Ник Нэл: другие произведения.

Авантаж

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вампиров выставили с Земли, и они расселились по космосу. Прошли века, и кровь людей, рождённых на старой планете, превратилась в наркотик для обращённых - этот фактор может стать решающим в грядущей войне. Альв, правитель процветающей Директории, только рад слезть с трона и как в добрые старые времена пуститься в приключения, которые могут предотвратить новую бойню.

  Глава 1
  Я люблю космос. На планетах тоже хорошо, но бездна, раскрытая для понимания, как в старые времена волнует душу. Надеялся ли я там, в глубинах мрачного прошлого, что однажды наступит минута, когда смогу не просто любоваться далёкими звёздами, а жить в их сиянии, почти забыв родное, столь недружелюбное к вампирам светило?
  
  Постояв на обзорной площадке, я вернулся к повседневности, то есть, к делам. Когда руководишь Директорией, их случается немало, но сегодня ждала вполне приятная, хоть и деловая встреча. Магни - старый друг, сосед, его владения недалеко от моих. Мы отмерили не вполне равное число веков, но сходились в бою, на пиру, и обзавелись взаимной симпатией, ведь на более глубокие чувства вампиры редко бывают способны. Его визиты приятны.
  
  Корабль уже причалил к орбитальной станции, где происходят встречи с гостями: на поверхность моей планеты под неистовый жар молодого светила мало кто стремится по доброй воле. Я ждал в зале для приёмов, немногочисленная свита топталась сзади. Не люблю толпы сановников и не держу их, да и охрана здесь разве что для приличий.
  
  Магни появился в парадных вратах как всегда величаво. Для столь древнего вампира он гигант, почти два метра ростом, но рядом с ним не чувствуешь себя мелким. Есть в нём достоинство без важности, сила без агрессии. Он один из тех, кто, осознав неукротимость времени, просто живёт по правилам. Я тоже так поступаю, потому мы находим общий язык.
  
  Мы церемонно обнялись. Его бархатное одеяние слегка коснулось моей чешуйчатой брони, щека - металлической маски. Несколько слов на публику - это всегда забавляет. Я мог улыбаться, потому что никто не видел моего лица. Магни держался достойно, а потом мы уединились для беседы.
  
  Кабинет моих здешних апартаментов отделан в современном стиле, но уютен. Так и хочется просто посидеть, вспоминая старые времена и глядя сквозь панорамное окно или экран (кто их там разберёт) на волшебную планету внизу. Я люблю её всем сердцем.
  
  - Сними маску! - попросил Магни, и я охотно подчинился.
  
  Отстегнул сияющий металлический лик, стащил шлем, позволяя рассыпаться пленённым волосам. Поначалу броню приходилось носить для защиты от неистового света моей новой звезды, потом я понял, что загадочность правителю не во вред, а на пользу, и на публике теперь появляюсь только в облачении. Мне и самому нравится доспех, иногда не прочь полюбоваться своей особой в зеркалах. Они теперь огромны и фантастически чисты, так что отражение кажется настоящим двойником и можно мгновение другое полелеять мечту о близнеце, который всегда будет рядом и поддержит любое начинание. Ничего не могу с собой поделать: я немного тщеславен.
  
  - Ты ничуть не изменился! - сказал Магни, и мы оба рассмеялись над этой старой вампирской шуткой.
  
  Она веками не теряет прелести, потому что истинна. Я совсем не уродлив, как иногда говорят, не скрываю от публики кривой нос или рыхлую кожу, вполне привлекателен. Женщины часто мной восхищались, мужчины нередко завидовали. Старые добрые времена свободы, опасностей, лишений, открытых лиц и битых карт. Те годы, когда вампиры жили на Земле. Потом выяснилось, что другие светила не так опасны для вечных и при этом легко сокрушимых созданий, и вампиры постепенно перебрались в космос. Теперь мы процветаем.
  
  - Надеюсь, твой визит - всего лишь дружеская любезность или желание проложить ещё одну торговую дорогу между нашими мирами? - сказал я, хотя знал, что дела обстоят не так просто.
  
  Почувствовал беду, на это наши рефлексы наточены веками.
  
  - Рад тебя повидать и поощрение коммерции всегда на пользу, но боюсь новости у меня пугающие и серьёзные.
  
  Я попытался представить, что именно готов сообщить Магни. Собственно говоря, этим был занят с той минуты, когда получил сообщение о визите, но империя Флориана - вечная наша головная боль - вела себя на удивление благопристойно, все данные разведки подтверждали, что мир сохранится достаточно долго. С какой стороны ждать несчастья?
  
  Магни сказал:
  
  - Я сам не поверил, когда услышал, для начала тщательно исследовал информацию и разослал агентов за новой. Пока мы здесь разбирались с Флорианом и мелкими окраинными князьями, неожиданно набрала мощь наша прародина Земля.
  
  Вот это действительно новость так новость. Старая планета. Мир прошлого, исток. Вся беда в том, что вампиров там нет, да и от человеческих шпионов мало толку. Мы однажды ушли с Земли, и она нас не простила. Колыбель цивилизации превратилась в захудалую провинцию, о которой почти забыли прочие игроки этой тесной и недоброй вселенной. Как выяснилось, напрасно.
  
  - Альв, ты помнишь Вотана?
  
  - Конечно. Человек, правитель небольшого мирка на окраине. Мало денег, много амбиций. Он ещё жив?
  
  - Совсем старик, но не унимается. Он захватил военный корабль землян, испугался того, что сотворил, начал заметать следы, но мои агенты успели раньше. Несколько уцелевших пленников и любопытная информация - вот что удалось урвать. Данные расшифрованы не до конца, надеюсь, твои парни подключатся к процессу.
  
  Магнии протянул носитель - сияющую каплю на тонкой цепочке. Знает, что я люблю изящные вещи. Как видно сведения выглядели так серьёзно, что не стоило доверять их пространственной связи. Впрочем, путешествия между мирами сейчас несложны и отнимают считанные дни.
  
  - Не останешься погостить?
  
  - Прости, друг. Хочу побывать ещё кое у кого. Займись информацией, на обратном пути заверну к тебе, и вот тогда отлично проведём время, попивая красивых девушек и юношей из твоего гарема. Пока же оставляю подарок и сразу в путь.
  
  - Подарок?
  
