Ниделя Александр Константинович: другие произведения.

37. Письма из желтого дома (главы)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман размышление

  Главы из романа "Письма из желтого дома"
  (выборочно)
  љ Ниделя Александр, 2012 г.
  
   Его фальшь не осталась не замеченной Иваном Петровичем, и он как-то пронзительно, но не обидно, посмотрел на пожилого человека с копной жестких похожих на сено волос и живыми все схватывающими глазами. По взгляду молодого доктора было заметно, что он искреннее сожалел что их разговор закончился таким вот неприятным образом. Но винить пожилого доктора он не стал, понимая насколько неучтиво он вел себя с ним если не сказать точнее по хамски. "И черт меня дернул, сказать про астрологию..." удивлялся он тому наваждению что подтолкнуло его спровоцировать конфликт и настроило этого интересного человека против него. Мало что еще понимая, тем не менее он очень точно отразил истинную причину их конфликта.
  
   - Ну что же, свои назначения и рекомендации я оставил, еще раз благодарю за вашу подготовленность и профессионализм. - "Надеюсь и в следующий раз провидение, не оставит вас в стороне от своих чудес!" подумал про себя доктор, - Я пойду и еще раз взгляну на больного, а до этого попрощаюсь с вами до следующей встречи, нам им заниматься еще недели 2-3. Так что видимся мы не в последний раз.
  
   И он вышел из ординаторской, оставив в полной растерянности молодого коллегу, и дуновение от открытой двери, перелистнуло страницу закрыв лицо мистика и юмориста страницей с "Введением".
  
   Спустя полминуты, токсиколог, стоял над Песочным, связывая в мыслях все что услышал от добросовестного, но слишком самонадеянного и наивного доктора. Тут он услышал звук метала подоконника словно бы по нему барабанили капли дождя. Подняв взгляд на окно он увидел за ним голубя что вышагивал взад и вперед по узкому для него подоконнику, и даже казалось с любопытством смотрел, на людей по другую сторону прозрачной преграды разделявшей его с ними. "Броуновское движение" иронично отметил про себя токсиколог расценив все это как указание не сводить глаз, с этого кем-то нравоучительно ушибленного одновременно талантливого руководителя и неисправимого беспредельщика и взяточника. Но голубь продолжал, свое казалось бессмысленное шествие по пустому подоконнику, и доктор произнес про себя "не волнуйтесь, я выполню то в чем вы нуждаетесь." и не успел он мысленно поставить точку в своем обещании как голубь сорвался с подоконника, и доктор остался наедине Песочным. Что-то подсказывало ему что чиновник быстро пойдет на поправку, но не без их человеческого участия.
  
  
  
   4.32.6. Ожившая мифология
  
   Бывает, что и сказка за фасадом своей причудливой формы скрывает правды больше, чем напишет строгой рукой науки история.
  
   Оставив Песочного в надежных руках коллег реаниматологов, он поторопился к служебной машине. Шла пересменка, и оказавшись на улице в пряном аромате промозглой осени он столкнулся, но уже с другой коллегой, которая опередила его с приветствием.
  
   - Ой, Владилен Михайлович, какими судьбами в наши краях? Как я рада вас видеть! - фальшиво, притворно, изображая крайнюю степень расположенности обратилась к нему, 40-ка с лишним летняя женщина. Стройного сложения миловидная, она чем-то напоминала негнущихся пластмассовых кукол времен его юности.
  
   - А, Светлана Владимировна, давненько я вас не встречал. - в голосе доктора была лишь вежливость. - Да, вот судьба отобрала у меня отравленца, в вашу пользу, так что ближайшие 2-3 недели, вы еще успеется устать от меня. Но не я от ваших неподражаемых ватрушек. Так что берегитесь меня, клянусь вашим ватрушкам несдобровать!
  
   И Валадилен Михайлович, переведя их неискренний диалог из моря неприязни на крохотный островок кулинарного перемирия, с этим глубоко неприятным ему человеком, заставил ее спрятать глаза, и не прощаясь и не оборачиваясь уверенно пошел к служебной машине.
  
