Ник Нэл: другие произведения.

Близнецы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трое друзей, пережив невзгоды, образовали команду и поступили на работу в СБ Земли. Первое задание не заставило себя долго ждать. Высоколобые открыли дорогу в параллельную реальность и, как обычно, не знают, что с этим делать. Команда Клейна отправляется выручать сгинувших там коллег, но оказывается втянута в непредвиденное расследование в других мирах.

  Глава 1
  
  
  Хотя Антон Лукас предоставил команде полную свободу, Клейн твёрдо решил не потратить впустую ни одного дня. Он составил расписание тренировок, и всем троим пришлось забыть о безмятежности отдыха. Лукас обещал, что потревожит команду лишь когда прочие средства будут исчерпаны, а значит, не так и скоро, но прав оказался Клейн.
  Антон позвонил два месяца спустя, и в голосе его помимо уверенных интонаций руководителя звучало сожаление. Он обещал приехать рано утром. Лорану как раз хватило времени на то, чтобы выстроить несколько пустых версий и горько пожалеть, что он ещё подготовлен недостаточно хорошо.
  Лукас по своему обыкновению явился один, без охраны, и сразу же, не тратя время на приветствия, занял предложенное кресло. Он выглядел озадаченным и цель визита изложил слегка несвязно.
  - Высоколобые! - сказал он, кривя рот. - Как вы понимаете, держать их в границах разума удаётся не всегда. Институт, о котором пойдёт речь, занимается теорией параллельных пространств. Так они это называют, когда хотят получить деньги на исследования. Я не думаю, что правительство верило в результат, хотя субсидии всё же давало: теперь так модно поддерживать науку. Я веду речь к тому, что у них как будто получилось.
  Лукас поморщился и Лоран подумал, что он, возможно, и напуган.
  - В результате эксперимента пропал человек. Совсем пропал.
  - То есть его идентификатор исчез из поля слежения? - уточнил Клейн.
  - Да! - кивнул Лукас. - Я послал двух опытных агентов расследовать обстоятельства дела, и они пропали тоже. Бесследно.
  Лукас повернулся к Лоэ и Смиту и пояснил:
  - Идентификатор нельзя ни уничтожить, ни экранировать, при попытке несанкционированного воздействия он отправляет сигнал на ближайшую базу. Живых или мёртвых агентов нет на Земле, как и куда они исчезли, мы не знаем. Я вызвал других учёных: этих физиков. Хотел послушать их мнение, но они ничего толкового не сказали, только матерно разругались, потому что каждый из них имеет свой собственный взгляд на один и тот же предмет.
  - Но у вас ведь должен быть человек, который начал всю эту историю, - осторожно напомнил Клейн. - Изобретатель.
  - Он есть, но потрясение оказалось ему не по нервам. Его разум ушёл из его тела и врачи ничего поделать не могут.
  Лукас вздохнул и посмотрел на чашку кофе, любезно поставленную перед ним Лоэ, как на малознакомый предмет, потом, спохватившись, отхлебнул из неё.
  - Я надеюсь только на вас троих! - сказал он.
  - На команду Клейна, - поправил Лоран.
  - Да! - согласился Лукас. - Если вы готовы, мы может лететь прямо сейчас.
  
  Специальная ракета перебросила всех четверых на другой континент, но дальше пришлось ехать на обычном автомобиле. Дорога шла через густые заросли, и научный комплекс открылся внезапно. Стандартные белые корпуса, клумбочки под окнами. Необычным было полное отсутствие на территории людей. Зато вокруг растянулось оцепление, судя по одобрительному взгляду Клейна организованное по всем правилам. Лукас предъявил пропуска, заготовленные на команду, и все четверо поднялись в жилой блок.
  Учёный оказался сравнительно молодым человеком, бледным и нездорово рыхлым. Рядом с ним находились двое охранников, но вряд ли эта предосторожность имела смысл. Клейн посмотрел на Смита и отрицательно покачал головой. Он не смог прочесть что-либо в этом заторможенном сознании. Смит спросил:
  - Как его зовут?
  - Винсент Доценко.
  - Международный - его родной язык?
  - Да, - ответил Лукас.
  Смит жестом велел всем выйти. Охранники, что любопытно, повиновались, даже не дождавшись подтверждения от непосредственного начальника. Смит взялся за работу. Лоэ, Клейн и Лукас могли наблюдать за происходящим из соседнего помещения.
  Смит повернул голову Винсента и поймал его тусклый взгляд. Словно невидимая нить протянулась между двумя парами глаз. Смит заговорил, но так тихо, что слов не разбирал даже Клейн. Постепенно Винсент начал отвечать ему так же негромко. Когда он замолкал, Смит касался его лица или пальцев, словно делясь энергией.
  Через полчаса Смит вывел к остальным испуганного, измученного, но способного общаться человека.
  - Я сказал ему, что всё будет прощено и забыто. Боязнь последствий уже почти свела парня с ума. Постарайтесь отнестись к нему просто как к человеку, попавшему в беду.
  Лукас, судя по его виду, не горел огнём милосердного всепрощения, но согласился с вампиром. Антон хотел разобраться в проблеме и спасти своих пропавших агентов, если это ещё было возможно. Ради этого он готов был пойти на маленькие жертвы.
  Рассказ Винсента получился путанным и длинным, но терпеливо слушая его, уточняя и ободряя Смит, сумел извлечь из него довольно связную истину. Вопреки мнению скептиков, Доценко сумел нащупать дорогу в параллельную реальность. Сомневаясь в своих разработках и опасаясь насмешек коллег, последние изыскания он проводил в глубокой тайне. Аппарат перемещения был создан, и требовалось испытать его прежде, чем предъявлять учёному сообществу. Для этого Винсенту понадобился помощник. Он договорился со своей лаборанткой и подружкой Аллой. Винсент изготовил дубликат перемещателя, и теперь экспериментаторы могли уходить в другую реальность одновременно, и так же возвращаться. Винсент убедился, что опыты каждый раз дают один и тот же результат, и что возвращение в родной мир даже не требует дополнительной настройки.
  Доценко ликовал, предвкушая славу первооткрывателя, но Алла, как выяснилось впоследствии, имела собственное представление о предмете. Она решила, что парочка может неплохо заработать, устраняя людей, неугодных тем, кто способен оплатить это удовольствие. Что происходило потом, Винсент помнил смутно. Он не хотел никого убивать, но планы подружки ужаснули его настолько, а появление агентов Лукаса напугало до такой степени... Винсент признавал, что отправил в другой мир троих, но вспомнить подробности так и не смог.
  После того, как учёный вручил Лукасу оба перемещателя, Смит предложил дать ему снотворное и на время оставить в покое. Клейн сказал:
  - Что ж, теперь остаётся вызволить наших товарищей. Если верить Винсенту, а Смит утверждает, что он не лжёт, путешествие туда и обратно не станет слишком обременительным. Медлить нечего. Вряд ли ребята чувствуют себя комфортно.
  - Там лабораторий нет - лес, - поделился добытыми сведениями Смит, - так что понадобится снаряжение, но и люди есть. Винсент видел пролетающие в небе самолёты.
  Лорана перспектива прыжка в иную реальность пугала, но высказываться при Лукасе он постеснялся. Антон ведь твёрдо верил, что его команда непобедима, зачем его разочаровывать? Пожаловаться на судьбу он сможет потом, когда окажется наедине с друзьями. Один перемещатель взяли с собой, другим вооружился Лукас. Он выглядел взволнованным и медлил, что рассердило даже Лоэ.
  - Стреляйте уж! - сказал Лоран.
  И путь в неведомое начался.
  
  За всю жизнь Лоран не испытывал более мерзких ощущений. Он словно с чудовищной скоростью пронёсся сквозь рой звёзд, то вторгаясь в неистовое пекло солнца, то вырываясь в запредельный мороз вакуума. От боли даже страх пропал, а потом всё прекратилось.
  Показалось, что если вдохнёт, тут же рассыплется в прах, потому что невозможно пройти сквозь преисподнюю и остаться целым. Лоэ вдохнул, и воздух свободно проник в лёгкие. Тело вернулось из небытия, давая знать о своём присутствии едва заметной мышечной болью. Боясь поверить, что всё ещё жив, Лоран осторожно открыл глаза. Вокруг, как и предупреждали, была одна природа.
  Небо над головой синее, в нём сияет солнце, под ногами бугрится кочками земля, покрытая лохматой травой, а вокруг, насколько хватает взгляда, простирается лес, на вид пристойный, но абсолютно безразличный ко всему человеческому.
  Первым пришёл в себя вампир.
  - Здесь сыро, - сказал он. - Отойдём и решим, что делать дальше.
  -Много у них ещё недоработок! - сердито вставил Лоэ.
  Вероятно, он и сам не знал, имел в виду учёных, Творца или всех одновременно.
  Клейн первым зашагал к возвышению метрах в ста от места прибытия. Лоэ двинулся следом, тотчас запнулся и упал бы, если бы вампир не подхватил, рассеянно помогая удерживать равновесие. На бугорке и, правда, было суше, ноги тонули в густой траве. Лоэ остановился угрюмо озираясь.
  - Что скажешь, Смит? Подсказывает твоя обострённая чувствительность где агенты Лукаса? Хорошо бы они оказались поблизости, а то мы тренировки не закончили.
  Вампир задумался надолго, косясь иногда на солнце, жарко сияющее сквозь редкую листву. Лоран переминался с ноги на ногу, оглядываясь по сторонам. Он слышал, что на Земле много змей и других ужасных созданий. Оказавшись внезапно среди чужой девственной природы, почувствовал тревогу, проснулось привычное желание держаться поближе к вампиру, а ещё лучше, ухватиться за его надёжное плечо. Клейн последовательно проверил шпионские устройства, спрятанные в одежде.
  - Людей поблизости нет, - сказал вампир. - Что говорит твоя радиостанция?
  - Радиосвязь давно вышла из моды, Смит, но в одном ты прав сигналов идентификаторов нашего мира я поймать не смог. Придётся нам побегать по местным лесам.
  Смит кивнул.
  - Скоро сядет солнце. Ночью я поднимусь, осмотрю окрестности. Пожалуй, следует собрать топливо для костра.
  Лорана усадили на поваленное дерево и выдали сухой паёк. Вдвоём вампир и верон разбили лагерь, развели огонь. Смит искоса поглядывал в сторону заходящего солнца.
  - Ложись спать, - предложил ему Клейн.
  Смит расстелил спальный мешок поодаль костра и лёг сверху. Пожалуй, заснул он раньше, чем обычно, и Клейн подумал, что какой бы ни явилась эта Земля - параллельной или иновоплощённой - она опаснее той, первой. Чем-то неуловимо злее, и даже здешнее солнце истовее жжёт беззащитную кожу вампира. Клейн поглядел на Смита, на Лоэ, грустно сидящего на поваленном дереве, и понял, что придётся трудно. Заметно труднее, чем рассчитывали вначале, но даже если всё, что они способны предпринять окажется бесконечно безнадёжно, желательно об этом молчать.
  Вампир проснулся, когда стемнело, и в небе начали зажигаться звёзды. Он поднялся, посмотрел по сторонам. Клейн, запрокинув голову, пытался найти наверху знакомые рисунки созвездий.
  Смит шагнул прочь от костра и вдруг разом преобразился. Чёрные крылья выросли за спиной, чернее ночи, лицо изменилось, вытянулись клыки, блеснули глаза. Метаморфоза была так внезапна и впечатляюща, что село даже пламя костра. Вампир взмахнул крыльями и, легко лавируя среди редких деревьев, исчез из поля зрения. Клейн долго смотрел вслед, потом нагнулся, чтобы поправить горящие сучья. Лоэ завистливо вздохнул.
  - Я летал с ним. Самое великолепное ощущение в моей жизни. Бесполезны слова, чтобы передать впечатление, нужен другой уровень речи.
  - Очень романтично, но тебе лучше лечь и поспать. Завтра трудный день и, предполагаю, что он лишь первый в череде таких же.
  - До чего же ты прагматичен, Густав! - заметил Лоран, разворачивая спальный мешок и пытаясь попутно убедить себя, что расстелить его на траве и забраться внутрь безопасно для здоровья и жизни. - Агент Лукаса, а не человек.
  - Всё верно: и агент, и не человек. Трава не кусается. Шипов на ней нет. Она не ядовитая. Она даже не заминирована. Ляжешь ты спать или нет?
  Лоэ повздыхал и улёгся между костром и поваленным деревом. Через несколько минут он заснул. Клейн остался сидеть возле костра, иногда беспокойно оглядываясь по сторонам. Лес, сомкнувшийся вокруг мерцающего огня, казалось, наблюдал терпеливо, как вампир.
  Смит вернулся перед рассветом, стряхнул с крыльев ночной, чужим пахнущий ветер. Мрак редел, мир просыпался. Лоэ тоже проснулся, зевнул и потёр глаза.
  - Что там? - спросил он.
  - Нужно идти на восток, - сказал Смит. - Там города.
  - Далеко? - уточнил Клейн.
  Смит посмотрел на Лорана, что-то соображая, и кивнул.
  - Далеко.
  - А на других направлениях?
  - Мрак и деревья.
  - Что ж, - охотно согласился Клейн. - На восток - значит к побережью. Где же ещё стоять городам?
  Лоэ, с возвращением Смита почувствовавший себя значительно увереннее, снова улёгся. Вначале он ещё щурился на огонь, но вскоре глаза закрылись, и он заснул. Небо ощутимо посветлело. Смит очнулся от задумчивости и тревожно поглядел вверх. Осторожно, чтобы не побеспокоить Лорана, он перешагнул через ствол дерева и растянулся на своём спальнике. Клейн опять остался наедине с костром. Вместе с ночью из леса ушли ночные страхи. Мир, как всегда на рассвете, был безопасен и тих. Скоро в стремительном цветении зари побледнело оранжевое пламя. Клейн аккуратно загасил огонь и присыпал угли землёй.
  В путь тронулись сразу после восхода. Пожалуй, один Клейн, несмотря на бессонную ночь, чувствовал себя достаточно бодро. Лоэ постоянно спотыкался, путался в густой траве и подлеске. Он и падал бы поминутно, если бы шагавший рядом Смит не подхватывал его вовремя. Значительно больше тревожил Клейна Смит. Дневное светило неумолимо стремилось к зениту, и Смит слабел. Зной донимал всех, но вампира яростное здешнее солнце буквально сжигало. Он воздерживался от жалоб, и всё же его привычная бледность начинала отливать синевой. Деревья давали тень, но, видимо, слишком редкую.
  Тем не менее, друзья шли весь день, а когда солнце склонилось к закату, лес внезапно кончился. Впереди лежала пустая равнина, высокая трава колыхалась на ветру.
  Клейн чувствовал, что усталость одолевает и его. В силу привычки Клейн держался насторожённо. Костёр не развёл, включил фонарь. Быстро опускалось солнце, сгущалась тень. Наступала ночь, и звуки тоже становились ночными. Затем светило кануло за горизонт, и вместе с ним ушёл всепобеждающий свет. Вампир открыл глаза и посмотрел на Клейна. Глаза замерцали во мраке.
  - Тебе лучше? - негромко спросил Клейн.
  - Да, - ответил Смит, - ночь.
  - Знаю, - вздохнул Клейн, - а ты мог бы за ночь перенести нас с Лоэ по воздуху через безлесную равнину?
  - Вас двое. Я могу поднять только одного.
  - Тогда Лоэ. Я сумею за себя постоять.
  Вампир задумался.
  - А если по очереди? - заговорил он. - Я перенесу Лоэ и вернусь за тобой.
  - А меня бросишь одного в этой дикой местности?
  Лоран, оказывается, проснулся. Он сел и обхватил руками колени.
  - Зажгу костёр, даже два костра, оставлю оружие. Не нужно бояться.
  - Я не боюсь, - сказал Лоран.
  - Тогда вперёд, - заключил вампир, поднимаясь на ноги. - Покончим с этим делом скорее.
  Крылья ещё более чёрные, чем ночь заслонили небо. Подхваченный с земли Лоэ успел слабо вскрикнуть, а затем оба друга исчезли из поля зрения. Клейн минуту смотрел в небо, потом двинулся следом сквозь мёртво шуршащую траву. Он знал, что Смит с лёгкостью отыщет его в ночи, когда будет возвращаться.
  Прошло довольно много времени. Клейн неутомимо шагал вперёд, стараясь, выдерживать направление. Звёздная бездна вращалась над головой. Сухие запахи тревожили обоняние. А потом появился вампир. Чёрным призраком скользнул из черноты ночи, чётко развернулся и опустился на траву рядом с Клейном.
  - Устал, Густав?
  - Немного.
  - Я тоже, но давай поспешим. Лоран волнуется.
  Сильные руки подхватили, и Клейн, оказался в воздухе. Вампир поднялся повыше. Свистел разрезаемый крыльями ветер. Клейн вгляделся в зарево на горизонте.
  - Туман, - мягко пояснил Смит. - Странное дело...
  Он замолчал, и Клейн удержался от вопросов, зачарованный изумительным ощущением легкого и тихого скольжения сквозь ночь. Потом зарево приблизилось, а внизу появились два ярких золотых огня, и вампир устремился к ним. Клейн понял, что наблюдает обещанные Лорану костры, скоро и человек обрисовался в освещённом пространстве. Заложив напоследок изящный вираж, Смит опустился почти рядом, оставил Клейна, но превращаться медлил. Когда он заговорил, сомнения прозвучали в голосе.
  - Я временно отлучусь.
  - Зачем? - спросил Лоэ прежде, чем Клейн успел остановить.
  Смит промолчал. Шевельнулись крылья, вампир тенью растворился в ночи.
  - Бестактный вопрос, Лоран, - заметил с упрёком верон.
  - Ты хочешь сказать, что он отправился на охоту? Но здесь нет людей.
  - Зато полно животных.
  Клейн не уточнил, что ещё думает по данному поводу. Хватало насущных забот: поправить огонь, проверить запас топлива, оглядеться. Вокруг опять стояли деревья, и, судя по виденному сверху зареву, город или города были уже близко.
  Клейн улёгся на травку и закрыл глаза, но тут же вскочил опять. Как только ухо коснулось земли, он услышал шаги. Некто чужой и явно двуногий шёл прямо к кострам. Потрескивали ветки, шуршала трава. Лоран беспокойно оглянулся и придвинулся ближе к верону и к кострам.
  Друзья ожидали его появления, и всё же он вышел внезапно. Ввалился в круг света и замер, испуганно моргая. Мужчина. Среднего роста, тучный, рыхлый с белым нездоровым лицом. Одет в штаны и рубаху блёклого серого цвета, на ногах потрёпаные тапки. Странный человек постоял, потом сделал ещё несколько робких шагов к огню. Лоран пошевелился, и пришелец испуганно попятился и быстро сел на землю поодаль. Казалось, он равно страшился и ночи и людей.
  Друзья переглянулись.
  - Эй, приятель! - негромко окликнул верон.
  Незнакомец пробормотал что-то в ответ, а, может быть, не в ответ, а просто так. Добросердечный Лоран вздохнул.
  - Пускай сидит, раз пришёл. Он безобидный, даже я его не боюсь. Смит, когда вернётся, может быть, разберёт его речь.
  - Ладно, - согласился Клейн, но ложиться передумал, сел у огня, поглядывая иногда на пришельца.
  Мужчина вёл себя тихо. Он даже сдерживал дыхание и опускал глаза, чтобы заслужить благосклонность тех, кто его приютил. Более всего он, вероятно, боялся, что заставят уйти обратно во тьму. Клейн попробовал осторожно проникнуть в его мысли. Удалось это довольно легко, но в голове странного человека царил хаос.
  - Как ты думаешь, кто он такой? - спросил Лоран. - Может быть, сбежал из сумасшедшего дома? Смотри, как странно одет и ещё страннее обут.
  - Предположение логичное. Непонятно, почему он так напуган.
  - Ночь. Лес. Одиночество.
  - Полагаешь, причины достаточно веские?
  - Для меня - да! - с достоинством сказал Лоэ.
  
  Клейн поглядел на друга, но заявление оставил без комментариев. С его точки зрения вокруг не было ничего такого, что могло напугать. Душная ночь жила своей жизнью.
  - Словно бы пахнет водой, - сказал Клейн.
  - Здесь недалеко что-то вроде болотца. Есть лужицы с водой. Вода скверная, но за отсутствием другой, умыться можно.
  - Ты не возражаешь, если я уйду на несколько минут?
  - Конечно. Потерплю.
  Клейн медленно двинулся прочь от костров, дожидаясь, когда глаза привыкнут к мраку. Скоро почва под ногами сделалась податливой, а запах воды усилился. Почти сразу послышался плеск, впереди замаячил тёмный силуэт. Клейн остановился, рука сама потянулась к оружию.
  - Побереги боеприпасы, - мягко произнёс хорошо знакомый голос.
  Клейн оставил пистолет и подошёл ближе. Ночное зрение восстановилось, и теперь он ясно различил Смита. Вампир умывался в мутной луже. Он был уже без крыльев и прочих атрибутов чудовища. Клейн нашёл ещё одну лужу и сполоснул руки и лицо.
  - У нас гость, - сказал он дожидавшемуся Смиту.
  - Гость? - удивился вампир. - Здесь нет людей.
  Даже в темноте Клейн почувствовал, как напрягся вампир. Костров отсюда не было видно, только отсвет пламени.
  - Здесь нет людей! - медленно и отчётливо повторил вампир. - Поблизости нет ни одного человека кроме Лорана.
  Густав Клейн ощутил нарастающую в душе тревогу, но заговорить не успел. Благостную тишину ночи прорезал рёв или крик, и вслед за тем выстрелы, негромкие и сухие. Уже на бегу, Клейн насчитал три. Вампир бежал рядом, позабыв от волнения, что умеет летать или, жалея тратить время на метаморфозу. Расстояние до костров, преодолели быстро, а потом посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, бросились ничком в траву.
  Лоэ сидел неестественно прямо, крепко зажмурив глаза и двумя руками сжимая пистолет, нацеленный именно туда, где секунду назад стояли друзья, но в светлом овале костров это было ещё не самым любопытным зрелищем. В нескольких шагах от Лоэ распластался на земле огромный фантастически красивый зверь - золотой в золотом свете пламени. Он был мёртв.
  Смит и Клейн опять переглянулись.
  - Ты заметил, что подвиги всегда достаются этому парню? - шепнул Густав, невольно усмехаясь. - Уж какие мы с тобой герои, но вечно остаёмся в дураках.
  Вампир улыбнулся, блеснув зубами, и бесшумно отполз на несколько метров в сторону. Он внятно заговорил.
  - Лоран, успокойся. Страшное позади, здесь мы, твои друзья.
  Ствол пистолета рефлекторно и очень точно дёрнулся на голос, но Лоэ пришёл в себя настолько, чтобы слабо отозваться.
  - Смит? Это ты, Смит?
  - Конечно, это я. Сейчас подойду, пожалуйста, не стреляй.
  Беззвучно как тень, как вампир в ночи, Смит переместился к Лорану, мягко взялся за пистолет и осторожно высвободил его из сведенных судорогой ладоней.
  - Всё в порядке. Кошмар закончился.
  - Он убежал, ведь, правда? Он был такой громадный и так громко рычал.
  - От Лорана Лоэ ещё никто не уходил, - сказал Клейн, поднимаясь и пряча свой пистолет.
  Густав наклонился над убитым зверем и с любопытством его осмотрел.
  - Три пули и все в голову! Я потрясён! Почему ты по мишени хронически мазал?
  Лоран открыл глаза и содрогнулся.
  - Какой ужас! - сказал он, инстинктивно отшатываясь. - Это ведь не я его? Я всегда стреляю мимо цели! Правда, Смит? Скажи Густаву!
  - Ты защищался, - сказал Смит.
  Лоэ испуганно посмотрел на вампира и вздохнул. На красивого золотого зверя глядеть избегал, но краткая речь приободрила, и Лоэ оживился и подбросил сухую ветку в костёр. Убедившись, что человек приходит в себя, Смит оставил его и тоже подошёл к зверю. Несколько мгновений вампир разглядывал труп, потом погрузил палец в вяло текущую кровь и слизнул густую тёмную массу. Затем он без заметного напряжения приподнял хищника, отбросил прочь. Лоэ и Клейн увидели недавнего гостя. Горло и грудь несчастного были разворочены когтистыми лапами.
  Даже навидавшийся всего Клейн слегка вздрогнул, а Лоэ судорожно вздохнул, раскрыл рот, словно попытался что-то сказать, но не смог. Застывший взгляд его поплыл, Лоран прямым путём устремился к обмороку.
  Игнорируя смятение друзей, Смит обмакнул палец в ещё струящуюся из разорванного горла кровь и опять лизнул. Минуту он катал кровь на языке, словно дегустатор, пробующий редкое вино, потом подхватил оба тела и оттащил подальше в темноту, бросил там с полнейшим равнодушием к их трагической судьбе. Друзья смотрели озадаченно, даже Лоэ передумал терять сознание. Смит сел у костра, протянул к огню ладони.
  - Это был не человек, - сообщил он как всегда тихо и мягко.
  - Тогда кто? - быстро спросил Клейн.
  - Я не знаю, - коротко ответил вампир.
  - Так, может быть, мы и не на Земле? - продолжал выяснять подробности Клейн.
  Вампир поморщился, покачал головой.
  - Мы на Земле.
  Клейн вздохнул, мельком поглядел на Лорана, проверяя, нуждается ли друг в помощи.
  - Смит, - сказал Клейн, тщательно подбирая слова, - ты что-то знаешь. Пожалуйста, поделись информацией.
  - Пришедший из ночи выглядит как человек, но его кровь вызывает отвращение. Он - подделка. Зверь, кстати, тоже. Оба - чудовищное извращение привычного мира.
  - Извращение реальности, привычной для вампира? - быстро спросил Клейн.
  - Да, именно так, - подтвердил Смит. - Ты это хотел услышать?
  - Здесь есть и другие животные. Что ты можешь сказать о них?
  - Те, которые попадались, - бесстрастно произнёс Смит, - вполне обычны.
  - Хорошо, - сдался Клейн. - Оставим решение загадок для дневного времени, а сейчас вам обоим нужно поспать. Светает. Лорану после пережитого особенно требуется отдых.
  Лоран расстелил спальный мешок и улёгся поверх. Теперь, когда напряжение отпустило, навалилась слабость. Смит лёг не сразу. Поглядывая на светлеющее небо, он погрузился в мрачную задумчивость. Вскоре он отошёл в сторону от костров и растянулся прямо на траве. Клейн один бодрствовал у огня. Пламя угасло. Стремительно, как бывает в низких широтах, наступил день. Едва покончили с завтраком, как проснулся вампир. Он по-прежнему выглядел мрачным и погружённым в глубинные ощущения.
  - Нужно спешить, - сказал он.
  Густав Клейн хорошо ориентировался в пространстве и сразу же заметил, что Смит изменил направление. Вчера шли немного в другую сторону. Более того, вампир вёл себя беспокойно: то он слишком быстро шагал вперёд, так что Лоран едва поспевал следом, то вдруг останавливался, напряжённо прислушиваясь и втягивая ноздрями воздух. Прошло меньше получаса, как Густав тоже начал улавливать странный запах. Пахло копотью, но скверной, не той, какая бывает от честно горящего дерева. Вампир начал морщиться, а вскоре мерзкий запах почувствовал и Лоран. Его впечатления сразу стекли на язык.
  - Как отвратительно воняет! - сказал он. - Словно жгли что-то невыносимое даже огню.
  - Точно озвучено, - согласился Клейн. - Смит, ты догадываешься, что это могло быть?
  - Близко, - ответил Смит. - Придём - увидим.
  Теперь стало ясно, что он с утра, а, может быть, и раньше стремился именно к этой цели. Запах усилился, и теперь морщились все, а потом деревья расступились, и друзья увидели высокий устрашающего вида забор. Вампир остановился. Клейн внимательно изучил ограду, не сомневаясь, что Смит намерен проникнуть за неё.
  - Здесь пропущен электрический ток, - сказал он. - Эти провода наверху заизолированы.
  - Сейчас тока нет, - ответил Смит. - У тех, кто внутри, большие проблемы, и не скоро появится электричество.
  Клейн, вполне доверяя товарищу, подпрыгнул, ухватился за грозные провода и взбросил тело на ограду. Быстрый взгляд по сторонам не выявил ничего угрожающего. Лоран, разинув рот, наблюдавший за ловким маневром Клейна, не успел опомниться, как вампир подхватил его и забросил наверх. Клейн поймал приятеля и почти сразу передал Смиту, одолевшему забор в один приём. От быстроты перемещения у Лоэ лязгнули зубы. Он сердито помотал головой. Клейн спрыгнул, и все трое быстро подбежали к ближайшим строениям, чтобы иметь какое-то укрытие.
  Ничего угрожающего, впрочем, в поле зрения не было. Внутри ограды расположился производственный комплекс: ряд зданий казённого облика, почти без окон. Вампир, судя по всему, намеревался подробно осматривать всё подряд. Клейн промолчал, что любопытно, Лоэ - тоже.
  Ближе всего располагалась угрюмая постройка, без затей сложенная из кирпича. Над почти плоской крышей торчала безобразная труба. Смит вошёл в распахнутую дверь. Клейн и Лоэ поспешили за ним, но едва переступили порог, как Густав подумал, что напрасно они это сделали. Во всяком случае, Лорана надлежало оставить снаружи.
  Как и следовало ожидать, внутри почти ничего не было, кроме огромной печи, сложенной так же незатейливо, как всё здание. Сквозь обширный зев просторная топка отлично просматривалась, и Клейн увидел, что она почти целиком забита полуобгоревшими телами. Запах резко усилился. Лорана Лоэ повело всерьёз, и Смит с Клейном вынесли его на воздух, теперь по контрасту почти свежий.
  - Дать воды? - быстро спросил Клейн.
  - Ни в коем случае! Может спровоцировать рвоту. Лорана уже бы вытошнило, не находись он на грани обморока.
  - Мы два идиота, - сказал Клейн. - Безумием было тащить парня сюда. Надо полагать, ты знал, что увидишь.
  - Разумеется.
  - Это ведь не люди? Они как тот, что пришёл на наши костры?
  - Совершенно верно.
  Лоэ понемногу приходил в себя. Он ещё трясся, и лицо сохранило стойкий оттенок белизны, но во взгляде появилась осмысленность. Лоран достал платок и вытер обильную испарину.
  - Уйдём отсюда, - попросил он.
  - Нужно осмотреть остальные строения, - твёрдо сказал Смит.
  Лоран вяло махнул рукой. Понадеялся, что самое страшное позади. В соседнее здание Смит заглянул мельком.
  - Барак, - сказал он лаконично. - Там пусто.
  Следующий корпус был заметно больше. Двери и здесь оказались распахнуты настежь. Весь первый этаж занимал обширный цех, с внушительным, хотя малопонятным оборудованием. Кое-где из труб сочилась мутная жидкость, но в целом помещение выглядело неповреждённым. Бегло осмотревшись, Смит взбежал вверх по лестнице. На втором этаже находились лаборатории для химических опытов, и здесь царил полный разгром. Сосуды с жидкостями, банки с химикалиями, приборы - всё было старательно уничтожено, разбито вдребезги. Хладнокровная целеустремлённость того, кто сотворил этот хаос, производила довольно жуткое впечатление.
  В двух последних комнатах стояли конторские столы и шкафы, да ещё громоздкий компьютер, допотопный вид которого вызвал у Клейна усмешку. Компьютер остался цел, но столы были разорены, дверцы шкафов распахнуты, а бумаги, несомненно, лежавшие внутри, исчезли. Смит задумчиво огляделся, поднял сиротливо валявшийся листок с каракулями формул, пальцы рассеянно смяли и уронили бумажку.
  - Клейн, ты можешь извлечь информацию из машины?
  - Тока нет, - лаконично ответил верон. - Электричества.
  Глаза вампира зло сощурились.
  - А уничтожить? - спросил он.
  Клейн поглядел на друга, проверяя, правильно ли его понял, но от комментариев воздержался. Он твёрдо решил позволить вампиру действовать, как тот считает нужным.
  - С этим проблем меньше, - покладисто сказал он. - Попробуем.
  Клейн оглядел сооружение, прикинул, где располагаются носители информации, и достал пистолет.
  - Дополним картину разрушения, - сказал он. - Выйдите оба, могут быть рикошеты.
  Убедившись, что работа сделана на совесть, Густав присоединился к друзьям. Все трое покинули производственный корпус. Осталось одно здание. Тоже двухэтажное. Окна первого закрывали решётки. Клейн решил, что там, по всей вероятности, складские помещения. Верхний этаж производил впечатление жилого. Вампир переступил порог, миновав очередную распахнутую дверь, и остановился. Одна из дверей складского коридора, самая основательная, обитая железом, была плотно затворена и заперта на замок. Из-за неё глухо доносились человеческие крики.
  Лоэ, прежде слишком поглощённый внутренними ощущениями, чтобы обращать внимание на происходящее, встрепенулся.
  - Там люди! - сказал он. - Они нуждаются в помощи.
  Вампир повернулся так стремительно, что Лоран отпрянул.
  - Им не сделали ничего плохого! - резко и чётко выговаривая слова, произнёс Смит. - Их всего лишь заперли!
  Смит намеревался по внешней лестнице подняться на жилой этаж, но остановился и прислушался сосредоточенно, как это умеют вампиры.
  - Уходим, - сказал он, - и быстро.
  Смит побежал к воротам. Ворота выглядели внушительными и крепкими, но, так же как и двери на всей территории были распахнуты настежь. Что-то в этом угадывалось: издевка или настойчивое предупреждение. Клейна виденное в производственном комплексе заставило задуматься.
  От ворот через лес шла хорошая дорога, и друзья побежали по ней. Метров через пятьсот Смит свернул под прикрытие деревьев и остановился, лишь оказавшись в густых зарослях. Дорога отсюда ещё просматривалась, и вампир повернулся в ожидании. Скоро Клейн, а за ним Лоэ услышали неприятный шум, потом появился экипаж. Без сомнения, грузовой автомобиль, но выглядел он странно. Мотор работал с громким рокотом, а из выведенной назад трубы вырывался омерзительно пахнущий дым. Кузов накрывал брезент, поднятый сзади, и, когда машина проехала мимо, друзья разглядели внутри мужчин в униформе и с оружием.
  - Вот так-так! - сказал Клейн. - А эти ребята - что собираются зачищать? Работа сделана и вполне грамотно.
  Вампир, сощурив глаза, посмотрел вслед уехавшему автомобилю. Он долго молчал. Густав ждал, и даже Лоран медлил задавать вопросы, по крайней мере, до тех пор, пока не отдышится.
  - Нам нужно обсудить кое-что, - сказал Смит, внезапно выходя из холодной задумчивости. - Отойдём подальше и устроим привал.
  Не дожидаясь ответа, вампир быстро пошёл прочь, друзья за ним. Вскоре нашли тенистое место. Клейн и Лоэ достали еду, Смит минеральную воду.
  - Можешь начинать, - сказал Лоэ, целеустремлённо принимаясь за паёк. - Я вполне готов слушать.
  Клейн, полагавший, что после недавно виденного, Лоран надолго утратит аппетит, удивлённо покачал головой. Смит сказал:
  - Полагаю, вы уже догадались в чём состоит главная проблема: на той Земле, откуда мы пришли, я - единственный уцелевший вампир, а на этой Земле вампиров много.
  Клейн вздохнул. Он услышал то, что ожидал, хотя предпочёл бы что-нибудь более приятное. Лоран перестал есть и спросил упавшим голосом:
  - Их, в самом деле, много?
  - Да. Я хочу с самого начала лишить вас иллюзий. Предприятие, вынесенное далеко за городскую черту, есть не что иное, как фабрика по производству людей, непригодных в пищу вампирам, и, может быть, не только вампирам.
  - Так! - сказал Клейн, решив, что пора брать инициативу в свои руки. - Теперь по порядку. Ты полагаешь, что местные люди предприняли попытку изменить физиологию человека таким образом, чтобы он стал несъедобен для представителей твоей касты? Я имею в виду вампиров, а не аристократов.
  - Совершенно верно.
  - И попытка удалась?
  - Допускаю, что эксперимент был близок к завершению. Зачем иначе понадобился погром?
  - Логично, - согласился Клейн. - И зачистку на фабрике произвели вампиры?
  - Последнее я могу утверждать с абсолютной уверенностью
  Клейн кивнул, но детали предпочёл пока оставить без внимания.
  - Теперь обсудим другой вопрос. Можно ли из нападения на фабрику сделать вывод, что между людьми и вампирами идёт война?
  - Нет, не война, потому что при, как ты изящно выражаешься, - "зачистке", пострадали только изменённые люди. Служащих фабрики всего лишь заперли в изолированном помещении. Полагаю, солдаты, которых мы видели, уже освободили персонал. Повторяю: люди совершенно целы физически.
  - Следовательно, - сказал Клейн, - существует равновесие, которое обе стороны стремятся уберечь, я прав?
  Смит помолчал прежде, чем осторожно сказать:
  - Вот здесь утверждать что-либо рано. Компромисс существовать должен, но детали выясним при контакте. Мы здесь чужие, вот что существенно.
  Клейн внимательно смотрел на него, и Смит продолжил:
  - Людям всё равно, кроме того, их можно обмануть. Вампиров обмануть не удастся, нас вычислят мгновенно. Всех троих.
  - А может ли оказаться существенным, что один из троих тоже вампир?
  Смит ответил быстро, с прорвавшейся горячностью:
  - Это, бесспорно, окажется весьма существенным, но трудно пока сказать, спасёт это нас или, напротив, погубит.
  - Но ведь ты будешь своим среди своих, - сказал Лоран.
  Смит промолчал. Клейн почувствовал, что вампиру тяжело говорить на эту тему, и вмешался.
  - Как бы там ни было, в город идти придётся. Во-первых, надо сделать то, ради чего пришли, во-вторых, сложно вернуться на нашу Землю ещё и потому, что кто-то четвёртый должен нажать курок перемещателя Доценко. Итак, привал объявляю законченным. Собирайте вещи и вперёд.
  
  В городе оказались довольно скоро, просто лес заметно поредел, плавно перешёл в фермы, а затем в окраины. Вначале деревьев попадалось больше, чем домов, но потом природа окончательно отступила перед цивилизацией. Город отличается от тех, что видели на той Земле, но ведь и на той Земле все трое были чужаками. Лоэ заметил, что люди на улицах одеты иначе, мода другая, и даже лица и их выражение, словно бы, тоже. Прямо никто не посмотрел, но взгляды искоса бросали, и, случалось, оглядывались вслед. По улицам носились экипажи, похожие на виденный в лесу - шумные и дурно пахнущие. У Лорана разболелась голова, но попавшийся по пути ресторан заинтересовал вопреки недомоганию. Человек жадно оглядел заведение, но вдруг горестно застонал.
  - Наши кредитные карточки здесь бесполезные куски пластика! Наличные деньги тоже наверняка другие. Что делать? Так хочется поесть по-человечески, и одежду сменить полезно.
  - Ты забиваешь голову вздором, - сказал Клейн. - Если деньги в ходу, мы их раздобудем.
  - Существеннее то, - вмешался Смит, - что в этой стране говорят по-испански, а вы не знаете языка.
  - А ты знаешь? - спросил Лоран.
  - Я - да.
  - Видишь, как удачно складывается: куда бы мы ни попали, один из нас обязательно владеет местным наречием.
  - Вот, кажется, отель, - сказал Клейн. - Вполне приличный на вид. Идём?
  Смит хотел ответить, но опоздал. Дверь гостиницы распахнулась.
  Он вышел, остановился наверху лестницы как на пьедестале - стройный, надменный. У Лорана судорога сжала горло, а телом овладела холодная мелкая дрожь, даже Клейн, видимо, растерялся. Один Смит сохранил хладнокровие, что, в общем-то, было странно: ведь на ступенях отеля стоял он сам.
  В первое миг Лорану Лоэ что-либо иное в голову не пришло, так хорошо, до мелких подробностей знал он это красивое, тонко очерченное лицо, но, вглядевшись внимательнее, Лоран понял, что перед ним всё же не совсем Смит. Может быть, даже совсем не Смит. Знакомое лицо было одето в чужие гримасы: надменный взгляд, властная складка у рта, презрительный вызов в линии полуопущенных век. Весь он, чужак, был исполнен гордого подчёркнутого высокомерия. Даже волосы, такие же светлые и длинные казались пышнее и ухоженее, а одежда выглядела ярче и богаче.
  Лоран поглядел на Смита настоящего и машинально придвинулся ближе, словно полагая, что друг сейчас нуждается если не в защите, то в поддержке. С другой стороны стал внешне спокойный Клейн.
  Смит разглядывал двойника, пожалуй, с интересом, но спокойно, как человека, что был когда-то знаком, но остался безразличен. Помедлив, сказал как всегда мягко:
  - Ты, кажется, не рад меня видеть?
  Надменная фигура наверху шевельнулась.
  - В обществе шутов и плебеев? Нечего сказать, подходящая свита для того, в чьих жилах течёт древняя благородная кровь.
  Смит задумчиво кивнул.
  - Я вижу, тебе удалось сохранить солидную часть нашей фамильной заносчивости. Какое имя носишь здесь и сейчас?
  - Меня зовут Менард.
  - А меня - Смит.
  Менард слегка поморщился. Смит медленно преодолел разделявшие их ступени, друзья шли рядом. Быстрый взгляд, брошенный Менардом на Лоэ, и особый мерцающий блеск его глаз, ясно дали понять, что он тоже вампир.
  - Нужно побеседовать наедине, - сказал Менард.
  - Позднее. Я в компании, да и ты тоже. Мы голодны и устали с дороги.
  Менард повернулся, колыхнулась изысканная причёска, пошёл прочь. Лоран, бесхитростно раскрыв рот, смотрел ему вслед. Клейну пришлось взять за плечо и подтолкнуть к двери.
  
  
  
  Глава 2
  
  В гостинице друзья потребовали номер с тремя спальнями и обед. Несмотря на странный внешний вид и отсутствие наличных денег, обошлось. Ключи выдали сразу. Ванная комната в номере была всего одна, и Лоран выразил желание завладеть ею первым. Смит и Клейн охотно согласились.
  Лоран поспешил скрыться за дверью. Подгоняемый голодом, управился он быстро. Затем вдвоём с Клейном сели за стол, а вампир, ушёл принимать душ.
  - Может быть, нам пора пообщаться, - сказал Клейн, когда он вернулся, но вампир отрицательно покачал головой.
  - Нет, - сказал он. - Выйдет пустой разговор, Густав. Скоро ты лицом к лицу встретишься со своим близнецом. Ты увидишь, какой он, переживешь шок от встречи. Потом поговорим.
  - Ты уверен, что у всех здесь двойники? - уточнил Густав.
  - Менард предупредил, - ответил Смит. - Впрочем, об этом тоже после.
  В дверь деликатно постучали. Смит отошёл от окна и впустил в номер посыльного. Груда пакетов из магазина почти затопила ближайший диван. Взглянув на счёт, вампир покачал головой и вручил бумагу Клейну.
  - Собирай, потом расплатишься. День или два придётся пожить в кредит. Здесь в ходу наличные, а их достать проще всего. Я займусь.
  Смит задал человеку несколько вопросов. Посыльный почтительно ответил. Клейн внимательно вслушивался, пытаясь для начала разделить сплошной поток речи на отдельные слова. Перед тем, как выпроводить прочь, Смит вручил мальчику монету.
  - Что ты ему дал? - полюбопытствовал Лоран. - У нас ведь нет местных денег.
  - Монета чужеземная, но золото везде золото. В карманах любого вампира всегда найдутся монеты из этого благородного металла. Удобно как средство платежа, да и оружие хорошее.
  - Оружие? - переспросил Клейн.
  - Однажды покажу, как далеко, точно и сильно я могу отправить тяжёлый компактный предмет простым щелчком пальцев.
  Клейн оглядел вампира с новым приступом почтения. Смит сказал:
  - Я переоденусь и встречусь с близнецом.
  - Близнецом? - переспросил Лоран.
  Смит слегка вздохнул, пояснил терпеливо:
  - Они не наши братья, они - мы сами, часть нас, или мы - часть их, но надо как-то называть.
  Смит переоделся в местное.
  - Будьте осторожны, - сказал он. - До захода солнца вряд ли что грозит, а к тому времени я постараюсь вернуться, но всё же не расслабляйтесь.
  Уже взявшись за ручку двери, Смит оглянулся на друзей. Верону показалось, что некая внутренняя борьба произошла в нём, как в близнеце там, на ступенях, но длилось это мгновение, и можно ли сказать что-то наверняка? Затем, вампир беззвучно исчез из поля зрения.
  
  Смит спустился вниз, выяснил, в каком номере остановился его близнец, и на лифте поднялся на нужный этаж. Перед дверью он помедлил мгновение, затем легонько стукнул кончиками пальцев по гладкому дереву.
  - Да! - внятно прозвучало изнутри.
  Переступив порог, Смит остановился. Номер Менарда был обставлен изысканнее снятого друзьями. Главным украшением гостиной служил большой камин. Вампир рядом выглядел ещё лучше. Царственная поза, которую он сохранял с удивительной непринуждённостью, выгодно оттеняла его безупречную осанку.
  Вампиры принялись разглядывать друг друга с откровенным и довольно бесцеремонным интересом. Смит пытливо всматривался в почти точную свою копию, и всё более укреплялся во мнении, что глядит не в зеркало. Серые ярко мерцающие глаза Менарда казались безмятежными, но в них горел огонь. Пламя, цену которому Смит знал хорошо. Менард первым опустил веки и слегка улыбнулся.
  Сделав выводы, Смит шагнул вперёд и низко поклонился близнецу. Что-то вроде досады выразилось на подвижном лице Менарда, но он сдержался и ответил на приветствие в той же мере и так же серьёзно.
  - Я пришел, как и обещал, - сказал Смит.
  - Рад, что ты нашёл время меня навестить, - манерно растягивая слова, ответил Менард. - Кажется, ты хотел поговорить?
  Лёгкое смещение акцентов наверняка позабавило бы Лоэ, но Смит остался серьёзен.
  - Я здесь чужой, - сказал он. - Двое, что пришли со мной - мои друзья.
  - Один из них человек, - с нарочитой любезностью подсказал Менард.
  Он взял с каминной полки веер, ажурные серебряные пластинки развернулись с тихим шелестом.
  Смит промолчал. Он уже сказал, что собирался. Наверняка ситуацию можно было слегка подкорректировать, проявив гибкость, но Смит не умел играть в подобные игры. Его близнец, кажется, размышлял. В светской лёгкости его слышался отчётливый привкус жестокой воли. Смит великолепно понимал сложность момента и по многим причинам заранее смирился с поражением. Помнил одно: в его власти стать между друзьями и тем, что Менард деликатно называл общественным мнением. Во всём прочем местные вампиры были вольны.
  - Я в курсе, что один из них человек, - ответил Смит.
  Он ожидал в ответ если не взрыва негодования, то подчёркнуто холодной отповеди. Менард ожидания обманул. Он едва заметно улыбнулся. Веер шевельнулся в тонких пальцах, произведя совершенно ненужный вампиру ветерок. Менард сказал:
  - Люди думают, что мир стоит на трёх китах, мы, вампиры, знаем, что он держится на хороших манерах. Правда, теперь такие времена: все ведут себя, как вздумается! Я назвал бы это падением нравов, но то же самое происходило всегда. Ты надолго?
  Короткая и весьма небрежно произнесённая речь содержала бездну информации. Смиту трудно было взвесить её сразу. Обладая хорошей памятью, он отложил анализ на будущее. Важно, что близнец обозначил свой нейтралитет, остальное теперь ждало.
  - Мы трое служим в контрразведке нашей Земли, - откровенно ответил Смит. - Сюда явились по делу. В этот мир случайно попали люди, наши коллеги, и мы хотим найти их и вернуть домой.
  У Менарда сообщение вызвало умеренный энтузиазм.
  - Ну, что ж, если соседний мир жаждет всплакнуть по их бренным останкам, предприятие обречено на успех!
  Смит сказал:
  - Если ты позволишь, мы попытаемся выполнить наш долг.
  Менард тотчас ответил:
  - Как я могу быть против? Я здесь всего два или три дня, путешествую для собственного удовольствия. Меня мало беспокоят чужие проблемы, именно поэтому отсутствуют свои. Главный в городе некто Альберт. С ним вполне можно ладить, как говорят. Я приехал с приятелем. Его зовут Кирилл Антонов. Удобнее будет, если он представит тебя Альберту.
  - Признателен! - ответил Смит.
  Он опять низко поклонился, но Менард немедленно ответил таким же учтивым поклоном. Лишь потом рука его протянулась к трубке телефона. Вампир быстро связался с приятелем, коротко и чётко объяснил, что следует делать и где найти Смита. Положив трубку, так же внятно объяснил Смиту, как добраться до места встречи.
  - Благодарю! - с искренней признательностью сказал Смит.
  - Не за что! - ответил Менард.
  Смит медлил уходить, задал ещё один вопрос:
  - Мои друзья тоже встретят близнецов. Что их ждёт?
  Менард искренне засмеялся, сменив откровенно парадную позу на чуть более непринуждённую.
  - Полагаю, что мало хорошего, но с другой стороны - мне ли судить? Дай им возможность самим разобраться. Выйдет ведь забавно, разве нет?
  Смит почувствовал себя шокированным. Показное легкомыслие Менарда плохо сочеталось с его уверенными манерами. В глазах переливались золотые огни. Взявшись за ручку двери, Смит повернулся, чтобы расстаться с близнецом должным образом, но его остановило восклицание, в котором резкость странным образом срослась с весёлостью:
  - Прекрати! - заявил Менард. - На сегодня достаточно хороших манер! Я и своими-то удручён и замучен, поэтому будь добр, избавь меня от усилий!
  Ещё несколько мгновений близнецы смотрели друг другу в глаза, потом Смит вышел.
  Указания, выданные Менардом, оказались так внятны, что Кирилла Антонова Смит разыскал без труда. Он увидел симпатичного паренька, светлоглазого и светловолосого, преисполненного безмятежности, глубокой и подлинной. Смит представился.
  - Странное имя, - заявил Кирилл с непринуждённостью, которая, по-видимому, являлась заметной частью его натуры.
  - Я взял фамилию из телефонного справочника, раскрытого наугад, - вежливо объяснил Смит. - Там, где я сейчас живу, каждый волен пользоваться любым псевдонимом и получить законные права на него.
  - Интересный способ, нужно попробовать. Идём.
  Оба вампира медленно пошли по улице. День, перевалив за середину, сделался жарче. Солнце свирепствовало на небе, раскаляя распростёртый под ним город, и Смит почувствовал себя неуютно. Он надел и шляпу, и светозащитные очки, но всё равно страдал от жгучих лучей. Кирилл затруднение гостя заметил:
  - Вы отказались от убийства людей и ограничиваете возможности. Почему? Человеколюбие тому причина?
  - Скорее осторожность, - объяснил Смит.
  - Вас могут принять за полукровку, рискованно в среде воплощённых.
  - Думаю, я решу проблему, - сдержанно ответил Смит.
  
  Лоран Лоэ проснулся потому, что его аккуратно, но настойчиво потрясли за плечо.
  - Смит, я хочу спать, - забормотал Лоэ. - Мне так мягко, Смит!
  - Которого из них зовут Смит? - спросил невероятно знакомый голос.
  Лоран ощутил угрозу, если не в интонациях, то в самом смысле вопроса, и героическим усилием воли заставил себя проснуться. У постели сидел человек, коротко стриженый, с симпатичным, почему-то очень знакомым лицом.
  - Кто вы, и что вам нужно? - с вызовом спросил Лоран.
  - Ты, должно быть, ещё спишь?
  Но Лоран пробудился окончательно и сразу осознал две вещи. Во-первых, разговор шёл по-французски, и, следовательно, мелькнувшая у него мысль, что во сне он неведомым образом выучил испанский язык, к сожалению, совершенно ошибочна. Во-вторых, у постели сидел он сам, чистенький и щеголевато одетый. Хотя встреча с Менардом отчасти послужила подготовкой, Лоран ощутил нечто вроде страха. Он попытался изобрести тему для беседы, и, ничего лучшего не придумав, пошёл по пути Смита.
  - Как тебя зовут? - спросил он.
  - Так же, как и тебя - Жерар Боссен. Я горжусь именем, данным мне при рождении.
  Сказано было с выраженным упрёком, и Лоран тотчас почувствовал неодолимое желание спорить.
  - В псевдонимах нет ничего постыдного, - заявил он.
  - Дар ты тратишь на потеху толпе!
  Жерар словно задался целью рассердить близнеца, и вполне достиг желаемого результата.
  - Я здесь не для того, чтобы выслушивать поучения! - заявил Лоран. - Можешь ты простыми и ясными словами объяснить, чего хочешь? Если затрудняешься, то дверь там же где была, когда ты в неё вошёл, забыв предварительно спросить разрешения.
  Жерар мгновение помедлил. В голове Лорана промелькнула мысль, что судьба редко дарит людям столь невероятное зеркало. Это соображение почему-то расстроило. Жерар насупился, но сделал вид, что обиды ему чужды.
  - Я объясню, чтобы ты понял. Наши миры - одно и то же. Они разные, но связаны, как две стороны монеты. Всё, что происходит в том мире, зависит от этого и наоборот.
  - Звучит очень умно, Жерар, но я предпочёл бы услышать, что ты конкретно хочешь от меня. Я рад побеседовать о высоких материях, но прежде полезно решить обыденные проблемы.
  Жерар Боссен посмотрел печальными, проникновенными, хоть на картине рисуй, глазами.
  - Так кого из них зовут Смит? Упыря?
  - Вот оно что! - воскликнул Лоэ, моментально просчитавший умолчания. - Вот в чём твоя беда! В нашем мире Смит, Клейн и я стали друзьями, а в этом вы трое, наши двойники, вынуждены существовать вместе, хотя противитесь союзу! Могу представить, в каком кошмаре вы существуете! Такой праведный зануда как ты, братец, и сверх меры заносчивый аристократ! Не знаю, каков двойник Клейна, но наверняка стоит остальных!
  Жерар нахмурился.
  - Тебя веселит чужое горе?
  - Почему нет? Ваша нетерпимость смешна. Мы трое тоже долго притирались друг к другу, но мы проявили добрую волю. Пойми, мой Смит такой же гордец, как и твой Менард, но я люблю его, и готов мириться со многим.
  - Всё гораздо сложнее, Лоран.
  - Ну да, всегда так говорят.
  - Ещё вернёмся к этой теме, - Жерар встал. - Решай бытовые проблемы, я ухожу.
  Лоран проводил взглядом. Его или себя? На мгновение показалось, что со зрением проблемы. Или с головой. Поколебавшись, Лоэ вышел в коридор отеля. Никто не обратил на него внимания, лишь один из постояльцев, громадный детина, непонятно каким образом поместившийся внутри своей гавайки, окинул неприязненным взглядом. Разминувшись с ним в коридоре, Лоэ почувствовал мучительный холодок, и счёл за лучшее вернуться в номер, хотя и пустой, но, как теперь казалось, относительно безопасный.
  Где друзья? Солнце садится. Смиту пора спать, что за легкомысленное настроение одолело всех? Ну, наконец-то!
  Смит в новой одежде выглядел ещё более похожим на Менарда чем там, на ступенях. На мгновение Лоран усомнился.
  - Надеюсь, вы не банк грабить ходили? Где Клейн?
  Смит рассеянно взглянул на Лорана, сел напротив.
  - Я не знаю, где Клейн. Мы были врозь. Хочешь есть?
  - Конечно. Как всегда.
  Смит снял трубку и заказал еду в номер
  - Ты видел своего близнеца?
  - Он бесцеремонно вломился в мою комнату и разбудил, но поговорили довольно мирно. Смит, то, что он сказал - правда?
  - Вероятно. Он произвёл впечатление честного человека.
  - Так ты видел его?
  - Я видел всех.
  Вампир поднялся, собираясь идти в свою комнату, но Лоэ всё же окликнул, задержал на пороге:
  - Смит!
  Вампир обернулся.
  - Ты станешь хуже относиться ко мне, познакомившись с другой моей частью?
  Загадочные, всегда непроницаемые глаза слегка сощурились.
  - Странное сомнение мучает тебя в самый неподходящий момент, но я слишком хорошо отношусь к тебе, чтобы обращать внимание на вполне простительные слабости.
  Смит ушёл в свою комнату. Вскоре принесли еду, но Лоран решил подождать, уверенный, что Клейн явится охранять сон вампира. Так и случилось. Клейн тоже выглядел озабоченным и целиком погружённым в свои мысли, но к столу подсел с видимой готовностью.
  - Он здесь?
  - В спальне, - ответил Лоэ.
  Они вдумчиво поели, потом разобрали оставшуюся одежду и успели даже её примерить. Обоим показалось, что на этой Земле вампир спит дольше, чем на той, да так наверняка и было. Когда Смит вышел из комнаты, за окном воцарилась беспроглядная ночь, а друзья едва держались на ногах от усталости. Смит приостановился, но видно было, что на мгновение.
  - Мне нужно уйти, - сказал он.
  Клейн нахмурился.
  - Ты говорил, что можешь долго обходиться без пищи.
  - Да, но не здесь, - резковато возразил вампир.
  Клейн вздохнул.
  - Мы с Лоэ устали и хотим спать, - настаивал он.
  Смит посмотрел на друзей, казалось, что глаза его блестели ярче обычного.
  - Заприте окна и двери. Сидите в номере и никого не пускайте внутрь. Я вернусь через час, - сказал вампир, исчезая.
  
  Друзья правы. Опасно оставлять их ночью без охраны и поддержки, но Смит просто обязан был поохотиться сегодня. Хлебнуть местной крови, отметиться в популяции. Собраться с силами.
  Чужой мир, незнакомый город. Ночь уровняла шансы. Направление на трущобы - привычное охотничье угодье вампиров - Смит определил по едва заметному запаху. Он уверенно пошёл по резко опустевшим улицам. В местах, где промышляют ночные охотники тёмное время суток почти всегда образец благопристойности. Конечно, люди попадались навстречу, но предпочитали держаться группами и дальше от плохо освещённых мест. Смит шагал один, да ещё редкие в этих краях светлые волосы блестели в свете фонарей. Его привычно сторонились: или сумасшедший, или вампир. Смита вполне устраивало одиночество.
  Вот и привычный мир бедноты. Домишки, домики теснятся друг к другу, словно в поисках защиты и утешения. Грязь, недоедание, алкоголизм - обычная беда этих мест.
  Смит привычно настроился на поиск. Почти сразу он обнаружил близкое присутствие двух вампиров. Внутри организма взметнулась досада, Смит невольно оскалился во тьму. Быстрее насытиться и уйти. Он здесь гость, невежливо вытеснять аборигенов с привычных угодий. Смит прошёл дальше. Здесь уже царила откровенная нищета. Мужчина вывалился из темноты прямо в объятья вампира. Пары алкоголя осквернили воздух. Такая здесь еда. Смит привычно впился зубами в шею жертвы, услышал знакомый стон. Люди чаще всего легко подчинялись неизбежному. Горячая кровь с горькой примесью спиртного обожгла нёбо. Встрепенулась изголодавшаяся пустота внутри вампира. Когда человек вяло осел в обморок, Смит привычно отпустил его. Приученный к суровой диете организм затих.
  Смит повернулся, собираясь уходить, как вдруг почувствовал недавних вампиров в темноте за кучей мусора. Подглядывали за чужой охотой. Щенки! Едва оперившиеся детёныши. Опасный возраст глупой самоуверенности. Смит сам прошёл через этот период, отлично знал, как легко в ослеплении собой теряется вновь приобретённое.
  - Полукровка! - прошептал один детёныш другому. - Смотри, он оставил жертву в живых. Он поддельный вампир!
  Осмелели. Точнее, наглость плеснулась вместе с кровью по жилам. Оба успели насытиться, полны апломбом. Смит ощутил угрозу всей поверхностью кожи. Расправа с двумя глупыми вампирятами ему по силам, а дальше? Убивать чужих детёнышей - преступление, да и скверный слух расползётся по реальности: пришлый вампир - слабак. Плохая защита друзьям. Против троих пришельцев поднимется сама Иерархия.
  Плохо ли хорошо соображают вампиры, главное - быстро. Смит колебался едва мгновение. Сильные руки подхватили упавшего, клыки отыскали обмякшую жилу.
  Он честно хотел быть хорошим. Приложил усилия. Но мир жесток. Цепляясь за сомнительную мораль, упустишь единственный шанс защитить друзей. На то и дружба, чтобы жертвовать частью ради целого.
  Началась агония. Никчёмная человеческая жизнь, вырвавшись из плена убогого тела, расцвела многокрасочным фейерверком. Суть вампира поднялась из навязанных тенет и жадно всосала великолепнейшую из энергий. Смит временно оглох и ослеп. Тело содрогнулось от запредельного наслаждения. Сознание утонуло в нём, погрузилось в радостно кипящую бездну. Миг полного покоя на дне. Затем вверх. Обратно в обыкновенный мир.
  Смит огляделся. В ночи ещё плясали искорки минувшего веселья, но чувства вернулись. Очистился разум. Новая сила переполнила мышцы. Смит подхватил пустое тело и швырнул на кучу мусора. Детёныши метнулись прочь. Из тьмы прилетел быстрый топот. Совсем сырые ребята. Их не только чувствуешь, их слышно.
  Смит глубоко вдохнул ночной воздух. Половина мгновения безопасности, и новое присутствие обожгло спину. Смит коротким прыжком переменил положение в пространстве. Менард. Стоит среди отбросов, словно владетельный князь в покоях собственного замка. Смит резко выдохнул.
  - Я охочусь один! - сказал он.
  Менард едва заметно кивнул. Он разглядывал Смита так, словно не вполне избавился от человеческих чувства вроде смущения или раскаяния. Должно быть, демонстрировал оригинальный вариант учтивости.
  - Я лишь поприсутствовал на заднем плане. На всякий случай. Знаешь, бывают опасные вещи, когда наш брат, воплощённый, из святости возвращается в адекватность.
  - Ах, вот что! Ты знал, что я пойду на убийство?
  - Разве у тебя был выбор? - вопросом на вопрос ответил Менард. - За нас давным-давно всё решили.
  - Пытаешься ободрить или оправдать?
  - То и другое совершенно излишне. Ты справился отлично!
  - О да! - ответил Смит.
  Горечь переполняла душу. Должно быть, часть её прозвучала в голосе, потому что Менард склонил голову к плечу, прислушиваясь.
  - Знакомая ситуация! - заявил вампир. - Ты частично себя разлюбил.
  Смит невольно улыбнулся забавному определению. Присутствие близнеца тонизировало, хотя приветливость его выглядела сомнительной.
  - Любовь странная субстанция, - продолжал Менард. - Ей присуще бессмертие. Раз возникнув, она сохраняется без ущерба. Отняв долю у себя, ты отдал её человеку.
  - Я потерял его уважение! - сказал Смит.
  - Боюсь, у тебя нет шансов на такую утрату. Ты попробуешь отгородиться сверкающими оковами чести. Временное спасение, Смит. Как существо насквозь циничное советую сразу отказаться от красивых жестов.
  - Это моя жизнь, мои проблемы и мои друзья! - ответил Смит резче, чем предполагал вначале.
  - О, да! - ответил Менард, мирно растворяясь в ночи.
  
  Клейн помассировал глаза. Выглядел он неважно.
  - Иди спать, Лоран. Я дождусь его и тоже лягу. Мы должны быть начеку в этом странном мире.
  - Я посижу с тобой, - предложил Лоран. - Я почти выспался.
  Клейн вздохнул.
  - Лучше воспользуйся возможностью, как следует отдохнуть. Наше благополучие кратко и шатко, завтра мы можем опять оказаться где-нибудь в лесу, и тебе придётся спать под кустом.
  - Нет! - сказал Лоран. - Только не это!
  Он отправился в свою комнату, лёг и выключил свет, но маялся долго. Сон испарился прямо над подушкой. Ворочаясь с боку на бок, Лоран прислушивался к незнакомым звукам, доносившимся и с улицы, и из других номеров отеля. Лишь услышав из гостиной тихий голос вампира Смита, по-настоящему успокоился. Смит и Клейн завели разговор, Лоран хотел встать и выйти к друзьям, но быстро заснул.
  Утром растолкал Клейн.
  - Вставай, Лоран! Завтрак на столе.
  Услышав про завтрак, Лоэ пробудился с гораздо большей охотой. Наскоро приведя себя в порядок, присоединился к Густаву.
  - Где Смит? - первым делом спросил он.
  - В спальне. Думаю, уйдёт сразу после окончания периода покоя. Мне тоже надо уйти, как ты, сможешь побыть какое-то время один?
  Лоран поднял голову от тарелки.
  - А почему я не могу сопровождать кого-либо из вас? - поинтересовался он.
  - Потому что это неблагоразумно, - ответил Густав Клейн.
  - А я должен торчать в номере? Я пойду, погуляю по городу.
  - Смит считает, что тебе опасно гулять по городу одному, даже днём. Ему лучше знать.
  Вампир вышел из своей комнаты, направился, было, к выходу, но, вспомнив что-то, вернулся. Он вынул из карманов куртки полные пригоршни денег. Разноцветные бумажки рассыпались по столешнице, затопив почти всё свободное пространство.
  - Этого фокуса я не знаю, - заявил Лоэ. - Вот бы научиться!
  Убедившись, что карманы опустели, вампир сказал:
  - На первое время должно хватить. Густав, расплатись по счетам и в дальнейшем оставайся казначеем. Опасно жить в гостинице, надо присмотреть дом. Я ухожу и вряд ли вернусь до вечера.
  Он повернулся и не исчез, а нормально вышел в дверь. Клейн проводил вампира задумчивым взглядом и занялся деньгами. Лоэ с любопытством наблюдал за тем, как он деловито собрал, разложил купюры по номиналу и старательно пересчитал.
  - Где он взял столько денег? - спросил Лоэ. - Он даже без своего счёта в банке продолжает чувствовать себя хозяином жизни. Почему я так не могу?
  - Потому и не можешь, - философски сказал Клейн, распределяя бумажки по собственным весьма многочисленным карманам, - что ты не хозяин жизни. Ты путаешь причину со следствием, дорогой друг. Итак, я тоже ухожу и вряд ли вернусь до вечера. Лоран, остаёшься за главного. Вот телефон, можешь заказывать всё в номер. Впрочем, я забыл, что у тебя проблемы с речью.
  - Еду заказать смогу, Смит научил, - ворчливо заметил Лоэ. - Можно подумать, ты знаешь язык!
  - Нет, - легко согласился Клейн. - Я пока запомнил всего несколько фраз, но управлюсь и с ними. Держись, Лоран, я куплю тебе разговорник.
  Он ушёл. Оставшись один, Лоран попытался включить телевизор, не получилось. Несколько книг в шкафу оказались на испанском. Лоран устроился у окна, но почти сразу постучали в дверь. По характеру стука Лоэ почему-то сразу понял, что в гости пожаловал вампир, но вышел навстречу.
  На пороге стоял юноша - среднего роста, стройный, светловолосый, светлоглазый. Привлекательное лицо, открытое и чистое. Взгляд глубоко безмятежен. Аккуратно одет и коротко пострижен.
  - Уважаемый человек Лоран, - сказал незнакомец по-французски, - позволите мне войти в ваш дом в дневное время?
  Лорана приветствие удивило, но скучать одному надоело, а визитёр говорил на понятном языке. Лоран распахнул дверь шире и приветливо сказал:
  - Прошу!
  Вампир церемонно поклонился и ступил через порог. Лоэ указал гостю на кресло и сел сам. Вампир глянул на предложенный предмет мебели с удивлением, но последовал примеру Лорана.
  - Меня зовут Кирилл. Фамилия - Антонов, - представился он.
  - Вы русский? - удивился Лоэ. - Тогда мы найдём не один общий язык, а два.
  - Ваш друг Смит просил развлечь вас, по возможности, и помочь освоить разговорный испанский. Я спутник Менарда.
  Лоран искренне удивился.
  - Даже так? У Менарда есть друзья? Он произвёл впечатление существа не склонного делиться с кем бы то ни было своей особой и своим временем.
  Кирилл улыбнулся.
  - Вы забавны, человек, который дружит с вампиром. Вам известно, что это довольно редкое явление?
  - Неизвестно, но догадаться легко, - сказал Лоэ. - Каковы последствия такой скандальной ориентации?
  Кирилла, казалось, озадачило легкомысленное отношение Лорана.
  - Последствия могут быть разными, но одинаково скверными. Здесь существуют определённые понятия о том, как следует или не следует себя вести.
  Глаза Кирилла замерцали ярче, но Лоэ привык. Усвоил, что такое явление отражает внутренние переживания вампира, как правило, положительные. Раздражение или гнев выглядели иначе: веки опускались, почти совсем скрывая глаза. Наблюдая третьего в своей жизни вампира, Лоран начал делать обобщения. Кирилл производил впечатления сдержанного существа, принадлежащего к числу тех, кого жизнь более забавляет, чем занимает.
  - Какими неприятностями может грозить нарушение закона? - спросил Лоран.
  Вампир улыбнулся.
  - "Может" - не то слово, - сказал он. - А "неприятности" и вовсе эвфемизм. Последствия окажутся скверными, причём, для вас обоих.
  - Вы хотите сказать, что Смиту тоже угрожает опасность?
  - Безусловно. Обе стороны осудят положение вещей.
  - И каждого ждут разборки в его инстанции?
  - Да! - сказал вампир.
  Лоран попытался быстро привести в порядок мысли. Лучше скрыть страх и растерянность от благожелательного вампира, в изящной позе сидящего напротив. Лоран понимал, что бесполезно прятать разгулявшиеся эмоции от такого собеседника, но внешние проявления показались недопустимыми. Стараясь выглядеть хладнокровным, он небрежно спросил:
  - В какую форму выльется репрессия? Нас вышлют из страны? Арестуют? Без суда и следствия поставят к стенке?
  - За отсутствием прецедентов, ничего конкретного сказать не могу, - безмятежно ответил Кирилл.
  Лорану почудилось, что он забавляется, но вряд ли. Просто вампир откровенен. Не так, как бывают открыты глубоко искренние натуры. Скорее это проявление умеренно серьёзного отношения к общепринятым ценностям.
  Урок испанского занял почти весь день, а потом Кирилл распрощался и, плотно притворив дверь, ушёл. Лоэ тотчас бросился к телефону и заказал еду. Вампир, видимо забыв человеческие потребности, не предложил перекусить в течение дня, а Лоран постеснялся напомнить, отчасти и потому, что не имел наличных денег. Едва заказ принесли, он уселся за стол и принялся рьяно наверстывать упущенное. За этим занятием застал вернувшийся Клейн. Густав выглядел озабоченным. Впрочем, для Лорана это его состояние сделалось привычным. Клейн принёс несколько пакетов, бросил на диван и принялся сосредоточенно подсчитывать расходы.
  - Заказать тебе обед? - спросил Лоран, гордясь вновь обретёнными возможностями.
  - Нет, спасибо, я поел в городе.
  - А я в компании вампира остался голодным, - пожаловался Лоэ.
  - Не будь в претензии: он ведь тоже.
  Клейн завершил финансовые упражнения и убрал записную книжку в карман.
  - Когда закончишь с едой, ложись спать, - сказал он Лорану.
  - Это означает, что ночью поспать не удастся? - уточнил Лоран.
  - Совершенно верно. Схватываешь на лету. Ночью предстоит работа. Тягостного свойства, поэтому после того, как выспишься, постарайся воздержаться от приёма пищи.
  - Что ты имеешь в виду? - забеспокоился Лоэ.
  - Я имею в виду эксгумацию трупа. Я запеленговал один идентификатор. Скорее всего, это пропавший лаборант, но убедиться нужно.
  Лоэ пришёл в ужас.
  - Ты хочешь сказать, что мы ночью выкопаем из земли чьё-то мёртвое тело?
  - Наша задача присутствовать, и наблюдать за тем, как это делают другие. Самому тебе лопатой орудовать не придётся, успокойся.
  Лоран принял душ и ушёл в свою комнату. Сон, несмотря на усталость, сморил далеко не сразу. Лоран вспоминал о том, что так легко и беззаботно рассказал Кирилл, и пытался переварить тревогу. Опасность, бесспорно, существовала, и главная угроза нависла над Смитом. Полезно бы с этим разобраться.
  
