Сомов Н., Биверов А. Л.: другие произведения.

Глава 10. Сб.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    15.11.09 вставка между главами 9 и 10(теперь 11)

  Глава 10. СБ.
  
   Долго раздумывать над тем, кого следующего посвящать в мою тайну я не стал и уже через пару дней имел откровенный разговор сначала с Игнатьевым, тут же ставшим начальником моей разведки, а затем и Рихтером, ставшим в свою очередь начальником моей охраны. Конечно под "посвящением в мою тайну" я имел ввиду строго дозированную выдачу информации не содержащую ничего лишнего. Ещё я на всякий случай доступно разъяснял новопосвященным, что никто кроме меня моим дневником воспользоваться не сможет. Даже не поленился прибегнуть к нескольким демонстрациям, когда в руках Игнатьева мой чудо-дневник был обычной тетрадкой в черном переплете, а спустя минуту, оказавшись в кабинете один, я мог выдать практически любую запрошенную им информацию в распечатанном виде. По сути, от любого из этих двоих будет долгое время и очень сильно зависеть моя жизнь. Вероятность того что меня попытаются свергнуть была очень и очень велика, так что я не пожалел усилий для убеждения этих двоих в том что я знаю что делаю и делаю я это исключительно для дальнейшего процветания России.
   Решив на будущее перестраховаться, я принял решение никому даже Игнатьеву не рассказывать про Рихтера, хотя тому, в свою очередь планировал рассказать обо всех посвященных. Также я поставил перед ними в дополнение ко всему задачу приглядывать за остальными посвященными, состоящими, впрочем, пока из одного лишь Рейтерна. В конце концов, лишняя перестраховка нам не повредит!
   Таким образом, завалив этих двоих необходимой им информацией и в который раз выдав Блудову нагоняй, чтобы не совал Игнатьеву с его новым управлением палки в колеса, я смог вздохнуть спокойней. Через год-два у меня будет отличная охрана достаточная для оказания сопротивления хоть всей гвардии и боле менее налаженная разведка внутри страны, а возможно и за её рубежом.
   Конечно, в то время как я с помощью Игнатьева налаживал новую русскую разведку, я не мог не заинтересоваться разведывательными сетями в России. И был приятно удивлен, французская разведка практически отсутствовала как таковая, английская... впрочем, была на уровне, как и всегда, но что самое интересное - в совершенно зародышевом состоянии сейчас находилась прусская разведывательная сеть возглавляемая Вильгельмом Штибером. Стоит нам сейчас устранить этого персонажа и Пруссия тут же потеряет все только-только набирающие обороты немногочисленные шпионские группы, завербованные Вильгельмом. Кстати он как раз сейчас в России - его покровитель прусский король Фридрих-Вильгельм сошел с ума и Штибер на время бежать из Пруссии.
   Нет ну каков красавец! Принимал участие в реорганизации русской тайной полиции (3 отделения), конечно, навербовал там кучу народа, собрал и предоставил в Пруссию кучу сведений о состоянии русской армии, а его агентурная успешно действовала видимо вплоть до 1917 года и даже позднее! Необходимо срочно озадачить Игнатьева его физической ликвидацией, попутно Австрии доброе дело сделаем, а то он похвалялся, что у него там в каждом батальоне свой человек был...
   Вызвав к себе Игнатьева, прочно обосновавшегося в кабинете по соседству, я принялся за давно остывший чай.
   - Что думаете по этому красавцу, - затянувшись трубкой, поинтересовался у своего начальника разведки я.
   - Надо ликвидировать, - не задумываясь ни на секунду, ответил мне Игнатьев, дочитав "распечатку" до конца. - Желательно конечно сделать это где-нибудь за рубежом под видом разбойного грабежа чтобы не вызывать подозрений. Благо он часто туда-сюда мотается. Заодно опробуем нашу первую группу.
   - Что слишком быстро вы её подготовили? Они справятся? - выразил я свое сомнение.
   - Так точно, Ваше Величество, справятся! По сути это отъявленные авантюристы и преступники недавно взятые на горячем. Повторить то чем большинство из них занималось в столице смогут без проблем. Комар носа не подточит.
   - Вы говорите, что это преступники, почему же вы Николай Павлович уверены, что они не сбегут от вас как только представится такая возможность?