   Сменщица, застала Ивана Петровича в глубоких раздумьях, он откинувшись на спинку стула балансировал на его задних ножках, придерживаясь одной рукой за край стола, что-то разглядывая на потолке, периодически опуская глаза в пол и в бок. Лишь вежливым кивком головы поприветствовав старшую коллегу что, конечно, же не удовлетворило ее, зиждящееся на табелях о рангах, самоуважение. Но мешать этому процессу осторожная женщина не стала, предпочтя молча наблюдать за этим странным ритуалом. "Ну ничего удивительного, если тут побывал этот шизофреник...!" зло оценила она про себя ситуацию.
  
   Медитация задумчивости у Ивана Петровича продолжалась еще пару минут, после чего опустившись передними копытами стула в пол он вырвался из плена своих мыслей, и доброжелательной улыбкой вторично поприветствовал сменщицу скомпенсировав тем свое более чем скромное "здрасте", в начале их встречи. Но навряд ли это могло исправить положение в строгой системе оценок Коноплевой Светланы Владимировны. "Неужели, будет еще один такой же!?..." подумала еще более зло она про Ивана Петровича и Владилена Михайловича.
  
   Нужно, отметить не смотря на свою врожденную стать Светлана Владимировна, была женщиной слабого здоровья, регулярно навещая больничных гинекологов и маммологов, и нужно отметить небезосновательно, тратя на это немалую часть своего личного и в том числе рабочего времени. Стакан воды и погремушки пузырьков с лекарствами, которые она расставляла на своем столе в ординаторской, перед тем как отправить их горстью в свой терзаемый упрямыми болезнями организм, вызывали у Ивана Петровича ассоциацию с девочкой что сама с собой играет в больницу.
  
   Разговор начала, мучимая внутренним нетерпением и любопытством, Светлана Владимировна.
  
  - Ну что Иван Петрович, познакомились с нашей легендой нетрадиционной медицины?! - провоцирующе и чуть нравоучительно спросила она юное подмастерье.
  
   На что, в лице молодого коллеги, появилось дерзкое и неподдельно холодное удивление, без малейшего желания развивать эту очевидно жаренную тему всем известной и не менее легендарной неуемной и злой сплетницы. В их довольно узком медицинском кругу, где так или иначе хотя бы через одного или двух коллег все знали друг друга лично, Светлана Коноплева была мастером бесталанных, и уродливых шаржей на неприятных ей людей. В которых в косичку изуродованной и извращенной ее злостью реальности часто вплеталась и тонкая нить откровенной лжи. Как и у всех лишенных талантов людей, у нее был невероятный ресурс конъюнктурой гибкости, и яд ее слюнных желез, с едкими ферментами выделяемыми ее неглубокими извилинами коры головного мозга, никогда не попадал на старших по званию. За что они ценили ее и использовали мощь кадра в своих целях, когда нужно было дискредитировать неугодных или просто опасных для власти людей. И замечу, делала она это самозабвенно и совершенно безвозмездно.
  
