Тысячелистник: другие произведения.

Что такое постмодернизм?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст будет пополняться, по мере поступления комментариев. Самому лучшему и четкому определению постмодернизма, мы будем бурно аплодировать всеми листьями. Тысячелистник


  
   Что такое постмодернизм?
  
   (комментарии без комментариев)
  
  
   Текст будет пополняться, по мере поступления комментариев. Самому лучшему и четкому определению постмодернизма, мы будем бурно аплодировать всеми листьями.
   Тысячелистник
  
  
  
   Основной вопрос:
  
   *J 2006/11/28 19:12 [ответить]
  А вот кому не слабо дать нормальное определение: что же есть постмодернизм? А то чуть что - "Ах, это постмодернизм!" (с восхищением или отвращением, в зависимости от темперамента) - и считается, что всем все понятно.
  У тех, кто сам себя считает постмодернистами, хотя бы есть внутреннее согласие по поводу их же творчества? Или это просто некое собирательное, используемое, когда очень хочется повесить табличку с названием, а никакое другое не подходит
?
  
   NB! Следующий комм-цитату - смело можно пролистнуть почти до конца, но вернуться к нему никогда не поздно, ибо цитата достаточно исчерпывающая. Максим Анатольевич, думаем, отнесется к этому замечанию с пониманием. (Тысячелистник)
  
   *Усачов Максим Анатольевич (maksim_usachov@mail.ru) 2006/11/28 20:27 [ответить]
  > > 11.J
  >А вот кому не слабо дать нормальное определение: что же есть постмодернизм? А то чуть что - "Ах, это постмодернизм!" (с восхищением или отвращением, в зависимости от темперамента) - и считается, что всем все понятно.
  
  Хорошая книга о постмодернизме. О русском.
  http://www.guelman.ru/slava/postmod/
  
  ну и энциклопедия постмодернизма. ))))))))))
  
