Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

С иронией о себе ч.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  С иронией ... о себе :-) (часть 1)
  
   Введение (что-то вроде синопсиса для рассказа)
  
  
   Однажды, давным-давно (кажется еще при развитом социализьме), на большой голубой планете стало одним жителем больше. Ой, что-то я издалека начал...
   Попробуем опустить банальное мое пребывание в яслях (в которые я ходил всего один день), в детском саду (в который я ходил всего две недели). А! Вот! Начнем со школьных лет! (Впрочем, не будем о грустном, учился я отвратительно).
   В общем так. Когда-то давным-давно, в 19...затертом году было 3 друга , совершенно не похожих друг на друга . Так начиналась бы сказка про нас . Она еще не написана , но может быть когда-нибудь ... может быть...
   В общем эти три оболтуса придумали свой кодекс чести - что-то вроде Бушидо ,(кажется так он называется у японцев). Они решили, что должны уметь водить машину , скакать на лошади , знать не менее 3 языков ,метко стрелять, прыгать с парашютом и еще очень многое . (Ладно, ладно, знаю, мне сейчас начнут рассказывать про юношеский максимализьм!). Но... "Пацан сказал - пацан сделал!".
   Жизнь разбросала нас по свету, один я остался в родном городе. Поскольку учился отвратно, решил никуда не поступать (уж в институт так точно ), уехал на Севера -лес валить .Но... судьбе угодно было сделать все по-другому . Приехал мой приятель которому было скучно одному поступать в институт и предложил составить компанию. Но судьба любит озорные шутки: поступил я, а он... пролетел.
   Поколение у нас везучее, то ускорение, то перестройка, а то вообще... ГКЧП. Но наше везение началось еще раньше: несмотря на военную кафедру нас все равно загребли в армию (приказ такой вышел, мало нас оказалось, поколение маленькое, служить некому было).
   Угораздило попасть туда, где никто не хотел служить, да и народ подобрался классный треть как я студенты две трети -судимые - одно слово ...и то нецензурное. Веселуха! Два года оттарабанил получив элегантный серебристый цвет волос и слегка попорченную фотографию . Но не изменился совершенно (во всяком случае внутренне). После армии вернулся в институт....
   А дальше все как у всех в то время. Закончил институт. (Вопреки правилам красными были и морда и диплом). Попутно, на 4 курсе женился, на 5м родился сын, в общем, все как у всех. Повезло в одном, поскольку хорошо учился, то и распределился неплохо. И сразу попал в командировку в Болгарию на 2 года. Попал благодаря тому, что знал английский и вопреки моим уверениям, что болгары на английском не говорят и у них свой язык. Но сильно отпираться не стал, и поехал в командировку.
   В общем, все было хорошо, но... тут случилось событие на 4 буквы (ГКЧП). Возвращаться пришлось долго и трудно. Ходил в моря, на "жабодавах" (это так нежно корабли река-море называют) один раз тонул, два раза горел, выбирался из-за границы без денег и документов (последнее оказалось самым трудным).
   Море ... Это особая моя любовь. Как любимая женщина, без которой и жизнь- не жизнь . Есть две категории людей , те кто смотрит с берега на море , и те кто видел берег с другой стороны . Это женщина со своим нравом, которая не всем подходит, и не всех принимает . Кто-то мучается от качки, я иногда не могу заснуть без нее . Привыкнув к симфонии судовых механизмов, ты просыпаешься от того, что вокруг тишина и по привычке включаешь свет, чтобы узнать , не обесточилось ли судно, (и лишь потом понимаешь , что ты дома!) Но... мало кто знает , что в море остается больше моряков , чем гибнет людей под колесами машин . Об этом не говорят ... Решил , что все , с меня хватит. Сошел на берег сел за руль КамАЗа ...Объехал всю Украину и пол- России. Умудрился попасть в кучу переделок, и все же из них выкрутиться.
   Правда вышло так... Ну, как там, в песне? "Эй, моряк, ты слишком долго плавал...". Разошлись, она ехала далеко, живет там...в прекрасном "далеко" (которое, на мой взгляд, не такое уж и прекрасное). Сын вырос, служит в морской пехоте другого государства (наверное, так лучше).
   Сейчас? Сейчас, у меня все хорошо! (У меня всегда все хорошо!). Проектирую морские объекты (это работа, причем, любимая). Пишу (периодически, это хобби). Увлекаюсь археологией (считайте это моей странностью). Закончил книгу по укреплениям Севастополя (считайте, что это был мой хадж). Хожу в горы, в лес (это отдых от работы и от хобби). Наверное, это все, что мне хотелось бы о себе рассказать. Все остальное ... это отдельная история...
  
  
   1. Отдельная история про школу.
   "Эту книгу...", и учебник летит через весь класс, "... написали ослы, козлы и бараны!". Первые же слова преподавателя физики повергли нас шок! "Вы только прочитайте эту глупость!", и указующий перст великого гуру тычет в первый же заголовок учебника: " Движение по трубам...". "Вдумайтесь! Вода шагает по трубе?! Нет! Вот зачеркните этот бред и напишите правильно: "Движение воды в трубах!"". А ведь, и правда, если читать внимательно такое прочтешь... " ...при ядерном распаде, из атомного ядра вылетают электроны и нейтроны, но нейтронов в ядре нет..." Во, академики, пишут! Наш учитель физики был стар, лыс, ушаст (соответственно кличка у него была Чебурген), но это был удивительный человек. Любимой фразой у него было: "Смотреть и видеть, это не одно и то же!". Он заставлял нас не смотреть, а видеть и понимать суть. И вот с тех пор мы стали замечать то, на что раньше не обращали внимания. И не только замечать, но и фотографировать. Чего стоит кадр: портреты Маркса, Энгельса и Ленина, а под ними реклама фильма "Троих нужно убрать!". Или надпись в военном училище (куда мы забрели на экскурсию) "Наша цель коммунизм!", а под надписью 130мм артустановка. Самый классный кадр Юрик (дружище мой закадычный) сделал в центре города. Огромная вывеска: "Парикмахерская" у которой буквы "Парикма..." отвалились. Но это было лирическое отступление о наблюдательности. Вернемся к физике. Физику я любил, там все можно увидеть на опытах, пощупать руками, химию я тоже любил. Не любил химичку.
   Да, и к самой химии отношение у меня было особое: мы с другом хотели получить взрывчатку (ну, не знали мы тогда что это так просто!). А химичку мы не любили за вредность (и отвечали ей тем же). Нелюбовь началась с первого же урока. Началось все,... не помню, с чего началось. По-моему с бутылки. Юрик (дружище закадычный) решил изучить влияние водного 40% раствора С2Н5ОН на свой организьм. Для удобства пользования, (и для чистоты эксперимента) вышеозначенный раствор он налил в плоскую флягу, которую поместил во внутренний карман пиджака, а от нее вывел лабораторную резиновую трубку себе в рукав, и задумчиво подпирая голову, посасывал жидкость через трубочку. К концу урока он окосел (ну в смысле насосался), и тут...
