Лёха, поросёнок: другие произведения.

Нуар, обзор поросячий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто не хочет быть обозрённым поросёнком, записывайтесь!

  Аминь, или совковая фантастика в рассказе "По следам мертвеца"
  Сие творение, по мнению автора, есть нуар настолько нуаристый, что автор ставит сам себе оценки и постит похвалы, типа текст на конкурсе самый лучший, тут же негативно высказываясь о новой размещённой работе. Это, конечно, не запрещено правилами, но логика-то где? Более того, это недоказуемо. Но факты настораживают, а отчего бы поросёнку Лёхе не насторожиться?
   Приём работ на конкурс ещё не закончен, и определяет ценность текста самосуд. Так что разумнее всего просто читать чужое и готовиться к началу конкурсной борьбы. Реагировать на троллинг, которым с упоением занимаются участники, нужно только троллингом, а не так, как поступил автор Мертвеца - выкрикнул и многократно повторил "сам дурак", то бишь поросёнок Лёха написал не нуар. Не нуар так не нуар, Лёхе реально пофиг, самое главное -- он думает, что его текст нуар. "... зачем же стулья ломать?" Все читали "Ревизора", все поняли, да?
   Предмет рецки - набор косяков в Мертвеце, мёртвый мир текста, мёртвый герой, мёртвый язык, то есть убитое нахрен произведение. Убитое самим автором. Цель - показать автору путь к исправлению тексту. Для чего это нужно Лёхе, упоротому поросёнку? А чтобы самому не накосячить в другом рассказе.
   Итак, приступим.
   Прежде всего бросается в глаза даже не искусственно, без логики, закрученный сюжет, а убогий язык. "Мир истекал дождём - казалось, помимо шелестящей небесной влаги, снаружи не осталось ничего". Первое же предложение вгоняет в когнитивный диссонанс ошибкой -- употреблением слова не в соответствии с лексическим значением: "Мир истекал дождём". Проверьте словари, значение глагола "истекать" - "выделять какую-либо жидкость, подходить к концу, вытекать". То есть всё окружающее, согласно авторскому языковому чутью и пониманию прекрасного, выделяло жидкость? Хм... То, что герой - ссыкун, поросёнок убедился. Но мир?!
   Далее, небесная влага у автора "шелестящая". Дождь вообще-то идёт бесшумно, исключая влияние ветра, когда капли сталкиваются друг с другом. Ладно, пусть звук ударов капель о землю, листья, строения кажется ему именно шелестом, тогда бы для смысла нужно дописать, по чему эта, прости хосспиди, влага шелестела. Хотя что может быть лучше - "мне приснился шум дождя". Поросёнок не понимает, хоть убей, к чему парафраз "небесная влага", ведь в простоте речи - изящество, выразительность и отсутствие "дорохо-бохато", признака безвкусицы. Именно ею отличается выражение "душу распирали". Голову, сердце, грудь - всё материальное может распираться от прихлынувших чувств. Но душа, субстанция нематериальная, явление веры, предмет философии?! В "распёртой душе" даже чувствуется что-то неэтичное, грязное. В принципе, автор любит задвинуть что-нибудь алогичное.
   К примеру, "осень и одиночество" у него - "омерзительное чувство"!!! Да неужели? Это кому как. Пушкину - вдохновенная Болдинская осень. Автору текста с его перезагружающимся героем щемяще-поэтичная пора кажется омерзительной. Каждому своё, как говорится.
   Вот прямо поражает отсутствие языкового чутья, будто человек впервые взялся за перо: "отвернулся... в (!) экран ноутбука; "знавшие его... узнай, как часто"; "с открытой в тоскливый дождь дверью и открытым в ... мир сетевых разборок ноутом". В последнем случае автор косоруко и кривоязычно пользуется лексическим повтором. Для этого приёма нужна одинаковая форма слова "открытой", "открытым" не катит.
   Да что там, автор допускает расхождение при прочтении, которое можно принять за нарушение грамматической координации между подлежащим и сказуемым: "однако его время и правда ушло". За это школоло получают атата по жопе и низкий балл при тестировании, время и правда ушли - и никак иначе! Однако "правда" может быть модальным словом, и тогда написание верно. Но читателю такой баян ни к чему. И писать нужно ясно, точно.
   Только вчитываясь в начало текста, начинаем плеваться: перед нами рассказ, где должен быть единое языковое пространство, а сталкиваемся с жуткой эклектикой. Все жаргонизмы, газетные штампы и прочее уместны лишь в речи персонажей как характеризующее и придающее объёмность средство. Ну или у автора есть особая цель, к примеру, постебаться. В Мертвеце жаргонизм "комменты" соседствует с газетными штампами - "определяющие его жизненные координаты". Причём штампы-то в речи рассказчика! Что есть жуткий косяк.
   Автор не умеет использовать средства художественной выразительности. Вот едет главгерой в автобусе. И у всех "пассажиров челюсти щёлкали", так трясло по колдобоинам. Реально? Челюсть щёлкнет, если её выбить из сустава. Вы только представьте себе картину: автобус подпрыгивает на ухабах, а у пассажиров - щёлк! челюсть в одну сторону; щёлк! - в другую!
   И так до последнего предложения текста.
   Язык текста мёртв. Это не язык художественного произведения. И не нужно бежать в Лёхе на его текст и до усрачки выискивать ляпы.
   Ладно, цели помочь в вычитке у Лёхи-поросёнка нет.
   Да и время дорого, эта графомань не заслуживает столь пристального внимания.
   Поросёнок, читая, не то что ухрюкался, уржался чисто по-конски.
   Как выглядит изменённая реальность? Карточки и документы тю-тю, а одёжка с крысой - вот она! Для доверчивых деток сошла бы такая половинчатая трасформация реальности, но поросёнок уже подросток, поэтому говорит дяде автору: "Харэ заливать, ...!"
   Итак, героя долбануло сердечным приступом. Причём он сам ставит себе диагноз, стало быть, такое было и раньше. Чему мы находим подтверждение в финале. Его действия? При приступе-то, который в девяноста случаях из ста имеет волнообразное течение! "Надо в город", - решил он. Во как! В городе ему полегчает. Лёха в ступоре. Потом возникает мысль: ладно, он за медпомощью, ибо здесь ебеня, где только недавно провели электричество (ой, это было уже гораздо позже, в двадцать первом веке). Всяко разно телефона нет.
   Так гляди, главгерой, у магазина же люди! Обратись к мужикам, помогут. Не-а.
   Герой тупо зырит в окно, высматривая, как потенциальные спасители сердечника ломятся к вожделенной водке. В город нужно автору, который нашёл способ (не самый удачный) зацепить как можно больше негатива, а если не зацепляется, подогнать под свои хотелки реальность.
   Вот от этого-то действа сопливого двоечника, который подгоняет решение под ответ, реально тошнит. И оборачивается ляпами, из-за которых не один человек сказал автору: учи матчасть.
   Лёха повторит свои замечания: в восемьдесят пятом в фирме и контрафакте ходило полстраны, фотки Сталина любили клеить на ветровое стекло водители такси и автобусов - Виссарионовича вообще любят реанимировать в определённые времена. И его лик на футболке никого не должен смущать - мероприятия Горбачёва по обличению сталинского режима ещё не успели задурить головы гражданам. Снежный ком только тронулся с места.
   Лёха образца восемьдесят пятого года, родившийся именно в режимном сибирском городе, видел очередь только за апельсинами, бананами, спиртным. Колбаса и мясо раз в три дня появлялись, их сметали, конечно, но давки не было. Пустых полок магазинов не наблюдалось. Это не начало девяностых. А, вообще-то сгущёнка тоже исчезла, как и гречка. Но были деревни, посёлки БАМа, если захочешь - чёрта в сиропе найдёшь. Равно как и в Лёхин город ехали за шмотьём и хавкой.
   И уж совсем тупым ходом выглядит деятельность КГБ. Цепляться к герою - всё равно что Градом поливать стаю комаров или мух. А вот эта фраза - "Совсем они там дураки" должна звучать по-другому, с коррекцией в числе существительного. Ибо бреднем инакомыслящих, занимающихся шпионажем, никто по улицам не вычёсывал. Хорош про матчасть. Нарыть косяков можно много.
   Вернёмся к логике поступков героя.
   Денег нет, а он прётся в магазин, рассматривает покупателей.
   Решает "укорениться" в прошлом и тут же избегает первого шага на этом пути, обращения в милицию о пропаже документов и амнезии, топает снова на вокзал. А зачем уходил-то оттуда? Ах да, прогуляться захотелось. Подумайть только: оказался в прошлом, всю опасность положения понимает и тут же отправляется прогуляться!
   Анализирует происшедшее с ним, допускает возможность как сумасшествия с галлюцинозом, так и аберрации времени и пространства, и - та-дам! - решает, что он "... станет камушком, повернувшим поток истории в сторону от самого чёрного сценария". Вот же бля! То ли мания величия, то ли непроходимая тупость у этого героя.
   Имеет планы переждать все коллизии времени, используя свой опыт. Потом вдруг решает стать ангелом-хранителем для ребёнка, то бишь его самого в детские годы. Затем демонстрирует ОКС и набрасывается на свой мета-образ с целью убить. Не проще ли было бы грохнуть такое угрёбище в самом начале повествования?
   Не, нельзя было грохнуть. Нужно было обрядить героя в рясу.
   Нуар ли это? Увы, нет. В нуаре главгер часто бывает гадом, который потом, при ближайшем рассмотрении, оказывается не такой уж гад. Именно об этом говорится в Правилах конкурса - "размытость главного героя". В рассматриваемом писеве главгад - советское время. А главгер -- постоянно перезагружающийся конструкт, плод когнитивных потуг автора текста.
   Криминал? Кто поверил в криминальность корчей героя и фоновых персонажей у гаражей? Кто поверил в порыв маньяка? Речь не о мотивах, которых у маниакальных личностей может не быть. И не о логике - а чего бы самому не сдохнуть. А? Не, он вечноживой, как Ильич. Только в рясе.
   Сексуальная линия, отмеченная в самой Википедии, на которую ссылается автор? Нетуньки.
   Депрессия, тоска выжимаются из людей, которым не повезло родиться в эпоху перемен. Помните китайский афоризм на эту тему? Во-о-от. Но они были не такими, как в тексте.
   Мир напоминает деревню Гадюкино, которую смыло дождём.
   Жуткая тенденциозность, недостоверность не сделали текст стильным. Потому что мертвеца во что ни обрядить, его не оживишь. И мир текста мёртв. Аминь.
  