  ПОСТМОДЕРНИЗМ - понятие, используемое современной философской рефлексией для обозначения характерного для культуры сегодняшнего дня типа философствования, содержательно-аксиологически дистанцирующегося не только от классической, но и от неклассической традиций и конституирующего себя как пост-современная, т.е. постнеклассическая философия. Ведущие представители: Р.Барт, Батай, Бланшо, Бодрийяр, Делез, Деррида, Джеймисон, Гваттари, Клоссовски, Кристева, Лиотар, Мерло-Понти, Фуко и др. Термин "П." впервые был употреблен в книге Р.Ранвица "Кризис европейской культуры" (1917); в 1934 использован у Ф.де Ониза для обозначения авангардистских поэтических опытов начала 20 в., радикально отторгающих литературную традицию; с 1939 по 1947 в работах Тойнби было конституировано содержание понятия "П." как обозначающего современную (начиная от Первой мировой войны) эпоху, радикально отличную от предшествующей эпохи модерна; в конце 1960 - 1970-х данное понятие использовалось для фиксации новационных тенденций в таких сферах, как архитектура и искусство (прежде всего, вербальные его формы), и было апплицировано на такие сферы предметности, как экономико-технологическая и социально-историческая; начиная с 1979 (после работы Лиотара "Постмодернистское состояние: доклад о знании") утверждается в статусе философской категории, фиксирующей ментальную специфику современной эпохи в целом (К.Батлер, В.Вельш, Т.Д'ан, Д.Дэвис, Ч.Дженкс, А.Ле Во, Д.Лодж, Дж.Мадзаро, А.Б.Олива, У.Спейнос, У.Стейнер, А.Уайлд, Д.Фоккема, Д.Форворд, И.Хассан и др.). В настоящее время история трансформации содержания понятия "П." становится специальным предметом постмодернистской философской рефлексии (Х.Бертенс, М.А.Роуз и др.). Несмотря на программное дистанцирование П. от презумпций классической и неклассической философских традиций, тем не менее, постмодернистская программа современной философии генетически во многом восходит к неклассическому типу философствования (начиная с Ницше), и в частности - к постструктурализму, структурному психоанализу, неомарксизму, феноменологии, философии Хайдеггера, традициям "постнаучного мышления" и "поэтического мышления", а также к традициям семиотики и структурной лингвистики (см. Семиотика, Соссюр, Язык) и, в поздних своих версиях - к философии диалога, теории языковых игр. Несмотря на то, что доминирующей является тенденция датировки возникновения и концептуального оформления П. серединой 1950-х, существует и позиция, согласно которой данный процесс отодвигается к концу 1930-х (К.Батлер, И.Хассан); по оценке Эко, применительно к усмотрению "начала" П. обнаруживает себя тенденция относить его "ко все более далекому прошлому", - и если иронично моделируемые Эко попытки "объявить постмодернистом самого Гомера" и не предпринимались всерьез, то интерпретация в постмодернистском ключе априоризма И.Канта как предвосхищающего идею означивания не чужда постмодернистской ретроспективе (В.Моран). В современной философской литературе ведутся достаточно оживленные дискуссии о соотношении таких аспектов содержания данного понятия, как собственно философский, социологический (З.Бауман, Р.Виллиамс, К.Кумар, С.Лаш, Д.Лион, Дж.Урри, Ф.Фехер, А.Хеллер), культурологический (С.Бест, Д.Келлнер, Е.Джеллнер, М.Постер, Б.С.Тэрнер, Б.Смарт), литературно- и архитектурно-художественный (Ч.Дженкс, И.Хассан) и др. (при этом следует иметь в виду условность подобного разнесения названных мыслителей по департаментам, жесткость границ между которыми они сами решительно отвергают). Указанные дискуссии, в свою очередь, выводят на проблему экспликации - наряду с содержанием понятия "философии П." - и содержания таких понятий, как "постмодернистская социология", "постмодернистская культурология", "постмодернистская лингвистика" и т.д. В последнее время, однако, начинает доминировать тенденция к предельно широкому пониманию термина "П." и признанию того, что его "следует употреблять не как историко-литературное или теоретико-архитектурное, а как всемирно-историческое понятие" (Г.Кюнг). Вместе с тем, к настоящему времени утвердилась точка зрения, согласно которой "постмодернизм - эпоха не столько в развитии социальной реальности, сколько сознания" (З.Бауман). Современная культура рефлексивно осмысливает себя как "постмодерн", т.е. пост-современность, как процессуальность, которая разворачивается "после времени" - в ситуации "свершенности" и "завершенности" истории (см. Постистория, Deja-vu, Ирония). Аналогично этому, современная философия конституирует себя не только как пост-современная (собственно, postmodernism), но и как пост-философия, что предполагает отказ от традиционных для философии проблемных полей, понятийно-категориального аппарата и классических семантико-аксиологических приоритетов. Так, философия П. отказывается от дифференциации философского знания на онтологию, гносеологию и т.д. (см. Логоцентризм, Дискурс, Логотомия, Логомахия), фиксируя невозможность конституирования в современной ситуации метафизики как таковой (см. Метафизика, Онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризм) и рефлексивно осмысливая современный стиль мышления как "постметафизический" (см. Постметафизическое мышление). Последний реализует себя вне традиционных функционально-семантических оппозиций, выступавших в культуре классического и неклассического типов в качестве фундаментальных гештальтирующих осей мыслительного пространства: подвергая резкой критике саму идею бинарных оппозиций как таковую (см. Бинаризм, Хора), П. мыслит себя вне дихотомических противопоставлений субъекта и объекта (см. "Смерть субъекта", Анти-психологизм, "Украденный объект"), мужского и женского (см. Соблазн), внутреннего и внешнего (см. Складка, Складывание), центра и периферии (см. Ацентризм, Плоскость). В целом, если современное культурное состояние может быть зафиксировано посредством понятия "постмодерн", то состояние осознающей его ментальности - посредством понятия "П.". В этом плане исследователи настойчиво подчеркивают рефлексивный характер П. как феномена культуры: "постмодернизм как таковой есть не что иное, как современность для самой себя" (З.Бауман). Таким образом, "постмодерн... понимается как состояние радикальной плюральности, а постмодернизм - как его концепция" (В.