   Вызов к доске прозвучал как гром среди ясного неба. В отчаянии я посмотрел на часы. Пять минут до звонка. И вот, спасая друга, я стал домогаться внимания учителя, задавая дурацкие вопросы. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Эллы Борисовны (так , кажется звали нашу химичку) стал вопрос: " Можно я решу эту задачку другим способом?". Окинув меня ледяным взглядом, она прошипела "Всенепременнейше!!! Сядь, немедленно на место и ЗАТКНИСЬ! НЕМЕДЛЕННО!!!". Она повернулась к Юрику, набрала воздуха, чтобы задать вопрос и.... тут прозвенел звонок. А может было все и не из-за этого. Юрка говорит, что все было так:
   -Дети, завтра будет лабораторная работа! Всем прийти в спецодежде!
   -Элла Борисовна, а в какой спецодежде приходить?
   -Вы сами знаете! Не задавайте мне дурацких вопросов!
   Вопросов дурацких мы с другом задавать не стали, но на лабораторную пришли в АЗК (армейский защитный комплект по кличке "хиимг####н") и в противогазах. Где мы это все взяли? Да, нет проблем, в кабинете НВП. Вы не знаете что такое НВП? О, вы многое потеряли! Это любимый предмет всех мальчишек и самый ненавистный предмет для всех девчонок! Впрочем, в эпоху "многополярного мира" этот предмет уже наверняка не преподают. В наше время мир был двухполюсным, как магнит. На положительном конце мира был социализьм, а отрицательном капитализьм, чтобы не сказать круче-империализьм, (как развитая стадия вышеозначенного капитализьма). И оба этих конца (простите полюса) всерьез готовились к ядреной (ну, в смысле, ядерной) войне. Причем всерьез готовились! С самой школьной скамьи народ готовили! И вот в свете того, что мир был черно-белым (простите за неполиткорректное выражение) в школьной программе присутствовала начальная военная подготовка (то самое НВП).
   Военрук нас любил и уважал, а потому пускал нас в свою секретную сокровищницу (из которой мы и позаимствовали наше снаряжение). Откуда ему бедному было знать, что гранаты бросать мы научились совсем не на его алюминиевых муляжах.
   Несмотря на то, что с момента окончания войны прошло более тридцати лет, в пору моей юности в наших Крымских лесах было полно "ржавой смерти". Конечно, взорвать ржавую гранату или снаряд было трудно, но находились умельцы (видимо, поэтому погибали самые талантливые). За тридцать лет, (путем естественного отбора), среди севастопольских пацанов были выработаны правила обращения со взрывоопасными предметами. Правда, они сильно отличались от общепринятых. Мы четко знали, что костер в который ты бросаешь патроны должен быть обложен большими камнями, и при этом совсем не обязательно заглядывать в костер в ожидании фейерверка. Мы четко различали гранату с запалом и без оного. Мы знали, что проволока, протянутая поперек тропинки, это не всегда соседская шалость. Мы знали, что если проползти под колючей проволокой, можно не только пороха накопать (в определенных местах), но и получить шомполом по заднице от часового. Все это мы знали, и все же...
   Когда мы попали в первый раз в лес, где о время обороны шли жестокие бои, мы испытали шок. Сейчас это прилизанные, причесанные места, почти везде зеленеют вновь посаженные сосенки "Зеленого пояса славы", кое-где оборудованы туристические стоянки, а тогда...
   Густой крымский подлесок был усеян осколками, снарядами, касками, остатками амуниции, хвостовиками авиабомб, разбитыми стеклянными флягами и ... кости. Много костей. Человеческих, лошадиных, все вперемешку. Колючая проволока, вросшая в стволы деревьев. На поляне кол, на который какой - то шутник водрузил лошадиный череп в немецкой каске. Из того похода мы притащили ржавый ручной пулемет, и подарили его нашему любимому учителю. Бедный, он не знал, радоваться ему или плакать (тогда со стволами, даже ржавыми, было строго). Пока он размышлял и советовался с директором школы мы с Юриком (дружище мой закадычный), одели немецкие каски и высунули в окно пулемет.
   Проходившая мимо бабуля в обалдении приостановилась, и осторожно попятилась. Но придя в себя от дурацкого вопроса "Бабуля, который час?" С визгом кинулась в милицию, по дороге крича что-то про немецких оккупантов. Что тут началось! В общем, военрук нас тоже перестал после этого любить.
   Но больше всех нас "любила" математичка. О, это была изощренная любовь! Причем взаимная.
   -Ты, почему опоздал?!
   -Да, я вот...
   -Молчи, подлец!
   -Ты, почему опоздал?!
   -Но я же ...
   -Молчи!
   -Ты, почему опоздал?! Что?! Молчишь... Сказать нечего?!
   И наша Зоя Павловна (сокращенно ЗоПа) радостно, ощущая свое полное превосходство над низшей расой, (т.е. надо мной) плюхается на стул. А зря! Все четыре ножки стула Юрик уже заминировал. И она с грохотом, в клубах дыма плюхается на пол. Эффект был потрясающий, особенно в кабинете директора, где математичка демонстрировала всему педагогическому коллективу, материальный ущерб в виде двух больших дырок на юбке (как раз в районе ягодиц).
   Бедный учитель труда, тогда едва сдерживал гомерический хохот (впрочем, как и все остальные). Об учителе труда остались самые теплые воспоминания. Человек сложной судьбы, он научил нас многому...
   Он не заставлял нас строгать указки для родной школы, он не заставлял нас часами обтачивать напильником стальные болванки, (которые можно за пять минут проточить на станке). Он научил нас строить модели кораблей, самолетов, танков. И самое удивительное... у нас получалось!
   Одно могу сказать уверенно. В физическом плане человечество деградирует. Однозначно. Когда -то на физкультуре попытался выполнить нормы ГТО (для тех, кто не знает, был такой комплекс норм "Готов к Труду и Обороне"). И понял, что комплекс невыполним. Нужно сказать, что физкультуру ( а заодно и физрука) мы не любили. Обозлившись на физрука, пошел изучать историю нормативов. (Всегда, когда непонятны причины желательно разобраться с историей вопроса). И понял, что за годы, прошедшие с момента введения этих нормативов, нормы не повышались, а иногда снижались. Т.е. это не нормы высокие, а мы хилые! И тогда...
   То лето я не забуду долго! Мы втроем гоняли себя до умопомрачения. Каждый день! Марш -бросок 6 км, каждое утро. Он стал навязчивой идеей! Мы никак не могли уложиться в норматив (это потом уже выяснилось, что Юрик чуть ошибся, отмеряя дистанцию, и мы вместо шести бежали восемь км.) И, вот, настал день торжества: на первом же уроке физкультуры, физрук впал в ступор. Три слабака, которые не могли подтянуться на перекладине ни разу, подтянулись по двадцать раз. Обойдя вокруг перекладины. Осмотрев нашу форму, (вдруг, мы под формой резиновые жгуты привязали, чтоб легче было подтягиваться), он уважительно кивнул, и коротко скал остальным: "Учитесь!". И стал нашим другом.
