Ефимов Николай Сергеевич: другие произведения.

Надежды не напрасны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лауреат 1 степени литературного конкурса к 75-летию Приморского края (номинация проза, возрастная категория от 15 до 30 лет). Опубликовано в сборнике "Автограф на краю земли"

 []  []
  Ефимов Николай Сергеевич
  Надежды не напрасны (опубликовано в сборнике "Автограф на краю земли")
  1911
  
  Михаил неспешно вышел на палубу. Ему уже наскучило длительное плавание, и горняк с нетерпением ждал, когда же величественный, но беспощадный своей синевой морской простор сменится домашним уютом берега.
  Где-то впереди послышались крики чаек, и Михаил с облегчением вздохнул. Первые дни в пути из Петербурга русоволосый, крепко сложенный мужчина страдал морской болезнью. Потом - попривык; но как же утомительно оказалось день за днём наблюдать лишь бескрайние водные просторы!
  В туманной дымке, окутывавшей Владивосток, невозможно было различить очертания берега. Но Михаил радовался и этой малости - скоро он ступит на твёрдую дальневосточную землю!
  Горняк, конечно, знал, что люди его профессии требовались в основном на отдалённых рудниках, и впереди неблизкий путь - однако Михаил любил путешествовать по суше.
  Ближе подошёл и верный друг, геолог Виктор. В деле освоения приморских земель нужны были именно такие люди - кряжистые, мускулистые, крепкие характером. Михаил иногда даже завидовал товарищу, которого не брала ни одна болезнь.
  - Тепло же нас встречает Владивосток, - заговорил Виктор, слегка усмехнувшись.
  - А по мне, так лучше туман и прохлада, чем жаркое солнце, - откликнулся Михаил.
  - Где трудиться думаешь?.. - геолог уже не раз задавал этот вопрос. Он не хотел расставаться с другом, и предлагал Михаилу отправиться вместе с ним на Верхний рудник, принадлежавший Бринеру. Но горняк в очередной раз покачал головой:
  - Если ты опять про тот рудник, то и не уговаривай даже. На иноземца спину гнуть я не собираюсь. Виданное ли дело - чтобы в своей Российской империи допускать чужаков природные богатства забирать!
   - Зря ты так, - вздохнул Виктор. - Во-первых, чует моё сердце, грядут изменения на русской земле. А во-вторых, не забирает же он всё подчистую...
   - И всё равно: а ну как чаяния бесплодны? А вдруг снова война грядёт?
  - С такими сомнениями можно было и дома остаться, - усмехнувшись, произнёс геолог. - Если тебе дорога наша дружба, отправляйся со мной. Подумай как следует над этим. А я пойду собираться.
  Пока Виктор и Михаил разговаривали, корабль причалил к набережной. Туман чуть рассеялся, и стали различимы припортовые строения и стоявшие в отдалении дома. На корабле и на берегу засуетились люди: Дальний Восток нуждался в новоприбывшей рабочей силе. Горняк, по-прежнему размышляя над словами друга, отправился к себе в каюту - забрать нехитрые пожитки.
  С одной стороны, Михаилу не хотелось терять верного товарища; с другой, горняк стремился принести пользу своей стране, а не иноземцу. Хотя, допускал мужчина и такую мысль, Верхний рудник - не самое плохое место, а Бринер и вовсе не такой стяжатель, как представлялось. К тому же, куда ещё было податься горняку?..
  Терзаясь сомнениями, Михаил вошёл в каюту и начал собирать багаж. Он ещё не знал, какое будущее его ждёт впереди, за туманами, укрывшими побережье Владивостока...
  
