Ник Нэл: другие произведения.

Эскапада

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя часть сериала, начатого текстом "Путь на Землю".

  Эскапада.
  
  Глава 1
  
   Лоран с грустью смотрел на удаляющийся берег. Катер шёл ходко, подскакивая на волнах, но Лоран не боялся свалиться за борт, потому что рядом стояли Смит и Клейн, два неизменных гаранта его безопасности. Сам он, конечно, поддерживал форму неустанными тренировками, но сейчас совершенно расслабился, и даже видел неважно из-за набегающих на глаза слёз.
  Жизнь за прошедшие три года устоялась и не обещала неурядиц, как вдруг перемены пошли косяком. Сначала Лизу пригласили в дальнюю экспедицию, и предстояло расставание почти на год, потом тесть и тёща выступили единым фронтом за свои права чаще видеться с внуками. Собираясь в дорогу, жена сказала Лорану:
  - Вот и тебе случай отдохнуть. Возьми отпуск и оправляйся с друзьями в какое-нибудь путешествие. Одному тебе оставаться нельзя - затоскуешь, а на них я вполне могу положиться.
  Предложение прозвучало заманчиво, тем не менее, Лоран возразил:
  - Я совершенно не устал.
  Ему действительно никогда не надоедало возиться с сыном и дочкой, с самых первых дней он их преданно опекал, купал, кормил, во всём помогая Лизе, а стряпню так и целиком взял на себя, так как жена действительно неважно готовила.
  Обо всём переговорили, и выход сочли наилучшим. Проводив Лизу на борт исследовательского судна, Лоран отвёз детей к бабушке с дедушкой и поручил на целый год к полному восторгу обоих.
  Сделав всех вокруг счастливыми, Лоран пока ещё не осознавал, что и сам устроился неплохо. Грусть разлуки томила сердце, но по прибытии на берег предстоял волнующий момент обсуждения планов. Это, несомненно, должно было приободрить.
  Начать грандиозный товарищеский отпуск решили в имении Смита. У вампира накопилось немало собственности, которой он почти не пользовался. Следовало отчасти исправить положение.
  На море оказалось довольно свежо, поэтому сразу же, едва прибыли, растопили камин в большом зале и устроились перед огнём, кто как любил. Лоран уютно вытянулся на диване среди горы подушек и пледов. Клейн придвинул себе лёгкое кресло, Смит и вовсе остался на ногах, задумчиво щурясь на огонь.
  - Хорошо, что мы собрались вот так, без спешки, - сказал вампир, начиная разговор, хотя обычно эта привилегия принадлежала Лорану. - Хочу обсудить кое-какие финансовые моменты. Подозреваю, что вы не читаете отчёты, которые я отсылаю каждому из вас ежегодно.
  - Я - нет! - сразу откликнулся Лоран. - Финансами занимается Лиза. Поскольку денег на еду и всё прочее хватает, я не вникаю в детали. Кстати, а у нас что, есть какие-то совместные проекты?
  Клейн усмехнулся и промолчал, должно быть, тоже не слишком хорошо представляя, о чём пойдёт речь. Терпеливый Смит приступил к пояснениям:
  - Когда мы с Марином организовали компанию, он настоял, чтобы контрольный пакет остался в моих руках, поскольку я единственный кое-что смыслю в деле. Таким образом, мне принадлежит пятьдесят один процент акций, Марину - двадцать девять, а оставшиеся двадцать поровну поделены между вами.
  Лоран слушал прилежно и заметил, что для Клейна всё сказанное тоже новость. Это ободряло, а потом мелькнула интересная мысль, и Лоран поторопился её озвучить:
  - Но если Марин покинул нас навсегда, каким способом он получает прибыль от своей собственности?
  - Его прибылью распоряжаюсь я, - невозмутимо ответил Смит. - Согласно его указаниям. Половина дохода возвращается на развитие дела, оставшееся делится на равные доли каждому из нас троих и детям Лорана, сколько бы их ни было. То есть в настоящий момент деньги делятся на пять частей.
  - Ничего себе! - пробормотал Лоран. - Какое ему дело до моего потомства?
  - Спросишь у него сам при встрече, - откликнулся Смит. - Меня он в детали не посвящал.
  Клейн завозился в кресле, когда запахло реальным Марином.
  - Я тоже не верю в вечную разлуку! - проворчал он. - Он уже уходил навсегда, и это ничуть не помешало ему вернуться. Так и кажется, что стоит за углом и гнусно ухмыляется.
  Лоран посмотрел на Смита, но вампир невозмутимо созерцал огонь.
  - Так давайте сами к нему отправимся и поймаем на горяченьком, - предложил Лоран.
  - Как? - спросил в пространство Клейн. - Высоколобые так и не сумели воссоздать перемещатель. Злые ходят...
  - По дорожке, - объяснил Лоран. - Марин меня научил. Смит тоже наверняка умеет ими пользоваться. Правда, Смит?
  Вампир оторвал взгляд от оранжевых языков, рассеянно кивнул.
  - То есть, вы предлагаете навестить это чудовище прямо в его логове? - уточнил Клейн.
  Только что жаловался, что вопрос не решаем, и вот теперь не рад, что нашёлся выход.
  - Надо же поблагодарить его за деньги, - сказал Лоран.
  У него улучшилось настроение. Действительно, почему бы и не отправиться в путь. Ну, поссорились они немного, так ведь три года прошло, пора забыть те мелкие разногласия.
  - Почему раньше не сообразили?
  Клейн длинно вздохнул.
  Осуществление плана затруднений не вызвало, да и оказалось вполне приятным. Перелёт на Землю прошёл безмятежно и быстро. Яхта Смита передвигалась существенно проворнее рейсовых судов. На Земле решили не задерживаться. Точнее сразу отправляться в другую реальность. Дорожку Лоран отыскал без затруднений и провёл по ней друзей. Смит наблюдал, но не вмешивался.
  Только на месте, когда вдохнули вроде тот же самый, но и немного другой воздух, Лоран сообразил, что не учли самого сложного: как отыскать Марина на планете. Переход совершили возле одного из северных городов, и Лоран обнаружил, что тоскует не только по несносному вампиру, но и по тёплому климату.
  Выяснилось, что и тут затруднений не возникнет: адрес знал Смит. Вампир и взял на себя руководство дальнейшими передвижениями. Он моментально сориентировался, и скоро все трое уже сидели в самолёте, нос которого смотрел почти точно на юг. Лоран с удовольствием согревался в тепле салона.
  - Давайте сделаем ему сюрприз! - предложил он.
  - Сильно сомневаюсь, что получиться, - ответил на это Смит.
  В городе, куда прибыли и где к радости Лорана оказалось существенно теплее, чем в предыдущем, Смит нанял машину и некоторое время кружил по улицам, прислушиваясь к неким внутренним ощущениям, а потом уверенно свернул на широкую магистраль и припарковался у тротуара.
  На другой стороне сияло огнями ночное заведение, люди толпились, залитые огнями реклам и походили в этом свете на опереточных чертей.
  Друзья вгляделись. Менарда все трое, кажется, увидели одновременно. Толпа молодых людей возле дверей клуба немного раздалась, и засияли в свете уличных фонарей знакомые великолепные волосы. Они так привычно отливают серебром, так красиво рассыпались по плечам, что невозможно было не обратить на них внимания. Менард, болтал с приятелями, поворачивал голову, демонстрируя профиль, тоже вполне узнаваемый, а блеск великолепных зубов слепил даже с другой стороны улицы,
  Одежда вампира выглядела, пожалуй, несколько вызывающе. На нём ловко сидел короткий белоснежный меховой жакет, вокруг шеи клубилось нечто вроде мягкой переливчатой шали, руки украшали экстравагантные перчатки с меховыми полосками. Брюки на первый взгляд производили сносное впечатление, но при более внимательном рассмотрении оказались сложной конструкцией из множества лоскутков чёрной с проседью материи. Остроносые туфли, оснащённые высокими серебряными каблуками, довершали картину, заставившую Густава Клейна привычно нахмуриться. Родной до боли кошмар вновь спешил в его жизнь.
  - Надо как-то привлечь внимание? - спросил Клейн.
  - Я так не думаю, - по обыкновению невозмутимо ответил Смит.
  Он оказался прав. Не прошло и минуты, как Менард распрощался с компанией людей и неторопливо направился прямо к машине. Его ничуть не смутили затемнённые стёкла и царящая в салоне тишина. Лоран Лоэ толкнул дверцу, и Менард непринуждённо скользнул на заднее сиденье. Удобно откинувшись на мягкую спинку, он оглядел бывших соратников.
  - Если вы пришли сюда для того, чтобы ещё раз объяснить, куда послали бы меня, имей такую возможность, то право же, не стоило стараться. Я с первого раза всё хорошо понял.
  - Ты сердит на нас? - сразу же поинтересовался непосредственный Лоэ.
  Густава Клейна тоже до некоторой степени беспокоил этот вопрос. Он предпочёл не озвучивать тревогу, а просто заглянуть в мысли Смита. Там сформировался вполне благоприятный ответ. Менард мог закрыть от близнеца разум, но не сердце. Несмотря на снисходительно равнодушный вид, несносный вампир был рад видеть команду Клейна. Подтверждая этот вывод, он покачал головой.
  - Ну, что ты, мой дорогой! Я не способен испытывать недобрые чувства к кому-либо из вас. Как Лиза? Как твои двойняшки? Напрасно переживаешь из-за того, что дочь на тебя похожа. Она всё равно прелесть.
  - Откуда ты знаешь? - поразился Лоэ.
  - Для такого любителя всюду совать свой нос никакое не диво! - проворчал Клейн.
  - Совать нос в чужие дела - это твоя работа, - невозмутимо ответил Менард. - Моя заключается в том, чтобы всё знать. Впрочем, вести любые разговоры в машине - дурной тон. У меня в городе квартира, приглашаю в гости. Смит, позволишь мне сесть за руль?
  Когда Смит с Менардом поменялись местами, Клейн вспомнил бесшабашную манеру, в которой вампир иногда водил транспортные средства, но оказался приятно разочарован. Автомобиль с безупречной мягкостью стелился по дорожному покрытию и изящно выполнял повороты. Густав облегчённо вздохнул.
  Менард извлёк из кармана мобильный телефон и лениво пробормотал что-то в трубку, а через несколько минут притормозил возле сияющего витринами магазина. Двое молодых людей уже ждали. Почтительно поклонившись, они загрузили в багажное отделение кучу ярких пакетов. Вампир отдал купюры и, почти не задержавшись, поехал дальше.
  - Это еда для нас? - уточнил Лоэ.
  - Совершенно верно. У меня имеется только питьё.
  Когда-то Менард говорил, что жилище предпочитает самое демократическое, но Лоран не вполне ему поверил. Этот вампир с его властными манерами и высоким рангом прочно ассоциировался с дворцами и обширными поместьями. Именно поэтому квартира Менарда показалась особенно скромной. Она располагалась в старинном доме на одной из центральных улиц и была довольно велика, но обставлена просто. Немного мебели, правда, очень хорошего качества, грамотно обустроенный свет, безупречное сочетание красок. Вначале Лоэ подумал, что Менард здесь не живёт, а появляется время от времени или принимает визитёров, но более подробное обследование всех шести комнат опровергло поспешное суждение. Хотя порядок в квартире царил почти идеальный, явные следы постоянного обитания присутствовали везде. Особенно заметны они были в ванной комнате, большой и оборудованной поистине роскошно.
  - Можно, я приму душ? - поинтересовался Лоэ.
  - Разумеется, - ответил Менард. - Можешь также пользоваться моей одеждой. Располагайтесь, как вздумается, приводите себя в порядок. Я завершу несколько неотложных дел и буду целиком к вашим услугам.
  - Спасибо! - ответил Лоран.
  Смит тоже воспринял ситуацию философски: забрав пакеты с провизией, отправился готовить еду. Клейн остался в одиночестве. Некоторое время он посвятил изучению картины, украшавшей стену гостиной. Не то чтобы разбирался в живописи, просто хотел сосредоточиться для предстоящего разговора. Когда подходящий, по его мнению, момент наступил, Густав отправился на поиски Менарда.
  Милого Марина он обнаружил в кабинете. Вампир сидел в кресле за рабочим столом и разговаривал по телефону, одновременно глядя на экран компьютера. Клейн остановился в дверях, но Менард дружелюбно улыбнулся и сделал приглашающий жест, поэтому Густав вошёл и сел напротив. Из реплик, что вампир время от времени ронял в трубку, сложно было понять смысл разговора, да Клейн и не попытался. Он не счёл возможным вмешиваться в местные дела, особенно те, которыми занимался лично император вампиров. Менард недолго испытывал его терпение. Трубка легла на аппарат, а вампир откинулся на спинку кресла.
  - Ты как будто не прочь сообщить мне цель вашего пребывания в этой реальности, - сказал он. - Я готов выслушать всё, кроме признаний в горячей любви, которым всё равно не поверю. Что привело вас ко мне?
  - Приказ Антона Лукаса.
  - В самом деле? Чего же он от меня хочет?
  - Нанять вампиров для работы в его организации.
  Менард улыбнулся.
  - Науки, которую преподал Эдвин, не хватило для полного отрезвления? Я был лучшего мнения о нашем милом Антоне. Я твёрдо отвечаю: нет! И обсуждать своё решение не намерен.
  Клейн одобрительно кивнул. Поручение шефа пришлось ему не по душе, он откровенно обрадовался, получив отказ. Собственно говоря, Антон не посылал специально, просил всего лишь осведомиться при случае. Ну вот, момент пришёл и плодов не принёс.
  - Ещё Лукас хочет в целом договориться о сотрудничестве.
  - Мы с Антоном обсудили во время последней встречи всё, что следовало подвергнуть этому процессу. У тебя есть ещё одна попытка, Клейн, только учти, что она последняя.
  Густава резкие слова не смутили, но Менарда он разглядывал с любопытством. Новый откровенно жёсткий образ импонировал. Иметь дело с таким Марином оказалось приятнее, чем с прежним.
  Дипломатическую беседу прервал Лоэ. Человек бесцеремонно ворвался в кабинет и остановился рядом с рабочим столом. От него пахло свежестью, дорогим парфюмом и несгоревшим энтузиазмом. Одежду он явно позаимствовал в шкафу хозяина: винно-красного цвета брюки и рубашку украшала искусная однотонная вышивка и декоративные детали.
  - Я действительно очень рад тебя видеть! - сказал Лоран. - Ужасно скучал! Прости, что прогнал тебя. Я не сделал бы этого, если бы верил, что уйдёшь.
  Откровение заметно позабавило Менарда, но он без труда сохранил серьёзный вид.
  - Разумеется, мой дорогой. Не ты первый пытался мной манипулировать. Не тебе последнему я прощаю эту ерунду. Вина Густава гораздо существеннее: он пробует со мной лукавить и словно бы даже не раскаивается в своём преступном намерении.
  - Я только передал то, о чём меня просили! - быстро отозвался Клейн.
  - А поручили тебе рискованную миссию исключительно потому, что единственно у тебя был шанс, выполняя её, остаться в живых?
  Лоэ шагнул ближе к Менарду.
  - Ты не должен так говорить! - сказал он с глубокой убеждённостью. - Это слишком жестоко!
  - Я знаю, мой дорогой.
  Лорана подобные речи не успокоили.
  - Да? - воинственно спросил он. - А сам разве не сбежал от нас? Как ты расценишь подобную слабость?
  Менард всё же не выдержал и засмеялся.
  - Я предоставил вам время и возможность. Теперь вижу, что то и другое вы использовали с толком, и в итоге простили мне всё, что я с вами сотворил. Меня всегда извиняют, я обаятельный. Третья попытка, Густав!
  Клейн внимательно посмотрел на него, и вдруг понял, что Менард не шутит. Ещё одно ухищрение избежать прямого разговора может оказаться последним. Не то чтобы вампир обидится - нет. Он просто потеряет к бывшим соратникам интерес.
  - Ладно, Марин, - сказал Густав. - Твоя взяла.
  Лоэ посмотрел на одного, на другого, деликатно кашлянул, пробормотал вполголоса, что надо пойти на кухню, помочь Смиту и удалился, плотно притворив за собой дверь.
  - Попадание засчитано! - заявил Менард Клейну. - Ты в финале. Переходи уже прямо к делу.
  - Антон и, правда, просил меня переговорить с тобой, хотя не думаю, что рассчитывал на благоприятный ответ. Поручение, как ты понимаешь, попутное. Я всё ещё работаю на него. Не то чтобы заставляет нужда, но Лукас оказал поддержку в очень трудный период, мы трое многим ему обязаны.
  Менард слегка кивнул, ничуть не удивляясь. Клейн верно оценил проявленную благожелательность и продолжил:
  - Смит поглощён делами организованной вами компании. Если ты ещё помнишь брошенное убежище, то теперь бы его не узнал. У тернов началась совсем другая жизнь, торговля процветает, Смит заработал кучу денег. Лоран занимается своим театром, и это предприятие тоже, кажется не совсем убыточное. Семья его более чем обеспечена. Тесть и тёща от него в восторге, особенно после того, как Лоран подбросил денег на ремонт фамильных руин.
  - Не будь циничным! - мягко сказал Менард, глаза его смеялись. - Это моя привилегия, и я её никому не уступлю.
  - Таким образом, мы все трое процветаем.
  - Приятно слышать.
  Клейн решил, что предисловие удалось и пора переходить к главному.
  - Поскольку на протяжении этих трёх лет мы виделись лишь урывками, то сейчас решили отложить все дела и устроить роскошный отпуск. Отправиться в путешествие и посмотреть, как выглядит в благополучии тот мир, что мы наблюдали в войнах.
  - Очень мило, что начали с моей реальности! - вежливо произнёс Менард.
  Клейн вздохнул, собираясь с духом, затем решительно сказал:
  - Мы ещё не приступали. Дело в том, что мы хотим пригласить тебя провести отпуск с нами.
  Менард сел чуть прямее. Лицо приобрело сосредоточенное выражение.
  - Насколько я помню, вы были недовольны моим обхождением. Лоэ меня прогнал.
  - Думаю, каждый имел основания для гнева! - ответил Клейн. - Ты, прикидываясь другом, использовал нас в своих целях.
  Менард слегка развёл руками, ясно давая понять, что оправдываться не намерен и сожалений не испытывает. Густав, кстати, и не рассчитывал на что-либо подобное. Он сказал:
  - Поразмыслив же, мы пришли к выводу, что забыть обман можно, если учесть, что ты делал своё дело. Работа у тебя такая. Завидовать нечему, но вот проникнуться удаётся вполне.
  Менард поклонился, но каких-либо эмоций на его подвижном лице Клейн не прочёл. Словно вампир сам не понимал, как в данном случае следует реагировать. Клейн приободрился и продолжал:
  - Затеянная тобой многоходовая интрига сводилась к доступным вещам: избавлению от зла в той степени, что посильна при конкретных обстоятельствах. Мы трое послужили добру, и значит, был исчерпан сам повод для обид.
  - Чувствуется логическая проработка Лорана! - пробормотал Менард.
  Клейн впервые увидел надменного вампира растерянным, но до злорадства не опустился. Отношения давно миновали эту ступень.
  - Мы скучали! - сказал Клейн. - Лоран грустил откровенно. Смит не подавал вида, но наверняка перерос рамки одиночки, да и мне недоставало стимула к совершенствованию. Поедем с нами, Марин.
  - То есть никакой войны, полное отсутствие кошмара, а вам зачем-то понадобился тот, кого вы иначе как несносным вампиром не называли? Густав, ты отдаёшь себе отчёт в том, что говоришь?
  - Вполне! - сказал Клейн.
  - Вы собрались поразвлечься втроём - прекрасно! Я здесь величина лишняя.
  Клейн сел свободнее, отметив про себя, что кресло на редкость удобное.
  - Марин, тебе отпуск тоже пойдёт на пользу. Мы очень хотим провести его вчетвером. Разве ты - нет?
  - Это Лоран решил, что говорить со мной должен ты? - неожиданно поинтересовался Менард.
  - Да! - ответил Клейн, не удивляясь привычной прозорливости приятеля.
  Менард вдруг усмехнулся.
  - А кукловодом обзывают меня! Вы двое пропадёте в этом коварном мире без вашего человека.
  - Знаешь, Марин! - сказал на это Клейн. - Возможно, Лоран немного интригует у тебя научась подобным неприличным вещам, но движет им любовь, и это оправдание. Если хочешь уговоров, найдём ещё аргументы, да лучше отринь прочь словесную шелуху и ответь прямо: готов ты отдать нам свою нежность, как отдавал ярость?
  Менард покачал головой, не отрицая, а процеживая остатки сомнений.
  - Отпуск, говоришь? А выдержит ли мир сокрушительное присутствие нас четверых в одном месте?
  - Ты согласен? - уточнил Клейн.
  - Если конклав ничего не имеет против.
  Настал черёд Клейну покачать головой.
  - Марин, послушный конклаву? Непривычное сочетание понятий! Я думал, ты обучил его плясать под свою дудку!
  Менард не выдержал и рассмеялся.
  - Главу конклава, тем не менее, следует поставить в известность!
  - Скажи мне, что он твой отпрыск, если хочешь, чтобы я поверил!
  Телефон на столе замерцал крохотным экранчиком, и Менард мельком глянул в ту сторону.
  - Извини! - сказал он коротко, принимая вызов.
  Честно говоря, Клейн подумал, что вампир затянет разговор, выгадывая время, но ошибся. Беседа заняла секунды: несколько невразумительных фраз с той и другой стороны, и трубка оказалась отложена в сторону. Менард окинул командира ещё одним задумчивым взглядом.
  - Это Всеслав. Глава конклава и, как ты справедливо изволил заметить, мой первенец.
  - О нашем несанкционированном вторжении в реальность уже успели доложить? - поразился Клейн. - Оперативность вызывает уважение.
  - Я представлю вас, если не возражаешь. Впрочем, если ты против - представлю всё равно.
  - Согласен. С удовольствием посмотрю на человека, что терпит тебя несколько столетий.
  Менард не улыбнулся вопреки обыкновению скалить зубы по любому поводу. Взгляд остался серьёзен, серые глаза потемнели.
  - Густав, - сказал он. - Я обходился с твоей командой несколько бесцеремонно, признаю. Мы расстались. Я не намеревался более вмешиваться в вашу жизнь. Помимо бед и лишений я постарался наделить каждого из вас долей нового знания. Возможно, приобретения не компенсировали потери, но я не думаю, что в моих силах дать тебе и твоим друзьям что-либо ещё.
  Клейн впервые с момента знакомства почувствовал себя на равных с великолепным вампиром. Обретённая уверенность придала сил и прояснила сознание. Густав сразу угадал единственный верный ответ.
  - Мы оценили подарки, - сказал он. - Ты научил нас глядеть в собственную душу, для начала предъявив наши зеркальные отражения. Полезный урок. Я не знаю, Марин, способен ли ты поделиться ещё чем-то с нами, но возможно мы сумеем дать что-то тебе. Попробуй посмотреть на ситуацию с этой точки зрения.
  Менард улыбнулся, и в глазах заплясали знакомые весёлые радуги.
  - Ты повзрослел за прошедшие три года, Густав. Приятно отметить.
  Вампир поднялся и церемонным поклоном поставил точку в разговоре.
  - Благодарю за добрые слова, - сказал Менард степенно и тут же добавил с совершенно иной интонацией: - и давай уже впустим Лорана, хватит ему подслушивать под дверью.
  Клейн попробовал раскланяться элегантно - вышло так себе. Опасение, что несносный вампир, по его собственному выражению стал "слишком хорошим", отступило. Густав совершенно успокоился на сей счёт.
  
  
  
  Глава 2
  
  
  Менард подошёл к двери и распахнул её настежь. Застигнутый врасплох Лоэ не смутился, с достоинством переступил порог. Апломба, впрочем, хватило ненадолго, сомнения продолжали его мучить.
  - Вы договорились? - спросил он.
  - Я полагаю, что да, а мнение Марина спроси у него самого, - ответил Клейн.
  Лоран помедлил, прежде чем заглянуть в глаза приятелю. Свободный от людских недостатков, Менард с любопытством ждал.
  - Наверное, мне всё же следует попросить прощения, - неуверенно произнёс Лоэ. - Я был резок и несправедлив. Боюсь, обвинения вышли чересчур жестокими. Я действительно не думал, что ты уйдёшь.
  - Всё в прошлом, - коротко сказал вампир.
  Его глаза привычно отливали радугой, но золотой огонь не теплился на дне. Клейн внимательно смотрел на Менарда. Теперь, когда собственная часть беседы благополучно завершилась, Густав смог сосредоточится на прочих моментах. Он обнаружил в Менарде и новую холодную жёсткость и прежнюю манеру шутить, но в целом перед ним оказалось совершенно иное существо.
  - Мы уже разобрались. Всё в порядке, Лоран.
  Лоэ энергично покачал головой.
  - Ты называешь меня по имени, когда сердишься!
  - Любопытное наблюдение, - сказал вампир. - Нет, я не сержусь. Время вымыло из меня большую часть неконструктивных эмоций, да и какое право я имею в чём-либо упрекать тебя, если сам спровоцировал на откровенность? Было даже поучительно.
  Лоэ упрямо наклонил голову. Произнесённый Менардом бред, вероятно, напугал его, а не успокоил.
  - И между нами исчезла навсегда тонкая жилка понимания, что раскручивала разум и заставляла верить в себя и не верить в поражение? Неужели беспощадный блеск имперской короны сожжёт объединявшее нас тепло?
  - Границы обстоятельств - это скелет общества, Лоран. Разве мало разрушительного присутствия в твоей жизни одного вампира?
  - Если моя жизнь погублена, то тем более поздно сожалеть о последствиях. Теперь мне кажется, что даже тот первоначальный заносчивый и высокомерный Менард лучше нынешнего.
  - Лучше для тебя? - уточнил вампир.
  - Да! - немедленно ответил Лоран. - Потому что там присутствовала перспектива. Можно смягчить ожесточённое сердце, но нельзя достучаться в пустоту!
  Брови Менарда едва заметно поднялись. По обыкновению он не выглядел шокированным, лишь едва заметная тень размышления прошла по лицу.
  - Это упрёк мне или моему статусу? - полюбопытствовал он отстранённо.
  - Скорее попытка понять, есть ли разница между двумя этими понятиями.
  Менарда ответ позабавил, но эмоции остались в глубине. Промелькнуло по краю сознания лёгкое сожаление: разговор уходит в никуда, продолжение теряет смысл. Лоран тоже почти сразу сообразил, что ненароком загнал себя в ловушку. Игры с императором вампиров были опасны, но существовал простой способ, и следовало прибегнуть к нему с самого начала.
  - Марин, моя дружба неизменна. Неравенство способно разделить нас, но прошлое неотъемлемо. Позволь обнять тебя, а затем оттолкни, если хочешь.
  Менард высоко поднял голову и поглядел на Лоэ сверху вниз. Каблуки прибавляли роста, удалось это без труда. Несколько мгновений вампир вглядывался в человека. Ничто не выразилось на красивом лице. У Клейна сердце сжалось от недобрых предчувствий, лишь теперь пришла мысль, что ничего ещё не закончено, всё ещё может сломаться. Густав почти решил наплевать на едва достигнутый мир и вмешаться, но не успел. С тем же царственным бесстрастием Менард раскрыл объятья. Лоран заглянул в холодные глаза. Рассудок удерживал, но волна эмоций снесла с места. Лоран обнял приятеля, веря, что не будет обманут.
  Горячее тело твёрдое как камень. Привычный жар сверхъестественного существа. Кровь в жилах знакомо сошла с ума. Лоран зажмурился от неистового желания сломать поставленную вампиром преграду, и чудо произошло. Менард бережно прижал к себе человека, с изысканной осторожностью соизмеряя силу и обстоятельства. Клейн непроизвольно вздохнул. Наблюдая за воссоединением влюблённых, он даже не поморщился. Понял: вампиром руководила не холодная жестокость и даже не пристрастие к сомнительным розыгрышам. Менард в очередной раз произвёл чистку подсознания и как всегда преуспел. Клейн лишь теперь догадался, что и с ним произвели аналогичную процедуру, но рассыпаться в благодарностях не спешил.
  Менард взял человека за плечи и легонько отстранил.
  - Я честно не намеревался встречаться с кем-либо из вас вновь!
  Лоран упрямо наклонил голову.
  - У тебя хватило отваги заявить это вслух, и наверняка достало бы высокомерия сдержать слово. Достойно восхищения! Да! Но Марин, как глупо!
  Менард от души рассмеялся.
  - Бесспорно, мой дорогой!
  К Смиту Менард пришёл сам. Пока двое смертных с любопытством перебирали телевизионные каналы в гостиной, Менард тихо просочился на кухню. Малознакомый квартире аромат еды расползался по комнатам, утверждая иллюзию жилья. Смит рассеянно выкладывал фрукты в вазу. Менард поглядел на близнеца с неподдельным интересом.
  - Я немного поморочил головы твоим друзьям, но с тобой хочу разговаривать предельно откровенно. Одно слово, Смит, и вы трое окажетесь в родной реальности так скоро, что не успеете отведать приготовленной здесь еды.
  Смит аккуратно водрузил вазу в центр стола и убавил нагрев кастрюль и сковородок. Электрическая плита была великолепна, да и вообще в кухне нашлось абсолютно всё, что нужно, вот только посудой и оборудованием никто никогда не пользовался. Смит сказал:
  - Ты наградил меня могуществом, не спрашивая на то согласия, но я не в претензии. Ты мудрее и прозорливее меня, но и у тебя есть сердце. Разумеется, ты знал, что мы придём, и обрёл великолепную возможность сдержать слово.
  - Браво, Смит! - серьёзно ответил Менард. - Но я, если ты помнишь, не об этом.
  - Марин, меня никогда не мучило всерьёз твоё превосходство. Твою силу уравновешивают разум и доброта - две самые надёжные гарантии. Я с удовольствием учился у тебя, а сейчас хочу просто побыть рядом. Не потому, что мы теперь на равных, да и не будем мы никогда соразмерны, я это сознаю. Видишь ли, я тоже постиг любовь, хотя мне ты и не читал лекций. Я хочу любить.
  - И ещё раз браво! - сказал Менард. - Ну, вот честное слово - браво!
  Смит предполагал накрыть стол на кухне, но во владениях Менарда нашлась и столовая: небольшая уютная комната с чудесной мебелью. Лоран бережно расставил дорогой сервиз, Смит принёс еду. Когда гости расселись, Менард поднял руку, призывая к вниманию.
  - Друзья мои, некоторые из вас, возможно, заметили, а иные знают точно, что я живу здесь не один. Резиденцию делит со мной один из младших сыновей. Через минуту он появится, он всегда приходит из лаборатории в это время, и я спешу предварить вас, что статус не позволяет ему знать то, что известно вам.
  - Что ты император? - уточнил Лоран.
  - Да, мой дорогой. Соблюдайте осторожность, если не хотите поставить в сложное положение нас обоих.
  - Конечно, Марин! - ответил Клейн. - Он не удивился, ознакомившись немного со строгостями Иерархии.
  - Я с удовольствием! - поддержал Лоран. - Мне всегда хочется забыть о твоём ранге. Я полюбил тебя простым вампиром Менардом, и хочу видеть друга, а не царственную особу.
  Смит промолчал, с ним и так всё было ясно.
  Действительно, не прошло и минуты, как в квартире появился молодой вампир. Он не выглядел удивлённым, должно быть, Менард предварил о наличии гостей. Рекомендуя друзьям своего сына Бернарда, Менард особо улыбнулся Клейну:
  - Помнится, ты хотел познакомиться с моим экспертом по оружию, ну так он перед тобой.
  Вампир и верон обменялись быстрыми взглядами. Оба явно с удовольствием пообщались бы на любимую тему. Бернард повёл себя на редкость учтиво, и когда церемония представлений завершилась, сел за стол вместе со всеми.
  После еды, когда Менард и Лоэ отправились мыть посуду, а Смит включил компьютер и занялся какой-то работой, Клейн смог плотнее пообщаться с новым знакомым. Бернард выглядел юношей: лицо без признаков зрелости, худое тело не нарастило взрослых мышц, но предмет свой знал досконально. Подбор оружия уже указывал на отменную квалификацию специалиста. Теперь Клейн окончательно убедился, что перед ним мастер. Оживлённую беседу прервала лишь необходимость отправляться на отдых. В квартире была всего одна комната для гостей, её отвели Клейну. Бернард уступил свою спальню Смиту, Менард - Лорану. Пока милый Марин собственноручно стелил постель, Лоран с любопытством огляделся. Гардеробная вампира помещалась рядом с ванной, и в личной комнате Менарда Лоран ещё не был. Здесь не просматривалось никаких особенных тайн: всё та же сдержанная пустота. Кровать красивая и удобная, на прикроватном столике стопка книг, два кресла.
  - Ты здесь нечасто ночуешь, - сделал вывод Лоран.
  - Ты прав, мой дорогой. Я вообще редко сплю. За этой дверью - душевая. Там тесновато, зато рядом.
  - Спасибо, Марин.
  - Не за что. Всегда мечтал затащить тебя в свою постель!
  Менард одарил улыбкой из прежних времён.
  - Ты мне льстишь! - ответил Лоран.
  Сущим наслаждением оказалось засыпать в этой чудесной комнате. Дверь в кабинет осталась приотворена (в жилище несносного вампира вообще редко попадались плотно закрытые двери), слышался негромкий стук клавиш: Менард по обыкновению работал. Уже уплывая в забытье, Лоран ощутил, как сильные руки заботливо поправляли одеяло и выключали забытый в изголовье свет.
  Рано утром Бернард сердечно попрощался и ушёл на работу. Клейн пожалел, что знакомство получилось коротким. Менард не тратя времени даром организовал поездку в резиденцию Конклава. Сразу после завтрака, даже не дав друзьям возможности вымыть посуду, усадил в автомобиль и повёз в аэропорт. Минуя формальности, подвёз прямо к трапу огромного воздушного лайнера. Внутри было множество пассажиров, но для четверых друзей оставили отдельный маленький салон, где они и расположились со всеми удобствами. Едва успели выбрать кресла себе по вкусу, как самолёт выехал на разгонную дорожку и взлетел. Лоэ полюбовался уходящим в прошлое городом с красными черепичными крышами и тёмной лентой реки.
  Едва аэроплан утвердился в заоблачной выси, как элегантно одетые девушки принесли еду, напитки, журналы и вообще всё, что могло скрасить путь.
  - В настоящий момент Конклав собирается в Сибири, - пояснил Менард, когда Клейн поинтересовался конечной точкой маршрута. - Мы довольно часто меняем дислокацию, каждые десять-двадцать лет.
  - Зачем? - спросил Лоран.
  - Традиция, - обтекаемо ответил Менард.
  Несколько часов пути пролетели незаметно. Самолёт пошёл на снижение. Внизу раскрылось огромное озеро, и Лоран опять заинтересованно приник к иллюминатору.
  - Хочешь, покатаю тебя на крыльях? - предложил Менард. - Тут красиво, но вода холодная.
  - Спасибо, мне и отсюда хорошо видно! - ответил Лоран.
  Едва самолёт вырулил с посадочной дорожки, подали трап. Четверо друзей первыми спустились на землю. Клейн обратил внимание на то, что остальные пассажиры как будто не возражали против предъявленных привилегий. Неподалёку стояла машина. Менард уверенно направился к ней. В городе он тоже ориентировался свободно. Привёз друзей в центр и высадил возле солидного здания в тихом переулке.
  - Последуют указания? - спросил Лоэ. Он немного оробел.
  - Вам нет нужды о чём-либо заботиться, - ответил Менард. - Вы почётные гости Конклава, поэтому ведите себя естественно. Здесь это никого не шокирует.
  - Но наверняка есть неизвестные нам церемониальные детали, - настаивал Лоэ. - Я боюсь оскандалиться.
  - Следуй моему примеру, - посоветовал Менард, - и всё будет в порядке.
  - Марин, ты здесь самый главный! - возразил Лоэ. - Я покажусь глупцом, если поведу себя так, словно командую всеми вампирами планеты.
  В разговор вмешался Смит.
  - Лоран, сейчас нет войны, и поэтому вся полнота власти принадлежит Конклаву.
  - То есть получается, Марин, что твой сын в данный момент командует тобой? - немедленно сделал вывод Лоран.
  - Как это верно, мой дорогой! - усмехнулся Менард.
  Лоран ожидал, что интерьер парадного зала будет вызывающе роскошным или, напротив, готически мрачным, но попал в огромное на два света помещение, чьи просторные окна выходили в сад. Тончайшие почти прозрачные шторы создавали иллюзию царственного уединения, словно стена сияющего снегопада отделяла резиденцию вампиров от прочей вульгарной вселенной. Залюбовавшись, Лоран не сразу увидел высокое кресло почти в центре зала. На этом простом троне сидел одинокий вампир. Менард приблизился первым и приветствовал главу Конклава низким поклоном. Друзья повторили его движение, кто как умел. Менард представил каждого, а затем чуть отодвинулся, давая возможность присутствующим как следует разглядеть друг друга.
  Лоран подумал, что, пожалуй, Всеслав единственный из сыновей Менарда, кто похож на него внешне, словно они и по жизни были родственниками. Те же правильные черты лица, светлые глаза и волосы, только фигура массивней и крепче. Смит взял на себя бремя церемониальной беседы и справился с задачей на удивление хорошо, да и официальная часть закончилась, едва начавшись. К большому облегчению Лорана глава конклава, да и всей Иерархии вскоре охотно покинул трон и пригласил гостей в одно из приватных помещений.
  Всеслав, Смит и Клейн сели в кресла, а Лорана Менард, легонько взяв за локоть, отвёл к окну.
  - У меня есть предложение. Вас троих по статусу полагается принимать достаточно пышно, твои друзья вынуждены будут провести несколько дней, посещая официальные мероприятия во имя дружбы народов и прочих несущественных вещей, но тебя я могу спасти.
  - Это как?
  - Ты задолжал визит. Помнится, после одного из наших приключений, принимал меня в своём доме, хотя если честно признать, я сам напросился, но положения это существенно не меняет. Так что теперь я с полным на то правом могу пригласить тебя в имение, которое считаю настоящим домом.
  - А квартира, где мы ночевали?
  - Это официальная резиденция. Их несколько и все оплачивает иерархия, так что не вижу причин жить там на халяву большую часть того недолго времени, что сижу на одном месте.
  - Здорово, Марин! Надо только предупредить Клейна.
  - Сам догадается. Не такой уж он и дурак, каким я его иногда выставляю для собственного развлечения.
  Лоран готов был согласиться с этим рискованным заявлением, но последний пойманный им взгляд Густава был сердитым, если не сказать свирепым.
  
  Новое путешествие оказалось коротким. Менард не потрудился ехать в аэропорт. В небольшом запущенном саду, что примыкал к резиденции главы конклава, он просто навёл морок, и Лоран опомниться не успел, как оказался в совершенно ином уголке планеты. Телепортацию он, как всегда, перенёс хорошо, то есть практически и не заметил и начал оглядываться на новом месте сразу. Мысль о том, что он хоть в чём-то превосходит Клейна, была приятна.
  Луг полого спускался к реке, кое-где группами стояли деревья. Пейзаж выглядел естественным, но Лоран быстро сообразил, что кто-то отменно поработал, создавая эту иллюзию. Травяные просторы пересекало несколько дорожек, и по одной из них, что бежала вдоль воды, шагали мальчишки с удочками. Лоран удивлённо подался вперёд, но Менард тут же поймал за шиворот и вернул на место.
  - Мы ещё в мороке. Пусть ребята пройдут, зачем смущать нестойкую детскую психику вываливаясь вот так в реальное пространство?
  - А далеко ещё до твоего имения? Может быть, отправимся прямиком туда?
  - Мы уже прибыли.
  Лоран с любопытством оглянулся на приятеля:
  - То есть твоё частное владение это не закрытая территория?
  - Это берег реки, - терпеливо как маленькому пояснил Менард. - Почему я должен запрещать кому-то по нему ходить, купаться на пляже, а здесь есть хороший, или ловить рыбу с мостков? Я бываю в имении раз в год, а то и реже и не хочу причинять кому-либо неудобства. Люди-то живут здесь постоянно. Идём, покажу свой одинокий приют.
  Лоран не ожидал увидеть виллу, вроде той, что принадлежала Смиту, но узрев обычный бревенчатый дом, пусть в два этажа, но небольшой, всё-таки огляделся недоверчиво, полагая, что вампир его разыгрывает. Менард, посмеиваясь, отпер своим ключом дверь и широко её распахнул.
  - Скромно, но я уверен, что тебе понравится.
  Комната занимала, судя по её размеру, почти всю площадь этажа. Пол укрывал один большой мохнатый ковёр, вдоль стен тянулись диваны и кресла и везде громоздились подушки разных форм и размеров. Эта гостиная производила бы впечатление варварской роскоши, не будь выдержана в единых бледно-жёлтых тонах.
  Менард стряхнул обувь и повалился на пол и Лоран радостно последовал его примеру. В этой волшебной комнате можно было отдыхать где угодно, всё здесь располагало к томной неге.
  - Я в восторге!
  - Спасибо. Под ковром имеется специальное амортизирующее покрытие, так что ушибиться невозможно при всём желании.
  - Как в психушке.
  - Ну, поскольку мы оба с тобой ненормальные, то в самый раз.
  Лоран охотно принял правила игры. Здесь не тянуло даже ходить, и он то переползал, то перекатывался с места на место, изучая прочие не увиденные с первого раза детали обстановки. Очаг из дикого камня выглядел потрясающе, так романтично, что Лоран не сразу разглядел, что изображено на большом полотне, размещённом над ним, а когда увидел, то сел резко, как подброшенный.
  Он обнаружил знакомый до боли горный пейзаж, и три фигуры на камнях возле бешено бегущей воды. Эффект присутствия оказался настолько сильным, что почудились и рёв потока и голоса друзей и отдалённый бой где-то за горами. Лица и позы Смита и Клейна были схвачены до того верно, что друзья выглядели живыми. Художник поймал все характерные приметы, вплоть до последней морщиночки и гримасы. Глядя со стороны на себя, Лоран не мог сказать, насколько велико сходство, но судил по товарищам и рассматривал портрет с подлинным интересом. Изобразившая его рука работала куда вернее зеркала, ибо отражала душу и характер, а не только черты лица.
  - Марин, это мог нарисовать только ты.
  - Я и не отрицаю. Открою тебе маленький секрет: в своей реальности я известный художник и неплохо зарабатываю, продавая картины.
  - Невероятно. Это полотно потрясающее. Ты гений!
  - Ну так в этом никто и не сомневается. Вернувшись после наших последних странствий, я сделал несколько набросков, не без приятности вспоминая совместные приключения.
  - Так есть ещё картины?
  - Ну...
  Марин вскочил и подошёл к неприметной двери, скрытой драпировкой. Нырнув в тёмный чуланчик, он вернулся с целой стопкой полотен без рам и принялся расставлять их вдоль диванной линии там, где хорошо падал свет. Перед потрясённым взором Лорана предстали события трёхлетней давности. Переползая от одной картины к другой, то приближаясь, то отстранясь он погрузился в созерцание. Реализм Марина был безупречен, как он ухитрялся запомнить столько деталей, Лоран не представлял, сам уже много забыл, но открывал для себя заново на этих удивительных картинах.
  С трудом вернувшись в настоящее, обнаружил, что приятель валяется на ковре и с любопытством наблюдает за ним.
  - А ты скучал!
  - Не стану отрицать! Скажу тебе, что вы трое оказались самой удачной из всех сколоченных мной команд.
  - Подаришь мне одну картину?
  Менард беспечно пожал плечами.
  - Можешь забрать все, даже ту, что над очагом, я себе ещё нарисую. Это помогает мне оставить за спиной одни события и приступать к обработке других, кроме того и думается спокойно, когда весь перемажешься в краске.
  - Ты сошёл с ума: это же целое состояние! Я неважный знаток живописи, но продать эти полотна можно за большие деньги.
  - Я писал их удовольствия ради, да и ты сам видишь, что они не для публики. Можешь половину отдать Смиту, у него много домов и, следовательно, стен, на которые их можно повесить.
  - Да, но...
  - Всё решено. Я отправлю их, у меня есть каналы, так что картины будут ждать тебя дома, а распорядиться ими сможешь позднее.
  Приятели провели в поместье Марина несколько чудесных дней: бродили по окрестностям, плескались в речке, вечерами отдыхали в гостиной и болтали обо всём на свете. На этот раз Менард не заставлял тренироваться, но у Лорана уже вошло в привычку поддерживать себя в форме, и в понуканиях он не нуждался. А потом настало время очередного военного совета.
  
  
  
  Глава 3
  
  Смит и Клейн приехали сюда же. Всеслав доставил их лично, но задерживаться не стал, лишь с удовольствием искупался в речке и уехал. Густав, шагнув на дорогой ковёр гостиной, огляделся в некотором ошеломлении. Наверняка всё, что связано с комфортом и отдыхом вызывало у него подозрения, его суровая, аскетическая натура протестовала против изнеженности. Смит рассеянно кивнул, судя по его лицу, он и не ожидал увидеть что-либо иное. Расположились кому как нравилось: Лоран и Марин растянулись на ковре, Клейн чинно уселся в кресло, Смит остановился у пустого очага, рассеянно разглядывая пейзаж, заменивший снятую для отправки картину. Он заговорил первым:
  - Приятный дом. Никогда не думал, что уют может быть таким забавным.
  Менард улыбнулся и подложил под голову подушку, чтобы с удобствами смотреть на друзей.
  - Да, здесь так чудесно, что хочется весь отпуск провести, беспечно валясь во всех местах, которые к этому располагают, - согласился Лоран.
  - Наверху вполне достаточно спален, - подал голос Менард.
  - Ну даже я не возражаю денёк другой отдохнуть от официальных приёмов, - сказал Клейн. - Тем более, что надо определиться с маршрутом. Хотим мы попутешествовать по местам боевой славы, как предполагали раньше, или просто отправиться в неизвестность. То есть я согласен и по местам, только бы не принялись чествовать как здесь.
  Он рассеянно повертел шеей, словно горло ещё резала удавка светских приличий.
  - А давайте просто слетаем на Беарану и Верону, - предложил Лоран. - Как-то не во все миры тянет возвращаться, а на этих планетах мы успели увидеть так мало, слишком занятые не то прекращением одной войны, не то развязыванием новой.
  - Прошло не так много времени, ты забыл? - благодушно осведомился Менард.
  - Я не знаю, что именно ты считал своей задачей.
  - Моя главная цель воцарять мир, ведь это позволяет сложить тяжкое бремя полномочий и отдохнуть от невзгод.
  - Ну и как он? - сухо полюбопытствовал Клейн. - Везде пока цел?
  - Кое-где по мелочи события назревают, но с этим справятся региональные инспекторы, да и конклав рад будет отдохнуть от меня и моих эскапад. Всеслав, конечно, прямо не скажет, он вежливый сын, но дома реально нет достойной работы.
  - Вот и отлично! Полетаем по космосу, на яхте Смита тоже много удобных диванов, может быть он и ковёр такой заведёт, если все попросим.
  - Да, но это значит возвращаться по уже проторённым тропам. Я рад буду повидать ребят с тех планет, они неплохо отыграли свои роли, и одномоментность наша в реке времени коротка, но жизнь способна предложить и больше - новые неведомые миры.
  - То есть, ты опять норовишь втравить нас в какую-то авантюру? - подозрительно осведомился Клейн.
  - Густав, Марин не сказал бы этого прямо, имей он такое намерение, хотя едва произнеся это, я уже начал сомневаться в своих словах.
  - Браво, мой дорогой! Нет, действительно - браво.
  Менард сел, скрестив ноги, и оглядел команду удивительными радужными глазами.
  - Это не шутка и не призыв к действию, а предложение, которое вношу на рассмотрение наравне с другими.
  - И где ты возьмёшь неведомый мир, в другой галактике? У нас не настолько длинный отпуск.
  - На самом деле он гораздо ближе. Мир, а не отпуск. Просто не каждый может увидеть его и попасть внутрь.
  После этих слов наступила тишина. Густав, вероятно, просчитывал, где здесь подвох и как не угодить в ловушку, Смит терпеливо дожидался, пока рот откроет кто-нибудь другой, судя по его лицу, он уже что-то понял. Лоран же никак не мог сосредоточиться. То ли беспечный отдых в имении Марина его расслабил, то ли душа жаждала именно покоя, а не новых героических свершений, но он никак не мог решить для себя какую затею Марин Менард решил провернуть и как именно добьётся успеха. В результате он не сомневался. На стороне императора вампиров был не только изощрённый ум, но и опыт столетий. Наверное, не следовало им сюда приезжать, но внутри так же зрела уверенность, что подобная слабость никак бы ничего не решила, только отодвинула неизбежное на год-другой.
  Это ведь как наркотик, когда был на гребне волны, катящейся по ухабам истории, всё время будет тянуть обратно. Здорово ведь, что там говорить, и жизнь действительно коротка. Надо успеть прожить её так, чтобы в памяти остались не только уютный диван и роскошный ковёр, а некие моменты, которые позволяли бы не столько гордиться собой, сколько сознавать заметность своего существования для окружающего мира.
  - Густав, - сказал Лоран. - Твоё слово, произнеси его веско и так чтобы уже, наконец, Марин удивлялся нам, а не мы ему.
  - Не ставлю перед собой такой задачи, но не вижу, почему должен уклоняться от прямого разговора. Марин, если ты испытываешь затруднения, и мы способны помочь, то переходи уже к делу. Мы готовы оказать содействие.
  Менард вскочил резко как подброшенный, и шагнул к стене. Сдвинув резную панель, он обнажил внушительный на вид пульт, и Клейн сразу заинтересованно вытянул шею.
  - Взгляни! - предложил ему Марин. - Меня уверяли, что всё работает как надо, но я ведь ничего не смыслю в этих вещах.
  Густав охотно занялся делом, время от времени удовлетворёно себе кивая, потом вернулся в кресло.
  - Порядок, грамотная защита, даже не ожидал увидеть у тебя что-либо подобное. Можешь делиться секретами, за пределы этой комнаты ничего не выйдет.
  Против обыкновения Марин даже не улыбнулся, напротив, сообразил на лице серьёзное выражение и поклонился Клейну словно бы даже с благодарностью. Он остался на ногах как и Смит, словно хотел подчеркнуть важность момента. Лоран потихоньку перебрался с ковра на диван, где тоже улёгся с удобствами, но выглядел теперь чуть менее легкомысленно, по крайней мере, надеялся, что так оно и есть.
  - Крайне признателен, друг Густав, за помощь и доверие. Добрая воля, даже если она является проявлением не глупости, а золотого сердца заслуживает уважения и откровенности. Это что касается дела. Насчёт оплаты труда ты беспечно не побеспокоился, но я не стану обманывать старых друзей, и всё что причитается, вы получите. Конклав щедр, когда речь идёт о его безопасности даже если угроза и представляется на первый взгляд иллюзорной.
  - Если верить отчётности Смита, ты уже хорошо подмазал нас доходами вашего предприятия, так что я был готов потрудиться и бесплатно. Излагай суть дела.
  Менард заговорил серьёзно, опять не пытаясь глупо шутить, словно и он повзрослел, не только команда.
  - Вероятно, вы не забыли оборванца, который возникал изредка ниоткуда, то помогая нам, то пытаясь делать вид, что хочет помешать. Каждый из вас, так или иначе, его видел. Помнится, я даже объяснял, что это мой дорогой учитель, лицезреть которого вновь я не имею ни малейшего желания. Тем не менее, он честно потрудился, выполняя кое-какие мои просьбы, и я разрешил ему вернуться на Землю. В благодарность за это, а вернее, преследуя личные цели, уточнять суть которых мы сейчас не будем, он слил информацию, что заставила меня задуматься и произвести предварительные разведки.
  - Потому ты и отпустил нас побегать на воле, что собирал сведения и не был готов к действию!
  - Что толку отрицать? - охотно согласился Менард. - Я никогда и не выдавал себя за хорошего и не утверждал, что всегда говорю только правду, ну да мир ко мне не в претензии, я к нему тоже. Дело оказалось серьёзным. Сомнения возникали разные, в том числе я не был уверен, что для работы подойдёт именно ваша команда.
  Клейн выдвинул челюсть и сказал свирепо:
  - Наша команда, я тебя не увольнял!
  Менард учтиво поклонился, но взгляд, который он бросил на Густава, выражал, похоже, одобрение.
  - Я продолжу, если позволите. Вы слышали о моём втором сыне Илайдже, почти столь же могущественном как Всеслав. Он ушёл с планеты, пресытившись земными делами, и я не надеялся увидеть его вновь, поскольку сам привязан к дому и сердцем, и долгом, но кажется, долгое отсутствие Илайджа было не столь добровольным, как это представлялось мне поначалу.
  - Вступление уже не радует, - сказал Клейн. - Похоже, мы по извечному безрассудству впутываемся в дело, которое окажется слишком опасным и сложным даже для команды усиленной двумя высшими вампирами.
  - В чём-то ты, безусловно, прав, друг Клейн. Ситуация не нравится мне самому. Теперь, когда я достаточно успешно напугал вас, начну устрашать себя, то есть перейду непосредственно к делу. Помнится, дорогой Густав, ты испытывал сложные чувства по отношению к представителям расы, что живёт по соседству с твоей, считая их более продвинутыми и сильными. Я отчасти помог тебе преодолеть предубеждение, хотя не уверен, что преуспел вполне, но теперь сам очутился посреди аналогичной заботы, ибо наметилось в нашем мире наличие существ, рядом с которыми и ваш покорный слуга может оказаться на положении слабака.
  - То есть это не глупые шутки, как обычно? - уточнил Клейн. - Ты, помнится, любил притворяться хрупким цветочком, чтобы потом от души посмеяться над всеми обманутыми, теми кто в живых останется, конечно.
  - Да я и сейчас не прочь заняться этим и потом буду обязательно, но прежде следует разобраться со вновь возникшей напастью.
  - Марин, а это именно напасть, или они сами по себе, только нам отчаянно завидно? - спросил Лоран.
  Менард быстро повернулся к нему:
  - Смотришь как всегда в суть, мой дорогой! В самую глубину, да и ответ наверняка уже придумал самостоятельно.
  - Значит завидно. Я так и знал.
  - Ну да, они не нападают на наши миры, а обзаведись таким намерением, всё давно было бы решено, но прекрасно осведомлены о существовании, как людей Земли, так и прочих разумных обитателей вселенной.
  - То есть они смирно сидят в своём углу, наслаждаются жизнью, ни во что не вмешивают, никому не угрожают, но ты поставил их на первое место в ряду своих забот? Марин, тебя мучает комплекс неполноценности?
  - Они ведут себя как вампиры, - сказал упорно молчавший до этого Смит. - Тихие, неприметные, но сила копится, и мир живёт до поры.
  
  Лоран ощутил, что стоит, наконец, проснуться и взяться за ум, потому что Смит внёс очень важную поправку в обсуждаемый предмет, предложил определённый взгляд на вещи, и эта точка зрения могла изменить многое, если не всё. Сравнение оказалось таким удачным, что Менард не произнёс ни слова, довольный, должно быть, что за него уже сказали главное, но Клейн со всей полной своего прагматизма не собирался перетирать теории, его интересовали исключительно приземлённые вещи.
  - Они похожи на людей? В чём заключается сила? Как устроено общество? Где конкретно находится этот тайный мир и как в него попасть?
  Менард и тот удивлённо поднял брови. Не ожидал, наверное, что Густав так быстро возьмёт за рога быка, о присутствии которого минуту назад ещё не подозревал.
  - Что ж, если вы понимаете необходимость изучить эту неведомую нам пока силу, можно приступить и к обсуждению деталей.
  Начал, впрочем, Менард с того, что категорически отказался назвать место, где находились таинственные существа.
  - Нет. Скажу только Смиту и строго на ушко. Эта информация настолько секретна, что легко прожжёт до пяток любого, чья шкура не так дубовата, как кожный покров высшего вампира!
  Поразмыслив, Клейн согласился с доводами Марина.
  - Действительно, есть вещи, которые лучше не знать, тогда появится больше оснований молчать на допросе. Меня вполне устроит, если информацией будет владеть Смит. Придёт край - скажет, а нет, так сведения останутся целей.
  Лорану любопытно было послушать, но поскольку он был крайне невежественен во всё, что касалось космической навигации, то всё равно не видел особого смысла в любых откровениях. "Где-то на просторах вселенной" - его вполне устроило. Он даже не потрудился уточнить, просторы чьей из многих параллельных вселенных несносный вампир имел в виду. Клейн и этот вопрос согласился оставить без ответа, ради получения насущных сведений.
  Фотографий, фильмов и других документальных свидетельств Менард предоставить не мог и просто сделал несколько набросков карандашом на бумаге, как он объяснил, по рассказам "дорогого учителя". Тот видел и одобрил другие рисунки, которые Менард уничтожил, не рискуя хранить, так что изображение следовало считать верным. Глядя, с какой скоростью и точностью карандаш летал по бумаге, Лоран решил, что Марин должен зарабатывать миллионы на своих полотнах, и переданные в дар его не разорят.
  Листы вылетали из-под проворных пальцев, падая на ковёр, а Клейн и Лоэ живо подбирали их, причём первый, судя по сосредоточенному виду, строго изучал детали, тогда как Лоран никак не мог отрешиться от великолепной выразительности рисунков.
  Эти существа, без сомнения, походили на людей, но затеряться в их толпе не смог бы ни один человек. Легконогие эльфы и призрачные феи и те, наверное, спасовали бы перед столь сложной задачей. Неизвестные создатели могущественного рая, казалось, сотворили себя сами, призвав на помощь всё совершенство мира. Разглядывая неземные лица с плавными и гармоничными, как лепестки цветов, чертами, Лоран ощущал себя грубым творением ремесленника. Даже Марин словно утратил в сравнении с ними свою победительную красоту.
  - Ангелы какие-то, - сказал Лоран, чувствуя, как непроизвольно хмурятся брови. - Кто нас, грешников, пустит к ним на небеса?
  Сам глава семейства, вполне уверенный в себе, успешный в избранной профессии человек он, оказавшись в старой компании, привычно захотел, чтобы его утешили. Менард глянул поверх бумаги, кажется, даже не прекращая водить по листу карандашом, но лишь мимолётно улыбнулся. Жаль. Быть взрослым иногда сущее неудобство.
  Клейн пару раз сердито фыркнул, покачал головой, потом подтвердил мимику словами:
  - Как мы сможем затесаться в среду этих воздушных созданий? Не знаю, насколько они могущественны, по виду каждого соплёй перешибёшь, но подделаться под них невозможно. Я могу в определённых пределах менять внешность, но это извращение уже из отряда запредельных.
  Смит собрал рисунки оставленные Лоэ и Клейном и бегло просмотрел, Менард лениво чиркая доделывал последний портрет, оказавшийся физиономией Лорана исполненной такой вселенской скорби, что невольно разбирал смех. Утешил всё-таки мерзавец.
  - Безусловно, мы не сможем изображать этих существ, - согласился с командиром Смит, - но полагаю, Марин придумал другой план: как уговорить их выдать себя за нас.
  Менард с любопытством посмотрел на близнеца, точнее, на бывшего близнеца, поскольку теперь, когда выяснилось, что вся история оказалась подтасовкой, называть его так казалось странным. Лоран подумал, что милый Марин оставил в раздрае чувств одну команду, а сейчас заново знакомится с другой, и это приятно поражает его живой ум, хотя, может быть, и ошибался.
  - Ну, я не ставлю перед собой ни одну из этих задач. Обман прекрасное средство, но действенно оно лишь в тех случаях, когда объект мошенничества желает быть обманут, в противном случае истина рано или поздно выйдет на свет и всегда в самый неподходящий момент. Мы должны появиться открыто, именно в том качестве, в котором и украшаем собой этот мир, хотя вряд ли покажемся привлекательными в том.
  - То есть, попасть в этот заповедник легче, чем ты предполагал.
  - Ну это достаточно легко, сложно уйти обратно.
  - То есть?
  - Желая сохранить в тайне своё местопребывание, эти существа не выпускают тех, кто случайно угодил в их сияющие чертоги.
  - Случайно - тут важное слово? - уточнил Лоран.
  - Да, нахальных визитёров убивают, или делают с ними что-то такое чего мы пока не знаем. Поэтому у нас только один выход, потерпеть страшную катастрофу на границе зоны их обитания и попасть к ним как жертвы неблагоприятных обстоятельств.
  - Тут есть ещё одно важное слово, - настаивал Лоран. - Ты, кажется, сказал, что никого не выпускают обратно? Как тогда вырвался на волю твой незабвенный учитель и почему этого не сумел сделать твой сын Илайдж?
  Показалось, что Менард не горит желанием отвечать на этот вопрос и не потому, что ответ ему неведом. Скорее высший вампир испытывал неприятное чувство неуверенности и сейчас прикидывал, достаточно ли окрепла в боях его команда, чтобы он мог честно признаться в слабости и не ввести в смущение остальных.
  - Мой дорогой учитель там не был. У него маниакальная страсть избегать неприятностей, где только можно, но Илайдж связался с ним. Они были знакомы в прежние времена. Дела тогда складывались не лучшим образом, и мне пришлось взять второго птенца, едва оперился первый. Так что Илайдж лишь немногим младше Всеслава. Зачем я это рассказываю? Он очень силён, иерархия много утратила, когда он ушёл, так что если он ещё жив и всё ещё там, мы получим союзника, способного оказать реальную поддержку и уже обременённого хоть какой-то информацией.
  - А как они связались? - полюбопытствовал Клейн.
  - Мысленно. Не делай большие глаза, Густав, ты отлично знаешь, что вампиры высшего уровня это умеют.
  - Ну определённые догадки у меня были, но прямо ты не говорил.
  - Я умалчиваю о многих вещах, у меня работа такая.
  - Ясно. Значит, надо приступать к подготовке.
  Лорану не хотелось предстать перед друзьями трусом, но кое-какие обстоятельства беспокоили всерьёз. Узнав, что и "дорогой учитель" не знал способа выбраться из секретного рая, он встревожился. Остальные свободны, но он человек семейный и пропасть навечно даже в самом великолепном раю намерения не имеет. Похоже, Марин сам не знает точно, что их ждёт и как всё это прекратить, если захочется, тем не менее, готов нырнуть в авантюру с головой, а рассудительный Клейн не только не возражает, но и полагает, что пора браться за работу. Тут ещё и Смит подбросил топлива в костёр:
  - Если нужно развалить какое-то судно, то могу предоставить свою яхту, - сказал он. - Наверняка ты найдёшь способ перегнать её в нужную точку пространства.
  Менард благодарно поклонился, но щедрый дар отверг:
  - Спасибо. У нас найдётся подходящее корыто. Мы заимствуем полезные вещи в разных мирах как раз на такой экстренный случай. Так что корабль есть и надеюсь, Смит, ты не откажешься принять его под свою команду.
  - Учитывая, как недолог будет путь этого судна и бесславен финал, хотел бы сказать, что ничем не рискую, но просто промолчу. Лоран пойдёт с нами?
  Лоэ открыл рот и закрыл. Вот только что сказали, что высшие вампиры умеют читать мысли, а он всё ещё думал так, словно его голова сейф в банке.
  - Если сам пожелает, - ответил Менард. - Работа предстоит действительно сложная, я бы даже сказал, опасная, хотя говорить этого не люблю. Дело для добровольцев.
  Лоран сердито насупился. Всё правильно, друзья не хуже чем он сам понимают, что беспокоиться о жене и детях это не слабость, а нормальное проявление любви. Никто не осудит, если он отступит и благополучно проведёт ближайшие месяцы в имении Менарда или где-нибудь ещё. Вот только не будет ему ни минуты покоя, потому что другие пойдут на риск, а он нет, прикрываясь малышами. У детей есть мать и бабушка с дедушкой, а у Смита и Клейна только он, ну и Марин, конечно, только доверять ему нельзя.
  - Естественно, я пойду с вами! Моим детям не нужен отец, который бросает товарищей при первой опасности.
  - Ладно, подождём второй, - примирительно сказал Марин.
  
