Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Севастополь. Тени великого прошлого (путеводитель)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*9  Ваша оценка:


   От автора...
  
   Эта книга- первая попытка собрать информацию об укреплениях Севастополя, с целью их сохранения. Это действительно путеводитель по Севастополю, только немного своеобразный. В нем нет и намека, на парадно-триумфальные места, которые, всегда показывают туристам. Это путеводитель по реальной истории Севастополя, истории героически-трагической, истории, которой можно гордиться. В тоже время состояние объектов, имеющих славную и весьма интересную историю довольно неприглядное. И причина этого явления заключается чаще всего в незнании истории этих сооружений. В Севастополе прервалась связь времен. Прервалась связь поколений. Две героических и трагических обороны дважды приводили к тому, что город стоял почти безлюдным. В городе осталось очень мало людей, которые знали бы его реальную историю. Из-за этого в истории города и его укреплений много белых пятен, которые кажутся тайнами.
   Но в этой истории почти нет тайн. Тайны были придуманы военными историками, чтобы скрыть реальность. Тайны были созданы и создаются только для прикрытия чьей-то трусости, подлости или неблаговидного поведения. В истории есть только вопросы, на которые можно, при желании, получить ответы. Эта книга во многом является компилятивной из многих источников, в ней могут быть ошибки и неточности. Заранее благодарен тем, кто меня поправит. Вместе с тем восстановление событий Севастопольской истории связанной с укреплениями города является очень сложной задачей.
   Почему? Реальная история города много раз переписывалась и ретушировалась. На данный момент многие события в истории города в литературе описаны совсем не так, как они происходили на самом деле. Причина проста: история города во много связана с войнами, а события вон чаще всего и перекрашиваются в угоду идеологии. Частично эту проблему можно решить путем изучения архивных материалов. Но, даже если историк работает с архивом, он не застрахован от ошибок. И для этого есть объективная причина. Зачастую документы составляются именно для того, чтобы покрыть чьи-то ошибки. Они часто не отражают фактического состояния дел. Второй причиной ошибки может быть тенденциозная работа с документами: выбирается то, что хотелось бы увидеть в первоисточниках в угоду идеологии и конъюнктуре. Третья причина заключается зачастую в том, что часть документов просто утрачена. Особенно это касается периода второй обороны города. Впрочем, причин хватает. Обследования объектов дают более объективную информацию. Многие места в моем городе являются не только свидетелями жестоких боев, но и безымянными братскими могилами, над которыми не стоит даже памятника. Остатки оборонительных сооружений, их состояние, повреждения, окружающий рельеф могут дать дополнительную информацию. Но и их нельзя рассматривать отдельно. Лишь совместив результаты обследования объектов с документами можно сложить, как из мозаики, реальную картину. Итак...
   По сути, книга состоит из двух частей. Книга первая " Тени великого прошлого", это краткая история фортификационных сооружений, построенных до вены 1941 года.
   Вторая часть "Огненные рубежи", посвящена укреплениям Севастополя 1941-42г. Эта часть дополнена описаниями событий второй обороны Севастополя.
   И первая, и вторая части, карты, схемы, фотографии будут по возможности пополняться, корректироваться, по мере обследования объектов, и получения новой информации. Что из этого выйдет? Посмотрим...
  
  
  
  
  
  

Глава 1. До войны Крымской.

  
   До войны Крымской (или Восточной, как ее называют на западе) Севастополь и его укрепления, развивался, как водится в России, по принимаемым, время от времени, планам. То есть хаотично. Севастополь был основан 3(14) июня 1783 года именно как морская крепость, для базирования Черноморского Флота Российской империи. Город был основан на берегах Северной бухты, которая являлась удобной стоянкой для флота. Мнение о том, что Севастополь был основан на месте татарской деревушки Ак-Яр (Белый овраг), не совсем верно. Деревушка располагалась в районе современной балки Сухарная, недалеко от старой крепости Каламита, более чем в 5 верстах от того места, где велось строительство города. В 3 верстах от города располагались развалины заброшенной крепости Сары-Кермен (желтая крепость). Так турки называли древний Херсонес. Первоначально город был назван по имени бухты, на берегах которой он расположился, его назвали Ахтиаром (Ак-Яр).
   Шло очередное обострение отношений с Турцией, причиной которого являлось Крымское ханство. Поэтому с первых же дней началось строительство оборонительных сооружений. По легенде береговые батареи Севастополя родились в одну ночь, перекрыв выход турецкому флоту, стоявшему в бухте. Но более внимательное изучение вопроса показывает, что это не более чем легенда. Тем не менее, в очень сжатый срок А.В.Суворовым были построены 8 земляных батарей с 32 полевыми орудиями и пятью единорогами. С тыла эти батареи были так же прикрыты земляными валами на манер фортов. Это были первые оборонительные сооружения Севастополя, следы которых в настоящее время найти не удалось, их поглотила современная застройка. Из всех фортификационных сооружений того времени сохранилась лишь... дорога в Севастополь, которую так и называют Екатерининской. Сохранившийся ее участок, мощенный камнем проходит мимо с.Фронтовое, 1-2 км восточнее современного шоссе, и до сих пор имеет неплохую сохранность. Дорога была построена к приезду императрицы, в очень сжатые сроки. База Черноморского флота Ахтиар активно отстраивалась, и накануне приезда Екатерины II город получил новое название- Севастополь. Настоящий римский город Себастополис, располагался в районе современного Сухуми. Тогда многие причерноморские города получили современные красивые названия. Например, город Козлов (Гезлев) получил новое название Евпатория, а вопреки шутливой легенде, Херсон назван именно в честь древнего Херсонеса.
   После смерти Екатерины II, при ее приемнике Павле I работы по оборудованию новой крепости и базы флота сворачиваются, город опять переименовывают в Ахтиар, укрепления и суда стареют и не ремонтируются. Только после дворцового переворота, поставившего на трон Александра I ситуация меняется. Перед самой войной с Турцией в 1805 году, командующий Черноморским флотом маркиз де Траверсе, вступивший в должность в 1802 году, начинает работы по срочному укреплению Севастополя. Война с Турцией, начавшаяся в 1806-м придает дополнительный импульс работам.
   Принимается новый план строительства укреплений. По нему, на месте временных земляных суворовских батарей, строятся новые, вооруженные крепостными орудиями. В 1804-12гг. восстанавливаются и перестраиваются десять батарей. Первоначально батареи имели номера с 1 по 10. Именно при де Траверсе было предложено укрыть береговые батареи казематами, но тогда это предложение поддержки не получило, и казематы на батареях появились лишь спустя 30 с лишним лет. В этот же период строится сухопутная оборона города. Под руководством коменданта крепости маркиза де Траверсе не только усиливаются береговые батареи, но и строятся сухопутные укрепления. Крепость состояла из двух отдельных частей: Северной и Южной. Северная часть имела земляные укрепления, проходящие от современного мыса Толстый до Панайотовой балки.
   Сухопутные укрепления представляли собой ров, глубиной около 12 футов (3,6м) и земляной вал, высотой до 10 футов (около 3м). В центре северного обвода крепости располагалось так называемое Северное укрепление, служившее для размещения войск, обороняющих Северный обвод крепости. Южная группа батарей так же имела земляные укрепления, прикрывавшие тыл батарей на мысах Хрустальные воды и Александровский. А находившаяся дальше по побережью батарея N 10 имела собственную сухопутную оборону, на манер отдельного форта, и в некоторых документах именовалась Карантинным фортом. Но в отличие от Северной стороны оборонительный обвод Южной стороны завершен не был. Большей частью планы севастопольской обороны с суши остались на бумаге. Финансирование строительства производилось крайне неравномерно: по мере возникновения угрозы крепости, или очередных обострений отношений с Турцией. И крепость, находившаяся в морском ведомстве, естественно, в первую очередь, укрепляла свои морские рубежи. Батареи, охранявшие вход в бухту, имели серьезное вооружение и были удачно расположены, простреливая вход в бухту с двух сторон. Первоначально батареи просто вырубали в прибрежных утесах в виде одного- двух ярусов с барбетами и валами, в качестве укрытия для размещенных на них орудий. Современный Приморский бульвар имеет характерную двухъярусную планировку, именно благодаря Николаевской батарее, некогда занимавшей почти всю его площадь. Форма Павловского мыска и Александровского мыса, так же воспроизводят форму батарей, которые на них были построены. Для того, чтобы артиллерийский огонь имел большую эффективность, верхняя часть мыса, на котором строилась батарея срубалась до высоты 36 футов (около 12 метров) над уровнем моря, на этой высоте располагался верхний ярус батареи, затем делался уступ до высоты 18 футов (около 6 метров) и на этой высоте располагались орудия нижнего яруса (обычно наиболее мощные, предназначенные для разрушения корпуса корабля. Такое расположение орудий на батарее имело один недостаток: при выстреле на верхнем ярусе, нижний сильно задымлялся, вниз падали остатки пыжа и.т.д.. Кроме того, открытые батареи были защищены только с фронта барбетом, и совершенно открыты для навесного огня мортир. Тем не менее, от строительства мощных казематированных многоярусных батарей было решено отказаться. По финансовым соображениям. Тем не менее, в период с 1812 по 1829г. сооружения крепости были усилены. Большинство береговых батарей Севастополя получили каменную облицовку валов. Батареи обычно облицовывались известняком, добываемом в Килен-балке. Этот известняк имел большую прочность, чем желтый, ноздреватый камень, мысов в которых вырубались батареи. Такую облицовку валов можно увидеть и сейчас на остатках 10-й батареи (под оградой Института биологии южных морей) или на бывшей 4-й батарее рядом с катерным причалом на Северной стороне. Ее вал, облицованный камнем, хорошо сохранился до настоящего времени. Если береговые батареи крепости в период с 1812 по 1829 поддерживались в боевой готовности и неспешно перестраивались, то о сухопутных укреплениях на этом этапе вспоминали, только когда возникала необходимость в новых казармах для личного состава. В остальном, планы сухопутного укрепления крепости реализовывались спустя рукава. Новое развитие укрепления Севастополя получили после вступления на трон Николая I. Но фактически интенсивное строительство началось только после вступления в должность М.П.Лазарева в 1834 году. Заслугой Лазарева явилось строительство долговременных фортов на месте некоторых прежних батарей.    Были построены форты (которые севастопольцы почему-то зовут равелинами) Константиновский, Михайловский, Павловский (на Павловском мыске), Николаевский (на месте Приморского бульвара), Александровский (на месте яхт-клуба ЧФ). Строятся казармы для личного состава на Южной и Корабельной стороне. Форты, возведенные вместо существовавших до того батарей, использовали вырубленные в скале площадки батарей, как фундаменты.
   Еще три форта до нашего времени не сохранились (Николаевский, Александровский и Павловский), они были разрушены при оставлении Южной стороны русскими войсками в 1855 году, во время Крымской войны. Николаевский форт был самым крупным: его длина была более 500 метров. Александровская и Павловская батареи были меньше по размеру, но имели столь же прочные стены и удачное расположение.
      Наконец, возобновилось строительство и на сухопутном фронте крепости. Подготовка к строительству началась давно. Еще в 1827 году был составлен топографический план крепости. 29 января 1831 г. был одобрен план, по которому от 10-й батареи (Мартынов мыс) до вершины Южной бухты намечалось возвести 9 каменных оборонительных казарм соединенных оборонительной стеной. Далее цепь укреплений продолжалась по Корабельной стороне и замыкалась на батарею N5 (в районе Апполоновой бухты). Здесь планировалось возвести 3 бастиона с каменной стеной между ними. Но...инженерная команда, приступившая к разбивке укреплений, обнаружила, что план местности составлен с большими погрешностями. Поэтому его пришлось срочно корректировать на месте. В 1834 году инженер-полковник К.И. Брюно разработал проект укреплений Севастопольской крепости, которым предусматривалось укрепить Южную сторону бастионами и оборонительными стенами. Согласно легенде, часто встречающейся в книгах по истории Севастополя, к началу Крымской войны Севастополь вообще не имел сухопутных укреплений. Это не совсем так. Вернее, совсем не так. Россия не успела провести модернизацию Севастопольской крепости. Старые земляные укрепления не отвечали требованиям войны того времени, а полностью отстроить новый каменный обвод крепости просто не успели. Но работы по модернизации сухопутного обвода велись. Утверждение, что Севастополь был ПОЛНОСТЬЮ беззащитен суши, это большое преувеличение.
   К началу Крымской войны оборонительные стены построили в районе 1-гобастиона, а так же между 5-м, 6-м и 7-м бастионами. Так, например, в районе современной ул. 6-я Бастионная и пл. Восставших проходила оборонительная стена с бойницами. Укрепляются оборонительными стенами казармы пехотных полков. Кроме того, бастион N 7 соединили оборонительной стеной с батареей N 8, находившейся у него в тылу. Стены между 5-м и 6-м бастионами (853,2 м) и между 6-м и 7-м бастионами длиной 703,9 метра не сохранились, но участок стены, построенный перпендикулярно к оборонительной стене между 6-м и 7-м бастионами, дошел до наших дней. Её длина около 190 метров, высота - 4 метра. Толщина стены около метра. Лицевая сторона построена из крымбальского известняка, стена повторяет уклон рельефа постоянной высотой, без уступов, в ней имеются архитектурно оформленные бойницы для ружейной стрельбы.
   С 1 августа 1834 г начались земляные работы на третьем, четвертом бастионе и на четвертой батарее. Бастионы, существовавшие прежде только на бумаге, стали реализовываться в камне (в основном, правда, пока на флангах). Растущая напряженность в отношениях с Турцией и доклад о состоянии дел в Севастополе заставили Николая I пойти на беспрецедентный шаг: выделить 1 млн. рублей на обустройство крепости. К началу Крымской войны были достроены т.н. Лазаревские казармы, в которых располагались экипажи кораблей эскадры. Были достроены казармы трех пехотных полков. Они располагались напротив флотского экипажа (Лазаревских казарм), в районе Артиллерийской бухты и в районе современной улицы Гоголя. Были достроены каменные казармы рядом с береговыми батареями и фортами. Были построены два пороховых погреба. "Карантинный форт" (10-я батарея в Мартыновой бухте) имел свои пороховые погреба. Свои отдельные пороховые погреба, расположенные в подвальных помещениях имели и каменные форты: Константиновский, Михайловский, Александровский Николаевский и Павловский. Небольшой погреб боезапаса имела и батарея N4. Но, увы, в Восточную (Крымскую) войну Севастопольская крепость вступила недостроенной.
   Нет, со стороны моря это была неприступная крепость, защищенная более полуторатысячной армадой орудий. Но со стороны суши из семи верст укреплений была построена едва четверть. Население Севастополя пошло на беспрецедентный шаг: два укрепления были построены за счет жителей города. Это оборонительная башня Малахова кургана и башня системы инженера Мартела. Последняя получила название Волохова башня, по имени отставного поручика Волохова на деньги которого было построено укрепление. К сожалению, до настоящего времени укрепление не сохранилось. Из книги Хрущева " История обороны Севастополя" (1889г.)   " Для сухопутной обороны были следующие укрепления. На северной стороне слабое Северное укрепление с 37 орудиями, и, сверх того, с Волоховой башни десять орудий могли обстреливать с тыла в Константиновскую батарею.     На южной стороне: бастион N 7-14 орудий, бастион N 6, насыпанный в течение лета, - 18 орудий, оборонительная казарма, где впоследствии возведен бастион N 5, - 11 орудий. Эти три укрепления соединены были каменною стенкою, где в разных местах находились 14 орудий. Далее слабый редут, известный впоследствии под названием редута Шварца, - 8 орудий, потом ничтожная земляная насыпь, послужившая основанием 4-му бастиону, - 30 орудий; бруствер на пересыпи - 14 орудий; батарея, где впоследствии построен 3-й бастион, - 18 орудий; Малахова башня - 5 орудий, и влево от нее, в разных местах - 18 орудий.."
  
   Северное укрепление.
  
   Единственным более или менее законченным сухопутным укреплением, построенным в начале ХIХ века было Северное укрепление, законченное в 1807 году. Оно представляет собой земляное укрепление, состоящее из рва и вала, восьмиугольной формы. Внутри укрепления размещались казармы на один полк пехоты. Задачей укрепления была защита батарей N1 (впоследствии, Константиновская) N2 (впоследствии Нахимовская) и N 3 (Михайловская) N 4
   Основой сухопутного обвода Северной стороны стало Северное укрепление, которое неплохо сохранилось и до настоящего времени (ныне на ее территории В\Ч). Построено в 1807-1811 годах под руководством инженера генерал-майора Гартинга с целью обороны крепости с севера. Имеет форму восьмиугольника со сторонами от 170 до 210 метров. На четырёх исходящих углах располагались небольшие бастионы для организации фланговой обороны с подземными каменными казематами для противоштурмовых орудий. Казематы предназначались обстрела рва.
   Укрепление имело трое ворот - Симферопольские, Севастопольские и Инкерманские, было окружено рвом. Через ров были перекинуты подъемные мосты.
   В 1834г. ров укрепления был углублен облицован, известняком, сложенным насухо Ширина сохранившейся части рва 5,4, глубина - 3,6 метра. В укреплении находились казармы для личного состава, пороховые погреба и цейхгаузы. Гарнизон состоял из 3919 человек, в период Крымской войны комендантом укрепления был назначен капитан 1 ранга, (затем контр-адмирал) Ф.Д. Бартенев, именем которого до сих пор называют часть Северной стороны между улицей Челюскинцев и Братским кладбищем. На вооружении укрепления имелось 47 орудий, из них 23 - малого калибра. Укрепление имело еще три отдельных люнета, но до настоящего времени они не сохранились. После Крымской войны укрепление использовалось под склады, в 1900 году на его территории построили казармы крепостной саперной роты. Ныне на его территории располагается российская В/ч.

Глава 2. История героического позора

   Иначе как героическим позором эту войну царской России и не назовешь. Начать с того, что в этой войне, вопреки тому, что пишут в русскоязычных исторических изданиях, Российская Империя выступила обычным агрессором, объявив войну ослабевшей Турции. Именно Россия явилась инициатором этой войны. Война обещала быть легкой и победоносной. Но Россия оказалась не готова к жесткому ответу мировых лидеров того времени : Англии и Франции. Никто в России не ожидал, что эти страны вступят в войну на стороне Турции.
   С началом войны Севастопольская крепость продолжала неспешно строиться. Однако после вступления в войну Англии, Франции и королевства Сардиния крепость начала лихорадочно усиливать свои сухопутные рубежи. Укрепления от Килен-балки строились моряками а от городского оврага до седьмого бастиона- солдатами. Прокладывается окружная дорога с Южной стороны на Северную. Многое строится на деньги жителей города: башня Малахова кургана, башня Волохова. В январе 1854 г. на западном берегу Килен-бухты соорудили Святославскую батарею на 17 орудий. Название свое она получила от корабля "Святослав", матросы которого ее построили. На Северной стороне в это же время возвели: Двенадцатиапостольскую батарею между Панайотовой балкой и бухтой Голландия и Парижскую - на безымянном мысе, разделяющем Сухарную бухту и Голландию. За Константиновским фортом выросла новая батарея, названная именем строившего ее полковника Карташевского, и башня Волохова.       В каком же состоянии была оборона города к 1 сентября 1854года?
   На месте первого бастиона возвели часть бруствера высотой около 1 м , за ним установили 4 пушки, второй бастион в том же виде 6 пушек, третий с брустверами неполного профиля и рвом глубиной всего 1,5 м и 7 пушками. Четвертый бастион был в лучшем состоянии, и имел на вооружении: четырнадцать 24-х фунтовых и два 3-х фунтовых орудия (последние предназначались для продольного обстрела рва). Пятый бастион представлял собой большую насыпь, с одиннадцатью 12 фунтовыми пушками, но казарма завершена не была. К пятому бастиону (около кладбища Коммунаров) примыкала оборонительная стена, которая шла до 8-й батареи (м. Хрустальный) не сохранившаяся до настоящего времени. Перед 6-м бастионом был 4-х метровый вал и ров глубиной 2 м , на бастионе стояло пятнадцать орудий. Перед самой войной было принято решение о восстановлении Северного укрепления, к 1 сентября работы были завершены и на укреплении разместили 47 орудий. Всего с суши Севастополь защищали всего 192 орудия, в большинстве малого калибра. Под руководством Тотлебена была восстановлена линия укреплений Северной стороны. На высоты были доставлены 20 орудий большого калибра. Гарнизон Северной стороны составлял 11 тысяч человек. Но союзники, высадившись в Евпатории, подошли по странному совпадению не к Северной, а к Южной стороне города. С момента высадки десанта союзников, на Южной стороне были выполнены дополнительно следующие работы: На пятом бастионе насыпали валы до 1,5 м в высоту и приспособили их к ружейной стрельбе. Над Лабораторной балкой соорудили батарею N5 на 10 орудий, на 3-м бастионе удлинили фасы и приспособили их к ружейной стрельбе. Батарею 1 бастиона усилили на 5 орудий и ....все. В общем счете, Южная сторона была усилена всего 27 орудиями малого калибра.
   Уезжая из Севастополя, командующий армией Меньшиков не назначил никого вместо себя командовать гарнизоном Севастополя. Решением офицерского собрания командующим обороной Севастополя был назначен В.А.Корнилов. Инженерную оборону возглавил полковник Тотлебен, который энергично занялся обустройством укреплений. В дневнике адм. Корнилова появилась запись: " За неделю сделано больше, чем за год..." Все население города вышло на строительные работы.
   Даже барышни самой древней профессии возводили укрепления города. Одна из батарей была названа "Девичьей", ибо строилась, в основном, женскими руками. Первоначально все усилия были направлены на завершении укреплений, об улучшении линии укреплений еще не думали. Не хватало времени. У башни Малахова кургана возводились батареи. С кораблей снимали орудия и подвозили к бастионам и батареям.    В первые дни обороны, как и потом в 1941 году, именно моряки составили костяк обороны.   
   Первая попытка прорваться в Севастополь была осуществлена союзниками с моря и с суши. Однако мощный огонь береговых батарей не позволил прорваться в бухту, а взрыв двух пороховых погребов союзников на горе Рудольфа (ныне Матюшенко) привел к молчанию французские батареи на южной стороне.
   Бомбардировка каменных фортов Севастополя показала, что сооружения построены столь добротно, что даже самые крупные ядра отскакивали от их стен, оставляя только выбоины, однако открытые площадки на крышах фортов были приведены к молчанию. Многие английские и французские корабли получили серьезные повреждения и были отведены в Стамбул на ремонт. При этом союзники сделали 50 тыс. выстрелов против 16 тыс. русских. Система оборонительных и осадных сооружений с обеих сторон все время совершенствовалась. На случай вылазки русских войск французскими и турецкими войсками была построены две оборонительных линии. Линии проходили: первая от берега моря в районе современного Автобата на м. Феолент, до Стрелецкой балки (под створным знаком еще сохранился небольшой редут). Вторая линия проходила от верховий Камышовой бухты до берега моря в районе современного полигона морской пехоты. Эти старые линии обороны состоящие из рвов и валов с земляными бастионами, использовалась еще в Великую Отечественную и русскими и немецкими войсками, как один из последних рубежей.
   Англичане отгородили Балаклаву цепью редутов по возвышенностям над долиной Золотая балка. Большинство редутов сохранившихся до сих пор, несмотря на то, что они использовались русскими и немецкими войсками в Великую Отечественную. Во время обороны 1941-42г. укрепления Английских редутов использовались войсками первого сектора обороны СОР. А ближний к Сапун-горе редут был использован немецкими саперными частями. До настоящего времени сохранились даже небольшие Сардинские редуты под горой Гасфорта. Была построена железная дорога от Балаклавы до позиций союзников с небольшим ответвлением к горе Гасфорта. Впоследствии сохранившаяся насыпь от разобранной дороги была использована при прокладке трамвайной линии из Севастополя в Балаклаву в 1925 году. Англичанами была построена набережная Балаклавы. Английские и французские редуты можно встретить по всей территории Гераклейского полуострова. Редут Виктория (за ул. Горпищенко) так же использовался нашими войсками и во время второй обороны, как командный пункт 177 отдельного артдивизиона береговой обороны. Русские бастионы так же сохранились, в основном, в виде земляных насыпей. После Крымской войны было принято решение места славных севастопольских бастионов не застраивать. На четвертом бастионе к 50-летию обороны (в 1905 м году) восстановили один фас с установкой орудий, в советское время настоящие укрепления из дерева и земли были заменены на бетонные муляжи, а лафеты орудий стали вместо дубовых стальными.
         Около года продолжалась осада. Множество следов оставила та война. При отступлении с южной стороны большинство укреплений были разрушены. Отступив на Северную сторону русские, укрепились на новых позициях, построив цепь так называемых Нагорных редутов, сохранившихся до нашего времени. Штурмовать Северную сторону после полученного отпора русских на Южной, союзники не решились. Еще почти год войска простояли, разделенные бухтой, потом союзники ушли, вывезя из Севастополя все, что можно было увезти, вплоть до ядер и осколков бомб. Из Севастополя было вывезено 867 орудий, захваченных на разрушенных бастионах.
   По дороге домой часть пушек, англичане продали испанцам, часть установили в крепости Гибралтар, снабдив их захваченными в Севастополе ядрами. Вывозились колокола с церквей, пожитки и имущество обитателей Севастополя, гранитные и мраморные надгробия. Шел натуральный грабеж. Наконец, союзники ушли. От них остались только следы редутов, набережная в Балаклаве да некоторые дороги, (их экономные союзники при всем желании вывезти к себе не смогли).
   Использовались эти земляные укрепления и при обороне в 1941-41г. Даже деревоземляные редуты за стойкость их гарнизонов немцы называли фортами, придумывая им грозные названия "Волга", "Сибирь", "ГПУ". На Камчатском люнете разместилась зенитная батарея. На героическом Малаховом кургане - батарея береговой обороны, вооруженная двумя орудиями Б-13 с затонувшего эсминца. На высоте Суздальской, где стоят рядом памятники русским и союзникам, павшим в Инкерманском сражении, можно найти остатки еще одной береговой батареи времен второй обороны Севастополя. Даже Братское и Михайловское кладбища стали рубежами обороны в прошедшей войне. Севастопольская история имеет высокую преемственность.
  
   Остатки бастионов.
  
