Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Последние дни Севастополя. Взгляд с другой стороны.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:


   Движение без цели чаще всего является бессмысленным. История ради истории смысла вовсе не имеет. Первая часть этой книги была посвящена тому, где, и какие события произошли. Именно поэтому особое внимание в ней уделено привязке к местности и датировке событий. По сути, это своеобразное пособие для поисковиков, излишне сухое и скучное, но позволившее вскрыть неизвестные страницы истории обороны города.
   Задача второй части намного проще, привязка событий к месту значительно упрощена. Сохранилось множество воспоминаний о последних днях обороны, которые хорошо ложатся на местность. Я достаточно долго не решался браться за этот период обороны Севастополя, т.к. на эту тему написано много книг. Есть замечательное исследование "Героическая трагедия" И.С.Маношина, благодаря усилиям севастопольцев и москвичей вышли воспоминания Д.И.Пискунова об этом периоде. Дискуссия, развернувшаяся вокруг воспоминаний бывшего начальника артиллерии 4-го сектора Д.И.Пискунова, показала, что в печатных изданиях отсутствует самое главное: четкая привязка к месту и ко времени. Кроме того, отдельные моменты в этой истории весьма любопытны и поучительны. Я попробую о них рассказать... хотя бы вкратце. Итак...
  

Глава 1 Исходные данные

   В повествовании о 24-й пехотной дивизии мы остановились на событиях, связанных с уничтожением отдельных очагов сопротивления на Северной стороне. В советской версии истории этот период так и зовется: "борьба в опорных пунктах". Итог борьбы на отдельном фронте: 23.06.42г. в 9.45 части 24-й ПД вошли в Константиновский форт. Далее шла только зачистка местности. Левее, части немецкой 22-й ПД вели бой в районе верховий Северной бухты и Инкермана.
   Если доверять советским источникам [1], то создается странная картина: немецкие войска, выйдя к бухте, вдруг останавливаются, причем останавливаются более чем на неделю. На самом деле, более чем 10 дней шел тяжелый бой за Инкерманский плацдарм. В этом бою погибли 345-я стрелковая дивизия и 138-я стрелковая бригада. Правее, на Инкерманских высотах погибла большая часть Чапаевской дивизии. Об этих событиях написано крайне мутно и непонятно.
   В Мартыновом овраге, ныне установлена мемориальная табличка, на которой указано, что до 28 июня 1942г. на этом месте находился штаб 25-й Чапаевской дивизии. Эта информация совершено не совпадает с воспоминаниями ветеранов [2]. Для примера приведу воспоминаниям А.В.Доли, который командовал взводом пулеметных дотов, один из которых, находился в сотне метров от КП дивизии.
  
   0x01 graphic
  
   Т.е. получается, что уже 20-го 21-го в этом районе шел бой. Так кто же прав: сержант, утверждающий, что 20-го июня в указанном районе шел бой, или генерал, утверждающий, что его КП до 28-го числа находился в Мартыновом овраге?
   Немецкие документы подтверждают слова сержанта [3]. Ибо первый прорыв в Мартынов овраг произошел еще 16-го июня 1942г. Именно поэтому на могиле минометчиков 79-й бригады, находящейся в устье оврага, стоит эта странная дата. Они тогда отбросили врага, но 20-го июня противник занял весь северный склон оврага. Так что дата "28-е июня" является вымышленной. Но, обо всем по порядку.
   20.06.42 Общая ситуация была такова [4]:
   1. 24-я ПД вместе со 132-й ПД ведет бой, пытаясь уничтожить отрезанный на Северной стороне кусок севастопольской обороны. 24-я ПД имела двухполковый состав (31-й и 102-й ПП), т.к. наиболее боеспособный 32-й полк был передан малочисленной 50-й дивизии. 132-я ПД, по сути, уже таковой не являлась. Ее пехотные части уже были не родными, а состояли из двух полков 46-й дивизии. Дивизия, получив от 46-й ПД 72-й полк, свой "родной", изрядно поредевший 437-й полк 20.06.42г. отправила в Керчь
   Этим двум поредевшим дивизиям были приданы корпусные части и подразделения из других частей, в том числе: корпусной 88-й пионерный батальон (от которого осталось всего 82 человека), 132-й противотанковый батальон (132-й ПД), 173-й противотанковый дивизион ( из 73-й ПД, которая официально воевала совсем в другом месте), 213-й полк, занятый подавлением окруженного форта "Максим Горький" (так же из 73-й ПД). Т.е. части были весьма и весьма потрепанными.
   2. Отсекая от основной группировки окруженные части, от стыка с 24-й ПД в районе бухты Голландия занимает позиции 22-я ПД. Ее левый фланг утыкается Причем, противник отмечает, что утром 20.06.42г. из здания казармы морской авиации возобновился винтовочный огонь. Попытка советских войск 18 июня 1942г., силами 3-х батальонов свежей 138-й бригады, пробиться к отсеченной Северной группировке потерпела поражение исключительно по одной причине: плохой организации наступления и отсутствия артиллерийской поддержки атаки. Причем, вот что интересно: боезапас на береговых батареях N703 (высота Суздальская) и N 701 (Малахов Курган) был, но батареи в поддержке атаки почему-то не участвовали (хотя по приказу, 703-я должна была "работать" на атаку). Был боезапас и на других батареях, в том числе и в "родном" артдивизионе бригады, но немецкую артиллерию почему-то никто не подавлял. 107мм дивизион Богдановского полка, выделенный для поддержки, боезапаса почти не имел, и был занят на тот момент "передислокацией". Есть и другие странности в этой атаке, но мы их уже рассматривали ранее.
   После того, как части 138-й бригады были вынуждены отойти на исходные рубежи, боевой порядок бригады был следующим:
   1-й стрелковый батальон отведен в резерв в район высоты Суздальская.
   3-й батальон сосредоточен в тоннеле (первый от станции Мекензиевы горы)
   2-й и 4-й батальоны занимают позиции в Сухарной балке, в районе "Сливной" и над тоннелем.
   От фланга 138-й бригады в районе тоннеля находились части советской 345-й СД, основные силы которой находились в железнодорожных тоннелях и штольнях Нефтебазы. Ее противником были 32-й ПП (ранее входивший в 24-ю ПД), переданный из корпусного резерва в 50-ю ПД и остатки 50-й ПД От фланга 50-й ПД в районе Мартынова оврага, занимали части 4-й румынской горнострелковой бригады.
   Любопытна фраза из приказа по 54-му армейскому корпусу за 20 июня 1941г. "Части 22-й, 50-й пехотных дивизий и 4-я румынская горнострелковая дивизия ведут наступление"
   Схематично расположение и направление ударов немецких дивизий LIV корпуса на 20.06.42г. выглядело так:
   0x01 graphic
   Несколько менее понятна ситуация на участке 18-й румынской ПД в верховьях Мартынова оврага. По данным румынского горного корпуса и 4-й румынской горной дивизии ситуация была следующей:
  
   0x01 graphic
  
   Проверить эти данные пока не удалось, т.к. воспоминаний бойцов 25-й СД почти не сохранилось, советских документов нет, немецкие документы описывают линию фронта и действия румын весьма расплывчато, остается верить румынам.
   Из журнала боевых действий 11-й армии [5]: "Румынский горный корпус силами 1-й горнострелковой дивизии отбил атаки противника в районе Сахарной головки, "Северного носа" (высота 154.7), и перейдя в контрнаступление, вышел передовыми частями в район "Моста у памятника" (скорее всего, Трактирный мост). 18-я румынская пехотная дивизия, поддерживая наступление захватила линию окопов в 800 м западнее 154,7."
   Прорисовать линию обороны на южной стороне тоже не представляется сложным. Долина Кара-Коба была потеряна полностью. Части 386-й стрелковой дивизии отошли с высоты Чириш-тепе. Оборона проходила вдоль подножья г.Читаретир ("Бастион-2"), через Сахарную головку, по Черной речке, вдоль восточных скатов Федюхиных высот. Федюхины высоты, удерживаемые 7-й бригадой морской пехоты, вдаются длинным узким выступом в немецкие позиции. Далее, вдоль Ялтинской дороги, охватывая Федюхины высоты с запада, идут позиции немецкой 170-й ПД, которой удалось продвинуться до высоты 57.5 ( над современным Ялтинским кольцом). По данным советских документов советская линия обороны проходила следующим образом: " Генуэзская башня -- западные склоны высоты 99,4 (вые. 212,1м) -- высота 29,4 -- вы­сота 74,0 -- хутор у отм. 36,4 -- южные скаты Федюхиных вы­сот -- высота 57,7 -- восточные склоны и вершина горы Килик-Баир -- 400 м юго-западнее высоты 119,9". И это совпадает с немецкими данными. В графическом виде, по состоянию на 20.06.42г. это выглядит так:
   0x01 graphic
  
   Правда, в ночь с 20. на 21.06.42 началась передислокация советских частей. Она совпала по срокам с немецким наступлением. Суть передислокации заключалась в том, что части 7-й бригады морской пехоты оставили 1-ю Федюхину высоту и совхоз "Звезда Крыма", и отошли на высоту 135,7, заняв рубеж, подготовленный еще во время второго штурма.
   На 21.06.42г. был намечен удар 170-й ПД для захвата Федюхинского выступа. На самом деле, к этому времени, собственно 170-я ПД уже существенно выдохлась и потеряла наступательный напор. В 249-м дивизионе штурмовых орудий осталось всего 8 исправных машин, из 12 тяжелых трофейных танков, приданных дивизии (9 огнеметных Fl Wg B-2 и 3 обычных B-2), в строю осталось всего 3 машины.
   Если уж говорить точно, то удар должны были наносить "командировочные" части, а конкретно, 420-й пехотный полк 125-й пехотной дивизии, 18.06.42г. прибывший на станцию Бахчисарай. Э. фон Манштейн явно не справлялся с поставленной задачей теми силами, которые он наметил для взятия Севастополя. В связи с чем, под Севастополь начала прибывать 213-я охранная дивизия (практически в полном составе). Дивизия эта сыграла достаточно важную роль в штурме Севастополя, однако по официальным данным она нигде не проходит. Состав ее весьма любопытен. Штаб дивизии под Севастополь не перебрасывался, однако, почти все части ее, были направлены в помощь Манштейну. На июнь 1942г. в ней числись [6]:
   -57-й пехотный охранный полк, иногда в его названии указывается аббревиатура "z.b.v." т.е. "особого назначения" (командир Julius Zwißler)
   -318-й (verst. т.е. усиленный) пехотный охранный полк, (командир-Oberst Mielke)
   -360-й пехотный охранный полк (Oberst Klockenbring, придан из 221-й дивизии)
   -1.-й дивизион 213-го артиллерийского полка.
   -213-й казачий конный отряд (эскадрон)
   -9-й пионерный батальон (в составе батальона две пионерные ост-роты)
   В составе дивизии было достаточно много "восточных" подразделений и частей, сформированных из жителей "Франкрейха", т.е. оккупированной территории Франции. В принципе, и командовал дивизией выходец из Франции, перешедший на службу в Вермахт (Generalleutnant RenИ de lЄHomme de CourbiХre).
   В документах 11-й армии указывается, что 57-й полк и 9-й пионерный батальон числятся в 9-й дивизии, однако, по документам 9-й дивизии, получается, что в рассматриваемый период эти подразделения вообще не существовали.
   Достаточно интересна и судьба танков этой дивизии, оказавшихся под Севастополем. В ее составе числится 213-й отряд (батальон) трофейных (французских) танков. Целиком батальон под Севастополь не попал, более того, он до конца не был сформирован (его формирование шло на базе 221-го отряда трофейных танков). Но первая его рота, которая уже была на тот момент сформирована (12 шт. Fl Wg B-2 и 4 PzKpfw B-2) была отправлена в помощь 170-й ПД. Чуть позже, уже 28.06.42г. по железной дороге, под Севастополь прибыли еще 10 танков [7]. После окончания боевых действий, в состав роты были влиты остатки 223-го взвода трофейных танков (создан 6 февраля 1942г., танки Т-26, а затем, Т-34 и КВ советского производства, захваченные на Керченском полуострове), и 15.07.42г. была создана 223-я рота трофейных танков [8].
   Первые подразделения 213-й охранной дивизии (318-й ПП) начали прибывать на станцию Бахчисарай как раз 20-го июня.
   На 21-22.06.42г. были намечены два удара:
   ХХХ корпус атаковал 21.06.42г., срезая выступ в районе Федюхиных высот.
   LIV АК должен был атаковать 22.06.42г. с целью захвата высот над хутором Гайтани.
  
   [1] П.А.Моргунов. "Героический Севастополь" М., "Наука" 1979г. л. 402-472
   [2] А.В.Доля. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [3] LIV AK 1A Tagsmeldungen. Фотокопия. Архив автора.
   [4] LIV AK 1A Korps. Befehl N19 от 20.06.42 Фотокопия телеграммы. Архив автора.
   [5] NARA Rol. Т312-1691 (11 АОК KTB)
   [6] 213. Sicherungs-Division. 1A Anlage zum KTBN1. Gliederung. Фотокопия. Архив автора.
   [7] 11 AOK 1A KTBN 1. Фотокопия. Архив автора.
   [8] 11 AOK 1A Anlage zum KTBN 1 Фотокопия. Архив автора.
  

Глава 2 21. июня 1942г.

   Из журнала боевых действий 11-й армии за 21.06.42г.: "В жесткой борьбе с противником на полуострове юго-западнее Бартеньевки были вырваны у противника некоторые укрепления (переведено дословно). Батарея (652) и Северный форт захвачены (200 пленных)". "Батарея (точка 652)" -это бывшая царская мортирная батарея N7. На обороте листа указано: "42-й пехотный полк 46-й дивизии отправлен из Керчи в направлении Севастополя.
   Далее из того же документа: "LIV корпус правым флангом производит зачистку "Батарейного мыса", левым наносит удар в направлении х.Гайтани. Румынский горный корпус поддерживает атаку, нанося удар на "Бастион-2" (высота Читаретир) и к реке Черная северо-восточнее Новых Шулей (Штурмовое).
   ХХХ корпус 170-й ПД продолжает удар, против Сапунских высот, и развивая успех, достигнутый ночью, пробить оборону севернее и северо-восточнее д.Новые Шули... ".
   Из боевого отчета 420-го полка, приданного 170-й ПД [9]: "Перед Сапун-горой распложены сильно укрепленные Федюхины высоты. Задача смешанной ударной группы, состоящей из 420-го полка и 399-го полка 170-й дивизии, состояла в захвате этих высот. В связи с тем, что аэродром хорошо просматривался и простреливался с Сапунских высот, атака была назначена на темное время суток. Сразу после полуночи части занимают позиции по северному краю аэродрома: слева 399-й ПП, справа 420-й ПП...". В данном контексте, скорее всего, имеется в виду неиспользуемый аэродром "Балаклава-2", на который ранее базировалась штурмовая авиация ЧФ. Далее из документа: "Атака начинается в 2,30, без предварительной артподготовки, батальоны проламывают передовые позиции в первом натиске.
   420-й ПП имеет задачей захват высоты 137.5 ("FußsteighЖhe"). В 4.20 полк достигает линии в 500м южнее вершины. С рассветом усиливается артиллерийский огонь Сапун-горы, поэтому пехота залегла под убийственным стрелковым огнем.
   В 6.10 производится атака "Штук" по выложенным на земле сигналам. Дублируя их производится целеуказание ракетами и сигнальными дымами в соответствии со сводом сигналов. К сожалению, авиабомбы частично легли в расположении наших войск, что вызвало появление нескольких раненых. После бомбежки авиация штурмовала вражеские позиции бортовым оружием. Сразу после штурмовки части 420-го полка возобновляют атаку и захватывают высоту.
   К этому времени, 399-й пехотный полк, атакуя в направлении высоты 125,7, вышел к лощине пересекающей массив Федюхиных высот. Особенно мешал продвижению полка фланкирующий огонь из бункеров противника. В 13,15 после перегруппировки наступление возобновляется. Для ослепления вражеских корректировщиков и ослабления огня артиллерии с Сапун-горы применяются дымовые снаряды и бомбы. К 14 часам высота 125,7 была взята. В 16 часов противник предпринял контратаку из района Новых Шулей, из-за железнодорожной насыпи. Отражение атаки перешло в рукопашную схватку. Противник был отражен, и части начали закрепляться на захваченных позициях.".
   Одновременно с немецкими войсками, удар наносила 1-я румынская горнострелковая дивизия. Ее удар охватывал Федюхины высоты с другой стороны в направлении д. Новые Шули, которую оборонял 1-й (и единственный, после ухода двух батальонов в 3-й сектор) батальон 775-го полка (командир капитан Скляренко). По немецким данным получается, что Федюхины высоты были захвачены уже к вечеру 21.06.42г. Ориентировочно те же сроки дают и воспоминания бывшего нач. штаба 775-го полка В.М.Азарова, который и руководил контратакой из района Н.Шули на Федюхины высоты.
   Из ЖБД 11-й немецкой армии: " 28-я легкопехотная дивизия с приданными ей взамен 49-го полка двумя новыми полками (из 17-й армии) c одобрения главнокомандующего, нанесла удар, отбивая захваченную часть Балклавской системы, и захватывая плацдарм для дальнейшего наступления".
   Этот фрагмент требует некоторого пояснения. Все дело в том, что в самом начале 3-го удара, части 28-й ПД были оттянуты в резерв корпуса, а их место заняли т.н. части "морской комендатуры Балаклава" (численностью около 250 человек). Воспользовавшись этим, 456-й советский полк нанес удар, захватив холм "Zinnober III" (он же отметка 212.1).
   В боевых донесениях 22й ПД отмечены два интересных факта: 213-й пехотный полк снимался с зачистки 30-й батареи и передавался в 22-ю пехотную дивизию. Второй факт: ранним утром 21.06.42г. артиллерией, приданной 47-му полку, был подожжен вражеский бронепоезд на другой стороне бухты. По официальной версии, две бронеплощадки были засыпаны в тоннеле. Немецкие фото этого не подтверждают. На них площадки находятся на путях в районе Инкермана, вне тоннеля. Интересна фраза из воспоминаний ветерана-"железняковца" Александрова: У нас вышел из строя головной паровоз. Ходим с одним. На подъемах движемся со скоростью черепахи. Гитлеровцы уже на Северной стороне Севастополя". По воспоминаниям А.А.Ковалинского[10], основной бронепаровоз серии "ОВ" был разбит 21.06.42г., из-за чего, одну площадку пришлось отцепить, и использовать в качестве неподвижной батареи. Правда это или нет, пока сказать сложно. В документах 22-й ПД более позднего периода, в числе трофеев указан " короткий бронепоезд, длиной 30м, подбитый, сгоревший..."
  
   [9] 170 ID 1A Anlage zum KTB Фотокопия. Архив автора.
   [10] А.А.Ковалинский. Воспоминания. Фотокопия. Архив автора.

Глава 3 22. июня 1942г.

   В 2,30 22.06.42г. 54-й корпус начал намеченное наступление. Из приказа по LIV корпусу (цитируется по экземпляру 24-й ПД) [11]:
  
   0x01 graphic
  
      -- Удар предпринимается по кодовому слову "B..kampf" (слово не читается ни в одном из трех экземпляров дивизий). Это скрытое время является временем начала движения войск.
      -- После того как будут уничтожены фанатично сопротивляющиеся русские части на "Батарейном мысу" и в северной части крепости части перебрасываются южнее, к ХХХ корпусу для захвата в центре позиции плацдарма восточнее Северной бухты, захвата и удержания высот восточнее и северо-восточнее Гайтани.
      -- LIV корпус действует 22.06.42г. согласно приказу N 18 от 18.06.42г. ..."
   Самое интересное, что приказ по корпусу N18 ссылается на приказ N 17 и.т.д. Корпус завяз в подавлении отдельных очагов сопротивления.
   Мужество и стойкость советских бойцов существенно замедлило продвижение немцев вперед. Обращает на себя внимание следующее: противник непрерывно использует для подавления советских узлов сопротивления 3-ю роту 22-го пионерного батальона, с приданной ей (а, затем и влитой в нее) 4-й ротой. Эти две роты обеспечивают продвижение 22-й ПД, штурмуют "форт Сталин", "форт Волга". Затем, эти две роты сводятся в одну, 3-ю роту, и далее перебрасываются на штурм тоннеля, сразу же после выполнения этой задачи, 3-я рота бросается на подавление "Максима Горького" (30-й батареи), она же используется в броске через бухту. В чем причина столь "интенсивного" использования роты? Возможно в том, что 3-я моторизованная рота имела смешанный состав (водители, офицеры и унтер-офицеры немцы, личный состав- кавказцы), два склада боевых средств были сформированы из татар, а 4-я рота была чисто кавказской. Правда, и 213-й полк (оставшийся в наследство из 73-й дивизии) постоянно используется в тех же точках. Операция по взятию тоннеля (о которой нет абсолютно ничего в советских источниках) не стала исключением. В ней участвовали те же части: 213-й полк и 3-я рота 22-го пионерного батальона. Но, вернемся к событиям 22.06.42г.
   "Борьба против одного из тоннелей. [12]
   В горной местности в районе Севастополя на железнодорожная линия проходит через тоннели. Противник использовал тоннели для укрытия личного состава и материалов, что давало возможность противнику обороняться, и мешало нашему продвижению вперед. Особенно досаждал тоннель 400м длиной в 2 км южнее станции Мекензиевы горы, который охранялся окружающими бункерами, орудиями и полевыми позициями. В этом тоннеле в ночь на 19.06.42 сосредоточилось 2-3 батальона русских, принадлежавших, по опросам пленных они принадлежат одной бригаде. Для уничтожения этого узла сопротивления противника, после обсуждения, по приказу дивизии, была выделена 3.-я рота 22-го пионерного батальона, со всеми имеющимися в наличии средствами, которой была поставлена задача атаковать тоннель с запада. Она должна была выкурить противника с западного конца тоннеля, затем в ходе продолжающегося удара в направлении забаррикадированного восточного входа...
   Под руководством командиров взводов была произведена разведка местности. Были выявлены все опасности и сложности операции, учтены все особенности местности. В общей сложности, для удара, было выделено два взвода, остальные должны были прикрывать этот удар. В случае необходимости поддерживая их и конвоируя захваченных пленных. ...
   Удар был намечен на 2,30 утра 22.06.42г. К 21.06.42г. на исходные позиции было подвезено все необходимое. Без лишних разговоров и ненужного шума боевые средства были выгружены из автомобиля. Были выделены две пары: один, несущий подрывной заряд весом 50кг., другой, прикрывающий его огнеметчик. Остальные должны прикрывать их продвижение, уничтожая противника ручными гранатами. Аналогичные группы, оснащенные легким вооружением, так же принимают участие в атаке. В 2,20 последовали команды "Приступить!" В 2,30 начался ужасающий артиллерийский обстрел нашей артиллерии в направлении удара. Двигаясь за мощным огневым валом отряды напрягали все силы. При достижении передовых траншей, были захвачены первые пленные. Они пытались оказывать слабое сопротивление. Позиции, в течение четырех дней оборонявшиеся врагом выбросили белый флаг.
   Оставался противник внутри тоннелей. На предложение парламентера выйти, подняв руки, реакции не последовало. В тоннеле лежали убитые русские. Вход в тоннель на 3/4 был завален благодаря воздействию артиллерии. Кратеры и воронки покрывали все окружающее пространство. Попытка взорвать подрывные некоторые заряды не удалась. Сработали 6 неповрежденных зарядов. Сразу после этого, с помощью специального оборудования, были освещены первые 50 м тоннеля. Движения не замечено. Мы дали пулеметную очередь внутрь тоннеля. Многократное эхо было ответом. Ни один русский не выдал свое присутствие. Мы начали бросать гранаты и пустили дым.
   Ветер был неблагоприятным и дым пошел на нас. Мы начали забрасывать факелы, от которых загорелись ящики из-под боезапаса. Пламя сильно разгорелось, создавая густой дым. После этого внезапно послышались крики, после этого штурм возобновился. Пламя разгоралось и высветило пять фигур. Их лица отражали радость от спасения..." и.т.д. и т.п..
   Эта "поэма" больше похожа на выдумку, нежели на документ. В ней (как обязательный элемент) присутствует застрелившийся комиссар, счастливые спасшиеся раненые и.т.д.
   Правда, сохранилось и более четкое описание событий, составленное командиром 213-го полка. Оно сводится к следующему: две группы пионеров, переодетые в красноармейскую форму, используя пароли, сообщенные перебежчиком, лейтенантом Олейниченко, проникли к западному выходу из тоннеля, и заложили заряды. Накануне авиацией был обрушен тыловой (восточный) выход из тоннеля В результате атаки 213-го полка, которая последовала сразу за артиллерийской подготовкой в 2,30, полку удалось сбить противника с позиций в районе выхода из тоннеля, захватив выход. Заложенные у входа в тоннель 50 кг заряды не сработали из-за того, что были перебиты провода. Попытка продвинуться внутрь тоннеля, наткнулась на сопротивление русских войск, которые укрылись за баррикадой, сложенной из ящиков из-под боеприпасов. После этого было принято решение полку наступать по направлению к восточному выходу из тоннеля, а подавление сопротивления поручить 22-му пионерному батальону. "Попытка пустить дым оказалась неудачной. Три человека получили отравление. После этого, с помощью огнеметов удалось зажечь ящики и бочки с ГСМ, сложенные в тоннеле, вызвав пожар, пламя которого вырывалось из входа в тоннель. В результате пожара произошла детонация сложенного в тоннеле боезапаса. Количество погибших русских в настоящее время уточняется". В ходе подавления сопротивления противника в тоннеле, со стороны соседнего тоннеля последовала атака, которая была отбита огнем артиллерии. Это один, маленький эпизод боев, о которых почти ничего нет в советских изданиях. Они много пишут о борьбе в штольнях Сухарной балки, но о том, что происходило в эти дни между станцией Мекензиевы горы и Инкерманом, увы,... тишина.
   Из ЖБД 11-й армии: " LIV корпус начал атаку в 2,30 при мощной поддержке артиллерии и основной массы 8-го авиакорпуса на Гайтанские высоты. В жестком противоборстве в непроходимой горной местности, сопротивление противника, опирающееся на многочисленные бункера и позиции, в районе "Juden-nase" (высота между Трензиной и Мартыновой балками) и на высоте восточнее было сломлено 50-й ПД. Бой протекавший в условиях невыносимой жары, днем достигавшей 50-ти градусов, был особенно затруднителен. Захватив сливную станцию, 22-я ПД сражалась вместе с 50-й ПД на северных обрывах "Tonnelschlucht" (Мартынов овраг).
   Атака 4-й румынской горнострелковой бригады привела к незначительному продвижению". 30-й корпус продолжил наступление в районе Новых Шулей и скатов Сапун-горы. Из воспоминаний В.М.Азарова (775-й СП 386-й СД)
   " Бойцы много дней не получали горячей пищи, только 21 июня, вечером, была подвезена полевая кухня, и бойцы собрались вокруг нее. Воспользовавшись этим, утром 22.06.42г. противник атаковал нас и занял деревню Новые Шули. Наши войска с боем отошли, и заняли оборону вдоль железной дороги. В этих боях был тяжело ранен командир батальона капитан Скляренко. Вечером меня вызвал командир 775-го полка подполковник Соколов, и приказал любой ценой к 6 утра 23.06.42г. отбить деревню. Когда я добрался до 1-го батальона, то выяснилось, что я могу набрать 80-90 человек, связистов, саперов, среди которых было много раненых, но они вошли в состав боевой группы, т.к. могли еще держать оружие в руках". Советский контрудар был намечен на 23.06.42г.
   Внезапной атакой немецкий 105-й полк 72-й пехотной дивизии (группа Мюллера) захватил северную вершину "Adler-hohe" (высота 74,0, 6-й Турецкий редут с памятником Киевскому гусарскому полку). Эта высота была отбита у немцев 18.06.42г. в результате контратаки 1-го батальона 9-й бригады, и удерживалась советскими войсками.
   Вторым успехом ХХХ корпуса, стало отсечение 2-го батальона советского 456-го полка от основных сил, в районе Генуэзской башни, в результате атаки двух "новых" полков немецкой 28-й дивизии.
   В ЖБД 11-й армии есть интересная запись: "Перед командованием группы "Юг" была поставлена задача по выделению максимально возможного количества мореходных паромов. Задача: минирование подходов к Севастополю, имитация высадок десанта и для дальнейшего использования в высадках.
   Приказ по LIV корпусу N 22 от 22.06.42г. 20,55 [13]:
   " 1) Вражеский плацдарм в районе северо-восточнее Северной бухты результате совместного удара 22-й и 50-й ПД в непроходимой лесной местности и в тяжелейших боях, уменьшен. 24-я ПД добивает остатки сопротивления на мысу "Северная коса". Пригород почти очищен. 22-я ПД зачищает "балку Вольфа" (Сухарная балка), перед тем занятую противником. Дивизия ударом с горы "Склад боезапаса" в направлении "Нефтебазы" отразила продвижение противника на север от "Нефтебазы". 50-я ПД северным флангом захватила Серпантин, а южным флангом захватила "Juden-nase", и вышла общим фронтом к северному выходу из второго тоннеля, возле балки "Zangenschlucht". Правый фланг 4-й румынской горной дивизии отражает сильнейший удар противника. Не исключен мощный контрудар, поддерживаемый танками, 2 км южнее "Rollbahn". Под давлением сил корпуса русские вынуждены были отойти к "Белому дому" (Восточный Инкерманский маяк) и высоте "60" (имеется в виду не высота 60,0, а высота -ориентир "60") . ...
   2) Задача 54-му корпусу без изменений.
   3) Задача дивизиям:
   а) 24 ПД Подавить последнее сопротивление на "Батарейном мысе" и выти на охрану побережья от Качи до Бельбека согласно ранее изданному приказу, охраняя выделенную территорию.
   в) 22 ПД удерживает противника и охраняет северный берег Северной бухты.
   с) 50-я ПД продолжает наступление в направлении Маяка...."
   Этот же приказ предусматривал введение в бой 97-го пехотного полка (46-й ПД) на правом фланге 50-й ПД. По факту, "родные" полки дивизий были измотаны и понесли потери. Для поддержания численности полков их поочередно отводили в тыл, вливали маршевые батальоны, и вновь выводили на передовую. Удар 21-22.06.42г. наносился приданными из резерва подразделениями. 22-я ПД атаковала 213-м полком (73 ПД), 50-я ПД атаковала 32-м полком (24-й ПД), а для продолжения атаки ей придали 97-й полк (46-й ПД). Интересно и другое, в составе дивизий LIV корпуса находятся 2 румынских полка, однако в приказах их полностью игнорируют. Далее, если посмотреть на карту, то основное продвижение идет именно на участке 4-й горной румынской дивизии и 50-й ПД (это видно по карте), но генерал Хансен упорно игнорирует заслуги румын в своих приказах, выделяя заслуги немецких войск (которые в большинстве своем топчутся на месте). Высокомерное отношение генерала к румынским союзникам чуть позже выльется в конфликт, но об этом чуть позже.
  