  Обсуждение деталей заниматься не стали всем требовался перерыв, чтобы осмыслить общий план задачи. Клейн ушёл поплавать, Лоран опять сполз на ковёр и валялся там, рассеянно разглядывая и без того хорошо изученный интерьер. Оба вампира исчезли куда-то и не появлялись до самого вечера.
  Клейн, вернувшись, проверил, работает ли ещё защита, после чего тоже с удовольствием растянулся на ковре. Лоран опасался, что опять посоветует отказаться это опасной затеи, но Густав заговорил о другом.
  - Наверное, тебе кажется, что я легкомысленно согласился на эту авантюру, но я понимаю Марина сейчас больше чем когда-либо. Такая заноза в заднице может испортить даже бессмертное существование.
  - Особенно бессмертное, - уточнил Лоран. - У нас-то всегда есть выход. Я не против, любопытно взглянуть на этих ангелов и их модернизированный рай и на Илайджа, сыночка Марина. Похоже, он и, правда, скучает.
  - Изрядная, должно быть, язва. Хотя Всеслав на редкость адекватен. Слушай, мне пришёлся по душе уже третий птенец Менарда. Что со мной не так?
  - Просто вышли на новый уровень отношений. Теперь не только мы ждём от Марина подвоха, но и он от нас.
  - Пожалуй!
  Клейн потянулся, наслаждаясь комфортом, забросил руки за голову. Лоран подумал, что и он поддаётся коварному очарованию этого места, а значит пора в путь. Опасности выметут из головы лишние мысли и отшлифуют чувства, в общем, всё будет как всегда.
  
  В дорогу отправились уже на другой день. Лоран и представить себе не мог, откуда в этой реальности возьмётся нормальный космический корабль, но Марин как-то устроил так, что взялся. То есть долго летели куда-то на обычном самолёте, потом ехали через джунгли, а когда прибыли на место, их ждал малый десантник, отлично приспособленное для всех невзгод, которые обещает мир, компактное, почти военное судно. Поднимаясь на борт, Лоран ощущал странное чувство неуместности происходящего, он даже не был уверен, что по пути не сменили один мир на другой, хотя дорожки не почувствовал. Впрочем, Менард мог оборудовать подобный маршрут заранее.
  Едва бросив вещи в крохотной каюте, Лоран зашёл к Смиту.
  - Где мы? К сожалению, я не настолько хорошо разбираюсь в типах судов, чтобы утверждать, откуда взялось это, но мы в прежнем мире или конспирация уже началась, и это наша реальность?
  - Не могу похвалить за ясность формулировок, но поскольку конспирация уже началась, отвечать не имею права.
  - Мы все научились говорить как он и, похоже, думать - тоже! - с отвращением произнёс Лоран. - Я, конечно, всё равно не сумел бы добраться до дому без посторонней помощи, но знание направления к родной планете меня бы утешило.
  Смит посмотрел внимательно, как имел обыкновение делать в те минуты, когда не понимал стремительного полёта лорановой мысли, но промолчал.
  Рубка, куда оба они отправились, выглядела так же, как на яхте, ну или очень похоже. Лоран с горечью констатировал, что помнит лишь дизайн, но ничего не смыслит в многочисленных приборах. Кресло для него нашлось, и это утешило.
  Он устроился в нём и оглядел товарищей, как привык поступать перед серьёзным испытанием. Сосредоточенный на работа Смит, задумчивый Клейн, непривычно серьёзный Марин - родной безопасный мир в большом полном угрозы. В это мгновение Лоран пообещал себе обязательно вернуться: домой к жене и детям, к хлопотам на работе, к обыденности, которая выглядит такой заманчивой, когда идёшь на риск. Просто прийти обратно, но чутьё впервые подсказало ему, что ничего не сбудется. Отправиться в дорогу на этот раз было фатальной ошибкой, и прежнюю жизнь он навсегда потерял.
  Нервы шалят - решил Лоран. Надо успокоиться и трезво взглянуть на вещи. С ним рядом отважный Клейн и два великолепных высших вампира. Отличный довод, но тревогу он никак прогнать не мог. Чтобы не отвлекать Смита, Лоран устремил вопросительный взгляд на Менарда, но и милый Марин улыбнулся в ответ без обычной бесшабашности. Показалось, что он готов принести извинения - по-настоящему, а не чтобы кого-то подразнить.
  - Старт! - предупредил Смит.
  Кошмар пошёл своим чередом, и от невозможности переиграть эту сцену Лоран почувствовал, как в душе утвердился покой. Он делает то, что должен, а значит, всё будет правильно.
  
  
  
  Глава 4
  
  Старт и разгон оказались до того неприятными, что заглушили остатки сомнений. Все экраны Смит отключил, работал исключительно по приборам. Клейн, верный адепт конспирации, и тот поглядывал на товарища с удивлением, но вероятно, таковы были указания.
  В пространстве легче не оказалось. То ли корабль был какой-то другой конструкции, то ли Смит нарочно гнал его в непозволительном режиме, но неприятные ощущения прочно утвердились на борту как часть бытия. Лоран даже не пытался притворяться, что хорошо себя чувствует, а почти всё время проводил в постели. Клейн и тот выглядел осунувшимся в те редкие минуты, когда удавалось его увидеть. Вампиры были, естественно, свежи как огурцы. Менард заглядывал иногда к Лорану, легонько массировал шею и плечи, отчего дурнота на время отступала, и удавалось проглотить хоть какую-то еду, вероятно, навещал и Клейна, но когда Смит объявил общий сбор, оба невампира выглядели осунувшимися и бледными.
  - Эту гонку действительно стоило устраивать? - морщась, спросил Клейн.
  Он маленькими глотками пил кофе и, казалось, боялся лишний раз пошевелиться, чтобы не расплескать себя как полную чашу.
  - Ну, Марин ничего не делает просто так, а если и делает - простим ему, - лениво пробормотал Лоран.
  Двигаться, говорить, думать, не хотелось.
  - Мы подошли достаточно близко, и пришла пора попадать в запланированную беду, - объяснил Менард. - Сейчас придумаем, как устроить крушение, чтобы по-возможности в нём ещё и выжить. Есть у кого-то предложения?
  - Ну уж нет! Втравливать нас в неприятности - твоя работа, иди и делай.
  - Ладно, я готов оправдать оказанное мне высокое доверие, поэтому в детали вдаваться не буду. Просто смиритесь, что мы уже там.
  Он ничего не предпринял и Смит - тоже, но по каюте прошла тень, погасив на мгновение свет, а потом мир разнесло на куски, белые и чёрные и пришлось срочно хвататься за голову, чтобы и её не разметало по переборкам. Лоран услышал собственный крик, а потом бархатно навалилось беспамятство, оставив страхи в докатастрофной жизни.
  
  Первое, что подумал Лоран, когда начал приходить в себя, это то, что он сошёл с ума. В ушах звучали два голоса и несли они определённо бред.
  - Да очнись уже! - твердил один. - Там темно и хорошо, я знаю, но здесь без тебя скучно!
  - Вы вторглись в суверенное пространство Ириды. Сохраняйте неподвижность и подчиняйтесь всем приказам или будете уничтожены!
  Потом присоединился третий:
  - Ты опять со своими глупыми шутками, а здесь их никто не понимает: посмотри, Лоран едва живой!
  Опять первый:
  - Да всё с ним в порядке, просто в роль вошёл, актёр наш не в меру гениальный.
  Второй:
  - Отключите все устройства движения и приборы связи. Время прибытия спасательной команды по вашему счёту наступит через десять минут.
  Третий:
  - Ага, спасательной, с кандалами и бластерами. Свой я не отдам, пусть даже не надеются.
  Первый:
  - Всё равно разрядят! Вот старый добрый пистолет я бы взял, вряд ли здесь помнят, что это такое, да и отнесутся примерно как к луку и стрелам. Люди почему-то сейчас думают, что из них не убивали так же верно как из револьвера.
  - Отсчёт пойдёт по минутам: один.
  Эта сумятица мешала выплыть из тихих вод бреда, но всё же Лоран сумел сосредоточиться и спохватился, что не слышит голос ещё одного друга. Пришлось срочно открыть глаза. Мир вокруг был сер, словно развалив на осколки, его потом основательно перемешали, но он был, и все три друга оказались в наличии, просто Смит, по обыкновению, молчал.
  - Где мы?
  Отозвался, естественно, Менард:
  - Так я тебе и сказал, но ты силён: ещё не придя в себя, уже начинаешь выпытывать секретную информацию.
  - Заткнись! - сказал Клейн.
  - Я просто отвечаю на вопрос. Вежливо, но неправду, ты лучше учись.
  - Бедные эти ангелы, вот уже начинаю им сочувствовать.
  - Два!
  - А они точно знают, что такое минуты?
  Кажется, они находились в той же самой каюте, что и прежде. Стены, что удивительно остались на месте и мебель тоже, только заволакивала видимость серая дымка. Лоран поморгал, попробовал протереть глаза, но она никуда не делась
  - Это граница, - пояснил Менард. - Так что бесполезно.
  Он выглядел весёлым, поэтому опасаться следовало.
  - Что произойдёт дальше?
  - Нас переместят. Что-то вроде телепортации, так что берегите Клейна.
  - Надеюсь, они владеют ремеслом не так топорно как ты! - проворчал Густав.
  - Три! - произнёс голос.
  Ещё семь минут на волнение и болтовню призванную его скрыть и начнётся неведомое - прикинул Лоран и ошибся, потому что изменения произошли сразу после того как голос умолк. Дымка стремительно заволокла всё вокруг, исчезли предметы, лица друзей, утонули стены. Вот теперь, пожалуй, следовало пугаться всерьёз, но Лоран не успел. Он ощутил, что падает или летит - понять оказалось невозможно - а потом тяжесть плавно сжала со всех сторон, а видимость улучшилась.
  Самое ценное - друзья - оказались рядом, и Лоран почти простил ангелам остальное. Все четверо лежали на чём-то прозрачном и мягком, словно сжатый воздух. Вокруг перемещались всё те же серые тени, только теперь они набегали и расходились концентрическими кругами, а не просто так болтались в пространстве.
  - Такое впечатление, что мы летим как пуля по каналу ствола, - прокомментировал Клейн. Выглядел он неплохо.
  - Да, - задумчиво откликнулся Менард. - И мысль о мишени впереди слегка отравляет существование.
  Сравнение выглядело точным. Они словно лежали на донышке невидимого снаряда, что нёсся внутри прозрачного ружья с немалой скоростью к неведомой цели. Ощущение не из приятных, хотя здравый смысл подсказывал, что если бы хозяева этого мира желали убить, то могли найти способ проще. Длина трубы тоже внушала опасения, но потом Лоран утешил себя мыслью, что это просто пневмоканал, и на место прибудут невредимыми, а не размажутся в блин.
  Так и случилось. Не было ощущения, что чудовищная скорость как-то снижается, но серая тень опять заволокла зрение, а когда оно восстановилось, мир вокруг был уже иным. В нём появился цвет, сначала он проступал осторожно, словно невидимая волна промывала действительность, потом начал стремительно набирать яркость, и вот уже после серого стало больно глазам. Лоран рефлекторно зажмурился, но надолго его не хватило.
  Моргая и заслоняясь рукой, он приручил зрение к местной действительности и смог оглядеться.
  
  Ожидание райских кущ не оправдалось, хотя, быть может, он их просто неправильно представлял. Вокруг громоздились розовые завитки, фиолетовые спирали, жёлтые пирамидки, красные лепестки. Каждое из непонятных образований размером было примерно с человека, так что Лоран ощутил себя лилипутом, угодившим в коробку с игрушками или конфетами. Последнее предположение заставило подозрительно оглядеться.
  Друзья тоже осторожно озирались, а безбашенный Менард протянул руку и щёлкнул пальцами по ближайшей спирали. Она чуть дрогнула и отозвалась низким гудением.
  - Мармеладная музыка! - констатировал вампир, пока остальные вздрагивали от неожиданности. - Сейчас как сыграю!
  - Уймись! - огрызнулся Клейн. - Где мы?
  - Не имею ни малейшего представления! Здесь можно ходить, эта чепуха расставлена негусто.
  - Тут и лежать удобно, почти как в твоей гостиной.
  - Ну вот, значит, я неплохо подготовил вас к путешествию.
  Смит первым шагнул в промежуток между фигурами. Его привычное аристократическое бесстрастие действовало сейчас успокаивающе, и Лоран, не раздумывая, вскочил и устремился следом. Покрытие под ногами белое, а наверху синий потолок, ну или что-то подобное, определить было трудно. В целом - совершенно безумное место.
  Менард пошёл замыкающим. Время от времени он щёлкал по какой-либо фигуре, и та отзывалась, так что, быстро изучив местные ноты, вампир умудрился изобразить нечто вроде музыки. Вздрагивать от его опытов перестали, хотя Клейн иногда раздражённо оглядывался.
  Почему-то Лорану казалось, что пройдя немного, они увидят дверь или что-то в этом роде, потому что ну не могло быть большим такое нелепое помещение, но шли уже довольно долго, а ничего не менялось.
  - Тюрьма? - вслух размышлял он. - Как-то живенько для столь мрачного заведения. Полоса препятствий? Мягкое всё, даже не ушибёшься. Игровое поле? Тогда почему ничего не происходит?
  Он уже перебрал кучу возможностей, когда одно предположение показалось верным, и стало стыдно, что не догадался сразу.
  - Ребята, это детская комната. Для самых маленьких. Потому всё яркое, безопасное и простое.
  - То есть, нас принимают за малолетних идиотов? - уточнил Менард, посмотрев почему-то на Клейна.
  - Ну или за великовозрастных сумасшедших, если тебе это больше подходит! - ответил Клейн.
  - Похоже на правду, - сказал Смит. - Только как это поможет отыскать выход?
  Лоран уже начал ощущать насущную необходимость хоть как-то разрешить ситуацию.
  - Вот! И где здесь еда? Да и кое-какие иные потребности понадобиться удовлетворять.
  - Зайди за пирамидку, - посоветовал Менард.
  - Как-то неудобно. Здесь, наверное, везде камеры.
  - Так и пусть видят, что мы не ангелы, - и добавил, поправляя локон: - Ну, не все ангелы.
  - Марин, а ты можешь сыграть что-нибудь осмысленное на этих игрушках? - вмешался Смит. - Не просто так они разложены по нотам.
  - Конечно, могу. У меня три музыкальных образования. Или четыре - я точно не помню. Тебе реквием или марш?
  - Положись на интуицию.
  - Я всегда на неё полагаюсь, когда надо умножать или делить, но можно попробовать и без высшей математики.
  Менард задумался, а потом отошёл в сторону, где несколько разных фигурок находились как раз на расстоянии раскинутых рук. Друзья наблюдали за ним, Лоран для удобства сел, уютно прислонясь к жёлтой пирамидке.
  Вампир запрокинул голову, словно слушая музыку сфер. Дав остальным возможность налюбоваться собой, разом пришёл в движение. Он всё делал так быстро, что почти размазался в воздухе, но мелодия действительно родилась.
  Что это было, Лоран так и не понял, только сердце тревожно ворохнулось в груди и дышать стало трудно. Ритм показался болезненно резким, а в сознании словно промыли дыру. Челюсть сама собой отвисла. Рядом от души выругался Клейн. Что именно помогло, безумная музыка или крепкие веронские слова, но серая тень опять пронеслась в поле зрения и смыла прежний пейзаж, предоставив к услугам потерпевших кораблекрушение новый.
  
  Яркие тона исчезли, разнообразие форм тоже, вокруг громоздились одинаковые квадратного сечения колонны, уходящие куда-то вверх. Там клубился туман, и разглядеть ничего не удавалось. Вообще свет здесь, а его источник по-прежнему был неясен, после предыдущей комнаты показался слабоватым. Глаза привыкли не сразу.
  Убедившись, что друзья рядом, Лоран поведал миру о прежних горестях:
  - Всё так же: ни накрытого стола, ни канализации, а мы точно попали в цивилизацию?
  - Беда: Лоран стихами заговорил. Надо срочно выбираться отсюда, пока Клейн не заразился.
  - Ну сыграй другую музыку.
  - Может ещё и спеть? Что-то не кажется мне, что эта шарманка устроена так просто. Сейчас посмотрю, что наверху.
  Менард легко цепляясь за незаметные глазам простого смертного шероховатости в материале колонн, забрался наверх и скоро исчез в тумане. Столбы, когда глаза привыкли, оказались коричневато-серыми и выглядели каменными, хотя кто бы затеял столь трудную работу без всякой цели?
  - Лабиринт без тупиков, - сказал Смит, - ну, насколько я чувствую. Что скажешь, Лоран?
  - Пожалуй.
  Колонны стояли рядами, но не слишком правильными, так что обозреть даль не представлялось возможным, тем не менее, пространство ощущалось именно сквозным. Ветра, впрочем, не было и не пахло ничем. Менард спустился так же быстро и неслышно как исчез, в ответ на вопросительные взгляды пожал плечами:
  - Там туман.
  - И потолка нет?
  - Ой, ладно, о своей крыше беспокойся.
  Смит вскинул руку, призывая к тишине, и Лоран сообразил, что откуда-то грозят первые звуки, которые произведут в этом ангельском мире не они сами.
  Менард шагнул чуть в сторону, словно мешал даже стук сердец смертных и задумчиво склонил голову. Лоран пока ничего не улавливал, Клейн, судя по выражению его лица, тоже, но и вампиры испытывали какое-то затруднение. Наверное, тот далёкий шум, многократно отражаясь от колонн, не давал себя угадать. А потом, словно они действительно были близнецами, оба одновременно указали направление и воскликнули:
  - Туда! - это Смит.
  - Там! - Менард.
  Показывали они, кстати, в противоположные стороны.
  Лоран мигом сообразил, что Смит, согласно своей натуре, прежде всего, подумал о средстве спасения для команды, а Менардом руководило в больше степени любопытство.
  - То есть ты уверен, что надо спасаться? Что если это торжественная встреча?
  - Мне не нравится этот шум.
  - Да и я от него не в восторге.
  Лоран первым устремился в указанном Смитом направлении. Бежать было неудобно, покрытие под ногами оказалось податливым, и отталкиваясь от него, Лоран всякий раз боялся не удержать равновесия и врезаться лбом в одну из колонн. Вот они как раз были твёрдые как камень, и проверять это лишний раз не хотелось. Клейн держался сзади, верно, вполне полагаясь на способность Лорана ориентироваться в этом странном месте.
  Столбы стояли так хаотично, что всё время приходилось уворачиваться от тех, что внезапно возникали на дороге. Голова уже немного кружилась. Где были вампиры, Лоран не знал, и мыслью этой не задавался, но вскоре услышал за спиной странный шум. Шорохи и постукивания, словно кто-то большой и многоногий преследовал, да так быстро, что не имело смысла спасться бегством. Впереди ничего не менялось, не открывался спасительный канал в более благоприятную реальность, и в голову пришло, что и в предыдущем месте ничего такого не было, значит, бегать вообще смысла нет, надо разгребать заботу иначе.
  Лоран остановился так резко, что Клейн едва не налетел на него сзади.
  - Так мы ничего не добьёмся, тем более, что всё равно догоняют. Надо думать!
  Лоран повернулся, едва не наткнувшись на Клейна, и увидел, что Смит и Менард остановились поодаль и тоже смотрят назад. Звук усиливался, но трудно было представить, что существо, способное производить столько шума, может протиснуться в узкие ходы между колоннами. Ответ напрашивался сам собой, И Лоран увидел его почти в тот момент, когда придумал.
  Разумеется, преследовало их не одно существо. Их было множество - серые круглые, в иголках или отростках, они скакали по упругому покрытию довольно хаотично, врезаясь, время от времени, в стенки колонн и рикошетя от них, словно бы в обход законов физики.
  Менард не стал ждать, пока эти мячики доскачут до команды, сам прыгнул навстречу. Кажется, он не хотел бить мохнатый шар, лишь тронул пальцами, но тут же отдёрнул руку и зашипел как рассерженный кот.
  - Если эти уроды стрекают вампира, нам и вовсе полезно держаться на расстоянии, - быстро сказал Клейн. - Лоран, ты что-нибудь придумал?
  - Нет, подожди!
  Посмотреть был на что. Менард пнул обидевший его шар, как футболист поддаёт мячу, и тот отлетел, столкнулся с другим. Оба, как ни странно, лопнули, осев пушистым порошком. Вампир немедленно развеселился и принялся отбиваться от наседавших шаров с мастерством завзятого игрока.
  Смит к нему не присоединился, зорко поглядывал по сторонам, и правильно сделал, потому что мячи растекались по дорожкам, охватывали команду со всех сторон. Когда они оказались достаточно близко Смит тоже принялся отбиваться, а через минуту и Лоэ с Клейном пришлось взяться за дело. Это было очень странно. Комки оказались мягким и отлетали от удара довольно легко. Если попадали в стену, то ничего им не делалось, и они вновь настойчиво прыгали вперёд, но когда сталкивались друг с другом осыпались пылью.
  Зазевавшись, Лоран не успел вовремя отбить один шар и тот нечаянно коснулся тыльной стороны ладони, руку прошило словно электрическим разрядом, так что шипение а ля Менард само сорвалось с губ. Смит оглянулся, но как будто не усомнился, что Лоран справится сам, да и не было нужды в подмоге. Боль почти сразу прошла, заметного вреда после неё не осталось.
  Шары всё прибывали, и в какой-то момент Лоран сообразил, что пора последовать собственному совету и подумать. Отбиваясь бесконечно, они проблему не решали, а увиденное через мгновение и совсем утвердило в этой мысли. Порошок в который рассыпались два столкнувшихся шара, начал постепенно набухать, подниматься словно платок фокусника и вот уже новый шар подпрыгнул над дорожкой, и следом принялся расти второй.
  - Нет, стойте! - закричал Лоран. - От наших пинков их меньше не станет, а вот больше - может быть.
  - И что тогда делать? - спросил сердитый Клейн.
  - А ничего!
  Лоран отпрыгнул с пути шаров и прижался спиной к первой попавшейся колонне. Было немного страшно и получить ещё раз щелчок не хотелось, потому он постарался сжаться, так чтобы ни одна часть его тела из-за столба не торчала. Ширины укрытия вполне хватило. Затаив дыхание, Лоран наблюдал, как серые мячики всё так же бестолково прыгали мимо. Клейн и Смит, сразу сориентировавшись, последовали примеру Лорану, а Менард не был бы Менардом, если бы не поступил по своему. Он легко вкарабкался по колонне и смотрел представление сверху.
  Ещё два раза случайные шары задевали Лорана, но через одежду разряды казались не таким болезненными и он даже не пикнул. Клейн разок выругался, судя по всему, ему тоже досталось. Смит, если и подвергался атакам, мужественно молчал. Менард посмеивался со своей высоты.
  - А их становится меньше! - сказал он. - Мне отсюда видно.
  - Хорошо бы, - пробормотал Лоран.
  Он устал, и спина мёрзла, колона оказалась довольно холодной. Мимо прыгали бестолковые мячики, и безумие это казалось бесконечным, но Менард оказался прав. Вскоре поток поредел, а там и совсем прекратился. Шорохи и шлепки постепенно затихли вдали.
  Менард спрыгнул и присоединился к команде.
  - Что теперь? - спросил он.
  Ответить никто не успел. Знакомая до отвращения серая дымка промыла мозг, и опора под ногами исчезла.
  
  Лоран отчаянно заколотил по воде руками и ногами, почему-то показалось, что разучился плавать, а внизу простёрлась километровая бездна. Хоть и понимал умом, что хватит и двух метров если судьба решит его утопить, но страх был сильнее рассудка. Кто-то схватил за шиворот и бережно придержал. Оглянувшись, Лоран увидел Менарда, смотревшего с неподдельным интересом. Вампир явно стоял на чём-то твёрдом. Успокоившись, Лоран обнаружил, что воды едва выше пояса, а дальше идёт надёжное и видимо ровное дно.
  Клейн чуть в стороне рассеянно озирался, вытирая лицо, Смит вглядывался в толщу воды. Став на ноги и откашлявшись, Лоран тоже с любопытством глянул вниз, но ничего не обнаружил. То есть просвечивала неопределённая не то белая, не то серая поверхность, но взгляд ни за что не зацепился. Тогда он осмотрел горизонт, и обнаружил, что вокруг простирается вода, ничего кроме воды и края этого озера, если они есть вообще, тонут в тумане.
  - Слушайте, это уже слишком. Мы потерпели кораблекрушение и нуждаемся в помощи и участии, а нас таскают по игровым комнатам. Знать бы, где эти ангелы, гранату бы бросил.
  - Не ты один об этом мечтаешь.
  Менард, разгребая воду, словно она ему мешала, подошёл к Смиту.
  - Что-то нашёл?
  Смит не ответил, и теперь уже оба вампира уставились сквозь нетолстый слой воды на дно, или что там такое было. Лоран бегом, насколько позволяло сопротивление среды, присоединился к близнецам, с другой стороны шагнул Клейн. Взбаламученная их движением вода понемногу успокоилась, и Лоран разглядел внизу словно бы круглое окошко с неясными краями, а внутри либо увиденный с высоты пейзаж, либо картинку его изображавшую. Присмотревшись получше, он заметил, что причудливые растения колеблются, словно от ветра, а между ними мелькают не то бабочки, не то птицы, то есть картинка не статична.
  Бесцеремонный Менард тронул экран носком туфли, поскрёб размытый край. Ничего не произошло, то есть или они имели дело с иллюзией, или же материал, из которого здесь собирали мониторы, оказался прочнее подошвы дорогого ботинка. Менард, не успокоившись на достигнутом, постучал в экран каблуком, а потом подпрыгнул и ударил двумя ногами. Ничего не изменилось. Заэкранный мир жил своей жизнью, а команда этой, мокрой и изрядно надоевшей.
  - Стрельнуть бы, - задумчиво сказал Менард. - Лоран, а ты чувствуешь, настоящий там мир или хорошо сделанное изображение?
  - Через воду - нет.
  - Вот и я, значит, неспроста её здесь накапали. Может быть это слой защиты, ну как от радиации?
  Клейн хмуро огляделся.
  - Даже не хочется здесь бродить, потому что не вижу смысла. Все эти реальности или иллюзии в которых нас принимают, выглядят одинаковыми, следовательно, куда бы мы не пошли, ничего нового не отыщем.
  - Ну раз мы это поняли, то цель достигнута, - сказал Смит. - Вот она под нами. Где серая тень? Пора ей пожаловать для следующего скачка.
  Лоран замер, ожидая перемещения, но ничего не произошло. Вода лениво колыхалась, а есть хотелось всё сильнее.
  - Гляну поближе, - предложил неугомонный Менард и нырнул.
  Трое остальных наблюдали за ним с живым любопытством. Вампир, как он это умел, погрузился, преодолевая выталкивающую силу воды, и приник лицом к окну или экрану, заслонив его почти полностью. Лоран с любопытством следил за тем, как колышутся в прозрачной воде белокурые локоны, словно серебряные водоросли. На миг стало обидно, что столько места кругом и нет в нём жизни, одна имитация. Не лень было кому-то затевать такую сложную вещь. Если это, конечно, не иллюзия, как сказал Клейн, но она могла поразить воображение несовершенного человека, а никак не высшего вампира. Значит, если все четверо видят одно и тоже, то и мир им подсовывают подлинный. Хотя никто ведь не проверял, насколько совпадает видение всех четверых. Полезно проверить.
  Лоран не успел осуществить это намерение, потому что Менард вынырнул и, сердито отряхиваясь, сказал:
  - Там гораздо лучше чем здесь, нет жёлтых пирамидок, серых колонн, и мокрой воды, и выглядит всё хотя и неправдоподобным, но живым. Может, вместе попрыгаем на окошке? Вряд ли оно сломается, но не исключено, что у творцов всего этого безумия проснётся совесть или хотя бы разум, что по мне ещё удобнее, потому что совести у меня у самого нет, и я не знал бы что с ней делать, появись она в одночасье.
  - Ну прыгнем! - проворчал Клейн. - Большими дураками, чем сейчас, выглядеть не будем. Проверим на прочность стекло или идею.
  Он первый осуществил свой призыв, и Лоэ охотно присоединился, потому что начал замерзать, хотя вода и не была холодной. Его мучили голод и злость, и уверенность, что с ними поступают нечестно.
  Смит не счёл нужным следовать всеобщему безумию, но и не потребовалось. Серую тень Лоран не заметил, потому что закрыл глаза, но вода исчезла, и твердь существенно ударила по пяткам, из чего он заключил, что на рассмотрение предоставлен новый мир.
  
  
  
  Глава 5
  
  Веки он поднимал осторожно, потому что уже не доверял чувству юмора ангелов, но ничего неприятного не случилось. Более того окружающая действительность впервые выглядела как нечто вменяемое. Правда, и назвать её приятной как-то не тянуло. Мрачное помещение. Вдоль стены ряды не то труб, не то проводов, под ногами шероховатое покрытие, стены волнообразно искривлены.
  - Тюрьма? - спросил Лоран, искренне надеясь, что его разочаруют.
  - Это космический корабль, - ответил Смит. - Правда, чей он, определить не могу. Никогда подобного не видел.
  - То есть, нас подсадили на попутный транспорт? Любезно, но мы ведь не этого добивались.
  - Он не летит в пространстве. Если ты об этом. Вообще не берусь судить, что вокруг.
  Вмешался Менард:
  - Люди ведь устраивают темницы в поставленных на прикол судах, так что твоя первоначальная догадка вполне верна, мой дорогой.
  - Почему-то меня это не радует.
  - А я доволен. Подходящее место для того чтобы начать наше странствие по неведомому миру. Чем ниже старт, тем быстрее рывок и лучше результат.
  - Бегал?
  - Мне рассказывали.
  Клейн первым шагнул в сторону чего-то похожего на дверь:
  - Ладно, не вижу смысла всё это обсуждать, у нас мало информации и стоя на одном месте мы не разыщем ни обеда, ни канализации, а то и другое уже пора иметь под рукой.
  Лоран охотно последовал за командиром. Оглянувшись, он обнаружил, что оба вампира шагают рядом, переговариваясь очень быстро и очень тихо. Поскольку не было оснований считать, что они скрывают что-то от друзей, Лоран предположил, что просто обсуждают и сравнивают свои впечатления, чтобы потом уже поделиться готовым результатом.
  Клейн занялся выходом. Он пробовал тянуть дверь за выступ, толкать её сдвигать в сторону, ничего не получалось, и только когда он наступил на возвышение в полу, препятствие само убралось вниз. Открылось помещение несколько больших размеров, чем прежнее, хотя дизайн сохранился полностью. Там тоже было относительно светло. Лоран лишь теперь разглядел на потолке овальные лампы.
  - Как-то страшно переступать этот порог, вдруг заслонка выскочит из него в самый неподходящий момент. Я женат, я первым не пойду.
  Смит уверенно шагнул в проём, а Менард подхватил Лорана, не успевшего даже ойкнуть, и перебросил следом. Смит поймал, как всегда невозмутимо и поставил на ноги. Менард шёл последним. Педаль пришлось отпустить, и все четверо задержались, чтобы проверить, что произойдёт дальше. Секунд через десять заслонка медленно пошла вверх. Делала она это довольно шумно: то ли так и было задумано, то ли за механизмом давно никто не следил.
  Что ж, какое-то знание команда уже получила, и, хотя все двери на этом корабле могли двигаться по-разному, Лоран ощутил прилив уверенности. Важно, что система работает, а уж разгадать принцип они сумеют. Главное не стоять на месте.
  Высокий зал почти целиком занимали стеллажи с равномерными утолщениями между стоек. Вряд ли это было хранилище, скорее цех или технологическая часть двигателя. Разбираться в деталях Лоран предоставил более опытным членам команды, а сам просто впитывал всё, что видел, запоминал и верил, что однажды всё собранное переварившись в таинственном механизме сознания, родит озарение.
  Помещение казалось большим, точнее определить не удавалось, потому что из-за часто наставленных конструкций плохо просматривалась перспектива. Смит пошёл первым, присматриваясь к незнакомому монтажу, Клейн тоже казался заинтересованным и лишь два безнадёжных гуманитария, Лоран и Менард, брели вперёд с законной безмятежностью дилетантов.
  - Если это тюрьма, то сомневаюсь, что мы в ней единственные заключённые, - сказал Лоран.
  - Наверняка, - охотно подержал беседу Менард. - Следует ещё помнить о надзирателях, но вполне возможно, что эту функцию здесь выполняют автоматы.
  Непонятные сооружения дальше пошли ещё гуще, а потом Смит остановился и поднял руку. Клейн мигом выхватил единственное своё оружие - пистолет, Лоран огляделся, запоминая, где есть свободное пространство на случай драки и укрытие на предмет обстрела. Почти сразу он услышал неприятный шелест, словно где-то ветер быстро перебирал довольно жёсткие листья. Звук шёл, казалось, со всех сторон, но его источник, появился сбоку.
  Разглядеть существ Лоран не успел, потому что они сразу напали. Оба вампира прыгнули навстречу и принялись сметать атакующие полчища со всей подаренной им природой силой и сноровкой. Клейн крепко держал пистолет, но мельтешение впереди не позволяло уверенно пользоваться этим оружием. Лоран покачал головой, забыв, что на него не смотрят.
  - Густав, бесполезно! Эти бестии такие шустрые.
  - Вижу! Не люблю быть в стороне от схватки!
  Да и не пришлось. Обтекли оборону вампиров с боков или просто прорвались, Лоран не заметил, но мерзкая красноглазая харя внезапно оказалась совсем близко, мохнатая лапа потянулась к горлу. Удар отбросил и смял существо без труда. Лоран сообразил, что силы можно и поберечь. Следующего бил экономно, и всё равно под кулаком хрустнуло, а нападавший отлетел прочь.
  Их было много, и шли они волной, как стая крыс. Ещё один кинулся в ноги - ботинком и получил. Мокрая обувь слетела с ноги, и Лоран рассердясь всерьёз принялся отмахиваться от тех, кого не успели усмирить вампиры.
  - Густав, береги патроны! - весело крикнул из гущи схватки Менард. - В спину мне не стреляй!
  Клейн и сам прекрасно понял, что скудный боезапас тратить, нужды нет, даже на реплику несносного вампира не ответил.
  Отбились на удивление быстро. То ли устрашась встреченного отпора, то ли получив неслышную команду, твари развернулись и обратились в бегство. Менард приложил последнего уже вдогон, но преследовать не пустился, остался на месте, насторожённо оглядываясь.
  - Странно как, - произнёс он спокойно, словно кофе пил, а не ломал бессчётно хребты. - Их много, и все должны что-то есть. Кто-нибудь уже видел потенциальную пищу, если нас таковой не считать?
  - Ну если это тюрьма, то вероятно, в ней кормят.
  Лоран оглядывал ущерб. Одежда пострадала не сильно, на руке сочился кровью неглубокий порез не то от зубов, не то от другого острого предмета, ботинок нашёлся возле одной из стоек.
  Смит поднял за шиворот лёгкий на вид труп, лишь теперь появилась возможность толком разглядеть нападавших. Лап оказалось шесть, но более существо ничем не напоминало насекомых. Глаза не фасеточные, хотя довольно большие, выпуклые как у ночного создания. Носа нет, зато пасть до ушей, которых тоже нет. На спине горб и это не результат воздействия кулаков. Существо выглядело довольно нелепо, но как ни странно, отвращения не вызывало.
  - Жаль, что никто из нас не ксенобиолог, - сказал Лоран.
  - Ну я учился, - откликнулся Менард.
  - И что?
  - Всё забыл.
  Смит рассматривал существо внимательно, раздвигая шерсть, изучил кожу, заглянул в разинутую пасть, постучал пальцами по хрупкому черепу.
  - Ну мозгов там точно нет: нападать на таких героев как мы могли только безнадёжные тупицы, - пробормотал Менард, но без усердия, явно по привычке регулярно выдавать глупые шутки.
  Смит отбросил тельце в тёмных пятнах крови, даже пробовать её на язык не стал.
  - И что это было? - спросил он. - Усложнённая вариация давешних шариков?
  - У этих зубы и когти настоящие, - ответил Лоран, разглядывая порез.
  Смит тоже увидел рану товарища и озабоченно сдвинул брови. Менард шагнул ближе.
  - А любопытно! - заявил он, изучая царапину как экспонат.
  - Ты не собираешься мне помочь?
  - Нет. Порез неглубокий, кровь побежит и перестанет. Она и промоет рану и накроет её лучшей в мире асептической повязкой. Вы что решили, что я теперь буду вам каждую соплю вытирать?
  Он преспокойно пошёл в том направлении, куда команда двигалась и прежде.
  - Вряд ли ты можешь заразиться чем-то от столь чуждого биологического вида, - согласился с близнецом Смит.
  Через минуту нелепое побоище осталось за спиной, затерялось среди непонятных конструкций. Менард остановился и кивнул в ту сторону:
  - Слышите?
  - Нет! - ответил Лоран.
  - Выжившие вернулись и пожирают павших, - невозмутимо пояснил Смит.
  - Вот, значит, как тут обстоят дела!
  - Складывается впечатление, что нападают эти существа, чтобы добыть врага, если повезёт или сократить число ртов, если удача от них отвернётся. В итоге вид выживает.
  - Интересно, много здесь прохожих вроде нас? Или альтернативная возможность используется чаще?
  - Вы, двое смертных, даже и не думайте нападать на меня, когда всерьёз проголодаетесь! Я не дам себя схарчить, да и не перевариваюсь, если на то пошло.
  - Я не сыт, но жевать такое старое мясо? - Клейн брезгливо покачал головой.
  Менард засмеялся и пошёл дальше.
  Вскоре впереди обозначилось обширное препятствие, оказавшееся стеной или переборкой. Дверей взгляд не находил, пришлось пробираться вдоль. Конструкция здесь нагромоздили особенно много, так что получилось хлопотно. Наконец стеллажи немного расступились и открылось пустое пространство. Не дверь тут была, а целые ворота. Клейн недоумённо огляделся в поисках педали. Лоран никаких выступов не заметил, он впервые обратил внимание на то, что пол ровный, а шероховатость, видимо, придана ему для лучшего сцепления. Если это и был космический корабль, то не такой уж древний и заброшенный.
  Пока Лоран размышлял, друзья успели обследовать всё вокруг, потопать по покрытию, попрыгать на нём, Клейн даже пнул ворота, но больше для порядка. Искать другие выходы явно никому не хотелось. Соседство беспокойных тварей делало помещение малопригодным для обитания, да и обеда никто не предлагал.
  - Говорил же, что следовало взять бластеры! Сейчас бы пригодились.
  - Ты прав, друг Клейн, я ошибался и лбом эту дверь не выбить, даже твоим. Есть, конечно, средства. Лоран, что скажешь?
  - Я? Ничего.
  - А пора бы. Механизм тут наверняка уцелел, вполне возможно, что действующий, надо лишь его нащупать. Давай попробуем вместе.
  - Марин, мы, безусловно, оба гении: ты умеешь читать мысли, я ими двигать, но мы не сообразим, как пустить в дело наипростейшее приспособление. Это же техника.
  - Тогда тебе поможет Смит!
  Интриган отступил, словно приглашая близнеца к действию, и тот охотно откликнулся на призыв.
  - Марин прав! Попробуем, Лоран.
  Осталось закрыть глаза и сосредоточиться. Тренировками он не пренебрегал, прекрасно понимая, что любое умение нуждается в развитии и сейчас без труда отрешился от всего внешнего. Как Смит будет проникать мысленно в металл или из чего там сделано всё вокруг, тоже не задумывался. Вампиры владели способностью ощущать пространство, а замок тоже его часть, просто не совсем пустая.
  Поначалу ничего не происходило, наверное, Смит прокладывал дорогу, потом перед внутренним взором появились размытые очертания выступов и впадин. Они чередовались, причём в явной последовательности, был в этом внятный смысл. Лоран мысленно коснулся одного-другого, ожидая подсказки, неуверенно нажал на тот, что выглядел наиболее ярким, и тут же вся система пришла в движение, да так резво, что Лоран вывалился в реальный мир.
  Ворота пытались разъехаться, дёргались толчками, но что-то им мешало, и в проёме образовалась лишь небольшая щель. Клейн и Менард с любопытством следили за процессом, Смит ещё пребывал где-то в ином мире, а Лоран вдруг ощутил тревогу и как обычно не замедлил высказать её вслух.
  - Туда! - закричал он. - Бежим, а то как закроется обратно и сработает какой-нибудь предохранитель из-за того, что мы...
  Он запутался в словах и просто махнул рукой. Друзья поняли мигом. Крупный Клейн первым протиснулся в отверстие, Менард шагнул следом и рывком потащил за собой Лорана. Последним пришёл в себя Смит, а ворота, не сумев завершить процесс растворения, начали съезжаться обратно. Выручила аристократическая стройность. Будь вампир полнее и медлительнее - застрял бы, а так проскочил целиком, не успев ничего повредить или расцарапать. Все четверо оказались в новом помещении.
  Теперь стали понятны затруднения механизма. Этот зал или трюм тоже оказался не пустым, только в отличие от унылых стеллажей его заполняли, распирали, забивали некие шланги, рукава, лианы или крепко спящие змеи - Лоран с первой попытки не разобрал.
  Теперь, когда волнение немного схлынуло, он ощутил и запах - тяжёлый, сложный, откровенно неприятный.
  - Что-то подзапустили они картофельные грядки, - сказал Менард. - Давненько тут не появлялся трактор.
  Он как всегда нашёл нужный образ, и нелепое явление обрело некую конкретность. Эти стебли, которые извивались, переплетались, лезли во все стороны, в том числе в пазы ворот, действительно напоминали очень запущенные посадки. Попытавшись представить, какого размера техника нужна для обработки растений толщиной с ногу взрослого мужчины и длиной неведомо сколько десятков метров, Лоран невольно улыбнулся. Довольно быстро он понял, почему Менард окрестил лианы картошкой - из-за утолщений, которые свисали со стеблей, то поодиночке, то плотными комками. Сизые клубни отливали влажной блестящей поверхностью. Лоран лишь теперь сообразил, что здесь заметно светлее, чем в предыдущем цехе.
  - Урожай пора собирать, но не тянет, - сказал Клейн. - Как мы здесь пройдём?
  На земле всё это росло или на полу видно не было, внизу стебли сплетались особенно густо. Пришлось лезть прямо по ним. В отличие от плодов, лианы оказались шероховатыми, руки не соскальзывали, хотя цепляться из-за толщины отростков удавалось с трудом. Первым полез Клейн, упорно раздвигая свисающие шнуры вроде усов, какими снабжаются лазающие растения. Лоран пробирался следом.
  Поначалу он старался как можно реже дотрагиваться до растений, опасаясь, что сок может оказаться едким, но усталость и раздражение понемногу отодвинули опасения на задний план. Душный влажный воздух неохотно проникал в лёгкие, от него кружилась голова.
  - Кислорода здесь многовато, - предупредил Смит. - Старайтесь дышать неглубоко и редко.
  - Я не чувствую опьянения.
  - Это от голода и усталости.
  - Клубни точно ядовиты? Если тут не кормят заключённых, может быть пора искать еду?
  - Они нейтральны, - ответил на этот раз Менард, - можешь попробовать, но предупреждаю, что потом отсутствие канализации станет для тебя ещё более насущной проблемой.
  Оступившись, Лоран врезался локтем в скопище плодов, и те, нехотя отделившись от стебля, покатились, запрыгали, затерялись внизу, а потом до друзей донёсся слабый плеск.
  - Вода! Получается, это гидропоника?
  - Ну, или бульон, в котором всё растворяется, а потом по трубам поступает на обед заключённым.
  - Хватит болтать, пошли.
  - О, наш неромантичный Клейн! Вполне возможно, что это и есть та самая искомая канализация.
  Густав сердито отвернулся. На стену он едва не налетел лбом, когда она неожиданно выскочила из зарослей. Верон отпрянул и оглядел доступную взгляду часть переборки. Искать тут дверь казалось безнадёжным занятием. Лианы переплелись так густо, что на них как в гамаках скопились отпавшие плоды, причём иные уже гнили, судя по тому, что запах заметно усилился и стал ещё неприятнее, чем прежде. Лоран попробовал прощупать пространство собственным восприятием, но понял только, что за стеной есть другое помещение, но такого рода заключение и без того логически вытекало из всего виденного прежде. Разве что космос мог оказаться за стеной, но с другой стороны Смит говорил, что вообще его не ощутил.
  Как же попасть в очередной трюм этого громадного как летающая планета беренов корабля? Временами подташнивало, но отчаянный голод пробирался сквозь окружающую вонь и настойчиво заявлял о своих правах. В старые времена они уже уселись бы перекусить прямо на противных стеблях, но в этот раз почему-то никто запасов не предусмотрел.
  Смит глянул с всегдашней озабоченностью, но обратился к близнецу:
  - Я слышу посторонний запах. Слабый и, учитывая, какое здесь царит удушье, едва уловимый, но кажется, выход всё же есть.
  Менард сместился в сторону и задумчиво потянул носом воздух, а потом сморщился и чихнул. Лоран глядел на него с любопытством, никогда прежде не наблюдал у вампира такой человеческой реакции. Может быть, в этом мире они перерождаются обратно в людей? Не ко времени подобная гуманизация. На миг стало тревожно, но потом пришла здравая мысль, что с высшими вампирами такие шутки не пройдут, какой ты не будь надменный ангел. Это всё равно, что мясо на скелет нарастить - нет в природе такого многомерного принтера.
  - Ты прав, брат, тянет. Вопрос теперь в том, сумеем ли мы пробраться к этому отверстию.
  В той стороне, куда уверенно указали оба вампира, стебли сплетались так густо, что взгляд проникнуть не мог, оставалось проверить возможности тела.
  На этот раз первым пошёл Менард. Он ловко скользил в почти незаметные со стороны промежутки между стеблями, там, где становилось совсем тесно, раздвигал их плечами. Пытаясь сам отпихнуть спиной лиану, Лоран вполне оценил её стальную упругость и силу, что демонстрировал вампир. Клейн и Лоран пробирались следом, а Смит шёл последним и помогал им, если застревали в проделанном Менардом коридоре.
  Попыхтеть пришлось изрядно, но вскоре даже Лоран ощутил на лице едва заметный сквознячок, а потом настал момент, когда Менард осторожно развёл крепкими руками пучки молодых побегов, и взорам открылось новое помещение.
  Судя по тому, что ползли они не только в сторону, но и вверх, достигли не двери, а пролома или окна. Протиснувшись дальше, Лоран ухитрился стать рядом с Менардом и окинуть взглядом вновь открывшееся пространство, точнее его часть, поскольку буйно разросшиеся стебли, загораживали обзор.
  В этом зале было светло и относительно пусто, не громоздились до потолка ни стеллажи, ни растения, зато внизу простиралась бурая с фиолетовыми вкраплениями масса. Поначалу Лоран решил, что здесь пол такой или просто навален однотипный хлам, но потом сообразил, что видит опять же, заросли. Насколько они высоки, он понять не мог, пока не обнаружил, что внизу есть живые существа. Фигуры, похожие на человеческие перемещались под негустым сводом листвы. Лоран едва не вскрикнул, но Менард запечатал грязной пятернёй рот и погрозил пальцем. Почему-то он не хотел обнаруживать команду раньше времени и поступал наверняка здраво.
  Лоран кивнул и принялся жадно разглядывать мелькавших внизу существ. Сначала создалось впечатление, что их массивные головы и широкие плечи покрыты шерстью, но это оказалась голая кожа, серая, слегка лоснящаяся как от пота. Здоровенные ручищи разгребали землю или вороха опавших листьев, должно быть, обитатели этого мира собирали съедобные плоды. Выбрав одно существо и проследив за ним, Лоран увидел, как оно вытащило из рыхлой массы продолговатый как огурец предмет и быстро отправило в пасть. Медлить тут не следовало, так как заключённые или кто это был, следили друг за другом внимательно. На опоздавшего бросались и отнимали добычу.
  Менард чуть пихнул плечом и кинул в сторону.
  - Вон там, правее.
  Присмотревшись, Лоран едва не вскрикнул, несмотря на предупреждение сохранять тишину.
  Среди зарослей мелькнула в отдалении человеческая фигура, одетая не в короткую юбочку, как серые, а в куртку и штаны.
  - Это же девушка! - прошептал Лоран.
  - Пустите и нас со Смитом! - проворчал сзади Клейн.
  Размер отверстия позволял высунуться только двоим, и то стоять приходилось тесно, плечом к плечу. Менард фыркнул, но место уступил.
  - Услышал про девушку - и сразу пусти его посмотреть. Когда в поле зрения бродили одни мужики, ему неинтересно было.
  Клейн на глупую шутку не ответил даже взглядом, протиснулся на место Менарда. Лорана сильнее прижало к сплетению стеблей, так как Густав был крупнее вампира, но сетовать и в голову не пришло. Девичья фигурка мелькала среди зарослей, иногда исчезая, но неизбежно появляясь вновь. Лоран следил за ней, пытаясь понять, что она делает тут одна среди представителей чужого вида.
  Выяснилось, что совершенно то же самое, что и серые - добывает пищу. Мужики в юбочках не обращали на неё внимания, пока ловкие маленькие руки не выловили из шуршащей массы красноватый крупный плод. Тотчас ближайший серый бросился в атаку и вырвал добычу, с такой силой, что сбил девушку с ног. Она покатилась по неровной почве, но сражаться за свою собственность не стала, а наоборот, убралась за корявый ствол дерева и неспроста.
  Кусок оказался большим, и проглотить его в один приём не смогло даже такое крупное существо, другие серые тотчас бросились на счастливца. Завязалась потасовка. Шлепки смачных ударов долетели до укрытия наблюдателей, а ещё звуки, похожие на стенания, наверное, местный вариант ругани.
  Клейн, вероятно, внимательно следил за дракой, оценивая возможности бойцов и их ухватки, но Лоран наблюдал лишь за девушкой, всей душой болея за её судьбу, хотя она, кажется, не очень нуждалась в присмотре. Пока серые воевали из-за одного плода, она, укрывшись за стволом, успела выкопать и съесть несколько других поменьше.
  Мордобой вскоре завершился, и её прогнали прочь с богатого места. Могучие спины склонились. Шорох разгребаемой листвы перемежался недобрым урчанием.
  Девушка, судя по всему, не слишком боялась серых мужиков, недолго покопавшись в сторонке, поднялась и неспешно пошла прочь. Лоран провожал её взглядом, так усердно, что едва не вывалился в отверстие.
  Менард за ногу оттащил от норы, чтобы Смит тоже мог обозреть будущее поле деятельности.
  - Надо догнать её, помочь! - воскликнул Лоран.
  Менард лишь поднял бровь.
  - Потом по запаху найдём, а в немедленном сочувствии она не нуждается, явно тут пообтёрлась и знает правила игры. Мог бы обратить внимание, что несмотря на всю свирепость схватки, никто не пострадал, синяки я не считаю за потерю, скорее это приобретение: и вид бравый и опыт в наличии.
  Правоту вампира нелепо было отрицать. Серые вели себя грубо, но чувствовалась в этих ухватках манера, а не агрессия. Лорана тянуло понаблюдать ещё, и Смит вскоре уступил ему место. Близнецы ориентировались гораздо быстрее. Ничего нового, впрочем, Лоран не увидел - скучные поиски еды и ревнивый присмотр за теми, кому повезло с добычей.
  Вскоре свет начал гаснуть, тускнеть, и серые быстро засобирались и ушли всей толпой, причём тех, кто проявлял намерение задержаться, бесцеремонно подталкивали в спину. В дальнем конце помещения скрипнула дверь, и вскоре с куда более громким лязгом вернулась на место.
  - Кажется, мы одни, - резюмировал Клейн.
  Вниз спустились как всегда. Первым спрыгнул Смит. Менард передал ему сначала Густава, потом Лорана, и тут же последовал за остальными.
  В зарослях оказалось на удивление уютно. Деревья стояли редко, под раскинутыми кронами скопился полумрак. На потолке горело лишь несколько ламп, но окружающее различалось довольно отчётливо. Ноги тонули в рыхлой массе, оказавшейся опавшими листьями, большей частью обращёнными в труху неутомимыми собирателями съестного, вероятно, место это посещалось активно.
  Менард тотчас начал рыться в подстилке и вскоре предъявил результат своих усилий те самые красные плоды, из-за которых завязалась драка. Вид у них был сомнительный и грязноватый, но запах приятный.
  Голод поборолся с брезгливостью, но когда Клейн принял подношение вампира и принялся охотно есть, Лоран махнул рукой на гигиену и, наскоро обтерев плод о рукав и без того уже грязной рубашки откусил и принялся жевать.
  Довольно пресная мякоть оказалась сытной, да и жажду утолила неплохо. Смит откопал ещё несколько плодов про запас - их рассовали по карманам. Потом все, не сговариваясь, пошли в сторону двери.
  Сытость настроила на благодушный лад и прояснила сознание.
  - Что-то мне это начинает надоедать, - сказал Лоран. - Это как в плохо продуманной игре: мы проходим уровень за уровнем, но преимущества не получаем.
  - Ну, ты поел! - откликнулся Менард. Он, как всегда, охотно поддерживал любой разговор.
  - Это да, если забыть о реальной возможности подцепить дизентерию, то в целом всё неплохо, но дальше что? Мы прошли отсек с аппаратурой обеспечения всей это флоры, потом плантацию картофеля, теперь вот попали в этот кустарник. Что дальше? Заросли гигантских помидоров или грибов, как на Эоле?
  - Твоя правда, князь, а почему ты сбрасываешь со счетов первоначальные жёлтые пирамидки, серые шары и унылый бассейн с окошками на дне?
  - Потому что это был тест на сообразительность, а не подлинная жизнь. Настоящая началась позднее, с того бункера, куда нас определили вместо увиденного сквозь стекло райского сада.
  - То есть, испытание мы не прошли?
  - Напротив, вполне вероятно, что сориентировались слишком быстро, и кому-то это очень не понравилось.
  - Вот! - воскликнул Менард. - Это всё вы трое виноваты. Я-то, прикидываясь дураком, отлично везде уживаюсь. Меня одного пустили бы в райский сад!
  - Если они полные идиоты, то да, потому что тебя вообще нельзя никуда пускать: ты как вирус - всё перестраиваешь на свой лад.
  - Это верно, - охотно согласился несносный вампир. - У меня такая работа. Всех предупреждаю, но никто не верит, пока не окажется слишком поздно.
  - Вот и дверь! - прервал ненужный разговор Смит.
  