   Школа наша была специализированной (причем сразу по всем вопросам!). Но номинально она была английской, (по документам) и элитной (по понятиям). А, я, ... я был обычным (совсем не элитным). Папа инженер, мама инженер, а у других такие родители...
   Кто завскладом работает, кто директором магазина. (Тогда это такие должности были! Не то, что какой-то адмиралишка или полковник!). Как я умудрился в нее попасть? Все очень просто, в этой школе учились и бабушка, и дедушка, и папа, и мама..., одним словом традиция. Из-за своей учебы, я чуть было эту традицию не нарушил. Ну, плохо я учился, плохо! Особенно трудно было с английским. В общем-то, английских у нас было три. Собственно английский, технический перевод и практикум гидов-переводчиков, но это было с 9-го класса. А в восьмом мне настоятельно рекомендовали идти в ГПТУ (профтехучилище, кто не знает). Злые языки переводили эту аббревиатуру как "Господи, помоги тупице устроиться!".
   Наверное, я действительно был туповат, т.к. не понял благих намерений своих учителей, и уперся. Не стал забирать документы. Нагло заявил директрисе, что не уйду. Обомлев от моей наглости "заслуженная училка Советского Союза" (было когда -то такое звание) попробовала в непедагогических выражениях объяснить кто я есть, и что со мной будет, если я не заберу документы. Спасла меня мама моего второго друга, Дюмона, работавшая в этой же школе. Она забрала меня в свой класс (параллельный). Спасибо ей... святая женщина! Она преподавал литературу. И преподавала изумительно! А еще ... еще я понял, что есть Люди с большой буквы. За меня вступились и учитель труда и учитель физкультуры, и физик и... учитель истории. История, это моя большая любовь...
   И я решил посвятить себя истории, а если точнее археологии. Причем сразу, после педсовета. Прямо на каникулах. Но это отдельная история....
  
  
   2. Раскопки в себе самом
   Археология - моя страсть. Это сложно понять. Как, наверное меня ...С одной стороны это мудрейшая наука .С другой не наука вовсе , а так ... смесь спорта с детективом .За что археологов не любят историки? примерно за то , за что не любят следователи криминалистов - они разбивают красивые теории грубой практикой , и их приговор неоспорим - он материален .
   Началось все очень давно, даже раньше , чем я увидел свою первую фотографию вклеенную в первый паспорт . Я не мог придумать ничего лучше, как прийти после окончания восьмого класса в археологический музей- заповедник и просто сказать : "Я хочу у вас работать !"
   И, ... О, чудо! Директор музея - женщина с грозной внешностью, но добрым сердцем, неожиданно, прониклась моей просьбой, направив меня к будущему моему начальнику. В общем-то, в этом решении была и прагматичная сторона. На раскопках тогда даже платили деньги. И по моим школным меркам немалые, но я тогда был альтруистом и о деньгах не думал. Мой первый шеф, тогда восходящая, (а ныне взошедшая) звезда археологии, принял меня довольно радушно.
   Мое с ним ознакомление произошло примерно 15 июня 1982 года в 8 часов 12 минут 15 секунд по Московскому времени. Именно это время было зафиксировано на часах, пришедших в полную негодность после падения, произошедшего немедленно после того, как я переступил порог экспедиционного домика. А произошло вышеуказанное падение по следующей причине.
   Взращенный родителями на светлых идеалах истории, я с благоговейным трепетом вступил на священную территорию Херсонесского заповедника. Зайдя в помещение именуемое кабинет начальника экспедиции я обнаружил какого-то небритого волосатого типа, с не совсем одетой (а точнее совсем не одетой) барышней на коленях. Пред типом стояла бутылка водки.
   Как выяснилось позднее, небритым типом оказалась восходящая звезда археологии, а по совместительству, мой будущий шеф - Виталий Иванович Ухарь.
   Учитывая особенности своего воспитания, внутреннюю интеллигентность и нежный возраст : (16 лет), а так же. учитывая деликатность ситуации, я было попытался незаметно исчезнуть, подумав, что, как всегда, ошибся дверью. Но неловко выронил из рук часы, которые заводил по дороге. Когда-то на свете, существовали часы, которые нужно было заводить, а не менять батарейку, как сейчас (ну, это..., если кто не знает). А по сему незаметно исчезнуть не получилось.
   -Те чо, отрок ? -спросил тот самый тип не пошевелившись (должен отметить мадам на его коленях, так же сохранила полную невозмутимость )
   -Да ...я ... вот...это... того... - и я протянул бланк заявления на работу
   -А,... заявление ? Ну иди, подпишу!- он перегнулся через даму, и поставил закорючку.
   -Водку пьешь?
   -Да, ... в смысле нет...
   -Ну, ниче, научим !
   Оказалось, что мое неумение пить водку сыграло немаловажную роль в далее происходивших событиях. Но об этом чуть позже.
   Первый мой рабочий день начался, как положено, в восемь (хотя народ, смачно дыша перегаром, почему-то подтянулся к десяти). Шеф поставил на котловое довольствие в экспедиции. И выдал первое задание. Я должен был ему ассистировать (видимо потому, что все остальные сотрудники ему в его благородном труде ассистировать отказались). А дело было вот в чем.
   При сооружении отхожего места ("эМ/ Жо", типа сортир) в воинской части был обнаружен древний сосуд, классифицируемый , как пифос (в просторечии глиняная бочка ,.. вроде той в которой жил Диоген.) Поскольку я выпадал из общей компании, (как непьющий), мне было поручено раскопать указанный объект. К счастью объект был новый, и ни разу еще не использовался по назначению.
   Сложность была только в том, что деревянная будка уже была установлена над выгребной ямой, и копать было жутко неудобно. Огорченный такой дискриминацией непьющего меньшинства, я, применил элементарные технические навыки для решения проблемы. А по-простому говоря, сдвинул сооружение в сторону. А поскольку сооружение было тяжелым, пришлось применить и организационные навыки, припахав к этому процессу двух молодых бойцов. Закончив работу, расчистив древнюю находку от земли, при помощи бойцов войсковой части, я восстановил статус-кво сооружения.
   На следующий день приехал шеф, удивившись, что я так быстро осилил задачу. Спустился вниз, зафотографировать находку. И что-то его дернуло меня спросить у шефа, который час. Шеф, как порядочный, послал меня по матерному, высунувшись из ямы, в технологическое отверстие (в просторечии, именуемое, очком). И в этот момент он был сфотографирован. И не единожды, потому как в порыве резко уйти из кадра, он застрял в вышеозначенном отверстии.
   На следующий день, с криком "Нука, отдай негативы !" он носился за мной по всему заповеднику. Я подозреваю , что первое слово в его тираде было иным , но тогда я не ругался, и таких слов не знал. Решив , что меня лучше держать на виду , дабы чего еще не вытворил , шеф перевел меня в основную экспедицию , к студентам - практикантам . Зря он это сделал ...
   Шефом он был, конечно, замечательным, но имел два маленьких недостатка: во первых панически боялся всяческих взрывоопасных предметов, и во вторых очень любил женщин. С моим переводом в основную студенческую экспедицию, его приключения приобрели регулярный характер , ибо я приобрел союзников в лице студенток , который он (периодически) домагивался (это не ачипятка, это студентки так выражовывались). Невзлюбили шефа и студенты мужского пола, которым он жутко не нравился по причине домогательств к их сокурсницам.