  - Полагаю, его уже доставили в твою резиденцию. До встречи, Альв!
  
  - Доброй дороги, Магни!
  
  Церемонии заняли больше времени, чем собственно полезный разговор. Досадно. Надо постепенно избавляться от всего дорогостоящего и лишнего, хотя по сравнению с человеческими монархиями, моя - просто образец скромности и непритязательности.
  
  Едва Магни отбыл, как я, не тратя более времени даром, вернулся на планету. Орбитальный лифт - полезнейшее приспособление. Как эти штуки перемещаются по какому-то невидимому лучу - понятия не имею, но пользоваться транспортом невежество не мешает. Министр двора настаивал, чтобы я построил себе личную линию, но мне денег жалко, да и нравится летать общими. Подданным полезно видеть, что их правитель тоже живой человек, (даже если он не вполне живой человек) и рачителен в тратах.
  
  Я не воспользовался палубным креслом, а прошёл к экрану. Приветствовали сдержанно, но я видел улыбки на лицах и огоньки симпатии в глазах. Люди всегда хотят взаимоисключающих вещей, а больше всего невозможного - стараюсь дать что могу. Вот такой у них монарх: демократичный и доступный, не гнушается быть с толпой и прочно отгорожен от неё сияющими доспехами. Броня на самом деле легка как пёрышко, гибка и послушна. Начальник моей охраны Свен настоял, чтобы она была пуленепробиваемой. Мне не мешало, потому сдался: человеку приятно хорошо делать свою работу.
  
  С плеч ниспадает плащ, совершенно мне не нужный, но придающий всему облику оттенок романтизма. Ткань красивая, ничего не могу сказать, но иногда создаётся впечатление, что я слишком стараюсь для своего народа, больше, чем он для меня. Да, я люблю иногда поворчать.
  
  Флаер быстро доставил во дворец, обширное строение, полное света зелени и комнат. Лайса и Боргу я вызвал ещё с дороги, они уже ждали в своём любимом дворике у тихого фонтана. Я невольно замедлил шаги, любуясь этой парочкой. Вампиры редко сходятся в брачных союзах, там приятнее видеть исключение. Борга хороша, ярка, полна внутреннего огня, от неё всегда исходит дыхание свежего ветра, бескрайних равнин, стремления к горизонту. Походка у неё грациозная и чуть ломкая как у лани, а в глазах сияют звёздочки. Наповал влюбиться в такую женщину способен каждый, и я бы не отказался, но она выбрала Лайса. Да, он красивее меня, подозреваю, что и умнее, так что шансы с самого начал были невелики. Впрочем, сейчас самое важное, что мы трое хорошо ладим.
  
  Борга и Лайс занимаются разведкой, внутренней и внешней, всякими такими вещами, в которые я вникаю, только когда положение дел складывалось совсем серьёзно. У каждого из нас свой круг обязанностей, но теперь настала пора действовать вместе. С порога я сурово нахмурил брови, потом вспомнил, что не снял маску и поспешил ликвидировать это препятствие между подчинёнными и моим справедливым гневом.
  
  - Почему я узнаю о таких важных вещах со стороны?
  
  Пусть сами догадываются, что имею в виду, глядишь, ещё какой секрет раскроется. Не то чтобы мне нужны лишние тайны, для того и заводишь разведку, чтобы не у тебя, а у неё голова болела, но кто знает.
  
  У них было время подготовиться, и ситуация разыгралась по нотам. Борга встала и подошла ближе. Я видел каждое движение её тела под лёгким платьем. Климат у нас тёплый, даже слишком.
  
  - Альв, данных было слишком мало для того чтобы делать выводы, а одни неясные догадки только отвлекают от насущных дел.
  
  Всё равно обведут меня вокруг пальца, работа у них такая и не мне мешать. Я им доверяю, и этого довольно.
  
  - Хорошо, убедила. Только теперь мне нужно знать всё, что удалось разведать на настоящий момент, и перспективы, разумеется. Магни не стал бы кататься к нам из-за пустяков.
  
  - Он твой друг, - Лайс подошёл, стал рядом с женой.
  
  Он пониже меня ростом, но отлично сложён, да и лицом на редкость благообразен. Я, конечно, не завидую. Ну ладно, завидую, хотя жить это не мешает.
  
  - Именно поэтому счёл нужным предупредить. Ему удалось выцарапать что-то с военного корабля.
  
  Я передал носитель и Борга, повесив его на шею как кулон, пообещала, что ведомство сразу займётся расшифровкой и попросила два дня на стыковку сведений и получение наиболее здравых выводов. Сроки, пожалуй, реальные. Лайс сказал:
  
  - Торговцев с Земли, тех, что сейчас болтаются в сфере нашего влияния, мы уже аккуратно расспросили, но толком никто ничего не знает. Завтра должен прибыть ещё один. Это умный влиятельный человек, надеюсь, от него услышим кое-что действительно интересное.
  
  - Отлично! Я хочу присутствовать.
  
  Не царское это дело ходить по явкам и таинственным шёпотом произносить пароли, но так иногда хочется вырваться из собственного беличьего круга, пусть даже в итоге побегаешь по чужому, что Лайс часто снисходит до моих жадных чувств и пускает в свои пределы. Вот и теперь лишь кивнул:
  
  - Конечно, Альв. Утром.
  
  А ведь мог и послать. Люблю их обоих. Я неодобрительно глянул в сторону светила, оно казалось неярким сквозь густую листву. Люди вели, в основном, дневной образ жизни, нам приходилось приспосабливаться к этому ритму, потому что вампиров на планете насчитывалось гораздо меньше, чем простых смертных, но днём мы оставались несколько вялыми.
  
  - Вечером мне надо посетить собрание коммерческой ассоциации, а до обеда свободен. Лишусь, скорее всего, полуденного сна, да это можно пережить.
  
  Мы обсудили ещё несколько вопросов, а потом бравые разведчики удалились, взявшись за руки как дети. В груди немного давило. Глядя на них, я чаще обычного вспоминал Айрис, пытался понять, были мы вот так же близки, или вместо подлинных событий душа загрузилась иллюзий. Когда-то я думал, что пострадаю и успокоюсь, ничего не получилось. Боль никуда не ушла, я к ней просто привык.
  
