Ник.Арагуа: другие произведения.

Запчасти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.17*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Cosa Nostra-3", 3 место.


  
  
   Дровосек шагал по сырой чащобе, поглубже надвинув шляпу на глаза. Весна преобразила лесную глушь: и гадюки шипели веселее, и волки выли задорней, и даже гиблая трясина урчала не так мрачно. Ну, по крайней мере, не чавкала.
   Но лесоруб не замечал ни шипа, ни воя, ни урчания. Во-первых, с детства привык к этим звукам, во-вторых, слишком глубоко надвинул шляпу, а третьей и главной причиной были не очень веселые думы. Что ж, человек имеет право печалиться даже весной - это, да еще шляпа с топором, и отличает его от остального леса.
   - Привет, Стаерос, - обратился дровосек к тощей, иссохшей осине, - как жизнь растительная?
   И лениво взмахнул топориком.
   Осина было дряхлой, слишком старой даже для дерева. Соки под изъеденной корой еле текли - и тем страшней было умирать. Но дровосек отлично знал, чьи это соки и откуда они перекачаны.
   - Не надо, дружище, не надо, - закряхтел Стаерос, - ты помнишь, я всегда тебе пригождался. Что на этот раз? Имена, берлоги, гнезда?
   Дровосек наклонился к дуплу и прошептал из-под шляпы.
   - Скажи, Стаерос, не бывало ли в эти дни каких-нибудь... м-м... событий?
   - Случалось. На березе, в двух милях от озера, нашли обезвоженную русалку. Объявился волк-оборотень, превращается в зайца. В болоте утонула огромная карета с дюжиной пассажиров; уже пишут сказку. Говорящий медведь...
   - Слышал, - оборвал лесоруб осину, - я говорю о необычных событиях.
   Стаерос прошептал еле слышно, дрожа, как собственный лист:
   - У нас новый лесник.
   - Поня-ятно. Теперь мне многое понятно, - промолвил дровосек, посуровев, - а где же Старый Пеньсон? Нет, не говори, я догадаюсь... залез слишком высоко на сосну?
   Осина не отвечала. У деревьев молчание - верный признак согласия.
   - Где найти нового лесника?
   - Иди на запах жареной картошки...
  
