12: другие произведения.

Неканон 2016: Шаттл "Триумфальная арка"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.40*7  Ваша оценка:

  Шаттл «Триумфальная арка»
   Судьба – как тележка в супермаркете. Та, что крайней в ряду досталась, ту и кати. Если даже её колёса совсем не крутятся. Его тележка сначала катилась, и быстро. Сегодня, похоже, она дала первый сбой.
   Равик повернул защёлку на двери, и в номере сделалось тихо. Гораздо тише, чем бывает, когда умирает один человек. Он сел на кровать, потом лёг, не раздеваясь. Сразу вспомнилась тишина предыдущего часа. Его больной умер, и было не важно, что операция прошла успешно. Важно было другое – мертвец не шевелился. Всё то, что движется, может быть сильным, нелепым или смешным, мёртвому теперь доступно одно – застывшее величие неподвижного.
   Равик закрыл глаза. Ему нужен сон и немного времени. Надо, чтобы его никто не трогал, тогда он сможет продержаться какой-то срок… Забыть. Прекрасное слово!.. Кто бы смог жить, не забывая?.. Кто?.. Он шёл...
   …медленно шёл по рельсам в горах Шварцвальде. Где-то шумел водопад, и веяло влажным запахом смолы и скошенных трав. Было тепло. На рельсах мерцал красный отблеск заката, а, может быть, ржавчины одиночества, о которой не скажешь никакими словами. Он шёл навстречу ночи, как свинцовому дурману опьянения, зная, что тогда станет беззащитен. Лесу не было конца.
   Вдруг из-под ног его бросилась тень, и он обернулся. На него надвигался скоростной экспресс. Грохот всё ближе и слышится отовсюду. Он ощутил, как все поры его тела заструились дождём. Он сразу стал мокрым. Руки были мокрыми. Грудь была мокрой. Лицо было мокрым. Колени его подкосились и поплыли куда-то. Что это – зыбь? Он потрогал землю. Она была тверда, просто ноги его стали ватными. Он знал, что погибнет, если не успеет убежать, но он уже тонул, задыхаясь, он раздирал ногтями уходящую в трясину грудь, он стонал… Сочащийся кровью железнодорожный состав близился, рос и мчался к нему через летний закат…
   Звонок телефона разорвал темноту.
   Равик проснулся сразу. Как все хирурги, он умел просыпаться быстро. Он нажал на мочку уха. Звонил Морозов.
  – Равик… Она улетает сегодня утром, – сказал он.
   Это было, как удар сапогом в живот. Равик моментально сел на кровати. Ему страстно, до судороги в ногах захотелось вскочить и бежать в космопорт, но сил хватило только, чтобы спросить:
  – Каким рейсом?
   Он едва шевелил губами.
   – Шаттл «Триумфальная арка», – ответил Морозов. – Этот шаттл сегодня один…
   Равик пошарил рукой. Возле кровати бутылки не было.
  – Алло, что ты молчишь? – позвал Морозов. – Ты слышишь меня?
  – Да…
  – С тобой всё в порядке?
  – Да, не волнуйся, – Равик снова лёг, он не доверял своему телу.
   Морозов дал отбой. Равик глянул в перекрестье окна и нажал на ухо, тоже отключаясь.
   Жирная луна распята на деревянном кресте окна парижского отеля «Энтернасьональ», как непристойный соглядатай, подсматривающий в чужие смятые постели. От неё струился холодный свет. Он вливался в прямоугольник номера, пройдя бесконечный путь сквозь космический эфир – свет солнца, отражённый мёртвой планетой. Свет тёк и всё же стоял на месте, и никак не мог заполнить пустоту комнаты.
   Как ржавчина, недавний сон оседал в его мыслях. Сколько раз он видел его… Сотни лет повторяющийся сон… Равик вспомнил: он оставил бутылку не возле кровати, а на столике у окна. Он поколебался немного. Можно было не пить. Но можно и выпить остаток хорошего кальвадоса… Кальвадос не должен стоять на свету, будь то даже луна, подумал он. Раненые солдаты, пролежавшие всю ночь в поле при полной луне, истекали кровью сильнее, чем в тёмные ночи.
   Он встал, налил из бутылки и посмотрел через рюмку на светящийся циферблат часов. Было около трёх, а могло быть и пять, и семь. Ночью время стоит. Оно идёт только днём, становясь видимым. Он пересёк номер и заказал такси, потом снова лёг, прикрыв глаза. Он сейчас ненавидел луну. Её беспомощный свет резал мрак комнаты на две части, полные смутной надежды.