   - О, за это можете не волноваться! - расплылся в недоброй улыбке мой начальник разведки. - Я набирал только тех на кого легко надавить, вернее на кого легко надавить через их родню. У каждого в группе в России останутся любимые родители, братья, сестры, жены и дети, а мы уже давно им разъяснили, какая судьба ждет их семью в случае предательства. В крайнем случае, если они вдруг позабудут о своих любимых родственниках, от опрометчивых шагов их удержат их товарищи, у которых эти самые родственники есть. Вы будете удивлены, когда узнаете, как сильно возмутился, а потом перепугался небезызвестный в бандитском мире Андрюха-Столб, когда понял, что его матери действительно может что-то грозить, - Игнатьев снова усмехнулся. - Впрочем, через некоторое время мы сможем подготовить для подобных заданий и наших парней.
   - Ну что же тогда приступайте. По исполнению доложите мне.
   - Что-нибудь ещё, Ваше Величество?
   - Да, вот список завербованных Штибером, присмотритесь к ним.
   - Разумеется. Какие меры предпринимать к выявленным предателям?
   - Действуйте по схеме аналогичной с устранением Вильгельма. Разбойное нападение, несчастные случаи, если мастерство позволит.... Хотя, быть может, оставьте некоторую часть - будет простор для двойных агентов и контрразведки.
   - Понял. Будем пробовать, - коротко кивнул он.
   - Ещё я хотел бы обратить ваше внимание на необходимость создания освободительного движения в Ирландии. Для этого возможно вам придется на некоторое время посетить Англию, как только представится благовидный предлог.
   - Отвлечь Британского Льва возней прямо перед его логовом? А что это мысль, - явно обрадовался моему предложению недолюбливающий чопорных островитян Игнатьев. - Это все?
   - Да не смею вас больше задерживать, - ответил я и хотел, было снова вернуться к своим бумагам, однако Игнатьев задержался.
   - Ваше Величество, что будем делать с подпольным кружком Блудова? Он вовлекает в него все больше и больше своих сторонников.
   - Пока ничего, подождем ещё немного.
   - С огнем играете, Ваше Величество, - не стал скрывать своего недовольства мой начальник разведки.
   - Пока у вас есть там свои люди, Павел Николаевич, я не опасаюсь никаких неожиданностей с той стороны. Вы же сами меня уверяли, что держите руку на пульсе?
   - Уверял и все ещё держу, но в таком деле лучше бы поберечься, - ответил он и, поняв, что я не собираюсь больше продолжать этот разговор, откланялся.
   А я раздраженно откинулся на спинку кресла. Нет ну каков же подлец этот Блудов! Улыбается прямо в глаза, обещает и даже (нет ну надо же!) и даже выполняет с завидной эффективностью мои распоряжения. И тем временем создает подпольный клуб.... Ну, ничего. Собирайтесь-собирайтесь - легче будет прихлопнуть всю оппозицию одним махом. Или нет?
   - Ваше Величество, - постучав, приоткрыл дверь адъютант, - к вам тут на аудиенцию господин Путилов, ему назначено на два часа, прикажите пускать?
   - Да..., хотя нет! Пусть подождет десять минут в коридоре, - мне нужно было привести мысли в порядок перед разговором.
   - Слушаюсь, Ваше Величество! - отчеканил адъютант и аккуратно прикрыл за собой дверь.
   Я быстренько навел на столе относительный порядок и прикинул себе план нашего разговора. Путилов был уже пятым человеком (считая недавно посвященного Обухова) кому я собирался приоткрыть свою тайну и, продемонстрировав свой тайный козырь в виде информации из дневника, подключить к работе на полную катушку. Несмотря уже не первый подобный разговор я все равно слегка волновался, однако на этот раз все прошло как никогда легко. А уж с каким энтузиазмом он ухватился за идею практически самостоятельно работы на службе у государства...
   - Таким образом, вы должны сделать пробную домну нового образца, вот в этом месте, - отметил на карте район расположения ещё не основанного Донецка. - Но это хотя и главная, но не достаточная ваша задача. Вам требуется в кратчайшие сроки разыскать достаточное количество толковых металлургов, которых вы должны будете обучить всем новшествам в процессе постройки этой домны. Впоследствии им предстоит организовать ещё два аналогичных производства, только в гораздо больших масштабах на пустом месте и продолжить развитие основанного вами завода. Кстати назовите город Донецком, - решил установить историческую справедливость я.