  "В логове каскавеллы", или реквием по девяностым
   Лёха запал на текст, потому что автор воскресил умершее время, дал возможность герою преодолеть непреодолимое, втиснуться со своими мыслями-параллелями в культурный контекст эпохи. И хотя автор лоханулся с самого начала, относя свой текст к детективу и хоррору, живые картинки так ярко и щемяще-правдиво передают атмосферу рынков девяностых, что просто спасибо ему за это. Память человеческая такая заботливая, что стирает болезненные воспоминания для сохранения наших организмов. И забываешь всё, а тут раз - и ты снова молод. Дождь, вещевой рынок, наезды, растоптанная и заплеванная правота, которую защищать себе дороже. Лёха разлива девяностых годов всякого навидался, как не то что киоски и закутки громились, страна трещала, когда её рвали на куски.
  Автор сей трогательной прозы предложил нам прямо перпендикулярное правде жизни развитие сюжета. Его право. Но он ступил на стезю, которая граничит не только с идеализацией главгероя - а кому какое дело, хочу и делаю его суперменистым. Эта стезя приводит к грешку, именуемому недостоверностью. С прозой привыкли обращаться абы как: а, в жизни чего только не бывает! И действительно, "Случай, бог-изобретатель" (с) может преподнести сюрпризы. Лёхе очень хочется, чтобы этот казус был положительно воспринят читателем. Но нет. Это неонуар, детка.
   Сразу, пока не дошло дело до косяков, ещё о положительном. Во-первых, это герой классического нуара: да, убийца, но по праву; да, в нём противоречиво уживаются служение музыке и жилка собственника, для которого добро превыше жизни. Во-вторых, он продвинут, Лёха в те времена не слышал о киберпанке, не знал подробностей о криминальном прошлом музыкантов, то есть принимал дозированную и ректифицированную информацию. Герой запросто может продумать многоходовку. На его стороне "госпожа удача". В-последних, он философ-фаталист, который отдаёт себя на волю судьбы. Но не человека! И за это к нему испытываешь симпатию.
   Есть чудная сюрная сцена сна:" Перед глазами разрастается тьма. Сначала вспоминаю, а потом вижу - Гагарин вернулся и ездит по городам. Я стою в толпе на площади Ленина и тоже пытаюсь его разглядеть, но вижу только толпу. Духовой оркестр играет что-то похожее на Deep Purple. Меня стиснуло между мужиками, габаритами и интеллектом похожими на огромные валуны. Гагарина не вижу, только чёрный Ленин насмешливо улыбается с постамента." Каково сплетение иронии и символов, а? Есть удивительно точные и красивые описания. То есть описание: "Они настолько новые и чистенькие, что кажутся вырезанными из журналов с недвижимостью" Сразу же ложка дёгтя: из журналов (каких?) недвижимости. В самом журнале, понятно, недвижимости нет. Таки она не картинки.
  Очень понравилась классическая самоирония героя - "счастливая мумия", "сегодня ей (головой) совсем не работал". И да - нужно писать "ею", а не "ей".
   Рассказ не вычитан. И за это автора нужно выпороть. Ну что это такое: пунктуация - полный беспредел; "сачёк", хотя суффикс под ударением и нужно писать О; цифры в тексте; неверные пробелы; лишние слова; описки - "щакуток"!
   А что приобрёл Олег у Самвела? Кстати, перс как живой перед глазами. Лёха подумал, что оружие, но почему-то не припомнит ничего в руках героя, кроме монтировки.
   Всё, что происходит после разговора с вахтёром, вызывает вопросы и упрёки в недостоверности. Лёха туп для создания детективов и триллеров, но и то такого бы не понаписал. Но тут дело каждого конкурсанта - верить автору или нет. Для Лёхи весь интерес закончился с первыми непонятками.
  Ладно, пусть вахтёр выдаст Олегу нужную информацию о отнюдь не последнем лице города. Но ведь этот разговор - начало краха всей операции. Вахтёр не будет скрывать, кто интересовался прокурором. Даже в советские времена инфа о частной жизни сильных мира сего, в том числе телефоны, была закрытой. Ну не мог он просто так оставить открытым дом в неогороженном и неохраняемом посёлке. Сачок возле террариума - рояль в кустах. Можно подумать, что прокурор любил доставать и гладить любимую зверушку. А сачок таки интерьер портит. Прокурор нагнулся при виде разбившегося стекла? Реально? И как это уберегло бы его затылок и спину от осколков? Почему он просто не отскочил? Верно, тогда бы его было труднее достать монтировкой. Стрельба возле дома не смутила жильцов других домов? Бывало и такое - а кому интересно соваться под пули. Но запомнить, позвонить, донести они смогли бы. В общем, неверия много, вплоть до того, смог или не смог бы Гриша выстрелить вперёд героя.
   Но самый главный прикол - ясновидение героя: он знал, что прокурор умер! Да, кость трещала, кровь брызгала - ну и что? Взгляд-то прокурора на оружие был пе-чаль-ным! Эмоции выражал, что не бывает с человеком, у которого смертельно травмирован мозг. Треск и кровь не показатель смерти, равно как и сохранность кожных покровов не гарант отсутствия повреждений мозга. Добить нужно было его для пущей достоверности.
   Спасибо за отличную половину рассказа!
  
