Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Севастополь. Взгляд с другой стороны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:


Взгляд с другой стороны.

   22-я пехотная дивизия взгляд с другой стороны (ч.1)
  
  
  
  
   22-я пехотная дивизия. Севастополь.
   Взгляд с другой стороны.
  
   Как это ни парадоксально звучит, в минувшей войне потерпели поражение оба народа: и немецкий и советский. Я не говорю о правительствах, я говорю именно о народах. Война явление подлое, уничтожающее лучших, они гибнут первыми, позволяя выжить остальным. Любая война, выбивая самых лучших, самых честных и смелых, отбрасывая страну в развитии назад, в прошлое. Иногда, в том случае, когда приспособленческая и подленькая часть общества становится доминирующей, эти изменения становятся необратимыми. Но, оставим философию в стороне.
   До сих пор мы рассматривали Севастопольскую оборону только с одной стороны. В последнее время в открытом доступе появилось достаточно много документов по войскам нашего противника в минувшей войне, с помощью которых можно проверить достоверность советских документов. Это как бы другая сторона в описании событий. Другой полюс, другая точка зрения. И в то же время, советские и немецкие документы взаимно дополняют друг-друга, позволяя отделить "злаки от плевел", реально происходившие события от пропаганды.
   Я не восхваляю нашего бывшего врага и тот строй, который развязал прошлую войну, но объективно, в начальный период войны, немецкие войска были сильнее. Причем, говоря суворовскими словами, враг воевал "не силой, а умением". Немцы многое взяли для себя из суворовской "Науки побеждать", и, хоть "русские прусских всегда бивали", в начальный период войны все было не так. Вопреки распространенному штампу, не советские войска прославились своей импровизацией на поле боя, а немецкие, и этому у них нужно бы поучиться.
   Правда, под Севастополем действовали части не простые. 11-я армия, появившаяся на свет из группы немецких войск в Румынии, была элитной, причем и румынские и немецкие части в составе армии были одними из лучших. И, тем не менее, Севастополь устоял против двух ударов, нанес урон противнику в ходе третьего. И, несмотря на все недостатки в обороне, советские войска и флот смогли удержать этот город в ходе 255-ти дневной обороны. Да, да , я не ошибся указав большую продолжительность обороны Севастополя. Она не закончилась с "эвакуацией" командования, об этом четко свидетельствуют документы противника. Они дают достаточно любопытный материал, который я и попытаюсь изложить в цикле статей.
   Работа с документами, составленными на языке, для меня прежде незнакомом, с документами не сложенными в хронологическом порядке требует большого количества времени. А потому, в изначальном изложении это будет действительно цикл отдельных статей, объединенных общей темой, но не имеющих единого "стержня", хронологического порядка. Это пока только картинки к "Хронологии Севастопольской обороны". Возможно, позже, получится создать стройную монографию, но это все будет чуть позже...
   Итак...
  
   Глава 1 Двадцать вторая "воздушнопосадочная". Краткая история.
   Начать рассказ о немецких войсках, принимавших участие в событиях под Севастополем в 1941-42 г., наверное, стоит начать с 22-й пехотной дивизии. Причин несколько: это одна из лучших дивизий Вермахта, бойцы которой имели отличную подготовку. Она почти все время находилась под Севастополем, и, приняла на себя большую часть "работ" по удержанию кольца вокруг города, в период с января по май 1942г. Но об этом чуть позже. Ниже приведена очень краткая история дивизии, в качестве синопсиса.
   Дивизия была создана в рамках расширения Рейхсвера 1 октября 1934 года в Бремене в VI военном округе. Немецкая система призыва предусматривала пополнение частей по территориальному признаку, т.е. по военным округам. В связи с чем, в одном подразделении оказывались, в основном, земляки, что играло важную роль в сплачивании коллектива. Советская же армия вынуждена была в составе своих частей "перемешивать" призывников из различных областей, учитывая большую неоднородность в боевой подготовке и уровне образования в различных областях. Для обретения должной боеспособности эти части требовали намного больше времени, эта система породила разные "землячества" в рядах одного подразделения, что вело к снижению стойкости частей, но, видимо, иного выхода не было. Или советские военно-политические органы переоценили объединяющую роль марксизма-ленинизма. Но, вернемся к дивизии. Первым командиром этой дивизии был генерал-майор (на тот момент) Вильгельм Кейтель, (да-да, тот самый Кейтель, который позже станет фельдмаршалом).
   15 октября 1935 года переименована в 22-ю пехотную дивизию, ее командиром становится генерал-лейтенант Адольф Штраусс. В связи с созданием Х-го военного округа, дивизия была "перепрописана" в новый военный округ. Дивизия частично начала подготовку в качестве "воздушнопосадочной". Термин этот ныне почти неизвестен в настоящее время, и представляет собой кальку с немецкого слова "Luftlande". Этот термин означает, что дивизия была предназначена для высадки с воздушных средств. Первый эшелон высаживался с парашютами, захватывая аэродром, последующие перебрасывались планерами и транспортными самолетами. С октября 1938 года дивизию возглавил Хайнц Граф фон Шпонек, тот самый фон Шпонек, который командуя 42-м корпусом, оборонял Керченский полуостров во время Керченско-Феодосийского десанта.
   Во время польской компании 1939-го года, основной состав дивизии не принимал участие в боевых действиях, обеспечивая охрану французской границы. Исключение составил 16-й Ольденбургский пехотный полк, который был задействован в качестве резерва главного командования, и принимал участие в боя под Бзурой. Любопытно, но именно тогда наметилось первое "сотрудничество" со спецподразделениями, которые впоследствии станут "Учебным полком 800 "Бранденбург"".
   В октябре 1939-го года дивизия становится тренировочной базой для подготовки воздушно-посадочных войск. Одновременно и ее подразделения готовились по усиленной программе. Подразделения этой дивизии готовились действовать как самостоятельно, принимая решения согласно сложившейся обстановке, так и во взаимодействии с другими частями.
   Правда, первое боевое применение этого нового вида войск, было довольно неудачным. 10 -го мая в агрессии против нейтральных Нидерландов дивизия была использована по прямому назначению. 16-й пехотный полк (в дальнейшем, ПП) высадился в районе Waalhaven (недалеко от Роттердама), 47-й в районе Katwijk-Valkenburg, 65-й в районе Ypenburg. Высадка успеха не имела, и привела к тяжелым потерям, за исключением 16-го пехотного полка, который совместно с 22-м пионерным батальоном дивизии, захватил Роттердам. Сказался опыт (пусть небольшой), приобретенный во время польской компании. 11-я рота 16-го полка, усиленная ротой пионерного батальона составили т.н. "боевую группу Шрёдера" ("Kampfgruppe Schrader"), по имени командира роты (а, затем и батальона) Х.-А. Шрёдера, родственника будущего канцлера Германии. Это наименование будет встречаться и в Севастопольской обороне, а сам гауптман (капитан) Герман-Альберт Шрёдер погибнет 13 июня 1942года при взятии форта "Сталин" (365-я зенитная батарея). После голландской компании, за дивизией закрепилась кличка "васильковая" ("Kornblumen"), намекая на ее воздушно-десантное прошлое, правда это же слово имеет и другой смысл: "пьяная в дым", так что неизвестно, что имелось в виду под этой кличкой.
   После этого, дивизия была пополнена и, в июне 1940г. приняла участие в захвате Франции в районе городов Dinant и Saint Quentin. После этого, дивизия вошла в состав группы немецких войск в Румынии, и 22 июня 1941г. в составе группы армий "Юг" начала вторжение на территорию Советского Союза. Дивизия форсировала Днестр и Прут, затем формировала Днепр, и вышла к Крыму. Все это время дивизией командовал генерал-майор фон Шпонек. Лишь после первой попытки взять Крым, 10-го октября 1941г. его сменил генерал-майор Людвиг Вольф, а генерал Шпонек пошел на повышение. Начальником штаба дивизии являлся оберстлейтенант Х.Лангманн (Heinz Langmann). До определенного момента дивизия находилась вне сферы активных действий, занимая позиции вдоль Сивашей. Тем не менее, в ходе боев за Крым дивизия понесла потери. Она участвовала в завершении прорыва Ишуньских позиций, и около 100 человек из состава дивизии остались на кладбище Азис-Копейка. Началось преследование отступающих советских войск.
   На тот момент, дивизия имела почти полный состав. В нее входили:
   -16-й пехотный полк, командир (с октября 1940-го года) оберст (полковник)  Дитрих фон Хольтитц (Dietrich von Choltitz).
   -65-й пехотный полк, командир (с мая 1940-го года) оберст (полковник)   Эрнст Хациус (Ernst Haccius), который командовал полком до марта 1942г, а затем был переведен командиром "проштрафившейся" в Керчи 46-й дивизии.
   -47-й пехотный полк, командир (с июля 1941-го года) оберстлейтенант (подполковник)   А.Р.Латц (Albert Rudolf Latz), бывший командир 3-го батальона 65-го полка, который командовал 47-м полком до марта 1942г.
   -22-й артиллерийский полк, в составе 4-х дивизионов, командир оберст Йохан де Боер (Johann de Boer). В составе полка 12шт. 15см. гаубиц (s.f.h.18) и 36шт. 10,5 см. гаубиц (le.f.h.18)
   -22-й моторизованный зенитный батальон (3 роты)
   -22-й моторизованный разведбат командир (до января 1942г.) О.фон Боддин (Oskar von Boddien) Состав батальона (по состоянию на июль 1941г.): 1-я рота бронетранспортерная, вторая бронеавтомобильная, третья и четвертая мотоциклетные, пятая - рота тяжелого вооружения.
   -22-й пионерный батальон
   -22-й противотанковый дивизион (24 противотанковых орудия)
   -22-й батальон связи
   -22-й батальон обеспечения
   -22-я медико-санитарная группа (4 роты)
   -22-я ветеринарная рота.
   Общая численность дивизии составила более 17 тыс. человек. Дивизия входила (вместе с 72-й ПД) в состав 30-го армейского корпуса 11-й армии, и имела задачу основными силами преследовать советские войска по второстепенным дорогам, восточнее 72-й ПД. на этом направлении дивизии противостояли разрозненные и малочисленные части советской 184-й стрелковой дивизии НКВД.
   Часть подразделений была изъята из состава дивизии, и передана в состав моторизованных колонн "бригады Циглера" (в том числе и рота батальона ПВО, 22-й разведбат и.т.д.)
   6.11.41г. Дивизия получила приказ о переброске в состав LIV(54-го) корпуса. Передислокация была завершена к 13.11.41г., при этом, части, входившие в группу преследования Приморской армии, до конца ноября 1941г. оставались в Южном секторе.
   В ходе первой "попытки" взять Севастополь (так немцы называют 1-й штурм) дивизия потерь почти не понесла. Официальные данные таковы: убитых 60 (1 офицер), раненых 174 (2 офицера), контуженных 3 человека. Все это так, но...
   В эти данные не вошли убитые и раненые в 22-м разведбате, батальоне ПВО, противотанковом дивизионе, которые входили в группу преследования, т.е. несли основные потери. Пока данных по этим частям нет.
   Начиная с 9 ноября 1941г. дивизия занимает позиции в районе плато Кара-Тау и, частично долины Бельбека. Ее основным противником является 8-я бригада морской пехоты (3,2 тыс. человек), значительно уступающая ей по численности. В ходе 2-го штурма передовые части 22-й ПД действовали совместно с 6-й ротой учебного полка 800 "Бранденбург", что обеспечило дивизии достаточно быстрое взятие передовой линии обороны бригады. Однако, в дальнейшем,
   Введение в бой советской стороной 773-го полка 388-й дивизии (2,6 тыс. человек) и 40-й кавдивизии (1,5 тыс. человек), ситуации не изменило. Советские части понесли тяжелые потери, и 23.12.41г. отошли на новые рубежи.
   Из-за несогласованности в действиях советского командования на главном направлении удара, в районе Симферопольского шоссе (немецкое название Хольтитц-штрассе), восточнее отм. 104.5, 22-й ПД противостоял лишь сводный батальон из личного состава 82-го армейского и 178-го флотского инженерных батальонов, и ряд более мелких подразделений.
   Для ликвидации прорыва, осуществленного 22-й ПД вдоль Симферопольского шоссе, советским командованием были вновь введены в бой остатки 8-й отдельной бригады морпехоты и 40-й кавдивизии. Высадка 79-й морской стрелковой бригады и 345-й дивизии, несколько изменили соотношение сил, и в районе станции Мекензиевы горы завязался бой с переменным успехом, однако, из-за того, что советские войска вводились в бой по частям, 22-й ПД удалось "перемолоть" силы 345-й СД, которая отнюдь не отличалась высокой стойкостью.
   На завершающей стадии штурма 16-му пехотному полку удалось выйти к укреплениям стационарной зенитной батареи N365 и подойти вплотную к позиции 115-й береговой батареи, однако овладеть этими позициями 22-й ПД не удалось.
   В связи с тем, что в Феодосии и Керчи был высажен десант, немецкие войска отошли на более удобные позиции, оставив часть захваченной территории Севастопольского района.
   Потери дивизии во время декабрьского штурма можно оценить, но лишь косвенно. Прямых данных пока нет.
   Общие потери (с учетом 1-го штурма и боев на Перекопе) составили 169 офицеров, 687 унтерофицеров, 3,5 тыс. рядового состава, но, это общее количество личного состава, выбывшего из строя, и не вернувшегося в дивизию. Эти цифры не дают понятия о численности дивизии после 2-го штурма, т.к. здесь не учтены легкораненые, находящиеся на излечении.
   По донесению командира дивизии, в ней на 1.01.42г. насчитывалось 11, 3 тыс. человек (из 17,5 тыс. первоначального состава).
   Задачей дивизии становится удержание участка блокады города. По факту, после ухода части 132-й ПД под Феодосию, граница ответственности 22-й ПД охватывала весь советский 4-й сектор и часть 3-го сектора. Для надежного удержания рубежей, в подчинение дивизии передаются ряд корпусных и армейских частей. Высадка десанта в Евпатории, оттянула часть сил 22-й ПД из под Севастополя. В уничтожении Евпаторийского десанта приняли участие 22-й разведбат и ряд более мелких подразделений.
   В таком состоянии дивизия отразила советскую попытку перейти в наступление в январе 1942г. В связи с растянутыми боевыми порядками, части дивизии были вынуждены на некоторых участках отойти.
   После разгрома Феодосийской группировки, часть подразделений 132-й ПД вернулись под Севастополь, и были подчинены 22-й ПД.
   По состоянию на апрель 1942г. дивизии были приданы (помимо "родных" полков):
   -436-й ПП (из 132-й ПД)
   -437-й ПП (из 132-й ПД)
   -438-й ПП (из 132-й ПД)
   -560-й корпусной противотанковый дивизион
   -33-й румынский пехотный полк
   -744-й пионерный батальон
   -46-й штурмовой пионерный батальон
   -815-й тяжелый мортирный дивизион
   -857-й тяжелый мортирный дивизион
   - две батареи 77-го артиллерийского полка.
   Одновременно, дивизия была пополнена за счет весеннего призыва.
   Перед разгромом Керченской группировки советских войск, с участка 22-й ПД снимаются части 132-й ПД и вновь перебрасываются под Керчь.
   Перед 3-м штурмом полоса дивизии была сужена, ее правый фланг заняла 132-я дивизия, вернувшаяся из-под Керчи в полном составе. 132-я дивизия была усилена смешанной боевой группой (Mixedkampfgruppe) В резерве находится 213-й пехотный полк (73-й ПД).
   В ходе боев третьего штурма 22-я ПД смогла прорвать оборону советской 172-й ПД, а затем и 345-й СД. Ей удалось овладеть опорными пунктами "Сталин" (13.06.42г.) и "Волга", выйти к Сухарной балке.
   По состоянию на 15.06.42г. потери дивизии составили:
  
   0x01 graphic
   -убитыми: 22 офицера, 97 унтерофицеров, 447 рядовых
   -ранеными: 64 офицера, 315 унтерофицеров, 1757 рядовых
   -контужеными: 1, 2, 105 (соотвественно)
   -заболевшими: 10, 28, 275
   -выбывшими по др. причинам:11, 29, 104
   За это же время получено пополнения :
   кадровых офицеров 9, резервистов 21, кадровых унтерофицеров 40, резервистов 96, рядового состава около 1 тыс. человек.
   В ходе боев за Сухарную балку, дивизия нанесла тяжелые потери 138-й стрелковой бригаде, и 25.06.42г. захватила Сухарную балку.
   В ходе штурма Сапунгорской позиции советских войск, части 22-й ПД осуществили ряд высадок через бухту на Южный берег бухты, занятый советскими войсками.
   После захвата Севастополя немецкими войсками части дивизии были расквартированы в Крыму на отдых. В августе 1942г. дивизия была переброшена в Грецию для пополнения, а затем передислоцирована на Крит. В октябре часть дивизии ("группа Бухзе") в составе 47-го ПП и 2-й дивизион 22-го артполка были переброшены в Африку, где и были уничтожены.
   Остатки дивизии после этого, под командованием генерал-майора Мюллера (бывшего командира 105-го полка 72-й ПД) принимали участие в противопартизанской борьбе в Македонии Сербии и Греции, где и были, по сути, уничтожены.
  
   Использованные источники:
  
   · Die deutschen Infanterie-Divisonen, Band 1-3, by Werner Haupt
   · Die Pflege der Tradition der alten Armee in Reichsheer und im der Wehrmacht, by Schirmer/Wiener
   · Die Truppenkennzeichen... der deutchen Wehrmacht u. Waffen-SS, Band 1-4, by Schmitz/Thies
   · Der Zweite Weltkrieg im Kartenbild, Band 1-3, by Klaus-Jurgen Thies
   · Deutsche Verbдnde und Truppen 1918-1939, by George Tessin
   · Verbдnde und Truppen der deutchen Wehrmacht und Waffen-SS..., Band 1-14, by Georg Tessin
   · Formationsgeschichte und Stellenbesetzung 1815-1939, Teil 1, der deutschen Heer, Band 1-3, by Gunter Wegner
   · J.Pipes Feldgrau.com - research on the German armed forces 1918-1945
   · Leksikon.com Leksikon der Wehrmacht
   · 22ID Kriegstagebuch
   Взгляд с другой стороны (ч.3)
  
  
  
  
   Взгляд с другой стороны.
  
   Глава 3 "Весенние бегуны"
  
   С сожалением должен признать, что важным источником информации для немцев стали опросы советских перебежчиков. Причем, перебежчиков было много, и были они во всех советских частях (даже самых прославленных). И, вот что интересно: вопреки распространенному мнению, бежали к немцам, отнюдь не только представители кавказских народов. Большинство перебежчиков, до начала штурма, были русскими.
   Были и курьезные случаи. Так, после войны, из Польской народной республики в МГООС (Музей героической обороны и освобождения Севастополя) приходили многочисленные запросы, с требованием подтвердить участие в обороне Севастополя гражданина Польши Юзефа Тыля. В запросах, на основании которых, семья Тылей хотела выхлопотать персональную пенсию, указывалось, что Тыль Ю.Ф. принимал участие в героической обороне города, проявил образцы героизма и мужества. Ответ музея огорчил родственников: документы, подтверждающие участие Ю.Тыля в обороне Севастополя найдены не были. Может и к лучшему, ибо Тыль Юзеф Францович, служивший в строительном батальоне, проходит по спискам лиц добровольно сдавшихся в плен врагу.
  