   - У меня есть несколько вопрос касательно деловой части вашего предложения, - прервал свое молчание Путилов.
   - Да-да, конечно. Слушаю вас.
   - Дело в том, что у нас с Обуховым заключен партнерский договор, который я не могу расторгнуть...
   - Ах, вот вы про что! Не волнуйтесь. Обухову я сделал предложение не хуже вашего, так что он отпустит вас без каких-либо проблем.
   - Замечательно! - обрадовался он. - Какие средства будут выделены мне на строительство нового завода?
   - Один миллион рублей и это со всеми дополнительными необходимыми для работы домны производствами, - ответил ему я в уме закладывая сумму в два миллиона.
   - Я не уверен, что этого будет достаточно. Дело новое, неизвестное. Однако могу уверить вас что воровства и пустой траты средств я не потерплю. Так же могу заверить вас, что если это, - он потряс кипой бумаг в руке, - возможно, построить - я это построю!
   - Ну что же вот и замечательно! А теперь давайте приступим к обсуждению котельного завода. Не думали же вы в самом деле что я ограничусь лишь только домной?
   Проговорив с Путиловым до глубокой ночи, наспорившись до хрипоты, я проводил его до дверей его нового кабинета, вручив напоследок внушительную кипу управленческой литературы. Строго настрого запретив выносить что-либо из предоставленного материала, не переписав его сначала собственной рукой и удалив любые намеки на будущее, я отправился к себе отсыпаться. В отличие от меня, скорее всего Путилову сегодня будет не до сна, судя по тому, как он поедал глазами немалые объемы предоставленных ему научных трудов. Я же после того как практически три недели большую часть времени проводил за сканированием книг для моих посвященных решил устроить себе на завтра выходной и вообще поспать до обеда.
   Я открыл глаза и сладко потянулся. Как же приятно проснуться в своей кровати, поваляться часок другой, чтобы ещё слегка покемарить и только потом выползти из-под одеяла!
  Не решившись отказать себе в этих маленьких радостях жизни, я пролежал в кровати до часу дня, после чего легко вскочил и принялся одеваться. Помню, сначала мое нежелание одеваться при помощи придворных, было воспринято в штыки, но я сумел переломать матушкино упрямство и теперь всегда одеваюсь сам. Потребовав принести чай и завтрак (или уже обед?) в мой кабинет, я направился в эту ставшую мне привычной комнату. Послонявшись из угла в угол, я быстро начал скучать. Так, куда мне податься?
  "Господи, что за вопрос! Да не далее как вчера одна из маменькиных молоденьких фрейлин так мило краснела, да и, вообще, непременно надо познакомиться с этой красоткой поближе" - я неопределенно махнул рукой и, как и положено любящему сыну, направился навестить матушку.
  
  * * *
  
  
  Фёдор Васильевич сидел у себя в кабинете, внимательно изучая планы изыскательских работ на будущей Ярославо-Московской железной дороге. Недавно простроенная Московско-Троицкая, приносила отличную прибыль, однако это не вызвало того притока акционеров, которого так ожидал Чижов. Зато после личной встречи с Его Императорским Величеством на акционерное общество созданное Чижовым обрушился настоящий дождь предложений и вкладов. Новообразованное Ярославское общество сразу стало модным у большинства аристократии, не говоря уже о купцах и промышленниках, которые, узнав, что государь выделил почти пять миллионов личных средств на строительство, разом став крупнейшим акционером, тут же обратили пристальное внимание на этот перспективный проект. Ну ещё бы! Дорога соединяющая Москву с Волгой должна приносить просто фантастические доходы. Не зря молодой император решил деньги в неё вкладывать, ох не зря. Считать умеет.
  Однако во всем этом изобилии новых, зачастую высокопоставленных крупных акционеров, была и обратная сторона. Столь пристальное внимание к своей персоне и еще только проектирующейся железной дороге, привлекло к Чижову уйму влиятельных доброжелателей, которые постоянно лезли к нему со своими непрошенными, дилетантскими советами. Вот и сейчас добравшись до очередного такого ослоумного письма от самого князя Гагарина, глава железнодорожного общества не смог сдержать раздражение.
