Ник.Арагуа: другие произведения.

Запах капитана Врунгеля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   От создателей "Запаха женщины" и "Приключений капитана Врунгеля" -
   новый фильм "Запах капитана Врунгеля".
   (одна старая шутка)
  
  
   Все мы, наверно, слышали об этой очаровательной древней гипотезе. Давным-давно, когда сэр Дарвин еще не успел произойти от обезьяны, всякие замшелые мракобесы и лжеученые считали, что весь животный мир появился методом случайных комбинаций. Дескать, крутились во вселенском миксере ноги, крылья и хвосты, соединялись рандомайзом, остальное довершал естественный отбор. Так протокулибины подвели теоретическую базу под кентавров, сатиров и сфинксов.
   Но оказалось, что вселенная все-таки посложнее миксера. И банальной сборкой и сваркой весь мировой биоценоз тоже не создашь. Но для этого должны были пройти века и появиться постмодернизм. И вот тогда-то люди поняли, как схалтурили боги, создав зверей, птиц и самих людей из ничего. Попробовал бы Зевс отстроиться на развалинах Рагнарека! А создать мир из руин Армагеддона и Кали-Юги? Да еще так, чтобы в каждом облачке и каждой радуге темнели чуть различимые тени всех прошлых миров? Да боги бы просто плюнули и ушли искать землю попустей и побезвидней.
   А люди, представьте себе - создают.
  
  
   ЛЕТНИЙ СОН МОТЫЛЬКА
   (Химера)
  
   "Ведь никто не виноват в том, что после сказок старухи Макику девушку Рэйко стали мучить кошмары. В одну летнюю ночь ей приснилось, что грозный Гюки выпил ее тень. Она проснулась от собственного крика и почувствовала облегчение, только когда осознала, что это был лишь сон. Она и не догадывалась, что в тот самый момент где-то в другом мире, в другой жизни появился он - Хан-Кагэ."
  
   Рассказ многосоставен, и в этом его сходство с древней химерой. То он оборачивается львом (естественно, Толстым), то восточной козочкой, то мудрой даосской змеей. Почти все сочетания органичны, особенно понравились трогательные каратаевские манеры, вполне уместные у романичной японской героини. Где-то сплетение двух культур вышло не столь гладким, "хмель литовских берегов" не прижился на "немецкой тополи" - но сие, конечно, можно счесть и вкусовщиной. Удивила, к примеру, совершенно неазиатская, варварская до мозга костей мораль инфернального убийцы Кагэ, искусственно прислоненная к парадоксальным идеям Пути. Или ворчливые сентенции о "нынешних модницах" из уст юной девушки.
   Интересен мифический колорит Нихона, причудливые демоны и чудовища, которые живут свосем рядом, и к которым люди давно привыкли. Жаль, сноски крадут впечатление: перелистывая назад после каждого экзотического слова, трудно не растерять созданную этими же словами атмосферу. Может, стоило поместить примечания в начале? Или объяснить в самом тексте, как-нибудь естественно и в то же время понятно?
   Сама по себе история духа, который отказался от убийства - от того единственного убийства, ради которого и только ради которого был рожден, весьма интересна. И как раз тут сказочное заклинание со сноской более чем уместно. Но ведь автор, как мне показалось, задумывал не столько написать историю, сколько создать настроение - а погрузиться в него, как мне показалось, не давал: то и дело заставлял выныривать, как нерадивого ныряльщика-ама.
  
  
   АПОКАЛИПСИС ВЧЕРА
   (Гарпия)
  
   "Все люди, приговоренные к смерти, умирали медленно, крича, дергаясь и плача, а дольше всех умирал учитель Туол Сленг. Ему пришлось увидеть, как умирают один за другим его собратья по несчастью.
  А бульдозерист улыбался, закуривая сигарету. Зрелище получилось занимательным, а человеку приятно смотреть на радостные картины."
  
   Последний день реперессированного интеллигента, гражданина мрачной тоталитарной страны; видимо, печально известной Кампучии. Краткий допрос, поездка в лагерь и жуткая казнь - этюд в черно-багровых тонах. Здесь вместо степенных гуликовских судей - местный вариант "чрезвычайных троек", вместо душевных мук и самокопаний героев Достоевского - муки вполне физические, плюс копание в телах: уважают местные вертухаи печень с мочевым пузырем. Развязки как таковой лично я в рассказе не приметил: мрак нагнетается, нагнетается и мраком же кончается. Видел читатель эти ужасы, и в книге, и в кино, и еще одна история казни вряд ли его заденет.
   Вот если бы "обреалить" этот мир, сделать и правдоподобным, и в то же время непохожим на бесчисленные тоталитарные антиутопии, углубить эту задумку с вертухаями-упырями...
   А так - вселенная осталась за колючей проволокой. Ни мы, ни учитель Туол Сленг ее больше не увидим.
  