  "В чёрной рамочке", или нафига я это читал?
  Текст написан лёгким, как касание бабочки, слогом; чудесный синтаксис; правильная выразительная речь профессионала; "пятёрочный" сюжет, в котором все элементы налицо; нарушения норм не выявлено (Лёха не сильно-то и вчитывался по своим причинам). Отчего же столь достойный текст не цепляет? Вот этот вопрос стал единственным, который Лёха себе задал после прочтения. Но так быть не должно! Пусть Лёха плохой читатель, ему пофиг, кем его сочтут, главное - чтобы чужое слово взрывало мозг, рассыпалось чудным фейерверком картинок. Главное - не париться над рассказом, пытаясь натянуть единственную сову-мысль на глобус в тридцать кило. Но поскольку иных вопросов Лёха задать себе не может, он будет решать тот единственный: а чё так неинтересно, а? Лёха понимает, что не все тексты ему по мозгам; к примеру, он вчерась сунулся в "Десдичадо" и быстренько назад высунулся. Нечего ему делать на том непонятном рассказе. Но Рамочка-то универсальна! Она строго соответствует официальным рамкам мейнстрима!
  Ладно, давайте малость порассуждаем. Со времён "Утиной охоты" помним, как это неприятно - получить известие о своей смерти при жизни. Герой текста, журналист Денис, в такой момент "не чувствовал вообще ничего". Ну автор, молодца, отжёг так отжёг! Герой ничего не чувствует, читатель и подавно не будет чувствовать. Более того, перед этим "ничего" автор подсунул информацию: "Что чувствует и о чем думает человек, читая собственный некролог? При условии, понятное дело, что сам он вполне живой и определенно находится на этом, а не на том свете. Когда-то давно, еще в школе, Денис пытался представить себе это..." Лёха был щисливым школоло, его интересовало много чего, но вот что индивидуй чувствует, читая некролог, - ни разу. И между Денисом и Лёхой сразу возникла дистанция. Автор, блин, этим не удовлетворился, и давай просвещать Лёху: "В приключенческих романах, которыми он зачитывался... А в реале, по слухам, один тип..." А вот не надо этого делать в художественном тексте, не надо! При необходимости Лёха научпоп или Вики прочтёт. Вы, автор, картинки мне покажите, я ж потребитель мейнстрима!
  "Хрен тебе, Лёха", - подумал автор и стал расширять дистанцию, ляпнув: "Глаза бегали..., но словно бы до конца не понимали, что читают" Реально? Если автора не смущают эти способные к когнитивным процессам глаза, то Лёха добавит: его, Лёхина, жопа не выносит такого перегрева мозгов, которые не справляются с фильтрацией авторского базара.
  Вы не забыли, что мы исследуем, почему текст не цепляет? Есть такое в искусстве - обаяние зла, когда вопреки тому, чему учили мама, общество и Библия, мы вдруг начинаем "болеть" за героя-асоциала или антисоциала. Денис - мелкое и недалёкое создание, он не плох и не хорош, таким его сделал автор. И таких не любит читатель, если автор специально не исследует тему "маленького человека", особым образом организуя мир и лепя соответствующего героя. Денис вспоминает о том, что была мысль загодя накропать некрологов; о том, что он приврать в рабочем материале любит. А почему тут же не вспомнить о том, что "дорогая редакция" готова на всё, вплоть до убийства, лишь бы приобрести популярность? Почему эта мысль приходит ему в голову тогда, когда уже поздно? И ещё один момент. Журналистов очень не любят в народе. Наверное, Денис сейчас показал почему. Журнашлюшки, журнализды - вот как называют представителей древнейшей профессии на сайте Спортс Ру, где Лёха зависает гораздо чаще, чем появляется на СИ. Не полюбят никогда Лёхи такую продажную мелкоту, как Денис. Ну, думаю, вы поняли, почему все дистанции обрываются пропастью.
  Непонятно, почему Дениса время от времени называют молодым человеком или журналистом. Лёхе не нравится, когда индивид теряет имя.
  Правильный, но не цепляющий текст. Пусть он найдёт горячих поклонников, это будет справедливо. А Лёха несправедлив, он пристрастен, мстителен, ядовит. Да, бывают такие порося-каскавеллы.
  
  "Этюд в багровых тонах", или Конан Дойл нервно курит в сторонке
  Э... велено было обнюхать нежно. В Лёхином понимании это кратко, побыстрее убрав свой пятак от текста. Ладно. Это, конечно, нуар. Наваристый, то бишь нуаристый, не подкопаесси. Поданный в кратких сценках-картинках, лишённых мира, времени, пространства в понимании более широком, чем спальня бандерши. Кратко, хлёстко, и вообще "весомо, грубо, зримо" (с) Героиня такая вся из себя неоднозначная, профессионалка, конечно, из своей койки решающая, кому жить, кому умереть и успевающая порефлексировать на тему "как мы до этого докатились". Ни одна деталь описаний, с трудом просматриваемого сюжета, ни один характер от нуарных требований не отходят.
  Естественно, что текст представляет собой этюд в прямых двух смыслах этого слова - ролевую игру и подготовительный набросок. Персонажи исполняют заданные функции, всё в целом - материал для превращения в полноценный рассказ.
  Лёхе представилось, что с повестью Конан Дойла сей этюд роднит только название да антиклерикальная направленность, так сказать. То, что в последней автор переплюнул знаменитого писателя, который не уставал после написания своего Этюда расшаркиваться перед мормонами, всем ясно. Ещё помстилось, что автор преследовал цель насобирать как можно больше киноштампов. Вроде как литературный "Лимонадный Джо". И всё звучало, звучало в ушах "Танго Роксаны", только с содержанием наоборот. Вот, максимально нежно, как и заказывали.
  