  1971
  
  "ЛАЗик", натужно ревя мотором, медленно карабкался в гору, стремясь одолеть перевал. Автобус уже преодолел несколько сотен километров, и вымотавшиеся за десять часов езды пассажиры с нетерпением вглядывались в окна. Особенно шумно вели себя девушки на заднем сиденье - прибывающие по распределению молодые выпускницы педагогических училищ. Одна из них постоянно спрашивала у всего салона: "Скоро уже?", на что получала неизменный ответ: "Скоро". Это слово маячило перед девушкой уже несколько долгих часов. Мало кто из сидящих в автобусе рабочих знал, насколько быстро они доберутся до рабочего посёлка Тетюхе.
  Девчушки всю дорогу удивлялись, зачем небольшому, затерянному в горах посёлку понадобились сразу три воспитателя. То, что рядом с ними ехали несколько десятков горняков, геологов и других рабочих, было более естественным, чем подобная неожиданная нужда в педагогах. Валентина, Ирина и Ольга даже предположить не могли, что слово "посёлок" несколько не сходится с их представлением о нём как "три-четыре улицы в ряд".
  Мужчины поглядывали на девчонок да посмеивались; некоторые пытались познакомиться с ними поближе, но воспитатели держались вместе и старались не поддаваться на уловки молодых и не очень спутников.
  Автобус с трудом, но всё же одолел трудный и последний перевал на своём пути - и медленно, осторожно поехал вниз по серпантину. Девчонки дружно охнули, увидев в окно потрясающую, захватывающую дух картину - справа вздымались величественные скалы, а слева, буквально в метре от дороги, разверзалась пропасть, вдали за которой виднелись другие горы.
  Рабочие же не обратили особого внимания на открывшийся вид, будто для них наблюдать такое было не впервой - ведь люди их профессии мало чего боятся. И, несмотря на опасность, пейзаж за окнами потрясал своей могущественной красотой. Тайга стояла стеной на склонах гор, и девушки поневоле поражались природному жизнелюбию - казалось, что на голой скале и корни-то пустить негде, но могучие деревья всё равно находили место под солнцем.
  - И дремучая же у них тут тайга, - поразилась Валентина, самая низенькая из девчонок, с чуть рыжеватыми волосами.
  - Да, интересно, где же тут посёлок? Мы словно на краю света, - озадаченно промолвила Ирина, напротив, очень высокая и темноволосая.
  - Возможно, так оно и есть, - не в силах оторвать взгляда от величественной картины, откликнулась Ольга, чьи русые косы постоянно привлекали внимание остальных пассажиров.
  Тряхнуло. Девушки вскрикнули, но удержались на местах. Автобус, объезжая каменную осыпь, едва вписался в поворот. Пару секунд казалось, что они едут прямо в бездну. Но водитель выровнял "ЛАЗик", и всё так же неспешно продолжил спуск по дороге, ставшей полностью грунтовой.
  Дальнейший путь обошёлся без происшествий, и вскоре взорам пассажиров открылась просторная долина, на которой расположились трех- и пятиэтажные дома, электроподстанция, рабочие бараки и другие здания посёлка Тетюхе.