   0x01 graphic
  
   Мы не будем рассматривать социально-экономические причины этого явления, это тема для отдельного исследования. Но сам факт того, что некоторые граждане страны предпочли сражаться на стороне противника, говорит о том, что не всем "...на Руси было жить хорошо". Стоит только заметить, что и до сих пор это явление не изжито. Видимо, для этого есть веские причины....
   Но вернемся к истории.
   "22-я пехотная дивизия, отдел Iс. 9 апреля 1942г. Протокол опроса пленных.
   "Два перебежчика из 2-й роты 161-го полка: один русский и один грузин, перебежавшие на рассвете 9.04.42г. вдоль берега моря, сообщили следующее:
   2-я стрелковая рота 2-го батальона 161-го полка 2.04.42г. сменила на позициях в районе берега моря роту 90-го полка. Состав роты 60-70 человек, 50% русские. Вооружение: 1 ручной, один станковый пулемет, три автомата, две винтовки с оптическим прицелом.
   До этого, рота много недель ожидала пополнения в местности к северу от бухты (данные не соответствуют истине. 2-я рота находилась на передовой уже 25.03.42). ... 29.03.42г. рота получила пополнение 15 человек из 191-го запасного стрелкового полка...
   Сосед роты неизвестен. В районе Glubenase (высота языкообразной формы в районе аэродрома Бельбек, прим мое А.Н.) находится 1-я рота 161-го полка..."
   Как видно из этого допроса, немцы достаточно точно вылавливали даже малейшие неточности и неверные сведения из допроса, дополняя имеющуюся у них информацию. Причем уточнение информации шло на всех этапах. Так, к примеру, в документах этого допроса сохранилась записка, составленная от руки: "Сведения о подразделении не точные, 2-я рота числится в 1-м батальоне, который, действительно занимает позиции от берега моря".
   Фамилии перебежчиков в немецких документах не указаны, зато указаны в советских. В журнале боевых действий есть запись: на рассвете 9.04.42г. на сторону противника перебежали 2 красноармейца 161-го полка ...". А в списках "...лиц добровольно перешедших на сторону противника" есть все данные, их можно было бы и опубликовать, но зачем?
   В этой работе будут указываться только фамилии кадровых офицеров, добровольно перешедших на сторону врага. Кадровый офицер, в отличие от резервиста, добровольно пошел на службу и получал за это зарплату (и, должен сказать, очень высокую). К сожалению, среди перебежчиков были и такие, правда очень немного. Были среди них и члены партии (правда, таких было еще меньше, но ... были).
   Немцев интересовали, прежде всего: состав частей, находящихся перед ними, их вооружение, национальный состав, а так же бытовые мелочи, ибо на войне мелочей не бывает. Из этого же допроса: "Последние 4 дня хлебный рацион роты был снижен до 600г. хлеба в день, хотя раньше хлеб давался без ограничения...". Действительно, в Севастополе с 1 апреля 1942г. был введен осадный паек. Со временем, он стал еще меньше. Но это будет позже.
   Введение осадного пайка, спровоцировало в начале апреля 1942г. целую волну "бегунов". Причем бежали даже большими группами. Самым скандальным случаем стал переход на сторону противника 5-й даргинской роты 773-го полка 388-й дивизии, во главе с командиром роты, бывшим лейтенантом НКВД Искендером Шир-Али оглы Алиевым, но произошло это на другом участке.
   Следующие перебежчики на участке 22-й дивизии появились 13.04.42г.
   "22-я пехотная дивизия, отдел Iс. 14 апреля 1942г. Протокол опроса пленных.
   Два перебежчика из 6-й роты 2-го батальона 90-го полка, перебежали в ночь с 13 на 14 апреля 1942г. восточнее дороги на Мамашай (совр. Орловка), в расположение среднего (16-го, прим мое, А.Н.) полка. Расположение роты по состоянию на апрель, на высоте, восточнее дороги на Мамашай. Правый сосед 4-я рота, и далее 1-й батальон 90-го полка, левый сосед 5-я рота 90-го полка западнее дороги на Мамашай.
   В конце Марта 6-я рота находилась на позициях в районе Glubenase, и была сменена частями 161-го полка ... 30.03.42г. все кавказцы были выведены с передовой, и соответственно состав роты сократился до 39 человек. Кавказцы отведены во 2-ю линию, южнее пос. Любимовка, под руководством кавказских командиров и политруков.
   Вооружение роты 2 станковых пулемета, 2 ручных, штаб роты на бывшей зенитной батарее (квадрат 4805)". Если разобраться с ориентирами на немецкой карте, то окажется, что это бывшая позиция 366-й батареи, отбитая у немцев в ходе февральско-мартовских боев. Цитирую далее: "В расположении роты установлены 4 легких миномета. Штаб 90-го полка, вместе со штабом 161-го полка в подвалах совхоза С.Перовской. Там же в подвалах находится штаб 2-го батальона 90-го полка." Согласитесь, информация более чем подробная, особенно если учесть, что к протоколу приложена схема, на которой все обозначено со слов опрашиваемого. Более чем любопытна и фамилия человека, проводившего допрос: лейтенант Шалаев (чисто немецкая фамилия). Но, вернемся к протоколу.
   "6-я рота состоит исключительно из русских, из них 30% коммунистов и комсомольцев. В последнее время в расположении роты немецких листовок не было. Боевой дух личного состава хороший." Далее в тесте идут сомнительные данные. Перебежчик указал, что рядом с ним находились позиции некого 163-го полка. Такого полка в составе СОР не было, но загадка разрешилась чуть позже, 26 числа.
   Интересны сведения о рационе, он составлял 400 г. хлеба (половину буханки) и два котелка супа. Не густо...
   Первый перебежчик прибыл из 65-го запасного стрелкового полка (д.Дубовка 40км от Сталингарада) 12.12.41г., второй из 122-го запасного полка (Орджоникидзевский район) 18.01.42г. Т.е. бойцы пробыли на фронте достаточно долго. Интересно, что заставило их перейти на сторону противника? Ответа на этот вопрос пока нет.
   Но эти два человека был не единственными, кто перебежал к врагу в этот день. " 3 человека (два русских и один украинец) из 4-й роты 2-го батальона 161-го полка перебежали в районе Glubenase в расположение правого (65-го) полка.
   4-я рота, начиная с 1.04.42г. занимает позиции в районе Glubenase, имея слева 1-й батальон, справа 5-ю роту этого полка. Состав 4-й роты 60 человек, только русские и украинцы. Вооружение 1 станковый 4 ручных пулеметов, 5 ротных минометов, одно противотанковое ружье. 13.04.42г. перед позициями роты работали саперы, установив 3 ряда мин в деревянных корпусах...". К протоколу допроса прилагалась схемка, на которой, было обозначено все, вплоть до маленького блиндажа командира взвода.
   Все. Картинка позиций на левом фланге СОР сложилась. Известны и численность частей, и их вооружение, и их вооружение. Нанеся на карту эти сведения, мы получим полную информацию на начало апреля 1942г.
   "22-я пехотная дивизия, отдел Iс. 20 апреля 1942г. Протокол опроса.
   Перебежчик из 7-й роты 3-го батальона 514-го полка, дагестанец, перебежал восточнее дер.Бельбек (Фруктовое) в расположение левого (47-го) полка. Перебежчик совершил переход из второй оборонительной линии с высот южнее д. Бельбек (пробрался даже через боевые порядки советской 1-й линии! Прошу прощения за комментарий).
   Правый сосед 7-й роты 9-я рота, левее и чуть позади 8-я рота. 1-й батальон полка в передовой линии, 2-й батальон на 2-й резервной оборонительной линии юго-западнее 3-го батальона, который был выдвинут на передовую севернее д. Бельбек. Из 3-го батальона были отозваны кавказцы, и он был усилен русскими из 2-го батальона, в том числе и 11 бойцами из 7-й роты. Состав 7-й роты 58 человек, все кавказцы, кроме русского командира взвода".
   О вооружении роты перебежчик не знал, указав только что в их взводе было 4 ручных пулемета. Винтовки и противогазы были у каждого, но в подразделении вообще не было касок. Последнее пополнение рота получила в середине марта, когда в их взвод пришли четыре лезгина из Дагестана.
   Пленный указал расположение минного поля, сообщил, что в расположении их полка находится несколько бетонных бункеров. В частности, он указал, что "на северных скатах высоты 49,0 (она же высота 104,5) находится пулеметный бункер". Да, действительно, в указанном месте, был найден сборный пулеметный бетонный дот. Нашлись и остальные объекты, указанные в опросе пленного.
   Особого внимания заслуживает пристальный интерес немцев к химическому оружию. В каждом допросе идет выяснение количества противогазов в подразделениях и наличие отравляющих веществ у обороняющихся. Или отравляющие вещества еще не были доставлены в Севастополь, или советскому командованию удалось сохранить (хотя бы частично) информацию об этом, но при опросе пленных сведения об ОВ немецкой разведкой получены не были. Но химическое оружие в Севастополе все же было. В последние дни обороны бочки с отравляющими веществами были затоплены в Казачьей бухте.
   Интересны сведения о рационе: 200г. хлеба, 400г сухарей и 1/3 котелка вермишелевого супа. Перебежчик сообщил, что в расположение роты попало много немецких листовок на азербайджанском языке.
   Следующий перебежчик, неграмотный украинец, из рабочего взвода вновь созданного 747-го полка 172-й дивизии отмечен 26.04.42г. восточнее д. Бельбек. В его показаниях мало интересного, за исключением того факта, что вновь формируемый полк был выведен на рубежи обороны. кормили бойцов этого полка еще хуже. Рацион составлял 300г. хлеба, 200г. сухарей и полкотелка супа в день.
   Второй перебежчик, отмеченный в эту ночь, азербайджанец из 3-й роты 1-го батальона 747-го полка. По его сообщению, на тот момент полк не имел не то что ни одного орудия, или пулемета, но даже винтовки были только у караула.
   Опрос третьего перебежчика из 9-й роты 3-го батальона 90-го полка оказался более продуктивным. Он перебежал восточнее дороги на Мамашай. 9-я рота сменила 6-ю роту 90-го полка на высоте восточнее дороги.
   Рота имела в своем составе два стрелковых взвода по 15 человек, и один пулеметный взвод 20 человек. Вооружение роты 8 ручных и два станковых пулемета, одна автоматическая винтовка с оптикой. Винтовками обеспечены все, все имеют противогазы, но касок нет.
   Перебежчик указал, что на дороге, в районе 4703 установлено противотанковое орудие с обстрелом на восток. И, действительно в указном районе находился (и находится) артиллерийский дот. И, действительно его амбразура была направлена на восток. Данные точные. Заодно, перебежчик разрешил проблему с непонятным 163-м полком. Оказалось, что 90-й стрелковый полк с 14.03.42г. имел номер полевой почты "163".
   Первомай отмечен двумя перебежчиками: один из той же 9-й роты 90-го полка, один из 747-го полка. Сведения, выданные предыдущими перебежчиками, подтвердись, за исключением вооружения 9-й роты. В составе ее вооружения показано 5 станковых, три ручных пулемета и одна винтовка с оптикой. Если проанализировать личные данные перебежчиков, то выяснится, что почти все они из февральского пополнения. Видимо, по личным качествам, эти люди сильно отличались от тех, кто изначально оборонял город, и от тех, кто добровольцем прибыл защищать город в январе 1942г.
   Дальше "перебежки" прекратились до 27.05.42г. Или были приняты меры, или... Впрочем, не будем гадать. Попробуем разобраться.
   27.05.42г. перебежчик из 2-й роты 1-го батальона 161-го полка. Украинец из Запорожья, 1899 года рождения. Перебежал вдоль берега моря. В этом районе глинистый обрыв рушится в море, создавая хаос из глинистых обломков, среди которых легко спрятаться до темноты. Именно поэтому большинство "бегунов" выбрали именно этот маршрут.
   Перебежчик сообщил следующее: "Позиции 161-го полка без изменений 1,5 месяца, 1-й батальон занимает позиции от берега моря до Glubenase, расположение рот слева направо: 1, 2, 3-я. Дальше 2-й батальон, дальше 90-й полк. Состав роты 70-75 человек, украинцы и русские, в основном с Кубани и Сталинградской области. В роте всего 6 кавказцев, два члена партии и 4 надежных солдата. Вооружение 6 ручных, два станковых пулемета, один зенитный, три легких миномета. На обрыве юго-западнее позиций два противотанковых орудия: одно непосредственно на обрыве, второе юго-юго западнее. Рацион 500г. хлеба 110г.сухарей, котелок супа 25 г. сахара, 40 г. витаминного концентрата".
   Дальше в допросе следуют сведения о расположении штаба роты, батальона, минных полях и.т.д. Буквально на следующий день, 28 числа, из той же роты перебежал украинец 1905года рождения из Полтавской области. Его сведения подтвердили ранее полученную информацию, слегка дополнив ее данными по пополнениям.
   30.05.42г. 1942г. перебежали два русских бойца из 4-й роты 2-го батальона 161-го полка. Данные, полученные от предыдущих "бегунов" подтвердились, "4-я рота 2 месяца занимала позиции между первым батальоном и балкой Киссек до стыка с 6-й ротой. Вооружение 4-й роты 5 русских ручных пулемета, один немецкий, два автомата, две снайперских винтовки. В роте 60-70 человек, 20% коммунисты и комсомольцы". В расположении роты 3 ротных миномета. 5-я рота, состоящая из кавказцев, оттянута южнее совхоза С.Перовской. Штаб роты в землянке на южных скатах Glubenase.
   Добавилась новая информация: " ...3 тяжелых и 4 легких миномета на юго-западных скатах высоты Boddiennase (район современного Любимовского военного городка). ... Перебежчик показал, что местность (указан район Любимовского пляжа) заминирована. Штаб роты в землянке 500м юго-юго западнее Glubenase.
   Севернее батареи "Максим Горький", но южнее дороги (указаны ориентиры) две хорошо замаскированные противотанковые пушки...". Одна точка, указанная в качестве позиции противотанковой пушки, в точности легла на место дота N6, вторая в район моста через Бельбек. В его показаниях все описано подробно, указаны пароли, описано моральное состояние войск.
   Любопытно, но большинство "бегунов" было из 161-го полка. Почему? Видимо, что-то неладно было в полку, которым командовал подполковник (осенью еще лейтенант) Дацко. Позиции, описанные в протоколах опроса, удалось перенести на старую немецкую карту, и...
   Все совпало на местности. Остатки укреплений, блиндажей, дотов были найдены. Т.е. сведения были очень точными. Более того, они были перепроверены в мае 1942года немецкой аэрофотосъемкой (и помогли в ее расшифровке). Т.е. немцы о нашей обороне в этом районе знали все.
   Но, может, это все хорошо организованная фальшивка, и фотокопии документов, хранящиеся в американском архиве NARA (T-315 Roll 781) это подделка? Увы, нет. Открываем документы 161-го полка, хранящиеся в архиве ЦАМО, и читаем: "27.05.42г... на сторону противника перешли два красноармейца из 2-й роты ... 30.06..... к врагу перебежали два красноармейца...". Все совпадает до малейших подробностей.

Глава 5 Первый натиск 3-го штурма. Долина р.Бельбек.

   Весьма любопытно сравнивать описание одних и тех же событий с разных сторон. И события первого дня 3-го штурма не исключение. Начнем, пожалуй, с артиллерийской подготовки.
   Объективно говоря, артиллерийская и авиационная подготовка перед 3-м штурмом была беспрецедентной. Из воспоминаний командира 172-й стрелковой дивизии, находившейся на направлении главного удара, И.А.Ласкина: "Рано утром 2 июня вражеская артиллерия открыла мощный огонь по всему фронту обороны. Вскоре нанесла удар и авиация. Мы сразу почувствовали, что по сравнению с предыдущими днями огневая обработка существенно изменилась: на этот раз враг обрушил всю мощь артиллерии и авиации в основном на главную полосу обороны. Стало ясно, что началась непосредственная огневая подготовка атаки.
   Мы с минуты на минуту ожидали перехода гитлеровцев в наступление. В сторону противника были нацелены стволы пулеметов, минометов и орудий. Оборона ощетинилась.
   Однако в течение всего дня противник в наступление не переходил. На следующий день повторилось то же самое. Это уже походило на психологическую обработку. Нервы у нас были напряжены до предела".
   Действительно, советское командование ожидало, что на рассвете, после первого дня артподготовки немецкие войска перейдут в наступление, и подтянули стрелковые подразделения 172-й дивизии и 79-й бригады в передовые траншеи.
  
   0x01 graphic
  
   Из протокола допроса перебежчика: " перебежавший на рассвете 2.06.41г. на участке 132-й пехотной дивизии солдат 4-й роты 161-го полка сообщил следующее: после 1-го дня артиллерийской подготовки был отдан приказ занять траншеи 1-й линии, но затем приказ был отменен из-за продолжающегося обстрела".
   Затем, в связи с тем, что артиллерийская подготовка продолжалась, советские части были оттянуты вновь на 2-ю линию. Из протокола допроса перебежчика (донесение N75): " перебежавший на рассвете, на участке 50-й дивизии 3.06.42г. большевик (член партии) из 1-го батальона 79-й морской стрелковой бригады сообщил следующее: части морской стрелковой бригады оттянуты на 0,5-1 км с передовой линии на запад, на передовой оставлены только наблюдательные посты...".
   Стоит отметить, что с началом артподготовки, количество перебежчиков резко возросло. По донесению разведки, на участке 54-го корпуса, 3.06.42г. перебежало 18 человек. Цифра достаточно большая. Видимо, несколько ослаб контроль за личным составом. Откровенно говоря, немецкие материалы для пропаганды были составлены достаточно тонко и продуманно, и у некоторых защитников города, действительно могло создаться ощущение, что немцы пришли на нашу землю "освободителями".
   Это обычное явление. Вспомним, как был обставлен приход американцев в Ирак или Афганистан. Нашлись люди, которые встречали "освободителей", что называется "хлебом-солью". Это потом, на последующих стадиях войны, когда озлобление народа достигло апогея, сдача в плен резко сократилась. Выжившие после третьего штурма "севастопольцы", как правило, в плен не сдавались, и перебежчиков среди них почти не было. Но, это все лирика. Вернемся к событиям.
   В допросах встречаются интересные данные: "...один перебежчик из 8-й бригады морской пехоты утверждает, что офицеры сняли знаки различия, чтобы в случае пленения невозможно было бы определить офицеров и политруков".
   Эта информация подтверждается лишь частично. При обнаружении останков защитников, у офицеров некоторых частей действительно отсутствовали "треугольники", "кубики" и "шпалы", но в 79-й бригаде, знаки различия, как правило, были на месте.
   В донесениях немецкой разведки отмечена советская бомбардировка немецких позиций фосфорными боеприпасами. 3.06.42г. бомбардировка отмечена в районе д. Заланкой, а 4.06.41г. в районе одного из отрогов Камышловского оврага.
   Э. фон Манштейн писал: "Решено было начать артиллерийскую подготовку за 5 дней до начала наступления пехоты бомбовыми ударами и мощными дальними огневыми нападениями по обнаруженным районам сосредоточения резервов противника и по его коммуникациям. Затем артиллерия должна была, ведя методический корректируемый огонь, в течение 5 дней подавить артиллерию противника и обработать огнем оборонительные сооружения, расположенные на передовых рубежах. Тем временем 8-й авиационный корпус имел задачу непрерывно производить налеты на город, порт, тылы и аэродром".
   И.А.Ласкин пишет: "Несмотря на такую продолжительную и мощную авиационно-артиллерийскую огневую обработку обороны, наши потери в личном составе были незначительными. Спасали глубокие и узкие траншеи, а также подкопы под их передние стенки. Почти полностью сохранилась и артиллерия. Небольшими оказались также разрушения наших инженерно-оборонительных сооружений".
   Так ли это? Что касаемо инженерных сооружений, то возможно, это действительно так. Обследование укреплений оборонительной линии 79-й морской стрелковой бригады и 172-й дивизии, показывает, что почти все доты и стрелковые оголовки были разбиты, но...
   Укрепления разбиты огнем 8,8см орудий с очень небольшой дистанции (снаряд, как правило, пробивал слой земли, переднюю стенку дота и взрывался от удара о заднюю стенку внутри дота). Из этого можно сделать вывод, что огневые точки были подавлены не в результате артподготовки, а непосредственно в результате штурма. Исключение составляют те огневые точки, расположение которых стало известно (из разных источников, в том числе и из допросов перебежчиков) до начала артподготовки (объекты, нанесенные на карты артподготовки). Эти объекты были разбиты огнем орудий среднего и крупного калибра с большой дистанции. Но таких объектов, как правило, было относительно немного.
   Если рассматривать артиллерию, то ее потери достаточно четко описаны в протоколах допроса пленных. В результате пятидневной артподготовки немецких войск было разбито одно 76мм орудие на приданной 172-й СД 5-й батарее 647-го легкого артполка РГК, и одна 122 мм гаубица в 134-м гаубичном артполку. Результат достаточно скромный. Артподготовка имела другой результат, психологический, но об этом чуть позже.
   Утренняя сводка отдела 1А от 5.06.42г.: "Расположение войск противника без изменений. Беспорядочный огонь, в том числи и из тяжелых калибров..."
   Предметом особой гордости советских командиров является артиллерийская контр-подготовка, якобы задержавшая наступление на несколько часов, однако эти данные немецкими документами не подтверждаются. Советский артналет был а) слишком слабым; б) велся не по разведанным целям, а по площадям.
   Из воспоминаний И.А. Ласкина "К сожалению, из-за недостатка боеприпасов стрельба продолжалась всего 20 минут. Но даже и при такой непродолжительной контрподготовке пехота противника понесла значительные потери, была нарушена связь".
   Из утренней сводки отдела 1А штаба 22-й пехотной дивизии: "Отмечен слабый дезорганизованный огонь артиллерии противника по позициям в Бельбекской долине, Камышловской балке и балке Мельцера ... Готовность к артподготовке 2ч.30мин, 3-4 часа артподготовка, согласно плану огневой подготовки. 4 часа пехотный штурм".
   Вот как описывает этот бой противник: "В месте наступления одной только 22-й ПД было сосредоточен огонь около 100 батарей артиллерии. В утреннем сумраке в 3 час. 50 мин начали атаку на вражеские позиции подразделения 1 и 3-й батальоны 47-го ПП (слева), и 2 и 3 батальоны 16-го ПП (справа). Пожалуй, первые позиции противника были захвачены более-менее легко, но в дальнейшем твердость их защитников их непрекращающийся огонь вынуждал каждую огневую точку захватывать с использованием огнеметов, дымовых зарядов и ручных гранат. Каждый считал это своим долгом. Девятнадцатилетние солдаты, прибывшие как пополнение зимой, оказались неплохими солдатами".
   Если сопоставить советские воспоминания, то немецкий штурм начался в 5 утра. Т.е. вроде бы как задержка на час, но на самом деле расхождение вызвано простой причиной: советские и немецкие часы имели расхождение ровно в один час. На советских частях было выставлено "декретное" время.
   Немецкие войска понесли наиболее тяжелые потери именно в первой атаке на советские позиции. Что же происходило на самом деле, на участке немецкой 22-й ПД? События распадаются на два отдельных эпизода: боевые действия 47-го пехотного полка в Камышловском овраге, и 16-го ПП (при поддержке 65-го ПП) в долине Бельбека. Начнем, пожалуй, с долины Бельбека. Воспоминания командира 172-й дивизии И.А.Ласкина, которые называются "На пути к перелому", довольно точны в описании событий 3-го штурма. Это неудивительно, ведь штаб дивизии находился очень близко к передовой. Где?
   Ответ так же можно найти в документах отдела 1С штаба 22-й пехотной дивизии. Расположение штаба 172-й советской дивизии указано следующим образом: "большой деревоземляной бункер 200м ...от пересечения автомобильной и железной дороги, 4847 ориентир 716. В переводе на современные карты, это район памятника 134-му гаубичному артполку, по сути, почти на передовой.
   Это обеспечило высокую стойкость некоторых частей дивизии, своевременную реакцию на события, но только до тех пор, пока не были исчерпаны резервы, далее это привело к потере управления.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина:"Немецко-фашистское командование, бесспорно, сделало все, чтобы обеспечить своим войскам быстрый прорыв нашей обороны. И конечно, было совершенно уверено, что после такой мощной авиационно-артиллерийской подготовки она будет полностью подавлена и что наши войска не смогут оказать серьезного сопротивления. Поэтому пехота врага наступала необычно густыми цепями. Видимо, по этой же причине в этой атаке не участвовали танки. Поэтому мы требовали от артиллерии весь огонь сосредоточить по атакующей пехоте. Вскоре была замечена приближающаяся к нашему переднему краю цепь фашистов. Но тут же, спасаясь от нашего огня, гитлеровцы стали ложиться и укрываться за различными складками местности. Они будто исчезали на время, но через какие-то минуты вновь поднимались и устремлялись вперед. И снова наш огонь прижимал их к земле. Перед самым передним краем метко разили фашистов артиллеристы 134-го гаубичного артиллерийского полка и минометчики дивизиона М. А. Макаренко. Обрушила свой огонь на врага и батарея береговой обороны. Зеленая Бельбекская долина стала похожа на огромный костер, затянутый дымом. Немцы несли большие потери, и вскоре атаки прекратились".
   Прежде всего: 30-я батарея произвела 53 выстрела (13 заллпов и 3 отдельных выстрела). Это так. Этот факт зафиксирован немецкими наблюдателями. Но, как выяснилось позже, лишь три выстрела были сделаны для поддержки обороняющихся. Остальные выстрелы (50 снарядов) были сделаны дальнобойными снарядами, образца 1928г. по целям, находящимся в глубине немецких позиций. Анализ показывает, что наступающее немецкие части находились в мертвой зоне 30-й батареи. Так что ее роль сильно преувеличена. "Работу" 30-й батареи во время 3-го штурма мы разберем позднее, в отдельной главе.
   По воспоминаниям немецких ветеранов, наибольший урон 16-му пехотному полку наносил минометный и гаубичный огонь с закрытых позиций. Минометный дивизион, о котором пишет И.А.Ласкин, имел официальное наименование "минометный батальон 514-го полка". Его позиции находились в Сонной лощине. Минометы располагались в специально оборудованных укрытиях, и их расчеты почти не несли потерь.
   Позиция минометчиков оказалась исключительно удачной. Лощина отделена от долины Бельбека невысоким хребтом, идущим параллельно долине (немцы называли его "хребтом Хациуса"). Части, находящиеся в этой небольшой долинке были защищены от настильного огня противника, поражая наступающие немецкие части навесным минометным огнем. Недостатком позиции являлось только то, что она находилась слишком близко к боевым порядкам противника.
   Навесной огонь 134-го гаубичного полка, который находился за правофланговым 747-м стрелковым полком, был исключительно эффективным, но его орудия тоже были расположены слишком близко к передовой. Из документов 22-й дивизии: "В виду такой подготовки, росла уверенность в быстрой победе. Но вопреки этой подготовке, вопреки самому большому сосредоточению тяжелого оружия за всю 2-ю МВ со стороны немцев, дальнейшие наступление не стало "легкой прогулкой", как это представлялось до начала наступления".
   Потери личного состава в 22-й пехотной дивизии, в первой половине дня, действительно были исключительно велики. Это видно даже по потерям офицерского состава. Скорее всего, судя по обстоятельствам гибели немецких офицеров, наибольшие потери пехотные части 22-й немецкой дивизии, понесли в первой атаке от советского артиллерийского огня и на минных полях. Наверное, нужно дать пояснение, что офицеров в немецкой дивизии было очень немного (примерно в 4-5 раз меньше, чем в советской), армия держалась, в основном, на младшем командном составе. Гибель одного офицера - это уже ЧП. А тут...
   В числе погибших в первой половине дня 7.06.42г. в 22-й пехотной дивизии числятся:
   -командир 6-й роты 16-го полка гауптман (капитан) Гюнтер Нагель, погиб при форсировании минного поля и проволочных заграждений от советского артогня.
   -командир 5-й роты 16-го полка лейтенант Штефан Херберт
   -командир 11-й роты 16-го полка гауптман (капитан) Хельмут Логес
   -командир взвода 8-й роты 16-го полка Вернер Крингс
   В первой половине дня выбыли из строя по ранению два командира батальона, командиры 4-х рот, 7 командиров взводов, т.е. 40% офицерского состава.
   Возможно, подвела немецкая самонадеянность. Первая атака была отражена с большими потерями для немецких войск. В бой вступило лишь боевое охранение 514-го полка.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Перед левым флангом дивизии, за долиной Бельбек, находилось наше боевое охранение -- 2-я рота 514-го полка. Все заметили, как с высоты до сотни фашистов, стреляя из автоматов, накатываются на окопы роты.
   Мы с беспокойством и душевным трепетом ожидали кровавой схватки. Да и знают ли ребята о подстерегающей их опасности? Но опасения были напрасными. Как по команде, наши солдаты боевого охранения стали бросать гранаты в набегающих фашистов. Одновременно застрочили и автоматы. Не прошло и пяти минут, как цепи немцев были полностью уничтожены. Задачу бойцы охранения блестяще выполнили. Но командир роты отходить не стал, решил продолжать бить врага на передовой позиции".
   В боевом охранении 514-го полка 2-й роты не было. 2-я рота, это 1-й батальон, а он был сосредоточен во второй линии, в районе высоты 104.5. Скорее всего, речь идет о 6-й роте 514-го полка (2-й батальон), которая, действительно занимала южные скаты высот правого берега р. Бельбек над современным с. Фруктовое (ранее д.Бельбек)
   Вторая атака, около 10 часов утра была подготовлена лучше. После артиллерийской подготовки по выявленным советским огневым позициям, противник повел наступление при поддержке бронетехники.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Тогда немецко-фашистское командование решило снова бросить на нас всю массу авиации и обрушить огонь всей артиллерии. Началась новая огневая обработка нашей обороны. Бомбардировщики опять летели эшелон за эшелоном. Бомбили первую полосу обороны. Сбросив груз, самолеты тут же делали разворот и уходили на свои аэродромы. Вслед за ними внезапно появились тучи "мессершмиттов" и стали расстреливать нас с воздуха. С новой силой заработала и артиллерия противника. Как и следовало ожидать, вскоре послышались голоса: "Танки, танки! Идут на Шашло!" Они выдвигались из-за кустов и деревьев Бельбекской долины. Вначале их насчитали около трех десятков, но машины все шли и шли из глубины. Вскоре их было уже около шестидесяти. И большая часть танков двигалась на участок 747-го стрелкового полка подполковника Шашло и на левый фланг соседней 79-й бригады полковника Потапова. Танки шли под прикрытием плотного огневого вала. Вслед за ними поднялась и пехота". Действительно, вторая атака велась при поддержке бронетехники.
   Сколько же танков было в реальности? 60 танков -сила немалая, но были ли они в реальности? В немецких документах их количество было указано четко, и цифры эти достаточно любопытны.
   В повторной атаке принимал участие 190-й дивизион штурмовых орудий, под командованием гауптмана (капитана) Цезаря. 16-й и 65-й полки 22-й ПД, действовавшие в Бельбекской долине поддерживали 10 штурмовых орудий "Stug III" этого дивизиона, из них 6 в длинноствольной модификации "Stug IIIF".
   По документам 22-ю ПД должен был поддерживать 300-й отдельный танковый батальон, оснащенный необычной техникой. В воспоминаниях А.Ф.Хренова подробно описано применение советских "сухопутных торпед": танкеток, начиненных взрывчаткой, управляемых по проводам. Видимо, боевая техника немцев развивалась в том же направлении, и под Севастополем попытались применить "сухопутные торпеды" не только наши, но и немцы.
   В докладной записке отдела 1А указаны 23 радиоуправляемые танкетки, 12 танкеток, управляемых по проводам и 10 "голиафов". Отзыв о новой технике в документах 22-й ПД весьма скептический. Единственным документально подтвержденным применением танкеток-носителей подрывных зарядов стало уничтожение сборного бетонного дота ниже железнодорожной насыпи.
   Кроме 300-го отдельного батальона бронетехники, в этой же записке указаны 9 танков. В другом документе упоминается "Beute panzerzug", т.е. "взвод трофейных танков", в составе 4 танков КВ, двух Т-34 и трех танкеток. Это неучтенная трофейная техника, захваченная на Керченском полуострове. В воспоминаниях И.А.Ласкина указано: "позднее, мы узнали , что в наступлении участвовало более 100 танков". Это сильное преувеличение.
   Откровенно говоря, участок для наступления бронетехники был неудачным. Русло реки Бельбек служило естественной преградой на пути танков. Помехой для действий бронетехники служили минные поля и надолбы, установленные перед советскими позициями. Правда, за сутки до наступления пионеры (саперы) 744-го штурмового пионерного батальона произвели разминирование проходов в минных полях, и бронетехника двигалась точно выверенным маршрутом. Длинноствольные штурмовые орудия использовались в качестве подвижных артиллерийских огневых точек, для подавления советских узлов сопротивления, а "короткие" штурмовые орудия были использованы для прикрытия подхода пехоты к начальным пунктам для атаки и для атаки позиций в районе Томатного завода на правом берегу.
   Т.е. немецкая бронетехника не пересекала мелководную реку, поддерживая огнем свои войска с правого берега. Исключение составил взвод трофейной бронетехники, который двигался по грунтовой дороге. Подробности боевых действий этого подразделения неизвестны, однако задача перед ним стояла крайне сложная. Сейчас русло реки спрямлено, но, по воспоминаниям при изменении русла, из старицы был извлечен Т-34 с немецким крестом на броне и небольшая танкетка, находившаяся под ним.
   К сожалению, 747-й стрелковый полк не обладал достаточным количеством нормальных противотанковых средств. Из воспоминаний И.А.Ласкина: "В нашей обороне было создано четыре крепких опорных пункта. Один из них был в центре участка 747-го полка. Его огневую мощь составляли полковые пушки, минометы, противотанковые ружья и пулеметы. Начальником этого опорного пункта был старший лейтенант Л. М. Каплан".
   Ни полковые пушки, ни ПТР, ни, тем более минометы, с броней КВ не справятся. Какое-то время, пока танки не вошли в мертвую зону, по ним вели огонь гаубицы 134-го полка, однако тоже не очень успешно. Пехоту сначала удалось отсечь, но танки продолжили движение, и штурмовые группы саперов смогли прорваться вслед за бронетехникой. Уцелевшие в этой атаке немецкие танки заняли позиции в районе тоннеля водосброса под железной дорогой, укрываясь в складках местности, дальше пошла только пехота.
   После войны разгорелся спор, кто же из советских частей не выдержал и отошел: 3-й батальон 79-й бригады или 747-й стрелковый полк. Сопоставление с документами немецкого 16-го пехотного полка показывает, что танкам "трофейного" взвода и 2-го батальона 16-го пехотного полка, которых поддерживали пионеры 744-го батальона, удалось прорваться через советские позиции по восточному откосу балки, обозначенной на немецкой карте, как "Arischlucht" (Арийская балка).
   Это балка в районе современной платформы "1518-й километр" (пос. ВИР). Наложение границ секторов на карту показывает, что это левый фланг 3-го батальона 79-й морской стрелковой бригады. Сложность заключается в том, что по карте граница секторов обороны проходит западнее балки, и вся балка оказывается в полосе обороны 79-й МСБр, но на местности укрепления 3-го батальона бригады заканчиваются на границе балки. Т.е. противник нанес удар встык между частями. 1-й батальон 747-го полка (командир к-н Орлов) памятуя о том, что обеспечение стыка с бригадой его ответственность, попытался восстановить локтевую связь, но неудачно.
  