  Впрочем, грусть иногда неплохо глушится сытной едой, потому, покинув дворик, свернул в гарем. Так его называли в миру. Одни знали правду, другие нет, всем было безразлично. Большинство граждан стремились пристроить сюда сына или дочку. Вампиру надлежит регулярно питаться, я предпочитаю молодую кровь, потому южное крыло дворца населяют десятка три юношей и девушек (совершеннолетних, пить слишком юных у нас запрещено законом), которые и поставляют мне восхитительную влагу.
  
  Я беру немного, даю время восстановить потерю и не досаждаю сексуальными домогательствами, хотя большинство обитателей "гарема" в этом деле охотно пошло бы навстречу. Особенно девушки: ведь беременность тогда удалось бы отнести на мой счёт. Не дождутся. Ребятки и так неплохо устроены. Силой их никто не держит, когда завязываются отношения, они вольны покинуть дворец и завести семью. Для того и стараюсь соблюсти пропорцию мальчиков и девочек, чтобы моим кормильцам было чем заняться. Секс придаёт пище пряность, даже когда не сам им занимаешься.
  
  Выбрал одну из девушек, я давно у неё не был. Тонкая шейка, голубая жилка. Предвкушение никогда не надоест, в нём умопомрачительная сладость, поцеловал нежную кожу, коснулся ладонями тонкого тела. Малышка трепетала в моих руках, неподдельно возбуждаясь, я слышал учащённое дыхание, быстрый пульс, но не поддался на очевидный призыв.
  
  Влечение к плоти у вампира куда слабее жажды крови, совокупление для большинства из нас просто механический процесс, и только любовь способна окрасить древние инстинкты, поднять их до уровня наслаждения. После того, что было у меня с Айрис, прочее казалось ненужным и пустым. Я не хотел осквернять воспоминания, я жаждал исключительно крови.
  
  Клыки проникли в кожу, губы ощутили резиновую упругость вены. Я сделал аккуратный прокол и начал пить медленно, крошечными глотками. Это меня один человек научил: если есть маленькими кусочками, быстрее насыщаешься.
  
  Девушка стонала, выгибалась. Вот этого понять не мог: мне-то в радость, а ей какое удовольствие? Иногда люди просто терпели, и вот к ним как раз возникала симпатия, к их жизни хотелось приобщиться, а те образы, что сквозь кровь проникали в моё сознание сейчас, интереса не вызывали. Ах, новые платьица и не знаешь, какое надеть, ах милые юноши и так трудно между ними выбрать. Девочка, конечно, хороша, но ведь прочие не хуже. Тщеславие затмевает рассудок, если он вообще присутствует у этой глупышки. Ну мне нужна здоровая молодая кровь, а прочее не моё дело. Пусть развлекаются, как хотят, каждый счастлив своим счастьем.
  
  Ах, если бы Айрис сейчас трепетала в объятиях, куда бы делся мой отстранённый цинизм? Туда же куда броня и шлем, прочие одежды. Я на миг ощутил безумное биение этой отшумевшей страсти, жадное желание обладать тем, что любишь. Каждое касание ослепительно, капля крови как океан огня. Едва не стало дурно.
  
  Отстранив девушку и небрежно пробормотав дежурные слова благодарности, я поспешно вышел из её комнаты. Я хотел жить сегодня и сейчас, не туманя голову тем, что невозвратимо.
  
  Как назло, и дел-то никаких нет, чтобы занять себя и отвлечь. Вечер. Люди в это время уже отдыхают. В кабинете, правда, ждут как всегда документы. Вот именно то, что нужно одинокому вампиру, чтобы скоротать ночь до рассвета.
  
  Я вздохнул для порядка и отправился в своё северное крыло. В коридорах бдели стражи, начальник моей охраны любил, чтобы польза сочеталась с парадностью, и расставлял своих людей везде, где только мог. Системы распознавания были надёжнее, но работали тихо и никого не пугали.
  
  Я шёл, вдыхая привычные запахи, кивал иногда знакомым охранникам, но у дверей кабинета остановился, ощутив новый аромат. Внутри находился неизвестный человек.
  
  Древний вампир, конечно, звучит лучше, но старый склеротик - точнее. Лишь теперь я вспомнил, о том, что Магни привёз подарок. Я отворил дверь и увидел его.
  
  Глава 2
  Человек сидел в одном из кресел. Мужчина лет двадцати пяти. Одет легко, и аксессуары на самом виду. Ошейник от горла до ключиц, широкие браслеты на запястьях. Возможно, на ногах тоже, но мне не видно, потому что мешает другое кресло. У меня в кабинете их много, люблю перемещаться с места на место.
  Пожалуй, следовало застыть в величавой позе и подумать. Чего-то я в происходящем не понимал. Магни не дарит своих подданных, он их ценит, а я ценю своих, мы оба стараемся, чтобы населению под гнётом нашего владычества жилось сытно и привольно. Это окупается, поверьте, довольный народ удобен во всех отношениях. Если этот парень в кресле не подданный Магни, значит, он пленник, а какой корабль у нас захватил, не подумав как следует, старый хрыч Вотан? Правильно, земной. С трудом удержался от того, чтобы постоять ещё немного и попялиться на мужчину как дитя на новую игрушку. Феноменально! Настоящий землянин и можно оставить себе, хотя бы на время. Потом, когда проскрежещут заржавевшие шестерни дипломатических отношений со Старой Планетой, придётся отдавать, но пока он мой.
  
  Мужчина тоже смотрел на меня, я ощущал его страх, напряжение почти немыслимое, и только теперь до меня дошло, что браслеты-ошейники не украшение и не символ девственной нетронутости его вен, а самое настоящее орудие пытки, контроля и воздействия. На столе лежал пульт, знакомо-то всё как! То есть пока сидишь спокойно, тебя не трогают, но стоит шевельнуться и просыпаются синтетические мышцы удавок, начинают сжиматься как кольца змеи. Перестанешь рыпаться - могут и отпустить, но без гарантии. Бедняга давно здесь, я про него забыл и заставил мучиться страхом и неизвестностью.
  
  Я подошёл к столу, разобрался с кнопками и отключил воздействие. Пусть украшения пока побудут просто украшениями. Молчание затягивалось, а я не знал, как начать разговор, жестом велел пленнику подняться. Он напрягся, должно быть, система уже приучила себя уважать, потом неуверенно встал. Пошатнулся, но тут же выпрямился, расправил плечи.
  