  На улицах города было пустынно. Редкие машины ехали со всей возможной скоростью, пешеходы почти не встречались. Заранее заказанное Клейном такси поджидало друзей. Лорану показалось, что водитель нервничал. Ехали довольно долго. Богатая часть города закончилась, вокруг замелькали тёмные, притихшие окраины. Водитель нервничал всё больше, но спорить с пассажирами побоялся, только когда Клейн велел остановиться у ворот кладбища, перекрестился и пробормотал коротенькую молитву.
  - А если он уедет и бросит нас тут? - с сомнением спросил Лоран.
  - Жить захочет - дождётся, - коротко сказал Смит.
  Вокруг воцарилась ночь, и Лоэ чем дальше, тем увереннее потянулся к родному надёжному плечу. Вскоре впереди замерцал тусклый свет. Лоэ подумал, было, о привидениях, но быстро отмёл смешную мысль прочь. Через несколько шагов он ясно увидел, что свет источал прикрытый чем-то фонарь. В скудно озарённом пространстве Лоран различил несколько фигур, таких неподвижных, что природа их в уточнении не нуждалась. Скоро рассмотрел лица. Ближе всех стоял Менард, надменно глядя поверх всего и всех. Рядом с ним Лоран увидел Кирилла Антонова, и порадовался этому обстоятельству. Третий вампир был незнаком. На смуглом чуть женственном лице застыло брезгливое выражение. Распоряжался здесь, по-видимому, он. Охранял его или же создавал свиту крупный мужчина, которого в другом обществе Лоэ никогда не принял бы за вампира. Он выглядел хмурым, когда патрон смотрел в другую сторону, но приказов слушался. Смуглый вампир быстро заговорил, видимо опасаясь, что кто-либо может начать распоряжаться вместо него.
  - Поскольку, все заинтересованные лица собрались, - сказал он, сильно растягивая слова, - мы можем начать.
  Теперь Лоэ заметил ещё две фигуры, безвольно застывшие за пределами светлого круга. Повинуясь какому-то знаку, двое мужчин подошли ближе и взялись за лопаты. Двигались они с неестественной размеренностью, и у Лорана сразу появилось подозрение, что они находятся под гипнотическим воздействием кого-то из вампиров. Лопаты вонзились в землю, и началась монотонная работа. Мужчины не прерывались даже для того, чтобы смахнуть пот с лица. Лоран вдруг подумал, что после того, как надобность в услугах отпадёт, их здесь же и убьют. Мысль царапнула душу, но Лоран постарался отогнать её прочь. Всё происходящее представилось настолько жутким, что сосредотачиваться на деталях - значило утратить остатки самообладания.
  Когда лопаты гулко заскребли по крышке гроба, Лоран с трудом удержался от крика. Характерный запах ощущался уже некоторое время, и откровенно заполнил пространство после того, как рабочие подняли крышку. Затем люди вылезли и застыли в стороне, тупо дожидаясь своей участи. Клейн и Смит подошли ближе, остановились на краю ямы. Клейн присел на корточки и посветил вниз своим фонарём, затем он и Смит обменялись несколькими словами. Ярко блеснула вспышка - Клейн фотографировал. Лорана мутило, но пока терпимо, он постарался забыть о содержимом гроба. Он вдруг увидел, что незнакомый вампир брезгливо поморщился и поднёс к лицу платочек, должно быть, надушенный благовониями. Эта манерность показалась Лоэ возмутительной. Прочие вампиры отнеслись к процедуре и сопровождающим её неудобствам с полным равнодушием.
  Густав Клейн, между тем, осторожно спустился в раскрытую могилу. Чтобы отвлечься, Лоран разглядывал лица бессмертных: юные, бледные, отрешённые. Незнакомый вампир его интерес проигнорировал, а Менард глянул мельком, и губы скривились в холодной усмешке. Лоран отвернулся. Он почувствовал себя неуютно, оставшись один в такой трудный момент, но постарался справиться с волнением.
  Скоро друзья завершили грязную работу. Лоран успел увидеть, как Смит протянул руку и помог Клейну выбраться из ямы, а потом все вампиры разом повернулись и отошли прочь. Рабочие, получив неслышимую команду, снова взялись за лопаты и стали послушно зарывать могилу. Лоран даже усомнился, что они предварительно закрыли гроб.
  - Итак, Смит, вы удовлетворены? - спросил манерный вампир, продолжая помахивать платочком.
  Смит слегка повернул голову в сторону Клейна, и верон ответил:
  - Да, синьор Альберт. Этот человек один из пропавших. Благодарю за то, что помогли установить этот важный факт.
  Вампир нарочито помедлил с ответом. Когда губы переставали брезгливо морщиться, в углах появлялась весьма жёсткая складка, и Лоран вдруг подумал, что за подчёркнутой изнеженностью скрыты амбиции и властолюбие. Этот вампир не так-то прост и, по всей вероятности, опасен. Пожалуй, имело смысл присмотреться к нему, не отвлекаясь на позёра Менарда.
  - Рад оказать содействие техническому прогрессу! - не очень понятно сказал синьор Альберт.
  Затем он растворился в ночи, всё так же сопровождаемый большим угрюмым спутником. Менард оскалился в откровенной усмешке, но промолчал.
  - Не понравился мне этот парень! - откровенно сказал Лоран.
  Ответил Кирилл.
  - Страна одна из самых бедных на планете, городишко - просто захолустная дыра. Кого вы, собственно говоря, рассчитывали здесь встретить?
  - Менарда, например, - хладнокровно ответил Клейн.
  - Эй, неучтивый чужак! - мгновенно откликнулся упомянутый вампир. - В той могилке хватит места и для двоих! Устроить тебя туда по знакомству?
  - Зубы обломаешь!
  - Для хорошего дела мне и лопаты не жалко!
  - Нам тоже пора, Менард, - сказал Кирилл, прерывая обмен любезностями.
  Он слегка поклонился Клейну и Лоэ, отдельно и чуть ниже Смиту. Менард знаками внимания пренебрёг. Оба вампира повернулись и быстро исчезли во мраке.
  Оказавшись в такси, Лоэ почувствовал себя лучше, хотя запах продолжал преследовать и здесь. Он всю дорогу осторожно и недоверчиво принюхивался. Машина понеслась прочь гораздо быстрее, чем ехала сюда. Смит равнодушно глядел на проносящийся город. В его глазах зияла пустота, что, как казалось Лоэ, появилась недавно. Все трое молчали. В номере Лоран отправился отмываться в душ. Ему мерещилось, что он насквозь пропитан запахом разложения, и только вымывшись несколько раз и выбросив всю одежду, в которой ездил, он успокоился.
  В гостиной Клейн разбирал и герметично упаковывал потрёпанные документы.
  - Похоже, ты рылся в карманах трупа! - возмутился Лоэ.
  - Тебя напрягает, что это труп, или степень его разложения? - спросил Клейн. - Успокойся, я всё обработал дезинфицирующим веществом. Нам нужны бумаги, они послужат доказательством.
  Лоэ поморщился и сел подальше от Клейна и его неаппетитных экспонатов. Смит тоже присутствовал в комнате, но как-то ненастойчиво. Так тих, что можно упустить его из виду. Лоэ вздохнул. Клейн бодро произнёс:
  - Что ж, лаборантка неизбежно должна была здесь погибнуть, но наши товарищи - подготовленные люди, и справиться с ними сложнее. Ещё есть надежда их выручить. В этом городе я их следов не обнаружил, нанял частных сыщиков в соседних городах.
  
  Утром опять бесцеремонно растолкали, и Лоран возмутился:
  - Мне когда-нибудь дадут проснуться естественным образом в этом сумасшедшем мире?
  Жерар, а это был он, перестал трясти за плечо и заговорил:
  - Они тебя убьют! - сказал он.
  - Очень хорошо! - проворчал Лоэ. - Ещё немного, и я сочту это большим одолжением. Оставь меня в покое, я с тобой не дружу и мы не родственники.
  - Мы больше, чем родственники, мы одно целое. Если убьют тебя, я тоже погибну.
  - У тебя бред. Обратись к ближайшему психиатру и дай мне поспать.
  Близнец снова принялся трясти за плечо, и Лоран понял, что покоя не будет. Он молча сполз с постели и натянул на себя одежду. В гостиной ожидал сюрприз. Одно из кресел занимал человек мощного сложения, он хмуро посмотрел на Лорана. Лицо его показалось знакомым, но со сна Лоэ с трудом вспомнил, что видел мужчину в коридоре отеля. Тогда громила проявил досужее любопытство. Сейчас вломился в чужой номер.
  - Что это значит? - воинственно спросил Лоран.
  - Познакомься, это близнец твоего приятеля Густава Клейна, - сказал Жерар за его спиной.
  Лоран возмущённо оглядел незнакомца, затем вспомнил, что Клейн изменил внешность, придя в мир людей. Каков бы ни был оригинал, копии оказались различны. Пришлось смириться с этим фактом.
  - Ладно, - сказал Лоэ. - Я принял информацию к сведению. Дальше что?
  - Нужно встретиться и поговорить! - заявил близнец Клейна.
  Жёсткий, беспрекословный тон сразу восстановил против него Лоэ.
  - Вот как? - сказал Лоран. - Звучит заманчиво, но я подчиняюсь одному командиру, и это не вы.
  - Это я, - объяснил Клейн, появляясь в номере.
  Должно быть, перепалку было слышно и за дверью. Густав держался благожелательно и подчёркнуто вежливо.
  - Добрый день, Жерар, добрый день, братец. Лоран, моего близнеца зовут Голкомб. У меня такое ощущение, что он забыл представиться.
  - Ситуация становится труднопереносимой. Нужно разобраться, - с отвращением сказал Голкомб.
  Он поднялся и вышел из номера. Дверь вернулась на место с таким грохотом, что Лоран и Жерар вздрогнули.
  - Сочувствую, господин Боссен, - сказал Клейн.
  Жерар слегка насупился.
  - Может быть, он менее хорош, чем хотелось бы, но встретиться и поговорить пора. Нам всем угрожает опасность.
  - Опасность существует всегда, - философски заметил Клейн, - но мы согласны на встречу, я тоже считаю её полезной. Мы переговорим с нашим вампиром, вы договоритесь со своим. Место я подберу.
  Жерар поплёлся прочь. В дверях он разминулся со Смитом. Вампир задержался у стола, чтобы выложить из карманов деньги. Купюры на этот раз оказались упакованы в аккуратные пачки и перевязаны банковским способом. Теперь Лоран разобрался в местных деньгах, он сразу заметил, что банкноты большого достоинства. Вампир явно успел освоиться на новом месте. Клейн посмотрел на финансовое поступление с замешательством.
  - У нас ещё полно денег, - сказал он.
  - Поиски - дорогое удовольствие, - ответил Смит. - Кроме того, нужно достойное жильё. Может быть, в другом городе.
  - У нас проблемы? - быстро спросил Лоран. - То, что говорил Кирилл - правда? Он заявил, что нам обоим угрожает опасность. Это так?
  Смит помолчал, потом ответил:
  - Опасность есть всегда. Я сумею защитить вас от сообщества. Я не один. Менард и его приятель Кирилл - тоже чужие в этих краях.
  - Ты уверен, что они станут на твою сторону? - быстро спросил Клейн.
  - Да! - ответил Смит. - Уверен.
  - Очень хорошо, - сказал Клейн. - Мой близнец Голкомб предлагает собраться и поговорить. Что ты думаешь по этому поводу, Смит?
  Смит безразлично пожал плечами.
  - Не вижу реальной пользы от такого мероприятия.
  Лоэ посмотрел вслед вампиру. Мучили сомнения и отчасти чувство вины, но в любом случае молчать о том, что занимали мысли было невыносимо.
  - Густав, наш друг совершил большую глупость!
  Клейн, явно, понял, что Лоран имел в виду.
  - Бесполезный разговор, - сказал он Лорану. - Каждый имеет право принимать собственное решение.
  
  
  
  Глава 3
  
  Клейн разбудил на рассвете.
  - Вставай, Лоран, Смит ушёл спать.
  - Я тоже хочу спать.
  - Следовало делать это ночью. Вставай! Разве ты не чувствуешь как тих и благостен рассветный час, когда остальные вампиры города мирно покоятся в своих гробах. Кофе и завтрак на столе.
  Услышав о завтраке, Лоэ тотчас прекратил пререкаться, и вскоре сидел вместе с Клейном в гостиной. С некоторых пор Лоран всегда соглашался поесть, справедливо полагая, что неизвестно, будет ли еда в наличии, когда в следующий раз разыграется аппетит.
  - Сегодня я получу отчёты от сыщиков, и тогда мы, может быть, уедем.
  - Думаешь, в другом городе вампиры симпатичнее? Они кругом. Мир набит ими как булочка изюмом.
  Друзья допивали кофе, когда Клейн отставил чашку, лицо его напряглось.
  - Что случилось? - мгновенно севшим голосом спросил Лоран.
  Клейн повернулся к нему, прикрыл глаза, прислушиваясь к чему-то внутри себя, совсем как вампир. Транс закончился быстро. Клейн умел принимать решения.
  - Сюда идут люди, - сказал отрывисто. - Много. Собственно говоря, они сейчас пытаются перекрыть нам пути к отступлению. Собирайся, Лоран, живо!
  Клейн вскочил, метнулся в спальню, тут же вернулся, на ходу рассовывая по карманам деньги и оружие, один пистолет полетел к Лоэ. Пока Лоран ловил непрошеный подарок, Клейн распахнул дверь в спальню вампира, склонился над постелью.
  - Смит, проснись! Это срочно!
  Вампир не очнулся, тело осталось податливым и мягким. Вампир спал, бессильный выручить себя из беды.
  - Клейн, чего хотят эти люди? - спросил Лоэ, он так и застыл посреди гостиной с пистолетом в руках.
  - Добыть Смита. Я читаю их мысли.
  - Что нам делать? Мы сможем обороняться?
  - Разумеется, нет, их слишком много. Нужно бежать.
  Клейн снова склонился над спящим.
  - Ну, нет! - сказал он. - Напрасно они надеются, что я его брошу.
  Клейн подхватил покрывало за свисающие края и завернул вампира. Ещё мгновение и безвольное тело было вскинуто на плечо, Клейн бросился прочь из номера. Лоэ слегка замешкавшись, побежал следом. В коридоре две девушки шарахнулись от Густава.
  - В отеле бомба! - крикнул верон. - Спасайтесь!
  Друзья пробежали мимо лестницы и мимо лифтов, у грузового лифта за углом Клейн приостановился, прислушался, покачал головой.
  - Нет, здесь выход тоже блокирован, дальше!
  Друзья помчались дальше. Лоэ с удивлением понял, что Клейн прекрасно знает планировку гостиницы. В тупике коридора стеклянная дверь вела на балкон. Клейн прислушался, посмотрел по сторонам.
  - Спрячь пистолет в карман, Лоэ, ты глупо выглядишь, кроме того, он сейчас мешает.
  Клейн сбросил ношу с плеча прямо на руки Лорану.
  - Подержи, потом мне его подашь.
  Ни секунды не колеблясь, Клейн перемахнул через перила, и очутился на балконе этажом ниже прежде, чем Лоран сообразил, как он это сделал.
  - Давай мне Смита, смелее, я поймаю.
  Тело вампира оказалось значительно легче, чем предполагал Лоэ, и его удалось перевалить через ограждение. С трудом удерживая свёрток, Лоэ опасно свесился вниз. Ткань выскользнула из пальцев, и Смит начал падать, но Клейн подхватил его и благополучно уложил на пол.
  - Живее, Лоран, - поторопил Густав. - Я помогу тебе.
  - Здесь высоко, - сказал Лоран.
  Он собрался с духом, перелез через ограждение. Испугала пустота под ногами, пальцы крепче вцепились в перила. Клейн сдёрнул вниз, местами оцарапав, местами ушибив, и благополучно поставил рядом с вампиром.
  Затем снова ношу на плечо, распахнуть дверь, и друзья помчались по коридорам. Иногда навстречу попадались люди, и всем Клейн сообщал самые разные новости. На выдумки он был неистощим, в единый миг на гостиницу обрушились все мыслимые и немыслимые бедствия. Заложенная террористами бомба, пожар, прорыв канализации и сбежавший от дрессировщиков ягуар стали ещё не самыми удачными изобретениями. Несмотря на трагизм обстоятельств, Лоран иногда едва удерживался от смеха, но активно помогал Клейну создавать панику. Он отлично понимал, что друг работает. В поднявшейся суматохе легче затеряться и скрыться, а самое главное, люди вспомнят сообщённые Клейном ужасы и забудут, хотя бы на время, что он что-то нёс на плече.
  Вскоре друзья оказались на мрачной узкой лестнице и спустились вниз. Дверь во двор была заперта. Клейн переложил Смита на плечо Лоэ и внимательно прислушался.
  - На чёрный ход, обычно, ставят не лучших бойцов, но их четверо, - тихо сказал он Лорану.
  Лоран преданно кивнул.
  - Будем прорываться с боем?
  - Только не ты. Спрячь пистолет: поранишься сам или поранишь кого-нибудь из нас.
  - Можно подумать, я плохо стреляю! - обиделся Лоран.
  - Если с закрытыми глазами, то хорошо, но сейчас ты должен сберечь Смита. Когда я подам сигнал, беги с ним ко мне.
  - Хорошо, - сказал Лоэ.
  Клейн вздохнул, улыбнулся Лорану. Замок треснул от одного удара ноги. Кто-то из врагов на свою беду стоял слишком близко. Отлетевшая дверь смела его прочь, и у Клейна осталось три противника. Лоран кровожадно выглянул в проём, но увиденное разочаровало. Густав Клейн пошёл напролом. Зрелище вышло менее красочным, чем в кино, но именно поэтому получилось откровенно жестоким. Клейн расправился с незадачливыми охотниками на вампиров без лишних сантиментов. Лоран едва успел опомниться, а все четверо уже валялись на земле, вперемешку со своим оружием. Клейн действовал голыми руками, но всех опередил. Люди не успели крикнуть, выстрелить или другим способом подать сигнал. Теперь у друзей образовалось ещё несколько запасных минут.
  Во дворе стояли машины. Клейн быстро осмотрел все. Приглянулся ему внедорожник с пыльными сиденьями и сложенной брезентовой крышей. Клейн забрался внутрь. Лишь когда заработал двигатель, он махнул рукой терпеливо дожидавшемуся Лоэ. Лоран бегом бросился к нему. Вдвоём уложили Смита на заднее сиденье, вскочили сами. Клейн вздохнул снова.
  - Жаль, опыт вождения мал, но попробуем. Вперёд!
  И он рванул вперёд так, что зазевавшийся Лоран едва удержался в машине. Лоран крепче вцепился в спинку переднего сиденья и с ужасом уставился на ажурную решётку прямо по курсу.
  - Там ворота! - закричал он.
  - Вижу, - ответил Клейн. - Потому и ключи оставлены в зажигании, что выезд заперт. Всё сразу хорошо не бывает.
  - Мы разобьёмся!
  - Сомневаюсь, но держись крепче и береги зубы.
  Машина врезалась в ворота и подпрыгнула от удара. Железные створки качнулись, накренились и с ужасающим грохотом обрушились наружу. Мотор взревел, Клейн осторожно перевалил через образовавшуюся преграду и увеличил скорость.
  - Как-то ночью, когда донимала бессонница, я осмотрел ворота. Замок был новый и надёжный, но вот крепления петель заметно расшатались. На всякий случай я помог благородному делу коррозии, и вот результат.
  - Мог предупредить заранее, - проворчал Лоран.
  - Извини, спешил.
  Друзья услышали крик, и тотчас хлестнула автоматная очередь. Стрелявший промазал, хотя слегка. Клейн выругался сквозь зубы на родном языке. Друзья услышали сзади приближающийся рёв двигателей. Преследователи, как видно, имели больший опыт вождения.
  - А эта штука может ехать быстрее? - с беспокойством спросил Лоран.
  - Полагаю, что да, - сказал Клейн. - Это я не могу быстрее вести. Здесь нет автопилота, стабилизатора, бортового компьютера.
  - Да, я заметил, что мы немного рыскаем по дороге.
  Клейн помолчал и добавил:
  - Я мог бы перечислить ещё многое, чего здесь нет, но сомневаюсь, что доставлю тебе и себе удовольствие.
  Их настигали. Клейн поглядел в зеркало и крепче ухватился за круглую штуковину, с помощью которой управлял автомобилем. Он немного прибавил скорость. Дистанция между преследуемыми и преследователями, как будто, перестала сокращаться, и Лоэ вздохнул с облегчением. Клейн, однако, был настроен пессимистично.
  - Здесь есть ещё одна интересная особенность, - сказал он. - У этих машин ограниченный запас хода. Они работают на горючей жидкости, которую нужно довольно часто возобновлять. Вот, взгляни, указатель расхода топлива. Машина заправлена, но мы не знаем, как долго ещё придётся удирать.
  - То есть, ты хочешь сказать, что в любую минуту мы можем просто остановиться?
  - Боюсь, что так, а если бензобак прострелят, то и раньше.
  - Я одного не понимаю, - проворчал Лоран, - ты этими разговорами надеешься поднять мой боевой дух или прикончить его в зародыше?
  - Хотел развлечь. Ты не потерял пистолет?
  - Пистолет? Он у меня был? Ах да, вот он, в кармане куртки.
  - Пусть пока там полежит. Не нравится мне это.
  - Что именно? - спросил Лоран.
  - Слишком хорошо они подготовились, нам придётся бежать из города.
  Друзья свернули в очередной раз и наткнулись на засаду. Тяжёлый грузовик перегородил дорогу, а прячущиеся за ним тёмные тени открыли огонь.
  - Ложись на пол! - скомандовал Клейн, и Лоэ мгновенно повиновался.
  Заклинившись между сиденьями и одной рукой ещё пытаясь придерживать безвольное тело Смита, Лоран закрыл глаза и пообещал себе успокоиться. Доносились стрельба и крики, автомобиль мотало и подбрасывало самым невероятным образом. В конце концов, тело вампира скатилось с диванчика прямо на Лоэ. Он попытался вернуть спящего на место, но безуспешно. Впрочем, близость бессмертного породила ощущение безопасности. Почти забытое чувство.
  Потом стрельба унялась, крики стихли. Машину немилосердно трясло и мотало на ходу.
  - Как ты там? - спросил Клейн.
  - Нормально, я сейчас выберусь.
  Автомобиль подбросило на очередном ухабе, и резкое движение помогло Лорану водворить Смита на диванчик. Он уложил друга удобнее, плотнее закутал в покрывало, словно это могло спасти, и только тогда огляделся.
  Они были в лесу. Город скрылся из вида, и вокруг, плотно обступая путь, стояли деревья. Впереди расстилалась лента дороги, позади ревели моторы преследователей.
  - Пугает меня это, - повторил Клейн.
  - Что именно?
  - Меня вынудили свернуть на эту дорогу, а я не знаю, куда она ведёт.
  - Судя по её состоянию, вряд ли к чему хорошему.
  - Здесь, вообще, дороги скверные, дело в другом. Беспокоит направление.
  - Мы можем рвануть через лес.
  - На машине не получится, а пешком со Смитом на плечах куда уйдём? Расстреляют раньше.
  На прямом участке Лоран оглянулся. Сзади ехали три открытые машины. В них сидели вооружённые люди. Преследователям тоже трудно приходилось на скверном покрытии, но автоматы они держали крепко.
  - Почему прекратили стрелять? - спросил Лоран.
  - Пустая трата боеприпасов, - ответил Клейн, поглядев в зеркальце. - Видишь, как мотает.
  - Поскольку, телефон здесь уже изобрели, впереди может поджидать засада.
  - Я догадываюсь, - мрачно ответил Клейн. - Отвратительная ситуация. Вина моя, я должен был внимательнее изучать возможные пути отхода, но здесь так трудно добывать самую простую информацию. Этот мир нашпигован секретами Полишинеля, а я ещё скверно знаю язык.
  - Прекрати себя в чём-то укорять, Густав, - запротестовал Лоэ. - Ты и так сделал больше, чем на твоём месте сделал бы человек. Вся работа свалилась на тебя. Чужой мир, чужая речь, куча вампиров для остроты ощущений, да ещё я в качестве обузы. Что это там впереди?
  Дорога круто заворачивала вправо. Когда Клейн справился с виражом, глазам друзей открылось тревожное зрелище. Рельеф заметно повысился, и кто-то потрудился врезать в него дорогу. Теперь по обеим сторонам полотна вместо деревьев выросли крутые откосы. И прежде призрачная идея бегства по пересечённой местности, сделалась вовсе немыслимой. Остановить автомобиль, покинуть его и вскарабкаться по склону даже налегке, имея вблизи вооружённую погоню, было немыслимо.
  - Здесь легко расстрелять нас сверху, - волнуясь, сказал Лоран.
  - О, да! - согласился Клейн.
  - И дорогу перегородить просто.
  - Безусловно, - снова согласился Клейн. - Я вижу, у тебя постепенно созревает тактическое мышление. Осталось освоить основы стратегии.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Думаю, впереди ждёт что-то более изощрённое.
  Клейн замолчал, сосредоточившись на управлении. Впереди опять наметился поворот. Густав попытался вписаться в него на прежней скорости, и маневр удался, хотя с трудом, но почти сразу же пришлось резко тормозить.
  Как Клейн упоминал, у автомобиля отсутствовал стабилизатор, поэтому на колёсах удержались чудом. Густав вскрикнул. Лорана рискованный маневр уронил на пол, поэтому, лишь выбравшись из машины, он понял, что привело в такой ужас всегда выдержанного верона. Дорога резко закончилась, а там... Они сделали несколько шагов и увидели бездну под ногами. Каньон оказался огромен. Дальний край его был различим смутно, а внизу, в чудовищном котловане ещё лежала ночная мгла. Отвесные скалы уходили вниз так далеко, что захватывало дух.
  - Метров триста! - воскликнул Клейн.
  - Думаешь, не долетим? - машинально спросил Лоран.
  - Как видишь, реальность страшнее засады. Мы в их руках. Не случись у меня хорошей реакции, а у машины надёжных тормозов, мы лежали бы внизу.
  - Можем отстреливаться, укрываясь за машиной.
  - Это безнадёжно, Лоран, хотя единственное, пожалуй, что нам остаётся.
  Оба посмотрели назад, но преследователи ещё не появились. Скорее всего, оставили машины и подкрадывались, чтобы расстрелять из-за угла. Клейн нагнулся над краем бездны, отчаянно высматривая хоть какую-то возможность спуститься. Лоран тоже зачарованно смотрел вниз. Поглощённые открывшимся захватывающим зрелищем оба пропустили момент, когда дневное светило оторвало от горизонта огненный край и быстро пошло вверх.
  
  Потом, почти одновременно, произошло сразу несколько событий. Тяжёлые руки вампира легли друзьям на плечи, близко замерцали его глаза. Из-за поворота ударили автоматные очереди, засвистели пули, но стрелки слишком берегли себя, чтобы всерьёз рассчитывать на успех. Смит оглянулся, зло оскалил клыки. Затем он ухватил друзей крепче и столкнул вниз.
  Был миг свободного падения, а потом распахнулись крылья, и полёт замедлился. Смит держал друзей за шиворот как котят, крылья яростно месили воздух, но удержать высоту он не мог. Земное притяжение побеждало. Все трое неудержимо неслись на дно каньона.
  - Смит! - прохрипел Клейн. - Это безнадежно! Ты должен бросить одного из нас, иначе погибнем.
  Лоран промолчал, он заворожено смотрел в бездну.
  - Брось меня, Смит! - закричал Клейн. - Скорее, или будет поздно! Ты погубишь Лорана.
  Дно каньона быстро приближалось. Слишком быстро. Вампир распахнул крылья и попытался планировать. Он был плохо приспособлен для этого, и мешал груз. По сути, тоже падение, только не прямо вниз, а как с ледяной горки. Клейн отчаянно смаргивал слёзы, что вышибал из глаз ветер, он понял замысел и отчаянно вглядывался в затянутое утренним сумраком дно каньона. Под ними промелькнули скалы, затем деревья, дно приближалось, а потом открылось ровное пространство, гладкое как зеркало, и Клейн поверил, что они поймали свой шанс. Внизу разлеглось небольшое озеро.
  Пальцы вампира разжались, и он выпустил Клейна. Густав сразу сгруппировался и в воду вошёл так, как надо. Хотя удар вышел ошеломляющим, верон почти сразу всплыл, кашляя и задыхаясь, но совершенно невредимый. Рядом рухнули Смит и Лоэ. Вампир, уполовинив ношу, смог, в какой-то степени, затормозить полёт, хотя недостаточно, чтобы удержаться в воздухе. Едва упав в воду, он вытащил Лорана на поверхность и встряхнул.
  - Ты жив? Лоран, скажи что-нибудь!
  Лоран был жив, но ещё не сознавал этого.
  - Клейн, ты в порядке? - крикнул Смит.
  - В полном, - кашляя, ответил Клейн.
  Озерцо при ближайшем рассмотрении оказалось маленьким и мелким. Немного проплыв, друзья смогли стать на дно и отдышаться. Лоэ начал понемногу приходить в себя. Он испуганно огляделся и, увидев, как высоко и далеко позади, остался край обрыва, инстинктивно ухватился за Смита. Клейн подплыл ближе в несколько мощных гребков, обнял обоих, и все трое расхохотались, счастливые тем, что вместе и в очередной раз остались живы, забыв на миг беды, прошлые и будущие.
  Выбравшись из воды, они расположились под ближайшим деревом, чтобы прийти в себя. Лоран после пережитого чувствовал себя скверно и время от времени глядел с безотчётным ужасом в сторону обрыва. Менее впечатлительного Клейна заботило другое.
  - Нападение не могло произойти само по себе, слишком хорошо его организовали. Кто-то нас продал.
  - И у тебя есть подозреваемые? - спросил Смит.
  - Ну, первым в списке стоит наш приятель Альберт.
  - Нам по силам разобраться, - сказал вампир. - Со временем выясним.
  - Тебя эта история, как будто, развлекает.
  - В какой-то мере. Кто бы это не сделал, он перешёл к активным действиям и этим себя обнаружил. Разве ты смотришь на вещи по иному, Густав?
  - Когда перестану сердиться, постараюсь смотреть так же. Насколько я понимаю, ты осведомлён о месте, где мы находимся?
  - Совершенно верно, дорогой друг. Осведомлён. Это такое место, о котором все знают и молчат. Долина Обречённых.
  - Звучит обескураживающе, согласись.
  - Название. Топонимы переживают людей и их привычки.
  - Здесь есть люди? - быстро спросил Клейн.
  - Да, и много.
  - Но, как я понимаю, не только люди?
  Смит улыбнулся и сказал:
  - В долине несколько причудливых общин. Какое-то время нам придётся провести здесь, но, думаю, освоимся. Пока отдыхайте.
  Клейн посмотрел подозрительно.
  - Ты благодушно настроен, Смит.
  Вампир улыбался.
  - Я счастлив, Густав. У меня такое чувство, что с чужбины вернулся домой, потому что мы снова вместе, и ничто не стоит между нами.
  Клейн улыбнулся в ответ.
  - Полагаю, - сказал он, - что мы все ощущаем примерно то же самое. Прекрасно, я растроган до глубины души, но через минуту Лоран совершенно придёт в себя и запросит есть. Перед нами стоит задача найти ему обед. Решением этой проблемы и следует заняться, пока он не потребовал ещё и ужин.
  Лоран открыл рот, чтобы вволю предаться справедливому возмущению, как вдруг вампир приподнялся на жёстком ложе и насторожённо прислушался. Клейн сразу включил в работу собственные возможности. Друзья переглянулись, вампир вмиг оказался на ногах и бесшумно скользнул в редкие заросли. Лоэ поглядел на Клейна, верон даже не достал оружие, и Лоран успокоился. Что-то происходило, но что-то безопасное.
  Вскоре вернулся Смит. Вампир нёс, обхватив за талию девочку. Свободной рукой он зажимал ей рот, мешая кричать. Девчонка яростно дрыгала ногами и отбивалась руками. Кулачки молотили вампира везде, где могли достать, хотя он отнёсся к этому с полным безразличием. Подойдя к друзьям, Смит поставил пленницу на землю и сказал:
  - Перестань кричать. Людей поблизости нет. Мы всего лишь зададим несколько вопросов и отпустим. Договорились?
  Лоэ разглядел, что это, собственно говоря, не совсем девочка, а почти взрослая девушка с определившейся фигурой, только маленькая и худенькая. Несмотря на то, что незнакомка была напугана, она достаточно хорошо владела собой: не попыталась бежать, а быстро оглядела троих мужчин.
  - Ты вампир, - сказала она, повернувшись к Смиту.
  - Допустим, - спокойно ответил Смит, - но остальные - нет.
  - Вампир должен убивать только ночью, так полагается.
  - Я далёк от намерения тебя убивать, сама виновата: вредно подкрадываться и подслушать чужие разговоры.
  - Я не подкрадывалась и не подслушивала!
  - И ты рассказываешь это вампиру?
  Девчонка окинула Смита внимательным взглядом, потом поправила волосы и целомудренно одёрнула юбку. Лоэ следил за ней с восхищением, обезоруженный её непосредственностью.
  - Как тебя зовут, красавица? - спросил Лоэ. - Посиди с нами. Я предложил бы куртку, чтобы постелить на траву, но она ещё мокрая.
  Девушка оценивающе оглядела человека, важно кивнула.
  - Меня зовут Люси Эрато.
  Она уселась на землю, аккуратно натянув подол на коленки. Вампир из вежливости тоже сел. Клейну показалось, что девчонка оценила жест. Для неё вампиры не сказочные существа, а часть повседневности, наверняка разбирается в особенностях их поведения, потому сразу начала "качать права".
  - Ты живёшь здесь, в долине? - спросил Клейн.
  - Глупый вопрос! Раз я здесь нахожусь, значит, живу здесь. У нас не бывает чужих.
  Вампир и верон быстро переглянулись.
  - Что же, никто из местных никогда не уезжает в город?
  - Изредка, но сразу возвращаются. Нас там не любят.
  Девушка достала из кармана ленту, зажала её в зубах и принялась энергично заплетать растрепавшиеся волосы. Не прерывая своего занятия, малопонятно произнесла.
  - Как-то наши парни вот так уехали с торговцем, но быстро вернулись и больше не хотят.
  - А эти люди, торговцы, приезжают к вам? - спросил Клейн.
  - Они забирают то, что мы выращиваем, а взамен дают цветные бумажки. Бумажки можно потом обменять на что-нибудь: одежду, другие городские вещи.
  - Любопытно, - сказал Клейн. - У тех же самых торговцев?
  - Конечно. Сюда только они ездят.
  - Хорошо. Из долины есть выход? Место, где нет отвесных скал?
  - Конечно, есть, но далеко, да и зачем?
  - А где живут не люди?
  - Хочешь сказать - эти?
  Девушка мотнула головой в сторону Смита.
  - Допустим.
  - У них дом на другой стороне долины. Твой вампир должен знать.
  - Мы только прибыли. Ты славная девочка и очень нам помогла.
  Клейн извлёк из внутреннего кармана пакет и, вскрыв герметичную упаковку, достал несколько купюр.
  - Такие цветные бумажки дают торговцы?
  - Да, такие! - воскликнула Люси, глаза её заблестели.
  - Я дам целую кучу бумажек, и ты сможешь обменять их на красивое платье или другие полезные вещи.
  - А если дома захотят узнать, где я их взяла?
  - Умный вопрос. Ты, конечно же, скроешь, что разговаривала с нами, а бумажки можно припрятать и потом тратить понемножку.
  Девушка явно сочла мысль Клейна удачной, глаза её разгорелись. Лоран умилился, снял с шеи золотую цепочку и протянул Люси.
  - Я тоже хочу сделать подарок. Красивая вещица, кроме того, друзья считают, что мне не идёт. Довольно дорогая, так что в случае нужды сможешь продать.
  Люси не сразу решилась принять драгоценность, и тогда Лоэ сам застегнул цепочку на изящной шейке. Девушка упёрлась подбородком в ключицы, чтобы полюбоваться украшением. Смит вынул из кармана кольцо, истово засиявшее в свете солнца и, последовав примеру Лоэ, надел на палец девушки.
  - Теперь можно выдавать тебя замуж. Надеюсь, ты присмотрела приятного паренька?
  Девушка покраснела и кивнула. Нежданные подарки временно лишили её дара речи. Она достала платок, уложила цветные бумажки Клейна, цепочку Лоэ и перстень Смита, завязала в тугой узелок и спрятала в карман юбки, застегнув его на пуговку.
  - Мне пора идти, - сказала она, - а то заметят, что я уходила.
  Она встала, застенчиво посмотрела на троих друзей, слабо махнула рукой, а затем проворные ноги замелькали в траве, уверенно огибая кочки. Лоран вздохнул.
  - Какая очаровательная девушка!
  - Только без романтических историй! - предупредил Клейн. - Смит, ты ведь сможешь по следам привести в деревню? Впрочем, нет нужды спрашивать.
  - Да, верно. Что скажешь о девушке?
  - Любопытно, вот что я могу сказать. Анахронизм в достаточно развитом мире. Настораживает, что торговцы всегда приезжают одни и те же. Очень мне напоминает ту фабрику в лесу, где делали несъедобных людей. Есть нечто общее в двух несуразных фактах, одни и те же уши торчат.
  - Мы ведь можем пойти и посмотреть, - предложил Лоран.
  - Да, пожалуй. Смит, а как она поняла, что ты вампир?
  - Живой человек не смог бы так легко выследить её, схватить и удерживать.
  - Другие люди увидят в тебе то, что ты есть?
  - Если захочу, то увидят человека.
  - Отлично. Тогда пойдём и попробуем подружиться с местным населением.
  Оставив позади спасшее им жизнь озеро, друзья углубились в заросли. Солнце, поднимавшееся всё выше, вскоре высушило одежду, начался жаркий день. Лоэ время от времени спотыкался, и Смит привычно его поддерживал. Против обыкновения, Лоран воздержался от жалоб.
  Местность вокруг разлеглась дикая, трудно было заподозрить близкое присутствие людей, но вампир скоро насторожился.
  - Пахнет дымом, - сообщил он.
  - Может быть, лесной пожар? - спросил на всякий случай Лоэ.
  Смит покачал головой.
  - Нет, это дым от очагов для приготовления пищи.
  - Ну, разумеется, - подтвердил Клейн. - Если держат людей в дикости, то вряд ли потрудились провести сюда электричество или газ.
  Примерно полчаса продвигались вперёд, как вдруг вампир остановился.
  - Сомневаюсь, что есть шансы получить здесь обед, - сказал он.
  - Почему? - быстро спросил Лоэ, более других озабоченный проблемой питания.
  - Навстречу движутся люди. Много. Излучают целенаправленную враждебность.
  - Да, - подтвердил Клейн. - Я тоже улавливаю мыслефон, хотя, пожалуй, смазанный.
  - Неужели девочка проболталась? - огорчённо спросил Лоран.
  Клейн усмехнулся.
  - Вот это вряд ли. Она практичная молодая особа, выдавать нас ей невыгодно.
  - Подождём, - предложил Смит. - Может быть, что-то прояснится, когда вступим в контакт с местными жителями.
  Ждать пришлось считанные минуты. Вскоре людей увидел даже Лоран.
  - Вот они, - прошептал он, рефлекторно ближе придвигаясь к вампиру, - и эти с оружием!
  - С охотничьими ружьями, - уточнил Клейн, доставая из каждого кармана по пистолету и щёлкая предохранителями. - Древность редкостная, но выстрелить вполне способны.
  Охотники двигались цепью, легко скользя в зарослях. Крепкие, высокие мужчины, почти все в той или иной стадии небритости и одеты с наводящей на размышления пестротой. Лоран Лоэ моментально сообразил, что за товар привозили в местные деревни добрые торговцы: ношеную одежду.
  - Может быть, лучше уйти? - робко предложил Лоран.
  - Всегда успеем. Попытаемся вступить в контакт, - сказал Клейн и затем окликнул вполголоса. - Эй, парни, нас ищете?
  Ближайший охотник вскинул ружьё, но мишень обнаружил не сразу: Клейн умел укрываться на природе. Взгляд человека заметался в поиске, подтянулись другие люди. Они двигались проворно, уверенно чувствуя себя в родной среде. Клейн подумал: а хватит ли у них сообразительности послать один-два отряда в тыл противника? Мысль-то в сущности простая.
  - Мы мирные люди и всем желаем добра, - продолжал Клейн.
  - Вы не люди, - коротко ответил один из мужчин, взгляд его был угрюм, а ствол оружия нацелен довольно точно. - Убирайтесь, или застрелим.
  - За что? - спросил Лоран. - Мы пришли просить помощи...
  Ответ даже Лоэ лишил на время дара речи.
  - Неважно. Если вы не люди, пули пройдут насквозь, а если люди, мы вас достойно похороним, - заявил всё тот же мужчина, бывший, вероятно, главным у противника.
  - Ничего себе, утешил! - возмутился Лоэ.
  - Ложись! - скомандовал Клейн, прекратив дискуссию.
  Смит немедленно повалил Лоэ и отполз прочь, увлекая друга за собой. Первые пули прошло верхом, но следующие легли ниже. Клейн отстреливался, быстро меняя позиции. Ружья гулко и беспорядочно отвечали. Перезаряжать их приходилось гораздо чаще, чем более современное оружие Клейна. У Густава сложилось впечатление, что люди растерялись, встретив отпор. Должно быть, предыдущие жертвы являлись в долину безоружными. Охотники привыкли в ответ на стрельбу получать беспорядочное бегство. Через минуту грохот допотопных ружей стих.
  - Обмен мнениями состоялся, - проворчал Клейн, внимательно оглядываясь по сторонам. - Что дальше?
  - Уходят, - сообщил Смит. - Боятся всерьёз связываться.
  - Правильно делают! - зло произнёс Клейн. - Вовремя поняли, что наша команда им не по зубам. Сберегли свои жизни, хотя кому какая от этого польза - сказать трудно!
  Трое друзей лежали в траве. В небе хаотично метались потревоженные выстрелами птицы. Вампир и верон каждый по-своему прощупывали окружающее пространство, оба чувствовали, что опасность отступила прочь. Люди ушли, предоставив пришельцев собственному разумению.
  - Что делать теперь? - спросил Лоран.
  
  Друзья промолчали. Смит следил за птицами, щуря глаза в ясное небо. Он снова улегся, подложив руки под голову. Клейн сел, прислонясь спиной к корявому древесному стволу, проверил боезапас, посмотрел на друзей. Лоран грустно размышлял о чём-то, вероятно, о потерянном обеде, но Клейна больше интересовал Смит. Густав попытался проникнуть в мысли приятеля, и вампир, как всегда, почувствовал, повернул бледное лицо.
  - Вероятно, следовало сказать раньше, - вяло произнёс он.
  - Что именно? - быстро уточнил Клейн.
  - Это что-то вроде резервации.
  - Людей или вампиров? - уточнил педантичный Клейн.
  - Всех! - ответил Смит.
  Некоторое время друзья молчали. Солнце поднялось высоко, знойный воздух застыл. Птицы давно угомонились. Царила почти полная тишина. Лицо Лорана осунулось, под слоем загара пропал здоровый румянец. Он выглядел измученным, почти больным, вряд ли одни невзгоды и усталость послужили тому причиной.
  - Как долго мы сможем выжить здесь? - спросил он, посмотрев на Смита.
  Смит молчал, ответил Клейн.
  - Недолго, - сказал он. - Пора придумать реальный выход. Люди умеренно опасны, укрыться от них всегда сумеем: долина велика и мало населена. Вот вампиры беспокоят. Они вездесущи, и как отнесутся к нашему появлению здесь, боюсь угадывать. Что предложишь, Смит?
  Вампир поднялся, отряхнул одежду. Его уверенные движения говорили, что решение принято.
  - Люди отказались иметь с нами дела, но можно попытаться сойтись с другой стороной. Если задержимся в долине, а другого выхода нет, с кем-то договариваться всё равно придётся.
  Друзья смотрели растерянно, потом Лоран воскликнул:
  - Вампиры, ты это имеешь в виду? Попробовать подружиться с ними?
  - Отчего нет? В любом случае, я должен представиться. В нашем случае учтивость может принести дивиденды.
  - Они нас съедят! - воскликнул Лоэ.
  Смит посмотрел на друзей сверху вниз. Его взгляд всегда сложно было истолковать, слишком сдержан Смит по природе, но сейчас Клейну показалось, что легкомысленные слова Лорана причинили вампиру боль.
  - Это единственный выход, Лоэ. Возвращаться в город, прежде чем проясним обстоятельства, опасно, да и сложно осуществить технически. Близится ночь. Мы беззащитны здесь в поле, потому что пока чужие для всех. Люди нас отвергли, возможно, местные вампиры окажутся человечнее.
  - Ты всерьёз веришь, что нашу пёструю компанию примут в стаю? А если нет?
  Клейн решил, что пора вмешаться.
  - Лоран, мы вынуждены искать покровительства. Если попробуем скрываться, убьют вернее всего. Я согласен со Смитом.
  Лоран посмотрел на друзей, но возражать не решился.
  
  
  
  Глава 4
  
  Примерное местонахождение обители вампиров Смит знал, он уверенно двинулся вперёд. Клейн успевал следом, но вот Лоэ отставал. Конечно, сказывалась усталость, и всё же Клейн полагал, что Лоран испуган. Его легко было понять: в отсутствие иммунитета к реальности спасало только присутствие Смита, но следовало помнить, что и Смит в этом мире ходит под угрозой остракизма. Многие поторопятся объявить его нежелательной персоной. До сих пор Смит не попал под раздачу лишь потому, что рядом случились Менард и его безмятежный приятель. Самому Клейну приходилось легче: на него и на Голкомба вампиры реагировали вяло.
  Скоро Смит начал беспокойно поглядывать на солнце, уверенно идущее к горизонту. Пришлось расположиться на отдых. Едва солнечный диск успел скрыться за близкими скалами, Смит резко приподнялся, и так же, как Клейн вслушался в ночь.
  - Пора? - спросил Клейн. - Может быть, вначале следует послать визитные карточки? Бесцеремонно сразу вторгаться в жилище.
  - О нашем присутствии знают. Нас ждут, - ответил Смит.
  - Я думал, аборигены спят.
  Смит улыбнулся.
  - Есть способы. Поднимайся, Лоран. Забудь страх. Всё уладится. Пойдём открыто, ведь и намерения у нас прямые.
  Лоэ вздохнул. В быстро сгустившемся мраке, друзья осторожно двинулись вперёд. Первым тихо ступал Смит, за ним брёл Лоэ, последним - Клейн. Густав напряжённо прислушивался, пытаясь услышать тех, кого в принципе услышать нельзя. Тревога помимо воли заползала в сердце.
  Впереди обозначилась тёмная масса: большое здание или скала. Когда подошли ближе, Клейн понял, что это синтез того и другого. Бесформенное сооружение так органично пристроили к горе, что теперь уже трудно было определить, где кончается одно, и начинается другое. В стене чернел вход. Клейну показалось, что есть другие. Друзья вошли внутрь и очутились в гулком сводчатом зале.
  Вслед за вампиром Лоэ и Клейн двинулись по коридору. На низком потолке верон заметил следы копоти. Возможно, даже вампирам не хватало света в этих норах. За очередным поворотом открылось новое помещение, довольно протяжённое. У одной из стен горел костёр, а вокруг огня расположились существа, которые вначале показались Клейну людьми. Разглядев их лучше, Густав ощутил невольную дрожь, Лоран слабо вскрикнул. Крупные, массивные с тяжёлыми плечами и длинными руками. Голова крепится на туловище почти без помощи шеи. Застывшие лица покрыты тёмным загаром. Резкие скулы. Крупные челюсти.
  - Кто это? - еле слышно спросил Лоэ.
  - Хорбены, - тихо ответил вампир. - Успокойтесь, они мирные.
  К удивлению друзей, Смит вежливо поклонился странным созданиям. Один из них, самый крупный, пробормотал что-то и приподнял руки. Жест, по всей вероятности, служил ответным приветствием. Приглядевшись, Лоэ заметил, что одно из созданий - женщина. Глаза у них не мерцали как у вампиров, а отражали свет, как глаза животных.
  Друзья вошли в анфиладу комнат, просторных и почти пустых. В нишах, на выступах, иногда просто на полу горели свечи.
  В одной из комнат встретились два вампира. Высокий прямой юноша холодно глянул чёрными глазами. Клейну почудилось злое: вызов или резкое отрицание, и ладонь верона крепче сжала в кармане рукоять бесполезного пистолета. Презрительная усмешка скривила рот, вампир отвернулся. Его собеседник, совсем мальчик с тёмными кудрями ниже плеч, так что Клейн вначале принял его за девушку, отступил на шаг, давая дорогу, медленный взгляд перебрал всех по очереди, пока друзья проходили мимо. За полуоткрытыми в слабой улыбке губами блестели клыки. Вампир ни на ком особо не сосредоточился, и Клейн ощутил слабый приступ благодарности к нему.
  В следующей комнате свечи не горели, что-то зловеще шуршало в темноте, на миг недобро блеснули круглые нечеловеческие глаза. Клейн попытался всмотреться, но комната, как будто, сразу опустела.
  - Что это ещё такое? - спросил Клейн.
  - Забыл, как называются. Так, мелкая нежить. Слабы, но вздорны. Сделай вид, что опасаешься их гнева, и они будут довольны.
  Клейн пожал плечами. Вслед забормотали мелкие сердитые голоса, но друзья уже спускались по широким, наплывами ступеням в огромный зал.
  Впрочем, это, скорее всего, была естественная пещера. Дальние углы тонули во мраке. Десяток беспорядочно расставленных свечей едва рассеивал тьму. У скальной стены на чём-то вроде естественного трона, небрежно накрытого алым плащом, сидел вампир. Должно быть, главный.
  Клейн вдруг в мгновенном озарении представил себе то, что происходило непосредственно перед их приходом. Он почти увидел, как в спешке искали нарядную ткань и подходящее место, где её постелить, чтобы встретить гостей. Хозяин вампиров выглядел смущённым. Клейн улыбнулся, опасения его исчезли, и он твёрдо поверил, что всё закончится хорошо.
  Смит подошёл к трону и, едва только начал наклонять голову в церемонном приветствии, как старший в популяции вампир поднялся навстречу и ответил на поклон.
  Сильный мужчина, ростом с Клейна, очень приятной наружности. Голубые глаза, тёмные волосы зачёсаны назад и завязаны в короткий хвост. Крупные черты лица пропорциональны. Вампир посмотрел на Смита с почти детским любопытством, потом спохватился, что может показаться грубым и отвёл взгляд. Лоэ и Клейна он оглядел смущённо, словно правила на данный случай подзабыл, и снова повернулся к Смиту.
  - Вот странная компания, - сказал он, слабо улыбнувшись. - Я рад твоему обществу, собрат, но кто эти двое: человек и существо, похожее на человека?
  - Меня зовут Смит, а это мои друзья - человек Лоран Лоэ и пришедший из очень далёкого мира Густав Клейн.
  - Арним Ротвес, - представился в ответ вампир.
  Клейн, сочтя уместным, низко поклонился главному вампиру и заставил Лоэ сделать то же самое. К его удивлению, Ротвес ответил на приветствие с полной серьёзностью. Кажется, вампир слегка робел перед приезжими. Между ним и Смитом завязалась быстрая беседа, явно превышающая человеческие возможности восприятия. Клейн прислушался, но уловил лишь отдельные слова. Смит излагал историю их появления в этом мире. Человек и верон огляделись. Тьма пещеры оказалась до предела насыщена движением. Со всех сторон, даже сверху шелестели голоса, мелькали смутные тени мелкой нежити, как их обозначил Смит.
  Вампиры держались увереннее. Иные приближались, вслушиваясь в разговор и разглядывая пришельцев. Подошёл хорбен, громадный, с горбом чудовищных мышц на спине, остановился рядом. Двигался он почти так же бесшумно как вампир. Поглядев внимательнее, Клейн решил, что Смит прав, и существо миролюбиво.
  Обилие в непосредственной близости сильных и ловких созданий внушило Клейну определённую тревогу. Он посмотрел на Лоэ и понял, что приятель держится из последних сил.
  - Простите, Ротвес, - сказал Клейн, - можем мы с другом присесть? У нашей выносливости есть предел.
  - Ах да! - быстро ответил хозяин вампиров. - Извините мою грубость.
  Он огляделся в явном затруднении, потом указал на свой импровизированный трон.
  - Можете посидеть здесь. Жёстко, но плащ тёплый, закутайте в него человека, он, кажется, замёрз.
  - Спасибо, господин Ротвес.
  Клейн безотлагательно воспользовался советом: усадил Лорана на край плаща, а свободную часть набросил ему на плечи, сам пристроился рядом. Некоторые вампиры внимательно слушали беседу старшего и пришельца, другие быстро утрачивали интерес, поворачивались и уходили. Вскоре любознательных осталось мало, а затем и они неслышно растворились в полумраке. Ночь началась, вампиры были голодны и озабочены собственными проблемами. Клейн подумал, что Смит точно учёл этот аспект.
  Ротвес огляделся, и слабая улыбка опять тронула его губы.
  - Полагаю, ваш визит принят, господа. Надеюсь, теперь вы согласитесь посетить моё жилище. Там сможем продолжить наш интересный разговор в более спокойной обстановке.
  Апартаменты Ротвеса отделяла от коридора крепкая деревянная дверь. Вампир зажёг свечи, и друзья смогли осмотреться. Шершавые каменные стены были слегка задекорированы тканью, но без особого усердия. Кое-какая мебель стояла возле очага.
  Ротвес поджёг приготовленные дрова и любезно предложил Лорану располагаться ближе к огню. Лоран придвинул кресло к камину, Клейн занял место рядом. Оба вампира из вежливости тоже сели.
  - К сожалению, Смит, я не могу предложить вашим товарищам какой-либо еды. Как вы понимаете, запасами такого рода я не обладаю.
  - Вы уже поступили великодушно, дав приют, - сказал Лоэ. - Нелепо требовать большего.
  Лоран начал согреваться и теперь он жаждал общения.
  - Как странно, что мы нашли убежище в обители вампиров. Одно дело Смит, нас сплотили пережитые вместе неприятности, мы друзья и всегда держимся вместе, но вы предъявили доброту, оказавшуюся недоступной людям долины. Я благодарен, господин Ротвес.
  Вампир удивлённо покачал головой.
  - Если хочешь уцелеть, обязательно приходится идти на компромиссы. И нам, и людям.
  - А людям-то зачем? - искренне удивился Лоэ.
  - Могу объяснить, - вмешался Клейн. - Я слегка освоился здесь и кое-что понял. В этом мире, Лоран, почти нет преступности и почти нет тюрем. Совершать противозаконные действия смертельно опасно, от человеческого правосудия можно скрыться, вампира обмануть нельзя.
  - Хочешь сказать, что существует тайная договорённость такого рода?
  Ротвес дружелюбно улыбнулся.
  - Многие считают, что Иерархия отстаивает интересы вампиров, но создали её для поддержания равновесия между воплощёнными и людьми. Насильники и убийцы - законная добыча любого вампира. Нас слишком мало, чтобы успеть везде, но мы сторонники порядка.
  - Каждый сам делает свой выбор?
  Лоэ смолк, вскоре задремал, пригревшись в кресле. Пропустил, как ушёл на охоту Смит, а Ротвес с живейшим любопытством начал расспрашивать Клейна о его родной планете, о космосе и космических кораблях. Время от времени вампир поднимался, чтобы поправить огонь и подбросить дров.
  На исходе ночи вернулся Смит, и друзья расстались с Ротвесом. Хозяин любезно проводил до выхода. Его учтивость простёрлась так далеко, что он предоставил беглецам жилище. Длинноволосый юноша, он назвал себя Эдвин Уэрдо, проводил их к небольшому домику, тоже приютившемуся возле скалы.
  Внутри даже нашлась мебель: широкая тахта, стол, несколько стульев и очаг, украшенный новенькой железной плитой. Везде валялись книги, пожелтевшие запылившиеся с множеством закладок или просто раскрытые и придавленные камнями.
  - Кто здесь жил прежде? - спросил Клейн.
  - Молодой вампир, - ответил Эдвин.
  - А зачем нужна плита?
  Эдвин лишь теперь обратил внимание на эту деталь интерьера и сказать что-либо определённое затруднился.
  - Причуда неофита.
  - Думаю, мы воспользуемся ей по прямому назначению. Раздобыть бы посуду.
  - Посмотрите за занавесом, - посоветовал Эдвин. - Там могло сохраниться какое-либо имущество.
  Занавесом служило серое шерстяное одеяло. Клейн нашёл за ним пустой ящик, видимо, заменявший прежнему владельцу гроб и кое-какое имущество в сундучке. Среди прочего Клейн обнаружил старинный металлический кофейник и несколько красивых, хотя и разномастных чашек.
  Лоран обрадовался кофейнику, но сразу начал жаловаться на отсутствие кофе.
  - Обойдёмся так, - сказал Смит.
  Он растопил плиту и заварил какие-то травы. Из своих ночных странствий вампир принёс немного человеческой еды, и Лоран быстро примирился с судьбой.
  - Бытовые проблемы, конечно, решим, - сказал Клейн. - Добудем кофе, пищу, одеяла, но мы ведь не собираемся оставаться здесь. В этой реальности мы появились с определённой целью.
  - Что ты предлагаешь? - лениво спросил Лоэ.
  - Я согласен на избушку в качестве временного приюта, но мне нужна связь. Я разослал множество агентов по соседним городам и селениям, на оплату услуг пошла целая куча заработанных Смитом денег, и меня раздражает отсутствие возможности получать отчёты. Нужная информация болтается где-то там, а мы прозябаем здесь.
  - Дорогой Густав, - ответил Смит, - претензия абсолютно справедлива, и я постараюсь уладить проблему, но нам лучше ближайшее время провести здесь. До тех пор, пока выясним, кому и зачем понадобилось натравливать на нас ортодоксально мыслящую толпу.
  - Разве это сделал не Альберт? - спросил Лоран.
  - Большую часть ночи я потратил, отыскивая ответ на твой вопрос.
  - И что же?
  - Альберт раздражён моим появлением, но понимает, как опасно вовлекать людей во внутренние конфликты. Начав со Смита, толпа может закончить Альбертом.
  - Я согласен, - сказал Клейн. - Ему незачем начинать войну, ведь ты отказался от претензий на власть, поскольку собираешься уйти, но кто-то спланировал нападение, и явно готов свалить вину на местного главаря.
  - Трудно представить, что кто-то хочет нам зла! - сказал Лоэ. - Подумайте сами, это немыслимо потому, что мы здесь всем чужие. Мы не успели нажить врагов в этом мире!
  - Выходит, что успели, - возразил Клейн, - но если у нас нет врагов, то почему мы в долине? Или вы готовы согласиться с тем, что произошедшее случайность?
  - Нет, не случайность, - сказал Смит. - Я навёл справки в городе. К сожалению, было мало времени. Менард и Кирилл попробуют что-либо выяснить днём. Ночью прилетят сюда. Тогда поговорим.
  - Да, мы же хотели собрать конференцию близнецов, но не смогли.
  - Жерара и Голкомба не будет.
  - Почему?
  - Менард категорически отказался носить тяжести, да ещё так далеко.
  
  Сразу после утреннего сна пришёл Ротвес. Он принёс человеческой еды, в том числе и кофе.
  - Интересные вещи рассказывают, - сказал он Клейну, наблюдая, как радостно Лоран наполняет свежей водой кофейник. - Людям долины кто-то приказал не пускать сюда чужих.
  - Поэтому они и вытащили на свет свои антикварные ружья?
  - Да, а ещё прошёл слух, что сегодня в долину пожалуют военные.
  - Полагаете, Ротвес, это по нашу душу?
  - Маловероятно. Я собираюсь в деревню, Хотите присоединиться?
  До ночных гостей простёрся целый день, и Клейн обрадовался возможности провести его с пользой.
  В путь решили двинуться сразу, точнее после того, как Лоран выпьет кофе. Ротвес знал долину наизусть. Друзей он повёл странной дорогой. Вначале пробирались вдоль скал по каменным нагромождениям, потом свернули в густые заросли. Лоран быстро устал, но от жалоб воздержался, должно быть, стесняясь чужого вампира. Смит ему привычно помогал. Скоро вышли на открытое место, но, как оказалось, ненадолго. Ротвес вывел на берег быстрого ручья и далее свернул вниз по течению. Заросли сделались ещё гуще.
  Человеческое поселение появилось внезапно. Следуя берегом, все четверо незамеченными оказались практически внутри деревни, через которую ручей и бежал. На минуту они остановились, чтобы оба вампира, по привычке всех вампиров, могли прислушаться и осмотреться. Хижины выглядели бедно. На пыльной улице играли дети. Старики сидели в тени под навесом, занятые каким-то ремеслом.
  - А где все? - шёпотом спросил Лоран.
  - Взрослые люди обрабатывают землю, - ответил Ротвес. - Идём дальше.
  Несколько минут шли вдоль ручья, потом дорога отдалилась от воды, промелькнула заросшая ограда, поворот, ещё один, и команда во главе с Ротвесом оказалась в запущенном дворике. Вампир проложил тропу так, что путники выпали из поля зрения людей, хотя не скрывались. Главная улица просматривалась отсюда великолепно.
  - Как мы вовремя, смотрите! - сказал Ротвес.
  Два грузовика, покачиваясь на колдобинах, уже въезжали в деревню. Вскоре шум моторов затих, и послышались ленивые голоса.
  Вампиры бесшумно скользнули вдоль накренившегося забора. Клейн остался на месте, а Лорану велел укрыться за ветхой пристройкой. Вдоль улицы медленно шли четверо: три солдата, вооружённые автоматами, и один человек без оружия в руках, по-видимому, офицер.
  Военные подошли близко, и Клейн решил отступить дальше в тень, как вдруг одновременно с двух сторон на пыльную дорогу шагнули Ротвес и Смит. Офицер оказался как раз между ними. Он испуганно замер. Солдаты вскинули, было, оружие, но сразу его опустили, автоматы теперь нелепо болтались на шеях, как весьма обременительные украшения.
  - Будьте так добры, господа, объясните цель вашего приезда, - сказал Ротвес с подчёркнутой любезностью.
  Офицер испуганно втянул голову в плечи. Клейн с любопытством посмотрел на Ротвеса. Прежде глава вампиров долины казался ему существом скорее робким, может быть, даже застенчивым. Сейчас легко было понять, почему именно его выбрали старшим. Арним Ротвес стоял, расправив широкие плечи, в осанке проступила непререкаемая властность, голубые глаза ярко сверкали. Холодная надменность Смита производила не меньшее впечатление. Вампиры одним своим видом парализовали военных.
  - Итак? - сказал Ротвес.
  - Мы выполняем приказ! - поспешно ответил офицер.
  - Какой? - мягко спросил вампир.
  - Мне приказано набрать в селении людей.
  - Зачем?
  - Для проведения дорожно-строительных работ. По заказу правительства.
  Оба вампира одновременно улыбнулись, показав блестящие белые зубы. Офицер затрясся. Солдаты стояли очень тихо, едва дыша, боялись привлечь к себе внимание.
  - Ответ неверный. Итак?
  Боевой дух армии оказался бесповоротно сломлен. Клейн даже пожалел ребят.
  - Я получил приказ набрать в селении тридцать человек мужчин и женщин, преимущественно молодых, пообещать хороший заработок на строительстве дороги и доставить в город. Там последуют дальнейшие указания.
  - Лучше. Ближе к истине. Теперь верю, что вы сказали всё, что знаете. Пожалуйста, соберите ваших солдат, посадите в машины и уезжайте прочь.
  Офицер невольно повернулся к вампиру.
  - Но, если я нарушу приказ, меня...
  Вампир сохранил весь свой запас безмятежности.
  - Это не самое страшное, что может случиться с человеком, - сказал он, - ведь правда?
  Беднягу ощутимо повело, но Ротвес уже потерял интерес к беседе и отвернулся. Офицер, нетвёрдо ступая, пошёл прочь, солдаты потянулись следом. Они старались шагать тихо, совершенно по-детски надеясь, что их не заметят. Когда враг ретировался, оставив улицу за вампирами, Клейн дал знак Лоэ и вышел из укрытия.
  - Получилось круто, - сказал он, - но ведь это война, Ротвес.
  - Вы полагаете, что мы имеем дело с регулярной армией?
  - Конечно, нет. Ребята значительно проще. К армии имеют весьма отдалённое отношение, вы же видели, как двигаются и держат оружие. Да и форма разного образца, и носят её скверно.
  Ротвес спокойно кивнул. Лоран отряхнул одежду и присоединился к товарищам.
  - Что теперь? - спросил он. - Неужели они вот так всё бросят? Вдруг вернутся с карательной экспедицией?
  Ротвес едва заметно вздохнул.
  - Мир в долине закончился, но что придёт после мира сказать трудно. Ночью посмотрим. Сейчас пора уходить.
  
  День клонился к вечеру, когда взорам открылась жалкая, но такая желанная сейчас хижина. У входа Эдвин Уэрдо читал книгу, он поднялся навстречу команде. Клейн растопил печку и поставил на плиту кофейник, Лоэ достал и разложил припасы. Когда вода закипела, друзья заварили кофе и сели перекусить. Все три вампира остались снаружи и переговаривались негромко, но по обыкновению быстро, затем Ротвес и Эдвин ушли, а Смит присоединился к друзьям.
  - К какому пришли решению? - спросил Клейн.
  - Нужно дождаться Менарда и Кирилла, а потом принимать решение. Посмотрим, возможно, им удалось узнать что-то действительно важное. В отличие от местных, они хорошо оценивают обстановку. С другой стороны оба здесь недавно.
  
  Гости прибыли вскоре после заката. Две чёрные стремительные тени, гасили звёзды на своём пути.
  - Изумительное зрелище, - пробормотал Лоран. - Сколько видел, а каждый раз захватывает.
  Вампиры чётко как на параде заложили резкий вираж и вот ступни их коснулись земли. Так же одновременно оба совершили превращение, и вместо жутких монстров перед человеком предстали два знакомых существа, а именно: Менард и Кирилл.
  Клейн зажёг приготовленные свечи, и в хижине посветлело. Менард осмотрелся и презрительно скривил губы.
  - Отвратительное место!
  Ему никто не ответил. Смит спросил:
  - Удалось ещё что-нибудь узнать, Менард? - спросил он.
  Близнец поморщился.
  - Ничего! Альберт в акции не участвовал, теперь я убеждён. Вампиры в городе ленивы и беспечны, думают лишь о том, как уберечь от невзгод своё тихое, сытое, безмятежное существование.
  - Они произвели зачистку на фабрике несъедобных людей, - сказал Клейн. - Довольно решительная акция.
  - Невелика сложность, - коротко ответил Менард.
  Лорану показалось, что эту тему он по какой-то причине желает оставить в покое.
  - К сожалению, мы не выяснили, кто и почему спровоцировал акцию против вас троих, - вмешался Кирилл. - Мы допрашивали людей, все твердят, что получили указание из некого Центра по борьбе, так они его назвали. Что это - не знают. Иногда указывают адреса, но все они ложные.
  - Но люди ведь были кем-то организованы ещё до получения указаний. Кем? Когда? Как? - спросил Клейн.
  - Это, в самом деле, интересно, - согласился Кирилл. - Существовала группа недовольных. Они собирались вместе, чтобы жаловаться друг другу на то, как скверно устроен мир, но ничего особенного не предпринимали: так демонстрации протеста с плакатами, даже без битья стёкол. Буквально несколько дней назад кто-то мгновенно и чётко прибрал организацию к рукам. Появилось оружие, замаячили деньги, пошли указания. Семя упало на подготовленную почву, и всходы не заставили себя ждать.
  - Очень интересно, - сказал Клейн. - Вероятно, появление руководящего начала назрело. Кто-то потрудился принять на себя ответственность. Всех устроил заново сложившийся порядок вещей. Очень интересно.
  Вампиры Смит и Кирилл вежливо посмотрели на него, вампир Менард пробормотал что-то неразборчивое и отвернулся.
  - Можно мне? - робко произнёс Лоран.
  - Разумеется, Лоран. Если и есть среди нас светлый разум, так это без сомнения твой.
  - Мысль, которая пришла мне в голову, давно уже должна была в неё прийти. Ведь всё очень просто.
  Вампиры так же терпеливо, как прежде на Клейна, поглядели на Лоэ, даже Менард соизволил повернуть голову.
  - Совсем недавно мы обсуждали эту проблему и пришли к интересному выводу. Мы рассудили, что, появившись в этом мире только что, и имея намерение быстро уйти, мы в принципе не имели шанса обрести врагов. Даже гипотетически трудно назвать кого-либо, кто желает нам зла, потому что мы ни с кем не знакомы. С определённой натяжкой следовало подозревать Альберта, потому что он рассержен появлением в подконтрольном ему городе Смита, его близнеца и друга его близнеца.
  Менарда определение явно позабавило, хотя улыбку он сдержал. Лоран продолжил.
  - Однако, наши вампиры утверждают, что Альберт полностью оправдан. Что остаётся? Мир, где нет врагов, и где, тем не менее, кто-то строит против нас козни. Кто таинственный злодей? Какой единственный ответ можно дать на заданный вопрос?
  - Я понял! - воскликнул Густав Клейн. - Действительно просто! Если в новом мире мы не успели кого-либо по-настоящему разозлить, следовательно, враг пришёл из старого!
  - Вот! - сказал Лоран. - Наконец кто-то из вас рискнул воспользоваться данными природой мозгами. Это менее круто, чем стрелять или драться, но тоже полезно.
  - Лоран, ты полагаешь, что тайную войну ведут против нас пропавшие агенты Лукаса? Но зачем?
  - Густав, единственная деятельность, которую мы развернули на этой Земле - поиск пропавших агентов Лукаса.
  - Мы искали их для того, чтобы вытащить отсюда.
  - Да, но они этого не знают! Поставь себя на их место. Они внезапно оказываются в чужом мире, обнаруживают, что здесь правят бал вампиры. Если хотите, агенты Лукаса попали в Зазеркалье, где нужно быстро бежать, чтобы оставаться на месте.
  Лоран оглядел слушателей, вежливо кашлянул.
  - Вижу, сложно, ну да ладно, проехали. Два ничего не подозревающих человека внезапно перемещаются во вселенную, где просто выжить - трудная задача. Они бы и погибли, но они агенты господина Лукаса.
  Клейн задумался.
  - Парни отлично подготовлены, - пробормотал он. - Оба знают испанский язык.
  - Вот именно! - сказал Лоэ. - Они начинают сражаться за свою жизнь, а значит врастать в новый мир, обзаводиться деньгами и знакомствами. Дело идёт на лад, как вдруг агенты узнают, что три подозрительных субъекта пытаются до них добраться. Жизнь штука жестокая, прежде нужно оборонить горло, а потом разбираться, кто и с какой целью тянет к нему когтистые лапки.
  - Агенты могли предположить, что разыскивают свои!
  - Могли и предположили, - согласился Лоран, - но ситуация рискованная. Они не сделали попытки убить нас, вывели на время из игры, до тех пор, пока поймут, кто их разыскивает и зачем. Поскольку у агентов нет знакомых вампиров, им приходится труднее, последний довод тоже надо учесть.
  Лоран умолк. Воцарилась тишина. Потом Клейн сказал:
  - Есть в твоей версии элемент здорового безумия. Нужно её проверить.
  - Во владениях Альберта этих людей нет, - заявил из своего угла Менард.
  - Следовательно, засветился один из сыщиков, разосланных в соседние уделы, - вздохнул Клейн, - а я сижу без связи.
  - Горю легко помочь, - сказал Смит. - До утра есть время, мы отнесём тебя в город, сможешь получить информацию. Лоран, кого из вампиров оставить тебе для компании?
  Лоран посмотрел на Смита, потом на двух других, улыбнулся.
  - Меня вполне устроит общество Менарда.
  Названный вурдалак повернул голову так резко, что волосы не успели, и он нетерпеливо отбросил их рукой. Смит внимательно посмотрел на Лорана, но от замечаний воздержался.
  Лоран вышел проводить друзей. Клейн посмотрел на него с сомнением, должно быть, защита Менарда выглядела ненадёжной.
  - Ты уверен, что будет комфортно?
  - Всё в порядке! - твёрдо заявил Лоэ. - Смит отказался бы оставить меня в обществе близнеца, если бы верил в опасность этого.
  Две пары крыльев всколыхнули душный ночной воздух. Один вампир начал стремительно набирать высоту, другой изящно развернулся и подхватил Клейна. Кто из них кто, сказать уже было трудно. Лоран несколько минут смотрел вслед, потом вздохнул и вернулся в хижину.
  Менард сидел в кресле, нечеловеческие глаза мерцали в полумраке.
  Лоран налил в кофейник свежей воды и поставил на плиту. Огонь в топке почти погас, Лоран попытался подбросить дров, и в результате обжёг руку. Пока он отчаянно тряс пальцами и старательно дул на пострадавшее место, вампир, неслышно возникнув рядом, умело и быстро снабдил печь топливом, затем так же незаметно вернулся в кресло. Он откровенно забавлялся ситуацией, но Лоран твёрдо решил держаться своей линии.
  Когда вода закипела, Лоран заварил любимый напиток. Подождав немного, налил в чашку, машинально, не желая обидеть, предложил вампиру. Вампир не обиделся, покачал головой. Лоэ отрезал кусок сыра и ломоть хлеба, вышел приличных размеров бутерброд.
  - Надеюсь, я останусь в рамках приличий, если поем в вашем присутствии? - спросил он.
  - Встречный вопрос принимается? - усмехнулся Менард.
  - Нет! - сказал Лоран.
  Он видел, что разглядывают его с любопытством, но без вожделения. Менард лениво повернул голову к двери, и почти сразу в проёме появилась высокая фигура Ротвеса. Вампиры обменялись весьма церемонными приветствиями.
  - Прошу, господа, - любезно сказал Лоэ, вынужденный играть роль хозяина, - располагайтесь. Очень рад видеть вас, господин Ротвес.
  Оба вампира совершенно одинаково склонили головы, благодаря за гостеприимство, и сели. Арним Ротвес опять принёс человеческую еду, и Лоран подумал мимоходом, что и Менард, и Кирилл об этой стороне дела не подумали.
  - Мы выяснили, что людей из долины хотят забрать на новую фабрику, - сказал Ротвес.
  - Они успели ликвидировать разрушения? - быстро спросил Менард.
  - Нет, построили новую. Из двух селений в долине сегодня взяли пятнадцать человек.
  - Как-то это против правил! - сказал Менард.
  Челюсти его схлопнулись подобно капкану. Звук вышел таким резким, что Лоэ подпрыгнул на месте. Менард покосился на человека.
  - Извините, Лоран.
  - Всё нормально. Вы думаете, люди хотят войны? А вампиры?
  - Какая от неё польза? - спросил Менард. - Войны только начинаются красиво, а заканчиваются всегда безумием. То же, что происходит в середине вообще приличными словами назвать нельзя.
  - Воцаряется хаос, и все перестают понимать, как себя следует вести, - подтвердил Ротвес. - Войны между вампирами и людьми уже происходили. Мы это видели.
  - Но ведь катастрофа реальна. Рискованно затевать такие вещи и надеяться, что всё пройдёт гладко.
  - О, несомненно! Созревает поколение людей, избежавшее прежнего кошмара, и всё случается по-новому! - сказал Менард.
  - Вот так обязательно?
  Вампиры не ответили. Они проявляли столь явственный интерес друг к другу, что их вполне можно было оставить вдвоём. Лоэ вышел из хижины, спустился к ручью и умылся прохладной водой. Общение с бессмертными приучило его следить за полётом ночи, он вгляделся в необъятное небо, прислушался. Ночь ещё цвела, звёзды кололи глаза, долина затихла в ожидании рассвета. Охотящиеся в ночи были невидимы и беззвучны. Лоран сел на берегу ручья, слушая, как чуть слышно безостановочно бежит вода. Вроде бы замечтался, и множество мудрых мыслей чередой прошло в голове, но неожиданно выяснилось, что он просто спит.
  Обнаружилось это самым прозаическим образом, потому что Лоэ проснулся. Он лежал на тахте в хижине, бережно укрытый плащом Ротвеса, а в распахнутую дверь бодро вливался день. Клейн возле плиты готовил завтрак, в воздухе плавали соблазнительные запахи походной стряпни.
  - Доброе утро, - сказал Лоран.
  Клейн обернулся.
  - Можно сказать и так, хотя, пожалуй, уже всё-таки день.
  Втянув ноздрями одуряющий аромат кофе, Лоэ с готовностью уселся за стол.
  - Почему меня не разбудили? - спросил он.
  - Они решили, что твой мощный ум нуждается в полноценном отдыхе. Трое плохо тебя знают, а Смит деликатно промолчал.
  - Предположения подтвердились?
  - Судя по агентурным данным, ты, вполне возможно, правильно оценил ситуацию. Прощайся с очаровательной долиной, ночью мы её покидаем.
  - И я наконец-то смогу принять ванну?
  - Совершенно верно, Лоран.
  Клейн поставил на стол сковороду с жареным мясом и овощами, принёс с плиты кофейник. Друзья принялись за еду.
  - А где Смит? - спросил Лоэ.
  - Пошёл пообщаться с вампирами. Ты, я вижу, поладил с Менардом?
  - Он вёл себя безупречно.
  - В самом деле? Я ночью виделся с Голкомбом, мы поругались. Должно быть, с чужим близнецом легче найти общий язык. Голкомб разговаривал со Смитом охотнее, чем со мной.
  - А Жерара видел?
  - Нет. Наверное, он, как и ты, любит поспать.
  - Но с ним всё в порядке?
  - Конечно. Менард среди местных вампиров поставил себя твёрдо, он ничем не уступает Смиту.
  - Что мне делать? - спросил на всякий случай Лоэ.
  - Отдыхай, - рассеянно ответил Клейн. - До вечера ты совершенно свободен.
  
