р2-Д2. Обычно, насколько ему было известно, в успехе такого приказа шанс был не велик, когда дело касалось дикого животного, однако между Алланой и нексу, казалось бы, возникла невидимая Силовая связь, теперь вся надежда была на нее. Когда Анжи заняла необходимую позицию, он задвинул Алану в один из передних углов помещения и объяснил свой план. Все что требовалось от нее для реализации его задумки - это скрыть свое присутствие в Силе, как ее учила бабушка, затем встать на четвереньки и осторожно проползти мимо входного проема в противоположный угол комнаты.
   Сквозь визг бластерной пальбы Хан расслышал звук приблизающихся к нему из предбанника ситхских ботинок. Он опустил голову, скрывая белки глаз, и прислушиваясь к звуку шагов определил, когда оъект окажется напротив входного отверстия. Как только шаги стали замедляться, Хан поднял глаза и увидел прмоносого ситхского мужчину, который уже летел на него через пролом в стене.
   Хан не стал обращать на него внимание, а открыл огонь по следующему ситху в строю, который рванулся как раз в сторону Алланы. Неожиданность нападения застало женщину врасплох, она даже не успела активироваь свой светомеч. Просто в ее голове появилось дымящееся отверстие, и она рухнула, как подкошенная.
   В этот момент три бластерных залпа бухнуло со сотороны того места, где пряталась Аллана, и первый ситх рухнул вперед с все-еще-зажженым светомечем, лезвие его оружия пролетело настолько близко от Хана, что он чуть не лишился руки..
   Не обращая внимание на опасность положения, он продолжал палить в дверной проем, расстеливая ситхов. Увидев смерть своих товарищей в первые секунды, трое первых ситхов в строю сориентировались, активировали светомечи и стали отбивать бластерные разяды обратно в Хана. Он наклонил голову и продолжал стрелять, а спустя несколько ударов сердца ситхи вломились в помещение через пролом.
   Теперь в игру вступила Лейя, выскочившая из своего укрытия. Стрельба Хана отвлекла остальных ситхов достаточно, тобы она успела пересечь предбанник. Два взмаха ее светомеча, и две ситхские головы покатились по полу.
   Бластер Аланы снова взвизгнул - затем взвизгнула сама Аллана, когда третий ситх кинулась на нее, разбрасывая в стороны ее заряды и поволокла за собой.
   Не успел Хан сменить прицел, как Анжи вцепилась в бок женщины, выкидывая ее в коридор - головой прямо на лезвие светомеча Лейи. Колени женщины тот час же обмякли, а Хан ещё и влепил ей в позвоночник хороший бластерный заряд.
   Судя по звуку, Аллану стошнило, но она ловко откатилась от падающего зажженного светомеча женщины.
   Хан снова вернулся к обстрелу предбанника, а Лейя вылезла в отверстие и заняла позицию рядом с ним, чтобы своим светомечем отклонять летяший мощный поток бластерных зарядов, который ситхи перенаправляли в него. Когда враг понял, что потерял уже половину своего численного состава, их лидер - каштановобородый кешириец с тусклыми глазами пролаял что-то на своем языке, и отряд начал отступать к развилке коридора.
   И тут появились Зекк и Тайрин, вырулив из-за угла и открыв настолько мощный огонь, что Хан просто ослеп. Со стороны ситхов раздалось несколько возгласов боли и удивления, затем каштановобородый кешириец и ещё трое ситхов кинулись назад в предбанник. Когда они влетели, Хан заметил, что каштаного бородый лезет в карман, без сомнения, за гранатой или теплодетонатором. Ситхи за его спиной поступили также.
   Хан заорал во всю силу своих легких, чтобы предупредить Лейю, но не смог перекричать массовый визг бластеров. Поэтому он просто кивнул ей и указал пальцем в сторону лидера, а сам открыл огонь в следующего. Подпертые сзади Зеком и Тайрин, с напирающим с фланга Ханом - у ситха не осталось ни одного шанса. Он рухнул, так и не вытащив руки из кармана.
   Бородачу повезло больше. Он сумел таки вынуть из кармана гранату, и даже активировать ее, до того как Лейе удалось отправить его в кульбит и выкинуть в предбанник мощным энергоударом Силы.
   Однако, граната была уже в воздухе - и медленно дрейфовала в сторону закутка, где засели Соло.
   "Граната!"
   Мимо промелькнула Лейя, Хан кинулся всем телом на Алану, обхватив ее обеими руками, когда почувствовал, что его переворачивает и подбрасывает в воздух. Его плечо врезалось в обломок стены настолько жестко, что он почти разжал руки, затем его первернуло вверх тормашками так, что Алана оказалась сверху, вопящая от страха и неожиданности.
   Их подбросило в воздух за секунду до того, как что-то небольшое врезалось ему в спину и заставило кувыркаться. Алану вырвало из его рук, когда нечто большое и пушистое ударилось ему в грудь.
   И в этот момент оранжевая вспышка световой гранаты разогнала темноту, заполнив собой все пространство помещения.
   Хан осторожно скатил с себя Анжи и сел, промаргиваясь после ослепительного взрыва и пытаясь рассмотреть что-нибудь в воцарившейся снова темноте. "Алана?"
   "Я здесь."
   Он был слишком потрясен, чтобы опознать голос, поэтому повернулся туда, откуда пришел ответ, и вытянул руки.
   Он обнаружил маленькое дрожащее тельце и прижал к себе. "Алана!"
   "Дедушка." Она обняла его в ответ. "А где бабушка?"
   "Незнаю." Хан начал ощупывать окружающее пространство, но вокруг никого и ничего не было. "Должна быть где-то здесь."
   "Бабушка?" Когда ответа не последовало, в голосе девочки явственно проявился страх. "Бабушка?"
   В ответ послышался только топот бегущих ботинок. Оценить сколько прошло времени он не мог, поэтому просто зажал Аллане рот ладонью и покрепче прижал к себе. Она замерла, и они вместе прислушивались к шагам, удаляющимс в сторону предбанника.
   Наконец, Хан прошептал: "Соблюдай тишину, пока мы не выясним кто это."
   "Я - не ребенок," - сказала Алана. "Но, все таки, где бабушка?"
   "Я здесь," - прошептал голос. "С Анжи."
   Слова звучали отчетливо и доносились от отверстия во фронтальной стене. Однако судя по громкости, Хану на мгновение показалось, что в ухах Лейи до сих пор гремит взрыв гранаты. В этот момент в дыре появился луч света и грудной голос Зека из глубины предбанника произнес:
   "Рад видеть вас живой, принцесса Лейя."
   "Настолько, насколько хотели бы видеть невредимой Чиме*ду," - добавил голос Тайрин. "Где она?"
   "Нет никакого смысла интересоваться мной," - произнесла Алана, и ее голос прозвучас настолько по-королевски, как иногда позволяла себе ее мать. Она мягко высвободилась из объятий Хана и поднялась. "Я в полном порядке. Однако, вам немедленно следует позаботиться о моих бабушке и дедушке. Они вели ожесточенную битву."
   В ответверстии появился второй луч света и уперся в лицо Аланы.
   "Вы - в порядке, Ваше Высочество?" - спросила Тайрин. "Вы в этом абсолютно уверены?"
   "Да - наскотлько вы можетет видеть," - произнесла девочка, явственно выражая голосом раздражение. "А теперь, уберите куда-нибудь этот свет и позаботьтесь о моих бабушке и дедушке, как я..."
   Алана замолкла на полуслове, когда из коридора послышались три мучительный вскрика. Тайрин и Зекк развернули источники света на звук, и в поле зрения высветились закованный в броню солдаты, которые с безупречным грохотом развернулись назад и вскинули бластерные винтовки.
   Не успел Хан осознать причину этих криков, как Алана уже мчалась к дверному проему с криком. "Пропустите меня! Пропустите меня!"
   Хан вскочил на ноги, превозмогая боль от свежих травм, и захромал следом за ней. "Все впорядке," - кричал он. "Они - друзья."
   Тайрин уставилась на него удивленно округлившимся диковатым взглядом: "Вы уверены в этом?"
   Ответил ей Зекк: "Он - уверен." Он развернулся и дал солдатам распоряжение опустить оружие, затем всмотрелся в глубь коридора и сказал: "Рад видеть тебя снова, Тезар."
   "Оный не может зказать тоже замое," - проскрипел раздраженный голос барабела. "Что вы здесь делаете?"
   Хан добрался до двери и, сжав руку Лейи, выглянул в коридор. Там он обнаружил Тезара и ещё двоих барабелов - Дорби и Вилиема - примерно в трех метрах, по его прикидке, а зоне активного потолочного освещения. Они стояли плечем к плечу, и их чешуйчатые тела полностью перекрывали ширину коридора, тонко намекая на то, что мимо них никто-не пройдет. Головами они почти касались потолка, а их когти были густо покрыты кровью ситхов. Увидев подобное, было понятно почему хайпанские солдаты схватились за оружие.
   Зекк улыбнулся и двинулся к Алане. "Мы пришли следом за Амалией Соло."
   "Амалией?" - проскрежетала Дорби. "Она привела ваз? Зюда?"
   Алана по-видимому осознала, что пора разрядить обстановку и выступила в центр коридора.
   "Не нарочно."
   Алана приблизилась к барабелам почти вплотную и встала прямо перед Тезаром - маленикая фигурка, чуть выше его колена. Тайрин быстро кинулась следом, но Чиме*да отослала ее. Только тогда, когда Зекк взял ее за руку, она заставила себя повиноваться.
   Алана вытянула шею, чтобы заглянуть в щелеобразные глаза барабела. "Однако мне действительно было необходимо рискнуть собой - а Базел отдал свою жизнь - чтобы предупредить вас."
   Мягкое шипение разнеслось по коридору, выражая масштабы раздражения барабелов, и Тезар спросил: "Базел умер?"
   "Он собирался в одиночку предупредить вас," - прокричал Хан. "Но, мы попали в засаду, когда высаживали его."
   Алана кивнула. "Он умер, защищая нас," - произнесла она. "Я буду очень тосковать без него."
   Тезар внимательно посмотрел на нее, и кивнул: "Базел был хорошим защитником. Без него связка будет уже не та."
   "Да, это - так," - подтвердила девочка. "Спасибо."
   "Это - истинная правда." Тезар перевел напряженный взгляд на Хана. "Однако оный не понимает. О чем нас надо было предупредить?"
   "Спрашивай Амалию," - ответил Хан. "Это - ее видение."
   Услышав о видении, немигающие глаза всех троих барабелов мгновенно впились в Аллану. Все произошло настолько быстро, что Хану стало как-то не по себе.
   "Какое видение?" - потребовал Вилием.
   Алана перевела взгляд на него. "Там были ситхи," - ответила она. "Много ситхов, и они были в вашем гнезде."
   "Нашем гнезде?" - переспросил Тезар. "Ты уверена?"
   "Множество костей и несколько дюжин небольших черных ящериц," - ответила девочка. "Или этого не достаточно?"
   Глаза Тезара распахнулись. "Они придут за нашими малышами?"
   "Нет, если вы позволите нам вам помочь," - сказала Алана. "Почему же ещё, я - эдесь?"
   Тезар оглянулся на Вилиема, который неохотно кивнул и пробормотал: "Видения - видения."
   Теперь Тезар повернулся к Дорби - она пожала плечами и тоже кивнула. "Эти зитхи зтановятся взе надоедливее," - произнесла она. "Да и на вкуз - жезтковаты."
  
  
   Глава двадцать шестая
  
  
   В ЗЕРКАЛО ГАРДЕРОБНОЙ ДЖАГГЕДА ФЕЛА БЫЛ ВМОНТИРОВАН ЭКРАН, который был постоянно настороен на сеть Имперской Службы новостей, и сейчас обзор "День выборов" был прерван специальным сообщением. Вместо обычных изображений говорящих голов, голограмма демонстрировала оплавленные, все еще горящие воронки от серии взрывов внутри лунного кратера. Репортаж комментировал шелковистый голос диктора, скрытого за пределами камеры.
  
   "... то что осталось от маленькой шахты, более известной, как Лунная Дева," - вещала она. "После того, как Имперский фрегат "Консолидатор" обработал его массированным турболазерным огнем."
   Несмотря на то, что Джаг ожидал этого репортажа уже несколько дней, его появление сейчас было крайне некстати. Обнародование в СМИ подобной истории за несколько минут до начала дебатов "День Выборов" было для его кампании подобно торпеде в борт. Эти новости гарантированно увидит вся Империя, а для того, чтобы дать убедительные комментарии до начала голосования - у него просто не оставалось времени. Все это было великолепно разыгранной Имперской интригой, и хотя подобные аспекты являлись неотъемлемой частью его работы - самой противной ее частью с точки зрения Джага - он был искренне восхищен мастерством своих аппонентов.
   Сейчас на экране появилось лицо привлекательного лейтенанта Имперской Службы безопасности, и голос за кадром продолжал прокомментировать: "Имперские новости выяснили, что лейтенант отделения Имперской Службы безопасности на Хагамуре три - Дорч Вангер - был не задании рядом с "Лунной Девой" прямо перед ударом. Он подтвердил, что бомбардировка санкционирована Главой государства Джаггедом Фелом по информации некоего неопознанного женщины-агента. К сожалению, лейтенант Вангер отказался идентифицировать личность агента, и на сегодняшний день, информаторам Имперских СМИ не удалось напасть на следы ее пребывания на Хагамуре три, как собственно и подтвердить сам факт ее существования."
   "Похоже их информаторы проявили банальную некомпетентность," - произнесла Тахирай. Она стояла за спиной гримера, глядя на отражение Джага в зеркале. Ее лицо все ещё было покрыто ушибами и ссадинами, что красноречиво свидетельствовало о ее недавней стычке с существом Силы. "Космодром Хагамура три напичкан камерами слежения больше, чем ваш дворец на Бастионе. Любой приличный репортер имея час времени и тысячу кредитов наличными без проблем бы меня вычислил."
   "И даст тебе повод для повторного визита?" - Джаг выдержал ее пристальный взгляд и покачал головой. "Никто не захочет дважды встречаться с Имперской Рукой."
   На голографическом экране в зеркале появилось изображение агитационной флимси, и Джаг снова перевел внимание на новости. На эмблеме была Даала в белой униформе гранд-адмирала, она стояла в профиль так, что был отчетливо видна повязка на ее глазу. Лозунг под изображение гласил: НАТАЗИ ДААЛА. ТРАДИЦИЯ СЛУЖБЫ И ЖЕРТВЕННОСТИ - РАДИ ВАШЕЙ ИМПЕРИИ. Эмблема была очень эффектной, настолько, что сам Джаг практически захотел отдать свой голос за нее.
   "Это одна из эмблем кампании адмирала Даалы," - услужливо прокомментировал репортер. "Наше предварительное расследование подтвердило, что Лунная Дева фактически использовалась, как предвыборный штаб адмирала Даалы."
   Эмблему сменило лицо репортера - привлекательной брюнетки. "Мои дорогие соотечественники, в этот день первых Имперских Выборов, вас также как и меня волнует ряд вопросов. И, скорее всего, выводы для вас тоже очевидны. Не думаю, что предположение об имевшем здесь место возмутительном злоопотреблении властью будет преждевременным. Конечно, подобное заявление требует неопровержимых доказательств, которыми в настоящий момент я не располагаю, однако могу сообщить, что Имперская Служба новостей в этом абсолютно уверена."
   На экране снова возникло изображение оплавленного кратера. "Это был штаб кампании адмирала Даалы, и Глава государства Фел лично санкционировал эту бомбардировку. Как вы понимаете, нападение однозначно предназначалось для того, чтобы полностью уничтожить все следы ее истинного предназначения."
   Изображение оплавленного кратера заменили изображения кандидатов на пост Главы государства - самого Джаггеда, Натази Даалы и Витора Рейжа.
   "В настоящий момент," - продолжала репортер, - "все что нам остается - это задавать вопросы. Имеет ли этот инцидент к предвыборной гонке трех кандидатов на пост Главы Империи? Скрывается ли за этим нападением нечто большее, чем попытка Джаггеда Фела подорвать предвыборную кампанию Натази Даалы? Почему третий кандидат в гонке - адмирал Витор Рейж - по первому требованию отправил "Консолидатор" на Хагамур три?"
   Образы трех кандидатов заменило худощаво-привлекательное, остроносое, с зелеными миндалевидными глазами лицо репортера.
   "Все эти вопросы пока остаются без ответов. Я - Шей Харзи - обещаю вам, что Имперская Служба новостей будет продолжать расследование до тех пор, пока не докопается до правды."
   Голограмму сменила эмблема коронованного шлема с абреаиатурой ИСН, и грудной мужской голос произнес: "Имперская Служба новостей будет продолжать специальные выпуски по мере поступления новой информации. А сейчас мы возвращаемся к нашему прерванному обзору "День Выборов" с Тоззом Релатоном и Салией Дерадал."
   На экране появилось голоизображение двоих комментаторов. Оба в роскошных белых костюмах и массивных очках - они больше напоминали дикторов гравиболла, чем политических аналитиков.
   "Это - настоящая бомба, которая может в одночасье перечеркнуть усилия последних нескольких дней, Салия, ведь до начала выборов остались считанные часы," - произнес мужчина, крупнозубый человек с пещерообразноширокой улыбкой. "Большой вопрос, как вскрывшиеся фaкты повлияют на шансы Джаггеда Фела на победу?"
   "Да, Тозз, чрез восемь часов мы получим ответ на этот вопрос," - произнесла Салия, тчательно причесанная блондинка, которая беспрерывно улыбалась во время своей речи. "Однако, многое будет зависеть от того, как Глава Государства Фел будет отвечать на вопросы во время Главных Дебатов Дня Выборов, которые с минуты на минуту начнутся здесь на канале ИСН."
   "Действительно, Салия. Эти дебаты - это именно то, что наши зрители ни за что не захотят пропустить, тем более, что последние законодательства сделали их открытыми!" - поддержал Тозз. "Это может стать реваншем для Адмирала Даалы за то, что Глава государства Фел прервал Переговоры по Галактическому Объединению на Корусканте, тем самым нанеся реальный удар по основам ее власти в Галактическом Альянсе."
   Голо рассыпалось статическими помехами, когда Тахирай челкнула пультом, затем она встала перед Джагом опершись о стойку с косметикой. "Это был ужасный репортаж," - констатировала она. "Неточный, неполный и изобилующий инсинуациями - и это все станет для вас проблемой на дебатах."
   Занятый затягиванием ремня, не поднимая глаз, Джаг едва удержался, чтобы не кивнуть в знак согласия. "Я не ожидал, что они втянут в это Рейжа," - ответил он. "Это для меня очень не кстати."
   "Ожидали?" - поразилась Тахирай. "Вы знали, что так будет?"
   "Конечно," - произнес Джаг. "Они просили у меня комментарии. Уверен, что они хотели дополнить этот репортаж опровержением."
   "И вы не дали их?" - спросила Тахирай. "Или ещё лучше - просто не замяли дело? Ведь это - Империя, вы ведь знаете. У Главы государства есть полномочия на это."
   "Мне это известно, Тахирай," - произнес Джаг. "Просто я пытаюсь научить Империю жить по новым правилам. И как потом буду обращаться к ее гражданам, если замну историю, только потому, что ее изложение неточно, путано, неполно и обманчиво?"
   "Разве это имеет значение, если никто об этом не узнает," - возразила Тахирай. "Именно поэтому, и надо замять историю."
   Джаг поднял руку, отметая ее возражения. "Самое никудышное после путаной и некомпетентной прессы - это пресса в наморднике," - отрезал он. "Граждане Империи достаточно здравомыслящие. Они распознают правду, когда ее услышат."
   Тахирай закатила глаза. "Ладно, надеюсь вы знаете способ, как им ее преподнести," - сказала она. "Потому что ваш единственный шанс это сделать - дебаты, потом будет уже поздно."
   Джаг только улыбнулся. Насколько было известно Тахирай, единственной целью дебатов в утренние часы Имперского Дня выборов - было вытащить Даалу из укрытия и помешать ей опротестовать результаты. Все трое кандидатов и Совет Мофов в полном составе собрались в Зале заседаний Гилада Пелаеона на Бастионе, там же был комитет по контролю за ходом выборов во главе с Селмой Джор - его целью было обеспечить все, чтобы у проигравшей стороны не возникло повода отклонить результаты и снова начать боевые действия. На деле, комитет планировал затребовать у каждой проигравшей стороны и всего Совета Моффов присягнуть на верность победителю - лично и на камеру во время оглашения результатов выборов прямо в прямом эфире ИСН. Отказавшегося, немедленно возьмут под стражу и заключат в тюрьму по обвинению в измене.
   С точки зрения Джага план немного попахивал тиранией, однако Джор удалось убедить его, что это единственный способ однозначно и безповоротно поставить точку в восстании Даалы. Но более вожным боло то, что дебаты давали Джагу возможность обратиться напрямую к Имперцам последний раз до выборов - и захлопнуть его ловушку.
   Когда Джаг не ответил, Тахирай спросила, "Джаггед, вы в самом деле имеете приемлемое объяснение бомбардировке, ведь так?"
   Джаг посуровел. "Доверие, всего лишь немного доверия, Тахирай."
   Тахирай охватило волнение, но не успела она открыть рот, как в дверь постучали. "Выход через две минуты," - произнес молодой голос. "То есть..., если вы готовы, Глава государства. Мои извинения."
   Джаг бросил взгляд на своего гримера и она быстро поклонилась.
   "Все в порядке," - сказал он. "Благодарю."
   Гример нанесла последние штрихи на брови Джага и удалила бумажные салфетки, заложенные за воротник, чтобы защитить его униформу. Он ещё раз поблагодарил ее и они с Тахирай покинули гардеробную. Его помошник Ашик и четверо телохранителей сопровождали его четырнадцать шагов по коридору к выходу на сцену, где Тахирай сжала его руку и пожелала удачи - в которой он, естественно, не нуждался.
   И Рейж и Даала уже заняли свои места, оба в полной парадной униформе. Джаг пожалел, что не выбрал гражданский костым вместо черной униформы главнокомандующего, которую рекомендовала Джор. Однако, облачение во что-то неожиданное могло насторожить Даалу, а так как он рассчитывал на то, что его план сработает, ему было необходимо, чтобы Дала чувствовала свое превосходство.
   Когда Джаг появился на сцене, Моффы в полузаполенном зале поднялись и разразились довольно хилыми аплодисментами. Было ясно, они полагали, что сообщение ИСН полностью лишило его возможности победить в выборах.
   Джаг остановился у первого подиума, где стоял Витор Рейж - взволнованный и несчастный.
   Джаг протянул ему руку. "Проявите гордость, адмирал," - приказал он. "Вы баллотируетесь на самый высокий пост в Империи. И помните - вы сами этого хотите."
   Рейж тут же расправил плечи. "Конечно, Глава государства." Он взглянул на микрофон, установленный в держателе на его подиуме, проверяя не включен ли он, удостоверившись в этом, он тихо спросил: "Насчет Хагамура три - если хотите, я могу взять всю ответственность за бомбардировку на себя..."
   "Ни в коем случае. Фактически, я запрещаю вам это." Джаг наклонился почти вплотную и добавил: "В этом вопросе мне не нужно ваше вмешательство, Витор. Оно разрушило бы хорошо продуманный план битвы."
   Глаза Рейжа облегченно загорелись. "Хорошо, сэр."
   "Адмирал Рейж, я приказываю вам рассказать правду о действиях "Консолидатора"," - произнес Джаггед. "Всю правду. Вы меня хорошо поняли?"
   Рейж снова разволновался, однако кивнул. "Очень хорошо, сэр."
   "Рад это слышать." Джаг пожал ему руку, затем более громко произнес.
   "Удачи, адмирал. Хороших дебатов."
   "Вам тоже, сэр." Рейж искоса взглянул на Даалу, которая наблюдала за ними со своего подиума, затем добавил, "Будем надеяться на победу мужчины."
   Джаг не смог сдержать ехидной ухмылки. "Хорошо сказано, адмирал. Очень хорошо сказано."
   Он направился к подиуму Даалы и тоже протянул руку - только намерено сделал это так, словно боялся заразиться.
   "Не думаю, что это необходимо, Джаг," - произнесла она. "Вы ведь понимаете?"
   Джаггед опустил руку. "Как я вижу, провляете очарование напоследок," - произнес он. "Прекрасно, адмирал. Полагаю вы намерены соблюдать условия подписанного соглашения по Выборам?"
   "Почему бы и нет?" - ответила Даала. "После Хагамура три у меня нет ни малейших сомнений в результатах этих выборов."
   "Полагаю, я не был бы так уверен, если бы находился в вашем положении," - произнес он. "Это может стать довольно неприятным заблуждением. Возможно ваш осведомитель может оказаться профаном.
   Даала выдала напряженную улыбку. "Вам придется очень постараться, если вы надеетесь победить, Глава государства Фел."
   Джаг неохотно поклонился: "не трудитесь, мне это изветсно."
   Голос спикера объявил по залу, что эфир начнется через десять секунд. Джаг занял собственный подиум в центре сцены и несколько раз глубоко вздохнул - они были ему на самом деле не нужны, он чувствовал себя наудивление спокойно, когда вежливо слушал, как распорядитель приветствует аудиторию и представляет кандидатов.
   Едва мужчина закончил, как Даала в нарушение сценария пошла пожелать удачи своим аппонентам, собираясь обменяться рукопожатием сначала с Рейжем, затем с Джагом. Холокамеры едва заметно жужжали и двигались вокруг Джага, что подтверждало прямой эфир через Холонет.
   Джаг пожал ее руку и улыбнулся. "Адмирал Даала, как приятно пожать вашу руку... теперь, когда холокамеры ожили."
   Даала в ответ улыбнулась ещё более широко. "Просто я хотела сделать это только один раз, Глава государства," - произнесла она. "Уверена, объяснений не требуется."
   Колкость, усиленная ее микрофоном вызвала смешки у многих Моффов. У Джаге не было другого выбора, как опустить голову и признать за Даалой первую кровь.
   Она вернулась на свой подиум и стала вежливо слушать, как распорядитель объяснял, что каждому кандидату дается пять минут для речи.
  
   Микрофон на подиуме Джага выдал зеленый сигнал, а цифровой регистратор начал отсчет выделенных ему пяти минут. Джаг вынул деку из внутреннего кармана одежды и поставил на регистратор. Он был уверен, что как только он начнет говорить, только один человек в зале захочет, чтобы он замолчал.
   Джаг обвел взглядом аудиторию и выделил местоположение Моффа Гетелльзы, который разместился в одной из пустых боковых лож, его сопровождали двое облаченных в броню охранников. Джаг кивнул старику. Когда Гетеллис нехотя кивнул в ответ, Джаг улыбнулся и уверенно взглянул прямо в объектив парящей перд ним камеры.
   "Уважаемые Моффы, верные сограждане...," - начал Джаг, - "когда магистр Скайвокер и Моффы попросили меня стать временным Главой Империи в конце Второй Гражданской Войны, я никак не ожидал двух фактов. Во-первых - я никак не ожидал, что продержусь в качестве лидера Совета Моффов почти четыре года."
   Его заявление вызвало дружное хихиканье из глубины аудитории. Джаг приободрился и улыбнулся, так, словно считал привычку Моффов убивать своих лидеров чем-то забавным, затем продолжил.
   "Во-вторых - я не ожидал, что со временем полюблю свою работу настолько, насколько это возможно. Я благодарен за оба этих факта. И благодаря им, я руководствовался вашими интересами в сущности каждого своего решения, которое я принял на посту Главы государства."
   Джаг снова взглянул в объектив холокамеры, теперь обращаясь непосредственно к простым Имперцам.
   "Но вы заслуживаете большего. Как граждане Империи, вы заслуживаете правительство, которое будет открытым и честным, к сожалению мне это не удалось. Надеюсь теперь ситуация изменится. Нынешним утром я подписал новый устав для Имперской Службы новостей, дарующийм им большую свободу действий, чем была у них за прошедшие столетия. А самое важное - это свобода ИСН от любой правительственной цензуры."
   "В обмен," - продолжал Джаг, "Я вменил в обзанность Имперской Службы новостей расследовать и выносить на всеобщее обозрение дела правительства на любом уровне, вплоть до Главы государства и Импрерских Моффов. Я сделал это, чтобы вы, граждане Империи могли потребовать знания, чтобы оценить степень ответственности вашего правительства."
   По аудитории пронесся недовольный шелест - Моффы роптали и возмущались между собой. Джаг немного помолчал, уверенный, что чувствительные холокамеры и микрофоны передадут каждый шепот аудитории по каналу ИСН. Позволив насладиться недовольны ропотом, он снова увернно взглянул в объектив.
   "Как видите, не всем это по душе."
   Кто-то за сценой не смог подавить смешек. Джаг позволил себе открыто улыбнуться, зная, что сейчас миллиарды людей на своих планетах у экранав тоже откровенно смеются. Помолчав несколько мгновений, он снова заговорил, уже абсолютно сеньезным тоном.
   "К сожалению, раз практически каждый в Империи считает, что теперь Шеи Харси и редакция ИСН поймали меня на слове, я обязан дать отчет о недавних событиях на Хагамуре три."
   Джаг обхватил руками стороны подиума, пытаясь показать, насколько трудно ему даются эти слова.
   "С прискорбием должен сообщить вам, что большая чась репортажа Шеи Харси соответствует действительности. Я действительно отдал приказ "Консолидатору" бомбардировать секретный штаба кампании адмирала Даалы в Лунной Деве на Хагамуре три."
   Он выдержал паузу. Никаких вспышек ни гнева, ни отвращения, ни неожиданности со стороны Моффов или Даалы - все это многое говорило об Империи. Такая тактика была обычным явление в Имперской политике, и отсутствие даже притворного негодования среди Моффов удивило его и заставило задуматься, возможно он попытался внедрить демократию черезчур быстро.
   "Есть два факта о которых вы должны знать," - продолжал Джаг. "Во-превых - любые предположения, что Рейж причастен к этому приказу полностью безпочвенны. Я отдал приказ напрямую "Консолидатору" преднамеренно исключив адмирала Рейжа из цепочки инстанций. Когда он узнал о том, что я сделал, он рассердился и обвинил меня в том, что у меня приступ космонепереносимости."
   Послышались смешки со стороны распорядителя и нескольких членов команды техников.
   "Второе, о чем вы должны знать," - продолжал Джаг. "Это причины, почему эта бомбардировка была мной санкционирована. Лунная Дева была гораздо большим, чем просто штабом кампании адмирала Даалы - в ней располагалась секретная нано лаборатория. И в этой лаборатории производили незаконную сыворотку молодости на основе дрохов."
   Теперь реакция аудитории была бурной. Дрохи были ужасными насекомыми, которые провоцировали Смертельную Чуму Семени, которая уже унесла миллиарды жизней в двух отдельных секторах охваченных заразой. Они буквально высасывали из своих хозяев жизненную энергию, к тому же дроха было крайне трудно обнаружить внутри инфицированного человека - именно поэтому все эксперименты с дрохами были запрещены во всей цивилизованной галактике, и даже в Империи. Услыша завление Джага, большинство Моффов кричали, выражая искренний гнев и негодование. И голос Даалы звучал громче и неистовее всех.
   "Лгун!" Ее глаза были широко распахнуты и безумны, а неприкрытая ярость в ее голосе говорила о том, что его обвинение застало ее враслох, и она немедленно попыталась исправить нанесенный ей вред. "Если вы думаете отвести внимание от своего преступления, обвинив меня в другом, то вы глубоко заблуждаетесь. Граждане Империи гораздо сильнее, чтобы поддаться такому обману."
   Когда аудитория немного успокоилась, Джаг просто кивнул: "Да, они действительно сильны." Он перевел взгляд туда, где между двумя вооруженными охранниками сидел Мофф Гетелльза, и приподнял бровь. "Именно поэтому я прошу дать слово одному из них."
   Гетелльза поднялся. Заговорив настолько громко, насколько позволял его дребезжащий голос, он провозгласил: "Глава государства Фел сказал правду."
   Это вызвало новую вспышку эмоций среди Моффов, и голокамеры поплыли по залу в сторону Гетелльзы. Пока они добрались до места, а их разделяло около тридцати метров, Даала повернулась на своем подиуме и впилась взглядом в Джага в котором поровну смешались ненависть и признание. Трудно было сказать однозначно, насколько она была в курсе того, что делалось в том логовище, было ли это политической провокацией или Абелос действительно проявляла чудеса Силы из недр тайной нанолаборатории Гетелльзы. Одно было ясно наверняка, и она это понимала, что даже простое обвинение в том, что она была вовлечена в дело с дрохами - будет стоить ей выборов.
  
   Когда холокамеры наконец достигли Гетельзы, он выпрямился и обратился прямо к Даале: "Мне жаль, адмирал," - произнес он. "Но здесь бесполезно лгать. У них есть доказательства."
   "Конечно, есть," - бросила Даала со своего подиума. Она снова повернулась к Джагу. "Сфабрикованные. Глава государства Фел наверняка припас эту шараду на последний случай."
   "Я настроен открыть всю правду," - ответил Джаг. Он махнул рукой Джетельзе. "Продолжайте, пожалуйста, Мофф Джительза."
   "Если позволите," - неохотно произнес Джительза. "Правда заключается в том, что Глава государства Фел обнаружил существование этой лаборатории несколько недель назад. Он приказал мне закрыть проект в обмен на снисхождение, но я не мог этого сделать. Мне самому необходима была сыворотка молодости, и я не мог отказаться от тех кредитов, которые она приносила в мою казну, поэтому я предпочел пойти на сделку с Даалой: я помогаю ей выиграть выборы, а она взамен позволяет мне разрабатывать и продавать мою сыворотку молодости через моих представителей, когда она займет свой пост."
   "Мои поздравления, Глава государства," - сказала Даала Джаггеду. "Это - очень убедительная ложь. Чего она вам стоила?"
   "Полной амнистии," - честно ответил Джаг. Естественно представителями, о которых он упомянул были сквибы. Как и Джетелльза, им нужна была сыворотка молодости для собственного потребления. Однако упоминать об этом Джаггед смысла не видел. Упоминание сквибов редко придавало вес чьим-бы-то нибыло словам. Он взглянул на Гетелльзу. "Мне крайне неприятно давать вам амнистию, особенно вторично - но ради пользы Империи, я пойду на это."
   "У вас весьма корыстное представление о том, что является "благом" для Империи, Глава государства Фел," - произнесла Даала. Она выплюнула его фамилию словно оскорбление. "Вся ваша история просто пропитана этим. Нет никакой разумной причины доверять ни вашим словам, ни тому, что говорит Мофф Гетельза. Вся эта невероятная история - всего лишь попытка переложить вашу собственную вину за жертвы этого преступления - именно на меня."
   "Я могу привести достаточновеский аргумент, почему моим словам стоит доверять," - ответил Джаг. "Дело в том, что я ничего не выигрывая от подобного обмана."
   Даала демонстративно фыркнула. "Вы считаете, что пост Главы государства - это ничто?"
   "Конечно же, нет. Просто моего имени больше нет в избирательных бюллетенях." Джаг посмотрел в объектив ближайшей к нему холокамеры и произнес: "Я уже подписал документы, на основании которых мое имя будет удалено с электронных бюллетеней, которыми граждане Империи сегодня воспользуются."
   "Что?" Даала просто визжала. "Это не может быть всерьез!"
   Джаг продолжал прямо смотреть в объектив. "Я абсолютно серьезен. Кроме того, я не рассказал, как дрох-проект был обнаружен. Правда заключается в том, что я действительно посылал агента, чтобы найти и уничтодить штаб кампании адмирала Даалы."
   Он не стал упоминать ничего об Абелос - некоторые вещи простым смертным лучше не знать.
   "И именно через призму того преступления, я обнаружил причастности адмирала Даалы к ещё более тяжкому преспуплению," - констатировал Джаг. "Поэтому ради пользы Империи, я решил снять свою кандидатуру с предвыборной гонки и призываю всех своих сторонников поддержать единственного достойного кандидата на этих выборах - адмирала Витора Рейжа."
   "Что?" Это выкрикнул уже именно Рейж, а не Даала. "Это не может быть всерьез!"
   "Я абсолютно серьезен."
   Джагу пришлось приложить все силы, чтобы подавить восторг в собственном голосе. И не только потому, что он настолько огорошил Даалу, что она никогда не сможет больше участвовать в выборах. Он никогда не горел желанием быть Главой Империи, просто Люк Скайвокер в конце Второй Гражданской Войны вытолкнул его, как одно из условий мирного урегулирования ситуации, и он согласился на это только, чтобы положить конец военным действиям. Теперь, когда Даала, запятнавшая себя незаконными экспериментами с дрохами, выбыла из гонки вместе с ним, остался только один возможный кандидат - вполне деловой мужчина, с точки зрения Джага.
   Джаг хитро подмигнул Дале, сошел со своего подиума и остановился обменяться рукопожатием с Рейжем.
   "Поздравляю, Витор," - произнес он. "Вы станете превосходным Главой государства."
  