Велып). Безусловно, речь может идти не о единой концепции, семантически исчерпывающей своим содержанием все проблемное поле современной постмодернистской философии: П. как философский феномен в принципе не может быть рассмотрен в качестве монолитного, характеризуясь не только атрибутивной, но и программной плюральностью, объективирующейся в широком веере разнообразных (как по критерию моделируемой предметности, так и с точки зрения используемой методологии) проектов, среди которых наиболее значительными являются текстологический (см. Деконструкция, Пустой знак, Трансцендентальное означаемое, Означивание, "Смерть Автора", Скриптор, Интертекстуальность, Конструкция, Диспозитив семиотический, След, Differance, Игра структуры, Пастиш, "Слова-бумажники", Текстовой анализ), номадологический (см. Номадология, Ризома, Хаосмос, Лабиринт, Эон, Поверхность, Плоскость, Складка, Складывание, Тело без органов, Экспериментация), шизоаналитический (см. Шизоанализ, Анти-Эдип, Машины желания, Тело без органов), нарратологический (см. Нарратив, Закат метанарраций, Метанаррация), генеалогический (см. Генеалогия, Событие, Событийность), симуляционный (см. Симуляция, Симулякр), коммуникационный (см. After-postmodernism, "Воскрешение субъекта", Другой, Языковые игры) и др. Более того, П. и не стремится ни конституировать себя в качестве актуально единой философской стратегии, унифицированной по своим основаниям, методам и целям (см. Нонселекции принцип, Логотомия) и претендовавшей бы на оригинальность (см. Коллаж, "Смерть Автора", Конструкция), ни утвердиться в качестве философской традиции (см. "Мертвой руки" принцип), программно постулируя невозможность в современных условиях реализации подобного философско-метафизического проекта (см. Логоцентризм, Тождества философия, Различия философия, Идиографизм, Метафизика отсутствия, Нонсенс). Семантическая и категориальная пестрота постмодернистской философии во многом обусловлены радикальным отказом П. от самой идеи возможности конституирования в сфере современного философствования концептуально-методологической матрицы, которая могла бы претендовать на парадигмальный статус, его программной установкой на идиографизм (см. Идиографизм) и изначальной плюральностью проблемного поля, обнаруживающего к тому же постоянные интенции к своему расширению (философия письма и текста, вариативные динамические модели социальности и субъективности, концептуальные модели исторической событийности, власти, дискурса и языка, аналитические модели сознания и бессознательного, телесности сексуальности и мн.др. - см. Постистория, Событие, Событийность, Власть, Дискурс, Язык, Языковые игры, Тело, Телесность, Секс, Хюбрис и др.). - Не следует также сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что П. является актуальным феноменом, еще не принадлежащим философской традиции в режиме past perfect, - как его содержание, так и терминологический инструментарий находятся в процессе своего становления и не могут, в силу этого, характеризоваться устоявшейся унифицированностью. Отсюда - характерная для постмодернистской философии интенция к рефлексивному определению феномена П. в целом посредством указания на частные (как в смысле неуниверсальности распространения, так и в смысле локальности предметности) его характеристики. Так, например, по Лиотару, П. может быть определен как "недоверие к метаповествованиям", Джеймисон усматривает атрибутивную характеристику П. в ориентации на специфическую пародийность (см. Пастиш) и т.п. Вместе с тем, несмотря на сказанное, применительно к П. как феномену философской традиции можно утверждать, что, возникая исходно как своего рода особая ситуация в развитии философского мышления, заключающаяся в сугубо негативном дистанцировании от сложившихся стратегий построения философского знания, к настоящему времени П. может быть оценен как конституированный в пространстве философской рефлексии в качестве феномена, имеющего бесспорный парадигмальный статус, ибо постмодернистская программа философствования удовлетворяет всем критериальным требованиям, предъявляемым к исследовательской парадигме, а именно: 1) вырабатывает собственную модель видения реальности, фундированную презумпциями ее атрибутивной хаотичности и изначальной семиотической (прежде всего - языковой) артикулированности ("постмодернистская чувствительность" как установка на восприятие реальности в качестве хаотически фрагментированной и семиотизированной, вплоть до постулирования знаково артикулированного способа существования как единственно возможного - см. Постмодернистская чувствительность, Руины, Ирония, Симуляция, Deja-vu, Хаос); 2) формирует специфические идеалы и нормы описания и объяснения мира, рефлексивно осмысленные в постмодернистской нарратологии и заключающиеся в принципиальном и программном плюрализме (см. Нарратив, Нонселекции принцип), и идеалы и нормы организации знания, находящие свое выражение в программном когнитивном релятивизме (поворот от стратегии alterity к стратегии mutuality), основанном на концепции "заката больших нарраций". В парадигмальной эволюции П. могут быть выделены два этапа: 1) описанная выше постмодернистская классика деконструктивизма (см. Барт, Батай, Бланшо, Бодрийяр, Делез, Деррида, Джеймисон, Гваттари, Клоссовски, Кристева, Лиотар, Мерло-Понти, Фуко), характеризующаяся крайним радикализмом дистанцирования от презумпций как классической, так и от неклассической философии, и 2) оформляющаяся в настоящая время парадигмальная модификация П., представляющая собой результат определенного поворота к пересмотру исходных презумпций (отчасти связанным с коммуникационным поворотом в развитии философской проблематики) и могущая быть интерпретирована как своего рода after-postmodernism (см. After-postmodernism, "Воскрешение субъекта", Другой). Философский П. не только обладает парадигмальным статусом, но и выполняет в современной культуре исконно присущие философии функции. Прежде всего, в философии П. шлифуются понятийные средства, необходимые для адекватного описания втягивающихся в сферу познания современной культуры неравновесных самоорганизующихся систем (как в свое время шлифовались в философском языке понятийно-логические средства, необходимые для описания систем динамических, а потом - развивающихся). Подвергая мета-теоретическому осмыслению данный процесс, Фуко пишет о том, что в настоящее время осуществляется формирование нового стиля мышления и, собственно, новой культуры. - По его словам, новый фундаментальный опыт человечества "невозможно заставить говорить... на тысячелетнем языке диалектики". Конституирующийся в современной культуре новый, нелинейный, способ видения мира нуждается и в новом языке для своего выражения, однако на данный момент "новому опыту", по оценке Фуко, "еще только предстоит найти и язык, который будет для него тем же, чем была диалектика для противоречия" (см. Невозможность, Трансгрессия). Подобно тому, как, моделируя - в прогностическом режиме - динамику саморазвивающейся системы, философия 19 в. апеллировала к абстрактным сферам предметности, являющимся по своему когнитивному статусу идеальным (теоретическим) конструктом (например, монада в монадологии Лейбница), - точно так же, моделируя новый тип динамики (нелинейные самоорганизационные процессы в хаотических аструктурных средах) и вырабатывая понятийный аппарат для описания подобных динамик, философия постмодернизма также оперирует идеальными объектами (типа "номадического распределения сингулярностей", "ризоморфных сред" и т.