Потусторонний наблюдатель: другие произведения.

Чужая голова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


   Она лежала в земле - то промерзшей, то сырой, то иссохшейся, то снова стылой и заледеневшей. Когда-то у нее была плоть, но она уже не помнила ни своего облика, ни имени. В памяти остались лишь хруст постепенно распадающихся костей... а еще обрывки ритуальных песен, мерные удары бубна, всполохи костров и предсмертные крики жертв. Она помнила, как впитывала их жизненную силу, кровь и страх, благодаря чему и осталась здесь, а не ушла в в бескрайнюю черную пустоту вместе с соплеменниками. Некоторое время она ощущала неподалеку их безмолвное присутствие, а иногда и тихие голоса. Они звали куда-то вдаль, и она хотела присоединиться к своем роду, но была не в силах это сделать и оставалась в холодном полусне.
   Свои изначальные образы уже давно сменились чужими. Перед ее заполненными глиной глазницами проплывали картины тех, кто оставлял здесь свои бренные останки. Долгие годы это были только растущие, а потом стареющие и гниющие деревья, но их вязкие влажные вибрации лишь слегка подпитывали ее, не давая окончательно исчезнуть, и навевали тяжелую унылую дремоту. Иногда приходили звери, и она с наслаждением вбирала в себя упругие горячие волны жертв, терзаемых когтями и зубами хищников, а потом вспоминала эти ощущения вновь и вновь, представляя себя клыкастыми существами, раздирающими еще живую плоть.
   Потом появились те, кто был похож на родное племя. Она чувствовала их присутствие, но очень смутно и отдаленно, как шелест листьев в вершинах деревьев... поля, где выращивали и собирали урожай... жизнь, тяжелая работа и смерть... За бегущей водой было место, в котором лежали тела ушедших в небытие. Постепенно их становилось все больше и больше, и она купалась в исходивших от них эманациях тлена. Хотя у них не было ничего напоминающего оставшиеся в бесконечно далеком прошлом обряды, она стала ощущать, что где-то далеко есть множество подобных мест, и среди бесчисленных разлагающихся тел попадаются такие же не ушедшие, как она, подобные мерцающим огонькам на болоте. Впрочем, эти видения были смутными и обрывочными, и она даже не пыталась приблизиться к их источникам до тех пор, пока...
   ... не пришли люди, убивающие других людей. Это было совсем не так, как в первые времена, но еще более громко, яростно и кроваво. Земля гудела, содрогалась, наполнялась стонами и впитывала свежую кровь вместе с яркими образами...
   ... людей в странных одеяниях, держащих в руках какие-то волшебные палицы, изрыгающие огонь... и их воспоминаний о жилищах... огромных, из белого и серого камня, и деревянных... женах...детях... и чудовищах, в утробы которых они иногда входили, чтобы потом выйти в другом месте...
   Земля затряслась и провалилась совсем недалеко от нее, увлекая в яму разорванные тела двоих человек вместе с обломками чего-то твердого, странного и чуждого...
   Потом люди стали удаляться, и вскоре всё стихло. Не стало ни сборщиков урожая, ни жителей деревянных домов, ни новых безжизненных тел за рекой.
   Впрочем, свежие тела были рядом. Постепенно растворяясь в земле, они несли пищу и новые ощущения -- много крови, жертв, огнедышащих жезлов и чудовищ, тени которых проплывали перед ней, поднимая из небытия родные воспоминания. В такие мгновения она снова ощущала себя статной черноволосой колдуньей, разукрашенной татуировками и ожерельями из камней, костей и душистых кореньев...
   Впрочем, с годами эти эманации таяли и становились всё более расплывчатыми, вновь оставляя ее наедине с сырой вязкой массой, время от времени превращающейся в заледенелую твердь.
   Потом стали появляться проблески жизни - чужой и незнакомой. Сначала где-то неподалеку рыли землю, но не затем, чтобы закапывать умерших, а для чего-то непонятного, превращающего траву и деревья в незнакомый гладкий камень...
   ... Вскоре замелькали тени - вроде бы люди, но словно летящие на крыльях... и вместе с ними какие-то странные блестящее звери, совсем не похожие ни на одну из знакомых тварей и вообще какие-то неживые...
   Их было много. Она с любопытством провожала их своим дремотным чутьем, но не успевала ничего понять в их стремительно мелькающих мыслях до тех пор, пока...
   ... что-то произошло. Неживые звери вместе с людьми резко остановились и стали... ... одни еще более неживыми и исковерканными, а другие - умирающими, словно принесенными в жертву. Их предсмертный ужас и льющаяся кровь наполняли окрестную землю долгожданными эманациями, которые можно было поглощать, наполняясь древней силой. Она уже предвкушала, как будет питаться их гниющей плотью, но вскоре другие неживые звери и чуждые люди куда-то забрали все останки...
   С тех пор она стала влиять, пытаясь превратить проносящихся зверей и людей в новых жертв. Дотронуться до большинства из них не удавалось, но были и более податливые, которые откликались на ее тихий безмолвный голос:
   "Вокруг есть много других миров. Сойди со своего пути, и ты их увидишь"
   Некоторые замедлялись и слегка отклонялись, но лишь на мгновение. Остановились навсегда лишь девять, но их, как и первых, быстро забирали свои.
   Потом пришли чужие люди с тревожными мыслями. Один из них был немного родственным и умел видеть не только глазами, слышать не только ушами и чувствовать не только носом и кожей. Этот знающий человек говорил и думал на незнакомом языке, но она отчетливо ощутила образ его слов о проклятом месте. Впрочем, чужой колдун не ощутил ее присутствия, а только показывал и рассказывал что-то другим о том, как сделать, чтобы здесь больше не было жертв.
   "Как странно - ему полагалось бы делать наоборот... Или они приносят свои жертвы где-то совсем в других местах?" - подумала тогда она.
  