  
   Домик лесника не просто поражал - он нокаутировал. Несчастные глаза метались, не зная на чем отдохнуть: на длинных бревнышках из картофеля, на хлебной, хорошо прожаренной черепице или на жареных говяжьих досках? Все это великолепие издавало фантастические ароматы, способные утопить в слюне дюжину самых сытых обжор. Даже дровосек, не терпевший, как он говорил, "пищеложества", еле оторвал взгляд от лакомого жилища. Вместе со взглядом оторвался и солидный кусок огуречного карниза, но до зубов так и не долетел - за спиной дровосека послышались шаги.
   - Нравитсся?
   Дровосек обернулся. Хозяин домика оказался довольно странной сволочью. Не было в нем ни мрачного злорадства, ни слащавого добродушия. Саркастической ухмылки или безумного огонька в глазах тоже не наблюдалось. Никаких откровенных уродств, если не считать уродством короткие рыжие волосы и нос закатно-розового оттенка. Дорогой, но без изысков камзол также не вызывал подозрений.
   Разве что полосатые чулки... Дровосеку они не понравились сразу.
   - Симпатично, - сухо ответил он, - а что это за дужки вон там, на крыше?
   - Это буква "М". Первая буква фамилии, - пояснил рыжеволосый, - меня зовут Мисстер.
   - Мистер Мистер? - переспросил дровосек, не скрывая улыбки.
   - Мисстер. Сс двумя "эсс". Ксстати, что сс вашим лицом?
   Лесоруб стянул шляпу... да, с довольно страшноватой головы. На прекрасного принца он был явно не похож - разве что на Финиста Ясного Сокола, который, по слухам, любил ударяться оземь. И, наверное, тоже страдал от ужасных лиловых синяков величиной с беличью голову.
   - Споткнулся, - тихо ответил лесоруб.
   - Ссочувсствую.
   - Десять молодчиков с пилами - их так легко не заметить, особенно ночью...
   Лицо Мисстера оставалось непроглядным, как пресловутый тихий омут, в котором даже черти - и те вымерли. Неясно лишь, отчего: со скуки или со страху?
   - Вот, приложите, - и лесник отколупнул от нарядного крыльца порцию мороженого, - так где, говорите, вы сспоткнулись?
   - У дуба. То есть, у Дуба. Огромный такой, древний великан. Король леса!
   - Так ссрубите этот дуб - и дело сс концом! - посоветовал Мисстер, - тогда и сспотыкатьсся сстанет негде.
   - Сруби-ить?! - вскричал лесоруб голосом оскорбленного фанатика. С него мигом слетело все его наигранное спокойствие вместе с изрядным куском пломбира. Он затараторил, усердно и яростно, словно хотел перепилить собеседника на маленькие и согласные бревнышки.
   - Чудо природы, феномен! Памятник истории! Под ним деды и прадеды сидели! Он Артура помнит, Древний Рим, викингов! Сам Алан Гаубитс про этот дуб писал: "Стоит он, опоясан желтой цепью, и мудрая пантера по цепи при свете дня и блеске звезд гуляет..."
   - "И с песнею ступает на закат, и на восход с легендою ступает!" - неожиданно глубоким и проникновенным голосом подхватил Мисстер. И тут же сухо и равнодушно добавил:
   - Тем более ссрубите. Зачем вам эта мудрая пантера? Еще загрызет ненароком. Вот госсподин Пеньссон не уберегсся - и где он теперь?
   - А правда, где?
   - В одном из подоконников, - ответил Мисстер, кивнув на ароматный домик, - так как нассчет дуба?
   Лесоруб задумался. С одной стороны, дерево редкое и древнее. Но с другой - подоконник. Да, дровосек всегда мечтал пожертвовать жизнью ради природы, но не своей же, в самом деле?
   - Боюсь, у меня рука не поднимется, - сказал дровосек, стараясь вздыхать как можно печальней.
   - Ну, ессли проблема иссключительно в руке...
   Внезапно лесник стал зеленым, а его волосы, почернев, отросли до плеч. Дровосек не выдержал и расхохотался - до того нелепо выглядела эта двуногая жаба в чулках.
   - Брапшонхлашг? - спросил Мисстер, растягиваясь в ширину, - Клоухо, цйитто, рамбзьч.
   Дровосек расхохотался еще сильнее. Держась за живот, он рухнул на обильно просоленную землю и остался лежать - потому что вставать не мог, да и не хотел, да и зачем вставать с этой чудесной, восхитительной лиловой травы...
   А потом ему приснился говорящий медведь.
  
  
   - Бр'cс ж'выт'нн, - пробормотал дровосек. Говорить было тяжело, между головой и губами пролегла не одна сотня миль. Что до языка, то он обретался где-то на другом конце вселенной.
   - Ну вот, он просснулся, - сказало оранжевое пятно голосом Мисстера. - уже неплохо.
   - Конечно, ведь я учел все ошибки предыдущего опыта, - ответила серая клякса, - кстати, а что делать с отходами? Опять в подоконник?
   - Так и быть, осставим ему на память. Он засслужил.
   Ноющая боль напомнила дровосеку о существовании головы. Сосредоточившись, он начал ждать, пока заболят остальные органы - а лесоруб очень надеялся, что они все-таки есть.
   - Одного я не пойму, - заявила между тем клякса, - почему вы просто не отыскали другого кандидата? Неужели вокруг так мало субъектов, способных рубить и колоть?
   - О, таких предосстаточно! - ответило пятно, - но не каждого примет лесс.
   - Предрассудки!
   - Передразниваешь?
   - Что вы, ссэр! То есть сэр. Извиняюсь. Так что с нашим пациентом?
   - Я уже ссказал, лесс любит его. К тому же он на редкоссть чесстен.
   - Бедняга...
   - Ссогласен. Дай ему еще пломбира, пуссть посспит.
   И пятна с кляксами исчезли, утонув в пушистой белой крупе.
  