п. - наибольшей мерой конкретности в этом контексте обладают такие постмодернистские концепты, как "письмо" и "текст", поскольку применительно к текстологической версии постмодернистской философии возможность использования терминологического тезауруса постсоссюрианской лингвистики, что делает ситуацию более прозрачной). Соответственно тому обстоятельству, что искомая терминология находится в процессе своего становления, философия постмодернизма демонстрирует целый спектр параллельных понятийных рядов, предназначенных для описания выходящего за рамки прежней исследовательской традиции объекта: текстологический ряд, номадологический, шизоаналитический и др. Кроме того, в силу не окончательной разработанности категориального аппарата философской аналитики нелинейных процессов, для постмодернизма характерно использование мифологических образов (типа "тантрического яйца" в концепции "тела без органов" - см. Тело без органов, Мифология) и тяготение к метафорике (см. Эротика текста). Однако отсутствие единой терминологии не выступает для постмодернистской рефлексии аргументом в пользу невозможности констатировать парадигмальное единство П. в философской его проекции (С.Сулеймен). В проблемном поле П. особое место занимает проблема его соотношения с такими культурными феноменами, как классика и модернизм. Программно дистанцируясь от классических презумпций философствования, П., вместе с тем, конституирует особый (и, быть может, единственно возможный) способ презентированности содержания культурной традиции в духовном пространстве современности, понятой как "постмодерн"). В общем контексте постмодернистского переоткрытия времени (см. Переоткрытие времени), констатировавшего тотальное попадание любого наличного состояния культуры под "власть прошлого" (см. Постмодернистская чувствительность, Руины, Ирония, Deja-vu, Коллаж, Пастиш), равно как и в частно-текстологическом контексте постмодернистской концепции интертекстуальности (см. Интертекстуальность), согласно которой продукт творчества может быть интерпретирован не в качестве оригинального произведения (см. Произведение), но как конструкция цитат (см. Конструкция), можно говорить о том, что П. задает новый горизонт представленности в современной культуре идей и текстов классической традиции. - В этом отношении П. есть, собственно, способ бытия классики в современную эпоху. Подобная интерпретация проблемы Классика - Постмодерн, отнюдь не являясь ни общепринятой, ни доминирующей, тем не менее, обнаруживает себя в постмодернистской рефлексии: от рассмотрения Ч.Дженксом архитектурного П. в качестве "нового классицизма" до стратегии "возврата утраченных значений", предложенной М.Готтдинером в контексте современной постмодернистской программы "воскрешения субъекта". В отношении проблемы Модерн - Постмодерн среди предлагаемых современной постмодернистской рефлексией моделей ее решения отчетливо конституируются крайние варианты: от видения П. как продукта эволюции и углубления презумпций модернизма (А.Гидденс, X.Летен, С.Сулеймен) - до интерпретации его в качестве отказа от нереализованных интенций модерна (Хабермас); от доминирующей тенденции противопоставления П. модернизму (Р.Кунофф, Г.Кюнг, А.Хорнунг, Г.Хоффман и др. (собственно, по Г.Кюнгу, "постмодерн - это структурирующее проблему "поисковое понятие", предназначенное для анализа того, что отличает нашу эпоху от эпохи модерна") - до понимания П. в качестве продукта "реинтерпретации" модернизма (А.Б.Зелигмен). В постмодернистской рефлексии оформляется также интерпретация П. как феномена, являющегося проявлением любой радикальной смены культурных парадигм (Д.Лодж, Эко); в этом отношении П. рассматривается как своего рода этап в эволюции культуры: "у каждой эпохи есть свой постмодернизм" (Эко). Отличительной особенностью классических постмодернистских текстов является их мета-характер: труды ведущих постмодернистских авторов (т.е. тех, кого можно было бы отнести к "классикам" П., если бы не решительное отторжение П. самой идеи исследовательской традиции как таковой) отличаются такой особенностью, как интенция к рефлексии, а именно - к экспликации и мета-теоретическому анализу собственных парадигмальных оснований. В этом отношении такие авторы, как Р.Барт, Бланшо, Бодрийяр, Дж.Ваттимо, П.Вирилио, В.Велып, Делез, Джеймисон, Гваттари, Кристева, Лиотар, Мерло-Понти, Фуко и др., выступают одновременно как классиками, так и теоретиками П., выявляя социокультурные основания и следствия постмодернистского видения мира. Необходимо отметить и наличие в современной мета-традиции осмысления феномена П. отчетливо очерченной критической ветви (Хабермас, А.Каллиникос и др.). В целом же, однако, статус П. в современной культуре может расцениваться не только как определившийся и значимый, но и как во многом определяющий тенденции развития современной философии как таковой. Феномен П. находится в настоящее время в фокусе философского интереса, о чем свидетельствует не только большой массив фундаментально-аналитических работ, посвященных этому феномену, и неуклонный рост их публикации с 1995 по 2000 (авторские исследования таких теоретиков, как Дж.Вард, К.Лемерт, В.Смарт, 3.Сардар, Д.Харвей, М.Готтдинер, Б.Мак-Хал, Дж.О'Нийл, М.Саруп, К.Ланкшир, П.Мак-Ларен, А.А.Джироукс, М.Петерс и др.; обобщающие труды под редакцией К.Гелдера, С.Форутона, С.Сима; интегральные сборники "Postmodernism. ICA Documents" и т.п.), но также и оформляющаяся традиция популяризации П. (например, выход в 1997 "A Primer to Postmodernity" Дж.Натоли; в 1998 - "Postmodernism for Beginning" К.Аппинганези и Ч.Джерратта). Проблемно-концептуальный поиск философии П. реализует себя в русле магистральных направлений развития современной культуры, ориентируясь на исследование наиболее актуальных проблем, центрирующих на себе внимание не только гуманитарного, но и естественнонаучного познания: среди них могут быть названы такие проблемы, как проблема нелинейности (см. Нелинейных динамик теория), переосмысление в современной культуре феномена детерминизма (см. Неодетерминизм, "Смерть Бога", Анти-Эдип), принципиально новая интерпретация феномена темпоральности (см. Переоткрытие времени) и т.п. (См. также After-postmodernism, Deja-vu, Differance, Анти-психологизм, Анти-Эдип, Ацентризм, Барт, Батай, Бинаризм, Бланшо, Бодрийяр, "Воскрешение субъекта", Гваттари, Генеалогия, Деконструкция, Делез, Деррида, Джеймисон, Дискурс, Другой, Закат метанарраций, Интертекстуальность, Клоссовски, Коллаж, Конструкция, Кристева, Лабиринт, Лего, Лиотар, Логомахия, Логотомия, Логоцентризм, Машины желания, Мерло-Понти, "Мертвой руки" принцип, Метафизика, Метафизика отсутствия, Нарратив, Невозможность, Неодетерминизм, Номадология, Нонселекции принцип, Означивание, Онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризм, Пастиш, Переоткрытие времени, Плоскость, Поверхность, Постистория, Постметафизическое мышление, Постмодернистская чувствительность, Пустой знак, Различия философия, Ризома, Руины, Симулякр, Симуляция, Складка, Складывание, Скриптор, След, "Слова-бумажники", "Смерть Автора", "Смерть Бога", "Смерть субъекта", Соблазн, Событие, Событийность, Текстовой анализ, Телесность, Тело, Тело без органов, Трансцендентальное означаемое, Тождества философия, "Украденный объект", Фуко, Хаосмос, Хора, Чтение, Шизоанализ, Экспериментация, Эон, Эротика текста.)
  