  
   СУДЬЯ ЛЮ
   (Сфинкс)
  
   "Выслушав Чена, судья воскликнул:
   - Какая интересная тяжба! На первый взгляд, просьба этой женщины до невозможности нелепа; однако речи ее разумны, аргументы логичны, доводы обоснованы. Мужчина, напротив, утверждает вроде бы очевидное - но в его рассуждениях смысла не больше, чем в младенческом лепете."
  
   Отличный рассказ! Тонкая, с незлой иронией улыбка сфинкса. Сфинкса, безусловно,мудрого - не пыльной мудростью древнеегипетского колосса, а живым, человечьим умом. Сфинкс задает загадки, и мы отвечаем вместе с героем.
   ШутиТ ли сфинкс? Добродушно подтрунивает над торговцами Истиной вразнос (а заодно и над рублевскими невестами - весьма к месту, кстати)? Спорит со стариной Чжоу?
   Боюсь, что единственным ответом грозит оказаться все та же улыбка.
   Так улыбнемся же, преждерожденные, как завещал великий прусский мудрец Мюн Хау!
   Топ.
  
  
   САКЕ ДЛЯ НЕЖНОГО ТУРИСТА
   (Горгона)
  
   "Когда подходишь к полотну слишком близко, то и линии расплываются, и теряется продуманная красота. Чтобы опять ее увидеть, необходимо отступить назад: при взгляде со стороны общая сумма отдельных человеческих страданий и удач приближается, наверно, к абсолютному нулю. Незаметным становится уродство, и нейтральной - красота. Грязь и кровь сливаются в изящный красно-черный узор."
  
   Старая неприглядная нищенка, попавшаяся на глаза герою рассказа, вызывает замысловатую цепь рассуждений о красоте и уродстве, о незаслуженных дарах и справедливом воздаянии. И о чувстве вины, конечно - ведь без Федора Михайловича здесь не обошлось, он ощущаем и узнаваем даже без "кармазовского" эпизода с пачкой денег. Природное россиянское самоедство захватило героя, проснувшись, как не парадоксально, лишь за многие ли от дома, в чужой восточной стране. Хотя, с другой стороны, а где еще можно ощутить такое, как ни в командировке или в эмиграции?
   Лично меня увлекло описание чувств героя, его сомнений и метаний. Как долго он, должно быть, учился не замечать чужой нищеты, чужого горя, всей этой окружающей негламурности, лететь сквозь нее, не задевая взглядом... А потом внезапно обернулся и посмотрел в лицо Горгоны и задумался: а кто из нас, собственного, гламурен?
   Понравился и финал, несмотря на испугавшее сперва слово "микроменеджмент". Выводы героя, конечно, спорны, но в контексте рассказа - красивы. Или уродливы?
  
  
   РОДИТЕЛИ НАХОДЯТ ДЛЯ ДОЧЕРИ МУЖА...
   (Тритон)
  
   "Она порылась в своих отвратительных грязных лохмотьях, достала оттуда горсть мелкой гальки и протянула путнику на раскрытой ладони.
   - Жемчуг... - повторила она, пересыпая гальку с ладони на ладонь. - Сейчас день, сейчас не видно... Но ночью, когда светит луна, когда мой Ика приходит ко мне - тогда жемчуг блестит в лунных лучах, и переливается..."
  
   Страшная сказка о любви, искусно сплетенная и стилизованная. Вкрапления мрачного Севера почти не заметны: разве что непригожая придворная дама, популярная у мужчин. Зато приходит на ум множество других аллюзий - в первую очередь, "Красавица и чудовище", а за ней и другие сказки, призванные убедить будущих невест, что внешность - не главное в мужчине, что если твоего мужа все боятся - это совсем не плохо. А уж если у него вдобавок и длинные руки...
   О мульт-аллюзиях, думаю, рассказывать не стоит - они лежат на поверхности, как тело задушенного Икой рыбака.
   Развязка истории даже слегка растрогала. Смешное счастье старой женщины, над которым не хочется смеяться. Женщины по-своему безумной и по-своему мудрой...
   Возможно, топ.
  
  
   НЕПУТЕВЫЙ СЮЦАЙ
   (Единорог)
  
   "Судья Бао, учитывая, что покойный сюцай сам навлек на себя беду своим непутевым поведением, приговорил приказчика Лю Циня не к четвертованию, а к быстрой смерти через усекновение головы."
  