   0x01 graphic
   Эта атака обошлась немцам достаточно дорого. Во 2-м батальоне 16-го пехотного полка вышло из строя до 20% личного состава, были подбиты 2 штурмовых орудия, потеряны четыре танка "трофейного батальона", но цель была достигнута. Уже к 15 часам части противника занимали рубеж: " западная граница г.Bunkerberg- Eisenbahenberg-развилка грунтовых дорог 4м северо-западнее 4947 ориентир 713. Переведем эти данные на современную карту. Эти данные означают, что противник занял всю балку, по которой прорвался, захватив высоту над железной дорогой и охватив полукольцом позиции 747-го полка. При этом противник захватил ряд наблюдательных пунктов артиллерийских батарей, находившихся на высотах переднего края.
   На какое-то время артиллеристы лишились "зрения". Прорыв был настолько стремительным, что большинство корректировщиков не успели отойти со своих постов.
  
   0x01 graphic
   Прорыв немецких войск, по состоянию на 15 часов 7.06.42г.
  
   Вызвал огонь на себя корпост 9-й батареи 134-го гаубичного полка. Личный состав корректировочного поста во главе с лейтенантом Сухомлиновым, погиб. Погиб и личный состав корпоста 3-го дивизиона во главе с капитаном Халамендыком. С большим трудом смог прорваться к своим корпост 1-й батареи ст. л-та Умеркина и личный состав корпоста 1-го дивизиона.
   Из-за потери корпостов ослаб огонь советских батарей, которые перестали получать данные по целеуказанию. Штаб 747-го полка во главе с полковником В.В.Шашло был засыпан в землянке, и , на какое-то время потерял связь с войсками, т.к. все телефонные линии были перебиты. Этим воспользовалась немецкая пехота, выдвинувшись вперед еще на 500м, полностью захватив Железнодорожную высоту (Eisenbahnberg, она же высота 64.4.в саженях, она же 138.4 в метрах).
   Из документов 22-й ПД: "Противник упорно боролся за свои позиции на вершине. Русские пленные, захваченные легкоранеными, часто разоружали конвоиров и немецким оружием снова сражались в ближайшем тылу немецких войск. Русские мины наносили большие потери, штурмовые орудия уничтожались перед деревоземляными укреплениями русских. Нельзя было применять собственную артиллерию из-за опасения, что она нанесет урон собственным войскам. Не смотря на сильные атаки, русские не отступали и даже если враг проникал в глубь обороны, то они продолжали отчаянно сражаться в окружении. Враг оборонялся гранатами, бутылками с горючей смесью "Коктейль Молотова". Укрепления русских уничтожались штурмовыми орудиями вместе с их защитниками. Несмотря на сопротивление, во второй половине дня подразделения достигают Железнодорожной высоты. Начинают подтягиваться батальоны резерва". На этом наступление 16-го полка приостановилось, наступающие части выдохлись.
   Одновременно с этими событиями, противник (65-й пехотный полк 22-й ПД) атаковал боевое охранение левофлангового 514-го полка 172-й дивизии на южных скатах отм. 133.3, которую немцы называли "Frauenbrust" ("Женская грудь").
   Из немецких источников: "65-й ПП сначала был назначен в резерв дивизии. Но после очистки Бельбекской долины от советских войск, он выдвинулся на правый фланг дивизии. Однако сильный огонь с высоты Olberg (Масляная гора, она же 104.5) и из западной части Бельбекской долины препятствовал этому плану. Только лишь вечером удалось осуществить это мероприятие, поскольку подразделению 132-й ПД удалось захватить высоту Olberg. Таким образом, лишь вечером подразделению 65-го ПП удалось занять правый фланг дивизии рядом с поредевшими подразделениями 16-го ПП".
   На самом деле, захват высоты 104.5 немецкими войсками не подтверждается. В документах 132-й дивизии указано, что ей удалось лишь достичь северо-западных скатов Haccius-Kanmm (хребта Хациуса, высоты отделяющей Сонную лощину от Бельбекской долины). 65-й полк смог лишь сбить боевое охранение с высот правого берега р.Бельбек.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Едва я положил трубку, как услышал за спиной тревожный голос комиссара.
   -- Смотри, смотри! -- кричал он. -- На окопы боевого охранения снова движется цепь, а справа подходят группы автоматчиков и окружают роту. Надо бы им помочь огнем...
   Но артиллерия бить туда не могла, ведь немцы находились в непосредственной близости от наших окопов.
   Вначале гитлеровцы стреляли из автоматов, затем стали бросать гранаты в наши окопы.
   Боевое охранение, увы, молчало.
   -- Наверное, у ребят не осталось боеприпасов, ведь они ведут там бой более двух часов, -- проговорил начальник разведки дивизии Анатолий Поляков.
   Да, это было так. Мы видели, как фашисты с двух сторон ворвались в окопы, как завязалась там жестокая рукопашная схватка -- единственный вид боя, который еще были в состоянии вести красноармейцы роты. Падали гитлеровцы, падали советские воины. Лишь некоторые наши солдаты, то ли не устояв, то ли получив приказ на отход, стали спускаться в Бельбек. Но справа туда уже прорвалось целое немецкое подразделение. Впоследствии стало известно, что воины этой героической роты уничтожили около 150 гитлеровцев". И.А.Ласкин называет эту роту второй, что не совсем верно. Это третья рота второго батальона 514-го полка, или, в сквозной нумерации рот в полку, которая была введена в марте 1942г., 6-я рота. Ни вторая рота 1-го батальона, ни вторая рота 2-го батальона (5-я рота в сквозной нумерации) в боевом охранении не находились. Боевое охранение составляли 1-я (4-я) и 3-я (6-я) роты 514-го полка.
   Из протокола допроса пленных от 7.06.42г.: " ...6 пленных: 1 лейтенант и 5 бойцов из 6-й роты 2-го батальона 514-го полка пленены утром 7.06.42г. на южных скатах высоты Frauenbrust, в расположении 65-го пехотного полка. По показаниям лейтенанта (исполняющего обязанности командира роты) немецкий артиллерийский огонь оказал сильное моральное воздействие на личный состав роты. Общие потери по роте по состоянию на 6.06.42г. составили: убитыми 1 человек, ранеными 10 человек, контуженными 4 человека, разбито 2 полевых кухни и два орудия. По сообщению политрука общие потери 514-го полка составили: 12 человек убитыми и 20 ранеными. ...
   Состав 6-й роты 78 человек, все русские и украинцы, 20% членов партии, вооружение 7 ручных пулеметов, 2 станковых (Шкода), 4 миномета. Рота занимала позиции северо-восточнее д. Бельбек (современное Фруктовое). Левый сосед 4-я рота, правый сосед 747-й полк. 5-я рота занимает позиции в опорном пункте "Томатный завод" в изгибе дороги Хольтитцштрассе".
   Хольтитцштрассе - это Симферопольское шоссе. Ранее дорога делала большую петлю перед подъемом в районе д.Бельбек. Старая дорога сохранилась и до сих пор. Новая трасса Симферопольского шоссе срезает эту петлю, поднимаясь напрямую по балке. Остатки опорного пункта "Томатный завод" оказались большей частью засыпанными после войны, при строительстве новой трассы.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: " ...В донесении говорилось, что враг превосходящими силами окружил 2-ю роту, но ни бойцы, ни командиры не дрогнули, не оставили своих позиций и продолжали сражаться до последней капли крови. Весь личный состав роты погиб геройской смертью, но не отступил ни на шаг". Это не совсем так. Из состава 6-й роты к своим вышло 14 человек, но, остальные, видимо, были убиты в этой схватке.
   Вернемся к протоколу допроса:
   "1-й батальон 514-го полка располагается под и на горе Ольберг (она же отметка 104.5, это высота западнее шоссе, над поселком "Заря Свободы"), третий батальон полка, состоящий из кавказцев, находится в 3-й линии обороны, южнее высоты Ольберг. Штаб полка расположен в землянке, в квадрате 4847 в районе ориентира 716 (пересечение автомобильной и железной дороги, в 300м от штаба дивизии). Состав 2-го батальона 3 стрелковых роты и пулеметная рота (вооружение 11 станковых пулеметов), минометная рота (вооружение неизвестно). ..."
   Далее в протоколе допроса пленных идут показания 4-х пленных из 3-го батальона 79-й морской стрелковой бригады. Но, это уже другой участок обороны. О нем тоже стоит рассказать.

Взгляд с другой стороны.

Глава 6 Первый натиск 3-го штурма. Камышловский овраг.

   Статья немецкого военного корреспондента лейтенанта Колбе "Гибель майора Алвермана" вышла в армейской газете "Der Kampf" только 20 июня 1941г., хотя на самом деле, командир батальона 47-го пехотного полка, кавалер рыцарского креста, майор Г.Алверман погиб утром 7.06.42г.
   Он погиб при штурме высоты, которую немцы называли "Buhseberg", в честь командира 47-го пехотного полка подполковника Рудольфа Бухзе. Что это за высота и для чего нужно было ее взять? Это высота, контролирующая дорогу из Камышловского оврага на плато. Чтобы пройти по дороге наверх, нужно взять высоту. За нее и разгорелся бой у немецкого 47-го полка с советским 3-м батальоном 79-й морской стрелковой бригады (командир майор Кулиниченко).
   Несмотря на сильно растянутые позиции, 3-й батальон стойко удерживал высоту над дорогой. Немцам не повезло, проходы в минных заграждениях, подготовленные немецкими саперами накануне, были восстановлены советской саперной ротой ст. л-та Яковлева, и ринувшись на штурм, батальон 47-го пехотного полка оказался на минном поле под обстрелом. Вот тогда -то и погиб немецкий майор, герой воздушного десанта в Нидерландах, шедший со своим батальоном в атаку. Левее (южнее) в том же овраге наступала сильно поредевшая 50-я дивизия, граница с которой проходила как раз по окраине д.Камышлы.
   Но, что же это за пленные? 4 бойца, плененных в 1-й день боя, это остатки боевого охранения 3-го батальона, которые занимали оборону в на окраине с. Камышлы. Советские воспоминания (Н.Чепурнов)описывают события так: " Перед 3м батальоном, в 100м севернее д. Камышлы находился взвод охранения. Было видно, как до сотни немцев, стреляя из автоматов, накатываются на него ... Из окопов охранения застрочили пулеметы и полетели гранаты...Свою задачу бойцы боевого охранения выполнили, но командир взвода отходить не стал...Началась новая огневая обработка нашей обороны. После этого гитлеровцы возобновили атаки. В разгар боя из лощины севернее д. Камышлы (на некоторых современных картах овраг назван Кара-Коба, что не совсем верно) появились густые цепи пехоты противника семь танков и одна бронемашина". Действительно, в составе батареи штурмовых орудий 190-го дивизиона, сопровождавших 47-й полк было: 6 штурмовых орудий, одна спецмашина подвоза боеприпасов и один штабной броневик. Но, продолжим разбор эпизода. "наша артиллерия открыла огонь по противнику, после первых залпов загорелась бронемашина, один танк резко развернулся и остановился. Остальные танки, и с ними пехота успели уйти в укрытие. Вскоре танки появились, но без пехоты. Четыре первых машины двинулись по дороге вверх к позициям роты противотанковых ружей..." (Н.Чепурнов). Из воспоминаний Гайдовского: " три тяжелых машины продолжили движение к деревне Камышлы, где заняло оборону наше боевое охранение. Одно из бронированных чудовищ заняло позиции в 100-150 м от нашего дота, и начало обстреливать дот с той стороны, где у него не было амбразур. После третьего выстрела дот был разбит, пулемет замолчал. Появилась пехота противника, которая вместе с танками завязала бой на окраинах деревни, вскоре выстрелы смолкли, боевое охранение погибло, но не отступило".
   Из донесения отдела 1С штаба 22-й ПД: "4 пленных из 3-й роты 3-го батальона 79-й отдельной морской бригады, пленены на окраине д. Камышлы (участок 50-й ПД) . Пленные находятся под большим впечатлением от немецкой артиллерийской подготовки и авианалета. Только в их роте 6.06.42г. погибло 5 человек, в их числе командир роты, политрук и командир взвода. Кроме того, пленные слышали, что при налетах и артподготовке погиб весь медицинский штаб бригады и батальонный комиссар. Потери 7.06.42г. пленные оценить не могли, но считают из высокими...3-я рота занимает позиции западнее Камышлы, 1-я и 2-я роты в Камышлах и южнее Камышлов (данные указанные пленными не верны) Состав роты 70 человек, вооружение 3 ручных пулемета, 2 станковых".
   По воспоминаниям, в 10 часов противник занял 1-ю траншею. Эти данные совпадают с немецкими с точностью в один час. По немецким данным передовые траншеи были захвачены в 9 часов. (Причина расхождения указана в предыдущей главе). Около 11 часов противник вышел на плато. Правда, при этом, 47-й пехотный полк потерял на только майора Алвермана, но и еще двух командиров батальонов. Двумя батальонами командовал обер-лейтенант (старший лейтенант).
   Трудно приходилось и советским частям. 3-й батальон ввел в бой свой резерв: взвод связи л-та Пашенцева, атаку которого поддержали орудия 134-го гаубичного полка. Противник был отброшен. Но около 12 часов предпринял новую атаку. 47-му немецкому пехотному полку удалось выйти на плато, но пехота залегла под артиллерийским огнем 3-го дивизиона гаубичного артполка.
   Ситуация изменилась около 15 часов, когда 16-й пехотный полк с одной стороны и 47-й пехотный полк с другой предприняли атаку друг навстречу другу. Пулеметные доты, сдерживавшие до этого наступление, противника были уничтожены танками-носителями подрывных зарядов. Пулеметчики, засевшие в развалинах бывшей казармы, были уничтожены таким же образом.
   Так следует из немецких донесений. Проверить подлинность этой информации сложно, но в ореховом саду, который был посажен на месте этого боя, характерные блоки сборных дотов разбросаны по большой площади, без определенной локализации, а остатки казармы, четко читающиеся на аэрофотоснимках, на местности не читаются даже в виде груды камней. Пулеметные доты, не попавшие в распашку, уничтожены очень мощными взрывами, причем, это не послевоенный саперный подрыв.
  