   Особливо устала от его пристального внимания антрополог Татьяна (Ну и профессия у человека, со скелетами возиться!). На военном совете была подана идея : нужно показать шефу, что у Татьяны есть мужчина. И тут в моих извращенных мозгах возникла идея...
   Был тихий июльский вечер, когда она (ну в смысле Татьяна), наконец, уступила настойчивым предложениям . Набрызгавшись одеколоном "Русский лес" , шеф появился на пороге комнаты, где обитала жертва его настоятельного внимания. Дама лежала в постели, и, казалось, ждала .... Но тут...
   "Виталий Иванович, а я не одна!"... Грациозно откинув одеяло, Татьяна показала лежащий рядом с ней ... скелет ! С воплем "Некрофилка !" шеф метнулся в дверь, забыв, что он находится на втором этаже (а не на первом). Продолжительный грохот на лестнице, сообщил болельщикам, собравшимся у входа, что шеф пересчитал все ступеньки деревянной лестницы, ведущей в комнату Татьяны.
   Апогей событий пришелся на август месяц, а точнее на день рождения шефа. Всю ночь мы готовились... Первое, что он увидел открыв глаза -пятипудовая бомба времен Крымской войны, в запальное отверстие был воткнут букет , а на боку бомбы губной помадой было написано: "Кто любитель женских талий -это Ухарь наш, Виталий !". Мы знали, что он боится взрывоопасных предметов, не учли мы только одного : того, что он боялся их очень сильно. С криком : "Спасите!", он сиганул в окно. Как сказал потом один мой знакомый экскурсовод : "Ё-лся он знатно!".
   У этого выражения своя история. Однажды, дождливым ноябрьским утром, ждал вышеозначенный экскурсовод очередную экскурсию. (Говорят, из самой Москвы экскурсия была). Я же, сбежав с занятий в школе, помогал ему ждать. Как бывший летчик, он не мог ждать просто так ... бездеятельно. Погода дрянь, настроение дерь... ну вы меня поняли ...настроение, соответствующее погоде. Ну, в общем, учитывая, что экскурсия опоздала на 3 часа, у него в организме было адаптировано 600 гр. водки.
   И тут (после прибытия экскурсии), осознав свой высокий долг, он собрался с силами, и очень бодренько оттарабанил экскурсию. Все шло гладко до последнего момента, когда, на радостях от того, что пронесло, он не допустил роковую ошибку. Подойдя к древнему амфитеатру (завершающему объекту программы), экскурсовод слегка расслабился. Встав на раскисший от прошедшего дождя край раскопа, он патетически повернулся к публике: "Товарищи экскурсанты, не походите к краю раскопа! А то тут некоторые подходили!" В его голосе послышался рев авиационных двигателей, а спиной выросли крылья .
   -И что? Те, кто подходил,... Что, они ... упали ?-спросили две молоденькие москвички.
   - Ну, нет! Они не упали! Экскурсовод выдержал паузу, в лучших традициях школы Станиславского.
   -Они не упали, они просто Ё-НУЛИСЬ !!!" громовым голосом провозгласил экскурсовод. Услышав его последние слова, я понял: "Кранты!" уволят мужика, однозначно! А когда увидел, что две бабули метнулись за "Книгой жалоб и предложений", понял: точно уволят! Нужно срочно выдирать лист из книги! Тайно, скрываясь за колоннами здания, я прокрался к святая святых (будке вахтерши), где хранилась книга, открыл ее на нужной странице и... застыл от изумления. В книге ядовито красной шариковой ручкой было написано: "Благодаря изумительно - эмоциональной, и самое главное, доходчивой экскурсии... все члены нашей экскурсионной группы получили огромное удовольствие от экскурсии, и хотим выразить экскурсоводу.... огромную благодарность, за заботу о нашей безопасности!". Даже жалко стало листы выдирать, оставил для истории.
  
  
   3. Школа, в которой лучше быть заочником.
   Отучившись еще два года, получив Аттестат, я понял, глядя на оценки в нем, что института мне не видать, как собственных ушей. В общем-то, если честно, то я еще не знал, кем я хочу стать. Мне нравилась история, мне нравились корабли, мне хотелось... (Мне много чего хотелось). Но все сложилось неожиданно, я уже писал, как. Правда, сдавать один из экзаменов пришлось... Зопе, да, да моей школьной училке, (у которой выше двух балов я никогда не получал). "На какую оценку претендуете, молодой человек?", ехидно спросила Зопа. "Ну, конечно, на пять!" выпалил я нагло, осознав, что терять уже нечего. От возмущения ее очки запотели... Меня спасло то, что в комиссии она была не одна.
   После первой сессии, я узнал две новости: хорошую и плохую. Первая заключалась в том, что, сдав сессию на "отлично", я могу претендовать на повышенную стипендию, а плохая заключалась в том, что я ее получать не буду. Вернее буду, но потом,... когда-нибудь, после того, как отслужу в рядах Советской армии. Вернее не я один, а мы все. И вот тут-то я осознал всю глубину поговорки: "Армия-школа жизни, но в ней лучше учиться заочно!"
   "Пинайте сами на себе!" и "Не лезьте на рога!" Два самых распространенных образца выражовываний нашего старшины. А уж выражений для нецензурных эмоций у него была масса! Сама наша служба была нецензурной. Поступив в институт, я был в полной уверенности на благополучное избежание армии. Факт вам на лицо (в смысле хрен вам на рыло). Наше мудрое государство, решив, что для войны в далекой (и никому не нужной) стране ей не хватает идиотов, в форме различного цвета, сочинило приказ по которому только столичные ВУЗы (а столицей нашей Родины тогда была Москва) имели право не отправлять своих питомцев в общесоюзную школу жизни, именуемую коротко СА (в смысле, Советской армией).
   Идиотская ситуация: стою на плацу, в окружении таких же идиотов, моего же года рождения и слушаю вещания такого же идиота (только немного более раннего года рождения), вещающего о необходимости защиты Родины. Все бы было ничего, но совершенно непонятно от кого ее нужно защищать, ведь до Родины полторы тысячи километров. Ладно, не суть. А суть в том, что жутко не хочется служить, интересно, когда я так сильно задолжал Родине, что два года (а кое-кто и три...) должен отрабатывать долг перед ней? Наверное, мы, как только родились, мы сразу стали должниками. Родина только подождала, пока мы подрастем ...
   Отучивши первый курс института, я был одет в форму соответствующего фасона и цвета и препровожден для отрабатывания того самого пресловутого долга. Кстати, форма - это особая песня. Не знаю, какой ... муд..., простите, модельер ее выдумывал, но постарался он на славу! Мало того, что она всегда была не по размеру, так еще и фасончик у нее... еще тот!