  
   Он был и вправду огромен. Он походил на высоченную скалу, овладевшую фотосинтезом. Именно таким мечтал стать каждый желудь, когда вырастет.
   Из боков исполина, словно круглые ступени, высовывались грибы-паразиты, каждый размером с крышку котла. Видимо, их и имел в виду Алан Гаубитс, говоря о "желтой цепи" - ведь по такой лестнице действительно могли подняться и пантера, и лев, и даже буйвол.
   - Раньше верили, что в каждом дереве обитает богиня, дриада - промолвил дровосек, вглядываясь в необъятную, как туман, дубовую крону, - а тут, должно быть, здоровенная тетка живет.
   - Ничего, отобьешьсся, - Мисстер постучал по сверкающему локтю, - сс такой-то ручкой. Присступай.
   - Интересно, а кто живет там, на самом верху, на последних ветвях? - продолжал дровосек, - ангелы? Драконы? А может, его вершина тянется до луны, и любопытные лунные люди спускаются вниз, чтобы посмотреть...
   - Ты обязан.
   Дровосек вздохнул. Да, он подписал. Да, он обещал подчиняться леснику. Да, он был молод и не знал, что лесником может стать даже отставной палач, уволенный за излишнюю жестокость.
   "Страшная вещь - бумаги", - подумал дровосек. - "Не зря Стаерос с дружками называют их нежитью".
   - Сссмелей, - подбодрил его лесник.
   И старый дуб затрещал.
   Лесоруб не ожидал, что все получится так легко. Топор деловито клевал кору, железная рука летала, не зная устали - стоило лишь подумать. Замах - удар, замах - удар, стук, стук, стук... Дровосеку оставалось только шагать, равнодушно глядя на чужую - да, конечно, чужую! - работу.
   Он не слышал, как Мисстер, пожав железную ладонь, промолвил:
   - Я знал, что ты чесстный человек.
   Он не слышал аплодисментов лесника.
   Он не слышал, как звякали, падая на металл, золотые монеты.
   Вот грохот упавшего дуба - еще как!
  
  
   Железные уши отковали в тот же вечер.
   Заодно разобрались и с ногами, которые никак не хотели идти в кузницу.
   - Плоть слаба, - изрекал кузнец, смахивая со лба красные капли, - а вот феррум - силен, весьма силен!
   - Лично мне нравитсся древессина, оссобенно дорогая, - говорил в ответ лесник, поглаживая только что отпиленный сучок.
   Дровосек молчал. Ему снилась большая, мускулистая дриада с лицом Пеньсона. Великанша бегала по цепи взад-вперед и стенала: "Ты же чесстный человек!" Но когда дровосек возмущался, требуя положенных песен и легенд, дриаду сменял давешний медведь и начинался сущий кошмар.
  
  
   Чащоба недоумевала. Что-то странное шагало по ее тропкам: знакомое и незнакомое одновременно. Чаща узнавала бледный цвет его кожи и черноту волос, ровное дыхание и глухой стук сердца, сотню особенных запахов, неиспорченных мылом и шампунем - но вот блеск, лязг и запах масла немного сбивали с толку.
   - Эй, вы куда? - восклицал дровосек, глядя, как пустеет лес при его появлении.
   - Я знаю, что вы неподалеку! У меня теперь новые уши, слышат каждый шорох! Хотите посмотреть?
   Но звери почему-то не спешили выйти из-за кустов, чтобы поглазеть на два тонких блинчика, торчавших за щеками у дровосека. И даже дребезжащие ходули, которые тот назвал "быстрыми ножками", никого не привлекли. Хотя они на самом деле были очень резвыми, это точно. Заяц поверил в их быстроту, когда его догнали, схватили и допросили.
   Несчастный барабанил лапками и щебетал на своем диалекте: "Двуног - не страх, серый блеск - не страх, страх - вместе! Дуб, дуб..." Дровосек мрачно кивал, сжимая заячьи уши левой рукой - слабой, но родной.
   К Стаеросу пришлось подкрадываться из-за кустов, прикрывая голову кленовыми ветками.
   - Привет, гнилушка!
   - А, термит твою колоду!! - осина едва не подскочила на месте, - опять ты? Прячешься от нового дровосека?
   - Что-что?
   - Ну, от того, который завалил нашего аксакала.
   - Кого, прости?
   - Ну, этого старого маразматика в пять обхватов. Шуму было! Говорят, новый дровосек - настоящее чудовище! У него стальная клешня, уши-колеса, а вместо ног - три оловянных столба!
   - Каких? - опешил лесоруб.
   - Оловянных, - повторил Стаерос, - ты что, оглох? Или уши прогнили? Сходи к кузнецу, пусть откует тебе новые.
   И рассмеялся скрипуче.
  