   [11] NARA Rol. Т315-797 24. Inf. Div cdr.1135
   [12] NARA Rol. Т315-781 22. Inf. Div cdr.587-589
   [13] NARA Rol. Т315-781 cdr.571, 582, 593

0x01 graphic

Глава 4 23. июня 1942г.

   Из ЖБД 11-й армии: "Развивая наступление, 22-я ПД захватила "Белые утесы", прижав противника к морю. Зачищаются: группа домов в районе севернее 679 (здания в самой балке), укрепление в районе 660 (форт "Урал", ранее удерживаемый частями 2-го батальона 138-й бригады), на нефтебазе и в районе маяка (западный Инкерманский маяк)...".
   Темы обороны Сухарной балки мы уже касались в статье "Сухарная балка, взгляд с другой стороны", где и разбирался состав частей, обороняющих "Сухарку". К этому времени зенитная полубатарея 45мм орудий (батареи N 552) была уже разбита, и оборона шла только стрелковым оружием. Противник очень интенсивно использовал артиллерию. Если в начале штурма немецкий 22-й артполк выпустил свой стотысячный снаряд, то при штурме Сухарной балки был выпущен двухсоттысячный.
   Хочется отметить некоторые строки из дневного боевого донесения 22-й ПД за 23.06.42г.: " Противник оказывает отчаянное сопротивление, отдельные группы противника под руководством офицеров и комиссаров сражаются до последнего. Тоннель (указаны координаты Белого тоннеля) до сих пор не очищен от противника и завален массой мертвых. Противник засел в штольнях западнее 679 и оказывает упорное сопротивление ..."
   Далее, из ЖБД армии: "50-я ПД сражалась в непроходимой горной лесистой местности, и достигла левым флангом маяка (восточный Инкерманский маяк), правым флангом дивизия достигла "Mekensiewy Gory"". Данный факт требует пояснения. Все дело в том, что на немецких картах надпись "Mekensiewy Gory" нанесена на высоту между Мартыновой и Цыганской балкой. Правый фланг румынской 4-й горной дивизии находился "...250метров севернее точки 705", т.е. румыны за ночь вышли уже к верховьям Цыганской балки. Для сравнения: продвижение немецких войск 500-700метров, продвижение 4-й ГСБр румын более 2 км. Румынский горный корпус правым флангом захватил "Седло" и группу бункеров 250м юго-западнее его, охватывая с тыла высоту "Бастион -2" (Читаретир).
   Далее из ЖБД : " Перед фронтом ХХХ корпуса два слабых удара в районе д.Новые Шули и в районе "Adler-hohe". Первый удар наносили остатки 775-го полка 386-й дивизии, под командованием В.М.Азарова, второй бойцы 9-й бригады морской пехоты.
   Из воспоминаний В.М.Азарова: " Мы понимали, что прорвать оборонительную линию немцев такими небольшими силами будет очень трудно. Я распределил людей на 2 ударных группы, человек по 40-45 в каждой Одна группа должна была атаковать от Сапун-горы на Новые Шули, вторая по Инкерманской долине от Сахарной головки. Приказ есть приказ, и, сколько бы ни было людей, его нужно выполнять, хотя мы понимали, что задача наша почти невыполнимая.
   Примерно в 3 часа ночи мы начали ползти с железнодорожной насыпи к переднему краю противника. Была темная ночь. Впереди нас зеленеющие посевы пшеницы, и это позволяло подойти близко к переднему краю обороны противника. Мы ползли очень тихо и медленно, потому, что знали, что если нас обнаружат, то операция будет сорвана . Ползли ощупывая каждый бугорок, боясь подорваться на немецких минах.
   Мы слышали, как они отрывали свои позиции, их разговоры. Когда начало рассветать, стали видны разбитые дома, и в этот момент мы дали сигнал из ракетницы, и с двух сторон, с криком "Ура!", бросая на ходу гранаты, и расстреливая немцев из автоматов, мы ворвались на передний край немцев и смяли его.
   Немцы не ожидали, что за такой короткий период ночи русские смогут подготовиться к атаке, и совершенно растерявшись они бежали из домов, где многие из них расположились на ночь. Очень многие засели в домах, откуда начали оказывать яростное сопротивление. В этом бою было много штыковых схваток, и немцы не выдержали нашего стремительного удара и начали отходить вверх к Федюхиным высотам. ...
   Наступил рассвет и мы понимали, что наше положение является тяжелым. Кто был на Федюхиных высотах, знает, что деревня хорошо с них просматривается. Все это не давало возможности подвезти боеприпасы. Мы захватили несколько немецких пулеметов, и знали, что враг скоро начнет наступление...У нас оставалось мало людей. Из 90 человек в живых оставалось процентов 60, но открыв плотный огонь из пулеметов, нам удалось удержаться до вечера..."
   Удар 9-й бригады описан у Е.И.Жидилова: "Правее нас высоты Карагач обороняет 9-я бригада морской пехоты, которая оперативно подчиняется мне. Она только что прибыла на кораблях из Новороссийска. Командует ею полковник Николай Васильевич Благовещенский, образованный, инициативный офицер, за плечами которого большая школа строевой службы и опыт боев на Керченском полуострове.
   Я поручаю ему выбить противника с высоты 157,6 (она же 74,0, она же "Adlerhohe" или "орлиная высота"), покинутой 1330-м стрелковым полком. Это очень выгодная позиция, и оставлять на ней немцев опасно. Бойцы и офицеры бригады Благовещенского приложили все старания, чтобы взять высоту. Ночью бесшумно подошли к ней, охватили с трех сторон, с боями поднялись по склону. Но утром оказалось, что занята лишь небольшая часть высоты. Отбив многочисленные атаки гитлеровцев, бригада возобновила наступление в следующую ночь, но сил не хватило, и пришлось отойти"[14].
   Из журнала боевых действий 24-й ПД: "23.06.42 побережье очищено от противника, лишь в казематах "Максима Горького" идет подавление противника. Этим занимается 3-я рота 24-го пионерного батальона (кавказская). Корпусной приказ N 23 поставил новую задачу перед дивизией. Дивизия должна поддержать переброску через бухту. Для этого были выделены 102-й и 31-й полки, а так же 24-й пионерный батальон. Этим подразделениям придавались 905-я команда штурмовых лодок и 620-й мостостроительный батальон.
   Дивизии надлежало наступать на правом фланге 22-й ПД. Было принято решение: в ночь 24/25 июня 31-й полк сменяется 24-м разведывательным батальоном и следует по дороге к расположению 65-го пехотного полка (22-й ПД) [15]".
   Хотелось бы остановиться на еще одном эпизоде обороны. Румынские войска, продвигаясь вперед, обошли советский опорный пункт на высоте "Waldhohe" ("Лесная высота"), который уже несколько дней находился в окружении. Приказом по 54-му корпусу N23 от 23.06.42г. 18-й румынской дивизии ставилась задача уничтожить окруженные советские части. Выдержка из приказа: " е) 4-я горнострелковая дивизия атакует с двух сторон высоты 113,7 (высота в истоках Первомайской балки, в районе современной свалки) через точку 704 в направлении на "Конус" (высота Сахарная головка). Высота "Waldhohe", по-прежнему, занятая противником, должна быть очищена во взаимодействии с 18-й рум. пехотной дивизией".
   Т.е. на расстоянии 3,5 км в тылу наступающих румынских войск даже спустя несколько дней еще находились окруженные советские части. И, вот ведь что странно, сейчас этот район очень сильно перепахан современными посадками (как впрочем, и остальные места окружения наших войск). Похоже, после войны, кто-то намеренно "стирал память" об ошибках.
  
  
   [14] "Мы отстаивали Севастополь" Е.И.Жидилов.
   [15] NARA Rol. Т315-797 24. Inf. Div cdr.730
  

Глава 5 24. июня 1942г.

   Из ЖБД 11-й армии: " 22-я ПД раздавила остатки сопротивления в районе севернее 680 (район причала нефтебазы и Маячных штолен) и в "Нефтебазе". Лишь в группе домов, севернее 769 (Сухарная балка) продолжается сопротивление противника. К нашему большому огорчению подавить его не удалось.
   В одном месте гарнизон взорвал себя. Незадолго до этого к этому месту прорвались наши атакующие части, которые взлетели в воздух вместе с гарнизоном". По общепринято версии, взрыв штольни А.К.Чикаренко датируется 25-м числом [17]. У немцев в журнале боевых действий стоит 24-е .
   Боевое донесение 22-й ПД за 15,00 24.06.42г. [16]: " 22-я ПД захватила берег Северной бухты и закрепилась. 16-й ПП в настоящее время находится в южной части "Wolfsschlucht" (балки Вольфа, Сухарная балка) ведя бой за отдельную группу домов и входы в тоннели, западнее и восточнее 679.
   65-й полк своим левым флангом и центром достиг обрывов "Белых утесов" и занял маяк.
   213-й полк достиг выхода из тоннеля в районе северо-западнее 681 (штольни нефтебазы) и захватил много пленных.
   Артиллерийским обстрелом южного берега бухты подбито 8 грузовиков в районе Электростанции...". Далее идут результаты работы артиллерии дивизии, в том числе и описание уничтожения дота N 15 у Инкерманского моста (точка 1615).
   Интересна еще одна информация, проскочившая в документах 22-й ПД. "Противник взорвав северный вход в тоннель, засел в железнодорожном тоннеле в районе 666". Т.е. несмотря на то, что противник захватил высоту "Juden-nase" в Графском тоннеле еще держались советские войска.
   Далее из ЖБД армии: " Атакующий фланг корпуса был усилен. 132-я ПД заняла позиции между 50-й ПД и 4-й румынской ГСД для усиления атаки на Гайтаны". Далее следует много слов о боях в непроходимой горной лесной местности, и констатация того факта, что "Daumensclucht" (Цыганскую балку) взять не удалось. Румынские войска 4-я горнострелковая дивизия и 18-я ПД атаковали "Бастион -2". Немцы пишут, что "...большого продвижения достичь не удалось", однако по дневным донесениям, четко видно, что румыны продвинулись почти на километр, охватывая почти полностью высоту Читаретир, отсекая части 8-й бригады морской пехоты и 3-го морского полка.
   В этот день вышел приказ по корпусу N24:
   "1) После захвата Гайтани, русские отходят на внутренний рубеж крепости (берег Северной бухты- Инкерман- Сапун-гора)
   2) Армия начинает наступление, с временным эшелонированием боевых порядков частями ХХХ и Горного румынского корпуса наступление на внутренний пояс обороны.
   Для этого ХХХ корпус и части горного корпуса в день "U-1" и LIV корпус в день "U" начинают наступление. День "U" назначается на 27.06.42г.
   ХХХ корпус в назначенный день с исходных позиций в районе Федюхиных высот и западнее, начинает массированный удар, захватывая 26.06.42г. подъем на Сапун-гору. Начальная цель удара: создание плацдарма в районе 1686-1684- высота 87,0-86-87 (севернее дороги на Сапун-гору от современного Ялтинского кольца)
   Румынский горный корпус 25.06.42г. захватывает "Бастион-2", совместно со 132-й ПД и 4-й горной дивизией высоту "Конус" (Сахарная головка), занимая, в дальнейшем позицию между 50-й ПД и "Конусом". С 26.06.42г. корпус основной своей массой подчиняется ХХХ корпусу, составляя его резерв на Северном фланге.
   LIV корпус вечером 25.06.42г. скрытно выдвигается на высоты восточнее Гайтани и продвигается на линию 691-702 (устье Черной речки- подножье Сахарной головки). Корпус присоединяется к удару 27.06.42г. в 5 утра частями 22 и 24-й дивизии, которые пересекают истоки бухты, а, так же частями 132-й и 50-й ПД с линии "Мекензиевы горы" (см. выше) -отметка 701 (перекресток дорог южнее Сахарной головки). Первая цель удара: захват плацдарма по линии 1613 (Килен-балка) -1630 (Малахов курган)- 1658-1671-1684
  
  
  
   0x01 graphic
   Система ориентиров и задача 54-му корпусу.
  
   4) Задачи дивизиям:
   а) 24-я ПД в ночь с 25 на 26 июня сменяется с охраны побережья частями 22-й ПД до пункта 677 и силами до полка сосредотачивается в пункте 676 и севернее (бухта Голландия) с готовностью пересечь Северную бухту в 5 утра. Задача дивизии захватить высоты восточнее 1613 (над Килен-бухтой) -1650 создав плацдарм для прикрытия 22-й ПД.
   в) 22-я ПД в это время сосредотачивается в районе нефтяной гавани и восточнее, пересекая бухту в направлении Электростанции , захватывая плацдарм 1650-1658
   с) 50-я ПД наносит двойной удар из района Мекензиевы горы и Гайтани, пересекая на рассвете долину Черной речки, выходя на линию 1660-1661 (район Суздальских высот), захватывая старый форт на высоте 1661 (зенитная батарея над Инкерманом, территория современной в/ч)
   d) 132-я ПД атакуя вместе с 50-й ПД выходит на линию 1671-1684, присоединяясь к флангу атакующего ХХХ корпуса. до нанесения удара, должны быть захвачены: Speth-hohe, Gajtani, Kegel, Langenberg".
   е) 4-я румынская дивизия сосредотачивается в районе Kegel ("Конус") и в случае необходимости прорывается на левом фланге 132-й ПД".
   Таков был замысел, далее шло описание разделительных линий дивизий, подготовка к прорыву и состав артиллерии и авиации, поддерживающей наступление. Выделение пионерных частей для усиления дивизий. 24-й ПД для переправы выделялась 905 команда штурмовых лодок (без 1-го взвода), всего 57 штурмовых лодок и 620-й понтонно-мостовой парк, один мотобот. 22-й ПД выделялась 902-я команда штурмовых лодок, всего 76 лодок, 88-й понтонно-мостовой парк и два мотобота.
   3-й батальон 204-го танкового полка передавался в ХХХ корпус для штурма Сапун-горы. Наступление шло по этому плану, но чуть позже, и с небольшими коррективами, но об этом позже.
  
   [16] NARA Rol. Т315-781 22. Inf. Div cdr.287
   [17] А.М.Вилор. Воспоминания. Фотокопия. Архив автора.

Глава 6 Подготовка к штурму 25.-28.06.42г.

   25.06.42г. Из ЖБД немецкой 11-й армии: "Перед LIV корпусом находятся отдельные сопротивляющиеся группы противника в штольнях на побережье между пунктами 677 и 679. Несмотря на продолжающееся упорное сопротивление противника, засевшего в отдельных бункерах и пулеметных гнездах, и сражающегося насмерть, наступление LIV корпуса и правого фланга румынского горного корпуса продолжается.
   Сразу после полудня были захвачены восточные склоны "Speth-hohe", а к ночи и вся высота была захвачена 50-й ПД. Высота Sachsenberg и группа бункеров в 700м восточнее ее были захвачены 132-й ПД. 4-я румынская горная дивизия ударом с высоты 113,7 (верховья Первомайской балки) должна была продвигаться на юг. Донесений от нее до конца дня не поступило. Румынский горный корпус правым флангом 18-й румынской ПД, в ответ на вражеский удар, сам перешел в контратаку, и к ночи захватил район "Бастион 2". Отдельные вражеские подразделения уничтожаются в районе "Седла". Атака в направлении Сахарной головки успеха не имела".
   "Седло", стало еще одним узлом сопротивления, полностью окруженным противником, таким же, как "Лесная высота", занятая остатками 31-го полка. Даже спустя сутки румыны не смогли подавить сопротивление на этом участке. Их единственным успехом стало уничтожение окружения в районе "Лесной высоты". Румынским войскам не хватало сил для подавления лесных "котлов", поэтому они оставляли их у себя в тылу. Командиры советских подразделений, в надежде, что их деблокируют, держали оборону до последнего. Правда, ни один из пяти больших лесных котлов деблокирован не был. Единственным крупным подразделением, вышедшим из окружения, стала "группа Кохно", которой 17.06.42г. удалось выйти через боевые порядки румынских войск.
   В районе "Седла" остались остатки 1-го батальона 3-го полка морской пехоты. К сожалению, сейчас по этому месту прошла новая автотрасса (т.н. "горбачевка"), при строительстве которой, и засыпали большую часть блиндажей и укреплений. Эта же трасса, по странному совпадению, накрыла и "группу бункеров" о которой шла речь в ЖБД 11-й армии.
   25.06.42г. в штабе 11-й армии было проведено совещание с участием командиров высшей артиллерийской комендатуры 306, артиллерийского полка 24, 24-го пионерного батальона и 31-го полка. Был определен состав артиллерии, поддерживающей корпус. Для его поддержки была выделена 306-я высшая артиллерийская комендатура в составе:
   -781-й моторизованный артполк, состоящий из:
   а) 474-го артдивизиона (3 батареи 15см пушек К-39)
   в) 1-го дивизиона 814-го полка (6-я батарея 818-го дивизиона 105мм пушки К18 , 6-я батарея 54-го полка 15см гаубицы sFH18, 2-я батарея 28см береговые гаубицы)
   с) 767-го дивизиона в составе 502-й батареи (15см пушки), 917-й батареи 210мм пушки К39
   -31-й корректировочный батальон
   -672-й дивизион, состоящий из:
  -- орудия "Дора",
  -- 1-й батареи 641-го дивизиона (355мм гаубицы),
  -- 459-й батареи (42см гаубица "Гамма"),
  -- 458-й батареи (42см чешские гаубицы)
   - 556-й корректировочный батальон
   -787-го моторизованный артиллерийский полк в составе:
   а) 2-й дивизион 818-го полка: 4-я батарея 54-го полка 15см (гаубицы sFH18), 1-я батарея 767-го дивизиона (15 см пушки), 688-я железнодорожная батарея в составе одного 28см орудия "Бруно" (два разбиты).
   в) 2-го дивизиона 814-го полка в составе: 2-й батареи 641-го дивизиона (305мм чешские гаубицы) 3-й батареи 641-го дивизиона (305мм чешские гаубицы), двух батарей самоходных орудий, 5-й батареи 54-го полка (15,5см пушки Шнейдера)
   В резерве из-за нехватки боезапаса: два "Карла", 1 и 4 батареи 814-го полка (28см береговые гаубицы), 2-я батарея 707-го дивизиона (15 см чешские пушки).
   Дивизионная артиллерия:
   24-я ПД- три дивизиона 24-го артполка (105мм гаубицы), 1-й дивизион 60-го полка 3 батареи 15см гаубиц, 1-я батарея 815-го дивизиона (305мм гаубицы)
   22-я ПД- 1-й дивизион 77 полка (одна батарея (4.l.a.r 2.) 21см гаубицы, две батареи чешских гаубиц, без боезапаса). и родные дивизионы 22-го артполка (1 тяжелый 15см, три легких 105мм)
   50-я ПД 197-й дивизион штурмовых орудий, придан 49-й артполк особого назначения, в составе: 624-го дивизиона (2 батареи 30,5см гаубиц, 2 батареи 21см гаубиц), 737-го дивизиона чешских дальнобойных пушек (без боезапаса), 4-го дивизиона 173-го артполка, ранее принадлежавшего 73-й ПД (15 см гаубицы), трех родных 10,5 см дивизионов 150-го артполка.
   132-я ПД 190-й дивизион штурмовых орудий и 138-я артиллерийская комендатура, состоящая из: родного 132-го артполка (3 легких и 1 тяжелый дивизион)
   Румынская 4-я горнострелковая дивизия поддерживалась своей горной артиллерийской группой.
   Правда, к концу дня 11-й армией было принято решение о переносе сроков наступления. Немецкие войска не смогли полностью выполнить задачу по захвату плацдарма для наступления. В районе Гайтани еще продолжалось сопротивление советских войск.
   Из утреннего боевого донесения 22-й ПД: " В течение утренних часов штурмовались штольни в обрывах в районе 677-679, противник укрепился в 7 штольнях и оказывает упорное сопротивление". Промежуточное донесение (15 часов) : " Противник в 8 штольнях оказывает самоубийственное сопротивление...". Итоговое донесение за 25.06.42г (20 часов).: " В настоящее время, после налета "Штук", при поддержке штурмовых орудий, 16-й ПП возобновил штурм штолен". Т.е. гарнизон Сухарной балки, состоящий из моряков ОХРа, бойцов Местного стрелкового полка, 138-й бригады и персонала складов к вечеру 25.06.42г. продолжал сопротивление.
   "Боевой отчет по захвату штолен боезапаса в скалах Северной бухты (составлен 26.06.42г.)
   21.06.42г. части 22-й пехотной дивизии вышли к Северной бухте. В утесах между "Pappelshlucht", "Gansetal" и "Regensschlucht" находились штольни, занятые противником, который оказывал сопротивление. Мы вынуждены были провести разведку перед началом темноты, которая выявила в южной части утесов 11 современных штолен. Аналогичные штольни, занятые противником, были выявлены между "Gansetal" и "Regenschlucht". Противник оказывал упорное сопротивление в домах перед западными обрывами "Gansetal".
   22-й пионерный батальон получил задачу с тяжелым пехотным вооружением 16-го и 65-го пехотных полков подавить сопротивление. С согласия командира батальона майора Брунса 24.06.42г. 16-й ПП выделил ударный взвод, 3-й роте 22-го пионерного батальона для захвата складов и штолен боезапаса. Взводу были приданы противотанковая пушка и один миномет. Восточнее "Gansetal" атаковал 744 пионерный батальон и усиленная группа 65-го пехотного полка, которые вели атаку в направлении "Белого утеса", которые захватили входы в две штольни.
   В плодотворном сотрудничестве с приданным тяжелым вооружением, штурмовые пионерные части огнеметами и подрывными зарядами уничтожили противника в складах . Нам достались трехэтажные штольни, до верха заполненные боезапасом всех типов артиллерии. В плен были взяты 7 солдат и 24 гражданских, среди которых одна женщина с ребенком.
   Продолжая удар, мы наткнулись на каменную стену, сложенную из каменных блоков с бойницами, из-за которой были обстреляны. Дальнейшее продвижение к штольням в южных склонах Северной бухты производилось с применением тяжелого оружия. Попытка нашей пехотной группы прорваться с высот, наткнулось на жесткое сплоченное сопротивление противника.
   Перед этим наша новая позиция была обеспечена. Восточнее "Gansetal" была уничтожена промежуточная позиция противника и захвачены 33 пленных.
   Одновременно с этим, готовился штурм штолен из "Pappelshlucht" группой, состоящей из 1-й роты 22-го пионерного батальона и одного ударного взвода 3-й роты 22-го пионерного батальона (опять 3-я рота!), подчиненного командиру 1-й роты лейтенанту Harlem.
   После обеда 24.06.42г. были заложены кумулятивные заряды на входы в штольни. Перед подрывом эти входы штурмовались ударным взводом 3-й роты с огнеметами и ручными гранатами и, сломив жесткое сопротивление противника, уничтожили гарнизон в первых 3 штольнях.
  