  "Прощай, оружие, или "Прощай, малыш"
  Хех. Знаю, авторы, которые пишут про бравых вояк, любят свернуть на богоспасательную тему. Знаю, как к этому относятся сами вояки. Но ладно, после Первой чеченской-то уже двадцать лет прошло, герой воюет лишь с конкурентами. Ну, услышал человек фразу из глюка прошлых лет, и завертелось. Хорошо завертелось, с красочными описаниями чувств и ощущений героя, с красочными сценками бреда, с элементами красочной боёвки.
  Но не нуар ни разу. Героев нуара "Отче наш" во время операций/сцен не ведёт; их сопровождают пороки, страсти, безумие. Как бы "Богородицу" они видят в эротических снах, а то и имеют в реале. Так что об этом тексте, при всём пиетете к воякам, Лёха тоже отозвался нежно. Не нуар.
  
  "Призрак будущей меня"
  Вот это глыба, вот это нуарище! Офигенный текст, с которого даже прёт чисто по-нуарному! Всякий, кто приобщился, конечно же, подумал о "большой, но чистой" (с) литературе. И что ваял это голимое эстетство и щегольство поехавшей крышей настоящий Мастер. Поклон вам, глыба, человечище, талантище от Лёхи-поросёнка. Он срывает в восторге свой дырявый цилиндр и бросает вам под копыта, простите, под ноги. Лёха не хотел обидеть, он просто искренне восхитился, мол, человеку такое создать слабо, не иначе происки лукавого.
  Этот замечательный нуар по стилистике напомнил текст на недавних Играх фантастов, где Лёху так перекормили многозначительной, детализированной, "немножко нервно"й эстетикой, что он чуть не сдох. Потом ещё долго рвало красивостями, а средства языковой экспрессии вызывали дрисню. Там был патагент в виде любовной линии. А Призрак пронзил Лёху болью, тоской, желанием обрести целостность и покой в небытии. Лёха восхищённо цокал языком, на три раза перечитывая каждое описание, каждую деталь. Восхищение доросло до полного отупения и бития себя копытами по морде: ну почему после такой красоты Лёхе хочется гадить гадам, палить в них, сопровождая презрительным жестом каждую смерть очередного гада. Текст ведь учит не тому! Он, можно сказать, ничему не учит! Нахрена такому нуарищу какая-то идиотская идея, когда ненавидеть мир - такое громадное наслаждение, ждать смерти - единственное нормальное занятие, видеть везде демонов - одно из семейных благ, убивать их с помощью Призрака самой себя - главная преференция героини.
  Как бы хотелось Лёхе загибать вот такое: "Небо - стальной давящий пресс - сминает меня". Но нет. Для этого нужно быть урождённым художником, нужно иметь глаз-рентген, глаз-алмаз, уметь видеть беспощадную правду и резким - "Нате!" - бросать её в лицо людишкам. Правду, оголённую правду пишет автор: "Люди мутируют до неузнаваемости. Пышущая жизнью плоть и кровь обрастает жиром, желчью. Протухшее мясо, которое еще существует, еще дышит, волочит себя по миру безо всякой цели. Огрубевшие души с нагноившимися ранами". И все Февроньи, чьё жизненное достояние - перманентная ненависть к миру, подтвердят это. Про неФевроний автор не пишет. Он знает толк в извращениях том, что такое настоящий нуар! Более того, занять место гнилой Февроньи предстоит и героине. И все её закидоны вполне логичны и обоснованы. Уж лучше ранняя смерть, чем плазмолиз при жизни.
  Чёто Лёха съехал не туда, он ведь взялся восхищаться средствами языковой выразительности. В их основе даже не "тёмная сторона", как обычно говорится, а нечто низменное с пятьюдесятью оттенками адского: "Кругом сплошная серая хтонь. Свердловское растянулось длинной кишкой, по которой я тащусь в старом "форде" не хуже куска дерьма. Кто вовремя не уезжает отсюда, заканчивает самоубийством или белочкой, что в принципе одно и то же. Это город бесов." "Закрываю дверь и плетусь в комнату, прочерчивая по стене невидимую линию дулом пистолета. Мой путь. В никуда. Полотенце падает на пол, моя нагота интересна может лишь паукам по углам... Снега больше нет, он превратился в дождь. Мерзкий дождь серого промозглого мира. Постукиваю пистолетом по стеклу, в такт дождю, в такт невидимому маршу. Мерно колышутся пустые ветви. Они обнажены, как я, оголены донельзя. Как живые нервы." Обнажёнка в прямом и переносном смысле, низменное и ужасное политы сиропчиком депрессняка, посыпаны орешками-шизофренией. Под блюз суицидальных мыслей поданы читателю. И вкуснее этого блюда не найти.
   Из чисто технических деталей смутила манера подачи образа героини - на пике перманентного гротеска. Зачем? К финалу она уже не воспринимается живым образом, приобретает яркость и статичность театральной декорации: издалека - нормально; приблизишься - тьфу, мазня.
  Образ Аси-призрака очень, очень Лёхе понравился. Если честно, инфернальную природу этого образа Лёха не разглядел. Просто проекция из будущего, где удел героини - мягкие стены и плотно спеленавшая тело рубашечка. Потому что прирак ведёт себя как сумасшедшая: гримасничает, жестикулирует. Убивает. Классно!
  Автор, спасибо за рассказ!
  
  "Любовь до крови", или дратуй, трололо!
  Ага, наконец кто-то решил потроллить этот серьёзнейший конкурс и внести разнообразие в животрепещущие вопросы типа "нуар или нет". Лёха зело одобряет. А вот авторский ник накануне праздника межгалактической значимости расстроил. Что за детский сад - переть с собой на конкурс карамели? Лучше бы дама была с кайпириньями, кизлярками, крамбабулями. Лёха ники с карамелями не дегустирует. А вот авторшу... Лёха кладёт ей на холку копыто и пожёвывает её ухо. Спросите, откуда такая уверенность? Кто, как не прекрасный пол, отправит в бандероли своему герою стандартный набор к двадцать третьему февраля: кофе, туалетную воду? "А свечки?" - спросят все, кто будет читать предпраздничный Лёхин отзыв. "Дамы любят сунуть в подарок какую-нибудь хрень типа зажима для галстука", - ответит Лёха. "Говорящие" имена собственные авторы-мужчины забывают сразу же, как получают школьный аттестат. А девочки-отличницы помнят и маются этой дурью до последнего написанного романа. Только им придёт в голову развести в аннотации такую двойную дихотомию. Всё Лёхи напишут так: любовь - это то, что крайне необходимо организму. Ладно, составляем отзыв далее.
  Нихрена ж эта шустрая Марта задурила голову герою! Посылочка, обед, стихи, завтраки... и всё это в густом тумане. Это не у Блока: "...дыша духами и туманами". В тексте автор позволяет героине надышать до потери видимости, словно она какой-нибудь Змей Горыныч из чужой оперы. Ух, как Лёха таких не любит - а кто любит девушку-выхлопную трубу? Тем более у неё, братцы, "на бледной до прозрачности коже выгодно выделялись огромные оранжево-карие глаза, усыпанные темными ресницами". Нет ни одного существа на земле, у которого бы не веки, а глаза были усыпаны ресницами. Волосатые зенки - вы себе это представляете?!! Да и сам герой хорош: на улице фосфорически-зеленоватый свет солнца, а он, вместо того, чтобы искать бомбоубежище, противогаз и сухой паёк, прётся на почту! И вообще какой-то странный в авторской подаче :" С юношеских лет ему хотелось большой любви с женщиной, которая по достоинству оценит его талант и разделит с ним нелегкую судьбу писателя". Лёха икнул даже: раз имеется большая любовь, тогда что есть маленькая? И какой любовью занимается сам Лёха? И ещё в тексте есть фраза, которая опровергается и биологией, и личным всехним опытом: "Нежность захлестнула все естество Мартина". В общем, герои стоят друг друга, писатели хреновы.
   Марта оказалась сожжённой во времена царя Гороха ведьмой, которая вылавливает дурачков и потребляет их жизни для поддержки своего существования. А что бежняжке делать? "На дурака не нужен нож, ему с три короба наврёшь и делай с ним что хошь" (Лёха не ручается за точность цитирования, да он накануне праздника ни за что не ручается) А Мартин сгинул ни за что.
  Написано ровно, хорошим языком, в духе викторианских романов, которых Лёха не читал, просто на всё непонравившееся он ставит клеймо: викторианский роман. Единственное замечание: коли у вас, автор, замыслен викторианский роман, так пишите его в соответствующих выражениях. А то что за смесь "французского с нижегородским": "Его возлюбленная сегодня осталась на хозяйстве". "Возлюбленная" - катит, а "осталась на хозяйстве" - нет. Вот про завфермой Лёха может так сказать - осталась на хозяйстве, то бишь на ферме. Викторианская дама "не покидает дома".
  Не нуар это, господа, не нуар. Троллит кто-то нас.
  
