Ничунов Эрик Ильич: другие произведения.

Исповедь маньяка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сексуальное развитие автора с младенчества до старости. Нон-фикшн.

Ничунов Эрик Ильич

Исповедь sex-маньяка

Содержание


Преамбула

I. Невинность


1. Баня
2. Голыши

II. Первые опыты


3. Тётя
4. Кася
5. Снова Катя
6. Янечка
7. Девочка и её цветное платье
8. "Декамерон"

III. Потеря невинности


9. У реки
10. Люба
11. Опять тётя
12. Леля

IV. Любовь. Открытие мира


13. Лина
14. Галя
15. Юля
16. Bus-sex
17. Жанна
18. "Энбек"
19. Валя
20. СА, Оля
21. Женя
22. Люба & Люда
23. Валюша
24. Нина
25. Лиза
26. Баня
27. Люся

V. Брак. Привычный секс


28. Жена
29. Соня
30. Таля
31. Noname
32. С.Ф.
33. Саня
34. +Валя
35. Маша
36. Кристина

VI. Осмысленный секс


А. Курортные романы


37. Цхалтубо
......а) Лиля
......б) Лиза
......в) Дина
38. Сочи
......а) Любовь Николаевна
......б) +Надя
39. Тома
40. Залещики
......а) Лариса
......б) Нина
41. Одесса, Вера
42. Татьяна Олеговна
......42а. "Тёлка на дубу"

Б. Ассорти


43. Минько
44. Айгюль
45. Алла
46. +Супердед
47. Банщица
48. Ира
49. Александра
50. Настя
51. На луке
......а) Рита
......б) Сладкая парочка
52. Аня
53. Лиза
54. Интерсекс
55. Мария
56. Тая
57. Случайные встречи
......а) Валентина Арсентьевна
......б) Наташа
......в) Рая
......г) Сочинка
......д) Зина
......е) Шура
58. Девочки
......а) Зной
......б) Вика
......в) Наташка
......г) Члены кружка
......д) На пляже
......е) Девочка с яблоками

59. Соседка
59-1. Юная поэтесса
60. Козлики+
61. Эльмира
62. Мама и дочка
63. Яна
64. "Горбушка" & хромоножка
65. "Дама, приятная во всех отношениях"
66.
Саладзей за мядок
У дзяучыны перадок.
(Белорусская)
 []

Преамбула

"Если правый глаз твой посмотрит на женщину с вожделением, вырви его и брось от себя", написано в Евангелии. Будь такой максимализм всерьёз принят мужчинами, все мы ходили бы одноглазыми - да что там! - полностью слепыми, глухими, без рук, без носа и прочего, ведь на каждую встречную, попутную, близкую и не очень мы смотрим именно с вожделением. Милые, хорошие, все мы постоянно и сильно желаем вас, если не всегда это заметно, так только из-за нашей тупости. Секс - единственное подлинное увлечение мужчин, в отличие от женщин, у которых, кроме хобби, есть важное и серьёзное дело: рождение новой жизни. Для компенсации гигантского комплекса неполноценности, вызванного сознанием своей второстепенности, мужчины придумали войны, политику, прогресс и другие шумные игрушки. Забавно, что многие пытаются относиться к этим пустякам всерьёз. Опомнитесь, мужики! Неважно, насколько мы могучи, красивы, богаты, важно только наше отношение к Женщине.
Если мужчина за свою жизнь доставил хотя бы несколько минут радости хоть одной женщине, ему простятся все грехи, ибо он выполнил свою миссию на земле. Кто на такое не способен, обязан быть святым, а кто способен, да не хочет... помолимся за них, это пропащие люди. Большинство способны и делают, но портят это благородное деяние хамским отношением: получил своё и отвалился, да ещё назовёт её, ту, к кому лез со своей... не скажешь: "любовью" - физиологической потребностью - тварью, ведьмой, стервой. Конечно, для скота женщина - тварь, для чёрта - ведьма, для подонка - стерва. Какое же чудо видеть постепенное превращение ведьмы в ангела, твари - в венец творения, стервы - в возлюбленную, сознавая некоторую свою причастность к этой метаморфозе! Полное телесное и духовное удовлетворение мужчина получит, только удовлетворив женщину, что почти недостижимо. Специальные исследования показали: в благоприятных условиях женщина может испытать один за другим и пять, и десять, и тридцать оргазмов, не прочь бы и ещё, только добровольцев не хватило и плёнки в аппаратуре учёных закончились. В повседневности слишком многое мешает, то спать хочется, то вставать пора, да и партнёр далеко не всегда на высоте. И за один раз, а тем более за два, за три... женщина благодарна судьбе и конкретному соучастнику. Если же он, кроме физиологии, подумает и о романтике - может дойти до обожествления Его Особы.
В смысле постоянного нескрываемого - действительно маниакального - стремления удовлетворить по-возможности всех доступных женщин автор считает себя подлинным сексуальным маньяком. Оставляя в стороне вопрос о нормальности/ненормальности такой мании, заметим:
- большинство мужчин - сексуальные маньяки в упомянутом смысле,
- такого рода маньяк по определению не способен умышленно навредить женщине.
Далее изложены результаты этнографического исследования сексуальных обычаев наиболее известного автору объекта: его самого. Цель - вытащить из социального подсознания и популяризовать обычную сексуальную практику. Второстепенные цели
- обмен опытом. Сексопатологи лучше знакомы с предметом, но теоретически, они не в состоянии отслеживать применение теории в полевых условиях, в быту,
-самовыражение.
Имена, даты, топонимы не всегда аутентичны, зато относящиеся к теме действия, эмоции, реакции воспроизведены в мельчайших подробностях и нюансах. По формальным соображениям непрерывный процесс сексуального развития (или деградации) разбит на этапы:
-бессознательный, о котором нет воспоминаний. Смотрите труды Зигмунда Фрейда и последователей,
-младенчество. Невинность,
-детство. Первый интерес, неумелые опыты. Сексуальная несостоятельность,
-отрочество. Выявление возможностей, потеря невинности. Предчувствие секса,
-юность. ЛЮБОВЬ. Беспорядочный секс,
-молодость. Брак. Привычный секс,
-зрелость. Серьёзная любовь. Осмысленный секс,
-старость. Недоступность секса (?).
О последнем этапе нет личных наблюдений. Нет ни возможности, ни желания? Не может быть! Желание пропадёт не ранее, чем гроб забросают полутораметровым слоем грунта. Да и то - есть ещё надежда на загробную жизнь! В какой бы форме она ни существовала, невозможно - и не хочется! - представлять её без специфического интереса к женскому началу, ведь оно выражено не только и не столько в телесной, но и в духовной сфере. Существуют, однако, и другие мнения. Древнего греческого мудреца, когда он был уже древним, но ещё живым, спросили, что он чувствует сейчас, когда не может заниматься любовью. Тот мудрец заметно оживился и ответил в том смысле, что, мол, как будто разрешили ему, наконец, слезть с бешеного жеребца, на котором скакал всю жизнь. Индусы сознательно разработали и внедрили "Кама-сутру" - пособие для быстрого пресыщения сексом, чтобы уж дальше о нём не думать, а заняться настоящим, по их мнению, делом: самосовершенствованием. Такое уродливое слово наверняка означает какую-нибудь пакость... И в наше время довелось услышать аргументированное мнение против секса, дескать, это ловушка Природы, заставляющая разумное существо совершать неразумные поступки, в частности, продолжать жизнь. Кто какое мнение ни выскажет, он живёт (жил), значит, его родителям хоть раз в жизни было хорошо. Выслушать другую сторону: тех, кто никогда не жил - проблематично, поэтому
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЖИЗНЬ!
ДА ЗДРАВСТВУЕТ СЕКС!
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЛЮБОВЬ!

I. Невинность

"А как узнать, где Адам,
где Ева? Они же голые."
(малыш перед картиной "Рай")
 []

1. Баня

"Не палкой и не пальцем
зачаты непальцы."
(Непальская)
 [] Самое раннее воспоминание: мама взяла меня с собой в баню. Баня деревенская, общая, в смысле, одна на несколько дворов, а также одно отделение для обоих полов - но в разное время. Освещение - фонарь типа "Летучая мышь" - тусклое. В маленьком помещении пар и дым, вокруг возвышаются до небес стройные колонны женских ног, как стволы сосен в лесу. Меня заинтересовало характерное украшение в месте соединения пары колонн, ткнул прямо туда пальчиком - дотянулся же! - и спрашиваю:
-Гэта сё? ("Это что?")
Растроганная такой потрясающей непосредственностью, женщина обняла меня, затискала, зацеловала, приговаривая невоспроизводимые, но понятные нам обоим словечки, однако же, на вопрос так и не ответила. С тех самых пор я твёрдо усвоил: прояви интерес к женщине - получишь любовь и ласку. И ещё: далеко не всегда женщина прямо ответит на прямой вопрос.
Спустя годы выяснилось общее название заинтересовавшего меня объекта, а также его (её!) назначение. Годам к пяти я был уверен, что знаю о сексе всё. Сейчас такой уверенности нет и в помине, например, недавно узнал о существовании так называемой "точки Горфвельда" (в транскрипции фамилии не исключена неточность), хотя с самим явлением раза три-четыре сталкивался (см. ?30 "Таля"), поныне не знаю названия и функции отходящих от клитора лепесточков... На латыни то, что я тогда увидел, называется vulva ("вульва"), а то, что внутри - vagina ("вагина"). По-русски называть ЭТО - и прочее того же рода - не будем, заменяя при необходимости корни слов точками: "...а", "...й", соответствующий глагол: "...ь".



к началу рассказа
к "Содержание"

2. Голыши

"Из-за моря-океана
летит юбка с сарафаном
(А2) (см. "пояснение")
 [] Мы с младшей сестрёнкой часто оставались на попечении тёти, маминой сестры.
N.B.:Номенклатура родства
К описываемому эпизоду нам было "от 2-х до 5-и", а тёте - лет 13-14.Сидим у печки, у живого огня, тепло, уютно, никого больше в доме нет. У тёти в её возрасте определённо уже проснулась подростковая гиперсексуальность. Она раздела нас с сестричкой догола, внимательно рассмотрела обоих, погладила, потом велела обняться и двигаться, сначала помогала нам руками, а чуть позже отодвинулась в тень, оставив нас на произвол. С ней явно происходило что-то необычное: часто задышала, закрыла глаза, принялась дёргаться (первый наблюдаемый случай мастурбации). Каких-либо "сексуальных" ощущений во время всей процедуры у меня не было, а интерес был - запомнилось же! Никому об этой игре втроём я не рассказал, вероятно, интуитивно почувствовал, что болтать не следует. К данному моменту тогдашнее чувство скромности сменилось, как видим, непреодолимым желанием разоблачаться, эксгибиционизмом. Исходя из описанного выше, в генеральном диагнозе "сексуальный маньяк" (на украинском "писюнковы злодiй") локализуем два сдвига, две перверсии: инцест и эксгибиционизм - если можно назвать инцестом эпизод с тётей и сестрой.



к началу рассказа
к "Содержание"

II. Первые опыты

"Остерегайся места,
откуда появляются дети!"
(Плакат на шоссе)
 []

3. Тётя

"Хороша милка -
худа женилка."
(Русская)
 [] C той же тётей мы нередко спали в одной кровати - у бабушки, тётиной и маминой мамы, семья была большая, лишние кровати не помещались. У меня начал просыпаться интерес к противоположному полу, тётя, очевидно, заметила это по реакции на обычные родственные объятия, крепко прижала меня к себе, нос уткнулся в её грудь, а кое-что - в соответствующее место между ногами. Рубашки у обоих были короткие, и те завернулись, препятствий не было. Я догадывался, что тёте чего-то надо, с другой стороны, понимал свою несостоятельность, а с третьей - комплекс неполноценности ещё не прорезался, потому старался не мешать ей, и даже помогал в меру сил. Тётя стянула с обоих рубашки, затащила меня на себя, тесно прижала и принялась возить взад-вперёд, временами перемежая движениями собственного таза вверх-вниз. Стрючок где-то там ёрзал по горячему, влажному и начал вроде чуть увеличиваться. Тётя как ощутила это, прижала меня изо всех сил, пытаясь хоть чуточку вдавить его к себе вовнутрь, я не сдержался, ойкнул. Она тут же опомнилась, ослабила объятия, но остановиться не могла, засунула обе руки между нами, одной тискала мой писюнчик, второй интенсивно работала у себя, пока не добилась результата (первый случай оргазма с некоторым моим участием).
Отметим для статистики: если считать описанные выше случаи половыми актами, то первый ("Голыши") проходил в "позе забора": стоя лицом к лицу, второй - в классической: "мужчина" сверху.


к началу рассказа
к "Содержание"

4. Кася

"Дураку стеклянный
...й ненадолго."
(Русская)
 [] К нам частенько заходили две соседские девочки, поиграть в обычные деревенские игры: прятки, догонялки, мяч и т. п. Старшая, Кася (местный вариант Кати), была ко мне неравнодушна, как и я к ней. Выражалось неравнодушие в подчёркнутом подыгрывании друг дружке, что правилами не поощряется, если игра не командная. Для нас с Катей важно было как-то обозначить взаимный интерес, открытым текстом заявить о своих чувствах мы ещё не умели. Да и что можно было сказать? "Давай дружить."? Мы и без того дружили. "Займёмся любовью."? А как?..
Постоянные знаки внимания сблизили нас, оба сознательно искали возможность что-нибудь эдакое сделать, пока не зная, что именно. Для начала - хотя бы остаться вдвоём... Во время игры в прятки убежали с ней подальше, забрались в сарай, залезли там под ворох свежего неслежавшегося сена, глубоко, под самую стенку. Повозились там, сделали уютное гнёздышко. Стена в сарае не проконопачена, щелястая, обеспечен интимный полумрак, как раз к случаю. Что делать дальше, мы не знали, а возбуждение всё нарастало. Принялись подпрыгивать, лёжа рядом на сене, и хором орать непристойности, не решаюсь и сейчас их воспроизвести, тем более, что общались мы на непонятном для большинства местном диалекте белорусского языка. Эти вопли ещё добавили возбуждения - и что?.. Чуть позже наступила реакция, Катя истомно откинулась на спину, часто сопя носиком, красная, разгорячённая. В те времена у деревенских девочек не было вредной привычки носить летом трусики. Глаза мои непроизвольно углубились в таинственное полуосвещённое пространство под юбочкой, постепенно различия детали: что-то пухленькое, розовое, волнующе-притягательное... - потянулся туда рукой, до сих пор пальцы помнят ощущение нежного, тёплого, слегка влажного прикосновения. Катя задышала порывисто, стала двигать попкой и ногами... и вдруг вскрикнула и резко дёрнулась. Я испугался, отдёрнул руку... увидел на пальцах кровь, запаниковал...
N.B.: Первый случай дефлорации.
Катя заплакала, тоже, видимо, перепугалась, но никому не нажаловалась, во всяком случае, меня по этому поводу не допрашивали. Уж не знаю, как смогла Катя одна пережить такое... разве что слышала краем уха от старших. Сумела такая маленькая девочка перенести боль, страх, кровь, никаких последствий не было. Годы спустя её муж, редкостный дуб, как-то по пьянке разоткровенничался, что Катю он взял замуж "честную", но без "целки", мол, лазила в детстве за вишнями и напоролась на сучок. Я с улыбкой вспомнил, какой именно "сучок" там был виной: правый указательный.


к началу рассказа
к "Содержание"

5. Снова Катя

"Тютелька в тютельку"
(Картина из половой
жизни лилипутов)
 []
С Катей мы продолжали встречаться, несмотря на дефлорацию, она прекрасно поняла, что я действовал с благородными намерениями, простила. Сознательно пытались изобрести какие-то возможности, основной инстинкт не был развит ещё до автоматизма. Дом её родителей был неподалёку от речки, тихо журчащей меж густыми зарослями малины, ежевики, кустов и небольших деревьев - летом рай для детворы. Нашли мы с Катей полянку в почти непролазных зарослях, специально искали, хоть и не договаривались, обоим и без слов понятна была настоятельная необходимость уединиться. В том месте река с обеих сторон была скрыта кустами, с нашей стороны у самой воды был крошечный намытый весенними паводками песчаный пляжик, переходящий в мелкий прозрачный до дна плёс.
Купание везде и всегда - любимейшее занятие детей. В наших краях в этом деле соблюдалась строжайшая половая сегрегация: купались раздельно и совершенно голыми. На реке было традиционное место для женщин, включая девочек, одно-единственное на всём участке нашей деревни, зато мужской пол там и близко не появлялся: табу! Даже подглядывать не пытались. А вся остальная речка наша. Мы с Катей купались на своём пляжике для двоих - тоже, конечно, голыми - а потом грелись на горячем песке. Именно по её инициативе начали первые попытки (Катя несколько старше меня была). Она аккуратно стелила наши лёгонькие одёжки на мягкой траве под кустиком в тени, ложилась на спину и раздвигала ножки - подсмотрела, видно, за родителями - далее пальчиками раскрывала губки, а я елозил там, чем имел. Интересно было - это да, а чтобы какие-то особенные ощущения... не припомню. Но коль Кате так хотелось... она была в нашей группе из двоих лидером. Конечно, мы понимали, что наши игры - не предмет для обсуждения с третьими лицами, а вот друг дружки совершенно не стеснялись, вплоть до пописать и прочее. У Кати наверняка были ощущения, она их и не думала скрывать: стонала, ахала, дергалась, а я ужасно рад был доставить любимой девочке удовольствие. Разговоров по ходу процедуры мы не вели, только "технологические" реплики, типа: "Крапчэй!", "Скарэй!" и т. п. Оно и было-то всего раза три-четыре...
Любовь наша прекратилась из-за моей глупости, даже подлости. Мы со старшим (года на два) товарищем ночевали в доме у Кати. Он был каким-то неблизким родственником, родители отлучились с ночёвкой, попросили его побыть ночь с детворой, чтобы они не боялись одни. Этот товарищ взял меня с собой. Он знал про нашу с Катей любовь - не про занятия у речки, а про нежную дружбу, которую мы и не скрывали - и спровоцировал меня на гнусность. Мы с ним улеглись в одной кровати, младшая Катина сестричка крепко уснула, а сама Катя легла спать отдельно, возможно, с расчётом, коль уж я оказался здесь. И вот этот старший - непререкаемый авторитет для меня! - шепчет:
-Попроси у неё. Скажи: "Дай ...ь."
Я и пошёл. Прилёг к ней, она напряглась, но промолчала, а я открытым текстом выдаю, как велено: "Дай ...ь."
Она никак не ожидала такого предательства, ведь наши игры возле речки были только для двоих, а я почти выдал тайну третьему. Катя, может, и сама позвала бы меня позже - не зря же легла отдельно! - да я всё испортил, идиот. Жестокая обида - и наша прекрасная сказка любви закончилась навсегда. Такую же ошибку я повторял неоднократно в дальнейшем. Умный учится на чужих ошибках, дурак - на собственных, а идиот - он и в Африке кретин.


к началу рассказа
к "Содержание"

6. Янэчка

"В небе увидишь звезду,
а под юбкой - ...у."
(Русская)
 []
Аутентично воспроизвести это имя на чужом (например, русском) языке невозможно - не та интонация и звуков таких в других языках просто нет. Звук "ч" должен быть твёрдым ("чыж"), "э" - тоже (...нэч...), ударение на втором слоге, на этом самом "э" и т. д. Причём оно не воспринималось нами как уменьшительно-ласкательное, просто имя такое "Ян'эчъка" - с фиксированной фонетикой, не подлежащей вариациям. С именами в наших краях не церемонились, уродовали до неузнаваемости. Ещё и сейчас (в 2000-ом году) жива в нашей деревне старуха с нежным французским именем Evelina. А в годы моего детства все старые - да и молодые - люди носили весьма экзотичные импортные имена: Henovefa, Olgerd, Ferdinand, только произносили мы их на свой лад: "Вылина", "hунэфа", "Лёдзик", "Фэрдусь", даже родное славянское "Вера" звучало у нас "Вэрця". Ударение везде польское - на предпоследнем слоге. Богатейший этнофонетический материал пропадает! Есть мнение, что женские имена занесены в наши края наполеоновской армией, история подтверждает факт двукратного (туда и обратно) прохода французских войск в 1812 году по здешней местности. Немцы в 41-44 годах оставили всего одно-два имени - им не тягаться в галантности с французами, местные красавицы забыли их намного быстрее.
Но вернёмся к Янэчке. Неподалёку от нашей деревни над озером возвышается "Гара" - именно с прописной буквы. Конечно, она и тогда была. На Горе стоял геодезический знак, решетчатая башня из деревянных брусьев метров 20-и высотой, фантастически огромное по нашим меркам сооружение. Мы взбирались иногда на эту башню, в первый раз боязно до дрожи в коленках, да храбришься перед другими... Сверху открывался вид на неизведанные земли за горизонтом, километров по 15-ь во все стороны. Наверху и воздух был совсем другой, там дул ветер Иных Миров - были же они где-то там вдали... Путь на Гору проходил мимо хутора на берегу озера, где и жила Янэчка. Она бойкая девчонка была, участвовала в наших "мужских" забавах, оставаясь при этом самой собой, под мальчишку не подделывалась. Залезала с нами на башню, не боялась. Как-то я лез по лестницам сразу за ней, глянул вверх и увидел её - назовём это так - "красотулечку", трусики всё ещё не были в моде. Она у неё была симпатичная на вид, естественно, пока совершенно голенькая, а на одной из губок (правой) имел место быть прыщик, ярко-красный, чётко выделяющийся на бледно-розовом фоне. До меня впервые дошло, что и у девочек не всё и не везде идеально; позже это помогло спокойно воспринять информацию о мензисе. Описываемый эпизод спровоцировал очередной сдвиг: склонность к подглядыванию, вуайеризм. Когда показывают специально, не так интересно, хочется именно подсмотреть, как бы нечаянно. Эта перверсия широко распространена, она совершенно безобидна, а в сочетании с тоже часто встречающейся склонностью показывать, эксгибиционизмом, приносит немало приятных мгновений обеим сторонам. Пару лет спустя Янэчка пыталась дать нам, воспитанным в духе деревенского идиотизма, урок цивилизованного отношения к голому телу. Мы купались в речке на своём законном месте, появление девчат и вообще женского пола исключено, у них - своя территория, недоступная для мальчишек. И тут появляется на берегу девочка, Янэчка, снимает платьице, оставшись в трусиках, и лезет в реку, почти прямо к нам, ну, метров за шесть. Неслыханная наглость, мы в шоке... Она росла в довольно культурной по деревенским меркам семье, похоже, побывала недавно в гостях у прибалтийских родственников, где и переняла обычай совместного купания в трусиках. И всё же решиться внедрить такую новинку в нашу традиционно-патриархальную среду - нужна была незаурядная смелость, ведь она нарушила абсолютный запрет, освящённый тысячелетней традицией. От растерянности мы делаем вид, что ничего не происходит, продолжаем купаться, хотя чувствуется напряжённость. Янэчка накупалась, выбралась на берег, греется на солнышке. А нам что делать? Не вылезать же голыми на виду у девчонки. Купаемся дальше, до дрожи, до посинения, пока всем, включая Янэчку, не стало предельно ясно: мы её стесняемся. Наш лидер не вынес издевательства и принялся бросать в неё комками грязи со дна. Она надулась и ушла. Непонятно, на что рассчитывала. Что продефилируем перед ней голыми?.. А у нас разыгрался свирепый комплекс неполноценности, вспыхнула драка, не будь этой разрядки, возможно, мы навсегда стали бы импотентами.
Лет через пять-семь тот наш предводитель хвастался, что Янэчка пригласила его и ещё одного парня к себе ночевать, мол, родители уехали, а одной страшно. По словам рассказчика, они втроём баловались на кровати. Ничего особенно серьёзного, осталась она после той ночи девочкой - если была до. Хотя, парень, может, умолчал о самом главном, щадя честь дамы. По деревенским понятиям той поры баловаться допустимо как угодно, но замуж девушка должна выходить "честной".
N.B.: По поводу одежды: вплоть до 60-ых в наших краях наблюдался крайний консерватизм в этом отношении. Например, никто не мог даже на минуту выйти на улицу без головного убора. Года три пацанёнку, июльская жара, на нём короткая рубашонка до пупа - и кепка-восьмиклинка на тыкве. Снимать головной убор можно было в бане, при купании в реке, а в помещении с иконами - необходимо. Это для мужчин. Для женщин - похоже, только в бане. В конторе, в клубе мужики головы не обнажали: там икон не было, к рассматриваемому времени деревня уже не признавала иконами портреты вождей. В школе везде висели портреты солидных учёных, мужикам в основном незнакомых, потому - снимали на всякий случай. Правила эти внушались в досознательном возрасте и выполнялись автоматически, на уровне инстинкта. Когда из города вернулся сын приблудившихся к нам после войны беженцев и шёл по деревне без шапки, так на него буквально пальцами показывали. Прочая одежда и обувь не регламентировались так строго, что было, то и носили. Повседневно - штаны с заплатами, с весны и до осени - босиком, вплоть до заморозков. Древние старики плели и носили лапти, застал такую экзотику. В церковь, в школу, на свадьбу полагалось изыскать обувь - тесно ногам, неудобно после босяцкой свободы. Только солидные люди: бригадир, учётчик, крепкие хозяева носили сапоги постоянно. Ну и учителя, священник, предколхоза, заезжее начальство, но их деревня своими не считала и в пример не брала. Мне первый костюм купили только к 16-и годам - и это было событие! На этом фоне огромное впечатление произвела девочка из следующего рассказа.


к началу рассказа
к "Содержание"

7. Девочка и её цветное платье


"Внешность бывает обманчивой" -
подумал ёж, слезая со щётки.

 [] Cвадьба у каких-то дальних родственников, на выезде. Отец приглашён в качестве гармониста (что за свадьба без баяна?!), а мы - куда ж нас денешь... Там была девочка, одна-единственная - других я в упор не видел - очень красивая, конечно же, загадочная и таинственная, к тому же с экзотическим именем: Эллина?.. Лилия?.. не помню. К свадьбе ей сшили то самое платье, с ярчайшими продольными полосами разных цветов, совершенно необычное, резко выделяющееся на фоне тусклых (хоть и праздничных), одежд всех прочих. Ещё и доныне сохранились сдвиги, уж и не знаю, как они называются, в отношении продольных полос: любая женщина в платье или юбке с продольными полосами заставляет сердце биться чаще, и в отношении необычности вообще: каждая моя избранница непременно отличается чем-то от всех, выделяется из толпы, причём не только в моих глазах, но и объективно. Последнее характерно, видимо, для всех мужчин: привлекает внимание прежде всего то, что выделяется на фоне. А продольные полосы - личный вклад в список извращений. Или нет?
Та девочка и сама чувствовала необычность своего наряда, так манерничала и кокетничала, что прямо фу ты, ну ты! Она ощущала себя в этом платье красавицей, а значит и в самом деле была ей.Меня её платье сразило, скрывать свои чувства я ещё не умел - да просто не знал, что их положено скрывать. (На самом деле хорошие чувства и не следует скрывать, противоположное мнение есть вредный предрассудок.) Любовался платьем и девочкой весь день и вечер, а ей только того и нужно было. Образовалась положительная обратная связь: чем больше я ей восхищался, тем красивее она становилась, в свою очередь усиливая мой восторг. И так до полного счастья обоих. Она танцевала, прыгала, смеялась - прямо светилась вся и искрилась... Позднее этот механизм взаимного умножения чувств безотказно включался при каждой новой влюблённости.
Вечером унесли меня полусонного в амбар и уложили на стоящую там кровать - рядом с той девочкой! И всё ещё в том же платье! Обнял её (она уже спала, реакции никакой не последовало) и уснул на седьмом небе. Утром проснулся довольно поздно, солнце встало, светило сквозь щели на яркое платье любимой, румянило её и так розовые щёчки, высветило ножки в трогательно спущенных белых носочках... - да мне не до этих красот было: вчера любовь нисколько не уменьшила аппетит, срочно побежал на улицу. А вернулся - рядом с моей девочкой храпит взрослая тётя. Воистину это был обретенный и потерянный рай. Белый свет померк в глазах, да что же делать? - лёг досыпать на полу, на старом одеяле...


к началу рассказа
к "Содержание"

8. "Декамерон"

"Девушка, вы ещё учитесь,
или уже умеете?"
(Вопрос попутчика)
 [] До школы и в школьные годы постоянно происходили сексуально окрашенные контакты с девчонками - по взаимному согласию, хоть и не всегда выраженному явно. Например, в играх - прикосновения, подглядывания, обхватывания (ещё не объятия). Случались приключения на грани допустимого. Однажды мы, трое пацанов, собирали щавель на лугу у реки, в тех местах этот овощ не сеют - сам растёт. За тем же щавелем пришла девочка. Луг большой, а она всё возле нас вертится, наклоняется, приседает, а трусиков нет - сознательно провоцирует. Мы её прижали к реке, отрезая пути отступления, она изобразила попытку бегства, споткнулась, упала, в падении перекатилась на спину, платье задралось при этом чуть не до шеи. А мы - тут как тут, прижали её руки к траве, самый смелый на ноги уселся и все трое уставились, смотрим. Она и не брыкалась, самой хотелось больше нашего, сумела сделать так, что все четверо остались довольны: показала, потрогать не возражала, а на большее мы и не способны были...
Тем летом с подозрительной готовностью мы четверо бегали на луг за щавелем, обычно не раз напоминать приходилось матерям, а то - сами напрашивались. На лугу встречались, девочка садилась на полянке у речки, мы её вроде бы силой валили на траву, задирали подол и наслаждались. Какое там насилие?! Она же сама приходила, да и старше нас была, при желании раскидала бы всех...
Меня очень рано научили читать, в четыре года. Первая книга - "Доктор Айболит" Корнея Чуковского. А во втором классе прочёл "Декамерон" Дж. Боккаччо. Тётя - та самая - достала где-то эту книгу, самой читать было лень, так они с мамой меня задействовали, читал им вслух, думали, мал ещё, ничего не пойму. Как бы не так! Я, наоборот, думал, что понимаю всё. Не так давно прочёл "Декамерон" в украинском переводе, там бездна юмора, оказывается, обхохочешься! А тогда меня интересовали только сексуальные моменты: как отшельник с девчонкой загоняли дьявола в ад, как монашки обследовали садовника, как замужняя дама направила на путь истинный слишком робкого любовника, используя священника и т.д.
Ещё лет в 11-12 я думал, что в сексе главное - успеть завалить девчонку и всунуть кое-что кое-куда, а там уж она никуда не денется. Отчасти оно и верно, только гораздо лучше не заваливать сходу, а довести её сначала до готовности, тогда она, может, и сама... И спешить не следует, здесь важен процесс, а не результат. Но вот было такое сомнение, успею ли, когда дойдёт до дела, завалить девчонку, стащить с неё трусики, самому разоблачиться и всё это - за считанные секунды, пока жертва не опомнится. На полном серьёзе анализировал возможные приёмы: связать её, оглушить, что ещё?.. А вдруг повезёт: споткнётся, ударится головой, потеряет сознание, пока очнётся, хватит времени на всё... Опыты с Катей, с другими девочками прошли в этом смысле даром. Казалось бы, должен усвоить, что девчонкам ещё больше хочется. Подозрение такое было, но почему же тогда они никогда не предлагают побаловаться, думал я, а самому попросить - простейший, вроде бы, вариант - как-то не приходило в голову. Позднее, конечно, просил, откажет - так не убьёт же! Ещё позже просил только в том случае, когда был уверен в ответе. Одной даме, когда она вполне уже была готова, так и сказал:
-Дайте мне, пожалуйста.
-Что Вам дать?
-Дайте мне, пожалуйста. Точка, конец фразы.
Посмеялись, что позволило снять некоторую неловкость при переходе от слов к телу.
Из детских впечатлений можно вспомнить достаточно невинные эпизоды, имеющие отношение к теме: к сексуальному развитию. Мы с сестрой часто ходили в гости к троюродным брату и сестричке, а они - к нам. Сестра, моя ровесница, имела привычку сидеть на корточках. Случайно обнаружил, что с определённой позиции у Лели кое-что видно. Леля заметила мой интерес - сама же, очевидно, и спровоцировала - и уже специально показывала побольше, иногда бросая быстрые взгляды по сторонам, не видит ли кто третий, и на меня - для контроля реакции. С наслаждением, почти с благоговением я наблюдал, как её губки розовеют, припухают, вынуждая сильнее раздвигать ножки и открывать новые детали - тот же механизм положительной обратной связи. Ничего больше мы с ней не делали, позднее наступило время действий, о чём отдельный рассказ (?12 "Леля"). В детстве я был красавчиком, пухленьким "ангелочком", что привлекало девочек постарше, 13-и-15-и летних. Со сверстниками и старшими они побаивались и стеснялись, а со мной играли. Обнимали, целовали, как бы нечаянно прижимались грудью, а то обманным путём заставляли забираться под платье к голой груди и в трусики. Мы летом во время каникул работали в колхозе, возили с полей сено, снопы, часто в сопровождении девочек постарше, девчатам лошадь не доверяли однозначно, а мне одному - рановато, вот и работали в паре. Едем на ворохе сена, девчонка заявляет, что колется травинка, или жучок заполз в труднодоступное место, щекотно. Приходилось помогать. Смеху при этом было - полная телега! Плюс специфические ощущения. Ни одна, конечно, не получала полноценного удовлетворения, но кайф был обоюдный.
Эти приключения тела (и духа?) происходили на фоне сталинской, а затем хрущёвской эпохи. Звучали до-, после- и военные популярные мелодии в исполнении на гармошке - отец был знаменитый на всю округу гармонист-самоучка и часто играл на свадьбах, вечеринках и праздниках. Технический прогресс ворвался в деревенскую жизнь, принеся детекторный (не транзисторный, это намного позже) приёмник, потом - батарейное радио с "Голосом Америки", воем глушилок и бодрыми сталинскими маршами про великую победу, великую страну и ещё более великие текущие дела, типа преобразования природы и человека. Лучшую работницу бригады колхоз премировал патефоном. Он был для нас настоящим чудом техники. Слушали всей деревней Русланову, её культовую песню про валенки и другие подобные хиты того времени...
Кроме реальных происшествий, были - и есть - безудержные фантазии на тему всё того же секса. Любая встреча с девушкой, женщиной, особенно если она как-то отреагировала на присутствие мужчины (меня), вызывает в воображении целый каскад "сюжетов", т.е. более или менее возможных - от реальных до целиком фантастических - вариантов развития ситуации с участием данного объекта. В фантазиях соблазнение проходит без сучка, без задоринки, обе стороны "за" , а главное, не мешают привходящие обстоятельства: ревнивый муж, зоркие соседи, недостаток времени, усталость и ещё миллион помех. Наяву процесс также идёт гладко при обоюдном согласии сторон, да иное и невозможно, иное называется изнасилованием, но всё-таки реальность неизмеримо беднее фантазий в смысле возможностей. Единственное её превосходство в подлинности, подтверждаемой массой ненужных и зачастую неприятных подробностей, о которых воображение не обязано вспоминать. Сюжеты волшебным образом всплывают в сознании независимо от времени и места - пожалуй, здесь присутствует настоящее творчество - а потом развиваются, уточняются, варьируются произвольно, т.е. сознательно и прокручиваются почти непрерывно, исключая время полной занятости внимания текущим моментом: при чтении книг, во время реального сексуального события и т.п. Кстати, такое фантазирование полностью решает возможные проблемы с бессонницей и скукой ничегонеделанья, как раз перед сном и в другие пассивные периоды лучше всего мечтается - если применимо это слово к данной ситуации. Можно бы вовсе не спать и утром не вставать, воспроизводя в памяти подлинные происшествия и сотни их вариаций, продолжений. После предсонных мечтаний снятся великолепные эротические сны, цветные, красочные, с возвышенно-романтическими чувствами, с пламенной страстью и вполне земными действиями. В редкие периоды воздержания случаются поллюции. Специалисты называют всё это психическим онанизмом, ему подвержены практически 100% мужчин и значительно меньший процент женщин. Психический онанизм - одно из определяющих свойств homo coitus (человека ...ущегося). По некоторым признакам можно заключить о моём незаурядном таланте психоонаниста. Однако, есть ещё более могучие индивидуумы - способные кончить исключительно силой воображения, "не прикладая рук". Для меня такое - редкость. Каждая встречная девочка, девушка, женщина, сознательно или случайно зацепившая внимание, запускает почти автоматический процесс создания очередного тома личного "Декамерона". На полках памяти эти тома образуют огромную библиотеку. Записать их на внешние носители - неподъёмный труд, ограничимся описанием тех реальных происшествий, каждое из которых инициировало рождение отдельного тома.


к началу рассказа
к "Содержание"

III. Потеря невинности

"Ни кола, ни двора"
(импотент без жилья)
 [] Этот период характерен гипертрофированной стеснительностью, обычной в таком возрасте. Ушла детская непосредственность, не прорезалась юношеская наглость и далеко до спокойной мужской уверенности. Наиболее мучительный этап в сексуальном развитии, вспоминаются всего несколько поддающихся описанию эпизодов - зато в мечтах превзойдены все рекорды.
Музыка - всё ещё с "Маяка" плюс гармошка, определяются отдельно аккордеон и баян. Читал про чудеса техники, магнитофон и телевизор, но живьём их не видел, в нашей деревне и электричества-то не было. Одежда в пейзанском стиле, весной, летом и осенью - босиком, но в школу - в обуви.



9. У реки

"Лучше толстый, но длинный,
чем тонкий, но короткий. "
(Лучше стоячий! Русская)
 [] В тот день мы купались в речке, по обыкновению голыми, только один парень постарше трусы не снимал. После купания собрались все на берегу в кружок, этот парень снял трусы выжать и продемонстрировал свой огромный по сравнению с нашими инструмент, выросший до индивидуальной нормы, к тому же стоячий. Эту демонстрацию увидела из-за кустов местная потаскушка, с нашей точки зрения старая, лет под 30-ть. Она пасла невдалеке коров и заинтересовалась молоденьким, крикнула нам, чтобы оделись и подошла Тот парнишка принялся расспрашивать женщину - профессионалку как-никак! - о технике полового акта, о деталях устройства ...ы, попросил разрешения посмотреть, потрогать. Мы тоже смотрели, раскрыв пасти и вывалив языки - представился случай получить жизненно важную информацию из первоисточника, да ещё с наглядным пособием. Тётка подробно разъяснила про эрекцию ("Вот как у него был, когда вам показывал."), эякуляцию ("Грамм сто мужчина сливает." - могучие мужики ей попадались!), оргазм ("Как всё равно умираешь под ним, а хочется ещё и ещё."), признаки готовности девушки ("Блеск в глазах, тепло между ног, как у меня сейчас, потрогайте." Мы потрогали по очереди - в самом деле, тепло). Слов таких: "эякуляция", "оргазм" и т.п. она, конечно, не знала, зато показала устройство и порядок действий, последнее условно, с помощью пальцев.
До сих пор актуальна противоречивость увиденной тогда картины: отвратительное уродство при несомненной притягательности. Уродство совершенно не воспринимается, если нравится вся женщина, а привлекательность имманентна, т.е. органически присуща данному объекту, по крайней мере, в моих глазах. И всё же гораздо больше возбуждает не откровенная нагота, а некоторая прикрытость - с возможностью как бы нечаянно подсмотреть чуть больше. В прошлом мужики балдели, созерцая обнажившуюся при посадке в карету лодыжку дамы, а сейчас - не удивишь и совсем голыми задницами и передницами на пляже.


к началу рассказа
к "Содержание"

10. Люба

"Ты забыла мерзкий день -
за тобою я пропал."
(А10)
 [] Параллельно сексуальным впечатлениям с ранних лет прослеживается линия чистой любви.Девочка в цветном платье - начало этой линии. Следующий яркий эпизод связан с Любой. В 5-ый класс я пошёл в другую школу, там было множество незнакомых детей, а среди них - Люба. Я не только в неё влюбился, но впервые осознал, идентифицировал это чувство, одноименное с предметом. Люба, Любовь... Конечно же, она была самая лучшая, самая красивая, и не только субъективно. Отличница, красавица, пела и танцевала в самодеятельности, всегда аккуратно одевалась, не по деревенскому стандарту, не абы как... И в дальнейшем влюблялся только в таких девушек, с врожденным артистизмом, склонностью к песням и пляскам. Первая юношеская любовь Лина, первая жена, вторая - все мастерицы были веселить честной народ... Ярчайшее воспоминание о Любе приходится на день рождения пионерии, 19 мая не помню какого года - ну за половину последнего столетия второго тысячелетия. Вечер, пионерский костёр в старом парке, концерт самодеятельности. Люба танцует украинский народный танец и поёт якобы для какого-то Сэмэна, соблазняя того намёками на своё богатство: яркие ленты в косах, "спидныцю" (т.е. юбку) и т.д. Ленты и юбка в самом деле были, и уж такие яркие, такие праздничные! Как там с Семёном, неизвестно, а меня Люба очаровала. Тогда я ещё не умел выделять сущность из видимости, ножки, грудь и прочее, ещё менее - личность, душу - из-под этих самых лент да юбок. Вся картина воспринималась синтетически, и сейчас она перед глазами в мельчайших деталях, танцующая в свете костра девочка в украинском наряде. С тех пор май, особенно 19-ое число, украинские песни, танцы, наряды, язык, украинские девушки - всё близко моему сердцу и сыграло большую роль в судьбе.Сама Люба ничего и не заметила, влюблённость никак не проявлялась вовне, достаточно было внутренних переживаний, а если заметила, ничем не показала. Вряд ли ей могла быть лестной любовь такого замухрышки - я был самый маленький в классе. Учился, правда, лучше всех, не исключая Любу. Незаметно носил внутри маленький вулкан страсти. Какая же это была чудесная сказка! И сладкая мука! Постоянно выдумывал ситуации, в которых спасал любимую от всевозможных опасностей, главным образом от сексуального насилия со стороны наших грубых и сильных одноклассников. Спасал не с помощью примитивной драки, а гораздо более эффективными и эффектными способами, используя фантастическое оружие и транспорт. Например, Любу уже затащили в "мерзкое логово", срывают одежду, она рыдает в отчаянии - тут приземляюсь в сияющем огнями супермобиле я, нажимаю кнопку - насильники парализованы и могут только хлопать глазами. Нежно поднимаю Любу на руки - она почти без сознания и почти без одежды - загружаю её невесомое для меня тело в салон и стремительно доставляю в оборудованный лично хрустальный замок, убежище одинокого непонятого героя, капитана Немо, графа Монте-Кристо и Всадника-Без-Головы в одном лице. Замок расположен то на уединённом атолле посреди Тихого Океана, то на недоступном слоне Джомолунгмы у самой вершины, а то и вовсе под поверхностью Луны. Технические детали транспорта, архитектура, интерьеры замков тщательнейшим образом продумывались, обсасывались - с расчётами, иногда с чертежами... Целую планетную систему придумал, систему Тора. Естественно, она сделана искусственно - лично мной с помощью дружественной внеземной цивилизации. Они целые галактики создают, что для них какие-то пара звёзд с планетой?!. Система Тора - это две звезды, зелёная и голубая, плюс тороидальная (в форме бублика!) планета. Эти три объекта расположены в вершинах равностороннего треугольника и обращаются вокруг общего центра масс, не меняя взаимного расположения, с сохранением углов и расстояний. Расчёты показывают: такая система может быть устойчивой не только в мечтах, но и в реальности - если подобрать точные соотношения параметров. Удивительные картины можно наблюдать с поверхности такой планеты! Через всё небо перекинута громадная арка...
Ещё проект - "Голубой шар". Это всего лишь жилище, зато какое! В самом деле голубой шар 20-и метров в диаметре, установленный на растянутых мощными пружинами трёх тросах, что, между прочим, обеспечивает абсолютную защиту от любых землетрясений. Сквозь весь шар, от газона до макушки, проходит прозрачная колонна, в ней шахта лифта и коммуникации. Издалека впечатление такое, будто шар висит в воздухе над землёй. Лифт можно вызвать только по моей команде, других входов нет - несанкционированный доступ исключён. Внутри шара на центральную колонну навита спираль с шагом 3 метра, она образует одно непрерывное 5-и-этажное помещение с плавно поднимающимся полом. Для компенсации разности уклонов спирали при малом диаметре винта (возле колонны) и при большом (возле стенок) у колонны сделаны ступеньки на каждом обороте. В любом месте большого помещения можно отгородить уютный "будуар" - с помощью опускающихся с потолка панелей. Стенка шара смонтирована из шестиугольных блоков, изнутри они могут быть прозрачно-невидимыми, либо тонированными в любой цвет, вплоть до чёрного, в зависимости от нужд и желания обитателей. Возле трубы на каждом этаже есть санузлы с ионно-водо-воздушными ароматизирующими душами, агрегаты для питания, аудио-, кино-, видеотехника и прочее, прочее, прочее... Любу - сразу в душ, он смывает с тела любимой и вымывает изнутри всю грязь, болезни, всё, что представлялось мне тогда неприятным в человеческом - тем паче, в девичьем - естестве. Заодно душ растворяет остатки одежды, недостойные касаться священного объекта, окутывая его - Её! - чем-то целомудренно-туманным соблазнительно воздушным, полупрозрачным, почти неощутимым... После душа она благодарит за спасение от ужасающей опасности, а я рассказываю о нашем доме...
Почему-то естественные отправления тела вызывали у меня тогда умозрительную брезгливость, совершенно недоступна воображению была прелесть потных объятий, мокрых поцелуев, хлюпающих конвульсий оргазма. Эта аллергия исчезла без следа позже, при реальных контактах с девушками и женщинами... а ещё гораздо позже - снова дала рецидив, чему имеется рациональное объяснение. Вполне понимаю императора Китая (не помню, которого), он рекомендовал для полноты сексуальных ощущений сравнивать консистенцию, вкус, запах слюны и влагалищного секрета партнёрши.


к началу рассказа
к "Содержание"

11. Опять тётя

"...й ровесницу не ищет."
(Русская)
 [] Всё та же тётя. Она вышла замуж в дальнюю деревню, расположенную среди лесов и болот. И как-то летом пригласила своего младшего брата, моего дядю, заодно и меня - погостить, помочь в хозяйстве, а в свободное время подзаработать на лозе: сдирать с неё кору и сдавать высушенную на приёмный пункт за какие-то копейки. Ночевать меня определили в сарай, на сено, в том же сарае и тётка с мужем ночевали, но за стенкой. Дядя оборудовал себе спальное место в другом строении, по вечерам он пропадал в кино, на танцах, возможно, и девочек приводил, всё-таки старше был на целых два года...
Сквозь сон слышал иногда возню молодожёнов за стенкой, естественное явление. И в эту ночь слышались недвусмысленные звуки... но тут врывается мужик с фонарём и поднимает тревогу: кони разбили изгородь, ушли в лес, нужно срочно их собирать, пока волки не задрали. Тёткин муж - старший конюх, ответственный, пришлось ему бежать, не закончив дело. У тёти фрустрация, слышно, мечется на постели, только что брёвна зубами не грызёт. Вспомнила о моём существовании - и ко мне. Разгорячённая, в одной рубашке, что-то шепчет, гладит, чтобы не испугать, а как нащупала стоячий - прямо заполыхала вся, стащила с меня трусы и практически изнасиловала. Я и понять толком не успел, что происходит, а она уже получила своё и убежала, оставив меня почти в невменяемом состоянии. Всю ночь не спал, утром встал сонный и больной от переживаний, беспокоился, что на морде написано моё "преступление", но никто и внимания не обратил. Тем, однако, не ограничилось. В ближайшую субботу намечалась баня, дядя по обыкновению куда-то смылся, тёткин муж с лошадьми занят, пришлось мне баню топить, под руководством тёти. Уж она руководила! Нет, баню протопили, нагрел воды, натаскал холодной, всё нормально, ну, малость запачкался. Тётя увидела, говорит, чтоб помылся, заодно, мол, проверим, как натопил. По технологии такая баня должна доходить до кондиции с час, а сразу - чад. С закрытой дверью долго не выдержал, распахнул, благо, строение на отшибе, никто не побеспокоит... Моюсь, парюсь, голова от дыма кружится - вдруг является в проёме тётя, совершенно голая. Детали сквозь пар не просматриваются, а общий вид - потрясающий. Как может выглядеть молодая красивая женщина, да ещё голая?!. Плюхнулся на лавку, таращусь. А она ко мне добралась, подняла, спину принялась тереть - руками, грудью, бёдра и ягодицы - лобком, животом. Между делом намылила всего и сама намылилась, скользкая, горячая. До того самого добралась. Я стесняюсь - встал же колом! - а она хохочет, мылит и его, ласково так ладонями трёт. Говорит:
-И мне потри.
Намыливаю ей спинку, стараясь не дотронуться кое-чем до голого тела, а она нарочно прижимается, ещё и уговаривает:
-Три сильней! ... Там тоже... И внутри.
Увидела, что стесняюсь, не смогу сам, взяла его в руку и направила, куда надо.
-Не бойся, толкай!.. А теперь назад... Вот так! Давай!
Какое-то время двигал туда-обратно, забавно было и очень приятно, а потом всё тело пронзила сладкая боль, показалось, жизненные силы толчками вылились в неё... Стало как-то безразлично, немного противно и стыдно. Краем глаза почти с отвращением наблюдал, как тётя сполоснулась и вышла в предбанник одеваться, а потом и совсем ушла. Домылся кое-как, с трудом оделся, вылез на свежий воздух, сижу у стенки, одурманенный чадом и тётей, пустой... Постепенно оклемался, вот бы, думаю, тётя ещё пришла... но вместо неё мужики подтянулись, тёткин муж с товарищем и мой дядька. Как увидели меня, смеются, я уж подумал: "Всё, спалился!", а их, оказывается, моя красная рожа рассмешила, догадались, что умылся и напарился, потому и красный, а о прочем у них и мысли не могло возникнуть...
Тем же летом ходили с тётей в лес за ягодами, дядя всерьёз увлёкся лозой, заметную сумму заработал на ней, муж тётин постоянно занят, ходили только вдвоём. Как пришли на ягодную поляну, сели отдохнуть. Тётя трусы стянула - прямо при мне. "Пусть, - говорит, - проветрится." А сама прилегла на мягкий сухой мох, одну ногу в колене согнула, вторую вытянула, всю красоту видно. Нерешительно потянулся к ней, она того и ждала, приняла в объятия. В этот раз подсказала, как надо действовать, потренировала. Замечательно получилось!


к началу рассказа
к "Содержание"

12. Леля


"Сучка не захочет -
кобель не заскочит."
(Русская)
 [] Речь о той Леле,что любила сидеть на корточках, троюродной сестре. Мы подросли, по-прежнему дружили, вместе играли, в том числе и в романтические игры, но уже в другом стиле, чем показывание-подглядывание. Нам с ней особенно нравилась "почта". Все обучены грамоте, вот и писали друг дружке письма, тут же, сидя за разными столами в одной комнате. Собирались, обычно, человек шесть-восемь детей, один из - почтальон, носит письма по адресам. Правилами запрещено читать чужие письма или передавать не по адресам, гарантирована тайна переписки. Мы с Лелей объяснялись в этих письмах в любви - возвышенно-книжным стилем: "Моя любовь к Вам ярче солнца и прекраснее роз...". Позднее опыт сочинения любовных посланий пригодился в армии (? 23) и в гражданской жизни (? 28, 32, 59). Иногда случалось пасти коров вместе с Лелей, раза два-три за лето, как правило с кем-то третьим. А однажды остались с ней вдвоём - не считая коров - после обеденной дойки наш третий отпросился по неотложным делам. Коровы улеглись пережёвывать жвачку, я устроился под кустиком на телогрейке. Тут и Леля подходит, присаживается напротив на корточках, вспомнила наши детские игры. Я глянул и обомлел: трусиков нет, хотя они были обязательны к этому времени. Сняла где-то в кустах... И неудобно, а глаза сами поворачиваются, любуюсь. На лобке светлый пушок, губки бледно-розовые, между ними ярко-красная "лодочка" с невыразимо приятными загадочными деталями... Тётя давно была, да и не разглядывал я у неё особенно, не до того было, Катя, та ещё раньше, к тому же совсем девочка, видел и у самой Лели, но сейчас - другое дело, она у неё оформилась, стала красавицей - как и вся Леля. И у меня отношение другое, знал уже, как приятно побаловаться с такой симпапулечкой. С трудом отвёл глаза - и встретил прямой взгляд Лели. Она ждала этого, улыбнулась доверительно, говорит:
-Я тоже хочу посмотреть.
Не сразу и дошло, что она имеет в виду. Что там, казалось бы, смотреть?! Нет, размер уже нормальный, стыдиться в этом смысле нечего, но как-то не думалось, что кому-то может быть интересно посмотреть на него. Под её ласковые уговоры преодолел стеснительность - она всё время болтала, снимая напряжённость, в том духе, мол, а что?, а как?, не мешает ли ходить-бегать? и тому подобное - расстегнул ремень, пуговицы (змеек-молний тогда не было). Леля пересела ко мне на телогрейку, потрогала сквозь трусы, засунула руку под резинку, слегка погладила - незабываемое впечатление от касания нежных пальчиков!
-Ну покажи.
Спустил всё до колен, она исследовала визуально и наощупь головку, яички, сдвинула шкурку - и всё расспрашивала, удивлялась, умилялась. Эти операции возбудили её, прилегла на телогрейку, завернула юбку и раскинули ноги, показав всю красоту. Я с восторгом смотрел, а она рассказала подробно, где что у неё есть, раздвинула большие губы, показала, куда надо "засаживать", указала, откуда девочки писают, погладила пальчиком красный бугорок.
-Вот здесь - самое приятное. Потрогай.
Дотронулся до клитора (тогда мне не были известны название и назначение этого самого замечательного бугорка во всём женском теле), он оказался шелковисто-влажным, Леля взяла мой палец и сделала несколько движений, а дальше я уж и сам догадался, как сделать ей приятно. Поглаживал не только клитор, но лепесточки, нежные-нежные губки и прочее. Леля совсем завелась, дыхание стало прерывистым, а потом и совсем захлебнулась, глаза закрыла. Я оторопел, думал, плохо ей стало, но она простонала:
-Делай, как раньше, не переставай!
Продолжил манипуляции с ещё большим усердием. Она и сама помогла, часто-часто дёргала пальцем по клитору и вдруг напряглась, впилась в мою руку ногтями... и расслабилась, стала вся мягкая, между губками стало мокро...
А у меня всё это время - беспощадный столбняк. Леля, наконец, нашла время и обо мне подумать, повернулась на бок, меня уложила и со знанием дела (откуда бы?) принялась действовать. Я и так был почти готов, а как она обхватила его кулачком, да сделала несколько движений - полетели брызги на её руки, на одежду. Не стала фыркать, брезговать, спокойно вытерла всё платочком и порядок. А я чувствовал себя нашкодившим котёнком, крайне неуютно. Леля заметила моё смущение, улыбнулась, успокоила... Чуть погодя рассказала, как надо было бы по-настоящему.
-Вот в эту щёлочку, только нельзя, я хочу девушкой замуж выйти.
И ещё много чего понарассказывала и показала. Снова возбудилась, да и я тоже. Она заметила.
-Давай осторожненько попробуем. Ты ложись на спину и держи в кулаке, я сама всё сделаю.
Стала надо мной на коленях, присела на ноги. С некоторыми трудностями направила и принялась ёрзать. Он иногда выскальзывал из колеи, ездил по окрестностям.
-Держи кулаком, направляй.
А сама обеими руками, пальцами раздвинула, сколько могла губки, они внутри снова стали влажными и скользкими. Головка вроде бы куда-то проникла, её обхватило со всех сторон нежнейшим упругим захватом. Леля поймала мой кулак рукой, сжала, навалилась всем весом.
-Не отпускай руку!
И принялась ёрзать тазом вперёд-назад, всё сильнее сжимая пальцы на кулаке. Я заорал, сознание почти отключилось, Леля почувствовала приближение финиша, успела соскользнуть вперёд, руку выдернула, а член зажала бёдрами. Из меня бурно зафонтанировало, казалось, прямо в неё, но нет, она потом сказала, что всё осталось снаружи, запачкав ляжки.
Последствий не было, а больше мы с ней и не баловались, не было случая.


к началу рассказа
к "Содержание"

IV. Любовь. Открытие мира

"С мужчиной умереть
возможно в темноте, о да!"
(АIV)
 [] Да, юность стала для меня подлинным открытием мира - как для большинства. Бездумное детство и мучительное отрочество закончились, внутренний масштаб изменился. Уютный домашний круг, включающий школу, стал невозможно тесен для растущей души. Нужен был эмоциональный толчок извне, из другого мира. Цыплёнку пришло время вылупиться из яйца.
А в большом мире происходили в это время эпохальные события, созвучные внутреннему перерождению: оттепель 60-х, строительство коммунизма ("ныне живущие узрят царствие небесное"), окна, дыры, щели из Европы и Америки... Барды, Высоцкий, битлы - за каждым из этих слов целый мир.
И вот...

13. Лина


"Без страшного лица
ад вне дворца."
(А13)
 [] Юная душа жаждала высоких чувств, а подпольная любовь к однокласснице осталась без предмета: Люба уехала.
Тогда я ходил в школу одетым по деревенски: в заплатанных штанах и т. п., нимало не стесняясь и не выделяясь в этом смысле среди других. Но вот в коридорах стала встречаться мне - пока случайно - девочка, незнакомая, совершенно необычная, не наша. Тут же я принялся ужасно стесняться своей одежды, своего маленького роста, ординарности - самого себя. Однако же тянуло снова и снова увидеть ту девочку - с нечеловеческой силой! Вот и шатался по коридорам и вокруг школы подобно сомнамбуле, в надежде иногда встретить Её, пройти мимо. О подойти, поговорить, познакомиться и речи не могло быть. Тут сыграла злую шутку традиция, архетип: личность - ничто, мир (община) - всё. Мир повелительно диктовал: делай как все, как положено, влюбляйся в свою, равную себе. А меня угораздило влюбиться как раз в чужую, в неземное (с моей точки зрения) существо. Дело в том, что многотысячелетний стереотип понимания личности как части целого (который попыталось разрушить христианство) в моём случае поколебали книги. Но в них-то личность - всегда герой. А какой из меня герой?!. Книги выдернули меня из грядки, из родной почвы, а устойчивых личных убеждений не успел приобрести, принимать самостоятельные решения не был готов. Потому и не знал, что делать. А не видеть её уже не мог...
Однажды иду по коридору на выход, приближаюсь к вестибюлю, смотрю, на барьере раздевалки сидит Она, мило болтает с подружками. Из её уст то и дело срывается совершенно необычное мягкое "ч" (у нас этот звук всегда твёрдокаменный: "ночъ", а не "ночь") и совсем по-ангельски звучащее сибирское "чё" вместо нашего "чъаго". Она щебетала и нюхала веточку жасмина, та веточка потом чудесным образом оказалось у меня (хотя чудеса ни при чём: она бросила - я подобрал). С того дня и поныне запах жасмина - мой любимый (плевать, что он вульгарный и духами с таким запахом пользуются проститутки), "чё" - любимое словечко, май - лучший месяц. И с того же времени одежду стараюсь носить элегантную - насколько позволяют вкус и финансы. Это малая часть огромного влияния той девочки на всю мою жизнь, на судьбу, о главном - позже.
Кажется, я застыл изваянием где-то в углу и любовался, забыв о стеснительности, о времени - обо всём. Невозможно было не заметить сего "бледного юношу со взором горящим". Девочки и заметили, великая тайна моей души была предана гласности. И Она узнала! Я всё-таки был десятиклассник, к тому же имел стойкую репутацию вундеркинда, умника, ей, шестикласснице, лестно было моё внимание, да ещё так недвусмысленно выраженное. Вероятно, она кого-то попросила, третьи лица передали мне, как её зовут (Лина!!!), где живёт, откуда приехала, сколько лет и всё такое. Оказывается, в начале года переехали к нам из Сибири учителя, муж и жена, а с ними дочка, Лина - к своим местным родственникам. Из-за частых переездов Лина отстала, училась в шестом классе, хотя всего на год меня моложе и, значит, должна была учиться в восьмом (я пошёл в первый класс в шесть лет, на год раньше). Описывать её прекраснейший в мире облик - задача для гения - она для меня была не просто самой лучшей, она - Единственная. Всё в ней нравилось, любил всю целиком. И сейчас с трепетом душевным вспоминаю её классический прямой нос (в отличие от наших курносых картошек), милую чёлочку до самых бровей, идеальной формы губки - как у Мэрилин Монро, грудь, подчёркнутую тесноватым платьем...
Девочки её тогдашнего возраста, 15-и лет - подлинное чудо природы, они подобны распускающемуся розовому бутону - штамп, зато точно.
Лина сделала всё необходимое и ожидала моих ответных действий. Их, однако, не последовало, только продолжались "случайные" встречи - с моим робко обожающим взглядом и её вопрошающим, мол, что? так и будем смотреть? Решила она хотя бы навестить края, где я обитал - старшие классы были на 2-ом этаже, а младшие, включая её 6-ой - на 1-ом. Поднялась с подружками наверх, уселись втроём на подоконнике в коридоре напротив нашей двери (она на переменке открыта была), щебечут... Я как услышал её и увидел, прикипел намертво к стулу (у нас уже столы и стулья были в классе, а у них - парты). Парни из нашего класса знали и о моей влюблённости, и о патологической стеснительности, задумали помочь: схватили меня и поволокли сквозь дверь к ней. Я упёрся в косяки руками, ногами и вставшими дыбом волосами - а она рядом, смотрит на мой позор! Продлись ещё минуту эта пытка и, пожалуй, не выдержало бы сердце, умер бы от инфаркта в свои 16-ть лет. Даже толстокожие деревенские подростки поняли моё состояние, а скорее поняли, что столкнулись с чем-то непонятным, оставили меня в покое, больше и не подшучивали никогда в стиле "тили-тили тесто...", что само по себе уникально.
Ещё одно незабываемое происшествие, совершенно незначительное на посторонний взгляд. Сижу на подоконнике в классе, за окном буйствует зелёная весна. Внизу на тропке между деревьями мелькают яркие пятна - школьницы возвращаются с огородов. И между ними, "как лилия между тернами" ("Песнь Песней" Соломона, Библия), - моя роза, мои "чёрные глаза" (А. Доде), моя Лина! С красной ленточкой в волосах и с тяпкой на плече. Увидев меня в окне, она помахала тяпкой!!! Я вспорхнул и полетел прямо к ней... - к сожалению, только мысленно, а наяву остался тупо сидеть, где сидел. Хоть бы кивнул ей в ответ... Тем более парадоксально моё последующее поведение.
Три дня того лучшего из ранее прожитых 16-ти года: 19-ого, 20-ого, 21-ого мая 1963-ого - апофеоз любви! Будь в моей жизни только эти три нормальных дня, а всё остальное время пришлось бы просидеть где-нибудь в чеченском зиндане и то я с полным правом назвал бы мою судьбу яркой и счастливой. А ведь были потом и другие такие годы: 85-ый (в смысле, 1985-ый календарный год) - лучший из прожитых 38-и, 92-ой - лучший из 45-и, 93-ий - лучший из 46-и, 99-ый - лучший из 52-ух. Счастливчик! Чуть ли не каждый следующий год лучше всех предыдущих?.. Конечно, такой оптимистический эффект получается из-за того, что те годы, как бы они ни были хороши, прошли, а последний - вот он, продолжается, и одним этим лучше всех предшествующих. Здесь полная аналогия с каждой новой влюблённостью: последняя - всегда самая лучшая. И всё же Лина - исключение. Первая юношеская любовь не подлежит сравнению, она уникальна...
Итак, 19-ое мая, день рождения пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина ( эта дата фигурирует в записях во второй раз, будет ещё и третий), пятница. В школе утренник в честь этого события. На концерте самодеятельности поёт песенки Лина. Да какие песенки! (В репертуаре - тогдашний суперхит: песенка Капура из его фильма "Бродяга" и другие подобные). Да как поёт! Она и в самом деле хорошо поёт и вообще натура артистичная, любит и умеет вызывать восхищение толпы. Её пение сразило меня окончательно, любовь вспыхнула ярчайшим неугасимым пламенем, что и подтвердилось вечером следующего дня.
20-ое мая, суббота, вечер танцев в школе. До эпохи Лины танцы я не посещал принципиально, а тут мне как раз купили новый костюм, первый в жизни. И это вовсе не случайное совпадение, а одно из выражений трогательно-бережной поддержки со стороны родных и знакомых - искреннее чувство вызывает уважение... Задолго до назначенных 20-и часов припёрся в школу, одурманенный до головокружения запахом акации, весной и предвкушением встречи - натуральный наркотический синдром, даже память на время отшибло. Что я делал до начала танцев, как они начались, не помню. Зато далее - одно из самых ярких воспоминаний. Весь вечер, не отрываясь, почти не моргая, смотрел прямо в чёрные глаза Лины, утопал в них, растворялся, сгорал. Она вовсе не сидела на месте, наоборот, плясала каждый танец (пояснение для молодёжи: в те времена по техническим причинам между танцами были перерывы, на каждый следующий "кавалер" обязан был пригласить "даму", а не просто присоединиться к тусовке, как позднее. Танцев "соло в толпе" вообще не существовало). За вечер танцевала со всеми, включая учителей, но исключая меня - я вообще до того не танцевал, и не пытался - порхала по всему залу, а я упорно, маниакально передвигался по периметру, выбирая позицию наилучшей видимости объекта. О эти прекрасные невыносимо обжигающие глаза! Позабыл о стеснительности, плевать мне было на её партнёров (среди них наверняка были признанные поклонники, тем не менее никто из них не подошёл и не намекнул кулаком по тыкве, чтобы прекратил таращится), на учителей, насмешливых товарищей. Смотрел, и никаких гвоздей! Конечно, Лина поняла значение моего столбообразного взгляда, догадалась, что это Любовь, и была особенно оживлена и лукава, улыбалась, хохотала, иногда прямо отвечала на мой взгляд - каждый раз это было падение в бездну...
К своим 15-и годам Лина уже привыкла к поклонникам, столкнулась и с неискренностью, с обманом, а здесь не могло быть ни малейшего сомнения в подлинности столь самозабвенно выражаемого чувства. Поэтому и она загорелась, увлеклась - не мной, конечно, а только моей любовью к ней. Чаще всего на вечере звучала "полька-краковяк" Людвиковского, с того дня любимая мелодия лет на 12-ть вперёд. Самоконтроль, рефлексия полностью отключились, поведение было спонтанным, непосредственным - как у бульдозера без управления, а чувства... не с чем сравнить. Ни наркотики, ни алкоголь, ни искусство такие эмоции вызвать не в состоянии. Может быть, мистическое общение прямо с Богом? Но здесь у меня нет личного опыта, трудно судить...
В тот вечер Лина зарядила меня такой энергией любви, что до сих пор люблю всех женщин Земли, все три миллиарда - и ещё остаётся неичерпаемый запас на все прочие явления природы. Именно так: Лина научила меня любить - без каких-либо специальных уроков, одним фактом своего существования. Всё связанное с ней сохранилось в мельчайших деталях, память о чувствах тоже, но не само чувство, к сожалению, воспроизвести его невозможно.
Следующий день, 21-ое мая, воскресенье, народное гулянье на центральной усадьбе колхоза, видимо, в честь окончания посевной. После обеда все желающие из нашей деревни поехали туда на специально присланной машине. В парке на открытой площадке со скамейками и сценой уже были в разгаре танцы - вперемешку с выступлениями своих и заезжих артистов. Лина танцевала, а я смотрел - на этот раз не привлекая ничьего внимания, кроме самой Лины: все смотрели на сцену. Казалось бы, далее ситуация должна бы развиваться по известному с древнейших времён сценарию: знакомство, "гулянье" с поцелуями и прочим, свадьба, быт, дети, превращение любви в ненависть и равнодушие... Ничуть не бывало! Чувство было настолько сильным, что больше ничего не надо было, только видеть её как можно чаще, для чего и посещал регулярно танцы в клубе и школе.
С этими походами связан не относящийся к теме эпизод. Из клуба на центральной усадьбе мы возвращались домой мимо чужой деревни, группа "наших" и группа "ихних", дружной толпой. А как только перешли через мост, вступив на территорию "ихних", они набросились на нас, затеяв традиционную драку, не слишком свирепую, обычно, до первой крови, или пока не надоест. А я уже приобрел одно твёрдое убеждение, пацифизм, и в драке участвовать не стал. Все прекратили махать руками:
-Э, ты чего это не бьёшься?!
-В ваши дурацкие игры мне играть неинтересно.
Пацаны из обеих групп буквально остолбенели от такой наглости - а потом дружно набросились на меня, каждый отвесил бы по "пачке", но второй или третий попал по носу, пошла кровь, больше бить не стали. Однако же, драки между нашими деревнями прекратились навсегда, конечно, не только благодаря моему протесту - сама традиция устарела и постепенно сходила на нет. За всю жизнь мне ни разу не приходилось драться - совершенно нетипичный случай - а меня били ровно три раза, только что описанный случай - второй. Впервые побили одноклассники, когда я публично заявил, что Бога нет, и не отказался от своих слов даже под "пытками": меня били, оскорбляли, пытались душить... Если кому-то интересно, сейчас я точно знаю: Бог есть, более того, Его существование/несуществование в некоторой степени зависит от моего мнения по этому вопросу.
Снова о Лине: мне представлялось недостойным пошло ухаживать, что называется "ходить" с ней, ведь в моих глазах она была много выше и лучше всех ангелов небесных. А понимал: развивать отношения как-то надо. Попросил отца купить фотоаппарат, надеясь с его помощью не только запечатлеть облик любимой, но заинтересовать её процессом съёмки, аппаратом, а главное, фотографом. Не получилось - всё из-за той же стеснительности... Через знакомых до меня дошло недоумение Лины, мол, что это он меня изучает, как свою физику? Факт проявления интереса ко мне с её стороны - независимо от характера, от формы - воодушевил меня невероятно... и только, никаких действий не последовало, хотя случаи представлялись благоприятнейшие. Например, на танцах в клубе практиковались массовые народные игры, в одной из них надо было бегать по всему залу, а сидящие вдоль стен обязаны периодически меняться местами. Задача: успеть занять любое освободившееся место. Освобождается место рядом с Линой (специально так сделали, желая нам помочь), я плюхаюсь рядом - сразу как будто огонь охватил, кровь превратилась в расплавленный металл - и ни слова, ни взгляда, ни касания... Она сама затронула бы меня, да по роже увидела, что в обморок, пожалуй, хлопнусь, скажи она хоть слово... Другой случай: еду на вело из магазина, вижу, впереди Лина идёт, как Рафаэлева мадонна по облакам ступает, только без младенца.
N.B.:Это моя миссия была - сделать ей младенца.
Протарахтел мимо на своём разбитом драндулете, хоть бы "Здравствуй!" сказал... Слышу, кричит что-то мне вослед. Оборачиваюсь - рукой показывает, смеётся - насос мой потерялся, упал на дорогу. Вернулся, подобрал и попёрся дальше, "спасибо" не сказавши... Ну, полный идиот!
Анализируя сейчас ту ситуацию, понимаю, что слишком завысил тогда планку. Хотелось бросить к её ногам все сокровища мира, явиться к ней в блеске славы и грандиозных подвигов, а просто подойти, сказать: "Привет!", - казалось недостойным столь высокого чувства. Юношеский максимализьм, однако...
Во время летних каникул видел Лину редко, только на танцах, всё остальное время казалось пустым без неё. Заполнял пустоту искусственными приёмами. Тогда только появились в продаже шариковые ручки, отец купил нам с сестрой по одной. Так я сделал из тетради блокнотик и весь его исписал (этой ручкой) зашифрованными и открытыми признаниями в любви, а на каждой странице написал красивыми буквами её полное имя. Одно только созерцание этих трёх слов наполняло моё сердце неземным восторгом - и болью. В то лето и в следующие два года было постоянное почти физиологическое ощущение как будто сквозь сердце протягивается раскалённая проволока. Здесь нет преувеличения, боль была реальной, очень мучительной и в то же время сладостной...
А осенью Лины уже не было в школе, переехала куда-то вместе с родителями. Ни сказать: "Привет!", ни посмотреть... Как выжил, непонятно... Она проявила гораздо больше практицизма: через свою одноклассницу передала мне письмо - с дружеским (пока не с любовным) приветом, с адресом. Акт передачи письма стал знаменательным событием для обеих сторон. Тринадцатилетняя отроковица передаёт любовное послание! Сколько таинственности! Какое сознание важности выполняемой миссии! И смотрит во все глаза: как же, перед ней "мужчина", который пачками соблазняет девиц, до того их доводит, что пишут любовные письма. А в мыслях надежда: "Может, и меня соблазнит?..". Р-романтика!..
Это я сейчас вспоминаю с иронией, а тогда хватало эмоций, через край перехлёстывали. Я же впервые в жизни письмо получил, раньше никто не писал мне, разве что Леля - из одного угла комнаты в другой... И вот - письмо от Любимой, от Лины! Чудо какое трогательное, наивное! А в конце - ставшая постоянной приписка: "Навеки твоя Лина." Да за одну такую подпись я должен был немедля помчаться к ней и жениться - или хоть младенца сделать, наконец, что ли. Но нет, всего лишь ответ написал. Хорошо, хотя бы в письмах не стеснялся, писал и об огне в сердце, и о сокровищах мира, тогда такое не казалось вульгарным. Ещё писал о будущей свадьбе, посылал свои фотографии, она в ответ - свои, обменивались засушенными цветочками... Позднее, когда я навестил её, она показала целый ящик в шкафу, наполненный письмами и фотографиями своих поклонников, что отнюдь не вызвало у меня ревности, ведь я точно знал, что по-настоящему она любит только меня... Эпистолярный период нашего романа длился года два, возможно, и сейчас на чердаке нашего старого дома пылится чемодан, полный её писем. И в конце каждого - подпись: "Навеки твоя Лина."... Потом я поступил в университет в Минске, тогда их не было так много, всего по одному на республику, а Лина в 8-ой класс перешла. У меня с учёбой никогда проблем не было и в универе три семестра подряд получал ленинскую стипендию. В очередную летнюю сессию легко сдал несколько экзаменов подряд, до следующего, оптики, оставались две недели. Взбрело в голову поехать на это время к Лине. Собрался и поехал. У её родителей своих дел хватало, не до меня было, спасибо, не выгнали. А надо бы! Днём пытался учить оптику, Лина уходила специально, чтобы не мешать - минут эдак на 5-7, кто ж больше выдержит... По вечерам гуляли с ней по окрестным полям, рощам, жарко целовались, обнимались, я неумело ласкал её необычайно соблазнительное тело, всё, кроме одного-двух местечек. Отношение к её действительно прекрасному телу было у меня такое, как будто она - не живая девушка из плоти, крови и прочего, а сама её материализованная душа, причём доведённая моей слишком возвышенной любовью до совершенно ангельского состояния. Какой там секс?! Сплошное благоговение и неземной восторг. И всё же мы были в принципе обычными юношей и девушкой, основной инстинкт прорывался сквозь мой дремучий идиотизм. Несколько раз оказывались с ней на самой грани. Ещё шаг и судьбы наши, вероятно, сложились бы совсем по другому. Как-то остались мы с ней вдвоём, я сижу за учебником оптики (толстенная книжища!), а она прилегла на кровати в этой же комнате. На ней простенькое ситцевое платьице, загорелые ножки открыты, плечи, шейка, грудь так и манят... Естественно, оставил в покое оптику, перебрался к ней, потом и на неё. Глаза её разгорелись, засияли, у меня, она сказала, тоже. При полном свете ласкать, исследовать различные части тела любимой девушки оказалось ещё приятнее, мы и трусики её "нечаянно" сняли общими усилиями, пожалуй, на этот раз не остановились бы на полпути - да заметили мелькнувшую в окне тень, кто-то направлялся в дом. Стремительно занял место за столом, входит учитель по каким-то школьным делам, зафиксировал, конечно, наши сияющие глаза и красные лица, смятую постель, возможно, и трусики на полу, смутился больше нашего и убрался восвояси, но и момент ушёл, совесть, видите ли, у меня пробудилась, посчитал непорядочным "воспользоваться слабостью девушки", трижды идиот!..
Ещё более благоприятный случай: среди ночи подъехала к дому машина, родители уехали куда-то по срочному делу, а мы остались вдвоём в тёплой июньской ночи. Она позвала меня, я мгновенно оказался в её объятиях. Всю оставшуюся ночь длилось нежное сладкое безумие - и опять без конечного результата. Только у меня очень сильно болело то, что и должно было - разве ж можно несколько часов держать механизм в напряжении - и без разрядки?! Она, похоже, разрядку получала неоднократно, временами совсем отключалась, а потом с особенной нежностью ласкала меня, шептала всё более проникновенные слова... да я слишком занят был собственными эмоциями, не умел ещё отслеживать состояние любимой. Она почему-то не подумала - или, может, не знала по молодости - что и мне нужно кое-что, а сказать... так это мы стеснялись. Ночь закончилась, две недели тоже, а я так и не дал Лине ни одного шанса забеременеть, заявить на меня права. Две недели промелькнули для нас как во сне, я вообще никуда днём не ходил, ни на речку, ни в клуб, не знаю, где там что в той деревне, и оптику свою совсем не учил, всё время только с Линой. И не скучно нам было, не надоели друг дружке. А миссия так и осталась невыполненной. Да ладно бы тогда, оба ещё несовершеннолетние были, но и позже, вплоть до её двадцати лет встречались - и ничего. Недавно узнал, что у Лины нет и не было детей. Если из-за меня - нет мне прощения! Да не такой она человек, чтобы позволить кому бы то ни было принимать жизненно важные для неё решения. Надо бы ей - и сына бы сделал, и женился бы, только у неё другие планы были: мечты о сцене, об успехе. И они исполнились...
Оптику я тогда сдал на "уд.", для моего уровня полный завал, по всем прочим дисциплинам в зачётке только "отл.". Тем же летом встретились мы опять, приехали на каникулах - я домой, а она к той тёте, у которой они жили в год нашего знакомства, километрах в 5-ти от нашей деревни. Мы приходили на танцы, она от тёти, я - из дому, иногда танцевали вместе, но чаще я любовался, как она танцует - с другими. В первый же перерыв уходили и всю ночь до утра беззаветно любили - опять без традиционного секса. На лужайке, в роще под деревьями, у реки, в летней веранде, где стояла Линина коечка. Трудно понять, как можно было выдерживать такое взаимное издевательство. Нам было очень хорошо вдвоём, настолько хорошо, что не так уж и нужен был этот пресловутый секс. Встречались и днём, возили вместе колхозное сено, снопы, участвовали в стогометании, работали в меру, не перенапрягаясь. Это было жаркое лето, до краёв полное солнцем, счастьем, любовью, Линой - жизнью! Нас не осудило местное фундаменталистски настроенное общественное мнение. Очень уж яркой была наша любовь, мы её не скрывали, и люди радовались вместе с нами. Мы были из другого мира: я - студент университета, большая редкость у нас по тем временам, а она - цветущая 17-летняя красавица, артистка по натуре, всегда с улыбкой, с добрыми словами к людям... В начале августа я сложил простенький уютный шалаш в кустах возле речки, неподалёку от её деревни, с полкилометра. Притащили мы туда постель от её тёти и ночевали там вместе, не скажешь: "спали" - какой сон?! И в другом смысле не спали, трудно и определить, чем же мы всё-таки занимались. Что любовью - несомненно, а конкретно? Не знаю... В полном согласии с поговоркой нам был "с милым(-ой) рай и в шалаше". И здесь я упорно оберегал её честь, хоть и догадывался по некоторым обмолвкам, что она не девственница - к сожалению, не по моей вине - или заслуге? Предполагаю с высоты нынешнего опыта, что секс для неё мало был связан с любовью, скорее, она воспринимала его с физиологической стороны, как естественную надобность, и в этом наши взгляды тогда практически совпадали. Мы томительно ласкали друг дружку, все места без исключения, и её, и моё тела были для наших взаимных ласк сплошными эрогенными зонами, целовались - только в губы, не были знакомы с другими технологиями - и никогда не делали "тютелька в тютельку". Я уже немного научился отслеживать её реакцию, сознательно доводил до состояния "вот-вот оргазма", и в таком невыразимо сладостном предэкстазе мы пребывали часами - совершенно уникальное явление, повторить такое с другой девушкой и близко не получалось. Делать в таком состоянии почти ничего не надо было, тесные объятия, поцелуи (скорее, лизание), легчайшие встречные движения - наконец, она замедленно, плавно утопала в наслаждении, не дёргалась в судорогах, не кричала, а только отключалась на время, в полном смысле отдаваясь мне душой и телом. Конечно, совершенно необходимо было бы завершить процесс, но нет, я терпеливо ожидал, пока она придёт в себя, почти неощутимыми касаниями продолжая ласкать самые приятные для неё - и для меня - местечки. Она объяснила раньше, где ей больше всего нравится: нижние поверхности грудей, ножки в сгибе коленок и влажные тёплые губки между ног - про это последнее она словами не говорила, сам догадался по её вздохам и ответным благодарным ласкам. Мне всё ещё стыдно было откровенно демонстрировать свою физиологию, сдерживался изо всех сил, одна выдержка тут не помогла бы, сказалась бережная любовь к подруге, к возлюбленной, я хотел, чтобы хорошо было ей, именно от её наслаждения мне было в высшей степени приятно, гораздо лучше, чем в нескольких случаях, когда всё-таки не удавалось сдержаться. Сам момент оргазма был скорее неприятным, от слишком долгого затягивания всякий раз было как впервые, пытался скрывать происходящее от Лины, уходя в сторону, применяя платочек ("уходя" - фигурально, на самом деле не размыкая объятий). Ни она, ни я не видели ещё романтики в самом сексе, потому она не очень-то и старалась меня переубедить, не настаивала на полноценном продолжении, хотя и шептала в критические моменты с особенной теплотой и лаской, чтобы не стеснялся, мол, ты же мужчина, не железный. Она ценила особую прелесть наших не совсем нормальных - излишне романтичных - отношений, определённо не слишком полезных для физиологии, бесперспективных в смысле потомства, зато неповторимо прекрасных и нежных. Насколько можно судить сейчас, физиологии у неё было достаточно и без меня, да и со мной - разве что каких-то полезных для женского организма веществ она от меня не получала, а всё прочее имело место быть.
Как-то перед очередным свиданием я, не подумав, съел чашку зелёного лука со сметаной - очень вкусное блюдо! - а потом вспомнил о предстоящих поцелуях. Что делать? Да что - взял с собой луковицу, а когда остались с ней вдвоём и пришло время целоваться, съели её вместе. В тот раз поцелуи были слаще обычного - после острой горечи лука и солёных слёз. А смеху сколько! Секс пополам с юмором - для разнообразия неплохо, позже такое получалось и с другими, только совсем на другом уровне, не в пример вульгарнее.
После 8-ого класса Лина переехала в Минск, жила там у родственников, поступила на работу на часовой завод "Луч", а учиться продолжала в вечерней школе. Мы с ней встречались, продолжали суперэротические игры - не слишком часто и далеко не с таким самозабвенным пылом, как в шалаше у речки. В моменты душевной и телесной близости она обозначала, что можно, что она готова, умеет и сумеет, однако прямо всё же не говорила, а я упорно демонстрировал "порядочность", что в сложившейся ситуации граничило с извращением. Мыслимо ли пять лет встречаться с девушкой, от её 15-ти до 20-ти, и ни разу не облить - хотя бы снаружи?! Ответ: немыслимо. Тем не менее, у нас вот так было, и вспоминаем мы то время, как самое счастливое в жизни. Оба. Она часто сниться мне, вспоминается и наяву. Иногда получаю весточки о ней, приветы через наших общих друзей, знакомых. Они прекрасно помнят перипетии того давнего романа, понимают: такое не забудется, проживи мы хоть по двести лет, сочувствуют. Тридцать лет спустя мы говорили с ней по телефону. Это был сильнейший эмоциональный взрыв! После часового разговора через тысячу километров и две границы я шёл домой пешком (около 10-ти км) по ночной дороге, не видя ничего вокруг, забыв о своих 50-ти годах, о внучках - обо всём, кроме Лины. В душе горел яркий свет возрождённой любви... Разговор был сумбурным, она напомнила слова, сказанные мной при расставании: "Исчезаю навсегда в чёрной пропасти небытия". Умел же говорить красиво! Да и в самом деле исчез в чёрной пропасти: стал шахтёром, а насчёт небытия и "навсегда" - малость приукрасил. И мне было что ей напомнить: её подпись в каждом письме "Навеки твоя Лина". Из содержательной информации: у неё не было детей. На прямые вопросы ни она, ни её родственники (у которых узнал её телефон) не отвечали. Возможно, здесь трагедия?.. Вряд ли из-за меня, муж у неё имеется, причём уже второй. Как и мечтала, стала артисткой, был успех, поклонники, деньги. На момент разговора чувствовала себя и выглядела прекрасно, друзья подтвердили: настоящая холёная дама. "Куда мне до неё? - она уже в Париже!". И всё-таки хорошо, что мы с ней не встретились, голос меняется мало, а внешность... Да мы не узнали бы друг дружку, если бы случайно столкнулись!


к началу рассказа
к "Содержание"

13a. Эпилог

 [] Лина позвонила, позвала. Разве мог я не откликнуться?! Полетел... Заехали в лесную глухомань, она рассказала о своей жизни. Рассказ частично записан на диктофон, запись я расшифровал и записал.