   0x01 graphic
  
   При этом произошла одна очень мощная детонация. Русские взорвали 4-ю штольню со всем своим гарнизоном. При этом один исполинский каменный блок обрушился с обрыва и рухнул в воду. Многие пионеры были контужены и ранены каменными осколками. Мы вынуждены были приостановить удар. Пленные сообщили, что в остальных штольнях находятся комиссары, офицеры, гражданские и около 120 солдат.
  
   0x01 graphic
  
   Новый удар при поддержке штурмовых орудий и нашей противотанковой пушки начался 25.006.42г. со стороны "Gansetal". Обер-лейтенант Klemme, командир 3-й роты 22-го пионерного батальона и лейтенант Wellmer командир взвода штурмовых орудий подключились к атаке, предусмотрев все возможные меры безопасности при захвате штолен. После полудня был нанесен удар пикирующими бомбардировщиками по входам в штольни. Бомбы легли удачно, не оставив противнику возможностей к обороне.
   В районе 20,30 был достигнут успех. Сопротивление противника было сломлено. Штурмовые орудия прорвались через забаррикадированные ворота в стене, и сразу же обстреляли вход в первую штольню противник был ошеломлен и не проявил никакого сопротивления. Пехотинцы 16-го пехотного полка, поддерживавшие атаку обеспечили охрану командования и подачу транспорта для пленных.
   Пионеры, оснащенные огнеметами и гранатами и подразделения задымления подобрались к первому выходу из штолен. Для прорыва во вход были использованы дымовые шашки и гранаты. Сложенный в штольне боезапас ограничивал применение огнеметов. Не исключен был риск взрыва штолен русскими. Преодолев первый испуг, русские бросают гранаты и отстреливаются из автоматов. Обстрелом штурмовых орудий противник уничтожен. Штольня за штольней атакуется, и враг выкуривается из штолен. ...
   5 комиссаров, 2 офицера и 110 солдат были пленены. Несколько штолен с боезапасом были захвачены 2-й ротой 22-го пионерного батальона под командованием лейтенанта Химмеля. Взято в плен 371 человек. Командир батальона майор Pretz"
   Вот такой вот интересный документ. Правда, названия в нем какие-то незнакомые. Нет их и на карте. Разобраться оказалось несложно, если использовать "новые" названия введенные с 17.06.42 "Pappelshlucht" = "Drachenschlucht (отрог балки Голландия) , "Gansetal" = "Wolfsschlucht" (Сухарная балка) и "Regensschlucht" = "Hollental" (Маячная балка). Удивляет другое, несмотря на строжайший запрет использования старых кодовых названий и старой координатной сетки, весь ЖБД армии (даже после 17.06.41г.) выполнен в старой системе названий и координат. Что это? Неаккуратность или подделка? Сказать сложно, возможно в немецкой армии тоже хватало бардака.
   Возникает еще один вопрос: когда же был взрыв, и какую штольню взорвали. 1-ю? Или все же 4-ю? И сколько их было 7 или 8?
  
   0x01 graphic
  
   Попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны и приведем воспоминания А.М.Вилора: "Поздно ночью 24 июня мы получили условными ракетами разрешение на взрыв штолен с боезапасом. 25 июня ранним утром развернулись ожесточенные бои за основные штольни арсенальцев. Я в это время руководил обороной со стороны поселка Голландия. Командир лабораторной роты Подоляк вместе с главстаршиной Соболевым руководил обороной основных въездных ворот к штольням. Донец, Федосеев, Карасев, Егоров, Виноградов вместе с командой подрывников формировали минирование штолен с боезапасом.
   В 10.00 у основных ворот сложилась критическая обстановка. Было решено что Донец и я отправимся к этим ворота. Карасев же вместе с Подоляком будут руководить обороной со стороны поселка Голландия. Федосеев, Егоров и Виноградов с командой подрывников продолжали минировать последние штольни. Когда мы с Донцом прибежали к одиннадцатой штольне, то перед нами была картина ожесточенного боя наших бойцов, под руководством главстаршины Соболева с пехотой и танками противника у въездных ворот. Враг нес большие потери, но из за недостатка в нашей обороне наши бойцы несли неоправданные потери. В этих боях был тяжело ранен Соболев. Истекая кровью он отдал свой партийный билет мне со словами: "Товарищ комиссар, я свой долг перед партией и Родиной выполнил".
Пришлось перестроить нашу оборону. Бойцы были укрыты в лабораторную штольню, находившуюся рядом со стеной и воротами. Выскакивание на бросание гранат должно было быть только тогда, когда враг появлялся непосредственно у ворот. Сигналом для этого были автоматные очереди, которые я открывал по противнику их под козырька штольни N11 (расстояние около 25 метров). Донец в это время руководил зарядкой дисков для автоматов и посылал матросов с противотанковыми гранатами к стене и в лабораторную штольню.
В критический момент мы с Донцом забрасывали противника противотанковыми гранатами. Такая тактика дала нам возможность сохранить наши небольшие силы и более успешно громить врага. Подступы к воротам были усеяны трупами вражеских солдат и загромождены подбитыми танками.
   Видя, что штурмом взять ворота трудно, противник пошел на хитрость. Примерно около 13,00 свыше тридцати вражеских солдат скрытно разместились в рабочем катере и, оттолкнувшись, пошли в дрейф вдоль берега в сторону штолен. Расчет у них был таков, чтобы броском захватить одиннадцатую штольню, откуда шло управление боем, и расправиться с защитниками ворот. С боьшим риском я приблизился к катеру и из-за сторожевой будки бросил три противотанковых гранаты в катер и с гитлеровцами было покончено.
   Ожесточенные бои у ворот восточной стены длились весь день. ... Необыкновенно тяжелый день, прошедший в тяжелых боях, приближался уже к концу. Но вдруг со стороны поселка Голландия огромная лавина солдат противника с криком ворвалась на площадку у штольни N1. Казалось, что враг захватит все штольни с боезапасом. Но этого не произошло. Матрос А.К.Чикаренко успел крикнуть своим товарищам "Братцы, уходите подальше, я им, гадам, покажу!" - и, вбежав в тамбур штольни, замкнул часовой механизм на мгновенный взрыв. Произошел огромной силы взрыв. По нашим определениям около штольни N 1 находилось свыше двухсот солдат и офицеров противника. Взрывной волной их выбросило на середину бухты. Надо полагать что взрывная волна захватила и тех немцев, которые находились на подступах к штольне. Так самопожертвование Чикаренко предотвратило захват врагом штолен с боезапасом и дало возможность планомерно взорвать штольни. Взрыв штольни N1 послужил сигналом для взрыва штолен Маячной балки.
   На основании решения вышестоящего командования был издан приказ начальник арсенала о взрыве штолен ,подписанный Федосеевым и мной в присутствии всех офицеров. Штольня N2 подлежала взрыву автоматически в ночь с 25 на 26 июня в 01.30. последующие подлежали взрыву также автоматически через каждые 30 минут после штольни N 2. Штольни Маячной балки были взорваны с помощью бикфордова шнура главстаршиной Руденко с несколькими матросами.
   Было принято решение о переправе личного состава на противоположный берег вплавь. Кто не мог идти вплавь и раненые должны были ожидать плавсредства. Переплывать пришлось под сильным огнем противника. Из пяти офицеров, пошедших вплавь, трое погибли: капитан Борисов, старший политрук Н.В.Егоров, младший лейтенант В.А. Подоляк. Переплыли батальонный коммисар В.А. Карасев и я. Из числа старшин, матросов и солдат переплыло около пятнадцати человек.
   У командования не оказалось возможности снять плавсредствами оставшихся защитников Сухарной балки. В пустой штольне N 11 продолжали оставаться Донец, Федосеев, Виноградов с группой бойцов с группой бойцов и рабочих в количестве примерно двадцати человек. Оставались раненые и контуженные с военфельшером С. Николаевой.
В штольнях минеров оставался политрук Мелихов с группой матросов и солдат.
После взрыва штолен с боезапасом враг не осмеливался приблизится к пустым штольням. Однако, во второй половине дня 26 июня, подтянув танки и пехоту, противник решил штурмом захватить уцелевшие штольни. Врагу удалось захватить штольни минеров. Почти все защитники этих штолен погибли, в том числе и политрук Мелихов. Затем вражеские танки с ходу врываются к штольням артиллерийских арсенальцев. В момент прорыва танков Федосеев предпринимает последнюю схватку с врагом. Он замыкает под козырьком штольни N11 цепь проводов заминированных ворот, следует сильный взрыв, но и сам оказывается сраженным снарядом противника.
Танки ,подошедшие к штольне N11 открыли огонь по ней. При этом обстреле погибли Донец, Виноградов и другие защитники. Обо всем этом доложили командованию тыла флота переплывшие матросы ночью 26 июня. Так закончилась героическая борьба гарнизона сухарной балки, вписавшая славную страницу в летопись героической обороны Севастополя."
   Итак, штолен в этом рассказе 11, 11-я имеет козырек (сквозник) и оборона шла до вечера 26-го.
   Из материалов военно-научной конференции 1966 года (доклад А.П.Проценко): "...были минированы 9 штолен: 1,2,3,4,5,6,7,8 Три штольни были без боеприпасов. В штольнях 10 и 11 находился личный состав, а в штольне N9 размещался госпиталь".
  
   0x01 graphic
   Затонувшая "Абхазия" у штолен.
   Не побывав на месте, сложно понять что к чему, но территория для обследования недоступна, это - в/ч. На снимках с "Абхазией" просматривается 8 штолен у причала. Причем, что интересно, на одном снимке видна стена, а, значит он сделан до взрыва штольни N1 (т.е. снимок советский). На немецком аэрофото 1943 года взорваны штольни N1, 2, 4. Штольня N 4 находится как раз напротив затонувшей "Абхазии". Вероятнее всего:
   1. три штольни 9, 10, 11 стоят отдельно.
   2. Штольни 7 и 8 имеют полукруглый сквозник.
   3. Взрывов было два: первый при попытке проникновения в штольни со стороны Голландии, второй взрыв в 4-й штольне
   Но это пока предположение, картинка пока не сложилась.
   0x01 graphic
  
   Интересен и еще один фрагмент из боевого донесения 22-й ПД за 25.06.42: " около 18 часов противник произвел подрыв тоннеля (указаны координаты Графского тоннеля) с помощью дистанционного подрывного устройства". Пока без комментариев.
   Противник готовился к штурму. Ранее дорога проходила несколько иначе, чем сейчас (более рационально) от Серпантина дорога шла по территории современной Нефтебазы и пересекала бухту в том месте , где начинается подъем, именуемый в народе "Тещин язык". При этом, ковша за нефтяной гаванью не было, а было т.н. Инкерманское болото, по которому проходила дамба с дорогой, оканчивавшаяся мостом через реку (в районе современного причала). 22-я ПД, в рамках подготовки к наступлению, провела разведку.
   Из донесения разведки 22-й ПД: " ... Местность с обеих сторон дамбы для пехоты непроходима. В ночь с 24 на 25 июня в указанном районе была перехвачена разведка противника (4 пленных), остальная часть разведки ускользнула на юг. Отдельные русские солдаты нырнули в трясину южнее дамбы и переплыли протоку под обстрелом. 200 метров южнее 682 (точка в начале дамбы) на запад и восток насыпаны дорожки, проходимые для пехоты, используемые русскими разведгруппами.
   Судя по аэрофотоснимку, оба моста через протоки в основной дамбе, находящиеся сразу за пересечением основной дамбы с дамбой, идущей с запада на восток, взорваны, ширина проток около 15 метров. В середине дамбы мост еще раньше был взорван противником. Ширина проема так же 15 м. Изгиб дороги сразу за устьем Черной речки, разрушен большой воронкой. Общая ширина дамбы уменьшена за счет воронок от бомб. Мост через основное русло Черной реки уничтожен, ширина русла около 25 м. По допросам пленных глубина основного русла 1,5м-2 м. Дно топкое. Бункер, южнее 1615 восстановлен и оснащен пулеметом, который простреливает дамбу. Кроме того, противник имеет возможность обстреливать дамбу из минометов с юго-западного направления. ... Дивизия предлагает прорываться 213-м полком не через дамбу, а использовать его во второй волне с переброской из Нефтяной гавани".
  
   0x01 graphic
   Координаты и ориентиры.
  
   0x01 graphic
   Аэрофотоснимок 1943г. на котором дамба уже восстановлена, промоины отсутствуют.
  
   26.06.42г. производилась подготовка к штурму "внутреннего пояса крепости" как его называли немцы. В ночь с 25 на 26 и в ночь с 26 на 27 были произведены две высадки. Первая высадка была с двух немецких торпедных катеров (S-27, S-28), вторая высадка была с десантной баржи, а отвлекающий маневр выполнялся итальянскими торпедными катерами. Немцы называют их "симуляцией высадки", однако при этом были высажены два достаточно больших диверсионных подразделения, оснащенных радиостанциями. Не стоит обольщаться насчет термина "Торпедный катер". Его водоизмещение и мореходность были равны советскому "малому охотнику", а вооружение и скорость были выше (две спаренные автоматических 20мм установки, скорость 40 узлов).
   Приказ N 33 по 22-й ПД от 25.06.42г. предусматривал следующий порядок действий: " ... начать высадку без артиллерийской подготовки. Артиллерийский огонь дивизионной артиллерией открывать только в случае сопротивления противника на Южном берегу в районах высадки. Корпусная артиллерия поддерживает обе высаживающиеся дивизии по мере необходимости, уничтожая подтягивающиеся резервы". Т.е. высадка предусматривалась без артиллерийской подготовки.
   Для высадки предусматривались два полка: 16-й (из Сухарной балки), командир высадочной группы гауптман KЖnig и 65-й (из Маячной балки) командир группы обер-лейтенант Kleinenberg. Высадка производилась со штурмовых лодок (всего 76 штук). Во втором эшелоне высадки находился 213-й полк. Переброска передовых пионерных групп предусматривалась в первом броске на двухместных надувных лодках. Для переброски тяжелого вооружения предусматривались два мотопонтона (мотобота).
   Приказ N109 по 24-й ПД от 25.06.42 оговаривал общие детали операции. Более подробно высадка оговаривалась в приказе по полку. Любопытная деталь: три штурмовых лодки выделены ХХХ корпусу для проведения скрытой высадки в районе... (указаны район Стрелецкой бухты и современного парка Победы).
   Приказ по 31-му полку предусматривал следующий порядок действий: "31-й полк, усиленный 2-й ротой 24-го пионерного батальона, 2-м батальоном 102-го полка, атакует с исходных позиций в районе ... (указаны координаты от сухого дока до Сухарной балки в "новой" системе координат)".
   Высадка частей 24-й ПД предусматривалась восточнее Килен-бухты -"авиаремонтный завод". Авиамастерские, после апрельского бомбового удара, в результате которого погибла московская комиссия и командующий ВВС Н.А.Остряков, из Круглой бухты были перенесены в район Троицкой балки.
   Порядок выброски 24-й ПД предусматривался в 4 волны:
   -1-я волна 1-й батальон 31-го полка и половина 3-го батальона.
   -2-я волна 2-й батальон 31-го полка, усиленная пионерная рота.
   -3-я волна -половина 3-го батальона, продовольствие, боепитание и.т.д.
   -4-я волна 2-й батальон 102-го полка.
   Отдельным боевым приказанием предписывалось произвести "предварительную" выброску "специальных боевых групп" на резиновых лодках -"двойках".
   Все было как бы готово, но, возникло несколько осложнений. Первое: бои за захват плацдарма для наступления 50-й и 132-й ПД продолжались.
   "Бастион -2" был окончательно взят только к вечеру 26-го, шел бой вокруг Гайтани. Попытка взять Сахарную головку не удалась.
   Из журнала боевых действий 11-й армии: " На атакующем фланге 54-го корпуса упорное сопротивление противника. Сопротивление до полного уничтожения. Многочисленные удары противника силами до роты в районе "Speth-hohe". Фланкирующий огонь в районе "Langenberg". В районе 1653 части вынуждены были отойти. Атака 132-й дивизии принесла лишь незначительное продвижение. 4-я румынская горнострелковая дивизия сломила сопротивление на "Бастион-2". 150 пленных. В связи с этим, день "U" перенесен на 29.06.42г."
   Возникло и еще одно осложнение. Из документов 22-й ПД: "Пленный показал, что в штольнях с боезапасом установлены взрывные заряды с часовым механизмом...". Ситуация со штольнями в Сухарной балке совсем запуталась. Возникает вопрос, а в каких штольнях были предыдущие взрывы? На позднем снимке с "Абхазией" взорваны штольни N 1, 2, и 4. Возможно, речь идет о штольнях N2 и 5. Это, в принципе логично, ибо именно туда выгружали боезапас в последние два захода транспортов. По накладным в эти штольни транспортами доставлялись122мм снаряды, 82мм мины, 76мм зенитный боезапас.
  
   0x01 graphic
  
   По состоянию на 43-й год в Сухарной балке на снимках и аэрофтоснимках просматриваются 11 входов в штольни. Три штольни (целые) вне разрушенной стены с КПП и 8 штолен внутри огороженной территории. Входы в штольни 7 и 8 прикрыты полукруглыми входными тамбурами. Взорваны входы в штольни (считая от бухты Голландия) N1, 2, 5.
   27.06.42г. наступил перелом.Из приказа 54-го корпуса N 26 за 27.06.42г. " 1) в жесткой борьбе в труднопроходимой горной местности сопротивление противника сломлено. 50-я ПД захватила западный склон высоты "Schwalbenschwanz" (район Первомайской балки) и высота "Speth-hohe". 132-я ПД штурмует хутор Гайтани, захватив левым флангом "Langenberg" (высота над спуском современной трассы-"горбачевки" в долину Черной речки). 4-я румынская ГСД захватила Сахарную головку". В этих боях погибла материальная часть "Богдановского" артиллерийского полка (18-й гвардейский артполк). Орудия "передержали" на огневых позициях, тягачи были разбиты, и тяжелые орудия были взорваны на позициях. Командир 3-го полка морской пехоты полковник Гусаров попытался заставить личный состав на руках перекатить орудия в Инкерманские штольни, но личный состав отказался выполнять этот приказ. Если верить немецкому допросу л-та Сабельникова, дело дошло до расстрелов.
   Попытка вывезти орудия сводной подвижной батареи ЧФ (остатки 724-й и 725-й батарей) так же не удалась. На переходе техника была разбита немецкой авиацией и оставлена в Инкерманской долине. В рамках подготовки к переправе 22-я дивизия подтянула противотанковый дивизион для ведения огня прямой наводкой и сосредоточила 22-й разведбат как резерв дивизии. В дивизию поступили приданные группы пионеров из 3-й роты 22-го пионерного батальона.
   С воспоминаниями работать достаточно интересно (если уметь с ними работать). Из воспоминаний П.А.Моргунова: "В ночь на 27 июня противник атак не предпринимал, но на рассвете на рубежи нашей обороны и город снова обрушился град снарядов и бомб, особенно по войскам III сектора на направлении главного удара противника на Инкерман.
   Ночью мы с генералом Петровым опять выезжали в район Инкермана и выс. 75,0, а рано утром, когда противник начал свою артиллерийско-авиационную подготовку, наблюдали действия вра­жеской артиллерии и авиации. Кроме дыма, разрывов и сплошной пыли, ничего не было видно. Вокруг все свистело, скрежетало и грохотало. Авиация противника налетала волнами по 15--20 само­летов, нанося сосредоточенные удары по нашему значительно со­кратившемуся сухопутному рубежу. Отдельные истребители Ме-109 и два-три корректировщика-разведчика непрерывно барражирова­ли над Севастополем. В районе Балаклавы -- облака дыма и огня.
   Затем генерал Петров и я выехали в новый, IV сектор. В сек­торе шли инженерные работы: там возводили дзоты, рыли окопы, кое-где устанавливали 45-мм орудия, так как у них еще был бое­запас, а бить по вражеским шлюпкам и катерам из этих орудий очень удобно. Полковник Капитохин находился в частях, руко­водя подготовкой к отражению переправы противника". На самом деле, часть приведенной цитаты истинная, часть додуманная.
   Из воспоминаний Н.Г.Шемрука, командира полка дотов и дзотов: " Вечером 26.06.42г. я выехал навстречу 4-му батальону, отходящему из Инкермана. Но с командиром батальона я не встретился. Я подъехал к доту N 15 находящемуся в конце Северной бухты, у моста и поворота на Мекензиевы горы. Дот уже бездействовал, пушка вышла из строя, расчет погиб и был похоронен рядом с дотом. Участок уже занимало какое-то стрелковое подразделение. Дот обстреливался противником и днем и ночью. Поднялся по Воловьей балке на вершину горы, где у нас было установлено 152мм пушка (на самом деле, 120мм), с сектором обстрела вдоль Мекензиевых гор. Под утро увидели танки противника, идущие вдоль горы. Сделали несколько выстрелов, противник скрылся в лощине. Судьба расчета мне не известна. От дота я пошел на КП командира 9-й батареи Рачковского В.С., находившееся неподалеку, на Суздальской горе, недалеко от памятника Инкерманскому сражению первой обороны 1854-55г.
   Подошла машина, из машины вышли генерал Моргунов и генерал Петров. Вокруг начали рваться снаряды и дальнейшее их пребывание на высоте стало опасным. Они сели в машину и уехали в сторону города".
   Из воспоминаний А.Г.Капитохина: " Утром 27-го июня ожидалось прибытие генерал Петрова для решения некоторых вопросов по организации обороны, о чем мне было сообщено по телефону, но в этот день он не прибыл...".
   28.06.42г. были сломлены последние очаги сопротивления в районе хутора Гайтани. Внезапной атакой был захвачен железнодорожный мост через р. Черная (он находился там же где и современный ж/д мост).
   Из журнала боевых действий 11-й армии: " В наших руках находилось все Инкерманское подножие за исключением одного артиллерийского дота, занятого гарнизоном из 18 человек, который оказывал упорное сопротивление...".
   Из воспоминаний бывшего старшины батареи дотов В.А.Шабаева: " В разгар боев в районе Инкермана, погиб командир дота N 13 и на его место назначили меня. Наши внезапно отошли, и мы оказались метров на 600 впереди наших позиций, это было 25.06.42г. Мы ничего не слышали об этом и ничего не знали. Рано утром 26.06.42г. мы увидели нашего солдата, он двигался в сторону склада N 140, где были уже немцы, с поднятыми руками. Я послал своего бойца остановить его и отправил с конвоиром в тыл. Конвоир вернулся и сообщил, что наших уже нигде нет, что кругом одни немцы. Мне стало ясно, что первый удар придется по моему доту. Дот был прикрыт двумя пулеметными огневыми точками, расчеты которых поступили под мою команду. В пулеметных дотах было по 4 человека, в 13-м еще семь , три бойца отошли к нам утром 26.06.42г. У нас в доте стояла 45мм пушка. Вдруг 27.06.42г. наверху Цыганского тоннеля появился немецкий танк и открыл огонь по моему доту. Но дот оказался крепким, и стрелять танку было сложно, мешала местность. Мы начали стрелять из своей пушки и с 9-го выстрела подожгли его, он задымил и уполз за склон. Тогда с другой стороны с Мартынова оврага начала стрелять немецкая пушка. Ее снаряды били в левую сторону дота, над амбразурой. Немцы успели сделать десять выстрелов, после чего мы ее разбили прямым попаданием. Но снарядов было всего 60 и они кончились. Я приказал отступать бойцам вдоль асфальтовой дороги через болото. Сам начал подрывать дот противотанковыми гранатами, после этого пришлось пробираться через болото. Болото было перегорожено маленькими дамбочками, между которыми стояла вода. Приходилось где бежать, а где и плыть..."
   По состоянию на эту дату по данным армии числятся захваченными: 15,667 пленных. Многие уверенно оперируют этими цифрами, хотя они являются неполными. Это количество пленных, переданных армии.
   На эту же дату за 24-й ПД числятся 1187 пленных, за 22-й ПД 967 пленных, и.т.д. и.т.п. Всего в 54-м корпусе числятся на эту дату непреданными армии 8,5 тыс. пленных, еще 3,5 тысячи числятся за ХХХ корпусом. Неизвестное количество пленных числится за румынским корпусом (по румынским данным, количество порций, приготовленных для пленных солдат противника, составляет 3,7 тыс.), т.е. реальное количество взятых в плен, ориентировочно вдвое выше. По материалам армии числятся захваченными 172 орудия (т.е. примерно 1/2 от общего количества артиллерии СОР), 49 противотанковых пушек, 19 танков и 472 миномета.
   В Бахчисарай прибыл 57-й пехотный полк. Еще одно событие этого дня: начался демонтаж "Доры"
   3-й батальон 204-го танкового полка подчинен 28-й легкопехотной дивизии, ей же переподчинен 420-й полк. Т.е. почти все "командировочные" полки были сосредоточены в 28-й ПД, исключение составлял только 57-й ПП с приданный 9-м пионерным батальоном, которые поступили в прямое армейское подчинение.
   170-я пехотная дивизия получила по железной дороге 9 танкеток (Renault UE). Этим же составом прибыли 10 танков, которые были подчинены 300-му отдельному танковому батальону. Ему же были подчинены остатки 223-го взвода трофейных танков (советские танки, захваченные на Керченском полуострове, ранее приданные 54-му корпусу)
   Из ЖБД 24-й ПД: "Задача 31 полку и 24 пионерному батальону: переброска на противоположный берег бухты на лодках (только пехота и пионерные части) и подавление сопротивления противника тяжелым стрелковым оружием.
   24-му артполку и приданным частям поддержка по всему южному берегу. Уничтожение дотов.
   Лодки приданной команды штурмовых лодок были спущены на воду. 3 лодки были предназначены для скрытой высадки групп западнее Севастополя и замаскированы западнее Батарейного мыса. Наблюдался взрыв на "Komittoff baterie" с выбросом пламени и с детонацией боезапаса. Поврежден один бронеколпак". Расположение этого объекта поначалу было неясным.
   Однако в приказе N109 по 22-й ПД четко указаны его координаты: (ориентир 1630). Т.е. взрыв произошел на 701й батарее, располагавшейся на Малаховом кургане. Судя по всему, одно орудие батареи вышло из строя. Возможно, это и объясняет тот факт, что на всех немецких снимках фигурирует только одно орудие.
  