  
  
  Глава 6
  
  У стены было чисто и знакомая педаль услужливо легла под ноги, Но Смит помедлил, прежде чем её нажать оглянулся на друзей. Вряд ли в этом был смысл: Лоран и тот чувствовал себя в полной боевой готовности.
  Дверь послушно убралась в порог, ворот здесь почему-то не было, и открылись волнистые, как в том первом бункере стены коридора. Длинный, широкий, разбитый на цветные секции он тянулся в обе стороны от выхода и пока что был пуст.
  - Быстро вперёд! - посоветовал Менард. - Вдруг о нас плохо подумают, если увидят, как мы выползаем с их грядок.
  - Здесь нет никого! - ответил Лоран, но послушно шагнул за порог.
  Клейн и Смит выбрались ещё раньше.
  - Здесь населённо! - возразил Менард. - Целое общежитие.
  - Ты-то откуда знаешь такие слова? Рассказывали?
  - Сам видел, вёл одно расследование.
  - Направо или налево? - спросил Клейн.
  Оба направления выглядели совершенно одинаковыми, так что затруднения его были понятны.
  - У меня такое чувство, дорогой Густав, что это без разницы, то есть неприятности мы огребём везде, куда бы не сунулись, но это тоже способ познания и метод размять кулаки. Ну или наоборот.
  - Налево! - коротко сказал Смит.
  Никто не уточнил, почему он выбрал это направление, но вампир по своей натуре был более склонен к исследованию, чем к драке, и пошли за ним сразу и охотно.
  Коридор впереди поворачивал, но не успели друзья дойти до угла, как навстречу вывалилась целая компания серых существ, вблизи казавшихся скорее фиолетовыми. Обе группы продолжали шагать навстречу друг другу и уже почти разминулись, когда один из местных, шагавший слишком размашисто, толкнул Смита и сбил бы его с ног, не будь тот высшим вампиром.
  Вместо того, чтобы опрокинуть зазевавшегося человека, серый сам полетел на пол и выглядело это как несчастный случай, а не грамотно проведённый приём, хотя Лоран был уверен в обратном. Смит действительно был уравновешен по натуре, но задевать его всё же не следовало.
  Другому серому не понравилось непочтение, проявленное к товарищу и он сердито отпихнул Лорана, который не рискнул связываться с существом таких габаритов и отлетел к стене. Он успел сгруппироваться и ничуть не пострадал, Но Клейн по привычке заступаться нанёс короткий удар, и рука серого повисла плетью.
  - Может быть, следует проявить дипломатическую сдержанность, - задумчиво произнёс Менард, в то время как вся ватага уже развернулась и стеной пошла на команду. - Ой, да ладно!
  Вампиры одновременно шагнули вперёд и уложили всех пятерых рядом с шестым так быстро, что Лоран едва успел отлипнуть от стены и страдальчески потереть поясницу.
  Пока поверженные великаны, невнятно урча, собирали себя в сознание, команда успела завернуть за угол.
  - Что за место, где даже в морду как следует не дадут? - ворчал Менард. - Я всё-таки дипломат, привык получать!
  - А почему налево? - всё же спросил Лоран.
  - Ты хотел выяснить судьбу той девушки, - ответил вместо Смита Менард. - Да и потолковать с ней не мешает, пока это единственный встреченный нами человек, хотя судя по запаху, здесь есть и другие.
  За поворотом коридор продолжался, лишь дверей по обе стороны стало больше. Навстречу попались ещё двое серых, но друзей они задевать не стали и встреча оказалась мирной. Лоран лишь теперь сумел их толком разглядеть. Мощные тела, крупные головы, а лица и человеческие и звериные одновременно. Понимая, что перед ним разумное существо, Лоран не мог не замечать выдвинутый вперёд лоб, развитые челюсти и крупные зубы.
  - Не могу поверить, что они питаются корешками!
  - Тем не менее, - ответил Менард. - Я тут пока бил, успел рассмотреть - куда. Они не хищники.
  - Здесь! - сказал Смит.
  Он указал на одну из дверей, которая ничем не отличалась от остальных, и Лоран подумал, как же обитатели этой тюрьмы находят свою камеру? Всё же совершенно одинаковое, а цвета секторов повторяются довольно часто. Смит нажал педаль, и дверь ушла вниз. Замков здесь, вероятно, не водилось.
  Клейн на всякий случай взялся за пистолет. Когда предстояло иметь дело с людьми, он проявлял больше предусмотрительности, нежели общаясь с представителями других рас. Расстраивать или восхищаться по этому поводу Лоран не знал.
  Комната оказалась просторной, но выглядела убого. Те же, что и в коридоре волнистые стены, сглаженные углы, но выкрашено всё в унылый бледно-зелёный цвет. Людей Лоран заметил сразу и потому войти не поспешил. Первым порог переступил Смит, следом Клейн. Менард хлопнул по плечу, подталкивая вперёд, и сказал вполголоса:
  - Опять нам с тобой работёнка, мой милосердный брат!
  Лишь теперь Лоран сообразил, что было не так в открывшейся картине. Людей и всего-то было трое: давешняя девушка, живо вскочившая на ноги и двое мужчин, лежавших у стены. Один из них с явным трудом повернул голову, другой вообще не реагировал на появление чужаков. Раненые или больные - вот что имел в виду Менард.
  Пауза показалась долгой. Девушка переводила взгляд с одного на другого, насторожённая, возможно, испуганная. Менард благожелательно молчал, дожидаясь первого хода с противной стороны, и он последовал.
  - Как вы сюда попали? - спросила девушка на всеобщем языке.
  Вот, значит, что здесь самое главное. Лоран обрадовался, что понимает речь, а потом с любопытством посмотрел на Менарда: сообразил ли вампир, что реальность уже локализована и тем самым раскрыт первый секрет?
  - Даже не надейся! - не шевеля губами, как чревовещатель, кинул ему Менард и тотчас включился в работу: - Потерпели аварию, но я вижу, ваши товарищи нездоровы. Мы с другом медики и можем оказать помощь, а разговоры отложим на потом. Меня зовут Марин.
  - Талия, - машинально ответила девушка. - А вы точно врачи? Роман уже два дня не приходит в себя, лекарств тут нет...
  Она замолчала, видимо сообразив, что речь её сумбурна. Второй мужчина оглядывал пришлых куда недоверчивее и пристальнее подруги, но тому могла способствовать и слабость. Наверное, мучительно было сознавать, что защитить себя и других он не может.
  Менард уселся на пол рядом с тощей подстилкой раненого - мебели тут не водилось - и расстегнул рваную рубаху. Ниже рёбер темнела пятнами давно уже, видно, засохшей крови грубо наложенная повязка.
  - Осторожно, пожалуйста! - воскликнула Талия. - У него распорот живот, мы не знали что делать.
  Лоран шагнул к ней, чтобы успокоить.
  - Не бойтесь! Марин - великий целитель. Если кто-то и может помочь, то только он.
  Взгляд, полный пробудившейся надежды, метнулся к Лорану и вновь ушёл в сторону больного. Видно, дорог был Талии этот человек, хотя при такой скудости товарищей твоего вида ценить будешь каждого.
  - Немного тут осталось до отъезда в мир иной, - пробормотал вампир, распутывая ткань.
  Рана выглядела ужасно. Она не казалась воспалённой, но и не заживала, странная, словно на анатомическом пособии картина. В разрезе с ровными краями серели кишки. Их содержимое, судя по всему успело попасть в брюшную полость и там обосноваться, но запах опять же был умеренный.
  - А воды тут нет? - спросил Менард, разглядывая поле будущей деятельности.
  - Есть. В каждом боксе имеется водопровод и канализация.
  Лоран сразу приободрился, услышав приятную новость. Талия подошла к дальней стене и нажала педаль. Эта дверь почему-то сдвинулась в сторону, а не вниз, за ней открылось просторное помещение.
  - Смит, взяли! - велел Менард.
  Вампиры подняли раненого и перенесли внутрь ванной комнаты. Лоран не сразу сообразил, где здесь самое важное удобство, а когда увидел, захотел им воспользоваться, но пришлось потерпеть. Человек уже лежал в просторном корыте, а Смит, моментально разбиравшийся в технике, нашёл кран.
  - Катитесь все отсюда! - велел Менард.
  Смит вышел без возражений, Талию пришлось уводить, она оглядывалась и вздрагивала. Лоран постарался успокоить девушку: назвал себя и рассказал, что у него есть жена и двое детей, он твёрдо верил, что семейный мужчина будет казаться юной Талии более безопасным и мирным, нежели холостой. Клейн заговорил с мужчиной. Ему не терпелось выведать подробности.
  Роман, так звали третьего узника, на вопросы отвечал скупо, словно не спешил избавиться от подозрений. Лоран прислушиваясь и к этому разговору успел лишь уловить, что все трое попали сюда вместе - летели на обычном пассажирском судне, случилась авария, подробностей которой он не знал. Взрыв так сильно повредил корабль, что спасться пришлось на шлюпках. Поначалу в капсуле их было пятеро. Дрейфовали неизвестно куда, решив уже, что экипаж не успел подать сигнал бедствия и всем выжившим придётся погибнуть, когда подобрал их скорлупку корабль гариков - так называли себя серые, ну или приблизительно так, язык их давался землянам плохо.
  На борту к потерпевшим бедствие отнеслись равнодушно, но не зло, хотя на родину вернуть и не обещали, а потом начались неприятности. Причин люди не поняли. Просто хозяева корабля начали резко дичать, вести себя странно. И без того неразговорчивые, они почти перестали общаться, прекратилась централизованная подача еды. Поголодав, земляне решили выбраться в другие помещения корабля, но нашли их странно чужими. Судно словно подменили, как и хозяев.
  Примерно тогда же кто-то из гариков подсказал - немного общаться с ними к тому времени научились - что на борту есть и другие люди, только добраться до них сложно. Тем не менее, потерпевшие кораблекрушение предприняли попытку, закончившуюся более чем плачевно. По дороге на них напали. Одна из женщин погибла сразу, другая исчезла, оставшиеся трое сумели отбиться и прийти назад, но оба мужчины получили ранения и уже не надеялись выжить. Талия ухаживала за ними как умела, выбиралась на плантации за едой, но надежду оставшиеся почти утратили.
  Роман рассказывал неохотно, да и слабость вынуждала делать большие паузы, Талия же почти не принимала участия в общей беседе, видимо, переживая за исход операции. Клейн упорно вытягивал из обоих информацию, спрашивая и так и этак, явно подозревая, что самое важное от него утаили. Лоран же не сомневался, что земляне говорят правду: придумать можно историю и поинтереснее той нелепости, что излагали команде.
  Смит слушал задумчиво, явно пытаясь приспособить разрозненные факты к какой-нибудь теории, но непохоже было, что у него получается. Лоран даже и расспрашивать не стал, поскольку не надеялся ни помочь вампиру, ни понять его построения.
  А потом дверь отъехала в сторону, и Менард предстал перед командой, улыбающийся и довольный. Талия бросилась к нему, заглядывая в глаза (вампир незаметно отвёл взгляд в сторону), потом сразу устремилась к раненому. Любопытство погнало Лорана тоже посмотреть. Он опасался, что даже Марин не справится с такой ужасной раной, но на месте пореза розовел свежий шрам, и никаких кишок в поле зрения не наблюдалось. Человек глубоко дышал, лицо порозовело.
  - Пусть поспит, - сказал Менард. - Организм ослаблен, а кормить всё равно нельзя. Сон - лучшее лекарство.
  - Но он не мог сотворить чудо!
  Талия протёрла глаза, вновь недоверчиво обозрела ровную линию шрама, потом решилась и недоверчиво потрогала его самыми кончиками пальцев.
  - Смит, Клейн, парня лучше достать оттуда и закутать потеплее, я водой всё забрызгал, когда кишки промывал. Люди таскают в животе так много лишнего. Ну а у тебя что, Роман, кажется?
  Он склонился над новым пациентом.
  - Этого не может быть! - твердила девушка.
  Она потрясённо следовала за процессией, когда её приятеля переносили обратно на подстилку, укладывали и закрывали тряпьём.
  - Новейшие технологии! - попытался объяснить Лоран. - Животное электричество.
  Он сам понимал, что говорит чушь, но не сообщать же было совершенно незнакомым людям, что они оказались в обществе двух древних вампиров. Менард уже колдовал над Романом, как обычно приговаривая что-то во время работы. Лоран же, обнаружив, что заветное помещение временно не востребовано, устремился в ванную комнату. Воспользовавшись чашей для приёма отходов, он попытался включить душ, но получил только мелкий туман. Поскольку принимать ванну в корыте не тянуло, удовольствовался этой непонятной услугой и ощутил свежесть и бодрость, когда невесомые капельки воды окутали тело.
  Сушилка, если и предусматривалась конструкцией ванной комнаты, не работала или он просто не умел её включать, поэтому натянул одежду так. В помещениях было тепло, почти жарко, так что простуды опасаться не стоило.
  В камере уже делили плоды. Лоран забрал свой и, получив возможность, его вымыть, съел с куда большим аппетитом.
  Менард предложил, что раз уж нашли канализацию, устроить отдых, дать возможность раненым стать на ноги, а потом обсуждать дальнейшие действия и с ним охотно согласились. Устали, кажется, даже вампиры, по крайней мере, оба улеглись на пол и заснули или сделали вид, что это так. Лоран не проверял, сам отключился, едва голова коснулась изгиба стены.
  
  Проснувшись, он обнаружил, что Менард и Талия исчезли, раненые, точнее выздоравливающие спят, а Смит и Клейн тихо беседуют в сторонке.
  - За едой ушли?
  - За информацией. Серые, то есть, прошу прощения, гарики хоть что-то знают об этом мире. Талия немного разбирает их язык, а Менарда все поймут, если он захочет, так что с пустыми руками не вернутся.
  - Обед тоже пришёлся бы кстати, - высказал мнение Лоран, но потом махнул рукой и решил ещё раз воспользоваться канализацией, пока злая судьба не отобрала это достижение прогресса.
  Вернувшись, он сел рядом с друзьями и прислушался к беседе.
  - Нет, даже этот ненормальный не может быть таким предусмотрительным, - сердито говорил Клейн. - Эта раса или кто они там недоступна даже его умениям.
  - А я вот сомневаюсь. Не лезу в его дела, но подозрения возникают.
  - Какие? - спросил Лоран.
  - Что эта странная авантюра планировалась, ещё когда он столкнул нас лбами, чтобы подружились или выжили, то есть выжили и подружились, а все приключения были натаской на одну конкретную добычу.
  - Ты пессимист, Смит, - ответил ему Лоран. - Ты сомневаешься, а я уверен. Марин всё всегда рассчитывает, причём правильно, несмотря на явную нелюбовь к математике.
  - Как он мог узнать, что мы навестим его черед три года и предложим провести отпуск вместе? - не согласился Клейн.
  - Знаешь, даже я мог всё это предсказать, и ничуть не удивлён, и, кстати, ничуть не в претензии. Ну были сложности с отхожим местом, ну так ведь уладились, впереди загадки и неожиданные ответы, сражения и победы - много всего интересного. Я устал от ровной жизни, вот требовался перерыв, встряска, да и тебе тоже и Смиту. Мы все здесь по своей воле. Поэтому наша команда и вышла в финал!
  Заскрежетала дверь и в проёме показалась парочка. Марин уже совершенно подружился с Талией, шли они под ручку и склонив друг к другу головы, так интимно и ласково, что проснувшийся Роман ревниво сдвинул брови и выпятил челюсть.
  - Меня, любимого, обсуждаете? - с порога вопросил Менард. - Так и знал, что эта полезная привычка скоро к вам вернётся. Сердечно расположен послушать, но некогда: труба зовёт в бой, и пора уже навалять кому-то от души и со всей нашей нежностью.
  Талия взирала на болтуна с восторгом. Возможно, соблазняла её не красота вампира, а надежда выбраться из этой дыры, но Лоран от души посочувствовал двоим исцелённым мужчинам.
  Второй тоже проснулся и взирал на происходящее с незамутнённым удивлением возвращенца с того света. Оказалось, что он носит старинное полузабытое имя Фирс, но знакомиться пришлось буквально на ходу, потому что едва смертные сжевали по плоду, как вампир поднял их и повёл за собой.
  - Что ты там разведал? Поделился бы для начала? - подступил с расспросами Клейн.
  - Чепуха, нет никакого смысла сидеть в этой грязной дыре, здесь полно других таких же, так что если Лорану опять приспичит, найдём новый бокс, а разведал я что люди здесь действительно есть, хотя живут как бы в другом государстве, но между мирными хоть и грубыми гариками и на всё способными человеческими существами завелась ещё одна раса, вот как раз с ней-то и придётся решать пограничные разногласия.
  - Проснись, это мы и прежде знали.
  - Да, но плохо представляли, насколько враждебные существа опасны.
  - Если посмотреть на то, как покрошили эту компанию...
  - Густав, люди бестолковы и без оружия не бойцы, ну большинство из них, так что расправиться с ними не было проблемой. Гарики этой расы боятся и держатся в стороне, хотя они сильнее, но мы ввяжемся в бой непременно: нам надо на ту сторону.
  - Почему?
  - Потому что там Илайдж, мой сын, и я жду не дождусь момента, когда смогу уже поколотить его от души за все те тревоги, которые я из-за него пережил, ну или обнять - зависит от попутных обстоятельств.
  - Ты знаешь точно, что он там?
  - Да! Тут столько всего наворочено, что установить мысленный контакт проблематично, но я почувствовал сына, а если и он меня, то сейчас спешно готовит оправдания, ну и группу поддержки, если он хоть немного любит своего старого отца.
  - Объясни хотя бы, что представляет собой противник, у нас тоже нет оружия, и хотя драться умеем, но разница весовых категорий может оказать существенное влияние на исход сражения.
  Менард резко остановился, потянул носом воздух. Люди, едва за ним поспевавшие тоже с заметным облегчением перевели дух. Лоран подумал, что решение двигаться сразу не так и плохо, дискуссии ни к чему хорошему бы не привели. Новенькие едва оправились от ран, и сомнений в них наверняка больше, чем решимости. Марин правильно делает, что берёт командование на себя, когда лучше представляет обстановку и не успевает её объяснить.
  Пока бежали, коридор закончился, вышли на галерею. Внизу простёрся цех или что-то подобное, набитое оборудованием внушительных размеров. Лоран разглядывал машины или станки с восхищением дилетанта. Роман кашлянул:
  - Это уж их владения, тех существ. Гарики называют их стирчами. Они вооружены, опасны.
  Вот правильно - только остановились, и начался разброд в войсках.
  - Я знаю! - коротко сказал, как отрезал Менард. Он вглядывался в железные лабиринты внизу.
  Смит стал рядом, тоже изучая обстановку, он, возможно, понимал, для чего здесь находится оборудование и как оно работает. Технический гений друга всегда приводил Лорана в восторг.
  - Эти ребята всеядны, - сказал Менард. - Питаются тем, что убьют или отберут у других. Гарики платят им что-то вроде дани за спокойную жизнь и отдают умерших. Трупами стирчи тоже не брезгуют - мясо как-никак. В их секторе влияния есть сельскохозяйственная зона, но скорее всего они её запустили. Обленился тут народ. Вы заметили, конечно, что хотя пролом из картофельной комнаты существует давно, никто не предпринял каких либо действий, чтобы добраться до ещё одного источника пищи, ждут, когда побеги спустятся достаточно низко, чтобы можно было залезть по ним.
  - Да, меня это тоже удивило, - вставил Лоран.
  Менард не обратил на него внимания, он шёл к цели.
  - Стирчи организованы, есть что-то вроде правительства, поэтому сопротивление будет общим, а не как с гариками, когда мы побили шестерых, а никому другому до этого не было никакого дела.
  Лоран обратил внимание на то, с каким восхищением трое новичков смотрят на Менарда. Он их увлёк, заразил собой, но естественно делал вид, что ничего не замечает. Горящий взгляд устремился в цех, несносный вампир продолжал:
  - Стена здесь отвесная и дураков прыгать до сего дня не было, поэтому и посты не выставлены. Мы будем этими дураками. Смит, вперёд!
  Вампир непринуждённо спрыгнул с изрядной высоты галереи в цех, Талия испуганно вскрикнула, а когда Менард схватил Клейна и перебросил через перила, закрыла ладонями рот, но Смит уже поймал невредимого друга, и все это видели.
  Менард продолжал кидать соратников вниз и так быстро, что лишь Роман успел немного опомниться и сделать жалкую попытку сбежать, но естественно, не успел. Лоран уже настолько привык ощущать себя в безопасности рядом с вампирами, что и глазом не моргнул, когда очутился среди монстров цеха со скоростью свободного падения, благо тяжесть здесь лишь незначительно отличалась от привычной.
  - Как вы это делаете? - спросила Талия.
  Она быстрее мужчин пришла в себя, страх сменился восторгом и завистью.
  - Секретные разработки, - коротко сказал Менард. - Военная тайна.
  Блестящая отмазка, чего там говорить. Смит пошёл первым, уверенно находя дорогу между станками, гигантские размеры которых стали особенно заметны отсюда, снизу. Лоран немедленно пошёл следом, оглянувшись, обнаружил, что Менард и Клейн сместились в арьергард. Что ж, разумно держать неподготовленных и много переживших людей в середине.
  Впереди вырастали всё новее махины, иногда путь пересекали канавки или наоборот выступы, поэтому приходилось смотреть не только по сторонам, но и под ноги. Смит довольно быстро привёл команду к выходу. Здесь, у замыкающей помещение стены, Лоран сообразил, почему его не охраняют. Когда-то с галереи вели вниз лестницы, но от них остались лишь жалкие обломки, кто-то постарался обезопасить себя, выпрямив границу. Вспомнив, насколько инертно ведут себя гарики, Лоран сообразил, что этой меры оказалось вполне достаточно для того, чтобы оставить цех без присмотра.
  У выхода Смит поднял руку, призывая всех молчать и дышать потише, наверняка его изощрённый слух ловил звуки даже сквозь стену, последовала короткая исчерпывающая рекомендация:
  - Талия, Роман, Фирс - держитесь вместе. Лоран - присматриваешь за ним. Клейн - береги патроны.
  Дверь открылась, когда вампир нажал на педаль.
  
  
  
  Глава 7
  
  Плита ушла вниз с таким лязгом, что Лоран не сомневался в намеренности этого шума. Кто-то постарался обеспечить себя предупреждением. Затем рухнули металлические предметы, наверняка прислонённые с наружной стороны для той же самой цели. Смит прыгнул в проём, сразу приняв боевую стойку. Лоран быстро пропустил мимо себя людей, и сам шагнул через порог, он успевал и по сторонам поглядывать тоже.
  Смит, как только люди оказались в новом помещении, побежал вперёд. Здесь, видимо, тоже когда-то работал цех, только станки были поменьше и на непросвещённый взгляд Лоэ все одинаковые. Разделяло их несколько ровных широких проходов, и вампир сразу свернул в крайний - чтобы напасть могли только с трёх сторон - понял Лоран. Он старательно выполнял свою задачу и решил уже, что здесь и нет никого, или вторжение, несмотря на шум, прошло незамеченным, но тут противник выскочил как чёртик из коробочки.
  Существа эти обладали такими длинными и мощными ногами, что передвигались с поразительной скоростью. Неслись, пригнувшись, рук Лоран поначалу не разглядел, да и голов тоже, вместо них над туловищем летели похожие на истребительные звездолёты шлемы. То есть головы, конечно, были на месте, но скрывавшие их ломаные конструкции производили впечатление отдельных боевых машин.
  Кто-то из людей вскрикнул, и Лоран пинком подогнал ближайшего.
  - Вперёд!
  Смит прыгнул навстречу одному из нападавших, и тут Лоран разглядел, что руки у стиргов есть, только используют они их как стремительно выстреливающее оружие, снабжённое когтистыми металлическими рукавицами. Одна такая устремилась к горлу вампира, но его выпад оказался быстрее. Звякнуло, вжикнуло, и тело стирга полетело под ноги его товарищам.
  - Бегом! - подбадривал Лоран людей, стараясь и их не выпустить из поля зрения, и уследить за перипетиями боя.
  Стиргов оказалось не меньше десятка, откуда только успели набежать, и тут выяснилось, что когти не единственное их оружие. Пока один отвлекал внимание Смита, другой крутанулся на месте как юла и его массивный хвост, снабжённый на конце сверкающим мечом, устремился прямо к беззащитным людям.
  - Да ах же ты! - прошептал Лоран.
  Он не знал, успеет ли помочь кто-то из вампиров, но сработали собственные рефлексы. Энергия пошла как надо. Лоран не пытался отбить атаку, наоборот придал ускорение страшному снаряду и чуть его развернул. Меч, не достав немного людей, взлетел выше и дальше чем полагал его владелец и врезался с разгона в соседнего стирга. Звеня шлемом, покатилась под ближайшую станину срубленная голова. Плохо ребята защищали шею, привыкли иметь дело с безоружными врагами.
  Топот и лязг прорезал выстрел, ещё один из нападавших нелепо затанцевал, потеряв темп. Лоран воодушевлённый недавним успехом, чуть толкнул его и опрокинул на пол.
  Откуда-то вывернулся Менард, оказался в самой гуще, взлетел на прикрытую панцирем спину, ударил ногой под шлем. Стирг с проломленным хребтом ещё падал, когда вампир перепрыгнул на следующего и сделал красивое сальто, уходя от когтей или меча - Лоран в суматохе не разобрал.
  Детали пролетали мимо сознания, людей он отжимал к стене, чтобы не застили поле зрения. Впереди бился Смит, ещё один выстрел Клейна сухо подчеркнул шум боя, Густав, как видно всерьёз берёг патроны, да и не пришлось их тратить, немногие уцелевшие обратились в бегство, и настала передышка, если можно так назвать гонку на пределе возможностей к неблизкой ещё цели.
  Лорану казалось, что цех этот никогда не закончится, он видел испуганные глаза Талии, побелевшее до синевы лицо Фирса, Роман ещё держался, и на том спасибо.
  - Хватай меня за плечи! - велел Лоран бедолаге, которому распоротый живот ещё недавно отворял двери в лучший мир.
  Фирса уже шатало, и помощь он принял как во сне. Лоэ слышал как часто и неуверенно колотится сердце. Поддерживая беднягу, мчался дальше, сил пока хватало. Менард оказался рядом, но не помог, лишь глянул мельком и умчался куда-то. Наверное, врагов поблизости не было, и вампир позволил себе короткую разведку.
  Стена выросла так внезапно, что Лоран едва не налетел на неё лбом, сначала подумал, что заблудился, но это кончился бесконечно длинный цех.
  В углу, куда вынесло всю компанию, скопился металлический мусор, дверь была рядом, а ещё поперечную переборку украшал целый ряд ворот. Наверное, когда-то тут кипела жизнь и сквозь проёмы сновала туда-сюда техника, подвозя сырьё и утаскивая готовую продукцию, но сейчас всё замерло, и лишь неугомонные разумные существа метелили друг друга почём зря, создавая единственное кипение жизни в благоустроенных некогда просторах.
  Словно (или) прочитав его мысли, рядом заговорил Менард:
  - Некогда подумать о вечном, когда каждодневное так назойливо стучит по голове, да малыш? Держись, ты прекрасно всё сделал! Талия, девочка, поцелуй его за меня, он заслужил. Сам бы облобызал дорогого друга Лорана, но боюсь, что меня неправильно поймут, не стану показывать пальцем - кто. Мужики, Роман, Фирс, не ревнуйте, это невинно. Парень женат (покажи кольцо, Лоран) и вам не соперник.
  Проговорив всё это быстро и без запинки, он кинулся вдоль ряда ворот, словно поглядев на них вблизи, сумел бы выбрать самые подходящие. Лоран потряс головой, показалось, что ворох слов присыпал собственные мысли, хотя надо сказать немного успокоил. Талия поколебалась мгновение, но потом быстро чмокнула в щёку, отчего Лоран неожиданно для себя зарделся. Вряд ли это заметили со стороны, все были красные от напряжения, кроме бледного Фирса, но тёплая волна признательности колыхнула грудь, придушив немного дыхание.
  Смит шагнул ближе, чтобы послушать, что творится по ту сторону двери, но тут же отпрянул, а Менард двумя скачками вернулся к группе. Глаза его бешено блестели золотом, улыбка разъехалась до ушей, и мгновение нежности ушло смытое тревогой. Стоило бояться всерьёз, когда этот вампир так весел.
  - Вот почему мы всех всегда ухитряемся разозлить до полного неистовства? С таким талантом надо служить по ту сторону.
  Разъяснить свою мысль он не успел. Двери с визгом ушли в пороги, ворота разъехались, и в цех одновременно ввалилось столько стиргов, что Лоран попятился, заталкивая в угол с хламом, девушку и двоих мужчин. Взгляд метался, выбирая противника, но так их оказалось много, что на миг страшная мысль о неизбежной гибели едва не лишила присутствия духа.
  Стирги не бросились в бой, а рассыпались, забрав команду в полукольцо. В лапах у них было какое-то оружие, наверняка дальнего действия, и единственный пистолет Клейна показался детской хлопушкой против такой силы.
  Вчетвером стали плечом к плечу, загораживая более слабых товарищей. Лоран пытался лихорадочно сообразить, сможет ли использовать своё умение для создания силового поля, когда снаряды полетят в друзей. Странно, но неизбежной после выхода психокинетической энергии слабости он не ощущал. В затылке свербело, словно копился новый выброс, мысль работала быстро, взгляд замечал так много, что казалось - всё. В этот напряжённый злой момент Менард небрежно оглядел могучий бронированный строй и спросил в пространство:
  - Страшно, да? Я бы советовал начать переговоры.
  По рядам врага прошелестел злобный ропот, кто-то переступил с ноги на ногу, перехватил оружие, но в атаку не кинулись, стрелять не начали. Явно эту силу держала на месте твёрдая рука, но когда Лоран увидел - чья, он едва поверил собственным глазам.
  Из ворот поодаль ловко вывернулась, словно всегда тут была человеческая фигура. Это неизвестный казался маленьким и беззащитным рядом с могучими бойцами в нагрудниках и шлемах, с набором когтей и ножей, но чувствовал себя уверенно. Он неторопливо скользнул сквозь строй, уверенно шагнул вперёд и вдруг замер на месте в неловкой позе, словно застигнутый на месте преступления воришка.
  Голос Менарда прорезал пространство, загасив шорохи чужого ропота:
  - Сынок, я надеялся, что встретишь меня сам, а не пошлёшь этих кенгуру в кепках. Да они не дали нам скучать, но я пришёл не за весельем.
  Под бархатным покровом интонаций ощущалась сила. Давления просто нельзя было не почувствовать. Когда милый Марин переставал валять дурака, его стоило испугаться.
  Человек, хотя нет, конечно же, высший вампир, развернулся, словно стоять к опасности левым боком ему было сподручнее, недоверчиво склонил голову.
  - Марин?
  - Теперь меня ещё и не узнают! Я не настолько постарел, друг мой!
  - Это Илайдж - шепнул Лоран Смиту и Клейну, хотя они наверняка и сами догадались, с кем имеют дело.
  Отец и сын смотрели друг на друга, словно решали, стоит обняться, взяться за оружие или ограничить ритуал свидания скучным рукопожатием. Лоран с интересом разглядывал Илайджа. Вампир, как почти все они, был поджар, ниже Марина ростом. Тёмные волосы беспорядочно падали на плечи. Почему-то он напомнил разом всех других отпрысков Менарда, словно последующих тот выбирал, выделив по сходству со вторым сыном. Проглядывала и неистовая порывистость Дезмонда, и спокойная сила Арнима и мечтательная отрешённость учёных детишек Светозара и Юлия и даже взвешенная безмятежность Кирилла, хотя того, как помнил Лоран, обратил сам Илайдж.
  - Может быть, стоит наскоро договориться о сотрудничестве, убраться из поля зрения армии, а потом уже решать, простите вы друг друга или нет? - негромко осведомился Клейн. - Я тут патроны берегу, мне некогда созерцать чувствительные сцены.
  - Густав прав! - поддержал Смит, приветствуя сородича едва заметным, хотя и учтивым поклоном.
  Илайдж оглядел всех друзей и даже, вытянув шею, тех, кого они прятали за спиной, взмахнул рукой, сделав круговой, а потом обрывающий жест.
  Строй зашевелился, стирги отступили, хотя строение их тела и не способствовало такому маневру. Высоко подняв страшные оперённые лезвиями хвосты, они попятились, а потом начали один за другим тяжеловесно скрываться в проёмах ворот.
  Сцена постепенно пустела, но два главных участника всё ещё стояли друг против друга молча, словно разругались совсем недавно. Лоран подумал, что Густав точно угадал затруднение момента: эти двое берегли взаимную симпатию на расстоянии, но встреча словно сжала в тугую пружину всё прочее, что было между ними.
  Первым заговорил Менард.
  - С нами женщина и двое мужчин, что едва оправились от ран, им требуется отдых и помощь. Мы можем войти?
  Илайдж вздрогнул, словно всё происходившее до этого казалось ему сном.
  - Да, конечно.
  Он шагнул в сторону, спохватившись, поклонился сначала Смиту, потом отцу, рассеянно кивнул остальным.
  - Я не люблю, когда приходят с той стороны, да, в общем, никого и не ждал.
  Менард не ответил на эту мутную фразу, первым двинулся к проёмам, что так и не закрылись после ухода войска. Поравнявшись с сыном, едва уловимо замедлил шаг и Илайдж сразу присоединился к родителю.
  - Может и не подерутся, - шепнул Лоран Клейну на веронском языке.
  - Подуются и поладят, - ответил Густав.
  Он взял на себя заботу о Фирсе, который хоть и отдышался немного, но вряд ли хорошо себя чувствовал после того, как гибель казалась неминуемой. Роман держался увереннее, а Талия вообще выглядела молодцом. Все трое благоразумно помалкивали, вероятно, рассудив, что когда вокруг происходит столько непонятного, лучше выждать и не вмешиваться.
  Следующий цех являл собой настоящий лабиринт из конструкций: высоких, низких, торчащих и обтекаемых. Тесноватые даже для людей проходы дали бы им явное преимущество на случай новой драки. Стирги или кенгуру в кепках, как изящно выразился Менард, не смогли бы здесь развернуть и пустить в дело страшные хвосты. Лоран подумал, что вампиры в этой мешанине могли положить всех, учитывая их маневренность, скорость и владение пространством на инстинктивном уровне. Илайдж грамотно остановил вторжение на подступах.
  Стирги куда-то исчезли, зато в анфиладе небольших помещений сразу за цехом, появились люди. Талию, Романа и Фирса Илайдж тут же передал на попечение кого-то из них, объяснив, что им окажут медицинскую помощь и накормят. Эти трое уже достигли того, к чему стремились, поэтому Лоран на всякий случай попрощался. Он уже привык к тому, что события редко стоят на месте.
  Личных гостей Илайдж проводил, как понял Лоран, в собственную резиденцию. Вот это уже была, пожалуй, жилая каюта: с мебелью и претензией на уют. Диван выглядел странно, так, что когда Лоран на него сел, колени задрались к потолку, но в целом оказался удобным. Клейн устроился рядом, Смит остановился в сторонке, в общем, все трое приготовились любоваться зрелищем.
  Лоран ожидал, что начнёт опять Менард, но первым заговорил Илайдж.
  - Пойми, я готов был до конца времён пахать на иерархию, то есть нет, я не был готов до конца дней пахать на иерархию потому и ушёл, что наступил какой-то предел и за ним лежала уже подлинная злость. Прости, да, это вышло некрасиво и я безусловно заслуживаю трёпки и за ту безобразную записку и за то, что подвёл Всеслава, моего гранитного, несокрушимого брата, и потому что бросил на тебя детёныша. Я знаю, что виноват, но у меня нашлось время и постранствовать, и подумать, мысли в кучу собрать и покаяться пусть мысленно и только перед собой, но эти годы, не ведаю сколько их там минуло, они протекли не даром, иначе бы я сейчас не извинялся, а сбежал опять.
  - Я очень рад тебя видеть, Илья.
  Илайджа этот спокойный, ласковый ответ словно оглушил. Он попятился.
  - Разве ты пришёл сюда не затем, чтобы наказать меня за все ошибки и прочую дурь?
  - Я скучал. Ты, мой второй, вечно обуреваемый разным, рвущийся на части в порыве понять всё одновременно, бестолковый и гениальный сын.
  - Ты не сердишься?
  - Злость не деньги - зачем её копить? Надо тратить щедро: для вложения этой валюты всегда наберётся достаточное количество врагов.
  Илайдж сделал ещё один недоверчивый шажок назад. Видно, накосячил он в своё время изрядно. Лоран его понимал: в общении с Менардом осторожность никогда не бывала лишней.
  - Как ты меня отыскал?
  - Дорогой учитель сдал с потрохами. С этого козыря он пошёл, когда сам пожелал вернуться на Землю. Я разрешил. Догадываешься почему?
  - Чтобы дать шанс мне? - Илайдж недоверчиво сощурился. - Ты всегда предпочитал этого рыжего, которого подобрал где-то на улице.
  - Я люблю всех сыновей. Да, тебе не повезло со временем взросления, но это не значит, что ты мне не дорог. Я нуждаюсь в тебе больше чем иерархия, хотя и она встретит с радостью. Решим сейчас, что мы оба осознали совершённые ошибки и готовы начать всё сначала.
  Менард раскрыл объятия, шагнул навстречу. Лоран от волнения сжал кулаки, так ему хотелось, чтобы вампиры помирились, и всё стало хорошо. Илайдж, кажется, тоже поверил, отец и сын обнялись. Даже Густав рядом растроганно вздохнул.
  Трогательная минута на несколько мгновений разнежила всех, но Менард не замедлил вернуться на унылую твердь обыденности.
  - Теперь, когда мы в достаточной степени развлекли моих друзей, можно уже заняться церемонией представления. Итак, команда, это мой второй сын Илайдж, тот о котором вы слышали много тёплых слов и теперь можете убедиться, что они правдивы. Илайдж, это команда в которой я сейчас играю: великолепный лидер Густав Клейн, он не совсем человек, но это редко бывает заметно, мой брат из другой реальности Смит, и главное наше сокровище - умница и отличный боец, надёжный товарищ и проницательный мыслитель Лоран Лоэ.
  Лоран попытался выбраться из диванной ловушки, чтобы встать и поклониться со всей учтивостью, но мягкий плен никак не хотел отпускать усталое тело, пришлось махнуть рукой на церемонии и отделаться кивком.
  Когда официальная часть закончилась, принесли еду. Илайдж без подсказок понял, что двое из четверых гостей нуждаются в пище и, видно, отдал соответствующие распоряжения ещё по пути. Уминая кашу из тяжёлой металлической миски, которая прежде вряд ли была посудой, а служила частью какого-то механизма, Лоран с интересом прислушивался к беседе родичей. Текла она теперь мирно, и хотя тот русский на котором общались вампиры не всегда был понятен, основное Лоран улавливал.
  - Учитель был здесь? - это Менард.
  - Да, явился той же дорогой, что и вы, что ему понадобилось, не знаю. Когда я тут обосновался, царил полный разброд, разные существа бродили по всем отсекам и столкновения происходили чуть ли не ежедневно, людей просто истребляли, первоначально их было довольно много, хотя речь я понимал не всегда. Выучил ещё несколько языков, начал наводить порядок. Похоже, опыт работы в иерархии здорово помог, а поэтический дар не так уж сильно замутнял сознание, да и донимал нечасто. Ты не поверишь, как редко меня тянуло к прекрасному с тех пор, как я неосмотрительно оставил Землю.
  - Поверю, ещё как. Значит, дорогой учитель всё же солгал, так я и думал. Представляешь, он сказал, что общался с тобой мысленно через толщу космического пространства.
  Илайдж рассмеялся, словно услышал хорошую шутку:
  - Не берусь судить о других, но со мной это бы не получилось, я плохой телепатик и никогда не умел сконцентрироваться нужным образом.
  - Телепат, - поправил Менард. - Дело даже не в этом. Я привык с подозрением относиться к любой инфе, которую мне сливают, но ты знаешь, что из вранья тоже сумею отжать выгоду. Ладно об этом пойдёт отдельный разговор. Продолжай.
  - Да по сути всё. Мне тут понравилось, и надумал обосноваться как следует, потому начал делить и умножать, то что досталось. Делить по расам, чтобы отчасти успокоились, отчасти опасались и начали совершать хоть что-то полезное. Ну гориллы-то быстро уползли в свой угол и большого беспокойства не доставляли, а вот стирги заставили поволноваться. Они больше всего на свете любили воевать и мыслили исключительно логикой турниров и сражений.
  - Ты дал им такую блистательную возможность.
  - Именно. Чтобы не было войны, нужно создать армию, тогда все кто в душе солдат, будут при деле, если устроить так, что ещё и при наградах, задачу можно считать решённой. Сам же меня учил.
  - Как я был молод и наивен, - улыбнулся Менард. - Но схема всё равно работает, по крайней мере, до определённого момента, но когда он наступает, следует обеспечить небольшую хорошо управляемую войну и опять не забыть про награды.
  Вампиры тепло улыбнулись друг другу.
  - Затем я взялся за людей, и это оказалось самым сложным. Они хотели не только воевать, но и строили версии, а так же рвались их проверять, каждый был уверен, что стоит сделать шаг за порог и он тут же приведёт на волшебную дорожку домой.
  - И многие сгинули без следа, пользуясь этим доступным и понятным способом?
  - Немало. Я им не мешал. Людям полезно дать спустить пар так, как им хочется, тогда они становятся наиболее доступны обработке. Ушедшие, как правило, не возвращались, и это порождало легенды, счастливые и страшные. В целом у человека можно отнять жизнь, но не мечту, и я вполне доволен теми, кто остался.
  - Ты научил их мечтать в одном направлении.
  - Да и даже немного работать в ту же сторону.
  - Ты тоже хотел вернуться?
  - Я не верил, что это возможно, но готов был попытаться. Тогда же появился дорогой учитель и принялся врать.
  - Как и здесь?
  - Полагаю, но само воспоминание о родных краях смутило мою душу, и я в который раз пожалел о том, что бросил всё и ушёл с Земли. Наверное, есть бесприютные странники, которым хорошо просто в мире, но я хотел ощущать подошвами твердь, а лёгкими воздух.
  - И луч солнца, и запах цветов, - задумчиво произнёс Менард и добавил буднично: ќ - Ты кровь пьёшь?
  - С тех пор, как ушёл, не пробовал ни разу. Людей было достаточно, и получить желаемое не составляло труда, но что-то мне подсказывало, что старые способы только усилят тоску. Всё вокруг и так насыщено энергией, мне хватало, не ощущал недостатка.
  - Ещё вопрос, - невозмутимо продолжал Менард.
  - Да, я сотворил двоих вампиров. Осуждение пойму и если ты захочешь с ними расправиться, возражать не посмею, но мне требовались преданные помощники.
  - И они, естественно, охотятся.
  - Да, хотя убивать я и запретил. Здесь небольшая община, лучше не пренебрегать осторожностью.
  - Я не трону, они - твоя забота.
  Илайдж замялся, потом спросил виновато:
  - Как там Кирилл? Он... с ними всё в порядке?
  - Да, первое время держал его при себе, но сейчас исполняет и самостоятельные задания. Темперамента ему недостаёт, зато исполнительность и точность - выше всяких похвал. Он помогает в тех делах, которые положены по рангу.
  - Я поступил ужасно, - хмуро сказал Илайдж.
  - Это да, но зла он на тебя не держит, а я и подавно. В жизни надо уметь извинять и тех, кто об этом не просит. Ладно, царь всея корабля, рассказывай дальше, но лучше перейти на всем понятный всеобщий язык и пригласить моих друзей сесть ближе, а то у них шеи от усиленного проявления деликатности скоро вытянутся да лебединой длины.
  День казался Лорану слишком длинным и насыщенным, он не прочь был выспаться после обильной еды, но и пропускать совет, что обещал быть историческим, никоим образом не хотел. Сбегал только умыться, хотя тёплая вода, а другой здесь в кранах не водилось, не взбодрила нисколько.
  - То есть, вы желаете знать путь которым можно отсюда уйти? - уточнил Илайдж.
  - Это мы всегда успеем. Для начала полезно выведать что-то о хозяевах всего этого кошмара. Мне не нравится и то, что творится здесь и сейчас, и то, что может произойти где-нибудь когда-нибудь потом, если у них возникнет желание расширить сферу своего влияния на аналогичную геометрическую фигуру моей вселенной. Что ты можешь рассказать нам об ангелах?
  - Честно говоря, ничего. То есть я знаю, что этот космический корабль находится во вселенной неких могущественных существ, но сам с ними не общался. Собственно говоря, у меня едва хватило времени на то, чтобы немного привести в порядок эту общину. Я полагал, что сначала нужно устроить мир так, чтобы поминутно не оглядываться в холодном поту, а уже потом понемногу расширять границы интересов. Как давно я ушёл с Земли?
  - Двести лет назад.
  - Так много? - поразился Илайдж. - Мне казалось, миновали считанные годы, и гнев твой ещё не остыл.
  - Давно уже корочкой льда покрылся, и теперь я рассержен на другого, но это отдельный вопрос. Я имею в виду время, а не мою беспредельную доброту.
  - Постой, как не видел ангелов? - вмешался Густав Клейн. - Кто же описал их облик дорогому учителю? Будем называть его так, раз имени никто не помнит.
  - Совершенно точно не я, - дружелюбно улыбнулся Илайдж.
  - Значит, он выдумал существ с небесным обликом?
  - Это не он, это я, - сказал Менард. - Честно говоря и не предполагал, что вы купитесь.
  - А ведь даже я поверил! - воскликнул Лоран.
  - Я хороший художник, а ты, как натура поэтическая, готов не только грезить о женской красоте, но и прощать таковую мужчинам.
  Илайдж, который был не в курсе проблем команды, поглядел на всех по очереди, а потом просто продолжил делиться информацией.
  - Разведку я предпринять успел, то есть и группы посылал: иные передрались в дороге, иные вернулись, и сам постарался изучить это место досконально. Это космический корабль на самообеспечении, несколько километров в поперечнике (он имеет сложную форму, и точных цифр не приведу), который заперт снаружи и выхода во внешнюю среду не имеет. Здесь работает всё, что надо и что не надо кроме механизмов люков.
  - То есть выйти из него обычным способом нельзя? - уточнил Лоран.
  - Да, разве что устроить взрыв, но сомневаюсь в результате, строили эту вещь прочно.
  - Как зыбучие пески - всё принимают и ничего не отдают.
  - Эту мысль мы тоже подумаем! - заявил Менард, а пока решим, каким способом будем выбираться. Илайдж здесь занимался делом полезным для общества, но не для нашего предприятия. Пора приступиться к хозяевам этой тюрьмы, потому что назвать это курортом, как ни старайся, не получается.
  
  
  
  Глава 8
  
  Военный совет не задался с самого начала. Менард резко умолк и не произносил ни слова, словно его дух улетел в поисках выхода, оставив тело безропотно сидеть на месте. Клейн принялся на всякий случай расспрашивать Илайджа обо всём происходящим в этой тюрьме народов, хотя в планы милого Марина и входило покинуть её как можно скорее, Густав, видимо, помнил, что не все планы удаются. Лоран прислушивался к беседе без особого интереса. Ничего особенно нового он не услышал.
  На бывшем корабле или, судя по размеру, целой станции обитали три основные расы, с ними знакомство уже свели, попадались ещё существа вроде тех шестиногих, что напали на команду в зале со стеллажами, но популяции их были немногочисленны и держались на окраинах. Илайджу хватало забот с поддержанием равновесия среди людей гариков и стиргов, детали он оставлял на потом.
  Лоран больше присматривался к самому вампиру, любопытствуя ближе познакомиться со вторым сыном Марина. Энергичные, разносторонние детишки императора производили яркое впечатление, но даже на их фоне Илайдж выглядел необычным. Лоран подумал, что первое впечатление, когда этот юноша показался на всех похожим и при этом особенным и есть самое верное. В нём словно жило несколько личностей, находившихся в постоянном поиске своего места в душе и в мире.
  Тонкое лицо обладало удивительно богатой мимикой, а настроение переливалось оттенками как солнечный луч в капле росы. В Илайдже равно уживались поэт и жестокий прагматик, и Лоран начинал понимать, почему Марин грустил, потеряв такого сына. С ним удавалось быть на равных как с Всеславом, но совершенно иным способом.
  Замечтавшись, Лоран совершенно выпустил из виду тему беседы, но вернулся в реальный мир, когда внезапно ожил Менард. Серые глаза сверкнули, налились золотом. Словно и не отсутствовал, вампир немедленно повёл себя так, словно всё шло по плану, причём по его собственному.
  - Полезный вышел разговор - в том смысле, что место это даёт обитателям приют, но не перспективу.
  - Это верно! - согласился Илайдж. - Гарики медленно, но размножаются, Стирги считают своим долгом в любых условиях производить на свет будущих воинов, а вот люди категорически оказываются считать эту клетку домом и рожать в ней детей.
  - То есть, насколько я понимаю, ты уже заскучал внутри кокона, мой беспокойный сын и готов расправить заново отросшие крылья?
  Илайдж, казалось, засомневался, не считать ли вопрос подвохом, но то ли не надеялся разгадать интригу профессионального манипулятора, то ли твёрдо решил не ссориться больше с родителем и энергично кивнул:
  - Да!
  Менард повернулся к Густаву Клейну:
  - Возьмёшь его в команду?
  - А у меня есть выбор? - вопросом на вопрос ответил Клейн.
  - Тебе решать. Не следует идти на поводу обстоятельств, желательно управлять ими, потому полезно иметь под рукой ещё одного игрока высокого уровня.
  - А этот корабль? - спросил Лоран. - Что станет с ним?
  - Какое-то время равновесие продержится, - ответил Илайдж. - Я подготовил помощников и возможных преемников, а потом, конечно, всё пойдёт как всегда, но населяют это судно мыслящие существа, и если они не сумеют воспользоваться данным им природой разумом, стоит ли поддерживать искусственный статус? С выбором дело тут обстоит примерно так же.
  Точка зрения нечаянного правителя выглядела жестокой, но здравой, и Лоран решил, что ей можно доверять.
  - Значит, мы впятером выберемся за пределы корабля? Как это можно осуществить? Телепортация? То есть, морок?
  - Это несложно, - сразу ответил Илайдж. - Правда я не осведомлён о том, насколько ты и твой товарищ способны перенести внешнюю среду.
  - То есть там всё-таки космос?
  - Я, наверное, отвечу точнее, - заговорил Смит. - Размышляю об этом с тех пор, как мы попали сюда и, пытаясь строить теории, примеряю их на собственные ощущения этого пространства. Оно устроено довольно сложно. Вокруг корабля плотная газовая среда, сходная с атмосферой земного типа, ограничивают её силовые поля. О конфигурации этой системы говорить пока не хочу, хотя версии существуют.
  - Любопытно, - сказал Менард. - Я так умно рассуждать не умею, поручим эту часть задачи Смиту. Он разгадает механику всего дела и растолкует на пальцах, пока же достаточно полученных сведений. Осваиваться надлежит постепенно. Газовая среда это не открытый космос, но скафандры потребуются. Сможем мы их найти?
  - Человеческих тут нет, это не их корабль, а в защитных костюмах гариков люди будут болтаться свободно.
  - Это как раз неплохо. Задача наших смертных друзей дожить до приемлемой среды обитания, если она здесь есть, конечно. Все прочие проблемы решим потом. Смит, что скажешь?
  - Это пространство наполнено не только газом, но и твёрдыми телами, сопоставимыми по размеру с кораблём. Возможно, это другие корабли или просто небольшие небесные тела - астероиды. Трудно сказать точно. Не могу даже определить, сколько этого добра вокруг летает. Имеет смысл предпринять для начала разведку.
  - Илайдж, а ты не пускался в обследование окрестностей?
  - Не успел. Мне жутко надоело болтаться в пустоте, а здесь были живые люди и настоящие проблемы. Как бы я не ворчал на иерархию, но она приучила доводить начатое до конца.
  Лоран понимал этого вампира. Он соскучился по общению, возвратиться, судя по всему, не мог, а здесь, словно только его и ждал, варился в собственном соку настоящий осязаемый мир. Наверное, поначалу Илайдж вообще не задумывался о том, что лежит за его пределами. Голодный хватает еду, не слишком разбирая вкус. Именно ограниченность, замкнутость пространства и привлекала, недаром Менард заговорил о коконе.
  Клейн выдернул из потока мыслей:
  - Разведка - неплохо, но даже я, сторонник продуманных действий, остерегаюсь делить команду. Кто бы здесь не распоряжался, повезло, что мы остались вместе. Если воспринимают как одно целое, это удачный статус. Мы ведь не знаем какими механизмами пользуются ангелы и совершенно не понимаем их целей.
  - Я согласен с Густавом, - быстро сказал Лоран. - Мы так часто перемещались, что потерять друг друга было легче лёгкого, нельзя упускать наше единственное пока преимущество. Если скафандр слишком велик, ничего страшного - останется место для припасов. Ходить я не смогу, но если в этой газовой среде свободно перемещается целый корабль, то один человек тоже сможет полетать. Единственно Густав плохо переносит морок. Может, следует пробить путь наружу другим способом.
  - Недалеко и недолго - справлюсь! - сердито ответил Клейн.
  Менард быстро глянул на него, словно знал больше, чем мог сказать, и сразу поддержал Лорана.
  - Это верно, нашу способность входить в морок следует поберечь от лишних глаз, кроме того и тем кто остаётся, возможно, однажды пригодится свободный выход наружу. Полезно оставить после себя хорошую память, даже если это пролом в стене или начисто снесённый люк.
  - Отлично! - сказал Клейн. - Найдётся тут взрывчатка? Говорил я тебе: бластеры никогда не повредят.
  - Каюсь, моя ошибка.
  - Немного есть, - ответил Илайдж. - Берёг для особого случая. Любая замкнутая система обязательно, рано или поздно, будет искать выход наружу, полезно подготовиться заранее, чтобы управлять процессом или хотя бы возглавить его.
  Менард одобрительно кивнул. Подготовкой к акции занялись Смит и Клейн. Илайдж лишь указал место и ресурсы, а сам убежал передавать власть. Лоран и Менард наблюдали в сторонке. Товарищи их, дорвавшись до живого дела, работали сосредоточенно и быстро. Мелькнула мысль глянуть напоследок на оставляемый мир, но Лоран от неё отказался. Сам сказал, что лучше держаться вместе, вот и надо быть последовательным.
  Несмотря на то, что все материалы принадлежали к нечеловеческим культурам, Смит быстро с ними разобрался. Его пальцы словно умели читать материю и смотреть сквозь оболочку в суть. Приборы повиновались ему без возражений, а вещества он пробовал на язык. Клейн помогал. Он тоже разбирался в предмете, но не так уверенно, зато схему размещения зарядов рассчитал сам. Менард предложил помощь, но был отвергнут и более не настаивал. Лоран и не пытался вмешиваться. Дело и так спорилось, все приготовления команда закончила раньше, чем вернулся Илайдж.
  Свободное время потратили на еду, а Лоран ещё и душ принял, стремясь помыться впрок. Обещанная Смитом газовая среда не выглядела комфортным местом пребывания. В сущности, можно было понять тех, кто решил привыкнуть жить здесь, а не стремиться в опасные дали. Позиция производила впечатление откровенно более разумной.
  Илайдж выглядел задумчивым и грустным, вероятно, успел привязаться к кораблю или к должности, но глаза разгорелись, когда узрел грамотно подготовленный выход наружу. По расчетам Клейна получалось, что заряд вскроет замок люка и затворить его герметично будет уже нельзя, но кораблю это не обещало принести вреда, потому что от основной части выход отделяла капитальная переборка и несколько кессонов. Густав тоже полагал, что грамотно подготовленный выход наружу пригодится будущим поколениям обитателей тюрьмы или нынешним, если достанет любопытства.
  Скафандры Илайдж притащил. При виде этого одеяния Лоран почувствовал себя маленьким, казалось, он вполне комфортно может разместиться целиком в одной штанине. Действительно оказалась не столь устрашающей. Ходить он, конечно, не смог бы, но этого и не требовалось, поэтому озаботился тем, чтобы обеспечить хороший обзор из гигантского шлема и подключить систему жизнеобеспечения.
  Клейн, как будто, больше Лорана переживал по поводу одежды не по размеру, но Марин не отпустил ни одной шуточки, потому обошлось. Все пятеро собрались у последнего кессона, и Смит запустил систему детонации зарядов.
  Взрыв получился глухим и еле слышным, словно хлопок. Но робкая догадка Лорана, что фокус не удался, рассеялась без следа, когда Смит запустил механизм кессона.
  В недавно казавшейся монолитной плите люка зияла широкая щель, и сквозь неё прогладывал внешний мир.
  - Давление за бортом соответствует внутреннему, - произнёс Смит.
  Лоран едва не подпрыгнул внутри скафандра. Почему-то казалось, что выйти наружу надлежит в благоговейном молчании, но будничное замечание вампира помогло вернуться в реальность. Действительно, они же не чудеса исследуют, а изучают мир.
  Менард первым выбрался из корабля, заслонив часть розового тумана, который и предстал глазам в проёме. Смит последовал за ним и вдвоём с Илайджем выволокли наружу громоздких в защитной одежде товарищей.
  Лоран, ожидавший увидеть за пределами корабля что-то интересное, обнаружил, что всё поле зрения заволакивает туман и обзору доступен только бок корабля, незначительная часть обшивки. Изъеденная коррозией поверхность не представляла никакого интереса, но и туман тоже. Пока вампиры трудились, осторожно проводя сквозь узость скафандр Клейна, из тумана выплыл Менард и подлетел в Лорану, словно вокруг царила невесомость.
  В сущности именно так и было. Слабо притягивал корабль, но нечаянно оттолкнувшись от него, Лоран едва не улетел в неизвестность. Менард рассеянно поймал за плечо и вернул на место.
  - Такое ощущение, что здесь болтается где-то и наше судно и много иных. Порт в тумане.
  Здешняя атмосфера позволяла голосу звучать, но интонации получались странными, и менялся тембр.
  - Среда бескислородная? - уточнил Клейн, уже оказавшийся снаружи.
  - Вполне себе. Очень удачно, что высшие вампиры могут дышать чем угодно или не дышать вообще.
  - Лоран и Клейн не вампиры, поэтому время следует тратить разумно, - сказал Смит. - Мы прихватили изрядный запас дыхательной смеси, но и он конечен.
  - Для этих двоих двери в наше сообщество отворены всегда, - произнёс Менард.
  - Что? - сурово спросил Лоран.
  - И это не пустая любезность. По статусу вы имеете право на обращение высокого уровня. Не часто такое предлагают, поверь.
  - А, что-то вроде награды за заслуги? Тогда ладно. Особенно приятно оставаться человеком, когда тебя так настойчиво зовут в вампиры.
  - Просто информирую. Будь в курсе.
  - Полетели уже! - сердито вмешался Клейн. - Нечего даром расходовать дыхательную смесь. Смит, куда здесь есть смысл направиться?
  - Я не дышу, только разговариваю! - заявил Менард. - Туда.
  Смит как всегда кивнул, не тратя лишних слов. Лишний вампир оказался неоценимым подспорьем в затеянном предприятии. Он разместился в середине группы, и Лоран обнаружил, что это очень удобно, когда скафандр держат за плечевые скобы с двух сторон, а не просто тащат на буксире, как это бывало раньше. Создавалось впечатление полноценного полёта, и видел он всё впереди одновременно с другими.
  То есть поначалу казалось, что они просто висят в розовой пустоте, и лишь когда вынеслось навстречу неизвестное небесное тело, Лоран смог оценить скорость, с которой перемещались в пространстве вампиры. Он зажмурился, потому что большой тёмный предмет неудержимо летел прямо в лоб, но когда открыл глаза глыба сместилась вниз и оказалась астероидом, куском небесного камня.
  Лоран благоговейно созерцал плохо видные в тумане скалы. Почему-то этот пустой островок в безбрежности непонятной среды показался трогательно отважным.
  - Отдохнём, исследуем этот мир?
  - Кто бы говорил об усталости, это мы летим вперёд не жалея крыльев, а ты просто транспортируемый предмет.
  - Большой камень исчезнет, и мы никогда больше не встретимся.
  - Что не может не радовать. Учитывая, что барахла здесь набито изрядно, полезно держаться в сторонке.
  - А почему они тогда не слипаются под действием взаимного притяжения?
  - Это вопрос к Смиту.
  - Так я у Смита и спрашиваю.
  Вампир ответил и судя по тому, что слова его прозвучали ясно и чётко, сделал это мысленно. Лоран в скафандре не чувствовал, но сопротивление воздуха, наверное было изрядным на такой скорости и затрудняло общение:
  - Отчасти потому, что обращаются вокруг некого общего центра, но учитывая плотность среды, скорости не хватило бы для равновесия системы, так что наверняка присутствуют другие факторы. Я могу пуститься в долгие объяснения, но...
  - Правильно, не надо, - быстро сказал Лоран. - Есть некие силы, которые препятствуют хаосу, этого пока вполне достаточно.
  - Пока? - удивился Менард. - Я так и потом этот бред выслушивать не собираюсь. Моя работа пудрить мозги другим, а не получать сыпучий материал в собственную черепную коробку.
  - Да и верно. Летим дальше.
  Ещё одно небесное тело прошло стороной, так что Лоран разглядел лишь смутный силуэт большой тёмной массы. Вообще же он лишь теперь сообразил, что неплохо различает предметы в тумане, то есть, хотя источника и не видно, свет наблюдается. Хотел спросить про наличие в непосредственной близости светила, но не успел, потому что из розовой мути выступил угловатый бок. Космическое судно? Не могли вампиры заблудиться в этом киселе и вернуться обратно к тюремной барже?
  Почти сразу стало ясно, что хоть это и корабль, но никоим образом не покинутый. Он был заметно меньше и довольно узнаваем - обычный человеческий, а не чужой расы, это сообразил даже плохо осведомлённый в предмете Лоран. Вампиры замедлили полёт, и даже Клейн замечания не сделал. Наверное, все пятеро хотели попасть внутрь и кое-что для себя понять прежде, чем двигаться дальше.
  Удивительно, но препятствий на пути не встретили. Грузовой люк оказался приоткрыт, и вся компания без помех ввалилась на борт. Искусственное тяготение не действовало, так что и Лоран с Клейном не превратились в тяжёлый неудобный груз, а кое-где смогли передвигаться самостоятельно, отталкиваясь от стен.
  Погрузочные палубы и трюмы пролетели насквозь, кессоны здесь были розданы и заклинены в этом положении. Жилой отсек отделяла от рабочего пространства герметичная дверь. В переходный тамбур уместились с трудом, но Клейн настаивал на соблюдении правил, опасаясь, что неживая атмосфера может проникнуть в отсек и убить потенциальных пассажиров.
  Внутри и, правда, сохранился нормальный воздух, но не нашлось ни живых, ни мёртвых обитателей корабля. Кто бы они ни были, их забрали, как видно, примерно тем же способом, что и команду. Вот для чего понадобился огромный корабль гариков - согнать всех пленников, вольных и невольных, в одно место и не заботиться более об их судьбе. Летающая планета беренов подошла бы для такого ковчега ещё больше, но видимо, ангелам под руку не подвернулась или её так просто не отдали, хотя... Тюрем ведь могло быть и несколько.
  Обыскали судно быстро. Освещения на нём не было даже аварийного, но тут выручили фонари на шлемах.
  - Их выцарапали точно так же как нас, - сказал Лоран. - Просто выдернули из реальности, не дав переодеться и допить чай. Очередная "Мария Целеста".
  - Все попали в тюрьму внезапно, - задумчиво сказал Илайдж. - Кто помнит подробности, правда, таких на удивление мало. Иные даже не знают, из какой эпохи их забросило в этот причудливый мир.
  - То есть люди пропадали из разных времён? - поразился Лоран.
  - Да, так. Некоторые даже космической эры не знали. Вот с этими совсем непонятно, как их занесло? Разве что по ошибке.
  - Жаль, что ушли так быстро, следовало узнать больше.
  - Можешь меня расспрашивать, я пытался разведать всё, что мог.
  Лоран поглядел на Илайджа с любопытством и рискнул задать вопрос, который не давал покоя:
  - А сам ты попал туда по доброй воле?
  - Нет. Думаю, мог бы уйти, но просто захотел остаться.
  Он улыбнулся. Одухотворённость этих черт сбивала с толку. Илайдж совершенно не походил на высшего вампира: хищного, быстрого, сознающего своё превосходство. Обычный дружелюбный человек, образованный, культурный, а ведь он был смертным во времена, когда жизнь не стоила гроша. Убивал сам и видел смерть во всех её проявлениях. Марину, наверное, трудно приходилось с этим птенцом.
  Вспомнив, что все его мысли могут прочитать, Лоран отвлёкся от бесплодных догадок и принялся смотреть по сторонам. Ничего особо интересного не увидел, всё тот же лёгкий беспорядок внезапно оставленного места.
  - Значит, если попадутся ещё корабли, можно не переживать о выживших: скорее всего, их тоже забрали в ковчег, один он здесь или несколько - значения не имеет.
  - Прекрасная возможность думать только о самих себе. Она так редко выпадает.
  Лоран попробовал представить, каков процент истины в этих словах Менарда, но поскольку это занятие всегда было непродуктивным, просто махнул рукой.
  Выбрались наружу без труда и вновь понеслись сквозь слабо сияющую среду, чей блёкло-розовый цвет начинал уже раздражать. Лоран иногда просто закрывал глаза, не надеясь уже увидеть нечто интересное, когда впереди стало как будто светлее.
  Менард догадку подтвердил. Слева неясно проступило ещё какое-то тёмное тело, но на него уже никто не взглянул. Всё что болталось в этом заповеднике или хранилище перестало вызывать интерес. Лоран жадно вглядывался в то, что, несомненно, должно было предстать изумлённому взору через считанные мгновения, но то ли вампиры летели теперь медленнее, то ли замеченное просветление обладало немалой протяжённостью, ничего пока не происходило. Потом сияние впереди сделалось неравномерным, словно сбоку легла тень, и цвет его немного изменился, отдавал теперь фиолетовым. Вампиры, наверное, инстинктивно отвернули от тёмного, а потом Менард заорал, а у Лорана появилось ощущение, что его едва не вмазали лбом в толстое стекло, какое бывает в аквариумах. Резкое торможение почти выкинуло из скафандра.
  - Ну доберусь я до них! - злобно произнёс Менард.
  - Что это? - спросил Илайдж.
  - Граница, - коротко ответил Смит.
  Лоран удержался от желания протянуть руку и постучать костяшками пальцев по преграде. Собственное сверхчувствие подсказывало, что вещь эта не так однозначна, каковой может показаться на первый взгляд. Не стекло, конечно же, но толща упругого не то поля, не то вещества и преодолеть её будет непросто, а стучать - так и вовсе смысла нет. Вампиры вглядывались в нечто видно только им.
  - Что будем делать? - хмуро спросил Клейн. - Дыра в другой мир здесь вряд ли найдётся.
  - На самом деле она должна быть, хотя существуют и полностью замкнутые системы. Только искать долго. Здесь всё так размыто и размазано, что теряешь ориентацию. Чуть не врезались и хотя препятствие достаточно упруго, свернуть шею шанс был.
  - Я говорил, что мы летим слишком быстро, - вставил Илайдж.
  - Сынок, людям нужно есть, пить и дышать. Они не могут слишком долго болтаться неизвестно где, поэтому достичь нормальной среды обитания на данный момент наша главная задача.
  - Ах да, люди! - сказал Илайж. Он парил в фиолетовом сиянии этого мира, похожий на инопланетянина из фантастического романа. Тонкое одухотворённое лицо, мягкой взгляд - поэт, тем более неожиданно прозвучали следующие слова: ќ- Почему же ты их не обратишь? Два птенца для тебя не много, да и поделить их могли со Смитом.
  - Мы живём в эру гуманизма, дорогой! - усмехнулся Менард, должно быть заметил, как сурово сдвинулись брови Клейна. - Не знаю, что это такое, но воплощают сейчас редко, да и конклав мне поручения не давал.
  - Хлопотно.
  - Считай, что при нас всегда находится эталон человечности, на который следует равняться, да и общие заботы следует решать сообща.
  - То есть демагогией ты их всё-таки кормишь.
  - Как всех.
  - Хватит пустой болтовни! - вмешался Клейн, чьи брови уже практически срослись на переносице. - Как мы преодолеем это препятствие? Единственный способ - телепортация, и не надо отказываться от разумного решения только потому, что я её плохо переношу.
  - Можно поискать другие пути, - сказал Смит.
  Лоран чувствовал, что он встревожен.
  - Это место огромно, - мягко сказал Менард. - У нас нет выхода. Я, как самый опытный, сделаю всё сам. Не вижу нужды откладывать решение. Лоран, ты отлично позаботишься о себе. Я навожу морок и контролирую состояние Клейна во время перемещения и сразу после него. Смит, Илайдж ваша задача оборонять всю компанию от любых угроз и просто внешних воздействий. Собрались!
  Никто не возразил. Лоран переместился ближе в Менарду, постаравшись расположиться по другую сторону Густава на случай если придётся помочь вампиру. Смит и Илайдж, словно телохранители, чуть расступились.
  - Начали!
  Лоран, вполне привычный к мгновенным перемещениям в пространстве, почти ничего не почувствовал, просто фиолетовое сияние погасло и в глаза, которые он позабыл закрыть, хлынул яркий свет, голубой и жёлтый одновременно, а может быть, он был зелёный.
  Этот новый мир показался таким неистовым, что прочие ощущения проникли в сознание не сразу. Вернулась тяжесть, прихлопнув к стенке скафандра, а потом опять исчезла, что-то грохнуло, больно мотыльнув внутри скорлупы, свет померк, словно включились фильтры, реальность забурлила красивыми завихрениями.
  - Лоран, не спи, мы здесь не за этим! - сердито проворчал Менард и почему-то закашлялся.
  Скафандр Лорана стукнулся о что-то твёрдое, и мысли начали приходить в порядок. Оказалось, что можно немного переместиться в этом странном пространстве и разглядеть рядом другой скафандр - Клейна, и вновь выскочить на яркий свет.
  Сквозь стекло или из чего там создавали шлемы, Лоран увидел зелёное лицо друга и, хотя большая часть этой интересной расцветки зависела от местного колорита, а не состояния здоровья, общий облик пугал.
  - Марин! Чем я могу помочь?
  - Держи его крепко!
  Менард шумно, не по-вампирски втянул носом воздух.
  - Вроде дышать можно.
  Забрало шлема ушло верх, мокрая ладонь легла на зелёный лоб.
  - Воскресай уже! Что за хлипкое пошло человечество!
  Лоран старательно сжимал плечи Клейна и вглядывался в неподвижные черты. Ещё мгновение казалось, что это уже труп и ничего нельзя сделать, но тут дрогнул безвольно расслабленный рот, и Менард демонстративно перевёл дыхание.
  Густав распахнул глаза, ещё бессмысленные и пустые, но уже то, что он пришёл в себя, вселяло надежду. Менард шлем скафандра, хотя вроде бы признал среду пригодной для обитания и только теперь Лоран сообразил бросить взгляд в доступные дали. Все странности перестали таковыми быть, когда он обнаружил вокруг широкую водную гладь. Команда плавала на поверхности океана.
  
