Ана: другие произведения.

Олеся

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Выбор, это только звучит хорошо. А когда приходится выбирать, понимаешь, что это сложно.
    Есть тот, кто был рядом давно. Кто знает, кто понимает, и дает решать самой.
    Есть тот, кто ворвался в мою жизнь внезапно, дерзко, кто решил все и за себя и за меня.
    Понять себя, посмотреть беспристрастным взглядом на этих двоих, на отношение к ним, на их отношение к себе - это так трудно... Но придется!
    Спасибо laki за подсказки, правки, помощь, рассуждения и вдохновение!
    СПАСИБО ТЕМ, КТО ОСТАВЛЯЕТ КОММЕНТАРИИ, ОНИ КРАЙНЕ БЛАГОТВОРНО ДЕЙСТВУЮТ НА АВТОРА, ДАЖЕ ЕСЛИ СОДЕРЖАТ КРИТИКУ))


   Вот почему в праздники нечего смотреть? Или мне одной скучно смотреть, как "вожди народа" поздравляют мужчин? Тоска...
   Сотовый зазвонил... Я прислушалась. Откуда звонок? Я иногда телефон в такие места кладу, что сама не могу найти. Сделав круг почета по комнате, обнаружила телефон в шкафу, на полке с постельным бельём. Ну да, я же в шкафу порядок наводила...
   "Вызывает Рыжик". Чудненько.
   - Привет! - воскликнула я. С Петькой я всегда общаюсь очень эмоционально.
   - Привет, солнце!
   - Петь, с праздником! Раз ты не служил, то желаю тебе, чтобы в твоей жизни появилась та единственная, которую ты захочешь защищать от всех. И от себя, в дурном настроении, в том числе! Тогда я тебя буду поздравлять с 23 февраля законно! - нравится мне его подкалывать.
   - Язва! Кто же так поздравляет? - хмыкнул Рыжик.
   - Я тоже тебя люблю! - и невинно добавила. - Посмотри на дисплей.
   - Зачем? - настороженно спросил опытный Петька.
   - Чтобы узнать, - сказала коварная я.
   - Что узнать? - смиренно спросил дорогой друг.
   - Кто же так поздравляет.
   В трубке раздалось хмыканье.
   - Да мне и смотреть не надо.
   - Отчего же?
   - Да кто кроме тебя так поздравит.
   Мы дружно похихикали. Наши перепалки доставляют удовольствие нам обоим. Впрочем, и серьезно мы тоже общаемся, правда, значительно реже.
   - Чем занимаешься? - спросил дружище.
   - Жду, когда ты заедешь, чтобы я тебя поздравила, - я откинулась на спинку дивана.
   - Ну, ты наглая.
   - Бывает, - "посочувствовала" я. - Когда ждать? Ты где сейчас?
   - Вообще-то через 5 минут буду.
   - Сейчас спущусь, дверь открою, - домофон у нас опять не работает.
   - Ок.
   Я подошла к зеркалу в прихожей, посмотрела на своё отражение и вздохнула. И чего Петька сообщает о своем приходе в последний момент? По поводу праздника я решила устроить себе День лени и, поздравив всех по телефону, с чистой совестью шаталась по квартире в старой футболке брата, которая была мне по колено. Хорошо хоть, что Петька - это Петька ... И напрягаться не нужно. А если бы Нинка сегодня не уехала к любимому? Ей бы в спешке пришлось наводить марафет... Люблю поворчать...
   Накинула дубленку, сунула ноги в сапоги. Так, волосы пригладить... Не хотят приглаживаться. Я так всех соседей распугаю! Ладно, капюшон спасет их от лишних стрессов.
   Спустилась, Петька уже ждал. Когда скинула одежки в квартире, мой друг покачал головой:
   - Ну, ты и кошмарик!
   - Я стараюсь, - смиренно кивнула я.
   Раздался тяжкий вздох:
   - Солнце, вот ты замуж хочешь? - он начал раздеваться.
   - Не особо.
   - Кого я спрашиваю, - взъерошил рыжую шевелюру Петр.
   Я похихикала. Любит дорогой друг читать мне нотации и лекции на всякие неинтересные мне темы, а когда я его в этом ущемляю, начинает ворчать. Но сегодня я была не в настроении слушать и стала его отвлекать.
   - Пойдем, я тебя поздравлю и чаем напою. Или лучше покормить основательно?
   - Основательно не надо.
   Мы отправились на кухню, где я и вручила презент. Подарок Петька оценил:
   - Я теперь совсем джигит! - и за что мужчины так оружие любят?
   - Не увлекайся, кинжал, скорее, декоративный, и вряд ли пройдет испытание реальностью, - охладила я его пыл. Впрочем, несмотря на габариты (рост метр девяносто, косая сажень прилагается) и общий внушительный вид, Петька человек на удивление миролюбивый, и конфликты предпочитает разрешать словами. А если кто не послушал его слов... тот уж сам виноват! И я ему от всей души сочувствую... Аминь.
   - Вот пусть на меня сегодня смотрят и завидуют, - он разглядывал новую игрушку.
   - Пусть смотрят, - согласилась я. - А кто смотреть будет?
   - Поехали со мной - сама увидишь.
   - Опа, - озадачилась я. Вообще-то, я сегодня планировала лениться... Но уж как-то скучно это делать в одиночестве. Впрочем, ехать далеко тоже не особенно хочется. - А ехать куда?
   - Да где-то рядом, возле "Чайки". Точно не знаю, позвоню - на остановке встретят. Я в вашем районе плохо ориентируюсь, - Петька наконец, отложил подарок в сторону.
   - "Чайку" знаю, тут несколько остановок.
   - Поедешь?
   - Не знаю, - протянула я. И честно призналась, - Чего-то лень.
   - Хочешь стимул? - хитро прищурился Петька. Про мою лень он знал, и про способы борьбы с нею - тоже.
   - Хочу, - заинтересовалась я.
   - Там Оленин будет.
   - Ммм... Хороший стимул, - я даже покивала, подтверждая, что хороший.
   Серёженьку Оленина я люблю. Нет, не так. Я его обожаю. Сложно описать мое отношение к нему. Чувства мои к нему отнюдь не романтичны, просто мне нравится с ним разговаривать, слушать, как он поет, да просто рядом сидеть! И пусть он немного пессимистичен, у меня эмоции от него самые позитивные. Рядом с ним надежно, спокойно и уютно. Да, как-то так.
   В свое время отношение к нему мне очень помогло. Когда Саша уехал мне было... больно... А Сережка для меня был как болеутоляющее, но поскольку они с Сашей были друзьями, то поговорить об этом я с ним не мгла, было как-то неловко. И постепенно общение свелось к тому, что мы здороваемся в универе. И ладно бы отношения с Сашкой продолжались, так нет, в итоге и Сашки в моей жизни нет и Сережка как-то далеко. Хотя вроде и рядом... Теперь Сашка в прошлом, надо налаживать отношения с теми кто рядом.
   - Да, поеду, - решила я. - Сейчас соберусь.
   - Ага, прямо так сразу ты и соберешься. Не смеши меня, женщина! Я с двумя сёстрами живу и знаю ваше "сейчас"! Я к компу пошел.
   Увидев меня через двадцать минут и, услышав "я готова", Петя изобразил шоковое состояние и старательно таращил глаза.
   - Я же тебя предупреждала, что я быстро, - захлопала я глазками.
   - Ну, ты даешь! Я думал, тебе понадобится минимум час! - он присмотрелся и с притворным ужасом выдохнул:
   - Ты ещё и накраситься успела... Ну Леська, ты одна на миллион!
   - Да, я такая, - скромно ответила я. - Выключай комп и поехали. И без сейчас! У меня тоже есть брат, тот ещё компьютерный маньяк! У вас маньяков "сейчас" тоже понятие растяжимое.
  
   Холоднооо... Зубы отбивали чечётку.
   - Да где они пропали? - онемевшими губами прошептала я.
   - Солнце, сейчас подойдут! Знакомый встретит.
   - Надо б-было самим карту посм-мотреть, - ною я. Чего ты ступил? Я думала т-ты знаешь, где они живут-т.
   Петька видел, что я действительно замерзла, и ему было неловко, потому начал оправдываться:
   - Ну, солнышко! Там дворы, заблудиться легко!
   - Я сейчас в к-кусок льда превращусь,- хорошо ему, он большой и горячий, а я мерзлячка, между прочим! Д-д-д... Зубы стучат, губы онемели. Кручу головой - ну, где тот Сусанин?
   - О, здорово! - раздалось за спиной! Повернулась. Ого, знакомые всё лица.
   - Привет! - ответил Петька, кивнул на меня.- Это...
   - Привет, Паш, - поздоровалась я, изобразив кивок.
   Паша был озадачен. Пристально меня разглядывал какое-то время:
   - Э-э-э... Привет! Мы знакомы? - в голосе сомнение.
   - Знакомы? - удивился Петр. - Когда успели?
   - Парни, мы все учимся в одном университете, там и познакомились! - я рассердилась, нашли время для обсуждений. - Пошлите в тепло, а то окоченею и придется вам меня нести. В виде куска льда.
   - Вот ещё, - фыркнул Петька. - Сама дойдешь, заодно и согреешься.
   - Действительно, пойдёмте, - не стал мучить меня Павлик. И уже на ходу добавил. - Ты уж меня извини, но я тебя не помню.
   Предвкушение тепла словно согрело, и я милостиво ответила:
   - Я Олеся, с третьего курса, а факультет у нас один.
   - Ага... А где мы пересекались?
   - Я с Сашей Гориным встречалась
   - А! - в этом восклицании он выразил всё. - Олеся. Горыныч. Понятно.
   - И чего я тебя не узнал? - удивился он сам себе.
   - Да ты её не разглядел, - хмыкнул Петька. - Ещё бы, укуталась в шарф, как спецназовец на задании, одни глаза видно.
   Я даже отвечать не стала. Холодно.
  
   Как мало иногда надо для счастья, например, чтобы было тепло. Когда зашли в квартиру, то я даже раздеваться сразу не стала. Стояла и наслаждалась.
   - Ты не стесняйся, - посоветовал Пашка.
   - Ты чего? - подивился Петька, он всех вокруг всегда уверяет, что стесняться я не умею. Вообще-то умею и ещё как, но его не переспоришь. Он уже почти разделся.
   - Сейчас, отогреюсь, - пробурчала я. А то пальцы не гнутся.
   - Помочь? - поинтересовался Пашка, изображая радушного хозяина, а Петька уже ускакал в комнату. И тут вышел Серёжка. Счастье есть. Оказывается, я по нему очень сильно соскучилась.
   - Олеся! Привет! - он потеснил Пашку. - Проходи!
   Я сразу заулыбалась.
   - Серёжа, привет! Я сейчас отогреюсь, разденусь и пройду.
   - Давай помогу, - он живенько размотал мой шарфик, стащил перчатки, коснулся рук. - Да ты ледяная! - друг стала аккуратно растирать руки, согревая.
   - Ага, - я продолжала улыбаться.
   - Пошли, - он помог избавиться от верхней одежды. - Сейчас чаю тебе горячего нальем, - он продолжал растирать одну из моих окоченевших конечностей, и одновременно тянул меня за неё вглубь квартиры. Усадил на диван.
   - Да лучше уж горячительного, - прокомментировал Пашка, когда Сергей ушел на кухню за чаем.
   - Успею, - и добавила. - Кстати, с праздником.
   - Спасибо.
   Я обернулась на голос Петьки, он в соседней комнате общался с какой-то девушкой, знакомы мы с ней не были. Он в своем репертуаре. Казанова, блин. Девушек Рыжик любит, причем зачастую у него их бывает несколько в параллелях. Когда я ему, однажды, на это сказала свое фи, он посмотрел на меня как на маленькую и сказал:
   - Ну не все же такие как ты правильные, - а на мой комментарий, что это не честно по отношению к девушкам, заявил:
   - Солнце, я им ничего не обещаю, у нас нет обязательств. Кто-то есть у меня, кто-то есть у них. Я никогда не обманываю, прямо говорю все как есть, - от такого заявления я как-то затосковала и спросила:
   - Неужели тебе не хочется одной единственной? Чтобы она была только твоя? Не так, чтобы провести время в постели и разойтись, не оглядываясь? Чтоб ты и она... Чтобы захотеть всю жизнь вместе?
   Он завис. Молчал некоторое время, а потом выдал:
   - Хочется. Только никак не совпадает.
   - То есть? Что не совпадает?
   - Если этого хочу я, то не хочет она. Ну, или наоборот.
   Тут мне стало стыдно, что я такая бесчувственная, у него, похоже, что-то произошло, а я ему тут лекции читаю. Я не удержалась и осторожно, тихим голосочком спросила:
   - Петь?.. У тебя безответная любовь, что ли была?
   Он на меня посмотрел и заржал как конь.
   - Какая любовь, солнце. Ты романов начиталась, - я от возмущения покраснела, - просто я не нагулялся.
   - Ух, бабник! - отрезала я, и на этом серьёзные разговоры о личной жизни Петьки прекратились сами собой. Интересоваться его подружками-однодневками я не видела смысла, только мозг засорять лишней информацией.
  
   - Держи, - Сергей поставил передо мной кружку с чаем. Я с улыбкой поблагодарила его, и увидела новое лицо. - Привет.
   - Привет. Я Эльмир, - я с интересом смотрела на парня, вроде лицо знакомое, но не помню, чтобы мы общались. Хотя бы по имени, но я должна была бы запомнить, необычное, я такое впервые слышу. - Можно Эл. - Он пристроился на стул, стоящий рядом с диваном.
   - Олеся, - я с любопытством его разглядывала. Хороооош. Вряд ли я его видела раньше, человека с такой яркой внешностью сложно забыть.
   - Приятно познакомиться, Олеся, - он внимательно меня рассматривал, видимо, мы все же пересекались где-то, просто не помним и кажемся друг другу знакомыми. - Паш, пойдем на стол накроем, - Эл легким движением поднялся на ноги.
   - Вам помочь? - спросила я.
   - Справимся, - обаятельно улыбнулся Эл. Вот блин, умеют же некоторые улыбаться. Прямо сердце ёкает.
  
   Когда парни ушли, мы с Сержем отсели подальше от стола - переместились в кресла, чтобы не мешать.
   - Давно не виделись, - начал Сергей.
   - Да уж, давненько. Чего-то тебя в универе не особо видно, - вот как-то не задумывалась, что с человеком, которого долго не видишь, говорить особо не о чем. Общих тем нет.
   - Так мы сейчас в универе и не появляемся почти. Выпускной курс все-таки, - парень задумался. Я тоже. Когда уже мой выпускной курс нагрянет?
   - Выпускной, - протянула я. Разговор не клеился. Вот и "наладила" контакт.
   Мы помолчали.
   - Я не знал, что вы с Рыжим знакомы, - нашел новую тему для беседы Сергей.
   - Так он с нами учился какое-то время.
   - Понятно, - он помолчал. - Вы с ним часто общаетесь?
   - Бывает, - ответила я. Потом до меня дошло. - Серж, мы с ним друзья.
   - Друзья? - Сергей пристально на меня посмотрел. - Я тебя не упрекаю...
   Он что, не в курсе?
   - Серёж, мы с Сашей больше не вместе.
   Он откинулся назад. Разглядывал меня. Наверно, сейчас он вспоминал, как мы провожали Сашку в Москву, откуда он должен был улететь за границу, и я рыдала на плече у подружки, когда он пошел нас проводить на остановку... Как же давно это было... Давно и не правда. Не хочу вспоминать.
   - Я не знал. Извини, - он помолчал, - Давно?
   - Порядочно.
   Он не стал спрашивать почему, по чьей инициативе... За что я его уважаю, он знает, когда нужно промолчать. Он, наверно, спросил "когда", только для того, чтобы знать - не случилось ли это вчера, и не разрыдаюсь ли я сейчас. Не разрыдаюсь.
   Позвонили в дверь. Сергей встал:
   - Парни заняты, пойду, открою.
   Эх, Сереженька, деликатный ты... Даже слишком. Да спокойна я, все у меня хорошо, тема про Сашу неактуальна уже давненько.
  
   Подошли Петька с девушкой, оказалось её зовут Лена и она подруга Пашки. Рыжику сегодня облом. Мы начали болтать, тут зашли новые гости: две девушки, трое парней. Вечер начался.
   Одна из девушек, Анжелика, была однокурсницей Сергея и компании, вторая её подругой. Подругу звали Марина, была она голубоглазой блондинкой и я уже знала, что последует. Оно и последовало - Рыжик сосредоточил на ней свое внимание. Я в свою очередь общалась в основном с Серёжей.
   Павлик сидел напротив меня, рядом с Леной. И, когда веселье шло полным ходом, спросил:
   - Как там у Горыныча то дела? Давно я с ним не общался.
   - Я тоже, - ответила я. Серёга сурово на него посмотрел, но Паша намека не понял и искренне подивился:
   - А чего так? У вас же типа любовь была?
   - Была да прошла.
   - Да ты что? А я и не знал!..- ему явно наливать больше не надо было. Лена толкнула его в бок и начала тихонько чего-то выговаривать, потом увела в другую комнату.
   Сергей обнял меня за плечи и тихо спросил:
   - Все нормально?
   Мне уже прямо стыдно становилось, что все действительно нормально.
   - Все путем! - ответила я так же тихо. - Все действительно нормально, не парься! Давно уже прошло, быльем поросло. У меня уже и кавалер есть, - вдруг решила я слукавить, уж не знаю зачем. Наверно, не хотела, чтобы Сергей нервничал и пытался защищать меня от каждого слова.
   - Офигеть! Ты когда успела? - изумился дорогой друг. Видимо в роли жертвы я ему нравилась больше, только я себя в такой роли видеть не хотела.
   - Да не то чтобы успела, - пробормотала я. Врать не хотелось. Тогда чего же начала, дура, обратилась я сама к себе.
   - Что успела? - раздалось за спиной. Я обернулась. Эльмир. И когда подойти успел.
   - Да мы тут моих кавалеров обсуждаем, - хмыкнула я.
   - И что кавалеры? - Эльмир сел рядом со мной, Петька с блондинкой уже переместились куда-то. - Хороши?
   - Да вроде ничего, - я не хотела развивать тему, и решила схитрить. - А твоя девушка где? Праздник ведь.
   - Да она на такие тусы со мной не ходит.
   - Чего так? - удивилась я. - Или ты её с друзьями не хочешь знакомить?
   - Да она... ммм... стесняется больших компаний, - Сережка хмыкнул, я повернулась, но он отвернулся к Лике. - А кавалер твой что? Тоже стесняется? - с ехидцей поинтересовался он. Опять двадцать пять.
   - А он у меня работает сегодня, - принялась я фантазировать. - Он админом работает в сотовой компании, они там по сменам, ему вот не повезло.
   - Ну да, бывает, - ответил Эльмир. Он так пристально меня рассматривал, что я не выдержала:
   - Что ты так смотришь?
   - Пытаюсь понять, как мы раньше не пересекались.
   - Видно не судьба, - улыбнулась я.
   - А может наоборот, - я не поняла, что он имел в виду, и хотела прояснить, но меня сбили с мысли.
   - Люди, - ввалился в комнату Пашка с Леной на буксире, - давайте танцевать!
   - Давайте! - это Анжелика. Парни начали перемещать стол в сторонку, чтобы освободить пространство. Лика с подружкой начали просматривать на ноутбуке, какая музыка есть.
  
   Девчонки танцевали, Петька крутился со своей блондинкой, Лена вытащила Павлика, Лика зажигала от души, Сергей не отрывал от неё глаз. Я опять что-то пропустила? Любопытство меня погубит. Я сделал глоток пива, и обратилась к Эльмиру:
   - Анжела ваша сокурсница? - он поморщился, бросил на неё взгляд.
   - Я же с ними не учусь, я сейчас на заочке. А вообще да, мы с одного курса.
   Поразмышляв, как бы спросить поделикатнее, ничего не придумала, и спросила прямо:
   - У них с Сережей что-то есть?
   В этот момент жертвы моего любопытства, пошептавшись, удалились в другую комнату. Ого.
   - А блин, придурок, - еле слышно прошептал Эл, провожая их глазами. Я возмутилась:
   - Ты кого придурком назвал?! Серёжа хороший. Ещё раз про него так скажешь... - я осмотрелась и, увидев какой-то учебник, схватила и пригрозила им. - Двину!
   Эльмир вытаращился на меня. Смотрел пристально и внимательно. Бросил взгляд на дверь в соседнюю комнату, потом на меня...
   В это время из соседней комнаты выплыла Лика, взяла со стола свое пиво, сделала глоток и обратилась к нам:
   - Чего сидите, давайте танцевать, - она покрутила бедрами. - Какие вы скучные! Эльчик, пойдем со мной танцевать, сейчас медляк включим! - И утащила моего информатора, вцепившись ему в руку. Я обалдела. И что это было? Тут вышел мой Серенький и отправился на кухню. Подумав мгновение, я отправилась за ним.
   Он смотрел в окно и курил. Вообще, я дым не люблю, и тут же сбежала бы, но как его оставишь, страдальца? Он бросил на меня взгляд, отвернулся.
   Я решила занять руки и поставила чайник на плиту. Вот есть люди деликатные и тонко чувствующие... как жалко, что вроде чувствую я нормально, а вот с деликатностью всегда были проблемы! Потому я стараюсь просто держать язык за зубами. Но тут я не могу. Это же Серёжа!!!
   - Всё так плохо?
   Он вздохнул. Затянулся. Опять вздохнул.
   - Хр*во.
   Упс. Ну если он при мне выражевывается (как это называет мой брат), то видимо все действительно тяжко.
   - Помиритесь, - я улыбнулась. - Люди ссорятся, чтобы мириться.
   Он посмотрел на меня и попытался изобразить улыбку.
   - Оптимистка.
   - Серёж, влюбленные ссорятся, бурно мирятся и потом вспоминают примирение, но никак не ссору. Даже причины не вспоминают!
   Он опять загрустил.
   - Все сложно.
   - Серёж, я тебе и сказать ничего не могу, потому что не знаю, что у вас...
   Тут на кухню ввалились парни:
   - Мы тоже пришли здоровье попортить!
   Парни веселились, сыпали анекдотами, но я ушла - с Сержей не поговорить при них, а дымом дышать не хочется.
   Едва я села на диван рядом рухнула Лика.
   - Чего-то я устала! - она хихикнула. - Надо домой собираться, а то завтра мой Женька придет после смены, а я никакая. Он меня не любит одну отпускать. - Она отпила пиво. А я обалдела в очередной раз. Это что получается? У неё парень есть или муж.. А Серёжка каким боком?
   - Вы вместе живете? - поинтересовалась я.
   - Ага, - королева красоты тряхнула волосами. - Иногда это напрягает, он в курсе всего. Хорошо, хоть иногда получается куда-нибудь сходить без него.
   Мда... чего-то мне все это не нравится.
   В комнату зашел Сергей, посмотрел на Лику, и сел на диван между нами.
   - Подымил? - обратилась к нему Анжела.
   - Подымил, - согласился он.
   - Мерзкая привычка, - фыркнула она. - А вот Рыжий не курит, - отправилась к Петьке, - Рыженький, пошли танцевать!
   А подружка её куда делась? Петя, не долго сомневаясь, прижал её к себе и они, шепча что-то друг другу и посмеиваясь, начали танцевать. Я посмотрела на Серёгу, взгляд у него был как у больной собачки. Ну, стерва... Она ж его специально доводит!
   - Сереж, - я взяла его за руку. Он мою руку отбросил, и под понимающими взглядами некоторых из присутствующих опять вышел из комнаты.
   Куда? Он что, на кухне собирается отсиживаться? Что за детский сад?
   Я вышла и увидела, что Сергей просто собирается покинуть компанию. Зашибись, я сюда ради него, можно сказать, пришла, а он из-за какой-то мымры сваливает. Рядом стоял Эльмир и тихо говорил:
   - Ты чего, из-за этой на ночь глядя...
   - Хватит, не трогай её!
   - Блин, да нужна она мне! Оставайся, забей на неё!
   - Я пойду...
   Они меня не замечали, и я решила, что надо подать голос:
   - Серёж...
   Они разом обернулись. Эл слегка прищурился и начал сверлить меня темными глазами.
   Серега посмотрел виновато:
   - Олеська, я про тебя... - он замялся.
   - Ты про меня забыл, - закончила я, и трагически закончила, - как ты мог! Я теперь ночь спать не буду.
   Он заулыбался. И то хорошо.
   - На кого ты меня покидаешь, Сереженька, - продолжала я стенать.
   - Наверно, на Рыжего, - ухмыльнулся он.
   - Тебе меня не жалко? Нашел, кому доверять!
   - Внушение ему, что ли, сделать? - изобразил он задумчивость.
   - Ладно, уж, - проворчала я. - Сама справлюсь.
   - Я тебе позвоню, - сказал он.
   - Я буду ждать, - серьёзно сказала я. Потом мы обнялись и он ушел. Я постояла в прихожей, пока Эл закрывал дверь, и в раздумьях вернулась к столу.
  
   Мы с Леной поговорили о своем, о женском, потом её увел танцевать Пашка, а возле меня приземлился Петька:
   - Скучаешь? - он не отрывал глаз от Марины.
   - Ты кого спрашиваешь? - поинтересовалась я.
   Он, наконец, перевел на меня взгляд:
   - Тебя спрашиваю.
   - А я думала, ты Марине вопрос внушить пытаешься на расстоянии,- съехидничала я.
   - Солнце, ты ревнуешь что ли?
   - Ага, места себе не нахожу.
   - А где Серёга-то?
   - Серега уехал, я, кстати, тоже выдвигаться буду, - я бросила взгляд на Анжелику, та опять зажигала с новым парнем. Вот шустрая ...девушка. - Чего-то мне здесь скучно.
   - Детка, я надеялся, что ты развеешься, с новыми людьми пообщаешься!
   Я ещё раз бросила взгляд на Лику. Фуууу, в ее компании у меня определенно портится настроение.
   - Да, я наобщалась...
   - Ты из-за Сереги расстроилась? - вот когда он все успевает заметить?
   Тут рядом приземлился Эльмир:
   - О Сереге говорите?
   Мы с Петькой переглянулись. Вообще, Петя знает обо мне много всего, иногда то, чего и подруги не знают. При этом, открывая ему душу, я свято уверена в одном - дальше него никакая информация не пойдет. Он может ехидничать надо мной, подкалывать, но все это строго между нами. А так, я человек закрытый, и просто так с посторонними людьми личное не обсуждаю. И Петька свернул тему:
   - Да вот, Серый уехал, я Олесю сейчас тоже провожать отправлюсь, - он с тоской посмотрел на Марину. Я хихикнула:
   - Да я девочка большая, сама доберусь.
   Эльмир озадаченно посмотрел на нас, на Марину, потом выдал:
   - Я могу тебя отвезти, я в принципе тоже домой, мне завтра на работу.
   Рыжик воодушевился, обнял меня так, что ребра затрещали и заявил:
   - Солнце, ты лучшая на свете! - подумал и добавил. - После моей мамы.
   - От твоих комплиментов не знаешь, плакать или смеяться, - выбралась из его объятий и обратилась к Элу. - Не надо меня провожать, я сама доберусь, такси закажу, все нормально.
   - Нет, солнце, так не годится, - начал занудствовать Петька. - Отправить тебя ночью одну я не могу. Мало ли чего? Всякое в жизни бывает.
   - Петь, такси на заказ это безопасно!
   - А подъезд среди ночи? Короче, либо тебя Эл провожает, и ты хорошая девочка, или все-таки ты издеваешься.
   - Ладно, - вздохнула я. - Буду хорошей девочкой.
   - За что и люблю, - Рыжик чмокнул меня в висок. - Иди, одевайся.
   Эльмир недоуменно посмотрел на нас и отправился прощаться с приятелями.
   Когда мы уселись в такси и Петька, вдохновенно помахав нам ручкой, умчался покорять Марину, водитель уточнил куда ехать.
  
   - Странные у вас с Рыжим отношения, - подал голос Эльмир. Я встрепенулась и поняла, что едва не начала дремать, хотелось спать.
   - Нормальные, - вяло ответила я.
   - И они тебя... - он помедлил. - Устраивают?
   - Да, - я зевнула. - Извини, спать хочется. А чего не так? Такого кадра как он больше нет, наверно. Он забавный и с ним легко.
   - Не думал, что у тебя такие продвинутые взгляды, - с ехидцей заявил Эл, чем ввёл меня в состояние ступора. До меня стало доходить, что я чего-то недопонимаю, только я не могла понять - чего именно. Когда хочу спать, соображаю я туго.
   - А что не так? Петька классный.
   - Он же бабник.
   - Знаю. Ну что поделать, если он девушек любит? И они его тоже, - хмыкнула я. А потом добавила. - Прямо взаимная любовь, чего ж ей пропадать?
   Мы подъехали к моему подъезду, Эл пошел меня проводить. Я открывала дверь, когда он вдруг положил руку мне на плечо и сказал:
   - Олесь, я хочу...
   Тут дверь распахнулась и высунулась сонная Нинка:
   - Ты где была? Чего телефон не взяла, я волновалась! - тут она заметила Эльмира и, поздоровавшись, исчезла в квартире. Уже оттуда добавила:
   - Леська, давай живее!
   Я повернулась к Эльмиру, руку он убрал:
   - Спасибо, что проводил. Ты что-то хотел сказать?
   - Я хочу сказать, но сейчас, думаю, не лучшее время. Потом.
   Я удивилась. Мы ведь познакомились только сегодня, что такого важного он мне мог сказать?
   - Почему потом, говори сейчас, мы, может, и не пересечемся больше!
   - Пересечемся, - уверенно сказал он. Потом достал сотовый, и командным тоном потребовал. - Скажи мне свой номер.
   Ничего себе замашки! Не люблю я таких командиров.
   - Если тебе есть что сказать, говори сейчас, номер я тебе не дам.
   Он удивленно приподнял брови, как будто не ожидал такого.
   - Детка, если мне понадобится, я его все равно достану.
   Я вздохнула глубже, чтобы успокоиться.
   - Слушай, я не понимаю, с чего вообще сыр-бор?! Я спать хочу. Давай уже выкладывай.
   - Ты уверена? - он смотрел пристально, и под взглядом темных глаз мне стало неспокойно.
   -Уверена, - настороженно ответила я, захотелось забежать домой и захлопнуть дверь у него перед носом. Это, наверно, инстинкты вопили, а я их не поняла.
   - Хорошо, - тихо сказал он, - я оставлю тебе намек, перед нашим разговором.
   И не успела я ничего сказать, как он вдруг наклонился и поцеловал меня. Растерявшись, я не успела сразу отреагировать, а когда попыталась отступить, он положил руку мне на затылок. Меня... тряхнуло? Или что это было? Эльмир оторвался от моих губ, прижался лбом к моему лбу, не отпуская меня. Я была в шоке. Что это вообще было?
   - Какого.... Что ты... - озвучить я ничего не могла, мысли путались. Я попыталась его отпихнуть и, наконец, озвучила:
   - Ты вообще офигел?
   Я оттолкнула его от себя. Или точнее сказать, он позволил это сделать, потому как был значительно выше меня и гораздо сильнее.
   - Я вернусь, и мы поговорим, - самоуверенно закончил он. Нет, ну ничего самомнение.
   - Ага, разбежалась! Держись от меня подальше!
   - Олеся, - он попробовал прикоснуться к моей щеке, но я оттолкнула его руку. - Ты не должна меня бояться. Прости, что я...
   - Вы чего шумите? - высунулась Нинка, - сейчас Тамара Петровна явится, и орать будет, заходите домой, раз разойтись не можете.
   Тамара Петровна - это серьёзно. Наша соседка по площадке считала всю молодежь развратной, наглой и объясняла это всем и каждому. И, не дай Бог, было попасть ей под горячую руку!
   - Да Эльмир уходит уже, - ответила я и, буркнув, "пока" затолкнула подругу в квартиру и сама туда зашла, закрыв дверь перед его носом.
   Нинка уже вдохнула глубже, чтобы начать задавать вопросы, но я прижала палец к губам и сказала:
   - Тсс.., - а затем прижалась ухом к двери. Тихо. Потом раздалось "вот черт!", и послышались шаги по лестнице. Он ушел. Поняв, что задерживаю дыхание, я выдохнула и, глядя на подругу, пробормотала:
   - Надеюсь, твой вечер прошел лучше моего.
  
  
   Проснулась я от того, что меня тормошили. Натянула одеяло на лицо, его с меня стащили.
   - Подъём! - почти пропела Нинка. Я повернулась на живот и накрыла голову подушкой.
   - Леся, вставай! - подружке для сна нужно было мало времени, и она искренне считала, что остальные изображают желание поспать.
   - Спать хочу!
   - Хватит! Просыпайся и рассказывай!
   - Нин, я пришла поздно!
   - Ты пришла рано! Утром. А теперь рассказывай, я от любопытства извелась! Что за парень был вчера с тобой? Откуда он взялся? И чего ты вчера такая была?
   - Какая я была? - остальные вопросы я решила пропустить мимо ушей.
   - Взбудораженная. Сердитая. Сама не своя. Кто он? - ну да, отвертишься от Нинкиных вопросов, как же! Я выбралась из-под подушки и села. Потерла лицо руками.
   - Нин, может, я умоюсь сначала?
   - Опять увиливаешь! Вчера спать, сегодня умываться! - подруга сурово сдвинула брови. - Давай ещё генеральную уборку затеем под это дело! Леська, хватит хитрить, я жду!
   Я показательно вздохнула и сдалась.
   - Спрашивай.
   - Кто это был?
   - Эльмир.
   - Информативно... - съехидничала подружка. - Откуда взялся?
   - Вчера познакомились.
   - Где?
   - Давай, я все сначала расскажу...
   - Сразу бы так! - воодушевилась Нинка. - Излагай.
   Ну, я и изложила... Как меня Петька зазвал развеяться, как пересеклась там с Эльмиром, про Сережку рассказывать не стала - оно ей не надо. А потом закончила:
   - ...и этот гад меня поцеловал!!!
   - Интересный намек, - засмеялась подруга. - Что, просто взял и поцеловал? И ничего не добавил?
   - Добавил, что вернется и все расскажет, но нафиг надо!
   - И что ты теперь будешь делать?
   - Буду держаться от него подальше. Мы знакомы несколько часов, а он целоваться лезет! Заметь, я ему повода не давала!
   Нинка поморщилась:
   - А может уже стоит кому-нибудь повод дать? Ты скоро в Снежную королеву превратишься! А Эльмир вроде ничего!
   - Ты его когда рассмотреть-то успела?
   - Дурное дело не хитрое, - захихикала Нинка, потом спросила, - а как думаешь, что он хотел тебе сказать?
   - Не знаю. Вряд ли что-то интересное! Да уже и не важно, мы не увидимся больше.
   - Лесь... - с невинной улыбочкой начала Нинка.
   - Чего?
   - А целуется-то он хорошо? - подружка резво спрыгнула с дивана и бросилась вон из комнаты.
   - Ах, ты! - я схватила подушку и бросилась за хохочущей Нинкой.
   Утро началось с боя подушками.
  
   Из-за праздников эта учебная неделя выдалась короче на один день, и настрой был у всех не рабочий. Мы с Лилькой лениво перекидывались записками. Лилька у нас в группе звезда. Всегда при параде и в боевой готовности в ожидании принца на белом коне. А пока принц не явился, тренируется на простых смертных.
   Мы тот случай, когда противоположности сходятся, ну и внешние обстоятельства способствуют - нужен же кто-то, кто лекции списать даст и прогул прикроет. Кстати, даже прогуливаем мы по договоренности.
   Девчонки в группе Лильку не любят, потому что парни её как раз любят очень сильно. Лилька же девчонок презирает, потому что считает, что она хоть откровенно говорит, чего хочет от жизни и мужского пола, а они изображают из себя правильных и хороших и вообще напрягаться не хотят, а желают, чтобы их любили "за так". Ко мне отношение другое. Потому, что я вещи называю своими именами и если говорю, что дружу с парнем, то, по её словам "хотя бы сама в это верю".
   А вообще общаемся мы в основном в стенах универа.
   У меня зажужжал телефон. Плавно переместила его под парту, глядя в это время честными глазами на преподавателя (на всякий случай). Звонил Серёжка. Очень хорошо. Плохо, что не вовремя. Сбрасываю звонок и строчу смс: "Я на паре". Вскоре приходит ответ: "Отлично. Встретимся после неё". Улыбаюсь. Хорошее продолжение дня.
   Лилька заинтересовалась и строчит записку (на парах мы не разговариваем, переписка не действует преподам на нервы):
   "Что хорошего пишут?"
   "Оленин встречу после пары назначил"
   "Что за вкус у тебя! Оленин так себе, не красавчик. Ладно бы, Рыжий встретиться захотел - было бы чему радоваться"
   "Мы друзья! И вообще - он симпатичный!"
   "Да ладно! Какая дружба! Если парень с девушкой общаются, то один из них хочет другого!"
   "Ерунда! ?)"
   "Да серьёзно! Почти научный факт!"
   "Если так, то кто кого хочет: я Петьку или он меня?"
   Петя - это Лилькина больная тема. Если они пересекаются, то искры летят. Хотя они очень похожи, он мне тоже подобные идеи выдвигал.
   "Не напоминай мне об этом придурке!!!!!"
   "Ты его первая приплела)))"
   Ответить она не успела, пара закончилась.
  
   Я побросала лекции в сумку и устремилась на выход. Сергей ждал меня на подоконнике рядом с аудиторией. Мы заулыбались, пообнимались.
   - Рассказывай! - начала я.
   - Ты сразу к делу, - усмехнулся Серж.
   - А как же.
   - Поехали завтра на проводы в парк. Ты же любишь такие мероприятия?
   - Люблю, - я улыбнулась. - Я собиралась туда, только не знала с кем пойду. Знакомые собирались, на прошлой неделе обсуждали, но как-то затихло все.
   - Так пошли с нами, раз там затихло.
   - У меня с утра две пары.
   - У меня тоже с самого утра дела в универе, вместе отсюда и отправимся.
   - Отлично. Только имей в виду, как только замерзну, сразу сбегу.
   - Хорошо, только предупреди, что сбегаешь, чтобы мы тебя до ночи там не искали, - засмеялся Сережка.
  
  
   В субботу я одевалась потеплее, хотя обещали синоптики погоду теплую (для февраля, конечно, теплую), одевалась я как на полюс, потому как мороз загоняет меня в сонное состояние и все мысли об одном - хочу в тепло!!! А какое тепло на зимних гуляниях?
   Компания была большая, из знакомых те, кто был на 23 февраля, почти в полном составе. Видимо, здесь был почти весь курс Сергея. Весело.
   Три часа пролетели как одна минута. Я поняла, что начинаю мерзнуть, когда Сергей ушел за блинами, очередь была огромная. Подумав, я отправилась напомнить про чай. Горячий. Решила напугать Сережку, но оказалось, что он говорит по телефону. Я подошла сбоку и ждала, когда он меня заметит.
   - Нормально... Как съездил? Мы в ЦПКиО... Да с курса и наши... ага...из других? Да Олеська только. Да. Я. А чего? Совсем что ли, просто общаемся. Когда? Лады. Ну, тогда ждем. Только поторопись, мы наверно отсюда скоро двинем. Ну, лети, орел.
   Только он отключился, как я в ухо крикнула:
   - Бу!
   Сережка почти подпрыгнул, нецензурно высказался, я расхохоталась.
   - Лесь, ты чего? Смерти моей желаешь?
   - Нет, - сквозь смех выдавила я. - Я чаю хочу горячего! Замерзла! Скоро сбегать буду, вот после чая, наверно, сразу.
   - Веселье в разгаре! Скоро двинемся к нам, оставайся. Или скучно с нами?
   - С вами весело, - искренне сказала я. - Но я замерзла, это раз, и сегодня договорилась встретиться с ребятами, с которыми здесь должна была пересечься, они меня и заберут, это два. Я здорово провела день и если бы с ними не договаривалась, осталась бы... Но раз уж они стормозили, то договорились так.
   - Хорошо. Раз так, все нормально.
   Мы купили чай, блины на всю компанию. В разгар перекуса Сергею позвонили, он разъяснил, где мы, и к нам присоединился... Эльмир. Его бурно приветствовали, он обменивался фразами с парнями и неуклонно продвигался в мою сторону. Чуууудненько.
   - Привет, детка, - тихо обратился он ко мне.
   - Привет, - буркнула я. Ещё помню, как он себя вел, и забывать не собираюсь!
   Сергей почувствовал, что между нами напряжение и начал о чем-то рассказывать Эльмиру, пытаясь перевести внимание на себя. Эльмир кивал, вставлял реплики и не спускал с меня глаз. Потрясающе! Теперь уже на его поведение стали обращать внимание. Я начала бросать на него злые взгляды. Он улыбался на это. Я сейчас зарычу! Сергей наклонился к нему и тихо сказал:
   - Хватит, есть её глазами! Не видишь, её это напрягает!
   Если бы они не стояли так близко, я бы не услышала. Но услышала. Спасибо, Сереженька, заботливый мой.
   Я взяла тарелку и салфетки и понесла к мусорному контейнеру, с надеждой на то, что Сергей ему мозги вправит. Развернувшись, я уткнулась в знакомую куртку, подняла глаза. На меня смотрели знакомые темные глаза.
   - Детка, пойдем, поговорим.
   - Не вижу повода, - я попыталась его обойти, он схватил меня и прижал к себе.
   - Олесь, прости меня за то, что было.
   Вот может быть нормальным! Но, на всякий случай, уточнила:
   - Ты извиняешься за то, что поцеловал меня?
   - Я прошу прощения за то, что сделал это без твоего разрешения.
   - Ладно, я тебя прощаю, теперь отпусти меня.
   - Ты поговоришь со мной?
   - Возле мусорки? - решила повредничать я.
   - Пойдем в кафе.
   - Здесь нет теплых кафе, а мне холодно.
   - Пошли в машину.
   В машину с ним мне почему-то не хотелось.
   - Не очень хорошая идея, я скоро ухожу.
   - Я отвезу тебя домой.
   - Я не домой ухожу.
   - А куда?
   - Мне не нравятся твои интонации, я тебе не жена, чтобы отчитываться.
   Он явно хотел мне что-то сказать, но сдержался.
   - Ладно, говори куда пойдем, - наконец услышала я.
   - Тут выставочный центр есть, там тепло. Правда, не знаю, что они там сегодня выставляют.
   - А где он?
   - Я отведу. Только времени у нас немного.
   - Сколько.
   Я достала телефон, чтобы посмотреть время.
   - Вообще-то почти нисколько. Мне сейчас позвонят, с минуты на минуту. Эльмир, это не судьба, - я развела руками.
   Он опять меня рассматривает! Я себя под таким взглядом экспонатом в музее чувствую, или зверушкой редкой в зоопарке...
   - Ты веришь в судьбу?
   - Да это я так сказала. Судьба для меня понятие расплывчатое.
   - Свою судьбу мы делаем сами.
   - Ты в это веришь?
   - Да, - как-то очень серьёзно сказал он. И в этот момент у меня зазвонил телефон.
   - Леськин! - почти проорала Ксю. - Ты где?
   Я начала объяснять, пытаясь сообразить, какие ориентиры дать. Эльмир подсказал.
   - Всё, поняла! Скоро буду!
   - Жду.
   - Ты уйдешь? - еле слышно спросил он.
   - Я договорилась. И сейчас не могу отказаться. Мы ведь в любое время можем встретиться, - я не понимала, чего он так расстраивается.
   - Когда?
   - Да говорю же, в любое время, ну, кроме, учебного.
   - Сегодня вечером?
   - Нет, сейчас уже почти вечер! Может завтра?
   - Завтра я не могу. Давай в понедельник? Ты как учишься?
   В итоге мы едва успели договориться на среду, как подлетела Ксю, и утащила меня.
  