  Спать Менард и Кирилл ушли в Дом вампиров, Смит остался с друзьями, но едва дневное светило убралось за край горы, как все три вампира собрались вместе. Пришла пора покидать долину. Лететь было довольно далеко, поэтому вещи пришлось оставить. Менард взирал на сборы с подчёркнутым безразличием. Помогать он не захотел, да никто особенно и не настаивал. Судя по тому, что он попрощался, путь его лежал в другую сторону.
  Менард улетел первым. Кирилл и Смит взялись на крыло почти одновременно с ним, и подхватили с земли не умеющих летать товарищей. Долина, ставшая почти родной, стремительно провалилась вниз, сбоку уходила прочь серая скала, ограждающая каньон. Затем вампиры выбрались на оперативный простор и увеличили скорость. Внизу ощутимее скапливалась тьма. Очень редко попадались одинокие огоньки, и непонятно было, что это: фермы, затерянные в безлюдье или откровенные миражи.
  Потом впереди замерцал шеренгами фонарей город, вампиры снизились и полетели медленнее, опустились где-то на окраине. Должно быть, Клейн сориентировал их по карте, потому что снятый через посредников дом оказался близко. Пешком шли минут десять. Внутри пахло нежилым, наверняка дом долго стоял пустой, но минимум потребных для жизни предметов нашёлся. Холодильник на обширной, занявшей почти половину первого этажа кухне, оказался набит продуктами, на пыльных диванах в холле громоздились пакеты с предметами первой необходимости. Агенты Клейна позаботились о бытовых мелочах. Лоран вспомнил с грустью виллу, снятую Смитом по прилёте на Землю. Клейна мало заботил комфорт - дом расположен в удобном месте, и этого вполне достаточно, тем более что друзья намеревались пользоваться им недолго.
  
  
  
  Глава 5
  
  Утро началось с хмурого Смита.
  - Оденься и спустись вниз, новости скверные.
  Когда через несколько минут Лоран сбежал по ступеням, он увидел, что Клейн и оба вампира сидят перед телевизором. На экране шла программа новостей.
  - Что случилось? - спросил Лоэ.
  - Война началась, - просто ответил Клейн.
  - Да? Где?
  - Во владениях Альберта. Взгляни сам.
  Лоран взглянул, но мало что понял. Диктор вещал так быстро, что Лоэ выхватывал из речи лишь отдельные слова, смысл ускользал. Ещё меньше говорили картинки: люди бегали, размахивая оружием, незнакомый оратор, отчаянно жестикулируя, поливал толпу страстной речью, на заднем плане чадно горел дом.
  - Люди воюют против вампиров?
  - Именно так, - мрачно подтвердил Клейн
  - Там Менард, Голкомб и Жерар, - тихо сказал Смит.
  - Я знаю, где они живут, но у них нет телефона. Придётся действовать косвенно, через детективов. Впрочем, тоже риск в такое время. Детективы люди, а Менард - вампир.
  - Густав! - заговорил Лоэ. - Ты ведь можешь связаться с Голкомбом!
  Лоран дотронулся пальцами до головы, а затем вытянул руку в сторону. Эта пантомима должна была изображать телепатический контакт. Смит понял сразу. Кирилл не понял, но промолчал, со свойственной вампирам чуткостью он легко угадывал, когда лучше обойтись без вопросов. Клейн выключил телевизор, наступила тишина.
  - Я сомневаюсь, что получится. Расстояние велико...
  Мерцающие глаза Смита быстро глянули на Лоэ, Смит сказал:
  - Дело ведь не в километрах, Густав. Мы растерялись от встречи с близнецами, внутренне их отвергаем, наверное, слегка стыдимся как нашей слабости.
  Лоэ взгляд вампира поймал и понял вполне. Он кашлянул и подал свою реплику.
  - Мы попали в трудную ситуацию. Нас откровенно напрягают близнецы, может быть, даже проще прийти к перекрёстному пониманию, ведь не твой близнец - это другой, а твой - это ты сам. Вот только сейчас выбирать не приходится. Лишь двое из нас шестерых владеют телепатией, и по странному капризу судьбы - они близнецы.
  Клейн невольно усмехнулся.
  - Приятно убедиться, что, по крайней мере, в нашей команде взаимопонимание ещё существует. Один единственный взгляд, и оба вы играете роли, причём без сценария и декораций. Мне нравится.
  - Мы все в одинаковой ситуации, дорогой друг.
  - Да, Смит, верно. Нет выбора и времени, практически, тоже. Теперь все помолчим, я попробую. К сожалению, результат лишь частично зависит от моей доброй воли.
  Клейн закрыл глаза и обхватил голову руками. Так он просидел минут десять. Иногда лицо его искажалось в болезненных гримасах, и Клейн бормотал что-то на своём языке. Кирилл следил за происходящим с откровенным удивлением, но, честно соблюдая правила игры, молчал и не шевелился. Впрочем, насколько понял Лоэ, то и другое давалось ему без особых усилий.
  - Ну? - спросил Лоран, едва Клейн вышел из транса и открыл глаза. - Что там?
  - Дело обстоит хуже, чем я предполагал. Мне удалось установить контакт, хотя Голкомб и рассердился.
  - Что он сказал?
  - Я воздержусь переводить, что он говорил. При аристократах и детях такое лучше не повторять, но между ругательствами случайно промелькнула и полезная информация. Наши близнецы в скверном положении, дом осаждён, они с трудом отбили атаку на рассвете, но на закате погибнут. Когда Менард заснёт, всех убьют.
  Вампиры мимолётно переглянулись. Смит сказал:
  - Мы должны помочь. Распоряжайся, Густав. Ты лучше знаешь, как это осуществить.
  Клейн решение принял быстро.
  - Расстояние между городами километров сорок. Имеется железная дорога, хотя поездом ехать затруднительно. Нужна машина. Кирилл, как скоро мы сможем купить машину?
  Вампир едва заметно усмехнулся. Похоже, что ему всё на свете казалось забавным и не более того.
  - Если нужна машина, извольте, я угоню, так выйдет быстрее и дешевле. Собирайтесь в дорогу, я скоро вернусь.
  Клейн с сомнением посмотрел вслед, но протестовать и не подумал: вариант Кирилла выглядел самым оперативным. Густав принялся командовать.
  Когда Кирилл подогнал автомобиль, а вышло на удивление скоро, снаряжение уже дожидалось в холле. Клейн критически оглядел обоих вампиров.
  - Климат здесь жаркий, народ всё больше ходит смуглый, загорелый, вы подозрительно выглядите, мои господа, да ещё редкие для аборигенов белокурые волосы.
  - Что ты предлагаешь? Загримироваться? Косметика не пристаёт к коже вампиров. Для наших женщин просто беда.
  Клейн достал из кармана плоскую баночку.
  - Есть специальное средство, думаю, поможет. Если вы, конечно, допустите вольность с моей стороны.
  - Что там? - спросил Лоэ, пытаясь заглянуть в баночку. - Если крем Азазелло, то любезность запоздала.
  Три пары глаз посмотрели вопросительно, и Лоран немедленно осознал ошибку.
  - Перестаньте обращать на меня внимания, - сказал он, - так, вспомнил книжку, вы, разумеется, не читали.
  Смит повернулся к Густаву Клейну.
  - Попробуй, я согласен.
  - Закатай рукава выше локтя.
  Смит повиновался, и Клейн, кончиками пальцев начал осторожно втирать крем. Результат оказалось примечательным. Кожа Смита на глазах приняла оттенок здорового загара. Клейн обработал руки вампира, лицо, шею, открытую воротом часть груди. Лоэ и Кирилл с детским любопытством наблюдали за процессом. Закончив, Клейн отступил на шаг и обозрел результат.
  - Отлично, - сказал он. - Волосы тоже можно покрасить, но обойдёмся.
  Клейн порылся в пакетах и достал косынку, раскрашенную в камуфляжные цвета. Ей он повязал голову Смита на пиратский манер.
  - Поразительно! - воскликнул Лоэ. - Ну, совсем другой человек! То есть, я хотел сказать, совсем человек, извини, Смит.
  Клейн повернулся к Кириллу.
  - Может быть, я сам, - предложил вампир.
  - Я имею опыт пользования снадобьем, и у меня получится лучше, - терпеливо объяснил Клейн.
  Кирилл послушно подвергся той же процедуре. В заключении, на голове его оказался платок.
  - Вот так, - сказал Клейн. - Теперь мы выглядим как банда погромщиков, то есть обыденно. Крем не смывается водой, только специальным составом, и он у меня найдётся.
  - Ваш крем сотрётся от первой метаморфозы, - заявил Кирилл, пожимая плечами.
  - Посмотрим! - сказал Клейн.
  Машина оказалась большая с открытым верхом. Загрузили оружие, продовольствие, другое снаряжение, которое запасливый Клейн пожелал прихватить с собой. Кирилл сел за руль, Клейн рядом, чтобы попутно поучиться вождению, Смит и Лоэ разместились сзади. Мотор взревел, поехали.
  Вначале все просто наслаждались быстрым движением. Клейн внимательно присматривался к манипуляциям Кирилла, иногда задавал вопросы, потом и он отвлёкся, подставив лицо встречному ветерку. Движение на дороге было умеренным, краденая машина и экзотические пассажиры хорошо вписались в социальный пейзаж. Когда впереди показались первые строения приближающегося города, Клейн ещё раз критически оглядел команду.
  - Так, хорошо. Разобрали оружие. Кирилл, адрес знаешь?
  - Конечно, - вежливо ответил вампир.
  Предстоящие опасности он игнорировал. Господин Антонов пребывал в обычном безмятежно весёлом настроении. Лоэ отчаянно позавидовал: его одолевали если не страх, то волнение.
  - Тогда вперёд! - распорядился Клейн. - Действуем по обстановке.
  На улицах города царило то особое слегка истерическое оживление, какое бывает при революциях, переворотах, погромах и прочих противозаконных развлечениях. Лоэ сразу понял, что с имиджем Клейн, что называется, попал в десятку. Вооружённые люди, одетые примерно так же, попадались довольно часто, иногда кричали нашим друзьям что-то приветственное и махали руками. Клейн в ответ невнятно ревел складные речёвки. Откуда он их брал, так и осталось тайной. Кирилл хладнокровно вёл машину. Смит ободряюще улыбнулся Лорану, когда их глаза встретились. Лоран вздохнул.
  - За следующим поворотом третий дом по правую руку, - предупредил Кирилл.
  Клейн кивнул, он, по-видимому, тоже узнал местность.
  - Всем приготовиться. Стрельбы лучше избежать. Лоран остаётся в машине. Кирилл, вы умеете драться?
  - Конечно.
  - Очень хорошо, благодарю за намерение. Во время акции постарайтесь скрыть свою инфернальную сущность. Смит, тебя тоже касается. Безрассудно вкладывать им козыри в руки. Внимание! Когда подъедем, все кроме Лорана выходят из машины, выбирают противников. Вампиры прощупывают пространство и докладывают результат.
  - Как докладывают, вслух? - вежливо спросил Кирилл.
  - Мысленно. Не делайте большие глаза, любезный друг, вы отлично поняли.
  - Так точно, всё понял, - ответил вампир и приветливо улыбнулся. - Мы приехали.
  Искомый дом был одноэтажным строением, поставленным в середине запущенного садика. Должно быть, ещё несколько дней назад место это выглядело привлекательным, но с тех пор многое изменилось. Судя по последствиям, война шла всерьёз. Стёкла в окнах оказались выбиты полностью, остались лишь решётки. Оштукатуренные стены так же несли на себе следы умеренной меткости стрелков, а в саду увядали срезанные пулями ветки.
  Осаждающие, в количестве пяти человек, укрывшись за машиной, закусывали, щедро запивая еду подозрительной жидкостью из бутылок. Ещё двое несли караул на противоположных углах периметра. Несколько праздных зевак болтались на другом конце улицы, но, завидев ещё одну машину, полную вооружённых людей, предпочли скрыться. Клейн оценил обстановку. Пятеро антивампиристов возле автомобиля трудностей не представляли, но вот стоящие достаточно далеко и имеющие отличное поле обзора часовые создавали проблему. Конечно, два метательных ножа решили бы её раз и навсегда, но Клейн не хотел оставлять после себя трупы.
  Встретили пополнение с энтузиазмом. Пока Клейн усиленно кивал, с пятого на десятое понимая стремительную испанскую речь, но со всем соглашаясь, оба вампира изящно и неслышно переместились за спины будущих жертв. Лоэ, как было велено, остался в машине. Его заметили и приветливо всунули в ладонь стакан с омерзительно пахнущим пойлом. Вампиров и Клейна снабдили точно такими же стаканами, но великолепный Густав, видимо, предусмотрел в плане и эту местную особенность. Как и куда дели жидкость непьющие вампиры и непьющий верон, Лоэ заметить не успел, но сосуды дружно опустели. Лоран сделал вид, что засмотрелся по сторонам, а потом тихо вылил содержимое стакана за борт машины.
  Клейн, между тем, завязал оживлённый разговор с погромщиками, к нему присоединились Смит и Кирилл, и Лоэ начал понимать замысел Густава. Часовые на углах периметра не профессиональные военные, дисциплина для них явление временное. Их одолело любопытство: что за люди приехали, о чём разговор. Сначала один понемногу утратил бдительность и подошёл поближе, затем другой. Двигались они ещё нерешительно, но, видя, что дело идёт на лад, Клейн призывно махнул рукой.
  Едва часовые подошли на нужную дистанцию, как команда Клейна вступила в бой. Расправа вышла такой стремительной и чистой, что даже внимательно наблюдавший Лоран уловил лишь общий смысл.
  - Лоран, помогай! - сказал Клейн.
  Он, Смит и Кирилл ухватили за шиворот сразу по два поверженных противника и волоком потащили к дому. Лоэ достался один, но за друзьями он едва поспевал. Навстречу выскочил здоровяк Голкомб и, пренебрежительно взглянув на Лоэ, освободил его от ноши.
  - В подвал, - предложил Клейн. - Надеюсь, он запирается снаружи?
  Войдя в дом, Лоран тут же начал озираться в поисках близнеца, но увидел лишь Менарда, по обыкновению праздно стоящего в стороне.
  - Где Жерар? - спросил Лоэ.
  Ответил не Менард, а Голкомб, уже управившийся со своей задачей.
  - Ранен. Идём, поможешь уложить его в машину.
  Клейн и вампиры стащили бесчувственных оппонентов в подвал. Добросердечный Клейн впихнул туда же коробку с едой и питьём.
  - Неизвестно ведь, когда освободят, - пояснил он. - Теперь быстро уходим. Кирилл, оружие ребят соберите и спрячьте в багажник их машины.
   Вампир ушёл.
  Клейн с сомнением поглядел на Менарда, но всё же заступил ему дорогу. Было понятно, что предложение спровоцирует скандал, но Густав счёл себя обязанным выполнить свой долг до конца.
  - Позвольте намазать вас кремом, чтобы сочли за своего на улицах, - сказал он, как мог вежливо.
  Менард склонил голову к плечу.
  - Загарчик? - спросил он. - Как мило! Можно я разденусь до трусов?
  Клейн, ожидавший совсем другой реакции, слегка растерялся. Лоран не стал дожидаться конца представления, а поспешил следом за Голкомбом. Кирилл управился с чужим оружием и даже трансформировал сиденья в машине, чтобы уложить раненого. Голкомб аккуратно передал завёрнутого в одеяло Жерара в сильные руки вампира. Лоран поспешил занять место рядом с близнецом. Жерар был в сознании, хотя на окружающее реагировал вяло. Через минуту появились ещё два вампира и Клейн. В машине стало тесновато, но как-то разместились, и Кирилл завёл двигатель.
  В город пожаловал послеполуденный зной, сиеста проредила толпу. Выбрались без приключений. Когда выехали на полупустое шоссе и резво отмахали несколько километров, Смит положил ладонь на плечо Кирилла.
  - Остановись в спокойном месте.
  Кирилл невозмутимо наклонил голову и вскоре нашёл возможность съехать с дороги. Мощный автомобиль легко перевалил через мелкие препятствия и стал в зарослях. Кирилл повернул ключ на приборной панели, и мотор затих.
  - В чём дело? - недовольно спросил Менард.
  Смит его проигнорировал.
  - Голкомб, когда ранен Жерар?
  - Ещё вчера. Этот помешанный вампир где-то всю ночь болтался, мне пришлось обороняться одному.
  Менард промолчал.
  - Состояние Жерара тяжёлое и быстро ухудшается, кроме того, он сильно страдает. Пора им заняться, - сказал Смит.
  Клейн приступил к делу без дальнейших указаний. Он развернул одеяло и, выщелкнув нож, вспорол повязку. Лорана слегка замутило и от вида и от запаха ран, он отвернулся.
  - Три пулевых сквозных, - сказал Голкомб. - Я перевязал, что я ещё мог сделать? В доме не нашлось лекарств.
  Смит коротко кивнул, он всегда пропускал оправдания мимо ушей, считая эту стадию малосущественной. Клейн извлёк из груды снаряжения аптечку, в ней отыскались бутылочка со спиртом и вата. Вручив то и другое Лорану, Клейн велел:
  - Расстегни рубашку и оботри грудь, у него сильный жар, это опасно.
  Лоран обрадовался возможности заняться делом, кроме того, запах спирта немного перебил другие более тяжёлые. Смит, между тем, осторожно, едва касаясь кончиками пальцев, обследовал раны.
  - Здесь, похоже, задета кость. Пуля прошла навылет, но в ране что-то есть: или осколок кости, или кусочек пули, или посторонний предмет.
  - Мне работать? - бледнея ещё больше, спросил Лоран.
  Смит быстро глянул на него, отрицательно покачал головой.
  - Ни в коем случае! Он твой близнец, сиди рядом и поддерживай морально. Клейн, найди в аптечке какой-либо инструмент.
  - Пинцет подойдёт?
  - Вполне.
  Смит взял из рук Лорана спирт и вату, тщательно протёр кожу вокруг раны. Дождавшись, когда спирт испарится, он прокусил собственное запястье и позволил темным почти чёрным каплям падать на очищенное место, тщательно следя, чтобы ни одна не попала в рану. Лоран увидел, что кровь вампира впитывается и исчезает почти мгновенно.
  - Частично обезболит, но понадобится помощь. Кирилл, держи его ноги, Менард - руки.
  Кирилл повиновался без возражений и с привычной невозмутимостью, Менард тоже выполнил приказ. Смит взял пинцет и ввёл в рану.
  Жерар напрягся, застонал, но справиться с тремя вампирами, естественно, не сумел. У Лорана затряслись руки.
  - Братик, потерпи, - пробормотал он.
  - Вот оно, - сказал Смит и извлёк из раны предмет в сгустке крови. - Самое страшное позади.
  Смит ладонями нажимал на раны, исторгая из Жерара сдавленные вопли. Клейн и Лоэ видели подобную процедуру, точно так же вампир когда-то врачевал рану Валдиса Марева.
  - Пожалуй, всё, - сказал Смит.
  Он машинально протёр руки смоченной в спирту ваткой, а Клейн, не дожидаясь дальнейших указаний, наложил свежую повязку. Жерар часто и неглубоко дышал, слёзы катились по его лицу, но опасная краснота почти сошла, а во взгляде появилась осмысленность. Лоран повернулся к вампиру.
  - Спасибо, Смит! Я так благодарен.
  - Такое лечение Менард должен был провести ещё ночью! - резко сказал Голкомб. - Парень мучился так долго потому, что этот вампир слишком брезглив.
  - Голкомб прав! - согласился Лоран.
  Менард соорудил на лице усмешку, но от перепалки почему-то воздержался.
  - Подождите ссориться, - устало попросил Клейн. - У нас найдётся для этого время. Все в машину, поехали, Кирилл.
  Невозмутимый вампир занял место за рулём, но перед тем как тронуться в путь, дружески улыбнулся Лорану.
  - С твоим братом всё хорошо, - приветливо сказал он.
  Лоэ благодарно кивнул. От добрых слов, даже произнесённых вампиром, на душе стало легче. Автомобиль неторопливо выбрался на шоссе, взревел и, набирая скорость, понёсся дальше. Довольно долго все молчали, даже Лоран устал от разговоров, лицо так нежно ласкал встречный ветерок. Жерар задремал, остальные погрузились в свои мысли. Только когда впереди показались первые дома города, Клейн встряхнулся и заговорил.
  - У нас ещё ряд проблем. Во-первых, в доме всего одна ванная комната и следует установить очерёдность посещения, во-вторых, требуются добровольцы для приготовления обеда.
  - Приготовить еду могу я, - вызвался Смит. - Лоран, поможешь?
  - Конечно, с удовольствием! - откликнулся Лоэ. В компании Смита даже стряпня представала увлекательным занятием.
  - Я подежурю возле раненого, - предложил Кирилл.
  - Мне нужно связаться с агентами и обработать последние данные, - сказал Клейн. - Думаю, Голкомб, как самый опытный в таких делах, окажет содействие.
  Голкомб нехотя оглядел близнеца с головы до ног, но от возражений воздержался - уже большой прогресс.
  Спустя несколько минут автомобиль въезжал во двор арендованного дома. Кирилл отнёс спящего Жерара в одну из спален наверху, Клейн выгрузил вещи. Голкомб сам вызвался отогнать машину подальше от дома, всё же она краденая, разумно как можно скорее от неё избавиться.
  Смит и Лоэ отправились на кухню. Пока вампир разделывал мясо, Лоран занимался чисткой овощей и поглядывал на друга. Серые глаза вампира казались особенно яркими на посмуглевшем лице, головную повязку он оставил, и выглядел незнакомым.
  Лоран только собрался начать разговор, как пришёл Клейн. Оглянувшись на плотно притворённую дверь, он всё же перешёл на веронский язык, должно быть, опасаясь изощрённого слуха вампиров.
  - Речь пойдёт о твоём близнеце, Смит. Сейчас я разговаривал с Голкомбом, и он совершенно определённо заявил, что Менарда не было с ними всю ночь, и появился он после рассвета, буквально за минуты до нашего вторжения.
  Смит невозмутимо открыл крышку сковороды, аккуратно перевернул куски мяса и снова прикрыл жаркое.
  - Ну, и что? - спросил он.
  - Менард улетел в начале ночи, собираясь оберегать Голкомба и Жерара, но исчез, предоставив их собственной судьбе! Выясни у него, где он болтался и почему.
  Смит покачал головой.
  - Не вижу оснований. Такого рода любознательность не принята в нашей среде. Тебе интересно, Густав, ты и спрашивай.
  Клейн посмотрел на приятеля почти с изумлением, словно увидел его впервые.
  - Менард всё время лжёт. Я затрудняюсь понять, когда он говорит правду. Если это, конечно, вообще случается.
  Смит проверил, как чувствуют себя забытые Лоэ овощи, и сказал, нехотя.
  - Вряд ли правомерно говорить о лжи. Менард умалчивает о вещах, которые касаются его одного. Полагаю, это право каждого. Вынужден добавить, если вы ещё не поняли: в нашей среде старший никогда не отчитывается перед младшим. Именно поэтому, Густав, я ничем не могу тебе помочь!
  Для Клейна заявление прозвучало так внезапно, что на мгновение он растерялся. Помолчав, осторожно сказал:
  - Разве вы не ровесники? Это представлялось очевидным.
  - Вышло так, что нет, - коротко ответил Смит.
  - Извини, Смит!
  Смит улыбнулся.
  - Просить прощения - привилегия Лоран, ему её и оставь. Займись лучше своим делом, а нам позволь заниматься своим.
  Клейн даже не попробовал возражать, просто встал и вышел. Лоран, спохватившись, взял нож и принялся старательно резать салат.
  После обеда Клейн и Голкомб ушли по агентурным делам. Лоран ещё за столом заметил, что близнецы оживлённо беседовали и, как будто, достигли взаимопонимания. Голкомб явно заинтересовался расследованием, возможно, просто от скуки и сотрудничал с Клейном без видимого отвращения. Менард тоже ушёл, никому не сказав, куда и зачем, но от Менарда ничего иного и не ждали. Клейн посмотрел вслед долгим взглядом, но от замечаний удержался. Смит и Лоэ, вымыв посуду, поднялись наверх.
  Кирилл сидел возле постели раненого и читал газету.
  - Как он? - спросил Смит.
  - Дыхание хорошее, температура нормальная, раны, насколько я могу чувствовать сквозь повязку, начали затягиваться. Думаю, проблемы позади.
  - Всё, что нужно теперь - полноценный отдых. Лоран, ты бы тоже лёг. Вряд ли удастся поспать ночью.
  - Нам опять предстоит война? - спросил Лоэ.
  - Я слышал разговор Клейна и Голкомба, - ответил Смит. - Они выявили несколько адресов, где могут скрываться наши коллеги. Вполне возможно, что сразу после захода солнца начнём проверять.
  - Хорошо. Я пойду с вами?
  - Обязательно. Ты человек, Лоран. В этой ситуации человек жизненно необходим. Агентов Лукаса предстоит ещё убедить в том, что мы друзья. Они-то ведь нас не знают.
  
  Прогноз Смита полностью оправдался. Клейн так спешил, что готов был даже вампиров согнать с постелей раньше срока. Лорана поднял заранее, чтобы тот смог поесть и потом не жаловался на голод. Кирилл в поход не рвался, и его оставили охранять раненого. Совсем уже собрались выходить, как вдруг пришли Арним Ротвес и Эдвин Уэрдо. Каким образом они так быстро после захода солнца оказались в городе, Клейн не спросил, появление дополнительных вампиров следовало расценивать как положительный фактор. Густав бегло обрисовал ситуацию. Ротвес спокойно кивнул.
  - Я пойду с вами, - сразу сказал он. - Так лучше.
  - Почему? - сразу задал вопрос Лоэ.
  - Могут возникнуть сложности во взаимоотношениях с местными вампирами. Вы все здесь чужие.
  - Но мы, собственно говоря, не намерены налаживать отношения со здешними вампирами, - осторожно сказал Клейн.
  - Это вы так думаете, - ответил Ротвес.
  Клейн согласился, так как вполне доверял компетентности Арнима Ротвеса. Кроме Ротвеса и Лоэ, Густав взял с собой только Смита, а от услуг Эдвина Уэрдо без всяких объяснений отказался. Лорана простодушно удивило, что вампиры принимают водительство Клейна как должное. Даже фрондерство Менарда при ближайшем рассмотрении имело границы.
  Маршрут Клейн спланировал заранее. Первый адрес был сравнительно близко, во втором этаже многоквартирного дома. Клейн остановился, чтобы предварительно осмотреться.
  - Вон те три окна, видите? - сказал он.
  - Чем они примечательны? - спросил Лоэ.
  - Оконные переплёты укреплены изнутри покрытыми серебром решётками. Отсюда плохо видно. Вампиры, полагаю, подтвердят мои слова. Они должны чувствовать такие вещи на расстоянии.
  - Вы правы, - сказал Ротвес, он внимательно разглядел указанные окна. - Там живёт человек, у которого есть основания стеречься.
  Близнецы Смит и Менард промолчали. Вполне достаточно свидетельства Ротвеса. Менарда в поиск никто не звал, он сам пошёл с группой, хотя держался отстранённо и безразлично.
  - Начали! - скомандовал Клейн. - Смит, оставайся здесь, присмотришь на всякий случай со стороны. Лоран, Ротвес, за мной. Сигнал должен быть слышен уже здесь, но для верности подойдём ближе.
  Тихо ступая, все трое поднялись на второй этаж. Клейн вооружился гарнитурой и включил прибор обнаружения.
  - Нет! - сказал он, спустя минуту. - Пустышка.
  - Что вы там делали так долго? - спросил Менард, когда они вернулись.
  - Проверяли все варианты, - туманно ответил Клейн.
  - Что проверять? - спросил в пространство Менард. - Отсюда видно: ваших приятелей в здании нет. Впрочем, понятно, наш дорогой Густав отрабатывает жалование.
  Клейн смерил Менарда взглядом, однако промолчал.
  Шли опять недолго. На этот раз глазам предстал дом посреди запущенного садика, почти такой же, какой Клейн снял для их компании. Окна первого этажа слабо светились, наверху было темно.
  - Итак, что скажете? - спросил Клейн.
  Обратился он, естественно, к вампирам. Ротвес вслушивался примерно минуту, потом сказал:
  - На втором этаже живых людей нет, на первом - четверо. Все мужчины. Сидят вокруг стола, возможно, играют в карты. Под домом подвал, находятся ли в нём люди, говорить пока рано. Слишком далеко. Смит?
  - Кто-то там есть. Один или два человека.
  Менард улыбнулся, но своё мнение оставил при себе. Клейну хватило консультации двух других вампиров. Он деловито огляделся.
  - Хорошо, учитывая расстояние. Здесь тоже установили посеребренные решётки, но что-то я их не вижу на окнах. Ротвес, Смит?
  - Нет, - сказали оба вампира одновременно.
  - Где-нибудь внутри? Очень похоже, что на этот раз мы близки к цели. Если в доме агенты господина Лукаса, можно ожидать сюрпризов. Всем соблюдать величайшую осторожность. Четверых, скорее всего, это охрана, нужно без лишнего шума вывести из игры. Вы можете войти без приглашения?
  - Конечно! - ответил Ротвес.
  - Ещё одна сказка не стала былью! - произнёс Менард
  Клейн решался на приступ, вглядываясь в полутемный тихий дом. Вампиры терпеливо ждали.
  - Могут быть камеры наружного слежения, другие военные хитрости, - пробормотал Клейн.
  - Приказывай, Густав, - сказал Смит.
  - Боюсь, - признался Клейн. - Ведь эти скрытые средства обороны ориентированы, скорее всего, против вампиров.
  Едва он успел договорить, как все три вампира исчезли из глаз, и на пустой улице сделалось ещё более неуютно и пусто. Клейн схватил за руку Лорана и потащил за собой.
  - Скорее! Вот упрямцы!
  Друзья перебежали дорогу. Клейн перемахнул через калитку, помог перебраться Лорану. Едва человек и верон взошли по ступеням крыльца, как дверь приотворилась навстречу. Клейн ворвался в большой скудно обставленный холл. Слегка запыхавшийся Лоран вошёл следом.
  Четверо мужчин действительно сидели вокруг стола, но в карты уже не играли. Дешёвая колода стекла со столешницы и расплескалась по вытертому ковру. Люди застыли, уронив головы на стол, с первого взгляда трудно было понять, живы они или нет. Три вампира ждали в сторонке, лишь глаза мерцали в полумраке, изучая обстановку.
  - Спят, - сказал Ротвес. - Ничего плохого им не сделали. Вход в подвал здесь.
  Вампир пересек холл и остановился у малозаметной двери. Двое других последовали за ним. Клейн вздохнул.
  - Камера прямо над дверью, считайте, что нас всех срисовали.
  - Я сомневаюсь, что это важно, - мягко ответил Ротвес.
  Клейн промолчал. Он опять включил поисковик, нахмурился.
  - Внизу двое. Мужчины. Один, возможно, ранен или пережил нападение вампира, - сказал Ротвес.
  Клейн кивнул.
  - Сигнал есть!
  Он осмотрел дверь.
   - Заперто изнутри, отмычки бесполезны. Можно её вышибить, всё равно нас обнаружили, но внизу на узкой лестнице поджидают главные неприятности.
  - Значит, нужно выбить дверь так, чтобы сюрпризы достались ей, - сказал Ротвес. - Смит, начали!
  Остальные едва успели убраться с возможной директрисы предполагаемого огня, когда два вампира, синхронно развернувшись, ударили в преграду. Она улетела в темноту, из пустого проёма грянул взрыв, полетели осколки. Лоран закашлялся, прячась за вампиром, который при ближайшем рассмотрении оказался Менардом. Он поглядел искоса, но промолчал. Шумы стихли. Снизу пополз едкий, но скудный дым. Клейн подождал, пока завеса рассеется.
  - Что ж, идём дальше творить беззаконие, - сказал он. - Я первый, остальные за мной, порядок движения определите сами.
  Клейн включил мощный фонарь и осторожно, держась возле стены, начал спускаться по запылённым ступеням. Взрыв причинил мало разрушений. Клейн шёл медленно, внимательно изучая ступени, стены и потолок. Острые осколки посекли покрытия. Естественно, боеприпас готовили для уничтожения живой (или неживой?) силы врага. В одном месте внимание привлекла странная конструкция на потолке, вернее то, что оставила от неё пролетевшая дверь. Следом за Клейном пошёл Ротвес, за ним Смит, Менард и последним Лоэ. Лоран оступился, и точно загремел бы вниз по ступеням, спасло удачно попавшее под руку плечо Менарда. Лоран смущённо отодвинулся, хотя вампир спокойно перенёс вынужденную бесцеремонность.
  Внизу дожидалась ещё одна запертая дверь. Клейн и Ротвес осторожно освободили её от обломков предыдущей. Клейн вполголоса выругался на родном языке.
  - Здесь припасены самые изощрённые подвохи. Мы окажемся в ловушке.
  Ответил Ротвес.
  - Сомневаюсь, что запланирован взрыв, иначе пострадают те, кто внутри.
  - Может быть, там есть перегородки, они смогут укрыться, - предположил Клейн.
  Ротвес покачал головой.
  - Нет там ничего, подвал маленький, в нём словно завеса, и только.
  - Посеребренная решётка, - сказал Смит.
  - Верно! - сразу согласился Ротвес, и повернулся к верону: - Густав... Вы позволите называть вас так?
  - Сколько угодно.
  - Очень хорошо. Уведите Лорана наверх, а Смит и я справимся с дверью и позовём вас.
  - Это опасно, Ротвес.
  - Арним. Я знаю. Вместо того чтобы вышибать дверь, аккуратно вынесем её внутрь, она послужит щитом. Внутри стальная сердцевина.
  Клейн задумался на мгновение, но предложение вампира выглядело удачным. Густав решился.
  - Отлично. Мне дверь тоже будет укрытием, я остаюсь. Лоран, наверх, находись там вплоть до дальнейших указаний.
  Дождавшись, когда Лоэ выполнит приказ, Клейн повернулся к вампирам.
  - Ну, вперёд!
  Менард ушёл вместе с Лоэ, остались втроём. Смит и Ротвес улыбнулись друг другу, одновременно подняли руки, один правую, другой левую. На пальцах образовались когти, и намертво впились в пластик двери, вампиры налегли плечом. Чудовищный скрежет вспорол тишину, дверь вдвинулась в проём и по ней с той стороны часто застучали какие-то снаряды. Когда поток иссяк, Клейн с помощью специального приспособления оглядел внутренность подвала. Вампиры оказались правы, он был невелик и перегорожен решёткой. За блестящими прутьями стоял человек, сжимавший в каждой руке по пистолету. Выглядел он решительно. Второй человек лежал в глубине подвала на узкой койке, но тоже с оружием в руках. Клейн узнал обоих и вздохнул с облегчением.
  - Виктор Юханссон! Пабло Онтеро! Выслушайте меня, прежде чем стрелять. Мы пришли с миром, мы тоже работаем на Антона Лукаса, и он послал нас на выручку. Может быть, поговорим?
  - А если ты лжёшь? - резко спросил один из людей.
  Клейн терпеливо продолжал.
  - Я говорю с вами на всеобщем языке, которого здесь никто не знает, назвал ваши имена и имя вашего шефа. Какие ещё нужны доказательства?
  Последовал суровый ответ:
  - Здесь такое место, парень, что быстро научишься ничему и никому не верить. Ты, кстати, говоришь с акцентом.
  - Да, я не землянин, что это меняет? - осторожно спросил Клейн.
   Он продолжал внимательно изучать подвал, разговоры могли иметь целью отвлечение внимания от какого-нибудь подвоха.
  - И не человек. Как твои дружки. Сколько там прячется? Серебряных пуль хватит на всех.
  - Чего тогда бояться? Я выйду, и поговорим спокойно. Можете держать меня на мушке, если пистолет добавляет уверенности в себе.
  - Что ж, выходи, - сказал человек.
  Клейн осторожно выдвинулся из-за двери, старательно показывая безоружные руки. На него взглянули два пистолетных зрачка и пара карих измученных глаз.
  Мужчина среднего роста, крепкого сложения, смуглый. Пабло Онтеро. Второй выглядит сейчас едва материальнее собственной тени. Худой, светловолосый, белокожий. Глаза лихорадочно блестят. Виктор Юханссон, никакой ошибки. Клейн испытал мгновенный приступ эйфории: нашли тех, кого искали, причём живых и почти здоровых.
  - Кто там прячется ещё? - спросил Пабло. - Пускай выходят, иначе разговор закончен.
  - Если ты попробуешь сначала поразмыслить, а потом стрелять, они покажутся.
  Вампиры втянули когти обратно в пальцы и аккуратно прислонили дверь к стене. С обратной стороны она вся была утыкана короткими дротиками от самострелов, надо полагать, покрытыми серебром.
  - Кто эти двое? - резко спросил Пабло.
  - Мои друзья вампиры, - ответил Клейн. - Смит, Ротвес разрешите представить вам людей, которых мы искали. Это Виктор Юханссон и Пабло Онтеро, агенты господина Лукаса.
  Оба вампира слегка поклонились. Руки Пабло задрожали.
  - Если твои друзья вампиры, ты - враг! - сказал он.
  - Давай подождём с выводами.
  - Молчи! Вас больше, где остальные? Пускай спустятся сюда. Я хочу видеть всех.
  Клейн понимал, что человек слишком взвинчен, чтобы идти на контакт, но продолжил попытки. Он не хотел прибегать к насилию, Пабло и Виктору и так пришлось трудно.
  - Вы сможете пройти сквозь решётку? - тихо спросил Клейн.
  - Конечно. Люди порой так наивны.
  Последовало едва заметное движение воздуха, а затем Клейн услышал яростный крик, и обнаружил, что Ротвес уже отобрал у Пабло пистолеты, а самого его терпеливо удерживал от попыток драться. Смит невозмутимо стоял возле постели. Виктор, тоже обезоруженный, старался встать, но был слишком слаб. Клейн решил не дожидаться, когда вампиры найдут ключ, а воспользовался отмычкой. Решётка распахнулась.
  - Прекратите вырываться, - примирительно сказал пленнику Ротвес. - Бессмысленно, только себе повредите. Куда их, Густав?
  - Наверх, здесь неуютно.
  Наверху дожидался дисциплинированный Лоран. Он с любопытством оглядел добычу.
  - Это они? А блондин, кажется, ранен?
  - Можно сказать и так, - ответил Смит.
  Он вынес Виктора на руках и уложил на диван в холле. Ротвес посадил рядом с ним всё ещё сопротивляющегося, по мере сил, Пабло и предупредил:
  - Веди себя сдержанно, человек. Изменить ты ничего не можешь, а вот нарваться на неприятности - вполне. Имей в виду, что моей силы ты ещё не пробовал. Ты и вампиров настоящих ещё не видел.
  - Кто же тогда покусал моего товарища? - зло спросил Пабло.
  - Разберёмся, - сказал Ротвес. - Будь терпелив.
  Клейн огляделся.
  - Арним, как раненый?
  Вампир поглядел на Виктора, но издали.
  - Пока жив и какое-то время поживёт.
  - Он пострадал от вампира? - уточнил Клейн.
  - Да. Я могу осмотреть прямо сейчас или когда доставим в ваш дом.
  - Домой, - решил Клейн. - Мне спокойнее, когда все под одной крышей. Пабло, пожалуйста, веди себя разумно. Может быть, со временем удастся убедить тебя в том, что мы не враги, но сейчас я слишком устал.
  Пабло Онтеро посмотрел на Клейна, потом на трех вампиров невозмутимо застывших вокруг и, наконец, понял, что реальная возможность вести себя неблагоразумно давно упущена.
  Домой добрались благополучно. Ротвес отнёс Виктора наверх, ему постелили в той же комнате, где лежал Жерар. Увидев ещё двух вампиров, мирно болтающих возле постели спящего человека, Пабло испытал весьма умеренный шок. Клейн с облегчением убедился, что землянин начал привыкать к изменившейся ситуации. Виктору придётся сложнее, ему явно досталось больше впечатлений, но и он держался сносно. Ротвес сказал Клейну вполголоса:
  - Оставьте меня и Смита с ним наедине.
  - Какие-то проблемы? - встревожился Клейн.
  - Проблемы есть и ещё появятся. Нужен внимательный осмотр. Потом я доложу по порядку.
  Клейн распорядился:
  - Все вампиры, свободные от вахты, могут отправиться на охоту. Лоран, Голкомб на кухню, займитесь приготовлением еды. Пабло, нам с вами предстоит штабная работа.
  Чтобы Пабло меньше тревожился о напарнике, Клейн увёл не очень далеко, в соседнюю комнату. Разговор постоянно зависал, оба напряжённо прислушивались. В спальне было тихо. Вампиры по своему обыкновению производили мало шума, Виктор молчал.
  - Среди вампиров тоже встречаются хорошие ребята, - сказал Клейн. - Со Смитом я знаком давно, мы бывали в переделках, сражались бок о бок. Он самый близкий мой друг. Арнима Ротвеса знаю меньше, важно, что он занимает высокое положение в своей среде, его защита и поддержка полезны для выживания. Ты мог убедиться, как сложно здесь существовать пришельцу из другого мира, если у него нет знакомых вампиров.
  - Откуда Лукас вас выкопал? - хмуро спросил Пабло.
  - Мы на него с неба свалились, - ответил Клейн.
  Вампиры общались с раненым почти полчаса, после чего вышли к Пабло и Густаву.
  - Виктор спит, отдых пойдёт ему на пользу, он слишком долго находился в сильнейшем нервном напряжении. Поговорим здесь.
  - Хорошо, Арним. Излагайте. Чувствую, что впереди ждут новые испытания. Мы готовы слушать.
  Вампиры переглянулись и сели. Заговорил опять Ротвес.
  - Теперь досадные подробности. Когда я утверждал, что человек будет жить, я умолчал - сколько. Сейчас могу сказать, что мало. Он умирает.
  Пабло дёрнулся в кресле, непроизвольно сжал кулаки, но от восклицаний удержался, почувствовал, что Ротвес сказал ещё не всё.
  - Любой из нас может без затруднений поставить его на ноги, но есть одно обстоятельство. Укусивший Виктора вампир наложил личное клеймо. Человек принадлежит ему, а не нам. Оказывать помощь в этой ситуации - значит идти против правил
  Клейн предпочёл бы выслушать новость в отсутствие Пабло Онтеро. Впрочем, если Ротвес озвучил мрачный диагноз публично, должен существовать какой-то выход.
  - Но мы обязаны помочь! - воскликнул Пабло. - Что следует делать?
  Ротвес ответил без промедления:
  - Найти вампира-владельца и выкупить человека.
  - Другого варианта нет?
  - Другие варианты противоречат законам, - сказал вампир.
  - Ну и что? Переправим его в наш мир и там вылечим.
  Ротвес покачал головой.
  - Мы обсудили проблему со Смитом. Мало моего свидетельства, выслушайте его точку зрения. Если вампир наложил на жертву клеймо, между вампиром и укушенным человеком устанавливается прочная связь. Часто так готовят будущего детёныша к превращению, иногда вампир просто нуждается в данном человеке, например, как источнике денег или квартирном хозяине. Случаются и пристрастия, вампиры от скуки часто вытворяют всякое. Вы бы назвали это извращениями.
  - А снять клеймо можно?
  - Конечно.
  Клейн задумался на минуту.
  - Что ж, мы постараемся сделать всё, что в наших силах, но если вампир откажется снять клеймо, или прекратит существование до того, как найдём и спросим? Что тогда?
  Ротвес тоже ответил помедлив, переглянулся со Смитом.
  - В этом случае ваш товарищ обречён на быструю деградацию, а затем смерть. Процесс запущен, и вся ваша блистательная медицина помочь бессильна.
  - Умеете вы порадовать боевого товарища, Арним. Ладно, поздно сожалеть о том, что сделано, пора думать, как всё исправлять. Что вы посоветуете? Существует общепринятый порядок?
  - В общинах вампиров обычно есть главный. В этом городе хозяйка - женщина. Её зовут Роза Устрика. Она не любит, когда называют по фамилии, поэтому говорите: синьора Роза. Мы пообщаемся вначале с ней, и может быть, вопрос удастся решить сравнительно просто.
  - Где мы её найдём? - спросил Клейн.
  Ротвес опять обменялся взглядами со Смитом.
  - Полагаю, днём она нанесёт визит. Наша забавная община обязательно привлечёт внимание.
  - Почему не ночью? - заинтересовался Клейн.
  Ротвес улыбнулся.
  - У нас не принято делать визиты ночью. В это время суток вампир, знаете ли, может быть занят.
  - Извините, Арним. Как вы полагаете, эта женщина захочет помочь?
  Ротвес явно был в затруднении.
  - Право, не знаю. Ситуация странная.
  - То есть, вы хотите сказать, что шансов мало? - настаивал Клейн.
  Вампир посмотрел на него, словно решая отвечать или воздержаться, но всё же ответил, хотя и неохотно:
  - Если хотите откровенности, то да, шансов мало. Мы находимся на чужой территории и обращаемся с довольно дерзкой просьбой. Кроме того, следует учитывать особенности характера этой женщины. Она молодой вампир, ревниво относящийся к своей власти.
  - А разве авторитет старших вампиров не поможет?
  - В данном случае - нет, скорее, помешает. Прикиньте ситуацию на себя, вам-то разве никогда не хотелось утереть нос заносчивым старикам? Особенно, когда подворачивается блестящая возможность. Кроме того, она действительно очень молодой вампир, познания и возможности её скудны, а вы, друзья, совсем не вампиры и плохо представляете, как много на свете вещей, о которых законы запрещают рассказывать.
  Дверь с треском распахнулась, и появился сердитый Лоран Лоэ.
  - Ужин или завтрак подан, господа штабные работники. Пожалуйте за стол.
  После еды люди и вероны легли отдохнуть. Постелей в доме оказалось маловато, но кое-как разместились. Снимая жильё, Клейн не рассчитывал, что его будут делить между собой шесть смертных и пять бессмертных квартирантов. Как только на горизонте засветилась заря, Густав встал, чтобы освободить кровать для кого-либо из вампиров. Раненые проснулись, их пора было кормить. Жерар выглядел прекрасно и так же себя чувствовал. Вполне доверяя искусству Смита, Клейн даже не поменял повязку. Виктор лежал в постели безучастный и бледный до синевы. Недавнее лихорадочное возбуждение сменилось глубокой апатией. Клейн попытался расшевелить его, задавая вопросы, бесполезно. К нему вскоре присоединился Пабло, но даже хорошо знакомый больному напарник скоро сдался. Виктор потерял интерес к жизни, он умирал.
  - Пожалуй, твой хищный приятель прав, - сказал Пабло Онтеро Клейну. - Нам его не спасти.
  Пабло задумался на минуту, покачал головой.
  - Сейчас можно встать и уйти, ведь так? Однако, теперь я понял, что без покровительства вампиров выжить практически невозможно. Мы вначале думали, что они спят днём, из-за этого Виктор и попался. Полагали, что днём на улицах безопасно до тех пор, пока однажды Виктор не пришёл, шатаясь от слабости и весь в крови. С того момента мы вообще боялись выходить из приготовленного убежища. Долго мы бы не протянули.
  Клейн мысленно согласился. С его точки зрения агенты Лукаса и так проявили чудеса выдержки и сообразительности, выживая в опасной чужой реальности.
  - Вы ещё очень легко отделались, ребята, - сказал он.
  С этим Пабло согласился.
  - Густав, извини за доставленные хлопоты. Мы причинили твоей команде много бед.
  Клейн подумал и ответил серьёзно.
  - Знаешь, коллега, когда вы с напарником выжили нас из города, мы познакомились с Арнимом Ротвесом. Он отличный парень, хоть и вампир, без его поддержки нам пришлось бы трудно. Так что не извиняйся. Всё к лучшему. Пойдём готовить еду, скоро проснётся Лоран - а не проснётся, так я сам вытряхну из постели - и запросит есть. Лучше управиться с завтраком до предполагаемого визита мадам Розы.
  
  
  
  Глава 6
  
  Ротвес оказался прав. Едва утро полноценно вступило в свои права, в доме появился гость. Точнее, гостья, в этом Ротвес тоже не ошибся. Лоран подсознательно ожидал увидеть крупную женщину с властными манерами и растерялся, когда порог без промедления и приглашения переступила маленькая, тоненькая юная девушка. Рост её едва ли превышал полтора метра, и даже очень высокие каблуки не прибавляли внушительности, но держалась она уверенно, если не сказать бесцеремонно. Широко шагая, она преодолела расстояние от калитки до дома, металлические набойки процокали по плитам крыльца, дверь распахнулась без дополнительных предварений. Ротвес встретил вампиршу спокойно, учтиво проводил в гостиную, предложил кресло и сел напротив. Один за другим в комнату вошли остальные вампиры, а так же Клейн, Лоэ, Голкомб, Пабло. Все сели. Ротвес заранее распорядился приготовить достаточное количество стульев, и теперь Клейн понял, почему. Если бы вампиры по своему обыкновению остались на ногах, маленький рост синьоры Розы сделал её положение невыгодным. Возможно, вампирша комплексовала по этому поводу.
  Лоран внимательно пригляделся, стараясь увидеть, прежде всего, женщину. Пожалуй, её можно было назвать хорошенькой. Восточный тип лица: узкий разрез глаз, выраженные скулы, блестящие чёрные волосы. В ней присутствовал определённый шарм, что для женщины зачастую важнее красоты, но Лоран вряд ли рискнул бы за ней поухаживать, твёрдый характер угадывался внутри этого почти детского тела.
  - Странная компания, - сказала синьора Роза, внимательно рассмотрев присутствующих, - и намерения у вас должны быть непростые. Разве закон позволяет дружить с людьми? Напомните, Ротвес.
  Арним Ротвес подчёркнуто улыбнулся.
  - Закон позволяет развлекаться.
  Ответ вампиршу не устроил.
  - Допустим. Долго вы предполагаете находиться в моём городе?
  - Вот как быстро мы пришли к самому главному. Это зависит от вас, дорогая Роза.
  - От меня? - чуть деланно удивилась вампирша. - Вы явились без приглашения.
  Ротвес терпеливо объяснил:
  - Кто-то из ваших друзей наложил личное клеймо на человека, и он умирает теперь наверху. Метка должна быть снята, дорогая Роза.
  - Вы любите этого человека, хозяин Долины?
  Ротвес улыбнулся.
  - Он мне безразличен, но этот человек и его друзья, - Ротвес неопределённо повёл рукой, не слишком настойчиво уточняя, кто друзья, - гости в нашем мире. Они попали к нам случайно, и правила велят демонстрировать корректность.
  - С каких пор, - вызывающе начала Роза, - вампиры должны руководствоваться человеческими правилами? Мы перестали быть людьми, и никакой учтивости вампира по отношению к человеку я не признаю.
  Ротвес слегка вздохнул, словно обязанность повторять прописные истины его утомляла.
  - Вероятно, мне следует уточнить, да извинят меня люди. Предупредительность такого рода существует, но между собой, для простоты, мы называем её выгодой. Звучит грубо, но передаёт суть, не так ли?
  Девушка посверлила его взглядом, глаза горели чёрным мерцающим огнём.
  - Какая же выгода в том, чтобы дать свободу пришельцу, вторгшемуся без приглашения в наш мир? - спросила она с откровенным вызовом.
  - Простая. Мы существуем до тех пор, пока поддерживаем равновесие. Только до этого порога мир позволяет дышать. Всем вампирам следует крепко помнить эту основополагающую истину: люди без нас прожить смогут, а вот мы без них - нет. Люди, пришедшие извне, должны уйти, не претерпев ущерба, иначе по их следам придут другие и обозначат угрозу вторжения. Наша природа слишком уязвима, чтобы мы могли подвергать её безумию человеческих катаклизмов. История учит искать компромиссы.
  Роза нахмурилась.
  - Это слова, пустой звук.
  - К сожалению, для меня - воспоминания. Их не изгладили прошедшие сотни лет.
  - Зачем ты говоришь это? - резко спросила Роза.
  - Затем, что забытое молодыми чудовище - война однажды снова придёт, и тогда может получиться так, что не уцелеет никто из нас. Мы хотим мира, нужно сделать всё, чтобы люди хотели того же самого. Не давай им повода рассердиться, пока это в твоих силах.
  - Я тебе не верю, Ротвес.
  - А может быть, себе? Укажи нам вампира, который напал на пришлого человека.
  Взгляд Ротвеса отяжелел, Роза словно бы слегка смутилась.
  - Я не могу! Она покинула город. Уехала прочь. Далеко. Навсегда.
  Ротвес совсем по-человечески покачал головой.
  - На "далеко" нет времени. До рассвета наш подопечный умрёт. Сними клеймо сама, ведь та вампирша находилась под твоим покровительством, и у тебя есть право.
  - С какой стати? Какая мне выгода? - вызывающе спросила Роза.
  - Если речь зашла о выгоде, мы вполне можем сторговаться, так? Скажи цену.
  Предложение явно пришлось вампирше по душе, глаза заблестели ярче, она медленно обвела взглядом присутствующих, словно прицениваясь. Лорану вдруг сделалось худо. Словно угадав смятение человека, вампирша остановила на нем холодный прицельный взгляд.
  Лорана мгновенно накрыл приступ нерассуждающего ужаса, эмоция захватила с такой силой, что он совершенно потерял способность связно мыслить. Словно участь его уже решена, и вскоре даже смерть покажется заманчивым выходом. Пальцы вцепились в подлокотники, словно это могло спасти, спина вжалась в обивку. Лоран, наверное, закричал бы, хвати ему дыхания. Он застыл в кресле, парализованный страхом.
  Все вампиры восприняли его эмоции, это было неизбежно. Никто не произнёс ни слова, и, тем не менее, что-то изменилось в комнате, вампиры шевельнулись, снова застыли. Мерный ход времени дал сбой, звуки затихли даже на улице, поплыл из углов мрачный холод. Смит не подошёл, а медленно нечеловеческим способом переместился к Лоэ, стал рядом с креслом. Тонкая рука невесомо легла на высокую спинку. Потемнело, хотя за окном по-прежнему светило солнце. Глаза синьоры Розы зло сузились, но она вроде бы намеревалась добиваться своего. Должно быть, какой-то закон был на её стороне, и она ощущала право сильнее, чем угрозу. Одного вампира, тем более чужого, пришлого, оказалось мало, чтобы переломить ситуацию.
  И тут Менард сделал то же самое, что и Смит. Он каким-то образом оказался на ногах, сместился к Лорану, и стал по другую сторону кресла. Повторяя жест близнеца, он опустил ладонь на покрытую лаком деревянную завитушку, венчающую подголовник.
  На первый взгляд движение вышло симметричным порыву Смита, но вселенная отреагировала болезненнее и резвее. Тишина упала как крыша на голову. Тьма заклубилась в воздухе, показалось, её можно потрогать руками. Мир сделался таким хрупким, что одно ложно сказанное слово способно было расколоть его на куски. Не только Лорану почудилось, что дышать больше нечем, да и, скорее всего, незачем. Густав Клейн слабым, скорее всего рефлекторным движением положил ладонь на рукоять пистолета.
  Близнецы стояли, молча, но разговоры и не требовались. Здесь спасовала бы даже вечность. Какие бы притязания не поддерживал в данный момент закон - на чьей стороне сила, стало понятно теперь каждому. Синьора Роза, словно впав в транс, переводила взгляд с одного близнеца на другого и совершенно увязла в этом занятии.
  - Лучше не связывайся с ними, Роза, - очень тихо и медленно сказал Ротвес, словно звуками голоса остерегается растереть вселенную в пыль. - Когда они вместе, то справятся с целым миром, они же русские, что тоже о многом говорит.
  Ротвесу удалось смягчить угрозу настолько, что юная вампирша вышла из невольного оцепенения.
  - Русские? Откуда здесь русские? - нервно спросила она и отвернулась с деланным безразличием.
  Даже со стороны было заметно, что её трясёт от едва прикрытого ужаса.
  - Всё оттуда же, - сказал Ротвес. - Их везде можно встретить. Если не веришь, погляди на их лица, у них типично арийские черты. Правда, паренёк в кресле больше похож на еврея, но этнический беспредел в современном мире перешёл все границы. Придумай другую плату.
  - Другой платы нет! Жизнь меняют на жизнь или несколько жизней. Таковы правила.
  Она хотела произнести это твёрдо, но вышло просительно, почти заискивающе. Ротвес мягко продолжал:
  - Кто спорит? Правила следует соблюдать. Причём всем, дорогая Роза.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Я хочу сказать, что нападать днём на бедного беззащитного человека - не совсем по правилам. Это, если быть до конца точным, совсем не по правилам, поэтому давай прекратим обсуждать щекотливую тему. Сговоримся по-хорошему. Мы забудем о нарушении, ты о претензиях на человека. Обмен, может быть, лишь отчасти полноценный, но нам ведь ещё долгие годы охотиться в этом маленьком мире. Сочтёмся, дорогая Роза.
  Вампирша размышляла недолго, она улыбнулась Ротвесу вполне дружелюбно и с нескрываемым облегчением.
  - Договорились. Метку снимете сами, или мне сделать?
  - Сами, конечно, зачем отнимать ваше время? У хозяйки города много забот, - предупредительно сказал Ротвес.
  - Успехов! - ответила Роза.
  Она быстро встала, взгляд метнулся, минуя живописную группу из двух вампиров и одного человека.
  - Провожать не надо.
  Ротвес наклонив голову, прислушивался к затихающим шагам. Клейн потрудился выйти в холл и посмотреть в окно. Убедившись, что синьора Роза действительно ушла, вернулся в гостиную и сказал Ротвесу.
  - Отлично проделано. Просто блестяще! Мы у вас в долгу.
  Наверное, благодарить следовало Менарда, но на это у Клейна вряд ли повернулся бы язык. Вампир Арним Ротвес покачал головой.
  - Вы мне ничем не обязаны, Густав. Ваши друзья и коллеги тоже. Эдвин, идём, поможешь мне.
  Вслед за Ротвесом и Эдвином ушли Клейн и Голкомб, Кирилл и Пабло Онтеро. Только тогда Лоран Лоэ поднялся на шаткие ещё ноги, повернулся к Смиту и бросился ему на шею.
  - Смит! - воскликнул он, едва удерживая рвущиеся из горла рыдания.
  Шутки синьоры Розы дорого ему обошлись.
  - Всё в порядке, Лоран, - мягко сказал Смит.
  - Ах, какие нежности! - усмехнулся Менард. - Так и тянет растрогаться! Жаль, я каменно твёрд!
  В следующее мгновение Лоран повернулся и бросился на шею ему. Для Менарда приступ любви оказался внезапен, или же он сделал вид, что так оно и есть. Этот вампир хорошо умел маскировать истину ложью и наоборот. Он нарочито отшатнулся, возмущённо воздел руки.
  - Оставь меня в покое, человек! Что за детская привычка обниматься! Перестань изображать собой медальон, я против такой тяжеловесной награды! Смит, забери его! Он меня сейчас задушит!
  Лоран великолепно понял, что вампир сердится в шутку, но на всякий случай отпустил его.
  - Спасибо, Менард! - сказал он и повернулся к Смиту. - Пойдём на кухню, похоже, что стряпать еду опять предстоит нам. Остальные, как я посмотрю, в очередной раз благополучно уклонились от этой почётной обязанности.
  
  Оставшись в одиночестве, Менард минуту или две улыбался своим мыслям, внимательно прислушиваясь ко всему, что происходило в доме. Жизнь вернулась в привычную колею и временно не требовала забот.
  Менард уселся на диванчик возле телефона и снял трубку. Он сделал несколько звонков, ведя абсолютно невинные и на первый взгляд даже бессмысленные разговоры, потом устроился удобнее и принялся ждать. Извечное занятие всех вампиров. Он был так терпелив и беззвучен, что для стремительно вошедшего Клейна его присутствие оказалось внезапным. Густав запнулся, и даже сделал невольное возвратное движение, но справился с собой. Несколько мгновений двое смотрели друг на друга: Клейн хмуро, Менард с безмятежной кротостью, но Густав всё же решился произнести то, что следовало.
  - Спасибо, Менард! Смит, пожалуй, проиграл бы без твоей поддержки.
  Вампир, не вставая, слегка поклонился. У кого другого вышло бы нелепо, у него по обыкновению изящно.
  - Не за что, командир! - сказал он. - Мир дороже неадекватных амбиций провинциальной простушки, вообразившей, что она знает жизнь.
  - И ты заботился только об этих больших и важных вещах? - спросил Клейн.
  Менард улыбнулся без малейшего смущения. Этой его способности завидовали, наверное, все, с кем он сталкивался за прошедшие столетия.
  - В жизни всегда приходится выбирать. В каждое мгновение бытия мы предпочитаем одну дорогу, отвергая другие, и затем тащим за собой цепь удач или ошибок. Судьба не даёт шанс переиграть, и что тогда выглядит важным? Конечно, критерий отбора. Выгода это, польза отечеству или нечто эфемерное - каждый решает сам.
  Клейн смерил холодным взглядом.
  - Тебе пришла охота потрепаться, или этот бред должен что-то значить? - поинтересовался он.
  - Я жду звонка, - ответил Менард. - Так почему не скрасить время ожидания дружеской беседой?
  Клейн отвернулся и вышел, достаточно демонстративно хлопнув дверью.
  
  После того как отгорела вечерняя заря, Ротвес ещё раз навестил Виктора и остался доволен его состоянием.
  - Через несколько дней силы вернутся полностью, и вы сможете отправляться домой.
  Ротвес и Эдвин распрощались и канули в ночь. Лоран грустно смотрел им вслед
  Дела, что удерживали пятерых чужаков в негостеприимном мире, закончились. Единственно, из-за чего пришлось отложить переход - болезнь Виктора. Оба лечащих вампира посчитали, что он слишком слаб, чтобы перенести трудное путешествие. Кроме того, сложно было предсказать, в каком именно месте планеты окажется путешественник, вдруг придётся самостоятельно добираться до населённых мест. Виктор быстро набирался сил, начал вставать с постели и понемногу ходить, Жерар чувствовал себя ещё лучше, раны зажили с почти невероятной скоростью, всего через несколько дней он передвигался, едва прихрамывая.
  Как-то ночью, когда Виктор и Пабло заснули, как-то само собой получилось, что все шесть близнецов собрались в гостиной. Начал разговор Голкомб:
  - Нам пора что-то решить. Кто уходит, кто остаётся. Зачем и куда. Вместе мы или врозь.
  Менард отметил эту речь коротким смешком.
  - За прошедшие дни каждый мог обдумать намерения, теперь самое время произнести решённое вслух, - поддержал близнеца Клейн.
  - Ну и кто начнёт? - мрачно спросил Жерар. Давая отдых раненой ноге, он полулежал на диване.
  - Пообещаем друг другу принимать происходящее всерьёз! - сказал Лоран.
  - Может быть, вы и начнёте, дорогой Лоран?
  - Почему бы вам этого не сделать, дорогой Менард? Самым недовольным выглядите вы.
  Глаза Менарда блеснули, он вызывающе улыбнулся.
  - Я вампир! - сказал Менард. - Я легко обхожусь без общества, особенно тех, кто мне чужд, поэтому...
  - Поэтому пошли вы все, а адрес придумайте сами, - завершил фразу Клейн и слегка поклонился. - Прошу прощения, просто я заранее перевёл на общедоступный язык то, что вы намеревались сказать. Мой перевод точен?
  - Вполне!
  - А ведь договаривались не врать.
  Менард улыбнулся.
  - Смит, а что скажешь ты? - очень серьёзно спросил Клейн. - Услышать твоё мнение для меня сейчас важнее всего на свете.
  Вампир поднял глаза, его пустой взгляд тревожил Клейна.
  - Я тоже хочу уйти из команды, - произнёс Смит с привычными мягкими интонациями, но раздельно и точно.
  Лоран почувствовал, как внутри, где-то в животе зарождается холод и начинает расползаться по телу. Лоран услышал то, что ожидал, и успокоение растаяло, в душе зашевелился страх. Менард с любопытством смотрел на Клейна:
  - Смита тоже обвинишь во лжи? - насмешливо спросил он.
  Клейн сдержанно ответил:
  - Смит, в отличие от тебя, говорит правду. Страшно и больно слышать, но это правда. Насколько я понимаю, только Лоран и я хотели бы продолжить сотрудничество. Все прочие готовы разбежаться в разные стороны и навсегда забыть о существовании друг друга?
  - Густав абсолютно прав! - заявил Лоран Лоэ. - Я с ним полностью согласен. Видимо, единственное, что нам остаётся, смириться с расставанием. Если каждый предпочитает быть счастливым в одиночку, значит это судьба.
  После этих слов наступила тишина. Густав Клейн посмотрел на Лорана с подозрением, и задумался. Он верил в здравый смысл товарища. Вампиры переглянулись. Глаза Менарда замерцали ярче, словно его энергия неудержимо рвалась наружу. Смит отвернулся, бесстрастно глядя в пространство.
  Довольно долго все старательно размышляли. Лоэ сидел в кресле и совершенно спокойно дожидался обязательного результата. Он улыбнулся Густаву Клейну, когда их взгляды встретились. Столь наглой демонстрации уверенности Менард, естественно, не выдержал.
  - Что ты опять задумал, Лоран? - быстро спросил он.
  - Ничего. Ты хотел гулять сам по себе - иди, гуляй!
  - Смит, это твой друг, разберись, а то я начну.
  Смит промолчал.
  - Я согласен с Лораном, - поддержал товарища Густав Клейн. - Образовалась отличная команда, жаль терять такую боевую единицу, но судьба. Мы с Лораном вернёмся домой, у остальных, полагаю, тоже есть планы на ближайшее будущее. Какой смысла уговаривать кого-то следовать за нами?
  - Это провокация? - спросил Голкомб. - Скажите, Жерар, вы лучше знаете вашего близнеца. Он задумал провокацию?
  - Прочитайте его мысли, - посоветовал Жерар Боссен. - Я не знаю. Хоть он и близнец, мы совершенно разные.
  - Он думает о посторонних вещах, - ответил Голкомб. - В мыслях нет ничего интересного. Они сговорились.
  - Кто с кем? - насмешливо спросил Менард.
  У вампира заметно улучшилось и без того неплохое настроение, он безмятежно и высокомерно улыбался, Голкомб поглядел на него с привычным мрачным осуждением.
  - Договаривались решать мирно, - напомнил Лоран.
  Голкомб и на него посмотрел так же.
  - Ты всё затеял! Берегись, как бы хитрость не обернулась против тебя.
  - Разве я призываю к расколу? я лишь смиряюсь с неизбежным. Расстанемся друзьями. Завтра-послезавтра мы с Клейном уйдём домой. Проводите нас в путь, это всё, о чём я прошу.
  - Отлично! - воскликнул Менард. - Если проблема завтрашняя, рано её обсуждать! Кирилл вернулся с охоты, пора и мне подкрепиться. Ты идёшь, Смит?
  Смит посмотрел на близнеца, молча, наклонил голову. Оба вампира ушли, поднялся Голкомб.
  - Следует поспешить и занять койку, пока есть свободные, - сказал он. - Жерар, тебе нужно отдохнуть. Давай помогу подняться по лестнице.
  Жерар охотно согласился на любезное предложение, ночные бдения давались ему труднее, чем Лорану. Клейн и Лоэ остались вдвоём. Густав сел ближе, спросил:
  - Ты скажешь, что задумал?
  - Все меня в чём-то подозревают, а между тем я чист: не затевал заговоров и не строил козней. Густав, я просто устал от этой компании самодовольных эгоистов. Они хотят воли, посмотрим, как долго на ней пробегают.
  - Всё-таки провокация? - с сомнением спросил Клейн.
  Лоран засмеялся.
  - И ты, Брут! У меня нет отчётливых мыслей о возможном развитии событий, так смутные ощущения, но я даже не хочу в них разбираться. Мне кажется, что всё идёт правильно, вот, что я могу сейчас сказать.
  