  С заднего сиденья послышался восхищённый вздох: девушки явно не ожидали увидеть подобную картину в столь отдалённом и глухом месте. Водитель лишь усмехнулся, а затем на ближайшем перекрёстке неожиданно повернул в сторону, и снова с обеих сторон дороги потянулась тайга - величественная и древняя.
  - Ой, а куда это мы поехали мимо посёлка? - удивилась Ирина.
  Девушки озадаченно переглянулись. Но остальные пассажиры спокойно сидели, во всём доверившись опытному шофёру, уже не в первый раз едущему по столь долгому маршруту.
  Через пять минут впереди показались пятиэтажные дома, и воспитатели снова ахнули. Вскоре они уже ехали по широкому, заасфальтированному проспекту, по обе стороны которого стояли не только жилые строения, но и училища, школы, детские сады...
  - Да это уже не посёлок, а целый город! - восхитилась Валентина.
  Весь остаток пути до автовокзала девушки, не отрываясь, глядели на посёлок, где им предстоит жить и трудиться. Дома, большие и не очень, расположились в долине между гор - или, точнее, сопок, как их называли на Дальнем Востоке.
  Но вот автобус остановился, и пассажиры тут же засуетились. Устав от долгой поездки, все торопились выйти наружу, размять занемевшие мышцы и заодно разгрузить свой нехитрый багаж. Кто-то из мужчин предложил девушкам помощь, но те вежливо отказались, поскольку их скарб был совсем небольшой. Достав свои вещи, три будущих воспитателя отправились к ближайшей гостинице.
  ...В главном зале толпился народ, и девушки сразу как-то растерялись. Они некоторое время нерешительно стояли возле дверей гостиницы, пока их не толкнул неосторожный мужчина. Извинившись перед ними, он добавил:
  - Вы бы не стояли у дверей-то, вдруг кто ещё зашибёт. Вон лучше обратитесь к кому-нибудь из работников гостиницы, - он указал на стойку, где уже регистрировались другие приезжие. Как выяснилось, пока девушки выбирались с заднего сиденья, многие их уже опередили. Мало того, когда воспитатели подошли ближе к стойке, выяснилось, что все места уже заняты.
  - Но... где же нам теперь ночевать?! - с ноткой отчаяния воскликнула Ольга
  - Сходите в общежитие для рабочих, - посоветовал один из бывших попутчиков.
  Понурившись, девушки вышли наружу. Сумерки уже сгустились над долиной, и всё ближе подступала летняя ночь. Ирина спросила дорогу у кого-то из редких прохожих. К счастью, общежитие оказалось недалеко. Однако надежды девушек не оправдались: вахтёр встретила их с неодобрением.
  - Вы это куда собрались? Я вас здесь раньше не видела. Где работаете?
  - Пока что нигде, мы только приехали, - попробовала разжалобить женщину Ольга. Но та оказалась непреклонна:
  - Раз общежитие называется рабочим, то оно только для трудящихся. Остальных просим не беспокоить.
  Горькие слёзы обиды проступили на глазах выходящих наружу девчонок. И единственное, что им оставалось - это спуститься к местному парку и расположиться на скамейках. Так, полусидя, полулёжа, будущие воспитатели и заснули.
  