  "Нет, ну какой дурак! Он что думает, что шпалы просто так маслом пропитывают? Они же сгниют в три года, если этого не сделать!" Зло отложив письмо в сторону Чижов задумался. Организованные им наблюдательные пункты, стоящие вдоль будущей железки сообщали о поистине огромном грузообороте по этому направлению даже в зимнее время, не говоря уже о том, что будет, когда Волга вскроется ото льда. Так что можно смело приступать к изыскательским работам с началом весны, а чуть погодя начинать возводить железнодорожное полотно на наиболее очевидных участках, не дожидаясь конца изыскательских работ и окончательных проектов мостов.
  Такая спешка была во многом вызвана (хотя сам Чижов не признавался себе в этом) одним лишь намеком императора на ожидающую его награду, если дорога будет построена в кратчайшие сроки - три года. Все же Федор Васильевич обладал здоровым честолюбием и, что особенно приятно, его теперешняя цель ни в коей мере не шла в разрез с его жизненными убеждениями и принципами. Молодой государь ловко раззадорил эти струнки в его душе, не забыв сыграть на его патриотизме, теперь инженер работал просто не покладая рук.
  "Придется попотеть, но ничего. К зиме 67-го обязательно откроем движение на всей протяженности, если с мостами накладок не будет," - в очередной раз прикидывал Чижов. "А все таки зря про государя говорят будто бы юн и глуп. Норов у него конечно резковат, однако что-что, а умом государь не обделен. Кстати интересно, правдива ли примета, что у людей, когда их кто-то вспоминает, краснеют уши?" - вдруг ушел мыслью в сторону Чижов. - "Тогда у царей они должны быть пунцовы круглые сутки!" - развеселился этой забавной идеей инженер.
  
  * * *
  
  Тем временем император сидел в своем кабинете и в ус не дул. Несмотря на всевозможные приметы, его уши демонстративно им противостояли, сохраняя свой нормальный оттенок.
  - Ваше Императорское Величество, - продолжал отстаивать свою точку зрения Рихтер, - я считаю, что для вашей личной охраны превосходно подойдут именно казаки. Ну скажите на милость чем вам так понравились эти самые горские племена? Да они будут далеки от политики и не будут иметь никакой связи с окружающей их общественностью кроме как через вас, но... это как-то не по-русски! - уверял меня сидящий напротив меня русский немец. - Тем более что в верности ваших казаков можно не сомневаться. Для них охранять вашу персону огромная честь, которой они будут гордиться до самой смерти!
  - Меня просто весьма впечатлил образ британских гуркхов и шотландских стрелков несущих охрану королевских особ в Англии, - начал оправдываться я. - В принципе не имею ничего против казаков.
  - Тогда я хотел бы приступить к набору солдат из Атаманского полка. Офицеров предполагаю поначалу больше выбирать из наиболее верных настроенных офицеров. Как вы верно выразились - нам умные не нужны, нужны верные.
   - Какое количество солдат вы собираетесь задействовать?
  - Думаю ограничиться тремя батальонами общей численностью в тысячу солдат. Будут нести охрану посменно. Думаю спустя полгода, - опередил мой уже почти сорвавшийся с губ вопрос, - мы сможем организовать вашу охрану. Правда обучение личного состава будет далеким от совершенства. Впрочем, никто не мешает мне изначально выбрать солдат получше.
  - Ну что же неплохо. Кстати вы уже прочитали все мои книги? - получив утвердительный кивок, я продолжил. - Быстро вы. Уже составили программу обучения бойцов?
  - Разумеется, - белозубо улыбнулся Рихтер, - заставим казачков побегать.
  Обсудив ещё несколько незначительных деталей, мы расстались и ко мне в кабинет, без доклада, едва не сбит выходящего Рихтера с ног, прямо таки ворвался мой министр финансов сияющий как начищенный пятак.
  - Все нормально, Александр, - взмахом руки отсылая возмущенного поведением министра адъютанта, - дорогому Михаилу Христофоровичу можно входить и без доклада. Разве вам ещё не доложили?
  Смущенно буркнув что-то невнятное, адъютант прикрыл за собой дверь.
  - Я слушаю вас. Судя по вашему довольному виду и хитрому прищуру глаз, вы сейчас меня изрядно порадуете.
  - Вы совершенно правы, - забыв о субординации (невероятное событие для моего аккуратного министра!) ответил мне Рейтерн. - Только что, буквально пару минут назад, во время изучения истории золотого стандарта, меня посетила замечательная мысль!