  
   Среда принесла "радостное" сообщение, на четверг изменилось расписание, поставили предмет, по которому у нас планировалась проверочная работа. Я попыталась дозвониться Эльмиру, но не получилось - он был вне зоны доступа. Ну что ж, я честно собиралась предупредить, что мне не до него будет, так что если он все же явится за мной, то останется лишь напомнить, что телефон люди с собой не для красоты носят.
   После последней пары я вышла из аудитории и наткнулась сразу на Эльмира - он меня поджидал прямо напротив двери.
   - Привет!
   - Привет!
   Вот обычно я своих друзей-приятелей при встрече обнимаю и целую. Эльмир мне и приятелем особо не был, но почему-то я понимала, что поцеловать его мне будет неловко. Подумав об этом, я слегка покраснела, и сразу без предисловий сообщила:
   - Эльмир, ты напрасно приехал сегодня. Мне очень жаль, но нужно домой.
   - Так срочно? - он словно что-то выискивал на моем лице.
   - Срочно, - я поморщилась. - Пойдем к гардеробу, я тебе объясню.
   - Пойдем, - согласился он, а я по пути сообщила:
   - Нам расписание поменяли, к завтрашнему дню нужно задание выполнить и к проверочной готовится. Просто это не тот предмет, который дается мне легко, а двинуть его нельзя. Я тебе пыталась дозвониться, но ты недоступен был.
   - Телефон, наверно, сел.
   - Извини, что так получилось.
   - Так ты же не виновата, - он улыбнулся. - Я тебя до дома подвезу.
   Я замешкалась.
   - Да я сама доберусь! У меня транспорт прямой едет.
   - Только его ещё дождаться надо. Или уже лето на дворе? Я думал, ты холод не любишь.
   - Не люблю, - уныло согласилась я. Ехать с ним не хотелось, но и причина не придумывалась, чтобы и не обидеть, и отвертеться.
   - Если ты боишься со мной ехать, так и скажи, - прошептал он мне на ухо, надевая на меня дубленку.
   - С чего это я боюсь? - возмущенно задрала я нос.
   - Вот и я думаю, с чего?
   У меня по спине побежали мурашки, и я поспешно отступила от него.
   - Пойдем уже, а то много чего ещё делать.
   Эльмир самодовольно улыбался.
   - Пойдем, детка.
   - Эльмир, не зови меня деткой.
   - Почему?
   - Мне не нравится.
   - А мне нравится.
   Я поджала губы:
   - А мое мнение тебя не интересует? - молчание. Потом тихо:
   - Интересует. Только, Лесь... Я ведь тебя не дразню, просто воспринимаю как маленькую и хрупкую девушку, о которой хочется заботиться. И дело здесь не в возрасте. Отсюда и "детка".
   Я притихла. Такого мне ещё не говорили. Ошарашенная его словами я покорно дала взять себя за руку и довести до машины. Машина была черная и красивая.
   - Нравится? - спросил Эл, кивнув на неё.
   - Ага, миленькая, - кивнула я. И поспешила забраться в машину. - А ещё теплая, что гораздо важнее.
   Эльмир с оскорбленным видом взирал на меня.
   - Что? - решила прояснить, вроде я ничего такого не сказала.
   - Ты назвала мою машину МИЛЕНЬКОЙ?
   - А что не так? Она и правда симпатичная. Мне её обругать надо было?
   Он засмеялся:
   - Каких комментариев в адрес машины я только не слышал, но миленькой её ещё не называли.
   - Всё бывает в первый раз, - философски ответила я.
   Мы выехали со стоянки, и Эльмир поделился впечатлением:
   - Ты очень необычный человечек.
   - Да обычная я, просто машинами не интересуюсь, - засмеялась я. - А как её обычно девушки описывают.
   - Неоригинально: "крутая машина", "шикарная" или сразу ценой интересуются.
   - Что прямо так сразу ценой? - я захохотала. - Интересные у тебя подружки, сразу бы поинтересовались доходами-расходами и возможным наследством.
   Эльмир улыбался.
   - Хотя, если честно, то это грустно. Заведи себе нормальных знакомых. Хочешь, я тебя с подружкой познакомлю? Нормальная девчонка. - Недоуменный взгляд в мою сторону. - Уж она тебя точно по машине оценивать не будет!
   - Ты знаешь, я себе уже нашел девушку, кроме которой мне никто не нужен, - пока я разглагольствовала про мифических подружек Эла, то было весело, а вот когда он заявил, что у него девушка есть, то стало... обидно? Что ещё за ерунда? Сама же ему предлагала. Я начала злится. В этот момент мы заехали в мой двор, и я решила, что надо поспешить домой, а то становилось мне все более грустно и хотелось от этого типа сбежать.
   - Я тебя поздравляю, - я старалась сдержать ехидство. - Только одного не понимаю, если у тебя девушка, то чего ты со мной возишься? Давай уже, излагай мне свое дело и разойдемся, наконец. - Я не люблю грубить, а тут вот вырвалось.... Но я решила не извиняться. Сначала мне комплименты делает, каких я ещё не слышала, а потом такое выдает.
   Эльмир смотрел пристально. После моей речи приподнял брови, а потом вдруг улыбнулся и провел рукой по моей щеке. Я дернулась.
   - Ты чего? Ты свою девушку наглаживай, а не чужих!
   - Ты так и не поняла?
   - Ты о чем?
   - Я говорил про тебя.
   - Что говорил? - тупо спросила, я и мысленно обозвала себя идиоткой.
   - Мне нужна ты.
   Я открыла рот, чтобы сказать чего-нибудь. Пусть не умное, но просто хоть что-нибудь! Но так и не смогла.
   - Я хотел сказать по-другому, чтобы было романтично и красиво, но постоянно что-то мешает, а я не могу больше ждать.
   - Ага, - умно сказала я. Потом постаралась включить мозг, - То есть... Знаешь, как-то все... неожиданно.
   - Ты действительно ничего не подозревала?
   - Э... Нет.
   Мы помолчали. Я не знала, что сказать. "Мне нужна ты". Мысли разбегались, и даже не пытались выдать хоть что-нибудь толковое. Первым не выдержал Эльмир.
   - Неужели мои слова настолько ужасны? Ты дар речи потеряла?
   - Знаешь, я правда не ожидала, - я потерла лицо руками. - Эл, мы знакомы две недели! А виделись... сколько? Три? Четыре раза?
   - Разве это мешает? Меня тянет к тебе и количество встреч на это не влияет. Я хочу быть рядом с тобой. Обнять и не отпускать.
   - Я не знаю, что сказать.
   - Обычно, ты с ответом не заставляешь себя ждать, - улыбнулся он, а потом добавил, приблизив свое лицо к моему, и глядя в глаза. - И это дает мне надежду.
   - Надежду, - слабо повторила я, не в силах отвести взгляд, как кролик от удава. - Какую надежду?
   - Что все ещё будет, - бархатным голосом сказал он, затем погладил мою щеку кончиками пальцев, провел пальцем по губам. И тем же чарующим голосом спросил, - Можно я тебя поцелую?
   - Поцелуешь? - как попугай спросила я опять. Потом до меня дошел смысл вопроса, я дернулась назад и возмущенно выкрикнула. - Нет!
   Вот ведь змей-искуситель! А я даже сопротивляться не могу. У него наверняка опыт по очарованию девушек огромный. И тут я поняла. Мои глаза сузились, а после его спокойного "жаль", я поняла, что переживания-то напрасны! Этот бабник мне тут лапши на уши накидал, а я и повелась! Ах, ты!
   -Ты! - я ткнула в его сторону пальцем. - Ищи себе развлечений в другом месте! А я ещё сочувствовала, что у тебя такие подружки, да ты их вполне заслуживаешь! И с поцелуями лезь к кому-нибудь ещё, - я попыталась выбраться из машины, но была схвачена за руку. Эльмир изумленно смотрел на меня.
   - Ты чего? Что случилось?
   - Я не верю в то, что ты воспылал вдруг ко мне любовью! И целоваться ко мне не лезь! И держись от меня подальше!
   Неожиданно он перетащил меня к себе на колене и крепко прижал к себе. Все это сопровождалось моим визгом и воплями на тему "пусти меня".
   - Детка, да что на тебя нашло? Успокойся! Ну, все хорошо, успокойся, - шептал он мне в волосы. Я почувствовала себя истеричкой. Вздохнула глубоко и, насколько могла спокойно, сказала:
   - Отпусти меня.
   - Не спеши, объясни, в чем дело.
   - Дело в том, что я не понимаю, чего ты от меня хочешь.
   - Я объяснил, - он говори спокойно и терпеливо, как с маленьким ребенком.
   - Я тебе не верю.
   - Почему?
   - Потому, что мне про тебя достаточно рассказывали.
   - Что рассказывали? И кто?
   - Тебя ведь называют Эльм?
   - Черт.
   - Думаю, пояснения больше не нужны.
   - Я понимаю, что тебе могли рассказывать. И не буду отрицать, что в моей жизни было всякое, но ты - особенная, тебя это все не касается! Я говорю искренне, поверь мне, - тихо попросил он после едва заметной паузы.
   - Полагаю, - церемонно заявила я. - Не я первая слышу эти слова от тебя. И проверять, буду ли последней, я не особо желаю.
   - Детка, - начал он, но я перебила его:
   - В любом случае, сейчас я не хочу об этом говорить. Я хочу уйти.
   - Я отпущу тебя сейчас, но я буду рядом. Прошу тебя, дай мне шанс.
   - Думаю, желающих достаточно, - съехидничала я.
   - Но мне нужна только ты.
   - Это пустой разговор. Мне нужно идти.
   - Хорошо. В пятницу ты занята?
   - Я учусь. И видеть тебя пока не хочу.
   - Я встречу тебя после пар, - самоуверенно заявил он.
   - Ты меня слышишь?
   - Я тебя встречу, - настойчивый како й!
   - Ты чего как баран упираешься? - разозлилась я.
   - Я даю тебе время все обдумать, в пятницу увидимся, - сказал, как отрезал.
   Из машины я вылетела в растрепанных чувствах.
  
   Вечером я пыталась учить, и жаловаться Нинке одновременно.
   - Ну, ты представляешь?! Я вся растеклась лужицей, а потом только до меня дошло!
   - А как вдруг дошло?
   - Сама не знаю! В памяти щелкнуло! Они же с Сашкой из одной компании!
   - А как вы не пересеклись-то раньше? Сергей, ты говорила, тоже с ними дружил?
   - С Сережкой я общалась вне компании, да и Сашка меня на мероприятия с друзьями редко брал. Мы в основном вдвоем время проводили.
   - Почему? - удивилась Нинка. - Послушать тебя, знали про вас все, а видеть тебя толком никто не видел.
   - Не знаю. Да мне и неважно было, на меня-то он времени не жалел!
   - Ну да... А что, он так часто про Эльмира рассказывал?
   - Часто, я так понимаю, он одним из его лучших друзей был.
   - История, - протянула Нинка. - Пошли чай попьем, ты все равно не учишь.
   Я посмотрела на лекции, вздохнула и пожаловалась:
   - Ничего в голову не лезет, - и мы отправились пить чай.
   - Так что он рассказывал-то?
   - Судя по словам Сашки, Эльмир бабник ещё тот. Ты же его видела, какой он... - мы глубокомысленно помолчали.
   - Да уж, - вздохнула подружка. - Редкий экземпляр.
   - Редкий, - согласилась я. - И пользовался он этим по полной. А потом Сашка рассказывал, что неожиданно он взял тайм-аут, они ещё как-то с Сережкой прикалывались по этому поводу, и вдруг перестал за юбками бегать.
   - Так может у него переоценка ценностей? - захихикала Нинка. - Такое редко, но случается.
   - Ага, только у него ненадолго случилась. Парни пари стали заключать - сколько его очередная подружка протянет.
   - И долго заключали?
   - Потом ставить перестали, его только до постели хватало.
   - Ладно, все с ним понятно, но как ты его не узнала сразу? Имя то редкое.
   - Сашка его называл Эльмом, а сейчас его все Элом зовут. И главное, я же не думала, что Эльм - это сокращение от имени! Они себе прозвища для компьютерных баталий придумывали, я думала это оттуда.
   - Дела, - протянула Нинка. Потом погладила меня поруке. - Ты не переживай! Ты все вовремя вспомнила, и теперь беспокоиться не о чем. Просто не связывайся с ним.
   - Ага, - тоскливо протянула я. Нинка насторожилась.
   - Ты чего?
   - Ничего, - не глядя на неё, буркнула я.
   - Ты что, влюбилась? - трагично прошептала подружка.
   - Нет, конечно, - ответила я. - Просто... знаешь, так захотелось поверить...
   Нинка бросилась меня обнимать:
   - Лесенька, солнышко...
   Мы повздыхали, потом слегка поревели, и я отправилась готовиться к проверочной работе.
  
   В пятницу я лихорадочно размышляла - придет или нет? Я то вертелась, то замирала. Лилька удивлялась и пыталась узнать, что со мной. Нас отпустили на десять минут раньше. Внутри все обмирало. Я не понимала - почему со мной все это творится? Да, он красавчик, да говорит красиво, но я же понимаю, что он из себя представляет! И слова его - ложь. Мой аутотренинг не помогал. Стоило вспомнить его глаза, как он шептал мне "успокойся", крепкие руки, которые меня обнимали... К концу пары я поняла, что с мозгами у меня непорядок.
   Я надеялась, что он не будет ждать рядом с аудиторией, потому, что мне надо было успокоиться. Эльмира не было, и я проскользнула к черному входу. Выйти на улицу через него было нельзя, а вот затаится на пролетах - очень даже можно, чем и пользовались парочки и курильщики.
   Я подошла к перилам и увидела, что на пролете целуется парочка. На моих губах начала играть улыбка и я собралась уйти, и тут до меня дошло, что эту парочку я знаю! Эльмир и Анжелика. Я хлопнула глазами раз, второй. Потом повернулась и ушла. Вот тебе и переоценка ценностей! А на что ты надеялась? Что он в тебя вдруг резко влюбился? Посмотри на него и на себя. Он яркий, красивый, обаятельный, а ты самая обыкновенная.
   Я позвонила Нинке и сказала, что домой сегодня не приду. Завтра только лекции, можно прийти с пустыми руками и мозгами. Я часто ночевала у знакомых и соседка не волновалась, потом позвонила подруге:
   - Ника, привет! Как дела? О, быстро... можно, я сегодня у тебя переночую? Я помню, к одиннадцати, к служебному входу. Все по инструкциям, не переживай!
   Договорившись, я отключила телефон. Не хочу никого слышать.
  
  
   На пару я немного опоздала, благо, преподаватель тоже! Едва я села за парту, как он вошел в аудиторию. Что поделать, молодые преподаватели иногда вспоминали студенческие годы.
   Лилька была на месте. Посмотрела на меня, хмыкнула. Выдрала листок для переписки из тетради.
   "Ты чего опоздала?"
   "Проспала"
   "О! Бессонные ночи?"
   "Ага"
   "И кто виной?"
   "Тяжкие думы виной"
   "А о ком думы думаешь?"
   Лилька как всегда думает об одном! Вернее о многих сразу - о парнях.
   "О себе думаю и своей жизни"
   Ну, по сути ведь так и есть.
   "Развела тоже философию!"
   "))))"
   "Раз ты ночами все равно не спишь, проведи эту ночь со мной"
   Я вытаращила глаза и захихикала. Препод глянул в нашу сторону, я скромно опустила глазки в тетрадку, а сама застрочила ответ Лильке.
   "Что за предложение???!!! Ты ориентацию сменить решила?"
   "Фу, пошлячка!"
   "Так о чем речь?"
   "Пойдем сегодня в клуб"
   Я удивилась. С Лилькой мы на такие мероприятия за два с половиной года учебы не ходили, с чего вдруг сейчас она меня зовет? Она тусовщица, а я в клубы редко хожу.
   "Кто будет?"
   "Я и ты"
   Я задумалась. Сходить? Давно не ходила, потанцевать это хорошая идея.
   "Согласна!"
   "Отлично, пойдем в "Олимп"
   Олимп - самый дорогой клуб в городе, я там и не была ни разу. При тамошних ценах! Да и если деньги есть, попасть не так просто - не всех пропускают.
   "Лиль, я не потяну Олимп"
   "Не переживай, у меня два билета братик достал"
   Шикарно. Один из братьев у Лильки работал в сфере клубов, ресторанов и всего прилагающегося и снабжал её всяческими бонусами.
   "Класс!"
   "Согласна))) Я там сама была всего пару раз, так здорово"
   "Встретимся возле клуба?"
   "А собраться?"
   "А что собраться?"
   "Там дресс-код строгий, твои джинсы и маечки не прокатят. Там надо стильно и со вкусом"
   "Как все сууурьёзно!"
   "Именно так!"
   "Что тогда? У меня подходящие вещи есть, давай ко мне заедем - оценишь"
   Я вещами никогда особо не замарачивалась, а вот Лилька в них разбирается и вкус у неё очень даже ничего.
   "Ага, а потом ко мне поедем. Оттуда уже в клуб"
   "А тебе-то мне зачем?"
   "Леська, я тебя накрашу и прическу сделаю"
   Про то, что я сама с этим не справлюсь, она добавлять не стала. Я хотела было высказаться о том, что если не пользуюсь косметикой постоянно, не значит, что вообще не умею этого делать, а потом решила, что так действительно будет лучше - меньше времени на отвлеченнее мысли останется.
   "Да будет так"
  
  
   Прежде чем выйти из Лилькиной машины я подозрительно осмотрела двор. Никого не было. Впрочем, у меня самомнение явно зашкаливает, парню видимо не так и хотелось, просто под руку я попалась, а сейчас уже другая.
   Лилька искренне поразилась тому, что у меня есть "приличные вещи", затем возмутилась, что я их не ношу. Я вяло отбрыкивалась.
   - А зачем ты их тогда покупала? И как вообще выбрала?
   - Да не я их выбрала, а Ксюха...
   - Кто такая Ксюха?
   - Знакомая.
   - Тебя только с этой Ксюхой в магазины и можно пускать!
   - Ну да, - с сомнением похмыкала я. - Если я буду покупать одежду по её вкусам, то мне ходить будет не в чем!
   - Классные вещи, чего ты выдумываешь!
   - В клуб ещё ладно, а на каждый день - неудобно!
   - Так у тебя эти вещи просто так лежат, что ли?
   - Нет, я к ребятам ходила на выступление, они танцами занимаются, вот они и решили меня "приодеть".
   - Что за танцы?
   - Ну, они в клубах выступают у нас.
   - А как называются?
   - Маски.
   - Так я про них слышала!!! Как же ты с ними познакомилась? Мы с подружкой пытались к ним в "Альдо" пробиться, не получилось!
   - Так мы с Ксюхой познакомились, а она с ними танцует. Иногда.
   - И ты молчала!!!
   - Я и не знала, что они так популярны, - я пожала плечами. - Я на их выступления ходила - то пару раз! Обычно я к ним на репетиции хожу, там весело. А в клубах потом до них не добраться.
   - Ну, обалдеть, такие знакомства, а ты молчишь!!!
   - Так что, что знакомства, у нас договор, что я одна прихожу, они свидетелей не любят.
   - А тебя, значит, любят, - с ехидством пропела Лилька. Блин, если она начинает так злиться, то дело плохо.
   - Лиль, ты чего заводишься? Я же с ними не танцую! А у них имидж такой, не зря же они в масках зажигают, это такой пиар ход! Они интерес к себе подогревают. А не говорила я про них, потому что для меня это не важно, они просто интересные ребята. Мне с ними легко и весело, а уж популярность - дело десятое.
   - У тебя с кем-нибудь что-нибудь было?
   Ну, вот не дура? Как объяснить?
   - Лиль, там все просто друзья. Давай закроем тему!
   Лилька, прищурившись, на меня смотрела.
   - Короче, Лиль, если ты и дальше будешь злиться, думаю, вместе нам идти не стоит, только настроение друг дружке испортим. Я тебе объяснила, как могла, если не хочешь верить - твое право, уговаривать не буду.
   Лилька глубоко вздохнула.
   - Блин, извини, чего-то я правда, разошлась. Мир?
   - Мир, - я улыбнулась. - Дружба, жвачка.
   Лилька хмыкнула, а я спросила:
   - Слушай, а чего на тебя нашло-то? Я понимаю, ты всем мозги паришь про мужской пол, но наши беседы до такого накала не доходили.
   Она поморщилась.
   - Да так... Это у меня мелочи жизни... прости, я действительно как-то неадекватно себя повела, - она загрустила.
   Интересно... чего это такое? Ни на что не похоже! Обычно, если у неё что не так, то она рвет и мечет, а тут... грустит...
   - Может, не пойдем ни куда? - кто с таким настроением в клуб ездит?
   - О нет, мы пойдем! - воскликнула Лилька. - Позитив и музыка нужны нам, и в клуб мы за ними отправимся!
  
  
   Не стоило ехать...
   Что толку говорит это сейчас? Ситуация-то не изменится! Надо тащить Лильку домой.
   Блин, я и не представляла, что Лилька начнет топить горе в вине... ну или точнее сказать в коктейлях.
   Я-то не особо пьянею, и своего предела, после которого сваливаются под стол, не знаю. Как сказал Петька на это - либо пила мало, либо не то. Может и так, проверять не хочется. А вот Лилька набралась по полной. Я и не поняла этого, потому, что она изначально на танцпол не особо рвалась, и сколько она пила я не видела... потом её туда понесло с неудержимой силой. Что она устроила! После попытки начать стриптиз я утащила её за столик, опасаясь, что нас охрана сейчас выведет. Обошлось. Но Лилька вдруг резко начала заказывать коктейль за коктейлем. Пыталась её остановить, выслушала тираду минуты на две, после которой меня хватило только на то, чтобы хлопать глазками - я и не знала, что Лилька ТАКИЕ слова знает! Интересно, а кто этот гад? Этого она не сказала, а когда я спросила, то вдруг замолчала, а потом зарыдала. Класс. Отлично в клуб сходили.
   Попытки утешить помогали мало. Пока она рыдала у меня на плече, тушь и тени перешли на мою одёжку. Красота.
   - Лиль, я в туалет схожу, ты посиди, меня подожди. Лиль, слышишь?
   Лиля не откликалась, всхлипывала. Потом слабо кивнула. Вот неужели и на нашу Лильку нашелся прынц? Только как-то не похоже, что у них взаимно... Судя по бессвязному монологу, прынц на неё реагирует только ехидными шуточками и подколками... И это на такую красавицу? Железный парень.
   А все же Лильку оставлять страшновато.. Народу, несмотря на время, полно, мало ли чего... я беспомощно оглядывалась по сторонам.
   - Могу я вам чем-нибудь помочь?
   Я испуганно вздрогнула. Обернулась. Надо мной возвышалась гора, облаченная в строгий костюм. Охранник. То, что доктор прописал! Посмотрела на бейдж.
   - Аркадий, мне нужно отлучиться на пять минут, а подругу оставить боязно. Она немножко... ммм... увлеклась... мы потом сразу уедем, - добавила я, подумав, что нас ведь и сейчас выставить могут.
   - Без проблем, я присмотрю.
   Отличный сервис.
   Со спокойной душой я удалилась в туалет. Вот где была моя интуиция, у женщин же она обычно хорошо работает?! Или женского во мне совсем нет?
   Когда я вернулась - Лильки не было. За нашим столиком восседали двое парней. Слегка опешив, я встала рядом со столиком. Парни оживились.
   - Привет! Присоединяйся! - несмотря на музыку, я их услышала. Села, у меня голос не такой мощный, и спросила:
   - Парни, здесь девушка сидела, куда она делась?
   - Не было ни какой девушки, - кладя руку мне на талию, на ушко шепнул тот, к кому я сидела ближе. Я повернулась, его глаза были ооочень близко. И какие глаза! Вообще к светлым глазам я равнодушна, но такой необычный оттенок. Ярко серый, прозрачный. Линзы, что ли? - Оставайся с нами. Меня Артем зовут.
   Ага, как же, у меня тут человек пропал, а я с ними останусь.
   - Нет, у меня подруга потерялась, её найти надо, она сейчас не очень вменяема.
   Парень внимательно посмотрел на меня. Он что, думает, я прикалываюсь?
   - Я серьёзно, - я улыбнулась. - Хорошо отдохнуть, ребята!
   Я встала и бросилась обратно к туалету, вдруг Лильке стало совсем плохо, и она туда отправилась? В туалете её не оказалось... я вышла оттуда в растерянности. Где искать?
   - Ты так быстро убежала, - кто-то положил руку мне на плечо. Я инстинктивно дернулась в сторону, руку сбросила, повернулась. Сероглазый. Как его? Артем вроде. Он поднял руки:
   - Эй, все нормально!
   - Ты чего руки распускаешь? - сурово спросила я.
   - А чего я такого сделал-то?
   Я скрестила руки на груди и грубо спросила:
   - Чего надо?
   - Я, вообще-то, помочь хотел, - протянул парень.
   Мне стало стыдно, вот с испугу нагрубила, а человек тут руку помощи, можно сказать, протягивает.
   - Извини, - отозвалась я. - Я просто перенервничала. У меня подружка пьяная и в истерике и неизвестно где.
   Он потянул меня за руку.
   - Пойдем.
   - Куда, - насторожилась я.
   - Туда, где можно нормально разговаривать, а не орать.
   Мы вышли.
   - Тебя как зовут-то? - он меня пристально разглядывал.
   - Олеся.
   - Отлично, Олеся. Ты её давно оставила?
   - Минут десять. Я её уже домой увезти хотела, отошла одежду почистить, - продемонстрировала черно - бурые разводы. - Прихожу, а её нет. Вот зачем оставила... Надо было сразу в такси её и домой...
   - Не переживай, найдем.
   Искали мы минут тридцать, обошли все помещение клуба. Я уже собралась сама впадать в истерику, когда вспомнила:
   - Тём, я совсем забыла, там же охранник был! Сказал, присмотрит. А вдруг он её выгнал? - запаниковала я.
   Тема удивился:
   - Ты чего, отсюда никого не выкидывают! Если на запястье нет номера телефона или адреса, их обычно в себя приводят, а потом доставляют куда - надо.
   - Круто. Надо того охранника найти.
   - Как его зовут помнишь?
   - Эээ... - протянула я. На имена у меня память плохая. - Как то не очень обычно и на а начинается. Арсений... Аркадий... о, Аркадий!
   - Пойдем, - меня опять как маленькую повели за ручку.
   Действовал Артем оперативно, наверно часто здесь бывает. Охранника мы нашли через пять минут.
   - Так её увезли, - сообщил он.
   - Как?! Я же просила вас присмотреть за ней!!! И где она сейчас? Кто её увез?? Вы с ума сошли!!!
   - Тихо, тихо, - Артем прижал меня к себе. - Успокойся, просто так бы её не отпустили, - потом обратился к охраннику. - Почему вы её отпустили с неизвестным?
   - Почему неизвестный, он сказал, что её брат. Показал паспорт - свой и её. Да и она его братом назвала!
   - Видишь, не все так страшно, - Артем погладил меня по плечу. - Все хорошо.
   - Паспорта, - прошептала я. Да что же за день такой??? Ненавижу это клуб! - Чёрт!!!
   - Что ещё? - спросил Артем.
   - Все у неё! - воскликнула я.
   - Что - все?
   - Да все! Паспорт, телефон, деньги! Даже жетон гардеробный и тот у неё!
   Артем оттащил меня от охранника.
   - Не переживай, потом у неё все заберешь.
   - А домой мне, как добираться? - съехидничала я. - Ножками и в этом? - я провела по одежде.
   - Я тебя доставлю, - он разулыбался. - Было бы о чем беспокоиться.
   Мне такая идея не очень понравилась. Я даже отступила на шаг от него. Артем, конечно, парень хоть куда, но знаю я его час, так с чего он решил, что я вот так с ним поеду? Видимо, что-то Артем прочел на моем лице, потому что хмыкнул.
   - Давай так, я с тобой не поеду, денег дам, а до такси в моей одежде дойдешь.
   - Знаешь, это очень мило с твоей стороны, но не надо. Дай мне телефон, я позвоню, за мной приедут.
   - Кто приедет? - с непонятной интонацией спросил Артем.
   - Друг.
   - Просто друг?
   - Да, а какие проблемы?
   - Не сердись, - он взял меня за руку. - Просто, ты мне очень понравилась, а тут ест кто-то, на кого ты полагаешься...
   Я смутилась. И что тут скажешь?
   - Так что, дашь телефон?
   - Держи, - он протянул мне мобильник.
   Я разблокировала клавиатуру и замерла. А кому звонить? Не будить же Нинку ночью. Да я и номер её не помню. Поражают люди, которые много номеров знают наизусть, зачем, удмвлялась я раньше, если в телефоне все записано, по имени нашел, нажал и все тип-топ! Теперь я знаю - зачем...
   - Ты чего? - подал голос Артем.
   - Номер вспоминаю, - пробормотала я. Так, Петька! У него номер от моего отличается на две последние цифры. Только вот три и два или два и три? Придется попробовать оба. Набрала. Сообщили, что такого номера не существует. Значит три и два. "Абонент временно не доступен". Понятно, с очередной дамочкой зажигаем. Если Петя посвящает себя даме, то его ни для кого нет.
   - У, бабник! Я тебе это припомню... А если б меня машина сбила?
   - Что?! - изумился Артем, с любопытством меня разглядывая.
   - Да это так, мысли вслух, - ответила я.
   Так... ещё номера в моем сознании... Точно, Сережка же хвастался, что у него новый номер легко запоминается и объяснил почему. И благодаря этому я запомнила!
   - Пожалуйста, будь доступен, - шептала я себе под нос, набирая номер. Гудок, второй, третий.
   - Да, - хриплый голос.
   - Серёж, - тоненьким голоском начала я.
   - Алле! Кто это?
   - Сереж, это Олеся! - почти нормальным голосом ответила я.
   - Леся? Что случилось? Сколько времени?
   - Сережка, - я почувствовала, что сейчас разревусь. - Я тут... - я всхлипнула и сбилась.
   - Олеся! Ты чего! Где ты? - судя по голосу, он испугался. Ну, ещё бы. Тут телефон перекочевал к Артему и тот стал объяснять ситуацию.
   - Здорово! Меня зовут Артем, - дальше я не особо вникала, счастливая от того, что есть на кого переложить заботы. Тут мне опять отдали телефон. - Это тебя.
   - Олесь?
   - Ага, я здесь.
   - Я у родителей сейчас. Приехать не смогу. Ты правильно сделала, что позвонила. Я сейчас созвонюсь, за тобой приедут. Ты просто жди, хорошо? Позвонят на этот номер, так что держись Артема.
   - Хорошо.
   - И не расстраивайся, все нормально.
   - Хорошо.
   - Ну, давай.
   - Подожди, а кто приедет, как меня узнают?
   - Узнают, - хмыкнул Серенький и отключился. Не успела я отдать телефон Артему, как раздался звонок, номер Сергея. Я нажала "принять".
   - Да, Сереж, что случилось?
   - Олесь, а почему вы пошли именно в этот клуб?
   - У сокурсницы билеты были бесплатные.
   - Понятно. Ну ладно, до связи.
   - Пока.
  
   Мы пошли к столику, за которым начался сегодняшний вечер. Веселый вечер, ничего не скажешь. Там оказался тот же парень, который сидел, когда я подошла в поисках Лильки и парочка. Парня звали Лекс, парочку звали одинаково. Я улыбнулась, вот забавно, когда и парень Саша и девушка Саша. Артем заказал мне коктейль. Компания была веселая, мы поболтали, потом Артем утащил меня танцевать.
   Артем был выше меня сантиметров на пятнадцать, спортивного сложения, причем, судя по тому, что я ощущала под руками - спортом он занимался активно, потому, как мышцы у него были... ммм... были, в общем. И как я раньше внимания не обратила? Столько времени по клубу с ним пробегала! Тут я сообразила, что за это время и не рассмотрела его толком и начала активно этим заниматься. А он, оказывается, красавчик! От этого открытия я сбилась с ритма, а Артем наклонился ко мне и прошептал:
   - Ну как, тебе понравилось, что увидела?
   Я почувствовала, что краснею. Сразу и сильно. Я вообще краснею от всего: от гнева, от испуга, от волнения. Я попыталась опустить лицо, он задержал подбородок.
   - Эй! Ты так легко смущаешься.
   - Я не смущаюсь, - заявила я. - Просто задумалась, глядя на тебя.
   - О чем задумалась? Если не секрет.
   - Не секрет. Пытаюсь понять, кто за мной приедет.
   Артем улыбнулся, но больше ничего не добавил. Медленный танец закончился, мы направились к столику. Артем достал телефон, подмигнул мне и принял вызов. Что-то прокричал в трубку, отключил. Потом обратился ко мне:
   - Посиди здесь, я сейчас.
   Я не успела и слова сказать, как он уже ушел. Ладно, подождем. Ко мне подсел Лекс и начал выяснять, где учусь, чем занимаюсь. Отвечала я вяло. Усталость давала себя знать. Я поднесла коктейль к губам, поглядывая на танцующих, начала пить... и поперхнулась, увидев, КТО идет. Я лихорадочно огляделась, бежать некуда. Лихорадочно схватила Лекса за плечо. Хотела попросить его меня прикрыть, и тут Эльмир посмотрел прямо на меня. Замечательное продолжение вечера...
   Я поняла, что Эльмир идет рядом с Артемом. Офигеть! Так это его за мной отправили? Надо было ехать с Артемом... Денег надо было у него взять, а потом отдать. Я злобно посмотрела на Эла. И чего умные мысли с таким опозданием ко мне приходят???
   Слегка наклонив голову, Эльмир смотрел на меня внимательно и, как ни странно, без намека на гнев. То есть ему без разницы, что я от него улизнула? Хорошо, если так. Лекс пересел, и Эльмир сел рядом со мной. Наклонился и спросил:
   - И часто ты в такие передряги попадаешь?
   - А что, приключения - это весело! - ну не буду же я ему говорить, о том, как перенервничала.
   - Ты как ребенок! - сердито сказал он. - А если бы тебе не повезло с Артемом?
   - Замену всегда можно найти, - ядовито заявила я.
   - Вот значит как, - он плотно сжал губы. - И часто ты замены ищешь?
   - А с чего ты решил, что я о себе говорю? - я похлопала глазками. - Эльмир, ты чего сюда приехал? Сказал бы, чтобы Серега кому-нибудь ещё позвонил.
   - Я сам о тебе позабочусь.
   И тут я совсем разозлилась. Нет, я не говорю, что я в него влюблена, но если уж ты признаешься в нежных чувствах к одной девушкой, то подло целоваться с другой. Чтобы успокоиться, я залпом допила свой коктейль, и мне захотелось ещё...
  
   - Да детка, быстро же тебя унесло, - слова Эльмира и холодный воздух меня разбудили. Глаза открывать не хотелось. Несли меня на руках. По-моему, впервые в жизни я превысила ту самую норму. Слегка приоткрыла глаза.
   Укутав меня в теплое, Эл нес меня к своей машине. Происходящее вокруг я воспринимала и понимала, но реагировать у меня сил не было. Я была в состоянии полусна. Зря он сказал, что мы останемся, пока я не захочу уйти... Дура, я совсем забыла, сколько уже выпила, Эльмир этого просто не знал, поэтому спокойно заказывал коктейль за коктейлем. В итоге, я тупо напивалась, мы молчали. В какой-то момент он обнял меня за талию и спросил:
   - Эй, ты в порядке? Даже не сопротивляешься, когда я тебя обнимаю! Неужели четыре коктейля сделали тебя такой смирной?
   - Эльчик, - я вздохнула. - Почему четыре? Я уже до них выпила мноооого.
   - Эльчик? Это ещё что?
   - Ну ты же Эльчик... Или как мне тебя называть? - меня потянуло на разговоры, злости на него не осталось. Я положила голову ему на плечо.
   - Я бы предпочел, чтобы ты называла меня любимым.
   - Гад ты, а не любимый!
   - Почему гад? Я же извинился за поцелуй!
   - Я про другой поцелуй, придурок. Мало того, что Сереженька из-за этой стервы в стрессе, так ещё, и ты с ней целуешься. Бедный Серенький, - вздохнула я.
   Эльмир замер.
   - Какой поцелуй, причем тут Серёга? - и тут до него дошло. - Да что за напасть! Ты из-за этого вчера сбежала?
   - А я не сбегала, я мимо прошла. Ты просто занят был, не заметил.
   - Если бы спросила, я бы объяснил, что она мне на шею вешается! Черт!
   - А Сереженька из-за этого страдает! - вздохнула я.
   - А ты? - неуверенно спросил Эльмир.
   - А про меня забудь, - пробормотала я, уже прикрыв глазки. - Я не любительница конкуренции.
   - Так нет конкуренции, Анжелке не я нужен, она на всех вешается, у кого деньги есть.
   - А у тебя деньги есть? - спросила я.
   - Не у меня, у папы.
   - Так чего не на папу вешается? - удивилась я. - Или он не такой красавчик?
   Меня стиснули покрепче.
   - Ты считаешь, что я красавчик?
   - А ты как будто не знаешь.
   - А что ты ещё обо мне думаешь? - раздалось у самого уха.
   - Про то, что ты гад, я уже говорила?
   - Я же говорил - не успел отбиться.
   - Ну, тогда я думаю... - я затихла.
   - Что?
   - Что я слишком много о тебе думаю... - и на этом я уснула. И теперь он меня куда-то нес.
   - Мы куда? - тихо спросила я. Голова была тяжелой. Эл ласково на меня посмотрел.
   - Мы к машине. Сейчас поедем. - Потом куда-то в сторону. - Скорее открывай.
   Меня посадили в машину. Эльмир с кем-то пообщался, а я опять уснула.
   - Олесь? Олесь, проснись, пойдем.
   С трудом открыв глаза, я увидела перед собой темные глаза, совсем близко. И губы. Я подняла руку и провела по щеке:
   - Ты даже во сне обояшка, - потом глаза закрылись, и я опять отключилась.
  
  
   Глаза открываться не желали. Хотелось пить. На правом боку я лежала, на левый что-то давило. Сзади была батарея, только мягкая и живая. Упс. Я распахнула глаза. Стена передо мной была незнакомой. Пошевелиться было как-то боязно. Я скосила глаза вниз - меня обнимала чья-то рука. Как-то резко вдруг вспомнился вчерашний вечер, и я захотела потерять сознание. И чего я в обмороки не падаю? А память? Как её потерять? Головой об стенку - поможет? Надо будет проверить.
   Последнее, что я помнила - это разговор о количестве коктейлей и смирении. Вопрос - чья рука на мне? С кем я уехала? С Артемом? С Эльмиром? Или вообще с кем-то третьим? Куда ни кинь, всюду клин. Где мой здравый смысл был. Я тихонько застонала. Вдруг рука прижала меня к телу (чьему?!) и хриплый голос спросил:
   - Детка, голова болит?
   Эльмир.
   - Где я?
   - У меня дома, - сонно ответил он.
   - Ты чего меня ко мне не отвез?
   - У тебя же ключей не было.
   - Что вчера было?
   - Может, ты все-таки ко мне повернешься? - последний вопрос Эльмир прошептал прямо в ухо, отведя волосы. Интимность этого жеста меня едва не убила. Мы с ним... что? Я не могла набраться смелости спросить.
   - Сколько времени?
   - Ещё очень рано, - он снова меня обнял. Я оттолкнула его руку, повернулась на спину, а потом села, спрятав лицо в ладонях.
   - Сколько, - не глядя на него, спросила я. Он чертыхнулся и потянулся куда-то в сторону.
   - Ещё только полшестого, ты спала пару часов. Ложись, отдыхай, - ага, буду я с ним в одной постели спать, ждите! Хотя, чего ждать, уже спала. Пьянство - это плохо, вредно, опасно. Говорила мне мама! А я, дура, не слушала. До сих пор я выпивала правильно - в компании людей, которым я полностью доверяла и к тому же немного, а вчера я сглупила. Катастрофически! Согнув ноги, я обняла их, и прижалась лбом к коленям. Надо домой.
   - Я хочу домой, - прошептала я. Эл попытался меня обнять, но я повела плечами и руки он убрал.
   - Я тебя отвезу попозже, дождемся подружку твою. Сейчас ты все равно домой попасть не сможешь.
   Как ни грустно было это признавать, но он был прав. И как ни тяжело, но нужно было прояснить ещё один вопрос.
   - Почему мы в одной постели спим?
   - Чтоб в случае чего быть рядом. Проснулась бы одна, запаниковала.
   Так значит? Ладно, спрошу прямо!
   - Мы вчера...- а как спросить? - У нас что-то было? - несчастным голосом спросила я и напряглась в ожидании ответа. Эльмир хмыкнул:
   - Ты ничего не помнишь? - я промолчала. - Как ты могла забыть такое? - промурлыкал он и провел пальцами по обнаженной руке. Только тут я заметила, что одета в мужскую футболку без рукавов.
   Подведем итог. По пьяному делу я переспала с малознакомым парнем, который к тому же бабник. И вдобавок я не помнила ничего. Я почувствовала, как в глазах собираются слезы, горло болезненно сжалось. И чем я лучше Лильки, она если меняет парней, то хоть сознательно, а я... слезы начали капать на голые ноги. Я начала вздрагивать от сдерживаемых рыданий.
   - Олеся, - позвал меня источник моих мучений. - Ты плачешь?! - Он попытался поднять мою голову, но я изо всех сил прижалась к коленкам. -Детка, ты чего? Лесенька, Лисёнок, не плачь. Да что ж такое! - он подхватил меня на руки и усадил на колени.
   - Маленькая, ты чего ревёшь-то? Тебе плохо?
   - Как ты мог, - сквозь всхлипывания выдавила я. - Я же не в себе была!
   - Да что такого-то?
   - Сволочь! Это для тебя ничего такого! - я чувствовала, что у меня начинается истерика. - Если каждую ночь с новой девкой проводишь, не значит, что и все так живут, - подвывала я.
   - Какие девки, ты о чем вообще?
   В дверь постучали, и я испуганно затихла. Эльмир попытался пересадить меня на кровать, но теперь я в него вцепилась и испуганно спросила:
   - Это кто?
   - Это папа, подожди, я его успокою, а то он решит ещё, что я тебя тут насилую.
   Переместившись на кровать, я накрылась одеялом с головой, решив, что так мне от стыда помирать будет легче. Эльмир вышел из комнаты, два голоса о чем-то переговорили и затихли. Истерика (или это была не она?) как-то вдруг притихла, я успокоилась и теперь только слегка вздрагивала. Эльмир не возвращался. Я опять села, посмотрела на руки и поняла, что на них пятна от туши. Круто, я сейчас совсем как Баба-Яга, это мне в комплект для полного счастья. Я осмотрела комнату. Большая. Все в странном стиле, много хромированных деталей, цвет серый и белый. Мебель современная. Компьютер, книжный шкаф, легкий беспорядок на столе - лекции и учебники.
   Дверь открылась, вошел Эльмир, я посмотрела на него и тут же отвернулась, поняв, что при взгляде на него слезы опять пытаются прорваться. Плохо. Надо успокоиться. Если уж не хватило ума избежать такой ситуации, то надо про неё забыть. Это страшный сон. Да, точно! Кошмары мне, что ли, не снились?
   - Держи, - мне сунули под нос стакан с водой упаковку таблеток.
   - Что это?
   - Вода и обезболивающее.
   - У меня ничего не болит, - буркнула я и выхватила стакан с водой. - Спасибо.
   Таблетки приземлились на тумбочку возле кровати.
   - Почему ты плакала?
   - А что, я радоваться должна, что под градусом с тобой переспала? - зло спросила я, и тут же опять начала всхлипывать. - Идиотка.
   - С чего ты взяла? - изумленно спросил Эльмир. - Я же сказал, что остался рядом, чтобы ты не испугалась. - Похоже, он обиделся. - Я по твоему пьяных девушек соблазняю, если они мне трезвыми не даются?
   Он выхватил у меня стакан и с грохотом поставил его на ту же тумбочку. Так, теперь мы злимся. Парень пнул кресло-мешок. Какой же он... Мощный, красивый... Глаза сверкают. Он был в пижамных брюках, в которых, видимо, спал, потому что я не припоминала, чтобы он их одевал перед выходом из комнаты. Подождите, правильно ли я понимаю, что ничего не было?!
   - Я знаю, что ты обо мне не самого высокого мнения, но всему есть предел. Я тебя ничем не обидел, почему ты так ко мне относишься? - он примостился на кровать прямо напротив меня, чтобы взглянуть мне в глаза. Я попыталась спрятать лицо, вспомнив, про разводы на нем, но он не дал этого сделать, задержал лицо ладонью. Я молчала.
   - Милая, - обратился он с такой интонацией, что я почувствовала себя совсем даже не милой. - Те, кто оказывался со мной в одной постели, оказывались в ней по доброй воле и в здравом уме.
   - Эл, во-первых, ты сам мне сказал! А во-вторых, я-то не в здравом уме здесь оказалась.
   - Что я тебе сказал? - он упорно пытался смотреть мне в глаза, а я все яснее представляла, что творится у меня на лице.
   - Эльмир...
   - Да?
   - Я умыться хочу... Но у тебя родители спят. У тебя салфетки влажные есть и зеркало?
   Такая смена темы выбила парня из колеи.
   - Салфетки?
   - Салфетки! Ты слова такого не знаешь? - проворчала я. - Я сейчас как арлекино, наверно. Умоюсь, а потом обсудим, кто что сказал, ладно? - немножко подхалимски закончила я. Поняв, что все было прилично (насколько возможно! Сомневаюсь, что сама переоделась в футболку), я успокоилась, и пожелала выглядеть хотя бы чистой.
   Эльмир помолчал, потом заявил:
   - Ты меня с ума сведешь! - и ушел. И как это понимать? Он за салфетками ушел или убежал, чтобы я его совсем с ума не свела?
   Вернулся он с салфетками, прочитав надпись, я удивилась, они были "для снятия макияжа", какой он, однако, запасливый, я покосилась на Эла. Он поймал мой взгляд и закатил глаза:
   - Это мамины.
   - Я ни о чем не спрашивала, - заявила я.
   - Зато много чего придумала.
   - А зеркало?
   Эл поманил меня к себе. Я насторожилась. Он развернулся и отошел к стене, что-то повернул и выдвинул зеркало во весь рост.
   - Ого, прикольно! - прокомментировала я. Осторожно встала, проверяя длину футболки. Длина оказалась более чем приемлемой, я с сомнение посмотрела на Эльмира - неужели он настолько выше меня?
   Зеркало показало, что волновалась я зря - похоже, большая часть косметики перешла на наволочку, ещё какая-то смылась слезами, и осталась самая малость. Насколько возможно быстро я почистила личико, а потом, обойдя Эльмира, залезла на кровать, села и стала пристраивать на себе одеяло.
   - У тебя здесь холодно, - подала я голос, укутавшись так, что было видно только лицо.
   - У меня тепло, - заявил это изверг. Ничего себе! Меня знобит, между прочим. - Так что я тебе сказал, после чего ты решила, что я на твою честь покушался? - Теперь он язвит. Ну ладно, потешься мальчик, мне-то уже неинтересно. Я спать хочу.
   - Ну, ты сказал... - я зависла. А что он сказал-то? - Ты удивлялся, как я могла такую ночь забыть! И ещё руки опять распускать начал. Что я должна была подумать? - Я зевнула.
   - Я всего лишь к руке прикоснулся, чего я распускал-то, недотрога? Мне нравится к тебе прикасаться.
   - Ага, - кивнула я, уже не очень вслушиваясь. - Ладно, проехали.
   - Ты всегда так импульсивно реагируешь на мелочи?
   - Не люблю, когда меня трогают.
   - На других ты так не реагируешь, - раздалось рядом.
   - На кого? - вяло спросила я. Глаза уже закрылись, но беседу я пыталась продолжить.
   - На Серёгу, на Рыжего.
   - Я им доверяю, - совсем тихо сказала я.
   - А мне - нет?
   Я решила, что на глупее вопросы можно не отвечать и начала соскальзывать в сон.
   - Спишь? - я уже говорила про глупые вопросы? Тут меня погладили по щеке и Эл прошептал:
   - Такая нежная и такая колючая.
  