   Правда и на старуху бывает проруха, и однажды Светлана Владимировна, совершила неосторожную ошибку, когда не распознала в одной из юных докториц любимую племянницу главного врача. Конечно, таких ВИП персон молва предупредительно опережает, дабы не волновать по пустому власть конфликтами. Но тут вмешался личный фактор измученного сплетнями Светланы Владимировны медперсонала, что хорошо зная ее натуру и повадки, намеренно не информировал ее о прибытии племянницы глав врача, тем самым в темноте неведения дав этой змее укусить собственный хвост. Сексапильная, капризная, избалованная и плохо воспитанная девочка, быстро нарвалась на ядовитый укус, испытав очень травматичный, для ее неокрепшей души, катарсис на предмет безжалостности и опасности реального мира. Как назло ее "ангел хранитель" оказался в недельной командировке, и все это время Светлана Владимировна, доказывала этой хрупкой жертве семейного аутизма, что реальность ужасна и лучшее место где можно от нее спрятаться это острое отделение психиатрической больницы. Но тут опоздав вернулся, дядя - глав врач и силой своей любви и ответственности перед младшей сестрой, выдавил из ран племянницы яд, и не поленившись собрал все то что успела разбрызгать по больнице его прирученный кадр. После чего он вызвал к себе виновницу и приправил собранный материал скипидарной основой, он предусмотрительно вернул все обратно в организм Светланы Владимировны, с той стороны с которой он не был готов даже к собственному яду. Светлану Владимировну эта процедура привела к тяжелейшему нервному срыву, который она на радость и облегчение всей больницы целый месяц безвылазно лечила в неврологическом отделении. Племянница главврача впала в фобическое состояние и уже больше не была доверена под присмотр своего дяди, разочаровавшего свою сестру, недосмотром за ее единственным чадом. Сама девушка бросив работу, целый год, изводила домочадцев своими истериками и фобиями. Главному врачу тоже досталось, не острожное обращение с выделениями Светланы Владимировны, привели его к тягостному недомоганию, которое он залечивал в местном пансионате. Там он познакомился с миленькой медсестричкой, что год спустя разбила его семью, перессорив его со всей родней и детьми. Отобрав тем самым у него уйму здоровья она окрасила до этого отменного брюнета сединой в радикально белый цвет. Вот только тогда самые внимательные по настоящему оценили разрушительный потенциал Светланы Владимировны.
  
   Оказавшись в реальности ординаторской Иван Петрович понял что просто проигнорировать реплику этой женщины, будет с его стороны опасной неосторожностью. А потому он довольно формально словно еще до конца не проснувшись, вступил в трясину ее интриг. Надеясь что через 15 минут его смена закончится и он сославшись на смертельную усталость, избавится от общения с этой неприятной ему коллегой.
  
   - Как, разве он не только токсиколог?
  
   Светлана Владимировна, была удовлетворена, тем что сейчас она сбросит накопившиеся в ее железах и извилинах яд с ферментами, которые болезненно давили ее на плоть, вызывая у нее злое беспокойство и желание выплеснуть их на кого-нибудь. На этот раз жертвой был молодой подмастерье с дрянным характером, с которым можно было не церемониться. Самому Владилену Михайловичу, вреда причинить она уже могла, в силу его профессионального умения обращаться с ядами, как токсиколога, кроме того у него перенесшего бесчисленное множество ее укусов он стал толерантен к ее выделениям. Собственно, теперь имея непоколебимую репутацию сплетницы, уязвить она могла, и то только временно, больничный ничего ни о ком не знающий врачебный и медсестринский молодняк. Но и эти часто были предупреждены старшими коллегами, чтобы они не заглядывали в открытый рот этой больничной Медузы Горгоны, если не хотят навсегда застыть в по дурацки удивленной позе перед старшими коллегами, когда воспроизведут хоть что-нибудь из услышанного от нее.
  
   Не успела, Светлана Владимировна, открыть рта, как дверь в ординаторскую отворилась и в нее зашел их коллега и сверстник Владилена Михайловича, Аминов Наиль Рафаилович. Бросив не добрый взгляд в сторону, кажется не заметившей его, коллеги, он тяжело расположился на своем месте напротив Ивана Петровича. Обычно легкий на подъем остроумный шутник, и оптимист, последние полгода, резко изменился потеряв обычный для него интерес к жизни.
  
   Взглядом вскользь по жертве Светланы Владимировны он оценил ситуацию, и занял свою молчаливую позицию наблюдателя. Тем временем она начала.
  