  Не сдаётся, хотя понимает, что дела его плохи. Наверное, сказки про вампиров на Земле самые страшные, хотя не исключено, что там просто забыли о нас. Я прихватил пульт, к нему был пристёгнут ключ, и обошёл человека, разглядывая его с вполне понятным любопытством, потом спохватился, что описываю круги как кот вокруг горячей котлеты, и выглядит это по-детски.
  
  Желание отведать его крови становилось нестерпимым. То есть, я был вполне сыт, но запах этого человека будил древние инстинкты, заставлял трепетать ноздри, возвращал в далёкие времена, когда мой жестокий мастер натаскивал на дичь как нерадивого щенка, беспощадно избивая после каждой неудачной попытки.
  
  Я тряхнул головой и прогнал ненужные мысли как докучливых насекомых. Всё в прошлом, не стоит воскрешать старые обиды. Мы существуем сейчас, сегодня, будущее и то под вопросом.
  
  Вместо того, чтобы примериваться, надо просто сделать задуманное, как и положено поступать взрослому вампиру. Я подошёл сзади, вставил ключ в замок ошейника. Страх, что испытывал этот мужчина, можно было потрогать пальцами, но он изо всех сил старался его скрыть, и мне нравилась эта отвага. Конструкция легко распалась, я отложил её в сторону. Сильная шея, красивые мышцы. Человек был отлично тренирован, и примерно моего роста, что хорошо, потому что удобно пить.
  
  Я медлил, вдыхая волнующий аромат его страха, страдания, неистового желания вынести все муки и не уронить чести. Как необычно, забыто, сладко, ещё не коснулся, а уже кружится голова.
  
  - Веди себя разумно! - сказал на международном наречии, которое, кажется, понимали во всей вселенной.
  
  Он вздрогнул, слегка отшатнулся, думаю, инстинктивно, а не сознательно, но во мне тут же сработал рефлекс хищника. Ладони сжали крепкие плечи. Не собираясь более медлить, коснулся губами его кожи. Чистая, должно быть, ему совсем недавно позволили помыться, лишь едва заметный налёт соли. Пот высох от долгого напряжения.
  
  Какие удивительные ощущения. Я совсем убрал маску, могу это делать просто языком, там есть специальная система контроля. Вдохнул полной грудью. Вот она, горячая жила, сейчас я изведаю тайны этой волнующей крови.
  
  В момент укуса он попытался вырваться, но не из рук же вампира. Раз я вцепился в добычу, никто её не отнимет. Первый глоток. Словно тихий огонь растёкся по жилам. От сладости судорогой свело горло. Я едва не уронил драгоценные капли, приник теснее, чтобы не упустить ни единой ноты этой волшебной симфонии. Я пил благоговейно, как люди древнее благородное вино, я растворился в немыслимом наслаждении, был им весь. Каждый глоток наполнял радостью на грани боли. Проникал внутрь, словно нектар или яд, казалось, прерваться просто невозможно, но я слишком давно был вампиром и не попадался на злые происки собственных инстинктов. По сути, выпил совсем немного.
  
  Оторвался от источника наслаждения, лизнул несколько раз кожу, наблюдая, как затягивается на глазах крошечная ранка, просмаковал послевкусие на языке и губах. Чужая кровь обживала нервы, трогая их настойчиво и мягко. Я был в восторге.
  
  Реальный мир начал понемногу проявляться сквозь только что состоявшийся сон, и я обнаружил, что подопечный в настоящей панике. Моё неделикатное поведение его буквально ошеломило. Как видно, он и, правда, не подозревал, что в мире существуют вампиры, да ещё занимаются вот таким странным делом! То есть я лишил девственности не только его кровеносную систему, но и сознание. Неприятный момент. Надо бы как-то объясниться.
  
  Вот чего не люблю так это оправданий. Проще вернуть на лицо маску и отойти с достоинством в сторону. Парень ощупывал шею, словно не мог поверить в только что случившееся, а может быть полагал, что стал жертвой внушения. Растерянность пробивалась сквозь его стойкое самообладание. Пальцы ничего не находили, он смотрел на меня почти с ужасом. Пожалуй, действительно страшнее, когда руководят твоим мозгом, чем когда распоряжаются телом.
  
  - Я, правда, вампир и только что пил твою кровь. Повреждения не осталось потому, что моя слюна способна его заживить. Не идеально, но через несколько дней сохранится лишь едва заметный шрам.
  
  Разговоры - это хорошо, но человек так настрадался, что полезно их отложить на потом. Теперь я понимал и чувствовал его намного лучше и видел, до какой степени он измучен. Жестоко было с моей стороны набрасываться, даже не дав отдохнуть и прийти в себя.
  
  Слуги уже спят. Есть ведь у меня слуги? Поэтому просто взял его деликатно за локоть и отвёл в ближайшую жилую комнату, их здесь полно. Спросил на всякий случай:
  
  - Ты понимаешь мою речь?
  
  Он едва заметно кивнул. Тем лучше.
  
  - Это кровать, тут душ и другие какие-то удобства, здесь можно заказать еду. Буквы тоже знаешь?
  
  Он опять наклонил голову. Молчаливый. Впрочем, я на его месте тоже постарался бы придержать язык.
  
  - Устраивайся, отдыхай.
  
  Он неуверенно поднял руки, я спохватился и отомкнул замки браслетов. На ногах их к счастью не нашлось, а то несолидно было бы Моему Величеству ползать на коленках. Добавил:
  
  - И да: бежать отсюда лучше не пробовать. Дворец кажется прозрачным, но он такой только для меня.
  
  Я вышел и запер за собой дверь. Система слежения тотчас среагировала на новый объект. Удрать отсюда действительно невозможно, хотя прежде никто и не пытался. Как счастлив будет начальник моей охраны Свен, когда узнает, что его игрушки всё же пригодились.
  
  В моей спальне тоже есть ванная комната. Доспехи не тяготили, но снимал я их не без удовольствия. Нежиться в тёплой воде всё же приятнее, чем изображать ходячее изваяние. Искупался, расчесал волосы, надел домашнее. Мне нравилось быть наедине с собой, время, когда ощущал себя свободным.
  