  Вампиры близнецы вышли из дома вместе и побрели в сторону того, что Ротвес назвал криминальными районами. Казалось, они просто прогуливаются, наслаждаясь душистым ночным воздухом. Один раз навстречу попалась шумная компания молодёжи. Увидав двух ночных странников, подростки притихли и сошли на мостовую, уступая дорогу. Занятые беседой близнецы не обратили на них внимания. Начал её, как и следовало ожидать, Менард:
  - Сообразительный парень Лоран. Ему, должно быть, скучно с такими тугодумами, как вы двое. Как он терпит вас с Клейном - представления не имею! - сказал он. - И эту партию, надо признать, прекрасно разыграл. Цены ему нет, ещё бы малыш больше верил в собственные силы.
  Смит промолчал. Он не знал, как отвечать на этот непрошеный панегирик. Менарда сдержанность близнеца, видимо, умилила.
  - И ты, правда, готов уйти из такой команды? - поинтересовался он.
  На этот раз Смит откликнулся:
  - Слишком многое изменилось, и отношения теперь придётся строить по-новому.
  Менарда его слова откровенно позабавили, он рассмеялся.
  - Знаешь, дорогой братец, не нам, вампирам, рассуждать о морали, голова может закружиться. Пытайся упрощать задачи, как делает Лоран. Задай три элементарных вопроса и честно на них ответь.
  - Какие вопросы? - устало поинтересовался Смит.
  - Будет им лучше без тебя? Станет кто-то другой так самоотверженно за них драться? Поймёшь себя, когда обнаружится, что в угоду нравственным предрассудкам, ты пожертвовал их жизнями?
  Сказано было жестоко, и Смит невольно вздрогнул. Мелькнула даже возмущённая мысль: а имеет ли право этот вампир до такой степени вмешиваться в чужие дела? Смит, впрочем, моментально смирил гнев. Долгая жизнь научила остерегаться правил. Тот факт, что Менард скрывал своё подлинное место в Иерархии, говорил о многом. Смит сказал:
  - Они вернутся в нашу безопасную вселенную, там я лишний.
  Менард опять засмеялся.
  - Это не в вашей ли безопасной вселенной вас так часто пытались прикончить? - весело поинтересовался он.
  Смит тоже улыбнулся, сообразив, какую сказал глупость.
  - Ну, да, конечно! - продолжал развлекаться Менард. - Если твои друзья поселятся в тихом уголке и начнут вести буколическую жизнь, у них есть шанс протянуть достаточно долго, но они поступят иначе!
  - Лоран стремится к спокойному существованию, - с лёгким сомнением произнёс Смит.
  - Ребята, вы сами себя обманываете. Дело ваше, да вот натура всегда возьмёт верх над иллюзией, а истина обязательно обретётся, но более высокой ценой.
  Кварталы, где теперь шли вампиры, сделались беднее на вид. Исчезли аккуратные садики, убогие домишки теснились друг к другу. Здесь меньше дорожили жизнью как своей, так и чужой, и было многолюднее. Чаще всего гуляли всё-таки не в одиночку, но сильно подвыпившие личности иногда обходились и без компании. Вампиры, впрочем, брезгливо сторонились пьяниц. Они собрались разойтись в разные стороны, чтобы заняться делом, ради которого и посетили это малопривлекательное место, когда услышали частый топот из улочки тёмной и убогой даже для этих мест.
  - Ребёнок! - сказал Менард. - Как отвратительно!
  Он, не колеблясь, свернул в переулок, и почти сразу вампиры увидели мальчишку лет семи, бегущего навстречу. Одет он был кое-как, босые ступни отчаянно стучали по колдобинам скверной дороги, и ужас, что гнал неизвестно куда почувствовал бы даже невампир. Увидев на пути двух хорошо одетых господ, мальчик пискнул и рухнул в пыль. Менард поморщился, но нагнулся поднять его. Худенькое тельце в сильных руках выглядело невесомым.
  Оба вампира быстро прошли в глубину улицы и безошибочно вычислили дом, из которого убежал ребёнок. Дверь так и осталась приотворённой. Менард первым поднялся по кривым ступеням и вошёл внутрь. Там близнецы увидели именно то, что ожидали. Пьяный мужчина избивал жену. Она прекратила сопротивляться, потеряв сознание, да и он устал: пинал безвольное тело ногами - машинально, без усердия.
  Менард не вмешался, положил ребёнка на грязную постель и брезгливо огляделся.
  - Вот каждый раз, когда вижу такое, - сказал он Смиту, словно кроме них в комнате никого не было, - думаю: помочь им! Ведь не они одни виноваты в том, что рождаются и живут во тьме и убожестве. Неверное, есть способ и из этого сделать людей! Но как? Я не знаю!
  Осоловевшие глаза несколько мгновений бессмысленно смотрели на близнецов, потом мужчина понял. Красное оплывшее лицо побелело с ужасающей стремительностью, да и протрезвел человек так же быстро. Издав звук, похожий на блеяние он попытался выскочить в дверь, но Менард легко его перехватил. Тонкие пальцы вампира лениво и беспощадно скрутили рубашку на груди так, что ворот передавил обрюзгшую шею. Менард поглядел на хрипящую жертву.
  - Боишься! - сказал он. - Тебя сейчас убьют, и тебе страшно. Объясни, почему не боялся, когда избивал беспомощную женщину и мальчишку? Почему отрицаешь, что им тоже больно и страшно, почему жалеешь себя, а их обделил даже каплей сочувствия?
  Даже если мужчине известен был ответ на эти глубокие философские вопросы, всё равно не смог бы его дать, так как Менард почти полностью перекрыл ему кислород. Впрочем, вампир давно расстался с наивностью и объяснений не ждал. Он повернулся к Смиту:
  - Я могу прикончить этого человека, и он прекратит избивать жену и сына, но кто тогда будет их кормить? Какие-то деньги он ведь в дом приносит. Сейчас я напугал его, и возможно, он на время притихнет, хотя не исключено, что, напротив, с особым усердием выместит на близких пережитые унижение и страх. Опыт подсказывает, что ничего стоящего не произойдёт в любом случае.
  Менард непринуждённым движением отшвырнул от себя человека, и тот врезался в стену спиной и затылком с такой силой, что потерял сознание и рухнул на жалобно застонавший пол.
  - Ну и где мораль? - спросил Менард, брезгливо вытирая ладони платком. - Нравственность где? Скучно, братец, пойдём, поохотимся.
  - Ты можешь убить его, а женщине дать денег, - сказал Смит.
  - Полагаешь? Хорошая мысль! Главное, доступная! Мне твой безыскусный подход тоже симпатичен, хотя и здесь вряд ли получится что-либо приличное, - тотчас отозвался Менард.
  Он подхватил лежащего, свернул ему шею и бросил к подножию лестницы. Человек, напившись, оступился и упал сам. Поверят, куда денутся. Вернувшись в комнату, Менард положил женщину на кровать рядом с сыном, в карманах нашлось несколько кредиток, вампир засунул их под подушку.
  - Идём! Она сейчас очнётся.
  У Смита денег при себе не было, он все отдал Клейну, поэтому просто вышел следом за близнецом. Менард с удовольствием огляделся, настроение его заметно улучшилось.
  - Расходимся? - предложил он. - Нужно подкрепиться перед дальней дорогой.
  - Ты куда-то собрался?
  Менард слегка поморщился, сделал знак Смиту пройти с ним ещё немного. Причина осталась известна лишь ему, но до объяснений снизошёл, заявил серьёзно:
  - Придётся предоставить всем редкую возможность слегка от меня отдохнуть. Впрочем, не рассчитывай, что я вот так возьму и оставлю в покое на всю оставшуюся вечность. Я ещё решаю. Колеблюсь. Просто на завтра намечены дела, и меня, скорее всего, весь день не будет дома. Надо разобраться с Альбертом. Съезжу в его, так называемые владения, чуть вправлю мальчишке мозги.
  - Тебе помочь? - спросил Смит.
  - Мне? - удивился Менард.
  Предложение Смита откровенно насмешило, и он удалился во тьму, улыбаясь широко и добродушно. Смит развернулся и пошёл в другую сторону. Близнецы всегда охотились порознь. Смит довольно быстро нашёл подходящую жертву, убил, без жалости и сожаления. Неконструктивные эмоции остались в прошлом. Принятое решение обременило совесть значительно меньше, чем он предполагал. Иногда он чувствовал себя старым - для вампира ощущение довольно опасное - но и это мало беспокоило. Смит принадлежит к числу тех здравомыслящих натур, что вполне способны смириться с вещами неподвластными переменам. Перед тем как вернуться домой он ещё с удовольствием погулял по пустым улицам, правда, в более респектабельных кварталах.
  Менард обнаружил его там без труда. Этому вампиру словно неведома была грусть, овладевающая многими собратьями после очередного убийства. Менард находился в благодушно весёлом настроении, в глазах его пылал огонь. Смит против воли почувствовал восхищение: далеко ему до блистательного близнеца.
  - Я тоже прошёлся, - сказал Менард, - хотя подобного рода лирические развлечения не вполне в моём вкусе. Хочешь, погуляем вместе? Можем поговорить на любую тему, но прежде я ещё раз спрошу: ты действительно уверен, что гордость запрещает принимать тех, кто тобой дорожит?
  Смит вздохнул: тяжело было опять обсуждать эту заботу.
  - Знаешь, - сказал он, - и так больно! Зачем бередишь свежую рану?
  На Менарда подобная речь, как обычно, не произвела впечатления. Он спокойно продолжал:
  - Самолюбие, упрямство, даже ложно понимаемая честь часто заставляют совершать ошибки. Знаешь в чём их отличительная черта? Необратимость. Тебе кажется, что жертвуешь собой, а на деле приносишь в жертву других.
  - Знаю. Всё это я себе говорил.
  - Так повтори ещё раз! - посоветовал Менард.
  Смит посмотрел на близнеца с любопытством.
  - Ну, хорошо, а почему тебя волнуют чужие проблемы? Это мои друзья и мои ошибки.
  Менард оскалился в усмешке.
  - Вот теперь ты рассуждаешь правильно! Даже темперамент проснулся! Открой такую замечательную вещь, Смит. В ярости совершенство и красота! Огонь, струящийся по жилам! Отсвет, бегущий по лезвию меча! Единственная причина обрести в жизни смысл!
  - Ты не ответил на вопрос.
  - Заметил? Браво! Скажи-ка, братец, почему ценные вещи опасно оставлять без присмотра? Потому что кто-то может прибрать их к рукам.
  Смит остановился. Понять бы хоть часть той игры, что ведёт этот интриган. Всю авантюру целиком вряд ли по силам постичь.
  - Ты не оставишь их в покое? - сказал Смит, начиная понемногу сердиться. Он редко выходит из себя, но сейчас повод был весомый.
  Менард слегка подтолкнул в спину, приглашая идти дальше, и сказал с той легкостью, за которой мало кто рассмотрел бы угрозу:
  - Вопрос сформулирован грубо, и ответ получится соответствующий. Жизнь такая. Я часть системы, дорогой братец, а ты - одиночка, у тебя нет шансов. Всё, что можешь - просто находится рядом. Меня вполне устраивает. Понимаешь?
  Смит сжал кулаки, но почти сразу справился с раздражением. Он с грустью вспомнил просторный мир, где был единственным вампиром. Великолепная мечта, так недолго дружившая с явью. Смит понимал, что перемены необратимы.
  - Мы пришли, - сказал он сдержанно.
  Близнец слегка поклонился, словно отдавая должное его самообладанию.
  
  Клейн дремал на диване в холле, но сразу открыл глаза, когда вошли вампиры. Он почувствовал сердитое настроение Смита, и внимательно оглядел Менарда. Не найдя к чему придраться, Густав устроился удобнее, собираясь продолжить отдых, но Менард, по обыкновению лишил такой возможности.
  - Бдительный страж! Всегда на часах! В вечном стремлении предотвратить все беды раньше их наступления. Я в восхищении, дорогой командир! Можно присоединиться?
  - Есть, интересно, способ избавиться от тебя раз и навсегда? - пробормотал Клейн, делая вид, что засыпает.
  - Конечно, есть! - сразу отозвался вампир. - Но ты его не знаешь, и какой прок в пустых мечтах?
  Густав отвернулся к стене. Менарду, видимо, наскучило развлечение. Он оставил Клейна в покое и уселся в одно из кресел.
  Именно там Густав и обнаружил его на исходе ночи, когда проснулся. Рассвет приближался, но вампир медлил занять одно из спальных мест. Он включил телевизор, убавив звук до едва слышного, и внимательно смотрел новости.
  - Мы ведь убрались из бунтующего поселения, что лишило тебя покоя? - ворчливо поинтересовался Клейн.
  - Это мой мир, Густав, - мягко ответил вампир. - Кстати, беспорядки практически ликвидированы.
  - Рад за них. Я имею в виду жителей города. Тебе пора спать.
  - Выставляешь прочь? Потерпи чуть-чуть, но если выполнишь мою просьбу, я уйду сразу.
  - Какую? - подозрительно спросил Клейн.
  Он не доверял Менарду. Так же помнил, что кроме реальной опасности от вампира можно дождаться жестокой шутки. С любой точки зрения рискованно расслабляться в его обществе.
  - Одолжи баночку с волшебной мазью, которая делает мою кожу смуглой.
  Прозвучало так внезапно, что Клейн растерялся с ответом.
  - Зачем? С тебя ведь ещё предыдущая порция не смыта!
  - Мне понадобится совершить несколько метаморфоз, - терпеливо объяснил Менард. - Твой камуфляж сойдёт после первой, а он посодействует мне, когда примусь выполнять то, что наметил на ближайшее время.
  - Что ты опять затеял? - рассердился Клейн.
  - Нужно съездить к Альберту. Успокойся, я успею вернуться и помахать рукой на прощанье.
  - Я буду счастлив, если скажешь, что вижу тебя в последний раз! - проворчал Клейн. - Зачем тебе понадобился Альберт? Я бы постарался реже встречаться с этим типом!
  - Дорогой Густав! - воскликнул Менард, снова впадая в тот манерный тон, что особенно раздражал Клейна. - Ты задаёшь неделикатные вопросы!
  Он знал, как поставить в разговоре точку. Густав, молча, выложил на стол крем, повернулся и ушёл на кухню готовить еду. Когда через минуту он заглянул в гостиную, оба: и Менард, и крем - исчезли.
  
  После того, как вампиры выспались, Клейн поднял людей завтракать. Продукты подошли к концу, и сегодня надлежало пополнить запас. Густав намеревался отправить по магазинам делегацию в составе Смита как охраны, Лоэ как эксперта и Голкомба в качестве грубой силы. Менард исчез сразу после пробуждения, но скоро вернулся на дорогой красивой машине.
  - Угнал? - спросил Клейн, когда несносный вампир зашёл в дом, чтобы переговорить с Кириллом.
  - Как можно? - возмутился Менард. - Взял напрокат.
  - Ну да, - невозмутимо заметил Кирилл. - Я даже знаю где. Там ещё нужно через стену перелезать. Я тоже присматривался к этой красотке, но потом решил, что понадобится машина большей вместимости.
  - Ничего не знаю! - заявил вампир. - Я взял напрокат. Когда верну, положу под сиденье деньги. Смотрите, ведите себя хорошо в моё отсутствие: порадуйте дорогого Менарда.
  Он сел за руль и унёсся с такой быстротой, что Клейн изумлённо приподнял брови. Густав ещё довольно долго смотрел вслед исчезнувшему автомобилю, пока рёв мотора терялся в городских шумах. Странное чудовище этот вампир. Вот и Лоран с ним подружился, а у человека острое восприятие. Клейн оглянулся на дом и задумался. В суть размышлений он никого не посвятил, но вскоре собрался и ушёл.
  
  
  
  Глава 7
  
  Когда узкие улицы остались позади, и перед автомобилем легло прямое шоссе, вампир ещё увеличил скорость и удобно откинулся на высокую спинку сиденья. Иногда он улыбался своим мыслям, и тот, кто знал его по-настоящему хорошо, мог посочувствовать предмету размышлений. Расстояние было невелико для скорости, что могли позволить себе вампир и спортивный автомобиль. Достигнув окраин нужного города, Менард поехал медленнее, внимательно поглядывая по сторонам. Следы недавнего оживления почти стёрлись, и вампиру это пришлось по душе. Он остановился на тихой улице и занялся своей внешностью. Волосы скрылись под большим беретом, поверх дорогой сорочки была надета не менее дорогая куртка из тонкого шёлка, расписанный вручную шёлковый шарф свободно улёгся вокруг шеи. Последней деталью маскарада послужили светозащитные очки в золотой оправе.
  Когда вампир вышел из машины, то и походка его изменилась. Пройдя чуть шаткой поступью нетренированного человека два квартала, Менард вошёл в двери главного полицейского управления и направился прямо к кабинету начальника полиции. Никто даже не поинтересовался, что он здесь делает. Менард великолепно знал, какое впечатление производит очень дорогая одежда на жителей бедной страны.
  Плотный потеющий человек за столом сердито поднял глаза. Вампир тщательно затворил дверь, шагнул вперёд и протянул руку. На раскрытой ладони лежала мелкая местная монета.
  Шеф полиции поспешно вскочил и старательно поклонился, вытирая платком лицо. Вампиры крайне редко пользовались словесными паролями, да и предметы, служащие опознавательными знаками выбирали из простых. Редкую вещь можно потерять или утратить более трагическим способом. Обыкновенная вполне годится для той же цели, её легко заменить. Кроме того, обыденный предмет не служит уликой.
  - Очень хорошо! - сказал Менард, усаживаясь напротив и милостивым взмахом руки разрешая сесть визави. - Я доволен работой. Вы быстро усмирили бунтовщиков и проявили похвальную гуманность.
  Начальник полиции аккуратно опустился на краешек кресла, руки по-ученически сложил на стол. Менард умел придавать голосу проникновенные интонации, перед ним расстилаются люди, даже считающие его человеком.
  - Действуйте с достойной твёрдостью и разумной мягкостью, - продолжал Менард. - Думаю, и ваши начальники с одобрением отнесутся к подобной распорядительности.
  - Но мы пока ищем зачинщиков эксцесса, - вставил полицейский. - Предстоит большая работа.
  - Можете успокоиться. Я нашёл этих людей, они не причинят хлопот. Они уехали. Далеко.
  Вампир расстегнул модную сумку, что принёс с собой, извлёк деньги. Одну пачку придвинул ближе к собеседнику, остальные оставил на середине стола.
  - Премиальные лично вам и вашим сотрудникам.
  Успев прикинуть размер вознаграждения, шеф полиции покраснел от удовольствия. Он привстал и слегка поклонился. Богатый жизненный опыт подсказал, что слишком усердная благодарность вызовет холодный приём. Менард приветливо улыбнулся. Вампир считал, что лучше всего выполняются те приказы, что соответствуют внутренним убеждениям человека и совпадают с его служебными обязанностями. Проблему можно было считать решённой.
  - Всего хорошего! - сказал Менард.
  Он встал и направился к двери, на пороге обернулся и дружелюбно кивнул на прощание. Полезно для дела ладить с людьми и оставлять у них хорошее впечатление о себе. Выйдя на улицу, он прямо направился к машине. Слежка, конечно, отсутствовала. Забравшись внутрь, Менард на всякий случай огляделся и мигом избавился и от деталей маскарада, а заодно и от шпионского макияжа. Как и предсказывал Кирилл, крем сдался после секундной метаморфозы. Приняв обычный облик, Менард поехал к Альберту. Путь выбрал окольный, покатался по улицам, изъездив почти весь центр. Прогулка понадобилась не для того, чтобы избавиться от возможного пригляда, а чтобы ещё раз внимательно взглянуть на происходящее в городе.
  Подробный осмотр соответствовал первому впечатлению, и Менард остановился в трёх кварталах от дома Альберта. Предстояла самая трудная часть сегодняшней работы. Менард легонько стукнул согнутым пальцем в дверь прежде, чем войти, и проявил этим с собственной точки зрения запредельную учтивость.
  Альберт был дома, он вообще редко выходил днём, и оба его детёныша находились здесь же. Менард осторожно потянул носом внутренние запахи, и сомнения его усилились. Он приветствовал Альберта со снисходительным высокомерием, так раздражающим почти всех, с кем ему доводилось общаться.
  - Привет! - сказал он. - Жаркий сегодня день.
  Альберт поглядел на незваного гостя без восторга.
  - Я полагал, вы уехали в Европу. Насколько я помню, именно это вы собирались сделать?
  - Вообще-то да, - охотно согласился Менард.
  - У нас тревожно, - хмуро продолжал Альберт.
  - Я бы не сказал! - забавляясь про себя, ответствовал Менард. - Беспорядки сошли на нет, продолжается обычная жизнь.
  Альберт промолчал, видимо, пытаясь понять, зачем на этот раз явился назойливый европеец, а Менард внимательно оглядел детёнышей. Увиденное откровенно его рассердило. Альберт пренебрёг будущей судьбой питомцев, а значит творил их, заботясь лишь о собственных интересах.
  Оба молодых вампира слишком тяжелы. Коренастые и мускулистые, они, наверное, хорошо дерутся, но можно поручиться, что метаморфозы для них закрыты на всю оставшуюся жизнь. Вампиры заведомо второго сорта. Альберту полезно поинтересоваться, сознают ли они собственную ущербность, и что об этом думают. Множество трагедий проистекло именно из подобного рода близорукости. Противно было тратить цветы дипломатии на подобный сброд. Менард вынул из внутреннего кармана зелёный лист, сорванный с ближайшего дерева, и уложил на раскрытую ладонь.
  Альберт ощутимо дрогнул, заметно стало, что ничего подобного он не ожидал.
  - Вот как, - сказал он, чтобы что-то сказать.
  Менард, внутренне веселясь, смотрел ясным взглядом.
  - Скверно обстоят дела в городе. Вам не кажется, что опрометчиво привлекать излишнее внимание людей?
  - Но у нас всё в порядке, - принялся возражать Альберт. - Община процветает. Прежде обходилось без нареканий. Вы сами признали, что недоразумения ликвидированы.
  Взгляд Менарда приобрёл прозрачность, а улыбка нежность.
  - Должно быть, именно поэтому Иерархия заинтересовалась вашим городом.
  - Иерархия? - нервно переспросил Альберт. - Мы можем поговорить наедине?
  - Если вам удобнее - почему нет! - великодушно заявил Менард.
  Он улыбнулся с предельным добродушием. Альберт резко махнул рукой, прогоняя детёнышей. Оба ушли, но Менард заметил, что повиновались они медленно. По его мнению, следовало начинать с того, кто наплодил сопляков, включая самого Альберта, но вечность разобралась с ним сама. А, может быть, ей кто-то и помог. Менард с любопытством ждал. Альберт сел напротив старшего вампира и догадался вначале прислушаться, проверяя дисциплинированность подопечных.
  - Нет никакой Иерархии, - сказал он. - Это сказки! Я всё время слышу высокопарные речи, но кто доказал, что в них заключён смысл?
  - Нет, так нет, - добродушно согласился Менард. - Тогда поговорим о фабрике несъедобных людей в лесу, и о том, что там произошло.
  Альберт резко отшатнулся. Пожалуй, лишь теперь он почувствовал настоящий страх. Речь зашла не о мифических далях, а о проблемах близких и насущных.
  - Вот как! Нам ставят в вину выполнение прямого долга! Люди опасно продвинулись в исследованиях, пришла пора их остановить.
  - Любопытная точка зрения! - ответил Менард. - Жаль, что не единственно возможная. Что интересно сказал бы тот, кто видел процесс со стороны? Полагаю, что иные детали показались бы ему отличными от тех, что вы указали в отчёте. А вдруг кто-нибудь наблюдал, как вы думаете, Альберт?
  - Смит? - хрипло спросил молодой вампир.
  Он терялся всё больше. Попытался соображать в лихорадочной спешке, но получилось плохо.
  - Нет! - улыбаясь, ответил Менард. - Смит не присутствовал. Там был я.
  Он неторопливо поднялся.
  - Вижу, что вы утомлены и не в настроении беседовать. Поговорим завтра. Я весь в вашем распоряжении. У меня много времени, почти так же, как полномочий. До новой встречи, Альберт!
  Помахав рукой на прощанье, Менард медленно пошёл прочь. Завернув за угол, он дал волю смеху, напугав пожилую женщину, шедшую мимо. Сумка выскользнула из пальцев, и фрукты раскатились по мостовой. Менард тут же вежливо помог их собрать, сопроводив действие извинениями и учтивым поклоном. Затем вампир пошёл дальше. Осталось ещё несколько дел. Он заглянул на почту и отправил телеграмму, потом навестил одну из снятых для укрытия квартир, чтобы забрать вещи. Ещё два телефонных звонка и можно возвращаться. Вампир медленно двинулся к машине, но с другой стороны, сделав круг. Кабинка связи располагалась удобно, из неё хорошо просматривался автомобиль, и Менард зашёл внутрь. Он собрался позвонить и заодно посмотреть, заинтересовался ли кто-либо машиной или им самим.
  Менард переговорил с Кириллом и уже набрал длинный номер международного кода, когда из ближайшего кафе вышел ни кто иной, как Густав Клейн и принялся прохаживаться по улице, поглядывая то по сторонам, то на припаркованную машину. Происходящее показалось странным, Менард не дождался соединения, повесил трубку. Заранее припасённые монеты посыпались обратно в карман, а вампир приготовился прощупать улицу более сосредоточенно, чем прежде.
  Впрочем, трудиться не пришлось. События начали развиваться по собственной воле. Менард увидел, как из-за углового дома выскочили две без труда опознаваемые личности - детёныши Альберта. Вампиры бросились к Густаву Клейну. В агрессивности их намерений тут же убедились и Менард, и сам Клейн. Доблестный верон всё сделал правильно. Попадись противники равные по силе и скорости - поплатились бы за наглость, вот только с вампирами, тем более двумя, он справиться не мог. Вначале его схватил один, затем подоспел второй. Заламывая руки, помощники Альберта потащили пленника в стиснутый домами узкий проулок.
  Менард резко выдохнул лишний воздух, не задумываясь, навёл морок и прыгнул наискосок, сквозь длинное пространство улицы. Обдало жаром, как всегда при мгновенных перемещениях, но Менард спешил. Вампиры могли просто свернуть жертве шею, а это делается быстро. Одно упущенное мгновение будет стоить Густаву Клейну всей его жизни.
  Оказавшись ближе, Менард увидел, что успел. Вампиры намеревались вначале допрашивать пленника, и убить потом. Менард мельком подумал, сколь многих довела до беды подобная любознательность. Он неслышно сконденсировался в узком пространстве между домами, рядом с живописной группой из двух вампиров и верона. Морок ещё действовал, и Менарда не видели. По упрямому выражению лица дорогого Густава, вампир сразу понял, что какие бы вопросы ему не задали, ответы вряд ли порадуют. Упорство жертвы способно было резко ускорить процесс сворачивания шеи, поэтому собственное любопытство Менард решил отложить до лучших времён.
  - Плохо! - сказал он с мягкой укоризной. - Запрещено убивать среди белого дня! Это против правил.
  Теперь его увидели, и внезапность появления недавнего визитёра из только что безопасного воздуха, заметно потрясла детёнышей. Пожалуй, впервые их посетила мысль, что слишком рано посчитали себя взрослыми. Отреагировали, впрочем, именно так, как Менард и ожидал, но они держали Клейна за руки, и чтобы добраться до жизненно важных органов, предстояло сделать ещё движение. Пусть одно, но и для него потребно время. Куда более совершенный, да и лучше обученный Менард легко заблокировал затеянный одним из вампиров смертельный выпад. Выдернуть Клейна из опасного окружения он был готов любой ценой. Именно поэтому действовал жёстко. Реакция Густава оказалась лишь чуть медленнее, чем у детёнышей и он весьма оперативно включился в комбинацию. Менард помог ему освободиться от захвата, а выйти из зоны поражения Густав сумел сам. Теперь реально двое стали против двоих.
  Детёныши явно не ожидали подобной прыти, растерялись и отступили, а потом один из них, вытянул руку в сторону Менарда и догадался выкрикнуть собственное обвинение:
  - Ты напал на вампиров, защищая человека! Это против правил!
  Они ещё и "качать права" собрались! Менард давно так весело не проводил время.
  - Кто же спорит! В одном вы просчитались, ребята. Парень - не человек! Да и вы, если разобраться, не вампиры - так, полуфабрикат. Положительный ответ на вопрос: бывают ли у детей дети? Такие - да!
  Согнав с лица весёлость, Менард шагнул вперёд и коротко прорычал:
  - Брысь отсюда!
  К чести сопляков, они не бросились прочь, сломя головы и, роняя обувь, хотя попятились дружно. Переглянувшись, заметно ускорили отступление. Менард пристально смотрел им вслед. Когда оба скрылись за ближайшим поворотом, Менард повернулся к Густаву Клейну.
  - Что вы здесь делаете? - спросил он с искренним удивлением.
  
  Клейн находился не в лучшем из своих настроений, и у него были на то причины. Он прекрасно понимал, что обязан Менарду жизнью, и этот факт привёл его в дурное расположение духа.
  - Вы следили за мной? - продолжал допытываться истины Менард.
  Когда он вёл себя прилично, сходство между близнецами усиливается. Клейн увидел перед собой почти Смита.
  - Да, следил! - прямо ответил Густав.
  - Зачем? - поразился Менард. - Вы всерьёз могли поверить, что я причиню вред вашим друзьям?
  - Ты интриган! - заявил Клейн. - Как можно тебе доверять?
  - Я и не претендую на святость, дорогой Густав! Я даже твои поступки и их мотивы уважаю. Каждый вправе развлекаться, как хочет. Моя вина в том, что забыл предупредить, как опасна эта конкретная забава. В оправдание готов честно сказать: я не предполагал, что станешь за мной следить. Какой смысл? Чужой мир, и скоро ты его оставишь.
  - Кто знает, что может произойти за несколько дней, пока мы пребываем ещё в этом! - резко ответил Клейн.
  Менард был само добродушие. Он спокойно смотрел на верона, а на дне его зрачков догорали сполохи опасного огня.
  - Пожалуй, ты прав! - сказал вампир. - Попробуем действовать вместе? Ты ведь готов на сотрудничество в надежде навсегда от меня избавиться?
  - А чем я, по-твоему, занимаюсь? - огрызнулся Клейн. Поведение Менарда поставило в тупик, Густав ожидал подвоха. - Почему я болтался на самом виду, когда мог наблюдать из укрытия?
  - Да, меня тоже заинтриговало! - вставил Менард.
  - Двое, что сейчас намеревались меня убить, прикрепили бомбу под днище твоей машины!
  Клейн не взялся бы предсказать реакцию на подобное сообщение, но Менард и здесь сумел удивить. Мгновение - другое он осмысливал слова Густава, а потом принялся смеяться.
  - Правда? Ты серьёзно? - спросил он между приступами веселья.
  Клейн с трудом удержался от настоятельной потребности привести его в чувство хорошей затрещиной.
  - Видел собственными глазами! - сказал он сердито. - Поэтому и находился ближе к машине, чтобы успеть тебя предупредить!
  - Извини, Густав! Ты видел именно этих двоих?
  - Безусловно!
  - Вот идиоты! - сказал вампир. - Идём, посмотрим.
  - Ты собираешься разминировать машину? - спросил Клейн.
  - Ну, что ты! Я в этом ничего не понимаю. Найдутся сапёры, успокойся.
  Возле машины вампир приостановился на мгновение, затем спокойно пошёл дальше.
  - Да, ты прав. Малолетки постарались. Хотел бы знать, сами додумались или наш друг Альберт вдохновил. Ну, я разберусь и скоро. Сегрегация всегда даётся мне легко.
  - Но почему они пошли на рискованный шаг? Разве тебя не беспокоит в первую очередь этот вопрос? - поинтересовался Клейн.
  - Нет! Поскольку ответ я знаю! - весело сказал вампир.
  - Поделишься?
  Менард огляделся по сторонам и понизил голос:
  - Вообще-то совершенно секретная информация, Густав, но тебе, как лучшему другу моего близнеца, так и быть скажу: я их специально спровоцировал.
  - Зачем? - с нажимом спросил Клейн.
  - Подожди минуту! - попросил Менард.
  Он вошёл в ту же кабинку связи, снял трубку и быстро набрал номер. Ответили почти сразу.
  - Я навещал вас недавно, - сказал он. - Помните, как мило мы побеседовали? Теперь хочу предостеречь. Кто-то хочет организовать новую волну беспорядков. Эти господа пригнали автомобиль из другого города, заминировали его и намерены взорвать. Записывайте адрес. Отлично! Снимите процесс извлечения заряда на плёнку, я зайду завтра. Машину потом верните по принадлежности. Хозяин сейчас в отъезде. Желаю успехов.
  Вампир повесил трубку и жестом предложил Клейну подождать. Густав охотно согласился, он тоже хотел посмотреть на то, что произойдёт, и кто явится на зов вампира. Всего через несколько минут подъехали три полицейские машины. Убедившись, что первыми до цели добрались именно те, кого он вызывал, Менард спокойно пошёл прочь.
  - На чём ты приехал? - спросил он Клейна.
  - На поезде.
  - Очень хорошо. Идём на вокзал. Тебе нужно вернуться как можно скорее, потому что наша компания подвергается опасности. Почему я, по-твоему, оставил с вами Кирилла? Знаю, во что ввязался. Не следовало тебе рисковать, Густав!
  - Может, объяснишь?
  - Я это сделаю. Когда будем сидеть в вагоне.
  Клейн решил воздержаться от бесплодного спора. В молчании скорым шагом вампир и верон дошли до вокзала и сели в ближайший поезд. Менард внимательно оглядел пассажиров, потом повернулся к Густаву.
  - Ты хочешь знать? Уверен?
  Клейн ждал, не считая нужным отвечать на бессмысленный вопрос. Менард несколько нарочито вздохнул.
  - Толкаешь меня на должностное преступление, дорогой Густав!
  - Какое? - недоверчиво спросил Клейн. - Ты о чём?
  Менард опять отбросил манерность и заговорил прямо и просто:
  - Молодые вампиры не подозревают, как пристален присмотр, а контроль необходим, потому что именно со стороны прозелитов исходит самая значительная опасность для сообщества. Недавно поступило донесение на знакомого тебе вампира Альберта. Долго перечислять прегрешения, в которых его обвиняют, скажу лишь, что он замешан в финансовых махинациях на фабриках, одну из которых тебе довелось увидеть. Там крутятся серьёзные деньги. С Альбертом вошёл в контакт один из этих якобы учёных, что ставят опыты над людьми. Он предложил нашему вампиру поделить очередное финансовое поступление и затем разгромить фабрику, чтобы замести следы. Оба затем доложат о беспримерном героизме каждый по своей инстанции и припасут на чёрный день солидный капитал.
  - Я должно быть, чего-то не понимаю, - сказал Клейн. - Допустим, учёный совершает преступление с человеческой точки зрения, но вампир-то кругом прав! Уничтожением фабрики он приносит пользу свое касте, что же касается денег, то я сомневаюсь, что вы так щепетильны.
  Менард одобрительно кивнул.
  - Да, мой дорогой, ты рассуждаешь правильно, но в деле присутствует нюанс. Оба подследственных доложили, что фабрика находилась накануне полной победы, в одном шаге от создания того, что люди сочли бы конечным результатом, а вот это абсолютная ложь. Исследования, напротив, зашли в тупик. Подопытные гибли десятками, да ещё утрачивали рассудок. Трупы, что вы видели в печи, стали таковыми задолго до того, как местные вампиры устроили свою якобы зачистку. Поэтому их и пытались сжечь.
  - Смит ничего подобного не говорил! - пробормотал Густав.
  - Сомневаюсь, что ты догадался соответствующим образом сформулировать вопрос! - усмехнулся вампир. - Кроме того, не мне рассказывать, как осторожен наш Смит! Полагаю, он раскусил аферу, но предпочёл проявить лояльность до тех пор, пока разберётся в ситуации. Делиться с вами догадками он остерёгся потому, что события непосредственно вас не касаются.
  - Пожалуй, ты прав, да и Смит тоже, - пробормотал Клейн.
  - Мне всё равно, как люди поступят с человеком, это их проблемы, но Альберт скомпрометировал себя. Попытки обманывать вышестоящее начальство караются жёстко.
  - Начальство? - словно бы случайно переспросил Клейн. - Может, просветишь чуть-чуть в особенностях вашей системы?
  - Воздержусь говорить о ком бы то ни было, кроме себя самого! - широко улыбнулся Менард. - Я в настоящий момент исполняю обязанности легата.
  Клейн задумчиво посмотрел в окно, словно проносящийся мимо поезда ландшафт вызывал подлинный интерес. Густав попытался сообразить, как грамотно построить следующий вопрос, хотя догадывался, что переиграть этого вампира вряд ли удастся.
  - Я могу помочь? - спросил он, не найдя лучшего выхода.
  Менард покачал головой.
  - Это моя работа, и я хорошо обучен её делать. Именно поэтому хочу, чтобы ты оставался с друзьями, защищал их, а меня не отвлекал от исполнения должностных обязанностей.
  - Насколько я понимаю, - настаивал Клейн, - ты находишься в большой опасности. Ты один, а их целая стая.
  Менард разглядывал друга своего близнеца с приязнью, которой прежде не замечалось.
  - Я благодарен тебе, Густав - и говорю абсолютно серьёзно - за искреннее намерение помочь, но это дело внутреннее, и я с ним справлюсь. Твоё содействие понадобиться позднее, когда придётся навестить новую фабрику. Нужно вернуть в долину изъятых оттуда людей. Пока для опытов привлекали убийц, насильников и прочий оговоренный материал, мы терпели. Теперь они решили сэкономить.
  - Наверное, сочли, что из упомянутых тобой категорий населения нормальных людей получить трудно.
  - Учитывая твой интеллектуальный уровень, засчитываю изречение как шутку! - усмехнулся Менард. - Хотя поздравить не могу. Прости, но не с чем!
  - Скажи лучше, когда ты намерен этим заняться? - проигнорировал очередной выпад Клейн.
  - Провожу тебя до дома и вернусь. Завтра утром поговорим о прочем.
  - Скоро вечер, Менард, - напомнил Клейн.
  - Да, я помню. У меня есть место для отдыха.
  - Тогда объясни другое! - настаивал Клейн. - Почему ты спровоцировал вампиров на агрессивные действия, и дал им возможность опередить себя?
  - Я всегда так поступаю! - сказал Менард. - Делаю вид, что даю шанс и смотрю, что получится. Вдруг в очередном подследственном проснётся что-то вроде совести? Интересно ведь!
  - И что, просыпалась? - скептически поинтересовался Клейн.
  - Увы, дорогой Густав! Надеешься увидеть душевные терзания и звёздный миг катарсиса, а наблюдаешь глупости вроде той, что сегодня. Мы приехали. Идём!
  - Я прекрасно могу добраться один! - заявил Клейн. - Отправляйся по своим делам.
  Менард вздохнул и посмотрел на Густава почти с нежностью.
  - Знаешь, мне нужна уверенность, что найду тебя живым, когда вернусь. Не то чтобы это важно, но Смит может расстроиться.
  Клейн сдержался и промолчал. Возможно ли Менарда одного отпустить в такое опасное предприятие? Вряд ли в распоряжении Альберта только два юных балбеса. Вампир со свойственной его касте чуткостью, понял затруднения Густава. Квартала за три от дома Менард заговорил опять. Язвительность вновь выцедилась из речи, он сказал мягко и просто:
  - Я не первую сотню лет делаю эту работу, Густав.
  - Вышло так, что я нарушил твои планы! - высказал Клейн мучившую его мысль.
  - Ничуть! - сказал Менард. - Я уверен в себе, даже Кирилла оставил вам. Нужны другие доказательства? Поверь, твои друзья рискуют больше, чем я. Побудь с ними ночью, чтобы я мог спокойно разобраться с этой тёплой компанией.
  Кирилл вышел навстречу и оба вампира обменялись быстрыми отрывистыми фразами на своём наречии, после чего Менард развернулся и исчез. Кирилл повернул в другую сторону и тоже ушёл. Густав Клейн хмуро глядел вдоль пустой улицы, когда из дома выскочил Лоран. Человек весьма разочаровался, застав Густава в задумчивом одиночестве.
  - А где Менард? - спросил он. - Я видел, что вы шли вместе.
  - Так и было, - отозвался Клейн, напоминание об этом факте испортило настроения. - Он ушёл. Дела. Тебе-то он зачем понадобился?
  - Да просто так! - пожал плечами Лоэ. - Хочу знать, что происходит, только и всего.
  - Идём в дом, - сказал Клейн, вспомнив, что угроза всё же существует, и надлежит, помнить о безопасности. - Где Смит?
  - Готовит ужин. Что-то случилось?
  - Пока нет. Иди к Смиту, я погляжу, чем заняты остальные, и тогда поговорим.
  
  Привыкнув слушаться Клейна, Лоэ отправился на кухню, смирившись даже с тем, что придётся помогать со стряпнёй. Клейн поднялся наверх, где и обнаружил прочее население дома. Люди собрались в комнате Виктора, слабость мешала ему весь день проводить на ногах. Беседа текла весьма оживлённо, Жерар и тот выглядел весёлым в приятном обществе. Голкомб в соседней комнате проглядывал список покупок и пересчитывал деньги. Клейн решил, что наверху обойдутся без него, и спустился в холл, где к немалому удивлению застал Кирилла, тихо говорившего по телефону. Густав полагал, что вампир ушёл надолго, а получилось, что отсутствовал считанные минуты. Должно быть, Менард и, правда, не шутил. Господин Антонов приветливо улыбнулся Густаву, но разговор продолжил, хотя тот и ограничивался, в основном, междометиями. Клейн насколько мог дружелюбно кивнул в ответ и пошёл к своим.
  Увидев друзей, ощутил истинно тёплое чувство. Преданные надёжные товарищи, прошедшие вместе множество испытаний. С ними можно чувствовать себя спокойно. Лоэ, по обыкновению, болтал языком, Смит, терпеливый как всегда, ограничивался репликами, похожими на междометия Кирилла. Лорана положение дел не смущало, он и один прекрасно справлялся с разговором. Клейн сел к заваленному продовольствием столу и без колебаний подробно рассказал друзьям о событиях, которым оказался свидетелем. Лоран слушал с таким вниманием, что сразу забыл о поварских обязанностях. Смит стряпню не бросил, хотя вряд ли это помешало упустить из вида какую-либо мелочь.
  - Менард действительно справится один? - спросил Лоран, поглядывая то на Клейна, то на Смита, и ожидая, кто первым утешит положительным ответом.
  - Он так сказал, - дипломатично избежал ответственности Клейн.
  Смит задумался, как выяснилось, об ином.
  - Густав, ты можешь точнее вспомнить слова Менарда, произнесённые, когда он упоминал ранг? - поинтересовался он.
  - Разумеется! - отозвался Клейн. - Он сказал, что в настоящий момент исполняет обязанности легата.
  Смит поднял брови и довольно долго молчал. Клейн терпеливо ждал, и даже Лоран примолк, заинтригованный поворотом разговора. Через минуту Густав сообразил, что Смит вряд ли вернётся к теме без лёгкого принуждения, поскольку беседа зашла о вещах, требующих повышенной щепетильности.
  - Ты думаешь, что Менард лукавит, рассуждая о своих возможностях?
  - Я это допускаю, - отозвался Смит.
  - И ты предполагаешь, что он преувеличивает собственную значимость?
  Смит улыбнулся, казалось, увёртки Клейна его позабавили.
  - Скорее, преуменьшил, и его ранг существенно выше. Вряд ли ты сам веришь в то, что сказал.
  - Тогда зачем скрывает реальное положение вещей? - не удержался от вопроса и Лоран.
  - Не знаю.
  - Смит, а у тебя был ранг в те, прежние времена? - спросил Лоэ.
  - Нет. Я одиночка, и всегда держался в стороне от активной деятельности.
  - Это возбраняется? - поддержал тему Клейн.
  - Ничуть, - улыбнулся Смит. - Какой смысл привлекать к работе того, кто к ней мало склонен, и, следовательно, способен провалить дело. Еда, кстати, готова.
  Смит как будто не переживал за безопасность близнеца, и Клейн вскоре решил, что к тому есть основания. Суждение вампира о вампире неизбежно должно быть наиболее верным.
  
  Утро Кирилл начал с очередной серии телефонных звонков, но на этот раз кое-какой информацией поделился.
  - Менард приедет позднее, чем обещал, - сказал он Клейну.
  Густав небрежно поинтересовался:
  - Он благополучно завершил дело, о котором мы беседовали накануне?
  - О, да! Вполне! Встретится с начальником полиции, а потом сразу приедет.
  - Рад слышать, - сказал Клейн. - Ну, а опасность миновала?
  - Полагаю, что так! - безмятежно ответил вампир. - Спросишь у него, когда вернётся! Мне нужно кое с кем встретиться, так что завтракайте без меня.
  - А ты без нас! - не удержался Клейн.
  Вампир усмехнулся и ушёл. Два часа спустя, когда встал даже Лоран, Менард так и не появился, зато пожаловал неожиданный гость. Впрочем, увидев на подъездной дорожке Арнима Ротвеса, Клейн искренне обрадовался и вышел навстречу.
  - Вот кому я с удовольствием пожму руку! Какими судьбами, Арним?
  - Наш общий друг Менард назначил встречу в этом доме. Разве без вашего ведома, Клейн?
  - По-моему, он абсолютно всё делает именно таким способом! Входите. Если он призвал вас из Долины, это должно значить, что проблемы продолжаются?
  - Их общее свойство. Речь идёт о людях, забранных из деревень.
  Клейн вспомнил, что Менард действительно касался этой темы, но слова тогда показались пустыми. Странная забота, тем более что Менард вообще не производил впечатления существа, способного заботиться о ком бы то ни было, кроме себя самого.
  Менард явился минут через пятнадцать после хозяина Долины. О приближении вампира возвестил рёв мотора. Автомобиль вылетел из-за угла на скорости, по мнению Клейна, вообще несовместимой с механизмами такого уровня примитивности и, ничуть не снижая темпа, свернул на подъездную дорожку. Остановиться он сумел, видимо, потому, что Менард ухитрился на ходу развернуть его на сто восемьдесят градусов. Рёв двигателя смолк, и вполне довольный собой Менард вылез на асфальтированную дорожку.
  - Арним, Густав, привет!
  Он светился великолепным настроением: глаза сверкали, а улыбка производила впечатление искренней.
  Компания собралась в гостиной, оттуда доносились голоса и звуки работающего телевизора. Поэтому Менард кивнул на сильно запущенный садик за домом, предлагая поговорить там. Клейн хотел позвать Смита, но передумал. Пожелай Смит присоединиться - сделал бы это без приглашения. Пропустить эффектное прибытие близнеца было невозможно. Под деревьями в буйной траве отыскалась скамейка для Клейна. Ротвес охотно уселся на землю, прислонясь спиной к древесному стволу. Менард остался на ногах. Не тратя время на предварения, приступил к делу.
  - Насколько я помню, Густав, ты выражал желание оказать помощь в моих многотрудных, опасных и полезных для общества предприятиях, - сказал он.
  Клейн спокойно согласился.
  - Верно.
  - Теперь есть возможность. Готов ты отправиться со мной прямо сейчас?
  - С тобой и Арнимом? - уточнил Клейн.
  - Разумеется. Речь ведь идёт о людях из его Долины.
  Клейн медлил отвечать согласием раньше, чем хотя бы в общих чертах усвоит намерения вампира.
  - Смит тоже пойдёт?
  - Нет, он останется здесь вместе с Кириллом.
  Клейн кивнул.
  - Что ж, если тыл обеспечен, нет причин для отказа. Я готов.
  Он увидел, как из дома вышел Лоэ и завертел головой, отыскивая пропавших товарищей. Быстро разглядев их под деревьями, человек решительно зашагал по густой траве.
  - О чём вы договариваетесь с видом профессиональных заговорщиков? - полюбопытствовал он, подойдя ближе.
  Клейн полагал, что Менард не сочтёт нужным посвящать Лоэ в свои планы, но ошибся. Вампир совершенно честно ответил на вопрос.
  - Мы обсуждаем сейчас проект одной вылазки: хотим вернуть в Долину незаконно изъятый человеческий материал.
  - Хорошо, - сказал Лоран и вдруг поскучнел, осознав, что его не приглашали. - Меня вы, конечно, оставите дома!
  Менард окинул человека быстрым взглядом, словно соглашался рассмотреть этот вопрос подробнее. Клейн наблюдал за ним почти с изумлением, вампир опять повёл себя иначе, чем от него ожидали.
  - А почему нет? - сказал вампир. - Как раз нужен четвёртый участник, и если вакансия устраивает, ты можешь её занять.
  - Что? - воскликнул Лоэ.
  Клейн открыл рот для аналогичного восклицания, но, в отличие от непосредственного Лорана, сумел удержаться. Менард продолжал:
  - Наш дорогой Лоран умён, и я бы взял его: мыслителей в группе маловато, да и мне будет с кем поговорить по дороге. Ты против, Густав?
  Клейн затруднился с ответом. Выходка Менарда как всегда оказалась внезапна. Пока он лихорадочно пытался понять, что происходит, Лоран успел опомниться и поразмыслить. Он спросил:
  - А кто главный в отряде, ты, Менард?
  - Ну, что ты! - покачал головой вампир. - Арним Ротвес. Я чужой, и здесь нет моих интересов.
  Теперь даже Лоэ растерялся. Он посмотрел на Клейна, но Густав успел принять решение и сказал Лорану:
  - Я предложил помощь и, разумеется, не претендую на командование операцией. Менард всё затеял, ему и отвечать за последствия.
  - Браво! - похвалил Менард, забавляясь по обыкновению.
  Ротвесу цирк надоел, хозяин долины поднялся на ноги и коротко сказал:
  - Думаю, нам пора.
  
  
  
  Глава 8
  
  Машина стояла там, где Менард её оставил. Клейн почувствовал тревогу, когда Менард же и сел за руль. Ротвес устроился на заднем сидении. Густав счёл разумным присоединиться к нему, а Лоэ охотно занял переднее кресло рядом с Менардом.
  - Пристегнитесь! - посоветовал Ротвес.
  Клейн совету последовал незамедлительно, и Лорану тоже показал, как воспользоваться специальным ремнём. Менард мрачно улыбнулся спутникам и с помощью ключа завёл двигатель. Клейну вскоре предстояло убедиться, что манера езды у него одна единственная на все случаи жизни и не подвержена изменениям. Подготовленность пассажиров, качество дороги, прочие мелочи бытия никак не сказывались на ней. Главный принцип, которому вампир следовал с прямолинейной простотой - движение вперёд с максимальной скоростью. При этом характеристики самого транспортного средства значения не имели, Менард легко добивался своего даже при ограниченных ресурсах. Вот и теперь он выжал из машины всё.
  Нельзя сказать, что его сильно беспокоил встречный или попутный транспорт, а так же дорожные знаки, предписывающие водителям те или иные действия. Клейн ощутил раздражение от того что позволил впутать себя в эту историю, а вот Лоран держался на удивление спокойно. Кажется, ему пришлась по душе эта чуждая условий стремительность. Человек смирно сидел рядом с вампиром и смотрел прямо вперёд, хотя и хватался непроизвольно за что попало на поворотах. Руководствуясь собственными понятиями об общепринятых правилах, вампир маневрировал всегда неожиданно. Машина при этом опасно накренялась, если не сказать больше, но вампир каким-то чудом удерживал её и на колёсах и на дороге. Храня верность собственным убеждениям, скорость он не снизил ни разу.
  Вампир вырвался за пределы города, и тут же свернул на боковую дорогу. Открылась широкая пустая площадка, окаймлённая по бокам приземистыми зданиями. На ближнем краю поля наблюдался некий аппарат, при виде которого Клейн окончательно понял, что зря связался с ненормальным вампиром. Лоран, тоже что-то сообразивший, испуганно огляделся.
  - Мы полетим вот на этом? - спросил он беспомощно.
  - Что тебя беспокоит? - поинтересовался Менард. - Крылья, насколько я вижу, на месте, возможно, есть даже мотор, почему бы самолёту и не полететь?
  - Он выглядит ненадёжным! - робко заметил Лоэ.
  - Ещё вернее твои слова можно отнести к самому Менарду, - не удержался от замечания Клейн. - Так что, в каком случае мы рискуем больше сказать сложно.
  - Браво, мой дорогой! - снова снисходительно похвалил вампир.
  - Здесь все пользуются самолётами такого класса и считают это нормальным, - спокойно сказал Ротвес. - На крайний случай есть собственные крылья, так что вас двоих вытащим.
  Уже поднимались на борт, когда новая ужасная мысль едва не принудила Клейна остановиться.
  - А кто будет управлять этой машиной? - быстро спросил он.
  - Успокойся, не Менард! - ответил Ротвес.
  Клейн всё равно тревожился, но меньше. В тесном салоне воздушного корабля нашлись довольно удобные кресла. Ротвес и Клейн сели впереди, Лоэ и Менард предпочли места ближе к хвосту. Пилот, оказавшийся человеком, закрыл люк, сквозь который пассажиры проникли на борт, и прошёл в кабину. Через несколько секунд взревел единственный двигатель, самолёт выехал на длинное забетонированное поле, развернулся и, набирая скорость, побежал навстречу горизонту. Привыкший в своём мире к более совершенным средствам транспорта Клейн пережил несколько тревожных минут. Впрочем, пока всё было в порядке. Подпрыгивая на неровностях, самолёт разогнался и взлетел. Земля начала отдаляться, по душе разлился покой. Пользуясь случаем, Клейн завёл с Ротвесом разговор, стараясь расспросить вампира о проносящейся внизу местности и цели путешествия. Лоэ и Менард, как видно, тоже нашли общий язык. Болтовня на задних местах прерывалась изредка лишь взрывами смеха. Лоран выглядел оживлённым и довольным, и совершенно забывшим об уязвимости несущей их машины. Клейн подумал, что если Смит умеет великолепно слушать, то Менард владеет искусством поддерживать беседу. В обществе этого вампира Лоран расцветал. Инстинкт подсказал Густаву, что этих двоих вполне можно предоставить друг другу.
  Прошло меньше часа, и самолёт пошёл на снижение. Клейн разглядел внизу довольно большой город, но посадка произошла в нескольких километрах от него. Этот аэропорт, в отличие от предыдущего, выглядел оживлённым и благоустроенным.
  Четверо путешественников высадились без какой-либо помпы. Менард за время пути успел воспользоваться кремом. Кроме того, белокурые волосы, спрятались под кепку с длинным козырьком, светозащитные очки закрыли глаза. Теперь можно было поверить, что он и, правда, не собирается командовать операцией. Ротвес огляделся и повёл отряд не к зданиям на краю поля, а в другую сторону, где казалось, их встретит одна лишь чахлая растительность. Клейн разглядел сильно потрёпанный автомобиль с открытым верхом, вроде того, что имеет обыкновение брать взаймы Кирилл.
  - Может быть, я сяду за руль? - предложил Клейн.
  Предвкушение очередной поездки при водительстве Менарда привело в скверное расположение духа.
  - Мы ограничены во времени, дорогой, - возразил вампир. - Скоро полдень, а нам ещё предстоит много дел.
  Расселись тем же порядком. Клейн привычно пристегнулся и на всякий случай посмотрел, за что ещё можно держаться. Лоэ питая к вампиру больше доверия, послушно занял место рядом. Проложить здесь дорогу никто не удосужился. Менард вначале вёл автомобиль по краю поля, затем свернул в заросли, где всем пришлось трудно, потому что вампир органически не способен был ехать медленно. Вскоре машина выбралась на шоссе. Менард удовлетворённо вздохнул и выжал из двигателя всё, что смог. Довольно интенсивный поток транспорта по-прежнему его не смущал. При малейшей возможности вампир шёл на обгон, раздражая этим всех водителей на шоссе, кроме себя самого.
  Так неслись около получаса, а потом Менард свернул на боковую дорогу.
  - Пожалуй, пора объяснить ребятам, что собираемся делать. Клейн не в курсе и потому сердит.
  Менард остановил машину и повернулся к товарищам.
  - Надо ведь выработать план! - сказал он. - Я правильно говорю, Густав?
  - Операцией командую не я! - парировал Клейн.
  - Верно, командует Ротвес! Я всего лишь легат, а он региональный инспектор. У него должность выше. Кому ещё возглавить героический рейд? Мы слушаем Арним!
  Ротвес едва заметно поклонился Менарду и коротко, по обыкновению, сказал:
  - Разделимся на два отряда. Лоэ и я идём в администрацию и ведём переговоры. Менард и Клейн направляются в казармы отслеживать наших людей. К сожалению, в деревнях даже не могут сказать точно, сколько человек забрали. Нам нужна связь.
  - Я обеспечу! - вмешался Клейн и достал миниатюрные шпионские приспособления, заботливо прихваченные из родной реальности.
  Ротвес моментально понял, как пользоваться продвинутой техникой.
  - У меня в багажнике припасено собственное оборудование, но ваше, конечно, лучше, - сказал он одобрительно. - Великолепно, Клейн!
  Менард усмехнулся и завёл двигатель. С удовольствием разогнавшись до любимой скорости, он повёз команду дальше. Через несколько минут впереди показались высокие ворота и такая же ограда. Клейн узнал характерные провода наверху. Фабрики строились, вероятно, по типовому проекту и отличались разве что в деталях. Эта пока действовала, следовательно, в проводах поверху наверняка имелся ток, а на территории фабрики - люди, причём, не одни подопытные. Затеянное вампирами предприятие показалось Клейну чистой воды авантюрой, но это мнение он оставил при себе. Отступать теперь поздно.
  Ворота, между тем приближались, а Менард даже и не подумал сбавлять скорость. Сердясь на упрямого вампира, Клейн сказал, как мог ядовито:
  - Пора воспользоваться тормозами.
  - Чем? - переспросил Менард. - Какое смешное слово! Что такое тормоза?
  - То, что имеется у машины, но полностью отсутствует у тебя! - сердито сказал Клейн.
  - Видишь ли, водитель я средний, - пояснил Менард. - Все тонкости этого дела ещё осваиваю.
  - Там есть педаль тормоза. Прямо у тебя под ногами!
  - Вот эта? - спросил вампир.
  Он действительно вдавил какую-то педаль, но машина, вместо того, чтобы остановиться, взревела ещё отчаяннее. Клейн устало закрыл глаза, даже когда автомобиль завертелся каруселью, лишь крепче сомкнул веки и вцепился руками в ремень, удерживающий на месте. Когда по ощущениям наступил относительный покой, он огляделся. Ничего страшного и, правда, не произошло. Машина мирно стояла перед воротами. Менард улыбался.
  - Ух, ты! - слабо сказал Лоэ.
  - Вот видишь, Густав, а Лорану понравилось! - заявил Менард и без предупреждения нажал на клаксон.
  Истошный рёв сирены ударил в ворота. Должно быть, их заметили ещё издали - по мнению Клейна, пропустить такое зрелище было нереально, поэтому ворота начали разъезжаться практически сразу после того, как отзвучал сигнал. Менард нажал на любимую педаль, и машина резво, но всё же на пристойной скорости вкатилась в проём.
  Внутри Клейн увидел комплекс знакомых корпусов, расположенных в той же последовательности, что и на предыдущей фабрике. Территория разорению не подверглась и выглядела аккуратно: тянулись между корпусами ровные дорожки, кое-где пламенели цветники. Менард подкатил к административному зданию, машина плавно остановилась. Ротвес аккуратно выбрался наружу и кивнул Лоэ.
  - Нам сюда, - сказал он. - Остальные действуют по обстановке.
  - Слушаюсь, командир! - тотчас отозвался Менард.
  
  Ротвес не обратил на него внимания, Лоэ тоже. Спеша воспользоваться минутами, оставшимися до контакта, Лоран на время забыл о Менарде и обратился к Ротвесу:
  - Какова моя роль, Арним? Что делать?
  Степенно, почти торжественно поднимаясь по ступеням административного корпуса, вампир ответил с привычной рассудительностью:
  - Знаете, что такое "тёмная лошадка"? Если никто не поймёт, кто вы и зачем здесь - замечательно. Вы ведь актёр, Лоэ, вам излишне растолковывать подробности.
  - Уяснил! - тотчас отозвался Лоран.
  Сотрудники фабрики, попадавшиеся навстречу Ротвесу и Лоэ, как-то уж очень быстро старались убраться с дороги, делая вид, что озабочены производственными проблемами. Вампир степенно поднялся на второй этаж и прошёл весь коридор насквозь. Именно здесь в прохладном тихом месте находилась дверь в кабинет директора.
  - У меня есть реплики? - быстро спросил Лоэ, прежде чем дверь отворилась.
  - Если понадобятся, я дам знать, - сказал Ротвес.
  Директором оказался полный приземистый мужчина с обширной лысиной. Волосы сохранились только на затылке. Разглядывая человека, Лоэ подумал, что сам в такой ситуации сбрил бы шевелюру полностью, чтобы отвлечь внимание от её количества. Лысые были ему в диковинку, поскольку в его мире с этим косметическим дефектом успешно боролись.
  Ротвес слегка поклонился. Вампир держался с очень импонирующим Лоэ сдержанным достоинством. В данный момент он действительно производил впечатление более высокопоставленной особы, чем Менард. Директор поспешно вскочил и ответил на приветствие с несолидной торопливостью. Ротвес даже не попытался его успокоить. Он остался на ногах, вынуждая человека следовать его примеру и начал беседу.
  Вначале Лоэ внимательно прислушивался, но быстро понял, что даром тратит время. Вампир повёл речь в несвойственной ему казённой манере, реплики изобиловали длиннотами, а смысл сводился к напоминанию о прежних договорённостях, нынешних нарушениях и общих правилах, придуманных давным-давно. Ротвес или тянул время, выжидая наступления каких-то событий, или готовил почву для настоящих переговоров. Лоран, исполняя свой долг, сначала лениво смотрел по сторонам, потом решил разнообразить роль действием и подошёл к окну. Он захотел взглянуть, чем заняты двое товарищей, но перепутал направление. За стеклом зеленели деревья, перечёркнутые скучной полосой глухого забора. Тем не менее, Лоэ постоял возле окна, делая вид, что с удовольствием любуется пейзажем, потом медленно перешёл к соседней стене, где появилась возможность выглянуть во двор.
  Теперь в поле зрения попал почти весь комплекс зданий фабрики, и Лоэ принялся изучать обстановку и сравнивать с виденной прежде. Страшная печь не дымила и, сколько можно судить, производила впечатление малоиспользуемого объекта. Несмотря на значительное расстояние, удалось рассмотреть на двери замок. Лоран прилежно разглядел прочие постройки, но в глубине его души зародилась тревога. Сначала не мог сообразить, что конкретно напугало, потом осознал: территория завода была пуста: никто не спешил по асфальтовым дорожкам, никто не прогуливался просто так. Менарда и Клейна в пределах видимости тоже не наблюдалось, а окна и двери, попадающие в поле зрения, оказались плотно затворены.
  Невольно из глубин памяти всплыло на поверхность малознакомое слово "засада", и Лоран оглянулся на Арнима Ротвеса. Что-то ведь нужно делать! Продолжая своё занятие, вампир едва заметно кивнул, и Лоран вспомнил обилие шпионского оборудования, благоразумно запасённого как Ротвесом, так и Клейном. Он сообразил, что Арним поддерживает связь с другой группой, в курсе её дел и поэтому рано проявлять беспокойство. Лоэ на мгновение накрыла обида, почему его обделили какой-нибудь из хитрых штучек? Потом здраво рассудил, что вышло бы скверно. Разве смог бы вести себя естественно, случись у Менарда и Клейна серьёзная неприятность? Успокоившись на этот счёт, Лоран принялся созерцать поднадоевший пейзаж.
  
  Когда Лоэ и Ротвес скрылись внутри административного корпуса, Менард поглядел на Клейна и покаянно развёл руки в стороны.
  - Ну, извини! - сказал он.
  - Что? - не понял Клейн.
  - На самом деле я знаю, что такое тормоза и даже представляю, где они находятся, я пользоваться ими не умею! - ответил Менард.
  - Чего ты добиваешься? - сердито спросил Клейн. - Чтобы желание свернуть тебе шею приобрело перманентный характер?
  - Хотел слегка поднять настроение! - сказал Менард, глядя с великолепно отрепетированной искренностью.
  Клейн в очередной раз решил махнуть на него рукой.
  - Идём. Посмотрим, что здесь и как, - предложил он.
  Вампир с готовностью согласился.
  - Кстати, ты воспринимаешь людей сквозь стены? - спросил он, неторопливо пускаясь в путь по одной из асфальтированных дорожек.
  - Ты имеешь в виду тех пятерых или шестерых в домике у ворот? - уточнил Клейн.
  Менард с удовольствием кивнул.
  - Их там пятеро. Что ты об этом думаешь?
  - Вряд ли они настолько боятся нашей великолепной четвёрки. Я думаю, что это засада, но поскольку вы с Арнимом влезли сюда не моргнув глазом, у вас наверняка продуман способ вылезания наружу.
  - Мы явились не для того, чтобы спасаться бегством! - возразил вампир. - Наша отвага лишена границ, хотя обычно такое случается только с глупостью. Запугаем, как следует местный контингент, и отправимся домой.
  - Времени мало, - кивнул на солнце Клейн. - Ещё ведь людей надо вывозить.
  Вампир усмехнулся.
  - Кто их привёз, тот и доставит обратно. Мелочи. Сейчас я должен понять, кто устроил засаду и на кого. Пятеро у ворот - малая часть сюрприза. Здесь в каждом здании полно вооруженных людей.
  Клейн внимательно посмотрел на вампира. Сам он пока знал, что в домах есть люди, что их много, а мысленный фон смазан, как бывает, когда каждый думает о своём.
  - Как ты узнал об оружии? - не удержался он от вопроса.
  - Слышу запах. Любопытно другое: я не ощущаю страха этих ребят, значит, от них утаили, что придётся иметь дело с вампирами. Я улавливаю испуг крестьян, но это иная эмоция: усталая и тусклая. Они внезапно попали в чуждые им условия и переживают шок.
  Клейн поглядел по сторонам. Если есть люди с оружием, значит, наверняка возникнет перестрелка, но какой в ней смысл? От вампиров защита плохая, скорее, вызовешь гнев и ответные репрессии. Кому-то потребовалось развязать войну или на худой конец конфликт местного значения?
  - Менард, а что ты сделал с Альбертом? - спросил Клейн. - Убил?
  - Что за вздор? Жив твой Альберт. Синяки сойдут, и будет как новенький. Фигурально выражаясь.
  - Это его работа? - продолжал допытываться Клейн. - То, что мы наблюдаем здесь?
  - Исключено, мой дорогой. Я же легат Конклава. Я кого угодно могу запугать до отказа от дурных привычек.
  - Тогда провокация людей?
  - Это больше похоже на правду! - согласился Менард.
  Медленно шагая по дорожке, верон и вампир приблизились к зданию, где разместили подопытных.
  - Внимание! - сказал Менард. - Сейчас произведут нападение! Стой на месте, помалкивай и ничему не удивляйся.
  Клейн кивнул. Почему-то он остался спокоен. У Менарда наверняка есть собственные наработки на такой вот случай. Оба, и вампир, и верон, обладают хорошей реакцией, и в этом их преимущество перед людьми.
  Впрочем, акция была произведена на удивление резво. Неискушённому человеку она показалась бы мгновенной, но Клейн хорошо видел, как из дверей выскакивали вооружённые люди в специальной маскировочной одежде и занимали заранее обусловленные позиции, заключая пришельцев в кольцо.
  - Вот это меня всегда умиляет! - пробормотал Менард. - Как они друг друга не бояться перестрелять?
  Военные вели себя сдержанно, и командир заговорил тихо, почти вежливо:
  - Пожалуйста, медленно войдите внутрь, избегайте резких движений!
  Глаза у него были пустые. Такие встречаются у диких зверей и убийц. Клейн не поверил ни единому слову, а Менард упрямо заявил:
  - Нет! Я боюсь!
  Он крепко обхватил Клейна. В следующее мгновение воздух ударил в лицо внезапным жаром. Густаву показалось, что на голове затрещали волосы. Менард отпустил его и крикнул сердито:
  - Дверь запри, быстрее!
  Сам он уже занимался делом. Внутри поджидали ещё два вооружённых человека, и Менард обеспечивал их крепким обмороком на ближайший час. Клейн приказ понял и в работу включился без промедления, хотя и казалось, что у него дымится причёска. Пальцы моментально повернули колёсико замка и напоследок двинули в пазы железную полосу засова. Вампир с задачей справился ещё скорее. Оппоненты уже лежали на полу, их оружие - в противоположном конце помещения. Вампир сердито озирался, ноздри вздрагивали, вбирая запахи. Клейн только теперь начал соображать, что они в здании. Как это произошло, он не понял.
  - Что это было?
  - Нас приглашали! - ответил вампир.
  - Но как ты сделал? Это же телепортация!
  - У нас называется короче: морок. Идём. Скоро начнут выламывать дверь. Мы должны убедиться, что люди из долины здесь раньше, чем те ребята справятся с испугом и сообразят, что им надлежит делать.
  - Идём! - согласился Клейн, с лёгким вожделением поглядев на автоматические винтовки.
  Сразу за пустым вестибюлем начался унылый коридор с дверями по обе стороны. Менард пошёл медленно, прислушиваясь и по-особенному склоняя голову. Иногда задерживался, пальцы касались обивки. Клейн пошёл следом, немного отстав, чтобы не мешать. Он прекрасно понимал, что вампир работает. Возле одной из камер Менард остановился, кивнул на дверь:
  - Сможешь отпереть?
  - Легко!
  Густав извлёк из кармана привычный инструмент, и через несколько секунд замок уступил его усилиям. Пропустив вампира внутрь, Клейн остался в коридоре. Некогда было прислушиваться к завязавшемуся разговору. Сейчас его больше интересовало происходящее за стенами здания. Оставив вампира заниматься своим делом, Густав вернулся в вестибюль. Выглядывать в одно из скверно вымытых окон следовало с предельной осторожностью.
  Военные всё ещё искали испарившиеся мишени. Клейн преисполнился уверенности, что скоро начнётся стрельба. Люди подготовлены недостаточно хорошо. При таких обстоятельствах у кого-то обязательно сдадут нервы: померещится мелькнувшая за углом тень, а то и один из товарищей покажется врагом. Клейн вернулся в простенок, подальше от шальных пуль и вовремя. Первая истерическая очередь шарахнула куда-то вдаль, к ней быстро присоединилась вторая. Били не в сторону административного корпуса, но всё равно Клейн понадеялся, что у Лоэ хватит ума держаться дальше от окон. Впрочем, на рассудительность Арнима можно было положиться в большей степени, и Густав коротко и внятно доложил ему о происходящих событиях.
  
  Лоран, конечно же, стоял у окна, когда вооруженные люди внезапно появились в поле зрения. Друзей скрывал угол здания, но Лоран моментально сообразил, что никто другой не мог удостоиться такого исключительного приёма. Вампир чуть заметно покачал головой и жестом велел Лорану сместиться в сторону. Лоэ напомнил себе, что он поддерживает постоянную связь с Клейном и лучше осведомлён о происходящем. Ротвес взял за плечо директора фабрики и аккуратно задвинул в угол. Глаза вампира замерцали ярче, и почти сразу снаружи раздались звуки выстрелов. До Лоэ, наконец, дошло, почему велели отойти от окна, и он с запозданием выполнил команду. Ротвес перестал тянуть время и спросил с наигранным недоумением:
  - Что здесь происходит? Ваши люди открыли стрельбу сразу после того, как мы договорились о твёрдости прежних условий?
  Нельзя сказать, что человеку пришлись по вкусу несвоевременные вопросы. Он позеленел и залепетал что-то в своё оправдание, но Ротвес бросил валять дурака и взялся за него всерьёз. Когти выползли из пальцев и основательно погрузились в ткань костюма. Вампир продолжал с непринужденностью, в которую верилось так же трудно, как в предыдущее недоумение:
  - Насколько я понимаю, стреляют в наших товарищей. Стоит задуматься о последствиях. То есть не для них, а для вас.
  Нежной угрозы оказалось вполне достаточно, информация хлынула рекой. Человек и не подумал что-то скрывать, его терзал страх проявить себя плохо осведомлённым. Приглядываясь к нему и слушая поток незнакомых имён, Лоран подумал о том, что Ротвесу не понадобилось фокусов с гипнозом. Ужас лучший гипнотизер. Люди здесь существуют с постоянной оглядкой на незримое присутствие вампиров. Долгие века рядом выработали комплекс сравнительно безопасного поведения, но нарушение правил влекло обязательную расплату. Интересно, считается ли такая жизнь кошмаром? Поразмыслив, Лоэ решил, что нет. Люди привыкают ко всему, а беда не одна так другая всегда присутствует где-то поблизости. Люди продолжают веселиться и делать глупости. Человечество по большому счёту неисправимо.
  Из торопливого потока слов удалось выловить мало. Насколько понял Лоран, на счета фабрик поступают большие деньги, и у кого-то не слишком разборчивого в средствах, разгорелись глаза. Обе стороны до поры до времени оставались в убеждении, что это их внутренние дела, и вмешательство вампиров пришлось некстати. Лоэ подумал: а если сами ночные охотники финансируют исследования - просто для того, чтобы быть в курсе? У Лорана, впрочем, хватило ума держать при себе крамольную мысль в присутствии даже дружелюбно настроенного вампира. Он промолчал. Плохое знание испанского языка избавляло от обязанности понимать происходящее.
  Стрельба, между тем, поутихла. За Клейна и Менарда вряд ли имело смысл беспокоиться, скорее следовало пожалеть незадачливых стрелков. Это им предстояло пережить тяжёлые минуты. А, может, и не пережить.
  
  Менард завершил расследование быстро. Значительно раньше, чем командир солдат справился с накрывшей отряд паникой и начал соображать. Вампир вернулся в пустой, пахнущий свежей краской вестибюль и сердито огляделся.
  - Как, они ещё не выломали дверь? Невежливо заставлять нас ждать! - изрёк он брюзгливо.
  - Будь снисходителен! - ответил Клейн. - Они дилетанты, им сложно.
  - Учиться надо. Длинная жизнь - для профессионалов. Короткая - для глупцов.
  Клейн спросил:
  - Нужные нам люди все здесь?
  Вампир кивнул.
  - Все целы. За дележом фабрики о производстве на время забыли.
  - Вам же это на руку.
  - А мы и не собираемся вмешиваться. Когда уйдём, ребята вскоре опомнятся и снова возьмутся за своё. Вариант проверенный. Стань в стороне. Сейчас дверь начнут ломать.
  Густав давно уже занял соответствующую позицию. На всякий случай он и автомат с пола поднял, и присвоил запасные магазины. Менард поглядел на оружие без восторга, но промолчал. Он расположился прямо против двери, и в некотором удалении, чтобы в процессе выбивания обломки препятствия облетели стороной его бесценную особу. Вампир снял очки и кепку, тряхнул головой, причёска послушно пришла в порядок. Последние следы крема исчезли с лица, хотя Клейн не заметил, когда и как вампир избавился от макияжа. Не пытаясь что-то изображать, Менард терпеливо смотрел на дверь.
  Короткое совещание снаружи завершилось предсказуемым результатом. Маячить против окон солдаты побоялись, памятуя об оставшемся внутри оружии. Дверь сначала попробовали просто отворить. Она оказала сопротивление. Наступила краткая тишина, и следом начался прорыв. Одновременно в окна ударили автоматные очереди.
  Стёкла окон, и полотно двери относились к числу преодолимых преград. Полетели осколки и обломки. Грохот едва не обрушил маленькое помещение. Клейн прижался к стене, от души надеясь, что пролетит мимо шальной рикошет. Вампир твёрдо стоял на месте, брезгливая гримаса сморщила лицо, да и то на мгновение.
  Нападающие вломились в вестибюль на вдохновении атаки, но здесь же героизм и закончился. Должно быть, эти люди умели отличать подлинное зло от одолимого. Штурм захлебнулся со столь неприличной поспешностью, что Клейн с трудом удержался от смеха. Двое, успевшие на обломках двери ворваться внутрь, тихо отступили и почти застряли в проёме, протискиваясь обратно. Вампир терпеливо ждал. Клейн подумал, что его способ развлекаться иногда не так и плох.
  В проёме показался командир людей и, словно повинуясь мысленному приказу, подошёл к вампиру. Приблизившись, он отдал честь. Отличаясь на редкость крупным сложением, командир людей постарался съёжиться. Рост Менарда не превышал ста восьмидесяти пяти сантиметров, человек не хотел глядеть на него сверху вниз. Менард заговорил мягко и почти приветливо.
  - Пожалуй, я вполне готов выслушать оправдания, - сказал он.
  Клейну опять пришлось приложить усилие к тому, чтобы сохранить серьёзность. Менард продолжал оставаться труднопереносимым и неприятным субъектом, но в последовательности ему отказать было сложно.
  Беседа не затянулась, человек знал слишком мало, но Менард благосклонно кивал и с удовлетворением выслушал весь набор полученных военными команд.
  - Я не сержусь, - сказал он с великолепной чисто королевской снисходительностью. - Вы выполняли приказ и не в ответе за его содержание. Теперь придётся исправлять допущенные ошибки. Возьмите грузовики, посадите в них сорок восемь человек, запертых в камерах этого здания, и отвезите обратно в Долину. Думаю, это умеренная плата за возможность ещё немного подышать воздухом. Действуйте!
  Менард покровительственно похлопал командира людей по плечу и перестал обращать на него внимание.
  - Идём отсюда! - сказал он Клейну. - И брось винтовку! У тебя собственного оружия полные карманы, а ты, как маленький, подбираешь всякую гадость.
  - Очень хороший автомат, - возразил Клейн, но оружие всё же оставил. - Аккуратно ты его построил. И он сделает всё, как велено?
  - На такие вопросы, мой дорогой, мы всегда отвечаем одинаково: жить захочет - сделает! Идём! Скоро вечер, и мне здесь надоело.
  Ротвес и Лоэ ждали возле автомобиля. Лоран, убедившись, что с Густавом всё в порядке, спокойно уселся на своё место. Он выглядел бодро, разве что поторопился застегнуть ремень безопасности, когда кресло водителя опять занял Менард. Клейн решил игнорировать чудачества вампира, и абсолютно спокойно вынес и разворот с заездом на клумбу, и резвый старт навстречу запертым воротам. Менард хладнокровно утопил клавишу сигнала, и оглашал окрестности истошным рёвом сирены до тех пор, пока створки ворот не разъехались в стороны.
  Пустая дорога стелилась под колёса, и не будь Менард таким безалаберным водителем, поездка даже могла бы доставить удовольствие. Менард редко смотрел на дорогу, болтая с Лораном о каких-то пустяках. Клейн сухо сказал:
  - Если ты продолжишь гонять этот примитивный агрегат с такой непозволительной скоростью, дело рано или поздно закончится аварией.
  - Ну и что? - ответил Менард. - Я успею совершить метаморфозу.
  - А мы нет!
  - Да, проблема, - жизнерадостно согласился вампир, - но не моя!
   Клейн в очередной раз махнул на него рукой. Утешением послужила мысль о том, что скоро они расстанутся навсегда. Кроме того, Густав отчасти убедился в водительской компетентности Менарда: в конце концов, разбитой им вдребезги машины он ещё не видел. Вампир, словно ему надоело, поехал на удивление ровно, а при въезде в город даже сбросил скорость. К зданию в центре автомобиль подкатил с изящной мягкостью.
  - В чём заключается наша задача? - спросил Клейн, вполне удовлетворённый мирной поездкой.
  - Арним сам разгребёт, вам нужно присутствовать.
  - И ничего более? - недоверчиво поинтересовался Клейн.
  Менард закатил к небу красивые глаза.
  - Ты всё время подозреваешь меня в кознях! Постоите рядом, сделав суровые лица, создадите, так сказать, второй план. Что особенного?
  - Знаешь, если бы говорил не ты, я бы поверил быстрее.
  - А причём здесь я? - возмутился вампир. - Я вообще остаюсь. Здесь посижу, постерегу машину. Арним - региональный инспектор, на своём участке справится сам.
  - Тогда Лоран тоже не пойдёт!
  - Согласен! - быстро сказал Менард. - Подождём вас вместе.
  Клейн вздохнул. Менард опять провёл, и ещё предстояло выяснить, в чём именно. Лоэ был способен разобраться в его хитростях, но ничего не предпринимал и лишь глядел на вампира с неуместным любопытством. Менард солнечно улыбнулся, демонстрируя запредельную откровенность. Густав ещё раз напомнил себе, что выносить этот кошмар осталось недолго. Он терпеливо спросил:
  - Ты можешь один единственный раз чётко и честно сказать, что тебе от меня нужно?
  - Да, могу! - сразу ответил вампир. - Твой автограф на новом договоре.
  - Зачем? - не понял Клейн.
  Вместо Менарда ответил Лоэ:
  - Затем, что ты уйдёшь, Густав, а подпись останется, и сыграет роль пешки, способной пройти всё поле и обернуться ферзём.
  - Учись, Клейн! - сказал Менард, едва заметно усмехнувшись.
  Густав посмотрел на вампира. Обычно он соображал медленно, но сейчас ощутил что-то вроде озарения и понял, как должен звучать ответ.
  - А что я буду с этого иметь? - спросил он грубовато.
  Менард рассмеялся весело и легко. Голова его опять слегка запрокинулась, демонстрируя белые кинжалы зубов.
  - Ты получишь Смита. Он уйдёт с вами.
  - И как ты этого добьёшься? Силой?
  - В отличие от вас обоих, смогу его уговорить.
  - Откажись, Густав! - быстро сказал Лоран. - Подпиши бумагу, невелика важность, но ничего не бери взамен. Смит и так уйдёт с нами!
  - Оставить долги - лучший способ вернуться! - мягко произнёс Менард. - Убедил!
  Густав Клейн посмотрел на одного, на другого, и решил последовать совету Лорана. В конце концов, подписывая бумагу, он окажет услугу вампиру Ротвесу, вполне ему симпатичному, а не интригану и цинику Менарду. Густав выбрался из кабриолета, вызывающе хлопнула дверца. Ротвес уже ждал его.
  