  
   Глава двадцать седьмая
  
  
   Бен пришел в себя. Под своим ноющим телом он ощутил знакомую гелеобразную подушку, покрывающую пол корабля, и его виски болели - последствия усыпляющего газа, который заполнял каюту каждый раз, когда он пытался освободиться.
   Основываясь на предыдущем опыте, он лежал неподвижно, ожидая когда туман в голове окончательно рассеится, и пытаяся оценить свое положение. Его руки были скованы за спиной ошеломляюшими браслетами, которые он пытался открыть, когда газ очередной раз шипя повалил из вентиляционной решетки. Если судить по застоялой боли в плечах, его руки, были основательно вывернуты за спиной и оставались неподвижными уже довольно долго, а его язык просто раздулся от жажды. Очевидно, на сей раз он пробыл без сознания гораздо дольше, чем спит нормальный человек - по всей вероятности около двадцати четырех, а то и все сорок восьмь часов.
   Приглушенный грохот сражения пробивался с нижней палубы корабля, иногда от или довольно сильного, или близкого взрыва вздрагивал весь его корпус. Стоило Бену прислушаться, и он рассышал даже визг блостеров - хотя звук был настолько слабым, что фактически мог быть просто игрой его воображения.
   Не заставляй меня снова применять газ. Слова прозвучали в мозгу Бена и звучали как обычно мрачно и угрожающе. Ты должен увидеть то, что должно произойти.
   "Мне нужна вода," - прохрипел Бен. "Сколько времени я здесь?"
   Достаточно долго. Корабль никогда не давал информацию своим пленникам, однако Бен так или иначе пытался извлечь ее. Иногда ему кдавалось получить больше, чем корабль пытался скрыть, даже уклоняясь от прямого ответа. Сядь.
   Бен задрал ноги и перекатился в сидячее положение. С потолка пассажирского отсека опустилась труба и остановилась перед его лицом. Он наклонился и начал жадно пить. Вода была настолько теплой и застойной, что казалась грязной даже для настолько измученного жаждой, как он, однако он вынудил себя продолжать пить. Кораблю ничего не стоило его отравить, достаточно было снова пустить газ, поэтому гадостный вкус воды был все-навсего маленькой демонстрацией безжалостности. Но если Бен надеялся вернуть себе физическую форму и спастись, он должен был напиться.
   Едва эта мысль мелькнула в его сознании, как труба ушла назад в потолок. Ты ещё не понял, что спасения просто нет? - спросил корабль. Только не от Абелос.
   Одна из стен корабля обрела прозрачность, и Бен увидел, что корабль располагался в настоящем зале официальных приемов на башенообразном постаменте. Поражающий воображение, этот зал представлял собой пещерообразное помещение с алебастровыми стенами и каменным полом из белого лармала. С видом на Площадь Товаричества, этот зал прежде использовался Советом джедаев для приема наиболее выдающихся посетителей Храма. Однако теперь, он был заполнен осколками камней оставшихся от взрывов, серым дымом и небольшой группой устло-выглядевших ситхов.
   Абелос тоже была здесь. Она стояла под сводом разбитого величественного выходного портала этого зала, на посадочном карнизе между двумя стационартыми лазерными орудиями. Щупальцы на кистях ее поднятых рук извивались в воздухе так, словно она путалась разогнать ими дым, затянувший Площадь Товарищества. Даже наблюдая за ней со спины, Бен видел, что ее взгляд направлен к отдалленому целиндру Центру Галактичесгого Правосудия. Ее внимания не овлекли даже три бластбота, которые с ревом подлетели к карнизу, поливая его огнем из носовых орудий.
   Стационарные орудия немедленно ответили встречным огнем. Лидирующий бластбот потерял двигатель и скрылся из поля зрения в штопоре за карнизом. Спустя пару секунд Бен неожиданно почувствовал, как полдюжина жизней разом оборвалась, оставив тягостный след в Силе, и кипящее облако дыма и пламени в реальном мире над балюстрадой.
   К этому моменту два оствшихся бластбота пересекли балюстраду на семь метров выше карниза и с трудом сбросили скорость. Дымовые завеся окутывали их днища, когда они обстреляли ракетами ситхские орудия. Стащионарные бластерные пушки исчезли в облаках оранжевого пламени. На долю секунды Бену показалось, что боты остановятся и начнут извергать из своих недр космодесантников.
   Но чуда не произошло.
   Бластботы действительно почти остановились, и их носовые орудия стали поливать бластерным огнем непосредственно Абелос. Она не обращала внимания на нападавших до тех пор, пока один из зарядов не угодил ей в правое плечо, развернув ее вокруг своей оси и оторвав от созерцания Центра Галактического Правосудия - и она перенаправила разрушительную энергию назад в нападавших.
   Левая рука Абелос двигась настолько быстро, что Бен не смог уловить движения, однако заряды лажерных орудий изменили направление и теперь летели назад в нападавших. Продолжая парить на высоте семи метров над козырьком, вда бластбота развернулись боками, опустили носы настолько, чтобы главные орудия могли продолжать вести огонь. Одновременно с этим, насколько знал Бен, в задней части обоих летательных аппаратов должны открыться люки, чтобы выпустить десантников.
   Абелос тольео целкнула пальцами. Задний бластбот кувыркнулся на ионные двигатели бластбота-лидера - и струи раскаленных ионов в мновение ока расплавили носовую броню бота. Сила содрогнулась от ужаса, когда оба летательных аппарата исчезли в облаке взрыва артиллерийских отсеков.
   На мгновение Бену почудилось, что это стало и концом жизненного пути для десантников внутри, однако они оказались не настолько удачливы. Из огненного шара стали выпадать отдельные горящие тела, они дико кувыркались в воздухе и кричали, заживо запекаясь внутри своей брони. Даже если им удавалось сбросить поврежденные инжекторные двигатели, или затушить белое пламя за своей спиной, у них не было никакой возможности затормозить свое падение. Несколько счастливчиков свернули себе шеи и приняли быструю смерть. Остальные, переломав руки, ноги или позвоночники, заживо сгорели, когда на них рухнули сверху горящие обломки бластботов. Их страдания - ясные и жгучие в Силе - огненной волной накрыли Бена, не хуже взрыва гранаты.
   Абелос продолжала стоять под разбитой аркой выхода, один из пучков ее щупалец сейчас извивался прямо перед нею, создавая вокруг нее Силовой барьер, ограждающий ее от пламени и осколков, обрушившихся на карниз. Рука ее поврежденного плеча безжизненно висела у нее на боку, однако щупальцы на ее конце слабо шевелились. Они сложились в форму некоего конуса и стали подергиваться - агония космопехотинцев в Силе исчезла.
   Абелос питалась энергие темной стороны их страхов, Это Бен знал. Ему приходимось уже наблюдать, как она делала это на Пудуре, когда все население луны полагало, что умирает от призрачной чумы. Теперь она делала это на Корусканте, где страхи населения увеличивались час от часу, в зависимости от того, насколько отчаянно бушевало сражение. Триллионное население Корусканта, давало Абелос неизчерпаемый источник. Бен не смог сдержать удивления, осознав, что это было ее планом с самого начала - стравить ситхов и джедаев стенка на стенку, и обеспечить себе приличный банкет на последствиях.
   Вы, джедаи, так мелко мыслите, произнес корабль, прерывая ход его мыслей. Абелос хочет намного большего, Бен... особенно в отношении тебя.
   "Да неужели? Ладно, забудь об этом," - ответил Бен, вспомнив, как Абелос овладела двумя из бывших подружек его отца. "Предпочитаю умереть, чем позволить ей использовать мою оболочку, чтобы быть рядом с отцом."
   Кто сказал, что cуть ее плана в этом? - ответил корабль. Или, что у тебя есть выбор?
   "Я - личность, а не какой-то запутанный комок биокруговерти подобный тебе," - упорствовал Бен. "У меня всегда есть выбор."
   Корабль погрузился в водоворот мрачного веселья, оставив Бена в покое, позволив ему ещё глубже погрузиться в отчаяние. Несмотря на словесную браваду, у него не было никаких иллюзий о его возможностях противостоять Абелос в нынешнем положении. Каждый раз, когда в его мыслях зарождался план побега, он слышал шипение в системе вентиляции и потом приходил в себя уже с пустой головой, из-за длительности пребывания в отключке. Если она хотела поменяться с ним телами - или украсть его, или что-бы она там с ними не делала, когда овладевала кем-то - ассортимент его возможностей был невелик, чтобы помешать ей.
   В этом и заключался весь ужас его положения. Абелос не причиняла ему боли - практически даже не говорила с ним. Большую часть времени, она словно бы забыла о его существовании. И все же он постоянно ощущал ее присутствие, холодный усик страха, который пустил глубокие корни в нутрии него, привязывая его к ней так, как не смогли бы привязать никакие цепи. Абелос хотела получить Бена. И она его получила. Впервые он ощущал ее присутствие в двухлетнем возрасте, когда родители спрятали его и других малолетних джедаев в Убежище во время Йужань Вонгской Войны. Он оказался там за час до того, как появился этот усик - холодный болезненный голод - ужаснувший его настолько, что он на долгие года закрыл себя от Силы.
   Теперь Абелос заполучила его навечно. Он отчетливо ощущал, как этот обосновавшийся внутри него усик планомерно обосновался в его сердце и продолжал распространять свои холодные нити, захватывая всю его грудь. И даже если бы он не признался бы в этом самому себе, Бен ясно понимал безнадежность своего положения. Он принадлежал Абелос - просто и ясно - и единственной его судьбой могла быть только судьба, которую она ему уготовила. Он это понимал.
   Единственное, чего Бен не понимал - почему. Ведь в галактике были сотни сильных джедаев, их было множество даже здесь - на Корусканте. И все же Абелос разработала сложнейшую комбинацию, чтобы захватить именно его, она заманила его в западню и отделила от его товарищей. По-видимому, в нем было нечто особенное, что-то что было необходимо Абелос и что не мог предоставить ей ни один другой джедай.
   Само собой напрашивался ответ - его происхождение. Бен был единственным ребенком Люка Скайвокера, который сам был единственным сыном Избранного - Анакина Скайвокера. Конечно, Джайна Соло тоже была внучкой Избранного - но только один из ее рожителей обладал способностями к восприятию Силы. Отсюда следовало, что Абелос была нужна его родословная.
   Но зачем?
   Бен все ещё задавался этим вопросом, когда в поле его зрения появилась пара измотанных ситхов, они появились из проема в противоположной части зала. Первым была высокая лавандовокожая кешиирка. Ее одежда, хоть и изрядно изодранная, показывала ее статус - Ситхский Лорд. Когда-то, она была красивой женщиной, ещё несколько дней назад - сейчас же, ее лицо было покрыто сыпью и настолько раздуто, что кожа местали просто лопнула. Вторым ситхом была молодая женщина, хотя не менее измученная, чем первая. Если бы на ней не было легкой брони под коричневым джедайским плащем, то скорее всего, Бен никогда бы не заподозрил, что видит перед собой Вестару Кхай.
   Его очень смутили светомеч, свободно висящий на бедре Вестары, и тот факт, что она по всей видимости шла рука об руку с Лордом. Руки Вестрары не были обездвижены, по крайней мере Бен не смог этого заметить, а ее эскорт даже не пытался держать руки поближе к собственному оружию. Было очевидно, что Лорд не чувствовала от Вестраты никаких признаков угрозы.
   Все это вызвало в душе Бена бурю эмоций: сначала ошеломление и смущение, потом переродившиеся в гнев - и все это за те несколько минут, которые потребовались этим двум женщинам, чтобы преодолеть десятом метров до Абелос, которая продолжала упиваться страданиями умирающих космодесантников. Он никак не мог поверить своим глазам - Вестара свободно идущая рядом с ситхом - он тешил себя надеждой, что это какая-то иллюзия Фалланаси, вроде той, которой Абелос опулывала его и Вестару на Пудуре. Скорее всего, на самом деле Вестара была скована наручниками-шокерами, безоружна и Ситхский Лорд за ее спиной прижимала Шиккар к ее почке.
   Это было возможно..., однако Бен в это не верил. Ее нахождение рядом с кешииркой теперь объясняло засаду на насосной станции, и то, что ситхи всегда предугадывали каждый шаг нападавщих внутри Храма.
   Пожарище за пределами платформы после того, как на тела космодесантников рухнули обломкм последнего бластбота почти погасло, Абелос опустила руку, которой создавала дл себя защитный барьер, и жестом приветствовала Вестару и Кеширского Лорда. Как и подобает верноподданным, обе женщины тотчасже опустились на колени и склонили головы.
   Абелос свила щупальца в клубок на раненной руке и протянула их кашиирке, которая поцеловала их, словно это было рукой, и поднялась. Затем Абелос повторила процедуру с Вестарой, при этом она неотрывно смотрела на Бена и самодовольно улыбалась своим бездонным ртом.
   В этот момент Бен вспомнил то, что Вестара совершила на Пудуре. Когда она поняла, что Лорд Талон попал под влияние Абелос, она убила его. И когда ее собственный отец, Гавар Кхай, подался на службу Абелос, она тоже его убила. Возможно, все это время Вестара была шпионкой ситхов... хотя Бену до сих пор в это верилось с трудом. Единственное в чем Бен был уверен - Вестара никогда не стала бы служить Абелос по собственной воле. Одно из двух - или она не видела истинного обличия Абелос, или у нее просто не осталось выбора.
   Абелос смотрела на Бена ещё некоторое время после того, как Вестара приложилась к сплетению щупалец. Наконец, она жестом заставила свой "предмет" подняться и повела Вестару и Кешиирского Лорда к Бену. Когда троица приблизилась, прозрачная секция корабля откинулась, образовав трап. Абелос жестом заставила кешиирку остановиться, а сама повела Вестару внутрь корабля.
   Вестара остановилась в дверях каюты. Она была явно ошеломлена. "Бен?"
   Бен задрал подбородок и взглянул на нее, пытаясь выглядеть так, словно он едва контролирует свой гнев.
   "Жаль, что пришлось оставить тебя на насосной станции," - произнес он, разжигая настоящую злость в своем голосе мыслями об Абелос. "Однако, как я понимаю, ты неплохо выкрутилась. Как и поступают слиимо."
   Вестра вошла в каюту с перекошенным лицом... ей это далось нелегко. "Следи за языком, джедай, или быстро окажешься на острие моего паранга."
   За ее спиной крошечные серебристые звездочки глаз Абелос восшищенно всеркнули, и Бен понял, что если он был прав насчет Вестары, то так или иначе у него появился шанс на выживание. На мгновение он впился в Вестару взглядом, а затем толкнул ее Силой... которую она не как не смогла бы отразить. Она покачнулась, едва устояв на ногах, затем качнула запястьем и послалса ему ответ, накой силы, что его голова почти стукнулась о стену каюты, когда удар достиг его.
   "Поосторожнее, детки," - произнесла Абелос, это прозвучало так, словно было произнесено сразу шестью голосами. Она шагнула вперед и коснулась щупальцами предплечья Вестары, которое заметно вздрогнуло. По ее реакции Бен понял, что для Вестары было очевидно, кто коснулся ее. "Он не нужен мне мертвым."
   Вестара испепелила Бена взглядом, в котором горела почти истинная ненависть. "Как прикажете, моя Возлюбленная Королева."
   "Отлично." Абелос шагнула к выходу. "Корабль сообщил мне, что мальчик снова мечтает о побеге. Охраняй его."
   "А если он попытается сбежать?"
   "Ты не позволишь ему этого," - ответила Абелос. Она остановилась на верхине трапа. "Возможно, он станет намного сговорчивее, если ты расскажешь ему. Что ты совершила в секретном тоннеле."
   Глаза Вестары широко распахнулись, и Бен ощутил вспышку тревоги в Силе. Не дожидаясь ее ответа Абелос развернулась и спустилась по трапу.
   Дождавшись, когда Абелос удалиться под свод разбитого портала, Бен поднял глаза и встретил пристальный взгляд Вестары. Ее глаза смотрели мягче, чем прежде, но она мудро противостояла порыву успокоить и утешать его. Корабль безпрестанно наблюдал за ними, не говоря уже о том, что мог свободно подстлешивать не только разговоры, но и поверхностные мысли.
   "Так, что же произошло в секретном тоннеле?" - потребовал ответа Бен.
   "Я привела засаду." Жестко сказала она, хотя ее тон совсем не соответствовал раскаянию в ее наполненных слезами глазах. "К "Соколу Тысячелетия"."
   "Ты, что?" Бену не пришлось фальсифицировать шок, гнев или замешательство в своем голосе. Ее рассказ просто не имел смысла - хотя по ее состоянию и ощущениям в Силе - это было именно так. "Что "Соколу" там понадобилось?"
   "Он выгружал Базела Варва. Теперь он мертв." Вестара помолчала, неплохо изображая жестокость, с замиранием сердца заставляя Бена ждать новостей, которые были для него наиболее важными. "Соло удалось сбежать в глубь Храма, но они умрут довольно скоро..., если уже не мертвы."
   Отмеив, что она ни словом не обмолвилась об Алане или других жертвах, Бен незаметно облегченно вздохнул и произнес: "Ты - просто лживая вурк. "Соколу" там прото нечего делать."
   "Твое недовение понятно." Тон Вестары говорил, будто бы она просто наслаждается ситуацией - и возможно, в некотором смысле это было действительно так. В конце концов наслождение хорошей игрой было неплохой прелюдией к успешному действию. ""Сокол", как предполагалось должен был вывозить учеников из Академии, мне это известно. Мы не знаем, почему он оказался в другом месте, наши люди запеленговали переговоры кого-то, входящих в эвакуационный канал. Я единственная, кто знал маршрут эвакуации до секретного тоннеля, поэтому именно я и вела засаду. Представь себе мое удивление, когда там оказался "Сокол Тысячелетия"."
   Вестара говорила правду, когда упомянула о своем удивлении, однако лгала относительно всего остального. Бен ясно читал это в ее глазах и ощущал в Силе, а она была достаточно изощренной лгуньей, чтобы затруднить процедуру распознания. Она не могла открыто сказать ему больше, поэтому позволила распознать истину.
   Бен кивнул, чтобы дать понять ей, что все понял, затем спросил: "Значит все это время ты просто дурачила меня? Ты никогда всерьез не собиралась стать джедаем?"
   "Ты это всерьез?" Голос Вестары звучал настолько презрительно, что мог выражать только искренние чувства, и что-то темное шевельнулось внутри Бена и начало жечь его. "Да, Бен, я играла с тобой. Как и подобает ситху."
   Бен с негодованием смотрел на Вестару, преднамеренно перебирая в памяти все случаи ее предательства и лжи, чтобы разжечь тлеющие внутри него темные угли до полномасштабного пламенного гнева. Имея дело с кораблем, способным считывать поверхностную информацию с их разумов, было важно чтобы произносимые слова соответствовали эмоциональному состоянию, иначе корабль почувствует несоответсиве и поймет на чьей действительно стороне находится Вестара.
   Бен все ещё жег Вестару яростным взглядом, когда через распорки корабля стал пробиваться к ним слабый грохот. Он был настолько монотонный и приглушенный, что казался Бену игрой воображения - пока Вестара не нахмурилась и не посмотрела себе под ноги.
   "Что это значит?" - спросила она.
   Бен пожал плечами. "Я хотел спросить тебя об этом же."
   Он посмотрел через прозрачную переборку, которую корабль создал ранее и увидел, что Абелос полностью вышла на карниз. Она стояла на балюстраде, немного опираясь на поручни. Ее пристальный взгляд снова был устремлен на здание Центра Галактического Правосудия. Один набор щупалец, казалось, был направлен на фундамент отдаленного здания, а другой в это же время свисал вниз над площадью пульсируя и мерцая - Абелос черпала темную энергию испуганной толпы внизу.
   "Надо же - Абелос сердится," - произнесла Вестара, бросив на Бена внимательный взгляд. Пока она рассматривала происходящее, грохот усилился, стал отчетливее, и корабли начал вибрировать на распорках. Секунду или две она молчала, за это время весь Зал Приемов начал вибрировать, а величественная арка входного портала стала оседать, разбрасывая вокруг груды обломков. "Народ Корусканта разочаровал Возлюбленную Королеву. Теперь они почуствуют всю полноту ее гнева."
   У Бена возникло нехорошее предчувствие относительно происходящего. "Землетресение?""
   Вестара повернулась к нему, на ее губах играла улыбка, которая была не столько жестокой, сколько испуганной. "Землетресение - это только начала, дурачек," - сказала она. Истинным наказанием - будет вулкан."
   В памяти Бена всплыли гигантский вулкан в доме Абелос на Мау (в Утробе) и водоем магмы на Пудуре, и он мгновенно осознал, что Вестара была права. Вулканы ли одаривали Абелос мощью, или просто были побочным явление ее жизнедеятельности, только связь этих двух явлений была налицо. А на Корусканте, даже незначительный ручеек магмы унесет жизни миллионов. Достаточно растаять квадратному километру фундаментов и опорных балок, как небесные башни тысячами начнут рушится, при падении подминая под себя своих соседей, или оседая расплавленной массой жидкого камня, увеличивая магматический водоем подточивший его собственное основание. Раскаленные пары, заполненные вредными газами убили бы сотни миллионов - а если принять во внимание пирологический эффект, то список жертв увеличится до биллионов.
   И все это время Абелос будет упиваться страхом и болью жертв. Она превратилась бы просто в бесконечно всемогущее существо вне предолов понимания смертных. Темная сторона полностью бы подчинилась ей, и она могла бы буквально переделывать галактику по любой своей прихоти.
   Бен покачал головой не в силах объять разумом размах того, что зарождалось перед его глазами. Он был свидетелем рождения божества - и это божество было отнюдь не благожелательным. Это было похоже на один из тех ужасных кошмаров, от которых никак невозможно проснуться, если не считать того, что этот кошмар будет продолжаться практически всю его жизнь.
   . Бен оглянулся на Вестару и обнаружил, что она внимательно следила за ним, по видимому придя к тем же самым умозаключениям, основываясь на аспектах своей прежней жизни среди ситхов. Абелос необходимо было остановить любой ценой, даже ценой собственной жизни - или их обоих.
   Спустя мгновение Бен спросил: "Люди Корусканта разочаровали Абелос, не правда ли? Но что-бы они не совершили, разве это оправдывает такое наказание."
   Улыбка Вестары стала удовлетворенно жестокой. "А кто сказал, что Возлюбленная Королева должна оправдываться за свои действия? Так или иначе, только эти безбожники ничего не сделали, чем и возмутили ее."
   "Как это?"
   "Они не защитили ее," - ответила Вестара. "Когда джедаи и их космодесантники ворвались во дворец нашей Возлюбленной Королевы три дня назад, только несколько храбрецов попытались защить ее. Большинство Корусканцев разбежались по домам и попрятались словно трусы, которыми на практике они и оказались - и именно поэтому они и пострадают."
   "Наши силы - в Храме?" - едва вымолвил Бен, не зная радоваться ему или тревожиться. Если они внутри уже в течение трех дней, то похоже сражение шло неважно. "Каким образом?"
   "Они вошли словно флитнаты через портал выхлопной трубы," - ответила Вестара. "Эти дураки пытаются очистить ситхский дворец, даже не понимая, что их здесь ждет на самом деле. Когда они сталкиваются с Возлюбленной Королевой, они начинают жалеть, что не умерли на шиккарах ситхов."
   Бен испепелил ее взглядом чистой ненависти, что, как он надеялся, скроет благодарность, которую он испытал за предоставленную информацию, которую она так деликатно предоставила ему. Даже в информации о месте проникновения - портал выхлопной трубы - она объяснила, почему для очистки Храма требуется столько времени. Джедаи и их союзники космодесантники вынуждены с боем захватывть каждый метр, а на это нужно время. Но более важным было то, что Вестара сообщила ему о том, что нападавшие понятия не имеют перед кем они оказались на самом деле. Если джедаи не знают, что Абелос находится в Храме, то они ничего не предпримут, для ее уничтожения. А когда магма выйдет на поверхность, они будут полностью застигнуты врасполох - а там будет уже не важно, поймут ли они это. Ведь Абелос приоретет такую власть, что победить ее уже будет просто невозможно.
   Бен снова скрестился взглядом с Вестарой, затем быстро бросил взгляд на опущенный трап. "И ты позволишь этому случиться?" Он снова перевел взгляд на Вестару. "Ты позволишь Абелос уничтожить драгоценный камень галактики?"
   "Пока это уничтожает джедаев, да." Вестара неотрывно смотрела в глаза Бену. "Почему я должна поступить иначе?"
   "Ты права. Я не знаю причины, по которой ты должна поступать иначе." Бен снова взглянул на опущенный трап, потом на Вестару и снова на трап. "Все это уничтожает столько богатств."
   Он снова посмотрел на Вестару и кивнул в сторону трапа. Она мгновение стмотрела не него, и ее взгляд смягчился, и она быстро кивнула. Она поняла. Она должна найти джедаев и привести их к Абелос.
   "Богатства Корусканта мне ни к чему." Вестара опустила голову и проверила надежность зажима крюка ее светомеча. "Все это принадлежит Возлюбленной Королеве, и она вольна делать с этим все что ей заблогорассудится."
   "Возлюбленная Королева - всего лишь тошнотворный мешок щупалец." Произнося эти слова Бен поднялся на ноги и повернулся к ней спиной. "Мне приходилось видеть голодающего хата, так вот он был более здравомыслящим, чем она."
   "Хочешь утереться!" За спиной Бена раздалось шипение активируемого Вестарой светомеча. "Напрягись, или останешься без руки!"
   Бен развел руки настолько, насколько смог, раздвигая сковывающие его широкие браслеты-шокеры. Раскаленная плазма клинка обожгла его ладони, когда лезвие разрезало стягивающий кабель, и его руки обрели свободу.
   Знакомое шипение раздалось в системе вентиляции, когда усыпляющий газ начал поступать в помещение, и корабль немного накренился на бок, начиная поднимать трап, чтобы отрезать им путь к спасению. Бен резко развернулся и выхватил бластер из кобуры Вестары.
   "Газ!" Он толкнул ее к трапу. "Иди! Я позабочусь о корабле."
   Повторять дважды Вестаре не пришлось. Она просто кивнула и прыгнула в выходной люк. Бен развернулся и, сняв с предохранителя, нацелил бластер на небольшую контрольную панель в противоположной от трапа стене корабля. В этот момент Вестара вскрикнула от неожиданности за его спиной, и шипение ее светомеча стихло.
   Сопротивляясь искушению оглянуться и посмотреть, Бен поднял бластер и нажал на курок - и его единственный выстрел угодил в пол, когда его оружие резко рванули Силой у него из рук.
   В тот же самый момент в помещение влетнла Вестара и настолько сильно врезалсь ему в бок, словно ею выстрелили из катапульты. Дальше они пересекли каюту уже вместе, пока не врезались в противоположную стену и сползли по ней на пол перепутанной кучей.
   Усыпляющий газ уже начал заволакивать мозг Бена туманом, однако он ясно ощущал, как в том месте, где они столкнулись с Вестарой лбами, начала рости шишка. Ему удалось сохранить ясность сознания достаточно долго, чтобы оглянуться на выходной люк - там, на полуопущенном трапе, стояла лавандовокожая Лорд, глядя на Бена и усмехаясь.
   "Джедайский дурак!" - сказала кешиирка. "Если она предала нас, вас она тоже предаст."
  
  
   Глава двадцать восьмая
  
  
   В своем сне Джайна прилагала все силы, чтобы перенаправить шиккар девочки Кхай, летящий в глаз Бену, но это было против правил. От исхода этого противостояния зависела судьба и будущее галактики, - хотя по правде говоря, то она и не могла вмешаться, даже если бы это стоило Бену глаза или даже жизни.
   Кто установил эти правила, Джайна никак не могла вспомнить. Все что она знала, это то - что она достигла дна ущелья, чтобы найти эту, увлеченно сражающуюся пару. Их светомечи горели и беспрерывно порхали, когда фехтовальщики гоняли друг друга взад-вперед по каменному двору. Она схватила собственный светомеч и прыгнула вниз в желтый туман, струящийся из Фортана Власти - и тот час же оказалась на прежнем месте, и ее светомеч по прежнему висел на ее поясе.
   Бесполый голос произнес: "Нет!" И Джайна поняла, что помочь своему кузену она не в силах. Сам Баланс был заключен в противостоянии Бена и его ситхской подруги - и даже не сколько результат, а сам процесс сражения.
   В следующую секунду Бен откинулся назад, избегая летящего шиккара, однако лезвие просвистело настолько близко от его головы, что Джайна отчетливо увидела брызги крови и кувыркающийся полумесяц отсеченного кончика уха.
   Затем все снова затянуло желтым туманом, и Джайна почувствовала, что ее поднимают сквозь вязкую теплоту бактакамеры. Она даже приблизительно не могла представить сколько прошло времени с тех пор, как эвакуационная команда вытащила ее, Люка и Коррана их Храма Джедаев. Ее раны больше не вызывали болевых ощущений, но она точно знала, что ее извлекли их бакты раньше времени. В области перелома на ее руке ощущалась некоторая слабость, а когда она пыталась вздохнуть, у нее возникало мгновение колебания, которое показывало, что ее организм ждет, что это простое действие вызовет боль.
   Стоило голове Джайны подняться над резервуаром, как она стала присматриваться к открывшемуся перед ней прагматическому интерьеру больницы Центра Галактического Правосудия. Как и в большинстве тюремных больниц, эта представляла собой довольно длинный зал, плотно заставленный с одной стороны непрозрачными резервуарами с бактой, а с другой - ряд кабин службы безопасности. Гевин Драклайтер - адмирал Космофлота Галактического Альянса - распорядился реквизировать ее для своих космодесантников в качестве полевого госпиталя, поэтому теперь на всем протяжении центрального прохода на припаркованных ховерсанях, на столах в кабинах службы безопасности, и даже просто на голом полу, свернувшись в позе эмбриона, лежали перевязанные солдаты, многи из них стонали. Около дюжины дроидов МД оперировали раненных прямо в общем зале, а примерно тридцать живых медицинских сестер сортировали ранненых или обеспечивали экстренные меры по поддержанию жизни. Ясно, сражение за Храм Джедаев было в самом разгаре - и продвигалось далеко не блестяще.
   Когда тело Джайны было полностью извлечено из цилиндра, подъемник сдвинулся в сторону и опустил ее на уровень пола, где, зажав кнопку пульта пальцем, стояла измотанная женщина-дуро с вымазанными кровью пучками растительности. В другой руке она сжимала пожитки Джайны: светомеч, пояс с оборудованием и сверток чистой одежды.
   "Вы по видимому заняты," - произнесла Джайна хватаясь за сверток с одежной. "Я вполне могу одеться самостоятельно."
   Дуро отвела ее руку. "Вам надлежало плавать в бакте ещё целых двенадцать часов." Она протянула Джайне какое-то нижнее белье. "Поэтому я должна остаться до тех пор, пока не удостоверюсь, что вы не упадете в обморок."
   "Джедаи не теряют сознание," - ответила Джайна натягивая белье. "У вас достаточно пациентов, которые действительно нуждаются в помощи."
   "И чем меньше вы будете спорить и закончите одеваться, тем скорее я смогу заняться ими," - парировала дуро. "Кроме того, мне поручено передать вам сообщение, Мастер Соло. Вы должны без промедления присоединиться к Совету Джедаев. Место встречи - кабинет сенатара Вуула в Здании Сената."
   При других обстоятельствах, возможно, Джайну и взволновало бы обращение "мастер" и приглашение на заседание Совета Джедаев. Однако сейчас она только почувствовала вес своих новых обязанностей. Будущее Корусканта было под угрозой, и сущность, которую никто не был в стоянии понять, скрывалась в недрах Храма Джедаев. И Джайна прекрасно осознавала, что скоро ее снова попросят совершить невозможное - и на этот раз она не была полностью уверена, что сможет справиться с заданием. Она внимательно оглядела длинный ряд непрозрачных бактакамер, определяя налицие Люка и Коррана. Ощутив через Силу, что никто из обитателей бактакамер не был джедаем - или даже просто чувствительным к Силе - она кивнула дуро.
   "Я понимаю и не собираюсь падать в обморок. Когда мастера Скайвокер и Хорн ушли?"
   "После операции на коленном суставе, Мастеру Хорну было достаточно провести в бакте только несколько часов," - поведала дуро. "Однако мастер Скайвокер извлек себя слишком рано, меньше часа назад."
   "Рано?" Джайна схватила свой хронометр и поняла, что ее выздоровление длилось почти четыре дня. "Это, скорее всего, явилось результатом перенесенной им контузии."
   "Проблемой стала не контузия," - ответила дуро. "Ожег у него на груди заживал медленно. Очень медленно. Он так и не восстановился на сто процентов."
   "Ее оставила Силовая молния?" - спросила Джайна, беспокойно хмурясь.
   Дуро пожала плечами. "Вам лучше знать."
   Неожиданная вибрация сотрясла достаточно прочный пол комнаты так, что Джайна услышала всплески бакты в резервуарах.
   "Что это было?" - спросила она, запахивая одежду.
   "Я надеялась,что вы мне сможете объяснить," - произнесла дуро. "Колебания становятся все сильнее и повторяются чаще. Должно быть это как-то связано со сражением, так ведь?"
   "Похоже на то," - согласилась Джайна. "Только не уверена, что именно их вызывает. Возможно это последствия использования барадиумных бомб глубоко под фундаментом, или нечто еще."
   Цвет лица дуро посветлел до светло голубого. "Лучше бы это оказалось "нечто другое". На Корусканте недостаточно медперсонала, который умеет обращаться с барадиумным отравлением." Мгновение она буравила Джайну взглядом, затем протянула ей счетомеч и пояс. "Советую проверить ваш комлинк. Кто-то все утро пытался до вас достучаться."
   На этом дуро развернулась и удалилась. Джайна быстренько нацепила пояс и, подвесив светомеч, занялась комлинком - там действительно было несколько пропущенных сообщений поступивших по системе ХолоНет от Тахирай Вейлы.
   Сердце Джайны сжалось. Возможно, Тахирай пыталась связаться с ней, чтобы сообщить о том, что что-то случилось с Джагом. Снедаемая тревогой она быстро покинула больницу и направилась к ближайшему турболифту. Только благополучно оказавшись внутри и начав опускаться к транзитному уровню Центра Галактического Правосудия, она набралась смелости прослушать последнее сообщение. Это был голос Джага - очень обеспокоенный и возможно немного раздраженный.
   "Где ты? Я уже начинаю волноваться." После короткой паузы он продолжил: "Послушай, мы готовимся к прыжку. В систему должны войти в одиннадцать семнадцать по Общегалактическому. Если ты получишь это сообщение к этому времени, дай мне знать на комлинк Тахирай, как ты. Мы в курсе, что Храм был разблокирован и тебя отправили в медцентр, но не очень подробно... Надеюсь, скоро увидимся - и с тобой все будет в порядке."
   Джайна сверилась с хронометром - до предполагаемого входа Джага в систему оставалось только три минуты. К тому времени, когда она вышла из турболифта на транзитную платформу, она прослушала полдюжины более ранних сообщений Джага - он сообщал, что они с Тахирай были в пути на Корускант, правда не объясняя причин. По тону его голоса Джайна поняла, что новости хорошие, правда это все, что она смогла выжать из коротких загадочных сообщений.
   К счастью, из-за боев за Храм, бушующих на Площади Товарищества, и постоянных сотрясений Центра Галактического Правосудия платформа была безлюдна и у Джайны осталось достаточно времени, чтобы удалить все сообщения со своего комлинка прежде чем она вошла в кабину уже заполненную четырьмя людьми и продолжила свой путь.
   "Сколько времени потребуется, чтобы добраться до Здания Сената?" - спросила Джайна пустую транспортную капсулу во время пересадки.
   "Приблизительно три минуты и десять секунд." - ответил скрипучий механический голос из небольшого динамика в потолке - капсулы оборудовали самыми простыми дроидами. "Вы уже прошли пред-проверку службы безопасности, поэтому задержек быть не должно."
   На хронометре Джайны было одиннадцать шестнадцать - до выхода из гиперпространства Джага и Тахирай оставалась минута, тогда они станут доступны через систему ХолоНет. Раз так - она активировала канал. Прошла наверное вечность, с тех пор как она последний раз слышала голос Джага, а так как времени осталось мало, она хотела слушать его голос каждую доступную секунду.
   После небольшой паузы в ее наушнике раздался перезвон установки соединения, что ее удивило, и долгожданный голос Джага спросил: "Джайна?"
   "Да, Джаг. Это - я."
   Мгновение безмолвного облегчения - они оба наслаждались звуком голоса любимого.
   Наконец, Джаг по видимому собрасля с мыслями и спросил: "Как ты? Я волновался."
   "Я знаю. Прости," - произнесла Джайна. "Я была в бактакамере, а медперсонал слишком занят, чтобы отвечать на звонки."
   "Но, с тобой все в порядке?" - напирал Джаг.
   "Меня немного потрепало во время нападения, но теперь все хорошо." Джайна сверилась с хронометром. "Послушай, Джаг, у нас не так много времени. Я сейчас еду на заседание Совета."
   "В таком случае, передаю канал Тахирай," - ответил Джаг. "У меня много новостей, но у нее есть сведения которые непременно нужно передать мастерам на заседании Совета."
   "Джаг, какие новости?"
   "Это подождет..., я люблю тебя, Джайна." Его голос отдалился - он передал комлинк - но, она все равно отчетливо услышала, как он сказал: "Управление кораблем принял."
   "Управление отдала," - подтвердила Тахирай, очевидно передав управление каким-то кораблем, на котором они с Джагом находились. И ее голос стал звучать громче и отчетлевее в наушнике Джайны. "Рада тебя слышать, Джайна."
   "Спасибо, Тахирай - я тебя тоже." Что бы не стряслось в галактике на сегодняшний день, Джайна была счастлива, что друг и бывший джедай оставался на стороне Джага - особенно учитывая, судя по только что услышанному, что другой защиты у него не осталось. "Вы с Джагом летите на вашем собственном корабле?"
   "Боюсь, что так," - ответила Тахирай. "?Пеллаеон? теперь работает с новым Главой государства."
   "Джаг проиграл выборы?" - едва вымолвила Джайна.
   "Не совсем так," - ответила Тахирай. "Он..."
   "У нас только две минуты," - оборвал ее голос Джага на заднем плане. "Расскажи ей, что произошло на Хагамуре Три."
   "Ладно... что важного произошло на Хагамуре Три?" - спросила Джайна, неохотно признавая, что новостей от Джага ей придется еще подождать. "И собственно, где этот - Хагамур Три?"
   "Это на орбите Антемеридиас," - ответила Тахирай. "Именно там, Боба Фетт и я прикончили Абелос."
   "Неужели?" - спросила Джайна. Сопоставляя острое желание Джага выйти из зоны связи и заявление Тахирай о совместных действиях с охотником за головами, который вызволил Даалу из-под ареста - у нее возникли сомнения в подлинности, общающихся с нею людей. "Вы действовали вместе с Бобой Феттом?"
   "Долгая история," - ответила Тахирай. "Ты слышала то, что мы уничтожили Абелос, ведь так?"
   "Слышала," - осторожно произнесла Джайна. "Только у меня самой возникли большие проблемы с ней. Абелос почти прикончила нас в Храме Джедаев."
   Возникла короткая пауза, затем Тахирай спросила: "Разве мастер Скайвокер не убил ее на Пудуре дважды?"
   "Верно. В двух различных телах." Джайна немного расслабилась, почувствовав, что на самом деле говорит с реальной Тахирай. "Я предполагала, что она переходит в другое тело, только когда ее нынешнее тело умирает, и может жить только в одном теле."
   "Однако, если мы в одно и тоже время сражались с Абелос, когда были разделены тысячами световых лет..." Тахирай не стала выражать вслух очевидность выводов и глубоко вздохнула. "Теперь мы точно знаем, что субьекты Силы могут находиться в двух местах одновременно."
   "Будем надеяться, что только в двух." Джайна снова глянула на хронометр и продолжила: "Может обрисуешь мне основные моменты?"
   "Я попытаюсь," - ответила Тахирай. "Хотя две минуты - все таки маловато..."
   Тахирай изложила основные факты ее столкновения с Абелос, начиная с мощного присутствия Силы в момент прорыва блокады на Эскодо II и подозрений о роли Абелос в выборах. Она высказала предположение, что за предложением Даалы - во избежании кровопролитной гражданской войны провести всенародное голосование - стояла Абелос. Когда стало очевидно, что для обеспечения победы Даалы Абелос использует Силу, Тахирай проследила субьект Силы до Хагамура Три. Там же оказался Боба Фетт, преследующий собственные цели - она заключила с ним соглашение о совместных действиях.
   Оставив за канвой рассказа вопрос, как Абелос добралась до этого логовища, Тахирай дала краткий отчет о том, как она и Фетт выследили ее в секретной лаборатории Тола Гетелльзы. Там они обнаружили ее в быстро разваливающемся теле Лидии Пагорски - того самого имперского лейтенанта, который лжесвидетельствовал на суде Тахирай на Корусканте. Последовало жуткое сражение с Абелос в результате которого в живых остались только Тахирай и Фетт.
   "Главная причина того, что ты сейчас разговариваешь со мной, это то, что она не прикончила меня сразу. Ей было нужно мое тело, потому что тело Пагорски почти все сгорело. По видимому тела адептов Силы более долговечны."
   Транзитная капсула начала тормозить - она почти достигла посадочной станции у Здания Сената.
   "Ты уверена, что вам удалось ее убить?" - спросила Джайна.
   "Это зависит от того, что ты подразумеваешь по термином - убить, как я полагаю," - ответила Тахирай. "Тело Пагорски было полностью уничтожено теплодетонатором; кроме того после этого еще и имперский фрегат полностью разрушил лабораторию - от нее остался только оплавленный кратер. Поэтому, я была абсолютно уверена, что мы достали Абелос, пока не услышала о том, что произошло в Храме Джедаев. Теперь я уже и не знаю."
   "Да уж, я тоже не в восторге от того, что по галактике шляется не одна сущность Абелос." Джайна помолчала, вспомнив о том, как Абелос в Храме неожиданно ослабела и сбежала. "Ты случайно не помнишь, в котором часу вы уничтожили ее воплощение в Пагорски?"
   "Действительно, я точно помню," - ответила Тахирай. "Это было без двух минут по полудню..."
   "Четыре дня назад," - закончила Джайна. Капсула прибыла на станцию и остановилась, главная створка поднялась приглашая Джайну на выход. "Правильно?"
   Тахирай на мгновение примолкла, потом спросила: "Как ты узнала?"
   "Расскажу при встрече," - ответила Джайна, ощущая некоторый просвет в понимании того, как окончательно уничтожить Абелос. "Думаю мастера пожелают послушать тебя лично. В качестве временного штаба мы используем Сенат."
   "Мы будем в полете еще несколько часов," - ответила Тахирай. "Мы встретимся сразу же после приземления."
   "Хорошо." Внутри капсулы раздался перезвон, намекая Джайне, что пора освобождать кабину. Она вышла на платформу и направилась к блоку турболифтов в задней части здания. "А теперь позволь мне поговорить с Джагом."
   Возникла короткая пауза, пока Тахирай передавала комлинк Джагу и брала управление кораблем. Затем Джаг спросил: "Это правда, то, что я услышал? Ты получила травмы в сражении с Абелос?"
   "Об этом позже," - сказала Джайна. "Теперь моя очередь задавать вопросы. Что случилась на выборах?"
   "Это длинная история," - промолвил Джаг. "Но, в двух словах, мне просто пришлось уйти."
   "Значит победа досталась Даале?"
   "Джайна, мне казалось, что ты лучше меня знаешь." Джаг был искренне потрясен. "Я ушел тогда, когда для нее было уже все потеряно."
   Джайна вошла в турболифт, но не нажимала кнопку этажа. Антигравитационные технологии плохо сочетались со связью, поэтому она скорее всего потеряет канал, как только заработает репульсорный двигатель.
   "Тогда, кто же сейчас является Главой Империи?" - спросила она.
   "Настоящий имперец." - ответил Джаг. "Витор Рейж."
   "Бывший адъютант Пеллаеона?"
   "Витор был одним из моих лучших адмиралов," - произнес Джаг, тоном, подразумевающим некоторую степерь защиты. "Он станет превосходным Главой государства."
   "Я в этом уверена," - подтвердила Джайна. "Только, ну в общем... я не ожидала этого. Мне жаль, Джаг."
   Голос Джага выражал озадачность. "Чего?"
   "Того, что тебе пришлось уйти, конечно."
   Джаг почти рассмеялся. "Да ладно, а мне - нет."
   Турболифт начал настойчиво позванивать, заставляя Джайну выбрать пункт назначения или выйти. Она не стала обращать на это внимания.
   "Действительно?" - спросила она. "Тебе совсем не хочется управлять собственной межзвездной Империей?"
   "Избегать покушений на собственную жизнь и анализировать данные налоговых потоков? Это не так уж и забавно, как может показаться." Впервые, с тех пор как она его узнала, голос Джага звучал по настоящему счастливо. "Все, чего я сейчас боюсь, это, что как только Рейж поймет какого это - одновременно бороться с окостенелостью и гневаться по этому поводу как Глава государства - он найдет способ вернуть меня обратно."
   Джайна тоже засмеялась. "В таком случае... поздравляю." Зуммер турболифта стал безпрерывным, раздражая слух. "Послушай..."
   "Тебе пора," - закончил Джаг. "Я люблю тебя, Джайна Соло. Скоро мы будем вместе - и отныне, так будет всегда."
   "Непременно," - сказала Джайна. "Я тоже тебя люблю, Джаггед - даже если ты теперь и без работы."
   Джаг откровенно расхохотался. Не в силах разорвать связь, Джайна нажала на этаж Вуула и продолжала слушать радостный смех ее будущего мужа по открытому каналу, пока его голос не растворился в хаосе статических помех.
  