   Первый бастион располагался на Корабельной стороне на левом берегу Килен-бухты, в районе ул Макарова, над железной дорогой. По проекту 1834 г. первый бастион предполагалось построить позади Ушаковой балки, но позже вынесли его вперед, за возвышенность между Ушаковой балкой и Килен-бухтой. В 1851 г. из крымбальского известняка построили оборонительную казарму с подвалом на 250 человек (автор проекта Ф. А. Старченко). Длина фасада казармы - 80 м, ширина - 12 м, высота - 4,2 м. На ее вооружении находилось 9 полупудовых крепостных единорогов. (Сохранилась только угловая башня до настоящего времени на ул. Хрулева). На месте будущего бастиона инженерная команда под руководством капитана Ф. А. Старченко построила батарею, вооруженную четырьмя орудиями, позже добавили еще пять пушек. У батареи в скале выдолбили ров. Но очертания бастиона укрепление приобрело только в начале июня 1855 г., когда моряки с корабля "Париж" соорудили в его тыловой части батарею, получившую номер 107. Бастионом командовал капитан-лейтенант В. К. Орлов. После его гибели в июле 1855 г. укреплением стал командовать лейтенант 35-го флотского экипажа П. М. Никитин. Во время обороны Севастополя 1854-1855 гг. там появилось небольшое кладбище, уничтоженное во время второй обороны Севастополя. Второй бастион находился на небольшой возвышенности на краю Килен-балки. На генеральном плане города Севастополя "с показанием высочайше утвержденного проекта" укреплений 1840 г. под номером вторым числилось укрепление на Малаховом кургане. Расстояние между 1-м бастионом и Малаховым курганом было слишком большим, поэтому в начале сентября 1854 г. на месте будущего бастиона была построена батарея из 6 орудий. Позже число пушек довели до 20 стволов. Вокруг укрепления в скальном грунте выдолбили ров. В связи с тем, что ров не удалось вырубить в скале на нужную глубину (не хватало шанцевого инструмента), на контрэскарпе вала возвели каменную стенку для прикрытия от штуцерных пуль противника. Командовал бастионом капитан-лейтенант 36-го флотского экипажа А. В. Ершов. Второй бастион и стоящий рядом Малахов курган были соединены Камчатским люнетом, Волынским и Селенгинским редутами. Укрепления были названы в честь полков, которые их строили и обороняли. До настоящего времени незастроенной осталась только территория Камчатского люнета. Во время второй обороны на Камчатском люнете находилась зенитная батарея N 54, перенесенная из районе х. Лукомского. Оборонительная башня Малахова кургана - одно из немногочисленных военных сооружений середины прошлого века, сохранившихся в городе до наших дней.
   . В начале Крымской войны было решено построить на Малаховом каменную двухэтажную башню с бойницами, зубчатыми стенами и потайным выходом в поле. К строительству севастопольская инженерная команда под руководством Ф. А. Старченко приступила лишь в начале 1854 г. Средства на сооружение - 12.500 рублей - собрали жители города и моряки Черноморского флота. Башню построили из инкерманского камня. Ее высота достигла 8,5 м, толщина стен нижнего яруса - 152 см, верхнего - 88 см. Два закрытых яруса башни имели 52 бойницы для ружейного обстрела местности. В башне предусматривались: часовня, пороховой погреб, помещение для снарядов и провизии. На верхней площадке установили пять крепостных 18-фунтовых пушек. 10 июня 1854 г. строительство башни было завершено. Первым комендантом башни был назначен командир 19-го рабочего экипажа подполковник И. Арцыбашев. Под Малаховым курганом с тыловой стороны находятся т.н. Лазаревские казармы и (через дорогу) казармы Брестского полка (ныне территория В\Ч)
   Третий бастион, построенный в 1854 г., прикрывал подступы к Южной бухте и центру города. Он входил в третью дистанцию оборонительной линии, которой командовал вице-адмирал А. И. Панфилов (1808-1874). Ныне большая часть бастиона застроена частными домами. Укрепления в частной застройке почти не читаются. Между третьим и четвертым бастионом находятся верховья Южной бухты. Местность в этом районе была заболочена и для строительства дороги сюда свозили грунт, извлеченный при строительстве Лазаревских казарм. Местность в верховьях бухты называлась Пересыпь. Во время первой обороны Севастополя через Южную бухту был построен наплавной мост, по которому осуществлялось снабжение Корабельной стороны.
   Верховья Южной бухты прикрывала батарея "Грибок", располагавшаяся ниже Исторического бульвара. Во время второй обороны Севастополя на месте батареи был оборудован подземный КП ПВО. После войны здесь находилась парашютная вышка, ныне на этом месте собачья площадка. Выше находится Исторический бульвар, разбитый на месте 4-го бастиона.
   Четвертый бастион, защищавший центр города, входил во вторую дистанцию оборонительной линии. Ею командовал вице-адмирал Ф. М. Новосильский. Если к началу обороны на бастионе стояло восемь 12-фунтовых карронад, то в августе 1855 г. он вместе с Язоновским редутом насчитывал 219 орудий. Два месяца бастионом командовал генерал-майор М. X. Шульц. С 5 октября 1854 г. по февраль 1855 г. бастионом командовал капитан-лейтенант А. И. Завадовский. После тяжелого ранения Завадовского командиром бастиона стал капитан-лейтенант В. Г. Реймерс. И он был ранен. С 1 июня 1855 г. до последнего дня обороны четвертым бастионом командовал капитан-лейтенант 44-го флотского экипажа П. А. Чебышев. Впереди левого фаса, за рвом бастиона располагалась 4-х орудийная батарея N38, которой до конца обороны командовал лейтенант Н. И. Костомаров. Слева от позиции находился блиндаж командира. Левее и ниже батареи Костомарова находились "бульварные" батареи: 31-я, 32-я, 33-я и 34-я, построенные осенью 1854 г. на Бульварной высоте. Орудия для них сняли с корветов "Пилад" и "Андромаха".
   Пятый бастион входил в первую дистанцию оборонительной линии под командованием генерал-майора А. О. Аслановича. Она включала в себя: пятый, шестой, седьмой бастион, 10-ю батарею. Территория бывшего пятого бастиона находится недалеко от площади Восставших. К моменту высадки десанта в Крыму на бастионе была построена только казарма аналогичная казарме 1-го бастиона и оборонительная стена к 6-му батиону. Казарму спешно вооружили, установив 5 орудий внутри и 6 пушек на верхней платформе. В казарме устроили пороховой погреб. Командиром бастиона назначили капитан-лейтенанта 44-го флотского экипажа Д. В. Ильинского. Левее пятого бастиона был построен редут N1, получивший название по имени командира лейтенанта М. П. Шварца. Улица, возникшая на месте этого укрепления, носит его имя.
  
  
   Редут, вооруженный 8 крепостными 12-фунтовыми пушками, имел важное значение, прикрывая пространство между четвертым и пятым бастионами. Впереди редута Шварца и пятого бастиона вырыли ров глубиной до 6 футов (1,8м). В связи с тем, что ров был неглубок перед рвом и по бокам укреплений насыпали земляные валы до 7 футов (2м) высоты и 6 ширины. Правый фас пятого бастиона укрепили, построив люнет N7, которым командовал М. Ф. Белкин.
   6-й бастион располагался в районе совр. частной застройки в районе гостиницы "Крым". Современная улица Частника проходит по тому месту, где в первую оборону города находилась оборонительная стена между пятым и шестым бастионами. На том месте, где сейчас находится детский стадион, 1 декабря 1854 г. моряки с корабля "Ростислав" построили редут, названный Ростиславским. Он имел прямоугольную форму. Один из фасов редута образовали из строений военно-сухопутного госпиталя. Укреплением командовал лейтенант 37-го флотского экипажа Д. И. Бутаков. Бастион был почти полностью построен к началу осады, но из-за казнокрадства укрепление было слабым. Ров перед бастионом был глубиной всего 6 футов (1,8м).
   Стены казармы и оборонительной стены были тонкими. Но бастион имел полное вооружение. Пятнадцать крепостных орудий, установленных на поворотных платформах, обстреливали Рудольфову гору, Херсонес и прилегающую местность. Чтобы усилить бастион, по распоряжению В. А. Корнилова с Михайловской батареи доставили шесть бомбических орудий. Шестым бастионом командовал капитан-лейтенант 36-го флотского экипажа Николай Федорович Гусаков, а затем лейтенант С.А. Шумов. Седьмой бастион (командир - капитан-лейтенант Н. Л. Щеглов) так же был завершен к началу обороны. Бастион так же был каменным, но качество укреплений, опять же из=за казнокрадства, оставляло желать лучшего. Бастион находился на территории современного 24 завода ЖБИ ЧФ РФ. Справа к нему примыкала батарея N8 (на мысу Хрустальный, командир - капитан 2 ранга К. С. Реунов). На Седьмом бастионе и на 8-й батарее стояли 62 орудия, в том числе десять пятипудовых мортир. Рядом находился Александровский форт, прикрывавший вход в гавань Севастополя. Форт представлял собой вооруженную 56-ю орудиями, каменную батарею. "Каменная часть ее состояла из прямой одноярусной батареи, длиною 36 сажень, с 13-ю оборонительными казематами и открытою обороной. С правого фланга к ней примыкала круглая двухъярусная башня. Она имела 11 сажень в диаметре, а в каждом ярусе по 7-ми казематов. С левого же фланга к каменной батарее примыкала земляная, длиною 70 сажень...". Форт был построен по проекту инженер-полковника К. И. Бюрно в 1845году. Батареей командовал капитан П. А. Козловский, а затем капитан-лейтенант Н. К. Христофоров. Левее находилась береговая батарея N 10, имевшая свою систему сухопутной обороны. Она предназначалась для ведения огня по Карантинной бухте и рейду. Батареей, на которой находилось 58 орудий, командовал капитан-лейтенант 29-го флотского экипажа А. Н. Андреев.

Глава 3 Возрождение Севастопольской крепости

3.1 Краткий обзор артиллерии 1876-1890г. (или вместо введения)

   В традиционном путеводителе эта глава была бы совершенно не нужна, но Севастополь практически все время своего существования был крепостью и главной базой Черноморского флота. Причем крепостью Севастополь являлся не в переносном, а в прямом смысле этого слова. Остатки укреплений этой крепости сохранились до сих пор, хотя многие ее сооружения в настоящее время разрушены или перестроены. Началось восстановление Севастопольской крепости в 70-х годах ХIХ века, спустя пятнадцать лет после Крымской войны. Что же представлял собой Севастополь в то время. Предоставим слово путеводителю по Крыму 1876г. "Севастополь, бывший главный военный порт Черноморского флота расположен на Юго-западном берегу Крыма....Все значение Севастополя заключается в его историческом прошлом, он знаменит ныне только своими историческими развалинами. .... Населения здесь почти нет, а многие дома зияют выбитыми окнами и проломленными стенами.....Весь город усеян могилами, куда бы вы не пошли, вы всюду наткнетесь на них.... Севастополь ныне мертвый город или город мертвых". Т.е. спустя много лет после Крымской войны Севастополь так и не восстановился. Чуть улучшилась ситуация после строительства железной дороги.
   В 1876 году возник новый кризис в отношениях между Российской и Оттоманской империями. За эти пятнадцать лет Россия успела перестроить свои вооруженные силы и промышленность. Политические кризисы в отношениях с соседями у России возникали регулярно: в 1876-1880г., 1885-1886, если не считать мелких инцидентов. Потеряв в Крымской войне почти тысячу старых орудий и почти весь парусный Черноморский флот, Россия взялась за создание новой военной техники. Прежде всего, были созданы орудия нового поколения. Орудия стали казеннозарядными и нарезными. В истории военной техники существует достаточно большой и интересный период развития артиллерии, мало освещенный в российской литературе, но мне кажется, что орудия, стоявшие на вооружении российской армии более пятидесяти лет, заслуживают отдельной главы. Они пришли на смену гладкоствольным дульнозарядным орудиям, и превосходили их по всем параметрам, хотя изготовление их шло на тех же заводах, а для их производства использовались те же самые материалы, а для стрельбы они использовали тот же самый черный порох. На пиру старых колониальных империй, Россия была незваным гостем. Основными политическими оппонентами России оставались Англия и Франция. Естественным союзником России в большой политике оказалась Германия. Создав совместными с Россией усилиями новые системы вооружения, Пруссия нанесла Франции сокрушительное поражение во франко-прусской войне, выведя Францию из большой колониальной политики. Воспользовавшись этим, Россия, в начале 70-х годов ХIХ века, начала восстановление Черноморского флота и крепостей в черноморском регионе. Великобритания, убедившись в том, что воевать с Россией коммерчески невыгодно, начала подстрекать к войне Оттоманскую империю, чтобы отвлечь внимание России от Средней Азии, где в это время столкнулись интересы России и Англии. Результатом этих усилий стала русско-турецкая война 1877-78г., в которой Турция потерпела сокрушительное поражение. С такой ситуацией Великобритания смирится не могла и предприняла дипломатические усилия, чтобы свести успехи русского оружия на нет. Это был не последний конфликт в большой политике, в которую играла Российская империя. Успехи русских войск в Средней Азии спровоцировали новый конфликт с Англией в 1885г. Непрерывная цепь политических конфликтов заставляла Россию постоянно совершенствовать свои вооруженные силы и вооружение. Теоретические разработки российских ученых, при содействии немецких инженеров из фирмы Круппа позволили создать новые орудия, не имевшие аналогов за рубежом.
   Орудия, образца 1867г.
  
   Русские теоретические разработки и техническое содействие немецких инженеров, позволили в 1867 году вооружить русскую береговую артиллерию новейшими орудиями, вошедшими в историю под названием орудия образца 1867 года. В этом году России, на вооружение было принято много арт.систем. Орудия этого образца проектировались на основе теоретических исследований проф. Маиевского и скреплялись по системе, предложенной инж. Гадолиным. По своим баллистическим качествам русские береговые орудия образца 1867 года являлись в то время лучшими в мире. Так, снаряд 9-дюймовой пушки на расстоянии одного километра пробивал броню толщиной до 203 миллиметров. Это орудие выдерживало до 700 выстрелов, превзойдя по прочности все западноевропейские береговые орудия того времени. Многие государства Европы после испытания русского 9-дюймового орудия отказались от ранее введенных артиллерийских систем англичанина Армстронга, и приняли на вооружение русский образец. Самым же сильным орудием береговой артиллерии являлась 11-дюймовая пушка образца 1867 года. По бронепробиваемости она намного превосходила 12-дюймовую пушку системы Армстронга. Наряду с высокими баллистическими данными орудия образца 1867 года имели и конструктивные преимущества. Заряжание с казны было простым, удобным и безопасным для личного состава. Нарезной ствол давал высокую дальность полета снаряда, точность и кучность боя. Для ведения навесного огня были разработаны казеннозарядные мортиры. На вооружении Севастопольской крепости стояли 11 и 9 дюймовые орудия, и (в начальный период восстановления крепости) 9 дюймовые мортиры образца 1867г.
   Мортиры должны были вести навесной огонь по палубам кораблей. Важно было и то, что для мортир и пушек применялись одни и те же снаряды. Орудия получились массивными и тяжелыми, вес одиннадцатидюймовой пушки достигал двадцати шести тонн, но в течение длительно срока они исправно выполняли свои задачи. Орудия и мортиры, разработанные в 1867 году, получились столь добротными, что спустя пятьдесят лет приняли участие в Первой мировой. Дальность их стрельбы составляла около пяти километров, вес снаряда составлял 225 кг (у 11 дм. пушки), скорострельность составляла один выстрел в 3-5 минут. Первые же испытания пушки, образца 1867 года прошли в русско-турецкой войне 1877-1878 годов.
   29 апреля 1877 года русские артиллеристы в районе города Браилова потопили турецкий броненосец "Лютфи-Джелиль". Это был первый в истории случай, когда броненосный корабль оказался потопленным береговыми мортирами. В незащищенную броней палубу броненосца попало два снаряда, он взорвался и затонул, погибла почти вся его команда.
   Первоначально, орудия образца 1867 года стреляли снарядами со свинцовой оболочкой, являвшейся ведущей частью снаряда. Нарезы в канале ствола имели постоянную крутизну с длиной хода до 60 калибров у пушек и до 40 -- у мортир. Начальная скорость у этих орудий была несколько меньше, чем у гладкоствольных. Это объяснялось тем, что свинцовая оболочка не выдерживала больших давлений.
   Однако дальность стрельбы у нарезных орудий была больше. Позднее этот недостаток удалось устранить: для этих же орудий были разработаны новые снаряды с медными поясками. Использование новых снарядов позволило увеличить заряд пороха и как следствие дальность и точность стрельбы.
  
   Орудия образца 1877 года.
   Разработка новых систем артиллерии продолжалась. Непрерывное совершенствование техники привело к дальнейшему изменению материальной части береговой артиллерии. В начале 70-х годов XIX века разрабатываются новые образцы орудий, значительно отличающиеся от орудий образца 1867 года.
   В основном конструктивные изменения шли по линии увеличения дальнобойности. С этой целью свинцовая оболочка на снарядах заменяется медными ведущими поясками. Это нововведение позволило увеличить начальную скорость снаряда, за счет увеличения порохового заряда. Одновременно разрабатывается новый, более качественный порох. Основной недостаток ранее применявшегося черного пороха заключался в том, что он быстро сгорал, и это приводило к высокому давлению пороховых газов сразу же после воспламенения заряда. Надо было замедлить процесс горения пороха, сделать его равномерным. Ученые предложили изменить форму зерен пороха, а пропорцию составных элементов оставить прежней. Появился так называемый призматический (медленно горящий) порох. Введение его позволило более рационально использовать действие газов. Опыты над призматическим порохом в России проводились в течение двух лет. Только в 1865 году после внедрения в производство пресса системы Вышнеградского на Охтенском заводе начинается изготовление этого вида пороха. Россия явилась первой страной, где призматический порох нашел применение в артиллерии. Позднее пресс Вышнеградского заимствовали многие заводы Европы. Введение медных ведущих поясков на снарядах и нового призматического пороха способствовало дальнейшему развитию артиллерии. Береговые батареи стали оснащаться новыми образцами орудий, известными под названием "орудия образца 1877 года". Начальная скорость полета снарядов у этих орудий по сравнению с начальной скоростью полета снарядов у пушек предшествующих образцов увеличилась на 75 м/сек (с 385 до 460 м/сек). Характерными особенностями орудий образца 1877 года являлись: нарезы прогрессивной крутизны, снаряды с медными ведущими поясками. На части снарядов делалось два медных пояска: передний -- ведущий и задний -- центрующий, на другой части -- один медный ведущий поясок в задней части и центрующее утолщение в передней. У орудий образца 1877 года значительно возросла скорострельность: орудия крупного калибра делали до 30 выстрелов в час, орудия среднего калибра -- до 420 и малого калибра -- до 1500 выстрелов в час. За счет увеличения давления пороховых газов при выстреле нагрузки на ствол возросли и потребовали более прочной конструкции ствола. Однако увеличения массы орудия удалось избежать за счет применения новой конструкции скрепления ствола.
  
   Орудия образца 1887 года (Орудия в 11" с длиной ствола в 35 калибров).
  
   По мере улучшения качества корабельной брони действительность стрельбы орудий образца 1877 года стала недостаточной. Чтобы увеличить бронебойную способность орудий, стали удлинять их стволы, отчего увеличивалась и начальная скорость полета снарядов. Так появились орудия образца 1887 года. Стоит отметить, что с 1880 года в русской артиллерии стали применять так называемый шоколадный порох. Состав его резко отличался от черного призматического пороха. Если последний содержал 75% селитры, 15% угля и 10% серы, то в порохе новой марки количество серы было уменьшено до 4-2%, а угля увеличено до 21%. Сила пороха в связи с увеличением количества угля в его составе значительно повысилась. Применение бурого призматического пороха позволило увеличить начальную скорость снарядов, не изменяя конструкции орудий. Длина канала ствола 9- и 11-дюймовых пушек этого образца увеличилась до 35 калибров, начальная скорость снарядов возросла до 600 м/сек, а вес снарядов -- соответственно до 180 и 384 килограммов. Эти орудия с дистанции 1700 метров пробивали железные плиты в пределах 16,5-20,5 дюйма. Однако новые орудия получились еще более массивными и тяжелыми. Масса 11 дюймового орудия увеличилась вдвое и достигла отметки в пятьдесят тонн. Дальность стрельбы по сравнению с орудиями 1867г. возросла почти вдвое. В конце 80-х годов XIX века выходит из употребления железная и сталежелезная броня. Корабли одеваются более прочной цементированной броней. Это потребовало от артиллеристов поиска новых путей для повышения пробивной силы снарядов.
   Увеличение калибра орудий для увеличения пробивной силы ощутимых результатов не давало. Несмотря на усовершенствование дымного пороха, его баллистические качества оставались низкими. Причина этого крылась в том, что при сгорании дымного пороха в газы превращалось только 40% его массы, остальные же продукты горения, состоявшие из твердых частиц, создавали облако дыма и частично оседали на стенке канала ствола в виде нагара. Необходимо было разработать новый состав для метательного заряда. Новые мощные бездымные взрывчатые вещества --пироксилин и нитроглицерин -- были открыты еще в первой половине XIX века. Но в течение длительного времени их не удавалось применить в артиллерии из-за чрезвычайно больших скоростей разложения. Бездымный порох, пригодный для артиллерии, был создан великим русским ученым Д. И. Менделеевым. В 1892 году он предложил высокосортный пироколлоидный порох. Большую помощь ученому оказал вице-адмирал С. О. Макаров, занимавший в то время должность главного инспектора морской артиллерии. 5 июня 1893 года была проведена первая в мире стрельба бездымным порохом. "Ни одна страна в мире, -- писал по этому поводу Менделеев, -- не решалась еще вводить пироксилиновый порох для стрельбы из орудий крупных калибров (например, в 9 и 12 дюймов) именно в силу того, что приходилось либо довольствоваться начальными скоростями, даваемыми бурым порохом, либо должно страшиться детонации, влекущей за собой разрыв пушек". Изобретение бездымного пироколлоидного пороха позволило увеличить мощь огня береговых орудий. При зарядах и давлениях в два -- три раза меньших, чем при использовании дымного пороха, бездымный порох давал ту же начальную скорость, что и дымный.
   Но бездымный порох подчинялся иному закону распределения давления, чем дымный, поэтому применение его в орудиях прежних образцов оказалось мало эффективным. Кроме того, с увеличением силы отдачи прежние лафеты, не обладавшие достаточной прочностью, не выдерживали огромного давления. Надо было создать новые образцы орудий.
   В 1892 году при Главном артиллерийском управлении была создана особая комиссия из представителей морского и сухопутного ведомств, которая пришла к выводу, что корабли и береговую артиллерию следует вооружить 10-дюймовыми орудиями. "Чтобы извлечь всю пользу из бездымного пороха и получить возможно большую начальную скорость, -- писала комиссия, -- длина пушки назначена в 45 калибров, так что возможно ожидать начальную скорость 2500 фут/сек (762,5 м/сек -- Авт.) для снаряда 470 фунтов (192,7 килограмма ), т. е. снаряд будет в состоянии пробить у дула стальную плиту 22,9 дм толщиной".
   Новые орудия были разработаны в 1895 году, но на вооружение Севастопольских батарей поступили гораздо позже, спустя десять лет. До 1904 года на вооружении Севастопольских укреплений стояли только орудия 1867-1887г.
   Новые лафеты, приборы управления стрельбой и боеприпасы.
  
   Одновременно с введением новых образцов артиллерийских орудий во второй половине XIX века происходит замена деревянных лафетов на железные.
   Выдающимся изобретателем лафетов для береговой артиллерии был полковник С. С. Семенов. В 1867 году по его проекту были изготовлены металлические лафеты для 9-дюймовых пушек. Лафеты имели тормоз, ограничивавший откат, и другие приспособления, облегчавшие процесс заряжания, приспособления для вертикального и горизонтального наведения орудий. Лафеты, спроектированные Семеновым, в 70-х и 80-х годах известны под названием соответственно лафеты образца 1877 и 1878 годов. Он также сконструировал лафеты для 6- и 8-дюймовых мортир и железный скользящий лафет для 11-дюймовой пушки, заряжавшейся с дула. Но этот лафет не позволял легко и плавно поворачивать орудие для стрельбы по движущимся целям. В 1869 году Семенов разработал новую конструкцию лафета с железной поворотной рамой. Год спустя новый лафет прошел испытания, показав на них прекрасные тактико-технические данные. Лафет позволял производить плавную наводку по горизонту, обеспечивал самонакатывание орудия и торможение при откате с помощью компрессора. Конструкция лафета, позволявшая переносить центр тяжести орудия на ось цапф, облегчала наводку в вертикальной плоскости.
   Все лафеты Семенова позволяли вести стрельбу при больших углах возвышения. Отмечая заслуги изобретателя, Артиллерийский комитет писал, что заслуги Семенова "...делаются еще более, так сказать, рельефными, если обратить внимание на то обстоятельство, что, вырабатывая проекты своих лафетов, он не имел в иностранных артиллериях образцов подражания, так как наша береговая артиллерия постоянно почти была впереди иностранной".
   Учеником Семенова был другой талантливый изобретатель -- Р. А. Дурляхов (Дурляхер). Он сконструировал лафеты для 6-, 9-, 10- и 11-дюймовых пушек, 9- и 11-дюймовых мортир. Его лафеты для 9-дюймовых пушек обеспечивали угол возвышения в 40®, для 11-дюймовых пушек -- 30®, а для 9-дюймовых мортир -- 65®. Дурляхов разработал гидравлические тормоза постоянного и переменного действия, основанные на пробрызгивании жидкости через узкие отверстия. Введение гидравлических тормозов явилось крупным вкладом в техническое совершенствование артиллерии. Р. А. Дурляхов первый практически решил сложнейшую техническую проблему -- торможение отката с помощью гидравлических компрессоров. Он создал теорию лафетов -- одну из важнейших отраслей артиллерийской науки. Ему же принадлежит изобретение оригинальных приборов к лафету 11-дюймовой пушки, при помощи которых энергия отдачи орудия использовалась для автоматического заряжания. Крупными специалистами по проектированию лафетов во второй половине XIX века были также генерал-лейтенант М. Кокорин и А. Маркевич.
   Кокорин (1839-1907 гг.) сконструировал лафеты для 9- и 11-дюймовых мортир. Откат у этих лафетов ограничивался гидравлическим компрессором, а накат производился посредством наклона поворотной рамы вперед на 3-4®. Все 6-дюймовые пушки имели лафеты системы Маркевича. Лафеты орудий крупного калибра были оснащены подъемными кранами. Снаряды подкатывались к орудию в кокорах-тележках и снимались бомбоносами. Для заряжания 1 дюймовых орудий стали использовать небольшой подъемный кран, установленный на лафете.
   Во второй половине XIX века улучшается качество взрывчатого вещества. Вместо пороха снаряды стали начиняться бризантными взрывчатыми веществами (пироксилин, мелинит, тротил), что значительно повысило их фугасное действие. В 90-х годах XIX столетия появляется цементированная броня. Вновь встал вопрос об увеличении пробивной способности снаряда. Решение проблемы нашел талантливый русский ученый и флотоводец С. О. Макаров. Он предложил надевать на головную часть снарядов баллистический и бронебойный наконечники. Первый из них служил для придания снаряду обтекаемой формы. Изготовленный из стали или алюминия, он при соприкосновении с броней рассыпался.
   Бронебойный же наконечник, известный под названием "макаровского наконечника", изготовленный из закаленной стали, не отскакивал от брони. Он "прилипал" к ней, связывая место удара со снарядом, сделанным из твердой углеродистой стали. Этот снаряд и пробивал броню. Изобретение Макарова способствовало повышению эффективности огня корабельной и береговой артиллерии. "Макаровский наконечник" был принят на вооружение всеми странами.
   К началу XX века русская береговая артиллерия имела следующие виды снарядов: из обыкновенного чугуна, стальные (начиненные пироксилином), сегментные и учебные (чугунные, начиненные песком). Снаряды из обыкновенного чугуна и стальные предназначались для стрельбы по морским целям, а сегментные -- по морским и наземным.
   Во второй половине XIX века вводится окраска артиллерийских снарядов с целью обозначения их рода, материала, из которого они изготовлены, и взрывчатого вещества, которым снаряжены.
   На первых этапах развития нарезной артиллерии продолжали оставаться два типа береговых батарей: казематированные и барбетные (открытые). В российской военной науке возобладало мнение инж. К.И. Величко и Л. Фримана, выступавших против использования защищенных и башенных установок в береговых укреплениях и крепостях. Такое отношение к броневым закрытиям привело к созданию крайне неудачного типа открытой батареи. Орудия располагались за бетонным бруствером в одну линию на небольшом расстоянии и разделялись лишь бетонными траверзами. Причем траверзы часто служили погребами для боеприпасов.
   Чтобы увеличить живучесть береговых батарей, орудия рассредоточивали по фронту и этим уменьшали эффективность артиллерийского огня противника.
   Мероприятия, проведенные в этой области в 70-х и 80-х годах XIX века, обусловили появление на береговых батареях новых средств связи.
   Основным средством связи становятся телефон и сигнальные электрические приборы. Следует сказать, что с появлением нарезной артиллерии количество орудий в батарее сокращается вначале до восьми, а затем до пяти и четырех. Такое уменьшение объясняется тем, что для успешного решения боевых задач важно не количество орудий, а количество снарядов, выпущенных в единицу времени.
   Во второй половине XIX века русское командование широко использовало береговую артиллерию в сочетании с минными заграждениями. Опыт Крымской войны нашел широкое применение в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Как известно, Россия не имела тогда флота на Черном море. Турецкий же флот насчитывал в своем составе 22 броненосных и свыше 82 паровых кораблей. В этих условиях русское командование использовало для прикрытия Одессы, Николаева, Севастополя и Керчи минные заграждения в сочетании с огнем береговых батарей. Артиллерия дальнего боя должна была вести борьбу с кораблями противника, пытающимися бомбардировать охраняемый объект, с блокирующими кораблями, а также отражать артиллерийские атаки, под которыми понимали попытку противника подавить огонь береговых батарей. Орудия этой группы предназначались для удержания кораблей противника за линией укреплений военно-морской базы или охраняемого участка побережья. Артиллерия дальнего боя вооружалась наиболее мощными и дальнобойными орудиями, которые устанавливались в местах, обеспечивавших наилучшие сектора обстрела и обзора моря. Считалось, что артиллерию дальнего боя следует устанавливать на далеко выдвинутых в море участках побережья. В Севастополе эту задачу выполняли пушечные батареи. Артиллерия ближнего боя имела задачу противодействовать прорыву неприятельских кораблей к защищаемому объекту. Орудия этой группы устанавливались в узкостях в местах возможной высадки десантов. В Севастопольской крепости эта задача возлагалась на мортирные батареи.
   Артиллерия внутреннего боя предназначалась для поражения кораблей, прорвавшихся на внутренний рейд. Чтобы эффективно использовать орудия этой группы, все защищаемое пространство делили на участки, каждый из которых охранялся определенной батареей или несколькими батареями.
   Исходя из опыта обороны Севастополя в 1854-1855 годах, основным орудием береговой артиллерии в России считались орудия на круговых основаниях. Уже в 80-х годах испытываются первые такие орудия, а затем они принимаются на вооружение. Береговая артиллерия получила теперь возможность вести огонь по морским и по сухопутным целям. Это в свою очередь позволило возводить укрепления на сухопутном фронте на расстоянии от базы, равном дальности действительного огня береговой артиллерии, что обеспечивало содействие ее войскам при обороне базы с суши. В конце XIX века таким расстоянием считалось 10 верст (около 11 километров).
   Значительное улучшение баллистических свойств артиллерии обусловило появление во второй половине XIX века ряда приборов, предназначенных для улучшения методов наводки орудий в цель. В этот период русские артиллеристы создают дальномеры, оптические прицелы и другие приборы управления артиллерийским огнем. Необходимость замены механических прицелов оптическими была доказана русскими учеными Каминским и Петрушевским. В 70-х годах XIX века Каминский создал оптический прицел для скорострельных полевых пушек системы Барановского. В 1879 году он предложил установить свои прицелы на береговые орудия, но бюрократы военного ведомства отклонили это предложение. Годом позже Петрушевский сконструировал оригинальный оптический прицел, позволявший вести прицельную стрельбу на большие расстояния. Несмотря на то, что прицел Петрушевского показал хорошие результаты, на вооружение его не приняли, и вплоть до первой мировой войны береговая артиллерия не имела оптических прицелов.
   Первый внутрибазный дальномер был создан в России в 1856 году О. В. Струве. После испытания дальномера на береговых батареях Керчи начальник Одесского военного округа писал: "Этот инструмент может оказать значительные пособия при стрельбе с прибрежных батарей, особенно в настоящее время, при определении расстояния для стрельбы из нарезных орудий большого калибра, стреляющих на дальние расстояния". Наладить производство дальномеров Струве не удалось.
   Для измерения дистанции до цели во второй половине XIX и в начале XX века на береговых батареях применялся горизонтально-базный дальномер Петрушевского, созданный в конце 60-х годов. Применение этого дальномера способствовало значительному повышению меткости стрельбы, обеспечило возможность сосредоточения огня нескольких батарей по одной цели и, наконец, позволило вести стрельбу залпами.
   Кроме горизонтально-базных дальномеров Петрушевского, на береговых батареях применялись вертикально-базные дальномеры капитана Прищепенко, сконструированные в 1881 году. Их базой являлась высота стояния прибора над уровнем моря.
   Значительный интерес представляет прибор, созданный в 1878 году известным изобретателем А. П. Давыдовым. Это был индикатор, при помощи которого можно было автоматически определять упреждение при движении цели по горизонту. Годом позже прибор испытали при стрельбе береговых батарей по движущейся морской цели. Испытания прошли успешно, однако прибор не был принят на вооружение. Он был внедрен на береговые батареи только в 1899 году при усовершенствовании капитаном Лауницем горизонтально-базного дальномера Петрушевского. Новый дальномер позволял определять не только дистанцию до цели, но и величину упреждения как по направлению, так и по дальности. Прибор Давыдова явился важнейшей составной частью дальномера Лауница.
   Примерно в начале 90-х годов XIX века в России была предпринята успешная попытка решения задачи централизованного управления огнем береговых батарей и автоматического определения необходимых данных для стрельбы.
      Автором ее был капитан де-Шарьер, система приборов которого получила одобрение Главного артиллерийского управления в 1892 г. С ее помощью были достигнуты неплохие результаты. Но изготовление серии этих приборов, начатое в 1896 г., неоправданно затянулось, завершившись только шесть лет спустя.
      В Севастополе предварительные работы по установке прибора для управления сосредоточенным огнем береговых батарей конструкции де-Шарьера начались в 1899 году, но сам прибор был установлен только в 1904 году.
      Прибор де-Шарьера представлял собой прибор, рассчитывающий по наблюдаемому положению цели, для каждой из стреляющих батарей полярные координаты (направление, дистанция) некоторого предсказуемого ее положения. Расстояние до цели в первых образцах прибора определялось вертикально-базным дальномером. Работа на батареях значительно упрощалась: требовалось только ввести поправку на боковую составляющую ветра и навести орудия по горизонтальным и вертикальным дугам направления и дистанции в соответствии с полученными значениями. Специальный залповый прибор определял для каждой батареи момент залпа так, чтобы ее снаряды достигли предсказанной точки, когда через нее будет проходить цель. То есть каждая из батарей стреляла в свой момент времени, определяемый положением цели относительно батареи, но обеспечивалось одновременное падение у цели снарядов всех батарей в момент прохождения целью предсказанной точки -так называемые совокупные залпы. Смонтированная в Севастополе система была идентична первоначальному образцу, установленному в Кронштадте. В ее составе имелся контрольный прибор, позволявший устранять погрешность измерения дистанции вертикально-базным дальномером. Центральный прибор был расположен на правом фланге батареи N4 и служил для управления огнем 11-дюймовых батарей NN 5, 6, 9 и 10, причем самая мощная на тот момент в крепости 8-орудийная батарея N10 была разделена на две - батареи N10а и N10б, каждая из которых получила по одному комплекту батарейных приборов. Контрольный прибор был расположен в отдельном павильоне в районе Херсонесского монастыря перед фронтом батарей N12 и N13. Для обеспечения работы приборов было проложено более 3 тыс. саженей многожильного подземного кабеля, четыре нитки многожильного подводного кабеля через Северную бухту длиной по 1100 саж. каждая и одна нитка через Карантинную бухту.
  