"Наивный деревенский дурачок! Прочла твою сказку обо мне, о нашей любви. Красиво... Вундеркиндом себя считал, а меня - ангелом небесным. Всё наоборот! "Если ты такой умный, где же твои денежки?" Вундеркинды в шахтёры не идут, однозначно! И я... сам чёрт лысый отказался бы от такой, не то что... "Миссия" у него, видите ли: сделать мне ребёнка! Без тебя сделали, и не одного! Просто не верится, что прожил человек всю жизнь в придуманном мире. Мне бы твои розовые очки... "Романтика секса"!.. Этого секса, а вернее, похабного голимого разврата у меня выше головы было, из горла лезло. Нет, поначалу нравилось. Учитель в школе развратил, 10-ти лет не было. Училась средне, потому что тупые деревенские одноклассники учились ещё намного хуже, не перед кем выпендриваться. Учитель наплёл родителям, что будет со мной заниматься дома, подготовит к нормальной школе, чтобы не отстала, когда переедем ближе к цивилизации. И к нам приходил, и я к нему бегала. В первый раз, как к нему пошла, обработал. Усадил на колени, мне интересно стало, что там у него выпирает горячее. Показал, объяснил, научил... Сначала только интерес, а потом так натренировал, что ни дня не пропускали, бывало и по пять раз. Года три со мной "занимался". Деревня в глухом лесу, учителя с местными лешуками мало общались, и мне не с кем в детские игры играть. Во взрослые играла. Если бы не тот учитель со своей педофилией - сдохнуть там от тоски... Доигрались! Забеременела, 13-ти не исполнилось. Не знала ничего, мать только про месячные успела рассказать. Мог бы и он подумать: месячные начались - могу забеременеть, а прекратились - значит, уже. Только на 7-ом месяце сообразил, когда живот стал заметным. И то - уговаривал затягиваться, никому не рассказывать. Ещё и трахал такую, надеялся выкидыш спровоцировать. Тошно, больно, а он толкает свою елду. Время тянул, готовился смыться. Слинял, гад, и "прощай" не сказал. А мне что делать?! Тогда я любила его, гадом не называла. Как уехал - белый свет померк, всё параллельно. Родителей так оборвала, когда сунулись с расспросами, что зареклись лезть. Сказала, что у тётки жить буду, и конец разговора. Тётей по родству она мне не была, так, "цётка" и всё. Ей выплакала своё горе. Завезла она меня совсем в глухомань, в какую-то "вёску" среди болот, и название не выговоришь. Там тёткина знакомая колдунья, настоящая ведьма, зельем поила, таким отвратным, что наизнанку желудок выворачивало. В бане парила - до потери сознания. Та ещё банька! Прокопченная до черноты, грязная, казалось, черти рядом шастают, смолу в том страшном котле кипятят - для меня, грешницы великой. Родила семимесячную дочку. Через много лет тётка сказала, а тогда отвезла меня полумёртвую к папе с мамой - разбирайтесь с доченькой. Им тоже не сказала, соврала, что выкидыш... Уехали от позора в Сибирь. Там дома сидела, в школу не ходила. А мать с отцом ходили, учительствовали. Боялись поначалу одну оставлять, а потом поняли: мне вообще всё равно - жить... умереть... Хозяйка, у которой полдома снимали, жалела меня. Мать для неё жалостную байку про мою болезнь сочинила, вот и сочувствовала. А скорее, поддабривалась - из-за денег, что ей сельсовет за нас платил.
Хозяйкнн сын - весёлый парень! - заехал к матери по дороге с Севера на Юг. Сразу приглянулись - он мне, я ему. Он как из другого мира, яркого, светлого. И соблазнять не понадобилось, само собой получилось. Любила безумно, по-настоящему только его за всю жизнь. Обещал взять в Сочи, жениться. Пошла бы хоть замуж, хоть на край света. И жили бы долго и счастливо, и умерли бы в один день - в стиле твоей сказки. Не судьба...
В Сочи он один уехал, пообещал, что пришлёт оттуда телеграмму и денег для меня, чтобы я к нему приехала. Мол, деньги у него на аккредитивах, разменять только в крупном городе можно. Верила каждому его слову, ждала... Дождалась: поняла, что беременна. В этот раз в курсе, вовремя сообразила. Матери похвасталась - не пожаловалась! - мол, замуж выйду за того парня, сына ему рожу! Мать оглушила известием, что женат уже мой суженый. А хоть бы и холостой, не мог бы на 14-летней жениться - зато в тюрьму свободно загремит, если рассказать, кому положено. Не поверила матери, да хозяйка подтвердила. И про 14-ть лет, и про жену, и про тюрьму. Бросилась в ноги к матери, с рыданиями умоляла не делать ничего плохого моему любимому... Хозяйка помогла аборт сделать. Не сама, отвезла к бабке какой-то. Сейчас в полном сознании, больно, мерзко. С небес - в ад кромешный... От суженого моего, любимого, единственного, осталась только сказка про Сочи. До сих пор не могу туда поехать. Понимаю, что нет там никакой волшебной страны, тем более, нет того парня... а не могу.
Снова переехали. Из-за меня родителям не приходилось выбирать, согласились на такую глушь, куда силком никого не загнать. Мать уговорила, пошла в школу. Здесь преподавал музыку деятель из ленинградской консерватории, талантливый музыкант, артист. Его выслали за шалости со студентками, одна из них дочкой большой шишки оказалась. Повезло, что не под расстрел, не в колымские лагеря. Мы с ним быстро общий язык нашли. Научил таким фокусам! - о беременности можно не беспокоиться. С ним поняла, что секс - не примитивное траханье, а высокое искусство. Такого добивался, что каждая жилочка трепетала в экстазе! Правда, душу не затронул. Да и осталось ли что в душе моей - после учителя, после родов, после парня, после аборта?!. Маэстро занимался со мной и музыкой, выявил талант, научил играть на гитаре, на рояле - его родственники приволокли инструмент из Ленинграда - научил петь, танцевать. Вернул радость жизни. Вдобавок преподал умение пользоваться слабостями людишек. С тех пор знаю, как заставить их делать, что мне хочется, да меня же и благодарить. За пару месяцев превратил мрачную мизантропку в прожигательницу жизни, весёлую девочку-вамп. В угаре вседозволенности соблазнила всех учителей, и учеников, кто нравился. Пришлось и оттуда уезжать. Отец от моих залётов запил, мать преждевременно поседела, а я порхала стрекозой, той самой, из басни... Переехали к родственникам в Белоруссию, не в те края, где дочка родилась, но и не так далеко - сколько той Беларуси?.. Приезжала та лесная тётка - и откуда узнала? - смотрела тёмным взглядом. Спасибо, не сказала тогда, дала порадоваться жизни... А может, зря? Сказала бы, поехала бы с ней к дочке, жила бы простой жизнью... Да нет! Правильно тётка определила: не гожусь я для простой жизни. Гожусь для грешной смерти! В Белоруссии взялась за ум, соблазнила одного только учителя - не могла без взрослого мужика - ну, и с пацанами баловалась. С тобой думала, как с прочими, а ты неисправимым романтиком оказался, "влюбился по собственному желанию". Как бы не так! Я на любого так могу глянуть - на всю оставшуюся жизнь мой. Интересно было за тобой наблюдать. Глупенький мальчик! Смешно было с тобой, и раздражало немного слишком трогательное, неземное чувство ко мне. Знал бы ты, с кем и как я занималась в свободное от твоей любви время!.. Подумывала: не притворяешься ли. Но нет, так играть и величайший артист не смог бы. Ты и сейчас такой же... наивный. Даже завидно, что сохранил человек романтический настрой до седых волос. Конечно, это я организовала, чтобы ты с ума сходил. Девчонки сказали, что ты одной наукой интересуешься, на меня не поведёшься. Начала с того, что "случайно" сталкивалась с тобой, поручила своим клиентам рассказать тебе обо мне, веточку жасмина вовремя уронила, ну и прочее. Забавно до слёз было видеть твои мучения, когда баловались в шалаше у речки. Он, видите ли, берёг меня! Я тебя берегла, не хотела развращать. Любила тебя немножко. Ты ж помнишь, говорила, чтобы не стеснялся, беречь уже давно нечего. Не хотел понимать. Думала, не выдержишь, превратишься в опасного зверя, как другие. Куда тебе?!. Телёночек! Дразнила, откровенно издевалась, фото поклонников показывала, а тебе - как с гуся вода. Вроде, не импотент, но и не мужчина... Романтик, как ты сам пишешь. Ты и меня заразил. Понимала и сама разделяла твоё настроение, когда дома в коечке баловались. Пылающий рядом ярчайший огонь любви - не жгучий, согревающий тело и душу - что от неё осталось. Прекрасные воспоминания... Может, вышла бы за тебя замуж, образцового рогоносца из тебя сделала бы, да ты внезапно учёбу бросил, ушёл в армию. Недосуг было разбираться в твоих проблемах, как раз нарисовалась возможность попасть на сцену. Серьёзно заниматься поздно, поступила в народное училище. Соблазнила там, кого надо, ещё во время обучения записали в ансамбль песни и пляски. Началась разлюли-малина. Гастроли, несчитанные деньги, поклонники... Развратом так увлеклась, что между ног не просыхало. И с настоящими артистами общалась. У тех особые прихоти: наркотики, секс с причудами... К алкоголю я спокойно относилась, а наркотики зацепили. Один крупный спец ввёл в курс дела, предупредил, чтобы не бросалась на что попало, нарисовал всю картину: что можно, что нельзя, где брать, как принимать... Ему секс по барабану: наркоман, а мне - ого! Только давай! Оргазм под кайфом - что-то! Не поймёшь, пока не попробуешь. Если пытают, режут снаружи и внутри, заливают в глотку расплавленный свинец, между ног засовывают раскалённое железо, вырывают ногти, обливают кислотой, но вместо боли от всех этих издевательств - такое же сильное райское - или дьявольское? - наслаждение. Не только физические ощущения. Под некоторыми наркотиками чувствуешь себя прекрасной, всемогущей, гениальной - атомный взрыв кайфа! Но нельзя постоянно жить на наркотиках, надо прерываться, иначе дозу приходится увеличивать - и передоз. Тот наркоман научил, как выходить из "запоя" без особых мучений. Оглушить мозги сильными транквилизаторами. Сутки-двое проваляешься трупом, зато после можно какое-то время продержаться на малых дозах - до следующего залёта. У меня кайф от наркотиков прочно связался с сексом. Позарез мужик нужен, как уколюсь. Пыталась вместо наркотиков одним сексом обходиться - совсем не то, но помогало немножко, когда нельзя колоться.
Развлекалась однажды в хорошей компании. Артисты, медики, педики... Все под кайфом, вытворяли такое, что представить невозможно. Нормального стошнило бы от одних рож перекорёженных. Пожаловалась одному из новых знакомцев, медику, что у меня такая горячая - воинской части не хватит охладить. Оба вколотые, тормозов нет. Надеялась: трахнет - на вид мужик подходящий. Нет, потащил в морг, на моих глазах принялся за мёртвую девочку. Что он с трупом делал - не расскажешь. Далеко за пределами здравого ума. Я под "балдой", и то глаза на лоб полезли... Удовлетворился, показывает на мужика мёртвого: мол, действуй, охлаждай свою горячую. Холоднючий - а стоИт! У меня от крутого порно, что перед тем видела, текёт из щели, скользкая. Наделась, дёргаюсь, трахаю мертвяка. Завелась, ощущения какие-то... нечеловеческие. Сорвала с себя всё, рычу тигрицей, извиваюсь, хочется ещё сильнее. Краем глаза засекла: встал у патологоанатома. Ору ему: "Засади! В жопу!" Как заехал - больно! То что надо! Повредила у себя внутри, и сзади тот медик порвал, зато кайф словила по полной.
После этого, как раздразнят мужики, невтерпёж - иду к тому медику, колемся вместе и в морг. Он там работал, доступ свободный. Всегда одинаково: завожусь на мертвяке до полного бешенства, от этой картины он заводится и рвёт мне зад "на свастику". Не часто, потому что после каждого раза приходилось серьёзно лечиться в гинекологии. Врач, хороший знакомый, советовал пригласить к нему любовника для беседы, уговорить того осторожнее со мной обращаться. Знал бы он!.. Патологоанатом мой просветил, что такой разврат называется "некрофилия", законом он вроде бы не преследуется, но могут подвести под осквернение могил, лучше не болтать.
Тут такое началось!... Расплата за детские грехи. Грешил учитель, а расплачиваться мне пришлось. Прислала лесная тётка, которая не тётка, письмо, адрес у родственников узнала, тех, что в твоих краях обитали. Письмо как с того света, мрачное, безграмотное. Крайняя необходимость заставила. Написала, что скоро умрёт, что я должна приехать, выслушать предсмертную исповедь. На машине только до села, где их сельсовет, добрались, дальше знакомый мой наотрез отказался соваться: болота. Показали местные мужика с телегой. Довезёт, мол. Не человек, леший какой-то... Ни полслова за всю дорогу. А с лошадью говорил, когда отправлялись, не глухонемой. Тётку в постели застала, в предсмертном бреду. Велела соседку позвать, но та сама явилась, сказали ей, что "городская" приехала. Тётка пробурчала что-то соседке на местном наречии, та ушла. Через несколько минут заходит в хату настоящая деревенская дурочка, на вид моего возраста, уродина.
-Гэта дачкА твая. Альжбэта.
Полный шок! Сказала так, что нельзя не поверить. В голове вертится: "Альжбэта? Альфа-бэта что ли? Элизабэт! Елизавета, Лиза". "Стоп! - думаю, - а возраст? Ей же около 30-ти, как мне. Какая дочь?!"
-Васямнаццать праз два дни будзе. Тады у варожки нарадзила. Ци памятаеш?
Какое "помнишь"?! Я ж тогда без сознания была, всю ту жуть из головы выбросила.
-Говорила: выкидыш...
-Узяла грэх на душУ, цябе пажалела.
Что дальше? Говорить с дочкой невозможно, она что-то тётке рассказывала - ни слова понятного. Предложила деньги.
-Не. Суседцы аддай. Яна даглядзиць Альжбэту. Адсюль не вязи яе - прападзець. Идзи ужо - памираць буду.
Пошла к соседке, та подтвердила, что тётка скоро умрёт. Про других всегда точно говорила и про себя не ошибётся. Могила готова.
-Сама выкопала, что ли?
Оказывается, не сама. Накануне два парня в лесу погибли, один здешний, другой городской. Могилы для обоих выкопали, но приезжего забрал родственник, как раз с ним я сюда ехала. Местного сейчас хоронят.
Соседка постель приготовила, да какой сон?! Дала ей пять тысяч. Как посчитала - вернулась, руки целует. Сроду таких денег не видала, еле отвязалась от неё. Шприц заправила, вколола - легче. Нашла Лизу, под кайфом не такая и уродина. Дочь! Поговорили ни о чём, поплакали, ушла... К ночи так на мужика потянуло - никакого терпения! Нашла кладбище, лопаты у свежей могилы лежат, ждут назавтра тётку. Выкопала гроб - кругом болота, бугор насыпной невысокий, неглубоко. Вскрыла крышку - парень в меня вцепился. Живым зарыли! Если б не вколотая - сердце лопнуло бы. А так пофигу - живой, мёртвый... Вкатила ему дозу - слону хватило бы. Так что умер парень счастливым, да ещё под горячей бешеной бабой. В этот раз совсем умер, с концами. Потом оказалось, не совсем, оставил мне привет с того света: залетела от него. И думать не думала, ну, задержка, не в первый раз. Закрутилась, всё по течению пустила, тут и срок подошёл. Чёрт дёрнул снова поехать в ту деревню. Денег взяла, сколько смогла достать: 80 000. Все там оставила, всех подкупила, кто нужен и кто не нужен. Сдать меня хотели, а кто в болоте утопить предлагал - соседка отговорила, сказала, ещё денег с меня возьмут, на всю деревню хватит. В прошлый раз я в ту же ночь ушла. Как не заблудилась, не влезла в болото?! Черти несли... Тогда тётку понесли хоронить - могилу разрытую увидели и растерзанного парня рядом, волки приходили. Шум поднялся, соседка из тех денег, что я ей оставила, два ящика водки и самогона немеряно споила деревенским, неделю не просыхали, тем и кончилось. Не привыкли к властям лезть, испокон сами в своих тёмных лесных делах разбирались. А тут я снова явилась, 9-и месяцев не прошло. Не знаю, как разбирались, но меня не тронули. Родила ещё дочку. Ненормальная, сразу видно - сказались наркотики. Пока рожала, поправлялась - не до кайфа. Да и кончилось всё, и взять негде. Валялась месяца два, сил набиралась. Соседка и со мной, и с дочкой маленькой справилась, врача не вызывали. Деньги ей отдала, переживала, что обратно потребую, уговаривала уехать: мол, не место тебе здесь, молодая, красивая. А о дочках, мол, не беспокойся, там они мешать тебе будут, а здесь не пропадут...
Уехала. Руководила ансамблем, замуж вышла. Семья не семья, а 10-ть лет прожили вместе, каждый сам по себе. Надоело ему со мной, с никакой - развелись. Нашёл молоденькую. И я спустя время вышла за другого. Тоже мужик, стандартный, особо и вспомнить нечего. Тёткина соседка приезжала иногда за деньгами. Не просила, нет, я сама давала. Рассказывала про дочек. Старшая нормальной деревенской бабой стала, работала по хозяйству, за младшей смотрела. Документов ни у той, ни у другой никаких, так и жили, никому не мешали. Умер тот наркоман, друг мой сердечный. Родственников у него никаких, на меня завещание оформил. Любил, наверное. Ни слова об этом не говорил. Деньги на книжке пропали, а машину, квартиру, дачу продала. Знакомые юристы без меня всё сделали: ввод в наследство, купчие, отдали готовые доллары и порядок. Друг его пригласил к себе, там тетрадка для меня и запас наркотиков. Думала, стихи в тетради, или признания. Нет, инструкции, как колоться и не скатиться. При жизни он сам следил за мной, подумал и о после смерти. Понесло опять по кочкам. Под кайфом секс вспомнила, мужу такое выдала! - влюбился на старости лет в родную жену. Несло, несло и вот - принесло сюда. Тебя притащила... Здесь начались мои грехи, здесь и закончатся. Соседка умерла, дочки одни остались, без властей не обойдётся, всплывут мои дела"

Прочла Эрикову запись. Ну оптимист! Я ему истерику закатила, вопила, всю свою чёрную душу наизнанку вывернула, а он изложил всё плавно, гладко, как будто так и надо. Сказал, что любил, любит и будет любить. Да я-то себя ненавижу! Жить не хочу и не буду. Если любит - пусть же будет со мной до самой смерти. Ночью пойдём на кладбище, уколю ему и себе смертельную дозу счастья, не откажется. Он же ни разу со мной не переспал. Будет любовь, а потом - умрём в один день, в один час.

Не хватило у неё духу - остался в живых. А она - нет...

к началу раздела
к "Содержание"

14. Галя

"Ни в ...у,
ни в Красную Армию!"
(Русская)
 [] Именно Лина научила меня любить, зажгла в сердце такой огонь, что, кажется, хватило бы на всех женщин. Влюбляюсь чуть ли не в каждую встречную. Проблемы выбора у меня никогда не было, люблю ту, которая сама выбрала меня, какой больше всех нужен. Подозреваю, мужикам только кажется, что у них есть привилегия выбора, на самом деле женщина устроит так, что её "выберет" именно тот, кого она наметила. Даже насильник, маньяк набрасывается не на первую встречную, а на ту, какая так или иначе его спровоцировала, пусть и не осознанно. Да чего стоят женские наряды! Лишь железная узда многолетнего воспитания хоть немного сдерживает мужчин. Девушки с каждым годом одеваются всё соблазнительнее - не потому ли, что парни становятся всё равнодушнее, отвлекаясь на спорт, технику, деньги, алкоголь, наркотики?
Но о Гале. В эпоху Лины я был влюблён во многих девушек сразу, не только в реальных, живых, но и в артисток, в изображения, в персонажей фильмов. Всерьёз влюбился в Оксану из "Ночи перед Рождеством" по Н.В. Гоголю. Она стала для меня образцом украинки, очевидно, именно такого эффекта и добивались создатели картины. А к украинкам у меня "особенная склонность, род недуга" со времён Любы (см. ? 10). В школе была девочка, Галя, в точности похожая на Оксану из фильма, не только внешне, но и стилем, поведением, такая же капризная хохотушка, постоянно в толпе подружек и друзей. И одежда в масть: яркая, нарядная - вплоть до лент в причёске. Конечно, был у неё "Вакула", мой одноклассник и друг. На каникулах я встречал Галю на танцах, танцевал с ней, провожал до дома - вместе с толпой молодёжи - конечно, когда не было Лины. Позднее Галя училась в каком-то среднем заведении в Полоцке, так я узнал её координаты в адресном бюро и посылал пламенные любовные письма. Ответа ни разу не получил, но Галя получала их, друг рассказал потом, что они вместе читали их, развлекались за мой счёт. Да мне ответы не так уж и нужны были, просто необходимо было как-то выразить всеохватывающее чувство любви к женщинам.
А что же Лина? Она - совсем другое. Она - Единственная, "ныне и присно, и во веки веков", не девушка, а богиня. Вопреки заповеди я сотворил из неё кумира. Видимо, как раз из-за этого у нас с ней так ничего и не вышло - ни в смысле секса, ни по жизни. Ей нужен был парень, любовник, муж, наконец, нужен был мужчина, с которым она могла бы стать женщиной, а не изображать из себя ангела небесного, чего я от неё ждал и она, конечно же, это понимала.
А Галя - одна из всех, из тех, кто помани - и я готов бежать хоть на край света, хоть в ближайшие кусты. О ней и о многих-многих других сохранились лёгкие светлые воспоминания, надеюсь, у них тоже. С Галей, правда, другое: её парень сказал мне с печалью, что она разбилась насмерть в машине, оставшись для нас вечно юной - как Лина для меня, только по другой причине.


к началу рассказа
к "Содержание"

15. Юля

"Я молчу - того хочу,
Ты возьмёшь - того и надо."
(A15)
 [] В Минске познакомился на танцплощадке (ещё не дискотеке, тогда это называлось: круг, веранда, просто танцы), с Юлей, невысокой симпатичной пышечкой. В ней не было ничего украинского, не было платья с продольными полосами, вообще ничего необычного - она меня выбрала, а не я её. Это был её первый год в городе - в столице! Она прибыла из деревни, поступила после 8-ого класса в педучилище. Строгие напутствия родных всю осень и зиму удерживали её от приключений, но наступила весна, непреодолимая стихия сексуальности вступила в игру. Городские наглые парни не подходили её сельской натуре, а во мне она сразу почуяла своего, деревенского, к тому же пообтёсанного городом, студенческой жизнью. После танцев проводил её через весь город на Зелёный Луг (автобусы уже не ходили), где Юля снимала комнату в частном доме, не одна, вчетвером. Потому к себе не пригласила, пришлось устраиваться в телефонной будке, парков и скамеек в том районе не было. Лампочка в будке, конечно же, не горела, два-три фонаря где-то вдалеке светили, отражаясь в её глазах, что позволило вычислить положение губ. От поцелуев перешли к манипуляциям с юбкой, лифчиком и прочим, я горю - она тает и оба счастливы, как стадо слонов. С Линой я накопил немалый опыт издевательства над девичьим телом, Юле безумно понравилось.
Во второй раз она была уверена во мне, знала: сдержусь сам и её удержу, если заведётся, пригласила во двор. Попросила подождать, ушла - видимо для пописать/умыться, я тоже использовал паузу разумно. Когда вернулась, потащила куда-то в закоулок, похоже, там давно не ступала нога человека, зато стояло старое кресло, мягкое, удобное. Как мы на нём ни изворачивались, устроиться с полным комфортом не удавалось, жёсткие подлокотники, оголённый местами скелет не давали утонуть в эмоциях. В итоге всяческих телодвижений оказались в крайне опасной позиции: Юля лежит в кресле с раскинутыми ногами, юбка задрана далеко вверх, брюки мои расстёгнуты и спущены, наш общий друг сквозь два слоя ткани упёрся в самое интересное для нас местечко. Что там ткань! Эффект был ничуть не меньше, чем от проникновения в глубины - позже и с другими. Она вполне полагалась на мою выдержку, к сожалению, обоснованно. Прямой контакт тех самых деталей - да ещё с уверенностью в полной безопасности - довёл Юлю до блаженства, впервые в жизни. Как она меня обнимала, как целовала! Не только по ходу сексуальной игры, но и в благодарность за моё разумное - слишком разумное! - поведение. Зато в следующий раз я был удостоен приглашения прямо в девичью комнату, на кроватку. Тс-с-с... На цыпочках, туфли в руке. Девочки спят, сопят уютно в своих постельках. Осторожненько устроились на скрипучей койке и нежно, тихохонько ласкались чуть не до потери сознания. Кажется, и сердце временами останавливал, чтобы не стучало слишком громко, и дыхание задерживал до не могу...
И ко мне в общежитие иногда заходили, но только днём, в отсутствие "сокамерников" и без сугубого баловства - очень стеснялась Юля, что застанут. Как-то раз собрались в кино, взяли билеты, до начала сеанса больше часа, уговорил зайти ко мне. По пути ливень хлынул, могли, конечно, переждать где-нибудь, да не захотели сворачивать с намеченного пути, ведущего на кровать. Промокли насквозь. В комнате помог Юле снять платье, повесил сушить, она под одеяло сразу нырнула, передала оттуда лифчик и трусики. Сам тоже переоделся (в трико и рубашку, достаточно "элегантных" запасных трусов не было) - и к ней. Голенькая, она была так соблазнительна, что не удержался, попросил почти открытым текстом:
-Пожалуйста, разреши, я не до конца, ты же знаешь, сдержусь.
-Миленький, как хорошо, что ты такой! Понимаешь, не лезешь нахально...
Под одеялом немного позажимались, по ходу стащил всё и с себя, полегоньку-потихоньку забрался на Юлю сверху. Она сильно возбудилась, стесняться совсем бросила, но я помнил о безопасности, применил такие же приёмы, как когда-то с Лелей, только инициативу взял на себя. Зажал в кулаке и попытался всовывать, но Юля девочка ещё была, получилось только скольжение между большими губами по малым и по клитору. От этого Юле совсем хорошо стало, вцепилась в меня когтями, спину до крови расцарапала (потом, когда одевались в спешке, увидела, распереживалась). Что-то горячечно шептала, требовала совсем, но я держался, только увеличил темп... Похоже, хватило, почти отключилась, а я продолжал, возможно, и не остановился бы - да в дверь постучали. Она запаниковала, пришлось успокаивать, объяснил, что догадаются, уйдут и подождут, сколько надо.
-Они, - говорю, - сколько раз заставляли меня ждать под окнами, пока свет загориться...
Весна закончилась, Юля уехала на летние каникулы домой, у меня сессия, переживать некогда... а осенью были новые встречи, с другими девушками.


к началу рассказа
к "Содержание"

16. Bus-sex

"Сытому куму -
только изюму."
(A16)
 [] Ннижеследующая серия эпизодов растянута на десятилетия, вплоть до настоящего времени и далее, только начальный относится к описываемому времени. Автобусный секс, так назовём сексуально окрашенные действия и ощущения в переполненных советских автобусах, трамваях, троллейбусах, вагонах метро и электричек, поездах, фуникулёрах, катерах... - во всех видах транспорта, исключая, пожалуй, самолёты да ещё танки, но включая грузовики, лифты и что там ещё. Подлинный bus-sex возможен только в битком набитом салоне, обычное знакомство в транспорте к данной теме не относится, хотя граница расплывчата. Этот вид извращения называется словом, связанным с трением, "фроттеризм", что ли? - не помню точно. Впервые мне его продемонстрировали в минском автобусе маршрута ? 2 "Автозавод - Парк Челюскинцев", самого длинного городского маршрута. Сел на своей остановке, еду встречать Лину с первой смены. На следующей врывается огромная толпа девушек - спешат во вторую смену на тот же "Луч", где Лина работала. Естественно, место я сразу уступил, стал рядом с сиденьем. Этот простой акт вежливости открыл для меня целый мир новых ощущений, как позже выяснилось. Меня зажали со всех сторон, с боков устроились две девчонки, возможно, засекли молодого-неопытного, перемигнулись и взяли в клещи - классический военный манёвр. Давление усиливалось по мере заполнения автобуса, меня почти надели на трубку спинки сиденья, а девчонки, каждая со своей стороны, зажали по одной моей ноге между своими. По летнему времени одежды на всех только необходимый минимум, отчётливо ощутил теплеющие мягкие лобки девушек. Я в шоке. "Да это же!.. ОНА!!!" Девушки, очевидно, не в первый раз играли в эту игру, система у них была чётко отработана. Сначала не слишком заметно, вроде, в такт с толчками автобуса и толпы, а затем всё более откровенно тёрлись бёдрами, лохматками, зажимали-отпускали мои ноги, а когда обнаружили моё смущение - я покраснел, вспотел, сгорал от стыда и от удовольствия - и вовсе распоясались. Левая постепенно поднимала подол платья, он надёжно зажимался между нашими телами на всё большей высоте... наконец, совершенно голая вульва прижалась к... всего лишь штанине, но и сквозь ткань ощущений - полные штаны. Для меня в новинку такие манипуляции казались далеко за рамками приличий, с трудом выдерживал, а они и не думали стесняться, старались поймать взгляд, улыбались поощряющее, одновременно сжимая чуть сильнее ножки, мол, давай, наслаждайся вместе с нами. Та, что тёрлась голенькой, положила руку на спинку, практически ко мне между ногами, и бесстыдно прощупывала, что у меня там есть и в каком состоянии. Естественно, я полыхал, пламенел, горел заживо, сам и не пытался ничего делать - с избытком хватало того, что вытворяли девчонки. Как от новичка, они не ждали от меня никаких пакостей, что не исключается с закоренелыми извращенцами. Некоторые гады могут в самый ответственный момент, когда девочка балдеет и, возможно, вот-вот поплывёт, больно ущипнуть самое нежное местечко или грубо ворваться вовнутрь пальцами, порвать трусики, пытаются действовать "инструментом", могут забрызгать платье. В общем, возможны эксцессы, жаловались многие знакомые девушки и женщины. Со мной те девчонки делали, что хотели сами, не боясь неуместной инициативы. А что я покраснел до ушей, так это мои проблемы, да и все от жары распарились, не так уж я выделялся, как мне тогда казалось. Полчаса той замечательной поездки можно приравнять курсу в секс-университете, если бы таковой существовал (и был бы, между прочим, весьма полезной институцией). До неё не было представления о существовании такого вида активности, а после - стал почти профессионалом. С тех пор почти в каждой поездке что-нибудь перепадает - от мимолётного касания к ножке до совместного любовного экстаза (м. пр., это не то же, что оргазм). Бывает, телесный контакт переходит в обычное знакомство, поскольку девушка имела случай оценить умение партнёра доставить ей удовольствие в нестандартной ситуации. Их желания весьма разнообразны, часто неосознаваемы, во всяком случае, не ограничены примитивным "перепихоном". Многие надеются - и не зря! - что в постели будет такая же постепенность и изобретательность в развитии ласк, такое же понимание их зачастую нетривиальных прихотей. Впрочем, bus-sex ценен и сам по себе. Особенно приятно, причём обоюдно, с молоденькими девушками. С одной стороны, им невыносимо хочется "чего-нибудь такого", с другой - в автобусе вряд ли изнасилуют, да и забеременеть почти не грозит, не то, что на свидании, пусть и с самым бережным возлюбленным - самой можно не сдержаться. Кроме того, не нужно знакомиться, натужно острить самой и деланно хохотать над тупыми приколами очередного перца. Проблема коммуникации для многих непроста...
Захватывающе интересно лёгким касанием привлечь внимание девушки, она делает вид, что ничего не почувствовала, но уже заметно теплеет, кожа становится нежнее, податливей. Обязателен быстрый оценивающий взгляд - не хамло ли конченое? Ласковое поглаживание - даже не ножки, а только пушка на коже - убеждает её, что хамства не будет, если визуальная оценка к тому же положительна, она еле заметным встречным жестом доброй воли даёт понять, что не против, одобряет. Дальше - по обстановке. Спешить не следует, начинать лучше с открытого места: коленки, чуть ниже - здесь табу на несанкционированное прикосновение не так строго, кроме того, всегда можно сделать вид, что касание было случайным, а ей - сделать вид, будто она в это поверила (в этот момент не слишком стеснительные могут ответить на взгляд и слегка улыбнуться). Далее можно постепенно продвигаться выше, под юбку, неважно, спереди или сзади. Ладонь ме-едленно движется между ногами вверх, чуть касаясь кожи (зимой - чулок), ножки партнёрши как-то незаметно оказываются немножко раздвинутыми - чтобы не допустить слишком уж явного контакта, могущего заставить признать: да, это то самое вульгарное "щупанье". Где-то на этом этапе возникает доверие, а точнее, девушка получила порцию наслаждения, хочет ещё и готова слегка пренебречь тем, что партнёр подумает о ней, будто она "такая". Она уже знает, что я знаю, что она чувствует мои ласки и не возражает. Пальцы добираются до выемки под резинкой, здесь - особо чувствительное местечко от долгого надавливания, причём ощущение специфическое, на грани щекотки, а если проехать вдоль выемки, чуть-чуть сдвигая в некоторых местах резинку и тем самым восстанавливая здесь полноценное кровообращение... Некоторые признавались, что не хуже оргазма! ...Продвигаемся вдоль границы до встречи (предвкушаемой обоими!) с другой ножкой, по ходу - "нечаянное" легчайшее касание к припухлостям под трусиками. Если всё ещё нет сигнала остановиться, можно более откровенно погладить ЕЁ, а то и добраться под резинкой до голой. Но такое допускается редко - не каждая и не всегда уверена в полной чистоте того места, кроме того, резинки, обычно, слишком тугие. Партнёрша чётко даёт понять, что она склонна на данном этапе позволить, а к чему ещё не готова. При правильном подходе поддерживается подвижное равновесие между всё усиливающимся наслаждением и внутренним сопротивлением несанкционированному вторжению на запретные территории. Эту тонкую грань "да не перейдеши"! С первого раза ни одна (из многих десятков) не позволила забраться под резинку. Кроме всего прочего, это показывает уровень гигиены. В идеале женщина должна быть готова всегда (кроме отдельных периодов) без колебаний и сомнений разрешить любимому мужчине целовать её в любое местечко, в том числе и между ногами. К сожалению, большинству незнакомо слово "биде", не говоря уж о возможности пользоваться этим необходимейшим устройством. Тем ценнее повторные контакты с той же партнёршей, если маршрут у неё регулярный, или специально едет тем же маршрутом в то же время, надеясь на продолжение вчерашнего. Везде у неё безукоризненно чисто, надушено, полная уверенность в себе. Предыдущая поездка показала, что партнёр (в данном случае я), нежен и осторожен, границ не переходит. При благоприятных условиях девушка может позволить всё, что исхитрится придумать и реализовать парень, оставаясь в рамках приличий - кругом толпа. Никаких резких движений, сопения, лицо должно оставаться бесстрастным как у индейца при расстреле, разговоры не нужны, разве что перед самым расставанием два-три слова, подчёркивающие установленное взаимопонимание, или информирующие о планах на будущее: "С хорошей попутчицей и путь хорош", или, например: "Завтра - на том же месте в тот же час". Границу допустимого можно и нужно постепенно смещать, но в каждый данный момент она определена, переходить её нельзя - да и не получится без согласия партнёрши. Излишняя напористость неуместна, насилие в отношениях с женщинами вообще недопустимо - это касается и любых других объектов, с которыми вступаете во взаимодействие. Девушки и сами иногда пытаются в ответ проявить активность, в частности дотронуться до самого интересного им места - гораздо осторожнее и нежнее, чем то, что позволяют делать с собой. Ни одна не залезла в трусы, а я к некоторым забирался и во влагалище, среди таких наблюдались девственницы, два случая. Необходимый фактор - наличие эмоций: должны быть приятны именно такие манипуляции именно с этой девушкой, механические действия ничего не дадут, она сразу почувствует подделку, да и самому неинтересно. Нередко налаженный в транспорте контакт продолжается в другой обстановке. Однажды собрался на пруд, при посадке проявил вежливость и влез в автобус последним, сразу за молоденькой девчонкой, очень симпатичной, прямо красавицей. Кстати, неприступность красавиц - миф, напротив, они подготовлены постоянным вниманием мужчин и реагируют адекватно. Она тоже на пруд ехала и тоже почему-то одна. Кое-как удалось пропихнуть её на вторую ступеньку, вклинив между телами и боковым косым поручнем, проявленная мной при этом осторожность в обращении с её нежным телом была оценена по достоинству, заинтересовала. Сам я остался на нижней ступеньке, прижатый к левому краю. Левой рукой взялся за тот косой поручень, а девчонка под давлением толпы прижалась голой ножкой выше колена к моим пальцам. Когда она разобралась в ситуации, сумела продемонстрировать понимание и даже благодарность за поддержку. Касание руки заинтересованного мужчины гораздо приятнее бездушной железки или равнодушных задниц. Дверь закрылась, появилась некоторая свобода маневра, пальцы левой руки начал продвигать между её ногами вверх вдоль соблазнительнейшей в мире поверхности, а правую привел в соприкосновение с голой "задней" ногой чуть ниже подколенной ямочки. Как только она сообразила, что следует продолжение, причём с захватывающими перспективами - вспыхнула вся, стала горячей. Её возбуждение через пальцы передалось мне - и обратно ей. За время путешествия (10-15 минут) левой рукой добрался до плавок (она была в купальнике), нежно прогладил самое интересное, правая только подкрепляла успехи левой лёгкими поглаживаниями, оставаясь практически на месте, чтобы излишней активностью не привлечь внимания находящихся рядом тел. На остановках двери открывались, каждый раз прижимая бёдра девчонки к моей всё более высоко продвинутой руке. После мощного давления с особой теплотой "звучали" мои лёгкие касания. Никакого сопротивления не наблюдалось, у этой девчонки ещё не сформировалось представление о допустимых границах, да и не тем занята была её головка, она явно впервые имела дело с профессионалом. Возбудилась настолько, что жестоко было бы ограничиться автобусными ласками. На остановке вывалились, я заметил тропку в сторону от пруда.
-Вот сюда.
Она послушно свернула. Невдалеке обнаружилась удобная крошечная полянка среди кустов, расстелил её и своё одеяло, усадил почти бесчувственную, стянул платье, разделся сам. Она шептала: "Пожалуйста... пожалуйста...", прочие слова начисто забыла. Легла на одеяло и ножки чуть раздвинула - сработал автоматизм основного инстинкта. Я устроился сбоку полулёжа на локте, провёл ладонью от лифчика вниз, погладил круговыми движениями животик возле плавок, отодвигая резинку, пока не добрался до лобка и до клитора. Сдвинул плавки совсем вниз, дотронулся до мягкого пушка. Она обеими руками вцепилась в мои волосы, пытаясь вжать голову в себя. Ножки у неё совсем раздвинулись, очень осторожно начал вводить в работу инструмент, постепенно освобождая его из плавок. Ещё раньше, при контакте пальцев, а затем губ с клитором её тело стало колебаться довольно резкими толчками, ложбинка увлажнилась, отчётливо ощутился резкий запах незрелого девичьего желания, а когда почувствовала между ног то самое, вроде, попыталась вырваться, но я её так зажал, что некуда деваться, да и дёргалась она всё-таки в правильном направлении и ноги раздвигала всё шире. С огромными трудностями ввёл что надо куда положено, под конец потерял от её дёрганий, стонов и конвульсивных объятий самоконтроль, получилось грубо, вероятно, больно для неё. Моя жидкость смешалась с её кровью, потекло. Громадным усилием воли преодолел наступающую апатию, вытер следы преступления, натянул плавки на неё и на себя. Она тем временем очухалась, принялась горько плакать - невыносимая сцена. Еле спровадил её на остановку, сам с ней не пошёл и вообще больше её не видел, даже имени не узнал.
Естественно, не все соглашаются играть в автобусный секс. Точной статистики нет, примерно одна из 10-15-и уходит от контакта. Дважды и вовсе получил "отлуп". Один раз, как только девушка поняла мои намерения, тут же произнесла ледяным тоном: "Уберите руки!", что я и сделал, в другой раз, при попытке добраться до соседкиной ножки в положении сидя она молча пересела на свободное место.
Часто девушка, прекратив в одностороннем порядке контакт, тут же соображает, чего лишилась, и сама придвигается к прежнему месту, к моей готовой руке (бедру, колену) - якобы под давлением "общественности". Летом неплохая позиция - спина к спине. При наличии у оппонентки развитых ягодиц гарантированы незабываемые впечатления. Дополнительные по сравнению с другими позициями плюсы: не надо встречаться глазами и смущаться (с продвинутыми переглядывание, напротив, добавляет интима), возможна тончайшая регулировка силы, площади, угла касания, осознаваемая повышенная сексапильность именно этих частей тела... Прямой контакт можно разнообразить: немного повернувшись, вклиниться бедром между половинками, зацепить вывернутой назад кистью подол платья и кончиками пальцев пощекотать обнажённую кожу в закрытом обычно месте...
Казалось бы, зимой тяжёлая плотная одежда исключает подобные развлечения. Совсем нет! Между полами пальто рука внедряется без ведома владелицы, а дальше - по схеме, естественно, с учётом конкретной обстановки. Касание к телу сквозь нижележащие слои тканей, подъём подола платья (на один слой меньше), при отсутствии протеста - а вернее, при наличии одобрения - можно забираться всё дальше, прямо к голому, истосковавшемуся по летней свободе телу. Пальто скрывает беспорядок в одежде и руку, поэтому допускаются более смелые манипуляции, чем летом. Самое приятное и яркое из осенне-зимнего периода - приключение с Наташей. Мы с ней жили в одном посёлке и работали на одной шахте, я в забое, она на ВТБ, оба под землёй. От нашего посёлка полчаса ходу через балку, пока стояла хорошая погода, ходил пешком, а поздней осенью, в сырую слякотную мокреть решил поехать. Еле влез в автобус - и в первой же поездке встретился с Наташей. "Встретился" - слишком слабое слово, нет, нас буквально вдавили друг в друга, не понадобились какие-либо специальные телодвижения, позиция наибольшего благоприятствования образовалась практически спонтанно. Мы оба были молоды, подошли и в других отношениях: психологически, а также выпуклостями и впадинами тел. Я старался не просто передавать на неё мощное давление среды, а осмысленно касался значимых местечек, как только она уловила мою заинтересованность её телом, особенно отдельными его частями, сразу приняла игру, ответила взаимностью: где-то чуть раскрылась, где-то прижалась... В той первой поездке мы вдвоём начали создавать и по ходу изучать язык осязания. Из физических каналов обмена информацией (зрительный, звуковой, обонятельный, осязательный) именно язык прикосновений - самый интимный и сексуальный. Она стояла лицом вперёд у второго от входа левого сиденья в небольшой нише, образованной сдвинутыми влево ногами сидящего. Меня частично вдавили в ту же нишу боком, одна нога оказалась между её расставленными для устойчивости ножками. Вцепившись в поручень, я постарался не слишком придавить её живот, а только плотно прижался. Устроившись, повесил пакет с полотенцем-тормозком на крючок над головой дремлющего шахтёра и нашёл удобное положение для освободившейся руки: между её бёдрами. Она была в короткой куртке, сквозь ткань платья ощутил волнующее тепло девичьего тела. На следующей остановке вдавились ещё пассажиры, произошло шевеление массы тел, что позволило уже сознательно занять максимально удобную позицию: слегка повернувшись, зажал её правую ногу между своими, сменил руки, захватил пальцами ткань и перехватывал платье, пока не забрался под него, коснувшись чулка. Толчки автобуса и давление толпы как бы непроизвольно вынуждали периодически касаться её бедра всей ладонью. Попыток освободиться, протестов не было, потому ладонь продвигал глубже и выше - пока не прикоснулся сквозь трусики к самому интересному, мягкому и горячему... После удачного первого опыта мы продолжали такие игры в каждой совместной поездке - ежедневно, кроме выходных. Она садилась на остановку раньше, занимала место неподалёку от входа с таким расчётом, чтобы я мог вклиниться рядом. При посадке важно было точно выбрать момент - чтобы не перекрыли путь к моей Наташе, но и не протолкнули мимо. При обоюдном стремлении всё получалось идеально. Наташа видела моё приближение, раскрывалась - и готово место для меня между её ног, между рук и грудей. Входил как ключ в замок. В городе на автостанции посторонние (не шахтёры) выходили, врывались замёрзшие мужики, смена состава позволяла нам менять положение, находить всё новые точки соприкосновения. Как у большинства женщин, у Наташи наблюдался определённый консерватизм, нравились уже освоенные приёмы, однако к третьей-четвёртой поездке она убедилась в полезности и приятности разнообразия, охотно помогала искать и находить всё новые и новые возможности.
Осень становилась всё холоднее, в очередную поездку обнаружил на Наташе пальто. Сразу проник между полами, подобрал подол платья и влез под довольно свободную резинку спортивных штанов прямо между горячими бёдрами. В этот раз она надела тоненькие почти неощутимые трусики, вот я всю дорогу и ласкал эти самые трусики, имея в виду тело под ними. Она не просто разрешала, а недвусмысленно поощряла мою активность, например, умудрялась к моему подходу как-то сдвигать трусики вниз (или прямо так и надевала - спущенными? Но как тогда влезала в автобус?), открывая пальцам простор для разнообразных шалостей. Наши встречи начались поздней осенью, продолжались зимой, рабочий рейс к первой смене был ранним утром, за окнами темно, в автобусе освещение шофёр после остановок выключал, чтобы не подсвечивало сзади, кругом мощные спины шахтёров, досыпающих стоя - полная свобода! Но и расслабляться совсем нельзя - на остановках включался свет в салоне, толпа могла случайно раздвинуться, открыв для всеобщего обозрения наши сплетенные в экстазе тела... Постоянная опасность придавала особую пикантность нашим всё более откровенным ласкам. В этих поездках я ни разу не дошёл до финала, оно не очень мне и надо было: уже был женат, а Наташа, пожалуй, испытывала иногда нечто похожее на оргазм, во всяком случае, мои пальцы увлажнялись в особо сладостные мгновения, когда удавалось проникать между губок в глубину. Вообще-то, комплекс ощущений в таких ситуациях несколько другого типа, чем при ординарном сексе, может, и приятнее, но по-иному.
Месяца два-три мы с Наташею так катались, а потом она исчезла с моего горизонта. Как выяснилось, перешла работать в библиотеку шахтного клуба. Узнав об этом, я решил записаться на абонемент. При первой же "официальной" встрече мы так неловко себя почувствовали, так смутились... не смогли преодолеть барьер, продолжения не последовало. Позже Наташа вышла замуж, встречаясь случайно, мы тепло улыбались, здоровались - и всё.
Были приключения в другом роде: с немедленным продолжением. Однажды ехал в пионерлагерь навестить дочку, в автобус набилась огромная толпа, в основном, молодые женщины, тоже едущие в лагерь. По случаю воскресенья и позднего утра были ещё деревенские тётки, возвращавшиеся с базара. Меня зажали на задней площадке со всех сторон. Рюкзак с гостинцами для дочки пристроил за сиденьем кондуктора, руки свободны. Левой держусь за поручень над головой, а правая сама собой оказалась между голыми ляжками (в моде - мини) симпатичной молодой пышечки. Она сама предложила игру: раздвинула ноги, пропуская ладонь. Начал сразу выше коленок. Её тело стало горячим и потным, но не противным наощупь, как можно бы предполагать. Нет, ещё приятнее, чем сухое. Открытый люк охлаждал головы, внизу всё плавилось, пот стекал струйками по её ногам и по моей руке - за полчаса поездки получили массу наслаждения. О стеснительности и мысли не возникало, шуровал в её щели по хозяйски, тем более, что она не возражала, а совсем даже наоборот. На остановке перешёл к другой технике обработки жертвы: галантно подал руку при выходе из автобуса, взял одну из её сумок - тяжеленную! - и пёр до самого лагеря, развлекая по пути светской беседой. Ни её, ни моих знакомых среди попутчиц не оказалось, чувствовали себя свободными и холостыми до самого вечера. В лагере вызвали детей, устроились с ними на берегу пруда - раздельно, но неподалёку. В разговоре с дочкой выяснил, что она хорошо знакома с дочкой той дамы, намекнул, чтобы она предложила объединиться, что мы и сделали. Вместе пообедали, купались, загорали, пока не пришло время уходить. По взаимному молчаливому согласию опоздали на ближайший автобус, и получили два часа свободного времени. Провели его в зарослях неподалёку от остановки. До лагеря и до деревни далеко, рядом никого нет и не предвидится. Нашли полянку, расстелили одеяло, я разделся - у пруда купались, стесняться не обязательно. Она в это время присела на бугорке на пустом пакете, колени подняты, разведены, прекрасно видны ножки - до самых плавок, влажных после купания. Предложил снять купальник, просушить. Не прячась особенно, стащила плавки, вытянула через верх лифчик, развесила на ветке и села ко мне на одеяло. Я сказал, чтобы села, как раньше - чтобы тело высохло и "красотулечку" видно будет. Она разулыбалась на такое приятное словечко, в самом деле села, как просил, открыв путь жадному взгляду и нетерпеливым рукам. Чуть погодя решили, что не стоит мять платье (по ходу провели дискуссию об ударении: "не стОит", или "не стоИт"?, решили, что ударение неважно, а вот "не" - лишнее), вместе сняли его, я сразу же укрыл её собственным телом от возможных сквозняков, бурь и ураганов. Тут обнаружилось, что плавки мне тесноваты, содержимое частично выглядывает. Она пожелала освободить пленника, "догадалась", где ему будет уютнее, с необходимыми предосторожностями поместили его туда. Несмотря на купание, она довольно интенсивно пахла потом, очевидно, я не меньше, но это нам нисколько не мешало, тем более, что вскоре между нашими телами уже просто хлюпало - и внутри у неё тоже...
С этой женщиной, с Ниной мы встречались и позже - без каких-либо проблем. Не исключено, что именно из-за её полнейшей безотказности, готовности на всё всегда и везде наши отношения плавно сошли на нет.


к началу рассказа
к "Содержание"

17. Жанна

" Приезжай ко мне на БАМ,
Я на шпалах тебе дам.
Пусть потешится ...а,
Пока не ходят поезда"
(частушка 80-ых)
 []Приключения в автобусах завели нас далеко вперёд во времени. По хронологии - Минск, университет, редкие встречи с Линой. Во время учёбы я был тайно влюблён в однокурсницу, в Жанну. Она представлялась мне совершенно недоступной красавицей, распределилась в другую группу, общаться с ней не было повода, только любовался на общекурсовых лекциях её невероятно сексуальным обликом. Именно она в тот период снилась мне в эротических сновидениях. Любовался я скрытно, никто не замечал, а вот она - заметила, но виду не подала, щадя мою скромность.
В апреле объявили набор добровольцев на целину. Записался в отряд и я - вместе с другими 32-мя парнями и 4-мя девушками. Это только с нашего курса и факультета. Отряд мы назвали "33 богатыря", девушек проигнорировали. Вне графика по облегчённой процедуре сдали сессию - записывали в отряд только лучших по успеваемости и прочим параметрам - и на вокзал. Там нас ожидал спецэшелон "Минск-Уральск", поскольку на целину отправлялись отряды из всех вузов города - да со всей огромной страны. Оркестры, речи, толпы студентов, атмосфера праздника... Вдруг вижу Жанну! С рюкзаком, в дорожной одежде - явно с нами. Узнала, оказывается, что я записался, и в последний момент сумела включиться в наш отряд 5-ой девушкой.
Завезли нас в голую казахскую степь, ближайший посёлок - Сыккыгенда, три с половиной саманных мазанки за северным горизонтом. Начались строительные будни, скрашенные для меня милой Жанной. В пути мы с ней не общались, вагонный неустроенный быт не располагал к романтике, зато в лагере почти каждый вечер был наш. После ужина уходили, как это называлось, "за горизонт", т.е. в степь за пределы видимости, километра за два. Пока шли, болтали, постепенно сближаясь, затихая. Никаких кустиков, пригорков в степи не наблюдалось в принципе, когда надоедало идти, садились прямо на полузасохшую траву и молча обнимались, целовались, ласкались. В первый раз я не подумал, ничего не взял с собой подстелить, да и стеснялись, ограничились прелюдией. Зато во второй раз оба взяли куртки, они пригодились в степи. На куртке гораздо приятнее было целоваться-зажиматься и приступить затем к главному. Впрочем, для нас с Жанной полноразмерный секс вовсе не был главным, замечательно хорошо было и без него. Тем не менее, заканчивали мы наши ласки, "как положено", поэтапно приближаясь к неизбежному. Мы ведь были студенты, люди грамотные, понимали важность физиологии наряду с прекрасной романтикой любви. Жанна была, видимо, опытнее меня - или деликатнее? - старалась всячески сгладить неловкости, затушевать чисто технические стороны процедуры. Как же тактично, с пониманием моих предполагаемых комплексов она это делала! Не было и речи о мерах безопасности, это она целиком взяла на себя. И с гигиеной как-то устраивалась, не демонстрировала никаких прокладок, тряпочек. А пахло от неё замечательно. Аромат любимой девушки лучше любых духов и дезодорантов. Со всей определённостью могу сказать: мы занимались именно любовью, а не просто сексом. Приёмы стандартные, простейшие, нечего и описывать - зато с каким пылом, с каким увлечением мы их проделывали! Звуковое сопровождение ограничивалось лёгким сопением, переходящим в задыхающиеся всхлипы ближе к финалу. Дело в том, что стиль общения у студентов был тогда традиционно ироническим, не принято о чём бы то ни было говорить всерьёз, даже с любимой, вот мы и молчали.
Другие четыре девушки тоже ходили за горизонт, только каждый вечер - с другими партнёрами, а мы с Жанной целый месяц хранили верность друг другу. Ни к верной Жанне, ни к её ветреным подругам никто претензий не предъявлял, даже в шутку. Нравы в нашей среде сложились достаточно свободные, за каждой личностью признавалось неотъемлемое право на любые причуды - пока они не мешают жить другим. Образованные люди всё же меньше подвержены стадным инстинктам.


к началу рассказа
к "Содержание"

18. "Энбек"

"Взялся за грудь -
говори что-нибудь"
(Русская)
 []Любовь за горизонтом продолжалась до июля, а потом из нас пятерых сколотили бригаду "ВЭВИК" - по первым буквам имён - и отправили на центральную усадьбу совхоза "Энбек" ("Труд"), в относительно большой посёлок на берегу (восточном) Урала, сиречь Яика. Там мы впятером строили коровник - с нуля, весь световой день, практически без перерывов и выходных. По воскресеньям шабашили пораньше, шли на Урал купаться, потом в кино. На пляже купались с нами, играли в мяч, общались местные, в основном, русские - казахи ещё не переняли обычай ходить голыми, хоть бы и на пляже. В первое же воскресенье приглянулась девочка, метиска лет 14-ти. Несмотря на столь юный возраст, она вполне сформировалась, лифчик 2-ого размера (прикидываю сейчас) заполнен. И она обратила на меня внимание, немножко влюбилась. Я выглядел моложе своих товарищей, посему показался ей более доступным - оставаясь для неё представителем "высшей касты" студентов. В зале местного клуба, куда мы пошли в тот вечер в кино, я снова увидел её, она сидела совсем одна, без подруг, без родителей. Да и вообще в зале было хорошо, если человек 20-ть. Четверо моих товарищей по-хозяйски устроились на лучших местах, я кивнул им со значением и пробрался на соседнее с девочкой место. Имени её не знаю - как-то не было случая познакомиться. Всего мы посмотрели тем летом три фильма - и три раза встречался я с ней, с девочкой из "Энбека". Какое там было кино, не помню совершенно, не до него было, а вот что мы с той девочкой вытворяли в тёмном кинозале, запомнилось в мельчайших подробностях, вплоть до эмоций.
Как только погас свет, я опустил левую руку за подлокотник на её сторону, сразу ощутив волнующее тепло её бедра - пока на приличном расстоянии, миллиметров пять. Она зафиксировала маневр, сделала встречный жест доброй воли: сменила позу, прикоснувшись бедром (сквозь платье) к моей руке. Есть контакт! Опустил руку ниже, локтем до сиденья, кисть двинулась вдоль закрытого тонкой тканью бедра до обнажённой ножки - почти без касания, но ощутимо для обоих. Это важно! Нельзя сразу хватать девушку за грудь или ещё за что (впрочем, зависит от объекта и ситуации), нужно дать партнёрше время понять, что с ней намерены делать и чего ожидают в ответ. По реакции будет ясно, что делать дальше, она найдёт способ показать, что уже можно, а что пока нет. У нас тем временем продолжалось движение вдоль ножки, сладостно-медленно, неуклонно... Касание внешней поверхности обнажённого бедра, коленки, переход к подколенной ямочке, биение пульса под кончиками пальцев в этом нежнейшем местечке, акробатический номер: выворачивание кисти с просовыванием пальцев и ладони снизу между коленками - не допуская при этом слишком грубого контакта с телом (это же надо так извернуться!). Она активно помогала: ноги слегка раздвинула, правую коленку приподняла, поставив ступню на носок. И при этом на всякий случай мы делали вид, что все эти действия происходят как бы нечаянно. Доверие накапливалось постепенно, позволяя переходить ко всё более откровенным ласкам. В таком сверхнеудобном положении невозможно было выдержать более нескольких минут. Убрал руку, спустя мгновение она наклонилась вправо, легонько коснувшись плечом к плечу - это простое движение вызвало у нас обоих бурю эмоций. Именно в этот миг между нами установилось полное взаимопонимание - на телесном уровне, на языке осязания. Позднее этот язык успешно работал в автобусных приключениях. В фильме проходил какой-то смешной эпизод, в зале засмеялись, завозились, под этот шум мы кардинально изменили положение. Кисть и предплечье переместились с подлокотника на её бедро и коленку - очень постепенно: сначала касание колена кончиками пальцев, потом ладонью, потом рука всё увереннее утверждается на опорной поверхности, невероятно соблазнительной, входит в контакт с бедром локоть, продвигается к биссектрисе угла, образуемого ногами - пока на весу - касается вершины угла, того места под платьем, которое мы оба давно имели в виду. Она сползла на край сиденья, прямые раздвинутые ноги под передним рядом, локтю удобно и уютно лежать на её лобке, предплечье слегка, совсем чуть-чуть сжато внутренними поверхностями бёдер, ладонь обхватывает внутреннюю сторону правой коленки, ощущая тыльной стороной кисти тепло левой... Минуты летят, мы в глубоком трансе - проза жизни напоминает о себе в самые поэтические мгновения. На этот раз её поза оказалась не совсем удобной. Она ещё и не пошевелилась, а я уже почувствовал её неудобство, убрал руку, давая возможность устроиться поудобнее. Влезла на сиденье, немного повозилась, определяя нужную позицию, сдвинулась влево, в дальний от меня угол сиденья - зато правую ножку протянула на мою территорию, утвердила босую ступню прямо на моём кеде (легкосъёмный тапок остался на полу), а левой, чуть согнутой уперлась в нижнюю поперечину переднего ряда, обеспечив таким образом всестороннюю опору и открывая неисследованные ранее поверхности. Быстрый взгляд по сторонам - все смотрят кино, можно продолжать. Левую руку на спинку её сиденья, пальцы в подмышку, к переходу просто тела (ЕЁ тела!) в грудь (ЕЁ грудь!!!). Правая легчайшим, усиливающимся от касания до поглаживания движением ползёт от внутренней стороны правого колена вдоль бедра, мимо и под подол платья к нижней резинке трусиков и вдоль неё до контакта с левым бедром, попутно коснувшись заветного местечка, тёплого даже на фоне разогретых моими ласками ног. Локоть побывал там недавно - сквозь два слоя материи, а сейчас - сквозь один. Она чуточку напряглась в этот момент, давая понять, что к голой пробираться пока не надо. Стал варьировать движения на завоёванных пространствах. Благодарная за понимание, она максимально раскрылась, позволяла время от времени возвращаться всё к тому же тёплому оазису. Несколько раз слегка прижимала кисть другой руки - не с целью остановить, а в качестве поощрения за правильное поведение, не слишком наглое, но и не безнадежно робкое. В таких случаях важно точно оценивать мельчайшие оттенки настроения партнёрши, её состояния, её эмоций, её желаний. Нужно дифференцировать физическое неудобство позы от недовольства неправильными действиями партнёра. Не может же девушка говорить такое вслух - к тому же незнакомому мужчине! Приходится изобретать на ходу язык микроскопических жестов, а парню - тут же расшифровывать этот язык. Во всяком случае, так было у нас с той девочкой (а позже и с другими). Разговор на языке касаний настолько увлёк нас, что чуть было не прозевали конец сеанса. Сгруппировались вовремя и молча разошлись, полные незабываемых впечатлений и влюблённые.
N.B.: Не помню сейчас, не обращал внимания и тогда, стоял или нет, чувства были из той же сферы, но иные.
Через две недели снова намечалось кино, а перед тем играли на реке в мяч, та девочка тоже в круге была, вместе радовались теплу, солнцу, молодости. Общались только взглядами, тем не менее, прекрасно поняли, что встретимся сегодня в зале и продолжим. Действительно, когда заглянул в клуб, увидел её на прежнем месте, где-то в пятом ряду от кинобудки, почти на краю - и снова одна. Прошёл к ней после начала, в свете экрана сел рядом. От неё так свежо пахло чистым бельём и юным девичьим телом! Она сразу села в той позиции, на которой закончили в прошлый раз. Повторили пройденное в ускоренном темпе. По ходу обнаружил, что трусики на ней другие: свободные и без резинок внизу, типа мужских. То ли вытащила, то ли в самом деле мужские надела?.. Когда она поняла, что я обнаружил эту её хитрость, произошло нечто необычное. Скажем так: мы улыбнулись друг дружке телами. Не губами, не глазами, их не было видно в темноте. Не знаю, можно ли такое представить. Я понял, что она подготовилась к нашей встрече, она поняла, что я понял, установилось полное доверие. После этого откровенно - но осторожно, не спеша - забрался к ней в подмышку и под лифчик пальцами левой руки, а правую продвинул в трусы прямо к её красотулечке, погладил там губки, раздвинул их, провёл пальцами вдоль, слегка сжимая по дороге одну и другую - невыносимое наслаждение! Она вся отдалась моим ласкам, откликаясь на каждое движение волнами нарастающего возбуждения, между губками проступила горячая влага, она как будто влилась через пальцы ко мне в кровь, зажигая её пламенем. Чувствовалось, что ей хочется ещё большего, я и сам рвался вглубь, сдерживаясь из последних сил. Вдруг она схватила мою руку, с силой потянула, вдавила в себя, одновременно резко раздвинула ноги и подалась тазом вперёд, я тоже помог: распрямил два пальца у неё внутри... - произошла катастрофа. Слишком энергичное встречное движение повредило девственную плеву, ей стало больно... Так хорошо было - и такая неожиданная пакость! Она закрылась, сжалась, контакт мгновенно исчез. Я растерялся, не сообразил, что делать, а она вышла из клуба, цепляясь за кресла, по-моему, в слезах и как выяснилось, в крови. Через минуту опомнился, выбежал за ней, не нашёл. Поплёлся в совхозную гостиницу, где мы жили, чувствуя себя последним гадом и подонком. В комнате обнаружил кровь на пальцах, расстроился окончательно и, казалось, бесповоротно.
N.B.: Если некто чувствует себя дураком (гадом, подонком), то он, скорее всего, таковым не является: у дураков, гадов, подонков самооценка всегда завышена.
Состоялась и третья встреча. Перед следующим походом в кино со страшной силой грызли сомнения: а вдруг она смертельно обиделась?, как посмотрит?, придёт ли вообще? Не только пришла, не только не обиделась - как увидела меня, засветилась вся, разулыбалась, сразу все сомнения испарились. Устроился на своём законном месте, она нежно прижалась, явно не прочь повторить и продолжить. В этот раз на ней был халатик - и совсем не было трусиков, что обнаружилось на первом же маршруте. Немного мешала её правая рука, взял за пальчики, перецеловал один за другим и положил к себе на колени, точнее чуть выше. Она прижала локтем кое-что в брюках, этот жест я расценил, как намерение вскоре познакомиться с объектом поближе, что в какой-то мере и произошло позднее. Правую руку просунул между пуговицами халатика, одну расстегнул, по талии заехал за спину, расстегнул там крючки лифчика, вернулся вперёд, тщательно обследовал обе груди и ложбинку между ними, спустился вниз к животику, нежно его поглаживая, добрался до еле ощутимого пушка на лобке. По нетерпеливым движениям её правой руки сообразил, что она тоже хочет провести аналогичное обследование у меня. Освободил дорогу, она забралась ко мне в штаны, нежными пальчиками обхватила его, при этом из её уст вырвался приглушенный возглас удивления и восторга. Дальше мы с ней действовали симметрично, почти синхронно. Осторожно проник пальцем во влагалище. Длины указательного пальца хватило для обследования всех непонятных закоулочков внутри. Серия ритмичных движений довела её до предельного возбуждения, обнял за плечи левой рукой, прижал изо всех сил, продолжая фрикции пальцем. Наслаждение всё нарастало... и разрядилось, наконец, болезненно-сладостными конвульсиями - у обоих одновременно. Похоже, её заинтересовали и такие проявления "мужественности", как мокрое извержение к ней в ладонь и последующая вялость объекта: руку всё не убирала, хотя мне крайне неудобно было. Из кармана халатика достала платочек и вытерла ствол, а потом свои руки. Так ласково и нежно она это проделала, что у меня снова начал увеличиваться. Она обрадовалась, потянула меня на улицу, там прислонились в темноте к какой-то стенке, обнялись, попытались по-настоящему. Она изгибалась, я приседал, кое-как удалось всунуть головку, куда надо. Как почувствовал членом горячую плоть её влагалища, затопило огненной волной, она повисла на мне, до отказа раздвинув ноги. Не удержались, сползли по стенке на землю. Лёжа получилось всунуть к ней весь, она затрепыхалась беспорядочно... Через пару минут пришли в себя, вовремя услышали шум в клубе: фильм кончился. Разбежались восвояси. В гостиницу пришёл - мои друзья уже вернулись. Увидели и принялись хохотать. Оказывается, штаны я конкретно вывозил в глине, особенно на коленях. "Будете смеяться - заставлю стирать!". Бедная девочка наверняка выглядела ещё краше. На этом неприятном происшествии и закончилась наша любовь - не из-за него, просто мы вскоре уехали.
Столь подробное изложение приведено здесь в качестве характерного примера. Практически всегда я применял с женщинами (девушками) технику подобного типа. Главное в ней - точное отслеживание реакции объекта (неуместное слово, речь идёт о любимой, единственной - на данный момент, а представляется - на всю жизнь). Из подобных случаев - эпизод в несколько другом роде: смотрели с женой фильм "Новобранцы идут на войну" группы "Шарло". В зале лошадиное ржание, повальное веселье - такой уж фильм. Слева от меня девушка, волна положительных эмоций захлестнула её, от полноты чувств то и дело прислонялась ко мне плечиком, прикасалась локтем, чтобы поделиться животной радостью жизни. Я закатал рукав рубашки, оголил руку, принял её тоже голый локоток в сгиб своего. Понравилось, прижалась доверительно. Тогда откровенно ухватил её за коленку и поехал под платье по горячей ножке. Она аж изогнулась вся - от смеха и от удовольствия. Нагло забрался в трусы, дорвался до губок и принялся её дрочить - жена хоть и рядом сидела, но слишком занята была фильмом, помирала со смеху. Умница девочка, не протестовала, не дёргалась - просто кончила, не прекращая смеяться.
Нечто подобное случается и в поездах. В купе быстро все становятся чуть ли не родными, стесняться нет возможности, весь быт на виду. Когда в Цхалтубо ехал, оказались в купе втроём, кроме меня, пожилой грузин с... женой?, дочкой?, похоже, всё-таки с женой. Пили с грузином его чачу, моё вино (из ресторана), чем дальше, тем откровеннее переглядывались со спутницей, она то ножку покажет, то грудь - конечно, "нечаянно". С грузином я твёрдую позицию занял: пил понемногу, хоть он и обижался. К вечеру он таки набрался порядочно, перешёл на родной язык, спутница переводить его пыталась, а потом бросила - много ли смысла в пьяной болтовне? Уснул, наконец. Женщина ушла с полотенцем в туалет, я - в тамбур, покурить. Тоже умылся/почистился, когда вернулся, в купе совершенно темно, свет выключен, штора опущена. Залез сразу на её полку (перед этим проверил реакцию: прошёлся рукой по ноге и попе) - и на неё саму, что ж она - зря трусы снимала?!. Наутро их уже не было, сошли раньше.
И в поезде, и с обеими девочками в кино я предварительно убеждался в наличии обоюдного чувства - пусть не любви, хотя бы желания. Подделать его невозможно, да и неинтересно притворяться, действовать пусть и по отработанной схеме, если нет глубинной поддержки эмоций, зато схема помогает полнее выразить чувства, когда они есть.
Некоторые применяют дозированное насилие - чтобы сломить сопротивление, но ещё не вызвать воплей о помощи. Вроде, женщина любит, когда мужчина типа неспособен сдержать бешеную страсть к ней. Что ж, возможно, есть и такие, но я у многих специально спрашивал - ответы однозначны: только ласка, внимание к тончайшим оттенкам настроения, опережающее отгадывание прихотей, основанное на эмпатии, на пред-чувствовании желаний женщины, а не прямолинейное движение к собственному наслаждению, могут её удовлетворить. И мужчина в этом случае получает несравненно более полное удовлетворение - от одного только сознания, что доставил минутку радости Женщине, не говоря о собственных, в этом случае намного более ярких ощущениях. Так немного надо: не только брать, но и отдавать - это не в пример приятнее, хотя и не свойственно самцам приматов. М. пр., женщины получают от секса неизмеримо большее наслаждение - при прочих равных условиях - так и объём работы, ответственность несравнимы. У мужчины: "Наше дело - не рожать, сунул, вынул да бежать.". У женщины...


к началу рассказа
к "Содержание"

19. Валя

"Начал гулять -
лезь на кровать".
(A19)
 []Во время учёбы в Минске было много знакомств, встреч, не все запомнились, описываю типичные.
На каком-то вечере с торжественной частью и последующими танцами познакомился с Валей. "Комсомолка, спортсменка, красавица". Не припомню, в каком виде спорта она подвизалась. Крепко сбитая фигура, ни следа рыхлости, расслабленности, точные уверенные движения... В знакомстве именно она проявила инициативу: пригласила на танец, завела разговор, сделала заявку на провожание. После танцев пошли в её общежитие - через стадион, знакомое для неё место, нашли там удобную скамеечку без лишнего света и сразу приступили к процедуре, пока к предварительным забавам. Вероятно, слишком наглые спортивные мальчики её достали, вот она и нашла более интеллектуального и управляемого партнёра: меня. На скамейке она начала с демонстрации своей богатой мускулатуры, показывала, где у неё сгибатели, где разгибатели, требовала везде пощупать, убедиться в твёрдости мышц, они и в самом деле оказались непривычно твёрдыми, мягкие касания и поглаживания здесь не прошли бы. Но девушка есть девушка, мужские ласки, пусть и грубоватые, завели её, сняла с моей помощью лифчик, оправдываясь тем, что приходится носить тесные - чтобы груди не выпадали на тренировках. Они оказались упруго податливыми, нормально соблазнительными. Я постеснялся бы туда лезть вот так сразу, она сама затащили мои руки и к грудям, и между ногами. Везде у неё было до того накачано... и не ущипнёшь, однако же приятно в новинку. Целовалась она тоже по-своему: серия быстрых касаний к уголкам губ, к серёдке, потом засос, движения вдоль - весьма технологично, хотя и не слишком эмоционально, недоставало некоего трепета неуверенности. Губы понравились, обследовала прочее.
-Губы у тебя - конфетки! Такой мягкий везде... А тут - нормально, твёрдый.
Около часа провели на пленэре, а потом - вперёд! Возле общежития показала окно на первом этаже, под которым я должен был ждать, и ушла. Минут семь её не было, видимо, готовила место действия - и сама готовилась. И я сделал неотложное, стою, скучаю... Наконец, за окном послышался шорох, открылась одна створка.
-Ты здесь? Залезай!
Влез, тихо прошли на второй этаж по тёмной лестнице, там она втолкнула меня в туалет, напомнила, чтобы умылся. На мою добрую волю не понадеялась, опыт спортивных соревнований убедил её в полезности оргмероприятий в любом деле. Прошли в её комнату. Всего две коечки - живут же люди! Свет не стали включать - из-за окна фонари подсвечивали. Указала на одну койку:
-Садись сюда. Туфли сними, пиджак и галстук тоже... Ты не стесняешься? Я платье сниму.
Стащила платье, присела рядом - в одних трусиках. Глаза привыкли к полумраку, отчётливо увидел торчащие соски, потянулся к ним, погладил, помял. Она не возражала, но имела собственный план. Пока возился с грудями, расстегнула пуговицы у меня на рубашке, на брюках, ремень. Рубашку сняла и аккуратно повесила на стул поверх пиджака.
-Ложись.
Лёг, она встала надо мной на коленках, наклонилась, поцеловала в губы, прижимаясь одновременно грудями к моей голой груди, катая полушария по всей поверхности. Встал колом, она прижалась животом, лобком к этому месту, запихивала в рот то один сосок, то другой. А я старался, целовал их, сосал, покусывал. По её сценарию подошло время очередного этапа. Без колебаний стянула с меня штаны до колен, рукой поправила положение в трусах и не разжимая кулак, принялась двигаться, ёрзать, тереться об него бёдрами, плавками.
-Давай совсем голыми. По очереди. Вместе нельзя: можешь сделать мне неприятность.
И убрала с него последнюю защиту. За голый взяться рукой не рискнула, зато прочими частями организма тёрлась старательно...
-А теперь наоборот.
Натянула мне трусы на место, а свои сняла. При этом как бы нечаянно коснулась грудью головки, у меня чуть обморок не случился от этого касания. Почти ничего я у неё не увидел, так, что-то тёмное внизу живота, и то она велела закрыть глаза. Снова оседлала, теперь действовала осторожнее, нежнее, присела на мои сдвинутые вместе ноги, одной рукой оперлась на койку, а второй пыталась направить его к себе между губками - вместе с тканью. Довольно долго всячески издевалась, потом упала всей тяжестью, зажав его между ляжками и стала бешено дёргать тазом вверх-вниз. Сквозь тонкую ткань отчётливо чувствовалась волшебная притягательность её горячей влажной вульвы. Груди придавили мягкой тяжестью, вампирский поцелуй в губы - и не выдержал, поплыл. Она именно этого и ждала, свалилась на бок и ухватилась за него рукой, получая дополнительное наслаждение от биений под пальцами и мокрого извержения в ладонь. Мне стыдно стало, к тому же физиологически неприятно, слегка противно. Валя же и далее действовала чётко: сняла со спинки кровати полотенце, вытерла руку, дала мне.
-Вытрись, смотреть не буду.
Кое-как вытер, пока она натягивала платье прямо на голое тело. А что дальше? Пора убираться вон - вот что дальше! Так резко она, конечно, не сформулировала, но дала понять отчётливо: "Сделал своё дело - уходи!".
Ещё раз пять-шесть мы встречались, сценарий всё тот же: кино/танцы, небольшая прогулка - и в коечку. Там - оргазм сквозь трусы, вариации не приветствовались. Если с Жанной была любовь с факультативным сексом, то с Валей - скорее онанизм вдвоём. Она просто использовала моё тело для самоудовлетворения. Вибраторов тогда ещё не было, а то и вовсе без парней обходилась бы. О поэзии, романтике у неё, похоже, и представления не было. Такая утилитарность меня подсознательно отталкивала, встречи прекратились.


к началу рассказа
к "Содержание"

20. СА, Оля

"Одного мало,
а два не лезут."
(Русская)
 []Резкий перелом судьбы: призыв в армию. Ни одна девушка не обещала ждать, писать - сам оборвал все связи, менять - так всё сразу. Начал новую жизнь - без любви и даже несколько месяцев без секса. Привезли нас в Москву, переодели в военную форму и отправили в Новгородскую область рыть траншеи для кабелей связи системы ПВО. Всё лето копали, "холодное лето 68-ого", спасибо, хоть в Чехословакию не послали. Быт полевой, неустроенный, подцепил чесотку, что и обнаружилось по возвращении на базу. Отправили в санчасть. Днём заходили солдатики с разными болячками, персонал работал, а по ночам один оставался, только медсёстры дежурили по очереди. Одна из них, Оля, заинтересовалась мной, вернее, не мной, а вообще мальчиком, как я потом понял. А уж как я загорелся, словами не передать. Несколько месяцев вообще девушек не видел, а тут такая!.. Регулярно смазывался серо-ртутной мазью, той самой, что от лобковых вшей. У меня их до того не было, так я и не знал, не переживал, а Оля знала, возможно, у неё ассоциация возникла: серо-ртутная мазь - лобковые вши - секс. Хотя для неё дополнительные побуждения ни к чему, было бы с кем и где, а она всегда готова. В свои дежурства сама смазывала меня всего - с ног до головы, не пропуская ни миллиметра. Другие медсёстры только заглядывали, проверяли наличие больных и их количество (один), а Оля старалась. При обработке одного конкретного места мне крайне неудобно было, но она только улыбалась, уговаривала не смущаться.
-Так и надо. Если б не так - мне обидно было бы, что не интересуешься... К следующему моему дежурству чистый будешь, можно в душ.
Через три дня она снова дежурила, после ужина зашла в палату, велела раздеться, всего осмотрела.
-Чистый! Одежду и постель я заберу, в душ голый пройдёшь. Вымойся как следует, недели две ещё в карантине будешь, надоест грязным.
В душе только успел намылится - стук в дверь: Оля. Отвернулся, пытаюсь прикрыться. Она смеётся:
-Да я же тебя всего видела. И наощупь пробовала, брось жаться.
Халат она другой надела, коротенький, открытый сверху, спереди и снизу. Под ним ничего, общий вид гораздо соблазнительнее, чем у совсем бы голой. Прямо в халате залезла ко мне под душ, тонкая материя намокла, так обрисовала её выпуклости м впадины, что я и думать забыл стесняться. Энергично продраила меня мочалкой, а где и голыми нежными ручками, потом открыла шампунь, попросила, чтобы её помыл, почему-то не сняла халат, только тесёмки развязала. Подсказывала, где и как тереть, я старался, тёр груди живот, лобок, саму лодочку, ягодицы, возбудил её и сам почти в трансе...
-Теперь снова я.
Выдавила в ладошку шампуня, намылила по всей длине болт и у себя между ногами прошампунила. Потом повернулась к стенке, оперлась на трубу.
-Внутри вымой.
Край халата немного мешал, но и добавлял прелести её попочке, рельефно обрисованной мокрой мыльной тканью. Завернул подол, она сама направила его на путь истинный, с шампунем вошёл в горячее почти без сопротивления. Из-за долгого воздержания и предварительных процедур хватило меня всего на какой-нибудь десяток толчков, выжался в неё весь. В памяти - такой же эпизод в деревенской бане с тётей. На миг тётя и Оля как бы слились в одну женщину, ту, что сейчас была передо мной... Пока она домывалась - уже без халата - отдыхал на скамейке, на неё и не тянуло смотреть после "мытья". Закончила, говорит:
-Сполоснись и иди в палату, жди меня. Застели постель, там всё чистое.
Явилась минут через 15-ть, уже в другом (третьем) сухом халате, принесла граммов 50 спирта, воды и два яблока.
-Больной, а ну-ка в постель! Кальсоны сними.
Развела спирт, выпили по очереди из одной мензурки, закусили яблоками. Залезла рукой под простыню, пока добралась, он уже встал.
-Ты погляди, какой ванька-встанька! Опять готов...
Стащила одеяло вместе с простынёй, оседлала и уверенно наделась. В этот раз сама регулировала темп, как почувствовала моё нарастающее возбуждение, прекратила дёргаться и рукой больно сжала основание ствола вместе с яичками. До меня дошло, что нужно притормозить, сдерживаться, примерно сообразил как, терпел, пока она не перебралась в позицию снизу, нежными объятиями, поцелуями, особо соблазнительными движениями таза давая понять, что хватит...
К следующему её дежурству в санчасть попал ещё один страдалец, с температурой. Он и в самом деле сильно болел, днём стонал, а ночью успокоился от уколов и таблеток. Оля позвала меня в дежурку, там баловались на стуле. И сидя, и перевесившись через спинку, и на коленях на полу. Одежду не снимали, чтобы быть готовыми к неожиданностям. Их не было, так что продолжили всё же в душе, а кончили в коечке.
Ещё через три дня больной оклемался, дежурная Оля зашла в палату, велела Саше идти в душ. Мы вообще-то в разных палатах были, но Саша заскучал, перебрался ко мне. Он ушёл мыться, Оля присела ко мне, разъяснила ситуацию:
-Ему тоже хочется... искупаться. Не переживай, тебе тоже хватит. Не будешь ревновать? Правильно, не надо.
И упорхнула. Без сомнения к Саше в душ. Вернулись минут через 20-ть, оба довольные, чистые.
-Саша, ложись, отдохни после душа.
Кивнула мне приглашающее. Пошли с ней в Сашину палату. Она свеженькая после купания, возбуждённая, но далеко не удовлетворённая. Довольно быстро добрались до финала, она такие нежности применила, что не до сдерживания... Через несколько минут говорит:
-Пусть Саша придёт. Иди, позови.
Пошёл, послал к ней Сашу. Чуть погодя интересно стало, что они там вытворяют. Со светлого коридора почти ничего не видно, ясно: ...утся, воображение дорисовывает невидимое, снова захотелось. Дождался конца, сменил Сашу. Оля попросила подождать, вытерлась полотенцем со спинки кровати и охотно приняла в свои любвеобильные объятия. Часа на три нас с Сашей хватило и раза тоже по три.
Это её дежурство было последним перед моей выпиской. После зашёл было к ней, да она только рассмеялась:
-Ты же здоровый. Как заболеешь, тогда и приходи.
Правильная позиция. Согласись она, так вся часть в очередь к ней выстроилась бы, а с больными она сама выбирала время и партнеров, без риска.


к началу рассказа
к "Содержание"

21. Женя

"С бездельем засунешь
рака в подземелье."
(A21)
 []Второй год службы проходил в Баку. Режим намного свободнее московского, можно ходить в город, и в увольнения, и в самоволку. Часть расположена на далёкой окраине, на берегу Каспия. В первый месяц службы близко познакомился с Женей, она работала в нашей библиотеке, здесь, при части. Ей около 20-ти было, наша ровесница. Конечно, к ней пытались приставать солдатики, а пуще того - сержанты и офицеры, но она держала всех на расстоянии. Как выяснилось, у неё были весьма специфические потребности. Мы сошлись с ней на почве общего интереса к книгам. Впервые встретился ей читатель, гораздо лучше знающий литературу. Обсуждали прочитанное, вместе приводили в порядок новые поступления. Разыскивал для неё по части должников - не могла же она сама шастать по вонючим казармам. Естественно, возник и сексуальный интерес, с моей стороны прямо с первого взгляда, а она включалась исподволь, по мере роста доверия. Убедилась, что не наглею, не лезу с ходу под юбку - но и не равнодушен, бросаю жадные взгляды на её прелести, не слишком скрытые по случаю постоянной жары. Женя сама спровоцировала развитие ситуации. Одетая особенно соблазнительно, взобралась на стремянку, поправляет книги на верхней полке. Вдруг как вскрикнет:
-Ой, падаю!
Я тут же ошивался, любовался её ножками. Подбежал, поддержал, слегка погладил. Молчит, поправляет книги. Из позиции возле самой лестницы видно намного больше, сдержаться никакой возможности. Действую откровеннее, забираюсь выше колена, она кладёт руку мне на голову, перебирает волосы, довольно пышные на втором году службы. Набираюсь наглости, целую сзади подколенный сгиб, продолжая гладить бёдра. Она чуть напряглась, но не протестует, волосы перебирает ещё нежнее. Тут у крыльца шаги послышались, мгновенно вернулись на исходные позиции - и напрасно: шаги прошли мимо. Женя на часы взглянула:
-Вот, на автобус опоздала! Уже десять минут перерыва прошло...
Раз перерыв - закрываю дверь изнутри. Она тем временем снова взобралась на лестницу со стопкой книг. Несколько штук упали, подбираю, подаю, она на цыпочки привстаёт, чтобы достать до самой верхней полки. Ножки открылись гораздо выше коленей. Обеими руками провожу вдоль бёдер вверх. Она ставит оставшиеся книги и поворачивается внутри моих рук "к лесу задом - ко мне передом", голова моя приподнимает подол платья, открывая взгляду всю картину. Поочерёдно целую сдвинутые ножки, лоб касается лобка... Несколько минут остаёмся в этой позиции, наслаждаемся. За это время ладони прошли все возможные пути по её ногам от босоножек к трусикам и обратно, губы перецеловали поверхность бёдер от коленей до резинок, а она растрепала мне причёску до безобразия.
Несколько раз мы повторяли при встречах поцелуи и ласки на лестнице, пока ей не захотелось продолжения. В очередную встречу, в особенно приятный миг еле слышно прошептала, при желании (т.е. нежелании) мог бы сделать вид, что не уловил.
-Поцелуй выше.
Такая просьба заставила призадуматься. "Как выше? Там же ведь...". Я и не знал, что там тоже можно целовать. Ну, коли сама просит, значит, можно. Немножко потянул вниз, она поняла намёк, спустилась на ступеньку ниже, подолом платья совсем закрыла мне белый свет. Да зачем свет, если перед глазами - чудо?!. Поцеловал сквозь ткань, она надушилась, но и естественный запах ощущался, очень возбуждающий, приятный. Руки проехали вверх по ягодицам до голой спины под платьем, в медленном обратном движении - с поцелуями, с задержками - опустились до колен, вместе с трусами. Впервые в жизни увидел перед собой всю девичью красу. Нет, видел, конечно, и раньше, но никогда - вот так отчётливо, при полном освещении, прямо перед носом, у взрослой симпатичной девушки. Было чем полюбоваться! Не слишком густая поросль на лобке, пухлые губки, ярко-розовые внутри, блестящие от влаги возбуждения. Сплошное удовольствие поцеловать, и не раз, а многократно... Почему-то нас с Женей заклинило в позиции на лестнице, я пробовал, другие варианты напрочь отвергались. Очевидно, у неё образовался сдвиг на эту тему, кто-то довёл её до оргазма на лестнице и всё, стойкий условный рефлекс. Тем более, что в такой позиции автоматически исключались неприятности типа беременности или потери девственности. Конечно, большинство парней потребовали бы своё - да она умела выбирать правильных - таких же сдвинутых - партнёров.
К концу нашего знакомства, к поздней осени, мы дошли до полной раскованности, но только в пределах лестницы. То она приседала на третьей сверху ступеньке, раздвигая сколько можно колени, чтобы максимально открыть доступ, то поворачивалась лицом к стеллажу, оттопыривая попу и давая мне возможность подобраться сзади, а уж как ездила по носу своей мокрой скользкой ...ой - просто чудо, что не попадали ни разу стеллажи и лестница. Всё это позже, а вначале - скромная сдержанность, тонкость в наслаждениях. Женя обучила меня куннилингусу, хотя вряд ли знала это слово. Мало того: она ухитрилась сделать это в общем-то развратное действие исполненным романтических чувств, поэзии. Казалось бы, можно ли испытывать поэтические чувства, облизывая ...у?! Ответ положительный: можно!
Куннилингус и поэзия закончились, когда я попал на "губу" - за политику, за анекдоты про Брежнева - и просидел там почти безвылазно 63-ое суток, из них 9-ть дней в одиночке, худшие девять дней в моей жизни, раньше как-то не приходилось быть в одиночестве. Наверняка, Женя находила и других идиотов, согласных обрабатывать её на лестнице, может, хоть с мужем удовлетворялась более стандартным сексом, но "не забывается такое никогда", если продолжала работать в части, то и лестницу использовала, согласных на всё солдатиков хватало.


к началу рассказа
к "Содержание"

22. Люба & Люда

"Мудрого судьба ведёт,
глупого тащит на аркане".
(восточная)
 []В одном из перерывов между отсидками на "губе" друг пригласил пробомбить женское общежитие, оно для нашей части служило борделем. Парень, с которым они ходили туда раньше, достал своей простотой: не отставал со своей девчонкой, вчетвером ему, видите пи, веселее казалось. У друга система отработана, выдал серию свистов, на балконы высыпали девчата, посмотрели, кто явился, лишние скрылись, а его "личнуха" осталась. Он на меня показал, мол, найди для него свободную. Минут через семь две девчонки выпорхнули из дверей. Одеты с толком, понимали, что в кино, тем более, в ресторан, их никто не поведёт. Мы и не повели, а пошли на стройку, в пустой комнате выпили 0,7 портвейна на четверых и разбежались попарно. Мест я не знал, а Люба (успели познакомиться) постеснялась подсказать, повёл наугад. Общежитие недалеко от части, тоже на окраине, укромный уголок нашёлся в старом маслиновом саду (роще?). В траве под древней развесистой маслиной поимел Любу - без особых приготовлений, ласк и прочего, только пообещал по дороге к роще забрать после дембеля в Евпаторию и там, подразумевалось, взять замуж. После утончённых издевательств Жени, после вынужденного воздержания на гауптвахте необходим был хотя бы такой чисто физиологический акт. Бедная девочка на что-то надеялась, пыталась скрасить житьё голодному солдатику, может, и не соображая, что становится начинающей шлюхой, б...ью - ещё не проституткой, здесь есть разница. Проститутка берёт за это деньги, а б...ь - нет, для неё достаточно удовольствия. Конченая шлюха от начинающей отличается тем, что для первой имеет значение только сам акт, неважно, с кем, где и как, а вторая отыскивает сначала какой-никакой повод и только потом раздвигает ноги. Какое-то время обитала у нас в части именно конченая, по слухам её завлекли азербайджанцы и так натренировали, что она дня не могла вытерпеть без мужчины. Молодая совсем, и 18-ти не исполнилось, приехала в училище при текстильном комбинате, туда с 16-и лет брали. Ночи напролёт обрабатывали её в отгороженном сержантском отделении казармы, под утро все парни выдыхались, а ей всё мало, закутанная в простыню привидением прокрадывалась к солдатам, выщупывала, у кого побольше и баловалась до подъёма. Днём на чердаке отсыпалась, сержанты её кормили, таскали еду с кухни. Они же её и спровадили, когда слухи дошли до офицеров - от греха подальше. Какова может быть судьба такой девчонки? Вопрос для неё отнюдь не риторический...
А что же Люба? Понадеялась на очередное обещание - и опять зря. В очередной раз пошёл к ней, знал уже этаж (5-ый), комнату (забыл), где она жила, свистеть не стал, а полез по балконам. В Баку балконы сделаны так, что свободно можно по ним лезть, а через дверь вахта кого попало не пропустит. Наверху прошёл сквозь чью-то комнату, девчата привычные, пропустили без звука, захожу к Любе. Её дома нет - зато есть две другие девчонки, Люда и Нина. Выпили втроём, покурили (просто сигареты, а не...), Люда спела под гитару, неплохо, между прочим, а потом стала рассказывать о своей непростой судьбинушке. Замужем успела побывать и вообще... Я по пьянке раскис, жалко её стало, пригласил на завтрашний день на прогулку в город. Люба, девчата сказали, с другим парнем ушла, точнее с ...надцатым, обязательства перед ней если и были - отпали. На свидание прибыл пунктуально, прикид хоть и солдатский, чистый и пригнанный, денег даже немного было. Поехали в город, патрули стройбат особо не трогали, если вид нормальный, тем более, с девчонкой. Посетили Девичью башню, зашли в кафе, там какой-то азербайджанец ("ара", как мы их называли, т.е. "друг") пригласил нас выпить, я вежливо отказался. Подсел "русскоязычный", пьяный, выяснял, почему я тому аре в морду не заехал, мол, ясно же, чего он хотел... Вовсе и не ясно. Мне не подраться, а с девушкой пообщаться. После кафе в кино пошли, "Старая, старая сказка", очень романтичный фильм. В целом получился прекрасный день и вечер, не пожелали портить впечатление примитивным подзаборным сексом, расстались у подъезда общежития. Далее обменивались письмами - без почты, из рук в руки - писали стихи, снова гуляли по городу... Наконец, невтерпёж мне стало, назавтра пообещали опять в крепость отправить (там гарнизонная гауптвахта размещалась, своей в части не было), попёрся на ночь глядя. Залез по балконам - и в ту же комнату, но не к Любе, а к Люде. Они спать уже легли, пустила Люда к себе в коечку - не девочка, в конце концов. Возились с ней, сдерживаясь изо всех сил, чтобы другие две не услышали, да им не впервой, сами такие. А утром - за решётку. И надолго: старшина "по доброте душевной" доложил командиру части, что я снова был в самоволке, тот дал команду, чтобы отправили на десять суток, вернули на день и опять на десять и т.д. - до дембеля.