  М.А. Можейко
  
   15. *J 2006/11/29 00:38 [ответить]
  13. *Усачов Максим Анатольевич (maksim_usachov@mail.ru)
  Ну вот. Я попыталась прочесть эту простыню, и пришла к выводу, что определения постмодернизма весьма и весьма расплывчаты, и подвести под них можно изрядную часть современной литературы. Что я и предполагала.
  
  А на второй мой вопрос кто б ответил...
  
  
   19. *Марков Александр Сергеевич (far_q@front.ru) 2006/11/29 11:05 [ответить]
  Моя не понимай: постмо... му... дер... дерь... низьм. Что есть такое, с чем енто жуют, и почему сие плохо. СНП, конечно, отстой. Но вот пояснение малообразованному может даст кто? Без упоминания роторов и дивиргенций. На палцаХ, типа. Спасибо.
  
   16. *Репнин Емельян (repnin@list.ru) 2006/11/29 02:24 [исправить] [удалить] [ответить]
  > > 11.J
  >А вот кому не слабо дать нормальное определение: что же есть постмодернизм? А то чуть что - "Ах, это постмодернизм!" (с восхищением или отвращением, в зависимости от темперамента) - и считается, что всем все понятно.
   Все давно сказано. Идейно-идеологическая наподненность - девальвирована. Перед нами гипергигантский культурный текст начиная с Гомера. Теперь он поле для Игры.
  Отсюда - постмодернизм по определению безыдеен. Писатель предельно отстранен от содержания, его оценки со знаком плюс-минус, бобер-осел. Я бы сказал, что отстранен не от чего-то конкретно а отстранен - вообще, чисто по дзенски.
  Это дело пошло от концептуализма, где как раз представлялись идеи, (о которых так пекуться всякие пенсионеры от искусства) как кирпичи художественного полотна и от поп-арта где массовое исскуство переосмысливалось эстетически.
  Таким образом - постмодернизм это победа все того же "чистого искусства", "искусства для искусства" путем девальвации содержательной, (якобы, важной для действительности) стороны искусства.
  Вот и все - Игра, ради Игры.
  >У тех, кто сам себя считает постмодернистами, хотя бы есть внутреннее согласие по поводу их же творчества? Или это просто некое собирательное, используемое, когда очень хочется повесить табличку с названием, а никакое другое не подходит?
  Лично я вижу в постмодернизме те самые Чаньские письмена на воде. При чем, касаясь именно восточного подхода, считаю что первым истинным постмодернистом был Эзра Паунд. Это он стал сознательно втюхивать восточную эстетику в западную.
  Разумеется мои слова условны. В "простынях" это более полно.
  И самое главное: после постмодернизма ничего нет. Есть лишь современная литература, потому что прививка постмодернизма избавила человечество от паранойи. Конечно, не всех - некоторые еще роются в отходах и пытаются найти идеи и положительные образы, но это все уже не имеет значения.
  А что же касается смерти постмодернизма - конечно же да. Каждое направление имеет так сказать признаки, по которым его идентифицируют. Постмодернизм это прежде всего ирония, даже ехидство, иногда чернушная ирония и то самое "чрезмерное цитирование". Признаки да - овалились, как рудименты, но суть осталась.
  PS *
  Старый Ворчун, а почему вы разговариваете на падонкоффском языке?
  Кстати, насчет смайлов:
  "- А смайлик - это визуальный дезодоранат. Его обычно ставят, когда юзеру кажется, что от него плохо пахнет. И он хочет гарантировано пахнуть хорошо."
  (С) постмодернист Пелевин Витя.
   * беседа происходила в комментариях к обзору Старого Ворчуна (Тысячелистник)
  
  
   20. *Усачов Максим Анатольевич (maksim_usachov@mail.ru) 2006/11/29 11:41 [ответить]
  > > 15.J
  >Ну вот. Я попыталась прочесть эту простыню, и пришла к выводу, что определения постмодернизма весьма и весьма расплывчаты, и подвести под них можно изрядную часть современной литературы. Что я и предполагала.
  >
  >А на второй мой вопрос кто б ответил...
  
  Естественно единого определения дать вам никто не сможет. Хотя в приведенной мной ссылки есть достаточно хорошие объяснение, что оно такое есть с маленьким историческим экскурсом. Дело в том, что М. не един, каждый постмодернист по-своему. Вот Павич со своим интерактивным романом - он самый. Но и Шишким с романом сшитым из кусочков плагиата - тоже он. И Пелевин, и Сорокин, и Сарамаго. Но они слишком разные, чтобы можно было определить их одним в одном определении. В настоящее время в литературе нет течений, есть личности. )))))
  
  
  А по поводу вашего второго вопроса. Когда мне впервые назвали постмодернистом, я очень удивлялся. И даже хотел возражать. Однако с каждым разом я все больше соглашался к причислению себя к этому низкому сборищу ))). По нескольким причинам. 1 - почему бы и нет? И 2 - А какая разница? Что это меняет? Дело в том, что пишу я: то, так и о том что мне интересно. А все остальное меня интересует мало.))) И опять же о каком внутреннем согласии с творчеством постмодернистов можно говорить? Мне не нравится Сорокин и Пелевин. А вот Сарамаго и Павич нравится. Что мне делать в таком случаи? )))
  
   Далее на тему: постмодернизм - хорошо ли худо ли? (Тысячелистник)
  
  
   10. *сrazypet 2006/11/28 17:56 [ответить]
  Я не понимаю, отчего в постмодернизме видят только грязь. Некоторые авторы увлекаются этим делом, да. Но их постмодернистами с натяжкой можно назвать. Чаще всего - они пишут в своем собственном жанре, очень специфичном. Если быть предвзятым, то в любом тексте за словами не увидишь собственно текста. Неважно, какого жанра и направления. Например, прицепиться к Довлатову или Пелевину за то, что используют ненорматив. А если у вас на кровь и трупы аллергия - то вам и Шекспира надо ф топку, заодно с постмодернистами ))) Текст воспринимается в первую очередь сам по себе, имхо, браковать что-то только потому, что кто-то там сходил по нужде или выругался, просто глупо. Лепить ярлыки большого ума не надо.
  
