Нейтак Анатолий Михайлович: другие произведения.

Хиж-2009: Мультифазные драконы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил тут малость в конкурсе поучаствовать. Вдруг да чего получится...
    Вроде бы получилось. В призёры не пролез, но публикацию в "Химии и Жизни" обещают. Приятно, однако!


  
  
  

МУЛЬТИФАЗНЫЕ ДРАКОНЫ

  
  

П. Шумилу посвящается.

  
  
  
   Научная система вырождается. Наше общество построено так, чтоб сохранять стабильность. Развитие науки разрушает стабильность общества. Поэтому система борется с наукой, и даже сама этого не замечает.
  

"Долг перед видом"

  
  
  
  
  
   - Ты что делаешь?
   - Ловлю мультифазных драконов.
   - Зачем?
   Я скосил глаза. Вроде не издевается. Светится в лице некий интерес.
   Ладно, будем объяснять.
   - Знаешь, что такое фаза?
   - Фазы бывают разные. Фазы луны, фазы колебаний, твёрдая фаза в жидкой фазе. Ещё в геологии, кажется, что-то такое... А ты какими фазами занимаешься?
   - Phasis в переводе - появление. Однофазные драконы в моей системе терминов - явления единичные. Настолько редкие, например, что вероятность наблюдения двух таких явлений в сходных условиях на протяжении какого-то разумного срока, ну, одного года, меньше одного к миллиону. Есть другие однофазные драконы. Взрыв Сверхновой - однофазный дракон: данная конкретная звезда может стать ей только один раз.
   - Ага. Но звёзд очень много, и для гигантской галактики вроде нашей взрыв Сверхновой становится мультифазным драконом.
   - Не так. Превратить однофазных драконов в мультифазных статистика не может. Однофазных драконов те же физики изучают давно и успешно. Именно потому, что занимаются однофазными драконами в системах, включающих множество сходных элементов. Легко засечь появление Сверхновой в системе из сотен миллиардов звёзд. Легко засечь поглощение нейтрино веществом, когда имеешь дело с кубическим километром прозрачной жидкости. И так далее. А вот с мультифазными драконами заранее ничего сказать нельзя.
   - Так. Мультифазный дракон - это редкое явление в единичной системе?
   - Угу. Причём такое, что нельзя вычислить вероятность его осуществления. Либо неприменимы статистические законы, либо система незамкнута, либо мешает ещё что-нибудь... этакое. Универсальные гении - мультифазные драконы. Привидения - чем бы они на самом деле ни были - тоже мультифазные драконы. Как собственно драконы: они могли бы быть, но наблюдать их почему-то не удаётся. Или наблюдателю потом не верят.
   - Вот оно что...
   - Оно. А теперь не мешай.
   Молчание было недолгим.
   - А всё-таки, что ты сейчас делаешь? То есть - как ты ловишь своих драконов?
   - На приманку. Наживляю, забрасываю, жду.
   - Не будь таким букой! Трудно объяснить по-человечески?
   - А я не человек. Я - дракон. Я мог бы быть, но наблюдать меня нельзя, пока не совпали фазы.
   Ушла. Ну и пусть.
   Вечно забываю повесить табличку у входа: "Не шуметь. Не входить. Идёт мысленный эксперимент". Неужели трудно оставить меня в покое, когда я занят? Пусть (по авторитетному мнению товарищей, которым иметь авторитет положено по должности) ерундой. Но - ЗАНЯТ! Кому приятно, когда отрывают от дела?
   Лично я ничего приятного в этом не нахожу.
  
  
   В другой раз я столкнулся с ней в столовой. В буквальном смысле. Чуть компот не разлил.
   - Ой!
   - Ничего. Я сам виноват.
   - Нет-нет, это я не смотрела, куда иду.
   - Я тоже не смотрел. Так что не меньше 50% ответственности - мои.
   Пока расшаркивались, оказались за одним столиком.
   - Как там ваши драконы?
   - Драконы - хорошо. С фиксацией хуже. Иногда меня подмывает написать статью о природных явлениях, принципиально наблюдаемых только при условии частичной либо полной неисправности приборов наблюдения.
   - Я так и не поняла: вы на самом деле ловили своих драконов?
   - Да. Неоднократно. Но ссылаться на меня не надо, потому что подтверждений нет. Хорошо было в прежние времена охотникам на драконов! Завидую! Мир был достаточно непостижим. Для веры в существование любой экзотической твари совсем не обязательно было показывать гостям мумифицированную голову, прибитую в зале трофеев на почётное место. Довольно было нескольких тостов и вдохновенного рассказа. Теперь же печальная истина такова, что если показать авторитетной комиссии означенную голову, половина скажет: "Это не дракон, это варан-мутант!" - а другая половина возопит: "Мистификация!" Авторитетная комиссия будет требовать от смущённого драконоборца координаты долины, где драконы собираются по ночам в новолуние и творят свои запретные обряды. И охотник будет уверять их, что если даже показать любопытствующим тайное место, драконов там уже не увидеть никому и никогда, потому что они не придут в осквернённую долину. Но тщётно будет...
   - Эй, крошка, тебе не надоело снимать лапшу с ушей?
   - Что ты нашла в этом зануде?
   Стаду дубоцефалов за соседним столиком было весело. Мне - нет. Не дожидаясь третьей реплики, она встала и удалилась. А я остался в обществе остывшего супа и чужого жизнерадостного гогота.
   Неаппетитная приправа, что ни говори.
  