к началу рассказа
к "Содержание"

23. Валюша

"Чай и женщина
должны быть горячими."
(Каприз)
 []С Людой договорились переписываться и выполняли уговор, переписывались вплоть до связанного с ней судьбоносного события. Письменная и печатная речь: книги, собственные графоманские потуги, письма - всегда занимала в моей жизни важное место. И в части писал письма для желающих - их девчонкам, знакомым по переписке. Технология заочного знакомства проста: солдат переписывается с девушкой, показывает её письма другу, тот просит написать, чтобы и для него нашла девчонку - и вот уже новая пара общается, выплёскивают накопившиеся эмоции. Язык у большинства солдат примитивный до крайности, помогал им писать письма, сочинял профессиональные любовные послания. Девочки, естественно, были в восторге, читали мои письма как любовный роман с продолжением. И подружкам давали читать, те требовали адрес и познакомить со свободным солдатом. У меня накопилось много лишних адресов, по некоторым писал лично от себя: Люсе в Райгород на Волге, Вале Р. в Луганск, Вале М. в Махачкалу. Лирическая часть во всех письмах одинаковая, красивая до тошноты, типа "моё сердце, как гнездо жаворонка среди пашен...", а конкретика в каждом своя. Обменивались фотографиями, строили планы будущих встреч... Перед самым дембелем написал в Махачкалу и в Луганск (эти города - по дороге домой, на маршруте "Баку-Минск") той и другой Валентинам. Мол, встречай такого-то числа в такое-то время с Бакинского поезда, жди у киоска "Союзпечати". Такие киоски непременно есть на любом вокзале. В Махачкале вышел из вагона, посмотрел - нет, вид невдохновляющий - вернулся обратно. Так и не знаю, ждала там девчонка, или нет... А в Луганске вышел, нашёл киоск, жду. Подруливает "Москвич", выходит из него дядька - и ко мне.
-Вы Эрик?
-Да.
-Минуту подождите, дочка у киоска на перроне, приведу.
Возвращаются вдвоём. Фото я видел, но там только лицо, а здесь она вся, только что созревшаяся, свежая. Грудь вперёд, зад назад, платье открытое, на лице - нетерпеливый интерес. Поцеловал в щёчку - при папаше. Ух, как ей это понравилось! Папаша тоже оценил внешний вид и стиль. Поехали втроём на завод ОР, папаша со смены на часок отпросился, чтобы встретить меня, убедиться, что можно доверить дочь. Убедился, велел ехать к ним домой.
-Пусть солдат отдохнёт с дороги. После работы приду, поговорим.
Солдатского во мне мало было, ещё в Баку переоделся в "гражданку", приобрёл там неплохой польский костюмчик - уже с "молнией" на ширинке. Сели мы с Валюшей в трамвай и покатили куда-то на далёкую окраину. Конец июня, жарко, на задней площадке ветерок из окон обдувает, климат подходящий. По хозяйски обнял девушку, расхваливаю фигуру, поглаживаю те местечки, о которых речь: талию, грудь, бёдра, целую возле ушка, она не против, а очень даже за. В письмах я откровенно писал, что с ней буду делать при встрече - и вот она наяву! Почему бы не позволить себе не совсем невинные ласки, о которых столько мечталось?!
Приехали. Тихие окраинные улочки, за заборами сады - частный сектор. Вот и её дом, во дворе летняя кухня, гараж - ну "Москвич" же! - садик. Вошли, представила маме, она больна, не встаёт, бабушке, безвредной маленькой старушке, предложила пойти в душ, освежиться с дороги. Наверняка мизансцена с душем неоднократно продумывалась до мелочей, она стала ключевой, определила стиль дальнейших отношений, открытых, доверительных, без лишней стеснительности в пикантных ситуациях. В душе Валя забрала у меня одежду (плавки я всё же оставил пока), зашла в душ, открыла кран, мол, вдруг не соображу. Пока мылся, сходила за полотенцем, подала в отрытую дверь, делая поначалу вид, что не смотрит, но ведь есть и боковое зрение, да и вообще - женщины умеют многое увидеть, не глядя. Пока вытирался, откровенно рассмотрела, особое внимание уделила главной фигуре композиции, лукаво улыбнулась, явно рассчитывая познакомиться с ним вплотную в ближайшее время. Приятная неожиданность: протянула новые плавки. Не каждая решиться в первую же встречу подарить парню такую вещицу. Фигура у меня нормальная, в том числе и та деталь, жаться под её любопытным взглядом не стал, с благодарностью взял подарок. В ответ она ласково погладила волосы у меня на груди, второй рукой как бы нечаянно коснулась головки. Именно этот момент стал определяющим - мы оба поняли, что нравимся друг другу целиком, душой и особенно телом, ни она не будет брезговать, ни я - стесняться. И чистоплотность сумела обозначить: грязного не стала трогать, а только после купания. Бабушка успела стол накрыть, Валя хотела усадить прямо в плавках, но я достал из чемоданчика кое-что поприличнее. Пообедали вдвоём за столиком в саду, а после Валюша провела меня в свою комнату, уложила на девичью кровать, поцеловала и ушла. Уснул с предчувствием счастья, к вечеру сам проснулся, никто не будил. Папаша уже был дома, сразу поволок к столу, выпили втроём бутылку коньяка - Валя чуть-чуть - поужинали, побеседовали. Я заявил, что прямо завтра начну искать работу, папаша ненавязчиво предложил пока у них жить - класс! Послал нас погулять. Пошли в местный ДК в кино, беззаветно зажимались там и целовались, пока не дошло, что кино это нам совершенно ни к чему. Вышли в парк, нашли подходящую скамейку. Валя сразу села ко мне на колени, ни трусиков, ни лифчика на ней не было (во молодца!). Как это я в кинозале не обнаружил?! Её желания намного опережали мои осторожные манипуляции, каждое движение, ласка воспринимались как долгожданные, губки раскрывались навстречу поцелуям, ножки раздвигались под ладонью, пропуская пальцы дальше, дальше - к самому горячему.
-Освободи его. Ему тесно, я же чувствую.
Освободил, она немного потёрлась и слезла, села рядом. Рукой взялась за него, ощупала весь, попыталась что-то сделать. Сжал её пальцы, показал нужные движения, с энтузиазмом принялась работать вручную. Я тоже просунул ладонь к ней, два пальца прямо в лодочку между губками, постепенно проникая вглубь, во влажную горячую щель. Ещё немного и пришлось срочно всё бросать, доставать платок. Она мгновенно сообразила, разжала пальцы - и снова сжала, переплетя с моими. В самый острый момент прижалась крепко-крепко, обняла свободной рукой... Через минуту говорю:
-Ну вот, успокоила меня на полчаса. А самой хоть бы что.
-Миленький, мне тоже очень хорошо. Какой ты молодец: не требуешь сразу туда... Так ещё лучше! Неприятностей не будет. А платочек я постираю.
Так до конца и остались мы с Валюшей в границах петтинга, до полноразмерного секса не дошли. Поцелуи, объятия, разнообразные шалости... Тому была причина, о которой я узнал много позже, а пока каждый вечер по два-три раза она меня доводила. Вручную манипулировать им ей больше всего нравилось. Шалили и по-другому: касался инструментом её коленей, бёдер, лодочки - в качестве предварительного разогрева - конец всегда вручную.
А тот первый чудный вечер всё продолжался. Ушли из парка домой, она принесла из холодильника компот, выпили весь.
-Сходи в туалет.
-Уже. Иди ты.
-Я тоже... Давай искупаемся! Вода в душе ещё тёплая.
Разделись возле кабинки догола, в лунном свете девичье тело выглядело волшебно, залюбовался... Забрались в душ, тесновато вдвоём, хоть бы и не хотели, пришлось обняться. А мы хотели! Открыли воду, колеблемся синхронно, сполна ощущаем возбуждающий контакт мокрых тел. Валя повернулась взять мыло, обнял сзади, всунул между ягодицами.
-Пожалуйста, не надо больше (послушался, дурачина). Давай я тебя помою.
Намылила его, отдала кусок, нежно трёт. Я тоже у неё намылил, промыл. До того приятно! Не так уж и обязательно всовывать... Сполоснулись, вытерлись, она надела платье и тапочки.
-Только плавки надень, все спят давно.
Думал, всё, спать идём. Нет, ведёт в гараж, дверь закрыла изнутри, а машину открыла. Легла на заднее сиденье, ноги по сторонам раскинула. Платье задрано, под потолком лампочка горит, всё прекрасно видно.
-Пусть они поцелуются. Только не надо туда... Ну, немножечко. Ты понимаешь? Лучше потом руками...
Только головой киваю, потерял дар речи от такой картины. Залезаю, весь поместился у неё между ногами, только стопы ног торчат наружу. Плавки с меня стянула, взяла его обеими руками, водит вдоль своей лодочки. Потом оставила, прижала всего к себе, легонько двигает попой, шепча всякие нежности вперемешку с уговорами.:
-Так хорошо, родненький. Не дави сильно - испортишь всё...
Временами расслаблялась после особенно нежных ласк, можно бы и глубже засунуть, довести дело до конца, но сдерживался, помня её просьбы. Конечно, это была пытка, но до чего же сладкая! И как она благодарила меня - словами и ласками - за столь бережное отношение.
Около получаса таких издевательств, а потом она шепчет:
-Давай без платочка попробуем, я хочу на тело. Как почувствуешь вот-вот, сюда передвинь, - она положила мою руку к себе на пупок, - сюда можно. Сможешь?
Может, и не смог бы - сама помогла, не хуже меня почувствовала то самое "вот-вот", резко сползла под меня. Показалось, насквозь пронзил её живот, упал всей тяжестью, а она ещё и обхватила руками, прижала изо всех сил... Через время расцепились, вытерла всё платьем, не побрезговала.
-Спать пора.
Прошли на цыпочках через спальню родителей, они мирно храпели. Добрались до коечки, той самой, на какой днём спал.
-Ложись.
-А ты?
-Я с бабушкой буду спать. Зайду скоро, если дождёшься.
Очнулся от её объятий, успела залезть ко мне под одеяло. В ночной рубашке, прохладная, свежая. Немного полизались и всё, за окном сереть начало, в самом деле спать пора.
В следующие ночи мы старались добираться до коечки пораньше, не такими измождёнными. В постели гораздо уютнее, интимнее, чем в машине или на скамейке. Под одеялом раздевались совсем и баловались как умели, но так ни разу и не трахнулись по полному циклу. Простыню каждый раз пачкали. Валя их стирала, пока отец был на работе, а сушила в гараже, чтобы бабушку не смущать. Почему-то стеснялся целовать Валину ...у и ей не предлагал свой. Руки, плечики, шею, грудь, губы - да, а ниже - нет. Наслаждения нам хватало и так.
Такая медово-сладкая жизнь продолжалась пять дней - и пять ночей. Поздним утром просыпался, отец уже на работе, купались с Валюшей в душе, шалили там немного, главное на вечер оставляли. Завтрак - и в город на поиски работы. А вечером и ночью - время любви. В воскресенье в город не надо, у отца тоже выходной, предложил отвезти нас на Северский Донец, на пляж. Отвёз, одежду забрал с собой, чтобы нам о ней не беспокоиться. Кроме плавок и купальника, у нас только кошелёк остался, и тот чуть не потеряли. Купались, загорали на песочке, ели мороженое, пили пиво... Хочется позажиматься, а кругом народ, слегка ласкаемся. Раздразнились, возбудились до предела. Плюнули на приличия, ушли довольно далеко в лес - голыми. Выбрал там дерево потолще, оперся о ствол спиной и принял Валюшу в объятия. Мокрый, прилипший к телу купальник, горячие губы, тепло между ног - непередаваемо приятный комплекс ощущений...
Всё это казалось - и было! - подлинным раем земным, можно бы и жениться, папаша намекал. Чудную атмосферу полного доверия, обоюдной бережной вседозволенности, беззаветной любви на самой грани допустимого (как мне тогда представлялось) испортил я сам - не вовремя поданной грубой репликой. Стоим у деревянной тёплой стенки, тесно обнявшись, мой друг почти у неё внутри, она изо всех сил сжимает его бёдрами, не пропуская дальше. Ещё немного ласки, или подождать до коечки - и всё получилось бы, вынужден бы жениться, хоть бы и не хотел (а ведь хотел!). Так нет же, захотелось немедленно, "не отходя от кассы", взял и ляпнул, сразу понимая, что говорю пакость:
-Да не ломайся ты! В первый раз что ли?!
После этих слов между нами выросла стена отчуждения, у каждого появилась отдельная история, собственное прошлое. До этого жили в хрустальном замке для двоих, никто и ничто нас не волновало, а мои слова уничтожили всё. Она обиделась - не столько на меня, сколько из-за внезапной потери счастья. Бедная девочка ещё и оправдываться пыталась. Лучше бы она этого не делала! Только усугубила ситуацию. В кровать ко мне всё-таки залезла в эту ночь и там рассказала. Оказывается, папа у неё не родной, ей шепнули "добросердечные" соседи, когда лет 12-ть было. Он женился на её матери, когда та вот-вот должна была родить. До того Валя очень любила папу - как папу - целовала его, обнимала, а когда узнала - полюбила и как мужчину. Тоже целовала-обнимала, только совсем с другими чувствами, гораздо сильнее. А потом мать заболела, лечилась дома и в стационаре. Валя взяла и залезла к "папе" в постель - ну очень захотела. Пять лет регулярно с ним трахалась. Потому и со мной не хотела туда: то место - для папы. Сейчас я ещё больше ценил бы такую тренированную девушку, а тогда - растерялся. К тому же на работу устроился - не в городе, в посёлке, километров за 20-ть. Тем наша любовь и закончилась. Очевидно, для Вали я не стал тем единственным в мире мужчиной, без которого - нет жизни. И я подсознательно это почувствовал.


к началу рассказа
к "Содержание"

24. Нина

"Лучше сорок раз по разу,
чем за раз сорок раз."
(Цыганская)
 [] Работаю на кирпичном заводе в посёлке, живу в общежитии. Осенью в местном совхозе работали краснодонские девчата с автобазы, убирали овощи. Ночевали они в красном уголке при ферме, пока коровы с доярками в летних лагерях были. По вечерам городские девчата дико скучали в той "степи глухой", две самые шустрые взяли да и заявились к нам в общежитие, километра за три-четыре от фермы. Видимо, кто-то навёл их на нашу комнату, подсказал, где перспективные в смысле культурно развлечься парни: не алкаши и холостые. Сосед по комнате, Иван У., не первый год тут жил, обзавёлся кое-каким бытом и уютом: в наличии радиола с цветомузыкой, бар с напитками, мягкие кресла - перед девчонками не стыдно. Усадили их, познакомились: Нина и Лида. Нина производит впечатление старшеклассницы (ошибочное, как оказалось): юная, скромненькая такая. А Лида - гроза танцплощадок. Перемигнулись с Иваном - Лида его, Нина моя. Выпили, потанцевали по очереди на свободном пятачке. Вижу, пора освобождать территорию.
-Идём, - говорю Нине, - погуляем.
Она не первый раз замужем, поняла. На улице деваться некуда, пошли к ним на ферму. По дороге целовались, зажимались, всё больше возбуждаясь, так бы и упали под кустиком, если бы не холодная роса - конец сентября всё-таки. Но и расстаться без конечного результата уже невозможно. Попёрлись в красный уголок. Заглянули - нет, лучше в росе: на полу вповалку спят человек восемь девчат. Опять вышли, побродили под луной, к стенке прислонились, обнимаемся - хорошо!.. Шепчет:
-Я не могу стоя: ноги не держат, когда... ну, ласкаешь.
Вовремя вспомнил про скирду у дороги, направились туда. Солома свежая, пахучая, верхний влажный слой раскидали, соорудили уютное гнёздышко - ложись, родная. Разбежались на минуту по разные стороны скирды - и на место действия. Нина уже без трусиков и лифчика, готова. Кругом романтика: луна, солома колется, кто-то шебуршит в скирде. Вперёд!.. Ого! Туда ещё один такой влез бы, вот так скромница! Далее она взяла инициативу на себя, несмотря на мою вроде бы лидерскую верхнюю позицию. Ритмично, плавно поддавала задом, не давала свернуть с колеи до самого конца, никаких фокусов. Проявила, наконец, индивидуальность при извлечении. Я полежать на ней расположен был, отдохнуть, но она велела вытаскивать. При этом досуха вытерла - выдоила - его обеими ладонями. Похоже, именно эта заключительная операция доставляла ей наивысшее наслаждение, во всяком случае, неизменно повторяла её каждый раз после акта.
Дня через три Нина снова явилась к нам в комнату, на этот раз одна. Овощи они уже убрали, с фермы съехали, из Краснодона прибыла. Дело к вечеру, я после ночной отоспался, Иван, наоборот, в ночную собирался. Побеседовали втроём. Вскоре Иван ушёл, а мы приступили в телу. Предыдущей ночью я попробовал чифирь - впервые в жизни. Мощное средство! На работе наш напарник, бывший зэк, заварил для себя, заодно и мне предложил. Ну и выдали мы после этого напитка! Третьей с нами работала женщина, чай она не пила, только поражалась:
-Что это с вами? Как черти пашете...
Вечером напиток всё ещё действовал. Нина сполна почувствовала это на себе - и осталась довольна. Весь вечер и всю ночь ни на миг не заснули. Заданный с самого начала темп так ей понравился, что она решительно пресекала малейшие попытки разнообразить процесс.
-Не выделывайся, продолжай как начал.
А сама и вовсе расслабилась, только обозначала лёгкими встречными движениями, поглаживаниями и мурлыканьем, что довольна, понимает и одобряет мой энтузиазм. Всего три раза проводила она осушительные процедуры над моим членом, но промежутки длились часами - чифирь всё ещё действовал. А может, всего лишь помогла подходящая обстановка и нормальная женщина?.. В целом испытал массу наслаждения, умирал на ней и снова рождался. Что там в это время с Ниной творилось, я ещё не умел толком отслеживать. Ну, не жаловалась и не сбежала, наоборот, всё нежнее обнимала, шептала всякие глупости. Ни в скирде, ни в кровати о предохранении не вспоминала, а сам я не был настолько галантен , чтобы спрашивать. Очевидно, у неё были свои методы.
Утром вырубились, наконец. Уснули прямо голенькими, в тесных объятиях. Такими нас и застал Иван, когда вернулся после работы, бани, завтрака в столовой и открыл своим ключом дверь. Разбудил, поехали в Молодогвардейск, город-спутник Краснодона, к Нине домой. Дома представила своей младшей сестрёнке Лизе и деду. Лиза произвела на меня мгновенное неизгладимое впечатление, притом взаимно. Так смотрела, будто никогда мужчину не видела. И я с трудом оторвал от неё взгляд. Одетая по-домашнему, она выглядела на все свои соблазнительнейшие 16-ть лет. Втроём поехали в Краснодон культурно развлекаться. В программе музей, парк и ресторан. Нина чувствовала себя со мной половиной пары, не матерью одиночкой, какой она была на самом деле, чинно гуляла под ручку, а с Лизой мы пламенными взглядами общались, только в танце под ресторанную музыку поприжал её, вызвав ответный еле сдерживаемый энтузиазм. Домой вернулись вечером. Весёлые, довольные... Попили чаю в тесном семейном кругу, потом Нина предложила искупаться в ванне. Без секса обошлось, хоть и купались вместе. В кровати обнялись тесно и приступили. Квартира двухкомнатная, рядом Лиза и дед, пришлось снизить темп и громкость до минимума. Сдерживаемый во времени процесс занял часа два, происходило сверхзамедленное утопание во всё нарастающем возбуждении - без разрядки, без увеличения темпа, без стонов - китайская пытка наслаждением длилась до самого финала. К концу совсем растворились, составили нераздельное телесное и эмоциональное единство... После финиша спросил:
-Может, так и будем спать?, - имея в виду остаться у неё внутри.
-Нет, вынимай.
И опять пропустила его через ладони - дополнительное удовольствие для меня, а для неё, возможно, и основное. Ей нравилось баловаться с ним руками, да, видно, стеснялась, вот и придумала способ. Всю осень ездил в Молодогвардейск к Нине, и она пару раз ночевала у меня, когда Иван в ночь работал. Прекратилась наша любовь из-за происшествия, описанного в следующем рассказе.


к началу рассказа
к "Содержание"

25. Лиза

"Коль жаждешь ты любви,
Возьми кинжал свой острый
И горло перережь
Cтыдливости своей."
(Восточное)
 []В очередной раз прибыл к Нине, а её дома нет, ушла по вызову не в свою смену, на дежурство, до утра не вернётся. Зато Лиза так радостно встретила, так расцвела, что я легко смирился. Дома дед ещё, личность совершенно невыразительная, затюканный молодыми внучками до полной безгласности. Всё же при нём Лиза постеснялась, придумала другой вариант. Спрашивает:
-Ты никуда не спешишь?
-Нет. Рассчитывал переночевать, да вот не с кем. Нина на работе...
-А со мной - не испугаешься?
Сказала и заалелась будто маков цвет. И я смутился...
-Я на мамину могилку собиралась. Сходим?
Пошли на кладбище, с полкилометра от города, в роще. Вообще-то, Молодогвардейск - никакой не город. Квадрат километр на километр из стандартных пятиэтажек в чистом поле. Подошли, присел на бугорок, Лиза навела порядок на могилке, постояла... Вернулась в расстроенных чувствах, нужно бы прислониться к кому-то родному - хоть к любовнику сестры. Прислонилась, постояли, обнявшись. Чувствую, настроение у неё кардинально меняется. Пошли в рощу, нашли подходящее местечко, закрытое от ветра и лишних взглядов. Травка мягкая, солнце пригрело после обеда. В тяжеленной сумке, которую Лиза вручила мне дома, оказался полный комплект: вино, закуска, рюмки - даже покрывало нашлось. Выпили, закусили, жарко стало, Лиза колготки слишком плотные стянула, куртки мы раньше поснимали. Ножки у неё того самого типа, что так и съел бы, до того аппетитные. Видя мой неподдельный интерес, решилась на признание:
-Ты мне очень нравишься. Как мужчина. Ты знаешь, там у нас на кухне дыра в ванную, труба раньше была, тряпкой сейчас заткнута. Я свет выключила и подглядывала, когда вы с Ниной купались. Очень красивый у тебя... ой!.. красивая фигура. И ночью... Вы так долго возились, мне в соседней комнате слышно всё, с ума сходила, так хотелось к вам третьей. Если бы не дед...
Пока рассказывала, гладил ножки, всё выше, всё ласковее.
-Подожди, я сейчас.
И убежала. Бутылку с вином прихватила... А! Подмыться... Убрал с покрывала всё лишнее, подложил куртки. Вернулась и без лишних слов легла в позицию номер 1. У неё оказалась гораздо теснее, чем у сестры: не рожала ещё. Сходу не получилось, она проявила необходимое в таких случаях понимание и терпение, ещё и ручками нежными помогла. Довольно долго возился в преддверии, постепенно проникая всё глубже. Процесс пошёл по нарастающей. Добавляя с каждым толчком понемногу, ввёл на всю длину. Вот тут она взвилась! Видно, придавил лобком клитор - что и требовалось. Обхватила руками и ногами, дёргается, дрожит, стонет, а я мощно уверенно продолжаю толкать, как Нина научила. Несколько раз она полностью расслаблялась, становилась инертно податливой, потом заводилась снова, с каждым разом всё более бешено. В последний раз так жгуче-сладостно задрожало у неё внутри, что не выдержал, кончил в самую глубь. С ней что-то вроде обморока приключилось, вырубилась на пару минут совсем. Хорошо, и я впал временно в прострацию, а то панику поднял бы по глупости... Немного полежала - в сознании: глаза ожили, моргают, но молчит, не шевелится. Наконец, пришла в себя, обняла нежно, поцеловала, а мне вроде и в тягость, совесть начинает мучить, что изменил Нине, да не с кем - с родной её сестричкой... Привела себя в порядок, пока допивали вино, с восторгом делилась впечатлениями. Наяву гораздо лучше, чем в представлении, о таком приятном и не мечтала. А мне моральная (аморальная!) сторона ситуации не давала покоя. Не смог продолжать с обеими. Сейчас думаю, они обе не против были бы, скорее всего, заранее договорились, чтобы и Лиза меня соблазнила, надеялись по сестрински делить одного на двоих... Нет, проводил Лизу до подъезда и больше их не видел.


к началу рассказа
к "Содержание"

26. Света


"Spiritus vini -
quantum satis."
(A26)
 []Зимой познакомился со Светой, пышной высокой блондинкой. Вид у неё такой, будто она не то что не откажет, а наоборот, только и ждёт, кому бы дать, и он полностью соответствовал сущности. Познакомились на танцах в заводском клубе. Нравы в местной тусовке простые до примитивности, выдумывать тонкие подходы ни к чему, если хочется, так и говорят, никто не скрывает. На втором танце Света пригласила к себе в комнату, сказала прийти чуть позже - с целью дать время на подготовку и не привлекать ненужного внимания экс-претендентов. К моему стыду это приключение обернулось полнейшей конфузией. Перед танцами мы изрядно загрузились - каждый в своей компании. И к ней я посчитал необходимым пойти с бутылкой, она тоже подготовилась в этом же духе: к моему приходу выставила выпивку и закуску. С выпивки и начали. Для оживления ситуации Света предложила игру: кто выпивает рюмку до дна - снимает с партнёра одну одёжку. У неё их всего две оказалось: платье и трусы. Снимая с неё платье после первой рюмки, нагло стал лапать за грудь и прочее - там было за что подержаться! Она тоже меня прощупывала по ходу раздевания, вслух поинтересовалась, смогу ли достать у неё до самого интересного, найдётся ли чем. Позже совершенно голая демонстрировала, насколько широко может раздвинуть ноги. Бесстыдные манипуляции возбуждали, а мы, вместо того, чтобы разрядиться естественным путём, из глупой пьяной лихости хлопали рюмку за рюмкой. Смутно помню, как она улеглась поперёк кровати кверху задницей. Обилие пышной молодой плоти подвигло меня на героическую попытку: пристроился сзади, всунул между мощными ляжками - и почти сразу поплыл. Дальше - провал в памяти. Очнулся под утро, горит полный свет, лежим вдвоём в одной койке и подо мной - мокро. Тошно, противно... Кто из нас обписался, так и не знаю, под ней не щупал. Судя по дальнейшему, она тоже сомневалась. Стыдно было после той позорной ночи встречаться, какое-то время не здоровались, отворачивали морды.


к началу рассказа
к "Содержание"

27. Люся

"Твоё счастье в твоих руках,
а несчастье - меж чужих ног."
(Из "Памятки онаниста")
 []Эпизод с Люсей - результат недоразумения, глупейшей ошибки. Как-то зимой зашёл в соседнее женское общежитие - наугад, в первую от входа комнату - за иголкой с ниткой. Застаю такую мизансцену: посреди комнаты сидит на стуле парень, с виду деревенский, в тёплом пальто. Хозяйки - две девчонки. Одна одевается, очевидно, намерена пойти с парнем гулять по "уютной" декабрьской погоде. Вторая, значит - "третья лишняя". У парня роль без слов, так и не издал ни звука, скромный, значит. Девчата визуально знакомы, но имён не знаю. По доброте душевной принимаю решение помочь людям: увести лишнюю девушку к себе, оставить влюблённых в тёплой комнате вдвоём. Чего им шататься по декабрьскому морозу?! Затеял светскую беседу, в ходе которой познакомились: Люся, Нина, Лёша. Поскольку Лёша в пальто, а Нина тоже одевается, приглашаю Люсю:
-Пошли к нам слушать музыку. Есть хорошие пластинки (ещё не диски).
Охотно соглашается - пальто накинула и за мной. Я страшно доволен своим благородным поступком, настроение прекрасное, что называется, в ударе. Пока шли до соседнего строения, рассмешил Люсю до колик, палец покажи - закатится. Заходим в комнату, демонстративно поворачиваю ключ в замке. Протеста не последовало, значит, согласна. Включаю шикарный ночник с плавающими рыбками, радиолу, выставляю вино, конфеты - программа блиц-соблазнения в действии. Люся улыбается шуткам, смеётся, проблем не предвидится, полный эмоциональный контакт. Для настроения хватило по бокалу вина, танцуем на пятачке посреди комнаты, сближаемся всё теснее, руки лезут под платье. Люся не возражает, уточняет обстановку:
-А где второй? (в комнате две кровати)
-В отпуске. Недели через две вернётся. Как думаешь, успеем?
-Что успеем?
-Ну, что задумали...
Смеётся, говорит доверительным тоном:
-Не хочется домой идти. Ты не подумаешь плохо обо мне, если останусь?
-Очень хорошо подумаю. Может, даже догадаюсь, что понравился тебе, если не хочешь уходить. А ты мне - точно понравилась, потому и пригласил.
Нетрудно соблазнить девушку, если она сама того хочет. И всё же не сразу ноги раздвинула, каждый этап на пути к цели (к щели) стоил определённых усилий. Танцы, объятия, поцелуи, ласки в доступных местах... Дошло до раздевания. Шепчет:
-Неудобно. Свет выключи.
Ну, если свет просит потушить, значит, согласна! В интимном полумраке дело пошло быстрее, хотя и сохранялась видимость сопротивления - по традиции. Расстёгиваю лифчик, освобождаю жаждущие ласки груди, шепчет:
-Не надо...
-Хорошо, хорошо, не буду.
А сам - с поцелуями, поглаживаниями - продолжаю. Ясно же: в такой ситуации девичье "Не надо" следует понимать с точностью до наоборот: "Не вздумай прекратить!". Не прекращаю. На словах возражает, а на деле активно помогает: приподнимает попу, чтобы снял трусы, выпутывает одну за другой ноги. Каждый практический шаг к цели сопровождается серией необязательных, но таких приятных нежностей. Сопротивление всё слабее, и вот уже сама гладит, ласкает, целует. Небольшой оставшийся путь проходим вместе, с полным взаимопониманием. Не смущают технические паузы, спокойно оставляю её на несколько секунд, снимаю штаны и рубашку, стаскиваю платье, а комбинацию - нет: не позволяет. (Интересно, а сейчас носят комбинации? Специально не фиксировал, кажется, последние лет 20-ть ни на одной не наблюдал.) Устраиваюсь рядышком, проглаживаю ножки, грудь, пропустив животик - ощутил некоторую напряжённость, когда приближался к заветному месту, потому отложил - возвращаюсь. Усиливающееся желание непроизвольно раздвигает ей ножки, преодолевая остатки стыдливости. Просит:
-Пожалуйста, осторожно. Не сделай больно.
Видимо, был отрицательный опыт в прошлом. Сама заворачивает подол комбинации, окончательно принимает рабочую позу: колени подняты, разведены, можно переходить к основной процедуре. Теперь я сдерживаю темп, продлеваю удовольствие... До самого финиша так и не сорвались в бурные конвульсии, плавно, синхронно вплыли (а не влетели) в волну всепоглощающей нежности, приняла женщина в своё лоно жизнерождающую субстанцию. О предохранении речи не было, для этого ей с самого начала пришлось бы себе признаться, что она понимает, к чему идёт, а такое тогда не было принято. Большинство девушек считали необходимым делать вид, что не очень оно им и надо, только уступая домогательству парня, так уж и быть - на!
Вышли из процедуры нормально, она не расстроилась, я не впал в неловкость. Расстались друзьями, вернее, любовниками, с надеждами на продолжение. На следующий день в клубе предновогодний вечер, собрался туда с намерением встретить Люсю, "официально" заявить на неё права как на свою девушку, т.е. танцевать только с ней, а после танцев увести к себе. Однако, у этого спектакля был другой режиссёр, события развивались не по моему сценарию. Только вошёл в зал - подходит парень.
-Выйдем!
Тон суровый, но не волнуюсь, никакой вины за собой не чувствую, выйдем так выйдем. Только за угол завернул - получаю из темноты прямо в лоб.
-Да за что, парни?
Объясняют:
-Чего ты у нашего Лёшки девчонку увёл? Не мог Нинуху позвать?
И ещё пару раз добавляют. Злость появилась, обида, но понимаю: на рожон лезть не стоит. Вляпался. Пытаюсь объяснить ситуацию:
-Я ж помочь человеку хотел. Так понял, что Люся лишняя. Никто не подсказал.
Поверили, посмеялись, извинились - да у меня-то морда побитая. Пошёл домой отлеживаться, ни Новый Год не отметил, ни на работу назавтра не пошёл... Через пару дней Люся навестила, донесли ей, что деревенские изуродовали, покалечили меня - из-за неё. Убедилась, что живой и бодрый, явно рассчитывала осмотреть всего, прощупать, но я внёс ясность:
-Лёшкиным друзьям я сказал, что мы только музыку слушали и больше ничего, перед ним ты чистая, сама только не болтай.
Конечно, остались обиды, но далее выяснять отношения не стали, "разошлись, как в море корабли".


к началу рассказа
к "Содержание"


V. Брак. Привычный секс

"Fortuna non penis
in manus non rycypis."
(AV)
 []

28. Жена

"Сын да дочка -
два ангелочка ."
(A28)
 []Всё это время продолжалась переписка с Людой, девушкой, что осталась в Баку, в текстильном общежитии. Вскоре после моего дембеля она уехала к родителям в шахтёрский город Антрацит Луганской области, где и я позднее бросил якорь. Для смены места жительства у неё была веская причина, но ни малейшего намёка на эту близко касающуюся меня причину в её письмах не проскользнуло. Наши письма - настоящий эпистолярный роман. Преувеличений, явной пошлости мы избегали, всё на высшем уровне, совсем не то, что в солдатских письмах. И ни малейшего предчувствия грядущих событий...
13 января - старый новый год - и мой день рождения. Валя, Нина, Лиза, Света, Люся растворились в окружающей среде, ушли из моей жизни, новых знакомств нет. В очередном письме написал Людмиле, что хотел бы навестить её, отметить двойной праздник. Она ответила в том смысле, что давно пора, подробнейшим образом объяснила дорогу. Еду туда в самом легкомысленном настроении, с надеждой поразвлечься, побывать в семейном кругу, хотя бы в чужом. С помощью хорошо подвешенного языка выхожу на цель, подхожу к дому, открываю калитку - и тут такой поворот судьбы, какой и в кошмарном сне не привидится. Из двери вылетает Люда - как чёрная молния сверкнула - бросается ко мне на шею с рыданиями. Сквозь горький плач выдаёт:
-Не бросай меня больше! Наш сын умер.
Такую весть не каждый день услышишь, оглушило до бессознательности, почти сутки жил на "автопилоте", неспособный на осмысленные действия и чувства. Провела меня Люда в дом - на столе посреди комнаты гробик стоит. Просидел рядом недвижимо несколько часов. Увели - не помню, кто, куда - уложили спать. Утром похоронили Сашу, помянули, водка немного сняла стресс. Люда сквозь слёзы и рыдания рассказала, что забеременела от меня в Баку, когда уже заметно стало, уехала к родителям, в сентябре родила сына. В роддоме заразили его и многих других новорожденных стафилококком, пытались лечить, кололи в головку, в мозг... Позже друг, у которого тоже малыш заболел, рассказал, что помогает от этой беды только человеческий гамма-глобулин, он достал это лекарство через родственника за большие деньги. А для нашего Саши некому было доставать и не за что. Людмиле и не сказали врачи, кололи для отвода глаз что-то, она там сама чуть не окочурилась, сознание несколько раз теряла, когда её малыша, родного, единственного, пытали равнодушные коновалы. Он же кричал непрерывно, потом уже не мог, тихо плакал, потом пищал, умирая. 13-ого января умер, до 4-ёх месяцев не дожил. Так жалко Люду стало... Не смог оставить.
Позднее посчитал сроки: с момента нашей встречи до сентября еле-еле семь месяцев набралось - так рождаются и семимесячные. Да и какая разница, мой, не мой?! Умер...
В эту же ночь после похорон спали с Людой вместе, принял её безысходное горе и неприкаянную голову на свою широкую грудь.
Фаталисты скажут: судьба. Нет! Собственное произвольное решение, пусть подсознательное. Из множества женщин выбрал ту, какой больше всего был нужен. Точнее, она выбрала меня - и не отпустила. Прожили мы с ней долгую жизнь, нарожали ещё детей, вырастили, поженили, дождались внуков - perpetuum mobile. От Саши на память осталась стойкая нелюбовь к собственному дню рождения, да переживания, когда дети, а потом внуки, проходили через четырёхмесячный рубеж. Люда меня любила, безумно ревновала, бурно скандалила - цыганская кровь! А я?.. Что ж, тоже вроде любил - как одну из трёх миллиардов, заменить их всех одной собой она не могла.
Тогда, после смерти Саши, она переехала ко мне, дали нам комнатку в семейном общежитии, казённую мебель: кровать, матрас, стол, два стула - и начался быт, "штука посильнее "Фауста" Гёте": сильнее всех трагедий, судеб и любвей.


к началу рассказа
к "Содержание"

29. Соня

"То не кума,
шо пид кумом нэ була ."
(Украинская)
 [] Весной молодая жена уехала навестить родителей - а к вечеру того же дня прибыла с визитом её старшая единоутробная (мать одна - отцы разные) сестра, моя, значит, свояченица, Соня. Приехала с сыном 3-ёх лет. Та ещё сестричка! Отчим, мой тесть, соблазнил её, когда 14-и не было, вернее, она его соблазнила. Люда рассказывала, с ранних лет Соня отчима за отца не признавала, но и стесняться его присутствием не намеревалась: мылась почти голая, ходила полураздетая. Мать пристыдить пыталась, так она отпела:
-Не нравится - пусть глаза закроет. Буду я прятаться!
При матери не стеснялась, а без неё - подавно. Просила отчима спинку потереть, когда в душе мылась, и передком поворачивалась, спрашивала, нравится ли мужчинам такое, как у неё между ног. Отчиму конечно же нравилось, но держался, только руками трогал при случае. Так Соня целую операцию разработала и осуществила. Когда мать на работу ушла, а отчим досыпал со вчерашнего похмелья, приготовила бутылку, угостила, когда проснулся. Он размяк, расслабился, тут она просит помочь: мол, надо открыть на чердаке сундук, может, там найдётся из чего платье сшить. А сама такое тесное надела - ясно: надо новое. И лезет первая на чердак, отчим за ней, поддерживает за голую попу. Наверху у неё постель, часто там ночует. И сейчас прилегла, показывает, как ей тут удобно спать. Коленочки развела, подняла - не каждый удержится. Отчим не удержался. Соня раньше баловалась с пацанами из посёлка, проблем с девственностью, неопытностью и в помине не было. Стал мужик излишки энергии, остающиеся после шахты, пьянок, жены и любовниц, тратить на падчерицу - ко всеобщему удовольствию. Соня достаточно грамотная была, чтобы не создавать себе и людям лишних проблем. Абортов, скандалов с матерью не было. Мать разумно рассудила: пусть лучше дома балуются, чем неизвестно с кем и с какими. Ей самой из-за вечных женских проблем мужик скорее в тягость был.
Позже Соня два раза побывала замужем, от каждого мужа завела по ребёнку, получала алименты на обоих. И продолжала гулять напропалую. Залёты у неё бывали - за гранью фантастики. В период безмужья до того приспичило - принялась бесится, орать не своим голосом, прибежала соседка, типа ворожка, вспомнила стародавнее средство: секретно созвала подходящих мужиков с посёлка, выпить поставила и объяснила задачу: молодую бабу удовлетворить. Может, и не удовлетворили, но приступ бешенства сняли.
К моменту нашего знакомства Соня успокоилась, научилась жить в относительном мире со своей страстностью, щедро тратя её на многочисленных любовников. Выглядела она очень аппетитно: жизнерадостная пышная хохотушка, всегда готовая откликнуться на малейший намёк. Со мной никак не могла упустить случай. Я ей приглянулся с первой встречи, а тут как раз Люды нет. И мне - не отправлять же их обратно, на ночь глядя. Остались ночевать. Уложил её с сыном на койку, взял у соседей лишний матрас, на полу устроился. Малыш сразу уснул, а Соня ко мне спорхнула, заставила работать все системы с полной нагрузкой. Хорошо, соседи то ли порядочные, то ли глухонемые - не доложили жене о прослушанной ночью симфонии. А может и доложили, потому что она не очень-то поверила, когда соврал, что ночевал у друга в мужском общежитии. Не скандалила - и ладно.


к началу рассказа
к "Содержание"

30. Таля

"Шахтёр, помни:
настроение любовника твоей жены
зависит от твоей зарплаты."
(Из "Памятки шахтёра")
 []Через год мы с женой переехали к её родителям в тот самый Антрацит. Я стал шахтёром, попал в "чёрную бездну", о которой говорил при расставании Лине. К этому времени относятся поездки в автобусе с Наташей (? 16). В шахте познакомился с выдающейся личностью. Такая деталь: у него на тыльной стороне кисти татуировка, но не какой-то там "север", или "не забуду мать родную", а конденсатор и катушка, соединённые в колебательный контур. Характеризует! Мы с этим парнем нашли общий язык, стали друзьями. Познакомился и с его женой Талей. Без колебаний отношу её в категорию: стерва обыкновенная. Что значит "стерва"? Много обещает, ещё больше требует, но мало даёт. Тогда я не умел распознавать в женщинах стервозность, хорошее отношение к другу автоматически переносилось на его жену. Внешне она была очень соблазнительна и вела себя соответственно, стараясь вовсю перед свежим мужиком. Позже узнал, что её старания не пропадали втуне: практически все Колины знакомые, включая его братьев, побывали в хищных объятиях Тали. Коля спокойно переносил столь неординарное поведение супруги - склад ума у него философский, с большой долей модного сейчас пофигизма. Очень неприятный диагноз (хронический энурез), из-за которого жена постоянно доставала, не сделал из него мизантропа, напротив, он всегда был весёлый, заводной, душа любой компании. Он мог поддержать разговор на любую тему, несмотря на далеко не законченное образование (восемь классов). Занимался фото- и радиоделом, оборудовал в квартире всяческие прибамбасы: цвето- и квадромузыку, автоматические выключатели и прочее.
Таля, почти не скрываясь, подкатывалась ко мне, вплоть до поцелуев в укромных углах. Мне было лестно: как же, такая красавица!, тем более, чуть не целый год хранил верность жене, последний раз Соня соблазнила. Они часто приходили к нам в гости, иногда оставались ночевать. Как-то после долгого вечера с музыкой, танцами, выпивкой, играми, включая лёгкий флирт, тоже решили остаться на ночь. Где-то за полночь повыключали свет и попарно уединились в разных комнатах, Коля с моей женой, а я - с его. Так они подглядывали, как мы зажимаемся-целуемся. Нет, чтобы самим развлекаться. Хорошо, не стали портить нам удовольствие, шум не подняли. Потом только Люда пеняла, мол, что это ты целуешься с чужой женой... А ей кто не давал?!
В ту ночь мы уложили их спать на своём супружеском ложе, а сами устроились на раскладушке в зале. В квартире тепло, одеялом не очень укутывались, а у меня привычка спать по эстонски: голым. Ранним утром Таля проходила мимо нас в туалет и увидела, по её позднейшему признанию, прелестную картину: мой обнажённый стоячий инструмент, почему-то во сне он у меня стоит. Похоже, причина в том, что постоянно снятся ярчайшие эротические сны, в некоторых отношениях выразительнее и лучше действительности. А почему сны такие снятся - сие велика тайна есть. Маньяк, однако... Естественно, Таля захотела проверить приглянувшуюся вещицу в деле, форсировала соблазнение. Одевалась она рискованно, а для такого случая, когда заходил к ним, применила всё искусство полураздевания. Для мужа вроде одета, а для меня - когда он не видит - халатик распахивается, груди обнажаются, сядет напротив, ногу на мой стул, трусики ажурные, не столько скрывают, сколько подчёркивают развратную картину между ног. К тому же выпивка, музыка... Коля в фотолаборатории париться, занимается цветными снимками (та ещё морока!). Ну и промолчал, когда намекнула, что Коля завтра в ночь. Мочание, известно, знак согласия... Назавтра, чем ближе к вечеру, тем больше переживаний. Жена друга, священная особа! Была бы моя Люда дома - не пошёл бы, да они с детьми к брату на море уехали. Попёрся. Точно рассчитал время, чтобы Коля под землёй уже был, не мог нагрянуть, если отправили домой с наряда, такое иногда случалось. Ни у соседей, ни у Тали света нет, в калитку стучать не стал, перелез через забор, постучал в стекло. Ждала, открыла сразу. Глаза привыкли к темноте, видно, что в одной комбинации. Выпили для храбрости, не включая света, она села ко мне на колени голой попой, вертиться, обнимает, целует - у мёртвого встанет. Перешли на кровать. У меня всё комплексы насчёт предательства друга, какое удовольствие?! - еле-еле хоть что-то сделал. И сразу бежать. Приплёлся домой вялый, больной, до того дошёл, что взял лезвие и думаю: "Резать или не резать?" - прямо по Шекспиру.
Где-то через неделю наш звеньевой, мужик высоких моральных стандартов, задал мне философский вопрос: "Можно ли ...ть жену друга?" - очевидно, похвасталась Таля, дошёл слух. Я ответил в том смысле, что конечно же нельзя, но если женщина хочет - куда ж денешься?..
Коля тоже узнал, хоть бы и не доложили, догадался по моему виду нашкодившего кота, да ему не впервой, привык к такого рода предательствам друзей. Одного раза хватило мне надолго: до следующего благоприятного случая. Снова жена с детьми в отлучке, у бабушки (моей тёщи) ночуют. Коля с Талей зашли с проводов какого-то их знакомого на пенсию. Коля совсем хороший, Таля тоже весёлая, как добавили, уснул друг прямо на диване у стола. Таля за меня взялась, лезет в штаны, юбку задирает, показывает - невтерпёж. Неудобно, стыдно... Накатил полный стакан - легче пошло. Залезли в детскую кроватку - прочная оказалась! - и принялись грубо бессовестно ...ться. При полном свете, при муже в соседней комнате - беспредел!
Спрашивается, зачем в кроватке? А затем, чтобы не уснуть нечаянно после того. Спать в ней никак не получилось бы, а трахаться - приспособились. Проявили такое пьяное хитроумие, какое трезвому и в башку не влезет. Взыграли остатки совести, не хотели допустить, чтобы Коля утром застал жену в объятиях лучшего друга. Кроватка не сломалась, муж не проснулся, комплексы не мучили, удовлетворили свою животную похоть, в самом деле рычали по звериному, до того разошлись...
Дальше пошло-поехало по накатанной колее. В предновогодний вечер явилась к нам Таля с дочкой - без мужа, он в своей компании праздник отмечал. Жена с ночи, весь день готовила, убирала, наряжалась, я помогал в меру способностей, но и поспать днём часика три не преминул. В полдесятого Люда прилегла, Таля уже прибыла. "Без десяти, - говорит, - разбудите." Вскоре и дети наши уснули, по молодости не привыкли по ночам веселиться. Зато мы с Талей - привыкли, встретили Новый Год по уральскому времени, по волжскому, перешли к танцам с грубоватыми ласками, как заведёмся, бежим на кухню, кое-как устраиваемся в позе саксаула, слегка разряжаемся. Позы удобнее не рискуем принимать - вдруг Люда проснётся. Какое там?! Без десяти 12-ть честно пытались разбудить - бесполезно. Говорит сквозь сон, чтобы отвязались, праздновали без неё. Ага, значит, понимает, сознательно отказывается. Продолжаем праздновать вдвоём, пьянку, танцы в сторону, возбудились не на шутку. Используем самые разные позиции, разве что на люстре не пробовали. Она истекает соком, а у меня фонтан почему-то не работает. Оно и к лучшему, стоячка на все сто, могу дальше "наслаждать" женщину. Добрался в эту ночь до её ...ы губами и языком - ну очень романтично и в то же время развратно! Она ответила взаимностью, но и это не помогло, закончил ночь всухую. Присутствие жены сдерживало.
Неоднократно, по предварительному сговору и случайно встречались с ней и беззастенчиво трахались. Продолжалось это несколько лет, в паузах она подробно описывала похождения с другими мужиками, читала свои эротические поэмы - подлинные гимны мужскому телу, оды во славу Его Величества Члена. Вот кто подлинная маньячка! Однажды испытала неизвестный до того ни ей, ни мне вид оргазма, очень острый, с выделением толчками вязкой прозрачной жидкости из влагалища. Подумал - писает для новизны ощущений, но нет, потом сказала, что сама не знает, что это, но не моча точно, и не из той дырочки. Кайф - выше крыши! В литературе встретил описание данного феномена: оказывается, нервные окончания клитора, главной женской эрогенной зоны, сосредоточены не только в его головке, но есть также под кожей лобка и чуть выше, именно поэтому женщинам так приятны ласки в этих местах. Кроме того, эти нервные окончания сконцентрированы в особой точке внутри влагалища под лобковой костью, сантиметрах в 4-ёх от входа. Туда можно добраться согнутым пальцем, а также в некоторых позах членом, только редко удаётся. Нужна особая настроенность женщины, играют большую роль индивидуальные особенности, в общем, далеко не каждая хоть раз в жизни испытывает такой супероргазм. Я доводил до такого двух женщин, один раз Талю и раза четыре - вторую жену.
Коля к нашим подвигам относился индифферентно, а жена догадывалась, психовала, но терпела - пока не принёс от Тали трихинеллёз (ворд не подчеркнул, но и в тезаурусе это слово не высветил). Устроила серию варфоломеевских ночей, пришлось с Талей прекратить.
Для комплекта приведу ещё эпизод, он интересен как пример мягкой групповухи. Таля с подружкой в ресторане были, искали там приключений на свои попы и ...ды. Дело привычное, но в этот раз сняли их такие, что не решились с ними, хоть и повидали всяких, сбежали к нам - наш дом ближе всего. У нас отдышались, почистили пёрышки. Жена на работу собиралась, с одной Талей не оставила бы, а с двоими, думала, безопасно. Ага! Как только ушла, так и взялись за меня. Что ж время попусту терять?! Меня соблазнить нетрудно - всегда готов. Устроили романтический вечер на троих. С музыкой, танцами, постепенным раздеванием. Наконец, уложил обеих спать - на разных кроватях и даже в разных комнатах, благо, у нас их много: ровно две. Пока одна дремлет (или притворяется?), занимаюсь второй - и наоборот. Обе чистенькие, ухоженные, надушенные - готовились же! Приятно иметь дело с профессионалками. Нет, они не проститутки, бывало, сами расплачивались в ресторане "за себя и за того парня". Бляди, если открытым текстом. Однако же ничего от них не подхватил, трихинеллёз - это в другой раз, позже. Может, и не удовлетворил их до полного блаженства, но старался, навыки уже наработаны. Зато сам оттянулся по полной программе. К счастью, секс меня не утомляет, скорее, подзаряжает. На следующее утро выглядел вполне бодрым, ещё и жену вечером трахнул, усыпил остатки подозрений.


к началу рассказа
к "Содержание"

31. Noname

"Секс без дивчины -
признак дурачины."
(Украинская)
 []Нет, имя у неё, надо полагать, какое-то было, только не помню. А может, и вовсе не знакомились?..
Впервые в истории дали путёвку в местный профилакторий - из-за нелёгкой шахтёрской работы образовался радикулит (у министров эта болезнь называется "люмбаго"). Жена настояла, чтобы подлечился, путёвку добыть помогла. Никаких забот, кормят, поят, лечат - благодать! Потянуло на приключения. И они не замедлили. После обеда по ТВ "Очевидное-невероятное" - одна из любимейших передач. Иду в холл, где телевизор, там досматривают какой-то фильм, места заняты. Однако, при моём явлении молодая симпатичная девушка, единственная среди присутствующих, мгновенно оценила мой потенциал, даёт сигнал взглядом, приглашает к флирту, а пока - сесть рядом на диванчик, возле неё как-то появилось свободное местечко. Почему та девчонка так сразу заинтересовалась мной? Да просто я всегда чрезвычайно вежлив, галантен с дамами, вот и отпечаталась постоянная готовность служить женскому полу прямо на морде лица и фигуре тела. Ответил на сигнал, иду на посадку. Пока смотрели "Очевидное...", наладили контакт бёдер и ног, выяснили совместимость флюидов, сексуальной ауры. После передачи она ушла, я не стал суетиться - никуда не денется, на ужин и на танцы придёт.
Во время движения в столовую обращается ко мне средних лет дама, приглашает зайти после ужина к ней в комнату, называет координаты. Я заинтригован. Слежу за ней, как закончила, подхожу, вместе поднимаемся на 4-ый этаж, заходим в комнату... Вон оно что! За накрытым столом сидит та девчонка. Выпили по рюмашке, женщина вышла, пытаюсь начать - останавливает:
-Не надо, она сейчас вернётся.
Немного выждал для приличия, приглашаю к себе - музыку послушать. Магнитофон и в самом деле есть. Пошли ко мне, включил музыку, извинился, разыскал соседа, предупредил, чтобы не ломился в комнату.
-Да я, - говорит, - здесь буду, пока не скажешь. В карты играем.
Годится! Возвращаюсь, девчонка чинно сидит, где посадил, слушает музыку. Падаю перед ней на колени, плавно лезу под юбку, да так уверенно, с такими убедительными словесными и осязательными аргументами, что она не считает возможным противиться. Оно и понятно: сама пригласила - не для того же, чтобы вино им помог выпить. Спокойно разрешает уложить себя поперёк кровати, стянуть трусы, короче, даёт. Беру. Вдвигаю голову к ней между коленями, пробираюсь дальше. Она, чувствуется, удивлена таким бесстыдством, полным отсутствием брезгливости, не того ожидала. Однако, довольна, послушно раздвигает ножки - подготовилась, уверена в себе.
-Не волнуйся, - говорю, - зубы почистил, стерильность гарантирую.
Такой подход ей понравился, смеётся, расслабилась. Там всё аккуратненько, заросли не слишком густые, запах приятный, возбуждающий. Поработал в такой позиции, она наслаждается, пока спокойно, без резких движений. Переходим к следующему этапу. Уложил вдоль кровати, стащил платье, сам разделся, спрашиваю о мерах безопасности.
-Надо же, какой заботливый! Это мои дела, не переживай.
Тем лучше... Продолжаю. Все фокусы, все позиции принимаются без возражений. Так и не понял, то ли опытная, ничем не удивишь, то ли не знает по молодости, что можно, чего нельзя, слушается старшего товарища.
В два часа уложились, включая последующий душ - раздельно. При тёплом расставании попросила не подчёркивать на людях интимную близость, вести себя естественно. В её формулировке:
-При всех не показывай, что мы уже... Не хочу быть временной женой. Друзья, и всё.
В последующие дни многократно повторяли процедуру со всяческими вариациями. В одну из очередных встреч, когда по традиции полез под юбку, остановила:
-Сегодня нельзя. Сегодня я тебе хорошо сделаю, отомщу.
В самом деле, получилось замечательно, только я немного испортил концовку: постеснялся в ротик, подумал, для неё это слишком будет, в результате забрызгал наволочку. Оказалось, зря. Она и после этого без тени колебания взяла его в рот, нежно приласкала. Не побрезговала, что вялый и скользкий. Конечно, снова встал, довела ещё раз. Теперь я не дёргался, сладостно излился прямо к ней в пасть, чего ей и надо было.
С этой девушкой у нас не было любви, всего лишь удовлетворение физиологической потребности. Она принадлежала к следующему поколению, более прагматичному по сравнению с нашим. Секс - одно, любовь - другое, брак - третье и не нужно смешивать всё это в одну кучу. Никаких обязательств из наших отношений не проистекло, расстались без стрессов.


к началу рассказа
к "Содержание"

32. С.Ф.

"Если Вас поставить раком
И зажать соски в тиски,
Да ешё засунуть в ...ку -
Хрен Вы снимете носки!"
(Поэза)
 [] На танцах ту девчонку приглашал не чаще других, как договаривались. Среди прочих пригласил романтично настроенную даму. Во время танца познакомились: Светлана Фёдоровна, поболтали. Поэтессой оказалась, правда, не печатается, стихи для себя пишет - а позже и для меня. Замужем, есть сын. Веду себя почтительно-сдержанно, не забывая восхищаться на словах и на деле её прелестями. В перерыве приглашаю подышать воздухом - зал, подразумевалось, наполнен чем-то другим. Погуляли туда-сюда-обратно, ненавязчиво подвожу к скамейке в укромном углу, садимся.
N.B.: Загадка:
"Я у Любы в тёплом месте
Прикорну минуток десять,
Там укроюсь с головой.
Отгадайте, кто такой?"

Во время прогулки беседовали о поэзии, о философии, воспарили в заоблачные сферы, неясно, как перейти к более прозаическим вещам: щупанью с лапаньем. На скамейке лезу к ней за пазуху, не совсем в такт возвышенным темам предыдущего разговора, однако не возражает: и поэтессе ласка приятна. Нагло пробираюсь к другим эрогенным зонам, у неё это вся кожа, как у большинства женщин. Не прочь бы продолжить и кончить, но жёстко, неудобно, не девочка, чтобы на скамейке трахаться. Кроме того, гигиенические нюансы: не уверена в чистоте после танцев в душном зале. Всё это понятно без слов, на полунамёках. На словах - сплошная романтика с поэзией, сироп с вареньем. Так и ушли спать.
Назавтра общаемся целый день, перед обедом выбрались в окружающую весну. Вещаю о местных достопримечательностях:
-Вон - фиалковые поля, здесь - Долина Скелетов (валяются сухие поваленные деревья), там - Ниагарский водопад местного значения (слив из верхнего пруда в нижний).
Она возбуждена со вчерашнего, болтовня, галантные жесты добавляют надежд, видно, что готова ко многому. Расстилаю куртку, усаживаю. Поцелуи, ласки... постепенно дожимаю леди до положения лёжа - стесняется при свете дня, да и прохладно для раздевания. Приступаю к тонкой ручной работе, залез в колготки, в трусики - нет, расслабиться не может: не та обстановка. Остановиться на достигнутом тем более немыслимо, необходимо продолжение. Решилась:
-После обеда приходи к нам в комнату. Мы в кино собирались, скажу соседке, чтобы шла без меня.
-Лучше ко мне пойдём.
-Нет. В чужой комнате мне неудобно.
-Ладно. Буду ждать на диванчике у вас на этаже.
После обеда жду, где договорились, до-олго...
-Уф-ф, еле уговорила пойти без меня. Идём.
В ответной речи выдаю что-то вроде: "Моя радость по поводу Вашего приглашения не знает границ!". Ей не до юмора, похоже, впервые в жизни вознамерилась изменить мужу. Какие шутки?!
Комната тщательно подготовлена, задёрнуты плотные шторы, полумрак. Постель разобрана. Оба в нетерпении, быстро раздеваемся - и в койку. Только поснимали последнее, готовимся к главному - стук в дверь. О, Господи! Светлана в панике, даю команду прекратить суету, спокойно и быстро одеться. Пока одеваемся, стук усиливается, слышны угрозы пойти за дежурной. Справились, даже шторы сдвинули - открывает Светлана дверь. Врывается сволочная старуха, видимо, специально время рассчитала, чтобы добиться максимально пакостного эффекта. Пробормотал какие-то нелепые извинения и позорно сбежал. Сижу на том же диване, жду. Минут через 10-ть подходит Светлана, лицо в красных пятнах, вздёрнутая. Докладывает, что сожительнице якобы стало плохо в кинозале, пришла за лекарством, а комната закрыта, мол, чуть не случился приступ. Прерываю излияния:
-Пошли ко мне.
Согласна на всё, только уточнила насчёт моего соседа, не устроит ли такой же штурм двери. Успокоил, объяснил, что у мужиков не принято ломиться в закрытую дверь, если за ней мужчина с чужой (не его же!) женой. А болтать станут - пусть! Мы всегда можем сказать, что стихи читали. Как проверишь?
Пока дошли, успокоилась, зашла в санузел - и ко мне в коечку. Забыли о склочной соседке, об ужине, о родных супругах - обо всём внешнем мире. Я приплыл, а ей всё мало, немного дала отдохнуть и опять вернулась к сугубым нежностям в своём поэтическом стиле. В чём конкретно он выражался? В подробнейшем анализе процесса и сопутствующих эмоций. "...Как приятно!.. Так ещё лучше!.. Сладко ощущать твоё могучее тело у себя внутри..." И т.д., и т.п. Кроме того, она непрерывно отслеживала мои реакции, выражение лица - с комментариями. "Выразительная у тебя мимика, каждый миг - новый образ, чувства отражаются, как на экране, лучше всякого кино!". Получалась суперрефлексия, мы не только наслаждались, но с её помощью вытаскивали это наслаждение на сознательный, вербальный уровень. Новый вид извращения, что ли?
Мы встречались по несколько раз в день, а она ещё и письма мне писала, заставляла отвечать. В самый интимный момент могла с чувством процитировать наиболее подходящую выдержку из нашей переписки. Поэтесса, мать её!..
Как-то сосед мой уехал домой с ночёвкой, всю ту ночь мы не спали, инструмент совсем увял, а она так нежно ласкалась, так расхваливала, что и в самом деле можно было поверить: лежачим лучше, чем стоячим (классический пример наглой демагогии), во всяком случае, получалось неплохо, приятно. Я и представить не мог такое.
Наше знакомство продолжалось и после санатория: мы жили в одном городе. Встречались у её матери, у моих и её друзей, а чаще на лоне природы - жаркое сухое лето благоприятствовало. Однажды забрались на дальний пруд, в пределах видимости никого. Организовали пикник на двоих. Подкрепились и приступили к основной программе. Обнимаемся, целуемся, по ходу разделись до одних трусиков на двоих, но снять их не позволяет. Наконец, призналась:
-У меня не кончились ещё. Думала, сегодня всё, да вот есть немножко...
А возбудились - просто так прекратить невозможно. Альтернативные способы в её секс-меню отсутствуют начисто. В конце концов подмылась минералкой, трахнулись прямо сквозь месячные. Вначале стеснялась, а потом завелась не на шутку, позже сказала, что во время месячных намного приятнее, благодарила, что не побрезговал. Этот случай избавил меня от последних комплексов, связанных с женской физиологий. Впоследствии этот опыт пригодился в неординарной ситуации - с другой женщиной, не со Светой. Мы с той дамой азартно отсасывали друг у дружки - до самой кончины. Кончили, думаю, всё, отдыхаем. Нет, ещё чего-то хочет, тянется с поцелуем. Ну, пусть целует, коли хочется. Припала к губам - и тут неожиданность: возвращает ко мне в рот часть эякулята. Слегка растерялся, да куда денешься? - глотнул. Без предварительной подготовки, в том числе со Светланой, могла быть определённая неловкость... Ещё позже не стеснялся целовать ...ду любимой женщины во время менструации. Она потом подкалывала, мол, бабы мужикам в борщ подмешивают капельку, чтобы приворожить, а ты сам облизал, будешь теперь бегать за мной. От любимой всякий запах приятен. К тому же, объективно говоря, менструальная жидкость - это удаляемые из матки остатки невостребованной плаценты. Как и прочие субстанции, имеющие отношение к продолжению жизни (например, сперма), она мощно защищена Природой от инфекций, по сравнению со слюной или потом практически стерильна. Вывод: перед орально-генитальным сексом необходимо тщательно полоскать рот. Особая осторожность нужна при сексе во время месячных: матка открыта, может попасть инфекция. Вообще-то не нужно так уж боятся обычных микробов, здоровый организм надёжно защищён иммунной системой. Даже полезно лишний раз её потренировать. В полевых условиях, когда нет под рукой воды, мыла и прочего, вполне допустимо промыть после акта половые органы собственной мочой. Возможно, это предотвратит заражение венболезнью от заразного партнёра, а у женщин - даже нежелательную беременность. Конечно, без гарантии, на все сто её и презерватив не обеспечит - разве что полное отсутствие контактов с людьми и вещами, которых люди касались, абсолютное отшельничество. Известен случай беременности девственницы только от того, что она присела в бане на скамью, где перед тем сидел мужчина. Впрочем, надо бы проверить память той девственницы, может, она присела не после, а во время - на стоячий?
Возвращаясь к пикнику у пруда: дело к вечеру, в обнимку идём к автобусной остановке... и надо же! - встречаемся с моими кумовьями-соседями, мужем и женой. Что они здесь забыли?!. Здороваюсь, они, естественно, пялятся, вполне очевиден наш статус: любовники. Кума доложила жене, та усилила бдительность - пришлось со Светланой Фёдоровной прекратить.
Ответ на загадку: "Термометр"


к началу рассказа
к "Содержание"

33. Саня

"Хлебни из крана -
не годится вином давиться."
(А33)
 [] Полное имя: Александра. Она племянница моей жены, дочь той самой Сони (? 29). Несколько месяцев мы с женой и маленькой дочкой жили у этих Сони с Сашей, теснились впятером в небольшом домике барачного типа. На мою честь Соня больше не покушалась: слишком доступно, неинтересно, к тому же имела постоянного любовника, приходящего. В этот период сделал заявку на Сашу, успешно реализованную позже. Дело было так: прибыл после "бутылька" пьяный и выдал некстати (или кстати?) подвернувшейся Саше, что шпокну её. В принципе, ничего страшного, Саше 12-ть исполнилось, но в присутствии жены, да в столь грубой форме - сомнительно. Саша покраснела, вся пунцовая стала, не исключено, что тут же и кончила - с неё станется, такая девочка! Жена успокоила меня, уложила, но эпизод даром не прошёл. Саша увидела во мне не просто предмет мебели, тёткиного мужа, а мужчину, который - чем чёрт не шутит?! - и в самом деле выполнит обещание. Не только прозрела - предприняла активные действия. Если до того мы не очень-то и замечали друг друга, то теперь возник и начал расти обоюдный интерес, дружба, а затем влюблённость, окрашенная в отчётливые сексуальные тона. У неё вырисовались на груди бугорки с острыми вершинами, в люди лифчик надевала, а дома так и торчали из-под блузок-халатиков - невозможно, до чего завлекательно! Именно те впервые замеченные бугорки подвигли меня на обещание шпокнуть. Саше очень нравился мой нескрываемый интерес к бугоркам, сосочкам и прочим, растущим со сказочной быстротой объёмным формам, она их охотно демонстрировала, когда оставались вдвоём, иногда по неопытности с перебором. Помогал ей делать уроки, она во вторую смену училась, я в это время отдыхал после смены или перед ней, малышка спит ещё, остальные по своим делам разбегались. Подтаскивала к моей кровати кресло и усаживалась в него, держа книгу и тетрадку на коленях. Наклонится показать текст в книге - любуюсь её трогательно миниатюрной грудью, откинется на спинку, да поставит ногу на кровать - видна вся красота. Любовался, вслух восхищался, легонько поглаживал самые интересные места. Под халатик она в таких случаях ничего не надевала, всё доступно. В оправдание могу сказать, что не злоупотреблял её доверием, не совал елду к нежному телу, хватало нам ручных ласк. И так я в них изощрялся, так её доводил, что пока не требовала большего. Ну, плюс разговоры. Объяснял, какие замечательные вырастут у неё полушария - прикасаясь к ним по очереди ладонью - сколько наслаждения они принесут её будущим поклонникам и ей самой, как красиво уже сейчас у неё между ног - а будет ещё лучше. "Вот здесь (губки) тебя будут ласкать пальцами, тут (клитор), может, и языком, а сюда (вход во влагалище) всунут кое-что очень интересное...". И т.д., и т.п.
Кроме уроков, находились и другие возможности для эротических забав. Например, когда спал, начинала уборку, вольно или невольно будила меня шумом, я притворялся, что продолжаю спать, давая ей возможность показать, что хочет. И показывала. Сзади и спереди. Не только наклонялась, а ещё подтыкала полы халатика под пояс, совсем оголяя задницу, вернее, попочку. Предполагалось, что я сплю, не вижу, хотя оба прекрасно понимали суть игры. Когда возвращался утром, долго не вставала, ждала возможности показать себя спящей, так раскрывала одеяло, чтобы выглядеть соблазнительней. Однажды застал её перед трельяжем с задранным подолом, любовалась собственным расцветающим телом. Конечно, видела и слышала, что я иду, специально подгадала, чтобы увидел. Не застеснялась, не прикрылась, а спросила, лучше стала выглядеть или, может, хуже - с пушком внизу живота, обратила моё внимание на новое украшение. В этот раз не сдержался, обхватил ладонями её круглую попочку, прижался, повозил брюками по голому телу. Она оперлась на тумбочку, выставила зад, но далеко я не стал заходить, и так приятно было.
Потом мы сняли дом, переехали, баловство прекратилось. Как раз к этому времени относится приключение с Машей (см. ? 35). Для связности изложения пренебрежём точной последовательностью событий. Хронология нарушена и в других случаях: в описании Тали, bus-секса и т.д.
Саша со своей мамой вела себя как с подругой: секретничала, делилась самым интимным. И называла её Соней, не иначе. В касающемся меня случае, о котором речь, Саша выбрала в наперсницы именно мать, ей поручила весьма деликатную миссию. И Соня миссию успешно выполнила. Выбрала время, когда я был один дома и явилась ко мне с просьбой, да такой!.. И отказать немыслимо, и согласиться - значит преступить закон. Долго тарахтела, подготавливала. Суть её речей вкратце такова:
-Ты знаешь, какая я была горячая, к 12-ти годам уже не могла без мужика. Саша в меня пошла, может, я сама помогла: своего пьяного ухажёра оставила с ней, пока за бутылкой бегала. Он её уговорил - не насильно, не жаловалась - затащил на себя. Ничего, правда, не смог - пьяный. Только раздразнил. Это до тебя было, Саша совсем девочка тогда была, а запомнила, почуяла вкус мужчины. Сейчас выросла, невмоготу ей. Говорит: "Не поможешь - кому попало дам - ханыге в посадке.".
-Ну, извини, Соня. Не соображу, что и посоветовать...
-Погоди ты! Никаких советов не надо. Ты слушай. Она хочет, чтоб ты ей целку сломал. Рассказывала, как тебя соблазняла. Ну молодец, что не тронул тогда. А сейчас надо помочь. Она ждёт сейчас, с ума сходит. Я объяснила, что и как, сказала, что взрослый мужчина сделает всё осторожно. Не подведи! Про беременность не думай - мы подумали. Люда с дочкой только завтра вернутся, времени хватит. Иди, она моется, готовится, обещала тебя слушаться во всём. Вот ключ, откроешь и закроешься.
Поехал. Открыл дверь - никого... А-а, из ванной плеск, всё ещё моется. Дверь приоткрыта, в щель видна такая картина, что святой соблазнится. Вхожу без стука - ясно, ждёт. Сидит в воде красная, распаренная. Сразу выдаёт:
-Эрик, я хочу тебя.
Похоже, часа два репетировала эту реплику, настолько фальшиво она прозвучала.
-Начнём с гигиены. Можно вместе с тобой искупаться?
Вопрос риторический - лезу в ванну, пока в плавках. Груди у неё нежные, розовые, с них и начал: пососал, поприжимал губами - уже неплохо! Пристроился сзади, потёр спинку, достаю из-за спины груди, животик, ниже - она послушно подставляет, что надо. Не столько мою - она и так не меньше часа мокнет - сколько ласкаю, поглаживаю. Спрашивает, нравится ли мне её тело. Вместо ответа целую поочерёдно, до чего могу достать. Намекаю:
-Ты тоже, может, хочешь посмотреть?
-А я у тебя видела! Когда спал. И трогала.
-Тогда снимаю плавки, промою.
-А можно... я?
Моет, старается, аж рот открыла от усердия. Он, конечно, стоит, напряжён до предела. Саша, похоже, освоилась, спрашивает напрямик:
-Ты сломаешь мне целку? Хочу, чтоб ты...
Вылезли из ванны, вытерлись, беру её на руки, головой (не своей) открываю дверь, несу в спальню. Там постель разобрана, всё свежее, хрустит. На руках Саше понравилось, обхватила за шею, целует куда-то в плечо. Уложил в первую позицию: ноги раздвинуты, колени приподняты. На лобке нежный пушок, ниже красота несказанная - наклонился, поцеловал прямо в серёдку. Она и не мечтала о таком, притихла, наслаждается... Подключаю дополнительные раздражители: работаю языком, губами клитор захватил. Тут она затрепетала, напряглась. Голову сжала бёдрами, в волосы вцепилась, вытолкнуть пытается. Не тут-то было! Присосался как паук, её конвульсии мне в кайф, немного глотнул, когда кончила. Через пару минут пришла в себя, спрашивает:
-У меня там потекло... так стыдно. Кровь, да? Совсем не больно!
Нет ещё. Будет потом и кровь, и больно будет, но больше приятно, не переживай.
-Уже было приятно. Думала, умру, так сладко... А всё равно ещё хочется. Это неправильно?
-Очень даже правильно! Хочется - значит, продолжим. Вот смотри: смазываю твою лодочку кремом, чтобы легко вошёл, вот сюда, где языком доставал, только глубже. Может, и не влезет сразу, видишь, какой толстый.
Дрожит в нетерпении, пальчиками трогает, тянет к себе. Зависаю на локтях и коленях, ищу точное положение - есть! - можно пощекотать её лодочку головкой. Направляю рукой, с кремом довольно легко входит в преддверие, несколько осторожных движений - полдлины там, а препятствия никакого нет. Весь вошёл, со всех сторон плотно сжат, делаю боковые движения - не слишком резко, но достаточно ощутимо. Саша раскинулась, стонет в кайфе каким-то утробным стоном. Теперь порезче, взад-вперёд... Чувствую: накатывает волна, отпустил тормоза, она заорала от наслаждения, кончила, и я вместе с ней...
Позже она всё добивалась, мол, как же целка? Крови не было и боли... Порасспросил и вот что выяснил: тот пьяный мужик сначала гладил её письку, так приятно..., потом пальцем вовнутрь залез - ещё приятнее. И в этот момент вдруг больно стало, кровь слегка выступила.
-Я не поняла, что это целка. Думала, поцарапал внутри ногтем. Он после этого навалился на меня, хотел всунуть, мне и противно, и хочется сама не знаю чего, кричу: "Ненавижу! Ненавижу!"... Хорошо, Соня пришла...
Примолкла, остро взглянула:
-Хочу сверху. Можно?
-Нет, ложиться не надо. Встань надо мной на колени, можешь рукой на грудь опереться. Видишь, так лучше, сама можешь делать, что хочется.
Помогла себе пальчиками, раздвинула, где надо, подправила, потихоньку наделась. Помогаю снизу, сделал несколько плавных движений тазом вверх-вниз, объяснил, что и она так может делать, называется "подмахивать". Попыталась в верхней позиции - очень неплохо получилось! Обхватил попочку, повозил туда-сюда - хорошо ей стало! - упала на меня, растаяла внутри, поплыла. Мне пока не надо, приятно само по себе - доставить наслаждение такой юной девушке. Подождал, пока в себя пришла.
-Идём в ванную.
Вымылись. Заинтересованно на него поглядывает, трогает.
-Хочешь поцеловать?
-А можно?
-Конечно! Попробуй.
Опустилась на колени в воду, поцеловала, а дальше не соображает.
Напомнил, как я её ласкал, дошло, взяла в ротик, работает. Еле сдержался. Она почувствовала, как мне приятно, стесняться позабыла, готова весь заглотнуть, старается, чмокает.
-Совсем не противно! Он же чистый. Соня говорила, что ртом приятно, а я переживала, что не смогу.
-Понятно, почему так легко согласилась.
-И ещё она мне сказала... Что в попу можно.
Ого! Такой всесторонней информированности я не ожидал.
-Только... я не понимаю. Там же... грязно! Мне неудобно...
-Сделай чисто: клизму себе поставь.
-А-а?.. Поняла!
В самом деле набрала тёплой воды, нашла спринцовку, мыло и закрылась в туалете. Вскоре оттуда послышались недвусмысленные звуки... Вернулась в ванную, залезла ко мне. Шампунем обработал анус, помассировал пальцами, один ввёл в отверстие. От предвкушения чего-то совсем необычного возбудилась. Долго возил мыльным по входу периодически пытаясь проникнуть. Одновременно пальцами ласкал клитор, всовывал во влагалище. Наконец, сообразила, расслабила сфинктер - пошло! Почувствовала инородное тело, снова напряглась, зажало. Прикрикнул:
-Не зажимайся! Отпусти.
Послушалась, отдалась моему произволу. Толчками ввёл глубже. Так плотно, горячо! Засунул палец во влагалище, пощекотал разделительную перегородку. Вот тут она почувствовала вкус, заработала задницей, на встречных курсах постепенно влез до упора. Оба заорали, кончили вместе... На несколько секунд почти вырубились. Потом она пыталась выразить свои ощущения, говорит, такое чувство было, будто огромный член заполнил всю её целиком - и больно, и хочется ещё сильней.
Довольно долго после этого случая мы с Сашей не общались в сексуальном плане: она подрастала, находила более подходящих по возрасту индивидуумов. После 8-ого класса задумала поступать в техникум, приезжала к нам, чтобы помог подготовиться к экзаменам. Обычно мы шли на пруд неподалёку от дома, устраивались там на одеяле, загорали и штудировали физику с математикой, прерываясь для охлаждения головы и тела. Саша сформировалась в очень соблазнительную девушку, в мокром купальнике выглядела неотразимо. Она чувствовала мою заинтересованность, сама возбуждалась - а кругом толпа, ничего не сделаешь. Поглаживания украдкой, в воде залезал руками в плавки - и всё. Казалось бы, учёба в таких условиях побоку, но нет, сексуальные чрезвычайно приятные ощущения связывались с учебным материалом, всё усваивалось само собой. Сдала Саша все экзамены на отлично, поступила в техникум.
Лето тем временем продолжалось, жаркое, сухое, только у воды и спасались. Как-то поехал по семейному делу к Соне, её дома не оказалось - зато была Саша, скучала, плавилась от жары. Поехали с ней на дальний пруд ("ставок" на местном суржике), взяли одеяло, кое-что перекусить и чем запить. Целый день там провели. Купались, загорали, людей хоть и немного, но есть, не побалуешься. После обеда в самую жару народу поубавилось, ненавязчиво поглаживаю её. Она спрашивает:
-Ты любишь меня?
-Конечно, люблю.
В ответ - взгляд, по смыслу что-то вроде: "Так люби же! Хватит издеваться".
Пора чего-то думать. Говорю:
-Идём в тень, а то сгорим на солнце синим пламенем.
Искупались сначала, я и одеяло намочил, поволокли всё имущество в заранее намеченный уголок в зарослях, подальше от любопытных взглядов.
-Как хорошо здесь! А ты молодец - придумал одеяло намочить.
-Тут никто не увидит, можно совсем раздеться. Хочу посмотреть, какая ты стала.
Разделась! Открыла замечательно красивые полушария грудей, светящиеся белизной незагорелой кожи и внутренним огнём желания... Да что описывать?! Как может выглядеть симпатичная 16-летняя девчонка без всякой одежды?! Риторический вопрос... И я соответствовал её наилучшим чаяниям - фигурой и опытом, ни она, ни я не были разочарованы. В классической позиции ей стало жарко, несмотря на прохладное одеяло, перешли в положение "раком". Как выяснилось, её любимая поза. Надоело так - пробовали другие варианты - до полного удовлетворения. С ровесниками всё бегом, на ходу, не всегда и кончить удавалось. А со мной - четыре раза, специально считала. Благодарила потом, обнимала, целовала - после всего.
В конце того же лета нашла она парнишку, жена говорила, что он ночевал у них, спал с Сашей. Как же, уснёшь с такой девчонкой! Их роман длился почти год, предвещая свадьбу, но угас к следующей весне безрезультатно.
Мы получили квартиру в городе, во время летних каникул Саша больше у нас жила - помочь тётке (моей жене) по хозяйству и чтобы я помог ей разобраться в новом учебном материале за первый курс. Периодически оставались вдвоём - жена на работе, дочка в садике, иногда жена и ночью дежурила. Я постоянно подчёркивал - словами, взглядами, касаниями - как меня привлекает её всё более пышно расцветающее тело. Она перед зеркалом вертится, подойду сзади, обниму, поглажу груди - реакция благосклонная, задираю подол...
-Ну, ты и развратник!
-Очень уж красиво. Особенно в зеркале.
Пытаюсь довести стриптиз до конца - прекращает игру. Мягко даёт понять, что секса у неё достаточно - да и тётке не желает пакостничать. Как-то вечером сосед зашёл, принёс новые диски, суперхиты той эпохи ("CIRONY", "Bad Boys", Dona Summer, "ABBA" и т.п.). Слушаем музыку, выпиваем потихоньку - жена в ночь ушла, дочка спит, свобода! После 11-ти является с дискотеки Саша, весёлая, возбуждённая. Завела и нас, танцуем с ней по очереди. Музыка самая современная, два взрослых мужика скачут козлами перед ней одной - в кайф! Сосед ушёл, спать пора. По очереди провели сангигиенические процедуры и в постели, она в спальню к дочке, а я в "зале" на диване устроился. Не спится!.. Во время танцев чувствовал её возбуждение, прижималась. Сейчас тоже не спит, ворочается. Иду к ней, присаживаюсь на край кровати, лезу рукой под одеяло - молчаливо одобряет. Хватаю на руки, волоку на диван. На секунду отвлёкся - закрыть дверь спальни - и снова к ней. Провожу подготовку, не столько необходимую, сколько приятную - она и так возбуждена с дискотеки, да и вообще у неё, что называется, горячая ...а: всегда влажная и готовая к делу. Пока стаскивал последние тряпки, попробовал на вкус груди и вульву - сверху вкус чистоты, слишком стерильно, зато внутри - аромат нереализованного девичьего желания. Первый раз быстро дошли оба. Намекает:
-Хорошо, но мало.
Попытался довести её до полного изнеможения - куда там?! Готова всю ночь кувыркаться, не устаёт, а заряжается от моих усилий.
Дальше каждая четвёртая ночь наша - в соответствии с графиком дежурств жены. Усиленный секс с юной девчонкой заметно стимулирует, прибавляет бодрости и здоровья. С женой, как ни странно, тоже намного лучше получается, видно, регулярные тренировки помогают. Жена приятно удивлена, находит объяснение моей повышенной сексуальности: "Насмотришься на молодую девчонку, возбудишься - а со мной разряжаешься". Подозрений никаких нет. С Сашей иногда и днём балуемся. При свете она изображает сопротивление - скорее для алиби, если застанут, мол, "не виноватая я!", оба понимаем, что не всерьёз, а всё-таки возбуждает дополнительно. Однажды просыпаюсь часов в 9-ть утра, оцениваю обстановку: жена на работе, дочка в садике, Саша спит в этой же комнате на койке напротив - да в такой позе (попкой кверху, одеяло сброшено, полупрозрачные трусики, лифчика нет)... - у мёртвого встанет, не то что у здорового 30-летнего мужика! Перебираюсь к ней, просыпается, но лежит в той же позе. Оседлал, массирую спинку, основания грудей, всё прочее, сдираю плавки. Смеётся:
-Не перевернусь: лень.
Ну и не надо. Пристраиваюсь, всовываю меж половинок. Картинка супер: девичья нежная попочка - и ствол по центру. Контраст волосатых мужских ножищ с чистейшей кожей юных ножек... Она лежит без движения, однако слышно всё усиливающееся характерное сопение, переходящее в стоны. Процесс пошёл! Толком и не знаю, где именно обретается конец. Вроде, увлажняется путь, проскальзывает глубже... Да, цель определённо достигнута, одна из двух.