  Я вспомнил о документах, которые следовало просмотреть до наступления утра, чувство долга потащило обратно в кабинет. На столе ещё валялся снятый с человека ошейник, я не отказал себе в удовольствии лизнуть внутреннюю поверхность. След сохранился слабый, но взволновало и это. Жаль, что жизнь состоит не из одних только удовольствий.
  
  Если меня заставить, трудиться могу усердно, да и просто люблю бумажную работу, хотя все документы теперь поступают в электронном виде. Я зарылся в отчёты, проекты, докладные. Лишних людей мы в правительстве не держим, потому приходится брать на себя часть реальной работы, а не только принимать красивые позы, когда идёт трансляция по межзвёздному каналу.
  
  Я целиком ушёл в увлекательный мир, встававший за чередой строк. Воображение уносило в другие города и звёздные поселения на берега океанов и в течение рек. Из сада лился прохладный ароматный воздух, хотя я и не помнил, когда отворял окно. Всё было так славно, мирно, даже больные воспоминания о моей трагической любви к Айрис не царапали тупыми когтями сердце, и я уже предвкушал торжественный рокот рассвета, который каждый вампир встречает с невольным почтением, когда нечто туманное: неясный звук, или слабый запах дёрнули какую-то струну в сознании, заставив насторожиться.
  
  Клыки шевельнулись в дёснах, затрепетали пальцы. Лишь поднявшись и машинально погасив виртуальный экран, я сообразил, что это мой пленник или гость, наверное, проснулся. Его комната не так далеко, то есть ничего необычного не происходило, или всё же нашлась причина для тревоги? Я прислушался к себе. Рутинное занятие хорошо отвлекало, но едва я оставил его, как внутри пробудилась тоскливая пустота, не голод, а нечто более неопределённое. Влечение.
  
  Эта кровь была слишком хороша, она манила, как обещание нового неслыханного счастья. Пробудила инстинкты такие древние, что я и забыл об их существовании. Цивилизованный вампир, благопристойный монарх, законопослушный гражданин, я снова как в дикие времена мечтал об упоительном безумии охоты.
  
  Я облизал клыки, потом потрогал их пальцами. Следовало разобраться. Меня считают импульсивным, я и есть такой. Наверное, моей логике не хватает совершенства, рассудительности, постоянства, вот и принимаюсь решать сложные проблемы простыми средствами. Так и теперь, недолго думая, отправился в комнату человека.
  
  Распахнув дверь, застал землянина совершенно голым, должно быть, приняв душ после сна, он не успел одеться. Он завернулся в покрывало с поспешностью девицы, которая хочет набить себе цену и разжечь мой пыл, но я успел увидеть главное. На теле остались едва поджившие следы истязаний. Человека пытали, хотя, что такого мог знать простой пилот или штурман? Магни бывает жесток - для пользы дела, как он её понимает, или всё же дело рук старого Вотана? Давно пора сменить человеческого князя на кого-то более достойного этого названия. Займёмся, сейчас не об этом.
  
  - Извини, не хотел мешать. Мне нужно проверить одну догадку.
  
  Широко распахнутые глаза смотрели с откровенным недоумением.
  
  - А ты кто? - спросил землянин.
  
  Надо же, я услышал его голос, счастье-то какое. Лишь секунду или две спустя сообразил, что он меня не узнал. Вчера видел правителя в доспехе и маске, а сегодня с утра к нему явился неизвестный мужчина в лёгких штанах, рубахе нараспашку и босиком. Импульсивность не напомнила мне, что следовало прилично одеться.
  
  - Я - Альв. Когда вылезаю из своей консервной банки, то выгляжу так, потом расскажу подробнее, сейчас нужно убедиться...
  
  Я шагнул вперёд, а он отшатнулся, судорожно кутаясь в простыню, словно вообразил, что его тут же на кровати изнасилуют с особым старанием. Хотя, обо мне сочиняют страшилки и позаковыристее. Люди такие злые.
  
  - Извини! - сказал я, благопристойно отворачиваясь. - Оденься, потом поговорим.
  
  За спиной шуршала ткань, а я вдыхал воздух комнаты, уже успевший пропитаться неповторимым ароматом живого человека, процеживал сквозь восприятие оттенки. Постель как была застелена кем-то из обслуги, так и осталась нераскрытой, должно быть, человек просто рухнул на кровать, не раздеваясь, так непередаваемо был измучен, а я вчера хлебал его кровушку и сегодня явился, не дав натянуть штаны и поесть. Голод я чувствовал издали, и стеснялся собственной сытости.
  
  Мысли скакали с одного на другое. Я подумал, что у человека, наверное, и запаса одежды нет, надо её раздобыть. Можно своей поделиться, у меня в шкафу много и всё время появляется новая, наверное, Борга проявляет материнскую заботу, с которой хорошие жёны опекают холостых приятелей мужа.
  
  Шорохи стихли, и я снова повернулся к землянину. Он глядел на меня недоверчиво и насторожённо, вчерашний сводящий с ума страх притих, но неизвестность по-прежнему мучила. Чувства легко читались, хотя картины, мелькавшие в сознании, когда я пробовал его, были отвлечёнными образами.
  
  - Мне нужно ещё немного крови, потом позволю отдохнуть.
  
  Я осторожно подошёл. Человек напрягся, но остался на месте, казалось, он готов дать отпор даже если это будет стоить ему жизни. Недаром Магни упаковал в браслеты, видимо, накопились прецеденты. Я решил отхлебнуть из запястья. Люди в таком положении меньше пугаются, так как им кажется, что сохраняют контроль над ситуацией. Бережно взял мускулистую руку, развернул. Землянин вздрогнул только, когда клыки пронзили плоть, сказал с тем почти детским страхом, какой у мужчин случается ну, например, перед женскими слезами.
  
  - Ты действительно вампир?
  
  Трудно отвечать с набитым ртом и невежливо, я решил, что вопрос, в сущности, риторический.
  
  Едва губы коснулись кожи, первые капли скользнули на язык, я снова ощутил глубинный восторг, сопричастность к чуду. Эта огненная жидкость наполняла меня совершенством, и оторваться от источника можно было, лишь твёрдо пообещав себе вернуться к нему вновь. Я выпил совсем немного, лизнул ранку. Вещественность происходящего невероятно завораживала. Когда выпрямился, обнаружил, что землянин смотрит на меня почти сочувственно. Ну и ладно, главное, что он успокоился.
  
  - Я так и не дал тебе имя.
  