  
  
  Глава 9
  
  Просторы сверкали бутылочной зеленью, плавали желтоватые блики. Лоран робко посмотрел наверх и увидел сверкающее колесо. Солнце бубликом показалось не вполне адекватным, списать его хотелось на иллюзии от собственного потрясения, поэтом Лоран честно зажмурился, а потом вновь рискнул посмотреть вверх. Ничего не изменилось. В светиле по-прежнему зияла дырка, но разбираться, почему это и зачем было некогда. Менард сердито заворчал, и Лоран увидел, что Клейн опять теряет сознание.
  - В сущности, это уже мёртвое тело, - сказал Илайдж.
  Он с любопытством озирался, покачиваясь на слабой зыби.
  - Заткнись! - отрезал Менард. - Лоран помогай, у него сердце остановилось, а я ничего не могу сделать, пока на нём скафандр. Закрытый массаж, живо, малыш, живо!
  Лоран кивнул и даже не спросил, что ему делать и как. Страх за Клейна наполнил душу такой уверенностью, что всё произошло само собой.
  - Не забывай лёгкие вентилировать!
  - Да-да!
  Лоэ и знать не знал, что так хорошо выучил правила оказания первой помощи. Вцепившись в жёсткий рукав, ничего кругом не замечая, он гнал энергию в это действительно неживое уже тело и даже не сразу поверил в успех, когда сердце заторможено стукнуло само, без поддержки старательных импульсов, а потом вяло шевельнулись лёгкие.
  - Молодец, малыш! Теперь только помогай, он уже здесь и в третий раз не отпустим. Я суеверен.
  Лоран взмок так, что пот заливал глаза, но обнаружил это, лишь когда жизнь окончательно вернулась в распростёртое на воде тело.
  - Пора выбираться на берег, - сказал Илайдж.
  Едва не случившаяся трагедия мало его занимала. Он любовался океаном, хотя нет. Повернувшись, Лоран разглядел недалёкую сушу. Даже если водоём и был велик, очутились они явно не в его середине, значит, скоро бестолковое болтание в воде прекратится.
  - Смит, взяли! - скомандовал Менард.
  Оба вампира одновременно выплеснулись в небо уже с Клейном на руках. Как они ухитрились не побить друг друга крыльями, Лоран задумываться не стал. Илайдж тоже взлетел, но ожидаемого рывка не последовало. Опрокинувшись на спину, Лоран с недоумением смотрел вслед беззаботно удалявшемуся вампиру.
  Сам он опомнился или получил мысленный приказ отца, так и осталось тайной, но Илайдж вернулся и выдернул из воды. Сверху океан оставался всё таким же изумрудным, небо тоже отливало зеленью, что впрочем, было нормально, и только сияющая баранка светила смущала и заставляла отводить глаза в сторону.
  Недолгий полёт закончился чувствительным приземлением. Лоран не устоял на ногах и полетел сначала на твердь, потом внутри скафандра уже по ней.
  - Не дрова везёшь! - сердито сказал он сыночку Марина.
  Ходить в защитной одежде такого размера было делом нелёгким, но Лоран сумел встать и, покачиваясь как юная дева в маминых туфлях на высоких каблуках, перебрался ближе к двум другим вампирам. Они уже извлекли Клейна из скафандра, и Менард массировал ему плечи, сердито что-то приговаривая. Густав вяло, тихо, но отвечал, а Смит, разрываясь надвое, пытался следить и за лечением и за обстановкой вокруг.
  - Смит, вытряхни меня наружу! - попросил Лоран.
  Вампир откликнулся сразу, и через мгновение в лёгкие хлынул местный воздух. Он оказался ласково тёплым, почти горячим с привкусом незнакомых ароматов. Солнце-бублик ощутимо защипало кожу, слабый ветерок взъерошил волосы.
  За полосой песка и гальки начиналась лужайка, покрытая жёсткой фиолетовой травкой, ну или чем-то похожим. На ней торчали в беспорядке растения, похожие на приземистые деревья. Толстые стволы отливали серо-голубым, листья были того же оттенка, только темнее.
  - А здесь точно можно дышать? - полюбопытствовал Лоран.
  У него слегка кружилась голова, но это могло происходить и от волнения.
  - Ну ты не умер! - привёл убийственный довод Илайдж.
  - Что не гарантирует дальнейшего благополучия.
  Вампир безразлично отвернулся. Он и не пытался делать вид, что судьба смертных товарищей отца хоть в какой-то степени его волнует. Вот и тюрьму бросил, даже не оглянувшись назад, а ведь провёл там немало времени и должен был прикипеть не к обитателям, так к месту. Беспокойная натура. Высший вампир, конечно, но стоит ли на него вообще полагаться в последующий невзгодах или относиться как к гранате с выдернутой чекой? Лоран не успел для себя что-то решить. Смит проворно отошёл в сторону, жадно ловя носом вялый ветер.
  Запахи ничего не говорили человеку, но скоро долетел откуда-то странный звук, словно трясли сотню погремушек сразу. По коже прошёл неприятный озноб.
  - Это ещё что? - спросил Илайдж.
  - Вот слетай и посмотри! - ответил ему Менард. Он несильным толчком вернул на место Клейна, пытавшегося подняться с земли, и положил ладони на его виски.
  - Ну это движется сюда, и мне не очень интересно разглядывать раньше, чем само придёт, - пробормотал Илайдж, но всё же взлетел.
  Он сделал вялый круг над берегом, неспешно взмахнул крыльями. Лоран вспомнил, с каким наслаждением после тесноты корабля летал на Эоле Смит и покачал головой. Всё более этот сынок Марина казался странным, и всё меньше он понимал, почему отец так ценил это сокровище.
  Из разведки Илайдж вернулся нескоро. Звук к тому времени заметно усилился, Менард поспешно завершал свои манипуляции. Густав уже выглядел вполне нормальным и даже сердитым, так что больше за него не переживая, Лоран жадно прислушался к короткому докладу вампира.
  - Это крабы. Идут к морю. Ничего интересного.
  - А почему идут?
  - Человек, это животные, откуда мне знать? Лучше убраться с их дороги. Они большие, затопчут.
  - С этого и надо было начинать!
  Лоран беспокойно огляделся. Менард уже встал, рассеянно растирая ладони, Клейн поднимался осторожно, словно боялся рассыпаться на осколки, вероятно после полевой терапии милого Марина у него кружилась голова.
  - Животные большого размера? - спросил он. - Этот мир не выглядит прибежищем гигантов.
  - Да, зелень тут не розовая мечта травоядных, сплошное фиолетовое уныние. Крабы? Я думал, они не ходят к морю, а просто в нём живут.
  Ответа не последовало, видимо в биологии инопланетных членистоногих никто не разбирался. Хотя деревца стояли негусто, появление животных выглядело внезапным. Бурая масса встала как пена над скудной растительностью и поползла прямо на команду. Лоран благоразумно попятился. Сзади вяло лизало гальку море, наверняка тёплое, но лезть в него не хотелось.
  Бежать по пляжу теперь не было смысла, потому что крабы двигались проворно и широкой полосой. Лоран надеялся, что вампиры взлетят и поднимут над опасностью, но они почему-то медлили, даже Смит. Клейн тоже попятился, Менард оглянулся, но остался на месте. Илайдж с отсутствующим видом стоял в сторонке, а Смит неожиданно сделал несколько быстрых шагов навстречу лавине, и вскочил на спину ближайшему крабу.
  Лишь теперь Лоран уяснил масштаб неведомого. Зверюга оказалась размером с небольшой автомобиль, и в душе сразу шевельнулся страх. Попасть под клешни такого чудовища хотелось ещё меньше чем под колёса. Смит присел, разглядывая панцирь под ногами, а потом поднял голову и глянул на товарищей.
  - Это машины, - сказал он негромко, так что Лоран едва расслышал сквозь треск и грохот, который существа, хотя теперь уже механизмы издавали при движении.
  - А выключатель у них есть? - спросил Менард.
  - Пока не вижу, но в воду они, скорее всего не пойдут.
  - Зато нам придётся.
  Вампир уже стоял по колено в прибое. Клейн присоединился к нему. Лоран прикидывал, успеет стащить ботинки или нет, и тут клешня или какой-то другой механизм резко метнулся над спиной чудовища, едва не отрубив Смиту ноги. Вампир подпрыгнул, хотел перебраться на спину другого робота, но не успел. Словно выполняя одну команду, над всеми панцирями взметнулись кривые отростки. Человека уже накрошили бы с лапшу, но вампир успевал уворачиваться, хотя и не взлетал, а потом прыгнул с панциря прямо в море.
  Лоран попятился и едва не упал, когда ступня провалилась в какую-то яму, а механические крабы действительно остановились, не дойдя до воды, расползлись по пляжу.
  - Они едят камни, - сказал Илайдж. - Он покачивался на мелкой воде, словно ванну принимал. - Как интересно.
  Действительно - скрипели лапки или жевала, галька проворно летела туда, где у живого существа был бы рот, исчезала в утробах. Стук или треск усилился.
  - Посмотри наверх! - сказал Менард. Он оказался рядом, и Лоран приободрился. В небе что-то маячило: птица или предмет - различить не удавалось.
  Едва Лоран открыл рот для вопроса, как над панцирем одной из машин взметнулся знакомый отросток. Выстрела за общим шумом слышно не было, но предмет начал беспорядочно падать и рухнул в гущу крабов. Двое или трое тотчас кинулись на новую добычу, и она исчезла в ротовых отверстиях раньше, чем Лоран успел разглядеть детали.
  - Пожирают друг друга! А то, наверху, было машиной?
  - Атмосферный зонд, - пояснил Смит.
  - Так вот почему вы не захотели взлететь.
  На этот раз ответил Менард:
  - Именно! Илайдж мысленно - вслух ему было некогда - сообщил, что его пытались обстрелять.
  - А почему ему некогда?
  - Стихи пишет.
  - Прозу, - сухо поправил Илайдж. - Приключенческий роман.
  - В голове?
  - Пока да, доберёмся до бумаги - выложит на бумагу. Вот поэтому со вторым моим сыном так сложно работать. Он литератор.
  - Но ведь ты тоже писал стихи.
  - Два сборника за тысячу лет - это не профессия.
  Лоран поглядел на Илайджа с большим интересом, чем прежде. Его друг, сценарист, тоже иногда вёл себя странно. Вот, значит, как выглядит творческой процесс со стороны: рушься мир, а я не замечу. Лучше бы рядом был рассудительный Ротвес.
  Пока события на берегу развивались мирно. Крабы паслись, хрумкая камешки, и Лоран уже начал с опаской подумывать о том, что после такого обеда выйдет с заднего конца в виде отходов, когда Смит произнёс:
  - Рано мы вытряхнули вас из этих скафандров. Сейчас бы отплыли обратно в море и переждали события там.
  - Да ничего, вода тёплая, - стуча зубами, ответил Лоран. - Если опасно, надо плыть.
  - Летят ещё эти, ну зонды, - ответил на этот раз Менард. - Только они крупнее и кто знает, нет ли бомб на борту. Так что, мой дорогой, цепляйся за своего милого Марина, и он покажет рекордный заплыв на открытой воде.
  Смит с Клейном на буксире уже устремился в изумрудную даль. Лоран послушно уцепился за ворот куртки вампира, и вода тут же начала стремительно обтекать тело, словно попал в стремнину.
  Поскольку передвижение не требовало усилий, Лоран мог без помех наблюдать за уходящим прочь берегом, но первым недостачу в команде углядел Клейн:
  - Илайдж остался там!
  Действительно, вампир бродил по мелкой воде, задумчиво склонив голову к плечу, и либо не замечал ничего вокруг, либо не считал нужным отвлекаться на ерунду.
  - Ничего, он уже большой мальчик, привык сам решать проблемы. Кроме того, я как раз вспомнил, что любить его на расстоянии гораздо легче, нежели вблизи. И вообще не отвлекай, я намерен обогнать Смита.
  Бледно-зелёное небо над сушей потемнело, словно кто-то кидал из-за горизонта брызги чернил - это стая неизвестных аппаратов появилась в поле зрения. Крабы на берегу засуетились, бросив собирать камни, построились, кажется кругами, хотя при таком угле обзора сложно было рассмотреть, а потом началась форменная бойня.
  Деталей Лоран не разбирал, всё происходило стремительно. На берегу закипели фонтаны взрывов, наверху зонды начали распадаться на куски, видимо, одни бомбили, другие стреляли, наблюдался заметный результат тех и других действий. Недавно ещё мирный, буколический берег превратился в ужасную мешанину разметанной в хлам техники, едких дымов и ям.
  Илайдж всё ещё бродил по мелководью, но тут один из нападавших устремился прямо на него, и литератору поневоле пришлось отвлечься от возвышенных мыслей. Уклонившись от снаряда, который взорвался в воде, не причинив заметного вреда, вампир нагнулся и подхватил со дна камень. На миг фигура его размазалась, словно завертелся волчком, а потом зонд наверху заплясал, потеряв управление, и, сильно кренясь, пошёл куда-то в сторону.
  - Мой сын, господа, - сказал Менард. - Да, я плохо его воспитал, и часто он больше походит на человека, чем мне бы хотелось, но временами мальчик бывает неплох.
  Лоран лишь теперь заметил, что они не плывут, а просто покачиваются на зыби. То ли вампиры сочли удаление от берега достаточным, то ли решили полюбоваться бесплатным зрелищем.
  - Этот аппарат напал на биологический объект, - сухо сказал Смит. - Вот что надо учесть в первую очередь.
  - Причём, как мне кажется, уже прямо сейчас, - уточнил его близнец.
  Несколько машин, оторвавшись от берегового сражения, начали стремительно расти в размерах, а значит, приближаться, и Лорану это очень не понравилось.
  - Ты плавать умеешь? - спросил Менард, начиная веселеть на глазах, зрачки сияли золотыми искрами. - Тогда поплавай немного, а я полетаю.
  Оба вампира одновременно как дельфины выпрыгнули из воды -крылья словно соткались из воздуха - и устремились навстречу угрозе. Лоран подгрёб ближе к Густаву, хотя, наверное, умнее было поступить наоборот.
  - Что они могут против безжалостной техники?
  - Посмотрим. Красиво погибнуть - не их стиль, так что я не теряю надежды, - утешил Клейн.
  Воздушный бой - страшное зрелище, но когда живая плоть идёт против механизма, это ужасно вдвойне. Лоран жадно следил за крылатыми фигурами, машинально подрабатывая руками, чтобы не погрузиться с головой. Плотность воды была здесь немалая, так что удавалось это без труда.
  Обладали ли зонды стрелковым оружием, он так и не понял, зато обнаружил, что вампиры в деле явно не новички. Первым в бой вступил Менард. Он пошёл на таран, лоб в лоб с машиной, но в последний миг отвернул и, должно быть, дал аппарату изрядного пинка, потому что тот сбился с курса, да так, что едва не врезался в соседа. Менард уже оседлал другую машину, отчего она тоже сошла с прямой. Смит действовал точно так же, Лоран почти сразу перестал различать вампиров, а потом к собратьям присоединился Илайдж. И бестолковая круговерть наверху заметно усилилась.
  Клейн азартно вскрикивал рядом, видно, всей душой стремясь туда в битву, Лоран и сам ощущал восторг от того что их товарищи так лихо дерутся, хотя у них и нет никакого оружия, но тут один из зондов всё же прорвался.
  - Лоран, врежь ему! - воскликнул Клейн.
  Лишь теперь сообразив, что может быть не только наблюдателем, но и участником, Лоэ легко сосредоточился. Летящая навстречу смерть ничуть не пугала, лишь порождала лихое веселье. Сознавая, что это сказывается дурное влияние Менарда, Лоран упрямо оскалился и направил импульс на край аппарата, а не прямо, сообразив, что тактика вампиров заметно экономит силы.
  Зонд завертело, он заплясал, как теряющий скорость волчок, и во все стороны полетели его снаряды.
  - Ныряем! - крикнул Клейн.
  Лоран уже и сам сообразил и, перевернувшись, энергично погрёб в глубину, ощущая, как вода ретиво пытается вытолкнуть на поверхность, но не сдаваясь. В уши плеснуло грохотом, так что голова совсем перестала соображать, Лоран с трудом удержал воздух в груди и, чувствуя, что сейчас потеряет сознание, а делать это удобнее не здесь, позволил океану вытолкнуть себя с глубины.
  Внешний мир выскочил, смачно ударив по ушам. Лоран ошеломлённо огляделся. Наверху ещё шёл бой, вода шипела, словно её жарили, плясала волнами и пеной, а головы Клейна видно не было. От испуга муть в сознании немного рассеялась, Лоран уже набрал воздуха, чтобы нырнуть на поиски, когда Густав всплыл почти рядом и огляделся с таким видом, словно мог контролировать обстановку, а не просто наблюдать за ней. Кажется, он был в порядке.
  Лоран провёл ладонью по лицу, стирая влагу, и с недоумением увидел, что капли окрашены в розовый цвет. Вокруг плавали тёмные, похожие на тину клубки. Водоросли? Фауна какая-то?
  - Ты будешь смеяться, Густав, но кажется, я ранен.
  Боли он не чувствовал, но вроде бы, её и не ощущаешь, когда нервы натянуты, а в крови кипят гормоны ещё не завершённого боя. Клейн подплыл, вглядываясь в воду, но вряд ли был шанс рассмотреть что-то сквозь мерцающую бликами поверхность и кровавую муть, клубившуюся вокруг тела. Странно, но страха Лоран тоже не чувствовал, лишь мелькнула отстранённая до цинизма мысль, что умереть здесь в неведомом мире под безжалостными лучами солнца-бублика было бы глупо. Товарищи загрустят, и кто же останется думать за них, безголовых?
  Мир покачнулся, или это Лорана начало заваливать набок, он слегка подгрёб, чтобы выпрямиться и попытался ободряюще улыбнуться Клейну.
  - Да где этот лекарь болтается! - взревел Густав.
  Такого страха в его глазах Лоран ещё не видел. Тут же мотнуло на волне, когда рядом с грохотом обрушилось в воду тело Менарда.
  - Пахнет свежей кровью, а меня не зовут?
  - Да звал я тебя уже сто раз.
  - Не хмурь сердито брови, лучше подними его.
  Лоран почувствовал, как сильные руки подхватили под спину, грудь и живот всплыли на поверхность, а голова на миг ухнула под воду. Это почему-то показалось смешным, и удержаться Лоран не смог, но Менард рявкнул:
  - Заткнись или я тебя сам убью! Ты мне мешаешь работать.
  Лоран послушался, с трудом вникая в диалог. В словах доминировали шипящие, а от волнения или от злости, он понять не мог.
  - В живот, это плохо, но кишки не плавают, это хорошо. Держи ровнее, этот осколок ещё там.
  - Я держу!
  - Сейчас. Надо осторожно, он может потащить за собой полезные детали организма. Тебя не стошнит, если я пальцы в рану засуну? Если будет плохо, отворачивайся, у нас и так уже забортная вода в брюшной полости.
  - Меня только от тебя тошнит, и то притерпелся. Делай уже, он кровью истекает!
  - Не учи меня, сам вижу! Вот!
  Теперь Лоран почувствовал боль, тянущую, жгучую, застонал.
  - Тише-тише, самое страшное позади. Клейн, держи ровнее, ты ещё больше воды туда налил!
  Густаву приходилось трудно. Всю компанию закачало на волне, Лоран сообразил, что неподалёку рухнул в воду сбитый кем-то из вампиров зонд. Наверху ещё шёл бой.
  Самым странным казалось, что сознание до сих пор не потерял, уяснял происходящее вокруг, различал голоса, понимал смысл слов. Наверное, помогала держаться мысль о том, что грохнувшись в обморок, он существенно добавит друзьям проблем, ведь Клейну тогда придётся и голову поддерживать над водой, а ему и так справиться непросто.
  Опять грохнуло, только дальше и пришедшая вскоре волна оказалась слабее. Видно вампиры сумели увести противника в сторону. Каково им теперь приходилось, Лоран не видел, перед глазами покачивался лишь назойливый и нелепый бублик светила.
  - Всё! Здесь больше ничего не могу сделать, надо на берег.
  - Там ещё бой, - сказал Лоран.
  Он слышал грохот взрывов, хотя вода, попадая в уши, тоже шумела изрядно.
  - Берег большой, места хватит. Густав, доберёшься один?
  - Конечно! - сердито ответил Клейн.
  Голос его исчез, словно стёртый, всё вокруг исчезло, а потом вернулось, только вокруг теперь была не опостылевшая вода, а нормальная твердь с фиолетовой травкой. Телепортация - сообразил Лоран, и с гордостью подумал, что опять перенёс её хорошо. Сознание настойчиво удерживалось в голове.
  - Так! Пока никто не видит, я постараюсь эвакуировать лишнюю жидкость из твоей брюшины. Со стороны выглядеть это будет страшно или неприлично, смотря кому что в голову придёт, так что постараемся сделать всё, пока мы наедине.
  - Да уж, позаботься о моей репутации, я женатый человек.
  - Умница, а теперь шути мысленно и закрой глаза. Будет немного больно, а удовольствия вообще не обещаю.
  Лоран собрался, но операция прошла на удивление легко. То есть ему казалось, что кишки наматывают на катушку как нитки, но делают это так деликатно, что ощущение получилось неприятным, а не мучительным.
  - Расслабься! - через минуту или около того сказал Менард. - Осталось срастить ткани, а эта часть у меня всегда хорошо получается.
  Опять в глаза ударил свет бублика. Синие деревья временами казались багровыми. Боли теперь не было, только щекотка заживления, но терпеть её удавалось без труда. Лоран прислушался. Взрывы грохотали редко, видно воюющие стороны умаялись или просто заканчивались.
  - Как там наши? Ты их чувствуешь?
  - Всё в порядке. Ребята просто отвлекают от нас всех возможных любителей пострелять, а то уже вернулись бы. Клейн плавает, ну да ему полезно, плечи шире будут.
  - А ты уже думал о том, что здесь происходит?
  - А у меня было время? До сих пор только нервное волнение и работа по специальности.
  - Извини. Марин, а почему здесь такое солнце?
  Менард рассеянно глянул вверх.
  - То есть? Их здесь пять, все разного цвета и они быстро вращаются вокруг общего центра масс, только не спрашивай: почему не слипаются и не падают. Эту красивую фразу я заучил, чтобы блеснуть потом перед девушками.
  - Поэтому я вижу бублик?
  - Да из-за несовершенства человеческого зрения и полного незнания физики. Последнее, впрочем, касается нас обоих.
  В отдалении грохнуло, и наступила вязкая тишина ожидания следующего взрыва, но время шло, и ничто не нарушало покой, а затем прилетел Смит с мокрым озабоченным Клейном и чуть позднее Илайдж.
  Обнаружив всех друзей живыми и здоровыми, Лоран с облегчением вздохнул. Собственная рана почти не беспокоила, свежий розовый шрам внушал надежду, но встать Лоран не смог, слабость свалила обратно в траву.
  - Не спеши, - предупредил Менард. - Всё-таки у тебя простой человеческий организм и восстанавливать его надо с осторожностью. Как там?
  Последний вопрос относился к Смиту, вероятно Менард видел в нём самого разумного и осведомлённого.
  - Картина апофеоз войны в механистическом варианте.
  - Разбираешься в живописи?
  - Мало и редко.
  - Груда хлама, - сказал Илайдж.
  Вероятно, он дописал главу, потому что выглядел весёлым и довольным.
  - Что-то я пока ничего не понимаю в здешней политике, - сказал Менард. - Пошли, посмотрим.
  - Ты хотел сказать - войне? - уточнил Клейн.
  - Командир, дорогой, я ошибаюсь только когда мне это выгодно. Сейчас - нет.
  Лорану самому идти не позволили, Смит нёс его на руках, впрочем, и идти оказалось недалеко. Приземистые деревья расступились, и открылось поле боя на фоне безмятежной зелени океана.
  
  
  
  Глава 10
  
  Зрелище действительно было страшным. Смит недаром вспомнил известную картину. Взрывы разворотили большую часть крабов так, что если они и не разлетелись на куски, то всё равно являли собой грустное зрелище. Ближайший лежал на спине, зияя дырами в брюхе. Внутри видны были детали механизма и пустоты, но ни одного камня. Вероятно, краб работал как передвижная фабрика и успел усвоить гальку, словно доменная печь руду. Понять местные технологии Лоран и не пытался, просто смотрел на них.
  Среди обломков наземных машин валялись иногда и части зондов, то есть, отличить их было бы трудно, не окажись они другого цвета. Созерцание последствий этой бойни рождало тревогу.
  - Но зачем? Почему? Всё казалось таким мирным.
  - Машины против машин, - сказал Менард. - Кто-нибудь чувствует внутри признаки органики?
  Два других вампира синхронно покачали головами.
  - Разобраться бы насколько эти творения самостоятельны в своих действия, но для этого нужна лаборатория. Попробую всё же заглянуть в недра относительно уцелевших.
  Кроме Смита интерес к этому предприятию выразил только Клейн. Двое друзей принялись копаться в металлическом хламе, как бродяги на помойке. Лоран попытался отыскать взглядом скафандры, где запасли немного еды, но ни одного не было видно, а Менард на вопрос лишь горестно вздохнул.
  - Подозреваю, что от них ничего не осталось ещё до бомбёжки. Эти твари слопали или затоптали, что для нас существенной разницы не имеет.
  - Ну поскольку здесь нет ничего ценного, лучше бы нам отсюда убраться подобру-поздорову.
  - Думаешь, опять прилетят бомбить? Так всё уже разрушено.
  - Нет, но могут притопать, чтобы прибрать всё то, что разбомбили. Если они камни жевали, то свеженький тёплый металл может оказаться ещё больше по вкусу.
  - Это не совсем металл, - сказал Смит, не отрываясь от своего занятия. Он увлечённо копался в каком-то обломке. - Очень любопытно. Очень!
  - Верю! Но малыш прав, лучше бы нам убраться отсюда. Когда находишься рядом с горой трупов, всегда кто-то решит, что это ты их и накрошил. Лестно, конечно, но не люблю я оправдываться.
  Смит нехотя оторвался от добычи.
  - Вглубь континента пойдём или вдоль побережья?
  - Илайдж, ты сверху разглядел приметы местности?
  - Что? Ах да, там сооружения вроде города, но я не разобрал точнее.
  - Если у них всё население механическое, много это нам даст? Густаву и Лорану нужна еда, бензин и камни вряд ли придутся по вкусу. Смит, что скажешь?
  - Деревья, трава - органика. Возможно, что все эти механизмы управляются кем-то из плоти и крови, а не из болтов и гаек.
  Клейн всё ещё вертел в пальцах обломок. Команда смотрела на него, ожидая приказа.
  - Марин прав. Сидя на берегу этой зелёной лужи, мы ничего не выиграем. Город так город. Взглянем, из чего состоит он.
  - Вы оба сейчас не готовы к походу. Нужен отдых, хотя бы несколько часов. Пусть нечем подкрепиться, но постельный режим обязателен, это я как доктор говорю.
  После недолгих препирательств место для привала выбрали на некотором удалении от береговой линии. Здесь и деревья росли выше, и трава казались гуще, чем в непосредственной близости от пляжа. Лоран еле добрёл до временного лагеря, слабость просто валила с ног и в животе опять начались боли. Клейн выглядел немногим лучше. Илайдж оглядел обоих смертных с заметным удивлением, но промолчал.
  Бублик пригревал, одежда высохла быстро, хотя на ней и сохранился неприятный налёт соли. Лоран предпочёл расположиться в тени.
  - А этот набор светил двигается как-то по небу или всегда будет находиться в определённой точке?
  Вампиры переглянулись, словно разоблачённые заговорщики, Марин закатил глаза, явно устраняясь от беседы, заговорил Смит:
  - Мы сравнили свои ощущения и в целом представляем теперь картину этого мира. Это некоторым образом вещь в себе, сфера, и мы от её периферии приближались к центру.
  - То есть?
  - Нечто вроде силового поля отделает от космоса весь этот мир. То пространство, где плавает корабль-тюрьма и прочие небесные тела служит прослойкой между пустотой и центральной жилой частью. В середине сферы помещены эти светила, искусственного, скорее всего, происхождения, а вокруг расположена скорлупа планеты.
  - Мир вывернут наизнанку?
  - Да, примерно. Видимо это помогает ему существовать в другом измерении, независимо от нашего.
  - Даже так?
  - Механику всего этого я представляю слабо, но ощущения подсказывают, что пространство и время здесь имеют немного другой смысл. Вот эта скорлупа, которую мы топчем изнутри, должна иметь восстающий к небу край, но она кажется нам выпуклой, а горизонт близким, словно мы находимся на планете меньшего диаметра, чем Земля.
  Лоран кивнул, хотя на такую мелочь как горизонт внимания не обратил, как-то не до этого было, а сейчас его и совсем заслоняли деревья.
  - Ну притяжение не слишком отличается от нам привычного?
  - Чуть меньше земного, но при полёте возникают странные эффекты, нам пришлось приспосабливаться, впрочем, это наши заботы и вряд ли они будут иметь значение для остальных.
  - Да, - поддержал Менард. - Лекцию по физике прочтёшь в другой раз, когда меня не будет рядом, а сейчас просто делись энергией с друзьями, им скверно пришлось и придётся ещё сквернее, как подсказывает мой богатый опыт по части неприятностей. Всем отдыхать.
  Лоран послушался, даже закрыл глаза. Боль прошла, кожу слегка жгло, как бывает на солнцепёке, но это, скорее всего, началась подзарядка от кого-то из вампиров. Странный мир, что свернул себя как клубок, пока не занимал внимания. Что-то здесь было не так, но это могло подождать до лучших времён, информации недоставало даже для первичного анализа.
  Незаметно он заснул, а когда проснулся, вокруг ничего не изменилось. Клейн дремал на травке неподалёку. Смит задумчиво разглядывал ближайшее дерево, Менард болтал в сторонке с сыном, наверное, им было о чём поговорить после долгой разлуки. Лоран чувствовал себя отдохнувшим и совершенно здоровым. Задрав рубашку, он осмотрел побелевший уже шрам, в который раз дивясь про себя искусству вампира.
  Голод донимал так сильно, что Лоран ничуть не возражал против того, чтобы двинуться в поход немедленно. Можно было, конечно, проделать весь путь по воздуху, но летать здесь следовало пока с осторожностью, да и расстояние до города, по словам Илайджа, было незначительным.
  Правда, через час возникло ощущение, что либо мечтательный вампир обладал скверным глазомером, либо город откочевал куда-то прочь. Время отмеряли по часам Клейна, уцелевшим во всех катаклизмах, хотя возникало подозрение, что показывают они не совсем то, что должны. Ещё через два часа унылые деревья, наконец, расступились, и взгляду открылся искомый объект. Мысленно Лоран назвал его именно так. Нагромождение домов, если это были именно дома, походило скорее на яркий эксцентричный рисунок, чем на нечто существующее в натуре. Причудливые формы и расцветки, обилие арок и подвесных конструкций создавали ощущение проекта, который, как ни хорош он в чертежах, никто никогда не осуществит на практике. Удивительно, что при всей яркости красок они отлично сочетались с окружающим миром. Менард довольно кивнул, и Лоран тут же представил картины, которые он нарисует, когда команда вернётся домой.
  - Пойдём прямо или сначала понаблюдаем издали? - спросил Смит.
  - Я за действие! - высказался Менард. - Не люблю откладывать работу, пока одну копишь, новая набежит.
  - Вперёд! - подытожил Клейн. - У нас не так много времени. Это теоретически без еды можно протянуть довольно долго, на практике лучше голодовками не увлекаться.
  - Поддерживаю! - охотно подтвердил этот тезис Лоран. - Приступы аппетита буквально жгли изнутри.
  - Ну если есть будет совсем нечего, мы вас обратим, - легкомысленно заметил Менард и уточнил, поскольку в него упёрлось сразу несколько суровых взглядов. - Временно. Есть такая методика. Да, правда, есть, я не обманываю. Вот сейчас точно не вру. Ладно, проехали.
  Дороги к городу не вели, но это легко объяснялось обилием воздушного транспорта. Ещё на подходе Лоран заметил несколько летающих аппаратов похожих на лодки, а вампиры наверняка углядели больше. Сновали они часто, но в сторону побережья, откуда пришла команда, ни один не летел, чем, наверное, и объяснялась пустынность этого места. Возможно, друзья угодили на полигон, где местные стратеги проводили военные игры.
  - Как бы нас не приняли за диверсантов, - проворчал Клейн. - Одеты мы не по местному, да и выглядим наверняка иначе. Вдруг у жителей шесть ног или по три головы?
  - А, нет, - рассеянно откликнулся Илайдж. - Они похожи на нас, только кожа очень тёмная, почти чёрная, ну да при здешнем климате это нормально.
  - То есть ты залетал вот так далеко?
  - Ну...
  - Лучше бы ты приметил, куда они ставят свои танки. Говорил же я, что надо было взять бластер!
  - Я бы сказал, что следовало взять пять бластеров, - кротко уточнил Менард, но конечно, промолчу.
  Клейн неожиданно не рассердился, кивнул.
  - Да, ты прав, Марин.
  Крайнее здание выдавалось в нетронутую природу наплывами террас, по которым бродили местные жители. Солнечные ванны никто не принимал, и за столиками кафе (на что надеялся Лоран) не нежились. Вид у всех был деловой. Оказались они действительно чернокожими, но представителей негроидной расы Земли не напоминали. Тонкие губы, длинные узкие глаза, слабо выраженный нос. На массивных черепах росли волосы разных оттенков серого и фиолетового цветов. Впрочем, возможно, причёски они раскрашивали по моде.
  Большинство мужчин ходили обнажёнными по пояс, мускулистые торсы украшали ремни, цепочки, медальоны, на запястьях поблёскивали металлическими деталями широкие браслеты, матерчатые или кожаные, Лоран не рассмотрел. На женщинах были короткие платья, прикрывавшие в сущности, совсем немного, но открытые обзору участки тела оказались по-мужски мускулистыми, тренированными, не радовали взгляд нежной округлостью. Лоран ощутил тревогу.
  - Раса спортсменов, - буркнул он.
  - Ты даже не подозреваешь, насколько прав, - откликнулся Менард. - Посмотри наверх.
  Лоран послушно запрокинул голову и невольно разинул рот. По мере того, как они подходили всё ближе к городу, наверху начали проступать очертания домов, сооружений и первым, что Лоран разглядел отчётливо, был похожий на опрокинутую чашу стадион, где сосредоточенно бегали, прыгали и занимались другими упражнениями темнокожие спортсмены.
  - Это отражение?
  - Нет, настоящий город, только опрокинутый и подвешенный в воздухе. Как - спроси у Смита.
  - Шутки с тяготением, - откликнулся названый вампир. - Тут всё очень любопытно, я не прочь разобраться.
  - Только нам с Лораном не рассказывай, точные науки могут нас сломать, Илайджу - можешь, он много веков уже неисправен.
  Заглядевшись, Лоран едва не споткнулся на ровном месте и вынужден был смотреть по сторонам и под ноги, а не только наверх. Улицы выглядели обычными улицами, весь транспорт летал наверху, так что ходить удавалось свободно, местные так и делали. На странных чужаков поглядывали с любопытством, но с проверкой документов никто не приставал и в участок пока не тащили, так что даже Клейн, наверное, немного успокоился на этот счёт. Заговорил он довольно бодро.
  - Помнится, милый Марин, у тебя всегда находилась местная валюта. Покажи нам этот фокус в очередной раз и обеспечь ресторан и гостиницу.
  - Я что-то вообще питательных заведений не вижу! - Лоран оглядывался с надеждой, но её постепенно сменяла тоска.
  За некоторыми прозрачными окнами сидели жители, но тарелок перед ними не стояло и совершенно не пахло едой.
  - Разберёмся. Илайдж, действуй. Ты обжился здесь и должен понимать местное наречие. Будешь нашим внедрённым агентом.
  - Я? Признаться, действительно они разговаривают понятно, хотя таких людей не было в том корабле. Странно, где я мог усвоить их язык? Правда, они мне всегда легко давались.
  - Ты уже переводи, теоретик, - проворчал Клейн.
  Илайдж смерил его взглядом, но прежде чем он выразил вслух неудовольствие, которое, судя по выражению лица испытывал, вмешался Менард.
  - Густав - наш командир, сынок. Изволь слушаться, когда он велит.
  - Смертный распоряжается высшими вампирами? - спросил Илайдж.
  Увещевание подействовало, интонации звучали мирно.
  - Да, новые времена требуют свежего подхода. Ты долгонько болтался вдали от родины, Илюша.
  Глаза вампира слегка остекленели. Не чуждый творческих порывов Лоран сразу догадался, что он, усвоив незнакомый взгляд на вещи, уже прикидывает как использовать его в создаваемом романе.
  - Так мы ждём! - вежливо напомнил Менард.
  - Я поговорю с ними.
  Илайдж обратился к первому встречному. Местные протяжные и временами отрывистые слова вылетали из его рта совершенно свободно. Лоран подумал, что этот вампир не отдавал себе отчёта в том, что единственный ориентируется в обстановке. Наверное, сложно с ним было работать, но таких проблемных детишек больше и любят. Интересно, вернётся Илайдж вместе с отцом или вновь отправиться в странствия. У тюрьмы, судя по всему, не было шансов заполучить обратно своего усердного правителя - успела наскучить.
  Клейн внимательно следил за обстановкой, вероятно, полагал, что бесцеремонность может оказаться не принятой в этом мире, но беседа протекала спокойно. Если сплошь белокожие пришельцы и вызывали повышенный интерес, на дружелюбии это никак не сказывалось.
  Завершив беседу и даже поклонившись по-местному, как-то боком, Илайдж вновь приобрёл отрешённый вид.
  - У них нет еды, к какой привыкли люди. То есть они питаются, но глотают таблетки. Наверное, те потом расширяются в организме.
  Илайдж тряхнул головой с полным безразличием к предмету.
  - Где можно взять эти таблетки?
  - В любом автомате, они продаются повсеместно за специальные жетоны.
  - А где можно добыть валюту? - спросил Клейн.
  Он говорил сдержано, хотя чувствовалось, что желание ускорить мыслительный процесс вампира хорошим подзатыльником просто сводит судорогой ладони.
  - А, это довольно интересно! Жетоны выдают за спортивные состязания, поединки, за любую демонстрацию физического развития.
  - Ну вот тебя мы и пошлём их добывать, - усмехнулся Менард. - Не посмотрим, что ты единственный переводчик. У меня тоже отменные способности к языкам и тренированное умение влезть в любую душу и сердце.
  Ответить отцу Илайдж не успел. Перед командой, загородив дорогу, стали несколько местных жителей, мужчин с завидной мускулатурой, прикрытой только цепочками и прочей ерундой. Один из аборигенов, тот, что выглядел главным, заговорил. Должно быть, излагал он интересные вещи, потому что Илайдж распахнул глаза с искренним удивлением, а потом засмеялся и сказал своим.
  - Нас вызывают на поединок. Честно сказать, я не понял: дань это местной традиции или вполне понятное желание убивать.
  - Да без разницы, - сказал Менард. - Иди и делай!
  - Они хотят вызвать нас всех, но драться по очереди, чтобы другие могли смотреть.
  - Дорогой, я понял. Вперёд уже. Сделай очередную главу своего романа незабываемой хоть для кого-то.
  Илайдж равнодушно пожал плечами и шагнул навстречу главарю. Прочие аборигены тотчас отступили, Клейн сделал знак своим последовать их примеру. Улица превратилась в арену, и никого это не удивило. Зрители выглядывали из окон, собирались вокруг. Запрокинув голову, Лоран убедился, что в подвешенном городе многие тоже готовы наслаждаться зрелищем. Теперь понятно стало, зачем к стенам домов приделаны специальные полки или лавки - чтобы не стучать по спине затылком, когда что-то интересное происходит там наверху или здесь внизу.
  Абориген извлёк оружие с двумя клинками и ручкой посередине, и слегка пригибаясь, пошёл в атаку. Высший вампир наблюдал со снисходительным интересом, лениво уклонился от выпада, сделал шажок в сторону. Чёрный ударил, метя в живот, но Илайдж снова сместился, двигаясь по дуге. Лоран намеревался присмотреться к тактике местного боя, но маневры Маринова сынка заинтриговали больше. Брови на смуглом лице сдвинулись в линию, глаза сощурились так, что остались узкие щели - противник явно свирепел, его атаки делались всё стремительнее и резче, но вампир никак не отвечал на эти попытки. Более того, лицо его приобрело скучающее выражение, разок он демонстративно зевнул в тот момент, когда страшные лезвия пролетали в сантиметрах от его тела, в другой раз сделал кокетливый пируэт, когда в том не было нужды.
  Толпа, следившая внимательно, постепенно заволновалась, шелест голосов прошёл по ней как порыв ветра по ниве. Увернувшись особенно удачно, Илайдж раскланялся перед публикой, в ответ раздались откровенные смешки.
  Весь этот нелепый поединок происходил на крошечном пятачке фиолетового как трава покрытия улицы. Вампир просто издевался над противником, который начинал уже тяжело дышать как от усталости, так и от злости. Его товарищи сердито хмурились.
  Лоран поглядел на Менарда: остановит это безобразие или нет, но тот взирал на проделки сына с ангельским терпением.
  - Значит, это неспроста?
  - Ну, мой дорогой, Илайдж частенько отвлекается от работы, уходя в высокие эмпиреи, есть у него изрядное количество других недостатков, но вот выводить из себя тех, с кем имеет дело, он непревзойдённый мастер.
  - То есть, он это нарочно? - вмешался Клейн. - По твоему приказу?
  - Ты же слышал, здесь хотели драться с каждым из нас, а вы с Лораном пока не годитесь для серьёзного боя. Кроме того мне кажется неправильным, что противник наш оружен и не позаботился о том, чтобы уравнять шансы.
  - Мы не знаем, что здесь принято, кроме того у меня есть пистолет.
  - Да мне плевать на местный обычай, если он даёт право безнаказанно убивать. Я за такое без всякой политики порву желающих.
  - Марин прав, - вмешался Смит. - Либо они уймутся, либо драка станет всеобщей.
  - И чем нам поможет второй вариант?
  Ответить на этот резонный вопрос никто не успел. Один из товарищей поединщика не выдержал и кинулся на Илайджа со спины. Тот, как и всякий вампир его уровня, обстановку отслеживал на триста шестьдесят градусов, и бросок, несмотря на быстроту уловил. В последнюю долю мгновения он выскользнул рыбкой, оставив местных друг против друга. Оба ножа нашли цель и, хотя раны не выглядели смертельными, сотня людей вокруг вскрикнула как один человек.
  - Ну если и ввязываться второму с тыла у них считается честным в поединке один на один, то я возвращаюсь за бластерами и начинаю массовую зачистку, - хладнокровно объявил Менард.
  Илайдж оскорблено вдёрнул подбородок и, тыча пальцем в обоих незадачливых дуэлянтов, которым никто не мешал истекать кровью, быстро и страстно заговорил по-местному. Его прокламации нашли в толпе отклик. Лорану, правда, показалось, что руководил аборигенами не праведный гнев, а жажда развлечений, но главное было сделано - поединок для всех отменился сам собой.
  На свободное пространство опустился с неба летательный аппарат и забрал пострадавших. Люди рассеянно расступились и сразу сомкнулись, едва транспорт улетел. Илайджа слушали внимательно, и, наверное, он развлекал бы толпу до вечера, который здесь не наступал в принципе, если бы вперёд не вышел человек, одетый не только в штаны, но и в рубаху, да ещё с блестящей сумкой через плечо. Он подошёл к Илайджу и прервал его речь, отсчитав пригоршню похожих на монеты кругляшек.
  Вампир тотчас умолк и, позвякивая зарплатой, вернулся к команде.
  - Смит, прими, - распорядился Клейн.
  Толпа уже разбредалась, должно быть, горожане поняли, что бесплатное развлечение кончилось, а выкладывать денежки никто не спешил. Вскоре команда осталась на улице почти в полном одиночестве, не иначе неподалёку случилось ещё что-то интересное.
  - Пищевые автоматы тут на каждом углу, - пояснил Илайдж, он каким-то образом успел разведать и это.
  Смит шагнул к цилиндрической тумбе и опустил жетон в прорезь. Из окошечка с шелестом выехал пакет с печеньицем внутри.
  - Кого принесём в жертву? - жизнерадостно спросил Менард.
  - Тебя, конечно. Пожертвуем одну таблетку на экспертизу.
  Вампир ничуть не возражал. Куснув краешек пищевого брикета, он задумчиво покатал крошку на языке.
  - Если он сейчас схватится за горло и начнёт изображать отравленного - пули не пожалею, - сказал в пространство Клейн.
  - И не собирался! Гадость, конечно, редкостная, но человеку не повредит.
  Лоран вырвал у него остатки печенья и поспешно затолкал в рот. Язык обожгло как перцем.
  - Тут ещё бутылочка с растворителем прилагается, - поспешно произнёс Илайдж, доставая из лотка мягкий грушевидный сосуд.
  Менард попробовал и жидкость, после чего отдал пузырёк Лорану.
  - Вода! - сказал лаконично.
  Ощущения оставались неприятными даже после того, как Лоэ разжевал таблетку, усердно запивая из бутылки. Вода имела горьковатый привкус, видимо, была минерализована, а брикет вообще не производил ощущение пищи. Лоран даже поколебался, прежде чем глотать, но голод победил.
  - Вот если я теперь схвачусь за горло и начну изображать отравленного, выглядеть будет гораздо убедительнее, - усмехнулся Менард. - Да порядок, живы останутся все кроме того, кто придумал эту систему.
  Желудок отозвался на странную еду разочарованной болью, но вскоре затих, а ощущение сытости мягко расползлось по нервам. Клейн проглотил свою таблетку без эмоций.
  Как вскоре выяснилось, за комнату для проживания тоже следовало платить жетонами, и хватило их только на одну, но поскольку вампиры могли отдохнуть и без удобств, команду положение устроило. Лорана, как недавно перенесшего ранение, уложили на тот диванчик, что выглядел шире и удобнее, Клейн удовольствовался оставшимся. Вампиры уселись прямо на пол, так как другой мебели в комнатке не нашлось.
  От сытости тянуло в сон, но и пропускать важную беседу не хотелось.
  - У кого какие соображения? - начал Клейн. - Видели уже достаточно, какие-то выводы сделать можно, а вампиры, наделённые сверхчувствием, способны рассказать и больше.
  Откликнулся Смит, что само по себе было удивительно, так как он редко бывал расположен выступать на военных советах.
  - То, что весь этот мир искусственный, говорить не надо, это все уже усвоили. Вопрос в другом: с какой целью свернули пространство и выполняется ли первоначальная задача устроителей, или всё пошло не так, как оно обычно и бывает?
  - В самую суть, брат! - поддержал его близнец. - Я не буду вдаваться в механику образования самих скорлупок, коснусь вот этого бессмысленного города. Он более всего напоминает клетку, где планомерно дрессируют население. Кипит и пенится абсолютно бесполезная жизнь. Кому это надо?
  - Может быть, чёрных людей готовят так к войне? - высказал предположение Лоран. - Повышают выносливость и боеспособность?
  - Есть много более простых и эффективных способов.
  - А бессмысленное уничтожение механизмов на берегу? - спросил Клейн. - Крабы пришли из этого города? Зонды прилетели отсюда?
  - Нет. Запах другой.
  - Мне думается, я знаю одну из целей, - осторожно произнёс Лоран. - Желание отгородиться от мира.
  - Это лежит на поверхности, - сказал Менард.
  - Верно, но причины могут быть разными. Я могу запереться в комнате потому, что хочу побыть наедине со своими мыслями и успешно заняться какой-то творческой работой, или потому, что ненавижу весь мир и не хочу его видеть. В первом случае я выйду назад, чтобы явить всем результат моих усилий, во втором - останусь в коконе навсегда.
  - Или высунешься из скорлупы, чтобы вломить миру по полной, а то что это он раздражает, нагло где-то существуя? - вмешался в разговор Илайдж. Ему явно понравилась игра. - Тут суть в том, достаточно ли велик твой кулак, и достаточно ли сильна ненависть.
  - Вот за тем, чтобы разобраться с этим мы сюда и пришли, - грустно сказал Менард. - Потому что творческий вариант меня, честно говоря, не интересует. Я на него плевал.
  