  
   - Ммм... Какая ты горячая... - пауза. - Не понял...- затем вопль, - А ты чего горячая-то такая?!
   - Нормальная я. Озабоченный.
   -Детка, я серьёзно, ты реально горячая! - он повернул меня к себе лицом и прижал губы к моему лбу. - Блин, да у тебя температура.
   - А я думаю, чего из-под одеяла вылезать не хочется... - отбивая зубами чечетку, простонала я.
   - Сейчас градусник принесу.
   Градусник выдал 38,6. Я спряталась под одеяло и там начала подвывать:
   -Вот блин! Ну что за жизнь такая. Всё не вовремя!
   -Олесь, выбирайся! Будем тебя лечить.
   Я откинула одеяло.
   - Не надо меня лечить.
   - Ты осложнение хочешь?
   - Не будет никакого осложнения.
   - Ты плохо соображаешь от температуры, - услышала я. Вот нахал!
   - Нормально я соображаю, - рыкнула я, как та самая Моська. Кто слон, догадайтесь сами. Меня не слушали.
   - Ты вчера простыла, наверно. У тебя горло болит? И что там ещё обычно болит? - парень явно решил поиграть в доктора, притом, что знаниями в области медицины не блистал.
   - Ты часто болеешь? - с подозрением спросила я.
   - Редко.
   - Оно и видно.
   - Нас спасет моя мама...
   - Не надо маму!
   - ...или интернет! А лучше вызовем врача.
   - Сколько вариантов, - проворчала я. - Давай обойдемся парацетамолом.
   - Это что?
   - Это жаропонижающее.
   - Лучше я врача вызову.
   - Не надо врача, я знаю что делать!
   - Часто болеешь? - это он типа ехидничал?
   - Не чаще других. Просто я знаю, почему в этом конкретном случае у меня поднялась температура, - Эльмир насторожился.
   - И почему?
   - От стресса.
   Пауза.
   - Ты шутишь? - он с сомнением смотрел на меня. Правильно, я тоже сомневалась первые два-три раза...
   - Я серьёзно. Если я перенервничаю, то на пару дней у меня высокая температура, а потом все проходит и неважно - лечусь я или нет.
   - Впервые такое слышу.
   - Не суть, я сейчас таблетку выпью и домой отправлюсь.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - уперся он.
   - Нормальная идея. Мне надо на мою подушку и под моё одеяло. Там мне спокойнее будет.
   - Ну, если только так. А как ты домой попасть хочешь?
   - Надо Лильке дозвониться. Пусть мне привезет мои вещи и свою одежду, раз меня моей лишила.
   Лилькин номер я не знаю, но свой-то точно помню. Я звонила три раза - трубку не брали. Даже сердиться сил не было, на меня накатывала слабость и вялость. Эльмир пытался меня накормить, я сопротивлялась, только пила. Наконец трубку взяли.
   - Алло! - мужской голос.
   - Эээ... - я растерялась. - А Лилю можно?
   - А это кто?
   - Меня зовут Олеся, я её сокурсница. С кем я говорю?
   - Антон, её брат.
   - Очень приятно, Антон. Лиля вчера увезла мои документы, ключи и телефон и оставила меня в клубе. Мне срочно нужно их получить обратно.
   - А я здесь причем?
   Я растерялась и посмотрела на Эла. И что тут человеку скажешь?
   - Могу я с Лилей поговорить?
   - Не можешь! Ты её вчера напоила и бросила, а теперь тебе ещё и нужно что-то?! - я опешила.
   - Я напоила? - растерянно спросила я. Чего за ерунда такая? Что там Лилька наплела?
   Тут трубку забрал Эльмир. Он глянул на меня и, шепнув, "я скоро", вышел из комнаты. Минут через десять он вернулся.
   - Сейчас я съезжу к Лиле, потом в клуб заеду и твою одежду заберу.
   - Что тебе этот хам сказал?
   - Сообщил, где я могу вещи забрать.
   - Так вот вежливо сказал.
   - Сказал и ладно, ты не переживай. Тебе нервничать нельзя.
   - Я сейчас соберусь.
   - Куда ты соберешься? - поразился Эл.
   - Как куда, за вещами
   - Детка, у тебя температура! Ты куда собралась? О здоровье подумай! Ты здесь отдыхай, а я сам съезжу.
   - Эл, - помявшись, начала я. - Понимаешь, мне неудобно.
   - Что неудобно?
   - Ты иногда такой умный, а иногда не очень, - рассердилась я. Отдышалась, набираясь сил, и продолжила. - Я в чужой квартире, у малознакомого человека. Мне стыдно представить, что подумали обо мне твои родители, после моих завываний и вообще...
   Эльмир сел на кровать, неожиданно наклонился и поцеловал меня в лоб. Пока я соображала, что на это сказать, заговорил он:
   - Я здесь живу один, отец ночевал, но уже уехал и сегодня не вернется. Так что, можешь оставаться спокойно. Квартира в твоем распоряжении. Пока я здесь, может, тебя покормить?
   - Я не голодна.
   - Тогда я тебе воды принесу, чтобы на кухню самой ходить не пришлось и отправлюсь, - я попыталась вставить слово, но рот мне закрыли в прямом смысле слова, накрыв ладонью. - И не спорь, сейчас ты меня все равно не переспоришь, сил сопротивляться, у тебя нет. Спи и жди меня.
   Не найдя, так сразу, слов от возмущения, я просто таращилась на него, а Эльмир, прихватил из шкафа вещи, переоделся и уехал. Под одеялом было... прохладно. Обозрев комнату, я обнаружила покрывало, переборов нежелание лишаться тепла, которое уже окружало меня и котрого мне было мало, выбралась за ним и накинула поверх уже греющего меня одеяла. Не сразу, но стало теплее, и я опять уснула. Что поделать, при высокой температуре я как медведь зимой, впадаю в спячку.
  
   Проснулась я от того, что мне было жарко. Это хорошо, что жарко. Я вылезла из-под одеяла, оказалось, что я сплю уже под двумя теплыми одеялами, а покрывало вернулось на прежнее место. Эльмир вернулся? Я посидела. Стало легче, видимо, температура спала. Я покрутила головой, на тумбочке стоял букет. Рядом лежали мои ключи, телефон, паспорт. Отличный сервис.
   Дверь открылась, заглянул Эльмир.
   - Проснулась! Как себя чувствуешь?
   Он вошел и устроился на кресле-мешке.
   - Температуру мерила?
   - Чувствую себя лучше. Сколько времени?
   - Около двенадцати.
   - Спасибо за вещи. Я сейчас соберусь и поеду домой.
   - Олеся, тебе лучше остаться здесь.
   И тут зазвонил телефон. Вовремя. Я потянулась за ним, Эл подскочил и подал мне его, глянув при этом на дисплей. Звонил Петька.
   - Привет, солнце! С праздником.
   - Привет, с каким?
   - Ты ещё спишь что ли?
   - Недавно встала, так какой... ой! - я вспомнила, какое сегодня число. - Представляешь, я забыла.
   Рыжик расхохотался.
   - Ну, ты даешь! Ты сегодня где будешь?
   - Дома буду. Я болею.
   - Ну, ты нашла время болеть! Помощь нужна? Я могу сейчас приехать.
   - Не надо приезжать! Про помощь пока не знаю, приеду, если чего позвоню.
   - А ты где?
   - Я у... - я замялась. - У знакомого. Скоро домой отправлюсь.
   - Нина дома?
   - Нет, послезавтра должна приехать, она в пятницу уехала домой.
   - Хорошо, я тогда к тебе по плану загляну, вечерком.
   - По какому ещё плану?
   - Надо рассчитать оптимально всех знакомых, а то вас много, а я один! Я уже с утра езжу!
   - А ночью ты где был?
   - Так это ты ночью с незнакомого номера звонила? - ушел он от темы. - Я сейчас телефон включил, мне уведомление пришло. Звоню, абонент недоступен.
   - Меня спасать надо было, а ты недоступен был.
   - Что значит, спасать? - настороженно спросил друг.
   - То и значит! Вечером расскажу.
   - Тогда до вечера.
   - Пока, - я отключилась. Посмотрела на Эльмира. - Я и забыла, что сегодня Восьмое марта.
   - С праздником, - улыбнулся он. - Я сейчас. - И убежал.
   Эл вкатил сервировочный столик, и я опешила. Ого. Завтрак в постель, это круто. Хорошо, когда парни правильные фильмы смотрят (для девушек, конечно, хорошо). Фруктовый салат, яичница, сыр, колбаса, сок. КОНФЕТЫ (конфеты отдельно, потому, что сладкое я ОЧЕНЬ люблю).
   - Тебе надо поесть.
   - Ага, - уныло кивнула я.
   - Что-то не так? - догадался мой личный шеф-повар.
   - Эльмир, все это очень мило, - совершенно искренне сообщила я. - Для меня этот праздник ещё никогда не начинался с такого позитива, - продолжала я. - Только я с утра не ем, и когда у меня температура - в меня тоже ничего не лезет, - виновато закончила я.
   Эльмир внимательно на меня посмотрел.
   - Как на счет чая и конфет? - спокойно спросил он.
   - Чай это хорошо, а конфет не хочу.
   - Я смотрю все совсем плохо, - он потер шею. - Сейчас чайник поставлю.
   - Стой! - пока он не убежал, вскрикнула я. - Мы одни в квартире?
   - Мы вдвоем, - хмыкнул он.
   - Я тогда с тобой на кухню.
   - Тебе бы полежать.
   - Все нормально, сейчас я в состоянии ходить.
   Кухня была больше моей комнаты на съемной квартире. Я пила чай, Эльмир ел яичницу, которую готовил мне, и пытался скормить мне хотя бы салатик.
   - Как можно вообще ничего не есть? Ты и так худая. Или это у тебя диета такая?
   - Я на диетах не сижу, у меня силы воли нет, - вздохнула я. - Все своими результатами гордятся, кто сколько килограмм сбросил, а мне и похвастать не чем.
   Эльмир смотрел изумленно и я рассмеялась:
   - Шучу! Мне лень на диетах сидеть, да и проблем с весом вроде нет, так чего напрягаться.
   - А я тебе почти начал сочувствовать, - укоризненно покачал головой Эл.
   Я пила чай и вдруг вспомнила, о чем хотела спросить.
   - Эльмир, ты мне не рассказал, что было ночью, - я разглядывала содержимое чашки, одновременно грея руки. - Я что, буянила? Или к тебе приставала?
   - Ты меня называла Эльчик.
   Я вытаращилась на него:
   - Как? Эльчик?
   - Да.
   - Это самое страшное мое прегрешение? - с надеждой спросила я.
   - Тебе судить. Ты сказала, что я красавчик и обояшка, - я почувствовала, как жар заливает щеки.
   - Что ещё?
   - Еще гадом меня обозвала.
   - За что?
   - А просто так не могла?
   - Раньше такого за мной не наблюдалось.
   - Это ты мне Анжелу припомнила.
   - Ага! - тут я вдруг вспомнила, почему в пятницу не ночевала дома. - Ещё что? - уже прохладнее спросила я. А не буду я ему мило улыбаться. Чего-то я расслабилась. - Стриптиз? Избила кого-нибудь? Что там ещё пьяные творят?
   Эльмир почувствовал смену настроения.
   - Ты мирно уснула, и я привез тебя сюда. Ты не помнишь, что я говорил про Анжелку?
   - Не помню, да мне и неинтересно, в общем-то, - отрезала я.
   Эльмир наклонился, пытаясь поймать мой взгляд.
   - Давай мы проясним все-таки этот вопрос. Это она ко мне целоваться полезла, она решила, что я пришел в универ ради неё.
   - Бедненький, - съехидничала я. - Вы посмотрите, отбиться сил не хватило!
   - Хватило, просто ты видимо неудачно зашла, когда я этого ещё не сделал. Она же не парень, толкнешь чуть сильнее и синяк.
   Какие мы заботливые! Меня разбирала непонятная злость.
   - А мне-то зачем знать подробности ваших отношений? - упиралась я. - Это ваши дела.
   - Я уже говорил о своем отношении к тебе, почему ты снова и снова делаешь вид, что этого разговора не было?
   - Потому, что даже мысленно не могу представить, скольким ты все это говорил до меня.
   Эльмир молчал и смотрел на меня. Смотрел и молчал. Ладно, из нас двоих нервы крепче у него! Я не спорю!
   - Ну что?!
   - Я не сдамся.
   - И?!
   - И этим все сказано.
   - Звучит как угроза.
   - Ну что ты, какие угрозы! Я просто говорю как есть.
   - Мне не нравится, как это звучит, - заявила я. Никакой реакции. Ладно, так значит. - А вообще мне пора домой. Спасибо за помощь и гостеприимство.
   Я знала, это по-детски, но ничего с собой поделать не могла.
   - Сейчас поедем. Ты одевайся, я возьму вещи и отправимся.
   Как-то он быстро сдался. Впрочем, чего я опять придумываю! Все по-моему, и ладно.
   Я оделась. Разложила вещички по карманам куртки, и присела на пуфик у входа - даже от небольших усилий устала. Эльмир побегал по комнате, заскочил в ванную и вышел в прихожую с небольшой спортивной сумкой.
   - Это что? - подозрительно спросила я, показав на сумку.
   - Сумка, - покладисто ответил Эл.
   - А что в ней?
   - В ней мои вещи.
   - А зачем они тебе?
   - Нужны.
   Очень информативно.
   - Ты спортом занимаешься?
   - Занимаюсь, - вздохнул Эл. Да, я могу быть занудой. Ладно, спорт, значит, спорт. И спать опять хочется... Я зевнула.
   - Пошли, следователь, - съехидничал Эл.
  
   В квартиру Эльмир меня почти втаскивал, меня опять знобило, сил едва хватало на то, чтобы переставлять ноги. Раздев меня, он начал снимать свою куртку, а я вежливо сказала:
   - Я дальше сама справлюсь. Спасибо за помощь.
   Игнорируя мои слова, он разделся, затем разулся, и тут я заметила его сумку.
   - Ау! Ты меня слышишь? - и прислонилась к стене. - Ты можешь идти!
   - Я остаюсь.
   - Я тебя об этом не просила.
   - Поэтому я решил остаться сам.
   - Эл, я не в состоянии развлекать гостей, - я прикрыла глаза от усталости. - Неужели незаметно?
   - Ты даже о себе сейчас не можешь позаботиться, потому я и остаюсь.
   Меня подхватили на руки и я, открыв глаза, взвизгнула.
   - Отпусти меня.
   - Где твоя комната? Я тебя отнесу. Ты сейчас даже на четвереньках не доберешься.
   Я хотела ему достойно ответить, уже и вдохнула глубже, но в глазах потемнело (не знала, что злость столько сил отнимает) и я поняла, что слишком слаба. Пришлось показать свою комнату.
  
   Эльмир заявил, что у нас нет продуктов. Неудивительно, Нинка-то уехала, а меня не было. И вообще, питаемся мы по-студенчески, то есть, не особо напрягаясь, мамы-то далеко, проконтролировать не могут! И привычные блюда у нас пельмени, яичница... ну понятно, что быстрее, то и ладно. Он ушел в магазин, а я опять уснула.
   Проснулась от звонка домофона. Не успела я встать, кто-то ответил. Кто??? Голос мужской, Игорь Нинкин что ли у нас ночевал? Тут в мой мозг начали проникать мысли, и я поняла, что это наверно Эльмир. Домофон опять зазвонил. Он им пользоваться не умеет, что ли? Я встала со своего диванчика и услышала, что дверь открывается и Петькин голос:
   - Ты какого хрена здесь делаешь?
   - Тебя спросить забыл.
   - Где Леська?
   На этом вопросе я осознала, что встала напрасно - голова кружилась, и было мне плоооохо! Я стояла, держась за дверь своей комнаты. Поняла, что дальше не дойду, прижалась спиной к стене и по ней сползла на пол. Блин. Рыжик с Элом переругивались, в дверь постучали и Петька спросил:
   - Солнце, можно? - не дожидаясь ответа, он ввалился в мою комнату. Меня он не увидел, потому что рассматривал диван, а я вот она, рядом валяюсь...
   - Где она? - рыкнул дорогой друг. После чего влетел в комнату - Эл толкнул его и зашел следом.
   - Спала... - растеряно сказал он.
   - Здесь я, - выдавила я из себя. Эффект был неожиданным - оба почти подпрыгнули. Хи-хи, как я их.
   Оба бросились ко мне, Эльмир оказался ближе. Подхватив меня на руки (я так ходить разучусь!), он положила меня на диван:
   - Ты зачем встала? Почему меня не позвала? - он сел рядом со мной.
   Тут Рыжик обрел голос.
   - Олеська, ты чего это? - он сел на диван с другой стороны. - Ты где простыла, и чего этот, - он покосился на Эльмира. - Товарищ делает в вашей девичьей светелке, а?
   Я соображала, кому лучше ответить. Решила начать с Эла, ему объяснять меньше.
   - Я от домофона проснулась, пошла открыть, - повернулась к Петьке. - Я вчера попала... Я в Олимпе была, и меня там оставили без денег, телефона и даже без верхней одежды. В деталях потом расскажу. Сил нет.
   - С кем ты там была? - сурово спросил Петя.
   - С Лилькой, - ответила я, не подумав. Потому, что зная отношение Петьки к Лильке, сейчас я получу лекцию на полчаса...
   - Олесь, ты совсем дура? Нашла с кем идти в клуб! Сказала бы мне, я б с тобой сходил!
   - Рыжик, - простонала я. - Мне плохо, давай потом.
   Эльмир схватил меня за руку:
   - Детка, ты, может, поешь? Уже вечер.
   Не успела я слово вставить, как Петька проявил логичность мышления:
   - Ты у Эла ночевала?
   Тоже мне, старший братец нашелся!
   - Петь...
   - Рыжий, пойдем, поговорим на кухне, видишь ей плохо, - кухня это плохо. Петька вроде смирный, но иногда вдруг как разойдется!
   - Петь, ты вообще каждую ночь, где попало ночуешь! Я же тебе лекций не читаю, - попыталась успокоить его я. Как-то неправильно сказала, он даже краснеть начал. От злости. Мозг мой, ты где, ау!
   Рыжик хотел что-то добавить, но Эльмир положил ему руку на плечо:
   - Сейчас поговорим, - потом повернулся ко мне. - Ты есть или пить хочешь?
   - Пить.
   - Сейчас, - кивнул Эл и утащил Петьку за собой. Ого! Первый раз вижу, чтобы к разозленному Пете относились так спокойно. Эльмир быстро вернулся и вручил кружку.
   - Я морс купил, - он опять прижался губами к моему лбу. - Ты горячая очень, где у вас градусник?
   - На кухне где-то.
   - Я поищу.
   Градусник он мне принес и опять ушел на кухню. Температура была ровно тридцать девять. Плохо. Парни совещались уже долго. Жалко, ничего не слышно. Ладно, буду звать на помощь.
   - Люди!
   Люди появились быстро. Эльмир забрал градусник и присвистнул. Петька градусник перехватил и спросил:
   - Ты жаропонижающее пила?
   - Да, утром, парацетамол.
   - Тут тебе посильнее надо.
   - А что надо?
   - Я сейчас схожу куплю, что и в прошлый раз.
   - В прошлый раз? - спросил Эл.
   - Она у нас натура тонкая, - хмыкнул Рыжик, - чуть расстроишь, и она с температурой.
   - Петь, не придумывай! - возмутилась я. - Я при тебе один раз так болела.
   - А больше и не надо. Я в аптеку. А ты съешь чего-нибудь, тебе там наготовили, - он бросил на Эла ехидный взгляд. - Кто бы мог подумать, что Эл у нас умеет готовить.
   - Рыжий, не завидуй, - ответил Эл. - Давай в аптеку чеши лучше.
   Рыжий и почесал. С ума сойти, что творится, Петька кого-то слушается. Эльмир пристроился рядом и сидел так, поглаживая мою руку. Было тихо.
   - Странно, что меня не поздравляет никто, - поделилась я.
   - Я твой телефон отключил.
   - Что? - я выдернула руку. - С какой стати?!
   - Тебе нужно отдыхать.
   - Эльмир, принеси телефон.
   - Нет, - спокойно ответил он.
   - Нет? - повторила я. - Что значит, нет?! Ты кто такой, что указываешь мне? Отдай телефон.
   - Детка...
   - Какая я тебе детка! - почти закричала я (насколько сил хватило).
   - Лесь, успокойся.
   Я тяжело дышала и смотрела на него злыми глазами.
   - Я тебе это ещё припомню! Имей в виду, ты основательно вывел меня из себя, - прошептала я и закрыла глаза.
   - Что у вас тут творится? - зашел Петька.
   - Петенька, - взвыла я.
   - Если "Петенька", то это серьёзно, - прокомментировал мой друг. - Выпей лекарство и излагай, - он сунул мне таблетки.
   Выполнив инструкции, я тут же нажаловалась, ткнув пальцем в Эльмира.
   - Он у меня телефон забрал!
   - Зачем? - спросил Петенька у Эла.
   - Ты на неё посмотри, ей сейчас до поздравлений?
   - Солнце, так-то он прав.
   Я сурово свела брови.
   - Петь, ты мне друг?
   Рыжик тоскливо вздохнул.
   - Друг.
   - И? - так же сурово продолжила я?
   - Блин, а может, отдохнешь, все-таки?
   - Петя, ты совсем идиот?
   - Не понял.
   - Как ты думаешь, кто мне названивает часиков с двенадцати, зная, что я люблю поспать?
   - Так сразу бы и сказала, а то обзываешься ни за что!
   Эльмир, внимательно слушавший нашу перепалку, спросил:
   - И кто такой важный будет тебе звонить, что здоровье отходит на второй план?
   Я не сочла нужным объяснять, а Петька все же снизошел:
   - Родители, кто же ещё.
   - А сразу нельзя было объяснить? - Эльмир посмотрел на меня. Я поджала губы. Если честно, то почему-то хотелось делать все ему наперекор, но вряд ли это стоит объяснять. Не дождавшись объяснения, Эл ушел за телефоном. Едва я ввела пин-код и сеть настроилась, как высветилось "Юла".
   - Алле, - пропела я в трубку.
   - Олеська, - заорала сестренка. - Ты где пропала? Мы звоним и звоним!
   - И тебя с праздником, мелкая!
   Я быстро закончила разговор с сестрами, подольше пообщалась с родителями и, наконец, отключилась. Тяжко мне далось изображать бодрость. Парни внимательно на меня смотрели.
   - Мне бы чаю, - попросила я у потолка. Парни посмотрели друг на друга, и Петька отправился на кухню со словами:
   - Моя очередь.
   Телефон опять запел. Эл посмотрел на него, нахмурился. Я показала ему язык и приняла вызов.
   - Леська, до тебя не дозвониться! С праздником, подружка!
   - Привет! - улыбнулась я. - И тебя так же!
   Мы немного поболтали и Ксю заявила:
   - Думаю, тебе нужно отмечать с нами!
   - Да ты что! - хмыкнула я.
   - Леська, мы сегодня выступаем в супер-клубе! Проведем тебя туда, а после выступления оторвемся.
   - Ксю, не получится.
   - Не сопротивляйся! Будет весело! Мы с Андреем заедем за тобой.
   - Ксюш, я болею.
   - Вот блин, как неудачно! Тебе чего-нибудь нужно?
   - Ничего не надо. Пару дней и я как огурчик.
   - Не вовремя. Жалко, ты с нами в Олимп не попадешь!
   - Олимп?! Ксюха, мне не жалко! Я туда ещё долго не захочу.
   - Это почему? Что я пропустила?
   Я покосилась на Эльмира и Петьку, принесшего чай.
   - Это долгая и поучительная история. Потом под бутылочку вина расскажу. Только тет-а-тет, а то парни услышат, как выскажутся!
   - Вау, ты меня раздразнила. От любопытства изведусь.
   Я передала поздравления Ксюшиной маме, мы распрощались, и, едва я отключила телефон, посыпались вопросы:
   - Это та самая Ксю? Когда же ты нас познакомишь? - это Петька.
   - Что за парни? - это Эл.
   - Чай, - замурлыкала я, и протянула руки к чашке. - Горяченький, хорошо.
   Вопросы я игнорировала. И тут пришло счастье, мне стало жарко, температура стала спадать. О чем я и сообщила присутствующим.
   - Это хорошо, - воодушевился Петька.
   - А что хорошего, - удивился Эл. - Утром легче стало, она сюда рванула, а здесь отключилась и температура ещё выше.
   Петя нахмурился:
   - А чего у тебя не остались? Ты же один вроде живешь?
   - Попробуй её останови.
   - Это да, - признал Петька. - Упрямая, как баран.
   - От барана слышу, - огрызнулась я.
   - Ах да, в твоем случае, существо женского пола - овца получается? - ехидничал Рыжик.
   - Ты за языком-то следи, - подал голос Эльмир, с изумлением слушавший нас. - Ты с девушкой разговариваешь.
   Мы с Петькой удивленно посмотрели на него.
   - Эл, да мы прикалываемся, - объяснил Рыжий. - Мы друзья и про то, что она девушка, я вспоминаю только когда она под боком, а готовить некому...
   - Шовинист, - привычно отреагировала я.
   ... или восьмого марта.
   - Кстати, - встрепенулась я. - А где мой подарок?
   - А я про него и забыл, - протянул Петька.
   - Зато я помню! Рыженький, гони подарок!
   - Давай поторгуемся.
   - Чего? - возмутилась я.
   - Ты поешь, а я тебе подарок вручу.
   Я поморщилась.
   - Не хочу. Даже не так, не могу. Меня тошнит.
   - Так от голода и тошнит.
   - Ладно, я попробую.
   Мы переместились на кухню. Передо мной поставили куриный бульон с большим количеством разной зелени. А парни стали налегать на салат с той самой курицей, а потом на запеченное мясо с картошкой.
   - Эльмир, ты крут! - вынесла я вердикт. - Я готовлю раз в неделю и то, либо салат, либо суп, а ты все разом.
   - А чем остальное время питаешься? - удивился крутой.
   - А мы по очереди. Приготовим, а потом долго едим. А вообще, нам часто лень или некогда, и у нас стратегический запас пельменей.
   - Женщина, учись готовить, а то замуж тебя не выдадим, - заявил Петька.
   - А я за Эла выйду, и готовить не нужно будет.
   Эльмир подавился и начал кашлять. Петька начал колотить его по спине:
   - Кто ж такие вещи за едой говорит? И вообще, на него знаешь, сколько кандидаток? И некоторые из них даже готовить умеют.
   - Ну и ладно. Старой девой останусь, - отрезала я и принялась за бульон. Вдруг оказалось, что я такая голодная! Но, доев бульон, больше ничего осилить не смогла. Парни жевали. Эльмир разглядывал меня так, словно впервые увидел.
   - Петь, я поела, - намекнула я.
   - А я ещё нет.
   - Петя, подарок хочу! - заныла я.
   - Олеська, пора взрослеть!
   - Не хочу взрослеть! Подарок хочу!
   Петька закатил глаза и ушел в прихожую, а я обратилась к Эльмиру.
   - Спасибо за ужин. Я бы без тебя действительно голодная осталась, - улыбнулась я.
   - Не за что, тем более, что ты и не ела толком.
   - И все же, когда о тебе заботятся, это приятно.
   Вернулся Рыжик, положил передо мной конверт в цветочек. Я его повертела, рассмотрела. Потом открыла. Внутри оказался обычный листок для записей, желтенький, на нем был записан номер телефона и имя Андрей.
   - Это что? - спросила я.
   - Догадайся, - ответил Рыжий и продолжил есть. Я почесала нос.
   - Ты мне что, мальчика по вызову оплатил? - серьёзным голосом спросила я. Теперь подавились оба. Сначала они молотили друг друга по спинам, потом пили воду. Я с любопытством наблюдала и ждала ответа.
   - Детка, рядом с тобой, оказывается, опасно есть, - заявил Эльмир. Петька ещё приходил в себя.
   - Ну? - поторопила я Рыжика.
   - Солнце, даже для меня твоя фантазия чересчур буйная.
   - О, ну может, хотя бы приватный танец? - спросила я.
   - Нет, мелкая ещё.
   - Блин, как замуж и борщи варить, так взрослая, а как самое интересное, так мелкая, - взмутилась я. Эльмир сверлил меня взглядом.
   - Рыжий, скажи ты ей, а то уже моя нежная психика не выдержит её фантазий.
   - Да, - подала я голос. - Пожалей человека.
   - Так неинтересно, - заявил Петька.
   - Петь, - я решила пойти другим путем. - А ты не торопишься?
   - С чего вдруг? - насторожился он.
   - План свой поздравительный выполнять.
   - Да ещё времени-то, - Рыжий взял свой телефон. - Ух, ё! Мне ехать надо.
   А я насторожилась.
   - А где мой телефон? - на столе его не было. - Я даже смс не прочитала.
   Опять они в переглядки играют! И мне это не нравится.
   - Где телефон?
   - Солнце, с родителями ты поговорила?
   - И что?
   - А теперь отдыхай!
   - Чего?!
   - Эл, сочувствую! Я спешу, - и этот... этот... в общем он сбежал в прихожую.
   - Детка, а ведь он не сказал, что это за Андрей, - решил перевести тему Эльмир. Но я не поддалась.
   - Мы ещё поговорим, - припугнула я. Резко поднялась, чтобы догнать Петьку, но у меня закружилась голова, от чего я пошатнулась. - Ох, - простонала я.
   - Осторожно! - крикнул Эл, и я почти сразу ощутила, что он прижимает меня к себе. - Ты куда спешишь? Никуда он не денется, все расскажет!
   И меня опять понесли на руках. Начинаю привыкать. Петька был уже одет.
   - Эл, ты чего её балуешь? У неё запросы потом знаешь, какие будут на мужиков? Таких в природе не бывает.
   - Я же есть.
   - Эй, что за разговоры? Я её замуж, между прочим, собираюсь выдать! Ты возьмешь?
   - Возьму.
   - А меня спросить никто не хочет? - решила я подать голос. Похлопала Эльмира по плечу. - Мне лучше, поставь на ноги.
   - Уверена?
   - Ага.
   - Солнце, тебя если спрашивать, то мы ни к чему не придем!
   - Петь, уймись, - я взяла Эла за запястье. - Мне опять не хорошо. Что за Андрей? - Эльмир прижал меня спиной к себе и обнял за талию. Я устало откинула голову. Петька молчал. Я открыла глаза и удивленно протянула. - Рыжик?
   Петька как-то странно смотрел на Эльмира. После моего окрика моргнул и посмотрел на меня.
   - Там курсы. Договорись по времени. И прыжок. Всё плачено.
   - Петя, - выдохнула я. - Прыжок на парашюте?
   - Да.
   - Петенька, спасибо! - я рванула к нему, стряхнув с себя руки Эла, и почувствовала, что в глазах резко темнеет, а я падаю. Сознание отключилось.
  
  
   - Идиот, ты чего её отпустил?
   - А ты, придурок, не мог сказать ей за столом?! Зачем дразнил?
   - Я же не знал, что ей настолько плохо!
   - Теперь знаешь!
   - Теперь знаю, - согласился Петька. - И тебе тоже кое-что надо знать. Держись от неё подальше.
   - Тебя забыл спросить.
   - А ты спроси! Она не из тех, с кем ты привык иметь дело.
   - Я знаю.
   - Тогда зачем?
   - Не твое дело.
   - Я её друг.
   - Если бы ты её отцом был, я бы, может, и спросил, а так... - съехидничал Эл.
   - Как удобно, - съязвил Петька. - Когда отец далеко, а она как ребенок.
   - Рыжий, только потому, что ты о ней заботишься, скажу, для меня все серьёзно.
   Они помолчали.
   - Ладно, но имей ввиду, отец у неё далеко, а вот я рядом.
   - Напугал, - ехидно отвелил Эл.
   Я решила, что пора "прийти в себя", а то страсти разгораются.
   - Ммм... - помычала. А как в себя после такого приходят? Я не знаю. Открыла глаза и испуганно дернулась, надо мной склонились две головы - рыжая и черноволосая. - Эй, вы чего? - севшим голосом прошептала я.
   - Ты в обморок упала, - объяснил Эл.
   - От счастья, - добавил Рыжий.
   - Петя, от счастья в обморок не падают!
   - Ты была первой.
   - Ясно, - кивнула я. - Пить хочу.
   Эльмир ушел на кухню, а Петька поделился:
   - Я бы остался, но у меня завтра собеседование, а костюм дома.
   - Завтра выходной.
   - Так мужик приедет специально меня собеседовать.
   - Круто! Удачи.
   - Ага, - виновато протянул он. - Я бы остался...
   - Сколько желающих остаться, - съязвила я. - К чему бы это?
   - К снегу, - раздался голос Эла. И долго он тут стоит? Я взяла стакан с морсом.
   - Петь, иди. Ты итак в расписание не укладываешься.
   - Язва!
   - Претензии к маме с папой. Иди уже! Я спать хочу.
   - Ладно, пока, - он чмокнул меня в щеку и ушел.
  
  
   Эл меня утомил. То интересуется, чего я хочу, то одеяло поправит, и просто нервирует, сидя напротив, и не отрывая глаз. Когда на часах было одиннадцать, я решила намекнуть:
   - А домой тебе не пора?
   - Я здесь останусь.
   - Думаю, это лишнее.
   - Продолжай думать...
   - Ты чего наглеешь? - возмутилась я.
   - ...пока не передумаешь. А вдруг ночью плохо станет? Прекрати детский сад.
   - А где ты спать собираешься? - поинтересовалась я.
   - Диван у тебя большой.
   - Ну, ты наглый!
   - Детка, а чего ты такая скромная? Мальчик по вызову нормально, а спать рядом со мной стесняешься.
   - Дурак! Я же шутила. Я точно знала, что Петька такого в жизни не сделает.
   - Почему? Все бывает в первый раз.
   - Вот ты бы сестре такой подарок сделал?
   - Так ты ему не сестра.
   - Я ему как сестра.
   - Ну-ну.
   - Он в прошлом году парню врезал за то, что тот меня просто поцеловал.
   Эл помолчал.
   - Так может он тебя ревнует.
   - Нет, просто у того парня девушка была, а я не знала.
   - Так и у тебя парень был.
   - Не было.
   - На расстоянии не в счет? А как же Сашка? - губы слегка скривились. Это он мою нравственность оценивает?
   - А с Сашкой мы почти сразу после его отъезда разошлись, - спокойно ответила я. Вины я за собой не чувствовала.
   - Сразу? - Эл явно был потрясен.
   - Да, а что тебя удивляет? - странная у него реакция.
   - Просто... - Эльмир замер, глядя в никуда.
   - Что?
   - Ничего, - очнулся он. - Спать пора. Пойду, переоденусь.
   Явился он в знакомых мне пижамных брюках. Мурашки забегали по мне табунами. Неужели майку сложно одеть? Мне очень нравилась его кожа - смуглая, гладкая.
   - Эл, ты в солярий ходишь?
   - Нет, - улыбнулся он. - Я в маму смуглый.
   - Везёт тебе.
   - Не жалуюсь, - он потянулся к выключателю.
   - Стой!
   - Стою, - замер он.
   - Возьми у Нинки себе одеяло.
   - Так ты под двумя одеялами! Делись!
   - Ночью температура опять поднимется, я мерзнуть буду.
   - Я тебя согрею, - он выключил свет.
   - Согреешь? - насторожилась я. - Как?
   Он залез под одеяло, и неожиданно прижал меня к себе. Я начала его отталкивать.
   - Ты чего! Отпусти! - возмущенно пыхтела я. Страшно не было, но такое его своеволие раздражало временами очень сильно.
   - Лежи смирно! Я буду согревать тебя своим телом, - насмешливо прозвучало в ответ.
   - Дурак! Да я горячее тебя!
   - Тогда ты будешь согревать меня, у вас тут не жарко.
   - Мы так не договаривались!
   - А мы ни как не договаривались. Вспомни, я сам решил приехать, сам решил остаться.
   - Мне это не нравится, - заявила я. Эл развернул меня спиной к себе, положил мою голову на свое предплечье, потом крепко обнял, и, дунув в ухо, прошептал:
   - Тебе понравится.
   Я окаменела. У меня сбилось дыхание. Я... испугалась?
   - Что понравится? - пискнула я. Он молчал.
   - Эль... - я прокашлялась. - Эльмир!
   - Что, маленькая? - меня поцеловали где-то в районе уха.
   - Ты меня пугаешь, придурок! - рявкнула я.
   - Пугаю? - растерянно спросил он.
   - А по мне незаметно?!
   - Я думал...
   - Он ещё и думал!...
   - О, детка, прости, - Эл опять меня перевернул, на этот раз на спину. Чувствую себя куклой - вертит меня, как хочет. Его ладонь ласково гладила моё лицо, шею. - Я не хотел тебя пугать.
   - А чего ты хотел добиться, приставая ко мне?
   - Я не приставал!- возмутился он. - Я просто обнял тебя.
   - Ты сказал, что мне понравится!
   - И что?
   - Что ты имел ввиду?
   - Мое присутствие в твоей жизни. Я хотел сказать, что тебе понравится, что я буду рядом.
   - Ты меня до психушки доведешь! - заявила я и повернулась к нему спиной.
   - Детка, а ты о чем подумала? - прошептал он через мгновенье.
   - Отстань! Спать пора!
   - Знаешь, мне нравится направление твоих мыслей, - он провел рукой по моей спине. Неожиданно поцеловал меня в шею и прошептал. - Это тебе тоже понравится. - Не успела я достойно ответить, как он обнял меня за талию, подтащил к себе, опять уложил на предплечье и добавил уже нормальным голосом. - Но я не извращенец, и к больным девушкам не пристаю!
   - Как и к пьяным?
   - Как и к пьяным!
  
  
   Эльмир, похоже, спал, иначе бы он точно отреагировал на то, что я так прижимаюсь к нему! Он спал на спине. Моя голова лежала на его плече, правая рука - на его талии, нога закинута на его ногу. Упс! Я начала потихоньку сползать с него, и тут рука на моей спине ожила и прижала меня к Элу.
   Сняв с него ногу, и переместив руку к своему подбородку, я тихо позвала:
   - Эльмир! - ноль эмоций. Попробуем погромче. - Эльмир! - в ответ меня опять прижали покрепче. - Эл, ты меня раздавишь!
   - Все хорошо, маленькая, спи, - пробормотал он на это. И продолжил спать. Где совесть у человека? У него тут пациентка, а он! Я похлопала ладошкой по груди. Спит. Так значит?
   Я погладила его по груди, скользнула к шее и замурлыкала:
   - Милый, проснись.
   - Ммм...
   - Эл, - рука скользнула на живот. Нащупала кубики пресса. Красота. - Любимый, я тебя хочу! Просыпайся! - Он открыл глаза и несколько секунд смотрел в потолок. Потом перевел на меня настороженный взгляд и растерянно сказал с вопросительной интонацией:
   - Олеся?
   - Доброе утро! - шлепнув его по животу, бодро ответила я. - Отпусти меня, мне в ванную надо.
   - В ванную? - он моргнул. - А что?.. - он не закончил фразу.
   - Что? - невинно спросила я.
   - Эээ... Ничего. Сон приснился.
   - Интересный? - полюбопытствовала я.
   - Очень. И такой реалистичный, - это он с подозрением смотрит? На меня? На такую невинную пай-девочку? Напрасно!
   - Здорово. А теперь, пусти меня, - он послушно отпустил, и я отправилась умываться.
  
   Из ванной я отправилась на кухню. Поставила чайник, и вернулась в комнату. Эльмир все ещё был в постели. Утянув одно из одеял, я пристроилась рядом. Эл наблюдал за мной, и я спросила:
   - Где мой телефон?
   - Ты как себя чувствуешь?
   - Нормально. Я там чайник поставила.
   - Я вижу, какая ты с утра пораньше активная, теперь так же активно градусник бери.
   Я поморщилась.
   - Ты - зануда, - но градусник взяла. - Дай телефон, хоть смс почитаю пока.
   Увлекшись смс, я забыла про градусник, вспомнила, только когда Эл его затребовал.
   - Тридцать семь и восемь.
   - Хорошо, - кивнула я.
   - Ничего хорошего. Ты лекарство пила?
   - Эл, ты меня залечить хочешь? При такой температуре можно уже не пить лекарство, пусть организм сам борется.
   - Первый раз такое слышу.
   - Могу ещё раз повторить. Эл, ты спи, время только семь утра. Я вчера весь день проспала, а ты сиделкой работал, - я улыбнулась.
   - У меня сон уже пропал.
   - Почему? Ты вроде крепко спал.
   - Крепко?
   - Я тебя не сразу смогла разбудить, - Эльмир опять посмотрел с подозрением, и я поняла, надо срочно менять тему. - Ты сегодня со мной ещё будешь?
   - Буду, - он явно ждал возражений.
   - Хорошо, - кивнула я. - Тогда я сейчас в интернет залезу, а потом кино можно посмотреть.
   Эльмир согласился. Он позавтракал, я выпила чай. Попытки покормить меня опять провалились.
   Я честно предложила Эллу выбрать фильм, но он уступил выбор мне. Я и выбрала. Через полтора часа я ревела. Эл усадил меня к себе на колени, гладил по спине и шептал что-то успокаивающее. Когда я стала просто всхлипывать, Эл спросил:
   - Детка, ты всегда такая, - он замялся. - Чувствительная?
   - Нет, только когда этот фильм смотрю.
   - Ага, - глубокомысленно изрек мой утешитель. - А часто смотришь?
   - Иногда, - уклончиво ответила я. - Никто его со мной смотреть не хочет.
   - Понимаю, - пробормотал Эл и замолчал.
   - А ты со мной его ещё посмотришь? - я заглянула ему в глаза, демонстративно вытирая слезы.
   - Детка, я конечно ради тебя готов на многое...
   - Я так и знала, - всхлипнула я. - Ни кто меня не понимает.
   - Маленькая, что ж ты со мной делаешь? - пробормотал он. Он что не понимает, что я вроде как манипулирую? Петька сразу такие вещи видит. Мне даже стыдно стало, и я все объяснить решила, но тут он добавил. - Согласен. - И совесть примолкла. Правда, он ещё добавил что-то про условие, но счастье моё не имело границ:
   - Согласен?!
   - С условием.
   - Каким?
   - Не чаще раза в год.
   - Ты точно согласен? - не могла поверить я. Мне то и одного раза хватит.
   - Да.
   - Ты должен при Петьке это сказать!
   - Зачем?
   - О-ля-ля! У нас пари! Петя, час расплаты близок, трепещи!
   - Что за пари?
   - Когда мы с ним смотрели этот фильм, то я его побила!
   - О Боже, детка, ты меня пугаешь! Ты ещё и агрессивная. Только за то, что он не рыдал вместе с тобой, ты его избила?
   - Что ты придумываешь! Он посмеялся надо мной и над фильмом, Пришлось погонять его по квартире с подушкой наперевес, ну и треснула несколько раз.
   - Чем все закончилось?
   - А потом нас Нинка гоняла.
   - Весело живете.
   - Не скучаем, - улыбнулась я.
   - Так что за пари?
   - Петька сказал, что если я найду... ммм... человека, - в оригинале звучало "идиота", но зачем Эла обижать, вдруг передумает. - Который согласится со мной этот фильм повторно смотреть, то он исполнит любое мое желание.
   - Рыжий попал, - усмехнулся Эльмир. - А что за желание?
   - Я ещё не придумала! - расчувствовавшись, я его крепко обняла, а потом поцеловала в щеку. - Ты золото!
   - Кхм, как мало тебе надо для счастья, - улыбнулся Эл. - А что ты ни кого другого не смогла уговорить?
   - Ни кто не поддался!
   - Притворился бы.
   Я возмутилась:
   - Ты меня чему учишь! Это же не честно! Прелесть победы как раз в том, чтобы все по правилам! У тебя не так?
   - Девушки умеют находить обходные пути!
   - Зачем? Интерес пропадает.
   - Все с тобой ясно.
  
   Следующий фильм выбирал Эл, подозреваю, доверие к моему вкусу у него пропало напрочь. Под боевик я мирно задремала, услышала, что фильм он выключил и сел за компьютер, приоткрыла глаза - он достал из своей сумки бумаги, и тетради и чего-то увлеченно искал в интернете. Фанат учебы? Закрыла глаза, а я спать хочу.
   Разбудил меня звонок телефона. Звонила Нинка.
   - Ты где была? Опять телефон забыла?
   - И тебя с прошедшим праздником!
   Нинка засмеялась.
   - Я приеду сегодня, поздно.
   - Ты же завтра хотела утром приехать, - зевнула я.
   - Планы поменялись, по работе надо будет кое-чего поделать.
   - Опять ночью сидеть будешь?
   - Там недолго.
   - Хорошо, буду ждать.
   - Как отметила? Квартира хоть цела?
   - Отмечала весело, расскажу, не поверишь. Квартира цела, приедешь, сама увидишь.
   - До встречи.
   - Пока-пока!
   - Моя голова, - простонала я, натягивая одеяло на голову. Вроде она и не болит, но тяжееелая! Спать надо меньше.
   - Что с твоей головой?
   Я ойкнула. Совсем забыла, что я не одна. Я опустила одеяло до носа.
   - Ты здесь. Я забыла.
   - Не слышу радости в голосе.
   - Радость спит, а меня вот разбудили. Сколько времени? - я потянулась к сотовому. - Надо вставать и заняться чем-нибудь полезным.
   - Ты все рвешься в бой?
   - Эльмир, я уже в норме. Серьёзно. Я чувствую себя хорошо. Температуры точно нет. Я же сказала, два дня и я в норме!
   Меня опять расцеловали в лоб. Я же не ребенок, чтобы мне так температуру мерить! Значит целуют. Хоть и не признаются. А если схитрить?
   - Эл, градусник точнее расскажет уровень моей температуры.
   - А мне так больше нравится, - быстрый поцелуй в губы. Ну, что я говорила? А вот с поцелуями не надо тут торопиться!
   - Шустрый какой, - пробормотала я.
   - Опять скажешь, что я пристаю?
   - Так ты все равно выкрутишься, - ворчу.
   - Мне сложно сдержаться рядом с тобой без того, чтобы прикоснуться или поцеловать, или...
   - Стоп!
   - Что такое? - он смотрел так, что было видно, он прекрасно понимает, почему я его остановила. Коварный тип.
   - Тебе нужно уезжать.
   - Подруга возвращается?
   - Угу.
   - У вас тут строгие нравы?
   - Нет, просто мы будем делиться новостями, и сплетничать, а тебе это все неинтересно.
   - Как неинтересно? Готов поспорить, про меня здесь тоже будут сегодня сплетничать! Так что очень даже интересно.
   Телефон отвлек меня от разговора. Странно, номер незнакомый.
   - Алле.
   - Привет, это Артем.
   Я задумалась, в голове ассоциаций не было и я, поздоровавшись, поинтересовалась:
   - Какой Артем?
   - Из Олимпа.
   - О! Мой спаситель!
   - Как приятно звучит.
   - Главное, нос не задирай, - хмыкнула я. - А откуда у тебя мой номер? Не помню, чтобы давала его тебе.
   - После некоторых сомнений мне его дал парень, которому ты все-таки дозвонилась.
   - Сережка - находка для шпиона.
   - Не очень хорошая находка, я его уговаривал долго и упорно.
   - Хотя бы так, а то родину-мать сдаст не сомневаясь!
   Артем хмыкнул.
   - Как ты добралась?
   - Не помню.
   - Совсем? - он засмеялся.
   - Совсем. Как говорится - очнулся, гипс.
   - А твой брат не бушевал? Он был не особо доволен, по крайней мере поначалу. Потом-то терпел и не жаловался, разве что иногда очень удивлялся. Он тебя нечасто доставляет домой в таком виде?
   Я посмотрела на Эльмира, который внимательно слушал разговор.
   - Сдается мне, ты понимаешь, что он мне не брат.
   Пауза.
   - Ты меня разгадала, - смешок. - А кто он тебе?
   Пока я соображала, что ответить, Эльмир вдруг пропел:
   - Любимая, хватит валяться в постели, я ужин приготовил, - потом наклонился близко ко мне, и добавил:
   - И так провели в ней весь выходной. Кто звонит, Нина?
   Я опешила от таких его речей, а потом рассердилась.
   - Артем, у меня знакомый прикалывается, не обращай внимания! А тот парень, - я мстительно посмотрела на Эла. - Просто знакомый моего друга. Я с ним и виделась-то до клуба один раз.
   Эл прищурился и выглядел как-то угрожающе. Не дожидаясь очередной его выходки, я сказала Артему:
   - Я сейчас не могу говорить. Ты не будешь против, если я тебе перезвоню, и мы встретимся? Я ведь даже не поблагодарила тебя.
   - Отлично, буду ждать звонка, - с сомнением в голосе произнес Артем. Ещё бы он не сомневался! После того, что этот шут устроил. Попрощавшись, я посмотрела на Эльмира.
   - Что это было?!
   - Я не хочу, чтобы ты общалась с этим парнем.
   - Не припомню, когда я интересовалась твоим мнением о том, с кем мне общаться.
   - Олеся, ты ему понравилась, и...
   - Он мне тоже понравился! Он хороший парень, помог незнакомой девчонке, и я хочу с ним общаться. И буду. И ты мне не указ!
   - Детка, я тебе не указ, но послушай меня...
   - Я не хочу тебя слушать. И сейчас тебе лучше уехать, чтобы я не наговорила лишнего, о чем потом пожалею.
   - Хорошо, я уеду. Но имей ввиду, я не просто знакомый твоего друга, и дам понять это любому, кто появится возле тебя.
   - Только маньяков мне не хватало, - прошипела я, и ушла в ванную.
   Когда я вышла, Эл уже одевался в прихожей. Я мрачно посмотрела на него.
   - Детка, не будь сурова, ты разрываешь мне сердце.
   - Хватит паясничать!
   - Я говорю серьёзно, - он подошел и крепко обнял меня. - Ты моя.
   - У нас крепостное право отменили уже давно. А я тебе никаких прав на себя не давала!
   - Маленькая, ты моя и нет ничего, что это изменило бы.
   - Мне смешно это слышать! Ты уйдешь, я закрою за тобой дверь и не вспомню о тебе! Надеюсь, что ты тоже, потому, что у меня уже сил нет, с тобой спорить!
   Он засмеялся.
   - Не надо спорить, прими все как есть и наслаждайся.
   - Что принять?
   - Меня. Прими меня, - он поцеловал меня в лоб.
   - Ты и мне в рабовладельцы предлагаешь записаться?
   - Когда люди принадлежат друг другу, это не рабство.
   - Что же это?
   - Это любовь, глупенькая.
   - Не травмируй меня. Иди отсюда, - пропыхтела я, уж очень сильно он меня стиснул. От избытка эмоций, наверно.
   - Я ухожу, но я вернусь, - Он меня поцеловал, и ушел. А я в каком-то трансе вернулась в комнату. Сидела, касалась губ и думала, думала, думала. Вот он мне не нравится. Точно не нравится! Он меня раздражает тем, что пытается мной командовать, что говорит о чувствах, которых не испытывает, а теперь ещё и парней взялся от меня отваживать. Но когда он меня обнимает... так хорошо... спокойно, уютно... Нет сил оттолкнуть его или вырваться. Но ведь это неправильно? А когда целует... у меня мозги просто выключаются. До сих пор со мной такого не бывало. Не скажу, что я такой спец по поцелуям, но все же поцелуи Эльмира выбивали из колеи. И хотелось продолжения... А он, как на зло, почти сразу целовать меня прекращал. Видимо помнил, как я сердилась из-за первого поцелуя.
   Пока я думала, пришел поздний вечер, и с ним явилась, наконец, Нинка. Вот она-то мне и нужна! Едва она вошла, как я вылила на неё ворох информации, эмоций и переживаний. Она тряхнула головой.
   - Пошли пить чай, я половину не поняла.
   Мы сидели на кухне. Нинка даже не пыталась рассуждать.
   - Слушай, классный парень! Мне он заочно нравится, пригласи его в гости, я с ним пообщаюсь, мозги слегка вправлю, и он нам подойдет.
   - Нинка, ты чего несешь?!
   - Тебе нужен нормальный взрослый парень! И Эльмир создает у меня такое впечатление.
   - Нин, да он мне вздохнуть не даст! Как он меня подставил, когда я с Артемом говорила!
   - На войне и в любви все средства хороши, - ударилась в философию Нинка.
   - Ты его одобряешь? - вспылила я.
   - Ты ведь знаешь, что я желаю тебе всего самого хорошего?
   - Допустим, - насторожилась я.
   - Думаю, для тебя он - то самое лучшее, - я поджала губы, а подружка закончила. - Но, перед окончательным вердиктом, мне с ним хоть пообщаться надо.
   - Такое ощущение, что ты сдаешь меня этому типу с потрохами!
   - Пора бы пристроить тебя в надежные руки.
   - Не торопись от меня избавляться! Тем более, я даже не уверена, что он мне нравится.
   - За тот год, что мы с тобой общаемся, ты ни о ком не говорила столько же, сколько об Эльмире.
   - Просто до него ни кто не изводил меня как он. Может, он маньяк?
   - Олеся, очнись! - вспылила вдруг подружка. - Ты что, думаешь, все должны быть похожи на твоего Ромео?! Боже, да тебе нормальный парень попался, который знает, чего он хочет и прямо об этом говорит, а ты этого кобеля вспоминаешь! Сколько можно? Забудь уже его и живи дальше.
   - Почему кобеля? - обиделась я. - Он джентльмен.
   - Собака он, которая на сене! Только мужского пола, потому и кобель. Ни себе ни людям! Так тебя уболтал, что ты на парней не смотришь, а сам уехал. И ведь заранее знал, что уедет! Как я рада, что появился этот Эльмир, может он тебя встряхнет, и ты оживешь, наконец.
   - Нина!
   - Что Нина! Я уже, знаешь, сколько лет Нина?
   - Ты чего разошлась? Причем здесь Сашка?
   Нинка притихла.
   - Значит так. Ты хотя бы не бегай от него, как от остальных до этого! Впрочем, этот, похоже, в любом случае догонит. Надеюсь.
   - Нина!
   - Олесь, ты с ним хоть поговори!
   - О чем мне с ним говорить?
   - Думаю, он найдет о чем.
   - Я ему все равно не верю.
   - Ну и не верь. Но что тебе мешает пообщаться с симпатичным парнем? Тем более он так целуется, - хихикнула Нинка.
   - Да, - вздохнула я. - Целуется он, конечно... - задумалась.
   - Ладно, теперь и поработать надо.
   - Угу, - невнятно ответила, продолжая думать о поцелуях.
  