   3.2 История Севастопольской крепости или пять шагов в никуда.
  
   3.2.1 Шаг первый. Балканская война.
  
      До 70-х годов 19 века Севастополь переживал упадок. Севастопольские укрепления большей частью были разрушены, население города частично выехало в другие города, спасаясь от бедствий войны. Город, изначально бывший крепостью, потихоньку приходил в запустение. Но в октябре 1870 года Россией было принято решение отказаться от выполнения статей Парижского договора. Это вызвало бурю дипломатических протестов, однако, уже в марте следующего, 1871 года, право России держать на Черном море военный флот, и строить укрепления, юридически было закреплено Лондонской конвенцией. Франция, потерпев поражение от Пруссии, более не могла оказывать давления на Россию, а Великобритания в одиночку не решилась на обострение конфликта.
   Правда, в Российской империи все делалось небыстро.  Лишь полтора года спустя Россия предприняла конкретные шаги к усилению своего влияния на Черном море. 13 августа 1873г. вышел указ управляющего Морским министерством, в котором Севастополь объявлялся портом 2-го разряда. Объявление Севастополя портом дало возможность завозить материалы и оборудование, необходимые для создания крепости.   В августе 1873г. Севастополь был выделен из состава Таврической губернии и подчинен особому градоначальству, первым градоначальником 15 ноября 1873 года стал участник обороны Севастополя контр-адмирал П.А. Перелешин. В этом же году, была начата прокладка железной дороги от узловой станции Лозовая в Севастополь. Но все эти шаги были очень медленными и нерешительными. До 1876г. для обороны Севастополя было сделано крайне мало. В городе, с 1861 года стояли гарнизоном два пехотных полка 13-й пехотной дивизии и 13-я артиллерийская бригада. С 1865г. в Севастополе тайно началась заготовка компонентов подводных мин, был организован склад Керченской крепостной артиллерии (78 970 пудов пороха и 143 467 снарядов).
   В 1873-м году генерал-лейтенант Тотлебен составил план строительства семи береговых батарей в Севастополе. Однако к реализации его приступили лишь в 1876г., когда Россия решилась начать войну на Балканах. После этого решения, началось интенсивное строительство береговых укреплений. Их строили, в основном, земляными, для возведения каменных, времени уже не хватало. Часто для установки орудий на временных деревянных основаниях использовали укрепления времен Крымской войны. По состоянию на 15 октября 1876 г. в Севастополе были построены:
   Северная сторона:
   Батарея N 1 (возле Волоховой башни) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867 г., и четыре 24-фунтовые пушки.
   Батарея N 2 (левее Волоховой башни, на месте прежней батареи Карташевского) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867 г.
   Батарея N 3 (возле Константиновского форта) две 6-дюймовые казеннозарядные мортиры обр. 1867 г.
   Южная сторона:
   Батарея N 5 (бывшая Александровская): четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г., две 24-фунтовые пушки.
   Батарея N 6 (бывшая N 10): четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г, четыре 24-фунтовые чугунные пушки.
   Батарея N 7 (бывшая N 8, на мысу Хрустальный): четырнадцать 6-дюймовых казеннозарядных медных мортир обр. 1867 г.
   В запасе на складах находились шесть 12-фунтовых чугунных пушек обр. 1867г. Морские батареи вооружались только новейшими (на то время) орудиями образца и мортирами 1867 года.
  
  
   Гладкоствольные дульнозарядные орудия, еще остававшиеся на вооружении, планировалось снять с морских батарей, и вооружить ими сухопутный обвод крепости. Всего к началу русско-турецкой войны 1877-1878 г.г. на береговых батареях Севастополя, (и на его складах), находилось 62 орудия. Количество орудий и их калибр по меркам того времени было достаточно скромным. Если принимать во внимание появление в турецком флоте (не без английской помощи) броненосцев, то ценность в борьбе с кораблями противника представляли лишь восемь 9-дюймовых пушек обр. 1867 г., установленных на Южной стороне. Русское командование понимало всю сложность ситуации, поэтому, 15 сентября 1876 г. вышел приказ военного министра отправить в Севастополь еще двенадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867г. с клиновым замком. Из них восемь решено было взять из Кронштадтской крепости, три -- с полигона Волково поле под Петербургом и одну -- опытную, изготовленную Обуховским заводом в Петербурге. Орудия были установлены на временных фундаментах на станках системы Семенова (с углом возвышения в 17 градусов). Дополнительно, 5 октября 1876 г. из крепости Динабург (с 1893 г. Двинск) были отправлены в Севастополь четыре 6-дюймовые мортиры обр. 1867 г. 2 ноября 1876 г. десять 24-фунтовых чугунных пушек были доставлены в Севастополь из Киевской крепости. Об эффективности стрельбы 9-дюймовых пушек, составлявших основу артиллерии в Севастополе можно судить по результатам учебных стрельб зимой 1877/78г. Было выпущено тридцать шесть снарядов, из которых семь (то есть 20%) попали в щиты, установленные на предельной дальности стрельбы из этих орудий (4055--5122 м) от батареи. Показатель для своего времени очень высокий.
   Сухопутный обвод крепости так же укреплялся. В 1876 году, была восстановлена старая линия обороны, проходившая по укреплениям времен Крымской войны. На Северной стороне она повторяла старую кремальерную линию. Была обновлена т.н. "линия Камьеж" построенная французами для защиты своей базы- в Камышовой бухте. Линия начиналась редутом над Стрелецкой балкой, и заканчивалась редутом, расположенным в районе Автобата. Она представляла собой ров, глубиной до 7 м, и вал высотой до 5 м. На некоторых участках вал был оформлен в виде каменной стены, толщиной до 6 метров, сложенной из бутового камня и земли. Сейчас большая часть этой линии обороны занята садовыми участками или жилой застройкой и разрушена, однако в нескольких местах в районе м. Феолент и окружной дороги в Камышовую бухту ров и вал сохранились.
   В том же 1876 году было решено выставить минные заграждения вблизи Севастополя. К этому времени в России на вооружении состояли мины двух типов: гальваноударные (их часто называли автоматическими) и гальванические. Обе мины ставились на глубине 0,9--1 м с помощью чугунных якорей весом от 9 до 16 пудов (130--260 кг). Постановка мин была возможна лишь на мелководье, где глубина не превышала 40 м. Гальванические мины приводились в боевое положение с берега с помощью кабеля (магистрального проводника), подключенного к электрической батарее. Основным преимуществом этих мин была возможность прохода собственных судов по минам, находящимся в небоевом положении.
   Гальваноударные мины содержали заряд весом от 16 до 25 кг. В качестве взрывчатого вещества использовались динамит, влажный пироксилин, реже -- черный порох. Кроме того, крепостная артиллерия располагала донными гальваническими минами (фугасами). Донные мины имели цилиндрическую форму корпуса. Заряд мины составлял 30--50 пудов (491--819 кг). Подрыв мины производился по проводам с берега. Обычно на берегу размещалось два наблюдательных пункта. Когда корабль противника проходил через пересечение линий визирования обоих наблюдателей, цепь замыкали, и производился взрыв. Начиная с 20 октября 1876 г. в Севастополе было поставлено 240 гальванических мин и 35 гальваноударных мин системы Герца. Последние мины были снаряжены пироксилином. Кроме того, 23 гальванические мины выставили у входа в Балаклавскую бухту. Интересно то, что все мины принадлежали Военному ведомству и их ставили армейские, а не флотские минеры. Постановка мин производилась со специальных баркасов.
  
  
   Между Константиновской батареей и противоположным берегом у входа в Севастопольскую бухту в конце 1876 г. было установлено боновое заграждение из цепей и бревен. После ратификации царем Берлинского конгресса (15 июля 1878 г.) Военное министерство принимает решение разоружить батареи Севастопольской крепости. Официальная формулировка -- по финансовым причинам, "дабы не давать Севастополю статуса крепости". Но Берлинский конгресс не разрешил глубинных противоречий между Англией и Россией.
   Видимо по инерции, во исполнение ранее отданных распоряжений, уже после окончания войны, в начале 1879 г. из Варшавы в Севастополь были доставлены три орудия нового типа -- 11-дюймовые пушки Круппа, стрелявшие снарядами не со свинцовой оболочкой, (как орудия обр. 1867 г.), а снарядами с двумя медными поясками, как у современных пушек. Позже эти системы назвали орудиями обр. 1877 г. Вместе с пушками было доставлено четыре лафета Круппа. Однако орудия были тут же отправлены на склады.
  
   3.2.2 Второй шаг. "Военная тревога 1884--1885гг."
  
   В конце 1884 г., в связи с успехом русских войск в завоевании Средней Азии разразился новый политический кризис, который в печати того времени окрестили "военной тревогой 1884--1885 гг.". Англия и Россия опять оказались на грани войны. Весна и начало лета 1885 г. стали апогеем русско-британского конфликта. С начала 1885 г. Севастополь начал готовиться к новой обороне. 12 апреля 1885 г. вышло Высочайшее повеление, по которому в Севастополе должны были быть восстановлены 7 старых (то есть построенных в 1876--1877 гг.) и построены 2 новые батареи (так и не построенные в 1877г.). Причем на восстановление старых батарей давалось 2 недели, а на постройку новых -- 6 недель. На расходы по инженерной части выделено 160 тыс. рублей. Естественно все батареи опять строились в земляном варианте на временных основаниях. Для строительства капитальных сооружений опять не было времени.
   Работы по восстановлению старых и постройке новых батарей, легли, главным образом, на личный состав 5-й саперной бригады Одесского военного округа. Одновременно командованием проводилась инвентаризация складов на предмет нахождения орудий, демонтированных в 1879г. По состоянию на 28 апреля 1885г., на складе артиллерийского имущества в Севастополе было обнаружено:
   -три 11-дюймовые пушки обр. 1877 г., доставленные в 1879 г. из Варшавы
   -двенадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г.,
   -две 9-дюймовые стальные мортиры обр. 1867 г.
   -двадцать четыре 6-дюймовые медные мортиры обр. 1867 г.
   А так же, ряд орудий меньшего калибра:
   -шестнадцать 24-фунтовых длинных чугунных пушек,
   -шесть 12-фунтовых чугунных пушек, и.т.д.
   Три 11 дюймовых орудия установили на временных основаниях у м. Константиновский, 6-дюймовые мортиры разместили на м.Хрустальный и на батарее N 4. Орудий для вооружения батарей явно не хватало. Согласно Высочайшему повелению от 12 апреля 1885 г. в Севастополь должны были доставить семь 11-дюймовых пушек обр. 1867 г., семь 9-дюймовых мортир обр. 1867 г. из Керченской крепости и девять 9-дюймовых пушек обр. 1867 г. из крепости Поти. Часть орудий успели доставить в Севастополь, а часть нет. Всего, к концу 1885 года Ситация была следующей. По документам, береговой обороне были восстановлены старые батареи временной профили (деревоземляные). Имелось 3шт. 11дм мм пушки Крупа образца 1877г., 12шт. 9дм пушек, 16 шт. 24фн.пушек, 6 шт. 12фн пушек, 2шт. 9дм мортиры, 24шт. 152 мм нарезных мортир (все обр. 67 года). Сухопутные силы в Севастополе составляли 4 пехотных полка, 24 полевых орудия. Основные силы флота так же были сосредоточены в Севастополе. В составе флота были 2 "поповки", "Память Меркурия", 5 новых миноносок и 3 миноноски обр. 78 года, несколько минных катеров и вспомогательных судов.
   29 августа (10 сентября) 1885года в Лондоне было достигнуто соглашение о разделе сфер влияния России и Англии. Напряженность спала. Но, высочайшим решением было поручено восстановить Севастополь как главную базу Черноморского флота. Реализация (даже Высочайших) решений шла крайне медленно, вовремя доставить новые орудия не получилось. Однако, как говорится, процесс пошел. Севастополь продолжал вооружаться, хотя, и шел этот процесс очень медленно. Был принят строительства приморского фронта крепости Севастополь. В феврале 1886 года в Севастополе было сформировано Управление крепостной артиллерии и один батальон крепостной артиллерии. В Севастополь доставлялись новые орудия. К началу марта 1888г. в Севастополе для вооружения береговых батарей имелось:
   -двенадцать 11-дюймовых пушек (3 обр. 1877 г. и 10 обр. 1867 г.),
   -семнадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г., Из них 12 пушек были с клиновым
   замком производства Обуховского завода, а пять -- с поршневым замком производства Пермского завода. Все 9-дюймовые пушки были установлены на лафеты Семенова, допускавшие максимальный угол возвышения 17®. Кроме того, на складе имелось еще 2 запасных лафета.
   -две 6-дюймовые пушки весом в 190 пудов,
   -четыре 11-дюймовые мортиры обр. 1877г. на станке Рассказова.
   -девять 9-дюймовых мортир обр. 1867 г.
   -восемь 9-дюймовых обр. 1877 г.
   К концу марта 1888 г. в Севастополь было доставлено пять новейших 11/35-дюймовых пушек (образца 1887 года). На 1892г. были заказаны еще шесть 9 дюймовых мортир, образца 1877г.. Именно под эти орудия было начато строительство долговременных береговых батарей.
   По проекту укрепления приморского фронта крепости было решено установить орудия на следующих батареях. 3шт. 11дм пушки Круппа, образца 1877года на батарее N6, по стоянию на 1888г. Эти пушки были установлены на деревянных основаниях и прикрывали вход в Севастопольскую бухту. 10шт. 11дм. Пушек 1867г. Распределили между батареями N9 (6 шт.) и N 5 (4 шт.). 12шт. 9дм пушек с клиновым замком были установлены на батареях N 1 и 2, которые прикрывали своим огнем побережье Северной стороны до устья р.Бельбек. Было принято решение перенести их на новые долговременные основания. Для 4-х 11 дм мортир планировалось построить батарею N3 на Северной стороне, 8шт. мортир 1867г. были установлены на мысу Хрустальный, на временных основаниях. Мортиры образца 1877года планировали установить на мортирной батарее N 7.
   В январе 1890 года комитет по обороне крепости Севастополь разработал новый проект укреплений сухопутного фронта. Защиту сухопутного обвода крепости планировалось обеспечить цепью небольших бетонных полуподземных фортов, и идущих от флангов приморских батарей. Форты стационарных орудий не имели.
   17 мая 1890 года Севастополь был официально объявлен крепостью 3-го класса. На бумаге в Севастополе числилось много орудий, однако одно происшествие выявило реальное состояние дел. 30 мая 1889 г. В 5 ч 30 мин утра по неизвестной причине на артиллерийском складе в Лабораторной балке возник пожар. Рядом со складом орудий находился пороховой погреб на 45 тыс.(!) пудов пороха. Причину пожара выяснить не удалось. Пожар превратился в катастрофу. Севастопольское командование попыталось скрыть ее размер даже от руководства Военного ведомства в Петербурге. В результате множество орудий было выведено из строя. Так, получившие серьезные повреждения две 6-дюймовые пушки в 190 пудов 6 сентября 1891 г. были отправлены на капитальный ремонт, на завод, в Пермь. Тридцать восемь 24-фунтовых чугунных длинных пушек, четыре 24-фунтовые короткие пушки, двадцать шесть 9-фунтовых пушек обр. 1867 г. и одиннадцать 6-дюймовых мортир обр. 1867 г. были отправлены на ремонт в Брянский арсенал. Всего тяжелые повреждения получили 83 орудия, правда, большинство из них относилось к устаревшим типам.
  
  
   Для разбора происшествия в Севастополь прибыл военный министр. Во время пребывания в Севастополе министр утвердил проект сухопутной обороны крепости Севастополь. В сентябре 1890 года Севастопольская инженерная дистанция была преобразована в Крепостное инженерное управление, а к концу 1890 года в состав гарнизона кроме батальона крепостной артиллерии вошла 4-я минная рота, преобразованная в Севастопольскую крепостную минную роту. Одновременно из Николаева был переведен штаб флота, переведенный туда после Крымской войны, все флотские учреждения и четыре из шести флотских экипажей. В 1887г. начинается строительство долговременных батарей нового типа. Первоначально батареи строили каменными, однако конструкция батарей была уже иной, нежели у батарей времен Крымской войны. Пушки батарей располагались открыто за каменным, земляным или бетонным бруствером. Двухъярусные погреба боезапаса располагались на флангах батарей или между орудиями. В конструкции укреплений появились бетонные элементы и стальные балки, усиливающие своды погребов. Новые батареи строили так, чтобы не разоружать действующие. Первыми были построены укрепления батарей N 1 и 10. Батарея N10 строилась под четыре новейшие 11дм пушки, образца 1887г., только прибывшие в Севастополь. Сначала орудия были установлены на временные деревянные основания, а новые долговременные позиции орудий строились рядом. Она была самой мощной батареей Севастопольской крепости. Однако из-за пожара на складах в Лабораторной балке, много снарядов было выведено из строя. Журналом Артиллерийского комитета (ЖАК) N 592 от 1888 г. разрешалось в случае надобности стрелять из новых 11/-дюймовых пушек образца 1887г. снарядами от 11-дюймовых пушек обр. 1877г., хотя от этого будут выгорать стволы. Только в июне 1891г. в Севастополь поступили снаряды к новым орудиям образца 1887 года, и 24 и 26 июля 1891 г. в Севастополе прошла учебная стрельба из четырех 11/35-дюймовых пушек (N 1, 2, 3 и 4). Однако и здесь не обошлось без происшествий. У пушки N 2 произошел преждевременный разрыв снаряда в канале. Орудие было демонтировано, и заменено лежавшим на складе орудием N5, той же системы. К 1 января 1891 г. в Севастополе, имелось пять 11/35-дюймовых пушек (одно неисправное), на батарее N10 , и к ним только 496 бомб из обыкновенного чугуна, то есть снарядов, которые формально считались осколочно-фугасными, но из-за малой мощности взрывчатого вещества (пироксилинового пороха) таковыми не являлись.
   Батареи N 1 и 2 представляли собой как бы одну батарею, состоящую из двух полубатарей, смыкающихся флангами. Поэтому на время строительства бетонного основания батареи N 1, шесть орудий батареи N2 оставались в строю. После завершения работ и установки орудий на батарее N1, была разоружена земляная батарея N2, и на ней начались строительные работы. К 1891 году строительные работы на батареях N 10 (на 4 орудия) и N 1 и 2 были завершены. Остальные батареи оставались деревоземляными. Год спустя, началось строительство двух батарей под 11дм пушки 1867года (N5 и N9). Но если к середине 1893 года строительство батареи N9 было завершено, то батарея N5 в течение почти двух лет простояла без орудий. Это задержало модернизацию батареи N6. Ее орудия так же планировали установить за бетонным бруствером. Орудия, 6-й береговой батареи, прикрывавшие вход в бухту, нельзя было демонтировать для строительства новых оснований до ввода в строй батареи N 5. А батарея N 5 была достроена только в 1893 году. Это произошло из-за того, что отсутствовали пушки. Их получили еще в 1888 году, но они находились на складах. Планировалось завершить новую батарею к 1891 году. Но в конце 1888 года пушки были переброшены в новую Владивостокскую крепость. Взамен, в Севастополь из Очакова поступили три таких же орудия. Однако орудия прибыли в Севастополь только спустя два года. В 1893 году они были установлены. Батарея строилась для 4 орудий, но установлено на ней было только три пушки. После этого, наконец, появилась возможность начать модернизацию 6-й ББ. Но активное строительство бетонных батарей началось лишь после 1893 года. Строительство укреплений было организовано по-новому.
  
  
   Постройкой новых укреплений и различных сооружений крепости теперь занималось хозяйственное отделение через подрядчиков. Строительство военных заказов хорошо финансировалось, поэтому строительство сооружений считалось лакомым кусочком для предпринимателей, которые давали щедрые "откаты" чиновникам. А вот установка орудий велась военными и прибылей чиновникам не приносила, поэтому шла крайне медленно.
   В 1893 году пушки были установлены на батареях N1,2, 5,9,10(4 орудия), а батарея N 6 была разоружена для производства строительных работ. На месте бывшей батареи N8 (по нумерации 1876г. она числилась под N7, на м.Хрустальный) возводится временная земляная батарея, получившая N 11, вооруженная 9-ти дюймовыми мортирами образца 1867года. Все вышеперечисленные укрепления принято датировать 1894-98г.г. Однако это не совсем правильно. Строительство батарей шло своим чередом. В 1893 году было начато строительство мортирных батарей N7 и 3, продолжены работы на батарее N. 10, т.к. в Севастополь доставили еще 4 орудия образца 1887г.
   Бетонные батареи, для своего времени, были новейшими и по конструкции. Они были оборудованы для того, чтобы противостоять новым снарядам, имеющим большую начальную скорость и большую мощность взрыва. Они представляли собой бетонный бруствер, с орудийными двориками. На большинстве батарей между орудийными двориками располагались бетонные траверсы (выступы) с размещенными в них погребами боезапаса или снаряжательными помещениями. Исключение составляли батареи, построенные ранее остальных, N1,2 на Северной стороне и 10 на Южной, эти батареи явно выраженных траверсов не имели. Погреба боезапаса, чаще всего, строились двухъярусными. Чтобы обеспечить защиту, основное помещение погреба размещали ниже уровня установки орудий. Из погреба к орудию поднимался трап. Подача снарядов к орудиям осуществлялась вручную или небольшими ручными подъемниками. Заряды и снаряды размещались в отдельных погребах. Выход трапа к орудию прикрывался дубовой дверью, которую снаружи защищала стальная бронедверь. Массивный бруствер и траверсы, обеспечивали защиту орудия и частично расчета с фронта и флангов. В передней части орудийного дворика, размещались ниши, в которых хранились заряды и снаряды первых выстрелов. Орудия разместили на новых поворотных станках, что позволяло вести круговой обстрел. На флангах батарей разместили дальномерные и визирные павильоны. Строительство батарей N 7, 3, и достройка батареи N10 были завершены течение восемнадцати месяцев, и к новому, 1895 году на мортирной батарее N7 стояло 14шт.9 дм мортир 1877г., на 11-й 8 шт. 11 дм мортир, на 10-й 8 пушек, образца 1887г.
   Из десяти береговых батарей, возведенных к 1898 году, три были мортирными. Большое количество мортир в береговой обороне Севастополя было продиктовано скорее не необходимостью, а впечатлением от разрушительной силы английских осадных мортир в Крымской войне 1854-56 г.г., поражавших цели даже на закрытых позициях. Была еще одна причина: выпуск длинноствольных орудий большого калибра был освоен далеко не всеми артиллерийскими заводами, а производство длинноствольных орудий было весьма дорогостоящим. Так как 9--11-дюймовые орудия обр. 1867 г. и 1877 г. могли сделать один выстрел за 3--5 минут, а скорости боевых кораблей возросли почти вдвое, пристрелка стала почти невозможной. В связи с этим, ГАУ решило ввести на вооружение крепостей 57-мм скорострельные пушки с хорошей баллистикой для использования их в качестве пристрелочных. Приказом по Военному ведомству N 31 от 28 февраля 1892 г. на вооружение принимается 57-мм береговая пушка Норденфельда. Орудия Норденфельда предполагалось установить на флангах существующих береговых батарей для пристрелки, обеспечения противодесантной и противоминной защиты. В период с 1889 по 1895 в артиллерии происходит новая революция. Появляются новые виды пороха в качестве метательного заряда, снаряды оснащаются новыми мощными бризантными веществами, взамен пироксилинового пороха. Дальность стрельбы орудий возрастает почти вдвое.
   Поскольку к 1890 г. Русское командование планировало вести бой с вражескими броненосцами на дистанциях от 0,5 км до 5 км, то 57-мм пушки могли обеспечить пристрелку на всех "реальных" дистанциях боя. Кроме того, 57-мм береговые пушки планировалось использовать для борьбы с миноносцами и десантом противника. В 1893 году на фланге батареи N Ґ начато строительство ложемента для установки двух пушек Норденфельда. Правда, установка новых орудий велась спустя рукава. Планировалось установить двадцать пушек этой системы, но закладные детали к фундаментам пришли только для двух орудий, да и те по состоянию на 1902г. не были установлены. Подрядчики добросовестно возвели бетонные погреба, фундаментные колодцы для установки орудий, получили за это соответствующее вознаграждение, а пушки... пролежали на складах, пока их не отправили в утиль.
  