  Через несколько минут Арним и Густав, оба высокие и статные, уверенно поднялись по мраморным ступеням богатого здания и скрылись внутри. Менард завёл двигатель, проехал по улице, Развернув автомобиль поставил его у противоположного тротуара.
  - Подождём здесь, в тени, - сказал Менард. - Думаю, на болтовню уйдёт около часа.
  - Закончится мирно? - с надеждой спросил Лоран.
  - Увы! - ответил вампир. - Драки в жизни случаются реже, чем хотелось бы!
  - Ты так воинственен?
  - Ничуть, но реноме забияки иногда полезно. Кроме того, я скучаю от безделья.
  - Неправда! - сказал Лоэ. - Ты не умеешь скучать, Менард. Глаза у тебя другие, я вижу.
  - Пожалуй, нам самое время расстаться, дорогой мой, выяснилось, что мы слишком умны друг для друга. Мне нужно позвонить. Видишь автомат? Я отлучусь, но обещаю держать тебя в поле зрения, так что безопасность гарантирована.
  Он выпрыгнул из кабриолета, не утруждая себя открыванием дверцы, и зашагал к аккуратной кабинке. Лоэ решил, было, что приятель просто решил увильнуть от объяснения, но быстро понял ошибку. Менард набрал длинный номер и беседовал долго. Он помнил своё обещание поглядывать по сторонам, но всё же Лоран заметил, что разговор поглощал его внимание почти целиком. Вампир время от времени морщился, словно тема была ему неприятна. Вернув трубку в гнездо, и высыпав в карман оставшуюся мелочь, он вернулся к Лорану. Вдоль улицы тянуло ветерком, густая тень давала прохладу. Менард остановился рядом с машиной.
  - Неприятности? - коротко спросил Лоэ, он встревожился.
  - Можно назвать и так. Беседы с начальством редко проливаются бальзамом на душу. Гляди, ребята возвращаются.
  - А у них всё в порядке?
  - Пожалуй. Ротвес доволен. Клейн чуть встревожен. Он по своему обыкновению пытается понять: обманул ли его кто-нибудь, а если обманул, то кто, и если я, то в чём. Лучше бы он занимался своим делом, раз ничего другого не умеет.
  - Но ведь ты и обманул! - сказал Лоэ. - Я вижу.
  - Заложишь?
  Лоран покачал головой.
  - Нет. События пойдут своим чередом, так зачем расстраивать Густава раньше времени?
  - Резонно! - сказал Менард.
  Он занял своё место в автомобиле, остальные сделали то же самое, и компания отправилась в аэропорт. Там Ротвес попрощался. Лорану показалось, что расстаются опять временно. Словно в мире теперь отменены непоправимые вещи.
  
  Прошёл ещё день, всё было готово к уходу. Клейн разобрался с финансами и оплатил счета. Снаряжение и запас продовольствия погрузили в автомобиль, Кирилл снова одолжил его на время. Осуществлять переход в городе Клейн счёл опасным. Лес казался более подходящей средой. В машине разместились с трудом, Кирилл сел за руль и с обычной безразличной беспечностью повёз компанию на природу. Менард на роль водителя почему-то не претендовал. Клейн мучительно гадал, зачем он увязался за остальными.
  Густав молчал. Поглядев на него раз другой, Кирилл по собственной инициативе съехал с дороги и остановил машину в редких зарослях. Пришла пора прощаться. Снабдив Виктора и Пабло заранее собранными рюкзаками и подробными инструкциями, Клейн отвёл их в сторону от машины, вздохнул и нажал курок изобретённого Винсентом Доценко прибора. Мир слегка дрогнул, слегка изменился, и обоих агентов не стало в лесу. Жерар Боссен изумлённо вскрикнул. Кирилл перестал улыбаться и вопросительно поднял брови.
  - Вот так, - сказал ему Клейн. - Возьмите, Кирилл. Здесь запасные элементы питания, сейчас покажу вам, как перезаряжать. Когда мы исчезнем, отдайте эту вещь Арниму Ротвесу, пусть присмотрит. Идём, Лоран.
  Лоэ, молча, кивнул. Вспомнив, каким тяжёлым выдался предыдущий переход, он поёжился. Рука сама собой поднялась в поисках надёжного плеча, но опора исчезла, и ладонь бессильно повисла. Лоран угрюмо побрёл вслед за решительным Клейном. Пришло сомнение и в собственных выводах, и в обещаниях Менарда. Густав выбрал место, зачем-то топнул ногой, словно проверяя землю на прочность, затем повернулся. Лоран стал рядом, набрался решимости поднять глаза. Смит глядел в сторону.
  - Готовы? - спросил бессердечный Кирилл.
  Лоран попытался ответить - спазм сдавил горло, на глаза набежали слёзы, инстинктивно он опять поднял руку, и это Смита добило. Сделав несколько широких решительных шагов, он преодолел разделявшее их расстояние и присоединился к друзьям.
  - Ну, а теперь, готовы? - снова спросил Кирилл и взял наизготовку перемещатель.
  - Повремени! - воскликнул Голкомб. - Вижу, планы меняются на ходу?
  Менард оскалился в очередной усмешке.
  - Общее свойство всех планов. Разве ты не знал?
  Голкомб обхватил поперёк туловища пригорюнившегося Жерара, взял под мышку как вещь и, не обращая внимания на сопротивление, подтащил к остальным.
  - Разве можно его здесь оставить? Сожрут! Теперь стреляй, вампир!
  - Действуйте, Кирилл, - поддержал Клейн. - Быстрее, пока никто не передумал.
  - Повремени, ещё мгновение, мой дорогой! - заявил Менард, выступая вперёд.
  - Ты простился? - сухо поинтересовался Клейн. - До свидания! Кирилл, быстрее, пока есть шанс!
  Менард шагнул ближе.
  - Знаешь, Клейн, я тут подумал, а вдруг вам будет слишком хорошо в дальнейшей жизни без меня? Я ведь не могу этого допустить, согласен?
  - Стреляй, вампир! - воскликнул Клейн.
  - Извини! - невозмутимо сказал безмятежный Кирилл. - Мой начальник Менард, а не ты! Да и шансов у тебя, прости, нет!
  Переругаться из-за этого заявления близнецы не успели.
  
  
  
  
  Глава 9
  
  Переход из одного мира в другой выдался ещё более мучительным, чем в прошлый раз. Лорану показалось, что его вывернули наизнанку, причём не однажды, но, как ни странно, именно люди пришли в себя первыми.
  Лоран обнаружил, что он лежит на земле, вокруг деревья. Рядом корчился Жерар, бледный с выпученными глазами. Лоран понадеялся, что сам выглядит лучше. Кое-как он встал на подгибающиеся ноги и огляделся подробнее. Оба вампира оказались в стороне, до них было метров десять. Третья пара близнецов угодила в середину. Клейн открыл глаза и с заметным трудом сел, Голкомб пришёл в себя минутой позднее. Смит и Менард всё ещё лежали неподвижно. Солнце стояло довольно высоко и не могло мешать вампирам. Встревоженный Лоран заковылял к ним, но успел сделать всего два шага. Близнецы очнулись одновременно и, как всегда, полностью. Лоран давно заметил, что бессмертные просыпаются так, словно не спали по-настоящему, а притворялись. Оба сразу поднялись на ноги.
  - Что ж, мы все вместе, это хорошо, - сказал Клейн. - За одним исключением. Надеюсь, оно меня поняло. Остаётся выяснить, куда попали. Полагаю, слово следует дать Смиту и Менарду тоже, раз он с нами.
  Менард не обратил на раздражение Клейна ни малейшего внимания. Вампиры, по-видимому, и сами хотели разобраться. Оба внимательно оглядывались, прислушивались, принюхивались, действуя на удивление одинаково. Потом они быстро обменялись короткими фразами на своём стенографическом диалекте. Смит помрачнел, Менард улыбнулся.
  - Ну и зачем в команде два вампира, если они не могут разобраться в такой простой вещи? - ворчливо спросил Лоэ.
  Отреагировал на замечание, естественно, Менард.
  - Из того мира мы ушли, могу сказать сразу.
  - И всё? Мы сами догадались. Скажите хотя бы, мы остались на Земле?
  - Не знаю! - язвительно ответил Менард. - Может быть, эта пропахшая чужим планета и Земля. У тебя самого достаточного опыта в таких путешествиях для того, чтобы делать выводы.
  - Пропахшая чужим? - потрясённо переспросил Лоран и ещё раз огляделся.
  Словно пелена спала с глаз. Лес? Уж очень аккуратно вокруг: ровная травка, ухоженные деревья, да и пахнет иначе, чем в том практически девственном лесу, где очутились после первого перехода.
  - Это парк, - уныло сказал Лоэ. - Сейчас нас оштрафуют за помятую траву. Если мы попали не домой, я виню в этом исключительно себя.
  - И, тем не менее, - подал голос лишённый деликатности Голкомб, - тех двух парней, что отправились в путь впереди нас, в этой реальности нет.
  Лоран снова огляделся. Он забыл об агентах Лукаса. Если бы они были здесь, они были бы здесь, не успев далеко уйти.
  - Смит! - воскликнул Лоран. - Скажи что-нибудь, Смит!
  Вампир бесстрастно посмотрел на человека.
  - Менард прав, неживые запахи так сильны, что однозначные выводы сделать трудно.
  Клейн сказал:
  - Ладно, Смит, бессмысленно смягчать приговор. Все уже догадались, а я так знаю наверняка: мы не дома. Я сразу включил приёмник на поисковой волне ведомства Лукаса. Пусто на ней. Мне жаль.
  Охваченный отчаянием Лоран почти упал обратно на траву.
  - Я один во всём виноват! - простонал он. - Никогда не прощу себе, никогда!
  - Прекрати болтать ерунду! - сердито сказал Голкомб. - Мы все вместе, жизнь продолжается. Не вижу оснований размазывать сопли по лицу.
  - А ведь Голкомб прав, - поддержал близнеца Клейн.
  - Как мы сможем выбраться отсюда? - уныло сказал Лоран. - Инициатор перехода имени Доценко остался у Кирилла.
  Клейн предложил:
  - Если пришли в себя, то, может быть, займёмся исследованием этого места? Что сделано, то сделано.
  - Самое время, - поддержал Голкомб. Его переполняла энергия.
  Смит протянул руку Лоэ, чтобы помочь подняться, мимоходом заглянул в глаза Жерару.
  - Всё в порядке, человек?
  - Да, - уныло отозвался Жерар, - но Лоран прав, здесь придётся трудно.
  - А здесь есть люди, Менард? - спросил Голкомб.
  - Конечно. Я чувствую их запах даже сквозь отвратительный смрад цивилизации. Пошли.
  Менард первым сдвинулся с места и легко зашагал по ровной ярко-зелёной травке. Выбор направления не составил для него труда. Клейн и Голкомб охотно последовали за ним, Жерар и Лоран, тем более, побоялись отставать. Смит взял на себя обязанности замыкающего. Вряд ли он ожидал угрозы, просто вошло в привычку оберегать человека.
  Лес был так аккуратно прибран, что Лоран смог пройти его насквозь, ни разу не споткнувшись. Минут через двадцать деревья поредели, и путешественники выбрались на дорожку, тщательно вымощенную маленькими жёлтыми плитками. В просвет просматривалась река и город за рекой, но, лишь когда друзья вышли из парка на берег, они смогли вполне оценить открывшуюся панораму.
  Перед ними широко и неторопливо текла вода. Ближний косогор заканчивался ухоженным золотистым пляжем, противоположный был забран камнем. Изящная арка моста соединила берега, и сразу за ней начинался город. Он поражал взгляд ненавязчивым совершенством. Лоран посмотрел на Менарда и не узнал приятеля. Вампир держался, как всегда, очень прямо, серые глаза светились, он выглядел потрясающе юным, каким из-за взрослой сдержанности никогда не выглядел Смит. Жерар цеплялся за его плечо, словно страшась, что прекрасный город через минуту другую растает в воздухе как мираж.
  На берегу, надо сказать, оказалось многолюдно: кто купался, кто загорал, кто прогуливался по песку. Аборигены поглядывали на странную шестёрку пришельцев с удивлением, но без любопытства.
  - Да, на той Земле, откуда мы прибыли, я ничего подобного не видел, - сказал Клейн, - но расслабляться рано. Нас встречают. Видишь, Смит?
  Смит, меньше ошеломлённый прекрасным новым миром или просто менее непосредственный, чем Менард, кивнул.
  - Совершенно верно, - подтвердил он. - Парень на мосту. Единственный, кто проявляет интерес, причём жгучий. О чём он думает?
  - Репетирует приветственную речь. Очень высокопарную. Лучше бы избежать её произнесения.
  - Ну, так идём? - нетерпеливо сказал Голкомб. - Если помимо речей предложат обед, можно выслушать и речи.
  - Конечно, идём, - услышав про обед, немедленно поддержал Лоран.
  Они решительно зашагали вперёд, следом заторопился Жерар. Клейн и оба вампира нагнали друзей на мосту.
  Тщедушный юноша, видимо, слегка испугался, когда мощный Голкомб оказался рядом. Оценив взглядом габариты верона, он невольно отступил на шаг.
  - Я прислан сюда приветствовать вас, пришедшие из иных ипостасей Земли... - начал он, слегка запинаясь, свою речь, но Лоран не дал договорить даже первую фразу.
  - На всеобщем! - закричал он восторженно. - Он говорит на всеобщем языке!
  Лоран преодолел оставшееся расстояние, схватил руку молодого человека и энергично потряс.
  - Я очень рад вас видеть, - сказал он. - Меня зовут Лоран Лоэ, это мои друзья.
  - А я Младен, - ответил несколько сбитый с толку молодой человек.
  Он посмотрел на Лоэ, на Жерара Боссена, на Смита и Менарда. Казалось, эти две пары близнецов его удовлетворили, но стоящие рядом Голкомб и Клейн вызвали замешательство. Он сказал торопливо:
  - Мне приказано встретить шестерых, точнее, три пары похожих друг на друга людей. Простите, но я боюсь ошибиться.
  Вампиры обменялись мгновенными взглядами, Клейн сказал:
  - Всё верно, мы тоже близнецы.
  - И мы уже давно готовы следовать за вами, - напомнил проголодавшийся Лоран и даже слегка подтолкнул юношу в нужном направлении.
  Младен повёл странников по мирам через мост. По ту сторону, прямо на набережной дожидался летательный аппарат незнакомой конструкции. С заметным облегчением юноша предложил гостям располагаться в салоне и занял место за пультом управления. Через минуту без видимых усилий конструкция поднялась в воздух, и пассажиры припали к окнам, чтобы с высоты полюбоваться городом.
  Полёт продолжался считанные минуты. Сверху открылось, что город невелик. В центре громоздились высокие здания, к окраинам малоэтажные дома утопали в зелени. Милый был городок, в целом обыкновенный. Летательный аппарат плавно опустился на крышу одного из небоскрёбов.
   Едва все шестеро сошли, Младен взлетел. Кроме бассейна и круглой площадки, слегка выступающей над водой, на крыше ничего больше не было. Вампиры, осторожно ступая, обошли площадку, мимоходом обменялись мнениями, затем Смит сказал, обращаясь ко всем:
  - Там внизу механизм, но суть его мне пока понятна лишь частично. Всё же, я рискну предположить, что площадка имеет возможность перевернуться.
  - Экстравагантный способ попасть внутрь, - добавил Менард.
  - И какое слово следует произнести, чтобы запустить систему? - быстро спросил Голкомб.
  - Что, у тебя накопилось много заветных слов? - легкомысленно усмехнулся Менард.
  Смит сделал несколько шагов и топнул ногой.
  - Здесь что-то вроде мембраны!
  В следующее мгновение мир опрокинулся. Оба верона привычно сгруппировались и даже сохранили равновесия, когда по наклонной плоскости понесло вниз. Вампиры справились ещё лучше, только люди полетели кувырком, но были пойманы на полпути и избавлены от унизительного приземления по методу "как придётся".
  Отработав, конструкция закрылась, и близнецы смогли осмотреться. Внутри не было окон и мебели, зато двери сразу две. Причём одна из них плотно затворена, другая распахнута настежь, и сквозь проём лился не искусственный, а самый натуральный дневной свет.
  - Ах, так! - сказал Голкомб и решительно зашагал, куда приглашали.
  Клейн задержался, чтобы подойти ко второй двери и убедиться, что она заперта, потом последовал за близнецом. За ним пошли люди, и последними - вампиры. Все шестеро оказались в просторной комнате. Огромное, прозрачное до полного отсутствия окно занимало две стены из четырёх. Сверху открылась грандиозная перспектива города, реки и парка на том берегу, но друзей в настоящий момент больше интересовало происходящее внутри комнаты. Пол здесь был лазуритово-синий, и легкомысленная полупрозрачная мебель словно парила в воздухе. Кресла и диванчики стояли в том нарочитом беспорядке, что в старинных романах называли прихотливым. Центр комнаты занимал стол, низкий и протяжённый. Предметы на нём и нескольких декоративных полках явно существовали исключительно для украшения.
  В комнате находились двое: мужчина и женщина. Оба ухоженные и красивые. Мужчина высокого роста - он встал навстречу гостям - хорошо сложённый, сильный. Лицо холёное, с крупными правильными чертами, слегка загорелое. Женщина осталась на месте, но тоже выглядела рослой и крепкой. Её можно было назвать привлекательной, смущало лишь строгое выражение лица.
  Взаимное разглядывание длилось меньше минуты, затем мужчина слегка поклонился.
  - Меня зовут Максимилиан, - представился он.
  - Это не оправдание! - дерзко сказал Лоран.
  Мужчина несколько мгновений серьёзно размышлял над ответом, рука слабым движение указала на кресла.
  - Прошу, присаживайтесь. Нам следует побеседовать.
  - А вот в русских сказках гостей сначала поили-кормили, парили в бане, а потом заводили разговоры, - не удержался от очередной реплики Лоран.
  Жерар с завистью посмотрел на непосредственного близнеца. Остальные четверо, даже Голкомб, бесстрастно глядели на Максимилиана. Можно было подумать, что они не знают всеобщего языка, хотя все шестеро в той или иной степени им владели.
  - Вы плохо справляетесь с инстинктами? - спросила женщина.
  Голос звучал мелодично, но оставался таким же холодным, как она сама.
  - Мы, господа, в гости не напрашивались, - ответил Лоран, обращаясь преимущественно к мужчине, женщина внушала ему робость. - Вы в нас заинтересованы, а не наоборот, так что извольте играть по нашим правилам.
  - Вам принесут еду, - ровно сказал Максимилиан.
  - Уже лучше! - похвалил его Лоран.
  Он придирчиво огляделся и придвинул к столу одно из кресел. Жерар сел рядом, а вероны, переглянувшись, друг против друга, чтобы контролировать всё пространство комнаты. Вампиры остались возле двери, по обе стороны от проёма.
  Каким образом Максимилиан вызвал помощь, осталось неясным, но через несколько минут молодой человек в длинных шортах и свободной рубашке вкатил изящный сервировочный столик. Держался юноша скованно, словно побаивался близнецов и, видимо, поэтому уронил вазу с фруктами, водружая её на стол. Клейн машинально поймал, поставил на столешницу ближе к Лорану.
  Максимилиан махнул рукой, выставляя прочь, и молодой человек заторможено пустился в опасный путь к отворённой двери. Он толкал перед собой столик, словно тот мог уберечь от беды. Вампиры изучали его бесстрастными взглядами, юноша занервничал, панически заспешил. Дверь захлопнулась за чуть нелепой в мешковатой одежде фигурой. Менард едва заметно поднял брови.
  - Вы можете поесть, - сказал Максимилиан.
  Женщина встала и вышла. Должно быть, на языке вертелись плохие слова, но дама сдержалась. Вампиров она проигнорировала. Мужчина вздохнул и сел за стол.
  Когда Максимилиан показал готовность разделить трапезу с гостями, оба вампира неслышно подошли и тоже сели, правда, чуть поодаль. Мужчина отнёсся к упырям спокойно, и Лорана разобрало любопытство: ведь оба молодых человека испугались пришельцев.
  - Вы, кажется, намерены сообщить нам что-то, - сказал Лоран, дружелюбно улыбнувшись. - Прошу, мы готовы слушать.
  Максимилиан слегка растерялся, и Лоран, вспомнив так и не произнесённую на мосту торжественную речь, подумал, что роль этот человек репетировал для парадной ситуации. Пикник в непредназначенном для трапез помещении сбил его с толку. Лоран с чувством глубокого удовлетворения налил в стакан ярко-жёлтой жидкости и выбрал самую большую булочку. Жерар Боссен, а затем и оба верона последовали его примеру. Максимилиан налил себе зелёной жидкости и машинально сделал несколько глотков. Друзья позволили Лорану резвиться в своё удовольствие, и он по обыкновению, решил удержать перехваченную инициативу.
  - Дорогой Максимилиан! Можете начать с того, как удалось вытащить нас шестерых в мир вашей Земли, - сказал он.
  Покровительственные интонации не ускользнули от тонкого слуха вампиров. Менард улыбнулся. Смит терпеливо ждал.
  - Вы преувеличиваете нашу роль! - быстро ответил Максимилиан. Он постепенно приходит в себя после ошеломляющего общения с Лораном. - Мы не владеем такой технологией.
  - Значит, вы владеете такой магией? - спросил Жерар.
  - Магией? - ещё больше удивился Максимилиан. - Что вы подразумеваете, произнося это слово?
  Поскольку Жерар замялся, ответил Лоран.
  - Разве вы не знаете? Магия - самая простая вещь на свете: выучи заклинания и твори чудеса.
  Максимилиан почти пришёл в себя, и Лоран потратил слова впустую.
  - Разве это магия? - снисходительно сказал Максимилиан. - Скорее, фокусы. Возможно, они забавны, но наверняка бесполезны. Настоящая магия заключена в ином.
  - В чём же? - спросил Жерар.
  - В предвидении наступления грядущих событий, - ответил Максимилиан. - Мы предсказали ваше появление здесь.
  - Каким образом? - быстро спросил Лоран.
  - Мы обладаем таким даром, - сказал Максимилиан.
  Менард смерил человека взглядом, но пока молчал.
  - Каждый в вашем мире или отдельные личности? - продолжал расспросы Лоран.
  - Разумеется, ясновидение доступно единицам, - оповестил гостей Максимилиан. - Даже обладающие этим талантом различны в своих возможностях.
  - И ваши способности, очевидно, превышают средние показатели?
  - Вы абсолютно правы. Мы оба, я и Женевьева, предугадали ваше появление, и поэтому мы здесь.
  У Менарда знакомо шевельнулась челюсть, и Лоран сердито посмотрел на него, опасаясь, что неуправляемый вампир опять начнёт развлекаться, презрев интересы команды. Менард понял, обнажились на мгновение сверкающие клыки, он томно отвернулся, давая понять Лорану, что в данный момент позволит позабавиться ему.
  - Объясните в общих чертах как происходят откровения.
  - Мы умеем особым образом воздействовать на сознание, и тогда открывается будущее.
  - Понимаю, - подстегнул Лоран. - Расскажите, что именно вы увидели.
  Максимилиан от удивления слегка приоткрыл рот. Должно быть, пытался понять, чего добивается этот человек.
  - Хорошо. Расскажу подробнее. Я увидел этот город, реку, мост. Затем увидел, как в лесу неизвестно откуда появились шесть одинаковых человек. Мужчины, все на одно лицо, но стоящие попарно. Я подумал, что предчувствую появление не шести близнецов, а трёх пар близнецов, так и оказалось в действительности.
  - Ах, вот как! - сказал Лоран. - То, что вы рассказали интересно. Очень! С этим вопросом разобрались, теперь дальше. Нас встретили и проводили сюда. Сомневаюсь, что исключительно любезность послужила тому причиной. Вам ведь что-то нужно от нас, и, следовательно, кроме нашего появления вы предвидели и опасность, что намерены предотвратить с нашей помощью.
  - Да! - прозвучало от двери.
  Лоран обернулся и увидел, что женщина вернулась.
  - В самом деле? - быстро спросил Лоран, провоцируя обоих ясновидящих на дальнейшую откровенность.
  Женевьева, а женщину, по-видимому, так звали, широко по-мужски шагая, пересекла комнату и села рядом с Максимилианом.
  - Да! - повторила она. - Мы оба предвидели катастрофу и искали пути спасения.
  - Что за бедствие, профилактика которого требует столь крутых мер?
  Ответил Максимилиан.
  - В нашем сбалансированном обществе завелись смутьяны, готовые толкнуть мир к гибели.
  Лоран тотчас откликнулся:
  - Не понимаю! Как может кучка отщепенцев разрушить создаваемую веками социальную систему? И зачем?
  - Мы подозреваем, что эти люди организуют вторжение.
  Заговорил Максимилиан:
  - Мы отказались от полётов в космос, чтобы не подвергать опасности нашу цивилизацию. Мы защитили наш мир извне, но уже несколько раз нам являлось видение страшных орд полулюдей-полуживотных, заполняющих наши земли. Мы видели, что если убить одного из этих монстров, на его месте встанет два, и любая война с этой напастью умножает её число.
  Тут растерялся даже Лоран. Ему показалось, что он слышит бабушкину сказку, но произнесённую почему-то серьёзно.
  - Весело у вас тут! - сказал Менард.
  Женевьева глянула на него сердито, но вампир улыбнулся, и словно чудо снизошло на землю: мелькнула на губах женщины ответная улыбка. Лоран позавидовал мимолётно, но отчаянно. С некоторым трудом он вернулся к теме беседы.
  - То есть, вторжение идёт непонятно откуда, как бы возникает на пустом месте, и поэтому вы решили завербовать пролетающих мимо близнецов с тем, чтобы они разобрались в проблеме?
  - Да! - охотно согласился Максимилиан. Мы оплатим ваши усилия в приемлемой форме и обеспечим погашение текущих расходов. Пожалуйста, попытаетесь разобраться в сложившейся ситуации. У нас, к сожалению, нет специалистов, да мы и остерегаемся помощи от своих. По прогнозу вы шестеро пришли в наш мир, чтобы предотвратить его гибель.
  Лоран поглядел на товарищей. Оба верона, судя по лицам, соглашались спасать мир, с учётом хорошей оплаты этого труда. Жерара перспектива не вдохновила, он медленно мрачнел. Менард нежно улыбнулся Лорану. Смит, казался погружённым в свои мысли, но взгляд человека побудил вампира слегка встрепенуться. Смит дисциплинированно посмотрел на Клейна. Густав кивнул и повернулся к хозяевам.
  - Мы попробуем, - сказал он. - Для начала снабдите информацией. Объясните, что здесь происходит. Теоретические выкладки, может быть, замечательны, но я предпочитаю иметь дело с фактами.
  Быстро выяснилось, что задача поставлена сложная. Оба ясновидца прекрасно ориентировались в виртуальном пространстве возможного будущего, а реальность представляли смутно. Клейну немного удалось вытрясти из них. Внимательно наблюдавшему за процессом Лорану показалось, что Максимилиан честно пытался отвечать на вопросы, а вот Женевьева вряд ли стремилась к выяснению истины. Выражение лица женщины по-прежнему было подчёркнуто нелюбезным. Разве что на Менарда она поглядывала с интересом. Лоран замолчал, полагая, что Клейн теперь справится. Густав честно старался выловить в теоретических рассуждениях Максимилиана и отрывистых репликах Женевьевы хоть какую-то конкретную зацепку, но тщетно.
  - Хорошо, - устало вздохнув, сказал Клейн. - У вас было видение, прошу прощения, предвидение абстрактной угрозы, соотносимой со случайными людьми, но это всё не потрогаешь руками. Укажите хоть какой-то реальный предмет для приложения наших сил.
  - Известен город, где начнётся атака зла, я узнал его исключительный облик.
  Клейн вздохнул.
  - Как мы отыщем в огромном чужом городе виртуальных людей и нелюдей. Выглядит легкомысленно.
  Женевьева и Максимилиан переглянулись.
  - Разумнее разобраться на месте, - предложил Максимилиан. - Можем вылететь в любую минуту.
  Лоран автоматически поглядел в окно. Вошло в привычку отслеживать путь светила на небосклоне.
  - Мы хотим отдохнуть перед дорогой и как следует закусить. Что если отправиться в путь сразу после захода солнца?
  Хозяева опять переглянулись, хотя недовольство сдержали.
  - Разумеется. Для отдыха предоставим вам апартаменты прямо в этом здании.
  Конечно, никакой особый отдых Лорану не требовался, просто он полагал, что ситуацию следует предварительно обсудить в узком кругу. Кроме того, наступил вечер, и и с ним период покоя вампиров. Они вполне могли выспаться и в пути, но Лоран чувствовал себя значительно увереннее, когда бессмертные находились рядом в полной боевой готовности. Почему-то предстоящий перелёт страшил.
  Близнецам отвели огромную квартиру с просторными салонами и множеством спален. Всё тот же испуганный юноша проводил туда будущих спасителей мира. Он показал, как пользоваться автоматической кухней и сантехникой, затем поспешил уйти. Лоран и Жерар сразу начали экспериментировать, готовя пищу. Клейн и Голкомб отправились осматривать помещения, обсуждая по пути вопрос о возможности прослушки. Вампиры удалились в ванные комнаты.
  Через полчаса без предварительной договорённости все собрались в одной из гостиных.
  - Откроем военный совет, - предложил Клейн. - Кто готов высказаться?
  Вампиры переглянулись, решая, которому из них начинать. Затем Смит сказал:
  - Они не лгут намеренно. Точнее, твёрдо верят в то, что говорят, но сомнительно, что сообщённые сведения, хотя бы примерно соотносятся с объективной реальностью.
  - Смит прав, это фанатики, - мрачно сказал Жерар. - То, во что они верят, может пребывать очень далеко от истины.
  - Но они готовы оплачивать свои развлечения, - решительно вмешался Голкомб. - И значит, наши тоже. Раз мы попали в чужой мир, нужно устраиваться в нём. Я работаю за деньги и не вижу причин отказывать этим двоим. Может быть, оба с небольшим приветом, но способны оплатить свои чудачества.
  - Согласен, - сказал Клейн. - Беспокоит другое. Женевьева и Максимилиан смутно представляют, что и кто мы есть. В ближайшем будущем могут возникнуть недоразумения.
  - Полагаю, камень ты бросил в наш огород? - надменно спросил Менард.
  - Угадал. Или, может быть, ты готов держать пост? Что-то слабо верится. Ваша природа рано или поздно войдёт в противоречие с местными идиллическими представлениями о жизни.
  - Цель оправдывает средства! - заявил Менард.
  - И с этим согласен, - сказал Клейн.
  - Честнее предупредить здешних людей о том, какое зло впустили в свой мир, - хмуро произнёс Жерар.
  - Знаешь что, парень! - ополчился на него Голкомб. - Мы не напрашивались в спасители мира. Если люди не интересуются ценой наших услуг, значит, готовы платить любую. Хватит обременять себя чужими моральными проблемами.
  - Хорошо сказано! - подержал Менард, он развлекался.
  - Следовательно, все готовы принять участие в предлагаемой авантюре? Возможно, у Лорана имеются соображения. Почему ты молчишь, Лоран?
  - Что? - воскликнул Лоран. - Простите, я отвлёкся. Предлагаемая работа выглядит на редкость глупо, вот и всё, что я пока могу сказать.
  - Скудно. Впрочем, замечание кажется мне глубоким. Солнце садится. Смит, Менард, здесь есть комната без окон, впрочем, можете выбирать любые. Квартира так велика и роскошна, что хочется остаться здесь жить.
  - Мы присмотрели место для сна, - ответил Менард. - Я согласен с Лораном. Рано решать: есть у них проблема, или эти два чудака незаметно для себя перекочевали в категорию психов. На месте посмотрим.
  
  Для путешествия подали летательный аппарат вроде того, что доставил на крышу небоскрёба, но больших размеров. Близнецы удобно устроились в обширном салоне, и тут выяснилось, что Женевьева и Максимилиан с ними не летят, то есть, улетели раньше, и намерены дожидаться гостей в конце пути. В качестве гида ясновидящие предоставили красивую девушку, что вошла в салон вслед за друзьями и заговорила сильным хорошо поставленным голосом.
  - Доброй ночи, господа. Меня зовут Лариса, я здесь, чтобы сопровождать вас в пути и отвечать на вопросы, если они возникнут.
  Лоэ сразу оживился.
  - Меня зовут Лоран, рад вашему обществу. Садитесь, пожалуйста, вот рядом со мной как раз свободное место.
  Клейн усмехнулся. Лоран его проигнорировал, он соскучился по женскому обществу. Эта милая девушка ничем не напоминала холодную даму Женевьеву, и с ней Лоран почувствовал себя человеком. Он принялся болтать о пустяках. Клейн и Голкомб профессионально прислушивались, отцеживая из реплик полезные бытовые детали. Оба вампира отошли в сторону поговорить на недоступной для остальных скорости. Жерар хмуро оглядел всех по очереди, потом присоединился к близнецу.
  Клейн рассеянно смотрел в темноту за иллюминаторами. У него тоже возникло множество вопросов, а он не знал, где получить на них ответы. Клейна мучила ностальгия, в глубине души он подозревал, что контрразведки в этом мире вообще нет.
  - Где мы сейчас находимся? - спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - Я могу спросить у пилотов! - оживилась Лариса, ей очень хотелось помочь.
  Клейн поморщился.
  - Излишне. Смит?
  - Мы летим над океаном, - сказал Смит.
  - Очень конкретно.
  - Могу конкретнее. В той бесконечно далёкой жизни, когда я был землянином, океан назывался Атлантическим.
  - Замечательно. Берег далеко?
  - Если скорость останется прежней, минут через двадцать достигнем побережья Европы.
  - Точнее, побережья Португалии, - добавил Менард.
  Вампиры вернулись к неслышной беседе. Лариса поглядела на обоих с откровенным любопытством.
  - Ваши друзья хорошо ориентируются в пространстве. Тоже ясновидящие?
  - Все мы здесь отчасти аристократы, - сказал Клейн. - Кто в чём.
  
  
  
  
  Глава 10
  
  В следующее мгновение выяснилось, что ни одного настоящего ясновидца на борту нет. Всё случилось абсолютно внезапно: удар, толчок, взрыв. Или в другой последовательности. Жерара выбросило из кресла, Лорана Клейн успел подхватить на полпути. Вампиры каким-то чудом удержались на ногах. Летательный аппарат накренился и пошёл вниз.
  - Прелестно! - сердито сказал Клейн. - Значит, контрразведки у вас нет, а зенитно-ракетные комплексы есть?
  Лариса испуганно посмотрела на него.
  - Я не знаю, что это такое.
  - А вот это самое, - ответил Клейн.
  В салон заглянула ещё одна девушка, на вид ровесница Ларисы.
  - Все живы? - спросила она деловито.
  - Пока да, а вы кто?
  - Пилот. Кого вы ещё полагали здесь встретить? Паниковать, я вижу, никто не намерен. Хорошо. Меня предупреждали, что пассажиры ребята спокойные. Сейчас совершим вынужденную посадку, поэтому оставайтесь на местах.
  - Посадка? - возмутился Лоран. - Мы же просто падаем! Даже я понимаю. Я уже падал в море, и мне совершенно не улыбается повторять этот опыт!
  - Ничего особенного, - сказала девушка и удалилась, задвинув узкую дверь.
  - Вот видишь, Лоран, полный порядок, - сказал Клейн, но вынужденно замолчал, потому что от резкого рывка прикусил язык.
  Лоран стукнулся затылком о спинку кресла. Сидевший на полу Жерар упал и остался лежать на ковре, готовый, по-видимому, терпеливо дожидаться любого исхода крушения. Вампиры устояли, как и в первый раз. Смит выглядел мрачным, Менард же, напротив, солнечно улыбался. Падение летательного аппарата замедлилось, должно быть, сработали аварийные системы. Дверь в кабину пилотов откатилась, и выглянула та же девушка. Она осуждающе посмотрела на вампиров и спросила:
  - Всё в порядке?
  - Да, конечно, - заверил её Клейн.
  - Газовые ёмкости сработали частично, так что удар о воду может выйти довольно резкий. Лучше всем лечь на пол.
  Она опять сурово оглядела вампиров и скрылась в кабине пилотов.
  - Выполнять! - сказал Клейн.
  Четверо близнецов и девушка Лариса без возражений улеглись на ковёр, но вампиры пренебрегли приказом. Они разошлись по противоположным сторонам салона, чтобы удобнее смотреть в иллюминаторы. Клейн вздохнул, но промолчал. Знал, что, по крайней мере, Смит, всегда подчиняется, и если сейчас презрел команду, значит, нашёл веские основания поступать по-своему. От Менарда Густав даже и не ждал повиновения. Менард был сплошной головной болью.
  - Приготовьтесь, - сказал Смит минуту спустя.
  - Как, уже? - воскликнул Лоран.
  - Помолчи! - предостерёг Менард.
  Как и предупреждала девушка-пилот, удар о воду вышел сильным. Кто-то из людей, сломавшись, громко застонал. У Клейна на мгновение потемнело в глазах, всё же он заметил, что вампиры опять удержались на ногах.
  - Быстро докладываем о самочувствии, - приказал он. - Лариса?
  - Ох, со мной всё в порядке, - ответила девушка и, в подтверждение своих слов, легко поднялась на ноги.
  - Лоран? Жерар?
  - Нормально. Можно вставать?
  - Полагаю, что так.
  Лоран, морщась и потирая спину, поднялся и помог встать близнецу. Интересоваться самочувствием собственного близнеца Клейн остерёгся, чтобы не нарваться на грубость, он повернулся к вампирам.
  - Смит, Менард, доложите обстановку.
  - Нас обстреляли с надводного судна, - сказал Смит. - После произведённого запуска, корабль следует к точке предполагаемого падения.
  - Теперь не предполагаемого, - уточнил Менард. - Достигнет цели минут через десять.
  - Понятно. Кто хочет высказаться, пусть делает это быстро.
  Заговорил Голкомб.
  - Я, если позволишь. Выстрел произведён в двигательный отсек. Экипаж и пассажиры уцелели. Можно сделать предварительный вывод о том, что убивать нас повременят.
  - Полагаешь, хотят захватить в качестве трофея?
  - Почти наверняка. Действуют или противники нашей парочки предсказателей, или конкуренты. Мы можем принять бой, кое-какое оружие есть, но разумно ли?
  Клейн раздумывал недолго.
  - Ты прав. Неизвестно, чем ещё вооружён противник и как далеко готов зайти в случае сопротивления. Пора выяснить, кто напал и зачем. Думаешь, они начнут с переговоров?
  - Почему нет? Здесь любят болтать языком, пусть попробуют убедить нас, что их правда правдивее, а потом решим, что делать.
  - Все согласны с Голкомбом?
  Вампиры промолчали, даже Менард. На их лицах было сейчас совершенно одинаковое выражение терпеливого ожидания, это означало, что они согласны и готовы выполнять приказы. Конечно же, Менард чаще влетал бы в неприятности, будь он по-настоящему безрассуден.
  - Я согласен, - быстро сказал Лоран, - а вдруг выйдет как тогда с беренами? Вот я чего боюсь.
  - Люди всё-таки не берены, - вздохнул Клейн, - по крайней мере, я надеюсь.
  Привычно ушла в пазы дверь кабины пилотов, и появилась всё та же девушка, следом за ней - другая, обе в одинаковой форме. Клейн оглядел их с профессиональным интересом.
  - Вы умеете драться? - спросил он.
  - Да, умеем, - ответила первая девушка. У неё восточный разрез глаз, решительные скулы, иссиня-чёрные волосы. - Меня зовут Таш.
  - Вивиан, - представилась другая.
  Она явила собой иной тип красоты, девушка оказалась чернокожей. Клейн подумал, что все три человеческие расы представлены здесь наилучшим образом: красивые молодые женщины - прекрасно развитые физически и успешно противостоящие страхам. Отличное дополнение к имеющейся команде.
  - А почему нас сопровождают только девушки? - спросил консервативный Жерар.
  - Потому, что мужчины нас боятся, - ответил Менард. - Корабль близко, принимай решение, Густав. Может быть, нам со Смитом исчезнуть?
  - Нет! - возразил Клейн. - Мы мирные туристы. Всем понятно?
  - Так точно! - ответил Лоран.
  Странники по мирам приникли к окнам, наблюдая прибытие корабля агрессора. Выглядел он легкомысленно и больше всего напоминал гуляющую по волнам суповую миску. На палубе стояли плечом к плечу два человека, издали показавшиеся близнецами. Ветер одинаково трепал их длинные волосы. Менард сказал Клейну.
  - Стрелял тот, что слева: с полным взором фанатизма - а другой сейчас извиняться начнёт. Что за мир! Убейте меня небольно, я здесь не хочу.
  Клейн покосился на вампира, но, не желая с ним соглашаться, промолчал.
  Предсказания Менарда начали сбываться сразу, как только суда, воздушное и водное, состыковались. Мужчина, что стоял справа шагнул к борту и нервно уцепился за поручень.
  - Вы не пострадали? Я допустил ошибку, но надеюсь, что ваше великодушие извинит её. Я - Транквиллин.
  Клейн перевёл взгляд на второго, и его тут же представили
  - Это Модест. Мой двойник.
  - У меня впервые просят прощения за то, что хотели убить! - пробормотал Менард. - Вот и думаю: дать, что просят или в морду?
  Даже терпеливый Смит посмотрел на несносного вампира с раздражением. Вся команда охотно перешла на борт нового транспортного средства, так как воздушное судно могло держаться на плаву, но не плавать. Корабль-супница повернул то, что считал своим носом, к близкому берегу.
  - Прошу вас, господа, пройдите в салон - церемонно пригласил Транквиллин.
  Внизу оказалось уютно. Жерар и Лоран охотно сели в мягкие кресла, Клейн и Голкомб привычно выбрали места с наилучшим обзором. Смит остался у двери, Менард начал прохаживаться, делая вид, что его интересуют картины, обстановка и прочая ерунда. Клейн мысленно похвалил несносного вампира, и получил в ответ быстрый насмешливый взгляд.
  - Итак, - начал Клейн, - отчего вы встретили самолёт ракетным ударом?
  - Приношу извинения и повторяю: произошла ошибка. Меня ввели в заблуждение. Я думал, что вы враги, но всё равно постарался причинять минимум вреда.
  - Объясните, почему сочли нас врагами? - терпеливо поинтересовался Клейн.
  - Затем изложите, почему перестали ими считать! - быстро дополнил Менард.
  Он отвлёкся на мгновение и тут же возобновил неслышную прогулку. Транквиллин оглянулся на него, потом снова повернулся к Густаву Клейну, без труда определив в нём командира.
  - Вероятно, вы поняли, какие сложности существуют в нашем мире.
  - Видения и их носители, - хмуро сказал Лоран. - Вы тоже предсказываете будущее таким способом?
  - Нет, - ответил Транквиллин. - Никогда не умел, и именно поэтому однажды задумался. Нельзя ведь ничего доказать, можно только верить, и значит, наш мир идёт по пути чьего-то мимолётного бреда.
  Клейн подумал, что парень меньше бы расстраивался, если бы это был его бред, но промолчал. Вмешался Менард:
  - Будь я чуточку циничнее, сказал бы, что мир этот грамотно развели на пустом месте, но все чудаки, что попались на пути, несли в себе прополосканную правдой душу, хотя и хромали при этом на весь разум.
  - И Женевьева, и Максимилиан были искренни, когда разговаривали с нами, - согласился Смит.
  - Да, они верили в то, что говорили, но нет оснований утверждать, что то, что говорили и есть правда, - быстро возразил Лоран. - Хорошо, это всё детали. Они утверждают, что предвидят некое сокрушительное вторжение, а за что боретесь вы?
  - За то, чтобы жить не химерами, а реальностью. Общество подсело на ясновидение как на наркотик. Что если завтра кто-то предскажет, что все мы погибнем?
  - Уже предсказали! - скучно сказал Менард. - Вы вообще слушаете, что вам говорят?
  Транквиллин обернулся, чтобы посмотреть на него.
  - Те двое наняли нас, чтобы предотвратить катастрофу, - пояснил Менард. - Вы хотите, чтобы мы её усугубили?
  - Нет.
  - Тогда зачем нас расстреляли? Зачем сбили с праведного пути? - свирепо спросил Голкомб.
  - Я думал, вы и есть то самое вторжение, - растерянно ответил Транквиллин. - Я думал, они вас организовали, чтобы сделать свои предсказания достоверными.
  Прибытие судна к одинокому причалу избавило его от дальнейших оправданий. Над крутыми скалами высился каменный дом, и вся компания пошла к нему по обветренным ступеням. Оглянувшись, Клейн увидел, что судно развернулось и ушло в море. Кто-то им управлял, и это был не Модест, потому что он шёл последним, сверля все спины не слишком приветливым взглядом.
  Прежде чем разбирать новый виток бредней, следовало дать вампирам отдых. Утро уже тревожило небосклон первыми признаками зари.
  Транквиллин весь дом предоставил в распоряжение гостей. Вампиры заняли одну из комнат наверху. Клейн на всякий случай остался на часах, отпустив остальных поесть. Когда Голкомб сменил Клейна на посту, Густав тоже позавтракал, а потом осмотрел дом и ближайшие его окрестности. К моменту пробуждения вампиров Клейн хорошо сориентировался.
  Смит открыл глаза и слегка переменил позу, а Менард встал и подошёл к французскому окну. Стеклянные двери растворились, в комнату проникли острые запахи океана, травы и земли. Одежда из лёгкой ткани не облегала, а свободно струилась вдоль тела, костюм удивительным образом подчеркнул плавную походку вампира. Густав Клейн наблюдал за Менардом, устало откинув голову на высокую спинку дивана.
  - Зачем нас сюда занесло? - спросил он в пространство.
  Поскольку люди и Голкомб спали, ответить мог лишь один из вампиров. Смит промолчал, а Менард обернулся и предъявил ещё одну насмешливую улыбку из своей богатой коллекции.
  - Лоран проснётся и объяснит, - сказал он.
  - Так веришь в аналитические способности Лорана? - лениво спросил Клейн.
  - Надо признать, мозги у парня работают хорошо.
  - У тебя ведь они тоже есть. Что скажешь о новом знакомом?
  Менард презрительно сморщился, брезгливо тряхнул головой.
  - Он идеалист. Идеалисты опасны.
  - Верно, - охотно согласился Густав. - Я рад, что мы хоть в чём-то пришли к единому мнению.
  Менард поглядел чуть свысока, но без вызова.
  - Следует принять решение, - сказал он. - Может быть, поговорим на свежем воздухе? Здесь имеются технические приспособления для подслушивания?
  Клейн с отвращением посмотрел по сторонам.
  - Увы! Ничего нет!
  - Полагаешь простосердечие местных жителей поводом для огорчения? - спросил Смит.
  - Менард не любит идеалистов потому, что не понимает. Мне в тягость мир без контрразведки потому, что я в нём плохо сориентирован.
  - Ты рано отчаиваешься, - сказал Смит. - Впрочем, я согласен с Менардом: поговорить лучше на пленэре. Разбудим людей и отправимся погулять перед завтраком.
  На свежий воздух согласились все, даже Лоран, хотя и зевал так, словно задался целью вывихнуть челюсть. Он машинально пытался взять под руку Смита, чтобы подремать на ходу. Поднявшись повыше, друзья увидели океан во всём великолепии. Волны терзали скалистый берег, над водой кружили птицы. Суша просматривалась хуже, каменистая гряда ограничивали обзор. Вампиры, разойдясь в стороны, вдыхали ветер, как дегустаторы, пробующие редкое вино. Голкомб с удовольствием огляделся, словно хотел купить этот участок побережья.
  - Наши услуги нарасхват, - сказал он. - Транквиллин вполне созрел для того, чтобы предложить работу.
  - Неплохо было бы получать два жалования за спасение одного и того же мира, - обронил Менард.
  - Пока что мы никому ничего не обещали, - уточнил Лоран.
  Все кроме Менарда поглядели на него с интересом. Лоран продолжал.
  - Мы взялись спасать мир, если ему что-то угрожает. Примерно так. Нам неизвестно, что или кто несёт угрозу. Может быть, здесь вообще всё в полном порядке. Нельзя исключить так же, что беды исходят от тех, кто нанял. Если они громкими криками оповещают мир о пожаре, могли и сами его устроить. Так, знаете ли, случается.
  - Браво, мой дорогой! - сказал Менард.
  Клейн поразмыслил, разглядывая вампира, затем подошёл ближе.
  - Что ты думаешь о Транквиллине?
  Менард с удовольствием любовался красивым пейзажем, голова слегка запрокинута, ноздри вбирают океанский бриз.
  - Разве я мало сказал? Идеалист, находящийся в смятении чувств, потому что его иллюзии вступили в непримиримое противоречие с так называемой правдой жизни. Романтические натуры всегда наступают на эти грабли: ведь идеалы, даже самые отвратительные из них, редко укладываются в ошеломляющую внезапность реальности.
  Клейн попытался в очередной раз философски примириться с неизбежностью его существования, потом всё же спросил.
  - А конкретнее можно?
  Менард едва заметно усмехнулся и вдруг сам задал вопрос:
  - Скажи, Густав, удалось выловить из потока его сознания хотя бы что-то, полезное для дальнейшего расследования? Я видел, как ты пытался навести человека на нужную мысль.
  Клейн вздохнул, покачал головой.
  - Ничего ценного.
  - Что я могу добавить, мой дорогой командир? Посмотри вокруг. Мир полон полезных вещей. По морю плавают суда, из него можно вылавливать рыбу, по земле удобно ходить и сеять в неё зерно, из камней вполне удастся сложить дом или очаг. Да и люди чаще всего для чего-нибудь нужны. Видишь судно, на горизонте? Впрочем, ты не видишь, извини. Им управляет моряк, и в силу того, что он умеет это делать, толпа галдящих туристов может без особого риска насладиться прогулкой. Говорят, что польза есть даже от политиков, хотя мне гипотеза представляется спорной, поскольку я, некоторым образом, представляю названную профессию, и только идеалисты вредны, и всё пригодное к употреблению, что можно из них извлечь - это четыре с половиной литра довольно жидкой крови.
  - Браво! - сухо сказал Клейн. - Если ты намерен ограничить долю сотрудничества подобными сентенциями, зря увязался вместе с нами.
  Менард безмятежно улыбнулся.
  - Как видишь, у нас обнаружилась общая точка зрения, и если тебе ничего более не нужно от этого конкретного представителя так называемой интеллигенции, что здесь ещё делать? Мы теряем время.
  - По-твоему, эти два понятия равнозначны? - с любопытством спросил Клейн.
  Он имел в виду идеалистов и интеллигентов, и хотел пояснить свою мысль, но Менард ловил на лету.
  - Они равноценны, дорогой Густав, что существеннее, - ответил вампир. - Я хочу сказать, что цена им одна, если ты не понял.
  Клейн признал, что вполне согласен с определением. Цинизм Менарда удивительно освежал. Клейн счёл, что пора уходить, сознание подбирало формулировки соответствующего приказа, но, оглянувшись, Густав тихо выругался на родном языке. По склону поднимались все три девушки и Транквиллин, занятые оживлённой беседой.
  - Он им проповедует свою веру! - сказал Менард Клейну. - Поверь, мы попали в дурную компанию!
  - Постараемся сбежать, - успокоил Клейн.
  В глубине души он соглашался с вампиром. Мечтатели и романтики молодцы болтать языком. В их прекраснодушных речах тонет нормальный разум, и живого дела здесь не дождёшься, хотя бы ждал целую вечность. Менард отвернулся. Ветер трепал длинные белокурые волосы, одежду. Вампир отлично смотрелся на фоне океанского прибоя: романтично и загадочно. Менард оставался убеждённым убийцей, он хранил верность тем принципам, что сам для себя установил, и именно поэтому на него в известном смысле можно было положиться. Густав Клейн спустился по склону к Смиту.
  - Он выкинет что-нибудь действительно опасное, как ты думаешь?
  - Всё нормально, - ответил Смит.
  - Я не о Транквиллине, а о Менарде.
  - Я тоже, - подтвердил Смит.
  Менард слышал и вопрос, и ответ, но сделал вид, что пропустил то и другое мимо ушей. В лучшем случае, опасения Клейна его позабавили. Между тем, люди подошли ближе, и Транквиллин начал говорить что-то, кажется, о климате. Клейн отвлёкся.
  Ощущение опасности ворвалось в сознание, затем сразу начался кошмар. Менард толкнул в грудь, так что выбил дыхание. Откуда он взялся рядом? Клейн буквально взлетел от удара. Ничего ещё толком не понимая, он увидел оскаленное лицо вампира. Время словно остановилось. За спиной Менарда возник на мгновение чёрный контур крыльев, но погас, когда он стремительно отпрянул, словно входя в единый с Клейном темпоральный поток. Нечто пронеслось мимо, рванув ему волосы с головы. Нечто странное в замедленном полёте, но до боли родное. Ракета.
  И тут время пошло своим чередом, а Клейн грохнулся на землю и покатился по склону. Он довольно быстро затормозил и вскочил на ноги. Рёбра как пружины сжимали грудь, но оглядеться Густав сумел. Лоран вполне живой на вид уже пытался подняться. Транквиллин стоял столбом. Голкомб пятился, прикрывая собой девушек и Жерара. Оба вампира выглядели довольно спокойными: Смит сердито озирался, Менард задумчиво смотрел в море.
  - Кто стрелял? - спросил Густав Клейн требовательно. - Вы ликвидировали его?
  Голос повиновался плохо, лёгкие работали судорожно и слова шли толчками. Клейн подумал, что говорить надо короче.
  - Там, в камнях, - тихо ответил Смит. - Всё в порядке.
  До нагромождения скал, куда он указывал, было метров двести. Клейн целеустремлённо зашагал по траве. Земля слегка покачивалась, словно подцепила зыбь у близкого океана, но в целом Густав справлялся. Голкомб шёл следом. Ракетную установку близнецы разглядели, подойдя к ней почти вплотную, так хорошо маскировали её пласты густого мха. Рядом на спине, раскинув руки и ноги, лежал человек, впрочем, теперь уже труп. Два метательных ножа глубоко вошли в его плоть: один в глазницу, другой в горло. С точки зрения вампиров порядок воцарился полный.
  - Модест, - задумчиво сказал Клейн. - Любопытно.
  Он закашлялся и с трудом преодолел приступ тошноты.
  - Мёртв! - возмущённо произнёс Голкомб. - Его нельзя допросить!
  - Вы сами велели его убить! - заявил Менард, изобразив на лице очередную презрительную гримасу. - Оба или один из вас, мне всё равно.
  Он уже стоял рядом, да и все прочие - тоже.
  - А ты решил выполнять приказы!
  - Почему нет, если они по душе?
  - Так. Сцепитесь чуть попозже, - сказал Клейн.
  Позицию и покойника он разглядел, теперь заинтересовала реакция спутников, кроме вампиров, конечно. Тут всё было ясно. Лоран побледнел, но держался хорошо. Рука непроизвольно сделала в воздухе хватательное движение, плеча вампира не нашла, но привычный жест успокоил. Жерар выглядел хуже, на лице выступила испарина, он поспешно отвернулся и отошёл прочь. Почти так же прореагировал идеалист Транквиллин, а вот девушки к неприятному зрелищу отнеслись на удивление спокойно, и Клейну факт показался любопытным и обнадёживающим.
  - Вы убили моего друга! - воскликнул Транквиллин, с трудом выговаривая слова. Его мутило. Одной рукой он зажал рот, другой судорожно попытался вцепиться себе в горло.
  - Он стрелял в нас из этого оружия, - терпеливо ответил Смит, - да и другом вы его прежде не считали.
  Транквиллин растерянно посмотрел на вампира. Рот скривился на позеленевшем лице.
  - Но почему? Невероятно!
  Клейн тоже желал бы знать "почему", ещё больше занимал вопрос "кого". Хотел Модест поразить конкретную мишень, или стрелял просто в толпу? Клейн видел, что ракета едва не попала в Менарда, Но вампир явно перемещался. Кто же был на траектории в момент выстрела? Почему рядом оказался Менард, хотя до этого был Смит? Лорана уронили на землю много аккуратнее, чем Клейна, значит ли это, что он не был целью, просто Смит перестраховался? Густав задумался, и чтобы вынырнуть в реальный мир, потребовались заметные усилия.
  Голкомб и Менард уже сцепились в очередной ссоре. Голкомб напоминал вампиру об умышленном погублении единственного пригодного для допроса субъекта. Менард, надменно улыбаясь, отвечал откровенно дерзко. Короче говоря, эти двое опять развлекали друг друга, наплевав на интересы команды. Клейн вздохнул.
  Менард стал выше по склону, обеспечив себе, таким образом, известное преимущество, он мог свысока поглядывать на рослого Голкомба, хотя, впрочем, ухитрялся делать это при любых обстоятельствах. Голкомб сжимал кулаки. Под тонкой тканью рубашки было видно, как бугрятся чудовищные мышцы.
  - Ты это сделал нарочно!
  - Разумеется! Можешь быть уверен, что я меняю привычки в угоду лишь себе.
  - Глупость и неумение просчитывать ситуацию - вот твои привычки! Вообразил себя сверхсуществом!
  Менард усмехнулся.
  - Почему вообразил? Или тебя опять посетила нелепая мысль помериться силой? Хочешь покатиться вниз по склону? Там внизу океан, заодно искупаешься.
  - Много берёшь на себя, хлипкая нежить! Что-то твой боевой задор всегда ограничивается словами!
  - Прекратите! - сказал Клейн. - Оба хороши.
  Менард безразлично отвернулся. Голкомб нахмурился. Если у него были собственные соображения по поводу происходящих событий, довести их до всеобщего сведения он не успел. Лоран Лоэ очнулся от задумчивости и начал действовать. Не обращая более внимания на мёртвое тело, он повернулся к Транквиллину.
  - Ладно, прогулка сорвалась. Вернёмся в дом и поболтаем о том, что нам известно, да и позавтракаем.
  - Ты сможешь есть после всего, что произошло? - спросил Жерар.
  - Смогу, а почему нет? Идём же!
  Лоран взял Транквиллина под руку, оказывая ему не столько моральную, сколько физическую поддержку, и увлёк за собой. Менард ревниво нахмурился. Жерар устремился следом за близнецом, желание поскорее уйти от неприятного зрелища светилось на его лице. Таш пошла за ним. Клейн повернулся к собственному близнецу.
  - Голкомб, проводи девушек в дом, вдруг им одиноко или страшно.
  Беспокойство вряд ли имело под собой основания, но Голкомб покладисто кивнул.
  - Пожалуй, ты прав. Прошу, девушки. Местность хорошо простреливается, и в доме безопаснее. Кроме того, Лорана и кухню опасно надолго оставлять наедине друг с другом.
  Лариса и Вивиан охотно согласились. Возможно, мёртвый человек на зелёной траве представлял менее приятное зрелище, чем они хотели показать. Клейн проводил всех внимательным взглядом, потом повернулся к вампирам.
  - Наконец-то мы одни. Приступай, Смит. Труп успеет окоченеть, пока выпроводишь лишних с места происшествия.
  Смит сделал несколько быстрых шагов и склонился над телом. Клейн присоединился к нему. Менард сказал:
  - Наши знания здесь бесполезны. Нужен хорбен, чтобы разобраться с мёртвым. Вампиры теряют интерес к тому, что происходит с человеком после смерти.
  Клейн отвлёкся и поглядел на него.
  - В самом деле? Может, раздобудешь его? А почему ты прикончил Модеста? Голкомб прав: мы могли его допросить. У него была всего одна ракетная установка.
  - Убивать я умею, а считать - нет! - сухо ответил вампир. - Чем ты опять недоволен?
  - Я хочу знать, кого этот человек хотел устранить, и желаю выяснить, кто зарядил его ненавистью, и я пытаюсь понять, зачем кому-то понадобилось вкладывать в голову несчастного чёрные мысли, а в душу чёрные чувства. Я многое хочу знать, и тебе тоже советую проявить любопытство, потому что не только моя смертная, но и твоя бессмертная шкура находится сейчас в опасности. Если тебе нравится оставаться спесивым болваном, отойди в сторону и не мешай, если не нравится - присоединяйся.
  - Извинись за "спесивого болвана", - потребовал Менард.
  - Прошу прощения!
  - Вот так лучше! - сказал Менард и принялся помогать Смиту.
  Вампиры осмотрели труп быстро и внимательно, не обошлось и без традиционного окунания пальца в вяло текущую кровь и последующего облизывания. Клейн обыскал одежду Модеста и изучил оружие. Напрасный труд. Причина смерти была ясна и так. А что ещё можно сказать о мёртвом человеке?
  - Мы сделали всё, что могли. Не знаю, как в этом мире трактуют необходимую самооборону, - вздохнув, сказал Клейн, - но от тела следует избавиться.
  - Океан рядом! - ответил Менард.
  Смит мог легко справиться один, но исходя из собственных соображений, Менард принялся помогать. Снабдив труп соответствующим грузом, вампиры сбросили его со скалистого берега. Клейн озабоченно поглядывал по сторонам.
  - Зря беспокоишься, здесь пусто, и пригляда нет, - сказал Менард.
  - Точно нет?
  - В радиусе трёх километров. Как ты понимаешь, полуостров заселён.
  - Если ты у нас такой умный, то почему Модеста учуял в последнее мгновение? Где прежде отдыхали твои сенсоры, приятель?
  Менард брезгливо сморщился.
  - Человек не представлял угрозы. Он грелся на солнышке. На планете довольно много людей, я должен реагировать на каждого?
  Густав отмахнулся, взглянул на Смита.
  - Менард прав, - согласился с близнецом Смит. - Всё так и было, но потом что-то произошло, словно он вспомнил, о существовании цели. Тем не менее, он всего лишь человек. Мы успели среагировать.
  - Увидел перед глазами объект приложения усилий. Отсроченное внушение, или как это называется?
  - Надо было избавиться от этого парня после того, как он обстрелял самолёт! - сказал Менард. - У нас не было оснований считать, что он прозрел и впал в гуманность.
  - Ты прав! - ответил Клейн. - Но мир чужой, как-то неудобно вот так сразу истреблять его обитателей.
  Смит ушёл в дом, а Клейн замялся, собирая в голове нужные слова.
  - В кого он стрелял, Менард?
  - В океан, судя по результату.
  Клейн вздохнул, и зловредный вампир исправился:
  - Мне показалось, что он всех нас воспринимал одной большой мишенью. Успокойся: промахнулся ведь.
  Густав позавидовал его весёлой безмятежности.
  - Похоже, ты спас мне жизнь. Спасибо!
  - Ерунда, ты был далеко. Просто я не знал: летает эта штука прямо или как-нибудь зигзагом.
  Клейн решил закончить этот разговор.
  
  Военный совет устроили в столовой. Густав начал беседу, официальным тоном задав вопрос:
  - Скажите, Транквиллин, это вы приказали вашему приятелю Модесту обстрелять нас из ракетной установки?
  Транквиллин посмотрел как на ненормального, но от мрачных мыслей вопрос его отвлёк, человек пришёл в себя.
  - Разумеется, нет! - заявил он, пытаясь выглядеть уверенно. Получилось неважно.
  - Отлично! Мы принимаем ваши извинения, однако, полагаем дальнейшее пребывание под вашим кровом нецелесообразным. Вы можете предоставить нам транспортное средство взамен утраченного?
  Транквиллин растерянно огляделся.
  - У меня его нет! Судно я отослал вместе с экипажем, чтобы исключить помеху общению.
  - Он говорит правду, - буркнул Голкомб.
  - Сам знаю! Тем не менее, я хочу покинуть это место. Прошу каждого высказать мнение по данному поводу.
  - Нам здесь делать нечего, - сказала Таш.
  Вивиан и Лариса промолчали, но легко было догадаться об их солидарности с подругой.
  - Голкомб?
  - Здесь стреляют, да ладно бы хоть стреляли со смыслом.
  - Понятно. Жерар?
  - Я как все.
  - Замечательно, и как же все?
  Ответил Лоран.
  - Мы здесь барахтаемся в шелухе пустых фактов, - сказал он. - То, что видели, - дешёвый кукольный спектакль. Марионетки они и есть марионетки, бессмысленно интересоваться сюжетом постановки в отсутствие кукловода, вы напрасно упрекали Менарда, Голкомб.
  Оба вампира промолчали, даже Менард, и Клейн отдал приказ.
  - Уходим. До ближайшего города пешком, затем используем любое приемлемое транспортное средство.
  
  Лоран горестно вздохнул, перспектива очередного марш-броска сквозь неосквернённый дорогами ландшафт удручала. Впрочем, реальность оказалась милостива к нему. Клейн повёл отряд вдоль берега моря, где идти было сравнительно легко. Упругий дёрн мало затруднял передвижение, лёгкий ветерок приятно охлаждал кожу. Лоран повеселел.
  Практически сразу команда разобралась на пары. Клейн и Голкомб пошли вместе, на ходу быстро общаясь на родном языке. Жерар присоединился к Таш. Лариса, к удивлению Лорана, выбрала в спутники Менарда. Эти двое держались впереди всех. Рядом с Лораном, разумеется, шагал Смит. Вивиан никому ничего не объясняя осталась в замке Транквиллина. Никто у неё ничего и не спросил.
  В начале пути Лоран молчал, но хватило его ненадолго.
  - Почему все девушки к нему липнут? - спросил он сердито.
  Смит, конечно, понял, о ком идёт речь.
  - Нужно спрашивать у девушек.
  Лариса оживлённо говорила, Менард слушал. Он держался с характерной для вампиров безразличной вежливостью и не более того, но Лоран всё равно ощутил ревность.
  - Думал, что я ей нравлюсь, - сказал он.
  - Но ты ведь знаешь, что у Густава есть подозрения относительно девушек. Может быть, их задача следить за нами, и тогда вполне естественно, что Лариса хочет прощупать всех.
  - Ладно, считай, что ты меня утешил, - сказал Лоран.
  Он переключил внимание на Жерара и Таш, и минуту или две с любопытством присматривался к ним.
  - А вот здесь, как будто, затевается серьезный роман. Я могу понять Жерара, именно такая женщина ему и нужна, но что в нём нашла Таш?
  - То же самое: свою противоположность.
  - Ты ведь разбираешься, Смит, у них действительно по-настоящему?
  - Я бы сказал - да.
  Лоран покачал головой.
  - Как-то не ко времени эти нежные чувства.
  Вскоре показался городок, уютно примостившийся на берегу изящной бухты. Здесь не было внушительных небоскрёбов и других подобных излишеств. Город показался спящей красавицей, мирно дремлющей на берегу реки времени. Сначала Лоран поверил, что он действительно сохранил первозданную нетронутость, но заблуждение рассеялось быстро. При ближайшем рассмотрении стало понятно, что перед глазами не оазис древности, а подделка и даже в меру искусная. Лоран слегка разочаровался. Несмотря на очевидную странность команды Клейна, она не привлекала досужего внимания, и легко понять, почему. Городок буквально наводняли туристы, и бродящие по улицам компании отличались разнообразием.
  Сравнительно небольшой летательный аппарат доставил всю компанию в соседний крупный город, где без задержки пересели на другое транспортное средство. Судно перемещалось так быстро, что задолго до заката команда оказалась там, куда намеревалась отправиться сначала - в районе предстоящего вторжения.
  