   Учебные будни пролетели в переписке по смс с Эльмиром.
  
   "Привет, детка! Возьми трубку!"
   "Некогда"
   "Маленькая, ты зря злишься!"
   "Милая, давай встретимся"
   "Леся, ты где пропала?"
   "Сказала же, занята!"
  
   "Олесь, привет!"
   "Опять занята?"
   "Я тебя сегодня встречу"
   "Не надо меня встречать!"
   "Я соскучился"
   "Детка, ты где?"
   "Олеся, ты чего на парах не была? Ты здорова?"
   "Трубку возьми"
   "Оставь меня в покое!"
  
   "Олесь, в чем дело? Объясни хоть!"
   "Ты! Меня! Взбесил!"
   "Чем?!"
   "Ситуацией с Артемом! Кстати, я вчера с ним встречалась"
   "Детка, я же его найду! И больно сделаю!"
   "Только попробуй! Маньяк. Я тебе сама больно сделаю. Хватит мне угрожать!"
   "Я не тебе"
   "Я все сказала!"
   "Ладно, пусть живет"
   "Мы встретимся?"
   "Раз ты мирно настроен, то да"
   "Сегодня?"
   "Сегодня не могу. Завтра, возможно"
   "Ок. До завтра"
  
   "Привет! Чем вечером занимаешься?"
   "У меня пары до девяти ((( "
   "Поехали со мной"
   "Куда?"
   "Знакомые собираются вечером"
   "Я голодная буду"
   "Мы не надолго. Потом поужинаем"
   "Зачем ехать, если ненадолго?"
   "По работе надо"
   К любой работе я всегда относилась серьезно, потому причину сочла уважительной.
   "Встречай"
   "Наконец-то, я думал ты меня так и будешь избегать. Трусишка"
   "До вечера, детка. Я соскучился"
   Я улыбнулась. Я тоже соскучилась. Наверно.
   - О чем мечтаешь? - толкнул меня Макс.
   - Я не мечтаю, а планирую всякие гадости.
   - Вот ты какая, оказывается.
   - Максим, тебе чего надо?
   - Почему сразу, чего надо? - поморщился он.
   - Потому, что обычно, ты при встрече со мной даже не здороваешься!
   - Если не здороваюсь, значит, просто не замечаю.
   - Ну-ну, и тут ни с того ни с сего я стала такая заметная!
   - Синельников! Богданова! Прекратить разговоры!
   Я поджала губы. Ещё из-за Синельникова не хватало замечаний нахватать! До конца пары я игнорировала его попытки со мной заговорить, и он умолк. На перемене опять активизировался.
   - Олеська!
   - Изыди!
   - Олесенька, ну не вредничай! - он меня достал. Не даром, говорят, что наш Синельников любого изведет, если задастся целью. С ним из-за этого старались лишний раз не связываться. Вспомнив об этом, я решила узнать, в чем, собственно говоря, дело.
   - Ладно, говори, чего тебе! - тут вошел препод, и я шепнула. - После пары!
   Макс кивнул. Интересно, что же ему от меня надо? Вряд ли домашку по английскому, у меня по нему совсем слабая четверка.
   Пара тянулась долго. Едва дождавшись окончания, я побросала в сумку лекции и ручки. Макс выскочил следом за мной.
   - Олесь, сделай доброе дело.
   - Я не крестная фея, но раз начал, заканчивай.
   - Познакомь меня с Николаевым.
   - С кем? - удивилась я.
   - С Николаевым.
   - Макс, я такого не знаю.
   - Да ладно, мне точно сказали, что ты с ним тусишь.
   - Как я могу тусить с тем, кого не знаю? - я огляделась, Эльмира не было. Это даже хорошо, заскочу... ммм... носик попудрить. Однокурсник упорно ждал меня возле туалета. Настырный. Я пошла к гардеробу, на первый этаж. Максим за мной.
   На лестнице он вдруг обнял меня за плечи и начал изображать ласковый шепот:
   - Ну чего ты упираешься? - это он меня типа очаровать решил?! Я попыталась его оттолкнуть:
   - Отпусти! - увы, Синельников был не особо высоким, но достаточно сильным, чтобы меня удержать. И, как на зло, никого вокруг не было, народ собрался у гардероба.
   Не то, чтобы я испугалась, но давить на меня никому не позволено. Я ткнула его локтем в бок, он продолжал меня удерживать. - Идиот! Мозгов мало? Хочешь, чтобы тебе последние вышибли?
   - Богданова, не рыпайся! - зло проговорил Максим. - Я тебя прошу о малом. Тебе это ничего не будет стоить, а ведь я могу тебе жизнь подпортить! - последнюю фразу он произнес, склонившись прямо к моему лицу. Не знаю, какого результата он ожидал, но я пребывала в бешенстве.
   - Ах ты, гад белобрысый! - начала я в запале, но меня перебили:
   - Детка, не нервничай, тебе это вредно! - раздалось с лестничного пролета. Мы с Максом повернулись к Эльмиру, который стоял у окна. Я рванулась, но Макс, видимо, от шока, продолжал меня удерживать. - А ты убери руки от моей девушки, иначе я тебе их поломаю, - почти ласково обратился к нему Эльмир.
   Наконец, меня освободили, я быстро подошла к Элу, он обнял меня и поцеловал в висок. Синельников таращился на нас, потом подошел и заявил:
   - Да я ничего такого! Это шутка такая была! - потом протянул Эльмиру руку. - Максим.
   Эл руку проигнорировал:
   - Вот что, Максим! Если до меня дойдет намек на то, что ты просто испортил Олесе настроение, то у тебя возникнут проблемы, - Максим опустил руку и на протяжении речи бросал на меня злые взгляды, - Ты знаешь, кто я?
   - Знаю, - сквозь зубы процедил Макс.
   - Значит, ты меня понял.
   - Понял.
   - Свободен.
   И Макс ушел. Я, слегка отодвинувшись от Эла, спросила:
   - Это что такое было? Ты крестный отец местного разлива, что тебя все знают? Почему тогда я не в курсе?
   Эльмир засмеялся.
   - Олесь, я же старшекурсник. Кто, по-твоему, рулит в университете?
   - Я всегда считала, что деканат, - проворчала я. - А вообще, ты же заочник!
   - Ну и что? У меня полно друзей. Я дружу с деканатом очного отделения. Поэтому могу основательно усложнить ему жизнь.
   - А откуда он тебя знает?
   - Это ты у него спроси. Я его не знаю. Как его зовут?
   - Синельников Максим.
   - Что он от тебя хотел?
   - Чтобы я его познакомила с каким-то Николаевым.
   - С Николаевым?
   - Ага, а я такого даже не знаю.
   Эльмир засмеялся
   - Пошли к гардеробу, он скоро закроется, - Эл взял меня за руку, и мы отправились за моей одеждой.
   Уже в машине я поинтересовалась:
   - А к кому мы едем? По какому поводу праздник?
   - Да там не праздник, просто народ собирается. Ты же любишь такие сборища?
   - Люблю.
   - Ты там пообщаешься, я дела улажу, и поедем ужинать. Ты учишься завтра?
   - Учусь. Две пары.
   - Может, пропустишь?
   - Зачем? Я привыкла поздно ложиться и рано вставать. Да и переписывать потом придется. Лень. Проще сходить. И препод меня запомнит, может в сессию зачтется.
   - Олесь, поехали ко мне сегодня.
   - Эмм... Не думаю, что это хорошая идея.
   - Детка, я тоже учусь, я работаю, и времени в сутках мне не хватает. Ты постоянно... занята, - да, я его избегала, что скрывать? - Мы так редко видимся.
   - У меня завтра учеба, - попыталась я сопротивляться. - А тетрадь дома.
   - У тебя лекции. Я дам тебе чистую тетрадь, если ты так на них рвешься. Я тебя утром сам отвезу.
   Я слегка покраснела. Мне сложно было ему объяснить. Из того, что я о нем слышала, следовало, что на шею ему девушки вешались на раз, в постель прыгали на два. А я туда не торопилась. Я сомневаюсь в нем, потому что не понимаю - чего он от меня хочет. С одной стороны он обо мне заботится, и вроде как, ухаживает, с другой... я о нем знаю слишком много нелицеприятных фактов. Не верю я в любовь с первого взгляда, тем более у таких, как он. И самое главное, к нему слишком легко привыкнуть, заботливый, нежный, красивый, надежный, хотя надежность под сомнением... Так или иначе, сегодня он меня защитил, и как же приятно переложить защиту себя любимой на крепкие мужские плечи.
   Пока я размышляла, Эльмир поймал мою руку, поцеловал.
   - Маленькая, скажи честно, что тебя останавливает?
   - Эльмир, - решилась я. - Может, моя информация неверна, но из того, что я знаю, ты довольно быстро переводишь отношения с девушками в определенную плоскость, а я к этому не готова.
   Пауза. Смех.
   - Ты говоришь обтекаемо, как юрист.
   - Я и есть будущий юрист, между прочим, - обиженно поджимаю губы.
   - Детка, я не хотел тебя обидеть, - опять целует мою руку. - Просто я не понимал, почему ты меня избегаешь. И думал о других причинах. Все дело в этом? Ты боишься, что я начну тебя нагло домогаться?
   Я выдернула свою конечность.
   - Ничего я не боюсь. Я действительно была занята! А вообще, я просто хочу расставить точки над i.
   В этот момент мы заехали на стоянку. Эл расплатился с охранником, и мы направились к новостройке. Эльмир взял меня за руку, и продолжил прерванный разговор.
   - Детка, точки над i это хорошо. Я приглашаю тебя к себе, чтобы побыть вдвоем. Я хочу узнать о тебе больше. Если подумать, большую часть времени, что мы провели вместе, ты спала. И, просыпаясь, я хочу знать, что ты рядом.
   - Рядом?
   - Хотя бы в пределах квартиры, - он улыбнулся. - Олесь, я не буду тебя не к чему принуждать.
   В этот момент мы подошли к дому и Эльмир набрал номер квартиры, нас впустили. В лифте Эльмир спросил:
   - Так что, едем ко мне?
   - Уговорил, - не нашла сил сопротивляться я.
   - Я рад, - сказал он и поцеловал меня. Я не успела отреагировать, как нас прервали:
   - Эльм, ты определенно везде успеваешь.
   Эл хмыкнул:
   - Учись! - я традиционно покраснела, а он представил нас. - Это Олеся моя девушка. Игорь мой давний знакомый.
   Игорь был потрясен:
   - Девушка?! Девушка Эльма. Какое... непривычное сочетание слов.
   - Игорь, - с угрозой произнес Эльмир.
   - Эээ... То есть... Извини, Олесь, у меня язык без костей.
   - Я заметила, - ответила я.
   - Ааа... - растерялся Игорь от такой грубости, а Эльмир засмеялся:
   - Игореха, веди в дом.
  
  
   Я закрылась в туалете. Сегодня, определенно, не мой день. Точнее вечер не мой. Начал его портить Синельников, а закончили эти стервы. Пока Эл был рядом всё шло тихо-мирно. Только рядом он был самую малость, а когда ушел поговорить о делах и попросил позаботиться о "его девушке", я поняла что мне каюк. Ключевое слово здесь "девушка". Вообще-то, мы наши отношения ни как не обозначали... Впрочем, не о том сейчас речь. Так вот, признавать меня девушкой Эла в этой дамской компании, явно не собирались. В обтекаемых выражениях эти фифы опустили мою стрижку, макияж (вернее его отсутствие), мои джинсы и футболку (они-то все щеголяли чуть ли не в вечерних туалетах), когда дело дошло до моей внешности, я не выдержала и сбежала.
   Конечно, я могла обхамить их и послать по экзотическим маршрутам, но это выглядело бы дико, они-то были вроде как вежливы. Да и не хотелось ругаться, вдруг кто-то из них имеет отношение к работе Эльмира. А я тут с чьей-то подружкой поскандалю.
   И что дальше? Весь вечер здесь сидеть? Надо выбраться и пройтись по квартире, может, найду место, в котором можно затаиться, а Эл освободится, позвонит мне, и я найдусь. Я прижалась ухом у двери. Тихо. Надеюсь, меня не караулят. За дверью никого не было. Отлично. Я пошла в противоположную сторону от основного скопления народа. В итоге я нашла то самое место.
   - Библиотека. Красота, - пробормотала я. Свет был приглушенным, но надписи на корешках разобрать было можно. - Романы. Детективы. Кант, Гегель. Круто! А тут что? Биографии. Очень интересно. Но долго. А попроще? О. Генри. То, что доктор прописал.
   - Любите О. Генри? - я подскочила на месте и чуть второй раз в жизни не потеряла сознание. Обернулась, прижав к себе книгу. В углу загорелся торшер. - Извините, не хотел вас пугать.
   Вечер продолжается. Черт! Я прокашлялась.
   - Здравствуйте. Я вас не заметила. Если мешаю, я могу уйти.
   - Оставайтесь.
   - Ммм... Спасибо, - промямлила я.
   - Присаживайтесь, - молодой человек махнул на кресло рядом со своим. Сев в кресло я успокоилась. - Что заставило вас покинуть компанию? - он не говорил, а прямо-таки изъяснялся. Забавно. Тут я поняла, о чем он спросил и поморщилась:
   - Сама компания. Давайте на ты? Я Олеся.
   - Давай. Иннокентий. Можно Кент.
   - А можно Кеша? - уточнила я.
   - Кеша? - поморщился он.
   - Ну, Кент - это холодно и чуждо, а Кеша - нежно и уютно.
   Он какое-то время на меня таращился, а потом кивнул:
   - Тебе можно.
   - Спасибо, - улыбнулась я.
   - Так что с компанией?
   - Не самая приятная тема.
   - Тебя обидели?
   - Пытались, - хмыкнула я.
   - Так что произошло?
   - Началось все из-за того, с кем я пришла, как я понимаю, а потом из спортивного интереса.
   - С кем ты пришла?
   - С Эльмиром.
   Кент засмеялся.
   - С первой причиной ты точно не ошиблась. Что же он тебя не защитил?
   - Он по работе общаться ушел.
   - А сама? Постеснялась? - теперь засмеялась я.
   - Нет, просто хамить красиво, как они, я не умею, если говорю, то все как есть и в лоб. А если я нахамлю не тому человеку, то могу создать Элу проблемы с работой. Я их вижу первый и последний раз, переживу.
   - И проучить их не хочется?
   - По большому счету они меня особо и не задели, просто противно.
   - Как так?
   - Смотри, прошлись они по моей одежде, так я к ней равнодушна. Конечно, немного неловко, что они в вечерних нарядах, а я в джинсах, так я и не собиралась сюда. Подкололи, что я не накрашена, так я в принципе это дело не очень люблю. Что внешность у меня средняя, об этом я и без них знаю. Понимаешь о чем я?
   - Примерно. А что бы тебя задело?
   - Вот если бы они блеснули интеллектом, а я рядом с нулевым IQ стояла, я бы заморочилась. Не в теме быть грустно. Друзей бы моих грязью поливали - я бы рассердилась. Не умеют девочки болевые точки искать. А такое поведение просто неприятно.
   - А по Эльму неужели не прошлись?
   - Прошлись, - я хихикнула. - Только ничего нового о нём они мне не сказали, разве что конкретные имена назвали.
   Тут мы засмеялись уже вдвоем.
   - А ты почему здесь?
   - Я устал. Слишком много внимания.
   - Не любишь общаться?
   - Общаться люблю. Но тут... Они со мной общаются потому, что сейчас я в моде.
   - Ужас какой! Сочувствую тебе!
   - Сочувствуешь?
   - Это ведь грустно, когда вот так все происходит! Тобой как будто пользуются.
   Кеша поднял брови, а я добавила:
   - Извини, я не хотела тебя обидеть. Просто с твоих слов это прозвучало именно так.
   - Ты все правильно сказала, просто такие вещи обычно не говорят вслух, - он усмехнулся. Я вздохнула:
   - Я часто говорю либо не то, либо не вовремя.
   - Но честно?
   - Но честно, - грустно улыбнулась я.
   - А как ты с Эльмом познакомилась?
   - Мы в одном универе учимся.
   - Это радует.
   - Что радует? - удивилась я.
   - Ты выглядишь, лет на пятнадцать, я думал, Эла на школьниц потянуло.
   - Мне скоро двадцать будет, - хмыкнула я. - Но маленькая собачка до старости щенок.
   - Олеся, а зачем ты связалась с Эльмом?
   - Это не я связалась, это он меня все повязать пытается, - опять хмыкнула я. Зазвонил телефон. Эльмир.
   - Олесь, ты где?
   - Я в библиотеке.
   - Что там делаешь?
   - Скрываюсь.
   - Не понял, - напряженно сказал он.
   - Я сейчас приду.
   - Нет, это я приду. Жди.
   - Жду, - поморщилась я и отключилась.
   - Что случилось? - спросил Кеша.
   - По-моему, он злится. Не надо было мне уходить оттуда, наверно.
   - Малышка, ты все правильно сделала. Раз он не разрешил ситуацию, то ты сама должна выбрать, как поступить.
   - Думаешь?
   - Он должен был сообразить, с кем тебя оставляет.
   Я грустно вздохнула. Пришел Эл. Увидев Кешу, он напрягся. Подошел.
   - Привет, Кент!
   - Привет, Эльм!
   Санта-Барбара? Они враги до гроба? Что же мне Кеша ничего не сказал.
   - Детка, что случилось?
   - Я пойду, - встал Кеша. - Олеся, приятно было познакомиться.
   - Мне тоже, - слабо улыбнулась я.
   Когда Кеша ушел, Эл сел в кресло, и усадил меня на колени.
   - Рассказывай.
   - Что именно?
   - Почему ты здесь с Кентом?
   - Я пришла, он здесь уже был.
   - А почему ушла?
   - Тебе коротко или в деталях?
   - Давай коротко.
   - Достали.
   Мы помолчали. Эльмир заговорил первым.
   - Это все?
   - Ты же коротко хотел.
   - Я недооценил твой талант.
   - Ладно. Получи детали. Те, с кем ты меня оставил, разделились на две части. Часть первая - твои бывшие, выразили недоумение по поводу того, как это после них ты опустился до меня.
   - Черт! Черт! Черт! Детка...
   - Ты хотел деталей, слушай! - отрезала я. Часть вторая, твои будущие.
   - Какие будущие? Ты о чем?
   - Это не я. Это они. Не перебивай. Так вот, часть вторая выразила уверенность в том, что я вообще не у дел. Посоветовавшись, решили, что если и ошиблись, то ты скоро опомнишься и исправишь. Потом мне перемыли косточки, сочувствуя всему, что только можно. В общем, как-то так. А потом я сбежала.
   - Кент тебя не обидел?
   - Кеша? Он милый, зачем ему меня обижать? Или он тоже в одной из частей?
   - В смысле?!
   - Ну, бывший или будущий!
   - Олеся, что у тебя за шутки?
   - А что? Кеша симпатичный! - меня стиснули посильнее.
   - Ты хочешь, чтобы я ревновал?
   - Нет, я хочу, чтобы ты разозлился как я, когда слушала то, что на меня выливали.
   - Думаю, им досталось не меньше.
   - От кого? - удивилась я.
   Эльмир заглянул мне в лицо.
   - От тебя, детка, разве тебе в этом деле нужны помощники? Даже странно, что мне никто не пожаловался. Ты там подушкой ни кому не зарядила?
   Я опешила. А потом изложила ему, почему я была паинькой и держала язык за зубами.
   - Ты из-за меня... Ох, маленькая, такого для меня ещё никто не делал, - усмехнулся он. - Но не дадим им расслабиться. Сейчас мы вернемся, ты или молчи, или во всем со мной соглашайся, - с этими словами он потащил меня к гостям. Вернее к гостьям, почему-то они кучковались отдельно от парней, которые разбрелись по квартире. Сплетницы. Девушки оживились.
   - Эльм, солнышко, давно тебя не видела!
   - Эльмир, ты где пропадал!
   - Мы скучали!
   И все в том духе. Ничего оригинального. Сначала Эльмир говорил вполне нормальные вещи: на учебе завалы, после работы сил нет, а вот потом...
   -... и свободное время с Олесей. Вы же понимаете, когда добиваешься любимой женщины столько времени, то отрываться от неё не хочется.
   Все с изумлением уставились на него (я в том числе), потом с недоумением - на меня. Да, девочки, я с вами согласна!
   - Так вы что, встречаетесь?
   - Да, - он чмокнул меня в висок.
   - И давно?
   - Недавно.
   - О, недавно, - фифы вдохновились.
   - Если не считать времени, которое она заставила за собой побегать.
   - И долго ты бегал? - хихикнула одна из блондинок.
   - Полтора года.
   И тишина.
   - Сколько?!
   - Эльм, что за фантазии!
   - Эльчик, что за бред?
   - Девочки, что это вы разошлись? - "Удивился" Эл. Я только закатывала глаза. Глупее он ничего не мог придумать? С пустого места такие истории рассказывать глупо.
   - Эльчик, ну что ты тут рассказываешь? За полтора года ни кто про неё не слышал, ничего неизвестно и тут, получите, распишетесь, - вот, не все тут дуры. Я с интересом посмотрела на брюнетку.
   - Крис, от тебя я не ожидал таких вопросов.
   - Почему?
   - Разве ты не помнишь наш разговор после дня рождения твоего брата? Я тогда немного, - косой взгляд в мою сторону. - Перебрал. И ты мою исповедь принимала.
   - Какой... - Крис замерла, а потом перевела сузившиеся глаза на меня. - Так это она?!
   - Она, - радостно произнес Эльмир, целуя меня в краешек губ. С радостью он, по-моему, переиграл. А потом умильно добавил. - Моё счастье.
   Дамы были в шоке. Эй, девчонки, да вы что? Верите? Блин, будущих Станиславских здесь не намечается.
   - О, Боже, - скривилась Крис. И ты поверила? А я, было, решила, что ты умнее остальных. - Это на ней ты хотел жениться? - она брезгливо рассматривала меня. А я тихо офигевала. Интересные дела! Что же у него там было, и о ком он говорил так, что эта стерва сейчас захлебнется ядом?
   - Я и сейчас хочу, - вздохнул Эльмир. - А она сопротивляется. Учеба у неё, не нагулялась она. Свободы хочется, - он задумчиво потерся щекой о мой затылок. - Вас женщин иногда сложно понять.
   На меня смотрели так... По-моему, они прицениваются к моему скальпу! При этом, я чувствовала себя дура-дурой и еле сдерживала смех.
   - Эльм, - пропела очередная блондинка, - А что же ты Олесю скрывал ото всех?
   - Мариночка, даже сказать неловко, - вздохнул Эл.
   Взгляды загорелись.
   - Поделись с нами!
   - Мы ни кому ни слова!
   - Ты же нас знаешь! - он вас действительно знает! Любопытство разжигает на одном дыхании, а ерунду преподносит так, что вы верите.
   - Детка, ты не против, если я скажу? - обратился он ко мне. Я неопределенно помотала головой. Хищницы готовились торжествовать.
   - Дело в том, что она меня стесняется.
   Я чуть не покрутила у виска. Фантазия у человек странная.
   Сначала мы с девочками дружно попялились на Эла. Потом все дружно начали пялиться на меня. Да не смотрите вы так! Я с вами полностью согласна, он несет чушь! Нет, не так. ЧУШЬ!
   - Олеся, - обратилась ко мне одна из див. - А чего ты стесняешься? Эльмир такой, - он неопределенно повела рукой и стала разглядывать Эла, словно он пирожное. - Ну, он прямо как картинка.
   Хороший вопрос! Только ответа у мня нет. Я сладко улыбнулась.
   - Любимый, можешь ничего не скрывать! - после этих слов он замер, растеряно улыбнулся, а потом выдал:
   - Репутация ей моя не нравится. И ещё, когда мы познакомились она меня бездельником и лоботрясом назвала.
   - И что же изменилось? - хмыкнула одна из девиц. - Твоя репутация осталась такой же, какой и была.
   - Лиз, я теперь работающий человек!
   - А репутация?
   - Не даром же вы меня давно не видели, - лукаво улыбнулся Эл, а потом провел большим пальцем по моим губам и проникновенно поделился. - Я её усердно исправляю.
   Даже я почти поверила, что уж говорить об этих курицах? Я таяла под взглядом Эльмира, и тут раздался знакомый голос:
   - Олеся? А ты здесь какими судьбами?
   Я моргнула, оторвала взгляд от глаз Эла, перевела на говорящего.
   - Андрей! - я вскочила и бросилась к нему обниматься. Он взлохматил мне волосы. Вечно со мной как с ребенком обращается! - Привет! Давно не виделись!
   - Так вы с Ксюхой шифруетесь, а мы зовем - ты то болеешь, - он бросил взгляд поверх моей головы, - то занята.
   - Мы на следующей неделе с Ксю встречаемся.
   - Она говорила у тебя там приключения! Расскажешь?
   - Эээ...- протянула я. Андрей не одобрял наших с Ксюшкой самостоятельных вылазок в клубы, только с ним или надежными знакомыми, чтобы за нами присмотр был.
   - У тебя от меня тайны?
   - Ну...- я не нашлась, что сказать.
   - Ладно, приезжай к нам, родители про тебя спрашивали.
   - Ага, приеду.
   - Тебя домой подвезти?
   И тут меня рванули от Андрея. Эльмир демонстративно прижал меня к себе.
   - Она сегодня у меня ночует, а я на машине.
   Андрей внимательно на меня посмотрел, я покраснела.
   - Я уезжаю. Приедешь к нам, поговорим. Ты предупреди, чтобы я дома был.
   - Хорошо, - улыбнулась я. Андрей поцеловал меня в щеку, протянул Элу руку:
   - Созвонимся. И поговорим.
   - Поговорим, - кивнул Эльмир. Мне кажется, или разговор будет обо мне? Надо будет с Андреем побеседовать, что за родительские замашки! И так нас с Ксюхой в приключениях ограничивает. Это он ещё про подарок Петьки не знает.
   Андрей ушел, а на меня опять смотрели внимательно, оценивающе.
   - Ты хорошо знаешь Андрея? - спросила Крис.
   - Похоже, даже очень хорошо, судя по их нежным объятиям, - ядовито заметила Марина. - Эльм, и она попрекает тебя репутацией? Как ты терпишь?
   Не успела я вставить слово, как Эльмир заявил:
   - Мариночка, Олесе я доверяю. И ко всему прочему, ты не поверишь, - ядовито заметил он. - Она действительно умеет ДРУЖИТЬ с мужским полом.
   Я снова открыла рот, но Эльмир заявил:
   - Дамы, нам пора, мы вас покидаем.
   Вот и поговорили.
   Мы направились к выходу, но дорогу нам преградил Кеша.
   - Эльм, позволь похитить твою даму на пару минут.
   - Не позволю. Если у тебя есть что сказать моей девушке, - последние два слова он выделил, - говори при мне. - Эл сжал губы.
   - Эльмир, ты чего? - удивилась я. Что за страсти?
   На нас стали коситься, и прислушиваться к беседе.
   - Эльм, - Кеша наклонил голову. - Девушка, не значит собственность.
   Эльмир молчал. Да что происходит-то?
   - Кеша, прекрати! - обратилась я к нему. - В чем дело? О чем ты хочешь поговорить?
   - Ну не при всех же, - хмыкнул Кеша и посмотрел через мое плечо. Я обернулась. Мы были в центре внимания. Вот ведь!..
   - Кеша, что за шоу? - рассердилась я.
   - Олеся, позвони мне, - он протянул мне кусочек картона. Визитка.
   - Зачем? - удивилась я.
   - Хочу продолжить интересное знакомство, - я подняла брови, а Кеша настойчиво спросил. - Позвонишь?
   Я не знала, как поступить. Эльмир меня тут чуть ли не невестой представил, а мне тут знакомства навязывают!
   - Позвонит, - раздался вдруг голос Эла. - Но она у меня рассеянная, так что, звони мне, я напомню. Мой номер знаешь?
   - Знаю, - улыбаясь, ответил Кеша.
   - Отлично. Детка, бери визитку, она не кусается. Нам пора.
   Я взяла визитку.
   - До свидания, Олеся, - заулыбался Кеша.
   - Пока, - растерянно ответила я.
   До машины я молчала, потом заявила:
   - Эл, знаешь, я хочу домой.
   Пауза. Пауза затягивается.
   - Ты собираешься молчать?
   - Сейчас заедем в кафе, и домой поедем.
   - Ладно, скажу в деталях: аппетит у меня пропал, и я хочу к себе домой.
   - Нет.
   - Что, прости?!
   - Если не хочешь ужинать в кафе, то поедем домой, но поедем КО МНЕ домой.
   - Эл, я не хочу ехать к тебе.
   - Мы договаривались.
   - Эльмир, я хочу побыть одна. И подумать.
   - Черт! Детка, опасно оставлять тебя одну. Твоя фантазия настолько бурная, что я не представляю, к чему ты придешь наедине с собой.
   Я промолчала. А что тут скажешь? Я и сама знала о заскоках своей фантазии. Уже не раз из-за неё сама себе жизнь усложняла.
   - Маленькая, давай мы поедем ко мне и поговорим.
   - Не хочу!
   - Олесь, ты ведешь себя как ребенок!
   - Знаю!
   Он посмотрел на меня удивленно, а потом как-то так ласково сказал:
   - Ты непредсказуема. Иногда это радует, иногда пугает.
   Я задумалась. Может оскорбиться? Но он так смотрел... Такая нежная улыбка, хитринка в глазах... О-ё-ёй! Чего это я? Но боевой задор растворялся в его темных глазах. Похоже, он начинает вить из меня веревки одним взглядом. Пока мои мысли в панике разлетались в разные стороны, опять слетались, бились друг о друга, я с ужасом смотрела на Эльмира. А может это НЛП какое-нибудь? О, мама дорогая! Не в ту степь меня несёт! Я уткнулась взглядом в бардачок, и думала, думала, думала.
   Не сразу заметила, что мы стоим. Посмотрела на Эльмира, он меня разглядывал. Похоже, это его любимое занятие.
   - Пойдем?
   - А? Да-да, пойдем, - открытия о самой себе потрясли настолько, что я забыла о своем нежелании ехать к Элу. Он открыл мне дверь, и пока мы шли домой, придерживал за локоток. Наверно, это было сделано с целью пресечь попытку к бегству. Вот где доверие? А ведь я шла покорно! Аки агнец на заклание! Ну, или как-то так.
   Меня раздели-разули, отправили мыть руки. Эльмир в это время разогревал ужин. Глядя на накрытый стол, я мрачно сказала:
   - Ты слишком вкусно меня кормишь!
   - И что же в этом плохого?
   - Я умру от обжорства.
   - Для этого ты слишком редко у меня бываешь!
   - Ты смотри, а то я к тебе стану заглядывать слишком часто.
   - Да хоть переезжай.
   - Ага, как же! И сразу вручишь мне ложки-поварешки!
   - Если верить Рыжему, это опасно для жизни.
   - Про жизнь он преувеличивает, а вот про здоровье - вопрос актуален.
   Эльмир усмехнулся.
   - Присаживайся и ешь.
   Я съела несколько ложек, потом стала просто гонять кусок мяса по тарелке. Посмотрела на Эльмира, он ел быстро и аккуратно. Приятно смотреть. Из нас двоих голоднее явно был он. Эл ел, глядя в тарелку, о чем-то задумавшись, а я, подперев рукой подбородок, разглядывала его. Эльмир поднял голову, поймал мой взгляд и едва не поперхнулся.
   - Ты совершенствуешься. В прошлый раз так подавился, что пришлось приложить много усилий для сохранения твоей жизни.
   - Рыжий больше притворялся.
   - Он это дело любит, - улыбнулась я.
   - Ты сыта?
   Я с тоской посмотрела на свою тарелку.
   - Да.
   - Чай? Кофе?
   - Потанцуем?
   - Выбирай музыку, я только "за".
   Я вздохнула:
   - Давай танцы после чая.
   - Ловлю на слове.
   - Ловить не значит поймать. Что с чаем?
   К чаю Эл выложил пирожные и плитку моего любимого шоколада.
   - Ох! - я вцепилась в шоколадку. - Обожаю.
   - Знаю.
   - Откуда?
   - Серёга, вроде, говорил. Или Рыжий.
   Я хмыкнула.
   - Петька меня подкалывает, говорит, что мой вес не соответствует количеству потребляемого шоколада.
   Когда от шоколадки осталось пару долек, я сообразила спросить:
   - Тебе оставить? - он почти с умилением наблюдал за мной.
   - Нет, я равнодушен к сладкому.
   - Ты выгодный сосед на днях рождения! У тебя можно тортик перехватить.
   - Неоспоримое достоинство, - улыбнулся Эльмир.
   Мы разглядывали друг друга какое-то время, потом я поинтересовалась:
   - Что дальше?
   - А чего ты хочешь?
   - Я хотела домой. Думать, - проснулась моя вредность.
   - Много думать иногда вредно. Но, все как ты захочешь, - он взял меня за руку и повел. Мы опять были в его комнате.
   - Комната в твоем распоряжении, компьютер без пароля, интернет есть. Тебе дать футболку, переодеться?
   Я растерялась. Что, все так просто?
   - Давай.
   Он вручил мне футболку и вышел из комнаты. Я села на кровать. Повздыхала. Переоделась. Залезла под одеяло. Рассмотрела потолок в деталях. Время-то позднее, если не думать, то спать пора. Закрыла глаза. Открыла глаза. Спать не хотелось. Сегодняшний вечер выбил меня из колеи. Все, что я говорила Кеше, правда, я, действительно, все это знала про Эльмира, но осадок остался, тяжелый, темный и раздражающий. И внятно я его объяснить не могла, поэтому даже не пыталась заговаривать об этом. Зато, я точно знала, чего мне сейчас хочется. Побыть рядом с Эльмиром. Когда он меня просто обнимает, мысли из головы улетают, сейчас, это то, что мне нужно. Я отправилась на поиски Эла.
   Он был в гостиной. У него и здесь компьютер. Точнее ноутбук. Сидел он за этим самым ноутбуком, тоскливо разглядывал стену, и отбивал пальцами о стол какой-то мотив.
   Прижавшись к косяку, и постояв пару минут, я позвала:
   - Эльмир.
   Он вздрогнул, обернулся.
   - Олеся... - он явно не ждал меня.
   Мы помолчали. Я просто не знала, что сказать. А он занимался любимым делом - рассматривал меня с ног до головы и в обратном порядке. Он смотрел так... На меня так никогда не смотрели. Казалось, что взглядом он меня касался. Касался ласково, но уверенно, как будто все что видит - принадлежит ему. От такого дыхание сбилось, в животе запорхали бабочки. Так, считаем до десяти. Или дышим глубже? А лучше дайте валерьянки, лошадиную дозу!
   Эльмир встал, подошел ко мне. Одной рукой он прижал меня к себе, другой как-то рассеяно ерошил волосы на затылке, иногда проводя по шее. Я поняла, что сдерживаю дыхание, рвано втянула воздух. Так же рассеяно он начал целовать мой висок, коснулся губ... Я замерла. Руки подрагивали, а ноги вообще едва держали. Я слышала стук в ушах, не сразу поняла, что это мое сердце бешено отбивает дикие ритмы. Вспомнила вдруг, о чем говорила ему сегодня, но если так пойдет и дальше, то я забуду. Я готова забыть. Практически уже забыла...
   Я положила руку ему на грудь. Футболку он снял, и от голой кожи меня словно ударило электрическим разрядом. Второй рукой скользнула к его затылку. Я прижалась к нему и стала отвечать на поцелуй. Эл вдруг оторвался от моих губ, прижался лицом к моим волосам, тяжело дыша. Потом неожиданно куснул мое ухо и хрипло сказал:
   - Я дал тебе возможность побыть одной, как ты хотела.
   Я кивнула.
   - Раз ты пришла сюда, думаю, моя очередь выбирать, чем мы займемся.
   Я замерла. Кивнула.
   - Детка, раз так, будем танцевать.
   - Танцевать? - я была изумлена, растеряна. Какие танцы? После... вот после всего этого мы будем танцевать?
   - Чай был, теперь танцы, - он провел ладонями от моих плеч к кистям рук, поднес их к губам и поцеловал каждую ладонь, потом подошел к ноутбуку. - Какую музыку ты предпочитаешь?
   Я чувствовала себя потерянной. Как так? Я тут стою вся такая... такая... ну вы поняли! А ему хоть бы хны! Только голос слегка хрипит. Может, я чего-то не понимаю?! Что не так? Я прикусила губу.
   - Олесь? - удивленный голос, Эльмир подходит, обнимает одной рукой, другой поднимает мое лицо. - Детка, ты не хочешь танцевать?
   - Эльмир, - прижимаюсь к его груди, чтобы спрятать лицо. - Объясни, что сейчас было.
   - Прости, - он напрягается и прижимает меня сильнее, почти до боли. - Я не сдержался. Когда ты рядом, в одной футболке, и так на меня смотришь... Я помню, что обещал. И я буду... - я положила пальцы на его губы. Я поняла, мои мысли опять понесли меня не туда. Меньше любовных романов читать надо. Эльмир накрыл мою руку своей и стал её целовать. Потом замер. - Ты...
   - Давай танцевать, - я вытянула свою руку. - Только не долго. Завтра рано вставать.
   Сначала Эл включил медленную музыку, но песня даже не закончилась, как Эльмир отпрянул от меня.
   - Детка, давай что-нибудь пободрее, - и, не дожидаясь моего ответа, кинулся к компьютеру. Я была согласна. Прикасаться друг к другу в танце было... сложно. Эльмир выбирал мелодию.
   - Эл, ты умеешь танцевать рок-н-ролл?
   - Спортивные танцы?
   - Ну да.
   - Ммм... теоретически. Видел выступления. По телевизору.
   - Я примерно так же. Давай попрактикуемся.
   - Какая практика, если никто из нас не умеет танцевать?
   - Так в этом вся прелесть!
   Танец превратился в балаган. Один из нас постоянно сбивался с ритма, путал движения. Мы смеялись, подразнивали неловкие движения друг друга. В результате мы упали. Ковровое покрытие мягкое, но приложилась я ощутимо, Эльмир, наверно, тоже, но он не жаловался. Он подтянулся ко мне.
   - Детка, оказывается, танцы не твоя стихия.
   - Кто бы говорил, - я потрясла рукой. - Больно.
   - Сильно? - он взял меня за запястье и начал поглаживать запястье большим пальцем.
   - Не очень.
   - Детка, - он смотрел на меня очень внимательно, голос был слегка хриплым, насмешливым.
   - Что? - промурлыкала я. Сейчас он меня поцелует. У него всегда глаза становятся такими глубокими, перед тем как...
   - Поправь футболку.
   - Что? - опешила я.
   Он опустил руку мне на талию, и, глядя в глаза, стал тянуть футболку вниз.
   - Ой! - я стала лихорадочно одергивать одежду, чувствуя, что краснею. Поспешно вскочила на ноги. - Я... Пойду спать, а то поздно...
   И я сбежала. А как ещё это назвать? Веду себя как школьница. И так же чувствую себя.
   - Дура! - я ударила кулаком по кровати. - Что же я за дура! Нинке, что ли позвонить?
   Взяла телефон с тумбочки. Три часа ночи. Самое время звонить подружке! Скоро на учебу, между прочим! Спать, спать, спать.
   Стук в дверь.
   - Заходи.
   Эл зашел, присел на кровать. Взял за руку.
   - Я хотел поговорить, но ты быстро ушла, - он усмехнулся.
   Я слегка покраснела, но твердо (надеюсь), сказала:
   - Говори.
   - Ты знаешь, у меня две спальни.
   - Эээ... Хорошо, - к чему это он?
   - Но я не усну, зная, что ты находишься так близко.
   - И что? Ты хочешь, чтобы я уехала?
   - Нет, я хочу заснуть и проснуться рядом с тобой.
   Я растерялась. Вот когда он делал, что хотел, было проще - меня вроде и не спрашивали. И даже если я наслаждалась моментом, я могла в этом не признаться. А тут... Если я выберу, то сама. Я сглотнула.
   - Олесь?
   - Ммм?
   - Ты доверяешь мне?
   Я хотела привычно ответить "нет", но вспомнила, что сегодня произошло, и ответила, неожиданно для себя.
   - Да.
   - Я остаюсь.
   - Оставайся.
   Его не пришлось уговаривать дважды.
   Мы лежали лицом друг к другу. Глаза Эльмира были закрыты, и, пользуясь этим, я его беззастенчиво разглядывала. Правильно его Нинка редким экземпляром назвала. Он был весь какой-то непривычный. Глаза большие, хищные, иногда так смотрит, что страшно. Ресницы длинные. Черты лица вроде славянские, только какие-то резковатые. Уж слишком он хорош. Я настолько увлеклась разглядыванием, что вздрогнула, когда Эльмир заговорил:
   - Знаешь, что странно, - он не открыл глаз.
   - Что?
   - Ты моя девушка, а мы даже не целовались.
   Я что-то пропустила?
   - С чего это я вдруг стала твоей девушкой? Когда успела, сама не заметив?
   Он открыл глаза, посмотрел недовольно. Сел. Я тоже села. На всякий случай.
   - Что значит, когда успела?
   - Не припомню, чтобы мы обсуждали эту тему.
   - Я сегодня представил тебя как свою девушку. И ты согласилась.
   - Не соглашалась я. Ты сказал - молчи, я и молчала.
   Эльмир потер лицо руками.
   - Ты из простых вещей мастерски создаешь сложные.
   - Не нравится, не ешь! - фыркнула я.
   - Что? - растерялся Эл. - При чем тут... А... Олесь, я плохо соображаю, две ночи почти не спал.
   - Ты времени не теряешь, - разозлилась я. Эльмир посмотрел с интересом.
   - Ты ревнуешь? - он протянул руку ко мне. Я её оттолкнула, но это не помогло. Он оказался рядом, лицом ко мне, положил мои руки себе на талию, обнял и уткнулся губами в мою шею. - Ты бы знала, как мне приятно. - Я его ущипнула. - Эй, больно! Не злись. У меня две сессии впереди, я готовлюсь.
   - У тебя сессия "два в одном"?
   - Я учусь в двух институтах.
   - Одновременно? - удивилась я.
   - Да.
   - Зачем?
   - Долго рассказывать. Потом. На повестке другой вопрос.
   - Какой?
   - Почему ты не хочешь быть моей.
   - Опять рабство.
   - Нет. Хватит шуток, - он смотрел мне в глаза. - Я хочу, чтобы ты стала моей девушкой.
   Молчание.
   - Ну! - требовательно напомнил о себе Эл. - Я жду ответа.
   - Ответа! Эльмир, а ты меня ни о чем не спрашивал. Ты, как обычно, ставишь меня перед фактом. И меня это напрягает. Я не люблю подчиняться, а ты ждешь именно этого. - Я убрала его руки со своего лица. - Уже сейчас ты решаешь, кем мне быть, с кем общаться. А что дальше будет?
   - Дальше мы будем жить долго и счастливо.
   - Ты сам сказал, хватит шуток!
   - А я говорю серьёзно.
   - Эл, прекрати!
   Он упал на свою подушку с протяжным стоном.
   - Ты опять все хочешь усложнить! Будь по-твоему, только если мы не пара, то кем приходимся друг другу?
   Я задумалась.
   - Ммм. Друзьями?
   - Друзьями? - зло прошипел "друг". - Олеся, ты часто спишь в одной постели с друзьями? - съехидничал он.
   Мне не нравится этот тон! Я злюсь. А когда я злюсь, то иногда сначала говорю, а потом думаю. Вот и сейчас я заявила:
   - Бывает.
   Пауза.
   - Детка, мне не нравятся такие шутки.
   Ах, тебе не нравится?! Ты меня специально злишь, да?!
   - Это не шутка.
   - Что?! - он подскочил. - Кто?
   Я понимала, что мы говорим о разных вещах... впрочем, каждый понимает в меру своей испорченности, правда? Я хлопнула глазками.
   - Дай подумать, - Петька говорит, что иногда я изображаю дуру так качественно, что он начинает сомневаться, а не истинное ли это мое лицо. - Сережка разок, Петька пару раз, Андрей время от времени. А остальных ты не знаешь.
   Повернулась к Эльмиру. Он смотрел на меня несчастными глазами. Я поняла, что зря так издевалась. Стало стыдно. Я потянулась к нему.
   - Эл, ты не так меня...
   Он отодвинулся от меня. И взгляд изменился. Он смотрел на меня... с ненавистью? Со злостью?
   - Какой я идиот, - он провел по моей щеке, и я почувствовала в этом жесте угрозу. - Я тут строю из себя правильного мальчика, но тебе этого не нужно, так? - он выругался. Неожиданно он вскочил с кровати, и выскочил из комнаты, хлопнув дверью. Спустя несколько минут хлопнула входная дверь, а я сидела на кровати и пыталась осознать, что же произошло.
   Я, конечно, глупо пошутила, но это что, повод вот так сбегать? Злость остывала, на смену ей пришло чувство вины. Я посидела так какое-то время и поняла, что ведь он и под утро вернутся может, все такой же злой... И я его ждать не собираюсь! Вот как человека назвать, если он верит во всё худшее? Я старательно злила себя, чувствуя, что могу разреветься.
   Быстро переоделась. Заглянула в кошелек, на такси денег нет. Как отсюда выбираться? Почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Все, хватит! Телефон у меня есть, надо только позвонить. Кому? Андрею. У него машина своя. Только адреса я не знаю, надо сначала на улицу выбраться.
   Хорошо, что входную дверь здесь можно просто захлопнуть. Я вышла на площадку перед лифтом и вдруг он начал подниматься. Это наверняка он. Кто ещё среди ночи тут кататься будет? Возможно, я ошибалась, но проверять мне этого не хотелось, и я быстро пробежала к лестнице. Спустилась на пролет и затихла. Лифт остановился на нужном этаже. Из лифта вышли. Я постаралась не дышать. Не хочу его видеть! Когда дверь захлопнулась, я начала спускаться по лестнице. Выскочила из подъезда, поняла, что меня донимает - телефон вибрировал в сумке. Эльмир. Нажала прием.
   - Олеся, где ты?
   - Тебя это не касается.
   - Ты совсем с ума сошла? Ночь на дворе!
   - Но ты ведь не пай-мальчик, да Эльмир? Тебе не стоит изображать переживания за меня.
   - Ты что творишь? Вернись немедленно! Где ты?
   - Эльмир, я не вернусь, - я оглянулась и поняла, что забрела на старую детскую площадку. Села на бортик корабля. - И вообще, знаешь, я не хочу видеть тебя. Ни пай-мальчиком, ни каким другим. У меня просто сил на тебя нет, честно. Найди себе подружку, которой в кайф, когда ею командуют, а я не кукла. Да и ты, явно, не тот, кем пытаешься казаться. Не надо напрягаться, притворство - не лучшее в отношениях. А про меня забудь, и будет всем хорошо. - Он пытался что-то говорить, но я просто отключилась.
   После того как высказалась не полегчало, а стало так грустно, что слезы опять появились в глазах. Я проходила четырнадцатый дом, улица Луначарского. Зашла в контакты, смаргивая слезы. Андрей.
   - Привет!
   В трубке невнятный голос.
   - Андрюш, ты за мной можешь приехать?
   - Что такое? - хриплый сонный голос.
   - Мне нужна твоя помощь.
   - Ты где?
   Я назвала адрес и добавила:
   - Я на детской площадке.
   - Жди.
   Андрей отключился, и почти сразу высветилось "Эльмир". Сбросив вызов, я отключила телефон.
   Было холодно, и я как-то смутно отмечала это краем сознания, размышляя. Если подумать, то во всем, что сегодня произошло виновата сама. Я ведь знала, что из себя представляет Эл. И тем не менее позволяла себе надеяться на то, что он вот таким хорошим станет. А кому не хотелось бы верить, что ради неё готовы измениться? Покажите девушку, которой не хочется, чтобы мужчина терял от неё голову. А то, что я потеряла голову... Я это уже проходила, только уроков не извлекла. Надо включать мозги.
   Мои размышления прервали:
   - Олеся.
   Я обернулась.
   - Артем?!
   - Привет, - он улыбнулся.
   - Ты что здесь делаешь? - растерялась я.
   - Ты мне звонила.
   - Я звонила Андрею... - неуверенно сказала я.
   - Я думал, что ослышался, - он усмехнулся. - Ты меня действительно так назвала.
   - Так зачем ты здесь?
   - Ты позвала, я приехал.
   У меня определенно наступила черная полоса в жизни! Мало того, что у меня, не пойми что, в жизни творится, так я ещё и малознакомых людей втягиваю.
   - Артем, мне жаль, что так получилось... я перепутала абонента. Ты бы мне сказал, что это ты, я бы не просила тебя приехать. Прости, что так вышло, - виновато сказала я.
   Он присел со мной рядом на кораблик.
   - Да ладно, не с того же света ты меня вызвала, - усмехнулся он.
   - Слов нет, - я прижала руки к лицу. - Как-то у меня в последнее время все наперекосяк идет, - пожаловалась я.
   - Пошли в машину, ты замерзла, наверно, там поговорим.
   Тут я поняла, что действительно замерзла. Где-то смутно промелькнули мысли, а стоит ли садиться в машину парня, которого видела один раз (не виделась я с ним после дискотеки, просто Эльмира злила, как обычно), но было действительно холодно, да и выражать недоверие человеку, который примчался по твоему звонку среди ночи, как-то странно.
   Машина стояла за домом, двор был перегорожен, и Артем сюда проехать просто не смог. Мы сели в машину, но Артем не торопился её заводить.
   - Домой тебя отвезти? - спросил он.
   - Нет, - резко ответила я, подозревая, что там меня уже могут поджидать. Артем удивленно на меня посмотрел, но комментировать не стал.
   - Может, по городу прокатимся? - предложил он.
   - По городу... - я растерялась.
   - Если не хочешь, я тебя отвезу куда нужно, - спокойно сказал он. А куда мне нужно? Андрей не знает, что я к ним собиралась, Нинка знает, что я не приду. Ехать среди ночи к кому-то не хотелось. А ночной город из окон машины я ещё не видела, хотя очень люблю. А мозги я включу завтра!
   - Поехали!
  