  
   Для кого-то вторая встреча ещё не представляет закономерности, но для ловца мультифазных драконов два события одного класса - уже повод для радости. В свободную минуту я не поленился влезть в общую сеть базы и открыть "визитку" интересующей меня особы.
   Так-с. Имя ничего, красивое: Лайнара. Родилась-училась-стажировалась... Стоп! Что это за наука - софоника? Никогда не слышал. (А слышал я немало). Правда, науки в наше время плодятся хуже зилийских ящериц. Прилюдно высморкаться - наука. Наблюдать за скоростью осаждения "холодных" волн - наука. Считать стекающие по стеклу капли - тоже наука, однако. Но софоника? Смотрим ссылки. Такие есть, но почти все закрыты личным ключом Лайнары. Хакер же из меня, говоря без лести, хреновенький. Немногие оставшиеся вектора ссылок уводят в Интерсеть. Для мелкой и узкой локалки нашей базы - картина типичная. У нас многие запросы выводят к тупикам оборванных ссылок. А моя квота на глобальный поиск не так велика, чтобы я мог часто удовлетворять праздное любопытство. Ещё один минус нашей локальной сети: малое сечение ячейки Квантум Ноль. Очень малое. Как у артерии, с рождения поражённой атеросклерозом.
   Если подвести черту, слово "софоника" по-прежнему мне ничего не говорит. Не говорит? Вру. Если такая наука существует, то моя некрасавица по имени Лайнара похожа на меня. По крайней мере в одном: она - тоже единственный представитель своего направления среди сплочённой популяции, из которой процентов девяносто пять составляют шумные самоуверенные адепты старых и устоявшихся наук. Мы с Лайнарой - в меньшинстве.
   Как известно, брать числом меньшинство не может. Если оно хочет выжить, ему надо брать сплочённостью. Я хочу выжить? Да.
   Кроме того, надо ставить контрольный эксперимент.
   Какое там у неё рабочее расписание?..
  
  
   Отдельного рабочего помещения Лайнара, в отличие от меня, не имела. Видимо, доля мысленных экспериментов при её специализации была ещё больше. Либо (менее приятный вариант) для её работы вообще не нужны специальные приборы. Я знаю некоторых исследователей, от "просто" библиотекарей до мнемоников и некзиалистов, которые 99% своего времени заняты открытием хорошо забытого старого. Знания, которым цивилизация уже располагает, но которое либо вовсе не используется, либо используется только в пределах "малых групп". Для таких людей главный и почти единственный инструмент познания - подключенный к Сети переносной терминал. Их работа нужна и важна, но... но всё-таки это не то.
   Лайнару я нашёл в терминальном зале, в очереди на услуги Квантум Ноль. Я и сам частенько бывал здесь, чтобы узнать новости той "малой группы", к которой имеем честь принадлежать мы, ловцы драконов. Действительно малой: нас меньше, чем освоенных планет.
   Взглянув на широкий экран через плечо Лайнары, я увидел три открытых окна с тремя разными текстами. В первом опознал учебник по матстатистике, во втором - нечто по психологии, а чего касаются странно нотированные формулы третьего текста, понять не успел. Лайнара обернулась, одаряя меня не слишком любезным взглядом человека, оторванного от дел.
   - Можно вопрос? - говорю.
   - Можно.
   - Чем занимается софоника?
   Нелюбезности как не бывало. Лицо некрасавицы осветилось.
   - А! Это наука о разуме... одна из многих. В некотором смысле ответвление психологии, в некотором смысле - ксенологии, но не то и не это.
   - А что же именно?
   - Ну, если не влезать в детали...
   Терминал Лайнары мягко зазвенел, и она мгновенно потеряла ко мне всякий интерес. Как я уже говорил, сечение нашей ячейки Квантум Ноль невелико, и кто не успел, тот опоздал. В Интерсети поработать хочется всем. Я тихо удалился. Контрольный эксперимент поставлен. Можно ли считать его удачным?
   Интуиция шептала - да, можно.
  