к началу рассказа
к "Содержание"

34. +Валя

"Если хочешь есть варенье,
не лови хлебалом мух ."
(Русская)
 []К нам нередко заходила подруга жены по работе, молодая пышная деваха постарше Саши, помоложе нас. У неё нога не в порядке после аварии на мотоцикле, хромала. Из-за хромоты не выходила замуж и вообще с парнями мало общалась. Для девушки явные физические недостатки весьма чувствительны. В юности не обошлось без бурных приключений, что и привело к аварии. Со мной она вела себя свободно, зажимались с ней при всяком удобном случае, целовались, особенно как выпьем.
Как-то явилась вечером, попросилась ночевать - опоздала на автобус. Жена на работу собиралась, оставила трёх девушек (Сашу, Валю и дочку) на меня. Вскоре Саша ушла на дискотеку, а мы развлекались по своему. После ужина приготовил ванну, дочка искупалась, потом Валя. Потёр Вале спинку, пока дочка засыпала, немного побаловались. Дочка уснула - перешли к взрослым играм. Включил негромко музыку, танцуем на месте - из-за её ноги. Обнялись, залезаю рукой всё дальше. Она не против, только неудобно стоя. Обсудили вопрос, где кого уложить спать. Саша, может, и не захочет с малышкой, значит, спальня занята. В этой комнате только диван, если вдвоём на нём устроимся, Саша может подумать, что балуемся... Принимаю решение уложить Валю на диване, а себе приготовил ложе на полу: постелил на ковёр толстое одеяло - готово. Пока готовлю постель, Валя в санузле, потом меняемся местами. Возвращаюсь - она легла, свет выключен, немного подсвечивает мурлыкающий потихоньку музцентр. Просит:
-Свет не включай.
Улеглась на полу, диван мне оставила. Раздеваюсь и укладываюсь рядом с ней. Продолжаем танец лёжа: ритмично двигаемся под музыку, тесно обнявшись. У неё очень большие груди, освобождаю их из лифчика - целого лифта! Сжимаю между телами, постепенно всползаю выше, по ходу вытаскивая инструмент. Головка достигает выемки между грудями, въезжает между ними. Валя помогает найти верное положение. Всё так же лёжа на боку лицом к лицу, находим нужные позы и движения. Между грудей сухо, приятно не столько от осязательных ощущений, сколько от сознания пикантности положения члена. Она тоже, чувствуется, балдеет, сжимает руками груди, не стеснятся и за него взяться, "подоить"... Звонок - Саша вернулась. Иду открывать дверь в одних плавках, они стильные, на уровне. Саша где-то выпила, в настроении, с пониманием оценивает ситуацию: полумрак, тихая музыка, Валя на полу под простынёй, я в плавках... Предлагает развлекаться дальше втроём.
-У меня вино, приготовь рюмки, пока я переоденусь.
Взял один пластиковый стаканчик, три конфеты, присел к Вале. Вскоре присоединяется Саша - в купальном махровом халате, больше ничего на ней нет. Подсаживается к нам, после света в ванной почти ничего не видит, думает, и я не вижу её открытую красоту. Валя тоже в соблазнительной позиции: полулежит, опершись на локоть, этой же рукой прикрывает голые груди, в другой руке держит стаканчик, прихлёбывает. Ни малейшей неловкости ни у кого, только у меня не помещается в плавках. Валя заметила, комментирует:
-Сашка, ты так села! Вон на запах пёсик стойку принял.
И берёт Сашину руку, тянет, чтобы пощупала. Саша смеётся:
-Познакомим с нашими девочками - успокоится.
Откровенно высказалась! Пьём вино, засасывая конфетами и поцелуями. Саша желает потанцевать. Обнялись, танцуем. Плавки приспустил, прижался между полами халата - танцу мешает, зато какие ощущения! Саша объясняет полушёпотом, что на дискотеке вот так медленные танцы и танцуют. Если какая девчонка постесняется, или не в курсе, не снимет трусы заранее, парень может прямо в кругу, при всех разорвать их. O tempora, o mores! В переводе с латыни: "Ну и молодёжь пошла!". (Для грамотных: "О времена, о нравы!"). Вале одной неуютно, зовёт к себе, говорит, как-нибудь поместимся. Получается так: Валя на боку у стенки, я рядом на спине, а Саша ложится на меня - тоже лицом кверху. Она не тяжёлая, приятно ощущать её округлую попочку животом и бёдрами. Сбоку пышет жаром от Вали, Саша тоже разогрелась в танце, ситуация накаляется. Разряжаем атмосферу скользкими шуточками и действиями. Предлагаю сменить положение, моя очередь сверху. Выбираюсь из-под Саши, поворачиваю Валино тело в плоскость горизонта, всползаю на неё. Саша рядом раскинулась. Вале невтерпёж, раздвигает ноги, пропускает гостя, я в это время обследую эрогенные зоны Саши, добираюсь до главной. В свободные мгновения объясняю Вале, как работать мышцами влагалища, сдавливая и отпуская инородное тело внутри. С ходу сообразила, действует, делится впечатлениями с Сашей, докладывает, насколько это забавно и приятно. Та тоже пробует, сжимает мои два пальца. Но пальцы слишком жёсткие и тонкие, эффект не тот. Требует:
-Ложись на место, я хочу сверху.
Полусидя на корточках, надевается, вовсю работает стенками влагалища. Валя не желает оставаться в стороне, становится на колени у меня над головой, надевая свою влажную ...ду мне на нос, наклоняется к Саше, опираясь руками, чтобы не задавить совсем мощными телесами. Не так уж оно и приятно, но терплю, работаю языком в глубинах мягкой плоти. Чувствую, обе завелись, вот-вот приплывут. Из Вали так потекло, думал, захлебнусь. Не до удовольствия - выжить бы... И Саша протекла, придавила своим небольшим весом, показалось: весь утонул в липкой субстанции. Потом разобрался, что там и было то всего по нескольку капель, не в чем тонуть. Позже и Сашину обработал орально, а кончил, где начинал: к Вале между грудей.
Саша своей подруге похвасталась, что её удовлетворяли языком, та разболтала "по секрету всему свету", дошло до жены. В те времена куннилингус почти неизвестен был в широких кругах, жена сразу догадалась, чей там был язык. Скандал не стала устраивать, но Саша не жила у нас больше. Заходила иногда по родственному...
Намного позже навестила однажды именно меня. У нас уже трёхкомнатная квартира была, одна из трёх - супружеская спальня, в неё я и провёл Сашу потихоньку, чтобы дочку не разбудить. Жена, конечно, на работе, Саша заранее узнала, когда её не будет. Сначала всё шло хорошо, вспоминали наши предыдущие встречи: как я ей целку ломал, которой не было, как у пруда на мокром одеяле баловались, как втроём с Валей - не секс, а ночь воспоминаний. А потом она обнаружила, что месячные начались, простыня конкретно испачкана, распереживалась, что Люда заметит, в этот раз не простит.
-Не бери в голову, - говорю, - свежее отстирается, до утра высохнет.
Возникла мысль, что и в первый раз она не случайно проболталась, и сейчас специально во время месячных пришла - чтобы неопровержимые улики остались. Вознамерилась таким способом отбить мужа у тётки, приобрести готового, проверенного в сексуальном плане. Если бы прямо сказала, может, и не отказался бы, её неординарная сексуальность чрезвычайно привлекала меня, а так - сама себя перехитрила. Что ж, нашла мужа без меня, да не простого, а с таким могучим, как у Пушкинского Луки-мудище. Правда, он не умел им пользоваться. Саша делилась при встречах, знала, что болтать не стану (но вот болтаю): его манера отличалась однообразием, как зарядит толкать - до печёнок достаёт!
-Да я, - говорит, - и не такое выдерживала, ещё и удовольствие получала. На работе с нашими слесарями устроила групповуху. Перед концом смены они на бутылку скинулись, выпили - мало, послали гонца за второй. Он вздумал меня пригласить, надеялся, откажусь. Мы и сами перед тем слегка выпили, как раз кстати бы добавить. Не так выпить, как с мужиками пообщаться. Трезвые всё скромничали, а я заводная стала с рюмки-другой и их, думаю, заведу. Выпили ту бутылку, за третьей послали. Пока ходил, двоих успела соблазнить, вместе пили, свои в доску стали. И третьего подключила, когда вернулся. Вот у него здоровенный! Еле в рот влез, когда поднимала. Так он меня раззадорил - не могу остановиться! Кричу, мол, вас не хватит, зовите ещё. Кого и сколько позвали, не считала, не меньше пяти мужиков тогда попробовала. И в задницу заезжали, и бутылку засаживали, иногда больно было, но до того развратно! - до сих пор слюнки текут.
Пока рассказывала, возбудилась, но я не реагирую - беременна, животик заметен. Прозрачно намекает, говорит, что муж как узнал про беременность - сразу прекратил. Правильно сделал - с его размерами и мастерством только кобыл трахать. А ей-то хочется! Но прямо почему-то не попросила, выбрала окольный путь. Попросила прибить крепления для штор над дверью. Пока прибивал, в ванной возилась. Дверь не закрыла, чтобы мне видно: то самое моет. Потом взяла штору, влезла на тот же табурет, пытается прицепить. Поддерживаю, а у неё полы халата разошлись, перед глазами - понятно что. Приласкал. Штору бросила, но с табуретки не слезла, хоть и приглашал. Вспомнил Женю, лестницу в библиотеке, и такой экзотический навык пригодился. Саше, конечно, не хватило манипуляций на табуретке, перешли на кровать, там закончили.
Научила, видимо, Саша мужа пользоваться своим богатством, ко мне больше не обращалась. С Валей тоже продолжения не последовало - совестно ей, видите ли, стало перед подругой, т. е. моей женой.
Насколько я могу судить, девушкам (женщинам) проще, когда мужчина определённо даёт понять, что собирается с ней делать - можно открытым текстом, типа: "Давай по...мся". Реакция будет что-нибудь вроде: "Нахал! Как ты смеешь?!", но об отказе и речи быть не может. При всём при том желательно сохранить романтическую атмосферу, что нелегко, если партнёры не видят романтики в самом сексе.


к началу рассказа
к "Содержание"

35. Маша

"Ну Америка-кума:
Джон - палата ума,
и Мери - не даст задарма."
(А35)
 []Три года мы жили по чужим углам: у тёщи в летней кухне 2,5 х 3 метра, у Сони впятером, наконец, сняли частный дом. В соседнем жила Маша, намного моложе нас, незамужняя. Впервые увидел её в душе, она привыкла, что в соседнем дворе никого нет (дом стоял пустой пару лет), купалась свободно. Душ с нашей стороны открытый, без дверей. Возле разделяющей дворы сетки заросли малины, вишен, сорняков (с нашей стороны), однако мой пытливый взор проник сквозь все препятствия и прилип к голому телу купающейся девушки. Такой вид соблазнительнее, чем совсем без препятствий. К тому же, если бы не заросли, она сразу меня засекла бы, может, застеснялась бы купаться открыто... В тот же день удалил со своей стороны всё лишнее, подготовил удобный наблюдательный пункт. Наверняка, Маша зафиксировала мой интерес, обжигающий мужской взгляд на своём теле, однако не стеснялась и дальше купаться по многу раз на дню, если видела, что я на посту. Скрывать ей ничего не надо было, всё в норме. Моя позиция позволяла разглядеть мельчайшие подробности, расстояние не больше 5-и метров, а заросли позволяли ей делать вид, что она меня не видит. Маша и со своей стороны убрала лишние ветки, чтобы мне лучше видно было, я с благодарностью оценил такую её трогательную заботу, почти ежедневно любовался прекраснейшим произведением природы: девичьим телом.
Познакомились с соседями, с Машей и её родителями. Мы с Машей улыбнулись, давая понять, что уже неплохо знакомы, смущения и в помине не было. По-соседски навещали их - и они нас. Как понадобилось молоко дочке, каждый день к ним заходил, а то по нескольку раз - банку вернуть, деньги отдать... Каждый раз Маша что-нибудь придумывала: то сядет на низкую скамеечку напротив двери - без трусов, то наклоняется за бидоном с молоком, то ещё что. Естественно, когда никто больше не видел. Кто-то есть - и не глянет в мою сторону, скромница. Из походов за молоком постепенно сложился целый сексуальный ритуал, в некоторых отношениях лучше рутинной постельной процедуры. Приходил утром, когда её мать уже подоила корову и отгоняла её в стадо, а отец, если не на работе был, возился по хозяйству. Она нежилась в кровати, ждала меня. Её кровать в первой от входа комнате, как войду - картинка готова: что-нибудь соблазнительное выглядывает из-под одеяла. Поздороваюсь - вроде просыпается, откидывает одеяло, спохватывается, поправляет ночную рубашку. Все женщины это умеют, так, может, и внимания не обратил бы, а как начнёт одёргивать юбку или блузку запахивать - поневоле смотришь. Дальше медленно, точно выверенными движениями спускает ноги на пол, потягивается, открывает подмышки, открываются груди, иногда одна может выпасть совсем, с каждым разом всё выше оголяются ножки, вот, кажется, в этот раз откроется всё - нет, последние сантиметры остаются для следующего раза... Потом идёт в погреб, достаёт молоко, переливает в банку, одна нога при этом на верхней ступеньке, вторая - ниже. Моё место в этот момент - на заранее поставленной скамеечке напротив погреба. Обоим спектакли с молоком, стриптиз в душе, сеансы на огороде (об этом позже) очень нравились. По взаимному молчаливому соглашению этот театр одного актёра и одного зрителя ограничивался пантомимой, ни слов, ни касаний - пока.
В тот год кукуруза у них уродила, выросла до небес - благодаря нашим с Машей играм. Как взошла, Маша её каждый день полола, да в таких нарядах, так умело их использовала - гораздо соблазнительнее выглядела, чем в душе без ничего. Графики мы согласовали: она полет - и я на огороде. Наши плантации без единого сорняка росли. Кукуруза подросла, скрыла от лишних взглядов, только для меня вдоль ряда прекрасный обзор. Маша чаще всего без трусов и без лифчика работает: жара! Иногда прямо при мне раздевалась, откровенно наслаждалась моим восхищением. И в душе, само собой, сеансы продолжались - надо же смыть пыль после возни на огороде. Я вполне довольствовался пассивной ролью зрителя - мне было с кем разряжаться - а ей захотелось большего. После душа накинула халатик, подошла к сетке вплотную (как бы не замечая меня), тянется за нашими переспелыми вишнями, свисающими на их сторону. Полы халата разошлись, красота несказанная буквально в пяти сантиметрах от моего носа. Не сдержался, потрогал пальцами сквозь ячейку. Она оставила в покое вишни, опустила руки и глаза, улыбнулась мне:
-И ты покажи.
Я замялся...
-Ты смотришь - и я хочу.
Преодолел неловкость, высвободил из ширинки.
-Нет, весь покажи. Сними брюки.
Встал в полный рост, спустил брюки вместе с плавками. Она полюбовалась, опять прислонилась к сетке, я просунул его сквозь ячейку, дотронулся до самого интересного не пальцем.
N.B.: Эдикт короля Непала: "Гражданами Непала являются все, зачатые непалкой и непальцем."
Из-за разделяющей сетки возник извращённо-сладостный эффект недоступности: можно посмотреть, потрогать, есть огромное взаимное желание - а никак! Маша взялась пальчиками за конец, возит им у себя между губок, вот-вот дойдёт - со мной вместе. Вытащил на свою сторону.
-Ой! Отдай мне!
Схватила в кулачок, двигает. Другой рукой к себе залезла, я туда же пальцы всунул - кончили одновременно.
Кукуруза тем временем вымахала выше человеческого роста - с таким-то уходом! - а прополки продолжались. Как-то после недавнего дождя заглянул на всякий случай в огород, а Маша уже там, успела руки в земле выпачкать. Увидела меня, разулыбалась, потом снова наклонилась - да так удачно, что обе груди выпали. Попыталась локтем поправить - не получается. Зовёт:
-У тебя руки чистые? Помоги.
Сидит на корточках, присел и я, со всех сторон кукуруза, отгорожены от мира. Взял обеими руками одну грудь, поцеловал сосочек, погладил, заправил на место. То же проделал со второй. Коленки у неё разведены, полы халатика не скрывают, а подчёркивают красоту. Спрашиваю, показывая взглядом:
-Там тоже поправить?
Молчит, улыбается... Погладил и там, пощупал. На корточках неудобно, ноги затекли, срочно надо что-то придумать. Прикинул варианты, рассчитал время, выдаю результат:
-Вечером, после десяти приду огород сторожить. В вашей кукурузе спрячусь, в этом ряду, третьем с конца.
С полминуты соображала, к чему это я - врубилась, кивает. Уточняю:
-Время по телевизору проверь. Чтобы точно в десять.
Убежала Маша домой, вся в надеждах. Вечером проводил жену в ночь, уложил дочку, минут без семи взял фонарик, одеяло, пошёл на позицию. Нашёл третий ряд, мигнул фонариком - о, она здесь! Сидит на своём одеяле, заранее пришла. Сел рядом, прислонила головку, рассказывает:
-Я пошла с компанией на бугор - костры палить. Убежала от них сюда. Они долго там будут.
Понятно, можно не спешить. Укладываю на бочок, проглаживаю, пристроившись сзади. Она явно не пробовала в такой позе, довольна на все сто... Долго возились, наконец, довёл, кончает. Срочно нагнал, излился. Поглаживаю легонько, чтобы продлить для неё удовольствие, пока не вынимаю. Она мурлыкает удовлетворённо - и вдруг вопрос:
-Почему он у тебя не стал мягким?
-Смягчится скоро, никуда не денется.
-Тогда вынимай, вытру.
По мере извлечения вытерла весь платочком (мы уже в классической позиции), снова любопытствует:
-А с женой смог бы сейчас?
-Она на работе в ночь...
-Нет, а вообще - смог бы, после меня?
-Ну, захочет - поднимет.
-Как поднимет?
-Приласкает, поцелует...
-Поцелует? Его? ...Можно, я так сделаю? Представляй, что жена с тобой.
-Если не будет неприятно - попробуй.
В самом деле присосалась, определённо не в первый раз эту процедуру проделывает, профессионально. Попытался было вынуть и всунуть на прежнее место - не даёт. Так и кончил в ротик. Она тоже страшно возбудилась, только слегка помог пальцами, похоже, и без этого кончила бы.
После этого встречались с ней при всяком удобном случае. Чаще всего отсасывала, именно так ей нравилось больше всего, но и другие варианты практиковали при возможности. В сетке проделал дыру ножницами по металлу - специально взял на шахте. В зарослях на своей стороне оборудовал место. Мы эти джунгли не трогали - надеялись вот-вот получить квартиру. Кувыркались с Машей на том же одеяле, что в кукурузе, можно представить, какой оно приобрело вид, да нам параллельно ("фиолетово", "по барабану"). С квартирой вышла заминка, пришлось здесь больше года кантоваться. Маша вышла замуж, в рекордный срок родила сына - через четыре месяца после свадьбы. Не исключено, что моего. Этот вопрос я с ней не обсуждал, знаю только, что у неё были контакты с будущим мужем в соответствующий период. Возможно, она и сама не знала, кто настоящий отец. Несмотря на изменившийся статус, по-прежнему давала для меня сеансы стриптиза, например, продолжала кормить грудью малыша, когда к ним заходил и никого больше не было. Ещё и вторую обнажала, чтобы мог оценить, насколько они стали лучше. Один раз освободил её от избытка молока. Вкус не очень, да он мне и не важен был. Зато процесс отсасывания - суперсексуальный! Непосредственно сексом мы только два раза после замужества занимались. Жена пересказала жалобу соседки, Машиной матери, что зять слабый попался: дочку раз в месяц любит, и то кое-как. Вон оно что! То-то Маша на меня так поглядывает... Как-то зашла к нам во двор, когда один был. Малину в зарослях собирал. Жара, форма одежды - плавки и тапочки. Фигура ей понравилась, вспомнились прошлогодние встречи, попросила и плавки снять. Поволок её на старое место, зарослей там уже не было, вырубил, зато травка мягкая выросла. Постелил одеяло. Времени мало, так она вознамерилась за час компенсировать, что недодал муж за год.
Потом мы получили квартиру, с Машей всего раз встретились. Ехали в одном автобусе, она с базара, я по делам в ту же сторону. Автобус переполнен, нас прижали, в унисон разговорам, воспоминаниям забираюсь к ней между ног, по технологии "bus-sex". Она с таким не знакома, но понравилось. Шепчу на ушко:
-Нам с тобой выходить на следующей.
Сориентировалась, какая следующая, поняла мои намерения, улыбнулась утвердительно. Вышли, углубились в посадку вдоль ж-д путей. Нашли уютную полянку, Маша умылась, где надо, тёплым молоком - не всё продала. И меня позвала, лично промыла. Стащил с себя куртку, рубашку и брюки, сразу выворачивая наизнанку, постелил. Улёгся на спину, ей сказал встать над моей головой на коленях и сразу впился поцелуями в её пахнущую молоком ...ду. Она наклонилась, прилегла на меня - головой к ногам, бережно освободила предмет своего интереса из плавок, поцеловала, взяла в рот - поза "69". Очень приятная и удобная. Двойное наслаждение довольно быстро довело Машу, вот-вот должна кончить. Прижимаю усиленно бёдра, даю понять, чтобы кончала в таком положении. Она резко усилила активность, чтобы и меня довести, но я сдержался, понимая, что ей будет мало. Когда пришла в норму, уложил в партер на своё место, залез сверху, поцеловал её в губы.
-Вот такая, - говорю, - твоя на вкус. Мне понравилось. А тебе?
-Совсем не противно! Я боялась, запах будет неприятный.
-Если с год не мыть, в самом деле неприятно будет целовать. А сейчас - у тебя там чудный аромат.
-Твой тоже - мужчиной пахнет. И вкусный!
После обмена впечатлениями снова возбудились. Уложил её в позу "складного метра": сложившись втрое. Въехал в самую глубь и долго толкал взад-вперёд, пока она опять завибрировала...
-Достал до живого! Так даже лучше, чем в рот.
-Нравится - с мужем попробуй.
-С ним? Да он сдохнет на мне от такого!
Пора и мне получить своё. Она раскинулась в позе ? 1, расслабилась, внутри горячо, свободно. Потихоньку ласкаю доступные поверхности, пошевеливаю внутри, нежно целую груди, шейку... Несколько минут особо доходчивых ласк - снова ожила, тоже меня гладит. Взялась за член, круговыми движениями возит его по входу во влагалище. Помог собственной рукой, она всерьёз заводится. Бросил фокусы, перешёл к толчкам: два поверхностных, третий глубокий, повторяя и повторяя без конца. Ме-едленно, доходчиво. Каждый третий толчок - очередная порция небывалого наслаждения. Её стоны переходят в мычание, хрипы, а в момент оргазма - и вовсе нечеловеческие звуки. Я тоже орал не более мелодично...
По непроверенным слухам похожий комплекс ощущений человек испытывает в момент смерти. Сомнительно... Придёт время - проверим.


к началу рассказа
к "Содержание"

36. Кристина

"Мой, не мой,
а ...да пахнет ...дой."
(Русская)
 []С Кристиной я познакомился в ресторане, где мы отмечали день рождения жены. Они вместе работали. В ресторан все пришли попарно, кто с мужем, а кто, видимо, с немужем. Судя по реакции Кристины на мужскую ласку, её немуж туповат был в сексе. Общественное мнение, как правило, снисходительно к сексуальному идиотизму мужа. Зафиксирован достоверный случай, когда муж прожил три года с молодой женой, не лишив её за этот громадный срок девственности. Он всовывал член к ней между ляжками и туда же кончал, не подозревая, что надо проникать гораздо дальше и глубже. А на 4-ом году предъявил супруге обвинение в бесплодности. Что должна была делать бедная девушка? Подать в суд на родителей мужа? Или на его школьных учителей?.. Хотя, ей самой нравился такой способ, а иначе она, конечно, просветила бы мужа. Так вот, что простительно мужу, недопустимо для любовника. Коль залез на женщину добровольно, должен соображать, что делать дальше. Тем не менее, любовник Кристины не соображал. И на вечере он не интересовался ни Кристиной, ни прочими дамами, общался с мужиками на вечную тему: "Ты меня уважаешь?". Жара стояла несусветная, потому и другие мужики неохотно отклеивались от стульев. После двух-трёх рюмок и одного разминочного танца все бабы вымокли до нитки - в самом буквальном смысле. Меня такой пустяк, конечно, не мог остановить, танцевал со всеми подряд, очередь дошла до Кристины. Запах её потного тела не был так уж неприятен - скорее возбуждал дополнительно, внося толику пикантности в свежий юный аромат. Каждое касание в танце зажигало в ней огонь, спецприёмы и вовсе разбудили вулкан страсти. Она изо всех сил пыталась скрыть сексуальное возбуждение - да разве ж такое от меня скроешь?! Постепенно уменьшая расстояние между телами, свёл его к нулю, а потом и к отрицательной величине, вдвинув колено между её бёдрами. Откровенно прижался бугром к низу живота, медленным касательным движением проехал к лобку, руками не забывал действовать в окрестностях груди, по талии, бёдрам - всё это во время танца, на виду у всех. Ещё и шептал ей на ушко такое, что довёл до блаженного состояния, почти до экстаза. Глазки она как опустила, так и не поднимала, взглядом не мог гипнотизировать - зато контролировал окружающую обстановку. Немуж надёжно заякорился за столом, моя жена общалась на кухне со знакомыми официантками, ещё одна пара исполняла танцевальную программу вместе с нами, остальные пили и беседовали, на нас ноль внимания. Остаёмся на площадке и на следующий танец, он её совсем доконал, вижу, что-то надо делать. Шепчу:
-Хочу поцеловать тебя там.
И нажимаю бугром в то место. Громкая музыка дала ей возможность сделать вид, что не поняла, но она так покраснела, так засмущалась, что ответ не нужен. Стесняется, но согласна. Обозначила согласие еле уловимым доверчивым движением, нежнейшим усилением объятия. Готов бы прямо здесь и сейчас выполнить обещанное - если бы не боялся её же поставить в неловкое положение. Вношу конкретику:
-Сейчас сходи умойся, оттуда на выход, налево и жди за углом.
Инструкции в подобной ситуации следует давать максимально точные - у женщины и так голова кругом. Кристина непременно перепутала бы право и лево, как и любая другая на её месте, только там справа сплошная стенка, не перепутаешь. Ушла, а я ищу повод смыться. Как часто бывает, повод нашёлся сам (фундаменталисты скажут, что это дьявол расчищает дорожку к греху): подходит жена, требует денег на угощение официанток. Говорю, что может не хватить, надо домой сбегать. Вышел, свернул за угол - ждёт Кристиночка, к дереву прислонилась, ножки плохо держат от возбуждения. Волоку вглубь двора, там за толстым стволом поставил, а сам упал на колени и к ней под юбку, сдираю трусы. Кристина в трансе, она думала поломаться немного для приличия, а я уже присосался к её лобку, какое там сопротивление?! Умылась тщательно, ароматы свежести и желания. Хотя при моём отношении к этой детали и карболкой там намажь - парижским парфюмом покажется. Ножки у Кристины автоматически разъехались - а внизу трусами спутаны, получилась поза в форме буквы "зю". Обрабатываю самую вкусную в мире ...ду - на данный момент. Не исключено, что бывают и лучше, но сейчас передо мной эта, вот она и кажется самой желанной, самой любимой... Но стоп! С Кристиной что-то не в порядке: обмякла, сползает вниз. Смотрю, неподалёку огромный спиленный ствол лежит. Уложил Кристину грудью на это бревно, пристроился сзади. Она не очень и поняла, что с ней будут делать. Как всунул, напряглась, прогнулась. Чувствуется, для неё такая поза - наивысшая степень разврата, какую она способна представить. Наконец, затрепетала, потом расслабилась, упала на бревно мешком, пришлось и мне встать коленками на траву, благо, пакет был, подстелил под брюки. Не спеша продолжил фрикции, пока сам не кончил - и ей дополнительный кайф.
А после она что-то слишком застеснялась, запереживала. Вскочила, трусы ищет, натягивает. Попытался помочь, так с ней чуть ли не истерика от смущения. Оставил её и ушёл в ресторан. А она так и не появилась больше. На работе потом рассказала жене, что пошла домой навестить дочку, а та, мол, закапризничала с бабушкой, не отпустила. И ещё жене завидовала, делилась впечатлениями от танцев со мной. "Какой он у тебя!.. Я всё-всё у него чувствовала, когда танцевали". Такая наивная... Хорошо, про остальное не проговорилась. И то жена подкалывала, что сделала Кристина мне рекламу, остальные бабы заинтересовались. А может, она прибегла к простому психологическому трюку: призналась в маленьком грехе, чтобы скрыть большой.
Встречались с ней и после - исключительно у неё дома. Она тщательно готовилась: отправляла дочку к бабушке, готовила приличный стол и прочее. Постоянно находила возможности польстить моему мужскому самолюбию. То ли притворялась, то ли и в самом деле такая неграмотная: каждый мой приём приводил её в такой восторг и изумление, что я чувствовал себя прямо-таки первопроходцем. Всё новое воспринимала так, будто я у неё на глазах только что это изобрёл. Умела порадовать мужское эго. Ну и я старался, изображал в меру сил неудержимую романтическую страсть, тем более, что она и в самом деле имела место быть. Чем бы ещё объяснить такой эпизод: выхожу на её остановке, а тут как раз бурный летний ливень разразился. Мог бы переждать под навесом, так нет, побежал сквозь дождь. Вымок насквозь. Сколько было хлопот - раздеть, прополоскать тряпки, просушить, выгладить - и восторгов: как же, сквозь стихию к ней торопился, прибыл минута в минуту...
Романтика кончилась, когда тот её любовник принял решение на ней жениться. Прозаический расчёт победил. Остались прекрасные воспоминания, а продолжили бы - скорее всего, страсть потускнела бы и увяла.
Может показаться странным, что мне всё темпераментные женщины попадаются. Конечно же, встречались и холодные - или равнодушные к моим намёкам. Нет смысла их описывать: намекнул - не встретил понимания - забыл.


к началу рассказа
к "Содержание"

VI. Осмысленный секс

"Головой работать надо!"
(Принцип миньета)
 []Его особенность как раз и заключается в осмысленности: приходит, наконец, понимание, что высшая цель мужчины - осчастливить женщину. В каждом конкретном акте общения - не обязательно половом - доставить партнёрше минутку радости - хотя бы вызвать улыбку. И то, и другое совсем нетрудно, если есть подлинное чувство. Вместо чувств можно применить подарки/деньги, но суррогат есть суррогат, очень скоро ей захочется большего. Как с плохим наркотиком: постоянно надо увеличивать дозу. В итоге вместо романтических воспоминаний - чувство неудовлетворённости, поиск всё более щедрых клиентов, проституция. Сделать женщину по-настоящему счастливой может только любовь. И тут во весь рост встаёт пресловутое "НО". Прекрасно, если любовь, секс и брак совпали, да ещё у обеих сторон. Но такое бывает чрезвычайно редко. Любовь и секс - два различных явления природы, а брак - и вовсе социальная институция, человеческое изобретение. Поэтому в принципе возможен и встречается на практике случай, когда женщина замужем за прекрасным семьянином, добытчиком и хозяином, трахается с ним, но любит возвышенной романтической любовью совершенно другого человека - и тоже с ним трахается, а подлинные сексуальные ощущения получает с кем-то третьим, каким-нибудь грубым грязным животным, иногда в буквальном смысле: с кобелём - оставаясь при всём при том утончённой, духовно и интеллектуально богатой натурой. Именно этим объясняется феноменальный успех Григория Распутина у столичных аристократок. Они ложились под него отнюдь не только ради карьеры мужей. Ещё показательнее опыт Казановы.
С любовью такая химия: это чувство вызывает(ся?) выделение мозгом влюблённого эндорфинов, воздействуя на центр удовольствия, они дают ощущения счастья. Механизм аналогичен действию внешних наркотиков ("экзорфинов"). Любовь есть наркотик. Данный объект (любимый(-ая) не может стимулировать образование тех самых эндорфинов беспредельно. Ослабевает реакция, как и на любой раздражитель, биохимическая любовь может длиться около 2-х лет. Далее вступают в действие привычка, социальная ответственность, жизнь продолжается без пылкой страсти и без эндорфинов. По капризу природы мой период привыкания составляет около 5-ти лет. Повезло!
Отдельные высокоразвитые существа утверждают, что контролируют собственные эмоции, включая любовь. Как-то не вериться... Хотя... Одна американка, свидетельствуя на процессе, на вопрос судьи, любила ли она подсудимого, возмущённо ответила: "Как я могла его любить, если у него нет денег?!". Француженки вообще уверены, что любовь выдумали русские - чтобы не платить.

А. Курортные романы

"Они сошлись,
как три рубля на водку
И разошлись,
как водка на троих."
(В. Высоцкий)
 []В жизни эти эпизоды шли не подряд, перемежались иными, они объединены по общему месту действия: курортам. Девушка без имени и Светлана Фёдоровна фигурируют отдельно, поскольку вряд ли можно назвать курортом местный шахтёрский профилакторий. Хотя по уровню обслуживания он лучше многих признанных здравниц.

37. Цхалтубо

"Не согрешишь - не покаешься,
не покаешься - не спасёшься."
(Христианская)
 []Итак, Цхалтубо, городок в Грузии близ Кутаиси, санаторий "Шахтёр", январь - и натуральное лето, +18 по Цельсию. Мужская часть контингента - шахтёры. Успешно поддерживают имидж пьяниц и пытаются опровергнуть репутацию импотентов.

а) Лиля
"...да гола,
что конь без монгола."
(Монгольская)
 []Вечером в день приезда посещаю танцы. Все имеющие значение - здесь. Пары составляются не произвольно, а по склонности, малейшего намёка на взаимный интерес достаточно. Мой уровень позволяет претендовать практически на любую, выбор неограничен. Вычисляю жертву: молодая симпатичная азиатка, японская морда лица, полненькая, но без излишеств, грудь и бёдра не хуже славянских (это комплимент). Приглашаю на танец, вступаю в пробный контакт со специфическими частями её тела - реакция адекватная. Включаю аудиоканал, знакомимся: Лиля Цой, кореянка (не "корейка"), прибыла из Нукуса, столицы Кара-Калпакии (читайте Каипбергенова!), есть муж, двое детей, мочеполовая система в норме, путёвка досталась случайно. Цель поездки... В те времена на провокационный вопрос западного корреспондента, почему у нас нет публичных домов, последовал резонный ответ, что у нас зато есть санатории и дома отдыха. Лиля и приехала - в санаторий. Пригласил её на следующее утро на зарядку. Сказал, что постучу ровно в 6-ть. Конечно, она не захочет вставать...
В "Шахтёре" всего один душ, и тот по расписанию, но я нашёл источник холодной воды в комнате уборщиц, кроме того, успел разведать маршруты пробежки... На следующее утро на стук мгновенно открывает - уже в спортивном костюме (я в шортах и босиком). Опешила от моего прикида: "очки на голое тело". Побегали, помахали руками, подрыгали ногами, командую:
-Переходим к водным процедурам.
Лиле интересно, что за процедуры, идёт за мной в комнату с ванной и краном. Пока набирается в ведро вода, предупреждаю, что разденусь совсем, если неприятно, можно отвернуться.
-А хочешь - смотри.
Свет не стал включать, фонари за окном достаточно освещают сцену. Снимаю шорты - не отворачивается, любуется. Когда залез в ванну и стал обливаться, подошла, воду попробовала.
-Горячей нет?
Размечталась... Она уже готова, согласная, только негде. Весь день вместе гуляем, оформляем процедуры, фотографируемся, принимаем радоновые ванны (это раздельно). После обеда пьём в кафе отличнейшее грузинское вино, после ужина - кино. Во время сеанса обследую территорию любви. Очень нежная кожа, всё гладко, даже пушка не ощущается. Процедура живо напомнила "Энбек", незабвенную юность, сексуальные игры в тёмном кинозале. Лиля - не девочка, открытым текстом выражает готовность, более того, нетерпение, переживает, что негде нам устроиться. После кино гуляем вокруг корпуса, три-четыре сладких поцелуя в темноте, но время на исходе, корпус закрывают в 23.00. Остановиться на достигнутом ни она, ни я не в состоянии. Толкнул дверь кинозала - открыто! Подсвечивая спичками, пробрались в первый ряд, устроились вдвоём в одном кресле, вместе стаскиваем её трусики. Сразу засовываю их к себе в карман, чтобы не затерялись во тьме.
N.B.: Не следует засовывать в карманы предметы женского туалета, если грешите в родных местах. Да и не в родных - лучше не надо.
Оказалось, что у неё совсем голенькая - как у девочки. Теоретически я об этом знал - что восточные женщины полностью удаляют волосы на лобке и в окрестностях - а на практике как-то несерьёзно, вроде, понарошку, как в детстве. Пытаемся что-то сделать - подлокотники мешают, только раззадорились. У меня два сожителя, нельзя. Предлагает:
-Идём к нам. Тихонько.
В комнате темно, две женщины сладко спят, похрапывают. Забираемся под одеяло, она совсем без ничего, а я только туфли снял - ещё в тамбуре. Под одеялом общими усилиями стащили с меня пиджак и брюки, Лиля посмеялась:
Ты что, залез сюда концерт слушать?!
У меня от неё двойственное впечатление: тугая аккуратненькая ...да - но голая! А Лиля ведёт себя по-взрослому, как настоящая. Так и не смог отнестись к ней серьёзно - как к страстной сексуальной женщине, какой она была. Всё норовил обучить её тому, что она и без меня прекрасно знала и умела. Стиль общения установился как с подружкой, а не с любовницей.
На следующий день продолжаем совместные житейские делишки. В процессе общения выясняется, что одна из её сожительниц - та самая Лиза, с которой я познакомился в первый вечер в качестве запасного варианта.

б) Лиза
"Петух орлом -
мужик чертом."
(А37-б)
 []Натуральная русская баба - в начальной стадии, но уже невероятно тупая и готовая на всё ради минуты радости с мужиком. Если американка вообще неспособна полюбить мужчину без денег, то русская готова кормить его, поить, терпеть ежедневные побои, лишь бы не терзать одной по ночам подушку. Для полного счастья мужику нужны американская зарплата, английский дом, китайская еда и русская жена. Обратный случай: русская зарплата, китайский дом, английская еда, американская жена - жуть!..
Лиза всячески помогала нам с Лилей, по-хорошему завидовала, радовалась жизни вместе с нами. Я с ними обеими держался запросто - как будто с женой и её младшей сестрой. То есть давал понять, что при случае и до Лизы доберусь. Как-то захожу к Лиле, а в комнате только Лиза, отдыхает в койке после радоновой промывки влагалища - очень популярной в Цхалтубо процедуры. Объясняет, что Лиля вместе с третьей их соседкой уехала в Кутаиси - походить по базару, купить кой-какого товару, а сама так выразительно смотрит: мол, что тебе стоит?!, заберись ко мне под одеяло. Да легко! Закрываю дверь и оставляю ключ в замке - от уборщиц и на случай внезапного возвращения Лили с соседкой. Достаю из пакета бутылку вина, разливаю по стаканам. Она рада несказанно, пытается изобразить стеснительность, но я веду себя так естественно, что и самому кажется, будто так и надо. Выпили понемногу, спрашивает:
-Будешь... любить меня?
-Обязательно!
Раздеваюсь, залезаю под одеяло, задираю её ночную рубашку... Да-а, эту не примешь за девочку! Фокусов ей не надо, вполне удовлетворяет "позишн намбэ ван", исправно подмахивает, стонет - лишь бы подольше. Что ж, спешить некуда, балуемся до самого обеда.
Вечером Лиле уже всё известно, слегка подкалывает меня, но не ревнует. Оснований для ревности не больше, чем если бы баловался с резиновой куклой. Между тем, Лиля была на грани приключения, только из-за меня удержалась. Третья из их комнаты познакомилась с местным грузином, на его машине они в Кутаиси ездили. Тот грузин предлагал Лиле найти богатого поклонника из местных, но она не рискнула, попросила доставить, откуда взяли. Лилю доставили к "Шахтёру", а соседка исчезла до конца срока и ничуть не жалела о потерянных радоновых процедурах. Такие и приезжали именно в расчёте на местных грузин - если не подзаработать, так хоть на...ться всласть. Приезжие дамы и местные ...ри входили в контакт очень просто: группа озабоченных мужиков постоянно дежурит на перекрёстке аллей в парке, где радоновые источники, все проходят мимо них, каждую группу женщин, а также одиночку они непременно окликают - вежливо, но с намёком - если следует ответ, завязывается беседа, слово за слово и достигнут консенсус. Возле парка стоит машина - вперёд! Если в группе присутствует хотя бы один мужчина, таких грузины пропускают молча, если нет ответа - тоже не наглеют. Вполне достаточно согласных.
О загулявшей соседке Лиля рассказала мне, очевидно, с намёком: чтобы напросился к ним ночевать. Лизы стесняться ни к чему, поскольку переспал и с ней. После отбоя постучался условным стуком, нарисовался. Лиза тактично сделала вид, что спит без задних ног, кувыркался с Лилей, как заблагорассудиться. А зарубку в памяти держу, что надо будет и Лизой заняться. Лилю укачал, успокоил, она сама подсказала: мол, иди к ней, я уже спать хочу. Лиза возбудилась от нашей возни, никакой подготовки не потребовалось, сразу провалился в глубину чуть ли не с головой. Так заштормило! - держусь изо всех сил, чтобы не улететь с кровати. Ни та, ни другая о мерах безопасности не намекали. А я и не вникал: их проблемы, женщины взрослые, самостоятельные.
Через несколько дней случилось кое-что позабавнее. Со мной в комнате жили ещё два мужика: Серик Дусвалиев, автомеханик из какого-то глубоко запрятанного в степях Казахстана совхоза, и ещё один тип, совершенно игнорирующий общественную жизнь, включая половую. Серик в первый же день во время ритуальной (для знакомства) выпивки поделился мечтой: трахнуть русскую лохматую - в их краях такие не водились. Слово это ("трахнуть") тогда было не в ходу, он высказался яснее.
Но вернёмся к приключению. Вечером, после отбоя мы с Сериком готовимся ко сну, третий спит сном праведника, ни свет ему не мешает, ни наша последовавшая возня. Вдруг лёгкий стук в дверь - условным кодом: Лиля. Открываю - манит: мол, выйди. "Нет, - говорю, - я, видишь, без смокинга (в одних трусах), заходи ты". Входят вдвоём с Лизой. В тамбуре шепчет, что их третья соседка вернулась, завтра уезжает домой, а сегодня - прощальная ночь, в комнате полно не совсем трезвых грузин, мол, нельзя ли у вас переночевать. Почему нельзя?! Льзя!
-Подождите секунду. - говорю.
Заглянул в комнату, обрисовал ситуацию Серику, он, заслышав женские голоса, натянул рубашку и штаны, встретил дам прилично. Мне стесняться нечего: видали обе совсем голого. Сами в "вечерних" нарядах: в халатиках чуть ли не на голое тело, сверкают ляжками да грудями, всё по-домашнему, по-свойски. Сразу в кровать тащить вроде неприлично, сначала развлекли гостей. Затеяли играть в карты под лёгкое вино с конфетками. Игра примитивнейшая: у каждого по четверти колоды в руках рубашкой вверх, все одновременно бросают на стол по одной карте, чья старше, тот выиграл. Ходит нижняя карта колоды, взятка кладётся сверху закрытой. Если высветились две (или больше) одинаковые карты, хозяева этих одинаковых открывают ещё по одной. Масть не учитывается, только номинал. Играем на интерес: Серик на пуговки (за проигрыш расстёгивает одну пуговицу на рубашке), девушки на раздевание, а я на щелчки - снимать и расстёгивать нечего. Девчата схитрили: вместо одёжек снимали часы, серёжки, носки, тапки, но туры моментальные, Лизе пришлось и лифчик снять, и трусики, а потом и халатик, правда, попросила свет на время выключить и халатик накинула на плечи, слегка запахнулась. От Серика я терпел щелчки, а девушек попросил брать плату поцелуями - куда пожелают. Хохоту было!.. А третий наш спит себе и в ус не дует - во выдержка! Наконец, докатились: Лизе больше снимать нечего. Говорю:
-Не пора ли баиньки? Девушки, ваша очередь в туалет.
Пока они там возятся, Серик уточняет:
-Ты с Лилей?
-Конечно. А Лиза твоя - мечты сбываются.
Девушки договорились о том же - я рассказывал раньше Лиле о желании Серика. Когда менялись местами, Лиля шепнула:
-Я - на твою кровать. И свет потом не включайте.
Улеглись, наконец. На кроватях возня, приглушенный смех... Что-то Серик с Лизой притихли, только сопят.
-Нас стесняются, - шепчет Лиля, - пошли в кинозал.
В зале наощупь добрались до сцены, как раз высота подходит. Лиля легла грудью на возвышение - нормально.
Наутро Серик только улыбнулся в ответ на вопрошающий взгляд. Значит, и у них порядок... А наш третий сожитель упорно демонстрировал нулевую реакцию на все наши выходки. Феномен!
Вокруг продолжалась жизнь, в том числе и половая. Некий шахтёрик из Воркуты предпенсионного возраста, шустрый низенький мужичонка, постоянно собирал вокруг себя толпы баб и девчонок - такой любвеобильный. И не поймёшь, с кем из них он трахался, возможно, со всеми?.. Чаще всего гулял под ручку - а то и в обнимку - с молоденькой довольно симпатичной финкой из Петрозаводска. Она с мамой отдыхать прибыла, так мамаша - та ещё стерва! - сразу с грузинами закрутила, а дочку дяде доверила. И правильно - шахтёр девчонку не обидит! Вокруг этой необычной пары сложилась тёплая компания, мы с Сериком в неё вошли, а Лиля с Лизой не пожелали участвовать в наших не всегда невинных забавах. В "Шахтёр" приезжали не заездами, а каждый день по несколько человек, соответственно и уезжали. Как убывает кто из наших, всей бандой (от 3-ёх до 12-ти человек) провожаем его (её, их) на вокзал, тащим через парк чемоданы, выясняем, не "сгорела" ли путёвка, обмениваемся адресами. В вокзальном буфете пьём за здоровье (и за счёт) отъезжающих одну-две-пять бутылок шампанского - в зависимости от числа провожатых и возможностей "уезжатых". Потом прощаемся, целуемся, машем вслед поезду...
В этих делах и заботах прошла неделя, а к моему дню рождения, к 13-ому января, судьба приготовила для меня прекрасный подарок. Конечно, со стороны приключение выглядело банальным курортным романчиком, но в наших с Ней сердцах родилась, расцвела и помнится до сих пор настоящая великая Любовь - пусть без трагедий и непременной свадьбы в конце - ну, так это всё же не литература, а жизнь. В столовой столики на шестерых, как раз 13-ого два места у нас освободились, обед вкушали вчетвером: я с ещё одним шахтёром с Донбасса, типичным бессловесным работягой, и "сладкая парочка", совсем юные парень и девушка, оба субтильные, болезненного вида. Весь санаторий любовался развитием их неизбежного романа. На ужине подсадили двух москвичек, только с поезда. Одна постарше, для моего коллеги, вторая молодая. Буквально с первого слова мы с этой второй москвичкой поняли:
"Она моя".
"Он мой".
Дальнейшие события подтвердили первое впечатление. Чёткая процедура знакомства, взгляды, намёки, остроумные реплики, понятные только нам двоим...

в) Дина
"В Москве бабы не звери:
попробуют - поверят."
(Русская)
 []Дина - "дитя человеческое". В одно только имя можно влюбиться, не говоря о прочем. Яркая личность, родом из Шахт, казачка, чёрные волосы, медового цвета глаза, пушечного напора грудь - и внутренний огонь, жар души. И этот сияющий внутренним светом алмаз отполирован столицей до чистейшей воды бриллианта. Работает в аптеке, есть муж, сын, имеется вредная привычка всегда и везде опаздывать. Вот и сюда прибыла с опозданием на сутки. Эти подробности выяснились в беседе во время танцев. С восхищением и любовью (уже!) во взгляде заявляю:
-Никакого опоздания нет! Вы приехали к моему дню рождения, такого великолепного подарка у меня никогда не было.
Моя провинциальная откровенность смешна ей, но искренность чувства тронула... Однако, что же дальше? Поздно уже, танцы кончаются. В комнату не позовёшь - это не Лиля. Она сама - то ли уловила моё замешательство, то ли сразу решила взять игру на себя - пригласила к ним в комнату. Зашёл домой, подготовился: "смокинг" на круп, цветы в конечность, пакет с вином и конфетами в другую - лечу в указанный номер. В комнате трое: Дина, её молоденькая пышная соседка и грузин весьма представительного вида, поклонник пышных форм. Последнее легко определяется по взглядам на те самые формы. Цветы Дине, девушке - конфеты, мужику - вино. Поздравляют, усаживают, грузин достаёт домашнее вино, "настоящее". Здесь впервые услышал, что грузины первый тост всегда пьют за мир. Он так и провозгласил под первый бокал: "За мир!", а потом объяснил, почему: с древнейших времён этот народ страдал от войн, и в последней (тогда) войне 1941-45-ых годов в Грузии в процентном отношении к общему числу жителей погибло больше людей, чем в любой другой республике Союза. С этим же связан поголовный траур почти всех грузинок. По их обычаям траур весьма длительный и последовательный, то есть надо закончить траур по одному погибшему, потом начинать сначала по следующему, а тем временем в семье умирает ещё кто-то, снова траур. К тому же он переходит по наследству следующим поколениям...
Беседа переключилась на тему повеселее: обсудили сексуальные проблемы присутствующей молодой женщины. Она настолько возбуждается от мужских ласк, что может и сознание потерять. Грузин авторитетно заявляет, что нужно чаще заниматься любовью. Его речь грамотна, хотя не без акцента.
-Ваш тэмпэрамэнт трэбует, прэдположым, два-три раза в дэн, а у Вас - признайтэс! - два-три раза в нэдэлю.
(Далее акцент не транскрибирую).
-Хорошо, если раз, и то не в каждую, - вздыхает молодичка.
-Вот!.. Вы разрешите сказать Дине и Эрику, что у нас произошло вчера?
Молча опускает глазки - в знак согласия, а не только из скромности.
-Мы познакомились здесь, в парке, я горячо, страстно полюбил эту красивую девушку и сказал ей, - грузин проиллюстрировал свои слова жестом от своего сердца к её груди, - она поехала со мной, всё было хорошо, мы танцевали, целовались. Потом я встал перед ней на колени и поцеловал вот здесь, - он показал рукой и взглядом, где именно, - а она не могла стоять, опустилась на ковёр, вся задрожала. Такая чувствительность прекрасна, но есть разные люди...
-Меня никто не целовал ... там, - зардевшись, призналась героиня рассказа, - А потом... вообще сказка. Всю ночь!
-Муж, она говорит, водой её брызгал в такие моменты. Какое непонимание женщины!
Нам с Диной забавна такая сверхоткровенность, но вида не подаём, поддакиваем. Время, между тем, идёт, с интересом ожидаю, не станут ли влюблённые демонстрировать на практике свою сексуальность. Нет, грузин бросает взгляд на часы, и страстные любовники удаляются с намерением предаться страстной любви. Исполать им! А мы остаёмся вдвоём. Переглядываемся с улыбками - и к постели. Только начали раздеваться - стук в дверь. Персонал проверяет женские комнаты на предмет наличия грузин. Наш уволок жертву, я на местного никак не похож, явно отдыхающий - извиняются, уходят. Они не о нашей нравственности беспокоятся, а о мире в семьях земляков.
Далее - прекраснейшая в жизни ночь. Начало, правда, не совсем удачное: сразу не встал. Как же тактично она всё наладила! Сказать бы "профессионально", так это относится к определённой категории женщин, здесь неуместно. Дина отлично поняла, что проблема не в недостатке влечения к ней, а скорее в избытке. Приласкала, приголубила, на словах выразила твёрдую уверенность в результате - процесс пошёл! И зашёл гораздо дальше наших самых сокровенных чаяний. Я добивался признания, что ей приятнее всего, пока не добрался губами до клитора, вспомнив рассказ грузина.
-Вот и нашёл самое приятное, - шепнула она срывающимся от наслаждения голосом.
Её казачья натура пробилась сквозь привитый столицей прагматизм, загорелась от моей пламенной страсти. Следующие дни (и ночи!) стали для нас волшебной сказкой, островом жаркого лета посреди зимы. Прогулки по лесистым предгорьям, "Цинандали" в уютных кафе, да просто утреннее "здравствуй" - всё было для нас счастьем... В одну из ночей оказалась свободной наша комната: Серик уехал домой, а тот замороженный попал в больницу с диагнозом "мизантропия". Дома я чувствовал себя свободнее, выдал подлинный шедевр сексуального мастерства. Среди прочих испробовали позу "всадницы". Оба пришли в такой восторг и азарт, что могли только орать (шёпотом):
-Дина!..
-Эрик!..
-Дина!..
-Эрик!..
В итоге она потеряла серёжку с бриллиантом. Утром заметили её отсутствие, пока искали да баловались, постучала уборщица. Пришлось объяснять ситуацию. Поняла, молодец!
Улучили момент искупаться вместе в душе. Я нагло прошёл через предбанник к ней в женское отделение, получив от неё сигнал, что никого с ней нет. В нашей половине мужики были, безусловно, сообразили, зачем меня понесло в женскую баню, но их я не стал стесняться. Мы не скрывали наши отношения, все в санатории любовались красивым романом, если кто-то и осуждал нас, или завидовал - не видели, ослеплённые ярчайшим светом взаимной любви. Даже Лиля не предъявила претензий, поняла, что у нас с Диной - всерьёз. Умница! На вокзал её не проводил, вопреки традиции, хотя Лиза и приглашала, не врубилась по своей тупости в ситуацию.
С Диной дважды посетили сауну в город(-ишк)е, в первый раз мылись в разных отделениях, а во второй - заказали кабинку на двоих, всего по рублю с тела. Может, у них там рассадник вуайеристов: подглядывали, потому дёшево? А нам - хоть бы и подглядывали - по барабану! У Дины ограничений никаких не было, ни в смысле опасений залететь (применяла надёжные посткоитальные таблетки), ни в смысле предрассудков: то можно, а это нет. С ней всё было можно!
Срок неумолимо подходил к концу, всего 5-ть дней осталось, а ей - 11-ть. Заказали билеты на обоих, на один день. Понимаю Дину: если бы я оказался на её месте - санаторий без неё мёртвым домом для меня стал бы, хуже гроба. Плюс целые сутки вместе!
В день отъезда нас провожали новые люди - мы так увлечены были друг дружкой, что мало интересовались окружением. Из прежней компании все разъехались. Шахтёр - в Воркуту, финка с мамой - в Петрозаводск, Серик, Лиля - на восток... Только подруга Дины, москвичка, как мать родная, напутствовала нас, дала мне свой адрес, телефон, обещала квартиру для свиданий с любимой, когда приеду. Всего человек семь провожали, чемоданы дотащили - традиция продолжалась! Сидим в буфете, пьём шампанское под кинзу с солью - ничего больше в продаже нет - обсуждаем ситуацию: мол, Дина всегда опаздывает, а Эрик - никогда. Как же будет сейчас, когда отправляемся вместе? Получилось невероятное: и по её, и по моему! Подходит милиционер, напоминает, что пора на посадку. Смотрю на часы - десять минут до отправления, время есть. Не спеша выходим на перрон - поезд уже катится! Вот так номер! Попрыгали на ходу, и не попрощались толком. Потом проводница сказала, что впервые в истории железных дорог поезд ушёл со станции на десять минут РАНЬШЕ расписания. Вагон оказался СВ, сунул десятку проводнице, отвела она нам купе на двоих. Сразу упали на диванчик и...
В Сочи пришлось уступить места законным владельцам, перешли в свой вагон, в четырёхместное купе. Здесь не было возможности сглаживать боль разлуки последними часами интимной близости, а сердечко не стальное - пришлось моей возлюбленной аптекарше искать нитроглицерин. Сунула его ко мне в пасть, чтобы не окочурился от любви прямо у неё на глазах. Велела не глотать, а под язык - раньше - да и позднее - сердечные лекарства принимать не приходилось. Проехали Ростов, куда у меня был билет, прибыли в Шахты - ещё два часа жизни! (Это стоило шоколадки для проводницы). Дина решила домой пока не ехать, погостить недельку (до конца путёвки) у родной сестры в Шахтах. Вышли из поезда - зима, в душе Антарктида... Любимая, ненаглядная, единственная проводила к автобусу и отправила - в чёрное небытие, как после разлуки с Линой 17-ть лет назад.
Дома в первый (и последний) раз не получилось с женой. Пришлось рассказать ходячую байку про радоновые ванны: мол, они лечат радикулит, но временно снижают потенцию. Усилием воли преодолел депрессию, восстановил норму - почему должна страдать от моих залётов ещё и жена?!
С Диной перезванивались, переписывались, я писал на адрес подруги, что провожала нас из Цхалтубо (она познакомилась там с грузином, вышла его за себя замуж в Москву), звонил на работу и домой. Тогда мобильников не было, межгород только с узла связи. Любопытные провинциальные телефонистки подслушали мои излияния, донесли жене (она работала одно время на почте в том же узле, помнили там её и меня), пришлось звонки прекратить (изредка всё же звонил из соседних городов). Весной от Дины пришло известие: они с мужем развелись фиктивно, чтобы получить вторую квартиру, так она предложила сделать развод настоящим, пригласила к себе... Не смог оставить маленьких детей, отказался, пообещал, что будем вместе через 10-ть лет, т.е. в 1995-ом году (он давно позади). Сговорились о свидании в Шахтах летом. Встретились там в конце мая. Дина привела меня в квартиру к местным своим родичам, пустую. Часа три мы горячо любились - а потом прибыли все городские и окрестные родственники. Дине вздумалось представить меня своим мужем, так они припёрлись чествовать "молодожёнов" - свадьбу в своё время Дина с мужем "зажали", вперекор казачьим и шахтёрским обычаям, здесь её мужа и в лицо никто не знал. В застолье сыпались вопросы о Москве, работе, сыне, выкручивался изо всех сил, а их как раз и не было, потратил все с Диной. Наверняка, оставил впечатление полного идиота, неловко получилось, Дина вынуждена была признать ошибку и попыталась спасти положение: объявила, что "мужу" срочно необходимо в Москву, исчез я с горизонта её родственников навсегда. Надеюсь, они сумели скрыть удивление при последующей вероятной встрече с настоящим мужем.
Я снял на два дня номер в гостинице, договорились с Диной, что наутро она придёт туда. Без проблем кувыркались в комнате весь день. Любовь была с привкусом предстоящей разлуки, оттого ещё острее - как в последний раз (он и в самом деле оказался последним). Когда время истекло, попросил Дину:
-Встань у двери на минутку - хочу сохранить в памяти твой образ.
Поныне та картина в памяти: обнажённая любимая женщина в раме двери, глаза сияют в ответ на мой тоскующий взгляд...
По дорогое на автовокзал сравнивала меня с мужем (ни в коем случае не делайте этого!), рассказала, что он - положительный правильный человек, строжайше следит за здоровьем, если чихнёт - целая процедура: требует заварить ведёрный самовар чаю с малиной, надевает тулуп, меховую шапку, валенки и в таком крутом прикиде выхлёбывает чай, потом под одеяло и потеет всю ночь. Спят всегда раздельно, супружеский долг - раз в неделю по расписанию, не более пяти минут стандартных движений в классической позиции. С тоски удавиться!..
После Шахт - снова звонки, письма (подлежащие уничтожению сразу после чтения, как ни жалко было). А потом вздумалось Дине порадовать моих детей - прислала по обычному каналу несколько шоколадок, тогда они в дефиците числились. Жене сказал, что друг расщедрился от полноты души, привёз из поездки. Сколько радости было у детворы! А друг отрёкся, выдал меня, несмотря на предупреждение. У него с моей женой сложились доверительные отношения, предпочёл предать меня, а не жену. Никогда не ставьте друзей перед таким выбором - либо ищите надёжных. Жена припомнила мне и радон, и звонки, пришлось прекратить отношения с Диной навсегда. Но и посейчас не забыл её телефон, день рождения (19-ого мая!) и её любовь.


к началу рассказа
к "Содержание"

38. Сочи

"Если в яйцах нету мочи -
не помогут тебе Сочи."
(Народное)
N.B.: Полный текст:
"Дорогая моя Муся,
Я у Сочах нахожуся,
Поливаю ...й водой,
Чтоб стоял как молодой".

"Доргой мой Тимофей,
Воду на ...й зря не лей:
Если в яйцах нету мочи -
Не помогут тебе Сочи"
 []Впервые в Сочи! Нам с другим шахтёриком дали путёвки в пансионат "Якорная щель" - символическое название. Лететь самолётом, билет оплачен родным профсоюзом, но до аэропорта - своим ходом. В порту собралась вся группа, человек 30-ть, в основном, из Луганска.

а) Любовь Николаевна
"Девочки - любочки,
По четыре губочки.
Верхними целуются,
Нижними балуются."
(Частушка)
Старшая группы - Любовь Николаевна, одна из нас. По праву старшей выбрала лучшего мужчину (естественно, меня). Взять хотя бы "угол" (чемодан) - элегантный как "роллс-ройс". И прочее в тон. Помог разобраться со списком (одной головы недостаёт - ?), таскал за ней сумку, в самолете сели рядышком - первая пара на курортный роман готова. В "Якорную Щель" мы не попали - что-то там не состыковалось в недрах курортной бюрократии. Из Адлера через Сочи доставили группу в Дагомыс, выгрузили среди пятиэтажек уже в сумерках. Деваха из курортной службы ещё в автобусе объяснила ситуацию: будем жить в частных квартирах по 4-е чела в комнате, жильё, бельё, санузел, уборка хозяевам оплачены, питание - талоны в любую точку общепита от Туапсе до озера Рица, по 4-е рубля на день - достаточно при тогдашней дешевизне, получить у старшей. Развлечения - "дело рук самих утопающих". "Засим прощайте, увидимся в день отъезда". Кое-как распределились по квартирам и баиньки с дороги. Следующим утром проснулся до восхода солнца - и вниз. Во дворе вежливо спрашиваю у местной дамы с мусорным ведром:
-Скажите, пожалуйста, как пройти к Чёрному морю?
Рассмеялась, показала:
-Всё вниз и вниз. Не заблудитесь.
Мог бы и сам догадаться... Сбегал, искупался в Чёрном море. Впервые! До того только в Каспийском купался. А Чёрное - часть Мирового океана, как никак! Пока вернулся, проснулся земляк, пошли с ним на разведку насчёт пожрать. Внизу встретили Любу (Николаевну) и Надю - она опоздала на наш самолёт, летела другим рейсом, попала в ту самую "Якорную щель", только ночью доставили её к нам, к Любе в комнату. Вместе пошли искать столовую. Оказалась рядом. Сервис - чудо: быстро, вкусно и безвозмездно. Апрельская погода не наладилась, климат пока умеренный, двинули в город (остановка электрички рядом с пляжем). Мы с Любой под ручку, Надя тоже зацепила своего по нашему примеру, так и ходили почти всегда вчетвером. Программа стандартная: есть погода - на пляж, нет - в Сочи, вечером - при любой погоде на местный танцпол. В городе - рестораны, кафе, стереокино, магазины, дендрарий, вне - заповедники, гора Ахун с башней, озеро Рица. С Любой полное взаимопонимание, только вот негде, общаемся платонически, иногда - мимолётные поцелуи, скромные и не очень ласки. На той самой горе Ахун взобрались на башню, на верхнюю площадку, справа величественная панорама снежных вершин Кавказа, слева море, внизу Сочи - незабываемая картина. С гор дует холодный ветер, весьма ощутимый на высоте, Люба приуютилась в мои объятья - романтики выше крыши! А вниз спустились да выпили бутылочку прекрасного вина "Чёрные глаза" - совсем родными стали, хоть сейчас в коечку...
На обратном пути соединились со второй парой, пошли в кино. В зале обследовал театр будущих любовных действий, особенно привлекли восхитительно большие груди, а также упругие волоски, вьющиеся из-под трусов.
Вечереет, пора домой. Сидим в ж.д. ресторане, ждём электричку, танцуем с Любой, изнемогая от желания - а никак... В нашей четвёрке установился стиль полного доверия, никто не капризничал, не навязывал свои вкусы, любое предложение принималось на ура. Один из эпизодов: зашли в кафе, Лёха выставил на столик припасённую бутылку, а Люба зацепила её и уронили на бетонный пол. Вдребезги! Немая сцена... Я первым опомнился и сорвался на выход. Остальные не успели понять маневр, а я уже вернулся на место с такой же бутылкой. Ситуация разрешилась ко всеобщему удовлетворению, особенно благодарна была Люба, она ведь виновница. В другой раз в ресторане закончили, выпили всё, съели, я поманил официанта, попросил мороженое на всех и посчитать. Когда принёс заказ, незаметно сунул четвертную, которая его вполне удовлетворила, он отошёл и больше не обращал на нас внимания. Съели мороженое, Наде пришлось и Лёхину порцию уничтожить - из сладостей он признавал только "горькую". Решил приколоться, шепчу:
-Быстро уходим! Не оглядывайтесь.
Поддались на провокацию, слиняли. Надя любопытствует:
-Не заплатили?
-Без комментариев. С вас по 6.25.
Люба и Лёха сообразили, а Надя подумала, что я присвоил "сэкономленные" деньги, сочла мелким аферистом.
В хорошую погоду жарились на пляже. В первый солнечный день греемся, галька горячая, а вода +11, холодная. Мы с Лёхой периодически ныряем, а дамы не рискуют, пекутся. Народу пока немного, Надя ушла к воде смотреть на заплыв Алекса, мы с Любой вроде вдвоём остались. Пользуюсь моментом, проглаживаю ножки, они покрыты нежным пушком, добираюсь пальцами до волосков, что выбиваются из под резинок.
-Можно посмотреть дальше?
Молчит... Забираюсь под резинку, она притихла, наслаждается лаской, морем, солнцем, беззаботностью...
Вечером идём на танцы, ставлю на их маг свои модные записи, танцую с Любой и только с ней. Надя тоже здесь, но без Алекса, впрочем, партнёров хватает. В конце вечера Надя подходит к нам с испугом на лице:
-Местные привязываются. Возьми и меня под руку, быстро пойдём отсюда.
Тащу обеих на выход. Вслед реплики:
-Одну нам оставь.
-С двумя не справишься.
Молча уходим, только шепнул девчатам:
-Не реагируйте!
Надя сразу домой, мы с Любой побродили немного, во дворе светло, дальше она боится - тоже по домам.
На следующее утро тоже денёк хороший, оценил, когда бегал к морю, достаю из чемодана специальные курортные суперштаны, все в цветных прямоугольниках, совершенно необычные, пожалуй, одни такие на весь Сочи. Сосед по комнате (не Лёха, тому штаны пофигу, ему бы водяры побольше) просит продать. Улыбаюсь:
-Так отдам - если наденешь и выйдешь прямо сейчас в город.
Стесняется, однако... Ну и ладно. Я не застесняюсь! Двигаем к пляжу. Прохожие только что пальцами не показывают.
-Эй, чувак, продай штаны!
-Слушай, где такие траузера отхватил?
Не слышу и не вижу никого в упор. Люба слегка смущена моим успехом, Надя, та в диком восторге. Уточняю специально для неё, что не в штанах суть, а в их содержимом. Такая философия подвигла Надежду на благоприятные для меня умозаключениям - именно о содержимом. Но это позже, а пока продолжаем с Любой поиски возможностей. После завтрака гуляем вдоль пляжа вдвоём, всё дальше и дальше. Пляж разгорожен волнорезами, за восьмым или десятым устраиваемся, люди остались позади, наконец-то уединились. Цели ясны, задачи определены - вперёд, товарищи! Только вознамерились плавки удалить - жизнерадостные голоса из-за волнореза. У меня плавки оттопырены, ныряю в море, Люба на одеяле пытается успокоиться. Рядом устраиваются северяне - не нашли другого места! - беленькие, только прибыли, денег куча, полные сумки бутылок и настроение все их опустошить. Насчёт баб не подсуетились - ни единой. Приглашают к "столу" и нас, явно принимают за супругов, мы не возражаем, а сами и не трахнулись ещё ни разу. Как выпили - совсем терпения нет. Киваю на обрыв над пляжем, наверху деревья, типа лес, что ли... Люба "за", только искупаться хочет перед восхождением. Легко взобрались по переплетённому корнями откосу, слегка вспотели, обсыпались песком, зато наверху - благодать! Ветерок тёплый дует, шёлковая весенняя травка, вид на море до самой Турции - и ни души! Люба переживает:
-Я вспотела.
-Купались же только что.
Берёт все-таки бутылку с остатками "пепси" и удаляется за дерево. Расстилаю одеяло, раздеваюсь. "Пепси" хватило только на одно место стратегического значения, но запах свежего пота любимой женщины возбуждает не хуже французского парфюма, так и обцеловал бы всю. Именно с этого начинаю. Не спеша добрался до тех кудрявых волосков, они распушились на свободе, оттеняют самую главную красоту. Когда избавился и от своих плавок, шепчет:
-У меня дни опасные. И ничего нет.
Зато у меня есть. Достаю две резинки, одну разорвал в нетерпении, вторую пытаемся натянуть вдвоём - не получается. Смеётся:
-Что ж не примерил, когда покупал?
-Сейчас заплачешь - больше нет.
-Иди ко мне...
Оба возбуждены до предела, довольно быстро дошёл, еле успел вытащить в последний миг, намочил всё. Пытаюсь оправдаться: мол, больше недели без женщины... Останавливает поцелуями, потом укладывает меня на своё место, слегка вытирает душистым платочком у меня и у себя и... добирается до вялого члена губами. Неудобно, но возражать никаких сил, до того приятно. Конечно, встал опять, она говорит, что можно к ней.
-Пусть и забеременею, мужу скажу - от него.
Успокаиваю, что вряд ли: во второй раз "семена" неполноценные. Не уверен, что это так, во всяком случае и этот способ не даст гарантии - так и никакой не даст.
После того снова спустились к морю, на этот раз в обход, по тропке. Народ из-за полуденной жары рассосался, нам раздолье, Люба рвётся быстрее смыть грех.
-Извини, - говорит, - мне постираться надо.
-Я помогу.
-Может, я сама?
Со смехом и шутками уговорил - на основе взаимности: прямо в море полностью разделся сам и снял платье с неё (больше на ней ничего не было). Пришлось голым отнести на берег платье и притащить пакет с её плавками-лифчиком. Она тем временем сполоснула мои плавки, отдала, потом своё постирала, натянули - вот и одеты по форме. Пока возились - снова желание вернулось. Расстелили одеяло под стенкой у ж.д. насыпи - чтобы из проходящих поездов не увидели. Стенка и галька нагреты солнцем, хорошо после холодной воды... В этот раз не спешили, рассказал ей в подтверждение безопасности второго, тем более, третьего раза историю из Библии про Онана, как он не захотел сделать наследника своему погибшему брату с его женой Фамарью, согласно обычаю, и занимался перед тем "онанизмом". Наверху поезд протарахтел, она напряглась, пришлось успокаивать, что мы в "слепой" зоне, скрыты подпорной стенкой, а больше ничто нашей любви не мешало.
Вечером вместо танцев снова отправились на пляж - в обнимочку. Там многие так ходили, не в диковинку. Дошли так до "нашего" места, устроились на одеяле на тёплой гальке и продолжили. Целуемся, лижемся, постепенно снимаем лишние одёжки, и тут - надо же! - с моря нас высветил прожекторный луч. Видели мы прожектор и раньше, ну, шарит по берегу, ищет шпионов - граница, дело серьёзное, но нас никак не касается. Да вот коснулось. У них, похоже, прибор ночного видения - исправный! Засекли наши разгорячённые тела и осветили, чтобы все могли полюбоваться. Мы под лучом прекратили движения, пережидаем, а с катера всё светят. Машу туда, чтобы убрали свет. Увели луч в сторону, мы с Любой продолжаем с того места, на котором остановились. Подозреваю, смотрят в прибор, любуются, да по мне пусть себе, только переживаю, как бы Люба не догадалась - что подглядывают. А она, как позже выяснилось, тоже переживала - как бы я не догадался. Когда домой возвращались, зашёл разговор об инфракрасной оптике, мы сообразили, что думали об одном и том же, расхохотались от души. Она призналась, что ей даже приятна была мысль, что подглядывают. Знакомых там нет, не узнают. Дома о таком и не подумаешь.
На следующую ночь Люба организовала комнату: попросила Надю, с которой они жили вдвоём, переночевать у подруг - свободные места всегда были. Приходилось немного сдерживаться - хозяева за стенкой - но это скорее помогало, создавая хоть какое-то ограничение в безграничном море любви...
Утром застала нас Надя "тёпленькими", пришлось открывать дверь, обернувшись простынёй. Не могу сказать, полностью ли случайно эта чёртова простыня упала с бёдер перед изумлённой Надеждой. Она улыбнулась - я извинился, делов-то!
Кое-как устраивались и дальше: ходили вместе в пресный душ у пляжа. Там "М" и "Ж" в одном здании, "М" налево, "Ж" направо, внутри кабинки с дверями, никто не мешал зайти вдвоём в одну кабинку. Раздевалки не предусмотрены - во избежание воровства - только крючки на внутренней стороне двери в каждой кабинке. "Душеприказчики" приметили нас, улыбались понимающе. Дал им трояк сверх положенных 40-ка копеек за визит.
Ближе к концу срока решили поразмяться: взобраться на горку у посёлка. Алекс в тот день уехал в Сочи (наш посёлок Дагомыс - часть Большого Сочи, цепи городских посёлков, от Лазаревского до Адлера, растянувшихся вдоль берега на 140 км, а есть собственно Сочи, центр этой агломерации), у нас финансы начинали петь романсы, перешли к бесплатным развлечениям. Я побывал на вершине раньше, знал, куда веду народ. Вообще-то, рассчитывал с Любой уединиться, да куда ж Надюху девать?! Но и втроём оказалось неплохо. Вся гора заросла лесом, пробираемся между деревьями, тропка почти незаметна, Надя в босоножках, жалуется, Люба в более подходящей обуви: в кедах, готова со мной хоть на Эльбрус. Добрались до вершины в полчаса. Наверху поляна вокруг опоры ЛЭП, от поляны по другой стороне горы спускается заросшая травой дорога. Кругом высокие деревья, открывают только небо и далёкие снежные вершины - полная иллюзия затерянности. Устроились на одеяле, разделись, загораем, пьём вино.

б) +Надя
"Умри уродиной
и сдохни несчастливой!"
(А38-б)
Надя лицемерно вздыхает:
-Если бы не мужчина - позагорали бы без лифчиков...
Люба поддерживает идею (наверняка, они задумали и обговорили эту мизансцену заранее):
-Что он - женских грудей не видел?!
И первая стаскивает лифчик. Надя тоже. Плавки сняли позже, когда ситуация потребовала. Любины знакомы - визуально, наощупь, на вкус - а Надины вижу впервые. Гораздо меньше Любиных - у той высший размер и высший класс - но не менее привлекательные: ослепительно белые на фоне слегка загорелого тела, сосочки розовые, торчат - не рожала, грудью не кормила (Люба информировала). Лежу между ними, ласкаю обеих, чувствую, ревновать Люба не станет, наоборот, похоже, задумали секс втроём. В непринужденной беседе о том, о сём выясняется, что у Нади "горит" путёвка, то есть ни с кем здесь не переспала. Скандал! Люба прямо говорит, чтобы помог человеку, намеревается уйти погулять. Надя не согласна:
-Тут открыто, я стесняюсь. Лучше мы с Эриком уйдём - вон, в кустики.
Только устраиваемся, Надя делает заявление:
-Хочу от тебя ребёночка.
Ни фига себе!
-А от мужа - не хочешь?
-С мужем не получается, третий год уже. Проверялись, он виноват. С Алексом твоим хотела, так он алкаш, ну его... О тебе Люба такое рассказывает!.. С тобой хочу.
В процессе подготовки интимным шёпотом докладываю, что в роду наследственных болезней нет, дети здоровы. Раскладываю тело по всем правилам, даю указания насчёт позы, довожу поцелуями, ласками. Начинает дёргаться, напряглась, стонет. Успокаиваю:
-Лежи смирно, наслаждайся - я сам.
Механизм работает идеально, сознание, что не надо беречься, а совсем наоборот, очень стимулирует. Да что скромничать - не рядовой же перепихон, а благородное дело: созидание новой жизни! Уверенно приходим к финишу, под конец Надя не выдерживает, напряглась, обхватила изо всех сил, целует с придыханием, с покусываниями... Несколько минут отдыхаем, Надя положила головку ко мне на грудь, чувствуется - благодарна. За помощь и за наслаждение... Возвращаемся к Любе, она прямо вся пылает от возбуждения, толком не видела, что мы с Надей делали, навоображала такого, что невмоготу терпеть. Наши довольные рожи совсем её доконали.
-Я тоже хочу! И забеременеть!
-Вот это, - говорю, - не выйдет. Помнишь Онана? Только через двое суток после эякуляции восстанавливается плодовитость спермы.
-Что это - "э...ваку...ляция"?, - интересуется Надя.
-Когда я в тебя излился - так оно у медиков называется.
Надя ушла в кустики обдумывать информацию, оставив нас с Любой. С ней сразу не получилось, но она так завелась, такие ласки применила - не побрезговала после Нади (очень возможно, что они баловались друг с дружкой - проскальзывали намёки) - что и я вдохновился. Надя потом призналась, что кончила за кустиками, только подглядывая. Когда вернулась, спрашивает:
-Вы же с Любой каждый день эва..., ну, спите, а ты сказал: "...через двое суток...". Так мы зря старались?!
-Да-а... Наверное.
-Надо точно! Свои дни я высчитала, сегодня первый. До послезавтра потерпи. Мы с Любой компенсируем тебе.
У меня после двоих такое настроение, что, кажется, и неделю не захочу.
-Потерплю, - говорю, - если не соблазните.
В этот день и на следующий развлекаемся невинно: танцы, пляж, прогулки... Вечером дня "Д" иду к девчатам с ночёвкой.
-Мы обсудили, - говорит Надя, - втроём будем спать, если ты не против. А то я уходила, теперь Люба уйдёт - неудобно.
Как ни удивительно, получилось с обеими. Сначала с Надей повторили попытку зачатия - без фокусов, в стандартной позиции. По просьбе Любы свет не выключали - она балдела от нас. По завершении приказали Наде не двигаться - чтобы не помешать процессу, а сами пошли в ванную, не только помылись там, но и побаловались, да так, что Люба чуть не захлебнулась, когда кончала. Вернулись в комнату, отправили мыться Надю. Занялся Любой "вручную": всю обцеловал, облизал, как раз между ногами у неё возился, когда Надя вошла. Увидела такую картину и к нам присоединилась, организовали секс на троих. Сначала со мной баловались, а потом больше друг дружкой занялись. Надя достала фаллоимитатор на батарейках, применили его по назначению. С вибрацией им очень понравилось, естественный инструмент так не действует. Оставшиеся две ночи тоже здесь провёл. Баловались по полной программе, а как невмоготу - изливался в Надю для гарантии результата. Люба потом сообщила (мы переписывались), что Надя и в самом деле забеременела, радовались с мужем как дети. Конечно, их ребёночек не более мой, чем, допустим, врача, принимавшего роды. И его, и моя помощь - чисто техническая.
Расставание с Любой получилось растянутым. Из Дагомыса нашу группу отвезли на автобусе в Лазаревское, там больше трёх часов ждали посадки на Ростовский поезд. Отправились с Любой в кино. Билеты взял в последний ряд - побаловаться. Расположение мест в зале оказалось оригинальным: экран в одном углу, проекторы в другом. Соответственно, первый ряд короткий, к середине ряды удлиняются, потом снова укорачиваются, в последнем ряду всего три места. Зрителей немного, все впереди, нам никто не мешает. Мы привыкли, не стеснялись, изощрялись, как могли. Последний раз! Название фильма помню: "Ураган", а что там происходило, не уловил, только отметил прекрасные съёмки бушующего океана. Недавно смотрел этот фильм по телевизору - неплохой, но лучшие кадры - именно океан, стихия. Остальные маялись все три часа в скверике у вокзала. Когда присоединились к ним, Надя спросила о фильме, мы переглянулись, рассмеялись - дошло до неё.


к началу рассказа
к "Содержание"

39. Тома

"Тогда ты пьёшь -
ты слышишь, но поёшь."
(А39)
 []С ней мы познакомились в том же местном профилактории, где ранее со Светланой, безымянной девушкой, а позже - с Татьяной Олеговной, Валентиной Арсентьевной и другими. Тогда мы взяли путёвки на всё звено, на десятерых - без отрыва от производства. За нами закрепили автобус, на нём ездили на работу и обратно в профик. Восемь мест дали нам в большом двухкомнатном (+санузел) номере и ещё два - в трёхместном "люксе" напротив. Третьего из маленькой комнаты мы сразу переселили в большую - чтобы устроить "траходром". В большой день и ночь - дым коромыслом: пьянка, карты, музыка, бабы. Тот мужик через пару дней сбежал домой, хорошо, не нажаловался.
Тамару я засёк на танцах. Она первая организовала круг, вовлекала колеблющихся и плясала так, что искры от неё летели. Одна из них, выражаясь фигурально, зажгла меня, ворвался в круг, обменялся с ней взглядами, касаниями - обоим стало ясно: будет контакт. В этот вечер, однако, не подсуетились договориться. Назавтра после обеда два знакомых старичка пригласили на рыбалку. Пошёл от нечего делать. Снастей никаких нет, наблюдаю. Дёргают понемногу, вижу, на уху наловят. Пошёл в корпус, взял у массовички (затейницы) котелок с треногой, на кухне выпросил хлеба, соли, приправ - и наткнулся в коридоре на Тамару. Пригласил на уху. Пока ходил, рыбаки надёргали достаточно, вручил им всё, мол, готовьте, а мы за горючим. Идти километра два, тем не менее, Тамара охотно согласилась, хотела, видно, завернуть по дороге в кустики. Никаких кустиков! Джентльмен, всё-таки, даже не лапаю, только руку подаю в опасных местах. Плюс болтовня. Пока шли туда-обратно, рассказала всю историю своей жизни, а такое ценится - возможность выговориться. Два года назад погиб в шахте муж, есть дочка и сын. При муже была верной женой, а одиночкой открыла в себе бездну сексуальности, всех доступных мужиков соблазнила, как оказалось - не только мужиков.
Вернулись - уха готова, выпили, хлебаем - благодать! По дороге в корпус проголосовали - оба "за". У нас круглосуточная дежурная комната, направились туда. Душ - койка, душ - койка, никаких ограничений, полное родство душ и тел. От водки под уху и секса на Тамару снизошло такое вдохновение, что тянет на дальнейшие подвиги.
-Идём, - кричит, - купаться!
Конец октября на дворе, холодина, к тому же темно...
-Простудишься.
-Боишься - без тебя пойду.
Я-то закалённый, а вот она и утонуть может по пьянке, да разве ж остановишь... На подходе всю одежду сбросила и в воду вниз головой, я за ней - хотя бы тело вытащить. Нет, спасать не понадобилось, холодная вода привела в чувство, сразу и на берег. Натянули одёжки на мокрые тела и рысцой в корпус. Там музыка гремит, с ходу ворвались в круг и выдали класс. Все прочие прекратили танец, освободили арену для нас двоих. Друзья потом говорили, что выступили не хуже балета, отсутствие профессионализма возместили бешеной страстью - неудивительно после холодной воды. Завели зал, а сами снова ушли с спецкомнату и кувыркались там до отруба. Утром какие-то подозрительные пятна на простыне, вроде, аккуратно себя вели, откуда бы?.. Выяснилось, что на этой же коечке баловались наш горняк (горный мастер) со своей юной подружкой, неточно договорились, где чьё место.
Встречи с Тамарой продолжались и после санатория. Катались по ночам на попутках в поисках приюта, то к ней заезжали, то ко мне, то к друзьям. На дворе ноябрь, потом декабрь - на природе не разгонишься. Один раз организовали вечер любви на квартире у той подруги горняка. Группового секса не было, пока одна пара гуляет, вторая занимается, и наоборот. Время - до включения света.
А потом Тамара проговорилась, что по пьянке соблазнила 13-летних одноклассников сына - это бы ничего - но и его (то есть сына) - тоже. Сказала, что всем понравилось, прекращать ни она, ни они не намерены. Даже для меня такое показалось неприемлемым, прекратил с ней отношения.

к началу рассказа
к "Содержание"

40. Залещики

"В лесу дрова,
а в деревне баба
найдутся."
(Русская)
 []Лечу на Буковину, в ДО "Залещики". Из самолёта "Луганск-Черновцы" наблюдаю Украину с востока на запад. Везде лысо, очень мало лесов, зато вовсю цветут сады - весна. Сохранились лесные массивы вокруг Киева и на самой Буковине, в предгорьях Карпат. Черновцы из иллюминатора выглядят не по-нашему: узкие улочки, красные черепичные крыши. В прошлом это румынский город, Сталин отнял его после войны. Из аэропорта на такси еду в те самые Залещики, городишко на левом берегу Днестра, в излучине. Сразу за мостом большой старый парк, в нём расположились корпуса и летние времянки дома отдыха. Условия ниже всякой критики: по пять человек в комнате, один душ на все сотни две отдыхающих, ни кино, ни танцев. Кормят, следует признать, отлично, прямо на территории оборудован пляж с песочком и травой, там, в основном, и пропадаем, вода в реке уже тёплая. Целых полтора дня скучаю. Обсуждаем с соседом по комнате мировые проблемы. Он местный (не из Залещиков - с Западной Украины), только что закончил Львовский пед, разговаривает на литературном украинском, я - на русском, понимаем друг друга без проблем. Личный опыт межнационального и межрасового общения с казахами, азербайджанцами, чеченцами, неграми, вьетнамцами и пр. убеждает: со всеми можно найти общий язык, было бы желание. В свободное от дискуссий время обучил контингент игре в "зеваку". Правила простейшие. Число игроков - от 3-ёх до 26-и, оптимально - 6-ть - 15-ть. Перед каждым сдатчик выкладывает из перетасованной закрытой колоды по одной открытой карте. Остальные карты кладёт закрытыми в центр, это прикуп. Следующий по часовой стрелке после сдатчика должен положить свою карту на подходящую, т.е. на единицу меньшую по номиналу, карту любого из партнёров: туза - на короля, короля - на даму ... и т.д. ... тройку - на двойку, двойку - на туза. Масть на этом этапе игры в расчёт не принимается. Затем (или сразу, если своя карта никуда не подходит) берёт одну верхнюю карту из прикупа и поступает с ней так же. И т.д., пока очередная (это может быть и самая первая) взятая из прикупа карта не окажется неподходящей ни к одной открытой карте в круге. Эту неподходящую карту игрок кладёт поверх своих открытой и передаёт ход следующему.
-при выкладывании карт из прикупа надо помнить про свою верхнюю: после очередного выкладывания она может подойти;
-если есть две и более подходящие карты, накрывается первая по часовой стрелке;
-выкладывание на собственную карту не в счёт, хотя бы она и подошла, ход передаётся следующему;
-высокий темп - это не шахматы;
-за любую ошибку - санкция: каждый игрок одну свою нижнюю (она может быть единственной) карту кладёт под низ карт штрафника, ошибочную карту штрафник кладёт поверх всех своих открытой;
-у игрока из-за штрафов может не остаться ни одной карты, он всё равно продолжает игру, беря, когда подойдёт очередь, сразу из прикупа.
Поднявший последнюю карту из прикупа забирает её себе - её масть обозначает козырь для второго этапа игры. Все забирают свои карты "к орденам", второй этап - почти как в "дурака". Поднявший последнюю ходит одной своей картой, без подбрасывания. Следующий бьёт её своей старшей картой той же масти, либо козырем (старшинство - как в "дураке": 2,3,4,5,6,7,8,9,10, валет, дама, король, туз, козыри). Следующий бьёт одну верхнюю карту своей старшей. Если не может/не хочет бить - забирает себе одну нижнюю. В обоих случаях ход переходит к следующему и т.д., пока число карт на столе станет равным числу активных на данный момент игроков. В этом случае - отбой, т.е. все карты со стола отбрасываются и в дальнейшей игре не участвуют. После отбоя ходит отбившийся, если все карты со стола разобрали, ходит следующий после взявшего последним. Если игрок выложил свою последнюю карту (побил), он остаётся в игре до первого отбоя и вынужден будет взять карту, если ход опять дойдёт до него (кто бьёт, кто берёт) - бить ему нечем. Он выбывает, если данную группу карт (в которой есть его последняя карта) отправили в отбой или разобрали раньше, чем ход дойдёт до него. По мере выбывания игроков число карт в отбое уменьшается, пока останутся двое, отбой - две карты. Кто останется с картами один, тот "зевака", проигравший. Возможна ничья (один игрок ходит своей последней картой, второй бьёт тоже последней).
Игра оказалась настолько заразной, что на пляже постоянно играли несколько групп по 10-ть - 12-ть человек, более того, игра сохранилась до конца сезона (мне писали домой оставшиеся), стала фирменной.