   0x01 graphic
  
   По донесению отдела 1А штаба 22-й ПД, по состоянию на 15 часов 7.06.42г. 22-ю пехотную дивизию поддерживали, в общей сложности:
   -14 танков "Pz III" (скорее всего, танки управления)
   -31 транспортер ВIV
   -14 "Голиафов"
   Упоминание о транспортерах ВIV (Borgward-IV на же Sd.Kfz.301) достаточно любопытно. Либо имеется в виду другая боевая машина, либо это послевоенная фальсификация документов, либо эта техника появилась чуть раньше, чем принято считать.
   В связи с неудачным наступлением 132-й пехотной дивизии, остававшиеся в строю 8 штурмовых орудий, были переданы для ее поддержки. Трофейные танки в количестве 6 штук остались в распоряжении 22-й ПД. Кстати, все совпадает: один танк (Т-34) упал в старицу, два подбиты советской артиллерией. Т.е., действительно, из 9 осталось 6. Советская боевая техника неплохо зарекомендовала себя в этих боях. В отличие от наших танкистов, немцы отнюдь не жаловались на плохую трансмиссию и обзор танков КВ, а хвалили их броню. Уже после взятия Севастополя, 15 июля 1942г. эти трофейные машины стали основой для формирования 1-й роты 223-го батальона трофейных танков. (2-ю роту сформировали из французских трофейных машин).
   Любопытно и то, что штурмовые орудия, поддерживающие 47-й пехотный полк, в дальнейшем не упоминаются. Возможно, они были выведены из строя. Но, вернемся к описанию событий.
   Одновременное наступление с двух сторон привело к тому, что из советской обороны был "выкушен" кусок 1,5х2 км, при этом окружены остатки противотанкового опорного пункта N2 (5 рота 2-го батальона 79-й МСБр, с приданными орудиями и минометами) и остатки 3-го батальона. Окруженные советские части смогли продержаться до темноты, и, по советской версии, под командованием политрука Яковлева, вышли из окружения.
   По немецким документам выходит чуть иная картина. 7.06.42г. были пленены 11 человек из 2-го батальона и 16 человек из 3-го. По документам 47-го пехотного полка: " В ночь с 7 на 8.06.42г. были пленены 40 человек из 5-й роты 2-го батальона 79-й морской бригады и 24 человека из 3-го батальона той же бригады. Захваченные две 47мм (на самом деле, 45мм) пушки переданы в состав артиллерии полка".
   Общий состав роты 70 человек. На вооружении противотанкового опорного пункта N2, до начала немецкого наступления находились три противотанковых пушки (2-я батарея 2-го артиллерийского дивизиона бригады). Т.е. ПТОП N2 был окружен, и в полном составе пленен. Так получается по немецким документам.
   Данные по пленным дают довольно интересную информацию для размышления.
   Посмотрим немецкие списки пленных за 7.06.42г.
   " К 8.06.42г. были захвачены пленные:
   -7 человек из 1-го батальона 514-го полка;
   -23 человека из 2-го батальона 514-го полка;
   -46 человек из 1-го батальона 747-го полка;
   -77 человек из 2-го батальона 747-го полка;
   -3 человека из минометного батальона 747-го полка (в том числе 1 политрук)
   -2 человека из 1-го дивизиона 134-го гаубичного полка
   -1 человек из 246-го саперного батальона 172-й СД
   -11 человек из 2-го батальона 79-й морской стрелковой бригады
   -16 человек из 3-го батальона 79-й морской стрелковой бригады
   -1 человек из 7-й отдельной химроты
   -48 из неизвестных частей и тяжело раненых.
   Всего получается 235 человек.
   0x01 graphic
   Объективно говоря, пленных довольно много. Причем, обращает на себя внимание то, что 514-й полк и позиции свои удержал, и пленных из него несколько меньше, чем у "молодого" 747-го полка, который был сформирован незадолго до 3-го штурма. Обратим внимание на одну запись: " в том числе и 1 политрук". Приведу фрагмент политдонесения 172-й дивизии за 4 июня:
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   Политрук 2-й роты минометного батальона 747-го полка Максим Богдан и в боевой обстановке остался с бойцами. Их позиции находились как раз в той самой балке, на которую был направлен основной удар немецкого 16-го пехотного полка. Прорыв оказался неожиданным для минометчиков, но им удалось отойти вместе с материальной частью. Их отход прикрывал политрук и 7 бойцов. Он не снял знаки различия (как делали некоторые офицеры) и остался со своими бойцами до конца. Протокол его допроса занимает три страницы, но никаких полезных для немцев данных допрашиваемый не сообщил.
  
   0x01 graphic
  
  

22-я пехотная дивизия. Взгляд с другой стороны.

Глава 7 День второй 8 июня

  
   Ночью боевые действия не велись. Обе стороны приводили себя в порядок. События начали разворачиваться в 5 утра (по "декретному" времени).
   Из политдонесения на 15 часов 8 июня 1942г.: " С 5:00 противник мощными бомбовыми ударами с воздуха и арт.мин. огнем продолжал наносить ожесточенные удары по переднему краю и глубины (так в оригинале) обороны дивизии.
   До 11 часов части дивизии вели ожесточенные бои с противником за высоту 64.4. Противнику наносился большой урон, однако после ожесточенных боев высота 64.4 была оставлена. 747-й полк занял высоту Безымянная в 600м от высоты 64.4.
   514 СП 3-й батальон занимает прежнее положение, а остатки 1 и 2 батальонов заняли оборону в районе ж/д сетки левее большого сарая. Отдельный минометный батальон, где командиром Макаренко, а так же отдельный противотанковый дивизион, где командир т.Шаров ... удерживают рубежи прежние, что до начала боев". Т.е. части в Сонной лощине и на скатах высоты 104.5, по советским данным удержались. Удержался и Томатный завод.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Особо упорная борьба велась на правом фланге полка, на участке 1-го батальона, которым командовал старший лейтенант Доценко.
   5-я стрелковая, 2-я пулеметная и минометная роты в ожесточенных боях потеряли 70 процентов личного состава, но опорный пункт -- томатный завод все-таки удержали. На подступах к нему враг оставил до 400 трупов солдат и офицеров".
   Т.е. левый фланг 172-й дивизии держался. Отходил правый фланг, открывая позиции артиллерии.
   Что же пишут по этому поводу немецкие источники?
   Утренняя сводка отдела 1А отмечает только оживленные авианалеты и бомбардировки советской авиации по району Бельбекской долины.
   В дневной сводке (14:25) отмечено упорное сопротивление по линии 250м южнее отметки 4846, ориентир 716, и, далее, на восток. Если совместить современную карту с немецкой, то получится, что противник вышел на вторую линию обороны 79-й бригады, которая проходила вдоль Екатерининской дороги. На эту же линию отошел и 747-й полк 172-й дивизии, заняв высоту Безымянная (она же на немецкой карте обозначена как Panzerberg, танковая гора). Правый фланг 172-й дивизии развернулся вдоль железной дороги. Отход 747-го полка на высоту Panzerberg, означает и то, что командный пункт 747-го полка оказывается на территории, занятой противником. Из воспоминаний И.А.Ласкина: ""События развивались стремительно. Прорвав оборонительную позицию, пехота и танки противника неожиданно приблизились к наблюдательному пункту, и начали его обстреливать. Шашло и Чернявский оказались без связи и не могли вызвать огонь или попросить поддержки.
   В. В. Шашло принял решение отходить. Но было уже поздно. Подразделения немецких солдат просочились в глубь нашей обороны и не допустили подхода к наблюдательному пункту ни бойцов Ширкалина, ни группы связистов, ни посланных с другого участка автоматчиков.
   Наши красноармейцы и командиры на наблюдательном пункте, оказавшись в окружении, вступили в смертельную схватку с врагом. Там были командир 747-го стрелкового полка подполковник В. В. Шашло, начальник штаба 134-го гаубичного артиллерийского полка подполковник К. Я. Чернявский, помощник начальника штаба этого же полка капитан Василий Майборода, командир взвода артиллерийской разведки Николай Лугин, сержант Иван Хвостенко, артиллерийский разведчик Холод, радист Шкурат и два связиста-телефониста 747-го полка. Все они были уже ранены, но продолжали драться до последней возможности. Когда роте автоматчиков 514-го полка, в которой было около 20 человек, и группе связистов 747-го полка все же удалось пробиться к наблюдательному пункту, его защитники уже погибли, использовав все до единой гранаты и расстреляв весь запас патронов. Рядом с павшими были лишь пустые ящики из-под гранат и диски автоматов. А вокруг наблюдательного пункта наши бойцы насчитали около 60 фашистских трупов". Полк остался без управления.
   Отход 747-го полка оголил и позиции 134-го гаубичного полка. Артиллеристы 1-го дивизиона были вынуждены выкатить гаубицы на прямую наводку. Вместе с артиллеристами 134-го ГАП огонь по противнику вел и противотанковый опорный пункт N3 организованный командованием 79-й бригады. ПТОП N 3 имел четыре 76мм пушки Ф-22 из состава 5-й батареи 674-го артполка резерва главнокомандования. Именно артиллеристы помогли удержать сильно растянутые позиции 747-го полка.
   Совсем плохи были дела у соседа справа -79-й морской стрелковой бригады. В боях 7.06.42г., она потеряла полностью одну роту 2-го батальона (5-ю) и часть 3-го батальона. Ее фронт и до штурма был довольно редким. Предпринимать атаку в таких условиях, было крайне рискованно.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: " Ночью из штаба армии передали, что командарм И. Е. Петров приказал командиру 79-й бригады Потапову с рассветом 8 июня контратакой восстановить оборону на своем левом фланге. В этих целях комендант третьего сектора генерал Т. К. Коломиец передает ему один стрелковый батальон и роту танков. А мы должны поддержать контратаку всей массой артиллерийского огня.
   Начальник штаба дивизии подполковник М. Ю. Лернер на этот раз был как-то раздражен.
   -- Ну разве может Потапов двумя батальонами выбить противника, который в шесть -- восемь раз сильнее их? -- сокрушался он.
   Да, Михаил Юльевич был прав. Проводить контратаку силами двух батальонов с десятью устаревшими танками почти в лоб против сильнейшей ударной группировки врага на направлении главного его удара, где сосредоточены в огромном количестве огневые средства и танки, было слишком рискованно".
   Но, атаку все же провели (если верить советским данным). Скорее всего, надежда была на то, что ПТОП N2 удержался, и его нужно только деблокировать.
   И, тем не менее, 79-я бригада попыталась контратаковать. В сводке отдела 1С за 8.06.42г. указано: "Вражеская артиллерия оживленно обстреливала всю территорию расположения дивизии. Огонь крупным калибром по передовой, горе Бункерберг и Бельбекской долине. В первой половине дня противник предпринял удар с юга и юго-запада по позициям 47-го полка, с участием танков. Один танк подбит". В этой же сводке есть интересное сообщение: " примерно 500 м восточнее г. Panzerberg, закопан тяжелый танк, с сектором обстрела на г. Eisenbahnberg". О таких укреплениях в советских источниках не упоминается.
   Одновременно с попыткой контратаковать противника, 79-й бригаде самой пришлось отбивать мощный удар из Камышловского оврага. 8.06.42г. в наступление перешли 50-я и часть 24-я дивизии, нанося удар в районе высоты Трапеция. Именно этот эпизод описан в немецком документе "Борьба за Севастополь". Это описание доступно для чтения в И-нете на русском языке, и описание этих событий не входит в объем настоящей работы. Стоит только заметить, что позиции 1-го батальона 79-й бригады атаковали: 122-й пехотный полк и 71-й пионерный батальон. По факту: один батальон против четырех. Естественно, в этих боях все резервы бригады были исчерпаны, и ни о каком продолжении наступления речь уже не шла.
   Во второй половине дня противник атаковал стык между бригадой и остатками 747-го полка. Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Во второй половине дня противник снова попытался осуществить прорыв на участке 747-го полка и на стыке его с 79-й бригадой.
   Но именно на этом направлении находились основные силы дивизии: огневые позиции батарей 134-го гаубичного артиллерийского полка, зенитной артиллерии, сюда же были выдвинуты дивизионы 674-го и 700-го истребительных противотанковых полков и находившийся в резерве 388-й стрелковый полк, который имел в своем составе всего один неполный батальон, роту противотанковых ружей и минометную роту. В полку не было ни пушек, ни пулеметов.
   Ротой противотанковых ружей командовал лейтенант Макагонов. Несколько дней бойцы этого подразделения вели неравный бой с танками врага. Погиб командир роты лейтенант Макагонов, погибли почти все бойцы, по ни один танк не прорвался на участке их обороны.
   Несколько правее геролчески руководил отражением атак танков и пехоты храбрый начарт 514-го полка капитан П. А. Носырев. Отрезанный от своих, он все еще корректировал с хорошо замаскированного наблюдательного пункта огонь полковых артиллерийских батарей. Но вот немецкие танки подошли вплотную к его НП. Носырев немедленно вызвал огонь на себя. В ходе огневого боя ему удалось отойти и добраться к своим артиллеристам. Капитан Носырев продолжал сражаться до последних дней обороны и в бою пал смертью храбрых".
   Из политдонесения на 7:00 следующего дня. "514-й полк до 18 часов 8.06.42 удерживал свои позиции, однако в связи с гибелью большей части личного состава, оставил свои рубежи". При этом остался без прикрытия командный пункт полка. В результате боя с подразделениями немецкого 65-го полка, большая часть штаба, во главе с командиром полка полковником Устиновым, оказалась атакована противником на своем КП, и вынуждена была прорываться с боем. Отход остатков 514-го полка на обратные скаты высоты 104.5, привел к тому, что остатки подразделений 514-го полка, обороняющих томатный завод оказались в окружении.
   Оказались в окружении и бойцы 1-го батальона 747-го полка, обороняющиеся в районе железной дороги. Оба полка остались без командиров. Оборона начала рассыпаться.
   Сломив оборону 514-го полка, противник вернул на основное направление штурмовые орудия, а трофейный танковый взвод и 300-й танковый батальон начали подготовку к переброске на участок 24-й дивизии в верховья Камышловского оврага.
   В связи с создавшимся тяжелым положением, 1-й дивизион 905 артполка (345-я дивизия) получил приказ выдвинуться на позиции позади 172-й дивизии.
   По немецкой сводке, 8.07.42г. захвачено 255 пленных, снято 1230 мин. В этой же сводке указаны два захваченных противотанковых орудия. Вероятнее всего, это орудия противотанкового дивизиона к-на Шарова, оставленные личным составом при отступлении, т.к. захватил их немецкий 65-й пехотный полк. Орудия были переданы в состав противотанковой артиллерии полка. По состоянию на 13.06.42г. в составе полковой артиллерии числится 4 шт. 47мм (на самом деле 45мм) пушки, по две в 47-м и 65-м полках.
   Два орудия, находившихся в опорном пункте "томатный завод" были разбиты. На одном из немецких фото бывшего дота N5, рядом с ним просматривается разбитая 37мм противотанковая пушка, выброшенная из амбразуры.
  
   0x01 graphic
  
   Если уж мы затронули тему артиллерии, то достаточно любопытно узнать судьбу орудий 674-го и 700-го полков резерва главнокомандования. По советским данным, они ушли в никуда. На самом деле это не так.
   После того, как в феврале 1942г. севастопольская оборона получила в составе легких полков РГК 40 новеньких пушек Ф-22, их разделили побатарейно между бригадами и дивизиями. 79-я морская стрелковая бригада получила 5-ю батарею 674 артполка, 172-я дивизия получила 4-ю батарею 674-го полка и 5-ю батарею 700-го полка. Всего, 12 дивизионных орудий, калибром 76мм. Эти орудия сыграли важную роль в удержании противника 8.06.42г.
   Была еще одна батарея, которая заняла позиции в боевых порядках 172-й дивизии. Из протокола допроса командира штабной батареи 172-й стрелковой дивизии, старшего лейтенанта Павлова: " допрашиваемый слышал, что 1-я батарея 700-го полка, ранее располагавшаяся в районе Балаклавского шоссе, в 12 км от Севастополя, в ночь на 8.06.42г. сменила совершенно разбитую 5-ю батарею 700-го полка. Орудия 5-й батареи были совершенно уничтожены в результате артиллерийского обстрела и авиационного налета. Допрашиваемый, кроме того слышал, что и 4-я батарея (местонахождение неизвестно) тоже уничтожена".
  
   К сожалению, оставшись без пехотного прикрытия, и не получая приказа на отход, личный состав батарей 674-го и 700-го полков, был вынужден принять бой на огневых позициях.
   Это произошло как раз вечером 8.06.42г. в тот момент, когда в стрелковых частях было потеряно управление. В результате, из 12 орудий противником были захвачены шесть.
   Впоследствии, эти орудия были переданы 22-му противотанковому дивизиону 22-й ПД в качестве взвода тяжелого вооружения. Но все это произойдет позже.
  
  
   0x01 graphic
  
   Учитывая то, что при артиллерийской подготовке ранним утром 7.06.42г. было повреждено всего одно 76мм орудие, можно констатировать, что орудия были уничтожены уже после того, как они открыли огонь, и засечены противником.
  

22-я пехотная дивизия. Взгляд с другой стороны.

Глава 8 Июнь 9-е и 10-е число

   Сводка отдела 1С от 09.06.42:
   "Вражеский огонь из всех калибров, включая крупный и особо крупный калибр по всему расположению дивизии, из района Любимовака, Шишкова, Батарейного мыса (мыс Толстый) и из района Северной бухты. Сильнейшее сопротивление вражеской пехоты. Новые подразделения на участке дивизии: 2-й батальон 241-го полка 95-й дивизии, 383-й полк 172-й дивизии, 1163-й полк 345-й дивизии, 1-й батальон 2-го Перекопского полка, Севастопольская школа младших командиров. Наблюдательный пункт F.42с
   16ч. 30 мин. удар вражеских штурмовиков и бомбардировщиков по передовой и району противотанкового рва. Бомбометание и штурмовка.
   400 пленных....". По уточненным данным получается не 400, а 381 человек:
  
   0x01 graphic
  
   Из допросов пленных:
   " 1 лейтенант из 383 (388-го ?) полка 172-й дивизии сообщил следующее: в конце апреля, начале мая был создан 383-й полк. В конце мая полк был переброшен в балку Вольфа (Сухарная балка), полк состоял лишь из одного стрелкового батальона. Второй, минометный батальон имел в общей сложности 22 средних миномета 82мм и 24 легких миномета. Состав роты 60 человек. Ночью 8.06.42г. полк был поднят по тревоге, и переброшен в район высот Eisenbahnberg и Panzerberg и подчинен 747-му полку. Командир 383-го полка майор Баронов.
   241-й полк располагался в резерве в районе Бартеньевки. Ночью 7.06.42г. 4-я и 5-я роты были подняты по тревоге и переброшены в район высоты Panzerberg. Состав роты 120 человек. Вооружение 3 ручных 2 станковых пулемета 3 легких миномета. По сообщению пленного 1-й и 3-й батальоны полка, а так же 6-я рота должны находиться в районе Бартеньевки.
   1163-й полк 345-й дивизии находится во второй линии восточнее и севернее станции Мекензиевы горы, вдоль противотанкового рва. Штаб полка находится юго-восточнее 4844/ ориентир 642 ... 1165 и 1167 расположены в районе форта "Сталин", полоса обороны не укреплена...
   2-й Перекопский полк командир подполковник Таран. 1 и 3 батальоны полка 1 месяц находились в Тоннельной балке (Мартынов овраг) положение 2-го батальона ... (неизвестно). 6.06. 1-й батальон был выдвинут по Хольтитцштрассе (Симферопольское шоссе) в район лесничества (кордон N1). 8.06 был выдвинут в районе горы Panzerberg. Состав роты 120 человек, вооружение 3 ручных пулемета" Что любопытно, если это так, то совершенно необъяснимо его опоздание к началу наступления 2-го батальона 79-й бригады. Он находился совсем рядом.
   Сводка отдела 1А за тот же день. 15часов 45 минут.
   "... на 15 часов линия проходила: восточнее Казармы-ориентир 629-ориентир 630-дорога из 630 на 643 500м северо-западнее 643". Переведем эту абракадабру на карту по ориентирам.
  
   0x01 graphic
  
   Это означает, что 22-я ПД прорвала Тыловой рубеж обороны и вышла к станции Мекензиевы горы. Во всех сводках отмечается интенсивный огонь советской артиллерии. В общей дневной сводке за 9.06.42г. указано расположение немецкой артиллерии:
   "1-й дивизион 22-го артиллерийского полка расположен 4948 ориентир 719 и 4947 ориентир 715, 2-й дивизион между железной дорогой и опорным пунктом, третий между горой Бункерберг и рекой Бельбек. Из тяжелой дивизионной артиллерии 3-й дивизион 111-го полка находится между Холтитц -штрассе и г. Бункерберг. По последнему донесению этот дивизион от сильного огня потерял 7 орудий".
   Эти данные означают, что противник поднял орудия 1-го дивизиона (12 гаубиц, калибром 105мм) на плато, а остальную артиллерию укрыл за высотами, на которых еще два дня назад оборонялись советские части. Артиллерия противника (23 гаубицы 105 и 150мм) вела навесной огонь. Пять пушек 111-го артполка, калибром 150мм остававшиеся в строю, так же расположили на полузакрытой позиции.
   Штаб 16-го полка расположился довольно близко от передовой, недалеко от вершины высоты 64.4, в блиндаже, которые еще не так давно занимало командование советского 747-го полка. Штаб 47-го полка располагался почти на передовой, в 500м от окопов. Штаб 22-го артиллерийского полка в тоннеле водосброса недалеко от изгиба железной дороги.
   "Участие штурмовых орудий и танков не может быть описано в связи с непредоставлением данных".
   Но штурмовые орудия 190-го дивизиона "работали" в этот день на 22-ю пехотную дивизию, об этом однозначно говорят воспоминания советских ветеранов. Но это все взгляд с одной стороны, попробуем взглянуть на события с другой.
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "К рассвету 9 июня за счет наспех сформированных из специальных и тыловых частей подразделений и последнего небольшого резерва комдива -- дивизионной школы младших командиров -- мы закрыли все бреши и создали сплошной фронт оборон ы. Помню, что с бойцами инженерно-саперного батальона прибыл лейтенант Павел Гаврилович Вавилов, которого я хорошо знал. Я приказал ему объединить подошедшие группы, взять над ними командование и занять оборону неподалеку от наблюдательного пункта.
   Да, наша оборона и раньше была неглуббокой, а теперь она представляла собой совсем узенькую ленточку, в которую почти вплелись и огневые позиции артиллерийских батарей. Позади нашей ослабленной дивизии же было никаких сил и огневых средств. Ясно, что судьба такой обороны могла быть очень тяжелой. И мы с надежной ожидали подхода армейского резерва -- 345-й дивизии". Увы, ожидания были напрасными, первые подразделения 1163-го полка на этом участке появились только к вечеру. А пока оборону против 22-й ПД, слева направо занимали: "недоформированный" 2-й батальон 241-го полка (из 95-й СД), численностью менее роты, 3-й батальон 514-го полка, стоявший в третьей линии, сформированный, в основном из народов Кавказа, "недоформированный" 388-й полк (1,5 батальона), школа младших командиров, далее остатки 747-го полка.
   О состоянии частей после двух дней боев, можно судить по воспоминаниям ветерана 134-го ГАП Ященко.
  
