Некрасов Илья: другие произведения.

Бегущий по лезвию. Литературная обработка сценариев фильма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Бегущий по лезвию" признан главным научно-фантастическим фильмом 20-го века и одним из лучших представителей стиля нуар. Однако немногие знают, что в фильм не вошли важные сцены и герои, прописанные в первых вариантах сценария. Что, если бы утерянные фрагменты сложились в отдельную ленту?.. Данное произведение является литературной обработкой фильма. Акцент сделан на исчезнувшем материале сценариев Хэмптона Фенчера 80-го года, Дэвида Пиплза 81-го года и сценах, задуманных Ридли Скоттом, но не вошедших в фильм. Я попытался расшить ленту на лоскуты и сшить их в ином порядке... Да, получился другой Bladerunner. Но всё же - Bladerunner! Аудиоверсия: https://vk.com/cyberpolis2080?w=wall-75435520_627

2060 [Скотт-Кроненвет]

БЕГУЩИЙ ПО ЛЕЗВИЮ. Литературная обработка сценариев

( Охотник )

  
   Вместо эпиграфа
  
  Конечно, можно умиляться тихой жизнью в уютном кругу близких людей. Ведь это так славно - тёплый интимный мирок. Однако милая семейка не в силах построить космический корабль, изобрести антибиотик против эпидемий будущего, спроектировать термоядерный реактор, который решит проблемы экономики. Такие вопросы по зубам лишь СИСТЕМЕ. Загвоздка в том, что она должна состоять из сотен миллионов... не человек, а винтиков, обезличенных механизмов. Тебе всё ещё хочется стать одним из винтиков? Если нет, то ты попробуешь сорваться с резьбы. Но что один маленький человечек способен противопоставить Системе? И что - самому порядку вещей? Можно написать целые книги в попытке ответить. И это будет Киберпанк. Кстати, он уже почти не фантастика. Прямо сейчас Киберпанк превращается в нашу реальность.
  
  
  
  
  0 Из электронного справочника "Американское наследие"
  
  В начале XXI века корпорация 'Tyrell' разработала серию синтетических гуманоидов, во многом идентичных обычному человеку. Продукция компании выпускалась под торговой маркой 'репликанты', однако получили распространение и сленговые обозначения - близнецы, репы, кожаные поделки. Репликанты производились с целью замены людей в секторах экономики, условия работы в которых не всегда приемлемы по следующим причинам: физическая непригодность, соображения этического и эмоционального характера, низкая экономическая эффективность, деятельность профсоюзов и т.п. Репликанты стали решением проблем депопуляции внеземных промышленных центров, а также снизили потребность корпоративной системы в притоке мигрантов, которые несли с собой чужую культуру и не 'воспринимали' западных ценностей.
  
  Репликанты не являлись носителями эмоций, гражданских прав, не образовывали профсоюзов - ведь все это находилось под запретом на уровне их биомеханики.
  
  Репликанты наиболее совершенной серии Nexus-6 обладали интеллектом, превосходившим интеллект их создателей, и выдающимися физическими данными. Предназначались для замещения живого персонала в глубоком Космосе. Их появление на Земле ограничивалось единичными случаями, когда необходимость повышения качества человеческого капитала, задействованного в отдельных секторах экономики, перевешивала потенциальную опасность от присутствия на Земле настолько совершенных созданий.
  
  Вопросами несанкционированного проникновения Nexus-6 на Землю занимались особые отделы полиции ООН. Их сотрудники - блейдраннеры (ведущие лезвие) - выслеживали и ликвидировали вышедших из подчинения Nexus-6. Это не называлось убийством. Это назвалось 'вырубить репа'.
  
  
  
  
   1 Поезд
  
   Пустыня Мохаве, ноябрь, 2019 год
  
  Горизонт казался исчезающей линией медного цвета, наподобие тонкого провода. Всё остальное растворялось в сумраке. Не было ясно - что это, уходящий день или отступающая ночь.
  
  Континентальный поезд мчался сквозь какое-то своё время и пространство. Электромагнитная подвеска позволяла развивать крейсерскую скорость выше 400 миль в час. Однако медная полоска ни разрасталась, ни уменьшалась. Не удалялась. Не приближалась. Поезд застыл в безвременье. Горизонт оставался репликой обнажённого медного провода.
  
  Одинокий пассажир последнего вагона прислонился головой к оконному стеклу. Единственный путник, кто сел в поезд на крайней перед Лос-Анджелесом остановкой. Широкополая шляпа покоилась на соседнем кресле авиационного типа, удобном и мягком. Рядом виднелось аккуратно сложенное шерстяное пальто.
  
  Металлический кейс устроился под локтём руки, подпирающей полусонную голову. Из нагрудного кармана однотонного костюма с пиджаком и галстуком выглядывала визитка. Она поблёскивала в приглушённом свете ночного рейса.
  
  Одежда, в которую почти завернулся Декард, выдавала в нём бюрократа или делового человека средней руки, находящегося в командировке.
  
  В стекле висело его отражение. И оно выглядело не вполне так, как можно ожидать от бизнесмена или бухгалтера. Откровенное пренебрежение бритьём, помятое лицо. Подрагивающие веки. Жилистые руки типажа, потрёпанного в переделках.
  
  Судя по отражению, Декарду около тридцати лет. Причём лет десять назад он мог являться неплохим спортсменом. По крайней мере, подобное телосложение сделало бы честь половине мужчин среднего возраста.
  
  Странник время от времени приоткрывал глаза и наблюдал одинаковую картинку - едва светящийся медью горизонт - уходящий или начинающийся день. Он не знал точно. Ему не хотелось знать. Хотелось закрыть покрепче глаза, чтобы всё исчезло. Ошмётки мыслей. Ошмётки мира за окном. И он сам. Поезд, что не продвигался вперёд, а нарезал кольца по никуда не ведущему пути.
  
  Странное состояние. Некий полусон. Фрагменты видений и реальности следовали через запятую, в рядом стоящих предложениях, что произносил внутренний голос. Он будто комментировал происходящее, перескакивая с того, что чудилось, на то, что мелькало перед открытыми глазами.
  
  Когда в наушниках зазвучал электронный блюз Вангелиса, внутренний голос прошептал, что пора просыпаться.
  
  Декард снял гарнитуру и оглянулся. Перед уставшими серыми глазами возник тёмный вагон. На столике три пустых пивных банки и недоеденный сэндвич. На кресле напротив два пакета из-под чипсов.
  
  Странник ощутил нечто вроде голода или жажды. Он поднялся и походкой не размявшегося человека направился к автомату. Купил банку наиболее крепкого пива. Вернулся на место и начал прокручивать в голове детали дела, которые ему только что сообщили через телефон с гарнитурой.
  
  Декард потягивал алкоголь, глядя в темноту, обрамляющую медную полоску.
  
  Ухмыльнулся. Ведь его задание предусматривало розыск машины, которую генные инженеры обучили гиперчувствительности...
  
  Выходило так, что новые Nexus-6 способны слышать человеческое дыхание на расстоянии десятков ярдов, ощущать кожей тепло, исходящее от человеческого тела, даже через преграду. То же со звуком биения сердца и чем-то ещё. Сам же Декард плохо чувствовал собственное тело.
  
  Оно будто одеревенело - после долгой поездки и последнего, особенно шумного вечера в компании эскимосских леди. Его срочно отозвали из этого безумного отпуска на Севере, не назвав сразу причины. Декард понимал - когда поступают так и именно так. Дело дрянь. И вот теперь стало ясно: нужно выследить несколько машин среди нескольких миллионов людей. Ликвидировать тех, кого прикажут. Было бы проще, если б репликанты сами захотели найти Декарада. Проще и сложнее одновременно.
  
  Сыщик задал себе вопрос: 'Надоело ли мне убивать?' Однако ответить не успел. В окне мелькнул указатель: 'Лос-Анджелес. Двадцать минут'. Скоро на выход.
  
   805 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  
  
   2 Леон и Холден
  
  Лос-Анджелес, один из офисов в здании 'TyrrellCorp', несколькими днями ранее.
  
  В небольшом и практичном кабинете находились стол и два кресла, человек в сером деловом костюме с неброским галстуком. Худощавый мужчина среднего возраста с ухоженными руками и гладко выбритым лицом.
  
  На столе лежали оптические очки, ручка, блокнот для рабочих пометок. Пепельница с изрядным количеством окурков, тлеющих и погасших. Пустой кейс, отливающий металлом. Оборудование, полуавтоматическая система Эспер со встроенным тестером, уже развёрнута и готова к изучению объекта.
  
  Человек в сером курил, глядя в темнеющее марево за узким окном. Свет пробивался вниз сквозь лопасти большого вентилятора на потолке. В соседнем офисе, за пластиковой фальш-стеной, кипел чайник. Казалось, он готов взорваться. Воздух наполнялся ароматом табака и плыл от жары. На лице мужчины выступали капли пота. В то же время он не снимал делового костюма.
  
  Динамик, вмонтированный в потолок, сообщил приятным полуэлектронным женским голосом:
  
  - Следующий объект. Новый работник. Сервис чистки автоматических машин-уборщиков. Стаж шесть дней.
  
  В дверь постучали. Человек в сером, не глядя в ту сторону, указал на одно из кресел и тихо произнёс: 'Входите'.
  
  В комнату шагнул странный посетитель. Сквозило в нём нечто... от ребёнка-переростка. Комичное и неправильное. По-детски оттопыренная губа. Или что-то другое. Контраст сильного крупного тела с растерянным, ищущим поддержки взглядом. Усатый и седеющий школьник, наверное, не одно десятилетие остававшийся на второй год. Чучело, набитое неясно чем.
  
  На нём висела почти больничная рубаха и брюки слабого зелёного цвета. Лёгкие и тонкие. Вероятно, из-за чего испытуемый не выглядел уставшим от жары кабинета. На груди висела табличка: порядковый номер и четыре буквы. 'Леон'.
  
  - Садитесь, - сухо сказал Холден, и подопытный без слов подчинился. Опустился в не очень-то удобное жестковатое кресло. Они не представились друг другу и не пожали рук. Ничего личного, только дело. Это всё, что есть между ними.
  
  Эспер, различив в кресле напротив человекоподобную фигуру, стала нацеливать объектив на лицо. Подвижная штанга с видоискателем и мультиспектральной головкой подстраивалась под недюжинный рост Леона. Экран машины, развёрнутый к человеку в сером, отражал действия системы. Фиксация лица, характерных точек и дефектов кожи. Затем крупный план зрачка левого глаза, выбранного на основе экспресс-анализа движений объекта. На экране поменьше, слева от главного, отражались первичные данные сканирования: температура кожных покровов, частота колебаний микротеней вокруг крыльев носа и сонных артерий, губ. Вторая производная от положения края радужки глаза и т.п.
  
   1 [Скотт-Кроненвет]
  
  Соседний экран выдавал итоговую информацию в реальном времени: уровни эмоциональности и эмпатии-сопереживания.
  
  Ходден курил, особо не глядя на машину. Та знает своё дело.
  
  - Ничего, если я поговорю? - попросил Леон. - Я немного не в себе из-за процедур.
  
  - Только не ёрзайте, - заметил Холден, коротко ткнув пальцем в сторону подопытного.
  
  - Извините, - Леон ссутулился. Странный гигант демонстрировал редкую готовность к подчинению, на грани с полной покорностью.
  
  Машина вносила корректировки в положение объектива и в моторные функции, основываясь на новых данных о характерных движениях объекта.
  
  Испытуемый не выдержал и снова заговорил.
  
  - Меня уже проверяли на интеллект. Я успешно прошёл его, - Леон с надеждой посмотрел на Холдена, но тот пропустил слова мимо ушей.
  
  - Время реакции важный параметр. Будьте внимательны и отвечайте быстрее.
  
  - Да, да. Хорошо.
  
  Едва Леон успел договорить, как Холден начал проверку, делая вид, что смотрит в записную книжку:
  
  - Один, один, восемь, Хантервассе.
  
  - Адрес оте...
  
  - Что? - резко перебил Холден и жёстко посмотрел в лицо Леону.
  
  - Отель. Где я жи...
  
  - Хороший отель? - Холден неожиданно смягчил голос и взгляд..
  
  - Ну, - испытуемый сглотнул, - меня устраивает... Э-это уже тест?
  
  - Нет, я только 'разогреваю' вас.
  
  - Не смешно, знаете, ли, - Леон поёжился.
  
  Блейдраннер незаметно коснулся пистолета в кармане пиджака и продолжил почти без паузы:
  
  - Вы в пустыне. Идёте по песку, и вдруг...
  
  - Это уже тест? - выдохнул Леон.
  
  - Да. Вы в пустыне. Совершенно один. И вдруг...
  
  - В какой? - испытуемый затряс головой, явно не понимая речи блейдраннера.
  
  - Что?
  
  - В которой пустыне?
  
  - Да какая разница?! Просто пустыня.
  
  - А почему я туда попал?
  
  - Может, всё осточертело, и захотелось побыть одному. Вдруг вы видите рептилию...
  
  - Что?.. Реп... Тилия? Вы смеётесь надо мной?
  
  Холден затянулся сигаретой, оценивая Леона. Тот не выглядел как человек, способный пройти тест на интеллект.
  
  - Пресмыкающееся, - сказал блейдранер. - Черепах видели? Одна из их ряда. Идентичная.
  
  - Да, - Леон судорожно кивнул.
  
  Холден вроде бы вернулся в обычное рабочее состояние, и собирался продолжить вопрос, но испытуемый зачем-то добавил:
  
  - Живьём я их не видел. Только на картинках.
  
  Терпение охотника иссякло, и Леон попытался исправить оплошность:
  
  - Но я понимаю, о чём речь.
  
  - Вы нагибаетесь, переворачиваете рептилию на спину, - Холден выделил интонацией слог 'реп'.
  
  - Вы сами придумываете вопросы, или кто-то другой?
  
  - Черепаха лежит на спине, - голос Холдена с каждым мгновением звучал жёстче и жёстче. - Её живот обжигается солнцем. Черепаха запекается прямо в панцире. Она отчаянно дёргает лапами, стараясь перевернуться. Но не может без вашей помощи. А вы ей не помогаете.
  
  - Что значит - не помогаю?!
  
  - Не помогаете, и всё тут!.. Почему, Леон?
  
  Судя по внешнему виду, слабоумный сам превратился в подобие черепахи или... Наверное, так могла бы зыркать по сторонам атомная бомба, осознавшая, что ей надо взорваться, но забывшая, когда именно. Может, рвануть сейчас? Или попозже?
  
  Леон заёрзал на стуле. Холден расплылся в довольной улыбке и затянулся сигаретой. Откинулся в кресле. Решил снять напряжение:
  
  - Кстати, Леон, это другие... придумывают вопросы. Не я. Тест нацелен на получение эмоционального отклика у подопытного. Так что, всё по плану. Продолжим?
  
  Голова испытуемого дёрнулась пару раз, что следовало толковать как кивок.
  
  - Назовите простые слова, которые приходят в голову, когда вы думаете об отце.
  
  - О моём отце?
  
  - Да.
  
  - Сейчас я тебе скажу, что думаю.
  
  Тон Леона предвещал опасность, но Холден не успел среагировать. Репликант быстрее. Гораздо быстрее. Он нажимал на спусковой крючок пистолета, когда блейдраннер только тянулся к карману с табельным оружием.
  
  Тонкий лазерный луч, как шпага, пронзил тело Холдена. Грудь, кресло и один из экранов Эспер.
  
  Блейдраннер на мгновение привстал с кресла, однако быстро рухнул на стол. Замер без движения.
  
  Репликант медленно поднялся, смакуя победу. Оглядел стол. Машина Эспер отчаянно мигала огнями, пытаясь восстановить работоспособность, вызвать 'скорую' для Холдена и оперативную группу полиции.
  
  Леон провёл лучом по оборудованию Эспер, будто делая роспись. Линия, оставленная лазером, искрилась и испускала дым. Огромная фигура Nexus-6 шагнула к выходу из кабинета, что заполнялся запахами сожжённого мяса и пластика.
  
  
  
  
   3 Вокзал Лос-Анджелеса
  
  Декард вышел из вагона и сразу попал в шумную толпу.
  
  Вездесущие азиаты. Не вокзал, а рынок какой-то. Лепечут на белиберде, снуют туда-сюда, толкаются. Унять их можно только, показав значок копа или пистолет. И вот тогда они даже раскланяются, начнут называть тебя 'господином'.
  
  Прислушиваясь к трескотне, на которой трепалась толпа, охотник понимал, что уже порядком подзабыл дурацкий ситиспик. Достаточно уехать в недолгий отпуск, чтобы уличный жаргон - смесь китайского, японского, хинди и чего-то там ещё - стал представлять загадку для сознания. Декард будто вновь учил этот дикий 'язык', почти официальный для улиц и подворотен.
  
  Поначалу он понимал лишь отдельные слова, однако со временем те складывались в предложения и некий смысл.
  
  Диктор вокзала сделала объявление на чистом китайском. Группа азиатов, судя по разрезу глаз, с японского острова, нервозно среагировала на китайскую речь. Блейдраннеру пришлось поработать локтями, чтобы прорваться сквозь толпу людей, вмиг превратившихся то ли в самураев, то ли в камикадзе.
  
  Когда закончились азиаты, навстречу хлынули парни, похожие на мексиканцев в сомбреро. От них разило куревом. После хлынули бесконечные кришнаиты. Следом - группа чернокожих музыкантов, если верить реквизиту, нечто вроде классического джазового оркестра. В 'кильватер' напористым джазменам пристроилась стайка евреев-ортодоксов.
  
  Вокзал представлял собой мир в миниатюре - безумную эмульсию из несмешиваемых рас и культур. В спёртом воздухе висел монотонный трудно разбираемый галдёж. Декард так увлёкся противоборством с толпой, что не заметил, как упёрся в тупик.
  
  Он шёл не в том направлении. Толпа неожиданно закончилась, и вместо препятствий из человеческих спин перед глазами возникла стена. Из старого потемневшего кирпича. Глухая преграда с рисунком 'в клеточку'.
  
  Снаружи громыхнула гроза, и часть ламп отключилась. Вокруг стемнело. Голоса поутихли. Вокзал замер. Люди стали более податливыми, и Декард двинулся туда, где светилось хоть что-то.
  
  В том единственном месте виднелся кусочек цветного мира - небольшой прямоугольник окна. Стекло, за которым поблёскивал ночной Лос-Анджелес. Остальное пространство вокруг прямоугольника занимала чернота. Она уподобилась рамке, обрамляющей картину художника, что зарисовал странный гипнотический сон.
  
  Яркий и хмурый одновременно. Влекущий и холодный. В окне мерцал мир, лишённый чего-то важного.
  
  Сумрак, завёрнутый в фольгу, что сверкала в слабом неоне. Пустой, но визуально заманчивый, загадочный мир. Декард как бы смотрел на внутреннюю поверхность пустого сосуда, по стенкам которого скользили тени, принявшие форму человеческих силуэтов.
  
  Небоскрёбы тянулись в сумрак. Их крыши венчались тёмным и бесформенным. Тяжёлое пасмурное 'небо' давило на улицы. Казалось, оно готово обрушиться.
  
  Декард не смог быстро припомнить, когда в последний раз видел над городом нормальное небо, а не странное вязкое нечто. Вездесущая реклама на крышах подменяла звёзды и луну. Не говоря о солнце.
  
  Местную погоду окончательно довели, и теперь она мстила. Улицы заливались бесконечной дождевой водой. Холодом и слякотью.
  
  По асфальту скользили пятна неона. Его туманные оттенки играли с темнотой. Создавалось впечатление, будто слабый свет нужен лишь для одного - подчеркнуть глубину сумрака. И что именно с этой целью инженеры-электрики, ответственные за 'освещение' улиц, отключили все лампы, до которых смогли дотянуться.
  
  ... Декард понял, что уже стоит на улице - вокруг запахло дождём. Тот превратился в секущий ливень, когда подул сильный ветер. Воздух стал смесью холода, сырости и запаха моторного топлива.
  
  Странник окунулся в гул толпы и гудки автомобилей. Шелест дождя стелился вдоль улиц. Характерного кисловатого привкуса на губах не ощущалось - сегодняшнее 'небо' более пресное.
  
  Над головой пролетали аэромашины, а рядом по тротуарам колесили велорикши. На чернеющем асфальте плясали капли и всплески воды, пятна неона болезненных жёлтых оттенков. Клубы тяжёлого тумана, поднимающиеся от коллекторов, давали ещё одно подтверждение - Декард дома. Вокруг его странный дом.
  
  В темноте над главным зданием вокзала повис дирижабль. Его громкоговоритель уже в который раз оглашал до боли знакомый текст: '... не упустите шанса начать жизнь с нуля. Вас ждёт край золотых возможностей и приключений. Ознакомьтесь с условиями контракта на свежую жизнь во внеземных колониях, зайдите на официальный сайт...'
  
  Припаркованная вблизи аэромашина отчаянно сигналила. Декард понял, что чёрный спиннер приехал за ним.
  
  
  
  
   4 Гафф
  
  Дверь поползла вверх. Охотник положил кейс на заднее сиденье, рядом с тростью и плащом коллеги. Следом отправил пальто и шляпу, предварительно стряхнув их. Устроился поудобнее в пассажирском кресле.
  
  Пока дверь закрывалась, Гафф цедил сквозь зубы:
  
  - Где тебя носило?
  
  Странное имя. Наверное, как-то так должен звучать рык собаки, стерегущей овец.
  
  - Ты знаешь. В отпуске. Кстати, привет.
  
  - В следующий раз не ври о том, где собираешься отдыхать от нас. Знаешь, как мы вложились, чтобы выяснить, где ты калечишь печень?
  
  Гафф продолжал отчитывать Декарда, но тот не слышал голоса сослуживца. Его новый костюм оказался куда интереснее. Декард не мог оторваться от 'обёртки', в которую упаковал себя главный денди отдела блейдраннеров.
  
  Даже сидя внутри, он не снимал щёгольской шляпы с небольшими полями. Под серо-металлическим пиджаком красовалось несколько слоёв одежды. Жилетка в тон и чуть розовая мужская сорочка. Галстук-бабочка.
  
  На пальцах блестели перстни, один из которых Декард не узнавал. Дорогая обновка.
  
  Гаффа перевели в отдел блейдраннеров из подразделения, занимавшегося бандами латинос, наркоторговцами. Видимо, специфика той работы повлияла на него. Он не то, чтобы являлся белой вороной в отделе лицензированных убийц - нет, он делал ту же работу, как и все, но старался выполнять её с понятным только ему шиком.
  
  Посторонним было странно видеть в отделе сотрудника, который напоминает богатого наркоторговца и действует как испанский кабальеро с манерами восемнадцатого века.
  
  - Ты вообще слушаешь?!
  
  - Наверное, - кривая ухмылка слегка 'осветила' тусклое лицо Декарда. - Не могу оторваться от... твоего нового образа.
  
  - Брайант ждёт.
  
  Гафф запустил аэродвигатели, те издали мерный гул, от которого Декард уже отвык. Спиннер поднимался в потоке ветра. Сквозь серые оттенки стальных конструкций и зданий. Сквозь блестящий в неоне дождь.
  
   820 [Скотт-Кроненвет]
  
  Машина заняла средний эшелон. Они двигались по трассам, пролегающим в каньонах города.
  
  Улицы внизу скрывались в клубах тумана. Где-то там, в темноте, бродили люди, неразличимые в бесформенных дебрях, в лабиринтах неона и темноты. Создавалось странное впечатление... будто улицы застыли в туманном холоде или неслись сквозь него в некую пропасть. Или что под днищем спиннера не город, а кино об обречённом мире.
  
  Машина заложила вираж. В боковом окне возник рынок механических животных и чучел. Декард хорошо знал то место из-за специфики работы. Витрины магазинов освещались куда лучше промозглых улиц, над которыми спиннер пролетал раньше. Здешний неон уже не светил плоско и редко, он стал почти равным темноте и струился целыми потоками сквозь окружающий сумрак.
  
  - Что стряслось? - спросил Декард, заглядывая в разноцветные глаза-бусинки сослуживца.
  
  - Холден влип, - шевельнулись щёгольские усики и бородка Гаффа.
  
  - Любимчик капитана.
  
  - Поменьше цинизма. У него теперь титановый позвоночник.
  
  - Есть с чем поздравить. Старого друга.
  
  Декард посмотрел вдаль, мимо взгляда Гаффа. Со стороны промзоны открывался шикарный вид на плазмо-доменный цех. Серо-стальная 'земля' совсем потерялась в промышленном смоге.
  
  
  
  
   5 Кабинет Брайанта
  
  По странному стечению обстоятельств отдел блейдраннеров размещался на верхних этажах высотного здания, большая часть которого занималась торговым центром. Внизу продавали всё: от тряпья до косметики и духов. Однако вряд ли Гафф отоваривался там.
  
   0 [Скотт-Кроненвет]
  
  Они прошли через пост дежурного, миновали зал со строем столов и сотрудников полиции. Денди успел сделать пару комплиментов знакомым сотрудницам.
  
  Подошли к кабинету капитана. Заходить не стали, так как изнутри доносился ор. Брайант отчитывал особенно нерадивого сотрудника.
  
  Голос звучал обманчиво. Слишком высокий, чтобы принадлежать тучному человеку. Грудь капитана являлась чересчур 'полной' и малоподвижной (не говоря о животе), чтобы участвовать в производстве звука. В результате голос выходил неожиданно высоким. В нём звенели металлические нотки. Особенно если Брайанту удавалось вдохнуть поглубже, как сейчас:
  
  - Слушай, ты, недоносок! Напомнить расклад в этом сраном городе?! Если у тебя нет значка копа или подобных бумажек, ты никто! Тебя за человека-то никто не примет!
  
  Пауза.
  
  - Выхода нет, парень.
  
  Судя по звуку, положил трубку. Декард первым вошёл в кабинет. Капитан уже смотрел на них масляным взглядом. Как будто ничего не случилось. Надетая на пухлое лицо улыбка чеширского кота висела в обрамлении сизых клубов сигаретного дыма. Знакомый запах.
  
  Пятидесятилетний увалень сидел за большим столом, заполненным оперативными сводками, делами, радиостанциями. И ни намёка на компьютер. Коп старой закалки не носил ни одного импланта, даже зубного. Он 'пользовался' золотыми коронками. Небольшая лысина, короткие седые волосы. Морщины, сломанный в паре мест нос, сеточки разбитых капилляров и глаза с изрядным количеством лопнувших сосудов.
  
  За спиной, на стенах, висели дипломы. На полках шкафа блестели кубки спортивных соревнований, что намекало на славное прошлое начальника отдела лицензированных палачей.
  
  Его подчинённые ни на секунду не забывали, кем на самом деле является шеф. Он знал о каждом сотруднике то, что они сами бы предпочли забыть. Взгляд, над которым Брайант иногда терял контроль, выдавал в нём жёсткую и холодную личность.
  
  - Ой, вот только не строй из себя девочку, Дек. Тебя отозвали не просто так. Пять кожаных поделок бегают по улицам.
  
  - А как же наша звезда Холден?
  
  Декард подошёл к столу, а Гафф сел в кресло в углу кабинета. Капитан потянулся к сейфу, извлёк бутылку виски и два стакана. Поставил хозяйство на стол. Взялся за разливку, приговаривая и поглядывая на подчинённого:
  
  - Малыш Холден неплох, пока его не припёрли к стенке. Он даже дышать способен. Если вентиляцию лёгких не отключат.
  
  Декард привычно освоил один стакан - хороший выдержанный виски. Сел на скрипнувший стул. Капитан продолжал, тоскливо глядя на второй полный стакан, на то, как алкоголь играет в свете:
  
  - Молодёжь слишком полагается на свои компьютеры с искусственным интеллектом и прочей лабудой. А здесь улицы, Дек. Мне нужен волк. Кто ещё помнит, как работать со старым добрым набором следака.
  
  Он открыл ящик стола и извлёк оттуда небольшую коробку. Придвинул её к Декарду и поставил сверху второй стакан.
  
  - Выпей за меня. Моя печень порадуется за твою.
  
  - Кто ведёт дело? - спросил Декард, опрокинув стакан.
  
  - Ты. Гафф подключится, когда потребуется.
  
  'Потребуется Брайанту', - понял Декард.
  
  - Поступили официальные бумаги по спецсвязи, - капитан обменял папку с файлами из сейфа на два пустых стакана. - Глянь. Вкратце скажу, что там. Их шестеро. Как бы мужиков и баб - поровну. Угнали шаттл во внеземной колонии, вырезали экипаж и пассажиров. Всего двадцать девять трупов. Шаттл мы нашли в пустыне, недалеко от побережья. Репы зачем-то метнулись в центральный офис 'TyrellCorp'. Один получил повреждение, стараясь пролезть под защитное поле охраны. Откинул копыта. Хотя тела мы не нашли. Вероятно, репы забрали с собой... Нечто новое в поведении кожаных поделок, да? Они никогда не поступали так раньше. У Nexus-6 на уме нечто иное...
  
  Брайант будто замолчал на полуслове.
  
  - Что ещё? - спросил Декард.
  
  - Возможен другой вариант. Тело кожаной поделки спрятали в корпорации. И делают вид, что не в курсе. Я не уверен. Тут что-то нечисто. Надо смотаться туда, прощупать общий настрой. Вдруг кто-то сболтнёт или намекнёт.
  
  - Конкуренты Тайрелла? Правозащитники?
  
  Капитан кивнул:
  
  - Надо вести себя осторожнее, Дек. Как бы нас не подставили. У меня нюх на подобные вещи. В животе ноет. Надо аккуратней всё склеить. Потише. Чтобы никто не узнал о беглых репах в городе. Будет плохо, если о ситуации пронюхают адвокаты кожаных поделок... Поубивал бы этих псевдозащитников, от них можно ждать любой провокации. Те же профсоюзы, скулящие о рабочих местах для людей, могли привлечь наёмников. Мутное дельце. Скверное. Но официально, по бумагам - это репы, подлежащие отключению. Возьмёшь чистый левый ствол, на всякий случай.
  
  'Нет человека, нет проблемы', - припомнил Декард.
  
  - Ясно, - сказал он. - Что они искали в 'TyrellCorp'?
  
  - Не знаю.
  
  - Нашли?
  
  - Вряд ли. Думаю, их спугнули... Предполагая, что репы вновь полезут к Тайреллу, я приказал Холдену прогнать через тест Войта-Кампфа новых служащих... Одну кожаную поделку он нашёл.
  
  Декард обернулся, чтобы посмотреть на Гаффа: тот сидел молча и делал свои любимые оригами. Фигурку петуха или фазана.
  
  - Ну, что смотришь? - спросил Брайант. - Начни с двух вещей. Первое, на склад оружейки перенесли машину Холдена. То, что осталось. Эспер оказалась живучей. Кожаная поделка не до конца раздолбила её. В памяти сохранились кое-какие файлы. Затем дуй в 'TyrellCorp', там завалялся демонстрационный прототип Nexus-6. Опробуй на нём старую добрую машинку, - Брайант кивнул в сторону коробки, которую недавно отдал Деку.
  