а) Лариса
"Говори, деваха, смело,
Где там тело засвербело,
Чтобы время не терять,
А достать да почесать".
(Народное)
 []На третий день объявили набор желающих путешествовать на катере вверх по Днестру. После завтрака погрузились, при посадке подал руку самой симпатичной даме. Как раньше не заметил?! Рядом сесть не получилось, занято, сел сзади и так уставился, что она затылком ощутила взгляд - контакт наладился. Гид что-то тарахтел про пейзажи, мосты, исторические события, я только тогда к нему прислушался, когда он начал рассказывать о порядке наших действий. Катер подрулил к правому берегу, на правах знакомого подал руку Ларисе, заодно и её пожилой соседке. Все ринулись в гору, гид объявил общий сбор на вершине. Соседка примкнула к ровесникам, а мы вдвоём пошли сквозь солнечные зайчики, мимо журчащих ручьёв навстречу любви. В этой романтической атмосфере рождалась взаимная симпатия, переходящая во влюблённость - с перспективой перерасти в страсть. На вершине горы у источника всех встретил гид, объяснил:
-Кто напьётся вот из этого ковшика вдвоём - непременно влюбятся.
Лариса первая зачерпнула, взглянула на меня со значением и выпила половину, я с благоговением принял из её ручек драгоценный сосуд и выпил до дна. Вниз пошли по боковому склону - чтобы не наталкиваться на прочих туристов. Тропка здесь была менее благоустроенная, при переходе через ручей по камушкам белая босоножка моей спутницы упала в воду (почему-то женщины пренебрегают функциональностью одежды/обуви, им бы покрасивше). Я отчаянно бросился за ней, а Лариса любовалась "подвигом" своего рыцаря с камня посреди ручья.
-В мокрой неудобно будет. Сможете босиком?
Ответ утвердительный. Лично снял с неё вторую босоножку, она оперлась как на собственного, послушно приподняла ножку, показав симпатичные голубые трусики. Молча одобрила поглаживание от колена вверх. Бросил обувку на берег, перенёс туда же Ларису, когда ставил на траву, поцеловал прямо в губы, что было принято с энтузиазмом. Свою обувь я тоже снял, закатал мокрые штанины и двинулись босиком по мягкой весенней травке сквозь пронизанный солнцем зелёный лес, форсировали ещё один ручей - прежним порядком и с нежным поцелуем. Прибыли в обрез к сроку. Лариса обулась на опушке, я босиком - вступили на трап. От поцелуев, весны, реки головка у Ларисы закружилась, её я успел поддержать, а босоножка - та самая! - бултыхнулась в Днестр. Все в это время выстроились вдоль борта катера, наблюдали наш подход и аварию. Мужчины, включая гида, тут же бросились в воду - но я уже был там и победоносно вынырнул с многострадальной обувкой в зубах.
Конечно, кое-что в этом рассказе присочинено для пущей красоты, судите сами, что именно. Дело в том, что примерно в таком стиле я в тот же день изложил происшествие на бумаге и вручил опус Ларисе. Естественно, она окончательно растаяла.
На обратном пути мы сидели рядышком, обменивались флюидами. Я объявил, что после ужина состоится прогулка по городу. Она не врубилась сразу, переспросила:
-Все идут?
Уточняю:
-Идёт группа из двух добровольцев, все - разного пола. Вы и я. Не исключено посещение ресторана с танцами.
Она рассмеялась, не сказала ни "да", ни "нет", согласие подразумевалось.
После ужина подходит, ведя на аркане совсем юную деву.
-Это моя соседка, Тома. Скучает, хочет с нами.
Такая Тома - и скучает?! Мгновенно сориентировался:
-Скучает? Так у нас Коля есть, скучать не даст никому.
Коля свободен и всегда готов. Минут через десять встречаемся под колоннадой у выхода. Коля с ходу принялся развешивать лапшу по свободным ушам, нам оставалось только хохотать да подавать дежурные реплики. Передать его болтовню немыслимо: полнейший абсурд. Например, в ответ на заявление Томы, что один парень проявил к ней интерес, Коля стал в позу и вещает:
-Подать его сюда! Вызываю на дуэль! На мясорубках. Побеждённого - на котлеты! Кишки по проводам развешу!..
И прочее в том же духе.
Зашли в ресторан, уселись - выясняется, музыки не будет, отдыхает оркестр. Принимаем решение идти на буковинскую сторону, там кафе и ресторан под общей вывеской "Буковина". Минут двадцать в прогулочном темпе. С моста слышна музыка, в зале аншлаг, среди прочих - тот самый Петро из Львовского пединститута, да не один, а с потрясающе сексуальной и невероятно тупой тёлкой из отдыхающих. На её фоне любой мужик чувствует себя гением. Столик у них довольно большой, помещаемся вшестером, заняв стулья у соседней пары. Пьём вино, танцуем, болтаем. Пока Николай выгуливает по залу Тому, использую возможность блеснуть в светской беседе. Петро потом сказал, что его тёлка в диком восторге была от моих заумных анекдотов. Смысл и близко не уловила, но апломб!, но стиль! Лариса учила меня танцевать по правилам, танцевал и с подружкой Петра, при непосредственном контакте её сексуальность просто обожгла. Она ощутила мою реакцию (эрекцию), намекнула насчёт выйти подышать. Оценил диспозицию: Петро с Ларисой танцуют, увлечены беседой, Тома с Колей и за стол не возвращаются, пляшут - выходим на улицу. С крыльца ломимся в кустики, лезу под юбку, она аж дрожит от нетерпения. Стащил трусы - мягко ложится на спину, раздвигая ноги. Залез головой - огонь и пламя! - пару минут и готова. Засовываю в пасть, охотно взяла, работает... но тут облом: очередная парочка сворачивает с крыльца в нашу сторону. Пришлось прекратить, трусы она к себе в сумочку запихала, встретили людей по форме. В губы мы не целовались, следы помады могут быть только на плавках, спокойно возвращаемся. По дороге инструктирую:
-Скажешь, в туалет попросила проводить.
Никто и не заметил нашей отлучки, сели на места, запили блиц-секс вином, отдышались - вечер продолжается.
В отсутствие дам Петро дал им оценку:
-Моя - це секс-машина, а Лариса - справжня дама.
-Ну а Тома?
-Вона ще молода, незаймана. Але ж гарна кобылка!
У меня железное правило: уходить хотя бы за минуту до того, как выгонят. Уловив признаки близкого закрытия, организую расчёт и отступление. Дамам весело, намекаю на возможное продолжение, грубо шучу, что в санаториях сейчас время кустотерапии, мол, и в доме отдыха ничто не мешает принять эту полезную для здоровья процедуру. Кстати воспроизвожу (тогда и сейчас) анекдот, а может, и быль:
"Бабка впервые в санатории. С двумя молодыми соседками записывается на процедуры. Первая выходит от врача, докладывает:
-Ванна, массаж - и кустотерапия.
Вторая:
-То, то - и кустотерапия.
Бабка к врачу:
-Мне тоже кустотерапию напишите, как всем".
Дамы благодарны за прекрасный вечер, стремятся реализовать благодарность единственно приемлемым способом. На мосту разбиваемся по парам, пока дошли до парка, две прочие пары растворились в темноте, во весь рост встаёт проблема места.
-Комедия: есть кого, есть чем - но негде;
-Драма: есть где, есть чем - но некого;
-Трагедия: есть кого, есть где - но нечем.
У нас - комедия. Лариса обитает в отдельном домике - это плюс, но впятером, как и мы - это минус. Зашла на несколько минут, вернулась переодетой: сменила вечернее платье на "ночное", точнее, на "подзаборное" - понимает ситуацию. Гуляем вглубь парка, в темноту. Нашёл наклонное дерево, прислонил, облапал (лифчик, трусы отсутствуют) и въехал. Не очень удобно... Леди сама предложила другой вариант: буквой "Г". Так лучше, но устают ноги. Переходим в основную позицию, самую привычную для семейных. Долгий-долгий день закончился логически неизбежным финалом...
На следующий день с утра затащил Ларису к себе в комнату - договорился с мужиками, чтобы не мешали часа два. Стесняется в мужской комнате, но даёт - почему-то "со слезами на глазах", переходящими в бурные рыдания - без отрыва от основного процесса. С таким не приходилось сталкиваться. Пытаюсь выяснить причину.
-Миленький, родненький, всё хорошо - это слёзы счастья.
Может, и в самом деле впервые довёл её мужчина до счастливых слёз. Ну не везло женщине! Остановимся на этом лестном для меня варианте. Между прочим, "отлились волку овечьи слёзы": я тоже из-за неё плакал, о чём ниже.
В комнате больше не пытались, стеснялась она Николая и прочих, мол, они же догадываются, что мы тут делаем. Почему догадываются? Точно знают!
Пришлось искать новые места. Пошли на гору за Днестр. Там кусты, уютно на полянке, разделись догола и действуем. Где-то на втором часу наших занятий замечаю краем глаза шевеление. Какие-то фигуры маскируются в зарослях, наблюдают. Оказывается, сразу за горой деревня, мы не первые облюбовали эту горку, деревенские пацаны регулярно смотрят бесплатное порно. По мне так и хрен бы с ними, пусть смотрят, но Лариса тоже заметила шпионов, запаниковала. Срочно свернулись и домой. В следующие три дня уходили подальше, к заброшенному монастырю в лесу над Днестром, километра за четыре от базы. Место культовое, вроде как заколдованное - у монастыря расстреляли и зарыли чуть ли не последних бандеровцев, потому здешние и близко там не появлялись, а нам все эти дела по барабану, нам потрахаться... Да путёвка у Ларисы кончилась, уехала она к себе в Черновцы. С утра проводил и сильно опечалился. Уговорил Николая пойти в бар, чтобы помог напиться, снять стресс - в одиночку не пью принципиально. Коля к тому времени все деньги потратил на Тому, отправил её домой и залёг в спячку, вылезал только в столовую. В баре выпили вдвоём 11-ть бутылок сухого вина, 7,7 литра - смертельная доза, будь это что покрепче. Бармен опрометчиво поставил диск группы "Зодиак", тогдашний хит. Пока диск прокрутился, я успел выпить столько, что из глаз сами собой потекли слёзы. Та ещё картинка! Взрослый мужик, пытаясь сохранить каменное выражение лица, буквально истекает слезами. Николай в панике, пытается утешить. Отвечаю: мол, "птичку жалко", а сам всё требую вина - и чтобы не умолкал "Зодиак".
Задача
Алкаш затарился и вышел в чистое поле. Видит в земле дырочку. Выпил бутылку, дохнул туда - мышь выскочила и подохла.
Идёт дальше, видит, в холме дыра побольше. Выпил две бутылки, дохнул - выскочила лиса и подохла.
Идёт, в лес вошёл, набрёл на огромную дыру. Выпил три бутылки, дохнул - медведь выскочил и подох. Вышел из лесу, видит, гора, а в горе дыра. Выпил остальную водку, дохнул - электричка как выскочит, как даст ему в лоб - мигом память отшибло. Так и не вспомнил, сколько же он водки покупал.

б) Нина
"...й через газету
Заменяет сигарету.
...й через платок
Заменяет целый блок."
(Народное)
 []На следующий день всё прошло, стресс снят. Николай получил перевод из дому, по дороге с почты зацепил молодую симпатичную девчонку и притащил её ко мне на пляж. У Нины сегодня день рождения. Коля поручил мне раздеть Нину, уложить на одеяло и ждать его. Когда он ушёл, Нина обращается с просьбой. Она наблюдала наши подвиги в ресторане, и до того ей понравился мой стиль, что вот просит сопровождать её сегодня вечером в "Буковину".
-А с Колей?
-Его я и попросила познакомить с Вами.
-Ниночка, милая, извини, у меня осталось только на обратную дорогу да на мелкие расходы.
-Что Вы?! Деньги мои, конечно.
Непривычно позволять женщине - девчонке! - платить, да некуда деваться, пообещал. Вот и Коля вернулся, приволок три бутылки вина, конфеты, цветы, флакончик духов - начинаем "день варенья".
Вечером идём в "Буковину" - вчетвером. Пока Коля сидел без денег, его соблазнила дама, такая европейского стиля, полька. Знает, чего хочет и как это получить. Коля на её деньги не зарился, в ресторан не ходил, а появились свои - пожалуйста. Вечер удался на славу, был один неловкий эпизод: в танце Коля со своей дамой сблизился с нами и положил что-то мне в карман. Я думал - деньги (он знал о моих финансовых проблемах), страшно неудобно стало. Оказалось, всего лишь конфетку сунул - для сладкой жизни. Эту конфетку я положил себе в рот - и с нежным поцелуем передал Нине. Несмотря на вопиющую вульгарность, ей очень понравилось. Это был наш первый поцелуй - и сразу такой сладкий, намекающий на интим...
Операцию с расчётом Нина провернула достаточно тактично: незаметно сунула под столом деньги, не будешь же спорить, привлекать внимание. Лишние потом, конечно, вернул.
Возвращаемся на базу. По ходу читаю стихи неприличного содержания - принимаются на ура. За мостом Коля увёл свою польку, а мы с Ниной по уши утонули в романтике: луна, весна, соловьи - полный набор. Заволок её в парк, поставил на пень, обнимаю - такая гибкая, податливая, отвечает на поцелуи, но позу принимать не желает. Прямо просит:
-Пожалуйста, не сейчас. Завтра.
Потом выяснилось, что не чувствовала себя достаточно свежей после танцев, а умыться не было возможности. Разошлись без конечного результата, но уверенные в светлом будущем, в завтрашнем дне.
Утром подходит молодой парень, визуально знакомый, с предупреждением - не корысти ради, а по доброте душевной. Говорит конфиденциально:
-С Ниной у тебя ничего не выйдет. Она сюда за мужем приехала, так не даст, мы пытались.
Я рассмеялся.
-Меня такой вариант устраивает.
Кому не даст, а кому и даст. Она в курсе, что я женат, не для замужа со мной знакомилась, сама напросилась. Отвалил этот доброхот, Николай подходит - с таинственно-напряжённой мордой лица. Да что там у него?
-Лариса приехала. Ждёт в кафе за мостом.
Вот те на! Бегу туда, в кафе не задерживаемся - денег нет. Гуляем под кручей у Днестра. Кругом буйные заросли, еле нашли место, траву утоптали, совершили акт. Потом угощались её домашним вином, выпечкой. Попросила писать, не забывать, проверила, не забыл ли адрес, телефон - не домашние, конечно, рабочие. Повторили ещё раз - в основном, для неё, на память, у меня уже настрой на Нину. Проводил, усадил в автобус и на обед. Нина смотрит недоумевающее: мол, я с утра была готова, где ты шатался?
-После обеда, - говорю, - в монастырь идём.
-В какой монастырь?!
-Сам монастырь заброшен, одни руины. Рядом красивые места.
-И что там делать?
-Загорать и любить. Одеяло я возьму. Встречаемся в 14-ть часов 18-ть минут у колоннады.
-Пока собираюсь, Коля изъявляет желание присоединиться. Что ж, гуляем вчетвером. Пока шли вдоль берега, вспотели, надо бы искупаться. Начинаем раздеваться - Колина подруга извиняется, что без купальника, в белье. Там тако-ое бельё!.. Нечто розово-кружевное, почти прозрачное - дух захватывает!
После купания отжали тряпки по разные стороны одного кустика, особенно и не скрывались - смеху было!.. Холодная вода взбодрила, готовы к дальнейшим подвигам. Вверх сразу двинулись по разным маршрутам, я направился к нашей с Ларисой полянке. Нина тактично промолчала, заметив обжитое место, догадалась, кто тут бывал, трудно было не заметить наших с Ларисой отношений. После купания Нина плавки не надела, всю её красоту рассмотрел, пока поднимался вослед. На полянке разделись, устроились и приступили, благословясь. Провожу подготовительные процедуры, она всё более в азарт входит, я тоже, но сдерживаюсь, сохраняю рассчитанный надолго темп. Несмотря на утренние занятия с Ларисой, трижды заканчивал и начинал сначала, а её результаты не подсчитывал. Перед началом спросил о мерах безопасности - девчонка же, может, стесняется...
-У меня вчера закончились, ничего не надо.
Родов и абортов у неё, очевидно, не было по молодости, свежее девичье тело вдохновило, тем более, что она всецело отдавалась наслаждению, не думала о последствиях, не обжигалась ещё. Или влюбилась и вся доверилась мне? Похоже, она не занималась раньше любовью при полном свете, ко всему прочему любопытно ей было посмотреть на голый мужской организм, никакой брезгливости, неловкости не наблюдалось, сплошное восхищение. Во второй и в третий раз охотно брала его пальчиками, помогала...
Невдалеке послышались голоса спутников, разаукались. И кстати - в четвёртый раз вряд ли получилось бы. Мы откликнулись, успели натянуть плавки-лифчик и делаем вид, будто всё это время невинно загорали. Однако же, в ответ на прозрачные намёки Нина подтвердила с гордой улыбкой (но без слов), что было, и не раз, и ещё будет!
Оставшиеся дни мы вели себя как влюблённые молодожёны: всегда в обнимочку, ласки, поцелуи при всех, а наедине - горячий секс без границ. Нина всерьёз увлеклась, переживала в предвидении неотвратимой разлуки. Случай помог снизить накал страсти, снял излишне романтичный настрой. Последнюю ночь перед отбытием провели в её комнате, кроме неё там только одна соседка осталась, прочие уехали. Та соседка тоже времени даром не теряла, застали мы её в кровати с мужиком. Смущаться не стала, предложила располагаться в этой же комнате. Из-за них мы тихо себя вели, главным образом, я старался, добрался с поцелуями между ног - очень понравилось обоим. Долго развлекались, мне бы и достаточно, а она всё ластится, просит продолжать. Ну не стоИт, сбежал в коридор покурить. Коллега с соседней кровати за мной вышел, и не просто так, а с идеей поменяться местами, очень уж ему Нина понравилась, положил на неё глаз, да занята. Его партнёршу не видел. Может, знакомая, может, нет... Попытка - не пытка. Переживал, пока пробирался в темноте - вдруг его или моя скандал поднимут... Какое там?! Продолжили, как ни в чём не бывало. Забавное ощущение с незнакомкой, как будто "в первый раз в первый класс". Наощупь у новой бабы всё в норме, а визуально не видать. Так и не узнал, с кем остаток ночи провёл, ушёл затемно.
Наутро Нина и словом не обмолвилась о ночном приключении. Может, не заметила подмены? Спрашивать не рискнул. За грехи расплатилась Нина в полёте. Раньше не летала, а нам в аэрофлотской кассе дали билеты на АН-2 типа "кукурузник" отправлением прямо из Залещиков до Тернополя, а дальше - на большой самолёт до Донецка. Этот чёртов гроб с крыльями на двух промежуточных аэродромах садился, подбирал пассажиров. Взлёты-посадки с нещадной болтанкой в промежутках так вымотали Нину, что еле хватило гигиенических пакетов. И жалко её, и смешно. Подзалетела, называется... В большом самолёте обошлось без пакетов, но самочувствие - ниже плинтуса. В иллюминаторе прекрасные виды, башни облаков, реки, озёра внизу. Кричу:
-Смотри, красота какая!
А она еле жива, цвет лица бледно-зелёный, не до красот. Зато физические мучения отодвинули на второй план душевную боль, иначе расставание могло бы обернуться нешуточной драмой. В Донецке усадил почти бездыханное тело моей Нинухи в такси и - бай-бай. Сам в автобус, на автовокзал и домой. В Залещиках без отрыва от сексуальных подвигов отщёлкал штук пять плёнок, слайдовых и негативных. Дома отпечатал снимки и разослал по адресам, одной Нине штук двадцать выслал. Свой адрес - и то не домашний - дал только Ларисе, с полгода с ней переписывались, пока не надоело.


к началу рассказа
к "Содержание"

41. Одесса, Вера

"Мужик на "Харлей" -
мотору тяжелей".
(А41)
 []В ноябре еду в "Аркадию", в Одессу. Видно, отказались от престижной путёвки все "законные" претенденты - не сезон. В санатории я один такой оказался, работяга среди "высшего света". "Мартин Иден" в натуре. Соответственно, уровень развлечений оказался за гранью моих финансовых возможностей. Пришлось компенсировать нематериальным ресурсом: стилем, духовностью. В общем, вписался в самую активную компанию, ходили вместе на пляж, на танцы в окрестные дома отдыха и в Дом Моряка (это заведение для межрейсового отдыха моряков, мужиков там своих полно, а вот девушки - от 18-и до 80-и - ценились по высшему курсу). Вера заинтересовалась, когда пригласил добровольцев на утреннюю пробежку к морю. Не могла представить, чтобы ленивый мужик после вечерних развлечений с пьянкой (м. пр., весьма умеренной) сам встал рано утром - если можно валяться вплоть до завтрака. Конечно, никто больше не явился, подчеркнув тем самым нашу с ней неординарность. Направились к морю вдвоём, я - энергичной трусцой (прикид: майка, шорты, кроссовки, а подморозило), она - быстрым шагом (оделась как для выхода: пальто, шапка, сапожки и пр.). Из моря пар валит клубами, Вера на берегу стучит зубами от холода, а я в воде. Со стороны - запредельный экстрим, на самом же деле мне комфортнее, чем Вере: вода теплее воздуха, да и разогрелся перед тем силовой гимнастикой. Вдалеке ещё два-три идиота моржуют, рядом только Вера, спокойно снял перед ней мокрые плавки, выжал, надел шорты. Она любуется фигурой, отдельными её деталями, совершенно невыразительными, надо признать, из-за холода. Заинтересовалась - и дрожать перестала. Под её взглядом оживать начал, успела оценить потенциал. В тот же вечер пригласила в комнату - одна там обитала, за денежку да не в сезон такое практиковалось. Комната и женщина подготовлены к визиту: прикрытая чем-то розовым настольная лампа, цветы, шампанское, коньяк и пр. на столе, одежда в меру интимная, не пеньюар (спиленный баобаб на юге Африки: пень-ЮАР), но и не вульгарный халатоид, нечто возбуждающее. Немедленно возбудился и полез под это нечто. Не стала возражать, оценила мой выбор - начал не с болтовни, не с выпивки, а с неё самой. Ещё больше понравился мой стиль - без спешки, без дёрганья один за другим включал все её эрогенные зоны, начиная с губ и заканчивая губками. Удивилась, когда объявил перерыв, заметив снижение активности после нескольких оргазмов.
-А ты?
-Не волнуйся - вся ночь впереди.
-Неужели? Давно такой хвастун не встречался.
-За "хвастуна" ответишь!
И прошептал на ушко, как именно придётся отвечать - открытым текстом. Она рассмеялась.
-Давай выпьем сначала.
Всю ночь не получилось, но часа два побаловались. Она пыталась шевелиться, но я останавливал: ?
-Расслабься, отдайся мне вся, сконцентрируйся на своих ощущениях.
Послушалась, слегка ироничное поначалу отношение ко мне и к ситуации в целом сменилось безоглядным доверием. Несмотря на образование, она осталась прежде всего женщиной, почувствовала во мне мужчину, который не только о своём удовольствии думает, но и ей даст всё, о чём она могла мечтать - в сексе, конечно, только в сексе, удовлетворить все, а не только сексуальные прихоти женщины не под силу даже богу. И всё же воспитание сказывалось. Пламенная страсть - да!, секс без оглядки - да!, а совсем потерять голову - и речи не могло быть. Вспыхнул и в свой срок погас курортный роман - без малейших шансов на продолжение. Невольно поддаваясь моим романтическим порывам в безвоздушные пространства высоких чувств, она не теряла из виду твёрдую почву прозы жизни. Хочется здесь и сейчас? Пожалуйста! - таблетки у неё всегда с собой. Прогулки у моря под луной, по Дерибасовской, привет Дюку, "Гамбринус" с пивом и скрипачом-евреем... Нам так хорошо было, но на пламенное письмо не ответила. Может, и адрес дала фальшивый? Хотя вряд ли - ведь я пообещал и в самом деле выслал серию слайдов, запечатлевших наши памятные места и её на их фоне. Вдвоём мы не снимались - во избежание.
Всё-таки женщин попроще легче зажечь, им особенно нечего терять, потому готовы отдаться целиком и полностью - было бы кому.


к началу рассказа
к "Содержание"

42. Татьяна Олеговна

"Уродство мужчины -
личный убыток".
(А42)
 []Однажды с группой немецких товарищей - да нет, каких товарищей?!, они же из ФРГ - господ! - посетила наши Богом забытые края столичная дама высокого полёта. Те господа - обычные техники, работяги - приехали налаживать закупленный в их фирме угледобывающий комплекс "Вестфалия-Люнен". Он рассчитан на 300 тонн в сутки, а наши стахановцы вышли на 1000 и рвались выше. Естественно, их "Люнен" забастовал. Но речь не о том. Немецких работяг поселили в нашем профилактории, а Татьяна Олеговна сопровождала их в качестве переводчицы. Ну и я там отдыхал в это время. Татьяне Олеговне на вид около сорока было, как выяснилось позднее, уже и за пятьдесят, но выглядела на все сто (не лет, а процентов): цветущая дама, даже леди. Никаких скидок на провинцию! Потрясающие туалеты для столовой, настоящие вечерние платья для танцев (забавно выглядел какой-нибудь пьяный шахтёрик в обвисших спортивных штанах, приглашающий эту даму на танец. Нет, она не отказывалась, но стиль не теряла, не опускалась до среды), нечто спортивно-туристское для прогулок, отдельные комплекты для утренней гимнастики, для спортзала, для бассейна (в воду, понятно, купальник - тоже на уровне). Познакомились мы с ней на утренней пробежке. От скуки и безлюдья она заинтересовалась моей в самом деле необычной в провинциальном антураже фигурой - не каждый вылезал на зарядку босиком и в шортах. Безотказно подействовал тот же приём, что с Лилей в Цхалтубо и с Верой в Одессе. Когда снял с себя всё, включая плавки (предварительно осведомившись, не шокирует ли это присутствующих), и залез под водопад, а потом под пытливым женским взглядом вытерся насухо, заметил: интерес есть, "дали будэ". Вечером танцевали с ней, беседовали о столичной светской жизни. Благодаря Дейлу Карнеги, разговор поддержал, хоть и был совершенным профаном в этой области. После танцев удостоился приглашения в её роскошный люкс. Она пожелала лично удостоверится в качестве моих гигиенических процедур, в душе купались вместе, я без ничего, а она и там в чём-то типа пончо, чрезвычайно соблазнительном. Мои попытки приступить к телу были мягко, но решительно пресечены.
-Потом...
Подготовку к "потом" она провела с подлинным профессионализмом. После душа мне был предложен мягкий халат, вероятно, женский. Облачившись в него, я и устроился на диване в гостиной. Перед диваном уже стоял столик с напитками и фруктами, по дивану в продуманном беспорядке разбросаны эротические журналы - супершик по тем временам. Она не задержалась, вышла в полном боевом снаряжения - почти голой, но это "почти" выглядело гораздо соблазнительнее откровенного ню. Спросила, каким напиткам отдаю предпочтение. Я нагло заявил, что из таких ручек выпью хоть яд. Она улыбнулась, предложила незнакомое мне вино, немного выпили, побеседовали, потом она налила два стакана воды, бросила в них по таблетке.
-Это усилит ощущения.
Руки я уже не протягивал, ждал отмашки. А она всё поднимала планку: включила негромкую музыку, затрудняюсь определить, не классика и не попса определённо, открыла книжечку, велела читать стихи, что-то вроде "Мой любимый спешит ко мне, пастушок свистит ему вослед... ". Похоже, начали действовать таблетки, столбняк был такой, какого и в юности не наблюдалось, и у неё - соски торчком, клитор набух, трону - аж вибрирует вся... Она пыталась притормаживать и я вроде сдерживался, но химия забила всё, кроме голой похоти. После сумасшедшего оргазма - никакого расслабления, без перерыва продолжили... Что мы с ней в тот вечер вытворяли, мог бы описать только гений.
И больше мы с ней сексом не занимались, только делились - весьма откровенно - впечатлениями от подвигов с третьими лицами, исключительно по её настоянию. Часами с ней беседовали - в её номере за бокалом вина, на прогулках. Оказывается, даже такой суперледи необходимо иногда выговориться, излить кому-то душу. Я подошёл на роль исповедника идеально - слава Карнеги! Воспроизвожу её рассказ, по-возможности аутентично, впрочем, стиль мой, а не её. Ещё через годы довелось услышать о Татьяне Олеговне из "кругов, близких к официальным", потому знаю и написал о дальнейшей её жизни.

42а. "Тёлка на дубу"

"Хорошей певице
...да пригодится".
(А42а)
 []
На дубе
В дремучем лесу, на высоком дубу, на зелёном суку сидела тёлка - то есть это сейчас кое-кто так сказал бы, а на самом деле качалась на ветке дуба прелестная девушка в поре бурноцветущей юности. Снизу любовался её живой красотой парень постарше, почти взрослый. Вот девушка встала на ветке, придерживаясь за могучий ствол. Юноше открылись её соблазнительные ножки - до самых трусиков, они были без резинок внизу, спортивного покроя, и он видел - скорее угадывал - нечто томяще-таинственное там, под материей. Он был потрясён этой волнующей картиной до глубины души - и тела.
-Поймаешь?!, - вдруг крикнула Таня - девушку звали именно так - и бросилась прямо в объятия любимого. Парень пытался подхватить её, не удержался на ногах и оба покатились в шелковистую траву под кроной дерева. Губы сами встретились в поцелуе, платье девушки завернулось, рука парня оказалась на её тугом горячем бедре, непроизвольно скользнула выше.
-Сними же, - прошептала она.
Он стащил с неё трусы, чувствуя неловкость и нарастающее возбуждение. Она быстро расстегнула ремень и пуговицы у него на брюках, слегка подкорректировала положение тела, парень ощутил прикосновение к чему-то влажному, горячему и невыразимо приятному, с головой утонул в эмоциях. А Таня самоконтроль не теряла, одной правой рукой расцепила булавку у себя на поясе и с силой вонзила в бедро возле промежности, вскрикнув при этом от боли и вцепившись в тело парня. Он задрожал в экстазе и бурно излился в неё, чуть не потеряв сознание. Дело в том, что Таня уже не была девственницей и решила возложить ответственность именно на этого парня, он показался ей достаточно привлекательным и в меру тупым для роли жениха и мужа.

Девочка
Таня с младенческих лет выглядела настоящей куколкой, довольно рано осознала свою привлекательность и широко пользовалась ей в корыстных целях: чтобы получить желаемое либо избежать нежелательного. Старшая подружка научила её и прямое наслаждение получать от своего красивого тела. Их родители были одного круга, соседи, дачи тоже сняли по соседству. Как-то подружка притащила в заросли одеяло, велела и Тане принести, с помощью соседских пацанов они соорудили шалаш и укрылись там от июльской жары. Подружка показала, как сделать себе приятно и Тане так же сделала. Она лежала голенькая, вся розовая, в истоме. Тут стал проситься к ним в шалаш мальчишка, из помощников. Подружка вроде в шутку сказала, что вход стоит 20-ть копеек - как в кино. У паренька была мелочь в кармане, он залез в шалаш и отдал монету. Когда глаза привыкли к полумраку, увидел голую девочку, полюбовался, несмело потрогал слегка влажную от подружкиных ласк Танину писечку. Таня впервые испытала остро приятное чувство стыда и наслаждения от "мужского" жадного взгляда. Паренёк ушёл восвояси, минут через 10-ть стали подтягиваться другие мальчишки из окрестных дач - тот первый рассказал им. В общем, в тот день заработали подружки на мороженое, на кино и ещё осталось. Периодически устраивали подружки такой стриптиз. Один раз залез к ним парень постарше, лет 13-и, дал целый рубль, подружку выгнал и попытался сделать с Таней по настоящему. Спустил штаны и принялся водить писюном у Тани между ног, он у него уже довольно большой был и стоял. Тане страшно было, но и очень приятно. Вдруг она почувствовала, как что-то горячее толчками полилось ей на ноги. Паренёк сразу подхватился и убежал, Таня перепугалась, думала, кровь из человека вытекла, умрёт. Подружка успокоила, сказала, что у парней так и бывает, она подглядывала за своим старшим братом, когда он себе так делал (она показала, как) и у него брызги полетели. Этот случай не имел особых последствий, кроме разве некоторой брезгливости по отношению к мужскому полу, да и она прошла после информации о месячных, а тем более после их начала. Спалились они по другому случаю. К их шалашу забрёл совсем малыш, подружка прогнала его, поскольку 20-ти копеек у него не было. Так малыш пошёл к маме - просить денежку.
-Зачем тебе? - поинтересовалась мамаша.
-Там девоцки показают. Копейку надо.
Мамаша провела экспресс-расследование и доложила результаты Таниной маме. Та была в шоке, дочку не стала ругать, а повезла в город к отцу. Тот принял решение показать дочку врачу. Врач её всесторонне обследовал, прощупал везде, Таня почувствовала огромное удовольствие от прикосновений взрослого дяди к своему телу, врач это заметил, специально принялся гладить и ласкать самые чувствительные местечки, понял, что она болтать не станет - в надежде на повторение. Родителям он заявил, что ничего страшного нет, достаточно пройти небольшой курс лечения у него в клинике. Ежедневно этот врач "лечил" Танечку в своём отдельном кабинете, особых пакостей не позволял, свой член не доставал, максимум, ласкал языком её губки и клитор, что ей чрезвычайно нравилось. Таня и так была красивенькой, а от умелых действий специалиста-педофила и вовсе расцвела, приобрела шарм почти взрослой кокетки. Родителям врач объяснил, что применит душ Шарко, в самом деле купал Таню до и после и проинструктировал, что она должна рассказывать папе с мамой, а что - нет. Она прекрасно поняла, что о подробностях лечения не следует распространяться, даже подружке не рассказала.
Из всей этой истории Таня сделала вывод, что "сексом" заниматься приятно и выгодно и научилась легко и непринуждённо сохранять свои похождения в тайне. Каких-либо комплексов стыда, вины и следа не было, врач позаботился все неприятные моменты купировать, снять.
У Тани был дядя-фотограф, муж её родной тётки, то есть родственник не по крови, а по браку. Он часто снимал племянницу в разных нарядах и позах, очень уж она была фотогенична. Естественно, Таня заинтересовалась фотоделом, нередко смотрела, как дядя в тёмной ванной печатает снимки, помогала в меру сил. Дядя в таких случаях особенно ласков был с ней, усаживал на колени, чтобы она лучше видела подробности процесса, как бы нечаянно поглаживал её ножки, животик. Благодаря опытам с подружкой и "лечению" Таня принимала дядины манипуляции вполне адекватно, получала удовольствие, хотя сама инициативу не проявляла, ни с подружкой, ни с врачом такое не практиковалось. Ну а когда подросла, лет 12-13-ть ей было, вполне сознательно спровоцировала дядю. Несколько лет перед тем они не виделись, дядя в длительной отлучке был, и вот она зашла к нему. Он был один дома, как раз собирался печатать снимки. Они попили чаю с тортом, дядя повосхищался её взрослостью и красотой, откровенно впиваясь взглядом в растущую грудь и прекрасные ножки, поболтали, посмеялись. Таня предложила помочь, видела, что готовятся растворы, увеличитель. На дворе знойное лето, в закрытой наглухо ванной им стало очень жарко. Дядя разделся до трусов и Тане сказал, чтобы сняла платье, мол, всё равно ничего не видно. Она в самом деле разделась, по детской привычке уселась к дяде на колени, с новым волнующим ощущением прикоснулась своей нежной кожей к волосатым мужским ногам и всё растущему бугру под ягодицами. Откинулась назад, прижавшись спиной к лохматой дядиной груди, поёрзала, устраиваясь поудобней. Дядя оставил увеличитель, принялся за Таню.
-Да у тебя и бюстгальтер!.. Ого, есть что прятать.
Не прекращая болтать, дядя тем временем и действовал: сдвинул чашечку бюстгальтера с левой груди, нежно погладил миниатюрный пупырышек соска, придавил его, отпустил... Тане очень хорошо стало, она вся отдалась наслаждению. Бюстгальтер как-то сам собой расстегнулся, упал, дядины большие ладони ласкали груди, мягко проехали по талии, бёдрам, трусики съехали к коленям и ниже, дядин огромный член освободился и оказался прямо в ложбинке. Таня расставила ноги, головка попала между губками, заскользила взад-вперёд. Левой рукой дядя продолжал мять и тискать груди, а правой прижал член вверх, вдавливая его глубже. Таня дрожала от наслаждения, особенно приятны были касания пальцев и головки к бугорку между губок... В тысячу раз лучше, чем с подружкой! Где-то на периферии сознания мелькало: "А вдруг дядя презирать меня будет... Или забеременею..." Но в центре внимания - всё нарастающий экстаз, чуть не до обморока. Таня почувствовала, услышала, что и дядя напрягся, застонал, рукой ухватился за член, задёргался...
Минутой позже он осторожно снял Таню с коленей, и принялся успокаивать.
-Не переживай, девочка, ничего плохого я тебе не сделал...
Вместо ответа Таня крепко обняла дядю и поцеловала прямо в губы, прервав ненужные оправдания.
-Я знаю. Если бы ты засунул ко мне и брызнул туда, больно было бы и кровь, а так - очень-очень хорошо. Спасибо!
-Молодец, Танюша, всё точно излагаешь. Только... "Спасибо" за это, за любовь не нужно говорить. Мне не меньше твоего приятно.
Через пару дней Таня зашла к подруге, обсудила с ней приключение. Она сомневалась всё-таки насчёт девственности. Подружка провела Таню в свою комнату, уложила на кровать и пальцами исследовала вход во влагалище.
-Девочка ты, девочка невинная, не расстраивайся. И очень даже вкусненькая! Хочешь, что-то покажу?
Она достала из-под матраса чёрную резиновую палку.
-Сейчас увидишь. Помоги.
Вдвоём затащили в ванную кресло из кабинета, поставили перед большим до пола зеркалом. Подружка уселась в кресло, широко раздвинула ноги, смазала конец палки кремом и принялась всовывать к себе между ног. Постепенно палка вошла наполовину. Таня смотрела во все глаза.
-Ты попробуй... Нет, двигай палку туда-сюда. Ну же!
Таня присела на корточки перед креслом, взялась за палку, покачивая её в стороны.
-Нет же! Дави внутрь! Засаживай всю!
Таня надавила, потом сообразила, как надо, стала ритмично двигать вовнутрь-наружу, надавливая всё сильней.
-Вот так...
Подружка застонала, тоже ухватилась за палку и стала энергичными толчками вдавливать её в себя, одновременно резко двигая тазом навстречу. По её телу прошла волна судорожных движений, из груди вырвался сдавленный крик...
-Неужели и ко мне такая резинища влезет? - поинтересовалась Таня, когда подружка успокоилась.
-К тебе не влезет. Ты же "целка", девочка.
-А ты?
-Мне брат сломал.
-Как? Расскажи!
-Да я как раз вот с этой резиной баловалась, а он с танцев возвращался, услышал мои стоны, заглянул.
-Стыдно было?
-Нет. Мы и раньше друг дружке показывали, трогали. Даже кончали вместе. Да, ну он засмеялся, говорит: "Брось эту штуку! Живым лучше"... И больно почти не было. Слегка только. Зато больше не переживать... Опять захотелось. Засунь другим концом, толстым.
Таня затолкала толстый конец.
-Не бойся, дави сильней.
Вошло и толстым концом, только сантиметров восемь снаружи осталось.
-Пошли на кровать.
С палкой между ног подруга прошла в свою комнату, Таня за ней.
-Ложись на кровать!.. Трусы сними. И платье... Ноги раздвинь, смажу кремом.
Прохладный крем, прикосновения пальцев ещё сильнее возбудили Таню, она с нетерпением предвкушала вторжение в своё тело. Но подруга принялась возить концом резины по губкам, по клитору, вызывая всё растущее желание. Таня раздвинула ноги ещё шире, конец вошёл в неё, вызвав новое ощущение: "Он у меня внутри, в моём теле!" и желание, чтобы её заполнило всю. Подруга слегка приподнималась и опускалась, прикасаясь своим волосатым лобком к клитору; каждое прикосновение вызывало горячую волну по всему телу... Как ни прижималась подруга, палка входила в неё, а не в Таню. Наконец, она плотно обхватила палку рукой и снялась с неё, оставив конец у Тани между ног. Потом принялась крутить палку и вдавливать. Таня стонала и вскрикивала, требуя ещё и ещё, подруга надавила - внезапная острая боль пронзила тело, всё сжалось...
-Вот теперь и ты не девочка.

Девушка
Эти картины мелькали в сознании Тани сейчас, в траве под дубом, когда она в который уже раз теряла невинность, теперь - по всем правилам, с молодым красивым парнем, по любви, а не для голого телесного наслаждения, как было с мальчиками, врачом, дядей, подружкой. Юноша, подстёгнутый её криком от укола булавки, прижался к телу любимой, проваливаясь в бездну - или возносясь к вершинам - блаженства...
Натягивая в стороне трусы, он обнаружил кровь и пришёл к запланированному Таней умозаключению. Со снисходительной улыбкой наблюдала она по его открытому профилю за титанической работой мысли. "Сработала булавочка, женится!"
Тем временем клонящееся к закату солнце заглянуло под дуб.
-Ой, вечер уже. Побежали домой!
Они бежали по лесной дорожке, взявшись за руки, и казалось им, обоим сразу, нераздельно, что вся их жизнь будет отныне вот таким стремительным движением к счастью, никто и ничто не сможет им помешать. Таня всерьёз решила оставить в прошлом свои развратные игры, стать верной женой, надёжной подругой единственному мужчине...

Игры судьбы
Пока доехали до Таниного дома, стемнело. А в квартире ждала Таню вульгарная полицейская засада - совершеннейшая для неё неожиданность. Молодой да, видно, из ранних следователь МГБ получил указание арестовать Таниного отца, ответработника довольно высокого ранга. Жена и дочь автоматически приобретали статус ЧСИР, Членов Семьи Изменника Родины - с конфискацией, высылкой и всенародным осуждением. Однако следователь сообразил, что выгоднее провести жену и дочь пособницами "шпиона", потому мать Тани была арестована вместе с отцом, а вот теперь и её саму "поймали" в собственном доме. Краешком помрачённого сознания выхватывала она дикий беспорядок в комнатах, опрокинутое лицо своего любимого в свете фар увозившей её машины - больше она его не видела. Дальше было мучительное тягостно долгое сошествие в ад - с бессмысленными ожиданиями в коридорах, обысками, непонятными манипуляциями людей в зелёном. Ей хотелось забыться, умереть, уснуть, а нудная невыносимо бесчеловечная бюрократическая тягомотина всё длилась и длилась.
-Нет ли жалоб?.. Подпишите протокол изъятия... Руки за спину... Вперёд!.. Направо!.. Стоять!.. Лицом к стене!..
Наконец, привели в камеру. К ней бросились толпы каких-то уродливых ведьм, тормошили, чего-то требовали.
-Иголочку не пронесла?
-Закурить, закурить есть?
-Эй, отвяжитесь от человека! Не видите?! В первый раз она... Идём, девочка. Вот сюда...
Добрая женщина уложила Таню, наступило забытьё - с кошмарами и сладкими картинами оставшейся в прошлом жизни попеременно. Наутро, ещё до завтрака, велели собираться в баню. "Опять эта возня в грязи..." - с тоской подумала Таня. Но нет, помещение оказалось не только чистым, сравнительно с тюремными интерьерами оно выглядело прямо-таки роскошно.. Пожилая женщина-врач подвела Таню к огромному зеркалу, велела раздеться. В зеркале отразилась прекрасная незнакомка с трагическими глазами. События этих суток настолько изменили внутренний мир Тани, что она с трудом узнала себя в отражении, подсознательно ожидая таких же кардинальных изменений внешнего вида, чего, конечно, не произошло. Врач тщательно её осмотрела, прощупала, прослушала везде. Время от времени она поворачивалась к зеркалу и делала своему отражению какие-то знаки. Внезапно сверху прозвучал мощный металлический голос:
-Эту - в группу.
Вошла девушка в белом халате, мягко взяла Таню под локоть.
-Пойдём, красавица. Нет, одежду оставь.
-За дверью их встретил ароматный тёплый пар, он шёл из огромной ванны - скорее бассейна.
-Залезай. Не бойся - проверено лично.
Тёплая вода, мягкие интонации банщицы сняли наконец невыносимое напряжение, тяжесть с души и тела. Показалось неудобным, что незнакомая девушка моет её, везде трёт губкой.
-Я сама.
-Не беспокойся - это моя работа. Да такую раскрасавицу одно удовольствие мыть. У тебя замечательная фигурка, тебе говорил кто? Я прямо влюбилась.
Эти полушутливые слова окончательно успокоили Таню, она поверила, что всё будет хорошо, не может не быть, и отдалась наслаждению от умелых действий банщицы. Та постепенно перешла от мытья ко всё более откровенным ласкам: нежно гладила кожу бёдер, груди, целовала, массировала губки между ног. Спросила между делом, не целочка ли. Полы её халата разошлись, Таня с удивлением заметила торчащий между явно женскими половыми губами огромный клитор, почти мужской член. Банщица засекла её интерес.
-Хочешь?.. Повернись задом.
Небольшой сравнительно с мужским инструмент легонько коснулся губ, заскользил вокруг входа, немного проник внутрь, зато постоянно возвращался к бугорку, вызывая очень приятные и необычные ощущения, совсем не такие, как с мужчинами, или как с подругой...
После ванны банщица отвела Таню в соседнюю комнату, там был приготовлен на столике завтрак, не по тюремному, а на тарелках, с вилками.
-Поешь и жди.
-Чего ждать?
-Ну, это, извини, не могу сказать, не знаю. Можешь и поспать - вот, на кушетке, если долго.
Таня с аппетитом поела и сладко уснула. Проснулась от лёгкого касания женской руки.
-Вставай, одевайся. Здесь твоё домашнее, привезли.
Таня оделась, с некоторым любопытством пытаясь угадать, что с ней будет дальше. Ей ведь не сказал никто, за что её взяли, не сообщили, где отец, мать... Ещё одна незнакомая женщина повела её по коридорам, вывела из здания во двор, там стояла машина, рядом курил военный. Он взглянул на часы.
-Поехали.
По каким-то закоулкам подъехали к железной дороге, не на вокзал, в тупик, вошли с сопровождающей в вагон. Таня воспрянула духом - вагон был в точности такой, в каком она совсем маленькой девочкой ехала с отцом к морю. "Конечно, это папа узнал, приказал разобраться, сейчас к нему едем" - радостно подумала Таня. Насторожило зарешечённое непрозрачное окно, она спросила сопровождающую.
-Милая девочка, не положено нам говорить, да очень уж ты мне понравилась, такая куколка... На юг мы едем.
-К папе?
-Вряд ли. В санаторий тебя везу, отдыхать будешь. Была на море?
-Давно, с папой.
-Ну вот и отдохнёшь. Только... хоть и золотая, а всё же клетка. Едешь ты туда не по своей воле, а надолго или нет - никто не знает.
-В тюрьму?
-Тюрьма не тюрьма, а... сама всё узнаешь. Ты поёшь? Или, может, танцевать умеешь?
-На рояле играю.
-Вот-вот. Там пианино точно есть, поиграешь.
"Санаторий" разместился на даче дореволюционного богача в обширном парке у самого моря. Таню поселили в номере с красивой женщиной лет 25-и, Зиной. Та подробно рассказала о здешних порядках.
-Если не подходить к ограде, и не заметишь, что тюрьма. Гуляй, купайся в море, сетка, правда, и там протянута, и конвой на вышках, но это далеко, ненавязчиво.
-А зачем вас держат здесь?
-Не "вас", а "нас". Не сообразила ещё? Мы ведь з/к, заключённые, чуть что не так - в лагерь, в Сибирь. Так что будь умницей.
-Как это?
-Ну, я вижу, ты всё ещё не поняла. Приезжают сюда отдохнуть большие начальники, без жён приезжают, вроде, в командировку. И выбирают из нас, которая понравится.
-А-а... И часто тебе приходится? Со многими?
-Я, девочка, сумела устроиться. Расскажу, может, и тебе повезёт, если сообразишь сама. Понравилась я одному, он меня на вечер заказал, а там уж я такую ночку изобразила, все женские хитрости пустила в ход, что сама знала, о чём только слышала, что на ходу придумала... Это ж не трояк под забором отрабатывать, жизнь покупаешь. В общем, сейчас он только ко мне и ездит, меня больше никому не отдают.
-Замуж возьмёт?
-Ага, разогнался! Я и так замужем, да муж мой... лучше не вспоминать, не знаю, живой ли... И этот мой - тоже женат, какой там замуж?! Про это забудь. Если какой старый пердун в любовницы возьмёт - уже счастье. Они молоденьких любят. Тут недавно одну взял к себе начальник.
-Куда, к себе?
-Протоколисткой взял в свою контору. Судимость аннулировал, у неё статья несерьёзная, уголовная. И ты постарайся, только аккуратно, не то быстро по рукам пойдёшь. Есть примеры. Тут трое организовали разврат, все начальнички к ним, да быстро съе...ись, сейчас в лагере, если живые. Что они вытворяли - цирк! И "корзиночку" делали, и в "ромашку" играли.
-Что это, "корзиночка", "ромашка"?
-"Корзиночка" - такой фокус, что не каждая и сможет. Сажают тебя голую в корзину без дна, попа торчит, корзина к потолку подвешена, корзину закручивают, отпускают, она раскручивается, опускается и девочка навинчивается на болт, на мужика, что лежит снизу со стоячим. Остальные смотрят, хохочут. Пьяные все...
-А "ромашка"?
-Ещё "круглый стол" называется. Человек пять девчат ложатся грудью на стол, по кругу, голые задницы отставлены. Заходит мужик, кладёт на стол сотню и работает. На какой кончит, той и денежка. Надзирательница потом отнимает, нам деньги не положены... А ещё шампанское в груди закачивают.
-Зачем?
-Сосут. Шприцем закачивают и отсасывают. В кайф им... Шампанское - ладно, в нём алкоголя мало, а то коньяка захотелось пососать. Двум девочкам груди спалили внутри, орали потом от боли. Да кому нас тут жалко?!.
С неделю Таню никто не трогал, только по вечерам дежурная проверяла наличие. Зина продолжала делиться опытом. Научила её играм в стиле островитянок Лесбоса. Куда там подружке с её резиной! Даже воспоминание о полянке под дубом, последний привет из прежней счастливой жизни, поблекло в сравнении с высоким мастерством Зины. Под её руководством Таня осваивала возможности своего тела - для себя и ради мужчин, которые несомненно будут в её жизни, и в немалом количестве. В субботу утром надзирательница передала Зине приказ готовиться самой и подготовить Таню. После обеда они навестили массажиста, приняли ванну с какими-то душистыми травами, в парикмахерской им сделали причёски, маникюр-педикюр, затем - одеваться. В гардеробной у Тани просто глаза разбежались от обилия потрясающе шикарных нарядов. Выбрать ей самой ничего не дали, костюмерша посмотрела в списке размеры, подобрала бельё, платье, туфли, серьги, ожерелье, шарф, сумочку, перчатки... Таня взглянула в зеркало и ахнула: настоящая француженка из кино! И Зина восхитилась:
-Куда тем француженкам?! Ты такая юная, вся весенняя и такая... прямо съесть хочется! Мужики твои.
Потом их куда-то повезли. По дороге Зина предупредила, чтобы не пила много, могут добавить в напитки возбуждающее, выпьешь лишнего - на стулья станешь бросаться, не то что на мужчин. Но и совсем отказываться нельзя, ломак сразу в расход, церемониться не будут...
Их разделили. Таню за руку отвели в тёмное помещение, усадили на стул. Вспыхнул свет, прямо перед собой она увидела большое окно, витрину со сплошным стеклом, слегка затемнённым. За окном - комната с камином, кровать под балдахином, картины по стенам. В углу наискосок - большой киноэкран. На переднем плане столик с разноцветными бутылками, с закусками. "Ой!", она вдруг обнаружила, что не одна: за таким же столиком с этой стороны окна сидит напротив неё пожилой, лет 35-и, мужчина в военной форме. Он поймал её взгляд, улыбнулся.
-Добрый вечер, Танюша. Можете называть меня Иван Иванович. Не хотите ли что-нибудь выпить?
Не ожидая ответа, он открыл шампанское, наполнил бокалы, достал из кармана флакончик, капнул из него в оба бокала, слегка взболтал жидкость.
-За Вас! За Вашу чудную красоту!
Таня отпила немного. Напиток оказался очень вкусным, сладко-острым, бодрящим. В это время в комнату за стеклом вошли Зина и седой красавец кавказского типа. Кавказец был в ярком домашнем халате, пижамных брюках - да ещё и в шлёпанцах, тем не менее держался так, как будто был в полной форме джигита. Ухаживал за Зиной, говорил цветистые комплименты, высокопарно провозглашал тосты, изображал па лезгинки, напевал мотивы из арий. Из-за неподходящей одежды это смотрелось так комично, что Таня еле сдерживалась, прыскала, фыркала, заговорщически переглядывалась с "Иван Иванычем". Вспомнив советы Зины, как бы невзначай со смехом уронила голову на стол, задела пышной причёской руку визави. Игра ей определённо понравилась, даже притворяться не надо было. Хотя женщина и сама не всегда понимает, когда она притворяется, а когда нет. Зина вовсю подыгрывала партнёру, пила под каждый тост, напропалую кокетничала, дула губки при слишком фривольных шутках. Таня от всей души веселилась, глядя на этот спектакль...
Кавказец вышел, Зина подошла к окну и уставилась прямо на Таню.
-Это зеркало, - шепнул сосед, - нас оттуда не видно.
Действительно, Зина поправила причёску, освежила краску на губах. "И там, в тюрьме было такое зеркало, - запоздало сообразила Таня, - меня разглядывали голую, может, и мужчины..." Кавказец вернулся, выключил верхний свет, оставив только слабую лампочку у стола. Вспыхнул экран, началось кино - сразу со свадьбы, которая обычно завершает фильм. Свадьба как свадьба, но вот действие свернуло в сторону. Крупным планом показывают толстячка, он роняет под стол вилку, лезет за ней, долго там возится, вылезает красный и без вилки. Потом роняет платок, лезет за ним и застревает внизу. Некоторые гости замечают его маневры, заглядывают под стол и - тоже застревают. Зритель заинтригован: "Да что там такое?!" Камера ныряет под скатерть, показывая обрамлённую мужскими затылками картину: подол белого платья невесты задран, меж её раздвинутых ног - волосатая мужская рука, панталон и в помине нет, пальцы внедряются вглубь... а над столом невеста счастливо улыбается жениху, её сосед, чья рука шалит под платьем, увлечён светской беседой с пожилой дамой слева, его лицо - воплощённое ханжество. Невеста извиняющимся жестом притрагивается к плечу жениха и просит соседа проводить её. За дверью она жадно хватает мужика за руку и тащит в спальню, готовую к первой брачной ночи, там задирает подол, мужчина ласкает её половые губы, засовывает один... два... три пальца, всю ладонь и руку чуть не по локоть. Она в восторге, дёргает и вертит задом, прыгает...
Усаживаясь на место она чопорно благодарит провожатого, лучезарно улыбается жениху... На экране - снова спальня невесты. Раскрытое одеяло на пышной кровати, роза на подушке, незажжёные пока свечи в канделябрах - и букетик с подвенечного платья невесты, потеряный в минуту экстаза. Невеста в смежной ванной комнате, моется, надевает прозрачный пеньюар. Ей помогают юная горничная и огромный страшный негр. Брюки у негра оттопырены, невеста шаловливо хлопает по этому месту. Негр скалит зубы и звонко шлёпает по голому розовому заду, нагло задрав пеньюар...
Следующий кадр - в ванной жениха. Огромная губка, большущий кусок мыла. Жених берёт то и другое, тщательно намыливает губку, размашистыми движениями энергично трёт у себя между ног. Камера постепенно движется туда же... О-па! Да что там тереть?! Еле из волос видно...
Наконец - постель. Жених - уже муж - гладит жену по головке, объясняет на пальцах и на цветке из букета, что такое супружеская жизнь, целует груди, просит раздвинуть ножки. Девушка в радостном предвкушении. Вдруг она видит обнажившийся наконец предмет своего вожделения. Глубокое разочарование... Да что поделать? - исправно стонет в ответ на титанические усилия новоиспечённого мужа, при этом в её воображении - и на экране - мелькают картины разнузданной страсти: негр с огромным членом берёт негритянку, жеребец имеет кобылу, слон - слониху... Муж тем временем завершил "подвиг" и уснул с сознанием выполненного долга. С тоской и презрением смотрит юная женщина на храпящего рядом мужчину. Её взгляд блуждает по комнате... Свеча! Гасит её и засовывает к себе между ног. Серия энергичных движений... Не то! Встаёт, решительно направляется в коридор, идёт вдоль закрытых дверей... Вот!.. Смотрит - пусто. Зато из-за стены - характерные звуки. Осторожно заглядывает в соседнюю комнату - там бурная сцена любви. Негр бешено работает на миниатюрной горничной, он весь блестит от пота. Девушка в экстазе, легко подбрасывает тяжеленную тушу. Всё же она замечает хозяйку и находит в себе силы наградить ту гордым взглядом. Со вздохом зависти возвращается жаждущая любви женщина в спальню негра - ждать... и видит на его кровати соседа по свадебному столу. Тот ждал хозяина спальни, а не её, но смиряется с неизбежным, приподнимается на локте, молча задирает подол подошедшей женщины, целует её ножки, между ног. Она гладит его волосы, ложится рядом, он продолжает её ласкать... но видно, что оба только тянут время в ожидании главного персонажа... Возвращается к себе негр, с ходу оценивает ситуацию и направляется к кровати, его член вздымается, обнажая красное в чёрном. Оба с вожделением смотрят на приближающееся чудо. Женщина первой хватает его и пытается взять в рот, он с трудом влезает. Мужчина вынужден удовлетвориться тем, что осталось: подлезает под женщину (она стоит на кровати на коленках и продолжает увлечённо обсасывать любимую игрушку) и начинает её усердно вылизывать. Заглядывает горничная, очевидно, ещё хочется. Минуту разглядывает подвижную скульптурную группу... Ага! У белого - свободный член. Правда, вяловатый... Обрабатывает пухлыми губками... Есть! Легко надевается влагалищем на стоячий... Камера делает несколько кругов, выделяя крупными планами места особо интимных контактов... Конец фильма.
Таня никогда ничего подобного не видела. Неудобно смотреть, местами противно и всё же возбуждает не на шутку. Пока шёл фильм, Зина с кавказцем баловались на диване, почти совсем разделись, а сейчас перешли на широченную кровать. Зина оседлала мужика и скакала на нём во весь опор. Вот он что-то сказал Зине, она встала на колени, задрав голый зад - и вдруг он пронзительно свистнул. Ужас! В комнату ворвался огромный пёс, настоящая собака Баскервилей. Таня испуганно схватила за руку своего мужчину. Пёс с ходу запрыгнул на кровать, принялся обнюхивать и облизывать женский зад. В слабом свете лампочки Таня увидела, как у него выдвинулся из шерсти большой красный ствол, заскользил между бёдрами женщины. Зина поймала его рукой, направила куда надо. Пёс страшно зарычал, быстро-быстро стал толкать задом. Зина прогнулась, громко застонала - скорее зарычала - иногда вскрикивала совсем по-звериному. Кавказец наблюдал эту картину, лёжа рядом. Вот он возбудился, подвинулся к Зине, она жадно захватила его член в рот, резко двигая головой. Пёс особенно громко взревел, по ногам Зины потекло, она дёрнула задом - выпал собачий член с большой булавой на конце...
Таня еле сдерживалась, её глаза сверкали, она впилась ногтями в руку мужчины, тот наконец принялся за дело. Она с радостной готовностью раскрылась, отдалась ему со всей юной страстью - не забывая применять приёмы, преподанные Зиной. Краешком сознания она уловила, что свет за окном погас, а у них в комнате загорелся, окно превратилась в большое зеркало, в нём она моментами видела как бы со стороны, что с ней делает мужчина и что - она сама - это ещё больше её возбуждало. Она понимала: за ними наблюдают из соседней комнаты сквозь полупрозрачное стекло, что делало ещё острее и без того запредельное наслаждение...

Дама
Мужчина был так тронут страстным порывом Тани, пусть и не очень умелым, что решил на ней жениться. Он достаточно опытен был, понимал, какая редкость ему встретилась: подлинная страстность в столь нежном возрасте. Романтические бредни насчёт девичьей невинности, женской скромности его не волновали. Кому нужна деревяшка в постели?! Он занимал достаточно высокий пост во властной иерархии, решил проблемы с её освобождением и несовершеннолетием. И вот к 17-и годам Таня стала замужней дамой, полковничихой. Поначалу её увлекла новая роль, она обставляла квартиру - возможности были практически неограниченные - заботилась об уюте, вкусном ужине для мужа, старалась не ударить лицом в грязь, когда навещали их сослуживцы мужа, иногда с жёнами, невероятно тщеславными и тупыми бабами. Но муж стал бывать дома реже, он дослужился до генерала - не без её помощи: как-то в отсутствие мужа за ней приехали на машине, отвезли к начальнику, одному из тех, кто бывал у них дома, видимо, тогда он и положил на неё глаз. Без лишних слов этот типа мужик выдвинул альтернативу: либо даёшь здесь, сейчас и когда скажу, потом, либо на Колыму - вместе с мужем, только в разные лагеря. Она пыталась вывернуться, мол, а вдруг муж узнает... Тогда ей дали прослушать запись, где муж открытым текстом продавал её этому же начальнику. Если у неё и были по молодости романтические иллюзии в отношении мужчин, мужа, то это будничное предательство навсегда их развеяло. Она впервые отдалась мужчине чисто по необходимости, без малейшей симпатии к нему, скорее с ненавистью и отвращением. Мужу она ничего не сказала, и он не спрашивал, а любовь - тихо умерла, остался секс. Но муж пропадал надолго, не говорил, куда, правда, неизменно предупреждал о возвращении телеграммой или звонком. Таня сама вынуждена была искать развлечения. Конечно же, находила. Появились любовники, некоторые для дела, другие, помоложе - для тела и для души. Иногда она отдавалась совершенно незнакомым случайным мужикам - от скуки. В её распоряжении всегда была машина с шофёром, она и его пыталась соблазнить, чтобы всегда был пахарь на подхвате, но тот чётко обозначил границы, заявил, что хозяина предавать не намерен, но и о её похождениях докладывать не будет. Понимал, что за такой доклад мог поплатиться не только местом, но и головой...
Как-то раз она неточно договорилась с водилой, пришлось добираться домой на автобусе. В переполненном салоне её сжали со всех сторон, от мощного пролетарского духа перехватило дыхание. Вдруг она ощутила уверенную мужскую руку у себя на бедре. Парень - очень даже симпатичный - осторожно поглаживал её чулки, добрался до голого тела между чулком и трусами, пальцами нежно провёл по прикрытым тонкой материей припухлостям лобка. Ей это приключение понравилось, она специально стала ездить в общественном транспорте, вычислила наиболее перспективные маршруты и время, когда мужиков было побольше. Особенно хорошо получалось после футбольных матчей и со студентами. Разгорячённые болельщики грубо тискали её шершавыми руками, а студентов она сама провоцировала: как бы нечаянно прижималась к пареньку соблазнительно полуприкрытой грудью, бедром вклинивалась к нему между ног...
Вспомнив эпизод в зеркальной комнате, завела собаку, громадного кобеля, и обучила сексуальным играм. Пёс был ценен тем, что не требовал лицемерной болтовни, подготовительных маневров, не мог рассказать о своих похождениях с ней, как иные из её любовников, а главное, возбуждал секс с кобелём безумно - хотя бы вызывающей неприличностью полового акта с животным. Наконец, он всегда был готов, стоило только ей обнажить свою ...у.
Так она и жила - в прекрасной квартире, почти никогда не оставаясь одна: то любовники, то друзья мужа, изредка он сам - но близкой души у неё не было. Детей не заводила, насмотрелась у других, какая они обуза и морока, а муж не настаивал, считал, что это должна решать женщина. Однажды как будто появился у неё душевный друг, но слишком уж юный и ненадолго. Она несла домой купленную в спецмагазине чешскую люстру, груз не тяжёлый, но неудобный. Присела на скамейку в сквере отдохнуть. Рядом мальчишка сидел, её поразило сходство с тем парнишкой, который баловался с ней в шалаше, в первый миг она подумала даже, что это он и есть, потом сообразила. Она ему явно понравилась. Таня тепло улыбнулась, попросила помочь. Мальчишка радостно схватил пакет, чуть было не уронил... По дороге разговорились, он похвастался, что разбирается в электричестве и радио: сам собрал приёмник. Таня попросила прицепить люстру. Паренёк смешался, увидев такую роскошную квартиру, но в работе быстро освоился. Пока вскрывал пакет, разбирался в конструкции, Таня переоделась, при этом она "нечаянно" оставила дверь спальни приоткрытой, а зеркальную дверцу шкафа установила так, чтобы он мог подсмотреть. Боковым зрением она зафиксировала его быстрые взгляды. В коротеньком халатике вышла в гостиную, помогла собрать люстру, следовало её прицепить. Вдвоём взгромоздили довольно тяжёлый стул на стол под крюком, парнишка вспорхнул наверх, Таня влезла на стол (паренёк, думая, что она не видит, уставился на её оголяющиеся зад и перёд, закраснелся как маков цвет). Подала люстру, он опомнился, вернулся к работе. Пока цеплял люстру на крюк, Таня просто поддерживала его, а как увидела, что готово, стала откровенно гладить его горячее тело. Он всё возился наверху, не решаясь опустить глаза, обсыпался мелом и её обсыпал. Предложение пойти в ванную помыться было принято с несколько подозрительным восторгом. Сам разделся до трусов, не пытался возражать против её присутствия. Чувствовалось, всё это для него не впервой. Таня попыталась его расспросить.
-Ты раньше видел женщин в ванной? Без одежды?
-Д-да.
-Где? Расскажи.
-Мой брат - старший - в бане работает.
-В женской?
-Нет, в мужской.
-А как же ты женщин видел?
-Я брату помогал иногда, у него там комнатка маленькая есть, пока нечего делать, я там сидел, брат за пивом ушёл, свет выключил, чтобы никто не заглядывал. В темноте я увидел над полом щель, оттуда свет пробивался. Заглянул, а там... женщины моются.
-Красивые? Тебе понравилось?
Парнишка смутился, опустил глаза.
-Н-нет. У вас... вы самая красивая.
-Ты видел меня... у меня? Не бойся, женщинам нравится, когда из-за них вот так, как сейчас у тебя.
При этом она сквозь трусы погладила его напряжённый, довольно большой как для подростка член.
-Тебе хотелось тогда к тем женщинам?
-Нет - их много было... Я и ещё видел. Одну.
-Как это было? Рассказывай, мне интересно.
-Когда брат женился. Мы вместе живём, ночью слышно, как они... возятся.
-Видел, что они делают?
-Нет, не видел.
-А догадывался?
-Ну... не полностью.
-Так ты жену брата голой видел? Как?
-Брат утром ушёл на работу, а она позвала меня в их спальню.
-Голая в кровати лежала?
-Нет, в рубашке.
-И что? Сняла при тебе?
-Нет, она сказала приготовить ванну. Она общая, одна на всех, а брат сделал туда вторую дверь прямо из нашей квартиры, уговорил жильцов.
-Ты хотел вместе с ней мыться?
-Я понял, что она хочет.
-Как же это ты понял?
-Ну, она увидела, что у меня... торчит, колено подняла, и я у неё тоже увидел. Догадался, что она захочет со мной в ванную.
- Что дальше было?
-Она пришла, когда я воды набрал, сняла рубашку, залезла в ванну и сказала помыть у неё... между ногами.
-Ты помыл?
-Да... не совсем - у меня руки очень дрожали.
-Что вы дальше делали?
-Соседка в дверь постучала. Я убежал, а она крикнула соседке, чтобы подождала, домылась сама.
-А когда вернулась?
-Не знаю. Я ушёл - стыдно было.
-И всё? Больше ничего не было?
-Нет. Один раз только. Это недавно было.
-Тебе нравится смотреть у женщин?.. Хочешь сейчас?
Она отлично знала, какая у неё красивая вульва, испугать пацана не боялась, сбросила халат и залезла к нему в ванну.
-Давай-ка сниму с тебя трусы, помою... Вот так... А теперь вот сюда направь.
Паренёк уже не владел собой, пришлось ей самостоятельно руководить. Несколько движений и он разрядился, обмяк. Она хорошенько вымыла его и себя, он постепенно очухался. Тогда она принялась ласкать его яички, взяла головку в рот. Он не ожидал ничего подобного, подействовало безотказно, снова встал. Она сказала ему встать на колени, он сам догадался, приник губами к её лодочке, направляемый полунамёками - словами и движениями - сделал ей очень приятно, засосал бугорок... Она возбудилась не на шутку, захотела попробовать в попу - раньше не приходилось, только рассказы слышала. Намылила у себя и ему, вошло с усилием, но почти совсем без боли. Она почувствовала горячее скольжение, засунула два пальца во влагалище, сквозь стенку нащупала головку члена, а большим пальцем дёргала клитор. Тройное воздействие быстро довело её до болезненно приятного оргазма, взорвалась наслаждением, когда ощутила толчки горячей струи в прямой кишке. Паренёк от избытка чувств и вовсе вырубился, пришлось нести его на руках. На кровати он пришёл в себя, снова потянулся к ней. В постели было удобнее, она сознательно тормозила его порывы, заставила ласкать не спеша и сама всячески его возбуждала...
Когда выпроваживала, убедилась, что он запомнил телефон, велела звонить. Конечно же, позвонил - уже на следующий день - и приходил так часто, как она разрешала. В этот период её навестил постоянный любовник, он вполне удовлетворял её раньше, а в этот раз она невольно представляла, лёжа на мужчине с его членом у себя внутри, как тот паренёк мог бы сейчас въехать к ней в попу. Реально осуществить это она всё-таки не решилась, сделала по-другому: сказала пареньку, чтобы привёл друзей, сумела убедить, несмотря на его сопротивление. Действительно пришли в следующий раз втроём, смущались, не знали, что делать, куда себя девать... Пришлось их слегка напоить вином, тормоза отпустило, а дальше всё получилось, как она хотела, подчинялись её указаниям беспрекословно. Так и развлекалась с ними несколько месяцев - а потом услышала, что их судят за изнасилование одноклассницы. Конечно, следователь расколол их, выяснил, кто обучил, пришёл к ней домой. Грозила статья за совращение малолетних, но вмешался муж и всё уладил. Её он не ругал, не воспитывал, однако после этого случая оба и притворятся перестали, что близки - сожители, не более.

Стерва
Произошёл очередной резкий перелом в её жизни. Через семь лет после свадьбы где-то в далёком неизвестном краю погиб - или умер? - муж. На похороны ей не разрешили поехать, это трагическое событие она пережила отстранённо, без особых эмоций. И вот к 25-и годам она стала молодой вдовой - с прекрасной квартирой, дачей, машиной, с генеральской пенсией, но без единой близкой души. Родители её были расстреляны, о чём ещё до свадьбы доподлинно разузнал и сообщил будущий муж, тётя с дядей где-то затерялись и не высовывались, боясь разделить участь родственников, любовники... тем её тело нужно было, а не проблемы, паренёк с друзьями уже во взрослой колонии парились... Одна... Вроде, должно бы всего хватать, но расходы росли, навалилась полоса неурядиц: дача требовала ремонта, в квартире мебель не мешало бы сменить, а тут ещё машину покалечила по собственной неосторожности - понадобились деньги и немалые. Знакомая подсказала способ заработать, свела с нужным человеком. Он объяснил, что предстоит тур по сибирским лагерям. Мол, там у зеков крутятся немалые деньги, за такую куколку, чтобы только посмотреть, не говоря о большем, они, голодные, всё отдадут. Дело было поставлено с толком, никакого насилия, издевательства над ней не допускали, присутствовали охранники, врач, он проверял претендентов на предмет гигиены и всяческой заразы, обслуга из тех же зеков, им и платить не надо было, довольствовались "сеансами". Впечатлений она получила - выше крыши. Ей самой в этой поездке ни решать, ни делать ничего не надо было, даже подмахивать, изображать страсть не было нужды. Её трогали, раздевали, то грубо, то нежно ласкали изголодавшиеся до предела мужики, она своим женским естеством ощущала исходившие от них звериные желания, похоть - как от её кобелей, только вдобавок присутствовало острое чувство опасности. К ней попадали только за очень большие деньги, самые крутые, опасные преступники.
Иногда практиковались коллективные сеансы: сбрасывались целой кодлой, самые авторитетные забавлялись с ней, а прочие глазели, исходя слюной и спермой. Татьяна пропускала за ночь и по десять, и по двадцать, и по тридцать человек, это было совсем не трудно, потому что большинство плыли от одного вида её соблазнительного тела, даже дотронуться не успевали, а за вторую попытку - снова плати. Охранники бесцеремонно оттаскивали готовых. Устраивали с ней фокусы для фотосъёмок, потом эти фотографии распространялись в зонах, принося фирме хороший доход, а ей - проценты. Особенно ей запомнился "самолёт" - или "вертолёт" - сразу с пятью голыми мужиками. Одного уложили на ковёр, смазали ему член - небольшой, специально подобрали - и насадили её попой на него, второй как-то пристроился между их четырёх ног и ввёл елду во влагалище - она почувствовала скольжение обеих головок с двух сторон разделительной перегородки - третий сунул в рот, присев над её головой на корточках, ещё двое пристроились с боков, вложив свои члены ей в ладони. Фотограф требовал держать паузу, но мужики долго не выдержали, облили её внутри и снаружи, от этого обилия и она длинно сладостно кончила, чуть не захлебнулась спермой и отключилась - то ли от недостатка воздуха, то ли от избытка наслаждения...
Чаще всего ей было противно, но и сама эта противность привлекала, извращённо возбуждала, тянуло повторять ещё и ещё. В самых развратных позах её лицо сохраняло выражение ангельской невинности, неземной красоты. Даже видавший виды провожатый восхищался: "Ну, стерва, хоть бы поморщилась!". Наконец, до него дошло, что его подопечная уже не в себе, тонет в тяге к непрерывному разврату, прикрыл лавочку. Пока довёз до Москвы, врач привёл её в чувство, дома она уже была в обычной форме - и с кучей денег, хватило на неотложные нужды. Ещё несколько раз ездила она по лагерям, не только и не столько для заработка, как для себя, для жаждущего разврата тела. Ни один мужик на воле не способен был её так возбудить... Несмотря на возраст за тридцать и беспощадный разврат, Татьяна выглядела всё той же куколкой, только ещё более пышной и соблазнительной. Ни морщинки на лице, чистая розовая кожа, девичья фигурка - она не только не рожала, но даже ни разу не забеременела. Не курила, совсем немного пила, регулярно занималась специальной гимнастикой, делала массаж. И всё-таки её пугала неминуемая перспектива полного одиночества. Замужество её не привлекало, а вот ребёночка решила завести. Просчитала возможные варианты, выбрала наилучший и принялась действовать: устроилась буфетчицей на большое золотодобывающее предприятие на Севере. По условиям договора квартира в Москве и прописка сохранялись, она сдала её знакомым знакомых за приличную сумму и уехала на прииск. Её поразила широта, открытость тамошних мужиков, они не просчитывали каждый шаг, как было принято в её кругу, не устанавливали для любых отношений чёткие рамки, нет, они часто следовали минутному порыву, чувству. С этой своей непосредственностью они казались ей наивными дурачками, и всё же такой стиль ей нравился, хотя сама она уже не могла бы так безоглядно оставлять развитие ситуации на волю случая. На прииске она сразу стала признанной королевой, ничего лишнего себе не позволяла, была неизменно вежлива со всеми, всем улыбалась, никого не выделяя. Постепенно освоилась, оценила обстановку и стала понемногу делать дела. Кому надо, уступила, не афишируя эти связи, включилась в организацию переправки на материк ворованного золота. Их группа погорела, но ей удалось соблазнить "важняка" из следственной бригады и выкрутиться. Из серьёзных неприятностей она вышла не только без потерь, но с неплохими деньгами и с толикой золота. Но приехала она сюда не за богатством, а за мужем, только случая подходящего пока не было. Наконец, вычислила местного работягу, мастера на все руки, он честно работал и честно заработанное пропивал с целой оравой "друзей", оставаясь человеком и во хмелю, был холост, одинок, на материк ездил очень редко. Татьяне не составило труда женить его на себе, он и опомниться не успел, как уже был главой семьи, хозяином приличной квартиры в местном городке и готовился стать отцом. Чтобы исключить гены неудачника-работяги и пьяницы, забеременела она не от него, а от заезжего красавца из столичного главка, прибывшего с инспекцией. Конечно, ни ему, ни мужу она не собиралась сообщать такие детали. Когда подошёл декретный отпуск, Татьяна уехала в Москву. Золото и деньги к тому времени были в надёжных местах, муж, естественно, о них не знал, отдал ей все свои сбережения. В Москве спокойно родила, были у неё сомнения, сможет ли вообще родить - после сексуальных излишеств, но всё обошлось на удивление хорошо. Даже боли при родах, чего она панически боялась, не были такими уж непереносимыми, более того, в самый момент родов было огромное наслаждение, не сексуальное, а как бы творческое: "Я создаю новую жизнь!" - плюс физиологическая разрядка после долгих месяцев беременности. Мужа она заранее нейтрализовала: подговорила друзей, намекнула начальнику и его просто не отпустили в Москву. То вовлекали в загул, пропивая все деньги, то начальник не мог без него обойтись... Когда сыну исполнился месяц, Татьяна развелась с мужем, сославшись на его отсутствие, он сам чувствовал себя виноватым, без звука согласился на всё, в том числе на алименты - легальный источник доходов для Татьяны. Конечно, деньги смешные сравнительно с её возможностями и потребностями. Для секса она постоянно держала кобеля, тот первый давно вышел в тираж, с ней жил очередной его преемник. Кроме того, она сдавала комнаты в своей слишком обширной квартире студентам, выбирала симпатичных мальчиков и приглашала к себе жить, иногда и по двое, по трое у неё квартировали. Технология отработана: как бы нечаянная демонстрация своих прелестей через приоткрытую дверь ванной или спальни, вечер с хорошим вином, музыкой - и ночь. Один мальчик ей особенно запомнился, именно с ним она поняла, что отдавать гораздо приятнее, чем брать. Юноша привлёк её внимание, когда она набирала очередную партию жильцов. Он выглядел, как молодой бог: светловолосый гигант с арийским профилем, голубыми глазами и манерами джентльмена. Он приехал из Прибалтики, в Москве у него были знакомые, жильё, ей пришлось поднапрячься, чтобы затащить к себе домой. И что же - обычные приёмы не сработали. Он пил с ней вино, божественно танцевал, был неизменно вежлив, галантен, никогда не приходил без цветов, целовал ей руки - и всё. Её женская гордость была уязвлена. Пришлось применить последнее средство, запрещённый приём: она устроила истерику - со слезами, рыданиями, обмороком. Европеизированное воспитание не предусматривало защиты от столь грубых методов, он сдался. Оказалось всего-навсего, что у него невероятно маленький член, он стеснялся. С этой проблемой она справилась без труда, убедила его, что именно такой малыш и нужен её нежной вагине, мол, раньше она испытывала от общения с мужчинами, от их грубых огромных инструментов, боль и ужас, и только с ним испытала настоящее женское счастье. Забавно, но в этом была большая доля истины - не надеясь на член, юноша с избытком компенсировал свой недостаток мастерством, даже искусством обращения с женским телом, он умело работал пальцами, языком, губами, носом, не старался побыстрее достичь результата, а играл с её телом, доводя до высших степеней блаженства. Он снова разбудил в ней влечение к собственному телу, она мастурбировала при нём, а он с явным интересом смотрел, что её дополнительно возбуждало. Со временем она научилась мастурбировать, только представляя его рядом, глядя на его фото...
Сын подрастал, пора было думать о его воспитании. Она купила диплом педучилища и вместе с сыном устроилась в ясли-сад. Заведение оказалось не простым, руководил им фанатик, сторонник сверхраннего обучения. Его бешеная энергия делала чудеса - из садика выходили почти сплошь вундеркинды, да ещё с неуёмной тягой к знаниям, которую не могла уменьшить потом наша очень средняя школа. И в самом садике детки очень развитые были - некоторые и в сексуальном плане. Татьяна Олеговна безошибочно таких выделяла и осторожно помогала им в познании этой важной стороны жизни. В таком возрасте дети не придавали значения полу, и мальчики, и девочки охотно откликались на ласки, сами пытались ласкать её всё ещё прекрасное тело, девочки мечтали стать похожими на неё, а мальчики неосознанно предугадывали в ней своих будущих возлюбленных. Она не пугала детей бурными страстями, делая вид, что ласки входят в обычную процедуру купания, но и давая понять, что ТАК купаться можно только с ней. И не со всеми она баловалась, а только с подготовленными, в ком могла быть уверена.
Сын пошёл в школу - и она вместе с ним, воспитательницей, как и в садике. В школе возможностей для совращения малолетних было гораздо больше. Иногда приходилось подменять преподавателей, вместо них вести уроки. Идя в класс, она снимала в туалете трусы и лифчик, а потом потешалась над изобретателями, исхитрявшимися увидеть как можно больше с помощью зеркалец на полу, упавших ручек и тому подобных наивных приёмов. Она и сама с удовольствием подыгрывала: садилась на стул не за столом, а перед классом, нога за ногу, то и дело пересаживаясь, или писала на самом верху доски - в моду как раз мини входили - заглядывала сбоку в тетради к мальчишкам, ловя их косые взгляды на своей почти выпадающей из декольте груди. Однажды ходила с восьмиклассниками на лыжную прогулку. В облегающем спортивном костюме, румяная от мороза, она очень неплохо выглядела, то и дело ловила восхищённые взгляды пацанов - да и девочек. Один паренёк не застеснялся, не отвёл глаза, когда она прямо ответила на его взгляд. После прогулки она попросила его остаться, помочь поставить лыжи и закрыть кладовку, а потом пригласила в душ. Паренёк оказался на редкость выносливым, выдержал все фокусы, какие она с ним проделывала. Начали они ещё в холодной кладовке, она пожаловалась, что, кажется, отморозила ноги, надо бы растереть. Он добросовестно тёр, где она показывала, сначала сквозь шерстяные брюки, потом голое тело. И она забралась к нему в штаны, ласкала узкие мальчишеские бёдра, добралась до напряжённого члена, направила к себе. Страшно возбудил температурный контраст холодного и горячего. Такого в её практике не встречалось... А летом в пионерлагере и вовсе вольготно. Её мало привлекали ежевечерние пьянки и оргии молоденьких воспитательниц и воспитателей, она иногда участвовала в них, неизменно убеждаясь, что её почти сорокалетнее тело ничуть не менее соблазнительно, чем у 15-и - 16-и-летних пионервожатых - любой, кому она намекала, с радостью предпочитал им её. Она выискивала тайных "сексуальных маньяков" среди 11-и - 13-и-летних пацанов и вытворяла с ними, что хотела. У неё были ключи от всех помещений лагеря, в полном распоряжении личная спальня, места вполне достаточно. Одного соблазнительного мальчика, настоящего кудрявого ангелочка, она довела до физического и эмоционального истощения, поднялся переполох, но мальчишка не выдал её, всё списали на злоупотребление онанизмом. Этот случай сделал её более осторожной, она искала и находила всё новые способы развлечься, например, сводила в бане жаждущих, но стеснительных мальчиков и девочек и обучала их искусству разврата. Её безумно возбуждали их неумелые попытки что-то сделать друг с дружкой, она с наслаждением ласкала влажные от спермы и выделений, голые или слегка покрытые пушком письки девочек и писюны мальчиков, доводя некоторых до обморока. Дети боготворили её, видели в ней не вампиршу, какой она была в действительности, а старшую подругу, высшего авторитета в сексе. С ней было нечто стыдное, запретное - зато взрослое, неотразимо притягательное. Как курение, выпивка, только много-много лучше. Ничего не подозревавшее начальство видело в ней прекрасного работника, мужчины - элегантную малодоступную даму, сын - лучшую в мире маму. Никто и подумать не мог, что она - порядочная стерва.

Старуха
Эпилог
По канонам жанра такую женщину должна бы постичь холодная мерзкая старость, а то и собачья смерть на помойке. Но здесь описана подлинная история, ничего подобного не произошло. Правда, в её жизни был период, когда "я стою у ресторана, замуж поздно - сдохнуть рано", но он прошёл. А сейчас, к 65-и годам, "мадам Татьяна" выглядела гораздо лучше большинства сорокалетних, никому и в голову не пришло бы даже мысленно назвать её старухой. Когда сын заканчивал школу, она обратилась к его настоящему отцу, тот всегда оказывался востребованным в калейдоскопе властей постсовковой эпохи, занимая разные неизменно высокие посты. Явилась к нему при полном параде, не просительницей, а с бесценным подарком: сыном - своих детей у него не было. Настояла на ДНК-тестировании, чтобы уж никаких сомнений. Естественно, отец поддержал, тем более, что она наотрез отказалась от какой бы то ни было помощи лично ей. В результате сын окончил МГИМО, начал карьеру в перспективном ведомстве, женился и уже успел сделать для обожаемой мамы внучку. К тому же Татьяна Олеговна неожиданно для себя получила приличную компенсацию за репрессированных родителей, сумела выгодно распорядиться этой суммой в наступающей заре капитализма: стала владелицей процветающей туристской фирмы. Дела занимали время, доходы от фирмы позволяли жить, ни в чём себе не отказывая, а для души - или, может, для тела? - она всегда находила молоденьких геронтофилов, любителей зрелых дам (что нисколько не мешало их любви к деньгам). Всё это даёт ощущение полноты жизни, уверенность в себе и в будущем.