  - Ну-ну продолжайте, - поторопил его я, предвкушая что-то нестандартное.
  - Так вот, а что если нам перед всякими запретами на вывоз золота за рубеж, задиранием налога на путешествие до небес и повышения земельного и таможенного налогов, сделать заявление о скором введении золотого стандарта? Нет-нет, этого совершено не стоит делать, - тут же поспешил успокоить меня он, - заявление будет лишь дымовой завесой. Зато когда месяца через три мы введем все эти новые и непопулярные налоги, все будут думать что это все лишь временные трудности. Тем самым мы ослабим недовольство знати и без того особенно сильное в последнее время.
  - Замечательная мысль! Признаться, последнее время я думаю, не поспешил ли я с теми либеральными выступлениями на совете? Реакционная часть дворянства, руководящаяся лишь только личной выгодой слишком сильна...
  - Это так, однако, не думаю, что они дерзнут выступить против вас напрямую. Гвардия и армия беззаветно верны вам. Да и на большую часть своих подданных вы всегда можете положиться, - выпрямившись как на параде, ответил мне Рейтерн.
  - Бросьте, Михаил Христофорович, и тени сомнения в вашей преданности даже и не мелькало. Лучше расскажите, как продвигается реформирование министерства? И присаживайтесь вы, наконец, - во время всего разговора министр возбужденно расхаживал по моему кабинету.
  - Да какое там реформирование, - махнул рукой министр, садясь в кресло. - Я даже к его планированию ещё не приступил. Так одни лишь наброски.
  - Михаил Христофорович, я конечно понимаю что различные экономические теории будущего крайне интересуют вас, однако мне хотелось бы, чтобы вы поскорее приступили к практической части вашей работы.
  - Но ведь там может быть нечто крайне важнее...
  - Вот поэтому и читайте краткий курс макроэкономики, -перебил я его, - а не хватайтесь за все подряд. Я уже начинаю думать, что предоставление вам такого большого объема разносторонней информации было моей ошибкой.
   Министр финансов тут же поспешил заверить меня, что все нормально, просто он несколько увлекся чтением идей, несомненно, обладающих большим потенциалом в будущем. Пооправдывавшись ещё некоторое время он откланялся, сославшись на необходимость дальнейшей работы, и быстро вышел из кабинета.
  Мда, а ведь не ожидал, что он окажется таким увлекающимся человеком. Хотя с другой стороны его дотошность и желание все понять, помноженные на любовь к своему делу и желание сделать все как можно лучше, в конечном счете, пойдет мне только на пользу.
  Я вздохнул и с неохотой встал. Опять придется до ночи распечатывать практическую информацию для ещё не зародившегося химпрома. Неудобно перед Бутлеровским предстать с пустыми руками. Ещё раз тяжело вздохнув я смирился и подойдя к неприметной двери отомкнул свою тайную комнатку и достал дневник из сейфа. В очередной раз, подумав как жаль, что нельзя перепоручить эту рутину хоть тому же Сабурову, я принялся за работу.
  
  Из личного дневника статского советника А.А.Сабурова.
  26 января 1864 года по новому стилю.
  
  Вот уже более месяца я нахожусь секретарем при Его Императорском Величестве Николае Втором. Не вызывает сомнений, что за это время я сумел хорошо зарекомендовать себя, потому как Государь теперь полностью доверяет мне такую важную и ответственную работу как сортировка всевозможных донесений, прошений, жалоб и прочее и прочее.
  Для столь высокой чести мне пришлось дневать и ночевать в моем новом кабинете, выделенном мне, к слову, прямо по соседству с императорским на равнее с несколькими наиболее отмеченными величайшей милостью министрами. Да столь напряженная и кропотливая работа непременно стоила этой высокой чести! Думаю, в скором времени моя карьера непременно пойдет в гору, особенно если учесть, то, как выделяет меня среди прочих сам глава ЕИВ Канцелярии Дмитрий Николаевич Блудов.
  Однако вынужден констатировать и огромное количество других трудностей сопряженных с моей работой. Так, например, на меня, как на лицо особо приближенное к императору и не обладающее высоким чином, нередко пытаются оказать давление. Мне приходится прибегать ко всевозможным уловкам чтобы не потерять свой пост и не нарушить пожелания императора, чьим покорным слугой я являюсь. К примеру, не далее чем вчера многоуважаемый Дмитрий Николаевич во время дружеской беседы как бы невзначай (о, он в последнее время все чаще так делает!) спросил меня..., впрочем, лучше воспроизведу этот знаменательный разговор дословно.