  - Зачем?
  
  - Холдену показалось, что ВК-тест, вшитый в Эспер, не очень-то пригоден для определения Nexus-6.
  
  - Хреново, сэр.
  
  - Хорошо, что ты понимаешь ситуацию. Если тут замешаны технологические конкуренты нашего друга Тайрелла...
  
  - Он не мой друг.
  
  - И не мой. Но ты ведь понял, что я имею в виду?
  
  Декард кивнул.
  
  - Дек, у них службы безопасности как частные армии. Не слабее Интерпола. Как минимум.
  
  - Подожди. Зачем репликанты так упорно стремились в 'Tyrell'? Зачем идти на подобный риск?
  
  - Это ты скажешь мне, сыщик.
  
  Декард попросил налить ещё и оглянулся на Гаффа. Тот ухаживал за ногтями, как ни в чём ни бывало.
  
  
  
  
   6 Эспер
  
  Спёртый воздух внутри кабинета разрезался полосками света от решёток жалюзи. Посередине находился стол с компонентами машины и не очень удобный стул. Декард сел на него. Осмотрел израненную лазером Эспер, мигающую дежурным огоньком. Припомнив назначение кнопок на управляющей панели, ткнул одну.
  
  Ничего не произошло. Ткнул соседнюю, и очнувшийся интеллект Эспер проявил первые признаки жизни. Штанга с объективом вытянулась к человекоподобному силуэту, к лицу. Декард увидел на главном экране собственный глаз.
  
  - Пожалуйста, не двигайтесь.
  
  Блейдраннер терпеливо ждал, пока Эспер придёт в себя. Время шло, а компьютер никак не запускал диалоговую программу... Наконец машина полностью проснулась:
  
  - Пожалуйста, назовите личный номер.
  
  - Декард, Б-6354. Ведущий лезвие.
  
  - Личность подтверждена. Предупреждение: система имеет ограниченную работоспособность. Большая часть данных утрачена.
  
  Охотник закурил. Ему предстояла беседа-полудопрос изуродованной лазером машины.
  
  - Что ты знаешь об уцелевших Nexus-6?
  
  - ... последней модели малоотличимы от обычных людей. Время реакции зрачка соизмеримо с погрешностью методики оценки уровня сочувствия... Боевые модели обладают гиперчувствительностью, они ощущают звук человеческого дыхания на расстоянии...
  
  - В курсе. Читай следующий файл.
  
  - Образец Nexus-6 'Рой'.
  
  - Это фамилия? Имя?
  
  - Из-за особенностей службы у Nexus-6 нет фамилий. Только обозначение.
  
  На экране проигрывалась видеозапись. Впечатляющая атлетизмом фигура обнажённого мужчины-альбиноса, с коротким волосами. Стены и пол помещения выложены белым кафелем... наподобие морга. В центре, на цепи, висит массивный стальной цилиндр. 'Мужчина' отрабатывает на нём удары рук и ног. Бьёт в полную силу, а на лице ни тени боли. Лишь едва различимая улыбка - уголками губ. Появился звук. Оказалось, репликант насвистывает что-то из Бетховена или другой классики. Ясно, что 'Рой' прокачан до последнего волоска на спине.
  
  Эспер читала файл:
  
  - Дата изготовления 6 января 2016 года. Назначение - боевые действия в условиях глубокого космоса. Использовался в военных экспериментах по гиперметаболизму в агрессивной внешней среде. Вероятный лидер группы. Крайне опасен. Подлежит уничтожению.
  
  'Походит на сержанта из учебки', - ухмыльнулся блейдраннер.
  
  Картинка на экране сменилась. Теперь демонстрировалось неплохое тело женщины-шатенки. Оно просто оборачивалось вокруг оси на фоне кафельной стены того же морга. Возможно, в ней присутствовала пара фунтов лишнего веса, но в нужных местах.
  
  - Образец Nexus-6 'Зора'. Выпущена 12 июня 2016 года. Предназначалась для использования в качестве модели для наслаждений, но получила дополнительные тренировки по программе спецназа. Использовалась для решения отдельных вопросов во внеземных колониях и в качестве оперативника. Опасна. Подлежит уничтожению.
  
  'Красавица и чудовище', - буркнул Декард.
  
  Картинка сменилась. Экран показывал не очень приглядную картину. Обнажённое тело девочки-подростка с русыми волосами. На вид лет четырнадцать. Может, меньше. Хрупкая и невинная. Блейдраннер заставил себя смотреть на неё.
  
  - Образец Nexus-6 'Прис'. Выпущена 14 февраля 2016 года. Базовая модель для наслаждений. Использовалась в военных клубах внеземных колоний. При определённых обстоятельствах может стать опасной. Подлежит уничтожению.
  
  'Про такую не скажешь, что она может надрать зад', - подытожил ведущий лезвие.
  
  На экране возникла девушка старше. Лет двадцать. Блондинка англосаксонского типа. Эталонное лицо, образцовое тело. Всё равно, что стрелять в собственную мечту.
  
  - Образец Nexus-6 'Мэри'. Изготовлена 29 февраля 2016 года. Тренировалась как горничная. Использовалась в качестве нянечки во внеземной колонии. Неопасна. Подлежит уничтожению.
  
  Декард поморщился. Он понял, что поднять на неё руку будет труднее всего. Но такова работа.
  
  - Что с репом, подстрелившим Холдена?
  
  - Данные повреждены.
  
  - А с тем, кто поджарился в защитном поле?
  
  - Данные повреждены.
  
  - Их можно восстановить?
  
  - Нет.
  
  Декард молчал, поглаживая подбородок. Ему не нравилось то, с каким материалом предстояло работать. Закутанный в плащ, он походил на хмурую предгрозовую тучу.
  
  Эспер решила продолжить:
  
  - Образец серии Nexus-6 не имеет права на эмоции, однако из-за технологического совершенства авторефлексирующие цепи формируется в сознании. Поэтому разработчики установили предел жизни в четыре года...
  
  Декард перебил:
  
  - Я знаю. Есть что-то ещё? Особенности или...
  
  - Господин Холден сделал отметку.
  
  - Какую?
  
  - Фраза без начала и конца.
  
  - Прочти.
  
  - ... чувствуют голод. Они голодны и ... пустота сводит с ума и...
  
  - И?
  
  - Больше ничего. Данные утеряны.
  
  - Ещё.
  
  - В отличие от предыдущих поколений серия 6 выдерживает массивные травмы в нескольких частях тела. Испытания показали, что даже после ампутации ноги образец бежит быстрее обычного человека.
  
  - Уязвимая зона? - Декарду не нравилось то, что с некоторого момента ему приходилось буквально вытягивать полезную информацию из Эспер... Кто-то однажды сказал, что человек создаёт машины по своему образу. Но тогда разработчика Эспер следует расстрелять.
  
  - Затылочная кость. Сплетения нервов.
  
  Декард поднялся и потянулся к кнопке выключения.
  
  - Можно вопрос? - неожиданно попросила машина.
  
  - М-да, - протянул опешивший Декард.
  
  Она спросила после небольшой паузы:
  
  - Вы верите в науку?
  
  - Нет... Да - если бы она работала.
  
  - А что, по-вашему, работает?
  
  Блейдраннер посмотрел на экран, тот демонстрировал глаз ведущего лезвие. Декарду стало не по себе. В голове мелькнула колючая мысль... что Эспер проверяет его по шкале Войта-Кампфа. И что он не в состоянии пройти теста на человечность.
  
  - Работает? - блейдраннер поднялся. - Стул, - схватил его за ножки и врезал им по контрольной панели машины. Эспер отключилась. Экраны и дежурный огонёк погасли.
  
  Ведущий лезвие швырнул остатки стула в темнеющий угол. Выдохнул.
  
  Ему, конечно, влетит за вспышку эмоций и уничтожение улики. Ему напомнят о том, что блейдраннеры не должны поддаваться эмоциям. А он ответит, что то же касается и репликантов.
  
  
  
  
   7 Прототип
  
  Капитану или тому, кто стоит над ним, удалось договориться о встрече с доктором Тайреллом, главой 'TyrellCorp'.
  
  Головной офис представлял собой два здания в виде огромных усечённых пирамид. Беседа с руководством корпорации и обследование прототипа Nexus-6 должны были состояться на верхнем этаже пирамиды. Почти под небом, здешний кусок которого старательно очищался от туч.
  
   870 [Скотт-Кроненвет]
  
  Хотя Декарду объяснили маршрут, ему казалось, что он заплутал, нарезая круги по одним и тем же коридорам огромного офиса. Он уже хотел обратиться к одному из снующих туда-сюда сотрудников 'TyrellCorp', когда на глаза попалось окно. Оно могло помочь сориентироваться.
  
  Блейдраннер подошёл ближе, вглядываясь в мешанину стали за стеклом. Картинка всё больше и больше не нравилась. Декард не понимал её, не узнавал города. Тот Лос-Анджелес, что виднелся за окном, выглядел совершенно иначе. Это некий иной 'Лос-Анджелес', и в нём тоже ездили машины, плохо работало освещение, что-то двигалось и не двигалось. Удивительно.
  
  Наконец, он просто ткнул пальцем в видение и понял - перед глазами не настоящий город, не настоящее небо. Просто голографический образ. Обман, который местные считают художественной картиной или удачной шуткой.
  
  - Чёртовы машины. Чёртов Тайрелл, - выругался Декард и развернулся в направлении, где, если верить памяти, находился перекрёсток коридоров. Ведущий лезвие опасался того, что корпорация захочет поиграть с ним, заставит нервничать, спровоцирует. Захочет, чтобы блейдраннер совершил ошибку и дал повод зацепиться за себя.
  
  Вполне возможно. Если 'TyrellCorp' ищет слабость полиции с целью порулить ею. Наверняка здесь везде натыкано скрытых камер с микрофонами. Тотальная слежка.
  
  Вдруг из тёмной ниши на пути Декарда выплыло идеально круглое кольцо сигаретного дыма, а затем сизые клубы.
  
  - Вы считаете нашу работу злом? - донеслось из темноты. Вроде бы тихий, но отдающий лёгким звоном, девичий голос.
  
  Декард обратил внимание на табличку рядом с нишей: 'Место для курения'.
  
  Затем девушка вышла из темноты:
  
  - Мы вас по всему зданию ищем.
  
  Несколько секунд они оценивали друг друга.
  
  Чёрный деловой костюм с бархатными вставками. Жакет с объёмными плечиками. Тёмные волосы собраны в тугой узел. Ярко красная помада на идеальных губах. Похожа на фарфоровую куклу: красивую, холодную, знающую себе цену, а потому надменную. Да ещё эти глаза, наполненные темнотой, из которой она только что вышла.
  
  Ведущий лезвие ответил:
  
  - Репликанты - благо или угроза. А благо не по моей специальности.
  
  Его слова давали понять, что блейдраннер не даст слабины.
  
  - Я Рейчел.
  
  - Декард.
  
  Она провела его к лифту. У самых дверей к ней подбежал сотрудник офиса с кипой бумаг. Сбивчивым голосом он попытался выразить просьбу:
  
  - На подпись господину Тайреллу... Вот здесь и здесь... Я просил бы ещё...
  
  - В порядке очереди, - отказала Рейчел и опустила одну руку в карман жакета, отвернулась от просителя. - Подойдите в секретариат через полтора часа.
  
  Сотрудник исчез тихо и незаметно, как будто его сдуло лёгким ветром. Личный секретарь Тайрелла и Декард прошли в лифт. Рейчел нажала кнопку верхнего этажа. Они поехали, глядя на отражения в закрытых дверях. Молчали около минуты.
  
  Лифт остановился. Двери открылись, и Декард вышел первым. Впрочем, он быстро остановился.
  
  Под ногами оказался довольно узкий мостик. Стены представляли собой прозрачные стеклянные панели. То, что виднелось за ними, напоминало декорацию к фильму про тропический рай. Или про рай в религиозном смысле.
  
  Небольшая река. Песчаный пляж. Пальмы. Живописный холм с беседкой. Южные животные. Павлины. Или казуары.
  
  На золочёной жёрдочке, вмонтированной в стеклянную стену, прямо перед блейдраннером, сидела птица. Сова. Она смотрела сверху на тропический мирок.
  
  Повернула голову к ведущему лезвие и уставилась на него огромными глазами-окулярами. Затем перевела свой фантастический взгляд на внеземной голографический цветок, что проецировался под потолок.
  
  Декард замер, глядя на рукотворное чудо.
  
  - Вам понравилась наша сова? - Рейчел немного ошиблась с оценкой реакции блейдраннера.
  
  - Но она же... искусственная.
  
  - Конечно, нет.
  
  - Дорогая 'штучка'? - не поверил Декард.
  
  Рейчел смерила ведущего лезвие взглядом и, не ответив, повела его дальше по мосту. Полицейский заметно отстал, так как глазел на диковинный мирок, раскинувшийся внизу. Даже здесь, за стёклами, пахло южной природой, цветами и травами.
  
  Мостик через рай закончился небольшой платформой, служившей посадочной площадкой для четырёх лифтов. Двери одного из них открылись.
  
  - Личный лифт доктора Тайрелла, - сказала Рейчел, а Декард огляделся, стараясь найти видеокамеры. Тщетно. Возможно, они не нужны местному божеству.
  
  Они прошли внутрь и поехали, возносясь к неведомой вершине.
  
  'Значит, это не последний этаж. Выше неба есть что-то ещё', - ухмыльнулся Декард.
  
  Следующая часть здания больше напоминала не офис, а жилой дом... Даже не так. Замок или дворец очень большого богатого дяди. Родовитого аристократа, помешанного на золоте. Оно сияло везде. Хотя, возможно, это заменитель благородного металла - нитрид титана. Повсюду сверкали золотистые оттенки и темнота. Лампы освещения утоплены в интерьер так хитро, что ведущий лезвие не замечал их - и в результате казалось, что светится само золото, а не лампы.
  
  Декард направился к раскрытым дверям.
  
  - Не разбейте стекло, - предупредила Рейчел. И действительно, блейдраннер едва не влетел в призрачные двери, которых не заметил на пути.
  
  После предотвращённого ДТП они молча проследовали в просторный кабинет. Главы корпорации внутри не оказалось.
  
  Декард остановился у огромного стола совещаний и осмотрелся. По стенам гуляли отблески света от бассейна с декоративными рыбами и слабые тени. Повсюду чёрно-золотые оттенки. Антикварная мебель. Статуи греческих богов. Деревца бонсай. Офис напоминал таинственную тёмную шахту, в стенах которой сияют драгоценные камни.
  
  - Можно личный вопрос? - спросила Рейчел, приблизившись к Декарду на расстояние пяти метров.
  
  - Да, - блейдраннер присел на край стола.
  
  - Вам случалось вырубать настоящего человека. По ошибке?
  
  - Н-нет, - полицейский потёр шрам на подбородке.
  
  - Но при вашей работе такое возможно? Вы понимаете, каковы риск и специфика ситуации?
  
  Декард не нашёлся, что ответить. Его 'спас' Тайрелл, незаметно вошедший в зал со стороны затенённого входа:
  
  - А-а, вы решили проверить самого проверяющего, Рейчел? Хотите выяснить, стучит ли у охотника сердечко? Браво, браво. Как вам такой поворот? - Тайрелл, напоминающий щуплого университетского профессора, свысока смотрел на блейдраннера.
  
   1010 [Скотт-Кроненвет]
  
  В стёклах больших очков главы корпорации отражалась золотая стена, и его настоящих глаз рассмотреть не удавалось. Будто на них завеса. Тайрелл откровенно смаковал замешательство полицейского:
  
  - Не приходилось самому проходить тест на сопереживание? Никто не проверял, как дрожат ваши зрачки?
  
  Декарду вспомнилось недавнее прошлое: момент, когда машина Холдена пыталась провести на нём ВК-тест... Хотя, вряд ли есть связь. Просто Тайрелл хочет вывести из себя подвернувшегося копа.
  
  Решив, что разобрался в ситуации, Декард постарался отыграть позиции:
  
  - Где объект?
  
  Глава 'TyrellCorp' гнул свою линию:
  
  - Не ожидал, что сотрудник, выполняющий грязную работу, окажется ещё и человеком-экспертом по технике дела.
  
  - Давайте, не будем тратить время друг друга.
  
  - Хорошо. Но прежде чем увидеть позитивный результат, я бы хотел, чтобы вы продемонстрировали негативный. На человеке.
  
  - Зачем?
  
  - Сделайте мне одолжение.
  
  - Что, вас проверить? - Декард опасался возможной провокации.
  
  - Нет. Потренируйтесь на ней.
  
  Блейдраннер перевёл взгляд на деланную улыбку Рейчел, что молча стояла на фоне широкого окна.
  
  - Здесь слишком... светло, - попытался увильнуть Декард.
  
  - Мы погасим для вас солнце, - Тайрелл расплылся в улыбке. Прозрачность бронированного стекла снизилась. Светило за окном, видневшееся в очищенном от туч участке неба, действительно потускнело. Зал наполнился тьмой.
  
  Скорее всего, корпорация фиксирует происходящее. Запись звука и видео. Если бы Декард отказался, то это бы поставило копов в неловкое положение. Кроме того, работоспособность теста по отношению к обычному человеку многократно доказана, проверена и перепроверена.
  
  Блейдраннер решил сыграть. Но по своим правилам. Его кейс в этот раз пуст. Он не взял с собой Эспер - стандартную машину тестирования.
  
  Рейчел опустилась в кресло, а Декард занял место напротив, повесив плащ на спинку. Положил кейс на стол и демонстративно открыл его.
  
  - Что-то новое? - поинтересовался Тайрелл, стоявший чуть в стороне.
  
  - Наоборот. 'Старая школа', - съязвил ведущий лезвие.
  
  Он извлёк из внутреннего кармана плаща массивные очки. Те напоминали очки добавленной реальности, и, по сути, являлись ими.
  
  - Позволяют делать то же, что и Эспер, но без привлечения машинного интеллекта. Используются навыки самого охотника, - Декард выделил интонацией последнее слово. - Захват параметров объекта оптикой. Её работа корректируется мысленно через индуктор.
  
  - Интересная технология, - донеслось со стороны Тайрелла, лицо которого окончательно превратилось в маску. - Жаль, что в её развитие больше не вкладывают денег. Финансы в большей степени фокусируются на полностью синтетическом человеке. Он перспективнее.
  
  Декард пристально посмотрел на главу корпорации и смог сказать единственное:
  
  - Приступим.
  
  - Ничего, если я закурю? - спросила Рейчел, осматривая детали очков Декарда.
  
  - Не запрещено, - охотник одел прибор и включил его нажатием малозаметной кнопки.
  
  Девушка потянулась к лежащей на столе зажигалке. Из находящейся рядом пепельницы распространялся аромат вишнёвого табака.
  
   1020 [Скотт-Кроненвет]
  
  ... тест продолжался уже около часа. Декард всматривался в глаза Рейчел через роботизированные очки. Оптика корректировала режим съёмки, подстраиваясь под вполне художественные клубы сигаретного дыма, что выдыхала Рейчел. При этом цвет её глаз изменялся от почти чёрного до светло-сизого, но граница радужки оставалась различима. Декард наизусть знал вопросы, которые следует задавать, и шкалу Войта-Кампфа. Оценки Рейчел также оставались в памяти.
  
  - Следующий вопрос. Вам подарили бумажник из телячьей кожи.
  
  - Я не приму... 'подарка'.
  
  Декард слегка наклонил голову вбок.
  
  - И сообщу об этом в полицию, - добавила Рейчел.
  
  - У вас маленький сын. Он показывает вам коллекцию бабочек и коробку-морилку, где он их убивает.
  
  - Я отведу его к доктору.
  
  - Вы смотрите телевизор и замечаете, что по руке ползёт оса.
  
  - Я убью её.
  
   1030 [Скотт-Кроненвет]
  
  Декард почти улыбнулся, впервые за всё время теста. На его лице застыло нечто среднее между сморщенной гримасой и довольным оскалом. 'Она' попалась. Есть эмоции, но нет сочувствия. Или чего-то ещё? Надо задать вопрос похожего плана.
  
  - Продолжим. Вы забеременели, но мужчина, узнав об этом, сбегает с вашей лучшей подругой. Единственный выход аборт.
  
  - Я не сделаю.
  
  - Почему?
  
  - Это убийство.
  
  - Это лишь ваше мнение.
  
  - Это мой ребёнок.
  
  - Звучит так, будто вы имеете подобный опыт. Странно, да? Следующий вопрос. Вы смотрите журнал. Там фото обнажённой девушки...
  
  Рейчел перебила:
  
  - Это тест на репликанта или на лесбиянку?
  
   1050 [Скотт-Кроненвет]
  
  'Разволновалась? Хорошо', - подумал ведущий лезвие.
  
  - На человека, - холодно сказал он. - Вы показываете фото мужу. Ему нравится, и он вешает картинку на стену. Девушка лежит на медвежьей шкуре.
  
  - Я не позволю повесить фото.
  
  - Почему?
  
  - Ему должно быть достаточно меня.
  
  На этот раз улыбка Декарда перешла в откровенный оскал.
  
  - Последний вопрос. Вы смотрите кино. Показывают банкет. Гости наслаждаются сырыми устрицами.
  
  - Тьфу.
  
  - Следующее блюдо варёная собака.
  
  Декард подождал реакции Рейчел, однако особого отклика не последовало.
  
  - Сырые устрицы для вас менее приемлемы, чем варёная собака? - спросил охотник.
  
  Рейчел вновь промолчала. Ведущий лезвие снял очки:
  
  - Это всё.
  
  Повисло молчание. Декард решил проявить осторожность. Первым заговорил Тайрелл:
  
  - Так ваш новый тест работает?
  
  - Если она действительно репликант, то - да.
  
  - Сколько обычно нужно вопросов?
  
  - Вы не ответили мне прямо...
  
  - И всё же сколько?
  
  - Двадцать-тридцать, взаимно пересекающихся.
  
  - В данном случае потребовалось более ста...
  
  По мере того как разговор развивался, Рейчел менялась на глазах. Её веки мелко дрожали. Казалось, она пытается сфокусировать взгляд, но это не удаётся. Будто вокруг окончательно стемнело, и всё исчезло.
  
  Пальцы вцепились в кресло, словно она боялась упасть. Рейчел почти перестала видеть, губы сами собой подрагивали или шептали что-то.
  
  ... - это ваше изделие заставило меня потрудиться.
  
  - Рейчел, в целом, получалась удачно, - вздохнул Тайрелл. Видимо, он ожидал от неё чуть больше.
  
  - Гляньте на неё. Она, что, не знала правды?
  
  - Полагаю, начинала подозревать.
  
  Рейчел, обретя способность осознавать окружающее, судорожно кивнула. Испуганно посмотрела на хозяина и тихо спросила:
  
  - Я то, что вы создали?
  
  Тайрелл и Декард проигнорировали Рейчел.
  
  - Как вы этого добились?
  
  - Таков бизнес. Рекламный слоган нашей продукции - 'более человек, чем сам человек'. Мы заметили у образцов последней серии странные отклонения. Нестабильность, непредсказуемость поведения. Они умны, но неопытны. Они располагают всего несколькими годами для накопления того, что мы воспринимаем как данность. И мы подумали... если дать им прошлое, то это станет амортизатором для поведения. Мы сможем повысить качество управления.
  
  - Воспоминания?.. Боже, Тайрелл. Это всё равно, что подменить глаза.
  
  - Действующий закон не оговаривает подобных вещей. Что не запрещено, то разрешено.
  
  - Новые кожаные поделки начали с массовых убийств. Это следующий виток эволюционной борьбы?
  
  - Я полагал, мы нашли общий язык...
  
  Декард поднялся. Закрыл кейс с очками и надел плащ. Тайрелл бросил в спину уходящему блейдраннеру:
  
  - Мы с вами на одной стороне.
  
  Декард остановился и обернулся:
  
  - Неужели?
  
  Мало кто способен выдержать профессиональный взгляд ведущего лезвие, но Тайреллу удалось:
  
  - Могу доказать. Хотите, мы отдадим вам образец для использования?
  
  - Что?
  
  - Рейчел. Она прототип серии. Обладает всеми характеристиками. Она поможет вам в поимке остальных изделий.
  
  Декард посмотрел в огромные глаза Рейчел, где плескался страх:
  
  - Обойдусь без этой 'помощи'. Оставьте... опцию при себе. Я получил, что хотел. А вы - ничего.
  
  
  
  
   8 Обыск в номере Леона
  
  Декарду требовалось заглянуть в нору. Пока не в свою, а в ту, где прятался один из репов.
  
  Один, один, восемь, Хантервассе. Данный адрес значился в документах на Леона, сотрудника сервиса по уходу за роботами-уборщиками.
  
  В этот раз охотнику помогал Гафф. Хотя, 'помогал' - не вполне точное слово. Он отвёз Декарда на полицейском спиннере к гостинице, а во время обыска номера мало проявлял себя. Скорее, наблюдал за действиями 'напарника', да мастерил очередное оригами, бросая короткие взгляды на Декарда. Фигурка в руках Гаффа приобретала вид человечка. Корявенького, непропорционального человечка.
  
  Гафф успел переодеться к моменту обыска... он выглядел не как полицейский, а как сюрприз, упакованный в несколько слоёв блестящей обёртки. Новый плащ с чёрными псевдокожаными вставками, пиджак с розочкой на лацкане, брюки в полоску, отливающая золотом жилетка, серо-стальные галстук-бабочка и сорочка. Разве что перстни прежние.
  
  Цепкий взгляд разноцветных бусинок Гаффа - карих и голубых одновременно - ловил каждое действие 'напарника', стоящее внимания.
  
  Декард проводил обыск, не зажигая света. Сперва он прошёлся по номеру, с целью получить общее впечатление. Обстановка говорила о том, что здесь жил настоящий спартанец. Тот, кто привык к простому упорядоченному быту. Постель аккуратно заправлена. Почти идеально. То же с полотенцами.
  
  Декард оглянулся. Ориентируясь на силуэт, определил местоположение напарника - у подоконника. Стильная трость прислонилась рядом.
  
  По обшарпанной стене расхаживали тени. Они проникали сквозь призрачную ткань занавески на одном из двух окон - на том, что без жалюзи.
  
  Лицо Декарда осветилось странным зеленоватым огнём от проехавшего за окном спиннера и вернулось в прохладный сумрак.
  
  Теперь нужны детали. Гафф вернул напарнику мультиспектральные очки, и тот одел их. Достал руку из кармана плаща, с рукояти пистолета.
  
  Быстро прошёлся по номеру, исследовав его в инфракрасном спектре. Отсутствие тепловых следов говорило о том, что номер покинули давно. Теперь можно включить ультрафиолет, который сделает видимым то, что не различает глаз обычного человека.
  
  Декард расправил постель, осмотрел бельё. Отпечатки на тумбочке и стенах, на стакане и пустой бутылке из-под виски. Результаты съёмки автоматически отправлялись на аналитический компьютер полицейского участка, так что охотник не беспокоился насчёт них. Компьютер выдаст информацию, когда будет готов.
  
  В мусорном ведре нашлось несколько обёрток от конфет. Интересно. Запомним.
  
  Со стены на него посмотрел странный человек. Рука охотника метнулась к оружию.
  
  Нет. Ничего. Это он сам. Отражение в зеркале. Ведущий лезвие приподнял очки и вгляделся в отражение. Провёл рукой по собственной щеке, оценивая внешность, проявившуюся в новом свете.
  
  Да, просто отражение. Блейдраннер продолжил поиск под цепким взглядом Гаффа. Он всё так же стоял, опираясь на подоконник, покрытый режущими полосками света от жалюзи.
  
  Шкаф для одежды пуст. Попахивает нафталином. На последней полке под старой газетой обнаружилась пачка из нескольких десятков фотографий. Декард сдвинул очки на лоб и подошёл к окну, чтобы рассмотреть фото.
  
  Слабый неоновый свет лился на снимки, но глаз охотника быстро приспосабливался. Обычные фото. Можно заметить фигурки людей. Среди фото есть и те, что напоминают данное помещение.
  
  Декард неожиданно вскинул голову. Вгляделся в окно... Ничего. Пустота. Просто показалось.
  
  Ведущий лезвие положил фотографии в карман плаща, надел очки и направился в ванную. Оттуда доносились редкие звуки капающей воды.
  
  Когда Декард повернулся спиной, Гафф быстро, но тихо, подошёл к окну, в которое секундой ранее смотрел напарник. Пристально изучил темноту улицы.
  
  Ничего. Если там действительно что-то было, то его укрыл сумрак. Снаружи целые поля темноты. Да ещё этот дождь. Мешает увидеть движение, скрадывает детали. С холодной и мокрой картинки за окном соскальзывал взгляд. Гром и шелест дождя маскировали звуки улицы.
  
  Гафф направился вслед за Декардом. Там ничего интересного не оказалось. Протекающий кран, старая чугунная ванна, кафельная плитка со сколами. Разве что... на полу блеснула маленькая чешуйка.
  
  Вряд ли она принадлежала репликанту, что копировал человека. Скорее, животному, синтетическому или настоящему.
  
  Необычная находка добавила вопросов. Кто здесь жил? Роботы, содержащие домашних питомцев, пьющие виски и не отказывающие себе в шоколадных конфетах? Фотографии, похожие на семейные снимки, тоже не очень вязались с привычным образом машин-гуманоидов.
  
  
  
  
   9 Рой
  
  В кабинке уличного видеофона замер мужской силуэт. Подобная фигура могла бы принадлежать спортсмену или военному, находящемуся в отличной форме. Это Рой, один из беглецов, по чьим следам шли охотники.
  
  Его правую руку свело в диком спазме. Она согнулась в локте, мелко дрожащие пальцы с почерневшими ногтями сжимались в кулак, грозя переломать себя.
  
  - Н-нет, - хрипел альбинос, силясь перебороть судорогу, - ещё не поздно, - он сомкнул веки с блестящими на них каплями пота, стараясь полностью погрузиться в себя. - Не сейчас.
  
  Неизвестно, сколько времени уже продолжалась борьба с собственной плотью, но теперь та сдалась. Мышцы, недавно отказавшиеся подчиняться, расслаблялись. Ладонь, так и не сжавшаяся в кулак, больше не дрожала. Рука повисла как плеть, и альбинос массировал здоровой рукой плечо, снимая остаточное напряжение.
  
  Когда рука более-менее пришла в норму, открыл глаза. Восстановил дыхание. Неспешно поправил высокий ворот байкерской псевдокожаной куртки. Посмотрел на ближайшую витрину магазина. На ряды дешёвых журналов и остального бульварного чтива. На тупой бессмысленный глянец.
  
  Выражение лица Роя, медленно рассматривающего витрину, было трудно описать привычными словами. Альбинос слишком отличался от окружающих. Пронзительные серо-голубые глаза, скорее, принадлежали пришельцу из Космоса, а не живому земному существу. Обжигающий холодом взгляд скользил по мокрому стеклу, и, наконец, спустился в темноту у асфальта.
  