   3.2.3 Третий шаг. До Порт-Артура
  
   В 1895 году был утвержден новый план строительства оборонительных сооружений. По новому проекту для каждой из двух групп батарей, на Северной и на Южной стороне, были предусмотрены большие запасные погреба тоннельного типа. На Северной стороне два снарядных и один зарядный погреба располагались достаточно компактно в тылу батарей, (т.н. Нахимовские погреба, недалеко от причала катера на Радиогорке). Кроме того, большие пороховые лаборатории со складами находились в районе Сухарной и Лабораторной балок.
   На Южной стороне погреба располагались сначала в Лабораторной балке и на батарее N10, а потом, при строительстве батарей N 12 и 13 снарядные погреба разместили в склоне под батареей N13, а зарядные - позади батареи, в Карантинной балке. Были модернизированы арсеналы в Георгиевской и Килен-балке.
   Важнейшим вопросом в строительстве оборонительных сооружений является вопрос коммуникаций. В 1895 г. для перевозки тяжестей и улучшения снабжения береговых батарей построили крепостное шоссе от Артиллерийской бухты до места строительства батарей N 12 и N 13 в районе Карантинной бухты. Постройка столь большого числа бетонных батарей была делом новым. Для обеспечения механизации строительных работ в составе гарнизона Севастопольской крепости была сформирована крепостная железнодорожная рота, имевшая два комплекта переносной узкоколейной железной дороги системы французского инженера Дековиля. Один комплект использовался на батареях Южной стороны, другой -- на Северной. Дорога послужила не только для постройки батарей, но и для установки орудий, доставки боеприпасов и других целей. Впоследствии, после революции остатки узкоколейки были использованы на раскопках Херсонеса, а во время обороны 1941-42гг. рельсы были использованы при строительстве укреплений Севастополя.Судьба Северной ветки сложилась иначе: рельсы и вагонетки с нее были использованы для строительства советской береговой батареи N10 в районе Мамашая(Орловка). На Северной стороне узкоколейка шла от Нахимовских погребов, поднималась на мыс и проходила позади фронта береговых батарей. Были добавлены две мортирные батареи на мысу, в районе древнего Херсонеса. Поскольку батареи были вынесены из существующего обвода Севастопольской крепости, их окружили рвом и валом, создав отдельное укрепление на манер форта. Строительство нового укрепления было начато в 1896 и завершено в 1898 году. Одновременно создавалась централизованная крепостная система управления огнем. Батареи получали телефонную связь, вдоль всего приморского фронта размещались дальномерные и визирные павильоны. Прокладка кабеля для обеспечения системы управления огнем батарей началась в 1893 г. В павильонах размещались аналоги более поздних визирных колонок с синхронной передачей, сигналы с которых управляли механизмами прибора де Шарьера -- прообраза будущего горизонтально-базного дальномера. В 1898 году было принято решение о переносе мортирной батареи N11 с мыса Хрустальный на соседнюю высоту, позади фронта батарей N9 и N10.
  
  
   Новая бетонная батарея N11 была начата постройкой в 1898году и завершена в 1902-м. Строительство сухопутного обвода крепости велось весьма вялыми темпами. По проекту 1890 года, на северной стороне пехотные форты должны были заменить нагорные редуты. На Южной, форты должны были разместится по господствующим высотам от берега моря, через Рудольфову слободу (г.Матюшенко) до Сарандинакиной балки и далее вокруг Корабельной стороны. Строительстов сухопутного обвода начали лишь в 1898году. В сентябре этого года начато строительство первого форта (в р-не современной улицы Меньшикова), впоследствии получивший наименование "Литер А". Годом позже на северной стороне, на месте одного из "нагорных" редутов начато строительство второго форта. Строительство шло медленно, и к 1905 году были построены лишь два форта, которые устарели морально и не могли рассматриваться как современные укрепления.
   Производится модернизация уже существующих орудий и батарей. В частности, в 1895 году генералу Дурляхеру было выдано задание на модернизацию станка Семенова для 11 дюймовых орудий образца 1867г. К 1895 г. угол возвышения в 17 градусов, ограничивавший дальность стрельбы 5,3 километрами, был признан малым. В 1897 г. на Главном артиллерийском полигоне успешно прошел испытания модернизированный станок Семенова, для стрельбы под углами до +35®.
   Дальность стрельбы снарядом весом 224 кг возросла с 5,3 км до 10,3 км, то есть почти в 2 раза. Первые 6 лафетов обр. 1870 г. (с батареи N9) убыли из Севастополя на переделку в Петербург на Металлический завод в 1897 г. Батарея N9 была полностью разоружена, и на батарее начались работы по модернизации фундаментов под орудия. Кроме того, на правом фланге батареи строится четыре ложемента под орудия Норденфельда. Но в связи с отсутствием самих орудий и закладных деталей для их установки, работы так и не были завершены. Переделка станков затянулась, и до 1905 года батарея простояла без орудий. В 1898 году с батареи N5 так же снимаются 4 орудия, образца 1867года и их станки отправляются на модернизацию. За модернизацию этих станков Путиловский завод получил всю сумму сразу, но выполнять обязательства не спешил, только к 1 июля 1908 г. все десять 11-дюймовых пушек обр. 1867 г. стояли на станках с углом возвышения 35®. В 1895 г. на Путиловском заводе началась переделка и станков Крупа, для орудий образца 1877г., по проекту Дурляхера. Переделанные станки имели угол возвышения 35®, благодаря чему почти вдвое возросла дальность стрельбы орудия. Однако, для этого потребовалось разоружить и батарею N6, которая так же простояла без орудий в течение нескольких лет.
   К 1 июля 1908 г. все три пушки батареи N6 обр. 1877 г. стояли на переделанных станках, а три непеределанных станка Круппа оставались в резерве до конца 1911 г., когда их отправили на слом. Оборону входа в Севастопольскую бухту, начиная с 1897 года обеспечивала батарея N10, состоявшая из двух полубатарей 10А и 10 Б, (всего восемь одиннадцатидюймовых орудий образца 1887г) Ґ (12 орудий 9 дюймов образца 1867г.) и мортирные батареи N7, и 3, остальные батареи вооружения не имели и их орудия лежали на складах, за отсутствием станков. Естественно, такая ситуация была недопустима. Но она почему-то никого не волновала. Единственным интересным нововведением, которое появилось в Севастопольской крепости явилась установка казематированных минных станций на мысу с Херсонесским монастырем, у выхода из б.Карантинная и у 9-й батареи.
  
   3.2.4 Шаг четвертый. Тревожный 1905-й.
  
   Вот уж точно, пока гром не грянет - русский не перекрестится. Гром грянул как обычно, неожиданно..., вместе с началом Русско-Японской войны. К ней Севастопольская крепость оказалась не готова совершенно. Да, безусловно, основные события разворачивались на Дальнем Востоке, но и на Черном море была высокая вероятность вторжения английского флота или начала боевых действий с Турцией (к чему последнюю подстрекали английские дипломаты).
  
   До начала войны, в 1904 году, ситуация с оборонительными сооружениями Севастопольской крепости оставалась совершенно неудовлетворительной. К 1905 году вся эта техника устарела: при своем огромном весе, орудия были крайне неэффективными. Противник мог обстреливать город и гавань с моря, находясь вне зоны обстрела береговых батарей. Но и к этому времени береговые батареи Севастополя по-прежнему полностью не были оснащены даже этими устаревшими орудиями. Батареи N 6,9,12,13, в 1904 году стояли без орудий и получили их только в 1908 году, когда в этом особой надобности уже не было.К 1904 г. в крепости состояло:
   -восемь 11 дюймовых орудий обр. 1887г. на батарее N10
   -семнадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г. Причем 12 из них, с клиновым замком, были установлены на новых станках системы Дурляхера с гидравлическим компрессором вместо компрессоров трения у лафетов Семенова и с углом возвышения 40®. Все двенадцать 9-дюймовых пушек находились на батарее N 1/2 в боеготовом состоянии. Пять 9-дюймовых пушек с поршневым затвором лежали на складе на подкладках, а отдельно хранились 13 лафетов Семенова.
   - Восемь 11-дюймовых мортир, из которых 4 стояли на станках Расказова, а 12 -- на станках системы Кокорина. Мортиры стояли на 12-й батарее (8 шт. на системы Кокорина ) и на 3-й батарее (4шт. на станке Расказова и 4 на станке Кокорина)
   Эффективность от стрельбы из этих солидных по калибру мортир была крайне низкой. Предельная дальность стрельбы из такой мортиры 160-кг снарядом составляла всего 5,5 км. Если учесть ее низкую скорострельность и низкую точность попадания, то ценность таких орудий вообще сводится на нет. Остальные орудия в начале 1904 года находились на складах, в связи с модернизацией станков. С началом русско-японской войны в срочном порядке пересматривается план оборонительных сооружений Севастопольской крепости. Для прикрытия входа в бухту и обороны Крепости создаются пять новых батарей. Между батареей N 3 и N1/2 возводится батарея N2 на 4 шестидюймовых орудия Канэ. Такая же земляная батарея возводится между батареей N 3 и N5. Новая батарея получает новый номер 4, взамен разоруженной старой батареи в глубине бухты. Еще одна временная батарея шестидюймовок из четырех орудий возводится у ограды Херсонесского монастыря. Временная батарея, вооруженная 6-ю 6-ти дюймовыми пушками в 190 пудов была расположена на территории разоруженной батареи N4. Пятая батарея для 4-х 75 мм орудий Канэ была построена на фланге батареи N 9. Орудия были установлены на временных основаниях. Еще четыре 75 мм орудия системы Канэ установили на Кордонном мысу (соседний со старой батареей N4 мыс, ближе к выходу из бухты). На батареях N 2 и 4 (в новой нумерации) сразу начаты работы по сооружению бетонных орудийных двориков и погребов. Чтобы не выводить из боеготовности всю батарею, было применено новое решение: раздельные орудийные дворики с индивидуальными погребами для каждого орудия. Решение намного опередило свое время.
   Оборона крепости казалась неприступной, но единственное ее боевое применение показало крайнюю ее неэффективность. Этим, единственным боевым применением береговой артиллерии за период с 1904 по 1906-й год явилось подавление Севастопольского восстания. По восставшей эскадре велся огонь с трех мортирных и одной пушечной батарей береговой обороны. За несколько часов, пока велся огонь, с 4--х береговых батарей по эскадре было выпущено около полутора сотен снарядов. Однако были отмечены попадания одного 11 дюймового мортирного снаряда (с батареи N3), двух девятидюймовых снарядов, и 8 снарядов из 6 дюймовых орудий в 190 пудов. Результат попаданий 6-дюймовых снарядов оказался ничтожным, да и результат стрельбы говорит сам за себя. Объективности ради следует отметить, что из-за нежелания стрелять по своим у орудий береговых батарей стояли в основном унтер-офицеры. Гораздо более эффективным оказался огонь полевых казачьих трехдюймовок с вершины Малахова кургана. Их расчеты стреляли гораздо более метко и эффект от снарядов был чуть больше.
  
  
   3.2.5 Шаг пятый. По инерции.
  
   1905-й год можно считать переломным в истории береговой обороны. Поражение под Порт-Артуром и гибель Тихоокеанской эскадры показала отсталость русского морского вооружения. Россия сделала выводы из своего поражения и начала переоснащение, однако орудия старых систем еще долго оставались на вооружении. Так, вопреки логике к 1907 г. число 6-дюймовых пушек в 190 пудов, переданных для береговых батарей Севастопольской крепости, было доведено с 6 до 20. Орудия, показавшие свою неэффективность, по-прежнему стояли на вооружении русской армии. Первоначально 6-дюймовые пушки в 190 пудов устанавливались на высоких крепостных лафетах обр. 1878 г., не имевших поворотного механизма. Понятно, что стрелять по движущемуся кораблю, поворачивая вручную весь лафет с высокими колесами, было крайне неудобно. Поэтому в 1889 г. был испытан береговой лафет системы Дурляхера. Поворотная рама нового лафета вращалась на тумбе, что допускало быстрое горизонтальное наведение и круговой обстрел. К 1907 г. из двадцати 6-дюймовых в 190 пудов пушек 14 имели лафеты Дурляхера, а шесть были установлены на станках от 9-дюймовых легких мортир (на "старой" батарее N4). Эти станки были перечислены в ведение севастопольской крепостной артиллерии в 1906 г. из части Особого запаса, находившейся в Севастополе. Особый запас был создан еще в 1880-х годах и предназначался для десанта в Босфор. Остальные 14 шт. 6-дюймовых орудия и станки к ним хранились на складах. Лишь после начала 1-й мировой войны, в начале 1915 г. Все 6дм орудия в 190 пудов отправили в Ригу и в Рени. Орудия старых систем продолжали поступать в крепость. В связи с упразднением Батумской крепости в начале 1911 г. из Батума прибыли восемь 11-дюймовых пушек обр. 1877 г. производства Обуховского сталелитейного завода.
   Позже в Севастополь доставили еще три 11/35-дюймовые (образца 1887г.) пушки изготовления Обуховского завода с лафетами. В конце 1910 г. из разоружаемой крепости Либава прибыли пять 11/35-дюймовых пушек, образца 1887г. (из них 4 были изготовлены на Обуховском заводе и одна -- на Пермском заводе). В 1911 г. одна из этих пушек убыла на Главный артиллерийский полигон в Петербург. В 1912г. Эти орудия было решено использовать для расширения приморского фронта крепости до Балаклавы. И в 1912 г. Путиловскому заводу были заказаны новые станки к 11/35-дюймовым орудиям. Однако на Путиловском заводе к 1 января 1918 г. не сделали ни одного станка, и большая часть 11/35-дюймовых пушек всю войну 1914--1918 гг. пролежала на складах. В первой половине 1915 г. четыре 9-дюймовые пушки обр. 1867 г., из числа 5 орудий, лежавших на складе, были отправлены из Севастополя в Керченскую крепость, а во второй половине 1915 г. еще четыре такие пушки, снятые с батареи N1/2 отправили на Дунай в город Рени. После обследования в 1907 г. три 9-дюймовые мортиры были признаны негодными и взамен их прислано три новые 9-дюймовые мортиры. Однако из официальных отчетов негодные мортиры не были исключены, и считалось, что в Севастопольской крепости имеется 43 мортиры. Все мортиры были установлены на станках Дурляхера, которые производились с 1899 г. Во второй половине 1915 г. боеготовые 9-дюймовые мортиры были вывезены из Севастополя: 24 мортиры вместе с лафетами -- в крепость Гродно, а 16 мортир -- в крепость Петра Великого на Балтику. Три оставшиеся негодные мортиры вывезли из Севастопольской крепости в первой половине 1916 г.
   К 24 ноября 1906 г. по штату в Севастополе должны были быть 24 береговые 57-мм пушки Норденфельда, а состояло только 2(и то только по отчетам), и еще 18 перечислили из Особого запаса, но они так и остались лежать на складах из-за отсутствия закладных деталей к фундаментам. Однако в Севастополь поступали не только орудия устаревших систем. Начиная с 1904 года, начинается строительство батарей нового поколения с новыми орудиями.
  
   Глава 4. Русско-японская и 1-я Мировая
  
   4.1 Краткий очерк развития артиллерии 1890-1917г.
  
   Артсистемы, которые начали в срочном порядке устанавливать на Севастопольских батареях перед самой русско-японской войной, на самом деле, были разработаны и запущены в производство за десять лет до этого. Низкая скорострельность, невысокая дальность стрельбы и, самое главное: низкая мощность старых снарядов, снаряженных пироксилиновыми порохами, делали пушки абсолютно небоеспособными в борьбе против кораблей нового поколения. Фактически Россия пропустила революцию в военном деле. Противник, обладая более или менее современными кораблями, мог безнаказанно вести обстрел крепости с большой дистанции, поскольку 229-мм и 280-мм орудия образца 1877 и 1887 г. имели дальность стрельбы всего 7-12 км, а их скорострельность составляла всего один выстрел в три минуты. При этом орудия, имевшиеся на вооружении флотов потенциального противника имели дальность 13-17 км и скорострельность до десяти выстрелов в минуту. Для обстрела кораблей, двигавшихся со скоростью более 10 узлов, и имевших на вооружении орудия калибром до 12 дюймов, старые пушки явно не годились. Однако вопреки логике, внедрение новых орудий было крайне медленным. С завершением работ над орудием, образца 1887г. были продолжены работы над орудиями для береговой и флотской артиллерии. И если во флоте введение новых артсисистем шло удовлетворительными темпами, то в береговой артиллерии новшества встречались в штыки. Еще до начала Русско-японской войны в России широко пропагандировалась идея о том, что борьба флота с береговыми батареями нецелесообразна. На береговую артиллерию обращали мало внимания и в силу этого в России на вооружении береговой артиллерии в основном находились орудия устаревших образцов.
   Положение усугублялось еще и тем, что ею руководили мало компетентные в морском деле люди. Береговая артиллерия входила в состав крепостной, подчинялась непосредственно военному ведомству, представители которого не понимали ее задач. Этим вопросом больше занималось морское ведомство. Оно интересовалось техническим и тактическим совершенствованием береговой артиллерии, но в то же время формально не имело к ней никакого отношения. Такая организационная неразбериха отрицательно сказывалась на развитии береговой артиллерии.
   В 1892 году при Главном артиллерийском управлении была создана особая комиссия из представителей морского и сухопутного ведомств, которая пришла к выводу, что корабли и береговую артиллерию следует вооружить 10-дюймовыми орудиями. "Чтобы извлечь всю пользу из бездымного пороха и получить возможно большую начальную скорость, -- писала комиссия, -- длина пушки назначена в 45 калибров, так что возможно ожидать начальную скорость 762,5 м/сек  для снаряда 470 фунтов (192,7 килограмма ), т. е. снаряд будет в состоянии пробить у дула стальную плиту 22,9 дм толщиной".
   В последнее десятилетие ХIХ века в Европе появились длинноствольные орудия с длиной ствола в 45 калибров, что существенно увеличило дальность и точность стрельбы. Боевые корабли, построенные после 1900г. получили на вооружение новую длинноствольную артиллерию, в то время как большинство береговых батарей были по-прежнему вооружены старыми орудиями с длиной ствола в 20-35 калибров.
  
   4.1.1. Пушки Канэ
  
   В 1891 году русской делегации во Франции, были продемонстрированы стрельбы из 120/45 мм и 152/45 мм орудий системы Канэ. Русских поразила скорострельность этих пушек. Управляющий Морским министерством решил ограничиться приобретением у Канэ чертежей, не заказывая образцов орудий.
   10 августа 1891 года был заключен договор с обществом Forges et Chantiers de la Mediterranes, согласно которому Канэ представил чертежи станков к орудиям, снарядов, гильз и трубок (взрывателей). Доработкой и испытанием новых орудий занялись русские инженеры.
   В 1893 - 1894 годах в сухопутной артиллерии проводились опыты с 6"/50 пушкой Канэ. Но в 1895 году на вооружение флота приняли 6"/45 пушку той же системы. Это была первая в российском флоте пушка среднего калибра с противооткатными устройствами современного типа, где ствол откатывался по люльке вдоль оси канала. До этого все орудия посредством цапф были жестко связаны со станком, который после выстрела откатывался по раме. Пушки Канэ по решению Военного ведомства должны были ввести на вооружение береговых крепостей. 7 августа 1895 г. Николай II "высочайше повелел" принять на вооружение 6/45-дюймовую пушку с лафетом. Аналогичный приказ по артиллерии последовал 17 августа 1895 г. Нельзя сказать, что Военное ведомство совершенно не понимало возникающей проблемы. Этим вопросом занимался даже лично Николай II. Но реализация, даже "Высочайших" решений шла медленно. Лихорадочные работы по укреплению приморских крепостей начались только перед угрозой новой войны: Русско-японской. Англия выступала негласным противником России, поэтому, переоснащение русского флота и береговых батарей шло за счет отечественных и французских артсистем. Русской промышленностью было освоено производство нескольких типов орудий, которые стали устанавливать в дополнение к существующим батареям. Чаще всего это были орудия системы Канэ. Береговые и морские 152-мм установки Кане должны были быть одинаковыми, но вышли разными. Особенно различались их станки.. Основным же различием в орудиях был способ заряжания: у береговых -- унитарным патроном, а у морских -- раздельно-гильзовое. Кстати, и у моряков первоначально было унитарное заряжание. Кроме того, Военное ведомство производило снаряды собственной конструкции, а Морское ведомство -- свои снаряды. Однако эти снаряды были взаимозаменяемыми у обеих пушек, хотя и нуждались в различных таблицах стрельбы.
   Флотская система получилась очень компактной, и удобной. Однако береговой ее вариант потребовал доработки. На береговых батареях ее устанавливали за брустверами высотой в 7 фт (2,7 м). Для возможности стрелять прямой наводкой по быстро движущимся целям из-за столь высокого бруствера пришлось сконструировать особую тумбу, к станку приспособить платформу для орудийного расчета и на ней кран для подъема унитарных патронов на столь большую высоту. В результате всего этого получилось неудобное положение расчета на тесной зыбкой платформе, расчет не получил никакого закрытия, скорострельность несколько понизилась (7-8 выстрелов в минуту).
    В ходе войны 1904 - 1905 годов было отмечено несколько разрывов дульной части 152/45-мм пушек, поэтому после войны развернули производство 152/45-мм орудий, скрепленных по всей длине ствола (до дула). Параллельно продолжалось производство старых 152/45-мм пушек взамен расстрелянных. Всего ОСЗ в 1909 - 1916 годах изготовил 215 152/45-мм пушек, а в 1917 году планировалось сдать 21 пушку. Пермский завод в 1914- 1916 годах выпустил 89 152/45-мм орудий, из них 9 скрепленных до дула. Последний заказ Морского ведомства Пермскому заводу был на 23 орудия со сроком сдачи с 1 сентября 1917 по 1 июля 1918 года. После февраля 1917 года производство резко упало. 152/45-мм пушки, скрепленные до дула, состояли из трубы, трех скрепляющих цилиндров, кожуха, казенника и двух колец. Внешние очертания пушки стали существенно другими, что потребовало изменения конструкции станков. Вес пушки остался прежним. Первоначально у всех снарядов для 6"/45 пушки вес был одинаков - около 41,4 кг. Так, бронебойный снаряд "старого чертежа" имел длину 2,8 клб и содержал 1,23 кг мелинита (пикриновой кислоты).  Фугасный стальной снаряд "старого чертежа" длиной 3 клб. содержал 2,713 тротила. Правда, часто, "в целях экономии" по-прежнему отливали снаряды из обыкновенного чугуна длиной 3,25 клб, с весом ВВ 1,365 кг черного пороха и ударной трубкой обр. 1884 г.
   В конце 90-х годов появился сегментный снаряд весом 41,8 кг, длиной 2,7 клб. Снаряды снабжались последовательно 16, 30 и 45-секундными трубками. Снаряд содержал от 24 до 28 сегментов.    В 1915 году стали применять шрапнель весом 41,46 кг, длиной 3,6 клб с 45-секундной трубкой, позже замененной ТМ-10. Вес одной пули 21,3 г, диаметр 15,9 мм. С 1915 по 1940 год было введено несколько типов осветительных снарядов. Наконец, в 1915 году приняли ныряющий снаряд весом 48,1 кг и длиной 4,67 клб, вес ВВ 10,2 кг, взрыватель НВ или НВ-2.   Пушки Канэ являлись первыми в России патронными орудиями среднего калибра. Первоначально заряжание в них было унитарным, но затем перешли к раздельному. Журналом МТК от 4 июня 1901 года для этого ввели укороченную на 19,3 мм гильзу, которая только касалась дна канала. Длина новых гильз составляла 1095 мм, вес от 14,5 до 15,46 кг. Интересно, что в береговых 152/45-мм пушках оставили унитарное заряжание.
   Кроме 152мм пушек Канэ, в Севастопольской крепости использовались и 75мм пушки той же системы. Документацию на 75/50-мм пушку Канэ купили вместе со 152/45-мм и 120/45-мм орудиями Канэ. 75/50-мм пушки были приняты только в Морском ведомст­ве. Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления в июне 1892 года рассмотрел вопрос о возможнос­ти введения 75/50-мм пушки Канэ в сухопутной артиллерии и отказался от нее. 75/50-мм пушка серийно изготавливалась на Обуховском и Пермском заводах. Обуховский завод к 1 мая 1901 года сдал 234 пушки. С 1 августа 1909 по 1 января 1917 года -- 268 пушек. В 1917 году- 19 шт., в 1918-м -- 0, в 1919-м - 10 шт., в 1920-м -- 10 шт. и в 1921-м -- 10 шт. Пермский завод в 1900 -- 1907 годах сдал около 70 орудий. Затем производство приостановили до 1914 года. В 1914-- 1916 годах завод поставил 103 орудия, о периоде с 1917 по 1920 год данных нет, в 1920-м - 30, в 1921-м --23, в 1922-м --22 орудия.. С началом войны 1914 г. флоту срочно потребовались зенитные орудия. Для этого приняли решение переделать в зе­нитные орудия 75/50-мм установки Меллера. Выбор был не случаен, все остальные станки имели пружинный накатник, крайне неудобный для зенитной стрельбы. Тело орудия по­вернули на 180® вокруг своей оси (противооткатные устройст­ва оказались над стволом).
   К началу 1917 года на ЧФ насчитывалось 137шт. 75/50-мм пу­шек обычных и 20 зенитных. В гражданскую войну эти орудия на стандартных и зенитных лафетах устанавливались на бро­непоездах и судах. Это же орудие использовалось и в советский период в Севастополе и на ЧФ. К 22 июня 1941 года на вооружении РКВМФ состояло 69 75/50-мм пушек Канэ, из них на БФ - 6, на ТОФ - 5, на ЧФ - 22, на СФ-2.
   Пушка состояла из ствола, скрепленного кожухом и доба­вочным кольцом. Затвор поршневой. Длина ствола 3750мм (50 калибров), длина нарезной части 2943,5 мм. Вес ствола с замком 879 -- 901кг. До 1905 года в боекомплект 75/50-мм пушки входили только броне­бойные снаряды весом 4,9 кг и длиной 2,7 клб. На дистанции 915 м они пробивали по нормали 117-мм броню. 16 января 1905 года была введена пулевая диафрагменная шрапнель весом 4,91 кг в 2,9 клб, содержавшая около 184 пуль диаметром 12,7 мм и весом 10,6 г каждая. Трубка 22-секундная. Позже появился фугасный снаряд обр.1907 г, весом 4,91 кг в 3,36 клб, ВВ --0,52 кг тротила, взрыватель обр.1913 г. или МР. В 1915-- 1916 годах ввели: фугасный (толовый) зенитный снаряд весом 5,32 кг в 3,2 клб с 22-секундной трубкой; ныря­ющий снаряд весом 4,5 кг в 3,4 клб..
   В 1917 -- 1922 годах было введено несколько типов зенит­ных снарядов Розенберга с палочной шрапнелью весом 5,75 -- 5,97 кг, длиной 2,8 - 4,5 клб, трубка 22-секундная или МТ-6. В 1896 -- 1898 годах на ОСЗ создали станок системы Меллера. Он весил почти в два раза меньше старого за счет облегчения и упрощения конструкции; механизм ГН был упразд­нен, а поворот орудия производился плечом наводчика. Подъ­емный механизм имел зубчатую дугу. Чтобы уменьшить вес противооткатных устройств, ввели гидропневматический накатник и в два раза увеличили длину отката. Первые переделанные зенитные станки сдали уже осенью 1914 года. К июлю 1916 года было заказано и изготовлено 80 зенит­ных установок на станках Меллера с углом ВН +50®. Из них 40 отправлено на БФ, 19 на ЧФ, а 12 установок передано Сухо­путному ведомству.
  
   4.1.2 10дм пушка в 45 калибров, образца 1895 года.
  