   Мы ехали по городу уже какое-то время, когда Артем спросил:
   - Можно нескромный вопрос?
   Я покосилась на него, но ответила:
   - Можно.
   - Часто у тебя такие приключения?
   Я хмыкнула.
   - Если честно, то до сих пор ничего похожего не бывало.
   - Как так вышло?
   - Оба раза я связалась с людьми, которым не стоило доверять.
   - Просто нужно быть осторожнее.
   - До этого мне везло, у меня друзья надежные, с ними в огонь и воду можно, они меня сто раз выручали.
   Артем бросил на меня взгляд:
   - То есть приключения все же бывают?
   Я хихикнула.
   - А у кого не бывает маленьких приключений?
   - Поделись.
   - Я после первого курса решила подработать и устроиться официанткой. Так я познакомилась с Ксю...
   Оказалось, что устроиться, в общем-то, несложно при некоторых условиях - если неофициально и при минимальной зарплате. Летом по городу возникало множество летних кафе, и в них персонал требовался.
   Посомневавшись, я все же решилась. Для этого вернулась в город за месяц до учебы. Место нашлось быстро. Далековато от дома, но, как оказалось потом, оно и к лучшему.
   Я отработала около недели, смены совпадали с Ксюшей, которая работала здесь на неделю дольше меня. Яркая, заводная, веселая, мы легко нашли с ней общий язык. И вот, в пятницу к нам в кафе ввалилась большая мужская компания навеселе. Мы их обслуживали, вроде все было в пределах нормы, но один начал слишком явно заигрывать с Ксю. Она отделывалась шутками. В какой-то момент она выпала из моего поля зрения, народу было много. И все бы ничего, но того мужика тоже не было видно. Я насторожилась - она не должна была уходить из поля зрения, даже отдыхали мы за столиком, чтобы видеть новых посетителей. Бармен (он же хозяин в одном лице) отмахнулся от меня.
   Я соображала, куда она могла деться. Кафе было летним, но каркас был основательным, деревянным. Я решила обойти его по кругу, знала по опыту, что были здесь закутки, в основном благодаря кустам - кафе находилось в парке. Интуиция не подвела. Возле дерева, которое было в нескольких метрах от кафе, стоял мужик, который докапывался до Ксюши. Я подошла ближе.
   - Да ладно, чего ты тут из себя строишь, - бормотал нетрезвый мужик. Я инстинктивно стиснула поднос посильнее и двинулась в его сторону.
   - Мужчина, оставьте меня в покое, вам лучше вернуться к друзьям! - напряженный голос Ксюшки. - Эй! Отпусти меня! - взвизгнула вдруг она.
   Недолго думая, я подскочила и треснула мужика подносом по голове. Но, увы, поднос оказался слабее головы, он не сломался, а вот мужик, обозленный, повернулся в мою сторону. Не выпуская Ксюшку.
   - Что за *цензура*! Ты какого *цензура* здесь *цензура!
   А Ксю вдруг рассердилась (судя по голосу):
   - Достал, гад! - и двинула ему коленом в пах. Не знаю, было ли ему так уж больно, но Ксюшка, в отличие от меня, не растерялась, подскочила ко мне, схватила за руку и крикнула:
   - Бежим!!! - и мы побежали. Не оборачиваясь. Хорошо хоть обувь у нас была удобная для бега - на каблуках с утра до позднего вечера дефилировать сложно. Бежали мы в сторону аттракционов, там быстро спрятались за одной из будок с билетами, где нас видно не было. Я пыталась отдышаться, Ксюха дышала почти ровно.
   А вот глаза испуганные были у обеих.
   - Вот блин! - выдала Ксюха. Я согласно кивнула. Но продолжение меня сразило. - Теперь меня Андрей точно сам пристраивать на работу будет!
   - Что? - изумилась я.
   - Да брат не хотел, чтобы я здесь работала. А теперь узнает. Будет ворчать, что я вечно влипаю.
   - Откуда узнает? - удивилась я. - Не говори и все.
   - Так надо вещи забрать!
   - И что?
   - А ты рискнешь туда вернуться?
   - Нет, - протянула я. И простонала, - У меня там паспорт.
   - Вот! Вещи вернуть надо, - она достала сотовый из передничка и нажала вызов. - Андрюш, привет!
  
   Артем явно был потрясен.
   - Ну, вы даете. И это, по-твоему, маленькие приключения? Что же было у тебя сегодня, что вот такие истории ты не считаешь серьёзными?
   Я задумалась.
   - Знаешь, тогда рядом была Ксюха, и я, видимо, чувствовала, что мы одной крови, - я улыбнулась. - Мы до сих пор дружим, а Андрей теперь нас двоих уже выручает. И лекции между делом читает, как-то раз, даже попытался нас запереть на выходные.
   - А родители?
   - Мои далеко, а Андрей не открывает всего своим, чтобы не волновать, - я зевнула.
   - Спать хочешь?
   - Немного, - слабо улыбнулась я. - Я всю ночь не спала.
   - Опять приключения, - даже не спросил, а сказал Артем.
   - Скорее разборки, - поморщилась я.
   - Тебя...не обидели?
   - Нет, - хмыкнула я. - Тут я послушала совета Андрея.
   - Что за совет? - полюбопытствовал Артем.
   - Когда есть хоть малейшее сомнение в своем превосходстве, разворачивайся и беги.
   - Интересный совет.
   - Это он для нас с Ксюхой его придумал. Сам-то он побежит, как же! У мужчин два подхода к жизни - один для себя, другой для женщин.
   - Естественно. Там, где мужчина даст отпор, большинство женщин, и пикнуть не успеет. Есть моменты, когда гордость нужно немного... отодвинуть.
   - Ты как Андрей, - фыркнула я.
   - Посчитаю это за комплимент, - улыбнулся Артем. - Хочешь кофе?
   - Кофе? - насторожилась я.
   - Я знаю круглосуточную кофейню, там и кофе классный и пирожные вкусные.
   - Звучит хорошо. Поехали.
  
   Выпив чашку кофе, я решилась включить телефон. Пропущенные вызовы... от Эльмира сорок два... ух ты... от Нинки, два. Сейчас шесть с небольшим, Нинка звонила последний раз пять минут назад. Перезвонить надо. Не успела я набрать номер, как она сама позвонила. Артем отлучился, и я спокойно взяла трубку.
   - Да.
   - Олеська, что ты опять учудила??? Где ты?
   - Со мной все хорошо. А ты чего вдруг переполошилась? Я же говорила, что домой не приду.
   Нинка замялась.
   - Тебя... искали.
   - Искали, - сквозь зубы произнесла я. - Меня просто искали среди ночи! Вот ты мне скажи, он нормальный?!
   - Олеся, он волновался! И это как раз нормально!
   Мы помолчали.
   - Лесь, ты где?
   - Я с приятелем.
   - Я его знаю?
   Я насторожилась. Обычно Нина успокаивалась сразу после фразы "я с друзьями" и не пыталась выяснить, где и чем я с ними занимаюсь.
   - Нина?
   - Да?
   - Скажи мне, что его там нет.
   - Эээ... Есть.
   - Выстави его из дома, и никогда больше даже на порог не пускай этого маньяка, когда он уедет, сообщишь мне, до этого я не вернусь.
   - Олесь, - виновато начала Нина, но тут голос в трубке сменился:
   - Маленькая...
   - Отстань от меня! - прошипела я, и сбросила вызов. Затем сразу выключила телефон.
   - Проблемы? - я вздрогнула. Артем стоял рядом, а я и не заметила!
   - Все нормально.
   - Я не вправе к тебе лезть, но твои слова про маньяка... Насторожили. Если нужна помощь, обращайся.
   - Да какой там маньяк. Так, наглости у человека через край.
   - Обсуди это с Андреем.
   Я удивленно на него посмотрела:
   - С Андреем?
   - Я так понимаю, он тебе близкий человек, а ситуацию, в которой ты оказалась на улице среди ночи, лучше с кем-то обсудить.
   Задумчиво разглядывала его, пока он устраивался за столом.
   - Ты всегда такой правильный.
   Артем слегка поморщился.
   - Я не правильный, но разумно мыслить не кому не помешает.
   Тут я вспомнила, что сама собиралась думать головой, а потом действовать и решила, что слова Артема, это знак свыше. А раз так, то я его и послушаю.
   - Тем, я тебя среди ночи разбудила, ты так сорвался... Ты с кем живешь?
   - С родителями, - он улыбнулся.
   - И часто ты так срываешься среди ночи?
   - Бывает, - улыбнулся он. - Среди моих знакомых тоже хватает приключенцев.
   - И ты всем помогаешь?
   - На всех меня вряд ли хватит, - улыбка. - Но друзьям обязательно.
   Мы разговорились. Артем оказался на удивление серьёзным, и с ним было интересно. Я расслабилась, и совсем забыла о времени. Кто бы мог подумать, что в противовес такой тяжелой ночи, утро окажется таким приятным?
   Беседа потекла легкая, без особого смысла, и я почувствовала, что начинаю клевать носом. Артем это тоже понял.
   - Олесь, тебе нужно отдохнуть.
   - Наверно. Сейчас, я определюсь с местом доставки, - я потянулась к телефону. Эльмир больше не звонил. Это как-то даже задело. Хотя именно этого я и добивалась. Да, именно этого. От Нинки пришло смс. Эл уехал. Но ехать домой не хотелось. Время уже к восьми. А я ведь хотела кое с кем пообщаться... набрала Ксюшку.
   - Лесь, привет! Давай быстро, у меня сейчас пары начнутся.
   - Блин, я к тебе приехать хотела.
   - Андрюха дома, звони ему, - и, не прощаясь, Ксю отключилась.
   Набираю Андрея.
   - Привет.
   - Привет, - настороженный голос Андрея.
   - Ты дома?
   - Дома.
   - Я к тебе приеду?
   - Приезжай. С кем? - вот почему он настороженный, помнит, с кем я вчера ушла.
   - Я со знакомым. Ты его не знаешь.
   - Так. Живо сюда.
   - Еду, - уныло подтвердила я.
  
   Родители Андрея и Ксюши предпочитали городскую квартиру, а вот дети - загородный дом, потому что от города он был не так уж и далеко, а вот просторного "танцкласса", как называла это Ксюха, в квартире не было. А танцы любили и Андрей и Ксю.
   Андрей встречал нас у ворот. Посмотрел на меня, вздохнул. Мотнул головой:
   - Иди в дом.
   Подошел к Артему, а я отправилась внутрь.
   Единственное условие, при котором Андрей нам помогает, чтобы мы рассказывали ему о проблеме все. Иногда такое все, что мы теряемся. Вот и сейчас, выслушав мою историю про Эльмира с самого начала, опуская некоторые, совсем личные, детали, он спросил:
   - Ты с ним спала?
   Я покраснела:
   - Андрей!
   - Что Андрей? Должен же я знать, насколько все запущено.
   - Нет, - выдавила я, зная, что он не отвяжется.
   - Значит, ты вовремя уехала, - как факт, заявил он.
   Я удивилась.
   - Ты чего, я же говорила, мы все сразу решили.
   Андрей смотрел скептически.
   - Да серьёзно!
   Он мне не верил. Пришлось рассказать ВСЕ детали. Андрей впечатлился.
   - Из того, что я про него слышал, это что-то новенькое.
   Я промолчала.
   - И чего ты хочешь от меня? - Андрей смотрел пристально, а я затосковала.
   - Сама не знаю. Я запуталась.
   Андрюха хмыкнул.
   - Когда же вы с Ксенькой подрастете-то. Надо уже пристроить вас в хорошие руки, и заняться своей личной жизнью.
   Я вздохнула.
   - Где бы их найти, эти хорошие руки.
   - Иди спать к Ксюхе, где что лежит, знаешь. И меня дождись, у меня тренировка и дела кое-какие. Поговорим еще, - чмокнув меня в лоб, он ушел. А я отправилась баиньки.
  
   - Ксюша? Ты что дома делаешь? А занятия? - сурово спросили, а затем с меня сдернули одеяло. Я распахнула глаза. На меня смотрела Ксюшкина мама. - Ой, Олесенька, деточка, прости! Я думала, это моя разгильдяйка прогуливает.
   - Здрасте, теть Марин.
   - Тебя одну оставили? Ты тогда отдыхай, я сейчас обед приготовлю, спускайся, поболтаем.
   - Ага, - согласилась я, опять закрывая глаза.
   Меня снова разбудили, немилосердно теребя за плечо:
   - Леськин, вставай! Там мамуля наготовила! Нас ждет! Ты чем ночью занималась?
   - Чем я только не занималась, - ответила я.
   - Ого! Это уже интересно! У тебя что ни выходные, то веселье, а я все пропускаю!!! Рассказывай!
   Рассказывать мне было лень, потому я попыталась сменить тему:
   - Андрей мне сказал, что нас с тобой пора в надежные руки пристраивать.
   - Наверно, ночь твоя была воистину весела! Не просто так же он такое выдал! Я не хочу в надежные руки! Мне родительских и Андреевых хватает.
   - Веселья там было мало. Я тебе потом расскажу, чтобы теть Марину не напрягать.
   - Ух, ты меня так скоро перещеголяешь! А Андрею уже?..
   - Уже, - кивнула я.
   - Ясно, пошли есть, а то мама за нами прибежит. Потом все расскажешь.
   - Ксюш, дай хоть умыться.
   - Давай живо, сейчас мама тебе ещё допрос устроит, где была, как жила. Говорит, что сто лет тебя не видела.
  
   Мама у Ксю обладает повышенной опекательностью. Это Ксю так говорит. И я под эту опеку попала, когда Андрей посадил нас перед родителями и сдал все наши приключения. Ксю тогда на него обиделась. А он все объяснил тем, что её самостоятельный поиск работы до добра не доведет, и если отцу так принципиально важна работа, то пусть хоть отконтролирует, где ребенок работает. Дядя Олег согласился, и отконтролировал нас обеих. Денег нам много не платили, но как сказал Андрей, хоть под присмотром и в надежном месте.
   И вот, Ксюхина мама сказала, пока я жевала:
   - Олесенька, у тебя ведь скоро день рождения.
   - Да вы что, тетя Марина, ещё больше месяца!
   - Такие мероприятия надо планировать заранее!
   - Да какое там мероприятие! Соберу тех, кто поближе будет, и все. На большие праздники все равно денег нет.
   - Олесенька, мы хотим сделать тебе подарок.
   Я насторожилась.
   - Так подарки заранее не делают.
   - У нас такой подарок, что нужно заранее предупредить.
   Я покосилась на Ксюху, она, похоже, тоже в курсе не была. И потому решила маму поторопить:
   - Мам, говори уже! Мы от любопытства помрем!
   - Ксения, подарок не твой! И следи за языком! - ответила ей мать, но глаза смеялись. Потом она обратилась ко мне. - Так вот, мы с Олегом подумали, что двадцатилетие большой праздник, и будет чудесно, если ты отпразднуешь его здесь. А мы обо всем позаботимся.
   Позаботятся, это значит оплатят. Ага. Знаю я, во сколько такая "забота" обойдется. Уж тетя Марина экономить не будет. Вообще родители у Ксю были достаточно строги, и больших вечеринок без повода детям не устраивали. Ксю как-то сказала, что они панически боится всего, что о таких вечеринках слышали: алкоголь, наркота, беспорядочный секс. И вообще, детей старались с детства занять, чтобы они не пропадали на улице, секции, танцы, репетиторы. Но уж если родители тратили, то не экономили. А для меня это слишком дорого. И, хотя соблазн согласиться был большой, я все-таки ответила:
   - Тетя Марина, это потрясающий подарок, но, к сожалению...
   - А! Мама, это вы супер придумали! Мы тут такую вечеринку устроим!!!
   В отличие от Ксюхи, её мама поняла, что я пытаюсь отказаться:
   - Деточка, не переживай! Ты же знаешь, мы здесь не живем практически, и уж точно не появимся здесь, чтобы нагнетать вам обстановку! Разве что, Андрея вам оставим, но думаю, он праздник не испортит.
   - Да не в этом дело... - я замялась.
   - А в чем?
   - Понимаете... ммм... это потрясающий подарок... но... очень уж дорогой.
   Тетя Марина все поняла.
   - Олесенька, это ведь подарок! Он не измеряется деньгами!
   - Но ими за него расплачиваются, - брякнула я. И тут же повинилась. - Ой! Теть Марин, не обижайтесь.
   - Девочка, я не обижаюсь! Я тебя за то и люблю, что ты вся как на ладони. Но пойми и ты нас, ты нам не чужой человек, и мы хотим, подарить тебе настоящий праздник. Мы не заказываем дорогой ресторан, не дарим драгоценности... Ты же, все равно, от этого откажешься. А здесь у тебя будет возможность собрать всех друзей, здесь просторно, нет соседей, которые будут стучать в стены. Полная свобода. Возможность гулять до утра! Соглашайся. Двадцать лет бывает раз в жизни!
   - Леськин, ты чего выпендриваешься! Классно все будет!
   Мама Ксюши нахмурилась на этот раз всерьёз:
   - Ксения!
   - Мам, ну чего ты, - заюлила подружка. - Я же уговаривать её помогаю.
   - Твои уговоры...
   - Да ладно, мам, сейчас мы её вдвоем уболтаем!
   - Ничего, что я тоже здесь? - съехидничала я, глядя на Ксю.
   - Это ничего. Так и надо! Леськин, не порти праздник!
   - Чей праздник-то?
   - Моей подружке двадцать исполняется!!! Значит и мой тоже!
   - Ксю, как же без тебя!
   - Вот именно.
   - Так, успокоились, - подала голос тетя Марина. - Олесь, давай тогда мы все сделаем по минимуму.
   - Это как? - уточнила я. Наши минимумы, они явно не совпадают.
   - Будешь отмечать здесь, и мы стол обеспечим, а все шоу и прочее, что у вас там сейчас на праздниках - вы своими силами.
   Я задумалась. Зная тетю Марину, даже продукты влетят в копеечку. Но какой это был бы день рождения. Ведь действительно, свобода и простор. Что ещё для счастья надо?
   И тут на кухню ввалился Андрей.
   - Дамы, приветствую, - он поцеловал маму, взлохматил наши с Ксюшкой шевелюры. - О чем спорим?
   Ксю тут же сообщила о чем.
   - Отличная идея, мам, - заявил Андрей. - Уж здесь то, я за ними точно услежу.
   - Ооо! - дружно простонали мы с Ксю.
   - Да-да! А то знаю я вас.
   - Я ещё не согласилась, - пробурчала я.
   - Считай, что я сделал это за тебя.
   Тетя Марина с умилением смотрела на сына, она знала - спорить с ним мы с Ксюхой не особо могли, хотя и пытались. Он просто ставил нас перед фактом. Делал он это редко, но если уж делал, то мы знали, что спорить бесполезно. Тетя Марина тоже это знала, но, соблюдая приличия, все же обратилась ко мне:
   - Так что, Олесенька?
   - Хорошо, - согласилась я. - Но только все минимально!
   - Конечно-конечно! - очень быстро согласилась тетя Марина. - Ты мне только количество гостей сообщи.
   - Их будет много, - "припугнула" я её.
   - Это же замечательно! - обрадовалась она. - Праздник будет веселым.
   - Да уж, - вздохнула я.
   Мы мирно пообщались еще какое-то время. Тетя Марина привычно подвергла нас троих расспросам о жизни. Поскольку меня она видела реже, чем своих детей, основная их часть мне и досталась. Я поглядывала на Андрея. А тот, хоть мне и подмигнул, но больше никак не давал знать о том, что нам ещё предстоит разговор. Когда речь зашла о репетициях, то Ксюшка удивилась:
   - Братец, а ты чего дома? Ты же танцевать должен!
   - У меня дела были. Срочные, - веско добавил он, видя, что Ксю собирается возразить. Поскольку Андрей работал, то выходные он почти полностью тратил на танцы, и редко что могло этому помешать. Я виновато поморщилась. Из-за меня он сегодня танцы в сторону отодвинул, плохо.
   Потом приехал дядя Олег, задержавшийся на работе, и привез мясо на шашлык. Я и забыла, что у Елисеевых почти каждую субботу семейная традиция - шашлык или просто посиделки. На улице было все ж таки холодно и шашлыком занимались мужчины. А мы сплетничали и между делом прикидывали, что нужно будет ко дню рождения.
   И все время я сидела, как на иголках, ожидая, когда же у нас состоится беседа с Андреем. Тот же только ухмылялся. Недаром Ксю его иногда садистом называет!
   Но пришло время, когда все угомонились, а родители расслабились от вин. Ксюха о чем-то шепталась с мамой и Андрей тихо сказал:
   - Пойдем, поговорим.
   Мы пошли в его комнату. Я уселась в кресло, подобрала по себя ноги.
   - Ты решила?
   Такое начало меня озадачило.
   - Что решила?
   - Чего ты от меня хочешь.
   Я поджала губы.
   - Блин, да не знаю я. Дай мне совет, что дальше делать. Я его не понимаю, он меня напрягает.
   - Советчики долго не живут.
   Я вытаращила глаза:
   - Чего?!
   - Да это я так. Олесь, вот скажи, - он вгляделся в мое лицо. - Ты задавалась вопросом - почему он так себя ведет?
   - Нууу.... - я вроде и выпила не много, и ела при этом плотно, но мозги расползались. А вот от спиртного или вопроса, я не знала. - Я знаю, что он казанова тот ещё...
   Андрей покачал головой.
   - Это не то. Это общепризнаный факт. А есть другое - как он ведет себя с тобой. Знаешь, его поведение наводило на мысль, что он на тебя поспорил.
   Я хлопнула глазами, опять хлопнула. А потом взвизгнула:
   - Поспорил?!
   Андрей с любопытством на меня смотрел, а я зверела:
   - Поспорил! Свооолочь! - я вскочила с кресла. - Ну, гад, ты у меня получишь! - я пнула кресло.
   - Олеся, - тихо позвал меня Андрей. Я обернулась, бросила злой взгляд. - Так ведь он уже мог спокойно выиграть, если бы спорил.
   - Это как, - злобно спросила я.
   - Это так, дуреха, что вместо того чтобы с тобой танцы танцевать, он тебя в постель бы потащил. Или ты бы сопротивлялась?
   Я растеряно замерла, а потом плюхнулась в кресло. И, помолчав, честно призналась:
   - Вряд ли.
   - Вот и я так решил, и пообщался с ним сегодня.
   Я замерла. Я догадывалась, что его "срочные дела" могли иметь отношение к Эльмиру, но не думала, что вот так сразу, он решится на разговор. Впрочем, Андрей не я, он предпочитает разбираться со всем быстро, не откладывая, без лишних сомнений. Это я люблю подумать, помучится.
   - Ааа... Как ты его нашел?
   - Мы с Олимпом через него работаем. Да и с некоторыми другими клубами тоже.
   Я удивилась.
   - А он в Олимпе работает?
   - А ты не знала?
   - Нет.
   - А что ты о нем вообще знаешь?
   - Эээ, кроме того, что учится в институте, то есть двух институтах, особо ничего. Ну и маньяк... слегка. И псих, - гневно заявила я, вспомнив, что он вытворил ночью.
   - Псих-то почему?
   - Ну, вот ты бы так сбежал, не сказав ничего?
   - Олеська, не тупи! - взрыкнул Андрей.
   - Чего я туплю-то? Вот скажи я тебе такое, ты б как себя повел?
   - Если бы мне такое сказала ты, - он выделил последнее слово. - Дал бы по шее! А если бы девушка, которую... которая мне нравится...
   - Андрей, кто тупит! Не понятно разве, что шутка это была.
   - Когда ж вы вырастете-то? - страдальчески взвыл парень. - Олесь, парень вокруг тебя ужом вьется, а ты ему такие вещи говоришь. Какой тут юмор. Он молодой и горячий... что непонятно-то???
   Я подозрительно посмотрела на Андрея:
   - Ты на его стороне!
   Андрей закатил глаза.
   - Я с ним поговорил... - мои глаза загорелись. - И убедился, что он тебя... не обидит. А в остальном разбирайтесь сами.
   - А что он сказал? - я подалась вперед.
   - Пусть это останется нашей с ним тайной.
   - Ну, Андрей! - заныла я. - Ты на чьей стороне?
   - Олесь, мое дело - защитить или навешать, если защищать поздно, а тут... Не хватало мне у вас с Ксю ещё свахой на полставки подрабатывать! Разбирайся с ним сама.
   - Да что, он тебе государственные тайны сообщил?
   - Что бы он не сказал, это дело наше. А если захочешь узнать, о чем шла речь - спроси у него, думаю, он тебе все расскажет.
   - Я думала, ты мне поможешь, - обиженно поджала губы.
   - Ты определись, в чем помощь-то нужна! А то тебе что-то нужно, но что именно - внятно сказать не можешь.
   Я надула губы.
   - Олесь, я не могу решать за тебя! Ты скажи, чего хочешь? - он наклонил голову. - Хочешь, я ему морду набью? Тебе полегчает?
   - Нет, - вздохнула я.
   Андрей перетянул меня к себе на диван, обнял за плечи.
   - Знаешь, - задушевно начал он. - Когда родилась Ксюшка, мне было шесть лет, но уже тогда я чувствовал, что начинаются проблемы в моей жизни. Когда появилась ты, я понял, что количество проблем удвоилось, - я виновато вздохнула, а он хмыкнул и взъерошил мне волосы. - Но думая о ваших кавалерах и всем, что с этим связано, я начинаю впадать в панику, - тут уже вздохнул он.
   - По тебе так сразу и не скажешь, - ткнула я его в бок локтем.
   - Знала бы ты, чего мне стоило тебя вчера не схватить в охапку и не увезти подальше от этого типа.
   - Чего же не увез?
   - Есть вещи, от которых я вас не смогу защитить, как бы мне это ни хотелось. Через них вы должны пройти сами. А я могу только наблюдать. Если бы у тебя на лице была хоть тень сомнения, я бы увез. А так... - он пожал плечами. - Так или иначе, вы уже взрослые, хотя мне временами и трудно с этим смириться.
   Я обняла его за талию, и ткнулась в плечо:
   - Андрюшка, как же я тебя люблю!
   - Ой, - раздался Ксюхин голос.
   Я обернулась. Подружка смотрела изумленно, а на лице расплывалась совершенно идиотская улыбка.
   - А я и не думала... - начала она и замолчала, умиленно нас разглядывая.
   - Ты себя этим вообще не особо утруждаешь, - заявил любящий брат.
   - Какая прелесть! И давно вы?.. - Ксю неопределенно повела руками.
   - Что давно? - удивилась я, между тем настораживаясь - Ксюха вела себя странно.
   - Как что? Любовь! - счастливо выдохнула подружка. - О, я так рада!
   Мы с Андреем переглянулись и засмеялись.
   - Чего ржете? - возмутилась подружка. - Я за них радуюсь, а они...
   - Ксю, ты совсем рехнулась! - поделилась я.
   - Ещё одна на мою голову, - фыркнул Андрей. - Топайте отсюда, я сейчас приду.
   Мы и утопали, на этот раз в Ксюхину комнату. И она устроила мне допрос по всему, что упустила.
   Комментарии были не особо разнообразны, зато эмоциональны.
   - О Боже! Страсти какие! Шикарно! Олеська, то не одного кавалера, то вот сразу двое! Ааа! Покажи мне их, а!
   - Так ты Эльмира видела!
   - Когда?
   - Так в парке! Когда меня утащила.
   Ксюха задумалась лишь на мгновение:
   - О! Это тот брутальный парниша?! Шикааааарно! - протянула она. - О, Леськин! Я тогда ещё спросить про него хотела, но забыла. Круто! Классного парня отхватила! А чего тогда про него не рассказала?
   - Никого я не отхватывала! А тогда ты же меня сразу схватила и за собой потащила, там компания, где рассказывать, когда. Да и особо ничего не было. Такого.
   - Ну, да... А вообще, не упирайся! Он мне нравится, решительный чувак! Завоюет тебя. Какая любовь!
   - Ты романов начиталась, Ксю, что за ерунду несешь?!
   - А Артем соперник. Нафиг он нам нужен? Разве что, для накала!
   - Артем, между прочим, отличный парень! Надежный, спокойный и без сумасшедших выходок.
   Ксюха скривилась:
   - Фу! Он скучный! А Эльмир - падший ангел! Нафиг этого Артема.
   - Ты его даже не видела.
   - Зато Эльмира видела. Такой пуся!
   - О Боже, - поморщилась я. И тут позвонил Эльмир. Я с сомнением смотрела на телефон.
   - Кто там? - подлезла Ксю.
   - Эльмир.
   - Бери.
   - Зачем?
   - Бери уже! Он там страдает, переживает.
   - Разве брутальные парниши страдают? - усомнилась я.
   - Бери!
   - Беру, - кивнула я, и взяла. - Да.
   Рваный и какой то облегченный вздох.
   - Детка...
   Нет уж. Проходили.
   - Привет, - сурово отвечаю я, сразу обрывая все нежности.
   - Как ты? - еще немного, и я поверю в его искренность, столько тревоги за меня звучит в этих двух словах.
   - Лучше всех, - опять начинаю язвить, но ничего с собой не могу поделать.
   - Точно? - интересно, откуда сомнения?
   - А в чем дело?
   - Так в прошлый раз ты от волнений заболела.
   - Тоже мне сравнил! Тогда я без связи, без денег, в один момент оказалась. Да и ситуация казалась безвыходной, а здесь ты меня просто разозлил. Правда, качественно и сильно. НО всего лишь разозлил - зловеще закончила я.
   Помолчали. Ксюшка умиленно таращилась, я от неё даже отвернулась, чтобы она мне сердитый настрой своими глазками не сбивала.
   - Олесь, я не понимаю, зачем ты ушла ночью.- Интересно, он что, на меня за это еще и злиться? - Если ты хотела заставить меня понервничать, то тебе это хорошо удалось. - Точно злится.
   - Так ты первый ушел.
   - После того что ты мне наговорила? Знаешь, вспылить было немудрено. Я же тебя на улицу не выставлял! Я ведь сам ушел!
   - Уси-пуси, какие мы нежные и обидчивые.
   - Детка, ты хочешь, чтобы я поседел раньше времени? Не делай так больше, я ведь после второго раза точно с ума сойду.
   - Интересно с чего это ты решил, что будет этот второй раз?
   - Олеся, вот это я даже слушать не хочу, - как мрачно. Ты опять выбираешь то, что удобно тебе. Но я еще раз попытаюсь объяснить. Раз уж человек не понимает.
   - В том и проблема! Если бы ты меня не только слушал, но и слышал... Ничего бы не случилось.
   - Детка, милая, - он произнес это с таки надрывом, что я даже вздрогнула.
   - Эй, ты чего?! - похоже, теперь моя очередь за него переживать.
   - Ничего. Я безумно испугался за тебя...
   Моя совесть робко подняла голову. Но я сопротивлялась.
   - Ты хоть понимаешь, что сам виноват?
   - Олесь, давай мы забудем? Я обещаю, я никогда тебя больше не оставлю. Я всегда буду рядом. Я ведь даже спорить с тобой не могу сейчас.
   Я подумала и заявила:
   - Пожалуй, нам надо будет поговорить, только не сегодня. Давай сначала мы оба успокоимся. А потом встретимся.
   - Когда, где? - красавчик, ты рано обрадовался...
   - Я не могу сейчас сказать, не торопи меня.
   - Хорошо. Я подожду. Но, Олесь... - нежно позвал он.
   - Что?
   - Я не смогу ждать долго. Не мучай меня, пожалуйста.
   - Я постараюсь, - хрипло ответила я.
   - Я позвоню завтра, хорошо?
   Да что же такое, он опять все хочет повернуть по-своему! Он, что вообще меня не слышит?
   - Зачем?
   - Ты запрещаешь мне видеть себя, возможно, я это даже заслужил, но хоть голос то слышать можно?
   - Эл, это отдает мелодрамой.
   Молчание. Долгое и тяжелое.
   - Неужели я прошу так много?
   - Ты всегда начинаешь с малого, а заканчиваешь...
   - А как мне еще заканчивать? Олесь, я хочу тебя всю: не только твое тело, но и твои чувства, мысли. Хочу видеть тебя рядом, ловить твой взгляд, засыпать и просыпаться рядом с тобой. Хочу целовать и знать, что ты моя. И только моя. Чтобы об этом все знали, и никто не смел на тебя претендовать...- почти шептал он.
   А я хочу знать, что это навсегда. Но я не признаюсь, это слишком откроет мои чувства. А такое преимущество я тебе не дам. Ты своего не упустишь.
   А Эльмир продолжал:
   - ...Но ты не готова, и я жду. Дай мне возможность хотя бы слышать тебя.
   Ну почему это происходит именно со мной? Для меня это слишком... слишком... Короче, слишком и все.
   Прижавшись спиной к стене, я съехала вниз и уронила лицо на колени.
   - Эльмир...
   - Что, маленькая?
   - Ты меня... убиваешь...
   Еще немного, и я не смогу сдержать комок, который стоит у меня в горле. Я позорно разревусь...
   А он, словно чувствуя мое состояние, продолжил:
   - Ты сама терзаешь себя недоверием. Тебе достаточно просто поверить, и все будет хорошо.
   Просто поверить? Поверить, как раз, не так просто!
   - Все не так однозначно, как ты озвучиваешь.
   - Я знаю. Но попробуй и ты понять меня.
   Я прижала кулак к губам. Да что со мной? Я таю от слов, которые он, наверняка, повторял многим. Я тряхнула головой. От осознания такого простого факта, утихшая было, злость начала возвращаться.
   - Эл... А скольким до меня ты это говорил?
   - Только тебе.
   - И ты хочешь, чтобы я в это поверила?
   - Да.
   Я вздохнула. Да, все повторяется. Очнись, вспомни, чем закончились в прошлый раз такие же красивые слова.
   - Я не могу этого обещать,- холод в моем голосе настоящий.
   - Ну что ж, спасибо за откровенность. По крайней мере, я знаю, как обстоят дела. Вот только должен тебя предупредить, я отступать, не намерен.
   - Эээ... - и что здесь скажешь?
   - Эльмир, мне пора,- может это и трусливо вот так прекращать разговор, но и продолжать его я не могу.
   - Я буду скучать.
   - Пока.
   - До связи.
   Я положила трубку. Ксю смотрела на меня.
   - Как ты его... Я бы не смогла.
   - Прошлись бы по твоей душе, как по моей, ты бы и не так смогла, - я тяжко вздохнула.
   Тут нагрянул Андрей.
   - Опять женские тайны? - посмотрел на меня. - Что случилось?
   - Ей звонил Эльмир, - зачарованно произнесла Ксю.
   - И?
   - И она с ним даже встретиться не захотела! - пришла в себя Ксюша. - Братец, там таааакой парень! А Леськин, как всегда, косячит!
   - Отстань от неё, - ответил любящий брат, а потом предложил. - Поехали в кино, девчонки.
   - Ужастик новый вышел! - радостно заверещала Ксю.
   - О нет, - выдохнула я. - На комедию.
   - Начинается, - вздохнул Андрей.
   Мы подискутировали - на что же идти. Андрей позвонил в кинотеатр, в котором работал его друг, и выяснил, что сейчас идет, и мы выбрали фантастический фильм. А потом друг предложил:
   - Олесь, зови Артема, а то он тебя уже второй раз выручает, надо парня поблагодарить.
   Ксюха сморщила нос:
   - Зачем? Ему спасибо недостаточно будет? Давайте, Эльмира позовем.
   Я подхватила подушечку с кресла и опустила её на голову подружки:
   - Нет! - повторила процедуру, пока она не опомнилась, и снова крикнула. - Нет! Никакого Эльмира.
   Ксюха от меня отскочила:
   - Порадовала бы парня! И себя заодно, а то чуть не разревелась тут, пока с ним говорила! - я нахмурилась, скрестила руки на груди, а хитрая девчонка продолжила уже из-за спины брата. - Леськин, правда, позови его.
   Андрей вытащил сестру из-за спины.
   - Хватит! Ксю, не доставай человека! Звони Артему Олесь.
   - Неудобно, - буркнула я, хищно глядя на Ксю.
   - Ты же его не спасать себя зовешь, а в кино.
   Я погрозила Ксю кулаком, кивнула Андрею, и потянулась за телефоном.
   С Артемом договорились встретиться в кинотеатре.
  
   Все-таки Артем очень даже ничего. Увидев его в фойе, я улыбнулась. А Ксюха в этот момент простонала мне на ухо:
   - Ооо!
   - Что случилось?
   - Какой парень, - пропела она.
   - Где? - я оторвала глаза от Артема, что-то пишущего в телефоне, и повернулась к подружке.
   - Там, куда ты смотришь! - фыркнула она.
   - Так я на Артема смотрю.
   - Это он? - лицо у подружки вытянулось.
   - Да, - я хихикнула от её мимики. - Хорош?
   - Не то слово, - растерялась подружка.
   - А чего ты так удивляешься?
   - Ты его так описывала, что я решила - он как ботаник выглядит, худой, в очках, чего там у них ещё?
   - Ксю, у вас в семье все такие милые, ты почему такая вредная?
   - А я для контраста, на моем фоне они все ангелы.
   Я обернулась, Андрея не было.
   - Где Андрюшка?
   - Он пошел билеты забрать.
   - Пошли к Артему.
   Артем ослепительно улыбнулся. Ксю вцепилась мне в руку. Я удивленно посмотрела на подружку, чего это с ней? Она почти испуганно смотрела на Артема и... молчала. Нет, если человек молчит, в этом нет ничего такого... Просто, молчащая Ксю - это настораживает. Ладно, оставим на потом. Я представила их друг другу, Артем улыбнулся уже персонально Ксю, а она в ответ что-то пробормотала.
   Втроем мы отправились искать Андрея. Когда нашли, я утащила Ксю в туалет, где поинтересовалась:
   - Что с тобой?
   Она покраснела. Вот честно! Ксюха и вдруг покраснела! Я и не знала, что она вообще на это способна.
   - Олесь, а Артем... вы...
   - У тебя начались проблемы речью? - съехидничала я.
   - Блин! Дай договорить!
   - Это звучит лучше. Ну?
   Ксюшка начала вглядываться в мое лицо.
   - Олесь, вот шутки шутками, а если серьёзно, Эльмир тебе нравится?
   Мои брови взлетели вверх. Интересный поворот беседы.
   - А он-то здесь причем?
   Ксю смотрела жалобно.
   - Ну, ответь! Пожалуйста!
   - Эээ... ну... блин, да я сама не знаю, а тебе-то что?!
   - А Артем... нравится? - несчастным голосом спросила подружка, виновато глядя на меня.
   - Вау! Ксю! Ты на него запала!
   Ксюшка выглядела так, словно сейчас расплачется.
   - Ты чего? - я её тряхнула за плечи.
   - Так он тебе нравится или нет? - вырвалась Ксю.
   - Конечно, нравится! Классный парень! - решила я её подбодрить. Потом до меня дошло, к чему вообще были её вопросы. - Ксюш, он хороший, но не в моем вкусе!
   Глаза подружки ожили, но она продолжала сомневаться:
   - Честно?
   - Честно!
   - Вот и хорошо. Пойдем, я хочу попкорн купить.
  