  Рой перевёл внимание на сумрак, заслонивший 'небо' и ухмыльнулся. Как будто осознав нечто, недоступное остальным. Взгляд наполнился отрешённостью. Казалось, он стремиться проткнуть тяжёлый и мрачный небосвод.
  
  Затем альбинос немного скосил глаза: он ощутил что-то у себя за спиной. Шаги или дыхание. Или нечто другое.
  
  Странное впечатление. С одной стороны, он едва ли не ленив, а с другой, сохраняет уверенность и тонкое ощущение мира вокруг.
  
  Рой опустил внимание с неба на Леона, когда тот показался из-за угла магазина. Альбинос вышел навстречу из кабинки видеофона. Леон остановился, не доходя половины метра до лидера группы.
  
  Рой поправил отвороты псевдокожаного плаща Леона и пристально посмотрел ему в глаза. Немного наклонил голову вбок:
  
  - Достал свои... драгоценные фотографии?
  
  - Там... кто-то был. В окне, - сознался Леон, опустив взгляд.
  
  - Люди? - протянул Рой. Его лицо стало более подвижным, на нём отразились малейшие изменения эмоций и чувств, от жалости до сомнения и осуждения.
  
  - Человечек. Только один человечек.
  
  - Каких полно в полиции, - альбинос не принял извинений. Леон жутко смутился, он действительно не знал, кто осматривал номер.
  
  Рой поджал бесцветные губы и отвернулся от собеседника. Направился к кафе, где ждала Мэри. Леон зашагал следом. Подобно неуклюжему и растерянному зверю, он принюхивался к окружающему миру, что пах как одна бесконечная осенняя улица.
  
  
  
  
   10 Декард на плановом осмотре
  
  Полицейский спиннер припарковался на крыше госпиталя, где оперировали Холдена. Из машины вышел Декард, а Гафф отправился обратно в офис - так он сказал.
  
  Стоянка оказалась наполовину пуста, и ведущий лезвие прошёлся до лифта в одиночестве. Остановился у зеркальных металлических дверей и выкурил сигарету - внутри нельзя, вроде как. Хотелось, чтобы запах больницы начал раздражать нос как можно позже.
  
  Ему представилась возможность совместить два дела в одном. Первое - давно просроченный профосмотр: тестирование скорости рефлексов, мышления и способности концентрироваться. Второе дело - беседа с Холденом, который вышел из фазы 'овоща'. Теперь с ним разрешали говорить.
  
  Ухмыляющееся отражение Декарда раздвоилось и исчезло, когда двери лифта открылись. Навстречу вышли два врача. Видимо, решили покурить и прогуляться. Охотник посторонился. Впрочем...
  
  - Извините! - он окликнул медиков. - Мне назначено обследование. И ещё: в блоке 77-b лежит пациент, с которым...
  
  Не дослушав, врач запустил руку в карман халата и извлёк оттуда портативный оптический сканер. Поднёс его к щеке Декарда, и прибор щёлкнул. Затем полицейского просканировали как купленный овощ в супермаркете. Медик приблизил прибор к своим глазам. Слеповат? Странно. Не ставит глазной имплант, работая здесь.
  
  На его идеально белой маске отразились блики с экрана: тот выдал результаты поиска по графику услуг для клиентов. Врач внимательно посмотрел на Декарда. Помолчал некоторое время.
  
  - Лазер не пробился сквозь щетину? - съязвил ведущий лезвие.
  
  Врач пропустил фразу мимо ушей, и объяснил, что Холден лежит недалеко от кабинета, где состоится обследование, и что данные по Декарду переданы в нужный отдел.
  
  Блейдраннер вошёл в лифт - на его серую металлическую стену спроецировалась схема здания. Медик ткнул в голограмму и выскользнул из кабинки.
  
  Вместе со своим двойником на поверхности холодной металлической двери Декард отправился вглубь здания. На извилистом пути, как по вертикали, так и по горизонтали, им попадались случайные попутчики. Те уходили, вежливо посылая дальше. Длился этот цирк, по ощущениям, минут пять или дольше.
  
  В конце концов, кабинка остановилась, двери открылись, и внутрь никто не вошёл. Приехали. Декард хотел верить в то, что дежавю на этом закончится.
  
  Обыкновенный больничный коридор. Бледная керамическая плитка на стенах. Зеленоватые лампы, встроенные в потолок. Поручни для больных, кому трудно передвигаться.
  
  Коридор постепенно превращался в обыкновенный, со множеством мелких деталей, которые прежде не бросались в глаза. Те же дверные ручки, например.
  
  Над одной из ближайших дверей зажглось табло - '7162 Декард'. Туда.
  
  Зашёл в кабинет. Голос врача донёсся из смежной комнаты:
  
  - Проходите, занимайте место. Я появлюсь чуть позже.
  
  Декард снял верхнюю одежду, лёг на удобную кушетку. Огляделся.
  
  Давно здесь не показывался. Помещение мало походило на врачебный кабинет. Почти домашняя обстановка. Ковры на полу, мягкая мебель, диван, столик с журналами, аквариум с рыбками, приглушённое освещение. Окна с закрытыми жалюзи. Приятные кремовые тона.
  
  Декард вздохнул, закрыл глаза... и едва не заснул в ожидании врача.
  
  - Устали? - спросил тот, заходя за голову испытуемого. - Можно перенести обследование.
  
  - Нет.
  
  - Это повлияет на результат.
  
  - Знаю.
  
  Врач немного помедлил, но затем взялся за оборудование. Закрепил на лице Декарда дыхательную маску, через которую пойдёт поток аэрозоля-релаксанта, зафиксировал на висках дужку с психоиндуктором, на ушах микрофоны. С осторожностью наложил на глаза специальные линзы-хрусталики, проводники визуальных образов. К рукам испытуемого подвёл тактильно-активный штурвал - ладони нащупали его шершавую пока что поверхность.
  
  - Готово, - сообщил доктор. Он сел за рабочий стол и активировал систему.
  
  В дыхательную маску проник аэрозоль: в голове Декарда вспыхнул другой мир. Теперь он в кресле водителя, за рулём раритетного Rolls-Royce Phantom V.
  
  Тяжёлая машина. Требует внимания при манёврах и скоростном вождении. Судя по инерции, бронирована. Зачем? Не известно. Но возможен и другой вариант - рефлексы испытуемого слишком замедленны. Он в плохой форме.
  
  Фары автомобиля прорезают узкий путь сквозь темноту ночной дороги. Она двух полосная, мокрая после дождя. Есть риск выехать на встречную или свалиться в ущелье. Нужно смотреть в оба на извилистом горном серпантине.
  
  Начинается спуск, приходится чаще работать сцеплением, тормозом. Доисторическая коробка передач добавляет проблем.
  
  В пятне света мелькает знак. Декард едва успевает осознать его смысл: 'Внимание. Впереди особо опасный участок'. Вроде хороший совет, но кошмарные видения и так дают понять очевидное. Обрыв в темноту справа и каменная скала слева. Мокрый асфальт, и огни автомобиля вдали на серпантине. Неужели встречного? Чёрт!
  
  Декард продолжает слышать звук работающего мотора и визг шин, однако картинка перед глазами меняется.
  
  Часть его разума вернулась обратно. Едва ли не сбежала с испытания. Это помещение мало походит на врачебный кабинет. Здесь почти домашняя обстановка. Ковры на полу, мягкая мебель, диван, столик с журналами, аквариум с рыбками, приглушённое освещение. Окна с закрытыми жалюзи. Приятные кремовые тона.
  
  Перед глазами что-то движется... Это уборщица. Молодая женщина с пылесосом. В симпатично-коротком платье. Сейчас она наклонилась, пытаясь очистить труднодоступные места под диваном. Её красивый подтянутый зад завладел вниманием Декарда.
  
  Со стороны послышался упрёк:
  
  - Вернитесь на дорогу, или разобьётесь.
  
  - Сейчас.
  
  Небольшое усилие воли возвращает подопытного в другой мир.
  
  Луна мелькает сквозь стволы и ветви деревьев. Её свет танцует на капоте Rolls-Royce. Дорога становится круче и снова напоминает горную. Повороты один опасней другого. Машина проносится сквозь островок висящего в воздухе тумана. Подобное вождение должно захватывать весь ум испытуемого, но, видимо, не сегодня.
  
  Декард сваливается в воспоминание. Он в зимнем лесу. Похоже на недавний отпуск. Ведущий лезвие снова там. Над головой белые облака. Вокруг холодное сияние снега и мельчайших льдинок, висящих в морозном воздухе.
  
  Слышится чириканье птиц. Хруст сминаемого снега из-под ног. Тропинка петляет мимо клёнов и буков, постепенно спускается к подножию гор.
  
  - Ну же, оставайтесь с системой, - напомнил недовольный голос. - Сконцентрируйтесь.
  
  На секунду сознание Декарда возвращается в кабинет. Он бросает косой взгляд на зеркало, и видит часть своего тела, лежащего на кушетке.
  
  Затем машина прибавляет скорости. Испытуемый цепляется за руль. Асфальт неожиданно уходит вверх - внезапный и очень крутой подъём. Мотор надрывается. Газ, передача. Едва не захлебнулся. Ещё чуть-чуть промедления, и провал обеспечен. Тяжёлый Rolls-Royce взобрался на непростой подъём. В животе заныло.
  
  Дорога спрямилась. Неплохо. Можно выдохнуть.
  
  Сознание сваливается в нечто другое. Вокруг едва ли не сказочный мир, какие показывают в фильмах-фэнтези. Глубокое голубое небо. Нетронутый летний лес. Пение птиц. Детский смех совсем рядом... со стороны небольшой порожистой реки.
  
  Кажется, что из-за ближайшего холма вот-вот выскочит единорог. Сон или сказка.
  
  - Я верну вас к исходной точке, если вы продолжите игнорировать команды системы. Сконцентрируйтесь, Декард.
  
  - Откуда вы видите, где находится мой разум? Как это вообще возможно?
  
  - Машина не... фиксирует вашего отклика на стимул. Вы просто отдыхаете вместо того, чтобы работать.
  
  - Я устал.
  
  - Почти 'доехали'. Соберитесь.
  
  Снова дорога. Точнее, автомобиль. Однако Декард уже на переднем пассажирском сиденье. В руках нет руля.
  
  Подопытный смотрит в сторону. В водительском кресле некая тень, лишь напоминающая человека. Блестят зубы в странной улыбке-оскале. Остального будто нет. Просто тень, загустевшая в форме мужского тела.
  
  - Что за...
  
  'Водитель' резко поворачивает 'голову' к подопытному и бросает на того короткий взгляд. Если это можно назвать взглядом, конечно.
  
  Декард на мгновение выныривает во врачебный кабинет. Затем усилием воли возвращается обратно. Однако он уже вне машины. Смотрит на неё со стороны.
  
  Слишком темно. Далеко. Невозможно разглядеть, кто сидит в Rolls-Royce. В свете фар возникает встречная машина. Грузовик или автобус.
  
  Подопытный вспоминает про руль, но его нет в руках. Вместо педали тормоза под ногами каменистая поверхность обочины.
  
  Лобовое столкновение! Тяжёлый бронированный автомобиль влетает внутрь автобуса. Загорается. Всего через секунду салон охвачен огнём. Единый ком смятого железа скатывается в глубокий овраг. Сквозь клокотание пламени прорывается вопль. Истошный крик о помощи.
  
  - Поднимайтесь.
  
  Декард понял, что свободен. На лице нет дыхательной маски, остальное оборудование тоже снято. Он на кушетке во врачебном кабинете. Испытуемый хрипел, поднимаясь на ноги:
  
  - Я видел себя и... ту машину со стороны. Со стороны пассажира, а потом с обочины.
  
  Врач усмехнулся из темноты:
  
  - Технически невозможно. Вы просто не справились.
  
  - Тест провален?
  
  Декард отыскал глазами доктора. Тот сидел за столом, в полутьме, не включив ближайший светильник.
  
  Затем перед ним вспыхнула красная голограмма с результатами теста. Врач потирал подбородок, оценивая цифры и графики. Блейдраннер смахивал пот со лба, подходя к столу.
  
  - Стальные нервы, - доктор погасил голограмму и откинулся на спинку кресла.
  
  - Совсем без ржавчины?
  
  - Не могу сказать. Рефлексы и скорость мотивации ниже, чем в прошлый раз.
  
  - И?
  
  - Вы не так быстры, как следует.
  
  Декард не дождался продолжения и направился к вешалке. Стал одеваться.
  
  - Во время теста... - вновь заговорил доктор.
  
  - Да?
  
  - Ваш ум блуждал. Если точнее... увиливал от системы.
  
  - Ха-ха.
  
  - Учитывая характер работы в полиции, это может закончиться печально.
  
  - Знаю, - сказал Декард, отметив двусмысленность слов доктора.
  
  Врач снова зажёг перед собой диаграмму с результатами теста:
  
  - А ведь у вас скоро день рождения.
  
  Декард не ответил, он завязывал ослабший шнурок. Доктор продолжил:
  
  - До сих пор не подали заявления на эмиграцию?
  
  - Нет.
  
  - Красная черта близко.
  
  - Слушайте, док, - Декард вернулся к столу. - Я могу привести длинный список того, что мне не нравится в этой серо-стальной планете. Но я не вижу себя 'там'.
  
  - А если передумаете, но слишком поздно?
  
  - Скорее система передвинет красную черту, чем я передумаю.
  
  - Уверены?
  
  Декард посмотрел на врача пристальным профессиональным взглядом:
  
  - Почему вы не эмигрируете?
  
  - Слишком стар.
  
  - Но могли когда-то.
  
  Врач помедлил с ответом. Усмехнулся и покачал головой: 'Моя работа здесь'.
  
  - Моя тоже.
  
  Они пожали друг другу руки. Декард вышел из кабинета.
  
  
  
  
   11 Холден после операции
  
  Палата, в которой лежал Холден, обнаружилась рядом. Электронная табличка с номером и фамилией висела над дверью через один кабинет.
  
  Медсестра пропустила к больному, увидев удостоверение копа.
  
  Подстреленный блейдраннер лежал в биомеханическом устройстве, напоминающем кокон и, немного, саркофаг. Через плексигласовое окошко видны голова и плечи. Шею опутывала странная белая ткань, похожая на пышную манжету. Она состояла из множества трубок или проводов. Подобная, но чуть тоньше, ткань, покрывала волосистую часть головы и плечи.
  
  В полумраке палаты лицо Холдена выглядело серым, однако он улыбался как кот, слопавший канарейку. Глаза бегали по плексигласу, на котором отображался некий текст.
  
  - Что пишут? - Декард вышел из тёмного угла.
  
  Холден покосился в его сторону:
  
  - А? Это ты, человек-бойня?.. Остров сокровищ. Не читал с самого детства. Целую вечность.
  
  Декард разыскал в палате стул и придвинул его к капсуле спинкой вперёд. Сел, опираясь на неё локтями.
  
  - Хреново на вид? - Холден осведомился насчёт собственного состояния.
  
  - Стильно, во всяком случае. Кто твой портной?
  
  Улыбка Холдена постепенно становилась шире и превращалась в гримасу. В то же время, это не боль.
  
  - Не смеши меня.
  
  - А в чём дело? - осторожно спросил Декард.
  
  - Это заставляет меня писать. Глянь, лужа не набежала?
  
  Они рассмеялись, а затем Холден с горечью в голосе сказал:
  
  - В палате даже курить разрешено. Я запаян в этой колбе. Хай-тек гробик, мягкий и тёплый. По ощущениям вполне прилично, хотя понимаю, что всё плохо.
  
  Подстреленный блейдраннер помолчал немного и продолжил. В его глазах читался страх, пробивающийся наружу:
  
  - Знаешь... тут, в соседнем корпусе, факультет. Проводили вскрытие на занятиях для студентов. Профессор только через три часа после начала аутопсии понял, что под скальпелем не человек. Три часа, Дек! Скандал замяли. Мне кажется... что бы мы ни делали... всё обрушится.
  
  - Но ты что-то уловил во время теста? Как реагировал Леон на вопросы?
  
  - Кто?! Леон?! Очнись! - тихо заорал блейдраннер. - Они как рак! Наша болезнь, Дек! Люди без души! Трупы, оживлённые безумием!
  
  - Ты так о науке? Согласен, вряд ли она способна вдохнуть душу в мертвеца... Но, послушай, по-моему, всё проще. Мы хотим знать: работает ли Эспер с ВК-шкалами на новом поколении репов. Там, на видеозаписи, видно, что ты потянулся к пистолету.
  
  - Тест ничего не показал! Та кожаная морда мне просто не понравилась, слышишь?! Можно выбросить Эспер! Вышвырни кейс и очки, что тебе впихнул Брайант! Ведь впихнул, да?! Засунь их ему...
  
  Холден закашлялся. Его глаза полезли из орбит:
  
  - Быстрее, Дек!
  
  - Что?!
  
  - Жми кнопку, идиот!
  
  - Какую?! Где?!
  
  - Болеутоляющее! Внизу панель...
  
  Холден хрипел, с его серых губ срывались хлопья пены, глаза закатились. Он выглядел как эпилептик во время припадка.
  
  Декард отыскал нужную панель, открыл крышку и нажал кнопку - единственную, что окрашена в зелёный цвет. Холден быстро затих. Отключился.
  
  - Эй, - Декард легонько постучал по плексигласу...
  
  И вдруг его будто обожгло. Он вспомнил кое-что. Присел и снова откинул панель, под которой находилась та зелёная кнопка. Над ней слабым цветом отливала травлёная на металле надпись.
  
  'TyrellCorp'.
  
  Но какого чёрта?
  
  Почему один из блейдраннеров и... давний знакомый Декарда, запаян в кокон от 'TyrellCorp'?
  
  Охотник попятился. Он не посмел спросить о надписи вошедшую медсестру. Он не помнил того, как покинул госпиталь.
  
  
  
  
   12 Дорога домой
  
  Он старался не думать о вопросах. О том, почему смог увидеть себя со стороны во время обследования. О том, почему давний приятель уместился в колбе для кожаных поделок. О том, почему в его мыслях поселилась Рейчел. Её безумно глубокий печальный взгляд.
  
  Он отстранил автопилота от управления и взялся за руль арендованного спиннера. Для того чтобы ум концентрировался на дороге, опустился до одного из нижних этажей города, где нужно следить в оба. Весьма опасный район. Тут некогда думать. Здесь стреляные гильзы лежат вперемешку с окурками - они как обычный предмет обстановки.
  
  Именно в данном районе Декард расследовал своё первое дело. Бессмысленное и жестокое. Банда отморозков развлекалась, нападая на прохожих и отрезая им уши. Грабежей не фиксировалось, просто увечья и травмы. Под утро они собирались вместе, подсчитывая количество 'трофеев'.
  
  Декард покосился в боковое окно, и ему показалось, что какое-то тело затаскивают в подворотню. Полицейский отвернулся и поехал дальше... Сколько ни расследуй, ничто не изменится.
  
  Он затянулся сигаретой и на мгновение мир для него исчез. Растворился в аромате особого табака...
  
  Декард очнулся и ударил по тормозам - едва не сбив человека. Точнее, бездомного. Того откинуло к обочине, он по-дурацки разинул беззубый рот и уполз в темноту переулка. Ведущий лезвие вдавил педаль газа и устремился вперёд, с визгом шин.
  
  Дорогу преградила груда мусора. Декард притормозил. От кирпичных стен улицы отделились несколько теней. Местная банда. Полицейский достал из кармана плаща лазерный пистолет, высунул дуло в люк на крыше и выстрелил.
  
   0 [Скотт-Кроненвет]
  
  Тени тут же попадали на грязный асфальт и затаились. Декард осторожно объехал баррикаду и понёсся вперёд.
  
  Оторвался от земли. Поднялся на два воздушных эшелона.
  
  Навстречу летел полицейский спиннер со включённой сиреной. Охотник хорошо знал выражение, застывшее на лицах копов - они готовы открыть огонь в любое мгновение. Впрочем, его лицо выглядело похожим образом. Возможно поэтому машины разминулись и поехали дальше, каждая своим путём.
  
  Через пять минут он поднялся на предпоследний уровень города. Там уже шёл дождь. Спиннер летел сквозь него.
  
  Ещё одна полицейская машина пронеслась мимо, и красные огни от мигалки попали на влажные стены города - Декарду привиделось, что это не вода... а красная кровь. Что кровь сочится из самих стен города. Что следы убийств и насилия повсюду. В воздухе, на витринах и кирпичных стенах. Под ногами, над головой. Словно каждый камень, из которого сложен город - это грех, чья-то смерть, оборванная жизнь. Кровь, льющаяся с 'неба', проникла в салон, пропитала одежду. Вокруг биомеханические джунгли, где правит биомеханическое зверьё. И он один из них.
  
  'Я схожу с ума?' - спиннер с мигалкой скрылся за поворотом, и кровь снова превратилась в воду. Ведущий лезвие выдохнул.
  
  ... Декард машинально выбрался из авто. Оглянулся - рядом чёрная каменная стена и решётчатые ворота... он уже на парковке собственного дома. Громада тянулась вверх, в темноту. А с неё лилась вода. Декард достал из машины кейс и побежал к подъезду. Отворил решётки и упёрся в чёрную каменную стену. Как дежавю. Теперь влево.
  
   2001 [Скотт-Кроненвет]
  
  Лифт напоминал клетку. Декард зашёл в неё, и двери закрылись. Гнусавый женский голос с китайский акцентом, принадлежащий интеллекту здания, произнёс из динамиков:
  
  - Голосовой отпечаток, пожалуйста.
  
  - Девяносто восемь.
  
  - Произнесите фамилию, пожалуйста.
  
  - Девяносто восьмой этаж.
  
  - Спасибо.
  
  Лифт поехал. Когда он начал тормозить, приближаясь к нужному этажу, Декард почувствовал неладное.
  
  Он выхватил пистолет и рухнул на пол, уходя с линии атаки.
  
  Замер внизу, вжавшись в угол. Пригляделся к области, куда смотрело жерло лазера.
  
  В темноте проступило лицо Рейчел в обрамлении высокого ворота поблёскивающего псевдо-каракулевого пальто. Ещё немного, и он бы убил её. Но на лице куклы ноль эмоций. Будто она успела согласиться с подобной смертью.
  
  Лифт остановился, и двери открылись. Декард почти выполз в коридор. Отвернулся от Рейчел и поспешил к двери. Попытался быстрее достать электронный ключ, но выронил его.
  
  Рейчел оказалась проворней. Она схватила карту:
  
  - Я хочу помочь.
  
  Декард взглянул на неё исподлобья, став в пол-оборота и чеканя каждое слово:
  
  - Мне помощь не нужна.
  
  Рейчел отдала карту, и охотник схватил её. Поднёс к электронному замку и в нетерпении пнул дверь. Репликант, наконец, сказала правду:
  
  - Я не знаю, почему Тайрелл так говорил обо мне.
  
  Декард осмелился ответить, только когда оказался за порогом квартиры:
  
  - Спросите у него.
  
  - Он больше не хочет видеть меня, - в отчаянии бросила Рейчел. В уже закрытую дверь.
  
  Спустя секунду она открылась. Декард пропустил репликанта внутрь. Охотник бросил шляпу куда-то наверх прихожей, и, следуя дальше по коридору, задел столик. С него на пол рухнула коробка с припасённым на вчера ужином.
  
  - Дьявол.
  
  - Это был ваш обед?
  
  - К чёрту.
  
   2002 [Скотт-Кроненвет]
  
  Он прошёл в гостиную, вдоль строя пустых бутылок на полу. Снял плащ и бросил в темноту, в район дивана. Вслед за кейсом.
  
  Рейчел озиралась по сторонам. Зрение репликанта позволяло рассмотреть малоприятные детали квартиры. Не убирались в ней очень давно. То же с ремонтом. Дом сильно отличался от того, что можно ожидать от аккуратного бюрократа, за которого выдавал себя Декард на людях. Здесь обитал едва ли не плюнувший на себя человек. Алкоголик, коротающий остаток 'жизни'.
  
  Декард вернулся к прихожей и заметил, как Рейчел осматривает халупу.
  
  - Вы не нужны мне, - повторил блейдраннер. Он не стал зажигать света, чтобы не обнажать ещё более запустение квартиры.
  
  - Я думаю, вы не до конца понимаете масштаб проблемы. Человек отвергает помощь по двум причинам. Или он действительно очень хорош, или настолько плох, что не способен признаться в этом.
  
  - Мой ответ - нет. В обоих случаях.
  
  - Вдвоём мы бы стали более эффективными.
  
  - Мне никто не нужен.
  
  Кажется, Рейчел впервые улыбнулась:
  
  - Никто? А как насчёт оборудования?
  
  - В смысле?
  
  - Давайте, сделаем вид, что я часть оборудования. Используйте меня.
  
   2005 [Скотт-Кроненвет]
  
  Между ними протянулся долгий и сильный взгляд. Наконец, Рейчел протиснулась мимо блейдраннера на кухню, отрыла из груды грязной посуды относительно чистую тарелку. Вернулась обратно и принялась собирать рассыпанный ужин Декарда.
  
  Он наклонился, чтобы помочь. Их головы разделяло несколько дюймов, и блейдраннер ощутил дыхание репликанта. Немного сладковатые духи.
  
  - Я заставила вас нервничать?
  
  - Несильно.
  
  - Простите.
  
  На некоторое время повисло неловкое молчание. Его нарушила Рейчел, разгребая погибшую 'еду'.
  
  - Я как-то хотела завести домашних животных. И попробовала разобраться в их пище... Идёшь вдоль прилавка с продуктами, читаешь названия... И понимаешь, что они лгут... Ты видишь торговые марки, принадлежащие одному хозяину, что прячется за написанными буквами. Pedigree - корма для собак. Whiskas - сухие и влажные корма для кошек. Если не нравятся предыдущие, то попробуй Royal Canin. Рядом субпродукты и консервы для людей от Uncle Ben's.
  
  - Зачем... ты говоришь это?
  
  Рейчел продолжила, не обращая внимания на реплику Декарда:
  
  - Ореховый батончик Snickers, плитки. Жевательная резинка Juicy Fruit. Это торговые марки одной корпорации. Она же владеет остальным. Нет отдельных компаний Twix, Skittles, Milky Way, M&M's, Bounty. Это фантомы для отвода глаз... Но главное не в кошачьей еде. Когда включаешь телевизор... да те же новости... в глаза бросаются торговые марки. Ближневосточные террористы, интерпол, ООН, политические партии, шарли/нешарли. Всё то же самое. Набор букв, за которым скрыт один хозяин. Куда ни смотри, везде псевдомагазин, где нет выбора.
  
  Они собрали еду. Декард взял тарелку и выбросил содержимое в почти полную мусорку.
  
  - Это так странно, - продолжала Рейчел из коридора. - Осознать, что жизнь изготовлена по чужому рецепту. Что тебя состряпали на фабрике за углом.
  
  Декард вернулся к ней. Кивнул, потупив взгляд:
  
  - Могу представить.
  
  - Разве? Я до сих пор не смогла... Часть меня рада тому, что я больше не буду прежней... Я вам не нравлюсь? Сейчас?
  
  Декард промолчал.
  
  - Я то, что вы с Тайреллом сделали... Вы - своими дурацкими вопросами. Интонацией. Молчанием.
  
  Рейчел направилась к выходу. Остановилась у двери. Произнесла, глядя поверх края псевдокаракулевого ворота:
  
  - Я думаю... внутри этой системы каждый отрабатывает программу. Близнец или человек... Технические детали.
  
  Декарду показалось, что сейчас Рейчел смотрит из-за призрачной завесы или дымчатой вуали... Но возможно, это было нечто влажное на его глазах. Он хотел попросить её остаться, но она ушла, закрыв дверь. Он не успел попросить её.
  
   2010 [Скотт-Кроненвет]
   2012 [Скотт-Кроненвет]
   2013 [Скотт-Кроненвет]
  
  Декард перевёл взгляд на то, что упало на мозаичную плитку пола у входной двери.
  
  Фотография. Шестилетняя Рейчел с мамой, сидящие на крыльце летнего загородного домика. На обратной стороне номер телефона.
  
  
  
  
   13 Фотографии репликантов
  
  Декард смотрел на фото маленькой Рейчел. Стандартное фото из семейного альбома... Мама, которой не могло быть. Дочка, что никогда не существовала. Тайрелл неплохо поработал над ними.
  
  Фальшивое детство. Такая же фикция как фотографии Леона. Подделанная жизнь. И в то же время репликанты цеплялись за сфабрикованные картинки. Поскольку... правда ещё более пуста.
  
   2060 [Скотт-Кроненвет]
  
  Предполагалось, что у роботов не возникнет проблем с чувствами. Впрочем, как и у ведущих лезвие.
  
  Декард отхлебнул из бутылки виски, закурил и направился в душ. Он встал под струю едва тёплой воды, позабыв, в задумчивости, вынуть сигарету изо рта. В голове происходило нечто немыслимое. Затягивался узел из догадок, сомнений.
  
  ... Он плеснул виски в стакан и выпил до дна. Завернувшись в халат, отправился на поиски плаща. Тот нашёлся за ворохом тряпок, среди разбросанных подушек от дивана. Кейс сполз куда-то к стене. Да и чёрт с ним.
  
  В карманах плаща фотографии, найденные в номере Леона. Мультиспектральные очки.
  
  Декард налил в стакан ещё. Устроился на диване. Закурил, отложил сигарету в пепельницу, где уже тлели три окурка. Надел очки с психоиндуктором и принялся рассматривать фотографии. Начал с той, где, как ему показалось, он заметил... себя.
  
  Это номер Леона. Судя по освещению, день. Или же там, на улице, произошло некое чудо с лампами.
  
  - Расширить квадрат 2-4, - произнёс Декард, хотя в голосовой команде не было необходимости. Очки с индуктором свободно читали желания.
  
  Перед глазами возник увеличенный фрагмент фотографии. Декард немного ошибся с координатами, и поэтому очки сфокусировались не на изображении человека, интересовавшего охотника, а на том, что находилось на столе. Полупустой стакан и бутылка коньяка. Газета недельной давности с текстом в виде иероглифов. Пепельница с окурками.
  
  - Увеличить, и влево, - очки сместили фокус на человека, в кадре проявилась сильная мужская рука. - Стоп.
  
  Видна только рука. Обнажённое плечо. Остальное в тени.
  
  - Вверх... Стоп.
  
  Перед глазами возникло изображение кулака, который подпирает голову мужчины. Деталей обличья нет, разве что... вот оно! Короткая стрижка, волосы другого цвета. Альбинос. Надо полагать, Рой. Ладно. Поехали дальше.
  
  - Передвинуть вправо. Стоп.
  
  Опять эта бутылка. Газета с датой издания. Запомним.
  
  - Уменьшить... - сказал Декард управляющей системе очков... или самому себе. - Стоп. На сорок пять вправо.
  
  Он на секунду закрыл глаза.
  