   Попробуйте, как-нибудь, пробежать километров пять, привязав к ногам два утюга. А еще лучше, прыгнуть с парашютом, если у вас на ногах два сапога по полтора килограмма. Потом, уже ученые горьким опытом мы стали их просто привязывать веревочками, чтобы при раскрытии парашюта, мы не остались босиком. Самое оригинальное зрелище, мы представляли на утренней зарядке: Дневальный кричал: "Рота, подъем! Форма на зарядку -трусы сапоги! Представьте себе зрелище: Толпа мужиков одетых в одни сапоги, несущихся по плацу в имитации физических упражнений.
   Да, уж в вашем представлении десант- это прыжки с парашютом, стрельба, учения, тренировки по рукопашному бою... Щаз! Нас этим не сильно баловали, оружие мы вообще видели только на стрельбах (раз в полгода) и в карауле (потому как без него не положено, как ты скажешь уставную фразу "Стой стрелять буду!" если нет того, из чего стрелять). А так бы и в караул бы автомат не давали. Наверное, страна хорошо усвоила уроки 1917 года, и боялась дать своим сынам в руки винтовку (не говоря уже о более серьезном вооружении). "Человек с ружьем"- это опасно!
   Любимым видом тренировки бойцов был ... бег. Бегать нас заставляли каждый день, а то и по нескольку раз на день. А иногда.... Вы видели, как бегают слоники? Нет? "Рота, одеть противогазы! Бегом, марш!!!". Впрочем, были у нас и приятные моменты. Причем, весьма неожиданные. В ту пору настало очередное потепление в отношениях между двумя полюсами мировой политики: СССР и США. И неожиданным выбрыком этого потепления стал визит советского БДК (Большого десантного корабля) в США.
   Отгремели литавры военных оркестров, отшумели скучные, ни к чему не обязывающие речи тупоголовых политиков и военных, (от которых на нормального человека нападает зевота). Осталось только ощущение нереальности происходящего. Ведь такого раньше и представить нельзя было. А нереальность была именно в том, что в первый раз наш корабль зашел с ДРУЖЕНСТВЕННЫМ визитом в американский порт. Ранее подобное воспринялось бы как ненаучная фантастика, но...
   Каждый день визита был расписан поминутно, однако в разделе мероприятий подразделения морской пехоты, размещенного на борту десантного корабля, загадочно значилось: "Неформальные мероприятия".
   Молодой наивный лейтенант, командир взвода, светлый, рыжий и курносый, (только из училища) размечтался: "Может в кино сводят?...". На эту фразу более трезвомыслящий прапорщик Кубратов, резонно заметил: "Не..., не сводят! Наверняка гадость какая-нибудь. А у ж про "Неформальные мероприятия" и говорить не приходится! Наверняка, показуху какую-нибудь придумали" .
   Как в воду глядел прапорщик: вечером того же дня, пришло разъяснение. "Неформальные мероприятия", оказались тренировочным марш-броском и учебным боем между нашими морпехами и американцами.
   Здоровенный детина, капитан американской морской пехоты, говорящий по-русски, почти без акцента, объяснял задачу. Она была по-американски тупа проста и понятна: русские и американцы, двигаясь разными маршрутами (примерно одинаковой протяженности и сложности) к одной точке, должны захватить высоту в конце маршрута, и удержать ее. Андрей Кубратов, отстранив молодого лейтенанта, на правах более опытного в таких делах, взял у американца карту.
   -Слыш, командер, а че нельзя вот здесь напрямую пройти? Там же дорога втрое короче!
   Американец посмотрел на Андрея, как на умственно отсталого и спокойно разъяснил, специально для тупого русского:
   -Эти жирные черточки, означают болото, а вот эти линии означают горные склоны, расположенные за болотом. Между прочим, в болотах этих водятся крокодилы, а горные склонны покрыты непроходимыми джунглями! Поэтому дорога напрямую просто физически невозможна!
   Андрей с сомнением хмыкнул, но сомнения оставил при себе. Он внимательно оглядел подразделение противника, построенное напротив наших.
   -Слыш, коммандер, а че, у вас в морской пехоте почти сплошь одни нигеры? Американец покраснел так, что это было видно даже через камуфляжную раскраску нанесенную на лицо.
   -Говорить нигеры, не политкорректно! Нужно говорить: "Афроамериканцы", слова "Нигер" в нашем языке нет! Отчеканил американец.
   -Ну да, как в том анекдоте: ж-а есть, а слова нет..., ладно, понятно! И, вообще, почему афроамериканец? В Африке, что одни только нигеры живут? Это ущемление прав бедуинов и прочих белых меньшинств Африки! Наехал на американца Андрей. Тот несколько раз открыл и закрыл рот, как рыба выброшенная на берег, после чего не найдя достойного ответа, съехал с темы:
   -А кто вы по национальности? Говорят, ваша страна очень многонациональна, у вас разве нет таких национальных или расовых проблем?
   -Проблем у нас нет, а по национальности я... , Андрей на секунду задумался, ... ну если они афроамериканцы, то я, тогда укрославянин, с казацкими корнями!
   Американец обалдело задумался, не найдя в своем лексическом запасе нужной национальности и съехал на более безопасную тему:
   -А кто вы по воинскому званию?
   -Да, кто-кто, сундук я...
   На сей раз американец не выдержал, и полез в карманный разговорник, подготовленный специально к визиту наших. Прошелестев все 25 страниц разговорника и не найдя нужного звания, американец сдался:
   -Я не нашел такого звания в своем словаре...,
   -А у нас подразделение особое, потому и звания другие, хитро ухмыльнулся Андрей, - пошли, лейтенант, готовиться нужно!
   Утром следующего дня, соперники вновь построились друг напротив друга. По сравнению со вчерашним днем, американский взвод явно прибавил в количестве. Было явно видно, что даже из политкорректности, американцы в борьбе уступать первенство не собирались. Наши, с нескрываемой завистью, смотрели на спецприспособления в американском полевом снаряжении.
   Особенно понравилась нашим автопоилка, как у скота. Трубочка тянулась из фляги к подбородку, так чтобы пить можно было прямо на ходу. Американцы были просто увешаны всяческими полезными причендулинами и прибамбасинами. Все у них было легкое, изящное специального изготовления. Общий вес снаряжения килограмм десять не больше. Сразу видно - спецназ! Наши вышли в привычном двадцати четырех килограммовом снаряжении (куда был включен чуть ли не недельный продпаек). Что поделаешь, устав.... А еще, наши, при раздаче учебного оружия выпросили себе дополнительный ручной пулемет.
   Американцы ехидно ухмыляясь, и косясь на отечественное тяжеленное снаряжение, пулемет все же выдали, хотя и удивились, как все это тащить на себе во время марш-броска. Андрей уверенно прервал американца: "Не бзди, дотащим, это уж наши проблемы!" Американец, пожав плечами, отошел.
   Оружие было хитрым: к обычному оружию, с прорезанным стволом, которое могло стрелять только холостыми патронами, был приделан лазерный излучатель. Луч из такого излучателя, попадая на специальный жилет, зажигал на нем лампочку, и включал сирену, сигнализируя, что его обладатель "убит".