  
  
  Глава 11
  
  Отдохнуть решили как следует. Менард велел всем спать и сам улёгся у двери, подобно сторожевому псу, а когда смертные достаточно отдохнули, бессмертные на ближайшем стадионе заработали столько жетонов, что пришлось задействовать все карманы, чтобы их унести.
  - Мы здесь задержимся? - спросил Лоран.
  - Не думаю, но прикупим что-нибудь в дорогу, еду, например. Эти таблетки порядочная гадость, но зато герметично упакованы и долго не испортятся на жаре.
  - Я боюсь, что утомительные странствования по этому миру не скоро приведут нас к цели, - осторожно заметил Лоран.
  - Полагаю, что никогда, но вряд ли путешествие затянется. Пока я намерен вытрясти всё, что можно из местной верхушки, когда она отыщется. Город может управляться через постороннее воздействие. Нащупаем нить - пойдём по ней. Если здесь всё пущено на самотёк, придётся искать другой источник информации.
  На разведки Менард послал Илайджа, как самого сведущего в местном наречии, сам остался с командой. Вот этого его твёрдое нежелание покидать товарищей пугало Лорана, ибо означало, что забота может оказаться трудна даже для императора вампиров.
  - Как в сказке, - сказал он Менарду. - То были службишки, а теперь служба предстоит.
  - Да, - согласился милый Марин. - Не то чтобы я боюсь этих ребят - я их не понимаю и потому не могу просчитать. Вот попробуем на зуб, и станут они ясны как месяц.
  - То есть вариант, где они останутся непостижимо загадочными, ты не учитываешь?
  - Конечно, нет! Я реалист, а не романтик.
  Илайдж вернулся довольно быстро и в отличном настроении. Он откровенно хохотал.
  - Давно я так не развлекался, спасибо, мой повелитель. Эти люди - само очарование, хотя, по-моему, они и не люди.
  - То есть?
  - Роботы. Не такие откровенные, как те на берегу, но вполне себе ненастоящие.
  - Их плоть и кровь производят впечатление подлинности.
  - Это да, сделано на высшем уровне, но ведут они себя не так, как люди. Человек - это куча проблем. Всегда. Его тараканы это не только шевеление под черепом, но и кирпичики выживания, как ни странно звучит. Именно умение приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам сделало людей процветающим видом. Эти чёрные могут существовать только в подготовленной для них среде.
  - То есть, там наверху так же уныло, как здесь внизу?
  - Ещё скучнее. Там считают и распределяют жетоны, а взяток никто не берёт.
  - Я согласен с Илайджем, - сказал Смит.
  Клейн и Лоэ в разговор не вмешивались.
  - Значит, нам опять подсунули пустышку. Следовало ожидать. Есть правда ещё одна вещь, которую невредно принять во внимание.
  Какую - спросить никто не успел. Все три вампира одновременно насторожились, завертели головами как локаторами.
  - Вот знаешь, что развлечение неизбежно, но каждый раз, как первый, - пробормотал Менард. - Клейн, быстро командуй общий сбор. Забираем только еду и воду. Неспроста была эта репетиция на берегу.
  Густаву два раза говорить не приходилось, да и Лоран моментально покидал в приготовленный мешок пищевые таблетки и бутылочки с водой. Смит ему помогал. Илайдж исчез, но обнаружился у ближайшего автомата, где трудолюбиво расходовал оставшиеся жетоны.
  - Правильно, сынок! Пока система работает, надо ей пользоваться.
  - Летят самолёты или идут танки? - на бегу спросил Лоран. - Может предупредить местных?
  - Зонды вроде тех, у моря, и у чёрных есть оружие, сами разберутся.
  Отряд повёл Смит. Как ни плохо Лоран ориентировался на местности, сразу сообразил, что бегут к окраине и не в сторону моря, откуда пришли, а в противоположную. Возвращаться, действительно, смысла не было. Даже спасаться полезно так, чтобы одновременно познавать что-то новое.
  Местные жители поначалу вели себя спокойно, как всегда, но не успела команда одолеть и несколько кварталов, как в городе поднялась тревога. В панике никто не метался, мужчины и женщины целеустремлённо спешили, как казалось, к неким заранее определённым местам. Лоран подумал, что не видел в городе детей, то есть вообще. Пусть они могли проводить время в специальных учреждениях, но не все же. Даже у беренов, которые задачу эту решали весьма скрупулёзно, и то можно было увидеть детишек во взрослых помещениях убежища, а на родной планете, так и везде. Здесь сновали только взрослые. Никто не вёл в бомбоубежище малышню или ребят постарше. Действительно роботы. Грустно как.
  Звук наверху различал теперь и Лоран. Он не мог с уверенностью заявить, что он тот же самый, слышанный на берегу, но вполне доверял экспертизе вампиров. Сейчас начнут стрелять, может и бомбить, а до окраины, которую уничтожать меньше всего смысла, ещё очень далеко.
  Вампиры могли, конечно, взлететь, но Лоран прекрасно понимал, что на тверди им куда проще защитить людей. В воздухе опять завязалась бы потасовка, а к этому явно никто не стремился.
  Дорожное покрытие впереди вскипело странными бурунами, и Лоран запоздало сообразил, что это пули или другие снаряды врезаются в мягкий материал, разбрызгивая его как водицу. Лоран устремился к взрытому, полагая, что два раза в одно место не попадут, но Менард придержал, и точно - улица впереди буквально закипела.
  - Сюда! - крикнул Смит.
  Он повел команду в узкий переулок, стиснутый домами. Страшно показалось попасть туда как в ловушку, но Менард сказал рассудительно, словно они не бежали сломы голову, а так мирно беседовали за чашкой чая:
  - Одно хорошо - рикошетов здесь можно не опасаться. Из чего бы ни строился этот город, пули в нём вязнут.
  - А бомбы? - выдохнул Лоран.
  - Сейчас проверим! - оптимистично откликнулся зловредный вампир.
  Накаркал. Впереди вспух чудовищный взрыв, разбрызгивая, вещество улицы, словно волна встала, грохот накрыл мир, упруго плюща голову. Лоран с разбега налетел на твёрдое тело вампира, тут же оказался припечатан к стене, отдёрнут от неё, прижат к мостовой. Во рту образовалась мерзкая кислятина, ноздри забила вонь.
  Смит оглянулся, и знакомая серьёзная озабоченность на его лице послужила маяком надежды. Лоран кашлял и не мог остановиться. Рядом ругался Клейн. Илайдж защищал его от осколков, или что там летало, с озабоченным видом играющего в песочнице малыша.
  - Бегом! - торопил Смит.
  Лоран, едва придя в себя и поминутно спотыкаясь, выполнил приказ. Воронка впереди ещё плавилась и противно шипела, вонь стала нестерпимой, Лоран уже думал, что задохнётся от неё, но страшное место благополучно миновали, впереди простёрлась пустая спокойная на вид площадь.
  Мужчина и женщина лежали здесь, так безмятежно, словно загорали на пляже, не будь у одного разворочен живот, а у другой грудь, Лоран и не подумал бы, что они мертвы. К горлу подступила тошнота, но терпеть её было можно. Всё-таки навидались уже всякого за те службишки, что случались прежде. Винтиков и колёсиков внутри чёрных не оказалось, истекали из ран кровь, лезли куски плоти. Клейн поскользнулся на размазанных по покрытию кишках, но даже не выругался, вероятно, охрип.
  Смит свернул в очередную улочку, оказавшуюся такой же узкой, и Лоран сообразил, что выбирает он закоулки для того, чтобы меньше сталкиваться с местными, видимо население сражалось на широких проспектах или где-то в подготовленных точках, здесь чёрные почти не встречались. Раз пробежала мимо тоненькая девушка, сосредоточенно волоча предмет, похожий на пулемёт, да двое мужчин торопливо пересекли путь. На белокожих чужаков внимания никто не обращал.
  Грохотало и визжало вокруг почти непрерывно, но оглушённый Лоран слышал всё как сквозь вату, да и запахи перестал ощущать. Один раз случайная очередь вспенила покрытие за спиной, но видимо, тактика Смита давала результат, хотя в городе явно началась настоящая бойня, в переулок долетали лишь слабые отголоски событий.
  Вот только, как вскоре выяснилось, мало было здесь укромных уголков, совершенно недостаточно для комфортного бегства.
  Впереди распахнулась ширь сквера. Кое-где синели деревца, а так просто тянулось во все стороны пустое место, и непонятно было, зачем его сделали - ведь и транспорт здесь не ходил, и людей водилось не так уж много. Наверное, использовали для любимых спортивных состязаний, но сейчас тут дымили воронки и омерзительно пахло.
  Смит остановился, не решаясь, должно быть, вести команду по открытому пространству. Появилась минутка на то, чтобы отдышаться. Лоран глянул наверх и ощутил, как падает нижняя челюсть. Пока носились по закоулкам, он совершенно забыл о том, что там болтается опрокинутый город, живёт свое жизнью, полюбоваться которой никто из компании не рискнул. Зрелище, которое теперь предстало глазам могло сдвинуть набок ум и попрочнее человеческого.
  Над крышами этого города носились, стрекоча знакомые уже зонды, а выше болтались другие, причём брюхом кверху и поливали огнём отражение. Там тоже вспухали дымы взрывов и люди, казавшиеся отсюда крохотными, бегали с оружием.
  - Как тебе такой сюрреализм? - усмехнулся рядом Менард. Он тоже поглядывал наверх, но не забывал и окрестности держать в поле зрения. Взгляд метался, контролируя, вероятно, всё. - Если летающий город рухнет на головы, вот когда будет по-настоящему страшно.
  - Равновесие этой системы нарушить не так просто, - сухо сказал Смит.
  - Есть у нас возможность отсидеться в переулке? - спросил Клейн. - Не нравится мне эта война: трудно сказать, почему она началась и, соответственно, понять, когда закончится.
  Смит поморщился, окинул неодобрительный взглядом беспорядок вокруг. Илайдж сказал нейтральным тоном:
  - Если брать за образец побоище на берегу, то этот бой прекратится, лишь когда всё вокруг будет уничтожено.
  - Ну тут масштаб другой, - буркнул Клейн.
  - Что мы знаем об их ресурсах?
  Смит поглядел на второго сына Марина раздражённо, причину порицания Лоран понял буквально в следующую секунду. Илайдж вернулся к вопросу, который, казалось бы, следовало забыть как запретный.
  - Здесь не место для смертных, они уязвимы, а кругом стреляют. Мы таскаем за собой бесполезный груз. Зачем ты вообще привёл их сюда, если не собираешься обращать?
  - Сработались, - мирно ответил Менард. - Привыкли друг к другу, хотя Клейн с этим и не согласен.
  Лоран ожидал, что Густав возмутиться не безмятежности Марина, так назойливости его сына, но заговорил Смит.
  - Придержи язык и не встревай не в своё дело!
  - Одиночка из другой вселенной решает, что делать в этой?
  - Не забывай, что мой статус выше и веди себя соответственно. Ты теперь вообще не в иерархии, бросил её ради собственного удовольствия, и пустит ли тебя Марин обратно на планету, ещё неизвестно.
  Тонкое лицо Илайджа странно напряглось, словно он не знал толком смеяться ему или плакать. Злость, вероятно, кипела, но выпустить её наружу вампир не спешил. Менард безмятежно наблюдал за развитием событий.
  Безумная вышла передышка, кругом грохотал и дышал разрывами бой, а здесь выясняли отношения, как будто больше и заняться было нечем. Казалось, Илайдж совершит сейчас нечто неожиданное, Лоран подозревал его в склонности к необдуманным поступкам, но Марин то ли предвидя этот момент и желая его предотвратить, то ли по другим соображениям заговорил мягко но с теми особенными интонациями, которые заставляли насторожиться всякого, кто был с ним знаком.
  - А ты бы прислушался, сынок, к словам дяди. Твои права невелики против его обязанностей. Он в статусе, а сейчас война.
  Менард широким жестом указал, где именно она идёт, выходило, что везде.
  - Я думаю о пользе дела, - сухо сказал Илайдж.
  - А мы так: стоим, курим в сторонке. В чём польза этого конкретного дела знаю только я, но делиться информацией ни с кем пока не намерен.
  Наступила короткая тишина, если можно так выразиться когда вокруг грохочет бой. Лоран подумал, что любовь Менарда не гарантия его же милосердия. Признаться, он восхищался этой способностью всегда видеть цель и трезво оценивать препятствия. Неловкую паузу нарушил Клейн:
  - Смит, как думаешь, проскочим?
  Вампир с сомнением покачал головой.
  - Мало сведений, сложно оценивать.
  - Тогда пора принять участие.
  Что он имел в виду, команда поняла через мгновение. Густав кинулся к одному из павших чёрных и подхватил оружие. Вероятно, пока другие болтали языком, он внимательно присматривался, потому что не тратил время на то, чтобы понять как действует незнакомая система, а сразу начал стрелять. Пули, или что там было, пошли вверх.
  - Точнее! - азартно вскрикнул Менард. Он загорелся как порох. - Ой, я сейчас!
  Он метнулся вперёд так быстро, что размазался по воздуху, а вернулся с целым арсеналом, который успел насобирать за считанные мгновения. Разбросав оружие по товарищам, Менард отпрыгнул за автомат с жетонными и открыл такой беглый огонь, что ближайший зонд закачался как шлюпка на зыби, а потом рухнул вниз, круша стену дома.
  Лоран ошеломлённо огляделся. Илайдж стрелял добросовестно, но без азарта, явно неинтересно ему было принимать участие в бессмысленных боевых действиях, Смит не сдвинулся с места, остался рядом и озабоченно поглядывал на Густава, вероятно, отдавая себе отчёт в том, что не сможет защитить обоих друзей одновременно.
  Опасливо оглядев доставшийся ему компактный предмет, Лоран решил, во избежание несчастного случая, ничего лишнего на нём не трогать. Менард, Клейн и Илайдж палили в высоту, то действуя вместе, то выбирая разные объекты, но их одушевление не увлекало. Лоран не понимал, каким образом участие в боевых действиях сделает войну менее безопасной для команды.
  Скорее, следовало ждать обратного результата, и он не замедлил последовать. Решив, видимо, что эта троица опасна для воздушных сил более, нежели другие бойцы, несколько зондов объединились и пошли в общую атаку, агрессивная ярость которой напугала Лорана не на шутку. Что называется, доигрались! Вампирам ничего не сделается, но там Клейн, да и боезапас оружия не вечен. Лоран мысленно ударил сам себя в затылок, будя энергетическую войну, плеснул во врага, рождённой страхом отвагой.
  Он ожидал, что задержит зонды или собьёт их с курса, но произошло неожиданное. Воздушные аппараты словно смела с пути невидимая гигантская ладонь. Их закрутило и разбросало в стороны, два столкнулись и, кувыркаясь, понеслись к земле, один потерял ориентацию и врезался в стену, ещё один сумел выправиться и ушёл из зоны поражения, а последний просто завис в воздухе, как муха, угодившая в желе, и Менард с Клейном тут же расстреляли его из своих пулемётов.
  - Молодец, малыш! Бей гадов! - заорал Менард так громко, что на него оглянулись немногие уцелевшие чёрные.
  Глядя на площадь, которую пятнали неопрятными грудами тела убитых, Лоран ощутил, что боевая злость достала и его. Пусть местные и казались странными с этой спортивной системой распределения благ, но они были живыми людьми, пусть и искусственно созданными, а не механическими крабами, им было больно и страшно умирать.
  Выброс энергии не привёл, как бывало прежде, к дурноте и лёгочному кровотечению, напротив, силы словно выросли. Лоран устремил холодный взгляд на ближайший зонд и тот закачался как на штормовой волне, его повело в сторону, на другой соседний. Как они столкнулись и куда падали, Лоран уже не видел. Злость искала выхода, а внимание устремилось туда, где болтались в выси аппараты, которые летали спинами к тверди.
  - Ах так! - пробормотал Лоран, едва сознавая, что за слова слетают с губ. - Вы, значит, думаете, что это не больно, ну так получите! Там тоже люди живут, пусть они и ходят вверх ногами!
  Он предельно сосредоточился. Мишени выглядели маленькими и далёким, таким и были, но ясная мысль сильнее любого оружия, самолёта и танка, она свободна в своём полёте и нет ей предела и преград.
  Твёрдо веря, что всё получится, Лоран, тем не менее, неподдельно удивился, когда перевёрнутый зонд повело и отбросило в глухую стену стадиона, именно туда, куда Лоран и целился. Рядом невнятно пробормотал что-то всегда такой хладнокровный Смит. Гордясь тем, что смог восхитить лучшего друга, Лоран сосредоточился вновь. Он неожиданно сообразил, что даром тратит энергию, ведь зонды отсюда казались такими маленьким, каждому хватало щелчка. Прекрасно различимое поле боя вдохновляло на новые подвиги, и Лоран принялся раздавать короткие плюхи всем врагам, что попадали в поле зрения.
  Он оглох и на какое-то время полностью выпал из сложностей бытия, очнулся только, когда Смит дёрнул под прикрытие стены, загородил собой. Рядом взорвалось, мерзкий дым немедленно забил ноздри, чавкнул близкий осколок. Грохот накрыл так, что Лоран не успел набрать воздуха в грудь, чтобы заорать. Наверное, он потерял сознание, но только на миг, потому что когда вновь пришёл в себя дым ещё не рассеялся. Смит поддерживал, озабоченно заглядывая в лицо.
  - Как ты?
  Вопрос Лоран скорее угадал по губам, чем расслышал, собственный ответ невнятно прогудел в голове.
  - В порядке. Как там наши?
  - Клейна немного зацепило, остальные нормально.
  Ну конечно, вампиры, наверное, могли уклоняться от осколков легко, как танцевать.
  - Я сейчас приду в себя, ещё минутка и снова в деле.
  Обещание прозвучало оптимистично, но Лоран ему не поверил. На самом деле чувствовал он себя скверно. Близкий взрыв был тому причиной или чрезмерный расход энергии, он не знал, но чутьё велело затаиться и больше глупостей не совершать.
  Всё же он сделал несколько неверных шагов до угла здания, который ещё недавно был ровным и даже гладким, а теперь выглядел обглоданным как забытый в кладовке с мышами сыр.
  Илайдж сосредоточенно и как-то отстранённо постреливал, рядом с ним покоился целый арсенал. Клейн сидел за автоматом, а над ним склонился Менард. Эти двое, кажется, опять ругались.
  - Они отступают, - сказал Смит.
  - Кто?
  - Зонды.
  Небо и, правда, стало, как будто, чище, хотя сквозь плавающие перед глазами разноцветные круги Лоран с трудом различал детали. Смотреть вверх вообще было трудно, кружилась голова, и он сосредоточился на том что происходило в непосредственной близости. Илайдж хладнокровно прекратил стрелять, как только мишени повернули восвояси, лишь наблюдал, хотя и маловероятным казалось, что кто-то пожелает вернуться, чтобы продолжить войну в одиночку. Менард помог встать Клейну и поддерживал его, хотя тот порывался идти сам. Стало заметно тише, и голоса друзей понемногу начали проникать в сознание.
  - Странно, что они напали, странно, что ушли, не погибнув все, как это было на берегу, - сказал Смит.
  Он с тревогой следила за Клейном, но от Лорана не отходил ни на шаг. Густав ступал довольно уверенно, лишь иногда прихрамывая, да и Менард не выглядел встревоженным, скорее всего ранение было пустяковым.
  - Люди стреляют лучше, чем крабы? - предположил Лоран.
  - Или задача ставилась другая.
  - Какая? Вынудить нас схватиться за оружие?
  - Чем не версия?
  - Ты прав, брат, вполне допустимый вариант, - немедленно включился в беседу подошедший Менард. - Иногда следует не умствовать, а следовать за фактами, даже если они выглядят полным бредом.
  - Кто-то уже это говорил.
  - Сообразительный, наверное, был человек.
  - Смит, веди нас дальше, уходим из города, - сказал Клейн.
  - То есть мы не будем помогать местным разбирать руины и лечить раненых? - уточнил Лоран.
  - Нет.
  - Ну, тогда пошли.
  Смит уточнил:
  - Ты в порядке? Может быть, лучше передохнуть?
  - Всё нормально, Марин меня подлечил.
  Менард помалкивал, демонстрируя редкий пример субординации. Илайдж тоже ничего не сказал, но оружие прихватил. Его более чем достаточно валялось вокруг, так что и остальные подбирали, кто что хотел. Все кроме Лорана, брезгливо нёсшего автомат, доверенный ему ещё в начале боя, обзавелись приличным арсеналом.
  Чёрные люди не обращали внимания ни на откровенное мародёрство компании, ни на их поспешную ретираду. Выжившие деловито бродили по улицам, хотя ничего полезного, по наблюдению Лорана, не делали. Зато появились автоматы, похожие на крабов, только меньшего размера. Они подбирали тела, всё другое, что валялось вокруг. Лоран старался не слишком внимательно следить за их действиями, смутно подозревая, что они одновременно добивают раненых. Автоматы покрупнее санитаров ползали по улицам, заделывая повреждения, надо сказать, что незначительные пробоины почти затянулись сами.
  - А прав Густав. Нечего нам здесь делать.
  - Ну, - сказал Менард и замолчал, словно впервые не нашёл слов.
  Даже невозмутимый Смит покосился на него с удивлением.
  Шли довольно быстро, Лоран втянулся легко, недавнее ранение забылось, неприятные ощущения в животе свидетельствовали только о том, что пора уже подкрепиться, хотя делать это в городе как-то не тянуло.
  Наверху в отражении, сколько удавалось рассмотреть, тоже наводили порядок. Лоран поглядывал туда нечасто - привык, что над головой висит самый что ни на есть настоящий город, тем более, что когда добрались до окраины, он постепенно замутился и перестал быть видимым.
  - Может быть, это всё же иллюзия?
  - Нет, - сказал Смит. - Настоящий. Ты ведь даже зонды сбивал, которые летали над ним.
  - А почему мы не попытались в него попасть и как это вообще делается?
  - Туда ведут специальные мосты, - ответил Илайдж. - Просто мы оставили их в стороне, они есть только на окраине и, насколько я понимаю, пользоваться ими нетрудно.
  Лоран кивнул, благодаря за любезность. Почему-то ему казалось, что этот вампир затаил зло, но скорее всего он вообще не был склонен к таким чувствам. Ну не хочет мастер обращать никчёмных смертных, это его дело. Мнение своё Илайдж высказал, а если к нему не прислушались, ничего страшного, случается такое время от времени.
  За городом лежал синий лес. Деревья здесь росли выше, чем на пути от побережья под ними лежала густая тень, которой Лоран искренне обрадовался. Бублик изрядно прижаривал, хотелось укрыться от него и вообще, чтобы наступила ночь, но искусственные солнца продолжали лить вокруг яркий свет, вероятно, организаторы этого мира недолюбливали тёмное время суток.
  От города сквозь лес шла приличная и совершенно пустая дорога. Когда вскоре её пересёк полноводный ручей, скорее даже небольшая речка, через неё оказался перекинут мост. Всё как положено, но чувствовалось и в дороге, и в остальных деталях пейзажа нечто неправильное. Лоран предложил устроить привал: перекусить и обсудить дальнейший путь. С ним охотно согласились.
  От воды тянуло прохладой. Пока Лоран и Клейн ели, Смит задумчиво обследовал дорожное полотно, даже постучал в нескольких местах костяшками пальцев.
  - Что-нибудь не так? - устало спросил Густав.
  - Складывается впечатление, что этой дорогой никогда не пользовались. Как положили, так и лежит.
  - Из чего можно делать вывод, что идём мы по ней напрасно и никуда не придём? - лениво поинтересовался Менард.
  Он стоял у воды, прислонясь к дереву. Похож на эльфа только лука и стрел не хватает.
  - А по твоим предположениям впереди что-то есть?
  - Ну запахом тянет, вот только порадует ли его анализ - этого сказать не могу.
  - Если всё так плохо, можно вернуться.
  - Немного уже осталось. Взглянем, раз пришли.
  Лоран отдохнул и рвался вперёд. Унылая синь вокруг начинала навевать тоску. Он подозревал, что понятие близко и далеко у вампиров могут значительно отличаться от человеческих, но ошибся. Всего-то километров через пять лес поредел и открылся изрядных размеров котлован.
  - Когда реальность не радует, она не радует, - задумчиво пробормотал Менард. - Я предупреждал.
  - Мы помним, - сухо откликнулся Клейн.
  Лоран промолчал. Он разглядывал крепость.
  
  
  
  Глава 12
  
  Могучие стены вставали прямо из воды озерца и благополучно в них отражались, но что-то в этой несомненно красивой картине было не так. Что именно, Лоран сообразить не мог, его недоумения разрешил Клейн:
  - Ненастоящая, - сказал он сухо.
  - Почему? - спросил Менард.
  - Чтобы ты знал - возведение оборонительных сооружений - это тоже наука. Тут всё довольно мило, но нефункционально. Плюс для чего она здесь? Что защищает? Эту яму и лужу на её дне?
  - Может быть, она здесь давно, - вступился за честь строителей Лоран. - Раньше был город, торговые пути, ну не знаю, что ещё защищают крепости.
  - Новодел это, краска ещё не высохла, - сказал Смит.
  Нехоженая дорога вела прямо к стенам. Тёплая тишина вокруг наводила на мысль, что команду хотят загнать ловушку. Лорану показалось обидным, что при этом не очень и стараются, словно устроителям мира всё равно, кто и что делает в их вселенной. Странно. Зачем тогда тратить ресурсы? Или всё же крепость поставлена для заманивания кого-то другого?
  - Идём туда? Может быть, не стоит? Еда у нас ещё есть.
  Клейн с сомнением оглядел края котлована, затем обступивший его лес. Деревья стояли достаточно густо, но пробраться сквозь заросли, судя по всему, удалось бы без труда.
  - Складывается впечатление, что здесь вообще некуда идти, - сказал Густав. - То есть любое направление абсолютно бессмысленно.
  - Глубокая мысль и совершенно верная, - неожиданно подержал Менард. - То есть это место, куда не хотелось бы влезать, но поскольку ни у кого из нас не хватило ума остаться в сторонке, давайте продолжим творить глупости.
  - То есть, войдём в замок? - уточнил Лоран.
  - Да. Разве тебе неинтересно посмотреть, что внутри?
  Высокие гладкие стены таинственно вздымались над тихой водой. В ярком свете бублика картина выглядела заманчиво бессмысленной. Лоран посмотрел на друзей. Смит критично щурился, Клейн недовольно хмурил брови, но оба, как будто, не видели иного выхода, кроме как посетить встреченное ненароком строение. Илайдж отрешённо созерцал гладь воды и совершенство отражений, скорее всего, сочинял очередную главу и о происходящем вокруг вообще не задумывался. Менард выглядел спокойным. Вряд ли внутри ждут опасности. В конце концов, крепости строят, чтобы защищать от них, а не устраивать новые.
  - Пусто здесь, ни людей, ни машин.
  - Заманчивый светлый покой, - рассеянно подтвердил Менард. - А ведь ты прав, малыш. Мне это тоже не нравится. Давайте не пойдём. Повернём обратно и проверим, не уживёмся ли мы с чёрными. Научим их фортификации и я не знаю, чему ещё. Я за возвращение!
  Менард развернулся и решительно зашагал по дороге. Лоран ещё смотрел с изумлением ему вслед, подбирая мысленно нужные слова, когда синие деревья, обступившие дорогу, затряслись как в лихорадке, и полезли из зарослей не то шипы, не то щупальца, зашипело, как будто вырывался из тысячи сифонов газ. Вампир проворно отпрыгнул, и ни одно из новообразований его не поймало, но жуть происходящего проняла, кажется, даже его бессмертную душу. Он замотал башкой и зафыркал как кот, что на фоне общего шума не вдруг удалось и расслышать.
  - Ну нет покоя усталому человеку! - взревел он, отступая от нежданной напасти короткими скачками. - Ребята, вы не стойте в глубоком раздумье, а делайте ноги. Здесь ещё и отрава какая-то.
  Лоран послушно развернулся и побежал к замку. Клейн догнал его через минуту, он всё ещё недовольно оглядывался на бегу. Смит был рядом даже отрешённый Илайдж и только Менард пятился от угрозы медленно, с любопытством к ней присматриваясь.
  Мост подставил кокетливый горб и все четверо загрохотали по нему ботинками, Менард всё ещё был на берегу. Лоран позволил себе лишний раз обернуться. Шипы не преследовали, возможно, вообще уже скрылись: среди унылой синевы леса их не было видно, да и вообще никакой опасности не наблюдалось, вероятно отравляющий газ не имел цвета. Теперь Лоран сообразил, зачем Менард остался в тылу - чтобы отслеживать границу атакующей волны.
  Засмотревшись, Лоран и не заметил, как оказался на крепостном острове, едва не налетел на гладкую стену. Взгляд поискал ворота или калитку, но ничего не обнаружил. Не было здесь двери. Вообще.
  Лоран опять оглянулся. Плохо выходить в дорогу не только без бластера, но и без противогаза. Впрочем, не стоило произносить это вслух, друзья и так не в лучшем настроении.
  Страха Лоран не ощущал, в конце концов, вампиры способны взлететь и унести смертных товарищей. Зондов в воздухе не наблюдается, хотя могут ведь выскочить в любую минуту. Лоран запрокинул голову, чтобы обозреть небо. Стена уходила вверх, прямая и ровная до невозможности, а выше сияло перевёрнутое чудо, тот самый сад, что видели под стеклом бассейна, ну или нечто очень на него похожее.
  - Ребята, смотрите! Полетим туда!
  - Не выйдет, - ответил Смит. Он ощупывал стену, словно отыскивая кнопку дверного звонка. Я не могу объяснить почему, но это небо сбросит нас, как норовистый конь всадника, а в тот мираж мы всё равно не попадём.
  - А это мираж? Не реальный мир, как в городе?
  - Просто удивительно до чего странные мысли мучают тебя всегда в самый неподходящий момент.
  - Они не странные, это источник моей прозорливости. Ой!
  Последнее восклицании вырвалось у Лорана потому что стена, на которую беспечно опирался, поддалась и он начал падать внутрь крепости. Не иначе поиски вампира увенчались успехом, и сработал некий механизм отпирания входа.
  Машинально подхватившись, Лоран восстановил равновесие, не понадобилось даже поддержки, и шагнул внутрь. Смит уже был рядом, и Клейн, даже Илайдж остался в творческом угаре, но по эту сторону стены. Воздух начал мутиться, заращивая проход, когда к команде присоединился Менард. От него едва заметно пахло - цветами или другим чем приятным, но Лоран отчаянно расчихался и не сразу сообразил, что стена опять закрылась, и вся компания оказалась в полной темноте.
  - Вот где-то я уже это видел, - пробормотал Менард.
  - В гробу каждый день показывали, - сухо отозвался Смит. - Мрак, полный.
  - Негостеприимно, ну да хоть ядовитый газ остался снаружи. Кто-нибудь уже готов поделиться своими соображениями? Смит?
  - Не крепость это, а улей какой-то. Я ощущаю пространство как разбитое на множество мелких, словно соты ячеек.
  - Илайдж?
  Тишину нарушало лишь дыхание смертных.
  - Илья! - повторил Менард, подпустив в голос рокочущих интонаций. Как он ухитрился сделать это практически на одних гласных, Лоран не понял.
  На этот раз вампир отозвался.
  - Согласен со Смитом. Лабиринт. Город.
  - Кто бы сомневался! Ладно, пошли, стоять тут на месте нет никакого смысла.
  Лоран ощутил, как горячие пальцы сомкнулись вокруг запястья и охотно пошёл следом за вампиром, вполне доверяя его водительству. Сзади стучали ботинки Клейна, вампиры, как водится, шли бесшумно. Лоран опасался, что Илайдж, замечтавшись, потеряется в этой тьме, но поразмыслив, решил, что сын такого отца в любом случае не пропадёт.
  Прошли всего ничего, когда Менард остановился.
  - Чего в этом доме нет, так это дверей.
  - Приспособимся, - прозвучал рядом голос Смита. - Тут есть специальный механизм, только его не всегда сразу удаётся обнаружить, но по-моему система стандартная, так что логику схватим и будем передвигаться с комфортом.
  - Знать бы ещё, зачем и куда, - хмуро произнёс рядом Клейн. - Нас специально загнали в эту крепость. Думаю, не пойди мы в правильном направлении, подтолкнули бы ещё раньше.
  - Золотые слова, любимый командир, везде свои правила.
  - То есть, ты предполагал это с самого начала?
  - А что ты хотел? В искусственном мире и хаос выстроен по ранжиру. Ты главное не бойся, я же рядом. Только не говори, что это больше всего и пугает.
  - Есть! - вмешался Смит.
  Он-то занимался делом. Мрак посерел, впереди тьма раздвинулась узкой щелью двери, и все поспешно проскочили в новое помещение, довольно светлое и то хлеб. Лоран подумал, что, быть может, следовало оставаться в первом зале и подождать, когда рассеется ядовитый газ, но судя по всему, шансов на возвращение у них не было. Ну и ладно. Когда плывёшь по течению, быстрее всего достигаешь цели, а главное, противник твёрдо верит, что он всем руководит.
  Дверь неторопливо заволокла проём, и появилась возможность оглядеться. Сравнение с сотами оказалось как нельзя кстати, потому что комната оказалась шестигранной формы. Сквозь низкий потолок проникал слабый свет, хотя никаких его источников разглядеть не удавалось. Самое удивительное, что зал оказался не пуст. У оной стены стояли друг на друге шестигранные же блоки, у другой лежали россыпью такие же, но поменьше.
  - Что это?
  Вампиры отнеслись к вещам индифферентно. Менард сказал, явно из простой учтивости снисходя к любопытству Лорана:
  - Есть это нельзя, да и вообще как-то использовать, так что пусть себе лежит, а мы пойдём дальше. Следи лучше за тем, как Смит находит дорогу. Вот это знание здесь полезно, а табуретки начнём изучать, когда присесть захочется.
  Лоран понимал, что приятель прав. Смит действовал дальше уже довольно уверенно: прислушался к своим ощущениям и выбрал стену. Пальцы легонько прошлись по поверхности.
  - Смотрите! - велел он остальным.
  Лоран вытянул шею и на первый взгляд ничего не заметил, но потом различил вокруг подушечек, там где они касались стены, едва заметное мерцание, словно горячий воздух обтекал кожу.
  - Теперь! - продолжал Смит.
  Он сместил ладонь и мерцание погасло. Лоран шагнул ближе и водрузил на гладкую синевато-серую поверхность собственную пятерню. Обычная шероховатая прохлада, но если сдвинуть в сторону, туда где показывал первый опыт Смит, идёт по коже щекочущая тревога. Лоран непроизвольно вжал пальцы сильнее, и изрядная часть стены тут же замутилась и разошлась как рафинад в кипятке.
  - Ура! У нас теперь есть ещё один проводник! - произнёс Менард и Лоран пожалел, что никто здесь не вправе, учитывая весомость рангов, дать любителю глупых шуток подзатыльник.
  Новое помещение оказалось коридором, шестигранного же сечения. Углы стен были сильно сглажены, как и поворот впереди.
  - Нас начнут гонять по кругу? - сердито спросил Илайдж.
  Складывалось впечатление, что он лишь теперь начал осознавать, что поменял увлекательное и стабильное положение главного в космической тюрьме на полное превратностей болтание в пространстве по чужой воле, вернее, что сделал это напрасно.
  - Это спираль, - сказал Смит. - И ведёт она вниз.
  Оба вампира глянули с острым интересом, и Лоран догадался, что сами они не видят местное пространство так цельно, даже великолепный Менард. Смит действительно оказался в команде на роли проводника. Лоран прислушался к собственным ощущениям, протянул восприятие вперёд вдоль унылых лиловых стен. Отправил себя так быстро, что закружилась голова. Какая-то часть сознания штопором пронеслась по винтовому коридору, ухнула в бездну, а потом мир перевернулся, словно чрезмерно разогнавшиеся качели, и запах цветами.
  Лоран обнаружил себя стоящим в начале пути в окружении друзей, которые вроде бы не заметили его кратковременного отсутствия.
  - Если мы спустимся, то попадём наверх!
  Самого поразила прозвучавшая в голосе убеждённость. Лоран оглядел товарищей. Клейн скептически хмурился, вряд ли одобряя подобные игры с пространством, но Смит сразу поддержал.
  - Вполне вероятно. Механика этого места довольно причудлива.
  - Тогда - вперёд! - подытожил Клейн.
  Уклона не чувствовалось. Пол мягко стелился под ноги, поворот дразнил, оставаясь всё время впереди, как видно геометрию тут знали хорошо. Лоран решил, что так у него скоро закружится голова, но расстроиться по этому поводу не успел.
  Стена справа помутнела, и из неё словно возникая прямо из воздуха, высыпали машины, похожие на крабов, что воевали на берегу. Суставные конечности шевелились с неслышным проворством, шорох возникал, лишь когда панцири тёрлись друг о друга. Весь этот механический муравейник замельтешил, словно сбился с пути, и хотя ростом крабы не превышали полуметра, пробираться сквозь них не тянуло.
  Смит брезгливо отстранился, когда один из крабов подбежал слишком близко, а Клейн не успел. Клешня слегка коснулась его ноги, но этот мимолётный контакт имел сокрушительные последствия. Словно получив неслышную команду, все механизмы бросились в атаку. На Густава, оказавшегося впереди всех, напало сразу три. Один вцепился в голень, другой взлетев по его спине, ударил в грудь. Третий царапал штанину, норовя, видно, забраться повыше. Ругаясь, Клейн пинал их ногами, пытался бить кулаком, но эти бестии держались цепко.
  Лоран кинулся на помощь, но Смит опередил. От ударов высшего вампира ближайший краб раскатился на запчасти, у другого панцирь вмялся внутрь, отчего он, бросив добычу, принялся уныло крутиться на одном месте. Третьего отфутболил в гущу механизмов подоспевший Менард. Даже Илайдж проявил явный интерес к событиям. Три вампира, оттеснив Лоэ и Клейна за спину, кинулись в драку, если можно так назвать сражение с роботами.
  Грохот ударов, скрежет ломаемой техники, короткие реплики, смысл которых ускользал от сознания. Машины упорно атаковали. Менард, Смит и Илайдж отбивались. У всех троих было при себе захваченное из разбомблённого города оружие, но никто не стрелял, верно, опасались рикошета. Клейн тоже за свой пулемёт не хватался, но он, скорее всего, просто берёг боезапас. Менард первым обнаружил, что брюхо краба защищено гораздо слабее спины и начал переворачивать роботов, с тем, чтобы без помех добраться до шестерёночных внутренностей. Смит и Илайдж мигом подхватили его почин, и через считанные минуты кроме слабо шевелящегося хлама в коридоре ничего не осталось.
  - Ходу! - воскликнул Менард. - Пока новые не набежали.
  - Лучше бы ты молчал! - сказал ему Смит.
  Лорана подхватили сразу с двух сторон и буквально перебросили через устроенный вампирами склад металлолома. Клейн прыгнул следом, но и его полёт вампиры успели подкорректировать, потому что куча и впрямь вышла большая, да ещё раскатились довольно далеко разные винтики, некоторые приличных размеров.
  - Вот почему вампиром быть лучше, - вполголоса, но так чтобы смертные его расслышали, пробормотал Илайдж.
  Дальше бросились бегом, потому что пророческие слова Менарда звенели во всех ушах, и худшее, естественно, начало сбываться почти сразу. В этом коридоре, который плавно завиваясь, уходил и уходил в никуда, невозможно было оценить расстояние, но по прикидкам Лорана осталось за спиной меньше оборота, когда стена в очередной раз распахнулась и выпустила новую напасть.
  Сначала Лоран подумал, что это опять механизмы, ну кто живой мог существовать в этой стерильной до идиотизма крепости, но змеи, а скорее всё же, огромные черви, ползли слишком хаотично, да и запашок шибанул в ноздри почти сразу. Под шероховатой кожей перекатывались внутренности. Мордочки, похожие на скрученную в узел простыню, слепо тыкались в поисках дороги, самые крупные монстры достигали несколько метров в длину, да и толстые были, ладонями не обхватишь.
  - Кто поскользнётся - тот слабак! - закричал Менард, его настроение, заметно улучшалось.
  - На чём? - спросил Лоран.
  - Ну это я сейчас обеспечу.
  Смит прошипел что-то, чего смертные не поняли, но вряд ли Менард всерьёз намеревался осуществлять свою угрозу. Во что превратиться чистенькое покрытие если потроха этих червяков растекутся и разбрызгаются во все стороны, Лоран представлял. Некстати затошнило. Менард прыгнул через преграду, сложившись как бегун над барьером, а едва стал на ноги по ту сторону растёкшейся нечисти, крикнул:
  - Давай!
  Лоран и не заметил, как Илайдж оказался посередине потока, зато почувствовал, что взлетает сам. Смит кинул его как вещь, оставалось радоваться, что свод достаточно высокий и не удастся пропахать его лбом. Илайдж подхватил, швырнул дальше, прямо в нежные объятия смеющегося Менарда, который, впрочем, сразу отпихнул приятеля, чтобы поймать Клейна. Побежали дальше, и вскоре исчезли за изгибом стены мерзкие создания, и почти растворился их запах.
  - Может нам попробовать найти боковую комнату, а не только разбираться с тем, что отовсюду вылезает? - предложил Лоран. - Смит, что скажешь?
  Все пятеро остановились, насторожённо оглядываясь.
  - Ты надеешься отыскать там что-то полезное? - уточнил Менард. - Другой выход или окно, чтобы полюбоваться пейзажем?
  - Наоборот, вижу их смутно, но попытаться стоит. Меня настораживает этот бег по спирали.
  Смит уверенно шагнул к стене и примерился в поисках отпирающего механизма.
  - Интересно, - спросил в пространство Лоран. - А пакости в коридоре для нас приготовлены через определённые промежутки времени или пространства?
  - А умно ведь, - пробормотал Илайдж, поглядев на смертного в новым интересом.
  - Элементарная предусмотрительность.
  Лоран почувствовал, что сейчас покраснеет. С этой стороны он похвалы никак не ждал. Смит, между тем, нашёл кнопку, и очередная хитро устроенная дверь разошлась, пропуская компанию в совершенно пустое обширное помещение. Сверху лился тусклый синеватый свет, а пол выглядел прозрачным и под ним словно колыхались волнуемые течением водоросли. Деталей Лоран не разглядел, но войти рискнул только вслед за уверенно ступавшими вампирами. Ничего интересного более внутри не нашлось. Другой выход, по словам Смита, был, но на попытки им воспользоваться, никак не реагировал. Что интересно, дверь, сквозь которую друзья попали сюда, не затянулась у них за спиной, как это всегда бывало прежде, а так и зияла аккуратным проёмом.
  - Намёк ясен! - усмехнулся Менард. - Зовут дальше в бой. Может быть, расположимся здесь на ночлег. Интересно, неприятности подождут или приползут за нами самостоятельно?
  - А мысль недурна, - согласился Клейн. - Отдохнуть полезно. Заодно испытаем терпение здешней механики.
  На том и порешили. Лоран укладывался на прозрачный пол с невольным трепетом, но заснул сразу.
  За эту самовольно устроенную командой ночь, никто не потревожил. В странной крепости царила тишина, открытый проём аккуратно сиял более ярким коридорным освещением. Проснувшись, Лоран уставился на него, испытывая замешательство, словно в забытье ему открылась некая истина, смысл которой было бы недурно припомнить наяву.
  Клейн тихо дышал рядом, а три вампира, собравшись в кружок, общались почти неслышно на своём шипящем наречии. С тех пор, как выяснилось, что Смит и Менард не близнецы, Лоран постепенно находил между ними всё меньше сходства, то есть чертами лица они по-прежнему отличались не более чем родные братья, но разность натур проступала всё яснее. Илайдж пока оставался загадкой. Лоран его не чувствовал, лишь подозревал, что много скрытого содержит эта душа, да и Марин любил сына, и подружиться с ним стоило.
  Пробуждение смертного товарища вампиры сразу же заметили. Илайжд покосился золотисто сияющим глазом, Смит глянул, как всегда, чуть сдвинув озабоченно светлые брови, Менард посмотрел с весёлым интересом. Лоран подумал, что привыкнув вот так к постоянному присутствию рядом этих загадочных существ, во многом утратил остроту восприятия, а по уму, если, расслабляться не следовало. То есть помнить, что вампиры друзья, но и про клыки не забывать.
  Почему вдруг пробило на философскую осторожность, он не понял, но жизнь требовала немедленного в ней присутствия, а не отвлечённых рассуждений, так что следовало приняться за невкусную еду и идти дальше.
  Ответ на вопрос, по времени или пространству распределены заготовленные для визитёров гадости, команда получила весьма скоро. То есть едва прошли десяток метров, как неведомо откуда пополз по ногам тусклый туман, плотный настолько, что ноги при ходьбе ощущали сопротивление, не такое заметное, как если бы это была вода, но всё же. Субстанция поднималась не выше колен, но как-то пугала. Безбашенный Менард наклонился и поддел туман ладонью. Клок легко отделился и замерцал тускло-лиловым. Смит и Клейн окинули экспериментатора одинаково неодобрительными взглядами, а Илайдж заинтересованно, сунулся ближе. Отец неуловимо быстро метнул добычу в лицо сыну, тот молниеносно увернулся, оба довольно засмеялись.
  Наблюдая за вампирами, Лоран тоже отстал от шагавших впереди Смита и Клейна. Короткий вскрик Густава застал врасплох. Глянув в ту сторону, Лоран успел только увидеть, что оба, верон и вампир, неудержимо проваливаются в туман, как под воду. Менард и Илайдж кинулись на помощь, но канули в лиловой мути, так и не достигнув друзей. Лоран на миг остался один, но не успел толком испугаться, как пол растворился и под его ступнями. Мелькнуло напоследок тусклое освещение коридора и глаза застил туман. Лоран зажмурился, опасаясь, что он ядовит, задержал дыхание.
  Он ничего не видел и не слышал, но чувство неумолимого скольжения вниз, как по ледяной горке не покидало, так и надежда, что туман кончится раньше, чем кислород в лёгких. В груди нестерпимо болело, и Лоран уже твёрдо решил вдохнуть наружную среду, какой бы она ни была, когда падение прекратилось так резко, что челюсть едва не отпала сама собой.
  - Поднимите мне веки! - мрачно возгласил Менард где-то над ухом и тут же добавил нормальным голосом: ќ- Или сам поднимешь?
  Лоран судорожно вдохнул и открыл глаза. Он не сразу сообразил, где оказался: в готическом соборе или каком-то другом неприятном месте. Тона вокруг преобладали мрачные, а глубокие тени и тусклый свет расчерчивали пространство так густо, что сообразить, где реальность, а где видение никак не удавалось.
  Порадовало, что все друзья оказались рядом. Смит озабоченно заглядывал в лицо, Менард скалился за его плечом. Илайдж озирался с видом естествоиспытателя, попавшего в карстовую пещеру, Клейн сидел на полу, потирая ушибленный локоть. Сам Лоран не помнил, как приземлился, вероятно, поймал кто-то из вампиров. До чего же удобно, когда они существуют в той же вселенной!
  - Что это? Мрачные подвалы, где ждут неведомые испытания?
  - В точку, - откликнулся опять Менард, хотя Лоран пытался пошутить. - Подземный зал славы или что-то в этом роде. Любопытное место, но последнее, куда хотелось бы попасть.
  Глаза немного притерпелись, и Лоран смог оглядеться. Пожалуй, Менарда можно было понять. Огромное, судя, по всему помещение заполняли статуи или макеты не то живых существ, не то диковинных машин, не то гибрида одного с другим, а может быть, всего понемногу. Иные занимали грубой работы постаменты, другие стояли просто так. На шероховатом полу валялась всякая мелочь размером с крысу или некрупную собаку, да и некоторые из больших изваяний выглядели опрокинутыми, хотя судить об этом было сложно.
  Лоран поглядел наверх. Потолок, вероятно, сводчатый, терялся во мраке, там едва заметно колыхались полотнища, похожие на флаги. Свет проникал через множество стрельчатых окон, оказавшихся при ближайшем рассмотрении фальшивыми.
  - Сложное место, если придётся вести здесь бой, - хмуро произнёс Клейн. - Надо уходить.
  Лорана волновало другое:
  - Откуда же мы упали? - спросил он, вглядываясь во тьму над головой. - Я не помню, чтобы летел с такой высоты, всё время скользил по чему-то гладкому, не слишком быстро.
  Ответил Смит:
  - Пространство тут упаковано странно, хотя если присмотреться, то довольно банально. Густав прав, надо уходить. Мы примерно в центре этой выставки, так что полезно прикинуть, какое направление окажется удачным, если об этом вообще может идти речь.
  - Ты ориентируешься лучше всех, - сказал Клейн. - Так что просто следуй своей интуиции, а мы пойдём за тобой.
  Менард одобрительно кивнул, но тут лицо его напряглось, а взгляд недобро сосредоточился. Проследив за ним, Лоран даже несовершенными человеческими глазами различил неясное движение за дальними скульптурами.
  - Там тоже! - сказал Илайдж.
  Оказалось, что он смотрит в противоположную сторону.
  - Со всех радиусов, - мрачно подтвердил Смит. - Нас окружили.
  
  
  
  Глава 13
  
  Оружие команда прихватила, но вот выручит ли оно, судить было рано. Пока противник, если явился он, мелькал далеко, так что при смутном освещении Лоран видел лишь неясные тени. Вампиры обладали куда более совершенным зрением, и уже через мгновение довелось наблюдать изумление, выраженное на всех трёх лицах по-разному, в зависимости от темперамента. Смит вглядывался насторожённо, тревожно сжимал рот, Илайдж недоверчиво-брезгливо морщил верхнюю губу. Глаза Менарда сияли весёлым удивлением, он улыбался. Плохо зная Илайджа, но хорошо остальных, Лоран сделал вывод, что опасность грозит нешуточная.
  Громоздкие скульптуры давали укрытие не только команде, но и противнику, сильно ограничивали обзор. Стрелять или погодить, пока оставалось неясным.
  - Вдруг у них мирные намерения? - высказал предположение Лоран, поглядывая на решительные черты Клейна. Очень хотелось увериться в своём предположении, но надежды было мало.
  - Нет! - твёрдо сказал Густав. - Они грамотно используют пространство, это нападение.
  - Сейчас я их проверю на пулепробиваемость! - предложил Менард.
  Он вскинул своё оружие и весело прищурился. Суда по тому, что понадобилось несколько долгих мгновений, будущая жертва двигалась достаточно проворно, но сухой щелчок выстрела всё же последовал и вслед за ним победный вскрик:
  - Есть!
  Два других вампира немедленно взялись за свои автоматы, Клейн тоже и лишь Лоран их примеру не последовал. Он отдавал себе отчёт в том, что лишь даром потратит боеприпас. Враги подкрались достаточно близко, а он всё ещё видел неясные мелькающие тени и не различал силуэтов, хотя показалось на миг, что похожи эти существа на людей, только одетых в странные костюмы. Ясность не наступала до того момента, пока Менард не воскликнул азартно после очередного попадания:
  - Ах вы, звёздочки-колёсики! Не нравятся мои пули! Это вы ещё моей болтовни не слышали!
  Озарило, как это бывает, когда накопленная информация даёт решение проблемы, внезапно и словно ниоткуда, хотя подспудная подготовка шла давно и упорно. Лоран увидел, что противники действительно похожи на гибкие проворные пятиконечные звёзды, которые не бегали и не прыгали, а живо перекатывались, опираясь на лучи. Где у них голова, руки, ноги, если это есть вообще, он пока не понимал, но видел, с какой мягкой неслышной жутью существа скользят между скульптурами и невольно отступил за спину Менарда. Нет, пулями он делу не поможет, тут потребны иные ресурсы. Надо лишь подстроиться, поймать ритм. Внутри послушно билась энергия, словно открылось второе сердце. Лоран глубоко вздохнул.
  Для начала он решил не бить изо всех сил, а действовать осторожно. При таком способе передвижения у звёздочек должны быть проблемы с равновесием. Вот что следует учесть в первую очередь. Толчок! Намеченный объект, а живые перед ними существа или роботы, всё ещё было непонятно, сбился с курса и завертелся на месте. Пуля Менарда тут же смела его к подножию дальнего постамента. Как корчится уничтоженное ими это, Лоран прослеживать не стал. Он включился в работу. Менард мгновенно подстроился под его ритм, а потом рядом оказался Клейн. Верон обладал отличной реакцией, но вампирам в этом всё же уступал, и Менард спихнул его на своё место, чтобы предоставить для расправы объекты полегче.
  Сражение шло в почти полной тишине, если не считать сухих щелчков выстрелов, да изредка азартных вскриков, которые позволяли себе Клейн и Менард, но удержать волну атаки надолго не удалось. Звёзды оказались совсем близко, лиловато-серые, унылые как всё здесь. Лоран уже различал и детали, только не вникал в их суть. Страх поднялся волной, заточив эмоции. Жуткое предчувствие рукопашной оголило нервы. Менард первым отбросил бесполезное оружие и бросился убивать.
  Лоран едва различил распластавшегося в прыжке вампира, но успел уловить, как тот подстроился под катящийся ритм, и тотчас противник осел вялой грудой. Куда там бил или кусал милый Марин, разбираться стало некогда. Лоран услышал как со стороны собственные крики, когда принялся расшвыривать звёзды короткими толчками энергий. Зудели пальцы, кровь стучала где-то в ушах, холод давил горло. Вот прямо перед глазами взметнулись лиловые лучи, мелькнул оскал гротескного лица, не успевая сосредоточиться, Лоран врезал просто кулаком, запоздало сообразил, что так может ненароком сломать руку, но костяшки стиснутых пальцев уже погрузились в резиновую плоть, и существо откатилось к памятнику с нависшей над телом непропорционально большой головой.
  Следующая звезда замешкалась, и Лоран смог отследить, как поверженная им пытается старательно подняться, но не попадет в координацию и лишь вихляется, как перекошенное велосипедное колесо.
  - Пентаграммы нападают - что-то мистикой запахло! - азартно закричал рядом Менард. - Или кабалистикой, я не разбираюсь.
  - Надо куда-то отступать! - это голос Клейна. - Мы тут не можем вечно геройствовать.
  Кто-то что-то говорил ещё, но Лорану стало не до того. Он ударил в луч очередное возникшее слишком близко существо, но не сбил с конечностей, а лишь развернул, и прямо перед глазами опять мелькнуло это лицо на пузе, казавшееся грубо намалёванным как элемент устрашения. Что оно настоящее, Лоран узнал через мгновение. Совсем съехались в щёлки и без того вытянутые глазницы зато распахнулся необъятный рот. Существо ростом было примерно с человека так что эта пасть, похожая на бездну, оказалась напротив живота или даже ниже. Страшась за столь важное естество, Лоран отпрянул и, торопясь, ударил с разворота ногой, но ступня соскользнула с податливой челюсти, голень, а затем и колено исчезли в чёрной дыре.
  Пасть схлопнулась, жадно облепившись вокруг бедра, вытаращились бессмысленные глаза. От страха так пробило в пот, что, казалось, одежда смоется с тела, но Лоран продолжал бороться. Прекрасно понимая, что крики не помогут, он сосредоточился и ударил прямо в глаза. Импульс от испуга вышел необычно сильным и почти точечным, полетели во все стороны склизкие брызги. Не зная, помогло или нет, но не собираясь медлить, Лоран принялся месить тулово кулаками, почувствовал, как отпускает жадный рот и тут ещё один разинулся прямо над головой, пришлось и его встречать чем придётся. В суматохе этого нелепого боя, Лоран уже не сообразил как достал второго противника, но сумел вывернуться от обоих, отскочил от неопрятной груды.
  Пострадавшая нога болела и подвихивалась, но в целом он был в норме, поспешно оглядел поле боя.
  Рядом Менард раскидывал врагов. Наседали рьяно, и Лоран сообразил, что приятель отвлёк на себя и то, что должно было достаться ему, выручил как мог, хотя даже высшему вампиру приходилось поворачиваться, а не зевать по сторонам, так плотен оказался натиск. Других товарищей Лоран не увидел, лишь доносилась иногда ругань Клейна. Бранится, значит, ещё жив.
  Лоран отскочил с траектории атаки и запустил льдинкой ещё одно существо, крутясь, оно улетело в проход.
  - Отступаем! - крикнул Менард. - Держись ближе и не отставай, а то Смит там волнуется!
  Глаза вампира сверкали бешеными алыми огнями, скалились испачканные слизью клыки, одежда зияла дырами, мелькало в них белое тело.
  - Я тоже переживаю! - пробурчал Лоран, но поспешил туда, куда тащил Менард.
  Плечом к плечу друзья пробились сквозь мешанину непонятно откуда берущихся существ, и вот впереди в гуще другой схватки Лоран разглядел троих товарищей. Оба высших вампира бились с ожесточённой яростью, но и Клейн почти не уступал им, круша врага чем придётся.
  - За мной! - крикнул Менард, прокладывая себе путь.
  Лоран приказ выполнил сразу, за спиной императора вампиров оказалось довольно спокойно, лишь изредка приходилось отбиваться от случайных пентаграмм. Сберегая силы, Лоран отбрасывал их короткими точными импульсами. Управление своим экстрасенсорным талантом давалось ему всё легче.
  Смит и Илайдж составляли арьергард отряда, Клейна затолкали в середину, давая возможность немного перевести дух. Густав тяжело дышал, ему-то биться приходилось голыми руками.
  Менард упорно двигался вперёд, демонстрируя чудеса проворства и ожесточения. Лорану показалось, что врагов впереди стало как будто меньше и он ощутил проблеск надежды, как вдруг движение сбоку отвлекло внимание. Одна из скульптур, изображавшая нечто вроде человека на тонких ножках, но с огромным торсом и длинными руками в буграх мышц, повернулась на постаменте и слепо взмахнула конечностями.
  - Ну кто бы сомневался! - воскликнул не упустивший этого зрелища Менард.
  На поползновения одного изваяния ещё можно было не обращать внимания, но шевелиться начали и другие и, судя по проклятьям Клейна не только по ходу движения отряда, но и в тылу. Ближайшую статую Лоран завалил без труда, так как у такого существа не могло не быть проблем с равновесием. Она упала, раздавив не успевшую увернуться звезду, но следующие изваяния выглядели пропорциональнее и Лоран впервые всерьёз усомнился в том, что команда сможет пробиться. Против массы и количества могли не выстоять даже проворные и неутомимые высшие вампиры.
  - Живее! - прошипел Менард.
  На фоне грохота, который подняли монументы, его призыв прозвучал неожиданно отчётливо. Легко сказать! Глядя на огромную скульптуру, похожую на шестиногую свинью, Лоран усомнился, что получится хоть как-то. Вампир вырвался вперёд, прыгнул на чудовище. Неужели собрался бить? Махина в два раза выше него ростом и раз в двадцать тяжелее, да и то если из плоти, а не гранита, но Менард запрыгнул на спину зверюги, принялся постукивать каблуками, словно ему пришла охота станцевать чечётку.
  Зазевавшись на причуды вампира, Лоран пропустил нападение звезды, точнее двух сразу, одна сбила с ног, другая уже разинула пасть, целясь сжевать голову и пришлось поработать и сверхчувствием и кулаками. От страха импульс оказался так силён, что вынес звезде заднюю стенку. Сквозь эту дыру, как в зрачок камеры Лоран увидел пляшущего на спине свина Менарда.
  Странно, но зверь заметно реагировал на эти явно бессмысленные действия: метался, раскачивался, давя и сметая своих же союзников. Лоран понял, что надо прорываться к сумасшедшему вампиру и сшиб ногой вторую звезду едва она начала разевать пасть. Оказавшийся рядом Смит помог подняться, а потом воздел в воздух и спустя сладкое мгновение полёта Лоран оказался в объятиях Менарда.
  Сообразив, что вот сейчас на попечение Марина свалится ещё и Клейн, Лоран тут же отстранился, с трудом удерживая равновесие на могучей, ходящей ходуном спине. Свин оказался одной из самых крупных фигур в зале, и вид сверху открывался потрясающий. Потоки лиловых сумасшедше катящихся звёзд, бредущие сквозь них чуть более светлые скульптуры, косой свет из фальшивых окон и стены без признаков дверей. Бежать, но куда? Спасаться, но где?
  Рядом были уже все. Клейн даже ухитрялся что-то сердито втолковывать Менарду, слов его Лоран за шумом не разбирал, да и не особенно интересовался. В этой безумной пляске сумасшедших фигур выжить можно было только на интуиции, потому что разум пасовал, не его это было дело.
  - Полезно вот так иногда приподняться над суетой, - сказал Менард. - Есть какие-то мысли о том, что нам делать дальше?
  - Летать тут нельзя, - хмуро отозвался Илайдж. - Эти гобелены немедленно начнут шинковать воздух острыми краями своих полотен. Без людей мы бы, конечно, справились, но смертные вечно всё портят.
  - Иногда даже и обед, но сейчас не об этом. Смит?
  - Я пока не вижу выхода. Кругом словно монолит. В нём есть каверны, довольно большие, из них валятся на нас звёзды, но они ниоткуда не пришли, а просто хранились там до поры.
  - Всегда есть выход! - упрямо произнёс Клейн. Его слова Лоран разбирал хуже, Густав не умел, как вампиры, выбирать в шуме среды свободную нишу и простирать голос именно по ней. - Можно телепортироваться, если другие способы исчерпаны.
  - Здесь пространство так искривлено, что даже Марин может не вытащить тебя после прыжка, слишком он окажется сложным, - сурово сказал Смит. - Надо искать другой путь. Он есть, просто мы его ещё не видим.
  На физиономии Илайджа появилось постное выражение из разряда " я вам говорил". Что именно он имел обыкновение повторять, уточнять не имело смысла.
  Лоран слушал перепалку, но почти в неё не вникал. Внутри клокотала незнакомая, немыслимой чистоты энергия такой силы, что казалось лёгкие сплавятся с сердцем. Она подпирала горло, мешая дышать, и словно поднимала разум над равниной обыденности.
  - Смит, - тихо, боясь её расплескать, спросил Лоран. - Ты хочешь сказать, что объём замкнут?
  - Именно так.
  - Значит, все эти монстры ниоткуда не поступают, просто находятся здесь?
  - Верно.
  - Тогда у нас только один выход - убить всех.
  Даже три вампира огляделись с сомнением, Клейн покачал головой:
  - Мы не справимся.
  - Но мы должны. Они не живые, это просто механические игрушки. Надо их одолеть. Может быть, не разрушить, а просто выключить.
  Лоран повернулся к Менарду:
  - Марин, ты ведь управляешь этой свиньёй. Как ты это делаешь?
  - Как дурак. Просто мне кажется, что если в определённом ритме постучать каблуками, то скульптура будет двигаться в нужном направлении. Правда я не знаю, куда её гнать, так что вероятно, она просто бегает по кругу.
  Звёзды метались внизу, дотянуться до команды не могли, но время от времени свин налетал на другие статуи, от чего изрядно сотрясался. Удерживаться на его спине без помощи ловких вампиров было бы проблематично. Лоран не отвлекался от пустяков, просто время от времени пальцы Смита возникали где-то возле локтя, придерживали, отпускали. Ничего особенного всё нормально. Думать надо, здесь слишком много морд, чтобы бить каждую.
  - Марин, надо отыскать новый ритм!
  - А! - сказал Менард. Он по обыкновению выглядел безмятежным, словно происходящее вокруг было нормой жизни. Глаза засветились любопытством. - А малыш прав. Это может сработать! А капелла!
  Он царственно огляделся, затем чуть запрокинул голову к потолку, с которого, вяло шевелясь, свисали полотнища, обозванные Илайджем гобеленами, и запел.
  Это было так неожиданно, что Лоран растерялся. Менард начал негромко, так что едва перекрыл ближайший шум. Он пел известнейшую арию, но от волнения и необычности происходящего Лоран никак не мог вспомнить ни автора, ни название оперы. Просто глубокий бас уверенно вёл мелодию, а потом начались очередные чудеса. То есть Лоран, конечно, знал, что его приятель владеет голосом так, как доступно далеко не всякому вампиру, но никогда не предполагал, что диапазон способен сочетаться с такой мощью.
  Звук нарастал, Лоран увидел, что Клейн смотрит на солиста, разинув рот, и сглотнул несколько раз. Показалось, давление потихоньку расплющит голову. Лица Илайджа и Смита, двух ещё более чувствительных к звукам вампиров, страдальчески сморщились. Менард пел самозабвенно, а потом Лоран понял, что голос его постепенно становится выше, Взбирается по лесенке нот, стремясь к верхам. Резонаннс, вот что искал несносный вампир и ловушка сработала.
  Лоран ощутил, как едва заметно завибрировала под подошвами спина свина. Сейчас! Главное поймать нужный момент. Лоран вдохнул. Он почти не умел петь, но и не требовалось. Достаточно было просто отпустить энергию, что копилась в груди, соединить её с голосом вампира, насытить его ещё больше. Лоран не понимал, что и как с ним происходит, подобное случилось впервые, но дуэт обрёл такую мощь, что сердце затрепыхалось как птица, а из глаз брызнули слёзы.
  Опора рухнула вниз, но Лоран не отвлёкся, зная, что его подхватят. Менард так и совсем не обращал внимания на окружающее. Подлинный артист, он переселился в свой голос и мягко спрыгнул на пол зала, когда рухнул служивший им пристанищем свин.
  Статуи падали вокруг, давя друг друга и не успевшие увернуться звёзды, грохот почти перекрыл это безумное пение, но Менард не сбился ни на миг. Команду вновь атаковали, но Клейн, Илайдж и Смит целиком взяли на себя оборону, защищая занятых другим делом товарищей.
  Менард забрался ещё выше, и Лоран едва не задохнулся от пронзительности происходящего. Вяло отмахнулся кулаком от мелькнувшего в непосредственной близости луча, но нить мелодии не потерял, а потом и звёзды начали оседать под напором силы. Лоран видел краем глаза, как они валились, словно сдувшиеся игрушки. Два вампира и Клейн ещё насторожённо озирались, но не с кем было драться. Ещё недавно полный движения зал превратился в поле отгремевшей брани. Всё замерло, не остановился только Менард.
  Он снизил силу звучания своего уникального голоса, и Лоран уже не присоединял к нему свою, стремясь только отдышаться, но концерт продолжался. Вампир не отказался от задуманного, взбирался по нотам, и голос звучал уже так высоко, что трепетали нервы. На самой чистой сияющей ноте финала сверху, словно полотнища занавеса начали валиться забытые всеми в пылу событий гобелены. Плавно и беззвучно они скользили вниз. Лоран отвёл тот, что летел прямо на команду и поразился той уверенности, которую обрела его психокинетическая энергия. Прежде он уже харкал бы кровью, а сейчас ощущал, что силы не только не истратились, но их прибыло, словно научился подпитываться у окружения, да возможно, так оно и было.
  Менард вытянул последнюю ноту, и мгновение ещё стоял неподвижно, словно зачарованный собственным вокалом, лишь потом опустил взгляд на такую прозаическую вещь как команда Клейна. Аплодисменты прозвучали так дружно, словно все сговорились, и несносный вампир раскланялся, притом так привычно, что Лоран заподозрил в нём пусть в прошлом и временного, но собрата по цеху.
  Даже Клейн подарил улыбку:
  - Концерт был хорош, и результат порадовал.
  - Я не справился бы без поддержки Лорана. Вот кто главный герой, - Менард поклонился отдельно, причём без тени насмешки. - Наш малыш очень вырос за прошедшие годы, надо отдать должное.
  Лоран ощутил, что краснеет и поспешил отвлечь внимание от своей особы.
  - Давайте лучше посмотрим на результат.
  В зале теперь царила тишина, почти неприятная после царившего только что шума. В синеватом искусственном свете зрелище предстало странное. Попадавшие как попало скульптуры, пустые кубы постаментов, бесформенные холмики сдувшихся как лопнувшие пузыри звёзд. Чтобы оглядеться, залезли на бок так верно послужившего команде свина.
  - Просто хочется ещё раз убедить себя, что это не трупы, - пробормотал Лоран.
  - Ну лопать их точно нельзя, - беспечно отозвался Менард. - В смысле употреблять в пищу.
  Смит сказал рассудительно:
  - Любопытно было бы узнать, как всё это работает.
  - И не восстанет ли опять! - пессимистично напомнил Клейн.
  - Маловероятно. Ребята им всю электронику вынесли, - успокоил Смит.
  Он уже склонился над небольшой статуей и успел найти доступ к её внутренностям. Хотя это всё же были не трупы, ближе никто не подошёл. Илайдж помалкивал с отсутствующим видом, должно быть, сочинял очередную главу.
  Смит управился быстро.
  - Не знаю, чем вы его достали, но без ремонта тут не обойтись. Наверняка остальная машинерия в таком же плачевном состоянии, так что можно искать путь наружу, не обращая больше внимания на весь этот хлам.
  - Ты видишь выход? - полюбопытствовал Менард. - Я нет, но мои сенсоры после концерта вообще временно оглохли, а Илайдж никогда не был силён в пространственной локации.
  - Не вижу я выхода, - хмуро сказал Смит. - Хотя после того, как мы всё здесь сломали, он доложен бы открыться.
  - И пол под ногами растворяться не хочет.
  От беспечного замечания Илайджа сделалось как-то неуютно. Лоран глянул вниз и подумал, что падать куда-то в компании хлама, что они наваляли, как-то не тянет. Это потухшие звёзды выглядели как мягкие тряпочки, а статуи ничуть не утратили объёма и твёрдости. Клейн, как видно, думал о том же.
  - Если у нас военный совет, то лучше провести его в более уютном месте, где-нибудь в сторонке или в одной из ниш, про которые говорил Смит. Раз они сейчас свободны, мы вполне можем занять одну.
  Смит молча зашагал сквозь разгромленный зал, лавируя между статуями и брезгливо перешагивая, а то и перепрыгивая через груды звёзд. Лоран привычно поспешил следом. За спиной препирались, но он не прислушивался. Тревога гнала вперёд, казалось, пол уже плавится, прожигая подошвы.
  Опасения, впрочем, временно оказались излишними. До стены добрались без приключений, если не считать ушибленной по рассеянности коленки. Ряд проёмов темнел в гладкой поверхности, все они выглядели совершенно одинаковыми, но Смит без колебаний выбрал один из средних. Лоран позавидовал его уверенности, сам бы завис надолго, но к счастью, не он шёл во главе отряда.
  Внутри оказалось довольно темно, весь свет проникал из покинутого зала. Менард задержался в проёме, брезгливо оглядел косяки, а потом подтащил ближайшую не слишком большую по размеру статую и бросил в проходе. Как понял Лоран, чтобы она заклинила дверь если та вздумает закрыться. Трудно было сказать, сработает ли такой простой приём против местных развитых технологий, но попытаться стоило. Клейн одобрительно кивнул, похоже, именно этот момент обсуждали, пока шли сюда.
  Лоран устал, поэтому сел на ту часть скульптуры, что оказалась внутри комнаты. Ноги сразу загудели, словно лишь теперь вспомнили, что их непозволительно долго эксплуатируют. Илайдж на этот раз не отпустил никакого замечания про несовершенство смертных и бесконечное великолепие вампиров: то ли устал от собственного нытья, то ли обдумывал очередной поворот сюжета.
  - Привал! - распорядился Клейн. - Нам следует отдохнуть, перекусить, да и обсудить положение, в котором оказались.
  Он сел у стены, задумчиво положив рядом рюкзак с припасами. Менард поглядел сверху вниз:
  - А есть о чём говорить? Выхода-то пока нет.
  - Марин, а тебе по душе идти только туда, куда пускают, да ещё и ждать позволения?
  Стрела попала в цель. Вампир выпятил подбородок, скулы напряглись.
  - Я слушаю.
  - Дверь - не единственный путь из одного помещения в другое.
  Клейн пристроил между колен свой мешок и бережно достал солидных размеров блин с рифлёными краями. Лоран вытянул шею, чтобы лучше видеть. Вампиры взирали сверху с одинаковым удивлением, даже Смит.
  - Что это? Консервная банка? - полюбопытствовал Менард.
  - Это мина, - ответил Клейн. - В том бестолковом городе оказалось много полезных вещей, они и сами не в курсе, какими сокровищами располагают. Когда тут всё разрушим, вернёмся туда и возьмёмся за это балаган всерьёз.
  - Ух ты! - сказал Менард, а Илайдж коротко рассмеялся, словно вполне одобряя и намерения смертного, и его немалую распорядительность.
  Смит деловито присел рядом, и Густав начал посвящать его в технические подробности, непонятные или скучные всем прочим. Лоран понял, что ему тоже интересно, можно ли тут всё взорвать или местная архитектура слишком упруга и пластична для грубого вмешательства. В любом случае следовало попытаться. Судя по объёму мешка, в нём могли найтись и другие полезные запасы
  Лоран опасался, что трудности возникнут при выборе места будущей диверсии, но Смит опять-таки без малейших колебаний ткнул пальцем в стену напротив двери. Лоран попробовал мысленно проникнуть туда, за границу сред, но наткнулся на откровенную неясность и решил, что не видит пространство потому, что недостаточно уверен в себе.
  Есть и отдыхать сразу всем расхотелось. У Клейна, видно было, пальцы зудели от нетерпения, и останавливать его никто не стал. Команда укрылась в дальнем складе, а Илайдж, получивший подробные инструкции остался, чтобы активировать заряд.
  В те короткие мгновения, что оставила до взрыва нечеловеческая скорость вампира, Лоран попытался представить последствия, но конечно же, ничего не успел. Заряд сработал почти в тот самый миг, когда Илайдж присоединился к команде. Гул растёкся по залу, дробясь и отскакивая от препятствий, тело ощутило болезненную дрожь, а потом настала тишина.
  