   И вновь стилизация, и вновь очень успешная. На сей раз бал правит ван Гулик, второоткрыватель Китая, создатель знаменитого судьи. Легко узнаваем его ообенный стиль расследования, включая фирменный "перенос приговора на завтра". Трудно придраться к стилю, непросто - к сюжету. Разве что к тому, что выбранный жанр детектива не позволил как следует раскрыться и разгуляться ни Федору Михайловичу, ни Ксении Мэровне.
   Им неуютно в средневековом Китае, и старый конфуцианец Бао, сторонник морали и долга, осуждает их на депортацию в родную русскую литературу - туда, где можно спокойно охмурять толстосумов и с упоением мучаться неразрешимыми вопросами.
   В целом - ровный и крепкий рассказ, сочетающий древнекитайскую атмосферу и взгляд со стороны этой атмосферы на наши отечественные муссоны и циклоны.
   Возможно, топ.
  
  
   МОНОЛОГ ВИДЕХЧАНКИ
   (Кинокефал, сиречь псоглавец)
  
   "Взяла я, значит, узелок с едой на первый день, Рама с Арджуной оружие свое прихватили, и пошли мы в лес, к горе Читтракута. А лес тот недобрую славу себе давно стяжал. Водились в нем и пишачи*, и клещи, и сколопендры, и москиты. А львы, слоны ,волки, леопарды и медведи , и все как один - озабоченные?** А то еще птичка-носорог на голову нагадит, или гнездо диких пчел свалится - тоже мало не покажется!"
  
   Юмористический монолог. Индийский эпос, пересказанный бойким современным языком, с комментариями простой индийской бабы, "мужем битой, кулаками стреляной". То есть, битая Рамой,а стреляная, соответственно, Равнай.
   Монолог балансирует на тоненьком мостике над Донцовского-Новиковской бездной - трудно сохранить хладнокровие, взирая на такой эквилибр. Читая, с тоской вспоминал олдевского "Черного Баламута".
   Конечно, я сам грешен. Сочинял подобное. И автора понимаю (да, да, прекрасно понимаю). Но в финале рассказ оказался не самым лучшим - потому вне топа.
  
  
   РЕЙДЕР, ПРЕДАВШИЙСЯ ЛЮБВИ
   (Кентавр)
  
   "Лео взял в руки маленький диск, интуитивно догадываясь, что в нём спрятана какая-то информация. Покрутил его, попробовал на зубок - не съедобно. Стал прикладывать его к разным местам - не помогает. В конце концов решил засунуть его в рот, находя в нём сходство с CD-ROMом. И на этот раз интуиция не подвела. Что-то щёлкнуло в голове, челюсти сжались, а диск закрутился."
  
   Есть пародии на рассказы, есть пародии на книги, а здесь - первая в своем роде пародия на обложку. Точнее - на изобильный жанр Стандартных Фантастических Обложек. Все мы помним, что там обычно изображают, правда? Во-первых, накаченного арнольдгутанга, с которым при некоторых зачатках воображения можно себя проассоциировать. В одной руке - некое футуристическое стреляло, в другой - сексапильная девица интригующе-заморского вида.
   Все это, плюс издевка над популярной темой "попадалава в прошлое" в рассказе имеется. И, наверное, над постмодерном, над заданием и над жюристами.
   Единственное, что вызвало недоумение - это исчезнувший институт. Квартира между тем осталась на месте - эффект бабочки? Видимо, рассказ с продолжением.
   Ждем-с.
  
  
   ХРАМ
   (Василиск)
  
   "Но смысл этих слов не дошел до умирающего мозга Айодъи, раджа так и не понял когда встретил смерть."
  
   Задумка, возможно, и неплохая. Вампиры-брамины в старом храме, подменяющие людей, несчастный наивный раджа с его обманутыми надеждами. Из этого могла бы выйти какая-нибудь циничная зарисовка с далеко идующим подтекстом. Возможно, она неплохо бы смотрелась и первоначальном виде страшной нобъясненной сказки.
   Если бы не язык и не грамматика с пунктуацией. Они, как и в "Апокалипсисе" и "Они", весьма удручают. Больше любви к слову - иначе его смысл не дойдет до мозга читателя, как не дошел до мозга раджи.
  
  
   ЛЮБОВЬ НА ВОСХОДЕ, ЛЮБОВЬ НА ЗАКАТЕ...
   (Сирена)
  
   "- Кто ты? Что тебе нужно? - закричал я в ужасе.
   - Я твоя жена, Сиоманэки, - ответила крабиха. - И теперь ты никуда не денешься от меня. - Ее хрип был исполнен торжества."
  