  
   Мисстер, раскинув руки, лежал на куче разномастных бревен и пытался плавать. Он подкидывал вверх маленькие сучки, ловил их, погружался в дрова и выныривал обратно. Мисстер любил дерево, поэтому никогда не жил в деревянном доме - а может, и наоборот. В любом случае, нравились ему только мертвецы.
   - Полешки мои, полешечки, - нежно бормотал Мисстер, - дендрюшечки гладенькие...
   У дальнего края бассейна что-то загремело.
   - Я же проссил не входить, когда я купаюссь! - крикнул Мисстер.
   - Простите, я по делу... - раздался неуверенный голос дровосека, - я хочу уволиться.
   - Почему? - изумился лесник, - ты недоволен зарплатой? Усстал? Хочешь, я дам тебе отпусск, дней так на ссорок - ссъездишь к морю, развеешьсся...
   Дровосек вздрогнул, представив себе мерзкие пятна ржавчины. Нет, на море - ни ногой.
   - Я лесоруб, Мисстер, я привык валить деревья - но не рощи. И не так часто. Знаете, как говорят охотники и доктора: не убивай больше, чем сможешь съесть...
   - Я сслышал, у бедняги Пеньссона тоже был неплохой аппетит, - заметил Мисстер.
   "Зато он не играл с едой", - со злостью подумал дровосек. - "И не носил полосатых чулков." Но вместо этого промямлил:
   - Пеньки эти бедные, скошенные, так перед глазами и стоят, как подумаю, что наделал - сердце разрывается...
   - Ссердце, говоришь? - задумчиво спросил лесник, - и глаза?
  
  
   Дровосек больше не разговаривал с осинами и зайцами. И вообще редко выходил в лес - только за новой партией каких-нибудь особо ценных дров, вроде смешливой ивы или погуляй-дерева. Он поселился у лесника, стал кормиться в его доме, точнее, его домом; с новым желудком это было просто. А новая печень позволяла пить с кузнецом на равных.
   После третьей баклаги дровосека тянуло на песни.
   - И мудрая патера поципи-и-и! - подпевал кузнец.
   Потом дровосек плакал, хотя без слез и рыданий получалось довольно нелепо.
   - Ну не перживай, не перживай, - утешал его собутыльник, - думашь, один ткой ищастный? Эт ты в городах не бвал, там оргаики с огнем не отышшь. С виду, кэшно, обычные люди: в городе куз-цы хрошие. Но под кожей - феррум. Точно грю.
   - Верум, - мрачно повторял дровосек, ударяя головой о стол.
   Один раз даже попросил кузнеца:
   - Друг, сделай мне жлезные мозги!
   Кузнец едва не протрезвел от удивления.
   - Мозг я не умею, - смутился он, - очень сложно.
   - А кто умеет?
   - А никто. Каждый сам свои мозги железными делает. Ты подожди года два...
   Дровосек задумался.
   - А есси простые? Сасем-сасем.
   - Как в часах? Элементарно! Одним пальцем соберу! - похвастался кузнец, выливая в себя целый жбан "ядовухи".
   Утром он проснулся в дупле.
  
  
   - Да, друг, ты прав, в городе я не бывал. Но ведь ты тоже не был в лесу, правда? В настоящем, дремучем, черном лесу вроде этого. Правда, он красивый? Давай полюбуемся вместе. Вон в зарослях сверкают чьи-то красные глазки - это пятнистая крысь, очень милый зверек, быстро бегает, высоко прыгает и очень любит пальцы. Там, на пеньке, мы видим качковую змею, у нее удивительный яд! От этого яда разбухает тело и выпадают глаза. А чуть поодаль, в тени вяза зубастого притаился озорник-леший. Скоро осень, и он ищет человечью кожу, чтобы утеплить берлогу. Чу! Истошные вопли, крики, хруст костей! Это вышла на охоту стайка упырей. А вот...
   - Хватит! Умоляю, хватит!
   - А вот я, - произнес дровосек, спрятав лучезарную улыбку, - тот, кого все еще принимает лес и кто может вывести тебя из чащи. Ну как, будем работать? Мороженое я захватил.
  