  
   Глава двадцать девятая
  
  
   При своем первом посещении офиса сенатора Луивета Вуула, она сидела в шикарных креслах и наслаждалась бокалом редкого бурталле. Теперь на красивой поверхности стола для переговоров из камня борле стояли кружки с холодным кафом и тепловатой водой. Воздух вокруг был затхлый, к тому же приправленный запахами возбужденнопотных тел и полусъеденных бутербродов, система вентиляции из последних сил пыталась понизить температуру в помещении, нагревшуюся от набившихся здесь тел. Именно так это и выглядело снаружи через прозрачный потолок комнаты, и очень взволновало Джайну.
   Блестящий цилиндр Центра Галактического Правосудия, льшь слегка подрагивающий во время ее поездки, теперь качался. Она конечно знала, что небобашни Корусканта были расчитаны и на более сильные сотрясания, чем наблюдаемые ею, однако все это ей очень не нравилось. Если бы причиной этого были обычные толчки почвотрясения, остальная часть Площади Товаричества тоже колебалась бы. Однако все это выглядело чем-то более зловещим - делом рук Абелос.
   Джайна ощутила осторожное прикосновение в Силе. Она подняла глаза и увидела, что Корран Хорн кивнул ей на свободное место около стола, вокруг которого полукругом вокруг Люка уже расселись все члены Совета: Кип Дюррон, Кайл Катарн, Силгал, Саба Себатайн, Окта Рамис и Барратк - отсутствовали только Кам и Тиона Солюсар, которые курировали учащихся на Шеду Маад. На противоположной стороне от мастеров джедаев стола так или иначе расположились военные и гражданские сановники примерно в равном соотношении. Здесь были адмирал Нек Бвуа*ту со своим фатоватым дядей Эраматом, сенатор Луивет Вуул, адмирал Гевин Драклайтер и измученный с заплывшим взглядом Винн Дорван.
   Только не это произвело на Джайну впечатление, когда она стала пробираться туда, а то, что специально для нее было оставлено свободное место, хотя длинные ряды помощников были вынуждены теснится вдоль стен. Здесь толпились военные адьютанты, секретари бюрократов и, к ее немалой радости - четверо рыцарей-джедаев, которых она с удовольствием засыпала бы вопросами.
   Но сейчас, Джайне пришлось удовлетвориться только мимолетной улыбкой и парой рукопожатий, когда она проскользнула мимо Лоубакки и Текли, которые шепотом поздравили ее с повышением. Она просто умирала от желания спросить, где Рейнар. Но теперь, когда заседание уже началось, было бы опрометчивой грубостью начать беседу на стороне.
   За спинкой, оставленного для Джайны стула, стояли двое джедаев, которых она ещё больше была рада видеть - Валин и Жизелла Хорн. Как и она сама, они выглядели так, словно их раньше времени вытащили из бакты - на их лицах и шеях ещё оставались видимыми ушибы и полузажившие ссадины. Во время одного из редких перерывов в бактатерапии она слышала, что они вошли в контакт с космодесантниками - это было единственным подтверждением, что они живыми выбрались из Храма. Да, эта пара пережила нелегкие времена после раскола их команды, и отсутствие их третьего товарища очень насторожило Джайну. Она приподняла бровь и облекла вопрос только в одно слово: "Бен?"
   Валин покачал головой и пожал плечами, показывая, что они не в курсе. Джайна кивнула и послала обоим в Силе позыв, что счастлива видеть их по общую сторону бытия. В ответ они оба разулыбались. Она развернулась, чтобы занять свое место и бросила мимолетный взгляд на Люка. Лиловые круги под глазами, лицо омрачено страхом и неуверенностью за Бена и весь Орден Джедаев. Но никакого намека на боль или печаль - оба чувства были вызваны тем, что, как Джайна почувствовала, Люк не мог проследить жизненное присуствие своего сына в Силе.
   Джайна скользнула на свое место, входя в Совет Джедаев без всякого апофиоза или церемоний - только несколько поклонов с разных сторон стола и шепот: "Добро пожаловать, мастер Соло" - от ее соседки Окты Рамес. Все это без прикрас сказало Джайне, что ее звание должно принять не ради помпезности и гордости, а со скромной готовностью служить.
   Взгляды собравшихся были обращены прямо напротив места Джайны, где между мастером Барратком и Эрамусом Бвуа*ту стояла Миракс Хорн. На ней была серая униформа бригадного генерала, в одной руке дека, однако ей не было необходимости заглядывать в нее во время своего доклада.
   "... кто сбежал из Храма и растворился по Корусканту, обрушивая терроризтические атаки на беззащитные цели," - чеканила Миракс. "Естественно, новостной канал ВАМРа всю ответственность за это возлагает на "джедайский наркокартель", призывая своих зрителей взяться за оружие и обратить его против джедаев и всех "коррумпированных" представителей служб безопасности пособничающих "наркокурьерам".
   Эрамус Бвуа*ту скривил свою нечесанную морду и, склонив свою, покрытую серебристой шерстью голову так, чтобы хотябы одним глазом видеть Миракс.
   "И насколько эффективна эта ложь, моя дорогая?" - спросил Бвуа*ту.
   "Уже было совершено несколько актов гражданских нападений против джедаев," - ответила Миракс. "Но большинство других выпусков новостей более осторожно приписывают акты насилия бандитской секте адептов Силы."
   "Они разве не используют термин - ситх?" - спросил Кайл Катарн.
   "Несколько упоминаний было," - сказала Миракс. "Только большинство населения фактически не имеет понятия - кто-такие ситхи. Они привыкли воспринимать их как одиночек - джедай-отступник или просто злобные гении, пытающиеся скрыться."
   "Значит население не делает попыток помочь и нам тоже?" - задал вопрос Кип Дюррон.
   Миракс покачала головой. "Не часто," - сказала она. "Мы получили некоторую помощь от служб безопасности в форме информации о подозрительных субьектах. Но большинство корусканцев просто не знает чему верить. Поэтому они просто спрятали головы и пытаются вообще остаться в стороне от каких-бы то нибыло неприятностей."
   "Что довольно сложно, когда наша война с ситхами вырвалсь за пределы Храма," - подал голос Люк. "Какие плоды уже принесло насилие? И сможем ли мы все это остановить?"
   Миракс сделала вид, что просматривает информацию на деке, но Джайна чувствовала, что она просто собирается с духом, чтобы выдать плохие новости. Наконец, она опустила планшет и внимательно оглядела собравшихся за столом.
   "Такой возможности нет," - произнесла она. "Когда десантники-добровольцы ворвались в Храм через выхлопную шахту - у ситхов осталось слишком много времени, чтобы принять меры. По нашим расчетам сбежало в город не меньше трехсот, и их единственной целью стало создать как можно больше хаоса и разрушений. На настоящий момент ими совершено более трех тысяч нападений и разрушено до основания семьсот небобашен. Мы оцениваем жертвы среди гражданского населения уже более трех миллионов."
   "А сколько ситхов удалось нейтролизовать нам?" - спросил Корран.
   "Двадцать два," - ответила Миракс. "Но при этом мы потеряли пятнадцать джедаев. Силы служб безопасности гибнут тысячами, даже бригады СпецНаза ничего не стоят против ситхских Сабель."
   В помещении повисла угнетающая тишина- выводы были ясны: на сегодняшний день перевес был на стороне врага, поэтому надеяться на скорое прекращение лавины боев - не приходилось.
   Спустя мгновение Люк сказал: "Все мы понимаем, что вы делаете все возможное при нынешних обстоятельствах." Он посмотрел через окно на Центр Галактического Правосудия - теперь он раскачивался просто дико, стало даже видно кольцо его соединения с поверхностью Площади Товарищества - и спросил: "Что извествно о том, как разрушаются небобашни?"
   "Обычно - это или умело заложенная взрывчаска, или все пожирающее пламя," - ответила она и, проследив его пристальный взгляд, добавила: "У нас нет сообщений о разрушении с помощью раскачиваний, если вы это имели в виду."
   "Понятно, однако мне очень не нравиться то, что там происходит," - произнес Люк. Он повернулся к той части стола, где расположились члены правительства. "Может быть было бы мудро эвакуировать Центр Галактического Правосудия."
   И Бвуа*ту и сенатор Вуул кивнули, а Дорван произнес: "Пожалуйста, отдайте приказ, генерал Хорн."
   "Конечно," - ответила Миракс. Она повернулась обратно к Люку. "Прежде, чем я уйду, есть нечто, о чем я хотела бы упомянуть."
   "Да?" - встрепенулся Люк.
   "Мы получили несколько сообщений от... ладно, от наблюдателя," - произнесла она. "Высокий человек с потрепанным татуированным лицом инициировал рукопашную около Площади Товарищества. Пока он ничего не предпринимал, только наблюдал. Однако, когда джедай Саав*ету заметила у него ауру темной стороны и попыталась его арестовать, он ее обезоружил. Потом произнес нечто странное: "Ещё не время, джедай. Сначала Абелос.""
   "Его татуировки," - спросил Люк, - "расходились вокруг его глаз?"
   "Джедай Саав*ету описала их как расходяциеся лучи с глазами в центре," - ответила Миракс. "Значит вы знаете, кто он?"
   Люк покачал головой. "Совсем ничего," - произнес он. "Я только мельком видел его во время нащих проблем в космопорту. Он без сомнения не является членом Затерянного Племени."
   "Тогда я отменю подачу сводок по "контролю местоположения" на него," - произнесла она. "Конечно, нет никакой необходимости снимать наблюдение прямо сейчас."
   "Думаю, что так будет лучше всего," - согласился Люк.
   "Благодарю." Миракс обвела глазами сидящих за столом и сказала: "Если я больше здесь не нужна, тогда я пойду и позабочусь об эвакуации Центра Правосудия."
   Люк кивнул и ответил: "Спасибо, Миракс. Мы пошлем тебе дополнительную группу джедаев, как только представится возможность." Когда она отошла от стола, он повернулся к Гэвину Дарклайтеру. "Когда мы сможем забрать наши смешанные команды из Храма?"
   Гэвин на мновение уставился на столешницу, собираясь с мыслями, затем поднял глаза. "Мы продвигаемся." Судя по темным кругам под глазами, он не спал с тех пор, как еачалось нападение на Храм. "Нам уже подконтрольно все от уровня три-семьдесят до Башни."
   "Выше три семьдесят?" - переспросил Дорван. "Значит вы захватили и компьютерное ядро?"
   Дарклайтер покачал головой. "Ещё нет."
   "Значит вы не захватили ничего." Голос Дорвана сорвался в визг, а глаза вылезли из орбит. "Как вы не поймете? Возлюбленная королева живет в компъюторе тоже. Она и есть - компьютор!"
   Гэвин устало кивнул. "Вы действительно упоминали об этом несколько раз - во время расследования после вашего спасения, президент Дорван. И мы обязательно займемся компьюторным ядром, как только сможем напасть на него." Он перевел взгляд на остальных. "Сейчас мы раскалываем силы обороны ситхов и загоняем их в нижние подуровни и в Башню. В верхних уровнях мы столкнулись с яростным сопротивлением, и если бы президент Дорван не сказал нам, что Абелос находится внутри компьюторного ядра, то я был бы склонен полагать, что она находится где-то в районе эстакад Башни."
   Сообщение ясно говорило, что независимо от того, во что верил Дорван, космопехотинцы были абсолютно уверены, что вычислили местопоположение Абелос в районе эстакад Башни. Конечно, после разговора с Тахирай, Джайна понимала, что существовала большая вероятность того, что и Дорван, и космопехотинцы были правы.
   "Почему вы решили, что она в Башне, адмирал?" - спросил Люк.
   Во взгляде Гэвина промелькнула боль. "На основании того, что мы потеряли там сразу три бластбота Свободных Охотников - даже ситхские стрелки не способны на такое."
   Люк кивнул. Джайна видела, что он снова пристально смотрит на Центр Галактического Правосудия. Очевидно, что он предвидел то, что должно случится с небобашней, и также, как и Джайна, видел прямую связь - Центр располагался в зоне прямой видимости с эстакады Башни.
   "Мы должны снова совершить набег на эстакаду Башни," - произнес он. "Только на сей раз, туда пойдут джедаи. Состав команды обсудим после Совета. Вот только кто к этому времени подготовит для нас эскадрон бластботов?"
   "Обеспечим," - ответил Гэвин. Он сел, затем оглянувшись через плечо, подозвал адъютанта.
   Не успел Гэвин начать раздавать приказы, как жалобно заговорил Дорван: "Я вижу, что вы действуете так, как считаете нужным. Однако, большая ошибка не принимать меня во внимание. Я был ближе к Возлюбленной Королеве, чем любой из вас. И я знаю, на что она способна."
   "Никто вас не игнорирует, президент Дорван," - подала голос Джайна, она наклонилась вперед и заглянула Дорвану в глаза. "По крайней мере - я. Если вы утверждаете, что она живет в компьюторном ядре - я безусловно вам верю."
   "Так же как и я," - уверил его Люк. "У нас есть факты, что она контактировала с Калистой Минг, бывшим джедаем, который сливал свою ауру Силы с компьютором. Поэтому у нас нет причин не доверять вам."
   По видимому, их заверения успокоили Дорвана.
   "Благодарю," - сказал он. "Рад это слышать. Абелос может находиться на эстакаде Башни, однако это не значит, что ее нет..."
   "В компьюторном ядре тоже," - закончила Джайна, осознавая, что Дорван пришел к тем же выводам, что и недавно она. Она обвела глазами лица остальных мастеров. "К сожалению, Абелос способна населять одновременно не только одно тело."
   Гнятущая тишина воцарилась в помещении, и все глаза устремились на Джайну. "По пути сюда у меня состоялся разговор с Тахирай Вейла." Джайна остановила взгляд на Корране и Люке. "Оказывается, в то время, когда мы боролись в вентиляционных трубопроводах Храма с нашей Абелос в теле ситха, Тахирай и Боба Фетт сражались с другим ее воплощением на Хагамуре Три. Они уничтожили их теплодетонатором... ровно за две минуты до полудня по Единому звездному."
   В глазах обоих мастеров загорелось понимание, и Люе произнес: "И именно в это время наша внезапно обессилила и сбежала с поля битвы."
   "Значит оба этих тела взаимосвязаны," - подвел итог Корран. "Когда уничтожаешь одно - другое слабеет?"
   Джайна кивнула. "Думаю - это так," - произнесла она. "Тахирай точно помнит время, потому что она ждала начала турболазерного обстрела в полдень, а мы - потому что именно в полдень должны были отключить генератор щита. Наша Абелос одерживала победу, пока они не убили другую."
   "Все это проясняет ситуацию с Дьон Стадд в Утробе," - сказал Люк. "Я понял, что убил Абелос, когда сражался с нею там..."
   "Но вы уничтожили только одну чазть," - высказалась Саба. "Чазть, воплотившуюся в теле Дьон Зтадд."
   Люк кивнул. "Именно. И когда эта часть умерла, воплощение в другом теле ослабело, как и произошло в случае с Абелос внутри Храма, когда Фетт и Тахирай уничтожили ее дубликат на Хагамуре III."
   "В таком случае, боюсь, мы теряем время," - произнесла Силгал, глядя в окно. Центр Галактического Правосудия качался настолько дико, что его части стали отваливаться от карнизов и обрушиваться в несколько темных дымящихся пропастей, которые разверзлись в Площади Товарищества вокруг его фундамента. "Всякий раз, когда мы убивали одно из ее тел, ее другое воплощение сбегало, чтобы спрятаться и собраться с силами."
   "Верно," - согласился Кип Дюррон, повернувшись к Люку. "Когда вы разделались с ней в теле Дьон, ее дубликат сбежала из Утробы и осела на Пудуре, чтобы оклематься. Когда вы уничтожили ее вопложение на Пудуре, следующее воплощение Абелос сбежало на Нам Хориос для выздоровления. Если она и дальше будет следовать этому правилу, то в любой момент она должна покинуть Корускант - если уже не покинула."
   "Хорошо замечено," - произнес Кайл Катарн. "Но, сейчас ситуация не идентична."
   "Почему это?" - спросил Нек Бвуа*ту. "Только потому, что на этот раз их три?"
   "Для начала - да," - ответила Кайл. "Первая - та, которую Фетт и Тахирай прикончили на Хагамуре Три; вторая - та, с которой имели дело Люк и его команда в системе вентиляции Храма. Именно она, по видимому, сейчас находится на эстакаде Башни. И третья - та, которая по словам Президента Дорвана живет в компьюторном ядре."
   "А если есть три, то почему не может быть и четвертой?" - спросил Нек. "Или пятой, если не сотни, рассеянныех по всей галактике?"
   "Потому, что все тела Абелос занимает одна сущность Силы, ведь так?" - пророкотала Барратк. "Она стала значительно сильнее с тех пор, как мы обнаружили ее впервые, несмотря на то, что каждый раз, когда мы убиваем ее воплощение - она слабеет. Это и создает ограничения. Когда она накапливает силы - пределы расширяются. Поэтому сейчас она способна занять три тела."
   "Если наши выводы верны," - напомнил ей Кайл.
   "Это так, но по всей видимости существует некая взаимосвязь, или она не уносила бы ноги каждый раз после смерти своего дубликата," - произнесла Барратк. "Поэтому нам стоит задать себе вопрос: что именно происходит с ней, когда мы наносим вред или убиваем ее тело?"
   Она выжидательно одним глазом посмотрела на Силгал, как на самого осведомленного целителя Ордена джедаев, который потенциально мог дать ответ на этот вопрос. Мон Каламари кивнула и подняла палец, отмечая, что ей нужно обдумать ответ. Когда, она наконец приняла решение, в ее выпуклых глазах сквозило сомнение.
   "Ответ наверняка лежит в области Силы," - произнесла она. "Однако трудно сказать наверняка, не зная точно, каким образом она берет под контроль свои жертвы. Если бы это была просто телепания Силы или воздействие желанием, то смерть одного из ее тел не причинила бы ей вреда. Она просто отключилась бы от него и нашла другой объект."
   "Я видел, как она овладела Лидией Пагорски," - осторожно произнес Дорван. "Возможно, вам это поможет, если я опишу процесс?"
   Все глаза обратились к нему, и Силгал сказала: "Очень, президент Дорван."
   Лицо Дорвана побледнело и приорело пустое выражение - показывая каково ему снова переживать этот кошмар. Но он с трудом сглотнул и произнес: "Я постараюсь."
   "Только не торопитесь и расскажите нам все, что сможете вспомнить," - попросила Силгал. "Ни одна деталь не будет низначительной."
   Дорван кивнул. "Кажется, все произошло очень быстро," - начал он рассказ. "В то время Абелос пользовалась телом Роки Кем, но оно служило неважно. Кожа начала обесцвечиваться, а глаза - выпучиваться."
   Джайна заметила, как Люк обменялся взглядами с Сабой и Корраном. Наверняка они все, также как и она, считали, что все то время, пока они ее выслеживали - она просто скрывалась за безобидной оболочкой.
   "Это - очень важные детали, президент Дорван," - уверила его Силгал. "Продолжайте, пожалуйста."
   Дорван закрыл глаза и продолжил: "Вначале, Роки Кем сказала Погорски, что просто хочет стереть ей память о том, что она видела в Храме. Пагорски ей поверила, поэтому не оказала сопротивления. Затем Кем обхватила голову Пагорски и пристально уставилась ей в глаза. Около мгновения ничего не происходило. Потом воздух между ними начал светиться. Глаза Пагорски округлились, и лицо исказилось страхом."
   Дорван замолчал, и его начало трясти от воспоминаний о случившемся дальше. "Пальцы Кем стали удлиняться, и неожиданно рассыпались в щупальца, и ее... ладно, она превратилась в Абелос. Я имею ввиду, что хоть она и всегда была Абелос, но только теперь ее истинная природа стала очевидна."
   "Вы можете ее описать?" - спросила Силгал.
   "У нее были жесткие желтые волосы, а глаза выглядели как серебристые точки в глубинах глазниц," - произнес он. "Ее рот больше походил на глубокую рану, разверзшуюся поперек ее лица."
   "Без сомнения, это - Абелос," - произнес Люк. "Что было дальше?"
   "В общем, Пагорски начала кричать, тогда щупальца Абелос проникли ей в горло," - изрек Дорван, все еще сидя с закрытыми глазами. "А также ей в уши и ноздри. Пагорски стала издавать жуткие звуки, словно ей заткнули рот и начали душить, а щупальцы стали пульсировать. Спустя несколько секунд Пагорски опала и повисла на щупальцах, ее страх не проходил."
   Дорван снова замолк, без сомнения блуждая в воспоминниях, которые были ужаснее любого кошмара."
   "После этих нескольких мгновений," - мягко напомнила Силгал. "На этом все закончилось?"
   Дорван покачал головой. "Это было только началом," - произнес он. "Через некоторое время, ужас на лице Пагорски наконец изчез. Я решил тогда, что она умерла. Но в этот момент ее лицо побледнело настолько, что я мог видеть, как под ее кожей извиваются щупальцы и закачивают нечто темное и вязкое в верх по ее носовым пазухам и вниз - ей в глотку. Я видел как вздымалась и опадала ее грудь - она продолжала дышать, но она не выглядела безвольной, как это происходит с мертвецами. Она наоборот становилась все сильнее, наконец она посмотрела на меня и улыбнулась. Только это был уже не взгляд Пагорски. Она все еще находилась там, сходя с ума от паники. Но Абелос там тоже была - и она этим наслаждалась."
   "Словно питалась этим?" - уточнил Люк.
   Дорван открыл глаза и на мгновение задумался, затем кинул. "Да," - ответил он. "Именно так. Она питалась страхом."
   "Нам уже приходилось видеть подобное раньше," - произнес Люк. "На Пудуре. Там Абелос по видимому создала ауру страха, чтобы привлечь энергию темной стороны, которая из этого исходила. Мы уверены, что так она возвращала себе молодость."
   "Явилась Сила, которая питается страхом?" Дорван посмотрел в окно на опустошения, возникшие на Площади Товарищества в результате боев, и покачал головой в нескрываемом отчаянии. "В таком случае, мастер Скайвокер, вам необходимо уничтожить ее как можно скорее, пока это еще возможно."
   "Именно это мы здесь и планируем, главное выяснить - как," - подал голос Кип. "Что еще вы можете добавить?"
   "О порабощении тела Пагорски - ничего," - ответил Дорван. "Боюсь моя память о дальнейших событиях... в общем, слишком обрывочна и перепутана. Но думаю, что вы захотите услышать, что произошло после того, как я ее убил."
   Дюжина бровей приподнялась, а Саба Себатайн зашипела и хлопнула ладонью по столу. "Благодарю, президент. Только такой шутки и не хватало!"
   Барраткл негодующе зыркнула под пушистых бровей в сторону барабела. "Думаю, президент абсолютно серьезен, мастер Себатайн." Она повернулась к Дорвану: "Ведь так?"
   Дорван кивнул, но бросил уничижительную улыбку в сторону Сабы. "Мастер Себатайн имеет право веселиться.," - произнес он. "Дело в том, что Абелос хотела, чтобы я ее убил."
   Большинство субьектов за столом посмотрели на Дорвана, как на сумасшедшего, только Кайл Катарн наклонил голову на бок выражая любопытство.
   "Боюсь, что мы не улавливаем ход вашей мысли, президент," - произнес он. "С чего бы это Абелос захотелось, чтобы вы убили одно из ее тел-вопрощений?"
   Дорван пожал плечами. "Возможно оно уже износилось, или может быть она и так собиралась покинуть его, чтобы поработить комрьторное ядро," - произнес он. "Все, что я могу вам рассказать - это то, что я украл небольшой заряженный бластер и всадил несколько зарядов ей в голову. Все что мне извесно о дальнейшем - я влетел в стену, а потом обнаружил, что она появилась внутри компьюторного ядра. Как я понял позднее - все это было западней для Бена."
   Люк подался вперед на своем стуле. "Для Бена?" - переспросил он. "Что дает вам повод считать, что все это было только ради Бена?"
   "Потому что они захватили только Бена." Дорван посмотрел на Хорнов и продолжил: "Однако, возможно, стоит задать этот вопрос Валину и Жизелле. Они находились в лучшем состоянии, чем я, поэтому лучше им и вынести суждение."
   "Доля истины в этом, без сомнения, есть," - сказал Валин, выступая вперед. "Оглядываясь назад, могу отметить, что Абелос пыталась изолировать Бена с того самого момента, как мы вошли в тот коридор. Она, по видимому, могла уничтожить нас в любой момент, только Бен был нужен ей живым."
   "Могу добавить, что возможно она впустила нас в компьюторное ядро, только из-за Бена," - согласилась Жизелла. "Все было рассчитано по миллисекундам, и как только она получила Бена - она оставила нас в покое."
   "Говоря иначе, фактически она позволила нам уйти, как ни странно это звучит," - снова заговорил Валин. "Она не стала тратить на нас собственный силы, а оставила на расправу ситхам."
   Джайна осознавала, что здесь нужны разъяснения. Валин и Жизелла Хорны были в первой волне инфицированных психозом Силы, когда Абелос начала первые попытки вылазок из ее тюрьмы в Утробе, и на какое-то время они стали ее шпионами. К счастью, их удалось излечить, после поражения Абелос на Нам Хориос, и все считали, что выздоровление было полным. Однако, когда мастера в процессе разработки плана штурма выяснили, что Абелос скрывается в Храме - только Хорнов младших, из всех пострадавших тогда рыцарей-джедаев, включили в штурмовой отряд.
   "И Абелос не пыталась как бы то ни было войти с вами в контакт пока вы находились в Храме?" - спросила Силгал. "У вас не возникало приступов паранойи или замешательства?"
   "Мы не говорим сейчас об этом," - усмехнулся Валин. "Мы все ещё пытаемся понять - почему она захватила Бена и проигнорировала нас. Это выглядит весьма подозрительно."
   "Думаю, что знаю ответ на этот вопрос," - подала голос Джайна. Она повернулась к Дорвану. "Вы говорили о том, что тело, которое вы убили в компьюторном ядре, было изношенным?"
   "Верно," - ответила Дорван. "Она выглядела очень изнуренной к этому моменту."
   "Это было тело Роки Кем, верно?"
   "Именно," - ответила Дорван. "Разве я не упоминал об этом?"
   "Я просто хотела уточнить." Джайна снова оглядела всех собравшихся. "Когда я беседовала с Тахирай Вейла, она упомянула, что тело Пагорски тоже было разрушенным. Фактически, Тахирай считает, что единственная причина, почему им с Фетом удалось выжить - это то, что она не хотела убивать Тахирай. Она хотела поменять тело Пагорски на тело Тахирай."
   "Естественно," - промолвила Силгал. "Ведь Кем и Пагорски - не были адептами Силы. Их тела не были способны вмещать в себя большие потоки энергии Силы."
   "Это не объясняет, почему она сосредоточилась на Бене," - произнес Кайл. "Если бы дело было только в теле со способностями к Силе, возможно Абелос легко удовлетворилась бы Валином или Жизеллой, также как и одним из своих ситхских прихвостней. Здесь что-то другое... что-то, что выделяет именно Бена."
   "Хорошо, он - Скайвокер," - заметил Кип Дюррон. "Внук избранного."
   "А Джайна - внучка избранного," - спорил Люк. "Я склонен думать, что это как-то связано с Убежищем. Абелос могла избрать его, потому, что он ещё совсем маленьким - смог противостоять ей."
   Кип покачал головой. "К сожалению - но это не так," - произнес он. "Джайна - дочь не только Лейи, но и Хана, а это значит, что только один из ее родителей - адепт Силы. А у Бена - оба родителя очень мощные пользователи Силы. Поэтому камень преткновения не Джайна, а Бен, и именно ему приписана Особая Судьба."
   Лицо Люка застыло, и Джайна по наступившей тишине поняла, что он оценил мудрость предположения Кипа - также, как и все остальные за столом. Абелос ушла после того, как получила Бена, потому что Бен... это указывает, что она что-то особенное припасла для него.
   "Ладно," - произнес Люк. "Есть ещё идеи для чего Абелос понадобился Бен?"
   За спиной Джайны защебетал голосок: "Ничего определенного," - чирикнула Текли. "Только полагаю, что пришло время озвучить то, что мы узнали об Абелос у килликов."
   "Непременно, если вы считаете, что это поможет." Люк махнул Текли и Лоубакке к открытой площадке на противоположном конце стола и, повернувшись к остальной части присутствующих объявил: "Джедай Лоубакка и Текли только что вернулись с задания, целью которого было выяснить все, что киллики знают об Абелос. Насколько мне извествно, джедай Тул был вынужден остаться в обмен на предоставленную килликами информацию. То немногое, что я слышал, говорит о том, что они раскопали немало интересного."
   Когда Текли подошла к столу, внезапный толчок всколыхнул помещение и рассыпался мелкой дрожью. Дорван и ещё некоторые из гражданских участников стали неуверенно и опаслино оглядываться. Нек Бвуа*ту просто прокашлялся и пробормотал что-то насчет землятресения от взрывов, однако Джайна - как и другие джедаи в помещении - почувствовала волну страха, исходящую от Центра Галактического Правосудия. Когда она взглянула в окно, то увидела, как Площадь Товарищества вспучилась и потрескалась, и из трещин поднимались длинные столбы дыма.
   "Возможно, нам следует как можно скорее мчаться к эстакаде Башни," - предложил Кип. "Пока Центр Галактического Правосудия не рухнул в катакомбы."
   "Разве это разумно, пока надлежащим образом не оценено поле боя?" - возразил Нек Бвуа*ту. "Мчаться в бой наполовину слепым не сможет спасти чтобы-то ни было от взрыва, сынок. Нам всем будет намного лучше, если все присутствующие мастера остануться здесь, на своих рабочих местах. Вы - лидеры. А основная задача лидеров - планировать и думать, а не мчаться сломя голову в засаду, всякий раз, когда противник выкинет что-нибудь неожиданное."
   Глаза Кипа вспыхнули от резкого тона адмирала, однако он принял замечание с изящным поклоном. "Верно подмечено, адмирал. Уступаю перед вашей мудростью... и приказами мастера Скайвокера."
   "Я согласен с адмиралом Бвуа*ту," - произнес Люк. "Я не хочу никого посылать в западню Абелос. Мы должны завершить дебаты и разработать план."
   Люк кивнул Текли, коротконосая мордочка которой едва выглядывала над краем стола. За ее спиной Лоубакка возвышался мохнатым гигантом, которым собственно и являлся, удерживая в руках громозкий планшет.
   Текли прочистила горло и начала: "Так как запас времени ограничен, поэтому ограничимся кратким резюме того, что мы узнали. С-Трипео в настоящий момент загружает в архив джедаев все графические материалы, которые нам удалось обнаружить."
   "Благодарю," - ответила Люк. "Уверен, что они окажут большую помощь, когда у нас появиться время подробнее изучить биографию Абелос."
   Текли покосилась на него одним глазом. "Поверьте мне, мастер Скайвокер, вы обязательно должны это исследовать."
   Она щелкнула пальщами, и на экране появился резной каменный барельеф. Он изображал райские джунгли, обрывающиеся долиной на заднем плане и болотом на фронтоне. На небольшой прогалине из земли бил гейзер. В облаке его пара проступали три фантомообразные фигуры: жизнерадостная женщина, суровый массивный воин и изможденный, бородатый человек с отеческими наклонностями.
   Это панно - иллястрация Истории Турухт," - объяснила Текли. "Часть Истории - демонстрирующая рождение семьи субьектов Силы, которую киллики называют - Те. Молодую женщину называют - Дочь."
   Пока Текли говорила, Лоубакка заменил изображение на другую панель. На ней светловолосая полная сил женщина бежала по лесу в сопровождении стай бабочек и роев килликов.
   "Дочь, по-видимому, связана со светлой стороной Силы," - продолжала Текли. "Киллики не вполне могут однозначно описать ее сущность, однако я предполагаю, что она олицетворяет саму природу жизни."
   Лоубакка снова сменил картинку. На этом панно был изображен массивный мужчина в темной броне, бредущий через мертвый лес.
   "Сын - связан с темной стороной Силы," - снова заговорила Текли. "И Опять, киллики не смогли внятно ответить, что это значит. Но, по-видимому, очевидно, что он олицетворяет природу смерти."
   Лоубакка покрутил рукоятки и выбрал изображение с рекой, разделяющей лес на две половины: на одном берегу лес фонтанировал красками и жизнью, на другом - был мрачным и безжизненным. На заднем плане изображения на балконе монастыря в скалах стоял изможденный старик. Он выглядел старше обоих лесов, его руки были распростерты - одна над жизнерадостным лесом, другая - над мрачным.
   "Отец - хранитель баланса," - комментировала Текли. "Есть ещё несколько изображений, на которых он пытается поддерживать мир между Дочерью и Сыном."
   "Я понимаю," - произнес Люк. "А эти существа - действительно ли они и есть Небожители, которым киллики, по их утверждению, служили в прошлом?"
   Текли покачала головой. "Я так не думаю, по крайней мере не так, как вы имеете в виду," - произнесла она. "Терухт утверждает, что они это то, чем в конечном счете Небожители становятся."
   "А что Терухт вообще говорит о Небожителях?" - поинтересовался Корран.
   "Практически ничего," - ответила Текли. "Они утверждают, что невозможно объяснить cуть Небожителей, потому что ни один разум смертного не в силах постичь их истинную природу."
   Долгим стоном Лоубакка отметил, что киллики полагали, что Небожители живут в Силе. Только они категорически отрицают, что те родились из Силы, потому что Сила - это все что нас окружает, в нас самих, и мы сами в сущности есть Сила. Следовательно, каждый здравомыслящий субьект понимает, что никто не может родиться из то, кем каждый и является. Перевела Текли для тех, кто не понимал шриивук.
   "Нууууу..." - вздохнул Кип. "Обычное киллийское словоблудие."
   "Ладно, только тогда это действительно имело некоторый смысл." - ответила Текли. "Возможно, все это будет звучать более логично на фоне видеоотчета."
   "Без сонения," - откликнулся Куйл. "Но вы утверждали, что это поможет понять сущность Абелос. Должны ли мы считать, что это Дочь? И что Сыну удалось перетянуть ее на темную сторону?"
   "Ни в коем случае," - ответила Текли. "Чтобы понять сущность Абелос, надо понять кого в этой семье не хватает."
   "Вы имеете ввиду, естественно, Мать," - произнес Люк. "Абелос - это второй родитель?"
   Текли снова щелкнула пальцами, и Лоубакка сменил изображение на дисплее. На этот раз это было панно с новым персонажем - молодой женщиной, старше чем Дочь, с длинными шелковистыми волосами, широкой улыбкой и сияющими глазами. Она, скорее всего, была чем-то вроде прислуги для Сына и Дочери - они не обращали на нее внимание, а только протягивали бокалы, чтобы она наполнила их из кувшина в ее руках. Однако Отец смотрел на нее с явной теплотой, отвечая ей улыбкой на улыбку.
   "Абелос - служанка, которая заняла место Матери," - прокомментировала Текли. "В начале, она по-видимому принесла в семью радость и гармонию."
   Пока Текли говорила, Лоубакка одну за другой демонстрировал панно, на которых Абелос играючи заставляла Сына и Дочь выполнять тяжелые работы по хозяйству, безумно любила Отца и даже умудрилась направить разрушительные энергии Сына на полезные вещи. Вскоре, кажется, она стала полноценным членом семьи - она ела, сидя рядом с Отцом, и подставляла свой кубок, чтобы Сын наполнил его.
   "Только по прошествии времени Абелос начала стареть, хотя остальная часть семьи оставалась молодой," - продолжала комментировать Текли.
   Изображение на экране Лоубакки показало Абелос в преклонном возрасте, сейчас она уже не казалась достойной по возрасту женой Отцу. Следующая картинка показала, как покрытая морщинами Абелос стояла на одном конце небольшого скального комплекса, очень напомнившего Джайне тот, который она видела в своем сне о схватке Бена и Вестары.
   В этот момент в Силе поднялась неясная волна удивления и потрясения, Джайна огляделась, ища глазами Люка - все мастера, с интересом разглядывающие изображения, сейчас переглядывались между собой - она пришла к выводу, что cны видела не только она. Трудно было сказать, видели ли они тоже ту схватку, но было ясно, что скальный комплекс был многим из них знаком.
   Джайна почувствовала, что он Люка в Силе исходит волна спокойствия и терпимости, и она поняла то, что он хотел донести. Ничего не говори, пока смысл не станет явным.
   Иллюстрации на мониторе Лоубакки продолжали сменять друг друга - Отец спорит с Сыном и Дочерью оживленно жестикулируя, а вокруг них в урагане кружатся валуны и шестиногие ящеры.
   "Когда Абелос постарела, она начала вносить в семью раскол," - продолжала Текли. "Мы предполагаем, что она скорее всего была обижена на свою смертность, в то время как остальная часть семьи оставалась вечно молодой."
   Следующее изображение на мониторе Лоубакки иллюстрировало, как престарелая Абелос тайком пьет воду из Фонтана Власти, пока Отец швыряет молнии Силы в Сына и Дочь. На следующем изображении уже помолодевшая Абелос плавала в Бассейне Знания, выражая хитрую непокорность, когда Отец пытался вытянуть ее из воды Силой.
   "В своем желании оставаться со своей бессмертной семьей, она преступила запретную черту - и заплатила за это жуткую цену."
   На экране возникла новая картинка. В сердце внутреннего двора стояла очень изменившаяся Абелос - ее волосы стали жесткими и длинными, нос почти сгладился, а от когдато сияющихе гдаз остались темные впадины с двумя серебристыми точками света. Она протягивала руки к сжавшейся Дочери и негодующему Сыну, но там где раньше у нее были пальцы, теперь змеились длинные щупальцы. Разъяренный Отец стоял впереди, загораживая их собственным телом, одной рукой указывая ей на выход из дома, а другой перехватывая ее извивающиеся пальцы.
   "Киллики называют Абелос - Несущая Хаос," - продолжала Текли, делая Лоубакке жест, чтобы он опустил экран. "Они ассоциируют ее с ролью Отца, как Хранитея Баланса, только в ее случае - через борьбу и насилие."
   "Я правиль понял вас?" - спросил Эрамус Бвуа*ту. "Вы имеете в виду, что Абелос - что-то вроде Богини войны?"
   "Это если очень упрощать," - ответила Текли. "Киллики утверждают, что война - неоъемлемая часть цикла развития галактики. Но в данном случае, они уверяют, что война становится слишком мощной - когда появляется Абелос - и полностью уничтожает прежний уклад, чтобы очистить место для нового."
   "Значит, если следовать вашей логике, то разрушение Корусканта - часть некоего плана Небожителей?" - спосил Дорван. Он многозначительно глянул в окно. Дым, струящийся из ращелин вокруг Центра Галактического Правосудия, стал настолько густым, что растекаясь по Площади Товарищества почти скрыл величественную громаду пирамиды Храма Джедаев. Затем он снава оглядел собравшихся и остановился на Люке. "Это означает, что у Галактического Альянса нет другого выбора, как беспомощно ждать полного разрушения?"
   "Выбор есть всегда," - произнес Люк. "Поймите, это - киллийский взгляд на галактику. И нам точно известно, что Абелос уже заключали в тюрьму." Он оглянулся на Текли. "Почему мы до сих пор не продвинулись в вопросе - как ее остановить."
   Маленькие ушки Текли оттопырились. "К сожалению, мастер Скайвокер, насколько я понимаю, киллики не собираются предоставлять ощутимой помощи в этом направлении," - сообщила она. "По крайней мере нам."
   Лоубакка выдал долгое громыхание, объясняя, что на всем протяжении истории Терухт, чтобы изолировать Абелос им были необходимы Они, чтобы руководить их действиями. Как поняли Текли и он, Сын и Дочь способны объединиться только при одном условии - когда видя, как Абелос уничтожает цивилизации, которые они кулитивировали тысячелетиями по своему усмотрению, их возмущение не переполнит чашу терпения. Тогда бы эти двое заключили перемирие и материлизовались бы из своих убежищ, чтобы ее остановить, а Терухт собирается ждать их появления в грядущем столетии и делает все необходимое для восстановления популяции, чтобы улей был готов сослужить службу по первому зову.
   "Значит, именно они изолировали Абелос в прошлый раз?" - уточнил Кайл. "А иакже создали станцию Балансир?"
   "Именно так это помнят киллики," - ответила Текли. "Однако, Сын и Дочь участвовали в этом. Они, по всей вероятности, гораздо больше заинтересованы в стабильности галактики, чем Отец."
   "Боюсь, что - так было," - произнес Люк. "Если Терухт не может изолировать Абелос без Сына и Дочери - им придется ждать призыва на службу гораздо дольше столетия."
   Нос Текли беспокойно дернулся. "Значит вы уже слышали о НИХ, мастер Скайвокер?"
   "Не под этими именами,"- ответил Люк. "Когда Йода обучал меня в болотах Дагобаха, он поведал мне об одной миссии Оби-Вана и моего отца во время Войны Клонов. По-видимому, их втянуло в некий свободно парящий объект - его называли Мортис Монолит - и перенеслись в мир, очень похожий на тот, который описан в Истории Терухт."
   "Вы утверждаете, что они встретили ИХ?" - переспросил Кип. "Вы уверены?"
   Люк встретил нетерпеливый взгляд Кипа. "Очень трудно быть в чем-то уверенным, когда дело касается Небожителей, мастер Дюррон" - сказал он. "Но да, я действительно полагаю, что описанная Йодой троица, действительно была ИМИ."
   "И?" - напирал Кип.
   "В то время, я считал, что он придумал эту историю, чтобы укрепить меня в мысли не отказываться от своей судьбы." Люк помолчал, затем произнес: "Но, теперь..."
   "Вы думаете, что он возможно заглянул в ваше будущее?" - закончил Кайл. "И увидел, то вам придется иметь дело с Абелос, не так ли?"
   Люк пожал плечами. "Это могло быть и неоднократно," - произнес он. "Только Йода считал, что мне когда-нибудь пригодяться сведения о Мортис Монолите."
   "Значит вы собираетесь рассказать нам то, что мастер Йода поведал вам?" - спросила Джайна. Она не смогла сдержаться, и была далеко не одинока в этом - сейчас каждый джедай в помещении склонился в сторону Люка. "Я имею в виду, что вы именно поэтому упомянули об этом?"
   Люк кивнул. "Конечно,"- произнес он. "Только, сказать мне особо нечего. В истории Йоды Оби-Ван и Анакин Скайвокер столкнулись с Отцом, когда тот был при смерти. Сын и Дочь ссорились, потому-что Сын хотел занять место Отца. Отец сообщил Анакину, что он избран, чтобы занять место Отца и хранить равновесие между братом и сестрой. Когда Анакин отказался, в голове возник сумбур. Они схлеснулись в битве, все трое скончались, и их мир умер вместе с ними."
   "И вы не поняли, что именно было важным?" - спросил Корран.
   "Я не осознавал, что Йода говорит о НИХ," - немного оправдываясь ответил Люк. "Или даже о факте ИХ существования."
   "Это действительно звучит больше как притча, чем как инструкция к действию," - согласился Кайл. "Уверен, что я - поступил бы также."
   "А мы уверены, что это - не просто притча?" - спросил Кип. Он повернулся к Текли и Лоубакке. "Не ошибусь, что каждому из нас известно насколько киллики способны искажать исторические факты."
   Саба хлопнула обеими руками по столу. "Оная уверена. Это также многое объязняет - почему так много мрака и зумбура в галактике, почему так чазто взпыхивают войны и ничто не озтаетзя постоянным." Она оглядела собравшихся, встречая напряженные ответные взгляды, и закончила: "Зила - лишилась баланза."
   Джайна кивнула и произнесла: "И это, также, объясняет зачем Бен Абелос."
   Напряженная тишина нависла над столом, и она поняла, что ещё не все джедаи смогли ощутить связь между потерей Абелос единственной семьи, которую она знала - ее жуткая тоска и одиночество которые и заставили, заключенную в изоляцию сущность Силы, обратиться к Бену и другим юнлингам, которые скрывались в Убежище.
   Однако, Люк понял. Это выразилось в его побледневшем лице и том, как осторожно он закрыл свою ауру, чтобы охвативший его ужас не прокатился по помещению, словно раскат грома.
   Когда лица большинства мастеров остались озадаченными - он кивнул Джайне. "Вы упомянули об этом," - произнес он, "Вам и давать объяснения."
   "Это - только предположение," - начала она. "Возможно, я и не права."
   "Вы сомневаетесь?" - спросил Люк.
   На мгновение Джайна задумалась, затем тряхнула головой. "Нет - это не так." Она глубоко вздохнула и повернулась к остальным собравшимся. "Абелос забрала Бена, потому что собирается воссоздать... ладно, семью ИХ - пока нет более приемлемого названия - ...на ее собственных условиях."
   Удивленный шепот пролетел по помещению, и остальные индивидуумы близе обступили стол.
   Джайна мгновение помолчала, давая идее впитаться, затем продолжила: "Не имеет значения, что по этому поводу думают киллики или даже Йода. Важно только то - во что верит Абелос. Она пытается восстановить семью, которую она потеряла."
   "Меня - это убедило," - сказал Люк, кивая. "Это объясняет все действия Абелос, о которых мне известно."
   "Только место Отца предназначено лично ей," - отметил Кайл. "Хотя, возможно, она хотела, чтобы вы исполяли эти роль какое-то время. Это объяснило бы, почему она препятствовала вам и Бену покинуть станцию Помойка."
   "Похоже, правда, когда Люк продолжил уничтожать воплощения Абелос," - заметил Кип. "Она, в конце концов, поняла намек и решила, что ей самой придется управлять семьей."
   "Вероятно," - согласился Кайл. "И нетрудно предположить, что Абелос станет не залогом стабильности в галактике, а силой - постоянных трасформаций."
   "Она естественно не принесет досточный Баланс в Силу," - согласилась Джайна. "А Бен - должен стать вопложением светлой стороны."
   "Точно," - произнес Коран. "А Вестара Кхай - воплощением темной."
   Это было высказано как факт, а не как предположение, и ни один мастер не выразил по поводу его заключения никаких сомнений - это было продиктовано изумлением остальных, когда они рассматривали изображение на мониторе Лоубакки. Во всем этом ощущалась рука Силы, и Джайна понимала, что другие мастера это тоже ощущали - даже если ещё и не до конца понимая ее цели.
   Когда мастера продолжали только переглядываться и кивать, Луевел Вуул заговорил с другого конца стола. "Надеюсь вы простите глупые вопросы одного из непосвященных, но... каким образом? Мне известно, что джедаи могут продлевать свою жизнь при помощи Силы, но неужели этой Абелос по скромным подсчетам около двадцати пяти тысяч лет?"
   "Она гораздо старше, сенатор," - ответила Текли. "Некоторые фрезки летописи Терухт показывают, что биография Абелос насчитывает... порядка ста тысяч лет с тех пор, как она была смертной."
   "Мы уже видели ответ," - пророкатала Барратк. "Абелос была смертной женщиной, ведь так? Пока не начала пить из Фонтана Власти и плавать в Водоеме Знания."
   Складки на щеках Вуула разгладились, выражая тревогу. "Это реально?"
   "К сожалению, да," - ответил Люк. "И если Бен и Вестара начнут пить..."
   Он не стал продолжать очевидное, но Барратк законила за него. "Тогда Бен и Вестара станут подобны ей, ведь так? Семейка Абелосов - впридачу к Несущей Хаос."
   "Да, нечто подобное," - согласилась Джайна.
   Некоторое время все хранили молчание.
   Затем помещение потряс новый земной толчек, гораздо мощнее первого. Вся комната начала сильно раскачиваться - чашки с кафом забренчали, в дальнем конце комнаты грохнулся на пол и разбился вдребезги графин с великолепным бурталле. Все взоры обратились к Центру Галактического Правосудия - на фоне блестящего цилиндра бил двухсот метровый фонтан белой магмы, который выходил из недр планеты настолько близко от Центра, что покрывал его серебристое покрытие каплями расплавленного кмня.
   Саба оперлась логтями на стол и поднялась, затем наклонилась над столом обращаясь к своим товарищам-мастерам. "Езли ОНИ - мертвы, значит нам зледует поклязтьзя зобственной кровью замим уничтожить Абелоз."
   Пока она говорила, в одном из сверкающих боков Центра Правосудия появилось тающее отверстие, и целиндр начал заваливаться на Площадь Товарищества.
   "Пока эта поедательница яиц, зтоль же безумная как злепой шенбит," - продолжала она. "Галактика и года не протянет, езли она озтанетзя на звободе."
   "Я весьма согласен, мастер Себатайн," - откликнулся Нек Бвуа*ту. Он уставился через стол прямо на Люка. "Как вы смотрите на удар по Храму барадиумом?"
   Первым выразил протест Гэвин Дарклайтер. "Это когда внутри куча моих космодесантников?"
   "Их вывод оповестил бы Абелос о наших планах, генерал," - ответил Бвуа*ту. "И даже, если бы я сам был внутри с врагом, подобным этому, мне было бы безразлично, что предпримет мой командир, чтобы уничтожить этого врага."
   "Так же, как и их компаньоны-джедаи," - произнес Люк. "Только боюсь, что удар барадиумом - это не выход."
   "Могули ли я узнать - почему?" - спосил Эрамус. "Возможно, вы подозреваете некий элемент измены..."
   "Проблема - не в этом," - ответил Люк. "Я не сомневаюсь, что любой из нас будучи внутри, охотно отдал бы свою жизнь, но ту дело в другом." Он быстро взглянул в сторону Джайны. "Внутри- Соло."
   Брови Джайны приподнялись. "Они там?"
   Очень удивленная, она не могла понять, почему присутствие ее родителей стало критическим фактором в вопросе о барадиумном ударе. При подобных обстоятельствах, они бы первыми согласились на это, ну по крайней мере мама. Ее отец предпочел бы поединок на бластерах в полдень. "Мне даже не было известно, что они на планете."
   "Боюсь, что это так," - ответил Люк. "Это - долгая история, но по-видимому, они планировали доставить Базела Варва внутрь через тоннель эвакуации, а Сокол был поврежден, оказавшись в засаде. Хан и Лейя сбежали вглубь Храма... вместе с Амалией."
   Теперь для Джайны все стало ясно. Люк не мог принести в жертву Алану Соло, особенно после того, когда он увидел ее на троне Баланса в видении Силы. К сожалению, далеко не все были посвещены в тайну судьбы маленькой девочки, поэтому это замечание вызвало множество угрюмых взглядов за не-джедайской половиной стола.
   Наконец, Луев Вуул напрямую задал вопрос. "Я не понимаю, мастер Скайвокер. Я не плохо знаю Соло, и ни одного из них не могу представить колеблющимся в данной ситуации..."
   "Это не имеет никакого значения, потому что это - не сработает," - перебил его Дорван. "Абелос увидела бы приближение этого."
   Нек Бвуа*ту вскочил с места и встал перед Дорваном. "Не могу понять - каким образом, Винн?" - произнес он. "Я могу обрушить барадиум на Храм в течение шестидесяти секунд."
   "Если вы сделаете это - она увидит приближение этого и уже исчезнет." Дорван взглянул на озадаченные лица своих сторонников и, по-видимому, понял в чем его проблема. "Вы ведь в состоянии понять, что она действительно может заглянуть в будущее, верно?"
   Плечи адмирала Бвуа*ту в отчаянии опали, но какой бы ответ он не планировал дать, он был заглушен еще одним гостедробильным подземным толчком и грохотом в районе Центра Галактического Правосудия. Все глаза снова устремились в окно в сторону источника звука, чтобы воочию увидеть последние секунды существования грандиозного здания - в это мгновение блестящий цилиндр изчезал в километровом столбе кипящей магмы и вздымающихся клубов пепла.
   Джайна была просто потрясена происходящим, как и все остальные в помещении, и, скорее всего, она не смогла бы оторвать взгляда от зрелица пожарища, которое превращало Центр Правосудия в реку расплавленного дюрастилла - но тут она ощутила знакомое присутствие, обращенное к ней с противоположной стороны Площади Товарищества. Осознав, что извержение было просто очень эффектной диверсией, она перевела взгляд снова на Храм Джедаев. Среди тучи пятнышек бластботов, продолжающих кружиться вокруг сверкающей пирамиды, она заметила одностворчатый шар, сквозь дым уносящийся от Эстакады Башни, без проблем преодолевая гравитацию Корусканта.
   Корабль.
   Джайна оглянулась на Люка и увидела, что он уже направляется к выходу, он сделал ей жест следовать за ним.
   Абелос захватила Бена..., и они только что отбыли в Утробу.
  