   А вот этот сплав мне показался особенно удачным. Как раз тот случай, когда из килограмма повидла и килограмма Робски умелые руки кулинара получают два килограмма клубничного джема, вопреки главному закону органической химии. Когда хорошо забытое старое рождает незабываемое новое. Так и сирена - хоть и похожа на обычный гибрид женщины и птицы, способна на такое, что ни женщине, ни птице не под силу.
   Например, делать с моряками то же, что делала героиня рассказа с романтичными миллионерами. Думаю, такое приложение охмурильно-обдирательной теории не снилось даже богатым пациенткам доктора Фрейда, юным женушкам толстых усатых бюргеров. Хотя разница между ними и самками некоторых пауков, как показал опыт героини, и тогда была не слишком велика, а теперь и вовсе постыдно сжалась.
   Понравилась также завязка рассказа, вполне уместно процитирован Достоевский, истеричный "карамазовский" монолог передает смятение героя, внутреннюю беззащитность, которой цинично воспользовалась ракообразная аферистка.
   Минусы? Возможно для концовки, в остальном вполне подходящей к подобному ужастике, не хватает неожиданности. Конечно, сам миллионер был застигнут кошмарной метаморфозой врасплох, а вот читатель знал о ней и чего-то подобного ждал. Хотя, согласен, сюрприз все-таки получился, и преотменный.
   Топ.
  
  
   ПРИТЧА О ЖЕНЩИНАХ И КИТАЙЦАХ
   (Мантикора)
  
   "- Белые женщины, с которыми я предаюсь развратной любви каждую ночь, свободны, даже если они замужем. Они сами управляют колесницами и делят власть наравне с мужчинами. Люди уважают и боятся их, и даже старые учителя не считают себя достойными запросто заговорить с ними.
   - Он лжет, господин! Женщина не может стоять выше учителя!"
  
   очень неоднозначный рассказ. Есть и удачные сплетения, есть и узлы, котоыре, как мне показалось, отчасти портят общий узор. Основная сюжетная нить, связавшая воедино и бедного китайского пролетария со сверхспособностями, и празднотусующихся столичных богатеев, найдена удачно. Понравился эпизод с захватом "разноглазой" девушки, кинематографично вышло. А вот подобающе завршить китайскую линию автор, по-моему, поленился. Положение спасает внезапно явившаяся бабочка (хочется сказать "из кустов", но нет - из цветков), финал безжалостно комкается в худших сказочных традициях.
   Зато финальный узелок на московской линии - шикарен. Сосбтвенно, наиболее оправданный и уместный конец. Может быть, именно поэтому автор так обошелся со второй нитью - чтобы зря не оттеняла? Думаю, доля истины тут есть, хотя вызывать ради этого "Дао из машины" не стоило. Знал бы горшечник Путь - не запугали бы его никакие древнекитайские бандюки.
   Возможно, топ.
  
  
   КОРОТКАЯ КНИГА НАРУТОМИ ТАДААКИ
   (Пегас)
  
   "Есть только Свет, учитель, и больше ничего. По сравнению с ним та яркая звезда, что будит нас по утрам - не более, чем бумажный фонарик с живым огоньком внутри. Но и она - Свет, просто холст с нарисованным на нём небом прогорает в том месте, где мы привыкли видеть одно только солнце."
  
   Рассказ стильный и цельный. Если у остальных конкурсантов учение Дао являлось лишь приправой (почти обязательной приправой) к рассказанной истории, то у этого автора "Искусство Отведенного Взгляда" стало главной компонентой. И циничная дама, стратег замужества и тактик развода, и пытливый сирота в поисках истины, и даже маленький крабик на морском берегу - все это лишь иллюстрации к тому, что не нуждается в иллюстрациях, сны, которые никому не снятся, кроме, может быть, самих снов.
   Как вы видите, от просветеления меня отделяет еще много парсеков. Но даже я припоминаю, что окончание Пути не всегда знаменуется сепуку - то есть человек, разумеется, умирает, но не в обыденном смысле. Видимо, то же самое имеет в виду и автор, и кинжал тут не простой, а символический. Не зря он отражает и море, и небо с облаками, и лицо героя.
   Упрек может быть лишь один: в исхоженности образных тропок, которыми рискнул пройти автор. Но шаг его так легок и красив, что упрекать не поворачивается язык. У меня, по крайней мере, не повернулся.
   Топ.
  