  
   Лесник был в приподнятом настоении, на это указывали чулки в ярко-лиловую полоску и только они - казалось, Мисстер болел, когда в школе проходили улыбку. Причем не выздоровел до сих пор.
   - Добрый вечер, дровоссек, - сказал он, входя в сырную прихожую, - вижу, ты поменял черепные коссти.
   - Да! - гордо воскликнул лесоруб, - очень удобно!
   И он громко постучал по железной макушке.
   - По ссвоей инициативе, - одобрил лесник, - расстешь. Знаешь, ссегодня я тоже решил кое-что поменять. Поссмотри на этот лесс, - он указал на окно, - уродлив, темен... опассен, в конце концов. Волки, лешие, змеи...
   - Да-да, - кивнул дровосек, - я как раз сегодня думал об этом.
   - Не лучше ли будет ссрубить эту бессполезную пороссль и посстроить на этом мессте...
   - Дорогу.
   - Верно, широкую, мощеную дорогу прямо до... А откуда ты знаешь?
   Дровосек встал с кресла булочки, вальяжно взмахнув топором.
   - Главный приз-з-знак без-з-зумия, - произнесли они хором, - его открыл еще доктор Фрюнг. Можешь скрывать, можешь подавлять, но рано или поздно тебе захочется что-нибудь сломать и построить дорогу. Психология!
   - Вот как? - лесник даже не пошевелился, - придетсся отрезать твой... твою...
   Дровосек развел руками, изобразив на железном лице искреннее сожаление.
   - Нечего резать, нечего, - и топор снова взлетел, - теперь очередь ваша.
   Мисстер отступил на шажок.
   - Ты чесстный человек, - вспомнил он волшебную фразу, - ты обещал сслужить лессникам.
   - А вы не путаете? - спросил дровосек, - по-моему, тот парень был из мяса и костей.
   - Ты помнишь, кто был ссвидетелем договора?
   Лесоруб покосился на окно. Да, чащоба не совесть, ее обмануть сложнее.
   - Прочь! Именем лесса - прочь! - возопил Мисстер, уворачиваясь от наточенной стали.
   - Слушаюсь! - и новенькая макушка распахнулась, выплюнув что-то розовое и мокрое.
   Лесник, увидев этот фокус, сделал примерно то же.
   - Мозги... - прошептал он, глядя на безвинно погибший ковер, - гадоссть...
   Потом поднял голову.
   Перед ним стоял дровосек. Высокий, блестящий, с крепкими руками и ногами, не говоря уже о зубах. Сильный, быстрый. Безмозглый. А главное - ничего не обещавший.
   "Кузнец был прав", - подумал Мисстер. - "Плоть сссслаба".
  
  
   Когда от лесника осталась только лужа, разбитое стекло и затихающий визг, в прихожую вошел человек. Его ноги заплетались, голова клонилась набок, и вообще он чем-то напоминал дешевую куклу - наверное, тем, что был плохо сшит - но лицо... такое сияющее лицо можно увидеть только в рекламе маргарина, да и то не каждого. Казалось, этот человек разделался со всеми долгами, вплоть до первородного греха.
   - Поймал, - улыбнулся он, ощупывая голову.
   И тут, будто вспомнив о чем-то, озабоченно огляделся.
   - А где...
   Человек проковылял к окну, высунулся, глядя на траву перед домом и темнеющий лес за оградой. В ограде зияла дыра - слишком большая для щуплого Мисстера.
   - Он же так и не собрал... - пробормотал человек, едва не теряя плохо пришитую челюсть от удивления, - железные мозги.
   В чаще кто-то завопил - не то лесник, не то говорящий медведь.
  
  
   Весна преобразила лесную глушь: гадюки шипят веселее, волки воют задорней, и гиблая трясина не так громко урчит. Из-под серого снега появляются самые разные предметы - к примеру, длинная железка, похожая на чью-то руку, или кусок материи в лиловую полоску. А главное, по всему лесу пышно расцветают слухи.
   - Больше чудовище никто не видел, - рассказывал Стаерос, понизив голос, - но говорят, что в темные и безлунные ночи в глубине дремучего леса из черного, как бездна, дупла доносится зловещий шепот: "Друг! Вернись! Я сделал их... сделал..."
  

Оценка: 5.17*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Неярова "Пустая Земля. Трофей его сердца"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"