   - Иван Петрович, вы познакомились, с просто уникальным человеком. Помнится на заре моей медицинской практики, он отличился тем что взялся лечить больных без лекарств, только представьте себе одной магией!
   Начало ее монолога звучало довольно интригующе и эмоционально нейтрально, что обычно заставляло потерять бдительность ее жертву. Конечно, Иван Петрович, ничего хорошего от Светланы Владимировны в принципе не ждал, но слово магия произвело на ортодоксально-научно настроенного медика сильное впечатление. Это же заставило его еще раз задуматься над тем кто-же так ловко, подкинул ему на язык астрологию в разговоре с Владиленом Михайловичем, что выскочила в его сознании как черт из табакерки. Ведь не могла же Светлана Владимировна, придумать это прямо в начале своего повествования да еще на глазах у их общего коллеги который тоже был наверняка в курсе о биографии токсиколога.
  
   И он активно включился в разговор, заметив как Наиль Рафаилович, снова скользнул по ним обоим своим, неявно осуждающим взглядом, но от вмешательства в разговор удержался. Нужно было заметить несмотря на свойственную ему в прошлом общительность, он никогда не втягивался в обсуждения кого бы то ни было, как и собственно об обстоятельствах его личной жизни так же никто ничего не знал, в общем он был очень скрытным весельчаком, но и это было в прошлом.
  
  - Вы сказали магией?! - с интонациями молодого и неопытного инквизитора, переспросил Иван Петрович Светлану Владимировну. - А астрологией, он случаем не занимается? - перешел он к более животрепещущей теме череды "чудес" в оборот которых он попал и им видно сегодня не было конца и края.
  
   - Откуда вы об этом знаете?
  
   Совершенно искренне удивилась и одновременно насторожилась Светлана Владимировна, хорошо запомнившая урок с племянницей главврача. Второй раз нарываться на спрятанный капкан ей не хотелось. Но и Иван Петрович не торопился с ответом, думая о чем-то он словно бы забыл по нее, и саму тему. Собеседница же пуще всего страшась подвоха, не хотела выдавать свое замешательство молчанием.
  
  - Надо же, вы так молоды и одновременно так проницательны? Или Владилен Михайлович поделился с вами своими нетрадиционными пристрастиями? - сорвалась она на лесть и стала прощупывать молодого доктора на предмет его опасной для нее осведомленности. Тут же словив презрительную улыбку от Наиля Рафаиловича. Его она и не боялась, но и почему-то не трогала, наверное он был тем редким исключением, кого эта фурия избегала своим злым вниманием.
  
   - Что вы, Светлана Владимировна, вовсе не от того, так случайно коснулись с ним этой темы, а он ушел от нее, вот я вас и спросил, просто интересно. - стал терять напряжение Иван Петрович. - И что у него получалось, заглядывать в будущее? - уже волнуясь спросил он сплетницу.
  
  - Кто же знает, ведь у них предсказателей, все так неопределенно, и расплывчато? Я лично его астрологическими услугами не пользовалась, так что ничего определенного сказать на этот счет не могу. Но это недолго продолжалось, до скандала в который он попал, после чего он сильно изменился и все про это его увлечение позабыли.
  
   На лице, Наиля Рафаиловича, появилась еле заметная заинтересованная улыбка, и он с вялым любопытством принялся разглядывать собеседников.
  
   - А, вот вы упомянули магию, а можно поподробнее? - стал искренне допытываться Иван Петрович. - чем успокоил Светлану Владимировну, и она избавившись от рефлекса страха перед подвохом, дала себе волю.
  
   - Он в те времена работал в гинекологии, и пришло ему в голову, что женские болезни наносятся колдовством, ну то есть магией, а потому и лечить их нужно таким же образом.
  
  - Ага, подобное лечится подобным! - эрудированно изрек доктор, глядя в потолок, вспомнив принцип маргинальной гомеопатии.
  
   - Да, именно это. Вот и впал уважаемый всеми молодой доктор, кстати подающий большие надежды по части медицинской науки в суеверие и мракобесие!
  
   На последнее слово Иван Петрович среагировал по особому обернувшись в сторону Светланы Владимировны и пристально посмотрев на нее отсутствующим взглядом, словно бы думая о чем-то о своем. В это время Наиль Рафилович, уже пристально наблюдал за коллегами, и в глазах его чувствовался глубокий интерес к задетой теме. Казалось даже ставшая обычной для него усталость отступила и в нем появилась прежняя живость взгляда.
  