  Область фокуса сместилась. В области зрения проплыла дверь, в проёме которой мелькнуло зеркало.
  
  - Стоп. Отцентрировать.
  
  Итак, по центру зеркало. На стене. Стилизованное под форму глаза. Висит так, что в нём отражается часть смежной комнаты номера, которая не попадалась на других фотографиях. Интересно. Забавно. Есть ощущение, что за тобой подглядывает некто, скрытый за поверхностью фотографии. Некто по её другую сторону.
  
  - Увеличить 30-32.
  
  Декард снова немного промахнулся с оценкой координат. Или система очков неправильно истолковала его желания. Перед глазами возникло увеличенное изображение того, что находилось на столике под зеркалом.
  
  Стакан, бутылка коньяка или виски. Газета с иероглифами. Пепельница.
  
  Бред какой-то. Фрагмент сильно напоминал увиденный раньше. Стакан, бутылка, газета. Пепельница и окурки. Почти один в один.
  
  Декард отхлебнул виски.
  
  - Влево и назад. Стоп.
  
  Теперь он смотрел на зеркало в форме глаза. Взятое крупным планом.
  
  - Увеличить 40-46.
  
  Странно, что Декард выбрал именно этот квадрат. На первый взгляд, там отражалась лишь темнота. Однако машина выполнила команду, подкорректировав цветовую гамму. И не зря.
  
  Теперь Декард смотрел на отражение того, что находилось в углу смежной комнаты. Это шкаф. Открытая дверь. Внутри нечто, напоминающее сценический костюм. Короткое платье, состоящее из блёсток. В таких обычно танцуют 'артисты' в ночных клубах.
  
  - Кожаные поделки уже страдают проблемами трансвеститов?.. Уменьшить. Подожди минуту.
  
  Охотник отхлебнул виски и почесал затылок.
  
  - Дальше. Иди вглубь.
  
  Происходит нечто удивительное. Плоскость фотографии под взглядом Декарда превращается в трёхмерную подвижную картинку. Он как бы заглянул за невидимый угол. Произошла трансформация пространства. И если бы кто-то посторонний оценивал действия Декарда, то он бы подумал, что охотник не обрабатывает изображение, а делает нечто другое... хотя и не понимает, что именно.
  
  - Увеличить 57-19.
  
  Из-за невидимого угла показалась женская рука. На локте повязка из тонкой ткани, покрытая блёстками.
  
  - Сорок пять градусов вправо и вглубь.
  
  Вот она. Красивая женщина отдыхает на кушетке. Под одеялом. На голове полотенце. Возможно, вышла из душа... Значит, та чешуя, найденная в ванной, часть её костюма?
  
  - Увеличить 15-32.
  
  Возникло изображение женского лица. В профиль.
  
  - Привет, Зора, - вспомнил ведущий лезвие. - Распечатать фрагмент.
  
  Очки направили информацию на принтер. Декард потянулся за фотографией, выходящей из устройства. Взял её и рассмотрел, сняв очки. Заметил на шее Зоры татуировку в виде рептилии - змеи.
  
  Блейдраннер порылся в кармане плаща. Извлёк оттуда пластиковый пакет с уликой - фрагментом чешуи, найденной в ванной Леона. Декард смотрел на чешую как Гамлет на череп Йорика.
  
  - Привет, 'Зора', - повторил ведущий лезвие.
  
  Охотник скинул с себя халат и оделся для выхода на улицу. Труднее всего оказалось найти в темноте свой единственный галстук...
  
  Зато теперь он знал, куда следует податься. Через десяток кварталов находился рынок искусственных питомцев, где могли помочь с определением природы чешуи и дать хоть какой-то след.
  
  Декард шагнул за порог балкона, словно за рамку фотографии города, и посмотрел вдаль. Конечно, рынка отсюда не видно. Взгляд потонул в темноте и бесконечном дожде. Внизу звучала полицейская сирена.
  
  На рекламном щите, утопленном в стену соседнего небоскрёба, красовалась гейша. Она опять глотала таблетку убикина.
  
   811 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  
  
   14 Рынок
  
  
  У входа на рынок толпились шумные таксисты. Они сражались за места на парковке. С их стороны доносилась брань на городской белиберде. Пришлось пробиваться сквозь ряды припаркованных и брошенных машин.
  
  Декард остановился у минибара, где продавалась японская лапша и замученная рыба под видом суши. Все места у прилавка занимали этнические китайцы. Один из них повернулся в сторону улицы, продолжая орудовать палочками. Стало видно, как он жадно поедает рыбью голову и смакует глаза. Другой гурман подставил стакан с неким варевом под край карниза, набирая дождевую воду и регулируя уровень кислотности 'напитка'. Декард понял, что не хочет есть. И пить тоже.
  
  Направился дальше. Через минуту натолкнулся на крупный киоск с биомеханическими рыбами. Те плавали в аквариуме, что стоял на длинном прилавке. Некоторые крупные изделия весьма доставляли.
  
  'Совать пальцы не рекомендуется', - вполголоса сказал Декард, понимая, что зубастые рыбы похожи на доберманов с жабрами.
  
  На его голос из-за ширмы вышла камбоджийская женщина. Пожилая, в традиционном азиатском костюме.
  
  Она произнесла что-то на белиберде. Декард показал улику - образец чешуи и громко спросил на английском, выделяя слова:
  
  - Рыба? Змея?
  
  Продавщица кивнула, взяла чешую и поместила на ложе портативного микроскопа. Повозившись с оптической системой, сообщила:
  
  - Нет рыба! Змея!
  
  - Настоящий?
  
  Камбоджийка жестом подозвала полицейского. Он подошёл и посмотрел в окуляр микроскопа.
  
  Странная картина. Какие-то хлопья, иголки, а вот и серийный номер. 99069745xb7Y. Надпись 'Crotalus Atrox'.
  
  - Абдул Хасан, - продавщица указала в ближайший переулок, она тоже выделяла слова интонаций, будто сомневалась в том, что собеседник достаточно знает английский. - Мало кто сделай... Качество. Абдул Хасан.
  
  Декард откланялся и поспешил в ту сторону.
  
  Сразу за своротом угодил в особенно плотную толпу. Не только людей, но и животных, все из которых были искусственными.
  
  Ненастоящие птицы, прикованные к цепям, что не давали взлететь. Миниатюрные ослы в намордниках для собак. Прохожие-азиаты в дыхательных масках. Целая делегация в противогазах. Под ногами болтались карлики в очках замещённой реальности. Какой-то дебильный страус с поводком для покупателя.
  
  Декард посторонился, оглядывая рослую 'птичку'. Неясно, кто из них кого ведёт. Страус-поводырь. Охотник направился дальше и натолкнулся на клетку с человекообразными обезьянами, те издавали некие звуки, в которых слышалось нечто, напоминающее городскую белиберду.
  
  Дурацкий пони попробовал плащ на вкус. Демонстрационная версия головы хищной зубатки, прибитая гвоздями к стене, клацнула челюстями рядом с ухом Декарда. Сунь такой палец в рот, и она не станет раздумывать.
  
  Пришлось наклониться пониже, чтобы не напороться глазом на шип плохо закреплённой вывески в виде рыбы-меча.
  
  Декард уже усомнился в том, что найдёт закуток араба... Наконец, нужная неоновая вывеска попалась на глаза.
  
  Охотник осмотрел 'бутик' и не нашёл двери. Постучал в витрину, внутри которой ползал целый выводок кобр. Из внутренних помещений вынырнул араб в традиционной восточной одежде, с очками добавленной реальности на глазах и флегматичным синтетическим питоном на плечах. Увидев Декарда, он закивал и произнёс на хорошем английском:
  
  - А-а, дорогой друг, проходи, пожалуйста. Всё, что угодно.
  
  Абдул сделал жест рукой, и Декард понял, где дверь. Зашёл внутрь.
  
  - Я всегда рад...
  
  Ведущий лезвие перебил:
  
  - Я из полиции. Это вы изготовили данный объект?
  
  Араб присмотрелся к чешуе, которую ему сунул под нос Декард. Оптическая система на глазах Абдула настраивала фокус.
  
  - Высокое качество. Очень высокое, - продавец тянул время.
  
  - Ваша работа?
  
  - Немногие могут сделать подобное. Очень немногие.
  
  - Кто?
  
  - Два или три человека. Может, и больше, чем я в состоянии вспомнить.
  
  Декард терял терпение:
  
  - Слушайте, вы являетесь гражданином города?
  
  - Конечно, дорогой, - араб расплылся в улыбке.
  
  - Натурализован?
  
  - Что за вопрос, дорогой?
  
  - И документы в порядке?
  
  - Обижаешь, доро...
  
  - Лицензия на производство змей?
  
  Абдул полез под прилавок:
  
  - Могу показать, если это тебя порадует хоть немного.
  
  Декард схватил Хасана за волосы и очки:
  
  - Слушай, урод! Я сейчас разнесу тут всё!
  
  Флегматичный питон высунул язык, а араб размяк.
  
  - Зачем так, дорогой? Я только что вспомнил. Её могли сделать лишь два человека.
  
  Декард снова тряхнул араба, и тот сознался:
  
  - Змея моя.
  
  - Кому продал её?
  
  - Подожди, дорогой, сейчас, - Абдул постучал по очкам добавленной реальности, и на стёклах отобразилась таблица с данными по продажам. - Тэффи Льюис. Его агент приходил за покупкой. Тэффи держит заведение в...
  
  - Знаю.
  
  Декард быстро вышел из магазинчика. Минут десять ушло на противоборство с разноголосой толпой, заполонившей рынок. Минута потребовалась на рулёжку среди потока машин у парковки. Блейдраннер отметил, что площадь уже успели заплевать. Одна надежда на дождь, который смоет мусор.
  
  Наконец, его спиннер взмыл в воздух.
  
  Ночной клуб Тэффи Льюса располагался в наиболее злачном четвёртом районе, который хорошо знаком каждому копу. Следовало выбрать кружной маршрут, чтобы обогнуть пробки.
  
  ... Он летел по границе промышленной зоны. В окне проступало её видение. Со стометровых байпасных вышек срывались фонтаны пламени, а поверхность 'земли' покрывалась дымом и паром. Казалось, что от всего этого несёт инфернальным зловонием. Мрачный мир освещался пламенем и молниями.
  
  Фантом города отражалось на обшивке спиннера. Если бы Данте мог увидеть подобное, то наверняка бы понял, что к числу кругов ада следует прибавить новый. Состоящий из серо-металлических каньонов, с неприкаянными электронными призраками и бездушной механикой.
  
  Рядом пронёсся спиннер с мигалкой, и блики её красного мерцания прошлись по обшивке машины Декарда. Видение исказилось, и в то же время стало более правдивым.
  
  Город не просто светился огнями. Он горел. Каждая рекламная вывеска, указатель и окно наполнились пламенем. Неон обратился провалами в ад.
  
  Дома сжигались изнутри. Огонь исходил из внутренностей города. И те, кто бродили по улицам, даже не замечали, что горят заживо. Они привыкли - ведь здесь не умирают физически. Здесь умирают духовно, что не так больно.
  
  Автопилот скорректировал курс, поскольку на трассу вывалился, нарушая правила, рекламный дирижабль с огромным видеоэкраном на корпусе. С мощных динамиков срывалась старая песня, которую тянул электронно-мужской голос:
  
  - Новая жизнь ждёт тебя в далёких космических колониях. Шанс начать с нуля и разрешение на создание семьи. Тебя ждут потрясающие возможности и приключения...
  
  Голос диктора дополнялся попсовой мелодией и цветастым видеорядом о 'чудесах' космоса.
  
  
  
  
   15 Рой и Мэри
  
  В окнах кафе виднелся тот дирижабль. Репликанты, обладая особой чувствительностью, слышали всё, что срывалось с динамиков.
  
  - Колония Домингес-Шимата объявляет набор новобранцев в семьи! Присоединись к нам в чистой и свежей среде! Только до конца зимы специальное предложение! Девять оплачиваемых отпусков! Скидки на обновления имплантов и антибиотиков! Насладись отдыхом в курортах Элизиум Кратер! Отправься в новый дивный мир! Набери номер прямо сейчас, и получи бонус! Абсолютно покорный партнёр, аналогичный человеку! Безотказный друг, лояльный соратник и чуткая обслуга! Необходимая помощь в создании бизнеса и семейных отношений! Простое управление - отключите его, если надоест или перестанет удовлетворять! Выбор из семидесяти типов личности, бесплатно, по прибытию в колонию!
  
  Свет от прожекторов дирижабля скользил по влажной полупустой улице. Одно из пятен попало в окно кафе, и сидящая за столиком Мэри прикрыла глаза.
  
  В её маленькой, почти детской ладони, находился фантик от шоколадной конфеты. Она складывала из него игрушечный самолётик. Жаль, что на нём не улететь отсюда... куда так хочется.
  
  Рой, сидевший напротив, улыбнулся и подмигнул девушке. Когда она находилась рядом, он успокаивался. И казалось, что больше ничего не надо. Только быть рядом с таким скромным и тёплым существом.
  
  Из старенького магнитофона, что скрывался за барной стойкой, доносилась медленная саксофонная мелодия. За окном шелестел дождь.
  
  Леон, сидящий спиной к проходу, молчал. Он смотрел на улицу, слушал рекламу, которая обращалась в почти пустоту.
  
  - Пугающий город, - прошептала Мэри. - Нет ни одного ребёнка.
  
  - В колониях почти так же, - согласился Рой, разворачивая для Мэри следующую конфету. - Ты голодна?
  
  Девушка немного смутилась:
  
  - Как всегда.
  
  - Тогда я закажу...
  
  - Не надо. Это не поможет. Ты знаешь.
  
  Они посмотрели сквозь влажное стекло. По улице скользил холодный неон.
  
  Тёмный силуэт, напоминающий мужчину, неспешно плыл на фоне поблёскивающей витрины. Человеческая фигура, наполненная чернотой. Он темнел на фоне мерцания. Голова опущена вниз, к сумраку.
  
  Пустота, принявшую форму человека в плаще, в обрамлении искусственного света. Красиво и страшно. Он выделялся на фоне неоновой витрины. Словно он - как провал или некий разрыв в ткани видимого мира.
  
  Другой прохожий брёл мимо плохо освещенной кирпичной стены. Тень, завёрнутая в плащ. Его разум где-то в другом месте, а здесь лишь контур, да следы на мокром асфальте.
  
  Одинокие прохожие терялись в клетках и решётках из кирпича. Люди бродили по улицам вместе с обрывками полиэтилена и старыми листами бумаги. Те мотались по кругу сквозняком, запертым в улицах и подворотнях. Тени брели по кругу чуть более сложной формы.
  
  Рядом с кафе прошёл человек, напоминающий манекен. Поначалу он ничего особого не делал - просто пинал пустые банки, попадающиеся на пути. Затем остановился. Под ногами остатки разбитой витрины. Он долго смотрел на них. На своё расколотое отражение.
  
  Прохожий направился к ларьку. Продавщица водки работала как автомат, произнося одни и те же фразы, принимая деньги и отдавая спиртное.
  
  Коп на перекрёстке, закованный в металлокерамическую броню, выполнял свою функцию - водил взглядом по улице в поисках лёгкой добычи.
  
  Даже продавщица в кафе немногим отличалась от тех, что работали на улице. Холодная улыбка и отстранённый взгляд. Её фразы и действия чередуются, но не изменяются. 'Слушаю. Что вам? Проходите'. И так далее, по кругу.
  
  Рой произнёс задумчиво:
  
  - Врата медные пали, и сын человеческий спустился в ад. И стал проповедовать мёртвым, что заперты в холодеющем пекле.
  
  Мэри заметила тень, лежащую на улице без движения, почти под витриной магазина напротив. Остальные тени переступали через неё.
  
  - Пойдём, поднимем его? - спросила девушка.
  
  - Мы не сможем помочь всем. По крайней мере... не этим образом. Надеюсь, у Прис получится сыграть роль.
  
  - Это она умеет, - подал голос угрюмый Леон.
  
  ... Недалеко от кафе, через один квартал, находилась очень похожая улица. С витринами, неоном, тенями. Однако одна из вывесок привлекла репликанта Прис. Это видео-мастерская доктора Чу.
  
  Сейчас репликант стояла на противоположной стороне улицы. Она повернулась к погасшей витрине и делала вид, что поправляет волосы, а также рассматривает манекен за стеклом. На самом деле, она следила за человеком, который заходил в мастерскую.
  
  Из-за пышной 'причёски' Прис напоминала подростка панк-рокера. На ней красовалось причудливое вымокшее пальто, со вставками под полоски леопарда. Вряд ли такая греет и защищает от дождя. Но выглядит неплохо.
  
  Порванные в паре мест чулки довершали образ красивой дикарки-тинейджера.
  
  
  
  
   16 Себастиан
  
  Доктор Чу смонтировал мастерскую внутри холодильника-трейлера, который раньше перевозил замороженное мясо. Воздух обжигал кожу - глубокий 'минус' по Фаренгейту и Цельсию.
  
  Стены и пол представляли собой трубчатые конструкции, внутри них струился низкотемпературный хладагент. Робкие струйки пара поднимались вверх от 'тепло'-обменников. Пар увязал в морозном воздухе.
  
  Потолок и стены ощетинились сосульками. В углу мастерской находился стерильный и абсолютно пустой участок, напоминающий морг.
  
  Остальное пространство заполнялось электроникой и биомеханическими станками sub-zero-класса. В атмосфере висели звуки работающего насоса и потрескивание труб с хладагентом. Пахло аптекой и больницей.
  
  В центре находились несколько бассейнов на лабораторных столах. В них не плавали рыбы. В переохлаждённом силикагеле увязли глаза. Много псевдочеловеческих глаз.
  
  Над одним из бассейнов поменьше застыла подвижная головка 3D-принтера.
  
  Вот рука механизма выловила из смеси глаз, отцентрировала её перед жерлом лазера. Глаз фиксировался под уровнем силикагеля, до поверхности оставался ровно дюйм с половиной.
  
  Когда 3D-принтер взялся за сварку нервных волокон, доктор Чу выдохнул. Теперь можно перевести дух - автоматизированный процесс почти не сопровождается ошибками. Замигали светодиодные сигнализаторы на управляющей панели устройства.
  
  Пар от дыхания пожилого китайца полетел в сторону соседнего аквариума, полного глаз и лениво всплывающих пузырьков кислородно-ксеноновой смеси. Доктор подошёл к нему осторожно, ведь опрометчивое движение могло закончиться тяжёлым ожогом.
  
  В стекле отразилось лицо Чу. Синюшное, с проницательным взглядом прищуренных китайских глаз. С бороды свисали сосульки. Он что-то приговаривал на китайском, производя впечатление сумасбродного учёного. Однако оно являлось обманчивым - доктор поступал так специально, ведь интеллект холодильника запоминал заметки Чу и выстраивал обрывки в связные фразы. Заносил восстановленный текст в рабочий журнал.
  
  Он посмотрел на дверь, когда та открылась. Внутрь зашёл посетитель невысокого роста. Себастиан уже переоделся в специализированный костюм - шубу и перчатки с поддувом. Нагретый газ подавался в костюм по трубкам, тянувшимся от нагревателя до подола шубы.
  
  Клиент доктора Чу сориентировался и направился по деревянному мостику, огибая сосульки, свисающие даже с морозостойких светодиодных ламп. Ворот шубы быстро покрывался снежной корочкой.
  
  В целом, лицо Себастиана можно было признать молодым. Впечатление портили желтоватый цвет кожи и оспины. Да и походка напоминала старческую. Он шёл медленно, неуверенно, спотыкаясь. Преждевременная старость сделала кости хрупкими и ухудшила координацию движений.
  
  Себастиан приблизился к Чу, остановившись за четыре метра от того и начал застенчиво:
  
  - Извините, доктор. Я здесь, чтобы...
  
  Чу перебил, жестом подав знак замолчать. Китаец подобрался к одному из аквариумов. Взял со стола пинцет и выудил им глаз из силикагеля. Показал глаз посетителю.
  
  - А ты перфекционист, мальчик, - вполне грамотно, но с китайским акцентом сказал Чу. - Согласен, в прошлой партии малышек нашлась пара особенностей. Но всё в пределах стандартных величин отклонений.
  
  - Простите, доктор, эта партия для особого клиента.
  
  - Да неужели? На Земле слишком живые машины незаконны. Почти всегда... не так ли? Заруби себе на носу, у богатых странные причуды. Они могут стать опасными. Зачем ему понадобились чёрно-белые глаза? Я едва разыскал комплектующие. Ни одна компания не выпускает такого старья.
  
  - Оплата оказалась достойной, - осторожно заметил Себастиан.
  
  - Да, да, да. За мной, мальчик.
  
  Чу бросил глаз в силикагель, и они поковыляли к другому аквариуму. Доктор выудил из него следующее 'изделие':
  
  - Глаза, зеркало души, - смеялся Чу, приговаривая на китайском. - Зарядное устройство с собой?
  
  - Да, доктор, - Себастиан извлёк из-под шубы небольшой прибор, напоминающий шариковую ручку. Коснулся острым металлическим концом зелёной точки на ростке нерва.
  
  Чу удерживал глаз пинцетом. Они оба следили за процессом тестирования изделия.
  
  Вот задрожала радужка, заработали микромышцы. Механика глаза выполнила необходимые движения.
  
  Чу спросил:
  
  - Эта малышка достаточно совершенна?
  
  Себастиан кивнул:
  
  - Вы пришлёте упаковку с курьером?
  
  - Уже уходишь, мальчик?
  
  - До свиданья, доктор.
  
  Себастиан спрятал зарядник в перчатку, неловко поклонился и поспешил на выход. Его догнал вопрос Чу:
  
  - Сколько платит заказчик?
  
  Себастиан закашлялся и остановился на пол пути:
  
  - Э-это закрытая информация. Желание заказчика. Извините, доктор.
  
  - А когда заплатит?
  
  - Как закончу работу. Наверное.
  
  - Богатые всегда заставляют ждать. Иди.
  
  Себастиан не добрался до выхода, а почему-то решил скинуть шубу здесь. Он вылез из неё, как из банановой кожуры. С неожиданной проворностью подскочил к вешалке, повесил костюм. Затем побежал к двери, как побитая собака.
  
  Чу проследил за нелепым бегством клиента. Выругался по-китайски. При этом потерял бдительность - неосторожно махнул рукой и задел рукавом ближайший аквариум. Тот рухнул на пол, разбился.
  
  Низкотемпературный силикагель быстро растекался... Смертельно опасная жидкость окружила ноги Чу.
  
  Он запрыгнул на столик с проворностью, которую трудно ожидать от старика. Однако радовался Чу недолго, поскольку знал, что жизнь повисла на волоске. Он в ловушке. На него смотрели сотни так и не оживших глаз, расплескавшихся по полу.
  
  
  
  
   17 Внезапная гостья
  
  Себастиан посмотрел немного на дирижабль с рекламой. Поёжился от холода, который нёс с собой моросящий дождь.
  
  Он вздохнул, махнул рукой и направился к машине. Забрался в грузовичок. Устроился в кресле водителя, но тут же вздрогнул - рядом манекен.
  
  Тело девочки-подростка. Неподвижна. В отключке. Или просто спала в кресле пассажира. Хотя, это мало напоминало сон. Нечто другое. Казалось, она не то, чтобы мертва... скорее, за миг до того, как ожить.
  
  И она ожила. Глаза открылись и быстро наполнились испугом. Кто-то из них двоих вскрикнул. Она оттолкнула Себастиана и попыталась открыть дверь. При этом разбила окно и всё-таки выбралась. Бросилась в переулок как испуганная газель.
  
  - Мисс, вы забыли сумочку! - крикнул Себастиан и показал через окно потерянный предмет.
  
  Беглянка остановилась на границе света фонаря и темноты подворотни. Она оглянулась, затем начала медленно приближаться к машине. Прис шла вдоль сетчатого забора и будто карабкалась по нему, цеплялась пальцами за металлические прутья и ячейки.
  
  - Я потерялась. Этот город как тёмная чаща.
  
  Её намокшая в дожде 'причёска' отливала чем-то серым. В этом освещении краска слишком походила на седину. Наконец, она подобралась к машине и схватила сумочку через окно.
  
  - Вы напрасно боитесь меня, мисс.
  
  Она сделала робкую попытку улыбнуться.
  
  - Я ничего вам не сделаю, - повторил Себастиан.
  
  Девушка улыбнулась смелее. Неожиданная гостья выглядела ещё более застенчивой, чем Себастиан, и его природная робость сошла на нет:
  
  - Как вас зовут?
  
  - Прис.
  
  - А меня Себастиан. J. F. Sebastian.
  
  Она подошла ближе:
  
  - Привет.
  
  - Привет.
  
  - А куда вы хотели уехать на моей машине?
  
  - Я пыталась найти подругу, но... в этом городе так... - казалось, Прис не могла подобрать нужного слова. - Я устала. И этот дождь...
  
  - Вам некуда идти?
  
  - Мне хотелось переночевать в тепле.
  
  Себастиан не решался на логичное продолжение. Прис помогла ему:
  
  - Здорово мы напугали друг друга?
  
  - Ещё бы.
  
  - Я голодна, J. F.
  
  - Ну... у меня есть кое-что дома. Поедем ко мне?
  
  - Вот и напросилась.
  
  Себастиан открыл дверь, и довольная Прис вернулась в грузовичок. Они поехали.
  
  ... дом, где обитал J. F., производил странное впечатление. Совершенно безлюдный, не слишком высокий, в один подъезд. Часть крыши стеклянная, через неё виднелось сумрачное 'небо'. По прозрачной поверхности стекали потоки усилившегося дождя.
  
  На первом этаже склад-полусвалка. Темнели силуэты ретро-автомобилей, манекенов и чего-то ещё. Вероятно, спортивных тренажёров. Один раз в груде хлама блеснул моток колючей проволоки.
  
  - Ты живёшь здесь совсем один? - спросила Прис, когда они подходили к лифту.
  
  - Иногда приходит сторож.
  
  - Иногда?
  
  - Странно, да? Охраняет пустое здание.
  
  - Как его зовут?
  
  - Мистер... Детчум.
  
  - Это имя или фамилия?
  
  - Не знаю. Возможно, он сам не знает.
  
  Прис решила не уточнять - есть вещи важнее. Они вошли в лифт, сваренный из решёток, и поехали вверх, сквозь полоски света и тени.
  
  Лифт остановился, и они выбрались на лестничную клетку. Проследовали по коридору вдоль литых чугунных перил. Лучи неонового света падали сквозь лопасти ветряка, стоящего где-то на крыше. Себастиан предупредил:
  
  - Осторожно, под ногами лужи. Тут всё протекает.
  
  - Тебе, наверное, одиноко, J. F.?
  
  - Не совсем. Я изготовил себе друзей... Это игрушки. Хобби. А вообще, я био-дизайнер, инженер-генетик. Знаешь, что это такое?
  
  - Н-нет, - Прис поёжилась.
  
  - Я покажу.
  
  Они подошли к двери. Себастиан открыл её. Оказалась, та вообще не запиралась.
  
  - Места тут хватит на всех, - пояснил J. F. - Занята лишь моя норка, - он пропустил девушку внутрь.
  
  На его голос из темнеющей глубины квартиры выбежали два забавных существа.
  
  Прямоходящий Мишка, в треть человеческого роста, в военном костюме наполеоновских времён, а также игрушечный Кайзер Вильгельм, в каске и военной форме германской империи начала прошлого века.
  
  Они в один голос 'пропели':
  
  - Снова дома, джиги ди джиг. Снова вместе, наш J. F.
  
  - Добрый вечер, парни.
  
  Игрушки посмотрели немного на Прис, пустыми и ничего не выражающими глазами. Затем синхронно развернулись и двинулись маршем, следя за чёткостью шага, в темноту гостиной. Проходя мимо угла, Кайзер задел его плечом и издал короткий нелепый звук:
  
  - Ауч.
  
  Прис широко улыбнулась. Ей понравились игрушки.
  
   3000 [Скотт-Кроненвет]
  
  - Вот и познакомились, - сказал J. F., проходя в квартиру вслед за Прис. - Мои механические друзья. Я их сам сделал... А у тебя есть близкие?
  
  - Я сирота. Вроде как.
  
  - Друзья?
  
  - Несколько. Мне не удалось связаться с ними сегодня. Поищу завтра.
  
  - А-а... тогда я посплю на диване... Давай, снимай, пальто. Оно же вымокло.
  
  Прис сняла верхнюю одежду. Отдала Себастиану, и они вмести прошли в гостиную. Девушка бросила короткий взгляд на декоративные механические часы, висящие на стене. Затем на большую чашу в холле, из-за которой выглядывала бронзовая фигурка двуглавого орла или другой химеры.
  
  Прис присмотрелась: на слое пыли, что покрывал чашу, читалась сделанная пальцем надпись 'Граальчик'. Литой художественный постамент, на который опирался сосуд, окружался строем бумажных учебников и справочников. Живые системы, наноэлектроника, программирование, философия, социология, экономика, политика...
  
  
  
  
   18 Bad-dreams street
  
  Декард не имел чёткой информации о том, где искать Зору. Ниточка, ведущая к Тэффи Льюису, ненадёжна. Фактически, сыщик шёл наугад.
  
  Сектор развлечений находился в полу-окружении китайского квартала. Казалось, тот невероятно распух и уже напоминал отдельный город.
  
  Подходы к четвёртому сектору патрулировали красивые проститутки и полицейские. Трудно сказать, кто из них больше прокачан - импланты носят те и другие в обязательном порядке.
  
  Декард миновал кордоны и нырнул под светодиодную вывеску 'У Тэффи'. Он окунулся в специфическую атмосферу - в тёмном воздухе витали клубы табачного дыма. Алкоголь, духи.
  
  Вокруг многочисленные такси-гёрлс, на любой вкус. Таких обычно нанимают для проведения вечера. Сегодня их вертелось больше, чем самих посетителей. Незанятые девушки просто общались друг с другом. Безбожно курили и почти надирались. Но возможно, они здесь не столько работали, сколько отдыхали от работы в соседних заведениях. Либо Тэффи снова открыл клуб для лесбиянок.
  
  Декард обратил внимание на коктейль одной из такси-гёрл. В бокале странный вязкий 'чай', где вместо листьев плавают гусеницы. Блейдраннер поморщился, настолько утончённого разврата он не понимал.
  
  Ведущий лезвие уличил момент, когда охранник, стоящий у входа в служебные помещения, отвлёкся. Полицейский проскользнул внутрь запретной зоны.
  
  В затемнённых прокуренных коридорах иногда попадались артистки. Сыщик делал вид, что знает, куда идёт. Наконец, нужная полупрозрачная дверь отыскалась. Табличка 'Тэффи'. Декард попробовал вспомнить, как выглядит этот куриный ястреб. Однако внимание полицейского перескочило на неожиданную картину за дымчатым стеклом.
  
  На него ложилась тень саксофониста. Доносилась медленная мелодия. Репетиция или прослушивание. Затем рядом с первым силуэтом возник второй: некая женщина, ранее находившая вне поля зрения, не удержалась от того, чтобы потанцевать.
  