  
  
  Глава 11
  
  Северный мегаполис встретил холодным ветром с моря. Вторым встречающим оказался Максимилиан. Человек устроился в кресле на открытой не по климату террасе порта и смотрел вдаль. Прибывшую команду он едва заметил. Лорана подчёркнутое равнодушие слегка разозлило, опередив спутников, он первый подошёл к Максимилиану.
  - Если вы предвидели всё, что должно с нами случиться, может быть, следовало предупредить?
  Максимилиан поднялся. На лице скопилась усталость или грусть, мятая маска ущербности.
  - Нельзя предсказать всё! - тихо сказал ясновидящий. - Идите за мной.
  Спустились под землю, где поджидал у небольшой платформы вагон, похожий на длинную серебристую каплю. Путешествие показалось стремительным. Лоран ощутил тревогу. Пугало и подземелье, и развиваемая снарядом скорость. Ещё беспокоила странная перемена, произошедшая с Максимилианом. Этот усталый безразличный человек заметно отличался от себя прежнего. Лоран задумался. Кое-что ему удалось вытрясти из Транквиллина, в те несколько минут, когда оставались наедине, но Лоран повременил обнародовать полученные знания. Следовало всё тщательно взвесить.
  Когда подземный поезд замедлил ход и остановился, Максимилиан повёл не к выходу на поверхность, а сквозь боковую дверь в длинный скупо освещённый коридор. И вот здесь оба вампира ощутимо забеспокоились. Команда перегруппировалась. Лоран опомниться не успел, как оказался в середине. Оглянувшись, он увидел, что обеих девушек и Жерара незаметно оттеснили. С удивление Лоран Лоэ понял, что вампиры и вероны оберегают его не как слабое звено, а как мозг команды, самую важную её деталь. Внезапно сделанное открытие потрясло настолько, что на время спутались мысли. Он растрогался. Неумолимые бойцы всё-таки увидели в нём равного себе, по иному, но равного, и сплотились вокруг, чтобы сберечь любой ценой.
  Максимилиан, видимо, почувствовал возникшее напряжение, оглянулся.
  - Думаю, вам будет интересно.
  - Не нам, так вам, - мягко, с интонациями характерными для вампира сказал Клейн.
  - Что вы имеете в виду?
  - Если завели в ловушку, мы вас убьём, так же вежливо ответил Клейн.
  Человек сбился с шага, нахмурился, должно быть, мрачные предвидения и здесь обошли его стороной.
  - Это не принесёт вам пользы, - сказал он растерянно.
  - Зато, как всегда, доставит удовольствие! - улыбнулся в ответ Менард.
  Серые глаза мерцали призывно и завораживающе. Максимилиан поспешно отвернулся и пошёл быстрее. Улыбка погасла на лице Менарда, вернулось отстранённое выражение, как у Смита. Краткий диалог неожиданным образом совершенно успокоил Лорана.
  Коридор несколько раз завернул с неясной целью, то, что общее направление выдерживалось, понимал даже Лоран. Затем, за очередным поворотом, открылся прямоугольный зал с множеством дверей в каждой из стен. Оглядевшись, Лоран насчитал целых двенадцать. Максимилиан остановился.
  - Дальше вы должны выбирать сами, - сказал он.
  - Вас так проинструктировали? - спросил Лоран.
  - Да, - ответил Максимилиан и посторонился, давая дорогу.
  Клейн оглядел команду.
  - Будем принимать решение голосованием?
  - Какой вздор! - сказал Менард. - Только три настоящие, то есть, куда-то ведут, остальные бутафория. Через одну мы вошли, а две другие не дают возможности выбора.
  Менард шагнул вперёд и остановился возле одной из дверей, на первый взгляд такой же, как другие.
  - Ну же, Голкомб, выбей её! Надеюсь, твоего комплекта мускулов для этого достаточно?
  Голкомба не надо было дважды просить сделать доброе дело. Он прикинул расстояние. Последовал единственный точный удар. Дверь эффектно распахнулась, а Голкомб чудом не улетел в открывшийся проём. Он сообразил, что его обманули, повернулся к Менарду.
  - Она ведь не была заперта!
  - Конечно, нет! - с привычной усмешкой ответил вампир. - Впрочем, зрелище получилось впечатляющим. Всем понравилось.
  Голкомб угрожающе навис над ним.
  - Ты опять хочешь ссоры?
  - По обстоятельствам. Всё, что меня развлекает, так или иначе, приносит пользу. Главное ведь, чтобы мне, любимому, не соскучиться. Могу добавить в своё оправдание, что указал тебе настоящую дверь. Прикинь, что было бы, окажись на её месте разрисованная стенка.
  Голкомб в очередной раз смерил взглядом, но, как и Клейн, понял, что вампир всё равно вывернется: дать ему в лоб или уязвить метким ответом не выйдет. Голкомб спросил:
  - Что же ты не заходишь? Путь свободен.
  - Ах! Я ошибся! - сказал Менард, даже не заглянув в проём. - Это не та. Нам нужна другая. Может быть, повторишь, Голкомб?
  Прежде чем Голкомб набрал воздуха в грудь, чтобы высказать Менарду всё, что о нём думает, Клейн обогнул его и отворил дверь, на которую указал вампир. Открылся просторный низкий зал, тесно набитый оборудованием. Возле одного из громоздких приборов стояла Женевьева, она обернулась на шум и слегка отступила в сторону, словно давая возможность команде лучше осмотреться. Впрочем, когда она отошла, выяснилось, что обзор открывала не команде, а некому существу. С первого взгляда трудно было определить точнее.
  В громоздком кресле, похожем на реанимационный блок медицинской машины, находился некто. Всё тело его закрывало оборудование, голова утопала в шлеме, и видны остались только глаза.
  Лоран непроизвольно шагнул ближе. Его лицо находилось примерно на одном уровне с лицом таинственного незнакомца, обоим было удобно глядеть друг на друга. За правым плечом Лоран ощутил близкое присутствие Смита, за левым стал Клейн. Смита страховал Голкомб, Клейна - Менард. Лоран размышлял о том, как мало можно прочитать в глазах, когда закрыты другие черты лица. Просто два голубых кружка в ореоле ресниц с разлитыми, словно от боли, провалами зрачков. Спрятаны брови, мимические мускулы, губы, просто два глаза, вполне человеческие на вид, смотрели из глубины громоздкого шлема.
  Всё, что можно узнать - направление взгляда, но ведь вдумчивому наблюдателю и этого достаточно. На Лорана незнакомец посмотрел словно бы мельком, а вот Смит надолго задержал его внимание, затем взгляд сместился к Менарду, какое-то время изучал второго вампира, вернулся к Смиту. Почти такому же внимательному изучению подверглись оба верона, затем веки незнакомца устало сомкнулись.
  - Я рад приветствовать всех вас! - прозвучал тихий, слегка искажённый голос.
  - Ну? - напористо спросил Лоэ. - Мы выдержали испытания?
  - Да. Приношу извинения. Позднее мы поговорим. Сейчас мне трудно.
  Лоран охотно согласился. Он чувствовал, что голубоглазое существо тоже хочет ближе познакомиться с гостями из другого мира. Клейн и Голкомб, судя по их лицам, предпочли бы сразу приступить к серьёзному разговору. Смит помрачнел, что-то его насторожило. Презрительная гримаса Менарда приобрела слегка саркастический оттенок. Впрочем, близнецы воздержались от протеста, когда Лоран предложил отдохнуть и обдумать без помех то, что каждая из сторон намерена сообщить другой. Команде отвели просторное помещение здесь же, неподалёку. В комнатах нашлось всё необходимое кроме окон, и какое-то время их отсутствие действовало Лорану на нервы, потом он отвлёкся. Обе девушки ушли вместе с Максимилианом, и Жерар тотчас потерял интерес к происходящему. Лоран готов был от души ему посочувствовать, но в другое время. Сейчас следовало собраться, а не расслабиться. Лоран ощутил смутную тревогу.
  - Интересное место, - сказал он, наблюдая за Клейном.
  Верон исследовал комнаты, и весьма увлёкся этим занятием.
  - Нашёл любимые жучки? - спросил Лоран.
  - Представь себе - да, и камеры слежения - тоже.
  - Что ж, по крайней мере, один из нас попал в привычную среду. Сочтём это первой удачей.
  
  Вампирам пришло время спать, и люди охотно составили им компанию. Вероны, по обыкновению, поделили дежурства. К моменту пробуждения вампиров Клейн как раз заступил на вахту. Смит и Менард пришли вместе. Помня о микрофонах, все трое беседовали о банальных вещах и на всеобщем языке. Так продолжалось до тех пор, пока не проснулся Лоран.
  Лорану на прослушивание было наплевать, а, может быть, им руководил тонкий расчёт.
  - Ну, и что вы думаете о нашем предполагаемом работодателе? - спросил Лоран.
  - Кроме того, что у него голубые глаза, я о нём ничего сказать не могу, - ответил Клейн. - Я даже не знаю, мужчина это или женщина.
  - Мужчина! - проворчал Менард. - Молодой и крепко ушибленный поисками смысла жизни и счастья для всего человечества, то есть вещами бессмысленными и бесполезными.
  - Очередной идеалист? - вяло уточнил Клейн.
  - Ещё хуже: идеалист с деньгами. Самая опасная разновидность.
  - Откуда ты знаешь, что он богат? - заинтересовался Лоран.
  Вампир засмеялся.
  - Легко. Когда у человека есть деньги, они звенят в его голосе. Нужно прислушаться, и ответ всплывёт из подсознания. У тебя, например, денег нет.
  - Если хочешь задеть меня, то напрасно стараешься! - сказал Лоран.
  - Я знаю, - отозвался Менард.
  Клейну надоело выслушивать глупости.
  - Если все отдохнули, пора осмотреться.
  - Так дверь заперта, - сказал Лоран.
  - Достаточно разбудить Голкомба, и проблема решится самым радикальным способом, - с долей злорадства заявил Менард.
  - Я вижу, ты опять в прекрасном настроении. Что-нибудь надумал? - спросил Клейн.
  - Это работа Лорана, если помнишь! - ответил вампир.
  Оба одновременно смерили друг друга взглядами. Густав смирился с тем, что Менард пребывает с ними, но до прощения ещё не дозрел. Лоэ поспешил вмешаться:
  - Вот именно, и я готов к разговору.
  
  Должно быть, незнакомый господин тоже мечтал встретиться. Прошло пять минут, и дверь отворилась. Явился Максимилиан. Он снова выглядел или усталым, или озабоченным. Что-то произошло в его личном мире за прошедшие дни. От уверенного в себе, вальяжного, самодостаточного мужчины мало что осталось. Лоран полагал, что полезно узнать причину перемен, но расспрашивать было некогда.
  - Хозяин этих мест хочет вас видеть, - произнёс Максимилиан с подчёркнуто индифферентными интонациями.
  - Мы с удовольствием принимаем приглашение! - ответил Лоран.
  Разбуженный прежде срока Голкомб присоединился к друзьям охотно, а Жерар заявил, что останется на месте потому, что ему на всё наплевать. Лоран слегка порозовел, словно нечто подобное сказал сам, и решил настоять. Трудно было избавиться от мысли, что ему меньше всех повезло с близнецом.
  - Ты слишком легко готов сдаться, это против правил команды.
  Густав Клейн был сторонником простых и эффективных решений.
  - Голкомб, возьми его за шиворот и тащи за нами! - скомандовал он.
  Жерар открыл рот, возможно, хотел возмутиться, но тут Клейн быстро добавил:
  - Или я поручу это Менарду.
  Довод решил всё. Жерар недолюбливал Менарда куда больше, чем все прочие, так что пришлось ему мрачно подняться и последовать за товарищами. Близнецы попали в обширное помещение, обставленное с излишней роскошью. Дорогие вещи заполняли пространство так плотно, что большая комната выглядела тесноватой. Эстет Менард слегка поморщился, а равнодушный к деокрациям Смит не сделал даже этого. Друзья сосредоточили внимание на хозяине предъявленного богатства. Навстречу поднялся хрупкого сложения юноша. Знакомые голубые глаза глядели на этот раз с нормального человеческого лица, и Лоран теперь вполне смог изучить то, что упустил прежде. Молодой человек его искренне заинтересовал. Он определённо был не старше Лорана, может быть, даже моложе, но черты приобрели взрослую завершённость, да и осанка отличалась натренированной уверенностью.
  - Располагайтесь, как вам удобно, - сказал юноша. - Меня зовут Игнатий Маар.
  Он вежливо поклонился.
  - Любопытно! - сказал Лоран. - Вы первый здесь назвали не только имя, но и фамилию. Я Лоран Лоэ.
  Игнатий слегка пожал плечами, словно жалея тратить время и силы на прояснение этого пустячного обстоятельства. Он сосредоточенно выслушал представления гостей. Лоран между делом присмотрел самое удобное кресло и сел напротив хозяина.
   Драки не предвидится, поэтому работать предстоит ему. Первая беседа рискует оказаться решающей, Лоран постарался сосредоточиться.
  Менард вышел немного вперёд и следил за Игнатием блестящими глазами, словно кошка за мышью. Помня, что Менард ничего не делает просто так, Лоран насторожился и не зря. Стоило хозяину дома сделать лишний шаг к человеку, как Менард заступил дорогу.
  - Ближе подходить не надо! - вкрадчиво сказал он.
  Игнатий попятился и сел в кресло.
  - Хорошо. Вы правы. Есть повод для недоверия. Пожалуй, лучше, поговорить без других людей. Женевьева, оставь нас, прошу.
  - Наедине с ними? - холодно спросила Женевьева.
  - Совершенно верно. Они не причинят вреда.
  Ледяная женщина, наверняка, была против, но от возражений воздержалась и, поколебавшись совсем немного, вышла. Лоран с одобрением разглядывал Игнатия Маара, новый знакомец умел подчинять людей. Не владеющий этим искусством Лоран слегка позавидовал.
  Игнатий Маар посмотрел на Лорана.
  - Вы будете вести беседу?
  - В основном.
  Сзади негромко заговорил Клейн.
  - Смит, - спросил он. - Менард развлекается, по обыкновению, или дело обстоит серьёзно?
  - Я солидарен с Менардом, - ответил Смит.
  - Это довольно интересно. Что ж, мы готовы вас выслушать, господин Маар.
  - Да! - поддержал его Голкомб. - Перечисли своих врагов, приятель, и потрудись указать расценки.
  Если вероны намеревались вывести этого человека из себя, то просчитались. Игнатий слегка улыбнулся, но и только.
  - Когда дела обстоят так незамысловато, - сказал он, - нанимают специалистов проще.
  Лорану надоело слушать вздор и он прямо спросил:
  - Скажите, Игнатий, это вы послали некого Модеста расстрелять нас из ракетной установки?
  - Нет, не я, - сказал Игнатий.
  Лоэ предпочёл бы получить развёрнутый ответ.
  - Вы же устраивали проверки наших боевых качеств, так сказать, профессиональной пригодности?
  - Единственный тест, что я вам предложил - это двенадцать дверей, да и то только потому, что они имеются в наличии.
  - Так я и думал! В таком случае, тот тест нам обеспечили ваши загадочные невидимые враги? Вы верите в то, что они готовят вторжение сил зла, или чего-то в этом роде?
  Игнатий поморщился: то ли ему не понравился смысл вопроса, то ли его форма.
  - Не берусь судить, я не предсказатель, но после того, как я начал всерьёз относится к предвидению Макса, на меня два раза покушались, и моя охрана не смогла установить, кто и как это сделал.
  - В нас тоже стреляли. Пожалуй, можно уже говорить о закономерности, причём странной. Вас два раза пытались убить, нас тоже, а мы всё ещё живы.
  Игнатий Маар внимательно слушал. Лоран уверенно продолжал:
  - Меня с самого начала зацепил парадокс: ну не годятся люди вроде этого Модеста для серьёзного дела! Давать им оружие в руки - значит поставить под сомнение результат всей операции.
  - Даже если хотели просто напугать? - хмуро спросил Жерар.
  - Особенно в этом случае! Здесь ведь требуется ещё более чёткая работа. Я поболтал с Транквиллином, и сомнения усугубились, да и Клейн, вернувшийся после осмотра места преступления, выглядел неудовлетворённым. Я задумался, я часто так делаю, а если два разных события наложились друг на друга, создав впечатление одного.
  - Ты хочешь сказать, что мы завалили не того парня? - благодушно спросил Голкомб.
  - Да! - подтвердил Лоран. - Я хочу сказать именно это. Я намеренно употребил слово "невидимые", говоря о врагах. Это ключевое слово. Господин Маар прекрасно владеет собой, но прореагировал, и его реакция не ускользнула от зорких глаз нашего Менарда, а я дал себе труд обратить внимание на выражение лица моего дорогого друга.
  Голкомб ухмыльнулся, но Менард не позволил себе отвлекаться.
  - А вы, Игнатий, хотите высказаться? - спросил он.
  - У господина Лоэ получается хорошо.
  - Вот именно! - подтвердил Лоран. - Кстати, Густав, твоих любимых "жучков" тут нет?
  - Нет, и защита поставлена грамотно. Работай.
  - Тогда я продолжу. Кто бы ни были эти враги - инопланетяне или борцы андеграунда, они по какой-то причине невидимы для человека и для не вполне человека тоже.
  - Камень в наш огород? - мягко спросил Менард.
  - Да. Вы почувствовали опасность, но увидели одного Модеста.
  Вампир задумался, сквозь нарочитую надменность тихо проступило нечто иное, подлинное, та внутренняя сила и цельность, что определяет глубинную суть. Лоран, в который раз, залюбовался великолепной осанкой вампира. От довольно приятного занятия отвлёк Клейн.
  - А мы? - спросил он.
  - Вот это предстоит выяснить. Разбирайся сам. Насколько я понимаю, Игнатий принял решение и даже начал претворять его в жизнь, ведь так? Если угрозу несёт некто или нечто закрытое человеческому глазу, следует попытаться усовершенствовать природу. Надлежит обрести возможность контакта с кем-то более продвинутым, а если обломилось найти такого индивидуума - соорудить из подручного материала.
  Игнатий невесело улыбнулся.
  - Вы так здраво излагаете, господин Лоэ, что указанный выход представляется вполне разумным, но, кажется, я сделал ставку не на том поле, - сказал он.
  Менард тихо засмеялся, и Лоран быстро взглянул на него, легко разбирая на выразительном лице вампира все поверхностные эмоции.
  - Я боюсь думать, что всё так плохо! - воскликнул он.
  Собеседник перестал быть человеком, но сохранил прежнюю власть. Лоран усомнился в том, что чрезмерная откровенность придётся к месту. Менард комплексами не страдал. Душевные тонкости для тех, кому отказывают мышцы и воля. Проще надо смотреть на вещи. Кинжальнее. Менард, как яркий представитель своего сословия в первую очередь принимал во внимание собственные амбиции. Вампир и аристократ давно утратил обыкновение робеть перед кем бы то ни было.
  - Ну, самое время! - заверил он Лорана. - Всё именно так скверно, как ты предполагаешь. Ещё хуже.
  - Сооружение, внутри которого вы находились при первой встрече, Игнатий, предназначено для перестройки тела? - уточнил Голкомб. Он, как и его приятель Менард не страдал застенчивостью.
  - Да, - поколебавшись долю мгновения, ответил Игнатий.
  - И запущенный процесс необратим? - уточнил Клейн.
  Возможно, Игнатий Маар отступил бы, не понимай он, что искренность в данной компании - явление запоздалое. Эти ребята и так всё знают. Он честно сказал:
  - Я не знаю.
  - Зато я знаю! - заявил Менард.
  - А ты уверен? - осведомился Лоран.
  - Да! - быстро ответил Менард. - Спроси Смита. Он ответит. Он тебе говорит правду. Ну, по крайней мере, довольно часто.
  Лоран подарил вампиру взгляд, полный кроткого осуждения и обратился к Игнатию.
  - Хорошо, но мы обсуждаем второстепенный вопрос. Пора приступить к сути дела. Может быть, вы объясните конкретную заинтересованность в нашей команде? Искать неизвестных невидимок на довольно большой планете - занятие на первый взгляд бесперспективное.
  Игнатий вздохнул.
  - Увы, я не знаю, кто мой враг. Я догадываюсь о наличии разветвлённого заговора.
  Пустейший ответ рассердил даже терпеливого Клейна. Верон наклонился вперёд, напористо заговорил:
  - Мы можем ознакомиться с материалами дела? Побеседовать с теми, кто непосредственно занимался расследованием? Узнать меры принятые реально?
  - Да! - отрывисто сказал Игнатий. - Конечно. Я постараюсь организовать доступ. Получите все данные, что вас заинтересуют.
  Вид у него был нездоровый. Игнатий на глазах терял интерес к разговору, да и к жизни тоже. Менард поглядел на него со снисходительным, почти презрительным сочувствием. Грациозные уверенные движения Менарда подчёркивали овладевшую Игнатием немочь. Вампир скользнул к Лорану, извлёк его из кресла.
  - Густав, позови женщину. Мы уходим. Беседа должна быть прервана, потому что Игнатию необходимо вернуться в нутро той конструкции, что обеспечивает его жизнь.
  Лоран послушно пошёл за вампиром. В дверях оглянулся. Игнатий был уже на ногах, и теперь выглядел почти таким же спокойным и уверенным в себе, как в начале беседы.
  
  Друзей предоставили самим себе, и Густав Клейн повёл команду не домой - в противоположную сторону. Прошли незнакомые помещения и очутились на платформе той самой подземной дороги, по которой приехали сюда. Густав деловито огляделся. Людей нет, а каплевидный поезд стоит наготове. Густав сверился с любимыми шпионскими приспособлениями и, вполне удовлетворённый результатом, снова препоручил их неведомым тайникам в одежде.
  - Подозрительная история частями и в целом, но мы уже впутались и отступать как-то... Прежде всего, я хочу прояснить два момента: Лоран, ты твёрдо уверен, что завалили не того парня?
  - Мне это кажется весьма вероятным.
  - И второе: Игнатий действительно становится или уже стал, как бы изящней выразиться, близким подобием наших дорогих друзей?
  - Если нет прослушки, зачем изящно выражаться? - в очередной раз ухмыльнулся Голкомб, покосившись на Менарда.
  Менард выпад проигнорировал, Клейн тоже.
  - Ответ на этот вопрос я хочу получить от Смита.
  Смит поглядел сначала на друга, потом на близнеца. Второй вампир подал какой-то знак, не понятый и едва замеченный остальными, Смит сказал:
  - Попытки создания существ, подобных нам, предпринимались многократно и на протяжении долгого времени. Эту можно назвать одной из самых удачных.
  Клейн минуту размышлял над словами старого друга. Он догадался, что доступ к более конкретному ответу в данный момент перекрыт кастовыми предрассудками.
  - Ладно, - сказал он, - кое-какая информация к размышлению имеется. Пожалуй, стоит пойти погулять по поверхности. Смит и Голкомб идут со мной. Лоран, остаёшься старшим. Выполнять!
  
  Лоран, открыл, было, рот, но, поразмыслив, промолчал. Голкомб согласился охотно. Живая деятельность была ему интереснее разговоров. Он первым вошёл в каплевидный вагон и на прощание издевательски помахал рукой Менарду, Менард презрительно сморщился в ответ. Клейн разобрался с управлением, дверь вагона бесшумно задвинулась на место, и всё сооружение, резво набирая скорость, унеслось в тоннель. Лоран зачем-то подошёл к краю платформы и поглядел вслед, но там было темно и ничего не видно. Он вздохнул.
  - Если нас не взяли на прогулку, может быть, раздобудем какой-нибудь еды?
  - Было бы хорошо! - заявил Менард.
  Лоран подозрительно прищурился, но внутренние ощущения смолчали. Вампир, по своему обыкновению, развлекался. Жерар первым побрёл прочь. Менард дождался Лорана, пошёл рядом.
  - Жерар так тяжело переносит разлуку со своей девушкой? - спросил Лоран.
  - Да. Люди плохо владеют страстями, владеющими ими. Ужасная тавтология, но забавно. Вот, кстати, взгляни, что сейчас произойдёт.
  Лоран хотел спросить, что именно, но воздержался, и правильно сделал. Когда вошли в очередное помещение, то увидели Таш, стоящую возле другой двери. Девушка или только что появилась в комнате, или сделала вид, что так оно и есть. Циничный вампир оскалил зубы в откровенной усмешке, но его проигнорировали. Жерар переменился так мгновенно, что близнец ощутил приступ невольной зависти. Угрюмый, безразличный к окружающему человек исчез. Спина выпрямилась, глаза засияли, и лицо вдруг оделось такой одухотворённостью, что показалось Лорану красивым, хотя это было практически его собственное лицо. Влюблённые одновременно шагнули друг к другу, ладони их по-детски сплелись. Опомнившись, Лоран отвёл взгляд.
  Вампир кончиками пальцев взял приятеля за локоть и придал ему нужное направление.
  - Эти безумцы разберутся без нас. Идём.
  Лоран, не споря, пошёл следом.
  - Я всегда думал, что пламенные страсти выдумывают специально для любовных романов, - сказал он.
  - Я тоже.
  - Ты не можешь только думать, ты знаешь наверняка! Чувство, послужившее поводом для целого моря беллетристики, правда есть на свете?
  - Да! - ответил вампир. - Впрочем, как и любое отклонение от нормы, встречается оно достаточно редко. К счастью, мой дорогой. Вот за этой дверью наши апартаменты.
  - А ты куда? - забеспокоился Лоран.
  - Осмотрюсь немного.
  - Клейн назначил старшим меня!
  - В самом деле? Тогда действуй! - сказал вампир, повернулся и пошёл прочь.
  Выждав несколько мгновений, Лоран негромко окликнул:
  - Менард!
  Вампир остановился и не оглянулся, а повернулся полностью, как всегда проделав движение с грациозной лёгкостью.
  - Пойди, осмотрись немного! - велел ему Лоран.
  - Браво, мой дорогой! - восхитился Менард, по обыкновению ничуть не обидевшись.
  Он не отвесил, а лишь наметил сложный, из прежних эпох, поклон, завершил пируэт и отправился по своим делам.
  Заняться было совершенно нечем, даже голод утих. Лоран устроился в гостиной.
  Он не кривил душой, объясняя вампиру, что зависть обусловлена чисто познавательными мотивами. Любовь, возвышенные чувства, это здорово, может быть, но Лоран размышлял о простых вещах. Ему хотелось того, ради чего любовь, собственно говоря, и выдумали. Пока вокруг было много опасностей и редко встречались женщины, здоровые инстинкты дремали, дожидаясь своего часа. Жерар и его роман некстати напомнили Лорану о существовании этой стороны жизни. Он ещё несколько раз вздохнул и собрался заесть горе чем-нибудь вкусным и питательным, как дверь отворилась и вошла Лариса.
  - Привет! - поздоровалась она. - Скучаешь в одиночестве?
  Лоран поглядел на неё с грустью. Девушка оделась очень женственно и выглядела ещё более желанной, чем прежде.
  - Если ищешь Менарда, - сказал Лоран, - то его нет.
  - Почему ты решил, что ищу его?
  - Он ведь нравится тебе. Он всем женщинам нравится.
  - Не спорю! - ответила Лариса, усаживаясь напротив. - Этот белокурый красавчик обязательно привлечёт внимание, но чисто теоретически. Он ведь не человек.
  - Почему ты так думаешь? - насторожился Лоран.
  - Пустое дело обсуждать очевидные факты. Я хотела пригласить Таш за покупками, но выяснилось, что она слишком увлеклась твоим братом. Не могу понять, что в нём нашла.
  - Мы оба непривлекательные? - уныло спросил Лоран.
  - Вы два разных человека. Ты мне нравишься. Ты разный: иногда умный, зрелый, уверенный в себе стратег, а через минуту робкий, трогательный мальчик с большими наивными глазами.
  - Я стал взрослым раньше, чем успел повзрослеть. Разве наивность может быть привлекательной? Я, правда, тебе симпатичен?
  - Конечно. Менард сказал, что ты необоснованно считаешь себя малоинтересным для лиц противоположного пола. Наверное, он прав.
  - Менард? - подозрительно переспросил Лоэ.
  - Я видела его недавно, и мы поболтали. Он сказал, что ты здесь один.
  - И предложил тебе развлечь одинокого приятеля?
  - Лоран, я достаточно взрослая, чтобы самой решать, когда, где и с кем мне развлекаться.
  - Хотел бы сказать о себе тоже самое, - вздохнул Лоран.
  - Попытайся! - предложила Лариса.
  Лоэ поглядел на неё почти испуганно.
  - Мне всегда казалось, что девушки только смеются надо мной, - произнёс он жалобно.
  Лоран никогда не решился бы на первый шаг, но Лариса сама пересела ближе и поцеловала в губы. Секунду или две казалось, что всё происходящее лишь сон, но здравый смысл одолел меланхолию. Вначале Лоэ действовал робко, но ласки встретили самый положительный отклик, и голова пошла кругом.
  - Пойдём отсюда! - сказала Лариса.
  Ушли недалеко и, оказавшись в первой попавшейся на пути спальне, занялись друг другом всерьёз. Лоран от счастья плохо различал окружающее. У него впервые была подружка, что так легко и охотно откликалась на его ласки. Восхитительное тело Ларисы всё хотелось покрыть поцелуями, и Лоран никак не мог насытиться близостью. Прошло, должно быть, порядочно времени, прежде чем любовники выдохлись полностью. Лариса задремала, но Лоран боролся с сонливостью: казалось, что ослепительность пережитого вдвоём померкнет после пробуждения. Он утомлённо плавал на грани сна и яви, и изнеможение начинало брать верх. Лоэ утрачивал контакт с реальностью, когда дверь неожиданно отворилась.
  Лорана подбросило на кровати, он сел и поспешно прикрылся простынёй. Лариса приоткрыла глаза, посмотрела на вошедшего, но беспокойство этим и ограничилось.
  - Ну, мой дорогой, ты плодотворно проводишь время! - с наигранным удивлением воскликнул Менард.
  Он затворил дверь и подошёл ближе. Деликатность не входила в число его недостатков.
  - Поздравляю! - сказал он.
  - Спасибо! - хмуро ответил Лоран, пытаясь набросить что-либо на Ларису.
  Вдвоём они привели постель в такой беспорядок, что справился он с этой задачей не сразу.
  - Позволь девушке отдохнуть! - сказал вампир, останавливаясь в двух шагах от кровати и продолжая насмешливо разглядывать Лорана. - Сражение, как я вижу, выдалось нешуточным. Кто одержал победу?
  - Оставь свои глупые шутки для более подходящего момента! Нам нужно принять душ, привести себя в порядок. Ты можешь выйти?
  - Разве я мешаю? - деланно удивился Менард. - Твоей подруге наплевать на моё присутствие, да и тебе нелепо смущаться, поскольку, когда-то я принадлежал к тому же полу, что и ты.
  - Нашёл возможность поиздеваться надо мной? - спросил Лоран.
  - Совсем нет! - ответил вампир, в его голосе прозвучали странные, незнакомые нотки участия. - Ты поступил правильно, и я готов искренне восхищаться тобой.
  Лоран недоверчиво вгляделся в серые мерцающие глаза, немедленно закружилась голова, и он поспешил отвести взгляд.
  - Всё же ты мог бы выйти.
  - Вообще-то, это моя комната, - уже с иронией сказал вампир, - и не тебе выставлять за дверь, но я уйду!
  Лоран подумал, что сердиться на вампира нет смысла, да и сил тоже. В конце концов, Менард - это Менард. Даже Густав Клейн утратил надежду ввести его в приемлемые рамки. Лоран Лоэ рухнул на постель и немедленно заснул.
  
  
  
  Глава 12
  
  Разбудила его Лариса. Она была полностью одета и спешила.
  - Некогда расслабляться! Я побежала, да и тебе надо привести себя в порядок, пока не пришли твои друзья.
  - Менард всё равно настучит, - сонно пробормотал Лоран.
  - Успокойся, это не его стиль.
  Лоран окончательно проснулся и сел на постели.
  - А ты не исчезнешь совсем? Мы ещё увидимся?
  - Я и сама хочу продлить наше милое знакомство, поговорим потом. Сейчас мне пора.
  Лариса шагнула к двери, и не выдержала, вернулась, быстро поцеловала Лоэ, прежде чем упорхнуть окончательно. Лоран грустно вздохнул и занялся приведением себя в порядок.
  Менард сидел в гостиной, а Жерар отсутствовал. Вампир отбросил книгу, которую небрежно перелистывал, и повернулся к человеку.
  - Знаешь, где мой близнец? - спросил его Лоран.
  - Знаю, - ответил Менард.
  - Сейчас ребята придут, пора бы ему появиться в поле зрения.
  - Сомневаюсь, что кого-либо обеспокоит его отсутствие.
  Лоран сел напротив.
  - Хочешь сказать, что Жерар в команде обуза?
  - Именно так! - ответил вампир, и Лоран пожалел, что спросил.
  - Мы все несправедливы к нему.
  - Ты говоришь так потому, что он твой близнец, но наперекор желаниям существует объективная реальность.
  - Я знаю, - мрачно сказал Лоран.
  - Тебя угнетает, что близнец недостаточно равен нам, таким великолепным, но в ситуации нет твоей вины и вины твоего брата тоже. Для разных целей используют разные средства. Если твой брат не боец, то это значит, что его предназначение в мире иное, возможно более ценное.
  - Я знаю, - повторил Лоран.
  - Знаешь умом, и отрицаешь сердцем. Отпусти брата, полюби таким, какой есть, позволь сознанию смириться с существующим порядком вещей. Перестань стыдиться близнеца, как части себя и обретёшь свободу и покой.
  Лоран посмотрел на Менарда с удивлением, прежде казалось, что трудно ждать таких речей от насквозь циничного вампира.
  - Издеваешься? - спросил Лоран на всякий случай.
  - Я устал смотреть на твои душевные терзания. Конечно, страдать - любимое человеческое развлечение, но вредно предаваться ему слишком усердно.
  - Я действительно теряю уверенность, сравнивая себя с вами.
  - Ну и напрасно! - сказал вампир. - Откажись от обеих глупостей, и жизнь наладится. Пойди лучше приготовь еду, скоро вернуться разведчики и, по меньшей мере, двое из них скажут спасибо за проявленную заботу.
  - Поможешь?
  Вампир привычно усмехнулся.
  - Даже не надейся! - заявил он.
  Смит, Клейн и Голкомб появились, когда Лоран не только управился со стряпнёй, но и успел поесть сам. Освободившееся время он коротал в обществе Менарда. Вампир, когда у него пропадала охота демонстрировать язвительность, оказывался хорошим собеседником. Длинная жизнь и все её любопытные особенности сделали циничным, но не ожесточили. Его цепкий и мобильный ум Лоэ успел оценить.
   Менард насторожился, услышав приближение друзей, и, приметив выражение его лица, Лоран испугался. Вампир почти мгновенно овладел собой, а Лоэ с ужасом подумал, что один из троих может оказаться убитым. Действительность на проверку оказалась не так ужасна. Вернулись все. Смит поддерживал Клейна, передвигавшегося с заметным трудом, Голкомб угрюмо шёл сзади. Убедившись, что беда поправима, Менард немедленно оскалился в усмешке.
  - Я вижу, битва получилась нешуточная! - сказал он. - Ну, и кто кого?
  Голкомб попытался тяжёлым взглядом поставить его на место, но, как всегда, трудился напрасно, и только Лоэ, углядевший подлинную тревогу в серых глазах вампира, понял, что не всё так просто, как кажется.
  - Мы можем помочь Густаву? - быстро спросил Лоэ, пытаясь понять, насколько серьёзно ранен друг.
  - Нет! - резко ответил Голкомб.
  Все трое скрылись в спальне Клейна, через минуту Смит вышел.
  - Смит! Скажи что-нибудь! - взмолился Лоран.
  - Успокойся. Густав ранен легко.
  - Точно! - подтвердил Менард. - Он выглядит более сердитым, чем несчастным.
  Смит посмотрел на безмятежного близнеца и заговорил на стенографическом наречии вампиров. Беседа заняла минуту или две, затем Менард быстро вышел. Смит и Лоэ остались вдвоём.
  - У тебя всё в порядке? - спросил вампир, бросая на человека обманчиво мимолётный взгляд.
  - Разумеется! Расскажи лучше, что произошло с вами.
  - Да, - сказал Смит.
  Поскольку повествование вёл Смит, оно получилось коротким. Густав решил осмотреть площадь, которую упоминали предсказатели. Там среди толпы туристов на них и напали. Быть может, из-за многолюдства атака вышла внезапной. Первый удар ножа достался Клейну, а повернувшийся Смит увидел только пустоту, но потом мысленное послание Густава помогло сориентироваться. Ощущение двойной реальности, преследующее весь день, разом исчезло, мир "навели на резкость", и вампир скользнул сквозь проявившуюся действительность и вступил в бой. Густав даже раненый сохранил присутствие духа. Он сумел обезоружить нападавшего и отбросить его прочь. Голкомб легко расправился с двумя. Смит тоже получил удар ножом, но будучи вампиром, не переживал по этому поводу. Напротив, вступив в контакт, противник обозначил себя и предрешил судьбу поединка. Не склонный в данной ситуации проявлять гуманизм, вампир перехватил руку нападавшего и сломал одним движением. Хруст костей и вопль покалеченного соратника смутили невидимок даже больше, чем боевое мастерство веронов. Они отступили и смешались с туристами. Преследовать их в такой суете, в присутствии целой толпы испуганных свидетелей было неразумно. Демонстративное нападение в оживлённом месте выглядело как провокация, попытка заманить друзей в ловушку. Пришлось поспешно возвращаться.
  - Я думал, что невидимки - это фигура речи, - хмуро сказал Лоэ. - Жаль, что меня с вами не было. Когда хочешь понять, важно увидеть всё собственными глазами.
  - И нам-то пришлось трудно, - напомнил Смит.
  - Да, я знаю, но меня преследует ощущение неправильности. В том, что происходит здесь с нами, что-то очень и очень не так. Есть ключевая деталь, и я её пока упускаю. Большие глупости редко делают по пустякам. Наблюдай я этот бой, возможно, сумел бы понять, какой информации недостаёт, или какая имеется лишняя.
  Смит с любопытством слушал. Он безоговорочно верил в аналитические способности Лорана.
  - Тогда нужен ключ.
  - Что-то вроде. Недостающее знание. Возможность поглядеть на проблему с другой стороны или с иной точки пристрастности. Что тебе кажется наиболее важным в этой не нами затеянной войне?
  - Невидимость противника! - сразу ответил вампир.
  Лоэ отрицательно покачал головой и вроде бы даже с укором посмотрел на вампира.
  - Смит, но разве тебя потрясает твоя собственная способность становиться невидимым? Существует какой-то физический процесс, суть его нам неизвестна, но и только. Антураж, реквизит. Это не может быть самым важным.
  Смит улыбнулся, вполне соглашаясь с превосходством умственных способностей Лорана над собственными. Он сказал:
  - Я всего лишь боец и рассуждаю соответствующим образом. Слабый контакт с противником затрудняет схватку, да и поиск тоже.
  - Ну, поиск - это и совсем элементарно, - рассеянно отозвался Лоран. - Странно, почему Игнатий пасует перед проблемой, она ведь проста. Или боится копнуть глубже, чтобы сберечь от света особенно непотребную истину?
  Он понемногу погрузился в свои мысли, а вампир принял душ и лёг спать.
  
  Примерно через час команда в полном составе собралась в столовой - единственной комнате, помимо спален, где, по словам Клейна, не было прослушки.
  Лоран полагал, что начинать разговор придётся ему, но Менард опередил.
  - Вот странный мир! - сказал он, надменно оглядев товарищей. - Мы провели тут вечность, а видели одни пустые разговоры! Сейчас человек опять что-либо произнесёт, и хотя наверняка умную вещь, я лучше понимаю действия.
  - Пошёл бы с нами - хватило бы тебе и действий! - проворчал Голкомб.
  - Таких же бессмысленных, как разговоры! - поморщился Менард. - Свернули две-три челюсти, сломали одну-две конечности. Развлеклись, конечно, а что узнали?
  Голкомб окинул Менарда презрительным взглядом. Давно зная вампира, мог привыкнуть к его провокациям, но каждый раз попадался.
  - У нас есть враги, и мы должны разделаться с ними, видишь, как всё просто? - сказал Голкомб.
  - Не вижу! - ответил вампир.
  Он небрежно поднялся, прошёлся по комнате. Дождавшись, когда внимание сосредоточится на нём, раскрыл один из стенных шкафов, и извлёк длинный свёрток.
  - Пока вы развлеклись каждый на свой манер, я осмотрел подземный город и нашёл кое-что полезное.
  Он выложил сокровище на стол и бережно развернул ткань. Приглушённый, но глубокий звон поразил слух Лорана, и он подался вперёд, вглядываясь. Менард вытянул длинную полосу стали, и глаза потеплели, когда взгляд обласкал клинок. Голкомб и Клейн совершенно одинаково нахмурились, а Смит порывисто шагнул к столу, и эфес второй шпаги с готовностью улёгся в его ладонь.
  - Беренские штучки! - пробурчал Голкомб.
  - Извини, приятель, - весело отозвался Менард. - Огнестрельное оружие здесь редкость, а нам сгодится и это. Так, Смит?
  Менард картинно вогнал клинок в ножны и взял его, прижав локтем как трость. Он не собирался выслушивать других прежде, чем выскажется сам.
  - Хорошая сталь. Оружие ближнего боя, хотя чуть более дальнего, чем у противников. Существенное обстоятельство в заданных нетривиальных условиях, но ещё любопытнее узнать, кто наши шутники и что им нужно.
  Лоран неожиданно успокоился, решив послушать, что ещё скажет вампир. Вмешался Голкомб.
  - Надо спросить Игнатия, хватит ему прятаться от ответа, слишком серьёзная пошла игра.
  - Резонное замечание, - согласился Менард. - Вот я и спросил. Ничего интересного не услышал. Здесь такой мягкий прирученный мир, что в нём трудно начать убивать.
  -- Скажи тем ребятам, что пытались прирезать нас в городе, - посоветовал Голкомб.
  - Да! - с удовольствием произнёс Менард. - Уже начали пытаться. Я люблю иметь дело с опытными и понятными врагами, а когда драться начинают воспитанные мальчики, никогда не знаешь, до какой степени озверения они дойдут.
  - Что ты предлагаешь? - спросил Клейн.
  - Забрать Игнатия и передислоцироваться. Это место - ловушка. Здесь опасно. Правда, Голкомб?
  - Похоже на то, - ответил Голкомб, недовольный, что приходится соглашаться с Менардом.
  - Но ведь Игнатий привязан к машине, как мы сможем взять её с собой, - сказал Жерар.
  Лоран удивился, казалось, его близнец давно потерял нить беседы. Как выяснилось, какой-то интерес к общим делам человек сохранил. Менард поморщился и хотел ответить, но не успел.
  
  Вампиры насторожились и крепче сжали оружие, что держали в руках. Вероны моментально вскочили. Клейн первым бросился к двери, распахнул, устремился дальше. Третья дверь сама растворилась навстречу, и смутно знакомый человек шагнул через порог. На бледном лице стеклянно блестели глаза. Он сделал ещё шаг и рухнул вперёд. Лорану показалось вначале - просто споткнулся, и только мгновением позже пришло понимание, что парень умирает у него на глазах.
  Клейн наклонился к раненому, рявкнул в лицо:
  - Кто? Где? Живо говори!
  Лицо умирающего исказилось, рот открылся, но слова застряли на пороге немеющих губ. Лоран увидел, как глаза погасли, и жизнь ушла окончательно. Густав разочарованно выпрямился.
  - Вот ведь беда! Что-то скверное происходит и некогда послать в разведку.
  - Их нелепая война доползла до наших границ! - отозвался Менард. - Мертвец принёс её запах! Я против, когда убивают без веской причины. Это можно только мне!
  - Есть предложения?
  Менард хладнокровно перешагнул через труп и резко обернулся, взгляд сверкнул яростной одержимостью, непроизвольно оскалились зубы.
  - Ты хотел командовать? - сказал он Клейну, и голос прозвучал на удивление спокойно и, как всегда, чуть насмешливо. - Командуй! Меня разозлили всерьёз, и ко мне пришла охота убивать!
  Густав быстро выпрямился, его и не нужно было провоцировать.
  - Смит, Менард, вперёд! Голкомб, охраняй людей! Пошли! Работаем!
  И безумный бег начался. Лоран плохо понимал, что, как и почему делали остальные, он сосредоточился на собственной задаче: удержаться в группе и на ногах. Вампиры неслись вперёд к цели, за ними Клейн, потом Лоран, Жерар и последним Голкомб. Вначале продвигались беспрепятственно, а потом, когда Лоран начал узнавать помещения, вампиры вступили в странный невидимый бой. Разом всплеснулись оба клинка, в блеск стали вплелись крики боли. Менард вычертил бешеный пируэт, и под ноги Лорану покатился труп, брызнула ещё горячая кровь. Лоран прыгнул. Сзади споткнулся Жерар, но Голкомб подхватил его и перебросил через помеху. Смит небрежно и словно бы лениво взмахнул клинком, и ещё один неизвестно откуда взявшийся человек рухнул на спину, распахнув боковую дверь. Жив он или уже нет, разглядеть Лоран не успел.
  Дверь зала, где подключается к приборам Игнатий Маар, вампиры вышибли с такой силой, что её разнесло на куски. Лоран увидел Женевьеву в глубине, обрадовался, знакомому лицу, но свистящая молния метательного ножа сорвалась с пальцев Менарда и ударила женщину в грудь. Бросок вышел так силён, что тело отнесло к стене, где оно нелепо сползло на пол. Из безвольно раскрывшейся ладони выпал и покатился по блестящим плиткам покрытия стеклянный цилиндрик. Менард ударил его каблуком, брызнули осколки. Вампир с усилием отшвырнул громоздкую конструкцию, попавшуюся на пути, и остановился, словно налетев на невидимую стену.
  - Какая мерзость! - сказал он, сердито топнув ногой.
  То, что Лоран принял вначале за кучу тряпья, зашевелилось, заскребло по полу, изнутри донёсся скулящий звук, несопоставимый навскидку ни с чем человеческим. Лоран испуганно отпрянул, а потом разглядел страдальчески искажённое лицо и понял, что это и есть Игнатий Маар, правда, чудовищно изменившийся. Смит вздёрнул брови, рассматривая жалкое существо на полу.
  - Детёныш! - сказал он. - Мы обязаны забрать его.
  - Знаю! - немедленно отозвался Менард. - Вечно я ввязываюсь в сомнительные истории. Ты его возьмёшь или я?
  Смит одним движением вскинул лежащего на плечо.
  - Потом разберёмся! Прихвати всё, что нужно. Клейн, пора уходить.
  - Девушки! - вмешался Жерар. - Вы как хотите, а я останусь в подземном городе и буду искать их.
  Друзья переглянулись, и даже Менард придержал едкое замечание, рвущееся с губ. Вместо этого сказал:
  - Ладно! Я знаю, где они живут. Впёред!
  Жерар бросился следом, и Клейну большого труда стоило оттеснить его, чтобы не загораживал обзор, ведь только мысленные посылы Густава позволяли вампирам видеть противников.
  Прибежали быстро, коридоры опустели: исчезли куда-то и враги, и друзья. Менард рукоятью шпаги постучал в дверь и, поскольку она была заперта, отступил на шаг и выбил без дальнейших церемоний. Обе девушки изготовились к рукопашному бою, но узнали друзей, в основном потому, что Жерар с восторженным криком бросился к Таш. Менард совершенно не походил на себя мирного, ярость обвела черты мрачной ретушью. Он резко повернулся к Густаву Клейну, в нетерпении переступил с ноги на ногу.
  - Уходим, а то я всех здесь прикончу - и правых, и виноватых! Ну же, командуй!
  - Вперёд! - сказал Клейн.
  Менард, как видно, успел осмотреться на местности, ибо с выбором направления определился мгновенно. Ещё пять минут стремительного бега, и перед командой открылась платформа подземной дороги. Знакомый серебристый вагон совсем как в мирное время стоял на месте. Густав, пропустив всех внутрь, задвинул бесшумную дверь, у пульта управления принялся распоряжаться Голкомб, к нему присоединилась Лариса. Вагон тронулся с места и, набирая скорость, понёсся в тоннель. Густав Клейн устало опустился в ближайшее кресло, вынужденный признать, что безумный бег по подземному городу дался ему тяжело. Таш и Жерар стали в проходе, крепко обнявшись, забыв на время обо всех и обо всём. Смит унёс Игнатия в дальний конец вагона, и вернулся к остальным. Менард поглядел на близнеца, и вампиры обменялись быстрыми фразами на своём языке.
  - Что дальше? - спросил Лоран.
  - Сначала найдём какую-нибудь нору, - отдышавшись, сказал Клейн. - Насколько я понимаю, у нас на руках теперь ещё и чужая проблема, как будто своих мало. Бесполезно так смотреть, Менард, я прав. Я согласен с тем, что Игнатия следовало спасти, но вопрос в том, удалось это или нет. Он скверно выглядит.
  - Придержи язык, смертный! - высокомерно оборвал Менард. - Мы разберёмся, и уж той водицей, что течёт в твоих жилах, точно поить его не будем!
  - Рад это слышать, - устало ответил Клейн. Он украдкой вытер обильно выступившую на лице испарину. - У меня есть на примете подходящее место, туда сейчас и направимся.
  Вагон вскоре замедлил ход и остановился. Беглецы вышли на пустую платформу, имевшую заброшенный вид. Клейн долго вёл по мрачным тоннелям, где даже не было света, потом по очень длинной лестнице поднялись на поверхность. Лорана поразило новое место. Он растерялся, увидев в процветающем мире такой неухоженный угол. Когда-то здесь тоже был город, но давно. Ещё стояли дома, и легко различались бывшие улицы, однако, запустение победило. Дикие деревья съели правильность аллей, на мостовых скопился мусор, и в нём поселилась трава. Лоран нервно огляделся.
  Клейн деловито шагал по зияющим пустыми окнами кварталам и быстро вывел отряд к приземистому строению с остеклённым фасадом. Он потянул на себя устало скрипнувшую боковую дверь и вошёл внутрь. Когда-то здесь находилось торговое помещение, кое-где сохранились признаки былого великолепия, а в одной из контор стояла даже мебель: столы, стулья, диванчики. Клейн удовлетворённо огляделся.
  - Ну вот, удобно. Случалось хуже, правда?
  Лоран поёжился, но кивнул.
  - Здесь несколько выходов, - продолжал Густав. - Там дальше обширные полуподземные складские помещения, из них тоже есть выход на поверхность.
  - Зачем ты всё это рассказываешь? - подозрительно спросил Лоран.
  Клейн вздохнул, присел на край ближайшего стола.
  - Надо ведь как-то разбираться, выяснять, кто и почему нас не любит. Нужна информация, и кто-то должен пойти её добывать.
  - Почему ты? - спросил Смит.
  - Ты и сам понимаешь, что больше некому.
  - Одному идти нельзя, - хмуро сказал Голкомб. - Я пойду с тобой.
  - Я тоже, - поддержала Лариса.
  Решительная молодая женщина. Лоран открыл, было, рот, но промолчал. Клейн на мгновение задумался, потом кивнул.
  - Хорошо, идём втроём. Смит и Менард разберутся пока с нашей теперь внутренней проблемой. Лоран - остаёшься за старшего.
  - Опять я! - сердито пробормотал Лоэ.
  Он оглянулся, но вампиры уже тихо исчезли, не дожидаясь конца разговора, должно быть, нуждались в уединении. Клейн, Голкомб и Лариса вышли в другую дверь. Лоран остался с Жераром и Таш. Всё равно, что остаться одному. Влюблённые видели только друг друга. Лоран Лоэ сочувствовал их здоровому эгоизму, но затосковал без общения.
  Две соседние комнаты были пусты, в третьей Лоран обнаружил всю нежить в полном комплекте. Игнатий лежал на полу у дальней стены, вампиры сидели у боковых, подальше друг от друга. Лоран остановился на пороге, и здесь чувствуя себя откровенно лишним.
  - А мне всегда казалось, что из нас шестерых вы самая гармоничная пара близнецов, - сказал он, переводя взгляд с одного на другого.
  - Ты ошибся! - ответил Менард.
  - Посиди с нами, Лоран, - предложил Смит. - Жерару и Таш хочется побыть вдвоём.
  - Вам я тоже мешаю, у вас своя компания и кроме того секреты, - сказал Лоран, но вошёл и сел рядом со Смитом.
  - Как Игнатий?
  - Мы сделали всё, что могли, но результат зависит от него в большей степени, чем от наших усилий.
  - Так он всё-таки сделался вампиром? - не смог удержаться от вопроса Лоран.
  - Нельзя суть воплощения знать смертному! - заявил Менард.
  - Мои притязания гораздо скромнее, - смиренно ответил Лоран и тут же задал следующий вопрос. - Почему ты убил Женевьеву?
  - Потому что она хотела убить Игнатия. У нас принято защищать своих.
  - Ах, так он всё-таки свой!
  Менард засмеялся.
  - Нет, я не могу сердиться на этого человека! - сказал он. - Ты с таким упорством добираешься до истины, Лоран, что вставать у тебя на пути бесполезно. Игнатий - детёныш-вампир, созданный искусственно, и это обременяет кучей проблем его, да и нас тоже. Нельзя выкармливать его как положено, а значит, предстоят хлопоты. Кстати, пора дать питание.
  - Мне уйти?
  - Оставайся, если нервы крепкие.
  Смит снял куртку и протянул руку. Менард достал из кармана шприц и аккуратно ввёл иглу. Тёмная, странно переливающаяся на свету, кровь вампира наполнила прозрачный цилиндр. Едва Менард извлёк иглу, как ранка от неё исчезла словно стёртая. Смит забрал шприц, и оба вампира подошли к детёнышу. Менард улыбнулся слегка побледневшему Лорану и перевернул Игнатия на спину. Железные пальцы жёстко сдавили плечо и запястье. Смит начал медленно вводить в вену детёныша кровь настоящего вампира. Когда первые капли попали по назначению, Лоран понял предосторожность Менарда. Резкие конвульсии сотрясли тело Игнатия, глаза широко раскрылись, из горла вырвался хрип. Звук получился настолько жуткий, что Лорана пробрала дрожь, он постарался взять себя в руки.
  - Помочь? - спросил из упрямой вежливости.
  - Ни в коем случае! Он опасен, Лоран. Сила есть, а вот ум пока не вернулся в голову. Держись подальше, если хочешь сохранить кости целыми.
  Смит закончил инъекцию, и близнецы отошли в сторону. Игнатий выглядел ужасно. Лицо исказилось, конечности беспорядочно дёргались. Хрип затих, достигнув нижней точки, сменился неприятными лающими звуками. Игнатий словно задыхался. Вдруг тело выгнулось дугой, он забился в припадке.
  Смит отвернулся и озабоченно посмотрел на Лорана, а Менард наблюдал за Игнатием с характерным для вампиров отстранённым интересом.
  - Ему больно? - жалобно спросил Лоран.
  - Разумеется! Все мы рождаемся в муках.
  - И он может умереть?
  - Может. Совершенство вещь дорогая. Впрочем, шансы у него есть. После первой инъекции он выглядел хуже. У Смита старая кровь, её тяжело переварить. Я так и совсем в этом участвовать отказываюсь.
  Смит хмуро посмотрел на близнеца.
  - Ты бы избавил Лорана от подробностей.
  - Он жаждал испить горькую чашу знания и получил, что хотел.
  Вампиры посмотрели друг на друга с отчётливым вызовом, но опять разошлись в разные стороны. Лоэ сел поближе к Смиту и плотнее завернулся в куртку. Конвульсии Игнатия начали затихать, и вскоре он вытянулся на спине и погрузился в сон. Лоэ задумался, невесёлые получились мысли.
  - Как же он справлялся прежде?
  - Находился на искусственном питании. Судя по запаху, довольно долго, но вечно так жить нельзя, Лоран. Наступает реакция. Организм устаёт балансировать на грани миров и поднимает восстание.
  - Довольно подробностей! - вмешался Смит.
  - Он хотел знать, и узнает! - возразил Менард. - Ты жалеешь его потому, что любишь, и не понимаешь по той же самой причине! Для него знания важнее всего, и он продолжит добиваться их любой ценой. Мы оба бессильны что-то с этим сделать!
  Поймав очень холодный взгляд Смита, Менард, видно, решил внять голосу благоразумия и замолчал.
  Вскоре наступило время покоя, и Лоран выбрался в коридор. Сквозь пыльные стёкла лился мягкий вечерний свет. В конце коридора, у выхода в торговый зал сидела на стуле Таш, и Лоран запоздало сообразил, что следовало выставить караульных, а не болтать с вампирами. Он подошёл к девушке.
  - А где мой брат?
  - Спит.
  - Здорово! А ты одна в охранении.
  - Видишь в этом что-либо ненормальное?
  Лоран почувствовал себя неловко. Хорошо бы понять, что выражают эти чёрные с восточным разрезом глаза.
  - Я знаю, что мы все слепы, Таш. Хотелось бы ещё понять почему. Ты догадываешься?
  - Зависит от того, решаешь ты житейскую проблему или философскую.
  Лоэ поглядел на девушку с растущим интересом.
  - От нашего умения понять зависит всё. Где-то мы допустили ошибку, выбрали чужой поворот и попали в сети лабиринта.
  - Тогда нужно вернуться назад.
  - Тоже плохой выход, да и возможность отсутствует. Что-то долго нет Клейна и Голкомба.
  Таш кивнула, должно быть, подумала о том же самом, но у неё хватало терпения воздержаться от вопросов. Что-то в этой милой и довольно миниатюрной девушке присутствовало непреклонное, Лоран её чуть-чуть побаивался.
  - Пойду, посмотрю, как там друзья, - сказал он.
  Менард шагнул навстречу, едва Лоран подошёл к двери, а следом показался Смит. Он помогал Игнатию, который с трудом держался на ногах. У вампира-детёныша был потерянный, почти затравленный взгляд и незнакомая манера двигаться. Он болезненно щурился, иногда вздрагивал. Таш поднялась, внимательно вглядываясь в прежде знакомое лицо.
  - Что вы с ним сделали? - спросила она.
  - То, что не сумел он, - резко ответил Менард. - Задавать вопросы на эту тему неприлично. Отвечать на них - тем более.
  Таш пожала плечами, демонстрируя полную готовность игнорировать благоразумие, и шагнула навстречу. Менард недобро оскалился, но Игнатий, должно быть, узнал девушку, слабо улыбнулся.
  - Со мной всё в порядке, Таш. Знобит и больно в голове, но эти новые ощущения скоро пройдут.
  - Даже не надейся! - в обычной манере ободрил Менард. - Они останутся. Ты к ним привыкнешь. Или не привыкнешь. Как повезёт. Кстати, что мы здесь делаем? Нужно уходить.
  - Не дождавшись ваших друзей? - спросила Таш.
  - Они легко нас найдут.
  Таш открыла рот, чтобы возразить, но Менард удержал её резким движением руки.
  - Тише! Сюда идёт человек.
  Он прикрыл глаза и через несколько томительно длинных секунд уточнил:
  - Это Лариса.
  Лоэ машинально посмотрел на Смита, и Смит, как всегда почувствовав, отвлёкся на мгновение от забот о детёныше, чтобы слегка улыбнуться приятелю. Лоран успокоился. Вскоре тоже услышал шаги. Сумерки стремительно сгущались, но Лоран сумел рассмотреть, что это действительно Лариса. Девушка тяжело дышала. Она подошла ближе и остановилась.
  - Почему ты одна? - спросила Таш.
  - Потому что Клейн и Голкомб перешли на их сторону.
  В следующее мгновение бесшумная серебряная молния взрезала вечерний воздух. Менард держал шпагу с твёрдостью недоступной человеку, и острие клинка остановилось в сантиметре от горла Ларисы. Лоран судорожно вздохнул, но дёрнуться не посмел.
  - Нет! Против правил! Так нельзя говорить! - сказал Менард.
  Лариса держалась спокойно, по крайней мере, испугалась меньше Лорана. Взгляд оценил блестящую полосу стали и сосредоточился на вампире. Лариса научилась смотреть мимо его глаз.
  - Отчего, если это правда?
  Менард убрал шпагу, и клинок вернулся в ножны так же стремительно и беззвучно, как покидал их. Вампир слегка оскалился.
  - Ты возлюбленная моего друга, и поэтому я буду учтив, но ты не из нашей команды, и не тебе судить. Назови Клейна и Голкомба тупыми солдафонами, я слова в упрёк не скажу, тем более что так и есть, но обвинять их в предательстве ты права не имеешь. Расскажи, что ты видела или слышала, а выводы мы сделаем сами. Полагаю, Густав Клейн сказал бы примерно тоже самое.
  Лоран откашлял застрявший в горле нервный ком и подтвердил:
  - Менард прав, Лариса. Прости, пожалуйста.
  Вампир повернулся к близнецу и произнёс что-то, непонятное остальным. Смит прислонил Игнатия к Менарду, скользнул мимо Ларисы. Его стройный силуэт неслышно растворился в сумерках.
  - Рассказывай! - потребовал Менард.
  Лоран вспомнил, что старшим оставили его. Настаивать на законных правах, пожалуй, было поздно. Лоран давно понял, что без его непосредственного участия события разовьются удачнее.
  - Лучше нам уйти отсюда! - сказала Лариса. - Наговориться успеем.
  - Обязательно уйдём, но прежде Смит посмотрит по сторонам. Ты можешь начать.
  - Густав Клейн решил вернуться в подземное убежище Игнатия, полагая, что там хозяйничают враги и можно прихватить кого-нибудь для беседы. Он не ошибся, да врагов оказалось значительно больше, чем рассчитывали. Слишком много, чтобы иметь шанс отбиться.
  - Почему ты осталась на свободе? - поинтересовался Менард.
  - Потому что находилась поодаль. Они так обрадовались, обнаружив ребят, что быстро свернули поиски.
  - Но ты утверждаешь, что друзья переметнулись на сторону врага, а не захвачены в плен, - настаивал вампир.
  Лариса глубоко вздохнула, глаза сузились, когда она прямо посмотрела на Менарда. Несмотря на испытываемый гнев, взгляд её поплыл, как у любого человека. Менард терпеливо опустил веки, смягчая эффект, и Лариса почти сразу опомнилась.
  - Да, вначале происходящее выглядело как пленение, но затем пошёл мирный разговор, и ушли они добрыми друзьями.
  Из густеющего мрака появился Смит.
  - Уходим, - сказал он. - Эти люди здесь.
  Бегство получилось не паническим, но довольно поспешным. Впереди легко шагал Менард, за ним Таш и Жерар, Лариса и Лоран. Смит замыкал группу. Он оказывал помощь Игнатию, который с трудом держался на ногах. Сначала прошли большой гулкий зал, потом спустились вниз, где передвигаться пришлось почти ощупью, и снова наверх. Лоран обнаружил, что ночная тьма не так и непроглядна. Должно быть, жилые кварталы располагались близко и озаряли округу.
  Выйдя из подвала, группа оказалась в широкой галерее. Повеяло прохладным воздухом, и Лоран беспричинно обрадовался этому обстоятельству, но Менард резко остановился и сердито топнул ногой.
  - Здесь нас тоже поджидают, - сказал он неожиданно спокойным тоном. - Ну, я-то в плен сдаваться не намерен. Надоели эти фокусы. Пойдём напролом! Командуй атаку, Лоран!
  - А нужно? - робко спросил Лоэ.
  - Да! - сказал Менард.
  - Вперёд! - прошептал Лоран.
  - Браво, мой дорогой! - оскалился вампир.
  Блеснули в широкой улыбке зубы, показалось, они растут даже на затылке. Менард повернулся и оглядел команду, серые глаза сверкали холодным весельем, рука тянула из ножен такую же серую и холодную сталь. Смит с безучастной небрежностью (не иначе заразился от близнеца) выпустил Игнатия, позволив детёнышу осесть на пол, и только что через него не перешагнул. Одним неслышным движением миновал людей и стал рядом с Менардом. Вампиры быстро переглянулись и пошли вперёд.
  - Они же слепы! - со стоном выдохнула Лариса. Лоран хотел ответить, но лишь беспомощно разинул рот.
  Менард услышал своевременное замечание и снова на мгновение обернулся. Надменная, насмешливая и чуть кокетливая улыбка послужила адекватным ответом. Он оставался вздорным, неуправляемым, жестоким и холодным вампиром, но начисто лишён был привычки отступать, бросая на произвол судьбы тех, кто положился на его защиту. Лоран почувствовал закипающие в глазах слёзы и крепко сжал руку Ларисы.
  Вампиры шли легко и красиво, шаг в шаг, одинаково, как и положено близнецам, а потом Менард резко отклонился в сторону. Тонкая прядь волос, словно сама отделилась от его головы, Лоран увидел, как локон серебряно блеснул, попав в полосу света, а Менард взмахнул клинком, и предсмертный крик вспорол ночь, как сталь рассекла тело.
  Дальнейшего боя Лоран не видел, занятый другими заботами.
  - Вперёд! На прорыв! - скомандовал он самому себе и остальным.
  Нагнувшись, он подхватил Игнатия - Лариса подставила плечо с другой стороны - и побежал следом за вампирами. Он слышал лязг железа, вопли и стоны, но опять всецело сосредоточился лишь на собственной задаче. Смит и Менард делали главную работу, помогать им - только мешать. Потом команда очутилась-таки на свежем воздухе, а противник, по всей видимости, бежал, потому что Смит взял Игнатия из рук Лорана и Ларисы. Скорость передвижения сразу возросла. Куда вёл Менард сквозь лабиринт заброшенных строений, Лоран решил выяснить потом. Сначала следовало выдержать гонку.
  Время от времени, помня о плохой тренированности Лорана и Жерара, Менард давал отряду передышку. Выражалось милосердие в том, что бег ненадолго сменяется быстрым шагом. Вначале Лоран не надеялся вынести заданный темп, но постепенно втянулся и даже ощутил какую-то лёгкость. Правда, обманчивость этого впечатления он осознал вполне, когда Менард объявил привал. Силы оставили разом, и Лоран упал бы на месте, не подхвати его Смит. Вампир освободился от ноши и смог целиком сосредоточится на Лоэ. Прежде чем позволить усталому человеку сесть, Смит заставил его медленно пройтись по площадке. Лариса и Таш оказали ту же услугу Жерару, но Лоран слишком вымотался, чтобы ощутить стыд за себя и за близнеца.
  Когда его оставили, наконец, в покое, он погрузился в сон, более похожий на обморок.
  
  
  
  Глава 13
  
  Разбудили солнечные лучи и нежные пальцы Ларисы, пригладившие растрёпанные волосы. Лоран потянулся навстречу тому и другому, услышал смех и открыл глаза. Обе девушки смеялись чему-то, Жерар сидел, угрюмо прислонясь к стене. Сквозь пустой оконный проём лился радостный свет идущего дня. Лоран тоже сел. Голова закружилась, а в желудке образовалась настойчивая пустота. Лоран вздохнул.
  - Где остальные? - спросил он.
  Таш махнула рукой.
  - Найдёшь дальше по коридору. Они, как всегда, стремятся к уединению. Кстати, спроси, добились ли чего стоящего от парня, которого прихватили с собой.
  - От кого? - не понял Лоран.
  - Они взяли в плен одного из невидимок. Раненого, но, кажется, живого.
  Лоран отправился в указанном направлении, размышляя попутно, догадывается ли девушка о подлинной сути его друзей, а если догадывается, что думает по данному поводу. Выглянув в окно, он обнаружил, что находится на верхнем этаже нежилого здания. Внизу зеленели деревья.
  Вампиры расположились обычным порядком, то есть на максимальном удалении друг от друга. Лоран хотел бы понять почему, но спросить прямо постеснялся.
  - Привет! - сказал он.
  - О! Доблестный командир! - воскликнул Менард. - Будут какие-либо распоряжения?
  - Разумеется! - сердито ответил Лоран. - Насколько я понимаю, у вас пленник. Доложите всё, что узнали у него.
  - Желаете сами его допросить? - продолжал развлекаться вампир.
  - А он ещё жив? - недоверчиво спросил Лоран.
  Этого Менард не выдержал и засмеялся. Смит бросил на близнеца быстрый хмурый взгляд, но промолчал. Менард самозабвенно веселился, он сказал:
  - Извини, командир. Здесь ты прав: мы уже распили его на троих, и общение с холодным трупом вряд ли доставит тебе удовольствие.
  Лоран уселся возле дверного проёма, абонировав, таким образом, четвёртую свободную стену. Если Менард намеревался шокировать его, то не преуспел.
  - Он смог что-то сказать?
  Ответил Смит.
  - Мы, разумеется, допросили, но без особого результата. Неофит и плохо осведомлён. Механизм невидимости для него такая же тайна, как и для нас. С ним делали что-то, но под наркозом.
  - Я бы задал другие вопросы, - задумчиво сказал Лоэ.
  - Извини, Лоран, - заговорил Менард. - Мы не могли ждать. Срочно требовалось питание. Кровь после долгого воздержания делается стерильной, на данном этапе Игнатию этого мало.
  Молодой вампир слегка пошевелился, и Лоран понял, что он в сознании, хотя и лежит, отвернувшись к стене.
  - Что с ним? - спросил Лоран шепотом, хотя глупо было рассчитывать, что Игнатий не услышит.
  - Абстиненция, - хмуро ответил Смит.
  Он закатал рукав, а Менард привычно и ловко нацедил крови из вены. Инъекция на этот раз прошла спокойно. Игнатий лишь вздрагивал иногда как от озноба. Когда Менард убрал пустой шприц, быстро спросил:
  - Теперь навсегда? Эта пытка, непрерывное мученье?
  - Привыкнешь, - ответил Менард. Он говорил без обычной насмешки, просто равнодушно. - Те, кому удаётся выжить, привыкают. Мы сделали всё, что могли, дальше трудись сам.
  - Мне долго придётся зависеть от вас?
  - Ты свободен уйти прямо сейчас. Сомневаюсь, что ты нужен Смиту, мне тем более, но лучше повремени, мы обучим основам ремесла.
  Игнатий медленно приподнялся и сел. Оба старших вампира на этот раз остались рядом, и Лоран моментально понял, почему. Неофит впервые полностью пришёл в себя, ему предстояло пережить случившееся. Горечь внутренних перемен прошла по лицу, как тень от набежавшего облака, он прошептал что-то, покачал головой, но быстро опомнился. Рассеянный взгляд скользнул по Лоэ и вдруг затормозил и не по-хорошему сфокусировался.
  - Я хочу убить этого человека! - потрясённо сказал Игнатий. - Я знаю, что нельзя, но всё равно хочу его убить!
  Менард собирался высказаться, но покосился на Смита и против обыкновения промолчал. Игнатий вряд ли нуждался в том, чтобы ему растолковывали всё до мелочей, поскольку вампира сделали из очень неглупого человека. Лоран встал и вышел. Прицельный взгляд хищника не напугал, настоящей опасности не было, но зачем мешать дружному коллективу упырей разбираться с внутренними проблемами?
  Вампиры появились скоро. Близнецы как всегда смотрелись великолепно, и на их фоне прозелит выглядел особенно неуклюжим. Он двигался порывисто и нескладно, как щенок, который ещё не знает точно, что надлежит делать со своими лапами. Кроме того, Игнатий шарахался от окон, страшась света и время от времени болезненно вздрагивал. Тем не менее, это был настоящий вампир. Во взгляде Жерара появилось хмурое неодобрение.
  В дверном проёме Игнатий остановился и рукой прикрыл глаза.
  - Здесь светло!
  Видимо, даже звуки собственного голоса оглушали, он поморщился, ладонями закрыл уши. В полутёмном коридоре почувствовал себя увереннее, но с заметным облегчением опустился на пол.
  - Он ещё приличен, - сказал Менард, перехватив испуганный взгляд Лорана. - Почти адекватен, не спит днём, и может короткое время выносить отражённый солнечный свет. Поверь, вполне жизнеспособный экземпляр, бывают значительно хуже.
  Игнатий медленно повернул голову и посмотрел на старшего вампира.
  - Да, вы правы. Я сам заварил кашу и теперь должен её расхлебать. Благодарю вас обоих за помощь и, фактически, спасение моей жизни. Я ваш должник.
  Смит слегка поклонился, Менард едва заметно улыбнулся. Игнатий передохнул и заговорил снова.
  - Насколько я понимаю, мы находимся в брошенных кварталах. У меня много различной собственности, есть дом неподалёку, там мы будем в безопасности. Это в дачном предместье. Участок номер двести семь.
  - Тебе рано выходить под прямые лучи солнца, - заявил Менард. - Свет убьёт, и при этом больно помучает.
  Восхитительная прямолинейность. Если Игнатия и потрясло сообщение, он быстро справился с собой. Поразмыслив, сказал:
  - Есть подземные пути. Бывшие коммуникации. Вы сможете ориентироваться внизу?
  - Легко, - ответил Менард. - Проблема не в нас, и даже не в тебе. Подобное путешествие слишком тяжело для людей. Дело в том, что какую-то часть коммуникаций я уже осмотрел.
  - Мы можем разделиться, - быстро предложил Лоран.
  Взрослые вампиры переглянулись.
  - Разумно, - сказал Смит. - Я пойду с Игнатием. Менард с людьми.
  - Я тоже пойду с Игнатием, - заявила Лариса. Лоран испуганно посмотрел на неё. - Успокойся, я отлично справлюсь.
  Смит кивнул. Менард распорядился:
  - Выступаем тотчас. Первая группа - Смит, Лариса, Игнатий. Старший - Смит. Остальные следуют за мной. Выполнять!
   Лоран крепился, но ощутил себя одиноким и беззащитным, когда вампир, ставший неотъемлемой частью жизни, исчез в полутьме пустого дома.
  Менард повёл группу странным маршрутом. Вместо того чтобы спуститься на улицу, пошли вглубь дома, перебрались на крышу соседнего, потом внутрь, вниз, через невероятно захламлённый двор, вошли в следующее здание, а потом Лоран махнул на всё рукой и полностью доверился опыту проводника. Он смутно представлял, как удастся отыскать жилище Игнатия, но и этой проблемы голову избавил. Его голова слишком большая ценность, чтобы напрягать её пустяками. Тем более что Менард к слабостям спутников на этот раз снисхождения не проявил и темп задал убийственный. Должно быть, он полагал, что подопечные втянулись. Когда вышли в жилые кварталы, и на улицах появились люди, вампир вынужденно сбавил скорость, чтобы группа сливалась с толпой. Вскоре пошёл ещё медленнее, а затем и совсем остановился, разглядывая довольно большой дом сквозь чугунный узор ограды.
  - Нам туда? - спросил Лоран.
  Менард кивнул.
  - Здесь защита. Излучение, несомненно, присутствует, мы потревожим сигнализацию, если попробуем проникнуть на территорию.
  - А в доме есть кто-нибудь?
  - Энергия сбивает восприятие, но почти наверняка нет. Таш, справишься?
  - Попробую.
  Девушка подошла к калитке, сдвинула панель сбоку и попробовала ввести пароль. Первая попытка окончилась неудачно, и Лоран нервно огляделся. Хотя улица была тиха, люди по ней ходили. Большинство не обращали внимания на команду, но трое молодых парней всё же остановились.
  - Забавная трость, - сказал один, разглядывая шпагу Менарда.
  - А это действительно ваш дом? - спросил другой.
  Таш повернулась, чтобы дать правдоподобный ответ, но Менард покачал головой, призывая её заниматься своим делом. Вампир шагнул навстречу юношам. Сладкая почти приторная улыбка появилась на губах, глаза заблестели. Он молчал, но люди пошли прочь, а вампир, продолжая улыбаться, посмотрел им вслед.
  Дверь уступила натиску Таш и отворилась. Жерар, неловко мявшийся в стороне, повеселел. Он вошёл вслед за Таш в ограду, а Лорана Менард придержал, дружески обняв за плечи.
  - Пожалуй, мы можем вручить Жерара этой девочке, он окажется в надёжных руках. Тем более что кому-либо другому он, как будто, не очень и нужен.
  Лоран сердито высвободился и догнал близнеца и его подругу. Менард, посмеиваясь, замыкал процессию. Он как всегда был в прекрасном настроении. Входная дверь отпиралась тем же паролем. Таш задействовала системы обеспечения и заказала еду. Лоран, прихватив свою порцию, оставил Жерара и Таш наедине и пошёл искать Менарда. Вампир успел принять душ и сменить порванную испачканную одежду на новую. Он расположился в гостиной. Лоран сел напротив.
  - Почему команды Смита ещё нет? - спросил он.
  - Подземные пути длиннее. Кроме того, из коммуникаций нет прямого хода в дом.
  Лоран принялся за еду, стараясь игнорировать вполне довольного собой вампира. Без Клейна он чувствовал себя неуютно, без Смита вдвойне.
  