  
   Спустя три недели я ей уже почти не верил. Да что не верил - почти забыл о девушке Лайнаре и обо всём с ней связанном. Один из моих драконов упорно водил перед моим носом кончиком своего хвоста, но при этом удалялся с такой же скоростью, с какой я к нему подкрадывался. Дразнил, паршивец. Издевался. Что я только не перепробовал! Даже поставил второй генератор случайных чисел на блок питания. Куда там! Только тот хвост и видел. А ведь был бы рад даже тому, что под хвостом! (Это я в переносном смысле).
   Тут-то Лайнара и нарисовалась. Более неподходящего момента было просто не найти, ибо я как раз повествовал эфиру, как меня радует созерцание хвоста. И при этом был слишком зол, чтобы подвергать песнь своей души цензуре. Девушка покраснела аж до пят и пролепетала в перерыве между фразами:
   - Я зайду попозже?..
   Когда я опомнился, рядом её уже не было.
  
  
   База - та же деревня. Иногда живущие на ней оказываются в одном и том же коридоре в одно и то же время просто случайно. Вот и мы с Лайнарой встретились без всякого плана. Притом в таком месте, какое разумному существу пришло бы на ум в последнюю очередь. В полугерметичных служебных отсеках рядом с вакуум-причалами. Что она там делала, да ещё в антирадиационном скафе - бог весть. Я же волок переносной холодильник с жидким гелием, как визаррские пращуры свою законную охотничью добычу: ручками. У ремонтников как раз случился какой-то не то малый аврал, не то малый затык - но как ни назови, а свободного экзоскелета для тяжёлых работ на мою долю не осталось.
   Охотники на мультифазных драконов такие ситуации обозначают не маркером "закон бутерброда", а маркером "закон века". Звучит так: "Если есть явления, наблюдаемые при разных условиях, то найдётся класс явлений, наблюдаемый только в моменты, когда веки всех присутствующих закрыты". Следствие: гляди вполглаза. Наверняка мои драконы, сволочи, отплясывали в накопителях именно сейчас, когда я волок клятый холодильник и не мог настроить сенсорные блоки...
   Это я к тому, что с Лайнарой мы не обменялись и словом. Ну, встретились и встретились. Поглядели друг на друга. Разошлись.
   Бывает.
  
  
   - Привет. Я поставила научный эксперимент.
   - А... здравствуй. Какой эксперимент?
   - Я перестала питаться регулярно, как нормальные люди. Знаешь, в твоей теории мультифазных драконов что-то есть, это точно. Пока я ходила в столовую по чёткому расписанию, тебя в ней не встречала. А теперь - вот.
   Я глянул на часы: четыре ночи.
   - М-да. Именно.
   Глаза у Лайнары были розовые, как пальчики богини зари. Да и по мне наверняка было видно, что последние сорок пять часов я провёл на ногах. В столовую я забежал только потому, что не ел ещё дольше.
   - Давай покончим с этим.
   - Извини, я плохо соображаю сейчас. Говори, пожалуйста, яснее.
   - Я хотела сказать - давай назначим встречу, как положено. Завтра... то есть уже сегодня. Здесь. В восемнадцать ноль-ноль.
   - Хорошая идея. Давай.
   Идея казалась действительно хорошей. Но проверки практикой не выдержала. Как и многие другие перспективные идеи.
   Лайнара не пришла. И на следующий день тоже. И на третий.
   Как выяснилось позже, врачи нашли у неё что-то вирусное и положили в карантин на неделю.
  
  
   Спустя три месяца мы столкнулись в месте ещё более невероятном, чем вакуум-причалы нашей базы. Конкретно - в зале ожидания Поланиса-Орбитального.
   - Лайнара?
   - Жиль?
   - Что ты тут делаешь?
   - Возвращаюсь на базу. А ты?
   - Жду двухчасового шаттла до планеты. У меня отпуск.
   Мы посмотрели друг на друга. И целых сорок пять минут до рейсовика, на котором ей предстояло лететь, болтали, как подростки, о чём подвернётся. Но я уже начал прозревать страшную истину.
   Да-да. Именно истину и именно страшную.
   Мультифазные драконы со своими уловками многому меня научили.
  