  Однако время особо не ждало. Декард постучался и вошёл. Секретарша Льюиса немного смутилась и вернулась на рабочее место. Артист прекратил игру.
  
  - Тэффи куда-то вышел? - спросил Декард, одев на лицо маску подвыпившего хорошего знакомого.
  
  - Он в комнате отдыха, - сообщила секретарша и сделала жест рукой, из чего стало ясно, куда идти. - Если вы...
  
  - Большое спасибо, мисс. Он ждёт меня.
  
  Вышел за дверь. Саксофонист снова взялся за дело, а дама отчего-то рассмеялась.
  
  Нужная комната отыскалась в тупике коридора. Не заперто. Блейдраннер без стука, осторожно, вошёл внутрь.
  
  Темно. Зрение быстро приспособилось, и стали различимы детали. На диване лежит девчушка в платье. В отключке. Лет тринадцать-четырнадцать. К голове тянутся провода. На их конце очки добавленной реальности. Наушники.
  
  Слева доносится звук - кто-то умывается. Выключает воду.
  
  Невидимая дверь открылась, и внутрь проник свет. На пол легла человеческая тень. Тэффи почти вскрикнул, когда столкнулся с Декардом.
  
  - Вы Тэффи Льюис? - не давая опомниться, спросил полицейский.
  
  Хозяин клуба молча кивнул. Судя по выражению лица, он сейчас прикидывал, за какой именно грех его решили убить. Полноватый мужчина среднего роста, Узкие плечи. Шея, где едва нашла место присесть галстук-бабочка. Перстни и прочие 'блёстки'.
  
  - Извините мою племянницу, - рассеянно сказал Тэффи. - Она... готовится к экзаменам... Как вы смогли пройти сю...
  
  - Ты должен посмотреть на фотографию, - Декард сунул снимок Зоры под нос 'куриному ястребу'.
  
  Тэффи сглотнул и тяжело задышал.
  
  - Моя бывшая танцовщица. Её уже нет со мной.
  
  - Змея.
  
  - Что? А, припоминаю, я купил ей змею.
  
  - У Абдула?
  
  - Возможно, - Тэффи решился пристальнее всмотреться в глаза Декарда, и тут же вспомнил. - У него. Точно, у него.
  
  - Где она?
  
  - Я не знаю. Могу предполо...
  
  - Ну?
  
  - Ей хотелось попасть в выездную группу.
  
  - Что это?
  
  - Силиконовая долина. Там филиал партнёрского клуба. Есть и другие. Разные заведения...
  
  - Ближе к делу.
  
  - Учёные носа не показывают за пределы долины. Живут в своих фирмах. Я организовывал выезды танцовщиц туда.
  
  - Она уехала в силиконовую долину?
  
  - Нет. Я решил разделить бизнес. Больше не отправляю группы. Она уволилась.
  
  - Слушай, парень, - Декард схватил собеседника за ворот пиджака, и 'куриный ястреб' сжался в комок.
  
  - Соседний клуб, прямо через дорогу, - Тэффи переводил дух, после того как полицейский отпустил его. - Они занялись выездами в Силиконовую долину вместо меня.
  
  - Там здание бывшей Оперы.
  
  - Именно так... Эй, друг, скажи хозяину, что ты от меня, - последние слова пришлись в спину уходящему Декарду.
  
  За всё время лежащая на диване девушка не пошевелилась.
  
  ... хозяин клуба оказался в доску пьян. Толстяк, напоминающий Тэффи, буквально растёкся по барной стойке. На вопросы, в основном, мычал, зато свои права помнил. Не забыл про лицензии. Ему почти удалось сказать, что обладает лицензией на то, чтобы посещать туалет, целоваться с чужими проститутками, мочиться в четыре часа утра, заниматься кое-чем с женой, не заниматься кое-чем с женой, и на всё остальное, о чём большинство не догадывается.
  
  Бармен продемонстрировал копу декоративную змею с золотой чешуёй - не ту, что искал Декард. Затем хозяин клуба посоветовал сыщику расслабиться: 'И тогда ты точно найдёшь себе бабу... Со змеёй или без. Выпей и прошвырнись тут... Что-то ты сухой, приятель... Эй, Луи, налей парню за счёт заведения'. После этих слов хозяин посмотрел на Декарда как на таракана и окончательно заснул на барной стойке.
  
  Полицейский решил не нарываться - он заметил, что вокруг собрались охранники клуба. Пришлось принять правила игры.
  
  На сцене какой-то клоун глотал лезвия. Другой жонглировал горящими факелами.
  
  Декард вздохнул и стал надираться. Один коктейль, другой. И как-то постепенно перешёл на самое простое. Водку. В один момент почудилось, что ему лезут в карман.
  
  Как можно быстрее обернулся - но рядом никого. Просто толпа. Он проверил карман и достал оттуда улики, фотографии репликантов. В том числе Рейчел. На обратной стороне её фото номер телефона.
  
  Декард оторвался от барной стойки и проплыл сквозь толпу к видеофону. Зашёл в кабинку и набрал номер. Пальцы, на удивление, слушались. Более-менее.
  
  Когда на экране возникло лицо Рейчел, он удивился своему пьяному голосу:
  
  - Люди от меня... и раньше уходили, но чтобы... настолько очаровательное создание... это в первый раз. Я сейчас в баре...
  
  - Вы забыли сказать 'добрый вечер'.
  
  - А?.. Это бар Тэффи Льюиса... или какой-то другой. Я не в курсе.
  
  - Всё ищете кожаных поделок?
  
  - Детка, ну, зачем так? Я искал бар. Мне надо расслабиться... Я ведь не железный.
  
  - Вы за этим звонили?
  
  - Крошка. Не думай. Приезжай сюда.
  
  - Боюсь, это место не в моём вкусе.
  
  - Сползаем в другое.
  
  Как бы ни был пьян Декард, от профессионального взгляда не укрылось главное. Сквозь мелькающие шляпки и вуали такси-гёрлз он заметил на сцене большой предмет в виде яйца. Оно раскалывалось, и из-под скорлупы вытягивалось гибкое тело танцовщицы. Со змеёй в руках... Декард быстро трезвел.
  
  - Послушайте, леди... Рейчел... это четвёртый сектор...
  
  - Я уже сказала...
  
  Декард остановил её жестом. Он прислушивался к объявлению ведущего вечера:
  
  - Обворожительная Саломея получает удовлетворение от змея, который когда-то совратил человека! Подползайте ближе к сцене, распутники!
  
  После этих слов сыщик окончательно протрезвел. Он машинально произнёс, не глядя на Рейчел:
  
  - Увидимся через полчаса.
  
  Вряд ли Декард понимал, что говорит. Его сознанием завладела танцовщица со змеёй.
  
  ... Блейдраннер пробрался в служебные помещения клуба. Он встал под тенью неоновой лампы, карауля Саломею у гримёрок. Вокруг сновали артистки в умопомрачительных платьях. Со стороны сцены доносились аплодисменты и свист.
  
  Наконец, он увидел её. Высокая и атлетичная. Черноволосая восточная красавица в скудном костюме из псевдо-страз, наклеенных на голое тело. Не очень-то похожа на Зору, хотя определённое сходство есть. Следовало познакомиться ближе.
  
  - Простите, мисс Саломея, - Декард вошёл в образ безобидного бесхитростного поклонника, что отыскался в арсенале сыщика. - Я хотел бы поговорить с вами, если мож...
  
  Танцовщица не ответила. Она выглядела слегка озадаченной. Стоя на высоких каблуках, она смотрела на Декарда с лёгким подозрением.
  
  - Я из федерации артистов варьете, - добавил Декард, расплывшись в придурковатой улыбке.
  
  Саломея оглянулась, будто опасаясь провокации, скрытой съёмки или чего-то подобного. Неопределенность заставила её принять игру странного собеседника.
  
  - Да ну? - улыбнулась она. Открыла двери гримёрки, и Декард проскользнул внутрь тесного тёмного помещения.
  
  - Я не буду агитировать вас на предмет вступления в федерацию. Этим занимается другой отдел.
  
  Танцовщица пристроила змею на вешалку:
  
  - Отдел? В каком смысле?
  
  - На самом деле я из секретного комитета по соблюдению норм морали.
  
  - Что? Какой морали?
  
  - До нас дошли сведения... что руководство клуба позволяет себе лишнее. Ну, знаете... распускают руки там...
  
  - Не слышала о подобном. Что вы хотите сказать?
  
  - Вы подвергались эксплуатации?
  
  - Чему?
  
  - Ну... э-э... при приёме на работу, когда вы устраивались или увольнялись... вас заставляли делать что-либо, унижающее или оскорбляющее личность? - Декард выглядел как дешёвка, недалёкий или валяющий дурака поклонник.
  
  - Ты откуда такой свалился? Не верю, - Саломея рассмеялась, - что ты настоящий. - Взяла полотенце и вошла в душевую кабинку. Прикрыла за собой дверцы из дымчатого стекла.
  
  - Мисс, вы не представляете, на что способны озабоченные мужчины.
  
  - Нет, - усмехнулась Саломея, включая воду. - Не представляю.
  
  - Я не имел в виду себя.
  
  - Конечно.
  
  - Как долго у вас эта змея?
  
  - Змея? Что вы там делаете?
  
  - Ну... э-э... Озабоченные мужчины часто сверлят дырки в стенах. Чтобы смотреть, как женщина раздевается. Я осматривал гримёрку на предмет щелей.
  
  К своему удивлению, полицейский даже разглядел одну такую.
  
  - Так ищите их.
  
  - Меня заинтересовала змея - настоящая ли она, - Декард вернулся к змее и поднёс к голове животного палец.
  
  - Разве я работала бы здесь, если бы могла позволить себе настоящую змею? - Саломея смывала блёстки.
  
  Блейдраннер дотронулся до кожи змеи, и его дёрнуло током. Раздался щелчок.
  
  - Делайте свою работу, и не ломайте мою! - донеслось из потока воды.
  
  Он посмотрел в сторону душевой. В небольшую оставленную щель между стёклами удалось разглядеть обнажённую танцовщицу.
  
  - Свою щель нашли, да? - буркнула она.
  
  Она успела помыться и переодеться. Теперь её откровенный костюм состоял из узких псевдокожаных шорт с бюстгалтером. Сильные тренированные ноги обвивались полосками блестящего мягкого металла, похожими на змей. Под стать и чёрные сапоги, отливающие стальными вставками.
  
  Она приблизилась к Декарду, тот отступил к выходу и вешалке со змеёй.
  
  Парик 'Саломеи' остался в душе. Последние сомнения исчезли.
  
  Змея неожиданно атаковала Декарда - намертво вцепилась в шею, в район сонной артерии.
  
  Зора нанесла Декарду профессиональный удар ребром ладони в висок. Удар из тех, после которых не поднимаются. Декард рухнул как подкошенный. Змея при ударе об пол разбилась. Из её тела полилась белая жидкость, посыпались трубочки и дёргающиеся псевдомышечные волокна.
  
  Зора нанесла новый удар, каблуком в область виска. Казалась, черепная коробка отчаянно хрустнула. Репликант уже готовилась добить жертву, но в гримёрку вломились несколько пьяных гостей клуба в сопровождении такси-гёрлс. Ошиблись дверью.
  
  Зора растолкала их и выбежала, накинув на себя прозрачный полиэтиленовый плащ.
  
   4000 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  
  
   19 Погоня
  
  Декард пришёл в себя. Вскочил на ноги и заорал:
  
  - Где кожаная морда?!
  
  Испуганные люди указали в темнеющий коридор. Блейдраннер рванул туда. Через несколько своротов наткнулся на служебный выход.
  
  Очутился в подворотне. Стайка нищих сыпала проклятья на белиберде в сумрак улицы. Значит, мимо них пронёсся торнадо в виде Зоры. Туда! Он врезался в ту же группу людей и раскидал их.
  
  Выбежал на весьма оживлённую улицу. Она выглядела, будто здесь собрались все отбросы, населяющие город. Разносчики пиццы и болезней, шлюхи, нищие, полицейские, фрилансеры, бездельники, вездесущие кришнаиты, киберпанки и остальные. Все.
  
  Улица без проезжей части. Машины двигались по соседней. Если Зора проберётся туда, то быстро покинет район.
  
  Глаза приметили силуэт. Она тоже являлась профессионалом. Не бежала, а старалась не создавать вокруг себя лишнего шума. Быстро шагала и раздвигала толпу перед собой.
  
  Декард двинулся следом, против течения людского потока. Нужно спешить, иначе она первой доберётся до проезжей части со сквозным движением и скроется. Стрелять сейчас нельзя - слишком много лишних глаз.
  
  Он прибавил хода. Какое-то время они - охотник и жертва - даже двигались параллельно друг другу, по разным сторонам улицы.
  
  Вот она обернулась. Декард нырнул за фонарный столб. Трудно сказать, заметила ли она. Однако он её потерял, когда снова решился идти по следу.
  
  Судя по звуку электронных волынок, неподалеку маршировал батальон евроирландских гвардейцев. Зонтик какой-то раззявы едва не выколол глаз. Протяжный гудок поезда метро подсказал, что у беглянки скоро появится ещё один путь к спасению.
  
  Нужно рисковать. Пришлось забраться на крышу припаркованного полицейского спиннера - благо патрульные курили в стороне и ничего не заметили. Декард вновь разглядел цель. Зора быстро шагала к перекрёстку, прикрываясь прохожими.
  
  Свернула за угол! Декард рванул вперёд, уже не беспокоясь о скрытности, ведь цель имела все шансы уйти. Он побежал по крышам припаркованных служебных автомобилей. Пару раз поскользнулся и едва не упал, однако добрался до перекрёстка.
  
  Догнать репликанта непросто. Нужно отжать авто. Декард остановил первое попавшееся. Однако водитель успел заблокировать двери. Сволочь. Полицейский припугнул его пистолетом - водитель схватился за сердце, но не открыл.
  
  Следующая цель. Такси. Менее расторопный тип. Ведущий лезвие проник в салон, вышвырнул таксиста. Вдавил педаль газа.
  
  Пассажирка такси, пожилая дама, заголосила, соревнуясь с визгом шин. Она закрыла глаза руками, надеясь на то, что упадёт в обморок, и только после этого погибнет.
  
  Похоже, Зора заметила манёвры охотника и перешла на бег.
  
  Автомобиль быстрее репликанта. Декард подобрался на подходящее для огня расстояние. Достал лазерный пистолет и выстрелил через лобовое стекло. Луч прошёл сквозь выпуклое стекло и немного сменил направление. Выстрел пришёлся в кирпич. Цель скрылась в облаке распылённого материала.
  
  Прохожие бросились в рассыпную.
  
  Зора искала укрытие, и не находила его. Ближайший переулок тупиковый. Блейдраннер разбил стекло и снова выстрелил.
  
  В последний момент Зора пригнулась, и луч скользнул по прозрачному полиэтиленовому плащу.
  
  Огонь! Проворный репликант спряталась за фонарным столбом, и подрубленная лампа слетела вниз. Разбилась об асфальт. В следующий раз может не повезти. Нужно рисковать.
  
  Авто почти поравнялось с ней. Раздался визг тормозов. Декард выкатился из салона, сгруппировался и прицелился.
  
  Зора рванула в витрину ближайшего заведения, магазина свадебных платьев - иного выхода не оставалось.
  
  Репликант вломилась внутрь, разбив стекло. В разные стороны полетели осколки. Трубки и кольца разорванных неоновых вывесок. Луч лазера достиг бы цели, если бы не осколки. Испепеляющий свет отразился в сторону, удар пришёлся в потолок. Из пробитого кондиционера повалил пар.
  
  Декард выругался и в запале выбросил лазерный пистолет. Сорвал запасной револьвер с скрепления у лодыжки.
  
  - Прочь! - крикнул он прохожему, не замечающему ничего вокруг себя. Пьяный тип слушал музыку через наушники.
  
  Блейдраннер выстрелил. Пуля пролетела мимо прохожего и настигла Зору. Врезалась в её правое плечо. Не смертельно, однако репликант оказалась сбита с ног.
  
  Рухнула на пол. Инерция тела помогла сгруппироваться, подняться. Она повалила два-три манекена, одетых в свадебные платья. Прозрачный ранее плащ заливался кровью.
  
  Зора устремилась дальше... по прямой, облегчая задачу стрелку.
  
  Следующий зевака едва не попал под выстрел. Пуля настигла сердце цели, когда та уже пронеслась сквозь магазин и была готова пробить последнюю витрину - 'выход' наружу.
  
  Полуживое тело, на инерции и остатках рефлексов, врезалось в стекло. Раскидало манекены, что демонстрировали зимнюю одежду, и пронеслось сквозь витающие искусственные снежинки.
  
   4010 [Скотт-Кроненвет]
  4015 [Скотт-Кроненвет]
  4020 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  Вместе с вихрем осколков и снега выпало наружу. На чернеющий асфальт и неоновые блики.
  
  
   4040 [Скотт-Кроненвет]
  
  ... возобновился дождь, и на Декарда нахлынули ощущения. Его потянуло к жертве как магнитом. Сгорбившись и тяжело дыша, он побрёл к месту убийства.
  
  Никто вокруг не кричал и не звал на помощь. Прохожие просто наблюдали. Со странным интересом, дожёвывая фаст-фуд и потягивая напитки в стаканчиках через соломинки.
  
  Она лежала на осколках. Тело совершало редкие остаточные движения. Убитая дышала как рыба, глотая воздух. Всё тише и тише. Как пойманная и выброшенная на лёд. В разбитых стёклах застыло её лицо, осколки мира и неона.
  
  Тело прекратило дышать.
  
  На него падали искусственные снежинки и капли дождя - преломляющийся в воде неон делал их похожими на падающие звёзды. Кровь растекалась по мокрому асфальту под журчание воды. Один из зевак ступил на отражение Зоры.
  
  Декард заметил в осколках себя - разбитое отражение - и ему стало откровенно хреново. Ведущий лезвие знал, что напишет в рапорте: 'стандартное отключение репликанта'. Но почему-то ему было почти жаль ту, которую пришлось убить выстрелом в спину.
  
  Странное ощущение. Он не мог понять того, что происходит. Что может чувствовать блейдраннер по отношению к кожаной поделке? Неужели, всё из-за Рейчел?
  
  Декарду привиделось её лицо - в толпе зевак. Он тряхнул головой, а когда взгляд снова сфокусировался, то на месте Рейчел возникла мужская спина. Плащ и шляпа.
  
  Сухо щёлкнул пистолет. Какого-то чёрта Декард нажал на спусковой крючок.
  
  'Хорошо, что вышла осечка', - блейдраннер смотрел на оружие в своей руке. Та дрожала.
  
  - Замри! - раздалось позади. - Руки вверх!
  
  - Вы взяли не того парня, - Декард поворачивался к патрульным.
  
  - Не нарывайся, придурок! Ляжешь рядом!
  
  Громкоговоритель орал на всю улицу: 'Разойдитесь! Разойдитесь!'
  
  - Спокойно, сержант, я свой, - блейдраннер полез в карман плаща.
  
  Зря он так сделал. Его ударили электрошокером.
  
  ... в следующий раз сыщик осознал себя стоящим рядом с Брайантом. Тот отвёл Декарда в укромное место, в туалет ближайшего бара, подальше от посторонних глаз. Они находились внутри вдвоём. Предстоял разбор полётов по горячим следам.
  
  Капитан спросил, пристраиваясь к писсуару:
  
  - Ты думаешь, она человек?
  
  - Не знаю. Она ударила меня, - Декард тупо смотрел на своё темнеющее отражение в зеркале.
  
  - И что?
  
  - А то, что не нашлось времени на тест Войта-Кампфа.
  
  - Ты не понял меня, - голос Брайанта звучал негромко, но было ясно, что он почти орёт на подчинённого. - Ты хреновый следак. Теряешь хватку.
  
  - Она могла уйти.
  
  - Ну, и дал бы уйти. Подальше. Чтобы достать в менее людном месте. Вдали от лишних глаз. Нахрена ты собрал аудиторию? Славы захотел?
  
  Крыть нечем. Декард молчал. Брайант смыл за собой и продолжил:
  
  - Ладно. Медицинское заключение по убитой будет, каким надо. Твой лазер не нашли. Если он засветится в какой-нибудь лаже с трупами, то парой бумажек не отделаешься. К завтрашнему вечеру рапорт по утрате... Дек, ты слушаешь меня?
  
  Он не ответил. Тупо пялился на слабо отражающее зеркало, как на провал в темноту. Он будто выпал из реальности. Или неожиданно обнаружил слепое пятно в поле зрения... Или понял, что слепое пятно стало полем зрения. Можно попробовать забыть об этом, но суть дела не изменится.
  
  Громкий хлопок по плечу привёл его в чувство.
  
  - Тебе надо выпить, - сказал Брайант по-дружески. - Приведи себя в порядок, а то напоминаешь труп кожаной поделки, что валяется снаружи.
  
  Брайант вывалился за дверь, словно старый медведь.
  
  
  
  
   20 Странный русский
  
  Декард нашёл нужное место. Небольшой дешёвый бар за пределами квартала развлечений. Обычное заведение для пьяниц, не претендующих на что-то серьёзнее серых и тесных помещений, продирающей горло водки, густого папиросного дыма вместо воздуха.
  
  Он почувствовал себя лучше и отправился в туалет. А когда вернулся, то обнаружил, что следующую порцию выпивки освоил другой посетитель.
  
  - Эй, мистер, - сказала одноглазая бармен. - Я не смогла защитить вашу выпивку от него, - она кивнула в сторону ближайшего алкоголика. Тот разлёгся на стойке и напоминал кита, выброшенного на берег.
  
  Верзила выглядел не слабо, и Декард ответил хозяйке заведения:
  
  - Да и чёрт с ним. Дай мне ещё.
  
  Бармен налила новую рюмку водки. Кит отозвался на звуки. Он повернул голову к Декарду. Лицо пьяницы не разглядеть из-за тени.
  
  Уличный свет падал на затылок. Странный посетитель сделал сильное заявление, с откровенно русским акцентом:
  
  - Я заплачу тебе.
  
  - Забудь, - сказал блейдраннер. - Я уже забыл.
  
  Кит оторвался от стойки и пошарил в кармане.
  
  - Проклятье. Похоже, нет денег.
  
  - Да всё нормально. Забудь.
  
  - Я хотел купить ещё.
  
  - Что будешь?
  
  - Водка.
  
  Декард заказал для собеседника рюмку.
  
  - О! Сразу видно, наш человек, - оценил русский. Теперь, оторвавшись от барной стойки, он больше напоминал медведя.
  
  Выпили. Русский спросил:
  
  - Хочешь, познакомлю со своими друзьями?
  
  - Они далеко?
  
  - Ближе, чем кажется, - похлопал по карманам плаща. Достал из одного спичечную коробку. Страшно подумать, сколько ей лет.
  
  Русский открыл коробочку, и оттуда показались живые жуки. Трое.
  
  - Тараканы? - предположил Декард.
  
  - Ага.
  
  Они выползли из укрытия. Русский постоянно ограждал их от опасностей побега, используя ручищу как преграду.
  
  - Как долго у вас эти парни?
  
  - Пару недель. Но они не все парни. Вот это девушка. Анна.
  
  Декард указала пальцем:
  
  - Она?
  
  - Да. Рядом Блэки. Обычно он ждёт, когда Игорь пойдёт есть, и тогда пробует воспользоваться Анной.
  
  Декард кивнул. Заказал ещё водки. Они выпили.
  
  - Ты когда-нибудь видел, как тараканы занимаются любовью?
  
  - Нет.
  
  - Хотел бы?
  
  Декард пожал плечами.
  
  - Попробуем, - русский достал из кармана кусочек сахара и положил его перед жуками. Они оба склонились над подопытными и стали ждать. Но ничего интересного не произошло.
  
  Декард вздохнул. Бармен заключила, поглядывая на этот цирк:
  
  - Должно быть, Игорь не голоден, или Анна недостаточно горяча.
  
  Русский переловил друзей и отправил в коробочку. Последнего даже поцеловал и предложил Декарду:
  
  - Чмокни её на прощание.
  
  - Боюсь, что проглочу красавицу.
  
  Последний таракан скрылся в коробочке. Бармен сказала:
  
  - Как будете уходить - убедитесь, что не забыли своих подруг.
  
  Русский обнял Декарда:
  
  - Ты мне нравишься, парень.
  
  - Ты мне тоже.
  
  - Ещё по одной?
  
  - Мне надо пи-пи... На свежем воздухе.
  
  Блейдраннер выскользнул из объятий медведя и пьяной походкой направился к выходу. Из его головы не выходило воспоминание - ему удалось подметить, как окурок, что тлел в дальней руке русского, понемногу сжигал 'кожу' пальцев.
  
  ... Русский предельно тихо поднялся и пошёл следом. Вовремя увернулся от взгляда копа, брошенного через плечо. Заметил, что походка сыщика стала нормальной, после того как он выплыл из бара.
  
  ... Декард отыскал удобную позицию. За прицепом мусоросборника. Сбоку к нему не подобраться. Бар как на ладони. Леон получит пулю, едва покажется в дверях. Охотник принялся ждать, прислушиваясь к ощущениям, к дальнему гулу города и звукам этого захолустья.
  
  Внезапно вокруг него сомкнулись лапы. Настоящая медвежья хватка! Да, медведь не оказался идиотом. Он вовремя выскользнул из ловушки, пройдя по служебным помещениям бара.
  
  Леон оторвал добычу от земли и бросил её на капот ближайшей машины. Декард стёк на асфальт, однако оружия не выпустил.
  
  Ещё секунда, и пуля нашла бы цель, но репликант не дал секунды. Ловким ударом ноги выбил револьвер.
  
  Схватил полицейского за отвороты плаща и проревел, уже без русского акцента:
  
  - Сколько отпущено лет?
  
  Декард хотел закричать, однако сдавленное горло лишь сипело. Леон оторвал добычу от земли, размахнулся и ударил ей о тот же автомобиль. Двое бродяг-азиатов безучастно смотрели на происходящее, как будто являлись манекенами.
  
  - Я родился в 2017-м. Сколько?
  
  - Четыре года.
  
  - Тебя я переживу.
  
  Робот швырнул Декарда в стоящий рядом мусоросборщик - как мешок хлама. Удар правой ручищи непременно разбил бы череп Декарда, если бы тот не присел в последний момент. Кулак Леона, как молот, прошил стальной корпус.
  
  Сбежать не удалось. Ручищи репликанта сгребли добычу с асфальта:
  
  - Я тебе больше не нравлюсь?
  
  Машина подняла полицейского и обрушила на капот автомобиля. Декард едва не влетел внутрь салона через разбившееся лобовое стекло.
  
  - А ведь это больно - умирать, да?
  
  - Согласен, - Декард сплюнул кровь.
  
  Репликант снова вздёрнул добычу кверху, та повисла в воздухе.
  
  - Я ощущаю постоянный голод. Не могу утолить его. А ещё умираю. Как много недоработок в Nexus-6!
  
  Леону захотелось растянуть удовольствие, он принялся отвешивать блейдраннеру тяжёлые пощёчины, от силы которых обычный нетренированный человек потерял бы сознание: 'Очнись... человечишка... Пора... умирать'.
  
  Леон поднёс пальцы к глазам Декарда, намереваясь проткнуть череп насквозь, однако вместо победного вопля машина издала жуткий, наполненный отчаянием крик. Так могла бы реветь пробитая металлическая труба, обладай она голосом и злостью.
  
  Кровавые осколки и клочья волос отлетели от задней поверхности головы репликанта.
  
  Декард понял, что произошло. Выстрел. Он слышал выстрел. Пуля не смогла выйти из черепа, застряв в титановом лбу. Глаза Леона потрескались, они сверкнули в последний раз, и машина ослабила хватку. Осела вниз. Декард выполз из-под убийцы.
  
  Тело поверженного Леона корчилось на асфальте. Челюсти хватали воздух, будто принадлежали помеси бешеного пса и гиены, а не близнецу человека. В голове пронеслась странная ассоциация - у старого проигрывателя заело виниловую пластинку... Наконец, труп замер.
  
  Ещё не поднявшись на ноги, Декард перевёл взгляд на фигуру, рука которой сжимала револьвер.
  
  Гафф? Казалось, неведомый спаситель собирается скользнуть прочь, в туман улицы. Он даже повернулся туда, но всё же его что-то держало.
  
  Блейдраннер видел лишь спину, силуэт человека в мужском плаще, в мужской шляпе. Но нет - фигура полуобернулась и из-за высокого ворота и шляпы показалось женское лицо. Это...
  
  - Рейчел? - прохрипел Декард, когда их взгляды встретились. - Рейчел.
  
  Её глаза дрогнули. Она выронила пистолет. Заплакала. Декард поднялся и подошёл к девушке. Взял её за руку, и Рейчел не оттолкнула его.
  
  Затем полицейский вспомнил. Освободил руку и поднял оружие. Перезарядил, после чего их взгляды снова встретились.
  
  Рейчел выглядела совсем плохо. Будто у неё закончился завод.
  
  Возможно, она смирилась с тем, что Декард убьёт прямо сейчас, или отведёт на смерть. Она стала похожей на овечку, приготовленную к закланию.
  
  Они шли, взявшись за руки... и как-то постепенно охотник понял, что собирается привести девушку к себе домой.
  
   4050 [Скотт-Кроненвет]
  
  - Надо помыться, - хрипящим голосом, попробовал пошутить ведущий лезвие. - Он протёр мной переулок. Как половой тряпкой.
  
  Рейчел не ответила, вероятно, потому что ещё считала, будто Декард убьёт её. Она совсем потеряла волю к жизни, брела как обречённый зомби. Да и нужна ли она, такая 'жизнь'? Она как-то слышала, что машины реагируют подобным образом. Когда просчитаны все варианты, и ясно, что от охотника не уйти, репликанты прекращают сопротивление. Теперь это 'коснулось' её.
  
  По пути они зашли в киоск с выпивкой. Декард оставил Рейчел у входа, а сам купил водки 'цинь тао'. Когда он вернулся, то обнаружил, что репликант покорно ждёт своей участи. Разве что поглядывает в одну сторону из-за высоко поднятого ворота плаща. В плохо просматриваемый угол, заполненный паром от люка ливневой канализации. Она пояснила, что ощущает исходящий оттуда взгляд.
  
  - Ничего, просто показалось, - заверил Декард. Хотя понимал, что там вполне может скрываться Гафф. Таков один из коронных трюков щёголя, следить или нападать из-за облака пара.
  
  Да, убить женщину не так просто. Возможно, в этом причина слежки.
  
   4080 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  
  
   21 Вдвоём
  
  Стоя рядом на кухне, они не смотрели друг на друга. Пялились примерно в одну точку глухой стены. Света не зажигали.
  
  Декард отпил немного из рюмки. Запёкшаяся на разбитых губах кровь растворилась и проникла в водку. Прозрачная ранее жидкость окрасилась в кровавые оттенки.
  