  Разбудил всё тот же несносный вампир, причём способ выбрал достаточно жёсткий. Тёплая масса воды обрушилась на Лорана, и он натерпелся страха, прежде чем сообразил, что Менард отнёс его в ванную комнату и включил душ. Раздеть Лорана он, естественно, не потрудился.
  - Что ты делаешь? - закричал Лоран. - Я почти захлебнулся! Я ведь мог утонуть!
  - Ну, не утонул же! Скажи спасибо, что вода не холодная! Приведи себя в порядок. В шкафу полно новой одежды, тебе она придётся впору, хотя с твоим аппетитом эта счастливая эпоха может быстро закончиться.
  - Выйди за дверь! Я охотно приму душ, но без твоей помощи.
  - Поторопись! Скоро придут остальные и наверняка захотят смыть с себя память о здешних подземельях. Ванные комнаты окажутся востребованы.
  Лоран последовал совету. Когда, завернувшись в полотенце, он вышел из ванной, его поджидала выложенная на видном месте одежда. Облачившись в неё и посмотрев на себя в зеркало, Лоран в очередной раз признал, что вкус у Менарда безупречный.
  Смит, Лариса и Игнатий пришли, когда тьма сгустилась. Игнатий выглядел лучше, чем днём: не вздрагивал испуганно от каждого шороха и передвигался достаточно уверенно, Лоран подумал, что он созрел для серьёзного разговора. Откладывать дальше не было смысла, потому что гонки с преследованием грозили обрести быстрый и грозный финал.
  Лоран поставил кресло прямо напротив дивана, где расположился Игнатий.
  - Насколько я понимаю, вы освоились с новым статусом, господин Маар, а значит пришло время кое в чём разобраться. У меня есть вопросы.
  - Я слушаю, - сказал Игнатий.
  Жерар и обе девушки ушли спать. Менард подошёл к двери, притворил её плотнее. Смит стал возле кресла Лорана. Игнатий утомлённо разглядывал всех троих. Лоран привык бодрствовать по ночам и чувствовал себя прекрасно.
  - Займёмся поисками врагов. Наверняка у вас есть база данных на коллег во власти. Распечатайте самое основное на бумаге, мне так легче будет работать.
  - Это почти двести человек!
  - Вам жалко бумаги, Игнатий?
  Лоран держался так уверенно, что юный вампир колебался лишь мгновение. Он ушёл в кабинет на втором этаже. Лоэ расслабился: пока события развивались по плану.
  - Ты сваришь кофе, Смит?
  - Попробую. Тебе нужна помощь?
  - Пока нет.
  Смит всегда верит ему, и это бальзам для души. Менард едва дождался, когда за Смитом затворится дверь, но это тем более предсказуемо.
  - Ты докопался до сути?
  - Допустим, - ответил уклончиво Лоран.
  - Скажешь? - поинтересовался вампир.
  - Нет, не скажу.
  Менард отреагировал на удивление спокойно: вопросы задавать перестал и опять погрузился в свои мысли. Вернулся Смит с кофейником и сел напротив Лорана.
  - Что дальше?
  - Сначала посмотрю материалы, которые принесёт Игнатий.
  - Не пора поинтересоваться местонахождением и самочувствием наших друзей? - спросил Смит.
  Лоран налил кофе и выпил сразу половину чашки, потом сказал:
  - Думаю, мы движемся к одной и той же цели, хотя с разных сторон. Смешно даже предположить, что Густав Клейн, попал в плен к невидимкам по собственной глупости. Появилась подходящая возможность для внедрения, и он воспользовался случаем. Знал, что Лариса вернётся и всё расскажет, а мы правильно поймём его намерения. Так, Менард?
  Вампир коротко взглянул, но промолчал. Лишь когда Игнатий вернулся с объёмистой стопкой распечаток, Менард выказал слабый интерес. Он подошёл к Лорану, жадно углубившемуся в документы, и принялся смотреть через его плечо. Лоран был слишком занят, чтобы обращать внимание на вампира. Менарду быстро надоело. Он обменялся несколькими фразами со Смитом, затем поманил Игнатия и ушёл вместе с ним.
  Лоран перестал замечать течение времени. Кофейник сохранял температуру напитка. Выпивая очередную чашку, Лоран с трудом осознавал, что прошли часы, а не минуты. Перевернув последний лист, посмотрел по сторонам. Глаза болели, голова гудела, но эйфория победителя была сильнее усталости. Лоран обнаружил, что пребывает в обществе одного Менарда.
  - А где Смит? - спросил он, потирая глаза.
  - Могу рассказать. Нужны подробности?
  - Нет. Я знаю, с кем связался и принимаю условия как данность. Беспокоит другое. Я боюсь, что кровавый опыт оставляет след в психике, а что нам способно помешать сейчас, так это рефлексии от ломки сознания. Я хочу видеть здраво рассуждающего Игнатия, поэтому неадекватное существо, сводящее счёты с проснувшейся не к месту совестью, спутает всю игру.
  Менард задумчиво улыбнулся.
  - Если возникнет проблема, мы примем меры. Будь спокоен. Нужен Игнатий в здравом уме - таким и сделаем. Кстати, можно и наоборот.
  - Рад слышать. То есть, я рад слышать первое, а второе смело отношу к разделу глупых шуток, которыми ты обычно достаёшь Клейна и Голкомба. Следующей ночью сделаем вылазку, поэтому сейчас я намерен поспать.
  - Хорошо, я понял, - ответил Менард.
  
  Лоран оглядел маленькую армию и подумал, что, наверное, Антон Лукас был бы неимоверно счастлив получить в своё распоряжение команду с таким чудовищным потенциалом. Воспоминание о том далёком, почти нереальном мире навеяло лёгкую меланхолию, но Лоран справился с эмоциями. Полезно ощущать себя Наполеоном в канун Аустерлица, хотя привычная ироническая усмешка Менарда всегда напомнит о необходимости проявлять самокритичность.
  - Итак, какой у нас план? - спросил Менард.
  - Мы пойдём напролом и убьём всех, кто преградит путь! - сердито ответил Лоран.
  Улыбка Менарда погасла, взгляд посерьёзнел, что-то промелькнуло в глазах, характерный такой огонёк, но вампир оставил мысли при себе и сказал:
  - Великолепный план, мне нравится. Слегка попахивает плагиатом, но от этого любезен ещё больше.
  - И вы полагаете, что нашли логово врага? - спросил Игнатий.
  В голосе прозвучало недоверие. Этот человек, вернее, уже не человек имел полное право сомневаться. Чужак, свалившийся неведомо откуда за пару дней разгрёб ситуацию, что система напрасно переваривала годами. Взгляд Менарда добавил Лорану мужества. Вампир на его стороне. Чувствуя поддержку, легко идти даже напролом. Менард знает, как это делается. Выручит, если что.
  Лоран выложил на стол стопку порядочно измятых листов.
  - Вы ищете сложные ответы на простые вопросы, большинству людей почему-то свойственно так поступать, но в жизни обычно всё иначе. Сложное представляется таким потому, что мы его не понимаем, а значит, можно сказать себе, что в мире нет ничего непостижимого, а есть лишь плохо понятое.
  Лоран оглядел внимательно слушавших вампиров и побоялся дальше морочить им головы.
  - Вот адрес! - сухо сказал он, обращаясь исключительно к Игнатию. - Нам туда! Сможете провести?
  - Но ведь это спортивный клуб! - изумился Игнатий.
  Следы рефлексий, что Лоран приметил на его лице в начале разговора, теперь исчезли без следа, чему можно было лишь порадоваться. Лоран знал на собственном опыте, как душевные переживания мешают работе.
  - Да, клуб! - сказал Лоран, твёрдо глядя в глаза бывшему человеку. - Что вас смущает?
  - Там пусто ночью, - предположил Игнатий.
  - Тогда спокойно вернёмся домой.
  - Пошли! - сказал Менард. - Тот, кто соглашается с этим человеком, всегда в выигрыше.
  Путь к намеченной цели почему-то представлялся долгим, а Игнатий просто пригласил на крышу. Там ждал пассажиров летательный аппарат совершенно готовый к использованию, Игнатий ввёл нужные координаты в автопилот. Лоран ещё привыкал к техническим совершенствам этого мира. Всё здесь казалось слегка поддельным. Он даже не посмотрел в окно, полностью доверившись спутникам, и слегка удивился, когда аппарат резко пошёл на посадку.
  Внизу опять оказалась городская окраина. Не брошенные за ненадобностью кварталы и не фешенебельные линии дорогих особняков, а скорее рабочее предместье. Целый обособленный мир, где производственные корпуса чередуются с жилыми домами. Сам Лоэ вырос примерно в такой среде и почувствовал себя отчасти дома.
  Нужное здание окружали деревья, хотя назвать зелёное пространство парком у Лорана не повернулся бы язык. Тот, кто осваивал местность, проявил больше усердия, чем вкуса.
  - Нам туда? - спросил Лоран, показав для верности пальцем.
  - Если вы не ошиблись, - индифферентно ответил Игнатий.
  Лоран повернулся к своим вампирам.
  - Что скажете?
  Менард уверенно заявил:
  - Ты как всегда прав, командир. Здание выглядит пустым, но люди там есть, и их много.
  - А разная техника, которую так уважает наш Густав?
  На этот раз ответил Смит.
  - Может быть, и нет, иначе, зачем понадобились дозорные?
  - Наблюдатели? - оживился Лоран. - Где?
  - В мезонине.
  - Ну, обзор оттуда скверный, - с сомнением сказал Лоран. - И совершенно точно не круговой.
  Лоран колебался. Силовые акции не его стихия. Пришла пора командовать, а как? Менард, подобно всем вампирам обострённо восприимчивый к деталям, тут же пришёл на помощь. Он опять взял инициативу на себя.
  - Стоя здесь на холодном ветру, мы ничего нового не узнаем, поэтому - вперёд! Ты втравил нас в авантюру, дорогой Лоран, и отступать теперь я не позволю. Будем штурмовать крепость, раз пришли. Я пойду первым, Смит возьмёт на себя роль заградительного отряда. В атаку, друзья мои! Напролом так напролом!
  На деле, конечно, вампир не рванул вперёд, оглашая окрестности боевым кличем. Он уверенно втянулся в заросли, откровенно оскорбляющие высокое искусство культивирования садов и парков, но зато достаточно густые. Лоран и Игнатий пошли следом. Невозмутимый Смит, слегка отстав, прикрывал тылы. Менарда учить скрытому передвижению в пространстве - даром время тратить. Он справился с задачей блестяще и, уложившись в рекордно короткий срок, привёл группу к боковой двери. Здесь лежала густая тень, и из окон место не просматривалось, но и дверь оказалась заперта. Ощущая на себе насмешливый взгляд Менарда, Лоран старательно её подёргал и отступил в сторону.
  - Одна из трудностей, что любит наш друг Голкомб.
  - Мы так не договаривались! - засмеялся Менард, он был в отличном настроении. - У них своя армия, у нас своя. Командуй тем, что имеешь, дорогой Лоран. Твоё слово, Смит?
  - Напролом! - ответил Смит.
  - Как верно сказано! - обронил очередное замечание Менард. - Посторонись, человек!
  Лоэ с готовностью отступил вдоль стены, давая дорогу специалистам. Действительно, стоило ли вспоминать Голкомба, когда в его распоряжении куда более жёсткие бойцы? Как именно действовали вампиры, Лоран в темноте не видел. Тишину колыхнул протестующий визг дверных механизмов, и через секунду к услугам отряда предстал пустой проём. Лоран ощутил себя полководцем, следующим за победно наступающими войсками.
  Внутри мрак царил кромешный и Менард взял человека за руку, чтобы служить поводырём. Сначала шли прямо, причём Лоэ осознавал близкие стены коридора, затем пространство раздвинулось и снизу потянуло сквозняком и резко запахло.
  - Ступени, - едва слышно прошелестел во мраке голос Менарда. - Спускаемся вниз.
  Когда одолели невидимую во мраке и глухо отзывающуюся на шаги лестницу, Лоран услышал голоса. Точнее сказать, отрывистые вскрики, что вначале показались любовными стонами. Лоран покраснел. Смит, между тем, подошёл вплотную. Близнецы обменялись почти недоступными человеческому слуху репликами - Лоэ уловил отдельные шипящие - а потом проделали с очередной дверью ту же операцию, что и наверху.
  Впечатления ударили по чувствам сразу, как океанский накат. Вампиры быстро втянулись внутрь, кто-то из них втащил не вдруг опомнившегося Лорана. Обширное полуподвальное помещение было залом для тренировок, и теперь Лоран узнал запахи, характерные для таких мест. Он поморгал, чтобы глаза притерпелись к свету. Вампиры быстро и неслышно рассредоточились, как привыкли делать всегда, и в первое мгновение Лорану показалось, что вторжения никто не заметил. Наивное, детское заблуждение продержалось секунд пять.
  В зале было около десяти человек, почти одни мужчины, и появление четверых чужаков особого замешательства не вызвало. Они развернулись и тоже рассредоточились, словно надеясь запугать пришельцев, не доводя дело до драки. Менард - он ещё держал в руках вынесенную дверь - бережно прислонил её к стене. Ладони соприкоснулись с тихим шорохом, стряхивая пыль. Вампир улыбнулся. Крупные белые зубы выразительно заблестели на ярком свету, и Лорану показалось, что на многих лицах выразилось сомнение.
  - Убейте их! - сорвано крикнул кто-то из глубины помещения.
  Высокий голос стегнул как плетью, и бойцы подобрались и увереннее начали перемещаться навстречу двум вампирам.
  - Как, всех? - удивился Менард, тотчас делая вид, что принял императив на свой счёт. - Эти люди безобидны. Вы уверены, что следует их прикончить, дорогая девочка?
  Лишь теперь Лоран разглядел вражеского командира, и челюсть отвисла по собственному почину. Сказать, что это красавица, значило совсем ничего не сказать. Она показалась Лорану чуждым грубого мира волшебным видением. Белокурые волосы струятся по плечам, огромные светлые глаза сияют небесной голубизной, хрупкая фигурка как у эльфийской принцессы или феи. На какое-то время Лоран совсем забыл, что его жизни угрожает реальная опасность.
  Впрочем, если женщина рассчитывала деморализовать противника, жестоким приказом или неземной красотой, то просчиталась. Близнецы вампиры доказали, что для таких экспериментов они материал стойкий. Женские чары подействовали на них так же слабо, как и угрозы. Менард улыбался насмешливо, Смит - с усталым снисхождением, напомнив Лорану себя в пору раннего знакомства.
  - Мы пришли с миром! - воскликнул Лоран.
  На него обратили внимание, и он отступил, проклиная себя и страх. Эмоции затмили рассудок.
  - Вы убили много людей, о каком мире может идти речь? - резко ответила женщина.
  - Вы первые начали! - быстро вставил Лоран.
  Удержаться и не подавать реплики оказалось выше человеческих сил. Неодолимое желание высказаться перебарывало любой страх.
  - А ведь он прав, Виолетта, - заговорил Игнатий, до сих пор молча стоявший рядом с Лораном. - Вы и меня намеревались уничтожить.
  - Тебя? Что за вздор!
  - Совсем нет, чему я свидетель, - сказал Менард.
  Пока шла милая беседа, бойцы обеих сторон продолжали неуклонно сближаться, и Лоран с растущим беспокойством подумал, что слишком уверенно и расслабленно держатся "спортсмены". Где-то на задворках сознания возникла мысль сначала смутная, но быстро оформившаяся в догадку.
  - Тактика меланжа! - воскликнул Лоран. - Смит, Менард! Их здесь намного больше! Невидимые смешались с видимыми, чтобы сбить с толку!
  - Мы поняли! - ответил Менард. - Не пугай меня, я сам боюсь!
  Он искренне веселился, развлекаясь на всю катушку, а вот Лорану стало жутко. Противники вооружились длинными, острыми на вид ножами, и хотя шпаги вампиров выглядели более грозным оружием, их было в наличии всего две.
  - Да прикончите же их! - теряя терпение, закричала Виолетта.
  Мрачная тень ненависти исказила прекрасные черты, и Лоран вдруг подумал, что недопустимо так халатно обращаться с этим подарком судьбы. Красивые женщины обязаны быть добрыми. Подумать о чём-либо другом он не успел, потому что люди бросились в атаку, и вампиры, шагнули им навстречу. Прозвучал первый предсмертный вопль, и первый труп покатился под ноги Игнатию и Лорану. Лоран отступил ещё на шаг, спина влепилась в стену. У "спортсмена" было перерезано горло, и строго говоря, его, наверное, ещё не следовало называть трупом, тело сотрясали предсмертные конвульсии, и с каждым толчком шла кровь. Лоран привычно сглотнул подступающую тошноту, но в последнее время он навидался всякого, и до обморока дело не дошло. Жизнь такая.
  Другое дело Игнатий. Волна густой сладкой бессмысленно вытекающей крови его заворожила. Юному вампиру ещё предстояло закалиться в этом огне. Лоран не знал, рассчитывают на него близнецы как на боевую единицу или нет, но понял другое: сам он может полагаться лишь на себя. Два вампира дрались неумолимо и бесстрашно, но даже быстродействие, свойственное вампирам имело пределы.
  Смит и Менард ориентировались на слух, ловя звуки дыхания и шорох шагов, обоняние помогало мало: слишком резко пахло в зале человеческим потом и пролитой кровью. Тем не менее, Смит удерживал позицию, а Менард дрался с той же улыбкой превосходства на губах. На одежде вампиров появились порезы от вражеских ножей, кровь запятнала и рубашки и лица, но близнецы, не желающие полностью примириться друг с другом, готовы были погибнуть, сражаясь плечом к плечу.
  Лоран малодушно подумал об отступлении. Отходить тем путём, что пришли, опасно. Есть риск застрять в узком тёмном коридоре, если кто-то самый догадливый уже спешит зайти в тыл. Конечно, надлежало оставить кого-нибудь снаружи для прикрытия, но, во-первых, армия слишком мала, и выделять охранение не из кого, во-вторых, Лоран об этом вообще забыл. Глупо было ввязываться в опасное предприятие без должной разведки, теперь Лоран понял ошибку. Он показал себя плохим командиром.
  Пока он бессмысленно мучился перебором промахов, обстановка на поле боя опять изменилась. Когда и как один из невидимых врагов сумел прорваться, Лоран не услышал - в таком-то шуме! Он просто отреагировал на рефлекторное движение Игнатия. Прежде всего Лоэ испугался. Правда, на этот раз не за себя. Страх как ледяной ветер ожёг кожу и подхлестнул к действию. Лоран вскрикнул и попытался оттащить заторможенного Игнатия. О себе забыл, поэтому едва почувствовал в первый момент, как стальной клинок вспорол кожу на плече. Чужое дыхание загремело в ушах. Лоран опять закричал и мысленно оттолкнул от себя зло, что ему угрожало. Он редко пользовался скрытыми способностями вот так, наугад, но получилось. Противник отстранился, а обернувшийся на крик Смит шагнул назад и прорезал шпагой пустоту, наполнив её ещё одним человеком, теряющим невидимость вместе с жизнью. Лоран повернулся посмотреть, что так жжёт, и почему онемела рука, увидел густо пошедшую из раны собственную кровь, и на этот раз сознание сохранил с трудом.
  И вот тут обстановка опять изменилась. Подоспели Густав Клейн и Голкомб. Схватка вышла на новый виток, когда оба верона вломились в неё с холодной яростью и неоспоримым умением. Они легко прорвались и заняли законное место в строю с вампирами. Лоран вскрикнул, на этот раз от радости, ведь Густав и Голкомб видели всех и могли помочь товарищам. Злорадное выражение, появилось на лице Менарда. Все четверо развернулись в линию и повели наступление всерьёз.
  Победа обрела реальные черты. На Лорана навалилась слабость, он постарался превозмочь её: не время сейчас падать в обморок - самое сложное впереди. Сражения рано или поздно заканчиваются, и тогда приходится разгребать их последствия. Лоэ обоснованно полагал, что эту работу как раз на него и свалят. Всё же ему было откровенно плохо.
   Менард оглянулся на мгновение, крикнул что-то Смиту, получил короткий ответ и вдруг исчез из поля зрения, лишь зазвенела оброненная шпага. Оставшиеся трое без особого замешательства сомкнули ряды, а Менард появился за спинами "спортсменов". Лишь один противник оказался на его пути. Клинка у Менарда больше не было и он, небрежно взмахнув рукой, вырвал человеку горло, так что брызнула во все стороны кровь из порванных артерий. Виолетта, а именно к ней стремился вампир, отшатнулась, Менард оказался рядом, окровавленные пальцы вцепились в тонкую шею. Другой рукой вампир схватил Виолетту за волосы и скользнул ей за спину, чтобы улучшить обзор всем заинтересованным сторонам.
  - Стоять на месте! - заревел Голкомб таким голосом, что даже Лоран испуганно отшатнулся и присел, пачкая стену кровью. - Бросьте оружие, или мы убьём заложника!
  Менард, видимо, хорошо понимал, что эту хрупкую девушку запугать трудно, но он постарался. И, пожалуй, нужного эффекта достиг. Лоран отчётливо разглядел страх на красивом лице. Надо быть сверхчеловеком, чтобы устоять, когда прямо у тебя на глазах таким не вполне тривиальным способом убивают хорошего знакомого, а потом берут за горло липкой и горячей от пролитой крови рукой.
  Схватка приостановилась. Противники присматривались друг к другу, пытаясь просчитать, как далеко готова зайти каждая из сторон.
  - Живо оружие на пол и пять шагов назад! - продолжал давить Голкомб. Его психология мало отличается от менардовой.
  Лоран подумал, что они вообще похожи, ещё подумал, что люди могут усомниться в серьёзность намерений Менарда и Голкомба. Скорее всего, им покажется невероятным, что мужчина способен поднять руку на столь прекрасную женщину, и они решат, что Менард блефует. Лоран начал быстро просчитывать возможности, но тут на сцене появилось новое действующее лицо.
  Высокий мужчина обозначился в проёме вынесенной вампирами двери и ситуацию оценил с одного взгляда.
  - Бросьте оружие! - велел он, и сразу стало понятно, кто у противника главный.
  "Спортсмены" повиновались, мрачно отступили к стене. Смит, слегка кивнув Клейну, повернулся и подошёл к Лорану. Отстранив, почти отшвырнув в сторону Игнатия, Смит озабоченно заглянул Лорану в глаза, ладони взяли за плечи и легонько развернули.
  - Пустяки, царапина, - сказал вампир, бегло осмотрев рану. - Неглубоко, хотя и сильно кровоточит.
  Снять с Лоэ куртку и надорвать ткань рубашки для Смита было делом одного мгновения. Пальцы бережно соединили края раны
  - Сейчас будет больно!
  Рану обожгло как огнём, и Лоран вскрикнул, но досадное ощущение почти сразу прекратилось, оставив после себя лёгкое онемение. Лоран попытался, вытянув шею, заглянуть через плечо, но Смит покачал головой и, чтобы скрыть рану и разорванную рубашку, набросил на Лоэ собственную куртку. Нельзя сказать, что она осталась цела, но выглядела всё же лучше лорановой.
  - Спасибо!
  Мимолётная операция почти ввергла в обморок, но близость вампира и возможность опереться на него быстро привели в чувство. Лоран приободрился, выпрямился и, привычно уцепившись здоровой рукой за плечо Смита, принялся наблюдать за развитием событий в спортивном зале.
  Новое действующее лицо пересекло его насквозь и остановилось против Менарда, устремив на вампира суровый призывающий к повиновению взгляд. Оно ещё не понимало, насколько это бесполезно.
  - Отпустите девушку. Недостойно мужчины вести себя так грубо.
  Претензии позабавили вампира и аристократа. Запачканные в подсыхающей крови пальцы Менарда чуть сильнее надавили на гортань пленницы, серые глаза заискрились смехом. У пришельца хватило ума быстро отвернуться от гипнотического взгляда.
  - Что за парень? - спросил Лоэ у Игнатия. - Луций Делян?
  - Луций Делян? - переспросил Игнатий, он с натугой приходил в себя, и Лоран мысленно вздохнул. - Да, он.
  - Я читал досье, но, может быть, упустил детали. Напомните, он предсказатель?
  - Нет, насколько мне известно.
  Человек, названный Луцием, заговорил резко и отрывисто, тоном уверенного в себе и в подчинённых лидера. Впрочем, запугать таким простым способом он мог разве что Лорана, да и то лишь в том случае, если бы рядом не оказалось друзей.
  - Отпустите Виолетту и уходите. Мы пощадим вас.
  - Вот спасибо! - ответил Клейн. - Разодолжили! Мы оценили бы такое великодушие, но сила на нашей стороне, и командуем здесь мы. Отпусти её, Менард. Куда они денутся со своей единственной планеты?
  Вампир немедленно повиновался и даже подтолкнул девушку в спину, чтобы она быстрее очутилась в объятьях господина Деляна. Менард хорошо понимал, когда можно поломаться, а когда нет. Виолетта вскрикнула, скорее от ярости, чем от испуга, а Луций смерил Менарда недобрым взглядом. Гонор смертного заметно позабавил вампира, и Лоран понял, что пришло время вмешаться.
  - Мы здесь с миром, пришли поговорить и уйдём, когда выполним это доброе намерение! Хотите или нет, вам придётся выслушать!
  - Мне не о чём разговаривать с грязными наёмниками предателя! - презрительно скривился Луций.
  - Грязные наёмники - это мы, а предатель - господин Маар? - уточнил Лоран. - А теперь объясните, пожалуйста, как он вас предал.
  Виолетта неожиданно сильным движением вырвалась из крепких рук своего друга и повернулась к Лорану. Испачканная чужой кровью, растрёпанная - она всё равно была невероятно хороша, настолько, что Лоран с трудом вспомнил, зачем здесь находится.
  - Этому человеку доверили власть, а он воспользовался ей, чтобы затеять смуту и покуситься на саму основу власти!
  - Ложь! - воскликнул Игнатий. Он, наконец, вышел из ступора. - Ты лжёшь! Вы оба мятежники и предатели!
  - Вы обвиняете друг друга в одном и том же, - быстро сказал Лоран, - следовательно: кто-то лжёт, а кто-то говорит правду. Может быть, стоит на время сложить оружие и разобраться? Разве не интересно выяснить, на чьей стороне истина?
  - И сделать это в более подходящем месте, - добавил Смит. - Здесь пролита кровь, да и трупы мрачная декорация для переговоров.
  - Кроме того, не все эти трупы совсем мертвы, - внёс свою лепту в разговор Менард. - Иные ещё можно вернуть в исходное состояние.
  - Идём! - сказал Луций и, не оглядываясь, пошёл прочь.
  Из полуподвала поднялись на второй этаж в просторный спартански обставленный кабинет. Луций поспешил занять главенствующее положение за столом, но Густав Клейн подпортил впечатление, присев на край столешницы. Лоран Лоэ с облегчением опустился в кресло напротив Луция. Он чувствовал сильную слабость. Смит стал рядом. Пришедший позже всех Менард расположился с другой стороны. Вампир успел где-то вымыть руки и лицо, теперь лишь порванная куртка напоминала о недавнем сражении. Виолетта, должно быть, тоже чувствовала потребность привести себя в порядок, пятна засохшей крови темнели на шее, одежде и волосах.
  - Я временно оставлю вас! - сказала она отрывисто.
  Голкомб, занявший позицию у двери, пропустил её без возражений. Оба взрослых вампира проводили девушку внимательными взглядами, а потом привычно посмотрели друг на друга. Всё происходящее пока хорошо укладывалось в теоретические построения, но сам факт на удивление огорчил. Игнатий огляделся. Он понимал, что где бы ни сел, в любом случае его положение окажется менее выгодным, поэтому благоразумно остался на ногах, хотя не в середине комнаты, а у окна, чтобы Луцию приходилось поворачивать голову и смотреть против света, если появиться желание разговаривать.
  Убедившись, что актёры заняли места, и вполне довольный мизансценой Лоран поспешил заговорить прежде, чем это успеет сделать кто-либо другой.
  - Итак, продолжим с того момента, на котором прервались. Господин Игнатий Маар утверждает, что его коллега Луций Делян - мятежник, ведущий деятельность по подрыву режима и предающий интересы правительства и планеты. Я правильно излагаю?
  - Абсолютно правильно. Я могу привести доказательства.
  - Не нужно. Господин Луций Делян так же обвиняет своего соправителя Игнатия Маара в предательстве интересов Родины. Верно?
  - Да! Нам удалось раскрыть его игру, и мы с ней покончим!
  Игнатий открыл рот, чтобы возразить, но Лоран поднял руку, и Смит одним взглядом заставил вампира-детёныша замолчать.
  - Вот так очень хорошо. Вы оба слишком пристрастны, и поэтому любые ваши доказательства рассматриваться не будут. А теперь господа Смит и Менард - ваш выход! Разрешите сомнения: кто из этих двоих лжёт, а кто говорит правду?
  Повисла пауза. Близнецы посмотрели друг на друга, потом на Лорана, опять друг на друга. Пауза затянулась. Вампиры не обменялись ни единым словом даже на своём лаконичном языке. Лоран ждал, затаив дыхание, многое зависело от приговора близнецов. Прав он, или выстраданные гипотезы обернутся ложью? В другой ситуации ему показалось бы забавным, что Игнатий и Луций тоже ждали решения двух чужаков с подлинным волнением.
  - Они оба говорят правду! - сказал Менард.
  Лоран Лоэ знал вампира достаточно хорошо, чтобы уловить необычность его интонаций. Быстрый взгляд, едва заметная улыбка в ответ. Это знак! Менард понял! Теперь можно рассчитывать, что в нужный момент подыграет, причём сделает это с присущим ему блеском. Лоран глубоко вздохнул и уселся удобнее.
  - Интересное заявление, согласны? Добавлю специально для господина Луция, что эти господа не люди, и их нельзя обмануть. Мой друг Менард сказал, что вы оба говорите правду, так и есть. В какой-то мере.
  - Абсурд! - хмуро заметил Луций.
  - Парадокс, - поддержал Густав Клейн.
  - Вот именно! - внезапно согласился Лоран. - Если позволите, я начну сначала. Когда приходишь извне в чужой мир, то всё вокруг поражает воображение. События воспринимаются значимыми, а предметы необыкновенными, и это нормально. Другое дело люди, живущие внутри собственной вселенной. Иные вещи аборигенам привычны настолько, что их практически перестают замечать. Знаете, что более всего зацепило, когда я вместе с друзьями оказался здесь? В этом мире все лгут.
  Лоран быстро посмотрел на Менарда, увидел ту же затаённую улыбку - верный знак одобрения. Можно продолжать.
  - Что любопытно, мои друзья, которых действительно нельзя обмануть, утверждали, что все, кто беседовал с нами, говорили правду. Наш командир Густав Клейн назвал это парадоксом, но особого противоречия здесь нет. Дело в том, что мы по-разному понимаем и правду, и ложь. Что такое правда в понимании нечеловека Менарда? Глубинное состояние души, спроецированное на эмоциональный уровень, а для меня - информация, соответствующая объективной реальности. Наше отношение к одному понятию различно. Такой вот фокус. Перед нами мир, где все лгут, но при этом каждый свято верит в произносимую ложь и, значит, говорит правду. Поэтому я вижу одно, а Менард и Смит видят другое.
  - Вы передёргиваете! - хмуро сказал Игнатий.
  - А вот и нет! Я объяснял, хотя не все приняли к сведению: на вопросы надо в первую очередь искать простые ответы, потому что, как правило, они и бывают верными. Именно так я и поступил. Я сказал себе, если в этом мире все лгут, но верят в то, что говорят правду, значит, мир изначально построен на лжи.
  - Так не бывает, - сказал Голкомб.
  Лоран живо повернулся к нему.
  - Ах, не бывает? Ты знаешь, из какого ружья можно убить красного слона?
  - Нет, - невозмутимо ответил Голкомб.
  - Но это просто: конечно же, из красного. А из какого ружья можно убить жёлтого слона?
  Голкомб поглядел на человека с безразличием, лишь слегка подкрашенным раздражением.
  - Из жёлтого! - охотно подсказал Лоран. - А из какого ружья можно убить синего слона?
  - Из синего, - ответил Голкомб, надеясь, должно быть, что Лоэ отвяжется, если он примет правила игры.
  - Но синих слонов не бывает!
  Менард охотно рассмеялся, видно было, что всё происходящее доставляло ему огромное удовольствие. Голкомб нахмурился.
  - Я вообще не знаю, что такое слон! - заявил он холодно.
  - Именно поэтому так легко поддался на детскую провокацию, но условия теста можно слегка усложнить, и тогда процент людей, поверивших в синих слонов, окажется весьма значительным. Не я придумал, без меня давно выяснили.
  - Ну, и что из этого следует? - спросил Голкомб.
  Лоран ответил:
  - Когда мы вывалились в реальность, она сразу показалась подозрительной, а Менард облёк в слова мои смутные впечатления. Искусственный мир! Даже лес прибран так тщательно, что в нём трудно споткнуться. Вокруг царят процветание, благополучие, благолепие как в раю, но я-то пришёл из реального мира и знаю, что синих слонов не бывает. Меня пытались обмануть, а я не люблю, когда так делают.
  - Обмануть пытались всех, - сказал Клейн.
  - Это как раз неважно. Я посмотрел по сторонам и увидел жизнь, слишком красивую, чтобы быть настоящей, а когда взрослые люди принялись рассказывать сказки, я начал догадываться, зачем здесь наша команда.
  - Но в мире, целиком состоящем изо лжи, правда существовать не может, - подал нужную реплику Менард. - Даже если она восстанет из пепла и громко о себе заявит, мир её отвергнет. Тогда она превратиться в свою противоположность.
  Лоран бросил в его сторону благодарный взгляд.
  - Правильное замечание! Я тоже об этом подумал, и знаете, что? Я начал лгать. Как все, то есть, твёрдо веря в произносимую ложь. Актёру это легко.
  - Хочешь сказать, что обманывал и нас? - мрачно спросил Голкомб.
  - Всех. Я должен был понять, что происходит, и раньше, чем они поняли, что я понял.
  - Браво! - сказал Менард. - Великолепный ход, исполненный изощрённого коварства. Ты сделал всё, что было в твоих силах. Жаль, напрасно.
  Менард неторопливо обошёл кресло, остановился возле Игнатия, оглядел с подчёркнутым небрежением. Следующий задумчивый взгляд достался Луцию. Добившись всеобщего внимания, вампир утвердился в одной из самых царственных своих поз и сказал:
  - Посмотри на них, Лоран! Им не нужна правда. Даже когда загремит над головой, они зажмут уши.
  Он опять подал нужную реплику в подходящий момент.
  - Да я, в общем, знаю, - сказал Лоэ. - Не впервые люди пытаются сделать реальностью свои представления о ней. Так происходило часто, да и заканчивалось всегда одинаково.
  - Как верно, мой дорогой! - сказал Менард. - Этот мир самодостаточен, как мина. Она лежит сама по себе, но горе тому, кто рискнёт побеспокоить её сон. Взрыв. Потрясение. Богохульник повержен. Правда, и собственная вселенная тоже, ну да кого беспокоят подобные мелочи?
  Лоэ с одобрением кивнул вампиру и продолжал:
   - Вот именно. Я расспрашивал людей из местных, и примерно догадываюсь, как всё происходило. Началось, наверное, с предсказателей. Они пророчили катастрофы, и рано или поздно у кого-то должно было возникнуть желание попробовать их предотвращать. Самые тяжкие потрясения - социальные, чтобы избежать зависти, нужно всех сделать счастливыми: то есть примерно одинаковыми. Как это удалось - другой вопрос, оставим его в стороне. Получился замкнутый, удобно упакованный мир. Я полагаю, что раскрытым он существовать вообще не может. Игнатий, Луций, вам нравится?
  - Он прекрасен! - сказал Луций.
  - Зачем тогда ты хочешь его уничтожить? - резко спросил Игнатий.
  - На западном фронте без перемен, - подвёл итог Лоран. - Менард прав: не хотите вы ничего слышать. Даже если земля загорится под ногами, вряд ли почувствуете запах палёного.
  - До сих пор, Лоран Лоэ, вы ничего любопытного и не сказали.
  - Верно, Игнатий Маар. До сих пор я вас просто проверял. Я надеялся, что главное поймёте сами. Вы оба говорите правду и вы оба лжёте, потому что делаете одно и то же дело: вы, сами того не сознавая, пытаетесь вернуть этот искусственный мир в его естественное состояние, то есть по терминологии Менарда вынуть запал. Мероприятие не спасёт совсем, но даст время на раздумье. Беда в том, что в мире, основанном на лжи, правда становится ложью и наоборот. В результате вместо того, чтобы сотрудничать и нести благо, вы воюете и умножаете зло. Я всё сказал.
  Лоран уронил голову на спинку кресла и вытер испарину со лба. Ему пришлось тяжело, знобило и подташнивало, а ещё тяжелее физического недомогания доставала бессмысленность происходящего. Кругом прав Менард: никто не услышит. Лишний он здесь со своей правдой. Кстати, слишком долго красотка Виолетта приводит себя в порядок, наверняка не макияж подправляет, а спешно собирает подкрепление, чтобы размазать по всем четырём стенам само воспоминание о неудобных чужаках. Лоран хотел позвать Клейна, предупредить, но накатила слабость. Теряя сознание, Лоран успел сообразить, что подхватили сильные руки, а который из вампиров оказал услугу, уже не понял.
  
  
  
  Глава 14
  
  Очнулся Лоэ, чувствуя себя хорошо отдохнувшим, бодрым и полным сил. Он лежал на кровати в небольшой приятно обставленной спальне, за окном светило солнце. Рядом с постелью расположился Густав Клейн. Он со вкусом чистил оружие.
  - Густав! Что происходит? Где это мы? Как наши дела?
  Клейн улыбнулся и помог Лорану сесть и устроиться удобнее, подложив под здоровое плечо ещё одну подушку.
  - Не могу сказать, что наши дела блестящи, но и жаловаться грех. Как ты себя чувствуешь?
  - Да, прекрасно! Рассказывай!
  - Ты потерял много крови.
  - Речь не обо мне, Густав Клейн!
  - После того, как ты позволил себе задремать, произошли следующие события. Госпожа Виолетта - и это предсказуемо - привела на расправу с нами целую толпу сторонников Луция. Наш приятель Игнатий также вызвал подкрепление и сейчас здание и обе армии находятся на грани вооружённого конфликта, если его можно назвать вооружённым. Игнатий и Луций, чувствуя за плечами крылья адептов, вместо того, чтобы договориться, выясняют отношения. Процесс затянулся, и чем всё кончится, я не знаю и даже не хочу знать. Ты был великолепен, Лоран, и какое-то сомнение в их душах посеял, но ребята остались при собственных убеждениях.
  Лоран улыбнулся.
  - Конечно. Наивно было рассчитывать на чудо.
  Клейн оставил в покое пахнущие смазкой железки и внимательно посмотрел на Лорана.
  - Зачем тогда ты тратил драгоценные силы?
  - Я полагал, что нам удобнее будет без помех разобраться с правдой, пока они там делят и умножают такую привычную для них ложь.
  Не сводя с Лорана задумчивого, изучающего взгляда Клейн молниеносно собрал из разложенных деталей пистолет и убрал оружие куда-то в тайники одежды. Вытирая тряпкой руки, он сказал:
  - Ладно, я сдаюсь. Поговори об этом с Менардом.
  - Не можете без меня обойтись?
  Вампир возник в дверном проёме так неслышно и внезапно, что Клейн машинально дёрнулся за оружием. Поняв, что тревога ложная, смерил её сакраментальную причину холодным взглядом и опять повернулся к Лоэ.
  - Как видишь, неприятности всегда на пороге! - сказал он Лорану.
  - Ты обо мне? - улыбаясь спросил вампир.
  - О ком ещё?
  - Не надейся, что я обижусь! Скажи прямо, что я само совершенство, и ты мне элементарно завидуешь. Спой дифирамб!
  - Как ты мне надоел! - с искренним чувством воскликнул Клейн. Он повернулся к Лоэ: - Буду благодарен, если, хотя бы временно, избавишь меня от этой напасти. Вы, кажется, находите общество друг друга вполне приемлемым? Вот и развлекайтесь вместе!
  Менард усмехнулся, довольный и ситуацией, и собой.
  - Пошёл бы лучше и занялся чем-нибудь полезным, дорогой Клейн. Лорану пора делать перевязку.
  Клейн воздержался от пререканий и вышел. Лоран испуганно посмотрел на вампира и поспешил натянуть одеяло до самого подбородка. Грубоватые шутки перестали развлекать.
  - Будет больно? - с робкой надеждой на отрицательный ответ спросил он.
  - И это раненый герой! Кстати, дорогой мой, почему ты вообще нарвался на нож? Ты почувствовал угрозу! Не тебе - другому предназначался этот плохо поставленный удар, пристало ли предлагать чужому полёту клинка свою собственную спину?
  Лоран вздохнул и сказал:
  - Я понимал, что они хотят зарезать Игнатия, а он совершенно потерял голову от вида крови и даже не пытался что-либо предпринять. Я тоже растерялся, и в итоге сделал то, что смог.
  Менард подошёл ближе и окинул Лоэ подчёркнуто ироничным взглядом.
  - Да тебе-то что за дело до едва знакомого вампира? Ты ведь знаешь, что нас нельзя убить вульгарным железом, твоей главной задачей было спасать собственную жизнь. Игнатию, кстати, поручили защищать тебя, он провалил работу и ещё получит свою порцию порицания. Сядь, я сниму повязку.
  - А больно, правда, не будет? - ещё раз на всякий случай уточнил Лоэ.
  Вампир зарычал, оскалив большую часть зубов, и Лоран принял решение воздержаться от глупых вопросов. Он сел, предоставив в распоряжение Менарда обнажённую спину. Вампир шагнул вперёд и без дополнительных предварений одним резким движением сорвал повязку. Лоран вскрикнул, но особенной боли не почувствовал. Вернее, боль оказалась короткой. Лоран понемногу успокоился. Горячие пальцы Менарда мягко растирали кожу вокруг раны, иногда замирая, словно в раздумье. Лоран начал дремать, убаюканный манипуляциями, но совсем заснуть не успел. Менард слегка шлёпнул по спине и скомандовал:
  - Ложись на живот, руки вдоль тела ладонями вверх.
  Лоран поспешно повиновался, но задал вопрос:
  - А зачем? - спросил он.
  - Ты ведь не хочешь того, чтобы здесь у тебя остался безобразный шрам? - довольно благодушно отозвался вампир.
  Пальцы вампира сделались ощутимо горячее, и Лоэ опять не смог удержаться от насущного вопроса:
  - А больно будет?
  - Нет! Есть, интересно, способ заставить тебя замолчать?
  - Даже не надейся! Ты ведь и сам хочешь поболтать.
  Вампир еле слышно засмеялся. Лоран подумал, что мелодичные голоса вампиров, наверное, завораживают людей почти так же сильно как мерцающие глаза. Слышится в этих звуках чистота и глубина присущая, быть может, лишь пению птиц в весеннем насквозь прозрачном лесу.
  - В чём-то мы друг друга стоим, - сказал Менард. - Теперь положи руки под голову ладонями вниз.
  Лоран охотно повиновался. Пальцы вампира были горячи, но не обжигали, а грели сильно и ровно, как полуденное солнце.
  - Куда пошёл Клейн? - спросил Лоран.
  - Искать очередную головную боль для своей головы, да и для наших тоже. Его обычное развлечение. Парень находит трудности даже там, где их нет. Впрочем, я понимаю: руководить такой нелепой компанией как наша - для заурядного интеллекта задача трудная. Сочувствую.
  - Клейн делает всё, что может! - возразил Лоран. - А ты изо всех сил развлекаешься, не считаясь ни с кем! Зачем ты его дразнишь?
  - А зачем он поддаётся на провокации? Ладно, извини, я действительно плохо веду себя с твоим другом Клейном.
  - Ты перестанешь? - обрадовался Лоран.
  - Даже не надейся! - немедленно отозвался зловредный вампир. - Но, как уже сказал, постараюсь при этом искренне ему сочувствовать.
  Ощущение тепла в области раны сменилось слабым зудом, затем Менард, сильно надавливая, растёр спину Лоэ ладонями и встал.
  - Поднимайся! - велел он. - Довольно валяться в постели.
  - Сделай прежде новую повязку! - забеспокоился Лоран.
  Вампир усмехнулся, подошёл к стене, где местный обычай расположил встроенный шкаф, и повернул дверцу зеркальной стороной в комнату.
  - Подойди и взгляни.
  - Я без штанов.
  - Зеркало не покраснеет, я тем более. Здесь, кстати, полно одежды, местные люди на удивление запасливы. Одевайся во всё новое, твои вещи всё равно пришлось выбросить, они были испачканы кровью.
  Лоран слез с постели и попробовал обозреть спину. На коже слегка светился длинный узкий младенчески розовый след. Края раны оказались сведены так аккуратно, что шрам выглядел нарисованным.
  - Менард, но ведь она зажила! Прошло много дней после ранения?
  - Несколько часов.
  - Так не бывает!
  - Через неделю вряд ли кому докажешь, что был ранен.
  - Я благодарен, Менард, но почему ты не оказал такую же эффективную помощь Жерару, когда он нуждался в ней?
  - Сожалею. Я поступил скверно. Готов признать ошибку и принести извинения.
  - Ты шутишь?
  Менард улыбнулся.
  - Такими вещами даже я не шучу. Одевайся, здесь прохладно.
  - Да, спасибо.
  Лоран заглянул в шкаф, внутри лежало и висело значительное количество одежды, большей частью новой. Лоран вытащил рубашку, но надеть её не успел. С раздражённым восклицанием вампир вырвал добычу и сунул обратно в шкаф. Проворные ладони молниеносно перебрали вещи, Менард выдернул другую рубашку, брюки, куртку и вручил Лорану.
  - Держи и не раздражай меня!
  Лоэ поспешно оделся.
  - Идём! - сказал вампир.
  Менард вышел в коридор, остановился возле одной из дверей. Секунду, не более он размышлял, потом повернул ручку и нажал плечом. Раздался отвратительный треск, но замок поддался нечеловеческой силе вампира, и дверь распахнулась.
  - Что ты делаешь? - испугался Лоран. - Это взлом!
  - Ну и что? Иди сюда. Здесь есть хороший кофе. Я слышу запах. Садись, вот удобное кресло.
  Лоран перестал сопротивляться и вошёл. Обстановка внутри оказалась заметно богаче, чем в покинутой спальне. Лоран развернул элегантное кресло и примостился на краешке. Менард бесцеремонно раскрыл дверцы настенных шкафчиков, нашёл всё, что нужно. Загудел автомат для варки кофе, поплыл соблазнительный запах, но только когда Менард подал на стол изящный кофейник и прибор, Лоран сообразил, что опять происходит нечто странное.
  - Ты никогда не варил мне кофе, Менард. Оказывается, умеешь.
  - Научился у Смита. На всякий случай. Пей.
  Менард извлёк коробку шоколадных конфет и сел напротив Лорана. Минуту оба молчали. Лоэ наслаждался любимым напитком. Он полагал, что начать разговор должен Менард, но сдался первым.
  - Это мы, люди, можем морочить друг другу головы, а вы, вампиры, обманываете только нас. Ты скажешь мне правду?
  Менард едва заметно улыбнулся. Он помолчал, а потом задал свой вопрос.
  - Каким образом ты вычислил место и людей?
  Лоран сердито потряс головой. Потом сообразил, чего доискивается вампир.
  - Тебе нужны объяснения?
  - Сделай милость, скажи.
  - Очень просто. Пока вы втроём облизывали труп, я воспользовался шоковым состоянием Транквиллина и выпытал у него всё, что мог. Мало, но для начала хватило. В этом мире оружие не купишь в ближайшем магазине, и я постарался выяснить, откуда Транквиллин взял ракетные установки. Он сказал, что получил их из спортивного клуба. Уже приблизительно зная, что нам нужно, я просмотрел досье, которые дал Игнатий, выбрал фигурантов, владеющих спортивными клубами, и отделил нужный вариант.
  - Какой именно?
  - Тот единственный, где занимались боевыми искусствами. Я рассудил, что стоит поискать вначале улики в здании, а потом вплотную подбираться к его владельцу. Вышло иначе, но к лучшему.
  - Улики? - задумчиво переспросил вампир.
  - Поскольку Луций подтвердил вину, нужда в них отпала.
  Менард улыбнулся своим мыслям.
  - А почему Клейн не допросил Транквиллина?
  - Зачем, если он читает мысли? Кроме того, для Клейна оружие вещь настолько привычная и обыденная, что он его едва замечает, точнее говоря, редко задумывается о том, что бывает иначе. И зачем тебе пережёвывать подробности, если ты сделал те же выводы, что и я? Чтобы замять ответ на вопрос? Ты его забыл?
  Улыбка Менарда сделалась заметнее.
  - Я помню.
  Лоран не выдержал и заговорил сам:
  - Я не знаю, предсказывают здесь будущее или планируют его, но все усилия вели к тому, чтобы впустить хоть немного свежего воздуха в этот затухающий мир. Цель прекрасная и благая, но, как подсказывает мой опыт простуд, сквозняк не бывает сам по себе, он обычно идёт рука об руку с инфекцией.
  - Дорогой мой, ты уже ответил на вопрос. Что остаётся мне? Выразить горячее желание убраться отсюда прежде, чем нагрянет закат.
  - Ты издеваешься? - уточнил Лоран.
  Менард покачал головой всё с той же улыбкой на губах.
  - Это не моя война. Почему я должен её воевать?
   Менард вышел, по возможности притворив за собой изувеченную дверь. Оставшись один, Лоран спохватился, что его могут застать здесь и обвинить во взломе. За окном оказался совершенно незнакомый пейзаж. Лоран поспешно выскочил в коридор, стройный силуэт вампира чётко нарисовался на фоне стеклянной стены в отдалении.
  - Менард! - сердито позвал Лоэ.
  - Да, мой дорогой?
  - Где мы находимся?
  Менард повернулся и медленно пошёл к Лоэ.
  - У нашего приятеля много недвижимости. В этом здании ему принадлежит весь этаж, какая-то контора, она сейчас закрыта. Мы перенесли тебя сюда потому, что клуб рядом.
  - И мы здесь вдвоём?
  - Пока - да.
  Этот вампир вёл себя совсем не так как Смит, и поэтому Лоран не сразу его понял, но кое-что все вампиры делали одинаково, например, наклоняли голову, ловя далёкие звуки. Менард беспечно улыбался, и всё же Лоэ почувствовал тревогу.
  - Что случилось? - мрачно поинтересовался он.
  - Сакраментальный вопрос, правда? Как часто приходится задавать его в последнее время. Почему все хотят нас убить? Даже как-то неприлично.
  - У тебя шутки такие, или действительно опасность на пороге?
  - Несколько человек пытаются вскрыть дверь, причём, максимально бесшумно. Бедняги, у них плохо получается, мало опыта.
  Лоран не знал, где находится входная дверь, но инстинктивно придвинулся к вампиру. Менард посмотрел на человека с безмятежным любопытством.
  - Самое забавное, мой дорогой, что солнце садится. Грамотный момент выбрали ребята для того, чтобы нанести визит. Хотел бы я знать, кто навёл их на эту счастливую мысль?
  Только теперь кошмар ситуации полностью дошёл до сознания Лорана.
  - Нужно бежать! - воскликнул он.
  Вампир всё так же мило улыбался.
  - Пожалуй, в твоих словах есть рациональное зерно, - заявил он, и Лоран ощутил острое желание заехать кулаком в эту красиво очерченную челюсть.
  Развлечения Менарда могли дорого стоить обоим, но, в конце концов, это понял даже он сам.
  - Ладно, идём, - сказал он, отбросив притворную беспечность. - Возможно, они справятся-таки с замком, а убивать их всех сейчас некогда.
  Вампир взял Лоэ за плечо, развернул и легонько толкнул в спину. Друзья миновали коридор, свернули на развилке, открылся другой коридор с шеренгой таких же одинаково казённых дверей, опять свернули и оказались в тупике. Лоран испуганно поглядел на вампира, но тот, похоже, знал, что делал. Он отворил узкую дверь, почти слившуюся со стеной. Протестующий скрежет дал понять Лоэ, что и здесь было заперто на замок.
  Сначала Лорану показалось, что это просто шкаф, но потом он понял, что видит шахту, вертикально уходящую вниз и вверх. По стенам колодца тянулись трубы разного цвета и диаметра.
  - Что это? - спросил Лоран.
  - Коммуникационная система, - невозмутимо ответил вампир.
  - И чем она поможет?
  - Видишь скобы, вделанные в стену? Хватайся за них руками и ногами и лезь вверх.
  Лоэ отшатнулся и протестующе помотал головой.
  - Они сломаются под тяжестью моего тела! Может быть, сначала ты? Ты ведь легче!
  - Дорогой мой, если ты упадёшь на меня сверху, я сумею поймать, а если наоборот возникнут проблемы. Будь добр поторопись, у нас мало времени.
  - А почему вверх, а не вниз? - задал Лоэ следующий вопрос.
  - И это на меня Клейн смотрит как на бедствие! - сказал в пространство вампир. - Почему? Он же знаком с тобой.
  Лоран ощутил, что его в любой момент его могут бесцеремонно взять за шиворот и наставить на путь истинный с помощью грубой силы. Спорить дальше было опасно, и он повиновался. Скобы едва держались на месте, складывалось впечатление, что их сделали не для того, чтобы пользоваться, а просто так, на всякий случай. Карабкаясь вверх, Лоэ не услышал, скорее, почувствовал, что вампир непринуждённо втянулся следом и затворил за собой дверь. Воцарилась темнота, и настроения это никоим образом не улучшило.
  Лорану показалось, что прошла вечность, хотя карабкались всего две-три минуты. Затхлый воздух посвежел, а пространство раздвинулось. Менард, лишь едва задев, обогнал в тесной шахте, через мгновение его рука бесцеремонно схватила за шиворот, Лоэ почувствовал, что его тащат в сторону. Здесь было светлее. Теперь вампир пошёл впереди, а у Лоэ появилась возможность держать его за плечо. Понемногу человек всё яснее различал окружающее. Вдоль стен тянулись те же трубы, навстречу повеяло сквознячком.
  Потом вампир остановился. Трубы куда-то делись, стены разошлись, и в слабом непонятно откуда сочащемся свете Лоран увидел перед собой пустое пространство, расчерченное вдоль и поперёк тёмными полосами. Приглядевшись, он понял, что это стальные балки, образующие сложную конструкцию. Вверху не просматривался потолок, а внизу пол, и полосы металла казались просто парящими в сумеречной пустоте. Вместо очередного вопроса с губ Лоэ сорвалось проклятье.
  - Не ругайся, мой дорогой! - сказал Менард.
  Лоран посмотрел на приятеля с сомнением. Смит в опасных ситуациях выглядел сосредоточенным и хмурым, Менард улыбался.
  - Куда пойдём дальше? - поинтересовался Лоран. - Мы в ловушке!
  - Вперёд! Всегда только вперёд. Взгляни, какая прямая и гладкая перед тобой дорога.
  Лоэ отрицательно покачал головой и попытался отступить назад. Спина наткнулась на твёрдую ладонь вампира.
  - Я боюсь высоты! - жалобно сказал Лоэ.
  - Ты же не по высоте пойдёшь, а по стальной балке, так что давай, мой дорогой. Впрочем, если добротный пинок придаст храбрости, я тебе его обеспечу. У меня их много, и я всегда готов поделиться.
  В ласковом голосе вампира прорезались нотки холодные и твёрдые как предстоящий Лорану металлический путь. Это был всё-таки Менард, а не Смит. Лоран сразу сдался и медленно пошёл вперёд. Колени дрожали, он кое-как передвигал ноги. Вампир умолчал, как далеко придётся идти. Лоэ побоялся спросить. Он трезво оценивал свои силы. Когда подошвы ботинок соскользнули с балки, он даже почувствовал известное облегчение.
  Смит подхватил бы мгновенно, не дав упасть и на высоту роста, и Лоэ привык полагаться на опеку вампира. Менард медлил. Лоран успел пережить весь ужас неминуемой гибели, когда твёрдая рука всё же поймала за шиворот. Лоран закашлялся, с ужасом поглядел вниз, там было темно, поднял глаза на вампира и наткнулся на привычную усмешку.
  - Пожалуй, летать ты и, правда, не умеешь. Правильно делаешь, что боишься высоты. Подними руку.
  - Какую? - ещё дрожащим от испуга голосом спросил Лоэ.
  - Ту, что меньше жалко, - ответил Менард. - Кто знает, из чего теперь шьют одежду и как долго она сможет выдержать твой вес.
  Лоран сразу поднял вверх левую руку, вампир выпустил его воротник и тут же ухватил запястье. Ощутив, как сомкнулись горячие пальцы, Лоэ вздохнул с облегчением. Несколько минут он отдыхал от пережитого кошмара, потом опять почувствовал беспокойство. Он-то ожидал, что вампир вытащит из неудобного положения, но Менард молчал и не шевелился. Лоран поднял голову, вгляделся и понял, что влип. Одной рукой вампир удерживал приятеля, другой цеплялся за стальную балку, но глаза его были закрыты, он спал. За всеми волнениями этого вечера Лоэ забыл, что солнце в положенное время всё равно опустится за горизонт.
  
  
  Вспомнив, как податливо и мягко во сне тело Смита, Лоран едва не закричал от страха, но почти сразу пришёл в себя. Может быть, шанс выжить всё-таки есть. Смит и спящий сжимал в руке пистолет там, на острове у замка адептов. Наверное, у всех вампиров имеется полезная привычка крепко держать то, что удалось сцапать. Лоран вздохнул. Что остаётся? Терпеливо висеть в непонятном пространстве и дожидаться пробуждения вампира.
  В отдалении послышались голоса, и Лоэ некстати вспомнил, что помимо прочих неприятностей имеются ещё и преследователи в неизвестном количестве и с темными, но однозначно дурными намерениями. Лоран затаил дыхание. Разговор теперь звучал громче, к нему присоединился топот нескольких пар ног, потом всё разом стихло. Лоран понял, что погоня достигла конца тоннеля. Наверное, враги созерцали пространство, где в густеющей мгле висели подобно двум летучим мышам вампир и человек. Лоран решился и поглядел наверх. Там переплетались металлические балки, другие непонятные конструкции и загораживали обзор. Теперь Лоран понял, почему Менард не подхватил сразу, а позволил упасть ниже. Здесь их нельзя было увидеть сверху.
  Преследователи опять заговорили тихо, почти шёпотом. Лоран прислушался, но слов не различил. Никому не хотелось продолжать поиски в этом кошмарном месте, и люди наверху пытались убедить себя, что и преследуемые вряд ли смогли обрести здесь убежище. Несмотря на трудную ситуацию, Лоран улыбнулся: как он понимал ребят! Не случись вампира за спиной, он тоже побоялся бы ступить на скользкое узкое железо, а этим в лопатки не упиралась стальная ладонь судьбы. В сущности, хорошо.
  Когда звуки наверху затихли, отдаляясь, Лоран позволил себе глубоко вздохнуть. Дорого дались эти тревожные минуты. От пережитого волнения испарина выступила на лбу, и он вытер лицо ладонью. Теперь появилась надежда пожить ещё немного.
  Лорану казалось, что он почти привык к своему нетривиальному положению, но обрадовался рано. Как только отпустил страх, в организме проснулись прочие ощущения. В первую очередь онемение в руке, на которой вынудили висеть. Лоран быстро понял, что Тарзана из него не получится, да и от предков обезьян он ушёл далеко. Конечность беспощадно разболелась, и Лоран мрачно попытался угадать, что за сустав сдастся первым и отправит его, Лорана, в свободный полёт вниз. Даже злодеи наверху казались сейчас благом, они хорошо отвлекали от других проблем. Время от времени Лоэ поднимал голову и с надеждой вглядывался в безмятежное лицо спящего вампира, потом принимался смотреть по сторонам и гадать, отчего так вяло темнеет в мире: Земля стала вращаться медленнее, или на смену дневному свету начинают зажигаться фонари. От переносимых тягот практически все мысли Лоэ были мрачны кроме одной: вампиры спят всего два часа, а не восемь как люди.
  Запрокинув в очередной раз усталую голову, Лоэ увидел, что мерцающие серые глаза широко раскрыты, а взгляд по обыкновению насмешлив.
  - Наконец ты проснулся! - ворчливо заметил Лоран.
  - Ну, извини! - сказал вампир.
  - Ты это специально подстроил! Я понял! Правильно Клейн тебя не любит. Даже доброе дело ухитряешься сделать так, что хочется тебя поколотить.
  - Ах! Меня никто не любит! Какой ужас! - манерно растягивая слова, воскликнул Менард. - Хочешь об этом поговорить?
  - Хочу выбраться отсюда, а то рука оторвётся от плеча!
  - От локтя, - поправил Менард. - Там сустав слабее. Я думал, тебе нравится.
  Вампир смеялся, но мольбе Лорана всё же внял. С потрясающей лёгкостью он подтянулся к балке, сначала одна нога нащупала опору, потом вторая, вот вампир стал на стальную полосу, рывок - и Лоран взлетел вверх, но тут же был пойман на руки. Менард едва покачнулся. Его безмятежная уверенность и успокаивала, и сердила. Лоран на всякий случай вцепился в крепкое плечо.
  - Теперь ты вознамерился открутить конечность мне! - весело сказал вампир. - Нам нужно спуститься, и я всё равно возьму тебя, как удобно.
   Лоран послушно разжал пальцы, и Менард сразу забросил его на освободившееся плечо, а потом непринуждённо прыгнул в бездну.
  Лоэ догадывался, что всё будет в порядке, потому что этот вампир всегда точно рассчитывал последствия своих поступков, но ощущение ужаса всё равно накрыло рассудок. Менард прыгал с балки на балку, постепенно спускаясь ниже, и проделывал это легко. Дорогие туфли почему-то не скользили на гладком железе, и глазомер служил безупречно. Казалось, он развлекался, а не работал. Когда экстремальный спуск прекратился, Лоран открыл глаза и увидел, что под ногами вампира какая-то поверхность. Сделав несколько шагов, Менард перебросил приятеля с плеча под мышку и снова прыгнул вниз. Через мгновение за спиной распахнулись крылья, и Лоран сразу перестал бояться. Полёт почему-то представлялся более безопасным способом передвижения.
  Здесь было светлее, чем наверху, и, жадно оглядевшись, Лоэ увидел просторное помещение, ярусы и ряды кресел. Вампир снижался по широкой спирали, не давая себе труд махать крыльями, а просто планируя. Через минуту он опустился на пол и усадил Лорана в ближайшее кресло.
  - Где мы? - почему-то шёпотом спросил Лоэ. - Что это такое?
  - Помещение для зрелищ. Что-то вроде театра.
  - Театр! - сказал Лоран и облегчённо вздохнул.
  Словно попал домой.
  Вопреки опасениям левая рука выглядела так же как правая, а не свисала ниже колен, но пошевелить ей Лоран боялся. Вампир одной ладонью хлопнул по плечу, другой по локтю, и рука Лорана свободно согнулась во всех суставах. Боль сразу отступила.
  - Спасибо, Менард!
  - Не за что.
  Вампир посмотрел по сторонам и поднялся в центральную ложу. Лоэ машинально последовал за ним. Кресла здесь были просторнее и удобнее на вид, чем внизу, и Лоран мрачно подумал, что аристократ даже во временном пристанище безошибочно выбрал привилегированные места. Менард сел в кресло, а ноги положил на обитый плюшем барьер.
  - Можешь здесь осмотреться, - предложил он.
  Искушение оказалось велико. Сквозь стеклянную стену, сейчас закрытую шторами, проникал уличный свет, и Лоран решился. Вампир, судя по его поведению, никуда особенно не спешил. Когда через полчаса Лоэ вернулся, он всё так же безмятежно сидел в кресле.
  - Понравилось? - спросил Менард.
  - Очень! - честно ответил Лоран. - А то пространство наверху, где мы изображали летучих мышей, наверное, предназначено для размещения механики, создающей специальные эффекты?
  - Пожалуй, - лениво ответил вампир.
  Лоран сел рядом.
  - Мы здесь надолго?
  - На какое-то время.
  - А люди, что нас преследовали, сюда придут?
  - Нет. В театре серьёзная охранная система. Им не вскрыть. Они простенький замок еле осилили.
  - Откуда ты всё знаешь? - спросил Лоран.
  - Я привык смотреть по сторонам и запоминать детали.
  Лоэ собрался с силами и сказал:
  - Вторжение, кто бы его ни накликал, либо уже реальность, либо скоро ею будет. Среди этих ребят лазутчик? Кто он?
  - Ты успокоишься, если узнаешь? - вопросом на вопрос ответил вампир.
  - Нет! - честно заявил Лоран.
  - Тогда какой смысл говорить?
  - Менард, но ведь я просто хочу разобраться в ситуации, а то ситуация разберётся с нами. Происходят ужасные вещи, а ты боишься помочь! Вместо того чтобы сидеть здесь, тупо дожидаясь спектакля, мы могли бы разведать хоть что-нибудь о вторжении! Это наш долг! Так кто работает на врага - Виолетта или Луций?
  - Этот парень и бессмертного выведет из терпения! - воскликнул вампир.
  Он оттолкнулся от барьера и взлетел. Всего два ленивых взмаха понадобилось крыльям, чтобы поднять их обладателя на достаточную высоту. Вряд ли в зале существовали восходящие токи воздуха, но вампир, тем не менее, ухитрялся парить под потолком, двигаясь по кругу, иногда закладывал виражи, выписывал восьмёрки. Крылья практически не двигались, и Менард удерживал высоту совершенно непонятным способом. Наблюдая за ним, Лоран вспомнил, с каким трудом Смит взлетал в убежище беренов, хотя размеры зала там были примерно те же, а сила тяжести меньше. Стоило задуматься.
  Минуты две Лоэ просто наблюдал за Менардом, любуясь красотой полёта, потом сообразил, что можно и дальше отлично разговаривать, ведь слух у вампира превосходный.
  - Так почему ты против того, чтобы отправиться со мной на разведку? - спросил он.
  Вампир ответил, и хотя говорил негромко, тишина и хорошая акустика позволили Лорану явственно услышать каждое слово:
  - У тебя есть опыт оперативной работы или, по меньшей мере, соображения по поводу?
  - Вторжение может идти из космоса или из другой реальности Земли, - сказал Лоран. - Из космоса - вряд ли, здесь техногенный мир, и армады чужих кораблей были бы замечены. Остаётся иная реальность и вопрос: вдруг это мы проложили сюда дорогу? Что если вампирам?
  Менард внезапно прервал плавное парение, резко развернулся и спланировал в сторону Лоэ. Лоран, решивший, что сейчас получит укорот на свой длинный язык, машинально пригнулся. Чёрное крыло неслышно взмутило воздух над головой, но человека не задело, а в следующую секунду появились другие проблемы.
  Стеклянная стена вспучилась, вспарывая тяжёлые шторы, брызгами полетели осколки, и в помещение театра начало вдвигаться что-то большое тёмное, сокрушая на пути милый уютный интерьер. Долею мгновения спустя на Лорана обрушился звон и грохот катастрофы.
  Лоран не то чтобы испугался, а несколько оцепенел от происходящего. Дорогие места, на одном из котором он сидел, крушение миновало, непосредственная опасность пока прошла стороной, и Лоэ просто, разинув рот, созерцал происходящее. Шальной осколок понёсся в его сторону, но метнулось чёрной тенью крыло, и осколок улетел обратно. Вампир, оказывается, стоял рядом и наблюдал события с искренним любопытством.
  - Это аэроплан! - пояснил он, употребив старинное слово. - Не пожалели для хорошего дела!
  Лоэ закрыл рот, откашлялся, чтобы голос хоть как-то звучал и произнёс:
  - Театр жалко.
  - Да! - охотно согласился Менард и уклонился от осколка, летевшего непосредственно в него. - С размахом работают ребята.
  Летательный аппарат уже сокрушил все, что мог сокрушить, частично разрушился сам, и грохот начал затихать. Пыль вяло растеклась по бывшему залу. Лоэ машинально встал, чтобы оказаться выше её жидких клубов. Он начал приходить в себя и нервно огляделся.
  - Сейчас ведь грянет десант! - сказал он безмятежному вампиру. - Надо что-то делать!
  - Ну, если ты знаешь, что именно - прошу, поделись! - ответил Менард.
  Лоэ впервые по-настоящему понял, почему Густав Клейн считает этого вампира невыносимым. Сквозь гигантскую дыру свободно вливался уличный свет, и Лоран почувствовал себя неуютно. Они здесь как в витрине - приходи и бери. Лоран вновь робко посмотрел на своевольного вампира. Менард стоял совершенно спокойно, но метаморфозу не совершил, и за спиной его ещё громоздились чёрные крылья.
  - Нас тут поймают! - напомнил о проблемах Лоран.
  - Ну, я-то могу раствориться в воздухе! - ответил вампир.
  - Боливару не снести двоих, так что ли? - рассердился Лоэ.
  - Да, очень жаль, мой дорогой, что ты не научился летать!
  На самом деле Лоэ знал, что Менард выручит, не бросит, но что, собственно говоря, этот вампир намерен предпринять? Лоран едва удержался от того, чтобы просительно подёргать Менарда за рукав. Вампир с ласковой улыбкой, глядел в пролом, выражение его лица пугало. Ведь чем слаще улыбка, тем прискорбнее участь объекта этой гримасы.
  Неожиданно Лоэ почувствовал, что крепкие руки взяли за локти, бережно приподняли и аккуратно поставили на барьер, отделяющий дорогие места от партера. В следующее мгновение вампир оказался рядом, обнял Лорана, а крылья накрыли обоих словно плащом. Лоэ расслабился. Снизошло ощущение безопасности. Он не встревожился даже, когда, повернув голову, увидел, что улыбка вампира теперь ещё шире и авантажнее. Лоран совершенно успокоился и принялся с интересом смотреть в промежуток между неплотно сомкнутыми крыльями.
  - Вот и умница! - шепнул Менард.
  Всё, что могло обрушиться в результате катастрофы, уже обрушилось, поэтому звуки шагов услышал даже Лоран. Кто-то осторожно пробрался сквозь дыру, хотя никого не было видно. Лоэ попробовал определить, сколько человек явилось, чтобы схватить беглецов или (если повезёт) извлечь из-под обломков остывающие трупы, но для него задача оказалась слишком сложна.
  - Их девять, - так же еле слышно сказал Менард.
  Невидимки торопились. Один отдавал команды, почему-то громким шёпотом, остальные переругивались, тоже очень тихо. Судя по разнообразным звукам, люди рассредоточились, обыскивая зал. В помещении теперь посветлело, вампир и человек стояли на самом виду, но суетящиеся вокруг невидимки их не замечали. Прочёсывая зал, они проходили совсем близко, Лоран слышал не только шорох шагов и голоса, но звуки дыхания. Один задел кресло, в котором Лоран недавно сидел, потревоженный воздух донёс его запах. Лоран не пытался сдерживать дыхание, зная, что подобные вещи приводят к обратному результату. Человек отдалился, а Менард шепнул в самое ухо:
  - Ай, молодец!
  Лоэ понял правильно и улыбнулся: лестно услышать похвалу своей выдержке из этих уст.
  Закончив обыск, невидимки собрались шагах в десяти от тех, кого искали и принялись обсуждать провал операции чуть громче прежнего.
  - Их нет! Я же говорил, что они не могли сюда попасть!
  - Но наверху их тоже нет!
  - Сумели ускользнуть из здания, а здесь мы ищем напрасно.
  - Времени в любом случае мало, - подвёл итог командир. - Аварийная команда сейчас приедет. Уходим!
  Повиновались ему сразу. Лоэ решил, что им страшно в этом разгромленном зале. Стихли голоса, потом шаги, и крылья Менарда растворились, оставив на коже Лоэ ощущение лёгкого озноба.
  - Как у тебя получилось? - спросил неугомонный Лоран. - Я имею в виду не метаморфозу, а трюк с палаткой из крыльев? Это внушение?
  Вампир нарочито вздохнул, но ответил вполне серьёзно:
  - Нет, Лоран. Внушать сложно, да и зачем? Люди сами себя обманывают гораздо эффективнее, тебе ли, актёру, не знать? Хитрость в том, что считать себя исключительным - любимое человеческое заблуждение. Эти ребята полагают, что если они невидимы, то остальные, безусловно, доступны взору, и ошибаются. Они искали тех, кто прячется, а мы стояли на виду.
  - Да, я понимаю, - сказал Лоэ.
  - В самом деле? - восхитился Менард. - А я - нет!
  Лоран решил на него не сердиться.
  - Как мы выберемся отсюда?
  - Через дверь. Во-первых, сейчас прибудет служба спасения, а эти ребята имеют обыкновение доламывать всё, что не успели сокрушить до них, во-вторых, хотя здание и не жилое люди здесь наверняка есть, и извечное человеческое любопытство пригонит их насладиться бесплатным зрелищем.
  Обе предсказанные вампиром напасти прибыли одновременно. Бодрые спасатели ввалились сквозь пролом, заспанные сотрудники сквозь дверь, кто-то из них явно здесь работал и носил при себе ключ. Вампиру опять не пришлось прибегать к внушению, поскольку одни приняли его и Лоэ за экспертов, другие за местных зевак. Друзья покинули место аварии спокойно.
  