   [18] Н.Г.Шемрук. "Воспоминания к ХХ-летию начала обороны Севастополя" Неоконченная рукопись. Фотокопия. Архив автора.
   [19] А.Г.Капитохин Воспоминания. Архив Тамбовского училища. Фотокопия. Архив автора.

Глава 7 Расстановка советских войск перед последним натиском.(28.06.42г.).

   Обычно о боевом составе советских частей по состоянию на 28.06.42г. пишут расплывчато и непонятно. Более того, часто встречаются намеренные фальсификации. Пользуясь "послезнанием", и пытаясь скрыть ошибки советского командования, в работах советских историков, например, значительно усиливается 4-й сектор, где противник смог высадить десант.
   Однако на настоящий момент собрано очень много данных, деталей событий и воспоминаний, позволяющих четко расставить части по местам и определить их численность (хотя бы прикидочно).
   Начнем с линии обороны (она всеми авторами дается одинаково). П.А.Моргунов: " К 24 час. 28 июня наши части оборонялись на рубеже выc. 57,7 -- изгиб шоссейной дороги в 100 м западнее высоты 99,4 -- дер. Кадыковка -- вые. 29,4 -- вые. 74,0 (искл.) -- восточные скаты вые. 113,2 -- вые. 111,0 -- выс. 36,4 -- восточные скаты выc. 75,0 -- пос. Инкерман -- ст. Инкерман -- водокачка -- выс. 67,7 и далее по южной кромке Северной бухты до Павловского мыска" [20].
   Проанализируем расположение: 57,7 (Генуэзская башня) -- изгиб крепостного шоссе в 100 м западнее высоты 99,4 (212.1) На этом участке стойко держались бойцы 456-го полка. Все это правильно, но этот участок уже был отрезан от основных частей. По немецким данным советские части в районе Генуэзской башни, были отрезаны 318-м пехотным полком, приданным 28-й легкопехотной дивизии еще 23.-24.06.42. Данные подтверждаются материалами немецкого ХХХ корпуса за 28.06.42г.
   Из воспоминаний фельдшера 456 СП П.И.Малорадова [21]: " Очень тяжелая участь выпала на долю нашего полка, особенно 2-го батальона, командир Ружников. Никто не отметил этих людей. Немец прорвался, дорога на Балаклаву оказалась отрезана. Много больных и раненых. Были собраны плавсредства через бухту. Отправили много раненых. Мне предложили уйти с ними, но я не мог бросить батальон. Я беспокоился за командира батальона, он был ранен. Утром противник прорвался к штабу. Остались я, еще один боец, политрук, писарь Кузьмин, Ружников, комиссар застрелился. Отстреливались пистолетами. Кузьмин бросился с гранатой под танк, который появился на улице.
   У Ружникова осталась еще одна противотанковая граната. Он сказал, что никогда не сдастся, и сел на гранату. Взрыв. Когда пришел в себя, рядом мертвый Ружников. Пополз в сторону своих...".
   Из воспоминаний Г.С.Машкетова (связь 456-го СП): " Послали связиста в штаб, он не вернулся, второго, тоже пропал, танки зашли во фланг. Часов в 12 прибежал боец, казал, что Ружников в штабе подорвался на своей гранате. Вскоре немцы подошли к землянке у нас один автомат и гранаты. Отбились, отошли к морю, дальше отходить некуда...".
   Т.е., по состоянию на 28.06.42 основная линия обороны проходила от Кадыковки. В самой Балаклаве, и в районе Генуэзской крепости по состоянию на 28.06.42г. еще оборонялись остатки 2-го батальона 456-го полка. Далее линия обороны советских войск совпадает с немецкими данными.
   Линия проходила: д.Кадыковка - высота 29,4 (окраина Кадыковки) - высота 74,0, турецкий редут N6 (искл.) - восточные скаты высоты 113,2(Карагач) - высота 111,0(Сапун-гора) -высота 36,4 (современный завод ЖБИ) - восточные скаты высоты 75,0 (французский редут на скатах Сапун-горы) - пос.Инкерман -- ст.Инкерман -- водокачка -- высота 67,7 (над Воловьей балкой) и далее по южной кромке Северной бухты до Павловского мыска.
   Теперь рассмотрим обороняемые участки и рубежи, а так же численность обороняющихся войск.
   И.С.Маношин пишет: "По сводкам отдела укомплектования Приморской армии на 26-27 июня 1942 года в Приморской армии всего числилось порядка 28 тысяч человек, без учета сил Береговой обороны ЧФ". В другом месте он пишет: "В войсках и у жителей города, а последних осталось около 36 тысяч человек, жила уверенность, что город отстоим...". В других источниках, со ссылкой на те же сводки, почему-то указывается 18 тысяч человек. Приведу только одну цитату: "...на утро 29 июня активных войск осталось 18 тысяч человек, в Береговой обороне из 50 орудий -- 16, в ПВО из 63 орудий -- 20, в полевой артиллерии орудий от 76 мм и выше 200 из 376, часть которых требует ремонта. Отмечается, что в результате бомбежек некоторые подразделения полностью уничтожены". Прежде всего, отделим понятие "активных штыков" от понятия "общая численность войск". Нужно понять, "что же мы считаем?". Общую численность? "Штыки"? Стволы орудий? Реально действующую артиллерию? Все дело в том, что в стрелковых частях бойцов, действительно, оставалось мало, так же как и в саперных частях. Понесли потери артиллеристы (хоть и не столь существенные). Но тылы армии, связисты, части охраны штабов потерь почти не понесли.
   Попробуем оценить ситуацию. Тем более, что собранные в последнее время данные позволяют это сделать.
   На самом деле, советские войска были распределены по трем рубежам обороны. Причем, сделано это было заранее.
   С рубежом прикрытия эвакуации все просто и понятно. Его занимал 778-й стрелковый полк 388-й дивизии (есть точные данные по численности - 1198 человек). Его боевые порядки уплотнялись прибывающей 142-й стрелковой бригадой. По ней идет разнобой. И.С.Маношин утверждает, что в ней было 4,9 тыс. человек [23], цитирую дословно: "...142-й отдельной стрелковой бригады (4915 человек, с учетом 320 чел, погибших на ЭМ "Безупречный"). Однако по данным бывшего пом. нач. штаба 142-й бригады, ее численность была 3915 человек (т.е., возможно численность погибших на "Безупречном" была выше.
   На линию прикрытия эвакуации, после оставления Северной стороны отвели остатки 4-го батальона дотов и дзотов, пополнив его за счет полковой пулеметной роты (командир л-т Пантелеев), а так же ряд более мелких частей. В этом же районе (район хутора Пышнова) находился 81-й танковый батальон, здесь же армейский полк связи (около 200 человек), 191-й запасной стрелковый полк (около 500 человек), школа младших лейтенантов (около 150 человек) и.т.д.
   Всего, на рубеже, длиной 7,7 км находилось 7,5 тыс. человек.
   С "внешним" рубежом чуть сложнее. Если верить донесению в штаб округа на него еще 24.06.42г. были выведены:
   -два батальона 138-й бригады (от кромки Северной бухты до "водокачки", т.е. современной насосной станции над п. Штурмовое),
   -три батальона 386-й дивизии (от "водокачки" до Сапунского серпантина),
   -один батальон 7-й бригады (от серпантина до высоты Карагач),
   -два батальона 9-й бригады (от в. Карагач до казармы на развилке Балаклавской и Ялтинской дороги)
   -773-й полк 388-й СД (от казармы, вдоль Балаклавской дороги)
   - 3-й батальон 456-го полка
   На 24.06.42г. на этом рубеже, протяженностью около 17км находились около 6 тыс. человек. В ходе боевых действий на этот рубеж отходили части СОР, уплотняя боевые порядки на этом рубеже.
   Наверное, внимательно стоит разобраться с 4-м, вновь созданным, сектором обороны. По немецким разведданным он выглядел так:
  
   0x01 graphic
  
   П.А.Моргунов дает состав его частей так: "IV сектор -- комендант -- полковник А. Г. Капитохин; ру­беж обороны: от ст. Инкерман до Павловского мыска; силы: ос­татки 79-й стрелковой бригады и 2-го Перекопского полка морской пехоты (в каждом до батальона), сводные полки 95-й и 345-й стрел­ковых дивизий и остатки 138-й стрелковой бригады. Как под­вижный резерв сектору приданы: сводный батальон Черномор­ского флотского экипажа и две усиленные роты местного стрелко­вого полка. IV сектор поддерживали бронепоезд "Железняков", 2-й и 177-й отдельные артиллерийские дивизионы Береговой обо­роны".
  
   0x01 graphic
   Фрагмент из воспоминаний Лощенко
   Состав сил солидный, но, давайте разберем внимательно. Согласно боевого распоряжения картина получается следующей (в скобках дана численность, полученная из других источников):
   IV сектор -- комендант -- полковник А. Г. Капитохин; ру­беж обороны: от ст. Инкерман (имеется в виду современная станция "Инкерман-2") до Павловского мыска;
   - сводный батальон Перекопского полка (311 человек, одна полковая пушка) - участок обороны от Павловского мыска до ГРЭС (искл.)
   - сводный батальон 79-й бригады (387 человек, два орудия) От ГРЭС (вкл.) до изгиба дороги в районе моста (вкл.)
   - сводный полк 345-й дивизии от изгиба дороги до ст. Инкерман (вкл.)
   Резерв сектора: усиленный батальон 138-й стрелковой бригады на высоте Суздальская (данных по численности нет), кроме того, в тылу сосредоточены остатки строительных батальонов приморской армии. В качестве подвижного резерва, на случай высадки вражеских десантов, сектору придан бронепоезд. Артиллерия сектора: 134-й ГАП, артиллерийский дивизион 138-й бригады, 905-й АП. Сектор поддерживают береговые батареи N 8, 701, 703.
   По факту состояние артиллерии было следующим:
   -артиллерийский дивизион 138-й бригады (По данным немецкого допроса Шалунова, 28.06.42г. в строю 7 шт. 76мм орудий из 15-ти)
   - остатки 905-го артполка (всего, по данным Л.Н.Некрашевича 7 горных 76мм пушек, 122-мм гаубицы полка без боезапаса)
   -остатки 134-го ГАП (172-й СД) по данным бывшего командира дивизиона Ященко, имея по 20 выстрелов на ствол, двумя дивизионами 2-го (7х122мм) и 3-го (4х152мм) занимали позиции в Килен-Балке.
   1-й дивизион, всего 5 орудий 122мм 26.06.41г. находился в районе станции Инкерман, в ночь с 27 на 28 отошел без боезапаса в Килен-балку. В ночь с 28 на 29-е два 122мм дивизиона (1-й и 2-й, всего 12 орудий) выдвинуты на прямую наводку, на скалу над монастырем.
   Здесь не приведены данные по полковой и противотанковой артиллерии, действовавшей в составе подразделений и зенитной артиллерии,, представленной одним 85мм орудием зенитной батареи N 54, одним орудием 45мм батареи N553 и одним 76мм орудием, отошедшим с 345-й СД.
   Возникает вопрос, а где же остальные части, указанные П.А.Моргуновым?
   95-я дивизия.
   Из воспоминаний Д.И.Пискунова: " Спустя 3-4 дня после эвакуации с северной стороны остатки стрелковых частей 95-й дивизии были сведены в один батальон, численностью около 700 человек, получивший наименование 1-й батальон 90-го полка, командиром которого был назначен старший батальонный комиссар Кадашевич. 5 орудий 97-го противотанкового дивизиона были переданы в батальон. В операции по обеспечению отхода 25-й дивизии 28.06.42г. ст. батальонный комиссар Кадашевич погиб". По данным на 28.06.42 в батальоне числится 521 человек, батальон находится на второй линии обороны, в районе редута "Виктория". Но это не единственное подразделение 95-й дивизии.
   По данным Д.И.Пискунова, 57-й артполк (командир полковник Филиппович), оставшийся без орудий, вооружен стрелковым оружием и так же направлен на вторую линию обороны от р.Виктория вдоль Килен-балки (всего в полку 741 человек).
   Сводный батальон флотского экипажа.
   В батальон была включена и формирующаяся команда крейсера "Червона Украина", который планировали поднимать. Всего в батальоне числилось 724 человека. 27.06.42 батальон был выведен на линию Ушакова балка -Малахов курган- Камчатский люнет. Две роты МСП (всего около 250 человек) заняли позиции в районе Малахова кургана.
   Т.е. ситуация была несколько иной: примерно половина личного состава была тянута на вторую линию обороны, проходившую по рубежу: Ушакова балка- Малахов курган- Камчатка-Килен-балка- редут Виктория, далее по противотанковому рву, до Лабораторному шоссе- Английское кладбище, и далее по линии Тылового рубежа. На этом рубеже части будут сражаться спустя сутки. Но по воспоминаниям, части заняли его заранее. На этом же рубеже находился личный состав 1 -го дивизиона дотов (255 человек), 2-го дивизиона (без 3-й батареи), всего 370 человек, 3-го дивизиона (без 3-й батареи, которая оказалась на передовой), всего в дивизионе 428 человек.
   172-я стрелковая дивизия
   Из воспоминаний И.А.Ласкина: "Ну а пока надо было продолжать обороняться. Мы снова из числа раненых и артиллеристов, оставшихся без орудий, сформировали небольшой отряд под командованием помощника командира 514-го полка по хозчасти капитана Д. И. Сидоренко (комиссаром отряда стал старший инструктор политотдела З. К. Лактионов) и поставили перед ним задачу в уличных боях истреблять врага и задерживать его продвижение". По данным И.А.Ласкина, его численность составляла "...около двух батальонов", точнее выяснить не удалось, но подразделение проходит по документам как 514-й полк и находится на 2-й линии обороны.
   Из всего вышесказанного, можно сказать, что оборона была образована только до ГРЭС. Дальше шло обычное боевое охранение. Как было сказано выше, бронепоезд "Жедезняков" потерял две площадки, и находился в Троицком тоннеле.
   Но, вернемся со второй линии обороны на Сапунгорский (передовой) рубеж. По данным П.А.Моргунова: "III сектор -- комендант -- полковник Ганиев; ... силы:
25-я стрелковая дивизия, включена 8-я бригада морской пехоты, один батальон дотов и 3-й полк морско
й пехоты". На передовой находится 8-я бригада морской пехоты (численность на 28.06.42г. 2876 человек) и остатки 9-й батареи дотов. Граница слева станция Инкерман (искл.)- балка Чертова-редут Виктория (искл.). Граница справа: Новые Шули (искл.)- водокачка -х.Дергачи - Лабораторное шоссе (искл.).
  
   0x01 graphic
   Численность высаживаемых подразделений 24-й ПД
  
   25-я стрелковая дивизия
   В районе х. Дергачи на базе роты охрана штаба был сформирован сводный батальон 25-й дивизии, численностью около 540 человек. Батальон на 28.06.42г. находится в верховьях Докового оврага, в штольнях (т.е. на второй линии обороны). Здесь же находятся и основные силы 3-го дивизиона дотов.
   Артиллерия сектора:
   -99-й ГАП (3 дивизиона, два 122мм, один 152мм) по данным Олейника в составе полка (8шт. 122мм гаубиц и 6 152мм).
   II сектор -- комендант -- полковник Н. Ф. Скутельник; ру­беж обороны: от выс. 113,2 до водокачки (искл.) силы: 386-я стрелковая дивизия (3,5 тыс. человек), 7-я бригада морской пехоты (около 1 тыс. бойцов).
   Артиллерия сектора:
   952-й артполк 386-й СД (12 шт. 76мм горных пушек, 122мм гаубицы без боезапаса)
   Из береговой артиллерии этот участок поддерживали батареи N 702 (113), и 702 "бис". По некоторым данным действовала еще батарея 2 "бис" в районе Воронцовой горы, но информация требует уточнения.
   I сектор -- комендант -- генерал-майор П. Г. Новиков; рубеж обороны: от Кадыковки до выс. 113,2 (искл.); силы: 109-я и 388-я стрелковые дивизии (без 778-го полка), 9-я бригада морской пехоты.
   Если скрупулезно просуммировать численность всех частей, то, действительно, в боевых частях наберется около 27-28 тысяч. Эта цифра не учитывает Части ВВС, ПВО, тылы, остатки 125-го танкового батальона, переброшенные в район современного парка Победы для противодесантной обороны и т.д.
   Я понимаю, что численность советских частей относительно невелика, но, если мы возьмем немецкие или румынские части, то они окажутся примерно в том же положении. Для примера состав 31-го полка 24-й дивизии на тот момент едва достигает 500 человек. Части 22-й ПД находились примерно в том же состоянии.
   Из донесения 22-й ПД в штаб корпуса за 28.06.42г.: "Боевой состав 16-го и 47-го полков снизился до 70-90 человек в батальоне. 65-й полк сведен в один батальон, численностью 150 человек...213-й полк: дефицит личного состава в батальонах 70%, в целом по полку 50%...Дефицит личного состава в 22-м пионерном батальоне 35-40%, в 744-м пионерном батальоне 30%"
   Цифры достаточно ясно говорящие сами за себя. Что смогли сохранить немцы, так это артиллерию. За 22-й ПД на эту дату числится: 36 leFH18, 11sFH18 в 22-м артполку, 7 sFH (чешские) в 1-м дивизионе 77-го полка и 3 шт. 21см мортиры (18) в батарее 2-го учебного артполка.
  
   0x01 graphic
   Расположение частей 28.06.42г.
  
   [20] П.А.Моргунов "Героический Севастополь" л.423
   [21] П.И.Малорадов. Воспоминания. Архив НМГОС. Фотокопия. Архив автора.
   [22] Г.С.Машкетов Воспоминания. Архив НМГОС. Фотокопия. Архив автора.
   [23] И.С.Маношин. "Героическая трагедия"
  

Глава 8 29.06.42г. Бросок через бухту.

   Далее, имеет смысл разделить события на несколько эпизодов. Первый эпизод переправа через бухту, второй штурм Сапун-горы, третий - прорыв вдоль Ялтинского шоссе.
   Из ЖБД 11-й немецкой армии: " 54-й корпус начал атаку против внутреннего пояса крепости Севастополь в 1 час ночи переправой через бухту частей 22-й и 24-й ПД, и захватил подножье Южной стороны". Документы 54-го корпуса: "Переправа через бухту началась без предварительной артиллерийской подготовки в 1 час ночи. Ясная погода мешала высадке, в связи с чем пришлось ставить дымовую завесу....". Это немецкая сторона.
   П.А.Моргунов описывает события так: "События ночью 29 июня развивались следующим образом. В 2 час. 00 мин. гитлеровцы открыли массированный артиллерийско-минометный огонь по всему району южного берега Северной бухты от Килен-площадки до Северной электростанции. Одновременно этот район подвергся бомбежке вражеской авиации.
   Погода нам не благоприятствовала -- было сравнительно тихо, но ветер дул с севера, и все южное побережье, по которому про­тивник вел огонь, было в дыму и в сплошных облаках пыли. Наши части IV сектора и артиллерийские корректировочные посты 2-го и 177-го дивизионов оказались в очень тяжелом положении -- они не видели не только северного берега, но и самой бухты. К счастью, артиллеристы 2-го дивизиона могли просматривать Се­верную сторону с Александровского равелина, откуда и коррек­тировали огонь, а находившаяся там батарея N 8 могла прямой наводкой вести огонь по шлюпкам противника.
   В 2 час. 15 мин. противник пустил с Северной стороны дымовую завесу, прикрывшую Северную сторону в районе сосредоточения его мелких переправочных средств. Дымовая завеса очень медленно двигалась к южному берегу, окончательно закрывая всю бухту. Вследствие этого вся наша артиллерия, береговая и армейская, вела заградительный огонь по рубежам, но не прицельно. Бере­говым батареям по возможности помогали корректировщики с береговой батареи N 8. В 2 час. 35 мин. противник начал форсирование бухты, прикры­ваясь шквальным огнем по нашему побережью. Главными направле­ниями и местами высадки гитлеровцев были Троицкая, Георгиев­ская и Сушильная балки. Нашей береговой и армейской артил­лерии удалось потопить часть катеров и шлюпок при форсировании бухты и на подходе к берегу, но большинство их достигло берега. Несмотря на упорное сопротивление наших войск на берегу, про­тивник все же сумел в нескольких местах захватить участки побережья и стал быстро накапливать силы".
   И.С.Маношин: "В 02-00 с Северной стороны противник открыл шквальный артиллерийский огонь по всему южному берегу Северной бухты, а в 02-35 под прикрытием дымовой завесы, которая благоприятствовала ему, и продолжающегося артогня силами 22-й, а затем и 24-й пехотных дивизий начал форсирование бухты и высадку в 4-х местах берега между Килен-площадкой и Северной электростанцией. Огнем нашей артиллерии было потоплено 17 лодок противника и один катер. До пяти лодок вышли на наш берег в районе Георгиевской балки. Контратаками остатков наших 95-й, 345-й стрелковых дивизий, 79-й бригады, 2-го полка морской пехоты и других подразделений IV сектора обороны удалось сбросить противника в трех местах, а в районе Воловьей балки противник высадился и закрепился". Это взгляд с советской стороны. "Разбег" на один час вполне объясним: "советские часы" из-за "декретного времени" отличались от немецких, ровно на один час.
   Основное расхождение в описании первого часа высадки заключается во времени начала артиллерийской подготовки. Советские источники утверждают, что противник открыл "массированный артиллерийско-минометный огонь" и, несмотря на все усилия советских войск, в одном месте немцам удалось зацепиться. Немцы утверждают, что высадка шла скрытно, без артподготовки. Посмотрим документы более низкого уровня.
   Из ЖБД 24-й ПД: "29.06 сразу после полуночи началась посадка 31-го ПП и приданных ему частей в лодки. В 1 час ночи началась переправа, шум которой маскировался шумом двигателей самолетов. Высадка 1-й волны прошла без противодействия противника. Переправа удалась. По данным перебежчиков противник в основной своей массе, размещался в штольнях и железнодорожном тоннеле и был застигнут врасплох".
   Из отчета отдела 1С (разведка) 22-й пехотной дивизии: "Артиллерийский огонь ничтожный. С рассветом усилился. Особенно сильный огонь с тяжелой батареи, расположенной 4340/1630 (Малахов курган). Одновременно открыт мощный минометный огонь. Первый бросок через бухту встретил ничтожное сопротивление противника. Левый фланг столкнулся с жестким сопротивлением противника, опирающемся за хорошо укрепленные позиции. Группа домов в районе (указаны координаты электростанции) минирована. Перед левым флангом 65-го полка мощная контратака противника"
   В боевом донесении 22-го артиллерийского полка время начала артиллерийской подготовки указано четко: " В 1 час 30 минут поступило донесение о том, что первая группа достигла противоположного берега. В 1 час 35 минут был открыт огонь по районам "а" и "b", как это и было предусмотрено приказом". Действительно, артиллерийским приказом N20 от 27.06.42 предусматривалось ведение огня по району "A" одной батареей (40 выстрелов) и по району "В" двумя батареями (40 выстрелов). Время открытия огня " бис+5", т.е. через пять минут после достижения противоположного берега первой высадочной группой.
   Дальнейшее развитие событий П.А.Моргунов описывает так: "Бойцы стойко дрались, смело и решительно контратаковали противника, но сбросить его не смогли. Располагая крупными си­лами, гитлеровцы непрерывно под прикрытием дымовой завесы волнами подбрасывали на плавучих средствах подкрепления своим войскам, закрепившимся на берегу. Вражеская авиация и артиллерия непрерывно поддерживали свои войска. Врагу противостояли слабые по численности остатки 95-й и 345-й стрел­ковых дивизий, 79-й стрелковой бригады, 2-го полка морской пехоты и других частей, а главное, у наших артиллеристов было очень мало снарядов. На всем протяжении побережья кипел кровопролитный бой, доходивший до рукопашных схваток. Стойко дрались моряки бронепоезда, нанося по десанту удары из минометов и пулеметов, а потом несколько раз бросаясь в атаку на противника. Высокое мужество показали бойцы 95-й, 345-й дивизий, 79-й бригады, 2-го полка морской пехоты, но, не выдержав натиска превосходящих сил врага, они начали местами отходить. Весь день противник перебрасывал на южный берег Северной бухты части 24-й, а затем и 22-й пехотных дивизий, включая лег­кие пулеметы и минометы. Во второй половине дня они перешли в решительное наступление и начали продвигаться к Килен-балке и к горе Суздальской, которые к концу дня им удалось захватить".
   И.С. Маношин описывает события так: "Противник стал быстро перебрасывать части указанных дивизий на захваченный плацдарм. Затем силами до батальона ворвался по Воловьей балке на гору Суздальскую. Позже в районе Килен-балки противнику удалось высадиться силами до батальона пехоты. Действиями переправившихся за передовыми отрядами частей этих дивизий из Георгиевской и Сушильных балок, а также передовых частей 50-й и 132-й пехотных дивизий, начавших одновременное наступление через станцию Инкерман на гору, мимо Шампанстроя по шоссе на Английский редут Виктория при поддержке танков, противник стал медленно теснить части IV сектора обороны и к 12 часам дня из-за слабой артиллерийской поддержки наши подразделения вынуждены были отойти к рубежу: Западные скаты Килен-балки -- Камчатский редут -- Английский редут Виктория.
   В то же время в III секторе 138-я бригада, остатки частей 345-й стрелковой дивизии, 8-й бригады морской пехоты, ведущих бой в районе Инкерманского болота и на северо-восточных склонах горы Суздальской, северо-западные и западные скаты которой уже были захвачены немцами, оказались в полуокружении. Все эти части вышли из него после полудня 29 июня, а остатки 345-й стрелковой дивизии в ночь на 30 июня. По воспоминаниям старшего лейтенанта И. Ф. Сорокового, помощника начальника штаба артиллерии 345-й дивизии, остатки дивизии, в которой было более 1000 человек, отходили с Инкермана, где занимали оборону"
   С большим сожалением вынужден констатировать, что описание событий имеет ряд существенных ошибок. Еще раньше, по результатам работы с воспоминаниями ветеранов, сложилась несколько иная картинка.
   Прежде всего, в районе болота никто бой не вел. Части оборонялись на намеченных рубежах, но 345-я дивизия, большая часть которой, для укрытия от авиации и артиллерии противника, была сосредоточена в Инкерманских штольнях, проспала начало наступления, и поначалу немцы захватили значительный плацдарм.
   0x01 graphic
   Воспоминания З.Олейника о контратаке 138-й бригады.
  