  - У меня есть собственное.
  
  - Сообщишь его, когда захочешь. Я нарекаю тебя Ингилейвом. Поешь, ты голоден и должен восстановить утраченное. Мне надо подумать.
  
  То есть, умнее было пойти в свой кабинет, но, когда меня вот так накрывает идея, я вцепляюсь в неё, где придётся. Поэтому, усевшись на кровать, я уперся локтями в коленки, ладонями в скулы и перестал замечать, что происходит вокруг. То есть отслеживал самым краешком сознания перемещения человека, они не мешали.
  
  Почему заворожила эта необыкновенная кровь? Потому что дал мне её природный землянин. Мы так давно ушли, столько новых поколений сменилось под чужими звёздами, что нечто важное растворилось по дороге. Люди, выросшие не под Солнцем, стали другими. Они выглядели как прежде и разговаривали на привычных языках, но чужая почва, радиация вода перестраивали их изнутри. Всё происходило постепенно, вампиры не замечали событий, растянутых на такой длительный срок, и тоже многое теряли, хотя измениться и не могли.
  
  Я представил целую планету с необыкновенно притягательным для вампиров населением и пришёл в ужас. В один кошмарный момент тщательно сбережённая респектабельность может разлететься в пыль. Подлинная земная кровь взойдёт в ранг наркотика. И тогда уже кто бы ни развязал войну, она неизбежно превратиться в ужасающую бойню. Вампиры обезумеют, люди тоже. Рухнут одни империи, и кто знает, возродятся ли другие. Захолустная прародина Земля, от которой все мы высокомерно отвернулись, превратится в объект всеобщего посягательства. Что бы тогда не замышляли сами земляне, любой их проект хрустнет под натиском вампирских миров. Планету превратят в заповедник, резервацию, возродится рабство и жизнь с оружием в руках.
  
  Эх, как хорошо, если бы это была паранойя. Пусть моя, но нелепая одержимость. Надо поговорить с кем-то у кого ещё не полностью снесло рассудок. Я вскочил и вылетел из чужой спальни. Автоматически щёлкнул замок. С запоздалым раскаянием подумал, что у Ингилейва может сложиться крайне нелестное мнение о вампирах после знакомства со мной, но решил отложить на будущее восстановление монаршего реноме.
  
  Глава 3
  В своих покоях я всё-таки затормозил, чтобы прилично облачиться. Вспомнил, что утром назначена встреча, а по городу босиком ходить не совсем удобно. Лайс уже ждал. За те минуты, когда выбирал одежду, расчёсывал и завязывал волосы, я немного успокоился и решил временно никого не тревожить своими измышлениями. Вдруг необыкновенность крови моего нового приятеля - всего лишь редкое извращение или я в него ненароком влюбился. После гибели Айрис я сторонился женщин, могло ведь это плохо кончиться? Говорят, что вампиры не меняются, но на самом деле это не совсем так. Мы накапливаем опыт, становимся устойчивее к воздействиям, одни пристрастия теряют привлекательность, другие её приобретают.
  
  - Идём! - сказал Лайс. - Лучше приехать в космопорт пораньше, важно не светить Михаила, нашу с ним беседу, потому что каждый землянин представляет сейчас особую ценность.
  
  - Вперёд, красавчик!
  
  Лайс оглядел меня с головы до ног, но ничего не сказал и ладно.
  
  Мне всегда представлялось, что с агентами встречаются в тавернах, беседуют, склоняясь друг к другу головами под шум и крики пьяных посетителей, но я слишком романтичен. На деле нет у нас таверн, зато полно отличных ресторанов и кафе. Возможно, они не хуже служат святому делу шпионажа, но Лайс повёз меня в порт.
  
  Я обожаю космопорты - волшебное место. Большинство крупных судов причаливает у орбитальных пристаней, там разгружается и загружается вновь, но на планету садятся лёгкие корабли, да и экипажи пустотников спускаются к нам, чтобы приятно провести время и потратить денежки.
  
  Здесь пахнет чужими мирами, иногда мне мерещится, что торговцы приносят из вселенной звёздную пыль, а не только прибыль, хотя последнее тоже важно.
  
  В приёмных залах, где странники проходят таможенные формальности и узнают всё, что им нужно для пребывания на планете, я становлюсь бестолковым зевакой. Мне приятно разглядывать людей и их наряды, слушать голоса, понятные и тёмные речи, вдыхать запахи. Здесь так много всего, что сразу не объять, и я откладываю осмысление на потом. Иногда и вампиры попадаются, но я сам вампир, чему хорошему они могут меня научить? Прохожу мимо.
  
  Лайс увлёк в самый дальний зал, где царило относительное спокойствие и не бродили вездесущие купцы из империи Флориана. Приглядывали за ними довольно строго, хотя большей частью вели они себя вполне благопристойно. Мы не любим империю потому, что правят там исключительно люди, а наш брат дискриминирован, почти порабощён.
  
  Лайс сердито пихнул локтем, должно быть, я опять замечтался, взглядом указал на коренастого мужчину в длинном сюртуке или кафтане, плотной одежде совсем не по нашему климату. Люди Лайса уже действовали. К землянину подошла изящная девушка, трогательно извинилась и попросила пройти в отдельное помещение, чтобы без помех разъяснить маленькую неувязку в документах.
  
  Мужчина возмущался, девушка виновато опускала голову, затем оба удалились в боковую дверь. Они хорошо сыграли свои роли. Мы с Лайсом пошли в совершенно другую сторону, но здесь везде такие тайные коридоры, о которых никто не знает, так что в комнате для беседы оказались почти одновременно с землянином.
  
  Здесь оказалось мило, много кресел, других уютных пристанищ, на стойке в углу приготовлены напитки и еда. Михаил сразу направился к этой кормушке и осушил стакан простой воды. Я скромно устроился в уголке, общаться с человеком предстояло Лайсу. Он жестом предложил торговцу присаживаться, и тот выбрал кресло, из которого мог хорошо видеть нас обоих.
  
  Лайса он знал, это сразу ощущалось по лёгкой волне доверия, спокойному взгляду, а на меня поглядел пытливо.
  
  - Мой стажёр, - рекомендовал Лайс.
  
  Он как-то сказал, что у меня простодушное лицо, которое располагает ко мне окружающих и вообще я больше похож на человека, чем на вампира. Шпионы любят вызывать доверие, им для дела полезно.
  