   27. *Старый Ворчун (stavor@front.ru) 2006/11/30 16:55 [ответить]
  > > 10.сrazypet
  >Я не понимаю, отчего в постмодернизме видят только грязь. Некоторые авторы увлекаются этим делом, да. Но их постмодернистами с натяжкой можно назвать. Чаще всего - они пишут в своем собственном жанре, очень специфичном.
  В жанре "Специфичная Чернуха". Но в каждом интервью заявляют себя пост-модернистами. =)
  >Если быть предвзятым, то в любом тексте за словами не увидишь собственно текста. Неважно, какого жанра и направления.
  "Предвзятых к словам" тут нету. Я и по матушке могу прочесть, была бы она к месту. Бывает. Но редко.
  >Например, прицепиться к Довлатову или Пелевину за то, что используют ненорматив.
  См. выше. А цепляться мне к ним вообще не охота. =)
  >А если у вас на кровь и трупы аллергия - то вам и Шекспира надо ф топку, заодно с постмодернистами )))
  Аллергии на кровь и трупы не замечено. К ним у меня несколько иное отношение. Видимо, вопрос - какое к ним отношение у автора, и для чего он их использует. Некоторые констатируют факт их наличия - молчат немного, и хоронят. А некоторые - трупы делают, раскладывают, таскают с собою по тексту, крутят над головой, тыкают в лицо прохожим, распевают песни, пинают их ногами. Вам такое отношение к мертвым нравится?
  
  Насчет аллергии на трупы. Есть хороший фильм - "А зори здесь тихие". Как у вас, аллергии не вызывает? А вот у меня не вызывает.
  
  >Текст воспринимается в первую очередь сам по себе, имхо, браковать что-то только потому, что кто-то там сходил по нужде или выругался, просто глупо.
  И что, если король Лир накакает в горшок, или Гамлет скажет "блять!" - вы не забракуете это издание, и не спросите, какой дурак так глупо пошутил??
  
  Лес состоит из деревьев. Простите, что такие очевидные вещи говорю. Если вы "текст" воспринимаете на ощупь, в темноте, не читая, - тогда может он и "сам по себе". А вообще-то - текст есть последовательность заложенных в слова символов (худ.; если технический текст - то значений), соединенных некоторым образом в одно целое. Все они имеют свой вес и влияние. Также как каждое яйцо имеет свое влияние в вашем свадебном торте.
  И если одно из них окажется тухлым...
  
  >Лепить ярлыки большого ума не надо.
  Не понял, это сюда как относится?
  Хотя по существу - согласен, и ничего нового в этой фразе не увидел. Чтобы лепить ярлыки - надо хорошо владеть языком. Лизнул - и лепишь.
  
  -- > 11.J
  >А вот кому не слабо дать нормальное определение: что же есть постмодернизм? А то чуть что - "Ах, это постмодернизм!" (с восхищением или отвращением, в зависимости от темперамента) - и считается, что всем все понятно.
  Как вы поняли, возможно, из "простыни" (хотя много ли оттуда можно понять?..) - что это такое не очень понятно и самому ПМ; к тому же, оный отвергает так много всего "классического", что правомочно ли с его точки зрения само "определение"?.. =)
  Вопрос, можно ли дать полноценное определение явления извне, с "классической позиции", если само явление полагает "классические позиции" неверными и в фундаменте несоответствующими изменившемуся порядку вещей?
  >У тех, кто сам себя считает постмодернистами, хотя бы есть внутреннее согласие по поводу их же творчества? Или это просто некое собирательное, используемое, когда очень хочется повесить табличку с названием, а никакое другое не подходит?
  Именно, причем вешают это, похоже, чаще не на других, а на самое себя. =))) Когда очень хочется назваться умным словом, а ни одно другое не подходит. =)))
  
  
  > > 13.Усачов Максим Анатольевич
  >
  >ПОСТМОДЕРНИЗМ - понятие, используемое современной философской рефлексией для обозначения характерного для культуры сегодняшнего дня типа философствования,
  Спасибо, но сгодится для чтения, полагаю, только людьми с философским образованием. Да и для них, боюсь, для многих это будет чтение в режиме дешифровки. =)) Но им и читать не надо, они и так это знают. =)
  
   28. *Репнин Емельян (repnin@list.ru) 2006/11/30 18:40 [исправить] [удалить] [ответить]
  > > 27.Старый Ворчун
  >> > 11.J
  >Вопрос, можно ли дать полноценное определение явления извне, с "классической позиции", если само явление полагает "классические позиции" неверными и в фундаменте несоответствующими изменившемуся порядку вещей?
  Разумеется вы не можете. Вы просто не знаете, у вас нет своего мнения по поводу данного культурного явления. Вы видите только внешнюю сторону, как Сорокин говно жрал.
  Ни у одного теоретика постмодернизма нет заявлений о том, что классическе позиции неверны, несоответствуют и прочее. Более того сам постмодернизм берет начало от структурализма - Барт (который Роллан) из наших Пропп, разумеется и Бахтин, да-да именно он. Покажите - где, они полагают классические позиции неверными, а потом делайте подобные утверждения.
  И вообще насчет трупов и всякой Чернухи - вообще полный бред! Разумеется из концепции того, что все есть Игра и следуют эти пинки и раскладывания трупов. И покажите мне где конкретно их планомерно раскладывают? Может у Павича? У Эко? У Саши Соколова? У Венидикта Ерофеева - один труп разложен, и труп его лирического героя.
  И у меня ниже как раз и говорилось о том, что воспринимать постмодернизм, как кучу дерьма и трупов, это значит не понимать о чес вообще речь. Это все равно как, совковые старперши на скамейках гундосили на хииппи за длину их волос. Напрашивается идиома - сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь.
  Разумеется, вас можно понять, видимо, ваше культурное образование ограничено, в лучшем случае, филфаком совдеповского варианта, а художественный вкус - убог. Вы даже не удосужились вникнуть, что к чему. Видимо для вас важно одно: попускать пыль из своего матраса в глаза местных девонек. Не подумайте, что я вас хочу задеть, или оскорбить, просто если вы употребляете термины, не зная что к чему, то здесь можно переходить только на личность, и искать мотивы такого поведения. Потому что, вывод очевиден - раз собеседник (а оставляя, коммы открытыми вы - собеседник) не желает вникать в суть того о чем говорит, значит ему это для чего-то нужно.
  Та же самая история была и с Х.П. изначально, я обращал внимание на ее ламерское отношение к терминам. Она все это херила. Вы поступаете так же? Вместо того что бы сказать: да чувак, я старый тормоз и не знаю вообще чего говорю, но я стараюсь! Вон я смайлики научился приху***ать, и по падонкоффски говорить, чтоб красивее.
  PS спасибо за пиар, правда он мне фиолетов. Единственное - в следующий раз вы уж не комментируйте мои комментарии, а делайте обзор произведения, а то очень смешно эти все ваши потуги про положительных героев и прочую хрень выглядят.
  PSPS Зря конечно я тут все это писал. Все интересующиеся темой давно уже слиняли, видимо, поняв, что у вас кроме пыли из матраса ничего тутотка и нету.
  PSPSPS да! Вот у Пелевина, (касаясь того, что далбше после постмодернизма) удачную метафору вычитал в новом романе. За постмодернизмом - эра "развитого постмодернизма".
  