  
   Вернувшись из отпуска, я решился нарушить неписаное соглашение: пошёл в блок, где Лайнара жила. Но не тут-то было: сквозь дверь откликнулся крайне недовольный заспанный баритон. Нет, никакой Лайнары он не знает. Нет, он занял эту комнату недавно. Ещё вопросы? Нет вопросов.
   В терминальном зале Лайнары не было. Не было в столовой. Не было в... Да в общем, нигде, куда я ни заглядывал. Даже у медиков, к которым я зашёл скрестя пальцы и в последнюю очередь, о её местонахождении не знали ничего. Тогда я нарушил ещё одно неписаное соглашение и отправил ей записку по сетевой почте - до востребования - и вернулся к мультифазным драконам.
   Дело не клеилось. На этот раз потому, что мои мысли витали вокруг письма, а вовсе не вокруг идущих экспериментов.
   Потом мне снова понадобился жидкий гелий. Я ходил за ним целых четыре часа и по возвращении нашёл на столе записку:
   "Не могу больше ждать, убегаю. В ближайшие двенадцать суток меня не ищи: на базе меня не будет. Хотела попрощаться, но не вышло. Судьба, под хвост её коленом.
   Может, пора что-то сделать с нашими фазами? Лайнара".
   Может, и пора, подумал я мрачно. А как?
  
  
   Известно, что наблюдатель и наблюдаемое явление представляют собой единую систему. При ловле драконов особенно важно помнить об этом, поскольку - и это не совсем фольклор - драконы имеют привычку являться в самый неподходящий момент. В последнее время драконы в моих накопителях стали гостить чуть ли не по расписанию, но легче мне от этого не было: ведь я думал не о них. Я ждал, когда истекут двенадцать дней, тосковал, скучал и ходил немного сонный. Нельзя объяснить иначе как сонливостью ту глупость, после которой я очнулся в бледно-зелёной палате на анатомической койке.
   - Пришёл в сознание? Очень хорошо. Жиль Вебер, вам говорили, что большие мальчики не хватают руками неизолированные провода под током?
   - А?
   - И не надо ссылаться на амнезию, не поможет. Вы живётё и работаете на космобазе, имеете дело со сложными приборами. Значит, должны были усвоить соответствующий курс техники безопасности.
   - Я усвоил. Это всё второй генератор случайных чисел.
   - Так. У пациента бред.
   - Никакой не бред! - возмутился я. Но потом сник. Я ведь не помнил точно, один генератор случайных чисел я отключил или оба. Отшибло начисто...
   Тогда я принялся старательно вспоминать, что помню, а что нет. Ужасное занятие, никогда и никому такого не пожелаю. Многие параноики, наверно, начинали именно так.
   На моё самокопание к тому же накладывалась общая слабость. Исколотые анальгетиками руки ощущались, как две обтянутые размякшей кожей сардельки. И ещё донимала мерзкая дрожь где-то в районе спины. Как нервный тик, только хуже. В общем, ничего весёлого.
   - Доктор, - попросил я, - можно мне снотворного?
   Полчаса уламывал.
   Уломал.
   Отрубился.
   А когда очнулся снова, мне жизнерадостным тоном сообщили, что меня приходила проведать девушка. Черноволосая такая, довольно милая. Беспокоилась. Не невеста, случаем?
   В ответ я мрачно попросил ещё снотворного.
   Но мне, конечно, не дали.
  