   "...И запомните, господа, до финиша должно дойти не менее 90% личного состава вашего подразделения, иначе этап не засчитывается!"- закончил американец-инструктор, и дал старт. Здоровенные америкосы сразу вырвались вперед. Пробежав с километр, и скрывшись из виду, в тени апельсиновых рощ наши внезапно остановились. "Все! скидывай снаряжение в кучу! С собой брать только оружие, боезапас и воду!" Скомандовал Андрей.
   Он подошел к лейтенанту: "Командир, выбирай себе бойца, вещи сторожить будешь!" Лейтенант, посвященный в замысел, возражать не стал. Взвод, налегке, приведя в полный шок, следовавшего с ними посредника, уверенно свернул с маркированного маршрута в кусты.
   -Куда?! Это не по правилам! Заверещал посредник.
   -Куда, куда, в п###у на переделку! У нас свои правила! Хохотнул сержант Матусевич, ныряя в заросли вслед за прапорщиком. Посредник немного еще проверещал, но следовать за нашими, отказался.
   -Так там же трясина, крокодилы! перепугался старший матрос Дрысько, родом с Винничины, остановившись на краю небольшого болотца.
   -Тогда с тебя еще пять долларов за поход в зоопарк! Отрезал прапор, и дал тому волшебный пендаль тяжелым сапогом, взвод одобрительно заржал.
   -Трасына, трасына..., напугал, блин! Отозвался с белорусским акцентом, после часа пути, сержант Матусевич. -пясок, да озерца, тоже мне балота! Вот у нас в Полесье,....
   -Дыхалку береги! Оборвал его воспоминания Андрей.
   Крокодилы оказались на редкость мирными, и более всего напоминали чурки длиной около метра. И по характеру были такими же флегматичными, как коряги, на которые они и были больше всего похожи. Один раз только двухметровая "коряга" поплыла к ним (наверное, с плохими намерениями), но была зверски испугана, получив по морде яловым сапогом. "Эх, жаль, что оружие ихнее, да еще и учебное...", пожаловался кто-то в строю бегущих "сюда бы Калаш. ...." "Да с Калашом и дурак справится, а ты попробуй без него! Здесь не оружие проверяют, а людей! Вот ты и покажи, что ты сильнее америкоса!" "Разговорчики!" крикнул опять Курбатов и добавил темп. На время разговоры стихли.
   Непроходимые горные джунгли, оказались слабым подобием крымского леса, и ничем особым народ не удивили. Еще через три часа взвод вышел к указанной высоте.
   Американцы, были полностью уверены, что на высоте они будут первыми. Изумлению их не было предела, когда, подойдя к высоте, они напоролись на плотный огонь нашего взвода. Треск холостых выстрелов и буханье взрывпакетов смешались в дикой какофонии с писком сигнализаторов на жилетах. Вскоре больше половины американцев сидели на траве и курили, изображая убитых, на их жилетах ярко светились красные лампочки. Обалдевший командир американского взвода никак не мог прийти в себя.
   - Но как?! Как у вас получилось?! Почему вы здесь оказались раньше нас?! Ведь у вас....
   -Да, знаю я, что трасса у нас была длиннее, по карте просчитал! У вас свои хитрости, у нас свои! Андрей усмехнулся.
   -Но все же как? Как вам удалось, откройте секрет!
   -Да запросто, напрямки!
   -Но там же крокодилы!
   - Ну и что? Что, мы крокодилов не видели?
   От такого ответа американец опять раскрыл рот, но все русские слова как-то сразу вылетели из его головы. "Crazy Russians!!!" единственное, что смог он сказать....
   Ну, то, что мы русские, дурные, мы и без него знали, так, что он нового нам ничего не сообщил.
   Но это был один эпизод. А в принципе, служба была нудной и тяжелой. Всевозможные мероприятия (особенно 1 мая и 7 ноября) были для нас, действительно, как свадьба для лошади ("Глова в цветах, а ж-а в мыле"). Поскольку служить довелось, когда Союз был еще нерушимым, национальный состав наш был весьма пестрым и разнообразным. Почему-то больше всего у нас было, ... нет, я не правильно выражаюсь: больше половины из нашей роты имело срок (правда, чаще всего, условный).
   Как в "Кавказской пленнице": "Или я ее веду в ЗАГС, или она меня ведет к прокурору" Ну и наше доброе государство сказало примерно так же: "Или ты добровольно и с радостью идешь в армию, или садишься года на два...". В основном ребятишки наши на гражданке отличились по хулиганке, за драки. Вторую половину нашей роты составляли представители одной национальности, которую я не буду называть, дабы меня не обвинили в разжигании национальной розни... но уж больно оригинальный они народ.
   Вася Грамма (по кличке "Стограмма") был неуемно любопытен. Он все старался разобрать, чтобы посмотреть, как же все устроено. Он разобрал фотоаппарат нашего фотокорреспондента (и очень удивился, почему внутри фотоаппарата нет механизма, который рисует фотографии), часы своего товарища Вани Грозы (и долго не мог понять , что это за колесики рассыпались вокруг, и почему часы перестали тикать). И вот однажды...
   Днем, после обеда я заметил Васю, он шел какой-то очень странной походкой: широко расставив ноги: "Вася, что случилось?" "Учебный граната разбирал, между ног его зажал, он взорвался!" Бедняга решил посмотреть, что находится внутри взрывпакета -имитатора взрыва гранаты , какими обычно пользуются на учениях. Все было бы ничего, если бы фельдшером у нас не был представитель того же славного народа - Федя Перчеклий. Он на полном серьезе наложил гипс на пострадавшее место! Я попытался возражать, он меня убил аргументом: "А если повреждена кость?" Единственное, чего я добился , это того , что в гипс была вставлена трубочка...
   "Здравия желаю товарищи..." бодро начал комбат утреннее построение: "... а это что за хрень?" Естественно, от гипса штаны Васи не застегивались ...
   На следующий день я встретил Васю за Гальюном, за пазухой он явно что-то нес. Оказалось, это все те же взрывпакеты, он нес их топить в выгребной яме гальюна. И черт меня дернул за язык, спросить, как с ними обращаться. Он на полном серьезе достал зажигалку, поджег фитиль , объясняя каждое свое действие, но вот куда бросить взрывпакет с зажженным фитилем так и не сообразил. Нет, сообразил,... в последний момент: в выгребную яму. Гальюн был офицерский и в нем в этот момент заседал командир роты стройбата капитан Лой...
   В общем-то, просто свершилось правосудие... невольно. А дело было в следующем.
   Вы никогда не пробовали пугать дураков? Лучше и не пробуйте! Их спонтанно-неадекватная реакция способна выделывать такие кульбиты, что последствия могут быть самыми непредсказуемыми.
   -Капитан Лой! Как вы можете спать на командно-штабной планерке?! командир роты стройбата, аж, подпрыгнул от неожиданности.
   - Я не сплю, я могу в точности повторить последнюю фразу: " рота выдвигается по маршруту номер одиннадцать ..."
   -Садитесь", полковник Главнюк был явно недоволен.
   -Капитан, ты что ночью не высыпаешься?
   -Нет, я встаю с первыми петухами! Капитан Лой был явно обескуражен.