   Новых жертв не было уже давно, и она пребывала в привычной холодной дремоте, лишь изредка пытаясь безуспешно прикоснуться к кому-нибудь из несущихся мимо нее. Но сейчас, в этот теплый весенний день, когда земля оттаяла и растущая трава стала вбирать талую воду...
   ... сначала она не поверила своим угасающим чувствам, но вскоре отчетливо ощутила, как...
   ... неживой зверь с остановился поблизости, и из него вышел человек, который направился прямо к ней. С каждым шагом его мысли становились все более громкими, и в них были следы той старой бойни - кровавые... нет, не столько кровавые, сколько твердые, блестящие и неживые, но несущие смерть. Он искал останки, пользуясь каким-то волшебным жезлом...
  

--- --- ---

   "Какая удача! Надо же, как быстро я нашел что-то ценное", - с удовлетворением думал Василий, рассматривая разрытые останки. "Ого! Немецкий автомат, довольно неплохо сохранился... пистолет... гранаты... планшет с картой... письма откуда-то из Лейпцига... и даже эмблема дивизии "Мертвая голова", - цокая языком, он рассматривал трофеи, продолжая осматривать одетые в истлевшие лохмотья скелеты и размышляя о том, что из найденного имеет смысл продать, а что оставить у себя.
   Внезапно он ощутил странное желание копнуть рядом, в нескольких метрах от этой давно засыпанной воронки. Сначала он хотел прогнать прочь эту странную, словно какую-то потустороннюю мысль, но потом...
   "А что, почему бы не довериться еще раз интуиции? Ведь это чутье привело меня сюда, какой-то внутренний голос, хотя я и собирался копать около реки, где самые ожесточенные бои были. Даже если металлоискатель ничего не показывает, здесь могут быть останки с чем-нибудь ценным вроде планшетов с бумагами", - размышлял он, начиная копать между вековыми соснами и с каждым мгновением все больше ловя себя на том, что просто придумывает рациональные причины, по которым делает то, что велит ему непреодолимый зов, идущий то ли из-под земли, то ли из какого-то бесконечно далекого мира.
   А потом...
   Василий не отдавал себе отчета в том, что делал, с того самого момента, как череп обнажился после очередного взмаха лопаты. В первый момент его охватили безотчетный ужас и желание бежать сломя голову как можно дальше от этого места, но зов и любопытство были сильнее...
   Он держал в руках мертвую голову и содрогался в конвульсиях, не в силах сопротивляться силе, высасывающей из него всё человеческое, поглощаемое землей и сменяющееся холодным и бесконечно чуждым содержимым. Через несколько мгновений он упал и лишился чувств, но вскоре встал и мерным чеканным шагом пошел к опушке леса...
  

--- --- ---

   Существо, еще час назад бывшее человеком, направлялось в город. Руки механически управляли машиной, повинуясь оставшимся в подкорке рефлексам. На соседнем сиденье лежал карабин - охота была удобным прикрытием для занятий черной археологией. Тело и остатки разума подчинялись голосу чужой мертвой головы, идущему из леса, и наполнялись обрывками бесконечно далеких чуждых мыслей и образов, среди которых отчетливо выделялось главное устремление.
   Жертвы. Как можно больше. Неживой зверь и волшебный жезл, изрыгающий огонь, должны совершить ритуал и собрать дань.
   Оно приближалось к привокзальной площади.
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"