   0x01 graphic
  
   Огонь немецкой артиллерии 9.06.42г.был исключительным по мощности. Приведу всего одну цитату из воспоминаний Д.И.Пискунова, начарта 95-й дивизии. "Большие потери понес 1-й батальон 241-го полка, одна его рота оказалась заваленной землей в окопах, один ее взвод откопали, остальные погибли".
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Всю опасность, нависшую над Севастополем, сразу же заметила Москва. Генеральный штаб в ночь на 9 июня на имя командующего Северо-Кавказским, фронтом и адмирала Ф. С. Октябрьского направил директиву, в которой потребовал от них срочно оказать помощь Севастополю, и прежде всего: привлечь авиацию для нанесения ударов по аэродромам противника; оказать содействие кораблями; привлечь на направление главного удара 81-й отдельный танковый батальон и гвардейский минометный дивизион РС; максимально использовать инженерно-саперные части для устройства заграждений; занять тыловой рубеж обороны хотя бы минимальным количеством сил, особенно на направлении главного удара противника; обязательно обеспечить ежедневное снабжение боеприпасами и маршевым пополнением. Выполнение этих правильных и совершенно конкретных требований Генерального штаба могло бы коренным образом упрочить оборону там, где враг наносил главный удар. К сожалению, большинство пунктов директивы не было выполнено".
   Действительно, даже стоявший в засадах недалеко от передовой 125-й отдельный танковый батальон, находившийся в распоряжении 3-го сектора, в бой введен не был (за исключением неудачной контратаки 8-го июня).
   81-й отдельный танковый батальон простоял в тылу до самых последних дней обороны, "Катюши" в полном составе (не потеряв ни одной машины) были сброшены со скал на м. Херсонес. Технику наши командиры берегли...
   Результат не замедлил сказаться. противник прорвал позиции 172-й дивизии, при этом погиб штаб 514-го полка во главе с командиром, полковником Устиновым, комиссаром Караевым и начальником штаба Можайским. Вышел из строя штаба дивизии (И.А.Ласкин был ранен) В своих воспоминаниях комдив 172-й корит себя "Более чем на час полностью потерял управление людьми в самое критическое время. Это была серьезная моя ошибка". Но мог ли он что-либо сделать? Ведь резервов не оставалось в принципе.
   Т.е. глубокий и быстрый прорыв немцев был обусловлен поздним подходом резервов. Это имело фатальные последствия не только для 172-й дивизии. В результате немецкого прорыва погибли три армейских и три флотских зенитных батареи, часть артиллерии 1-го дивизиона 905-го артполка, часть артиллерии приданных батарей. Оставшись без пехотного прикрытия, артиллеристы сражались, как пехота, прикрывая свои орудия, но силы были не равны. На какое-то время противника задержали доты береговой обороны, расположенные вдоль противотанкового рва, но противник, пользуясь уничтожением большей части советской артиллерии выкатил на плато 150мм пушки 3-го дивизиона 111-го полка и начал расстреливать доты прямой наводкой. Открыли огонь по укреплениям и приданные 22-й ПД батареи тяжелой корпусной артиллерии.
   Остановить противника удалось у станции Мекензиевы горы, для этого пришлось привлечь все резервы береговой артиллерии, включая бронепоезд. 1163-й полк подошел в район станции только к вечеру.
   Из донесения отдела 1А (по состоянию на 15 часов 10.06.42г.): "линия расположения дивизии северо-западнее казармы, юго-восточнее казармы северные скаты высоты с фортом "Сталин" - ориентир 4644 (639)- ориентир 4744 (640)". Т.е. противник захватил опорный пункт "Казарма" юго-западнее станции, саму станцию, и вышел в район 704(115) батарее, охватывая высоту с 365-й батареей с востока.
   По состоянию на 19 часов ситуация изменилась. Немецкие войска не только не смогли взять форт "Сталин" (365-я зенитная батарея), как намечалось в начале дня, но и были отброшены подтянувшимися из резерва частями 345-й дивизии. В вечернем донесении немцы жалуются на сильный огонь зенитных и противотанковых пушек с высоты, на которой находится форт, на сильный огонь с Южной стороны из районов ориентиров 1630, 1650 и 1658.
   Что же находилось в указанных районах? Ориентир 1630-это Малахов курган с батареей N701 (111), 1650 это высота над Килен-балкой (данных по артиллерии в этом районе нет). 1658, это батарея N 703(114). Т.е. наибольшие неприятности немцам доставили флотские батареи. Оправдывают неудачи немцы и сильным огнем со "Сталина", "Волги" (старый форт времен Крымской войны). "Создается впечатление, что "Сталин" и "Волга" это современные, хорошо укрепленные дотами и огневыми позициями".
   В сводке написано много всяких оправданий по поводу того, что и 65-й пехотный полк, наступавший вместе со 132-й дивизией, не продвинулся вперед.
   В этот день в дополнение к имеющейся артиллерии на поддержку немецкой 22-й ПД был выдвинут 1-й дивизион тяжелого полка реактивной артиллерии.
   В сводке отдела 1С так же отмечен мощный огонь артиллерии, в том числе и скорострельной (скорее всего, имелись в виду орудия 365-й батареи), отмечен жесткий отпор пехоты, отмечено появление новой стрелковой части 1167 полка 345-й СД. Т.е. в бой ввели второй полк этой дивизии. Отмечено 317 пленных. 1766 выявлено и обезврежено, 1527 выкопано.
   Из донесения в штаб 54-го корпуса отдел 1С 22-й ПД:
   1-й дивизион 905-го артполка 345-й дивизии состоит из двух батарей: 1-й с 4 орудиями 76мм и 2-й с 4 орудиями 122мм.
   1-я батарея 700-го полка РГК Полк состоит из 5 батарей по 4 орудия, калибром 76мм ...
   18-й гвардейский артполк (моторизованный) командир полковник Богдан(ов) Штаб полка находится в тоннеле 4942/685 ... (Цыганский тоннель)
   1-й дивизион с 6 орудиями 152мм расположен в районе Daumenschlucht (Цыганская балка)
   2-й дивизион с 12 орудиями 107мм находился в районе 4841/688 (Инкерманские кзармы).
   По состоянию на 7.06. потери дивизиона составили 2 орудия ...
   Пленный лейтенант из 241 полка указал, что полк был подчинен 172-й дивизии и выдвинут в район высоты Нойхаус.... Пленный видел артиллерию: 76мм батарея в районе ориентира 618 (район современной "Сельхозхимии"), в районе точки 617 (западнее) моторизованную 122мм гаубичную батарею, и 122мм батарею в районе точки 627".
   Из допроса старшего лейтенанта Олега Павлова штабная батарея 172-й дивизии, пленен в районе станции Мекензиевы горы 9.06.42г.: " ... штабная батарея состоит из разведвзвода, взвода связи и взвода снабжения. ... Артиллерия дивизии состоит из :
   134-й гаубичный артполк (моторизованный) командир подполковник Шмельков, состоит из 2 дивизионов 122мм гаубиц (всего 14 орудий) и одного дивизиона 152мм гаубиц
   674-й артполк... (данные приведены ранее)
   Отдельный противотанковый дивизион, командир капитан Шаров (4 противотанковых 45мм пушки) Расположен южнее хребта Хациуса. Дивизион без потерь отошел к позициям 95-й дивизии (впоследствии выяснилось, что это не так, прим мое А.Н.).
   Отдельный минометный дивизион. Командир капитан Макасенко (Макаренко) имеет на вооружении 12 средних минометов (82мм) расположенных в балке Реймера (Reimerschlucht, она же Сонная лощина) и 4 тяжелых миномета (120мм) расположенных (даны координаты в районе изгиба ж/д ветки на 30-ю батарею). Общие потери дивизиона 1 миномет 82мм. Дивизион отошел к 95-й дивизии". Далее весьма подробно описано расположение всех орудий, поддерживающих дивизию (причем, по факту, довольно точно). "Общие потери 134-го гаубичного полка 4 орудия. Запас снарядов для 122мм орудий 700-1000 выстрелов, для 152мм-600выстрелов...". Более того, в показаниях старшего лейтенанта даны точные координаты орудий береговой артиллерии, поддерживавшей дивизию.
   Возникает вопрос: "А не слишком ли словоохотливы наши пленные?"
   0x01 graphic
  

22-я пехотная дивизия. Взгляд с другой стороны.

Глава 9 Июнь 11-е и 12-е число

   Эти дни выделены в отдельную главу, ибо именно в эти даты была предпринята попытка советского контрудара, в надежде срезать немецкий клин. Сама по себе идея была достаточно авантюрной: ударом двух батальонов с одной стороны, и сводного отряда (примерно той же численности) с другой отсечь, окружить и разгромить две немецких дивизии.
   Советская версия такова: два батальона 7-й бригады, под командованием Е.И.Жидилова, нанося удар по лощине от совхоза им. С.Перовской в направлении Симферопольского шоссе, достигла точки встречи: пересечения автомобильной и железной дороги (в районе современного памятника 134-му гаубичному полку). Вторая группа, под командованием подполковника Матусевича, при поддержке танковой роты, нанося удар из 3-го сектора, успеха не добилась. Якобы танки прорывались, а пехота залегла (и так было несколько раз). Очень мутно был описан состав группы 3-го сектора, и только недавно удалось выяснить, что для нанесения этого удара из 2-го сектора были переброшены два батальона 775-го стрелкового полка.
   А как же выглядит картина этих дней с другой стороны?
   11.06.42г. Отдел 1А штаба 22-й дивизии. Утренняя сводка: описание действий советской авиации, огонь с высоты на которой находится форт "Сталин", обстрел позиций дивизии тяжелой батареей... все. Больше никаких данных. Промежуточная сводка (15 часов): "Левый фланг дивизии (47-й полк) достиг в своем ударе "Нефтебазы" (ориентир 664). В течение 1-й половины дня были отражены несколько вражеских контрударов в направлении казармы и ориентира 639. Артиллерийский огонь довольно сильный, не ослабевающий в течение дня." Далее идет сводка по действиям советской авиации. В этом тексте есть три непонятных места: ориентир 639, это железнодорожный переезд за станцией Мекензиевы горы, южнее ее. Это участок 345-й дивизии. Ориентир 664-это верховья Графской балки. Обычно слово "Tanklager" переводят как "Лагерь танков", это не верно, правильный перевод: "Нефтебаза", это ... станция "Сливная", район береговой батареи N 704 (115).
   Т.е. никаких данных об ударе во фланг, со стороны совхоза им. С. Перовской, и никаких упоминаний о танках в левом фланге. В общем-то, по логике, если группа Е.И.Жидилова достигла виадука, то она вошла в полосу действия 22-й ПД, и это событие должно быть отмечено в документах 22-й ПД. Но, нет... никаких данных. Но, может, у правого соседа 22-й пехотной дивизии что-то есть по этому поводу?
   Увы, нет. Никаких данных по "мощному" удару 7-й бригады в доступных документах 132-й пехотной дивизии нет. Отмечены лишь "слабые контратаки в районе Нойхаусских высот в направлении Казармы" (т.е. вдоль дороги со станции Мекензиевы горы к совхозу им.С.Перовской). "Слабые контратаки"... не более того.
   Смотрим дальше. Дневная сводка за 11.06.42г.: "Дивизия наступала левым флангом (IR 47). Приказ на наступление был отдан в 7ч. 20 минут. Правый фланг и центр удерживали позиции, занятые вчера. Удар 47-го полка по бункерам и системам окопов противника, а так же по открытой местности, привел лишь к незначительному продвижению. Сильный обстрел вражеской артиллерии. ...". Далее идет описание обстрела и контрбатарейной борьбы. Никакого упоминания о советском ударе и танках. Возможно, они есть в документах у соседа слева (50-я ПД). Увы, нет. В документах 50-й пехотной дивизии, доступных для изучения, нет никаких данных по удару 11.06.42г. Странно...Но, вернемся в дневной сводке отдела 1А 22-й ПД.
   "К пункту 2) Передовая линия проходит: Казарма-развилка дорог юго-юго-западнее ориентира 629- выемка железной дороги- ориентир 639- тропа от ориентира 639 к Лагерю танков- ориентир 640-развилка дорог северо-восточнее ориентира 640" Прорисуем на карте? Что можно сказать по этой линии? Фронт наступления 22-й ПД сильно сузился, за счет растягивания флангов левого и правого соседей. Позиции дивизии приобрели форму сильно вытянутого клина, на острие которого находился 16-й пехотный полк. Читаем дальше:
   "3-я батарея 77-го артполка заняла позиции на юго-западных склонах балки Мельцера. 1-я батарея 624-го тяжелого дивизиона заняла позиции в Бельбекской долине, 300метров северо-западнее ориентира 720". Т.е. противник подтянул ближе дальнобойную (3./77AR) и тяжелую (1./624 АА) артиллерию. 624-й тяжелый дивизион, это дивизион, оснащенный орудиями 305mm houfnice M.1938 Skoda, т.е. 305мм гаубицами. Т.е. противник готовился атаковать какие-то укрепления. Какие? Об этом чуть позже.
   "2-й дивизион 173-го артиллерийского полка в связи с изменившимися обстоятельствами выведен из подчинения 22-й ПД." Фраза не совсем понятна (возможна ошибка), т.к. в числе артиллерии на этом участке, этого дивизиона в составе частей не было. Возможно, он был подтянут уже после начала штурма.
   0x01 graphic
  
   "К пункту 6) 4 танка Pz III, 5 спецмашин (носителей зарядов), готовых в течение 1-2 дней вступить в строй, 5 штурмовых орудий". Далее идет утренняя сводка за 12 число. Обратимся к документам отдела 1С за 11.06.42г:
   "Противник обстреливал передовые части сдерживающим огнем с запада и с юга. Против казармы была произведена стремительная атака противника, которая была отражена. В районе удара по "Нефтебазе" упорное сопротивление пехотных частей противника". Вот хоть какое-то упоминание о контратаке двух батальонов 7-й бригады. Правда, противник пишет, что эта атака была отражена. В сводке указано 167 пленных. К ней приложены два протокола допроса пленных. В сводке пленных, новых частей не появилось, если не считать того, что из состава 345-й дивизии были втянуты почти все ее подразделения. Из протоколов допроса пленных:
   "Пленный лейтенант, исполняющий обязанности командира 4-й роты 2-го батальона 1163-го полка 345-й дивизии сообщил буквально следующее:
   345-я дивизия на кануне немецкого удара находилась в резерве армии. 2-й батальон 1163-го полка находился в районе западного выхода из тоннеля (указаны координаты ближайшего к станции Мекензиевы горы тоннеля). третий батальона располагался в районе (указаны координаты Графского тоннеля) Штаб дивизии располагался в тоннеле (указаны координаты Цыганского тоннеля)". Лейтенант оказался словоохотливым. Он сообщил, что видел, и когда: по подходу кораблей, по расположению объектов и.т.д. В частности он сообщил:
   "1. Южнее перекрестка дорог (4741/1615) бетонный артиллерийский дот.
   2. в районе 4744 ориентир 640 бетонный артиллерийский дот с амбразурой на северо-восток
   3.На перекрестке дорог севернее лесничества 4844 ориентир 643 артиллерийский дот с амбразурой на гору Панцерберг"
   Дот N 15 на перекрестке дорог (казанный в пункте 1) был разбит попаданием тяжелого снаряда в район амбразуры спустя два дня. Весь расчет погиб и был похоронен у дота.
   Дот N11 (входивший, к тому времени, в 704-ю батарею) был разбит попаданием в щит орудия 12.06.42г. Дот N9 (пункт N3) был уничтожен огнем тяжелой артиллерии 11.06.42г.
   Поврежденный дот (из которого было демонтировано поврежденное орудие) был занят стрелковыми частями, но 12.06.42г. был повторно взят штурмом (об этих действиях сохранился отчет).
  
  
   0x01 graphic
  
   "2 пленных из 4-й батареи 265-го тяжелого моторизованного полка сообщили следующее:
   Полк состоит из двух дивизионов, о третьем дивизионе ничего неизвестно. 2-й дивизион полка состоит из трех батарей по 4 орудия, калибром 107мм, и находится в районе, примерно 1,5 км севернее Серпантина. 6-я батарея уничтожена авианалетами и артиллерийским огнем, 4-я батарея захвачена немецкими войсками". (Ну, вот и выясняются понемногу судьбы батарей Богдановского полка).
   12.06.42г. Отдел 1А штаба 22-й дивизии. Утренняя сводка, к сожалению, написана немецкой стенографией, и перевести ее пока можно лишь предположительно. Промежуточная сводка от 12.06.42г. 15 часов, очень лаконична: " Положение сторон прежнее. Удар противника в районе ориентира 630 отражен. Обстрел и авианалеты не ослабевают". Ориентир 639, это ж/д переезд ниже форта "Сталин"
   Сводка за день: " В течении дня дивизия удерживала занятые позиции. В течение дня были отражены контратаки противника, силой до роты, из форта "Волга" на восток...Из состава дивизии выведены части 300-го танкового батальона, который оттянут к Бахчисараю, в готовности к выполнению дальнейших приказов.
   Наличие танков -без изменений. Штурмовых орудий -6..."
   Отдел 1 С, сводка: " Артиллерийский обстрел. В дневное время активный обстрел из минометов. В вечернее время выстрел (один) с форта "Максим Горький" в направлении Бельбекской долины. ... 47 пленных, снято 828 мин".
   Т.е особого натиска и опасности немецкие войска (во всяком случае, 22-я ПД) не ощутили. Чем ожесточеннее схватка, тем меньше пленных. Почти совсем сошло на нет явление перебежчиков, но...
   Из немецкой сводки отдела 1С за 13.06.42г. " в ночь на 13.06.42г. юго-восточнее Казармы перебежало 5 солдат-зенитчиков 366-й зенитной батареи 114-го дивизиона 61-го зенитного полка (на самом деле уже 110-го, но об этом, в частях мало кто знал, прим. мое А.Н.).
   366-я зенитная батарея, имеющая 4 стационарных 76мм пушки, известна под названием "форт Ленин". Из 4 пушек, за время штурма 3 вышли из строя под воздействием авианалетов и артиллерийского обстрела. (на самом деле, к началу штурма, на батарее было всего 3 орудия, прим. мое, А.Н.). Один ствол по-прежнему действует. Как зенитная батарея "форт Ленин" не действует. Вал вокруг батареи, хоть и существует, но сильно разрушен артиллерией. Штаб полка находился в старом Северном укреплении, но находился в стадии передислокации.
   На побережье в районе 4244/652 и северо-восточнее, в этом же квадрате находятся два хорошо замаскированных морских орудия, калибром 15 или 20см с "Червонной Украины". Орудия были установлены во время декабрьского штурма. Артиллерийским огнем был поврежден орудийный двор орудия в районе 652".
   Наводка не совсем точна. 130мм батарея N 706(112) находилась юго-западнее указанного ориентира, но одно из ее орудий, действительно было повреждено прямым попаданием тяжелого снаряда. Зато другая наводка оказалась чуть более точной: " Перебежчик наблюдал, как из района юго-западнее ориентира 651 вело огонь одиночное орудие ...". Второе орудие береговой батареи N2 (100мм), действительно находилось в этом районе. 15.06.42г. оно получило попадание снаряда. Взрывом отбросило щит орудия и повредило ствол. Поскольку весь расчет во время обстрела находился в укрытии, никто не пострадал.
   "Перебежчик вместе с подкреплением (всего 10 человек) был переброшен грузовиком на 365-ю батарею. Батарея (форт "Сталин") боеприпасом и продовольствием обеспечена, раненые эвакуированы. Гарнизон "Сталина" сократился с 80 до 20 человек. гарнизон "Сталина" состоит из обстрелянных бойцов. За декабрьский штурм гарнизон был награжден орденом Ленина. ...".
   По странному стечению обстоятельств, если подвести итог по всем зенитным батареям, то 366-я дала больше всего перебежчиков (за весь период). В общей сложности 12 человек. Много, для батареи, чей расчет не превышал 60 человек. Что-то неладно было на батарее. Ведь во время второго штурма, они вытащили свои стационарные орудия с захваченной позиции, из-под носа у немцев.