   Попкорн мне уже купили, любимый Ксюхой молочный коктейль - тоже, и себя парни тоже не обидели, набрав всякой всячины. До кино было ещё минут тридцать и мы устроились за столиком. Андрей расспрашивал Артема - где он учится, чем занимается. Мы делились веселыми историями из жизни. Собеседником Артем был интересным, я поняла это раньше, но сейчас он явно чувствовал себя свободнее, больше шутил. Видимо, к произошедшему накануне отнесся серьезно, за меня переживал.
   А Ксю молчала. Она бросала на Артема взгляды, внимательно слушала, улыбалась, когда мы смеялись. И молчала. Мы с Андреем делали вид, что такое её поведение нормально, только Андрей иногда загадочно ухмылялся.
   Ксюхино поведение забавляло. Она никогда не была робкого десятка. И с парнями в том числе. Кстати, влюблялась она часто и не надолго. Порой у меня создавалось ощущение, что состояние влюбленности её бодрит. Иногда она шла в атаку сама. И редко кто мог устоять, все же девчонка она красивая и заводная. Иногда могла просто вздыхать по объекту, не делая никаких авансов в его сторону. Но при этом она словно летала. И если на танцах Андрей замечал, что Ксюха танцует особенно вдохновенно, то знал - у неё новая любовь. Похоже, у нас ситуация номер два.
   Оказалось, Артем занимается мини-футболом. Они с Андреем обсудили спорт, а я попыталась обратить внимание на Ксю.
   - А Ксюха у нас тоже футбол любит, - у Ксю лицо вытянулось, и я добавила. - Ну, футболистов в смысле.
   Ксюха покраснела и злобно на меня посмотрела. До меня дошло, что я не то ляпнула, и попыталась исправиться:
   - Эээ... Бэкхема там...и этого, как его.. - я на Ксю упорно не смотрела. - А, Каранча? - я все же повернулась к подружке.
   - Кранчар, - злобно сказала подружка, а потом сунула мне стакан с попкорном ко рту. - Поешь, ты, похоже, совсем голодная.
   Андрей заржал, Артем заулыбался, а Ксю готова была меня съесть живьем, потому я смирно взялась за попкорн, поняв, что несу ерунду. И ещё буду за неё бита Ксю, как только мы останемся вдвоем.
  
   После фильма мы решили посидеть в кафе, парни обсуждали спецэффекты, а мы с Ксю - главных героев. Я заявила, что главный герой какой-то вялый, а Ксю, что он романтичный. После её слов я подняла бровь, вспомнила недавний разговор, про скучных парней. Ксюшка, похоже, тот разговор вспомнила, потому, что бросила взгляд в сторону Артема, покраснела и грустно вздохнула.
   Вскоре собрались по домам, Андрей вспомнил, что у него завтра репетиция, посмотрев на Ксю, добавил, что ей она тоже не помешает. А я просто хотела спать, время было за полночь.
   Дома меня ожидала настроенная на допрос Нинка.
   - А чего ты не спишь? Поздно уже! - сообщила ей я.
   - А чего ложиться-то, вдруг опять тебя искать приедут, - "нежно" ответила подружка.
   - Не приедут, - буркнула я.
   - Ты мне ничего рассказать не хочешь?
   - Не хочу.
   Подружка возмутилась:
   - Значит, через не хочу! Должна я хотя бы знать, почему мне спать не дают. Пойдем на кухню.
   - Я не голодная.
   - Я чаю попью, а то мне ещё работать сегодня.
   Я пошла. А что делать? Нинка не отстанет. На кухне я слегка съехидничала:
   - Неужели пока он был здесь, ты из него все не выбила? Я поражена.
   - Его версии событий мне мало, - не смутилась подруга. - Давай свою.
   Я и дала. Постаралась покороче изложить. Но уж как вышло.
   - Леська, с тобой и сериалов смотреть не надо.
   - Пошли спать.
   - Ты иди, а я ещё поработаю.
  
   В понедельник пришла Лилька. Она смотрела на меня виновато, но все же села на свое обычное место, и неуверенно произнесла:
   - Привет.
   - Привет, - буркнула я.
   - Лесь, прости, что такая фигня вышла.
   Я сердито на неё посмотрела. Но промолчала, боясь сказать что-нибудь не то. Лилька прихватила мою ручку и начала нервно крутить.
   - Олесь, я не специально. Честно. Даже не думала, что так выйдет.
   - Ладно, - ответила я. - Так и быть. Но по клубам с тобой я теперь не ходок.
   - Я сама по ним теперь не ходок, - повеселевшая было, Лилька грустно вздохнула. - Меня сначала на неделю под домашний арест посадили, а теперь комендантский час - выхожу до универа и обратно.
   - И часто тебя так за клубы наказывают? - удивилась я.
   - Нет, - поморщилась Лилька, - просто брат узнал, что и как там было. Мало того, что меня пьяной увидел... Так ещё твой парень оказался каким-то знакомым, который с его бизнесом связан как-то. Так Лешка разорался, что я его опозорила, да ещё это может ему бизнес попортить, а папа все услышал. Полный аут, в общем. А что за парень у тебя?
   - Парень? - до меня дошло, что речь об Эльмире. - Да он не то, чтобы парень. Так, знакомый.
   - Да? - Лилька удивилась. - И чего тогда Леха разорался? Или ты мне не все говоришь?
   - Лилька, какой парень? Ты помнишь, чтобы меня встречали? Чтобы я по телефону нежничала? Нет парня.
   За спиной раздалось хмыканье. Ой, дура... Сзади же Макс сидит. И он все слышал. А пусть лесом идет! У меня и без Эльмира найдутся защитники.
  
   После первой пары мы меняли аудиторию. И в коридоре я встретила Эла. Он меня что, плохо понял? Парень изучал расписание, явно не моей группы - оно находилось на другом стенде. Тут он повернулся, пошел мне навстречу и, увидев меня, замер. Потом направился к нам с Лилькой. Я повернулась к Лильке:
   - Иди, я тебя догоню.
   Лилька бросила взгляд на Эла, на меня и, хмыкнув, кивнула. Она отправилась в аудиторию, а я к Эльмиру, который целенаправленно шел ко мне.
   - Ты что здесь делаешь? - прошипела я. - Мы же договорились!
   - Не сердись, - он улыбнулся. - У меня сессия.
   - А... - протянула я. - Понятно. Ну ладно, счастливо.
   Я попыталась его обойти, но он поймал мою руку.
   - Эй, не спеши! - я выдернула руку.
   - Эл, мы договорились! У тебя сессия, но постарайся держаться от меня подальше.
   - Это трудно.
   - Напрягись. У меня пара скоро начнется. Пока.
   - До встречи, маленькая.
   Поджав губы, я пошла в аудиторию, где Лилька налетела коршуном:
   - Это кто?
   - Да так, знакомый.
   - Просто знакомый? Не смеши меня! Он тебя прямо там был готов съесть.
   - Лиль, отстань. Я про него слышать не хочу, - еле слышно, на всякий случай, ответила я.
   Лилька явно хотела съехидничать, судя по выражению лица, но меня спас препод. У него на паре расслабиться было сложно, очень быстро диктовал, потому пару я отдыхала от вопросов. Третью пару отменили, и я сбежала от расспросов Лильки и внимания Эльмира.
   Всю неделю я старалась не выходить из аудитории, чтобы не встретить Эла. Сам он меня вроде не искал, но в коридорах мы встречались. Подойти он больше не пытался, зато смотрел, и я была готова сквозь землю провалиться от Лилькиных комментариев.
   В середине недели позвонил Артем и пригласил нас с Ксю на матч. Его команда участвовала в межвузовских соревнованиях. Я сказала, что переговорю с Ксю, и свяжусь с ним. Ксю согласилась. Сразу. Кто бы сомневался?
   Договорились, что Артем заедет в мой универ, и Ксю подтянется сюда же. Только вот я не могла уйти с последней пары, потому они будут ждать меня в сквере при университете.
   В пятницу, честно отсидев пару, я буквально выбежала из аудитории, торопясь к Ксю и Артему, и наткнулась на Эльмира. Он явно меня ждал. Я нахмурилась, чтобы он вдруг не догадался, что я рада его видеть.
   - Привет, - ласково обратился он.
   - Опять ты.
   - Я неделю держался в стороне.
   Я сообразила, что сейчас из аудитории начнет выходить народ, Лилька нас увидит и совсем меня замучит. Схватила Эла за руку и попыталась утащить за собой. Но попробуй эту тушку сдвинь!
   - Эльмир, пойдем за мной, живо! - прошипела я. Он удивился, но покорно за мной пошел, сказав:
   - За тобой хоть на край света.
   Мы нырнули на площадку черного хода, где я застала его в свое время с Анжелкой. Похоже, он тоже вспомнил, потому что поморщился.
   - Ты хочешь мне напомнить?
   - Я не хочу, чтобы нас видели вместе.
   - Ты меня реально стыдишься? - он заглянул мне в глаза.
   - Нет, просто мне лень на вопросы отвечать. Так что ты хотел? - я начала одеваться в куртку, которую забрала из гардероба на прошлой перемене, зная, что на этой там будет огромная очередь.
   - Я соскучился.
   - У тебя же сессия. Когда тебе скучать?
   Он схватил меня в охапку. Потерся подбородком о макушку.
   - Маленькая, хватит меня дразнить. Разве я не достаточно ждал?
   Я притихла на пару мгновений, наслаждаясь его запахом, губами, которые прижались к моему виску, а потом стала отпихивать.
   - Эл, мне срочно надо идти.
   - Куда?
   - На футбол.
   - Какой ещё футбол?
   - Нас с Ксюхой Артем пригласил.
   Он разозлился. У него глаза сузились, загорелись, губы сжались. Мне вдруг так захотелось его поцеловать! Я сама от такого желания обалдела.
   - Опять этот Артем!
   - Эльмир, уймись! - я слегка отступила к выходу с площадки.
   - Ты меня специально дразнишь? Тебе нравится делать мне больно? - глухо спросил он.
   Я ожидала злости, раздражения, но никак не того, что судорожно вздохнув, он обогнет меня и уйдет.
   Я постояла несколько мгновений чего-то ожидая... Но он не вернулся. Блин! Мне было стыдно и горько. Он же не сделал ничего, а я специально его спровоцировала... надо что-то сделать. Я попыталась дозвониться до него, но трубку он не брал, хотя и звонок не сбрасывал. Набрала смс: "Эльмир, прости. Ксюха к нему не равнодушна. Я потому и согласилась. Жду на скамейке за поворотом десять минут. Потом ухожу"
   Неожиданно сзади раздался голос:
   - Кинули тебя, Богданова!
   Я обернулась. Макс.
   - Да пошел ты! - я отправилась на выход. Но он продолжал идти следом и донимать меня. Когда я пристроилась на искомой лавке, он тоже сел рядом. Макс зудел, а мне не давали покоя собственные мысли. А если он не придет? Плохо-то как.
   - Теперь, Олеська, ты без присмотра. И заметь, я тебя предупреждал.
   - Отстань!
   - Ты у меня теперь свое получишь, - он вдруг обнял меня за талию. - Или, может, ты со мной подружишься? Покажешь, за что тебя Николаев жаловал?
   Я стала отталкивать его, пытаясь одновременно встать:
   - Отвали, урод! А то мои друзья с тобой так подружат, что мало не покажется! - пытаясь встать, я поскользнулась и грохнулась на пятую точку.
   - Детка! - меня подхватили, прижали. - Ты ушиблась?
   Я замерла.
   - Ты пришел...
   - Стой, - мрачно гаркнул Эл. Устроив меня на скамейке, он шепнул. - Я сейчас.
   Макс стоял в стороне и испуганно смотрел то на меня, то на Эльмира.
   - Я думал, вы разошлись.
   - Заткнись! - Эл оттащил его в сторону. Говорили они недолго, после разговора Макс, нервно оглядываясь на меня, рванул в универ, а Эльмир направился ко мне. - Прости, милая. Он свое получит.
   Я встала, он обнял меня одной рукой, а другой стал ерошить волосы, целуя в висок.
   - Да ладно, я сама упала, - настороженно сказала я.
   - Он от тебя будет держаться подальше, поверь мне.
   - Да забудь! Связываться ещё с этим... - я не договорила.
   - Олеся, тебя одну оставить страшно.
   - Ты преувеличиваешь, - капризным голоском ответила я, наслаждаясь его касаниями. - Ты опять психанул сегодня, не дослушав.
   Эльмир замер.
   - А ведь я тебе прямо сказала, что и как. Ты мог просто спросить, почему я туда иду, зачем мне это надо. Эл, потому у нас ничего и не выходит, - я подняла лицо, до того пристроенное на его груди.
   - Олеся, - он смотрел на меня несчастными глазами.
   - Думаю, поговорить нам надо поскорее, пока ещё чего-нибудь не случилось.
   - Давай поговорим.
   - Не сейчас, меня ждут. Ты завтра учишься?
   - Я каждый день учусь, но я могу пропустить.
   - Вот ещё! Давай завтра, после твоих пар встретимся и поговорим.
   Он выглядел ооооочень довольным. Я не смогла сдержать улыбки. Эльмир опустил лицо к моему, я ждала поцелуя, но он замер, давая мне возможность выбрать... И я выбрала, прижавшись к нему. Он ласково касался моих губ. Даже как-то осторожно, словно боялся, что я передумаю, если он станет требовательнее. Я вцепилась в его куртку, и попыталась вжаться в его тело сильнее... Эльмир обнял меня так крепко, что я едва могла дышать...
   - Мы не помешали? - я замерла. - Нет, я кончено, понимаю, что помешали, но нам пора. Да и не место тут для таких пылких нежностей.
   Я попыталась отпрянуть, но Эльмир, хоть и ослабил хватку, не отпустил меня. Мы повернулись к Ксюшке. Рядом стоял Артем.
   Ксюха смотрела восторженно. Подозреваю, она уже свадебный наряд мне мысленно шила. Артем был слегка растерян.
   Я повернулась к Эльмиру. Он смотрел на Артема, и взгляд его был полон торжества и самодовольства. Вот ни чем его не исправить.
   - Привет, Эльмир, - поздоровалась Ксю.
   Эльмир внимательно посмотрел на неё, после того, как они с Артемом кивнули друг другу, приветствуя. Взгляд стал настороженным:
   - Мы знакомы?
   - Нет, но я тебя видела.
   - Где?
   Я сунула руку ему под куртку и ущипнула, чтобы он меня отпустил. Он отпустил, и я объяснила:
   - Ксюша сестра Андрея. Она меня на Масленицу забирала из парка.
   - Сестра Андрея, - Эл обаятельно улыбнулся. - Даже странно, его сколько знаю, а с тобой через Олесю познакомились.
   Мне его улыбка не понравилась. Чего это он на Ксюху так смотрит? Я поджала губы. Нет, я не ревную, просто вспомнила, как часто он девушек меняет. И стоило его поцеловать - нате, он уже на Ксю поглядывает! А та тает. Ух, я вам обоим.
   - Артем, что со временем? У них есть время продолжить знакомство? - я махнула в сторону Эльмира и Ксю. А сама подошла к нему, и взяла под ручку. Артем посмотрел на меня настороженно, потом бросил взгляд на Ксю. Тема, ты куда смотришь? Тут главная угроза в лице Эла! Он уже вон нервничать начинает. Я бы ещё за Тему подержалась, но Ксюшка посмотрела такими несчастными глазами, что рука сама собой опустилась.
   А этот гад все понял! Вон как довольно смотрит, да ещё ко мне подбирается.
   - Давайте, знакомство продолжим в зале? Нам ехать надо. Эльмир, поехали с нами, места будут.
   Темка, да ты предатель! Я едва не взвыла. Зато Ксюха расцвела, а Артем на неё засмотрелся. Ага. Я за них рада, но мне свои вопросы решать надо.
   - Он не поедет, - отрезала я. Эльмир до меня все-таки добрался, обнял сзади и подтвердил:
   - Не могу. Мне автоматы нужны, иначе не успеваю все сдать. Вы на машине?
   Артем кивнул.
   - Олеся вас сейчас догонит, какая машина?
   - Олеся знает, - спокойно сказал Артем.
   Эл напрягся было, но сразу расслабился. Потом эти двое... слов на них нет... пожали друг другу руки, и Артем с Ксюшкой ушли.
   - Детка, - протянул Эл самодовольно. - По-моему, ты ревнуешь.
   - Было бы кого! Я просто вспомнила, что ты из себя представляешь!
   - Маленькая, какой я - это теперь зависит только от тебя.
   - Я сейчас заметила, от чего это зависит! Только женская юбка рядом, и ты как кот на запах валерьянки лыбишься!
   - Маленькая, я просто поздоровался.
   - Эл, а если я так всем незнакомым парням буду улыбаться?
   - Олесь, я просто улыбнулся, - он пытался изобразить вину, а сам еле сдерживал довольную улыбку.
   - Хорошо.
   - Хорошо? - он насторожился.
   - Хорошо, - я вывернулась, чтобы оказаться к нему лицом. - Вот я сейчас поеду на футбол и буду мило всем... ммм... - я затянула паузу. - Улыбаться, - я продемонстрировала, как буду улыбаться, ещё и глазками хлопнула. А потом спокойным голосом добавила. - А ты учись, милый.
   Ему это не понравилось. А я чмокнула его в губы и сказала:
   - Я бы попросила проводить, но ты наверно на пару опаздываешь. Не переживай, обо мне там позаботятся.
   И как это у него дым из ноздрей не валит от злости? Он явно собрался мне что-то сказать, но я махнула ручкой и пошла. Я думала, он меня догонит, но услышала только:
   - Не забудь! Завтра!
  
   Все время футбола словно пролетело мимо меня. Артем посадил нас со своими знакомыми. Те попытались с нами заигрывать, но Ксюха с упоением выискивала взглядом Артема, а я была в эйфории. Вспоминала наш поцелуй, что он за мной все-таки пришел... И на Артема не бросился... Прилично себя вел. Почти. Таким он мне нравится. Завтра мы поговорим, и все будет... Хорошо? Или как? Скорее бы пришел завтрашний день. Мне сложно было усидеть на месте, хотелось бегать и кричать от непонятной радости, переполняющей меня. Ксюха рядом визжала. Наверно Артема подбадривала. Это иногда отрывало от моих дум и возвращало в реальность.
   Наш команда победила. Вроде бы. Я не вникала. Но судя по довольной физиономии Артема, который после раздевалки и душа присоединился к нам, так и было. Потом нас позвали отмечать всей компанией, подумав, я отказалась. Оттащила Артема в сторону и уведомила:
   - Ксю вечно попадает в ситуации неловкие, а иногда опасные, подумай, стоит ли её брать.
   - Тебя только это смущает? - Артем пристально меня разглядывал.
   - Да, - честно призналась я.
   - Тогда все нормально, я о ней позабочусь, - искренне улыбнулся Артем.
   - Тогда ладно. Ты там её на такси посади сам потом, а то она однажды одна пошла...
   - Я её сам отвезу.
   - Ладно, - я улыбнулась. - Поздравляю с победой.
   - Спасибо, - снова заулыбался он. - Это ваша поддержка нам помогла.
   - Ага, - согласилась, вспоминая, как весь матч думала не понять о чем.
  
   Субботние занятия пролетели быстро. Лилька подкалывала меня тем, что про мои поцелуи со "знакомым" в курсе вся группа. На эту тему мы пообщались в своей обычной переписке. После пар я пошла в буфет, где мы договорились встретиться после следующей пары, которая была у Эла занята. Я специально взяла с собой задачки по гражданскому праву - что с кодексом не решу сейчас, потом дома дорешаю.
   Я сидела как на иголках. Не знаю, как выглядела со стороны, но казалось, что попеременно краснею и бледнею. Посмотрела время, пара почти закончилась, сейчас он должен прийти. Жаль, что телефон сел. Может он мне звонит уже? Чтобы не разминулись, буду ждать здесь, как договорились. Внутри все замирало. Я посмотрела на вход. И поморщилась. Там стояла Анжелка. Поймав мой взгляд, она вдруг направилась ко мне. Не самая желаемая компания.
   - Привет, - пропела она. Смотрела она злобно и ехидно одновременно. Странно, вроде я ей ничего не делала, чтобы теперь на мне отрываться.
   - Привет, - ответила спокойно, конфликтов мне ещё не хватало.
   - Эльчика ждешь? - внутри что-то сжалось. Происходящее нравилось мне все меньше.
   - А тебе то что? Кого хочу, того и жду.
   - Ну, если кого-то ещё - жди, а его не надо, - она самодовольно усмехнулась. - Он просил передать, что от тебя свое получил, и теперь ты ему не интересна.
   Внутри все оборвалось.
   - А чего же сам не сказал? - я не хотела ей верить, не могла.
   - Телефон у тебя отключен, включи, сам скажет.
   - А ты у него на посылках? - я старалась держаться, внутри все словно сковало льдом.
   - Нет, дура, я у него со вчерашней ночи в постели. Он теперь со мной! И ты держись в сторонке. Зачем ему такая клуша, как ты, если у него есть я, - она, словно невзначай, пристроила руку на бедро.
   - От дуры слышу, - вяло огрызнулась я. Закинула тетрадки в сумку. Она смотрела на меня и все не уходила. - Ты думаешь, что надолго в этой постели задержишься? - напоследок уколола я. - Так зря надеешься.
   И ушла.
   Я брела по парку, размышляя, почему меня парни бросают ещё до того, как отношения станут серьезными? Может на мне проклятье какое-нибудь? Я злилась на себя, за то, что поверила Эльмиру. Злилась на Анжелку, за то, что забрала его у меня. Я ведь начинала верить, что он мой. Весь мой: его шутки, ласки, темные глаза, в которых я тонула, сильные руки, в которых чувствовала себя защищенной. Даже его собственнические замашки в какой-то мере притягивали, я чувствовала себя особенной. Такой парень и так его ко мне тянет... А все это было игрой. Милующиеся парочки вызывали злые слезы. Дети раздражали. И вообще, я сегодня ненавижу весь мир! Я почувствовала, что начинаю замерзать.
   Домой не хочу. Если Нинка никуда не делась, то начнет с вопросами приставать. К Елисеевым тоже не хочу, они все сразу поймут. А я хочу к тому, кто ничего не знает. Например, к Петьке.
   Надо выпросить телефон у прохожих. Хорошо, все-таки, что я его номер наизусть знаю.
   У Рыжика дома я бывала всего пару раз. Комната у него представляла собой воплощенный хаос. Это на мой взгляд. Он на это отвечал, что главное, чтобы в голове был порядок, а все остальное - внешнее. Отмазался.
   Открыв мне дверь, дорогой друг присвистнул.
   - Солнце? Что за мировая скорбь в глазах?
   Я всхлипнула.
   - Ох, не надо! - запаниковал Рыжик. - Заходи, во всем разберемся.
   Я разделась.
   - Ты голодная?
   - Нет, - мотнула головой. Аппетита у меня не было.
   - Пойдем в комнату.
   Устроившись на огромном Петином ложе, я обняла свои колени, и решила быть вежливой:
   - Как дела? Что там с собеседованием?
   - Нормально дела. С собеседованием никак. А теперь рассказывай, ты чего такая отмороженная?
   - Холодно, - ответила я.
   - Жди, - Рыжик ушел.
   Пришел с бутылкой чего-то и двумя бокалами.
   - Подруга, давай тебя согреем. Сейчас закуску принесу.
   Я безучастно посмотрела на выпивку. Возможно, это то, что нужно. Вспомнила, как напилась на дискотеке. Сейчас-то я не с Лилькой, Петька обо мне позаботится. Я решила напиться. Вот взять и напиться. Мне почти двадцать лет, а напивалась я один раз! Не то чтобы я сторонница этого, но сегодня можно! Потому что я не могу терпеть то, что терзает меня.
   Рыжик вернулся с тарелками. Прикатил журнальный столик.
   Петька наливал молча, при этом сам выпил только первый раз. И хоть наливал он мне понемногу, но часто. Я почувствовала, что озноб внутри меня уходит. Рядом был Петька. Постоянный и надежный. Он то меня не будет обманывать, чтобы добиться непонятно чего. И правду скажет.
   - Петь, а я симпатичная? - я посмотрела на него.
   Друг вытаращился на меня в явном шоке. Видимо, от того же шока залпом выпил то, что было у него в бокале. А потом осторожно ответил:
   - Олесь, конечно, ты симпатичная, - и, не зная, что от этого будет только хуже, добавил. - Вон, Эл на тебя запал. Он красивых любит.
   Это был гвоздь в мое самолюбие. Я знаю, что Эл красивых любит, меня сегодня просветили. И напомнили, что я к таковым не отношусь. Сознание поплыло. Мне явно хватит. Но я упорно потянулась за бокалом. Я так резко опрокинула стакан, что захлебнулась.
   Петька, сидевший напротив меня на компьютерном стуле, бросился меня спасть. Пристроившись рядом, похлопал по спинке.
   - Солнце, ты куда спешишь?
   - Петь, мне так плохо... Совсем, - я начала всхлипывать.
   - Олесенька, только не плачь! Расскажи, что случилось.
   - Не хочу рассказывать, - я вцепилась в него, и прижалась. - Просто побудь рядом. Хорошо?
   - Хорошо, - согласился он, гладя меня по голове, как маленькую.
   Петька, похоже, решил от меня добиться рассказа, потому что продолжал доливать в бокал. И я не вынесла. Начала путано и сбивчиво что-то объяснять. Не знаю, понял ли он вообще что-то, настолько бессвязно я говорила. Он что-то бормотал. К тому моменту, усадив меня на колени, он гладил меня уже по спине. Я уткнулась ему в грудь и жаловалась на то, что ни кто меня не любит, ни кому я не нужна. И спросила:
   - Петь, почему меня парни не хотят? Я такая никакая?...- попыталась сформулировать я.
   Петька напрягся. Рука на моей спине замерла.
   - Леся, солнышко, да что за чушь? Ты просто не знаешь, скольких от тебя иногда отваживать приходится! У меня друзья вон тебя как увидели, в очередь за телефончиком выстроились. Только оно тебе надо? Они ж все кобели те ещё.
   Я по новой залилась слезами. Поделилась соображением, что они вообще все кобели, так что же мне теперь, без парня всю жизнь? Петька был растерян, явно не понимал, что со мной делать. Он как-то лихорадочно меня обнимал, перебегал рукой с моей головы на спину. Потом, шепча, что все будет хорошо, нужно только успокоиться, он начал целовать меня в лоб. А у меня вдруг созрела мысль, что если Эльмир с это стервой...которая красивее меня... то вот Петька же тоже красавчик... почему бы и нет? Я подняла лицо, и прошептав Петьке в губы:
   - Поцелуй меня... - прижалась к нему, обхватив руками. Петька напрягся, потом как-то обмяк, и, нежно обняв меня, начал ласково целовать губы, мокрые от слез щеки...
   Я вспомнила, как жадно целовал меня Эльмир. А Анжелку он так же целовал? У меня в глазах потемнело от злости, и я попыталась задрать на Петьке футболку. Но он взял мои руки и поднес их к губам.
   - Олесь...
   - Что? - хриплым от слез голосом спросила я. Петька прижал мою голову к груди и мягко сказал:
   - Это ничего не изменит.
   Я дернулась.
   - Стой. Пойми меня правильно. Ты сама понимаешь, что я тебя хочу, - сидя на коленях этого сложно было не понять. Я почувствовала, что краснею. - Но ведь тебе не это нужно. Сейчас говорят злость и алкоголь. Я понимаю, что он тебе сделал больно, и ты хочешь сделать больно ему в ответ. Но кому больнее будет? Ему? Или тебе самой, когда ты проснешься утром? Он и не узнает, вряд ли ты ему побежишь хвастаться такими подвигами. А если уж тебе секса хочется, то давай на трезвую голову. Я слишком дорожу нашей дружбой, и не хочу рисковать.
   Он все говорил, говорил, а я ощущала, что шарик внутри, который грозился лопнуть, потихоньку сдувается. Петька говорил и гладил меня по спине, постепенно звук его голоса перешел в какой-то непонятный фон и я уснула.
   Я проснулась с чувством полного опустошения. Пить! За стакан воды все что угодно! Открыла глаза. Петька сидел за компом. Видимо играл, хоть он монитор спиной и загораживал, но яркие вспышки давали представление о происходящем.
   Я начала вспоминать, что вчера происходило, но вспоминалось каким-то размытыми обрывками. Вроде я... к Петьке приставала? Или это мне приснилось?
   - Петь?
   Наушники мой голос не пропустили. Кстати, постель он не расправил, только накрыл меня легким пледом. Я встала с постели, подошла к Петьке, тронула за плечо. Он подскочил. Резко обернулся и снял наушники. На экране мелькали вспышки выстрелов, и Рыжика сейчас убивали.
   - Проснулась, красна девица.
   - Проснулась, - кивнула я. - Хочу пить.
   - А больше ничего не хочешь?
   Я посмотрела настороженно на его ухмыляющуюся физиономию. Побледнела.
   - Мне не приснилось, да? Я к тебе приставала?
   - А ты не помнишь? - Петька посмотрел на меня с тщательно скрываемой досадой.
   - Нет, - потерянно призналась я.
   Он засмеялся. Как-то слегка натянуто. Блин, чего у меня за фантазии? Нормально он смеётся.
   - Не переживай, солнце, я на твои домогательства не поддался.
   - Офигеть, - простонала я. - Петька, прости.
   Рыжий заржал.
   - Блин, девушка за такое прощения просить не должна. А ты вообще что помнишь?
   - Помню, как пить начали, - я задумалась. Потом спросила. - Я тебе что-то рассказала?
   - О, да ты вообще ничего не помнишь! Тебя можно напоить и сделать с тобой что угодно! - восхитился друг. - Буду знать на будущее. Только ты об этом не особо распространяйся, не все могут так успешно выдержать твой напор - посоветовал он мне.
   - Не буду, - уныло согласилась я. - Петь, дай попить и ты мне все расскажешь.
   Друг принес мне холодного апельсинового сока. Хорошо-то как! Я устроилась на широком ложе и, понимая, что дольше время не оттянуть, тяжко вздохнула:
   - Рассказывай, чего я тут вытворяла.
   - Солнце, ты себя переоцениваешь!
   - Да? - с сомнением протянула я. - А вроде помню, что... ммм... мы целовались?
   - Целовались? Олеська, это ты поцелуями называешь? - он хмыкнул, а потом переместился ко мне на кровать и жарким шепотом предложил. - Хочешь, я тебе покажу, как взрослые люди целуются?
   Сердце мое остановилось. Вот честно, замерло и все. Я испуганно вытаращилась на Петьку. Таким я его не видела. И такого голоса в его исполнении не слышала. Сердце вдруг заколотилось быстро-быстро, а Петька прижался своим лбом к моему.
   - Тебе понравится, - прошептал он.
   Он смотрел мне в глаза. И в глазах его был вопрос. Я растерялась. Он серьезно хочет меня поцеловать? Неуверенно позвала:
   - Петь?
   Он хмыкнул, легко коснулся моих губ своими, и заявил:
   - Компенсация, - а потом засмеялся. И чего он сегодня надо мной все смеётся?
   - Дурак! - я схватила подушку и съездила ему по физиономии. Рыжий отскочил, спасаясь. - Петя, хорош придуриваться! Серьезно рассказывай.
   - Ну вот, обычно мне после такого сразу на шею вешаются, а ты, - обиженно протянул рыжий друг. - Вот и какие после такого с тобой поцелуи? Да никаких!
   Я немного успокоилась, хотя сердце продолжало громко стучать.
   - Так что я тебе рассказала?
   - Много чего, - серьёзно ответил друг. - На хрена ты с этим кобелиной связалась? Думала, по-другому будет? У него девок как грязи, а Анжелка та ещё... Я и не думал, что ты на него клюнешь, у тебя же голова на плечах и в рабочем состоянии! Мой тебе совет, забей и забудь!
   - А что мне остается, - зло сказала я. - Только это и остается.
   - Олеська, не злись! Хочешь глупостей наделать? - он приобнял меня.
   Я глубоко вдохнула и выдохнула.
   - Нет, не хочу. Ты прав.
   - Вот, бери себя в руки, морда кирпичом и вперед.
   - Петя, у меня не морда!
   - Ну, мордашка! Не придирайся, - он прижался щекой к моему виску.
   - А если он опять нарисуется?
   - А зачем? Он же сказал, что ему... хватило... - Петька даже смутился.
   - А чего хватило-то? - я вспоминала, что мне говорила Анжелка, и только теперь дошли её намеки.
   - Блин, ты чего как маленькая, - фыркнул Петька.
   - Да я серьезно не понимаю.
   - Можно, я тебе не буду объяснять? - жалобно спросил Рыжик и отвернулся.
   - Ты чего? - я соскользнула с кровати, встала перед ним и попыталась повернуть его лицо. И тут почувствовала, что зря я так встала. - Да я с ним... - попыталась объяснить, и покраснела. Блин, что за фигня?? Чего за реакция на меня?? Я же не блондинка.
   - Олеська, - гаркнул дорогой друг, слегка отстраняя меня. А потом, неловко отводя глаза, добавил. - Давай, я с ним пообщаюсь душевно? Чтобы отстал?
   - Да он пока и не пристает. И не должен. Сам же разорвал все. Не вздумай с ним говорить обо мне. Я со стыда сгорю.
   - Ладно, если так. Но если что, то ты мне сразу сообщи. Может, пока на учебу не ходить? Отдохнешь? Учеба - фигня. Нагонишь.
   - Нет, это для тебя фигня. А я пропускать не хочу. Да и чего пропускать? Ни кто не умер. Все нормально.
   Петька осторожно кивнул, пристально на меня глядя. Видимо пытался понять, так ли легко все будет на деле, как на словах.
   - А сколько времени? - поинтересовалась я, чувствуя себя не в своей тарелке.
   Петька посмотрел на свой телефон.
   - Два уже. Ты давай переодевайся, ложись, я тебе футболку сейчас дам.
   Я зевнула.
   - А в ванную? Чего я в футболке разгуливать буду.
   - Давай в ванную, но тихо. Все спят уже.
   - Ага, я тихо и быстро.
   В ванной я посмотрела на себя в зеркало. Что же ночью было? Блин... Петька, чего за фигня? Я плеснула холодной водой в лицо. Не может такого происходить, чтобы мой друг меня хотел... мне просто показалось .. привиделось.. пьяная еще не протрезвела... Того и будем держаться. Что ж оно все сразу на меня свалилось-то?
   Вот сейчас пойду, лягу спать и все забуду. И Эльмира забуду. И Анжелку забуду. И про Петьку забуду, пусть он и сопит под боком. А про Нинку я опять забыла! Надо телефон зарядить! Но звонить ей не буду. Хоть искать меня и не должны, но... ей не надо знать, где я. Никому не надо. Смс скину и отключусь. Я хочу пострадать в одиночестве. А завтра я все с себя стряхну и начну жить с чистого листа. Или как там люди жить по новой начинают?
   Зарядки у Петьки подходящей не оказалось. А вот Нинкин номер у него был. В целях конспирации смс я скинула через интернет. Потом легла, пока Петька был в ванной. И провалилась в сон.
   Проснулась я в панике, во сне за мной кто-то гнался по бесконечному коридору без дверей. Преследователь бежал легко, свободно, я же убегала в страхе и понимала, что не догнал он меня только потому, что просто развлекается этой погоней. На меня накатывал паника, мой бег становился все медленнее, силы оставляли. Я убегала от того, кто был мне знаком, но лица его не видела и от того было ещё страшнее. Резко открыв глаза, уставилась в потолок. Дыхание было тяжелым, как будто я, действительно, бежала. В комнате было светло. Сколько же я проспала? Петьки в комнате не было.
   Села, потерла лицо руками. Надо вставать. Тут зашел дорогой друг.
   - Проснулась? Пошли завтракать.
   Я замерла, прислушалась к организму.
   - Как я есть хочу...
   - Конечно, хочешь, ты вчера на еду особо не налегала, предпочитала жидкости.
   - А пить я тоже хочу.
   - И головушка раскалывается, - добавил друг, глядя насмешливо и нежно одновременно.
   - Нет, ничего не раскалывается.
   - Мда, везет тебе.
   - И не говори. Так что там с завтраком? Кстати, твои дома?
   - Солнце, одиннадцать дня, все разбежались. Пойдем тебя кормить.
   - А сам покормиться не хочешь?
   - Так я уже поел.
   Петька ушел на кухню, я, переодевшись, забежала в ванную. Что-то часто у меня незапланированные ночевки вне дома. Надо зубную щетку купить. Походную. Чтобы всегда под рукой.
   Я сметала бутерброды, Петька, глядя на меня, посмеивался.
   - Чем сегодня заниматься будешь?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю. Надо развеяться, вздохнуть полной грудью, - подумав, добавила. - Съезжу к подружке в пригород. Мы с ней посплетничаем, обругаем мужской пол, и мне станет легче на душе.
   Петька поморщился.
   - Что за терапия такая? Чем весь мужской род-то виноват? Есть среди нас белые и пушистые! - уверенно заявил он. Я отложила бутерброд, и, покрутив головой, спросила:
   - Где? - потом перевела взгляд на рыжего. - Где ты видел этот редкий экземпляр? Покажи мне, Петя! - злобно закончила я.
   - Вот, - гордо ткнул друг себя в грудь. Но под моим взглядом в упор как-то сник и слегка покраснел. - А чем я плох?
   - Ты мне скажи, чем ты хорош?
   - А... - друг потерялся в мыслях. - Собой хорош.
   - На любителя, - отрезала я.
   - Ну... меня девушки любят...
   - По-твоему, это плюс? - я посмотрела на него серьёзным взглядом. - Вот если у тебя появится девушка постоянная, ты думал о том, каково ей будет знать, что любая за тобой пойдет, да и ты не против? И будет она сидеть дома, когда ты, вроде бы, на работе или учебе и думать, а где же ты на самом деле.
   - Если уж она будет моей девушкой, то я изменять не буду, - словно обещая, отрывисто произнес Петька.
   - Это ты так говоришь. Сейчас. А кто знает, что и как может повернуться.
   - Олеся, если этот гад так сделал, это не значит...
   - Да ладно, Петь, он мне тоже брачных обетов не давал.
   Петька нахмурился, вгляделся в мое лицо, словно что-то выискивая.
   - Ты его защищаешь?
   - Нет, пытаюсь понять. Получается так, что с парнями у меня ничего не срастается, - задумалась. - Может на девушек переключится?
   Петька покрутил пальцем у виска.
   - Замолкни, умоляю!
   - Умолкаю, - послушно кивнула я. Говорить не хотелось. Все беседы приходили к одному и тому же, а я хотела об этом забыть. Петька задумчиво смотрел на меня, время от времени тяжко вздыхая, потом вдруг расцвел буквально на глазах:
   - А Андрею ты звонила?
   - Зачем? - я вспомнила, как Андрей рассуждал про "защитить или навешать", вот только такого мне не хватало, для полного счастья. С Андреем я об этом потом когда-нибудь поговорю. Может быть.
   - Ты прыгать передумала?
   - Прыгать? - удивилась я. - Куда прыгать?
   - С парашютом прыгать! Ты забыла про мой подарок?
   - Ой! Я забыла!
   - Ну, ты даешь! Столько об этом трещала.
   - Да как-то закрутилось все, - вздохнула я.
   - Поехали к Андрею сейчас, он тебе расскажет все, что от тебя требуется.
   - Что, уже сейчас прыгать?! Я как-то морально не готова.
   Петька смотрел на меня как на дуру.
   - Сейчас? Ты думала, что сразу прыгать будешь?
   - А что?
   - Хорошо, что я сам этим занялся. А то кто знает, с кем бы ты связалась. Солнце, там ещё поучиться надо, и справки предоставить, чтобы тебя допустили. Это все не сразу, где-то через месяц, может, и прыгнешь.
   - О! Как все не просто.
   - А ты что думала? Я серьезно подошел к вопросу, зная, что ты особо ничего не проверишь. Так что тебе ещё предстоит поход в больничку.
   - Зачем? - я была изумлена.
   - Затем, что в небе летать и по земле ходить, это разные вещи! Вдруг тебе в момент прыжка от чего-то плохо станет.
   - Я здорова!
   - Без справки не допустят.
   - Петька!
   - Так не я допускаю! Успокойся, это правило для всех.
   - Не люблю больницы, - поморщилась я.
   Рыжик усмехнулся.
   - Так что, едем?
   - Поехали.
   - Я сейчас позвоню ему, чтобы зря не ездить, если его на месте нет.
   - Петь, так сегодня воскресенье! - сообразила я.
   - У него выходные тогда, когда сам решит. А в будни народ, в основном, работает, так что в выходные работает он.
   - Понятно, - я залпом допила чай. - Поехали.
  
   После посещения аэродрома я была в восторге. И даже домой идти не хотелось. Мы с Петькой пристроились на лавочке возле моего дома. Я эмоционально вспоминала все, что мне объясняли, иногда еле сдерживаясь от счастливых повизгиваний.
   - Это здорово! Я скоро полечу! - я вскочила с лавочки, и немножко покружилась. Голова закружилась. - Ох, - я ухватилась за Петьку, постояла немного, а потом в порыве обняла его. - Спасибо, Петенька, это самый крутой подарок в моей жизни.
   Он обнял меня в ответ.
   - Ты ведь меня за него, как следует, не поблагодарила, - пробормотал он. - Может, сделаешь это сейчас?
   Я слегка отодвинулась и, глядя в глаза, довольно улыбаясь, спросила:
   - Как? Проси, что угодно.
   - Все, что захочу? - он хитро улыбнулся.
   - Все, - кивнула я.
   - Тогда прошу поцелуй.
   - Поцелуй? - я опешила, улыбка стала неуверенной.
   - Поцелуй, - он смотрел на меня очень... серьёзно. И это меня смутило. Я привыкла слышать от него шутки и подначки. А тут все было по-настоящему. Ладно, давай, тебя взбодрим, приятель.
   - И куда же тебя поцеловать? Я даже не знаю, - кокетливо проговорила я. - В лоб? - я провела пальцем по лбу. - В щеку? - палец соскользнул. - В подбородок? В нос? В висок?
   Он вдруг поймал мою руку и, сказал:
   - Сюда, - и приложил пальцы к своим губам. Он все так же серьезно смотрел на меня. Моя улыбка погасла. Я растеряно посмотрела на него, и пробормотала:
   - Сюда... - а Петька вдруг переместил одну из рук на мой затылок, и слегка надавил. Не чтобы силой прижать, а как бы подталкивая... словно очарованная, я подалась вперед и прижалась к его губам. Он был так нежен и осторожен. Неожиданно захотелось, чтобы он прижал меня к себе сильнее, и не отпускал. Мой друг. Он был и будет рядом всегда. Я начала отвечать на его поцелуй. Сначала неуверенно, потом все смелее. Я не поняла, как оказалась у него на коленях. Это произошло само собой, естественно... Воздух вдруг замер в моих легких и, слегка отпрянув, я начала жадно дышать. Петька скользнул губами по моему виску и прошептал:
   - Моя хорошая.
   Это отрезвило меня. Что я делаю?!
   - Петя, что все это значит? - хрипло прошептала я.
   - Малышка, - начал он.
   - Петя, - холодно сказала я. - Не знаю, что сейчас было, но звать меня как одну из своих девок, дурацкими прозвищами - не надо.
   - Олесь, прости, - он поймал мой взгляд. - Просто для меня все это непривычно.
   - Да уж, - пробормотала я. - И отчего бы это? - я попыталась соскользнуть с его коленей. Но он не отпустил.
   - Олеся, давай поговорим.
   Я занервничала, перевела напряженный взгляд на свое руки, теперь лежащие на коленях. Рыжик замолчал, и я бросила на него быстрый взгляд.
   - Ну?
   Петька повернул мое лицо к себе, погладил щеку пальцем. Я почувствовала, что краснею. Вроде и жест приличный, но было это настолько непривычно для наших отношений, что смущало. Я опустила глаза. Он продолжал смотреть и, наконец, огорошил меня:
   - Олесь, я хочу быть с тобой.
   Я резко повернулась.
   - Петька, ты головой ударился, а я этот момент пропустила?
   - Ты чего злишься? - удивился друг.
   - Блин, я на блондинку похожа?! У тебя их мало? Так в клуб сходи.
   - Зачем? - вытаращился Петька.
   - Подружку на час там себе найдешь, - я попыталась слезть с его коленей. Но Петька держал крепко. - Отпусти.
   - Олесь, ты не так меня поняла.
   - А как тебя понимать? Ты совсем больной! Петь, мы же друзья, а ты такое выдаешь. - Мне было обидно до слез. Я, конечно, всегда понимала, что мой друг - любитель женского пола, но между нами и намека такого не было, а тут. Зачем я к нему поехала? Утешения хотела? Получите, распишитесь.
   - Олеся, успокойся, - я повернулась к нему, готовая сказать что-нибудь совсем не хорошее, но его спокойный и решительный взгляд подействовал успокаивающе. - Я не имел ввиду секс. То есть, не только его. А черт! Как все... Олесь, я хочу, чтобы ты была моей девушкой.
   Глаза мои широко распахнулись. Я не верила своим ушам.
   - Точно пропустила, - пробормотала я, продолжая изумленно смотреть на того, кто ещё вот совсем недавно был другом, а теперь... Теперь все как-то усложнилось.
   - Петя, ты же вроде не пил с утра. За ночь от меня надышался? - я пыталась перевести все в шутку.
   - Олесь, здесь холодно. У тебя нос красный, пойдем к тебе.
   Почему-то это предложение мне не очень понравилось, но выказывать недоверие близкому человеку не хотелось, и я кивнула.
  