  
  
  Глава 14
  
  Первым из укрытия высунулся Менард. Оглядев доступный этому процессу горизонт, он непонятно усмехнулся и шагнул в сторону, давая дорогу остальным. Лоран поспешил занять его место, вполне уверенный в том, что это безопасно. Из помещения, куда Клейн заложил мину тёк с угрожающей неспешность розовый туман или дым. Странная субстанция постепенно заполняла пространство, гася поверженные скульптуры и сдутые мешки звёзд.
  - Полезем туда? - спросил Менард, обращаясь, вероятно к Клейну.
  - Вряд ли это продукты взрыва, - осторожно ответил Густав.
  - С нами смертные, для которых облако может представлять опасность, - чопорно произнёс Илайдж.
  - Сынок, папа давно не давал тебе подзатыльников? Нет? Ну так сходи и посмотри, что там внутри. Заговоришь тут с вами стихами.
  Вампир повиновался создателю без возражений. Решительно скользнул вперёд и через миг исчез в розовом мерцании, которое ненадолго замутилось, пропустив его через эфемерную на вид границу сред. Лоран подумал, что этот вампир, давно странствуя по космосу, привык уже почти ко всему, что в нём болталось и, безусловно, больше всех годится для разведок, но манера Марина не дорожить сыном, которого так старательно искал, слегка настораживала.
  Сейчас, впрочем, думать о постороннем не хотелось. Туман постепенно подползал к убежищу команды, и самым важным казалось выяснить его суть, а не разобраться во взаимоотношении родичей.
  Илайдж вернулся раньше, чем остальным пришлось отступать. Он вынырнул из розовой мути и сразу закашлялся, сгибаясь на ходу. Лоран испугался, что среда ядовита, и теперь двое смертных погибнут, потому что отступать некуда, но Илайдж озабоченным не выглядел.
  - Гадость в целом, но жить там можно.
  Он смачно чихнул и помотал головой. Менард потянул носом принесённую сыном волну и пожал плечами.
  - Цветочками пахнет. Не напалмом же, и то хлеб.
  - Я предпочитаю честную войну.
  - Ну а мы - нет. Идём, Лоран, держись поблизости. Если начнёшь задыхаться, дай знак.
  - И что ты сделаешь?
  - Ну, искренне посочувствую.
  На глупые шутки милого Марина можно было не обращать внимания, но советам его следовать всегда стоило, поэтому Лоран поспешил за ним в туман. Видимость оказалась сносной, удавалось не спотыкаться о наваленное на полу, но вдохнуть эту смесь он решился только когда услышал, как коротко выругался Клейн. В лёгких образовалось щёкотное ощущение, но голова не кружилась, галлюцинации не мучили, и Лоран решил, что обойдётся.
  Менард небыстро шёл впереди, так что успевать за ним не составило труда, но под ноги смотреть следовало, и дымка так хорошо скрадывала очертания предметов, что уже через несколько шагов Лоран понял, что потерял ориентацию в пространстве. Вампир, впрочем, шагал вперёд уверенно, следовало положиться на его сенсоры.
  Не сразу Лоран сообразил, что туман действительно изрядно пахнет цветами, вернее он понял это когда к сладким ароматам примешалась кислая вонь. Вероятно, команда достигла ею же и произведённых разрушений. Вместо пролома, угрожающего острыми краями, в стене зияло овальное отверстие, словно взрыв не разнёс преграду, а растворил её. Статуй и звёзд на полу не было, вообще ничего не валялось, так что пошли быстрее, а потом возникло ощущение распахнувшейся вокруг шири, хотя видеть Лоран ничего не мог, туман ничуть не становился реже.
  - Бродим тут, как зомби по деревне, - проворчал Менард.
  Ему никто не ответил. Фигуры друзей действительно казались сквозь муть большими и неуклюжими, Лоран никого не узнавал. Зазевавшись, он споткнулся, а поглядев под ноги, обнаружил, что ровный пол незаметно закончился, и ступни попирают довольно-таки бугристую поверхность. Туман постепенно приобрёл фиолетовый оттенок, а затем засиял чистым голубым тоном почти забытого в этом странном месте нормального неба. Фигура Менарда впереди обозначилась чётче, а потом слева проступили неясные очертания чего-то крупного, похожего на дом или скалу. Разглядывая это образование, Лоран налетел на остановившегося Менарда.
  - Как элегантно придумано с этим туманом, - сказал вампир, а когда Лоран попытался его обойти, схватил за шиворот и вернул на место.
  - Вероятно, с этой стороны поступают только незваные гости, - прозвучал голос Смита.
  Лишь теперь Лоран догадался довериться не глазам, а ощущениям, они же подсказали, что едва не под ногами разверзлась невидимая в тумане бездна. Восприятие сработало так отчётливо, что захотелось попятиться и только уверенность, что вампиры не позволят погибнуть подвигла остаться на месте. Редевший, было, туман здесь оказался некстати густ.
  - Что-то вроде ущелья? - негромко спросил Клейн. - Интересно, кости скольких несчастных тлеют там на дне?
  - Если хочешь, я могу сбегать узнать, но по мне так лучше пройти стороной. Чутьё подсказывает старому опытному вампиру, что вскорости голубая муть закончится, не доверху же она заполнила мир?
  - Тогда - вперёд!
  Менард свернул налево, Лоран держался следом, время от времени его направляли на верный путь и довольно бесцеремонно, но когда туман начал редеть и справа воочию открылась глубина и красота бездны, претензии отпали сами собой.
  Вообще обнаружить себя на скальном карнизе оказалось не слишком приятно, словно проснуться в прискорбных обстоятельствах. Стена одинаково круто уходила и вверх и вниз, и каким чудом образовалась на ней эта приступочка Лоран и представить не мог. Складывалось впечатление, что сделан сюрприз нарочно для незваных гостей.
  Спина сама прилипла к камню, во рту пересохло. Менард стоя на краешке, с любопытством таращился вниз, и геройство его смотрелось настолько демонстративно, что хотелось спихнуть позёра в пропасть.
  - Дальше-то жизнь есть или кончается за поворотом? - сердито поторопил Клейн.
  - Дойдём - посмотрим, - философски откликнулся Менард и кивнул Лорану, предлагая пробираться вдоль стены.
  Глянув вперёд, Лоран приступа энтузиазма не ощутил. Там заканчивался мир. Скала парила в зелёном небе, и выступ карниза сиротливо обрывался в пустоту. Хорошо, если действительно поворот, а не финал всему.
  Менард шёл небыстро, поглядывая на спутника. Наверное, вид у Лорана был не слишком героический, так что забота вампира имела основания. Сзади неслышно ступал Смит, за ним Клейн, завершал процессию скучающий Илайдж. Один раз оглянувшись, Лоран больше подобных глупостей не совершал.
  Чтобы отвлечься от чересчур впечатляющих красот окружающего мира, он разглядывал белокурую гриву Менарда и прикидывал, как нарисовал бы её, будь он художником. На картинах Марина волосы выглядели выразительно, отражали характер каждого персонажа. Поневоле пришла мысль, что жизнь и искусство всё же разные вещи. На этих абстрактных построениях он и дотерпел до края скалы.
  Несносный вампир смотрелся на фоне яблочно зелёного неба так же великолепно, как и везде, но от мысли о том, что дальше ничего кроме распахнутого на все стороны пространства не будет, выхолаживала внутренности острыми льдинками страха.
  Менард не был бы Менардом, если бы не задержался на краю мира, словно созерцательность настигла его вот только теперь, но к счастью шутка не затянулась и, совершив изящный поворот, вампир обогнул острый край и исчез за ним. Лоран испытал короткий приступ паники, оказавшись с пространством один на один, но твёрдые пальцы Смита надёжно сжали плечо, и дыхание удалось перевести, а потом арийская физиономия, обрамлённая взлохмаченной белокурой гривой, высунулась из-за скалы.
  - Ну что вы там застряли? Здесь довольно мило.
  Лорана вампиры через опасное место перетаскивали вдвоём, бережно передавая друг другу. Только теперь, он осмелился бросить взгляд на покидаемый мир, и обнаружил, что заполненная туманом пропасть так велика, что синеватые линии гор едва проступают вдали. Хорошо, что не сознавал этого раньше. Конечно, для того, чтобы разбиться насмерть хватало и узкого ущелья, но почему-то просторы пугали значительно больше. Клейна переправляли Смит и Илайдж. Достойный командир тоже наверняка чувствовал себя не слишком уверенно, только вампиры могли не страшиться, поскольку к их услугам всегда были крылья.
  Когда самая пугающая часть маршрута оказалась позади и слева опять надёжно встала скала, только не гладкая как до этого, а бугристая, изъеденная эрозией, Лоран рискнул оглядеться в новом месте. Справа ещё виднелись туманные дали, но прямо перед глазами лежала вполне себе уютная долина, радуя глаза обилием ярких красок и плохо ещё различимых деталей. Солнечный бублик и то светил интенсивнее, возможно, в оставленных пространствах туман частично закрывал и его.
  - Это тот самый сад, что мы видели над головой?
  - Совершенно верно.
  -А как получается, что светило и здесь сверху, если там сад был опрокинут?
  - Ты у меня спрашиваешь? Физику знает Смит, хотя эту, возможно, и он не изучал.
  - Разберусь, - коротко ответил названный вампир. - Сейчас самое время спуститься. Что бы ни ждало внизу, здесь, наверху, неуютно.
  С этим Лоран был согласен полностью, но дорога оказалась неимоверно трудна. Карниз, если он здесь и был, разрушился так основательно, что пришлось буквально переползать с выступа на выступ. Движения требовали таких усилий и так страшили, что Лоран совершенно перестал обращать внимание на окружающий мир. Когда сформировалось твёрдое убеждение, что кто-то подкладывает всё новые и новые скалы им на пути, Лоран обнаружил, что путь стал положе, а потом и вообще постелил под ноги мягкий дёрн. Они справились. Весёлый сиреневый лужок сбегал к череде застывших в безветрии деревьев. Рассмотреть всю долину отсюда уже не удавалось.
  - Привал! - скомандовал Клейн, и Лоран благодарно рухнул в траву.
  Сладкие мгновения покоя буквально пьянили. Пологая твердь после угрожающе отвесной казалась до крайности милой. Еда полезла в горло не сразу, пришлось сначала выпить полбутылочки воды, но отправив в рот первый кусок, Лоран обнаружил, что зверски голоден.
  - Что дальше?
  - Отдохнём как следует, раз тёмное время суток нам не грозит, - сказал Клейн. Он тоже заметно оживился, покинув поднебесные кручи. - Илайдж в разведку.
  - Опять я? - недовольно вопросил названный вампир, но бровь Менарда едва заметно дрогнула, поднимаясь, и он легко сбежал по пологому склону и исчез за деревьями.
  - А теперь надо поговорить.
  Милый Марин бросил на Клейна кроткий взгляд и растянулся на травке, подложив ладони под затылок.
  - О чём?
  - Сам знаешь. Я не вмешивался, полагая, что это твоя работа и мы в ней только участники, но что-то подсказывает, что цель, которую ты себе наметил, уже близка. Я не знаю, нужны тебе ангелы, которыми ты морочил нам голову ещё на Земле, или нечто другое, но пора конкретизировать задачу, какой бы секретной она не выглядела. Мы достаточно долго пёрли вперёд вслепую.
  - Это разумно - поддержал Смит.
  Менард и его окинул взглядом, Лоран подумал, что однажды несносный вампир напишет картину, отражающую этот момент, и на душе потеплело.
  - Ладно, мои дорогие. Пожалуй, пришло время стереть тонкую плёнку лжи с массива ещё большего обмана, поскольку никто здесь всё равно не верит, что я возьму и выложу правду во всей её неприкрытой наготе.
  - Хотя бы и так, - не стал спорить Клейн, и Менард опять поглядел на него с живым любопытством.
  - Ладно. Пока мой дорогой сын Илайдж разведывает окрестности, ну или прячется за деревьями, в надежде подслушать секретную беседу, я сообщу вам чуть больше того, что говорил прежде.
  Лоран невольно огляделся, стремясь запечатлеть в памяти исторический момент сомнительной менардовой откровенности. Зелёное небо, причудливое солнце в зените, сине-фиолетовые тона растительности, коричневые и серые - скал - всё производило впечатление декорации к фантастическому спектаклю. Искусственный мир с надуманными проблемами. Зачем он потребовался императору вампиров? Чтобы предотвратить предполагаемую будущую угрозу или построить в настоящем свою?
  - Ангелы существуют, - сказал Менард, и Лоран стал слушать. - Как они выглядят, я точно не знаю, и то, что рисовал вам, подлинно было фантазией, но они населяют этот мир и мы, как подозреваю, подобрались уже вплотную к основному логову
  - Начни с начала! - предложил Смит.
  - Можно и так. Я уже давно знаю о существовании этой вселенной и присматриваюсь к ней издали. Когда говорил, что мой сын Илайдж ушёл в неизвестность, сообщил не всю правду. На самом деле мы неоднократно встречались, потому что я тоже бываю в разных местах, но эта часть слишком секретна, чтобы обсуждать её сейчас. Я попросил Илайджа потихоньку подобраться к чудесам этого мира, пока сам занят неотложными проблемами в других, хотя и не ожидал встретить его здесь в качестве тюремного диктатора, но каждый собирает информацию своими методами, так что и претензий не предъявляю.
  - И много он сумел нарыть? - спросил Клейн.
  - Меньше, чем хотелось бы, но имея строгий приказ не ворошить улей до прибытия основных сил, продвинулся довольно далеко. Именно намеченный им маршрут мы и отрабатываем сейчас.
  - Понятно. Значит, Илайдж тоже не знает, как выглядит наш противник, и какие сюрпризы приберёг напоследок?
  - Увы. Я опасался преждевременно выдавать присутствие стороннего целенаправленного любопытства, как и основные намерения группы вторжения.
  - И каковы же они? - спросил Клейн.
  - Самые мирные, пока действия противной стороны не заставят нас взглянуть на предмет под другим углом зрения.
  - Какой ты всё-таки политик! - не удержался от замечания Лоран.
  Менард улыбнулся ему, но промолчал.
  - То есть, ты полагаешь, что ангелам ещё неизвестно о том, что в их райском саду завелись чрезмерно любопытные пришельцы? - уточнил Смит.
  - Разумеется нет. Дело даже не в том, что полезно учитывать самый скверный вариант. Я точно знаю, что они знают, а вот знают ли они, что знаю я?
  Несмотря на серьёзность момента Лоран засмеялся, и Клейн поглядел на него сердито.
  - То есть они готовы к вторжению и уже выставили рубеж обороны?
  - Дорогой командир, ты мыслишь категориями войны, а здесь всё по-другому.
  - Да везде всё одинаково!
  - Ну по большому счёту я с тобой согласен, но полоса заграждения это частность, а не целое, и с ней уже как повезёт, потому что вряд ли нас воспринимают как угрозу.
  - И что же мы для этих самонадеянных существ?
  - Развлечение.
  Слово было сказано, и Лоран, уже подозревавший истину, мигом просчитал всё остальное. Почему-то стало грустно, словно все усилия привели в пустоту, хотя начинка в этом пирожке всё же нашлась.
  - Это игровой мир. Поле, площадка, вселенная, доска, виртуальность. Я не знаю, какое определение выбрать, но всё это создано лишь для развлечения.
  - Парк аттракционов, - согласился Менард, с удовольствием потягиваясь.
  Правда не задевала его самолюбия, и стало любопытно: проблема в подстановке истины или в отсутствии амбиций.
  - Зачем? - не понял Клейн. Он переводил взгляд с Лоэ на Менарда и обратно. Был всерьёз озадачен.
  - Ну да, такому трудоголику как ты, любимый командир, трудно понять существ, что хотят развлекаться с вселенской широтой, но видимо, когда цивилизация заскакивает в тупик потребления, выбраться из него не так легко. Я не знаю, я не пробовал сидеть без дела: страшно как-то.
  - Тогда зачем здесь мы, если это тупик и райский сад благополучно агонизирует? - спросил Смит.
  Менард невинно похлопал ресницами, как видно разговор подобрался к сути.
  - Ну, чтобы чем-нибудь поживиться.
  Смит покачал головой, но чувствовалось, что цинизм близнеца его не удивил и не шокировал.
  - Мы могли прорваться исподтишка, а не проходить всё игровое поле насквозь.
  - Да эти ангелы расслаблены и беспечны, но их охранные системы всё ещё работают и они хороши. Единственный способ пройти оборону это стать частью игрового комплекса, фигурками на доске, а то что мы ходим не по правилам, так это бывает. На самом деле в эти аттракционы заранее внесён элемент случайных флуктуаций, вот под него мы и маскируемся.
  - Ладно, - вздохнул Клейн. - Отпуск наш, но курорт предоставлял ты, так что сам и разбирайся с местными смысловыми лабиринтами.
  - Вот я этим и занимаюсь.
  Из-за синих деревьев выскользнул Илайдж и в два прыжка достиг команды. Брови сердито хмурились, ноздри раздувались, словно он злился или запыхался.
  - У тебя на языке яд, смертный! - сказал он.
  - И что означает эта метафора?
  - Впереди лабиринт, система ловушек. Я вошёл, но едва не запутался. Соваться туда следует лишь вместе.
  - Как банально! - вздохнул Менард, удобнее устраиваясь на травке. - Развлекаться, оказывается, ещё скучнее, чем я думал.
  Проверять слова Илайджа никто не пошёл. Привал решили превратить в ночёвку, если можно употребить это слова в мире, где всегда день. Вероятно, испытания, что ждали впереди, не сулили ничего хорошего. Лоран послушно улёгся, благо замёрзнуть здесь не удалось бы ни при каких обстоятельствах, и успел ещё увидеть, как Менард знакомо свернулся по-кошачьи. Охранять покой всей компании оставили не слишком-то довольного таким поворотом дела Илайджа.
  Снилась какая-то муть из цветных полос и фиолетовых туманов, Лоран пытался разгрести руками то и другое и пробудился усталым. Бублик наверху назойливо сиял, раздражая непрошеным усердием. Илайдж бродил возле деревьев, то пропуская ветки между ладоней, то срывая травинки. Не желая мешать его ботаническим исследованиям, Лоран оглядел остальных товарищей и обнаружил, что все ещё спят. Странно было бодрствовать при таких обстоятельствах. Пока никто не отвлекал, Лоран попытался вспомнить донимавшие сны, вернее то, что привиделось в самом конце и встревожило так, что он проснулся. Успел он узреть некую истину и осознать, насколько она важна, но едва лишь приблизился к её пониманию наяву, как короткий вскрик Илайджа отвлёк и заставил рефлекторно вскочить и принять боевую стойку.
  Лоран успел ещё заметить, как сынок Марина глянул на него с сердитым удивлением, но тут же обоим стало не до обид. Чуть выше по склону из душного воздуха начала медленно концентрироваться непонятная хрень. Туман, это снова был туман, недолго оставался мутным пятном, в нём наметилось плотное на вид ядро, собрались, как щупальца, длинные ленты. Когда они шевелились, на поверхности плясали солнечные блики, и Лоран не на шутку испугался.
  Уже вся команда была на ногах. Вампиры насторожённо втягивали воздух, наклоняли головы, пытаясь поймать хоть какой-то звук, но явление происходило в полной тишине, словно тёмная масса оставалась бесплотной.
  - Это ещё что такое? - сердито проворчал Клейн.
  Он злобно скалился, созерцая монстра, должно быть, не выспался и досадовал на помеху.
  - Лично я не знаю! - ответил Менард. Как всегда, он был единственным, кому пришла охота болтать языком. - Да и не любопытно мне. Давайте тихо уйдём, ведь эта зверюга не стоит на дороге, нам в другую сторону.
  - Думаешь, это животное?
  - Вряд ли. Оно ничем не пахнет, не издаёт звуков, зубов не имеет, не нападает. Порядочные хищники так себя не ведут.
  - Мы тоже, - сказал Лоран. Собственный голос показался странным, словно в мозгу тонко отзывалось эхо. - Значит, и не человек.
  - А это мысль! - немедленно отозвался Менард. - Давайте поступим по-людски, то есть нападём и поколотим.
  - Только что ты собирался обратиться в бегство.
  - Я разумное существо, я меняю свои мнения и охотно сочетаю глупость с трусостью.
  - Это локатор, - сказал Смит, как всегда самый хладнокровный и технически эрудированный в компании. - Он пытается прочитать наши мысли, ну, или вставить в наши головы свои мнения.
  - Блокируем! - заволновался Клейн.
  Менард, когда его проинформировали, наоборот, совершенно успокоился. Он сцепил пальцы в замок и склонил голову к плечу.
  -То есть, это техника?
  - Структура силовых полей, так что для нас она опасна.
  - Неважно. Я писал когда-то стихи и на свою беду многие помню наизусть. Есть у меня такие психоделические-психоделические, у самого помнится, сносило крышу, вдруг и у локатора съедет? Если он хочет читать мысли, я помогу. Всем прекратить думать! Клейн, расслабься, ты и так этого никогда не делаешь.
  Наблюдать за Менардом оказалось так интересно, что не думать получилось на удивление легко. Лоран полагал, что вампир примется декламировать, но ошибся. Должно быть, читал он мысленно, потому что звуки с губ не слетали, но лицо морщилось в гримасах: то страдательных, то свирепых, то умильных. Лоран и не подозревал в приятеле такого диапазона масок.
  Тёмное образование поначалу казалось, совсем не реагировало на вампира и его усилия, ленты щупалец всё так же лениво резали воздух, словно искали наилучшее положение в пространстве, но Менард, как всегда, не успокоился, пока не добился успеха. Он двинулся навстречу локатору ангелов и делал это странно, словно танцуя или вызывая на бой.
  - Нарвётся ведь, несносный, - пробормотал Клейн, но тут же умолк.
  Лоран, наверное, первым сообразил, что Менард подстраивается под ритм движений образования. Тело слегка раскачивалось, руки двигались как щупальца. Смит оскалил клыки, опасаясь, видно за близнеца. Силовые поля - вспомнил Лоран. Вампир не только биология, но ещё и физика. Для него наличие такого объекта может быть опаснее, чем серебро или осиновый кол.
  Менард уже подошёл так близко, что оказался практически внутри локатора, скользил среди лент с острыми как бритва краями, но ни одна его не задела, да, кажется, и не стремилась. Они танцевали теперь вместе, вампир и техническое достижение чужой цивилизации, так словно нашли общий язык или сходную пульсацию.
  Не волновался за Менарда, пожалуй, только Илайдж. Он с острым любопытством следил за процессом. Иногда то ли неосознанно, то ли чтобы заучить повторял, едва их намечая, некоторые движения. Не зная, за кем полезно следить, Лоран так вертел головой, что упустил главный момент, когда ленты локатора начали медленно терять блеск, солнце ещё отражалось в них, но всё тусклее, а потом твёрдые на вид образования раскисли в туман, тихо сползлись в середину к сердцевине и на миг эта муть почти закрыла Менарда. Не успел Лоран толком испугаться, как вампир уже оказался рядом, растирая ладонями, должно быть, уставшее от упражнений лицо.
  - Браво, мастер, - сказал Илайдж, - но это была моя работа.
  - Ну ты не очень-то торопился её делать.
  Илайдж поклонился без тени раскаяния на физиономии. Прежде чем Лоран успел сообразить, реальные им показывают взаимоотношения, или опять идёт работа на публику, Смит сказал:
  - Лучше нам идти.
  Клейн кивнул и первым двинулся к синим деревьям, что стояли всё так же равнодушно на краю лужайки, не шевеля даже листом. Лоран поспешил следом, косясь иногда на непривычно сердитого Смита. Отец и сын догнали, когда команда уже углубилась в заросли.
  Они, впрочем, оказались негустыми и скоро закончились, а за ними открылась странная похожая на чашу долина с блестящим на её дне круглым озером. Пейзаж, которому следовало выглядеть мирным, источал тревогу и причину её Лоран понял, сделав ещё один шаг вперёд. Прямо над долиной нависала опрокинутая крепость, та самая, по которой команда уже бродила, сражаясь то с крабами, то со скульптурами.
  
  
  
  Глава 15
  
  Видение маячило совсем близко, а когда Лоран сделал ещё один острожный шаг, ему показалось, что до башен здания можно дотянуться рукой.
  - Это сейчас свалится вниз!
  - Смит, что скажешь? - поинтересовался Клейн.
  Смит изучал представшую взорам иллюзию или реальность и мрачнел всё больше.
  - Очень сложно здесь организовано пространство, - пожаловался он. - То есть именно, что нет гарантии. Вы же сами видите, как много меняется от положения наблюдателя.
  - А это крамола, да? - с неподдельной, скорее всего, наивностью спросил Менард.
  - Ну в привычном мире физика чихала на нас, а здесь - наоборот.
  - То есть дома, если уронить камень, он упадёт и даст по пальцам, а здесь может и взлететь, и заговорить человеческим голосом? Илья, ты мотай на ус для своего романа. Только не надейся, что я его профинансирую, а то будет, как в прошлый раз.
  - А что было в прошлый раз?
  - Тихо, Лоран, не при авторе же!
  Илайдж, скорее всего и не слышал их короткой беседы, погрузившись в творческий ступор. Глаза блестели отстранённо. Наверняка его герои сражались сейчас с сонмом чудовищ, потому что скучно же было стоять и пялиться на долину, озеро и падающее сверху при каждом шаге вперёд строение. Даже Марин оглядел сына критично и в разведку не послал.
  - Смит, тебе решать, куда мы пойдём дальше. Я, конечно, ощущаю пространство, как и положено вампиру моего уровня, но всё равно ведь не понимаю его смысла. Это словно подвести меня к автомобилю, ткнуть в него пальцем и спросить: как устроен двигатель внутреннего сгорания?
  - Не знаешь?
  - Их давно не используют.
  - Я тоже не в курсе.
  Илайдж промолчал.
  - Решай, Смит, теперь ты у нас самый крутой, - распорядился Клейн.
  Вампир колебался недолго. Вероятно, пока стояли здесь и трепались он успел проанализировать обстановку и сделать нужные выводы.
  - Вперёд пока воздержимся. Налево.
  - Хаживал я бывало налево...
  - Да заткнись уже, Казанова! Мы верим в твои амурные победы, только слушать о них не желаем.
  - Я в разведку.
  - Всё равно заткнись!
  Короткая перебранка успокоила Лорана и он шагал за Смитом довольно уверенно, косясь иногда в сторону долины. Замок вёл себя странно. Он то реял в недоступной вышине, призрачный и безопасный, то угрожающе нависал над головой, и происходили эти перемещения так быстро, что иногда начинало подташнивать, хотя, может быть, это случалось оттого, что в дорогу отправились без завтрака.
  Шли мирно. Ровный некрутой склон не затруднял передвижения, но на всякий случай, и чтобы не мешал замок, Лоран больше смотрел под ноги. Когда Смит остановился, это произошло неожиданно.
  - Что-то не так? - быстро спросил Клейн.
  - Пора бы уже и вам, смертным, как выражается мой сын Илайдж, заметить, что именно.
  Лоран огляделся, но сарказма не понял. Всё вокруг оставалось прежним. Ничего не изменилось? Ничего не изменилось!
  - Получается, что мы топчемся на месте!
  - Я предупреждал! - подал голос Илайдж.
  - Зазеркалье!
  - Только тут всё ещё хуже. Мы не сможем вернуться. Я сунулся, но почти сразу сообразил, что эта карусель затягивает в себя, меняет сущность позади на такую же, но не ту. Чтобы вновь вас отыскать мне потребовалось немало времени, а я ведь только шагнул.
  - Почему не предупредил? - всполошился Лоран.
  - Смит знает, - пожал плечами Илайдж.
  - Теперь мы вместе и не собираемся возвращаться.
  - Надеюсь, вы имеете в виду лужайку, а не родную планету.
  Менард рассмеялся, но никто его не поддержал. Смит внимательно вглядывался в пространство, в котором Лоран ничего не видел. Казалось, вампир ничуть не обескуражен происходящим. Хмурая морщинка на лбу разгладилась, глаза блестели интересом. Он явно начинал вникать в сложности нового бытия, чего нельзя было сказать об остальных.
  - Ещё немного. Чуть дальше откроется нужный нам фрагмент.
  Выполнить свой же приказ не успел. Прямо из почвы выметнуло вверх столб дыма или тумана, только не чёрного, как локатор, а красного цвета. Смит шагнул назад, едва не налетев на Лорана, похоже, он был ошеломлён. Марево опять начало густеть, приобретая детали, правда, ленты из него не тянулись, по бокам наметились грани как у кристалла. Они слабо засияли, отражая свет бублика, и Смит отступил ещё на шаг. Лоран понял, что перед командой опять силовые поля и для вампиров они опасны, да но он-то человек!
  Внутри заклубилась злость. Этот мир не сражался по честному, он мешал двигаться вперёд, и его следовало подмести, а не разрушить. Пришлось набрать в грудь воздуха, чтобы сосредоточиться и сформировать ударную волну, но Клейн успел быстрее.
  Стукнула короткая очередь. Пули вошли в образование, и граница замутилась в тех местах, где они её пересекли.
  - Ложись! - закричал Смит, и Лоран не рассуждая, плюхнулся носом в дёрн.
  Он не услышал свиста этого причудливого рикошета, но ощутил всей скопившейся внутри насторожённостью, что снаряды вернулись точно туда откуда прилетели, да и с той же наверное скоростью. Не выполни команда своевременный приказ Смита, поймала бы свой же боеприпас.
  - Слушай, не шути так, так даже я не умею, мне завидно, - сказал Клейну Менард.
  Он приказ не выполнил, и одна из пуль проделала дырку в его рубашке, ну и в нём самом, естественно, но это выглядело менее существенной утратой.
  - Густав спас нас от большой беды, - быстро сказал Лоран. - Я ведь собирался смести этот кристаллический фонтан напрочь, и вернись моя волна, пришлось бы гораздо хуже. Это такой отражатель. Он отбрасывает всё назад.
  - Но нам нужно пройти дальше, - сказал Смит.
  - Не получится. Мы тоже материальны, а для вампиров ещё опасны силовые поля. Хорошо, что в команде есть простые смертные, да?
  Илайдж на шпильку не отреагировал, вероятно, сочинение романа шло полным ходом, но слова Лорана в него не вписывались.
  - Я попробую обойти отражатель стороной, - предложил Клейн.
  Лорану эта идея не казалась хорошей, а главное, выполнимой, но Густав сделал шаг в сторону красного фонтана, потом ещё один, поравнялся с ним, косясь с недоверчивым недружелюбием, а потом исчез на мгновение и благополучно появился с другой стороны. Выражение лица его не менялось до тех пор, пока не вернулся к товарищам. Вероятно, он не видел их, пока не подошёл вплотную. Сообразив, что случилось, Клейн недоверчиво оглянулся.
  - Мне всё время казалось, что иду прямо!
  - Здесь бесполезно смотреть глазами. Большинство живых существ пользуется зрением и потому почти беспомощно в этом мире, а мы идём по нему довольно ровно, прибегая к умению смотреть насквозь. Кому-то это не понравилось.
  - Смит, ты хочешь сказать, что против нас ведут реальную войну, и препятствия в ней выставлены сознательно?
  - В сущности, это всё равно, потому что преодолевать их придётся.
  - А если просто свернуть к озеру?
  - Упрёмся в стену. Фонтан поставлен грамотно, так что мы оказались заперты в этом месте. Назад дороги нет и в любую сторону - тоже.
  - Тогда самое время позавтракать. Вдруг фонтан сам иссякнет?
  Судя по выражению лица, Смит оптимизма Лорана не разделял, но и против отдыха не возразил. Собственно говоря, ничего другого команде и не оставалось: устроить привал и подумать.
  Лоран уселся на траву, созерцая грани кристаллического фонтана. Они сформировались не полностью, остались чуть мутноватыми, и отражённый ими свет не резал глаза. Странно если подумать. Что за зеркало такое, что плохо отдаёт свет, хотя предметы выбрасывает исправно? Вампиры, конечно, могут почти полностью уйти в категорию силового поля, но судя по поведению Смита, контакт с фонтаном для них опаснее, чем для целиком биологических объектов, и номер не пройдёт, то есть, таким способом миновать препятствие не удастся. Мины Клейна тоже пользы не принесут. Вряд ли заложить заряд можно в центре образования, а из любой другой точки взрыв благополучно отразится в замкнутый контур, в который угодила команда.
  Менард валялся на травке, безмятежно щурясь в небо, и раздражал этим больше, чем препятствие: в том хоть можно было предположить тупую исполнительность механизма, при отсутствии злой воли.
  - Марин, а ты не желаешь поразмыслить?
  - Не моя компетенция. Дай мне людей, которых можно охмурить или убить, и я покажу класс.
  - Но ты прогнал локатор.
  - Он шёл на контакт. Вот там предполагалось моё поле деятельности, и я себя показал, теперь очередь кого-то из вас.
  Логика в этом, конечно, присутствовала. Вот только нащупать решение задачи Лоран не мог. Феномен выглядел неприступным. Его нельзя было уничтожить, обойти, игнорировать. Тогда что? Перепрыгнуть? Что-то подсказывало, что не получится, не могло быть решение настолько простым, ясная прозрачность неба обманывала, там тоже притаились зеркала, всё же Лоран высказал предположение вслух. Илайдж, повинуясь ленивому приказу Марина, взлетел, исчез из глаз и вернулся, словно выйдя прямо из фонтана. Пожав плечами, он уселся на траву. Что-то в этом было неправильное, то есть в том, как вампир явился назад, но уловить эту тонкость Лоран никак не мог.
  Первым сообразил Клейн. Он уже какое-то время переговаривался вполголоса со Смитом, а тут встал и шагнул к препятствию. Лоран подумал, что он опять намерен обойти фонтан или, что выглядело логичнее, попробовать пройти насквозь, но Густав уставился на дёрн под ногами, словно решение было написано там.
  - Хорошо! Пули вернулись прямо, потому что так и летели. Я с другой стороны, поскольку обошёл фонтан кругом, но Илайдж должен был отразиться под землю, ведь он-то летел поверху.
  - Ну да, - лениво пробормотал Менард, - только не принимает его мать сыра земля, ибо вампир он. Сам кого хочешь по уши в грунт вобьёт.
  - Да отвяжись ты со своими шутками! Эта ловушка устроена хитро, но примитивно. Никто ведь не предполагал, я надеюсь, что команда вроде нашей придёт сюда с бульдозером.
  - Так мы без него и явились, - Менард сел, с любопытством поглядывая то на дёрн, то на Клейна, то на фонтан. - Предлагаешь такую детскую вещь как подкоп?
  - Именно. Знаешь ведь прекрасно, что иногда лучшая дипломатия - это дать в морду. Работает надёжно, а главное, быстро.
  - Забавно! - сказал Менард.
  Ещё раньше, чем он повернул голову к сыну, последний отреагировал:
  - Заставишь меня копать - вернусь в тюрьму. Я высший вампир, а не крот.
  - Потому и с Земли сбежал, что надоело рыться в человеческом дерьме?
  - Неважно, я не хочу об этом говорить!
  - Да я тоже!
  - Перестаньте ругаться! - вмешался Лоран. - Если Густав прав, я смогу всё сделать сам.
  Энергия, которая не пригодилась для атаки на фонтан, всё ещё недовольно ворочалась внутри. Лоран вспомнила, как давным-давно пробивал в стене крохотную щель, что вампир мог уйти на разведку. Каких это стоило сил, но с тех пор он неизмеримо вырос и сейчас не боялся куда более сложной задачи. Он знал, что справится.
  - Тебе помочь? - прозвучал издалека голос Клейна.
  - Не надо. И будьте осторожны на случай, если ничего не выйдет и там внизу тоже стоит экран.
  - И ты бережно.
  - Справлюсь!
  Лоран почему-то ничуть не сомневался в том, что всё у него выйдет как надо. Понять не мог, откуда произросла уверенность, ведь пользовался своим даром лишь для манипуляций на сцене, не тренировал его даже на великие свершения, но словно прошёл некий порог, за которым силы не тонкий ручеёк, а полноводная река и вся к услугам.
  Он сразу понял, что хитрую систему надо обмануть с самого начала и не пытался пробить отверстие насквозь, а потянул почву на себя, словно дорожку для неё проложил, и грунт потёк, пластичный, как масло.
  Фокус пошёл настолько легко, что Лоран сам удивился и получил немалое удовольствие слыша изумлённые возгласы Илайджа. Второй сын императора вампиров вынырнул ненадолго из творческого омута, чтобы выразить чувства вслух, дорогого стоила эта тирада из брани и междометий. Кажется, надменный иерарх пренебрег предупреждением и оказался на пути грязевого потока.
  Менард бессердечно смеялся, Смит и Клейн молчали, но Лоран и так ощущал их поддержку и одобрение. Пока он отвлекался на несущественное, яма заметно углубилась и подползла к самому основанию фонтана. Зеркало слегка колыхалось, словно его не учили реагировать на подобные действия, а попытки думать самому ни к чему полезному не приводили. Лоран добавил энергии и увидел, как обнажается стержень или ствол фонтана - механическое устройство в форме тумбы.
  - Я же говорил, что это люк в полу, всё дело в нём! - шёпотом рассчитанным так хорошо, что слышно его было метров на сто, произнёс Менард.
  Лоран оценил поддержку. Он не собирался разрушать чужие построения, просто стремился довести до ума свой окоп, поэтому аккуратно обошёл препятствие и принялся грести землю с другой стороны. Она преспокойно текла по проложенной тропе, а потом, осмелев окончательно, Лоран одним усилием выбросил последний пласт на ту сторону ловушки.
  - На прорыв! - скомандовал Клейн.
  По-настоящему-то пришлось ползти, но и это делали вдохновенно, а оказавшись по ту сторону зеркала, постарались отойти подальше. Отражатель тупо краснел как цветок на ветке, но ничего не предпринимал. То ли капкан был недостаточно продуман, то ли лазейку в нём оставили намеренно. Разбираться в мотивах создателей не тянуло. Смит впереди, остальные за ним пробежали ещё сотню шагов по склону, и тут вампир без предупреждения свернул в сторону озера. Лоран едва не пролетел дальше, но Марин на бегу подправил его траекторию.
  Всё произошло так быстро, что испугаться Лоран не успел, лишь рефлекторно зажмурил глаза, когда махина крепости хищно устремилась вниз, как зубастая челюсть огромной пасти. Должен был последовать взрыв, грохот, крушение, но ничего не произошло. Тишина как была тишиной, так и осталась. Сквозь веки проникал свет и Лоран решился приоткрыть глаза.
  - Да что же это такое! - пробормотал он. - Почему здесь всё так часто меняется!
  - Это лабиринт, о котором говорил Илайдж.
  - То есть, он это уже видел?
  - Ну, Илайдж?
  - Так, краем глаза, - пробормотал названый персонаж. Он по обыкновению скучно стоял сторонке.
  Назвать как-то увиденное Лоран не решался. Каменный лес? Минералогический музей? Он однажды был в таком, но там кристаллы помещались в витринах, а тут возносились к яблочному небу, которое исправно висело над головой и весело сияли гранями в свете солнышка-колечка. Огромные, в общем, были кристаллы и выглядели честной геологией, а не гнусной подделкой как красный фонтан.
  Менард уже исследовал пальцами острые рёбра друзы, которая таращилась в зелень небес, возвышаясь над рослым вампиром метра на два.
  - Лбом не прошибёшь, - весело сообщил он, заметив взгляд Лоэ. - Придётся искать Ариадну или хотя бы её клубочек. Но здесь любопытно, ты не находишь?
  - Я уже, честно говоря, утратил интерес ко всему, что здесь происходит, потому что не вижу смысла и цели, а ты?
  - Ну, - протянул вампир, - найдём цель, тогда и смысл появиться. Топать надо. Еды у нас мало, воды тоже.
  - А озеро на дне котлована?
  - Даже если мы однажды и набредём на него, вынужден тебя разочаровать, там плещется не вода. Зарезать кого-то для пропитания тоже не выйдет: людей у нас мало, а вампиры все старые и жёсткие.
  - А что там, если не вода? Нефть?
  - То есть ты заодно и разбогатеть хочешь? Далеко тащить добычу, лучше я тебе здесь алмазов насобираю или другой какой блестящей чепухи.
  - Нет, - ответил Лоран. - Я уже однажды собирал красивые камешки на чужой планете и это плохо закончилось.
  - Бросьте, князь. Раз вы познакомились со мной, уже всё хорошо.
  Смита, должно быть, болтовня раздражала, потому что он двинулся вперёд и довольно уверенно. Клейн пошёл следом. Илайдж, что любопытно, устремился за товарищами отца, не дожидаясь специального приглашения. Менард добродушно подтолкнул приятеля в плечо:
  - Идём, а то потеряемся.
  Кристаллы стояли так густо, что образовывали сплошные стены, лишь временами в них открывались проёмы. Иные Смит миновал равнодушно, у других задерживался, ловя не то ароматы, не то звуки. Лоран попытался сосредоточиться, но должно быть недавний выброс энергии оказался существенным, чувства завяли, и пространство выглядело монотонным.
  - Хочешь, я тебя понесу! - предложил Менард. - Ты сделал большую работу, нуждаешься в отдыхе, а устраивать привал в этом месте как-то не тянет.
  - Я в порядке, - сердито ответил Лоран.
  В целом он чувствовал себя неплохо, хотя и донимала жара. Этот свёрнутый вокруг искусственного светила мир не дружил с прохладой, но здесь, среди блестящего голого камня зной донимал особенно сильно. Грани кристаллов блестели, когда мягко, когда резко, от бьющего в глаза сияния болела и кружилась голова. Жажда тоже мучила, но к ней Лоран на удивление легко притерпелся.
  Кружение в этом каменном лесу обещало быть утомительным и скучным, но иллюзия продержалась недолго. Первым, как ни странно забеспокоился Клейн, он сжал ладонями виски, словно пытаясь удержать на месте боль. Лицо исказилось, глаза болезненно прищурились. Смит озабоченно обернулся. Лоран попытался понять, что происходит. Да, он тоже чувствовал себя неважно, но состояние оставалось терпимым. Какое же недомогание должен испытывать выдержанный терпеливый Клейн, если позволил себе вот так открыто выказать слабость?
  - Командир, если ты решил снять башку и поносить её под мышкой, то сейчас не самый подходящий момент - потеряется, - влез как всегда с неуместным замечанием Менард.
  - Лучше помоги, - упрекнул Смит.
  Но Густав уже отнял от побледневшего лица слегка трясущиеся ладони и недоумённо огляделся.
  - Что за напасть? Как будто вымело всё из головы.
  - Даже ругательства, это мы заметили. Кто-то хочет тебя прочитать, поставь защиту. Хотя, что он там найдёт в твоих плохо организованных мозгах?
  - Твой образ в качестве первой мишени, - огрызнулся Клейн.
  Таким потрясённым Лоран его ещё не видел, даже Менард примолк, озабоченно сдвинув брови, чего не делал почти никогда.
  - А я не умею ставить защиту, - робко сказал Лоран. - То есть если на меня вот так нападут, выдам все тайны.
  - Во-первых, никаких секретов ты не знаешь, во-вторых, оборона у тебя есть, просто ты её не осознаёшь.
  - Не может быть!
  Менард похлопал по плечу, снисходительно улыбаясь, и тут же рванул в сторону, едва не отделив руку от туловища. Пролетая мимо каменной глыбы, Лоран успел ещё заметить, как другой кристалл, массивный как тумба постамента, вспух, словно его распирало изнутри, по блестящим бокам побежали трещины, в уши ударила звуковая волна, а потом началось. Осколки камня завизжали, скребя бока целых кристаллов. Грохот совершенно оглушил. Лоран увидел, как крупный кусок породы с одним сияющим краем отскочив от грани как от зеркала, устремился прямо в лоб, но сильная рука опять отодвинула, убрала в сторону. Злобно скалясь и шипя, Менард прикрыл товарища собой. Лоран ощутил, как вздрагивает тело вампира, принимая жёсткий град мелких осколков. Тем не менее, ни одного бранного слова не прозвучало. Менард прижал его к горячему камню, как возлюбленную, мелькнули сумасшедшие глаза, полыхнули золотыми огнями, а потом последовал новый рывок и полёт в неизвестность.
  Грохотало вокруг так, что Лоран перестал понимать, что происходит, почему и зачем. Ушам было больно, в носу и гортани клубилась душная пыль, видимость исчезла, только мелькали цветные пятна. Рывки Менарда казались бессмысленными, но смерть носилась рядом, и её горячее дыхание Лоран ощущал всеми нервами.
  Время замедлилось, почти остановилось, тягучее как взрывные волны, мерно грохотало в груди сердце, раскалывалась от боли голова. Мнимые и реальные ощущения так переплелись, что Лоран совершенно перестал их разделять, и когда настала тишина, он в неё не поверил.
  Припорошенные пылью веки казались тяжёлыми как броневые плиты. Быть может, прошли века, и тело превратилось в камень? Солнце всё так же злобно светило с зелёных небес, озирало тонущую в тумане горную страну. Лишь отдельные пики возносились над дымным маревом, сияли величием льдов.
  На миг безумие этого видения едва не снесло крышу, но потом Лоран разглядел на вершине горы огромную, хотя и знакомую фигуру, и масштаб вернулся в мир, зашнуровав его тесьмой соразмерности. Никакая это была не горная страна, всё тот же парк аттракционов, И это Илайдж скорбно стоял на острой вершине высокого кристалла в позе, которую монументалисты обычно придают поэтам и прочим мыслителям за всё человечество.
  Повернув голову, Лоран разглядел на другой скале Смита с Клейном. Вампир хмуро озирался, а верон сидел у его ног и надрывно кашлял.
  - Ты бы тоже отхаркал из лёгких эту дрянь, а то пожалует в гости друг шахтёра силикоз, - посоветовал Менард.
  Лоран посмотрел и на него. На пыльной физиономии как всегда улыбка, зрачки полны радуг. Нет на свете напасти, способной довести его да бранного слова, не то что до отчаяния.
  - Это что было-то? - спросил Лоран и тут же принялся перхать, задыхаясь и с трудом набирая воздуха в грудь.
  - Взорвалось что-то, - пояснил Менард. - Потом ещё что-то. Не все эти камни были настоящими.
  - Унылый поддельный мир. Эта пыль никогда не уляжется, почему мы не можем полететь?
  - Понимаешь, мой дорогой, здесь негде. То есть весь этот простор мнимый, на деле он прорезан линиями энергий, не получится здесь распахнуть крылья. Смит объяснит умно, я же могу только красиво.
  Пыль на удивление быстро втянулась в кристаллический лабиринт, и Лоран увидел его пусть с небольшой, но высоты. Скопища кристаллов громоздись бессистемно, и усмотреть здесь порядок никак не удавалось. От взорвавшихся глыб не осталось даже пенёчков. То есть Лоран и не обнаружил бы эпицентров, не подскажи их локализации Менард с его удручающе точной способностью ориентироваться.
  Вниз спускались осторожно, но лабиринт, как будто, решил повременить с сюрпризами, в нём царила душная тишина. Смит быстро повёл команду дальше. На разговоры и разглядывание местных диковинок время больше не тратили. Лоран, успевший хорошо изучить Смита, подозревал, что всегда уравновешенный вампир порядком разозлён. Даже Менард обронил как невзначай:
  - Поговорю я с этими ангелами, когда мы до них доберёмся, - и прозвучало так, что несмотря на зной, по спине пошёл холод.
  Клейн и Лоран пострадали мало, зато одежде вампиров пришла в негодность из-за грязи и дыр. Глядя на иссечённую в кисею ткань в тех местах где в неё били камни, Лоран мог представить силу ударов и посочувствовал бы ангелам, заслуживай они такого снисхождения.
  Смит шагал чем дальше, тем увереннее, а стены лабиринта постепенно начали меняться. В расположении кристаллов наметилась некая упорядоченность, почти аккуратность, проходы между ними выровнялись, а потом минеральный мир расступился, пропуская команду в новый аттракцион.
  