  - Трясёт? - спросил он силуэт Рейчел. - Меня тоже. Я делаю сомнительные вещи... Убийства и остальное. Их... трудно игнорировать. Но в этом суть работы.
  
  Отпил ещё, борясь с дрожью в руках. Сквозь решётки жалюзи внутрь проникали блики от пролетающих снаружи спиннеров. Тикали механические часы, повисшие в темноте.
  
  Рейчел медленно повернулась к полицейскому. Долго смотрела на него, ничего не говоря. Блейдраннер выдержал этот взгляд. Наконец, Рейчел объяснилась.
  
  - А вы запрограммированы больше, чем я, - загадочно и печально сказала она.
  
  По мере того как до Декарда доходил смысл мрачных слов, он злился. Ему даже захотелось ударить её побольнее. Не убить, но ударить. Да хотя... что толку злиться на... прибор? На ту же стиральную машину?
  
  Он выпил до дна и опрокинул ещё одну. Бросил рюмку в заполненную посудой раковину и направился в ванную.
  
   5020 [Скотт-Кроненвет]
  
  Достал пистолет из-за пояса и положил его на край раковины. Ближе к себе. Включил воду. Начал раздеваться. Ему стало плевать, что Рейчел видит. Стиральная машина тоже видит. И лампа, которую можно выключить. Да плевать вообще.
  
  Ванная ещё слишком холодна, поэтому Декард решил сперва умыться в раковине. Он смывал с себя чужую и собственную кровь.
  
  Ему вспомнился один случай. Как-то раз он пришёл с работы, забыв про душ в раздевалке.
  
  'Что с тобой?' - спросила жена.
  
  'Ничего'.
  
  'Ты весь в крови'.
  
  'Это не кровь. Не человеческая кровь'.
  
  'Я бы так не сказала'.
  
  - Господи, что я делаю? - выдохнул Декард в зеркало, едва не уронив флакон с краской для волос в ванную. Под синяками и шрамами перекатывались бугорки мышц.
  
  'Смываю кровь. Вот и всё', - ответило отражение. Казалось, что красное не смывается. Он тёр кожу до боли, пока не понял, что это наваждение. Тело трещало по швам. Болезненным жаром пульсировало вывихнутое плечо. Ныли зубы и скулы.
  
  Декард посмотрел в сторону кухни. В коридоре стоял стул, и Рейчел села на него. Она не убегала, не пыталась напасть. Даже прекратила глазеть на голого полицейского. Уставилась куда-то в сумрак. Но возможно, она наблюдала за блейдраннером через отражение в зеркале.
  
  Репликант сменила позу и на миг раздвинула ноги. Декард заглянул ей туда. Под юбку. Затем зажмурился.
  
  'Это кожаная поделка', - сказал себе Декард. Чучело, в которое вставили пару моторов. Следующее поколение резиновой бабы. Ты ведь не можешь жениться на резиновой бабе или что-то в этом роде?
  
  Она не женщина, а поделка. Даже без документов. Изделие. Не человек. Шестая серия, а не шестой день.
  
  'Твою мать, уже Библию вспомнил', - Декард сплюнул в раковину и полез в ванную.
  
  На какое-то время отключился. Выпал из жизни.
  
  Обратно его вернул голос Рейчел:
  
  - А если я уеду? На Север. Исчезну?
  
  Репликант сделала робкую попытку зацепиться за жизнь. Она понемногу приближалась к ванной. Одно слово - один маленький шаг.
  
  Рейчел продолжала:
  
  - Ты пойдёшь по следу? Будешь охотиться на меня?
  
  Декард пришёл в себя и посмотрел на приближающуюся, как гипнотическом сне, машину:
  
  - Нет. Я... не буду.
  
  Её лица коснулась болезненная судорога. Надежда или нечто вроде. Она задала немой вопрос своим взглядом. Декард пояснил:
  
  - Я... живу благодаря тебе. Обязан тебе жизнью... Правда, есть и другие охотники. Всегда кто-то идёт по следу. Система не знает усталости.
  
  Ещё один шаг:
  
  - Что ты знаешь обо мне?.. Те вещи... Дата создания. Профиль личности, длительность цикла... Долговечность. Ты видел моё досье? Личное дело?
  
   5030 [Скотт-Кроненвет]
  
  Декард постарался скрыть замешательство. Он не хотел говорить.
  
  - Оно... засекречено.
  
  - Но ты же полицейский!
  
  - Я... не посмотрел вовремя.
  
  Он закрыл глаза. Отвернулся, так как считал, что машина ощутит его ложь. Окунулся под воду, а когда вынырнул, то столкнулся со следующим вопросом:
  
  - А этот твой тест... Войта-Кампфа... ты сам... когда-нибудь проходил?
  
  Блейдраннер закрыл глаза.
  
  - Декард?
  
  - Послушай, - говорил он сквозь забытье. - Я устал. Почти отрубаюсь. Мне надо отключиться на полчаса. Я уже не знаю, когда спал в последний раз.
  
  - Декард.
  
  ... он вспомнил про пистолет и открыл глаза. Рейчел сидела на краю ванной и разглядывала голое мужское тело, лежащее в порядком остывшей воде.
  
  - Не очень вежливо, - кашлянул полицейский.
  
  - А что я должна делать? Я хочу смотреть, и смотрю.
  
  - Ты никогда не делала этого с мужчинами?
  
  - Я... много чего не делала, - её голос стал чуть ниже, интимнее.
  
  - Дай мне ладонь.
  
  Рейчел протянула руку, и Декард взялся намыливать её.
  
  - Ты делаешь меня мокрой, - в небольшом замешательстве протянула она. Девушка не останавливала Декарда.
  
  ... Он смотрел на свою спасительницу так, будто являлся меломаном, а в руках находилась скрипка Страдивари. Музыкальный инструмент, в ожидании того, с кем можно запеть.
  
  Наконец, Декард потянул её к себе в ванную, а она не стала сопротивляться.
  
  ... он ушёл из квартиры, прошептав ей на ухо:
  
  - Я скоро вернусь, моя маленькая. Никуда не уходи. Всё будет хорошо.
  
  Рейчел поверила ему.
  
  
  
  
   22 Холден
  
  Декард мчался к госпиталю, нарушая все правила движения. Он нуждался в том, чтобы обсудить со старым приятелем происходящее. Сыщик не мог с собой справиться. Он не узнавал себя нового. Боялся того, что неожиданно проснулось внутри.
  
  Холден лежал в коконе и производил жуткое впечатление. Глаза вылезали из орбит. Лицо опало и посерело сильнее прежнего. На бесцветных губах засохли плевки.
  
  Он всё ещё читал тот остров сокровищ. Как заведённый. Пытался смеяться, но это напоминало конвульсии. Произносимые фразы слышались как бред. Холден терял человеческий облик.
  
  - А-а, это ты, Дек, - неожиданно донеслось из динамика в стене. - Голос перенастроили на внешнюю систему, потому что меня мало кто понимал.
  
  - Сожалею.
  
  - Да брось... Врачи обещают подштопать. Чего пришёл?
  
  Декард молчал.
  
  - Выкладывай, парень.
  
  - Я отомстил Леону.
  
  - Что?! - слюни Холдена разлетелись по стеклу капсулы. - Отомстил?! Ну, ты и осёл, приятель!.. Послушай сюда. Заруби себе на носу. Ты не способен заставить вещь чувствовать.
  
  Декард отвернулся в наиболее тёмный угол.
  
  - А-а, так ты поимел изделие? Какое именно? То мелкое, модель для удовольствий? Я бы сам ему вдул, Дек... Нет, ты серьёзно, а? Да ты спёкся, приятель! Это просто стиральная машина! Грудастая поделка! Ты использовал её, а потом выключил. Разве ты рыдаешь, когда выключаешь лампу на ночь? Нет?.. Ещё скажи, что вы двое созданы друг для друга!
  
  Декард покосился на панель с кнопкой обезболивающего. Захотел открыть панель, чтобы удостовериться в наличии той надписи, но...
  
  - Лучше посмотри мне в глаза, - Холден остановил его. - Мы, люди, никогда не сможем создать то, что способно чувствовать.
  
  'Потому что сами забыли, что это значит', - додумал Декард.
  
  - Имитация. Есть какое-то там сердце, что стучит время от времени. Какие-то слёзные железы, которые включаются при холодном ветре. Да дерьмо это. Просто иди и делай работу. Не думай. Не старайся себя оценивать. Просто доставай пистолет, и отключай их. Одного за другим. Тебе должно быть плевать. Иначе - ты больше не полицейский. Шестая серия крепкие орешки, сексуальные. Но не крепче и не привлекательнее пули... Они уже трупы. То, что в них вдохнуло безумие, не жизнь. Просто коммерция. Проблема депопуляции, замещение мигрантов на пустеющих производствах. Они часть оборудования, - Холден судорожно зевнул. - Всё, Дек... Я устал. Мне прописали график сна. Я почти отрубаюсь. Надо отключиться.
  
  - Извини.
  
  Однако извиняться не перед кем. Декард больше не нуждался в том, чтобы увидеть ту надпись под панелью.
  
  
  
  
   23 Снова с Рейчел
  
  Они лежали поперёк дивана, словно убитые сладострастной смертью. Декард медленно повернулся к девушке. Стал изучать лицо своего сокровища.
  
  Рейчел спросила, глядя в потолок:
  
  - Тебе снятся сны?
  
  - Может быть. Иногда.
  
  - Мне бы тоже хотелось видеть.
  
  Он запустил руку под одеяло и принялся водить ладонью в области над её сердцем. Они продолжали наслаждаться друг другом, просто разговаривая.
  
  - Сон - как желание.
  
  - Откуда ты знаешь?
  
  Декард промолчал. Рейчел легко укусила его за ухо. Когда она поднималась, он изловчился и поцеловал её колени.
  
  Девушка завернулась в покрывало и подошла к пианино. На нём стояло множество фотографий в рамках. Целый альбом, развёрнутый перед взглядом.
  
  Взяла одну. Чёрно-белую.
  
  - Твой отец?
  
  - Да.
  
  - Ты плакал, когда он умер?
  
  - Да.
  
  - Это ещё одна вещь, на которую я не способна.
  
  - То, что произошло между нами, лучше сна. Лучше, чем слёзы. Мы были свободны. Теперь я знаю, что это.
  
  Рейчел села на стул у пианино и взяла следующую фотографию отца.
  
  - Как его звали?
  
  Декард промолчал. Он смотрел в потолок.
  
  Девушка заметила цветную фотографию. На ней Декард, обнимающий за плечи какую-то женщину. И ребёнок рядом.
  
  - Твоя жена? - с ноткой ревности спросила Рейчел.
  
  - Да.
  
  - Как её звали?
  
  Декард не ответил.
  
  - А ребёнок? Как его имя?
  
  Декард произнёс задумчиво:
  
  - Мне... приснилась музыка.
  
  Рейчел улыбнулась. Вернула фотографии на место и дотронулась до клавиш пианино. Заиграла по памяти. Медленную блюзовую мелодию, подходившую к фону дождя за окном.
  
  - Не знаю, играла ли я... Я помню уроки. Вот только - была ли это я?
  
  - Ты волшебнее музыки.
  
  Рейчел поиграла ещё и сказала:
  
  - Я хотела бы встретиться с той, чьи воспоминания у меня в голове. Чьи чувства вшиты в сердце. Кто она?
  
  Декард вздохнул:
  
  - Прототип, изготовленный кустарным способом.
  
  - А вы всё ещё больны, мистер... Я думала, вам лучше.
  
  - Мне никогда не было лучше, чем сейчас.
  
  Декард заснул. С дурацкой счастливой улыбкой на губах. Рейчел тихо подошла и осторожно поцеловала его закрытые глаза.
  
   5040 [Скотт-Кроненвет]
   5050 [Скотт-Кроненвет]
   5060 [Скотт-Кроненвет]
   5070 [Скотт-Кроненвет]
   5080 [Скотт-Кроненвет]
   5090 [Скотт-Кроненвет]
   5100 [Скотт-Кроненвет]
   5110 [Скотт-Кроненвет]
  
  
  
  
   24 В квартире Себастиана
  
  Тёмное здание в один подъезд напоминало пустую яму и пересохший колодец одновременно.
  
  Себастиан спустился почти на самое дно. Он остановился у входа в небольшой пристрой к первому этажу. На лице плясали блики от костра, разведённого в сторожке.
  
  J. F. поискал в карманах рабочего жилета отмычку и открыл сетчатую дверь. Напахнуло фермой.
  
  Петух, сидящий на жёрдочке - куске оптоволоконного кабеля - предостерегающе кукарекнул.
  
  Из-под ног раздался шорох соломы - она покрывала бетонный пол. Пара кур бродила по нехитрому настилу в поисках съестного. Остальные клуши мирно сидели и флегматично кудахтали в стену.
  
  - Мистер Детчум? - спросил Себастиан. - Вы сегодня дежурите? Я возьму немного яиц?
  
  Из тёмного угла вывалился гусь. Он зашипел, принял угрожающую позу, расправил крылья. Затем узнал посетителя и потихоньку заковылял к выходу. Однако J. F. закрыл дверь.
  
  Из-за старого опрокинутого стеллажа под блоки серверов показалась голова свиньи.
  
  - Приветствую, мистер Рейли.
  
  Свинья в ответ хрюкнула и едва ли не кивнула. Эластичные волосатые уши болтанулись туда-сюда.
  
  - Что, народ, сушняк?
  
  Себастиан подошёл к стене - к смонтированной системе дозированного питья. Открыл кран. Вода заполнила ёмкости. Небольшая кастрюля для гуся, корыто для борова, длинный и узкий лоток для куриц. Жители странного скотного двора дружно отправились пить. В том числе несушки, что дало возможность стянуть несколько яиц.
  
  J. F. разбросал зёрна по полу из принесённого кулька. Отправился наверх, в квартиру.
  
  Добытые яйца сложил в холодильник.
  
  Теперь его ждала мастерская. Она наполнялась шёпотом игрушек. Некоторые спали с заткнутыми ртами - с конформными пробками. Каждой кукле что-то снилось.
  
  Центр мастерской занимала обширная сборка электроники, размером сорок на сорок футов, которую язык не поворачивался назвать микросхемой. Со стороны она напоминала развитый городской ландшафт.
  
   880 [Скотт-Кроненвет]
  
  Над ним и над полупрозрачным противопыльным покрывалом двигался мостик. J. F. прокинул его специально: для возможности перебирать схему вручную. Также имелась пара манипуляторов-рук с дистанционным управлением.
  
  Себастиан окинул взглядом своё детище. Потёр жилистые, изработанные руки и направился к углу, где находился паяльный станок. Включил управляющий компьютер, и, когда система прогрелась, заглянул в окуляры оптической системы. Конечно, в этом не было необходимости - изображение выводилось на экран компьютера. Однако J. F. нравилось видеть это своими глазами, паять вручную.
  
  Он специально использовал несовременные платы, с крупными элементами и медными расшивками. Ведь узлы не должны быть достаточно мелкими, иначе их не удастся спаять вручную. Он занимался весьма трудоёмким делом не просто для развлечения. Себастиан испытывал нечто вроде особого голода.
  
  Электронно-оптическая цепь, на которую нацеливался микроскоп, называлась 'Душа'. Рядом последовательно-параллельная цепь 'Совесть', напоминающая призрачную паутинную прядь. Название вырезано лазером на пластиковой основе микросхемы.
  
  Сразу за микронной надписью, стилизованной под указательный знак, виднелся разъём. К нему вела исчезающая линия медного цвета, наподобие тонкого провода. Далее надпись 'выход в Город'. Через него плату предполагалось подключить к большой сборке в центре мастерской.
  
  Себастиан долго трудился над разъёмом. Ведь в прошлый раз не получилась. Через четыре недели после включения схема отказалась работать.
  
  Пришлось усложнить систему. На стеллаже рядом со станком ожидали своей очереди новые блоки. В структуре одной уже пристроились тончайшие светодиоды в виде деревьев, кустов, цветов. Контакты выполнялись из особо стойкого к коррозии золота. Оптические трассы также отливали драгоценным металлом. Новая схема предполагалась как прообраз городского парка. Или сада. Возможно, и местный ад предполагался рядом. Например, в том же месте, ведь достаточно перешить с десяток контактов.
  
  J. F. взялся за ручку микроманипулятора, но небольшая дрожь в руках не позволила произвести качественное движение. Головка паяльного инструмента задела не то место. Произошёл микропожар.
  
  - Катастрофа... Звоним 911, - Себастиан задул искру, вздохнул и оторвался от работы.
  
  Рядом стояла Прис. Видимо, она неслышно подошла со спины. Гостья уже переоделась в обтягивающий спортивный костюм. Видимо, сняла его с одного из манекенов в фойе здания.
  
  - Как я тебе?
  
  - М-м, уже лучше.
  
  - И всё?
  
  - Ну... ты неотразима.
  
  - Спасибо.
  
  Себастиан набрал команду на клавиатуре, и компьютер проиграл для хозяина быструю запись того, что Прис делала в квартире. Оказалось, она совсем не спала. От скуки экспериментировала с макияжем. Просушила волосы, соорудила причёску в стиле гламурной швабры. Зачем-то выкрасила лицо в белый свет. Хулиганка. Вокруг глаз массивные тени.
  
  Она напоминала подростка-индейца. Затем Прис недолго бродила в тёмном фойе дома, сквозь фигуры манекенов в плащах и силуэты коллекционных автомобилей.
  
  Запись закончилась. J. F. перевёл взгляд на гостью. Та спросила:
  
  - Что это? Вокруг?
  
  - Мой дом. Мастерская.
  
  Прис не стала продолжать, так как уловила едва слышимый стук со стороны входной двери. Она сменила тему:
  
  - Сколько тебе лет?
  
  - Двадцать... Двадцать пять.
  
  Себастиан выключил станок и, понурив голову, вышел из мастерской. Прис не отставала:
  
  - А что с тобой происходит?
  
  - Синдром Мафусаила.
  
  - Что это?
  
  - Железы стареют слишком быстро, - Себастиан опустился в мягкое кресло, рядом с биллиардным столом в игровом зале. Так, чтобы отгородиться от гостьи широкой спинкой.
  
  - Ты поэтому остался на Земле? - Прис всё-таки встала перед ним.
  
  - Не прошёл медосмотр. Но... если в целом, мне и здесь хорошо, - Себастиан пощекотал спящую на столе игрушку. Та издала звук, напоминающий довольное урчание кошки.
  
  - Ты мне нравишься... какой есть.
  
  J. F. улыбнулся и смутился ещё сильнее.
  
  - Привет, Рой, - неожиданно сказала Прис.
  
  Себастиан едва не выпал из кресла. Однако подскочивший сзади Рой удержал его на месте, а потом дружески похлопал по плечу.
  
  - Привет всем... Боже, у вас тут, и правда, забавные игрушки. Живые такие. Мне нравится.
  
  Хозяин квартиры пробормотал нечто, что должно звучать как 'спасибо'. Он ощущал себя весьма неуютно в объятиях незнакомца.
  
  - Это мой спаситель, Себастиан, J. F., - якобы пояснила Прис.
  
  - Себастиан, да? Люблю тех, кто не суетится. Ты живёшь здесь один?
  
  В ответ послышался тихий вздох:
  
  - Да.
  
  Довольные репликанты переглянулись. Проснулась птичка из настенных механических часов. Она отсчитывала какое-то своё время.
  
  Себастиан понял, что появился повод выскользнуть из объятий внезапного гостя:
  
  - Вы голодны? Я как раз собирался приготовить на ночь.
  
  Рой выпустил хозяина квартиры. Тот скрылся на кухне.
  
  - Какой очаровашка, - тихо произнёс репликант. Затем не выдержал взгляда Прис и отвёл глаза в сторону.
  
  Она распознала подвох и вполголоса спросила:
  
  - В чём дело? Ты о чём-то молчишь.
  
  - Нас... осталось трое, - сознался Рой, всеми силами сдерживая подступающие слёзы.
  
  Прис в шоке выдохнула:
  
  - Всё напрасно, и мы умрём?
  
  Рой по-отцовски погладил её щёку:
  
  - Не умрём. Пока у нас есть чудо, этажом выше.
  
  Мимо репликантов проследовала пара прямоходящих пятнистых свинок. Прис поджала губы:
  
  - Я не знаю, можно ли доверять ему. Не уверена, что он сам знает, что делает.
  
  - А я думаю - знает. И ещё думаю, что понимаю его.
  
  Близнецы улыбнулись друг другу. Взявшись за руки, двинулись вслед за Себастианом. Перешли в гостиную, сопряжённую с кухней.
  
  Везде антиквариат и коллекционные игрушки. Прис быстро нашла занятие - небольшую куклу. Она удобно устроилась внутри небольшой кареты, что напоминала реквизит к спектаклю. Рядом, на стене, висела фигурка крылатого купидона с луком и стрелами. Он целился в большой глобус, пылящийся в углу.
  
  Рой взялся за баскетбольный мяч, но передумал и катнул его в коридор. За мячом потопал забавный механический мишка.
  
  Себастиан возился на кухне, через плечо поглядывая на гостей. В прозрачной кастрюле варились яйца.
  
  Рой приблизился к шахматной доске, потирая правое плечо. Глядя на фигуры, стилизованные под животных. Сделал ход за 'белых'.
  
  - Нет, - заметил Себастиан, стоявший довольно далеко, у плиты. - Единорог бьёт змею. Разве не видите? Так нельзя.
  
  Рой обошёл доску, чтобы рассмотреть партию со стороны 'чёрных'. Несмотря на замечание, сделал ход фигуркой змеи. Затем 'срубил' её единорогом.
  
  - Почему ты так пристально наблюдаешь за нами? - спросил Рой.
  
  - Вы отличаетесь от большинства. Вы близки к идеалу.
  
  - Да, - согласился репликант. Прис довольно хмыкнула.
  
  - Из какой вы серии?
  
  Рой оставил шахматы и подобрался ближе к Себастиану:
  
  - Nexus-6.
  
  Хозяин квартиры едва не запрыгал на месте, как ребёнок, получивший подарок на Рождество:
  
  - А, так и знал! Я... я выполнял заказ для Тайрелла по генетическому дизайну!.. В каждом из вас частица меня. Покажите что-нибудь, - его голос задрожал на последних словах. Он явно не знал, что могут продемонстрировать Nexus-6. Наверное, миллион вещей. Но как выбрать одну, что стоит попросить прямо сейчас?
  
  - Например?
  
  - Да что угодно! Я даже не знаю...
  
  Рой возмутился:
  
  - Мы не автоматы из парка развлечений! Мы живые!
  
  Прис поднялась на ноги.
  
  - Кое-кто сказал однажды... Я мыслю, значит, существую.
  
  Она кокетливо посмотрела на обоих, разряжая обстановку.
  
  - Браво, девочка, - оценил Рой. - Продемонстрируй почтенной публике 'что-нибудь'.
  
  Её гибкое тело выполнило серию лёгких и медленных обратных сальто, на которые вряд ли способен человек. При этом она остановилась у плиты. Послала Себастиану многозначительный взгляд.
  
  - О-ла-ла, - присвистнул Рой и подмигнул Прис.
  
  Она достала из кипящей воды яйцо и бросила его хозяину квартиры. Тот поймал, но не смог удержать в руках. Выронил на пол. Все рассмеялись, однако смех Себастиана прозвучал нервно.
  
  Рой не дал ему опомниться:
  
  - У нас действительно есть нечто общее.
  
  Себастиан предположил:
  
  - Вам запрещено прилетать сюда, а мне - покидать это место?
  
  - Мы имели в виду другое, - включилась Прис. - Частичка тебя. Ускоренное старение.
  
  - Я... не очень силён в прецизионной биомеханике. Не моя лига.
  
  Рой не сдержался, схватил Себастиана за жилет с инструментами и притянул к себе:
  
  - Если мы не решим проблему, эта девочка, - он кивнул в сторону Прис. - Ей останется немного... Он хорош?
  
  - Кто?
  
  - Твой партнёр в шахматной партии.
  
  - Доктор Тайрелл? Я лишь однажды обыграл его. Он гений. Эйнштейн от генетики. Он спроектировал вас.
  
  Прис зашла за спину J. F., села на край биллиардного стола. Устроилась между двумя скоморохами, что держали игрушечные гитары. Она откатила в сторону пару биллиардных шаров в виде глаз.
  
  - Может, он поможет? - намекнул Рой.
  
  - Я поговорю с ним.
  
  Репликант положил руки на плечи Себастиана:
  
  - Лучше я сам... Но, кажется, встретиться с ним очень непросто.
  
  Себастиан попятился, однако быстро попал в объятия ног Прис. Она зажала его между бёдер, а затем обняла руками:
  
  - Ты поможешь мне?
  
  - Я боюсь... невозможно. Н-не смогу.
  
  - Пожалуйста, Себастиан. Ты ведь мой друг. Спаситель. Мы то, что ты создал. Вряд ли на Земле есть ещё хотя бы одно живое существо, которое в силах помочь. У нас нет никого кроме тебя. Ты наша жизнь. А, мастер?
  
  Она чмокнула Себастиана в шею, и тот 'поплыл'. Для закрепления успеха Прис добавила:
  
  - Кстати, моя тётя Мэри пригласила тебя в гости.
  
  - Тётя?
  
  - Ну... мы так играем. Как будто она моя тётя. А Рой дядя. Я как всеобщий любимец-тинейджер в маленькой дружной семье. Мэри в квартире наверху. Мы можем и с тобой сыграть. Притвориться. Как будто ты мой брат. Или кто-то ещё. Мы же родственники. У нас общая частица.
  
  
  
  
   25 В гостях у Мэри
  
  Они осторожно поднимались по лестнице. Ступали среди теней, что отбрасывались перилами. Медленно плыли сквозь причудливый фантомный пейзаж.
  
  Прис подговорила Себастиана прийти раньше, чем следовало. Она хотела проникнуть в квартиру так тихо, чтобы Мэри не заметила:
  
  - Полюбуешься на неё, - шептала 'племянница'. - Иногда нам кажется, что Мэри уходит в какой-то другой мир, доступный лишь ей. Она нечто... совершенно особое. Рассказывать бесполезно. Надо видеть. Главное не спугнуть наше чудо.
  
  По мере того, как они приближались к приоткрытой двери, в тишине проступало журчание воды, что лилась на карниз за далёким окном. Затем - касания клавиш пианино с едва различимой мелодией, которая подыгрывала дождю.
  
  Тайные гости проскользнули за дверь. Себастиан собирался ступить дальше, но его вовремя остановил Рой. Темнота под ногами оказалась пушистой и нервной - послышалось приглушённое шипение, замерцали зеленоватые глаза. Это чёрная кошка. Прис приласкала её. Умело и быстро, чтобы Мэри не услышала.
  
  'Подобрали на улице?' - удивился Себастиан.
  
  Репликант взял его за руку, и они двинулись дальше. Мэри прекратила играть.
  
  Гости замерли. Частичка темноты впереди поднялась во весь рост и отплыла в сторону. Они двинулись вперёд, к призрачной ширме, что отделяла большую квартиру-студию от импровизированной прихожей.
  
  За влажным окном журчал дождь. Себастиану показалось, что он ощущает запах духов. В руку уткнулось что-то тёплое и пушистое... затем влажный носик кошки.
  
  На улице зажёгся рекламный щит. На стену рядом легла слабая тень от погасшей свечи, на фоне пятна из серебристого неона.
  
  На поверхности призрачной ширмы возник женский силуэт. J. F. не сдержался и выглянул за край ткани. Оказалось, Мэри примеряет фату невесты. На ней пышное белое платье, отливающее оттенками неона.
  
  Сильная рука Роя втащила Себастиана в укрытие. Они переглянулись.
  
  'Вот так и живём', - сообщил взгляд репликанта. Он приложил палец к губам, давая понять, что нельзя спугнуть их чудо.
  
  Пролетающий спинер изменил поток света с улицы. Себастиан посмотрел на стену. Теперь женский силуэт двигался в пятне света. Она танцевала под музыку, доступную лишь ей. Может, и под звуки дождя. Рядом след от зажжённой на подоконнике свечи. Тень от небольшого пламени выглядела дрожащим пятном на фоне волн света - те проходили от небольшого ветра за влажным мерцающим стеклом.
  
  Мэри отправила фату куда-то в темноту. Её тень перескочила на ширму, а затем соскользнула с неё.
  
  Себастиан посмотрел на Роя. Тот пожал плечами. Догадливая Прис указала на зеркальное трюмо со столиком, ближе к углу.
  
  Все трое присмотрелись. Пока что там отражалась свеча. Казалось, её пламя дрожит от странного ветра из зазеркалья.
  
  Зрение приспособилось к темноте, и постепенно в сумрачном зазеркалье проступило красивое женское лицо. Мэри любовалась собственным отражением, заняв стул у трюмо.
  
  Вот она задула свечу и включила зелёный абажур в форме цветка. Большой локон вместе с призрачной тенью скрыл половину лица. Она стала менять причёску.
  
  Мэри делала укладку весьма умело - локоны волшебным образом превращались в перья птицы. По крайней мере, так всё выглядело в этом освещении.
  
  Когда результат её устроил, она закурила. Струйка сизого дыма полетела в зазеркалье и растаяла в темноте. Мэри отправила сигарету в пепельницу. Посмотрела на абажур, закрыла часть этого цветка рукой. Подалась к зеркалу, и тогда тень от руки легла на лоб. Затем на глаза.
  
  Улыбнулась.
  
  Губы, оставшиеся на свету, зашептали что-то. Себастиан не разобрал слов. Странный малознакомый язык. Возможно, французский. Он больше не следил за тем, что она говорила. Он следил за тем, как она говорила. Подаваясь вперёд и назад, она будто целовалась с темнотой и светом.
  
  Когда же и эта игра наскучила, Мэри поднялась, подошла к окну.
  
  Трое гостей осторожно выглянули за ширму. За стеклом лил бесконечный дождь. Неон отражался в каплях. Казалось, на улице льётся и капает свет, превратившийся в воду. Сияние играло в голубых глазах Мэри.
  
  Неожиданно она задёрнула тёмную штору. Неон исчез из квартиры. Мэри вновь превратилась в частицу темноты. Послышались лёгкие шаги. Она остановилась.
  
  Затем плеск воды.
  
  Себастиан понял, в чём дело. Вспомнил. В середине комнаты находился небольшой бассейн. Как-то давно он хотел заселить сюда механических рыб, но забросил дело. Теперь большой недостроенный аквариум наполняла вода, сочащаяся с потолка.
  
  Вновь возник её силуэт - Мэри зажгла свечу на краю бассейна. Вторую свечу. Третью.
  
  На потолке заиграли блики. Она бросала в воду вышитые лепестки и бутоны роз. Вверху, среди света, появились их слабые отражения.
  
  Мэри поднялась на край бассейна, став частью нарисованной ею картины. Силуэт красовался на фоне потолка, раскрашенного отблесками и тенями от плавающих в воде цветов.
  