  
   ОНИ
   (Минотавр)
  
   "Кацусиро подбежал к чудищу сзади и вонзил в спину меч, вслед за этим плеснул похлебку на рану. Чудовище, выронило палицу, и, взвыв от боли, упало на колени. Точный и молниеносный удар Камбэя, отсек голову, а похлебка Кацусиро помешала вырасти новой голове. Они умер."
  
   Рассказ-экшн, рассказ-комикс, история об охоте на лесное чудовище, которым не погнушался бы сам Ван Хелсинг - не умудренный профессор из книги, а молодой сорвиголова из фильма. Проблемы те же: грамматика, язык, запятые и главная идея, которая укрылась от меня где-то в чаще близ деревни Шесть Ли.
  
  
   ЯКУДZА
   (Грифон)
  
   "Одним глазом я смотрела на предрассветный Токио, а другим видела через оптический прицел дорожку у парка. Ствол винтовки лежал на плече, а я пыталась выровнять дыхание. Мы стояли на крыше новостройки.
   - Сейчас он приедет, синий Мерседес. Стреляй между выдохом и вдохом, чтобы ничего не мешало. Главное - это спокойствие и только спокойствие."
  
   Крепкий рассказ. И очень веселый, несмотря на то, что трупов в нем не меньше, чем килобайтов. Чего стоит хотя бы фирменная фраза Карлсона в устах героя, так мастерски сыгранного Жаном нашим Рено - или блестящая ирония над рассуждениями писательницы-гламреалистки Оксаны о том, чем остается утешаться жена нуворишей. Да и см перенос семейных проблем в проблемы Семейные с большой буквы... Жестко поступил автор с оригиналами, жестко. Да и с героями особо не миндальничал.
   И хотя в живых к финалу рассказа остается только Рено, судя по некоторым эпизодам, многое перенявший от Бодрова, концовка не кажется мрачной. Может, потому, что "с Японией все в порядке"? В целом, нельзя сказать, что рассказ меня убил, но что серьезно подранил - точно.
   Топ.
  
  
   КНИГА О ЧИНОВНИЧЬИХ ЖЕНАХ
   (Сатир)
  
   "Сегодня одна женщина из знатной семьи, вернувшаяся с далёкого острова Ибица в присутствии других женщин нашего города стала колоть меня своим языком, подобным копью: " У меня уже второй дом, а у тебя нет грамоты от султана Альбиона, что тот принял тебя под свое покровительство и защиту". И скалила свои лошадиные зубы. А её черный раб Оксан улыбался так, словно командарм Громов подарил ему именные красные шаровары."
  
   Этот рассказ прямо-таки схватил меня за первопричину и заставил кошку сердца прыгать по черепице груди. Или, как говорят восточнее Альбионе и севернее Хорезма, "прикольнул". Хотя и постмодернизм здесь самый простой, сродни тому, каким мы баловались в детстве, передавая листок по кругу и вписывая в него по предложению. Разница лишь в том, что у детской игры не было "сдаюшего", который мог бы по собственной прихоти и в меру своего остроумия перемешивать строчки на радость остальной ребятне.
   Действительно, просто. Ни глубоких размышлений, ни утонченных хокку, ни старины Лао Дзы с лукавой улыбкой. Просто удачно и смешно составленные цитаты (кроме отрывка про сусуки - он выпадает слишком явно). Однако же подкупает - может, той самой первопричиной?
   Возможно, топ.
  
  
   ЯПОНА МАША
   (Козерог)
  
   "Маше стало жаль обманутого крестьянина, который ради потехи мог сейчас лишиться головы. Она влетела в приёмную, сделала круг над Накамура, облегчилась на него и выпорхнула в окно..."
  
   Как там у Арундати? "Он становится частью Местного Колорита".
   Задумка была неплохая. Отталкиваясь от фрагмента Дашковой, где оплакивается погубленный отдых столичной девушки, допрыгнуть аж до самой Японии, заставив соотечественницу-туристку как следует прочувствовать дух и прелесть древней страны.
   Но гладко было на буклете... В конце рассказа престарелая хозяйка гостиницы, она же бывшая ама, представилась мне чем-то вроде танцовщиц Арундати, которые "разбазаривают" и "профанируют". Довезла, крабов показала, потом жетон, иероглифы перевела - экспресс-волшебство для самых занятых туристов. Я понимаю, что автор старался создать некое чудо, проникнутое неуловимым очарованием Японии. Но чудо вышло искусственным, а конфуцианская притча, перенесенная на японскую почву с помощью набора сегун-кимоно-нэцке, тоже не помогла приблизиться к загадочной душе Нихона.
   И даже чайник с улыбающимся Накамурой, штрих, который в ином случае мог достойно завершить рассказ, впечатления не спасает.
   Да простит меня Японский Бог.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"