  
  
  Глава 16
  
  Лоран никогда не видел сорок, но именно гнездо этой птицы пришло на ум, когда он попал в это странное место. Словно кто-то натащил со всей вселенной разнообразных блестящих предметов и расставил их здесь как подсказало не слишком искушённое воображение. Прямо перед глазами высилась пирамида, сплетённая из ажурных линий и на каждой из них болтались миниатюрные пирамидки, подвешенные как фонарика, разноцветные, абсолютно бессмысленные на вид. Слева в огромной чаше росло приличный размеров дерево со знакомой синей листвой - живое, Лоран добросовестно его потрогал, чтобы убедиться. Справа, поблёскивая радугами отражений, колыхалось полупрозрачное желе, принимавшее самые разные очертания, словно его создатель не смог окончательно определиться с формой сосуда. Дальше виднелись другие диковинки, рассмотреть их толком не удавалось, да и желания особого Лоран не испытывал.
  - Куда ты нас привёл, Смит? - спросил Густав Клейн. - Это центр лабиринта?
  - Мы его прошли.
  Голоса здесь звучали ломко, и гулял между сущностями бестолковый ветерок.
  - Пахнет, - пробормотал Илайдж, - и ведь где-то я уже это нюхал.
  - Ангельским душком повеяло, - усмехнулся Менард. - Странный, видимо, народ, но я ещё кое-что чую, и нравится оно мне гораздо меньше.
  Уточнять Лоран не рискнул, да и не пришлось. Едва обогнули пирамиду, а за ней инкрустированную какой-то блестящей чепухой колоннаду, как на гладкой поверхности пола обнаружился беспорядок в виде мумифицированного трупа.
  У Лорана мучительно сжалось сердце, даже Клейн тяжело вздохнул, зато вампиры оживились, словно набрели, наконец, на нечто доступное пониманию, да вероятно так оно и было. Менард деловито присел рядом с телом, Смит и Илайдж стали рядом, одинаково склонив головы. Ловкие пальцы вампира без тени брезгливости пробежались по тощей как птичья лапка кисти руки, перебрались на провал щеки, зарылись в одежду. Менард работал так быстро, что уследить за всеми его действиями не удавалось. Клейн присел рядом, но Лорана не тянуло ни следить за усилиями вампира, ни созерцать страшный оскал плотно обтянутого коричневой кожей черепа. Бессмысленные игрушки вокруг теперь вызывали ещё больший протест.
  - Странно, что мы никого не находили прежде.
  - Удивительно, что хоть одного нашли - откликнулся Смит. - Слишком легко затеряться в этих пространствах, да и у многих ли хватало духа, пуститься в них наперегонки с погибелью в призрачной надежде отыскать организаторов этого кошмара и спросить с них за всё?
  - Смертные! Даже если силён дух, немощно тело.
  Привычный припев Илайджа прозвучал скорее реквиемом, осуждения в нём не слышалось.
  - Вы будете смеяться, - сказал Менард, обращаясь, скорее всего, к Лорану и Густаву, - но этот человек - землянин, хотя я и не могу определить эпоху, из которой он явился.
  - Одежда ничего не подсказывает тебе, специалисту по костюмам?
  - В том и дело, что нет. Тактильные ощущения новые, а мои пальцы помнят тысячи оттенков. Химизм его жизнедеятельности тоже смущает, присутствуют в нём на редкость непривычные ноты. Неправильно тут всё, вот в чём дело.
  - А давно он умер? - спросил Клейн. - По какой причине?
  - Повреждений нет, гибель выглядит естественной. Я бы сказал, что причиной послужило истощение.
  Лоран машинально поправил мешок с провизией. Клейн тоже склонился над телом, принялся ощупывать ткань свободной куртки, словно надеялся не только найти на незнакомце полезные шпионские приспособления, но и попользоваться ими.
  - Учитывая, как мало еды вокруг, звучит убедительно. Что-нибудь ещё, Марин?
  - Лежит он здесь довольно давно, но точно не скажу. Сухо, жарко стерильно. Ткани сильно минерализованы, но я не уверен, что это посмертное явление.
  - Десятки лет? - предположил Смит.
  - Примерно так. Здесь всё не как у людей и судить сложно. В принципе, нам всё равно, когда он отбросил копыта, гораздо интереснее было бы выяснить, зачем он сюда пришёл.
  - Как и мы, разобраться с ангелами?
  - Густав, для того чтобы приобрести такое намерение, надо как минимум знать, что оно имеет право на существование.
  Менард изучал теперь обувь, скорее всего, в ней он тоже разбирался недурно. Туфли мертвеца заставили задуматься ещё больше, размышляя, вампир машинально похлопал мумию по плечу, словно извиняясь за беспокойство.
  - Нет у меня ощущения, что он пришёл издалека, Густав. Местный он, а значит, либо мы забрели не туда, либо ангелы - люди.
  - Или держат людей в качестве прислуги.
  - Тоже вариант. В общем, если мы не собираемся варить на обед вяленое без соли мясо, нам пора двигаться дальше.
  - Ты прав! Смит, куда теперь?
  Вампир выглядел, пожалуй, озадаченным, да и понять его было можно. Пространство, набитое всякой чепухой, выглядело проницаемым и однородным во всех направлениях, а разглядывать всё тут собранное пропала охота даже у Лорана. Все эти вещи, красивые и безобразные, были вызывающе бесполезны. Доказательство распласталось на гладком покрытии, тщательно засушенное неистовым светилом. Без соли, да. Шагая следом за Смитом, Лоран обернулся. Может быть, это не худшая смерть?
  - Мы же тебя всё равно здесь лежать не оставим! - усмехнулся Менард.
  - Не читай мои мысли!
  - Да зачем, дорогой? У тебя на лице всё написано.
  Передвижение нагоняло тоску, яркие краски окружающего безумия не радовали, а раздражали. Даже когда попадались живые растения, не хотелось на них смотреть. Лорану это место казалось огромным, и он не в силах был понять, для какой надобности его создали, если убить проникшую в недра команду пока никто не пытается. Зачем этот аттракцион?
  Смит остановился, и хотя дурных предчувствий у Лорана не было, сразу захотелось, чтобы они не сбылись. Хрен с ней со скукой, она предпочтительнее взрывов, бомбёжек, крабов и прочей механической нечисти.
  - Что опять? - спросил Клейн.
  - Мы ходим по кругу.
  - Не может быть, я запоминаю дорогу, и предметы, мимо которых мы шагаем, не повторяются.
  - Они меняют очертания, когда оставляем за спиной.
  - Давайте, я буду пятиться, - охотно предложил Менард. - Хоть развлекусь метаморфозами.
  - Ну хорошо, эти кубики, амёбы, пирамидки и прочий игрушечный вздор, но деревья? Они попадаются довольно часто.
  - Тоже. Механизм этого дела объяснить пока не берусь.
  - Чего проще, - предложил Лоран. - Привяжем ленточку на ветку и пойдём дальше. Если наш бантик встретиться вновь, значит, нас действительно водят за нос.
  Смит покачал головой: то ли сомневался в действенности этого простого средства, то ли в выводах своих был уверен.
  - А как это получается? - спросил Лоран. - Если ты считаешь, что мы идём прямо, почему решил, что возвращаемся?
  Вопрос прозвучал на редкость путано, но Смит, кажется, понял.
  - Я ощущаю напряжение этих энергий. Марин, Илайдж?
  - Пожалуй, - не очень уверенно отозвался Менард. - Я думал, предметы излучают, и старался просто защититься.
  - Ну да, естественная реакция, так мы и подстраиваемся под ту дорогу, которой нас хотят водить. Вот потому и водят.
  Менард фыркнул и огляделся с таким видом, словно хотел бы немедленно разобраться по-взрослому с устроителем беспорядка.
  - Жить в этом кошмаре никто не может и не потому, что нечего есть, а потому что незачем тут жить. Значит, мы всё ещё в преддверии. Может быть, стоит сокрушить его ещё одним снарядом нашего друга Клейна?
  - А где мы его заложим?
  - Это вопрос, но ответ, я полагаю, найдётся. Я политик и привык всем врать и никому не говорить правды, решать проблемы исподволь и постепенно, но тут уже проняло даже меня. Лоран, ты можешь завалить вон ту колонну?
  - Если она не приварена к полу.
  - Нет, просто поставлена.
  Лоран не стал задумываться о том, зачем это потребовалось приятелю. Просит - значит нужно. Расшатать стелу оказалось на удивление легко. Гуляй здесь настоящий ветер, давно бы её уронил. Медленно, а потом всё быстрее ненужное сооружение начало опрокидываться и наконец рухнуло на твёрдое покрытие, развалившись на осколки. Лоран ощутил немалое удовольствие от совершённого. Если бессмысленный порядок - это хаос, то вот вам, получите!
  Первым в игру включился Илайдж. Ни слова не говоря он вышел из очередного творческого ступора и легко взбежал по граням сооружения, похожего на сильно стилизованную молекулу. Модель опрокинулась, роняя облицовку, а потом азарт охватил уже всех. Лоран, всегда почитавший созидание, разрушал сейчас без малейшего чувства стыда, скорее со страстью. Нащупать в сооружении слабое место, воздействовать на него, чтобы обойтись минимальными потерями энергии, созерцать, как хрупкое творение падает - доставляло истинное удовольствие. Почему-то ещё стоял перед глазами высохший труп, и казалось, что уничтожает созданную для умерщвления всего живого клетку.
  - Ага, проняло! - закричал Менард.
  Весь в пыли и рванине он всё равно выглядел победителем, да таким, наверное, и был, просто это не всегда лежало на виду. Сквозь учинённый командой хаос Лоран разглядел некое постороннее движение, а потом и расчленил на картинки его причину. К ним поспешно ползли суставчатые многоножки. Роботы, судя по механичности движений, но эта неумолимая атака со всех сторон порождала ощущение нечестности происходящего. Как в том зале со скульптурами, когда против единиц шёл легион. Тогда они поймали свору статуй и звёзд на резонанс, здесь бы фокус не сработал: пространство было слишком большим и открытым.
  - На прорыв! - скомандовал Смит и первым устремился к текущей навстречу механической реке.
  Он вскочил на спину твари и побежал прямо по ней, и ничего страшного не случилось. Робот практически не реагировал на столь наглое посягательство. Поскольку Смит лучше всех ориентировался в пространстве, ему вполне можно было вести группу. Лоран устремился следом, увидел ещё как Менард подталкивает Клейна, хотевшего по обыкновению идти замыкающим.
  Казалось, что выйдет необыкновенно сложный эквилибр, но получилось на удивление легко, следовало всего лишь забыть о том, что страшно, и просто бежать вперёд. Прыгая следом за Смитом по металлическим спинам, Лоран ощутил даже нечто вроде веселья. В конце концов, сейчас они делали то, что хотели сами, а не подчинялись предписанному порядку, и уже это поднимало настроение.
  Вереница многоножек закончилась быстро, дальше пошёл ненарушенный унылый мир, но Смит не остановился. Казалось, его рассердили всерьёз, и теперь он твёрдо намеревался добраться до ангелов и спросить с них за каждый недочёт проекта.
  Лоран бежал легко, покрытие оказалось в меру гладким, в меру шероховатым, чтобы не затруднять передвижения. Смит иногда пошатывался, словно дул сильный ветер, а оглянувшись, Лоран увидел сосредоточенное и не оскаленное как обычно в усмешке лицо Менарда. Илайдж выглядел просто угрюмым. Клейн бежал позади всех и теперь на его привилегию замыкающего никто не посягал. Вампиры выглядели так, словно преодолевали напор штормового ветра, хотя и тот, что дул прежде совершенно затих. Вероятно, команде пришлось продираться сквозь силовые поля. Смертные их почти не ощущали, хотя Лорану казалось, что в голове гудит, как будто вьётся над ней пчелиный рой, да и повиснуть на ушах в принципе не против.
  Бежали вроде бы недолго, а потом нелепицы разошлись, открывая пустое пространство круглой формы, похожее на арену. Вокруг колыхалась радужная нестойкая как кисель завеса, она же затянула всё позади, едва команда вырвалась на простор.
  - Браво! - прогрохотал неведомо откуда голос такой силы, что заколебались границы арены, а Лоран споткнулся и едва не пропахал носом покрытие. - Вы справились. Теперь придётся в открытом бою доказывать своё право победителя.
  - Хорошо хоть не задачки решать, а то я не умею, - проворчал Менард.
  Он отряхивался, словно вода попала в уши, другие вампиры тоже морщились и болезненно поводили плечами. Лорана только слегка оглушило, и он сразу понял странность этого голоса, усиленного какой-то механикой. Произносимые слова, звучали лишь отчасти знакомо, зато в мозгу возникали внятным смыслом, словно на акустику накладывался мысленный перевод. Наверное, так и было.
  - Мужик, громкость убавь! - крикнул Клейн. - Мы тут не глухие.
  Призыв прозвучал едва слышно на фоне грохота над ареной, но должно быть его уловили. Когда голос зазвучал вновь, звуковые волны уже не придавливали к грунту.
  - Вы должны выбрать одного из вас, но учтите: кого бы вы не выставили для поединка, противник окажется ему равным.
  - Какой тогда смысл драться? - проворчал Клейн.
  Он оглядел команду. Лоран был уверен, что Густав выберет Марина, кто мог быть умелее в таком деле как единоборство, но ошибся.
  - Илайдж! Отвлекись ненадолго от литературных трудов.
  Вампир удивлённо вздёрнул брови, даже губы вытянулись трубочкой, словно он собирался засвистеть.
  - Я в тебя верю, сынок! - быстро произнёс Менард.
  - То есть вы хотите, чтобы я дрался непонятно с кем и неясно почему?
  - Единоборолся, - поправил Менард. - Похоже, что тут так принято, кроме того турнир нас развлечёт.
  - Мы слишком долго играем по их правилам!
  - Илья, мы всегда так делаем, это политика. Нам ведь что главное? Отвертеться от войны, чтобы не пришлось работать ещё больше.
  Илайдж бросил на творца не слишком дружелюбный взгляд, но возражать дальше не решился. За милым добродушием Марина Менарда всегда скрывался жёстко структурированный подтекст.
  - И помни, противник будет равен во всём, возможно, сумеет и в голову к тебе залезть, а это значит?
  - Что он сильнее. Азы я знаю, не мешай.
  - Наш боец готов! - произнёс Клейн достаточно громко, но не напрягаясь.
  Илайдж на ходу пригладил волосы, одёрнул изрядно пострадавшую в походе куртку. Остановился он примерно в середине арены.
  Лоран всё ещё пытался сообразить, что означают слова голоса о равенстве противников? Это будет робот, в которого вложили все знания о возможностях вампиров? Ну так они скрывали изрядную их часть. Нет, здесь задумка явно хитрее. Ангелы хотят сполна насладиться представлением. Решение окажется тоньше. Лоран успел прикинуть несколько версий и ничуть не удивился, когда перед Илайджем появилась точная его копия. Робот это был или какая-то полевая структура, но отличить где подделка, где оригинал, Лоран бы не смог. Он рефлекторно посмотрел на Менарда и увидел слабую усмешку. Вампир обескураженным не выглядел, скорее выбор ангелов подтвердил какие-то уже сформировавшиеся догадки, факт пришёлся ко двору и потому не пугал. Смит посмотрел на близнеца и едва заметно кивнул.
  Успокоенный реакцией вампиров, Лоран опять повернулся к середине арены. Илайдж и его противник, уже сместились с первоначальных позиций, словно примериваясь к схватке, и отличить где свой боец, где чужой Лоран не мог. Его напрягало, что не получится честно "болеть" за своего вампира, но с этим пришлось мириться. Лоран решил, что тот, кто проявляет инициативу, и есть настоящий Илайдж. Немного себя успокоив, он стал наблюдать за схваткой.
  Поначалу противники лишь перемещались по арене, словно присматриваясь друг к другу, причём двигались они отнюдь не синхронно. Наверное, Илайдж хотел выяснить, намерен ли его двойник повторять все эволюции или достаточно свободен в выборе. Лоран это тоже интересовало и вскоре он убедился, что нежданный клон совершенно самостоятелен, более того весьма активен. Он и напал первым, это подсказал Менард, сам бы Лоран не сообразил. Вампиров мимикрия претендента ничуть не обманула.
  Илайдж настоящий легко уклонился, коротко ударил в ответ. Лоран прилежно учился единоборствам без оружия, но двое на арене показывали приёмы какой-то неизвестной ему системы, хотя сути дела это не меняло. Удары обеих сторон не достигали цели, либо же причиняли минимальный ущерб. Слова голоса о равенстве сил приобрели наглядность.
  Но ведь так они будут драться вечно. Высший вампир, которого подпитывают все болтающиеся вокруг энергии и полевая структура, что считывает его показатели и тут же подсаживает себе. Какой смысл в этом поединке?
  - Ну, во-первых, зрелищность, - сказал Менард, беззастенчиво залезший в мысли товарища, либо прочитавший их по выражению лица. - Во-вторых, лёгкий способ выяснить весь спектр наших возможностей. Тут расчёт на то, что боец звереет, когда никак не удаётся достать противника.
  - Так может, на поединок следовало пойти мне? Я был бы робким и скромным.
  - До известного предела, как и он, потом, обессилев, смотрели бы друг на друга с немым вопросом в глазах: зачем мы это делаем?
  А действительно, зачем? Лоран хотел бы получить ответ на этот вопрос, но поразмыслив, решил не настаивать. Если ангелы хозяйничали в головах команды, пусть хоть пятки стопчут, но ничего от него не узнают.
  Бой на арене шёл уже так быстро, что Лоран перестал различать детали, просто две тени метались, стремясь достать одна другую, и кто кого побеждает и возможно ли это вообще, понять уже не удавалось. Клейн, видимо, разбирал больше и скептически хмурился.
  - Я полагал, он быстрее разделается с этой куклой.
  - Ты же видишь, что боец он более чем средний, - откликнулся Менард, - да и какой смысл выставлять сильного? Это ведь просто игра, и мне, честно говоря, абсолютно всё равно, кто победит.
  - То есть ни на приз, ни на милость к павшим ты не рассчитываешь?
  Менард улыбнулся откровенно, до ушей:
  - Никогда! На товарища или умело сделанную им бомбу - другое дело.
  - Да только покажи точку приложения силы! - оживился Клейн.
  - Смит покажет, потерпи немного, Архимед ты наш, а сейчас пришла пора делать глупости, и они есть у нас!
  Илайдж понемногу отступал под напором двойника, вернее, Лоран полагал, что это делает именно он, потому что созданию местной технологической мысли совершенно незачем было пятиться к команде. Дерущаяся пара оказалась уже так близко, что видны стали лица, но и они выглядели одинаково хмурыми, Лоран всё ещё не различал бойцов, но Менард таких затруднений не испытывал по-прежнему. Неожиданно для всех, кроме, может быть, Смита, милый Марин прыгнул к единоборцам и коротким ударом поверг одного из них на покрытие. Второй тотчас застыл, словно ему отрубили питание. Ужасная мысль о том, что вампир перепутал, закралась в сознание, но закричать Лоран не смог, Клейн и тот не успел выругаться.
  Пространство, до этого вполне свободное и пустое загустело тенями, которые быстро материализовались в знакомые фигуры, команда словно оказалась перед зеркалом, теперь противник был у каждого, и Лорану совсем не понравился такой поворот событий.
  - Зачем ты вмешался! - закричал он, машинально пятясь и пытаясь охватить одним взглядом и вражескую команду и свою. Страшно было перепутать.
  - Всё равно закончилось бы этим. Не вижу причин ждать, когда можно прибить всю нечисть разом.
  - Ты безумец, они же не слабее нас!
  - Вот! - сказал вампир. - В том и суть.
  - Да что же ты имеешь в виду-то?
  - Не помогут здесь кулаки, разум тоже, а вот сумасшествие - всегда к нашим услугам! Нарушай правила, малыш!
  Слушать бред чокнутого вампира стало некогда. На Лорана бежал двойник, и он вспомнил некстати безобидного Жерара, пусть не настоящего близнеца, но человека здорового на него похожего, только не склонного кидаться в авантюры. Как только встал перед внутренним взором этот персонаж из прошлого, Лоран сообразил, что именно надо делать. Он отступил ещё на шаг и шлёпнулся на зад.
  - Не бей меня, я слабый! - закричал он, надеясь, что у него сейчас всё же не такое лицо, как то, что смотрело с куклы. - Я с ног валюсь от усталости и голода, а драться совсем не умею.
  Лоран примерился уже откинуться на спину и поболтать в воздухе ногами, но не потребовалось. Шаг двойника стал неуверен, он пошатнулся, словно подогнулись коленки, и тут же кулак Менарда пробил его грудь. Вампир вынес муляжу не только рёбра, но и часть позвоночника, хотя Лоран и был уверен, что человек ненастоящий, всё же слегка затошнило.
  Клейна наглядный урок явно вдохновил на свою долю странных действий. Боевая стойка сменилась беспечной открытостью. Густав бросился навстречу двойнику, крича с искренним восторгом:
  - Братец, любимый, наконец-то мы встретились! - и обнял робота словно родного.
  Лоран испуганно содрогнулся, сам не решился бы на столь рискованный эксперимент, но с Густавом ничего плохого не случилось. Его противник странно замешкался, словно мозг, если он был в теле, лихорадочно перебирал программы, не находя единственно нужной, а подоспевший Смит смёл двойнику Клейна башку.
  Уже два порождения чужих технологий валялись на покрытии грудой фальшивого, но достоверного на вид мяса, Илайдж, если это всё ещё был он, изображал из себя статую, а Смит и Менард посмотрели друг на друга и стали рядом.
  Лоран испуганно съёжился, ведь главная сила никуда не делась, пусть вампиры избавились от копий смертных, их собственные всё ещё стояли напротив и обладали точно такой же мощью. Возможно ли здесь использовать слабость, как это сделали смертные, Лоран не знал и смотрел спектакль, замерев от дурных предчувствий. Похоже, здесь драться предстояло всерьёз.
  Менард весело скалил клыки, Смит хмурился, значит, опасность существовала, и оба вампира, не прибегая к хитростям, сошлись со своими двойниками. Чтобы уследить за этой схваткой требовались совсем другие глаза, Лоран видел только неясные вихри, которые то разделялись на два, то соединялись в один, бешеная сшибка, которой он не мог зримо сочувствовать и которая пугала куда больше чем вдохновляла. Клейн помог встать, то есть Лоран сделал бы это сам, просто не догадался.
  - Что они задумали? - пробормотал Густав, тревожно следя за боем.
  - Не знаю.
  - Зато я в курсе, - сказал Илайдж.
  Он вышел из притворного, как выяснилось, транса и подбежал к смертным.
  - А ну-ка! - сказал он весело.
  Отстранённый литератор исчез, перед Клейном и Лоэ был вампир, который теперь куда больше смотрелся сыном своего отца. В глазах горели алые огни, ломкая усмешка кривила губы.
  - Вперёд, на небеса! - заорал Илайдж.
  Сошёл он с ума или выполнял хитроумный план, разобраться не успели. Подхватив друзей отца как котят, Илайдж побежал прочь от смерча сражения. Лоран уже открыл рот, чтобы выразить протест, но так удивился, что забыл приготовленные слова.
  Вампир ступал уже не по покрытию, а словно по воздуху, арена стремительно уходила вниз, притом он не летел, крылья не распахивал, а именно бежал, мелькали проворные ноги. Голова закружилась от высоты. Остался внизу боевой круг и странное туманное ограждение. Солнце жарило в затылок, словно оказалось рядом.
  Извернувшись, Лоран успел ещё увидеть, как мечутся на площадке четыре похожие - не различить - фигуры. Теперь он видел всех по отдельности, словно вид сверху замедлил время там внизу, а потом что-то случилось, но что конкретно, разглядеть уже не удалось, только бойцов осталось двое, а поверженная пара присоединилась к тому что уже валялось на покрытии.
  - Куда ты нас тащишь, там ребята! - кричал Клейн, но Илайдж только смеялся, словно крыша у него не только основательно слетела, но и унеслась в неведомую даль.
  - Не там, а здесь! - тем не менее, ответил он.
  Лоран почему-то сразу поверил, да и Густав умолк. Происходящее в этом сломанном мире всё равно не удалось бы постичь ни ясным разумом, ни выданным природой набором чувств. Тут скорее могли приноровиться вампиры, которые не были ни живыми существами, ни чистой физикой, а содержали в себе и то и другое. И они, кажется, приспособились.
  Едва Лоран утвердился в этой мысли, как мир опрокинулся с ног на голову, или наоборот, здесь сложно было судить.
  
  
  
  Глава 17
  
  Собственно говоря, крутануло его не один раз, а несколько или же Лорану так показалось, но желудок недвусмысленно пообещал расстаться с пищей, если это безобразие продлится ещё какое-то время. К счастью оно закончилось. Все трое оказались в небесных чертогах. Так Лоран назвал их мысленно, хотя, в принципе, просились на язык и другие слова.
  Окружающая реальность или иллюзия, пока не удавалось понять, что это такое, доброжелательно сияла яблочно-зелёным светом. Воздух пьянил, его хотелось вдыхать и не останавливаться. Другого способа продолжать жизнь не было, но этот начал доставлять удовольствие. Вдалеке намечались неясные очертания деревьев и домов, как на старой доброй Земле, но они плавали в приятном нежном тумане и рассмотреть их толком не удавалось. В ближнем плане чуть отчётливее проступала колоннада - Лоран мысленно окрестил её беседкой - хотя наверняка имелось более возвышенное слово, просто на память не пришло.
  Под ногами зеленело интенсивнее, хотя тоже не вполне отчётливо. Лоран долго не решался опустить взгляд, а когда набрался отваги, узрел то что и ожидалось: неспешную карусель из пяти солнц. Смотреть на них было больно и страшно. Илайдж, спасибо ему, поставив на ноги, продолжал придерживать за локоть, а то ощущения оказались бы ещё неприятнее. Твёрдые пальцы вампира дарили надежду остаться на месте, а не ухнуть туда, в раскаленное колечко энергетического центра.
  - Странное у них всё же представление о рае, - пробурчал Клейн.
  Он жив-здоров стоял по ту сторону Илайджа и озирался с видом одновременно хмурым и деловитым. Вампир и его страховал для верности, но Густав решительно высвободил локоть, словно местность вокруг простиралась самая обычная и моральной, а уж паче физической поддержки ему не требовалось. Илайдж отнёсся к независимости подопечного индифферентно, как и к зелёной благодати со всех сторон. Лицо опять приняло задумчиво-отрешённое выражение, наверняка литератор погрузился в свой роман.
  Из тумана выступила неясная фигура и начала наливаться деталями по мере приближения к нарушителям райских границ. Лоран отчаянно щурился, вглядываясь. Мешали дымка и не с той стороны падающий свет, от которого не защищали плохо приспособленные к такой цели нижние веки. Пришлось немного запрокинуть голову, чтобы глаза попали в тень подбородка.
  Ростом мужчина оказался выше даже Клейна, вымахавшего под два метра. Его пропорциям позавидовал бы любой натурщик. Гордо воздетая голова, красиво развёрнутые плечи, взгляд чуть свысока, но в меру, а так обычный человек. Одет в свободную хламиду из очень лёгкой ткани, которая обрисовывала тело, когда он двигался, а когда остановился, свободной дымкой заструилась с плеч. Идеальные черты лица хранили благожелательное выражение, но не выглядели особо живыми. Ангел одним словом.
  - Здрасте! - сказал Менард.
  Он и Смит, оказывается, уже стояли рядом, а Лоран так засмотрелся в новом месте, что совсем забыл про вампиров или привык, что они способны выкрутиться из любой беды. По сравнению с ангелом близнецы выглядели растрёпанными оборванцами, но сиял в глазах золотой огонь темперамента, а не унылая величавость обитателя верхнего слоя небес. Лоран, не задумываясь, сделал бы ставку на них.
  - Итак, вы упорно добирались до высших сфер, - заговорил ангел нормальным, а не громыхающим голосом, и опять в сознании слегка раздвоились произносимые слова и перевод. - Объясните вашу потребность.
  - Марин, иди, работай! - распорядился Клейн.
  Он выглядел решительным и уверенным в себе, Лоран надеялся, что это не иллюзия, поскольку собственные ощущения оставались смутными.
  - Да с радостью! - откликнулся вампир и выступил вперёд. Он начал с претензий. - Вы незаконно захватили нашу группу и отправили в местную тюрьму. Так что предварительно я хочу получить объяснения от вас.
  - Мы не заботимся о том, что происходит в низших сферах, жизнь обычно сама справляется, без присмотра, - безразлично ответствовал ангел. - Вероятно, вы нарушили границу зоны нашего обитания. Это наказуемо, но охранные системы не причиняют вреда и позволяют не прерывать существование.
  - Вот только большинство из тех, кто сюда угодил, предпочли бы продолжать его дома. Космос не пустое место, и в нём тоже есть закон.
  - Нас не заботят реалии внешнего мира.
  - То есть, главная цель общины существовать изолированно?
  - Это так. У нас всё есть, зачем прочая вселенная?
  - Интересный вопрос. Я как раз оттуда и осведомлён сколь многообразными способами его решают.
  Ангела пустяковое замечание, кажется, поставило в тупик. Бесстрастное лицо налилось безразличием до краёв, и Лоран невольно подумал: легко ли это всё расплескать? Марин ждал, как всегда он выглядел ничем не обеспокоенным, просто человек на своём месте.
  Ангел, как видно, решил сменить тему беседы, или действительно не понимал, о чём шла речь, или надоели ему визитёры, сами предъявляющие претензии.
  - Прохождение вашей группы получилось зрелищным для нас, а так же поучительным для организующего начала, поэтому мы решили предоставить вам почётное право выбрать место проживания во внутренних сферах. Можете осмотреться даже здесь, если есть желание, но потом верхний мир придётся покинуть, люди просто не приспособлены к существованию в нём.
  Развернувшись, ангел неспешно зашагал прочь. Клейн сделал было движение следом, словно намеревался вернуть и отчитать, но Менард удержал.
  - Брось, командир, видишь ведь, что сказать ему, в сущности, нечего. Какой смысл стучаться в пустую башку и искать там мозги?
  - Других-то нет.
  - Найдём. Нос подсказывает, что верзил в свободных одеждах здесь полно. Симпатичный, кстати, покрой, да и ткань мне по нраву.
  - Сейчас не об этом.
  - Да, ты прав. Идём, раз приглашают.
  - А что тебе подсказывает разум?
  - Здравый смысл, ты хочешь сказать? Что в здоровом теле здоровый дух - редкая удача. Пошли, а то вон Лоран уже скучает по канализации.
  - Ничего подобного!
  - Мне-то не лги, да и нормально это в целом.
  Спорить желания не было. Изведать райские просторы тянуло сильнее, хотя и гнездилась где-то в уголке сознания мысль о том, что ангелам столь полезное удобство цивилизации, в принципе, без надобности, они питаются божественным нектаром или воздушным эфиром, и рай их безгрешно стерилен.
  Первым опять пошёл Смит, хотя здесь особой нужды в разведчике и не было. Рай не обзавёлся лабиринтами и запутанными коридорами, он весь был открыт и если бы не благожелательная дымка, просматривался насквозь. Из тумана величаво выплывали цветы и деревья, дома больше похожие на дворцы. Полупрозрачная дорога под ногами пугала, но постепенно Лоран привык её не замечать. Дымка не рассеивалась, словно здесь всегда царил рассвет.
  - Гостиницы у них нет? - поинтересовался Клейн.
  Ответил Смит:
  - Вряд ли, но часть этих строений пустует. Мы можем зайти в какой-либо дом и расположиться на отдых.
  Не дожидаясь ответа, вампир свернул к роскошному на вид особняку. Лоран выбрал бы самый маленький и незаметный дом, но его друг стойко сохранял земные привычки и, не задумываясь, обратил взор на дворец. Клейну было всё равно, Менард как-то притих и шагал позади всех, Илайдж и вовсе погрузился во внутренний мир. Наверное там герои сражались, а не брели тупо по унылому раю. Лоран в который раз задался вопросом, зачем Менард притащил сюда команду Клейна, но потом решил не отвечать на него, пока вокруг гуляют без присмотра технологии, способные вскрыть голову как консервную банку. Милый Марин знает, что делает, и этого пока довольно.
  Внутри вилла оказалась ничуть не хуже чем снаружи. Смит деликатно приотворил дверь в помещение, где располагались все мыслимые удобства, и Лоран поспешил воспользоваться случаем.
  Менард и Илайдж исчезли, но Клейн и Смит стойко дожидались товарища, видно полагали неразумным разбредаться даже здесь, где немыслимым казалось искать опасности.
  Как при входе не было замка, так и внутри дома любое помещение было доступно, причём большинство дверей просто растворялось, когда к ним кто-то приближался, и срасталось опять. Исключение составляли служебные помещения, в них сохранилась возможность уединения.
  - Еды тут нет? - спросил Лоран. Таблетки из города порядком надели. - Я бы хлебнул нектара.
  - Марин не советовал есть что-либо ангельское, даже если мы его и найдём. Судя по всему, мы здесь не задержимся.
  - То есть, нас выкинут из рая, как облажавшуюся парочку - Адама с Евой?
  - Сами уйдём! - решительно ответил Клейн, но пока снаряды не падают, полезно отдохнуть.
  Странно было, разложив на изысканном столе походные припасы, есть их руками и запивать водой из бутылок. Педантичный Клейн серьёзно воспринял предостережение Менарда и запретил прикасаться и к местной воде, то есть разрешил использовать её лишь для омовения. Какой-либо одежды, пусть и большого размера нигде не отыскали, так что пришлось кое-как привести в порядок свою перед тем, как лечь спать. Опять же из предосторожности устроились в одной комнате. Лоран улёгся на огромной тахте, усеянной невесомыми подушками. Какое-то время он стеснялся испачкать обивку и лежал, словно кол проглотил, потом махнул на всё рукой и зарылся в комфорт по уши. Клейн бдительно прилёг на диванчик поскромнее, а Смит остался возле стола, где тотчас начал изучать какое-то из местных технических приспособлений.
  
  Проснувшись, Лоран не сообразил, долго ли он был в отключке. Нижняя подсветка всё так же лилась сквозь огромные окна, хорошо хоть полы были непрозрачные. Странный вообще-то выбор, ведь получается, что весь низший мир висит у ангелов над головой, хотя мысленно они попирают его ногами, хотя, может быть, физика тут окончательно сошла с ума и лучше с ней не связываться.
  Лоран хотел спросить разъяснений у Смита, но потом здраво рассудил, что всё равно их не поймёт и решил, подобно Менарду, дружить с сей точной наукой на уровне интуиции.
  Клейн и Смит уже сидели у стола вдвоём и терпеливо возились с каким-то приспособлениями, в которых Лоран тоже не разбирался. Не желая мешать, устроился у окна.
  Снаружи всё так же благостно реял мерцающий яблочно-зелёным туман, плавали в нём размытые силуэты других домов. Деревья в непосредственной близости выглядели более отчётливыми. Некоторые из них цвели, Лорану показалось, что он различает аромат, хотя сложно было понять. Воздух здесь и так дышал томной сладостью, словно в нём распылили наркотик.
  - Никакого криминала, - ответил Смит на прямой вопрос. - Просто отдушка такая. Довольно противная, согласен, но мозг она не дурманит.
  Лоран вздохнул, было скучно. Раз или два мелькали вдали смутные силуэты ангелов, разглядеть их не удавалось. Похожи они или разные, есть среди них женщины или все мужчины, заняты они чем-то или пребывают в нирване безделья - эти и множество других вопросов вспыхивали искорками в неспокойном сознании, но ответа не находили, порождая лишь раздражение. Потом вернулись Менард и Илайдж. Они степенно выплыли из тумана, подобные ангелам до тех пор, пока были достаточно далеко. Вблизи бросалась в глаза оборванность одежды и куда более живая пластика движений.
  - Ну наконец-то! - проворчал Лоран.
  Клейн вопросительно поднял бровь. Менард солнечно улыбнулся:
  - Нас ждали, нас любят.
  - Не обольщайся! Удалось что-то разведать?
  - Просто погуляли. Вечно у тебя на уме только плохое.
  Илайдж развалился в кресле, явно не собираясь принимать участие в разговоре. Менард сел к столу, косясь на блестящие детальки. Густав наблюдал за ним, оставив работу на одного Смита.
  - Полагаешь, что нас слушают, и защиту от этого безобразия выставить не удастся?
  - Наверное. Хотя какой в том смысл? Здесь везде одна унылая благость, и если это рай, то изгонять из него меня не понадобится - сам сбегу.
  - Ну меня тоже не тянет задерживаться надолго. Кроме того запасы еды крайне ограничены. Ты уверен, что не сможем воспользоваться местными?
  - Кто знает, какова ангельская каша для простолюдинского брюха? Даже при наличии здесь исправной канализации, я бы экспериментировать не стал.
  - А как они едят? - спросил Лоран.
  - Собираются в роскошных залах и за неспешной беседой поглощают какие-то воздушные изделия. Кексы, наверное, а может, марципаны.
  - В жизни не поверю, чтобы такие здоровые лбы, как тот, что нас встретил, наедались одними конфетками.
  - Вполне возможно, что в своих домах за закрытыми дверями они едят отбивные из туристов. Не задумывайся о пустяках, дорогой, ты всегда был силён в главном и наслаждайся покоем, он ненадолго.
  - Хорошо! - покладисто сказал Лоран.
  Он понимал, что Менард остерегается говорить что-то серьёзное даже если у него и есть что сказать. Осторожность требовала не произносить вслух и даже мысленно сомнений в том, что всё прекрасно в этом неземном раю, а они возникали одно за другим. Лоран и сам не формулировал мысли чётко, скорее старался запоминать ощущения, чтобы потом, когда всевидяще следящее ангельское око утратит к компании интерес, заняться ими всерьёз.
  Чтобы хоть как-то развлечься и отвлечься, Лоран напросился на прогулку, и Менард охотно согласился составить ему компанию. Солнечный хоровод под ногами всё ещё нервировал.
  - Почему я вижу каждое из них отдельно, если раньше наблюдал только баранку? - всё же спросил Лоран.
  - Наверное, вблизи детали заметнее, - глубокомысленно произнёс Менард. Больше Лоран не любопытствовал.
  Вокруг простирались красивые ухоженные угодья, не только дома, дворцы, но и парки, ручьи озёра. Лоран увидел и обитателей этого места. Величавые, красивые, рослые как на подбор они бродили среди кущ, наслаждались прогулками по воде, беседовали, собравшись на красивых увитых цветущими растениями террасах. На приятелей смотрели высокомерно, но отстранённо, словно пребывали в параллельном потоке событий. Лоран иногда вглядывался в их лица, но ничего не мог прочесть за высокими бастионами лбов, а глаза, если и являлись окнами души, носили хрустальные ставни.
  - Я чего-то не понимаю, - сказал Лоран, когда друзья уже возвращались, - или не владею информацией в должной степени.
  Менард лишь улыбался.
  - Мы скоро уйдём, покинем это место. Там на нормальных сферах найдётся уголок для уставших скитальцев.
  Последние слова настораживали, но Лоран понимал правила игры и ни о чём не спросил.
  Клейн и Смит всё ещё возились с железками, теми самыми или другими, Лоран не знал, да и меньше всего об этом задумывался. Нашли себе друзья занятие и прекрасно. Мрачные мысли убивали любопытство, пострадал даже аппетит. Еда совершенно не лезла в горло. Илайдж всё ещё пребывал в кресле и в нирване. Менард поглядел на него со странной, неуместной случаю нежностью, но ближе не подошёл.
  - Мы теперь погуляем со Смитом.
  Клейн кивнул, не поднимая глаз, его пальцы беспокойно вертели инструмент. Вампиры двигались словно во сне, будто сладкий напитанный нектаром туман загустел как вода и превращал бег в неспешное плавание. В проёме Смит заколебался, словно хотел вернуться или хотя бы поглядеть назад, но Менард положил ладонь на плечо, несильно подтолкнул. Оба исчезли. Лоран выглянул в окно, но не увидел близнецов, должно быть ушли в другую сторону.
  Странно выглядела эта нарочитая прогулка. Клейн хмуро смотрел на какое-то произведение искусства, пристроенное у стены, но вряд ли различал детали. Лоран почувствовал, что сейчас сойдёт с ума или сведёт кого-нибудь другого, если молчание продлится лишнюю минуту.
  - Хочешь, я почитаю стихи? - сказал он и откашлялся, голос почему-то охрип.
  В любой другой день в любом другом месте доблестный командир пришёл бы в ужас от такого предложения, но здесь и сейчас он с энтузиазмом ответил:
  - Да!
  Илайдж и тот дёрнулся в своём кресле, словно испугался, что спинка сейчас растворится, и он упадёт на пол.
  Почему-то на память ничего не шло, вот кучу виршей знал наизусть, сам баловался, менардовы заучил, но в самый нужный момент сумел выдать лишь школьную дребедень, да и то, сбиваясь, запинаясь и забывая слова. Этого надругательства над высокой поэзией Илайдж уже не выдержал. Повернувшись к друзьям отца, он начал читать таким отлично поставленным голосом такие великолепные строки, что не только у Лорана шли по коже восторженные мурашки, но и Клейн выглядел слегка оторопевшим.
  Растворившееся в безумном мире время обрело чеканный шаг рифмы и размера, и возникла ни с того ни с сего гениальная, хотя одновременно безумная и пустая мысль, что не загадочная далёкая математика является основой всех наук, а именно организованные слова стихов. Что могли дать отстранённые бесчувственные формулы? Только унылый костяк, а поэты наполнили его смыслом движений души.
  Лоран погрузился в плавные волны строф с головой, да и Клейн попал под обаяние далёкого от обычных его дел момента, и сколько он длился, Лоран так никогда и не узнал. За окном ведь ничего не менялось, не было там жизни, так - туман и дурман.
  Потом вернулись близнецы. Они вошли быстро и бесшумно, и в первое мгновение после того, как переступили порог, Лоран не узнал кто из них кто, разобрался лишь во втрое: у одного рот расплылся до ушей, обозначая вне всяких сомнений Менарда.
  - Ну сынок, - прочувствованно заговорил несносный вампир, - если это лесть, то отменная! Ты читал мои стихи Клейну, и он до сих пор не проломил тебе голову стулом или стену своим лбом.
  - Нагулялись? - хмуро спросил Клейн.
  - Великолепно провели время. Побеседовали о вечном среди райских кущ, это затягивает и посему пора делать отсюда ноги.
  - Я всегда с радостью.
  - Ну и отправимся искать по белу свету, где утомлённому есть сердцу уголок. Я не прошу подать сюда карету, но верной рифмы подобрать не смог.
  - Вот этих самых с меня, пожалуй, хватит! - воскликнул Клейн, энергично вскакивая. К нему возвращалось хорошее настроение.
  Лоран подумал прихватить какой-нибудь пустяк на память, всё-таки в раю побывал, не шутки, пусть технологически упакованном, но всё же, а потом передумал. Хотелось уйти отсюда именно с пустыми руками, да ещё и прах с ног отряхнуть, а то и купить новые ботинки. Клейна, видимо, обуревали сходные стремления. Шагал едва не впереди всех. Возле беседки, где встретились с ангелом, что дал себе труд с ними разговаривать, невольно остановились. Пожалуй, здесь пролегала граница. Дальше уже не высшие сферы, а так прибежище для бедных. Под колоннадой расположился ещё один из местных. Страж? Лоран его толком не разглядел, но показалось, что ангел другой. Впрочем, он не подошёл, наблюдал издали за тем, как беспокойная команда удирает из рая. Быстро и не прощаясь.
  - Лучше закрыть глаза! - честно предупредил Менард. - Тут такие ухабы в силовых полях - нехоженая тропа.
  Лоран не понял, кто именно из вампиров его подхватил, но страх свободного падения на миг остановил сердце. Потом чувство веса вернулось, хотя и частично, зато появилось ощущение, что вокруг гудит ветер, а кожа его не определяет потому, что её уже сдуло. К счастью неприятные перемены скоро прекратились, и Менард разрешил смотреть по сторонам.
  Знакомый бублик весело болтался в небе, где ему и положено быть, и даже зелёный цвет не раздражал. Дали яснели до горизонта, покачивался неподалёку изумрудный океан, синие деревья степенно застыли, повесив листья, вокруг расстилалась фиолетовая трава.
  - Где мы?
  - Ну, место как место. Здесь не так плохо.
  Лоран поверил на слово и рухнул на мягкий дёрн. После рая этот уголок, что прежде производил впечатление искусственного, выглядел настоящим. Дурнота ещё гуляла где-то под рёбрами, но воздух здесь был как воздух, он не навязывал себя и не застревал в зубах липкой сладостью.
  - Хорошо.
  - Это да.
  Менард уселся рядом и его примеру последовали все, в том числе вампиры. Лоран наслаждался тишиной, покоем, далью, не замутнённой райской дымкой. Он старался ни о чём не думать, не зная точно, ловит сейчас кто-то его мысли или нет. Клейн рассеянно вертел в пальцах травинку, привычно хмурился. Чувствовалось, что потребность получить хоть какие-то разъяснения становится трудно выносимой. Лоран и в себе ощущал этот зуд, но он, во-первых, никем не пытался командовать, во-вторых, хотел получить удовольствие от этой спокойной минуты. Обострившаяся интуиция подсказывала, что дальше может начаться всё что угодно от ангельской мести дерзким вторженцам в виде крабов или молний до общего коллапса загулявшейся в неизвестности вселенной.
  Будущее не обещало ничего хорошего, об этом молчали все пятеро, хотя никто ничего не сказал вслух.
  Дурнота понемногу отступала, и вопреки всему прорезался нешуточный голод. Стесняясь несытого урчания в животе, Лоран решился заговорить, чтобы заглушить если не приступы аппетита, то хоть его немузыкальное сопровождение.
  - А здесь как, те низы, на которые верхи уже не обращают внимания?
  - Смит? - спросил Менард.
  - Я не чувствую напряжения полей.
  Илайдж кивнул.
  - Кто отступил - тот сдался, - произнёс Клейн.
  Менард улыбнулся, подставляя лицо колечку солнц, словно пришёл на берег моря с единственной целью позагорать.
  - Ну пули лбом ловить - это не самая любимая моя игра. В голове мозг, им думать надо. Теперь особенно, потому что пришла пора разговора.
  - Ты добился того, ради чего мы явились сюда? - спросил Клейн. - Заметь, я не уточняю, чего именно.
  - Да, ты потрясающий дипломат и да, я добился.
  После этих слов наступило почтительное молчание. Холодок страха всё сильнее леденил сердце. За время вынужденного воздержания от дерзких мыслей в Лоране скопилось столько невысказанных подозрений, что он не знал с которого начать и решил предоставить несносному вампиру вести игру так, как он сочтёт нужным. В конце концов, это его работа. Тёплое море, тишина, есть хочется, но это подождёт, да и последующие речи вполне способны окончательно погубить аппетит.
  - Дело в ином, - заговорил Менард, и Лоран невольно вздрогнул, потому что не привык видеть приятеля совершенно серьёзным. - Переходя на знакомые тебе понятия разведки, скажу так: мало получить те или иные сведения, грош им цена, если нельзя передать их в центр, или куда вы там тащите всё неправедно нажитое. Это мир замкнут на себя и очень грамотно упакован. Попасть сюда сравнительно легко, а вот выбраться назад гораздо сложнее. Я бы сказал, это очень трудно.
  - Невозможно, - сухо произнёс Илайдж.
  Он ни на кого не смотрел, да и реплику, как видно, подал некстати, потому что Менард покосился на сына довольно хмуро. Опровергать его слова он, впрочем, не стал, медленно наклонил голову.
  - Ну да.
  - Подожди, я не понял, ты хочешь сказать, что мы навсегда застряли в этом клубке посреди безумного пространства и времени? - Клейн повернулся к вампиру резко всем туловищем, так что у него даже что-то скрипнуло в спине.
  Лоран испуганно сжал ладони в кулаки, пальцы впились в кожу, раня её ногтями.
  - Один выход всё-таки есть, - неохотно сказал Менард.
  - Способ маленького принца, - выдохнул Лоран.
  Он страстно безумно со всей жизненной силой захотел, чтобы его опроверг Менард, устало покачал головой Смит, но чуда не случилось.
  - Да, - сказал вампир. - Чтобы покинуть это мир, мы должны умереть в нём.
  
  
  
  Глава 18
  
  Надежда рухнула сразу, не оставив после себя следа. От боли сжалось сердце, в глазах потемнело и весёленький океан цвета изумруда показался чёрным. Пальцы Менарда коснулись лопатки, и дыхание выровнялось, боль утихла, а поле зрения вновь развернулось до положенных ему размеров. Лоран не испытывал приличной случаю благодарности: Менард дирижировал ситуацию так, как ему было нужно. Да, игрушку придётся сломать, но не сейчас, чуть позже. Злости тоже не ощущал. Вампир никогда не жалел других, но и себя не щадил. Его жестокость обладала градусом величия, если можно так сказать.
  - Марин, ты в своём уме? - спросил Клейн.
  Он ещё сопротивлялся, ну так ему по статусу было положено. Вот ведь привязались вампирские заморочки. Впрочем, теперь уже всё равно.
  - Вполне. Даже шутить по этому поводу не стану. Ты просто ещё не понял, насколько хитро и основательно устроен этот мир.
  - Ты тоже не лыком шит! Никогда я не поверю, что Марин Менард, наделённый столь чудовищно огромными полномочиями своей иерархии, не смог проложить дорогу на волю. Открой портал, телепортируй нас, как вы это умеете. Да, я плохо переношу подобные процедуры и могу погибнуть, но Лоран справляется с ними легко, и он выживет.
  - Длинная страстная речь и вся впустую. Конечно, я могу всё это устроить, но завёрнутый в себя мир весь состоит из натянутых нервов. Такой исход будет непременно обнаружен, и пробудится древнее зло. Так в романах говорят, но ты не представляешь, до какой степени это верно. Опять же скажу твоим языком: секретные коды надо доставить своим дешифровальщикам так, чтобы противник об этом не ведал, а то он просто поменяет систему, и всё будет тщетно. Ребята, погибшие на пути к цели, окажутся напрасными жертвами, и сколько крови прольётся ещё лишь потому, что мы не имели этого звена в цепи обороны!
  Менард слишком глубоко ушёл в метафору, но Лоран понимал его и без тропов. Всегда у них присутствовало это постижение на уровне догадки.
  - Найди другой способ, ты ведь всё можешь, а если этот мир мешает нам спокойно вернуться домой, просто пойдём и разрушим его. Есть ведь даже кое-какие наработки по этому поводу.
  Лоран вспомнил детальки на райском столе. Значит, мину ребята всё же ухитрились заложить, но не стоило обольщаться - это была лишь маленькая страховка, она не решала проблему. Менард догадку подтвердил:
  - Наших ресурсов элементарно не хватит, чтобы разрушить этот мир, да и знаний тоже недостанет. Сейчас мы столкнулись с силой, что превосходит наработанное всеми известными нам цивилизациями, даже я это признаю, а я редко говорю правду.
  - Тогда зачем мы сюда вообще полезли? Что такого важного ты нашёл здесь, чтобы ввергать друзей в неисправимое несчастье? Поведай, теперь, вроде бы, уже можно.
  - Не скажу! - просто ответил Менард.
  - Не доверяешь? И есть ли хоть кто-то ещё осведомлённый, или планы опять роятся в единственной голове?
  - Есть. Я тоже уязвим, хотя и не люблю об этом вспоминать, поэтому Илайдж знает и Смит тоже. Он свернул бы мне шею, не посвяти я его в детали плана.
  Лоран и Клейн посмотрели на старого друга одновременно. Да, он знал. Никогда они не видели на красивом бесстрастном лице такой боли, но Смит молчал и не мешал Менарду продолжать этот страшный разговор. Значит, он тоже не видел другого выхода, кроме названного прежде.
  Клейн продолжал бороться:
  - Вы прекрасно можете оставить этот мир и без нас, втроём у вас получится легко, а мы с Лораном останемся, если он, конечно, согласится. Здесь тоже можно жить.
  - Безусловно, и ты свободный человек. Всё, что держит тебя в том, большом мире - это титул и деньги, а это пустяки, которыми легко жертвовать, но у Лорана там жена и дети. Он никогда больше не встретится с ними, не узнает, как вырастут его сын и дочь и будет ли счастлива подруга. Никто из нас не возвратится, чтобы сообщить ему эти любопытные подробности.
  - Но то, что предлагаешь ты, навсегда разлучит его с семьёй. Они останутся людьми, а он станет трупом и никогда не посмеет приблизиться к тем, кого когда-то любил!
  - Да, но сможет следить за ними издали, радоваться их удачам и огорчаться потерям, защищать от бед и любить, что бы там не говорили об этом люди.
  - Что это будет за жизнь? Найди другой выход.
  - Его нет. Политика жестокая игра, в ней пагубно милосердие. Поверь, я занимаюсь этим много лет.
  Клейн не ответил. Лоран понимал, что должен сказать хоть что-то, открыть рот, обозначить хоть словом свою позицию, но не мог даже разжать челюсти, словно всё уже свершилось, и сковал душу потусторонний холод. Если Смит застыл как камень и не бьётся за жизнь друзей, значит, всё уже решено, и любые слова бесполезны. Надо просто переварить эту горечь, и тогда придёт равнодушие и поможет вынести всё, даже смерть.
  Страшное слов словно разбило хрупкую корку печали, Лоран смог заговорить:
  - Можно поесть напоследок? Я голоден.
  Менард виновато покачал головой:
  - Нежелательно.
  Покорность Лорана, видимо, встряхнула Клейна, он всё ещё искал лазейки в обороне вампиров.
  - Допустим, Лорана ты сможешь обратить, но я существо другой породы, на меня твои манипуляции не подействуют, в чём бы они не заключались.
  - Вынужден тебя разочаровать, я смогу сделать и это. Не просто же так болтался по мирам и разруливал ваши войны? Мне они не мешали, если так можно выразиться, служили прикрытием.
  - Перестань переводить всё на мой язык, я и твой давно понимать научился!
  - Хорошо, как скажешь.
  - Пусть ты способен превратить нас обоих, но по твоим же словам, мы начнём это существование беспомощными детёнышами и никакого толку от нас не пребудет ни твоей миссии, ни всей человеческой цивилизации в целом. Мы по-прежнему останемся обузой, как не раз откровенно высказывался твой сынок Илайдж.
  - Ты не держи на него зла, ведь он поступал так по моему приказу. Что касается только что выраженных сомнений, то они справедливы. Есть такая проблема, всегда была, но само её существование мешало удобству мира и повлекло за собой какое-никакое решение. Как правило, детёныш неумел и зависим, и это хорошо, потому что на первых порах его приходится жёстко контролировать, но вы не обычные неофиты. Я могу сразу поднять обоих на достаточно высокий уровень и ввести в статус. Всё было подготовлено заранее, и разрешение конклава я получил.
  У Клейна не нашлось слов. Теперь, когда открылась вся давняя продуманность эскапады, наступил момент прозрения. Лоран понимал, что и сам он и Клейн догадывались, что не удовольствия ради Менард бродил по чужой вселенной, что не развлекался он, подбирая себе команды. Милый Марин ничего никогда не делал просто так, и вот впереди забрезжила цель. Да, она всё ещё почти полностью скрывалась в тумане неведения, но теперь Лоран окончательно убедился в том, что она есть.
  - Можно мне побыть немного одному? - спросил он.
  - Да, конечно.
  Его даже взглядами не провожали, когда шагал по фиолетовой траве к шеренге деревьев, но мнимая свобода не простиралась далеко, вообще никуда. Лоран не боялся заблудиться. Просто пробирался сквозь заросли, пока не набрёл на полянку и ручей, что торопливо бежал к океану. В этом тихом месте шумела только вода, и то едва слышно. Что ж, где ещё поразмыслить о своей судьбе, как в этом романтическом месте?
  Когда улёгся под деревом, в сознании словно отпустили тормоза. Боль, прежде приглушённая ошеломительной неожиданностью новостей разгулялась, терзая сразу всё, что могла и не могла. Корчились от неё и тело, и душа, и разум.
  Бездна, которую отверз Менард ужаснула и вопреки всему захотелось просто остаться здесь в нелепом, но вполне пристойном мире, бродить по этим мрачноватым лесам и исследовать течение рек, шагать до тех пор, пока бублик над головой не превратиться в чёрточку, а ведь должно же это когда-то случиться. Да, он не увидит родных и друзей, свой мир, но останется обычным человеком, а вампиры, возвратившись, расскажут вполне пристойную сказку о его гибели. Детям и жене не будет стыдно за честно сражавшегося до последнего отца и мужа, а самому? Разве не слабость, не трусость отступать от будущего знания и настоящего долга?
  Быть может, даже Клейн согласился бы разделить его заточение, всё же друг это если не целая вселенная, то её половина, но путь этот вёл бы в никуда, и с годами бесплодных сожалений образовалась бы в сердце тоска по тому, что, убоявшись трудностей, бросил. Остаток дней прошёл бы в непрерывном аду.
  Нет, это не выход, да и не позволят ему выбирать, потому что когда Марин строит свои планы, они учитывают не только пространства и материальные объекты, но и глупые рефлексии человеческого несовершенства. Марину не надо быть рядом, чтобы предугадать всё что происходит в голове и душе. Грустно, наверное, постоянно обитать во всеведении.
  Притихший было желудок опять напомнил о своих нуждах короткой резью. Лоран прислушивался к ней с любопытством. Вдруг необыкновенно жаль стало вот этих человеческих мгновений, которые уходят навсегда, а он их привычно не ценит. Прикосновение травинок к горячей коже, солнечный свет на лице, голодные спазмы, боль в ноге, которую натёр изрядно пострадавший в путешествии ботинок. Всё что делает его человеком, испарится разом, словно дождевые капли с лица и чем он станет?
  Он вливал в себя этот уходящий мир, стараясь сосредоточиться только на нём и не пускать в сознание главную боль. Страшился сойти с ума от мыслей о том, что никогда больше не обнимет Лизу, не позволит себе приблизиться к детям и станет призраком в ночи. Они будут недолго горевать, а потом забудут, эта их жизнь уйдёт в прошлое и пойдёт совсем другая, уже без него. Наверное, многих если не всем воплощённым довелось пережить схожий кошмар, но разве это утешит?
  Слёзы потекли из глаз, а голод опять притих, уже обречённо, навсегда. Вместо него придёт другой и тогда мир окончательно примет в новые границы.
  Менард опустился на траву рядом, Лоран и не слышал, как он подошёл, не ощущал течения времени.
  - Я слишком долго?
  - Ничего страшного, мы не спешим.
  Человеческой ещё интуицией Лоран уловил, что слышит ложь или, по крайней мере, не совсем правду. Где-то хоть и не здесь тикали часы, отсчитывая ход истории.
  - Это сделаешь ты? Не Смит?
  - Мы говорили об этом и пришли к выводу, что обязанности придётся разделить. Воплощу вас обоих я, а Смит возьмёт на себя труд основного обучения. Понимаешь, тогда вы трое останетесь на равных.
  - А ты?
  - Всё равно уйду. Это ведь не последняя работа, что села на мою шею.
  - Тогда нечего и откладывать. Я должен что-то сделать, сказать?
  - Нет, ни о чём не думай.
  - Стараюсь. Любопытно даже, как всё произойдёт.
  Менард улыбнулся. Без прежнего задора, но тепло:
  - Вынужден разочаровать. Как раз этого ты не узнаешь. Статус пока не позволит владеть секретом обращения, да ещё элитного уровня.
  Вот и догнал страж порядка. Лоран хотел ответить, но мысли спутались, качнулось яблочное небо, опрокинулись деревья, словно прибежал в лес сумасшедший лесоруб. Мир ускользал стремительно, и зацепиться в нём не удалось. Настала ночь.
  