   - Что и прямо так и лечил заговорами, и колдовством? - изумился молодой ортодокс науки.
  
   - Своими глазами не видела, я ведь лет на десять его моложе, и работала я в другом отделении той же больницы. Но со слов тех кто был рядом с ним, мракобесие было еще то! - и взгляд ее опытного коллеги еще сильнее заострился на ней прищуром презрения, - Собрал он вокруг себя несколько увлеченных больных женщин, и отменил им все лекарства, можно сказать сформировал секту натуропатов. Главный врач, до поры до времени терпимо относился к его "колдовству", пока все не кончилось скандалом, секту натуропатов конечно разогнали, а нашего потерявшего связь с реальностью доктора убрали из гинекологии в токсикологию. Ходили даже слухи что он тайно от всех пролечился в психиатрической клинике, с очень серьезным диагнозом, ну сами подумайте, разве можно было на здоровую то голову да такого додуматься. - в этом месте Наиль Рафаилович, зацепился пристальным взглядом за Светлану Владимировну и на его лице отразилась кривая усталая улыбка омерзения. Светлана Владимировна не изменила себе и на этот раз. - Но лично я не верю в то что он инкогнито лечился, нет не верю! Это все от мыслительной разболтанности, и презрения к авторитетам науки. Вот он и поплатился за гордыню, и "свой путь". Жаль, жаль очень талантливый человек! - как-то робко, и чуть оправдываясь закончила Светлана Васильевна, под прямым взглядом Наиля Рафаиловича. Тем не менее последний молчал, хотя было видно что ему есть что сказать со своей стороны.
  
   - А вы сказали что случился скандал, а что произошло?
  
   Завороженный Иван Петрович допытывал Светлану Владимировну, практически не глядя на нее, и тем более на Наиля Рафаиловича, занятый собственными мыслями.
  
   - Что вы даже не знаю, как и сказать, мне как женщине особенно тяжело об этом говорить. Может быть вам об этом расскажет Наиль Рафаилович, он все таки мужчина? - и она довольно притворно смутилась. Но ее смущение, совершенно не задело Наиля Рафаиловича, по прежнему пристально наблюдавшего за ней.
  
   - Нет, что вы, только после вас, уважаемая Светлана Владимировна, - с легким жестковатым акцентом, обычно не свойственным ему, отвел от себя предложение Светланы Владимировны опытный доктор. - Это ваша песня!
  
   После чего образовалась пауза нерешительности, все молчали ожидая чужого хода, от чего напряжение только нарастало. Первой не выдержала Светлана Владимировна.
  
   - Дело это до сих пор темное, тогда Владилена Михайловича обвинили в сексуальном домогательстве к одной из своих больных.
  
   Для Ивана Петровича сказанное прозвучало взрывом, и он удивленно уперся своим взглядом в рассказчицу, не веря своим ушам. И тут же со свойственной ему непосредственностью и изумленно задал ей вопрос?
  
   - А что у нас за это преследуют?
  
   На это Наиль Рафаилович, облегченно улыбнулся, наверное ожидая услышать что-то совсем другое.
  
   - Но что делать, когда женщина, дошла до Минздрава, вот и занялись этим делом на самом верху!
  
   - А доказательства, то какие-нибудь на этот счет были? - допытывался с упорством и интонациями государственного обвинителя у Светланы Владимировны Иван Петрович.
  
  - Ну уж какие доказательства, от бедной несчастной женщины, в таком-то деле, и при такой профессиональной ситуации! - фальшиво давя на жалость запричитала Светлана Владимировна.
  
   Оба коллеги смотрели, на нее не мигая, и на лице у них была оскомина.
  