  "Смертельный разговор", или дратуй, тро-ло-ло 2
  Вчера Лёха праздновал. Сегодня - ни-ни. Но отходняк словил крепкий. Пришёл на СИ за новым рассказом и "аж заколдобился". Зовите санитаров, Лёхе всюду чудятся тро-ло-ло. Вот смотрите: "Верха и низы сливались в темноте и характерном в этой местности, тумане." Если низы, согласно словарям, - это низшие слои населения, нижние ноты, то что же получается? Либо какой-то свальный грех, при котором низшие и высшие слои совокупляются, либо какофония на весь мир! Пожалели бы Лёхину похмельную головушку, автор! Но автор не пожалел и вдарил трюизмом, то есть банальностью: "Весь город засыпал. Гасли огни" Вот если бы город спал при включенных огнях!..
   Автор продолжил отжигать, а у Лёхи кончился запас пенталгина. И если он вдруг в конце отзыва заорёт по-матерному, то виноват будет автор. Садист-провокатор. "И только в закоулках, не внушающих особого доверия, включались неоновые вывески, из магазинов появлялся яркий свет, освещающий почти всю улицу, оставляя во мраке остальной мир. Но только издалека это полотно казалось уютным раем на земле." Вот нихрена не понял: закоулки не внушают особого доверия, поэтому их освещают. Странная логика, но всё же логика. Но почему _почему_ не внушающие доверия "закоулки кажутся уютным раем на земле"?!! Или "полотно" - это не закоулки? "Если приблизить (кого вы собираетесь приблизить, автор?): мы увидим поистине ужасающую картину: мусор, стоят баки, из которых с огромной силой вырываются языки пламени и около которых ходят пьяницы и наркоманы в рваной одежде" Мамадарагая Хавронья, бездомные люди "поистине ужасающие", а они только-то и сделали, что принялись греться. А как автор назовёт такие явления, как убийство, насилие, терроризм? "Думаю, в целях вашей же безопасности, лучше вообще не оглядываться по сторонам, иначе можно натолкнуться на бездонный взгляд, мимо проходящего человека" Да-да, если вы находитесь в гуще маргиналов, то главное - не оглядываться. И тогда вас не убьют, не изнасилуют, не ограбят. А вот если натолкнётесь на бездонный взгляд... всё, хана. Если, к примеру, взгляд вообще не характеризуется, потому что зрачки в точку или человек уставился куда-то за ваше плечо, на ваш афедрон, ноги, личико - то ничего страшного. Главное - не бездонный.
   Следующее не комментируется, ибо "один татарин в два шеренга становись":"И в этом месте оказывается Иван Валерьевич. Он был знаменитым режиссёром, сыскавший большую популярность в Англии." Лёха прочёл дальнейшее и вспомнил не только маму Хавронью, но и папу Борьку: "Под его носом красовались аккуратно уложенные усы, а над бровями - большая морщина, сразу бросавшаяся в глаза, после очков". Автор исковеркал реальность, как только сумел. Ладно, пусть усы требуют укладки - а что делать, если они локоны, но броситься в глаза и "сразу", и "после очков" не-воз-мож-но!
  Далее, спасибо тебе, Господи, начинается наконец разговор. Лёха читал и ждал, когда он станет смертельным. Ну, он и стал:
  - Извольте сэр, но я не могу полностью согласиться с вашим мнением по поводу артистов, - быстро вклинившись в довольно непредсказуемый разговор, возразил Иван, - Большинство из них были приглашены из знаменитейших театров Европы.
  Как вы увидели, всего лишь непредсказуемым. Однако близким к смерти мозга (читателя):
  - В этом и заключается проблема, что они пришли, будучи из разных стран, и, исходя из своего менталитета, не могут дружно работать в одном коллективе. Между этими двумя людьми завязался спор на тему кинематографа.
  И вот однажды произошло чудо: автор вдруг приступил к созданию сцен согласно заявленной теме. И что случилось? Старик признался, что он тоже режиссёр и его преследуют. "Лицо Ивана от плохого предчувствия скривило поистине пугающую физиономию" О как! Но это ещё цветочки авторского изобразительного мастерства. Ягодка вот вам: узнав, что за стариком охотится мафия, Иван Валерьевич начинает спрашивать "с заинтересованным, до сумасшествия, лицом", а потом ему делают предложение, или он его делает - хрен поймёшь:
  -Я больше не видел в тебе спонсора в мою жизнь. И сейчас я вам предлагаю вместе улететь из этого проклятого города куда-нибудь в Америку. Вы согласны?!
  Разговор снова возвращается на "смертельную" траекторию:
  - Надо хорошо подумать, но мне так очертенела жизнь в этом городе, что, скорее всего моим ответом будет 'да, конечно', а сейчас давайте поговорим на более отдалённые темы. И следующие два часа они продолжили разговаривать на тему, в которой хорошо разбирались - в кинематографе.
  А потом вдруг происходит смена фокала, действующего лица, смысла, наступает агония Лёхиного мозга: "На следующий день режиссёр зашёл в кабак, и к его удивлению не нашёл там своего знакомого...К сожалению, из света осталась только неоновая вывеска, из-за чего читаемость текста намного снизилась, но прочитать заголовки я (!) ещё мог." "За это вечер он выпил около трёх бутылок спиртного" - это снова кульбит фокала. Лёху иногда поминают при виде нажравшегося в хлам человека: "пьян как свинья". Но Лёха ни разу ещё не употреблял столько спиртного, хотя ему пофиг: сало нейтрализует любое количество. А вот поведение героя и полиции - это вообще глюк какой-то: "У него сильно пошатнулось здоровье, и весь оставшийся день он провёл лёжа возле памятника. Его часто отгоняла полиция, но от безысходности, он снова и снова возвращался обратно" Чего герою не лежалось дома, что помешало полиции доставить его в участок?
  Далее ни о каком разговоре упоминаться не будет. Сплошное молчание, растянувшееся на сутки. Зато появится грамматическая ошибка, которая не позволит автору сдать ЕГЭ: "Поднеся пистолет к виску, в его голове все же появляется мысль". Автор, по-вашему, мысль поднесла пистолет к виску? Ибо причастие всегда выражает добавочное действие субъекта, выполнившего основное, обозначенное сказуемым.
  "после чего произносится выстрел". Выстрел вынес всё-таки мозг Лёхе, несмотря на крепость его черепной коробки.
  Нас, господа, продолжают троллить.
  