  Михаил успокоился, но разговор повёл только с Лайсом, что мне было на руку. Я мог прислушиваться, запоминать, а главное внимать своим ощущениям. Включая сенсоры, ловил запахи: его собственный, мужской, довольно терпкий и лёгкое присутствие рядом женщины. Жена, подружка, родственница? След слабый и отчасти общий, скорее всего, последнее. Я ощущал движение крови в жилах, но кожа везде оставалась цела, так что не мог точно сказать, передо мной заурядная пища или восхитительный нектар, который я потреблял совсем недавно.
  
  Михаил по человеческим меркам был средних лет, свежая юность осталась позади, возможно, дело в этом? Если меня начали привлекать мужчины, вполне разумно предположить, что это будут не старики. Ингилейв молод и собой как будто недурён, признаться, я не присматривался. Уточню потом, что я действительно чувствую рядом с ним, самому уже интересно, а пока следует послушать беседу.
  
  Начал её, как ни странно, Михаил, сказал с напором:
  
  - Хотел уже отказаться от поездки, потому что на меня надавили. Кто именно - не смог дознаться, но похоже, след уведёт высоко наверх. Ты же знаешь, что на тех, кто торгует с внешними мирами, смотрят косо, но прежде это терпели, сейчас всё жёстко регулируется.
  
  - Значит, слухи о военном флоте, который набирает силу, не так уж нелепы?
  
  - Не берусь судить, если что-то и происходит, то в наглухо закрытых зонах, но военных стало определённо больше. В форме и без неё они появляются на внутренних линиях, их постоянно встречаешь на планете. И реклама выгодной работы для мальчиков и девочек становится всё более привычной. Ты же знаешь, у нас плохо с трудоустройством, за приличное вознаграждение людей набрать нетрудно.
  
  Михаил беспокойно оглянулся на меня на дверь, порывался ещё что-то сказать, но передумал, передал Лайсу миниатюрный носитель.
  
  - Я должен спешить, длительная задержка будет выглядеть подозрительной.
  
  Мы опять разошлись в разные стороны. Лайс выглядел озабоченным, и я к нему не приставал. Мы наблюдали со стороны, как Михаил уходил на другую сторону зала. Это любопытное место. В середине зияет гигантский провал, сквозь который устремляются вверх и вниз призрачные колонны местных лифтов, внутри снуют сияющие капли, словно икринки с зародышами-людьми. Я залюбовался подвижной картиной, но краем глаза всё ещё видел Михаила, озабоченно спешащего по своим делам. Иногда колонны загораживали его, но потом он появлялся снова. Упал он в тот момент, когда находился на виду.
  
  Я заметил, как подломились колени, и тело осело на пол. Рядом коротко ругнулся Лайс. Он сорвался с места, побежал по дуге. Он довольно молод на самом деле, я намного старше, потому вскочил на балюстраду и прыгнул через провал.
  
  То есть, мне казалось, что справлюсь, уже в полёте задался этим важным вопросом, но тело не подвело. Мощи начального толчка оказалось вполне достаточно, а если кто-то и увидит полёт над бездной, так подумает, что ему померещилось.
  
  Прыжок завершился там, где намечено, я даже перила не задел, потому сразу кинулся к лежащему человеку. Вокруг него уже образовался тот странный водоворот, который люди устраивают, когда растеряны и не знают, что следует предпринять. Кто-то ускорял шаг, поскольку это не его дело, кто-то остановился в нерешительности, некоторые пытались неловко помочь, но сразу отодвинулись, когда я опустился на колени, склоняясь над лежащим.
  
  Михаил был жив, он дышал, сердце билось, хотя и неуверенно. Приступ какой-то болезни? Исключено! Я только что едва не облизывал этого человека взглядом, просканировал его от волос на голове до пяток и точно знал, что он абсолютно здоров. Ни хронических недугов, ни болевых моментов я не заметил тогда, и именно поэтому мгновенно уловил беспорядок сейчас. Левая рука. Подняв её и развернув, сразу увидел на тыльной стороне ладони почти прозрачную лепёшку.
  
  Люди теперь часто вводят таким способом медикаменты, но от этой начался беспорядок в организме. Я мигом отодрал её, стёр оставшиеся на коже капли. Нашлёпка таяла на глазах, но содержимое в мои пальцы не впитывалось, что принципиально значения не имело, потому что вампиры нечувствительны к ядам.
  
  Я вызвал по своему браслету связи медиков, помассировал грудь Михаила. Сердце живого человека под нашими ладонями бьётся энергичнее - какое ни есть, а лечение. Землянин всё ещё был в сознании, хотя и на грани небытия, но стремление сделать нечто важное или моя помощь взбодрили его. Посиневшие губы разжались, человек прошептал так тихо, что только отменный вампирский слух помог мне разобрать слова:
  
  - Позаботься о Зое, пожалуйста!
  
  Глаза горели, одна только мысль и держала на поверхности. Кто бы ни был этот Зой, его жизнь была Михаилу дороже собственной.
  
  - Будь спокоен, я сделаю.
  
  Он сразу расслабился, возможно, я ему внушал доверие. Могло, конечно, сказываться и действие яда.
  
  Тут и Лайс очутился рядом, отнял у меня жалкие остатки орудия убийства, быстро лизнул. В космопорту медицинская служба работает мгновенно. Лайс не успел ничего сказать, как нас обоих бесцеремонно отпихнули проворные ребята и девушки в бледно-зелёном. Михаила переложили на носилки-реаниматор, умная ткань мигом обволокла тело, и вся кавалькада унеслась в местную клинику.
  
  Мы, два вампира, переглянулись. Лайс произнёс какое-то слово, скорее всего не ругательство, а название яда, но я отмахнулся.
  
  - Ты видел, кто это сделал?
  
  - Я запомнил всех, кто был рядом, разберусь, у меня здесь полно своих людей.
  
  - Михаил просил позаботиться о каком-то Зое. Ты его знаешь?
  
  - У него на корабле. Пятый причал, спутник альфа. Пошлю туда кого-нибудь.
  
  - Я сам, он же ко мне обратился.
  