  
   - Трагическая судьба, поломанная жизнь и карьера, - театрально-истерично, стала готовить почву для отступления Светлана Владимировна, понимая что часть из сказанного ею может дойти до Владилена Михайловича, когда он будет навещать нового больного, так как отравить к нему отношение у подмастерья ей так и не удалось.
  
   По большому счету она этого не боялась зная безобидную натуру токсиколога, он и раньше никогда не отвечал ей тем же. Но профессионализм, требовал не расслабляться и неукоснительно вырабатывать у себя навыки осторожности и конспирации. Но не успела она выскользнуть из разговора как в него неожиданно вступил до этого молчавший доктор.
  
  
   4.32.7. Цена познания
  
  
   Общество очень похоже на человека, причем настолько, что страдает теми же болезнями.
   Лучше сойти сума чем жить в безумном мире.
   - Ну что вы такое говорите, Светлана Владимировна, какая трагическая судьба, и поломанная карьера? Какой тяжелый диагноз, и психиатрическое инкогнито? Да вы видели те события доктором одногодкой и то со стороны. Что вы вообще знаете про его магию и жизнь?!
  
   Иван Петрович не мигая смотрел на доктора напротив не узнавая его, и забыв про то что его дежурство уже давно закончилось. В то время как Светлана Владимировна, прижавшись к спинке стула растерянно смотрела на проснувшийся рядом с ней вулкан, и предпочла во что бы то ни стало молчать.
  
   - Я, знал Владилена еще по институту, потом мы до той самой "трагической развязки" со скандалом работали в одном отделении. - все это сказанное Наилем Рафаиловичем вызвало у Светланы Владимировны шок. - Потом наши профессиональные пути разошлись. Конечно, мы не были друзьями, но приятельствовали. Трудно дружить с человеком у которого в жизни только один интерес к познанию. По молодости, мы таких вообще не понимали и посмеивались даже, ну что это за товарищ, если с ним не оторвешься на вечеринке, и забыв про все не пойдешь клеить девчонок. Он и сейчас один, что не удивительно с его то интересами. Но несчастлив ли он?
  
   И он снова замолчал, обратившись к своей памяти, перелистывая ее как интересную, но видимо ставшую безрадостной книгу. Наткнувшись, на что-то он изменился в настроении, в его глазах появилась тень гневной злости, и он чуть язвительно обратился к Светлане Владимировне.
  
   - Как верно вы заметили про то что Владилен Михайлович "потерял связь с реальностью", тут вы попали в самую точку. Правда "реальность" иногда бывает такой что с ней просто необходимо порвать, и он это сделал! Извечная тема Икара, которая никому никогда не в урок, я еще понимаю когда с ним расправляется солнце, но когда это делают люди?! А вот я и многие другие не порвали с ней, убеждая друг друга, в том что только этот путь может быть верным, и что счастье можно снискать только следуя этой рекомендованной стезей. И что, мы были правы? Депрессия нам всем судья. - и доктор словно надломившись произнес последнюю фразу с какими-то животными тоской и отчаянием.
  
   Это сменило настроение Ивана Петровича, и он посерьезнев откинувшись смотрел на уже неизвестного ему доктора. Сам Наиль Рафаилович сделал паузу, глядя куда-то сквозь молодого доктора и было видно как на самом деле волновала его эта тема. Но никто из присутствующих не решился вставить слова в его эмоциональный монолог. Помолчав, он продолжил чуть сбавив накал.
  
   - Только с возрастом, я все больше понимал его, тогда не явное в молодости, преимущество. Бездумная чувственная юность быстро проходит, ее сменяют жена и дети с ответственностью за них, греет лишь одно что последние будут лучше и счастливее тебя. Но увы счастье, как и все ценное редкость, и в лучшем случае ты видишь как твое дите мается от безделья, и относится спустя рукава к делам. Бросая все из-за очередной юбки и соревнуясь в том кто больше их соблазнит, хотя бы через несколько лет всех и не вспомнишь, разве ту что тебя заразила. По сути повторяя все то же что делал и ты сам в молодости, скажу, со стороны, это выглядит как живой уголок.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"