   Ударом остатков 138-й бригады с высоты Суздальская удалось отбросить противника, но этот контрудар, отвлекший на себя 138-ю бригаду, позволил немцам высадиться в тылу, в районе Килен-бухты. По Воловьей балке противник не прошел, и был отброшен, зато закрепился в районе Сушильной, Георгиевской и Троицкой балок. (т.е. картина прямо противоположная тому, что принято писать в советской литературе). Части, обороняющиеся на высоте Суздальская, к середине дня 29.06.42г. оказались в глубоком полу-окружении, но удерживали всю высоту по линии старых укреплений над Сушильной балкой. Так выходит, если сложить воедино мозаику из воспоминаний советских ветеранов.
   А, что же пишут немцы о том же самом событии? Начнем с 22-й ПД. В утреннем донесении (4 утра) указано, что захвачены северные и северо-восточные склоны "высоты с памятником" и участок дороги 400 м восточнее 1651 (т.е. часть серпантина). В промежуточном донесении (14.50) картина получается иная: " Достигнута линия памятник восточнее 1650 (скорее всего ныне несуществующий памятник на месте Селенгинского редута)- точка в районе буквы "G" в слове "Grabensystem" (имеется в виду на карте) в квадрате 4640 южные окраины домов 500м юго-западнее 1615-1615
   Жесткое противостояние противника на левом фланге дивизии в районе "высоты с памятником" и особенно жесткое на правом фланге 50-й дивизии в районе западнее 1653 (район бывшего монастыря на левом берегу и современной станции Инкерман-1)... "
   Интересна фраза из донесения 22-й ПД: "основная задача группы, высаживавшейся в районе Электростанции, выполнена. Около 7 утра был выведен дизель-генератор, установленный в одной из штолен, питающий радиоцентр и телефонную станцию...".
   Из воспоминаний Ф.Габрисюк: " 29 июня большую часть персонала ГРЭС отправили в город для эвакуации на большую землю. Не имея разрешения на взрыв электростанции и эвакуацию, руководство осталось на месте. На ГРЭС-1 оставались главный инженер Полушко, секретарь парторганизации Филатов, председатель завкома Власов, секретарь комсомола Раппопорт начальники цехов и заместители. Противник отрезал Спецкомбинат N 2 и СевГРЭС-1. В штольне находились солдаты, человек 20 и населения человек 500 ...В соседнюю штольню, где находился генератор попытались ворваться фашисты, но были отбиты. Около 7 утра они заложили заряд и взорвали штольню. Тут же погас свет".
   Из воспоминаний Е.И.Жидилова: "Приказываю первому батальону развернуть одну стрелковую роту, усиленную двумя станковыми пулеметами и взводом противотанковых ружей, фронтом к Ялтинскому шоссе. И тут телефон замолчал. Проводная связь прекратилась со всеми батальонами и со штабом армии. Восстановить ее не удается. Снаряды падают так часто, что линии рвутся сразу в нескольких местах. Действует пока лишь радиосвязь".
   Из отчета командира 8-й бригады морской пехоты полковника П. Горпищенко:
   "С утра 29 июня под ураганным огнем противника подразделения правого соседа, в том числе, 775 СП стали в беспорядке отходить на Сапун-гору и далее на Дергачи. С ними была потеряна связь. Наша рота в районе водокачки Новых Шулей, выброшенная туда с целью недопущения противника до Сапун-горы, была окружена и уничтожена. Противник силами до двух батальонов вслед за отступающими, справа зашел в тыл бригаде. Развернули против них 3-й батальон. Проводная и радиосвязь были нарушены".
   Итоги дня для 22-й ПД подведены в вечернем донесении в котором указывается, что дивизия 16-м и 47-м полком достигли Килен-балки, 16-й ПП вошел в балку, и его ударные группы встретились с немецкими частями, атаковавшими юго-восточнее балки. Вместе с тем отмечается: " 65-й ПП залег под жестким пулеметным и винтовочным фланкирующим огнем из района 1658 и 1659", т.е. из района высоты Суздальская.
   Противник отмечает так же , что "...с 17 часов началось ожесточенное сопротивление противника на дамбах между 682 и 1615". Т.е. советские войска не только сбросили 22-ю ПД с занятого плацдарма в районе Воловьей балки и верховий бухты, но и продвинулись вперед.
   Данные немецкой 22-й ПД стыкуются с документами 24-й ПД. Правда, здесь картинка получается интереснее. П.А.Моргунов пишет: "Попаданием нескольких бомб в Троицкий туннель была за­сыпана остававшаяся еще в действии бронеплощадка, часть броне­поезда "Железняков", одна платформа которого еще раньше была засыпана там же. В эти последние дни "Железняков" действовал очень активно и нанес врагу чувствительные потери. Но теперь оба выхода были засыпаны, и славный бронепоезд был погребен в тун­неле. Однако оставшиеся в живых из его героического экипажа продолжали успешно действовать. Выбравшись из заваленного туннеля и вытащив свои минометы и пулеметы, они приняли позже активное участие в отражении переправы врага на южную сторону Северной бухты"
   Из воспоминаний Александрова: "К утру путь починили. Никто не спал. Одни ремонтировали дорогу, другие провели ночь на берегу Северной бухты: вместе с пехотинцами и милицейской ротой препятствовали переправе гитлеровцев через бухту. Утром все вернулись на бронепоезд. Группу краснофлотцев командир послал в тоннель под флотским экипажем на перегрузку боезапаса. Ушли комендоры Мячин, Суржан, Киселев, Баклан, еще несколько товарищей. Готовимся к очередному рейсу. Никто еще не знал, что этот рейс будет последним. Машинисты разводили пары, когда послышался все нарастающий рев. Фашистские самолеты тучей налетели на тоннель, сбрасывая тысячекилограммовые бомбы и торпеды. Сыплется со сводов земля. Чуть налет стих, бронепоезд выскочил на открытое место. Произвели десятка три выстрелов. Больше не успели: со стороны ГРЭС снова появилась стая бомбардировщиков. Пришлось спешно укрываться в тоннеле. И только втянулся хвост, грохнул оглушительный взрыв. Всех, кто находился на открытых площадках, сильной взрывной волной сбило с ног. Оглохшие, ослепленные, ждем, пока развеется дым и гарь. И видим вдруг, что выхода из тоннеля больше нет. Исполинская гора битого камня и земли похоронила под собой десятки укрывавшихся здесь людей. Теперь тоннель закупорен с обеих сторон. Выхода нет".
   "Высаженные пионерные части немедленно захватили выходы из штолен и тоннелей. Одна ударная группа была направлена в авиамастерские для воздействия на правый фланг противника. В течение последующих часов были переброшены следующие группы десанта. 3-й батальон 31-го полка, усиленный специальными подрывными группами, взорвал северо-восточный выход из тоннеля и выходы из штолен. Попытки противника вырваться были отражены. К 4.30 были захвачены высоты до Суздальской высоты и до Килен-Балки. (1613-1650). До полудня 1-й батальон 31-го полка захватил авиамастерские "Севастополь-4" дойдя до железнодорожной линии. 2-й батальон 31-го полка продвинуться не смог из-за сильного укрепления местности. К исходу дня были заняты: восточный берег Киленбалки и Киленбухты юго-западный выход из тоннеля высоты 1613-1650. Высадка в течение дня не прекращалась".
   0x01 graphic
   В боевом донесении 24-го пионерного батальона отмечается, что "...выход из тоннеля (указаны координаты Троицкого тоннеля) взорван подрывными зарядами, юго-западный выход из тоннеля еще накануне разрушен авиацией. Бронепоезд противника в 4 утра блокирован в тоннеле ". Троицкий тоннель соединен тоннелем с системой штолен в Килен-балке (при реконструкции тоннеля в наше время этот выход, заложенный камнями, был обнаружен). В штольнях были блокированы около 500 человек. Оборона Троицкого тоннеля с запертым в нем бронепоездом описана в мемуарах Александрова. Он описывает газовые атаки, утверждает, что гарнизон держался до 3-го июля 1942года.
  
   0x01 graphic
  
   Что говорят об этом немецкие документы? Журнал боевых действий 24-й ПД имеет запись о том, что 30.06.42г. был произведен штурм тоннеля с использованием дымов и подрывных зарядов, взято 307 пленных. 1-й ротой 24-го пионерного батальона в обед была пресечена попытка прорыва. За 1.07.42г. идет запись: "...в связи с продолжающимся сопротивлением внутри тоннеля 24-й пионерный батальон начал заливать в тоннель зажигательную смесь, бензин и нагнетать дым. 3.07.42г. (!) тоннель был вскрыт. Весь его гарнизон был уничтожен".
   Но, вернемся к событиям 29.06.42г. 24-я дивизия захватила 500 пленных, 22-я ПД около 400. Ночью было завершено окружение частей на высоте Суздальская. Пока кольцо было неплотным, часть советских войск просочилась через балку к своим. Еще один интересный факт.
   29.06.42г. в распоряжение 22-й ПД прибыли две диверсионные группы кавказцев, общей численностью около 40 человек, переодетых в советскую форму. По донесениям 22-й ПД их деятельность закончилась пленением 77 солдат и 4 офицеров. Протоколы допроса этих офицеров приведены ниже.
   "Протокол допроса пленного N12:
   Пленный Кононов Николай. Пленен в ночь на 30.06.42г. в Килен-балке в районе ориентира 1632 (подъем из балки к Камчатскому люнету).
   Русский, 22года, кадровый офицер, командир батареи.
   177-й дивизион береговой артиллерии, 703-я батарея.
   2 стационарных дальнобойных пушки 13см Расположение -ориентир 1658
   Дополнения: 177-й дивизион, командир... включает в себя батареи N 703, 704 (на Северной стороне) и 701-я батарея на Малаховом кургане (при перечислении, почему-то пропущена 702-я батарея). По состоянию на начало штурма на батарее было 76 человек. Боезапас был в избытке. После начала немецкого штурма с Северной стороны ... батарея стрелять не могла, т.к. атакующие находились в мертвой зоне. В 23 часа 29.06.42г. пришел приказ на отступление в направлении Малахова кургана. ... (далее, описаны обстоятельства пленения) Пленный думал, что он столкнулся с пехотным подразделением, посланным. им в подкрепление".
   Пленный Стратеенко Леонид 25-я дивизия (Чапаевская) пленен 30.06.42г. в Килен-балке (ориентир 1632), украинец, 19 лет, кадровый офицер, офицер связи, 3-й полк морской пехоты. Штаб полка в ночь на 30.06.42г. находился в штольнях Шампанстрроя. По состоянию на 29.06.42г. 3-й морской полк фактически был распущен. Приблизительно 200 человек, включая остатки 1, 2 и3 батальонов, не считая мелких групп, под командованием капитана начали отступление. Они рассчитывали выйти в район Панорамы в Севастополе и затем рассчитывая эвакуироваться в Камышевую бухту. Одна группа, около 150 человек, во главе с полковником Гусаровым, закрылись в штольнях, имея 2 крупнокалиберных пулемета, большое количество ПТР и автоматического оружия с намерением сражаться до конца.
   За день до этого, (28.06.42г.) полковник Гусаров приказал расстрелять 50 человек, за отказ вкатывать гаубицы в штольни. В штольнях находится около 2000 гражданских лиц, и огромное количество раненых. Многие раненые не в состоянии передвигаться. В ночь на 30.06.42г. штаб 25-й дивизии из штолен ушел, предположительно во Флотский экипаж".
   Судьба полковника С.Р.Гусарова неясна: пять человек были свидетелями его смерти, у троих он умер на руках. Одна незадача: все указывают разные места и обстоятельства его гибели. Что-то здесь неладно.
   "Пленный Рачковский Виктор, старший лейтенант. Пленен в ночь на 30.06.42г. в Килен-балке в районе ориентира 1632. Командир 9-й батареи дотов и дзотов 3-й батальон полка дотов и дзотов. Батарея располагалась от побережья, вдоль дороги (указаны координаты Симферопольского шоссе в районе современного завода ЖБИ). К 9-й батарее относились 6 артиллерийских и 5 пулеметных дотов (к допросу приложен эскиз расположения дотов и дзотов). С 29.06.42г. батарея располагалась (даны координаты верховий Килен-балки).
   29.06.42г. около 20 часов, из-за опасения попасть в окружение, пленный с группой в 30 человек, подожгли бункер и начали отступление к Севастополю...."
   Там же есть фраза: "пленные ... были захвачены кавказской разведгруппой, армейского подчинения, всего около 60 человек"
   Пленный описал обстоятельства пленения: " Двигаясь по Килен-балке, группа была внезапно встречена высокопоставленным советским офицером, который приказал группе построиться, после чего на группу были внезапно наведены стволы пулеметов, и они были вынуждены сдаться". ....
   Нужно отметить, что несмотря на досадный случай пленения, Виктор Сигизмундович Рачковский (поляк по национальности) очень мужественно вел себя в плену, возглавив одно из крупных подразделений подпольной организации в концлагере.
   Последний пленный офицер, Шалунов, старший политрук, военком артиллерийского дивизиона 138-й стрелковой бригады 37 лет, профессор Астраханского университета. Он сообщил, что из 16-ти 76мм орудий в бригаде осталось всего 7, боезапас 200 выстрелов на батарею, бригада понесла сильные потери, штаб бригады отошел в район Лабораторной балки. Вместе со штабом находятся 30 человек из 1165-го полка 345-й дивизии, 75 человек из 138-й бригады, 200 человек из строительных батальонов, 125 человек из различных частей.
   Так что картинка и у немцев получается совсем не такой, как принято считать в советской истории. Вместе с тем, картинка совпадает с воспоминаниями советских ветеранов. Этот фрагмент истории явно переписан.
  

Глава 9 Отдельные события . 29.06.42г.

   В книге П.А. Моргунова "Героический Севастополь указано: "Ночью я проинформировал руководителей штаба ВО о сове­щании у генерала Петрова и поставил задачи. В это время опера­тивный дежурный штаба капитан В. Г. Никитченко доложил, что в районе мыса Фиолент обнаружено 12 шхун врага. Артиллеристы просили разрешения открыть огонь. Я приказал проверить, нет ли там наших подводных лодок, которые часто по ночам всплы­вают, заряжая аккумуляторные батареи, и если нет, то открыть огонь. Было около 2 час. ночи 29 июня. Командир 3-го отдель­ного артиллерийского дивизиона майор М. Н. Власов доложил, что наших подводных лодок нет и что 18-я батарея открывает огонь".
   Г.И.Ванеев, пишет: "На правом фланге СОР враг предпринял попытку высадить морской десант в районе Херсонесского мыса с целью захватить его, чтобы иметь возможность высадить парашютный и посадочный десанты и отрезать все пути для эвакуации. 12 моторных шхун и 5 итальянских торпедных катеров, вышедших из Ялты, огибали мыс Айя". С этим десантом, на самом деле, много непонятного.
   П.А.Моргунов указывает: ""Береговая батарея N 18 сорвала этот план противника, своевременно открыв огонь и не допустив десант к Херсонесскому полуострову. Командир 18-й батареи Н. И. Дмитриев 30 июня вечером доложил, что огнем батареи 9 из 12 шхун, шедших в направлении Херсонесского маяка, были потоплены на траверсе мыса Фиолент в расстоянии 6,5--7,5 км. Оставшиеся три шхуны ушли в море. Десант врагу высадить не удалось".
   Что же это за шхуны, которые потопила 18-я батарея? Вспомним телеграмму Ф.С.Октябрьского: " Тов. Елисееву поставить на питание Севастополя все подводные лодки, в качестве пробы поставить на коммуникации 7--10 лучших моторно-парусных шхун, надежно оборудовав их в навигационном отношении. Увеличить зенитное вооружение".
   А что могут подсказать по указанному поводу немецкие документы? Увы, никакой высадки немцы не планировали, зато...
   Из журнала боевых действий 11-й армии за 27 июня: " Группа Маттенклотта: Соединение вражеских кораблей замечено в районе Тамани, которое было атаковано артиллерией и авиацией..." 28-го: "... в предрассветном тумане мимо северного побережья проскочило несколько кораблей, которые были обстреляны артиллерией..."
   Из донесения 42-го АК ("группы Маттенклотта"): "28.06.42г. Донесение о 13 малых кораблях противника идущих их порта Тамань было получено около 1 часа ночи. Морская береговая батарея открыла огонь. Один одномачтовик потоплен.".
   Из журнала боевых действий 11-й армии за 29.06.42г.: " Предыдущей ночью южнее коса Тузла было замечено соединение кораблей противника, состоящее из 13 кораблей, которое было обстреляно..."
   Еще несколько деталей: В районе мыса Феолент, примерно в 5 км от берега были найдены обломки двух парусно-моторых шхун 1924-28 года постройки. Якорь, поднятый из воды, был изготовлен в кузнице завода "Красный Аксай" в 1927-м году и принадлежал шхуне "СП-217". Шхуны "Моряк", "СП-217", "СП-218", "СП-212", переданные в ЧФ, числятся пропавшими без вести в период с 26 по 29 июня. Ну, вот, кажется, мозаика и сложилась. Стреляли, похоже, по своим. Буду рад, если окажется, что я не прав.
   Еще один эпизод, датированный 29-м июня 1942 года до настоящего момента для меня не совсем понятен. Он связан со взрывом Инкерманских штолен.
   Ну, казалось бы, что непонятного? Штольни взорваны в ночь с 29 на 30-го июня, когда вокруг был противник. Взорвал штольни П.П.Саенко вместе с представителем особого отдела флота Зудиным. Приведу воспоминания самого П.П.Саенко: " Тяжелая обстановка на передовой отражалась и на нашем маленьком гарнизоне. Стала задача перепра­вить раненых на бывшую 24-ю батарею, ибо Инкер­ман становился "Малой Землей". Первая попытка была днем - часов в 14, но автомашина с ранеными была обстреляна, и пришлось раненых опять вернуть в штольни, а ночью эту задачу удалось решить. Более того, весь личный состав ночью 25 июня был переправ­лен на автомашинах без каких-либо происшествий на 24 батарею. 26 июня, ночью около 3 часов прибыл пол­ковник Мельханов и майор Раштейн (так в оригинале, имеется в виду майор Ротштейн), с ними уполно­моченный особого отдела - капитан Зюдин. Они ска­зали, что Зюдин будет здесь и еще раз предупредил меня не оставлять боеприпасы фашистам. ...Самыми тяжелыми были для нас 28 и 29 июня, уже наши части были на Максимовой даче и немцы туда сосредоточили лавину огня. Мы оказались в полном окружении. В эти дни фашисты, что только не пред­принимали против нас и нашего объекта, они сбрасы­вали авиабомбы, снаряды, огнеметы разбрызгивали го­рячую жидкость, сбрасывали бочки с бензином и раз­ные другие предметы, которые сперва действовали на нервы, а потом все свыклось. На объекте, особенно в районе штолен, горело все, что только могло гореть. В штольнях также загорелись разные построенные палатки, в штольнях было полно дыма, дышать было не­чем, раненые, кто мог двигаться, выползали наружу, а кто не мог, помирали там от удушья и спасти их было невозможно. Госпиталей, как таковых, не существова­ло, много врачей поубивало, убитых уже не хоронили, труппы их горели, раненые выползали из штолен, под­ползали (там был железобетонный навес) под тот на­вес, думали спастись там, но, увы - спасенья не было и там. На территории, где были госпитали Приморской армии, горело все, что могло гореть, горели трупы, го­рели автомашины стоящие там, и этот едкий запах паленой резины душил не только раненых бойцов, но и здоровых. Вся территория была покрыта таким удуш­ливым дымом, что многие раненые умирали от удушья под навесом, и в завершение всего эти варварские бом­бардировки завершили свое гнусное дело. Бомбы по­падали в перекрытие этого навеса и все раненые там погибли. Я уже после войны отрывал, находил трупы под обвалом и хоронил.
   Все продукты закончились, а кушать хотелось. На­чались поиски продуктов, кто-то нашел продсклад с соленой рыбой, наелись, а воды не было. Ох, какой же жестокой мукой для нас была постоянно сводящая с ума жажда. Пить! Как ни странно, речка рядом, вода пресная, а достать ее нельзя, но о нас знал рабо­чий класс завода шампанских вин - Ересько Алек­сандр под пулями достали нам 20 бутылок шампанс­кого. И мы его разделили всем, чтобы хоть немного утолить жажду. И вот 29 июня часов в 12 дня в райо­не Сахарной головки показались какие-то части, ко­торые идут по направлению к нам, и расположились под нашими штольнями. Когда мы ночью, замотав голову полотенцем, начали наблюдать, что же это за части, то оказалось, что это недобитые фашистские головорезы. Там были установлены кухни, прибыли легковые машины. Я пообещал, что я им сделаю "хайль!". Собрались посовещаться и выработать план дальней­ших действий. Решено было связаться с той стороной, разузнать, что твориться "там". Послали одного мат­роса, тот не вернулся. Послали второго, был пожар­ник, сам родом из Донбасса.
   Когда он вышел, его кто-то ударил прикладом, но парень был богатырского сложения, схватил того, кто ударил, за шиворот и ввел его в штольню. После чего все штольни были закрыты снаружи. Всему личному составу было приказано оставить штольни и проби­раться к нашим по направлению к Максимовой даче. Полей А.Л., я и Горжий договорились ночью поджи­гать фитили ровно через 10 минут, сверили часы.
   Когда настало время, Полей А.Л. смотрел, чтобы никто не вошел в штольни, а я с папиросой в руке по­шел поджигать штабеля с боеприпасами. Пошли к вы­ходу, когда доходили до штольни N 2, там скопилось человек 70 людей. Начали продвигаться к выходу, но меня остановили бойцы и говорят: "Обождите, он пе­рестанет стрелять, и потом уйдем". Я, зная, что фити­ли горят и что в штольне N 4 заведен часовой меха­низм, что вот-вот произойдет большой силы взрыв, ответил: "Лучше погибнуть под снарядом, чем под кам­нем" - и вышел, за мной вышли часть бойцов, в по­следствии, как выяснилось - мой арт.содержатель и из караула несколько человек. В это время произошли взрывы снарядов. Я только почувствовал, что меня кто-то схватил и бросил. Когда пришел в себя, вижу Конд­ратьева и еще несколько товарищей, спрашивают: "Жив?" - "Жив!"
   Мы начали продолжать движение по оврагам, бал­кам. У хутора Дергачи в балке мы встретились с ди­ректором завода Шампанских вин Петренко Н.Н. и чуть друг друга не постреляли. Я его доставил до ко­мандного пункта Горсовета, а дальше не знаю, что с ним случилось.
   По прибытию я доложил своему начальнику това­рищу Старине, что приказание выполнено, штольни подорваны".
   Ряд деталей в воспоминаниях П.П.Саенко не сходятся с общим ходом событий. Например, если взрыв был произведен в ночь с 29 на 30 июня, то каким образом он смог выйти с территории занятой противником? Есть другие мелочи, вызывающие сомнения. По данным П.П.Саенко: 1-я и 2-я штольни это 47-й медсанбат 25-й СД (П.П.Саенко называет его 46-м), и медсанбат 345-й дивизии. 4-я штольня -пороха, 5-я штольня техническое имущество, 6-я морские мины и химбоезавод, 7-я штольня боезапас ВВС ЧФ, 8,9, 10 штольни военно-морской госпиталь 11-я штольня горбольница, 12-я швейный цех, 13-я сапожная мастерская. В конце мая 1942г. штольня N5 была переоборудована под лазарет на 128 коек. Любопытно, но по его воспоминаниям, складывается ощущение, что боезапаса в штольнях вообще не было. Нет даже выделенных для него помещений.
   В связи с этим, возникает вопрос, а что же перевозили в течение месяца 67 машин, и где были задействованы более 500 человек личного состава. Ведь по данным того же человека, незадолго до этого, была проведена большая работа по перемещению боезапаса из Сухарной балки. И, что в этом случае до настоящего времени извлекается из штолен? Официальная версия: "негодный боезапас". Насчет его "негодности" есть большие сомнения, но, даже не это важно.
  
   0x01 graphic
  
   Ряд ветеранов утверждают, что взрыв был произведен на сутки раньше. Например: "Предутреннюю тишину нарушил взрыв необыкновенной силы, когда я проснулся, последовал второй взрыв. Далее старший лейтенант Дудин сообщил, что немного спустя после ухода комиссара, он пошел на наблюдательный пункт. Взрыв раздался в районе штолен, гора задрожала, как при землетрясении. Он передал мне пакет, который принес адъютант, и сообщил, что последний хотел со мной лично поговорить....Я раскрыл пакет, и прочел, такое указание: " Командиру 3-го дивизиона 99-го артполка капитану Олейнику. В ночь на 29-е июня расположите боевые порядки дивизиона: огневые позиции в районе Молочная ферма, НП-окраины хутора Рудольфа. Автобат подвозит боезапас в район ОП. Работать на Гузя и Скутельника. Начарт Рыжи". Документ был подписан 28-го июня. Стало ясно, что приказ опоздал, было уже позднее утро 29 июня, и выполнить приказ нет никакой возможности".
   В процессе работы над этим вопросом выяснилось, что штольни "Шампанстроя" взрывал совсем не П.П.Саенко. По данным М.Е.Бойко взрыв производился ранним утром 29 июня специализированной подрывной группой под командованием Н.М.Бордо. Сам М.Е.Бойко являлся ответственным за взрыв Авиазавода N45 и Спецкомбината N1.
   В личном деле Н.Бордо содержится запись: "остался на территории, захваченной противником для выполнения спецзадания. Задание выполнено. Судьба неизвестна".
   В немецких документах информации о взрыве пока найти не удалось. Исключение составляет рукописное донесение отдела 1С 22-й ПД, в котором указывается, что около 3,30 29.06.42г. на участке ответственности 50-й ПД произошел продолжительный взрыв. Однако больше ни в одном документе информация не проходит. Ситуация странная, и требующая более тщательного изучения.
  