   Дома я проверила холодильник на наличие продуктов. Пару пачек пельменей, овощные смеси, яйца. Не густо. Ладно, отварим пельменей.
   Петька взирал на мою готовку молча. Я тоже не спешила начинать разговор. Пока ели, каждый думал о своем. Я чувствовала, что руки начинают трястись. Я была напряжена, и ничего не могла с этим поделать. Петька же, напротив, казался расслабленным и спокойным, и только взгляд, не упускающий меня ни на миг, показывал - не все так просто. Поев, мы отправились в мою комнату, прихватив с собой чай и остатки печенья. Надо в магазин сходить. И вот тут все пошло не так.
   Вместо того, чтобы, как обычно, вальяжно развалиться на диване рядом со мной, Петька притянул меня к себе, и обнял за талию.
   Я замерла, не глядя на него. Почувствовав мое напряжение, он переместил руку с талии на предплечье и стал успокаивающе поглаживать. Наверно, он меня хотел успокоить, но от этих прикосновений у меня по коже побежали мурашки, я почувствовала, что на меня накатывает паника. Все это было непривычно, странно и потому пугало. Я вскочила, отошла и скрестила руки на груди.
   - Петь, меня все это напрягает. Я ничего не понимаю.
   - Я ведь объяснил. Я хочу, чтобы мы были вместе.
   - Петь, плохое объяснение! - я нервно начала ходить по комнате перед диваном, туда - обратно, туда - обратно. Рыжик провожал меня глазами. - Мы сколько знакомы, Петя?
   - Долго.
   - Вот! Долго! И вдруг сейчас все это, - я неопределенно махнула рукой, не в силах описать словами происходящее, и рухнула в кресло. Спрятав лицо в ладонях, я замолчала. Надо было сказать что-то конкретное, но мысли разбегались и путались. Я ничего не могла сформулировать. - Блииин, - почти простонала я от растерянности.
   На мои запястья опустились Петькины руки, осторожно отвели мои руки от лица. Посмотрев в глаза, он легко коснулся губами тыльной стороны кисти, сжал мои руки, и мягко сказал:
   - Олеся, успокойся.
   Я открыла рот, чтобы ответить, и тут же закрыла. Петька стоял предо мной на коленях, держал за руки, и смотрел с непривычным ласковым выражением лица.
   - Лесь, ты чего так дергаешься?
   - Не знаю, - честно ответила я. Подумав, добавила. - Просто привычная картина мира нарушена. И от этого страшно. И это странно. Ты выбил меня из колеи.
   - Я сам из неё выбит.
   - Не похоже, - слабо возразила я.
   - Честное пионерское.
   - Ты пионером не был!
   - Я мечтал, так что будем считать, что я пионер-заочник.
   Я фыркнула, немного расслабляясь.
   - Лесь, что ужасного, в том, что я тебе предложил?
   Действительно, что? Может, ужасно, что предложил это мой друг? А может, что ещё вчера я считала, что мой парень - другой человек? Который меня обманул. Но это все важно для меня, в вот интересовал меня ответ на другой вопрос.
   - Петь, ничего ужасного в этом нет. Только скажи мне честно, с чего вдруг? Или я тупила и не понимала чего-то раньше?
   - Пойдем, - Петька мягко потянул меня в сторону дивана. Я пошла. Он сел, привычно притянул меня, прижал к своему боку. Я притихла, а потом расслабилась под его тяжелой рукой. - Олесь, все так и было. Ты для меня была другом. Ты и сейчас мой друг. Но вчера... Знаешь, только увидев, как тебе больно, я почувствовал насколько ты мне дорога. И что я слепой дурак. Я полночи думал, как же я раньше-то не заметил, как все мимо прошло? - Он легко погладил меня по плечу, не понятно кого успокаивая и подбадривая, то ли меня, то ли себя и продолжил:
   - Честное слово, я его был готов убить. И оттого, наверно, и понял. Ты пришла ко мне, когда тебе сделали больно. Но ведь и я иду к тебе, мой маленький солнечный человечек, когда мне совсем плохо, зная, что именно ты поможешь мне преодолеть все мои невзгоды. Это настолько вошло у меня в привычку, что я даже не понимал этого... - Я слушала его задумчивые размышления и понимала, что да, смысл в этом есть. И он прав, я вспомнила его, потому что знала, что он поддержит, даже если я не права, он будет на моей стороне. И не осудит. И не высмеет. - И это ведь о чем-то говорит. - Тут он вдруг как-то ловко усадил меня на колени, и чмокнул в висок. - Хорошая моя, я понимаю, что тебе было больно. Но я обещаю, я не причиню тебе такой боли. Ты знаешь, что обманывать я тебя не буду. Не обещаю, что у нас будет вечная сказка, но если я решу уйти, то узнаешь ты об этом от меня. Ты веришь мне? - он пытливо заглянул мне в глаза.
   - Верю, - хмыкнула я. - Ты же не обещаешь то, чего не намерен выполнять.
   - Да, - кивнул он. - Я никогда не врал своим подружкам, ты это знаешь лучше других. А тебе врать я не буду тем более.
   - Петя, - я неожиданно крепко обняла его. Мне стало как-то легко. Он всегда знал, как меня успокоить. Он сказал все честно, и пусть это не было комплиментами и словами любви, но именно это осчастливило меня. - Я не уверена, что готова сейчас к отношениям. Честно. И ты ведь не любишь меня...
   - Я не знаю, что испытываю к тебе. Я и не любил никогда, наверное. Влюбленности не в счет, все это было легко и не на долго. Но ты мне очень дорога. А любовь... Врать не буду, не уверен, что она есть, но если я и смогу полюбить, то кого, кроме тебя? И я не отказываюсь от своих слов.
   - Петь, я не готова.
   - Олесь, это ты сама себе сейчас внушаешь. Ты думаешь, что неправильно расставшись с одним, сразу начать с другим. Есть такое?
   - Есть, - недовольно пробурчала я. Иногда он понимал меня слишком хорошо.
   - Это все фигня. Честно. Кто устанавливает сроки и правила? Мы сами. И только мы сами решаем, что хорошо для нас. Олесь, не отталкивай меня.
   - Я не знаю, - растеряно ответила я.
   - Кто же кроме тебя знает? - прошептал он, целуя мой висок, скользя губами по уху.
   - Никто, - мурлыкнула я, расслабляясь от его ласки, не осознавая, куда она ведет.
   Он ласково скользил губами по моему лицу, рука поглаживала мое колено. Я наслаждалась его прикосновениями. Обнимая меня одной рукой, второй он коснулся моего лица, повернул, и коснулся своими губами моих. Расслабленность пропала. Когда он начал целовать меня более напористо, я вдруг поняла, к чему все идет. Я распахнула глаза, закрывшиеся сами собой во время поцелуя. А когда рука его скользнула мне под майку, я испуганно отпрянула. Если бы Петька не среагировал, я бы приземлилась на пол, но он меня удержал.
   - Олесь, ты чего? - удивился он. Я покраснела и мотнула головой. - Леся, тебе неприятно? - он пытался заглянуть мне в глаза, но я отводила взгляд. Ах, блин. Мне было очень неловко. - Да хорошо тебе было, - пробормотал он себе под нос. - Солнце, в чем дело?
   - Я...- как об этом говорят? - Ну...
   - Я ничего не понимаю. Можно по-русски?
   - Блин, Петька! - рассердилась я.
   - Да что?! Олеся! - я почувствовала, что щеки горят огнем. - Говори уже!
   Я была не в силах выдавить хоть слово, и мне осталось смотреть на него и хлопать глазами, надеясь, что он сам все поймет.
   - Ты не хочешь торопить события?
   - Вроде того, - промямлила я, пряча лицо у него на груди.
   - Вроде? Что ж ты у меня робкая, как девственница, - он замер. С вопросительной интонацией протянул. - Олесь?
   Я молчала.
   - Олеся, ты что?.. - он растерянно замолчал. Я тоже молчала, но потом поняла, что он в ступоре и выдохнула, все так же пряча лицо:
   - Ага.
   Петька явно пребывал в шоке.
   - Как?! У тебя же парень был, как его? Сашка?
   - Сашка, - кивнула я, прижимаясь к груди уже не лицом, а щекой.
   - И что?
   - И ничего.
   - А Эльм?
   - Что Эльм? - мне не хотелось его вспоминать.
   - Не знаю, что там был за Сашка, но Эл-то как не?... ну... ну, ты поняла.
   Действительно, а как так вышло? Я задумалась.
   - Он меня не торопил.
   - Эл не торопил? - Петька явно был изумлен.
   - Петя, - пробурчала я.
   - Да мне реально не понятно. Вы же вроде встречались?
   - Вроде, - опять кивнула я.
   - И?
   - Петь, да там вообще все как-то странно было. Мы и не встречались толком. Он как будто на меня права заявлял и все.
   - А ухаживания и все прочее?
   Я подумала.
   - Да не было такого.
   - Странно.
   - Петя, мы его сейчас обсуждать будем?
   - А? Нет-нет, солнце, - он рассеяно погладил меня по руке. Потом очнулся. - Я от тебя в шоке, милая.
   Я поджала губы и сердито на него посмотрела.
   - Милая, я просто как-то до сих пор не понимал, какая ты у меня маленькая.
   - Чего? - возмутилась я. - А сейчас ты чем занимался? Совращением малолетней?
   - Веришь? Чувствую себя, как будто, так и было, - он засмеялся и чмокнул меня в нос. - Хозяйка, ты чаем то гостя поить собираешься? - а про чай я совсем забыла. Я скользнула с его коленей.
   - Он остыл. Пойду, чайник поставлю.
   - Пойдем, - задумчиво разглядывая меня, кивнул Петька, и отправился за мной следом.
   Я пристроила чайник на плиту, зажгла газ. Хотела сесть на стул, но Петька потянул меня к себе и пристроил на свое колено.
   - Теперь твое место здесь.
   - Ты уже командуешь? - съязвила я.
   - Я напоминаю, - он ласково улыбнулся.
  
   В комнате мы дурачились, периодически отвлекаясь на поцелуи. На большее Петька не намекал, ни словами, ни действиями. От этого я расслабилась, и было мне хорошо. Легкость в наши отношения вернулась, просто обрела какой-то новый нюанс. Но Петька не забыл о нашем разговоре, и, отвлекая меня легкими поцелуями, потребовал:
   - Я жду подтверждения.
   - Какого? - мой мозг представлял собой туман.
   - Ты так и не сказала, что согласна.
   - На что? - не могла сосредоточится я.
   - Олеська, ты все-таки будешь моей девушкой?
   - А.. - протянула я. - А для тебя это так принципиально?
   - Как сказать. Все же целовать свою подругу, это одно, а вот свою женщину...
   - Что значит женщину? - надула я губы.
   - Ну, да, - Петька хмыкнул. - Девушку. Ты тот редкий случай, когда все значения этого слова совпадают, - и засмеялся.
   - Что смешного? - я ткнула его кулаком в бок.
   - Это я от счастья, - и он засмеялся снова. - И я не слышу "да".
   - Да, - недовольно сказала я.
   - Это нужно говорить со счастливой интонацией, - решил он меня поучить. А потом добавил. - И отметить поцелуем, - Петька снова притянул меня к себе.
  
   Нинка, наблюдавшая наше прощание, была потрясена. Она на нас не особо обращала внимание, погруженная в какие-то свои, похоже, не очень веселые, мысли. Но когда в прихожей Петька стиснул меня и начал целовать, словно прощались мы на год, это сложно было пропустить.
   Едва за ним закрылась дверь, Нинка утащила меня на кухню.
   - Что я опять пропустила?
   Я вздохнула.
   - Олеська, а как же Эльмир?
   Я сжала губы и отрезала:
   - Не напоминай мне про этого гада больше.
   - Похоже, пропустила я много.
   - Не хочу говорить об этом. Все так запутанно, что я и сама не все понимаю, - жалобно поделилась я.
   - Ладно, - вздохнула Нинка, - захочешь, расскажешь.
   Я присмотрелась к ней:
   - Нин, а ты чего такая? Что-то случилось?
   - Ничего, нормально все, - отмахнулась подружка.
  
  
   В понедельник я пришла на занятия в боевом настроении. Я понимала, что Эльмир сам разорвал то, что было, но почему-то мне не верилось, что он никак не даст о себе знать. К моему удивлению, он не появлялся.
   Петька появился в универе на одной из перемен, сказал, что проезжал рядом. Расцеловав меня в коридоре, и сказав, что будет скучать, он умчался.
   И во вторник Эла видно не было. Я его не встречала в стенах университета. Это был конец. По-настоящему. Без шуток. Мне стало больно. Казалось бы, за это время я должна была свыкнуться с мыслью, что все кончено. И у меня теперь есть Петька. Но осадок от этой истории остался. Отпечаток Эльмира в моей душе остался надолго. Почему-то вспомнился Сашка. Да, его я тоже помню.
   Лилька, накануне видевшая меня с Петькой, заинтересовалась:
   - А как же твой знакомый?
   - Забудь, как страшный сон.
   - У вас с Петькой роман? - натянутым голосом спросила она.
   - Вроде того, - уклончиво ответила я. Обсуждать свою личную жизнь с Лилькой я не собиралась.
   - Ты молодец, - ядовито прокомментировала она. - Мне тут про твоего Эльмира рассказывали, говорят, тот ещё дамский угодник, теперь Петька. Его ты тоже через месяц бросишь? А была такая тихоня.
   Я опешила. От Лильки отповеди о моем моральном облике я ожидала меньше всего. Но мне очень не понравился её тон.
   - А что за яд в голосе? Они твои младшие братья? Ты боишься, что я их развращу?
   - Кто кого развратит, - съехидничала Лилька. - Это большой вопрос. Ты замахнулась не на тех парней. - Не дождавшись моего ответа, Лилька развернулась и ушла. На занятиях она села отдельно от меня. Я так ничего и не поняла, но выяснять не стала - оно мне надо?
   Макс тоже активизировался.
   - У тебя новый парень? Эльмир в пролете?
   - А ты пойди и у него спроси, - отрезала я. Такое предложение ему пришлось не по вкусу, и он отстал.
   В среду Петька сместил свой обеденный перерыв, и, уехав с работы раньше, заехал за мной. Мне нужно было задержаться из-за курсовой. Я ждала своей очереди перед деканатом, где препод принимал нас по очереди. Петька сидел на скамье, я стояла рядом и ерошила его волосы. И между делом ворчала.
   - Придирается к каждой мелочи. Вроде пишешь по методичке, а он все равно жить спокойно не дает.
   - Не ворчи, морщинки появятся.
   - Мне от ворчания, может, легче становится.
   - Лучшее лекарство от ворчания - смех, - доверительно сказал рыжий и начал меня щекотать. Я взвизгнула и отскочила от него. На меня начали оборачиваться, я покраснела. Петька встал со скамьи, и начал на меня наступать. Я отступала, лицом к нему. Вдруг он кинул взгляд поверх моей головы, напрягся, и неожиданно схватил меня в объятия. Уткнувшись носом в мою шею, он нагло заявил:
   - Как победитель, требую своей награды.
   - Все бы тебе награды, - фыркнула я.
   - А как же, - и он прильнул к моим губам.
   Вообще, у нас такое на территории университета такое не приветствуется. И я, крепко обняв его на мгновение, тут же оттолкнула, смеясь. А потом, увидев обиженное выражение лица, звонко чмокнула в губы.
   - Петька, меня отчислят.
   - Не отчислят, - отстраненно произнес он, а потом заявил. - Ты как освободишься, будь здесь. Я сейчас. - И ушел. Что за номер? Что за дела у него нарисовались нежданно-негаданно?
   Вернулся он быстро, я даже не успела сходить на проверку. На мой вопрос, куда это он сорвался, ответил, что увидел знакомого. Вообще наши отношения были такими же легкими и непринужденными. Мы хорошо знали друг друга, понимали. Мы друг другу доверяли. С Эльмиром мне этого очень не хватало, он мог вспыхнуть от любой мелочи, не понятной мне.
   После моей проверки мы поехали в кафе. Я пожаловалась ему на Лильку.
   - Не понимаю, что с ней творится.
   - Ты с ней общайся меньше, она та ещё стерва, - задумчиво посоветовал мне парень.
   - До сих пор все нормально было, - я пожала плечами.
   - Не считая дискотеки.
   - Ага, не считая, - хмыкнула я.
   - Пошли в пятницу в клуб, - предложил Петька.
   Я сморщила нос.
   - Ну, их нафиг эти клубы, я после приключений в Олимпе ещё долго туда не захочу.
   - Угу, так и знал.
   - А чего предлагал? - хмыкнула я.
   - Это был один из вариантов.
   - А второй, какой?
   - В пятницу же, у моего приятеля день рождения.
   - Я его знаю?
   - Бориса, - он произнес имя с ударением на о, - знаешь, другой вопрос, помнишь ли?
   - Это тот, который историческим фехтованием занимался?
   - Он им и сейчас занимается.
   - О, хочу на днюху! А у него дома будет?
   - Да.
   Мои глаза хищно загорелись.
   - Он мне обещал показать свои железяки.
   - Клуб променять на железяки! Женщина! - я хмыкнула. - Девушка! Очнись! Ещё есть время выбрать.
   - Не хочу клуб, он мне кольчугу обещал померить дать!
   - Он, поди, пьяный был уже? Он её никому не доверяет.
   - А я напою и напомню, - счастливо вздохнула я.
   - Да, коварная ты, - он засмеялся. - А я это на камеру сниму, а ему потом продемонстрирую, чтобы пить завязывал.
   - Это кто тут коварный?
   - Так я с благой целью! В борьбе за здоровый образ жизни все средства хороши.
   Так, придумывая кары друзьям Петьки, мы и провели обед, а потом ему нужно было ехать на работу.
  
   В четверг мы встретится, не смогли, у Петьки на работе был какой-то завал. В пятницу он должен был забрать меня из дома, потому в универ я пришла в приподнятом настроении.
   Лилька пришла на последнюю пару, и подошла ко мне, зло сверкая глазами:
   - Ты счастлива? Из-за тебя парни морды друг другу бьют!
   - Лилька, что на тебя нашло? Что ты за чушь несешь.
   - Ты Петьку видела вчера? Или Эльмира.
   Сердце замерло, а потом забилось в ускоренном ритме.
   - Что? - изумленно выдохнула я.
   - Так ты не знала? - Лилька вглядывалась мне в лицо. - А я думала, это ты его заставила...
   - Лиль, они дрались? Откуда ты знаешь?
   Лилька покрутила головой, нас никто не слушал, все были заняты своими делами.
   - Так все знают, - тихо сказала она. - Они подрались в нашем сквере. Вчера.
   Нашим мы называли сквер, который находился рядом с универом. Там мы собирались в теплые деньки.
   Я сидела совершенно потрясенная.
   - Но почему?
   Лилька вдруг скинула мою тетрадь с лекциями и ручки в сумку, и вытащила меня из аудитории.
   - Пойдем, быстро, пока препода нет.
   Мы пришли в буфет. Я даже не сопротивлялась, пыталась понять, почему случилось то, что случилось. Ведь причин не было! НЕ БЫЛО!
   Лилька посмотрела на меня с тоской.
   - Ты не знала.
   Я потерянно покачала головой.
   - Ничего не понимаю. С чего вдруг.
   - Да из-за тебя, что им ещё делить.
   - Лиль, Элу на меня пофиг. Он бы не стал драку из-за меня устраивать.
   - Ты уверена? - Лилька с интересом рассматривала меня.
   - На все сто.
   - Олесь, - позвала девушка, и только когда я посмотрела на неё, поделилась. - Я знаю, что подрались они из-за тебя.
   - Откуда? - я всмотрелась ей в лицо. Она врет? Зачем ей это?
   - Когда вы с Рыжим резвились перед проверкой курсовой, - в глазах Лильки мелькнуло странное выражение и пропало, - то в коридор зашел Эльмир. - Я замерла. - Вы целоваться начали. У него такое выражение лица было... Он рванул было к вам, но Петька ему посигналил и тот вышел, а потом Рыжий выскочил за ним.
   - Нет, - простонала я.
   - Да, - вздохнула Лилька.
   - Такого быть не может, - твердила я, зная, что верю каждому слову Лильки. Наверняка, увидев Эла, Петька специально меня целовать начал. Он любит дразнить всех вокруг. Только Эльмиру что за дело?
   - Почему? - спросила вдруг Лилька. - Бывший парень и нынешний парень. Такое бывает.
   - Лиль, - я в упор на неё посмотрела. - Эльмир сам меня бросил. Понимаешь?
   Лилька удивилась.
   - Не верю.
   - Не верь, - разрешила я.
   - Олесь, если бы ты его лицо в среду видела - тоже не верила бы.
   Я попыталась переварить все, что услышала, но получалось плохо. Вот стоило немного успокоиться и все пошло наперекосяк. Я встала.
   - Лилька, я чай куплю с шоколадкой. Ты что-нибудь будешь?
   - Кофе.
   Пока шла пара, очереди не было, так что вернулась я за столик быстро.
   - Лиль, ну подумай - почти простонала я.
   - Давай, подумаю.
   - Из-за чего мог взбеситься Эл?
   - Ревнует.
   - Тогда зачем разорвал отношения.
   - Может он тебя проверял?
   - Проверял? На что? Нужен - не нужен, ревную - не ревную? Глупо. Когда говорят о новой подружке, то скорее хотят отделаться окончательно.
   - Он сам тебе сказал о новой подружке? - не поверила Лилька.
   - Не он, - нехотя ответила я. - Эта самая подружка сказала, - Лилька вытаращилась на меня:
   - Ты дура?! - я только собралась обидеться, как Лилька дополнила свою мысль. - Ты поверила на слово какой-то девке, даже не поговорив с парнем?
   - Лиль, у тебя все так просто...
   - Что может быть проще?
   - Да, не говорила я с ним! Вот только и не требовалось этого! И уж поверь, основание ее словам доверять у меня было, - я объяснила ей, что Анжела знала, где я была и время встречи.
   - И что? Это ни о чем не говорит. А ты подружку эту до того знала?
   - Да ты её, тоже знаешь, - как то Лилька прошлась по ней при мне, они парня не поделили или ещё чего. - Это Анжелка.
   Тут Лилька вдохнула глубоко и скорбно, потом выдохнула.
   - Ты нашла, кому поверить, - только и сказала она. А я задумалась. - Этой я бы не стала верить, даже присягни она.
   - А чего ей врать?
   - Олеська, ты иногда, такая умная, а иногда такая дура!
   - Да я понимаю, что он ей нравится, но если уж они столько знакомы, и ничего не вышло у них...
   - Олеська, ты наивная такая! Да она по головам пойдет.
   - Так если он раньше на неё внимания не обращал, с чего теперь?
   - Блин! Да она его сейчас, наверно, утешает и обхаживает.
   Я поджала губы. Слышать такое было весьма... неприятно.
   - Вот и пусть утешается, - упрямо сказала я.
   - Олеська, он тебе не нужен? - пристально глядя на меня, спросила Лилька.
   - Сейчас я с Рыжиком, и все эти вопросы неактуальны.
   Лилька посмотрела куда-то в сторону.
   - Знаешь, Олесь, однажды я была влюблена. Не любила, а просто влюблена была. Но я слишком увлеклась играми, и тем, чего в нормальных отношениях, наверно, быть не должно. И когда возникло недоверие, то я уже не понимала, где игра, а где настоящее. И все закончилось. И тут-то я поняла, что уже полюбила. Но я опоздала. Иногда нужно просто поговорить. Честно, без недомолвок. Ты либо переступишь через свою гордость, и будешь счастлива. Или останешься гордой. Выбор остается за тобой.
   Я растерялась. Такой я Лильку не видела. Как-то уж много её граней раскрывается в последнее время. Я коснулась её руки.
   - Лиль, - позвала я ласково. Она повернулась ко мне и грустно улыбнулась.
   - Извини, я, - она замялась. - Отвлеклась.
   - Не извиняйся, такой ты мне больше нравишься, - Лилька слабо усмехнулась.
   - Так что, ты поговоришь с ним? - спросила Лиля.
   - Я пока морально не готова, - вздохнула я. - Пусть все идет, как идет. А я все происходящее обдумаю.
   - А Петька? Ты его любишь?
   - Петя, - я вздохнула. - Там все тоже не просто.
   - Какая у тебя жизнь, оказывается, сложная, - съехидничала Лилька, но без злобы, необидно.
   - В последнее время, даже слишком, - пожаловалась я. - Мне иногда кажется, что все идет помимо моей воли, само собой. И с одной стороны, мне это не нравится, а с другой - сил сопротивляться нет.
   - Тебе надо встряхнуться, - посоветовала подружка.
   - Например, в клуб сходить, - съязвила я.
   Лилька рассмеялась.
   - Давай уже забудем про клубы. Но ты чего-нибудь придумай.
   - Я уже знаю, чем развлекаться буду сегодня, - кровожадно заявила я.
   - Чем? - поинтересовалась Лилька.
   - Петьке мозг буду вправлять на законное место, а потом при встрече и второму сообщу, что бои во имя дам, в наше время, это пошло и никому не нужно.
   - Ты думаешь, Петька даст читать себе нотации?
   - А кто его спрашивать будет? - удивилась я.
   - Ты так о нем говоришь, словно это другой человек. Не такой, каким я его себе представляла.
   - Так вы спорите все время, подкалываете. Вы нормально разговаривали хоть раз? - хмыкнула я.
   - Не доводилось.
   - Он нормальный парень, без заморочек, которые на публике демонстрирует. Будь у него понты, он бы ничего не пытался добиваться сам, укатил бы к папе.
   - А отец не здесь живет?
   - Нет, отец в Москве, а мама, когда они развелись, вернулась сюда, она выросла в этом городе. Отец им квартиру купил. Вот они и живут здесь.
   - А зачем к отцу?
   - Ну, там фирма у него своя, да и в Москве вроде как круче. Только Петьке этого не надо. Говорю же, он нормальный парень, хотя и ведет себя иногда как кретин, - закончила я, вспомнив про драку.
   - Своя фирма, - пробормотала Лилька, рассеянно поглаживая щеку, и потеряно глядя в пространство. - Вот значит как.
   - Ага, - кивнула я. - Лиль, я поеду, раз уж прогуливаю пару. У меня ещё планы на вечер.
   Лилька продолжала о чем-то напряженно думать, и попрощалась рассеянно. А я отправилась домой.
  
   Петька ждал в машине. Мы и так немного опаздывали - он задержался на работе.
   Увидев его лицо, я сначала ойкнула, и потянулась приласкать, а потом вспомнила, почему губа разбита, и ссадина на скуле и сурово спросила:
   - Это что?
   - Привет, я тоже рад тебя видеть, - он потянулся ко мне, но я толкнула его в грудь.
   - Петька, это что такое?
   - А ты не видишь?
   - Хорошо, поделись, откуда такое украшение.
   - А где же сочувствие? Утешение? Твой мужчина тут с боевыми ранами, - начал паясничать он.
   - Ты... - зашипела я. - Раненый... на всю голову... Ты что вытворяешь?
   - А что я вытворяю?
   - Петька, - я посмотрела серьезно, чтобы понял, что время шуток прошло. - Рассказывай.
   - Олесь, - он все-таки меня схватил и попытался обнять. - Это мои дела, чего мне тебя ими грузить.
   Значит так, в партизан играем?
   - Петь, а твои дела не Эльмиром случайно зовут?
   Петька нахмурился.
   - Откуда ты знаешь?
   - Блин, да уже кто только не знает! Кроме меня! Я как всегда не в курсе! - я сердито отпихнула его от себя. - Почему вы дрались?
   - Олесь, да это чисто мужские дела.
   - Петя, раньше ты не разделял, и все рассказывал!
   - Хорошая моя, забудь, - сдается мне, разговор уводят в сторону. - Ничего страшного не произошло. А вообще мы на день рождения собираемся, ты там будешь сидеть и злится.
   - Петька, ты меня целовал, чтобы его позлить, да?
   - Я целовал свою девушку, когда мне того хотелось, а то что он это видел, его проблемы. И я не хочу больше об этом говорить, - сердито ответил Рыжик.
   Зачем ты меня злишь, а?
   - Петь, это, по-твоему, нормально, что я от Лильки узнаю обо всем?
   - Да ты с ней, зачем вообще общаешься? Мало тебе приключений в её компании? Она чего лезет не в свои дела?
   - Ты прав, - кивнула я. - Это не её дела, но меня они касаются. И я имею право знать.
   - Тебе это не нужно.
   Я поджала губы. Вот что за скрытность.
   - Не поняла. У тебя от меня секреты? С каких пор?
   - С тех пор, как ты моя девушка. Олесь, ты просто положись на меня и все, - если он думал, что такое объяснение меня успокоит, то ошибался.
   - Петя, мне это не нравится!
   - Олесь, мужчины на то и нужны, чтобы заботиться и опекать.
   - А если мне не нужны забота и опека? Я взрослый человек, между прочим!
   - Олесь, - он все-таки притянул меня к себе. - Я ведь тебя и раньше защищал.
   - Раньше ты хотя бы спрашивал, нужно ли это.
   - А теперь сам решаю. Ты против моих инстинктов прешь.
   - Каких ещё инстинктов?
   - Нормальный мужик ограждает свою женщину от всего, что её может расстроить.
   - А если я не хочу, чтобы ты меня ограждал?
   - Так я ничего поделать с собой не могу. Раз уж ты моя, то этим все сказано, - его замашки напомнили мне поведение Эльмира, и я разозлилась.
   - Петька, что за фигня? Никогда от тебя такой ерунды не слышала! Может ты меня, и ревновать начнешь? С друзьями запретишь общаться?
   - Олеся, что за глупости, - он чмокнул меня в нос. - Когда я тебя ограждаю от лишних переживаний, это забота. А тут вопрос доверия. Я тебе доверяю, даже мысли нет запрещать с кем-то общаться, - это немного успокоило меня. Ладно, мы ещё к этому вернемся. Но, чтобы он не расслаблялся, губы обиженно надула. Только Петька знал меня слишком хорошо и засмеялся. - Это ты намекаешь, чтобы я тебя поцеловал, - утвердительно произнес он.
   - Нет, - возмутилась я. - Я намекаю, что сердита!
   - А мне первый вариант больше нравится, - он полез целоваться, но тут же болезненно дернулся и зашипел.
   - Бедненький, больно? - засуетилась я.
   - Да, - состроил он несчастную мордашку. Я понимала, что он играет, и решила тоже пойти навстречу.
   - Очень больно?
   - Очень, - он кивнул.
   - Тогда поехали в больницу.
   - Зачем? - опешил он.
   - Лечить, - съехидничала я. - Воспаление хитрости.
   - Ой, да у меня лекарство под рукой есть, зачем куда-то ехать.
   - Какое лекарство?
   - Ты. Поцелуешь, подуешь, и пройдет.
   - Ну-ну, - усомнилась я.
   - А ты попробуй.
  
   Мы, конечно, опоздали. Было шумно, многолюдно, в основном были парни, кроме хозяина, я никого не знала. Квартира была трехкомнатная. Народ веселился.
   Я влилась в толпу, и потеряла Петьку из вида. Когда вспомнила о нем, отправилась на поиски.
   В комнатах его не было, подошла к кухне и услышала голоса.
   - А что, ты её для себя берег? - это Борька?
   - Дурак, - это мой Рыжик. - Ничего не берег, так вышло.
   - Да, ладно, помню я...
   - Да мы друзьями были, а она совсем мелкая тогда была. А вы же шустрые, вот и предупредил, - как интересно! Подслушивать нехорошо, так я мимо проходила...
   - А сейчас что?
   - А сейчас она моя, - вот опять нотки собственника. Так странно их от него слышать. Я закрыла рот, чтобы не хихикнуть.
   - Рыжий, да сколько у тебя их было. Иди налево, гуляй смело.
   - Она не пойдет.
   - Ты так уверен?
   - Да.
   - Ого. Все серьезно?
   - Более чем.
   - И чем она тебя так зацепила? Особенная?
   - Особенная. Понимаешь, Борь, она, - заминка, - настоящая.
   - Охренеть. Да ты попал, друг!
   - Попал, - согласился Петька. Но так самодовольно согласился, что стало ясно - он рад, что так попал. Борис тоже услышал эти интонации и преувеличенно жалостно вздохнул.
   - Еще одна потеря в наших рядах.
   Я решила, что пора появиться, и, заходя, заявила:
   - А я его буду в ваши ряды иногда отдавать. Попользоваться так, сказать.
   Борис поперхнулся. Петька хмыкнул:
   - Давно уши греешь? - прижал меня спиной к себе.
   - Не очень, - потом обратилась к Борису. - А ты чего на своем дне рождения так мало выпиваешь?
   Борис растеряно посмотрел на Петьку, потом, подозрительно, на меня.
   - А надо много?
   Петька хмыкнул. Борис бросил на него подозрительный взгляд.
   - Надо, - кивнула я.
   - Зачем? - рискнул спросить именинник.
   - За надом, - туманно объяснила я. Боре объяснение не понравилось, и емкость со спиртным он пристроил на стол, сначала подозрительно понюхав. Я захихикала, Петька засмеялся во весь голос. - Да не пугайся, - стала я его успокаивать. - Я просто хочу, чтобы ты исполнил обещание, которое давал мне давно. А Петька сказал, что трезвый ты его не выполнишь.
   Борис посмотрел на меня как на идиотку, на смеющегося Рыжика не довольно.
   - Какое ещё обещание? Ничего не помню.
   - Вот, мне сказали, что так и будет, - я посмотрела грустными глазками, тяжко вздохнула. Парню стало неловко. Я решила добить. Высвободилась из Петиных объятий и подошла к Боре, погладила по предплечью. - Да ты не переживай, я же силой тебя не заставлю. Я слабее.
   Борис, до того настороженно смотревший на меня, бросил неловкий взгляд на Петьку. Я тоже бросила. Лицо у Рыжика было непроницаемым. Он за нами наблюдал. Видимо, еле сдерживался от смеха, он-то мои штучки сразу сводит на нет, а когда над другими издеваюсь, ждет. Борис, похоже, выражение Петиного лица понял по-своему. Он неловко отступил куда-то вбок, подальше от моих ручонок. Я удивилась:
   - Боря, ты чего? - и ручку опять протянула. Боря шарахнулся.
   Петька не выдержал и заржал. Я бросила на него недовольный взгляд, но Рыжик не поддался:
   - Борь, ты, прежде чем, бегать зайцем, хоть спроси, чего обещал-то.
   - Обещал? А что обещал? - Борис смотрел насторожено, явно ожидая пакости. Петька все испортил! Ещё немного, и я бы его так довела, что он мне кольчугу сам с радостью вручил. Но я так просто не сдамся.
   - Я так понимаю, у тебя самого варианты есть. Может, озвучишь? - Боря слегка покраснел, и озвучивать отказался. Пришлось сказать, - Ты мне обещал дать кольчугу померить, плетеную. - Судя по выражению лица, Борис уже сейчас готов был мне все отдать, лишь бы отстала. Неужели, Петино "все серьезно" так на него повлияло? Или просто он нервный такой? - Дай, Борь! Пожалуйста! - я изобразила котика из Шрека. Говорят, у меня это хорошо получается. А Борис слегка разозлился. Не на меня, конечно, я тут такая белая и пушистая. На Петьку.
   - Ты чего, не мог нормально сказать?
   - Боря, ты что? - я захлопала глазами. - Я же тебе сказала. Сама.
   Посмотрев в мои честные глаза, Боря выругался, извинился, потом вдруг заявил:
   - Пойдем, только я в свою оружейную кого попало, не пускаю, если тебя Рыжий одну отпустит, - это он кого пытался пугать - меня или Петьку? Ха-ха!
   - Пойдем, - я вцепилась ему в руку, и потащила из кухни. Борис посмотрел на Петьку, но тот только развел руками:
   - Иногда с ней лучше не спорить.
  
   - О, Боже, - с придыханием простонала я, скользя пальцем по мечу. Все-таки оружие завораживает меня. Именно холодное, которое дает преимущество только тому, кто умеет владеть им.
   Сначала Боря держался скованно, явно ожидая подвоха, но, увидев мой восторг, успокоился и даже стал делиться информацией, что где сделано, в каком веке применялось и так далее. Информацию я пропускала мимо ушей, но кивала и поддакивала, чтобы меня отсюда подольше не выгоняли. Иногда я не сдерживалась, и начинала что-нибудь бормотать, тогда он снисходительно улыбался.
   - А ты сама не хотела чем-нибудь заняться?
   - Нет, - я улыбнулась. - Мне вполне хватает счастья от того, чтобы посмотреть и потрогать. Я даже на фестиваль в области как-то попала, на два дня, месяц ходила довольная и улыбалась, как дурочка. Это, кстати, уже после твоего обещания было, - я лукаво улыбнулась.
   - Я его действительно не помню. А с чего я тогда вообще об этом заговорил?
   - А ты меня очаровать пытался. Мы так мило беседовали, а Петька нас растащил, и даже телефонами обменяться не дал. Вредный он.
   - Я девушек, редко такими разговорами очаровываю, - вздохнул Борис.
   - А мне понравилось, - я улыбнулась. - Ты интересно рассказывал. Потому что японская поэзия меня не вдохновила.
   - А... То есть начал я все-таки стандартно.
   - Не знаю твоих стандартов, но начал ты вдохновенно, - мы засмеялись.
   - А часто срабатывает? - полюбопытствовала я.
   - Часто, - кивнул Боря.
   - Мда, - расстроилась я. - Так я тебе статистику подпортила?
   Борис захохотал.
   - Мне её Петька испортил, когда потом мозги промывал, чтоб я ни-ни, даже не думал.
   - Тогда ладно, - кивнула я. В таком духе мы пообщались ещё какое-то время, уже осмотрев оружие. Я заикнулась, что хотела бы подержать в руках вооот этот меч. Мне его дали (!), но удерживала я его не долго, уж очень тяжелый был. Дошла очередь и до кольчуги. Она ложилась складками, как ткань. Естественно, мне она была велика на несколько размеров, Борис был не так высок, как Петька, и не выглядел крупным, но все-таки был мужчиной. Тяжесть легка как-то равномерно. Я думала, что ощущение будет как от рюкзака, но нет. Движения замедлились. Весила она много. Для моих собственных пятидесяти килограммов. Спросила, сколько она весит.
   - Вроде килограмм двенадцать-четырнадцать, не помню.
   - И как ты в ней ещё и мечом машешь?
   - Так тренировки.
   В комнату зашел Петька, рассмотрел меня.
   - Хоть сейчас в бой.
   Я показала язык, и попросила:
   - Петь, сфотографируй меня!
   Борис вручал мне оружие, показывал, как его правильно держать. Потом народ стал выкрикивать Борино имя, гости его потеряли. Меня разоблачили. Я повела плечами, ощущение было, что сейчас взлечу. Мне очень понравилось.
  
   Под конец вечера я задремала на диванчике, прижавшись к Пете. Через некоторое время раздался голос Бориса:
   - Умаялась?
   - У неё день, насыщенно прошел, - ответил Петька.
   - Да уж, - хмыкнул Борис, а потом признался. - Она меня на кухне почти напугала.
   - Я так и понял.
   - Изверг ты.
   - Есть такое.
   - А она ничего. Забавная.
   - Не облизывайся, - отрезал Петька.
   - Да я не о том, поговорить с ней интересно. И вообще... - туманно продолжил Борис.
   - Вот-вот, давай без вообще.
   - Так ты же ей доверяешь, - ехидно заметил Боря.
   - Я ей доверяю, но она впечатлительная и все близко к сердцу принимает, а если я тебе морду набью... - я решила вмешаться. Шум в комнате дремать не мешал, а вот их разговор - ещё как. Да и разговоров о мордобое между друзьями не понимаю.
   - Дайте поспать! - Петька вздрогнул.
   - Ты подслушиваешь! - возмутился.
   - Так вы сами здесь говорить начали, - я села, поняв, что дрему мне сбили. - Я же под диваном не таилась, - посмотрела на Борю, он смутился. - Ведь правда, Борь? - я ему подмигнула. Тот засмеялся.
   - Правда.
   - Петь, - я кокетливо заглянула ему в глаза. - А ты меня ревнуешь? - я его слегка пощекотала.
   Петька от щекотки дернулся, за руку схватил, но тон прочувствовал, и с любопытством спросил:
   - А ты как думаешь? - Борис слушал с интересом.
   - Думаю, нет, - я грустно вздохнула. У Бори лицо слегка вытянулось, а я добавила. - Судя по вашей беседе на кухне.
   - Так ты там не так мало и услышала, - лениво заметил Петька, а Боря засмущался.
   - Вредина, - я его ущипнула. - Хоть бы для вида изобразил, что ревнуешь.
   - А тебе оно надо? - внимательно посмотрел на меня Петька.
   - Рыжий, ты с головой не дружишь, - пробормотал Борис.
   - Ты прав, не надо, - ответила Петьке, а потом обратилась к его другу. - А с головой Петя дружит, даже слишком хорошо, в ущерб другим частям тела.
   Борис закашлялся, а Петька возмутился:
   - Я тебе сегодня продемонстрирую, с чем я дружу.
   - Петь, я про сердце, - я невинно посмотрела на милого. - А ты о чем?
   С удивлением я поняла, что Петю мое замечание задело.
   - Петь? - я внимательно вглядывалась в его глаза, погладила по щеке и нежно улыбнулась. - Я пошутила.
   Он притянул мою голову к груди, поцеловал в затылок и очень серьезно ответил:
   - Я знаю.
   Рядом откашлялись, я и забыла про Бориса. Повернулась к нему, улыбнулась и поделилась:
   - Я уже спать хочу. А завтра пары. Ты не обидишься, если я Петю украду пораньше?
   Борис умильно улыбнулся в ответ:
   - Нет, конечно.
   - Мне у тебя очень понравилось. А оружейная - просто сказка!
   - Приходи ещё.
   - О! - я даже подскочила. - Приду!
   Петька хмыкнул:
   - Вот сейчас точно ревновать начну.
   - Не надо, - я чмокнула его в подбородок. - Ты же знаешь меня.
   - Знаю, - задумался Петька, попрощался с Борисом, а потом мы отбыли к нему домой.
  
   Я сидела за компьютером, пока Петька был в ванной. Зашла в почту, ответила на пару писем. Когда он вернулся, то забрался в постель, меня не звал. Я повернулась на компьютерном стуле к нему лицом. Он лежал на спине, закинув руки за голову, и пялился в потолок.
   - Ты не хочешь поговорить? - он вздохнул. Я легла рядом на живот, не касаясь его. Стала махать ногами, подбородок пристроила на ладошки.
   - Я понимаю, что обидела тебя. Только не совсем понимаю чем. Я шутила, и ты это знаешь. Раньше я отпускала шуточки более неприятного характера. Мне так казалось. И обидеть тебя не хотела. Прости меня. Я не хочу, чтобы между нами были обиды, - я смотрела прямо перед собой. Даже, скорее, в сторону от него. И лишь по движению матраса поняла, что Петька перемещается. Он сел, прижавшись спиной к стене, потянул меня к себе. Прижал спиной к своей груди. Потерся подбородком о затылок.
   - Лесь, ты меня не обидела. И прощения просить не за что. Просто есть во мне то, чего я не люблю, но от себя не убежать.
   - О чем ты говоришь?
   - Я ведь говорил, что похож на отца.
   Я напряглась. Отца Петька не любил. И после развода так и не простил его измен матери. Когда они развелись, то Петьку отец хотел оставить жить с собой, но он отказался. И общался с ним сквозь зубы. Хотя тот продолжал звать его к себе. Он не женился повторно, и детей у него тоже больше не было. В Петьке он видел преемника, а сын этого не хотел. И такое начало не внушало оптимизма.
   - Петь, внешнее сходство ни о чем не говорит.
   - Я говорю не о внешнем. Я такой же. Характер у меня похож. Мама так говорила раньше.
   - Петя, так характер, это... Это то, что во многом от нас зависит. И потом, не думаю, что мама хотела бы тебя обидеть, она тебя любит.
   - Олесь, я как он, понимаешь? Меня всегда тянуло на авантюры, к девушкам, во мне нет постоянства, и лишь глядя на тебя, мне пришло в голову что-то изменить.
   - Петь, так может в том и дело, что тебе не хотелось? Ты не позволял себе любить кого-то одного? Ты поэтому мне говорил, о том, что не полюбишь? Так любовь, она ведь не приходит только потому, что хочется влюбиться. Ты просто любишь и все. Не поддаваясь никакой логике, - я погладила его по руке.
   - Ты не понимаешь... Я не лучше его...
   - Не понимаю, - я начала сердиться таким странным размышлениям. - Скажи, в чем ты так плох? Он обманывал свою жену, мать своих детей. Ты ведь такого не делал? И только от тебя зависит - будешь ли ты это делать. Порывы и желания - они есть у всех, и разница невелика, она в том, что кто-то их контролирует, а кто-то нет, - тут я поняла, что задела больную тему слишком открыто. - Петь, я не хотела...
   - Ты, правда, так думаешь?
   - Правда.
   Он развернул меня лицом к себе. Обхватил лицо ладонями, и начал искать что-то в моих глазах.
   - И ты мне веришь?
   - Я верю тебе, и я верю в тебя, - я положила свои ладони поверх его. - Петь, ведь я с тобой. Откуда сомнения?
   - Не знаю. Может потому что рядом с тобой все слишком хорошо, правильно и по-настоящему. Ты сегодня говорила про ревность, - он обнял меня. - Я не ревную, потому что верю тебе. И сложно передать, насколько это непривычно. Но это так.
   Я погладила его по спине.
   - Я рада. Потому, что ревность лишь результат недоверия, - я вспомнила, как Эльмир вспыхивал от намека на любого представителя мужского пола. Это угнетало. - А доверие оно важно.
   - Олесь, а ведь ты всегда была рядом. И куда я только смотрел?
   - Ох, - я зевнула. - Я даже трети имен не назову, - Петька поморщился. А что? Правда глаза колет? Вслух я этого говорить не стала, какой-то он сегодня чувствительный.
   - Ты спать хочешь. Может, прогуляешь завтра?
   - Не надо меня на такое подбивать, - я снова зевнула.
   - Хорошо, давай спать.
   Он крепко обнял меня, притягивая к себе поближе. И хотя в таких тисках мне было спать не очень удобно, но я чувствовала, что ему это очень нужно, он словно согревался рядом со мной. Петька поглаживал меня по спине, и я быстро уснула.
  