  
   Очередная встреча с Лайнарой оказалась на удивление мирной и спокойной. Она снова пришла ко мне, болезному, и мы снова болтали, куда язык выведет - но не касаясь ни драконов, ни софоники. Тили-тили-тесто. Я поймал себя на том, что окончательно и бесповоротно лишился способности думать о моей некрасавице без нежности. И даже - как о некрасавице. Когда по ходу разговора её лицо начинало светиться радостью, или внезапным пониманием, или той же нежностью...
   Не может быть некрасивой женщина, лицо которой светится при тебе и для тебя. Научный факт. Можете меня цитировать.
   Мы поговорили, как нормальные люди, и как нормальные же, назначили новое свидание. На завтра. Лайнара пришла, как обещала. И мы снова заболтались... вот только языки вывели нас на те самые темы.
   Было это примерно так:
   - Что ты делала на Поланисе?
   - На Поланисе - ничего. Транзитный рейс с пересадками. Я вообще-то с Гукка летела.
   - А на Гукке?
   - Там у меня друзья. Софонисты.
   - А-а-а, ну да. Это у тебя в "визитке" есть. Совсем забыл. И ведь я до сих пор не знаю, чем твои софонисты занимаются.
   - Много чем. Вообще это направление возникло лет тридцать назад, когда один мэтр, выйдя в отставку, решил посмотреть на некоторые психологические проблемы сквозь призму отработанных методов ксенологии. Может, и до него пытались, но не получалось. И у него не получалось сперва. Пока он не перелопатил методику, не вывернул при помощи пары ушлых аспирантов - кибернетика и программера систему привычных психотестов и не понял, что тихой сапой создал новую науку. В общем-то мне сдаётся, что софонисты занимаются примерно тем же, что и ты, только в другой области приложения. Мы изучаем даже не разум как таковой, а разум как источник явлений, свойственных только ему.
   - А психологи?
   Лайнара поморщилась. Не у одного меня деятели традиционной науки натёрли на мозгах мозоль.
   - Это совершенно не то. Как бы объяснить... Психологи изучают память - но памятью обладают все сложные организмы с нервной системой. Изучают реакции - но реакции свойственны даже амёбам. Изучают инстинкты... ну, тут тоже всё понятно. А вот такая вещь, как интеллектуальное вдохновение - моя область специализации, между прочим - для психологов остаётся в лучшем случае предметом псевдофилософских рассуждений. Их интересуют массовые явления и общие закономерности. А вдохновение, одна из вещей, которые выделяют потенциально разумных существ, психологов не волнует. Парадокс! Изучая преимущественно то, что в нас от животных, они...
   И тут в боксе погас свет.
   Если вы принадлежите к большинству, что родилось и живёт на планетах, - вы, наверно, не представляете, как это было жутко. В боксах медицинского блока - для космоса предназначенных, не для планет с линейным климатом! - используется техника с такой степенью надёжности, что вероятность её самопроизвольного отказа равна единице, делённой на число Авогадро. Если на борту всё рушится и пылает, если в базах данных обнаружился злобный вирус, если экипаж поразила скоротечная пирвейская чума или всё это случилось одновременно - даже тогда в медблоке можно быть спокойным. Как в бомбоубежище во время града.
   Но свет погас. Без каких-то пиротехнических эффектов.
   И от этого было ещё страшнее!
   - Жиль, я боюсь.
   - Я тоже.
   - Почему с нами вечно случается что-то... такое? Именно с нами?
   - Не знаю. Но...
   - Да? Ты что смеёшься?
   - Глупости... Я подумал, что даже не могу тебя обнять: у меня руки обколоты местным обезболивающим. Сардельки бесчувственные.
   - Ну и наплевать. Я тогда сама тебя обниму - вот так. Хорошо?
   - Хорошо-о-о...
   Некоторое время Лайнара молчала.
   - Почему ты сменил тему?
   - Не бери в голову.
   - Слушай, я ведь тоже исследователь. Я не отстану.
   - Да уж вижу... Боюсь я, сказал ведь. Только сейчас мне пришло в голову, что и в самом деле...
   - Ну?
   - Старая-старая проблема. Психологи, говоришь, не изучают вдохновение. Бяки. Не учёные. А может, у них есть причины? Может, не все такие упрямые, как мы с тобой, не все готовы ловить рыбку в мутной воде, даже если её там нет? Подумала ли ты, что будет, если ты точно - понимаешь, точно! - установишь, откуда в нас берётся вдохновение, что это вообще такое и как его вызывать? Это ведь будет пострашнее любой бомбы, милая! А что до меня... Если я поймаю хоть одного дракона в условиях полной... Нет, об этом вслух нельзя.
   - Жиль...
   - У тебя есть методики для стимуляции вдохновения?
   - Да. Я на себе испытывала... но они ещё не совсем...
   - А у меня есть, если называть вещи своими именами, методики управления случайностью. Которые тоже "не совсем". Ты понимаешь, что получится, если мы вздумаем свести их воедино? И если у нас вдобавок что-то получится? Ведь вдохновение - это тоже случайный процесс! Ты понимаешь, что в этом случае нам всем светит? Ты понимаешь, Лайнара?
   - Я боюсь, - тихонько всхлипнула она.
   - И я тоже. Поэтому я пытался увести разговор в сторону. Есть законы мира сего, которые не хотят, чтобы их открыли. Ты готова встать против законов природы? Ты действительно хочешь этого?
   Помолчав, она тихо сказала:
   - Хочу.
   И тогда я улыбнулся, хотя знал, что в темноте моя улыбка не видна.
   - Вот и я тоже. Альянс?
   - Альянс! И да не разлучит нас смерть.
  
  
   Но жить долго и счастливо у нас с Лайнарой не получилось. Просто не могло получиться. Это было ясно с самого начала.
   Впрочем, как было сказано в ином месте - "это уже совсем другая история..."
  
  
  
  
  

Первая редакция - 12.10.2002 г.

Окончательная редакция - 23.10.2002 г.

Окончательная номер два - 29.12.2002 г.

Самая окончательная - 1 мая 2003 г.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"