   29. *J 2006/11/30 20:02 [ответить]
  > > 27.Старый Ворчун
  >> > 10.сrazypet
  >>Я не понимаю, отчего в постмодернизме видят только грязь. Некоторые авторы увлекаются этим делом, да. Но их постмодернистами с натяжкой можно назвать. Чаще всего - они пишут в своем собственном жанре, очень специфичном.
  >В жанре "Специфичная Чернуха". Но в каждом интервью заявляют себя пост-модернистами. =)
  Вот-вот. Написал такой бледный и горячий нечто с кучей трупов и крови и рвоты - и все, собственно - дабы показать, какой он уже большой и как хорошо умеет ругаться матом. А заодно в интервью решил продемонстрировать, что знает слово "постмодернизм", хотя на самом деле имеет о нем еще более смутное представление, чем я.
  >
  >> > 11.J
  >Как вы поняли, возможно, из "простыни" (хотя много ли оттуда можно понять?..) - что это такое не очень понятно и самому ПМ; к тому же, оный отвергает так много всего "классического", что правомочно ли с его точки зрения само "определение"?.. =)
  Соответственно, зачем это определение употреблять?
  
  Возможно, у меня несколько упрощенные понятия - но, ИМХО, лепить определения на литературные жанры имеет лишь для того, чтобы "опознавать своих", либо чтобы "опознавать чужих". Если же под определения попадает столько всевозможной литературы, что по названию жанра определить, что сейчас будешь читать не представляется возможным даже отдаленно - зачем это надо? Для понимания жизненной философии автора? А за каким дьяволом она мне, читателю, нужна?
  
  Репнин
  Спасибо за чуть более внятное определение, но ведь и оно - скорее отношение автора к жизни, чем четкий признак произведения. Вся жизнь - игра? замечательно, Шекспира записываем в постмодернисты :))
  
   30. *Репнин Емельян (repnin@list.ru) 2006/11/30 21:15 [исправить] [удалить] [ответить]
  > > 29.J
  >>> > 11.J
  >>Как вы поняли, возможно, из "простыни" (хотя много ли оттуда можно понять?..) - что это такое не очень понятно и самому ПМ; к тому же, оный отвергает так много всего "классического", что правомочно ли с его точки зрения само "определение"?.. =)
  >Соответственно, зачем это определение употреблять?
  
  >Возможно, у меня несколько упрощенные понятия - но, ИМХО, лепить определения на литературные жанры имеет лишь для того, чтобы "опознавать своих", либо чтобы "опознавать чужих". Если же под определения попадает столько всевозможной литературы, что по названию жанра определить, что сейчас будешь читать не представляется возможным даже отдаленно - зачем это надо? Для понимания жизненной философии автора? А за каким дьяволом она мне, читателю, нужна?
  
  Такое впечатление происходит из изначально неправильного подхода. Есть теория литературы, и есть собственно сама - литература. Они пересекаются, разумеется, но не так однозначно, как например информатика и "виндоза". Литературоведение, вообще, вещь очень относительная и всегда важно к чему она относится в данный момент, но как любое "ведение" оно оперирует определенными понятиями, что важно - внутри себя. Так например (не из лит-ры, но пример удачный)Черный Квалрат без теории - ничто. Пр-ия постмодернизм, более самодостаточны, а чаще - абсолютно.
  