  
  
  Глава 15
  
  В спортивном клубе их встретил сердитый Клейн.
  - Где вы болтались? - сурово спросил он.
  Менард промолчал. Лоран открыл рот, чтобы начать пояснения, но вмешался Смит.
  - Оставь их. Ночь выдалась трудная.
  - И вся она ещё впереди! - нежно сказал Менард. - Густав, ты меня любишь?
  - Разумеется, нет!
  - Ты меня полюбишь! - уверенно заявил зловредный вампир. - Идём!
  Разговор завязался в обширном пустом вестибюле, а Менард увлёк всех вниз, в подвал. Смит и Лоэ шли за ним охотно, Клейн недоверчиво. Менард завернул в коридорчик рядом с тренировочным залом и без тени сомнения выломал одну из дверей.
  - Отмычка же есть! - упрекнул его Клейн.
  - Да ладно, кто увидит?
  Пыльный склад пустовал, лишь в дальнем углу громоздилась куча спортивного инвентаря - хлам, который не очень нужен, но и выбросить жалко. Менард принялся терпеливо разгребать залежь. Лоран ожидал, что столбом поднимется пыль, но её почему-то не было. Когда из-под рухляди показался край зелёного ящика, Клейн с энтузиазмом принялся помогать, а потом и совсем отпихнул вампира в сторону. Аккуратная горка стояла у самой стены. Всего ящиков оказалось пять.
  Густав на мгновение замер, потом, срываясь от торопливости, отстегнул крепёжные замки. Крышка ближайшего ящика со скрипом повернулась на петлях. Словно бы стон или всхлип сорвался с губ, когда Клейн бережно извлёк наружу предмет похожий на трубу. Пальцы обласкали крашеное железо с нежностью и любовью, затем произвели привычные манипуляции, Густав повернул к товарищам сияющее счастьем лицо.
  - Портативный ракетный комплекс! - сказал он. - Спасибо, Менард!
  - Да ладно, это Лоран навёл меня на мысль, что здесь можно разжиться каким-никаким оружием. Я скромно отступаю в сторону. Можешь не любить меня дальше.
  Клейну было не до глупых шуток, он поспешно открывал оставшиеся ящики. Каждому досталось по ракете, а Густав взял себе две. Друзья едва успели выйти в коридорчик, как навстречу им шагнул Максимилиан. Он выглядел ещё более потерянным, чем в последнюю их встречу. Плечи горбились, взгляд потух. Увидев команду, Максимилиан немного оживился.
  - Я искал вас! - сказал он, торопливо оглядываясь. - Я думал, что вторжение это зло, которого мы не заслужили, а оказалось, что это зло, которое мы сами призвали в мир. Я сейчас подслушал их разговоры там, наверху. Они сумели договориться с какими-то монстрами и продали им нас всех. За личное бессмертие, силу, власть. Сейчас придут их главные. Виолетта и Луций получат, что хотели, подпишут договоры, а потом эта мразь хлынет на нас волной.
  Клейн сурово посмотрел на Менарда, но вампир хладнокровно пожал плечами.
  - Это не ко мне дорогой командир. Если тут и правда предполагается вторжение, оно не из нашего мира. Реальностей много, за все отвечать не берусь.
  Поскольку Клейн, судя по выражению его лица, не поверил, Менард добавил:
  - У нас нет идиотов. У нас есть иерархия.
  - Разберёмся! - сухо сказал Клейн.
  Он думал, что немного времени ещё есть, но ближайшие неприятности поджидали уже в вестибюле. В просторном полутёмном зале у лестницы на второй этаж стояли трое. Видимо они собирались подняться наверх, но задержались, привлечённые шумным передвижением команды.
  Вампиры? Рослые, крепкие, пожалуй, даже массивные - они поставили Лорана в тупик. Никакого привычного изящества, крупные тяжёлые мускулы, да и движения грубые, без присущей вампирам скользящей лёгкости. Глаза их странно блестели как стекло или лёд, а не мерцали, как у вампиров.
  - Кто это? - потрясённо спросил Лоран.
  - Невоплощённые, - ответил Менард. - Бастарды чьей-то скорбной вселенной.
  Клейн скинул одну трубу на плечо Лорану, едва устоявшему на ногах от внезапного подарка, и изготовил к стрельбе вторую, но стрелять повременил. В чём-то Менард был прав: ракеты вряд ли можно счесть оружием ближнего боя. Погибнут громоздкие невампиры или нет - это вопрос, а вот центральная лестница за их спиной точно завалится, и кто знает, что потащит вслед за собой. Клейн посмотрел на Менарда, все на него посмотрели.
  Наверху ещё штук пять, - едва слышно сказал Менард. - Что-то много их набежало на квадратный метр шизофрении.
  Пришлые не испугались. Возможно, в их мире не было ракет, и странные трубы казались им безобидными. Самый крупный невоплощённый шагнул вперёд, Менард попятился, и на него опять все посмотрели, уже с удивлением.
  - Вампир! - сказал чужак, издевательские интонации прозвучали отчётливо. - Трусливое жалкое племя! Боишься меня?
  - Вот ещё! - сердито откликнулся Менард, но отступил ещё на полшага. - Хочешь помериться силой?
  Лоран посмотрел на странного, непохожего на себя Менарда, перевёл взгляд на чужака и осознал, что холодный ветерок страха забирается под одежду. Этот уверенный в себе атлет с холодными глазами легко сомнёт их вампира, его даже ракета вряд ли остановит! Менард, вероятно, тоже сознавал неравенство сил, и именно поэтому так странно сел его голос, и ноги медлили идти навстречу судьбе. Он испугался? Только минуту назад Лорану глупым показалось бы задаться этим вопросом! Он посмотрел на Густава и увидел, что верон тоже озадачен. На Смита Лоэ смотреть побоялся.
  Невоплощённый сделал два шага вперёд.
  - Давай попробуем, - предложил он. - Какое-никакое развлечение.
  Менард замешкался, нервно переступил с ноги на ногу, но справился с собой и осторожно двинулся навстречу противнику. От испуга и волнения Лоран зажмурился, хотя почти сразу снова открыл глаза: с закрытыми было ещё страшнее. Двое сошлись, и теперь особенно заметно стало, что они неравны. У людей, при такой разнице весовых категорий, ни о каком поединке и речи бы не шло, а называлось бы это форменным убийством.
  Лоран плохо представлял, как может выглядеть драка вампира и не совсем вампира, но смутные образы в голове витали, а на деле всё пошло иначе. Менард и его противник, сойдясь почти вплотную, сомкнули ладони, как это делают люди, когда меряются силой, и замерли в странном рукопожатии. Увидев, как вздулись буграми мышцы на руке гиганта, Лоран понял, что поединок пошёл. Это неслышное единоборство напугало. Разве может изящный Менард противостоять целой горе мускулов? Какое тут искусство! Так нечестно! Лоран судорожно вцепился в клейновы железки. Он готов был вмешаться в противоборство, в крайнем случае, огреть чужака по голове портативным ракетным комплексом. Может быть, Густав поможет? Надо же что-то делать! Лоран просительно посмотрел на Клейна и увидел, что друг верон встревожен. Плох или хорош был Менард, его взяли в команду. Лоран повернулся к Смиту. Вампир выглядел скорее озадаченным, чем взволнованным. Чтобы успокоить Лоэ, он машинально улыбнулся, но гримаса вышла неестественная, почти вымученная. Бедняга Лоран вместо того, чтобы обрести уверенность, испугался всерьёз. Впрочем, мысль о малодушном отступлении в голову не пришла. Он и боялся-то не за себя, а за несносного, но всё равно дорогого сердцу вампира.
  Менарду ли тягаться с самим воплощением мощи? Разве что-нибудь кроме ракеты способно остановить эту живую (или всё-таки нет?) машину для убийства? Менард не мог устоять против монстра, и он дрогнул. Холодея от реальности кошмара, Лоэ увидел, как голова вампира запрокинулась, гримаса страдания исказила лицо. Менард слабел, он почти уступил. Противник всё более уверенно одерживал верх. На губах врага появилась чуть снисходительная улыбка. Он решил дожать вампира окончательно и сделать это красиво. Бицепс, казалось, сейчас прорвёт кожу, но приложенное усилие дало результат. Менарда ещё больше развернуло, и друзья увидели перекошенное мукой лицо, закатившиеся глаза. Тусклый пустой взгляд на мгновение встретился с взглядом Лоэ. Менард погибал. Лоран с ужасом понял, что сейчас сломается. Закричит и бросится в бой, даже если бессмысленно и глупо, даже если единственное, на что способен - бездарно умереть на месте. Он покрепче сжал железо на плечах, и вдруг увидел, что Менард едва заметно подмигнул. В зрачках вампира замерцала привычная ленивая усмешка.
  В тот же миг ситуация резко изменилась. Менард выпрямился, словно не было помехи этому простому движению, а на лице его появилось бесстрастно-отрешённое выражение. Ясные глаза широко раскрылись, пальцы напряглись. Рука невоплощённого сломалась с громким хрустом - жуткий звук, от которого Лоран присел и едва не упал. Менард оставил в покое искалеченную конечность врага, одним движением вырвал ему горло, другим смахнул голову с плеч.
  - Бей их, Смит! - взревел он с клокочущей в горле яростью.
  Оба вампира прыгнули вперёд одновременно. Всё произошло так быстро, что снисходительные улыбки на лицах чужих не успели смениться гримасами ужаса. За спиной охнул потрясённый Максимилиан, но Лоран не стал оборачиваться. Он даже схватку наблюдал вполглаза. Смит сбросил ему свою обузу, и Лоран теперь пытался сохранить равновесие: своё и ракет. Четвёртую, оброненную Менардом, тоже следовало поднять, но как это сделать, Лоран не представлял.
  Едва трупы осели на пол, Клейн ринулся вперёд, за ним побежал Максимилиан, а Смит уже возглавил рейд возмездия.
  Менард засмеялся, но за друзьями не пошёл. Одной рукой он сгрёб всё оружие, другой подхватил Лорана. Несмотря на солидную ношу, вампир бегом пересёк холл, выбил ногой запертую дверь и сбежал по ступенькам парадного хода. Лоран, оказавшийся в довольно смешной позе взятой под мышку таксы, был весьма ограничен в кругозоре, но тут Менард бросил его с обычной бесцеремонностью, а чьи-то руки подхватили. Впрочем, только для того, чтобы уронить на землю и жадно вырвать из объятий Менарда оружие. Лоран оценил сей парадокс, когда, выплюнув изрядное количество горького дёрна и поднявшись на ноги, обнаружил рядом Голкомба.
  Избавившись от ноши, Менард развернулся и побежал обратно в дом. Перепрыгивая через выбитую дверь, он обернулся и крикнул что-то. Лоран отчаянно закашлялся, и тут его снова обняли, но куда более нежно, он смутно уловил знакомый запах и благодарно закрыл глаза.
  - Лариса! - прошептал он. - Вот кого я действительно рад встретить!
  Должно быть, временно всё же потерял сознание или, по крайней мере, контакт с окружающей реальностью. Так показалось, потому что, открыв глаза, обнаружил множество изменений вокруг. Лариса куда-то исчезла, оглядевшись, Лоран увидел её неподалёку с железной трубой на плече, зрелище было слегка шокирующее. Ещё дальше и тоже с ракетой, готовой к стрельбе, высился Голкомб, а по ступеням сбегали Клейн и Смит - с Максимилианом и Игнатием. Молодой вампир выглядел невредимым, а Максимилиан заметно хромал и едва поспевал за остальными. Менарда пока не было видно, и Лоран испуганно завертел головой, но тут вампир появился в проёме. В два прыжка нагнав остальных, он вскинул руки и закричал:
  - Огонь!
  Обе ракетные установки гавкнули почти одновременно. Взрыв внутри здания потряс мощью и противоестественной красотой. В клубах огня и пыли центральная часть начала заваливаться внутрь, и Лоран испуганно попятился прочь, под деревья. Он споткнулся, и его подхватили. Повернув голову, Лоран обнаружил рядом Смита. Вампир с усталым безразличием смотрел на творящийся перед ним кошмар.
  - Спасибо, Смит, - сказал Лоран, но Смит даже не улыбнулся.
  Голкомб и Лариса, бросив в траву отработавшие трубы, вооружились снова и выжидали неизвестно чего. Клейн стоял в стороне, но в полной боевой готовности, а дальше на фоне пожара Менард прыгал по истерзанному газону: руки его находились в непрерывном движении, а горло выталкивало лозунги, находящие живой отклик в собравшейся вокруг толпе. Лоран с изумлением посмотрел на него, протёр глаза и снова посмотрел. Менард всё так же распалял страсти в стане врагов своих врагов, и голос его казался охрипшим и незнакомым.
  - Что это, Смит? - жалобно спросил Лоран.
  - Ну, если ты не видел никогда пьяных вампиров - вот тебе случай посмотреть. Зрелище редкое, хотя и прискорбное.
  - Пьяных? - переспросил Лоран.
  Он поглядел на сумасшедшего Менарда, потом опять на Смита и понял, что его собственный вампир тоже не похож на себя обычного, хотя иначе, чем близнец.
  - Попытки урезонить бессмысленны, - сказал Смит. - Теперь поставит на уши всю доступную ему часть вселенной. Темперамент. Будем надеяться, что Земля всё же с орбиты не сойдёт.
  - А если он себя выдаст? - осторожно спросил Лоэ.
  - Нет. Люди всё проглотят. Когда он так заводится, существа и вещи поддаются его напору целиком. Успокойся. Я буду рядом и присмотрю, чтобы хоть город уцелел. Он мне нравился когда-то. Город, а не Менард.
  Смит пошёл прочь, легко лавируя среди людей. Лоран осознал, что в парке многолюдно. Должно быть, здесь собрались и сторонники Игнатия, и сторонники Луция. Кстати, где он? Единственным человеком, выведенным из здания, был Максимилиан. Неужели все, кроме него остались внутри? В парке горели костры, красиво пылало разрушенное здание, и словно шаман на языческом празднике зажигал толпу речёвками Менард. Лорану показалось, что все без исключения перенеслись в первобытный мир, где царит грубая сила, изящные искусства ещё не изобрели, и совершенно точно нет горячей воды и горячего завтрака. Он вздохнул и вдруг увидел Жерара. Близнец, улыбаясь, бежал навстречу. Лоран едва успел удивиться, как оказался в его объятьях. Новое ощущение растрогало до слёз.
  - Я так рад, что ты жив! - воскликнул Жерар.
  - Я тоже, - ответил Лоран и поморгал, чтобы навести мир на резкость.
  Дурнота отступила, и он начал различать происходящее вокруг. Люди быстро и целеустремлённо исчезали, толпа или армия, кем они там себя обозначили, редела. Менард уже не кричал, а коротко и быстро раздавал приказы. Это он служил центром организованного движения людей.
  К Лорану и Жерару подошёл Клейн, выглядел он непривычно выбитым из колеи.
  - Что случилось? Новые беды? - спросил Лоран.
  - Старая! - ответил Клейн. Хотел оглянуться, но передумал. - Я думал, у него пьяный разгул а он перепрограммировал толпу, не сказав ни одного лишнего слова! Заворожил людей до такой степени, что за ним пошли, забыв прошлые разногласия. Он вдохновил их на борьбу, объяснил, как поступать, если вдруг встретят чужаков, сделал их другими людьми, и для меня это тоже стало откровением.
  - Ну, наверное, что-то вроде внушения, к которому всегда прибегают вампиры, - осторожно сказал Лоран.
  Клейн отрицательно покачал головой.
  - Нет! - произнёс он с глубоким убеждением. - Я бы почувствовал. Менард обработал людей с точностью, мне недоступной. Он, словно, заново создал их для конкретной цели. Я сам почти попал под великолепное обаяние этого монстра. Попроси повторить, что говорил наш вампир - я не вспомню ничего, потому что такие слова проникая в сознание, целиком растворяются в нём. И ведь язык для него чужой! Как он это делает, Лоран?
  - Темперамент, - осторожно сказал Лоэ.
  Клейн опять покачал головой.
  - Вдохновения мало для столь впечатляющего результата, это искусство сходное с боевым. Оно достигается великим мастерством. Трудно поверить, что он на это способен, но и отрицать бессмысленно. Я видел.
  Клейн умолк, но выплеснул ещё не всё, что накопилось.
  - Я сознаю, что этот вампир - бесценное сокровище, - продолжил он малое время спустя. - Всё прекрасно понимаю, но думаю лишь о том, как бы избавиться от него! Кстати, может быть, ты знаешь, как?
  Лоэ рассеянно пожал плечами.
  - Жаль. Не верю ему, вот и всё! Менард с нами потому, что ему каким-то образом выгодно сотрудничество. Что произойдёт, когда это состояние прекратится? Хорошо если просто уйдёт, пусть прямо посреди схватки, брезгливо перешагивая через мёртвых и лениво уклоняясь от пуль. На такой вариант я бы согласился и даже не плюнул вслед!
  Клейн едва успел договорить, как подошли оба вампира, сияющий улыбкой Менард и привычно озабоченный Смит. Следом за ними целеустремлённо топал Голкомб. Он сберёг оставшиеся ракетные комплексы и держал их небрежно, как Менард шпагу.
  - Пошла работа! - сказал Клейну несносный вампир. - Логово этих ребят, точнее место перехода из их мира в этот где-то рядом. Пускай люди ищут, нечего им тут попусту болтаться.
  Лоран встрепенулся.
  - Я вспомнил одну вещь! Помнишь, когда вы втроём отправились погулять по городу, и на вас напали?
  - Совершенно верно. Почему тебя задел именно данный случай? Это было не единственное нападение.
  - Зато единственное, произведённое в людном месте на глазах многочисленных свидетелей.
  Вампиры переглянулись.
  - Хочешь сказать, кто-то всерьёз запаниковал, увидев в конкретной точке пространства бравый отряд Густава Клейна? - Глаза Менарда заблестели. - А ведь что-то в твоей гипотезе есть, здоровый азарт авантюризма. Мне нравится. Надо взглянуть поближе.
  Менард подозвал Игнатия и быстро переговорил с ним, после чего детёныш ушёл. Словно что-то вспомнив, несносный вампир повернулся к Густаву Клейну.
  - Я должен попросить прощения, командир, дорогой. Я вёл себя не так как следует.
  - И, похоже, с самого рождения, - пробормотал Клейн, глядя на вампира с недоверчивой обречённостью.
  Менард скорбно улыбнулся, отдавая должное шутке, но остался в образе.
  - Кровь невоплощённых действует на меня как на людей алкоголь, - продолжал вампир. - Пожалуй, такое состояние следует назвать опьянением. Я при этом, конечно, отдаю себе отчёт в собственных действиях, но слегка раздвигаю рамки дозволенного.
  - Слегка? - с ядовитой иронией переспросил Клейн. - Ты весь город на уши поставил!
  - Ну, во-первых, я подумал, что для дела это будет полезно, во-вторых, всё-таки не весь.
  - Ладно, поправка принимается, - сказал Клейн спокойнее.
  Менард улыбнулся доверительно.
  - Прости, что я начал действовать, без совета с тобой, и даже раньше, чем получил приказ. Ты и без того был занят, а дорогое время уходило. Я рассудил, что если в пьяном виде обязательно стремлюсь свернуть горы, то почему бы и не сделать заодно нужную работу.
  Клейн посмотрел на него в упор.
  - Послушай, почему ты всё ещё здесь? - прямо спросил он вдруг. - Исчезни! Зачем мы тебе? Мы все птицы не твоего полёта!
  Менард улыбнулся.
  - Успокойся, - сказал он. - Обязательно исчезну. Я не навсегда.
  - Наверное, всем это говоришь?
  - Так ведь рано или поздно сбывается! Ну, так ты меня простил?
  Клейн вздохнул.
  - Чего ты добиваешься?
  - Любви! - немедленно откликнулся Менард. - Вот Лоран меня любит, правда, мой дорогой? Почему ты - нет?
  - А понимания? - быстро вмешался Лоэ, прежде чем Клейн успел дать тот ответ, которого заслуживал вопрос Менарда.
  Вампир дружелюбно улыбнулся.
  - Лучше я останусь непрощёным! - сказал он. - Пошли на площадь.
  Сразу за парком дожидалось что-то вроде автомобиля. Лоран увидел Ларису на месте водителя, но уже не удивился. Разместились с трудом, тем более, что Игнатий и Максимилиан тоже присоединились к команде. Жерар, видимо остался с Таш, и Лоран тихо порадовался за близнеца. Вскоре бешеная гонка по почти пустым улицам вымела из головы лишние мысли. Лоран опомниться не успел, как впереди уже открылась та самая площадь из видения Максимилиана.
  
  Она была пуста, но на удивление хорошо освещена. Лорану историческое место показалось гармоничным и просторным. Олицетворение города, за спиной которого лежит огромная страна. Предки Лорана называли эти земли Родиной, сознание причастности породило в душе странный трепет. Лоран невольно отвлёкся, чтобы поглядеть на Смита и Менарда, что интересно чувствуют они? Вампиры втягивали ноздрями сырой воздух с реки, их глаза мерцали тревожно.
  - А ты прав, малыш! - сказал Менард. - Они были здесь, очень может статься, что именно отсюда и пришли. Как не стереглись, остался запах. Даже туристы его не затоптали, да их по ночам и немного.
  - А почему сейчас нет людей? - спросил Лоэ. - На площади и на улице?
  - Я организовал, - ответил Игнатий.
  Он устроился в нише, образованной входной дверью здания и сидел так тихо, что о его присутствии почти забыли. На коленях лежал миниатюрный компьютер, обеспечивая связь.
  - Ах, так! Чтобы избежать других жертв? О нас бы кто подумал.
  Смит успел перехватить руку Голкомба, и вполне заслуженный подзатыльник Лорану не достался.
  - Что там, на площади? - задумчиво спросил Клейн. - Смит, что скажешь? Там что-то есть?
  - Вижу впервые, зона холода, словно граница яви и нави.
  - Верно, - немедленно согласился с близнецом Менард, - я чувствую примерно тоже самое, могу ещё добавить, что феномен образовался недавно. Здесь у них нора, будем надеяться, что мы передавили всех, кто успел сквозь неё проскочить.
  Максимилиан вздрогнул и отошёл в сторону, должно быть ему довелось видеть процесс, и он не жаждал напоминаний.
  - Жахнем ракетой! - предложил Голкомб.
  - Эта штука ещё не работает! - ответил Менард. - Только колонну завалим. Жалко.
  Все посмотрели на колонну. Над гранитной махиной реял зеленоватый ангел.
  - Скучно! - заявил Менард. - Ничего не происходит. Меня развлекут или нет? Макс, предскажите нам, когда злая сила уже, наконец, грянет.
  Максимилиан поглядел на него удивлённо, казалось призыв вампира вернул ему часть веры в себя. Он сосредоточенно закрыл глаза и почти сразу открыл их.
  - Сейчас! - сказал он с недоумением.
  - Отлично! - оживился Менард. - Мы храбро убьём их из засады!
  Он едва успел договорить, На площади возникло что-то вроде бледного сияния и из него посыпались враги. Голкомб резво вскинул на плечо ракетный комплекс, но Менард оттолкнул его, крикнув на бегу:
  - Под таким углом срикошетит, и мы опять завалим колонну!
  Пока Голкомб соображал, стрелять уже стало поздно. Не только Менард, но и Смит с Игнатием врубились в лавину невоплощённых и пошла на площади сумасшедшая, ни на что не похожая драка.
  Клейн и Голкомб рванули наперерез, они сообразили, с какой точки следует производить выстрел, но враги были уже везде.
  Лорана отпихнули прочь, он по инерции попятился и остановился у гранитной стены здания. Понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя и ещё столько же, чтобы оценить происходящее. Пока свирепый бой шёл на равных, но Лоран всем организмом ощутил, какая чудовищная сила грядёт по проложенному следу, как экран набухает новыми волнами тьмы, как коротко мгновение, отделяющее мир от катастрофы. Не было времени размышлять и стоить планы, из всей вечности осталась секунды, отсчитанные сердцем. Человек понял, зачем он здесь и что надлежит сделать. Страх задеть своих смешался с другими страхами, но всё отодвинулось в область неважного. Это теперь был и его бой: предстояло ударить и расплатиться за последствия.
  Лоран бросился наискосок, не чувствуя под ногами каменных плит. Вампиры и вероны, завязав чужих на драку, дали ему шанс. Он бежал, как ни бегал ещё никогда, словно душа, вырвавшись вперёд, потянула его за собой, и камни послушно ложились под ноги, потому что нельзя было сейчас споткнуться и упасть.
  Он развернулся в прыжке, стремясь одним отчаянным взглядом запечатлеть всю картину боя. Отделить своих от чужих. Отделить себя от сердца и бить несмотря ни на что.
  Кричать было некогда, и Лоран послал Клейну один спрессованный мысленный призыв, фразу или образ - едва понял сам. Потом, ещё не ведая, понят ли и принят сигнал, отправил вдогонку импульс своей экстрасенсорной силы. Жарко кинулась по жилам кровь. Лоран стиснул зубы. Он рисковал жизнями друзей, но знал, что поступает правильно. Понадеялся, что они команда, и всё будет хорошо.
  Энергетическая волна буквально вмяла всех, кто оказался перед глазами Лорана в чужой экран. Удар оказался сильным. Лоран выложился весь. Он зашатался и хотел крикнуть Голкомбу, чтобы тот стрелял, пока удачный момент, пока чужие опоминаются, и не смог. Едва он открыл рот, как пошла горлом кровь. От испуга и неожиданности Лоран упал на колени, а потом, не удержавшись в этом положении, на четвереньки. Он выкашлял ещё сгусток крови, сознание замутилось, и всё же за друзей Лоран боялся больше, чем за себя. У него хватило сил поднять голову и посмотреть на площадь.
  Голкомб и сам отлично знал, что надо делать. Чужие ещё погружались в мерцающее свечение, когда он развернул оружие и снова водрузил на плечо. Мишень была перед глазами. Голкомб весело оскалился и послал ракету. Клейн свою установку даже не поднял. Экономя время, просто упал рядом, развернулся вместе с трубой. Скользкий от крови палец нажал пуск. Обе ракеты почти одновременно ухнули в экран. Два удара сердца ничего не происходило, а потом неярко вспыхнуло там внутри, и сияние рассыпалось как треснувшее стекло. Дверь из чужого мира закрылась. На площади сразу потемнело и похолодало.
  В этих скорбных для человеческих глаз сумерках Лоран лихорадочно попытался пересчитать друзей. Не все чужие отправились домой. Кто-то оказался вне зоны действия лоранова оружия, кто-то успел уклониться. Вампиры добивали оставшихся в последней, но от этого особенно яростной схватке, действуя со слаженностью механизма. Настигнув врага, ломали ему шею или спину, а затем приканчивали, вырывая горло, заливая плиты мостовой тёмной дурно пахнущей кровью. Они и сами были в крови, и Лоран уже не смог бы отличить одного от другого.
  Опять стало плохо, горло перехватило болью, но Лоран пересилил себя. Он всё никак не мог сосчитать вампиров. Клейн сидел на камнях, машинально цепляясь за пустую трубу. Он тоже был в крови, но держался хорошо. Голкомб мрачно и удовлетворённо кивал, когда завершалась очередная казнь. Очень скоро вампиры втроём добили последнего пришлого и поднялись от стынущего трупа. Лоран с трудом преодолел силу притяжения и на плохо повинующихся ногах доковылял до команды. Его всё ещё подташнивало, но в силу несовершенства человеческой природы, а не потому, что свершившееся вызывало протест.
  Выглядели друзья отвратительно, хотя все остались здесь и живы. Они быстро приходили в себя. Голкомб бросил пустую трубу и протянул руку Клейну, помогая ему подняться. Смит тревожно оглянулся на Лорана. Менард подошёл и ударил ладонью по спине. Лоран начал падать, но рука вампира уже подхватила его. Попытка вздохнуть закончилась тем, что из лёгких опять выплеснулись кровавые сгустки.
  - Беда мне с вами, энтузиастами! - проворчал Менард.
  - Я хотел победить, - вяло ответил Лоэ. Он откашлялся и теперь чувствовал, как силы возвращаются в организм. - Боялся, что сломят. Вас задеть тоже боялся. Как я вообще рискнул что-то делать, не пойму!
  - Ты умница! - с непривычной для него нежностью заявил Клейн. - Ты один сообразил, как дороги отпущенные мгновения и всех выручил из большой беды!
  - А если бы я кого-то из вас покалечил или убил, или смахнул вместе в чужими в тот ужасный мир? Не хвали, мной руководил страх!
  - Всё должно было закончиться хорошо! - твёрдо заявил Клейн. - Ты успел предупредить. Мы - команда и сработали как надо!
  - Труды ещё не закончены, - сказал Смит. - Мы ведь не всех уложили. У двоих невоплощённых хватило сообразительности бросить товарищей и обратиться в бегство, с тем, чтобы затеряться в городе и начать дело, ради которого они, собственно, все сюда и собрались.
  - Что? - воскликнул Клейн.
  Он резко выпрямился и тут же застонал от боли.
  - Я не заметил прорыва, очень жарко пришлось. Честно признаться, два раза я был в отключке, и реальности всё это время приходилось обходиться без моего участия.
  Смит спокойно кивнул, соглашаясь.
  - Да, всем пришлось тяжело, но Менард - он всегда всё видит.
  - Что за ночь! - мечтательно произнёс названный вампир. Глаза его сияли, раздвигая тьму. - Так кто желает продолжить погоню?
  Команда как одно целое пронеслась мимо растерянного Максимилиана. Автомобиль дисциплинированно ждал за углом. Лоран заметил, что Игнатий остался с предсказателем, но не сосредоточил на этом внимания.
  - На площадь, Лариса. Станем на след, - сказал Менард.
  Машина неслышно полетела вперёд. Лоэ показалось, что они не касаются полотна. Вначале он с любопытством смотрел в окно, потом с ещё большим интересом поглядел на Менарда.
  - Ты возьмёшь след вот так на лету?
  - Он же свежий, - ответил Менард. - Как бы ещё не стал кровавым.
  Лоран решил больше вопросов не задавать.
  Автомобиль втянулся в лабиринт улиц. Другие машины и редкие прохожие шарахались от него, но Лариса твёрдо следовала указаниям вампира и рулила туда, куда он указывал, даже если ехать приходилось дворами и закоулками.
  След петлял, словно оставивший его невоплощённый метался в чужом городе, в поисках надёжного убежища. Впереди открылась прямая улица, одинокий мужчина брёл вдоль линии домов. Менард сделал стойку, а Лариса прибавила скорость. Азарт завладевал всеми. Мужчина оглянулся и побежал - слишком быстро, не по-человечески, Менард настиг его в прыжке. Истошный визг прогнал тишину, и сразу же тело обвисло в крепких вампирских лапах.
  - Где второй? - спросил Клейн.
  - Они разделились. Голкомб, быстро допроси этого, здесь как раз в подворотне есть подходящий подвал, потом нас догонишь.
  Лоран был уверен, что могучий верон не послушается, но видимо приказ отвечал его желаниям. Он охотно выпрыгнул из машины и перехватил тихо скулящее тело. Лариса уже разворачивалась, Менард запрыгнул на ходу. Понеслись обратно. На маленькой круглой площади Менард указал новый маршрут. Едва свернули в очередной двор, распугивая кошек и давя кусты, как Менард быстро глянул в сторону.
  - Вот наглец! - пробормотал он. - Едва успел появиться - тут же принялся убивать.
  - Остановить? - спросила Лариса.
  - Некогда! Густав, возьми себе на заметку: здесь утром обнаружат тело. Узнай, куда его доставят, установи наблюдение.
  - За трупом? - уточнил Клейн.
  - Ну, если удача не отвернулась от нас - то да. Вперёд!
  - А если покойник воскреснет? - спросил Клейн. - Ты ведь на это намекаешь со свойственной тебе откровенностью. Может сразу решить проблему?
  - Прежде нужно добраться до невоплощённого. В данный момент он опаснее.
  Ноздри вампира вздрагивали, временами непроизвольно скалились зубы. Должно быть, след был совсем свежий. Лоран посмотрел на Смита, и обнаружил, что родной вампир ничуть не меньше увлечён погоней. След петлял среди закоулков исторической части города. Мелькающие в опасной близости углы и стены внушали бы Лорану неодолимый ужас, если бы не проносились мимо так быстро.
  Лариса справлялась уверенно. Невоплощённый, путал след, сворачивая во дворы и на пешеходные дорожки, туда, где проезд был не только запрещён, но и физически маловозможен. Опасно втираясь в пугающие узости, лавируя между идущим по своим делам людьми, рискованно ныряя под деревья и бесчисленные арки, которыми город оказался не в меру богат - девушка твёрдо вела машину, следуя лишь указаниям Менарда. Даже Лоэ начал верить, что безумная гонка имеет шанс завершиться благополучно. Он едва успевал цепляться за что придётся, чтобы хоть приблизительно удержаться на месте. Видел он при этом мало. Иногда мелькали дома и удивлённые лица прохожих. Случалось всё поле зрения занимало ночное небо, но чаще всего Лоран имел возможность наблюдать горящие азартом глаза Клейна, и жизнеутверждающий оскал Менарда. Эти двое наслаждались происходящим в полной мере. Они даже успевали обмениваться репликами, а может быть, просто говорили друг другу колкости. Смит чаще смотрел назад и по сторонам, должно быть, выполняя свою задачу. Иногда отвлекаясь от этих занятий он подхватывал Лорана и усаживал удобнее, но чисто машинально. Глаза его тоже горели в ночи, пугая относительную городскую тьму.
  Выглянув в очередной раз на дорогу впереди, Лоэ вдруг понял, что узнает её. Похоже, сделали круг. Лоран едва успел сообразить, что означает его открытие. События развивались стремительно. Машина резко, но уверенно затормозила. Менард спрыгнул на тротуар. Клейн выскочил следом за ним и потащил за собой как всегда отставшего Лоэ. С другой стороны его подхватил Смит. Перед тем, как войти в дверь, Менард вдруг обернулся и коротко сказал чужим голосом:
  - Всем молчать!
   Приказ прозвучал тихо, но так, что Клейн споткнулся на ровном месте. Лоэ и в мыслях не имел возражать, пробуя приноровиться к широким шагам Густава и Смита. Лариса, наверное, осталась в машине. Обернувшись на бегу, Лоран её не увидел. Менард первым ворвался в квартиру на втором этаже и тут же остановился, его раскинутые руки притормозили друзей.
  Зрелище всем троим предстало удручающее. Невоплощённый был здесь и успел переместиться в дальний конец комнаты, более того, он обзавёлся заложником. Козырной картой в игре пришлось стать Жерару Боссену. Близнец Лоэ, по всей вероятности, был без сознания. Чужак одной рукой удерживает его затылок, в другой сжимал нож. Для того чтобы перерезать человеку горло довольно было сделать единственное движение. Лоран машинально вцепился в рукав Менарда, рассчитывая на поддержку, хотя бы моральную, но одним моментальным движением вампир стряхнул его пальцы. Прагматическая жёсткость отрезвила. Лоран притих.
  - Человек зачем-то нужен вам, а я могу его убить! - сказал невоплощённый, начиная обычный в таких случаях разговор.
  Теперь Лоэ рассмотрел его как следует. Он заметно отличался от виденных прежде. Если те трое чужаков могли похвалиться высоким ростом и мощной статью, этот выглядит скорее тщедушным. Кожа на лице пестрила рябинками вроде прыщей. Глаза блестели вяло: не лёд, а так - пыльное стекло. Тем не менее, руки его оказались тверды. Говорит чужой с сильным акцентом.
  Менард быстро поглядел на Смита и ответил:
  - Ну, так убей! Невелика потеря, у нас ещё один есть.
  Тем не менее, вампир остался на месте, да и противник его на блеф не повёлся.
  - Похоже, вы готовы торговаться! - заявил чужак, слегка расслабляясь.
  Самодовольные нотки в голосе уловил даже Лоэ и откровенно удивился. Вера в собственную безопасность в подобных обстоятельствах, пожалуй, выглядела беспочвенной. С точки зрения Лоэ не было в природе козырей настолько сильных, чтобы лелеять в душе надежду обыграть Менарда. Вампир задумчиво склонил голову и минуту разглядывал чужака так, словно располагал всем временем, что есть в мире.
  - Можно и поговорить, - сказал он. - Зачем тебе этот человек? Брось и уходи, здесь полно других, а мы откажемся от преследования.
  - Он-то не нужен! - пренебрежительно сказал невоплощённый.
  - Чего ты тогда добиваешься? Всё равно мы тебя выследим и убьём! Ваше вторжение сорвалось, игра проиграна!
  - Отчего же? - насмешливо возразил невоплощённый. - Всё едва начинается! Я-то ведь здесь! Вы только помогли мне, прихлопнув на время дверь.
  - Хочешь покорить мир в одиночку? - высокомерно поинтересовался Менард.
  - Почему нет? Здесь есть всё, что мне нужно.
  Менард презрительно сморщился.
  - Ты не обращён, и воспроизвести сможешь лишь себе подобных! Сколько бы ты не наплодил собственных жалких копий, оттуда рано или поздно хлынет куда больше количество. Какой смысл начинать?
  - А я попробую воплотиться! - сказал чужак.
  Менард откровенно расхохотался.
  - Это невозможно! - надменно заявил он.
  - Я всё же попробую.
  Менард смерил его взглядом.
  - Подобные глупцы встречались и до тебя. Способа нет. Ты был и останешься невоплощённым, и всё, что тебе предстоит - смириться с поражением. Уходи сейчас, и тогда я, может быть, снизойду до того, чтобы даровать пощаду.
  Лоран приводил в порядок дыхание и вслушивался в произносимый бред, как вдруг мысль о незыблемом порядке вещей взорвалась в его сознании. Он с растущим ужасом выглянул в окно и увидел, как над тускнеющими огнями фонарей медленно светлело небо. Надо же что-то делать! Вампиры скоро заснут! Лоран начал открывать рот, когда Менард, не оборачиваясь, яростно прорычал:
  - Перестань кипеть сам и дай в лоб своему приятелю! Пусть или потеряет сознание, или придёт в себя!
  Фраза, произнесённая на жестковатом веронском языке, прозвучала как одно сплошное ругательство. Вампир обращался, несомненно, к Густаву Клейну, но и Лоэ понял. Он поспешно закрыл рот.
  - Ошибаешься, способ есть! - злорадно заявил чужак. - У меня не было самого важного ингредиента, но теперь он появится.
  - Чепуха! - сердито сказал Менард. - Я знаю, что ты имеешь в виду. Очередная иллюзия!
  - Проверим? Или боишься?
  - Я? - воскликнул Менард, мгновенно вскипая. - Отдай человека его друзьям и я докажу, что ты заблуждаешься!
  Лоран опять хотел напомнить, что солнце встаёт, но устрашился даже пискнуть. Императив Менарда всё же обладал огромным потенциалом. Смит промолчал, не рискнул вмешаться даже Клейн. Менард откровенно лез в ловушку, творил очевидные глупости, и как было разобраться, есть у него план или просто сносит крышу? Единственное, что друзья оценили точно - зловещую аутентичность его ярости. От притворства, каким не явись оно совершенным, не пробрал бы такой озноб
  Между тем, статичная ситуация начала меняться. Менард в подлинном или мнимом запале вышел вперёд, и чужак двинулся навстречу, волоча Жерара, словно вещь. Обо всех прочих эти двое словно забыли.
  - Неужели ты думаешь, подвальная нежить, что мы упустили варианты и забыли просчитать способы? - заносчиво продолжал Менард, беспечно шагнув ещё ближе к противнику. - Увы! Убогое создание вроде тебя немыслимо возвысить до истинного вампира. Ты блефуешь глупо и смешно!
  - Всего лишь слова, и я засуну их тебе обратно в глотку, когда придёт время! - сказал чужак.
  - Твоё время не наступит никогда! - в том же духе ответил Менард.
  Так они пыжились друг перед другом ещё минуту, всё больше сближаясь, а потом Лоран заметил краем глаза, что Смит пошатнулся.
   Клейн сразу начал действовать.
  - Хватай Смита и беги с ним! - велел он Лоэ.
  Лоран испуганно кивнул. Тогда Густав шагнул к спорщикам в середине комнаты и протянул руку.
  - Отдай его! - заявил он твёрдо. - Он ведь тебе не нужен!
  Чужак усмехнулся и швырнул безвольное тело Жерара прямо в объятия Клейну. Густав подхватил человека и проворно попятился к двери, волоча его за собой. Лоэ, удерживая обмякшего Смита, с отчаянием посмотрел на другого близнеца. Понятно было, что Менард тоже сейчас упадёт, и окажется в полной власти врага.
  Густав Клейн просчитал его колебания. Зарычав от натуги, он подхватил всех троих и сумел-таки вытащить за порог. Дверь захлопнулась с громким щелчком. В последний момент Лоран успел увидеть, как гордый Менард оседал на пол, простираясь у ног противника.
  
  За дверью пришлось бросить и Жерара, и Смита, чтобы удержать Лоэ. Человек рванулся на помощь вампиру с такой энергией, что даже сильный физически Клейн справился не вдруг.
  - Пусти! - кричал Лоран. - Он хранил нам верность, а мы его бросили!
  Клейн, в общем-то, был согласен с Лоэ. Пришлось тяжело. Следовало, конечно, привести Лорана в чувство по методу, предложенному Менардом, но у Густава не поднялась рука. Он просто стащил приятеля вниз по ступеням и усадил возле стены.
  - Послушай меня! - сказал он рассудительно и на всякий случай по-беренски. - Я понимаю твои чувства и, более того, разделяю их, но я бессилен! Менард велел оставить его наедине с этим уродом. У него какой-то план. Сейчас я принесу сюда Жерара и Смита. Когда мы соберёмся вместе, я объясню подробнее.
  - Он же спит! - беспомощно возразил Лоэ. - Он без сознания!
  - У нас ещё двое без сознания! - теряя терпение, воскликнул Клейн. - Давай разберёмся сначала с ними!
  Лоран испуганно притих. Клейн принёс Жерара и уложил рядом с близнецом, затем доставил Смита. Человека, наверное, следовало привести в чувство, но заниматься этим пропала охота и у Густава, и у Лорана. Оба ощущали себя слишком подавленными и, пожалуй, растерянными. Да, Менард не подарок, да, он сам хотел выяснить отношения с пришлым невоплощённым, но очень уж походила на предательство готовность двоих друзей следовать его указаниям.
  Густав напряжённо прислушался - наверху царила тишина.
  - Ты уверен, он знает, что делает? - стуча зубами от волнения, спросил Лоэ.
  - Нет! - ядовито ответил Клейн. - Да и кто может утверждать что-либо наверняка, имея дело с нашим темпераментным приятелем? Ещё в машине, он сказал: "Когда догоним, я его заболтаю, куда он денется? Забирай всех, кого сможешь, и оставь нас вдвоём". Разве ты не слышал?
  Лоран помотал головой.
  - Нет! Я тогда вообще плохо понимал, где нахожусь, а главное где буду пребывать в следующий момент. Если он погибнет, я никогда себе этого не прощу! Никогда!
  Клейн неловко обнял Лорана за плечи.
  - Я, конечно, мечтаю избавиться от него, но не такой же ценой!
  Минуту друзья помолчали, вслушиваясь в утренние шумы города. Планета жила своей жизнью, благодушно не замечая того, что происходило наверху в квартире, и что в случае неблагоприятного исхода грозило обернуться её судьбой. Спал вампир, и человек тоже медлил приходить в сознание. Решение судеб мира оказалось предоставлено двоим приятелям, но у них слабела уверенность в том, что сделали правильный выбор.
  - А где Игнатий? - спросил Лоэ.
  - Не знаю! - ответил Клейн. - И сказать честно, мне всё равно!
  Лоран кивнул, и друзья принялись молчать дальше.
  Решать, как долго следует соблюдать запрет Менарда, тоже пришлось им, двоим. Точных указаний на этот счёт вампир не дал. Клейн здраво рассудил, что момент пробуждения Смита и послужит отправной точкой для начала активных действий, поэтому оказался на ногах, едва пошевелился их вампир. Смит, как всегда, пришёл в себя быстро и сразу, но он ещё поднимался, когда Клейн уже взлетал вверх по лестнице. Лоэ, потратив все запасы проворства, сумел его догнать. О возможной опасности оба сейчас забыли.
  Дверь оказалась заперта изнутри, и Клейн высадил её плечом, мало заботясь о целости плеча и уж тем более двери. Оба друга одновременно ворвались в гостиную. Свет в комнате не горел. В медовом сиянии зари друзья увидели странную и страшную картину. Менард сидел в кресле, бессильно запрокинув голову. Светлые волосы разметались по обивке и казались в скудном свете расплесканным серебром. Рубашка, распахнутая или разорванная, обнажила горло и грудь, а тёмный след, потянувшийся вниз от шеи, не оставлял сомнений в своём происхождении. Чужак полулежал на диване, но в тени, и друзья плохо рассмотрели его, да зачем? Их в первую очередь интересовал свой вампир, а он признаков жизни не подавал. Лоэ и Клейн замерли на мгновение, боясь поверить в то, что свершился кошмар. Обоих охватил ужас. Они невольно вздрогнули, когда вспыхнул свет.
  Смит повёл себя куда хладнокровнее. Он включил электричество и попытался притворить изувеченную дверь.
  
  Лоран бросился к Менарду, опустился на колени. Слёзы застилали глаза, и он смутно видел красивое безжизненное лицо, бессильно оскаленный рот. Клейн тоже склонился к вампиру, прикоснулся, словно надеясь, что ничего страшного не случилось, и Менард сейчас проснётся, бодрый и цинично весёлый.
  Дальше произошло именно то, чего и следовало ожидать с самого начала. Молниеносным движением Менард схватил запястье Клейна и крепко сжал.
  - А! Попались! - сказал он весело. - Как я вас разыграл!
  Густав отпрянул, и Менард отпустил его, вероятно, тоже опасаясь заходить слишком далеко. Шуточка вышла скверного свойства, впрочем, Менард был вполне доволен собой. Удобно устроившись в кресле, вампир залился искренним смехом.
  - Какие лица! Какой трагизм. Глянули бы на себя со стороны!
  Клейн не выдержал, и его кулак устремился к законной цели, но, естественно, зря. Менард лениво уклонился, и удар пришёлся в мягкую обивку спинки.
  - Ну, брось злиться, командир! - примирительно сказал вампир, не трудясь даже подняться из кресла. - Во-первых, всё равно не попадёшь, во-вторых, у меня есть смягчающее вину обстоятельство. Я мог бы разыграть тут целый спектакль в духе старых фильмов с кошмарами. Я гонялся бы за вами в образе воскресшего мертвеца с глазами, бессмысленно глядящими вбок и слюной текущей по подбородку. Вышло бы забавно, и эмоций вы получили бы значительно больше, но я вас пожалел. Кроме того, персонажи ужастиков малоэстетичны.
  Клейн слушал, то бледнея, то краснея, то машинально поглаживая обманутый в мести кулак. Лоран не сердился, а просто радовался, что всё обошлось. В конце концов, они с Клейном сами повели себя как глупцы и наказаны были справедливо.
  - Кстати, Густав, распорядись, чтобы тело прибрали и поступили с ним так же, как и с теми, другими, - сказал Менард.
  Теперь лишь вспомнили о чужаке. Клейн кивнул, ему сейчас противно было разговаривать с вампиром. Менард безмятежно возлежал в кресле и, по всей видимости, собирался надолго утвердиться в его уютных глубинах.
   Пока Клейн отдавал указания по телефону, Менард наблюдал со снисходительным одобрением.
  - Насколько я понимаю, - сказал Клейн, завершив дела и поворачиваясь к вампиру, - ты остался наедине с парнем совсем не для того, чтобы прибить его в своё удовольствие. Такие вещи ты без стеснения проделываешь на наших глазах. Поделись-ка полученной информацией, и я, может быть, забуду идиотский розыгрыш. В противном случае я обещаю те последствия, какие смогу организовать. Итак?
  Менард широко раскрыл серые мерцающие глаза.
  - Конечно! - отозвался он, демонстрируя запредельную честность. - Паренёк был не из простых, недаром так быстро сообразил, что нужно делать. Спешу сообщить, что канал проникновения был единственный, а ракеты притормозили технический прогресс в той реальности, так что к следующим попыткам будет время подготовиться.
  - Точно?
  - Да! Была ещё одна мелочь, ради которой я затеял допрос. Те ребята, что упокоились по нашей милости в спортивном клубе, не доверяли никому и озаботились на всякий случай прихватить с собой портативное устройство для перемещения. Вот оно. Я его нашёл и тоже прихватил, чтобы даром не пропадало. А вот и инструкция к нему.
  Клейн принял в ладони продолговатый ящик на ремешке. Ошеломление было так велико, что он чуть не извинился.
  - Мы сможем попасть домой? - быстро спросил Лоран.
  - Если Менард говорит правду! - вставил неисправимый Клейн.
  Вампир засмеялся, сладко потягиваясь в кресле.
  - Ну, дорогой командир! У тебя нет оснований считать себя по-настоящему обманутым! С тобой я был нежен. Сейчас придёт Голкомб, и тогда ты поймёшь, кого я развёл по полной программе!
  - Что? - сакраментально произнёс Клейн. - Ты опять солгал? В какую авантюру ты втравил моего близнеца?
  - Он всё это время допрашивал труп! - радостно усмехаясь, ответил Менард. - Когда поймёт, то окажется в плохом настроении. В очень плохом. Так мне кажется.
  - Разве можно спутать мёртвого с живым? - воскликнул Клейн, чувствуя, что голова идёт кругом.
  - Вообще-то - да. Есть способы это устроить. Я их знаю. Там кстати, тоже надо прибрать тело. Ну, если от него ещё что-то осталось.
  Густав с ответом замешкался, повернулся посмотреть на Смита, ожидая поддержки или, по крайней мере, объяснений. Смит прислушивается к разговору без особого интереса.
  - Это правда, - сказал он равнодушно. - Можно организовать, хотя такие игры требуют мастерства.
  Менард учтиво поклонился, не вставая с кресла. В следующую секунду он исполнил великолепное обратное сальто и сделал вид, что испуганно прячется за спиной Лорана. На сцене появилось новое действующее лицо, а именно: Голкомб. Могучий верон сделал всё возможное, чтобы возникнуть неожиданно, его шагов не услышал даже Клейн. Вампиров, впрочем, обмануть было сложнее. Смит, по обыкновению, не вмешался, а Менард стремился извлечь удовольствие из любой ситуации.
  - Ой, боюсь! - воскликнул он, хватая Лоэ за плечи и делая вид, что хочет загородиться человеком как щитом.
  Выдержка Голкомба претерпела новый ущерб от этого издевательства, верон пошёл напролом. Лоран, оказавшийся в центре событий, почувствовал, что пришло время испугаться всерьёз: Голкомб вряд ли сейчас способен был толком разглядеть препятствие. Наверное, Менард тоже учёл этот аспект. Лоран почувствовал, что неодолимая сила поднимает его в воздух и отправляет под потолок. Смит хладнокровно поймал и поставил на ноги, затем машинально задвинул человека за спину. Последующие события Лоэ пронаблюдал с любимой позиции: из-за плеча своего вампира. Под натиском Голкомба Менард отступил на балкон, опрокинулся за перила и исчез из поля зрения. Инерция вынесла верона следом, и он тоже вывалился за ограждение, хотя с меньшим изяществом. Снизу немедленно донеслись лаконичные веронские ругательства. Этаж был второй, а под балконом простирался обширный мягкий газон, так что вряд ли Голкомб пострадал.
  Стройная фигура Менарда сразу вновь образовалась на перилах. Вампир непринуждённо спрыгнул в комнату.
  - Пожалуй, мне следует исчезнуть. Что-то подсказывает, что наш друг Голкомб достаточно стойко перенесёт предстоящую разлуку, - сказал он.
  - Останься, Менард! - воскликнул Лоран.
  - Боюсь, любимый, что в этом случае Голкомб продолжит гоняться за мной до тех пор, пока он выдохнется, или мне не надоест. Кроме того, наш друг Клейн может прийти в состояние справедливой ярости даже раньше, чем наступит одно из этих событий.
  Сказать что-либо ещё Лоэ не успел. Менард растворился в воздухе. Когда Голкомб снова ворвался в гостиную, вампира простыл и след.
  
  Ближайшие несколько дней Лорану пришлось провести в постели. После всех этих событий наступила разрядка. Он почувствовал себя выжатым досуха, больным и слабым. Уход обеспечили идеальный, кто-нибудь постоянно дежурил рядом: Жерар, Лариса или Таш. Клейн мало времени проводил с друзьями. Он и Голкомб активно помогали Игнатию устранять беспорядок, образовавшийся после вторжения чужих. Смит ночью искал уединения, но днём приходил к Лорану: полежать на диване в его комнате. Визиты шли на пользу обоим. Менард, исчезнув той ночью, так и не появлялся. Лоран втайне переживал. Пожалуй, он преувеличивал болезненность своего состояния, надеясь, что вампир придёт на помощь, хотя и понимал, что поймать его на такую уловку не удастся. Игнатий навещал команду редко. Он повзрослел и отдалился от Смита. Насколько удавалось заметить, Смиту это было всё равно.
  Прошла почти неделя, прежде чем Лоран слегка ожил. Вначале он начал подолгу бродить по квартире, потом с проснувшимся интересом принялся исследовать содержимое холодильника. Болезнь отступила, а вместе с ней и грусть.
  Менард появился, по своему обыкновению, когда на него махнули рукой. Видимо, он старательно дожидался момента, когда надежда на вечную разлуку обретёт полноту и силу в сердцах Голкомба и Клейна. Ночь едва началась. Смит ещё лежал на диване, Лоран рядом зевал и пил кофе. Менард не дал себе труд по-человечески войти в дверь, просто сконденсировался из ничего посреди комнаты. Лоран подавился напитком и закашлялся.
  - У тебя дурные манеры, Менард! - сказал он, пряча за ворчливостью плеснувшую из души радость.
  - Совсем нет, - легко ответил Менард. - У меня прекрасные манеры, но я их берегу и по пустякам не трачу.
  Лоран сдержал первый естественный порыв броситься ему на шею и сделал вид, что всё ещё сердится. Менард скользнул по приятелю насмешливым взглядом.
  - Скучали без меня? - легко спросил Менард.
  - Очень! - быстро ответил Лоран, прежде чем Смит, успеет сказать что-либо другое.
  Менард улыбнулся ему.
  - Добрая душа и нежное сердце! Ваш Клейн убьёт меня сразу, как увидит или сначала помучает? А Голкомб в достаточной степени остыл? Вдруг я слишком рано вышел на поклоны? Впрочем, насколько понимаю, братьям веронам считанные дни осталось терпеть моё присутствие. Грядёт последний поклон и вслед за ним долгожданная разлука. По крайней мере, ребята надеются.
  Менард лениво прошёлся по комнате, повернулся на каблуках и, не найдя чем ещё занять внимание, поглядел на Лорана.
  - Кстати, дорогой мой, что на тебе надето? Стоит отлучиться, и этот человек облачается в отвратительные дешёвые тряпки! Смит, почему ты плохо смотришь за ним?
  - Потому что он взрослый и сам способен за собой смотреть.
  - Сомневаюсь, иначе почему он болтается с вами? Где Клейн? Когда он намерен устроить очередной военный совет и распорядиться нашей судьбой?
  - Мы ждали тебя, - ответил Смит.
  - Как мило! Густав проявил подлинное благородство и широту натуры! Другой бы на его месте зарядил пистолет серебряными патронами и устроил засаду.
  Густав Клейн появился в дверях и остановился, без особого восторга глядя на Менарда. Вампир сделал вид, что лишь теперь его заметил.
  - О! Любимый командир, я безмерно рад снова тебя видеть! Поскорее признайся, что тебе тоже недоставало моего общества?
  - Боюсь, что твоё отсутствие я пережил легче, чем переношу сейчас твоё присутствие. Впрочем, исчезать, никому ничего не сказав, против правил. Мог появиться раньше.
  - Зачем? Смотреть, как вы зализываете раны? Наблюдать, как сердитесь на меня за то, что я позволил себе невинную забаву? Сплошная скука. Намечайся война, я бы примчался в единый миг. Может быть, повеселимся напоследок, командир? Погоняем адреналин по кровушке! По своей и, главное, по чужой. Я люблю.
  Клейн покачал головой.
  - Понять бы ещё, когда ты шутишь, а когда говоришь серьёзно. Утешает мысль о том, что и сам вряд ли это знаешь. Как бы там ни было, ты здесь, и мы можем собраться вместе и решить, что делать дальше.
  - Нет Жерара и Голкомба.
  - Жерар сейчас придёт, а Голкомба я вызову, он тоже рядом. Наш последний военный совет проведём в большой гостиной через двадцать минут. Время пошло.
  Менард слегка поклонился и временно удержался от колкостей.
  - Пойдём? Ещё успеем занять лучшие места.
   В комнате предназначенной Клейном для переговоров, Лоран сел на диван у стены, Смит стал рядом. Менард внимательно оглядевшись, занял кресло почти в центре комнаты, но так, чтобы избежать яркого света. Почти сразу к человеку и вампирам присоединились Жерар и Клейн. Жерар сел рядом с Лораном, а Густав напротив Менарда. Верон начал разговор сухо.
  - Мы собрались, чтобы определить наше будущее. Сейчас каждый выскажется, но постарайтесь хорошо обдумать своё решение, велик шанс, что менять его будет поздно. Однажды мы собирались с аналогичной целью, почти все высказались против продолжения сотрудничества, но вышло по-иному.
  - Теперь всё изменилось, - сказал Лоран. - Прежде нас вела за собой цель, пусть мы не видели её смысла, а сейчас я чувствую себя свободным от чего бы то ни было. Если разобраться, то грустно. А вот и Голкомб!
  Верон затворил дверь и остался возле неё. На Менарда не поглядел, но внимательно наблюдавшему за ним Лоэ показалось, что Голкомб простил вампира.
  - Все в сборе, - снова заговорил Клейн. - Итак, в нашем распоряжении оказалось устройство, способное отправить всех вместе или каждого в отдельности в любой из двух известных нам миров. Третья возможность - остаться здесь. Пора принимать решение. Вопреки распространённым традициям выскажусь первым. Я возвращаюсь в мир, из которого пришёл.
  - Я остаюсь, - сразу сказал Жерар. - Мы с Таш решили пожениться. Мне жаль расставаться с вами, но я нашёл смысл жизни. Приключения страшат. Я хочу мирно жить, работать, растить детей. От меня с самого начала вышло мало пользы, так что никто не заскучает от разлуки.
  - Сказано честно и прямо! - заговорил Голкомб. - Молодец, Жерар! Спешу присоединиться и торжественно объявить, что я тоже остаюсь здесь. Игнатий предложил хорошую работу, и я согласился. Мне нравиться эта реальность, да и за Жераром пригляжу, если что.
  - Таш за ним прекрасно присмотрит, так что лишний труд, - сказал Менард. - А ты что решил, Лоран? Конечно же, пойдёшь с нашим дорогим Густавом Клейном?
  - Да, - ответил Лоран. - Мы команда, и этим всё сказано.
  - Браво! Смит?
  - Домой. Там Антон Лукас и он потребует отчёт о проделанной работе. Я привык выполнять взятые на себя обязательства.
  Лоран вздохнул с облегчением, и от зоркого взгляда Менарда это не ускользнуло. Вампир добился своего, внимание сосредоточилось на нём. Он сменил одну изящную позу на другую и улыбнулся.
  - Хорошо! - сказал он. - Паузу держать не буду. Вы замерли, дожидаясь решения вашей судьбы. Голкомб и Клейн гадают, кому из них повезло, а кому нет. Я мог бы долго говорить ни о чём, наслаждаясь ситуацией, но этой ночью у меня приступ гуманизма. Я принесу радость в ваши сердца. Прощайте, господа, я возвращаюсь в свой мир, и в дальнейшем никому из вас терпеть моё общество не придётся.
  - Вот спасибо! - сказал Голкомб, но слегка растерянно.
  На лице Густава Клейна тоже промелькнуло беспокойство, он поглядел на Смита, потом на Лорана, словно искал поддержки, но Лоран промолчал, а Смит слегка пожал плечами. Клейн поразмыслил два или три мгновения и заговорил с таким видом, словно это не он держал речь, а кто-то другой.
  - Что там делать, Менард? Пойдём с нами. Мы познакомим тебя с Антоном Лукасом. Боюсь, он придёт в восторг. В целом вы отлично поладите.
  Менард внимательно поглядел на командира.
  - Убежден, что найду развлечения и у вас, но дома тоже неплохо, да и Арниму Ротвесу интересно будет послушать о наших приключениях.
  - Это ведь не главное? - вмешался Лоран. - Ты стремишься доиграть роль до конца?
  Менард улыбнулся.
  - Да, можно сказать и так! Занавес ещё не пал, и все мы играем роли, скрывая и смех, и боль. Вот такая жизнь, но я буду помнить вас всех. Согласитесь, для вампира Менарда это много!
  - Ладно! - подвёл итог Густав Клейн. - У каждого есть голова на плечах, по крайней мере, я надеюсь, и каждый пользуется тем, что имеет. Решения приняты. Игнатий обеспечит перелёт через океан, там мы совершим переход. У Жерара полно собственных забот, а Голкомб, полагаю, нас проводит. Вылет завтра, о точном времени сообщу дополнительно. Выполнять!
  Команда промолчала. Голкомб ушёл вместе с Клейном, за ними удалился Жерар, пообещав привести попрощаться Таш и Ларису. Смит плотно притворил дверь, оставленную Жераром полуоткрытой, и вернулся на место. Менард остался в кресле, он выглядел неожиданно усталым. Лоран подумал, что он похож на актёра, отыгравшего эпизод и ждущего за кулисами следующего выхода. Молчать, впрочем, было не в его привычках. Менард сказал:
  - Жерар нашёл своё счастье! Рад за него. Всё время хотелось взять за шиворот и как следует потрясти. Впрочем, Таш лучше справится.
  - Думаешь, мы ему безразличны? - спросил Лоран.
  - Он совладает с лёгкой грустью. А у тебя появилось желания завести семью и кучу детишек?
  Лоран покачал головой.
  - Всё время себя об этом спрашиваю, у Ларисы тоже спросил. Она мне отказала.
  - Тогда ответ однозначен. Пока твоё место рядом с Клейном и Смитом. Дозревай потихоньку до взрослой жизни.
  Лоран вспомнил, что Лариса говорила примерно тоже самое, и улыбнулся.
  - А ты? Попытаешься меня обмануть? Я вижу тебя насквозь!
  - Ну, тогда тем более нам полезно разбежаться по разным мирам! Мы слишком умны друг для друга, дорогой Лоран. Дадим вселенной шанс.
  Менард поднялся, знакомо тряхнул красивой причёской.
  - Пожалуй, погуляю напоследок, да и закусить перед дорогой полезно. Ты идёшь, Смит?
  - Да, - ответил Смит.
  Близнецы ушли, и Лоран остался один.
  
  Проснувшись утром, он обнаружил рядом с постелью вместо собственной одежды несколько красивых пакетов. Приняв душ, Лоран снял упаковки и разложил на кровати подарки: полный комплект, включая, великолепное по качеству бельё. Прощальная шутка Менарда. В самых глубинах души Лоран лелеял надежду на то, что Менард передумает. Игра игрой, но ведь заскучает он в привычном мире, теперь, когда узнал другие! С его темпераментом, что делать в том сонном царстве, где, кстати говоря, полно соплеменников. Этот вампир просто хочет, чтобы уговоры продолжались. С Жераром всё понятно, здесь говорить не о чём. Мотивы Голкомба тоже в общих чертах ясны. Голкомб просто вырос из команды, где не он командир, созрел для того, чтобы завести собственную группу. Он выбрал дорогу с открытыми глазами, и отговаривать его - дело пустое. С Менардом всё было сложнее. Лоран надел подаренные вещи и вышел к завтраку.
  В квартире царила суматошная, нервная, вымученно весёлая атмосфера, какая всегда бывает в дни отъезда. Участники действия перемещались из комнаты в комнату, постоянно наталкиваясь друг на друга, обмениваясь случайными фразами, и забывая сказать необходимое. На столе остывают забытые блюда, на полу и диванах валялись брошенные в суматохе вещи. Провожать пришли не только Жерар и девушки, но так же Игнатий и Максимилиан. Последний всё ещё заметно прихрамывал и был бледен, но уверенность в себе понемногу к нему возвращалась. Лариса долго обнимала Лорана в укромном уголке, но печаль её выглядела вполне умеренной. Расставание вышло грустным, и всё же, как они выяснили, ничьё сердце не разбилось. Таш тоже поцеловала на прощанье, и Лоран от души пожелал ей счастья. Потом пришёл черёд Жерара. Близнецы неловко помялись, глядя друг на друга, но всё же обнялись, забыв возможные обиды. Клейну Жерар крепко пожал руку, со Смитом тоже простился сердечно. На Менарда посмотрел с сомнением, но смог преодолеть неприязнь и улыбнулся издали. Клейн торопил, и друзья поднялись на крышу и разместились в арендованном специально для них летательном аппарате.
  Первые минуты полёта все смотрели вниз, туда, где остался сумрачный холодный город, но потом облака заслонили землю, и пришлось просто ждать. Лоран воспользовался обстоятельствами и подсел к Менарду.
  - Ты сердишься на Жерара?
  Вампир поглядел с удивлением.
  - Разумеется, нет! Я сознаю, что вёл себя с ним безобразно, и он вправе меня сторониться, но я не раскаиваюсь.
  - А почему? - спросил Лоран.
  - Потому что я никогда этого не делаю.
  Лоран вяло кивнул. Менард прав. С ним это вообще случается непозволительно часто.
  Когда-то друзей было трое, но теперь многое изменилось, и каждый нашёл себя в отражении. Они навсегда перестали быть сами по себе, и далее им предстояло жить близнецами своих близнецов. Лоран посмотрел на Клейна и Голкомба, серьёзно толкующих о чём-то возле кабины, на Смита, одиноко стоящего у окна, на Менарда, рассеянно созерцающего глубину облачной мути. Понимают они, интересно, что одна эпоха кончилась и началась другая?
  Лоран вздохнул, и Менард немедленно отреагировал, повернув к нему лицо, красивое и умное. Он воздержался от язвительных замечаний, сказал непривычно ласково:
  - Зря грустишь, мой дорогой! Человеческое сердце любит радость.
  - У нас хорошая команда! - вырвалось у Лоэ. - Очень! Жаль, если всё останется в прошлом.
  Менард засмеялся.
  - Любимые грабли вашей породы, сколько себя помню, беспрестанно наступаете на них: как все люди на этом неразумном свете, ты откусываешь больше, чем можешь проглотить!
  - А вампиры так не делают? - искренне удивился Лоран.
  - Отчего же, делают, хотя они, видишь ли, давятся неправедно схваченным куском ещё быстрее, чем люди.
  Вскоре вампирам пришло время спать, и они ушли в одну из кают. Оставшийся в одиночестве Лоран задремал в кресле и проснулся от лёгкого прикосновения к плечу. Рядом стоял Смит.
  - Мы прилетели, - сказал он.
  Словно фильм прокручивали в обратную сторону. Аппарат опускается на площадку у набережной, а за рекой весело зеленел ухоженный парк. Лоран выбрался наружу и, не дожидаясь приказа, побрёл на мост.
  Когда команда оказалась на другой стороне реки, вперёд выдвинулись вампиры. Они безошибочно вывели друзей на то самое место. Ничего не изменилось за прошедшее время, так же тихо шумели деревья, и ровно зеленел газон. Менард топнул ногой, словно проверяя землю на прочность, и деловито огляделся.
  - Я пойду первым, - сказал он. - Ты согласен, Голкомб?
  - Против я или нет, ты всё равно сделаешь по-своему! - угрюмо проворчал верон.
  - Наконец ты меня оценил! Каюсь, я скверный товарищ, но жизнь без меня покажется пресной, тогда ты меня простишь, ну, а пока прощай!
  - Прощай! С тобой весело, но без тебя хорошо!
  Менард подошёл к Густаву Клейну. Лоран увидел, что Густав слегка насторожился, готовясь получить на память привычную колкость, но вампир был не так прост.
  - Ты хороший командир, - сказал он, - а это встречается редко. Прими мою благодарность, Густав Клейн.
  Менард поклонился с чопорной, старомодной учтивостью. Клейн смотрел на него подозрительно: издевается или нет? Менард оставил его пребывать в сомнении и перешёл к Лорану.
  - Вот кто будет особенно тосковать обо мне, правда? Тебе ведь и поговорить на равных не с кем, мой дорогой друг! Прощай и будь счастлив!
  Менард повернулся к Смиту. Близнецы просто смотрели друг на друга. Потом их ладони встретились, в мимолётном рукопожатии, и прощание закончилось.
  Менард отступил к деревьям и сказал весело:
  - Стреляй!
  Голкомб нажал на пуск, и Менард исчез. Лоран вздохнул, пытаясь переварить внезапную грусть.
   Клейн поглядел на человека и махнул рукой Голкомбу:
  - Давай, брат, а то у всех сдадут нервы!
  Близнец кивнул и снова нажал на пуск.
  
  Лоран потерял сознание, и перенёс переход легко, но очнувшись, не сразу понял, где находится. Было темно. Лоран зажмурился и с трудом приподнялся на руках, потом опять открыл глаза. В них больно хлынул свет. Проморгавшись окончательно, Лоран сообразил, что лежал, уткнувшись лицом в густую траву. Вампир был ещё без сознания, но Клейн уже вставал на ноги, попутно ощупывая карманы. Он поднёс к уху, а затем к глазам одну из своих шпионских штучек и через мгновение заявил уверенно:
  - Мы дома!
  Лоран сел на землю и поглядел по сторонам.
  - Менарда нет? - спросил он.
  - Да он, как будто, сюда и не собирался, - осторожно сказал Клейн.
  - Знаю, я надеялся, что он просто решил устроить очередной розыгрыш!
  - Лоран, он всё равно не пошёл бы с нами, - мягко сказал Смит.
  - Я знаю, - ответил Лоран . Он вздохнул и огляделся. - Надо идти, да?
  - Здесь рядом дорога, - быстро сказал Смит. - Ты даже не успеешь утомиться. Густав, свяжешься с людьми Лукаса?
  - Сами доберёмся, - хмуро ответил Клейн.
  Смит без всякого труда остановил попутный транспорт. Через полчаса друзья оказались в ближайшем городке. Смит сохранил свои кредитные карточки, и комнаты сняли без проблем.
  Лукас примчался уже к вечеру. Казалось, он испытывал физическую потребность увидеть своих агентов и убедиться, что они вернулись в целости и сохранности.
  - Ребята добрались нормально? - спросил Клейн первым делом.
  - Да. С ними всё в порядке, документы у меня, но почему вы исчезли так надолго?
  - Пришлось завернуть в одно место по дороге, - сказал Клейн. - Я изложу наши приключения в отчёте.
  - Можете не спешить. Главное - вы здесь.
  Лукас разглядывал их словно вновь обретённое счастье.
  - Разумеется, отпуск, - сказал он. - Вам нужно отдохнуть, и если я могу как-то помочь организовать... Есть прекрасные уединённые места, где вас никто не побеспокоит...
  Лоран невольно улыбнулся: Лукас словно пытался спрятать от злых сил любимую едва не потерянную игрушку.
  - Да с нами всё в порядке, планета велика и на ней много уютных уголков. Мы справимся.
  Лукас выпил кофе и откланялся.
  - Мы ведь справимся? - уточнил Лоран, и на этот раз уверенности в его голосе звучало меньше.
  - Ты о чём? - удивился Клейн.
  - Хорошо, я скажу, как прыгну в воду. Всё это время меня преследовал страх, что Смит уйдёт из команды, когда чужие миры и опасности останутся за спиной. Он и сейчас ещё во мне.
  Клейн посмотрел на Смита. Вампир едва заметно улыбнулся.
  - Ты прав, Лоран! - произнёс он как всегда мягко. - Я думал об этом. Обстоятельства вынудили меня переступить некую черту, и я полагал, что не имею права далее вас компрометировать.
  - Что за вздор! - сердито воскликнул Клейн, Лоран почувствовал, что он тоже испугался.
  Улыбка Смита сделалась заметнее.
  - Но Менард задал мне три вопроса и предложил ответить на них, и мне пришлось задуматься о том, что есть вещи важнее приличий. Нет, я скажу по-другому: есть вещи важные, и есть второстепенные. Я ответил на три вопроса Менарда, и я с вами.
  Лоран почувствовал, как отпускает тревога и от сердца волнами расходится тепло.
  - Тогда всё в порядке. Мы вместе, испытания нас не сломали! Голкомб и Жерар нашли свою судьбу, а Менард - сам судьба, и однажды непременно нас отыщет.
  - Вот этого не надо! - сказал Клейн, у него тоже улучшилось настроение. - Я и без него прекрасно проживу. И вообще мне пора писать отчёт, чтобы отдыхать потом с чувством выполненного долга.
  Лоран посмотрел на него с почтением.
  - Это трудно?
  - Ничего сложного! - ответил Клейн. - У меня была с собой универсальная камера, и я фиксировал основные моменты. Осталось просмотреть запись, дополнить отдельные места и всё подытожить.
  - Ух, ты, мы сможем увидеть эти миры? - оживился Лоран. - Меня уже мучает ностальгия. Почему я не подумал о такой простой вещи?
  Лоран придвинул стул ближе к Густаву Клейну, Смит стал за его спиной.
  Клейн развернул на столе переносной компьютер и подсоединил к нему универсалку. Секунду ничего не происходило, потом монитор пошёл радугой. Цветные пятна бешено закрутились, рассыпались и вместо них выплыла на экран ехидная физиономия Менарда. Кокетливо подмигнув, зловредный вампир улыбнулся на все шестьдесят четыре зуба (казалось, что их не меньше), а затем взмахнул руками, словно захлопывая раковину. Изображение исчезло, лишь клыкастая улыбка ещё сияла мгновение на бархатной черноте экрана. Густав Клейн, онемев, смотрел в пустой монитор.
  Гадости на этом не закончились. Универсальная камера негромко треснула, и развалилась на куски, выбросив к потолку облачко цветного дыма. Обломки, полежав мгновение, вспыхнули и заискрились фейерверком, а потом опять ожил монитор, явив вниманию потрясённых зрителей всё ту же наглую улыбку без лица. "Ну, извини!" - сказали челюсти, а потом щёлкнули как капкан и всё окончательно погасло.
  - Убью! - взревел Густав Клейн.
  Лоран не выдержал и засмеялся. Менард не был бы Менардом, упусти он возможность сотворить прощальную гнусность. Смит улыбнулся, хотя и сочувствовал Клейну, да и Густав недолго метал громы и молнии. Сам виноват, знал, с кем имеет дело. Судьба!
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"