  ***
  На следующее утро, перекусив остатками своих припасов, девушки отправились искать работу в детских садах. Ночью их никто не потревожил, да и вообще было ощущение, что люди не так уж часто посещали парк.
  Выспрашивая у прохожих дорогу, подруги посещали один детсад за другим, но везде говорили о том, что работниц у них хватает. Это было весьма удивительно слышать, учитывая, что девушек не могли просто так отправить в Тетюхе по распределению, а значит, воспитатели тут нужны.
   Пробродив впустую несколько часов, девушки вернулись в парк. Они устало присели на скамейку. В их глазах проглядывало отчаяние: неужели зря ехали сюда, и теперь будут вынуждены остаться без работы, без крова и без еды?
  Проходящая мимо женщина в цветном сарафане не могла не заметить, что три подруги сидят, опустив головы и едва не рыдая.
  - Девушки, вы чего такие грустные? - мягким, ласковым голосом спросила она.
  - Да вот, приехали по распределению... - развела руками Валентина. - Работы нет, остановиться негде, и кушать тоже нечего.
  Казалось, слёзы вот-вот брызнут из небесно-синих глаз.
  - Так, непорядок, - покачала головой женщина. Девушки и не знали, что перед ними - руководитель местного профсоюза, которая во время обеда решила прогуляться на свежем воздухе. - Пойдёмте со мной.
  ...В ближайшие часы всё уладилось. Незнакомка отвела девушек в микрорайон, где они ещё не были, и вот там-то молодые воспитатели оказались нужны как воздух. Там же нашлось и общежитие, в котором к приезжим отнеслись доброжелательно и гостеприимно.
  Дальнейшие дни оказались для девушек счастливыми и запоминающимися. Они с головой погрузились в работу, которая, что ни говори, но была их призванием; в выходные же нашлось время ближе ознакомиться с местной природой, которая поражала их своей величественной красотой.
  В первое же воскресенье подруги, посовещавшись, решили подняться на ближайшую сопку, что носила название Горбуша, и при этом имела несколько горбов-предгорий (хотя местные жители утверждали, что гора называется так из-за реки, куда заходила на нерест одноимённая рыба). Подъём оказался не простым делом: девушки пыхтели и сопели, а Валентина с каждым шагом всё тяжелее дышала. Но она упрямо шла следом за остальными, лишь иногда болезненно морщась.
  И вот они на вершине, а внизу, как на ладони, раскинулся весь микрорайон, где они жили; чуть в стороне виднелось водохранилище, чья гладь чуть подёргивалась под лёгким ветерком, усиливающимся здесь, на вершине. Но, не обращая внимания на растрепавшиеся волосы, девушки восторженно глядели на уходящую вдаль гряду предгорий, на дымящие трубы химического комбината. А взглянув назад, они увидели бескрайнюю тайгу, стелющуюся по сопкам. Панорама окрестностей воистину захватывала воображение.
  Но долгий подъём слишком измотал Валентину. Лишь с минуту полюбовавшись на открывшийся вид, она вдруг снова тяжело, с хрипотцой, задышала, а затем обессиленно осела на скалистую поверхность.
  - Валя, Валя, что с тобой? - встревоженно спросили подруги. Та лишь мотнула головой, не в силах ответить. Внезапный приступ астмы терзал несчастную девушку.
  Не зная, что и делать, подруги растерянно склонились над едва дышащей Валентиной. Ирина потянулась было за флягой с водой, но подруга лишь отмахнулась и кое-как прохрипела:
  - Сейчас... пройдёт...
  И действительно - не прошло и минуты, как дыхание Валентины выровнялось, и она смогла подняться, не без помощи своих спутниц.
  - И часто с тобой такое? - участливо спросила Ольга.
  - Ох, да не очень... Я совсем забыла про астму! Надеялась, всё пройдёт, полезла в гору, как дурочка... - по щекам Валентины покатились крупные слёзы.
  - Тогда тебе нельзя ходить по сопкам, - заметила Ирина.
  - Да, теперь я понимаю это... Но как же горько... не увидеть больше такой красоты из-за болезни...
  - Ничего не поделаешь. Идём вниз, но потихоньку, - сочувственно произнесла Ольга. - Хорошо ещё, приступ был коротким...
  Но подруги даже не знали, что сейчас творилось в душе Вали. Ведь врачи дали ей ложную надежду, что, приехав на Дальний Восток и сменив климат на более мягкий, она избавится от своих болячек. А теперь выходило, что она зря уехала так далеко от своей малой родины...
  ...В последующие выходные Валентина лишь молча завидовала подругам, которые то уезжали на море, то покоряли новые вершины... Все эти радости жизни стали недоступны для девушки, и иногда она, оставшись в одиночестве, лишь горько плакала.
  Ольга и Ирина быстро нашли в общежитии новых знакомых, которые тоже предпочитали активный отдых. Совершенно неожиданно для себя девушки нашли новые интересы: теперь Ольга увлеклась подводным плаванием, изучая красоты Японского моря, а Ирина - походами по пещерам. Девушки восторженно делились с подругой своими открытиями, а та хвалила их, но сама всё больше и больше грустила. Несмотря на то, что она теперь была трудоустроена, и жизнь начинала понемногу складываться, из-за недостатка здоровья Валентина лишилась очень многого, и неизвестно, что ждало её в будущем...
  