  
   Глава тридцатая
  
  
   Качающиеся балки и навесные пешеходные переходы призрачными, но ощутимо твердыми и темными, силуэтами выныривали из дыма, почти не оставляя Джагу времени для маневра. Он снова и снова дергал штурвал уводя "Прощальный Дар" в очередной маневр уклонения, чтобы снова наткнуться на новую опасность проступающую впереди. Обрывки зазубренных дюрастилловых пластин плавали словно конфетти в воздушных потоках, исходящих из вулканических трещин почти в километре под ними. Столбы пламени - обычно так горели здания, но сейчас это были просто лавовые гейзеры - расцвечивали затянутый пеплом сумрак. И в довершение всего, от Храма на фронтальные щиты небольшой яхты лился бесконечный поток лазерного огня.
   И несмотря ни на что, никто не проявлял ни каких признаков беспокойства. Тахирай спокойно сидела в кресле второго пилота, ведя наблюдение и костеря на чем свет стоит последние новости БАМРа, регулировала загрузку щитов и сбивала прицелы вражеских стрелковых команд. За их спиной между ними стояла шипящая Саба Себатайн, издаваемые ею звуки напоминали Барабельские детские стишки, когда "Прощальный Дар" юлил, нырял или вращался. За спиной Тахирай был пристегнут к креслу старший сержант Геф Олазон - долговязый Вольный Охотник с густыми седыми усами, его бронированный гермкостюм был намного гуще покрыт следами сражений, чем его лицо морщинами. Уткнувшись подбородком в грудь, он фактически храпел.
   Неужели они думают, что на этом задании их пилот - Хан Соло?
   Впереди расцвел синий луч турболазера, обдав "Прощальный Дар" жаром и взрывной волной, которые по ощущениям были равнозначны тому, что они со всего маха влетели в каменный утес. Джаг и Тахирай жестко повисли на привязных ремнях, а Саба рухнула на колени. В этот момент их яхта сорвалась в неконтролируемый штопор, ее мощные репульсорные двигатели быстро повели их сквозь дым и пепел к изогнутой белой линии магматической трещины в меньше чем тысяче метров под ними.
   Джаг немедленно отрубил ионные двигатели, и Дар начал притормаживать и выправляться под действием теплых восходящих потоков. Маневрируя стабилизационными двигателями, он восстановил вертикальное положение корабля, затем, разглядывая облако кипящей золы, дождался, когда курсоуказатель на контрольном дисплее снова займет положение "к Храму Джедаев", врубил ионные двигатели и рванул вперед.
   "Нам надо держаться поближе," - грохотнул сонным голосом Олазон из-за спины Тахирай. "Они неплохо вооружены."
   "Турболазеры?" - спросил Джаг. "Когда это джедаи успели притащить их в Храм?"
   "Это - не джедаи," - ответила Саба, как будто такого объяснения было достаточно.
   "Понятно," - произнес Джаг. Лазерные заряды снова полились в передние щиты "Прощального Дара", и он начал крутить штурвал, пытаясь загородить их подход зданиями, подвесными мостами или чем-нибудь еще, что будет мешать турболазерной команде поймать их на мушку. "Только убедите меня, что я проживу достаточно долго, чтобы увидеть Джайну."
   "Заглянуть в будущее невозможно," - прошипела Саба. "Это только удивительная забава."
   "Я бы сказал, что отсюда все выглядит довольно неплохо," - подал голос Олазон. "Вы - довольно неплохой боевой пилот даже на этой супербронированной лохани."
   "Благодарю покорно," - ответил Джаг. Он направил зеркало внутреннего обзора на Олазона. "Что вы имели в виду говоря "отсюда"?"
   Глаза Олазона устремились на Сабу. "Вы что, ему не сказали?"
   По палубе прокатился грохот, когда Саба хлестнула по ней хвостом. "Времени не было," - ответила барабел. "К моменту позадки "Прощального Дара" у наз было только пять минут."
   Олазон нахмурился. "Вы должны были просвятить его," - произнес Вольный Охотник. "Когда парень отправляется на такое задание, он имеет право знать."
   "Оная же зказала - не было времени." Саба оглянулась назад на Олазона слегка обнажив клыки. "Он все узнает после спасения."
   Вольный Охотник хмуро уставился на Сабу, даже не думая бояться, что очень удивило Джага - он уже начал бояться, что речь идет о Джайне. "О чем это вы?"
   Когда Саба промолчала, заговорил Олазон. "Ваша девушка вместе с мастером Скайвокером должна была стартовать примерно за час до вашей посадки," - произнес он. "Она оставила для вас личное сообщение."
   Джаг достаточно долго провел в среде военнослужащих, чтобы по тону Олазона понять о сути этого сообщения. Сообщение Джайны было одним из тех - "если я не вернусь" - которые оставляли ответственные солдаты перед походом для своих любимых еще со времен каменного века.
   "Почему она оставила такое сообщение перед отъездом?" - потребовал объяснений Джаг. В здание по правому борту ударил турболазер и его окутало оранжевое облако взрыва. Джаг на это наплевал, он продолжал буравить глазами отражение Сабы. "Хватит уже недомолвок."
   Со стороны Сабы раздался слабый грохот, так проявлялось раздражение существа ее габаритов. "Абелоз забрала Бена и Везтару," - произнесла она. "Мазтер Золо вмезте з мазтером Зкайвокером пытаются озтановить... впрочем у них и так были планы назчет Абелоз."
   "Подожди, ... Джайна сейчас уже мастер?" Джаг улыбнулся, несмотря на беспокойство от остальных новостей Сабы. "Наконец-то."
   Саба повернула свою чешуйчатую голову. "Похоже ты ничего не раззышал назчет охоты на Абелоз?"
   "Расслышал," - ответил Джаг. Его разочарованию не было предела, он ужасно тосковал без Джайны, к этому примешивалась также беспокойство о том, что она сейчас шла по следу за Абелос. Но он влюбился в безстрашную, целеустремленную и крайне упрямую женщину, поэтому он признавал, что в их нынешних отношениях - и в скором браке - всегда будут подобные времена. Но другого пути он не желал. "Чего я не понимаю - это почему ты решила, что это что-то изменит?"
   "Потому что длина зообщения воземь минут, а у наз было только пять," - ответила Саба. "Это могло подождать до того времени, когда ты зпазешь зезтру мазтера Золо и ее родителей."
   Саба произнесла последнюю фразу небрезно, как будто говорила о чем-то малозначительном, но теперь Джаг понял, почему Саба так торопилась, когда реквизировала его и его корабль. Джаг не был "официально" посвящен в истинную сущность Алланы Соло, но проводя с семьей Соло много времени, он в конечном счете понял, кем "Амалия" была на самом деле - и почему она была так ценна для джедаев.
   "Значит, они - тоже в Храме. Как они оказались там?" - спросил Джаг.
   "Кое-что пошло не так," - ответила Саба. "Будем надеяться, что Соло проживут достаточно долго, чтобы ответить на этот вопрос."
   "Решено," - произнес Джаг. "Только почему нужно было ждать меня, чтобы их вытащить?"
   "Вы уже проходили атмосферу, когда от Соло поступила просьба забрать их," - ответила Саба. "А Джайна всегда утверждала, что ты летаешь также как ее отец."
   Сердце Джага раздулось от гордости. "Действительно?" - переспросил он. "Джайна утверждала это?"
   "Не засоряй этим голову," - произнес Олазон. "Мы лихорадочно искали транспорт, а тут ты со своим супербронированным космическим дворцом - лучше и не придумаешь при нашем выборе."
   "Разве?" - Спросила Тахирай. "Крейсер класса люкс от Сандалсо на двенадцать персон оказался самым лучшим, что джедаи смогли подобрать для этой операции?"
   "Здесь ведь стоят щиты военного образца и он ведь может оказывать сопротивление?"
   "Конечно," - подтвердил Джаг. "Когда Глава Государства Рейж вручал мне его, он ясно дал понять, что он не хотел бы, чтобы в ближайшее время меня убили."
   "Ну тогда точно, крейсер класса люкс от Сандалсо - лучшее, что мы смогли достать," - произнес Олазон. "Здесь достаточно просторно для команды Вольных Охотников, и есть возможность для десантирования."
   "Неужели ситуация настолько тяжелая?" - напирала Тахирай. "Вы что не могли найти запасной бластбот для этого дела?"
   "Взе зейчаз охотятзя на зитхзких диверзантов вмезте с большинзтвом наших рыцарей-джедаев," - сообщила Саба. "Поэтому тебе придется дозтавить зтаршего зержанта в Храм и обеспечить оринтирование."
   "А разве у меня есть выбор?" Несмотря на последний вопрос, голос Тахирай звучал очень довольно. "Вообще-то, я - не джедай."
   "Добро пожаловать назад," - ответила саба.
   Металлический удар потряс корпус - часть плавающих в воздухе дюрастилловых обломков жестко врезалась в беззащитное брюхо Дара. Тревозно заверещала сирена, сообщая о повреждениях, а яхта начала рыскать носом.
   "Заклинило рулевую пластину," - констатировала Тахирай, переключившись на свой пульт. "Забито сопло четвертого репульсора."
   "Принято," - ответил Джаг.
   "Прошальный Дар" выровнял полет, хотя штурвал слушался неважно. Джаг провел яхту мимо столба пламени - то ли горих руин здания, то ли выброса магмы. Наконец, сквозь тонкую завесу дыма и пепла он увидел Храм - огромная серебристая призма, устремленная в небо. Саба резко выбросила руку, указывая на крошечный серый люк примерно на сотню метров выше траектории "Прощального Дара".
   "Здезь," - прошипела она. "Технический люк."
   "Вижу," - ответил Джаг.
   Вcпышка турболазерного выстрела расцвела меджу ними и люком, на этот раз достаточно далеко, только взрывной волной яхту немного развернуло. Шквал орудийных залпов, обрушившийся на них, был настолько плотным, что расцветил дымный сумрак не хуже, чем Рилотхский дискобар. Внутреннее освещение яхты почти погасло, чтобы передать всю возможную энергию на генераторы щитов. Джаг врубил форсаж, покрывая последние два километра менее чем за пять секунд по головокружительной спирали, пока наклонные серебристые грани стен Храма не нависли над ними.
   Теперь уже бластерные орудия не могли занять достаточный угол обстрела, чтобы достать "Прощальный Дар", и беспрерывный ливень огня беспомощно летел мимо. Джаг сбросил скорость и пошел на сближение с указанной Сабой шахтой.
   "Сбалансируй щиты," - командовал он. "И координируй меня насчет нашего положения относительно точки рандеву."
   "Ты имеешь ввиду техничезкий люк?" - уточнила Саба.
   "Если мы не собираемся швартоваться где-то ещё," - отрезал Джаг. Внешняя полированная дюрастилловая поверхность Храма, испещренная геометрическими формами, впадинами и шпилями, была настолько близко и проносилась настолько быстро, что невозможно было даже толком их рассмотреть, а не то что-бы определить назначение. "Мне нужно около четырех секунд до полной остановки."
   Саба ткнула пальцем в стену Храма, где по их правому борту появилось унылое серое пятно люка и произнесла: "Сейчас!"
   Джаг развернулся носом и начал маневр медленного сближения. Овальное пятно быстро превратилось в серый круг при их приближении. Саба и старший сержант уже кинулись к тамбуру выходного трапа. Тахирай расстегнула ремни безопасности и посмотрела на Джага.
   "Ты обойдешься здесь без меня?"
   На поверхности серого круга появились расходящиеся линии - люк начинал открываться.
   "Иди... и будь джедаем," - произнес Джаг, махнув ей в сторону выхода. "Ты все таки не настолько долго была Имперской рукой, чтобы превратиться в головореза."
   Тахирай приподняла бровь. "Только потому, что вы были слишком неподкупны чем большинство Императоров."
   Джаг смог сдержать ухмылку, пока Тахирай не покинула рубку. К этому времени в открытом техническом люке уже маячил Хан Соло, отчаянно жестикулируя, чтобы он поторопился. Джаг завис примерно в двух метрах от стены Храма и положил большой палец на рычаг управления, но пока не стал врубать репульсоры.
   Когда Саба и Вольные Охотники разгерметизировали люк Дара и опустили трап, на пульте второго пилота включился сигнал тревоги. Джаг не стал обращать на перезвон внимания, а крепко сжал руками штурвал, удерживая стабильность. Когда корабль скользнул ближе, он стал рассматривать что происходит внутри Храма - яркие вспышки и довольно интенсивная перестрелка. Он активировал репульсоры и направил их сопла вперед, ожидая, когда нос яхты не состыкуется с люком, чтобы врубить их на максимум.
   "Прошальный Дар" медленно дрейфовал. Сейчас рубка управления оказалась как раз напротив открытого люка, и Джаг вытянул шею, чтобы заглянуть внутрь. Примерно на глубине около пяти метров внутри Храма стояла шеренга Хайпанских боевиков, которые сражались с кем-то, находящемся гораздо глубже. Среди них мелькало с полдюжины сверкающих джедайских светомечей - четверо рыцарей барабелов, не считая Лейи Соло и Зекка. На полу в тылу сражающихся копошился рой маленьких темных рептилий. Алана Соло стояла в открытом люке вместе со своим домашним любимцем - нексу, под защитой Хана и высокой рыжеволосой женщины.
   Рубка управления проскользнула мимо, и Джаг снова видел только стену Храма. Он продолжал играть с репульсорами, пока Дар полностью не остановился, затем он дал задний ход, пока не почувствовал, как трап стукнулся о пол люка. Он отключил репульсоры, зафиксировав положение корабля для выброски Вольных Охотников. Однако это было не легко. Корабль раскачивался, и качка возобновилась, когда новые пассажиры стали подниматься на борт.
   Звуки перестрелки переместились глубже в Храм и быстро стали стихать, когда за дело взялись Саба и Вольные Охотники. Из пассажирского салона раздался голос Лейи, которая призывала Алану уложить Анжу на полетный ложемент; и странное чириканье, которое быстро приближалось в купе с невообразимым зловоньем. Запах был настолько сильным, что Джаг не долго думая сорвал кислородную маску для экстренных случаев и, активировав подачу кислорода, нацепил ее на нос.
   Спустя мгновение рубку наводнило около двадцати ящериц с руку величеной, большинство из них тащило с собой тушки полусъеденных грызунов, а иногда, и нечто, очень напоминающее человеческие пальцы. Они были повсюду - на кресле второго пилота, на навигационном компьюторе, свисали вверх тормашками с потолка, двое даже аккупировали колени Джага и теперь сидели и беспардонно его рассматривали. Один сжимал синий большой палец кеширца, а друго - нечто похожее на крыло мыши-ястреба. Они обнажили клыки и их маленькие глазки стали закрываться.
   Из-за спины Джага раздался голос маленькой девочки: "Нет... друг!"
   "Амалия?" - спросил Джаг.
   "Ннууу... верно," - раздался ответ. Алана Соло вошла в рубку и начала стаскивать небольших ящериц с кресел и оборудования. "Не бойтесь!"
   "Я - не боюсь," - произнес Джаг из-под маски. "Только немного удивлен."
   "Удивление лучше, чем страх," - прокомментировала девочка. Она бросила охапку ящериц назад в пассажирский салон. "Они могут укусить доказывая господство, но по крайней мере, они не быдут пытаться вас съесть."
   "Спасибо что посветила," - ответил Джаг.
   Он посмотрел на пару ящериц у себя на коленях и напомнил себе, что он - пилот этого корабля. Эти двое ещё пару раз закрывали на него глаза, а потом неожиданно свернулись у него на коленях и принялись грызть свои трофеи.
   Не успел Джаг спросить Алану, что ему тепеь делать, как над ним проскрипел голос барабела. "Ты им нравишься."
   Джаг оглянулся и увидел, как тезар Себатайн смотрит на этих двух ящериц. "Надеюсь, не в качестве закуски."
   Тезар неудержимо шипяще рассмеялся. "Глупый человечек," - проскрежетал он. "Питомцам не нужны закузки. Они и так позтоянно голодные."
   Мягкий грохот сотряс корпус - это был поднят трап, в тот же миг в кабину влетел Хан и плюхнулся в кресло второго пилота.
   "Так, мы готовы... Джаг?" - Хан замер так и не приземлившись в кресло. "Какого черта ты тут делаешь?"
   "Спасаю вас." Джаг покосился на двух питомцев, бесчинствующих у него на коленях. "И, по видимому, детенышей барабелов."
   "Их называют когтями," - сказал Хан. "И независимо от того, что ты делаешь, их не надо..."
   "...бояться. Мне уже говорили." Джаг включил ионные двигатели. "Все на борту?"
   "Все, кто так или иначе хотел." Хан вытянул шею, чтобы бросить последний взгляд на Храм. "Последнее, что я видел, это как Сабы, Тахирай и Вольные Охотники гнали дюжину ситхов в глубины Храма."
   Брови Джага приподнялись. "Они остались?"
   "Конечно, они остались," - прошипел Тезар с несколько задумчивым видом. "Они идут на охоту всей жизни!"
  
  
   Глава тридцать первая
  
  
   Душный, темный и заполненный запахом свежей смерти коридор бередил воспоминания об одной из старых нор, в которой Саба и ее соплеменники обычно пережидали смертоносный шестидесятичасовой день Бараба I. В тридцати метрах впереди на полу лежали груды пары дюжин тел, там были главным образом Хайпанские боевики, но было и несколько ситхов - также там была и горстка трупиков вылупившихся малышей, который оказались слишком медлительными или просто неудачниками, чтобы избежать резни. У большинства ситхов отсутствовали пальцы, уши и другие части тел, которые вечно голодные "когти" могли отгрыздь просто пробегая мимо. Но самое большое впечатление на Сабу оказал тот факт, что ни один из хайпанцев не был покусан. А ведь постулат - оставлять тела друзе не тронутыми - для молодых барабелов был нелегкой наукой.
   Но были и другие признаки, которые быстро разогнали воспоминания Сабы о дневных норах. Одним из них - был пепел. Бараб был влажным миром, в котором дождь шел еженочно по двадцать часов, поэтому там пепел превратился бы в мокрую грязь раньше, чем успел бы проникнуть в носовые пазухи и начать раздирать горло. Другим - река энергии Силы, проносившаяся мимо Сабы и ее спутников. Она уходила вниз - в сердце Храма Джедаев, где на уровне 351 в Компьюторном Ядре Абелос впитывала энергию темной стороны, испускаемую миллиардами напуганных корусканцев.
   Третьим фактом, который говорил Сабе, что она находится совсем не в дневной норе, была группа ситхов, подкрадывающаяся к ней по коридору. Далеко в прошлом, когда Бараб ещё существовал, джедаи считали, что ситхи могут существовать только парами - мастер и слуга. Саба всегда была этим недовольна, потому что это подразумевало, что ей навряд ли доведется лично поохотится на ситха. А даже если бы это и случилось, то к тому времени, когда она приобретет достаточный навык - добыча уще протухнет. Но сейчас, после появления из небытия Затерянного Племени - ситхов было хоть отбавляй - и несколько сотен из них стояли на ее пути к жертве, за которой она пришла.
   Охота, в самом деле, предстояла великолепная.
   Саба заняла преувеличенно воинствующую позу, запалила свой светомеч и начала выделывать лезвием эффектные защитные выкрутасы, с каждым пассом усложняя танец смертоносного клинка. У нее не было цели запугать этим ситхов, наоборот, она хотела, чтобы они посчитали ее новичком в боевых действиях, который надеется произвести впечатление на закаленных врагов. Рядом с нею, Тахирай тоже активировала свое оружие и выставила его прямо перед собой лезвием вертикально вверх - в положении приветствия.
   Сила слегка подернулась откровенным презрением, и ситхи, презрев скрытность, ринулись вперед. Pанимая более удобную позицию, Саба сделала два шага назад. Оглядевшись вокруг и поняв, что она осталась одна на передовой, Тахирай тоже отступила на пару шагов. Затем ее аура Силы завибрировала от страха - прекрасный повод для ситхов навалиться всем скопом.
   Осветив покрытые расходящимися трещинами дюрастилловые стены из глубины коридора прилетели две шипящие молнии Силы. Тахирай шагнула вперед и поймала обе на лезвие своего светомеча стандартным защитным финтом, позволяя ее партнеру свободно контратаковать. Саба вытянула когтистый палец в направлении развилки и Силой швырнула первого метателя молний во второго. Молнии Силы продолжали трещать вокруг, но напор ситхов не ослабевал - остатки ситхских войнов перепрыгивали или просто шли по головам своих упавших собратьев.
   В наушнике комлинка Сабы прозвучал спокойный и почти насмешливый голос Олазона. "На пути поднята растяжка."
   Даже зная куда смотреть, Саба не заметила как растяжка перегородила коридор, настолько тонкой была нанонить. Она только ощутила внезапное замешательство ситхов, вызванное ощущением опасности, прокатившемся от авангарда к задним рядам и глядя, как их лидеры пытяются их резко остановить, чтобы не быть нанизанными на смертоносную нить под продолжающимся напором их задних компаньонов.
   Одного ситха полностью разрезало напополам - его верхняя половина кувыркнувшись упала на пол, пока нижняя все ещё оставалась на ногах. Ближайшие претенденты на "разделку" стали швырять молнии Силы в своих напирающих с зади товарищей.
   В ухе Сабы снова раздался голос Олазона. "Джедаи, ложись."
   Саба и Тахирай рухнули на пол лицом вниз. Как только они приземлились, за ними раздалось бесперебойное тра-та-та-та-та - снайперы команды Вольных Охотников начали планомерный отстрел слиземетателей. Багровые круги расцветили троих ситхов из авангарда, и они трупами рухнули на пол, даже не успев понять, что из подстрелили.
   Оставшиеся в живых среагировали довольно быстро - они вытянули руки и Силой стали вырывать оружие из рук снайперов.
   "Ноголомы,"- приказал Олазон.
   Громкий хлопок от "подарков" команды взрывников Олазона громыхнул от двух стен коридора по команде разведчиков "враг на цели" - и пара веерообразных пучков лазерных лучей пронзила пространство коридора примерно на уровне колена. Все шестеро ситхов закричали от боли и удивления, когда их ноги оказались отрезаны, и они попадали на пол корчась от боли.
   "Топтуны."
   Оглушительный лязг потряс коридор, когда четырехметравая секция голой стены рухнула на зону побоища и из пролома громыхая и скрипя выскочила пара Вольных Охотников в полной боевой броне. Первый поднял назад упавшую секцию, восстанавливая защитное покрытие, чтобы можно было снова им воспользоваться для организации засады, если пожалует ещё группа ситхов. Второй "топтун" установил резцы и начал планомерно пробивать все пространство, дабы лишить жизни все, что ещё не стало мертвым.
   Не прошло и шестидесяти секунд, как второй "топтун" прекратил стрельбу и доложил: "Зона убийства зачищена."
   "Передовая чиста," - доложил "топтун один".
   "Подходы на двести метров - чисто." - сообщил "разведчик один".
   "В тылах - чисто," - сообщил "снайпер один". "На тридцать метров."
   "Ясно," - произнес Олазон. "Всем - отличная работа. Отличная засада."
   "Отличная нитка," - добавила Саба, поднимаясь на ноги. "В зледующий раз эти длиннохвозтые не будут такими торопыжками, а начнут думать. Теперь назтал черед нашей охоты."
   "Наша охота?" - переспросила Тахирай поднимаясь рядом с Сабой. "Значит вы заранее планировали отпустить "Прощальный Дар" без нас и Вольных Охотников?"
   "У них и так перегруз," - ответила Саба. "А для наз и здезь езть добыча... очень хорошая добыча."
   Пока они говорили, Олазон и его Вольные Охотники начали материализовываться их своих "секретов". Один из сержантов-техников начал собирать комлинки, другой, нацепив на колени магнитные зажимы, полез на стену коридора.
   Мгновение Тахирай наблюдала за их деятельностью, затем ее глаза сузились. "Вы хотели заполучить Дар, потому что я была на его борту, разве не так?" - спросила она. "Вы хотели, чтобы я вместе с вами пошла на другое телесное воплощение Абелос."
   Саба пожала плечами. "Это была идея мазтера Хорна," - проговорила она. "Вы ведь уже убили одну Абелоз. Надеюзь, что когда назтупит время, ты позволишь мазтеру нанезти решающий удар."
   Не успела Тахирай ответить, как к ним подошел "техник один" и протянул руку. "Нам нужны ваши комлинки," - произнес он. "И хронометры тоже, если у них нет функции автопроверки."
   Наблюдая, как Тех-2 крепил небольшую серебристую cферу перед объективом камеры видеонаблюдения, которая охватывала эту часть коридора, Саба быстро передала требуемое оборудование, и уточнила: "Как назчет зветомечей и блазтеров?"
   "Не сейчас," - ответил Тех. "Это всего лишь небольшая доработка. Необходимо извлечь блок RF и часть оптики."
   Тахирай тоже передала свое оборудование. "Вы выводите из строя систему видеонаблюдения?"
   "Только в пределах трехсот метров," - ответил техник. "Мы не можем сделать все это сразу, не разобрав каждый спидер и бластбот в пределах пятисот метров вокруг Храма."
   Тахирай повернулась к Сабе. "Никто ведь не включал черный ход в систему видеонаблюдения Храма?"
   "Конечно," - ответила Саба. "Но теперь Абелоз заняла Компьюторное Ядро и ввела это - как впрочем и з прочими черными ходами. Она теперь контролирует все зизтемы в Храме."
   Глаза Тахирай тревожно распахнулись - или возможно от волнения. Сабе всегда было трудно разговаривать с людьми.
   "Когда ты говоришь - ввела," - уточнила Тахирай. "Ты имеешь в виду, что Абелос практически перенесла свою ауру Силу в инфовороты, как когда-то Калиста сделала это с бортовым компьютором "Глаза Палпатина"?"
   "Да... именно поэтому мы и должны уничтожить систему видеонаблюдения," - произнесла Саба, пытаясь быть терпеливой. "Прежде, чем убить кранбака, необходимо лишить его зрения."
   "Но это значит, что придется повторять весь цикл модернизации через каждые шестьсот метров." Тахирай остановилась и сделала прикидочные вычисления, после этого по ее лицу разлилось разочарование. "Значит нам придется провести здесь очень много дней."
   "Время пройдет бызтрее, чем ты думаешь, джедай Вейла," - произнесла Саба. "Нам надо многое зделать, до того, как мазтер Зкайвокер дазт зигнал к новой атаке."
  