   Официально 10/45-дм пушки были приняты на вооружение по Высочайшему повелению от 7 августа 1895 года в один день с 6/45-дм береговой пушкой Канэ. На выбор максимального калибра 10 дюймов для береговой артиллерии повлияло несколько факторов. Во-первых, в середине 1890-х годов в иностранных флотах была тенденция к строительству броненосцев, вооруженных 10-дм орудиями. Кроме того, считалось, что 10-дюймовый калибр предельный, где подача боеприпасов и наведение орудий может осуществляться мускульной силой прислуги. Корабельная артиллерия быстро перешагнула 10-дм барьер, и уже в 1895 г. было ясно, что принятие 10/45-дюймовой пушки запоздало на 7--10 лет и что лет через 5 она безнадежно устареет. Тем не менее, орудие было принято на вооружение. Однако, как обычно бывает в России, даже эта артсистема на батареях приморских крепостей своевременно установлена не была. Валовое производство 10/45-дм береговых пушек вел только Обуховский завод. Всего ОСЗ изготовил в 1895 -1909 годах 89 10/45-дм пушек (из них 67 и 1899 - 1906 годах), К 10.08.1908 г. в береговых крепостях было положено иметь 84 10"/45 пушки, а фактически имелось 80. 10/45-дм орудие устанавливалось на бетонное (штатное) основание, а при особой необходимости в военное время -- на деревянное основание. Под бетонное основание клались крупные камни и затрамбовывались щебнем с песком. Затем устанавливался нижний установочный круг, с продетыми установочными болтами и пространство между ними заполнялось бетоном, наравне со всем основанием. Деревянное основание строилось из дубовых бревен в несколько рядов, уложенных крест на крест, сквозь которые пропускались болты, на которые укладывались установочные круги. Время установки орудия на заранее приготовленные основания 4- 7 дней.
   10/45-дюймовые пушки устанавливались на станках системы Дурляхера, причем лафеты первых серий имели угол возвышения 14--15®. Было решено делать лафет по образцу лафетов 1870-х годов, где станок откатывался по наклонной поворотной раме, а затем накатывался под действием силы тяжести. Соответственно орудие пришлось делать с цапфами. Таким образом, была полностью нарушена взаимозаменяемость по стволу и лафету с морскими артсистемами и осталась лишь частичная взаимозаменяемость по боеприпасам. Поэтому 10/45-дюймовые корабельные пушки никогда не устанавливались на береговых батареях. В 1903 г. начали выпускать лафеты с углом возвышения 20 град. В 1915 году и Артиллерийском комитете под руководством Дурляхера был составлен проект переделки станка 10/45-дм с увеличением угла ВН с +20 до +30 град.Тем самым дальность стрельбы возросла с 14 до 17 км .   Переделка лафета была произведена на СПб Металлическом заводе, и в 1907 году модернизированный лафет был испытан. Лафеты системы Дурляхера изготавливались серийно с 1899 года па Путиловском. А с 1904 года - на Брянском заводе. Оба завода изготавливали лафеты по одинаковым чертежам.
  
   4.1.3 12 дм орудие с длиной ствола в 52 калибров
  
   В 1907 году началось проектирование 12"/50 пушки. Однако из-за низкого качества примененной стали, ее ствол удлинили на 2 клб - чтобы снизить давление пороховых газов при сохранении баллистических характеристик. В конце 1907 года было заказано 20 таких 12"/52 пушек.    Ствол орудия состоял из внутренней трубы, скрепленной тремя рядами цилиндров (по два в ряду). Поверх цилиндров надевался кожух с кольцевыми выступами для соединения с салазками станка. Сзади в кожух ввинчивался казенник, в котором помещался поршневой затвор.    Длина ствола составила 15850 мм, длина нарезной части 12852 мм, длина каморы до дна снаряда 2443,5 мм. Длина хода нарезов постоянная - 29,89 клб. Число нарезов - 72. Глубина нарезов - 2,28 мм. Вес затвора - 933,6 кг. Вес ствола с затвором - 50,6 т.
      Всего Морское ведомство заказало 198 таких пушек, из которых 126 были готовы до конца 1916 года. В 1917 году предполагалось сдать 42 пушки, а в 1918-м - оставшиеся 30. Но с февраля начался спад производства, и в 1917 году выпустили всего 12 орудий. Затем на 4 года все работы были прекращены, лишь в 1921 году сделали 14 орудий.    К 16 июня 1922 года на складах хранилось 29 новых 12"/52 орудий в различных стадиях готовности (готовность от 10 до 95%). В последующие годы часть этих орудий удалось доделать. В 1939-1940 годах началось лейнирование 12"/52 орудий.    Полагалось, что ресурс ствола для 12"/52 пушки должен составлять по 400 выстрелов на ствол. Этими орудиями предполагалось оснастить береговые батареи N 25 и 26. Однако до начала революции ни одно из 12дм. орудий в Севастопольской крепости установить не успели.
  
   4.1.4 120мм орудие Виккерса.
  
      Результатом сближения политики России и Англии стало появление новых орудий. Так, например,   120/50 мм орудия были разработаны фирмой "Виккерс" (Великобритания) и появились в Российском Императорском флоте в результате сотрудничества Морского ведомства с этой фирмой. Первые 120/50-мм пушки Виккерса доставили в Россию в начале 1905 года для Военного ведомства. Позже их назвали 120/50-мм орудиями I образца. Затем фирма "Виккерс" изготовила 20 120/50-мм пушек для броненосного крейсера "Рюрик", и было начато производство 120/50-мм орудий на ОСЗ по заказам Морского и Сухопутного ведомств. Причем в телах морских и сухопутных орудий существенных различий не было, несколько отличались лишь конструкции станков. Сухопутные орудия и орудия "Рюрика", изготовленные ОСЗ, называли орудиями II образца. С 1 августа 1908 по 1 января 1918г ОСЗ сдал Морскому ведомству 170 120/50-мм пушек, и еще около 20 орудий оставались на заводе почти готовыми. Часть из них сдали в 1921 -- 1924 годах. 64 орудия установили на 4-х балтийских дредноутах, 32 -- на мониторах типа "Шквал", 4-- на двух КЛ типа "Сивуч" Выпуск 120/50 мм орудий продолжался и после революции. К началу Великой Отечественной войны ВМФ СССР располагал по разным данным 100 - 110 такими орудиями. На линкорах типа "Севастополь" они остались в качестве орудий противоминного калибра. К 22 июня 1941г на вооружении ВМФ насчитывалось 110 120/50-мм пушек (бывших Морского и Военного ведомств). Из них 39 -- на БФ, 20 -- на ЧФ, 24 - на Амурской флотилии Как казематные, так и башенные установки снабжались прицелом Обуховского завода образца 1913 г.    120/50-мм морские пушки устанавливались на станки на центральном штыре. Компрессор гидравлический, накатник пружинный. Подъемный механизм секторный. Поворотный механизм червячного типа. Толщина броневого щита 76мм. Угол ВН -10гр....+20гр.. Угол ГН 360гр..    Скорость ВН 3,5 град/с, скорость ГН 6 - 8 град/с. Длина отката 272 -- 290 мм. Высота    оси ствола от основания тумбы 1117мм. Вес откатных частей 3300кг. Вес щита 1855кг.    Полный вес установки 8700 кг.
   4.2 Батареи 1904-1917г.
  
   В строительстве береговых батарей 1904-1917г. Четко различаются три периода. Первый связан с русско-японской войной, второй период связан с принятием нового плана обустройства Севастопольской крепости в 1910 году, третий связан с 1-й мировой войной и принятием нового плана обустройства крепости в 1913 году. Деление береговых батарей Севастополя на периоды достаточно условное. Некоторые укрепления, относящиеся к разным проектам, строились почти одновременно, но именно в 1904-1917г. в крепостной архитектуре происходят явно видимые изменения. Прежде всего, в рассматриваемый период в Севастополе возводится ряд береговых батарей, обладающих общими чертами. Особенностями конструкции береговых батарей, постройки 1904-17 г.г. являются:
   1. Существенное увеличение расстояния между орудиями
   2. Расположение погребов боезапаса только в одном уровне и изменение способов подачи боезапаса к орудиям.
   3. Применение траверсов на всех возводимых батареях
   4. Появление подбрустверной галереи (на батареях, построенных после 1907года),
   5. Изменение формы траверсов, отказ от парных двориков, появление коленчатых сквозников и др. элементов архитектуры.
   Все эти изменения связаны с развитием техники, появлением новых типов орудий и.т.д. Каждая батарея имела свои конструктивные особенности, связанные с калибром, размещением орудий, расположением батареи, но общая идеология батарей, (калибром менее 12 дюймов) была общей. Орудия размещались в отдельных орудийных двориках, прикрытых с фронта бетонным бруствером с подбрустверной галереей. Погреба боезапаса размещались в бетонных траверсах, прикрывающих орудия с флангов. Подача боезапаса производилась цепными талями, которые, чаще всего, перемещались по монорельсу, проложенному под потолком каземата. Подача зарядов и снарядов для крупнокалиберных орудий производилась через специальные окна подачи. Для малокалиберных орудий подача производилась через выходы из погребов к орудиям. Батареи 1904-07г.г. строились, в основном, в пределах старых границ Севастопольской крепости. К этому периоду можно отнести батареи N 2,4 и временную батарею на Херсонесском городище. Все эти батареи были вооружены 6дм пушками системы Канэ. В этот же период должны был быть построены три 10 дм. батареи N 15,16 и 17, и еще одна 6дм. батарея N14, но построить эти батареи ни к началу русско-японской войны, ни даже к ее окончанию не успели. 10 дм орудиям отводилась роль главного калибра крепости. Батареи стали оборудовать их прожекторами, принудительной электрической вентиляцией и внутренним электрическим освещением. В их задачу входило удержание линейных кораблей противника на дистанциях, не допускающих обстрел города и порта. В связи с этим эти батареи были вынесены за предел сухопутного обвода крепости (спроектированного, но так и не построенного). В связи с этим, батареи были окружены земляными укреплениями на манер фортов, а для их обороны были предусмотрены пулеметы и противоштурмовые орудия. Батарея N15, расположенная в районе современного парка Победы, вместе с батареей N16, расположенной в районе устья Бельбека закрывали подход к Севастопольской гавани. Дополняла систему батарей крупного калибра батарея N10, вооруженная 8-ю устаревшими, но достаточно мощными 11дм орудиями образца 1887г. Однако строительство 10дм батарей растянулось еще на несколько лет. К 1910 году была введена в строй только батарея N15 на 4 шт. 10дм орудия. К 1912 году завершили строительство батареи N 16, а батарея N 17, располагавшаяся на мысу Херсонес, вообще достроена не была.
   Батареи среднего калибра, были вооружены 6дм пушками Канэ. Шестидюймовые батареи N 14,2,4, предназначенные для борьбы с крейсерами противника, располагались ближе ко входу в бухту.
  
  
   Роль противоминного калибра отводилась четырем батареям, вооруженным 75мм пушками Канэ. Батареи располагались при входе в бухту. Одну батарею разместили на Александровском мысу, на фланге 9-й батареи, вторую возле форта Константиновский, перед фронтом батареи N5, третья батарея находилась в глубине бухты, на бывшей батарее N4. Четвертая, скорее всего, находилась на мысу Кордон. Главной задачей этих батарей стала борьба с миноносцами противника.
   Новый виток гонки вооружений и обострение отношений перед Первой Мировой войной послужили толчком к укреплению Севастополя. Это было вызвано тем, что во флотах ведущих держав появились линейные корабли, вооруженные орудиями с дальностью стрельбы свыше 20км. Увеличение размеров, скорости и вооружения эскадренных миноносцев потенциального противника привело к тому, что противоминный калибр Севастопольской крепости был признан неэффективным. Было принято решение перевооружить противоминные батареи на 120мм пушки ОСЗ-Виккерса. В 1912 году батарея на фланге 9-й получила новое вооружение. Кроме того, рядом с двумя 10 дм батареями N15 и 16 были построены две 120мм батареи (N 23 и 24). В задачу этих батарей, кроме борьбы с эсминцами противника входило противодействие десантам противника в районе этих батарей, а так же защита боновых и минных заграждений.
   В 1913 году в связи с угрозой новой войны была разработана "Большая программа" по усилению вооруженных сил; важное место в ней отводилось артиллерии. Было начато строительство дополнительного фронта крепости на участке берега от мыса Херсонес до Балаклавы. Расширение приморского фронта батарей потребовало строительства новых сухопутных укреплений, которые бы прикрывали Севастопольскую крепость с суши. В связи с этим, был принят новый проект строительства сухопутных укреплений на флангах Приморского фронта.
   Фланги Севастопольской крепости было решено усилить 12 дм. башенными батареями N 25 и 26 в районе Бельбека и мыса Херсонес, для противодействия дредноутам противника. Правда, турецкий флот не обладал такими кораблями, поэтому, калибр 10дм казался достаточным. "Покупка" перед войной Турцией линейного крейсера "Султан Селим Явуз" ("Гебен") осложнила ситуацию на Черном море. Линейный крейсер, а по сути дредноут, обладал дальнобойными и крупнокалиберными орудиями, способными вести обстрел Севастополя с дальней дистанции. Появление у Турции линейного крейсера заставило в срочно порядке пересмотреть эти взгляды. Угроза из гипотетической стала реальной.
   В новой программе 1913г. были устранены и другие недостатки. Батареи дополнительного фронта крепости разместили по побережью так, чтобы исключить обстрел Севастополя даже с максимальной дистанции. В связи с удаленностью от основного обвода крепости батареи нового поколения строились, как форты, с системой сухопутной обороны, оснащенной полевыми орудиями и пулеметами, рвом, валом и противоштурмовой решеткой. Для полевых орудий и пулеметов Максима на высоком колесном станке, предусматривались укрытия в массиве батареи (обычно в сквозниках выходов). Несмотря на то, что часть батарей дополнительного фронта была вооружена старыми 11 дм орудиями 1887г. Конструкция массивов батарей и их оснащение были новыми, на батареях предусматривались генераторы, вентиляция и прожектора. Кроме орудий 1887г., стоявших на вооружении батарей N 19 и 21, батареи дополнительного фронта были вооружены 6дм пушками Канэ. Орудия Канэ стояли на вооружении батарей N 18,20,22. В Севастополе появились противоаэропланные батареи, защищавшие места стоянок кораблей Черноморского флота. Они были составлены из 75мм пушек системы Канэ, снятых с противоминных батарей. Батареи располагались в районе мыса Кордон и в районе старого укрепления на высоте 60.0
   Строительство 12дм батарей шло ударными темпами до 1915 года, однако затем темпы строительства снизились. Это было связано с тем, что в строй вошли черноморские дредноуты, нейтрализовавшие угрозу Севастополю со стороны "Гебена".
  
  
   Батареи дополнительного фронта строились в течение всей войны, и находились в высокой степени готовности. Однако орудия на большинстве из них установить так и не успели. К орудиям 1887г., массивы батарей которых к 1917 году были практически полностью готовы, не поступили лафеты, а массивы батарей под 152мм пушки Канэ так и не успели достроить. По состоянию на 1917 год готовность батарей дополнительного фронта была следующей. Были практически завершены работы на батареях N 21 и 19, готовность батареи N 22 над Балаклавой составляла 80%, готовность батареи N 18 составляла 40%, готовность батареи N 20 составляла 75%.
   Если сравнить количество орудий по состоянию на начало войны и на 1.07. 1917г. То можно сделать вывод, что во время первой мировой войны многие орудия были вывезены из Севастополя на другие участки.
   На 1.07 1914г.
   -12 шт. 11 дм пушек 1887г.
   -8 шт. 11дм пушек ОСЗ образца 1877г.
   -3 шт. 11 дм пушек Круппа, образца 1877г.
   -11 шт. 11 дм пушек Круппа образца 1867г.
   -12 шт. 10 дм пушек образца 1895г.
   -12 шт. 9дм. пушек, образца 1867г.
   -22 шт. 6 дм пушек Канэ
   -8 шт. 120мм пушек ОСЗ-Виккерса
   -20 шт. 3дм(76мм) образца 1900г.
   -15 шт. 57мм пушка Норденфельда
   -16 шт. 11 дм мортир
   -43 шт. 9 дм мортиры
  
   На 1.07. 1917года
   -12шт. 11 дм пушек 1887г.
   -4 шт. 11дм пушек ОСЗ образца 1877г.
   -3 шт. 11 дм пушек Круппа, образца 1877г.
   -11 шт. 11 дм пушек Круппа образца 1867г.
   -6 шт. 10 дм пушек образца 1895г.
   -4 шт. 9дм. пушек, образца 1867г.
   -10 шт. 6 дм пушек Канэ
   -12 шт. 120мм пушек ОСЗ-Виккерса
   -20 шт. 3дм(76мм) образца 1900г.
   -1 шт. 57мм пушка Норденфельда
   -16 шт. 11 дм мортир
   -3 шт. 9 дм мортиры
  
   Исходя из этих данных, можно сделать вывод, что за три года, из Севастополя убыли 6шт. 10 дм орудий, 40 шт. 9дм мортир, 14 шт. пушек Норденфельда и 12шт. 6дм пушек Канэ. По состоянию на 1. 10. 1917г. На батареях Севастополя были установлены
   4 шт. 11 дм. орудий образца 1887г.
   6 шт. 10 дм орудий обр.1895г. (по 3 шт. на батареях N 15 и 16)
   10 шт. пушек Канэ (на батареях N 1,2 и14)
   12 шт. 120мм орудий (N23,24,9)
   16 шт. 11 дм мортир (батареи N 3 и 12)
   4 шт. 9дм мортиры (на батарее N 7)
   Остальные орудия находились на складах. 76мм орудия образца 1900г. Предназначались для вооружения фортов , о них в отдельной главе.
  
  
   Форты сухопутной обороны 1897-1917г.г.
  
   Несмотря на горький опыт Крымской войны, царское правительство в период с 1856 по 1917 годы уделяло мало внимания и средств обороне Севастополя с суши. В строительстве сухопутных оборонительных сооружений различается три периода. Первый был связан с началом Балканской войны, когда началась активная перестройка существующих земляных укреплений времен Крымской войны. Новых сооружений в этот период не возводилось, так как угроза турецкого десанта на побережье считалась маловероятной. После Балканской войны, начиная с 1878 года, Российская империя начинает активное строительство береговых батарей. Однако лишь в 1885 году начинается разработка плана сухопутной обороны Севастопольской крепости. План и проекты сооружений несколько раз пересматривались, и до смерти императора Александра III утверждены не были. План строительства сухопутного обвода крепости был утвержден лишь в 1897году, но прошло еще три года прежде чем были начаты работы по строительству первых долговременных фортов. До этого времени считалось достаточным усилить существующие земляные укрепления, прикрывавшие тыл батарей противоштурмовыми стальными решетками и пулеметами и обновить земляные укрепления, прикрывавшие тыл Южной и Северной группы батарей, построенные еще до Крымской войны. Оборона Северной группы батарей проходила по линии : берег моря- Северное укрепление -Панайотова балка, повторяя старую кремальерную линию. Линия обороны состояла из рва и вала. Южную группу батарей прикрывала оборонительная стена проходившая по линии Артбухта- Карантинная бухта. Кроме того, каждая из батарей имела собственную оборону состоявшую из вала, иногда усиленного рвом или противоштурмовой решеткой. Исключение составляли батареи N 12 и 13, объединенные в единый форт, с собственной системой сухопутной обороны. Лишь перед русско-японской войной начали вестись работы по строительству фортов сухопутной обороны города, предусмотренных проектом. По плану, форты, должны были располагаться полукольцом от фланга береговых батарей в районе 12-й и 13-й батарей, до балки Сарандинаки. Линия фортов должна была продолжаться на Корабельной стороне от Английского кладбища, через редут Виктория до высоты Суздальская. На Северной стороне предполагалось построить три долговременных форта и включить в оборону существующее Северное укрепление. На Южной и Корабельной сторонах предполагалось возвести пять таких фортов. На Южной стороне первый форт был возведен на возвышенности северо-восточнее самых левофланговых батарей N 12 и 13. (Ныне р-н улицы Меньшикова) Второй форт предполагалось разместить на окраине Рудольфовой слободы. ( В районе современного троллейбусного депо на ул. Толстого) Местоположение остальных фортов окончательно согласовано не было. На Северной стороне линия фортов должна была повторять линию Нагорных укреплений.
   Форты имели казармы для размещения личного состава, оборонительный вал со стрелковыми позициями и ров. Ров имел т.н. кофр - оборонительную галерею с ружейными бойницами, позволявшими уничтожать противника прорвавшегося в ров укрепления. Своей стационарной артиллерии укрепления не имели. Форты, по проекту были объединены в две группы: группа Северной стороны и группа Южной и Корабельной стороны. Пространство между фортами предполагалось оборонять силами сухопутных войск. Для их размещения планировалось построить десять полупоземных казарм для пехоты и артиллеристов. Рядом с казармами для артиллеристов должны были размещаться цейхгаузы для полевой артиллерии. Форты первого периода постройки должны были носить литер "А" для Южной группы и литер "Б" для Северной. Внутри группы форты должны были различаться по номерам. Однако фортов было построено всего два и они получили наименование "Литер А" и "Литер Б".
  
  
   Строительство сухопутного обвода крепости продолжалось весьма вялыми темпами. Проект, весьма передовой, для своего времени спустя двадцать лет безнадежно устарел, так и не будучи окончательно утвержденным. Всего, к началу русско-японской войны было возведено два форта А-5 на Южной стороне и Б-2 на Северной. Гарнизоны фортов располагались в бетонных укрепленных казармах внутри укреплений. Кроме того, были возобновлены и построены укрепленные казармы для личного состава всех береговых батарей. Так, ниже батарей N12 и 13 были построены большие Херсонесские казармы, были восстановлены казармы на Артиллерийском мысу, в Северном укреплении и на 4-й батарее перестраиваются и укрепляются старые казармы. Казармы строились двух типов. Первый представлял собой стандартную наземную казарму с толстыми стенами из бутовой кладки на цементном растворе. Этот тип казармы окружался рвом и валом. Второй тип казармы представлял собой врезанное в склон прямоугольное в плане помещение со стенами из бута, выходящее фронтом в оборонительный дворик, имевший невысокий оборонительный парапет или ров с трех сторон. Кроме этих сооружений, казармы часто имели противоштурмовую решетку по периметру обороны. Перекрытия казарм выполнялись из толстых бревен. К 1907 году по прямому назначению использовались только пехотные казармы В форте Б-2 разместился склад стрелкового боезапаса, в форте А5 гарнизонная гауптвахта. Одним из заключенных гауптвахты одно время был и известный эсер Б.Савинков, который был переведен из городской тюрьмы из-за опасений, что он будет освобожден революционно настроенными горожанами. В те дни в Севастополе было неспокойно. "Ведомости" тогда писали: "В Севастополе в форте литера А ночью хитростью проникли десять замаскированных человек, обезоружили и связали дежурного офицера, поставили около него своего часового, захватили в помещении караула 27 винтовок и скрылись. Арестовано несколько подозреваемых"
   Итоги русско-японской войны заставили по-новому взглянуть на береговую оборону крепости. Было решено расширить фронт береговых батарей до Балаклавы на юге и до устья Бельбека на севере. Соответственно построенные на тот момент форты потеряли всякий смысл, как фортификационные сооружения. В течении двух лет был разработан проект строительства полу- долговременных фортов. Первоначальный проект предполагал окружить Севастопольскую крепость линией фортов, но из-за недостатка финансирования было решено построить укрепления лишь на флангах линии береговых батарей. В перспективе планировалось строительство долговременных укреплений, но окончательно это предложение не было согласовано. Кроме того, планировалось строительство еще двенадцати казарм в дополнение к уже существующим. Были построены пехотные казармы в районе д. Благодать, горы Гасфорта и ряд других.
   Форт нового проекта представлял собой кольцевой стрелковый окоп вокруг вершины высоты. Фронтальная стена окопа имела длинные ступени для стрелков. Ширина его была такой, чтобы по его дну могло перемещаться полевое 76,2мм противоштурмовое орудие. В горжевой части форта располагались бетонные казематы оборонительных казарм. Учитывая то, что сухопутная оборона крепости имела незамкнутую форму, вновь все возводимые батареи были оборудованы противодесантными укреплениями. Противодесантная оборона батарей состояла из рва и вала с противоштурмовой решеткой. Кроме того, на части новых батарей в основном массиве предусматривались бетонные казематы для полевых орудий. Крупные башенные батареи N 25 и 26 должны были иметь собственную оборону, но батареи достраивались уже в советское время. До настоящего времени, в более или менее завершенном состоянии сохранились три форта и один люнет Два форта и один недостроенный люнет находятся над Балаклавской бухтой южнее и восточнее ее. Еще один форт сохранился в районе Бельбекской долины.По некоторым сведениям производились геодезические съемки для строительства форта на месте одного из английских редутов Балаклавской группы, (Редут N1, высота напротив памятного знака в виде звезды), но более никаких работ в этом месте не производилось.
   5. Советские батареи, построенные до 1941 года.
   5.1 Развитие береговой артиллерии 1921-41г.
  
   После установления Советской власти на большей части бывшей Российской империи, угроза новой интервенции была проблемой не теоретической, а вполне реальной. Необходимо было в кратчайшие сроки воссоздать систему обороны побережья, при практически полном отсутствии флота. Пусть говорят все что угодно о героической Белой армии, с болью в сердце, покинувшей Родину. Но, покидая Севастополь, сердобольная Белая армия и их иноземные союзники вывезли из Севастополя все, что представляло маломальскую ценность, и что можно было вывезти из города. Город был ограблен и разоружен. Вывозились сотни бетономешалок, дробилок, дорожных катков. Вывозились даже рельсы железнодорожных путей. Были вывезены уже давно устаревшие орудия, образца 1867-1887 гг. С помощью турецких коллег удалось установить, что часть береговых орудий Севастопольской крепости была передана Турции в уплату за стоянку кораблей Белой эскадры в Стамбуле. Учитывая еще и то, что часть орудий в ходе первой Мировой войны была снята с укреплений Севастополя, РККА досталась уже не первоклассная крепость, а пустые частично недостроенные укрепления, на которых находилось около десятка крепостных орудий в нерабочем состоянии. По отчетам крепостной комиссии в Севастополе обнаружены 6шт. 10/45 дм орудий, 4шт. 6дм орудий Канэ, 2шт.120мм орудий, 12 орудий устаревших типов, образца 1867-1887г.
   В конце 1920 г. РКВМФ и РККА начали восстановление разрушенной системы береговой обороны Севастополя. Если говорить совсем правильно, то на Черном море Рабочее-крестьянского военно-морского флота еще не было, и защищать побережье было некому. На Черном море оборона военно-морских баз и отдельных участков побережья возлагалась лишь на береговую артиллерию (с черноморских и северных баз интервенты при содействии белогвардейцев увели 2 линейных корабля, 3 крейсера, 10 эскадренных миноносцев, 6 подводных лодок и большое количество вспомогательных судов и транспортов). Черноморская береговая артиллерия не могла полноценно решать задачи борьбы с морским противником, так как по количеству и, особенно по качеству не соответствовала требованиям времени.
   Поэтому очень остро стоял вопрос о береговой обороне рубежей молодой Советской республики. Были пересмотрены имевшиеся системы артиллерийского вооружения. Была поставлена задача отобрать лучшие образцы существующих орудий и по возможности провести их усовершенствование. С этой целью было решено все батареи разделить на три группы. В первую группу включили батареи, на вооружении которых находились более или менее современные артиллерийские орудия: 305-мм длиной 52 калибра, 203-мм, 152-мм 45 калибра (Канэ) 120-мм. Орудия этих систем предполагалось использовать и в дальнейшем. На их базе планировалось разрабатывать новые, перспективные артсистемы. Эти батареи должны были играть первостепенную роль.
   Ко второй группе были отнесены береговые батареи, орудия которых по тактико-техническим данным устарели, и модернизировать их не имело смысла.
   Часть таких батарей предполагалось укомплектовать неполным штатом личного состава, а другую -- законсервировать. В случае войны их можно было быстро привести в боевую готовность. Во вторую группу вошли батареи, вооруженные следующими артиллерийскими орудиями: 254-мм(10дм) с длиной ствола в 45 калибров, 57-мм Норденфельда и.т.д.
   Третью группу составили батареи, как потерявшие боевое значение, так и вооруженные в ходе гражданской войны трофейными орудиями, они подлежали разоружению.
   В 1927-35г. совершенствование материальной части береговой артиллерии шло по проторенному пути увеличения углов возвышения у орудий.
   Для этого потребовалась переделка противооткатных устройств и усиление станков (лафетов). Так, с увеличением угла возвышения у 152-мм пушки Канэ до 45 градусов дальность ее стрельбы возросла с14 до 17км. Подобные изменения характерны и для других артиллерийских систем.
   Важным шагом в развитии артиллерии стало лейнирование стволов. Ранее, ствол орудия, после его износа приходилось заменять полностью. Для этого на артскладах флота хранилось регламентированное количество запасных стволов. Вставка в ствол тонкостенной трубы-лейнера, позволяло менять не весь ствол, а лишь тонкостенную трубу с нарезами, вложенную внутрь ствола. Лейнирование распространялось на орудия калибра от 75 до 203 мм. Однако одновременно велись работы над орудиями, имевшие ствол без лейнера, начатые еще во вторую пятилетку. Однако до 1934 года большинство средств отпускалось на строительство батарей, и лишь с 1935 года начали активно разрабатывать новые орудия. Для этого за рубежом были закуплены некоторые образцы современных орудий и были активизированы работы над модернизацией существующих образцов.
  