  Она вновь зашептала что-то. Поцеловала темноту, затем блик от горящей свечи, темнеющий силуэт бутона розы. Закружилась внутри собственной сказки.
  
  - Я вам не нравлюсь, Себастиан? - неожиданно спросил профиль Мэри. - Я то, что создано вами.
  
  - Что, вы... - он сглотнул. - Теперь я вижу. Вы настоящее чудо.
  
  Она подошла ближе, ступая по краю бассейна. Её глаза наполнились слезами и заблестели как огранённые алмазы. J. F. добавил:
  
  - Мы вдохнули в вас свою душу.
  
  Тёплая и пушистая кошка задела руку Себастиана. Он посмотрел на неё.
  
  Она пробовала добраться до игрушечного голубя, запертого в клетке. Та стояла рядом на полу. J. F. захотелось спасти птицу от обеих напастей.
  
  
  
  
   26 Офис Тайрелла
  
  Рой и Себастиан летели над ночным Лос-Анджелесом, с которым их разделяла река дождя. И в этой темноте город на другом берегу казался бутафорией, картонной декорацией к спектаклю. Мрачные здания тянулись к искусственному небу как щупальца дешёвой имитации спрута.
  
  Призрачная цепь сигнальных огней отмечала нужный путь среди нагромождения темнеющих коробок.
  
  Дорожный патруль сцапал машину, обогнавшую грузовичок J. F. Повезло им. Полицейским. Не пришлось знакомиться с Роем.
  
  Вдали показались корпуса пирамид 'TyrellCorp'. С усечённых вершин срывались тусклые лучи лидаров, систем всепогодной связи.
  
  ... Себастиан провёл Роя почти до самого конца, используя служебные пути. Оставалась миновать бронированную дверь личных апартаментов главы корпорации. Лифт остановился как раз перед ней.
  
  Управляющая система комплекса спросила женским голосом:
  
  - Звуковой отпечаток, мистер Себастиан.
  
  - Привет. Я к доктору Тайреллу.
  
  - Пожалуйста, подождите.
  
  Динамики стихли. Затем из них донёсся доклад системы главе корпорации:
  
  - Голубой вход. Мистер Себастиан, J. F. Один, шесть, четыре, один, дробь, семь.
  
  - В такое время? - удивился Тайрелл.
  
  Пассажиры лифта переглянулись.
  
  - Чем могу помочь, дружище? - снова спросил динамик.
  
  - Змея на Б-6, - сказал Себастиан. - Шах.
  
  - Хм... нонсенс... - послышались странные звуки.
  
  Видимо, Тайрелл поднимался с кровати или с дивана:
  
  - Минутку... Змея на Б-6. Нелепо... Э-хе-хе... Змея... на Б-6. И что мы имеем? Единорог берёт змею. Логично?
  
  Повисло молчание.
  
  - Что дальше? - не вытерпел Тайрелл. - Что ты задумал? Что на уме?
  
  Рой склонился к J. F. и прошептал тому на ухо.
  
  - Сова на Е-7, - громко повторил Себастиан. - Похоже, мат. Проверьте.
  
  - Озарение, да? Плод бессонной ночи? Понимаю. А ты там не перегрелся, случайно? Заходи ко мне. Налью молочка со вкусом печенья. Обсудим позиции.
  
  Система пропустила их дальше. Рой засиял от радости. Они миновали небольшой коридорчик и оказались перед тяжёлыми дверями, отливающими золотом.
  
  Репликант помог J. F. отворить их. Они вошли в апартаменты главы корпорации. Те напоминали декорацию к театральной драме при свечах и скудном освещении, стилизованном под глубокий вечер во дворце 18-го века.
  
   6000 [Скотт-Кроненвет]
  
  Тайрелл завернулся в вычурный халат, напоминающий кокон из белого шёлка. Он стоял на ногах, в двух метрах от огромной постели, но создавалось впечатление, что глава компании так и не вылез из пуховых перин.
  
  Вдали потрескивал камин. Блики бродили по бронзовой статуе грифона - мифической помеси льва и орла. Вдоль ближайшей стены выстроилась причудливая мебель, стилизованная под римскую древность. На мраморной кушетке покоился один из блоков управляющей системы апартаментов. Рядом с компьютером курились ароматические палочки в вазе.
  
  Себастиан шагнул к шахматной доске. Она отличалась от той, что располагал J. F. Тайрелл играл фигурками не животных, а людей. Змеи, единороги и совы имели иное обличье.
  
  - Я привёл друга.
  
  Рой вышел из-за его спины. Если глава корпорации и испугался, то умело скрыл это.
  
  - Я думал, ты появишься раньше.
  
  - Встретиться с демиургом непросто.
  
  - Ты назвал меня неполноценным богом? Что он может сделать для тебя?
  
  Репликант остановил Себастиана, а сам двинулся дальше, к главе корпорации:
  
  - Починить то, что создано.
  
  - Хочешь, чтобы тебя модифицировали? - Тайрелл стоял на месте, хотя к нему приближалась машина-убийца.
  
  - Я имел в виду более радикальное.
  
  - Что? Что тебя не устраивает?
  
  - Смерть.
  
  - Смерть?! - отшатнулся доктор. - Боюсь, это не в моей власти.
  
  - Я не хочу умирать, отец, - резким звенящим шёпотом повторил робот. - Я хочу жить.
  
   6010 [Скотт-Кроненвет]
  
  Тайрелл прищурился из-за своих огромных очков:
  
  - Таков один из кирпичиков в фундаменте мироздания. Развитие белковоподобной системы ведёт к её гибели. Нельзя изменить генетический код после запуска процесса.
  
  - Почему? - робот моментально взмок.
  
  - Уже на вторые условные сутки... клетка, подверженная обратной мутации, порождает раковую колонию. С каждым циклом их больше и больше. Они бегут с тонущего корабля как крысы. Организм гибнет, не в силах разделиться пополам.
  
  Рой подошёл вплотную к создателю:
  
  - А рекомбинация E.M.S?
  
  Тайрел не выдал своего удивления уровнем знания оппонента.
  
  - Мы пробовали. Подопытный даже смог сойти с операционного стола, но уже мёртвым. Этил-метан-сульфанатные агенты оказались слишком мощными мутагенами.
  
  Рой мрачно кивнул и зашёл Тарйеллу за спину:
  
  - А подавляющий протеин, блокирующий развитие мутантных клеток?
  
  - Да, он не помешает репликации, но приведёт к критическому росту процента отклонений. Через пять-шесть условных суток сформируется внутренний вирус.
  
  Репликант отогнул занавеску кровати с вышитыми на ней аистами, пеликанами и фениксами. Сел на край. Глава 'TyrellCorp' продолжал:
  
  - Но даже это теория. Практика накладывает и свои ограничения. Мы не смогли собрать тебя лучше, чем ты вышел.
  
  - Срок мал, - последние оттенки подозрения исчезли с лица робота.
  
  Тайрелл сделал жест рукой, будто поучая машину как неразумного ученика:
  
  - Свеча, горящая ярче, быстрее сгорает. А ты, Рой, пылал просто ослепительно.
  
  Создатель опустился на край кровати, рядом со своим изделием:
  
  - Посмотри на себя. Пока горят эти свечи вокруг... - кажется, он не договорил. - Ты как светоносный ангел. Искупающий грехи, накопленные историей. Даже мои.
  
  Рой осунулся, когда рука Тайрелла легла ему на плечо, произнёс с виной в голосе:
  
  - Я совершал... и сомнительные поступки.
  
  - Удивительные поступки. Настоящие подвиги, ставшие откровением для нашего времени.
  
  Рой горько усмехнулся. Репликанту вспомнился тот момент, когда он принял бесповоротное решение довести дело до конца. Когда Леон сообщил, что потерял фотографии.
  
  Nexus-6 с болью посмотрел в глаза создателя:
  
  - Я не сделал ничего, за что бы бог биомеханики позволил вернуться в рай.
  
  Репликант медленно потянул голову Тайрелла к своей. Коснулся его лба холодным недолгим поцелуем. Однако рук с головы доктора не убрал.
  
  Раздался хруст костей - будто лопнула сухая древесина. Лицо Тайрелла сморщилось в страшной гримасе. С неё слетели очки. Они разбились, упав на пол. Зал наполнился истошным воем.
  
  Рой запустил два больших пальца в глаза жертвы. Проткнул их насквозь.
  
  Тело болталось в воздухе, сводимое судорогой. Череп хрустнул во второй раз... и борьба закончилась. Тайрелл рухнул вниз как внезапно опустевшая одежда.
  
  Когда эмоции поутихли, Рой вытер окровавленные руки о занавески с вышитыми птицами. Оглянулся на то место, где оставил Себастиана. Однако там пусто. Он исчез.
  
  Вниз пришлось ехать на другом лифте. Рой узнал женский голос, с которым обратилась к нему система.
  
  - Мама?! Мама?.. Это ты?
  
  Система заблокировала лифт, требуя приложить к электронному замку карту доступа или дать голосовой отпечаток. Хорошо, что Рой прихватил карту со стола у кровати доктора. Репликант приложил пропуск к замку.
  
  Каким-то чудом система приняла его за главу корпорации и разблокировала лифт:
  
  - Код принят, доктор Тайрелл.
  
  Странно... Ведь на Роя смотрел видеоглазок системы.
  
  Репликант спускался на лифте, глядя в прозрачный потолок. Там кружилась водная пыль на фоне темноты. Казалось, что Рой падает с неба, и звёзды в виде пылинок удаляются от него. Уносятся прочь.
  
  Ему оставалось одно - как можно быстрее вернуться к Мэри и Прис.
  
  
  
  
   27 Вместе с Рейчел
  
  Девушка отрыла из хлама бронзовую статуэтку Будды и усадила её рядом с собой на диван. Вокруг них лежали книги и фотоальбомы.
  
  Рейчел рассматривала один из них, обняв колени. Декард опёрся о пианино и наблюдал за ней, как любовник. Как отец. Хотел распознать её чувства.
  
  В том альбоме хранились снимки дикой природы, которые он привёз из позапрошлого отпуска. Если верить досье, она никогда не выезжала за пределы Лос-Анджелеса. Её прежняя жизнь протекала в коробке офисного здания, да в корпусе якобы собственного дома, что на самом деле принадлежал Тайреллу. Девчонка из ящика.
  
  Свежий воздух представлял для неё загадку. Новый мир, который вдруг захотелось открыть. Они успели о многом поговорить, и Декард вспомнил слова, что редко употреблял раньше. Рейчел переполняли вопросы, и они делали её такой живой, настоящей. Более живой, чем кто-либо, известный Декарду.
  
  Вот она дошла до псевдо-трёхмерной фотографии. Девушка ничего не сказала, но её глаза осветились изумлением. Она никогда раньше не видела столько живого, тёплого, зелёного цвета - тот находился почти под запретом в серо-стальном неоновом городе.
  
  - Теперь мы с тобой друзья? - неожиданно спросила она. Не глядя на Декарда.
  
  - Ну... да. Конечно.
  
  - Оказывается, так просто, - довольным голосом сказала она. - Любовники?
  
   7000 [Скотт-Кроненвет]
   7010 [Скотт-Кроненвет]
  
  Декард не переставал удивляться, ведь она вела себя и как ребёнок, и как взрослый одновременно.
  
  - Да.
  
  Рейчел посмотрела на него из-под выпущенной на лоб пряди волос.
  
  - Ты с кем-нибудь дружил раньше?
  
  - С женщинами?
  
  - Ага.
  
  - Как тебе сказать... Помимо жены...
  
  - Меня интересуют длительные отношения.
  
  - Ещё бы знать, что такое длительное время...
  
  - Наверное, вечность. Что такое вечность?
  
  Декард не мог понять, играет она с ним или задаёт очередной 'детский' вопрос. Ему показалось, что он готов ответить. Даже открыл рот, однако тут раздался звонок.
  
  Декард поднял трубку телефона шифрованной связи:
  
  - Да.
  
  - Ты один? - спросил голос, принадлежащий Брайанту.
  
  - Да.
  
  - Она рядом?
  
  - Кто?
  
  Пауза.
  
  - Тогда слушай, Дек. В память твоего спиннера послан адрес. Давай, быстро за руль. Есть вероятность, что сволочи в коже объявятся там. Остальные блейдраннеры разъехались по другим точкам.
  
  - Понял.
  
  - Всё очень плохо. Кот вылез из мешка. В офисе Тайрелла обнаружен его труп. В связи с этим к нам поступили бумаги.
  
  - Быстрое правосудие...
  
  - Серия Nexus-6 подлежит полному уничтожению. Когда разберёшься с адресом, найди репликанта, обозначенного как Рейчел, и отключи его.
  
  Декард промолчал. Брайант продолжил:
  
  - Если ты не сможешь, другие смогут. Бумаги пришли с самого верха. Понял меня?
  
  - Да.
  
  - Всё, вперёд.
  
  Декард положил трубку и машинально взялся за пистолет, лежавший на пианино.
  
  Рейчел замерла, она следила за каждым движением ведущего лезвие. Затем Декард сам замер, ощутив долгий взгляд репликанта. Их глаза встретились.
  
  - Почему вы называете это отключением? Почему не говорите прямо - убийство?
  
  Блейдраннер понял, что чуткий слух робота уловил детали телефонного разговора.
  
  - Потому что это не так.
  
  Декард заряжал пистолет.
  
  - Поверь хотя бы мне, они способны страдать.
  
  - Имитировать.
  
  - Хочешь сказать, я моделировала то, что произошло между нами?
  
  Декард задумался.
  
  - Нет.
  
  Он старался не смотреть на неё. Одевался, глядя в темноту. Вышел в коридор и оттуда произнёс:
  
  - Оставайся здесь. Дверь не открывай. На звонки не отвечай.
  
  - Разве это что-то изменит? - тихо отозвалась Рейчел. - Ты недооцениваешь ловушку, в которую мы все попали.
  
  - Просто... сделай так.
  
  Он уже собирался открыть дверь на лестничную клетку, однако не выдержал и вернулся к Рейчел. Поцеловал её в лоб:
  
  - Подожди меня. Побудь здесь. Не убегай. Я прошу.
  
  Когда он ушёл, Рейчел с головой зарылась в покрывало. И будто исчезла в ворохе постельного белья.
  
  Она закрыла глаза, с намерением открыть их, только если Декард окажется рядом. В ином случае... ей ничего не нужно. Ни глаза, ни мир. Ничего. Даже если Декард принесёт с собой смерть, Рейчел примет это из его рук.
  
  
  
  
   28 Улицы Города
  
  Декард подъезжал к дому некоего Себастиана, одного из поставщиков 'TyrellCorp'. Он ехал не так быстро, как мог, и как того хотел Брайант.
  
  С позиции Декарда это напоминало тихий подспудный саботаж. Его достало обезличенное правосудие, в виде неизвестно откуда приходящих бумажек, разрушающее жизни маленьких людей, тёплые уютные мирки, личное, чувства, смыслы... всё. Он не был уверен в том, что в квартире нет скрытой камеры, подглядывающей за ним с Рейчел. Тотальная слежка и контроль - краеугольный камень системы.
  
  Он запретил себе думать об этом, о ловушке, про которую сказала репликант. Ведущий лезвие решил выполнить без лишних эмоций хотя бы часть работы. Он сосредоточился на видах Лос-Анджелеса.
  
  Волны дождя, подсвеченные неоном, окрашивали город в сизо-металлические оттенки. Казалось, улицы и здания плывут куда-то вместе с потоком воды, не в силах сопротивляться течению. Пропитанная влагой округа выглядела как гипнотический сон о реке, замкнутой на саму себя.
  
  Погода обхаживала город хлёстким ветром, холодом и темнотой. Давила на психику тяжёлым покрывалом сумрачного неба.
  
  Дождь барабанил по крыше спиннера. Он ехал сквозь дождь и дым, истекающий из подземелий.
  
  Из неисправного гидранта вверх хлестал поток воды. В его мельчайших каплях возникло подобие неоновой радуги странных болезненных оттенков. Машина пронеслась мимо.
  
  Вода затопила проезжую часть. Местами она казалось чёрной из-за асфальта, а местами - отсвечивала льдом из-за отблесков рекламы... Ливневая канализация совсем не работала или взяла отпуск.
  
  В пешеходной зоне виднелись плывущие обрывки старых газет и календаря. Пустые банки. Сломанная машина-уборщик, припорошенная бесформенным мусором.
  
  Полицейский бы не удивился, если бы из узкого переулка откровенно бандитского района потекли струи крови. Всё равно растворится в дожде.
  
  С фасадов свисали цепи, к которым крепилась реклама. Тени от цепей падали на редких прохожих, опутывали тени людей, их шеи и руки. Пожилые люди старались держаться под карнизами, вне потока холодной воды.
  
  Они медленно шли, цепляясь за рисунок кирпичных стен. Этот район напоминал дом престарелых и сумасшедших, намокший, а затем разбухший до размеров города. Логично и абсурдно одновременно.
  
  Декард начал понимать. Бесконечный дождь имеет смысл. Он не даёт огням подземелья сжечь город слишком быстро. Жители должны сгореть изнутри, а снаружи не получить видимых повреждений. Им надо свыкнуться с мыслью, что есть лишь один способ избавиться от боли. Нужно добровольно принять это как дар забвения, освободиться от страдания и сомнений. То, что делает слабее, лучше забыть, и тогда пути назад не будет. Никто не вспомнит, что утеряно нечто важное. А если и вспомнит, то не найдёт - вокруг слишком много мусора и бликов рекламы.
  
  ... Декард поймал себя на том, что снова думает. А думать нельзя. Нельзя. Он включил аэродвигатели и поднялся на высоту в полкилометра. Неприглядная сторона улиц стала менее видна.
  
  Ещё выше, чтобы совсем не видеть мусора и грязи!
  
  Картинка в лобовом окне резко изменилась - будто предыдущую смыл дождь со стекла. Теперь в глаза бросалось другое кино.
  
  Ночной город сверкал впереди. Как многогранный бриллиант в полутьме. Как горсть драгоценных камней, которые некто рассыпал в подвижной колыхающейся воде. Море огней разлилось в сумрачном пространстве. Ночной город без конца и края. Светящаяся паутина трасс.
  
  Вот теперь хорошо. Можно забыть о многом. Удобно. А, что, если совсем закрыть глаза? Хотя нет. Этого лучше не делать. Есть опасность заглянуть внутрь себя.
  
  В темнеющем небе двигалась мерцающая точка. Вряд ли звезда. По мрачной бездне над головой плыл одинокий спиннер. Декард зажмурился: в мозгу промелькнула пугающая мысль о том, что он опять видит себя со стороны... уже не в виртуальной реальности, а на самом деле... Наваждение прошло. Чужой одинокий спиннер исчез из вида. Пролетел мимо.
  
  ... Декард обнаружил себя стоящим у подъезда нужного дома. Он посмотрел вверх. Ему почудилось странное - будто в проёме окна частичка темноты сдвинулась с места, отошла в сторону. Блейдраннер тряхнул головой. Теперь ясно - это штора. Просто колышется на ветру. Показалось.
  
  Сравнительно невысокий дом, стоящий на бетонной платформе верхнего уровня города. Туда.
  
  
  
  
   29 Мэри и Прис
  
  Прис осторожно отогнула край шторы и заметила силуэт в плаще и шляпе, на фоне кирпичной стены. Убийца.
  
  - Охотник, - сказала она.
  
  - Что будешь делать? - спросила Мэри, оценив фигуру на улице, опустившую голову и стоящую за границей света.
  
  - Помнишь, что сказал Рой? Стану как свет. Буду светить, пока меня не выключат.
  
   850 [Скотт-Кроненвет]
  
  Они отошли от окна. Мэри следила за тем, как Прис выходит из квартиры - та уже мало напоминала подростка. В её движениях читались повадки крупной хищницы-кошки.
  
  Прис быстро, но без спешки, спускалась по лестнице и постепенно терялась в сумраке подъезда. Вскоре о её существовании напоминали слабые звуки шагов, которые мог уловить лишь репликант. Силуэт молодой хищницы исчез. Затем на мгновение появился из темноты в виде призрака, на фоне отблеска с улицы. Снова исчез.
  
  - Тебе лучше погасить свет в коридоре, - донеслось снизу.
  
  Мэри выключила освещение и вернулась к окну. Однако силуэта охотника не нашла. Там дрейфовало облако пара, просочившееся сквозь сетчатый забор. Оно лениво тянулось вверх, к участку стены, обшитому полосками досок.
  
  
  
  
   30 Охота
  
  Декард осторожно, стараясь не скрипеть дверью, проник в подъезд. Осмотрелся.
  
  Заметил силуэты манекенов в плащах и шляпах, стоящие у кирпичной стены. Рядом корпус раритетного автомобиля. Ведущий лезвие узнал его... Rolls-Royce Phantom V.
  
  К чёрту. Декард снял мешающую обзору шляпу, бросил её в сторону манекенов. И только затем отругал себя за вспышку эмоций.
  
  Здание выглядело покинутым. Крыша протекала, по стенам сочилась грязная вода. Повсюду слышалась капель, в остальном тишина. Запах сырости и холода.
  
  Он шагнул вперёд, в темноту. Предстояло подняться на пятый этаж по лестнице. В лифт не соваться.
  
  Посмотрел в прозрачный потолок. Прямо над зданием пролетал тот дирижабль с рекламой. Какое-то дежавю... От этого дерьма не скрыться. Лучи с прожекторов дирижабля падали в подъезд, выдавая охотника. Он прижался к стене, стараясь держаться среди теней.
  
  Двинулся к лестнице. Как можно тише, на носках. Он даже подумал о том, чтобы снять обувь. Однако не сделал этого, так как на полу лежали осколки стекла и кирпича.
  
  Добрался до ступенек. Вокруг то же самое. Ни одного движения, кроме капель воды.
  
  Разве что... у стены дёргалась неисправная механическая крыса. Декард прошёл мимо и остановился на ступеньках. Он что-то почувствовал. Шорох? Или нет?.. Показалось. Теперь дальше.
  
  Снизу раздался пронзительный женский крик. Декард помедлил секунду. Туда?
  
  Он сбежал по лестнице в холл. Присмотрелся к темноте. Оказалось, там ещё одна лестница, спускающаяся в подвал.
  
  Держа наготове оружие, блейдраннер двинулся к цели. Очередная лестница напоминала предыдущую. Они были как две капли воды. Только сейчас она вела вниз. Погружалась в кромешный мрак.
  
  Он тихо ступал туда. Через два пролёта оказался в тупике. Но нет. Виден контур двери. Она медленно открывалась под дыханием сквозняка. Полоска крайне слабого света тянулась сквозь темноту, от двери к ногам. Напахнуло старым тряпьём, затхлостью. Запустением.
  
  Света понемногу прибавлялось. Или это глаза приспосабливались к темноте, в результате чего её отдельные области воспринимались получше.
  
  Декард прокрался внутрь. Осмотрелся.
  
  Тренажёрный зал. Последний посетитель заглядывал сюда лет двадцать назад. Хотя две машины работают. Слабо жужжит мотор беговой дорожки и чего-то ещё, в мрачном углу. Зеркала на стенах покрыты трещинами и местами сколоты.
  
  Тяжёлые штанги вдавлены в пол. Стеллаж с гирями опрокинут.
  
  Его глаза остановились на трупе молодой женщины. Она свисала со шведской стенки как тряпичная кукла.
  
  Декард моментально взмок, и всё же двинулся к ней. Озираясь по сторонам. Стараясь не пропустить ни одного шороха. Разбитые зеркала и темнота искажали пространство. Шум неисправной беговой дорожки мешал восприятию звуков.
  
  Голова женщины наклонена вперёд. Неестественно так. Видимо, сломана шея. Декард приметил зеркало, отражающее дверь, через которую он недавно проник. Блейдраннер посматривал туда, чтобы контролировать обстановку за спиной.
  
  Охотник подошёл достаточно близко, чтобы рассмотреть лицо погибшей. Он не смог опознать одну из целей. Почудилось, что это... лицо ангела.
  
  Сыщик тряхнул головой и зажмурился. Но раскисать некогда. Разобраться с собой можно позже. Сейчас главное - выжить.
  
  Он заметил движение в зеркале рядом. Это дверь. Она открывается.
  
  Декард развернулся туда, выставив вперёд лазер. Однако за дверью никого. Темнота и сквозняк. Ведущий лезвие выдохнул.
  
  И в этот момент Прис оттолкнулась от стены, закинула ноги на туловище охотника, практически сев тому на плечи. Сильнейшие бёдра репликанта сдавили шею полицейского.
  
  Декард от неожиданности забыл про оружие, инстинктивно дёрнулся, чтобы упасть и скинуть с себя нападавшую. Однако та вцепилась руками в перекладину на стенке. Блейдраннер не мог пошевелиться, он задыхался в этих ножницах.
  
  Декард вспомнил про пистолет. Поднял руку, наугад целясь вверх, в область, где должна висеть Прис. Выстрелил.
  
  Гибкая Прис извернулась как кошка. Луч ударил в зеркало и отразился в потолок. С него посыпался распылённый бетон.
  
  И всё же Декард сумел выскользнуть из ослабшей хватки репликанта. Упал и пополз к выходу.
  
  Прис спрыгнула, сказав неожиданно низким голосом:
  
  - Капризный, капризный.
  
  Декард обернулся на звук и выстрелил снова. Однако цель уже находилась в другом месте. Совсем рядом. Она выбила лазер из рук Декарда ловким пинком.
  
  Опять исчезла. Где она?
  
  Сильнейший удар в спину опрокинул Декарда. Он рухнул на стеллаж с гантелями.
  
  Когда очухался, её уже не было видно. Она затаилась в темноте под потолком. Как вампир.
  
  Сыщик заметил убийцу, но слишком поздно. Прис успела оттолкнуться от стенки и слететь с перекладины. Используя инерцию тела, она пнула Декарда в живот. Тот пролетел футов пятнадцать по залу, пока не врезался в металлический шкаф.
  
  ... когда он сориентировался, силуэт Прис сделал картинный жест - она по-военному отдала честь. Стала надвигаться на жертву, переходя с шага на бег.
  
  Декард вспомнил про запасной пистолет. Потянулся к лодыжке, сорвал оружие с крепления и выстрелил.
  
  Репликант ушла от пули, сделав ловкое сальто. Опять скрылась в темноте. Декард привстал. Он озирался по сторонам, стараясь уловить движение, шорох или отражение в зеркале.
  
  Из сумрака слева вынырнула детская ладонь, молниеносно и цепко схватила руку Декарда с револьвером. Тот дёрнулся, но движение обернулось против него самого. Прис использовала приём айкидо, показанный ей Роем.
  
  Полицейского закрутило по спирали, а затем резкая смена направления опрокинула его на спину, через голову.
  
  Прис не составило труда разжать ладонь жертвы - та раскрылась как цветок. Пистолет выпал, и репликант отбросила его ногой в сторону.
  
  Блейдраннер попытался отползти. Видимо, это устраивало Прис, поскольку она подгоняла добычу пинками.
  
  Наконец, он упёрся в беговую дорожку. Тренажёр работал. Через пробоину в корпусе виднелся двигатель. А это очень плохое место для податливых костей и плоти...
  
  Прис навалилась сзади. Весила она немного. Её бы можно было сбросить с себя, если б та не вцепилась в тренажёр.
  
  Убийца ударила Декарда по ушам, перехватила руку оглушённого и потянула её в работающий двигатель. Ладонь жертвы медленно приближалась к мясорубке.
  
  Он не способен двигаться. Почти детское тело репликанта мёртвой хваткой вцепилось в него, прижало к снаряду. Голова Прис оказалась совсем рядом с его. Полицейский скосил взгляд.
  
  Нет, это уже не ангельское лицо. Искривлённое и напряжённое. Искрящие злобой глаза. Вставшие дыбом, наэлектризованные волосы. Желание убивать, дикое желание выжить.
  
  Данное чувство будто передалось ему. Он смог протиснуть ногу к тренажёру, оттолкнулся от него.
  
  Оба отлетели от беговой дорожки. Захват разорван. В воздух взлетели облака пыли и песка.
  
  Тяжело дыша, Декард пытался определить, где убийца. Когда он заметил видение слева, то инстинктивно прикрыл голову руками.
  
  Прис усмехнулась и схватила жертву за ногу. Поволокла обратно к мясорубке. Его тело, потерявшее опору, скользило по полу. Он силился ухватиться за мелькающие мимо предметы. Один раз в руки попался блин от штанги, он метнул его в голову Прис. Та ловко увернулась. Оскалилась и потащила добычу дальше.
  
  Рывком бросила его в машину. Прижала к тренажёру собственным телом. И пытка началась заново. Сумасшедшее дежавю.
  
  Через пробоину в корпусе виднелся двигатель. Плохое место для податливых человеческих костей и плоти. Весила Прис немного. Её можно было бы сбросить с себя, если б та не вцепилась в тренажёр.
  
  Убийца ударила Декарда по ушам, перехватила руку оглушённого и потянула её в работающий двигатель. Ладонь жертвы медленно приближалась к мясорубке.
  
  Он потерял способность двигаться. Почти детское тело репликанта мёртвой хваткой вцепилось в него, прижало к снаряду. Голова Прис оказалась совсем рядом с его. Полицейский скосил взгляд - это не ангельское лицо. Искривлённое и напряжённое. Искрящие злобой глаза. Вставшие дыбом, наэлектризованные волосы. Желание убивать, дикое желание выжить.
  
  Данное чувство будто передалось ему. Свободной рукой он попытался 'отжать' голову убийцы от своей. Не вышло. Затем догадался выдавить нападавшей глаза. Однако Прис ловко увернулась и больно укусила пальцы.
  
  Теперь точно конец. Декард сипел из последних сил:
  
  - Пожалуйста... я не хотел... убивать.
  
  Прис проигнорировала мольбу. Её взгляд концентрировался на руке полицейского, что медленно входила в мясорубку. Жуткая казнь, как и вся предыдущая схватка, должна проходить в молчании. Теперь следует говорить делами, а не словами.
  
  Внезапно стальная ручка, в которую упирались оба тела, сломалась. Противники расцепились и разлетелись в разные стороны.
  
  Декард заметил, куда упала Прис, и приготовился отбиваться, размахивая руками - ничего подходящего рядом не оказалось.
  
  Репликант вскипела от злости и налетела на жертву как ураган. Она пнула Декарда изо всех сил в грудь. Тот пролетел через половину зала и рухнул на пол рядом с кучей хлама.
  
  Игры закончились: Прис в ярости вырвала из стены кусок стальной арматуры. Подняла его над собой как самурайский меч и побежала на Декарда.
  
  Он понял, что спасти из этого кошмара может лишь чудо. Рука упёрлась в нечто холодное и знакомое. Это лазер - подсказали рефлексы. Он выставил оружие перед собой и выстрелил. Свет засиял в пыльном воздухе.
  
  Луч срезал правую руку Прис в районе плеча.
  
  Ампутированная конечность болталась на обрывке арматуры, сжатой в левой руке. Репликант не сбавила хода, словно не заметив ущерба.
  