  - Андрей Александрович, голубчик, - ловко выудил меня из толпы проявляющих чрезмерное, на мой взгляд, любопытство придворных Блудов, - позвольте украсть вас буквально на пару минут. О, не переживайте наш разговор не займет много времени, я отпущу вас раньше чем ваш обед будет приготовлен, - умело оборвав все мои потуги ускользнуть ещё до того как я успел открыть рот увлек меня к себе глава ЕИВ Канцелярии.
  - Вы верно в состоянии разъяснить некоторые неясные слухи достигшие, надо признаться и моих ушей, о трудностях возникших у Его Императорского Величества и министра финансов Рейтерна при проектировании перехода к золотому стандарту?
  Этим вопросом граф поставил меня в весьма щекотливую ситуацию. С одной стороны я никоим образом не мог раскрыть сведения известные мне благодаря моему посту. Это было просто неприемлемо по отношению к Его Императорскому Величеству не оправдать его доверие таким явным образом. С другой же стороны мой категорический отказ может повлечь за собой крушение моей блестящей карьеры.
  - Дело в том, что информация о данном слухе не вполне входит в сферу моей компетенции и не может быть представлена в виде неопровержимых фактов за наличием отсутствия оных, - как попытался уйти от ответа я. Однако граф не зря слыл опытнейшим придворным и чиновником.
  - Мне было бы достаточно одного лишь только приватного мнения, - тут же загнал меня в ловушку Блудов и я очутился в ещё более щекотливой ситуации, чем был в начале разговора.
  - Разумеется, гипотетически если бы я имел доступ к гипотетическим проблемам связанных с введением золотого стандарта...
  - Да-да продолжайте, я вас внимательно слушаю.
  - Так вот если бы я гипотетически имел сведения о данном вопросе, то разве мог бы я даже гипотетически утверждать, что некоторые проблемы у Его Императорского Величества все же имеют место быть, - выделив голосом, нужные слова продолжил свой ответ я. - Даже если бы передо мной сидел столь уважаемый человек, как вы, это было бы несколько опрометчиво и неразумно злоупотреблять доверием своего работодателя. Несмотря на то, как высоко император ценит человека желающего проникнуть в истинность придворных сплетен, - ловко закончил я фразу.
  - Что ж весьма разумная и похвальная позиция. Не подлежит сомнению, что она будет надлежащим образом расценена тем, кому следует. О! - взглянув на часы, воскликнул Блудов. - Ваш обед вероятно уже приготовлен, приятного аппетита Андрей Александрович.
  Поблагодарив Николая Дмитриевича, я покинул его, на чем и закончил этот сложнейший для меня разговор самым наилучшим для меня образом.
  Таким образом, подобные разговоры с наиболее влиятельными чинами империи только подчеркивают мое возросшее влияние при дворе.
  Кроме того, хочу отметить, что Его Императорское Величество уже дважды похвалил меня за старание и однажды даже спросил у меня совета по части письменных принадлежностей.* В целом должен заметить, что Николай Александрович довольно приветлив со мной, хотя этого нельзя сказать про всех с кем он общается. Иногда его резкие выходки и зачастую жестокие шутки над провинившимися придворными. Не далее как неделю назад молодой государь процитировал своего великого предка Петра Первого и назвал всех лакеев шпионами которые плохо слышат и ещё хуже пересказывают услышанное. Одновременно с этим, прислуживающий ему за обедом слуга, услышав, о чем идет разговор, запнулся о ковер и, потеряв равновесие, уронил с подноса столовый нож прямо под ноги сидевшему за столом государю. На что Николай Александрович отреагировал самым спокойным образом, мимоходом прокомментировав, что зарезать его столовым ножом тем более не стоит пытаться. И выждав короткую паузу, рассмеялся, попросив всех признать, что его шутка про шпионов была весьма хороша. При этом я совершенно точно слышал, что несколько лакеев упало в обморок, а ещё несколько ужасно переменились в лице, тем самым, дав новый повод для сплетен. Возможно, в анекдоте Его Императорского Величества была немалая доля истины.
  
  * Попросил принести чернил получше. (Прим. Ред.)
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"