  
   В частности была предпринята попытка разработать орудие для строящихся подводных лодок на базе укороченного 102 мм орудия ОСЗ (Виккерса). Новое орудие, имевшее меньшую длину ствола (45 калибров, вместо 60-ти) получило обозначение Б-2. Этими же орудиями первоначально оснастили крейсер "Красный Кавказ" в качестве зенитного калибра. Однако в качестве зенитного орудия Б-2 имело ряд недостатков, в частности, невозможность заряжания при больших углах возвышения. В 1935 году орудие было снято с вооружения. Вместо него было разработано принципиально новое 100мм орудие Б-24. Орудие, с длиной ствола в 45 калибров, получилось столь удачным, что была разработана его длинноствольная версия для тральщиков и береговых батарей.
  
   Одновременно был начат выпуск боеприпасов к новым орудиям. 1935-1936 гг. начали испытания усовершенствованных образцов 130-мм орудий с длиной ствола в 50 калибров (Б-13) и 100-мм орудий длиной 56 калибров (Б-24БМ). Эти образцы отличались тонкостенными стволами из высокопрочной стали, и большей скорострельностью, за счет применения пневматики.
   Первые опытные образцы этих орудий имели серьезные недостатки: низкую живучесть (70-100 выстрелов), сложные автоматику и полуавтоматику, которые нарушали основные требования к артиллерийским установкам -- простота и надежность в действии. Однако применение более совершенных процессов отливки стволов и более качественных сортов стали позволили резко повысить живучесть орудийных стволов при сохранении их проектной мощности. Так, живучесть 180-мм стволов возросла с 70-100 выстрелов до 360, 130-мм стволов с 120-130 выстрелов до 1000, 100-мм стволов с 90 до 799 выстрелов. С применением флегматизаторов она увеличилась еще в 2 раза. Интересные опыты были проведены в институте, где применили углубленную нарезку стволов с переходом от 1-процентной нарезки на 1,5-процентную, а затем на 2-процентную. В результате живучесть орудий малого калибра (76-мм) увеличилась в 6-7 раз (с 1000 выстрелов до 7000 выстрелов). Углубленная нарезка вводилась и для орудий среднего и крупного калибров. Появление новых образцов артиллерийских орудий, развитие науки и техники привели к необходимости пересмотреть ранее принятую систему артиллерийского вооружения ВМФ. 3 декабря 1940 г. артиллерийское управление ВМФ на совместном совещании с командующими флотами и флотилиями утвердило новую систему вооружения. Тем самым были определены направления развития морской артиллерии на ближайшее будущее. По новой классификации она делилась на 4 группы. К первой группе были отнесены новейшие артиллерийские системы, находившиеся в серийном производстве, в стадии испытания или на завершающем этапе конструирования. На Черноморском флоте это были орудия калибров: 305, 180, 152, 130, 100, 45, 37 мм. Усовершенствованную, лейнированную конструкцию 305-мм орудия предполагалось запустить в серийное производство в 1941 г.
   Вторую группу составили артиллерийские системы, которые уже находились на вооружении кораблей и береговых батарей и по своим тактико-техническим данным еще в течение 5-6 лет могли успешно выполнять боевые задачи. Это были орудия, модернизированные в начале 30-х годов
   В третью группу включались все артиллерийские орудия, которые по мере освоения нашей промышленностью новых систем подлежали снятию с вооружения.
   К четвертой группе относились перспективные артиллерийские установки, которые должны были разрабатываться по заданиям Главного военного совета ВМФ.
   В годы второй и третьей пятилеток продолжалось совершенствование боеприпасов и создание бронебойных снарядов. В июле 1940 г. коллективы сталелитейных заводов освоили производство бронебойных снарядов и начали их массовое производство. Но до 1938 г. наша промышленность не изготовила ни одного бронебойного снаряда.Были запущены в производство осветительные и ныряющие снаряды, трассирующие с самоликвидатором, механическая дистанционная трубка, гальваническая трубка на высокое давление и другие взрыватели предохранительного типа. Все старые взрыватели снимались с вооружения и заменялись новыми. К началу Великой Отечественной войны все наши флоты располагали хорошо организованной системой школ, которые готовили сержантский состав по всем специальностям береговой артиллерии. В Севастополе, созданное в 1931 г. Военно-морское училище береговой обороны имени ЛКСМУ полностью обеспечило флоты квалифицированными командными кадрами, несмотря на быстрый количественный рост береговой артиллерии перед Великой Отечественной войной. Кроме того, в 1939 году в Севастополе было организовано высшее командное Нахимовское училище.
  
  
   5.2 Береговые и зенитные батареи 1920-1941г.
  
   Для того, чтобы обезопасить южные морские рубежи РСФСР в Крыму были предприняты активные действия по созданию береговых батарей. Приказом наркома в 1929 году в Севастополе была создана крепость. В отличие от царского времени, советская береговая артиллерия была передана флоту. О том, в каком состоянии находилась береговая артиллерия на Черном море можно судить по акту Рабоче-Крестьянской инспекции морских сил Черного моря. Комиссия в 1925 г. детально изучила положение дел в частях береговой артиллерии. Она отмечала, что береговые батареи военно-морских баз Черного моря не могут вести успешную борьбу с кораблями вероятных противников. Береговым батареям может быть поставлена задача лишь по охране и обороне минных полей и борьбе с кораблями, имеющими на вооружении равноценную артиллерию. В частности отмечалось: "Число орудий на многих батареях не достигает 4, что уменьшает действенность их огня, а инженерное оборудование неудовлетворительное".... "Не везде брустверы бетонированы и достаточной высоты, совершенно отсутствуют средства для подачи боеприпасов от погребов к орудиям; командные пункты недооборудованы; отсутствуют убежища для личного состава, на всех батареях нет маскировки. Все это сводит сопротивляемость батарей к нулю" "...стволы орудии на большинстве батарей расстреляны, причем процент их износа не известен". В отчете отмечалось, что противовоздушная оборона береговых батарей, на тот момент фактически отсутствовала.Состоявшие на вооружении приморских крепостей зенитные 3-дюймовые пушки Лендера (76,2-мм) по своим тактико-техническим данным потеряли свое значение как средство борьбы с самолетами. На всех батареях имелись только полевые линии связи, которые в случае военных действий могли быть легко нарушены. В акте констатировалось: "Как общий вывод -- все береговые батареи мало боеспособны. Боеспособность Севастопольской крепости стоит выше, но, учитывая наличие имеемых дефектов (отсутствие артиллерии крупного калибра), она не может быть признана надлежащей. Состояние нашего Черноморского флота не дает ему возможность занять господствующее положение в борьбе с современными морскими силами европейских государств и тем самым обеспечить побережье от атак противника, и вся тяжесть обороны должна лечь на береговую артиллерию. Поэтому значение береговой артиллерии в деле обороны и охраны наших важнейших пунктов на Черноморском побережье приобретает особо важный характер и требует принятия неотложных мер по поднятию и развитию средств береговой артиллерии"
   Не лучше обстояло дело с кадрами береговой обороны. Инспекция признала, что командный состав "плохо представляет специфику службы в береговой артиллерии... Состояние подготовки личного состава везде, кроме Севастополя, неудовлетворительное"
   Об общеобразовательном уровне поступающего контингента свидетельствуют следующие данные. В Севастопольской артиллерийской школе младших командиров и специалистов береговой артиллерии в январе 1925 г. обучалось 167 человек: 25 орудийных начальников, 27 наводчиков, 27 старших погребов, 67 дальномерщиков, 9 прожектористов, 3 инструктора, 9 электриков. Из них 13 человек имели образование в пределах 4 классов, малограмотных было 126 человек (75,4 процента), неграмотных 28 (15,5 процента).
   К осени 1923г. в районе Севастополя удалось воссоздать крепостную артиллерию трехдивизионного состава. В первый дивизион входили три береговые батареи на Северной стороне. Батарея N 1 (временная) располагалась у мыса Лукулл и была вооружена двумя 152/45-мм морскими пушками Канэ. Батарея N 2 разместилась на бывшей 16-й батарее. Там было три 10/45-дюймовых пушки. Батарея N 3 у Северной косы (бывшая N4) была вооружена четырьмя 152/45-мм морскими пушками, снятыми с устаревших броненосцев Черноморской эскадры, отправленных на слом.
  
  
  
   Во второй дивизион входили батареи Южной стороны: N 4 на Александровском мысу на две 120/50-мм пушки; батарея N 5 между бухтами Стрелецкая и Песочная на четыре 152/45-мм морские пушки (бывшая N14, вооруженная 6дм пушками с разоружаемых кораблей); батарея N 6 на берегу Стрелецкой бухты на три 10/45-дюймовые пушки (на левом фасе бывшей батареи 15).
   В третий дивизион входили четыре батареи: батарея N 7 на две 152/45-мм морские пушки (бывшая N18, вооруженная "сухопутными" орудиями Канэ, остававшимися в Севастополе); батарея N 9  на мысе Фиолент (четыре морские 152/45-мм пушки, на бывшей ББ N20) и батарея N 10 у входа в Балаклавскую бухту на две 152/45-мм пушки и два деревянных макета. В 1922-23 годах батарея над Балаклавой была достроена. На батарее, с 1925 по 1941г.г. служили многие командиры, отличившиеся во время обороны в 1941-42 гг. Первым командиром новой батареи, получившей номер 10 (в последствии N 19) стал Г.А. Александер, впоследствии, командир героической 30-й батареи.
   Для развития артиллерии большое значение имело Всесоюзное артиллерийское совещание, созванное Реввоенсоветом СССР в мае 1924 г. 11 июня 1925 г. был издан приказ РВС СССР, которым береговая артиллерия передавалась в подчинение РВС Черного и Балтийского морей. При этом организационная структура Севастопольской крепости и всей БО ЧФ несколько изменилась. Береговая оборона Черноморского флота состояла из управления береговой обороны, артиллерийских средств Одесского, Очаковского, Севастопольского, Керченского районов, службы наблюдения и связи Черноморского театра. Береговые батареи, расположенные в Одессе и Очакове, были сгруппированы в Северо-Западный район береговой обороны Черного моря. Его возглавлял начальник Одесской группы береговых батарей, который непосредственно подчинялся начальнику береговой обороны Черного моря.
   Батареи крепости Севастополь и Керченская группа батарей объединились в Крымский район береговой обороны. Начальником этого района являлся комендант крепости Севастополь. Расположенные на Кавказском побережье береговые батареи также были переформированы в район береговой обороны. В оперативном отношении начальник района береговой обороны мог быть подчинен войсковому начальнику, но не ниже командира дивизии. В основу организационной структуры береговой артиллерии был положен тактический принцип. В группу сводились батареи с общей или однородной боевой задачей. Эта идеология сохранилась до начала Великой Отечественной войны. Так, например, по состоянию на май 1941г. в 3-й отдельный артдивизион БО входили не только Севастопольские батареи N 18, 19, но и батарея N28 в Ак-Мечети (Черноморское), вооруженная теми же 152мм орудиями Канэ.
   Реорганизация береговой артиллерии Черного и Балтийского морей была закончена в августе 1926 года. На Черном море новая структура была окончательно утверждена приказом начальника морских сил Черного моря Э. Г. Панцержанского от 7-9 августа 1926 г. Несколько позже, в ноябре 1926 г., были введены новые организационные изменения. Были созданы артиллерийские дивизионы как отдельные боевые части, объединявшие несколько батарей, имевших одну и ту же боевую задачу. При этом опять изменилась нумерация батарей. В Крымском районе был сформирован 6-й крепостной артиллерийский полк. Он включал 2 дивизиона и отдельную, в то время строившуюся, 305-мм батарею (в последствии N 35). Недостроенная батарея N 30 на тот момент номера не имела.
   В большинстве своем, батареи 1920-27г. использовали для установки орудий постройки еще царского времени. Орудия, установленные на этих батарея были изготовлены так же до революции. Установка морских орудий на сухопутных батареях была связана с некоторыми трудностями. На батареях, вооруженных орудиями, снятыми с кораблей, пушки не имели переходного барабана и площадок обслуживания. Бруствер старых батарей был высотой 2,7м. Пушки получились слишком низкими. Для установки морских орудий пришлось изменить конструкцию фундамента орудия.
   Фундаменты пушек были подняты и за счет этого орудия получили возможность кругового обстрела (вместо 130 град. у старой батареи). Вокруг орудий были оборудованы специальные площадки обслуживания с леерами.
   В 1927 году вступила в строй первая батарея чисто советской постройки. Это была 8-дм батарея (впоследствии N10) в районе устья р.Качи. Но и для нее были использованы орудия, снятые с устаревшего броненосца "Евстафий". Орудия располагались в круглых бутовых двориках в которые выходили рельсы узкоколейки для подачи снарядов от погребов. Рельсы были проложены по дну рва. Для подачи снарядов использовались вагонетки и рельсы узкоколейки Деконвиля, снятые с Северной стороны. С введением в 1927г. в строй 8 дм. батареи в устье р.Кача разоружают временную 6дм батарею на м. Лукулл и ее орудия устанавливают на достроенной батарее N 10 (бывшая царская 22-я, в 1941 году 19-я).
   До 1927 года были приняты две программы развития береговой артиллерии, но они не были выполнены. Решающую роль в судьбе береговой артиллерии сыграл К.Ворошилов. Народный комиссар по военным и морским делам, председатель РВС СССР К. Е. Ворошилов подписал приказ, который был направлен на устранение существовавших, недостатков. В приказе говорилось: "В целях упорядочения вопросов строительства и снабжения береговой артиллерии предлагаю: 1) береговую оборону во всех отношениях подчинить начальнику военно-морских сил РККА на одинаковых основаниях с морским флотом; 2) сосредоточить в управлении ВМС РККА все строительство и снабжение береговой обороны на общих основаниях с флотом, оставить за военно-строительным управлением РККА техническое руководство военно-строительными работами; 3) выделить с 1931 г. кредиты на строительство и снабжение береговой обороны в особые параграфы, передав их в распоряжение управления ВМС РККА... 4) начальнику морских сил по согласованию с начальником штаба за счет группировки ныне существующих специалистов, занимающихся береговой обороной в различных управлениях, усилить штат сотрудников УВМС РККА этими специалистами".
   Начиная с 1931 года, начинается достройка 12 дюймовых башенных батарей, строительство которых началось еще до революции. До введения в строй 12 дм батарей, основу береговой обороны составляли две трехорудийных батареи, вооруженные 10дм орудиями, образца 1895г. Батареи носили номера N 2 (бывшая царская 16-я, с1927 по 1935-й батарея имела номер N20) и N 6 (бывшая царская 15-я, с 1927 по 1935-й батарея имела номер N24). Для подготовки л/с этих батарей на бывшей 19-й батарее в первом дворике было установлено одно 10дм орудие. С этого момента батарея получает статус учебной. С постройкой 30 и 35-й береговых батарей, в 1935 году, разоружают все 10дм батареи. Введение в строй двух мощных 12дм батарей позволило перевести батарею N 14 (по нумерации 1925 года N5) так же в разряд учебных.
   Для противодействия легким быстроходным кораблям противника у входа в бухту, сначала восстанавливается батарея из 4-х 120мм орудий, а затем, на массиве бывшей 6-й царской батареи устанавливается батарея новейших универсальных скорострельных 100мм орудий Б-24 БМ. Совместно со 120мм батареей N13 (N 4 в нумерации 1925 года) новая батарея должна была обеспечивать защиту входа в Севастопольскую бухту. Со временем планировалось перевооружить батарею N13 такими же 100мм орудиями. Планировалось оснастить береговую оборону Севастополя 4-мя 100мм батареями. И к 1941 году орудия для этих батарей в Севастополь уже поступили.
   В целом к началу 1941 года ситуация была такова:
   1-й дивизион береговой обороны главной базы Черноморского флота, отвечавший за защиту главной базы ЧФ от мощных боевых кораблей противника класса от крейсера и выше:
   -батарея N10 (четыре 203мм орудия)
   -батарея N 30 (четыре 305мм орудия)
   -батарея N 35 (четыре 305мм орудия)
  
  
  
   2-й дивизион БО ГБ ЧФ, отвечавший за охрану рейда и подступов к бухте от легких сил противника:
   -батарея N 2 (три 100мм скорострельных орудия Б-24БМ у Константиновского форта)
   -батарея N12 (четыре 152 мм орудия Канэ)
   -батарея N 13 (четыре 120мм орудия ОСЗ-Викерса)
   -противокатерная батарея N 8 (четыре 45 мм универсальных пушки 21К)
   -батарея N 14 (4х152мм орудия. Имевшая статус учебной)
   3-й дивизион БО ГБ ЧФ - две четырехорудийные 152 мм батареи N 18 и 19 охраняли побережье до Балаклавы. В составе береговой обороны главной базы ЧФ числятся еще несколько батарей, но они были установлены не в Севастополе, а в других точках побережья.
   Следует обратить внимание, что из всех батарей береговой обороны только ББN2 была оснащена орудиями советской разработки. Переоснащение батарей новыми орудиями еще только планировалось. В частности планировали переоснастить 100мм орудиями Б-24БМ 18,19 и13-ю батареи. Орудие Б-24 БМ, при всех своих недостатках имело ряд преимуществ. Оно было намного дальнобойнее, чем системы Канэ, которым оно пришло на смену. Дальность стрельбы этих орудий была на пять километров больше. Вторым достоинством этих орудий было то, они были лейнированными. Т.е. менялся не весь ствол, расстрелявший свой боевой ресурс, а лишь его тонкостенный вкладыш. Кроме того, несмотря на меньший, по сравнению с шестидюймовками калибр, это орудие, за счет использования пневмоавтоматики, было в полтора раза скорострельнее, т.е. за равный промежуток времени могла выпустить большее количество снарядов. Помимо этого универсальное орудие Б-24 БМ могло вести и зенитный огонь. Многие батареи имели свою систему противодесантной обороны. Для самообороны береговых батарей от воздушных и морских десантов они оборудовались собственными оборонительными позициями, на манер фортов. Береговые батареи имели приданные средства ПВО, батареи полевых орудий и противокатерные батареи.
   В составе 35-й батареи к 22 июня 1941 года числились: противокатерная 45мм батарея (4 орудия 21К), 4 подвижных системы на базе счетверенных пулеметов Максима (М-4) установленных на грузовики, батарея 76мм орудий на механической тяге, рота прикрытия, пулеметная рота (в дотах противодесантной обороны батареи), прожекторная рота. Поэтому, несмотря на то, что общая численность расчетов батарей N 30 и 35 составляла около 300 человек, общая численность личного состава, батарей N30 и 35 составляла более 1,5 тыс. человек. Приблизительно, так же была оснащена 30-я батарея. Практически все батареи были окружены рвами, проволочными заграждениями и были неплохо замаскированы. Обе батареи прикрывали по три стационарные зенитные батареи, входившие в общую систему ПВО Главной базы.
   Севастопольские училища получили большое количество орудий самых разных систем в качестве учебных пособий, кроме того, при училищах были сформированы учебные батареи и дивизионы, имевшие на вооружении орудия различных систем.
   Несмотря на то, что в литературе пишется о том, что береговая артиллерия была готова к стрельбе по сухопутным целям, но в реальности это было не так. Командование не допускало мысли о том, что противник может так глубоко вторгнуться на территорию страны. Поэтому со стрельбами по наземным целям дело обстояло совсем плохо. (в планах флотов на 1940 г. подобные стрельбы составили на КБФ 5 процентов, на Черноморском флоте 10). Офицеры береговой артиллерии часто недооценивали сложность стрельбы по наземным целям, артиллерийскую разведку и корректировку огня. Береговые батареи и корабли проводили практические артиллерийские стрельбы преимущественно днем, в несложных условиях и по целям-макетам, которые хорошо наблюдались, а положение их на местности было заранее известно наземным и воздушным корректировщикам. Фактически отрабатывалась только техника стрельбы, и упускался такой важный ее этап, как разведка целей.
   Новым элементом в обороне Севастополя стали стационарные зенитные батареи. Для подготовки офицеров-зенитчиков в городе создается еще одно училище- СУЗА, Севастопольское училище зенитной артиллерии, располагавшееся в бывших казармах Брестского полка (через дорогу от Лазаревских казарм).
   К сожалению, до настоящего времени эти интересные объекты практически не сохранились. Большинство из них были разрушены в ходе боевых действий. Батареи имели бутобетонные дворики с 4 нишами боезапаса, расположенными по кругу, из двориков вели подземные ходы сообщения к долговременной позиции, на которой был установлен ПУАЗО-1 (прибор управления артиллерийским зенитным огнем) и к бомбо-газоубежищам. Батареи имели свои погреба боезапаса, стоявшие отдельно. Все помещения были герметизированы битумом. Толщина бетонных перекрытий составляла около 40см.
   По состоянию на май 1941 года Севастополь защищали от атак с воздуха: 61-й зенитно-артиллерийский полк, и два отдельных зенитных дивизиона 26-й и 56-й. Всего 14 зенитных батарей имевших на вооружении 8шт. 85мм орудий 36шт. 76мм орудий 16шт. 37мм зенитных автоматов, 46 пулеметов в составе установок М-4 и М-1, 26 прожекторов. Каждая береговая батарея была прикрыта зенитным огнем. Батарею N 10 прикрывала стационарная зенитная батарея N 80. До настоящего времени батарея практически не сохранилась, она разрушена при строительстве послевоенной позиции ПВО и современным дачным строительством. Сохранились лишь одно газоубежище, один погреб боезапаса и один сильно перестроенный дворик зенитной батареи. Батарея N 30 была защищена сразу тремя стационарными позициями зенитных орудий N 79, 78 и 77. Батарея N 79 находилась на правом берегу реки Бельбек, над дорогой из Любимовки к современному с. Фруктовое. Одновременно, эта же батарея прикрывала аэродром Бельбек и могла прикрывать батарею N 10. До настоящего времени сохранилась в сильно поврежденном виде. Сохранились орудийные дворики батареи (в сильно заросшем виде), остатки ходов сообщения, а так же остатки убежищ и погребов боезапаса.
   До недавнего времени батарея была в хорошем состоянии, и находилась на территории в\ч. При оставлении в\ч военными остатки батареи были разрушены. Сохранились погреба, дворики, КП батареи, а вот газоубежища лишились своих перекрытий
   Стационарная зенитная батарея N 78 находилась около рва Северного укрепления, со стороны бывшей мортирной батареи N 7. Во время войны укрепления батареи, в которых разместилась батарея N 366, получили у немцев наименование "форт Ленин". В настоящее она полностью уничтожена дачным строительством.
   Стационарная батарея N 77 находилась над станцией Мекензиевы горы. Во время обороны Севастополя на ее позициях стояла легендарная зенитная батарея N 365, которая получила у немцев наименование "форт Сталин". Укрепления батареи были почти полностью уничтожены во время последнего штурма и послевоенным строительством на территории в/ч. Все сооружения, которые сейчас можно найти на месте, где стояла 77-я, а затем и 365- й являются послевоенными. Обломки батареи скрыты под слоем грунта. Или под послевоенными укреплениями. Исключение составляют остатки ходов сообщения, перестроенные после войны орудийные дворики и остатки бетонированных ходов сообщения, кое-где выходящие на поверхность. Остатки батареи находятся над ст. Мекензиевы горы в развилке между ж/д идущей на Северную и Южную стороны. КП зенитного дивизиона, в который входили эти зенитные батареи находился недалеко от форта "литер Б" он представлял собой двухэтажный дот, и громко именовался у немцев "форт Молотов". Остатки КП находятся в 500м от остатков форта "литер Б"
   Второй дивизион полка располагался на Южной стороне в него входили батареи N 73, 74, 75, 76. Остатки батареи N 73 сильно перестроены и находятся на территории в/ч в районе автобата (Украинская часть ПВО). Батарея N76 так же находится на территории в\ч на оконечности мыса в районе Камышовой бухты. Остатки взорванной 74-й находятся на территории ликвидированной в/ч в районе парка Победы (от нее практически ничего не осталось). Остатки взорванной 75-й накрыли постройки АТП 14356, а остатки КП дивизиона разрушены при строительстве завода "Муссон". Все батареи полка были 4-х орудийными и имели на вооружении 76,2 мм орудия. Командовал полком подполковник В. П. Горский, военком батальонный комиссар С. Л. Шпарберг.
   Кроме орудий 61-го полка в Севастополе находились стационарные батареи двух отдельных зенитных дивизионов. Батарея N 56, входившая в состав ОЗАД находилась на х. Дергачи. Ее укрепления в перестроенном виде, сохранились на территории в/ч, батарея N 55 находилась в районе пр-та Острякова. От нее сохранился только погреб боезапаса, через дорогу от дота N 31. Батарея N 56 находилась на х. Лукомского. Она частично сохранилась на территории в\ч. КП ОЗАД находился в районе Английского кладбища и до настоящего времени не сохранился. Три батареи второго ОЗАД (N 356, 357, 358) представляли собой малокалиберные 37мм батареи морских зенитных автоматов. Находились они в районе Инженерной пристани (старая батарея N 4), В районе совр. ул. адм. Макарова и в районе Константиновского форта. Такова была ситуация к началу войны.
   До 1941 года работа была проделана огромная... Главная база Черноморского флота имела отлаженную систему ПВО, состоявшую из пятнадцати зенитных батарей. В 1941 году было начато строительства противодесантного рубежа обороны города, опоясавшего город с суши. Но... 1 ноября 1941 года город встретил врага почти безоружным. Почему? Об этом в следующих главах...
  