  ****
   Равик лежал без сна до рассвета. Потом переоделся и спустился на первый этаж. Такси ожидало возле отеля. Реклама, вспыхнув над головой, застыла в воздухе и пропала. Он сел в такси и поехал в космопорт.
   Над городом вставало утро… Свет. Снова свет, как и пятьдесят тысяч лет назад. Он прилетел с горизонта – нехитрое, первозданное счастье. Он вырос сквозь голубизну неба лёгким вихрем тумана. Он поднялся с нагретых солнцем клумб Тюильрийского парка, и кожа, ненасытная после ночи, ловит его теперь.
   Людей на улицах пока нет, и город зияет насквозь, прозрачен и светел – продукт высоких технологий. Мосты, развязки и подвесные тротуары для пешеходов проявятся после. Ведь тротуары невидимы, пока по ним не ходят. Но ближе к ночи, под бесконечностью множества ног, под светом луны улицы потяжелеют, станут каменными, пористыми, холодными. Сейчас Равик видел древний город через прозрачные стены обычной застройки.
   Такси пересекло авеню Петра Сербского, и за перекрёстком улицы Шайо, вдали, на фоне высокого неба возникла громада Триумфальной арки. Она появилась из текучего серебра витрин Елисейских Полей. Рон Пуэн дымился цветами и запахом дождя. В этой свежести площадь Согласия раскинулась, как море. И уже подплывали – улица Риволи, сверкая аркадами, как отражение Венеции, и вечный Лувр с сотнями окон, и набережные с мостами, лишёнными пока своей материальности. Сена… Громогласные обычно бульвары ещё не суетятся автобусами и людьми. Решётка Люксембургского дворца невесома…
   Равик курил. Скоро эта бесшумная поездка сквозь Париж-инвизибул, пронизанный невыносимой грустью, стала казаться нереальной. Наконец, такси застыло. Он вылез и направился к зданию космопорта. Под тяжестью его шагов невидимый тротуар темнел, напитываясь телесностью. Спустя секунды цвет пропадал. Лёгкие роботы-уборщики вращались на прозрачном асфальте, как в невесомости.
   Рейс шаттла был ранний. Залы ожидания почти пусты. Он сразу увидел Жоан. Свет наступающего дня падал на её плечи, на лицо и волосы. Словно услышав зов, она подняла глаза. Внезапное замешательство – она обернулась куда-то и тут же пошла навстречу. Каблуки её сверкнули. Он шагнул в бокс ближайшего кафе. Она приблизилась к нему, улыбаясь. Никто не обратил на них внимания.
  – Зачем ты здесь? – спросила она.
   Ему показалось, что по лицу хлестнуло градом. Он ответил, как защищаясь:
  – Ты улетаешь…
  – Да, мы улетаем…
   Она смотрела на него. Улыбка её погасла. Она сказала с упрёком:
  – Ты плохо выглядишь…
   Равик тронул заросший подбородок.
  – Я не успел побриться, – почему-то с надеждой стал оправдываться он и спросил, тоже с надеждой: – Я прилечу к тебе?..
  – Зачем? – ахнула она изумлённо. – Я замужняя женщина…
   Равик замер, как от удара, не понимая её слов… Как будто раньше ей это мешало, подумал он. Это никому не мешает. Никогда.
  – Я прилечу к тебе? – опять спросил он.
  – Зачем?.. Не надо, – сказала она и добавила опять: – Я замужняя женщина…
   Она хваталась за эту фразу, как за спасательный круг. Равик стоял оглушённый. Он попытался улыбнуться, переспросил:
  – Так у меня нет никакого шанса?
   Он заставлял себя говорить. Всё в нём тряслось. Голос срывался.
  – Пойми, я замужняя женщина, – повторила она и приложила руки к груди.
   Он, не отрываясь, смотрел на неё. В её глазах была только досада и страх огласки. Она повернула голову и покосилась в сторону мужа. Рук от груди она не отнимала. Профиль у неё был тонкий, нежный. Руки тоже нежные.
  – Тогда я пойду, – сказал он этому профилю совершенно раздавленный.
   Он не знал, что ещё можно сделать, как объяснить, умолить. Она обернулась. В её глазах он прочитал облегчение… Стекло перегородки, и где-то бесконечно далеко фигура её мужа, плывущая, как рыба в аквариуме без воды.
  – До свидания, – обрадованно выдохнула она, уже готовая уйти.