  
   * * *
  
  
   Им не давали ничего пить с самого отбытия с Корусканта, теперь темные воды Фонтана Власти даже для Бена выглядели привлекательно. Путешествие длилось дни, а Абелос все это время отказывала пленникам в воде и еде, только убеждала их отбросить эти оковы смертности и принять свою судьбу. Вену она предначертала стать бессмертным Принцем Света, чтобы он нес двойное пламя правосудия и прощения. Вестара же должна была занять место непримеримой Дочери Ночи. Ей предстояло охранять запретные секреты Силы - и наполнять жизни в галактике чувствами и грезами красоты и желаний. Все вместе - втроем - они будут жить вечно и переделывать галактику до тех пор, пока она их не удовлеворит.
   Бен и Вестара соверщили ошибку заявив Абелос, что скорее умрут, чем станут частью ее безумных идей, поэтому сейчас они спина к спине стояли в желтом тумане, окутывающем Фонтан Власти. Его едкий пар разъедал их носы и глотки и жег их глаза, но их тела были настолько обезвожены, что просто требовали воды - даже если эта вода была заражена энергией темной стороны и вызавала дрожь в их сознаниях. В головах у них стреляло, перед глазами все расплывалось, а мысли текли медленно и путано. Они должны были напиться или умереть - когда сталкиваешься с подобным выбором, желания тела обычно побеждают.
   Плечо Вестары переместилось относительно Бена, и он понял, что она подавлено уставилась на Фонтан ... без сомнения, также как и он, задаваясь вопросом, что случится если они напьются, был ли способ этого избежать, и чем они рискуют сделав только один глоток.
   "Не делай этого, Вес." Горло Бена было пересохщим и опухшим, поэтому его слова больше напоминали карканье. "Именно этого она и добивается, поэтому и не давала нам воды всю дорогу. Чтобы мы напились из Фонтана."
   Плечо Вестары не сдвинулось. "Возможно, это лучше, чем смерть, Бен."
   "Думаешь?" - спросил Бен. "Ты помнишь, что случилось с Таалоном, ведь так?"
   "Это был Водоем Знания," - заметила Вестара. "И его перелицевало."
   "А это - Фонтан Власти," - ответил Бен. "Я ощущаю, как в нем струится энергия темной стороны. Неужели ты думаешь, что коснувшись этого, ты не станешь таким же уродом, как он?"
   "Возможно это лучше, чем смерть," - повторила Вестара.
   В нескольких метрах перед ними в тумане появился вихрь и заговорил многоголосием Абелос. "Ты видишь, Бен? Ей нельзя доверять, когда сопротивляешься искушению." Вихрь приблизился и обратился в призрачное лицо. У лица были крохотные серебристые глаза и широкий рот, заполненный острыми клыками. "Именно поэтому, я и забрала вас сюда - чтобы ты понял, кому на самом деле можешь доверять."
   Вестара развернулась и встала рядом с Беном. "Ты имеешь в виду себя?"
   "Я - не скрываю от него свое предательство," - ответила Абелос.
   "Если ты говоришь о нападении на Сокол," - отрезал Бен. "Мне все известно. Вестара рассказала мне о случившемся."
   "Да, а она рассказала все?" - уточнила Абелос. "Она поведала тебе о..."
   "Конечно, все." Вестара скосила глаза и поймала взгляд Бена. "Не слушай ее Бен, она просто хочет внести между нами раскол."
   "Без проблем, Вес, это не сработает," - сказал Бен. "Все что у нас сейчас есть - это мы с тобой - и я не собираюсь что-то менять, основываясь на ее словах."
   "Хорошо, Бен," - произнесла Вестара. "Мы просто должны помнить, кто держит нас в плену."
   "Ты считаешь себя пленной, Вестара," - произнесла Абелос. Она подняла руку и четыре извивающиеся щупальцы указали на Фонтан, бьющий рядом с ними. "Власть, которую ты жаждешь - там. Тебя сдерживает Бен, не я."
   Вестара повернула глаза, взглянула мимо Бена на струю темной воды и покачала головой. "Нет, все таки Бен прав," - произнесла она. "Вода из Фонтана уничтожит нас, а не спасет."
   Абелос опустила руку. "Выбор за вами," - произнесла она удаляясь в туман. "Жить или умереть."
   Бен дождался, пока даже вихрь от ее ухода не изчезнет, затем сказал: "Отличная работа, Вес. Мы сможем выдержать все это, только пока держим марку - и остаемся вместе."
   "Не думаю, что мы выбрали верный путь, Бен, скорее всего это - настоящий груз пуду." Вестара снова развернулась и встала спина к спине. "В случае, если ты не заметил, последнюю сотну попыток покинуть внутренний двор мы снова оказывались здесь. Абелос не позволит нам добраться до безопасной воды."
   "Скорее всего, нет." Бен насколько мог, повернул голову к Вестаре и шепнул: "Нам надо держаться. Папа на пути сюда - я смог почувствовать, как он обратился ко мне в Силе."
   Вестара тоже шепотом спросила: "Ты уверен?"
   "Неужели ты думаешь, что я буду лгать в подобном вопросе?" - ответил Бен. "Поверь мне. Он придет."
   "Когда?"
   "Как только сможет," - ответил Бен. "Я дал ему понять, что наше положение отчаянное."
   "Ладно, это уже - кое-что, как я понимаю."
   "Это - наша надежда," - быстро ответил Бен. "И этой надежды достаточно, чтобы провести нас через этот..., пока мы вместе."
   Вестара на мгновение притихла, потом сказала: "Я с тобой, Бен. Что бы ни слууууу....ааааа!"
   Вестара закричала и завалилась на Бена. Он немедленно развернулся и обнаружил Абелос уже заталкивающую свои щупальцы в рот и нос Вестары. Не имея под рукой ни светомеча, ни другого оружия, Бен кинулся в бой и ударил Абелос пяткой в центр груди, одновременно сопровождая пинок взрывом панической энергии Силы.
   Абелос отлетела от двойного удара, разбрызгивая вокруг кровавую желчь. Вестара тоже уже вскочила на ноги и приготовилась к драке - пружинящая стойка, руки подняты и готовы нанести удар как Силой, так и кулаками. Бен изумленно взирал на конус кровавого тумана, оставленный Абелос, и удивлялся моще взрыва Силы, который он только что создал. Он ощутил холодный и тошнотворный комок от переизбытка внутри себя энергии темной стороны, и если бы не полное обезвоживание, то его бы наверняка вырвало.
   "Бен?" Вестара схватила его за руку и приблизилась вплотную, чтобы поддержать его. "С тобой все в порядке?"
   "Будет, как только я избавлюсь от этой гнили внутри," - произнес он.
   "Гнили?"
   Бен ткнул большим пальцем в сторону Фонтана Власти. "Сила в непосредственной близости от Фонтана испорчена," - ответил он. "Вся пропитана темной стороной."
   Вестара обернулась к струе темной воды. "Наверное, нам в любом случае придется ее использовать, Бен. Сила - это единственное, что может нас сейчас защитить."
   "Нет - это словно яд," - постановил Бен. "Мы не можем пользоваться Силой пока не выберемся из этого тумана."
   Вестара покачала головой. "Ты ведь знаешь, что этого не случится," - произнесла она. "Именно поэтому Абелос и держит нас здесь. Она пытается развратить нас."
   "Мы ей этого не позволим," - произнес Бен. "Мы не будем пользоваться Силой."
   "Бен, а если у нас не останется выбора," - прошептала она. "Просто не будет другого способа удержать ее, пока не придет твой отец."
   Бен помолчал. Но слабый привкус мрачной энергии Фонтана убедил его, что лучше расстаться с жизнью, чем позволить себе быть развращенным его властью. Однако им бы не позволили умереть. Абелос забрала бы их для своих воплощений, как она уже поступала с Калистой, Аканах и бесчиленными другими, и они на своей собственной шкуре поймут какова эта судьба, которая гораздо ужаснее, чем смерть.
   "Значит нам придется уйти от этого," - произнес Бен. "Она не сможет проделать это с нами обоими одновременно, значит один из нас сможет контролировать ситуацию."
   "А что потом?" - спросила Вестара.
   "Каждый из нас должен постоянно контролировать, чтобы Абелос не начала превращать другого в свое воплощение," - произнес Бен. "Если это произойдет, то оставшийся должен принять меры. У нас уже есть опыт обращения с Силой здесь, и мы знаем, что воздействие Фонтана не распространяется больше, чем на несколько метров. Значит мы оба должны будем снова начать драться Силой."
   "Но ведь тогда, почти наверняка, одному из нас придется умереть?" - спросила Вестара. "А другому - придется стать убийцей?"
   "Скорее всего," - ответил Бен. "Но это будет лучше, чем предполагаемая альтернатива."
   Вестара снова повернулась к Фонтану. "Но, ведь это только одна сторона, насколько я понимаю."
   Бен нахмурился, не совсем понимая, куда Вестара клонит. "Если у тебя есть другое предложение - я весь во внимании."
   "Возможно, смерть - не лучшее решение." Вестара снова повернулась к Бену и коснулась сначала руки, а потом груди Бена.
   "Может быть есть веская причина, почему мы оказались здесь... причина, что мы впервые сможем примириться навсегда."
   Угрюмость Бена ста более явной. "Ты о чем?"
   Вестара отстранилась, словно его жесткий тон отбросил ее. "Мы должны пойти туда, куда нас ведет Сила, Бен."
   "И ты знаешь куда?"
   Вестара кивнула в направлении Фонтана Власти. "Думаю, что да, Бен."
   "Мне не нравиться, как это звучит," - произнес Бен, пристально глядя ей в глаза. "Вес, ты ведь это не всерьез."
   Вестара продолжала неотрывно смотреть в темные воды Фонтана. "Но, Бен. Если мы оба будем пить, вместе мы станем гораздо сильнее Абелос - возможно, наших сил даже хватит, чтобы ее уничтожить." Она потянулась и взяла Бена за руку. "И возможно, для галактики это было бы не так уж и плохо?"
  
  
   * * *
  
  
   Прошло уже три дня с тех пор, как фрегат "Красная Звезда" высадил Люка и Джайну в устье Утробы, а это значит, что эти три дня Люк провел в крайне подавленном состоянии, хотя сейчас все таки взял себя в руки. Основанием для этого послужило короткое С-сообщение, полученное от Коррана Хорна - связисты "Красной Звезды" получили его, как только фрегат вынырнул из гиперпространства рядом с Утробой.
  
   СОЛО С АМЕЛИЕЙ СКРЫЛИСЬ.
   ДЖЕДАЙ ВАРВ УБИТ В СИТХСКОЙ
   ЗАСАДЕ ВОЗГЛАВЛЯЕМОЙ ВЕСТАРОЙ
   КХАЙ. "СОКОЛ" ПОВРЕЖДЕН, ОДНАКО
   ЦЕЛЬ ПО СЕЙ ДЕНЬ ЗДОРОВА.
  
   В сообщении было только три короткие фразы, но они оказались для Люка более разрушительными, чем любая физическая рана полученная в сражении с Абелос. Он доверял Вестаре - и настолько, что убедил других мастеров в том, что она окажется ценным бойцом при нападении на Храм и стражениях с ситхами.
   Похоже, он оказался не прав.
   Его ошибка стоила жижни Базелу Варву и - если он правильно интерпретировал термин Коррана "цель" - реально угрожала жизни Алланы. Теперь, после трех дней тягосных раздумий, он продолжал блуждать в трясине сомнений, задаваясь вопросом, в чем еще он мог заблуждаться, отказываясь доврять собственному сознанию.
   И он тянул время.
   "Не спать" - гладкий маленький разведчик типа "полубаркас", разработанный для элитных подразделений космодесанта "Свободных Охотников", уже приближался к точке пространства, где когда-то в системе двойной черной звезды висела станция "Денежная Яма". Люк уже был способен воочию наблюдать через фронтальное смотровое окно как протуберанцы этих двух черных дыр, обрамляющие пару раскаленных огненных дисков, увеличивались в размерах. Одновременно он ощущал впереди, на тайной планете Абелос, Бена, который через обращение в Силе просил его поторопиться.
   А Люк все еще никак не мог придти к решению, позволить Бену следовать велению Силы, или бросить этому вызов.
   Летописи Терухт убедили его и остальную часть Совета Джедаев, что галактика прошла благотворный цикл разрушений и возрождений, и что Абелос - хотя безумная и смертоносная - играла в этом цикле ключевую роль. Однако цикл был прерван гибелью ИХ, а без Сына и Дочери остановить хаос Абелос не было никакой возможности. Также, как Терухт были не способны возвести новую темницу для Абелос без их руководства. Если джедаи самостоятельно не смогут ее остановить - а это казалось Люку очень трудным, если вообще возможным - она будет продолжать сеять хаос и беспорядки до те пор, пока в галактике не исчезнет последняя цивилизация.
   "Позвольте небольшой совет от самого маладшего мастера в Совете?" - спросила Джайна с другой стороны кабины. Еще мельче, чем ее мать, она выглядела просто ребенком в кресле пилота, которое было расчитано для двухметрового "Вольного Охотника" в полном комплекте боевой брони. "Я, конечно же, не хочу прерывать ваше планирование или же что-то иное, однако когда сознание не в ладах с самим собой - победить невозможно."
   Люк приподнял бровь. "Ты прервала мои размышления, чтобы сообщить афоризм, который знает каждая банта на второй неделе жизни?"
   "Да," - заявила Джайна. Это, и еще то, что мы начинаем прыгать."
   "Ты чувствуешь Корабль?"
   "Нет еще," - ответила Джайна. "Но мы входим в уязвимую зону, очень привлекательную - на мой взгляд - для засады."
   Люк кивнул. "И Абелос попытается задержать нас," - подытожл Люк. "Бен дал мне понять, что у них отчаянное положение."
   Джайна сбросила газ и перегрузка исчезла. "И ты не соизволил сообщить об этом пилоту?"
   "Не только ты ожидаешь засаду."
   Люк попросил ее вернуть прежнюю скорость. Сначала он решил, что Джайна должна быть осведомлена о Корабле, также, как и он сам, и это необходимо ей, чтобы максимально эффективно управлять полетом ее корабля. Затем, он уже почти отдал ей приказ снизить скорость, чтобы они успели разработать план действий. Да уж, в таком эмоциональном состоянии идти на задание - сущее наказание. Все это делает тебя нерешительным и туманит сознание. Все чего он на самом деле хотел - это сломя голову мчаться к Бену и спасти его. Бездействие его убивало - но, он прекрасно понимал насколько глупой была бы подобная акция. Абелос бы хорошо наигралась с ним, пытаясь сломать, что и стало бы его однозначным концом.
   Однако, было еще кое-что, что занимало мысли Люка с самого отбытия с Корусканта. "Я все еще никак не могу однозначно решить - правильно ли мы поступаем."
   Удивление Джайны мелькнуло в Силе, и она в упор взглянула на него - опасно надолго оторвав взгляд от визуального наблюдения плазменных протуберанцев впереди. "Вы имеете в виду поход на ситха Абелос?"
   "Отчасти," - ответил Люк. "Меня больше беспокоит поход за Беном и Вестарой."
   "Это - часть одной и той же проблемы." Джайна ответила слишком скоропалительно, что говорило о том, что она излагает доводы - в которые хочет верить, независимо от того, что, возможно, верно на самом деле по ее мнению. "Чтобы вернуть Бена и схватить Вестару надо убрать Абелос. Исчезнет Абелос, и мы вернем Бена и схватим Вестару."
   "Это - только одна сторона проблемы," - произнес Люк. "Перед отбытием, я заглянул в Архивы и запросил какие-нибудь упоминания о Мортис Монолите."
   "И?"
   "Я обнаружил подтверждение в отчете Оби-Вана," - ответил Люк. "Именно всего того, о чем мне поведал Йода. Оби-Ван, по-видимому, считал, что его и Анакина затянуло в Мортис, потому-что Отец был при смерти и хотел, чтобы Анакин Скайвокер занял его место и стал Хранителем Баланса."
   Челюсть Джайны отвалилась. "ОНИ действительно его избрали," - произнесла она. "И что-же случилось?"
   "Очевидно, Анакин не согласился," - продолжил Люк. "Сын убил Дочь особым, каполненным Силой, кинжалом, а Отец обманул Сына принеся себя в жертву тем же самым кинжалом - существует вероятность, что Анакин прикончил Сына."
   Джайна кивнула. "Я понимаю, о чем речь. Именно отказ твоего отца стал причиной смерти ИХ. Поэтому, есть вероятность, что судьба твоего сына - стать новым Хранителем Баланса?"
   "Не совсем," - произнес Люк. "Я задаюсь вопросом - действительно ли это судьба Бена, занять место дочери и стать воплощением светлой стороны."
   "А у Вестары - олицетворять темную сторону?"
   "Всю дорогу она играла нами, поэтому стоит признать, что она неплохо подходит на эту роль," - произнес Люк. "И к тому же - они оба влюблены друг в друга..."
   "И поэтому ты считаешь, что это каприз Силы," - сделала вывод Джайна. "Который хочет объединить эти две влюбленные противоположности."
   "Что-то в этом роде," - признал Люк. "И, знаешь, это выводы напрашиваются не только на основании архивных сведений. У меня есть и другие причины считать, что это - веление Силы, также, как и увсех мастеров."
   Джайна вздохнула. "Сны," - произнесла она. "Бен и Вестара сражаются за Баланс во внутреннем дворе Фонтана Власти."
   "Это все можно было бы списать на игры разума," - произнес Люк. "Если бы я был единственным, кто видит подобные сны, то скорее всего признал бы это просто сном. Но, когда все мастера видят один и тот же сон..."
   "Ладно, такое игнорировать трудно," - согласилась Джайна. "Но, выражение ли это желаний Силы? Верхом высокомерия было бы утверждать, что Сила сообщает вам лично, чего она желает. Такие размышления привели Джейсона к... тому, что он сделал."
   Пока Джайна говорила, огненные шары двух черных дыр приямо по курсу начали раздуваться и быстро расходиться. Два мастера приближались к роковой черте, а Люк так и не нашел однозначного ответа на вопрос - правильно ли они делают, что идут за Беном. Возможно, Люком движет такой же эгоизм, который заставил его собственного отца отказаться от трона Хранителя Баланса. Возможно все, что произошло после этого - рождение его самого и Лейи, затем рождение Бена и смерть Мары, короткое сошествия Бена во мрак - было судьбой. Возможно, все это было прелюдией к появлению новой троицы, которой предначертано восстановить Баланс Силы.
   Люк покачал головой. "Мне очень хочется согласиться с тобой, Джайна, сказать, что мы должны идти очевидным путем и спасти Бена. Однако..."
   "Однако, в этом - вся проблема," - закончила Джайна. "Ты хочешь согласиться, и именно поэтому, не можешь убедить себя, что это - правильный выбор."
   "Эмоции не имеют значения, есть только реальность," - согласился Люк. "Но, меня переполняют эмоции. Я боюсь за Бена, и это вносит смуту в мой разум."
   "Все нормально," - сказала Джайна. "Ты ведь - отец Бена, и это тоже - неотъемлемая часть Силы."
   Люк нахмурился. "Не понимаю, что это меняет."
   "Я говорю о том, что ты не можешь игнорировать тот факт, что ты тоже вовлечен в это," - объяснила она. "Если рука Силы играет с судьбой Бена, то она ирает и твоей судьбой тоже. Ты не должен поднимать себя выше желаний Силы, иначе, ты совершишь ту же самую ошибка, которую сделал Джейсон."
   "Из этого следует, что я должен делать то, что я хочу?" Люк мотнул головой. "Прочти, жизнь никогда..."
   "Нет - я говорю, что ты должен делать то, что считаешь правильным," - поправила Джайна. "И ты всегда будешь уверен, что это верно. Это просто - это всегда просто."
   "Значит, идти на принцип," - произнес Люк сворачивая ее аргумент до трех слов. "Не задумываясь о последствиях."
   "Смертным не всегда дано предвидеть результат," - ответила Джайна. "Не в полной мере. Мы можем только действовать в рамках своих возможностей, остальное оставляя на волю Силы."
   "И не обращать внимание на видения, которые посылает нам Сила?"
   "Конечно нет," - продолжала Джайна. "Но, мы, также, не должны следовать им и буквально. Сила ведь не посылает коммутационных сообщений?"
   Люк слегка улыбнулся. "Полагаю, нет," - сказал он. "Информация в видениях приходит в форме аллегорий."
   "Именно," - подтвердила Джайна. "Итак, кто такой Бен? Идеальный джедай, так ведь?"
   "А Вестара - чистой воды ситх," - подтвердил Люк. "И значит, они - тот джедай и ситх, которые должны занять место Сына и Дочери... и заключить договор с Абелос."
   "Это мое видение ситуации," - закончила Джайна. "Я не понимаю только одного, кто сохраняет равновесие, если Отец - мертв?"
   Люк на мгновение задумался, потом сказал: "Думаю, мы все - джедаи и ситхи. Терухт утверждала, что галактика обновляется каждый раз, когда Абелос вырывается на свободу - а видения говорят, что на этом витке эволюции именно джедаи и ситхи, каждый по своему разумению, сохраняют равновесие."
   "Значит, ситхи и джедаи будут воевать вечно?" - спросила Джайна.
   "Не постоянно," - ответил Люк. "Снова, только когда Абелос в следующий раз вырвется на свободу."
   "При условии, что нам удасться остановить ее на этот раз," - констатировала Джайна. "А это - большой вопрос..." Голос Джайны внезапно заглушил вигз сирен, предупреждающих о возможном столкновении и попадании под прицел. Она кинула "Не спать" в спираль уклонения, затем проверила показания уровня гравитации и, придя к выводу - что находясь в таком опасном и узком месте, лучше не маневрировать. Она просто активировала автоматические лазерные орудия и подняла щиты. Затем широкораспахнутыми глазами она стала наблюдать, как ответные цветные вспышки летели к ним от объекта размером не больше пылинки, висящего в мертвой зоне между двумя черными дырами, блокируя единственный подход к тайному миру Абелос.
   "Корабль?" - спросил Люк.
   "А что, это может быть чем-то другим?" Напряжение уже придало жесткость голосу Джайны.
   "Навряд ли." Люк расщелкнул ремни безопасности, поднялся и направился в кормовую часть. "Не получи промеж глаз, и попытайся его прикончить. Пусть все кончится хорошо."
   "Подожди, что значит кончится хорошо?" Джайна обернулась и заметила его уход. "Ты куда?"
   "Пристягнусь к койке медобеспечения," - ответил Люк. "Не знаю, как долго все это продлиться, только мне лучше лежать, чтобы выйти из тела."
  
  
   Глава тридцать вторая
  
  
   По мере продвижения "Не спать" вперед, обрамленные огненной короной черные шары черных дыр продолжали раздуваться и расходиться, увеличивая ширину проходного коридора, заполненного завихрениями сверкающего газа. На фоне этого блеска Корабль тоже стал увеличиваться в размерах - сначала тусклое пятнышко, затем темная сфера диаметром с большой палец Джайны.
   Обмен потоками огня между двумя кораблями не прекращался - от "Не спать" летели бластерные заряды, а Корабль отвечал плазменными сгустками. Оба корабля строго держались мертвой зоны и били друг другу в лобовые щиты, даже не пытаясь уклониться. Зона невозвращения из гравитационной ловушки черных дыр настолько близко подходила к обеим сторонам и без того узкого относительно безопасного коридора, что не было никакой возможности ни маневрировать, ни даже сбежать. Не имело значения был ли пилот уже обстрелянным, или только что закончил обучение. Для него была только одна альтернатива - лобовая атака.
   В такой ситуации обычно больше шансов на выживание было у того, кто был быстрее и крепче. Окинув взглядом данные сенсоров и обнаружив, что сближние судов идет быстрее, чем она предполагала, Джайна зарядила первую ракету "Не спать".
   Джайна выбрала "Не спать" не просто так - Вольные Охотники использовали его для атак. А это значит, что он был быстр, маневреннен, скрытен, мог выдержать прямой удар и сам мог наносить значительные разрушения. Фактически - это было одно из самых уважаемых тактических боевых судов в галактике, разработанное с таким расчетом, чтобы сравняться с Мандалорским Бес*улик и стать летательным аппаратом возрождающимся из огненной стихии. Более действенного боевого транспорта против Корабля Джайна даже представить себе не могла, особенно после того, как Джайна загружила его полным комплектом ракет с барадиумными боеголовками. Вот такой он - "Не спать".
   Компьютор целезахвата объявил, что расстояние между кораблями эффективно для ракетной атаки. Джайна даже не попыталась навести ракету на цель - не имело принципиального значения насколько сильный урон будет нанесен - сейчас все решала быстрота. Она просто нажала пуск и сбросила газ, чтобы "Не спать" не влетело раньше времени в убийственную зону барадиумного поражения при взрыве. На мгновение перед визором кабины промелькнуло белое кольцо разгонного двигателя ракеты, почти мгновенно сжавшееся до белой точки, когда ракета ушла на цель.
   В следующее мгновение на визоре "Не спать" появилась крошечкая серая точка. В мгновение ока она превратилась в продолговатую серую глыбу одного из небольших астероидов, который Корабль швырнул в них Силой. Борясь с искушением отвернуть - ошибки, которая в лучшем случае зашвырнула бы их за горизонт - Джайна оставила полубаркас в стабильном состоянии и щелкнула кнопкой селектороной связи на штурвале.
   "Приготовиться к удару," - передала она. "Снимаю щиты."
  
  
   * * *
  
  
   Толчек - и Люк вышел из тела, затем он вознесся над собой, почти воткнувшись в дно койки, нависающей над ним. Прошла неделя или секунда - для него значения не имело. Вне физической оболочки - время не существовало. Мгновение могло тянуться неделю, а целая жизнь могла промелькнуть за долю секунды. Остался только Люк Скайвокер - сущность Силы, воплотившая душу и тело, более реальные, чем та физическая шелуха, которую от оставил внизу пристегнутой к койке.
   Он вздохнул - или подумал, что вздохнул - и его связь с телом стала изтончаться. Реальности нет - есть только Сила. Это был постулат Мыслеходов, утверждающий, что весь материальный мир - это только иллюзия, а то, что считают жизнью - это только разноцветный водоворот в Силе. И, возможно, они в чем-то правы.
   Люк снова вздохнул, и передившись в фиолетовое сияние, прошел сквозь жесткий каркас верхней койки, словно это была голограмма. Он аказался в астрале, и появился свет, он затопил все вокруг, он заполнил его самого покоем глубоким, как сам космос. Он превратился в Силу, и Сила стала им самим, и теперь он познал чистую, бессмертную радость бытия.
   Люк вспомнил озеро, на которое когда-то побывал - узкое горное озерцо, примостившееся между гранитным сводом и усыпанным валунами лугом, покрытым холмиками мха в готором нога утопала почти по колено. И он направился туда. Заняла ли дорога неделю, или только мгновение определить было невозможно. Но он оказался именно там, стоя на берегу Озера Призраков и глядя на черную поверхность его вод, немного подернутую серебристым туманом вдоль противоположного берега.
   В тумане не было заметно никакого полускрытого проплывающего женского силуэта, который звал его вперед. Абелос не должна была здесь находиться.
   Конечно ее и не было. Люк пришел сюда сражаться совсем не с Абелос. Она сейчас была слишком занята, пытаясь воссоздать свою божественную семью, преобразив Бена и Вестару в искаженную версию Сына и Дочери, которые когда-то хранили равновесие в Силе. Последнее, чего хотела бы сейчас Абелос - предстать перед Люком в последней битве, котую она могла бы и проиграть.
   Однако, сейчас выбирала не она.
   Люк вошел в воду и пошел вперед. Его движения не сопровождались хлюпаньем, и темная поверхность вод тоже осталась нетронутой. Вскоре, отражающиеся в воде холмики мха, превратились в лица мертвецов - вуки, барабелы, люди и сотни других рас и существ. Их глаза неотрывно следили за Люком - по мере его приближения их выражение менялось: недовольство - когда в его лице они не находили любимых черт; признательность и любопытство - когда они опознавали в нем Магистра Нового Ордена Джедаев.
   Многие из мелькающих лиц принадлежали его старым друзям - Ганнер Ризод, Нура Рар, Трезина Лобби и ещё с дюжину других- но он проходил мимо них не останавливаясь. В течение сорока лет своей жизни в качестве джедая, Люк потерял сотню хороших другей и столько знакомых, что даже не мог себе представить - и он был уверен, что все они понимали, что у него не было времени, чтобы останавливаться и даже просто приветствовать каждого.
   Ноконец, он заметил лицо - утонченные женские черты, обрамленные темно-рыжими локонами, с высокими скулами, полноватыми губами и зелененными глазами. Оно смотрела на него с тоской и нарастающим беспокойством. Он остановился подле нее и опустился на корточки, ожидая, когда ее лицо поднимется на поверхность. Как бы ему хотелось, чтобы у него не было тех отчаянных проблем, для решения которых, он пришел просить помощи.
   Как только ее лицо поднялось над поверхностью, она приподняла бровь и произнесла: "Мы не можем больше продолжать так встречаться, Скайвокер."
   Несмотря на свое состояние, Люк улыбнулся. Это в последний раз, обещаю," - ответил он. "Маара, мне очень нужна твоя помощь."
   "Я не могу сделать для тебя многое," - произнесла Мара скорее разочаровано, чем с сожалением. "Ты ведь знаешь."
   "Ты можешь помочь мне вытащить Абелос?"
   В наступившей тишине Мара мгновение рассматривала его, затем покачала головой. "Тебе не убить ее, Люк. Она - одна из Старейших."
   "Мне все равно, кто она такая," - ответил Люк. "Она похитила Бена."
   Глаза Мары широко распахнулись, однако она ничего не сказала.
   Вместо нее презрительный голос слева от Люка спросил: "Как же ты позволил этому случиться?"
   Повернувшись, Люк увидел как на него из темных вод смотрит сухопарое лицо Джейсона Соло. "Мы пытались остановить катаклизм, который ты развязал."
   На губах Джейсона заиграла усмешка. "Вы - джедаи - всегда готовы обвинить во всех своих неудачах Темного Лорда, разве не так?"
   "Мои проблемы не имеют к этому никакого отношения," - произнес Люк. "Только именно ты выпустил Абелос на свободу."
   "Я?" - усмехнулся Джейсон. "Я был мертв."
   "Терухт утверждает, что именно твои действия по изменению будущего привели к этому," - объяснил Люк. "Они уверяют, что подобное всегда приводит к освобождению Абелос."
   Самоуверенности Джейсона явно поубавилось. "А кто это - Терухт?"
   "Старейший киллийский улей," - ответил Люк. "Именно его руками возводилась Балансирная Станция и была последний раз - до ее нынешнего побега - изолирована Абелос."
   "Тогда тебе лучше поговорить с Терухт, а не со мной и Марой," - ответил Джейсон, его тон снова был полон надменности. "Мы ничего не можем поделать. Мы - мертвы."
   Люк снова повернулся к Маре. "Я только хотел узнать о ее слабостях, или хотя бы - как ее найти в Туманах Забвения," - произнес он. "Мне поможет любая информация, чтобы остановить ее прежде, чем она... прежде, чем она причинит Бену нечто ужасное."
   Глаза Мары заполнились горем. "Люк,... на сей раз Джейсон действительно прав," - ответила она. "Мы не можем тебе помочь."
   Я могу. Этот голос Люк не сколько слышал, сколько чувствовал - сзади его притягивала тьма. И я это сделаю.
   Люк обернулся и увидел человекоподобную тень, приближающуюся к нему с того самого берега, откуда прибыл сам Люк, а также все остальные смертные входили в Озеро Призраков. Силуэт был высоким, широкоплечим, его голова утопала во мраке, в котором горели только его глаза. Их цвет, по видимому, никогда не оставался постоянным, переливаясь то от коричневого к оранжевому, то от желтого к синеве, а временами приобретая цвет черного дерева или пропадая совсем. По мере приближения, силуэт обратился в человека, которого Люк за много лет до этого момента видел в своих снах - всегда за мгновение до того, как он просыпался, объятый страхом и смятением.
   Люк оглянулся на Мару и произнес: "Это - он."
   "Кто?"
   "Человек, который являлся мне во сне перед тем, как Джейсон стал ситхом."
   Мара была явно сбита с толку. "Но ведь, человеком в твоих снах был Джейсон."
   "Мне так казалось," - ответил Люк. "А кем ещё это мог быть?"
   Он снова повернулся к приближающейся фигуре - сейчас тени материализовались в темный костюм из шипастой брони. Правая рука прибывшего была прозрачной, словно конечность заменяла голограмма. А вместо левого глаза у него был пустой белый круг, который больше напомил окно в другую вселенную, чем настоящий орган. Его лицо выглядело обветренным и угловатым, и несмотря на расходящуюся от его пронизывающих яростных глаз сеть татуровок и черезчур угрюмого вида - его никак нельзя было бы признать статным. Он остановился не доходя трех шагов и, казалось задумался, напасть ему на Люка, или же заговорить с ним.
   "Ты," - первым нарушил молчание Люк. Это был татурованный человек, который шел следом за командой Люка в Высотном Космопорту Манарай, и который позднее разоружил Якиил Саав*ету около Площади Товарищества. "Кто ты?"
   "Некто, чьей помощи ты искал," - ответил Джейсон. "Этого темного человека я видел на Троне Баланса."
   "И я единственный, кто может помочь тебе," - добавил незнакомец. "Теперь, когда ОНИ сгинули, есть только один способ остановить Абелос... Джедаи и ситхи должны объединиться."
   Люк мгновение молчал, разглядывая незнакомца и пытаясь представить себе его без угрюмости. Мужчина выглядел несколько отталкивающе, однако он явно не разделял навязчивую идею Затерянного Племени относительно тщательного ухода за собой и стремлением к личной красоте. Татуировки тоже были неординарными. Вестара утверждала, что несмотря на то, что Затерянное Племя любило украшать тела декоративными рисунками вор*шанди, они никогда не стали бы уродовать себя несмываемыми чернилами. Естественно, можно предположить, что она снова солгала - что было уже не впервой - однако, Люк не мог взять в толк, какие преимущества это ей давало.
   Наконец, Люк произнес: "Я узнал тебя. Ты наблюдал за ходом сражения на Корусканте."
   "И что тебя в этом удивляет?" - спросил незнакомец. "Происходящее на Корусканте формирует судьбу всей галактики. Естественно, мы наблюдаем. Мы всегда наблюдаем."
   "Значит ты многое знаешь об Абелос," - предположил Люк. "У вас есть шпион."
   "Почему ты думаешь, что он только один?" - ответил незнакомец. "Нас, ситхов, целые легионы... как тебе теперь известно."
   Люк покачал головой. "Если бы ты принадлежал к Затерянному Племени, твоя внешность выглядела бы более изыскано. И татуировок бы не было."
   "Разговор слишком затянулся, мастер Скайвокер," - отрезал незнакомец, отходя от Люка. "Я пришел, чтобы сражаться. Давай поищем ее."
   Люк развернулся следом, она была уже там - серый силуэт, едва проступивший в Туманах Забвения. Длинные шафрановые волосы ниспадали каскадами почти до самой воды, а ее крошечные глазки-звездочки сияли из темных глазниц, глубоких, словно бездонные колодцы.
   Рука Люка автоматически метнулась к бедру, туда где обычно висел светомеч, однако в астрале он не существовал. Он сделал попытку продолжить движение и сформировать Силовой энергозаряд, однако Абелос его опередила. Она первой пошла в атаку и запустила молнию Силы, которая прошла навылет через незнакомца и угодила в Люка. Он почувствовал, что летит назад, объятый болью, стрелой синего потрескивающего пламени Силы.
  
  
   * * *
  
  
   То, что Саба ощутила в Силе, это было не совсем приказом уходить. Это был взрыв раскаленной боли, настолько сильный, что ее чешуя вздыбилась и она всерьез испугалась за мастера Скайвокера. Однако, сообщение было однозначным. Охота закончена и добыча в руках - даже, если жертва пустила первую кровь. Саба наклонилась и заглянула за угол, отыскивая темный тупиковый коридор, ведущий к Компьюторному Ядру. Для ее барабельского зрения, способного видеть в инфракрасном спектре, проход представлял собой длинную прямоугольную трубу с прохладными синими стенами, который оканчивался оранжевым пятном воздушного шлюза Компьюторного Ядра. Весь пол был усеян парой дюжин зеленых глыб - тела скончавшихся ситхов, которые уже начали остывать.
   Удовлетворившись, что ничего не изменилось с их первоначального налета сюда, Саба повернула голову и посмотрела на все, что осталось от ее отряда. Видимо ощутив изменение в настроении Сабы, Тахирай разбудила остальных - четверых Вольных Охотников. Все они стянули темные очки с заспанных глаз и их горячие силуэты повернулись в сторону Сабы.
   Из первоначальных пятнадцати, в живых у Сабы осталось только пятеро. Сражение, направленное на то, чтобы ослдепить Абелос и сократить ее энергоподпитку оказалось как кровавым, так и долгим. Вольные Охотники потеряли всех своих разведчиков, обоих снаперов и техников, и одного взрывника. Однако Олазон продолжал командовать и оставался практически здоровым, как и оба, закованных в бронь "топтуна". Выжившему взрывнику оторвало одну ногу по самое колено, однако это не мешало ему составлять и настраивать цепи взрывных устройств, инструктируюя других как эффективнее разместить их на смежных уровнях, препятствуя ситхскому подкреплению добраться до финальной арены действия.
   Это был ещё довольно неплохой отряд.
   Саба кивнула головой. Все ее компаньоны - кроме раненного Брана - поднялись на ноги и взяли оружие наизготовку. Олазон что-то произнес в микрофон на шее, и "топтун-1" вышел в середину строя. В нижних манипуляторах скафандра он сжимал продолговатый шар около метра в диаметре. На его вершине светилась панель активации, на которой горели цифры 0:05:000.
   Саба одобрительно обнажила клыки. "Пришло время положить наше яйцо в гнездо," - произнесла она. "Да прибудет с вами Сила."
   "Спасибо." Олазон снял бластер с предохранителя. "И вам того же."
   Он шагнул вперед, чтобы завернуть за угол, однако остановился, когда Тахирай остановила его Силой и ткнула пальцем в его направлении.
   "Где ваши манеры, старший сержант?" Она активировала светомеч и шагнула в сторону Сабы. "Сначала леди!"
   Саба шупяще усмехнулась шутке, зажгла собственный клинок и шагнула за угол... в коридор, заполненный красными глазами ситхских сумрачных вампиров.
  