   Часть 2. Описание и расположение объектов.
   Батарея N7
   Если двигаться с правого фланга приморского фронта крепости (а по-простому, от к/т "Моряк"), то вопреки логике, первой на пути встретится не батарея N1, а мортирная батарея N7. Она находится на Северной стороне, рядом с улицей Симонка, (От к/т Моряк налево по дороге.). Расположена она в 300 м за Северным укреплением, по той же стороне. Ранее находилась на территории в/ч, сейчас в зоне новой жилой застройки жилых домов для ВМСУ. Одно из самых больших по размеру укреплений постройки 1885-1905г. Она выходит правым флангом почти к кремальерной линии Северного укрепления, которая шла от укрепления к берегу моря. На левом фланге (у дороги) видны остатки земляного укрепления 1855г. (на картах Крымской войны обозначен как редут N4). Земляная батарея N7 строилась по откорректированному плану строительства, в то время, когда батареи N 1, 2, 3, 5, 6 уже были построены. Это и объясняет, тот факт, что N7 располагается правее батареи N1. После перестройки батарей Севастопольской крепости в бетоне, укрепления сохранили свои номера. Построенная в бетоне 1892-93 г.г. она была расположена немного позади основного фронта береговых батарей северного отдела главного приморского фронта крепости. По проекту на батарее должны были располагаться шестнадцать 9-дюймовых (229-мм) мортир обр. 1877 г. на станках Дурляхера. Однако в 1893 году в Севастопольской крепости находилось только 14 шт. 9дм мортир, из них две не имели станков. Поэтому орудия в двух крайних двориках не устанавливались. Двенадцать мортир были установлены на бетонных основаниях, расположенных попарно (по два орудия в одном орудийном дворике). Расстояние между орудиями в одном дворике -- 12,8 м (6 саженей). Между орудиями в смежных двориках -- 9 саженей (19,2 м). За счет увеличенного расстояния между мортирами батарея получилась длинной, на 16 м длиннее, чем похожая на нее батарея Южной группы (N13), построенная чуть позднее. Обстрел круговой. Бетонный бруствер толщиной 1 сажень (2,13 м). Бетон бруствера армирования не имеет. Друг от друга дворики отделялись бетонными траверсами, еще два траверса прикрывали фланги батареи. Сквозник, прикрывающий вход, как и на большинстве других мортирных батарей отсутствует. Вход в погреба прикрывался только стальным козырьком. Пять из девяти траверсов были двухэтажными, в них находились снарядные и зарядные погреба, общей вместимостью 850 снарядов и зарядов. В остальных четырех траверсах были устроены небольшие снаряжательные помещения, которые могли служить укрытием л/с. Два фланговых погреба несколько меньшего размера с одним трапом выхода к орудиям. Остальные два погреба имеют большие размеры, и выходы по трапам к орудиям, в обе стороны. Трапы двухмаршевые, расположены в напрвлении перпендикулярном брустверу. Снаряжательные помещения имеют один трап. И прямоугольную форму со скругленными углами. Перекрытия погребов- плоские с усилением перекрытий рельсами. Электропроводки на батарее по проекту не было, электрические светильники над входами в погреба были установлены позже. Подвоз боезапаса осуществлялся на нижний ярус погреба, там же и производилось хранение. Заряды подавались вручную через выходы из зарядных погребов к орудиям. Снаряды подавались через подачные окна (расположенные между двумя выходами) с помощью вертикальных ручных подъемников. Окна снарядных погребов имели деревянные и броневые ставни, пороховых- решетки (для вентиляции) и бронеставни. Вход прикрывался бронедверью и дубовой дверью. В каждом дворике для снарядов и зарядов первых выстрелов в толще бруствера было устроено по семь ниш (на два орудия). Ниши закрывались железными и дубовыми ставнями. На флангах батареи, прямо на массиве фланговых погребов, располагались два павильона для вертикально-базных дальномеров системы Прищепенко.
   До июня 1916г. батарея имела полное вооружение, в 1913 г. на ней проводили практические стрельбы слушатели офицерской артиллерийской школы, а по состоянию на 1 июля 1916г. на батарее остается всего 4 орудия. Действительно, четыре фундамента в двух крайних двориках носят следы переделок. Скорее всего, это было связано с тем, что в двух крайних двориках стояли учебные орудия школы офицерского состава. На 1.07.1917г. на батарее числится 4 шт. учебных мортиры. Точная информация по этому вопросу отсутствует. В 20-е годы на бывшей батарее N7 орудия отсутствуют, на ней располагался КП командира 1-го артдивизиона. В дивизион входили: временная батарея N1 у мыса Лукулл, батарея N2 (бывшая батарея N16, имевшая 3шт. 10-дм. пушки) и батарея N3 (бывшая N4, 4шт. 6-дм. пушки Канэ). В середине 30-х годов на бывшей батарее N7 был размещен целеуказательный пост батареи N30. Во время войны на батарее разместился командный пункт зенитного дивизиона, а затем КП 110 зенитного артиллерийского полка. В июне 1942 года вокруг ББ N7 разгорелись ожесточенные бои. Защитникам массива батареи совместно с гарнизоном Северного укрепления, и зенитной батареи N 366 на сутки удалось задержать противника. После прорыва последней линии обороны Северной стороны ее защитники продолжали сражаться в окружении.
   В бетонных погребах держали оборону около пятидесяти бойцов зенитной батареи, краснофлотцев и солдат 95-й стрелковой дивизии. Солдаты немецкого 88 саперного полка, которые штурмовали бетонный массив, почти сутки не могли взять отчаянно обороняющийся гарнизон. Бойцы были разъединены: погреба старой батареи связи между собой не имели, но каждый маленький гарнизон держался до последнего. В попытках сломить их сопротивление немецкая авиация произвела несколько авианалетов на бетонный массив. Одна из авиабомб попала в орудийный дворик N4,разрушив бруствер. Но сопротивление продолжалось. На массиве видны попадания множества бронебойных и осколочных снарядов и пуль немецких противотанковых ружей. На прилегающей к батарее территории до недавних пор располагались части Советской, а потом и украинской армии. В это время пролом в бруствере был расширен для проезда автотранспорта. В настоящее время городок военными покинут и здесь ведется интенсивное жилищное строительство, так что в настоящее время батарея вполне доступна. Очень хотелось бы сохранить этот памятник фортификации, но современное состояние батареи оптимизма не внушает.
   N1/2
   В трехстах метрах от батареи N 7 в сторону моря, вдоль той же дороги находится батарея N1/2, одна из самых старых в Севастопольской крепости, однако распознать ее следы в причудливой дачной застройке весьма сложно. Территория батареи целиком и полностью занята дачами. Батарея была предназначена для противодействия высадкам десантов в устье Бельбека. Действуя совместно с мортирной батареей N 7, она должна была прикрывать сухопутные подступы к Северной стороне города. Двенадцать 9-дюймовых пушек обр. 1867 г. были установлены на каменном основании в отдельных двориках, обстрел круговой. Дворики траверсами не разделялись. Схема расположения батареи была следующей: Большой фланговый погреб-два орудийных дворика - маленькое снаряжательное помещение-два орудийных дворика -большой погреб и.т.д. Таким образом, батарея имела 4 больших бетонных погреба общей емкостью 520 снарядов и зарядов и три малых снаряжательных помещения. Фланговые погреба были чуть меньшего размера. Размер основного погреба 4 сажени на 2 сажени (примерно 8х4м). Размер снаряжательного помещения 2 сажени на 1 сажень (4х2м). Высота батареи над уровнем моря 18,5 сажени (39,5 м). Батарея представляла собой сплошной бутобетонный бруствер, толщиной 1 сажень (2,13 м), земляной бруствер толщиной 6 саженей (12,8 м). В бетонный бруствер слегка врезаны круглые дворики орудий, между которыми располагались небольшие снаряжательные помещения и ниши первых выстрелов. Ниши первых выстрелов располагались по обе стороны от входа в снаряжательное помещение. Конструкция больших погребов схожа с конструкцией погребов на 7-й мортирной батарее. Они были двухъярусными, вход сквозника не имел. По некоторым данным на правом фланге батареи был когда-то расположен ложемент на две 57-мм береговые пушки Норденфельда. Однако на местности проверить это невозможно.
   Об истории батареи известно немногое. В 1887г. батарея была еще земляной. Затем, в период с 1888 по 1893г. возводятся бетонные массивы сначала батареи N1, а затем и N2. В связи с этим, в период с 1889 по 1893г. в готовности находилось только 6 орудий. С 1893 по 1898г. батарея находилась в строю в полном вооружении. До 1902 года полубатареи имели отдельные номера N1 и N2. Затем, в 1898г. Батарею разоружают для модернизации лафетов. Модернизация затянулась, и только в 1902 г. батарея получила новые лафеты, и новый номер Ґ.. В 1905 г. находилась в боевой готовности, на складах крепости имелось пять запасных орудий с лафетами. Однако после этого батарея прослужила не долго. Известно, что к 1916 году орудий на батарее уже не было. Вероятнее всего орудия были демонтированы в июле 1911г.а затем убыли из крепости. На складах Севастопольской крепости остаются лишь 4 устаревших орудия и лафеты к ним. Это было связано с тем, что приморский фронт батарей был расширен, и в районе устья Бельбека с 1912г начинают строительство ББ N 16, а затем и N 24.
   В казармах батареи N1/2 располагалось училище береговой обороны, затем летний лагерь училища. Во время войны казармы были разрушены и на их месте были построены полуподземные казармы-укрытия.
   В июне 1942 года вокруг батареи шли тяжелые бои отходящих советских войск с наступающим противником. В описании боев в опорном пункте Константиновского форта отсутствует упоминание о боях массивах бывших царских батарей N 7 , 4, 3, 2 и Ґ. На самом деле форт Константиновский явился последней точкой обороны в этом районе, а основные бои происходили именно районе этих старых батарей. Серьезные повреждения массивов говорят об ожесточенности сопротивления защитников. Эта героическая страница обороны осталась неизученной и, скорее всего, она так и останется неизученной, т.к. 90-х годах прошлого века, массивы попали под дачные самозахваты, которые впоследствии были узаконены.
   После оккупации Севастополя на старом массиве батареи Ґ находилась немецкая 4-х орудийная батарея. Орудия были установлены на поворотные платформы, в старых орудийных двориках. Для этого старые фундаменты орудий, возвышающиеся над двориком на 40 см, были сбиты, установочные штыри загнуты, а поверх них по всей площади дворика был уложен слой бетона.
   В настоящее время на укреплении находятся дачные участки, и лишь на двух заброшенных участках можно отыскать ее остатки, на остальных участках сооружения батареи были использованы как фундаменты для строительства домов. Правый фланг батареи находится в районе спуска к пляжу б/о "Севастополь", левый на пересечении ул. Симонка и Загордянского у садоводческого кооператива "Чайка".
  
   Батарея N 2
  
   От фланга батареи N1//2 в 50м от нее начинается батарея N2, построенная в 1904г. Находится она по той же дачной улице, что и ББ N1/2 и 3. Но искать ее, так же как и указанные батареи бесполезно. Эта территория попала под дачную застройку, и большая часть орудийных двориков для обследования недоступна, т.к. стала фундаментами вновь возведенных домов, планировка которых повторяет очертание орудийных двориков.
   Ее первый дворик находился на территории современного частного домовладения в кооперативе "Чайка". К сожалению, в 2008г. последний правофланговый дворик батареи был перестроен хозяином участка. Остальные три дворика, имевшие агналогичную конструкцию, были перестроены хозяевами участков еще ранее. До 2005года оставался еще не застроенным третий дворик батареи, в 1942 году перестроенный под 130мм орудие батареи N12.
   Батарея N2 относится к более позднему периоду, нежели батарея N1/2. Она явилась первым опытом строительства батарей с новыми орудиями системы Канэ. Ее начали возводить в августе 1904г. , разместив, между батареей N1/2, и мортирной батареей N 3. К 1 января 1905 г. батарея находилась в стадии постройки, срок окончания которой должен был быть 1 сентября 1905 г. Фактически строительство батареи было завершено 1 ноября 1905г. Четыре 152/45-мм пушки Кане, были установлены на отдельных бетонных основаниях. За счет этого удалось увеличить расстояние между орудиями до 12-ти саженей (25,6 м). Угол горизонтального обстрела 130®. Толщина земляного бруствера 5 саженей (10,67 м). Между бруствером и основанием орудия расположен бетонный погреб на 360 патронов. Подача патронов - через подачные окна ручными талями. Орудийный дворик, как бы, врезан в патронный погреб. Орудие прикрыто с фронта, и частично, с фланга траверсом и погребом. С тыла орудия бетонного укрытия не имели. Орудия имели призматический щит, защищающий л/с с фронта. Фундамент орудия представлял собой конусовидный барабан с диаметром в нижней части около 2,5 м (по внешнему диаметру фланца). Орудия были "сухопутного" образца, т.е. унитарного заряжания. Погреб имел два входа, прикрытые бронедверями. Сквозник отсутствует, однако, основное хранилище погреба отделено от входов тамбурами со вторыми бронедверями. Поход к орудию осуществлялся по двум трапам из 5 ступеней. Трапы были расположены с двух сторон.
   Чтобы не разоружать батарею для возведения бетонных позиций, применили удачное решение, к сожалению, не получившее дальнейшего развития. Строительство шло поэтапно: по одному орудию в отдельных орудийных двориках, не связанных общим массивом. Это позволяло увеличить расстояние между орудиями без дополнительных затрат, и кроме того, в процессе строительства, три остальных орудия постоянно находились в боеготовности. На флангах батареи находились дальномерные павильоны. Конструкция батареи для своего времени являлась передовой и позволяла разместить орудия на значительном расстоянии друг от друга, что увеличивало живучесть батареи. Эта компоновка была применена при строительстве батарей советского времени.
   Погреба батареи были оборудованы электрическим освещением, и скорее всего, электропроводка была предусмотрена проектом изначально, однако, установить, где находился генератор, установить не удалось.
   В ноябре-декабре 1941 года, на фундаментах старой царской батареи установили 152мм орудия Канэ бывшей учебной батареи училища береговой обороны. Затем, в ходе укрепления обороны Севастополя в феврале 1942г.
   Один из двориков бывшей 2-й батареи был перестроен под 130мм орудие Б-13 береговой батареи N12, которой командовал М.В.Матушенко. Вокруг батареи 20-21 июня 1942г. завязались тяжелые бои.
   Вокруг орудия N1 заняли оборону остатки личного состава батареи N12, бойцы 95-й дивизии, бойцы тыловых частей 4-го сектора. Сопротивление на этом участке продолжалось до 22 июня. Все 4 дворика батареи избиты снарядами и пулями. В советское время орудийные дворики использовались как склады в/ч, затем отданы под дачное строительство.
  
   Батарея N3
  
   После батареи N2, по той же дачной улице, смыкаясь с ней флангом, была расположена батарея N3, оснащенная 8-ю 11 дюймовыми мортирами, образца 1877 года. Батарея была сходна по конструкции с батареей N 12 Южной группы, и была построена в 1893-95г, но в отличие от нее на третьей батарее в торцах траверсов между орудиями располагались не ниши первых выстрелов, а снаряжательные помещения. Бруствер бетонный. Обстрел круговой. Орудия устанавливались в одиночных двориках. 4 мортиры стояли на станках системы Рассказова, 4 мортиры на стенках системы Кокорина. Расстояние между мортирами правой половины бруствера (там, где стояли орудия на станках Рассказова) 12 саженей (25,6 м), а левой -- 14 саженей (29,9 м). Между орудиями располагалось 4 зарядных и 5 снарядных погребов (всего 704 снаряда). Погреба боезапаса размещались в два уровня, в траверсах, по одному на два орудия. Выходы из погребов в торцах траверсов. Загрузка боезапаса производилась на нижний уровень, через бронедверь нижнего уровня погреба. Подача боезапаса производилась через выходы к орудиям, по наклонным аппарелям, механическими подъемниками с ручным приводом. В торцах 4-х траверсов располагались выходы из погребов к орудиям, в остальных снаряжательные помещения. На флангах батареи находились дальномерные павильоны.
   По некоторым данным, у правого фланга батареи N 3 располагался ложемент на две 57-мм береговые пушки Норденфельда., построенный в 1902 г., но остатки ложемента не найдены. Кроме того данные об установке орудий отсутствуют. В 1907 г. на батарее N 3 планировалось установить четыре 10/45-дюймовые пушки, однако план этот реализован не был.
   В 1916 году станки Кокорина предполагалось заменить на станки системы Дурляхера для 11дм мортир, но проект реализован не был, т.к. фундаменты для станков Кокорина сохранились до настоящего времени. В 1918году все орудия оставались на своих местах. К 1920 году орудий на батарее уже не было. В 1935-м году на массиве батареи были установлены два 152мм орудия Канэ батареи береговой обороны N 12. После отправки батареи N12 на Перекоп, погреба батареи использовались для хранения боезапаса. По воспоминаниям ветеранов второй обороны в октябре-ноябре 1941г. на массиве батареи стояли два 152мм орудия Канэ, однако пока непонятно к какой батарее они относились, вопрос требует уточнения. В январе 1941г. орудий на массиве уже не было. В марте 1942 года на позициях бывшей 3-й батареи оборудуется новая батарея (N12 второго формирования).
   В двориках бывшей царской береговой батареи разместили два 130 орудия Б-13. Еще одно орудие батареи установили в перестроенном дворике бывшей царской батареи N2. 12 марта 1942 года новая береговая батарея вошла в строй. Для того, чтобы уменьшить вероятность попадания в погреба боезапаса батарея перестраивается. Во время перестройки засыпаются нижние входы в погреба (для загрузки 11 дм снарядов), снимаются ручные подъемники для снарядов. Вместо них выбиваются небольшие подачные окна. Орудийный дворики, в которых были установлены 130мм орудия так же были перестроены под новые орудия. Для установки новых орудий поднимается уровень двориков (почти на метр), оборудуются трапы для подъема. Вокруг каждого дворика, с тыльной стороны, не прикрытой бруствером, строится невысокий полукольцевой парапет. В конце июня 1942г. два погреба боезапаса были взорваны, а орудия 12-й батареи были повреждены. Однако и вокруг этих укреплений в 20-х числах июня шли ожесточенные бои.
   После войны, на левом фланге батареи строится КП артдивизиона береговой обороны. А затем территория бывшей батареи уходит под дачные участки.
   "Старая" Батарея N 4
  
   По логике сразу за батареей N 3 должна следовать батарея N 4, и в принципе так оно и было, но батарея N4, расположенная на левом фланге ББN3 относится к более позднему периоду, она построена в 1904-6 годах.
   "Старая" ББ N4 находилась у современного катерного причала на Северной стороне. Со времен Крымской войны здесь сохранились добротно построенные казармы, горжевая оборонительная стена, погреба боезапаса. Батарею планировали вооружить сначала 6дм мортирами обр. 1867г., а затем 6 дм. орудиями в 190 пудов. Под которые началось строительство шести отдельных двориков. Однако, в связи с пожаром, произошедшим на артскладах в Лабораторной балке, орудия предназначавшиеся батарее, были выведены из строя. В связи с этим с 1891 по 1905г. на батарее находились десять полевых орудий. По некоторым данным, 6 дм орудия в 190 пудов, на батарее все же устанавливались Они были установлены на станках от легких 9дм мортир. Известно, что 4-я батарея вела огонь по мятежной эскадре. При осмотре кораблей, после подавления восстания, отмечается попадание всего одного 11 дм снаряда (вероятнее всего с 3-й батареи), нескольких 9-ти дюймовых и восьми 6дм. снарядов выпущенных из 6-дм орудия в 190 пудов. Результат стрельбы, мягко говоря, посредственный. И это притом, что корабли стояли на якоре в бухте, а обстрел шел в упор, в течение нескольких часов, а у орудий стояли, в основном, офицеры и унтер-офицеры.
   В 1906 году батарею переоснастили 75мм орудиями Канэ. Для этого дворики перестраивают. Дворики имели две ниши первых выстрелов, расположенные по сторонам от позиции орудия. Земляной вал, облицованный камнем толщиной 6 саженей (более 12м) надежно защищал орудия с фронта. Батарея имела большой казарменный городок, расположенный неподалеку и горжевую оборонительную позицию. Перед войной на батарее располагались казармы Местного стрелкового полка. В июне 1942г. вокруг казарменного городка и батареи завязались бои. Здесь оборону занимал Местный стрелковый полк. Территория старой батареи стала как бы опорным пунктом обороны на Северной стороне. До настоящего времени батарея почти сохранилась. За валом, облицованным крымбальским известняком, читаются следы четырех орудийных двориков, еще два были засыпаны в ходе перестройки батареи, сохранился въезд на батарею, казармы и пороховые погреба, построенные еще перед Крымской войной. Горжевая оборонительная стена разрушена и почти не читается. В настоящее время старая батарея N4 для осмотра недоступна, там находится воинская часть.
   Батарея N4
  
   Еще одной батареей, построенной в то время, является "новая" батарея N 4. Ее вписали на левом фланге третьей мортирной батареи. Батарея имела на вооружении четыре 152/45-мм пушки Кане. Батарея начата постройкой в 1904 г. Высота орудий над уровнем моря 13,4 сажени (28,6 м). Назначение, устройство и размеры сооружения те же, что и на батарее N 2. К 1 января 1906 г. на батарее имелось 3 бетонных и 1 временное деревянное основания с установленными на них "сухопутными" пушками системы Канэ. Орудия были готовы к действию. В 1907 г. было сделано бетонное основание к последней 4-й пушке. При этом из-за недостатка места пришлось орудия ее размещать уступом. Два правофланговых 152 мм орудия располагались выше и чуть впереди, в один ряд, два -ниже по склону холма и чуть позади, уступом (одно чуть позади другого).
   Четыре 152 мм орудия, расположенные исключительно удачно, позволяли контролировать подходы к Севастопольской бухте. Расположение орудий позволяло вести огонь не менее, чем двумя орудиями одновременно. Однако прослужили эти батареи менее десяти лет. В 1914 году орудия с батарей N 2 и 4 демонтируются и отправляются в Одессу. В 1920 году на батареях Северной стороны орудия полностью отсутствовали. Однако, уже к 1925 году, для защиты Севастополя восстанавливается батарея N4, на ней устанавливают 6 дюймовые орудия с разоружаемых крейсеров, идущих на слом. Орудия Канэ, установленные на батарее отличались лишь тем, что были морскими, скрепленными до дула, и имели раздельное заряжание. В новой нумерации батарея получает новый N 3. Батарея вошла в 1-й дивизион, КП которого находился на бывшей батарее N7. Позже, в 1927г. батарея получает новый номер N12. Орудия на батарее простояли до августа 1941г., после чего были демонтированы для отправки в Северный Крым. В ноябре 1941 года, когда возникла непосредственная угроза Севастополю со стороны немецких войск, рядом с массивом батареи были размещены два орудия, числившиеся батареей N2. Происхождение и калибр орудий установить не удалось. Пушки были установлены на временных деревянных основаниях. Чуть позже, к 18 декабря на месте бывшей батареи N 12 восстанавливают батарею N 2, (второго формирования), так же вооруженная 100мм пушками Б-24БМ. Такое расположение орудий позволило вести огонь, как по морским целям, так и по сухопутным. Однако по состоянию на январь 1942г. на батарее числится два орудия вместо четырех. К июню 1942г. на батарее N2 числилось 4шт. орудия, но на массиве батареи стояло только одно орудие, второе орудие стояло на левом фланге бывшей батареи N3. Еще два орудия находились на других позициях. Командовал батареей N2 старший лейтенант Саламбек Дзамбаевич Дзампаев. Именно он возглавил оборону батарей N 2 и 12, на которых еще оставались в строю два орудия. Перед оставлением батарея N2 (на которой еще оставался боезапас) была взорвана. Руководил подрывом массивов сам командир батареи, который остался прикрывать отход остальных бойцов. Дальнейшая судьба командира батареи N 2 неизвестна. Числится пропавшим без вести. До настоящего времени сооружения батареи почти не сохранились. Сейчас они представляют собой развалы бетонных глыб, на территории полузаброшенных дач. На массиве взорванной батареи, немцами в 1942-43 г.г. возводится НП полевой 105 мм батареи, расположенной неподалеку. Позднее, после освобождения Севастополя, рядом с немецким НП, в 50-х годах ХХ века, строится стандартное КП артдивизиона 50-х годов. Найти остатки батареи можно поднявшись по металлической лестнице от пляжа рядом с в/ч на мысу Константиновский (с внешней стороны мыса). Ориентиром могут служить два круглых бетонных колпака в конце подъема, но они более поздней постройки, и были построены на остатках взорванного дворика N 2. Дворик N1 сейчас застроен, еще два взорванных массива находятся среди брошенных дач, слева от металлической лестницы.
   Батарея N 5
  
   Расположена она, за "новой" батареей N 4, ниже ее, уже на территории в/ч, на мысу Константиновский и для посещений в настоящее время практически недоступна.
   Строительство земляной батареи N 5 для 4-х 11 дюймовых орудий образца 1867г. было завершено к лету 1885г., однако уже в конце 1885г. орудия с батареи снимают и отправляют во Владивосток. Вместо старой земляной батареи строят новую долговременную, под орудия той же системы. Для ее оснащения были получены три пушки той же системы из Очаковской крепости в 1889г. И в 1891 году начинается строительство укрепления. На новой бетонной батарее, в 1896г. установили 3 орудия, образца 1867г. Орудия были установлены на станках системы Семенова обр. 1870г. Бетонный массив был построен под 4 орудия, но на фотографиях видны только три. Вероятно, четвертое орудие, поступившее позже из Батумской крепости, установлено не было, хотя и числилось на складах крепости. Вооружена батарея была недолго: с 1896 по 1898г. В 1898г. орудия с батареи демонтируют для модернизации станков. С 1898 по 1908г. батарея простояла без орудий.
   Высота орудий над уровнем моря 6 саженей (12,8 м). Обстрел круговой. Расстояние между орудиями 10,5 сажени (22,4 м). Бетонный бруствер толщиной 1,43 сажени (3,1 м), земляной бруствер толщиной 6 саженей. Между орудиями расположены 3 погреба боезапаса. На флангах имеются укрытия для личного состава. Два погреба двухуровневые, остальные помещения одноуровневые. Боезапас хранился на нижнем уровне и подавался наверх двумя ручными подъемниками, расположенными по обе стороны от помещения погреба. Из-за этого траверсы батареи имеют Т-образную форму. При модернизации массива батареи в 1902г., вход на нижний ярус перестроили, прикрыв его сквозником (первоначально батарея сквозников не имела). В каждом погребе хранилось по 360 снарядов. Конструкция батареи во многом сходна с конструкцией батареи N 9 на Южной стороне.
   В 1906 году перед фронтом батареи устанавливают 4 шт. 75мм орудия Канэ. В советское время, на бруствере батареи была установлена 357 батарея 37мм зенитных автоматов. В ноябре 1941г. батарея демонтируется и отправляется на Кавказ. Вместо нее прямо на крыше Константиновского укрепления устанавливаются зенитные автоматы с потопленного эсминца и одно экспериментальное орудие В-11.
   На самом массиве батареи стояли два 100мм орудия Б-24 БМ советской БС N2. После демонтажа орудий в октябре 1942г. массив не использовался до марта 1942г. В марте 1942г. на массиве устанавливают одно орудие батареи Б-2 бис. В ходе боевых действий батарея много раз подвергалась атакам вражеской авиации. При одном из налетов щит одного из орудий взрывом был сброшен к воде, однако потерь личного состава почти не было, спасали старые казематы. В июне 1942г. орудия батареи 2 бис демонтируются и переносятся на Южную сторону. Место установки их неизвестно.
   Сейчас массив батареи сильно поврежден. Правофланговое укрытие было взорвано в 1942г. и после войны правый фланг батареи был перестроен. Укрепление имеет множественные повреждения от пуль и снарядов. Один из двориков (4-е орудие) засыпан. Казематы батареи в июне 1942г. стали одним из рубежей обороны Константиновского опорного пункта. Казематы батареи иссечены осколками и снарядами. Рядом с массивом батареи находится КП зенитного дивизиона, на котором установлена мемориальная доска, говорящая о том, что на этом месте были расстреляны организаторы восстания на крейсере "Прут". На самом деле расстреляны участники восстания были у стены Константиновского форта, а КП был построен только в 1941 году.
   Батарея N 6
  
   Батарея имела три 11-дюймовые пушки Круппа обр. 1877 г., установленные на бетонных основаниях. Она построена в 1893--1894 гг. и перестроена в 1898 г. Между орудиями расположены 3 снарядных погреба. 2 крайних рассчитаны на 202 снаряда, а средний -- на 303 снаряда. Расстояние между орудиями значительно больше, чем на аналогичных батареях этого времени. Орудия были установлены на станках Круппа "второй поставки" с максимальным углом возвышения 20град. С получением в 1889г. трех орудий для батареи N 5 из Очаковской крепости, и установкой их в 1891 на батарею N 5, появляется возможность начать работы по возведению долговременной батареи N 6. Батарея построена в 1893--1894 гг., и защищала вход в бухту с 1894 по 1898г. В 1898г. батарея разоружается для модернизации станков. Одновременно, в 1898г. начинается перестройка батареи. В 1902 году на батарее установили 3 орудия из крепости Либава, но спустя три года батарея N 6 была разоружена.
  
   В 1939 году в районе бывшей ББN 6 устанавливают два орудия трехорудийной батареи N2, вооруженной 100мм универсальными орудиями Б24 БМ. В сентябре 1941 года орудия с батареи снимают для установки на сухопутных рубежах Севастополя. В декабре 1941 года батарея была восстановлена за счет новых 100мм орудий. Но орудия батареи находились выше, на массиве бывшей батареи N2. К маю 1942г. на месте батареи была восстановлена батарея 2 бис, но уже в июне 1942г. орудия батареи переносятся на Южную сторону. В последние дни обороны в районе Константиновского форта и старых батарей шли ожесточенные бои. В настоящее время массив ББ N 6 находится на территории в/ч и для посещения недоступен. На массиве батареи установлены три универсальных 85 мм орудия 90-К и три 45 мм орудия 21К.
  
  
   Погреба боезапаса
  
   Для снабжения боезапасом батарей Северной стороны были сооружены погреба: такие же, как и в Карантинной балке, и на батарее N 13. Конструкция тоннельных погребов была полностью идентичной погребам на Южной стороне. Погреба боезапаса начали строить еще до Крымской войны и после их достройки они получили неофициальное наименование "Нахимовских погребов". Снабжение батарей боезапасом осуществлялось с помощью узкоколейки Деконвиля. Узкоколейная железная дорога проходила вокруг болота и разделялась на две ветки: одна шла к батареям N5 и 6 вторая к батареям N 3,4,1/2,7 Входы в погреба располагаются в склоне глинистого холма, слева от Михайловского равелина, если стоять к нему лицом. В настоящее время один из погребов полностью затоплен, второй засыпан, третий оказался на территории частного владения. Погреба использовались по прямому назначению до 1920года. Позже узкоколейную дорогу разобрали и использовали при строительстве советской береговой батареи N10.
   Во время войны во втором погребе находился боезапас 112-й береговой батареи, в 1 и 2-м склады имущества авиабазы, оборудованного неподалеку гидроаэродрома. Боев в указанном районе почти не было, т.к. личный состав авиабазы отошел в форт Михайловский , а л/с береговой батареи отошел к 2-й батарее.
   Батарея N 8 (11)
  
   Батарея находилась на мысу у Артиллерийской бухты. Ныне на ее месте расположен мемориал "Штык и парус" и здание МГИ. Построена до войны 1854--1855 гг. В 1876 г. на батарее установлено восемнадцать 6-дюймовых мортир обр. 1867 г., на деревянных основаниях. Батарея возобновлена в 1885 г., под номером 11, после возведения в 1902году новой батареи N11, в тылу 9-й и 10-й батарей, была разоружена. Земляные барбеты толщиной 3 сажени. В 1906 г. на этой упраздненной батарее N 8 планировалось установить восемь 152/45-мм пушек Кане. До настоящего времени практически не сохранилась.
  