   -Да есть в тебе что-то петушиное, ты лучше записывай, что слышишь! Проворчал полковник Главнюк. И капитан Лой добросовестно записал в блокнот последние услышанные слова, с целью произведения СиБуДе (симуляции бурной деятельности)
   -Итак, продолжаем: по квадрату А 65 наносит удар батарея установок "Град", вы слышите, майор Рейзвих?! Майор Рейзвих был глух, как все артиллеристы, и как все артиллеристы, обладал громовым басом, по мощности соперничающим с громом залпа батареи.
   -А?! Квадрат пять?! Во сколько?
   -Не пять, а шестьдесят пять! В шесть тридцать!" полковник Главнюк тоже перешел на крик.
   -А, понял, понял... закивал Рейзвих
   -По нашим данным в этом районе идет сосредоточение банд. формирований, ... Далее пошли какие-то указания другим командирам, которые разговаривали не так громко, и капитан Лой потерял нить мысли, впадая в счастливое забытье до конца планерки. Пил капитан безбожно, и, несмотря на должность командира военно-строительной роты, носил, по неизвестной причине, морскую форму капитан-лейтенанта (видимо памятуя о своем, некогда морском прошлом). В его понятии объективная реальность была не более, чем бредом, вызванным недостатком алкоголя в крови. Его принципом было: "Лучше молчать, и слыть идиотом, чем заговорить и развеять все сомнения". Поэтому он с майором Рейзвихом на пару, попросту спал на всевозможнейших мероприятиях вышестоящего командования.
   Майор-артиллерист был безобиден и незлобив, и еще лыс как коленка. Как-то Лой попытался его подколоть услышанной где-то остротой: "Кем лучше быть: дураком или лысым? Дураком. НЕ ТАК ЗАМЕТНО....." и заржал. На что майор ответствовал, как ему казалось, шепотом, соответствующим в нормальной градации громкому крику. "Ты сам-то понял, что сказал?", после чего капитан перестал смеяться, но уже над ним, потешалась вся офицерская столовая.
   Поскольку со спиртным в районе службы происходили регулярные перепо..., простите, перебои капитан героически боролся с пьянством среди военнослужащих срочной службы. А поскольку рота была укомплектована на девяносто процентов служивыми, которым было далеко за восемнадцать, (а некоторые достигли критического возраста двадцать семь, это обычная практика в стройбате), и две трети роты тоже имели судимости, то каждый рейд приносил сладкие (простите горькие) плоды (читай, бутылки) во благо капитана. Сначала его мучила совесть. Но после долгих и продолжительных боев битва с Зеленым Змием и с собственной совестью была проиграна!
   С целью экономии, и дабы упростить хранение алкоголя, воины-строители перешли на одеколон. Особой популярностью пользовался коктейль "Цыгане в лесу" (смесь одеколонов "Русский лес" и "Кармен") Увы, и эта хитрость не удалась. Капитан, не мудрствуя лукаво, следуя высказыванию академика Крылова (не путать с баснописцем), что на безптичье и ж##а- соловей, тоже взялся за одеколон.
   Весь прошлый день, капитан шарился по всем тайникам, где могло еще уцелеть спиртное. Увы, поиски были безуспешны. Спас капитана от суицида случай. Ровно в полночь возле тумбочки дневального прогремел взрыв. Как и положено перепуганному дураку, капитан сделал кульбит через голову, и открыл огонь на поражение из табельного оружия, в направлении, откуда прогремел взрыв. Охеревший дневальный, который мирно спал стоя, мгновенно проснувшись, вместо: "Рота, подъем!" заорал, "Не убивайте меня, я сдаюсь!".
   И тишина..., и темень..., капитан таки попал в плафон дежурного освещения. (Совсем темно, в нормальных условиях, в казарме не бывает никогда).
   "Да будет свет!-!" сказал дежуривший в тот день по роте лейтенант Новиков и повернул выключатель. Причину взрыва отыскали незамедлительно: развороченный огнетушитель истекал ароматной пеной, и вонял на всю казарму сахарной брагой. Радостно улыбаясь, капитан Лой изъял вещ.док. и с довольным урчанием закрылся в канцелярии.
   Вот почему капитан сегодня нагло спал на планерке. Впрочем,... он спал на ней всегда! (если его во время не будили). Добравшись до казармы после планерки, капитан добрался до второго огнетушителя, в котором так же оказалась брага, кою он безжалостно уничтожил, самым примитивным способом.(т.е. выпил). А потому на все попытки своего зама, лейтенанта Новикова, узнать о том, что было на планерке, он ответил маловразумительно: "Сегодня ты поведешь роту в бой..." и заснул..."Какой, на хрен бой, коли в роте, ни одного исправного ствола, не сыщешь?" подумал лейтенант.
   Пытаясь не подставить командира, он стал рыться в его блокноте и наткнулся на фразу: "Рота выдвигается по маршруту номер одиннадцать..." там же стояли дата и время. Он сверился с картой: маршрут проходил левее ущелья Шайтан-Дере.
   Времени, чтобы собрать роту оставалось в обрез, благо, лейтенант знал, где искать своих бойцов. Те, по заданию старшины, "играли в дурака" с хозяином местной лавки. Как это? Да очень просто: с утра прибегает боец в лавку, и спрашивает парадную форму, предлагает за нее бешенные деньги, через десять минут прибегает кучка бойцов и тоже просит парадку, потом еще, и еще, ... Вечером приходит каптерщик с помощником, и приносит парадную форму, полученную на всю роту, еще два года назад. И... за формой ни одного покупателя, более не приходит. На кой икс понадобится бойцу парадная форма в этой дыре? В экономике это называется формированием спроса, но бойцы были народ неграмотный, и все звали этот способ выманивания денег "игрой в дурака".
   Кое-как собрав роту, лейтенант повел роту по указанному маршруту. Ежели, вы равнинный житель, а какая-то причуда судьбы забросила вас в горы, то вы будете, как правило, проклинать, тот день и даже час, когда вам пришло в голову туда сунуться. Дело даже не в резком перепаде температур, и не в коварстве местных обитателей. Через полчаса хождения по горной дороге начинают жутко болеть бедра или голени. Легкие втягивают в себя воздух, но его кажется мало, во рту очень быстро пересыхает и возникает ощущение, что все мухи мира совершили во рту акт дефекации.
   "Твою мать! твою мать! надоело воевать!" в такт шагам хрипел про себя лейтенант Новиков, но дабы подать пользительный личный пример бойцам, неестественно улыбался. "Хорошо еще, что замком, а не ротный с нами, тот бы еще заставил строевую петь..." думали бойцы.
   Очнувшись, капитан Лой, долго не мог понять, куда делась рота. Стоявший дневальным, рядовой первого года службы Дербаускас твердил одно: "Рота бежать быстро! Русский не понимать!" "Чурка, долбанная !" зло кинул Лой, и вылетел из казармы. " Сам, ты, чурка долбанная!" четко по-русски сказал Дербаускас, и, показав неприличный жест, уселся верхом на тумбочку, нагло закурил.
   Все окрестные воинские части стояли на ушах. Не вышла на объекты, и полностью исчезла, целая рота военных строителей. Правда, исчезновение роты имело свои позитивный результат...