  2011
  
  Почти все помещения в библиотеке пустовали. Оно и неудивительно - разгар лета, молодёжь отдыхает на море, взрослые трудятся на огородах, а книги в прогрессивном двадцать первом веке стали не востребованы. Почти все люди перешли на электронные "читалки", даже в их отдалённом Дальнегорске эта бездушная, как считал Евгений, книга встречалась повсеместно.
  В читальном зале сидел лишь один человек, молодой и начинающий журналист Евгений, который работал сейчас над очередной статьёй. Ему хотелось доказать в своей публикации, что библиотеки и обычные книги ещё нужны миру, что писательское дело должно жить в любое время...
  Журналист корпел уже несколько часов, и за это время больше ни одного читателя так и не появилось. Но Евгений свято верил в своё дело, и уповал на то, что после публикации его статьи чтение книг снова станет востребованным.
  Он лихорадочно перелистывал журналы в поисках информации о том, как раньше библиотеки справлялись с оттоком читателей. Увы, методы, опробованные ещё в Советском Союзе и дававшие тогда результаты, совершенно не годились для современности. Сложно привлечь читателя даже новыми книгами, если он их может скачать в Интернете, пусть даже и за определённую плату (что в последнее время также случалось всё реже, и Евгений всерьёз опасался, что писатели перестанут заниматься творчеством, если не будут получать за это хоть какие-то деньги).
  Ухудшала ситуацию ещё и политика, проводимая российскими издательствами. Писатель за свою работу получал, как правило, весьма скромный гонорар, который не позволял прожить без дополнительной работы. Но человек трудящийся редко уделяет внимание творчеству, а если и уделяет, то получается это из рук вон плохо.
  Создание книг, к большому сожалению журналиста, стало малоприбыльным и непрестижным делом. Те же, кто получал за свои романы большие гонорары, на самом деле писателями являлись очень редко - язык не поворачивался назвать литературой их произведения.
  И всё же, несмотря на столь пессимистическое положение дел, Евгений продолжал писать статью. Он даже задумался было на мгновение: "А не попробовать ли создать свой роман?", но отмахнулся от этой мысли. Писательство требовало много свободного времени, которого у Евгения не было, а получить за своё произведение какую-то прибыль для начинающего автора - пустое мечтание.
  Наконец, статья была завершена. Конечно, предстояло ещё вычитать текст, но этим журналист занимался обычно дома. Поблагодарив библиотекаря, он вышел наружу, с удовольствием вдыхая свежий воздух... и вдруг резко остановился. В двух шагах от него сидя на скособоченных лавках, распивали спиртное три человека - два уже взрослых мужчины и один парень. Увидев Евгения, они оторвались от своего занятия, нехорошо и криво ухмыльнувшись.
  "Опять начинается", - вздохнул про себя журналист. Не зная, чем ещё себя знать, многие люди находили способ убийства времени и здоровья в выпивке. При этом денег им всё время не хватало, и они обирали прохожих.
  - Слышь, земеля, - обратился к Евгению один из мужчин, с кривым носом и сморщенным узким лбом, - угости денежкой, а то мало ли что произойдёт, - произнося последние слова, он достал из-за пазухи нож с широким, хорошо наточенным лезвием.
  К сожалению, журналист отнюдь не был храбрецом или спортсменом, способным дать отпор подобного рода личностям. Опасливо попятившись, он промолвил:
  - Ребят, да у меня с собой только на проезд деньги...
  - Ничего, нам и этого хватит, - скривился второй мужчина, а парень добавил:
  - Хочешь жить - пройдёшь пешком, - и загоготал, словно это была шутка года.
  Понурившись, Евгений достал мелочь из кармана, и протянул деньги типу с ножом, стараясь держать руку подальше от лезвия. Но тот вроде бы удовлетворился:
  - Как раз столько нам и не хватало ещё на бутылочку, - и он жадно схватил монеты.
  Евгений поспешил отойти как можно дальше. Журналист снова вздохнул: его родной город, когда-то процветающий, сейчас превращался в скопище подобного сброда. Но всё же хотелось верить: пройдёт какое-то время, и Дальнегорск возродится, как феникс из пепла.
  Домой пришлось идти пешком. Рассудив, что в городе он может столкнуться с ещё не одной подобной компанией, Евгений свернул к лесному массиву, ныне заброшенному парку. Конечно, пьяные могли отдыхать и там, но всё же шанс на это был не столь велик, а журналисту нравилось бывать на природе. Только здесь он не чувствовал себя одиноким.
  Снова и снова размышляя о всех проблемах, касающихся не только его родного города, но и всей страны в целом, Евгений не заметил, как свернул с тропы...
  