  И остюда у вас тут же неправильная постановка вопроса:
  "Возможно, у меня несколько упрощенные понятия - но, ИМХО, лепить определения на литературные жанры имеет лишь для того..." жанры то здесь при чем?
  Это первое.
  >Репнин
  >Спасибо за чуть более внятное определение, но ведь и оно - скорее отношение автора к жизни, чем четкий признак произведения. Вся жизнь - игра? замечательно, Шекспира записываем в постмодернисты :))
  Черт! При чем здесь жизнь? Речь идет о литературном пространстве, о пространстве искусства. Там эта Игра. Но если вы хотите чистые признаки то я не знал, что вы уж настолько...
  Признаки, следуют из концепции и я ее черт подери сразу сказал:
  Гипертекст Игра с ним. Гипертекст - где все сказано и ничего нового уже принципиально быть не может, могут быть только тасования образов, персонажей, самих текстов, смыслов и прочего, да! и конечно же (чуть ли не в первую очередь) архетипов всех мастей. То есть - принципиально в постмодернизме, то что он не претендует на революцию, как остальные измы. Тем он и интересен, как явление. Поэтому его и путают с импотенцией. Это скорей не афиширование своей потенции.
  С персонажами, с содержанием (то бишь с философией идеологией) отсюда цитаты, чаще всего скрытые, или же очень глобальные. (вот вам признаки, раз все нужно разжевать и в голову положить, извините конечно) Так, например, гениальное Имя Розы крутится около Аристотеля. Точнее, конфликт построен именно на Аристотеле. Дальше, трупы и прочая типа "мерзость" - массовая культура, пальп фикшн, есть тоже составляющая гипертекста. Постмодернист пользуется ими как тряпичными куклами - отсюда и моря крови, горы трупов. (правда я не знаю откуда конкретно взялось отсылка к трупам. от Таринтино что ли? Дак он это.. не литература... Хотя его сценарии может имеют худ. лит. ценность, не спорю). Еще отсюда же следует (по мне дак, кажущийся некоторым) холод Набокова - персонажи тряпичные, кукольные, а в Приглашении на КАзнь вообще - какие-то анимационные. Теперь "чернуха" (какая например у меня в рассказе, но, конечно же, у Мамлеева в первую очередь, советую, а то вы наверняка опять не врубаетесь че там за чернуха. Щас вспомню... вот прочитайте Ковер самолет Мамлеева и другие) она так же следует из концепции - здесь инра с понятиями Добра и Зла о котрых тоже много всякого понаписано. (черт, конечно же сбиваюсь немного, но знаете, мне за коммы денег не платят, а следовало бы, так что за качество объяснений, типа, по-постмодернистски извиняюсь). Но лично мне ближе, если говорить о чернухе, опять же буддистское (в данном случае тибетское отношение) где йоги тусуются на кладбище или созерцают устрашающих богов ради просветления. Опять же - лично для меня постмодернизм крут тем, что он призывает именно к отстранению. Что за гипертекстом? Пустота. Шуньята. Поэтому-то, утверждение, что за пост-мом ничего нет - имеет право полное право быть.
  Сам же я ближе к концептуализму.
  И конечно же, опять же, самое главное - все эти рассуждения опять же - теория, дискурс, и все такое. А значит более творческий акт, (как и философия) чем какой-то научный, а вы все хотите каких-то разжеваных понятий. Вот у Старого Ворчуна от того же клиника - раз нет положительного образа значит - плохо.
  И конечно же, насчет тех кто подмазывается к постмодернистам - здесь один критерий, как исполненно произведение, а к тому куда оно там примазывается, есть ли там моря трупов, и отсутствуют ли там положительные образы - это все полная хрень и старческий маразм.
  PS считаю, что стоит завести в разделе Тысячелистника тему о постмодернизме. С вашего позволения , я процитирую там ваш вопрос?
  
   Текст будет пополняться, по мере поступления комментариев. Самому лучшему и четкому определению постмодернизма, мы будем бурно аплодировать всеми листьями.
   Тысячелистник
  
   Итак аплодируем Светову Сергею, за его постинг касающийся эстетики постмодернизма:
   17. Светов Сергей (w321@yandex.ru) 2006/12/01 20:25 [удалить] [ответить]
  > > 6.Тысячелистник
  >> > 4.Светов Сергей
  
  >.... Да, Сергей, тот случай, когда вопрос толкает к дальнейшим рассуждениям. Мы не удовлетворены своим ответом. Ведь как получается - ваш вопрос задан корректно, так сказть в рамках литературоведения, но ответ на него в эти рамки не умещается.
  >А вы сами, как думаете? В смсле как отвечаете на ваш вопрос?
  
  Вчера неожиданно вырубился интернет, поэтому не смог ответить, а сегодня многое уже забылось. Но попробую восстановить по памяти то, что пронеслось где-то на грани сна.
  
  ...тьма - это не противопоставление свету, антагонизм полярных понятий мне кажется надуманным. Всё в мире взаимосвязано, находится в непрерывном взаимодействии и одно предшествует другому. Если развить это, то все мои смысловые пары, которые я привёл для примера в комментарии, лишь отражают характер взаимоотношений этих понятий. Одно предвосхищает другое. Пустота нужна для того, чтобы быть наполненной сутью; игра - для того чтобы понять, основываясь на модели действительности, серьёзность последствий для реальной жизни; надо довести мысль до абсурда, до бессмысленности, чтобы измерить глубину смысла, испытать на алогичности прочность логических построений.
  
  Нулевая степень письма - это то, из чего должен вырастать текст. За долгие годы существования литературы накопилось великое множество описаний реальности, но все они грешат присутствием личности автора, а не объекта исследования. И нулевая степень письма помогает очистить текст от шелухи ненужных наслоений - идеологий и субъективных смысловых построений - для того, чтобы добраться до сердцевины слова, до сути, предвосхищая появление нового смысла в кажущейся пустоте текста.
  
  Метатекст - то, что возникает из совокупности приемов постмодернизма. Частично они заимствованы, но всегда их применение феерично, новаторски свежо и идеально встроено в паутину текста. Они преследуют одну цель - осмыслить то, что создано другими, построить модель модели, найти смысл смысла и даровать богу бога.
  
  Что будет следующим этапом на пути развития литературы? Я понял, именно этот вопрос волнует сегодня людей пишущих? Если человечество не растеряет в погоне за материальными благами желания познавать мир (а такая тенденция существует, вспомнить хотя бы эскапистские жанры и течения во всех их проявлениях), то следующим этапом после описания мира (реализм), выявления его познаваемых границ (модернизм) и обобщения полученных знаний о мире (постмодернизм) будет...
  
  
  ;)
  
  
  

  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"