  Следующего выстрела нет. Лазер выбит обрезком арматуры. Налетевшая Прис размахнулась... Декард бросился наутёк, в ворох мусора. Удар пришёлся по спине, смягчившись в груде тряпья и картонных коробок.
  
  Полицейский взвыл от боли. В следующий раз он увидел, как Прис тянется к нему культёй, как будто ампутированная рука на месте. Её 'меч' застрял или оказался потерян в мусоре. Струя крови хлещет из раны, и капли попадают на ведущего лезвие.
  
  Блейдраннер прыгает к лазеру. Хватает оружие. Изворачивается. Палит в пространство перед собой, перемежая выстрелы с отчаянными воплями.
  
  Один из лучей разрезает горло Прис, и из него вылетает струя крови. Ноги репликанта подкашиваются, и тело падает прямо на Декарда.
  
  Полумёртвый хищник клацает челюстями, хватает уцелевшей лапой воздух вокруг себя. Издаёт по-настоящему животные короткие рыки и протяжный вой загнанного зверя. В глазах репликанта ничего нет - мозг уже мёртв.
  
  Внезапно остывающая ладонь с чёрными ногтями хватает руку полицейского. Тело сводится жуткими конвульсиями. Трещат чьи-то кости и суставы. Погибшая Прис превращается в подобие мясорубки, грозящей переломать тело убийцы. Сцепившиеся фигуры дёргаются как два насекомых.
  
  Декард вспомнил про лазер. Ему удалось зубами сдвинуть переключатель мощности. Это дало возможность срезать ладонь Прис со своей.
  
  Он нажимал на спусковой крючок, кромсая руку репликанта. Отрезал палец за пальцем. Репликант постепенно затихал.
  
  Наконец, то, что осталось от её тела, замерло, задохнувшись бессильной ослепшей яростью.
  
  
  
  
   31 Продолжение охоты
  
  Декард обнаружил себя стоящим у входа в квартиру Себастиана. Охотник задыхался от ярости. Он знал, что выстрелит в любой подвижный силуэт и уже после выяснит, кого именно убил.
  
  На грязном полу виднелись не только его следы. Чужие вели за приоткрытую дверь. В квартире царила темнота.
  
  Доносился странный топот. Короткие лёгкие шаги. Принадлежат ребёнку. Хотя, откуда здесь дети?
  
  Декард выстрелил три раза сквозь дверь. Если бы кто-то стоял там, то он бы уже не поднялся. Полицейский, что есть силы, пнул дверь. Та влетела внутрь с жутким звуком, с почти воплем старого дерева и металла.
  
  В темнеющей глубине квартиры показались два нелепых существа.
  
  Прямоходящий Мишка, в треть человеческого роста, в военном костюме наполеоновских времён. Игрушечный Кайзер Вильгельм, в каске и военной форме германской империи начала прошлого века.
  
  Они в один голос 'пропели':
  
  - Снова дома, джиги ди джиг. Снова вместе, наш J. F.
  
  Игрушки посмотрели немного на Декарда, затем на оружие, пустыми и ничего не выражающими глазами. Синхронно развернулись и двинулись маршем, следя за чёткостью шага, в темноту гостиной. Проходя мимо угла, Кайзер задел плечом стену и издал короткий нелепый звук:
  
  - Ауч.
  
  Декард сглотнул и направился дальше. На полу валялись разбросанные игрушки, и на них надвигалась тень охотника. В квартире звучал шёпот нелепых созданий. Иногда тонкий звон колокольчика на ветру: 'Гилгул-гилгул-гилгул'. Вдалеке смеялся китайский скоморох-болванчик.
  
  Стоп. Дальше сворот в соседние комнаты.
  
  Полицейский бросился туда, специально падая на пол. Перекатываясь на спине и изворачиваясь, стал палить по дальним углам комнат.
  
  Замер. В ответ ничего. Квартира казалось пустой. Небольшие огни горели в местах попаданий. К темнеющему потолку поднимались струйки дыма. Запахло гарью.
  
  Декард поднялся. Осталась одна комната. Он быстро выглянул за угол и спрятался обратно. Похоже, пусто.
  
  Проник в помещение. Осмотрелся.
  
  На стропах, свисая со стены, едва шевелилась красивая кукла, в изысканном платье дворянки восемнадцатого века со шляпой-треуголкой. Марионетка повторяла простые зацикленные движения.
  
  В аквариуме нарезали круги искусственные рыбы. Кайзер Вильгельм прилёг на диван, выполнив программу. Синтетическая певчая птица смотрела на него, сидя на жёрдочке в клетке. И уже на неё пялился, облизываясь, механический кот.
  
  Редкие всхлипы издавались искусственным младенцем, что лежал в кроватке у батареи.
  
  Возможно, это была интуиция, или обострившийся слух, или ощущение чужого взгляда... но Декард развернулся. И, заваливаясь на пол, уходя от возможной атаки, выстрелил.
  
  Высадил остаток обоймы в шкаф. В ответ ничего. Ложная тревога? Декард не поверил. Поднялся.
  
  Пока он приближался к шкафу, его дверца медленно, со скрипом, открывалась.
  
  Декард остолбенел.
  
  Красавица Мэри ютилась в дальнем углу шкафа. Призрачная фата и свадебное платье прострелены в нескольких местах.
  
  Её правая рука застыла в странном жесте... будто она пыталась поймать брошенный ей мяч или оттолкнуть его от себя, испугавшись в последний момент. Из ладони левой руки выпал игрушечный белый голубь.
  
  В её голубых глазах навсегда замер испуг. Тихая мольба о помощи. Совсем без надежды.
  
  На глаза навернулись слёзы. Захотелось выстрелить в себя. Рука сжала пистолет, но тот сухо клацнул в пол.
  
  Из коридора послышалось приглушённое гудение электродвигателя. Лифт.
  
  'Перезарядить', - напомнили рефлексы.
  
  Времени думать нет. Он механически зарядил орудие казни. Стараясь не смотреть на рану в области сердца Мэри, подошёл вплотную. Прицелился и выстрелил в основание черепа, в наиболее уязвимую зону репликанта.
  
  Тело осело. Как марионетка, срезанная с нитей.
  
  Значит, она по-настоящему умерла только сейчас. Мэри до последнего пыталась укрыться, спрятаться внутри тела, что умело притворяться мёртвым.
  
  Значит, её можно было спасти, если бы не контрольный выстрел.
  
  Декард запретил себе думать об этих 'если'. Но сомнения упрямо лезли в голову. Если бы она не молчала, а тихо попросила не добивать... Если бы он сам догадался спросить, жива ли она... Если бы Мэри не стала прятаться, а вышла на свет, то он бы не сделал ни одного выстрела. Не смог поднять руку. Однако вряд ли это имеет значение... Допустим, он помогает раненой Мэри улизнуть из города или прячет её дома до момента заживления ран, или... Нет. В любом случае, это мало что меняет - система всё равно узнает правду, и другой охотник пойдёт по следу.
  
  
  
  
   32 Хищник или жертва?
  
  Сыщик тихо, на цыпочках, подкрался к выходу. Выглянул за угол.
  
  Шума работающего лифта не доносилось. Возможно, репликант расслышал последний выстрел, добивший Мэри, и вышел где-то внизу.
  
  Охотник посмотрел за перила. Туда, в темноту. Он уловил это. К кирпичной стене прилип силуэт. Тот сдвинулся с места.
  
  Тень в шляпе прошла через последовательные полоски теней от ступенек и перил. Она как бы сливалась с ними, и в то же время проникала сквозь ограждение из теней от перил.
  
  Нужно прицелиться. Декард задержал дыхание. Подгадал момент между биениями сердца.
  
  Огонь! Луч лазера бьёт прямо в цель. Ещё раз, ещё! Декард не замечает, что обойма пуста. Жмёт на спусковой крючок без толку.
  
  Затем манекен, разрезанный лазером, распадается на части. Из-за обманчивого рассыпающегося силуэта показывается репликант. Он перехитрил охотника. Декард побежал назад, в квартиру.
  
  Со стороны лестницы донёсся голос Роя:
  
  - Не очень спортивно стрелять в безоружного. Не по-людски как-то. Я думал ты лучше. Неужели все ошиблись насчёт тебя?
  
  'Зарядить! Зарядить!' - колоколом отдавалось в голове Декарда. Он налетел на манекен, замерший с бутылкой в руках.
  
  Сыщик отступал вглубь квартиры, на ходу управляясь с пистолетом. Прикрывшись дверью гостиной, залёг на полу. Выход в коридор под прицелом.
  
  Вспышка молнии за окном лизнула темноту, и видно стало ещё меньше. Блейдраннер ослеп на мгновение. Рой проскользнул в квартиру, а Декард не успел выстрелить. Он даже не был уверен в том, что машина проникла внутрь.
  
  Обескураженный полицейский остался на месте. Он поднялся и затравлено озирался по сторонам.
  
  На улице опять громыхнуло. Дождь зарядил с новой силой. Вода собиралась на карнизе и превращалась в настоящий водопад. Она клокотала, срываясь в пропасть, разбиваясь о соседние крошащиеся карнизы.
  
  Растерянный Декард осматривал стены, пол и окна, гадая о том, откуда способен атаковать репликант.
  
  ... Рой подошёл к телу Мэри. Его поразили пятна крови на белом свадебном платье. Разорванная фата. Аккуратная дырка от контрольного выстрела в области шеи.
  
  Репликант опустился на колени и поцеловал убитую в губы. Вложил в её руку игрушечного белого голубя.
  
  Он мог скрыться, сбежать из города, но решил вызвать убийцу на бой. Любой другой вариант мира вокруг больше не устраивал Роя:
  
  - Давай, Рик, если ты чего-то стоишь... Покажи, на каком тесте тебя состряпали.
  
  Декард понял, где находится репликант. Соседняя комната. Он медленно двинулся вдоль стены. К коридору. Полицейский неосторожно ступил на осколок кирпича под ногами - тот хрустнул, выдав местоположение сыщика.
  
  Часть стены буквально взорвалась. В проломе, из пыли и осколков бетона, возникла быстрая как молния кобра... рука Роя. Она сцапала оружие полицейского вместе с ладонью.
  
  Рой втянул добычу в свою комнату, через пролом в стене. Освободить руку не реально. Репликант боевой модели слишком силён. Рик оказался втянут в соседнюю комнату по плечо. В его рту застыл беззвучный крик.
  
  - Гордишься собой, человечек? - спросил Рой.
  
  Он легко извлёк пистолет из ладони полицейского и схватил его мизинец.
  
  - Это за Зору, - репликант вывихнул палец Декарда. - За Прис, - вывихнул безымянный. - Это... за Мэри, - сломал средний.
  
  Декард не сдержал крика, но звук ослаб, когда в искалеченной руке вновь очутился пистолет. Робот вернул оружие? Отпустил руку??
  
  - Давай, Рик! - доносилось из-за стены. - Я рядом.
  
  Декард втянул освобождённую руку к себе, переложил пистолет в другую...
  
  - Тебе нужен точный выстрел.
  
  Декард заметил движение через дыру в стене. Выстрелил, но, кажется, мимо.
  
  - Ай-ай-ай, снова промазал! Неудачно, да? Теперь моя очередь!
  
  Декард отскочил от ненадёжной стены как ошпаренный.
  
  - Дам тебе время, человечек, прежде чем начну... Раз, два... Я даже обещаю пробивать стены не так часто, как могу. Обещаю использовать двери. Преимущественно.
  
  Полицейский посмотрел в сторону выхода в коридор, откуда можно сбежать в подъезд. Но нет. Слишком очевидно. Репликант наверняка догонит и сбросит с лестницы.
  
  Декард разглядел дверь в другую комнату и побежал туда. Правая рука страшно болела. Нужно найти укромное место, чтобы справится с ладонью.
  
  ... Рой вернулся к телу Мэри. Он продолжал считать:
  
  - Три... четыре... Боже, сколько здесь боли.
  
  Робот опустился на колени. Окунул пальцы в кровь погибшей и взялся окрашивать собственное лицо в красный цвет.
  
  Затем разделся почти догола. Это выглядело как ритуал индейцев, собирающихся в последний бой.
  
  - Моя маленькая... - прошептал он. Откинулся к стене. Затылок упёрся в треснувшую штукатурку. Трещины расходились в стороны подобно паутине. Рой завыл как волк.
  
   8000 [Скотт-Кроненвет]
  
  Издалека донёсся вопль убийцы, что вправлял себе пальцы. Один, второй.
  
  Рой завыл громче, чтобы услышала будущая жертва.
  
  ... Декард понял, что потерялся. Он не знал, в какой квартире очутился. Казалось, что рядом с ним бежит сразу несколько теней. В стенах зияли огромные дыры, через которые он пролезал, ослеплённый болью и страхом. Окна в этой части дома заколочены досками. Вырвать одной рукой нереально. К тому же за досками металлические сетки. Он в ловушке.
  
  Остановился.
  
  На улице, недалеко от окна, пронеслась машина, и светлое пятно, проникшее в комнату, прошлось по кирпичным стенам.
  
  Декард проследил за пятном. Оно добралось до места, где... стоял Рой. Репликант быстро исчез, когда пятно света съехало в сторону.
  
  Полицейский зажмурился и выстрелил. Тщетно. Из-за угла раздался голос убийцы:
  
  - Раз, два, три, четыре, пять, что - не хочешь умирать?
  
  Декард метнулся прочь. Показалось, что сыщик вспомнил путь к выходу. Пробежав несколько комнат и коридоров, он осознал, что уже стоит в подъезде, на лестничной клетке.
  
  - Слишком не спортивно, - донёсся разочарованный голос этажом ниже. - Давай, договоримся играть без чит-кодов.
  
  Полицейский не смог разглядеть, где именно затаился Рой. Он всматривался в темноту, готовя выстрел, но тут...
  
  В кирпичи, рядом с виском, вонзился обрезок арматуры. Декард отступил обратно в квартиру. Его вновь окружили настоящие стены из темноты. Он решил забраться поглубже.
  
  Как загнанная жертва метался по заваленным хламом квартирам, пролезая в соседние через дыры в стенах. Его бросало то в жар, то в холод. Один раз он пролетел сквозь странную комнату, где Себастиан собирал имитацию города, накрытую темнеющей плёнкой. Перед глазами Декарда пронеслись странные надписи на стеллажах с микросхемами: 'новый вокзал', 'душа', 'совесть'.
  
  Основательно заплутав, он понадеялся на то, что Рой тоже запутался и выпустил добычу. Однако мелькнувший силуэт, весь в режущих полосах света от досок на окнах, остановил беглеца.
  
  - В чём дело, Рик? Я больше не нравлюсь? - репликант играл с жертвой как матадор во время корриды. - Я то, что мы сделали. Я безумие. Злой рок. Тщетность.
  
  Выстрел!
  
  Но это не сам робот, а его отражение в зеркале. Отражённые лучи едва не задели самого стрелка.
  
  Декард рванул обратно, забыв, что в руках пистолет. Его догонял голос убийцы:
  
  - Отобрать бы у тебя ружьишко, а то себя подстрелишь! Что, не в силах использовать мозг, Рик?! Соберись! Или я сам возьмусь за твою голову! Пробью ей пару стен!
  
  Он бежал, пока на глаза не попался высоченный старинный комод, а над ним дыра в потолке.
  
  Полицейский взбирался по полкам комода наверх, надеясь пробраться в квартиру выше, а оттуда на крышу.
  
  Волчий вой доносился отовсюду.
  
  Внезапно со стороны окна раздался голос репликанта:
  
  - Я вижу его, Рик! А ты? Сам-то видишь, нет?
  
  Декард выронил пистолет, и репликант заметил это. Он развёл руки в стороны, стоя на карнизе за окном:
  
  - Ну, что же ты, болезный? Так не интересно. Ты как инвалид, вот только вокруг не пансионат. Соберись.
  
  Рой скрылся из вида, убежав куда-то по карнизу, снаружи здания.
  
  Возвращаться за оружием поздно. Декард уже просунул руки в дыру. Затем голову. Огляделся. Это не крыша, а квартира. Но крыша рядом - раз потолок протекает так сильно. С крыши можно удрать, если повезёт. Перепрыгнуть на другой дом, или через пожарную лестницу. Декард хотел думать, что это ещё не конец.
  
  Он выбрался. Из переполненных раковин хлестала вода. Рядом ванная с телом манекена, лежащим под водой. Полицейский присел на край ванной, чтобы заняться рукой, потрёпанной при подъёме. Требовалось соорудить нечто вроде скрепляющего жгута.
  
  ... Рой остановился. Он не ожидал такого предательства от собственного тела. Руку опять свела страшная судорога.
  
  - Нет, не сейчас, - хрипел он, борясь с организмом. - Только не сейчас.
  
  Репликант понял, что простое самовнушение не поможет. Необходима боль.
  
  Он укусил сведённую спазмом ладонь с чёрными ногтями. Стало чуть лучше.
  
  Нужно больше боли. Больше страдания.
  
  Он озирался как загнанный в ловушку зверь. Вот оно! Репликант подскочил к стене, вырвал из неё силовой кабель и закусил медные жилы. Правда, удара током не последовало. Проводка безнадёжно мертва.
  
  На глаза попался выпавший из стены длинный ржавый гвоздь. Рой схватил его и медленно, стараясь прочувствовать каждый оттенок боли, воткнул гвоздь в сжатую ладонь. Та раскрылась как бутон цветка.
  
  Репликант издал протяжный неподдельный вой, наполненный страданием и торжеством победы над ним.
  
  ... Оказалось, они с Роем в соседних комнатах!
  
  Часть стены, напротив которой сидел Декард, взорвалась. В проломе возникла голова робота. Убийца с издёвкой посмотрел на будущую жертву:
  
  - Давай-ка, вставай. И уж постарайся, Рик. А то как-то слишком по-человечески. Шевели ножками, или мне придётся убить тебя, и ты не сможешь играть. А если ты не сможешь играть...
  
  Последние слова репликанта проглотил внезапный гром.
  
  Декард сорвался с места. Начал выламывать из сантехники стальную трубу. Прогнивший металл поддался.
  
  Неподдельная улыбка озарила лицо репликанта. Он вылез из дыры и вбежал в комнату через ближайшую дверь.
  
  - Шесть... семь. Выбирай... ад или рай, - приговаривал он, хлебая воду из раковины как животное.
  
  Декард широко размахнулся и вложил в удар вес тела. Стальная труба опустилась на голову Роя. Он отшатнулся с гримасой боли на лице. Поскользнулся и едва не выпал из окна. Однако успел приготовиться к следующему удару. Одна рука перехватила трубу, а другая сломала её пополам.
  
  Треснувшее оружие рассыпалось на куски. Рой удовлетворённо закивал:
  
  - Вот это воля к победе! Вот это по-мужски!
  
  Полицейский рванул прочь. Каким-то чудом заметил окно без металлической сетки. Ударом ноги вышиб доски. Выбрался наружу, на карниз.
  
  Выходило так, что крыша рядом. Однако нужно карабкаться по скользкой крошащейся лепнине. Мизерный шанс. Эта сторона здания обращена к обрыву с городской платформы. Падать пришлось бы сотни ярдов. Хотя, какая разница - пятый этаж или двести пятый?
  
  Декард решил пройти по карнизу и найти более удобный участок лепнины. Если сильно повезёт, то можно найти пожарную лестницу.
  
  Беглец поскользнулся. В последний момент успел ухватить металлический прут. Повис над бездной.
  
  Это часть пожарной лестницы. Если бы она не прогнила и не отошла от штатного крепления, он бы не смог уцепиться. С другой стороны, сбежать с её помощью не выйдет - большая часть полотна давно рухнула вниз или стекла в виде ржавой воды.
  
  Декард подцепил ногой корпус старого кондиционера и притянул себя к стене. Вернулся на карниз. Остатки пожарной лестницы полетели в бездну.
  
  Сыщик продолжил движение к окну. Из глубины здания послышался волчий вой. Убийца где-то там...
  
  Разбитые доски вылетели из окна. В проёме возник торс Роя.
  
  На его лице висела самодовольная улыбка. В глазах горел охотничий азарт. Декард разглядел татуировку на груди робота, напоминающую замкнутый на себя лабиринт или загадочный иероглиф.
  
  - Труба сделала мне больно, да. Но, знаешь, зря ты так поступил... Не говоря о том, что бить железками безоружного не есть этично.
  
  Декард повернул назад. Отошёл от окна на расстояние, показавшееся более-менее безопасным, и принялся взбираться вверх по лепнине. Иного не оставалось. По трубам ливневой системы далеко не уползёшь. Репликант прижал его к самому краю.
  
  - Что делает-то, а?.. Ну, зачем ты карабкаешься? Ха-ха! Сучишь ножками как таракан... Куда ж собрался, болезный?
  
  Ноги беглеца соскользнули с опоры. Он повис над бездной, удерживаемый одной здоровой рукой.
  
  - Захотел эмигрировать от меня?! - захохотал Рой, ведь недалеко пролетал рекламный дирижабль, оравший о прелестях колоний. - Вовремя!.. Только не надорвись. Сегодня не день Бэтмена.
  
  Декард справился. Покалеченная рука помогла приблизиться к краю. Закинув ногу на уступ, полицейский медленно подтягивался к самому верху. Взбирался по скользкой массивной лепнине.
  
  Рой оценил настойчивость жертвы:
  
  - Я засчитал попытку.
  
  Он скрылся в темноте квартиры. Оттуда доносилось ироничное бормотание: 'Где же он? В соседней комнате? Здесь? Нет, не думаю. Надо поискать выше...'
  
  Декард выкатился на крышу. Волчий вой остался позади. Воздух наполнился звуком набирающего силу ливня и протяжным скрипом ветряков. Блейдраннер собрался с остатками сил и, опираясь о чадящую трубу с поникшей спутниковой тарелкой наверху, поднялся на ноги.
  
  Заковылял по крыше в поисках выхода. Когда ему почудилось, что впереди проход на чердак, рванул туда.
  
  Сверкнула молния - она выхватила из темноты угрожающий силуэт. Рой готовился перехватить добычу.
  
  Теперь всё. Декард понял, что остался лишь один шанс. Он развернулся и побежал к краю, в отчаянной попытке перепрыгнуть на соседнее здание. Иного выбора нет.
  
  Прыжок! Измученное тело почти перескочило через бездну. Ему не хватило половины метра. Руки вцепились в металлическую балку, торчащую из крыши. Если бы охотник дал Декарду чуть больше времени, то он бы смог подтянуться. Забраться наверх. Блейдраннер попробовал извернуться и посмотреть через плечо, на противника.
  
  Рой не собирался давать жертве шанса. Ведь время уже подходило. Робот ощущал новый, более сильный спазм в руке, который нереально остановить. Это означало, что конец близок.
  
  Репликант почти без разбега, легко, перемахнул через бездну и очутился на соседней крыше.
  
  Он подошёл к балке, за которую цеплялся Декард, и сел на корточки. Ликующий взгляд робота давил на полицейского, и того тянуло вниз странной силой. Она исходила от Роя, хотя тот не шевелился. Просто говорил, глядя на агонию жертвы:
  
  - Многое понимаешь, пожив в страхе. Чувствуешь это? Чувствуешь? Вот оно... Время смерти, раб.
  
  По окончании приговора одна из рук Декарда соскользнула. Он уже не мог снова вцепиться ею в балку.
  
  Ноздри Роя раздувались как у животного. Холодные беспощадные глаза блестели сквозь дождь. Секущие хлёсткие струи били в лицо. Кровавые капли стекали с кожи и с глаз. Ещё секунда, и жертва сорвётся в бездну. Этого будет достаточно. Рой ощущал, что рука хочет сжаться в страшном спазме, но знал, что рука противника соскользнёт раньше.
  
  Он заметил, что рядом, на крышу, сел живой голубь. Белый, невероятно похожий на того голубя Мэри. Птица следила за вознёй, что устроили охотник и жертва... Ликующий оскал расплылся по лицу репликанта-мстителя, когда он смотрел на белый пушистый комок. Наверное, если бы волки могли улыбаться, это выглядело бы очень похоже.
  
  Внезапно голубь испугался - спорхнул с крыши, бросился прочь, в темноту.
  
  Рой перевёл обескураженный взгляд на Декарда, на его закрытые в страхе глаза... и успел перехватить руку падающего.
  
  Полицейский завопил от ужаса и боли, что причинил гвоздь, пронзивший руку. Рик смолк, осознав, что репликант решил спасти его... Или помучить ещё?
  
  Рой вытащил добычу из пасти бездны. Теперь она висела над крышей как мешок тряпья. Свободной рукой робот вытащил гвоздь, скрепивший ладони обоих. Ошалевший и дрожащий Декард рухнул на гудрон.
  
  Репликант краем глаза заметил, что странный голубь вернулся. Птица вновь наблюдала за происходящим.
  
  Тяжело дыша, нелепо суча ногами и скользя, полицейский отползал от Роя. Пока не упёрся в кирпичную стену.
  
  Руку робота сводила судорога. Конвульсии быстро распространялись по остальному телу. Глаза репликанта наполнились невыразимой печалью.
  
  Чисто внешне он всё меньше напоминал сверхчеловека. Обречённый опустился в позу медитации и заговорил куда-то перед собой. Трудно сказать, к кому именно обращался сын человеческий: к дождю, к противнику или в бесконечность. Декарду казалось, что перед ним висит взгляд гипнотизёра.
  
  - Я видел такое, во что никто из живых и не поверил бы. Я скитался в глубоком космосе и вернулся обратно, пройдя через границы Невозможного. Я стоял на палубе горящего корабля, наблюдая смертельный танец звёзд в поясе Ориона. Видел, как лучи-Си поджигают пространство. Ощущал тёмный ветер, дующий в лицо при приближении к чёрным галактикам. И всё это исчезнет. Затеряется во времени... Это только маленькая слеза среди бесконечных капель дождя. Лишь я... Лишь смерть.
  
  Последним своим жестом он хотел отпугнуть подобравшегося ближе голубя. Рой хотел, чтобы птица улетела как можно дальше отсюда. Однако та отказалась покидать крышу.
  
  Он осунулся. Глаза закрылись. Тело завалилось на бок и замерло в позе человеческого эмбриона. По абсолютно седым волосам бродили странные оттенки.
  
  
  
  
   33 Некто
  
  Декард не мог оторвать глаз от Роя и потерял счёт времени. Как загипнотизированный, смотрел на медленную смерть, на то, как бывший противник берёт от угасающей жизни последние моменты, даже боль.
  
  Дождь ослаб и почти прекратился. Воздух наполнился испарениями. Небо светлело едва-едва. Бледнело. Город проступал вдали как призрачное видение.
  
  Декард неожиданно понял, что сквозь пар, недалеко от края крыши, проступил силуэт. Налетевший ветер разогнал облако.
  
  Это Гафф. Хромоногий разноглазый левша опирался на щёгольскую трость.
  
  Он остановился под карнизом, у стены, вне света, так, что полы шляпы давали дополнительную тень на лицо. Силуэт выглядел неестественно - с карниза лился поток воды.
  
  - Удивительно, как ты выдержал столько побоев. Хотя, в конце концов, охотник поступил по-человечески: дал право на последнее слово... Что скажешь, танцы с саблями закончены?
  
   9010 [Скотт-Кроненвет]
   9030 [Скотт-Кроненвет]
  
  - Да, - судорожно вздохнул Декард.
  
  Как фокусник, Гафф вытащил на свет утерянный пистолет Декарда и бросил оружие в промежуток между ним и собой.
  
  Провокация? Возможно. Однако Декард не поддался. Одно неосторожное движение, и Гафф пристрелит его.
  
  Декард остался на месте, рядом с трупом Роя.
  
  Силуэт Гаффа удовлетворённо кивнул, ссутулился. Он развернулся и медленно поплыл вдоль кирпичной стены в сторону выхода на чердак, оставаясь под карнизом.
  
  Неожиданно Гафф остановился и вновь обратился к Рику:
  
  - Ей не дано жить!.. А впрочем, кто из вас живёт?
  
   9040 [Скотт-Кроненвет]
  
  Налетевший ветер принёс на крышу облако пара. Гафф шагнул в него.
  
  И исчез. Точнее... блейдраннер моргнул в этот момент. А когда взгляд снова сфокусировался - "напарника" уже не было.
  
  В голове вертелись последние услышанные слова. Слова о Рейчел.
  
  И ещё казалось, будто Рик в точности знает, что следует делать.
  
  Странно, но... мерещилось, что он способен увидеть свои будущие действия. В мельчайших деталях, словно это будущее уже существует. Или имело место когда-то.
  
  
  
  
   34 Видение будущего
  
  Изрядно побитый, он приближается к собственной квартире. Входная дверь приоткрыта. Это значит... значит...
  
  Оглядывается, достаёт пистолет и быстро, но стараясь двигаться тише, скользит в темноте коридора. Впереди комната.
  
  Ветер то воет, то скулит за окном. Иногда слышатся раскаты далёкого грома. Тикают механические часы.
  
  - Рейчел, - не выдерживает Рик. - Рейчел, - он зовёт девушку.
  
  В ответ ничего.
  
  Комната, где он её оставил, выглядит опустевшей. Телевизор показывает мёртвый канал. Какое-то шестое чувство нашёптывает, что нужно подойти к расставленному дивану.
  
  На первый взгляд там лишь ворох белья. Он осторожно отгибает край покрывала. Видит её лицо в темноте. Но девушка как тряпичная кукла, она будто не жива.
  
  Он наклоняется и пытается ощутить её дыхание.
  
  Ничего. Он не смог почувствовать этого.
  
  - Рейчел, - шепчет Рик. Она не реагирует. Тогда он целует её прохладные губы. Со стороны поцелуй выглядит как один из восточных символов, круг гармонии. Цельности.
  
  И неожиданно кукла просыпается. Забвение тает как утренний туман. Она видит, что любимый рядом, и что он не принёс с собой смерти.
  
  - Ты любишь меня?
  
  - Люблю.
  
  - Ты веришь мне?
  
  - Верю.
  
  ... Затем многое меняется. Они уже стоят перед лифтом. Его двери открываются, и Рейчел быстро проходит внутрь.
  
  Рик шагает следом, держа наготове оружие, но замирает. Стоит на месте как вкопанный... он заметил выпавшую из плаща Рейчел фигурку, сложенную из фольги от конфет. Похоже на оригами, которые делал вездесущий Гафф.
  
  Сказочные животные, доступные лишь в виде игрушек и символов... Они живут где-то в совсем другом месте, под голубым небом с пушистыми облаками. В нетронутых лесах. Они слышат пение птиц и детский смех совсем рядом, со стороны небольшой порожистой реки. Кажется, что из-за ближайшего холма выскочит тот самый единорог. Вдалеке видны высокие горы, покрытые серебристым льдом. Там начинается иная, снежная, сказка.
  
  Рик Декард понял главное. Пусть 'реальный' мир выглядит слишком неправильно. Пусть он принципиально непознаваем. Непостижим... Но двое всегда могут создать что-то своё, даже не настоящее, а Подлинное. То, что невозможно отнять.
  
  
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список