   Глава 10 Штурм Сапун-горы
   Одновременно с описываемыми событиями шел штурм Сапунгорской позиции советских войск. В фортификационном отношении это был южный участок Главного рубежа, позади которого находился Тыловой рубеж. Обе линии обороны имели проволочные заграждения, доты, траншеи. Советские историки пишут о том, что в дотах был большой некомплект орудий. Например И.С.Маношин пишет: "Надо отметить, что вторая (главная) полоса обороны СОРа шла по рубежу высот Карагач-Сапун-горе -- горе Суздальской и была оборудована средствами полевой и долговременной фортификации. Имелись окопы, хода сообщения, доты и дзоты. Перед линией дотов и дзотов были построены минные поля и проволочные заграждения. 75% дотов войсками не занимались из-за отсутствия вооружения. Некомплект станковых пулеметов в войсках составлял до 65% и отсутствие гарнизонов пульбатов". Но это неправда. Анализ воспоминаний ветеранов показывает, что во всех дотах орудия стояли. Более того, доты были забиты боезапасом "под завязку". Боезапас был сложен даже во входных тамбурах дотов, что существенно ухудшило их живучесть. Работы поискового отряда "Береговая оборона" по расчистке дотов подтверждают эту информацию. Другое дело, что большинство дотов имели орудия изношенные или пушки, восстановленные из учебных. Но все доты были оснащены артиллерией. К сожалению, не совсем удачное размещение артиллерийских дотов и их неудачная конструкция, действительно, привели к тому, что в ходе артиллерийской подготовки многие доты были "выбиты" попаданиями в амбразуру.
   Пулеметов в дотах тоже хватало. Анализ списков личного состава полка дотов и дзотов, а так же воспоминаний ветеранов полка дотов и дзотов показывает, что практически все доты Главного и Тылового рубежей были заняты расчетами и имели вооружение, но... Часть личного состава 3-го дивизиона была снята для размещения на "линии прикрытия эвакуации".
   В предыдущей главе было рассказано о действиях правого фланга 54-го корпуса. На левом фланге ситуация была сложнее. Противнику нужно было штурмовать заранее подготовленные позиции. Из приказа по 54 корпусу N27: "На левом фланге корпуса 50-я и 132-я дивизии штурмовали северную часть Сапунгорской позиции противника, защищаемую противником до полного уничтожения..." и все.
   По боевому отчету "группы Вальтера" в которую входили 122-й и 32-й пехотные полки (последний из 24-й ПД, но с 9 числа действовал в составе 50-й ПД) ей сначала сопутствовал успех, но, затем последовала мощная контратака советских войск.
   Противник пишет об упорном сопротивлении в районе Инкерманского болота, хотя по советским документам там частей не было.
   Д.И.Пискунов пишет: "Говоря об обстановке под Севастополем 29 июня, следует отметить одну парадоксальную деталь, выяснившуюся вечером. Наша разведка, ходившая вечером в сторону Сахарной Головки, не обнаружила противника в долине р. Черная, но зато она обнаружила там наши подразделения. В эту ночь на 30 июня отдельные группы наших войск стали прорываться в Крымские горы". Ситуация странная, но она подтверждается и немецкими данными и воспоминаниями советских ветеранов. Скорее всего, речь идет об остатках 1-го и 2-го батальонов 8-й бригады морпехоты. Из воспоминаний А. П. Утина из 8-й бригады морской пехоты: "После Сахарной головки отошли к речке Черной, где на ее берегу заняли оборону остатком подразделения в 16-17 человек под командованием командира Должикова. Целый день отбивали атаки немцев. Патронов мало. Сверху помогал станковый пулемет из какого-то другого подразделения. Осталось в живых 7-8 человек. Появились немецкие танки. Гранат нет, патронов нет. Организованно отошли на возвышенность горы позади нас. Кто-то крикнул: "Немцы лезут!" Нечем стрелять. Начали с горы камни катить. Они отошли. Прорваться не удалось... плен". Анализируя списки пленных 50-й ПД (всего 978 человек) можно отметить, что значительная часть пленных из 345-й СД и 8-й бригады.
   Обратимся к журналу боевых действий 11-й армии: "ХХХ корпус атаковал из захваченных Новых Шулей в секторе 1673 (современная высота 57,3 рядом с электроподстанцией)-Серпантин. Атака велась вдоль линии 9,5-высота 201,8..." Т.е. атака шла на участке правого фланга 8-й бригады морской пехоты и по всему фронту 386-й СД.
   Из боевого отчета немецкого 420-го пехотного полка, приданного 170-й ПД: " 170-я ПД должна была атаковать тремя полками в передовой линии на узком участке, шириной всего 800 метров вдоль грунтовой дороги, с задачей захватить плацдарм и начать продвижение на юг. Для развития атаки дивизии был придан отряд оберста Мюллера, основу которого составлял 105-й пехотный полк. По приказу атака велась следующим образом: 399-й ПП справа, 420ПП в центре, 391-й ПП слева.
   Подразделения 170-й ПД поддерживали:
   - дивизионная артиллерия 170-й , 72-й ПД и 28-й ЛПД,
   - 1-й горно-артиллерийский полк румынской 1-й горной дивизии,
   - 54-й тяжелый артиллерийский дивизион,
   - 857-й тяжелый мортирный дивизион,
   - II-й дивизион 2-го учебного артиллерийского полка,
   - 284-й артиллерийский дивизион береговой обороны,
   - II-й дивизион 818-го артиллерийского полка,
   - I-й дивизион 767-го артиллерийского полка,
   - 70-й полк реактивной артиллерии
   - II-й дивизион 1-го полка реактивной артиллерии.
   С 18 до 20 ч. 28.06.42г., самолеты 8-го авиакорпуса нанесли удар по позициям русских войск. Артиллерийская подготовка началась в 1 ч. 35 минут, сразу после открытия огня 54-м корпусом. В 1 час 50 минут был нанесен удар реактивной артиллерией".
   И.С.Маношин, анализируя материалы с целью выяснить, на каком участке прорвался противник, делает интересные выводы. Приведу цитату почти полностью.
   "Из отчета командира 8-й бригады морской пехоты полковника П. Горпищенко:
   "Рубежи обороны: Сапунгорские высоты с границей справа 400 м южнее отметки 75,0. Слева вые. 38 включительно. Левее 514-й стрелковый полк, правее 386-я СД.
   С утра 29 июня под ураганным огнем противника подразделения правого соседа, в том числе, 775 СП стали в беспорядке отходить на Сапун-гору и далее на Дергачи. С ними была потеряна связь. Наша рота в районе водокачки Новых Шулей, выброшенная туда с целью недопущения противника до Сапун-горы, была окружена и уничтожена. Противник силами до двух батальонов вслед за отступающими, справа зашел в тыл бригаде. Развернули против них 3-й батальон. Проводная и радиосвязь были нарушены. Около 8-9 часов выяснилось, что на участке соседа 514 стрелкового полка противник прорвал фронт и устремился на гору Суздальскую с одновременным направлением на хутор Дергачи и хутор N 29 с целью окружить бригаду. Поэтому фланговый 4-й батальон развернул по направлению к поселку Инкерман для прикрытия тыла и фронта бригады. К 12 часам дня бригада понесла потери до 80% и начала отход к Английскому редуту Виктория. Штаб бригады потерял связь со своими частями, соседями и штабом армии. Когда перешли на редут Виктория, то в штабе Капитохина (комендант IV сектора и командир 95-й СД) получили приказание создать оборону, остановить отступающих, но из-за больших потерь удалось создать лишь прикрытие. По имеемым данным комиссар бригады полковой комиссар Силантьев, вступивший в командование после моего ранения, сформировал из остатков бригады батальон из 350 человек. 4.07.42 г." .
   Из отчета командира 7-й бригады генерал-майор Е. Жидилова от 4.07.42 г.
   "Позиция бригады: высота 74,0 -- вые. 57,5 -- отм. 111 и выс. 113. Задача -- не допустить противника по серпантину Ялтинского шоссе. Правее бригады оборонялась 9-я бригада морской пехоты, левее 386 СД.
   С 2-х часов 20 минут 29 июня противник открыл ураганный артиллерийский и минометный огонь по району 5-го стрелкового батальона бригады и по соседу слева. В 05-00 подразделения 386-й дивизии стали в беспорядке отходить на Сапун-гору и далее в направлении на Английский редут Виктория. Связь с 386-й дивизией была потеряна. На плечах отходящих противник зашел на Сапун-гору и стал распространяться в двух направлениях: на отметку 80 и отм. 87. Затем туда подошло два батальона противника и он вытащил пушки на Сапун-гору. 5-й стрелковый батальон, неся потери, сохранил свои боевые порядки и фланговым огнем уничтожал живую силу противника. Около 14 часов стали отходить подразделения правого соседа (388 СД. авт.). Доложил в штаб армии и получил приказ отойти на рубеж казармы БРО-Английское кладбище. В 16-00 дал распоряжение батальонам с боем выходить на новые рубежи, указав пути отхода через высоты Карагач. Сам, находясь, в окружении, вышел с личным составом НП на КП Максимовой дачи". Далее приведены воспоминания комиссара 386-й дивизии Р.Володченкова в которых утверждалось, что противник прорвался на участке 8-й бригады морской пехоты. И, далее вывод: "Отчеты Горпищенко и Жидилова написаны на свежую память 4-го июля 1942 года сразу после их эвакуации из Севастополя.
   Оба указывают на беспорядочный отход подразделений 386-й стрелковой дивизии после мощной артиллерийской и авиационной подготовки противника, то есть отход без приказа, а по сути бегство. Случившееся можно только объяснить тем, что слабо подготовленные и необстрелянные бойцы маршевого пополнения, присланные с Кавказа и поступившие в полки дивизии, понеся большие потери от огневого удара противника, не выдержали и бежали в панике, что во многом решило дальнейшую судьбу Севастополя. Не исключено, что противник знал об этом и именно здесь нанес свой главный удар. Во всяком случае, все эти обстоятельства требуют дополнительного исследования". В выводе правильной является только последняя фраза. Убедиться в этом очень просто. Достаточно отложить от высоты 75 по карте 400м на юг, чтобы понять, что водокачка находится на участке 8-й бригады морской пехоты. Выдумка про 775-й полк, в принципе является наукообразной выдумкой. После событий под Новыми Шулями остатки полка были сведены в одну стрелковую роту и отведены в район хутора Дергачи. Так что в составе обороняющихся 775-го полка не было вообще. Неудачной была и ссылка на 514-й полк. Она тоже не подтверждается ни воспоминаниями, ни документами. После содействия выходу 25-й СД, 514-й полк был отведен на вторую линию обороны.
   В чем причина такой "неосведомленности"? Причина проста: Жидилов и Горпищенко из Севастополя эвакуировались. Комендант 2-го сектора и командир 386-й дивизии полковник Н.Ф.Скутельник остался со своими людьми и попал в плен. Удобно все свалить на соседа.
  
   0x01 graphic
  
   Более того, как выяснилось из воспоминаний, ни Е.И.Жидилов, ни П.Ф.Горпищенко своими войсками на тот момент непосредственно не командовали. Остатками 8-й бригады командовал начальник штаба бригады Н.А.Стальберг (пропал без вести), остатками 7-й бригады капитан Родин, который подошел с 4-м батальоном уже после начала штурма. Е.И.Жидилов находился на НП в районе хутора Лукомского, Горпищенко находился в районе флотского экипажа.
   Из воспоминаний А.Ю.Гриценко (8-я бригада морской пехоты): "По слухам, 1-й и 2-й батальоны бригады оказались в окружении (район высот Кара-Коба и 126,1) Ночью мы отошли через Черную речку, а правее нас был 3-й батальон. В этот период 3-м батальоном командовал капитан 3-го ранга Ураков, а остатками бригады командовал начальник штаба... Оказались почти в полном окружении, потому, что справа отошла 7-я бригада и какой-то армейский полк, а слева 79-я бригада Потапова сдала Инкенрман..."
   Если по времени начала переправы разночтений почти нет, то по времени начала штурма идет большой разбег в различных источниках. Артиллерийская подготовка имеет точное время начала (1 час 35 минут по немецким часам, или 2 часа 35 минут по советским). А вот когда начался штурм?
   420-й немецкий пехотный полк: " В 1.30 ч. артиллерия начинает стрелять, она увеличивает непрерывно скорость огня, к ней присоединяются батареи реактивных минометов, батареи зенитных и противотанковых орудий, минометы". Времени начала нет.
   В донесении 170-й ПД времени начала штурма тоже нет. Его нет и в ЖБД армии.
   Из воспоминаний капитана 1-го ранга Евсеева (7-я бригада морской пехоты). "В 3 часа противник открыл ураганный сосредоточенный огонь по полосе в километр шириной левее Ялтинского шоссе по нашему левому флангу. Крупные снаряды и мины уничтожали все на своем пути. В воздухе стоял ужасный вой и свист тяжелый грохот от снарядов и мин на этом участке фронта. В том числе к этой артиллерийско-минометной бомбежке присоединилась бомбежка с воздуха. Самолеты один за одним бросали свои бомбы. Бомбы, снаряды и мины обрушивались в огромном количестве. Не было свободного метра, где бы ни рвалась бомба или мина. Долгие часы длилась эта бомбежка. Было уничтожено все живое, что находилось на этой бомбардируемой полосе, идущей от основания до вершины Сапун-горы. Около 10 часов противник перешел в наступление...". Ситуация очень странная. Более того, по воспоминаниям ветеранов 386-й дивизии [25] их противником были не немцы, а румыны. Причем пишут об этом очень многие. К примеру, из воспоминаний Евсеева: "Шли часы -- бомбардировка не прекращалась. Наконец противник двинулся в наступление. С наблюдательного пункта, где находились Жидилов, Бабурин и Черенков, нам на командный пункт, где были Кольницкий и я, передали, что на Сапун-гору полезла горная часть румын с верблюдами, на которых были пушки. Возможно, впрочем, что это были и не верблюды, а мулы или лошади, -- в бою всякое может показаться". (Нет, Евсееву не привиделось: горные 75мм пушки румыны вытащили в разобранном виде, на "штатных" верблюдах и ослах, имевшихся в 4-й ГСД).
   В ЖБД 11-й армии есть странная запись: "1-я румынская горнострелковая дивизия была привлечена к зачистке траншей противника в районе 1673-1686-1685". Указанные точки попадают как раз на ту дорогу мимо водокачки, по которой прорвался противник.
   Еще более странные документы найдены в приложениях к отчету отдела 11-й армии ведавшего кадрами. Первый документ, это рапорт командующего LIV корпуса генерала Хансена, с требованием отдать под суд командира 4-й горнострелковой дивизии, бригадного генерала Г.Аврамеску под суд за нарушение приказа, поставившее под угрозу проведение операции по штурму Сапун-горы.
   Сохранилась и объяснительная записка, подписанная Г.Аврамеску, от 1.07.42г., в которой он указывает: " ... 4-я горнострелковая дивизия, заплатившая жизнями 2 672 человек при штурме Севастополя, была незаслуженно лишена чести участвовать в последнем штурме города". По отчету генерала Аврамеску, его дивизия в 1 час ночи выйдя в стык между ХХХ и LIV корпусом, в 2 часа ночи, сразу после перенесения огня вглубь обороны противника, начала атаку на узком фронте вдоль дороги 1673-1686-1685 одной колонной и в районе "электроподстанции" другой. Результатом стал захват старого форта на высоте 75. После захвата форта, дивизия подтянула горные орудия на вьючной тяге, и начала обстрел бункеров противника по гребню высоты. Ситуация достаточно странная, но судя по всему, она действительно имела место.
   Так или иначе, противник вышел на скаты Сапун-горы в одном месте, вдоль грунтовой дороги мимо "водокачки" (насосная станция, побитая осколками, сохранилась до сих пор на скатах горы на территории Водоканала). Этот участок в Севастопольской обороне, действительно был самым слабым. Гребень Сапун-горы простреливался малочисленными орудиями 952-го полка (в строю оставались всего пять 76мм горных орудий). Кроме того, дивизию должны были поддерживать орудия 99-го гаубичного полка, но было два "но". Первое от полка остался один третий дивизион, и второе: боезапас для его орудий был доставлен на Молочную ферму, а на старую огневую позицию боезапас подвезен не был [26].
   Из воспоминаний командира дивизиона капитана Олейника: "С огневых позиций доложили, что боезапаса остался один боекомплект. Сигнал был неприятным".
   Поддерживая атаку 170-й ПД, начала атаку 72-я ПД, находившаяся левее. Атака началась около 10 утра. Е.И.Жидилов утверждает, что до обеда отход начал сосед справа. "В 14 часов командир четвертого батальона капитан Родин доносит по радио, что начал отход и наш правый сосед -- 9-я бригада морской пехоты. Минометная рота батальона расходует остатки своего боезапаса по прорывающейся пехоте врага".
   Из воспоминаний Н.В.Благовещенского, командира 9-й бригады: " Первый прорыв случился на участке 7-й бригады в районе Ялтинского шоссе, а оттуда в тыл 9-й бригады...1-й и 2-й батальоны в течение пяти часов вели бой, и только во избежание окружения начали отход". Точка зрения прямо противоположная.
   Из документов немецкой 11-й армии: "72-я ПД присоединилась к удару, и захватила в тяжелой борьбе позиции перед точкой 73, бункеры севернее и западнее 84, бункер на южных склонах "Adlerhohe" и позиции перед 71. Передовые части находятся в районе 500м северо-восточнее 85".
  
   0x01 graphic
  
   Отметка 73-это высота с современным мототреком, бункеры севернее и западнее 84, это артиллерийские доты N27 и 28. Пулеметный дзот N 8 на южных скатах 6-го турецкого редута (район 300м южнее современного памятника Киевским гусарам) не сохранился. Отметка 71 -это район современного 1-го отделения совхоза "Золотая балка". Т.е. отошли оба подразделения но, если 9-я бригада морской пехоты просто отошла, то на фланге 7-й бригады был прорыв. Правда, в этот день на участке 9-й бригады произошли "чудеса". Из воспоминаний бывшего командира 9-й бригады Н.В. Благовещенского: " В ночь на 29 июня 1942г. распоряжением генерал-майора Петрова, правый сосед бригады -388-я дивизия была отведена в район Молочной фермы, из-за чего между правофланговым 3-м батальоном и 109-й стрелковой дивизией образовался прорыв, шириной около 1,5 км."
   Может, Н.В.Благовещенский ошибся? Увы, нет. Из множества воспоминаний приведу мемуары М.К.Норенко, бывшего командира 2-го дивизиона 953-го полка, поддерживающего 388-ю СД.
   0x01 graphic
   Фрагмент из воспоминаний М.К.Норенко, командира 2-го дивизиона 953-го АП.
  
   Т.е., вместо того, чтобы усиливать рубежи, советское командование принимает решение снять части с передовой, и отвести в тыл. Более того, 29.06.42г. около 14 часов, сама 9-я бригада начала отход. Из воспоминаний Н.В.Благовещенского: "К 10 часам 29.06.42г. 1-й и 2-й батальоны бригады закрепились в районе развилки Балеаклавского и Ялтинского шоссе (район бывшей 10-й остановки трамвая). 3-й батальон, потеряв связь с штабом бригады и с соседними батальонами, вследствие их отхода, сражался на прежних позициях. Но понеся тяжелые потери от минометного и артиллерийского огня вечером начал отход в сторону м.Феолент. 4-й батальон, так же понес тяжелые потери и отходил к Максимовой даче с остатками 7-й бригады.
   1-й и 2-й батальон бригады около 14 часов получили приказ на отход, и во главе с капитаном Никульшиным (так пишет Благовещенский, командир бригады) отходили в район Херсонесского мыса. Т.е. передовая линия обороны в районе 1-го и 2-го секторов полностью развалилась.
  
   0x01 graphic
   Воспоминания М.К.Норенко (вечер 29-го).
  
   Остатки 15-й отдельной батареи дотов и 2-й дивизион 953-го артполка так же приказа на отход не получили, и эти части остались один на один с пехотой противника. Без пехотного прикрытия 30.06.42г. остались батареи N 19 (командир ст. л-т Волчан), 702, 706 (командир ст. л-т Меньшиков)
   Во всех военно-исторических исследованиях встречается довольно простая и лаконичная формулировка: "Личный состав стационарной батареи N 19, расположенной у хутора Максимовича, батареи N 706 - у отметки 77,8 и батареи N 703 - у отметки 73,0 израсходовав весь боезапас, подорвал материальную часть и вел бои в окружении. Бои продолжались до позднего вечера. Весь личный состав этих батарей, нанеся большие потери противнику, героически погиб". 705-я в 16 часов 29.06.42г. вызвала на себя огонь 18-й береговой батареи. После чего, с наступлением темноты, личный состав взорвал орудия, и начал отход к 35-й батарее. К ним присоединилась небольшая группа с 702-й батареи под командованием л-та Чернявского.
   Найти ветеранов 15-й отдельной батареи дотов не удалось. Последние часы боя в районе 10-й остановки, где стояли орудия батареи пока так и остаются тайной.
   На самом деле, ситуация очень странная. Есть свежая пехота, но ее стягивают в тыл, бросая орудия. Скорее всего, решение о прекращении сопротивления было принято еще утром 29.06.42г. Из воспоминаний П.А.Моргунова " В 9 часов 50 минут 30 июня 1942 года вице-адмирал Октябрьский Ф.С. и дивизионный комиссар Кулаков Н.М. направили Народному комиссару Военно-Морского флота и Командующему Северо-Кавказским фронтом телеграммы такого содержания:
   "Москва. Кузнецову. Краснодар. Буденному, Исакову. "Противник прорвался с Северной стороны на Корабельную. Боевые действия приняли характер уличных боев. Оставшиеся войска сильно устали..., хотя большинство продолжают сражаться. Противник увеличил нажим авиацией, танками. Учитывая сильное снижение огневой деятельности, надо считать, что в таком положении мы продержимся максимум 2-3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки, прошу вас разрешить мне в ночь на 1 июля вывезти самолетами 200-250 ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова".
   Противник попытался развить успех, но наткнулся на Тыловой рубеж обороны.
   Из ЖБД немецкой 11-й армии: " Правое крыло ХХХ корпуса столкнулось с жестким сопротивлением в районе Английского кладбища. Острие удара в 1 км восточнее Английского кладбища". Т.е вторая линия обороны была уже занята войсками.
   Из того же источника: "После подключения 28-й легкопехотной дивизии к атаке 170-й пехотной дивизии, атака на Английское кладбище возобновилась. Одновременно производился охват сапунской позиции. Была захвачена группа домов 800 м севернее 102 и высота перед пунктом 93.... ".
   Из боевого отчета 420-го пехотного полка: "Так как 420-й ПП должен и дальше атаковать район "Английского кладбища", то его подчинили 28-й ЛПД. Дивизия придает полку две роты из состава 28-го противотанкового подразделения, кроме того, для поддержки атаки выделяется воздушная поддержка пикирующими бомбардировщиками.
   В 18.30 ч.420-й ПП атакует, однако в связи с сильным огнем защитников продвижение в перед очень слабое. Только после наступления темноты удается взломать оборону в районе кладбища; в течение ночи метр за метром полк очищает территорию от врага. Снова 420-й ПП имеет значительные потери".
   Из приказа по 54-му корпусу: " в районе Английского кладбища противник оказывает упорное сопротивление, доходящее до штыковых атак. Противник бросил в бой даже больных и легкораненых, большая часть которых без оружия, которое они должны были добывать в бою...".
   Под термином 28-я легкопехотная дивизия, на самом деле, скрывается достаточно сильное соединение, состоящее из двух относительно свежих полков 213-й охранной дивизии и одного "родного" 49-го полка. В нее вечером 29.06.42г., влили 420-й полк (125-й ПД, ранее действовавший в 170-й ПД) и "родной" 83-й пехотный полк.
   Именно в этот период "сработали" доты тылового рубежа. Бывший старшина 2-й статьи Ф.М.Игнатьев, вспоминает, что 100мм дот N 23 (командир ст. 1 статьи Терехов), особо досаждавший немцам, был уничтожен в результате прямого попадания авиабомбы. Расчет дота N 22 так же погиб 29.06.42г. от взрыва авиабомбы. Но противник вынужден был остановиться. на рубеже противотанкового рва. Сохранились воспоминания старшины Хвойницкого, сражавшегося в доте N 20. Дот был взорван лишь в ночь с 29 на 30 июня 1942г, ведя почти непрерывный огонь по противнику.
   По воспоминаниям ветеранов, противник, которому не удалось сходу ворваться на кладбище, начал его обход со стороны Зеленой горы, окружая позиции. Одновременно был открыт огонь артиллерией особо тяжелого калибра.
  
   0x01 graphic
   Ситуация в ночь с 29 на 30 июня 1941года.
  
   Итоги дня:
   -24-я ПД (журнал боевых действий): "Исходное положение к 30.06.42г. Достигнута линия: Восточный берег Килен-бухты -юго-западный выход из тоннеля (имеется в виду Троицкий тоннель) Гребни высот между 1613 и 1650.
   -22-я ПД (донесение по итогам дня): "Передовая линия: восточные склоны балки 300м южнее 1650 до пересечения с линией 40 далее на восток до 4640- восточная окраина домов 1651-1615
   -"группа Вальтера" и 132-я ПД отброшены на исходные позиции. Вечером начата атака по балке (указаны координаты Чертовой балки). Из приказа по 54-му корпусу: " Противник обороняет высоты западнее Инкермана до полного уничтожения..."
   -ХХХ корпус достиг прорыва между 1686 и Серпантином, выйдя на линию: 1672- 200м южнее 1685-500м севернее 1671-1671- 93-800 метров севернее 102. Ведется атака в направлении на 1661 и в направлении английского кладбища.
  
   0x01 graphic
   Фрагмент из воспоминаний Н.Г.Шемрука, командира полка дотов и дзотов.
  