  
   * * *
  
  
   Если это возможно, то пар стал гуще. Бен находился в пяти метрах от Фонтана Власти, и его местоположение он мог определить только по звуку булькающей воды. Даже остановившаяся на полдороге между ним и Фонтаном Вестара, больше напоминала серую тень Силы, чем его любимую женщину.
   "Вес, мы не будем пить," - сказал Бен. "Ты же видела, что стало с Талоном, когда он свалился в Водоем. Тоже самое, если не хуже, произойдет и с нами, если мы начнем пить из Фонтана. Ты же знаешь!"
   "Возможно, нам предначертано измениться," - противостояла Вестара. "Абелос - разрушитель из кешиирской легенды, а мы - защитники, Бен, ты и я. Именно поэтому Сила и примирила нас впервые. Мы - единственные, кто способен ее остановить."
   Бен покачал головой. "Не пей из Фонтана." Он шагнул к Вестаре и ткнул пальцем в Фонтан за ее спиной. "Это - цепи темной стороны, скорее всего самые сильные во всей галактике. Ты не сможешь управлять этой мощью. Она станет управлять тобой."
   "Значит, вместо этого, мы запросто позволим Абелос прибрать нас?" - противостояла Вестара. "Использовать наши тела, чтобы не оставить от галактики камня на камне?"
   "Нет, Вес - мы будем сопротивляться," - парировал Бен. "Но сделем это, не привлекая силы Фонтана... вообще не касаясь темной стороны. Это - единственный способ не превратиться в то, что мы пытаемся уничтожить."
   Вестара разглядывала Бена с равным чувством жалости и восхищения и наконеч произнесла: "Ты благородный дурак, Бен." Затем развернулась и направилась в сторону Фонтана. "Но, я устала от дискуссий. Нам не одолеть Абелос без мощи Фонтана."
   Бен остался на месте. "Тебе в одиночку не удасться ее одолеть, Вес."
   Он ждал, что она оглянется, или, по крайней мере, начнет колебаться. Когда этого не произошло, он отвернулся ... и наткнулся прямо на Абелос.
   Ее щупальца обвили его прежде, чем он успел вскрикнуть. Они оплели его тело, притягивая ближе, скользнули по глазам и обследовали его уши и полезли ему в рот.
   Бен тяжело осел и почувствовал как в него проник хрящеватый кончик размером с его мизинец. Его ротовая полость мгновенно заполнилась жидкообразной гадкой маслянистой сустанцией. Он отчаянно выплюнул и кончик щупальца, и тухлую кровь в бездонные глазницы Абелос.
   Она только притянула его поближе. Щупальце обвилось вокруг его шеи,и скользнуло ему в нос и начало подниматься. Он начал бить ее кулаками и лягаться, в ход шли кулаки, локти, колени, он даже отдавил ей ноги. Но он находился слишком близко к Фонтану чтобы использовать Силу, а его удары без Силы были совсем безобидны. Абелос приняла все его побои даже не вздрогнув, без единого стона - даже не перестав улыбаться. Щупальце заползло в пазуху его носа, и лицо полыхнуло от невыносимой боли и давления.
   "Ты будешь пить, молодой Скайвокер, или станеши служить мне иначе," - произнесла Абелос своим многоголосьем. "У тебя нет выбора..."
   Что-то грозное ударило в извивающийся конец, и щупальце Абелос лопнуло и отлетело вместе с молнией Силы, толщиной почти с ногу Бена. Он рухнул на колени, его боль быстро проходила. Из носа хлестала кровь.
   Абелос рухнула наземь примерно в трех метрах дальше, покрытая синевой и все ещё пригвозденная к каменному массиву Силовой молнией. Пока она корчилась, отрванные щупальцы извиваясь подползли к ней и снова приросли к ее рукам. Ее длинные золотистые волосы стали приобретать шелковистость и темнеть, глаза вытянулись и приорели нормальный вид, а ее кожа начала приобретать лавандовый оттенок кешиирской ситхи.
   Вестара подошла к Бену. Ее руки все ещё были вытянуты в сторону Абелос и, на лежащую кешиирку летели молнии Силы.
   "Бен?" - спросила Вестара. "Ты ранен?"
   Вместо ответа, Бен продолжал стоять коленями на камнях, осматривая Вестару. Ее волосы и одежда остались относительно сухими, и он не заметил покраснений ни на ее лице, ни на руках, что свидетельствовало бы о том, что она зачерпывала ими воду и пила. Однако она продолжала поливать кешиирку молниями Силы, и он ощущал темную энергию фонтана, текущую через внутренний двор, циркулируя по нему и наполняя его холодной тошнотворной болью развращающей власти.
   "Бен?" - повторила Вестара. "Ответь же!"
   "Все в порядке," - ответил он.
   "Тогда поднимайся!" - скомандовала Вестара. Ее лицо горело, и Бен продолжал уговаривать себя, что это не от радости, а выражение чего-то иного нежели банальная ситхская жажда власти.
   "Вместе мы убьем Абелос."
   Бен поднялся на колени и обхватил рукой ногу Вестара. Он вскочил на ноги, перекинув ее через плечо и перехватывая ее откинутую руку свободной ладонью.
   "Нет." Он понес ее через двор подальше от Фонтана Власти. "Только не такой ценой."
  
  
   * * *
  
  
   В утопающих в провалах глазниц белых звездочках глаз Абелос вспыхнули синие молнии, которые с каждым мгновением разрастались и набирали яркость, пока не выплеснулись из глазниц и полностью охватили ее голову. Люк швырнул еще один энергетический сгусток Силы в ее направлении, затем поставил вокруг себя энергетический щит, чтобы встетить мощнейший контрудар. Однако, контратаки не последовало.
   Вместо этого, Абелос покачнулась на одной ноге от Силового взрыва, который вызвал длительное волнение на поверхности Озера Призраков. Грудь Люка была объята жгучей болью от прожженной дыры размером с кулак, кроме того, его аура Силы кровоточила в дюжине мест от более мелких ран, растекаясь полумесяцем легкого мерцания по темной воде. Тем не менее он не сдавался.
   Казалось, Абелос осела и вот-вот готова была упасть в воду навечно, достать ее сейчас не составляло труда. Но это было бы слишком легко. Люк и незнакомец-ситх атаковали ее наверное уже целую жизнь - хотя, возможно, это продолжалось только мгновение - и она только сейчас продемонстрировала какую-то реакцию.
   Люк кинулся к Абелос, пинком ударил ее по ногам, схватил ее голову и полоснул ножем по горлу. На ощупь это походило на тонкую хлопковую ткань - никаких разорванных тканей и треска хрящей, только внедрение одной энергетической сущности в другую. Однако ущерб был нанесен. Нога Люка прошила колено Абелос; ее нога повисла. Его рука погрузилась ей в гортань, и она захрипела.
   Он развернулся, оказавшись у нее за спиной, обвив ее плечо, одной рукой он схватил ее за подбородок, другую руку он завел ей под руку и надавил запястьем на шею. Однако, захваты в астрале действовали иначе. Точки давления отсутствовали, взятие в замок было невозможно, как невозможно было в мире теней и задушить кого бы-то ни было, потому что в этом мире его аура просто сливалась с ее, образуя корчащийся узел энергии.
   Щупальцы начали стегать его по лицу, пытаясь влезть в нос, уши и рот. В поле его зрения появились два серых пятна, которые расплывались и разрастались. Люк закрыл ода глаза и отвернулся, однако не достаточно дыстро. Правая глазница взорвалась от боли, и в мозгу с этой стороны потемнело.
   Татуированный незнакомец подскочил слева, развернулся прямо и запустил напряженные пальцы глубоко во впалый живот Абелос. Из раны брызнула черная кровь, а она начала корчиться от боли, пока незнакомец рылся в ее внутренностях, наконец он что-то нашел и сжал.
   Абелос изрыгнула Силовой взрыв, надеясь отогнать незнакомца. Он не сдался. Так же как и Люк. Затем все трое покатились и упали в озеро рычащей массой конечностей и щупалец.
   В этот момент Люка пронзил приступ ледяной боли промеж лопаток. Приступ был вызван жалом, через которое вниз по позвоночнику в него стал течь какой-то холод. Его первой мыслью было, что Абелос вонзила щупальце в его позвоночник - остальные ее щупальца почти обвисли и она задрожала.
   Казалось вечность Люк не мог ничего понять, затем незнакомец вскочил на ноги и остановил их всех. По-видимому, ситх становился сильнее по мере того, как Абелос теряла силы, вокруг его плеч и головы циркулировали струйки темного дыма. Не надо было быть Магистром джедаев, чтобы понять тот факт, что к Люку подло была применена техника высасывания Силы.
   Продолжая крепко сжимать Абелос, Люк работая бедрами перекатил их на другую сторону, одновременно крпко пнув незнакомца в колено. Сустав обвис, а ситх рухнул на поверхность темной воды по другую сторону Абелос и Люка.
   "Я ее отпущу!" - предупредил его Люк.
   "Абелос?" Незнакомец покачал головой. "Никогда."
   Несмотря на презрение в словах ситха, жалящий холод внутри начал отступать, и Люк понял, что незнакомец стал опустошать его не так рьяно. Абелос продолжала дергаться - пара шупалец обвилась вокруг горла Люка и попыталась вырвать себе свободу. Однако она теряла силы быстрее Люка.
   Казалось, высасывание продолжалось уже не один день, когда незнакомец неожиданно отбросил голову назад и завопил от боли, или только мгновение. Сияющая черная энергия Силы полилась в озеро из раны ситха, расплываясь по поверхности маслянистой и очень горячей пленкой, под действием которой вода начала бурлить и шипеть. Однако, незнакомец продолжал высасывать Абелос, и Люк понял, что незнакомец его не предавал, просто ситх - также как и Люк - страдал от полученных ран.
   Абелос нанесла удар подбородком по руке Люка, разрывая узел сливающихся энергий двух аур Силы, разбрызгивая по поверхности озера сверкающие нити. Она, скрежеща и плюясь, начала крутить головой, пытаясь вцепиться клыками в руку Люка или незнакомца, или во что-нибудь до чего смогла бы дотянуться.
   Рука Люка снова обвилась вокруг ее горла и жестко потянула, снова сливая их астральные тела, чтобы взять ее движения под контроль.
   "Продолжай," - убеждал Люк незнакомца. "Напряжение нарастает!"
  
  
   * * *
  
  
   Огненный накал в глазах теневых вампиров внезапно остыл до розового оттенка, и в эшелонах их ступенчатых строев стали появляться расщелины. Саба кинулась в первый промежуток, установив зажженный светомеч между собой и ближайшим вампиром, пытаясь достать его тело, который в свою очередь стремилось достать ее длинным хвостом. Он не прекращал попыток проскользнуть мимо бело-лилового огня лезвия и захлестнуть голову, плечи или бедра.
   Саба шагнула вперед, кружась в серии защитных блоков и выпадов, отсекая руку здесь, ногу там, иногда доставая даже шею или тело. Отсеченные части тела распадались в прах прежде, чем достигали пола, а у вампира немедленно отрастали новые. Однако, беспрестанные отсечения не позволяли ему коснуться Сабы, а ей позволили достигнуть его тела. Она осекла хвост, исходящий из груди трупа и, встав на колени, заглянула ему в лицо.
   Вампир вырвался из трупа снова и быстрее, чем она ожидала. Он кинулся к ней и, наклонившись, вонзил обе темные руки ей в бедро. Нога Сабы по всей длинне оцепенела, а затем взорвалась ледяной болью, когда темные когти пронзили ее мускулы.
   Двумя пальцами Саба закрыла трупу глаза, затем поднялась, шипя и рассылая проклятия, и похромала дальше. Олазон немедленно присоединился к ней, как только разделался со своим трупом, испепелив его выстрелом из огнемета. Пока он трудился, Тахирай проскочила мимо них и занялась следующим теневым упырем. Они пытались сжигать тела на расстоянии - не закрывая глаза - однако, это только все усложняло. Теневые вампиры оставались вместе с испепеленным телом, и их невозможно было заставить уйти, пока глазницы трупа оставались открытыми.
   В какой-то момент, когда Олазон разделался с очередным упырем, в наушнике Сабы раздался его голос. "Ты двигаешься быстрее," - произнес он. "Просто один упырь в минуту. С тобой все в порядке?"
   Саба перенесла вес на больную ногу, и когда объятый болью мускул не отказал, кивнула.
   "Даааа, только оная не двигается быстрее," - ответила она. "Они действуют медленнее. Продолжайте идти вперед."
   "Уверена, мастер Себатайн?" Топтун два тоже вклинисля в коммутационный разговор. "Не нравятся мне это изменения в их глазах - или то, как формирование распалось. Уж больно попахивает ловушкой."
   Недоверие Вольного Охотника было понятно. Отряд продвинулся только на пятнадцать метров, а их осталось только четверо. Теневому вампиру удалось всадить заряд энергии во внутренности скафандра Топтуна-один и заставить его самоликвидироваться, поэтому Топтун-два теперь замыкал их отряд, неся уже несколько покореженную электромагнитную бомбу. Никто из них не понял, что произошло с Браном - раненным человеком-взрывателем. С того места, где он оставался, в Силе прокатилась волна ужаса, и его теплодетонатор взорвался.
   Однако, Саба подозревала, что это было хорошим предзнаменованием. По событиям на Корусканте джедаи поняли, что можно временно ослабить одно из воплощений Абелос, уничтожив другое. Убей одно, другие ослабеют. Теоретически, Абелос обладала только одной аурой Силы, которую она разделяла на несколько физических воплощений, поэтому при нанесении вреда любому из этих олицетворений, с остальными тоже становилось легче справиться. Предположив, что теневые вампиры материализовывались Абелос - а иной возможности Саба просто не видела - значит то, что они становились слабее, говорило о том, что Люку повезло в Утробе.
   А посему, очень важно было победить здесь - и победить быстро. В противном случае для галактики лучше бы не стало, если бы Абелос уничтожили в Утробе, но позволили выжить здесь.
   Тахирай опустилась на колено, чтобы закрыть трупу глаза, когда второй вампир подкрался к ней сзади. Саба вскочила на ее защиту, отбрасывая темные руки упыря и отгоняя его назад потоком ударов и мельниц светомеча.
   Продолжая сражаться, Саба бросила взгляд в коридор. Сверкание ее светомеча и жар огнемета Олазаона практически сделали ее ифракрасное зрение бесполезным, поэтому невозможно было сказать, сколько ещё им предстояло пройти. Однако глаза вампиров продолжали светиться, из темноты впереди их насчитывалось не меньше дюжины пар.
   Слишком много, слишком долго.
   Саба перерубила следующего упыря и, перескочив через хвост, соединяющий его с трупом, прыгнула на грудь уже оконевшего тела. Она быстро закрыла трупу веки, сорвала с пояса тепловую гранату и, установив плавкий таймер, перекатила на него труп.
   "Граната!" - крикнула она, и кинулась к следующему набору горящих глаз.
  
  
   * * *
  
  
   Кашиирка в муках дрожала. Из ее опаленного плеча, которое больше напоминало сгоревший нерфовый бифштекс, струился темный маслянистый дым. Ее щеки запали, цвет лица был настолько бледным, что казался светло голубым, а запавшие глаза обрамляли красные круги.
   Но она продолжала держаться на ногах, приближаясь к ним по булыжникам внутреннего двора.
   Даже осознавая, кем эта женщина является, Бену трудно было поверить своим глазам. Вестара поразила ее зарядом Силовой молнии такой силы, что ее хватило бы, чтобы сбить ховертанк класса Кандероус. Однако, воплощение поднялось на ноги, как только Вестара оказалась достаточно далеко от Фонтана Власти, чтобы продолжать черпать из него энергию. Теперь Вестара стояла рядом с ним, и ее колотило не меньше, чем кешиирку - цвет ее лица все ещё был искажен темной энергией, а глаза были опустошены перегрузкой Силы.
   Когда кешиирка сорвала с пояса свой светомеч и активировала темно-красное лезвие, Бен почти успокоился. Эта угроза выглядела настолько по-светски, что Бен даже подумал, что Вестаре своим нападением удалось изгнать Абелос - и теперь, возможно, им осталось сразиться просто с Лордом ситхов.
   Однако, когда кешиирка заговорила, его надежды испарились. "Мы были терпеливы," - произнесла она тысячей голосов. Пейте вместе - или вместе умрите."
   Бен полностью распахнул себя Силе, оградившись от темной энергии Фонтана Власти, и черпая мощную энергию из всего того, что он любил в галактике, его веру в цели джедаев и будущее - из его веры Вестаре и уверенности, что она скоро встанет рядом с ним в отрядах рыцарей-джедаев. Сила тянулась к Бену со всех сторон, непреодолимая и чистая, наполненная светом и целеустремленностью, которую никакая сила в галактике не смогла бы игнорировать. Он чувствовал, что сам стал Силой, круговоротом мощи и энергии, и он выплеснул все это на приближающуюся кешиирку, ударив по ней Силовым зарядом такой мощи, что был способен сбыть фрегат с орбиты.  
   Удар пришелся прямо в грудь воплощения, и ее плечи вывернуло назад не меньше чем на несколько сантиметров. Она заметно притормозила, прежде чем сделал следующий шаг.
   Истощенного Бена качнуло назад, и он наверняка бы упал, если бы вестара не сжала его предплечье. Она помогла ему восстановить равновесие и потянула его за собой, отступая в облако желтого пара кружащееся вокруг Фонтана Власти.
   "Итак, Бен, что это по твоему было?" - спросила она. "Мощь светлой стороны?"
   "Ты добилась не большего," - ответил Бен. Он высвободил руку и остановился за несколько метров от границы пара. "И ты использовала энергию Фонтана."
   "Да... потому что, не видела другого способа пережить это," - ответила Вестара, неохотно останавливаясь рядом с ним. "Что тебя смущает?"
   "То, что мы не должны ей поддаваться," - шепнул Бен. Он направил взор через внутренний дворик к руинам галереи, затем подхватил Силой одну из секций разбитого столба и направил его олицетворению в затылок. "Только мы должны действовать вместе."
   Вестара не стала тратить время на остроумие. Она просто вскинула руки и послала ещё одну Силомолнию, правда на этот раз гораздо менее мощную, чем при использовании энергии Фонтана. Руки кешиирки взлетели настолько быстро, что Бен даже не смог заметить движения, и он понял, что их уловка вполне может сработать - даже олицетворение способно стать жертвой тактической деверсии.
   Кешиирка поймала молнию ладонью, и ее раскаленная энергия медленно угасла. Однако, столб продолжал неуклонно подбираться к ее затылку и врезался в ее голову с отвратительно глухим хрустом, забрызгав кровавыми мятнами и фрагментами мозга весь внутренний дворик и ноги Бена и Вестары.
   Олицетворение не упало замертво в ту же секунду. Оно сделало несколько шагов повинуясь силам энерции, затем подняло разбитую голову, демонстрируя пустую глазницу, содержимое которой сейчас свисало ей на щеку.
   Другой глаз впился прямо на Бена.
   "Шикарно, Бен!" Вестара отошла от него на несколько шагов - но, не потому, что хотела его бросить - так требовала тактическая ситуация. "Думаю, тебе действительно удалось вывести ее из себя."
   "Давай добавим ей сумасшествия," - произнес Бен, посылая импульс Силы за новой колонной. "Ударь ее то...жже!"
   Его ударило так, что он решил, что все кончено - он сам летел в галерею. Его плечи онемели, когда лопатки врезались в камень, и их сильно вывернуло. Затем его череп треснул, и его сознание пронзил невероятно сильный взрыв темной боли. Последнее, что осталось в его памяти - он сползает со столба и падает на булыжники под ним, а Вестара, отступая к Фонтану Власти, исчезает в желтом тумане, преследуемая по пятам олицетворением.
  
  
   * * *
  
  
   Абелос корчилась в цепких объятиях Люка массой энергии Силы, которая сначала на секунду или день вдруг безпричинно охромела, а потом в течение часа или наносекунды, раскрутилась в настоящий ураган, который кружась пронесся над поверхностью темных вод Озера Призраков, всасывая их в себя. Незнакомец упал вместе с ними, вопя от боли. Его кисть так и оставалась погребенной в грудной клетке Абелос, и сейчас темная энергия мерцая истекала из его культи.
   Они оказались теперь почти возле берега, и Люк уже начал волноваться, что Абелос решила утащить их от Озера в какое-то новое место вне астрала. А что потом? Его спина снова коснулась воды и он перевеннул всех них так, чтобы его ноги уперлись в берег. Он уперся ногами в один из моховых холмиков, и резко оттолкнувшись, направил клубок их сцепившихся астральных тел кубарем снова к центру озера. Сопротивление Абелос прекратилось, и она, как ему показалось, начала сжиматься в его руках. Люк даже осмелился предположить, что возможно, только возможно, наконец потеряла последнюю надежду, и им удалось измотать ее настолько, что бороться дальше она уже не могла.
   Затем она исчезла, оставив Люка и незнакомца один-на-один, на расстоянии не более двадцати сантиметров. Рука ситха теперь уперлась в грудь Люка, продолжая высасывать жизненную энергию у же не из Абелос, а из самого Люка.
   Так продолжалось вечность, Люка все больше погружался в холодную бездну небытия, по мере того, как незнакомец, висевший теперь над ним, продолжал его иссушать. По мнению Люка, нападение ситха было преждевременным, для начала стоило выяснить действительно ли Абелос мертва, и лишь затем начинать взаимные дуэли..., однако, похоже, что ситхи привыкли действовать иначе.
   Люк начал было поднимать руку для нанесения по незнакомцу Силового удара, как вдруг незнакомец опустился на поверхность воды и, подняв обрубок, указал им на дальний конец озера.
   "Смотри!"
   Люк вытянул шею и увидел ситуэт Абелос направляющийся к Туманам Забвения - кисть титха так и продолжала торчать у нее из груди.
   "Останови ее!" - закричал Люк. "Если она раствориться в этом тумане..."
   Люку не пришлось заканчивать излагать мысль - из торчащего запястья брызнул фонтан темной маслянистой энергии Силы. Рот Абелос распахнулся, и она издала оглушающий вопль, пронесшийся по всему озеру громовым ударом. Оглядевшись, Люк увидел, что незнакомец, вытянув руки, Силой вырывал из нее свою оторванную конечность.
   Абелос не попыталась выполнить контратакующие телодвижения или выставить защиту, чтобы ослабить их Силовые удары. У нее для подобной тактики просто не осталось времени. У Люка не вызывало сомнений, что она никогда бы первой не сбежала с поля боя, если бы уже не стояла на пороге гибели самой своей сущности, которая прото извергалась из нее. Ей оставалось только идти напролом и немедленно.
   Что она и сделалал.
   В следующее мгновение Абелос оказалась напротив незнакомца и вонзила глубоко в него скрутку щупалец. Люк кинулся на выручку - и ощутил, как жгучий холод проникает в его собственную грудь. Правая сторона его тела заныла от холода, и щупальщы стали терзать его внутренности так, как не способны были ни один светомеч или бластер.
   Несмотря ни на что, Люк всадил локоть ей в голову. Как и прежде, никаких физических проявлений ущерба не было, только смешение энергий, обмен эмоциями и окатывание друг друга волнами боли. Люк ощутил, как его локоть свободно вышел с другой стороны ее головы. В этот момент она рухнула, а ее щупальщы все-ещё-свитые клубком оставили сначал его собственноетело, а затем тело незнакомца... каждая из них сжимала сочащуюся Силой сущность.
   Незнакомец осел с зияющим отверстием в груди. А Люк почувствовал, что его собственное существо становиться мягким и слабеет, его рот открылся и оттуда вырвался вопль, затем все его тело безвольно рухнуло, и дышать стало тяжело.
  
  
   * * *
  
  
   Джайне и прежде неоднократно приходилось слышать предсмертные крики на полях сражений от Антуса до Зелаба, и всех их объединяло одно: в предсмертных криках было больше удивления, гнева и недоверия, чем боли и отчаяния. Создавалось впечаление, что мужчины встречая свой конец, никак не могли поверить, что вконце концов столкнулись с более сильным или удачливым противником. Или они просто проклинали саму подобравшуюся к ним смерть, пеняя на несправедливость жизни к великим вонам, не в силах признать справедливость итогов битвы. Джайне не удалось распознать эмоций в раздавшемся позади нее крике, однако, насколько ей было известно, - предсмертные крики всегда были болезненными и громкими.
   И имеено такой крик она услышала из медотсека "Не спать", на одну из коек которого Люк привязал себя перед тем как выйти в астрал.
   Однако, в окружении черных дыр и Корабле, продолжающем блокировать форватер и швыряющим валуны и плазму, покинуть кресло пилота и сходить его проведать не могло быть и речи. Щиты "Не спать" уже давно разрядились, и его броня получила настолько значительные бреши, что Джайна всерьез подумывала развернуться, чтобы принимать новые удары на корму.
   Она не торопилась расстреливать Корабль барадиумными ракетами. Ее главной целью было продержаться до тех пор, пока Люк не вернется из астрала. К этому времени, она надеялась проникнуть достаточно глубоко по форватеру, чтобы одним точным ударом окончательно расчистить им путь. Однако крик Люка дал ей понять безумность такого неторопливого продвижения. Теперь ей оставалось только закончить здесь все как можно быстрее и добраться до планеты Абелос.
   Джайна проверила показатели наличия ракет. Три слева.
   Она выпустила две из них с секундной задержкой, затем надавила на газ и рванула следом. На сей раз предоставив Кораблю решать, стоит ли связываться с таким сумашедшим пилотом.
  
  
   * * *
  
  
   К тому времени, когда Саба достигла воздушного шлюза Компьюторного ядра, теневые вампиры стали больше походить на обычные тени. Их глаза стали почти белесыми, и двигались они настолько медленно, что можно было танцуя проскользнуть мимо них и закрыть глаза их трупов. И даже когда один из них исхитрялся войти в непосредственный контакт, эти не вызавло ни иссущения жизни, ни боли, только неожиданно холодный спазм, который быстро исчезал, как только вампир таял.
   Однозначно, мастер Скайвокер сумел отнять у Абелос большую часть ее сил. Однако Саба опасалась, что он сам практически обессилел, поэтому она и не ощутила сообщения о его результатах, чтобы предупредить ее о том, что Абелос в отчаянии и готова к бегству. Перед шлюзом Саба остановилась и потянулась к нему в Силе, однако не почувствовала ничего... даже намека на то, освободился ли он или ему больно, уничтожил он Абелос или нет.
   Тахирай подошла к ней сзади и спросила: "Все прошло слишком легко." Ее голос дрожал от истощения, но в нем не было боли, только радость возврашения к охоте со своей истинной стаей. "Ты ожидаешь западню?"
   "Оная - всегда предполагает западню," - ответила Саба. "Это - лучшая тактика охоты."
   "Я не об этом," - уточнила Тахирай. "Просто не люблю, когда яростное сопротивление неожиданно прекращается. Особенно, когда это касается Абелос."
   "Так же как и мы," - произнес Олазон, подхрамывая к ним и мудро обрывая всякое обсуждение тактики. Отряд распланировал эту часть операции еще до присоединения к ним Тахирай, и было бы глупо объяснять их намерения там, где их могла подслушать Абелос. "Если ты считаешь это легким, мы с удовольствием взяли бы нескольких джедаев в состав Вольных Охотников."
   Разговаривая, Олазон вынул из своего рюкзака колоколообразную взрывчатку и закрепил ее в центре внешнего створа шлюза. Саба заметила множество темных пятен омертвевшей кожи на его руках и других частях тела - там его касались вампиры и теперь эти участки тела уже не испускали инфракрасные волны нормально высокой температуры. Она понимала, что если ему удасться выжить, следующие несколько недель ему придется провести в бакта-камере, восстанавливая плоть, которую меддроиду придется у него удалить.
   Установив таймер, он спросил: "У кого-нибудь есть детонатор?"
   Саба вынула один из своего пояса и передала Тахирай. "У Тахрай Вейлы есть один."
   "Устанавливать прямо сейчас." Тахирай недоуменно уставилась на Сабу, затем повернулась к Олазону. "Установить односекундный плавкий предохранитель и пустить его в ход?"
   Олазон осклабился: "Вижу, раньше это делать не приходилось."
   "Было несколько раз," - ответила Тахирай, несколько преувеличивая истину.
   Олазон кивнул, затем развернулся к Топтуну-два, который продолжал нести сияющий, но уже довольно помятый шар электромагнитной бомбы. "Готов?"
   "Большой Слепень вооружен, снаружи безопасен," - отрапортовал Вольный Охотник. "Я включу таймер, как только джедай Вейла снесет внутренний люк."
   "Хорошо." Олазон воткнул плавкий предохранитель в первый заряд, и развернувшись, кинулся прочь от створа и прижался к стене в конце коридора. "Огонь в скважине!"
   Остальные сделали тоже самое, Топтун-два прижался к стене со стороны Олазона, а Саба и Тахирай с другой стороны.
   "Мастер Себатайн, как насчет остальной части нашего..."
   Слово - плана - утонуло в оглушительном грохоте.
   Узкий конус огненной отдачи ударил примерно на пять метров вдоль коридора, однако большая мощность взрыва пошла в противоположном направлении. Весь люк, сорвало с петель и рассыпало по внутреннему интерьеру шлюза грудой дюрастилловой шрапнели.
   Как только пламя схлынуло, Тахирай откатилась от стены и Силой направила теплодетонатор в воздушный шлюз. Секунду спустя внутри шлюза вспыхнул белый взрыв.
   Обогнув Тахирай, Саба шагнула в шлюз, даже не дожидаясь, когда исчезнет жар от барадиума. Прыгнув в трехметровое отверстие, оставшееся в полу после взрыва теплодетонатора, она приземлилась на техническом транспаристилловом балконе внутри компьюторного ядра. Балкон вдавался примерно на дюжину метров в обширную сферическую полость, заполненную разреженными розовыми борозчатыми вихрями угасающей энергии. Внутри сферы небольшими клочками дрейфовали сияющие облака - лимит памяти, который обесточенный компьютор был вынужден поддерживать просто для сохранения работоспособности.
   Из глубины помещения к Сабе устремилось белое облако раскаленного сияния, сформировавшее лицо женщины с кошмарно широким ртом и настолько запавшими глазами, что они больше напоминали колодцы. Когда облако приблизилось, от него к Сабе потянулись энергетические протуберанцы.
   Тахирай встала рядом с Сабой. "Топтун-два!" - заричала она. "Большой Слепень - немедленно!"
   "Оставайся здесь," - приказала Саба, отступая от Тахирай и направляясь к комплекту мониторов и пультов интерфейса в передней части балкона. "Защищаешь Большого Слепня."
   "Мастер Себатайн, подожди!" - закричала Тахирай. "Она - только энергия, тебе нужна импульсная бомба, чтобы ее уничтожить."
   Держа светомеч на уровне талии в подготовительной позиции, правда дезактивированный, Саба проигнорировала предупреждение и двинулась дальше. Тахирай не была в курсе того, что Абелос способна видеть будущее, а это значило то, что им придется использовать будущее, чтобы нанести ей поражение. Именно поэтому, Алазон принес огромные жертвы, чтобы доставить сюда импульсную бомбу - все ради того, чтобы Абелос предвидела это, как уничтожение компьюторного ядра вместе со влившейся туда ее собственной личностью.
   Чего добыча не могла предвидеть, так это того, как планировала среагировать Саба на попытку Абелос изменить будущее - по крайней мере Саба надеялась, что Абелос не сможет этого предвидить. Приблизившись к границам балкона техобеспечения, усики света стали превращаться в мясистые щупальцы, а лицо Абелос потеряло энергетическую лучезарность и потеряло прозрачность.
   Продолжая прижимать светомечь к талии, Саба резко подбросила себя Силой в воздух. В то же мгновение щупальцы потянулись к ней. Они уже пульсировали той темной сущностью Силы, которую Абелос намеревалась вкачать в тело Сабы - ей необходимо было вкачать это в Сабу, чтобы обрести новое воплощение и сбежать для того, чтобы оправиться от полученных в Утробе ран.
   Между ними ещё оставалось не менее двух метров, когда первое щупальце коснулось лица Сабы, а затем вся ее чешуйчатая голова оказалась опутанной щупальцами. Они пытались протиснуться всюду: в ее ноздри, глаза и рот, безуспешно пытаясь преодолеть барабанные мембраны перекрывающие ее ушные каналы и проникнуть вглубь ее габаритного тела.
   Саба запалила светомеч и одним ударом смела все это безобразие, отсекая все щупальщы с плеч Абелос. Предвидя возожность фонтанирования сущности Силы из ран Абелос, она в тот же миг перекрыла защитными мембранами свои глаза и ноздри. Однако, по всей видимости, высокая температура ее лезвия прижгла раны, поэтому отсеченные щупальцы просто разлетелись в разные стороны. На какое-то мгновение вокруг воцарилась мертвая тишина, затем Абелос пронзительно закричала от гнева и боли.
   И в этот момент они обе плюхнулись с размаху на пульт интерфейса. Саба ощутила деформацию металла и разрушение клеопластика. Затем они скатились на пол по разные стороны пульта. Саба приземлилась около Тахирай, а Абелос вскочила на наги на краю балкона. Опасаясь, что ее добыча может снова улизнуть в копьюторное ядро, Саба схватила Абелос Силой, одновременно светомечем сокрушая пульт, который их разделял.
   Лезвие неожиданно погасло. На долю секунды Саба решила, что импульсная бомба взорвалась так не кстати. Она послалала тираду проклятий на головы своего отряда, которому не хватило веры в ее возможности, однако, когда Абелос кинулась к ней, быстрее, чем она ее притягивала, Саба поняла, что светомеч погасила сама ее жертва.
   Даже лишившись рук и возможности драться, Абелос была настроена любой ценой заполучить тело Сабы. Ее огромный рот распахнулся и ощерился двумя рядами острых клыков, способных прокусить взрывозащитную броню доспехов, растущих из челюсти, способной перекусить шею ранкора.
   Только куда ей тягаться с барабелом.
   Саба сжала кулаки и запихнула их в пасть Абелос, приправив двойной удар Силой. Удар пробил десятисантиметровую брешь в обоих рядах зубов Абелос, и теперь чешуйчатое предплечье Сабы сжимала только беззубая плоть ее добычи.
   Правда, боль была мучительной, Сабу она почти парализовала, о того момента, когда она ощутила сжатие ее предплечья. Зашипев от боли, она исхитрилась развернуть кулаки, и вонзила когти в заднюю часть гортани Абелос. Одним плавным движением она накланила голову жертвы всторону, подставив шею.
   И не медля ни секунды, Саба глубоко вонзила в нее собственные клыки. Они рассекли кожу и хрящи, и продолжали вонзаться все глубже и глубже, рассекая мышцы и дробя кости и, наконец, разорвав спинной мозг. Тело Абелос внезапно обмякло. Воспользовавшись обрубками рук жертвы, Саба продолжала наклонять голову жертвы все ниже и ниже, открывая для erecf все большие пространства шеи. Она разрывала плоть. Хрустела сухожилиями. Перегрызла позвоочник. Она снова и снова вбивала кулаки в глотку своей добычи и с наслаждением ощущала, как болтается голова ее охотничьего трофея.
   И только теперь челюсти Абелос разжались и освободили поврежденные руки Сабы. Она извлекла наружу руки и ее когти взлетели. В этот момент голова оторвалась и, перелетев через балкон, упала у ного Тахирай и двух Вольных Охотников. Все трое отрешенно взирали на жуткий трофей, пока, наконец, к Тахирай не вернулось чувство юмора. Она подняла взгляд на Сабу.
   "Мастер Себатайн?" - вздохнула она. "Она..., ты заполучла ее?"
   "Да, джедай Вейла," - ответила Саба, с трудом удерживаясь на ногах. "Теперь мы обе убили Абелос."
  
  
   * * *
  
  
   В мозгах Бена все перепуталось - и перед его глазами тоже все расплывалось - первое, что он заметил, был мерцающий синий шар, который был солнцем, которое вот-вот превратится в сверхновую. Затем, он предположил, что это дюзы взлетающего звездолета. Затем он рассмотрел арку каменной галереи перед собой и внутренний дворик, мощенный булыжником, вокруг себя. Теперь он вспомнил, что находится на одной из планет в Утробе. Его доставила сюда ситхская медитатационная сфера, именующуя себя - Корабль - а командовал ей, как его там...
   Абелос.
   Его взгляд переместился к колонне желтого тумана в центре внутреннего двора. От него и исходило свечение. Внутри него танцевал потрескивающий шар синей энергии, дрейфуя туда-сюда. Еще был голос, знакомый женский голос ... зовущий его по имени.
   "Бен?"
   Голос Вестары Кхай.
   "Бен!"
   Голос его подруги.
   "Бен, ты здесь?"
   Голос был испуганным.
   "БЕН! Ты мне нужен!"
   Ее голос начал дрожать...
   "Бен, не бросай... на... меня."
   Она начала хватать ртом воздух.
   "Пожалуйста, не... не позволяй этому..."
   Бен вскочил на ноги. Его голову пронзила настолько сильная боль, что ему показалось, что она сейчас просто расколется, и он почувствует, как теплая кровь заструиться по шее ему за воротник. Однако, не смотря ни на что он шагнул-упал вперед - его почти выворотило наизнанку, когда он оказался в желтом облаке и глотнул концентрированного пара.
   Теперь синий шар подскочил к нему. Когда он приблизился, Бен смог разглядеть что это была клетка, ограниченная горящей энергией молнии Силы. Внутри клетки врукощупальцепашную сцепились две фигуры - красивая кареглазая женщина и ужасно изуродованное нечто с разбитым черепом и свисающими наружу мозгами. Оно выглядело ток, словно кешиерийка отрастила щупальцы и попала в молотилку.
   Красивая женщина - Вестара - беспристанно ругаясь, постоянно кидалась молниями Силы, пытаясь отогнать нападвшую. Кешиерийка беспорядочно хватала свою жертву двумя комплектами рук-щупалец. Первым - она удерживала жертву рядом с собой, а другим в это время пыталась залезть ей в рот и ноздри. Из за пояса кешиерийки торчала рукоятка стеклянного кинжала в маленьких ножнах. Бен опознал в нем излюбленное орудие Затерянного Племени Ситхов - тонкую стеклянную шпильку, более известную как шиккар.
   Бен не медлил не секунды. Силой он выудил шиккар из ножен, затем подвел его острие к середине спины кешиерийки и развернул лезвие так, чтобы оно пробив позвоночник, вонзилось прямо в ее сердце.
   Вокруг рукояти шиккара брызнула черная кровь, и кешиерийка рухнула на колени и, отбросив разбитую голову назад, испустила душераздирающий вопль. Ее щупальцы упали с Вестары и стали тянуться к ее спине.
   Бен выхватил рукоятку шиккара Силой.
   Вестара ударила в лицо кешиерийке Силовой ударной молнией.
   Кешиерийка рухнула на спину и теперь судорожно корчилась, беспомощная, но все ещё живая. Силой Бен вытянул ее из желтого тумана подальше от Фонтана Власти на свет яркого синего солнца планеты.
   Кешиерийка прекратила дергаться, и ее глаза стали пустыми. Щупальцы снова превратились в руки, а ее тело обмякло. Силой Бен поднял фрагмент столба, которым ранее размозжил ей голову, и бросил ей на грудь. Мгновение он слышал хруст костей и свист вырвавшегося из легких воздуха, однако ни криков, ни стонов, ни едва слышных проклятий, говорящих о том, что женщина ещё не до конца мертва, не последовало.
   Теперь из желтого тумана выбралась Вестара. На ее лице было дикое выражение, а ее ноги настолько густо опутывала темная энергия Фонтана, что казалось, будто-бы она плывет на черном облаке. Она резко вскинула руки в сторону трупа. Наверняка намереваясь всадить в него ещё одну ударную молнию Силы - чтобы выжечь все следы той, которая пыталась ими овладеть.
   "Нет, Вестара." Бен быстро шагнул к ней и опустил руку на ее запястья, мягко опуская ее руки. "В этом нет необходимости. Ее больше нет."
  
  
   * * *
  
  
   Корабль продолжал висеть у входа в форватер маленьким темным пятнышком на фоне гигантского синего солнца. Джайна была уверена, что ее противник разбит также, как и "Не спать". Он прекратил отвечать на ее огонь после того, какк она врезала ему двойным зарядом барадиума и отступил из самого узкого места. Однако, уходить совсем не собирался, сохраняя возможность последнего самоубийственного для них обоих удара.
   К сожалению, взрывные волны нанесли увечья и самому "Не спать". Корпус был пробит в трех местах, и Джайна была вынуждена надеть шлем и загерметизировать медотсек, в котором находился Люк. Теперь у нее остался только один способ его спасти - если это вообще было возможно. Она должна была приземлиться на планету с атмосферой - а так глубоко в Утробе это было возможно, только на планете Абелос.
   Джайна запустила последнюю барадиумную ракету. Затем, умоляя "Не спать" выдержать еще одно столкновение, она набрала скорость и... с недоверием стал смотреть, как отдаленная точка неожиданно начала сжиматься и исчезла в небытие.
   Ноконец-то, Корабль обратился в бегство.
  