  
   Батарея N 9
  
   Расположена на Александровском мысу, при входе в Севастопольскую бухту. Первоначально, еще с суворовских времен, на ее месте, находилась небольшая земляная батарея. В 1806-1827гг. часть мыса по высоте срыли, для удобства ведения огня по кораблям противника. Батарею сделали двухъярусной (ее двухуровневая планировка читается и по сей день). На верхнем уровне, за валом, располагались более легкие орудия, в основном для уничтожения такелажа. Ниже, на уступе берега, за каменным барбетом с прорезанными амбразурами, располагались тяжелые орудия. В тылу ее строится укрепленная казарма. Позже, начиная с 1834 г. вместо открытой батареи строится казематная Александровская батарея. Из-за ограниченности пространства, для возведения батареи (Александровский мыс был очень невелик), ее строили в виде двухъярусной башни. Орудия батареи могли вести почти круговой обстрел. Во время Крымской войны Александровская батарея принимала участие в отражении атаки эскадры союзников. При оставлении Южной стороны русскими войсками она была полностью разрушена. В 1875-76 г.г. на ее месте была построена земляная батарея, вооруженная 11дюймовыми орудиями Крупа-Обуховского сталелитейного завода (ОСЗ) образца 1867г. на станках Семенова. В бетоне укрепление было построено 1889-1893гг. Батарею вооружили 6-ю 11 дюймовыми орудиями образца 1867г. на станках Семенова. Высота орудий над уровнем моря 10,5 сажени (22,5 м). Обстрел круговой. Расстояние между орудиями 10,5 сажени. Бруствер: бетонная стенка в 1 сажень толщиной, впереди земляной бруствер в 6 саженей. Орудия были расположены в отдельных двориках, из пяти бетонных траверсов только три были выполнены двухэтажными (1,3,5). В них располагались снарядные и зарядные погреба, для двух расположенных рядом орудий. В двух (2,4) находились укрытия для прислуги. Загрузка боезапаса в погреба производилась через входы в нижнем ярусе. Первоначально входы в погреба были открытыми, но при модернизации батареи были прикрыты сквозниками. Подъем боезапаса из погреба к орудиям производился с помощью ручных подъемников, расположенных по обе стороны от основного погреба. Выход к орудиям осуществлялся через дверь в центральной части траверса. По сторонам от двери располагались по два световых окна с каждой стороны. Проемы окон и двери были прикрыты броневыми заслонками. Кроме того, окна имели металлические решетки, а дверь имела внутреннее дубовое полотнище. По флангам батареи были построены два павильона для дальномеров. Во фронтальной части бруствера с внутренней стороны в каждом орудийном дворике располагалось по 4 ниши для зарядов и снарядов первых выстрелов. Ранее ниши, так же, были закрыты ставнями.
   В 1896г. батарея была разоружена для модернизации орудийных станков. Есть сведения о том, что в 1898г.на правом фланге разоруженной батареи планировали разместить четыре 57-мм береговые пушки Норденфельда, но этот проект до конца реализован не был. Орудия так и не смогли установить из-за отсутствия закладных деталей. Пушки должны были быть на бетонном основании. По проекту высота фланговой батареи над уровнем моря 4 сажени (8,5 м). Обстрел круговой. Расстояние между орудиями 7,7 сажени (16,4 м). Батарея расположена на длинном вытянутом мысу, удобном для обороны, но своей собственной противодесантной обороны не имела. Вход на территорию батареи преграждала каменная стена с железными воротами. Ворота батареи находятся за современным КПП, и сохранились почти без изменений с момента постройки батареи.
   В 1902--1903 г.г. позади батареи была построена казематированная минная станция, предназначенная для управления крепостным минным заграждением. Вторая такая станция находится в районе городища Херсонес у выхода из Карантинной бухты.Из этих минных станций производилось управление (включение и отключение) стационарным минным заграждением Севастопольской бухты. А в 1907 году на фланге 9-й батареи устанавливают четыре скорострельных 75 мм пушки Канэ на временных основаниях.
   В 1908 году устаревшие 11 дм орудия, получившие новые станки были восстановлены на батарее. Орудия образца 1867 года, прослужив почти 40 лет, устарели морально и физически. Максимальный темп стрельбы этих орудий (1 выстрел в 2-3 минуты) позволял быстроходным судам прорваться в бухту. Стволы орудий не имевшие лейнеров были изношены на 50% и подлежали замене после 300 выстрелов. Поэтому в ноябре 1911 года орудия были списаны, однако, до 1917г. находились на хранении.
   В период между 1905 и 1912 годом в военном кораблестроении происходит революция: появляются эскадренные миноносцы, быстроходные легкие крейсера, с которыми 75 мм орудия уже не могли вести поединок. Поэтому, в 1910 году, 75мм орудия демонтируют. Вместо 75 мм батареи полковником Энбергом, в 1912 году, была построена долговременная батарея N9 на 4 120мм орудия. Орудия Канэ (75мм), снятые с батареи и установленные на новые станки системы Меллера, используются в качестве зенитных. Батарея на фланге 9-й, становится одной из первых 120 мм в Севастопольской крепости. В целом, батарея имеет стандартную планировку для батарей более позднего поколения. Особенностью ее является уменьшенное, расстояние между орудиями. Из-за этого, орудийные дворики были выполнены не треугольными, как на остальных батареях, а имели более сложную форму. В противном случае, орудия не могли бы разворачиваться на угол более 90 градусов (-/+ 45). Уменьшенное расстояние между орудиями было вызвано тем, что, несмотря на подсыпку мыса, для полноценного размещения четырех 120мм пушек места не хватало. После революции 1917 года и гражданской войны 120-мм батарея на правом фланге батареи N9, сохранила лишь два своих орудия, но в 1925 году она была полностью восстановлена, и под N 4 включена в состав артиллерии советской приморской крепости Севастополь. Для противодействия атакам торпедных катеров возможного противника, и для зенитного прикрытия 120мм батареи в 1935 году на бруствере разоруженного царского укрепления устанавливают 4-х орудийную батарею из универсальных 45 мм пушек 21К. Для размещения этих орудий, в земляном бруствере строят 4 небольших дворика. Дворики размещаются не в линию, как старые орудия, а вразброс. Две орудийных позиции располагались прямо перед бруствером. Для выхода в новые дворики в двух местах был пробит бетонный бруствер старой батареи. Орудийные позиции пушек 21К, представляют собой почти круглые орудийные дворики диаметром около 4,5 метров и глубиной 1 метр, с двумя бетонными погребами боезапаса первых выстрелов. В настоящее время из 4-х двориков два были засыпаны (но достаточно четко читаются), а два, после войны, были перестроены под установку 85 мм орудий 90К.
   В августе 1941 года 120мм орудия с батареи были сняты, и переброшены в северный Крым для оснащения 122 батареи, прикрывавшей Перекоп. К ноябрю 1941 г. на территории батареи оставались только 4 шт. 45 мм орудия 21К. ПВО объекта составляли один зенитный пулемет М-4(счетверенный пулемет системы Х.Максима) и три пулемета М-1 (одиночный пулемет Максима). В казематах бывшей батареи разместился штаб 2-го отдельного артиллерийского дивизиона, в который входили батареи N 2, 12, (на Северной стороне) 8,14 (на Южной). Позднее в дивизион вошла ББ N 112 (из орудий потопленного ЭМ). Расположение этого комплекса фортификационных сооружений общеизвестно: Александровский мыс, за пляжем "Хрустальный" на территории 57 яхт-клуба КЧФ РФ. В настоящее время доступ на батарею ограничен, но в принципе, возможен. В настоящее время на территории яхт-клуба сохранился массив 11 дюймовой батареи (правда, в слегка перестроенном виде), казематированные минная и торпедная станции, и 120мм батарея (лишь слегка перестроенная). Если поискать, на бруствере 11 дюймовой батареи можно найти два полузасыпаных дворика 45мм орудий и новые дворики под орудия 90К построенные после войны на месте двух двориков 45мм орудий.
   Батарея N 10
  
   10-я батарея, как долговременное укрепление, была построена в 1834 году на месте старой дерево-земляной батареи. Она представляла собой земляное укрепление с бруствером, облицованным камнем и каменными пороховыми погребами, (как и на 4-й батарее, сохранившейся до настоящего времени). Облицовка бруствера сохранилась и на 10-й, правда не в таком хорошем состоянии как на 4-й ББ. Поскольку укрепление было вынесено за обвод крепости Севастополь, оно имело собственную систему сухопутной обороны. Во время Крымской войны укрепление получило название "Карантинный форт". После Крымской войны она не использовалась, но на планах крепости периода 1857-1872 г.г. обозначалась. В 1875 году началось ее восстановление. Первоначально, по проекту русских генералов Тотлебена и Бертье - Делагарда 1872-76 г.г., на месте бывшей открытой береговой батареи N 10 установили три орудия образца 1867 года на временных основаниях. Позже батарея разоружается. Реконструкция батареи проводилась в соответствии с "Планом возобновления и дальнейшего усиления крепости Севастополь", принятым Особым совещанием о стратегическом положении в 1885 году. В 1889 было принято решение оснастить батарею новейшими для того времени 11 дюймовыми орудиями с длиной ствола в 35 калибров образца 1887 года. В 1888 году, в Севастополь поступили первые пять 11 дм орудий с длиной ствола в 35 калибров (обр. 1887г.). В 1889 году на временной батарее N10 производились стрельбы. В ходе стрельб одно орудие вышло из строя и было заменено аналогичным со склада. Рядом, в 1889году было начато строительство батареи на 4 орудия, образца 1887г.
   Позже в Севастополь прибыли еще 4 таких же орудия. Годом позже, орудия были установлены на левой полубатарее (10Б) на бетонных основаниях. После этого, полубатарея 10А разоружается и начинается строительство бетонного укрепления на правом фланге. Всего к 1895г. на батарее стояли восемь 11/35-дюймовых пушек, установленных на бетонных основаниях. Построена в 1885--1895 гг. Высота над уровнем моря 7 саженей (14,9 м). Обстрел круговой. Расстояние между орудиями там, где нет траверса, 12 саженей (25,6 м), а где устроен траверс с погребом-- 16 саженей (34,1 м). Перед орудиями бетонная стенка толщиной 6,5 сажени (13,9 м), а в промежутках 1,5 сажени (3,2 м). Общая вместимость погребов 475 снарядов. Кроме того, батарея имела на флангах два больших снарядных и зарядных погреба, которые одно время использовались как групповые для 9,10 и 11 батарей. Погреба были построены еще до Крымской войны и в 1885 году существенно перестроены. В завершенном виде береговая батарея N 10 представляла собой открытое укрепление на восемь одиннадцатидюймовых береговых орудий на станках конструкции заводов Круппа и Обуховского массой 77,6 т с дальностью огня до двенадцати километров и скорострельностью 1 выстрел в минуту. Орудийные дворики располагались на бетонном массиве, за бетонным барбетом, имея один артиллерийский погреб, с подачей боеприпасов на два орудия из одного погреба. Северный и южный фланги ее прикрывались мощными бетонными казематами, в которых располагались входы в погреба. На флангах располагались бронированные павильоны для дальномеров с вертикальной базой системы Люжойля -- Мякишева. В литературе пишется о лжементах для 57 мм орудий Норденфельда, но следов их на батарее пока не обнаружено.
   Для того чтобы все же обеспечить темп стрельбы, и не зависеть от подачи боезапаса, в простенке бруствера между орудиями разместили по 8 ниш боезапаса первых выстрелов. Погреба боезапаса в левой части батареи (полубатарея 10 Б) были двухярусными, в правой (полубатарея 10А)одноярусными. Позади территории батареи находился бетонный с броневым покрытием визирный павильон для приборов центрального управления огнем системы де Шарьера. (Он сохранился, но, оказавшись за охраняемой территорией, лишился своей бронекрыши). Противодесантной обороны батарея не имела, лишь в тыловой части батареи был ров и вал. От остальной территории батарея была ограждена решеткой с двумя воротами. Но территория на которой находились батареи N 10,9,8,11 была ограждена оборонительной стеной.
   Именно батареи N 9 и 10 являлись в Южной группе противокорабельными, и обеспечивали защиту входа в бухту с Южной стороны, остальные батареи Южной группы N11 ,12 и 13 являлись мортирными, и предназначались для прикрытия сухопутного фронта и противодесантной обороны. Для борьбы с кораблями противника они не годились.
   В настоящее время территория бывшей береговой батареи для обследования недоступна, и выяснить детали ее устройства можно только по архивным материалам. Однако благодаря любезности новых владельцев левого крыла батареи и руководства ИнБЮМа удалось обследовать то, что сохранилось от одной из самых мощных батарей постройки 1885-1905гг. Фактически от батареи сохранились: левофланговый и правофланговые зарядный и снарядный погреба. Кроме того, сохранились два дальномерных павильона на флангах батареи. На левом фланге сохранились два дворика, на правом три, но они в настоящее время засыпаны. Кроме того, уцелели участки земляных оборонительных сооружений первоначального западного батарейного фронта и фронта сухопутной обороны. Сохранность сооружений левой половины укрепления хорошая, хотя сохранилось всего два дворика, фланговый погреб и дальномерный павильон.
   После революции 10 я береговая батарея не использовалась, и была разоружена. В период обороны Севастополя 1941 -- 1942 гг. на позиции бывшей 10 й береговой, была развернута зенитная батарея, имевшая, по воспоминаниям, на вооружении две двухорудийные башенные установки калибром 76 мм.
   Уникальные башенные установки 81К(их было произведено всего 6 шт.) предназначались для линкоров. Оставшиеся в Севастополе после начала войны, предназначались для ЛК "Парижская коммуна". Кроме того, часть погребов батареи использовалось для хранения боезапаса, эвакуированного из Сухарной балки. В последние дни обороны зенитная батарея была взорвана. Ныне на месте, где были ее башни и погреба с боезапасом, образовался пролом. В послевоенное время сооружения бывшей 10 -- й береговой батареи использовались для различных целей ведомствами и структурными подразделениями военно -- морского флота. В 1970 -- 1975 гг. на части ее территории был возведен лабораторный корпус Института биологии южных морей Академии наук Украины.
  
   Батарея N 11
  
   Первоначально, в 1885-98 г 11-я батарея располагалась на м. Хрустальный, на месте батареи N 8, времен Крымской войны. Военное ведомство в 1895 году приняло решение переместить батарею на возвышенность тылу береговых батарей N 10 и 9. В задачу этой батареи, размещенной на возвышенности, и вооруженной 9 дюймовыми (227мм) мортирами, входила оборона двух мощных противокорабельных батарей от десантов противника. Все три батареи входили в одну эспланадную зону.(зона обстрела береговой артиллерии, где на ведение застройки и насаждений введено ограничение).
   Построена в 1898--1900 гг. Мортиры установлены в 1900 г. Высота над уровнем моря 24 сажени (51,2 м). Обстрел круговой. Расстояние между центрами орудий 5 саженей (10,7 м). Бруствер перед орудиями: 1,5 сажени (3,2 м) бетона и 6 саженей (12,8 м) земли. Имелось три снарядных погреба на 135 снарядов каждый. Орудия были установлены на станке Дурляхера. Конструкция батареи N11 была схожа с конструкцией пушечных батарей Севастопольской крепости N 9 и N5. В отличие от других мортирных батарей Севастопольской крепости имела вход, прикрытый сквозником. К сожалению, ни одна из орудийных позиций в нетронутом виде не сохранилась, и уверенно сказать, были ли на ней фактически установлены орудия, невозможно. Мортиры, как и на 7-й ББ на Северной стороне, были установлены попарно в четырех орудийных двориках. Между двориками были размещены два двухъярусных и один одноярусный погреб боезапаса. Каждый погреб снабжал боезапасом два смежных с ними орудия. Подача с нижнего яруса на верхний производилась ручными подъемниками, расположенными так же как и на 9-й батарее.
   К недостаткам такого размещения погребов и орудий можно отнести сложность подачи боезапаса к двум крайним орудиям, возле которых не было погребов. Входы в погреба были прикрыты сквозниками, как и на 9-й батарее.
   В отличие от батарей более ранней постройки, для снарядов и зарядов на 11-й были предусмотрены уже отдельные помещения. В связи с более высокой скорострельностью орудий, и необходимостью снабжения двух смежных орудий объем погребов был увеличен почти вдвое. На флангах батареи были размещены павильоны дальномеров. На правом фланге в 100 м от основного массива батареи находился еще один бетонный, с броневой крышей, визирный павильон для приборов центрального управления огнем системы де Шарьера.
   Батарея находится на возвышенности над 9-й батареей (современная ул. адмирала Владимирского). Найти ее легко по названию улицы. До настоящего времени батарея почти сохранилась. Из 4-х орудийных двориков два заняты частной застройкой, один дворик разрушен самозахватом, на одном оборудован мемориал. Погреба, расположенные в траверсах, так же практически полностью оккупированы самозахватами. Доступ есть только в нижнюю часть одного погреба, но и та сильно загажена. Орудия Б-13 установленные на мемориале, во время войны на массиве не стояли, а были установлены уже после освобождения Севастополя.
     В советское время она была переоборудована под станцию наблюдения и связи береговой обороны. После начала обороны в помещениях батареи разместился командный пункт Береговой обороны, (береговой участок), возглавляемой П.Моргуновым. Здесь же был размещен и командный пункт начальника артиллерии Приморской армии полковника II. К. Рыжи, и КП начальника артиллерии Береговой обороны подполковника Б. Э. Файна. С 6 ноября там же разместился штаб Приморской армии. В 1944 году на массиве 11-й мортирной была оборудована береговая батарея
   Батареи N 12 и 13
     
  
   Развивая оборону побережья, учитывая возможность обстрела батареи N 10 через Карантинную бухту с территории Херсонесского монастыря (в то время арендовавшего земли Военного ведомства), планом строительства батарей предусматривалось строительство двух мортирных батарей рядом с территорией монастыря. В задачу батареи N 12 и 13 входило недопущение высадки десантов на побережье в районе 10 ББ, и, совместно с 11-й ББ защита сухопутных подступов к береговым батареям и городу. Дальнобойность орудий обеспечивала обстрел в радиусе 7-8 км, т.е фактически простреливалась почти вся территория Южной стороны и побережье до б. Омега. Батарея N 13, получив вооружение в 1905 году, являясь крайней батареей крепости, как бы замыкала ее обвод со стороны моря. При строительстве этих сооружения появились новые тенденции в строительстве, хотя общая планировка батарей во многом повторяет прежние проекты образца 1889-1896г. Одновременно со строительством батарей N 12 и 13 появилась возможность строительства новых групповых погребов боезапаса. Именно в этот период создаются погреба боезапаса в Карантинной балке (зарядные погреба) и под 13-й батареей (снарядные погреба). Размещение групповых погребов сложно назвать удачным, но оно позволило вывести погреба из опасной близости к городу. До этого, заряды и снаряды к орудиям Южной группы хранились в Лабораторной балке и на 10-й батарее.
  
       
         12 батарея
  
     Восемь 11-дюймовых мортир на станках Кокорина, на бетонных основаниях. Батарея построена в 1895--1899 гг. у Карантинной бухты. Высота над уровнем моря 14,5 сажени (30,9 м). Обстрел круговой. Бруствер толщиной: 1,5 сажени бетона и 6 саженей земли. На батарее, на левом фланге в 1901 г. построен ложемент для двух 57-мм береговых пушек Норденфельда. Но к 1 января 1906 г. пушек там еще не было. В 1907 г. на батарее N 12 планировалось установить четыре 10/45-дюймовые пушки недостроенной береговой батареи N 17, однако позже было принято решение разместить их на 15-й батарее, увеличив количество ее орудий до 8-ми.
      Расположена ближе к входу в Херсонесский заповедник. К ней ведет крепостная дорога (Сейчас въезд служебного транспорта в ХГМЗ). Въезд на батарею оформлен воротами, встроенными в вал батареи. Батарея с тыла и с фронта прикрыта валом. Фронтальный вал большей высоты, к нему примыкает бетонный массив батареи. Перед батареей читается новый элемент обороны: ров. До этого ни на одной из батарей, постройки 1878-1905 г., ров не строили. Однако, увы, попасть на батарею прежним путем сложно, вход на батарею занят частными владениями. Впрочем, вообще, попасть на саму батарею сейчас тоже проблематично (но возможно). На территории батареи разместилась база археологов. Наверное, именно это соседство спасло батарею от разграбления. Сохранились многие металлические элементы батареи, зубчатые сектора для подъемников, бронедвери и даже дубовые внутренние двери.
   Батарея имела один погреб боезапаса на два орудия (расположенные попарно). Расстояние между орудиями, не одинаковое: между орудиями, использующими один погреб 37 метров, расстояние между орудиями, не имеющими общего погреба -32. (Между центрами фундаментов орудий). Дворики круглые, прикрытые с фронта полукруглым барбетом. Между орудийными двориками располагаются бетонные траверсы прямоугольной формы. В торцевой части траверсов, под которыми находились погреба, расположены два выхода из погребов к орудиям.
   В траверсах между парами орудий, не использующих общий погреб расположены ниши первых выстрелов. Погреба боезапаса расположены на нижнем уровне. Каждый был рассчитан на 178 снарядов. За счет увеличения расстояния между орудиями появилась возможность разместить трапы ведущие к орудиям не вдоль погреба, а поперек (т.е трапы от погреба расходятся наклонно в разные стороны. К каждому орудию шел отдельный выход, двери выходов располагаются в торце траверса. Погреба были оборудованы ручными рельсовыми подъемниками. Подъемники шли вдоль трапа. По пандусу вдоль трапа проложены рельсы, между которыми проходит зубчатая рейка, в зацепление, с которой должна была входить шестерня тележки. На верхней площадке трапа расположен поворотный круг для тележки подъемника. Еще одной интересной особенностью батареи является использование гранитных элементов для фундамента орудия. На батарее были установлены 11 дм мортиры на станках системы Кокорина, позднее для этих орудий в Севастополь поступили станки системы Дурляхера. Батарея имела общую систему обороны с 13-й батареей, и была соединена с ней земляным люнетом. В центре люнета находился дальномерный павильон.
   Орудия с батареи были демонтированы в 1920-м году. В конце июня 1942 года вокруг батареи разгорелся бой, здесь защищались бойцы из Херсонесских казарм. В 1943-м году перед фронтом батареи была установлена немецкая береговая батарея полевых орудий на поворотных основаниях, фундаменты которых сохранились до настоящего времени. При освобождении Севастополя, в 1944 году, немцы , засевшие в массиве батареи оказали серьезное сопротивление советской армии. В 50-80-ее годы это была территория в/ч. Затем территория передана ХГИАМЗ.
      13 батарея
  
   Шестнадцать 9-дюймовых мортир обр. 1877 г. на бетонных основаниях, расположенных попарно в 8-ми двориках. Батарея построена в 1898--1902 гг. у Карантинной бухты. Высота над уровнем моря 16,5 сажени (35,2 м). Обстрел круговой. Расстояние между двориками 8 саженей (17,1 м). Между орудиями 6 саженей. Толщина бруствера: 1 сажень бетона и 6 саженей земли.   Она расположена рядом с 12-й. К ней вело ответвление крепостной дороги, идущей к 12-й, но 13-я имела свои ворота. Второй путь - пройти от второго входа в Херсонес (со стороны пляжа "Солнечный") вправо и перейти ров и вал перед фронтом 13-й батареи . 13-я, так же, как и 12-я была окружена валом, образуя общую систему сухопутной обороны батарей. На правом фланге должны были быть установлены традиционные два малокалиберных орудия Норденфельда, для которых был построен ложемент. Батарея имеет пять погребов боезапаса и четыре снаряжательных помещения, расположенных в траверсах между двориками. Три погреба боезапаса традиционно двухуровневые, фланговые погреба одноуровневые. Как и на остальных батареях на флангах были установлены павильоны для вертикальнобазных дальномеров. Вход в погреба с нижнего уровня. Выходы из погребов к орудиям, в торцах траверсов между двориками. Входы в погреба сквозников не имели. Сквозники над входами в некоторые погреба были достроены позднее. Под батареей ниже уровня погребов боезапаса, в склоне горы, был пробит групповой тоннельный погреб боезапаса.
   В 1925 году орудий на батареях уже не было. В период между мартом и июнем 1942 года в бетонном массиве батареи был подготовлен командный пункт БО СОР. Вероятнее всего именно к этому периоду относится строительство сквозника при входе в один из погребов (помещение было переоборудовано под дизель-электростанцию) и пробивка штольни с винтовой лестницей вниз на 16 метров из погреба боезапаса N1 к бывшим погребам боезапаса. В 1942-43 годах на батарее разместился КП немецкой береговой батареи. После взятия Севастополя в 1942 году, немецко-румынские войска соорудили пред фронтом старого царского укрепления 8 ми орудийную батарею, калибром 15 см. Полевые 15 см орудия были установлены стационарно на поворотной платформе и имели круговой обстрел. На правом фланге батареи N13 был оборудован КП батареи (т.н. тевтонская башня) кубической формы. К периоду 1942-44 гг. следует отнести пристройки и перестройки, занявшие помещения бывших погребов боезапаса орудий Норденфельда, где оккупанты оборудовали дизель-генераторную, закладку входа в правофланговый погреб и.т.д.   Во время освобождения Севастополя в мае 1944 г. в районе бывших 12 и 13 ББ завязались тяжелые бои с немецкими войсками отрезанными на территории древнего Херсонеса. Советскими войсками предпринималось три штурма укреплений, поддерживали штурмующие войска три звена штурмовиков Ил 2 М и две батареи самоходных орудий. В течении десяти часов интенсивного штурма, укрепления немцев, которое обороняло более пятнадцати орудий, были взяты. Следы штурма видны на бетонных массивах батарей. В районе погреба орудий Норденфельда 12-й бб, имеющего пролом в стене найдены следы реактивного 82 мм снаряда. В одном из двориков в бетоне найден след попадания снаряда калибром около 150 мм. Стальные двери 12 бб имеют следы попадания снарядов и пулеметных очередей. После войны на батарее располагался КП 291 отдельной артиллерийской бригады ЧФ. В это время площадка на верху "Тевтонской башни" и трап, ведущий в верхние помещения перекрываются бетоном, помещения оборудуются фильтровентиляционными установками и бронедверями.
   Внимание! Если вам придет в голову посетить помещения под "тевтонской башней" будьте предельно внимательны!!! После ухода военных с этой территории винтовая лестница в вертикальной шахте, глубиной почти 20 м, была вырезана. На этом месте по неосторожности, уже погибло несколько человек.
  
   Временная батарея возле Херсонесского монастыря, минная станция.
  
   Четыре 152/45-мм пушки Кане на бетонных основаниях. Построена в 1904 г. Высота над уровнем моря 6 саженей (12,8 м). Обстрел круговой. Расстояние между орудиями 15 саженей (32 м). Бруствер земляной толщиной 3 сажени (6,4 м). Батарея располагалась на обрывистом мысу над Уваровским пляжем. В 1914 г. батарея разоружена, орудия были направлены в крепость Ковно (Каунас). Найти ее валы на территории Херсонесского заповедника несложно. Ориентиром может служить Уваровский пляж.
   На территории древнего Херсонеса есть еще одно интересное сооружение, относящееся к описываемому периоду - казематированная минная станция постройки 1902-3г. Предназначена для управления минным заграждением, защищавшим Севастопольскую бухту (вторая линия). Минная станция расположена в устье Карантинной бухты, напротив царской 10-й батареи
   Есть еще один интересный объект, относящийся к интересующему нас времени: групповой погреб боезапаса в Карантинной балке. Он расположен за домами на ул. Шостака. Во время войны 1941-42г. в этом бывшем погребе боезапаса располагался КП Приморской армии. Небольшое полуразрушенное здание, находящееся рядом с ним служило в царское время казармой, а в 1942 г там располагалась столовая КП.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Том 1. Севастополь. Тени великого прошлого.

  
   43
  
  
  

Оценка: 8.00*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"