  "Кукла в подарок", или "карету мне, карету" Скорой помощи
  Ребзя, ну зачем вы так с Лёхой? Он припёрся на конкурс, Верочку свою прикатил, стал читать, обзирать, участвовать, словом. А вы его троллить начали. После чтения этой шедевры - "Куклы в подарок" - Лёха обзванивает аптеки, удивляя фармацевтов: все маски спрашивают - предохраняться от короновируса, а Лёхе нужны шапочки из фольги. Защититься от политизированной агитко-кричалко-проклиналки.
  Не, от политики в той или иной дозировке в художественном тексте не избавиться, ибо имеются авторские убеждения/платформы/партии/блоки, и проявляются они в отборе материала, конфликтах разного ранга, проблемах, эмоциональной направленности, авторской оценке, акцентах повествования. Но! Всё это на художественном уровне, а не в виде плоских, картонных сцен и марионеточных действий героев. Нет художественности - получайте продукт, подобный Кукле. И снова у Лёхи впечатление, что его жёстко троллят. Ну не бывает таких "произведений", как последние три, на конкурсах. Что, Лёха конкурсов не видел, что ли?! Ладно, он выскажется дальше, но вы уж вызовите Скорую заранее.
  Текст дюже странно организован. Разговор подруг, проклятый подарок - "площадь-автозак-ОВД" (с первым комплектом героев) - жена росгвардейца пытается спасти дочь (второй комплект персов) - левая бабушка докладывает совершенно левой Даше (третий комплект), чем всё закончилось. Таки никто не отменил ещё структуру рассказа, поэтому Лёха вопрошает: а где развитие действия, кульминация? Где художественные образы, где характеры, поданные в их развитии, противоречиях или гармонии? Почему полно нелепиц? Лёха аж посинел, когда прочёл про обряд с вызовом трёх (!) дьяволов по сценарию из Интернета. А избиение на площади тремя(!) росгвардейцами одной девушки? Парней там не было, которые привлекли бы внимание росгвардии? Мало того, что били втроём дубинками, так они ещё и по волосам топтались! Которые, нужно полагать, были длиной, как у Русалки на Дубе том, или у Рапунцель, или у кузена Это из фильма "Семейка Адамсов". А бутербродики-то свидетельствуют, что цель той бодливой молодёжи была такая: попасть в автозак, ОВД, потом - в новости СМИ. "Пошуметь", одним словом.
  И да - не нуар это, не нуар.
  
  "Поцелуй вдовы"
  Лёха детективы любит, читает с удовольствием. Этот текст не зашёл. Во-первых, потому что Лёха не верит вот таким Бекки, и в них тоже не верит. Наверное, из-за тяжёлого детства, а может из-за того, что эти Бекки сразу начинают палиться на мелочах. Чувиха имеет нюх на сенсации, а её не ценит главгав? Быть того не может. Ибо сенсация - то, что кормит его самого и даёт жизнь его газете или чему там. Во-вторых, коли у нас конкурс нуара плюс жанр детектив, не нужно впаривать Лёхе долго и уныло, что делала героиня: блуждала, не стала запихивать, скинула, включила - вы, дорогой автор, в своём уме? Однако нет, иначе бы не стали потом рассказывать о салатике, эспрессо, пироженке. И даже потом, в один из шикарнейших моментов на кладбище - дождик заплакал, цветочки, героиня заплакала - этто чьто?!! Девушка Бекки, не так пишут детективы! Лёха туп давать советы, может только предложить прочесть серию "Криминальный роман", "С.А.Д." и т. д. Спиллейн, Хэммет будут лучшими наставниками на стезе написания детективов. А то знаете, как-то стрёмно читать про то, что Бекки прилетела в провинцию за сенсацией и села искать её в ноутбуке. И про присылаемые сведения тоже не верится. Причём самому автору, иначе бы не было отмазки в финале:
  - А финансовые отчеты? Разве их прислали не из редакции?
   - Прости Бекки, но я на три дня уезжал по личным делам, и твой запрос увидел только сегодня утром. Понятия не имею, кто, и какие файлы тебе присылал.
  Апофеоз экшена - побег предназначенной на убой героини. Подумать только: наручники не смогли до конца застегнуть! Они так устроены, что их можно застегнуть или расстегнуть, а третьего положения не дано. Да что там наручники! Героине нужно скорей уносить задницу и - хоба! - тут же потайная дверь. Решение залезть в гроб к покойнице, конечно, самое лучшее. Вряд ли оно обманет того, кто задался целью грохнуть, ибо гробы-то по определению одноместные. И хорошо, коли покойница - свежачок. Автор умолчал о её состоянии, и зря. Потому что бывают такие стадии, когда проще разрешить себя пристрелить, чем повторить действия героини. "Остов" - это скелет. Откуда у него на черепе цветы?
  Итак, за что же стоит читать текст? За интригу, которую автор, как Лёхе показалось, не дотянул, не дожал, не прописал. Вот вместо нудных "что делала" или всяких "заплакал" заняться интригой - и читатель бы выдохнул только тогда, когда всё прочёл.
  
  "Сын мой"
  Лёха читал рассказ и удивлялся. Чтобы заслать текст на нуар, он прочёл всё доступное про маньяков, попытался прочувствовать и восхититься. Автор "Сына" делает нуарно читателю, просто пребывая самим собой. Это Лёха о естественности написанного - строении текста, ритме фраз, сценах и диалогах, с которых облуплено всё, кроме смысла, вся шелуха типа словесных наворотов, объяснений, описаний и т. д. Морали и соплежуйства в том числе. И в результате, что удивительно, Лёха не может проникнуться и посочувствовать герою, от которого же мама сбежала! Воспитывал маньяк-одиночка! Лёхе кажется, что от героя удрала не мама, а всё человечество. И не врачиха измеряет ему бошку, а он прикидывает, что сделает с этим человечеством: как, где, когда. Потому что человечеству нужно было не когти драть, а давить на месте. Поскольку оно лоханулось, пусть терпит. Не сыграл природный инстинкт самосохранения, значит, оно труп. Ведь можно было по крайней мере не доставать чувака!
  Текст не особо понравился, потому что в нём только две пронзительные сцены: заплыв среди мусора и два торчка в паравозике. Вот это шикарно! Картинка на грани минимализма, а смыслу - вагон. И символики тоже.
  Папаша, считает Лёха, подкачал, и весьма. Уж больно наигранный образ (исключая сцену заплыва), особенно рассказ о его смерти. Вот тут символика как грим на покойнике: отец повесился в номере шестьсот шестьдесят на шестом этаже, как бы объясняя, откуда он такой явился на землю и кто настоящий отец его мальцу. Фигня это всё. Ну и сцена,где он в крови является своему ребёнку, тоже негодная, как и то, что он деток не заманьячивал. Так Лёха думает, но объяснить не может.
  Бабские образы в рассказе такие, что Лёха бы их сам пришиб, несмотря на отсутствие всяких криминальных способностей и потребностей.
  Вот такой винегрет впечатлений.
  