Глава 9 (продолжение) форт "Сталин"

  
   0x01 graphic
  
   В отличие от укреплений Южной стороны, Северная сторона имела еще один пояс укреплений- цепочку земляных фортов времен Крымской войны, которая протянулась от истоков бухты до берега моря в районе южнее Учкуевки.
   О штурме этих укреплений в советской литературе почти не пишется, зато многое написано в немецких документах. Названия "Сталин", "Волга", "Сибирь" достаточно часто встречаются в немецких документах. Первым эпизодом штурма этой линии укреплений, стало взятие 16-м пехотным полком форта "Сталин", или 365-й зенитной батареи (которая, по сути, зенитной уже не являлась, а использовалась по большей части, как наземное укрепление). Батарея к началу штурма имела три 76мм зенитных стационарных орудия устаревшей системы. Батарея имела устаревшие приборы управления стрельбой, изношенные пушки, но у нее было большое преимущество: боезапас к этим орудиям был в избытке.
   Штурм 365-й зенитной батареи описан во многих источниках, но, как это ни странно, четкой конкретики в описаниях нет. Приведу один пример:
   "Захват "Сталина"
   Самое тяжелое задание за всю войну выпало на долю 16-го ПП, по мнению солдат полка. Это был захват форта "Сталин". 1-й батальон полка усиливается подразделением саперов и смешивается с саперами. Первое нападение на "Сталин" 09.06.42г. с запада, как в свое время атаковали во время зимнего штурма, потерпело неудачу, т.к. северо-западные высоты не были захвачены и они мешали продвижению. Таким образом стояли все подразделения полка, кроме 2-го батальона установленного с северо-востока. 13.06.42г. в 3 часа утра началась атака. Несмотря на то, что "Сталин" обстреливали со всех орудий тяжелой и самой тяжелой артиллерии (воронка от снаряда глубиной в 5 метров!) защитники форта все еще сражались. "Андреевское крыло" было занято коммунистами, пожалуй, самыми сильными противниками с которыми нам доводилось сражаться. Бункер был обстрелян из ПТ орудий, попадание в амбразуру вызвала гибель до 30 защитников, но оставшиеся в живых продолжали сражаться. К 15 часам из обломков укрепления стали выходить его защитники.
   Собственные офицеры были все убиты. Лейтенант Zwiebler из резерва получил под свое командование остатки 1-го и 3-го батальонов.
   Один из тяжелораненых, показывая на свою раненную руку и перебинтованную голову говорил : "Не все так уж и плохо, зато "Сталин" у нас!" . Это был дух победы!".
   Что же говорят по этому поводу документы?
   Сводка за 13.06.42г. отдел 1А.
   "Полевые позиции "Сталин" штурмовались с двух сторон 1 и 3-м батальонами 16-го пехотного полка, усиленные третьей ротой 744-го пионерного батальона и сводной батареей 190-го дивизиона штурмовой артиллерии. Штурм продолжался с 5 утра и до полного взятия. В течении своего движения войска испытывали уничтожающий огонь, включая и артиллерийский с фортов "Волга" и "Сибирь". Слабые удары во фланг атакующего полка были отражены...". Вот и все. Не густо. Хотя, судя по всему, бой был серьезный. Выбыло из строя одно штурмовое орудие, погибли два командира батальона: гауптман (капитан) Х-А Шредер, дальний родственник будущего канцлера Германии и лейтенант Антон Спаер, командир 1-го батальона. Погиб и заместитель командира 3-го батальона лейтенант Эрнст Купер.
   Потери 1-го батальона (по ротам) выглядят следующим образом:
   0x01 graphic
   Но это далеко не полные потери, т.к. здесь нет 3-го батальона 16-го полка и 744 пионерного батальона.
   Материалы отдела 1С не сильно проясняют картину, добавляя к сказанному только информацию о 28 пленных. Сохранился отчет о взятии "Сталина", который в большой степени был использован для подготовки соответствующей главы из "Борьбы за Севастополь".
   Гарнизон "форта" немцы оценивали в 60-80 человек, из них 40 коммунистов. По факту в строю оставались 47 человек, и к ним подошло подкрепление: 41 человек, под командованием л-та Пустынцева.
   Немецкий отчет описывает события так:
   "Немецкие штурмовые группы возглавил майор Арндт. Около 23 часов было закончено обсуждение расстановки с командирами рот. Батальоны выдвинулись на позиции. По расстановке 1-й батальон занял позиции для атаки с северо-востока. Впереди заняла позиции 2-я рота 1-го батальона, во главе с лейтенантом Спаером, в составе около 50 человек. За ней следовала 3-я рота 744-го пионерного батальона, во главе с лейтенантом Хайером в составе 35 человек и 1-я батарея штурмовых орудий гауптмана Цезаря, с 5 штурмовыми орудиями. Оберлейтенант Мюллер возглавил 1 и 3 роты, объединенные в боевую группу, численностью 55 человек.
   3-й батальон под командованием гауптмана Шрёдера, была представлена 9-й ротой (32 человека), 10-й ротой (25 человек), под командованием лейтенанта Краеффта, 12-й ротой лейтенанта Цвейблера (32 человека), которые были усилены пионерным взводом (20 человек из 1-й роты 22-го пионерного батальона).
   Боевая группа лейтенанта Нарвольда (4-я рота), должна была блокировать подходы к объекту со стороны балки Вольфа (Сухарная балка) с юга и юго-востока. В качестве огневых средств поддержки были выделены 22-й артполк и 13-я рота (пулеметно-минометная рота тяжелого вооружения) 16-го полка. В качестве резервов были использованы рота маршевого пополнения "Михаэль" и взвод пионерного пополнения (те самые предатели- выпускники "учебного пионерного батальона" в Каче)". Немного прервемся. Обращает на себя внимание крайне слабый состав рот, в которых, вместо 150-200 бойцов насчитывалось едва 30-40 человек. 172-я и 345-я "сработали" по врагу достойно.
   Дальше описание боя распадается на ряд эпизодов. Видимо, глобального плана не было и небольшие штурмовые группы действовали сами по себе. Штурмовым группам, видимо пришлось туго, т.к. были введены в бой сначала все резервы, а в скором времени пришлось задействовать и 14-ю роту (рота тяжелого вооружения полка, вооруженная противотанковыми пушками и пулеметами). ранее вводить в бой ее не планировали.
   В 3-м батальоне в строю, к концу боя остался только один офицер, в первом -два. Общие потери двух батальонов составили 197 человек. Вторая рота перестала существовать, в принципе.
   Штурмовые орудия так же понесли потери: из пяти штурмовых орудий вышли из строя три (одно пришлось утащить с поля боя). были ранены: командир дивизиона и два командира штурмовых орудий.
   "Захваченное укрепление "Сталин" представляет собой укрепление полевого типа, построенное имеющее бетонные деревоземляные сооружения. Штурмовая группа обнаружила 4 орудийных позиции (7,62см) в бетонных двориках. Три орудия были уничтожены артиллерийским огнем и авианалетами, четвертое было уничтожено старшим лейтенантом Хаером. ... Позиции были прикрыты тремя бетонными пулеметными дотами ...На позициях была найдена оборудованная кухня, водяная цистерна, склад боезапаса, боевая рубка со стальной башней, многочисленные землянки, крытые ходы сообщения, боевые позиции ...
   Нового ничего из этого материала не получено (кроме некоторых достаточно интересных цифр и уточнений). В результате боя были взяты в плен 7 человек из состава 365-й батареи и 7 человек из отряда пополнения, с 366-й батареи.
   Дневная сводка отдела 1А штаба 22-й ПД: " 1) Утром была уточнена левая граница с соседом (50-й дивизией). Соприкосновение с противником только в ложбине между ориентиром 640 и ориентиром 641 (верховья Графской балки). Совместным ударом с соседом справа была достигнута линия: северная граница нефтебазы- поворот дороги 250 м южнее ориентира 641. Сопротивление противника упорное... Передовая линия дивизии проходит: Казарма-зенитка северо-западнее "Сталина" -западнее проволочного заграждения "Сталина"-севернее Фабрики-150м западнее ж/д линии - бункер севернее Нефтебазы.
   ---------
   5)Штаб 16-го полка- противотанковый ров западнее г.Панцерберг.
   6) 5 боеготовых штурмовых орудий
   7).... Удар из района нефтебазы, сопровождающийся артиллерийским обстрелом"
  
  
   0x01 graphic
  
   Отдел 1С, сводка за 14.06.42г.:
   "Артиллерийский и минометный огонь, особенно на правом крыле и в центре. Оживленная перестрелка в районе балки Вольфа (Сухарная) и западнее "Сталина". В расположение 47-го полка переметнулись 40 перебежчиков.
   Зондерфюрер Борнгаупт в 20 часов провел пропагандистское вещание на позиции противника, на русском языке, в расположении 47-го пехотного полка.
   112 пленных"
   "Допрос пленного N 3
   Перебежчик, белорус, сержант штаба 61-го зенитного артполка, Ворожун Николай, перебежал в ночь на 14.06.42г. южнее станции Мекензиевы горы.
   Перебежчик прибыл из Севастополя на пополнение передовой линии, но это осталось невыполненным. его задачей была доставка продовольствия и боезапаса на захваченную батарею. ...Он давно замыслил побег и ожидал удобного случая.
   Штаб полка находится в здании юго-восточнее 4139/1643 (все так и есть, здание штаба находилось на ул. 4-я Бастионная). В точке 4139/1643 находится наблюдательный пост. Перебежчик слышал, что высшее командование в Севастополе, находится под большим впечатлением от обстрела Северной стороны.
   Большие надежды командование возлагало на две, установленные в июне артиллерийские системы, новой конструкции. Они представляют собой два 45мм орудия с электроприводом наведения. ... Батареи находятся ... (указаны координаты на склонах Килен-балки) ... Они называются "Сталинские батареи". Одно орудие 9.06.42г. было выведено из строя 11.06.42г. батарея была выведена из строя, перебит кабель".
   Откровенно говоря, эти данные встречаются не только в этом допросе, но фото этих орудий найти не удалось, в документах они отсутствуют. По воспоминаниям, в районе, указанном перебежчиком, стояла часть рубки корабля, срезанная и установленная, предположительно, в качестве КП.
   Продолжим: " 927-я зенитная батарея (моторизованная) 3-й дивизион 61-го полка, находилась с 4 орудиями, калибром 7, 62 см, 100м западнее 4639/1658, но меняла свои позиции в точку 200 м северо-восточнее 4539/1656. (Батарея сменила позицию13.06.42г., и избежала огневого налета, который был произведен по ее старой позиции).
   54-я зенитная батарея (моторизованная) 3-й дивизион 61-го полка, 3 орудия 85мм, находится на высоте 4440/1631 (координаты Камчатского люнета) В результате огневого налета 9.06.42г., в результате взрыва боезапаса, батарея взлетела на воздух, погибло 12 человек. Все орудия находятся в ремонте, новая позиция ориентир 1632 (все так и есть).
   На Малаховом кургане 4340/1630 находится морская батарея с орудиями 13 см, 2 шт. и 4 шт. зенитных 45мм спаренных орудий. Батарея была уничтожена 8.06.42г. в результате авианалета (пока подтверждения этим данным нет).
   На высоте 4639/1658 находится две 13см дальнобойных морских пушки (батарея N703).(данные верны).
   В Килен-балке 4639/1657 находится 152мм гаубичная батарея из трех орудий (данные верны, батарея принадлежала 99-му ГАП)
   На восточных и западных склонах мыса 4639/1658 находится 152мм батарея из 4 орудий. (данных нет) ...4639/1659 находится наблюдательный пункт, который часто посещается генералом Петровым" (такой НП в данном районе был). ...
   Далее идут данные о позициях 8-й бригады, о том, что большая часть ГРЭС выведена из строя, информация о тоннелях, о расположении остатков 514-го полка, о доставке боеприпасов подводными лодками, и.т.д. и т.п. (всего три листа). Самое любопытное, что сам перебежчик (несмотря на то, что он указал, что его отца расстреляли большевики в 1919г.) сержантом не был. Он был военкомом 54-й зенитной батареи, а затем, вместе со своим земляком Е.А.Игнатовичем (тем самым, что написал множество книг о зенитчиках Севастополя) перешел в штаб 110-го полка, зам военкома штаба (звание старший политрук).
   Кончил он плохо: будучи перевербованным , и засланным в партизанский отряд в родной Белоруссии, был расстрелян партизанами за мародерство.

Глава 9 (продолжение 2) Форт "Волга"

  
   С 15 июня сводки отделов 1А и 1С становятся однообразными: минометный огонь противника, упорное его сопротивление, зачистка от противника (вместе с 50-й дивизией) верховий Графской балки. Дивизия явно выдохлась. Причем, более всего, как выяснилось выдохся ее правый фланг- 65-й полк, 2-й и 3-й батальоны которого были отведены в район Дуванкоя на переформирование 15.06.42г. Сутки спустя отвели и 1-й батальон. Эти части были заменены противотанковым дивизионом 22-й ПД и одним батальоном 47-го ПП. 16-го числа несколько выстрелов сделала 30-я советская батарея.
   15-го июня 16 пленных
   16-го июня 121 пленный.
   И, кажется, что ничего не происходит, но...
   В документах дивизии сохранился отчет 744-го пионерного батальона за 15.06.42г. о взятии трех бункеров южнее отметки 743 и родного бункера севернее ориентира 743. О чем идет речь? В указанном районе находятся постройки лесничества и дот N 9. Видимо, противник проскочил эти укрепления, поручив их ликвидацию 744-му пионерному батальону. "...после короткой артподготовки по указанным целям, в 2ч. 45м. 16.06.42г. штурмовые группы в составе:
      -- группы прикрытия левого фланга (1 ручной пулемет)
      -- штурмовой группы 4 человека и унтер-офицер
      -- 1-й группы захвата укреплений 1 унтер-офицер и 6 человек
      -- резервной группы захвата укреплений 1 унтер-офицер и 10 человек
   Штурмовые группы имели на вооружении 1 пулемет, 3 автомата, 96 зажигательных гранат, 54 гранаты, 12 дымовых гранат, 6 дымовых шашек, 16 больших подрывных зарядов, 10 зарядов по 1 кг, 8 зажигательных шашек. Далее идет описание штурма, при этом указывается, что к штурму присоединилась группа саперов 22-го пионерного батальона.
   В результате атаки взято в плен 32 человека, 20 убито. Захвачены: станковый пулемет, 2 автомата, 1500 гранат, взрывчатка, мины. Потери немцев: 1 человек убит, 1 унтер-офицер и пехотинец ранены, 1 татарин контужен.
   В разведданных отдела 1С указывается, что ночью 16.06.42г. на батарею "Максим Горький" прибыли пехотные части противника в составе 120 человек. Долго не удавалось выяснить, что же это за подразделения. Помогли воспоминания ветеранов 138-й стрелковой бригады. Оказывается П.А.Моргунов, все же осуществил свой замысел: часть бригады (разведрота) была переброшена на защиту 30-й батареи, но оказалось, что этого мало....
   Из протокола допроса пленных N 4:
   " Перебежчик из 6-й роты 2-го батальона 1165 пехотного полка, украинец, Сабельников Василий из Каменец-Подольска, указал, что остатки его роты укрываются в укреплении "Волга" (приблизительно 80-100 человек) Вооружение 2 ручных пулемета, два легких миномета"
   16-го июня 22-й пионерный батальон штурмовал форт "Волга" Остатки этого укрепления находятся над дорогой с Северной стороны к станции Мекензиевы горы. В настоящее время , остатки этого земляного укрепления времен Крымской войны уже почти не видны, но в свое время по нему вела огонь легендарная "Дора". Что же представляло собой это укрепление?
   " Укрепленная позиция "Волга", по сообщению командира 3-й роты 22-го пионерного батальона, представляет собой систему валов с тремя мощными деревоземляными укрытиями, с толщиной бревен до 30см. Укрытия имеют два станковых пулемета, которые могут вести огонь через бойницы. Амбразуры смотрят на юго-восток и юго-запад. В укреплении обнаружен один бетонный фундамент, диаметром около 2 м, на который может быть установлено орудие. Позиция имеет хорошо оборудованные окопы и огневые позиции. Во время авианалетов два убежища были разбиты". Т.е. ничего особенного. Но, тем не менее, к штурму этого "форта" готовились по полной схеме.
   "На штурм были назначены 3-я рота 22-го пионерного батальона и две пехотных группы из 16-го пехотного полка. Ударный взвод был вооружен 2 огнеметами, множеством ручных гранат и подрывных зарядов. Одна из разведгрупп пехоты была засечена противником, и эффект внезапности был утерян. ... Удар по "Волге наносили 1-я и 3-я батарея дивизиона реактивной артиллерии. Под прикрытием обстрела пионерные части скрытно подобрались к укреплению, и выбили из окопов противника с помощью огнеметов, много русских было сожжено. После этого вступили в бой пехотные группы...". Сводка отдела 1А, уточняет, что в атаке участвовали остатки 1 и 3 батальонов 16-го пехотного полка. При захвате укрепления 14 человек было сожжено огнеметами, один раздавлен при взрыве подрывного заряда.
   17-го числа начался штурм укрепления "Сибирь". В атаке принимали участие: пополненный 3-й батальон 65-го полка и 1-я рота 744-го пионерного батальона. К, сожалению, пока подробности выяснить не удалось. В этот же день была предпринята неудачная атака нефтебазы 47-м пехотным полком.
  
   0x01 graphic
  
   16.06.42г. (в тексте опечатка, указано 26-е июня) взяты в плен:
  
   0x01 graphic
  
   Какие сведения можно получить из допросов пленных? "Пленный из 514-го полка сообщил, что в 13 часов в тоннеле (указаны координаты ближайшего к станции Мекензиевы горы тоннеля) по неизвестной причине, произошел взрыв. 150 человек погибло 200 человек ранено. Восточный выход из тоннеля засыпан авиабомбой, второй выход заминирован. В тоннеле находятся раненые, полевые кухни, офицеры и комиссары".
   В списке пленных отмечены два человека из 2-го батальона 775-го полка, 386-й дивизии, которой, по идее быть здесь не должно. Но... это те самые два батальона, переданные 10.06.42г. из 2-го сектора, для нанесения контрудара из района 3-го сектора. По официальной версии, батальоны опоздали, по неофициальной (по воспоминаниям), они были "придержаны" комендантом сектора.
   Интересен допрос пленного из 7-й роты местного стрелкового полка, но мы к нему вернемся, когда будем рассматривать бой за штольни Сухарной балки. 17.06.42. 108 пленных.
   Во всех сводках отмечается появление густого черного облака дыма над Южной стороной города, а ночью яркий фейерверк и взрывы в районе Южной стороны города. Причина не выяснена. В советских документах, пока не удалось выяснить, что же послужило источником этого явления.
   Возможно, это то самое облако дыма, которое видно на многих снимках 30-й батареи, да,... к вопросу о самой батарее...

22-я пехотная дивизия. Взгляд с другой стороны.

Глава 10 Загадки 30-й батареи

  
   Нет смысла пересказывать многочисленные статьи, посвященные строительству и боевому использованию батареи. В советских документах и мемуарах они описаны лучше. Но, есть один аспект, в котором имеются существенные разночтения в советских и немецких источниках.
   В некоторых советских (и постсоветских) статьях указывается, что батарея полностью расстреляла свой боезапас по противнику, некоторые авторы пошли дальше, указав, что "батарея, расстреляв боезапас по противнику, отбивала атаки пехоты противника, стреляя холостыми зарядами". Но так ли это? Попробуем разобраться.
   Ресурс ствола у 305мм орудия, при стрельбе полным зарядом, составляет всего 200 выстрелов. Орудий на батарее было 4шт. Итого 800 выстрелов до износа. По состоянию на начало штурма износ стволов составлял от 3 до 20%.
   За время первого штурма батарея N30 провела 77 стрельб и выпустила 517 снарядов, причем, большую часть на предельной дальности полным зарядом. 16-го ноября 1941г. на батарее произошла поломка, и одно орудие на неделю вышло из строя.
   Во время 2-го штурма батарея так же вела интенсивный огонь. 17 декабря батарея провела 14 стрельб, и выпустила 96 снарядов. 18 и 19 декабря батарея N30 провела двенадцать стрельб и выпустила 68 снарядов.
   21 декабря 1941г. одна из башен была накрыта огнем 356мм батареи мортир чешского производства, из состава немецкого 815-го тяжелого мортирного дивизиона. Одно орудие вышло из строя. За время второго штурма батарея N30 выпустила по противнику 1034 снаряда. Количество выстрелов дано без учета стрельб в период между штурмами и без учета стрельб в обеспечение январского наступления. Износ стволов приблизился к 150%, батарея полностью расстреляла свой ресурс. На стволах появились трещины и вздутия, дальнейшее ведение огня стало рискованным.
   Работы по замене стволов начались 25 января, и продолжались две недели. Замена стволов была в основном завершена к 10 февраля 1942г. Работы по замене стволов велись только ночью, в условиях секретности. Командование СОР попыталось скрыть тот факт, что батарея восстановлена. В связи с этим, с момента введения в строй, до начала 3-го штурма, батарея огонь не вела. Об этом же пишет и бывший комендант береговой обороны Севастополя П.А.Моргунов в своей книге "Героический Севастополь". Это подтверждается и документально. В донесениях о состоянии материальной части указан нулевой износ стволов. Батарея молчала.
   Удалось ли обмануть противника? Немецкие документы показывают, что нет. Донесение наблюдателей немецкого 22-го артиллерийского полка, наблюдательный пункт А.42 от 8.02.42г.: "Максим Горький" левое орудие западной башни введено в строй. Восточная башня действует".
   Из книги П.И.Мусьякова "Подвиг 30-й батареи": "8 февраля немцы начали палить с утра. Дымзавеса не помогала: высота была так пристреляна немцами, что снаряды и крупнокалиберные мины ложились на позицию батареи. Деревянные детали маскировки сгорели, сетка тоже, а работы уже приближались к концу. Оставалось поставить последний ствол".
   Информация совпала на 100%. Т.е. надеяться на то, что немцы не засекли работы на батарее, по меньшей мере, наивно. И, тем не менее...
   Батарея не вела огонь даже во время немецкой артиллерийской подготовки 3-го штурма. В первый раз ее выстрелы были засечены немцами 5.06.42г. По наблюдению поста А.42 было выполнено 5 выстрелов.
  
   0x01 graphic
  
   До этого момента батарею интенсивно не обстреливали и не бомбили. Советское командование преждевременно "засветило" батарею. Свою ошибку советское командование поняло, когда 6.06.42г. батарею начали обстреливать снарядами особо крупного калибра. По батарее открыли огонь орудия 815-го и 857-го тяжелых мортирных дивизионов. В течение дня на батарею было сброшено 20 бетонобойных бомб, весом около тонны, а во второй половине дня открыл огонь 833-й тяжелый мортирный дивизион, состоящий всего из двух орудий: "Один" и "Тор" (типа "Карл"), калибром 24 дюйма (610мм).
   По данным журнала боевых действий 306-й высшей артиллерийской комендатуры: после 5-го выстрела отмечено попадание в восточную башню. В связи с тем, что попадание было рикошетным, 7.06.42г. удалось ввести в строй одно орудие, но утром следующего дня была выведена из строя западная башня. В документах наблюдателей немецкого 22-го артиллерийского полка отмечено: "9:45 попадание в западную башню, большой взрыв. в 13 часов восточная башня произвела три выстрела с большим интервалом, после чего отмечено попадание в бетонный массив рядом с башней, высокое облако дыма...". Эти данные подтверждаются и советскими источниками. Отмечено одно попадание в башню N1, в которой вышли из строя оба орудия, и в помещение фильтровентиляционной установки, при этом произошла деформация погона башни, и башню заклинило.
   Повреждения удалось исправить к вечеру 8-го июня, но, так же как и во второй башне действовало всего одно орудие. В документах отдела 1С штаба 22-й дивизии указывается, что 9 и 10 июня "противник вел огонь тяжелым и сверхтяжелым калибром, включая и 30см калибр". Такие же данные сообщил и отдел 1А в своих сводках.
   Однако, позднее сообщения подобные этому в документах не встречаются. Первичные документы наблюдателей дают более точную картину: "8 июня 1942г. выстрелов нет, 9 июня 23 выстрела, 10 июня 22 выстрела. Орудия стреляют с большим интервалом". Далее, по сообщениям наблюдателей соседней 132-й пехотной дивизии, батарея молчит, и ее орудия развернуты в сторону моря.
   Во всей этой ситуации есть одна странность: самое большое орудие немцев под Севастополем, 30-ю батарею не обстреливает. Она ведет огонь по менее важным целям.
   5 июня
   выстрел N1 Казарма у станции Мекензиевы горы. Большое облако дыма
   выстрел N2 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 700м недолет Большое облако дыма
   выстрел N3 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" Небольшое отклонение от цели.
   выстрел N4 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 300м недолет
   выстрел N5 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 500м перелет
   выстрел N6 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 300м перелет
   выстрел N7 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" Небольшое отклонение от цели. облако дыма высотой 160м.
   выстрел N8 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 140м. перелет
   выстрел N9 Береговая батарея юго-западнее форта "Максим Горьки" 700м. перелет
   Стрельбы сопровождались техническими неисправностями
   Далее, в этот день следуют выстрелы по форту "Сталин" (365-й батарее ПВО)
   выстрел N10  перелет 120м большое задымление в месте падения.
   выстрел N11  недолет 150м
   выстрел N12  недолет 70 , большая воронка 28 метров в диаметре облако белой пыли
   выстрел N13 недолет 205м
   выстрел N14 попадание  (?)
   выстрел N15 перелет 160м
   6 июня
   Обстрел "форта Молотов" (КП 110-го артполка и КП 1-го зенитного артдивизиона, располагавшиеся рядом )
   выстрел N16  недолет 250м
   выстрел N17  перелет 500м при выстреле погиб 1 человек
   выстрел N18  недолет 400м,
   выстрел N19 недолет 100м
   выстрел N20 недолет 135м
   выстрел N21 недолет 45м
   выстрел N22 недолет 175м
   Стрельба так же сопровождалась отказами.
   Дальше, стрельба идет по складам в Сухарной балке (Weisse Klippe)
   выстрел N23  попадание не наблюдается, затяжной выстрел
   выстрел N24  попадание, два облака черного дыма с проблесками пламени
   выстрел N25  перелет 500м
   выстрел N26 попадание
   выстрел N27 попадание? Большое облако желтого дыма
   выстрел N28 попадание облако дыма высотой 120м
   выстрел N29 попадание не наблюдается
   выстрел N30 попадание
   выстрел N 31 попадание не наблюдается
   7 июня
   Цель та же (Weisse Klippe)
   выстрел N32  попадание ?
   выстрел N33  попадание, высокое облако дыма с продолжительными взрывами
   выстрел N34  два высоких облака дыма с продолжительным грохотом
   выстрел N35 тонкий столб дыма
   выстрел N36 недолет 70 метров
   выстрел N37 не наблюдается попадание в цель
   выстрел N38 не наблюдается попадание в цель
   Следующие стрельбы были произведены только 11 июня по форту "Сибирь" (5 выстрелов 3 попадания)
   По 30-й батарее "Дора" стреляла только один раз: 17 июня, когда 30-я была уже небоеспособна. Результаты стрельбы малоутешительны.
   Выстрелы 44 и 45 попадание в цель не наблюдалось, выстрелы 46, 47, 48 -недолет (120, 280 и 280 метров соответственно)
   Есть данные о стрельбе 25 июня экспериментальными бризантными гранатами (5 выстрелов).
   Вероятнее всего, немцев удалось все же частично обмануть. Пока батарея не открыла огонь, немцы считали ее не действующей, но на всякий случай подготовились. После того, как подтвердилась информация, что 30 батарея "ожила", "Дора" прекращает огонь, т.к. она находилась в зоне действия 30-й. Интересно, но большинство снарядов, выпущенных 30-й, были дальнобойными снарядами, образца 1928года, но об этом чуть позже.
   Стрельбы "Доры" по "парализованной" 30-й 17.06.42г. были исключительно плохими, в то же время, как стрельба "Карлов", имевших не на много меньший калибр, была исключительно эффективной. Почему?
   Ответ прост: батарея находилась на гребне высоты, и для попадания в одну из башен снарядом орудия с настильной траекторией требовалась очень точная наводка. Профиль батареи имел очень небольшие размеры, и попасть в нее было сложно. В то же время, стрельба по навесной траектории, с закрытых позиций, с небольшой дистанции требовала меньшей точности наводки, т.к. площадь цели была довольно большой.
   Но, вернемся к самой батарее. насколько эффективной была ее "работа"? В работе Н.В. Гаврилкина (Москва), Д.Ю. Стогния (Севастополь) "Батарея N30. 70 лет в строю", без ссылки на источник указано: "Всего за время третьего штурма батарея израсходовала 656 снарядов". Подтверждения этому факту найти не удалось. Немецкие источники дают цифру в 10 раз меньшую. Такую же цифру дают и... защитники батареи.
  