   Ровно в шесть тридцать батарея майора Рейзвиха нанесла массированный удар по квадрату А пятьдесят пять. Как раз по району, где находился городок военных строителей. Из всех строений сохранился только бетонный гальюн, в коем и укрылся от обстрела дневальный Дербаускас.
   А в это время .... Капитан Лой выпучив глаза, лично носился на УАЗике по бескрайним просторам и окрестным селам в поисках роты. Фуражка с белым верхом (его особая гордость) давно была похерена, где-то по дороге, черный галстук болтался, за плечами, кремовая рубаха была расстегнута до пупа. Поиски результата не дали. Рота исчезла бесследно.
   " Ни струя себе, на прогулочку сходили!" сказал лейтенант, сдвигая форменную панаму на затылок. "Да ... ж**а, вид спереди!" подтвердил старшина. Рота обалдело оглядывала то, что некогда было благоустроенным городком.
   Разбор полетов был крут и матюкателен. "Я такого приказа не давал!" визжал Лой . "Мне куда приказали, я туда и стрелял, у меня тут все ходы записаны!" грохотал Рейзвих, потрясая ученической тетрадкой . "Капитан, я ж тебя отмазывал" оправдывался Новиков. "Я для тебя ВЫ!!!" визжал на лейтенанта Лой. "Если вы забрались в дерьмо, по самые уши, то лучше держите рот закрытым!" орал полковник Гов... простите Главнюк. В общем орали и матюкались все! А больше всех матюкались бойцы, ибо на дворе была уже зима, и жить в палатках- удовольствие ниже среднего. В общем, все, как всегда, списали на боестолкновение с противником. Попутно списали и продали местному населению кучу военного имущества, вместе с парой КамАЗов, но это уже другая история. Лейтенант Новиков получил выговор за невыход роты на работы, и благодарность за спасение личного состава роты во время боестолкновения с противником. Рядовой Дербаускас стал говорить на чистейшем русском языке, только сильно за-за-заикаясь. Капитан Лой... рота по достоинству оценила его "героизм" и как-то ночью.... Нет, все было не так жестоко, как вы себе представляете. Все было сделано просто и элегантно: бойцы подсыпали ему в компот снотворное со слабительным. Наутро, бывший в сговоре с бойцами, ротный фельдшер поставил устный диагноз "засранец", а письменный "Дизентерия" отправил капитана, для начала, в карантин. Он вернулся в роту через месяц, но не надолго.
   Ну... а дальше вы все знаете, я оказался дланью судьбы, которая невольно дала капитану "волшебный пендаль". Да так, что капитан вышел из гальюна вместе с содержимым выгребной ямы и дверью. Более намеков не понадобилось. Лой подал рапорт о переводе в другую часть. Во уж, воистину, "не пугайте дураков"....
   "А при чем здесь дураки?"спросите вы? "И почему их нельзя пугать?" Развязка оказалась проста: полковник, не вовремя разбудил капитана. По маршруту номер одиннадцать должна была пройти наша десантно-штурмовая рота с целью патрулирования, что та и сделала благополучно спустя три часа. Почему спустя три часа? Потому, что время, указанное в блокноте капитана рядом с записью, было временем, когда капитану должна была звонить жена. Так что... не пугайте дураков, ибо страшнее дурака может быть только перепуганный дурак... или дурак с инициативой!
   Труднее всего дослуживать последние месяцы. Начинаешь маяться дурью. Голос замполита дрожал от возмущения: " Прошу уволить меня из рядов Советской Армии по собственному желанию..." "Это что за х##ню здесь написал?!" Замполит был в истерике, (причем в полной), вся рота укатывается с хохоту. Причем второй раз за два дня.
   Вчера я написал, что хочу отдать все свое денежное довольствие в Фонд Мира, замполит немыслимо обрадовался ... до того момента, пока не получил из бухгалтерии справку, что денежного довольствия у меня осталось... 2 копейки, все остальное с меня вычли, за всевозможные проступки и утери.
   Ну как еще себя развлекать можно, когда ты дослуживаешь в Монголии ( видимо нас не решились вернуть в Союз сразу, дабы мы своей дисциплиной не повлияли на нормальные воинские части. Вот и служим в дыре, подобной которой и не сыщешь пожалуй ... и называется эта дыра романтично : Дашинчелен (ну, естественно, мы название переделали на свой манер). Рядом монгольская часть - десять цириков (солдат) монгольской армии и... скукотишша!
   Главная достопримечательность- пятиметровый памятник детородному органу, с надписью на монгольском: "Продолжателю рода человеческого" Вот и появилось выражение у нас: " А, пошел ты на... памятник". И вот... все пришло в движение: вышел ПРИКАЗ и... и... ничего. Разве что, одно отделение собрались отправить в неизвестном направлении. Ну в силу авантюрной своей натуры решил , чем такая скукотищшша, уж лучше неизвестность.
   Выдали новую форму (это перед дембелем-то), одели с иголочки . Посадили на военно- транспортный самолет ( на котором летели только мы, одни на весь громадный самолет) Вот уж загадка... имевших судимости и отличавшихся сильно строптивым нравом не брали, так что со мной летели Вася , Ваня и Федя (в качестве фельдшера) Сели ночью, на военном аэродроме , пересадили нас в закрытый грузовик и повезли. Судя по тому, что грузовик начало мотать из стороны в сторону, мы явно ехали в горы. Утром рано мы осмотрели секретный объект на котором придется дослуживать последние месяцы. Домик, рядом казарма, подсобное хозяйство. Лес и горы вокруг... что -то уж больно знакомое в пейзаже. Это... это же Чайный домик, охот хозяйство командующего! Отсюда же до дома рукой подать. И потекла служба... нет, служба вроде ничего, пока не приехал командующий поохотиться. Любил он это дело. Вот тогда и началось мучение, а не служба! Десять раз на день УАЗик носился по горной дороге, как горный "козел" с различными поручениями (чаще всего за водкой). Половина отделения носилась по лесу в поисках дичи (ну, где мы ему кабана дикого найдем!). Все было отдраено, вычищено. Народу столько наехало, что пришлось кое кого уложить и на пол. (Если честно, на полу устроились все, кто ниже полковника был). Чего не сделаешь, ради карьеры офицера! Кабана не нашли, косули тоже. Свинья была припасена уже давно, красили женской краской для волос, чтобы было натурально. Одна загвоздка, свинья , упираясь четырьмя копытами, не хотела выбегать на командующего, стоявшего с ружьем уже полчаса. (Ну свинья -она и есть свинья, умереть по-человечески не может!). Тогда Вася Грамма с разбегу пнул ее взад. Мало того, что свинья, сперепугу, обсиракузилась Васе на сапог, так тот еще поскользнувшись на навозе, вылетел вслед за свиньей.... Хорошо, что ему в зад попало всего пять дробинок ...
   Командующий? Он ничего не заметил и был доволен охотой, все получили те повышения, которых жаждали. Господи, как хорошо было, когда служба все таки закончилась... да... и, все же, ... на последок... варварское это занятие -охота...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"