  "Хвост Кикиморы"
  Ну что, рассмотрим нуар в Лукоморье? Рассказ о преступной деятельности няньки, которая заражает бредом ребёнка Женечку. Что лучше для нуара - современная нянька, отрубившая дитяте голову/бросившая питомца в лесу на лютую смерть/хлещущая младенца, как кучер лошадь, или вот эта аринародионовна, которая деформирует нежную детскую психику? Лёха на стороне ариныродионовны, которая не даёт угаснуть в забвении персонажам русского бестиария. Ну, подумаешь, заболело дитя, бред такой тяжкий - так пусть закаляется, а то, понимаешь, от мамы-наркоманки переняло надломленную психику, общую виктимность, отсутствие иммунитета. А нянька - что нянька? Сотни тысяч таких по России, нашёптывавших детям о тёмной стороне бытия. Нуар? А ХЗ, текст классно написан, экспрессивен. навевает воспоминаия о счастливом детстве, когда читал и боялся под одеялом, что совсем не одно и то же, когда идёшь ночером по улице и боишься.
  
  "О чём болтают вороны"
  Сказочная зарисовочка, не полноценный текст. Кое-какой мир создан, очерчены герои, минимум событий на фоне громоздких описаний. И нихрена не понятно, кто это чёрный в сапогах и капюшоне, что стало с мальчонкой, почему двое оставшихся висельников растворились в дожде, кто пристрелил ворона "Никогда" и заменил его на трепливых ворон, которым делать нечего при наличии трупов на виселице, кроме как гадать: придёт - не придёт. Лёха первый раз встретил ворон, которые думают о зрелищах, а не о пожрать. Произвольно расставленные запятые и отсутствие нужных абзацев, наверное, входят в авторское понимание синтасиса. Нуар? А почему бы и нет - в фэнтезийной обёрточке.
  
  "Кавай"
  Чудесный фантастический рассказик в лаконичных сценках, с первого взгляда непритязательных, но достаточно ёмких, чтобы копнуть одну из сущностных тем - а кто есть люди. Оказывается, они жертвы: в процессе колонизации планет теряют свою сущность, а может, не сущность, а просто главную маску "царя всех зверей". И та "доброта" и умение испытывать радость, которые поначалу умиляли и казались вершиной духа, оказываются на деле опасным и непобедимым агрессором. Лёха подумал, что рассказик имеет антирелигиозную направленность, он против всех Царствий Божьих, нирван и т. д., которые съедят личность, индивидуальность во имя Кавая. Высший этап развития человека всех религий - гармония в слиянии с божественным началом. Вот автор и слил землян (многозначность намеренная). Лёхе показалось, что автору писать подробнее было лень. Не нуар.
  
  "Что случается, когда кончаются люди"
  Простите, автор, но Лёха принял вас за морализда, который застревает на вершине своих представлений о жизни и поливает оттуда всё, что не укладывается в его картину жизни, коричневыми потоками ущербной фантазии или затхлой морали. Это движение - сверху вниз - у авторов такого типа не меняет векторов: они видят жизнь с одной стороны, судят о мире с одной стороны, они вообще односторонние, как пластинки начала века. Это я ругаю авторов-морализдов в целом. Наезд или переход на личности мне не пришьёте.
  Начинается текст поистине "шизофазично" (это моё восприятие, имею право о нём рассказать): "Десять вчера. Зимнего вечера". На кой ляд лексический повтор, да ещё в виде уточнения? Усматриваю в этом манерничанье, попытку придать своему тексту больше значимости, привлечь внимание неординарностью. Лёха такое не любит. Ему противно, когда автор пытается задавить мощью своего восприятия и интерпретациями фактов бытия Лёхино мировидение. А автор давит, и ниипёт! "Огни, наполненные влагой, горят тёмным светом." Это как, а? Растолкуйте Лёхе-балбесу суть этой картинки, пожааалста! Причём сей фонтан смыслов - огни, наполненные влагой, - соседствует с предложениями на грани трюизмов, банальными и ничего читателю не говорящими. Но это терпимо. Не художественно, но терпимо (тьфу, Лёха подхватил вирус манерности) Но сие: "Вода с небес льётся и льётся; кой-где даже стремительно как будто издали, свысока заприметила пожар и торопиться потушить. Чуть притихнет и срывается по новой. Припадочная. Как будто внутри водной стихии зажато кубло гремучих змей, пытающихся выбраться наружу." Вода - пожарник, по совместительству кубло змей, а в целом - припадочная! У Лёхи сейчас мозги из ушей вытекут. У него другие наблюдения о мире, о дождях, которые бывают разными, как дни календаря. Лёха даже Даля на предмет слов, описывающих погоду, просматривал. Поэтому тошно ему автор, в вашем тексте, тошно-тошно. Тьфу, снова...
  Далее автор переходит на изображение реальности на пиках гротеска: брань (что есть звуки ругани в современном языке, а не действо) вызывает дребезжание стёкол. Вопли. Убийство бабуина курицей. Богатенькие, судя по фоновым деталям, не сумели остаться людьми. Ну-ну... Хотя чего это я нукаю? Грубая тенденциозность, вступающая в противоречие с реальностью, уже не считается моветоном. Это брак в работе писателя. Предлагаю ему спуститься в места обитания бомжей. Лёха там не бывает - сожрут с костями, но бывалые люди говорят, что ссоры ещё и не так заканчиваются. Хотя и на вершине социальной лестницы, и на дне - люди, достойные того, чтобы их проблемы исследовали.
   Ну и последний пафосный образ "пятна Апокалипсиса" - вообще мрак. Человек рождается в крови. Ему жизнь спасают в крови. Он проливает её за высокие цели и идеалы. Всё это тоже - пятно Апокалипсиса? Ну и дичь вы написали, автор! Но нуар.
  