к началу рассказа
к "Содержание"


Б. Ассорти

"Мы "любили" всех и сразу,
Кроме шила и гвоздя -
Шило колется, зараза,
А гвоздя "любить" нельзя".
(Скромное)
 []

43. Минько

"Ушла удача -
заколачивай дачу".
(А43)
 [] Простодушный до наивности рассказ знакомого. Не каждый решиться поведать о себе такое.
В детстве и юности Минько никак не находил верный подход к девушкам. А хотелось - чем дальше, тем больше. Наконец, познакомился на танцах с девушкой, пригласил прогуляться - она не против. Прогулялись до ближайших кустиков, стали. Не возражает, когда полез к груди, ножкам, просит куртку постелить, переводя его неумелые тычки в практическую плоскость: в горизонтальную. Он-то думал уговаривать часа два, а коли так - сорвал куртку, бросил, девчонка прилегла, он к ней, крупная дрожь бьёт... Так нет, девчонка что-то фыркать начала:
-Ты чё, обделался? Воняет...
Действительно, мощнейший, прямо-таки злокачественный аромат. Чиркнул спичкой - ф-фу! - угораздило устроиться возле свежей человеческой кучи. Девчонка убежала, а Минько поволокся стирать куртку, не до любви.
Следующая серьёзная попытка была в его родной "банде", группе юных балбесов с их посёлка. Минько здесь свой был, но чувствовал себя неполноценным: другие пробовали и не раз, некоторые постоянных подружек имели, личных, были при банде групповые девушки, готовые обслужить любого - а хоть всех сразу, но ему всё не доставалось, так и жил мальчиком. В разговоре этот позорный факт обнаружился, лидер решил помочь. Подозвал одну девчонку, велел:
-Дашь вот ему. Пацан свой, нормальный.
Тёлка классная, не успела спиться-скурвиться. Пышная фигура, грудь, ярко-красное платье, ножки из-под него...
-Ну пошли, - говорит.
Он в предвкушении, как на крыльях летит. Нашли место потемнее, у дальней скамейки в парке, она трусы стянула, повесила на спинку и прогнулась с упором на ту же скамейку. Он допёр, что уже ...ть пора, задрал подол, почуял голое тело - еле из штанов освободил, так заклинило. Въехал со всем накопившимся азартом - да не в ту дырочку. Она как заорёт не своим голосом:
-Ты чё, твою мать?! Насухую - и сразу в жопу!
Вывернулась и убежала, даже трусы забыла. Опять сорвалось... Взял он трусики и поплёлся к людям. Те встретили его общим хохотом, а трусы увидали - пальцами стали тыкать. Главарь сказал, что деваха примчалась бешеная, наорала: мол, подсунул маньяка какого-то, мол, сам ему давай, если приспичило...
Взрослым парнем, работягой нечаянно проболтался о своей беде известному ...рю-перехватчику Чембуридзе. На "бутыльке" дело было, расслабился и пожаловался этому "лицу кавказской национальности". Чембуридзе аж задохнулся от возмущения.
-Да ты что?!. Сейчас же едем в город!
Вышли из автобуса, идут по улице - навстречу тёлка, да такая вся из себя, мол, я не я... Чембуридзе прёт лоб в лоб, Минько в сторону взял, почуял: дело к скандалу. Столкнулись, Чембуридзе выдаёт:
-Давай по...мся.
И не подумала смущаться, улыбается:
-Что, прямо здесь?.. Мальчики, вы вдвоём, подождите немного - подругу позову. Вон там, в кафе посидите.
Минько офонарел от такого мгновенного успеха. Пошли в кафе, взяли бутылку, только выпили по первой - являются две красотки, и не скажешь, что бляди. И с ними выпили, потом добавили, Минько добросовестно пил до дна, как велели, а потому дальнейшее почти не воспринимал. Почему-то врезался в память фокус той первой красавицы. К тому времени они оказались где-то в парке, в глухом углу. Чембуридзе установил на пенёк пятак ребром, девчонка отсчитала пять шагов, резко развернулась да как сцыкнёт сквозь пальцы - улетел пятак кувырком.
Позже Минько пытался узнать у Чембуридзе, получилось, или нет. Тот - небывалое дело - смутился, заматерился:
-Динаму прокрутили нам, стэрвы. Деньги забрали... Слушай, будет тебе баба. Давно у неё не был, соскучилась.
Вечером пошли, забрели в какие-то дебри, Чембуридзе пару раз нагло стучал в калитки, расспрашивал.
-Здесь. Точно!
Лачуга натуральная... Вошли - баба на кровати. Вроде ничего, только не встаёт.
-Мужики, выпить есть?
Как не быть... Налили, выпили.
-Знаю, чего вам надо. Не выйдет сегодня.
Глянула на вытянутые рожи, объяснила:
-Выкидыш у меня. В коробке в коридорчике лежит, посмотрите...
Чёрт понёс смотреть. Натуральная кукла лежит, красивенький... Как увидали - рванули и дорогу не спрашивали.
Дожил Минько девственником до самой свадьбы. Тётка родная, записная сваха, нашла невесту. Симпатичная, молоденькая, всё при ней. На свадьбе не пил - мать подсказала - готовился к первой брачной ночи и к ликвидации девственности. Пришло время, отвели молодожёнов в спальню. Молодая не подкачала, помогла, три раза на неё залезал, хоть и выяснил в первый раз, что девственница. Терпела. А после третьего раза заявляет:
-Я тебе сделала хорошо - теперь ты мне сделай.
У него глаза на лоб полезли. Какое ещё хорошо?!
-Я не прочь, так не стоИт - после трёх раз...
-Не переживай - подниму.
Приласкала, поцеловала, а потом так профессионально отчмокала, будто с детства тренировалась в мужских туалетах, Минько о таких слыхал. Встал, куда он денется... Можно снова залезать.
-Стой, я сама направлю.
Уверенно взяла в кулачок, направила - да не в знакомое место, а в попочку. Вся дрожит, горячая стала, особенно вход. Вошёл легко, и вообще гораздо лучше было, чем первые три раза. Она в азарте, стонет, вертит попой, изнемогает от наслаждения... В общем, ему понравилось. Подумаешь! Можно и в попу, раз ей так хочется. Только постепенно нарисовались проблемы. Она давно трахалась со всеми желающими, но только в попу. Друг просветил его, поздновато, правда, что и сам он с ней баловался. Перегнёт через сиденье мотоцикла и порет. Она всегда готова: без трусиков, крем всегда с собой, отсосёт, если не стоит у кого. И по пять пацанов за раз пропускала, пытались "целку" сломать, так она визг поднимала, царапалась - оставили это дело. В детстве она с пацанами водилась, в их компании командовал отморозок, из колоний редко вылезал, он и раскрутил её - для всеобщего пользования. И это бы ничего, Минько пережил бы, да матери доложили, что за птичка к ним залетела. Тем более, что она и замужем продолжала давать всем подряд - теперь во все дырки. Слава по посёлку пошла. Заставила мамаша развестись. У него к тому времени запасной вариант образовался, так он и не возражал. Ещё при жене остался дома один - мать в стационаре лечилась, а молодуха родных навещала с ночёвкой. Вечером зашла соседка-разведёнка, его ровесница. С бутылкой вина явилась, мол, открыть помоги - да и выпить, если не прочь. В темпе собрал стол, выпили. Отошёл музыку включить, а когда возвратился, потянулся из-за её спины за яблоком - она руку перехватила, прижала к своей пышной груди. Опыт у него уже был, сообразил, что дальше делать, тем более, и её не учить, получилось у них с первого раза. Прочувствовал разницу между голым развратом со своей молоденькой шалавой и любовью женщины. После развода не искал никого, перешёл жить к соседке. Мать пыталась возражать, мол, разводка..., да он отрезал:
- Нашли уже одну! Сам разберусь.
Однако же, рассказ Минько о своих сексуальных приключениях продолжался. Со второй женой жили душа в душу, с телами - тоже порядок, не замедлила беременность. Из-за этого попал в историю. Привык к регулярному сексу, а на последних месяцах жена осторожничала - как-никак первая беременность, даже абортов не было - начал он по сторонам поглядывать. Вокруг - ну такие красавицы! Одна особенно приглянулась, вроде, улыбалась при встречах, потом здороваться начали... Попытался ближе познакомиться - нет, на контакт не идёт. Его зацепило, старался почаще с ней сталкиваться, намекал: мол, "не хотиться ль вам пройтиться...". Достал женщину, сказала адрес, назвала день и час. Явился с цветами и шампанским; сердце из груди рвётся... Позвонил - открывает, почти раздетая, соблазнительная, улыбается. Только успел туфли снять - густой мужской бас:
-Ну заходи, заходи.
Попытался было назад - из ванны амбал вылез, руки волосатые, мокрые.
-Тебе же сказали! Проходи... Слышь, он "шампунь" приволок. Во чудик! И веник.
Делать нечего, прошёл в комнату. Там стол накрыт, в глаза бросилась миска вареников. За столом - такой дядя! - сидя чуть не вровень с ним. И сзади - натуральная горилла.
-Садись, коль пришёл. Наливай.
Присел на краешек стула. Напротив на диване женщина с той гориллой. Мужики в трусах и майках, на бабе и того меньше, лёгкая тряпочка накинута. Дрожащими руками открыл шампанское, разлил по трём стаканам.
-Нет четвёртого. Можешь из горлА.
Выпили все трое. Один поморщился:
-Это ты сам пей. Нам водовки плесни.
Налил по стакану. Пьют до дна, он тоже решился, перевернул бутылку к себе в пасть. Закусили и принялись за дело: за бабу. Вдвоём её взяли в оборот. Она не против, кайф ловит по полной. Минько от таких сеансов фигеет, из второй бутылки налил, выпил, повторил. Думает, как бы и до него не добрались... Закончили, наконец, баба без сил на диван упала, раскинулась. Мужики трусы натянули и снова за стол, велят наливать, себе тоже. Один говорит:
-Он же не закусывает! Брезгуешь, зараза?! А ну-ка, бери вареник. Так, теперь макай. Туда макай, к ней в ...ду! Закусывай!
Второй со смеху покатывается, а Минько макает и ест, макает и ест - почти всю чашку оприходовал.
-А-а, ты ж подъ...ться пришёл. Дашь ему?, - спрашивает у бабы.
Та головой мотает - хватило.
-Ну звиняй - не хотит дама. Пора и честь знать.
Минько рад - вроде, легко отделался. Да не тут-то было! Мужики спортивные костюмы натянули, один его за руку захватил, выходят на улицу. Второй выкатывает "Запорожец".
-Садись - подвезём.
-Я пешком, может...
-Садись, садись!
А сами чего-то гогочут. Минько чует неладное, да куда ж денешься?.. Смотрит, держак от лопаты водила в машину положил. "Бить будут!", - думает. Уселись, едут. Завезли черт-те куда, стали в чистом поле, ни огонька вокруг.
-Вылазь, приехали.
И держак достаёт. Но нет, бить не стали. Расстегнули шубу, просунули дрын сквозь рукава и опять застегнули на все пуговицы. Чучело огородное сделали. Один заботу проявил: натянул на руки перчатки и шнурками от туфлей примотал - для надёжности. С тем и отбыли. Минько вздохнул с облегчением. Преждевременно, как оказалось. От избытка впечатлений недооценил всю прелесть ситуации. На дворе темно, ветерок дует, мороз хоть и небольшой, а чувствуется, чем дальше - тем сильнее. Освободиться, как ни изворачивался, не выходит. Так и пляшет на дороге врастопырку. Вдалеке огни машины показались - испугался, в кусты сбежал. Потерял там одну туфлю, еле нащупал, пока искал - нога замёрзла в снегу. В туфле тоже снег, не отогреешь. Плюнул на стыд, решил остановить следующую машину. А не едет никто... Дождался, машет, прыгает. Куда там! Водила так шарахнулся... По кювету объехал - и по газам! Испугался чучела. А тут ещё приспичило, терпел, чуть пузырь не лопнул, потом терпение кончилось, слил в штаны, заодно отогрел примороженную ступню. Дальше - больше: понос от слишком жирных вареников прохватил, обделался... Наконец, тормознул добрый самритянин. Минько трясётся, слова не выговорит. Вылез водила, посмотрел, принюхался:
-Напился, ещё и обосрался! Не могу я тебя взять, с семьёй еду, всё забито. Был бы хоть чистый...
Спасибо, палку вынул. Руки онемели, ноги замёрзли, в штанах застывает - хоть пропадай... На счастье знакомый ехал, подобрал. Пришлось рассказать всю историю, водила машину пару раз останавливал - отсмеяться. Дома для жены байку надо сочинять. Не до фантазий, выдал ближайшую к фактам некриминальную версию: мол, по пьянке поспорил, что сможет освободиться от палки в рукавах, да друзья поздновато вернулись проверять, подзабыли за пьянкой.




к началу рассказа
к "Содержание"

44. Айгюль

 []

(Cказка о любви. Супертехнологии секса в горном кишлаке.)

Не бойся греха - найдёшь жениха.
(рус. нар. пословица)
Эту историю поведал мне сосед по комнате в санатории "Аркадия" в Одессе. Он рассказывал постепенно, в несколько приёмов, я расположил повествование в порядке развития сюжета. Некоторые детали довообразил, например, диалоги, но в целом описание насколько возможно соответствует оригиналу. Хотя... вера историков в первоисточники поразительна! Самые искренние документы: дневники, письма и т.п. - всего лишь субъективное, крайне тенденциозное описание событий, а не факты. Посему определим жанр данного опуса как сказку.

Золушка


В тридевятом царстве, тридесятом государстве, в горном селении у границы жила-была девочка по имени, скажем, Айгюль, что, возможно, означает "Золушка", хотя и вряд ли. Её родители погибли, она жила у родственников как раз на правах Золушки, потому что её считали некрасивой по местным стандартам, она слишком рослая была для своих лет, не надеялись получить за неё приличный калым. А сама Айгюль тем временем всё хорошела. В свободные от золушкиных обязанностей часы она вспоминала маму, напевала её песенки, мечтала о прекрасном принце, который приедет к ней на белом ишаке - о белом коне и корабле с алыми парусами она не знала, сроду их здесь не было, лошадей и кораблей.

Телефон


А в это время где-то далеко ударники повышали надои кукурузы, давали дуба раньше срока, увеличивали число телефонов на душу населения... В сказке речь как раз о телефонах - а также о видеомагнитофонах в количестве две штуки, но о них позже. Вообще-то наша история началась гораздо раньше: когда в кишлак прибыли - на вертолёте цвета хаки - два друга в поисках места для телефонной станции международной спецсвязи. У одного из друзей случился роман с местной красавицей, она забеременела, была продана замуж за аборигена, родила Айгюль, а потом погибла вместе с мужем, о чём, может быть, расскажем позднее. Второй из друзей вернулся в кишлак лет через тринадцать с бригадой строителей - стране понадобилась надёжная связь с Востоком. В проекте станции была заложена и АТС для местных нужд, но районный "секретар-бай" уговорил начальство вместо АТС оборудовать коммутатор с двумя-тремя телефонистками, а на сэкономленные средства построить клуб, старый в мечети размещался, в действующей, и население путало, когда молитвенное, когда партийное собрание.

Кино


За год телефонная станция и клуб были построены. Директором станции остался начальник строительства, товарищ Марс, тот самый второй друг. Случайно узнал о последствиях тринадцатилетней давности романа, то есть об Айгюль, виновнику не сообщил - у того была семья, дети - но девочку из виду не выпускал, считал своим долгом ненавязчиво о ней заботиться. За счёт фондов станции подарил клубу видеомагнитофон (телевидение в этих горах не принималось) и набор кассет с мировой киноклассикой. Во время подготовки к открытию клуба "секретар-бай" обратил своё высокое внимание на кассеты и изъял их - у него дома был видик. Он секретарствовал (байствовал) со сталинских времён, проверенный кадр, и все годы неустанно пёкся о соблюдении подданными кодекса строителей коммунизма и шариата. С его санкции в горных кишлаках крутили только "высоконравственные" фильмы - о выращивании ананасов в условиях вечной мерзлоты, о разведении крокодилов в кубинских колхозах и тому подобные. Иногда попадались более полезные фильмы: о сангигиене, о сберкассах. Из-за отсутствия других развлечений и вследствие проводимой среди населения работы (кто не явится - не получит керосина) посещаемость была практически стопроцентной, включая детей. Последнее обстоятельство, как увидим, приведёт к неожиданному повороту сюжета. В эпоху сельхозуполномоченных гонцы из района, иногда лично "секретар-бай", привозили кино в наш кишлак и давали цу, бцу и ебцу по внедрению передового опыта в жизнь горцев. Население приучено было воспринимать кино как непосредственное руководство к действию - насколько возможно было применительно к условиям.

Зам-первы-секретар-бай-райком-хаджи


Именно так звучал на местном диалекте полный титул заместителя секретаря райкома - без права сокращения даже при беглом приветствии. Он женился в своё время на матери Айгюль, может иметь значение для сюжета, посему расскажем подробнее об этом самом уважаемом в районе человеке. Прирожденный лидер, он имел все шансы стать Первым, да и был им фактически, но формально помешало его звание хаджи. Не ставить же, в самом деле, первым секретарём райкома партии правоверного мусульманина, да ещё в чалме хаджи-паломника. Итак, руководил районом зам, но за указаниями в столицу и, между прочим, за фильмами ездил всё-таки "секретар-бай". Вернувшись однажды из такой поездки, этот самый секретарь собрал бюро райкома и заявил (диалог - на местном диалекте; курсив - искажённый русский):
-Да не пустят уважаемые члены собрания обиду в свои сердца, я сейчас буду громко кричать, стучать кулаком по столу, сильно ругаться, это называется "рукавадыт", так делают в центыр
И секретарь выдал представление: орал, брызгал слюной, топал ногами, огорошенные члены бюро аж рты пораскрывали, не принято среди уважаемых людей на Востоке столь темпераментно вести беседу. Дошла очередь до ответственного за антирелигиозную пропаганду, им по совместительству был мулла, священник.
-Вот ты, уважаемый хаджи-мулло, йоптываюмат, молитвенные пятничные намазы в мечетях проводишь. Это правильно, но пиши атчот, что намазы - сабрани, мечеть - клуп, а муллы - сафетущы клуп.
В конце своей впечатляющей речи секретарь спросил, всё ли понятно. По праву старшего задал вопрос зам:
-Глубокоуважаемый секретар-бай хорошо показал, как рукавадыт в центыр, объяснил, как называть мечеть, намаз, муллу, но не объяснил слово "йоптываюмат", я вот записал. Что оно означает?
Секретарь вынужден был признать, что это - неприличное русское ругательство, без него никак нельзя "рукавадыт".
-А что это слово означает на нашем языке? - не унимался зам.
Секретарь напрягся и выдал перевод, близкий к буквальному:
-Это слово означает: "Я твой отец".
-Хорошее, уважительное слово. Не ругательство.
-А у русских оно считается ругательством, очень плохим словом.
-Тогда зачем же ты, глубокоуважаемый секретар-бай, сказал это слово нам?
-Так говорит большой началнык в центыр. Неужели мы осудим такого уважаемого человека?!
...Разъяснение не удовлетворило зама, он затаил в душе вопрос. И поехал с этим вопросом в город, где жил его учёный младший брат. Брат принял брата, усадил за дастархан, завязалась неторопливая беседа, в ходе которой старший брат высказал свой вопрос:
-Что значит на нашем языке русское слово "йоптываюмат"?
-Это ругательство...
-Да, я знаю. Ты скажи, что это слово значит.
Младший смешался, но решился объяснить.
-Отдай кинжал Тимуру, он отнесёт его к женщинам. Тимур!
-Зачем? - удивился старший.
-Потом увидишь. Отдай.
Когда оружие оказалось в недоступном месте, младший начал:
-Пусть кто-то сказал, что обесчестил нашу мать...
-Как ты посмел?! - гневно закричал старший, хватаясь за пояс, где был кинжал.
-Я только хочу объяснить. Так ругаются русские. Говорящий эти слова как бы хвастается издевательски, что обесчестил мать того, кому он это говорит.
-И тот терпит?!
-Они только говорят так, но не делают и не собираются. Ни один разговор у них не обходится без этих слов.
-Как такое возможно?!
-Почти 600 лет назад войска империи Чингиза разгромили Русь, так называлась тогда Россия, и обложили русских данью. Чтобы подчеркнуть своё право сильного, победителя, предводитель мог и должен был обесчестить мать, жену, дочь побеждённого, а потом грубо сообщал ему об этом, желая окончательно унизить. Постепенно эти слова стали символической формулой. Сборщик приезжал за данью и говорил, мол, по праву победителя я обесчестил твою мать, давай дань. Хотя ничего такого он не делал. А потом - уже русские победили татар и платили им той же монетой. Позже этими словами любой старался зафиксировать своё превосходство - или хотя бы равенство - по отношению к собеседнику.
-Если мне такое скажут!.. Нет, я не хочу говорить с такими людьми.
-Они не думая говорят, как мы "аллах, аллах".
-Не сравнивай Аллаха с чёрным словом... С этими людьми я жить не могу и не буду.

Конечно, курьёз с русским матом и его переводом стал последней каплей, той соломинкой, что ломает спину верблюду. И раньше многое беспокоило "зама-хаджи" в новых обычаях. Он ушёл в Афганистан к тамошним соплеменникам, а при попытке переправить туда жену был убит вместе с ней пограничниками. Айгюль осиротела. Из-за её внешности и тайны рождения, о которой многие знали, с ней избегали водиться, она всё больше одна да одна...

Джэна


Когда приехали в кишлак строители, Айгюль познакомилась с пареньком, сыном начальника, он жил летом с отцом, закаляясь в полевых условиях. Женя, или "Джэна", как произносила Айгюль, был на три-четыре года старше её, относился к ней покровительственно и всё же по-дружески. Она впервые почувствовала внимание к себе, уважение и, естественно, привязалась к парню. Они вместе гуляли по окрестностям, Айгюль показывала ему свои тайные убежища, укромные уголки в зарослях, плодовые деревья, родники, питавшие крошечные прудики, там можно было облиться холодной водой, спастись от жары. Однажды Женя сплёл для неё венок из ярких горных цветов - сколько-то-юродная сестрёнка научила, когда были у них в гостях - увенчал её головку и показал в зеркальце, как она красива. Тут юное сердечко Айгюль и вовсе растаяло. С ней играют! Её слушают! Считают красивой! И не кто-нибудь, а такой хороший парень, совсем непохожий на кишлачных, у тех всегда свои дела. Она рассказывала ему о своих обидах, о полузабытой матери - в такие моменты слёзы блестели в её глазах - пела материнские песенки, Женя с удивлением улавливал вроде бы знакомые мотивы. Дело в том, что мать укачивала малышку мелодиями своего русского возлюбленного, отца Айгюль. Женя, конечно, ни слова не понимал в их первые встречи, только шептал в ответ на знакомое "Джэна": "Ай, милая Ай..." Со временем они научились понимать друг дружку - почти без слов. Улыбки, смех, беготня по лужайкам на склонах, совместное добывание вкусных плодов, иногда более интимные дела, например, достать вонзившуюся в нежную кожу колючку - сблизили их до настоящей дружбы, переходящей в юношескую ещё не стесняющуюся самой себя любовь. К своим тринадцати годам Айгюль расцвела в соблазнительную почти девушку, Женя вдруг замечал в разгаре детских шалостей нежный пушок у неё между ног, или трогательно обнажившийся сосочек груди, но сдерживался, боясь потушить доверчивый взгляд, спугнуть мимолётные жесты-касания, заглушить нечаянной обидой звонкий колокольчик её рассказов и песен. Некоторый опыт общения с девочками, городскими подружками, у него был, "зажимался" с ними, но с Айгюль - он чувствовал - совсем-совсем другое, настоящее. Как-то они лежали на травке под деревом после купания, Женя осторожно прикоснулся губами к её шейке, поцеловал. Она затихла, прикрыла место поцелуя ладошкой и впилась взглядом в его глаза - а потом порывисто схватила его руку и прижала к своей груди. Он чувствовал разгорающееся в душе пламя любви и видел в её глазах ответный огонь, ему казалось, их души соединяются в одно целое, сливаются...
А на следующий день он уехал - в полубреду счастья и с горечью внезапной разлуки в сердце.

Видео


Факт поцелуя был замечен и предан гласности вездесущими сплетницами, что привело к ещё большей отчужденности Айгюль, правда, она сама и не замечала косые взгляды, тоскуя и мечтая о своём Джэна.
События в кишлаке и на соседней телефонной станции шли своим чередом, "секретар-бай" принял дарёный видеомагнитофон, забрал себе все кассеты (у него дома был видик), а для клуба заказал через знакомого в Москве серию учебных видеофильмов. Через месяц пришла посылка, вечером в новом клубе собрались все жители кишлака для просмотра первой кассеты. Один вечер - одна кассета. Но случилась накладка: москвич, который и раньше поставлял кассеты секретарю, решил порадовать благодетеля новинкой, добавил крутой порнофильм. Дошла очередь и до него. Работники станции клуб навещали редко, их просили не раздражать мусульман видом разбитных русских красавиц - на станции в основном женщины трудились - а единственный понимающий человек, киновидеомеханик, кино включил и занялся своими делами (очередной телефонисткой), надеясь на безотказность техники. Где-то минут через десять привлёк его внимание саундтрек, слишком адекватный действиям в будке. Глянул - ого! - но выключить не решился, проявил легкомыслие, ещё и ухмылялся, наслаждаясь пикантностью ситуации. Зрители восприняли фильм внешне спокойно, хотя там было от чего возбудиться. Подготовка тела, приёмы доведения клиента до экстаза и далее: до потери рефлекса скупости, всевозможные позы, оральный, анальный, групповой секс, петтинг, розовая и голубая любовь, методика обучения сырого материала, развитие в неопытных девочках сексуальности. Всё это - в красочнейших видеокадрах, с крупными планами, в цвете, с музыкой, воплями экстаза и дикторскими пояснениями, последнее - на чужом языке. И без диктора всё было предельно ясно. Наступившая вскоре ночь стала для мужчин и женщин кишлака ночью полного счастья в любви, для некоторых - впервые в жизни. Нет, детей и раньше делали, но никогда ещё этот процесс не проходил здесь с таким знанием дела, с такими стонами, криками и другими знаками полного восторга. Присутствовавшие на просмотре девочки и мальчики горячо обсуждали фильм в школе, некоторые применили полученные знания на практике. Отчего же, получилось. Были скандалы, разборки, две девочки забеременели, их быстренько продали замуж. И тут кто-то вспомнил о поцелуе Айгюль с "неверным", в строку приплели сомнительное происхождение её самой. "Вот откуда пошёл разврат!" - сделали вывод сплетницы. Айгюль выгнали из дома, а значит и из кишлака.

Айгюль


Персонал станции - в массе русские молодые женщины - все эти дела наблюдали, они помнили недавнюю трогательную дружбу Айгюль и Жени, начальник также считал своим долгом принять участие в судьбе девочки, нашлась для неё работа уборщицы и комнатка, официально для хранения веника-швабры, где поместилась койка, очень непривычное для Айгюль ложе, и стол со стулом. Вскоре привыкла она и к койке, и к новой работе, и к новым друзьям - к новой жизни, в которой она уже не была Золушкой, а напротив, стала всеобщей любимицей и баловницей, но не загордилась, осталась такой же чистой душой, только на первых порах была немножко замкнутой.
Тем временем назревали события в Афгане, Амин сожрал Тараки, пням из Политбюро вздумалось бросить в эту банку с пауками наших молодых ребят. Потребовалась связь с будущей оккупационной армией, телефонную станцию рядом с кишлаком переоборудовали, набрали местных девочек на курсы телефонисток (это попутно, для нужд района), среди прочих поступила учиться и Айгюль, она осваивала связистскую премудрость быстрее всех, потому что жила на станции, знала язык и аппаратуру. Сразу после курсов получила работу на коммутаторе, а ещё поступила на заочное отделение техникума - росла над собой.

Секс по телефону


На базе станции расширялась и районная сеть, на узлы связи посылали обученных девчат из нашего кишлака. Они все, конечно, помнили тот фильм, среди прочего там демонстрировалась технология секса по телефону. Западную технологию приспособили к местным условиям: чуть какая-то из посвящённых девушек услышит в трубке мужской голос сексуального тембра, тут же "шу-шу-шу" по всем узлам, девочки подключаются, слушают и ба-алдеют... Особенно популярны были разговоры по-русски: не совсем понятно, энергично и очень сексуально. Какой-нибудь замороченный делами командированный в паузе между руководящими матами вдруг слышит характерные женские стоны, ахи, вздохи. "Мерещится" - думает он и заказывает ночной разговор с женой, удивляя ту необычно ласковыми словами.

Евгений


Айгюль тоже слушала иногда такие разговоры, в каждом русском голосе слышалось ей: "Ай, милая Ай..." незабвенного Джэна. И вот в один прекрасный день она слышит на дежурстве циркулярный сигнал телефонистки: "На линии молодой голос! Новый! Русский!". Включается и сразу узнаёт: "Это он, Джэна!".
За прошедшие годы Евгений закончил институт, получил диплом инженера-связиста и назначен начальником сюда вместо уходящего на пенсию отца. Он звонит из района отцу, разговор с ним о делах, его вопрос:
-Ты помнишь ещё Айгюль?
-Конечно, помню, не забыл. Как она? Ты знаешь, что с ней?
(А она слушает.)
ґ-Она у нас работает. И живёт в посёлке при станции. Такая красавица стала!
-Сколько же ей сейчас? Девятнадцать?.. Замужем?
-Нет, сын, она тебя ждёт. Ты не подумай, она мне ничего такого не говорила, но я же вижу. Только о тебе и думает, разговариваем, письма твои вместе читаем. Но не сказал, что ты приезжаешь, будет для неё сюрприз. Ты её не обижай, решай серьёзно, по-мужски. Она как дочь мне.
-Ладно, папа, приеду, встретимся, решим.
Евгений прибыл, сразу было созвано собрание, старый начальник передал бразды правления новому, отец - сыну. Женя сидел в президиуме, искал взглядом Айгюль и не находил. А она сидела прямо напротив него, в первом ряду, ни жива, ни мертва. "Почему он не смотрит на меня? Не подаст знак?.. Забыл?! Так говорил же отцу, что помнит..."
Она очень переменилась за эти годы, стала настоящей красавицей-горянкой, но с примесью европейских, славянских черт, придающих некую "домашность" её облику. Евгений тоже изменился, юноша стал мужчиной. Этот его новый образ соединился в сердце Айгюль с тем юношей из девичьих грёз, поглотив его, превращая детскую влюблённость в любовь, в страсть.

День, ночь и вся жизнь любви


Никак они не могли найти повод встретиться наедине, поговорить. Выручил отец, он позвал Айгюль к себе в дом - якобы помочь с вилками-тарелками во время обеда. Она вошла - Евгений был потрясён: "Это она?! Моя милая Ай?! Эта неприступная восточная красавица?!"
Постепенно они освоились, узнали, отыскали друг в дружке тех детей, которые когда-то так дружили. Общий разговор за столом затих, отец ушёл, сославшись на неотложные дела. Айгюль в порыве чувств взяла руку Евгения и поцеловала. Он встал перед ней на колени, тоже стал целовать её пальцы, она убрала руки, зарылась в волосы. Он медленно поднялся, их глаза и губы встретились...
Она пригласила его зайти вечером, так пригласила, что он понял: не только на этот вечер, а на ночь - и на всю жизнь. Квартира была уже нормальная, не каморка, где хранилась швабра, наличествовал стандартный набор: кровать, стол, телевизор, плюс ванная и кухня. Айгюль восстановила в памяти фильм о технике секса, не сомневаясь, что в эту ночь он ей пригодиться, тщательно подготовилась, некоторое затруднение доставила ей девственность. В назначенный час Айгюль открыла дверь Жене, готовая любить и быть любимой. Женя принёс веночек, такой же, каким увенчал её головку в день прощального поцелуя. Она умилилась...
-Ты помнишь! Джэна...
-Ай, милая Ай... Я все эти годы вспоминал о тебе, а сегодня - влюбился снова. Ай, любимая...
-Я знала, что ты вернёшься. Ждала и дождалась!

Невозможно передать все их нежности, милые воспоминания. Он был покорён её новым прекрасным обликом и снова испытал то давнее чувство эмпатии, полного слияния душ, когда не нужны слова. О телах у него как-то не возникла мысль. Айгюль взяла инициативу на себя. Она знала - рассказали более опытные подруги - что лишение девственности может оказаться довольно неприятной процедурой, но ради него готова была и на костёр, не то что в кровать. И по фильму, и по рассказам она знала о критической важности первого раза для дальнейших отношений, потому старалась изо всех сил. Женя несколько удивлён был такой её неожиданной опытностью, соединённой с наивностью, удивился ещё больше, когда обнаружил её девственность, а потом - обоих затопило море любви и счастья...
Позже Айгюль рассказала Евгению о том заграничном фильме, посмеялись вместе.
-Так ты просто не знала, что в первый раз положено скромничать, добросовестно следовала инструкциям.
-Ну да. ...Джен, это было прекрасно!.. А сейчас - ещё лучше. Сейчас я уверена в тебе, в себе, в будущем. Мы будем жить долго и счастливо и умрём в один день.

Так и будет - если они сумеют сделать быт помощником, а не врагом любви.


к началу рассказа
к "Содержание"

45. Алла

"Наше дело - не рожать,
сунул, вынул да бежать".
(Самецкое)
 [] Брат первой жены (шурин - "люсин"), Валентин жил у тёщи в должности "зачухи" (заведующего чужим хозяйством). Там же обитала младшая тёщина дочка, Алла. Успела выскочить замуж за молоденького, сама моложе его, проводила мужа в армию и осталась у мамы ни девушкой, ни вдовой. Раздразнить Аллу муж успел, а удовлетворить на год вперёд - кто ж сможет?! Вот она и сходила с ума, доставала Валентина, он рассказал по пьяни. Гулять на стороне опасалась - доложили бы свекрови со свёкром и мужу - а Валентин тут же во флигеле, далеко не ходить. Во дворе мелькала в халатике без белья, то присядет удачно, то наклонится, а то загорает в саду совсем без ничего. Двор общий, глаза не закроешь, вот и поглядывал Валентин. Алла заметила его интерес и совсем обнаглела: как матери и сестры нет - шасть во флигель и жалуется на одиночество. Довела до греха человека. Как удержишься, если в трусы лезет, а нащупала стоячий - вся под одеяло нырнула?! Не импотент! Жена узнала, но не стала выступать: первая беременность, ходила тяжело, не до мужа. Может, и рада, что к ней не лезет, да на стороне не гуляет.
"Это только присказка - сказка впереди". Валентин - рыбак страстный, пригласил как-то меня на рыбалку. Я вообще-то к рыбам равнодушен, есть два увлечения: охота и женщины, причём охочусь исключительно за женщинами, но почему бы и не поехать?! В условленное время жду на балконе - подъезжает на мотоцикле Валентин, в коляске Алла сидит. Напросилась на рыбалку. Мы с ней знакомы были по родственным посиделкам, даже флиртовали - без тяжёлых последствий. Сажусь за водилой, едем. Пункт назначения - Караван, километрах в 30-ти, путь неблизкий. Ещё на маршруте Алла принялась зондировать почву в моём направлении: то и дело хваталась за дугу между нами, промахивалась "нечаянно", всё пыталась нащупать, что у меня есть интересного. Нашла, не разочаровалась. Я в таких играх профессионал, при обоюдном стремлении замечательно выходили всякие приятные фокусы. Во время краткой остановки (Валентин отлить ходил в посадку), поинтересовалась:
-Ты не хочешь? Давай помогу.
И в штаны лезет. Вытащила, смотрит, как кот на сало, если бы Валентин не появился - изнасиловала бы. Поменялись местами, теперь я за дугу держался, а больше за её бёдра и прочее. В Дьяково асфальт кончился, Алла боком села, лицом ко мне, навалилась грудью, а я рукой шурую у неё в трусах. Дорога - сплошные бугры да ямы, Валентину не до нас, рулит...
У пруда Валентин надул лодку и уплыл в камыши за рыбой, а мы остались вдвоём. Купаемся, загораем, Алла цветёт и пахнет наедине с мужиком, но Валентин невдалеке, и ещё рыбаки присутствуют - не расслабишься. Продолжаем флирт - с показом, касаниями - и с разговорами. Алла не только о своих похождениях поведала, но и фантазии озвучила, не постеснялась.
Вскоре вернулся Валентин с рыбой. Велел уху готовить, а сам снова уплыл. Принялись куховарить - очень сближает это занятие. Перед чисткой рыбы Алла сняла за кустиком купальник (от рыбаков, не от меня пряталась), повесила сушить, натянула платье. Вслух высказал подозрение, что под платьем - ничего. Конечно! Присела на свёрнутую палатку - всё видно! Чистит рыбу, моет, над кастрюлей колдует да поглядывает, хорошо ли мне видно, как реагирую. Я на корточках у костра колдую, аппетит от её картинок разыгрался зверский. На мои горящие взгляды отвечает лукавой улыбкой, спрашивает:
-Нравится? Мне тоже нравится - как ты смотришь.
На склоне дня вернулся Валентин с уловом, установили палатку на слое свежего сена, Алла тем временем "стол" накрыла. Приступили, наконец, к главному в настоящей рыбалке: к водочке под уху. Момент, ради каких и стоит жить!
После второй Валентина в сон клонит, он больше всех выпил по случаю отсутствия жены и тёщи, уполз в палатку и вырубился до утра. Стемнело, Алла купаться зовёт. Сбросила всё.
-Не буду мочить, - говорит, - спать мокро будет.
Резонно. Тоже догола раздеваюсь. В отсветах угасающего костра соблазнительнейшая картина. Закон всемирного тяготения действует непреодолимо, обнимаемся, она сползает на одежду - поехали! Ух, какая скачка! Вот так темперамент! Электрическая девочка: дотронешься - дёргает и жжёт, только приятнее. Быстро довела меня до кондиции, а сама ещё больше разгорячилась, прыгнула в воду охладиться. Я тоже искупался, вылезли, вытерлись и в палатку. Ей не спать, а продолжить бы, вертится, лезет в трусы - вялый. Шепчет:
-Поцелуй у меня...
Влез туда мордой - сверху прохладно от воды, а изнутри жар. Реакция такая благодарная, что не оторвёшься, облизываю, подсасываю, тереблю языком, пальцами помогаю... Растаяла, поплыла. Всунул в мокрое, горячее - тоже кончил. Пора баиньки.
Утром просыпаюсь - тормошит Алла:
-Валентин на ставкЕ (на пруду). Иди умойся, в чайнике вода тёплая осталась.
Врубился, вылез, прыгнул в воду - сразу сон пропал. Помыл из чайника, что надо - и к Алле.
-Ложись, - говорит, - на спину.
Пытается надеться - недостаточно упругий. Пришлось ей вручную и орально поработать... Около часа баловались. Спрашиваю:
-Забеременеть не боишься?
-И пусть. Муж скоро в отпуск приедет. Какая разница?!
На этом наше приключение закончилось. Всем троим гласность в этом деле ни к чему, сошло без последствий, разве что молодой муж получил жену готовую, беременную. Так действительно - какая разница?! О тестах на биологическое отцовство тогда и не слыхали. Социогенетики установили забавную статистику: биологическим отцом каждого третьего ребёнка является не тот, кто считает себя таковым, а в каждом пятом случае - даже не тот, кого считает отцом мать ребёнка.


к началу рассказа
к "Содержание"

46. И супердед

"Очковтиратель:
нос длинный,
а член короткий".
(Дефиниция)
 [] В процессе общения на рыбалке Алла рассказала, откуда у неё столь незаурядная пылкость. О герое её рассказа я слышал, только не знал, что и Алла попала в число его жертв (или учениц?). В том же посёлке жил и работал на соседней шахте начальником выборки некий мужик. Участок поверхностный, в подчинении одни бабы. Говорили, ни одну не пропускал, доставал так или иначе, пока не даст. Мужья морду ему били, сами бабы тёмную устроили: набросили пьяному мешок на голову и отмутузили - не помогало. Основной состав, кадровых не трогал, добьётся раз своего и работай. Зато постоянно менял молодых. Кроме шахты, женской работы в посёлке нет, выбор богатейший. Очередная его пассия нос дерёт перед девками в смене, работать не желает, мол, у меня начальник в любовниках. Старые работницы посмеиваются: "Подожди, милая, скоро получишь расчёт, не ты первая, не ты последняя". Так оно и продолжается, принята на работу очередная жертва, прежняя переходит в основной состав. А если заартачится - мигом с работы вылетает. Известны эти похождения не только по слухам, видели человек 20-ть живую картинку. В кабинете у нашего героя нижние стёкла замазаны, а верхние прозрачные - высоко. Однажды поздним вечером шофёр поставил открытый грузовик с шахтёрами у этих окон - и как раз начальник баловался с очередной любовницей. Внутри свет, там уверены в полной безопасности, снаружи темно, из кузова сквозь верхние стёкла всё как на ладони. Что там было, что очевидцы добавили, трудно судить, только рассказов хватило на год вперёд. Мол, и на столе, и раком, и сосала, и всё, что хочешь...
N.B.: Один скромненький такой мужичонка слушал-слушал хвастливые речи о любовных подвигах, да и свои семь копеек суёт:
-У меня тоже раз было: одну ...у, а вторая сосёт.
Все на него уставились, один интересуется:
-Так чем же ты первую-то? Носом?

Пришёл срок, ушёл этот начальник на пенсию, "халява" кончилась. С голодухи за родную жену принялся, за старуху. Так её замучил, что сама бы рада любовницу мужу найти, да какая ж задарма согласится? Пустил этот к тому времени уже дед слух о своих необычайных способностях в лечении женских болячек - от бесплодия до мужниной неверности. До эпохи Кашпировского-Чумака далеко, экстрасенсы, народные целители наперечёт, многие клевали на рекламу. Один случай "лечения" (кстати, успешного) поведала участница действа. У неё самой и у подруги возникли сложности: ей муж изменил (более того, сам признался, идиот), а сожитель подруги, недавно прибывший с зоны, то у неё живёт, то у соседки, "слуга двух госпожей". Подруга услышала про деда, прибежала в азарте, мол, помогает, недорого берёт, адрес есть... Взяли по сотне, поехали. Далее - прямая речь жертвы:
"Подходим, открывает калитку бабка, сразу определила, что к деду на приём, ведёт в дом. Встречает дебёлый такой мужчина, в годах, седой. Забрал деньги, завёл в тёмную комнату, сказал раздеться и лечь. Легли на мягкое, вроде матов в спортзале. Слышу, дед залез на подругу, возится, да так вкусно сопят оба - сама чуть не кончила. Подруга потом сказала, что не всунул - не встал у него. Соврала, наверное, чтоб не завидовала. Главное, помогло - перестал муж изменять".
Или - добавим - тщательнее стал скрываться.
Потом померла бабка, домучил. Дед вовсю развернулся, "пациенток" мало (ну, все же - дуры набитые!), на молоденьких потянуло. В посёлке филиал медучилища открыли, из окрестных сёл девчата поступали. Общежития нет, ездить неудобно. Таким дед сдавал комнаты в своём обширном доме, по дешёвке, девчата охотно у него селились. Дед заранее всё оборудовал: замаскированные глазки в девчачьих комнатах и в ванной, открытый душ в саду, лежаки для загара в кустиках - с чердака в телескоп каждый волосок видно у купальщиц-загоральщиц. Некоторых соблазнял и на коитус. Молодые-легкомысленные, деньги не умели экономить, иногда есть нечего. Дед не жмотничал, подкармливал, перспективных подпаивал - и соблазнял. Они и сами не прочь, во всяком случае, скандалов не было. "Общественностью" зафиксированы два-три случая абортов на деньги деда. Может, и не только он виновником был, зато только он платежеспособный. Потом дед совсем сдвинулся: соблазнил пионерку, нашу Аллу. Пионеры-тимуровцы ходили по дворам пожилых, помогали по хозяйству - был такой почин. К деду заходили охотно: он всегда фруктами угощал, компотами поил, работой сильно не напрягал. Аллу приметил особо, угостил отдельно очень вкусными сливами и шепнул, чтобы завтра одна пришла - помочь убрать те сливы. Алла заинтересовалась самим дедом, очень красноречиво он на неё поглядывал. Пришла, дед сказал, что на сливу в платье нельзя лезть, колючая, позвал в дом переодеться. Угостил фруктами, каким-то очень вкусным напитком, наверняка, с алкоголем. Алла говорила, хорошо ей стало после напитка, тепло. Дед её раздел, при этом гладил везде, уговаривал, что все так делают. Показал журналы с голыми тётками и дядьками, там и девочки были, не намного старше её. "Я сама, - рассказывала Алла, - пальцами себе делала, очень приятно было. А раз подсмотрела за старшими девочками, они со шлангом баловались в кустах на кладбище. Их трое было, трусы поснимали, сели в кружок, одна обмотала конец шланга бинтом, смазала кремом и всунула к себе. Такое довольное лицо было, что и мне так захотелось. Их дядька какой-то спугнул, свернул в кусты отлить. Я хорошо у него рассмотрела, точно похожий на шланг. Из-за него ещё сильней захотелось, когда ушёл, взяла шланг - и к себе. Так долбила, что "целку" себе сломала. Когда дед у меня там гладил, сказала ему про шланг и ещё сказала, что хочу как на картинках. Дед обрадовался, стал целовать между ног, языком щекотать - так приятно стало! Потом снял шорты, посадил на колени и понемножку надел. Он у него маленький, меньше твоего и мужниного, вошёл довольно легко в скользкую. То говорил, успокаивал, а тут застонал, я поняла, что ему тоже хорошо. Внутри его член задёргался, горячее полилось, я почти отключилась, помню, стало ещё в миллион раз приятнее... После отнёс меня в ванную, всю вымыл и уложил спать. "
Дома Алла наврала, что на автобусе хотела покататься, увезли её в город, еле смогла назад приехать. Родители довольны, что явилась живая-здоровая, не расспрашивали особо. В столь нежном возрасте Алла применила безотказный психологический приём: призналась в небольшом проступке, чтобы скрыть большой грех. Года два-три Алла регулярно навещала деда, он научил её всевозможным фокусам и так усовершенствовал природную сексуальность, что на всю жизнь хватит. Каждый раз дед подробно инструктировал, что врать родителям. Они не особо вникали в её дела. Благодаря деду, она избежала неприятностей переходного возраста, когда хочется, а нельзя, всегда была спокойная, ласковая, училась хорошо, с пацанами не водилась. Опасность подстерегла с неожиданной стороны: на первом осмотре у гинеколога (женщины) обнаружились признаки раннего увлечения сексом. Врач знакома была с матерью Аллы, доложила, та стала следить и обнаружила походы к деду. Была крупная семейная разборка, Алла заняла твёрдую позицию: мол, сама хотела. Дед со своей стороны сунул родителям немалую по их меркам деньгу - заткнулись. Тем более, что не в их интересах было раздувать историю, позорить дочку. Всё же дед продал дом и уехал - от греха подальше. Осталась Алла наедине со своей гиперсексуальностью... Одноклассница пригласила на работу к отчиму, тот охранял "блуд-хату" начальства, падчерица подменяла его иногда, чтобы мог по своему хозяйству подсуетиться. Вместе с подменными сторожами базу охраняли постоянные волкодавы. Падчерица с подружкой постарше (не Аллой) приручили тех кобелей, приспособили для секса. Трахались с ними беспощадно. Сторож засёк их делишки, прибег к лёгкому шантажу: никому не расскажет, а зато пусть дочкина подруга даёт ему. Так оно и шло ко всеобщему удовольствию. Но кобелей три, а девочки две (подруге отчима мало, кобелей не бросила), потому и Аллу пригласили. Она доложила мне, как проходил процесс: "На травке возле угольника расстелили одеяло, встали в коленно-локтевую позу, платья задраны, трусов нет. Кобели приучены, подбежали, нюхают, лижут. Мне так языком шершавым обработал - почти сразу кончила. Потом на меня полез, неприятно стало, убежала в сторожку. Прилегла на топчан, сама себе стала делать. Хорошо, глаза закрыла, балдею. Вдруг чувствую, рука на ляжке - сторож пришёл. Может, испугалась бы, да он сообразил: вынул из штанов, как увидала стоячий - не до испуга. Без разговоров залез и сделал своё дело. Те подруги так и ходили к кобелям, а я к сторожу. Он сказал, что со мной лучше, чем с той девочкой".
Деда Алла вспоминала с благодарностью, он ласково с ней обращался, не требовал ничего, так умело возбуждал, что сама готова на всё. Не совал сразу, сначала целовал там ласкал, только потом полегоньку вводил. "У него небольшой был и мягкий, не колом, как у молодых. Это сейчас мне больше торчок нравится, а тогда - такой лучше. Никогда с дедом не было больно, только приятно. Сейчас я точно знаю: как начались у девочки месячные - мужик ей нужен, и лучше взрослый, опытный. Будет дочка - научу, пусть радуется".


к началу рассказа
к "Содержание"

47. Банщица

"...м не до...шь -
яйцами не дохлопаешь".
(Русская)
 [] В ту ночь я задержался, выехал с полутора смен около 4-ёх утра - самое глухое время. В нашей бане воды, конечно, нет, отделение ИТР на 3-ем этаже закрыто. Зашёл в каптёрку банщиц - спит на топчане молоденькая (банщицы все старые, под- и за 50-ят), в одном рабочем халате, даже трусов нет. Полюбовался, осторожно дотронулся, разбудил. Проснулась, улыбается в ответ на ласку - не стал же орать подобно другим: мол, спишь, а мне мыться!..
-Иди, сейчас открою.
Через минуту подошла с ключом и вертушкой от крана, открыла дверь, вошла за мной и закрылась изнутри на задвижку.
-Мне бы тоже со сна искупаться. Не постесняешься?
-Спинку потрёшь?
-На, открой воду.
Пока пристроил вертушку - она совсем голая. Потянулся было к ней.
-Черноту смой. Потру по чистому. Да трусы сними - намочишь.
Намылился по первому разу, пока тёр мочалкой, она тоже намылилась, вся в пене.
-Сполоснись, потри сначала мне. Не мочалкой - руками.
Скользкое мокрое тело само направило руки к заманчивым выпуклостям и впадинам, она повернулась задом, наклонилась - въехал как по маслу (как по мылу!). Вода льётся к ней на спину, стекает к месту контакта - кайф! Левой рукой груди ей растираю, правой ягодицам массаж делаю. Чувствую, нравится, подбираюсь к анусу - вот! Это ей и надо. Спрашивает:
-В попу хочешь?
Молчание проходит за согласие. Лично намылила член, передала мыло мне, обработал, где надо. Вошло значительно плотнее, чем во влагалище. Работает тазом вовсю, я возбудился сверх меры, всунул пальцы во влагалище, шурую, другой рукой в бедро вцепился, чтобы не упасть. Ей того и надо, стонами, движениями одобряет мои действия, да так убедительно, что не мог дольше сдерживаться, кончил. Похоже и она догнала, так мощно завибрировала... Прополоскались, отдохнули на скамейке.
-Теперь я тебя потру.
Это уже сверх программы - вроде, и так чистый. Но не возражаю. Как бережно и нежно она его мыла! Понимала, что после оргазма у мужика вроде оскомины. От умелых ласк это прошло, снова встал. Тщательно промыла тёплой водой, вытащила из-под струи. Подвела к скамейке, села на неё - и в рот взяла. Такого не ожидал - после попы. Но приятно. Правда, до второго финала не довела, пришлось ей удовлетвориться сухой вафлей, без наполнителя.
Похоже, для неё ценны были именно такие спонтанные приключения - без договоренностей и последующих обязательств. И жертв выбирала с умом - чтобы не болтали лишнего, не сделали всеобщей шлюхой.


к началу рассказа
к "Содержание"

48. Ира

"Пьяная баба -
чужая ...да".
(Русская)
 [] У нас в табельной работала весьма пышная молодая девушка, Ира. Полнота ничуть её не портила, напротив, добавляла привлекательности. Она поняла значение моих восхищённых взглядов, ответила взаимностью - только случая пока не было. Случай, конечно же, не замедлил. Прихожу в контору за получкой, Ира тоже там. Радостно отвечает на приветствие, охотно поддерживает болтовню ни о чём, попутно докладывает, что денег нет, что кассирша, её хорошая знакомая, и сама не знает, будут ли. Болтаем дальше, когда никого рядом нет, слегка лапаю, обоюдное согласие налицо, можно бы и в кустики, да не сезон - поздняя осень. Кассирша объявила, что деньги вряд ли подвезут, а если и да, то выдавать всё равно не будет: поздно. Работяги рассосались, конторские раньше ушли, а кассирше надо ждать: сообщили, что могут деньги доставить. Одной скучно, позвала Иру. Пошептались, пригласили и меня. В кассе уютно, из сейфа появилась бутылка, конфеты. Выпиваем, щекочемся с Ирой, да что толку?! Не выгонять же кассиршу, она на рабочем месте, на телефоне, то и дело звонят, про получку спрашивают. Ира вышла, минут через пять зовёт в коридор, шепчет:
-Ключ от архива взяла. Сказала уборщице, что начальник на завтра бумаги заказал. Идём!
В том архиве и повернуться негде, заставлено стеллажами. Уложил на пол папки, Ире невтерпёж, сама улеглась, заголилась. Ноги некуда раздвинуть, пришлось пробираться сквозь обилие плоти. Пока добрался до главного, возбудился, почти сразу приплыл. Ей мало, требует продолжения, а у меня заклинило, не встаёт. Приласкала бы - может, и получилось бы, так нет, психанула. Пришлось позорно бежать с поля боя.
Как позже узнал, своим бегством подставил девушку (непростительный грех. Если бы он был единственный... Или хотя бы самый тяжкий...). Оставил возбуждённую, пьяную. Она пошла в шахтёрскую грязную (это не оценка, а технический термин, означает помещение для хранения спецодежды) раздевалку, табельщицы в плохую погоду проходили через неё на работу и обратно, дорогу знала. Смена из-под земли как раз выезжала, так она выловила голого шахтёрика, чуть ли не силой заволокла в тёмный угол и отдалась на грязных тряпках. Там же и уснула. Уборщица через пару часов разбудила. Она не очухалась толком, вылезла на свет, какая была: чернее шахтёра. Знакомая подвела к зеркалу - сразу протрезвела. В принципе, ничего страшного - помылась в женской бане, верхнюю одежду забрала в архиве, домой добралась благополучно. И на меня не обижалась - характер у неё лёгкий, поздоровалась как ни в чём не бывало. Но общаться вплотную больше не пытались - мне совестно было.
Этот случай ярко иллюстрирует народную мудрость из эпиграфа.


к началу рассказа
к "Содержание"

49. Александра

"Шофёр - не муж,
шахтёр - не ...рь".
(Народное)
 []Банщицами, уборщицами, прачками на шахтах работали, обычно, пожилые женщины, шалунья-банщица из ? 47 - исключение. После развала Союза закрылись многие предприятия, появились и на этих непрестижных местах молодые симпатичные. Захожу в стирку за рукавицами - там новенькая, симпапулечка.
-Пожалуйста, найдите пару рукавиц, а то за уголь браться, а потом теми же руками - за женщину...
Рассмеялась, провела в сушилку, там жарища.
-В этих тряпках, может, найдём.
Наклонилась, тряпки перебирает, ножки сзади до трусиков видны из-под когда-то модного, а сейчас рабочего мини, груди в свободном лифчике до сосков просматриваются - достаточно, чтобы возбудить мужика. Она и сама (позже рассказала) всё ждала, когда же эти наглые шахтёры, которыми её пугали при поступлении на работу, начнут насиловать - или хоть лапать... Поэтому мои руки в интересных местах были восприняты адекватно. Доверительным шёпотом:
-Вторая банщица может зайти...
Ага, значит, считает нас соучастниками. Сориентировался, спрашиваю:
-Вы завтра в ночь?
-Да.
-Приду после автобусов, в 10-ть, если вторую домой отправишь. Сможешь?
-Она с удовольствием. А ты точно придёшь? Не останусь ночью одна?
-Ровно в 10-ть будем здесь оба.
-Ты что?! Вдвоём не надо.
-Не бойся - вдвоём с бутылкой. Ты что пьёшь?
-Что нальёшь. Лучше не самогон, вкусное что-нибудь. Закуска за мной.
Прибыл без 15-ти, убедился сквозь окно, что Шурочка (вчера познакомились) одна осталась, захожу. Шура в соседнее помещение зовёт:
-Сюда, здесь окон нет. Садись. Работу мы всю переделали с напарницей. Вот только что искупалась.
-С лёгким паром!
На столе всё приготовлено, выпили из одной рюмки по очереди. Заявляю:
-Такое поцелуем закусывают.
Не возражает. После второй рюмки опускаюсь перед ней на колени, целую ножки, лезу выше. Для вида слегка сопротивляется.
-Что ж ты - зря купалась?
Ага! И трусов нет. Она не ожидала такого стремительного натиска, к тому же в нетрадиционном направлении. Приятный для неё сюрприз. Ножки сами собой раздвигаются, аромат шампуня постепенно дополняется запахом тёплого женского желания. Она к стенке откинулась, наслаждается. Такой способ для неё непривычен, подходит только в качестве подготовки к основному этапу. Укладываю на топчан - слишком узкий, неудобно.
-Ляг на топчан грудью.
-А ты не посчитаешь меня... развратницей?
-Я целовал - не стеснялся. Не переживай по пустякам.
-Так неожиданно... И хорошо. Ты хороший!
-Приняла нужную позу. Топчан довольно высокий, как раз получается стоя. Перед глазами соблазнительнейшая попа, упруго-мягкие ягодицы, щель с зарослью внизу... Дотронулся головкой - интимнейший "поцелуй", руками прогладил спинку, расстегнул лифчик, добрался до грудей. Она не вытерпела, взялась пальчиками и направила к себе. Резвились, пока у меня ноги не начали уставать. Довёл до финала особо изощрёнными движениями пальцев, включая 21-ый - можно прерваться. Искупался в их душе, он скромный, без излишеств: сверху вода течёт - снизу вытекает. Заметил, что Шура подмывается из шланга, поимел его (шланг) в виду... Продолжили знакомство за столом. Есть маленькая дочка, а мужа нет - не может сохранять верность одному мужчине. Успокаиваю, что встретит ещё своего. Спрашиваю:
-Шланг к чему подсоединён?
-Воду в баки наливаем.
-Тёплую можно сделать?
-Какую хочешь. А зачем тебе? Душ же есть...
-Идём, покажу.
Усадил Шуру на стул с кожаным сиденьем, сказал платье поднять, не садиться на подол. Она не понимает, но слушается. Отрегулировал струю, чтобы тёплая и не сильная, дал ей попробовать.
-Что ты придумал?
Рассказал о промывании радоновой водичкой в Цхалтубо.
-Тебе понравится.
С прибаутками, с поцелуями осторожно ввёл шланг. Ещё как понравилось! Сидя балдела, потом легла животом на стул, попросила сзади вставить. Минут 15-ть промывалась, требовала глубже шланг всунуть, сантиметров 25-ть влезло. Куда поместился?.. Возбудились оба, потащила в сушилку, там чистые спецовки на пол бросили, разделись догола и продолжили. И на полу жарища, распарились, когда закончили, не стали одеваться. Фигуры у обоих нормальные, стесняться нечего. Допили вино, в процессе она рассказала, как дошла до такой жизни, что в себе не уверена. В 13-ть лет учитель физкультуры её соблазнил - или она его. Шура влюбилась в него, старалась на брусьях-кольцах показать себя. Учитель заметил её старания, оставлял для индивидуальных занятий, потом домой приглашал - у него там спортивный уголок был оборудован.
"Нравилось, как он поддерживает меня сильными мужскими руками, уверенно, не так, как пацаны лапали - дрожащими руками. С каждым занятием всё больше возбуждали его ладони, он и за грудь поддерживал, и за ляжки, но только по необходимости, специально не лез. Решила сама соблазнить. Когда домой к нему пошла - не в первый раз, знала обстановку - под форму типа закрытого купальника ничего не надела. Казалось, голая перед ним стою, как сняла пальто. Конечно, он сообразил, чего мне надо, ласково объяснил, что некоторые упражнения не смогу делать, пока девочка. Я горю - от стыда, а больше от желания, пересилила стыд, обняла его, прижалась. Почувствовала его член - и вовсе почти отключилась, он подхватил на руки, отнёс на кровать. Молодец, аккуратно всё сделал. Сейчас думаю, я у него не первая такая была, знал, как с такими девочками справляться. Часто к нему бегала. Обычно, сверху на него залезала. Он крупный мужик, боялся, что тяжеловат для меня. Дочку от него родила в 15-ть лет, замуж звал, а я постеснялась. И родителям не призналась, от кого".
Несколько раз встречались с Шурой, в прачечной и у неё дома. Каждый мой визит она принимала, как нечаянный подарок судьбы - очень вдохновляющее действовало... А потом мать нашла ей жениха, уговорила замуж. Она сама призналась, что очень уж хорош парень в постели. "Такому, - говорит, - можно и не изменять". С массой благодарностей и извинений попросила не приходить и не звонить.


к началу рассказа
к "Содержание"

50. Настя

"- Давай, Митяй, активность проявляй!
- Ох, Аглая, ты разбойница половая".
(Подслушанное)
 []В первый день после отпуска начальник дал облегчённый наряд: сопровождать девушку с ВТБ (участок вентиляции и техники безопасности). Маршрут у неё сложный, с заходом в старые выработки для контроля рудничной атмосферы. Одной страшно и не положено. Пошёл к ним на участок, представился. Вот с кем пойдём, с Настей! Знакомы, беседовали иногда в автобусе, при случае баловались по системе "bus-sex". Она моими усами восхищалась, а сбрил - жалела.
-Женщины, - говорю, - как мухи на мёд липли, пришлось убрать.
Настя не первой молодости, под 25-ть, а не замужем. Договорились встретиться в ламповой, спросил, не помочь ли переодеться. "Нет, - говорит, - вот после смены спинку потереть...". В ламповой дождался - и под землю. Основной состав давно спустился, от ствола пошли вдвоём. Между делом хвастаюсь, что получил зарплату, полный карман денег, в чистом не рискнул оставить.
-Подскажи, где тут хороший кабак, зайдём.
-Ловлю на слове: можем вылезть через сбойку, на шахту по верху вернёмся, там по дороге хутор, самогон всегда есть.
-Принято. Тормозки не трогаем.
Скорректировали маршрут до кратчайшего пути к сбойке, концентрации кислорода, метана и прочего записали, исходя из прошлых замеров. В дорожной болтовне опроверг заблуждение о слабой потенции шахтёров. "Наоборот, шахтёры постоянно работают и живут в режиме высоких энергозатрат, в постели тоже выкладываются. Другое дело - напиваются по пути домой до бесчувствия".
Настя подтвердила, опыт у неё был - с шахтёрами и прочими. На ходу сочинил и изложил теорию о повышенной возбудимости под землёй, мол, из-за высокого давления либидо включается на полную.
-Ты сам - пробовал в шахте?
-Сейчас можно. Давай проголосуем. Кто "за"?
Рассмеялась, не возражает. Выработки она знала, привела в камеру ЦПП (центральная подземная подстанция) - тепло, сухо, есть подставки, коврики. Устроились с комфортом. Свет повыключали, тьма кромешная, сверху миллионы тонн бездушного камня, а рядом - тёплая живая девушка. Начали с поцелуев, под лизание расстегнул все застёжки. Просит свет включить. Сняли лишнее, расстелили, приступили к основной программе. Теория неожиданно подтвердилась: в самом деле лучше, чем наверху, вероятно, настроились соответственно... Отдохнули и на выход. Пока вылезли по наклонной сбойке, припотели во влажном спёртом воздухе. Наверху благодать, золотая осень - лучшая пора на Донбассе. Ветерок приносит запахи из окрестных балок, особенно свежие после шахтной мёртвой атмосферы. Двинули по тропинке в сторону центрального ствола, по пути зашёл на Мельников хутор, взял бутылку, хозяйка яблок насыпала за вежливость. Настя тем временем ушла вперёд, нашла полянку в кустах, окликнула, когда подошёл. О, да она неплохо устроилась! Спецовку сняла, расстелила на травке, загорает в одном белье. Оно у неё симпатичное, не по советскому гнусному стандарту. Я тоже трусы из чистого комплекта надел, как узнал, что Настю сопровождаю, разделся без переживаний. Солнышко пригрело к полудню, кусты от ветра защищают, тепло. Выпили из "дежурного" стакана - не мы первые эту полянку облюбовали - закусили "тормозками" да яблоками. На шахту рано, предлагаю сыграть в очко на пальцах.
-Как это?
-На счёт "раз-два-три" вместе выпрямляем пальцы на правых кулаках, от нуля до пяти, сумма твоих и моих пальцев - очки. Дальше - как в карты.
-Ну давай. А на что?
-Денег у тебя нет, согласен на поцелуи.
Конечно, она проигралась в пух и прах, хорошо, запас валюты неограниченный. Пока целовал губы, груди - не возражала, а ниже полез - стесняется.
-Не надо - не умылась после шахты.
-Чай вот, согрелся на солнышке.
За кустиками умылась, всю свою фляжку использовала. Но орально не стали, повторили пройденное в шахте. Солнце спину греет, снизу Настя ласковым теплом обволакивает - благодать! До-олго баловались, пока до финала дошли - и на базу пора. Собрались, в бутылке больше половины осталось - перелил во флягу из-под чая, пошли. По дороге договорились о свидании у неё дома. Зашёл в указанный день и час, она одна, никаких помех. Принёс ту фляжку, только сладкой наливки добавил. Выпили, спрашивает:
-Что это? В балке самогон был.
-Сладкий стал - от нашей сладкой любви.
И в этот раз не допили - некогда. Потом к ней приходил, по капле того напитка выпивали - символически. Он для нас настоящим афродизиаком стал, живо напоминал вкус любви на лоне золотой донбасской осени. Когда фляжка опустела, она предложила вино - отказался. Тут же сочинил очередную байку, весьма правдоподобную. Мол, алкоголь снимает тормоза, облегчает первый контакт, но притупляет чувствительность, потому любовью лучше заниматься трезвыми. Мы с Настей дошли в исследовании тончайших оттенков сексуальных ощущений почти до извращения: лежим в удобных позах, слегка поглаживаем эрогенные зоны... Такое практиковали после нескольких её оргазмов и одного моего, по первому разу кто ж выдержит такое издевательство?!


к началу рассказа
к "Содержание"

51. На луке

"Шо ни кажить, кума,
а в ...ю кистка е".
(Украинская)
Для укрепления финансов жена затеяла брать в колхозе плантации овощей: огурцов, помидор, лука. В один из сезонов взяли целый гектар, еле справились. В свободное от лука и основной работы время ходили на соседние плантации убирать овощи. Оплата натурой: собрал, скажем, 100 кг - бери себе 10-ть. В один из таких походов достался участок прямо под поливалкой. Кругом жара, а тут освежающий душ.

а) Рита
"Бежит по полюшку Аксинья,
морда синя.
Бежит за нею Афанасий,
7 х 8, 8 х 7,
С большой дубиной между ног
и без сапог.
Догонит? Нет?
Во, блин, сюжет!..
Бред!"
(Наше)
 []Рядом собирала огурцы молодая женщина, хозяйка участка. Под дождём из поливалки намокла, платье прилипло к телу, обрисовало такую соблазнительную фигуру - чудо! Отпускаю рискованные шуточки - ничего, понимает.
-Какие, - спрашивает, - огурцы собирать? Покрупнее или подряд?
-Ты замужем?
-Ну да. А что?
-Тогда должна знать. Какой твой любимый размер, такие и собирай.
Смеётся:
-Такие большие не растут.
-Неужели влезет?! Посмотреть бы...
-Сейчас в посадку пойду, сниму лишнее, неудобно в мокром. Смотри, если глаза не вылезут.
Вернулась - вид залюбуешься: соски торчат, просвечивает розовая попа, а присела - остолбенел, впервые такое увидел. Если из арбуза вырезать ломоть, откроется красная сердцевина, примерно такое у неё между ног. Кр-расотища! Любуюсь, а ей в кайф, возбудилась, раскраснелась, несмотря на прохладный душ. Но дело прежде всего, надо урожай определять. Позвала деда с телегой, погрузили огурцы, она повезла сдавать овощи на базу, а я со своей долей пошёл к себе на лук. Дед потом рассказывал про ту женщину, Риту, чудеса: "Едем с огурцами, она села сзади на ящик, огурец взяла и суёт к себе между ног. "Помочь? - спрашиваю". "За кобылой смотри, старый, не подглядывай". А сама так работает огурцом - аж телега трясётся! Первый выкинула, взяла большущий. "Не влезет, - думаю". Влез, старается, стонет... Жалко бабу. Куда только мужики смотрят?!"
Когда лук стал созревать, арендаторы понастроили шалашей, сторожили урожай днём и ночью. У нас палатка была, поставили её у посадки, ночевали по очереди, когда жена с сыном или дочкой, когда я. В своё дежурство обхожу владения, знакомлюсь с соседями - надо же!, левая соседка - та самая Рита с огуречной плантации. Раньше не пересекались здесь. Договорились поужинать вместе. Развёл костёр, подогрел её банку с тушёнкой, заварили чай - ужин получился на славу. Говорю:
-Накормила ты меня, напоила, теперь рассмеши.
-Пощекотать, что ли?
-Лучше я тебя пощекочу. Между ногами. У тебя такая красота!
Уговорил в палатку, в самом деле слегка пощекотал, но к главному не пускает.
-Боюсь у тебя - вдруг жена заявится. Приходи ко мне в шалаш, одной страшно.
-Здесь уютнее.
-Нет, мне надо... Возьму у тебя чайник, через полчасика приходи.
Ровно через 30-ть минут подхожу к шалашу - никого. Жду... Подъезжает на вело:
-Привезла выпить. Приготовь пока, я сейчас.
Взяла тёплый чайник и в посадку. В пакете чекушка, сало, хлеб, помидоры, рюмка. Пристроил фонарик в шалаше - тут у неё чуть ли не перина - разложил "приборы" - и Рита залезает.
-Ну, ты молодец! Как в ресторане, даже свет.
-Держи рюмку.
Выпили по одной, закусили, она поудобней уселась, открыв вид на "арбуз в разрезе" - трусы сняла. В полутьме картина соблазнительнее, чем при полном свете: воображение дорисовывает недостающие фрагменты в улучшенном варианте. Запихал всё в угол, фонарик выключил и к ней. Она опасалась, что не начну, пока не допьём, потому чекушку взяла, а не бутылку. Приятно разочаровал, не стал тянуть. У неё оказалась намного просторнее, чем нужно для моего инструмента, пришлось и пальцы дополнительно всунуть. Она в восторге:
-И так умеешь?! Не брезгуешь... Муж только членом. Он здоровущий у него, повезло, что и у меня большая, а то замучил бы. Обидно: редко встаёт.
Призналась про огурцы:
-Ты тогда взглядами и разговорами так раздразнил - хоть под деда ложись. Так он уже не может. Был бы жеребец запряжен...
-Пробовала - с жеребцом?
-Нет... Ну... девчонкой. В конюшне молодой жеребчик был. Смотрела на его... дубину, когда стоял. Я его сахаром кормила, приучила. Как увидит меня, тянется, ржёт потихоньку. Тёплой водой мыла всего. Когда до члена добралась, так захотелось! - чуть с ума не сошла. Руки намылила, глажу, сильней и сильней... Ты не будешь меня презирать?
-Ну, когда это было?!
-Гром смирно стоит, ржёт всё громче. Хочется ту его дубину ко мне, а как?.. Тут потекло у него, да такая струя! Направила себе, платье намокло, потекло по животу, в трусы. Горячо стало во всём теле, ноги не держат, упала на солому, выгибаюсь, дрожу. Жеребец обнюхивает, выдохом из ноздрей щекочет... Чуть не умерла тогда от удовольствия. Огурцы после мужа пошли в ход. Так обрадовалась, когда на свадьбе он на меня залез, почувствовала здоровенный. Почти как у жеребца, так мне показалось. И больно, и сладко. "Вот, - думаю, - счастье привалило! На всю жизнь". С месяц радовалась, а потом... огурцы пошли в ход, кабачки, кукурузные початки. Редко удавалось поднять его дубину.
От её откровений снова захотелось. Классическим способом не стали повторять, как-то неполноценно я себя чувствовал по сравнению с её жеребцом и мужем. Выпили ещё по одной, подавил остатки стеснительности, прошу:
-Разреши полюбоваться.
Ноги раздвинула молча, не возражает. Фонариком подсвечиваю, смотрю. Полез пальцами, всунул ладонь между губищами, вожу туда-сюда. Постепенно вовнутрь проникаю. Отложил фонарик, помог левой рукой - всё глубже и глубже влезаю. Она раскинулась, балдеет, внутри скользко. Вся ладонь влезла! Ну и ну! Ей то и надо, ещё поддаёт навстречу, стонет. Пальцы шуруют внутри, все закоулочки щекочут. Левой рукой клитор тереблю, тут она поплыла, залила всю мою руку горячей влагой. Потихоноку вытаскиваю, выворачиваю влагалище, она тем временем добралась до моего, мнёт, двигает взад-вперёд. Кончил к ней в руку... После небольшого перерыва снова пошли жалобы на неудовлетворённость, на слишком редкие подвиги мужа.
-Рукой - как ты - мне никто не делал. И не думала, что влезет. Лучше никогд не было. Если бы ещё...
Пришлось повторить. Засунул пальцы обеих рук, вывернул губы, а отпустил - руку втянуло, слегка только подтолкнул. Аромат в месте действия мощнейший, запах неудержимой похоти. Захватил губами клитор, тоже не маленький, пососал, поприкусывал слегка. Рукой тем временем шейку матки захватил, ворочаю, щекочу пальцем вход, пытаюсь и туда влезть. Она дрожит крупной дрожью, хрипло стонет, вскрикивает. Долго издевался, пока не довёл до изнеможения. О себе не думал, хватило того, что раньше...
Потом встречались, но днём, ночевать вместе не совпало. Один раз улучил момент, предложил:
-Идём, отдохнём в тенёчке. Там уютная полянка есть.
-Ты... пожалуйста, не надо. Ещё раз - и я не смогу без тебя. Нет, не надо.
А сама горит огнём. Огляделся - никого - нагло залез к ней в трусы, она ноги раздвинула. Тут бы и упала - да народ показался, помешали.
Нашли бы мы с ней время и место, да муж застал её, когда баловалась с овощами, жестоко отколотил, наставил синяков. При встрече застеснялась своей синей морды, и не поздоровалась.

б) Сладкая парочка
"От одного волка убежишь -
на стаю налетишь".
(А18)
 [] Рядом с нашим участком две подруги-разведёнки, без мужей, без детей, горбатились на своих двух гектарах лука, потом и третий, брошенный соседом, прихватили. Заросло у них - выше крыши, хоть и парились целыми днями. Ночами тоже сторожили, обычно, вдвоём, иногда с приходящими/-езжающими мужиками. Общался с ними, когда один был, вёл откровенные разговоры. Например, обсудили незавидную участь мужика, попадись он им на ночь.
Дожди перемежались жарой, в такие дни работали в плавках, в купальниках. В самый зной отдыхали в тенёчке. В такой перерыв зашёл к соседкам - в одних плавках. Они после обеда расслабились, и лифчики поснимали. При моём приближении одна накинула полотенце, а вторая лежала спиной кверху, не стала дёргаться. Откровенно голая грудь выглядела не так соблазнительно, как прикрытая. Воображение склонно улучшать реальность. Присел на их одеяло, беседуем. Они меняют позы, жестикулируют, особо не стесняясь мелькающих белых грудей, а мне плавки становятся тесноваты. Одна показывает взглядом:
-Не помещается?
-Извините, но это из-за вас. Сами виноваты - сами и поправьте нежной женской ручкой.
-Ага! Месяц пололи, нежная, как наждак. Выдержишь - помогу.
Действительно привстала, голой грудью навалилась на колени, поправила, что надо.
-Ах ты мой хороший, соскучился!..
Дотронулся до её плавок:
-Устроим для них свидание.
Жарко, усталые, на секс не очень тянуло, только прогладил обеих - сопротивляться им тоже лень. Предварительное телесное знакомство ускорило переход к делу - где-то через неделю. Ночевал один, пока ужинал, почти стемнело, вдоль посадки незаметно прошёл к их шалашу. У них костёр потушен, вход закрыт одеялом, тишина. Поздоровался - отвечают. Выдаю народную присказку:
-Дайте воды напиться, а то так есть хочется - аж переночевать негде.
-Залезай - напоим, накормим, переночуем.
Внутри тепло, но уже не жарко - августовские ночи прохладные. Приглашают раздеваться - да и ложиться. Осваиваюсь между ними, ароматы - супер! Наощупь - женщины!! Да почти голые!!! Щупаемся, шутим, смеёмся. Они рады, что пришёл - какое-никакое развлечение. Не верят, что с обеими справлюсь. Обследую территорию руками, выясняю между болтовнёй детали:
-Уточним по пунктам: как с предохранением?
-Не твоя забота - было бы от чего.
-Отлично. Второе: не ревновать, тогда хватит всем.
-Ну, хвастунишка! Хоть бы с одной справился.
-Третье: не побрезгуете, если - то с одной, то с другой?
-И так сможешь? Да только сделай - мы ж тебя зацелуем, заласкаем...
Этот по деловому выглядящий обмен репликами реально звучал совсем иначе - с шуточками, с охами и ахами от внезапных вторжений в эрогенные зоны, с активными действиями всеми верхними конечностями и частью нижних. Дошло до дела. Повозился с одной, шепчу: "Я уезжаю, но скоро вернусь." Перебрался на вторую... Нет, слишком много работы. Они тоже сообразили, уложили, сами принялись действовать. Казалось бы, конструкция типовая, у всех одинаковая. Ан нет - есть разница! До того это различие возбудило... попросил "чуть помедленнее". Болтовня заглохла, саундтрек: длинные стоны, чавканье и прочие нечеловеческие (или напротив, сугубо человеческие?) звуки... После той ночи подруги относились ко мне с огромным пиететом, привечали, угощали при случае. Близость не подчёркивали, соблюдали политес перед женой и соседями. С одной ночевал ещё раз. Вторая дома осталась. Похолодало, спали одетые, на обоих по семьдесят одёжек, с боков холодная сырость, согрелись - и на том спасибо.
Как ни хороши похождения на пленэре, в коечке всё же уютнее.


к началу рассказа
к "Содержание"

52. Аня

"Баба путящая:
без ...ды, но работящая ".
(Русская)
 [] Первые контакты с Аней были в автобусе, она вместе с нами ездила на обогатительную фабрику при шахте. У шахтёров не в обычае уступать место дамам, наряду с подкрашенными глазами мужиков это характерная примета Донбасса, потому Аня чаще всего стоя ехала, как и я. При подходе автобуса толпа так ломилась, что слабый или стеснительный мог вовсе пролететь. Естественно, Аня привлекла моё внимание. Было чем: пышные формы, располагающая улыбка, а главное, отсутствие угнетённости бытом, характерной для большинства замужних. Специалисты по автобусному сексу среди шахтёров редкость, конкурентов нет, вся игра моя. Аня уловила правила с первого раза, сообразительная. К следующей встрече оделась к случаю: тонкое платье с разрезом, короткие рукава, контакт волосатой мужской руки с нежной женской кожей весьма способствует интиму и, с другой стороны, не вызывает протеста.
Разрез на платье, юбке несёт смысловую нагрузку: сбоку - "обратите внимание", сзади - "следуйте за мной", спереди - "путь свободен". Милые дамы, пользуйтесь этими сигналами с толком.
Специальные маневры для сближения с телом не понадобились: масса мощно давила, оставалось только слегка направлять слепую стихию. В одну из очередных поездок попали вместе с Аней и на обратный рейс домой. Проводил до подъезда, по пути познакомились. Она пожаловалась, что сгорела лампочка на кухне, предложил помощь. В патроне отгорел конец. Пока сделал - накрыт стол, и раскрыта кровать, заметил, когда проходил в ванную. В беседе за столом доложила, что мужа выгнала за "профнепригодность", есть дочка, сейчас в садике. Мой профессионализм в предварительных ласках она имела возможность оценить, в кровати одобрила продолжение и конец - не на словах, а на деле: дойдя до финиша быстро и с мощным спуртом. Воодушевлённый быстрым успехом, провожу посткоитальные ласки, исподволь готовлю вторую серию. И тут облом: заявляет, что одноразовая, мол, не напрягайся. Как так?! Я-то знаю: даже мужчин одноразовых нет, либо импотент, либо - сколько сможет и захочет добиться партнёрша, а одноразовых женщин не существует в принципе. Нет, не поддаётся. Муж выработал стойкий рефлекс: один раз по быстрому - и до следующей пятницы, или там среды... Так и не смог уговорить. Преодолел этот нелепый предрассудок в следующее посещение, да так завёл - раз семь приплыла. Сначала стеснялась, что мокрая, а потом про всё забыла, только восхищалась в перерывах, что и такие мужчины есть в природе. Мол, вот бы отбить! - да жена за такого не только волосы повыдёргивает, но и глотку перегрызёт... Прервала наши игры дочка, позвонила, пришлось в темпе переключаться с режима любовников в "электрика" и "хозяйку". Познакомился и с дочкой, по молодости лет фыркать она не стала, напротив, весьма заинтересовалась - как-никак мужик в их женском царстве. "Прошла весна - настало лето, спасибо партии за это". Пригласил Аню на природу. Напросился ещё один мужик, позвал для него слегка знакомую по пьянке у третьих лиц Лизу. Двинули.

к началу рассказа
к "Содержание"


53. Лиза

"Мужику тропина -
с поля на перину ".
(А53.)
 [] В балке красота: цветы, мягкая трава, птички поют. Само собой, костёр, выпивка с закуской. Дамам хочется. Приглашаю Аню погулять, цветочками полюбоваться. Уходя, подмигнул товарищу: мол, не скучай, знакомьтесь вплотную. На травке получилось здорово! В кровати, правда, лучше, это устройство специально сконструировано для секса, но - романтика!
Возвращаемся - что такое? Сидят с постными рожами. Ни пить без нас не стали, ни беседа не клеится, а о большем и думать не думают. Ах так! Зову на прогулку и Лизу. Не по правилам: Аня может взревновать, товарищ обидится - но невозможно же выпустить Лизу нетронутую. Мужа дома соблазнять, что ли? Так это она каждый день может, а тут такой случай - и ничего?! Для отмазки вешаю лапшу насчёт памятника на горе. Мол, Лиза не видела его вблизи, надо показать. Она сообразила, с энтузиазмом рвётся к той бетонной громадине - сто лет она ей нужна! Лезем вверх. Лиза впереди, поддерживаю, беззастенчиво лапаю, она довольна, смеётся. Нашли сносную площадку на склоне, лечь негде, сели. Лезу в трусы, на лобке у неё волосы мягкие-мягкие и не вьются как у всех - курьёз. Довёл пальцами - хорошо, но мало. Лезет в штаны, хочет по полной программе. Установил в позу ? 2: раком, с опорой на куст. Сразу не встал после Ани, поелозил вялым, наконец, получилось, работаем, аж куст трясётся. Заинтересовались загадочным явлением пацаны, проходившие выше по склону. На самом интересном месте вдруг замечаю любопытные рожи, выглядывающие из-за кустов. Машу: мол, пригнитесь, не высовывайтесь. Вроде поняли, замаскировались. Мне настроение сбили, а Лиза так завелась, что и толпа зевак соберись - не заметила бы...
Возвращаемся к костру с чувством глубокого удовлетворения, особенно у Лизы морда лица сияет. Да и у Ани с товарищем подозрительно смущённые лица. Эге! Соблазнила-таки Аня скромнягу-алкоголика, не пропадать же случаю. Обид ни у кого никаких, все получили своё, можно по домам. Для полноты картины на обратном пути случился небольшой казус: открывая дверцу машины, отломал ручку. Очень сильно зарядился от общения с природой и женщинами. Хотя, почему "и"?, женщины - тоже часть природы. Сунул водиле рубль сверху.
-Извини, - говорю, - больше нет.
Он выступать не стал, увидел по лицам женщин, что мужской долг по отношению к ним мы выполнили с честью, можно простить сломанную ручку.
С Аней встречались не раз, а Лиза пыталась переделать алкоголика в секс-маньяка. Удалось наполовину: стал сексуальным алкоголиком. Выпьет - бабу давай! А трезвым ни-ни.

к началу рассказа
к "Содержание"


54. Интерсекс

"Отдай жену дяде,
а сам иди к Наде ".
(Русская)
 []Следующей зимой участвовал в забавном приключении. Лёва, товарищ по работе, провёл кабельное ТВ, одним из первых. По вечерам передавали эротические и порнофильмы. Тогда они были в новинку, заходили знакомые на "клубничку". Мы с женой тоже бывали. Зрители приходили с бутылкой, хозяева привечали нас - согласно законам гостеприимства. Как-то зашёл к ним один, жена на работе в ночь. Принёс бутылку неплохого вина, вручил хозяйке. Телевизор уже показывает картинку, в кресле перед ним молодая парочка, похоже, молодожёны. Лёва на работе. Уселся на диван у дальней стены, смотрю. Рядом с диваном столик, хозяйка приготовила на нём "фуршет". Пока ходила из освещённой кухни в полутёмную гостиную, заметил, что под халатом у неё ничего нет. Обе её руки заняты, полы халата распахиваются при ходьбе, она со света почти ничего не видит, думает, что и мне не видно (а возможно, наоборот: надеется соблазнить). Расставила всё, наклонилась ко мне предложить бутерброд - рука сама скользнула к ней между ногами. Она именно этого ждала, не дёрнулась, только приложила палец к губам, кивнув на кресло. Той парочке совершенно не до нас, они и на экран не смотрят, увлечены друг дружкой. Хозяйка присела рядом, пригубливаем вино, смотрим фильм. Там чудеса, мечта онаниста. Возбудились, потихоньку добрались до приятных местечек, я - до её, она - до моих. Взаимно ласкаемся, стараясь не шуметь. У молодой пары выдержки маловато, совершенно очевидно, они близки к финишу. Мы тоже... И кино заканчивается. Все получили своё, пора по домам. Поблагодарили хозяйку, распрощались, смущаться никто не стал.
В новогодний вечер собрались у того же Лёвы, у него ко всему день рождения 31-ого, с гордостью паспорт показал, чтобы не сомневались. На арене 4-е пары: мы с женой, хозяева, Лиза с мужем и молодые-незнакомые. Женщина из 4-ой пары моей породы: падка на новеньких, с полувзгляда возник взаимный интерес. Приступили к застолью. В связи с днём рождения хозяина полуночи ждать не надо, повод есть. Часам к 11-ти все весёлые, пока в меру, один Лёва малость перебрал, всё объяснялся в любви моей жене. Я не против - упаси Бог! - а жене надоело, шепнула, что сбегает домой - от Лёвы отвязаться и детей поздравить. Лёва клюёт носом за столом, хозяйка с Лизой готовят на кухне новогоднюю перемену блюд, мужики вышли на площадку покурить и побазарить, а мы со Светланой Николаевной (она педагог, по привычке так и представилась) остались неприкаянными. В гостиной только телевизор светит, интим, танцуем на свободном пятачке. Рассказываю, как сейчас танцуют на дискотеке: без белья, она в курсе, молодая, недавно сама бегала. Осваиваем молодёжный стиль, зажимаемся, ласкаемся вовсю. Общими усилиями ухитрились засунуть что надо куда хочется. Эффект потрясающий! За дверью муж, жена вот-вот явится, а мы приспособили "тютелька в тютельку" и танцуем... До конца не дошли - к чему портить танец?! - и так приятно. Время подошло к без десяти, все собираются, жена вернулась, доложила, что спят дети, подарки уложены под ёлкой. Звон курантов, шампанское, все дамы целуются со всеми мужиками. Сейчас посчитал, получается 16-ть поцелуев, по 4-е на человека, учитывая, что в каждом акте задействованы два персонажа. Веселимся дальше. Включили кабельное ТВ - показывают! Да такое, что никакая цензура не пропустила бы, надеются, видно, что цензоры тоже празднуют. Жаль, конец застали. Но сразу следующий фильм, он-то и спровоцировал "групповуху", ну, не в полном смысле, что-то вроде. В фильме соседи на совместном отдыхе с ночёвкой поменялись на ночь жёнами. И мы загорелись идеей. Посыпались предложения. Хотели отправить женщин по домам - с мужиками по их выбору. Это предложение не прошло по техническим причинам: дома дети, соседи могут засечь приход и особенно уход... Решили организовать перформанс на месте. Квартира трёхкомнатная, одна пара в спальне, вторая - в детской, третья - в гостиной на диване, четвёртая - в кухне на раскладной кресло-кровати. Выбирают партнёров женщины в своём кругу, а потом доводят согласованное решение до избранников. Условие: мужа не выбирать. Места распределяет хозяйка волевым решением, её право.
N.B.: Каждый имеет право налево.
Дамы удалились в спальню принимать судьбоносное решение, а мы выпили, посетили по очереди санузел, ещё выпили - готово, наконец. Жена потом пытала с пристрастием: мол, почему тебя все три бабы хотели... Какая-то из баб придумала фокус: включили музыку и объявили белый танец - дамы выбирают кавалеров. Картинка: четыре пьяных мужика сидят по углам, женщины с загадочными улыбками подходят каждая к своему и приглашают на танец - с интимным продолжением. Меня хозяйка пригласила, жена - Лёву, не зря же он в любви объяснялся. Две другие пары, понятно, тоже обменялись взаимно. Точное решение: никто потом не мог заявить: мол, я твою жену трахал, а ты мою - нет. Музыку оставили, чтобы заглушить вопли восторга, договорились не подглядывать, не стучать. И главное, не болтать потом и не ревновать. Время установили два часа, далее рассвет, слишком трезвый час для продолжения безумств. Мы с хозяйкой уединились в спальне, устроились на привычном для неё супружеском ложе. Опыт близкого общения у нас наработан, выпивка сняла остатки тормозов, проблем не возникло, еле уложились в отведенное время.
При общем сборе не досчитались Лёвы. Жена заявила, что он сразу уснул и спит доныне. Обсуждать впечатления не стали, даже не выпили на дорожку, разбежались. Соврал жене, что хозяйка постеснялась изменять мужу в собственном доме. Она раньше соврала - а может, правду сказала - что Лёва пьяный, ни на что не годный. Место сомнению, в данном случае благотворному, оставили.

к началу рассказа
к "Содержание"


55. Мария

"Бабы каются,
а девки замуж собираются".
(Русская)
 []У нас в доме несколько лет жил племянник жены Витя, сын той самой Сони и брат Сани. Незадолго перед армией он познакомился с роскошной девушкой, с Марией. Она на два года старше его, пора замуж, уцепилась за Витьку изо всех сил. Часто бывала у нас, ближайших родственников жениха (мать в это время уехала в Россию, а Саня загуляла по чёрному). Витьку забрали в армию, Мария продолжала навещать нас, делились скудной информацией из Афганистана, где служил солдат, участвовала в семейных праздниках. В день рождения жены, в июле, явилась с цветами - а жена с детьми уехала к матери. Пришлось мне принимать поздравления. Из-за жары на Марии открытый сарафан - в продольную полоску! Пышное девичье тело с трудом вмещается в тесноватую одёжку, очень многое выглядывает из-под, сверху, с боков, снизу, сквозь. Рубенс в натуре! Год прошёл, как Витя в армии, Мария честно его ждала, ни с кем не встречалась, а природа своё требует. Ладно, ждём именинницу, пьём вино. Предложил сфотографировать, объяснил, что невозможно упустить такую замечательную натурщицу. Она польщена подчёркнутым вниманием к своей особе (к телу!), охотно соглашается. Поснимал в приличных ракурсах и позах. Как бы нечаянные прикосновения - с целью поправить складку на сарафане, придать более выразительный изгиб ножке - отодвинули границу допустимого. Предложил более эротичные позы. Два снимка по сей день украшают мою коллекцию. Первый: она сидит на низком пуфике в четверть поворота, съёмка с уровня пола, пышные в таком ракурсе бёдра видны до самых ягодиц. Второй ещё лучше: она стоит, одна нога на полу, вторая на том пуфике, причём уговорил перед этим снять трусики, мотивируя тем, что ЭТО у девушек очень нравится мужчинам. Чёткой картины между ног все же не вышло - тем соблазнительнее работа воображения. Снимки на цветной слайдовой плёнке - красота! Далее приступили к произвольной программе. Перецеловал всё, до чего смог добраться. Она пыталась сопротивляться, да где ж силы взять?! Дошли до такой позиции: она лежит поперёк дивана, ноги раскинуты в стороны, мои руки ласкают тело под сарафаном, лоб касается заветного местечка, вот-вот доберусь туда с поцелуями - но тут её блуждающий взгляд (иногда открывает глаза), наткнулся на букет, она вспомнила, к кому пришла. Сказка кончилась. Сбежала Мария, не дождалась именинницу. Совестно ей показалось соблазнять мужа столь уважаемой женщины.
На свадьбе у Марии и Вити я был посаженным отцом (родной собакам сено косил) и фотографом. Между делом охмурил младшую сестру невесты, чрезвычайно сексуальную 15-летнюю девчонку - не далее объятий в танцах, болтовни и однократного зажимона с бессовестным лапаньем в тёмном углу. В своё время они родили дочку, получили неподалёку от нас квартиру благодаря афганской службе Вити. Часто заходили к нам, мы тоже их навещали - по поводу и без оного. Однажды жарким летом зашёл по дороге с автобуса. Дома Маша с дочкой. Малышка совсем голая, мама, похоже, в таком же наряде щеголяла, накинула ради меня лёгкий халатик. Напоила холодным компотом, развлекает беседой. Рада с кем-то словом перемолвиться - муж всегда поздно домой приходит, пренебрегает женой и дочкой. Маша всё меньше меня стесняется, то сядет на диван нога за ногу (я на полу напротив, опираюсь на сиденье кресла), то играет с малышкой, падая с ней на диван и открывая всю красоту. Стал заходить после работы регулярно. Малышка чаще всего спит после обеда, а мы развлекаемся - "не прикладая рук". Такие установились правила игры: она показывает - я любуюсь, я ласкаю - она не возражает, факта измены нет. Только в новогоднюю ночь дошли до грани и перешли. Жена ушла на работу, дочка наприглашала подруг, сын у друзей праздновал. Затесался между девочек Витя, развернулся среди малолеток вовсю. Почувствовал себя козлом в капусте. Я обеспечил быт: напитки, лакомства, музыку и ушёл поздравлять жену. Ровно в 12-ть выпили с ней и её напарницей шампанского, расцеловал обеих и убрался (мог заглянуть с проверкой какой-нибудь начальник). По пути домой зашёл к Марии, они с дочкой спали, во сне Новый Год встретили. Обидно за них! Муж с девочками развлекается, некому поздравить... От всей души поздравил Марию, а потом и от всего тела. Она пыталась стесняться, но я убедил, что в новогоднюю ночь можно всё. Витю я не выдал, не доложил, что у нас тусуется. И без меня ясно: загулял, можно слегка отомстить. Мария подпортила романтическую ночь жалобами. Мол, муж после родов пренебрегает, а хочется мужика ещё сильнее. Надеюсь, не разочаровал.
Эта длинная ночь имела продолжение дома, о чём ниже. А Мария вскоре развелась с Витей, он уехал, оставив семью на произвол судьбы. Заходил, радостно привечала, оснований для отказа не было, потому и не отказывала. В один из таких визитов случилось совершенно неожиданное приключение. Я заходил к ней без предварительной договоренности, чего вообще-то делать не следует. Но она сама приглашала заходить запросто, без церемоний, постоянного да и временного мужика у ней тогда не было. Кроме того, налицо железная отмазка: родственник, супруг родной тётки бывшего мужа, практически дядя. Звоню - не открывает, ещё раз - из-за двери слышится: "Сейчас!". Открывает младшая сестра, та самая, с которой на свадьбе баловался. Причём совершенно голая и в мыле. Вот так номер! Потом выяснилось, что Мария с дочкой буквально только что ушли к бабушке, эта сестрёнка думала, что-то забыли, вот и открыла побыстрее (кто знает, что она думала на самом деле? Может, заглянула в глазок...). Нарисовалась передо мной во всей красе своих 18-ти лет. Мгновенно оценил ситуацию, захлопнул дверь - не хватало соседям картинку продемонстрировать! - и обеими руками ухватился за представившуюся возможность: за голую мокрую девушку. Не пощадил одежду и одеяло на кровати - подумаешь! - оно быстро высохло. Зато какой подарок! Для неё, как она призналась после ТОГО - тоже. Старшая сестра понарассказывала обо мне чудес, что в постели нежный развратник и т. д., так она и мечтала о чём-нибудь похожем. С опытной старшей сестрой дело шло по известному обоим сценарию, скучновато, а с младшей - всё внове, всё принимается с восторгом и "энтузазизмом". К тому же, тело аппетитнее, вкуснее во всех смыслах. Единственный минус - беспокойство о последствиях, и то с моей стороны, она ничем не показала, что хотя бы чуть переживает. От девственности избавилась раньше, посчитала своим долгом рассказать, как именно. После выпускного вечера в школе (после 9-ого класса) забрела в поисках приключений на дискотеку, там сворачивались, командор аппаратной обратил на неё внимание, пригласил к себе в будку и профессионально разделался с её девственностью. По хорошему, по согласию, ещё и домой отвёз на мотоцикле. С ним несколько месяцев встречалась, натренировал девушку. В последнее время никого не было, потому такие восторги со мной изображала (а то и вправду испытывала).
Особая прелесть этого приключении в непредсказуемости, спонтанности. Вскоре она вышла замуж, в браке счастлива. Не исключено, что в этом есть и моя небольшая заслуга: показал, насколько хорош может быть мужчина, если его правильно эксплуатировать. И Мария нашла хорошего человека, расцвела с ним, узнала подлинное женское счастье. Остался для неё другом и экс-родственником.