   27.06.42г. штаб 22-й дивизии отдел 1С
   Протокол допроса пленного N11
      -- пленный Александер Георг, майор, пленен 26.06.42г. на северных скатах хребта Хациуса, в расположении 744-го пионерного батальона. Допрошен зондерфюрером К.Борнгауптом.
      -- национальность - русский, статус, действующий офицер с 1939г., командир 30-й батареи "Максим Горьки"
      -- Принадлежность к войсковой части 1-й артиллерийский дивизион береговой обороны, 30-я батарея
      -- Пленный описал расположение батареи (см. эскиз). Батарея до начала штурма имела 600 снарядов (фугасных, бронебойных и дальнобойных), 10.06.42г. должны были подвезти 90 осколочных снарядов. Пленный считает, что они находятся на 35-й батарее, на мысе Херсонес. Химические снаряды на батарее отсутствуют. По немецким войскам батарея выпустила 50 дальнобойных и 3 шрапнельных снаряда. Пленный считает, что остальной боезапас взорвался при втором взрыве, во время налета немецкой авиации и при обстреле. При взрыве 40 человек. было убито и ранено. Общая численность личного состава батареи была 290 человек. Осталось всего 60 человек из обученного личного состава. Остальные перебежали (возможно, "убежали"). Во внутренних помещениях батареи оставались 600 человек из различных частей. ... Башня 2 (см. эскиз) 6 или 7 июня была повреждена попаданием снаряда тяжелой мортиры. При налете и артобстреле была нарушена радио и телефонная связь (подземный кабель). Перед немецким штурмом группа людей в числе 1 политрук по фамилии Ларин, 1 старший лейтенант Беккер (ранен), 1 лейтенант по фамилии Шорохов, нескольких солдат и 4 женщин, всего 20 человек укрылись в помещении под Бастионом (КП батареи). Затем им удалось выбраться ночью 25.06.42г. через тайный подземный ход южнее дороги на участке ориентиров 604-607. Кроме этого, он указал... что с декабря боезапас не поступал...".
   В документах 22-й пехотной дивизии (которой был подчинен и 744-й пионерный батальон) указано, что:
   1. группа из четырех человек, в которую входил командир батареи, была пленена в 200 метрах от штаба 744-го пионерного батальона, который находился в районе (указаны координаты Сонного кладбища).
   2. офицер был одет в гражданский пиджак в клетку, в котором, при обыске были обнаружены зашитыми документы.
   На втором допросе Г.Александер дал более подробную информацию, сообщив о попадании в обе башни, описав их состояние, указав, что с 10.06.42г. он приказов не получал, в связи с чем батарея огонь не вела.
   "Пленный показал, что беглецы укрывались в пещере (?) выходящей в потерну соединяющую "Бастион" и блок батареи. 20.06.42г. они засыпали выход из батареи в потерну, соединяющую КП батареи и сам массив. Остальные укрывшиеся на батарее оставались в массиве орудийного блока. Начиная с этого времени, они начали расчищать старый водосброс из потерны, выходящий под дорогой на батарею".
  
   0x01 graphic
  
   Т.е. картина получается совсем иной, нежели та, что рисуют советские источники. Прежде всего, по количеству снарядов, выпущенных батареей, данные опроса пленных, совпадают с данными немецких документов, но не совпадают с советскими источниками и с "Борьбой за Севастополь", немецким документом, изданным в 1943-м году.
   Этот документ почти слово в слово повторяет данные Г.Александера, но пишет о 600 выстрелах батареи во время 3-го штурма, меняя смысл написанного. Текст документа прост и понятен, цитирую: " С 7 по 17 июня она сделала 600 выстрелов ...."
   Хотя... мы читаем этот документ в русском переводе, а что же написано в оригинале? А вот в оригинале все не так. Опущена часть предложения. Дословный перевод таков: "В течение осады, штурма, ... и в период с 7 по 17.06.42г. она сделала...." Т.е. при переводе смысл предложения искажен, т.к. под словом Angriff (удар, штурм) немцы в документах указывают 2-й штурм Севастополя (первый, в ноябре не в зачет). Так что ...
   Остаются только советские источники, а они на документах не основаны (документы сгорели на батарее). Это лирика и беллетристика. Хотя есть один источник, который переписывают кому не лень. это пресловутый "Nachtrag zu Denkschriften uber fremde landesbefestigungen", более известный под русским названием "Борьба за Севастополь".
   Если уж мы коснулись этого документа, подправим и еще кое-что, основываясь на документах 22-й дивизии. При чем здесь 22-я ПД? Ну, вроде бы ее сектор ответственности в начале наступления был намного восточнее, но...
   После ухода 132-й дивизии в 3-й сектор, 213-й пехотный полк (оставшийся от 73-й дивизии в наследство, и , ставший как бы отдельным полком в составе 11-й армии) был передан в состав 22-й ПД, и именно ему пришлось штурмовать 30-ю, а потому, кое-что в ее документах сохранилось.
   0x01 graphic
   Из документа "Борьба за Севастополь" (русский перевод): "Гарнизон состоял из 300 человек -- в основном штатный состав батареи N 30. Для обеспечения круговой обороны перед штурмом силы были пополнены 120 солдатами. В подготовке штурма приняли участие орудия среднего, крупного и сверхкрупного калибров, сделавшие с 6 по 17 июня 1942 г. (день штурма) около 750 выстрелов, из них половину -- до полудня 17 июня. В этот день в 13 ч 30 мин пикировщики сбросили на террито­рию батареи 20 бомб. Сосредоточенным артиллерийским обстрелом проволочные заграждения были прорваны, а минные поля засыпаны. Воронки, об­разовавшиеся в результате разрывов бомб и мин, облегчали наступ­ление атакующих войск. Гарнизоны внешнего оборонительного по­яса были большей частью уничтожены, а входившие в его состав лег-кие оборонительные сооружения разбиты. В результате бокового попадания в западную бронированную башню одно ее орудие бы­ло полностью, а другое частично выведено из строя. Прямое попа­дание в амбразуру восточной баш­ни вывело из действия оба ору­дия. Подземный ход к дальномерной установке был засыпан, все входы и железобетонное покрытие каземата остались почти нетронутыми. На защитников батареи обстрел (по их показаниям) не ока­зал никакого воздействия". В этом фрагменте нет существенных ошибок, есть лишь неточности перевода.
   Дальше, хуже: "На штурм батареи были назначены 213-й полк, 1-й и 2-й ба­тальоны 132-го саперного и 1-й батальон 173-го саперного полков". Остановились на первом же абзаце ни 132-го саперного полка, ни 173-го в составе 11-й армии никогда не было, это ошибка переводчика. Арабская цифра с точкой в немецких документах обозначает роту. Т.е. в атаке участвовали 213-й полк 1-я и 2-я роты 132-го пионерного батальона (132-й ПД), и 1-я рота 173-го пионерного батальона (73-я ПД), приданная 213-му полку. Позже, части 132-го пионерного батальона были сменены ротами 22-го пионерного батальона (22-й ПД) в документах которого, было и найдено много уточнений. В частности, в них указано, что 30-ю батарею атаковал не весь 213-й полк, а лишь один его батальон. Но, продолжим. "Ранним утром 17 июня 1942 г. был предпринят штурм, продолжав­шийся до полудня в направлении противотанкового рва, открытого к востоку от батареи поперек водораздела. Противник оказал упорное сопротивление. Огневые точки, стрелявшие по фронту и флангам, бы­ли приведены к молчанию с помощью пехотного и артиллерийского огня. Первый и второй батальоны (роты) 132-го саперного полка (батальона) атаковали фортификационные сооружения, расположенные перед батареей, а 122-й держал удар против сооружений, расположенных на южном и западном склонах возвышенности". Что за часть "122-й" непонятно. 22-й пионерный батальон присоединился к осаде блока батареи позже. В оригинале указана другая часть 132-й пехотный полк (IR132), но такого полка в составе штурмующих частей не было. Скорее всего имеется в виду 213-й полк, входивший в состав 132-й дивизии. Читаем дальше: "Продвижению атакующих частей препятствовали сильный артиллерийский и минометный огонь про­тивника из долины реки Бельбек и с расположенных к югу склонов, а также огонь снайперов и контратаки. Около 14 ч 30 мин в результате повторного нападения западный склон возвышенности был занят. Удалось занять и подход к командному пункту на восточной оконеч­ности подземного хода. В 14 ч 45 мин второй батальон 213-го полка начал атаку вос­точного склона и в 15 ч 15 мин достиг разрушенного фортификацион­ного укрепления на отметке 400 м к востоку от первой бронирован­ной башенной установки. Первый батальон (рота) 173-го саперного полка (батальона) под защитой пехотного огня атаковал башенную установку. В 15 ч 45 мин шестеро саперов со связками ручных гранат проникли в установ­ку и уничтожили ее гарнизон. Гарнизон второй установки яростно отстреливался сквозь отверстия, пробитые артиллерийскими снаря­дами в броневых листах башни. Атака саперов увенчалась успехом лишь благодаря фланговому обстрелу установки, который вели пе­хотные части. Противник был уничтожен ручными гранатами. В это же время наступавшая по северному склону пехота могла контроли­ровать западный склон. В 16 ч 30 мин саперы после нескольких по­вторных попыток достигли сильно обороняемых главных входов, за­граждаемых пулеметами. В результате всех этих действий гарнизон был заперт в блоках". Дальше фрагмент требует уточнения: "В следующие дни противник сражался внутри батареи, пус­кая в ход подрывные заряды, бензин и горючие масла (в башенные установки им предварительно было подвезено около 1000 кг взрыв­чатки и 1000 л горючих материалов). Перебежчики выдали располо­жение устройства батареи". Опять ошибка в переводе. Правильный перевод: " в последующие дни борьба с противником велась с использованием ..." и далее по тексту. И горючее со взрывчаткой подвозил не "противник", а немецкие пионеры (саперы). Читаем далее: "В западной башенной уста­новке 20 июня произошел взрыв, стоивший жизни трех саперов. Из-за сильных пожаров и дыма ворваться внутрь установки не представилось возможным. Пер­вый батальон (рота) 173-го саперного полка (батальона) 22 июня была заменена тре­тьим батальоном (ротой) 22-го саперного полка (батальона)". Дальше опять ошибка в переводе. В русском варианте: "Для обороны гарнизон взорвал резервный выход; в тех же целях постоянно сжигались дымообразующие смеси и масла". В немецком все наоборот, запасной выход из потерны, соединяющей батарею и командный пункт (расположенный, примерно посередине тоннеля), был взорван немецкими саперами, а не защитниками батареи. И дымообразующие смеси нагнетались внутрь массива отнюдь не защитниками.
   Читаем дальше: "Командир батареи, выползший 25 июня через водосток, на следу­ющий день был захвачен в плен. Ударная группа 26 июня ворва­лась внутрь блока и захватила еще 40 пленных. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопле­ние легковоспламеняемых мате­риалов в ходах сообщения способ­ствовало распространению пожаров. Бронированные двери в мес­тах взрывов были продавлены, а в других местах так деформирова­лись от взрывной волны, что дым мог проникнуть во внутренние по­мещения. Железобетонные конструкции пострадали от взрывов не­значительно.".
   Остановимся, и вспомним количество людей, которые, по показаниям командира батареи укрылись в массиве 30-й. Взято в плен 40 человек, а, если верить командиру батареи, было 600. Цифра страшная...
  

Глава 11 Контрудар 138-й бригады и захват Сухарной балки.