  Она показалась невыносимо долгой, когда открыл глаза. Словно вечность успела обветшать до слоя пыли и народилась новая вселенная, в которой всё предстоит узнать заново. Странные звуки проникли в сознание ещё раньше, чем забрезжил свет. Шорохи, скрипы, отчётливый равномерный стук, чуть более слабый грохот, какой бывает от водопадов. После тишины, уже ставшей привычной они раздражали.
  Лоран увидел низкий свод из аккуратных плит, каждую соринку на нём. Нос немедленно забили запахи, душные и прохладные, едкие и полные сложных оттенков, точнее они были кругом и раньше, просто теперь проникли в сознание, попытались утвердиться в нём, хотя Лоран их совершенно не понимал.
  Он чуть повернул голову и увидел резкие мазки белые, жёлтые, зелёные, синие. Красок оказалось столько, что немедленно заболела голова, словно колючие ладони сжали виски.
  - Это свет?
  Собственный голос едва не разнёс башку на составляющие. Как только вампиры всё это терпят?
  Лишь теперь он осознал до конца, что всё уже произошло, и он больше не человек, поэтому так много вокруг неведомых сущностей и новых опасностей. Хорошо всё же, что вампиры имеют обыкновение опекать детёнышей. Лоран осторожно повернул голову в другую сторону, ожидая найти Смита, но увидел Менарда.
  - Тебе будет труднее, чем Густаву, а у меня большой опыт обращения с неофитами.
  Странно, голос больше не звучал неземной мелодией, стал обычным, и лицо не потрясало изысканной красотой черт.
  - Ты подурнел, приятель, - сказал Лоран, стараясь учитывать новые возможности и уберечь голову от взрывной силы слов, она и так уже пухла от внешних запахов, звуков, оттенков - мысли не помещались.
  - Обычное дело, - согласился Менард. - Потому мы и недолюбливаем друг друга, что видим, какие есть на самом деле. Очарования просто ноль.
  - Значит, это конец нашего романа.
  Лоран чуть-чуть приноровился говорить так, чтобы не глохнуть и понимать собственные слова и сразу голова начала работать яснее.
  - Прости, я, наверное, должен разговаривать почтительно. Мы и раньше были неровней, а теперь подавно.
  - Разве меня это когда-то смущало? Забудь обо всём. Мы были друзьями и навсегда ими останемся. Для тебя теперь важно утвердиться в новом бытии. Статусом займёмся после.
  Лоран слегка кивнул. Двигаться резко не следовало. Он боялся оторвать себе голову.
  - А Густав? Как у него дела?
  - Нормально. С ним сейчас Смит. Я присмотрю за вами обоими, всё-таки у меня опыт: воспитал десять сыновей, а теперь их у меня целая дюжина.
  - Не сомневайся, мы с Клейном попортим тебе кровь не меньше, чем все остальные.
  Менард глянул искоса.
  - Не сердишься на меня?
  - Нет, на тебя - нет. Я понял, что весь этот путь прошёл сам и обязан был предвидеть, что ждёт в итоге. Нельзя играть с огнём и остаться необожжённым, мне следовало разойтись со Смитом и провести тот первый отпуск одному, а я не смог отличить праздники от будней. Когда меняешь человеческое общество на компанию вампиров, то получаешь новую судьбу. Конечно, ты манипулировал нами как хотел, но даже у тебя этот фокус не получился бы, не желай мы того же самого.
  - Это да, такова основа моей политики, и множество других компаний, в которых взаимная тяга к товариществу и поиску совместных приключений проявлялась недостаточно сильно, отправились вести обыденную жизнь. Позавидуй им, если хочешь. Я бы посочувствовал.
  - Не стану делать ни того, ни другого. У меня судьба своя и мне её вполне довольно.
  Потом начался первый урок, и усвоение новых истин потребовало такой сосредоточенности, что Лоран забыл обо всём. Он заучивал звуки, поражаясь им многообразию и различиям, сортировал запахи, сокрушаясь, что по возвращении придётся запоминать всё вновь и частенько косился на яркие мазки за пределами свода. Не сразу он сообразил, что убежище нашёл под мостом, вероятно одном из тех, что перебрасывали через ручей дороги, ведущие неизвестно куда. Здесь свет был надёжно отгорожен от обретшей необыкновенную чувствительность кожи, но что будет потом, Лоран пока не представлял..
  Менард эти взгляды замечал, но помалкивал и, лишь объяснив, как он выразился, основы безопасной жизнедеятельности в сумраке, приступил к главному.
  - Немножко нам не повезло. Будь в этом мире смена дня и ночи, я постепенно приучил бы тебя к свету, но раз так вышло, придётся всё делать сразу.
  - Он меня сожжёт.
  - Ну это маловероятно, потому что ты получил очень-очень сильную кровь, да и кое-какие особенности твоего статуса послужат хорошей обороной, хотя в целом будут сложности. Придётся вам с Клейном поначалу носить защитную одежду, если мы её раздобудем или хоть зонтики, что изготовим из подручных материалов. Ничего, Робинзон Крузо справлялся, и ты не пропадёшь. Отдохни. Твой мозг постепенно всё усвоит. Тело ещё перестраивается на новый лад, так что не всё получишь сразу.
  Лоран спохватившись, полез пальцами в рот и клыков не обнаружил. Значит, появлялись они не по волшебству, а с течением времени. Ну что ж.
  - Да, - подтвердил Менард. Зубы сменятся постепенно, довольно долгий процесс, и наша былинная сила придёт не сразу.
  - Разве? Ты, помнится, рассказывал, как убил своего творца, или это тоже была сказка, как многое другое?
  - Правда. Ты тоже можешь попытаться вырвать дерево с корнем и переломить его попалам. У тебя получится, но реакция потом пойдёт не из лёгких. Поверь старому демону: в постепенности больше отваги, а меня прикончить ты всё равно не сумеешь.
  - Жаль. Хотя я всего лишь хотел отметелить. Законная потребность, согласись.
  - Безусловно, но это слишком серьёзное нарушение правил, так что не советую. Клейн уже измерял меня взглядом, но и у него хватило ума воздержаться.
  - Как он?
  - Держится лучше, чем я ожидал. Вы оба как-то незаметно для меня окрепли. Отдыхай.
  Лоран провалился в короткий сон. Такое состояние нападало на него внезапно и тревожило, хотя Менард вёл себя так, словно всё шло обычным порядком. Наверное, юному вампиру полагалось часто спать, словно выключаясь ненадолго из полного забот мира.
  Выскочив из очередного провала, Лоран вспомнил о главной причине, которая отвращала от теперешнего образа жизни.
  - Мне ведь надо как-то питаться. Когда ты начнёшь учить меня нападать на людей?
  - Вот это мы будем делать в последнюю очередь и никоим образом не здесь. Ты голоден?
  Лоран покачал головой. Он столько слышал о вампирских страданиях, но сам не ощущал ничего. Живот словно вообще перестал существовать, как часть тела и не требовал внимания. Мысленно Лоран представлял себе человеческую еду, она не будоражила аппетит, так и кровь не влекла. Быть может, почувствуй он её в непосредственной близости, пробудились бы инстинкты хищника, но пока они дремали, и это беспокоило едва ли не больше всего остального. Лоран предполагал, что совладать с голодным безумием окажется труднее, нежели рассортировать звуки и запахи нейтрального мира.
  - Почему? - спросил он. - Где эта неистовая жажда, о которой говорили так много и вампиры в том числе.
  Менард улёгся рядом, подложив ладони под затылок, словно настали прежние времена и два приятеля собрались всласть поболтать в перерыве между боями.
  - Пока что ты не будешь ощущать потребностей в пище.
  Лоран рассердился:
  - Это с чего бы вдруг? Ты прикрываешь меня от мира? Подпитываешь своей кровью? Стоило затевать всё это, чтобы бросить на полдороге!
  - Не беспокойся, ты получишь полную свободу, но не здесь и сейчас. Нам предстоит одна из самых опасных эскапад нашей жизни, и мы не может отвлекаться на твои незрелые желания.
  Резон в его словах был, и хотя Лоран не верил несносному вампиру, как и следовало делать, временно от него отстал. Надо вернуться домой, а там он уже поймёт, во что превратился и как этим распорядиться, а пока на чужой территории следует выживать и ловить подходящий момент.
  После очередного короткого как провал сна, Лоран обнаружил рядом остальных товарищей по несчастью. Смит смотрел тревожно, и такая в глубине зрачков стояла боль, что Лоран к нему проникся сочувствием куда большим, чем к себе. Клейн сидел рядом и, увидев в нём молодого вампира, Лоран на время совершенно забыл обо всём остальном. Ему хотелось разглядеть это явление со стороны, а для обозрения себя самого зеркала не нашлось.
  Клейн только на первый взгляд походил на себя прежнего. Переменилось так много, что впору было испугаться. Осторожные движения сменили прежние уверенные, съёжился, утратил статность силуэт, взгляд наполнился холодом, словно глаза превратились в лёд и душа если и могла прорваться сквозь эту защиту, не хотела показываться наружу.
  - Густав, - испуганно прошептал Лоран. Он уже научился разговаривать, не оглушая себя.
  - Это была плохая идея, - ответил Клейн.
  - Да, я знаю, как все затеи Марина, но теперь поздно что-то менять. Нам осталось смириться.
  - Или стать чем-то, в чём нуждается этот мир, - сказал Менард.
  Клейн посмотрел на него, сморщив лицо в странной косой улыбке. Казалось, он понял и простил вампиру абсолютно всё, но внутренне после этого умер.
  - Густав, не делай нашу со Смитом судьбу ещё труднее.
  - Всё обойдётся. Время такое, и его нужно пережить.
  Менард помалкивал, но обеспокоенным не выглядел, вероятно, у него были на то причины. Надо сказать, как только пошло полным ходом обучение сразу двоих новичков, стало как-то легче. Видя, что Клейн испытывает те же если не большие затруднения, Лоран почувствовал себя увереннее и вскоре почти забыл о новой сути.
  Скафандров поблизости, конечно, не нашлось, но Менард и Илайлж, исчезнув ненадолго, раздобыли ворох местной одежды, и неофиты смогли выбраться из заточения. Истовое светило жарило с небес, и страх, который оно внушало, преодолеть оказалось непросто. Клейн первым вышел из-под защиты каменной арки. Лоран не спрашивал, как вампиры доставили сюда, вероятно, Густав этого не помнил. Когда свет упал на его плечи, показалось, что они сейчас согнутся, и юный вампир сбежит обратно под прикрытие камня, но Клейн справился с собой и сделал несколько шагов вперёд, словно отрезая пути к отступлению.
  Убедившись, что друг не дымится и не полыхает огнём, Лоран тоже выбрался на волю. Удержавшись от искушения высунуть сначала палец, как ногой пробуют температуру воды, он смело вышел вперёд. Боли не было, но показалось, что кожа съёжилась на теле, словно, готовясь к линьке, впрочем, никуда она не делась и когда опыт завершился.
  Для силовых тренировок Илайдж нашёл эстакаду чуть дальше на той же дороге, пространства под ней вполне хватило для того, чтобы познакомиться с новыми возможностями.
  Именно это живое дело убрало последние зажимы. Менард и Илайдж куда-то уходили, а Смит трудолюбиво обучал друзей пластике движений, умению рассчитывать усилия. Втроём действительно чувствовали себя на равных, почему-то статус Смита смущал юных вампиров гораздо меньше.
  Так прошло несколько дней по обычному счёту (Лоран обнаружил, что умеет теперь ощущать время даже без привычных движений светил), а потом отец и сын вернулись раньше обычного.
  - Полагаю, достаточно мы тут болтались для конспирации, и к нам потеряли интерес в высших сферах, даже если и имели его прежде. Пора отправляться на стартовую позицию.
  - И ты уже спланировал, где нам предстоит совершить наш подвиг? - спросил Клейн.
  Он выглядел теперь почти прежним. Лоран, который постоянно забывал о собственном статусе, о том, что Клейн теперь вампир, вспоминал ещё реже.
  - Да, это должно произойти красиво и выглядеть достоверно. Придётся выложить всё, что мы знаем и умеем.
  - И что же будет?
  - Одна из тех игрушечных войн, что здесь ведут. Не спрашивай, как мне удалось добыть предварительные сведения.
  - Несущественно. Когда уходим?
  - Здесь нет рассветов и закатов, так что прямо сейчас.
  Отправились налегке, теперь так предстояло делать всегда. Не требовалась больше пища, да и канализация тоже, команда обрела известную однородность. Илайдж наверняка был доволен, несмотря на то, что ворчал по приказу Менарда, а не по собственной инициативе.
  Бежали сквозь лес так быстро, что лишь теперь Лоран вполне оценил, насколько двое смертных задерживали команду. Под деревьями лучи светил жарили не так сильно, и даже если случайно сдвигался рукав, ожог получался слабым и почти сразу заживал, стоило вернуть ткань на место. Что ж, дома ночи будут к их услугам и уверенность возрастёт вдвойне.
  Лоран и не заметил, как за спиной остался изрядный кусок пространства, а впереди открылось место, где следовало честно пасть в бою и исчезнуть из этого мира, ни у кого не вызывая подозрений.
  
  
  
  Глава 19
  
  То есть, он пытался заранее представить декорации, в которых предстоит сыграть настолько серьёзную роль. Мерещились и величавые горные вершины и просторный пляж, вроде того, где сражались крабы с зондами, но Менард остался верен здравому смыслу - выбрал город.
  На первый взгляд он показался тем же самым, в котором уже пришлось защищаться от назойливости врага, но острое вампирское зрение мигом подметило различия. Другие силуэты зданий весь общий настрой, да и население тоже. Лоран различал теперь издали довольно мелкие детали и поразился этой способности, хотя Менард уже не раз демонстрировал особенности вампирского восприятия. То есть удивило, что всё это оказалось правдой. В лесу, где поле зрения ограничивали деревья, потрясающей дальнозоркости просто негде было развернуться.
  Рыская взглядом по террасам и улицам, изучая людей, большей часть светлокожих, как и команда, Лоран всё время опасался, что от такого напряжения закружится голова, но и оторваться от нового чуда не мог.
  - А я так зрение не испорчу?
  - Ты видел вампиров в очках?
  - Только в тёмных.
  - Вот и ответ на вопрос. Единственно хочу предостеречь: не увлекайся чем-то одним, помни, что в твоём распоряжении есть другие чувства и опасно пренебрегать их сигналами, а ещё приготовься ставить защиту как я учил, потому что сейчас мы очутимся среди людей, и тебе покажется, что они на редкость неприятные создания.
  - И меня настигнет ужасающий вампирский аппетит?
  Менард картинно закатил глаза к зелёному небу.
  - Да забудь ты про всё плохое. Раз так хочешь испытать это чувство животного голода, я его тебе как-нибудь покажу, но не сейчас, мы не может отвлекаться.
  - А мы не хотим всегда от тебя зависеть! - резко сказал Клейн.
  Вероятно, именно эта беда не давала покоя. Ну да, он же привык быть сильным и самостоятельным, это Лоран охотно подчинялся всем, кто только брался командовать. Не обидно слушаться Марина потому, что дело, которым заняты, его епархия, и совсем другое находится в полной зависимости, пусть на длинном, но поводке. Лоран с любопытством посмотрел на старшего вампира. Тот улыбнулся мягко, дружески.
  - Поверь, вы оба уже достаточно самостоятельны, а охотничьим навыкам Смит обучит, когда для этого найдётся свободное время.
  - Мы обязаны подчиняться тебе во веки вечные потому, что ты наш мастер.
  - Да, таковы правила, но в Иерархи есть не только законы, но и нюансы. Именно эта особенность позволила мне сохранить вам жизнь, когда вы бесхитростно болтались по нашему миру, а теперь даёт право отпустить детёнышей без обычных обязательств.
  - Парень, ты как-то обострённо самолюбив, - вмешался Илайдж. - Законы создают порядок, а ему подчиняются все, да и обучаться у старших ничуть не стыдно. Марин любит нас всех, как и родные отцы не сумели, этим мы тоже сильны.
  - Густав, хочешь, я буду дразнить тебя как встарь? То есть врезать от души ты мне по-прежнему не сможешь, потому что я всё-таки проворнее, но есть шанс, что мои глупые шутки посодействуют адаптации вернее даже чем моя благородная древняя кровь.
  Клейн не удержался от усмешки.
  - Ну так ты уже это делаешь.
  - Вот видишь, ты поумнел от воплощения.
  - Идём, - вмешался Смит, которому как всегда надоели пустые разговоры.
  В город проникли без происшествий. Внимание на них обращали, но быстро теряли интерес. Отчасти этому способствовала местная одежда, да и когда людям было дело до других людей? Гостиницу искать не пришлось, Менард объявил, что в городе полно пустых жилищ, как видно он ещё недостаточно наполнился обитателями, а раз так, зачем платить за проживание даже если денег и не жалко? Лоран и сам легко отличал теперь занятые помещения от никому не принадлежащих, хотя делать это на большом расстоянии пока не получалось.
  Машинально он остановился возле автомата с едой, прикидывая, как тот работает и что содержит. Внутренность контейнера рассмотреть удалось, зато внезапно поразила мысль, что теперь человеческая пища совершенно не нужна, возможно, вредна. То есть он знал это и раньше, но тут разом нахлынула грусть от немалой утраты. Конечно, эти пищевые таблетки не содержали ничего привлекательного, но сколько же вкусов улетели в прошлое, бросили не попрощавшись.
  Менард хлопнул по плечу и подтолкнул, направляя на путь истинный, точнее на соседнюю улицу.
  - Не печалься. Со временем ты научишься получать удовольствие от самых разных вещей. Я вот мороженое очень люблю, только не говори никому, а то смеяться будут.
  - А что такое мороженое? - спросил Илайдж.
  - Ты не знаешь, это после тебя изобрели.
  Слова Менарда утешили. Лоран твёрдо решил больше размышлять о вновь обретённых возможностях, меньше вспоминая утраченные. Когда нашли жилище, он опять подумал, что прежде тут же занялся поисками уютного места для отдыха, а сейчас вообще не замечал есть ли внутри мебель, поскольку и стоять и лежать на жёстком полу было одинаково комфортно. Сон всё ещё нападал достаточно часто, но и времени отнимал значительно меньше, чем прежняя человеческая слабость.
  Лоран поднялся на самый верх здания, где второй опрокинутый город выглядел угрожающе близким и принялся разглядывать поднебесную жизнь. Вообще особенности местного мироустройства давали немалые преимущества, потому что верхний мир отбрасывал тени, и Лоран моментально научился использовать их в своих интересах.
  Вскоре к нему присоединились остальные.
  - Когда акция? - спросил Клейн.
  Он выглядел теперь увереннее, чем прежде, наверное, речи Марина всё же на него подействовали.
  - Поскольку у меня нет прямой связи с их генеральным штабом, придётся полагаться на интуицию, но не мою, так как проку от неё мало, а на способности Илайджа рассматривать течение времени. Собственно говоря, потому мы и взяли его с собой, что больше этого никто не умеет.
  - Илайдж способен предвидеть развитие событий?
  - Ну он так говорит, а я стараюсь верить. Если здесь перестанут воевать и заживут в скучном единодушии, у нас ведь появятся большие проблемы, а не хотелось бы коптить этот мир лишнее тысячелетие.
  - Не пугай!
  - Говорят, что бомба не падает два раза в одну воронку, но когда тебе надо непременно попасть под прямой удар, ещё набегаешься в поисках, так что ждём и надеемся.
  Поскольку предсказания Илайджа не отличались большой точностью, Марин всем велел находиться вместе и не разбегаться в разные стороны. Война должна была начаться в ближайшее время, но оно тянулось, уныло отсчитывая само себя, и ничего не происходило. Горд жил своей жизнью, но наблюдать за ним становилось час от часу скучнее. Лоран вскоре обнаружил, что кроме людей здесь попадаются представитель других рас, но видимо жили они наособицу, так как показывались на человеческих улицах редко и ненадолго. Он без труда узнал представителей тех народов, что видел в тюремном корабле и поневоле вспомнил о томящихся там узниках. Судьбу их предвидеть было нетрудно, раз уж уход пятёрки разведчиков обставлялся с такими предосторожностями, то тем несчастным судьба уготовала остаться здесь навсегда. Утешало, что пусть урезанная, это всё же была жизнь.
  
  Война началась, когда Лоран уже обдумывал возможность того, что вся история с предсказаниями являлась очередным с неясной целью задуманным фарсом. Лоран только проснулся, а Клейн ещё дремал - их периоды покоя не всегда совпадали - когда с неба пришли звуки. Далёкие вибрации заставили встрепенуться.
  - Это?
  - Ага, - ответствовал Менард. - Только молчи и не мешай. Илайджу теперь придётся отслеживать порядок ближайших событий, а это сложнее, чем просто предсказывать, общий план. То что рано или поздно люди начнут дубасить друг друга и я мог заявить, не боясь совершить ошибку.
  Значит, надо собираться - решил Лоран, но замер от очередного потрясения. Вещи перестали быть необходимостью. Раньше следовало заботиться о еде, одежде, обуви, а сейчас комфорт существовал и без них. Новая суть напомнила о себе в очередной раз.
  Клейн тоже проснулся и теперь вслушивался в далёкие ещё звуки, да и понимал их, скорее всего, лучше чем Лоран.
  - Не забудь шляпу накидку и очки, - напомнил Смит.
  Почему-то успокоило это напоминание об оставшихся ещё несовершенствах. Лоран послушно прикрыл уязвимую плоть от предстоящего пребывания под прямыми солнечными лучами. О том, что будет дальше, он пока не задумывался. Заговорил Клейн:
  - Марин, надеюсь, ты продумал не только войну, которая поможет нам исчезнуть, но и последующие события?
  - Да, разумеется.
  - А если честно? Мы не спрашивали ни о чём, понимая, что даже при полной гарантии уединения не все вещи следует произносить вслух, но ты уверен, что твои проекты хотя бы осуществимы?
  - Понимаешь, мой дорогой, - ответил Менард без тени насмешки, серьёзно. - Нет таких построений, в надёжность которых не вмешалась бы судьба, но выручит фактор, что я больше всего люблю - наша отвага, та ярость, что заставляет сражаться, даже когда потеряно всё вплоть до надежды. Я не могу целиком полагаться на вселенную, она часто подводила в трудную минуту, да и любую другую тоже, зато всецело доверяю себе.
  - Да замолчите уже! - сердито сказал Илайдж. - Они близко, и вероятности начинают перекрывать друг друга. Мне надо сосредоточиться.
  - Конечно, сынок!
  Лоран попытался сам проникнуть с такую недоступную область чудес, как будущее с его падающими бомбами, но не смог. Старые инстинкты велели держаться подальше от смертоносного железа и вели туда, где угнездилась безопасность. Илайджу действительно стоило немало труда загнать себя в самый ад. Теперь Лоран понимал его как никогда.
  Угрозу уже распознали и в городе, поднялся изрядный шум. Воевать тут, как видно привыкли, готовились к обороне. Возникали в разных местах позиции, и разворачивалось на них оружие, которое жадно по вечной привычке прибирать к рукам разглядывал Клейн.
  - Внимание! - провозгласил Илайдж.
  Он из глубины комнаты, где до этого находился, прыгнул к окну, точнее к балкону, с которого Лоран любовался окрестностями. Смит и Менард, едва слышно толковавшие о чём-то в сторонке, выбежали следом. Такая энергия исходила от всех троих, что Лоран невольно отодвинулся и заметил в Клейне тот же инстинкт опасности.
  Следовало как можно скорее сосредоточиться на задаче. Теперь никто не будет таскать на горбу, придётся бегать ножками, а они хоть и проворны по-вампирски, но душа от них отстаёт, не привыкла ими пользоваться вот так, широко и без опаски.
  - Вперёд! - скомандовал Илайдж, и его тотчас послушались.
  Лоран замешкался на балконе. Одна мысль о том, что сейчас придётся прыгать с такой высоты, привела в ледяной ужас, и он застыл, вцепившись в перила, в то время как три высших, да и Клейн следом смело бросились вниз.
  Немыслимо! Он разобьётся, но друзья не испугались, и, понимая, что ломает себя, безо всякого бережения, Лоран неуклюже по-человечьи перевалился через перила и ухнул в бездну, услужливо оскалившую пасть улицы.
  Дыхание могилы ударило в грудь. Сейчас жёсткое покрытие встретит, ломая надежды и рёбра, и всё закончится на этом и старая жизнь и новые заблуждения. Чисто рефлекторно Лоран сгруппировался, чтобы встретить мостовую хотя бы пятками, а не мордой, но когда ступни легко приняли его вес, а колени спокойно спружинили и тут же взбросили обратно на высоту роста, он был потрясён.
  Остальные уже бежали вдоль домов, лишь Менард поджидал птенца, хохоча во всё горло.
  - Любовь моя, ты же мне так челюсть вывихнешь. У нас серьёзный момент, не превращай его в фарс.
  - Ладно, побежали! - сердито ответил Лоран. Он чувствовал сильное смущение потому, что показал себя таким дураком, и радость от того, что не стал трупом.
  Менард нёсся вперёд лёгкими скачками, и Лоран, мгновенно подстроившись под его ритм, не отставал ни на шаг. Улица летела назад, размазавшись по сторонам домами. Впереди открылась площадь. Лоран увидел мельком эстакаду, зенитные точки под ней и на ней, мелькнули какие-то лица, не успевшие исказиться удивлением. Потом звук наверху, который всё нарастал и терзал слух так, что скрипели нервы, поднялся до невыносимых нот и его перекрыл ещё один - шелест летящих на город смертоносных снарядов.
  Все прочие шумы, что могли сейчас отвлекать от главного, ухнули за некий барьер, и Лоран успел ещё мимоходом удивиться, что научился этому сам, без подсказок, серьёзность момента заставляла взрослеть на глазах. Илайдж кинулся в сторону одной из улиц, прочие вампиры устремились следом, и едва площадь осталась позади, как там жадно ухнуло, и толкнула в спину доползшая сзади взрывная волна.
  - Что же ты, сынок промашку дал?
  - Ошибочка вышла!
  Ещё один взрыв, точнее несколько сразу, прогремели впереди, оттуда тоже принесло ветер и пыль. Менард сердито покачал головой, словно учитель, которому детишки пытаются нести отсебятину вместе честно затверженного урока. Илайдж с надеждой глянул вверх, но небо уже очистилось, точнее, там висел верхний город и тоже развлекался войной, судя по клубкам пыли и неспешно летающим осколкам.
  - Сейчас!
  Развернулись и побежали обратно. На площади зияла гигантская воронка, вполне достойная красивого исхода, но увы, досталась они боевым расчетам, а не команде. Лоран отчётливо видел трупы, свернувшуюся от обилия пыли похожую на уличную грязь кровь, но смерть и разрушения будили вполне человеческое сожаление о бессмысленности всего сущего, а не здоровый аппетит. Ну и ладно - решил он - надо делать дело и забыть обо всём прочем, потому что пусть это война людей, но и вампиры могут не улететь со взрывом домой, в родную вселенную, а развалиться на куски киснущей в жарком воздухе плоти.
  Теперь бежали по странному бульвару, где вместо деревьев стояли вдоль дороги высокие тумбы, а из дыр в их стенках лезли цветущие лианы. Осколками посекло стебли, и капал из свежих срезов едко пахнущий сок. Лоран от души чихнул.
  Наверху всё смешалось, так что не различить уже было, где работает зонд, и куда падают его подарки. Илайдж мчался следом за своей интуицией, но либо проскакивал беду, либо к ней не успевал, вот и здесь команда оказалась посреди двух взрывов. Сзади ухнуло, в лицо полетел какой-то хлам. Лоран увидел, как обрывок лианы царственно обвился вокруг головы Менарда подобно шутовской короне. Клейн не сдержал усмешку.
  - Это уже похоже на форменное издевательство! - проворчал высший вампир, освобождаясь от непрошеного украшения. - Сосредоточься, я прошу! Кто знает, когда они в следующий раз затеют такую знатную бомбёжку?
  - Я пытаюсь! - огрызнулся Илайдж.
  Пока он размышлял, ещё несколько взрывов сотрясло округу. С террасы сбросило пулемёт вместе со стрелком. Человек ещё был жив, хотя и без половины черепа. Бессмысленное выражение гаснущих глаз заставило Лорана замереть на месте в атавистическом инстинкте спасения, но Клейн реагировал совершенно иначе.
  Выругавшись - шипящие вампирские интонации придавали его словам особый оттенок - он схватил пулемёт и одним прыжком взлетел на тумбу. Вероятно, обзор оттуда открывался не самый лучший, потому что Клейн перемахнул дальше на крышу какого-то павильона и без малейших колебаний установил своё оружие на узорчатом ограждении.
  - Дети не слушаются, бомбы падают не туда, куда надо! Мир катится в преисподнюю, а я должен на это смотреть? - взревел Менард.
  Его словно взметнуло ураганом - на стену, потом выше. Отобрав оружие у оторопевшего от такой наглости человека, высший вампир прыгнул к Густаву Клейну и стал рядом. Они начали вести бой, но недолго оставались на крыше вдвоём. Лоран запрыгал следом. Смит исчез и вернулся с чем-то громоздким, вроде пушки. Менард покосился на новое приобретение с опаской, зато обрадовался Клейн.
  Это была ничья, бесполезная война, она ничего не решала, и не в силах пятёрки вампиров было изменить её ход, но когда один из друзей не смог остаться в стороне, другие поняли, что только так и следует поступить. Бегать под бомбами, всё равно спасаясь от них или догоняя - это плохой вариант, надо идти навстречу опасности, лишь так найдёшь её наверняка и для этого не нужны сложные прогностические способности, от которых всё равно не произошло никакого толку.
  Лоран оружием не озаботился, лишь старался держаться поближе к команде, но Илайдж мигом разжился и стволами и боеприпасами. Когда очередная порция зондов пошла причёсывать смертью город, её встретили шквальным огнём. Вот уж в чём вампирам нельзя было отказать, так это в меткости, противник понёс такой урон, что небо очистилось не только от летающих машин, но и пыли. Солнце недоверчиво выглянуло в проран войны, заставив рефлекторно поёжиться, но слабенькие ожоги не могли теперь отвлечь от главного.
  - Туда! - закричал Клейн, показывая на плоскую крышу высокого здания по соседству.
  Лоран понимал, что там и обзор лучше и вообще, но этак они и победят в этой войне без всякой пользы для своего проекта. Остальными же овладело безумие азарта. Вампиры понеслись на новую позицию, словно их сзади подгоняли. Отсюда с высоты картина боя открылась во всей полноте. Город не горел, но дымил воздетой в небу пылью, творящееся наверху просматривалось хуже, да Лоран успел бросить туда лишь один взгляд. В прорехах мелькало не замутнённое до конца солнце, вернее, все пять, теперь-то Лоран различал их без подсказки. Да и ладно, хватит собственного безумия.
  Их опять атаковали, как будто подавить эту огневую точку стало главной заботой противника. Звенело, свистело вокруг и в голове, И Лоран видел весь бой, словно сам разыгрывал его по нотам. Стрелять стало неинтересно. В то время как другие взлетели на бурной волне темперамента, он отстранился, потрясённый собственной неуязвимостью посреди стихии. Зонды злобно жужжали над головой, шли в хищную атаку, а он угадывал каждый их шаг и видел любой осколок, что летел рядом или в грудь.
  Величие и бессмысленность всего действа потрясали до основ души. Теперь, когда он стал вампиром и потерял человеческие страхи, ещё не приобретя новых, видел одинаково ясно оба мира и поражался тому, что о них понял.
  Наверное, это оцепенение длилось недолго, может быть, секунды, потому что в сражении вырастает собственный ритм и надо дышать ему в такт. Замедлившийся для обозрения мир с новой скоростью устремился к ему лишь понятной сокрушительной цели. Вот оно - понял Лоран.
  - Ну, сынки, держитесь! - закричал Менард.
  Успел ли Клейн бросить на него неодобрительный взгляд, Лоран уже не узнал.
  Смыло как волной душные запахи боя, исчезли звуки, картинка рассыпалась на осколки, а их унесло ветром. Лоран оказался в вакууме. Ничто не тревожило новые обострившиеся чувства, последний вдох застыл в груди. Что это? Вот так и выглядит смерть? Если правда, то она не пугает, просто вызывает вопросы, глухое раздражение, скуку и тоску. Оставшись наедине со своими мыслями, Лоран попробовал через них воззвать куда-нибудь вовне, пообщаться с друзьями, а то и любым другим мыслящим существом, но ничего не вышло. Никто не откликнулся, только эхо погуляло немного в голове и затихло.
  Что же делать дальше? Висеть вот так, пока не надоест? Так уже надоело, и наступит ли когда-нибудь потом, или он так и останется в личном благоустроенном аду уединения.
  Только Лоран решил всерьёз приступить к обдумыванию своих возможных действий, как услышал едва различимый звук. Это не в ушах звенело, он быстро убедился, просто откуда-то доносился равномерный звон, стук и время от времени протяжные стоны. Было интересно, но не информативно, зато потом сплошная тьма перед глазами подёрнулась тонкой серой рябью, которая сначала раздражающе плыла, словно он с большой скоростью летел насквозь, а потом начала распадаться на комки, которые, сжимаясь, разгорались в яркие искры и оказались в итоге звёздами.
  Лоран обнаружил, что плывёт не телом, а одним только невесомым сознанием в бездне космоса. Скука испарилась, потому что новое зрение одарило невиданной прежде красотой. Таких звёзд он не видел никогда. Дышала в них неистовая сила раскалённых горнил и сквозь бесконечную пустоту ощущался палящий жар корон. Они не любили вампира, но не могли причинить вреда, и он восхищался ими, как люди тиграми, сидящими в надёжных клетках.
  Так шло время, но наскучили и звёзды. Душа истосковалась в одиночестве, и Лоран вновь слал призыв, а потом слушал, не донесётся ли ответ, но ничего кроме шорохов, которые он перестал замечать, извне не приходило.
  Как ни смешно, но навалился сон, а потом, то ли отдых пришёлся кстати, то ли миру наконец-то надоело существовать отдельно, он ворвался в сознание вереницей членораздельных слов.
  - Открывай глаза, хватит притворяться! Мы все волнуемся! Лоран!
  Имя подхлестнуло как плеть. Он ощутил себя не только разумом, но и телом, сообразил, что руки-ноги при нём и можно поднять веки. Новое дыхание ворвалось в грудь, хлынул в зрачки свет.
  - Ну вот так-то лучше! - произнёс знакомый голос. - Ты вовремя пришёл в себя, а то тут смертоубийство бы состоялось. Смит и Клейн уже смотрели на меня двумя зверями, а Илайдж опять весь в себе и толку от него никакого.
  Лоран увидел озабоченного Марина Менарда, а чуть дальше встревоженных Смита и Клейна. Все смотрели на него так, словно было чего пугаться, а он чувствовал себя прекрасно и отлично отдохнул.
  - Что случилось?
  - Ну, такое путешествие, - ответил Менард, вглядываясь в него с непонятной растерянностью. - Ты помнишь, что мы попали в замкнутый мир и провели там какое-то время?
  - Я всё помню и вообще в полном порядке. Спал просто.
  - Довольно долго! - заявил Клейн и хмуро покосился на Менарда.
  Возможно, именно этот взгляд не достался ему в бою.
  - Что ты с ним сделал? - холодно спросил Смит.
  Менард отступил на шажок. Он выглядел растерянным.
  - Это бывает, нечасто, но случается. Ничего существенного ведь не переменилось.
  - Откуда нам знать? Всё произошло не так, как ты говорил.
  - Тому, что я обещаю, вообще не следует свято верить, но вы опять за своё. Да, корабля не случилось на месте, но всё-таки мы его нашли.
  - Мы потратили на это год и чуть не потеряли товарища!
  - Это не в том смысле, что в космосе, - сказал Менард непосредственно Лорану. - Они испугались, что ты уже не очнёшься.
  - То есть, я был без сознания целый год?
  Новость показалась такой примечательной, что Лоран подскочил и сел, что удалось без малейшего труда, хотя только что ему казалось, что немощен и слаб.
  - Нет. Год мы блуждали в пространстве. Так вышло, а без сознания ты был сутки, не больше, так что никаких причин для паники я вообще не вижу.
  - Да, я в порядке. Так с той минуты, когда вся эта свора зондов ринулась на нас, прошёл целый год?
  Смит и Клейн одновременно глубоко вздохнули, казалось, они не верили, что имеют дело с настоящим Лораном, а не с его пустоголовой копией и лишь вот этот точный отсыл к общему прошлому срастил нити жизни.
  - Да, но глаза, - уже почти мирно сказал Смит.
  - А что с ними не так? - забеспокоился Лоран. - Я отлично вижу.
  - Они немного выцвели от странствий, потому друзьям и показалось, что я подменил тебя скверной копией и хочу их обмануть.
  Лоран не придал большого значения этим словам и не тревожился о том, что радужки из карих сделались каким-то другими. Гораздо больше его интересовало всё, что происходит вокруг. Выяснилось, что все пятеро живы и здоровы и находятся на борту космического корабля, летящего к Земле. Предвидя, что спасаться придётся налегке, Менард позаботился оставить судно поблизости от завёрнутого в пространственный кокон мира, но вот встретиться сразу с ним не удалось.
  Представив, что целый год болтался в вакууме в виде эфемерного существа, Лоран ощутил невольный страх, но потом решил, что бояться теперь, когда всё завершилось благополучно, нет никакого смысла. Лучше всего не думать об том времени, когда он плавал в скучной пустоте и разглядывал звёзды. Не иначе как от их неистового света карие в прошлом глаза стали ярко-голубыми.
  Лоран обнаружил это, когда приводил себя в порядок в ванной комнате своей каюты и долго смотрел в зеркало на изменившееся до неузнаваемости лицо. Если бы только цвет радужек! Он весь стал иным, но не сожалел о принятом когда-то решении. Что делать, судьба догнала, и определил её собственный далёкий выбор или организующая воля другого существа, больше не имело значения.
  
  
  
  Глава 20
  
  После того, как все опасности остались позади, неизбежно должно было наступить отчуждение, но почему-то случилось наоборот. Менард позаботился изолировать команду от экипажа, руководствуясь какими-то своими соображениями, поэтому разместились впятером в отдельном блоке. Помимо каюты для каждого здесь ещё имелись общие гостиные - достаточно комнат, чтобы обеспечить уединение, но собирались почти всегда в одной.
  Лоран облюбовал ближайшую к своей спальне, к нему сразу после периодов покоя присоединялись Клейн и Смит, но и Менард с Илайджем большую часть времени проводили там же. Лоран простил милому Марину все его фокусы и против компании не возражал, Густав тоже избавился от возникших сразу после обращения комплексов. Смит пережил воплощение друзей, которое поначалу ранило так больно. Наверное, выгоды создавшегося положения перевешивали убытки.
  О том, что будет потом, когда он вернётся домой, Лоран думать себе запретил. Он твёрдо знал, что не сможет даже близко подойти к семье до тех пор, пока в совершенстве не овладеет мастерством нового статуса. Когда он уверится в том, что не причинит родным вреда, начнёт присматривать за ними издали, всю жизнь этому посвятит, и не примет на себя других обязанностей. О том, сможет ли он отойти от иерархии, которая дала так много, Лоран как-то прямо спросил Менарда.
  Несносный вампир томно повёл очами, но ответил на удивление чётко и ясно:
  - Ты получил статус за уже состоявшиеся заслуги и в дальнейшем свободен. Я, как твой мастер, принимаю на себя связанные с этим обязанности, но права перекладываю на Смита. Всё то же самое касается и Клейна, ну а вы втроём, я уверен, договоритесь без проблем.
  - Вот даже хочется тебе сентиментально поверить, - произнёс Густав, - но я воздержусь.
  Лоран, которому показалось, что всё устраивается наилучшим образом, вгляделся в одного, в другого:
  - То есть парад лжи ещё не завершён?
  - А куда делся твой-то ясный ум? - рассердился Клейн. - Скорее бульдог разожмёт челюсти, чем Марин отдаст законную добычу!
  - Ну, если это пойдёт на пользу делу, то и отпустит. Главное просечь, в чём здесь подлинная выгода.
  Илайдж ухмыльнулся в своём углу:
  - Отец, какой почтительный восторг ты сумел внушить своим новым детям и это ещё даже до обращения!
  - Ну на тебя я всё ещё сердит за то необдуманное бегство.
  Идайдж смеялся уже открыто.
  - Они давно догадались, что по вселенной я с самого начала мотался, выполняя твои задания, не стоит сохранять в секрете то, что самостоятельно выплыло на свет!
  - Молчи, сынок, пиши свой роман и я подумаю о том, чтобы подкинуть денег на рекламную компанию.
  Илайдж тотчас затих.
  - Густав, я понимаю, что не всё так просто, но сейчас я получил возможность решать свои проблемы частями и хочу ею воспользоваться.
  Лоран действительно обнаружил, что не только физические возможности изменились, но и психика его стала иной. Если прежде он терзался всеми бедами одновременно, то теперь научился сортировать их и раскладывать по уголкам сознания. Он испытывал прежние чувства, но они стали уравновешеннее. Прибавилось уверенности в себе и начала вырабатываться полезная привычка моделировать эмоции и своё поведение соответственно.
  Вероятно, следовало поговорить об этом с Клейном, сравнить ощущения равных по статусу неофитов, но Лоран полагал, что слишком рано. Перестройка ещё шла, и вмешиваться в этот сложный процесс не стоило. Всё же одна мысль не давала покоя, и Лоран вновь вернулся к этому вопросу, как только окончательно пришёл в себя и перестал испуганно отшатываться от зеркал. Поводом послужил пустячный эпизод. По рассеянности Лоран как-то вышел за пределы блока проживания и наткнулся на паренька из экипажа. Тот шёл по своим делам, и двое обменялись даже рассеянными приветствиями, когда разминулись в узком коридоре. Человек ушёл, но остался его запах и рассказал так много, что напало смущение: насколько, оказывается, открыт смертный перед бессмертным, а Лоран-то с вампирами бывало запросто. Почему-то люди из замкнутого мира не вызывали такого интереса, возможно он был тогда просто слаб и не умел постигать все тонкости. Опять же, слыша запах крови и моментально проведя мысленно её анализ, Лоран не ощутил мучительной тяги к горячей красной жидкости в венах - всего лишь интерес исследователя.
  - Вампир - это тот, кто пьёт кровь, - заявил он, когда все пятеро по обыкновению собрались в гостиной, - а я этого не делаю, да и не испытываю никакого желания начинать. Теперь я уже достаточно взрослый, чтобы получить чёткий ответ: почему?
  - Хорошо, я объясню, - ответил Менард, - а понравится тебе это или нет - решай сам. Ваше с Густавом обращение было экстренным, вынужденным и давно санкционированным конклавом, потому процедуру я провёл не только в ускоренном режиме, но и с опережением графика. Проще говоря, сразу подарил силу, которую обычный неофит обретает лет через пятьсот.
  - И за что такая честь? - хмуро спросил Клейн.
  Вероятно, прикидывал, придётся ли расплачиваться за бонусы, и каким конкретно способом Менард намерен обхитрить на сей раз.
  - Ну, во-первых, в ознаменование немалых заслуг, во-вторых, способ, которым мы покидали рай, требовал высокой степени воплощения. Каждый из вас должен был обладать возможностью метаморфоз, чтобы вынести долгое путешествие в открытом пространстве. Хотя процесс контролировали мы со Смитом, всё же не могли взять на себя эту функцию целиком.
  - И кого ты пытался обмануть: нас или конклав? - ядовито спросил Клейн.
  Илайдж опять принялся непочтительно хохотать, но на этот раз Менард не обратил на него внимания.
  - Не морочьте себе голову подобной чепухой, друзья. Однажды раскроются все тайны, и вы меня простите, так что советую сделать это заранее.
  - Хорошо-хорошо! - вмешался Лоран. - Теперь вернёмся к проблемам питания. Ответь, почему мы не голодны, хотя и не кормимся?
  - Ты знаешь. Боишься произнести вслух?
  - Значит, ты поишь нас своей кровью и делаешь это, когда мы спим, чтобы всё выглядело пристойно?
  - Жаль разрушать твою романтическую версию, но нет. Моя кровь тебе пока не по желудку и Клейну тоже, но питание вы оба действительно получаете в период покоя. Попробуй отойти от устаревших понятий и понять главное: тот вампир, что убивает по ночам, высасывая жертвы, отнюдь не венец творения, чтобы он там не предполагал. Это всего лишь переходная стадия между смертным биологическим началом и финальным совершенством высшего существа.
  - Но вы оба, ты и Смит, пьёте кровь, это я видел собственными глазами!
  - И оба можем отлично без неё обходиться. Теперь. Запомни только, что у тебя есть выбор, которого не случилось у нас, а детали этого процесса я объясню окончательно на Земле.
  Лоран больше не настаивал. Вместе с новым статусом он получил и запас терпения. Вообще иногда задумывался всерьёз, что сделала с ним вампирская кровь, а что обычное и для человека взросление.
  
  Путешествие оказалось недлинным и, что примечательно, корабль не совершил посадку на планету, а благополучно завис на орбите.
  - Опять своим ходом? - полюбопытствовал Лоран.
  - Привыкай. Это теперь доступно.
  - А крылья?
  - Эту форму разбудим позднее, пока она тебе не потребуется.
  - То есть, опять что-то предстоит?
  - Угадал. Не умею я хранить тайны. Любой просто видит меня насквозь.
  Если кто и был взволнован перед высадкой, так это Илайдж. Его сверкающие глаза буквально пожирали родную планету, губы то плотно сжимались, то разъезжались в нервной улыбке. Он не был дома несколько сотен лет, и Лоран подумал, что им с Густавом ещё повезло оказаться на попечении Смита, потому что Марин безжалостен к детям так же как и к себе.
  Перемещение на планету не запомнилось, вероятно, Менард прибег к телепортации. Лоран ничего не почувствовал и едва кругом зашумели деревья, огляделся в поисках Клейна, опасаясь что плохая переносимость морока могла пережить и воплощение.
  Вокруг простиралась нежная лужайка, шелестели листвой берёзки. Луна заливала мир ослепительным неистовым сиянием, так что пришлось прищурить глаза. Впервые оказавшись в ночи, юный вампир не сразу пришёл в себя. Мрак, что пугал его в человеках оказался наполнен тысячью цветов, голосов, запахов и показался ярче дня. Лишь немного придя в себя, он обнаружил, что друзей рядом нет, лишь один Менард дожидается его возвращения в трезвый разум, валяясь на мокрой траве.
  - Что всё это значит? - сурово спросил Лоран. - Где Смит и Клейн?
  - Отправились вместе с Илайджем навестить Всеслава. Визит вежливости. Отчёт о проделанной работе.
  - А мы?
  - Отдохнём. Это моё поместье.
  - Да знаю я! - Лоран на миг запнулся, осознав, что моментально сообразил, где он, словно кто-то в голове ткнул пальцем в точку на карте, ко многому ещё предстояло привыкать. - Ты мне скажи, почему опять оставляешь меня в стороне.
  - Ты же не любишь официальные мероприятия.
  - Марин, не нужно лгать! То есть, я понимаю - работа такая, но меру-то знай.
  - Хорошо! - Марин потянулся и сел, скрестив ноги. - Давай пройдём в дом. Ковёр не только умягчает позицию зада, но и утишает гнев души.
  - Как скажешь, но потом объяснишь всё сразу и без утаек.
  Не успел Лоран моргнуть, как уже оказался внутри гостиной менардова домика. Сквозь окна проникал яркий лунный свет, нужды включать электрический не было. Лоран уселся напротив высшего вампира, так же скрестив ноги.
  - Говори!
  - Раз уж я вампир, то вся эта история замешана на крови. Если помнишь, я так и не сообщил вам цели визита в кокон рая, то есть говорил что-то, но лгал по своему обыкновению.
  - Ясно, тебе требовалась кровь ангелов?
  - Да, Логический вывод, согласись. Мы и в прошлые приключения болтались по миру, отбирая пробы в пробирки, значит, была в том подлинная нужда.
  - Какая?
  - Та самая, о которой печешься ты - избавление вампиров от необходимости пить человеческую кровь, что негигиенично, неэстетично и осуждается всеми законами.
  - То есть, ты хочешь разработать прививки, которые помогут новичкам быстро совершенствоваться и переходить с мясной пищи на вегетарианскую, как-то на поглощение радиации и магнитных полей?
  - Примерно так, хотя щеголять знанием физики было необязательно.
  На миг Лорану показалось, что слышит истинную правду, хотя червь сомнений завёлся почти сразу.
  - И как же ты доставил в точку назначения этот необходимый для опытов продукт, если мы болтались почти год рассеянными по вселенной частицами?
  Менард помолчал, словно не знал ответа или придумывал как удовлетворить любознательность подопечного, как можно меньше солгав. Глаза его сияли, как две звезды, и это зрелище немного отвлекало потому что Лоран думал, на что похож сейчас сам?
  - Главное, ты не пытайся меня бить, потому что и не положено по статусу, и бесполезно.
  - Хорошо, я буду терпелив.
  - Я ввёл кровь ангелов вам с Густавом.
  Прозвучало, как ни странно, менее неожиданно, чем полагал Лоран. Следовало подогреть гнев и если хоть не поколотить вампира, то рассердиться на него всерьёз, но возмущение не возникало. Милый Марин любого обезоруживал готовностью себя первого положить под пресс истории раньше, чем окажет эту же услугу другим.
  - Следовало мне догадаться с самого начала.
  - Это да. Слишком высоки были ставки и я не мог упустить шанс.
  - Именно поэтому потащил с собой жалких смертных, хотя мог ограничить бригаду высшими вампирами. Правильно, на них неудобно ставить опыты.
  - Если ты ждёшь извинений, то, увы, я не имею обыкновения их произносить.
  - И не надо, поздно плакать по сбежавшему молоку. Давай просто завершим, то что начали.
  Менард долго вглядывался в него сквозь просеянный лунным светом мрак.
  - Я знал, что не ошибся в выборе.
  - Скажи ещё, что мы были не худшей командой, из тех, что ты готовил про запас.
  - Лучшей и теперь единственной. Иди, поспи, а то скоро явятся мои сыновья и покоя не будет нам обоим.
  Лоран охотно послушался. Хотелось не столько спать, сколько побыть одному. В знакомой спаленке под крышей, он улёгся в кровать совсем как человек и простота этого действия в том месте, где он действительно был ещё человеком, поразила и показала ту бездну, что легла между двумя событиями. Разглядывая белую в лунном свете ладонь, Лоран с невольным трепетом подумал, что под этой тонкой и крепкой как броня кожей текут, свиваясь, частицы высших существ даже двух порядков - ангелов и демонов, а сам он первая пташка новой весны. Ну, если Марин, конечно, опять не врёт.
  
  Юлий и Светозар явились уже с утра. Оба тепло приветствовали младшего брата. Седьмой сын Марина энергично тряхнул руку и сразу же принялся готовить походную лабораторию, четвёртый рассеянно обнял. Белые волосы падали на глаза должно быть где-то потерял обычно скреплявший их ремешок, и он машинально отбрасывал их назад, словно надеясь, что они там сами по себе и останутся. Одет физик был всё так же небрежно. Он тоже явился на громадном фургоне, и на лужайке перед домом стало совсем тесно.
  - Я мог бы и в лаборатории к ребятам съездить, - сказал Лоран. - Мне нетрудно, как видишь, и связывать не пришлось.
  - Здесь уютнее, чем в их казематах, - ответил Менард и сам присмотрю, чтобы тебя в пылу исследований вернули мне целым, а не по частям.
  Ничего страшного не произошло. Юлий взял у Лорана кровь, хоть и в значительном количестве, но на самочувствии это не сказалось, Светозар усадил в опутанное проводами кресло и долго замерял что-то, не причиняя тем беспокойства или боли. Лоран иногда ощущал даже что-то вроде гордости и удовольствия от осознания своей значимости для науки.
  Через несколько дней братья уехали вместе со своим чудовищным оборудованием, зато появились Смит и Клейн, чему Лоран искренне обрадовался. На миг показалось, что не было ничего страшного, они только собрались вместе, чтобы провести отпуск и сейчас, развалясь на роскошном ковре примутся решать, куда отправиться в первую очередь. Интересно, испытал бы он радость, окажись всё произошедшее страшным сном? Пожалуй, нет. Яд превращения уже делал своё дело и никакого прошлого, кроме будущего быть не могло.
  Менард, как только появились друзья, мигом исчез и, как вскоре выяснилось, поступил благоразумно. Клейн выглядел не то подавленным, не то сердитым. Он сразу, не тратя времени на приветствия, взял Лорана за плечи и усадил на диван, словно опасался, что новости способны сбить с ног. Сердце сжалось от страха совсем как человеческое.
  - Лиза? Дети? С ними что-нибудь...
  - С ними всё в порядке.
  - Ты меня напугал!
  - Я знаю. Должен тебе сообщить действительно неприятные вещи. Сядь.
  - Я вампир, не упаду. Кроме того, уже сижу. Если с моей семьёй ничего не случилось и вы оба благополучны, ничто другое...
  - С того момента, как мы покинули эту комнату и до сего дня в нашем мире прошло пятнадцать лет!
  Вот теперь действительно подкосились ноги, всё в душе. Пятнадцать долгих лет его женщина думала, что он мёртв, его дети росли без отца и хотя именно так и должно было произойти после обращения, от мысли, что это уже случилось, стало невыносимо плохо. Словно туман заволок обеспокоенное лицо Смита, трагический надлом бровей, сердитого, конечно же, на Менарда Клейна.
  - Он не сказал тебе?
  - У него были другие планы.
  Слова, всё ясно и без них. Странно, в душе была только боль и ни капли злости. Пустота, которая в один хлюп высосала его мир.
  - За ними наблюдали всё это время, берегли. Здесь отчёт.
  - Мои дети выросли? - спросил Лоран.
  Он не мог уместить в голове, что его маленькие сынок и дочка взрослые восемнадцатилетние юноша и девушка.
  - Да, но твоя жена не вышла замуж, она всё ещё не верит, что ты погиб.
  Это должно было прозвучать утешением, но лишь усилилась боль. Он отнял у Лизы не только себя, но и просто счастье. Потом до сознания дошли слова Смита, и Лоран постарался взять себя в руки.
  - Я хочу побыть один, посмотреть.
  Оба друга исчезли, не говоря ни слова, а Лоран взял переноску и включил воспроизведение. Здесь действительно был полный отчёт, и он смотрел, не отрывая глаз, как подрастают и меняются малыши, как идёт их жизнь вполне счастливая, ведь детям противопоказано горе. Он видел Лизу, которая ничем не показывала своего несчастья, потому что сыну и дочери требовалась настоящая мать, а не комок истерзанных нервов.
  Лоран и не знал, что вампиры умеют плакать, пока не обнаружил, что рубашка совершенно промокла на груди. Тогда он стащил её, вытер лицо и отправился искать новую.
  Друзья сидели на причале у самой воды, о чём-то тихо беседуя. Солнце ещё не село, хотя вечер позолотил всё вокруг, но Лоран не чувствовал боли, хотя кожу, кажется слегка жгло. Смит быстро втащил под навес.
  - Только не нужно ничего говорить, - сказал Лоран. - Я переживу. У меня просто нет другого выхода.
  - Вернётся этот мерзавец...
  - Не во всём же он виноват. Он просто делал своё дело.
  Хотя в космосе периоды покоя наступали беспорядочно, на планете они довольно быстро начали тяготеть к законным вампирским часам, поэтому Лоран не заметил, как заснул, словно провалился в бархатный мрак, а когда открыл глаза, в тихой речной воде уже купались звёзды. Клейн ещё дремал, привалившись к столбику навеса, а Смит стоял на самом краю. Лоран поднялся со скамьи и шагнул ближе к потоку, наслаждаясь уверенностью каждого движения. Сон успокоил. Жизнь больше не пугала. Она обещала много потерь, но с этим ничего нельзя было поделать.
  
  Менард, как и следовало ожидать, так и не вернулся в своё поместье, но друзья решили остаться здесь до тех пор, пока Лоран окончательно не придёт в себя. В сущности, он и так держался неплохо и внешне не проявлял, ни горя, ни показной радости, но грусть ещё не переварилась, и этот тихий уголок был вполне подходящим местом для окончательного выздоровления.
  Мысли и чувства понемногу приходили в порядок, уже начинала интересовать внешняя никуда не девшаяся жизнь. Как-то Лоран отправился в ближайший город и полночи бродил по улицам, знакомился с прохожими и слушал движения своей новой натуры. Вот теперь он понял суть того глубокого влечения, которое вампир испытывал к людям. Нет, голод так и не пробудился, но волшебное ощущение от пребывания рядом живых существ заставляло приятно трепетать нервы. Он слушал стук сердца, тихие скрипы дыхания, безостановочное движение крови по рекам жил и не находил в себе злобной жажды обладания, а лишь потребность в тепле, какую испытывает усталый человек, вернувшийся с холода в дом.
  Безопасно для людей он ходил в толпе и постепенно начинал верить, что сможет однажды познакомиться с подросшими детьми, но тут же страх, что когда-нибудь он всё же превратится в чудовище и совершит что-то ужасное, вынуждал держаться от близких как можно дальше.
  Так прошёл месяц, начался второй, когда в имение неожиданно явился Арним Ротвес. Визит оказался полной неожиданностью для всех троих, по лицам друзей Лоран понял, что они тоже ни сном, ни духом не ведали причин, и почему-то с первых мгновений, как увидел высокую фигура на подъездной дорожке, ощутил не столько тревогу, сколько страх.
  - Сучилось что-то плохое.
  Обычная благожелательность словно подёрнулась пылью. Вампир выглядел больным и усталым. Смит вежливо приветствовал племянника, но тот всегда такой учтивый, лишь вяло махнул рукой.
  - Я не должен был здесь показываться, но и не приехать не мог. К сожалению, отец ещё не успел ввести меня в конклав и от меня никакого толку.
  Смит нахмурился:
  - Что произошло?
  - Вы не в курсе? Впрочем, да, здесь Марин тоже рассчитал точно, он вывел из-под удара всех, кроме себя самого.
  Лоран замер, не смея даже пошевелиться. Тысяча ужасных представлений одновременно пронеслась в голове и схлынула. Ровес продолжал:
  - Технология уже ушла, и процесс теперь не остановить, так долго хранимое в секрете перестало быть тайной. В лабораториях, которые контролировал лично Менард, успешно осуществлено бескровное воплощение человека.
  Смит потряс головой и этот нехарактерный для него жест напугал Лорана больше невнятных речей Ротвеса.
  - Что? Ты хотел сказать - вампиров?
  - Нет. Он с самого начала планировал революцию. Все эти опыты, материал для которых собирали и вы, в том числе, вели к тому, чтобы преодолеть несовершенство человеческой природы и поставить род людской наравне с истинно воплощёнными. Теперь существует группа бессмертных, кому не требуется убивать ради того, чтобы жить, и конклав ничего с этим не поделает.
  - Так это хорошо, - осторожно произнёс Клейн. Он выглядел растерянным, должно быть винил себя за прежние злые мысли.
  - Для человечества в целом - да, но Марина сегодня вызывают в конклав, и для него эта история грозит закончиться плохо. Он пошёл против своих.
  - Мы можем чем-то помочь?
  - Нет, но я подумал, что вы захотите попрощаться с ним, и если да, то отправляться самое время.
  Смит переправил их в резиденцию конклава так быстро, что никто слова не успел сказать. Очутившись в чопорном зале большой приёмной Лоран на миг растерялся оттого что одет не должным образом, но тут же забыл о подобном вздоре. Пока приходили в себя, Арним коротко рассказал всё, что ещё не успел. Долгие годы Менард готовил мир для нового равновесия, но конклав не разрешил эксперимент, тогда он продолжил работы на свой страх и риск и сумел их завершить. Никто, даже сыновья не знали всей задачи, каждый осуществлял свою часть. Многие детали Арниму были неизвестны, но он опасался, что конклав даже в нынешнем изменённом составе, столь грубого нарушения не простит.
  - Что грозит Марину? - прямо спросил Смит.
  - Лишение статуса и изгнание. Убить они его просто не смогут. Заточить? Я не знаю.
  Подробности так и остались неоговорёнными, потому что в приёмную вошёл сам Менард. Удивился он или нет, сказать было трудно. Он улыбнулся, но так, слегка.
  - Хорошо, что вы приехали, - сказал он буднично, словно собирался на прогулку. Я не успел сообщить кое-какие мелочи. Лоран, я сделал так, что твои жена и дети одними из первых прошли воплощение и теперь ты можешь вернуться в семью и быть с ними на равных. Никто никогда не узнает, что ты немного не такой, а если клыки всё же отрастут, скажешь, что ностальгия. Клейн, береги себя, кто знает, когда и как пригодится то, что я пустил болтаться в твоей крови. Смит, присматривай за ними и всё у вас троих будет хорошо.
  Менард улыбнулся чуть шире и шагнул к двери, возле которой его поджидал невозмутимый страж.
  - Марин, постой! Мы что никогда больше не встретимся?
  - А тебе всё мало, мой беспокойный друг? Кто знает! У всех у нас теперь есть миры и времена. Если меня осудят, я просто исчезну, если пощадят, выйду через эту же дверь обратно.
  - Мы подождём! - крикнул Лоран. - Если понадобиться, мы будем ждать тебя всю нашу вечную жизнь!
  Менард задержался на мгновение, чтобы окинуть быстрым взглядом свою лучшую команду, друзей, и Лоран понял, что сейчас и сам он настоящий. На один единственный миг, взору предстал подлинный Марин и он определённо пришёлся по душе.
  - Спасибо! А теперь прошу прощения, но мне пора, потому что самое большое неприличие, что может допустить дворянин - это опоздать к месту своей казни. Где-то я эту фразу спёр, не помню где, ну да ладно, я себя прощаю.
  Мелькнула в последний раз знаменитая улыбка, блеснули золотыми огнями глаза. Дверь затворилась. Что должно было произойти там, никто из троих друзей не знал, им оставалось только ждать.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"