   По данным П.А.Моргунова: "Чтобы задержать дальнейшее продвижение противника, сокра­тить фронт и вывести части в резерв и на более удобные оборони­тельные рубежи, командование СОРа приняло решение в течение ночи на 30 июня произвести перегруппировку войск и занять ру­беж выс. 122,6-- вые. 133,7-- выс. 101,6-- выс. 113,2-- Англий­ское кладбище -- вые. 77,4-- английский редут "Виктория"-- Малахов курган -- казармы Учебного отряда Черноморского фло­та. Для выполнения планомерного отхода и занятия намеченных
рубежей обороны командующий армией генерал Петров отдал ряд частных боевых приказаний командирам секторов и соедине­ний. В частности, командиру IV сектора Капитохину приказывалось: "к 2.00 30--6--42 г. 138 стр. бригадой с 514 стр. п. занять и оборонять: 77,4-- зап. берег Докового оврага -- искл. л. Малахов курган. Штаб сектора -- Лабораторная балка. 79 бригаде с приданным 2 ПМП оборонять Камчатку, высоты и северные окраины
слоб. Корабельная и запад, берег Килен-балки -- 23,4 и мыс
Павловский. Штаб бригады -- Флотский экипаж. Остатки 386 СД и 8 бригады мп. собрать и влить в 514 стр. и 90 сп и оборонять по противотанковому рву, Английский редут "Виктория"-- запад.берег Килен-балки -- Камчатка. 19--50 29--06--42 Петров, Чухнов, Крылов". Если говорить объективно, то большая часть указанных частей в природе уже не существовала (например, 2-й Перекопский полк). В связи с этим, противник почти без сопротивления вышел к Малахову кургану. 138-я бригада была частично окружена. Фланг рубежа остался без прикрытия.
   Из приказа по 54-му корпусу от 29.06.42г. : " 3) Задачи дивизиям: а) 24-я пехотная дивизия как можно скорее захватывает линию: юго-западный угол Килен-бухты -казарма 300м западнее 1632 (казармы школы оружия) и южнее, далее, развивая успех, выйти северо-восточнее 1630 (Малахов курган). 31-й усиленный пехотный полк с захваченных позиций обеспечивает переправу 22-й ПД. В случае невозможности, переправа производится с батарейного мыса в бухты западного берега. ....
   в) 22-я ПД атакует через балку 1632-1656 и захватывает линию от высоты 1631 (Камчатский люнет) вдоль противотанкового рва до 1668".
   50-й ПД ставилась задача уничтожения вражеского сопротивления окруженных советских войск между 682 (дамба, северный конец) и 1615 (дамба, южный конец). Кроме того, в документе указывалось, что "...50-я ПД атакует в направлении на старый форт (зенитная батарея над станцией Инкерман), захватывает его и выходит в район 1658 и готовится нанести удар в направлении 1670" (редут Виктория). 32-му полку ставилась задача находиться в готовности к атаке на высотах западнее станции Инкерман.
   132-й дивизии ставилась задача атаковать усиленным правым крылом в направлении Лагерной балки и Зеленой горы, левым флангом поддерживая 170-ю ПД в направлении на Английское кладбище и высоту 73.0 (над Срандинакиной балкой).
   По приказу, 4-я румынская дивизия находится во второй линии, позади 132-й ПД
   29-го июня было потеряно достаточно много советской артиллерии. И.С. Маношин пишет: "К этому времени наша артиллерия прекратила огонь из-за отсутствия снарядов. Бой шел только врукопашную и ружейно-пулеметный". Но, дело не только в этом. Ситуация была сложнее. Крутые скаты Сапун-горы обеспечивали вроде бы неплохие позиции для пехоты, но не позволяли вести огонь по противнику, атакующему склоны. Непосредственную поддержку частям могли вести только орудия, выкаченные на прямую наводку на склоны горы или минометы с закрытых позиций. В свою очередь, позиции на фронтальных скатах горы (в том числе и огневые точки). Некоторые советские батареи крупного калибра были установлены прямо на передовой (например, над Инкерманским болотом), и это позволило удержать некоторые участки, нанеся противнику урон. Но после того, как кончились боеприпасы, орудия оказались в уязвимой ситуации, и эвакуировать их не было никакой возможности. Батареи не были прикрыты зенитной артиллерией и средства тяги были разбиты. 1-й дивизион полка (командир капитан Постой) 29 июня без снарядов смог отойти к городу. 3-й дивизион взорван орудия в районе Килен-балки. 2-й дивизион смог отойти к редуту Виктория, в ночь с 29 на 30 июня, в связи с подходом противника и отсутствием взорвал свои орудия [27].
   99-й гаубичный артполк потерял два дивизиона из трех. 152мм дивизион имел боезапас и смог частично отойти. Две батареи 3-х (7-я) и 4-х орудийная (9-я) отошли к Молочной ферме, двухорудийная батарея N8 осталась у редута Виктория [28]. Артиллерия 138-й бригады и 8-й бригады морпехоты была уничтожена.
   Интерес вызывает один факт: "Как явствует из литературы, тем временем, днем 29 июня 1942 года, командующий СОР вице-адмирал Октябрьский Ф.С. созвал заседание военного совета, на котором командиры дивизий доложили, что в строю осталось по 300-400 человек, а в бригадах морской пехоты по 100-200 человек, отсутствует боезапас артиллерии, нет авиационной поддержки, исходя из того, что все возможности для дальнейшей борьбы исчерпаны. В создавшихся условиях, дальнейшая оборона невозможна. Военный Совет решил внести предложение в Ставку Верховного Главнокомандования об оставлении Севастополя" [29]. Причем, присутствовали на этом совещании все командиры частей. Т.е. в самый ответственный момент штурма, командиры частей отзываются для проведения совещания.
  
  
   [25] К.И.Алексеенко Воспоминания. Архив автора
   [26] З.Олейник. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [27] Л.И.Ященко. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [28] З.Олейник. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [29] Е.Кельнер "Героическая оборона Севастополя 1941-1942 г.г". Крымиздат. Симферополь 1958 г., стр. 116
  

Глава 11 Перелом. 30-е июня.

   События последних дней обороны Севастополя нельзя реконструировать, опираясь только на один источник. Даже солидный официальный документ на поверку оказывается выдумкой. И, немецкие документы в этом отношении отнюдь не исключение. Особенно это касается документов армейского и корпусного уровня. О советских документах и говорить не приходится.
   Участок немецкого 54-го корпуса. Корабельная сторона 30.06.42г.
   П.А.Моргунов пишет: "... командиру IV сектора Капитохину приказывалось: "к 2.00 30--6--42 г. 138 стр. бригадой с 514 стр. п. занять и оборонять: 77,4-- зап. берег Докового оврага -- искл. Малахов курган. Штаб сектора -- Лабораторная балка. 79 бригаде с при­данным 2 ПМП оборонять Камчатку, высоты и северные окраины слоб. Корабельная и запад, берег Килен-балки -- 23,4 и мыс Павловский. Штаб бригады -- Флотский экипаж. Остатки 386 СД и 8 бригады МП. собрать и влить в 514 стр. и 90 сп и оборонять по противотанковому рву, английский редут "Виктория"-- запад. берег Килен-балки -- Камчатка. 19--50 29--06--42 211. Петров, Чухнов, Крылов".
   Разберем внимательно: высота 77.4, это высота с современной телевышкой -западный берег Докового оврага - Малахов курган (исключительно). Линия обороны довольно странная, учитывая то, что Малахов курган является господствующей высотой, на которой находилась батарея береговой обороны, в которой еще действовало одно орудие. Почему в документе стоить слово "искл."? Опечатка? Исправление? Сложно сказать, не видя подлинника. Но по странному стечению обстоятельств (и по логике развития событий), именно Малахов курган стал зоной ключевых событий в этом районе. Исходя из логики советских документов, В.Ф.Моздалевский и А.П.Матюхин по своей воле обороняли батарею. П.А.Моргунов пишет: "В 177-м отдельном артдивизионе оставалась только одна 701-я батарея на Малаховом кургане. Командир дивизиона при­нял решение снять весь личный состав управления дивизиона с редута "Виктория", перейти на Малахов курган и организовать там оборону с целью уничтожить как можно больше врагов... С Моздалевским прибыло примерно 45 человек и столько же к этому времени оставалось на 701-й батарее. Гольденцвейг ночью был послан в тыл дивизио­на за пополнением".
   С другой стороны, если бы этой обороны не было, то вряд ли советские войска (даже частично) смогли бы выйти по Лабораторному шоссе в район вокзала, и далее в город. А именно этим путем уходили многие защитники.
   Какие части были в этом районе? П.А.Моргунов пишет: "Жестокие бои происходили на левом фланге нашего фронта -- от берега Северной бухты до Малахова кургана, где наступали переправившиеся части 22-й и 24-й немецких пехотных дивизий. Оборону здесь держали части IV сектора -- остатки 95-й стрел­ковой дивизии и 514-го стрелкового полка, а рядом с Малаховым курганом (слева от него) остатки (до роты) 79-й бригады, правее -- небольшая группа из 2-го Перекопского полка морской пехоты и часть 138-й бригады".
   Отвлечемся от советских документов, и обратимся к воспоминаниям советских ветеранов. Прежде всего, под "остатками 95-й дивизии" понимается сводные подразделения "1-й батальон 90-го полка" и "57-й артполк". По воспоминаниям бывшего начарта 95-й СД Д.И.Пискунова (в чьем ведении находились части) эти части вообще оказываются в районе редута Виктория, который, по логике П.А.Моргунова, был уже оставлен.
  
   0x01 graphic
  
  
   Со вторым полком морской пехоты, упомянутым в воспоминаниях Д.И.Пискунова, идет полная путаница. Все дело в том, что 2-й Перекопский полк майора Н.Н.Тарана переживал уже третье формирование. В ночь на 30-е июня 1942г. штабу полка были подчинены остатки двухротного батальона Черноморского флотского экипажа, майора Сонина, которые и заняли позиции перед "Камчаткой".
   79-я бригада, действительно насчитывала не более роты. Из воспоминаний Парниенко Н.Ф. (79-я МСБр, артдивизион) "29-го утром мы приняли жестокий бой, стояли насмерть, погиб командир батареи Макаров, комиссар Цирульников, погибли все командиры батарей. По приказанию Потапова мы заняли позиции в районе вокзала. У нас оставались 10 человек и два орудия. Во всей бригаде было 47 человек ". В воспоминаниях численность "бригады" рознится: кто называет 50 человек, кто говорит "до сотни", кто говорит "30 человек с двумя орудиями", но суть от этого не меняется.
   Начиная с утра 29-го июня, командира бригады А.С.Потапова, на позициях никто не видел. Его видели многие на 35-й батарее. Никто ни о каком "2-м Перекопском полку" не упоминает. Зато есть упоминание о зенитной пушке в сквере 3-го бастиона.
   Из воспоминаний Г.А.Воловика, командира 553-й зенитной батареи. "Ночью 30 июня остатки состава батареи с последней пушкой, были отведены в район бывшего артучилища зенитчиков (СУЗА, бывшие казармы Брестского полка, напротив флотского экипажа). На старой позиции на склоне балки Ушакова, в братской могиле, оставили еще одну группу наших боевых товарищей, отдавших свои жизни за Родину. Пушку установили в небольшом скверике (3-й бастион)... Несколько раз открывали огонь по вражеским самолетам из единственной пушки. Вскоре нас обнаружили, и очередная вереница из 12 самолетов пикирует на наши позиции. ... Пушка повреждена, но стрелять еще может. Главное опять потери людей. Два заряжающих убиты осколками, установщик прицела тоже мертв ...".
   По воспоминаниям ветеранов 138-й бригады, остатки всех батальонов, численностью около 250 человек, а так же штаб бригады, находились в районе Лабораторного шоссе.
   Собрав все данные воедино, можно констатировать, что позиции действительно занимались войсками, но:
      -- Линия обороны отличалась от "официальных" данных
      -- Наиболее уязвимый, левый фланг позиции оказался почти не прикрыт
   Это предварительные выводы. Посмотрим на ситуацию с другой стороны. прежде всего нас интересует линия расположения противника, чтобы понять, кто прав: П.А.Моргунов, приводящий "официальный" документ или Д.И.Пискунов?
   24-я пехотная дивизия. Указано расположение (приказ по 24-й дивизии N110) "Килен-бухта - школа оружия (исключительно) - 1631 (исключительно)". 1631-это Камчатский люнет.
   22-я пехотная дивизия. Приказ без номера 29.06.42г (подписан в 23.56) расположение дивизии: "1632-1656-1657" достигнуто соединение с частями 50-й ПД в районе верховий Килен-балки. Т.е. противник занимал позиции четко вдоль восточного склона Килен-балки. При этом, противник жалуется на постоянный огонь "из дотов, занятых моряками в районе восточнее 1670" (т.е восточнее редута Виктория). "Официальная" информация о переходе на рубеж по Доковому оврагу не подтверждается.
   На участке немецкой 132-й ПД, к утру 30.06.42г. противник подошел к противотанковому рву, но форсировать его не смог. Особо в этих боях на границе противотанкового рва Тылового рубежа, по воспоминаниям ветеранов, отличились доты N 18 и 20. В официальном реестре памятников числится "дот N 20". Но это не тот дот. К сожалению, из-за низкой компетенции некоторых историков, на его место был "назначен" 19-й, в боевых действиях почти не участвовавший. Настоящий 20-й дот находится в дачах под телевышкой.
   Дот N18, который доставил много хлопот немцам в период 29-30 июня (и об этом есть упоминания в немецких документах) был полностью снесен хозяином дачного участка.
   Приблизительно, реальная линия обороны проходила так:
   0x01 graphic
   Расположение войски 54-го корпуса утром 30-го июня (по немецким данным)
  
   Задачи противника:
   24-я ПД
   Действует одним отрядом. Задача захват школы оружия, и дальнейшее продвижение в Малахову кургану силами сводного отряда из трех батальонов (I./31, II./102, II./31) "Батальоны" были по 200-300 человек, общая численность отряда с приданными пионерными частями, всего 982 человека.
   22-я ПД
   Боевая группа "Бухзе" (47-й ПП, 16-й ПП выведен из боя) захватывает "Камчатку"
   Боевая группа "Шиттниг" (65-й ПП) поддерживает фланг наступления 50-й ПД
   Боевая группа "Хицфельд" (213-й ПП) обеспечивает территорию между первыми двумя группами.
   События дня (по немецким документам):
   24-я ПД.
   "30.06.42г. в 4 часа утра 31-й полк начал продвижение на восток 3 батальонами (I./31, II./102, II./31) при ничтожном сопротивлении противника. В течение часа была захвачена школа оружия. После достижения задачи, поставленной приказом, около 9 часов утра началась атака на "Комитов-батарею" (Малахов курган) Одновременно с этим продвижением велась борьба с противником, запертом в тоннеле. Оба выхода из тоннеля простреливались. Противник подавлялся подрывными зарядами и задымлением. К ночи тоннель покинуло 307 русских ".
   Из того же источника: "Около 9 утра начался штурм Малаховской батареи. Штурм продолжался несколько часов. В районе обеда отдельным частям удалось прорваться к нему с востока. Охватывающий удар 1-го батальона справа и слева был остановлен противником.
   Использование мощных подрывных зарядов и подразделений огнеметчиков из 2-й роты 24-го пионерного батальона позволило уничтожить противника в вечернем бою. Ударные пионерные группы расстреляли гарнизон форта. Противник был уничтожен. В 17 часов государственный флаг Германии реял над фортом. Форт представляет собой старое модернизированное укрепление с двумя щитовыми 15см (по факту 130мм) пушками, бетонными дотами и убежищами, обеспеченными электрическим освещением. Вокруг Малахова располагались еще 3 орудия и зенитные пулеметы". Правда, в другом месте (в том же документе) указывалось, что бой шел до темноты.
   Советское описание тех же событий (П.А.Моргунов): "Особое внимание обратил Моздалевский на готовность орудий. Одно из них было повреждено. Под руководством Матюхина к утру орудие было исправлено. Расставили людей, организован круговую оборону; создали две небольшие резервные группы на случай прорыва врага. За ночь благодаря принятым командиром мерам набрали еще 30 бойцов, отбившихся от своих частей.
   С рассвета началась артиллерийская и авиационная подго­товка противника. Весь Малахов курган был окутан дымом и пылью, земля изрыта воронками. Стрельбой из двух орудий руководил Матюхин, а Моздалевский и Павлык --пехотными подразделениями и расчетами двух противотанковых ружей.
   Вскоре до батальона противника с танками перешли в атаку на Малахов курган. По танкам был открыт огонь из орудий и противотанковых ружей, действовавших с правого и левого флан­гов кургана. Пехотинцы ружейно-пулеметным огнем уничтожали вражеских автоматчиков.
   Кипел жестокий неравный бой. Положение защитников ста­новилось все труднее, окончательно вышло из строя одно орудие. Матюхин сам управлял последним орудием и бил по танкам только с близкого расстояния. Моздалевский потребовал немед­ленной помощи от Гольденцвейга, который, собрав до 50 бойцов -- все, что было в тылах,-- около 11 час. выступил к Малахову кургану. В это время немецкие автоматчики уже просочились в тыл Малахова кургана. Враг захватил вышедшее из строя орудие. Комиссар Павлык в третий раз поднял бойцов в контр­атаку. Стремительным ударом защитникам кургана удалось выбить противника из наших окопов и отбить орудие. Во время контр­атаки был тяжело ранен комиссар Павлык, и его отправили в госпиталь. Бой продолжался.
   Местность вокруг кургана была завалена вражескими трупами, но и его защитники понесли значительные потери. Группе Голь­денцвейга, несмотря на потерю 7 человек убитыми и ранеными, удалось прорваться на Малахов курган. При этом был убит брат Гольденцвейга -- старшина, посланный в разведку подходов к Малахову кургану. Гарнизон получил подкрепление -- более 40 человек, что в сложившихся условиях было немалой помощью....
   Бой шел до самого вечера. Потери врага были велики, но на смену обескровленному батальону подошел новый. К ночи половина Малахова кургана была захвачена противником. Орудия были подорваны, боезапаса не осталось, разрушены все блиндажи, пороховые погреба, сооружения равелина 1854 г. Но ожесточен­ные бои продолжались, часто доходя до штыковых ударов, ко­торых гитлеровцы очень боялись.
   Начало темнеть. Фашисты кричали: "Рус, сдавайся!" В от­вет летели советские гранаты и трещали пулеметные очереди. Матросы, старшины и командиры с исключительным упорством, проявляя презрение к смерти, защищали каждый метр родной земли на Малаховом кургане.
   ...Майор Моздалевский, посове­товавшись со своими помощниками Матюхиным и Гольденцвей-гом, принял решение: оставить уже почти захваченный врагом Малахов курган и отойти сначала в район бывшего командного пункта Береговой обороны, а затем в район 35-й батареи."
  
   22-я пехотная дивизия. Промежуточное донесение (15 часов): " Дивизия при слабом сопротивлении противника достигла противотанкового рва в районе западнее 1631 и северо-восточнее 1668...." Т.е. противник вышел к русской оборонительной линии времен Крымской войны. в районе Камчатки и Бастионной горы.
   П.А.Моргунов при описании событий, постоянно подчеркивает наличие на этом участке несуществующих частей, "Слева от Малахова кургана упорно сражались остатки 79-й бригады и 2-го и 3-го полков морской пехоты, справа -- остатки 25-й стрелковой дивизии и 138-й стрелковой бригады". Однако, противник во всех документах указывает "без сопротивления" или "при ничтожном сопротивлении". Более того, вечернем донесении 22-й ПД указывается, что 213-й пехотный полк отведен в район Любимовки. В документах армии указывается, что "полк готовится к отправке в Кременчуг железнодорожным транспортом". Т.е. противник уже понимал, что успех достигнут и демобилизовал части.
   "50-я ПД достигла хорошего продвижения против линии 1645 -1667 (3-й бастион). Дивизия уничтожает части противника в рукопашных схватках, в районе 1667-1668-1669 (перед русской линией обороны времен Крымской войны).
   132-я ПД сломила сопротивление противника в районе противотанкового рва, и в жестоких боях уничтожает бункера на высоте, ориентир 117 (высота, соседняя с Английским кладбищем, на которой находилась батарея N 702 и дот N 26)" .
  
   0x01 graphic
   Расположение частей 54-го корпуса к вечеру 30.06.42г (по немецким данным).
  
   Участок 30-го немецкого корпуса Южная сторона 30.06.42г.
   "Боевое донесение 9 час. 10 мин. 30--06--42. Севастополь.
   1) Противник к исходу суток 29--06--42 г. закрепился в районе Сапун-Горы -- хут. Дергачи -- выс. 94,6.
   2) Течение ночи наши войска, совершив перегруппировку, заняли фронт: 109 стр. див.-- Мраморная балка -- безым. выс, что 1 км северн. 133, 7.
   9 бр. мп -- Балаклавское шоссе "КАЗ"-- искл. хут. 600 м сев.-вост. 85,2.
   7 бр. мп -- хут. 600 м сев.-вост. 85,2-- искл. "САД" 1 км юго-западн. 94,6.
   25 стр. див. "САД" 1 км юго-зап. 94,6-- Англ. кладб.-- Лабо­раторное шоссе -- "КАЗ".
   345 стр. див.-- остатками ночью вышла из р-на Инкерман, сосредоточившись в р-не Сева­стополь "Панорама". 386 стр. див. и 142 стр. бригада в резер­ве в районе хут. Иванова --хут. Пятницкого -- Коммуна. Про­тивник продолжает подавление боевых порядков войск, тыла ударами с воздуха мощными продолжительными артиллерий­скими налетами.
   Тылы войск вследствие беспрерывных бомбежек нарушили формальный оборот питания, довольствия войск. 9 час. 10 мин. 30--06--42 Петров, Чухнов, Крылов".
   Так на бумаге. А, по факту? Начнем с правого фланга. Следуя логике этого документа, 109-я дивизия должна была, выравнивая фронт, занять рубеж : Мраморная балка-высота Горная. Участок протяженностью 4 км. Ситуация весьма любопытная, учитывая то, что:
   а) 2-й батальон 456-го полка остался в окружении в Балаклаве
   б) 381-й полк этой дивизии отведен на "линию прикрытия эвакуации"
   в) 602-й полк (изначально не слишком многочисленный) понес тяжелейшие потери и из боя не выходил.
   Кроме того, дивизия получила приказ в 7 утра 30.06.42г., когда передислоцировать кого-либо куда-либо было равно самоубийству. Кстати, никто из ветеранов о приказе на передислокацию не упоминает. Всего пишут о том, что сражались на тех же рубежах.
   Дальше еще интереснее, участок, длиной 2 км был отведен 9-й бригаде, которая еще накануне, большей частью ушла на линию прикрытия эвакуации.
   Еще 2 км отведены сводному батальону 7-й бригады, численностью 350 человек. Дальше участок отведен 25-й СД, хотя, по другому боевому распоряжению, этот же участок отведен частям, и не совсем понятно, что подразумевается под понятием "25-я стрелковая дивизия". Фраза о вышедшей из района Инкерман 345-й дивизии, вообще не понятна.
   Похоже, что указанная в боевом донесении линия обороны во многом являлась, если не виртуальной, то сильно ослабленной. Указанная линия обороны проходила частично по хорошо укрепленной линии Главного рубежа, на развилке Балаклавского и Ялтинского шоссе находились позиции 15-й отдельной батареи дотов, лишь на участке, отведенном для 7-й бригады, укреплений не было. Резервы еще были, силы были, но, похоже, замысел советского командования был иным.
   С линией фронта на начало дня более или менее понятно.
   Расстановка немецких частей была следующей:
   а) от фланга 132-й ПД в районе верховий Лабораторного шоссе до Балаклавской дороги 28-я легкопехотная дивизия, в составе 420-й ПП перед Английским Кладбищем, 318-й ПП против соседней высоты и Максимовой дачи. 360-й ПП против хутора Лукомского до высоты Карагач. Два "родных" полка во второй линии подавляют остатки сопротивления окруженных частей 7-й бригады на Сапун-горе.
   б) от Ялтинской до Балаклавской дороги располагалась 170-я ПД , 72-я ПД сведенная в боевую группу под названием "105-й ПП" занимала позицию на левом фланге.
   в) румынская 18-я ПД и 1-я ГСД располагались вокруг Балаклавы, и имели своей задачей ее зачистку от остатков советских частей.
   4-я горнострелковая дивизия располагалась на второй линии на стыке 54-го и 30-го корпусов. В конфликт между командующим 54-м корпусом генералом Хансеном и командиром 4-й ГСД бригадным генералом Манолиу, вмешался Э.фон Манштейн. Вместо того, чтобы отстранить от командования и отдать под суд румынского генерала (как того требовал генерал Хансен), он наградил его рыцарским крестом за "использование собственной стратегии". На заключительном этапе событий 30 июня румынские части так же были введены в бой на основном направлении. 4-я ГСД на стыке с 30-м корпусом, а 1-я ГСД на левом фланге. Но это будет чуть позже.
   С тактической точки зрения ситуация выглядит так:
   Противник взломал в штурме 29.06.42г. Главный рубеж в районе Сапун-горы и вышел к Тыловому рубежу. Взломав позиции в районе английского кладбища, противник основной своей группировкой выходил в тыл как Главному, так и Тыловому рубежу. Помешать этому продвижению мог естественный рубеж: Сарандинакина балка. Мог бы помешать, если бы он был занят войсками. Но, похоже, советское командование отказалось от мысли обороняться по рубежу Панорама-балка Сарандинаки, хотя изначально такая идея была.
   Немецкий удар наносился силами 28-й ПД в "срезающем" направлении (а не вглубь обороны). Удар наносился по линии Английское кладбище, через Максимову дачу, верховья балок в направлении хутора Николаевка (5-й километр Балаклавского шоссе), выходя в тыл обороне. Одновременно части 72-й и 170-й ПД предпринимают фронтальный штурм советских позиций. Направления ударов сходятся в районе хутора Николаевка, который является узлом дорог.
   "Перед ХХХ корпусом 28-я пехотная дивизия, ранним утром, сломила сопротивление в районе Английского кладбища, и продолжила движение в направлении "Седельной высоты" (развилка Балаклавского и Ялтинского шоссе), "Бугель-берга" (высота "Горная") и "Высоты с ветряной мельницей" (ветряк ЦАГИ)".
   Из боевого отчета немецкого 420-го полка: "30.6. застает 420-й ПП еще перед "Английским кладбищем", которое находится под обстрелом тяжелых батарей. К сожалению, бомбы собственных бомбардировщиков также падают на позиции полка; также 28противотанковый дивизион сообщает о бомбардировке своих позиций. В 6.45 420-й ПП получает приказ на преодоление противотанкового рва внутреннего оборонительного пояса крепости".
   Противник, ожидавший ожесточенного сопротивления, легко сломил сопротивление советских войск во фронтальном направлении в районе 10-й остановки трамвая и далее к Николаевке, после чего, у него появилась возможность нанести ряд отсекающих ударов. Первым из них стал удар 1-й румынской ГСД в направлении на мыс Феолент, с целью отсечь остатки советской 109-й СД от основных сил.
  
   0x01 graphic
   Динамика изменения позиций с точки зрения штаба 11-й армии.
  