   Все сильно изменилось 18.06.42г., когда советское командование ввело в бой прибывшую 13.06.42г. стрелковую бригаду N 138. Утренняя сводка за 18.06.42г. Отдела 1А:
   "Правый полк (пополненный 65-й полк, занявший прежние позиции) передовыми подразделениями и разведгруппами достиг вершины горы Латиненберг (Латинская гора, высота над п. Голландия). Левый полк (47-й) столкнулся с мощными разведгруппами и ударом из района тоннеля (указаны координаты ближайшего к станции М.Г. тоннеля.). Мощный артналет по передовой. Бомбардировка Бельбекской долины".
   Другой наблюдательный пункт отмечает: " с 22:00 мощное движение транспорта из района 679 на Южную сторону". Причина этого явления проста: осознав, что Северную не удержать, начали вывозить боезапас и штолен Сухарной балки.
   Из истории 22-й ПД: "18.06г. началась сильная контратака русских на позиции 47-го ПП, готовившегося к атаке на укрепленный туннель. Русская бригада, доставленная крейсером несколько дней назад по морю, атаковала позиции батальона с приданными ПТ орудиями, минометами, подразделением саперов и кавалерии (всего 17 офицеров, 50 унтер-офицеров и 372 солдата). В утреннем тумане удалось уклонится от боя, ведя заградительный огонь артиллерией. В контратаке удалось взять до 800 пленных и захватить обратно утраченные позиции и даже продвинуться немного дальше". Документы, по этому поводу высказываются намного скромнее.
   Промежуточная сводка отдела 1А за 18.06.42г. (15 часов): "Противник, в составе 3-х батальонов (138-я стрелковая бригада), в 4 утра предпринял удар на позиции 16-го и 47-го пехотного полка и в направлении северных отрогов балки Вольфа (Сухарная балка) в район ориентира 639 (вдоль полотна железной дороги), и в район, западнее 642 (вдоль шоссе). В контрударе 47-го полка, усиленного танками и штурмовыми орудиями, противник был отброшен назад и... к 14 часам ... положение было восстановлено".
   16-й и 65-й полки атаковали укрепления "Урал" и "Донец", стремясь прорваться к Северной Бухте. Огнем противника с Южной стороны наступление было остановлено. Затем снова было возобновлено.
   Линия 22-й ПД к исходу дня выглядела следующим образом: " Северная бухта от ориентира 675 (бухта Голландия)-200м северо-западнее 679 (причал в Сухарной Балке)-юго-восточнее форта "Урал"- Юго-восточнее форта "Донец" -юго-восточнее "Волга"- на восток до четырехугольного бункера 200м южнее ориентира 639...". Т.е. к концу дня противник действительно, продвинулся дальше к бухте.
   " 7-я батарея 22 артполка заняла позиции 200 м восточнее пересечения противотанкового рва и железной дороги, 600метров южнее ориентира 610 (800м севернее станции Мекензиевы горы). 1-я и 2-я батареи 857-го тяжелого дивизиона (210мм гаубицы) выведены из подчинения, и переданы в 30-й корпус". В сводке отсутствуют танки и штурмовые орудия (как класс), хотя в тексте сводок они есть.
   0x01 graphic
   Видимо, удар батальонов 138-й бригады выбил из строя 47-й полк окончательно, т.к. он был сменен 22-м противотанковым дивизионом, и отправлен на переформирование и пополнение. А, как же 800 пленных? На самом деле успехи немцев были намного скромнее. В сводке указаны 144 пленных. И, далеко не все они взяты в плен при атаке батальонов 138-й бригады.
   Из состава 3-го батальона взято в плен всего 14 человек. Гораздо больше было взято в плен из состава 345-й дивизии. Все дело в том, что атаковал, в основном, только 3-й батальон, два батальона по некоторым причинам опоздали. (Эта ситуация разбиралась ранее, в другой работе).
   Загадочный 101-й артиллерийский полк, это не новое подразделение, а прежний 52-й армейский артполк, получивший новый номер. 4 его дальнобойных орудия А-19, полученных весной, находились в форте "Сибирь", но были своевременно отведены в район Михайловского форта. остальные пленные, это 345-я дивизия, и... пленные взятые на 30-й батарее (90-й СП, 161СП, 241-й СП, личный состав 30-й ББ). Пленные были взяты 213-м полком, который перешел в подчинение 22-й ПД (в связи с малочисленностью последней). Непонятно наличие 3-х бойцов 1-го батальона 7-й бригады, но скорее всего это ошибка, и бойцы принадлежали ко 2-му батальону майора Гегешидзе.
   Но, может пленные прошли по сводке на следующий день? Но, нет, 19.06.42г. отмечено только 5 пленных из 3-го батальона 138-й ОСБр. Создается ощущение, что контрудар 138-й бригады имел только две цели: высвободить командование 345-й СД, запертое в тоннеле и отбросить противника от Сухарной балки, т.к после этого удара, 138-я бригада заняла оборону вокруг складов Маячной и Сухарной балок.
   В немецких документах отмечен повторный удар, в ночь на 19.06.42г., но, видимо он так же был безрезультатным.
   Выйдя к бухте 22-я пехотная дивизия, в основном выполнила свою функцию. 65-й полк был сменен пополненным 47-м полком, и отведен в Бельбекскую долину. В сводках за 21.06.42г. есть очень интересная запись: "Ранним утром при обстреле береговой обороны поджег бронепоезд".
   21.06.42г. у дивизии забирают 138-ю артиллерийскую комендатуру (остается лишь 1-я батарея 77 артполка). Для охраны побережья ей передают 4-ю батарею 2-го учебного артполка.
   Но 21.06.42г. дивизии ставится новая задача: очистка железнодорожных тоннелей и обрывов Северной бухты от остатков советских войск. По дивизии издается приказ N 30, ставящий задачу пехотным и артиллерийским частям. В связи с большими потерями в пехотных частях, в 22-й пехотной дивизии была произведена реорганизация: 65-й полк был пополнен вновь прибывшими маршевыми ротами, 47-й пехотный полк передал имеющийся личный состав в 16-й полк, а в качестве третьего полка в дивизии числился 213-й пехотный полк (бывший полк 73-й дивизии). Бои в Сухарной и Маячной балке - тема скользкая и темная. Официальная история основывается на одной мемуарной версии, изложенной подполковником запаса, а во время войны, старшим политруком А.М.Вилором на военно-научной конференции 1965года.
   Версия более чем спорная, которая не стыкуется ни с воспоминания других ветеранов, ни с документами. Рассмотрим фрагменты из ее текста. Прежде всего, он указывает, что оборона Сухарной балки осуществлялась только силами тех частей и учреждений, которые находились на ее территории: "В районе Сухарной балки находились кроме нас раз­ные подразделения и части: минный склад и минная партия (комиссар склада батальонный комиссар Бели­ков), неполная рабочая рота, полевой госпиталь, эвако­госпиталь, филиалы артбоесклада Приморской армии. Обстановка требовала строгого порядка на террито­рии гарнизона. Взвод лабораторной роты артбоескла­да под командованием старшины 2 статьи Чугунова за­нял позиции у Северных ворот - нижних и верхних. Взвод лабораторной роты артбоесклада под командо­ванием глав, старшины Постоенко - у стены штольни N 1 до главного корпуса городка Голландия.
   Между взводами Постоенко и Чугунова - неполный состав рабочей роты во главе с политруком Медведе­вым. Минная партия заняла позицию в верхней части Маячной балки. Штольни Инкермана охранялась соста­вом пожарной команды, казематы 24 батареи - имев­шимся там составом. Такая система обороны Сухарной балки оставалась и до третьего наступления немцев, только вместо рабо­чей роты был неполный взвод под командованием сер­жанта, а личный состав лабораторной роты из Голлан­дии полностью перебазировался в Сухарную балку.
   На вооружении у нас были обычные и десятизарядные винтовки (свыше 100), 10 автоматов, 2 ручных пу­лемета, гранаты противотанковые и противопехотные, противотанковые ружья". О группе л-та Алексея Лавренева, выделенных с Константиновского форта (из состава ОХР) А.М.Вилор упоминает, правда, фамилию командира он указывает с ошибкой. Группа была сформирована из команды, предназначенной для доукомплектования одного из тральщиков Керченской ВМБ, ожидавшей отправки на "Большую землю". В десант было назначено 90 человек при двух пулеметах, которые и прибыли в "Сухарку" 17.06.42г . Но были и другие части. Сухарная балка охранялась Местным стрелковым полком (в полном составе), правда, во время обороны, караулы полка были сокращены, но писать, что склады охранялись только силами личного состава -глупость.
   В воспоминаниях Ф.М.Саенко (Местный стрелковый полк N1) четко указано, что укрепления вокруг Сухарной балки строились МСПN1, и гарнизон Сухарной балки во время 3-го штурма: 7-я рота 3-го батальона, кроме этого, 8-я рота находились в том же районе (Маячная балка, Нефтебаза). Когда возникла угроза захвата складов, на территорию Сухарной балки прибыл зам. командира Местного стрелкового полка, приведя с собой полковую школу младших командиров (около 60 человек).
   0x01 graphic
   Вернемся чуть назад к спискам пленных: действительно, пленный, взятый в верховьях Сухарной, балки относился к 7-й роте 3-го батальона Местного стрелкового полка. В его допросе указано: "Пленный из 7-й роты 3-го батальона Местного стрелкового полка, взят в плен севернее форта "Волга" в расположении 16-го ПП, сообщил следующее: ... Расположение штаба полка Северная сторона, ... расположение 7-й роты балка Вольфа, состав роты 200 человек, вооружение - только винтовки... Их группа в составе 1 офицера и 22 солдат была направлена на подкрепление остаткам 2-го батальона 7-й бригады, который занимал позиции в районе форта "Сибирь"...". Но, не только рота Местного стрелкового полка обороняла Сухарную балку.
   По опросам пленных в штабе 22-й ПД, выясняется, что и 2-я рота 2-го батальона 138-й бригады была переброшена для прикрытия Сухарной балки.
   По 138-й бригаде было достаточно много вопросов, в том числе и по численности. Их удалось прояснить только с помощью немецких документов. Традиционно принято писать, что в бригаде было 3 батальона, а общая ее численность 3 тыс. человек. Это неправда, точнее полуправда. 3 батальона и 3 тыс. человек, это только первая очередь доставки. Общая численность бригады была около 5 тыс. человек. Из допроса перебежчика: " сержант пулеметной роты 3-го батальона (имя не указано), плененный в районе балки Вольфа (Сухарной) показал: 13.06.42г. на крейсере "Молотов" прибыли 1-й и 3-й батальоны, 17-го июня 2-й и 4-й..." И еще: " Перебежчик Султан Султанов, лейтенант, командир взвода, перебежал севернее Сухарной балки в расположение 16-го пехотного полка. Лезгин, 27 лет, гражданская профессия -учитель, 2-я рота 4-го батальона 138-й стрелковой бригады. Состав роты 160 человек, 12 ручных пулеметов, 24 автомата. Соседи 3-я (слева) и 1-я (справа) роты. Расположение : южные скаты горы Склад боеприпасов (Munitionberg) над Белыми скалами (склады в штольнях)". Более того, перебежчик указал, что два взвода их роты были направлены в штольни. Туда же была направлена пулеметная рота батальона. Вот и еще одно подразделение, прикрывавшее штольни.
   При ближайшем рассмотрении, воспоминания А.М.Вилора на 50% состоят из вымысла, иногда кажется, что человек, вообще в этих событиях не участвовал, а беседовал с кем-то, кто там был, домысливая "свою" правду.
   Приведу несколько примеров: "8, 9, 10, 11, 15 и 16 июня личному составу Северных ворот с участием командования артбоесклада пришлось отбросить прорыв немецких танков. В первом сраже­нии с танками погиб командир взвода старшина 2 ста­тьи Чугунов. Во втором отражении танков был конту­жен начальник артбоесклада Федосеев. В третьем от­ражении танков пришли на помощь матросы "Абхазии" во главе с комиссаром. Федосеев заболел и на этот раз не присутствовал". Атки на склады Сухарной балки, до 15 числа (да еще и с участием танков), являются вымыслом. Прорыв 16 числа был осуществлен отдельной группой пехоты, которая вскоре отступила. В связи с этим прорывом, для защиты штолен, как раз и была выделена группа бойцов ОХР, во главе с л-том Лавреневым.
   Обстоятельства гибели старшины 2 ста­тьи Чугунова были иными, Федосеев, даже после контузии продолжал оставаться с личным составом. Личный состав "Абхазии" укрылся в ожидании ее взрыва в штольне, и в боевых действиях не участвовал. Все эти факты четко подтверждаются другими воспоминаниями и документами.
   А.М.Вилор, указывает, что 18.06.42г. с целью минирования штолен прибыл Е.П.Донец, и в тот же день Сухарная балка была захвачена, но его данные расходятся с воспоминаниями П.А.Моргунова, который дает совсем иные даты: "Поздно вечером 22 июня мне позвонил полковник Ё. П. До­нец, бывший тогда заместителем начальника артиллерийского от­дела флота, в подчинении которого находились эти склады.Он доложил, что получил задание командования тыла пере­правиться в Сухарную балку, организовать и проверить подрыв всех складов с боезапасом и другими взрывчатыми веществами. Я предупредил его, что сегодня части с Северной стороны, кроме Сухарной балки, отводятся, и вернуться можно будет толь­ко ночью на шлюпке. Донец был также предупрежден, что враг может в любой момент прорваться к складам.В ночь на 24 июня по решению командования остатки 345-й стрелковой дивизии и 138-й стрелковой бригады отводились из района южнее ст. Мекензиевы Горы, где они прикрывали район от Сухарной до Графской балки, на южный берег Северной бух­ты, вследствие чего задача прикрытия входов в балки и к скла­дам ложилась теперь полностью на небольшие гарнизоны этих складов.В ночь на 23 июня полковник Донец и заместитель начальника политотдела тыла батальонный комиссар В. А. Карасев перепра­вились на катере в Сухарную балку для выполнения специального задания и приступили к его выполнению. В это время на подсту­пах к штольням обеих балок шли ожесточенные бои, в которых за­щитники складов с большим трудом сдерживали врага. Все же противнику ввиду значительного превосходства в силах и сред­ствах удалось, как указывалось выше, выйти к бухте и разъеди­нить силы обороняющихся.24 и 25 июня под руководством Донца и Карасева и командова­ния арсенала шла усиленная подготовка к взрыву всех штолен. Разрешение на производство взрывов было получено раньше.24июня с утра развернулись бои севернее восточных внутренних ворот у двухэтажного здания управления арсенала, превращен­ного в опорный пункт. Несмотря на поддержку вражеских атак артиллерией, авиацией и танками, героические защитники складов весь день вели кровопролитный бой, сдерживая натиск противника и нанося ему большие потери". Самое интересное, что данные П.А.Моргунова четко подтверждают ... немецкие документы, Которые отмечают, что "с южной стороны на Северную, в район штолен переправилась большая группа, вооруженная пулеметами , минометами и противотанковыми пушками. Противник занял оборону в строениях и штольнях".
   Противник указывает, что он захватил балку Вольфа, кроме участка в районе штолен 23.06.42 к вечеру. Штурм штолен был произведен 16-м полком при поддержке 22-го пионерного батальона, 744-го пионерного батальона и штурмовых орудий 24.06.42г. Бой закончился в районе 18 часов 25.06.42г. Т.е. сопротивление было достаточно жестким. В документах сохранился отчет 22-го пионерного батальона. его перевод будет выложен позже.
   Результат штурма: В Сухарной балке пленены 5 комиссаров, 2 офицера и 110 солдат. В Маячной балке захвачено в плен 371 человек. Одну строчку стоит отметить особо: " ...Захвачено большое количество боезапаса".
   Да, кстати, об отводе 345-й дивизии и 138-й бригады... А был ли он? Смотрим списки пленных взятых 23.06.42г.
   0x01 graphic
   Внизу четко указан район пленения: Сухарная балка, Склад боезапаса и Южнее Серпантина т.е. Как раз район Маячной и Сухарной балок. С 345-й дивизией все понятно, ее части укрывались в тоннелях и штольнях Маячной балки. Лишь 18.06.42 ее штаб перешел в Инкерманские штольни.
   Больше всего пленных дал 2-й батальон 138-й стрелковой бригады, опоздавший к наступлению 18.06.42г. Мы уже выяснили, что 1и 2-я роты были прижаты к обрыву над штольнями. 3-я рота 2-го батальона сражалась отдельно, в районе железнодорожного тоннеля. Туда же отошли и остатки 4-го батальона сражавшиеся в районе нефтебазы. Штурм Белого тоннеля, это отдельная глава в истории обороны Севастополя, никем не написанная. В документах немецкой 22-й ПД сохранилось описание, сделанное командованием 22-го пионерного батальона. Но это будет только односторонняя информация, она нуждается в перепроверке и уточнении. Пока вырисовывается следующая картина:
   В тоннеле держали оборону части 138-й бригады и 345-й дивизии. Штурм начался в 2 часа 30 минут 22.06.42г. Выход из тоннеля в сторону советских позиций был завален при взрыве бомбы, западный конец тоннеля был забаррикадирован.
   Была пробита брешь в баррикаде с помощью 50кг. подрывного заряда, после чего, защитники были атакованы с помощью огнеметов и гранат. Пехотные подразделения штурмовали полевые позиции над тоннелем. В перестрелке многие были убиты. 3-я рота 2-го батльона 138-й бригады была вынуждена отойти.
   Немцы подтянули ко входу штурмовое орудие, и открыли огонь вглубь тоннеля, но в связи с наличием внутри тоннеля еще одного вала (баррикады) немецкое наступление остановилось, и в тоннель начали нагнетать дым. При этом произошел мощный взрыв боезапаса, сложенного в тоннеле.
   Возможно, вместе со своими бойцами погибли и командир бригады майор Зелинский и командир 3-го батальона (который и оборонял тоннели) майор Новокрещенных. Оба числятся пропавшими без вести, а остатками бригады в районе Инкерманского болота (28-30.06.42г.) командуют уже другие офицеры.
   В сводках отдела 1А события описаны совсем иначе: утром произведена атака 213-го полка на тоннель севернее Серпантина, в 15 часов вражеская контратака в составе 200-300 человек и... все. Хотя нет, в ночной сводке за 22 часа есть данные о бое у заваленного выхода из тоннеля.
   Т.е. никакого отвода войск не было. Ушел в штольни только штаб 345-й дивизии и тыловые подразделения.
  

Глава 12 Подведение итогов.

   Осталось рассказать о последнем эпизоде обороны Севастополя (или штурма, смотря с какой стороны подходить). Десант через Северную бухту, является достаточно интересным эпизодом, который, почему-то почти не нашел отражения в документах дивизии.
   Почему? Все дело в том, что в десанте через бухту участвовал "ограниченный контингент" из состава дивизии. Причем, большую часть десанта составляли бойцы, хоть и числившиеся в ее составе, но неотъемлемой частью ее, не являвшиеся.
   Смотрим приказ на проведение операции. Прежде всего, средства высадки: Указанные в составе трофеев дивизии плавсредства, числятся потопленными. Для переправы из армейского подчинения было выделено подразделение штурмовых катеров, для посадки на которые были выделены: " от 16-го и 47-го полка ... (включая пулеметную роту) в общей сложности 70-90 человек на погрузку. от 65-го полка батальон 150человек, включая пулеметную роту.
   Но вот что странно, время, указанное для погрузки: 6 часов 30 минут-7 часов, в то же время, как известно, что высадка произошла ранее. Причину этого несоответствия удалось найти в другом документе. Оказывается, что это уже вторая волна высадки. Но, кто же входил в первую?
   Первыми, в 5 точках побережья должны были высадиться загадочные подразделения "Leichte Pionierkompanie mit Pionierschulle" и "4./Pi. bat. 22". Проще всего, оказалось разобраться с 4-й ротой 22-го пионерного батальона. Возле этого подразделения стоит расшифровка: "Kaukasier", т.е. "кавказцев". Легкая пионерная рота (по другим документам учебная пионерная рота) и пионерная школа, это спецподразделения, тоже сформированные из предателей. Их готовили в Каче. В составе этих подразделений были представители разных народов.
   Сражение за Севастополь научило немцев ценить своих солдат. В бой бросались чужие. Забегая наперед, замечу, что потери в первом броске достигали 70 %, и из всех групп первого броска, удалось закрепиться только одной группе. (Да будет это уроком тем, кто перебежал к врагу). Советским историкам свойственно преувеличивать потери врага, постсоветским преуменьшать. Сделаем маленькое отступление о потерях.
   22-я ПД, имела в начале компании 17 тыс. человек. Дивизия, фактически разгромила две советских дивизии (172-ю и 345-ю) и одну бригаду (138-ю), но ... все эти три войсковые части, в сумме, уступали по численности 22-й ПД. А, сколько же потеряла сама 22-я ПД? Ответ на этот вопрос дают три документа, которые и описывают состояние ее частей в начале штурма, 15.06.42г. и 1.07.42г.
   К началу штурма дивизия имела почти полный состав. Она была пополнена как личным составом, так и техникой. Но, буквально, за неделю, дивизия теряет значительную часть своих пехотных подразделений.
   По состоянию на 15.06.42г. дивизии требовалось: "...офицеров 143, санитарных офицеров 5, ветеринарных 10, музыкантов 1, интендантов 9, унтер-офицеров 687, личного состава 3508. Т.е. из 17 тыс. человек, были потеряны около 4,5 тыс. Основные потери приходятся на пехотные подразделения, т.к. именно они несут наибольшие потери в ходе наступления.
   Не удивительно, что в сводках по состоянию пехотных частей указано: "в 16-м пехотном полку только две боеспособных роты, 47-й полк потерял почти два батальона...". В Другом документе за 15.06.42г. четко сказано: "Три пехотных полка, в сумме составляют два боеспособных батальона". Были предприняты срочные меры по пополнению частей.
   19.06.42г. по состоянию частей указано, что в пехотных частях комплектность личного состава 70%, артиллерийских 90%, в остальных 80%. картина приличная, но это данные хитрые. По состоянию на 19.06.42г. в дивизию прибыла уже 14-я маршевая рота пополнения, на подходе была 15-я ("Nikolaus"). Т.е. даже после прибытия в дивизию 2,5 тыс. человек, ее пехотные части были далеки от полного доукомплектования. После окончания штурма ситуация в пехотных частях была следующей: укомплектованность артиллерии и других частей- без изменений, а вот в пехотных, укомплектованность снизилась до 55% в 16-м и 47-м полках и 60% в 65-м. Ситуация выправилась только с прибытием дополнительных маршевых рот: ("Oskar"-"Wilhelm") После этого укомплектованность вновь составила 60-70%.
   Интересна картина с артиллерией: формально все красиво. Советские войска потеряли большое количество артиллерии, в то время, как потери 22-го артполка были мизерными. Потерны всего два орудия: 1-15см гаубица и одна 105мм легкая полевая гаубица. Но не все так, как написано. Фактически были разбиты еще 4 leFH18, но эти орудия были возвращены в строй (хотя на них были поменяны 50% деталей стволы, накатники, прицельные приспособления).
   Только благодаря хорошему снабжению, эти потери удалось скрыть. Отступающая армия теряет свое оружие. Именно поэтому, потери матчасти у советских войск были выше. Ведь после 2-го штурма большую часть разбитых орудий советские оружейники смогли ввести в строй. Правда.... Там где немецкие мастерские просто меняли ствол орудия, советские вынуждены были отпиливать часть ствола, или зачищать заусенцы. Потери конского состава в артиллерийских подразделениях составили более 1тыс. лошадей.
   Но это еще не все. Это только потери "своего" артполка дивизии. Ей же была придана целая артиллерийская комендатура (138-я). Причем, потери в ней были намного выше. К примеру, потери 3-го дивизиона 111-го горно-артиллерийского артполка составили 7 орудий из 12 изначальных. Потери 1-го дивизиона 77-го артполка (15 см чешские гаубицы sFH37) составили 5 орудий из 12-ти.
   Потери противотанковой артиллерии, так же были значительными: по состоянию на 19.06.42г. нехватка противотанковых орудий составляла 20 стволов. Кое-что было компенсировано за счет трофеев, но даже после окончания боевых действий дефицит составил 12 противотанковых орудий. Дефицит личного состава был всего 3%, но это уже после пополнения.
   Любопытно и вот что: если до штурма, парк 22-го противотанкового дивизиона был единообразным: 37мм ПТП немецкого производства, то 10.07.42г. в его составе числятся русские 76мм орудия, русские 45мм орудия, чешские 37мм пушки, французские 47мм пушки. Т.е. идет полная пересортица.
   Пионерный батальон потерял 40% личного состава, однако после пополнения дефицит составил всего 20%.
   Я понимаю, что эти цифры ни о чем не говорят напрямую, но даже из этих косвенных данных видно, что дивизия понесла тяжелейшие потери (особенно в первые дни). Примерно в том же состоянии были и другие части. В 132-й дивизии (изначально не сильно многочисленной), чтобы скрыть потери, были вынуждены "менять" свои пехотные полки на полки 46-й ПД, стоявшей в Керчи. В результате 132-я вместо "родных" полков (436-437-й ПП) обзавелась в Севастополе 42-м, 72-м и 97-м полками. Но, вернемся к событиям 28.06.42г.
   Одной из штурмовых групп удалось "зацепиться" за берег, и обеспечить высадку остальных подразделений, выделенных для этой цели. Удалось даже остановить последний генератор ГРЭС, еще работавший в штольне (отчего пропала почти вся советская связь). Но основная часть войск, все - же переправлялась через мост, через Инкерманское болото, восстановленный немецкими саперами.
   Дальше в тексте документов идет интересный момент. В протоколе допроса ст. л-та Кононова (командира батареи N703), где указано, что он пленен некой "разведгруппой кавказцев". Ответ нашелся в другом документе.
   29.06.42г. в распоряжение 22-й ПД прибыли две диверсионные группы кавказцев, общей численностью около 40 человек, переодетых в советскую форму. По донесениям 22-й ПД их деятельность закончилась пленением 77 солдат и 4 офицеров. Протоколы допроса этих офицеров приведены ниже.
   "Протокол допроса пленного N12:
      -- Пленный Кононов Николай. Пленен в ночь на 30.06.42г. в Килен-балке в районе ориентира 1632 (подъем из балки к Камчатскому люнету).
      -- Русский, 22года, кадровый офицер, командир батареи.
      -- 177-й дивизион береговой артиллерии, 703-я батарея.
      -- 2 стационарных дальнобойных пушки 13см
      -- расположение -ориентир 1658
      -- Дополнения: 177-й дивизион, командир... включает в себя батареи N 703, 704 (на Северной стороне) и 701-я батарея на Малаховом кургане (при перечислении, почему-то пропущена 702-я батарея). По состоянию на начало штурма на батарее было 76 человек. Боезапас был в избытке. После начала немецкого штурма с Северной стороны ... батарея стрелять не могла, т.к. атакующие находились в мертвой зоне. В 23 часа 29.06.42г. пришел приказ на отступление в направлении Малахова кургана. ... (далее, описаны обстоятельства пленения) Пленный думал, что он столкнулся с пехотным подразделением, посланным. им в подкрепление. ..."
  
   Пленный Стратеенко Леонид 25-я дивизия (Чапаевская) пленен 30.06.42г. в Килен-балке (ориентир 1632), украинец, 19 лет, кадровый офицер, офицер связи, 3-й полк морской пехоты.
   Штаб полка в ночь на 30.06.42г. находился в штольнях Шампанстрроя. По состоянию на 29.06.42г. 3-й морской полк фактически был распущен. Приблизительно 200 человек, включая остатки 1, 2 и3 батальонов, не считая мелких групп, под командованием капитана начали отступление. Они рассчитывали выйти в район Панорамы в Севастополе и затем рассчитывая эвакуироваться в Камышевую бухту. Одна группа, около 150 человек, во главе с полковником Гусаровым, закрылись в штольнях, имея 2 крупнокалиберных пулемета, большое количество ПТР и автоматического оружия с намерением сражаться до конца.
   За день до этого, (28.06.42г.) полковник Гусаров приказал расстрелять 50 человек, за отказ вкатывать гаубицы в штольни. В штольнях находится около 2000 гражданских лиц, и огромное количество раненых. Многие раненые не в состоянии передвигаться. В ночь на 30.06.42г. штаб 25-й дивизии из штолен ушел, предположительно во Флотский экипаж.
  
   Пленный Рачковский Виктор, старший лейтенант. Пленен в ночь на 30.06.42г. в Килен-балке в районе ориентира 1632. Командир 9-й батареи дотов и дзотов 3-й батальон полка дотов и дзотов. Батарея располагалась от побережья, вдоль дороги (указаны координаты Симферопольского шоссе в районе современного завода ЖБИ). К 9-й батарее относились 6 артиллерийских и 5 пулеметных дотов (к допросу приложен эскиз расположения дотов и дзотов). С 29.06.42г. батарея располагалась (даны координаты верховий Килен-балки).
   29.06.42г. около 20 часов, из-за опасения попасть в окружение, пленный с группой в 30 человек, подожгли бункер и начали отступление к Севастополю...."
   Там же есть фраза: "пленные ... были захвачены кавказской разведгруппой, армейского подчинения, всего около 60 человек"
   Пленный описал обстоятельства пленения: " Двигаясь по Килен-балке, группа была внезапно встречена высокопоставленным советским офицером, который приказал группе построиться, после чего на группу были внезапно наведены стволы пулеметов, и они были вынуждены сдаться". ....
   Нужно отметить, что несмотря на досадный случай пленения, Виктор Сигизмундович Рачковский (поляк по национальности) очень мужественно вел себя в плену, возглавив одно из крупных подразделений подпольной организации в концлагере.
  
   Последний пленный офицер, Шалунов, старший политрук, военком артиллерийского дивизиона 138-й стрелковой бригады 37 лет, профессор Астраханского университета. Он сообщил, что из 16-ти 76мм орудий в бригаде осталось всего 7, боезапас 200 выстрелов на батарею, бригада понесла сильные потери, штаб бригады отошел в район Лабораторной балки. Вместе со штабом находятся 30 человек из 1165-го полка 345-й дивизии, 75 человек из 138-й бригады, 200 человек из строительных батальонов, 125 человек из различных частей.
   В общем-то, на этом деятельность 22-й ПД, в основном закончилась. В приложении даны трофеи 22-й ПД взятые и с 7.06.по 20.06.42г. и с 20.06.42г. до конца боевых действий.
   Список 1-й:
   25 систем окопов,
   47 бетонных бункеров,
   11 пулеметных позиции,
   53 землянки,
   2 подбитых танка (вот что интересно, с пометкой "на ходу"),
   4 пушки 7,62см, 1 полковая пушка,
   1 пушка 107мм (такие пушки были только у "богдановцев" в 18-м гвардейском артполку),
   1 зенитка 8,8см (скорее всего 85мм),
   5 противотанковых пушек 45мм,
   21 тяжелый миномет,
   9 легких миномета,
   3 станковых пулемета,
   17 ручных пулеметов
   3 автомата
   143 винтовки
   9 ПТР и.т.д. (снаряды, мины, гранаты, и.т.д.)
   мотобот, 2 торпедных катера 3 баркаса (все в затопленном состоянии)
  
   Список 2-й: 1 вкопанный танк, 40 пушек, 2 зенитки, 7 ПТПушки, 22 тяжелых миномета, 26 легких, 6 ПТР, 5 автоматов, 2 прожектора, 3 передка от орудий, 54 грузовика, 4 легковых машины, 11 тягачей, 1 каток, 9 полевых кухонь, 13 затопленных мотоботов, сгоревший бронепоезд (30м длиной), возможно, это часть бронепоезда "Железняков", т.к. для бронедрезины, 30м это многовато.
   0x01 graphic
0x01 graphic
  
  
   0x01 graphic
0x01 graphic
  
  
  
  

Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"