  
   Глава тридцать третья
  
  
   Озеро Призраков не было ни теплым, ни холодным, кроме того оно все еще осталось не загрязненным. Оно просто существовало - вне времени и ощущений, вне страхов, желаний или обязательств. Оно воплощало одновременно капитуляцию и постижение, гибель и бессмертие. И сейчас Люк был как никогда близок к тому, чтобы соскользнуть в его темные глубины и присоединиться к своей возлюбленной Маре, чтобы свернуться в ее жидких объятиях и позволить Глубинам Вечности смыть его болезненные раны и отчаяние его одиночества.
   Однако, что-то мешало ему поддаться искушению.
   Он лежал на поверхности воды год или только минуты - раненный и истощенный, безмолвно наблюдая, как бледнеет и исчезает фигура Абелос. Ее взгляд был пустым и темным, щупальцы безвольно развивались. Золотистые волосы ореолом развивались вокруг ее головы, и все выглядело так, словно она не погружалась, а просто уменьшалась в размерах. Люк видел, как она сначала уменьшилась до размеров бедра, затем лодыжки, пальца; потом шепки, которая просто проплывала под ним; и наконец ее изображение дрогнуло, замерцало и полностью исчезло из вида.
   А Люк все никак не тонул. Он был слишком слаб, чтобы подняться и не ощущал ничего, кроме болезненной пустоты в груди, оставленной Абелос. Ему пришло в голову, что он вполне может умереть, но эта мысль ни принесла ему никакого ощущения страха. Даже если его жизнь и не была столь долгой как у Йоды, но это была хорошая жизнь, в окружении многочисленных друзей и очень любимой семьи. Он добился не многово, по стравнению со своими товарищами. Он только разжег свет в новом Ордене джедаев, который когда-нибудь осветит всю галактику. Конечно, он немного сожалел о том, что мог бы еще сделать, но если его время пришло и теперь факел джедаев должен нести другой, то он был готов.
   "Еще не время, Скайвокер."
   Голос был удивительно теплым и знакомым и звучал рядом с Люком. Он повернул голову и увидел лицо Мары, выныривающее на поверхность. Теперь он заметил, что она удерживала его за предплечье, и понял, что все это время она плыла под ним не давая ему утонуть.
   "Мара, все хорошо," - произнес он. "Я готов. Я хочу быть с тобой."
   "Это плохо." Он почувствовал, что его тело разворачивается вертикально - она пыталась вытолкнуть его на поверхность. "Я не хочу быть с тобой - ни здесь и ни сейчас."
   "Что?" - не понял Люк, ощущая больше смущения, чем обиду. "Мара, я ранен... ужасно. Абелос забрала что-то у меня."
   "Она ранила его тоже." Другая рука Мары взлетела над водой, махнув в сторону татуированного ситха, который помог Люку уничтожить Абелос. Незнакомец был на ногах и хромал в сторону далекого берега, прижимая обе руки к груди. "Если он на это способен, то ты - тоже."
   Люк заставил себя сесть. Движение вызвало головокружение и приступ боли во всем теле, но он не позволил себе снова рухнуть в воду. Он ничего не знал об истинной личности ситха, но ему совсем не хотелось позволить ему вернуться в физическое тело в одной с ним галектике.
   "Это - смешно. Их раны могут быть далеко не идентичны." Голос звучал с другой стороны от Люка, его интонации были зловещими и льстивыми... и тоже знакомыми. "Кроме того, ситх сильнее. Он использует энергию темной стороны."
   "Кто он?" - спросил Люк, оборачиваясь. Перед ним из воды поднимался Джейсон. "Ты ведь это знаешь, не так ли?"
   "Я же уже сказал," - ответил Джейсон. "Он тот - кого я видел восседающим на троне Баланса."
   "Темный человек из твоих видений?" - уточнил Люк. Это был прекрасный повод однозначно выяснить, почему Джейсон переметнулся на темную сторону, и он собирался им востользоваться. "Один из тех, кто принес себя в жертву, чтобы остановиться?"
   "Я видел только одного," - ответил Джейсон. "И ты позволил ему победить."
   Люк покачал головой. "Он не может победить, Джейсон. Не имеет значения, какой Силе ты служил, но ты достиг так многого. Ситх никогда не будет править галактикой... тем более сейчас."
   Татуированный человек остановился и развернулся. Люк уже приготовился уворачиваться от Силовой могнии, однако незнакомец был не намного в лучшей форме, чем Люк, чтобы продолжать сражение. В его груди, также как и у Люка, зияла рана, и Люк заметил, что все его тело дрожит. Вместо того, чтобы атаковать, ситх просто стоял и смотрел на них. Его единственный глаз горел желтизной, вместо другого чернела пустота, а вместо правой руки просматривался только бестелезный призрак конечности.
   Спустя вечность, или только секунду, он произнес: "Вам не стоит быть настолько самоуверенным, мастер Скайвокер. Вы считаете, что можете остановить ситха, но на самом деле, вы ничего о нас не знаете... совсем ничего."
   "Я знаю, что Джейсон изменил будущее," - парировал Люк. "И вам это тоже известно. В противном случае, вы не пришли бы ко мне на помощь для уничтожения Абелос."
   Незнакомец неохотно кивнул. "Это так," - подтвердил он. "Однако вы уверены, сколько продляться эти изменения? Возможно, что Каедус не изменил будущее, а только отсрочил его."
   Люк ощутил всплеск его энергии и желание вернуться назад. "Я полагаю, что это еще до конца не определено, не так ли?"
   Усмешка медленно расползлась по лицу незнакомца. "Действительно, не определено." Он развернулся назад и снова похромал к берегу. "И мы еще посмотрим на результат, мастер Скайвокер. Я это обещаю."
   Люк поднялся на ноги и стоял до тех пор, пока незнакомец не вышел на берег и не исчез. Не успел человек уйти, как снова заговорил Джейсон - теперь уже она стоял в воде прямо перед Люком.
   "Какое отношение ко всему этому имеет Абелос?" - спросил Джейсон. "Ее не было в моих видениях."
   Люк рассматривал ожесточенное лицо своего племянника, прикидывая, какую долю информации, полученой Рейнаром от Терухт он может озвучить Джейсону, и будет ли актом правосудия или банальной жестокостью позволить Джейсону узнать, что он несет персональную ответственность за этот апокалипсис.
   "Так я и думал," - съязвил Джейсон. "Вы такой же лгун, как и я."
   Люк покачал головой. "Я не лгу, Джейсон. Именно ты освободил Абелос."
   "Я?" Тон Джейсона был наигранным, однако Люк ясно увидел в его глазах, что для него это удар. Он действительно не понимал, как он мог это сделать. "Как это?"
   Люк снова покачал головой. "Не уверен, что мне стоит тебе это говорить," - произнес он. "Это не принесет ничего хорошего."
   "Вы ждете от меня благодарности, за то что желаете защитить меня?" - продолжал язвить Джейсон. "В самом деле? Уверяю Вас, я умею принимать правду."
   "Хорошо," - сказал Люк. Джейсон наверняка уже сформировал свое представление о том как это произошло, однако жестокость заставляла его задавать едкие вопросы, чтобы подтвердить свои догадки. "Только сначала, тебе придется ответить мне на один вопрос, который меня очень беспокоит."
   "Это возможно," - ответил Джейсон. "Если это никому не повредит, то спрашивай."
   "Иногда так бывает," - ответил Люк. Он присел на корточки и прямо взглянул в мертвые глаза Джейсона. "Я хочу знать, почему ты не пришел ко мне."
   "С моими видениями?" - уточнил Джейсон.
   "Со всем этим. Какое-то время я думал, что это было потому, что тем черным человеком на Троне Баланса был я, а ты планировал занять мое место." Люк махнул рукой в сторону берега, где исчез незнакомец. "Однако, если ты видел этого ситха, то это не имеет смысла. Ты не смог бы противостоять ему в одиночку. Возможно, нам удалось бы это, если бы мы дейстовавали сообща..."
   "Нет, это невозможно," - произнес Джейсон, качая головой. "Потому что черный человек не имел к моему решению никакого отношения."
   Люк нахмурился. "Тогда, что это было?"
   "Это был тот, кого я видел стоящим вместе с черным человеком." Жесткий взгляд Джейсона устремился вдаль, и стал неприклонным и очень грустным. "Я видел Аллану."
  
  
   Глава тридцать четвертая
  
  
   Десантный бот "Не спать" садился в дальнем конце внутреннего двора, его раскаленная от слишком стремительного прохождения атмосферы оболочка шипела и вибрировала во влажном воздухе джунглей. На его корпусе виднелись множественные подпалины и вмятины, некоторые из которых были настолько глубокими, что полностью пробили толстую броню и сквозь них виднелись оранжевые пятна чрезвычайной заплаты корпуса. Десантная посудина, по видимому, побывала в нешуточном сражении, без сомнения, с Кораблем, который Абелос отослала назад в космос, как только она со своими двумя пленниками высадилась. Бен только робко надеялся, что древняя медитативная сфера пострадала в поединке не меньше чем "Не спать", иначе они могут стать легкой мишенью при попытке покинуть эту планету.
   "Что их так задержало?" - спросила Вестара. Она стояла рядом с Беном крепко сжав его предплечье, чтобы не дать упасть. "Разве твои соратники не заметили, что тебе нужна медицинская помощь?"
   Бен посмотрел на нее. Хотя перед его глазами все по прежнему немного расплывалось, она - с лиловыми синяками на горле и покрытом ссадинами и порезами лицом - выглядела не намного лучше него самого.
   "Мы оба нуждаемся в медицинской помощи," - констатировал Бен. "Ты выглядишь так, словно наступила на хвост хату."
   "Премного благодарна," - откликнулась Вестара. "В следующий раз, перед тем как кинуться тебе на выручку, я непременно сделаю прическу."
   Бен пиподнял бровь. "Разве не я тебя спасал?" - уточнил он. "В моей памяти это выглядит именно так."
   Вестара притворно обеспокоенным тоном заворковала. "Бедный Бен - похоже ты приложился головой сильнее, чем мне казалось." Она потянула его за собой через двор. "Нам придется отвести тебя в медчасть сию же минуту."
   Они отхромали примерно положину пути, когда от разбитого бока полубаркаса отделился темный прямоугольник, который по мере опускания начал медленно трансформироваться в трап. В открывшемся проеме показалась стройная женская фигурка. Каштановые волосы стянуты в тугой узел, глаза запали от истощения, надбровные дуги заострились и больше напоминали каньоны. Бену потреповалось не меньше минуты, чтобы признать в ней свою кузину - Джайну Соло. Она была облачена в боевой гермкостюм и сжимала в руке дезактивированный светомеч. Вся передняя часть ее костюма была покрыта алой, пенящейся кровью.
   "Джайна!" Бен рванулся вперед, немного заплетаясь, и потянул за собой Вестару. "С тобой все в порядке?"
   "В порядке." Напряженный взгляд Джайны переместился на Вестару, и все ее тело напряглось и пришло в боевую готовность. "А как ты, Бен?"
   "Бен сильно ударился головой," - ответила Вестара, удерживая Бена на ногах, когда он споткнулся. "Он потерял много крови и у него проблемы с балансом."
   Взгляд Джайны снова вернулся к Бену, на этот раз в них наряду с настороженностью появилось беспокойство. "В таком случае, тебе надо подняться на борт."
   Бен и Вестара прошагали последние несколько шагов к судну, и в этот момент Джайна подняла ладонь останавливая Вестару, которая готова была уже шагнуть на трап.
   "Пока только Бен," - сказала она. "Пожалуйста."
   В Силе между этими двумя женщинами ощущалась прохладца и напряжение - Бен и вестара остановились у основания трапа. Бен хмуро переводил взгляд с Джайны на Вестару, пытаясь понять, что вызвало между ними такой внезапный рост недоверия. Вестара опустила руку, которой поддерживала его, оставив после своего движения шлейф вихрей темной энергии, которая все ещё цеплялась за ее ауру - теперь ему все стало ясно. Он схватил Вестар за руку и потянул за собой вверх по трапу.
   "Не волнуйся об этом темном веществе, Джайна," - произнес Бен. "Это - только остаточные явления."
   Джайна подняла руку со светомечем на уровень талии в демонстративно-предупреждающей позиции.
   "Это - точно?"
   "Я была слишком близко к Фонтану Власти, когда применяла Силу," - объяснила Вестара. "Я отдава себе отчет, что это заразит меня, однако это был единственный способ уничтожить Абелос."
   "Однако, заражение исчезнет," - добавил Бен. "Большая часть уже исчезла."
   "Рада это слышать." На Вестару Джайна даже не взглянула. "Однако, меня на самом деле волнует твой отец, Бен."
   "Папа?" Бен бросился вверх по трапу, настолько потрясенный, что забыл отпустить руку Вестары. "Что произошло?"
   "Я не знаю," - ответила Джайна, загораживая собой проем люка. "Это произошло в астрале."
   Сердце Бена упало. "Плохо," - произнес он. Раны физического тела легко излечивались в любом приличном медицинском центре, однако астрал - был царством души. Поэтому все хирургические вмешательства и бакта были бессильны против ран полученных вне физического тела. "Он в сознании?"
   "Пока нет." Джайна переключила внимание на Вестару и произнесла: "Мне необходимо произвести кое-какой ремонт, а мои сенсоры глухи, мне потребуется твоя помощь. Тебе придется нести вахту снаружи. Корабль может оказаться где-то поблизости.
   Предложение Джайны имело смысл - и даже, если это было не так, Бен был слишком взволнован, чтобы возражать. У него не было ощущения, что его отец мертв, однако, его присутствия он тоже не ощущал. Все выглядело так, словно Люк Скайвокер просто пропал из Силы.
   Вестара подняла свободную руку и мягко коснулась его груди. "Иди, Бен. Проведай своего отца."
   Она приподнялась на цыпочки и поцеловала Бена в губы. Такой долгий, глубокий и наполненный любовью поцелуй в обычных обстоятельствах заставил бы сердце Бена остановиться. Однако сейчас, когда его отец лежал раненым на борту, Бен расценил это просто, как жест поддержки - таким образом Вестара сообщила ему, что будет с ним, даже если останется нести вахту снаружи. Он не прерывал поцелуя, пока не ощутил ее грусть и испуг, тогда он опустил свои руки ей на плечи и заглянул в карие глаза.
   "Ни о чем не беспокойся, Вестара," - произнес он. "Если самой Абелос не удалось нас убить, у Корабля тоже нет шансов."
   Вестара кивнула и улыбнулась. "Я знаю." Она отстранилась и махнула рукой в сторону люка. "Иди же. Я надеюсь, что с твоим отцом все будет хорошо."
   "Спасибо," - ответила Бен. "Увидимся через несколько минут."
   Он развернулся и, как только Джайна отстранилась, взошел на борт. Это было рядовое десантное судно элитных десантных подразделений - компактное, битком набитое специальным оборудованием - большинство из которого было повреждено или полностью выведено из строя ударами и огнем, пробившими и опалившими бронированный корпус. Рубка располагалась справа за дюрастилловой переборкой от распахнутого во внешний мир люка.
   Джайна указала на ведущий вниз узкий коридор. "Медотсек на корме." Она надавила несколько кнопок на контрольном пульте с внутренней стороны корпуса, и трап начал подниматься. "Я буду через минуту."
   Бен недоуменно уставился на нее. "Что ты делаешь?" - спросил он. "Я повторяю тебе..."
   "Я не могу проверить целостность корпуса пока люк открыт," - перебила его Джайна, одарив взглядом с равной долей сочувствия и нетерпения. "С твоей подружкой все будет прекрасно. Волноваться следует о Люке Скайвокере."
   Резкость Джайны навела его на мысль, что его кузина что-то недоговоривает, однако ему было трудно привести убедительные доводы против необходимости проверки герметичности корпуса. Мгновение он молча ее рассматривал, пытаясь понять причины ее странного поведения, а также, о чем она умалчивает. Наконец, он решил, что что-бы это ни было, оно может подождать пока он не увидит своего отца.
   "Ладно, только не вздумай улетать без Вестары," - предупредил он, спускаясь в коридор. "Если бы не она..."
   "Успокойся, Бен," - прервала его Джайна. "Последнее, что я намерена сделать - это оставить Вестару Кхай на этой планете."
   Не обратив внимания на резкость ее тона, Бен направился в медотсек. По насыщенному аромату антисептиков и бактового бальзама он понял, что его отец действитель находится в очень плохой форме. Потянувшись в Силе. Он попытался нащупать хотя бы намек на ауру своего отца, и ощутил безразличие неразумного существа - либо джедай погрузился в глубокий лечебный транс, либо он находился в коме.
   Глубоко вздохнув, Бен вошел в отсек, оборудованный десятью койками. Десантная посудина Вольных Охотников была оснащена не только для боевых действий, но и для устранения его последствий. Его отец лежал на койке, расположенной у самой дальней от кабины стены, их его горла торчала дыхательная трубка, а его горло, руки и ноги были облеплены полудюжиной зондов IV. Огромный бандаж покрывал правую сторону его грудины, однако, его кожа не была ни сухой, ни челушащейся, хотя по цвету больше напоминала золу. Не зависимо от того, что Джайна думала о Вестаре, об отце Бена она сказала правду. Люк Скайвокер действительно находился на пороге смерти.
   Внутренности Бена начала охватывать тупая боль, и внезапно, его поле зрения сузилось и почернело. Около минуты он боролся с этим, опасаясь потерять сознание, но ни головокружения, ни тошноты не возникало, чтобы считать случившееся результатом сотрясения мозга. Он оперся руками на косяки люка и застыл, ожидая восстановления зрения.
   Вместо этого, из темноты к нему помчались с невообразимой скоростью звезды и туманности, только при этом не было значительного сдвига в красный спектр или разбиения на отдельные объекты по мере их приближения. Он всерьез забеспокоился относительно дезориентации, словно он путешествовал по галактике, неизвестной его родителям. Он видел сверкающий золотом шар Корусканта, покрытый темными заплатками тусклого пламени и черных шлейфов дыма. За его пределами со скрытой тенью планеты на просторы галактики вытекал и разливался огромный черный легион, против которого выступали немногочисленные многоцветные образы.
   Ему привиделась пара крошечных лучистых глаз, проплывающих в темноте, которые вбирали в себя холодные струйки дрейфующего газа и пятнышки космической пыли, из которых она бесконечно терпеливо формировала свое новое я.
   Теперь Бен смотрел на его двоюродную племянницу Алану - маленькая девочка сидела перед белоснежным троном поджав ноги и играла со своей любимицей нексу, вокруг нее у подножья трона узкий круг джедаев отчаянно сражался, сдерживая бесконечную лавину нападавших. Темные силуэты и усыпанные драгоценностями женщины, рогатые чужеземцы и серые щупальцы, которые возникали неоткуда и стремились незамеченными проскользнуть через заслон прежде, чем очередной светомеч опускался, чтобы отправить их назад в небытие.
   Единственное, чего Бен так и не увидел - был его отец - и такое отсутствие пугало его гораздо больше, чем все остальные видения. Предстоящие будущие столкновения джедаев были намного рискованней, чем он мог себе представить, и Орден, как никогда, будет нуждаться в лидерстве своего Магистра. Однако, Люк скайвокер был всего лишь смертным. Даже, если это и не случится сегодня, то все равно, через какое-то время и он и другие старшие джедаи уже будут не в сотоянии вести за собой Орден, тогда бремя лидерства падет на плечи Джайны Соло и ее поколения. Эти перемены были неизбежны, и - рассматривая, мелькающие сейчас перед его глазами предстоящие джедаям испытания - скорее всего они потребуют разработки и нового образа мышления.
   Но это не значило, то Бен был готов к тому, чтобы остаться сиротой. Даже если он и рыцарь-джедай, ему все равно был нужен отец, и несмотря НАТО, что Сила ему продемонстрировала, он не собирался сдаваться в этом вопросе. Он будет поддерживать Люка Скайвокера как можно дольше. Он отпустил косяки и шагнул в висящую перед его взором темноту видений, и без переходов оказался снова в медицинском отсеке. Его взгляд уперсу в черепообразного дроида МД, который приближался к нему.
   Дроид протянул ему защитную маску.
   "Наденьте," - произнес он. Судя по его лаконичности и деловому тону, этот дроид был типичной моделью для Вольных Охотников - Бену пришлось провести в компании элитных солдат достаточно времени, чтобы понять, насколько такой способ общения предпочтителен для них. "Теперь лягте на лабораторный стол рядом с вами у противоположной стены."
   "Сначало, я хочу навестить другого пациента." Бен натянул петли маски себе на уши и спросил: "Как его состояние?"
   "Могила," - ответил дроид. "Безпричинная кома, быстрое распространение неклассифицируемой инфекции, серьезная травма груди - очевидная потеря второго грудного ребра и большей части правого легкого."
   Бен нахмурился. "Травма из-за потери ребра и части легкого?" - переспросил он. "Разве обычно не потеря является результатом травмы?"
   Бусинки фоторорецепторов дроида остановились на Бене. "Действительно ли, ты являешься врачем, солдат?"
   "Я прошел курс полевой медицины," - ответил Бен.
   "И такая квалификация позволяет тебе подвергать самнению диагноз МД?"
   "Ни в коей мере," - ответил Бен. У него не было опыта общения с подобным видом дроидов, однако он достаточно знал протоколы элитных подразделений, чтобы осознавать тот факт, что отступлением он ничего не добьется. "Однако, у меня достаточно квалификации, чтобы заметить, что в чем-то отсутствует смысл."
   "Я не говорил, что рана имеет смысл." Дроид отстранился давая Бену дорогу к койке его отца. "Причина увечья - потеря части легкого. Но я не обнаружил ничего, указывающего на первопричину."
   "Никаких внешних ранений или внутренних ожегов?" - продолжал расспросы Бен.
   "Это присутствует, но я не могу сказать, что они способствовали "непосредственное изгнание"" - уступил дроид. "Ты можешь поговорить с пациентом, но недолго. Тебе тоже, необходима медицинская помощь."
   Бен взволновано подошел к койке. Даже под прозрачной пленкой кислородной маски было заметно насколько запали глаза его отца - глазницы выглядели практически пустыми. Бандаж на его груди был покрыт зеленовато-желтыми круглыми пятнами ихоры, наличие которых указывало на наличие инфекционного заражения, что было намного хуже обычных осложнений. Однако, самым опасным выглядела прогалина в центре бандажа размером примерно с кулак. Она выглядела так, словно его отец подставил грудь под бластерный выстрел. Бену было даже страшно предположить, что могло случиться в астрале, если рана нанесенная энергетической оболочке, трансформировала на физическое тело такие повреждения. Он схватил свисающую кисть руки отца, одновременно обращаясь к нему в Силе.
   "Эй, папа, спасибо, что прибыл за нами," - произнес Бен. Учитывая, что фактически уже было установлено, что большинство пациентов в коме могут слышать чьи-нибудь разговоры, то Бен постарался избавиться от волнения в голосе. "Не знаю, что произошло в астрале, но, по-видимому, именно это и спасло нас. Вестара и..."
   Неожиданно рука его отца настолько крепко сжала его ладонь, что Бен начал беспокоится за целостность собственных пальцев.
   "Папа?"
   Хватка его отца ослабла, но не исчезла совсем.
   "Папа, ты меня слыштшь?"
   Доид МД подкатил к койке и подключился к гнезду данных.
   "Мне жаль, солдат. Мозговая деятельность пациента остается на минимальном уровне."
   "Он сжал мою руку," - настаивал Бен. "Фактически, он продолжает ее сжимать."
   "Это - только моторный рефлекс," - ответил дроид. "С таким уровнем мозговой деятельности..."
   "Меня не волнует, что фиксирует твой сканер," - оборвал его Бен. "Этот человек - Магистр джедаев. У него есть такие возможности, которые ты просто не в состоянии постичь."
   МД пробуравил бусинками фоторецепторов Бена и почти гордо поднл голову. "Нетрадиционна медицина - безумие слабоумных, солдат."
   "Рыцари-джедаи далеко не слабоумные," - отрезала Джайна, входя в каюту. "И Сила - это отнюдь не "нетрадиционная медицина". Ясно?"
   Она ткнула в него пальцем, и дроид откатился к своему штатному гнезду в углу каюты. Из его вокабуляторов лился устойчивый поток бормотания, Джайна проигнорировла и его, и его фальшивые извинения из угла.
   Она просто подошла и встала рядом с Беном. "Люк сжал твою руку?"
   "Именно," - произнес Бен. "Сейчас он этого уже не делает, но он точно сжимал. Это произошло, когда я с ним разговаривал."
   "Когда ты упомнул Вестару?"
   Как только она упомнула имя Вестары, рука отца снова сжала кисть Бена.
   Бен повернулся и уставился на Джайну. "Что происходит?"
   "Думаю, он пытается тебе что-то сказать."
   "Что, например?" - недоумевал Бен. "Если ты имеешь в виду, что ей нельзя доверять, то забудь об этом."
   Взгляд Джайны остался жестким. "Не думаю, что мне необходимо что-то тебе говорить, Бен. Скорее всего, ты уже и сам все понимаешь."
   Бен покачал головой. "Все что мне известно - это то, что Вестара рисковала своей жизнью, чтобы спасти меня от Абелос." Несмотря на уверенные слова, у него появилось неприятное ощущение - ведь она убеждала его выпить из Фонтана Власти, оправдывая это тем, что это единственный шанс победить Абелос. "Она не может все ещё оставаться ситхом. Они отдали ее Абелос... вместе со мной."
   Джайна развела руками. "Я не могу это объяснить," - ответила она. "Только тебе следует узнать кое-что о событиях в Храме."
   Сердце Бена упало, однако он продолжать качать головой. "Во первых ... Ты не можешь обвинять ее в засаде на водонапорной станции," - настаивал он. "Она не имела ни малейшего понятия о плане, пока наша капсула не оказалась в трубопроводе."
   "Это - очень хороший пример," - признала Джайна. "Это не она рассказала ситхам о месте налета. Это сделала Абелос."
   "Абелос?"
   Джайна кивнула. "Вин Дорван просвятил нас," - объяснила она. "Какое-то время он был в плену у Абелос, и поведал нам, что она способна предвидеть будующие. Мы предполагаем, что она пользуется техникой хождения по потоку."
   У Бена забрезжила надежда. "Вот видишь? Если Вестара ни причем..."
   Его прервали жуткие всхлип с койки около него- словно его отец пытался говорить через кляп, а хватка его отца стала настолько сильной, что у Бена свело суставы. Он опустил глаза и увидел, что веки отца трепещут и губы шевелятся вокруг дыхательной трубку, пытаясь говорить.
   "Он пришел в себя!"
   Бен оглянулся в поисках дроида, тот уже подъехал и тянул разъем к гнезду считывания данных. Его отец снова захрипел - на этот раз стало очевидно, что он пытается произнести одно единственное слово. Первые звуки терялись в мокрых гортанных всхлипах, однако последний слог очень напоминал - ...их.
   Бен склонился над койкой и произнес: "Держись, папа. МД сейчас вынет дыхательную трубку, и ты сможешь говорить хоть весь день."
   "Это будет невозможно при настолько поврежденных голосовых связках, даже если его сознание вернулось." Разъем манипулятора остался в гнезде интерфейса, а голова дроида развернулась к Бену. "Деятельность мозга остается на минимальном уровне. Боюсь, что это был всего лишь глотательный рефлекс."
   "Ерунда - смотри сюда." Бен не спуская глаз с отца произнес. "Вестара."
   И снова, его отец крепко сжал его руку и замычал.
   "Мне не приходилось сталкиваться с подобным ранее," - произнес дроид. "Пациент не выходит из комы, однако, имя, по-видимому, вызывает примитивную реакцию страха."
   Бен нахмурился. "Реакцию страха?"
   "Он боится за тебя, Бен," - объяснила Джайна. "Думаю, что догадываюсь что он пытается сказать."
   Бен развернулся и впился в нее глазами. "Ладно, Джайна. После приземления ты смотришь на Вестару, словно это зародыш Палпатина. Хватит недомолвок, выкладывай, какие между вами проблемы."
   Лицо Джайны смягчилось, а это - как Бен уже хорошо знал - было признаком того, что он по ухи в неприятностях. Его кузина не отличалась состраданием - а значит, все на самом деле было очень скверно.
   Джайна заглянула ему прямо в глаза и тихо, почти примирительно, заговорила. "После того, как тебя захватили, Вестару видели в Храме вместе с отрядом ситхов."
   "Естественно. Она была у ситхов в плену," - отчеканил Бен.
   "Она не была заключенным," - мягко продолжила Джайна. "Это была засада, и Вестара ее возглавляла."
   Теперь Бену стало понятно, почему Джайна вела себя так насторожено. Она сказала ему нечто, что не могло быть правдой. Он хотел сказать ей, что кто-то извратил увиденное, но новое сжатие его отцом ладони так, что он снова испугался получить переломы пальцев, остановило его. У него появилось нехорошее предчувствие..., и его было очень трудно игнорировать.
   "А ты уверена, что это была Вестара?" - спросил Бен. "И то, что она была заодно с ситхами?"
   Джайна неохотно кивнула. "Мне сообщили об этом мои родители," - ответила она. "Они связались с нами по ХолоНету прямо перед нашим отбытием в Утробу."
   Сердце Бена упало. Учитывая высказанные Джайной факты, обвинение выглядело все более весомо, чтобы оказаться правдой. "Как тетя Лейя и дядя Хан оказались с этим связаны?"
   "Именно они были теми, кто угодил в западню ситхов, и они оба были свидетелями того, что засаду возглавляла Вестара," - ответила Джайна. ""Сокол" приземлился на разгрузочной площадке около входа в эвакуационный тоннель. Там была Вестара с парой дюжин ситхов. Он лично искалечила "Сокол" теплодетонатором, пока остальные ситхи атаковали. Папа уверен, что это была она."
   Бен был слишком ошарашен, чтобы спросить самого себя, откуда Вестара могла знать, где и когда окажутся Соло, или почему "Сокол" оказался на Корусканте, когда он фактически должен был перевозить учеников Академии на Шеди Маад. Соло отличались щепетильной справедливостью, поэтому они никогда не выдвинули бы подобное обвинение, не будучи абсолютно уверенными в сути увиденного, и он слишком хорошо их знал, чтобы вообразить, что они могут просто солгать обо всем. Просто правда была в том, что Вестара Кхай навела ситхов на Соло. Самой неприятной частью этой правды было то, что Бен позволил Вестаре одурачить его.
   В сиюминутном порыве, Бен свободной от захвата отца рукой сжал его предплечье. "Спасибо за предупреждение, папа. Я все понял."
   Он отвернулся, стараясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы. "Вестара Кхай - ситх. И всегда им оставалась."
   "Боюсь, что это так," - произнесла Джайна. "Мне жаль, Бен."
   "Не надо," - произнес Бен почти обиженным тоном. Он не заслужил ее поддержку, особенно после того, как предоставил Вестаре такой широкий доступ к Ордену джедаев. "Все обошлось?"
   Голос Джайны помрачнел. "С мамой и папой все хорошо," - произнесла она. "В засаде погиб Базел Варв."
   Бена обдало ледянным и безжалостным душем. Он никак не мог взять в толк, как он мог быть настолько слеп к обману Вестары, как он мог так долго надеяться на ее исправление - ведь даже любой ребенок, воспитанный ситхами, мог в любой момент вернуть ее на темную сторону.
   Голова Бена поникла. "Это - моя ошибка," - произнес он. "Я даже не мог предположить, что она меня дурачит - а еще, я был настолько глуп, что действительно думал, что она меня любила."
   Джайна опустила руку ему на плечо. "Не надо быть настолько самокритичным. Я уверена, что Вестара действительно тебя любит. Только таким способом она могла фокусничать с тобой достаточно долго, чтобы все провернуть."
   Бен смущенно поднял глаза. "Как это?"
   "Бен, ты - довольно чувствительный юноша и настолько же восприимчмв к Силе, как и твой отец," - продолжала Джайна. "Разве ты бы не заметил, если бы она лгала тебе насчет своих чувств?"
   Мгновение Бен обдумывал вопрос, затем он наконец понял истинную глубину предательства Вестары. "Ты права," - ответил он. "Она любила меня. Только это не имело никакого значения."
   "Именно так и действуют ситхи - они привлекают власть своих эмоций, чтобы реализовать задуманное."
   Джайна сняла руку с его плеча, и Бен почувствовал, как она собирается с силами, чтобы рассказать ему еще что-то - нечто, что как она считала, совсем его добьет.
   "Давай," - сказал Бен. "Выкладывай все."
   "Прости, но ты должен это узнать," - произнесла Джайна. "Помнишь ту засаду, которую возглавляла Вестара? Ее целью была Аллана. Ситхи знают, кто она."
  
  
   * * *
  
  
   Вестара скрытно отсиживалась в джунглях, наблюдая оттуда весь внутренний дворик. Ее обуревало волнение, бездействие и одиночество. А еще, она тихо взывала к Кораблю. Был ли он разрушен, или остался под онтролем Абелос, однако Корабль хранил молчание. Угнетенная тишиной, Вестара изо всех сил пыталась найти приемлемый выход из сложившейся ситуации, но ей совсем не хотелось чтобы все закончилось ее смертью, заключением в тюрьму или изоляцией на необитаемом мире.
   Джайна Соло прекрасно знала обо всем, что случилось в дебрях Храма Джедаев. Именно поэтому она и приложила все усилия, чтобы забрать на корабль одного Бена, а Вестару просто не пустила на борт. Скорее всего, она считала Вестару ситхом-убийцей, основополагающей целью которого было убить Люка Скайвокера. Видимо сейчас Бен уже тоже так считал.
   Вестара попыталась вообразить, как Бен должен был бы на это отреагировать - гнев и ненависть в ее адрес, это как минимум - однако, она считала, что сможет это опровергнуть, а возможно, даже отговориться от неприятностей. Однако, даже если эти двое джедаев ее выслушают, во всей галактике не нашлось бы никакого оправдания, чтобы заслужить прощение за нападение на Аллану Соло. Их Орден был основан на глупейшем идеализме и благородной жертвенности, а это значило, что даже если она расскажет истинную правду - что она раскрыла cуть личности Алланы, чтобы банально спасти собственную жизнь - то они просто изведут ее презрением.
   Все эти выводы поставили Вестару перед выбором одного из трех путей: сбежать в джунгли и провести остаток жизни здесь в полном одиночестве; сдаться и надеяться на то, что ей удасться сбежать от джедаев когда-нибудь в следующем десятилении; или попытаться угнать разбитый бот. Все три варианта являлись крайними мерами, однако ей больше нравился третий. После сражения с Абелос она едва ли могла сражаться, а угнать корабль не удасться, пока живы Бен и его кузина Меч Джедаев. Поэтому, первое, что сделала Вестара, когда Джайна подняла трап, вернулась к Фонтану Власти и присвоила сметомеч и паранг кешиирки, тело которой поработила Абелос. Теперь, покрайней мере, она была вооружена.
   И кроме того, ситх никогда не сдается. Раздался в ее сознании скрипучий знакомый голос, хоть и звучал он едва слышно. Ситх сражается, а если его настигают, то преследователи умирают, или же он умирает, но никогда в одиночестве.
   На сердце Вестары полегчало. "Корабль?" Она подняла глаза к небу, только там были одни зеленоватые облака этого странного мира, затем она задала вопрос своему сознанию. Это ты?
   Вроде бы я, - ответил Корабль. И полностью к твоим услугам, мой мастер.
   Значит Абелос действительно мертва? - уточнила Вестара.
   Да, настолько, насколько это вообще возможно.
   "Что значит - насколько это возможно?" - с перепугу Вестара заговорила вслух.
   Только то, что есть вещи, которые Сила нам не раскрывает, леди Кхай. Темное пятнышко материализовалось под слоем отдаленных облаков и направилось вниз прямиком к ней. Кроме того, нам наконец пора вернуться к своему собственному виду.
   Со стороны разбитого бота раздался глухой скрежет, и начал снова опускаться трап. Кошмарная боль потери прошила Вестару, и впервые в жизни она почувствовала, как тает ее последняя надежда. Мало того, что она потеряла любовь Бена, свой дом и народ, она потеряла свою личность. Куда бы не занесло теперь ее будущее, ситхом ей уже не быть. Она поднялась на ноги и отступила глубже в джунгли, остановившись только тогда, когда обзор стал едва различимым сквозь густую растительность.
   Я готова к отъезду, - ответила Вестара. Только навряд ли мой народ захочет принять меня. Я убила слишком многих из них.
   Леди Кхай, вы действительно считаете, что Затерянное Племя - это единственные ситхи в галактике? - спросил Корабль. Есть и другие, и они очень нуждаются в Вас.
   "Другие ситхи?" Вестра снова почувствовала оптимистическое начало. "Ситхи, которые готовы принять меня?"
   Ты нужна этим ситхам, - повторил Корабль. Вы провели со Скайвокерами так много времени. Неужели вы не в состоянии оценить ценность этого?
   Оптимизм Вестары раздулся от гордости и даже перерос в надежду. Она совершила нечто, что было недоступно ни одному ситху в галактике. Она прожила бок о бок с Люком и Беном около года, и настолько сблизилась с ними, что смогла использовать это в своих целях.
   Тогда, тебе придется поспешить, - сообщила она Кораблю. Трап бота уже снова коснулся болыжников двора, и добавила. Бен и Джайна уже идут за мной.
   Я прибуду через две минуты и десять секунд, - ответил Корабль. Лорду ситхов, конечно же, не составит труда задержать их на столько.
   Лорд ситхов? - Вестра была больше ошарашена, чем испытала подъем, прежде ей никогда не доводилось слушать о двадцатилетнем Лорде ситхов, или даже тридцатилетнем. Я - еще не Лорд. И совсем не уверена, что готова к этому.
   Вы - Лорд ситхов, если я сообщил вам это, леди Кхай, - ответил Корабль. И говорю Вам это. Осталось две минуты.
   Вестара не знала, радоваться ей или пугаться от такого назначения, бедь статус Лорда ситхов был связан с огромным количеством опасностей, в купе с привилегиями. Но сомнений в тоне Корабля не было. А почему нет? Ведь в конце концов, последние несколько месяцев она успешно обманывала самого Люка Скайвокера. Она убила Лорда ситхов и сыграла одну из ключевых ролей в непосредственном уничтожении Абелос. И кроме того, важнейшим фактором было то, что она выявила личность Королевы джедаев.
   По-видимому, Вестара действительно была готова принять звание Лорда ситхов. Возможно, она даже заслужила это право.
   На верху трапа появились Бен и Джайна, оба подозрительно хмурились, не обнаружив Вестару во внутренем дворе. Бен все также был облачен в окровавленную одежду, а Джайна была в боевом гермкостюме. Ни у одного из них не было заметно оружия, по крайней мере Вестара его не заметила сквозь заросли.
   "Вестара? Ты, где?" - выкрикнул Бен. Она ощутила его поиск в Силе, и в этот момент он повернулся и посмотрел точно в ее направлении.
   "Выходи."
   Придя к выводу, что лучше скоротать две минуты в переговорах, чем в сражении, Вестара спрятала оружие в складках одежды. Затем она поднялась на ноги и сделала несколько шагов к спуску во двор.
   "Я здесь!" - крикнула она. "Прости!"
   Напряженные взгляды обоих джедаев уперлись в уступ на котором она стояла. Они быстро спустились во двор и разошлись в разные стороны.
   Бен мгновение изучающее смотрел на нее, затем спросил: "Что ты там делаешь, Вес?"
   Его голос был настолько искренним, что Вестара почти начала сомневаться в своих предыдущих выводах. Однако, Джайна продолжала кружить вокруг бота, занимая позицию для флангового удара, кроме того теперь Вестара ясно видела, что левая рука Бена неестественно выгнута, словно он скрывает что-то в своем рукаве, готовое в любой момент выпасть ему в ладонь.
   Вестара пожала плечами: "Прячусь, как видишь." Она проследила взглядом за местоположением Джайны, которая перестала двигаться и стояла уперев руку в бедро. "Если Коробль действительно здесь, то мне бы не хотелось, чтобы он меня заметил."
   "Да, прекрасная задумка," - произнес Бен. "Только мы уже готовы к отлету. Спускайся."
   Вестара осталась на месте и продолжала следить за Джайной. "Вы уже осмотрели черепушку Бена?"
   Джайна кивнула. "Все нормально." Она не сдвинулась с места, но теперь Бен начал нарезать круги в противоположном направлении. "Только с магистром Скайвокером все непросто. Мы должны как можно скорее вылететь."
   "Вы уже успели просканировать череп Бена и закончить ремонт?" - спросила Вестара, пытаясь выглядеть немного испуганной. "Шустро вы."
   Глаза Джайны прищурились, и она снова начала кружить во фланге у Вестары. "МД проводил осмотр Бена. Так ты идешь или нет?"
   "Несомненно." Вестара украдкой бросила взгляд в небо и заметила темное пятно размером с кулак, несущееся со стороны горного массива, видимого в противоположной части двора, затем взглянула на застывшего Бена. "Как только Бен покажет, что он прячет в рукаве."
   Брови Бена приподнялись от неожиданности. "Ничего такого, о чем стоит беспокоится, Вес." Он выпрямил запястье и ему в ладонь упал шприц. "Это - всего лишь успокоительное."
   "А с чего бы это мне оно понадобилось?" Вестара позволила себе сделать шаг назад в джунги, что по ее мнению должно было выглядеть вполне естественным шагом, затем начала накопление Силы для сражения. "Я что, выгляжу нервозно?"
   "Боюсь, это - моя ошибка," - произнесла Джайна, продолжая кружить. Сейчас она уже была почти в галерее, для нападения на Вестару ей было достаточно одного Силового прыжка. "Просто Люк в настолько плохой форме, что мне совсем не хотелось рисковать - все это из-за того, что прежде ты была ситхом."
   "Это только пока мы не выберемся из Утробы, Вес." Бен снова начал двигаться с другой стороны. "Это ничего не значит. Поверь мне."
   "Ах, Бен." Внутри Вестары все взорвалось болью, у нее было такое ощущение, что у нее из груди вырвали сердце. "Зачем ты мне говоришь это?"
   Она вытянула руку и швырнула в него Силовую молнию, он упал с объятой пламенем одеждой. Естественно, Джайна не теряла времени, она уже летела к ней. Вестара развернулась и послала еще одну молнию, устраняя непосредственную угрозу.
   Джайна поймала заряд лезвием светомеча и приземлилась на скалу в нескольких метрах от Вестары.
   Прыгай. Огненное потрескивание быстро приближающегося Корабля эхом стало разноситься по скале и колыхать джунгли - Корабль уже спускался во внутренний двор. Прыгай высоко вверх!
   Вестара с помощью Силы подбросила себя ввысь к летательному аппарату, заходящему по высокой дуге во внутренний двор. Джайна развернулась для преследования, но в этот момент мимо Вестары пролетел огненный всполох - один из каменных снарядов Корабля летел настолько быстро, что просто воспламенял воздух.
   Снаряд ударил в скалу с оглушительным грохотом, а прибывщий Корабль подхватил Вестару в воздухе. Она настолько жестко ударилась о заднюю часть пассажирского отсека, что у нее перехватила дыхание. Затем ее прижало ускорением.
   Прошу прощения за ушибы, - произнес Корабль. Я сбросил скорость настолько, насколько было возможно для встречи с вами.
   "Ты провел ... все отлично," - едва выдохнула Вестара, пытаясь снова наполнить легкие. "Возможно, ты можешь уже немного сбавить ускорение."
   Как пожелаете, леди Кхай. Корабль сбросил ускорение настолько, что Вестаре удалось отлепиться от стены и опустить ноги на мягкий настил пассажирского отсека. Полагаю, Вы не пострадали.
   "Ух ... нет."
   Вестара шагнула в сторону кабины. В ту же секунду перед ней возникла прозрачная область. Она с высоты птичьего полета смотрела на внутренний двор, где она и Бен уничтожили Абелос, теперь он был размером с большой палец - овал из серого камня, утопающий в необъятных изудрудных джунглях. Она с тревогой поняла, что из ее глаз текут слезы. Она немедленно их стерла.
   "По крайней мере снаружи."
   В Силе возникло беспокойство Корабля. У Вас внутренние повреждения?
   "Нет, дело не в этом," - ответила Вестара. "Это не на физическом плане."
   Ах да, Вы страдаете по молодому Скайвокеру.
   Вестара неотрываясь смотрела, пока серый овал не превратился просто в пятнышко и совсем не исчез среди облачного покрова, затем отвернулась и кивнула.
   "Да, все так," - ответила она. "Я любила его."
   Значит с Вами все будет прекрасно, - уверил ее Корабль. Даже лучше, чем прекрасно.
   "Откуда такая уверенность?" - удивилась Вестара.
   Потому что, любовь - это боль, леди Кхай, - ответил Корабль. А боль делает ситха только сильнее.
  