  Лайс кивнул и исчез в толпе. Напроситься на работу проще, чем сделать её, хотя особых трудностей я пока не видел. То есть жизнь во дворце немного иная, чем в обычном мире, но я частенько выбирался в город, побродить, посмотреть, понюхать, как живут люди. Интересно же. Так что умею и сам расплачиваться за товары и услуги, пользоваться транспортом, соображу даже, как отыскать лифт на спутник альфа, а нет, так подскажут.
  
  Считанные минуты прошли, а я уже занял законно купленное место в овальной кабине. Зачем поднимались остальные пассажиры, я не знал, но разглядывал их с удовольствием. Мне нравились запахи чисто вымытых тел, блестящих волос, тканей. Я слушал голоса, почти не вникая в реплики, лишь ловя интонации. Эти люди казались высшими существами тому, кто помнил ужасы тёмных веков и первых этапов освоения.
  
  Я загляделся на девушку. Она оживлённо болтала со спутником, а я любовался тонкой гибкой шеей, полными губами, блеском глаз. Длинная коса плескалась по спине, когда девушка озиралась, лохматилась, и я представлял, как она, расчёсывая вечером волосы, будет морщиться на запутавшихся прядях.
  
  Маленькие грудки призывно подрагивали под тонким шёлком кофточки, захотелось ладонями ощутить эту восхитительную плоть, даже больше чем попробовать, какова на вкус кровь. Я отвернулся. Эта миловидная попутчица не Айрис, значит, мне не нужно от неё ничего. Попытки зажечь себя прежним огнём казались нелепыми. Собственная холодность меня, в целом, устраивала.
  
  Когда лифт прибыл, люди разошлись, у каждого были точные цели, дела, я же пока не знал, как подступиться к своему. Михаила пытались убить, значит, то же самое грозит и Зою. Смогу я в одиночку обеспечить безопасность этого человека? Я силён, проворен, но не слишком искушён в нелёгком деле обороны, так не привлечь ли к делу специалиста?
  
  Я уже рассказывал о начальнике моей охраны. Зовут его Свен, и он замечательный человек. Иногда кажется, что он действительно предан не только своей профессии, но и мне. Вот и сегодня, как я ни пытался тайком улизнуть из дворца, наверняка он проведал о моём своеволии и пустил следом стражей. Специально я не присматривался, но зоркие глаза и хорошая память вампира делают всё как бы сами собой. Крепкий мужчина незаметно, как ему казалось, наблюдал за мной из-за сувенирного магазинчика. Он был и в космопорту, и на борту лифта. Следовал за "объектом", стараясь не попадаться на глаза.
  
  Я сделал вид, что прогуливаюсь, подошёл ближе, и вот мы уже стали глаза в глаза, хотя верный телохранитель и отводил старательно взгляд: ему ведь по должности полагалось быть невидимым. Лица я не вспомнил, а вот запах узнал. Убедившись, что человек действительно свой, сказал:
  
  - Мне нужна помощь.
  
  Подействовало мгновенно. Он вмиг подобрался, насторожился, принялся свирепо смотреть по сторонам, выискивая тех, кого надо убить ради блага любимого монарха.
  
  - Расслабься! Содействие требуется несколько иного рода, - успокоил я. Поскольку он всё ещё стеснительно мялся, получив, должно быть, приказ вести скрытное наблюдение и не мешать без нужды мнимой свободе передвижения обожаемого правителя, я добавил на всякий случай: - Свену ничего не скажу.
  
  Вот зачем опять оправдываюсь? Кто главнее: начальник охраны или король? Ответ казался очевидным, но я смотрел просительно. То есть приказать могу, а что если бедолаге потом влетит? Лучше договориться, я умею к себе располагать, и титул весьма этому способствует. Быстро объяснил задачу, и мой верный страж старательно покивал.
  
  Он явно лучше меня был знаком с планировкой наших станций, потому уверенно повёл меня вперёд, на бегущую дорожку, и скоро мы оказались, собственно, на причале. Земной корабль стоял под разгрузкой, но к жилой кабине, как и положено, подвели коммуникации: выход на станцию у нас не требует таможенных формальностей. Местной охраны здесь не наблюдалось, зато двери оказались на запоре. Не следовало считать подобный жест недружественным, учитывая случившееся в космопорту, но я решительно не понимал, что делать дальше, и очень хорошо, что мне и не требовалось думать самому.
  
  Охранник решительно выступил вперёд и начал переговоры. Устройство связи не показало нам внутренность корабля, хотя мы, двое визитёров, наверняка просматривались со всех ракурсов. Справедливо, учитывая, что всё пространство судна - территория другого государства.
  
  - Срочное сообщение от Михаила Зою! - сказал охранник.
  
  С той стороны начали уточнять, а я вдруг забыл обо всём, ощутив нешуточное волнение. Сейчас я ведь окажусь как бы на Земле! Дожидаясь ответа разглядывал мощные створы люка, убранные сейчас в пазы для подключения системы обмена. Да, воздух внутри местный с той самой поры, как судно причалило, но сохранилось же там что-то земное?
  
  Надежды, бесспорно, следовало счесть наивными! Корабли ведь дезинфицируют как раз с той целью, чтобы ничего постороннего не сохранилось в их атмосфере. А то занесётся не туда, куда надо не тот микроб или пыльца растения. Хорошо, если дело ограничится аллергией.
  
  Дверь неохотно распалась на сегменты (люблю за этим наблюдать) и пропустила внутрь. Пахло здесь, действительно, как на любом космическом судне, я даже не мог точно сказать - чем, но старался отделить техногенное от живого. Экипажи торговцев невелики, поскольку все работы с грузом берут на себя порты. По моим прикидкам человек пять, кроме Михаила, но точно сказать я не брался, да и думать следовало о другом. Раз нас допустили на борт, имея невысокое численное преимущество, значит, держат в рукаве козыри. Оружие, например.
  
  Нас пригласили в длинную каюту, середину которой занимали стол и стулья. Отличное место. С одной стороны, как бы учтиво, с другой и драться неудобно, зато стрелять ничто особенно не мешает. Мы-то безоружны, наверняка их сканеры уже это доложили.
  
  Пока я разглядывал обстановку, в противоположную дверь вошёл человек, остановился так, чтобы нас разделял стол. Вид решительный и независимый, и это девушка.
  
  - Я - Зоя, - сказала она. - Слушаю!
   - Ох же ты, - вырвались у меня в ответ совершенно не королевские слова, да я и чувствовал себя полным придурком.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"