  "Без пива"
  Без сучка и задоринки, гладко и динамично написанная агитка. Цели, надо полагать, самые благие: отвратить народ от потребления продуктов, в которые ради прибыли намешано чёрт знает что. Лёхе такое абсолютно пофиг, ибо пьёт он только виртуально, а по натуре не является истериком, реагирующим на каждый вброс информации. Лёха согласен, что такое произведение может быть полезно молодёжи. Ибо нефиг травить себя для обогащения кого-то. Ну а людям состоявшимся, зрелым головой и духом, виднее, что делать. Они не позволят за себя решать и выбирать им ориентиры. Для них эта агитка только для поржать за пивом.
  Лёхе уже в третий раз встречается рассказ, связанный с деятельностью журналистов. Однако, тенденция. А может, отзвук прошлого века, когда профессия рубаки-правдолюбца приносила громадные прибыли. Ну и смерть, естественно. А с ней и славу. В начале нашего века в народе настроение уже не то. В принципе, журналист, как и киллер, всегда будет востребован. Но, помилуйте, не в таком же дырявом с точки зрения логики сюжете! На "журналистское расследование" (господи, уже штамп на конкурсе) направляется не волк, а волчонок, у которого настроение - хлебнуть на халяву и скоротать рабочий день. Ага, может, так расследования и делаются. А ещё проще - совсем из редакции не выходить, послать курьера за пивом и запилить это самое расследование.
  И тут, батюшки, редакционная шестёрка вдруг вырастает до фигуры охренительной важности! За ним приезжают и везут не в ближайший карьер, а в ресторан, как и обещали. А там его просит о помощи государственного уровня важный чин сами-знаете-какого ведомства. Причём чин ведёт себя так, будто это он шестёрка (вот вам материалы на бдюжечке с голубой каёмочкой), а не наш желторотый журналист. И тут - хоба! - его хватают, хоба! - умертвляют героя. Хоба, а он проснулся! Автор, вы кого хотели порадовать этой агиткой? Лёха хрюкает с отвращением.
  
  "Девушка за стеклом"
  Неожиданный вариант одной из сюжетных линий "Американской трагедии" Драйзера. Ровно и чисто выписанный мир с героями, которых не назовёшь схематичными. В деталях их поведения, акцентах сюжета история раскрывается достаточно глубоко. Месть мертвеца получилась эффективной и изощрённой.
  
  "Запасной вариант Творца"
   А вот понравилось! Лёха вообще любитель жесткача и безнадёги. Особенно если находится место для красивой позы героев, душевной цитатки и смачной общей гибели - чёрт с нами, после смерти у нас никто ничего не отнимет. Мы прихватим с собой лучшее - "воспоминания о радости". Мда... Лёхе так помстилось, что рассказ грешит избыточностью одних сцен, недостатком других; что не всё органично вплетается в мир и напоминает подгонку решения под ответ. Но понравилось, и нуар к тому же.
  
  "... и убить тебя неосознанно"
  Вот ХЗ что за текст. Обе части написаны мастерски, Лёха знает только одного автора, который может сделать подобный фактурный, тематический и стилевой кульбит. Но при чём здесь нуар? Ладно, рискну предположить, что в первой части - винтажная деревня Гадюкино, которую смывает дождём из-за полной бесперспективности нахождения на белом свете. Заклички/причитания/песни сопровождают сползание всей деревни в воды следом за гробом-первопроплывцем. Налицо новый всемирный. Распад, деградация, сумасшествие.
  Вторая часть изображает гибель рабочего, который привязан к ещё тому гадюшнику жизненными обстоятельствами. Герой - жертва. И как всё это связать, Лёха не знает.
  
  "Почемучка"
  Знаете что, дорогой автор? У Лёхи аллергия на тексты из одних диалогов с репликами-кирпичами. Можете сами себе написать отзыв вместо Лёхи? Можете - вперёд и с песней.
  
  "Священное Дерево"
  Прикольно, Лёха хрюкал одобрительно, пока читал. "Говорящие" имена собственные доставили. Сценки показались менее удачными, а где-то даже нудными, предсказуемыми. Мир - квадратно-гнездовая планета выморочной галактики, герои - сплошь либо живые покойники, либо святые деграданты. Кое-какие параллели с нашей реальностью веселят, не более. Язвк прикольный, сответствующий миру. Не нуар, автора догнать и напинать за разводку )
  
  "Туман"
  Написано справно, основательно, со знанием дела. Давайте сразу решим вопрос: нуар или нет. Ранее Лёха квалифицировал нуаром такую хрень, что ему сейчас стыдно. Но какие-никакие формальные признаки наблюдались. "Туман", безусловно, криминальный рассказ, триллер, но из признаков нуара - только преступление, которое пронизывает все слои социума, соединяя их принципом "если не ты, то тебя". Нет стильности "Сына моего", "Призрака будущей меня" (из тех, что Лёха прочёл). Нет всех оттенков чёрно-белого, герой "не размытый" ни разу, а вполне себе киллер-неудачник, простой исполнитель, которому слабо просчитать все варианты криминальной реальности. Терпила как агнец идёт на заклание. Окружение его в рассказе прописано схематично, вроде читатель должен довериться автору, который сам знает, как расставить фигуры на доске и какими качествами их наделить. Главгад какой-то странный: не то из представителей инферно, не то так видится герою, который, по идее, уже умер. Лёха, конечно, оценит текст высоко, но вот не нуар.
  Спасибо автору за туман, Лёха балдеет от туманов вообще и от созданного автором в частности. Прямо жаль, что из тумана не появилось ничего кинговского, что было бы не по сюжету. Первая часть - путь "туда", как представляется Лёхе, дезориентирует читателя - ну, отправился чувак на базу отдыха, есть за ним что-то, но по сути сплошная жиза. Сам пансионат выглядит несколько странноватым, читатель начинает предвкушать мистику. А когда обнаруживается истинный мотив поездки, становится ясно: вертолёт герой кувыркнул, а вот ему самому не повезёт. Лёха не понял, какое действие на Гарика произвело ранение о кости какой-то зверушки. Ведь Лёха помнит о коте, которого заразила какая-нибудь тварь из дикого леса.
   Заражение через порез о край газеты - простите, фигня. Даже если допустить изготовление одного экземпляра из мелованной бумаги, герой мог и не порезаться. Он вообще её мог не раскрыть. То, что в компотике что-то было "общеумертвляющее", всем ясно. Как герой сразу не окочурился от такого количества ядов, не знаю.
  Бабулька-то, которая спёрла грибы, целенаправленно принесла их начальнику? Слишком лихо прыгающий клубок преступных замыслов производит комичное впечатление. А так всё хорошо, спасибо за рассказ.
  
  "Ночь обещает быть интересной"
  Это идеально, спасибо, автор! Для Лёхи идеально, но, думаю, понравится многим. Особенно прелестно выглядит факт, что в тексте орудует не просто маньяк, а мёртвый маньяк. Лёха будто фильм посмотрел. Заметил одну описку - "вещал", надо бы вешал.
  
  "Сова - символ мудрости"
  Ой, ну что ж вы так, автор! При таких-то навыках письма наваяли опус, который можно было подписать "Кэп Очевидность". Вам уже всё сказали участники, повторять их слова не стану. Увы, такие простаки, как герой, не переводятся. Как назидательная иллюстрация текст годится, как нуар - увы, нет. Вспомните, как назвал негр героя. Таких в нуаре не бывает, это не "размытость", а чистый идиотизм. Так думает Лёха.
  
  "Полный контакт"
  Лёха тупо щурил поросячьи глазки на текст, медитировал на комментарии, думал, пока не уснул. У него нет мнени я по поводу того, является ли это литературой. Ему-то какая разница? Ни в жисть перечитывать не будет. А ошибочного оформления прямой речи прорва. Нужто посмотреть правила труднее, чем ваять вот это всё? И поначалу показалось, что автор косит под одного из "нуарщиков" СИ. Старательно косит, вплоть до ритмического рисунка фраз. Потом автора унесло в область компьютерных игр. НезачОт.
  Порося проголосовал.
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"