   Равик сделал над собой усилие… Её плечи, её потемневшие глаза. Опять всё призывно и безудержно манит, как земля, когда стоишь на верхнем этаже, и кружится голова, и тянет вниз. Он позвал одними губами:
  – Жоан…
   Она не захотела услышать и быстро пошла от него, поблёскивая каблуками. Он стоял и смотрел на это сверкание до тех пор, пока оно не пропало, смешавшись с таким же диодным сверканием других ног… Объявили её рейс. Бабочки всегда летят к новым цветам. С прежними им скучно.
   Он подошёл к барной стойке и сказал кельнеру:
  – Два кальвадоса и лучше в одну рюмку. И кофе…
   Кальвадос был без вкуса, словно не согревало солнечное тепло яблони в запущенном нормандском саду. Кофе пах, как всякий кофе… Чьи-то голоса, чьи-то лица, шум в ушах… Равик улыбнулся и заказал арманьяк. Кельнер, солидный и важный, налил большую рюмку.
   Равик не торопился возвращаться к себе. Он шёл навстречу дурману опьянения, зная, что тогда станет беззащитен… Весь день он смотрел, как меняется освещение в кафе и удлиняются тени.
   Он ждал ночи, ждал, когда время станет невидимым.
  ****
   Над Парижем висела луна. Равик почти забыл утро, словно прошли десятки лет. Случившееся несколько часов назад стало неважным, а то, что считалось давным-давно забытым, загадочно поднималось на поверхность. Прошлое не было больше отделено от него пропастью. Рядом с ним была его жизнь, она вернулась и глядела на него.
   Он вышел из такси и только тогда почувствовал, до чего устал. Едва передвигая ноги, он направился в «Энтернасьональ». Страшно хотелось спать… Какой же я идиот, сопливый идиот, подумал он.
  В номере Равик прошёл в ванную и открыл воду. Она зашумела водопадом. Повеяло влажным запахом смолы и скошенных трав. Он присел на край ванны и снял туфли. Всегда одно и то же. Ненасытная власть привычки! Как бы ты не был разбит, ты будешь умываться, бриться и чистить зубы. Он швырнул туфли в угол… Проклятая покорность, разъедающая душу. От нее не спастись. И всякий раз это только отсрочка. Каждый чёртов раз!
  Внезапно Земля показалась ему недостаточно надёжной. Он понял, как она бесшумно летит, вращается вокруг своей оси в неимоверно огромном холодном пространстве.
  Равик шагнул в темноту комнаты, роняя на пол одежду. Он достал из тумбы стакан и бутылку. Морозов дал ему эту жидкость. Для забавы. В его отеле жили постояльцы-строители, которые работали с инвизибулином: они покрывали им здания, мешающие обзору значимой архитектуры… Этикетка. Какая ирония – в бутылке раньше был кальвадос. Равик посмотрел бутылку на свет луны. Жидкость была прозрачной и виделась только тенью. Острой тенью луны. Полоской крови, когда на теле скальпелем сделан первый разрез. Он наполнил стакан.
  Это то, что ему сейчас нужно. Выпить и покрыться прозрачностью. Он сделал глоток и посмотрел на руки. Почему-то он решил, что всё начнётся с пальцев рук. Рот его разочарованно дрогнул в лёгкой гримасе: от судьбы всегда ждёшь чего-то другого. Он выпил из стакана полностью.
   Вода в ванной шумела. Он пошёл на шум, захватив стакан и бутылку инвизибулина. Ванна была полна. Он глубоко вздохнул, потом завернул кран и шагнул в воду. Ноги исчезли. Какое счастье – быть таким светлым, так мерцать, так невесомо парить, как вода, вечерний дождь. Руки ещё видны. Он взял бутылку и налил себе снова. Выпил.
   Вода, стремительно несущаяся в жилах. Он ощутил, как все поры его тела заструились дождём. Он сразу стал мокрым. Руки стали мокрыми. Грудь стала мокрой. Лицо стало мокрым. Колени его подкосились и поплыли куда-то… Грохот всё ближе. Он слышался отовсюду. Веки затрепетали… Ничего не надо брать с собой. Никогда… Что-то в нём оборвалось. Равик вдохнул, погрузил себя с головой и замер.
   Тело дёрнулось, не желая умирать. Из-под воды пошли пузырьки. Потом вода снова застыла, спокойная и прозрачная. Последним, что осталось плавать на поверхности, были тёмные длинные волосы. Скоро и они исчезли, став невидимыми. ****
Оценка: 4.40*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"