к началу рассказа
к "Содержание"


56. Тая

"Далеко колено -
погладишь непременно".
(А56.)
 [] Несколько месяцев жила у нас подруга жены по работе, Тая. В связи с капитальным ремонтом её выгнали из комнаты в семейном общежитии - не подсуетилась насчёт легализоваться. Негде жить человеку, жена посочувствовала. Тае около 25-и, пора замуж, не нашла пока кандидата. Жене она пообещала игнорировать меня и честно обещание выполнила - исключая некоторые нюансы. С меня и не пытались брать клятвы - бесполезно, маньяк, однако. Первое время оказывал ей знаки внимания, пока без специфической направленности, общечеловеческие. Но и подчёркивал, что вижу в ней именно симпатичную девушку, а не жильца неопределённого пола, как хотелось бы жене. Появились у нас маленькие тайны: рано утром перед уходом на работу заходил в дочкину спальню, якобы попрощаться с ней, а сам подкрадывался к Таиной койке, залезал рукой под одеяло, гладил ножки, с каждым разом доходчивее, дальше. Она неизменно делала вид, что спит, ничего не чувствует - да кто ж поверит?! Можно представить ощущения девушки, просыпающейся от нежнейших ласк мужчины! Или нельзя?.. Сама позже рассказала о них, о своих ощущениях. "Так хотелось ответить, сделать что-нибудь, попросить сильнее!..". Конечно, обещала - так и не делала ничего, разве что изображала сонную. Мои утренние визиты не были для неё такой уж неожиданностью, она наслушалась жалоб подруги (моей жены) на неуёмную страсть мужа к женщинам, на что-то в этом духе надеялась. Со второго раза готовилась к моему визиту: откидывала одеяло на груди или пониже - из-за жары в спальне, конечно - намекая тем самым, куда мне следует запускать руку. Ночная рубашка заворачивалась, с каждым разом всё больше. Чуть-чуть света проникало из кухни, в спальне темно, интим. Я не церемонился, груди целовал, пальцы между ног засовывал, гладил попочку, а она демонстрировала выдержку. Нет, стоны иногда слышались, ножки слегка раздвигались, но при желании эти звуки и движения можно было счесть непроизвольными, хотя оба прекрасно понимали суть игры. Отказаться от моих ласк было выше её сил. Что значат обещания слабого человеческого существа перед лицом стихии?! Утренние ласки сблизили нас, но любовниками в полном смысле слова мы пока не стали, что позволяло Тае без особых угрызений смотреть в глаза подруге.
Наконец, получила Тая жильё, ушла от нас, оставаясь неформальным членом семьи. Из-за неё случился забавный эпизод с моими "двумя жёнами". В конце весны уехали с женой и сыном-дошкольником к родным в деревню, оставив дочку доучиваться под патронатом Таи. У родных давно не были, встретили нас с помпой. А через неделю поехал в аэропорт встречать Таю с дочкой, по телеграмме. И снова иду по деревне - ещё с одной "женой", с дитём, с чемоданом. Спрашивали у матери: мол, сколько же у него жён? Всем не объяснишь ситуацию - буйным цветом расцвели сплетни и слухи - от подозрений в многоженстве до проверки, не обрезан ли, не перешёл ли в мусульманство.
В ту новогоднюю ночь, когда я поздравлял Марию, Тая к нам пришла. Витя с малолетками развлекался, она скучала, обрадовалась, когда вернулся. Все молодые в спальне закрылись, оттуда периодически слышался гомерический хохот, а мы с Таей танцевали под романтические мелодии. Объятия всё теснее, движения рук всё смелее, поцелуи, переходящие в лизание и сосание... - разгорячились так, что девушка запросилась на улицу, на мороз. Там охладились, Тая вспомнила обещание не соблазнять меня - и кстати, не то мог бы не справиться после Марии. Наверх она не стала подниматься и от сопровождения отказалась, ушла одна. А у нас молодые девчата под водительством единственного мужика устроили пир горой и дым коромыслом. Надеялись, что мы ушли оба до утра. Похоже, Витя шампанского налил девочкам, очень уж они развеселились. Отбил самую перспективную от стада, говорю, что надо плёнку помочь перезарядить. Предложение было сделано во время танца, смысловые акценты расставил поглаживаниями, она прекрасно поняла, о чём речь. Всё-таки не прямо позвал трахнуться, придумал легальную отмазку, а там - кому какое дело? В ванной закрылись, перешли на интимный шёпот, не удивилась полной темноте, потому что занималась не так давно в фотокружке. С пониманием встретила мои действия, когда вместо фотоплёнки за неё принялся. Начал с поцелуев в шею, в губы, сквозь лёгкие ткани платья и лифчика согрел дыханием и так горячие груди. Лифчик удалил, добрался до голых сосочков, она прижималась лобком, ощутимо тёплым сквозь тряпки. Инструмент в боевой готовности, но не рискнул: малолетка. Стал на колени (рабочая шахтёрская поза), целую голые ножки, выше и выше. Она не врубилась, что это я вытворяю, а до трусиков добрался - сообразила, не противилась, когда стащил и припал к самому интересному. От полноты чувств коленочки подогнулись, на ногах не может стоять. Убрал табуретку в ванну и уложил на коврик, наверняка не стерильный, да не до гигиены... Совать в неё ничего не стал - только язык, хватило до полного кайфа. Не определился, девочка или уже нет. Если да - такой и осталась. Аромат и вкус у неё там прекрасные, ничего неприятного. Уж и не знаю, как устроилась. Или я настолько возбудился, к тому же выпил, что не обратил внимания?.. После всего обняла, благодарить принялась. Объяснил, что за любовь не благодарят, принял меры по ликвидации последствий: отряхнул платье, помог найти и натянуть трусы.
С Таей достигли консенсуса позже, она сама проявила инициативу: явилась, когда был один дома. Я после ночной смены ко сну готовился, извинился и лёг. Минут через пять заходит ко мне в спальню.
-Скучно. Дай чего почитать.
Дал эротические рассказы, пусть возбуждается. Подействовало, проснулся от её присутствия под одеялом - в одном белье. У меня постоянно стоит во сне, она обнаружила это, обрадовалась. Уговаривать не понадобилось, при обоюдном согласии дело пошло. Шло-шло, да что-то не так, мне и хватит бы, а ей не то. Спросил прямо, в чём дело. Выяснил, что во влагалище ей мало, нужно позасовывать в подмышки, между бёдрами, между грудями. В последнем положении кончил, наконец, она - ещё раньше. Позже рассказала, откуда такой сдвиг, перверсия эрогенных зон. В ранней юности баловалась с соседом, женатиком. Тот мужик опасался работать с ней по полной программе, приучил к не совсем обычным манипуляциям. Её рассказ: "У него очень большой, заметила случайно, когда он возле туалета отливал. Неудобно стало и сразу приятно, захотелось как-то ухитриться потрогать, пощупать. Тогда я часто одна дома была, до вечера, мать с работы поздно приходила, отца не было. Следила за ним с чердака, разузнала, кто и когда у них дома, выбрала момент и подстроила. Выдернула плоскогубцами провод из счётчика. Боялась страшно, а хотелось ещё больше. Свет погас, побежала к нему полураздетая, собаку их заранее прикормила, не гавкнула. Он на диване лежит, телевизор смотрит. В одних трусах. Ворвалась без стука, а дальше растерялась, заикаюсь, слова не скажу, сама глаз не оторву от бугра в трусах. Кое-как сказала, что света нет, да он понял, что мне надо. Почти голая, красная - как не понять?! Он и одеваться не стал, только фонарик прихватил. По дороге сказала, что наверное из-за счётчика - чтобы долго не искал причину. Я всё к нему жалась, вроде, темноты боюсь, как дотронулась до большого, тёплого - совсем с ума сошла. Приказал бы - упала бы и ноги раздвинула бы... Залез на табуретку к счётчику, сказал светить фонариком, а у меня руки дрожат, выключила нечаянно, еле смогла включить. Он сразу понял, что специально провод выдернула, сделал быстро. Я снизу увидела стоячий, голова закружилась, почти упала, грудью до НЕГО дотронулась, обхватила его бёдра, чтобы совсем не грохнуться. Донёс до койки на руках. У меня в трусах мокро, тело в огне горит, сладко тает. Трусы не дала стянуть, так он по всему телу возил своей громадиной. Раз десять тогда кончила, а когда груди мне облил, так в него вцепилась, что по щеке ударил, чтобы отпустила...".

к началу рассказа
к "Содержание"


57. Случайные встречи

"Сказка -
девушке ласка".
(А57)

а) Валентина Арсентьевна
"Зайцев пугать -
с поля бежать ".
(А57а)
 []Случайных непродолжительных эпизодов было множество, все не запомнились. Случались обломы. С Валентиной Арсентьевной познакомились на танцах. Танцор из меня не очень, сдержанные поглаживания, разговор на интересную ей тему: о себе любимой - компенсировали недостаток. К танцам она относилась прагматично: как к прелюдии. Выяснили желания и возможности, первые совпали. Поздно вечером смотрели "Взгляд" у нас на этаже. Дежурная попыталась прекратить безобразие, выключить телевизор - время после 23.00 - но мы её уговорили. Когда ушла, переместились со стульев на диван, приступили к нежностям. Постепенно приняли позу бутерброда, целуемся, лижемся, вспоминаем юношеские забавы. Далеко не заходили, место общественное, возможны посетители. Для обоих результат - ничто, процесс - всё. На следующий день после обеда продолжили игру у неё в комнате, на этот раз до конца и не до одного. Она довольно убедительно врала, что ни с кем ей так хорошо не было. А может, правду говорила?!.
Перед ужином зашла ко мне в комнату - без предупреждения, поскольку после акта считала меня в некотором роде собственностью - и увидела спящую на кровати женщину, мою жену, как-то не пришлось к слову упомянуть о её присутствии - непростительная оплошность. Слегка растерялась, но вовремя опомнилась, ретировалась. Попеняла мне при последовавшей разборке, я, соответственно, повинился - инцидент исчерпан.
После санатория встретил её в кафе под "Космосом" - работала там. Засёк режим работы, явился перед перерывом, заявляю:
-Валентина Арсеньтьевна, у меня горе.
"Изменившимся лицом бежит к пруду".
-Что случилось?
-Да вот, - говорю, - выпить есть, а не с кем.
-Ох, я подумала было... Сейчас закрою, пошли в подсобку.
Выпили, закусили, добавили... Разомлела, пригласила заходить домой, дала телефон и адрес. Воспользовался неоднократно.

P.S.:Правильно не "Арсентьевна" - "Арсеньевна".

б) Наташа
"Вдове в каждом мужике
седьмая доля".
(Русская)
 []Когда отдыхали в местном "профике" всем звеном, нашего горняка навестила его городская любовница Наташа. Он в прошедшую ночь и утром совершил серию любовных подвигов: ночевал со своей здешней юной подружкой, а с утра пораньше жена прискакала, исполнил супружеский долг. Засомневался, справится ли ещё и с Наташей, не рискнул остаться с ней вдвоём, пригласил меня и ещё одного из наших, чтобы приняли на себя часть её сексуального заряда. Вчетвером пошли в соседний посёлок за выпивкой. По пути развлекали спутницу, она вырвалась из надоевшего быта, взыграла как молодая кобылка на весеннем лугу. Если не секс, так хотя бы пообщаться с мужиками в неформальной обстановке. Выпили водки, пива, напились сами и Наташу напоили и доразвлекали до полной раскованности. Объяснялась в любви всем троим, не постеснялась попИсать за нашими широкими спинами - прямо посреди посёлка, у пивного ларька. Назад ехали в автобусе, целовались с Наташей на зависть пассажирам... В санаторий через вахту не пошли - пьяные, к тому же с посторонней - на счастье был открыт "задний проход", через который доставляли продукты в столовую, просочились через него. В комнате перманентная пьянка, с ходу присоединились. Наташа обалдела от обилия свободных "членов", лезет ко всем целоваться. Горняк счёл своим долгом принять меры: попросил меня, чтобы увёл Наташу в маленькую спецкомнату и, подразумевалось, удовлетворил. "Не то, - говорит, - она всем сразу давать начнёт". Отозвал её, говорю открытым текстом: "Хватит баловаться, пошли ...ться". Согласилась с радостью. В маленькой комнате есть санузел, запросилась туда - и меня зовёт:
-Хочу посмотреть, как мужик пИсает.
Я и трезвый, пожалуй, не постеснялся бы, а по пьянке - смотри!.. Оставил её и пошёл в душ. Вылез после процедуры - нет Наташи. Заглянул в туалет - точно! - сидит на унитазе, балуется пальчиками. Как увидала мою фигуру - в одном полотенце вокруг чресл - потянулась, взяла рукой и в рот. Дал поиграть немного и потащил в душ. Не столько мыл, сколько трахал - куда можно и куда нельзя. С мылом нигде никаких проблем, она согласна на всё, лишь бы подольше, подоходчивей. Добрались и до кровати, полизал её, довёл ещё пару раз, наконец, уснули в полном изнеможении - не столько от секса, сколько из-за пьянки. Ранним утром нас разбудили - пора на автобус, на работу. Наташу с собой взяли - до города. Вины за собой она не чувствовала, положила больную головку на плечо горняка и продремала до выхода. И горняк не в обиде, замяли эпизод молча.
Случайно встретились с Наташей позже. Иду с автобуса и наблюдаю привлекательную картинку: женщина вешает бельё на балконе 2-ого этажа, естественно, легко одетая. Замедляю ход, любуюсь... О! Да это же Наташа!
-Здравствуй, Наташенька!
-Эрик?! Привет! Заходи.
Зашёл - и не зря. Вспомнили тот замечательный день - от поцелуев в автобусе, до поцелуев в ...ду. Кое-что повторили. После этого случая Наташа часто ждала на балконе, иногда кивала головой, мол, заходи, иногда качала: сегодня нельзя. Звуковыми сигналами мы больше не пользовались, чтобы не привлекать внимания соседей. Занимались любовью, кроме того, она ценила во мне внимательного слушателя, выговаривалась. Я сумел её убедить, что мне интересны все без исключения моменты её жизнедеятельности - от некоторых проблем с месячными до интимнейших подробностей сексуальных игр с мужем и любовником. Рассказывала такое, что и лучшей подруге, пожалуй, не доверила бы. Сказала, что у неё прекрасные отношения в постели со всеми нами троими. "Только им не расскажешь лишнего, не изольёшь душу. А тебе можно, ты свой". Мне бы исповедником быть, или, например, следователем. Подобную откровенность наблюдал не только у сексуальных партнёрш, но у многих знакомых, даже у случайных попутчиков. Скромно отношу этот эффект на счёт своего незаурядного таланта слушателя. Более того, есть подозрение, что я - идеальный потребитель всевозможных ценностей, как материальных, так и духовных - достаточно квалифицированный и в то же время не капризный, не сноб.
С Наташей знакомство сошло на нет, когда у неё стал расти живот. Не исключено, что виновника она и сама не могла бы указать. Однако же, есть законный муж - "чей бы бычок ни прыгал, а телятко наше".

в) Рая
"Не стоИт - так и не стОит."
(Совет)
 []С ней меня постигла неудача, не первая и не последняя. Познакомились в профилактории при довольно пикантных обстоятельствах: принимаю в процедурном кабинете светолечение, т.е. лежу совершенно голый под крышкой типа гробовой, в неё вмонтированы штук 30-ть обычных ламп накаливания, освещают и греют спину. За простынёй такая же кабинка, там крышка "гроба" откинута, лампы светят в мою сторону. В кабинет входит женщина, тоже на светолечение. Оформляется - и в соседнюю кабинку. Раздевается догола за разделяющей нас почти прозрачной от ярчайшего света простынёй. У меня темно, видно всё до мельчайших деталей - и всё же картинка слегка завуалирована, создавая романтический флёр. Есть предположение, что Рая организовала стриптиз сама - именно для меня. Цель - соблазнить, не допустить, чтобы "сгорела" путёвка. Раздевалась весьма соблазнительным манером, кроме того, в разговоре с медсестрой упомянула, что муж уехал домой с ночёвкой, назвала номер комнаты - явно для меня. Я, конечно, пришипился, сделал вид, будто никого нет. Но у меня время раньше истекло, медсестра раскрыла моё инкогнито. После процедуры сижу в холле, отдыхаю согласно рекомендаций - выходит Рая и присаживается рядом. В беседе познакомились, как к знакомому, обратилась с просьбой помочь достать санаторную карточку. Мол, за шкаф упала. Ещё раз назвала номер комнаты, назначила время на после обеда, на тихий час. Явился - не запылился. Открыла после паузы - мокрая и в халате: в душе купалась. Без лишних слов поволок в кровать, слегка пополаскал, она ножки раздвинула - поехали... Ан нет - не лезет почему-то. Да в чём дело? Она психовать начинает, говорит:
-У мужа получается...
А у меня нет. Вход до того узкий - не лезет и всё тут. То ли напряжена, то ли такая у неё анатомическая особенность?.. Мой безотказный дружок обиделся и увял. Не паникую, работаю по площадям руками, губами. Но Рая требует стандартной процедуры. Успокоила бы, приласкала - глядишь, и вышло бы (вошло бы!). А без её поддержки - безнадёжно. Вспотел, пот градом, а никак. Позорно сбежал, оставив женщину в состоянии сильнейшей фрустрации. Сама виновата: пора бы знать, что "машина любит ласку, чистоту и смазку". С чистотой порядок, а вот ласки и смазки не хватило. У меня тоже стресс, да такой, что впервые в жизни захотел напиться (с Ларисой в Залещиках - это позже). Сосед достал бутылку, выпили с ним, можно бы пойти реабилитироваться. Ломанулся - а её нет. Доложили, что собралась в темпе и уехала домой совсем, благо, срок вскоре истекал. Жалко женщину... Разве что этот случай навсегда отбил у неё охоту изменять мужу. Глядишь, и неудача пошла на пользу.

г) Сочинка
"Гладки ляжки у Машки,
а выше полез - целый лес ".
(Русская)
 [] После приключений с Любовью Николаевной в Сочи не осталось на память ни одного фото. Алексей не стал возиться с плёнкой, так она и пропала. Оно и к лучшему - зачем улики? - достаточно воспоминаний. А тогда обидно стало, приобрёл фотоаппарат, освоил и двинул в следующий отпуск снова в Сочи. Без Любы, зато с 3-летним сыном. Решил зафиксировать хотя бы места, где был счастлив в прошлом году. Год назад была любовь - сейчас ребёнок, тогда солнышко - сейчас дожди...
N.B.: "раб">"рабёнок">"ребёнок"=детёныш раба
Снял штук 6-ть слайдовых плёнок и 4-е ч.б., там же проявил и отпечатки заказал. До сих пор весь Сочи у меня в фотоархиве. Жили мы в комнате, на квартире у бабки, она за бабушку моему сыну была две недели. Он и в город иногда не хотел со мной ехать, оставался с "бабушкой". По вечерам и подавно один развлекался, бабка не возражала. Занесло на вечер танцев "Для тех, кому за 30-ть", он был в концертном комплексе "Фестивальный". Освещение в зале - от зеркального шара в центре плюс ультрафиолетовая лампа. Сама она не светит, зато от УФО сияют неземным светом мужские рубашки и зубы у обоих полов. Интим с привкусом экзотики. И не без юмора: вставные зубы от УФ-лучей не светятся. Картина: романтичное в полумраке лицо женщины - и щербатая улыбка, подлинное momento mori! Но не о том речь. На первый же танец пригласила меня молодая дама, лет 25-ти. Польщённый её выбором, на следующие танцы приглашал только её. В перерывах выпили в баре по коктейлю, обменялись информацией: местная, живёт в спальном районе в многоэтажке, мужа и детей нет, есть мама. Вызвался проводить. Таксисты на подхвате, поехали. У дома велела подождать. Через несколько минут зовёт из окна 1-ого этажа.
-Влезай сюда.
Ч-чёрт, опять романтика... Выступы в стене есть, влез без проблем, только запачкался немного. Хозяйка уже в домашнем, уютная, пушистая. Позвала в санузел, спросила, не постесняюсь ли мыться вместе. Не постеснялся. Ушла в ванную первая, чтобы не смущать, когда раздеваться буду. Вхожу - она сидит в воде в одних плавках, без лифчика. Мне велела и плавки снять - чтобы не намочить. От вида её торчащих грудей встал, она приветствовала его улыбкой, потом тщательнейшим образом вымыла. Очень приятная процедура! Хотел перейти к телу - она мягко остановила:
-Не здесь...
Отправила в зал в своём запасном халате. Чуть позже присоединилась - тоже в халате и опять в плавках, сухих. Устроились на диване, потихоньку мурлыкает музыка, свет от ночника - полный интим. Целуемся, потом укладывает меня на диван, сама на полу на коленях, просит не дёргаться. Пальчиками и губами ласкает всю доступную поверхность, добирается до члена, засасывает. Приятно, ничего не скажешь, только неожиданно - всегда я работал, а тут лежи, лови кайф. Ловлю, держусь, предполагая, что ей скоро надоест так, потребует по-настоящему. Нет, продолжает, да так увлечённо, с таким энтузиазмом и умением, что еле терплю. Дошло до неё, что специально сдерживаюсь, сказала, что молодец, но больше терпеть не надо, можно всё. Пытаюсь переубедить, целую в губы, горячие после интенсивной работы. Она удивлена:
-Ты не брезгуешь?!
Вместо ответа целую доходчивей - с языком и засосами. Ласкаемся дальше, и я начинаю действовать по всему её телу. Постепенно заводимся, в особенно сладкий момент залезаю в плавки - она вдруг напрягается, убирает мою руку. Успел обнаружить невероятно пышные заросли. Она в шоке, тихонько плачет. Сквозь слёзы, под мои ласки постепенно рассказывает, что у неё там очень рано выросли густые волосы, стеснялась страшно, пыталась стричь и брить, так они ещё сильнее полезли. "Подружки с парнями встречались, хвастались, мне тоже хотелось, но боялась, что парень в трусы полезет, обнаружит мой стыд. Старшеклассник пригласил на свой выпускной, он мне нравился - и я ему. Все знали, что я одна девочка в нашем классе, решили меня "раскрутить". Напоили, затащили в пустой класс, изнасиловать хотели. Упала на колени, умолять их стала, чтобы не трогали, боялась до смерти свои заросли показать. Сообразила у одного брюки расстегнуть, в рот взяла... В общем, всех обслужила. Понравилось и им и мне. С тех пор не могу иначе. До сих пор девушка".
-Миленькая ты моя, давай же я всё сделаю. Ты очень красивая и приятная, там - тоже. Мне нравится...
-Ой, не надо, не надо! Навсегда если бы... но ты женатый, больно будет с тобой расставаться. Ты первый меня выслушал, понял. Другие и не люди для меня были, члены и всё. Сама не рада, а вот у каждого мужчины отсосать хочется, без разницы - молодой, старый, грязный, пьяный... Замуж из-за этого не выхожу. За тебя - вышла бы...
Снова принялась за своё (за моё!), на этот раз ещё нежнее, ласковее. Сдерживаться не надо, с огромным наслаждением отдался волне, излился к ней в ротик. И для неё этот момент самый сладостный, именно ради него она затеяла всю игру - начиная с похода на танцы. До тридцати ей далеко, но с женатыми - или хотя бы взрослыми - мужчинами ей казалось безопаснее. Всё время поглаживаю самые приятные местечки, целую, добираюсь до губ. Снова поражена:
-И после этого!.. Какой же ты... хороший. Не могу больше - уходи. Пожалуйста!
Конечно, следовало бы остаться, провести обряд инициации, но обязательства: дети, жена. Жалко девушку, а не уйти - хуже будет. Одно дело - влюбилась, другое - плотская страсть. Будем надеяться, встретит разумного мужика, избавится от своих комплексов.

д) Зина
"Как с кошки: шуму много,
а шерсти мало".
(Шотландская)
 [] Как сексуальный маньяк я не в состоянии упустить ни малейшего шанса. Напоминаю господам ригористам: перверсии (гомосексуализм, геронто- и педофилия, вуайеризм, фетишизм, копро- и некрофилия, эксгибиционизм, нимфомания, зоофилия и прочее, прочее, прочее) - не свободный выбор данного извращенца. Эти сдвиги обусловлены генетически. Преследовать за них не более гуманно, чем, например, "лечить" аллергию путём отсечения головы. Уместно правило: делай, что хочешь, пока оно не мешает другим, в частности, не вредит партнёрам.
Но о Зине. С ней мы возили дочек в Стаханов (Кадиевку), в музучилище. Дочки зря съездили - не прошли по голосовым данным, зато мы с мамашей - не зря. По дороге в Стаханов Зина оценила мой стиль, галантность. На обратном пути сели вместе на одно из задних сидений. Автобус полупустой, все пассажиры впереди, дочки дремлют после треволнений, свобода рук налицо. Зажимаемся, ласкаемся, вспоминаем юность (называется "петтинг"). До финала не дошли, но получили массу наслаждения... На перекрёстке автобус свернул в Красный Луч (Крындычёвку), нам прямо, в Антрацит. С ходу перехватили нужный автобус, только он переполнен, дочек впихнули, а сами остались. Переглянулись, улыбнулись - и в ближайшую посадку. Там завершили процесс. Как-то сухо получилось, эмоции израсходовали в автобусе.
Больше встреч не искали, ни она, ни я. А вот с дочкой её встретились - в ту самую новогоднюю ночь (см. ? 56, в конце). Именно она "помогала" мне в ванной.

е) Шура
"Что влезло,
то и полезно".
(Русская)
 []В дочкином классе я вёл фотокружок. Записались почти все, случайные постепенно отсеялись, остались энтузиасты (и -стки). Один из пацанов всерьёз увлёкся, расхвалил кружок и руководителя маме, та заинтересовалась, явилась к нам домой. Повод: посоветоваться насчёт наличных и планируемых к приобретению фотопринадлежностей. Ближайшая цель: оценить возможное положительное/отрицательное влияние на сына с моей стороны. Подлинная причина: женский интерес ко мне. Женщины постоянно ищут мужчин, любящих детей, а не только процесс их изготовления - чтобы было кому помочь вырастить. Она сочла, что я их люблю, коль вожусь с ними в кружке.
N.B.: Разница между педагогом и педофилом: только один из них любит детей по-настоящему.
В фотокружке можно быть тем и другим сразу. Всё это прояснилось в ходе её визита без слов, на уровне интуиции. Шура тоже пришла к благоприятным для меня выводам, пригласила зайти. Утром, когда сын в школе. Всё ясно! Через пару дней позвонил, получил радостное "добро" - и к ней. На дворе жаркий летний день. Жара почему-то особенно возбуждает, впрочем, мороз, метель, ураган и любая иная погода - тоже, но не так сильно. Шура открыла, одетая в лёгкий халатик (вот и объяснение любви к жаре). Обнял, поцеловал в щёчку - одобряется. Коли так - поднял на руки и поволок в гостиную. Дама небольшая, сверхусилий не нужно. Выпуклости соразмерны росту, приятные на вид и наощупь. В квартире прохладно, Шура тоже после уличной жары кажется прохладной. Чистенькая до стерильности, что несколько противоречит ситуации: мы намерены имитировать процесс зачатия новой жизни. У дивана столик с бутылкой и фруктами. Игнорирую, укладываю тело на диван. Шура потрясена стремительностью натиска, опасается, что слишком быстро придём к финишу.
-Может, выпьем?
-Потом. Неужели только выпить звала?
Смущённо опускает глаза. Приступаю. Запах от неё прелестный: неплохие духи плюс чистая женская плоть. Под халатиком у неё только плавки, лифчик отсутствует. Целую всё доступное... нет, чувствую себя грязной свиньёй на её фоне.
-Ты такая свежая, вкусненькая, а я с жары. Можно нырнуть в твою ванну? - заметил через неплотно прикрытую дверь, что там полно воды.
-Там из крана вода, холодная.
-Такую и надо.
-Простынешь.
-Вот это нет - в проруби не простуживаюсь...
Нырнул, сполоснулся - подаёт свежее полотенце. Восхищённо любуется - не столько фигурой, сколько "подвигом". Возвращаемся на диван. Теперь она горячая, мои холодные ласки разогрели её до восторга... Перепробовали разные позы и варианты. Несмотря на рождение сына, живота не наблюдается - большая редкость! Чувствуется, она и сама гордится своей фигурой, охотно согласилась устроиться на стуле перед зеркалом - в качестве дивертисмента, обязательную программу "откатали". Возбудились от "порнухи" не на шутку, перешли снова на диван. Шурочка, утончённая орхидея, так разошлась, что кричит сквозь стоны: "Еби!.. Еби!.."...
Как призналась после, испытала чувство глубокого удовлетворения, не сравнимое ни с чем, пережитым ранее. Возможно, в ту минуту она и вправду так думала - последняя любовь кажется лучше всех прежних.
Распрощались тепло и нежно. Через несколько дней зашёл без предупреждения - и поплатился. Открыла, но восторга не наблюдается. Молча прошла на кухню, я за ней. Продолжает давить абрикосы на мясорубке. Болтаю, трогаю бёдра, попу - реакция неадекватная. Хватаю всю - шепчет:
-Тихо! Там мой спит.
Кто - "мой"? Муж? Любовник?.. Чёрт его знает. Ушёл, несолоно хлебавши. Из прихожей засёк мужскую фигуру на диване. Не соврала, однако... Предполагаю, что в первый раз напомнил ей, что такое мужчина, вот и подсуетилась, нашла кого-то. В любом случае я - третий лишний.

к началу рассказа
к "Содержание"


58. Девочки

"Каждый имеет право налево".
(Информация)
 [] Речь именно о несовершеннолетних девочках, далеко не всегда целомудренно-невинных, зато часто невероятно сексуальных. Специалисты называют это явление пубертатной гиперсексуальностью. Часто она подавлена воспитанием, девочка напугана проявлениями собственной физиологии и эмоциональности, скрывает от всех, но от самой себя не скроешь, отсюда неумелые попытки что-то предпринять, дать выход бурлящей энергии либидо. Случайные факторы приводят к неадекватному развитию эрогенных зон (см. ? 56, 57е), к извращениям (? 51а), возможны курьёзные причуды и сдвиги, в которых виновны не эти бедняжки, а страусиная позиция общества в этом вопросе. Медикам известны случаи применения, казалось бы, совершенно неподходящих предметов для самоудовлетворения: из мочевого пузыря хирурги извлекают карандаши, во влагалище оказываются яблоки, в анусе - мыло... Отрезки шлангов, огурцы, морковь, колбаса, бутылки, набитые кашей презервативы, подходящие и не очень деревянные, металлические, пластиковые стержни используются традиционно, всё новыми поколениями девочек. Часто "изобретательницы" попадают к гинекологу с травмами влагалища, шейки и тела матки, прямой кишки. Если в доме кобель, почти наверняка девочка его соблазнит, разве что раньше найдёт нормального партнёра. Отсутствие собаки не гарантирует от неприятностей, приручают соседских псов, бродячих - даже сторожевых волкодавов, к которым и с дубиной подойти страшно (см. ? 45). Зафиксированы игры с котами, в этом случае коитус не получается, только облизывание. Как зафиксированы? Проходит мама домой и застаёт дочку в глубоком обмороке. Ноги раскинуты, платье задрано, домашний кот вылизывает её намазанную сметаной письку. Мама в шоке, вызывает скорую, если дежурная догадается по сбивчивому рассказу, так объяснит мамаше, что девочке нужен мальчик, а не врач. Нередки случаи инцеста. Становятся известными только отдельные из огромного множества фактов. С братом, дядей, отчимом, отцом... Если мужчина отнесётся к девочке бережно, особого вреда не будет, только польза. Но существующие в обществе дикие предрассудки окрашивают такого рода отношения в мрачно-кровавые тона греха и преступления, уродуя психику девочки на всю оставшуюся жизнь. На этом фоне заурядно выглядит соблазнение девочек учителями, друзьями дома, соседями, ровесниками и старшеклассниками. В большинстве случаев инициатива принадлежит самим малолетним "жертвам".
Так что же - неизбежно поголовное совращение малолетних? Именно так! Здесь мощно проявляется стихия. Противостоять ей невозможно, а вот контролировать не только можно - необходимо. Прогресс социальных отношений плюс технический постепенно снимают проблему. Сейчас мало кто требует от невесты девственности, а если и потребует какой-нибудь дремучий пень, так можно сделать операцию восстановления девственной плевы. Против невежества - фильмы, книги, школа, медпросвещение. От беременности - контрацепция. От гормонального буйства - свобода нравов.
Проблема существует столько же, сколько вид "homo sapiens". Истории известны и специфические методы её решения. Например, у зулусов существовал обычай, частично сохранившийся у их потомков в Африке, обеих Америках и на островах, допускающий взаимное удовлетворение мальчиков и девочек. Предварительно их обучали - в современных терминах - петтингу, куннилингусу, фелляции и прочим фокусам.
У хевсуров, одной из народностей Грузии, был (может, и сейчас есть) похожий обычай: "цацалоба". Юная девушка-хевсурка могла пойти ночевать в шалаш к приглянувшемуся мальчику, когда он ночью сторожил отару овец. Как и у зулусов, подростков обучали, внушали непременные требования: сохранение девственности и недопущение беременности. Забавная подробность: "цацали" запрещался брак между собой, что сохраняло память о первой юношеской любви навсегда.
У славян известен обычай "подночёвывания": парень по договоренности с девушкой мог придти к ней ночевать, обычно, поздней весной и летом, когда она спала вне дома. В некоторых местностях Словакии в начале нынешнего (ХХ-ого) века никто не взял бы замуж девушку, если у неё не было одного-двух-трёх детей от таких ночных визитов. Как правило, женился на многодетной "девушке" виновник, но совсем не обязательно, мог и другой. Бездетные - кому они нужны в крестьянском хозяйстве?!
У сардов, жителей острова Сардиния, отец семейства обязан был лично дефлорировать и обучить сексу всех своих дочерей. Разумно - родной папа дочку не обидит, сделает всё в лучшем виде. Технике обучила его жена, обученная в своё время тестем - обеспечена преемственность. Понимая важность этого обычая, сарды разработали кодекс правил на случай смерти или неспособности отца: его функцию должен был исполнить старший брат отца, другие дядья (но не с материной стороны!), более далёкие родичи. Никому из них жениться на своих подопечных нельзя было, хотя бы очередь до них и не дошла. Причём возможные при таких операциях дети оставались в семье отца и считались братьями/сёстрами своих юных матерей.
В ХХ-ом веке на одном малоисследованном острове учёные обнаружили племя дикарей. Одежды они совершенно никакой не носили, только пояс для крепления предметов обихода. Исследователей поразило великолепное телосложение, прекрасные фигуры островитян. Пикантная подробность: у большинства наблюдалось идеальное развитие первичных половых признаков. Члены экспедиции любовались - благо, одежда не мешала - по-настоящему красивыми членами юношей и соответствующими органами девушек. Один энтузиаст-профессор не пожалел времени, прожил на острове целый год, стараясь вписаться в повседневную жизнь племени. Вот что он выяснил: по достижении детьми 9-летнего возраста родители проделывали с ними процедуру, стимулирующую сексуальность и, как следствие, прочие функции. Процедура строго регламентировалась обычаем и состояла в том, что папа лизал и сосал письку дочери, а мама - писюнчик сына. Для этого было оборудовано специальное место на берегу моря, там в каждый третий день собиралась вся деревня, и родители по команде вождя действовали. Действие продолжалось ровно столько-то накатов прибоя, 4-е минуты по часам профессора. Перед этим детей мыли пресной водой, а папы и мамы жевали ветки ароматного растения и полоскали рот кипячёной (!) водой. И зрители, и участники получали огромное наслаждение. За проступки детей наказывали отлучением от очередной процедуры - страшнее угрозы не придумать. Какие же красавцы и красавицы вырастали! Здоровые во всех отношениях, психологически устойчивые, без комплексов и проблем в сексуальной сфере. Профессор, как специалист, знал статистику: у цивилизованных женщин у одной из тридцати встречается относительно правильная форма вульвы, а у здешних - 95% идеальные, остальные 5% - просто очень красивые. По возвращении учёный решил поставить опыт на собственной дочке, ей недавно 10-ть исполнилось. С учётом разницы южной и северной рас - самое время начинать. Дочери коллег должны были служить контролем. Убедил жену, сделал снимки объектов, опытного и контрольных (вульвы девочек снимали во время якобы очередного рентгеновского обследования - чтобы не смущать юные души). И начал проделывать с дочкой перенятую у дикарей процедуру. Опыт удался на славу! К 15-ти годам дочка стала писаной красавицей с отменным здоровьем и картинкой между ног не хуже, чем в атласе. Профессор описал все эти дела в монографии - да кто их читает?! - пропал бесценный опыт втуне... Немногие решились бы преодолеть существующие в этой сфере табу.
Недавно прочёл в газете объявление: "Нежно безболезненно лишу девственности". Интересно бы посмотреть, как милиция справилась с толпами примчавшихся девочек...
В массе устраиваются, кто как может, о чём и пойдёт речь. Материал собран лично в общении с одноклассницами и подружками детей, а также со случайными знакомыми.

а) Зной
"Девка покажет -
так не откажет".
(Русская)
 [] Жарким летом иду по тропинке, поднимаюсь на старую ж.д. насыпь - внизу две девочки откручивают головы подсолнухам. Место со всех сторон окружено насыпями, в котловине ни ветерка, зной, девчата открылись, сколько могли. У одной бретельки сарафана спущены с плеч, у другой подол платья подоткнут под пояс, чтобы хоть немного охладиться. Заметили меня, но суетиться не стали, продолжают своё дело. Говорю:
-Девочки, у меня лекарство от жары есть. (В пакете две бутылки слабоалкогольного напитка, ещё холодные после магазина). Только его нельзя одному принимать. Помогите. Вон, у вас и закуска есть.
Болтая, подхожу вплотную. Улыбаются, похоже, не прочь.
-Там хорошее место. Трава, ветерок...
Идём. Сели под насыпью, вдоль слегка ветерок тянет прохладой, обзор со всех сторон закрыт - уют, благодать... Открыл бутылочку "Джин-тоника", объясняю:
-Если выпить до того - будет горячая любовь, если после того - крепкий сон, а вместо того - надёжное средство от беременности.
Дошло, хохочут. Выпили по очереди из горлышка, щёлкаем семечки, беседуем. Открыл вторую, "Ром-колу".
-А это если выпить - придётся вам парней искать. Очень сильно возбуждает.
Пьют и "Ром-колу". Оно хоть и слабо, а всё же алкогольное, начинает действовать. Разлеглись в тенёчке в свободных позах, показывают свои прелести, по неопытности, пожалуй, больше необходимого. Поглаживаю ножки, вешаю лапшу дальше:
- Всю жизнь мечтал поцеловать "красотулечки" у таких девочек. Совершите благородный поступок, исполните мечту.
От таких слов и действий руками ножки у них немного раздвигаются. Действую смелее, с одной. Целую выше колена, добрался до трусиков, прикасаюсь губами прямо к лобку. Запах не совсем приятный, но не капризничаю, ткань сдвинул, действую дальше. От возбуждения включаются специфические железы, выделяют ароматную смазку (для небрезгливых - слизь), вытесняя неприятные запахи. Девочка совсем расслабилась, раскинулась на травке, стаскиваю трусы совсем, проникаю языком между губками, имитирую фрикции, нос при каждом движении скользит по клитору, заставляя её дёргаться. Руками проглаживаю, что попадается. Она напряглась, пытается сдвинуть ноги вместе, вцепилась в мои волосы, отрывает, но я присосался надёжно, с наслаждением ощущаю тягучую липкую жидкость, неопровержимое свидетельство подлинности её переживаний... Теперь и на вторую можно обратить внимание. Ого! Глаза по семь копеек, красная, пальчиками к себе в трусы залезла... Принялся вплотную за эту. Не церемонясь особо, уложил в партер, слегка дотронулся головкой до губ. Как почуяла - резко развела ноги до отказа, я помог, резинка трусов лопнула, в темпе ликвидировал останки тряпочки. Серия плавных встречных движений, нежнейшее касание к матке - забилась в конвульсиях. Я тоже на пределе, едва успел вытащить. Захлопнул её колени, зажав между ними головку, и с облегчением кончил. Первая с неподдельным интересом наблюдает процесс. Может, не видела девочка, как мужчина кончает...
Оставил их разбираться с впечатлениями и пошёл жить дальше. Более длительные отношения с малолетками чреваты последствиями, да и не очень хотелось - после того.

б) Вика
"Люби,
пока молодой".
(a la Газмановы)
 [] Одна из дочкиных подружек, Вика, запомнилась больше других. Видимо, именно я дал толчок её сексуальному развитию. Она заходила иногда к дочке, мелькала на периферии внимания. Первый "сексуальный" контакт произошёл случайно: я прикреплял над окном струну для штор, залезал на табуретку то в одном углу, то в другом. Вошли девочки, дочка с Викой, дочка пошла искать бадминтон, усадив гостью в одном из моих углов. Когда понадобилось, перетащил в тот угол табуретку, влез на неё, вожусь наверху. А жара, работаю в одних шортах. Вика глянула вверх - и увидела всю мою мужскую красоту. У неё вырвался непроизвольный возглас: "А-ах!..". В этом "ах" были неожиданность, стыд, восхищение - целый комплекс новых эмоций. Я сделал вид, что ничего не услышал - единственно возможная реакция - а она уставилась и смотрела, пока дочка не позвала на улицу. После этого случая всё вертелась возле, норовила дотронуться, или чтобы я потрогал. Как-то смотрели всей компанией слайды, на них запечатлены были, в основном, присутствующие. Все в бурном восторге при виде очередного знакомого лица. Вика стала рядом, подавала и убирала рамочки. Левой рукой я придерживал горячий проектор, улучил момент и приложил нагретую ладонь прямо к её голой коже между ногами. Сильнейшее сексуальное впечатление - для обоих! Понравилось, намекала на желание "чего-нибудь такого". Пытался соответствовать, например, однажды зимой поставил её на подоконник полюбоваться снежным пейзажем и погладил, где надо. В другой раз она пришла с ночёвкой, организовал для них ванну. Вика бултыхалась, пока дочка спать ушла, потом позвала меня - спинку потереть. Потёр спинку, всё прочее - тоже. Она раззадорилась, доложила, что баловалась с дядей, хочет и со мной. Стащила с меня трусы, намылила. Приволок в ванную стул, устроились на нём. Она с дядей, видно, натренировалась, сама наделась постепенно, с мылом получилось, хотя и не без трудностей. Не удивилась, когда почувствовала толчки струи у себя внутри, именно этого ждала. И потом действовала правильно: снова залезла в ванну, умылась, только потом пошла спать. Грамотная девочка! Взрослые мужики на неё оглядывались на улице, вернее, она так на них поглядывала, что и они реагировали. Не на всех она тратила пыл, разобралась, на кого стоит смотреть, на кого - нет. Слишком раннее сексуальное развитие привело к драме. Вика жила только с матерью, к той заходил иногда друг, зашёл как-то, когда одна Вика была дома. Кто там кого соблазнил - дело тёмное, в общем, загремел мужик на нары на два года. Суд усмотрел попытку, а не полноразмерное изнасилование малолетней, а то и на 15-ть лет угодил бы. Вероятно, есть и моя вина в несчастье того бедняги. Вика остановиться уже не могла - и не хотела. Играла в свои игры с одноклассниками, лично наблюдал один эпизод. Мы с женой иногда водили в походы детей из дочкиного класса. И в этот раз развели в балке костёр, пекли картошку и т.п. Детей мы не пытались контролировать - за всеми не уследишь. Творили, что хотели. Периодически исчезали в зарослях по своим делам, Вика тоже присутствовала. Я углубился в лес в поисках подходящего дерева для качелей. Нашёл, забрался в крону, смотрю, к которой ветке лучше подвеситься... вдруг слышу голоса - на полянку под моим дубом выходят два пацана и Вика. Голоса приглушенно-таинственные - что-то задумали. Притаился на ветке, чтобы не смущать "заговорщиков". Вика села на траву, коленки расставила, мальчишки так и впились взглядами к ней под платье, а сделать что-нибудь стесняются. Ей надоело ждать, прилегла на спину, шепчет:
-Можете потрогать.
Один полез дрожащей рукой, дотронулся до письки, водит пальцами. Лицо у Вики стало пунцовое, платье она совсем задрала, но мальчики не сообразили, что делать. Пришлось Вике взять руководство процессом на себя. Пытались мальчишки, да "нос" не дорос, подрыгались у Вики между ногами и сбежали. Вике явно мало, продолжила самостоятельно. Забавно наблюдать девочку в такой момент, когда она уверена, что никто не видит. Надо было спуститься, помочь человеку, но побоялся испугать. Хотя "бабу толстым ...м не напугаешь" - и эту девочку, пожалуй, тоже. Дочка рассказывала жене, а та мне передала, что в классе Вика тоже умудрялась секс организовать. Иногда случались пустые уроки, без учителя. Ученики обычно в спортзал уходили, а Вика с посвящёнными мальчиками оставались. В углу стол с огромными географическими картами, они свисают до пола, образуя под столом закрытое пространство. Вика залезала туда с очередным мальчиком и вытворяла с ним, что хотела. Искала случая побаловаться со взрослыми - тот дядя уехал, а со мной стеснялась, как позже рассказала, считала себя "развратницей", недостойной меня. Непосредственный участник рассказывал в мужской компании случай, я тогда не знал, что это про Вику, узнал позже от неё самой. "Подходит девочка, когда в кустах под терриконом пили, присела рядом на корточках. Трусов нет, светит своей голой ...дёнкой. Думали, пустую бутылку ждёт - сдать потом. Так нет, мы пьём, а она поближе жмётся, понимает, что у пьяных тормоза слабее, может, кто сделает, чего ей хочется. А нам не до неё, бутылка кончилась, добавить бы... Сбросились, пошли вдвоём за добавкой, третий на жаре спёкся, оставили прохлаждаться. Возвращаемся, видим из-за кустов, та девочка сидит верхом на нашем Ваське. Притаились, смотрим, что дальше будет. До ...я она добралась, а что толку?! - не стоИт. Тогда она штаны у него стянула пониже вместе с трусами и давай сосать. Тот мычит спьяну, а она зад выставила в нашу сторону и работает - прямо кино, порнуха! Встал, куда он денеться?! Бросила сосать, потихоньку наделась на стоячий, ёрзает вверх-вниз. Задом к его морде, а лицом в нашу сторону повернулась - чтоб, значит, не видеть пьяную рожу. А ...й ничего, годится. Глазки закрыты, балдеет по полной. Увидала нас за кустом, слезла и легла рядом на травку. Подол задрала, ноги раскинула - готовая. Обработали по очереди. ...душка у неё хоть и тугая, да горячая, скользкая - влез. Почти сразу и кончил. Напарник тоже недолго возился, я только бутылку успел открыть. Думали, всё, можно выпить, а она встала, тянется отсосать мокрый, вялый. Не брезгует. Ну, нам не жалко - на! Ещё и выпить просила, но не дали: самим мало и не доросла пьянствовать".
Когда повзрослела, снова к дочке заходила изредка, со мной беседовала, делилась проблемами. Между прочим, рассказала, как и почему с пьяницами баловалась. В самом деле бутылки после них собирала. Однажды молодой парень из такой компании отлить за кусты пошёл, уже хороший, никак у него не получается достать. "Я рядом была, видела. Говорю: "Давай помогу". Достала, подержала, пока сливал. Член под моими пальцами расти стал, так интересно! Вытерла ладошкой и отсосала, кончил ко мне в рот. Пьяные мужики безобидные, с ними я делала, что сама хотела. А трезвые всё права качают, ну их...".
Потом я потерял её из виду, слышал, удачно вышла замуж, родила сынишку. Так что совсем не обязательно сохранять девственность до самой свадьбы. Важно не вляпаться в какую-нибудь зависимость: нимфо-, наркоманию, от слишком крутой компании. Вика точно выбрала партнёров для своих игр. "Алкаш ребёнка не обидит". Её - не обидели.

в) Наташка
"Любопытно девкам,
зачем бабы замуж пошли".
(?)
 [] Знакомство наше произошло при весьма пикантных обстоятельствах. Я лазил в подвале, искал водяной кран, смотрю, у проёма стоит девочка, подол платья задран, перед ней стоит на коленях мальчик постарше и облизывает. Она меня заметила, я подмигнул ей, состроил понимающую рожу - поверила, что вреда от меня не будет, не стала дёргаться. Присел за трубами, интересно, что дальше будет... Пацанчик встал, вынул из штанов, девочка посмотрела с интересом, потрогала, а целовать побрезговала - или меня постеснялась. Губки надула: "Не хочу!", - говорит. Мальчишка ушёл на выход, так и не заметив меня. Я подошёл к ней, улыбнулся:
-Понравилось?
Скромно потупила глазки, кивнула.
-Я никому не скажу. Тебя как зовут?
-Наташка.
Уникальная девочка! В момент нашего знакомства - ей около 7-ми всего было - она выглядела будущей набоковской нимфеткой и вела себя именно в этом стиле. Тогда в подвале я слегка погладил её, она довольна, что взрослый дядя ей заинтересовался. Она подружилась с моей дочкой, обрадовалась, когда увидела меня в квартире. По ходу наших встреч слегка влюбилась - обычное явление у девочки, если мужчина обратит на неё внимание. С ней не баловались, как с Викой, наверстали позже, когда Наташка подросла. Я обозначил, что заметил её интерес, что и она мне нравится. Она с каждым днём всё красивее становилась, выглядела скорее не девочкой, а уменьшенной копией взрослой прекрасной девушки, только нежнее, тоньше. Такое впечатление, что она изменяет сама своё тело, подстраивается под мой вкус, чтобы больше нравиться. Между прочим, позднее, когда она поняла мою бесперспективность и переключилась на других, то буквально перестроила себя под их грубоватый вкус: нарастила попу, бёдра, грудь до полной неотразимости. Настоящей секс-бомбой в русско-украинском стиле стала! Детские и девичьи её фотографии - подлинное украшение моей коллекции. Ухищрения фотографа в её случае ни к чему, в любом кадре она выглядела ещё лучше, чем в реальности: настоящей красавицей. Сексуальные игры с ней мы начали в деревенском пейзаже. Мы взяли её в качестве дочкиной подружки в поездку к моим родным. Характер у неё под стать внешности, ровный, дружелюбный. В деревне мы и работали немного, не перенапрягаясь. В один из таких трудовых дней загружали и возили сено. Обсыпались колючим сеном, трухой. Дочка уехала с дедом на последней телеге, а мы с Наташкой двинули на речку. По низинке шли пешком, как проходили кусты, Наташка пожаловалась, что сено колется. Прислонил вело к кусту и взялся за неё. Раздел, оставил трусики. Грудь у неё только намечалась, такие соблазнительные бутончики... Отряхнул платком, посмахивал ладошками, в самых нежных местечках сдул. То и дело "Ой!" - когда колючая травинка-колосок впиваются, щекочут. Когда в трусики к ней залез, вцепилась, задышала, прямо-таки прилипла кожей к рукам, не о стесняться думала, а как не упустить ни капельки удовольствия... Вышли на дорожку, усадил её на раму, покатили. Девочка довольно тяжёлая, наверняка рама давит, неудобно. Левую руку просунул между рамой и попой (она упёрлась в косую раму, приподнялась), спрашиваю: "Так лучше?" Вместо ответа назад откинулась, прислонилась к бугру на моих спортивных штанах... Одной правой не вырулил, на кочке колесо толкнуло, полетели в придорожную траву. Приземлились удачно, велосипед влево укатился, а мы вправо упали, удержал её в объятиях так, чтобы она оказалась на мне, не ударилась. Она и не думала пугаться, наоборот, прижалась лёжа, не отпускает. Поцеловал свеженькие губки, да и вставать пора. Не трахать же её, в самом деле... К речке добрались, купаемся, Наташка в тину залезла, видимо, специально, с расчётом на мои последовавшие действия. Снял с неё все тряпочки, прополоскал (и поласкал). Она смирилась пока, что продолжения не будет, но надеялась, поездка не вело и купание не прошли даром. Через два дня последовало и продолжение - исключительно по её инициативе. Я отсыпался после хорошей вчерашней пьянки с родичами. Спал в палатке, её мы привезли с собой и установили в саду, чтобы не занимать в доме кровать. В то утро все ушли на кладбище, посетить могилы родных. Меня пожалели будить, а Наташку не взяли, здесь у неё родных не было. Она решила не упускать момент, залезла в палатку. У меня привычка спать голым, по-эстонски, жена прикрыла простынёй, когда вставала, так Наташка и под простыню забралась. Увидала стоячий (он у меня почти всегда стоит во сне), потрогала, отчего я проснулся. В голове туман, тормоза не работают - тоже полез к ней. Она к этому готова, в одном лёгком сарафанчике, как увидела, что ожил, легла на спинку и ножки раздвинула. Там красота несказанная, присосался как паук. Может, и грубовато с похмелья, но возражений нет, полное одобрение. Обцеловал, облизал всё, вплоть до того, что засосал её небольшую вульву к себе в пасть. Она поймала кайф на 100%, стонала, конвульсивно вздрагивала. И я всерьёз завёлся, завис над ней и попытался действовать всерьёз. Как почувствовал головкой её горячую плоть, не сдержался, облил. Она к этому моменту была в таком глубоком трансе, что, вероятно, и не почувствовала ничего. Через пару минут вытер её, она постепенно очухалась, но ещё не настолько, чтобы стесняться или брезговать. Потом исчезла. Как выяснилось позже, ушла на речку - чтобы не вызвать подозрений из-за довольного выражения лица и всего тела. А я уснул с чувством выполненного долга и глубокого удовлетворения.
Ещё раз пообщался с неё вплотную, когда она почти взрослая стала. Я снимал на свадьбе, она подружкой невесты была, законно уделял ей повышенное внимание. Когда отпечатал снимки, понёс к ней домой, она в том же доме обитала, в другом подъезде. Особо ни на что не надеялся, но пошёл утром, когда родители на работе. В самом деле, одна дома была, досыпала после вчерашних танцев. Так и открыла - в ночной рубашке. Принялась извиняться за неглиже, да я напомнил, что видел её совсем голенькую, стесняться незачем - и нечего: такая красавица стала! Короче, вопрос об одежде больше не поднимался. В рубашке с кокетливыми кружевными вставочками она выглядела совершенно неотразимой, уловила моё восхищение и расцвела, засияла внутренним светом желания, пока сдерживаемого. Посмотрели снимки, я "ненароком" трогал её колени, ножки, когда передавал фото и поднимал упавшие. Наташка с удовольствием принимала эти знаки мужского восхищения - недвусмысленные, но без наглости. Разглядывать собственные фото - величайшее наслаждение для такой красавицы. Она хвалила мастера, я возражал, что с такой прекрасной натурой одно удовольствие работать. "Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку". Постепенно прониклась доверием, попросила совета и помощи в интимном вопросе - или избрала такой непрямой способ соблазнения. Рассказала, что встречается с парнем, отдалась ему один раз, только удовольствия мало, как бы не залететь, думала.
-Девочкой отдалась?
-Нет. Раньше сама себе сломала. В то лето, когда с вами в деревню ездила. Залезла в вашу палатку, когда вас не было, представляла себя на месте твоей жены, вспоминала, как ты мне хорошо делал.
-Пальчиками повредила?
-Нашла под подушкой ваш искусственный. Засунула к себе, повозила - так приятно!.. Нечаянно кнопку нажала, он у меня внутри затрясся, от неожиданности дёрнулась и загнала весь. Больно стало, неприятно, кровь выступила... А можно у тебя спросить?
-Ну конечно.
-Зачем вам искусственный? Ты уже не можешь?
Я рассмеялся.
-Не в этом дело. Понимаешь, когда долго с одной - надоедает обоим. Для разнообразия купили вибратор. Он тоже надоел, сейчас не используем.
Пригасшая надежда снова засияла в её глазах. Продолжает расспросы:
-Подруга купила для меня резинки, ну, эти... Понимаешь? Вот. Как с ними обращаться? Покажи.
Во проблема! Не верится, что такая девушка не знает, как презервативом пользоваться... Ясно, хочет, чтобы провёл с ней практические занятия. Начал без резинки. Мол, почувствуй разницу! Объяснил, что с молодым без резинки нельзя - не сможет сдержаться. Она удивлена, что процесс сопровождается комментарием, однако же, не возражает. Подробно рассказываю о её предполагаемых ощущениях - момент за моментом. Постепенно заводимся, уже не до болтовни, переходим на эмоциональные междометия, потом вовсе на нечленораздельные звуки. Её тело снаружи и внутри в высшей степени сладостное, с трудом сдержался, когда она со всей юной страстью бурно кончила подо мной... Спустя минуту обняла, нежно-нежно поцеловала, принялась благодарить, рассказывать, как ей сказочно приятно со мной... О стеснении больше речи нет, с интересом помогла раскатать резинку на члене. Поставил её на коленочки, в позу "дог-стайл", показал, что и так неплохо. Она с полным доверием откликалась на мои прихоти. Как подошло опять - упала на постель, обмякла в экстазе. В этот раз не стал сдерживаться, заполнил ёмкость. Ей не стал демонстрировать - насмотрится ещё.

г) Члены кружка
"Есть чем -
не думай, зачем".
(Директива)
 [] Речь о том кружке, что я вёл в школе. Записались в кружок и девочки, их не столько фотодело интересовало, сколько общение со взрослым мужчиной. В школе почти все учителя - женщины, дома папа, брат и то не у всех. В классе мы провели два ознакомительных занятия, а потом выбирались всей шайкой на пленэр, снимали пейзажи и портреты кружковцев, "щелкунчиков", как мы себя назвали. Затем собирались у нас дома, проявляли плёнки, печатали снимки. Лабораторию в таких случаях я переносил из ванной в спальню, чтобы все помещались, могли наблюдать процесс. Одну из девочек усаживал на колени, демонстрировал порядок печати и проявки. Все рвались захватить это почётное место, справедливо надеясь на моё пристальное внимание к претендентке. Под предлогом туалета снимали колготки-гамаши, некоторые - и трусики. Конечно, я не считал себя вправе обмануть их ожидания, ласкал ножки и между ними рукой и кое-чем поинтереснее, благо, красный фонарь и яркие вспышки увеличителя отключали зрение. Двоих из этих девочек поодиночке приглашал в ванную для проявки плёнок и удовлетворения растущей любознательности, слегка баловался с ними - без тяжёлых последствий. Одна из них попала ко мне в лапы года через два (см. ? 56) - в той же ванной. Третью уговорил сняться голой. Для безопасности с закрытым лицом и в полной темноте. Устанавливал кадр, конечно, при свете и с одеждой. Аппарат на штативе, кадр настроен - выключаю свет, девочка раздевается, шепчет: "Готово", щёлкаю со вспышкой. К сожалению, на плёнке ничего не отобразилось, яркие картинки остались только в памяти.
По мере взросления девочки из кружка продолжали контактировать со мной - посещая дочку, их одноклассницу. Доверительно делились всё более сложными проблемами. Может, все в новых поколениях такие продвинутые, или другие со мной не общались, только у меня сложилось впечатление, что не мне их учить, сам многое у них почерпнул. Например, такие вопросы:
-Не вредно ли глотать у нескольких парней подряд?
Ответ отрицательный.
-Допустимо ли брать в рот после секса или можно только до?
И до, и после, и в промежутках.
-Если у парня нет презерватива, можно предложить свой?
Необходимо!
-Как быть, если парень один а девочек несколько?
В обратном случае ей, видите ли, всё ясно! Последний вопрос поставил меня в тупик. В самом деле - как же быть?
-Правда ли, что не забеременеешь, если кончат во влагалище несколько мужчин поочерёдно?
Неправда. Вредный предрассудок!
-Обязана ли девочка ответить взаимностью, если парень целует её... здесь, лижет?
Не обязана, но имеет право, если хочет.
И так далее, и тому подобное. Жуть!
Между прочим, обязанностей в сексе - и в любви - нет совершенно, они начинаются, когда любви больше нет. Зато есть широкие права, ограниченные только обоюдным согласием.

д) На пляже
"Женщины подобны цветам:
хороши, когда распускаются".
(Подражание К. Пруткову)
 [] Ещё эпизод, связанный с фотоаппаратом. Поехали с дочкой в посадку за абрикосами, набрали два ведра, зашли на пруд. Искупались, расстелили в тенёчке покрывало, отдыхаем. Дочка абрикосы перебрала и придремала. Народу немного, метрах в 5-ти устроились на каменной стенке возле жёлоба с потоком воды две девочки-нимфеточки. Сидят, оперлись спинками одна о другую и пускают мыльные пузыри из рамочек, они тогда появились в продаже. Кадр супер! Настроил аппарат, подмигнул: "Можно?" - щёлкнул несколько раз. Они пересмеиваются, пытаются кокетничать со мной, неумело по недостатку опыта. Пошёл в пруд охладиться, забрёл по шею. Смотрю, одна из тех девочек плывёт в моём направлении. Когда поравнялась, руку под водой протянул и ухватил пятернёй за промежность. Она на что-то подобное и надеялась, визжать не стала, только ахнула от полноты чувств. Второй рукой за грудь поддержал, ей плыть уже не надо, лежит. Но вода выталкивает, положение нестабильное, отпустил, поплыла дальше. А я вернулся к берегу и обнаружил там уютное местечко. Три огромные ивы склонились над водой, отгородили своими косами закрытый от нескромных взглядов бассейн. Глубина по пояс, вода прозрачная, не взбаламучена и полумрак по контрасту с открытым прудом. Та девочка возвращается к берегу. Окликаю из ветвей. Идёт в мой закуток.
-Ой, как тут хорошо!
-Не боишься меня?
-Не-ет. Чего мне бояться?!
-Здесь вода чистая, можно прополоскаться.
Набираю воду в ладони, промываю открытые места, проглаживаю - не возражает. Отвернул чашечку лифчика, промыл и там, потом вторую, потом губами пощекотал бутончики - совсем хорошо! Залез под резинку плавок под водой, промываю. Ухватилась за плечи, прижимается. Друг мой вылезает, освободил его, направил к ней. Возбудились оба, хочется большего. Обхватил ладонями её попку, прижимаю - нет, скользит вокруг, а вовнутрь не попадает: поза не та. Она пытается помочь, повисла на мне, ножки раздвинула - не выходит.
-Здесь не получится, - говорю, - иди, грейся, позову.
Ушла к подруге, прогнала ту купаться, а я захватил одежду и направился в рощу. Девочка увидела, следом идёт. Нашли подходящее местечко, полянку в кустах, за метр никто не увидит. У ствола рядом стоящего дерева расстелил одежду, сел, опершись спиной на ствол.
-Садись, - говорю девочке, - нет, ко мне лицом.
Устроилась.
-Хочешь посмотреть?
Уже смотрит - конец вылез из-под резинки, нарисовался. Освободил совсем. Она придвинулась, трётся плавками.
-Встань на минуту.
Стянул с неё плавки, присосался. Не дёргается, довольна, только стоять не может, подгибаются ножки, сползла вниз. Уложил в нижнюю позицию, завис, постепенно ввёл. Плотненько, скользко... Обхватила руками и ногами, грамотно подмахивает. Вскоре застонала со всхлипами, завибрировала - кончает. Я тоже готов, еле успел выдернуть. А ей не понравилось, что мимо, мгновенно вывернулась из-под меня, свалив на бок, и захватила в пасть, глотнула остатки. Ну и девочка! Повезло, хоть заразы не подхватил. Может, чистая, а может, спецмероприятие помогло: напрягся за кустом и промылся мочой. Говорят, помогает за неимением лучшего.

е) Девочка с яблоками
"Дождь идёт - дорога суха,
Под мостом лежит старуха,
На старухе старичок,
Запускает червячок".
(Пейзаж)
 []
Самое романтичное сексуальное переживание связано не с сексом как таковым, а всего лишь с яркой картинкой, сопровождаемой осязательными, обонятельными и вкусовыми ощущениями. Это символ жаркого лета, напоминание о прекрасном явлении природы: 15-летних девочках. На дворе знойный август, прилёг на травке под мощной старой антоновкой, отдыхаю. Приподнимаю голову на лёгкий шум и вижу чудо: по тропке меж яблонь приближается неземное создание, девочка? девушка? Освещена солнечными бликами сквозь листву, волосы распущены по плечам, платье открытое, в подоле полно яблок, держит обеими руками. Ножки до коленок загорелые, а выше светятся соблазнительной белизной. И улыбается. Мне?! Вроде, больше некому... Тропинка рядом проходит, девочка всё ближе, уставился восхищённым взглядом. Она смутилась, да не бросать же яблоки, глазки опустила, идёт, ножки перед глазами мелькают, вот-вот мимо пройдёт. Спохватился:
-Красавица, угости яблочком.
Остановилась прямо надо мной - точно выбрал момент окликнуть! - любуюсь. И делать же что-то надо! - обхватил её ноги и целую, всё выше и выше. Она то ли попыталась присесть, то ли вырваться, яблоки рассыпались, покатились по моим плечам, по спине. Не реагирую, двигаюсь в избранном направлении: к Ней, родимой. Девочка растерялась, не знает, что делать. А я уже целую лобок и ниже. Дошло до неё, что не надо ничего больше делать, это и есть то самое, ради чего шла сюда. Наверняка же специально мимо шла, готовилась: свежая, чистенькая. Добрался до "красотулечки" - аромат в тон жаркому лету, солнечным зайчикам, спелым яблокам. Работаю языком, губами, о таком она и не мечтала. Быстро дошла до кондиции, протекла, усиливая моё возбуждение до предела и за него. А она как осознала, почувствовала горячее мокрое между ног - страшно застеснялась, может, и перепугалась, если раньше никогда не кончала. Вырвалась и убежала, оставив мне яблоки и незабываемое впечатление на всю оставшуюся жизнь...
Особо ценен этот случай спонтанностью и незавершённостью. Хотя... Что может означать завершённость сексуальных отношений? Когда любовники поумирают, что ли? Причём в один день и будут положены в один гроб. Бред...

к началу рассказа
к "Содержание"

59. Соседка

"У соседа встанет,
Как соседка поманит,
Чтоб помог, чем мог:
Почесал меж ног".
(Житейское)
 [] Одно из таких приключений с девочкой оказалось для нас обоих воистину судьбоносным. Оно продолжается более 20-ти лет и не окончено по сей день. Мы с женой активно участвовали в жизни детей - дома, в школе и вне. Ходили с дочкиным классом, со всеми желающими, в походы по воскресеньям. Конечно, масса забот и хлопот, зато весело! Костёр, печёная картошка, весной цветы, летом купание, осенью плоды-грибы-ягоды - детвора в диком восторге. Ну, не без происшествий. Однажды сварили ведро кулеша - с салом, с дымком - объеденье!.. а ночью всех пронесло, весь класс. Серьёзных последствий не было, даже родители не скандалили, благодарны были, что хоть иногда давали отдохнуть от любимых чадушек. В таком возрасте их можно приравнять к стихийному бедствию. А вот в другой раз незначительный сам по себе случай привёл к последствиям, не исчерпанным до сих пор. Сиял ярчайший день весны, снег сошёл, но цветов и листьев на деревьях ещё не было. На живописной поляне у речки разожгли костёр, варим чай, заложили картошку. Кто в мяч играет, кто в догонялки, мальчишки перебросили через бурную от вешних вод речушку сухостоину и бегают по ней с берега на берег. Самая бойкая и развитая девочка, наша соседка Леночка, несколько старше дочки, тоже попыталась пройти по бревну. Туда - удачно, а когда перебиралась обратно, быстротекущая вода закружила её головку, упала в воду. Кое-как выбралась на берег, да не на наш, а на противоположный. До костра, где я хозяйничал, с места происшествия донеслись крики. Побежал туда, перешёл на другой берег, взял мокрую Леночку на руки и двинулся обратно вброд. Она хоть и бодрилась, но явно замёрзла в мокрой одежде и не отошла от шока, когда "тонула". В потоке испуганно обхватила меня за шею, не отпустила и на берегу: понравился плотный контакт с мужским телом, со спасителем. Донёс до костра, велел девочкам стать в круг и раздеть Лену. Сам я был в шортах и кроссовках, дал им свои треники, чтобы Лене хоть во что одеться. Мальчишек мы прогнали подальше, жена ранее ушла с добровольцами искать подснежники, пришлось лично заниматься мокрой одеждой и самой девочкой. Одежду отжал, развесил сушиться, а Лену решил растереть - во избежание. Растёр. Она стала вся розовая, личико пунцовое - от костра и от смущения. С другой стороны, ей как бы приятно было "наградить" меня за спасение возможностью созерцать её намечающиеся прелести. От энергичного растирания она стала горячая, говорю:
-Тёпленькая, значит, живая!
-Спасибо..., - прошептала она еле слышно.
Лену происшествие - и я, как главный герой - впечатлили. Это выразилось в наивном по-детски непосредственном движении. Ей дали женину кофту плюс мои спортивные штаны, вот так нелепо одетая, посмотрела на меня восхищённым взглядом и не удержалась, притронулась ладошкой к моей волосатой груди (я был без майки), задержала руку - понравилось, значит. Признаться, в тот момент я чувствовал себя покорителем женского - в данном случае девочкиного - сердца, настоящим героем. Когда прибыла группа жены, им все уши прожужжали рассказами об ужасной катастрофе и моём подвиге. А дома все промолчали - выпустили пар у речки, да и поняли: проболтаешься - могут и не пустить в следующий раз. С этого дня между нами установилась душевная близость, а с её стороны детская ещё не стесняющаяся самой себя влюблённость. Она часто к нам заходила - к дочке, радостно со мной здоровалась, участвовала во всех наших делах: вместе на пруды ездили, ходили в окрестные посадки за земляникой, китайской вишней, абрикосами. Совместные походы, дела укрепляли её уважение ко мне - мужчине, мастеру на все руки, вождю нашего маленького отряда. Постоянно искали и находили случаи выразить нашу взаимную любовь. Например, на пляже она всегда устраивалась на одеяле так, чтобы дотронуться ножкой, бедром, локтем - хоть чем-нибудь - до моей волосатой груди, ноги - даже до бугра на плавках. И я не упускал возможности подкрепить наши в общем-то платонические отношения физическим, телесным контактом: подсаживая её на дерево, куда они с дочкой залезали за шелковицей, поддерживал за попочку, за внутреннюю сторону бедра, а то всей ладонью за обтянутую тонкой, почти прозрачной от воды тканью промежность с отчётливо выделяющимися припухлостями и ложбинкой. Обучая плавать, одной рукой держал под грудь, второй - под лобок. Эти маленькие знаки внимания к специфически девичьим частям её тела безумно нравились ей. Она пыталась стесняться, но я делал вид, что так и надо, действовал уверенно, и она отбрасывала стыд, оставляя удовольствие. Отклик на ласку у неё прямо-таки уникальный, она расцветала на глазах, её чувственность росла с каждым месяцем и так же быстро продвигалось физическое развитие. К 12-ти годам она стала очень соблазнительной девочкой, ясно угадывалась в ней будущая красавица. Как-то мы были на пруду втроём, с ней и с дочкой. Дочка со своей подружкой-ровесницей играли в детские игры под присмотром подружкиной мамаши, а мы с Леной остались вдвоём на полном народа пляже. Место выбрали немного в стороне, под защитой кустиков. Вокруг жаркое лето, нежные цветочные ароматы, телесно блаженствуем в тени после купания. Леночка прилегла на мою руку грудью. Пальцы непроизвольно сжали её трогательные припухлости. Через время она перевернулась на спину и затеяла разговор о наших ласках, почему они так приятны. Рассказал про эрогенные зоны, продемонстрировал на практике эффект от их возбуждения. Сильно не наглел, в трусики не залезал, гладил открытые места, а закрытые - сквозь ткань. Добрался с поцелуями до главной эрогенной зоны - тоже сквозь материю. Она замерла, отдалась непривычным ощущениям...
Вечером этого же дня Лена поднялась к нам - её родители с младшим братишкой остались после огородных работ в деревне у своих родителей. Она не впервой у нас ночевала, и раньше спала с дочкой, и дочка - у них, но в этот раз ещё и жена ушла на работу в ночь. Играли, веселились вовсю, чувствовалось: жаркий летний день всё ещё бродит у Леночки в крови, она была оживлена, то и дело прикасалась ко мне, бросала лукавые взгляды. Когда дочка сказала, что постель приготовит, Лена заявила, что лучше бы с папой твоим спать: мол, у него кровать шире. Приготовил для девочек ванну, они искупались и угомонились, наконец. Уснул и я. Проснулся с ощущением, что рядом кто-то стоит. Лена! От неё ко мне - поток возбуждения, желания. Увидела, что проснулся, без колебаний залезла под одеяло, обняла, прижалась. Лифчик она только на пляж одевала, из одежды одни трусики. Горячая, возбуждённая - у меня стал неудержимо расти. Как почувствовала, вжалась в меня. Шепчу что-то успокаивающее, глажу спинку, легонько груди целую. Она с силой прижала мою голову, даже нос набок свернулся, больно. Языком обработал сосочек - она вспыхнула и расслабилась, что называется, поплыла. И забавно, и тронуло чуть не до слёз. Целую ниже: пупок, животик - опомнилась, поставила такой блок, что не пытался прорваться, понял: стесняется своих влажных от "любви" трусиков, боится, что презирать её стану за "сопливость". Объясняться не время, отпустил, упорхнула Леночка...
Наутро ничуть не смущалась, напротив, поглядывала с лукавой и благодарной улыбкой.
Годы шли, Леночка взрослела, расцветала. Мы оставались близкими друзьями, возможно, любовниками. Секса по полной программе не было, но не обходилось без мимолётных тайных и тем более волнующих ласк. Лена не ревновала меня к жене и не чувствовала себя перед ней виноватой, потому и жена не имела повода для подозрений. С возрастом Лене захотелось нераздельного мужского внимания, пыталась общаться с ровесниками, но быстро разочаровалась. Совсем другой уровень. Откуда бы у них взялась та бережность, понимание, какие она находила в общении со мной?!. Отталкивала их неумелая грубость.
-Ну почему, - спрашивает, - они такие? Мне же и самой хочется, чуть не прямым текстом намекаю, а они норовят наброситься целой бандой, лапают грязными руками. Нет, таких мне не надо.
-Не переживай. Встретится нормальный, сообразишь, как заставить его сделать, что тебе хочется.
-Скажи, а ты любишь меня? Можешь любить по-настоящему?
-Очень-очень люблю. Потому и не могу, что люблю. Ты будешь счастлива с достойным тебя человеком, не хочу, чтобы привязалась душой и телом ко мне, старому для тебя, с женой, с детьми...
Проблема решилась в своё время. Родители нашли для Лены жениха, сговорились с соседями деревенских деда-бабы, у них, у соседей, был подходящий сын. Лена в медучилище обучалась, не в школе, можно замуж, хотя и 17-ти не исполнилось. С женихом она была знакома, встречала, когда к бабушке с дедушкой ездила. Он даже нравился ей, но никак не в роли будущего мужа. Он был взрослый, серьёзный мужик, отслужил армию, закончил техникум, работал, хозяйствовал в отцовской усадьбе - не ей, малолетке, чета. Но и замуж хотелось - хотя бы для того, чтобы избежать подзаборного секса. О любви, к сожалению, речи не было. Покапризничав для порядка, Лена согласилась. Выговорила условия: квартиру в городе - им, родители - в деревню, мебель сменить, помогать продуктами из села. Началась подготовка к самому приятному событию в жизни женщины, к свадьбе. Лена решила подготовить квартиру самостоятельно, созвала подруг и друзей, две комнаты из трёх полностью очистили от мебели, в одной я смонтировал яркое освещение, здесь установили столы для неизбежной пьянки. Вторая комната для танцев. Стены сплошь заклеили плакатами с певцами и артистами, обвесили новогодними гирляндами, оборудовали место диск-жокея (ещё не "ди-джея"): микрофон, усилитель, два магнитофона, вертушка, колонки, цветомузыка. Под люстрой подвесили зеркальный шар (оклеенный осколками зеркал мяч - дёшево и сердито), у меня был проектор с узким лучом, установили его скрыто, не сразу и догадаешься, чем освещён шар. Стоит закрутить шар на нити, и он с полчаса вращается, отбрасывая зайчики на стены, потолок, лица танцующих. В сочетании с цветомузыкой - класс! Перед самой свадьбой Лене вздумалось оклеить обоями потолок в прихожей - по модному. Подозреваю, она специально организовала дело так, чтобы некому было помочь, кроме меня. Материал готов, Леночка вспорхнула на стол как была: в лёгком халатике, велев мне намазывать и подавать куски обоев. Мы работали, смеялись, я безудержно расхваливал её соблазнительные ножки, видные снизу чуть ли не до подмышек, в опасных позициях поддерживал за самые привлекательные округлости. Пуговицы у неё то и дело расстёгивались, высовывались груди, приходилось мыть руки и поправлять, возбуждаясь до неприличия. Она тоже раскраснелась, глаза засияли. Работу закончили - сколько там потолка в прихожей?! Однако же, красоту сотворили! Зато перемазались клейстером. Переглянулись и расхохотались от души. Отсмеявшись, Лена спросила:
-Ты ведь мне друг? Любишь меня?
Я молча кивнул, взглядом выразив гораздо больше, чем сказал бы словами.
-Хочу, чтобы ты посмотрел на меня голую, как я выгляжу глазами мужчины. Ты же видел голых женщин? Многих, наверное...
-Например, тебя видел голенькую.
-Ну-у, я девочка тогда была.
-Лена, ты и сейчас девочка, да такая... вот взял бы и съел по кусочку всю, до того аппетитная!.. Пошли в ванную, отмою заодно.
-Заодно - с чем?
-С чем, с чем... со съеданием!
Пока она готовила белье на смену, привёл себя в относительный порядок, набрал воды. Тут и она явилась, залезла в ванну, сбросила единственную одёжку... Уставилась вопросительно. И что, по-вашему, оставалось? Болтовнёй не отделаешься, вымыл с головы до ног, не забывая расхваливать общую картину и отдельные восхитительные детали, которые в данный момент обрабатывал. Потёр губкой, сделал массаж спины, от такого массажа даже мои товарищи-шахтёры в бане балдели, а она прямо растаяла от наслаждения. Когда промывал вульву и анус, напомнил о необходимости держать эти местечки в чистоте, чтобы в любой миг могла позволить любимому мужчине поцеловать их. Она вряд ли поняла хоть слово, до того увлеклась моими действиями. Завелась всерьёз, пришлось залезть в ванну, поддержать, продолжая манипуляции - пока не кончила... Когда пришла в себя, комментирует:
-И не думала, что так приятно!.. Ты не обидишься, если спрошу?
-А... этим, - показала взглядом, - так же приятно?
-По-разному. Кто как умеет. Сначала, может, и разочаруешься. Но если оба захотите, будет приятно по-всякому, и чем дальше, тем больше.
-Можно посмотреть, какой он у тебя, у мужчины? У брата видела, так он совсем маленький, сморщенный.
-Пришлось продемонстрировать. Когда прижимался, чувствовала его сквозь ткань, а сейчас увидела во всей красе. С огромным интересом рассмотрела, обследовала весь аппарат, задавая по ходу наивные до глупости вопросы. Мол, не мешает ли ходьбе - такой большой, неудобный... Вдруг не влезет! Туда палец и то плотно влезает, а такой!... И у жениха моего такой же? Как мог, объяснил, рассказал, что влезет обязательно: "...да имеет свойство расширяться", у жениха не видел, не знаю, но размер вообще не имеет значения, важно научиться пользоваться, чем есть, причём обоим, предупредил, чтобы ни в коем случае, никогда не показывала мужу приобретенные со мной навыки, какие бы то ни было знания по этому предмету, кстати рассказал анекдот:
"Грузин, собираясь на свадьбу, мажет член зелёнкой.
-Зачем? - спрашивает друг.
-Вайду к нэвэст, раздэнус - он спросыт: "Пачэму он зэлоны? "
-А я спрашу: "А гдэ ты выдэл бэлы?"