  2071
  
  Михаил, Валентина и Евгений растерянно замотали головами, недоумевая, куда это они попали. Вокруг них могучие дубы и кедры раскидали свои кроны, а впереди, за изгибом тропинки, ветви деревьев переплелись причудливым образом, создавая своеобразное кольцо между ними. И там, в этом кольце, сидела, побалтывая в воздухе босыми ногами, девушка в тонком платьице.
  Трое людей, неожиданно появившихся из ниоткуда, переглянулись. Каждый из них нашёл у спутников некие родственные черты. А девушка, которая мягко спрыгнула на землю и подбежала ближе к растерявшимся гостям, оказалась поразительно похожа на всех троих сразу.
  - Знаю, знаю, удивлены, - нежно-мелодичным голосом не столько произнесла, сколько пропела девушка, на вид - лет двадцать, не больше. - Позвольте представиться: Вероника. Для Евгения я внучка, для Валентины - праправнучка, а для Михаила... впрочем, слишком много "пра", - она задорно улыбнулась. - Сейчас я вам многое покажу и объясню...
  Поражённые этой встречей, трое гостей не сразу решились пойти за Вероникой к кольцу ветвей. Но, когда они осознали, что каждый из присутствующих - родственник, то смело преодолели грань отчуждения. Подойдя ближе, они с удивлением увидели, что кольцо стало непрозрачным; его словно затянуло белой тканью. На этом своеобразном "экране" вскоре появилась картинка, будто вышитая гладью: море, корабль, и Михаил, направляющийся к каюте. Затем нитки сами собой распустились и начали складываться в новую картину: сидящая в одиночестве на детской площадке Валентина. И, наконец, через минуту появилось и третье изображение: задумчиво бредущий в парке Евгений.
  - Я сама попросила деревья помочь мне увидеть прошлое своей семьи, своего родового древа, на котором я - лишь листочек, - начала объяснять Вероника. - Не удивляйтесь: вы - в будущем, где люди могут общаться с природой, где нет больше места злу и насилию, где каждый живёт творчески и выбирает тот труд, который ему больше по душе. Я нашла способ перенести вас сюда из прошлого, чтобы показать: все надежды были не напрасны. Несмотря на все жизненные трудности, вы сохранили чистоту своих душ, особый взгляд на мир, а главное - творческий порыв изменить всё к лучшему. Если бы я не смогла вам сказать всё это, наша семья не смогла бы существовать. Не пытайтесь понять - это парадоксы времени, которые порой сложно разгадать даже мне.
  Михаил, Валентина и Евгений поражённо молчали. На ткани в кольце ветвей тем временем сменялись изображения, показывающие мир будущего: уютные и красивые дома, цветущие и колосящиеся поля, никакого следа чадящих труб или автомобилей. Транспортом снова служили лошади; а если нужно было отправиться куда-то далеко, люди просто пользовались компактными аэромобилями, летящими по воздуху, при этом совершенно не загрязняя воздух.
  - Мало того, - продолжала девушка, - это будущее не стало бы возможным без вас. Через некоторое время вы отправитесь обратно, в своё время. Вряд ли вам кто поверит, если вы расскажете об увиденном здесь - хотя есть одно исключение, - но сами вы должны помнить: вы трудитесь на благо будущего. Михаил, отправившись работать на Верхнем руднике, не только основал нашу семью, но и первым начал задумываться о том, как нанести меньший вред природе. Его разработки, хоть и не были приняты начальством, не пропали даром, оставшись в семье, и мой отец, сын Евгения, воспользовался ими. Теперь объединения "Бор" и "Дальполиметалл" - безотходные производства, создающие в наши времена сырьё для мирных целей - например, для аэромобилей. Валентина, которая вышла замуж за внука Михаила, заложила основы гуманного воспитания детей, благодаря которому раскрывались все их таланты. Опять-таки, её работы не были одобрены в то время, но спустя полвека оказались востребованы - и послужили для нашего будущего. Наконец, Евгений написал фантастический роман обо всём увиденном здесь, и в этом романе предположил, какие действия следует предпринять людям, чтобы это будущее стало возможным. Мало кто сразу поверил Евгению, но именно его книга подтолкнула человечество к уходу от войн к мирному сосуществованию. И, кстати, чтение в наши дни - основа для развития всех добрых душевных качеств.
  Пока Вероника рассказывала всё это, картинки в кольце продолжали сменяться одна за другой. Её предки жадно ловили каждое слово, теперь понимая, что все их труды дадут надёжную опору для радостного и счастливого будущего.
  ...А потом они вернулись, каждый в своё время, спустя буквально секунду после своего исчезновения. Там, в прошлом, казалось бы, ничего не изменилось, но трое родственников теперь знали: чаяния никогда не бывают бесплодными!
  
  август 2013
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"