  
   Глава тридцать пятая
  
  
   Люк открыл глаза и его взору через иллюминатор медотсека открылась панорама золотых огней - как он предположил, это была ночная сторона Корусканта.
   Наличие иллюминатора было благоприятным признаком. Значит он сейчас находился на борту довольно крупного корабля, скорее всего на фрегате "Красная звезда", с которого они с Джайной стартовали в Утробу. А значит Джайна выжила и доставила его в безопасное место. Ей удалось выстоять против "Корабля", и, почти наверняка, добраться до родного мира Абелос.
   А это означало, что Бена она нашла.
   Люк потянулся Силой и черезвычайно обрадовался, ощутив присутствие сына совсем недалеко - на носу корабля в обществе довольно многих существ. Ощущение было такое, словно они что-то увлеченно обсуждали - их разумы были сосредоточены, а настроение приподнятое (торжественное).
   Спустя мгновение, аура Силы Бена взорвалась восторгом, и другие присутствия тоже начали испускать взволнованные колебания - они все осознали, что Люк пришел в себя. Он позволил радости заполнить все его существо, и был поражен тем потоком любви и восхищения, которое пришло ему в ответ. Он ощутил Коррана, Сабу и многих других мастеров, каждый из них разрывался от облегчения и восторга. Глубина их эмоций была настолько чистой и мощной, что он просто не знал, как на это реагировать. Все это внесло в его душу ощущение робости, благодарности и некоторого смущения, а еще его мучал вопрос - сколько он был без сознания, и что за это время произошло.
   Ответа не пришлось долго ждать, когда поле зрения Люка наконец прояснилось он смог рассмотреть что стало с Корускантом. Планета оставалась сверкающим диском, только теперь на его поверхности виднелись многокилометровые темные прогалины, некоторые из которых еще мерцали темно-краснымыми цветами продолжающихся пожаров и дымовых завес.
   Значительная часть Корусканта лежала в руинах или горела - и не только в районе Площади Товарищества, но и в тысяче других районов по всей планете. Несмотря на все усилия Ордена джедаев удержать зону боев только в Храме и его окрестностях, ситхи охватили сражениями весь мир. И Абелос... Абелос привнесла тьму.
   Люк отключил медицинские контрольные приборы, чтобы не беспокоить дежурного, затем отделил все кататоры со своих конечностей. Медленно и тяжело он поднялся с кровати и облачился в чистую одежду, сверток с которой он обнуружил в шкафчике около своей кровати. Его тело болело и дрожало, а почти атрофирововошиеся ноги подкашивались от слабости. Но самой мучительной была боль в груди, там, где он все еще ощущал свернувшееся в клубок щупальце Абелос - пустота, вызывающая лихорадку - больше всего он боялся, что это может остаться с ним на всю жизнь.
   За спиной Люка мягко прошуршал открывающийся входной люк, и пара ботинок зашагала в его сторону. Он обернулся и увидел приближающегося сына, одетого в короткую коричневую куртку поверх брюк и ботинок. Единственными признаками его схватки с Абелос были несколько уже исчезающих шрамов и самоуверенное поведение, которое казалось сделало его внезапно более высоким, более сильным и уже совсем не похожим на ребенка.
   "Что ты делаешь одетым?" - потребовал Бен, махнув рукой в сторону пустой кровати. "Тебе полагается быть в постели!"
   Люк широко улыбнулся. "Я тоже рад тебя видеть, сынок."
   Он распахнул объятия и они обнялись, затем в течение двадцати минут они просто беседовали. Люк рассказал, что произошло в астрале и как он был ранен. А Бен в свою очередь поведал о том, что произошло за то время, пока Люк находился в коме. Особенно он заострил внимание на том, какие проблемы вызвала попытка Лейи убедить Хана заменить уничтоженную кабину "Сокола" современным оборудованием. Он перечислил всех павших и ныне здравствующих, каталогизировал опустошения на Корусканте. И наконец, попросил прощения за то, что позволил шпиону ситхов одурачить себя.
   "Что говорить? Ты с самого начала был прав насчет Вестары." В голосе Бена звучал самоупрек. "Как только она поняла, что мы знаем о покушении на Аллану, она сбежала на Корабле."
   Люк сжал плечо сына. "Бен, не вини во всем только себя. Ведь в конце концов, ты не был единственным, кто ей доверял." Доверять шпиону ситхов как самому себе, да еще привязаться душой и сердцем - Люк прекрасно понимал насколько оскорбительно и тяжело сейчас для его сын это предательство. "Это - часть жизненного опыта, и очень важно, чтобы ты сделал правильные выводы."
   "Спасибо, только мне не следовало позволять ей уйти," - произнес Бен. "Она слишком много знает об Ордене джедаев, а значит, теперь это знают и ситхи."
   "Мы тоже много узнали, Бен." Люк имел в виду больше ИХ и Баланс, чем ситхов, однако не хотел волновать сына разговорами о философии Силы, да еще так скоро после встречи со смертью. "Кроме того, у меня такое ощущение, что у тебя будет шанс - и не один - встретиться лицом к лицу с Вестарой Кхай."
   Люцо Бена осталось неприклонным. "Надеюсь, что так," - произнес он. "Потому что, надо быть безмозглым дураком, чтобы верить ей. И меня это бесит!"
   Люк приподнял бровь. "Сынок, по моему, ты пропустил мимо ушей то, что я толь-ко что говорил - "в конце концов, ты не был единственным, кто ей доверял"."
   На мгновение Бен смутился, затем вздрогнул, когда осознал, что только что неосторожно обозвал Магистра Ордена джедаев безмозглым дураком. "Ой, я не имел в виду тебя, папа."
   Люк улыбнулся, затем, осознав, что радуясь встрече с сыном, он не заметил, как на него накатила слабость.
   "Полагаю, на этот раз, я могу тебя простить, джедай Скайвокер." - произнес Люк. "А сейчас, ты выполнишь для меня несколько поручений."
   Бен расправил плечи. "Неприменно."
   "Во первых, придержи дроида МД подальше отсюда, пока я не готов к встрече с ним," - произнес Люк. "Мне надо встретиться с несколькими людьми - и сейчас у меня просто нет сил, чтобы ещё и спорить с дроидом."
   "Хорошо, только ты уверен, что это необходимо..."
   "Я знаю пределы своих возможностей, джедай Скайвокер," - оборвал он. "Второе, попроси мастера Себатайн направить команду к Терухт, чтобы забрать домой Рейнара Тула. Скорее всего, он будет сопротивляться этому. Только теперь, когда Абелос разбита и жители Мортиса мертвы, джедаи не станут входить в конфронтацию с чисами ради помощи килликам в восстановлении их ульев."
   Бен кивнул. "Я передам это мастеру Себатайн, как только покину палату," - ответил он. "Что дальше?"
   "Я ощущаю присутствие Вина Дорвана среди мастеров," - произнес Люк. "Он все еще занимает пост руководителя государства?"
   "Да, он сейчас действующий руководитель. Он и Совет джедаев встретились, чтобы..." Бен примолк, колебаясь, он посмотрел в иллюминатор на разбитую планету под ними. "Ладно, Сенат беспокоит ситуация на Корусканте - и роль джедаев в случившемся."
   "В таком случае, я рад, что эта встреча состоялась," - одобрил Люк. "Попроси руководителя Дорвана зайти ко мне вместе с мастерами. Нам есть что обсудить всем вместе."
   "Сию минуту, магистр." Бен склонил голову, демонстрируя субординацию, затем быстро поднял глаза и выпалил. "Только не переусердствуй, папа. Ты похож на выпотрошенную вампу."
   Не дожидаясь ответа Бен выскользнул в люк.
   Люк невольно улыбнулся, благодарный сыну за заботу, и перевел вгзляд на опустошения внизу. Трудно было сказать, насколько достоверной была летопись Терухт посвященная Абелос, но у Люка не было оснований не доверять отчету джедаев о собятиях на Мортисе - и это его действительно беспокоило. Отказ его отца занять пост нового Хранителя Баланса положил начало целой цепи ужасающих событий. В итоге - все трое ИХ скончались, и до сегодняшнего дня Сила оказалась лишенной баланса.
   Оглядываясь назад, на последнюю половину столетия, Люку казалось, что теперь он видит признаки наступающего хаоса. Силы тьмы укрепляли свои позиции по всей галактике - Джейсон Соло превратился в Дарта Каедуса, повылезали орды ситхов, из Утробы появилась Даала. Боба Фетт стал полноправным лидером целого мира наемников, а имперские Моффы вывели и применили кошмарное нанооружие.
   Галактика скатывалась во тьму прямо на глазах - только джедаи и их союзники уравновешивали этот процесс. Если бы они не в полной мере посвящали себя свету, то все было бы уже кончено.
   Тихое шуршание открытия входного люка заставило Люка обернуться. В помещение входила вереница мастеров во главе с его племянницей. Полностью излечившись от полученных ран, она выглядела вполне здоровой и похорошевшей, и кроме того, в ней появился внутренний покой, которого он прежде не ощущал.
   "Рада видеть Вас на ногах, магистр Скайвокер," - произнесла Джайна, подходя к Люку и заключая его в объятия. "Как Вы себя чувствуете?"
   "Чесно говоря, слабость немного одолевает, однако так прекрасно вернуться в мир живых."
   Джайна бросила взгляд на стул, стоящий около его кровати. "Возможно нам лучше присесть?"
   Люк покачал головой. "Я справлюсь. Есть несколько проблем, которые Совет должен обсудить до того, как я совсем обессилю."
   В глазах Джайны вспыхнуло беспокойство, но она согласно кивнула. "Только не стоит очень переутомляться, ладно?"
   Люк пообещал соблюдать осторожность, затем его сжато поприветствовали остальные посетители: Корран Хорн, Кайл Катарн, Кип Дюррон, Йуззем мастер Барратк*л, Силгал, Окта Рамис - весь Совет джедаев кроме Кама и Тионы Солюсаров, которые были далеко отсюда на Шеду Маад, и Сабы Себатайн, которая задержалась снаружи, отдавая распоряжения насчет возвращения Рейнара Тула.
   Последним вошел Вин Дорван. Он выглядел спокойно и деловито, по-видимому неплохо оправившись после мучений в руках ситхов. Фактически, единственными признаками последствий пыток, были тяжелые мешки под глазами - следствие ночных кошмаров - и почти безотчетливое беспрерывное поглаживание пушистой головки его любимого чатлика, торчащей из кармана его пиджака.
   "Президент Дорван, спасибо что присоединились к нам," - произнес Люк, протягивая ему руку. "Расскажите мне о ситуации на поверхности Корусканта."
   Дорван прекратил гладить чатлика и обменялся рукопожатием. "Все плохо, но ситуация под контролем," - ответил он. "Вулканическая деятельность на всей планете прекратилась - хотя потребуется, наверно, не один год, чтобы оценить ущерб причиненный подземным уровням. Команды сейсмоконтроля уже выявила более ста тысяч участков, где требуются более детальные исследования, и не всегда сразу понятно чего при этом следует опасаться: выплеска магмы, террористического акта или просто обрушения здания."
   "Расскажите ему о смертоностных облаках," - напомнил Кип Дюррон.
   Лицо Дорвана помрачнело. "Верно," - спохватился он. "Облака пепла, ядовитых газов и дыма продолжают гулять по подземным уровням. По нашим предположениям жертвы среди подземных обитателей просто огромны. Люк, возможно счет идет уже на миллиарды."
   На Люка неожиданно накатила волна тошноты. "Мне жаль," - выдохнул он. "Мне очень жаль, что нам не удалось остановить Абелос до того, как она достигла Корусканта."
   "Я рад, что вы вообще смогли ее остановить, когда бы это ни произошло," - ответил Дорван. "И знаете, я искренне удивлен, что вам это удалось. Мне довелось воочую наблюдать кое что из ее возможностей и..."
   Он предпочел не озвучивать дальше свою мысль.
   "Мы все рады, что избавились от нее." Люк почувствовал дрожь беспокойства в Силе. Он оглянулся и заметил, что Кип и Кайл взволновано переглядываются. У него упало сердце, но он сумел выдавить: "Мы от нее не избавились?"
   "Насколько мы знает - избавились," - произнес Кайл, приближаясь к Люку и пытаясь сохранить хладнокровие. "Однако мы получили довольно необычное сообщение."
   "От кого?" - спросил Люк.
   "От рыцарей-джедаев Арелиса и Саар," - ответила Барратк*л. "Они выполняли задание во Внешнем Кольце, помогая бывшим рабам строить свободные общества, ведь так?"
   Люк кивнул. "Продолжайте."
   "Три дня назад они были атакованы щупальцем," - доложила Барратк*л. "Она материализовалось из Силы и попыталось задушить джедая Саар. Когда джедай Арелис активировал светомеч, оно выпустила Саар и развернулось для нападения на Арелиса... и внезапно рассыпалось."
   "Сотас считает, что это очень похоже на атаку астральной сущности," - сказала Окта Рамис. "Но, закрепиться ей не удалось. И она снова растворилась в Силе."
   Полузатянувшаяся рана в груди Люка заныла. "С тех пор подобные сообщения были?"
   "Ни одного," - подтвердил Кайл. "Мы считаем, что это какой-то остаток Абелос пытается материализоваться в нашем мире через объекты своей ненависти."
   "Скорее всего, вы правы," - признал Люк. Он все еще ощущал как ее холодное щупальще извивалось в полости раны на его груди, фантомная память настойчиво напоминала ему, что сущность Силы никогда нельзя полностью уничтожить - через сотню или тысячу лет она накопит достаточно сил, чтобы возродиться вновь. "Мы должны найти способ надеть на нее поводок. Она уже не сможет появится на нашем веку, но Орден джедаев должен быть готов к этому."
   "К чему?" - спросил Кип.
   "Убить ее," - ответил Люк. Из его головы не выходила история поездки его отца на Мортис и специальный кинжал наполненный силой, которым были убиты дочь и отец. "Нам придется найти Мортис-монолит."
   "Мастер Скайвокер, надеюсь вы простите меня за этот вопрос," - подал голос Дорван. "Только, если мне не изменяет память, когда вы излагали историю Иоды, то упоминали, что этот монолит дрейфует в пространстве?"
   "Верно."
   "Не окажется ли это невозможно сложным?" - спросил Дорван. "Даже, если Вам известны приблизительные координаты..."
   "Они нам не известны." - перебил его Люк.
   Лицо Дорвана вытянулось, когда до него дошел смысл сказанного Люком - нет никаких гарантий, что Абелос не сможет вернуться. Она устранена лишь на время, но когда-нибудь она вполне сможет появиться вновь - и если джедаи не будут готовы, то Хаос закончит свою работу.
   Наблюдая, как ужас понимания пронесся по лицу Дорвана, Люк очень хотел бы дотянуться до ауры измученного человека и успокоить его заверениями, что джедаи смогут защитить и его, и Корускант, и всю галактику.
   Но это было бы ложью. Правда заключалась в том, что Люку было больше неведомо, что припасло для них будущее, и смогут ли джедаи противостоять его вызовам. Все, что он мог сделать - как и любой простой смертный - верить в самого себя и своих собратьев джедаев, и прилагать к этому все усилия. Остальное зависело от Силы.
   "К сожалению, я не могу с уверенностью сказать Вам, что Абелос больше не вернется, президент," - наконец вымолвил Люк. "Иистина заключается в том, что действительно этого не знаю. Если бы джедаям удалось остановить Абелос в первый раз до ее прибытия на Корускант, то сейчас этого бы не было. Простите, что мы потерпели неудачу."
   "Это - не ваша ошибка, и ни Ордена джедаев," - отмел Дорван всякие извинения. "Я в этом уверен, несмотря на все действия Сената."
   Подошла Джайна со стулом, ему не требовалось спрашивать для кого он предназначался - это был весьма тонкий намек на то, что судя по внешнему виду Люку уже требовался отдых. Люк махнул ей поставить его у иллюминатора, однако сам остался стоять на ногах ещё несколько минут. "Похоже, о нашей неудаче в защите Корусканта громко негодуют?"
   "Даже больше, чем просто негодуют, ведь так?" - прорычала Барратк*л. "Они нас просто выставили с планеты!"
   Люк повернулся к Кайлу Катарну - без сомнения самому политически проницательному представителю нынешних мастеров - за разъяснениями. "Сенат попросил Орден покинуть Корускант?"
   Кайл кивнул и покосился на Дорвана. "Именно об этом призедент Дорван и сообщал нам в тот момент, когда вы пришли в себя," - прокомментировал Кайл. "Им нужен кто-то, на кого можно повесить весь этот апокалипсис, и Совет Внутреннего Кольца очень успешно списал все на нас."
   "Перевес голосов был настолько подавляющим, что применить вето было просто невозможно," - добавил Дорван. В его ауре Силы ощущалась некоторая прохладность, которая обычно указывала на ложь, однако в данном случае концентрация холода скорее была признаком умалчивания некой части правды. "Боюсь, что все эти грязные репортажи БАМР действительно запятнали репутацию Ордена."
   "Джавис Тирр снова на коне," - объявил Корран. "Он вещает на пиратском канале ХолоНет, настаивая, что все разрушения стали результатом вышедших из под контроля вооруженных спайс-разборок между джедаями и их конкурентами."
   "К сожалению должен признать, что история получила широкую поддержку, особенно среди честолюбивых и безпринципных членов общества," - произнес Дорван. "А среди политиков таких довольно много, и именно они требуют, чтобы джедаи покинули Корускант."
   "Нам придется рассмотреть возможность, что они и правы." Люк опустился на стул, приненсенный Джайной, и добавил: "Не насчет спайс-разборок конечно, а об отъезде."
   Люк почти не удивился, когда единственной не дрогнувшей от этих слов аурой, осталась аура Винна Дорвана. Президент несколько мгновений рассматривал Люка, и наконец приподнял бровь, демонстрирую скорее любопытство, чем другие эмоции.
   "Вы действительно считаете необходимым рассмотреть этот вопрос?"
   "Даже более, чем необходимым." В этот момент в помещение вошла Саба и встала рядом с остальными мастерами, кивком головы она дала понять, что уже отправила кого-то за Рейнаром. Люк кивнул в ответ, затем он обвел напряженным взглядом всех мастеров. "Я действительно считаю, что для всех будет лучше, если джедаи покинут Корускант."
   "Почему это?" - выпалил Корран. "Ведь ситхи прибыли на Корускантради его завоевания, а не ради сражения с нами."
   "Это так." Голос Силгал звучал низко и задумчиво. "Однако, нам известно, что противостояние между ситхами и джедаями продолжается уже не одно столетие, и может продолжаться ещё не меньше."
   "А значит, пока джедаи остаются здесь - Корускант останется потенциальным полем боя," - согласился Люк. "Если мы уйдем, то стхи не смогут навредить Корусканту, истребляя нас."
   "Только это не означает, что они оставят Корускант в покое," - возразил Кип. "Все таки - это все ещё столица Галактического Альянса. И они будут покушаться на него снова и снова."
   "Все не совсем так," - произнес Кайл поддерживая точку зрения Люка. "Пока джедаи находятся в другом месте, ситхам всегда будет угрожать удар с флангов. И это заставит их изменить тактику - что в свою очередь отвлечет их внимание от Корусканта."
   "К тому же, Галактический Альянс останется без нас далеко не баззащитным," - сказала Джайна, опираясь на спинку стула Люка. "Они располагают самой мощной военной силой в галактике. Президент Дорван может вынести предложение, что любая попытка внедрения в госудасртвенный аппарат может быть расценена как акт открытой войны со всеми вытекающими последствиями. Думаю, что после этого ситхи уже не задумаются перед тем как сунуться на Корускант снова."
   "Полагаю, что это вполне возможно устроить." Тон Дорвана был отнюдь не самодовольным, однако в нем ощущалось облегчение, и Люк понял, что президент получил то, на что рассчитывал: - наилудший выход для Галактического Альянса. Он перехватил взгляд Люка и вопросительно приподнял бровь. "Особенно, если приподнести это как цену отъезда джедаев с Корусканта?"
   Люк кивнул. "Конечно," - произнес он. "Надеюсь, вы не будете против, если несколько джедаев пока побудут в Вашем кабинете, чтобы выявить шпионов ситхов."
   "Только, если они будут сохранять инкогнито, так ведь?"
   "Возможно, все это сработало бы лучше, если бы их там вообще не было," - подвел итог Кайл.
   Дорван искренне улыбнулся. "Значит мы пришли к соглашению."
   "Еще не совсем." Люк поднял руку, останавливая Дорвана, и обвел глазами строй мастеров. "Мы согласны?"
   Мастера один за другим выражали свое согласие - одни уверенно, другие с некоторой долей скептиса - но все были честны. Когда Люк дошел до самого молодого мастера - Джайны Соло - она развернулась и долго смотрела на пранету, затем, наконец, увернно кивнула.
   "Согласна," - произнесла она. "Конечно жить за его пределами будет не легко - но это лучше, чем видеть его растерзанным сражениями."
   Дорван облегченно вздохнул и склонился над стулом Люка. "Благодарю, что не стали усугублять положение," - произнес он. "Мы не то чтобы неблагодарны за все то, что джедаи сделали и чем пожертвоали ради нас, но когда где-то там находится целый мир ситхов..."
   Он не стал договоривать, без всяких сомнений, всеми силами пытаясь дать понять всем собравшимся - хотя они и сами это прекрасно осознавали - что Корускант уже достаточно настрадался.
   "Обьяснять что-либо нет необходимости." Люк поднялся на ноги и с искренним дружелюбием пожал руку Дорвана. "Вы похоже станете одним из величайших президентов в истории. Да прибудет с Вами Сила, друг мой."
  
  
   Глава тридцать шестая
  
  
   В конце-концов, Ландо предложил компромисс и согласился заменить кабину "Сокола" точной копией. Для Хана была сохранена прежняя конфигурация пультов и их местоположение, чтобы он мог по прежнему чувствовать корабль, как продолжение собственного тела. Для Лейи же на штурвале предусмотрели телескопические штанги, чтобы, когда придеться взяться за штурвал, ей не приходилось держать руки постоянно навесу. Учитывая ее нискорослость - вспомогательные устройства приблизили к рабочей зоне второго пилота.
   Но главным достоинством стали современные кресла. Визуально они практически не отличались от привычных допотопных моделей для ИТ-1300, только были напичканы по последнему слову эргономики для летательных аппаратов: подстройка под параметры тела, встроенные пенные подушки, подогрев и массажеры, комплект датчиков экспериментальной системы контроля состояния пилота, которые включали вибрацию и начинали гудеть при первых признаках замедления реакции. Проще говоря, пилот мог спокойно оставаться за штурвалом не волнуясь, что может потерять сознание от полученных ран или задремать от переутомления. И Хану все это уже начинало нравиться.
   "Сокол" стоял на взлетной палубе ВИП-ангара звездного разрушителя супер-класса "Мегадор". Перед ним выстроился почетный караул из бригады Вольных Охтников в полной парадной униформе. Они стояли по стойке "вольно" уже около часа, и если судить по череде то взрывов смеха, разносящегося по коридорам, то недовольному бормотанию, собирались стоять еще час или два.
   Хан только пожал плечами и попытался избавиться от чувства вины. Почетный караул из элитных войск был идеей Гэвина Дарклайтера, своего рода прошальный салют и выражение благодарности для всех Соло - за все, что они сделали за прошедшие пять десятков лет ради свободы в Галактике. К тому же, это служило тонким намеком на то, что, даже если семья Соло и переберется жить в другую часть галактики, друзья в Галактическом Альянсе у них останутся, и Корускант навсегда останется их домом.
   Но у Хана были собственные причины желать, чтобы Лейя форсировала события. Во первых, прошло уже многовато времени с тех пор, как он облачался в высокие бутсы и парадно-полномасштабные "Кровавые полосы", и изрядно успел подзабыть насколько в них жарко и, какой зуд вызывают его форменные штаны, если сидеть в ожидании слишком долго. А во вторых, не только его жена и дочь нервничали, и чем дольше они будут собираться, тем больше вероятность, что ему придется сменить рубашку.
   Их ожидало так много людей. Это всегда доводило Хана до крайности.
   Строй Х-крылов-"Невидимок" пролетел мимо створа ангара, на мгновение, их крестообразные профили четко высветились на фоне жемчужной поверхности Корусканта, и прежде, чем Хан смог оценить их количество, сломали строй и рассыпались веером, мгновенно разлетевшись в десяток разных направлений. Хан прекрасно знал, кто это были: десяток рыцарей-джедаев разлетелись на поиски Мортис-монолита и кинжала, наполненного Силой, который способен уничтожить Единственного. Это была миссия для одиночки, и Хан совсем не завидовал молодым джедаям. То немногое, что они знали о монолите, было почерпнуто из легенд, и если утверждение Люка о том, что Абелос продолжает жить в Силе, верно, то когда-нибудь будущее галактики будет зависеть от успеха их миссии.
   Как только последний истребитель скрылся из виду, Хан пожелал им огромную дозу Коррелианской удачи, затем попытался незаметно посмотреть на хронометр в пульте управления.
   И конечно же, Аллана его застукала.
   "Будь терпеливым, дедушка." Одетая в изысканное белое платье, с деадемой, усыпанной драгоценными камнями, в золотисто-рыжих волосах, она была похожа на хорошенькую маленькаю принцессу, которой, собственно говоря, и являлась. "Они ведь без нас не начнут, ты ведь знаешь."
   "Конечно, знаю." Он повернулся к внучке. "Аллана, на благо ли это будет тебе? Я имею ввиду, то, что теперь все будут знать, кто ты на самом деле?"
   Аллана склонила головку, и Хану показалось, что он увидел вспышку надежды, загоревшуюся в ее глазах. Однако она погасла также быстро, как и появилась. "Разве у меня есть выбор?" спросила она.
   "Действительно нет," признал Хан. "Теперь, когда ситхи все знают, это только вопрос времени, но об этом узнает каждый."
   "Так я и думала," произнесла она. "Не надо быть гением, чтобы понять, что они не будут долго хранить тайну. А когда твоя тайна под угрозой разоблачения, говорит мама, то лучше открыть ее первой."
   "Верно," согласился Хан. "Так значит это - твоя идея."
   Аллана улыбнулась. "Первое правило блефа гласит: помни, ты всегда под подозрением ..."
   "... и ты подозревай всех," закончил Хан. Он помолчал, вздохнул, и затем тихо продолжил. "Думаю, что это уже серьезно."
   "Что?" спросила Аллана.
   "Думаю, я обучил тебя всему, что знаю сам."
   Аллана нахмурилась. "Всему?" переспросила она. "В это довольно трудно поверить."
   "Ладно, это все лирика," подтвердил он. Его голос стал серьезным. "В жизни есть только две истины, Аллана. Смотри на жизнь проще, и держи все под контролем."
   Аллана на мгновение задумалась. "И сколько надо времени, чтобы ты научил меня этому?"
   Хан пожал плечами и улыбнулся. "Просто накрепко это запомни, не пытайся понять." Он наклонился и почесал за ушами у домашней любимицы Алланы нексу и был вознагражден удовлетворенным утробным рычанием. "Ты уверена, Анжи не доставит проблем?"
   "Анжи сильнее, чем ты думаешь, дедушка. Она понимает, что это - ответственное дело."
   "Именно поэтому, я и волнуюсь," произнес Хан. "Она может переволноваться и неправильно среагировать."
   Аллана устало вздохнула. "Разве кто-нибудь собирается стрелять в нее из бластера?"
   "Будем надеяться, что нет." ответил Хан. "А как насчет светомечей?"
   "А разве кто-то собирается воткнуть в нее один из них?"
   "Сомневаюся в этом," ответил Хан.
   "В таком случае, все пройдет прекрасно," произнесла Аллана, "Поверь мне."
   Хан ощутил внезапно нахлынувшее острое чувство радости и гордости. "Ладно, если ты настаиваешь на этом, разве у меня есть выбор."
   Аллана одарила его одной из ее раскосых улыбок и изрекла, "я все задавалась вопросом, когда же ты это осознаешь!"
   Прежде, чем Хан смог возразить, голова Анжи вырвалась и повернулась назад к коридору, откуда ковылыл С-3ПО.
   "Мастер Соло просила меня передать Вам, что она готова."
   "Наконец-то!" Хан запустил репульсоры. "Я уже испугался, что она передумала."
   На взлетной палубе, Гэвин Дарклайтер пролаял приказ, и бригада Вольных Охотников вытянулась по струнке и отсалютовала. Хан в ответ зажег посадочную иллюминацию "Сокола", затем врубил репульсоры и выбрался из ангара. Он завис чуть ниже оси "Мегадора" и запросил разрешения отбыть из подконтрольной зоны звездного разрушителя супер-класса.
   К его удивлению, ответил сам Адмирал Бвуа'ту. "Разрешение предоставлено, с нашим самым большим нежеланием и благодарностью," произнес он. "Счастливого пути, "Сокол Тысячелетия". "
  
  
   * * *
  
  
   Когда "Сокол" слегка набрал скорость, чтобы пересечь несколько километров, которые отделяли "Мегадор" от "Королевы Драконов II", Джайна немного удивилась почувствовав удивительное спокойствие. Переезд Ордена Джедаев в полном составе на секретную базу на Шеду Маад и Баланс - добровольное погружение еще глубже в темноту, она ожидала сегодня уколов сомнений - или, по крайней мере, неуверенности.
   Но этого не было. Чем ближе "Сокол" подходил к "Королеве Драконов II", тем больше в ней росла уверенность, что она сделала правильный выбор, что она следует велению Силы в том, что собирается сделать.
   Это было так замечательно.
   Ее живот затрепетал, как только "Сокол" притормозил на заключительном этапе пути. Через мгновение ряд громких ударов возвестил о том, что старый транспортник прошел зону низкого потолка и, стеная и шипя, опустился на стабилизаторы в личном ангаре Королевы-Матери.
   Мать Джайны вытянулась и сжала ее руку. "Готова?"
   "Никогда в жизни, не была более готова, чем сейчас." Джайна поправила свое платье - на ней было традиционное белое платье с длинным шлейфом - затем взяла из рук матери букет. "Я заставила его ждать слишком долго, разве не так?"
   Ее мать вымучено улыбнулась. "Никогда не повредит, лишний раз все проверить."
   Аллана с Анжи вошли в тамбур, Аллана поддерживала свои юбки, чтобы не упасть, а Анжи, недавно тщательно вымытая, смотрелась настолько приятно, насколько мог смотреться четырехглазый представитель семейства кошачьих с полной пастью клыков. Аллана скользнула по букету в руке Джайны и улыбнулась. Она взяла корзинку с лепестками розана, которую ей предстояло нести, и заняла свое место перед Джайной.
   "Анжи, держись слева." - приказала Аллана.
   Анжи немедленно пристроилась слева от хозяйки и застыла, она уже была ростом с девочку.
   Из коридора появился отец Джайны, он выглядел по-бандитски прекрасно в своих высоких бутсах и Кровавых полосах. Он подошел к ее матери и поцеловал в щеку, отстранившись, смахнул слезу.
   "Полагаю, тебе не удалось ее отговорить?"
   Глаза ее матери широко распахнулись. "Хан!"
   Он рассмеялся, и повернувшись к Джайне, предложил руку. "Вы ведь знаете, что я просто убит тем фактом, что он успел побыть Императором, так ведь?"
   "Он был Главой государства, папа, а не Императором," - поправила Джайна, беря его под руку. "И не по своей воле."
   "Сейчас он исправился," - констатировал он. "И у меня не будет дочери, воспитывающей маленьких имперчиков."
   "Только не говори, что это твое желание," - подначила Джайна. "Разве вы не мечтаете, о продолжении вашего рода?"
   "Да, дедушка, не слишком ли ты торопишься," - заметила Аллана, повернувшись, чтобы посмотреть на деда. "Ведь они же еще не женаты."
   Его бровь приподнялась. "А разве нет?" Он повернулся к Р2-Д2, который стоял рядом с пультом управления трапом, и ткнул пальцем в маленького дроида-астромеха. "Значит настало время это исправить."
   Издав радосное чириканье, Р2-Д2 воткнул разъем в гнездо управляющей панели, и трап начал опускаться.
   "Подождите!" возразил С-3ПО, промчавшись мимо процессии к трапу. "Я еще не занял позицию!"
   Р2-Д2 в ответ обвинительно засвистел, заставив С-3ПО остановиться на верхушке трапа и оглянуться.
   "Ладно, конечно, это - не моя ошибка!" - возразил он. "Вы опустили трап..."
   Остальную часть фразы заглушили фанфары сотни Хапанских лонгорнистов. Осознав, что его слова остались не услышанными, С-3ПО повернулся и направился вниз по трапу. Со своего места в тамбуре Джайна не могла видеть помещения, куда он спустился, однако через призму Силы, она ощущала там сотни людей, с надежной взирающих на "Сокол".
   С-3ПО, отойдя от корабля, громко и официально провозгласил: "Ваше Королевское Величество, леди и джентельмены, представляю вам мать невесты, рыцаря-джедая, бывшего президента Новой Республики и принцессу Альдераана - Лейю Органу Соло." Его голос громким эхом разнесся по пещерообразному помещению.
   Снова затрубили фанфары, на сей раз сопровождаемые громкими овациями сотен рук. Мать Джайны с гордо поднятой головой спустилась по трапу. Она выглядела изящно и красиво в белом джедайском облачении, которое она выбрала для этой церемонии.
   Когда она ступила на палубу, к ней подошел ее брат и подал ей руку. Он задержался достаточно долго, чтобы оглядеть трап. Даже по прошествии трех месяцев после выхода из комы или джедайского целительного транса (зависит от того, как посмотреть) он выглядел бледным и слабым, и его состояние отражалось в Силе тупой ноющей болью. Однако, несмотря на его боль, он тепло улыбнулся ей, и Джайна почувствовала насколько он за нее счастлив.
   Как только Люк и Лейя отошли и освободили проход, С-3ПО объявил: "Первая наследница Хапанского Трона, Чиме*да - Аллана Дъю Соло."
   Лонгорнисты затрубили снова, на этот раз, просто оглушающее, и ангар взорвался громом оваций.
   Аллана вся съежилась и тяжело вздохнула. "Я так полагаю, что мне придется к этому привыкать."
   "Запомни это, малыш," - сказал ее дедушка. "Однако, в этом есть и хорошая сторона."
   Аллана вытянула шею, ища у него поддержки. "Действительно?"
   "Именно так," - подтвердил он. "Ты сможешь больше времени проводить с матерью. А когда ты пойдешь учиться на Шеду Маад, там тебя никто не будет приветствовать. Там будут только орать."
   Аллана улыбнулась. "Спасибо, дедушка," - произнесла она. "От этого, действительно, стало легче."
   Приняв это, она подтолкнула Анжи и начала спускаться по трапу, рассыпая лепестки розана на пути следования Джайны.
   Как только она скрылась из виду, С-3ПО объявил: "Ваше Королевское Величество, леди и джентельмены, представляю Вам невесту, мастера-джедая - Джайну Соло, и ее отца, генерала в отставке..."
   Остальная часть представления была заглушена фанфарами лонгорнистов и аплодисментами. Джайна ощущала гордость своего отца, разливающуюся теплом в Силе и пылающую золотом в его ауре, и уже не в первый раз она задалась вопросом, возможно его легендарная удача вытекала из незначительной чувствительности к Силе. Он сжал ее руку и улыбнулся, его бровь приполнялась.
   "Что скажешь, мастер Соло?" - спросил он. "Уже пришло время сделать Джаггеда Фела самым счастливым мужчиной в галактике?"
   Джайна кивнула, и они вместе пошли вниз по трапу, туда, где во главе с Кипом Дюрроном выстоились две шеренги джедаев. Рядом с ними, на почетном месте, выделенном для близких друзей, которые не раз рисковали своей головой, переправляя джедаев в Утробу, и которые приложили все усилия, чтобы восстановить уже неремонтопригодный "Сокол" - Ландо Калриссиан и его семья.
   Джайна ощутила сигнал в Силе, исходящий от Кипа. Джедаи в обеих шеренгах подняли светомечи и синхронно их активировали. Над коридором, по которому должна была проследовать Джайна и ее отец, теперь горел и потрескивал сверкающий, и переливающийся разными цветами купол.
   На другом его конце стоял Джаггед Фел, одетый в темный жакет и брюки гражданского покроя. Повернувшись в полоборота он широко улыбался Джайне, она улыбнулась ему в ответ и, почти таша своего отца, припустила по коридору, чтобы наконец-то выйти замуж на любимого мужчину.
  
  
   Тьма была вечная, всемогущая, несокрушимая.
   Она взирала на все в течение слишком долгих лет,
   одиноко и пристально, в конце-концов решив,
   что она уже никогда не изменит.
   Теперь это никогда настало.
   Теперь ее освещала свеча.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"