Анекдот её рассмешил, но объект интересовал больше, в её пальчиках он напрягся, увеличился до максимума, что привело Лену в умиление и восторг. Наклонялась к нему всё ниже, ощутила запах, возбудилась до потери контроля - взяла и поцеловала головку. Опомнилась, глянула со смущением. Приободрил:
-Я же целовал тебя, не стеснялся.
Раз так, принялась работать губами и языком, приспособив к мужской конструкции то, что я проделывал с её красотулечкой. Посчитал необходимым сдержаться, хоть это и стоило сверхчеловеческих усилий. Вдруг ей противно стало бы. Или напугал бы фонтан... Объяснил на словах во всех подробностях, сказал, что семенная жидкость - самое чистое вещество в организме, потому что оно играет важнейшую роль в рождении жизни и надёжно защищено Природой от всяческой заразы. Брезговать не с чего, только надо полость рта прополоскать перед тем - во рту микробов во много раз больше, чем на члене или во влагалище.
-Я не брезгую, хочу попробовать.
-Нет, у мужа попробуешь, будет тебе приятный сюрприз. И ему. Прочувствуешь, как приятно принимать в себя влагу любви от мужчины. Она зачнёт в тебе новую жизнь, а дальше - твоя миссия: выносить и родить Человека...
В описании наши разговоры и действия выглядят полным развратом, но мы в самом деле любили. Если есть чувства - никакие слова и действия для участников не кажутся развратными. И не являются таковыми! Невозможно передать атмосферу полного доверия, откровенности, которая установилась между нами. Каждое прикосновение, ласка вызывали взрыв эмоций, особенно у неё, ведь она вступала на неизведанную землю, terra incognita. Лену очень интересовал секс - как любого нормального человека - зачем бы я стал упираться? Какого свойства и качества информацию она получила бы от малоопытных подружек и несовершеннолетних балбесов?!
Не стали устраивать слишком роскошную свадьбу. Пожилые мирно беседовали за столами, исправно орали "Горько!", словесно и материально поздравляли молодожёнов, не забывая по всякому поводу выпить. Молодёжь в основном зависала в "диско-зале", никто особенно и не напился, заняты были танцами, играми, флиртом. На деревенской части свадьбы, у жениха, я не был, а в городе активно участвовал: фотографировал, организовывал игры, плясал, в том числе и с невестой, был потрясающе элегантен, галантен, в общем, в ударе. Во время танца Леночка шепнула, что лучше за меня вышла бы, если бы можно...
Соседи-молодожёны жили-поживали, добра наживали. Я старался меньше на глаза попадаться Лене, да она сама попросила, чтобы заходил, дал возможность выговориться, поделиться проблемами. Рассказывала о супружеской жизни - с интимнейшими подробностями.
-Назвал меня развратницей, когда попросила поцеловать живот.
-Ну, дойдёт до него. Как же таким вкусненьким животиком не соблазниться?!
-Свет не разрешает включать, голым его ни разу не видела. Истерику устроил, когда за член попыталась взяться.
-Но тебе с ним хорошо? Чисто физически? Не противны запах, прикосновения?
-Нет, всё нормально. Только я боюсь возбуждаться, губы до крови кусаю, чтобы не вцепиться в него, не заорать, когда кончаю. Знаю, будет разборка.
-В такой строгости есть своя прелесть. Расслабься, наслаждайся каждым его движением, его телом, пусть сам работает.
-Мне ж тоже хочется попрыгать, поёрзать, не колода бесчувственная.
-Потерпи, не проявляй инициативу. Он сам поймёт, как приятны ласки любимой женщины, как сладостно целовать её везде, облизывать.
-Прямо слюнки текут... "Облизывать"! Да он груди мои не целует.
-Будь благодарна за то, что есть. Молодой, красивый, хозяйственный - чего ещё надо?! ?
-Любви, только и всего...
Наша дружба-любовь не пострадала от её замужества. Я заходил к ней, выбирая моменты, чтобы никто не видел (наши две квартиры на верхнем этаже на одной площадке), плюс имея алиби: позвонить, занять утюг... Ни её муж, ни моя жена, ни даже всевидящие соседи ничего не заподозрили. Особенно и не баловались - ей казалось неприличным так сразу изменять мужу. Не стеснялась примерять в моём присутствии обновки, включая купальники, показывала растущий животик, позже с гордостью разрешала послушать, как бьётся там её будущий сын. С интересом отмечал превращение юного девичьего тела во всё пышнее расцветающее женское. Она наслаждалась моим восхищением, уверенная в полной безопасности - я не позволял себе больше нежных поцелуев, легчайших касаний.
Пришёл срок, "исполнилась полнота времён", родила Лена сына. Поздравил, заявил, что только сейчас она стала настоящей Женщиной, достойной общего уважения и почитания. Она и сама чрезвычайно гордилась таким обычным, но от того не менее великим деянием: созданием нового существа, новой жизни. На эмоциональном уровне она, конечно, чувствовала нечто подобное, я только облёк чувства в слова, объяснил, что рождением ребёночка она включилась в работу вечного двигателя жизни.
Поначалу все физические и духовные силы Лена тратила на сына, с тем большей страстью отдалась мужу, когда уже можно было. А его такое бурное чувство испугало. "У тебя что, бешенство матки?!" Такое непонимание, тупая грубость глубоко оскорбили Лену, она пыталась смирить свою страсть, поневоле выдавая себя в моменты экстаза, а муж каждый раз устраивал скандал, обвинял её в ненасытности. "Тебе и десятерых мало будет!"
N.B.: Для борьбы с излишней по мнению ханжей женской похотливостью во многих мусульманских странах практикуются операции - от вырезания у девочек клитора до полного удаления вместе с ним больших половых губ и зашивания влагалища. Только сейчас, в XXI-ом веке, власти хоть как-то пытаются ограничить это дикое варварство. Высшее мусульманское духовенство издало по этому поводу фетву (религиозную директиву), смысл которой ограничивается указанием, что в каждом конкретном случае решение о такой операции принимает врач. Идиотизм! Какой к чертям собачьим врач, если уродуют девочек специальные знахари, чья "должность" перешла к ним по наследству от дедов-прадедов?!
Делилась со мной:
-Позволил бы, так я его одного заласкала бы, зацеловала, залюбила до полного счастья. А он недоволен. Ну что мне делать?!
-Если нравится он тебе как мужчина - это прекрасно. Постепенно он поймёт.
-Кажется, съела бы его, когда лежит рядом, храпит, до того хочется! Чтобы он тискал меня, целовал, сжимал мощными волосатыми лапами... да не дождёшься... - с глубоким вздохом заканчивала она свои ламентации.
В конце концов муж добился своего. Она к нему всей душой и телом, а он - дубина! - пожаловался родителям, те вынесли вердикт: "Блядь!", и велели развестись. Развелись. Лена осталась с сынишкой, устроилась на работу медсестрой, получала от мужа алименты. Иногда знакомилась с кандидатами в женихи, жаловалась потом:
-Знаешь, какие-то они... не такие. То грязные, то пьяные. Противно! Пару раз вроде и ничего мужики, да натолковали им знакомые: в постель сразу тащат, а чтобы замуж - так нет. Вообще-то, - рассмеялась она, - любого могу и до постели довести, и до ЗАГСа, только самой не хочется.
-"Любовь зла - полюбишь и козла", - цитировал я народную мудрость, не подозревая, какой же в самом деле "козёл" ей достанется. Лена по-прежнему не стеснялась, запросто при мне переодевалась, иногда просила массаж сделать, однако трепета неизведанности уже не ощущалось, обычное траханье как-то не привлекало нас, хотя неоднократно доводил её и до оргазма - нетрадиционными методами. Затеяла в квартире ремонт, пригласила подругу, невзначай зашёл - самый разгар работы. Молодые женщины свирепо наводили порядок и чистоту. Подруга ойкнула, попыталась спрятаться. Лена успокоила: "Он свой, не жмись". И я подключился, забил баки всяческой болтологией на тему их тел и отдельных деталей. Подруга в старых спортивных штанах Лены и её же кофте - на пару размеров меньше нужного - бесстыдно выпирала из тесных одёжек во все стороны. Сама Лена - в халатике, похоже, том самом, в котором потолок оклеивала перед свадьбой, тоже тесном. Естественно, вызвался помочь. Переоделся дома в рабочие шорты и майку и принялся за чисто мужские дела, то есть восхищался ими изо всех сил - словесно, а также иногда руками и губами. Ремонт был сделан раньше, сейчас девчата наводили окончательный блеск, так что всерьёз напрягаться не пришлось. Ну, поддерживал то одну, то другую, когда они в опасных верхних позициях вытирали мел, цепляли шторы. И - разговоры... Сложилась такая атмосфера - уж я постарался! - что они видели во мне своего личного мужчину - одного на двоих на этот вечер.
Работу закончили, на ходу по чуть выпили, хозяйка ушла на кухню готовить серьёзный ужин, а мы с подругой пошли в ванную. Спиртное окончательно нас раскрепостило, пришлось поработать. Только прочитанный незадолго перед тем трактат "Дао - искусство любви" спас от позора. Весьма требовательная девушка! В дополнение к естественному применил подсобные средства: ручку от вантуза, спринцовку с тёплой водой, пипетку (её - в мочеиспускательный канал, резиновым, а не стеклянным концом), кисточку для бритья бывшего Ленкиного мужа. Эти фокусы явно для неё в новинку, привели в полнейший восторг и ликование... Поужинали, допили бутылку и принялись развлекаться дальше. Играли в "бутылочку": вертим на тарелке, на кого укажет горлышко, тот выполняет желания остальных двоих. Дальше поцелуев и показывания интимных частей тела не зашли. По одному желанию на каждую я зарезервировал, сказал, что попрошу выполнить позже. Они решили, что речь идёт о поочерёдном приглашении в спальню, согласились. По ходу вечера договорились перейти все трое в мусульманство, чтобы можно выйти за меня замуж обеим. Они пообещали не ревновать друг к дружке, я согласился ради них на обрезание. Лене жалко стало укорачивать, пришлось показать, что именно обрезают. С огромным интересом обе исследовали устройство. Конечно, видели раньше, но тогда не до разглядывания, работать надо, к тому же стеснялись. А со мной обнаглели, стесняться и не думали. Вижу, готовы выполнить мои секретные желания: сфотографировать их голенькими, вернее, их красотулечки. Принёс фотоаппарат и проектор. Для разогрева показал слайды, в том числе эроические. Подействовали не столько картинки, сколько моё беззастенчивое рукоприкладство к выпуклостям и впадинам их фигур. Обсудили композицию кадров. Остановились на такой позе: обе легли грудью на кровать, коленками на полу - совершенно голыми, чтобы не идентифицировали знакомые по одежде. В кадре рельефные попы и ...ды - весьма выразительно! От пристального внимания к их лапушкам девушки не на шутку возбудились. Пришлось поработать, главным образом вручную. Леночка нашла, что групповой секс - очень даже неплохо! Просветил её, что любой секс хорош только с хорошими партнёрами, а с кем попало - сплошной разврат и никакого кайфа.
Вскоре Лена уехала вместе с сыном, потерял их из виду. Мои дети подросли, дочка замуж успела выйти, сыну в армию скоро. Семейная жизнь вышла на ровное плато, впереди - спуск в направлении колумбария, сиречь кладбища. После шахтёрских забастовок 89-ого года повысились заработки. Решили с женой отдохнуть в местном профилактории. Приоделись, купили оснастку для полноценного отдыха: гонконговский маг, бадминтон, спорткостюмы, шорты и т.п. В "профике" резко выделились из шахтёрской пьяной братии. Утром гимнастика под музыку в шортах, в столовую - при галстуке, на танцы - "вечернее" платье. Общие танцы через день, так мы организовали тусовку у себя на этаже, в телевизионном холле. У меня отпуск, а жена отдыхала без отрыва: день на работе, потом ночь, потом два выходных. Во второй день во время завтрака в столовую явилась Лена. Цветущая, элегантная, соблазнительная, ей около 30-ти к тому времени было. А мне, между прочим, значительно за 40-к. Думать не думал за ней приударять. Однако же, продолжал выступать в амплуа джентльмена - в силу привычки. Случайно нас с Леной поселили на одном этаже и чуть не в соседних комнатах - через одну. На танцах она самая красивая была, а я - самый элегантный. Естественно, танцевали чаще всего именно с ней, тем более, жена в ночь ушла. Лена училась немного хореографии, блистала в танцах, моя задача - не слишком ей мешать. Иногда танцевала с другими, со стороны выглядела совершенно неотразимой - огонь и страсть! Ближе к концу вечера танцуем медленный танец, она разгорячённая, пахнет духами и потом - сверхсоблазнительно. Держусь на "комсомольском" расстоянии, морочу ей голову всякими смешными байками с перцем и солью. Она терпела, терпела, да как прижмёт меня к пышной груди - чуть не сгорел в пламенных объятиях. Ну, коли сама... Приглашаю в свою комнату "послушать музыку". Зашла, усадил, надел наушники и врубил ритм. Открываю вино, достаю шоколадку, стаканчики. Нет, пить наотрез отказалась. Говорит:
-Давай лучше потанцуем.
Ладно, танцуем. Недвусмысленно прижалась, глянула с лукавой улыбкой, ощутив мою полную готовность - и впилась долгим страстным поцелуем. Собрался тащить в кровать.
-Подожди, мне в душ надо. Я сегодня тоже одна, минут через 15-ть заходи.
Мгновенно оценил перспективы, прошу:
-Можно у тебя искупаться? Здесь душ не работает.
Улыбнулась и ушла. Душ, конечно, в порядке, напросился к ней с целью её посмотреть и себя показать - не буду ли ей противен в свои 40-к с большим гаком. К тому же интересно начать возобновление знакомства именно с душа. Побрился (моды не небритых ещё не было), то-сё - и захлопнул дверь в комнату. Замок защёлкнулся, ключ внутри, стою в тамбуре в одних плавках. Отчаянное положение! Не идти же по общему коридору в таком виде... Выход, однако, нашёлся: рожком для обуви, что лежал в туфле, вытащил гвозди из штапика, вынул стекло из двери и открыл. Порядок! Но поволноваться пришлось. Явился с опозданием минут на 5-ть, редчайший для меня случай. Она вышла в большой махровой простыне, засияла улыбкой предвкушения любви.
-Заходи, раздевайся. Спинку тебе потру, как ты мне тогда...
В душе с восхищением любовалась моей в самом деле нормальной фигурой, дотронулась до волос на груди, улыбнулась мечтательно, вспоминая детство, приключение на речке...
-Сейчас и внутри тебе помою.
-Может, потом, в постели?..
-Не волнуйся, хватит и для постели.
Ей и самой хотелось под душем попробовать. Вымыл внутри - с шампунем, с пеной, с водичкой - дочиста, чуть не до скрипа. Такие действия для неё внове, но и напомнили эпизод в ванной перед свадьбой. Тогда мы только баловались, а сейчас - никаких ограничений. Она наслаждалась в полной мере - не только сексом, а ещё и сопутствующим комплексом ощущений: тёплой водичкой, мужским вниманием, выраженным в столь доходчивой форме... Добрались до кровати. Включил тихую мелодичную музыку, свет оставили. Лена лежит на свежей простыне, сама свеженькая, сияет светло-жемчужной кожей, полная желания, ждущая. Начали с позы "69", самой интересной для начала. Орально-генитальные контакты у нас были раньше, причём обоюдные, комплексы не мешали. Ласкались, лизались, дошли, наконец, до классического варианта: "тютелька в тютельку". И тут мой "тютель" оказался не в боеготовности. К счастью, Лена проявила необходимое в таком случае понимание, такт. Не стала фыркать, возмущаться, а приласкала, успокоила, я выдал пару шуточек в тему, посмеялись, и всё наладилось, да ещё как! Магнитофон прокрутил всю кассету и выключился, санаторий постепенно затих, прекратились характерные звуки этажом выше - там тоже времени даром не теряли - а мы всё никак не могли разъединиться. Плотская страсть давно удовлетворена, осталась чистая нежность, душевная и телесная. С Леночкой у меня совершенно отсутствовала обычная в таких случаях апатия, временное пресыщение женственностью. И она не требовала непрерывной работы стоячим. Иногда мы отдыхали, не размыкая объятий, потом повторяли процедуру - с вариациями. В эту ночь установили два личных рекорда продолжительности секса: для мужчин и для женщин. Уговаривал Леночку, изнемогающую от наслаждения: "Скажи, чего тебе хочется. Я всё-всё сделаю". "Ты угадываешь мои желания. Только подумаю, а ты уже так делаешь". Понятно, ей только казалось так, просто каждый новый фокус был для неё приятнее предыдущего и она "задним числом" думала, что именно этого ей хотелось. Большинство моих фантазий были для неё в новинку и тем сладостнее, но важнее то, что я внимательно отслеживал её состояние, каждое движение, чувство, а не думал только о собственном удовольствии, как многие мужчины в такой ситуации. Она это прекрасно понимала, была благодарна и отвечала такой страстью, такой нежной лаской, что о большем невозможно мечтать. Неподдельное чудо любви. Нас не волновала очевидная пошлость ситуации: измена жене чуть ли не у неё на глазах, не останавливала разница в возрасте, неминуемое осуждение родственников и знакомых. Встречались, не скрываясь, подолгу гуляли по золотому осеннему лесу, целовались на привядшей траве под деревьями, проектировали воздушные замки для нашей будущей совместной жизни. Но это фон, на первом плане - пламенный, страстный, безумный секс. Случались неувязки на грани приличия. Например, договорились пойти в кино, а к ней в моё отсутствие "клеился" Сергей, предложение сделал. Подходим к кассиру на входе втроём. Серёга платит за неё и за себя, я тоже, в зале садимся в первом ряду, Лена посерёдке, мы - с обеих сторон. Та ещё ситуация! К счастью, Серёга оказался не совсем тупым, понял, что "третий лишний", когда мы с Леной прислонились друг к дружке, игнорируя и его, и всё окружающее. Во время танца Лене показалось неудобным в обуви, расшвыряла босоножки по углам прямо на ходу, хорошо, ни в кого не попала - и пляшет дальше босиком. Танец закончился, я подошёл к ней с обувкой, опустился на одно колено и поочерёдно надел обе босоножки на её босые ножки - на глазах у всей тусовки. Мы витали в высочайших сферах любви, житейская суета осталась далеко внизу. Жене никто не решился доложить, она, бедняжка, так ничего и не узнала до конца срока. В её присутствии я притворялся примерным супругом, в постели превзошёл самого себя (правда, на месте жены представлял Лену - вопиющая непристойность), на процедуры, в столовую - под ручку. Вероятно, потенциальные доносчики, видя такое сердечное супружеское согласие, думали, что жена всё знает и не возражает.
Фотоаппарат со времён Любови Николаевны всегда при мне. Два значимых снимка сохранились в архиве. Но обоих - женщины у меня на руках. На одном жена, на другом - жена будущая. Оба кадра очень выразительные, настолько, что вторая жена настояла на помещение снимка с первой женой в наш семейный (семьи-2) альбом, к прошлому не ревнует. С женой снялись во время утренней гимнастики на фоне ёлочек и спального корпуса на заднем плане. Оба в шортах, у обоих улыбки до ушей и косые солнечные зайчики через весь снимок. С Леной снялись в тот же день после обеда. С другой знакомой парочкой устроили роскошный пикник - с костром, шашлыками и прочим. Сфотографировались на фоне костра.
Как-то Лена уехала к родителям, с ночёвкой. Я тосковал, томился, бился головой о стену - в буквальном смысле - хотел было тревогу поднимать, что человек пропал, а потом посчитал дни - да она же только вчера утром уехала! Эти сутки неделей мне показались. Мы не могли жить отдельно, согласны были пройти сквозь скандалы, испытания, лишь бы соединиться.
Срок путёвки закончился, ездил к Лене домой, там возможностей не было совсем, встречались в комнате гостиницы, в доме у друга, под деревом в зимнем лесу... "Встречались" здесь означает трахались. Созванивались, встречал её после работы, провожал домой к родителям, туда нельзя, стояли на декабрьском свирепом ветру, прислонившись к огромному дереву, и безудержно целовались, ласкались, замерзая и сгорая от страсти. Писал для неё стихи, посылал страстные письма, ко дню рождения заказал поздравления по всем радио- и телеканалам... Более или менее цивилизованно развёлся с женой, квартиру и прочее оставил ей с детьми и снова взял путёвку в тот же санаторий. Уже наступил январь следующего года, так что профсоюз не возражал (больше одного раза в год отдыхать не положено). На этот раз без отрыва от работы. Вместе с Леной искали жильё, нашли с помощью объявления в газете. Неплохой дом рядом с её и моей работой. В санатории не обошлось без приключений. Вероятно, состояние "меджнуна" (безумного влюблённого) привлекало женщин, а также девушек. В знаменательный день 13-ого января (старый новый год и мой день рождения) с утра явилась жена - поздравить, а точнее, возвратить меня в лоно семьи. Скрепя сердце, развеял её надежды и она ушла. Сразу после её ухода ломятся в комнату две девушки из отдыхающих, просят магнитофон, музыку послушать. По выражению лиц видно, что им мужик нужен, а не музыка. Включил музыку, вином угостил, беседуем. Интересуются, что за женщина от меня вышла. "Жена, - говорю". В детали не стал вдаваться. Одна прихрамывает, травмировалась. Навешал лапши насчёт массажа и принялся её "лечить". Долечил до раздевания, сам тоже разделся - из-за жары, естественно. Профессиональные манипуляции привели к нужному результату: к оргазму. Вторая пыталась смущаться, но я убедил их непрерывной болтовнёй, что всё под контролем, никому ничего плохого от наших игр не будет. Забрали магнитофон и ушли к себе. У выхода встретили Лену, пришла меня поздравлять, искала комнату. "Эрик здесь живёт?" "А вы кто?" "Жена". От такого ответа девицы офигели - час назад ушла жена, сейчас пришла жена, а женщины разные, не спутаешь...
Сосед уехал праздновать домой, решили ночевать у меня. Но для этого Лене нужно было уйти через главный вход (дежурная зафиксировала её приход) и вернуться через запасной, ключ от которого я надеялся взять у слесаря. Сорвалось: тот рано ушёл. Просто отпустить её - немыслимо, решил проводить домой, километра два по тропке. По пути свернули в посадку, организовали секс на снегу. Оригинально, а в коечке лучше! Лена решилась и потащила меня к родителям, явочным порядком прокатил у них за жениха. Попраздновали, потом Лена постелила нам в нетопленной летней кухне. Нам и без печки жарко, впервые после той осени в санатории вся ночь наша...
За 24-е дня путёвки подготовили дом и переехали. Вообще-то планировали, что я поживу месяц-другой один, закуплю кое-какую мебель, только не в наших силах было жить и дальше отдельно. Перевезли приданное, включая 8-летнего сына Лены, и зажили счастливо. Начали с торжественного объявления: мол, объявляем медовое десятилетие, медового месяца нам казалось слишком мало. Соседи считали нас полными чудиками: мы вместе бегали босиком по снегу, обливались холодной водой, ходили обнявшись или рука в руке, смотрим глаза в глаза и улыбаемся... Счастливчики!.. С того времени прошло значительно больше 10-ти лет. Надо было объявить медовое двадцатилетие - десятилетие прошло, оно было и в самом деле медовым, сказочно прекрасным, а дальше... начались серьёзные проблемы. Нет, объективно ничего особенного, но отношения утратили свежесть, пыл, чего, впрочем, и следовало ожидать.




к началу рассказа

59-1. Юная поэтесса

"Не живи долго -
живи достаточно."
(Совет)
 []

Жена на последних месяцах, бережёмся, секс только лёгкий и не часто. А работал уже на поверхности, дежурным электрослесарем на подъёме. Машинистки подъёма - женщины, две пожилые, две "слегка за 30-ть - скоро 40". И затесалась одна совсем молоденькая, 21 год к описываемому моменту. График у них: 12 часов в день, следующие сутки 12 часов в ночь, два выходных. Пятая для подмены при отгулах и отпусках. У меня три первых смены подряд по 8 часов, с 7-и до 15-и, потом выходной, потом цикл повторяется. Из-за отгулов и мои, и их графики нерегулярно сдвигаются, поэтому встречаюсь со всеми. Работа необременительная, есть время пообщаться с дамами и девушкой, Светланой. Она - подлинное дитя рабочего посёлка. Вся культура - из телевизора. Дискотеки, пьянки, секс, обильно приправленный пошлостью и насилием, конопля... От нечего делать на дежурстве подробно рассказывала о своей жизни. С младенчества дружит с соседкой, Викторией. Вот с ней и "вышивают". Нашли относительно безопасный вариант регулярного секса: с водилами шахтных автобусов. Место на заднем сиденье всегда есть, денежка у них тоже водится, ну и потрахаться с молоденькими не прочь. И вот - знаменательный день. Июль, жара под 40 градусов, иду с подъёма к площадке по тропке. Навстречу идёт девушка, подлинное воплощение знойного лета - роскошная юная плоть слегка прикрыта мини-шортами и топиком. Прошла - обожгла своей сексуальностью. Сообразил, что это и есть та самая Вика. Звоню от провожатого Свете на подъём. "Не возражают ли девушки, если приду и попытаюсь их развлечь". Не возражают. Пришёл, познакомился (заочно знакомы по Светкиным рассказам - Вике обо мне и мне о ней), развлекаю. Наверху жара невыносимая, зову Вику в прохладный обширный подвал (Свете нельзя, она постоянно должна быть на телефоне, к тому же начальство может и лично припереться), где я лично оборудовал место для отдыха. Там почти совсем темно, но всё-таки постепенно зрение адаптировалось, ориентироваться можно. На такой случай у меня припасена бутылочка вкусного вина, часа за два мы с Викой её осушили. И всё время непрерывно болтали на разные темы - от теорий звёздной эволюции до сексуальных обычаев современной молодёжи. Плюс, конечно же, ненавязчивый эротический массаж её коленок и прочих частей тела. Пальцами и губами, но без наглости. Она приятно удивлена, что не лезу к ней в трусы, не сую член в рот, как непременно сделал бы любой из её знакомых в такой ситуации. Это она сама заявила открытым текстом, не постеснялась. Полное доверие и душевная близость. Возможно, и до телесной дошли бы, но явился провожатый, скучно ему стало, орёт нам, чтобы вылезали. Этот провожатый обеих девушек неоднократно удовлетворял, когда им выпить и потрахаться больше не с кем было. Полгода регулярно встречались с Викой, она к Свете на работу приходила, ну, и ко мне заодно. Оказывается, она стихи пишет. Очень эмоциональные, естественно, о любви, разочарованиях и прочих девичьих примочках. К сожалению, безграмотные. Редактировал их, печатал у знакомой тёти на машинке. Увидеть свои стихи напечатанными - это ценно для начинающей поэтессы. Сам принялся сочинять для неё стихи. Вдохновила молоденькая старого пня (уже за 50-т). В каждую встречу перепадало немного эротики: поцелуи, объятия, колебания типа танца под музыку из радио... Увлёкся не на шутку, если бы не беременность жены - сгорел бы с Викой совсем. Тем временем девушкам надоело дома жить, у обеих отчимы, не отцы, достают нравоучениями, сняли они на двоих комнатку в малосемейке. Довольно часто к ним заходил, общались. И 29-ого декабря устроили мы втроём предварительную встречу Нового Года. Для меня это был, пожалуй, лучший новогодний праздник из всех 50-ти. Понемногу выпили, проблемы временно отодвинулись на второй-третий план, развлеклись по полной. Разгорячились в танцах, пораздевались до белья - эротика, переходящая в порнографию. Света специально возбуждает меня, чтобы исполнил, наконец, свою мечту: трахнул Вику. А я всё никак. Тогда она прямо говорит, когда остались с ней вдвоём: "Да волоки ты её в кровать". "А не обидится?, - спрашиваю". "Уже обиделась - что до сих пор телишься. Сказала, чтобы намекнула тебе подоходчивей. Сейчас моется, потом ты сходи - и вперёд". Ну, коли так... В постели - высший класс. Нет, без особых фокусов, но заниматься сексом с любимой девушкой, такой красивой и молодой - лучше ничего не бывает. Сначала просто обнимались-целовались-ласкались, после одного-двух оргазмов испробовали разные позы: "69", "раком" и прочее. И анус слегка пощекотал. Света периодически мелькала в дверном проёме, мы приглашали её третьей, но у неё был другой план: оделась и смылась к водиле на автобус. Часа через полтора вернулась удовлетворённая, мы с Викой тоже достигли полного консенсуса. Позже Света сказала мне, что в ответ на её вопрос, мол, было ли Вике со мной приятно, та ответила, что даже слишком. Продолжал иногда заходить к ним в гости, а потом началась морока с силикозом, лежал в облбольнице и в киевской клинике профзаболеваний, не до девчат было. Перевели меня на выборку - тоже слесарем. И вдруг встречаю Светлану. Перевелась сюда, на высокую зарплату. Рассказывает, что Вика вышла замуж за того парня, который раньше её бросил, именно из-за этого она трагические стихи стала сочинять. Забеременела от него (или от какого-нибудь водилы, или даже от меня), а он взял и разбился на машине. Насмерть. Такие дела...
Родила сына, встречал их раза два-три в поликлинике у педиатра, куда я своего сына таскал на осмотры.



к началу рассказа

к "Содержание"

60. Козлики+

"Любовь зла:
полюбишь и козла".
(Русская)
 [] Сын (второй - от "соседки", ?59) бросил грудь, перешёл на общее меню, понадобилось молоко. Дед хотел подарить внуку велосипед - года человеку не исполнилось - убедил, что рано, а вот козу купить - в самый раз! Купил. Пасли её вместе с сыном в живописных окрестностях посёлка, познакомились с другими козовладельцами. Среди прочих общались с Екатериной Сергеевной 11-и лет от роду. С ней я встречался раньше на пруду, учил плавать, давал надувной круг, помогал вылезать из воды, в общем, зарекомендовал себя "хорошим дядей". Тем более, что и специфически мужской интерес проявлял к её потенциальной женственности. Конечно, она это уловила, пыталась обозначить, что ей нравится. Например, вынимаю её из воды на мостик, она становтися рядом, я ложусь на покрывало с упором на локоть и пялюсь в её промежность, она буквально в нескольких сантиметрах от моего носа. Если близко никого (сынишка здесь же, но он не в счёт), трусики у неё "нечаянно" сдвигаются ещё в воде, открывая часть нежнейшего бутончика. Иногда поправляю положение, не забывая погладить губки и окрестности. В жаркие дни добирались до пруда вместе с козами, там купались, загорали... Сынишка попросился "пи-пи" и срочно - тут же стянул с него трусики. Случайно глянул в сторону Катюши - ого! Уставилась, глазищи горят, чуть ли не облизывается. Перевела взгляд на соответствующее место моей фигуры и выдаёт:
-У тебя тоже такой?
Наедине на "ты" называла, несмотря на 4-кратную разницу в возрасте,такие у нас сложились дружеские отношения. При посторонних чётко переходила на "вы" - сообразительная! А я её всегда Екатериной Сергеевной величал, хотя и на "ты". Такое обращение позволяло ей чувствовать себя как бы старше, ближе ко мне. Молча улыбнулся в ответ на её вопрос, пошли купаться. Малыш задремал в тенёчке, козы пасутся, свобода. От избытка энергии затеяла бурную игру: прыгает с берега в моём направлении, в воде подхватываю её. То обниму, то на колено посажу на лету, она смеётся, бултыхается... Допрыгалась до того, что трусики порвала. На берег больше не стала вылезать: рыбак на другой стороне дремлет с удочкой. Ёрзает голой попой по моей ноге, да так усердно - понравилось тереться писькой о мужскую волосатую ногу. Я не могу больше, хочу вылезть, а она не отпускает, кричит: "Давай ещё!" Почувствовала стоячий, трётся... Вырвался, наконец, она прикрылась обрывками, тоже вылезла с моей помощью. Пошли на нашу тенистую полянку в кустах, выжали тряпки. Отворачиваться не стал, она любуется, дыхание затаила... Дал ей свои шорты, нырнула в них. Сообразила, что недавно там находился мой здоровенный (по сравнению с писюнчиком малыша) "болт", а теперь - писька касается того же места. Загорелась, вьётся вокруг меня. Что делать?!. Ну, облизал, обсосал, у неё несколько горячих капелек вытекло - то ли кончила, то ли вода попала и вытекла, когда писька завибрировала... Тут малыш проснулся, захныкал - обедать пора. Катя такими глазищами смотрит!.. Малыша успокаивает, кормит из бутылочки, целует.
В следующем сезоне у нас уже три головы скота, весной прибавились козлик с козочкой. У Кати целых пять, прошлогодний козлик подрос, в настоящего козла к осени вымахает. Видимо, и у козлов в "юности" повышенная сексуальность: на всех коз этот "джентльмен" прыгает. Член у него тонкий, длинный, в охоте вылезает из чехла, виден во всей красе. Катя смотрит во все глаза, даже меня не стесняется. Наоборот, расспросила, что это за "сопли" у козла потекли, когда на козочке подёргался. Объяснил. Про людей тоже. Доложил, что козы только два-три дня в году подпускают козлов, а женщины - постоянно хотят. Слушала с огромным интересом. Подтвердила, что и правда ей всё время хочется. Попросил снять трусики, приласкал её, показал клитор, довёл пальцами до приятного. После сказал, что и самой можно себе так делать. В другой раз в хороший денёк сидим с ней в тени на одеяле, козы питаются, не отвлекают. И мы подкрепились вкусненьким, блаженствуем. Потянуло на баловство. Побаловались. Я с ней, она - с моим, в разных вариантах. Вплоть до эякуляции. В ладошку её не стал брызгать, отвёл фонтан в сторону... Летом в пасмурный ветреный день без малыша пасёмся, дома его оставили. Нашёл в посадке закрытую от ветров поляну, костёр наладил, можно жить. В поисках дров забрёл в дебри, там ещё полянка, а на ней Катино стадо. Где ж она сама?.. О! Между кустов с козлом балуется. Ну и ну! Устроилась с комфортом: колени и локти на одеяле, попка голая выставлена, козлик шпарит её не хуже, чем козу. Кончили, она меня заметила. Не сказать, чтобы слишком смутилась. Поздоровалась, оделась. Пригласил к костру. Козы вообще очень привязчивые, сами за пастушкой следуют, проблема в том, что без человека не хотят оставаться. Сидим у костра, беседуем. Оказывается, её научила с козлом баловаться молодая женщина, разведёнка. У той козлище мощный, вонючий до невыносимости. Когда с Катей вместе пасли коз, та женщина ушла за кусты и козла сахаром приманила, с собой утащила. Кате любопытно стало, подсмотрела. Как коз трахал козёл - видела, а тут - женщину. Интересно! Та заметила Катю, просветила, когда вернулась: мол, с мужиком можно забеременеть, а с козлом - нет. Поить-кормить мужика - морока, а что воняет козёл, так и мужик не лучше. В это время молодой Катин козлик всё на коз прыгает, те не дают, жалко его. Дала Таня и ему. Пришлось перед тем старого козла увести и привязать подальше, а молодого приучать к женской конструкции. Получилось. Кате тоже хочется, через время с Таниной помощью (она помассировала Кате влагалище, пальцами ликвидировала "целку") потрахалась с козликом. Потом сама справлялась, почти каждый день баловалась. Говорю, что с мужчиной всё-таки лучше. Не возражает. "Хочу, - говорит, - с тобой." У костра бутылка с тёплым чаем, лично промыл Катю снаружи и внутри, прогладил везде. И трахнул. Тоже в коленно-локтевой позе. Применил специальные приёмы, козлу недоступные, понравилось Кате так, что при малейшей возможности просила повторить. К этому времени у нас появился компьютер, под предлогом его освоения Катя часто к нам заходила. Освоила на все сто. Вообще, умная, развитая девочка. И без комплексов в сексе. Когда жена, малыш дома, занимаемся компьютером, когда нет - сексом. В сопровождении порнофильмов. Постепенно освоили всё, что там показывали, плюс многое сами придумали. Например, всовываю во влагалище медицинский шланг (от капельницы), туда же - член, набираю в рот горячей воды и вдуваю. Обоим в кайф. И дополнительная промывка. Некоторые неудобства в связи с вытекающей водой сняли с помощью впитывающих пелёнок, оставшихся от "мокрого" периода сына. И при попадании вместе с водой воздуха он потом вырывался с неприличным шумом. Катя даже стеснялась поначалу. Компьютерной видеокамерой фотографировал её письку. На лобке пушок, цвет нежнейший, прекрасные кадры, особенно в возбуждённом состоянии. Натренировался делать ей массаж. Не только между ног, везде. Взимная симпатия, можно сказать, страсть, делала для нас эту процедуру настолько приятной, что она несколько раз кончала от неё, не всегда продолжения требовала. Потом навыки эротического массажа применял с другими женщинами, весьма успешно. Только одна из многих десятков сразу резко отказалась от предложения. Характер у неё невероятно вздорный, да, похоже, полная фригидность. Взаимообусловленные явления. А со всеми прочими провёл много приятных часов. Практиковал такое и в групповом варианте. На работе в этот период не напрягался, дежурил с 4-5 женщинами, по ночам тоже. Нередко ужинали со спртным, потом - массаж всем по очереди. Свободно добирался до поп и ...зд, если прочие тут же, сдерживаемся, а иногда из всех одна остаётся (другие по производственным делам уходят), тогда и язык туда, и член - по обстановке и желанию. Девчата в курсе, готовятся: подмываются, симпатичное бельё под спецовку надевают, "Рексону" применяют. И никакой ревности! К некоторым домой наведывался. Это уже втайне от других. Дома и массаж, и секс - по полной программе!
Когда с шахты уволился, устроился сторожем в небольшой частный магазинчик. Продавщицы молоденькие устают за 16-ть часов, охотно разрешают массаж стоп. Процедура весьма приятная, я не наглею, не спешу, исподволь перехожу к спинке, попе, животику, лобку... Далее не захожу, понимаю, что девушка не чувствует себя достаточно свежей. Одной понравился вечерний массаж, стала приходить пораньше утром. В первый раз дошли до массажа грудей губами и клитора - языком. Во второй попросил стать коленочками на стул, а грудью лечь на стол - чтобы массаж спины удобнее делать. Лифчик с самого начала расстёгивал, а в этой позе постепенно стянул и трусики, не обращая внимания на слабые протесты. Ласкал до тех пор, пока сама не потребовала всунуть... Другая продавщица на вечер подруг приглашала, чтобы веселее было от наглых алкашей отбиваться. После закрытия продавщица выручку считает, а мы с подружкой то пиво, то вино пьём. Соблазнил и её на массаж. Вижу, что возбудилась, зову в тёмный коридорчик, где товар хранится. Приспособились там, трахнулись. После поворачиваю её лицом к себе, опускаюсь на колени и присасываюсь к мокрому клитору. Она в шоке, сначала протестует, а распробовала - довольна. Довёл и в таком формате. Поднимаюсь, долго и доходчиво целую в губы. Объясняю, что нечего брезговать, там запах и вкус любви, очень приятный. Она слегка в прострации от сверхудовольствия, ненавязчиво опускаю её на колени, вкладываю свой пока вялый к ней в пасть. Работает, с каждой секундой всё более умело. Естественно, довела и меня.
Применял массаж даже в автобусах, в магазинах, в учреждениях - конечно, сообразуясь с обстоятельствами. Порядок действий простой: под лёгкую болтовню беру её пальчики и начинаю перебирать, иногда прошу разрешения, иногда - нет, перехожу к ладошке, объясняю полезность этой процедуры, а женщине уже хорошо, улыбается. Поднимаюсь выше, если покрой одежды свободный, массирую голую руку, если рукав узкий - сквозь одежду (позже можно попросить снять мешающую одёжку, обнажить руки). Потом прошу вторую руку, перехожу к ножкам... и т.д., "пока милиция не остановит".
к началу рассказа
к "Cодержание"



61. Эльмира

"Волос на волос, тело на тело -
пошло тёмное дело".
(Отгадка: ресницы)
 [] В начале августа поехали с 8-летним сыном на Азов. Предварительно ознакомился в и-нете с предложениями, созвонился по мобильнику с хозяевами, сдающими комнаты. Всё это оказалось лишним - прибывающие автобусы (поезда, маршрутки) встречают толпы хозяек, наперебой предлагают жильё. Цены стандартные. Выбрал наугад. Хозяйка с помощницей (здесь прикол: помощница, молодая симпатичная женщина, изобразила приманку, я на неё клюнул - и больше ту молодичку не видел) проводили домой, показали комнату. Сын сразу уснул, а я помылся-переоделся и принял предложение хозяйки насчёт рюмки чаю. Выставил коньяк, какую-никакую закуску, сели втроём (с хозяйкиной родной сестрой, приехавшей из России) за стол во дворе. К сожалению, обе старые и страшные, хозяйка страшно худая, сестра - страшно толстая. Тем не менее, напропалую за ними ухаживал, произносил пошлые тосты "за дам", "за любовь", рассказывал смешные истории, анекдоты. Вернулись с прогулки дочка сестры со своей 5-летней дочкой и подруга дочки с сынишкой примерно того же возраста, тоже приезжие. Уложили детвору и поочерёдно присоединились к большинству. Предварительно старшие дамы просветили меня "ху из ху": дочка замужем, на днях зять и сын (сестры) вдвоём приедут сюда, а дочкина подруга свободна, мол, не теряйся. Ну, я и не растерялся: с энтузиазмом принялся охмурять подругу, танцевал с ней, шептал на ушко нежности, пригласил на прогулку. Вскоре и отправились. Южная августовская ночь, коньяк - романтика! Целовались, лизались, ласкались - а устроиться негде, всё-таки не подростки, в подворотне трахаться. Она деликатно намекнула про душ - как я сам не сообразил?!, ведь купался же перед застольем - помчались домой. Быстренько переоделись - я в шорты, она в халат - и вперёд! Свет в душе не стали включать - с улицы фонари через открытый верх подсвечивали. Оттянулись по полной. Похоже, она соскучилась, любила весьма доходчиво. Да и я старался.
...Утром проснулся рано, несмотря на вчерашние подвиги. Все ещё спали, только хозяйка встала, пошла на вокзал встречать тех парней. Пока разбирался, проснулся сын, позавтракали с ним из чемоданных запасов. Постепенно и прочее население начало оживать. Расспросил про дорогу к морю, звал желающих с нами, особое приглашение - Валюхе, с которой в душе купались. Отказались все - ждали гостей. Самостоятельно нашли море - и в него! Мокли в море и жарились на песке весь день - с небольшим перерывом на обед. Вечером нас пригласили на ужин в честь новых гостей. Сбегал в кафешку за бутылкой и сладостями для молодёжи (для сына и его ровесников), присоединился. Вёл себя скромно, тихо-незаметно, хозяйка удивлялась, куда девалась моя вчерашняя живость. А чего лезть в чужой семейный праздник?!. С Валюхой тоже контакт не получился - они вчетвером по-молодому собрались на танцпол. Хозяйка ушла по делам, а мы со страшно толстой сестрой прибрали со стола и в окрестностях. Малыши бесились в допустимых пределах, но скучать не давали. Тут и хозяйка явилась, привела жильцов, юную парочку. Они забросили вещи в комнату, наскоро с нами познакомились (Эльмира, Владимир) и ушли развлекаться. Пока пили чай, хозяйка доложила обстановку: девочка приехала из Днепродзержинска к местному парню - вопреки воле родителей, говорит, что 18-ть, а без паспорта, наверное, и 16-ти нет, выглядит пацанкой. Парень взрослый, вроде, работает, но домой её не повёл - может, не та обстановка, а может, не хочет, только развлекётся с малолеткой и бросит. Жить здесь только девочка будет, а парню, уточняет хозяйка, ночевать не разрешу.
Малыши угомонились, я тоже лёг спать. Утром сын долго не просыпался, сижу во дворе, читаю, наблюдаю жизнь животных (Хомо Сапиенсов). Валя мои намёки игнорирует, похоже, переключилась на молодого. Что ж, контракт мы с ней не заключали... Появляется Эльмира - в одном купальнике. Как позже выяснилось, у неё нет запасной одежды, а вчерашние штаны и топик нуждаются в стирке. Пока готовит себе завтрак (голимые пельмени), развлекаю её беседой и болтовнёй (есть разница!). Напросился к ней на пельмени - с расчётом попутно подкормить девочку своими запасами. Владимир сейчас (и ежедневно) на работе, освободится только вечером, до его прихода делать нечего. Предлагаю пойти к морю. Принимается с восторгом. Вот и сын проснулся, можно идти... Ан, нет! Проблема: только что постирала одежду, нечего надеть. Вчера я имел случай наблюдать местные нравы: практически все девушки, женщины независимо от возраста и состояния фигуры идут к морю и возвращаются домой в купальниках плюс обёртывают вокруг бёдер полотенце или прозрачную косынку. Докладываю об этом Эльмире, предлагаю наше роскошное полотенце. Лично драпирую её тело, подтыкая концы под резинку, залезаю в плавки, прощупываю (там довольно жёсткие короткие щетинки). Девочка не смущается, очевидно, успела понять привлекательность для мужчин этого местечка. Выходим. Поначалу застеснялась, но на улице увидела толпы девчат в таком же прикиде и успокоилась. На пляже штабеля голых тел, еле нашли место. Купаемся, загораем, беседуем, втираюсь к девочке в доверие. Малыш почти безвылазно в море, время от времени чуть не силой вынимаю его из воды погреться. Эльмира повествует о своей "непростой доле". Отца не помнит, с малых лет живёт с матерью и отчимом. Отчим очень любит её, всегда балует, когда маленькая была, купал. Ну и, естественно, научил кое-чему. "Я, - говорит, - и не знала, что так нельзя делать. Он просил, чтобы маме не рассказывала, а то запретит. Мне очень-очень нравилось". В подробностях рассказала, что именно и как они с отчимом делали, не постеснялась. Когда месячные начались, повёл к гинекологу, поставили спираль, чтобы не забеременела. А потом мать узнала, выгнала, отчиму пригрозила, что посадит, если заступится за дочку. Вот и оказалась Эльмира здесь, свалилась Владимиру на голову. С ним она в июне познакомилась, когда с отчимом приезжала на море. Тогда ничего не было, а сейчас - балуются. Отчим раззадорил, теперь и один день тяжело без мужчины перетерпеть. Владимир молодой, не очень подходит. С этими словами смотрит на меня, мол, не подойдёт ли твой. Я бы не прочь, только где? Пока что делаю ей массаж, несмотря на окружающих. Благо, никто и ухом не ведёт - оно им надо, чужое горе?! Массаж весьма доходчивый, подробный, не пропускаю ни миллиметра. Когда обрабатываю груди, лобок, попочку - встаёт колом. Кое-как пытаюсь прикрыться, сжимаюсь - короче, удовольствие на грани фола. Она кайфует вовсю, даже плавки увлажнились. Периодически охлаждаемся в море, там тоже не без фокусов. Плавать она слегка умеет, а вот на спинке - нет. Демонстрирую технику, она тоже так хочет, но не получается. Подставляю руки - ложится спиной и колеблется. Рука залезает к ней в плавки, нежно щекочет анус и рядом, она тоже руку ко мне просунула, балдеем оба... На берегу просит мой телефон, звонит Володьке, договариваются на вечер. Надеюсь, вечером получит, что ей надо... Так и живём, днём втроём на пляже, ходим обедать в столовую - за мой счёт, конечно. Один раз по настоянию сына сходили в кино. Вечерами Эльмира с Володей развлекается, приходит поздно, когда все давно спят... За общим столом зашёл разговор о грязях, мол, за городом имеются полувысохшие лиманы, полные лечебной грязи. Эльмира заинтересовалась, сказала, что ей необходимо грязелечение. Выяснили, как туда добраться и договорились назавтра с утра поехать, чуть ли не всей шайкой. Кому лень, кому неохота - в итоге поехали в том же составе: Эльмира и я с сыном. На косе ветер сумасшедший, из маршрутки вылезли - чуть не сдуло в те лиманы. Удержались, только сын кепи упустил, не догнали. Однако же с подветренной стороны, за косой и деревьями - как раз где лиманы - тишь да гладь, да божья благодать. Лиман - довольна обширная лужа солёной воды, окружённая засохшей грязью. На дне лужи - жидкая грязь. По периметру растёт густой камыш, трава, есть песчаные пляжи. Устроились на травке возле песка, тут полно ракушек, сын сразу ими увлёкся. Несколько человек поодаль "лечатся". Кто совсем голышом, кто слегка прикрыт. Оказывается, не любая грязь годится, нужна мягкая, без посторонних включений, больше всего она напоминает мазут. Подходящая есть в ямах, выкопанных предшественниками. Удаляемся с Эльмирой за камыши, раздеваемся догола и вымазываем друг дружку с ног до головы. Естественно, у меня встаёт, девочка спрашивает: "Ты хочешь меня?" "Канэшна, хачу!" Уверяет, что её нужно и внутри полечить. "Этой грязюкой?!" Что ж, надо так надо - лечу. Не очень приятно... Выжидаем минут 10-ть, грязь подсохла, тянет кожу. Залезаем в поток воды, котороя течёт из моря в лиман, моемся. Промываю девочку снаружи и внутри. Так гораздо лучше, полный кайф... Она проговорилась раньше, что ей только 15-ть лет, так что я вполне сознаю, что совершил уголовное преступление: развратил малолетнюю. Абсурд! Такая сама кого хочешь развратит. И всё же она легко может посадить в тюрьму и отчима, и Володьку, и меня, приди ей в голову такой каприз. Возвращаемся к месту дислокации, сын и не покосился в нашу сторону, играет ракушками. Пообедали и пошли на другую сторону косы. Там ветрище, волны тиграми бросаются на песчаный берег, таскают туда-сюда отчаянных купальщиков. Нам жарко, тоже побарахтались в волнах, разбавленных песком. Сплошной адреналин! Сын никак не хочет вылезать, еле вытащил. Тут как раз туча нарисовалась, упали первые капли. Пока до остановки добежали - слегка освежились под дождиком. Из-за непогоды все ломанулись домой, еле мы втиснулись во вторую или третью маршрутку. Голые подмокшие девчонки сдавили своими округлостями со всех сторон - ловлю кайф. Пока доехали, дошёл до города и дождь, да так хлынул - потоп!
...Завтра домой. Уложил, что можно, бездельничаю, курю во дворе под навесом. Подходит Эльмира и жалуется, что Володя сегодня не пришёл, на звонки не отвечает, а у неё нет денег платить за ночлег и хозяйка поселила в её комнату другую туристку. Ночевать негде. Все уже спят, из-за дождя не во дворе, а по комнатам, потому приглашаю Эльмиру к нам. В душе и она, и я купались, укладываемся свеженькие в узкую кровать. Спать не получается - она вся горячая, да к тому же ластится кошечкой, кто выдержит?! Шуметь нельзя: сын рядом и стенки тонюсенькие, плавимся в огне страсти молча и почти неподвижно. Наконец, вспомнил про душ, как с Валей там занимались. Поволок девочку туда, разрядились. Рано утром разбудил и выпроводил Эльмиру, собрались с малышом и ушли на вокзал. В мобильнике остался номер Владимира, уже дома по ошибке набрал его - ответила Эльмира. Извинился и отключил телефон. Голосок бодрый, так или иначе устроилась.



к началу рассказа
к "Содержание"

62. Мама и дочка

"Человек -
побочный продукт любви"
(С. Е. Лец)
 []Эпизод лет за несколько до предыдущего.
В кратком промежутке между приступами безумной любви и безудержного секса слегка поссорились с женой. Она собралась - и к маме. Проходит неделя, вторая начинается - как-то не по себе без женщины. Написал красивое объявление, типа "Джентльмен снимет жильё у одинокой дамы", и задумался: куда клеить? как организовать обратную связь? (телефона нет, мобильники пока только в Штатах). С горя пошёл в парикмахерскую. За отсутствием исповедников и психотерапевтов душевные муки лечили парикмахерши - без отрыва от стрижки. Изложил ситуацию, попросил разрешения наклеить листок снаружи. Мол, если какая-то дама заинтересуется, возьмите у неё координаты, а я, мол, периодически буду узнавать новости. Назавтра захожу - объявления нет, зато получаю приглашение зайти к даме (к парикмахерше) домой, прямо сегодня. В назначенный час звоню в дверь - открыто. Шампанское дама отвергла, предложила коньяк. После пары рюмочек и болтовни включили музцентр и приступили к танцам, затем плавно перешли к массажу эрогенных зон пальцами, губами, языком и, естественно, членом. Женщина семь месяцев без мужика (по её словам), никаких сил сопротивляться! - да и необходимости такой не ощущалось. Оригинальная у неё оказалась конструкция вульвы: большие губы соединены вместе на всём протяжении даже при максимально раздвинутых ножках, от этого малые губки и влагалище особенно нежные, заросли как у девочки, скорее пушок, хотя родила в своё время дочку. Похоже, и не брилась ни разу. Огромное наслаждение было использовать режим куннилингуса. Тем более что для неё это было в новинку. Где-то при третьей или четвёртой встрече решилась и она пососать, "поцёмать", как она говорила - с оговорками и колебаниями. На второй неделе вернулась жена, к парикмахерше стал заходить реже. С тем бОльшим энтузиазмом она меня встречала, угощала, ласкала... Созвониться заранее не всегда получалось, до поры это сходило без последствий. В большинстве случаев я мог вычислить, дома моя дама или нет. Нередко во время визитов встречался с почти взрослой дочкой, называл её только на "Вы" и по имени-отчеству, не забывал и ручку иногда поцеловать, шоколадки приносил (цветы - табу. Ну, в самом деле, что за варварский обычай дарить трупы живых существ?!.). Девочка стеснялась, краснела, а проявляемое мужчиной внимание нравилось, и чем дальше, тем больше. И вот являюсь по адресу - открывает дочка. Не стала с порога орать, что мамы нет дома, пригласила: заходите, мол. Прошёл в гостиную, получил указание (скорее просьбу) включить дисковый плейер - только-только они появились, сижу, жду маму. Нет, дочка заходит, да так... полуодета! - и тащит на подносе шампанское, два бокала, фрукты. Ну, ну...
-Извините ("имя-отчество"), хотела шампанского выпить. Открыть сможете?
А сама алеет, как маков цвет. Открыл, выпили, болтаем, потягиваем из второй порции (первую она почти залпом осушила, не в курсе, что ли? Или быстрей до кондиции дойти?). Конечно, перешли к танцам. Вырубил свет, она не против, на дискотеке это постоянно практикуется, да и с кухни подсвечивает, и музцентр подмигивает. Полный интим... Между делом объясняет, что мама в Луганске, с ночёвкой, а она, мол, боится одна ночевать, папа полгода как умер... Мол, посидите со мной, не оставляйте одну. В танце особо не дёргаемся, еле шевелимся, беседуем, ненавязчиво исследую её эрогенные зоны, очень-очень легонько касаюсь спинки между лопатками, в районе перемычки лифчика (это место почти у всех женщин - весьма чувствительная вторичная эрогенная зона), ладонью провожу по пушку на её левой руке выше локтя (там есть так называемые нервные окончания счастья, но они возбуждаются не при любом касании, а только после подготовки, при соответственном настрое). Да-а, определённо девочка поплыла, так нежно прислонилась, так трётся... Довёл до финала - практически без применения специнструмента, вручную, ну, в самый интересный момент всё-таки обнажил его и потёр о голые ляжки и по лодочке в трусиках поёрзал. Ей хватило... Усадил почти бесчувственную на диван, постепенно пришла в себя, просит шампанского. Выпили, ей хорошо, уже не так стесняется, просит:
-Пожалуйста...., поцелуйте меня. Пожалуйста.
Наверняка хотела гораздо более неприличный глагол употребить, да тормоза сработали. Что ж, опускаюсь перед ней на колени, целую, ласкаю. Трусики стянул наполовину, вот-вот доберусь с поцелуями до самого интересного... Нет, зажалась.
-Простите, я не... мне в ванную надо.
И слиняла. Умылась, вернулась свеженькая, так и съел бы... Да не к спеху, что ж девочку разочаровывать, демонстрировать слишком мощный для такой юной леди мужской аромат. Тоже иду в ванную. Перед уходом выслушал очередную просьбу - чтобы не оставлял ночью одну, "а спать если захотите - можно вот здесь, в моей комнате. Я в большой спальне буду"... Вернулся - всё убрано, девочки нет. Устала, спит?.. Ладно, иду, куда велено, раздеваюсь в темноте, чтобы соседи не засекли (с улицы дальние фонари слегка подсвечивают). Наощупь продвигаюсь к девичьей коечке - а там и сама девочка. Не спит, ждёт. Некуда деваться, пришлось заняться делом вплотную. Не девочкой оказалась... О предохранении не стал выспрашивать, облил снаружи - во избежание. И не такой уж она наивной была: полотенце приготовила, не забыла...
Где-то через неделю звоню маме, а сам переживаю: вдруг доложила дочка, порвёт меня мамаша в клочья. Нет, разговор нормальный. Общий смысл: "Заходи". Захожу, приём обычный, вот и до кровати добрались, процесс пошёл. А после всего такой спокойный себе разговор о ситуации (я краснею, бледнею, ни жив, ни мёртв). Мама и дочка - хорошие подруги, у дочки и в мыслях не было скрывать эпизод со мной. Мама не против, похвалила даже, что толково всё сделал. Более того, велит прямо вот сейчас сходить в ванную, а потом удовлетворить дочку.
-Ты, - говорит, - сможешь. На молоденькую встанет. Да не удивляйся ты, где ж она такого найдёт, ласкового, проверенного. Что ж ей - с грязными пацанами в своём ПТУ трахаться. Иди уже...
Ещё раз несколько заходил к ним, то к маме, то к дочке, то к обеим, а потом нарисовался у мамы холостой кандидат, не мне, женатику, чета, Чтобы дочка не мешала, сплавила её замуж "на выезд". Мне в этой картине маслом места уже не было.

к началу рассказа
к "Содержание"

63. Яна

"Евнуху мало одной -
нужен гарем".
(Восточная)
 [] Взял в профкоме путёвку на двоих с 5-летним сыном в дом отдыха возле Запорожья, на Днепре. Туда нас везли на автобусе, часов 10-ть. По пути развлекались беседой с попутчицами, перезнакомились. Маленький сын очень помогает знакомиться с порядочными дамами. Дом отдыха на обрывистом берегу над Днепром. Вниз можно спуститься по двум лестницам, ступеней по сотне. Внизу большой песчаный пляж - и река. Благодать! Почти все отдыхают семейно, муж-жена-дети, многие дамы - только с дитём (или двумя), только я - папа с сыном, уникум. В первый же день попытался форсировать знакомства, предлагаю вечером отметить приезд. Отказ, второй отказ (эти две, как выяснилось, с мужьями, в автобусе мужья тусовались в своей компании, подальше от жениных юбок, поэтому я и не приметил их). Третья попытка удачная. Мини-женщина, точнее мини-баба (пролетарочка), но уже с сыном, ровесником Кирилла. Работает на выборке, на шахте. Это невозможно тяжёлый труд, как такая крохотуля справлялась, ума не приложу. Знакомством со мной явно польщена. Ещё бы, такой видный мужчина! Ну, не первой молодости, так впоследствии выяснилось, что её только такие и привлекают, а молодые... в 13-ть лет пятеро молодых подонков беспощадно её изнасиловали. С той поры перед молодыми непреодолимый ужас. Позже повезло: встретился опытный мужик, показал, как хорош может быть нормальный секс. От него родила, живут в гражданском браке. Типа, благородство проявляет: мол, вдруг встретишь ровесника, не хочу оказаться помехой. У этого её мужика елда 25 см, сама мерила. И никаких проблем! "Он, - говорит, - постепенно меня приучал, сначала слегка вводил головку, потом больше, а сейчас - на всю длину. Очень приятно! Позже прямо во время акта (она употребила более откровенное слово) вспоминала тех пятерых, вроде, сейчас и повторить бы не прочь. Но нет, с молодыми боюсь, только намекнула своему, чтобы и в ротик, и в попу. Он сразу понял, обрадовался"...
Что-то я вперёд забежал. Вот только договорились после обеда выпить бутылочку вина в баре, здесь же, на территории ДО. Сыновьям мороженое-пирожное-колу, а мы за другим столиком беседуем... Потом вместе на пляж, фигурка у Яны нарисовалась классная, даже послеродовых растяжек нет. И - ма-аленькая. Изящная, как миниатюра в медальоне, были такие в XVIII-XIX столетиях. А работа - таскать огромные куски породы, тяжеленные камни. Абсурд!..
Сынок её капризный, не хуже моего, вдвоём кое-как справляемся, в основном, методом игнорирования. Находят в итоге и занятие себе, и общий язык, не слишком мешают развитию нашего быстротечного романа. Во время "тихого часа" пацаны идут на спортплощадку, там постоянно куча детворы, спать днём их не утопчешь, а мы с Яной идём ко мне. Выпили по чуть, целуемся, зажимаемся, пытаюсь в трусы лезть - не пускает. Позже сказала, что её мужик сразу член суёт, "а с тобой, - говорит, - я постеснялась в первый же день, чтоб не принял за "такую". Тут и мужики наши подтянулись, пора на пляж...
Вечером танцы в парке. Зажигаем нехило! Даже мой парень танцует, не жалея ног. А её пацан киснет, пришлось Яне тащить его в постель. Продолжаем выступать на танцполе. Мой парень в ударе, я и не нужен ему, танцую с малолеткой. Ей в кайф: взрослый мужик обратил внимание. Она из отдыхающих, в болтовне выяснилось, что мама со знакомыми отмечает приезд в номере, а ей сунула денежку и сплавила. Она подружку здесь нашла, выпили с ней вина. Действительно, чувствуется раскрепощённость, откровенно прижимается. Во время следующего танца озвучивает проблему: хочется ещё. По некоторым акцентам понятно, что не только и не столько выпить - "хочется чего-нибудь такого". На барьере вокруг площадки наглые пацаны, пьют пиво, танцевать-зажиматься им в падлу, ждут, пока девчата сами дозреют. Эта моя малолетка вместе с подружкой определённо им в лапы попадут. Приглашаю девчат к себе в комнату, охотно идут. Предупредил своего парня - он только головой дёрнул: отстань, мол. Забежали девочки к себе, тащат начатую бутылку и конфеты. У меня сразу просятся в санузел, надеюсь, не проблеваться? Вернулись - вроде, в порядке, весёлые. Свет не зажигаем, командую: мол, накрывайте на стол, а сам тоже слегка освежился, заодно сменил штаны с трусами на шорты (невероятно элегантные, надо сказать). Смакуем вино, смеёмся, просят, чтобы не выдал их, не говорил мамашам, что пили, что в комнату к дяде ходили. А сами аж дрожат, ждут, когда ж этот чёртов дядя начнёт их насиловать, или что ещё. Насиловать - уголовное преступление, даже по согласию с такими "низзя". Предложил карты. Приоткрыл дверь санузла для подсветки, играем. Колода - порно, рассматривают, завидуют. Игра несложная, описана в ? 37б): делим колоду примерно поровну между игроками, карты в левых руках закрытые, все вдруг выдёргиают по одной нижней карте и бросают открытой на стол. У кого карта старше, тот выиграл, забирает карты со стола и кладёт поверх своей колоды закрытыми, если одинаковые - повтор процедуры. Масть игнорируется. Играем на поцелуи. Уточняю правила: меня, мужика, целовать неинтересно, поэтому все поцелуи - им, если они выиграли - туда, куда скажут, если я - то куда захочу. Между собой целуются в губки - с подозрительным энтузиазмом. Неужто успели порозоветь? Да нет, пожалуй: мои тоже принимаются на "ура". Начал со щёчек, постепенно дошёл и до куда надо. Тур игры занимает секунды, поперецеловались, возбудились, вот уже и колода вся перешла в одни руки, к первой моей знакомой. Её общий выигрыш, значит. Перед началом объяснил, что окончательный победитель имеет право на одно желание. Напоминаю об этом, девочка вспыхнула вся и высказала заветное:
-Хочу посмотреть... у мужчины, у тебя (перешли на "ты" через брудершафт, пока вино ещё было).
Что ж, идём в душ. Сбросил свои последние шорты, они - халатики. Типа, купаемся. Разглядывают, трогают... Говорю:
-Помойте его, с мылом. Потом и я вас.
Моют, нежно ласкают... Выдержка отказывает. Повернул одну "к лесу передом - ко мне задом", нашампунил себе и у неё, ёрзаю между ягодицами и между ляжками. Объяснил, что беременности не допущу, "целочку" не трону. Она с трудом врубается, другая девочка подсказала, что они уже не "целки", в прошлом году в пионерлагере были. Короче, всунул и к первой, и ко второй, но облил снаружи - именно вторую. Ка-ак первая смотрела на это!!! Только что глаза на лоб не вылезли... Умылись, вытерлись - продолжаем.
-Давайте, - говорю, - вместе.
-Как - вместе?
Лёг на кровать, одну попросил присесть над головой на корточки, дать полизать-пососать, а вторая сама догадалась: присосалась к члену, видно, смотрела порнушку, в курсе... Потом поменялись - вскоре опять финал близко. В ротик не стал - воспользовался полотенцем...
Та-ак, время к 11-ти, пора и честь знать. Оделись - вот и сынуля является. Девчата слиняли по-быстрому, а он полный впечатлений, на них и внимания не обратил, ко мне с восторгами.
А с утра и до конца срока мы с Яной и пацанами практически неразлучны, девочки за семью нас приняли. Но морды все же не воротили, здоровались. Яне сказал, что на танцах познакомились, в подробности не вникал. Да, а с Яной к вечеру организовали регулярную секс-процедуру: перед сном с сынулей идём в их комнату (и у нас, и у них комнаты на двоих), слегка общаемся вчетвером - вот и глазки у малышей слипаются. Укладываем, а сами ко мне. И секс без границ. У меня далеко не такой здоровущий, как у её мужа - приходилось компенсировать нестандартными приёмами. В основном, массаж эрогенных зон пальцами (включая пальцы ног), губами, языком - ну и членом, шерстью лобка и прочими частями организма. Сливался в основном в отверстия, чаще всего в ротик - муж почему-то этот вариант не использовал, а ей понравилось, особенно когда ещё и поцеловал сразу после этого прямо в мокрые липкие губы.
С одной из тех девочек ещё раз пообщались. Объявили для малышей прогулку по лесу в сопровождении затейницы и отдельных незанятых мамаш. Яна со своим малышом пренебрегла, а мы пошли. Одна из тех девочек тоже здесь. Малыш заинтересован экскурсией, под надзором - девочке мигнул, отбил от стаи - и в чащу. Нашли полянку, пососались. В свои трусики не пустила, а у меня заглотнула с удовольствием.
В конце срока - ещё одно замечательное приключение. Сын мой отметил здесь своё 6-летие - в баре, с тортом, с приглашением знакомых девочек, с подарками, с объявлением по местной трансляции... Яна всё организовала, ещё помогала соседка моя по этажу, мама двоих симпатичных девочек, они в числе приглашённых были. По обмолвкам сына эта мамаша догадалась, что мы с Яной - вовсе не муж и жена, и зафиксировала это открытие у себя в памяти. Улыбаться мне стала со значением. А потом и вовсе - позвала в комнату во время тихого часа. Мы с Яной обычно отсыпались в это время, навёрстывали, что ночью не добирали. Пацаны где-то по территории лазили, или телевизор в холле смотрели, вниз к реке не лезли - табу без взрослых! Девочек в комнате нет, зато накрыт стол, ещё и музыка негромко играет... В общем, спас её "горящую" путёвку. Кто не в курсе, путёвка в санаторий, дом отдыха считается сгоревшей, если владелец (-ица) ни разу здесь не трахнулись. Эта очень симпатичная интеллигентная дама преподала мне ещё один урок против брезгливости: кончил к ней во влагалище - потребовала и в попу. Кончил туда - с обалденным оргазмом, а она поворачивается и берёт мой сдувающийся на глазах и возможно излишне "ароматный" член в ротик. Довела и так, правда, долго-онько ей пришлось поработать. Всё-таки в губы не стал её после этого целовать.
С Яной и после возвращения домой иногда встречались, но до секса как-то не доходил ход.



к началу рассказа
к "Содержание"




64. "Горбушка" & хромоножка

"Люби всех подряд:
глухих, хромых, горбатых,
Бог увидит - даст хорошую.
(Русская)
 [] В 8-ом классе названный сын распоясался, чуть ли не еженедельно приходилось навещать школу. А там - восьмиклассницы!.. В школе сплошь учительницы, из мужчин только трудовик да физкультурник, на собрания мамы приходят, короче, настоящего мужчину увидеть - да на своей территории: в классе - редкость. Вот и глазели девочки как на чудо. В том числе скромненькая тихая мышка, к тому же слегка горбатая, Снежана. Зафиксировал её пламенные взгляды исподтишка. Она на год старше одноклассников, из-за детской травмы позже в школу отправили. В деревне особо не спрячешься, напротив, она старалась почаще со мной пересекаться. Я тогда коз пас и сено для них заготавливал, постоянно мимо их двора проходил. Она как увидит - тоже коз выгоняет, или с мешком за травой идёт. Общаемся... Пока достаточно невинно... ну, коленку погладить-поцеловать, растущие груди "нечаянно" зацепить и прочее в том же стиле... После 9-ого класса общение резко прекратилось, только изредка здоровались, улыбались. Понятно и ей, и мне: перспектив никаких. Тем не менее, перспективы наметились. У Снежаны и моей жены оказались общие интересы... нет, слово "оказались" неточное, вернее будет сказать, что Снежана разузнала об интересах моей супруги и разделила их - с дальней целью, хотя, может, и не до конца осознанной. На почве общих дел заходила к нам, довольно часто жена просила меня помочь Снежане в компьютерных делах, а комп у нас на 2-ом этаже, снизу не просматривается. Конечно, пользовались моментом - скорее по её инициативе. Нет, конкретные действия предпринимал именно я, но только с её подачи. Например, сидим напротив компа на спецмебели типа неширокого дивана - она прислоняется, бедром, коленкой касается. Ну и я - слегка спинку поглаживаю, шейку, а то и под резинку юбки залезаю. Масса эмоций! И вот получилось как-то так, что зашла Снежана, когда я совсем один был, засмущалась, но дело якобы срочное, просит помочь. Там всего и дела - на пару минут... Дальше - развлечения. Включил лёгкую эротику (клипы "Дискотеки аварии" и негритянские - с очень откровенными кадрами), потом спросил, не против ли она посмотреть взрослые игры. Не против. Смотрим, беседуем, выясняется, что дядя (муж родной тётки) кое-чему обучил, ну и девственности лишил. А мать застала в очередную встречу, скандал устроила, дядя отпал. С ровесниками тоже никак не выходит: "горбушкой" дразнят ещё со школы. На экране парень целует партнёршу между ног. Интересуюсь, не желает ли и она так. Желает, но предварительно хотела бы умыться... Через пять минут залезает наверх - уже без трусиков. И стала передо мной "как лист перед травой". Прогладил, намереваюсь присосаться - нет, сомневается. "Ты, - говорит, - потом меня заставишь целовать... у тебя?" Уговариваю в том смысле, что нет, разве что по большому и взаимному желанию. А сам потихоньку-полегоньку целую и глажу всё выше, всё ближе к горячему... Но до эпицентра в этот раз так и не добрался: "поплыла" девочка раньше времени, застеснялась, убежала. В следующую встречу наедине мягко намекнул, что могу научить её держаться прямо, ровнее совсем здоровых. Не поверила. "Как?". Уговорил, в конце концов. Поставил к стенке, прижал в четырёх местах: пятки к плинтусу, ягодицы, плечи, затылок к обоям. Прижал собственным телом - весьма ощутимо. Глаза в глаза, губы почти непроизвольно соединились, до-олгий нежный поцелуй... Она пытается и сама меня обнять - требую, чтобы не дёргалась, не меняла позу, вешаю лапшу в том духе, что приятные ощущения помогут её телу запомнить правильную осанку. И усиливаю приятность до предела и за него: залезаю под блузку руками, лифчик отсутствует, поскольку небольшие девичьи груди упругие, держат стойку самостоятельно, делаю им массаж губами и языком... Меняем позу: поворачиваю её тело лицом к стене и прижимаю в таком положении. В прежней позиции она почти дошла, сейчас нет сил сопротивляться, когда задираю юбку, стаскиваю трусы. Въехал членом сзади между ляжками - тут уж она не выдержала, отставила попу и ножки раздвинула. Так и до лодочки добрался, и клитор достал. То слегка вовнутрь, то снаружи - кайфуем... Чувствую - вот-вот дойдёт, вогнал на полную, ещё и толчки добавил в такт её оргазму... Сам слился в район ануса, довольно сильно прижался, влажная после вагины головка на пару см вовнутрь проникла. Снежана в полной отключке после оргазма, не до сопротивления, может, ещё и дополнительный кайф поймала...
Следующий эпизод - за пределом реального. Иду в магазин - на скамейке возле двора Снежаны сидят две подружки, две соседки: она сама и несчастная девушка постарше с поврежденными ногами. Смотреть больно, как она передвигается, встречались с ней раньше, здоровались. А сейчас останавливает Снежана:
-Вы сейчас не очень заняты? Можете к нам зайти?
-Для вас всегда час-другой найду, в магазин только схожу.
На всякий случай купил бутылку очень сладкой и довольно крепкой наливки, возвращаюсь. Сидит одна Снежана.
-Вере врач сказал, что массаж нужен, лучше ходить будет. Вы так хорошо массаж делаете. Она... мы просим: сделайте ей, пожалуйста, массаж - как мне... ну... вы понимаете?
-Понимаю. Только... ты сердиться не будешь? Ревновать?
-Нет, что Вы?! Подружка же, только бы помогло хоть немного.
-Ну, идём тогда, что ли?
-Ещё одно, извините. У неё спираль, можете... ну, не сдерживаться, как со мной. Врач хороший был в больнице, не только подлечил - женщиной её сделал. И спираль поставил.
Заходим - ждёт Верочка, возбуждённая, алая. Предлагаю по чуть выпить - чтобы не было лишней стеснительности. Вера кинулась было за посудой, вспомнила про больные ноги, растерялась. Снежана всё приволокла, ориентировалась у соседки как дома. А я успел засечь, что на Вере - только халатик, приготовилась. Выпили-закусили, я умылся, Снежана не только тёплой водички подала, но и лично промыла инструмент. В первый раз такую процедуру проделала, не постеснялась, помогло вино. Вере я перед тем сказал лечь на кровать без всего, без одежды, только простынёй укрыться, если неудобно. Промассажировал всесторонне. Снежана дёрнулась было уйти, но Вера попросила остаться - "если Вы не против". Я "за". Снежана сначала только смотрела, а когда приступил к внутреннему "массажу" - не выдержала, принялась гладить и меня, и Веру, поочерёдно. В основном, интимные места...
Потом вино допили, девчата раззадорились, Снежана отзвала меня в коридорчик, шепчет:
-Можно мы?.. я с Верой у них по видику смотрела... ну, там девочки лижутся, наоборот лежат, одна сверху - а их в это время двое мужчин с двух сторон - то одну в... ну, туда, то другую в рот. А другой с другой стороны - то же самое. Вот бы... Нет, двоих мужчин не надо, мы только с тобой хотим. С Верой мы так баловались - теперь с тобой бы, втроём...
Н-да-а, удивили, однако... Но - если женщина просит, тем более - девушка, тем более - две, тем более - "с ограниченными возможностями"... Некуда деваться. Без выпивки не решились бы - ни я, ни они, а так - пофигу. Да нет, какое там "пофигу". Наоборот, очень даже доходчиво проняло, и не зафиксировал даже, сколько раз и куда, в которую сливался. Видно, всё-таки помнил про Снежану, беременность не воспоследовала... И позже иногда зазывали меня девчонки, баловались. Благо, у всех мобилы, всегда можно точно договориться о времени и месте... На удивление, не спалились, не расскандалились в рискованной треугольной конфигурации. Итоги такие: Вера действительно стала лучше ходить, вышла замуж, А Снежана... разгорячил девчонку на её беду, показал кое-какие приёмы - пошла по рукам. Ну так и Веру тому же обучал, ей в пользу. Даже развратничать с умом надо. Такие дела...



к началу рассказа
к "Содержание"

65. "Дама, приятная во всех отношениях"

"Настоящего мужчину
отличишь даже голого".
(Мысль)
 [] В первый же трудовой день на рынке обратил на неё внимание. А она - на меня. Мгновенный эмоциональный контакт! Настоящая дама, к тому же готова и способна оценить настояшего джентльмена. Пару недель улыбались, начали здороваться, я по несколько секунд удерживал её взгляд - это один из приёмов достичь консенсуса с женщиной. Муж у неё с больным позвоночником, так Мила (имя такое, от "Людмила") попросила меня помогать раскладывать и складывать их товар "в свободное от работы время". Муж только доставлял товар, торговала она. При извлечении предметов из тесного контейнера вроде как поневоле касались различными частями организмов. Казалось бы, люди взрослые, имеем регулярный секс, а ощущения - как в юности. Постепенно усиливали и разнообразили контакты: то поддержу её за попу, когда достаёт что-нибудь с верхних полок, то под кофточку залезу спинку погладить, то ручки дыханием согрею. Она не только одобряла эти знаки внимания - ещё и сама добавляла остроты. Например, "нечаянно" касалась штанов, могла полушутливо прижаться спереди или сзади, позже откровенно проверяла мою эрекцию во время таких эпизодов. Особо и не прятались от соседей, наработали у них репутацию почти официальных любовников. Типа в шутку. В какой-то праздник подарил ей безделицу, но с выдумкой, с душой. Она в благодарность поцеловала в щёку, тут же не удержалась - и в губы. Какой сладкий был этот поцелуй!.. После этого частенько целовались - почти на виду у общественности. Иногда соседи пораньше сворачивались, в такие моменты складываем вещи в глубине контейнера, выглянем - никого - и целуемся всерьёз. С ласками вручную и объятиями...
Отмечаем очередной праздник, не только мы - все. Выпили по чуть - захотелось неудержимо. Рядом увлечены беседой, пьяной болтовнёй, она шепчет, чтобы ушёл и минут через пару зашёл с другой стороны за контейнеры. Там глухой закоулок, пустые ящики... Пробираюсь туда, вижу, Мила вытирает промежность, ко мне задом повёрнута, не видит. Деликатно выждал секунд несколько, пока спрятала в пакет трусы, подхожу вплотную. Вцепились друг в дружку, целуемся, зажимаемся, подол задрал, пытаюсь всунуть. Дрожим оба в нетерпении... Нет, так не выходит (не входит). Поворачиваю тело противоположной стороной. Она наклоняется - всё получилось! Да так бурно и обильно из неё потекло - прямо потоп. И я добавил... Она сангигиену на месте навела, полотенце на такой случай припасла и пахучие салфеточки. Меня тоже вытерла, только мало помогло. Пришлось срочно в санузел идти, мыться-сушиться. Возвращаюсь где-то минут через двадцать - праздник в разгаре, никому дела нет за нами смотреть. Мила улучила момент, сжала мне руку со значением: мол, всё класс, будем повторять... Нет, за контейнерами больше не пытались, неприлично, вроде.
В другой раз отмечаем её день рождения - почти все с нашего ряда. Чисто дамы, только я один среди них - чтобы открыть шампанское, консервы и прочие мужские дела. Других мужиков побоку: они курить начнут, материться и прочие пакости. Конечно, все целовали именинницу и я в том числе. О-очень возбуждают такие полулегальные ласки...
В процессе пьянки раззадорились, требуют "продолжения банкета". Предложение с восторгом принимается, около восьми женщин плюс я собираемся куда-нибудь в кафе/ресторан - вплоть до сауны. Большинство присутствующих дам имели случай оценить моё искусство лёгкого массажа и общую галантность, согласны взять в сауну даже и меня. К моменту окончания работы, к 12.30-и выясняется, что многих ждёт дома семья и другие неотложные дела. Остаёмся вчетвером, три дамы и я. Едем в сауну на точку мужа виновницы, Мила уверяет, что супруг будет только доволен, благодарен, что сопровождаю его не совсем трезвую жену. Мне слегка в лом, ясно: вместе в баню уже не попадаем.
На точке выясняется, что с баней облом: нет воды. Тут же валим в близлежащее кафе, Мила заранее предупредила, что расходы берёт на себя - в рамках практически неограниченного праздничного бюджета. В кафе шумит-гудит свадьба, но и для нас нашлось помещение - весь персонал у Милы в друзьях. Оттопыриваемся не по детски, на столе что душе угодно, а чего недостаёт - приволокут. Я ухлёстываю за всеми тремя, танцую по очереди, выдумываю тосты в честь каждой по отдельности и всех вместе. И всё же Миле - отдельная уважуха: день рождения как-никак. Пью только символически, а дамы с каждой рюмкой всё раскованнее, жарко целуют в танце и в благодарность за тосты, адекватно принимают всё более откровенные ручные ласки.
В самый разгар навещает нашу тёплую компанию муж одной из дам. Убедился, что жена в порядке, посидел с нами минут несколько и отбыл на машине по своим делам. Молодой, красивый, обнадёжил женщин и смылся. С тем большим пылом принялись они снова за меня. Мила в качестве хозяйки торжества предъявляет на меня эксклюзивные права: просит сопровождать в дамскую комнату, попросту говоря, в женский туалет. Там чисто, даже шикарно. Особо не прячась, навели сангигиену, Мила возбуждена до крайности, почти мгновенно кончила только от предварительных ласк. Долго некогда баловаться, ещё несколько фигур "Кама-сутры" и пора возвращаться. Две оставшиеся скучают в одиночестве, оживились при виде наших сияющих глаз, налили по очередной.
Постоянно контролирую время, настал момент прощаться. Целую всех трёх поочерёдно взасос и резко линяю - уходить надо хотя бы за минуту до того, как выгонят.
Назавтра все вспоминают днюху с восторгом, благодарят Милу и меня. Праздник удался! Жизнь удалась!
Один мужик с нашего ряда купил машину у другого, тоже из нашей банды. С месяц их доставали, чтобы выставились, достали-таки. Согласились на таких условиях: они закупают водку а мы скидываемся на мясо, прочую закусь и на автобус до посадки и обратно. Человек 18-ть всего набралось. Шесть супружеских пар, четыре "свободные" бабы и два "холостяка", я - один из. Загрузились и часа в два дня поехали в посадку. Около воды места не нашли, тормознули в кустах. Костёр, поляна, музыка - понеслись! После третьей-четвёртой - танцы. Кто во что горазд. Особенно Мила зажигала. Чуть присяду - тащит танцевать. Других тоже пыталась вытаскивать, да не очень получалось: у всех жёны рядом, а второй свободный мужик вообще не танцевал. С двумя другими (теми же, с которыми день рождения праздновали) я тоже изредка зажимался в танцах, но Мила всю игру на себя замкнула. Распалилась до того, что стянула с попы треники и демонстрировала желающим свои кружевные трусики (позже расспрашивала меня о своих подвигах и засмущалась, когда рассказал, сделала вид, что не помнит). Правда, все были уже хорошие, особо и не впечатлились. Поочерёдно предлагал трём свободным дамам (четвёртая слишком древняя, за 60-ят) прогуляться в кусты. Согласилась только Мила. Место я заранее присмотрел, когда дрова для костра собирали. Недалеко, но скрытое в зарослях от взглядов и от ветра. Там она присела по маленькому, я отвернулся за кустик тоже сделать своё дело, да Мила тормознула.
-Подожди, - говорит, - поможешь мне, потом я тебе.
Не врубился, что она хочет, но жду. Протягивает влажные салфетки:
Протри мне, пожалуйста. Не постесняешься?
Протёр. Довольно забавно. И эротично. И следующий фокус: лезет ко мне в штаны, вынимает - конечно, стоячий.
-Давай! - говорит.
Не получается. Короче, соблазнила всунуть, какой есть, не сливая отстой. Потом вялый и мокрый вытерла салфетками и всё же заставила отлить, придерживая своими пальчиками...
К костру вернулись порознь - на всякий случай. Там в разгаре пьянка, может, только Лена, жена Серёги, зафиксировала нашу прогулку, она лёгкое вино пила.
Навестила наш праздник какая-то местная пастушка, угостили её, дали закурить, она долго не задержалась. Постепенно сумерки сгутились, вызвали по мобильнику автобус и уехали. В салоне пели песни, вплоть до "Интернационала". Я "случайно" устроился на заднем сиденье между двумя свободными дамами. К Миле сразу пристал второй свободный мужик, пытался соблазнить, а мы баловались по своему. Постепенно добрались до такой позиции: мои штаны расстёгнуты, её рука ласкает, что хочет, я симметрично отвечаю взаимностью. В салоне совершенно темно, шум, стесняться нечего...
Развезли всех по домам, остались только мы с Милой, ей никак не хочется возвращаться в привычную повседневность, требует от водилы доставить нас хоть куда-нибудь. Тот находит всякие отмазки, наконец, уговаривает её, Мила горячо целует меня в последний раз - и по домам...
Назавтра все полны впечатлений, некоторые слегка больны, но в меру. Праздник удался!
При случае предъявил Миле удостоверение массажиста (контрафактное, конечно, сам на компе изобразил, с печатью, с подписями). И в подтверждение промассажировал ручку, потом другую. Понравилось. Да так, что позвала к себе домой. На такой случай у меня полный джентльменский набор: смокинг, бабочка, крутой чёрный плащ... Как позвонил - не узнала в глазок, пришлось представиться. Открыла, восторгается прикидом, а я беру быка за рога, то есть, в данном случае бабу за попу, благо, она у неё голая под халатиком. Нежные поцелуи, переходящие в страстное сосание-лизание, пытаюсь взять вес - и в спальню - останавливает:
-Сауна приготовлена, идёмте туда.
И показывает путь... Да-а, живут же люди! Сандуны в натуре. В предбаннике полный набор: кушетки, кресла, специальный массажный стеллаж, обеденный стол персон на двенадцать, ТВ-панель. Плюс сама сауна, душ, бассейн. Пока раздеваюсь, достаёт из бара посуду, коньяк - французский!, конфеты-лимоны. А я извлекаю из чемоданчика типа "атташе-кейс" - лет тридцать назад были в моде - белоснежный медхалат, крем. Она слегка удивлена:
-Вы и в самом деле массаж сможете сделать?
-Конечно.
Предлагает начать всё-таки с коньяка. За столом Мила слегка раскрылась, оценила мой восхищённо-похотливый взгляд, направленный между полами её халатика... Перешли к массажу, она улеглась на спецстол, попросила прикрыть простынёй. Очень доходчиво прогладил ей спинку, плечи, основания грудей и всё остальное, перевернул, убрав простыню, обработал спереди. Попросил разрешения сделать массаж её самым нежным местечкам губами и языком. И сделал. В процессе перешли к полномасштабному сексу. Кончила - вынул - облизал - поцеловал в губы. "Такой, - говорю, - у тебя приятный вкус. Вкус любви". Она расслаблена, реакция очень мягкая, замедленная...
Через несколько минут подкрепились и перешли к водным процедурам. В сауне распарились, довёл ещё раз. Потом обильно прошампунил у неё между ног и свою правую руку - постепенно всунул всю. Недвусмысленно одобрила процедуру, правда, потом извинялась:
-Никогда не думала, что рука войдёт. Неужели у меня такая огромная? Тебе неприятно?
-Наоборот, безумно приятно - как и тебе, я же чувствовал. Иначе не полез бы. И вовсе не большая, а просто может растягиваться, рожала ведь.
Муж, на удивление, не ревнивый оказался. У него свои игры: та-акую тёлку в его машине видел!.. Позже Мила рассказывала, что супруг применял с ней не совсем стандартные сексуальные примочки, некоторые понравились, другие - уж слишком необычные, так она и не возражала против его тёлок, соответственно, и сама не считала нужным себя ограничивать...
На следующий сеанс "массажа" взял с собой медицинский шланг, такие в реанимационной аппаратуре применяются. Но начали с другой процедуры. Мила в прошлый раз как бы невзначай намекнула, чтобы не слишком сильно умывался - а то и запаха мужского нет. Только плащ снял - тащит на свою кровать. Уложила, штаны стянула и работает. Нежными ручками извлекла, массаж сделала, губами и языком ласкает... Попросил, чтобы залезла сверху - в позу 69. У неё там сильный запах возбуждения, этот дополнительный стимул быстро довёл меня до разрядки. И она - как почувствовала фонтан - тоже кончила... Отдохнули, подкрепились - и в сауну. Там применил шланг: приготовил в ковшике горячей воды, чтоб только-только не свариться, Мила на кушетке раскинулась, ввёл шланг, набрал в рот воды - и в неё. Ох, как ей понравилось! Всю воду вылил. Из неё течёт, балдеет... Набрал ещё ковш, всунул к ней и член, не вынимая шланга. Движения члена совместно с периодической струёй воды усилили ощущения до предела. И у неё, и у меня. Она, вроде, несколько раз кончила, после говорила, что и сама не знает, сколько. "Очень-очень-очень приятно!" Потом слегка смущённо попросила повторить рукой.
-Можно, как в прошлый раз?, - спрашивает.
Я не понял, присосался. Это тоже нравится, но просит рукой. Там уже скользко, ещё шампуня добавил - без особого напряжения всадил руку под её всё усиливающиеся стоны и хрипы...
В одно из очередных свиданий выпила она больше обычного, на откровения пробило:
-Ты, -говорит, - такой... понимаешь всё. Не будешь брезговать, если попрошу?
-Ни разу, - отвечаю.
-Мне муж делал, с ним не понравилось, а с тобой - хочется.
-Чего хочется?
-Чтобы ты..., чтобы мы вместе... пописали, когда ты у меня внутри будешь. Чтобы затопило нашей... жидкостью.
-Хм..., не уверен. Когда стоИт, отлить не получается - блокировка.
-Я знаю. Когда кончаем, после этого может получиться - если напрячься.
Не сразу, после нескольких попыток вышло всё-таки. Она так прижала меня, губы так засосала!.. Ощущения запредельные, не сказать, чтобы так уж приятно - оригинально, это да... А у неё - полный кайф. Дрожит вся... Через несколько минут ещё и член взяла в рот, вялый, наверняка солёный. Ей определённо по вкусу, так старается... Повернулся и себе попробовал. Да-а, запах и вкус, что называется, пикантные. Зато ей ещё кайфа добавил.



к началу рассказа
к "Содержание"



Пояснение
Если эпиграф подписан "А*", в известном выражении каждое слово заменено антонимом. Предлагается восстановить исходную фразу. "См. "Ответы"

Номенклатура родства
Отец мужа = свёкор
Мать мужа = свекровь
Брат мужа = деверь
Сестра мужа = золовка
Сын мужа(жены) = пасынок
Дочь мужа(жены) = падчерица
Отец жены = тесть
Мать жены = тёща
Брат жены = шурин
Сестра жены = свояченница
Муж дочери(сестры) = зять
Жена сына(брата) = невестка(также: сноха)
Родители невестки(зятя) = сваты(сват, сватья)
Дети одной матери, но разных отцов = единоутробные братья и сёстры
Одного отца, разных матерей = названные братья и сёстры
Внуки брата, сестры = внучатые племянники(-цы)

к "Содержание"

Ответы



А2. По горам, по долам ходит шуба да кафтан.

А10.
Я помню чудное мгновенье -
Передо мной явилась ты.

АIV. Без женщин жить нельзя на свете, нет!

А13. С милым рай и в шалаше.

A15.
Ты скажи, чё те надо -
Может, дам, чё ты хошь.

А16. Голодной куме всё хлеб на уме.

А19. Кончил дело - слезай с тела.

A21. Без труда не вытащишь и рыбку из пруда.

A26. "Бухла - выше горла."
(буквально: "Спиртного - сколько угодно.")

АV. "Судьбину не схватишь за чуприну."
(буквально: "Фортуна - не ...й, в руки не возьмёшь.")

А28. Муж и жена - одна сатана.

A33. Не плюй в колодец - пригодится воды напиться.

А35. Эх Русь-матушка: как Иван - так дурак, как Маруська - так блядь!

А37-б. Курица - не птица, баба - не человек.

А38-б. Не родись красивой, а родись счастливой.

А39. Когда я ем - я глух и нем.

А41. Баба с возу - кобыле легче.

А42. Красота женщины - всенародное достояние.

А42а. Плохому танцору яйца мешают.

А43. Пришла беда - отворяй ворота.

А51-б. За двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь.

А53. Бабе дорога от печки до порога.

А56. Близок локоть, да не укусишь.

А57. Быль молодцу не в укор.

А57-а. Волков бояться - в лес не ходить.

к "Содержание"

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Десятый принц" П.Комарницкий "Последний корабль в Бессмертные Земли" С.Кусков "Игрушки для императоров:Иллюзия выбора" М.Князев "Полный набор.Возвращение домой" А.Сапаров "Назад в юность" Н.Лебедева "Театр Черепаховой кошки" В.Коротин "Попаданец со шпагой" Е.Шепельский "Эльфы,топор и все остальное" А.Левковская "Поймать Судьбу за хвост" Е.Щепетнов "Монах.Боль победы" Н.Жильцова, С.Ушкова "Две короны" А.Алексина "Игра со Зверем.Шах королю" А.Уралов, С.Рыжкова "Найти и вспомнить" В.Корн "Путь на Багряный остров" К.Полянская "Попробуй меня уберечь!" М.Николаева "Хаос дорог" В.Снежкин "Князь Палаэль.Испытания для мага" М.Завойчинская "Дом на перекрестке.Под небом четырех миров" А.Джейн "Музыкальный приворот" К.Коути, К.Гринберг "Длинная серебряная ложка" В.Чиркова "Маг для бастарда" А.Черчень "Разные судьбы нас выбирают" Е.Янук "Эмилер"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"