   Второй отсекающий удар, чуть позже был направлен по дороге от хутора Николаевка на хутор Пелисье (современная трасса 5-й км- Камышевая бухта).
   Ситуация выглядела примерно так:
  
   0x01 graphic
  
   Хронология событий такова: уже около 10 часов части 170-й ПД вышли к хутору Николаевка и отдельным домам в районе Николаевки. Еще чуть раньше к этому пункту (в 8:30) вышли части 28-й ПД. Дальнейшее наступление шло по трем направлениям: в сторону хутора Бермана -170-я ПД, а затем, 1-я румынская дивизия. В сторону Камышевой бухты так же двигались части 170-й ПД, обе колонны поддерживались бронетехникой. Третья колонна попыталась продвигаться к городу по Балаклавской дороге (совр. ул. ген. Хрусталева) и вдоль трамвайной линии (проспект Острякова).
   Такова вкратце суть событий, теперь обратимся к деталям.
   28-я легкопехотная дивизия. 420-й пехотный полк. Из донесения: "После захвата Английского кладбища, полк продвигается вперед, и к 8.30 ч. достигает трамвайной линии в районе Николаевки и Николаевских хуторов, после чего, полк начал продвижение к аэродрому "Севастополь-8" (современный аэродром ДОСААФ), восточного края которого полк достиг к 15 часам.".
   Отсекая часть войск, 1-я румынская горнострелковая дивизия, в последний момент подключенная к атаке, наносила удар в направлении мыса Монастырский.. 1-й румынской горнострелковой дивизии приказывалось "...с выходом на линию 137-136 (район Юхариной балки)-мыс Феолент, повернуть на северо-восток, в район 1691 (форт "литер А", КП 1-го артдивизиона БО ГБ)".
   Это вполне логично, т.к. в районе "линии прикрытия эвакуации" было собрано очень много войск. Приведу цитату из книги И.С.Маношина "Героическая трагедия": " Ночью (имеется в виду ночь с 29 на 30 июня) в районе Казачьей бухты находившийся на боевых позициях истребительный батальон ВВС ЧФ, сформированный 20-й МАБ ВВС ЧФ, был пополнен и вошел в состав резерва СОРа как батальон морской пехоты под командованием лейтенанта И. П. Михайлика. В Камышовой бухте был сформирован из состава химических и спецчастей флота второй батальон морской пехоты в качестве резерва. В Приморской армии были сформированы три батальона резерва на базе курсов младших лейтенантов, 191-го запасного полка и из зенитных частей на базе зенитно-пулеметного батальона. Это был последний резерв командующего Приморской армией, которые заняли оборону в районе Турецкого вала и на подходе к Камышевой бухте". Но это далеко не все.
   Этот же рубеж занимала совершенно свежая 142-я стрелковая бригада, 778-й стрелковый полк. Сюда же отошел из-под Максимовой дачи минометный дивизион 142-й бригады. На этот рубеж отошли остатки 388-й СД. Если просуммировать все подразделения, то получится, что рубеж, протяженностью 7,5 км обороняется силами почти 18 тысяч бойцов.
   При реконструкции этой картины, невозможно дать ссылку на один источник.
   Воспоминания, документы, данные противника, стыкуются между собой, как картинки в пазле. Например: в документах 318-го полка указывается, что после достижения Николаевских хуторов была создана сводная моторизованная колонна, усиленная бронетехникой, и около 9 часов колонна начала движение в направлении хутора Беш-Коба (район балки Бермана)
   Из боевого донесения командования СОРа по состоянию на 24.00 30 июня: "Попытки противника наступать в направлении на хутор Бермана встретили сильное сопротивление 109-й стрелковой дивизии и 142-й Отдельной стрелковой бригады, и он вынужден был повернуть фронт наступления на север в направлении на хутор Коммуна".
   Из документов немецкого 318-го полка: "в связи и обстрелом береговых батарей из района 163 и упорным сопротивлением свежих частей противника было принято решение изменить направление движения, и осуществить прорыв к отм 148 (перекресток Камышовского и Феолентовского шоссе)
   ЖБД 11-й армии: "Для обеспечения продвижения войск немецкая авиация нанесла удар по батарее на мысе Феолент и в районе 1697 (14-я батарея)".
   Из книги И.С.Маношина, "Героическая трагедия": "О поддержке 9-й бригады морской пехоты артогнем вспоминает комбат из 953-го артполка майор И. П. Пыжов: "Часть наших батарей, расположенных в Золотой балке, были подорваны. Две батареи (одна 122 мм и одна 76 мм) располагались в лощине у корчмы Каранкей. С выходом фашистов на Сапун-гору они отошли в направлении к 35-й батарее. На подступах к ней мы дали последний бой. Это было 30 июня, часов в 10-11. Последними снарядами было подбито и сожжено 12 немецких танков совместно с другими батареями слева и справа от нас. Затем орудия мы подорвали и отошли к 35-й батарее""
   Из воспоминаний И.П.Пыжова в сборнике воспоминаний 388-й СД: "30-го июня 1942г. Нам с полковником Полонским удалось собрать человек 50 бойцов и занять промежуточный рубеж между Сапун-горой и 35-й батареей в районе Молочной фермы. Часам к 11 появились вражеские танки с автоматчиками на броне. Сейчас бы орудия и всыпать этим "храбрецам"! "Товарищ полковник, орудия за бугром, стрелять некому!" говорит один пехотный, прибывший к нам на рассвете "Бежим!" бросает на бегу полковник. То, что увидели на батарее, болью отозвалось в сердце: исковерканные, окровавленные тела батарейцев, кругом воронки авиабомб, одно орудие перевернуто. Командир расчета попытался отдать честь, но смог подняться только на колени, приложив руку к пилотке, рухнул на колени. А танки приближались. Бегом подтаскиваем ящики. Полковник ставит меня к панораме, а сам берется за правило".
   Из воспоминаний М.К.Норенко: " По радио удалось связаться с полковником Полонским, который сообщил, что находится в районе хутора Николаевка, пытаясь установить связь с 6-й батарей ст. л-та Погорелова. Чуть позже выяснилось, что батарея нашлась, но в живых остались только один сержант и один рядовой. Я направил к ним на помощь личный состав 5-й батареи, которая к тому времени уже взорвала свои орудия из-за нехватки боезапаса".
   Из воспоминаний Т.Ф.Крохмалева: " К нам прибились два орудия пушка и гаубица, у одной хозяйничал полковник, у другой капитан. Оба они были из 388-й дивизии. Фамилий я их не знал, но ранее видел их на 3-м километре". Все сходится. Уточнение только одно: начальник разведки 953-го АП, И.П.Пыжов на тот момент был не майором, а капитаном.
   Попытка немецких войск прорваться по Балаклавской дороге не удалась. Продвижение было остановлено Тыловым рубежом обороны.
  
  
   0x01 graphic
   Фрагмент воспоминаний Н.Г.Шемрука
  
   Из воспоминаний Н.Г.Шемрука: "Упорно сопротивлялась 3-я батарея дотов 1-го батальона дотов под командованием политрука Кобзарук, в районе Балаклавской дороги..."
   3-я батарея дотов -это доты N 30 и 31, расположенные в районе современного проспекта ген. Острякова.
   Танки противника четко прослеживаются и по советским воспоминаниям, и по немецким документам. В 10 часов 30-го июня они были в районе 10-й остановки трамвая, в 11 они были на дороге к Камышевой бухте у хутора Николаевка (район современной автостанции "5-й км"), около 16 часов они повернули назад. Почему?
   В немецких документах говориться коротко: "...из-за ожесточенно сопротивления противника, и множества контрударов, поддерживаемого танками, части дивизии, поддерживаемые взводом трофейных танков, к 19 часам отошли в район отдельных домов возле хутора Николаевка".
   Из воспоминаний Т.Ф.Крохмалева: " В третьем часу дня мы были в районе Молочной фермы, там в саду в капонирах стояли наши танки, остатки танкового батальона, которым командовал прославившийся еще в Одессе майор Юдин. Всего танков было 9: один тяжелый танк "КВ", пять средних Т-26, и три танкетки Т-27". На самом деле, Т.Ф.Крохмалев путает Т-34 и "КВ", остальная информация точная. В районе Молочной фермы находилась рота танков, прибывших с ремонта с 1-го и 2-го сетевых дворов "Крымэнерго" [31]. Еще одна рота находилась в районе ремонтной базы на городском кладбище, штаб и первая рота находились в районе х. Пышнова.
   Но, вернемся к событиям вокруг Молочной фермы. Из воспоминаний Т.Ф.Крохмалева: " Едва мы смогли устроиться на новой позиции, как снова появились немецкие средние танки, тяжелых не было. Костяхин еще до того повидался с Юдиным, и договорился о взаимной поддержке. Мы приняли бой на подступах к молочной ферме. Майор Юдин вывел свои танки против немецких, ведя огонь из пулеметов и пушек. Сам он шел на "КВ", слева от него двигались Т-26, справа Т-27..." . Произошел танковый бой, после которого противник начал отход.
   Но сопротивление носило очаговый характер. Советские части начали стягиваться к "линии прикрытия эвакуации", об обороне на рубеже "Южная бухта-Панорама-балка Сарандинаки -Максимова дача-хутор Николаевка-Феолент " речь уже почему-то не шла.
  
   0x01 graphic
  
   На этом рубеже удалось собрать достаточно мощную группировку, включая свежие части, еще не участвовавшие в боях, но...
   Приведу только одну фразу из воспоминаний ветеранов 142-й стрелковой бригады: " ... И мы остались без высшего командования. С 28 июня нами никто не руководил..." [32]. Дабы не быть голословным:
  
   0x01 graphic
  
   Сил было еще достаточно, но командование утратило волю к победе. И, понемногу, это настроение предалось остальным. Из воспоминаний В.И.Стальбовского (125-й отдельный танковый батальон) 29-го июня наши танки, всего, 6 машин Т-26 и две танкетки уходили в Стрелецкую бухту для эвакуации. Я с ними прибыл в Карантин, а вечером 30-го мы выехали в сторону Стрелецкой бухты на соединение с 81-м батальоном, но, почему-то не встретились, и наши танки остановились рядом с 35-й батареей. Все спустились вниз, а утром 1.07. противник произвел налет. Бомбили весь край: берег и 35-ю батарею. После бомбежки я вылез наверх, и направился к своим танкам. По дороге встретил начфина-капитана и механика -водителя из 4-й роты. Больше никого не было. Начфин приказал занять фланговые танки и ждать приказа...."
   Из воспоминаний командира полка дотов и дзотов Н.Г.Шемрука еще за 29.06.42г.: " Вызвал к себе на КП командующий Приморской армией генерал Петров. Я прибыл на КП командующего, и там, в присутствии генерала Моргунова, генерал Петров сказал: " Шемрук, от вас мы не скрываем, мы Севастополь оставили..." [33]
  
   0x01 graphic
  
   Скорее всего, 30.06.42г. думать об обороне было уже некому. О том, как происходила "эвакуация" "начальства" мы уже касались, возвращаться к этой теме не будем.
   Из приказа по 54-му корпусу от 30.06.42 (время 22:36 )
   "1) За истекший день, прорыв во внутренний оборонительный пояс крепости совершен. Прорыв в город совершен с востока и с юга. Острие удара ХХХ АК направлено вдоль дороги Севастополь-Николаевка, и далее на запад по направлению к мысу Херсонес. Сопротивление противника сломлено, гражданское население с войсковыми частями на грузовиках отходят на запад, покидая город. Армия 1.07.42г. наносит удар, отсекая мыс Херсонес от Севастополя ..."
  
   [30] Н.В.Благовещенский Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [31] К.Г.Михеев Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [32] Г.З.Бондяков Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [33] Н.Г.Шемрук. Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
  

Глава 12 "Неофициальная" история

   1-е июля Главу о дальнейших событиях хотелось бы начать с цитатой из воспоминаний Лощенко (химслужба СОР), произнесенной на военно-научной конференции: "Маршал Крылов сказал, что 30-го мы официально эвакуировались, а что же было 1, 2, 3, 4?".
  
   0x01 graphic
   По-идее, несмотря на то, что "начальство" убыло ночью, у Севастопольской обороны еще оставался командир -П.Г.Новиков. У него был еще город (пусть даже лежащий в развалинах), были войска, береговые батареи и (как это ни странно)... оборонительные рубежи. Отсечные позиции, на случай прорыва противника готовились заранее, одна позиция проходила от Георгиевского монастыря до Николаевки, ее "начальство" потеряло еще накануне. Но была еще вторая, которая соединяла Тыловой рубеж с 1-й "линией прикрытия эвакуации".
  
   0x01 graphic
   Отсечные позиции.
  
   К возможному прорыву противника готовились, строили рубежи, а вот организоваться и занять их так и не смогли. Противник готовился к ожесточенным уличным боям, к схваткам за каждый дом, которые могли бы дорого обойтись врагу, вместо этого, большую часть войск, прикрывая эвакуацию начальства, вывели в голую степь, где не было ни укрытий ни, даже воды. Причем, часть войск оставили в городе, упростив задачу противника по дроблению остатков Севастопольской группировки.
   Начнем с немецких документов. На самом деле, в них тоже очень много ерунды, не стоит относиться к ним с придыханием. Особенно это касается историй боевых частей, написанных потом. Они часто приписывают себе чужие заслуги. Для примера схема из истории 170-й ПД:
   0x01 graphic
  
   Все вроде просто и понятно, но... истине не соответствует. Обратимся к документам.
  
   Журнал боевых действий 11-й армии:
   Подчинения:
   1-я румынская горная дивизия подчинена румынскому горному корпусу.
   57-й пехотный полк придается ХХХ корпусу.
   300-й танковый батальон, более не нужный, отправляется для погрузки в Бахчисарай.
   " 18 -я румынская пехотная дивизия в 5.45 захватила город, трамвайную станцию и порт Балаклава. ...1-я румынская горная дивизия блокирует остатки частей противника на м.Феолент."
  
   54-й корпус.
   24-я ПД
   "1.07.42г. После 4 часового обстрела города, восточнее Южной буты, ударные группы усиленного 31-го полка вошли в город. Побережье полностью захвачено. Сопротивление противника слабое. В 11,30 был поднят флаг над морской казармой. Взято 120 пленных. Тоннель 1629 (тоннель Морзавода) после короткого боя захвачен. В тоннеле обнаружены два броневагона для боеприпасов". Интересная фраза. Возможно, речь идет о бронедрезине. Показательна фраза: " 3-я рота 24-го пионерного батальона, охраняющая "Максим Горький" доложила о том, что форт свободен от противника". Только 1-го июля (!).
   102-й полк выполняет полицейские функции. В дивизию вернулся из 50-й дивизии 32-й пехотный полк.
   22-я ПД
   1.07. в 10.15 дивизия без сопротивления достигла восточного берега Южной бухты. Перед фронтом дивизии очень слабый шрапнельный огонь артиллерии противника.
  
   30-й корпус
   "28-я легкопехотная дивизия в составе 420-го, 318-го, 360-го, 49-го и 83-го полков атакует в направлении (указаны координаты дороги от хутора Николаевка к Камышевой бухте) , и далее, в направлении 1695 (верховья Стрелецкой бухты) и 1697 (мыс Стрелецкий, 14-я батарея)". Т.е противник планировал рассечь усиленной 28-й дивизией советские части пополам. Далее, каждый факт, указанный в том или ином источнике, требует тщательной проверки. Искажение информации идет во всех источниках. намеренное или невольное.
   Из журнала боевых действий 11-й армии: "На полуострове Херсонес удалось достичь прорыва старой укрепленной линии в районе бухты Стрелецкая. По последним данным командование покинуло остатки армии. ...
   54-й корпус при мощной артиллерийской и авиационной поддержке в районе полудня сломил остатки сопротивления на окраинах города и приступил к зачистке
   ХХХ корпус, дробя в тяжелой борьбе боевые группы противника, захватил укрепления юго-западнее и западнее Севастополя до Стрелецкой и Карантинной бухты. Начат штурм казематированной батареи на мысе Феолент. После короткой схватки позиция прорвана. Окружение города с запада завершено".
   72-я ПД захватила хутор Балосова (верховья Омеги) и хутор Меркушова (верховья бухты Камышовая). 170-я ПД прорвалась через противотанковый ров в районе пункта 170. Левый фланг дивизии ведет схватки за хутор Беш-Коба (хутор Бермана) и Георгиевский монастырь. Балаклава и Карань зачищены. ...".
  
   0x01 graphic
  
   В переводе на более понятный язык: обходя город по линии противотанкового рва, 28-я ПД вышла к бухте Стрелецкой, отсекая части, отошедшие на м. Херсонес от города. Далее, развивая успех, дивизия прорвала первую линию прикрытия эвакуации, и вырвалась к верховьям Камышовой бухты, остановившись перед второй "линией Камьеж". Так получается по немецким "армейским" данным.
   Из документов 28-й ПД: "318-го, 360-го ПП и 420-й ПП поворачивают на север. 420-й ПП сосредоточился на восточном краю аэродрома Севастополь VIII и начал движение. Справа от него действуют 318-й, и 360-й ПП с приданным 28-м противотанковым дивизионом. 420-му ПП поставлена задача продвигаться по направлению к Стрелецкой бухте, прикрывая фланг дивизии от атак с Херсонесского полуострова; оттуда подразделения полка подвергаются постоянному артобстрелу. К 12.30 ч. оба батальона полка находятся у 1 км к югу от бухты Стрелецкая; их продвижение задерживаются сильным огнем с фланкирующей высоты у бухты Стрелецкая, которую занимает старый редут. Около 15 часов командир батальона обер-лейтенант Зиммерман принимает решение и две роты 1-го батальона 420ПП поворачивают на запад и захватывают укрепленные позиции на высоте. В 16.30 подразделения 420-го ПП достигают моря, в южной оконечности бухты Стрелецкая. Полк получает приказ двигаться вдоль берега на запад. В прорыв устремляются части 360-го полка и около 19 часов завязывают бой ха хутор Меркушева".
   Что говорят советские источники. Начнем с 14-й батареи. П.А.Моргунов описывает ситуацию так: " В этот день береговые батареи N 18 и 14 израсходовали весь боезапас и уничтожили немало танков и живой силы противника. Затем они были окружены. Около 14 час. на батарею N 14 пошли в атаку танки и пехота врага. Весь личный состав батареи N 14 геройски дрался и в большинстве своем погиб, так как прорваться из окружения не удалось. Последняя радиограмма командира ба­тареи была: "Боеприпасов нет, фашисты атакуют, идем в контр­атаку. Прощайте, товарищи!"".
   Из воспоминаний ветерана 110-го полка связи Наконечного: "30-го июня мы прибыли в Песочную бухту для эвакуации. В бухте скопились несколько тысяч людей, ждали корабль, который так и не пришел. К утру поступила команда отойти к 14-й батарее. С переходом на батарею совсем рассвело, и немцы начали артподгтовку. Мы все пошли в стрелковые цепи. Нас бомбят шестиствольные минометы, много жертв. В кубриках оказывают раненым помощь. Здесь же женщины и дети. Детей не много. Убитых никто не хоронил. Они так и лежали под июньским солнцем". Правда, финал воспоминаний не такой как у П.А.Моргунова. "Поздно вечером поступил приказ, передававшийся шепотом, продвигаться к 35-й батарее. Все кто мог ходить, двинулся под обстрелом немцев по прибрежной узенькой полосе. Разговор только шепотом. Немцы рядом, они нас освещают ракетами. Пройдя километра 2-3, мы заняли оборону у самого берега". В других воспоминаниях так же указывается, что батарея была оставлена с наступлением темноты, и многие ее защитники смогли выйти в район 35-й батареи.
   Из книги П.А.Моргунова: "Наши войска отчаянно отстаи­вали первый рубеж, проходивший от хут. Фирсова до Стрелецкой бухты. Здесь сражались малочисленные остатки отошедших частей 25-й, 386-й стрелковых дивизий, 79-й и 138-й бригад и морской пехоты при поддержке артиллерии армии, получившей ночью некоторое количество боеприпасов, подвезенных на самолетах и подводных лодках. В их тылу в районе батареи N 35 создавался второй рубеж, обороняемый частями группы генерала Новикова, состоявшей из остатков 109-й стрелковой дивизии (около 1700 бойцов), сводного полка Береговой обороны, остатков 142-й стрелковой бригады и сводных батальонов, сформированных из частей Приморской армии, ВВС и Береговой обороны. Их поддер­живали батарея N 35, боеприпасы которой были на исходе, и часть армейской артиллерии. Связь с частями, сражающимися на первом рубеже, была неустойчивой. Вскоре начались ожесточенные бои и на втором рубеже. Около 18 час. 1 июля противник атаковал батарею N 35, которая еще в первой половине дня израсходовала почти все снаряды. Командир батареи А. Я. Лещенко поставил последние шесть снарядов на картечь и, находясь во второй башне, ударил по атакующему противнику. Разрывы крупнокалиберных 305-мм снарядов нанесли большие потери врагу, атака была отбита. В этом бою Лещенко был контужен разорвавшимся около амбразу­ры немецким снарядом крупного калибра. Его батарея сделала свой последний выстрел. В городе отдельные группы бойцов и рабочих также продолжали борьбу не на жизнь, а на смерть. Большинство их геройски погибло в неравных боях.
   К 22 час. 1 июля линия нашей обороны проходила по рубежу: каменоломни -- казарма -- хут. Бухштаба -- хут. Меркушева -- хут. Пелисье -- Камышовая бухта.
   В ночь на 2 июля между 1 час. и 2 час. 30 мин. Лещенко орга­низовал подрыв батареи, а затем, выполнив свой печальный долг, с группой в 32 бойца покинул батарею и около 3 час. ночи с трудом попал на один из подошедших катеров и благополучно прибыл в Новороссийск". Т.е. по данным П.А.Моргунова, противник прорвался чуть ли не к 35-й батарее, и оборона шла на последней линии. Это не так, частично удерживалась и 1-я линия обороны, противнику удалось прорваться только в одном месте (в районе современной дороги через Стрелецкую балку), и прорыв удалось локализовать. Это подтверждают даже самые оптимистичные немецкие сводки. П.А.Моргунов как бы оправдывается за подрыв 35-й батареи ее комбатом.
   Из воспоминаний Д.И.Пискунова: "В 7 часов утра 2 июля 1942 года стали известны обстоятельства взрыва 35-й батареи. Подполковник Бабушкин А.П., производящий расследование, доложил результаты своей работы. Путем опроса батарейцев и командиров штаба артдивизиона, оказавшихся не эвакуированными и личного осмотра различных хранилищ батареи, ему удалось установить, что батарея была взорвана по личному приказу генерал-майора Моргунова Петра Алексеевича, начальника б/артиллерии Севастопольской оборонительной зоны. "Батарею взорвать ровно через 24 часа после моего убытия" - приказал генерал-майор, уходя из казематов батареи ночью на 1 июля 1942 года".
   На самом деле, удар противника носил характер рейда по тылам. Подтверждает этот факт и то, что командир 18-й батареи, продержавшись до темноты, так же смог выйти к 35-й батарее. Остатки 456-го полка, отдельные группы 9-й бригады и других частей, в эту ночь отойти на 35-ю батарею не смогли: они прикрывали два медсанбата: свой и 388-й СД. Попытки прорыва были сделаны позже, но через сутки кольцо было уже достаточно плотным.
   И, если бы реально П.Г.Новиков организовал оборону хотя бы на валу и редутах первой "линии Камьеж", то относительно небольшие силы противника удалось бы остановить. Ведь по состоянию на вечер 1.07.42г. все было не так и плохо.
   Обычно считается, что части на мысу Херсонес тяжелого вооружения не имели. Это не так. Были даже танки (и немало).
   Из воспоминаний В.И.Стальбовского: "...Приказа ждать не пришлось, на противоположном берегу Камышевой бухты появились немцы. Мы из танков открыли огонь прямой наводкой. Снаряды подносили пехотинцы, потом и 35-я батарея открыла огонь.".
   На мыс Херсонес отошли:
   -3-я батарея 880-го зенитного артполка (командир ст. л-т Шаповалов) [34],
   -два орудия 8-й зенитной батареи 880-го зенитного артполка[37]
   - 76мм 78-я зенитная батарея ЧФ (командир ст. л-т Венгеровский) [35]
   -76мм горная пушка и 122мм гаубица 953-го АП 388 СД. [36]
   - пять 152мм гаубиц 99-го артполка [38]
   - три гаубицы 1-го дивизиона 134-го ГАП [39]
   - шесть 152мм пушек-гаубиц 404-го полка
   - две батареи артдивизиона 142-й бригады.
   - минометный дивизион 142-й бригады. [41]
   И, все это не считая полковой и противотанковой артиллерии, которая сохранилась в частях. Была даже реактивная артиллерия. 3-й дивизион гвардейских минометов без потерь отошел на мыс Херсонес [40]. Причем снаряды для "катюш" были на старой царской батарее.
  
   0x01 graphic
  
   Сложность была в другом: склады в Лабораторной балке взорваны 29.06.42г. Склады зенитного боезапаса на "старой" 10-й батарее взорваны 30.06.42г. Последний склад боезапаса на 24-й "старой" батарее (район современного парка Победы) был взорван 1.07.42г.
   29.06.42г. с этого склада были вывезены бочки с отравляющими веществами и затоплены в Казачьей бухте, Утром 1.07.42г. майор В.Ф.Моздалевский, пробившийся с Малахова кургана, еще смог вывезти 45мм снаряды для противотанковой батареи, а к вечеру прогремел взрыв. Приходилось работать с "колес". К сожалению, пока еще поступал боезапас, командованием СОР, во главе с П.Г.Новиковым, никаких активных действий не предпринималось. Позже, когда люди самоорганизовались, и предприняли наступление, доставка полностью прекратилась, и большая часть орудий была уже взорвана.
   "В 22.45 доложено о захвате Севастополя. Генерал Манштейн получил звание фельдмаршала..."
   Правда, доклад о взятии Севастополя оказался немного преждевременным. Сам город еще никто не брал. Сопротивление в самом городе еще продолжалось, хотя большая часть войск была отведена на м. Херсонес.
   По логике, командовал советскими войсками в этот период П.Г.Новиков, однако никаких признаков реального командования не наблюдается. Ситуация пущена на самотек, что позволило противнику отсечь от основных сил подразделения 109-й СД на м. Феолент и отсечь город от мыса Херсонес.
  
  
   [34] В.Г.Золочевский Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [35] И.И.Шатохин Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [36] М.К.Норенко Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [37] А.С.Овагимян Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [38] З. Олейник Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [39] Л.И.Ященко Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [40] А.П. Дроздов Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   [41] В.И.Краснюк Воспоминания. Архив НМГООС. Фотокопия. Архив автора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Н.Борзакова "Стражи"(Боевик) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Мелан "Санара"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"