  
   Я плыла по реке, прозрачной и звонкой, ласкающей кожу. Она звала и манила. В прохладной воде мне было хорошо. Я не прилагала усилий, чтобы держаться на плаву, река сама несла меня, уверенно и заботливо. Я вздохнула. Странные ощущения. Словно к тебе прикасаются живые руки. Такие сильные. Такие нежные. И река меня звала.
   - Милая, проснись.
   Река вдруг воплотилась в смутный человеческий образ. Кто живет в реках? Не помню... Русалки? Так он был мужчиной... Он оказался очень близко. Я хотела спросить, кто он такой, но он был неуловим. Вот он рядом, мгновение, и до него не докричаться. Но, оказавшись рядом, он касается меня губами, руками, льнет всем телом. Я чувствую, как начинает гореть кожа, а внизу живота разгорается жар.
   - Леся, ты ведь на учебу собираешься, - что за странные слова? Он так меня соблазняет? Меня начинает тревожить странное ощущение. Вдруг его губы касаются моих губ, я пытаюсь поймать его, прижать крепче, потому что хочу ощущать его кожей и всем телом.
   Я открываю глаза. Петька увлеченно целует меня, нависнув надо мной, а я цепляюсь за него, чтобы он не пропал, не лишал меня тепла своего тела.
   - Солнце, - между поцелуями шепчет он. - Я готов будить тебя так каждое утро.
   Я довольно вздыхаю. Это не сон. Обнимаю его за шею и порывисто прижимаю его к себе. Он падает на меня всем телом. Блин, тяжело. Я спихиваю его с себя, а он, не желая разрывать объятий, тянет меня за собой, и уже я пристраиваюсь на нем, усаживаюсь. Я лихорадочно, ещё в полусне, обшариваю его руки, плечи, грудь, живот. Ммм... шикарно.
   И тут раздалось пение телефона. Будильник. Пора вставать. Я моргнула, тряхнула головой. Петька скользнул руками на мою спину, и попытался прижать меня к груди. Я нагнулась лишь на мгновение, коснулась его губ и нежно спросила:
   - Милый, ты с утра в героя-любовника играешь?
   - Я тебя просто будил.
   - Чего-то рано будил, - не слезая с Петьки, я дотянулась до своего телефона, который покоился под подушкой, и отключила его.
   - Я хотел разбудить тебя не спеша, - хитро улыбнулся он, зазывно на меня поглядывая.
   - Ладно, раз ты так обо мне заботишься, я о тебе тоже буду заботиться, - я ласково провела рукой по его лицу.
   - Ммм?
   - Я тебя утренней разминкой обеспечу, - глаза у Петьки вспыхнули. Ух, как мы воодушевились! Рыжик попытался опять притянуть меня к груди, а я уперлась в неё ладонями и покачала головой. - Эй, а как же разминка?
   - Я согласен, - он довольно улыбнулся.
   - Тогда подъем.
   - Подъем? - а чего ты удивляешься.
   - Да, понесешь меня в ванную на руках. Ношение тяжестей, развивает мускулатуру, - начала я вещать с умным видом, а Петька, поняв, что я настроена продолжать свою речь, резко повернулся, уронив меня на кровать, и начал щекотать, усевшись на меня. Я взвизгнула, и стала отталкивать его руки, но, увы и ах, он сильнее.
   - Петя, не надо! Ну, пожалуйста,... пусти меня... ай! - от смеха я задыхалась, но мучитель продолжал издеваться. Я попыталась защекотать его в ответ, но он перехватил мои руки, и, задержав их одной рукой, продолжил. Я извивалась всем телом, но грубая сила победила. Слезы побежали к вискам. Рыэик замер. Склонился и начал собирать их губами. Он увлекся, перешел к губам и выпустил мои руки. Это было ошибкой. Я вроде бы нежно коснулась его боков, и начала быстро его щипать, зная, что сейчас меня опять обездвижат.
   - Эй, - взвыл Петька. - Я тут целуюсь!
   - А я в универ собираюсь. Слезай с меня. Опоздаю - буду злиться.
   Петька вздохнул, но отпустил, предварительно расцеловав, до полуобморочного состояния. Впрочем, перед выходом, дышал он как после забега, я тоже не в сторонке стояла.
  
   После универа Петька заехал за мной. Он предложил взять сменную одежду, все что нужно, и ехать к нему. Я лукаво улыбнулась, и, предвкушая столько времени наедине, согласилась. Перекусив в кафе, мы отправились ко мне. А там меня встретила Нинка в совершенно ужасном состоянии. Она была зареванная, глаза опухшие, взгляд пустой. И сидела в своей комнате, глядя на телефон. Петька пребывал в моей комнате, к Нинке я его не стала водить, а то она мне это потом припомнит.
   - Нин, - я присела к ней на диван. - Что случилось?
   Она молчала, продолжая смотреть на телефон. Я взяла трубку, нажала кнопку.
   - Нин, он отключен.
   - Я знаю, - хриплый голос, долго она ревела.
   - Так может включить?
   - Нет, он звонит.
   - Кто?
   - Игорь.
   - Поругались? - решила я прояснить вопрос.
   - Можно и так сказать, - устало ответила подружка.
   Я погладила её по руке.
   - Ниночка, расскажи. Тебе легче станет. А может я помочь смогу?
   - Я... Игорь... он... у него другая девушка.
   - Что?! Что за ерунда! С чего ты взяла?
   Игореша, он мамочкин сынок. Что в нем нашла Нинка, я не понимаю совершенно, но любовь зла, полюбишь и такое. При этом Нинку, как ни странно, его мама оценила, и души в ней не чаяла. Их объединяла любовь к Игорю. А Игорь... Не нравилось мне его отношение к подружке, он до неё словно снисходил, хотя, сам из себя ничего не представлял. И какие здесь другие девушки? Ладно, Нинка тупит, но таких ещё поискать надо! Нет, он, конечно, смазливый, и умеет изобразить галантного кавалера, но надолго его не хватает. На каком-то этапе я просто перестала с ним общаться, и Нинка, чтобы не обострять отношений, почти не приводила его к нам. И вот...
   - Я раньше вчера освободилась, и поехала к нему... Домофон набрала, он меня за мать принял, открыл... И дверь открытой оставил... а я... сюрприз решила... сделать... и в спальню зашла... а там они... и ведь Вера Павловна знала, наверно...
   Невольно вспомнилось, как я чувствовала себя совсем недавно. И ведь отголоски того, что произошло, ещё отзывались внутри, стоило вспомнить Эльмира... Я крепко обняла Нинку. У меня был Петька, который поддержал, а из-за Игоря она почти всех друзей и подруг растеряла, мало ей работы, так он как ребенок ревновал её ко всем. И она шла на поводу.
   - Ниночка, я сейчас отправлю Петьку домой, и мы с тобой вдвоем побудем, хорошо?
   - Не надо из-за меня...
   - Все нормально, - я погладила её по спине. - Он поймет.
   Петька понял. Уточнил:
   - Вам чего-нибудь надо? Может в магазин сгонять?
   Я проверила запасы. Минимум необходимого был, а за остальным завтра сходим, чтобы дома не сидеть. Петька, вздохнул, стоя на пороге. Я обняла его и уткнулась лицом в грудь.
   - Не хочу тебя отпускать.
   - Я и сам не горю желанием ехать, но сейчас я явно третий лишний.
   - А ты завтра приедешь?
   - Если позовешь, - он поднял мое лицо и ласково коснулся губ своими. - Я буду скучать.
   Поддавшись порыву, я с возгласом "лови", повисла у него на шее. Петька тихонько засмеялся, подхватив меня. Я его крепко поцеловала, а он заявил:
   - С каждой минутой уехать все сложнее.
   Улыбаясь, я сползла с него.
   - Это чтобы ты не отвлекался от мыслей обо мне.
   - Я и так почти не отвлекаюсь. Разве что на поесть, попить, сходить в туа...
   - Петька!
   - А что? Что естественно...
   - Хватит уже, - я чувствовала, что, несмотря на переживания Нинки, у меня на губах играет довольная улыбка, просто потому, что сейчас рядом со мной он.
   - Ну, раз хватит, то я поехал.
  
  
   Нина больше не говорила о произошедшем. В какие-то моменты что-то вырывалось, и она замолкала. В какой-то момент она призналась:
   - Я уже сто раз пожалела, что не слушала твоего мнения о нем. Даже защищала его.
   Ей было стыдно? Похоже на то.
   - Нин, ты думаешь, ты первая? - тут я вспомнила, что так и не рассказала ей ничего. - Ты знаешь, я ведь недавно была в похожей ситуации, - я вздохнула.
   - Ты о чем? - отвлеченно спросила подружка. И я ей рассказала. Она бросилась меня утешать. Я начала было говорить о том, что лучше уж раньше, чем позже. Пусть сейчас, когда меня только стало к нему тянуть... А не потом, когда я влюбилась бы по уши... И что-то ещё говорила, много, но все о том же. Нина слушала, кивала, соглашалась. А потом спросила:
   - А ты уверена, что ещё не влюбилась? - от такого вопроса я опешила, и жарко стала уверять:
   - Нет! К счастью, я не успела. Я ему изначально не очень верила, и старалась сдерживать себя.
   - Олесь, - Нинка смотрела грустными глазами. - Верить и любить вещи разные.
   И ты сама говоришь, что тебя к нему тянет.
   Почему-то от этих слов стало как-то беспокойно.
   - Тянуло, - подчеркнула я. - В прошедшем времени. А сейчас со мной Петя.
   - А как вы с ним-то вдруг... ммм... сошлись? Так долго общались, и такое.
   Я рассказала ей обо всем, как приехала, то, что помнила из произошедшего, и последующие события.
   - Петькина разумность не знает границ, - мрачно заявила Нинка. - Как-то у вас все слишком честно, прямо тошно.
   - Почему? - удивилась я. - Это на самом деле очень хорошо. Мне именно потому с ним рядом так уютно, что он все сказал. Он ведь не говорил, что равнодушен ко мне. Просто воспринимал в другом ключе. Раньше. А сейчас, - я слегка покраснела, - в том самом.
   - А ты сама?
   - Я... - я мечтательно подняла глаза к потолку. - Мне хочется постоянно быть с ним рядом.
   - Как раньше?
   - Раньше? Нет! Раньше мы виделись редко. И этого как-то хватало. А сейчас, он для меня как чистый воздух, пока дышишь городским, вроде не заметно, что он грязный, но вдохнув лесной, понимаешь, вот оно - счастье. И постоянно к нему тянет, даже когда не понимаешь этого.
   - Ого, - Нинка растеряно на меня смотрела. - Как все... Непривычно.
   - Да, - задумчиво согласилась я. - Мне и самой не привычно, все настолько ново! И так захватывает. Не могу им надышаться.
  
   Мы ещё долго говорили. О любви, предательстве, об отношениях. Включили фильм "Москва слезам не верит", поплакали и посмеялись, и уже под утро заснули.
  
   Меня разбудил звонок телефона. Глаза открыть даже не пыталась, нашла трубку на ощупь. Хриплый голос:
   - Привет.
   - Привет.
   - Что у тебя с голосом?
   - Я сплю.
   - О, я тебя разбудил. Извини.
   - Ага. Так что надо?
   - Нам надо поговорить.
   - Прямо сейчас? Сколько времени? - недовольно спросила я.
   - Сейчас десять.
   - Блин, я уснула три часа назад! Давай потом.
   - Когда?
   - Давай, часиков в пять.
   - Хорошо, где?
   Я хотела было предложить место встречи в городе, и тут вспомнила события вчерашнего дня и сказала.
   - Лучше у меня. Адрес знаешь?
   - Знаю.
   - Ну, все, я спать.
   - Сладких снов.
   - Угу, - я отключилась.
  
   Проснулась я в три часа. Мдя, как я сегодня засыпать-то буду? Нинка ещё спала, я поплелась в ванную, потом ставить чайник. Кусок шоколада странно воздействовал на мозг, и я вспомнила сон про телефонный звонок. Сон был очень реальный. Только не понятно было, кто звонил. Тут в голове как будто щелкнуло. Сон? Я отправилась к телефону. Принятые вызовы. Эльмир. Ой, блииин! Время пятнадцать тридцать восемь. Это он сюда приехать собрался? А я не хочу! Что делать?! Я бросилась будить Нинку.
   Когда, проснувшись, подружка смогла воспринимать человеческую речь и понимать ее, я поняла, что от стадии жалости к себе она перешла к стадии агрессии по отношению ко всем, кто против неё и тех, кого она считала своими.
   - Да пошли ты его и все.
   - Нинка, а если он под дверью тут торчать будет? Он упрямый, - я и сама не могла сказать, какие чувства меня обуревают. С одной стороны, я твёрдо была готова сказать - видеть не хочу! А с другой стороны почти надеялась на то, что он приедет, даже, если я буду против, и найдет возможность попасть в квартиру, и, может даже, обнять меня... Стоп!!! О чем это я? А Петя? Как я ему в глаза смотреть буду? Я сжала губы, и нажала вызов. Трубку взяли почти сразу.
   - Привет, ты раньше встала? - а голос такой ласковый... Я от растерянности посмотрела на Нинку, та прижалась к трубке, чтобы лучше слышать, что говорит Эльмир. Я откашлялась.
   - Привет, я... - так, держим себя в руках. - Эльмир, когда ты позвонил, я спала, - к чему я это?
   - Я понял, маленькая. Надеюсь, ты выспалась.
   - Ага, то есть... - Нинка оторвалась от трубки, посмотрела на меня, потом покрутила пальцем у виска, и почти зашипела:
   - Пошли его!
   - Ааа... Эльмир, я это к тому, что я не поняла, что это звонил ты, - Нинка закатила глаза. - И я не хочу тебя видеть.
   - Олеся...
   - Я все знаю, я это приняла. Надеюсь, теперь ты доволен жизнью, и... - Нинка выхватила трубку и нажала отбой.
   - Ты бы ему ещё счастья в личной жизни пожелала!
   - Нина! - я попыталась выхватить трубку, тем более, что она зазвонила снова. Нинка бросила взгляд на дисплей и нажала отбой. А потом совсем отключила мой телефон.
   - Знаешь, когда он приехал тогда среди ночи, я ему поверила. Что ты ему важна, дорога. И поверишь ли, я почти была готова сама тебя отловить и доставить ему. Но то, что он вытворил! Леська, не ведись на его слова. Он играет в понятные только ему игры, на твоем месте, я не стала бы рисковать.
   Я тяжко вздохнула.
   - Он приедет.
   Нинка размышляла лишь мгновение:
   - Погнали в боулинг. Меня девчонки с работы звали.
   - Когда?
   - Вообще они в шесть собираются, но, думаю, нам лучше выйти пораньше, да?
   Мы собрались очень быстро, и вылетели из подъезда уже минут через тридцать. Вспомнила про Петю. Как же хотелось его увидеть. Чтобы был рядом... Позвонила ему. Минут пять рассказывала, как соскучилась, и что сегодня встретиться не получится. Он тоже скучал. Но поехать не мог, нужно было поработать дома. Предложил подвезти нас потом домой. Но я сказала, чтобы отдыхал и в понедельник был свеж как огурчик, чтобы я могла его эксплуатировать, как захочется. Он заинтересовался, как именно, предложил варианты, от которых я покраснела, и обозвала извращенцем.
   Прибыли мы рано, при этом хихикали как дурочки, потому что все происходящее напомнило нам детские игры в шпионов. Такое настроение передалось Нинкиным коллегам, и вечер прошел весело.
   Двигаясь от остановки к дому, мы вдруг сообразили, что ведь игры то не закончены! Нинка спросила у меня, какая у Эла машина, но кроме черного цвета и того, что она большая, я добавить ничего не смогла. Меня обозвали бестолочью, и мы стали изображать индейцев, двигаясь обходными путями. В итоге измазали обувь в грязи в узком проулке, куда лучи солнца не попадали, и грязь, казалось, лежала круглый год. Плюнув на игры, с подпорченным настроением, мы подошли к подъезду. Нам навстречу поднялась мужская фигура.
   Мы переглянулись. Как то и мне и Нинке такое развитие событий даже не приходило в голову. Но вот он стоит "красавчик", как ни в чем не бывало. И явно пришел не прощения просить. Иначе не смотрел бы так возмущенно на Нинку, как обычно, демонстративно не замечая меня.
   Да... Не любит меня Игорь. Он вообще неприязненно относится ко всем людям, которым не сумел понравиться. Этот прохвост такое отношение хорошо чувствует и предусмотрительно держится подальше. Петьку он, кстати, тоже не впечатлил, хотя тот и видел его один или два раза.
   - Нина, привет.
   Нинка смотрела на него почти испуганно. Только вот кого она боялась, Игоря или своих чувств? Я решила пока помолчать. А Игорёша бросил на меня недовольный взгляд.
   - Олеся, - он недовольно сморщился, - ты можешь идти, нам надо поговорить.
   - Спасибо за разрешение, - пока еще только съязвила я. - Но мне и здесь неплохо стоится.
   Игорь, на мой взгляд, выглядел раздраженным, и весьма. Мало того, он, похоже, вообще вины за собой не чувствует!
   - Нина, думаю нам лучше поговорить в твоей комнате, без свидетелей.
   И ведь скотина не просит, а буквально требует!
   - Нам не о чем говорить, - наконец, собравшись с силами, подала голос подруга. Однако ее попытка обойти бывшего парня не удалась, Игорь схватил её за руку.
   - Нина, все совершают ошибки...
   Подруга вырвала запястье из рук Игоря.
   - Уходи, - я поняла, что она едва сдерживается. Уж не знаю чего, слезы или истерику, но ни того ни другого нам не надо.
   Я слегка потянула Нинку и встала между ними.
   - Тебе чего здесь надо? Чеши к своей дамочке, - на этих словах внутри что-то дернулось. Я глубоко вздохнула. Нужно успокоиться. Это не моя история. Это другое.
   Игорь, через мою голову, обратился к подруге.
   - Нина, мама расстроилась, что ты вчера не пришла, и я не смог ей объяснить...
   Нинка нервно хмыкнула и выдохнула:
   - Мама... расстроилась...
   А я пришла в бешенство.
   - Ты охренел?! Полностью и окончательно? Ей-то какое дело до твоей мамы? Или ты уже настолько уверен в собственной неотразимости, что решил, все можно? Ты значит тра**ть будешь любое, что тебе дать согласно, а она твоей мамочке перышки приглаживать и песни петь какой ты замечательный? У тебя вообще совесть есть? Или она на полочке хранится, чтобы не испачкаться? - я чувствовала, что начинаю распаляться. Вспомнила звонок Эльмира. И почему такие не успокаиваются? Или им доставляет удовольствие, когда другим больно? От моего напора Игорь опешил и слегка отступил.
   - А маме уж как-нибудь объясни сам! Врать-то у нас ты мастер, а не Нинка! Вот и придумай очередную сказку о том, какой ты бедный, несчастный и никем не понятый!
   Понимая, что в моем присутствии, спланированного им разговора не получится, и, я не собираюсь давать ему ни малейшей возможности надавить на подругу морально, Игорь разозлился, и перешел в наступление.
   - Тебя это вообще не касается! Вечно лезешь, куда не надо. Иди отсюда, - и он попытался меня сдвинуть. Меня! Этот! К обжигающей ненависти к этому подонку добавилась холодная, ледяная злость.
   - Руки убрал, - тихо, четко и медленно, с явственно прозвучавшей в моем голосе угрозой приказала я. - Лично я тебе ничего сделать не могу. Но вот за меня, ТЕБЕ, сделать очень неприятно, поверь, найдется много желающих. Твоей рожи и ребер, боюсь, не хватит.
   Парень руки убрал. Потому как был трус, и знал, что друзей у меня много. Одно время он любил ехидничать по поводу этого, отпуская двусмысленные, а порой и откровенно пошлые намеки. Пока его Петька однажды не услышал. Да, тот раз и стал последним в их встречах. Впрочем, и в наших тоже. По-прежнему не повышая голоса, обманчиво тихо я продолжила.
   - Ты убожество, Игорь! Тебе было мало девушки, о которой другие только мечтать могли. Ты не оценил. Ну, еще бы, весь мир то, вокруг тебя вертится, и тебе-то уж точно можно все. Только мальчик, а не слишком ли ты много о себе возомнил? Тут, знаешь ли, главное слово - было. А теперь уже нет. Ты не то, что Нинку, ты даже дорогу сюда забудь. Если ты здесь ещё хоть раз даже не появишься, а подумаешь это сделать, поверь, тебе плохо будет, очень! И если Нинке позвонишь, тоже будет плохо. И если я заподозрю, что из-за тебя у неё просто настроение испортилось, будет то же самое. У меня друзей много и я к ним ради такого дела обратиться не постесняюсь. А маму свою лучше порадуй не тем, что Ниночка придет, а известием о том, что больше никто твои развлечения оплачивать не будет, чтобы она заранее деньги на твой досуг приготовила. А то боюсь, что без предупреждения для нее твои траты неприятным сюрпризом окажутся. - Игоря передернуло, Нинка дернула меня сзади. А что, я не права? Они оба учатся, только Нинка при этом ещё и работает, а он её деньгами, не стесняясь, пользуется. Точнее, пользовался. И про учебу... - А кстати, мамочка твоя в курсе, что ты на второй год остался? - кулаки у парня сжались, но мне было безразлично, меня понесло. - Ещё один повод не появляться здесь, если хочешь сохранить свой секрет.
   Игорь смотрел на меня злобно, но в руках себя держал. Правильно, рисковать он не будет. Никогда.
   - Ты, - сквозь зубы прошипел он. - Да я тебя...
   - Про темные переулки забудь, все подозрения сразу на тебя. И мамочка не переживет.
   - Шалава!
   - Фи, как грубо! А теперь исчезни.
   - Нина, - он попытался достучаться до подружки, но та холодно заявила:
   - Я все сказала. И под каждым словом Олеси подписываюсь. Видеть тебя я больше не хочу.
   Выругавшись, Игорь пошел прочь, специально задев меня плечом. Ладно, это я ему готова спустить. Нинка взяла меня под руку.
   - Спасибо.
   - Хрен с ним, - пошли отсюда. И мы отправились домой.
   Уже лежа под одеялом, я думала о том, как часто мы сами себя обманываем. А все наши надежды и мечты оказываются замками из песка и тумана. Наверно, так проще, безопаснее, спокойнее. Мы сами убеждаем себя в том, что все всерьез и надолго, не замечая уже прозвучавших тревожных нот. А потом приходит прозрение, и открывшаяся истина не просто бросается в глаза, но и больно бьет по нам. А вдвойне больно от того, что сами понимаем, шли мы сознательно по этому пути, сами его выбрали.
   Нет. Я так не хочу. Пусть уж без ярких страстей, но зато честно. Отправила Рыжику смс о том, что он самый лучший, пожелала спокойной ночи и уснула.
   После вчерашних приключений, несмотря на то, что уснула быстро, не выспалась, была сердита и готова кого-нибудь прибить.
   А понимание того факта, что утром Эльмир будет меня искать настроение не улучшало... Ну, вот зачем он ко мне прицепился? Да, я сказала ему здравые вещи, но разум и Эл - вещи несовместимые.
  
   Вот о чем думаешь, то и получаешь. Я притянула Эла (или он меня, тут ведь спорный вопрос - кто из нас больше думал о другом). Решив забежать в деканат перед учебой, я наткнулась на Эльмира (гад такой) в компании Анжелки (стерва). Они пристроились на скамейке, причем, он сидел ко мне спиной, устало опустив голову, а она, положив руку ему на плечо, о чем-то мило ворковала.
   Мы увидели друг друга одновременно. Однако вместо торжествующего, уверенного и наглого ее взгляд стал испуганным. А судя по тому, как напряженно он скользнул на Эльмира, Анжела чего-то очень сильно боялась.
   Однако разбираться с ее страхами - увольте. Мне бы в своей жизни порядок навести. Первая реакция организма была - дать деру. И тут всплыл вчерашний вечер. Вот за Нинку я постояла, а от своих сложностей бегу. Нет!!! Путь и у них нервных клеток станет меньше.
   Тут я опять поймала Анжелкин взгляд. Боишься? Меня? Бойся! Сейчас я тебя любить буду. Я пошла в их сторону, Анжелка занервничала.
   - Привет, голубки, - ласково пропела я. Эльмир вскинулся, подняв голову.
   - Олеся?!
   - Она самая.
   Эльмир явно не ожидал, что я подойду к нему сама, и дар речи у него временно пропал.
   Однако с ним мне разговаривать не хотелось абсолютно. А вот напомнить ему кое-что следовало. Может тогда он от меня отстанет?
   - Вы и правда вместе замечательно смотритесь, - доверительно сообщила я Анжелке.
   - Что?! - опешил Эл.
   - Серьезно, смотрела на вас сейчас. Красивая пара, - я вздохнула и добавила. - Права ты Лика, мне до тебя далеко, - очень искренне добавила. А потом обратилась к парню, который превратился в памятник самому себе.
   - Уверена, вы будете не только самой красивой, но и самой счастливой парой в нашем универе, - сладко пропела я, склонившись к его лицу.
   - Олеся, что за бред ты несешь?!
   - Почему бред? - удивилась я, и, преувеличенно наигранно сделав обиженную рожицу, отодвинулась от него. - Только я решила согласиться с тем, что Лика передала мне от тебя в субботу, как ты же меня обвиняешь, что я бред несу. Странно как-то? Или ты уже стал склерозом страдать и не помнишь, о чем свою девушку просил?
   Эльмир, похоже, наконец-то пришел в себя. Глаза зло заблестели. Похоже, настроение я ему все же испортила, потому что с каждым мгновеньем он становился все мрачнее и мрачнее. К моему удивлению, он как-то медленно, заторможено повернулся, и с угрозой обратился к Анжелке:
   - Лика? - под его взглядом девушка как-то съежилась и явно собралась нас покинуть, но с Элом я здесь оставаться не собиралась.
   - Ох, не надо при мне ваших семейных разборок. Поверьте, мне это не интересно. Но... - я повернулась к Анжелке. - Очень тебя прошу, поговори с ним, чтобы мне не названивал больше. Может тебя это и не волнует, а вот мне, как-то неприятно. А то у вас любофф неземная, а спать своими звонками он МНЕ мешает, - ядовито закончила я.
   Мало ли, что я не собиралась не то что оказываться в постели Эльмира, но и вообще иметь к нему хоть какое либо отношение, его испорченное настроение доставило мне чувство глубокого удовлетворения. Вот правильно говорят, когда тебе плохо - сделай гадость своему врагу и на душе станет хорошоооо! Задрав подбородок, я повернулась, чтобы уйти, но почувствовала, как на мое плечо опустилась рука Эла.
   - Постой, - меня развернули. - Олеся, нам надо поговорить...
   - Я больше не буду играть в эти игры, - глядя ему в глаза, тихо, но твердо ответила я. - Оставь меня в покое. У тебя своя жизнь, а у меня своя. И я не хочу, чтобы они еще хоть как-то пересекались.
   И тут раздался голос:
   - Богданова, ты везде отметиться успеваешь, - повернула голову. Синельников. Рядом Лилька. Опять повернулась, Анжелка испарилась. Когда только успела?
   - Что у вас тут? - поморгав, настороженно посмотрела на меня Лиля. Этот вопрос меня разозлил окончательно, и я дернула плечом, скидывая руку Эльмира. Он меня выпустил, а я сурово прокомментировала:
   - Ничего, - отошла от Эльмира, оказавшись рядом с Максом, ткнула его пальцем в грудь. Больно. - Ты чего разговорился, думаешь, я не с ним, так за меня постоять некому?! Проверить хочешь?
   Синельников, не ожидавший нападок, отступил, бормоча:
   - Ты чего бешеная такая?
   - Заткнись! - раздался злой голос Эльмира. - Я тебе сказал её за пять метров обходить.
   Макс послушно заткнулся, переводя изумленный взгляд с меня на Эла. Потом развернулся и поспешно ушел. Лилька, внимательно смотревшая на Эльмира все это время, обратилась ко мне:
   - Олесь, так может, вы поговорите?
   - Не о чем, - отрезала я, и, подхватив Лильку под руку, потащила её к нашей аудитории, забыв про деканат. И пока шла, чувствовала, как спину мне буравит недовольный взгляд.
   В аудитории мы с Лилькой заняли последнюю парту, к удивлению остальных. Лилька только собралась устроить допрос, как вошел препод. Лилька рванула из тетради несколько листов. Будем переписываться.
   "Ты решила помириться с Эльмиром?"
   "Нет"
   "А что за сцена там была?"
   "Он мне вчера позвонил. Хотел поговорить. А сегодня опять с этой обжимается"
   Я сжала губы. Внутри ворочались обида и злость. Видеть такие сценки и дальше не хотелось.
   Да у меня теперь есть Петя. И Эл не мой. Но почему же, когда он мне вчера позвонил, несмотря на все, сказанное ему, ощущение, что все начинается по новой, заставляло сладко замирать что-то внутри. Ведь если он появился снова, значит, для него не все так однозначно. Правда?
   И только понимание, что я мало того, что принимаю желаемое за действительное, так еще и запутываю то, что у меня есть сейчас с другим человеком, отрезвляло. Напоминание о том, что это все развлечение для него помогало. Но видимо все же недостаточно хорошо, судя по тому насколько мне сейчас плохо.
   "Вы нашли место, где разговаривать! Не в универе же!"
   "Я не собираюсь с ним разговаривать!"
   "А что это было?"
   "Случайность. У него сессия. Вот и встретились"
   "А Анжелку то ваша встреча не порадовала. Исчезла она в традициях ниндзя - быстро и незаметно. Готова спорить, такому её поведению есть причины"
   "Да пусть лесом идет. Они меня утомили"
   "А Петьке говорила, что Эл тебе звонил?"
   "Сегодня скажу. Вчера не виделись, а по телефону ему такое лучше не говорить, а то после драки я не уверена, чего от него ждать"
   "Ещё бы! Кому такое понравится. Он от ревности изведется"
   "Это не ревность. Это он так заботу обо мне понимает"
   "Ну, если он не знает, так не говори ему и все"
   Я удивилась. Как - не говорить?
   "Если не скажу, он не поймет, почему не сказала"
   "А откуда узнает?"
   Я хмыкнула.
   "Так сама и проговорюсь. Я не привыкла от него что-то скрывать. У нас норма все рассказывать, даже если это не очень приятно"
   "И ты думаешь, он так же все рассказывает?"
   Я посмотрела на Лильку, губы сжаты, во взгляде... тоска?
   "Странные отношения у вас"
   "Что странного? Если уж отношения есть, то лучше уж они будут построены на честности и доверии"
   "Ты права. Наверно. Но с твоих слов это так просто звучит"
   "Это не всегда просто. Иногда, даже больно, но либо так, либо уж по-другому, тут третьего не дано"
   "Олеська, ты иногда как ребенок! В жизни все гораздо сложнее"
   "Лиль, жизнь наша, и усложнить или упростить её мы можем только сами"
   И тут Лилька отвернулась. Я толкнула её. Она не отреагировала. Я потянула её за руку. Она, наконец, повернулась. Я была потрясена. Лилька закусила губу, глаза блестели, похоже, она была готова заплакать. Я опять что-то пропустила?
   "Лиля? Ты чего?"
   У меня мелькнуло смутное подозрение...
   "У тебя что-то происходит?"
   "Скорее происходило"
   "А... Ты со мной опытом делишься?"
   - Блин, да какой опыт! Просто ты ему больно сделаешь! А ему одного раза достаточно! - прошипела Лилька, сверкнув глазами.
   Я в шоке уставилась на сокурсницу.
   - Лиль, а о ком ты говоришь?
   - Девушки, давайте обсудите свои дела на перемене, а сейчас вернемся к нашим делам, - обратился к нам преподаватель, недовольно поджав губы. Мы послушно замолчали.
   Я сидела, пыталась соображать. Лилька смотрела куда угодно, только не на меня. Она явно пожалела о своей несдержанности. Но я не собиралась отступать.
   "Лиля, объясни, о ком ты говоришь!"
   Бросив взгляд на записку, Лилька опять отвернулась. Ладно, будем по-плохому.
   "Лиля, я и сама могу узнать, но мне придется объяснять, откуда я узнала такие детали. Ты этого хочешь? И в чем вообще дело? И с чего ты решила, что я кому-то сделаю больно? Я не хочу такого никому"
   Я и сама не понимала, зачем мне нужно все это знать. Но узнать, что кому-то из них было больно... Меня это задевало. И начинало грызть банальное любопытство. Я ждала, пока Лилька все же посмотрит на записку. Прочитанное ей не понравилось. Она посмотрела на меня возмущенно, но между тем в глазах таилось сомнение. В чем она сомневалась? Наконец, Лиля взялась за ручку.
   "Зачем тебе это?"
   Я задумалась. Как же все сложно.
   "Это надо тебе! Я не понимаю, чем и кому могу причинить боль. И твоя подсказка поможет этого избежать. Если, конечно, это важно для тебя"
   Взгляд у Лильки стал несчастным. Она явно не хотела делиться информацией. Но и со здравым смыслом в моих словах спорить не могла. Я решила её подтолкнуть, и добавила запись.
   "Лиль, хоть сколько-то ты меня знаешь! На меня похоже делать больно просто так?"
   Мелькнула мысль, что если речь об Эльмире, то она может затаиться. Уж ему я бы сделала плохо. И даже с радостью! Уж очень он меня разозлил. Лилька между тем сомневалась. Её ручка скоро этого не переживет, и она её сломает.
   Наконец, Лилька решилась и потянулась к бумажке.
   "Пете"
   Вот блин. Внутри что-то полыхнуло. Это что? Мне стало обидно, что есть что-то, чего я не знаю о нем. Нет, я не претендовала на знания о каждой минуте его жизни, в наше общение прошлое всегда врывалось обрывками. Но... если это не такое далекое прошлое? При мысли о том, что Лилька, с которой он вечно на ножах, знает больше меня, задело и даже рассердило.
   "Что - Пете?"
   Я уже не была уверена, что хочу что-то узнавать. По крайней мере, от Лильки.
   "На первом курсе, ещё в самом начале, когда он с нами не учился, мы встречались"
   Хотела, получай. Я стиснула зубы. Все нормально, у Петьки и до меня была своя жизнь. Но почему он не говорил никогда, что в ней была Лилька?! Я посмотрела на неё. Да, она ему подходила. Красивая, яркая, как и Рыжик. Они отлично смотрелись рядом. Оба привыкли быть в центре внимания. Я что, ревную? Мои щеки запылали. Я чувствовала себя потерянной. Права была Лилька, когда сказала, что я выбираю парней не по себе. А может, дело в том, что не я выбираю? Если задуматься, то оба раза выбрали меня. Об этом стоит подумать. Задумавшись, я не заметила, что Лилька положила передо мной листок.
   "Я заигралась в стерву, использовала его. И он не простил"
   "У него стерв было знаешь сколько? Ты думаешь, он только из-за этого опечалился бы?"
   Я знала, что мои слова были жестокими, но не смогла сдержаться.
   "Олесь, я его использовала, и он ушел"
   "Как использовала?"
   "Сейчас уже не важно"
   "Лиля, да ты крута! Петьку попробуй, используй!"
   "Люди меняются"
   Почему-то мне стало очень грустно, и навалилась тоска. Собрав вещи после пары, я уехала домой.
   Петя позвонил в десять вечера. Сказал, что у него новый сверхсрочный проект, и освободится он только через час, потому встретиться, сегодня не получится. Я только вздохнула, и сказала, что понимаю. Мой голос, видимо, милому не понравился, судя по его вопросу:
   - У тебя все хорошо?
   - Да, нормально, - я решила не грузить его пока своими заботами. Нинка тоже грустила. Так что мы составим компанию друг дружке.
   - Олесь, я не могу отказаться. Этот проект очень важен... - почему-то оправдания Петьки меня покоробили. Рыжик тем временем сбился. - Я действительно на работе.
   Я не поняла сначала, о чем он говорит. Потом до меня дошло.
   - Петь, ты мне пытаешься объяснить, что не загулял?
   - Блин... Иногда я забываю, насколько с тобой все просто. И да, я пытаюсь.
   - Можешь даже не напрягаться, мне и в голову не приходило, - мне самой голос показался каким-то безжизненным. Петька ни как не стал комментировать, и мы попрощались.
   А спустя полтора часа он приехал. Замученный, с красными глазами. Мы с Нинкой, вяло дискутирующие за чаем на тему мужики козлы, а мы не отстаем, обалдели. Я ввела её в курс сегодняшних событий, и в итоге обе захандрили. И вот явился Петя. Нинка так странно на него смотрела, что, во избежание подозрений, пришлось прогнать её в комнату. А то она мне уже наплела тут, что он весь такой хороший, а после Лилькиных откровений он у неё превратился в бедненького, беленького и пушистенького. А говорить ему о том, что знала, я не собиралась. Захочет, сам расскажет.
   Едва Нинка вышла из комнаты, он усадил меня на колени.
   - Солнце, что случилось?
   Он слишком хорошо меня знает! Иногда это усложняет все. Врать не хотелось, и я решила уйти от той темы, которая меня разволновала сегодня, и упомянула о том, что уже не казалось таким важным.
   - Мне вчера Эльмир звонил, а сегодня в универе встретились. Не понимаю, чего ему надо?
   - Ты из-за этого так расстроилась? - он заглядывал в глаза и ласково гладил по щеке. Я вдруг поняла, что он работал с утра, и примчался ко мне только потому, что мой голос ему не понравился, а ведь ему поспать надо, и завтра опять на работу. Я поймала его руку и поцеловала в ладонь.
   - Петь, это все ерунда, просто напрягает немного. Ты из-за голоса решил, что я тебя в изменах подозреваю? - я лукаво улыбнулась. От моей улыбки он как-то расслабился, оттаял.
   - Я не мог понять, в чем дело. А с Элом поговорю.
   - Да не заморачивайся даже. Надоест ему все, он и отстанет. Его Анжелка утешит, - Петька пристально посмотрел на меня, а я продолжила. - А ты время разборок с ним, лучше потрать на меня. А то с такой работой будем видеться раз в неделю, - я погладила его по шее. - Давай я тебя покормлю?
   - Корми, - кивнул он. Ел он как-то вяло, хотя и говорил, что голоден. Я решила принести ему чай в комнату. Он захотел сначала помыться. А когда я с чашками пришла в комнату, то он уже спал. Вот вам и романтика.
   Чай мы выпили с Нинкой, она взялась мыть посуду, отправила меня в комнату.
   - Иди уже к нему.
   - Он все равно спит, - вяло сопротивлялась я, хотя к Петьке меня сейчас тянуло неудержимо.
   - Иди, - отрезала Нинка. Я и пошла.
   Он лежал на спине, и казался совершенно беззащитным, несмотря на свой рост, крепкое тело. Я накрыла его одеялом, но оно сползло до пояса, и я могла любоваться на широкую грудь. Петька словно олицетворял собой что-то надежное, постоянное. Что не сорвать никакими штормами с места, если на то не будет его собственного решения. Что я навыдумывала сегодня? Он примчался, несмотря на усталость, только потому, что мой голос показался ему непривычным. Даже не спрашивая, просто чувствуя, что нужен мне.
   Я погладила его по груди, едва касаясь кончиками пальцев. Не смогла перебороть желания коснуться его. Рыжик вдруг заворочался, повернулся на бок, и прижал мою ладонь к себе. Открыл мутные глаза.
   - Олесь? Солнце, ты чего? - пробормотал сонно он.
   - Я не хотела разбудить, ты спи, - ласково ответила я.
   - Иди ко мне, - он прижал меня к себе, и моментально отключился. Я начала глупо улыбаться, чувствуя, что внутри разливается нежность. Погладила его по руке и тоже уснула.
  
   На следующий день Петя ко мне не приехал, только позвонил. Зато в среду приехал к двенадцати ночи с живыми фиалками, мороженым, каялся, что времени на романтику нет, но как только он с делами разделается.... На этом он опять уснул. Так я и не узнала, что же ждет меня дальше. Но начало мне понравилось. Жадные поцелуи с утра, в последний момент, потому, что проснутся вовремя, не было сил.... И опять он мчится работу.
   Я продолжала ходить к Андрею на занятия. После его лекций начинался мандраж, и уверенность в том, что хочу прыгать, как-то колебалась.
   Позвонила Ксюха. Она была какая-то радостно-притихшая. На мои расспросы отвечала односложно. Разговорилась, только когда я спросила про Артема. Однако, у неё любовь. И судя по тому, сколько времени они проводят вместе, из этого может что-то получится. Затем подружка вспомнила, зачем звонила.
   Тетя Марина настаивала, чтобы я начала приглашать гостей, так как на такие события это стоит делать заранее. Конечно, раз теперь есть Артем, не звонить же мне просто так! После того, как я свою мысль озвучила, подружка залилась счастливым смехом, и велела вспомнить себя и Эльмира. Я притихла, и решила сообщить ей новости о моей личной жизни как-нибудь потом, при встрече.
   А пока я засела за телефон. Набирая Серенького, вдруг поняла, что соскучилась.
   - Привет!
   - Привет, пропажа!
   - Чего это я пропажа? - улыбнулась я.
   - Так на прошлой неделе тебя обыскались с Элом. И ведь не нашли.
   Я поморщилась. Про субботу не хочу говорить.
   - Серж, давай увидимся, поболтаем?
   - Я сегодня не могу. Давай завтра. Приходи в гости.
   - Хорошо, завтра после пар приеду. Или ты на практике?
   - Как раз завтра весь день свободен. А сегодня я уставший и злой.
   - Не похоже.
   - Так не на тебе же мне злость срывать, - хмыкнул Сережка. Вот! Сереженька белый и пушистый. Петька ступил, что про него не вспомнил, когда говорил про хороших парней. Я заулыбалась.
   - Тогда до завтра, - я решила, что на день рождения приглашу его при встрече.
   - Пока-пока!
  
   По пути к Сереге я купила шоколадок (побольше) и джем (он мне блинчики обещал). Встретил меня Сережка в передничке. Выглядел он забавно, и я начала хихикать.
   - Олеська, для тебя стараюсь, а ты тут потешаешься.
   - Так смешно если.
   - Раздевайся, я тут как раз начинаю печь.
   Раздевшись, помыв руки, я отправилась на кухню. Серега совмещал процесс готовки с задаванием вопросов.
   - Ты куда пропала в ту субботу? Эл тебя обыскался.
   - Сереж, я про эту личность говорить не хочу. И видеть его - тоже, - сердито заявила я.
   - Ммм... Совсем? Он сказал, вы встречаетесь.
   - Когда это он тебе сказал? - проворчала я.
   - Так в прошлую субботу и сказал.
   - В ту субботу? - опешила я. В тот день он не мог такое сказать, он же в пятницу отрывался с Анжелкой, и в субботу она мне об этом сообщила. - Точно в тот день? - уточнила я.
   - Точно, - кивнул Сергей. - Он прямо светился... - его перебил звонок телефона, лежащего на столе. - Олесь, руки грязные, прими вызов.
   Я посмотрела на дисплей и замерла. Эльм.
   - Это Эльмир, - потеряно сказала я. - Я с ним говорить не буду.
   - Хмм... Прием нажми, и включи громкую связь.
   Я кивнула и все сделала.
   - Здорово, Эл.
   - Серега, привет, - уставшим голосом ответили ему. - Мне с тобой поговорить надо.
   - Когда?
   - Ты же сегодня выходной?
   - Ага, только...
   - Я сейчас возле твоего дома. Зайду?
   Я отчаянно закрутила головой, мы с Сергеем растерянно смотрели друг на друга.
   - Эээ... Заходи.
   Я возмущенно вытаращилась на Сережку, но тот лишь прижал палец к губам.
   - Только Эл, мне уходить скоро надо будет.
   - Да это недолго, я тебя попросить хочу кое о чем.
   - Жду, - ответил Серенький и Эл отключился.
   - Я ухожу! - подскочила я.
   - Не успеешь, - начал, было, друг, но его прервал звонок домофона.
   - Не пускай его! - в панике крикнула я.
   - Олесь, давай ты спрячешься, а я его выслушаю, и отправлю поскорее восвояси.
   - Где?! - вопрос был неспроста задан, квартиру парни снимали однокомнатную. И особых мест для укрытия не было.
   - Давай в ванную! Я ему скажу, что там засор, руки на кухне помоет.
   - А если бы у вас санузел совмещен был, ты бы меня в стиральную машинку запихнул? - возмутилась я, но в ванную покорно пошла. Без света здесь не очень-то и хорошо! Ладно, хоть вентиляционное окошко, выходящее на кухню, пропускало свет, и сидела я не в полном мраке. Когда парни зашли на кухню, то стало понятно, что пропускает окошко не только свет, но и звук. Я стала напряженно прислушиваться.
   - Серый, для кого блины? Ты же их только для гостей делаешь?
   - Будут гости, вечером, - туманно ответил друг. - Так чего хотел?
   - Серега, - пауза. - Поговори с Олесей.
   - О чем? - растерянно спросил Сережка.
   - Пожалуйста, узнай, почему она не пришла тогда на встречу.
   Что??? Я не пришла?! Это что-то новенькое!
   - А сам, почему не спросишь?
   - Да её теперь найди, попробуй! Она партизанка та ещё! Говорить со мной не хочет. Подошла в понедельник, и заявила, что я якобы встречаюсь с Анжелкой и даже через ту уже сообщил об этом.
   - А что Лика? - потухшим голосом спросил Сергей.
   - А Лика свалила быстренько. Я в командировку уезжал, даже выяснить ничего времени не было. Сейчас буду ее искать, выяснять, что это за дела. Но и у Олеси тоже узнать надо. Анжелка соврет, не дорого возьет.
   - Так тут лучше самому выяснять. Я-то чем могу помочь?
   - Леся тебе доверяет. Давно знает и хорошо к тебе относится. Должна сказать, что там было. Мне хотя бы информацию получить. А то мне непонятно, что ей сказали, а что она придумала.
   - Придумала? То есть ты точно ничего не сделал? И она действительно с пустого места себя так ведет?
   - Серега, я точно ничего не делал. Во-первых, мне кроме неё никто не нужен. А во-вторых, чисто физически - когда бы я успел?
   Кроме меня... никто?.. что происходит тут?! Погреем ушки, для полноты информации.
   - Ну, успеть-то всегда можно. Раньше у тебя заморочек со временем для таких дел как-то не возникало.
   - Да в пятницу все еще нормально было. Мы и о встрече договорились. А вечером, если ты помнишь, сразу после пар мы с тобой ко мне двинулись. А ты, если мне конечно память не изменяет, у меня всю ночь был. Когда, Серый?
   Я была в шоке. Что за дела?! А Анжелка?! Он врет! Еще бы! Не может же он Сергею, зная о его отношении к этой стерве, сказать, что он с ней переспал? Да и как бы она узнала, где и когда я его жду.
   - А раньше?
   - Да не было ничего! После того как я ей сказал, что хочу быть с ней, то все. Мне перед Олесей каяться не в чем.
   - Эл, а чего так вдруг? Откуда столько эмоций-то? Любовь с первого взгляда?
   - С десятого - со злостью ответил Эльмир и вдруг неожиданно добавил. - Её любимый шоколад. Сашка его с запасом покупал для неё, - о, шоколадки мои увидел.
   - Откуда?.. Эл... а когда ты её увидел впервые? - как-то настороженно спросил неожиданно Сергей.
   - Года полтора назад. Хотя нет, уже ближе к двум, наверно.
   Тишина. Я была оглушена. Какие два года назад?!
   - Я думал, вы в феврале познакомились.
   - В феврале? В феврале это она со мной познакомилась - задумчиво проговорил Эльмир. - Только вот я её в универе и раньше видел. Все хотел подойти, но как-то все не складывалось. А потом я узнал, что опоздал.
   - Сашка.
   - Сашка, - подтвердил Эльмир. - Я тогда уже всерьез настроился её искать по всем курсам и тут увидел их вдвоем, случайно, когда мимо проезжал. Обрадовался, попросил познакомить, а он сказал, что они встречаются. Я еще чего-то рыпался, не верил - он же о ней никогда до этого не говорил. Сашка тогда в клуб её привел, чтобы я не сомневался, как он сказал. Только она на меня и внимания не обратила. А потом... А что теперь рассказывать!
   - Охренеть, - выдохнул Серенький. И я была согласна. - И ты ушел в сторону?
   - А что еще оставалось делать, Серый?
   - Ну, вы с Сашкой даете! Он тебя потому с ней не знакомил? Ревновал?
   - Я сам не захотел еще раз пытаться ее внимание привлечь. Я уже тогда, когда видел, глаз от неё оторвать не мог. А если бы мы общались... Я бы сорвался, не устоял.
   Я в шоке. Нет, я все это сейчас слышала? Или у меня разум помутился??? Так не бывает. Не бывает! Но он же не мне это говорит. Тогда зачем?
   - Эл, - судя по голосу, Сергей ещё не отошел от потрясения. - Да у тебя девок было за это время... - тут он запнулся, видимо, вспомнил, что я все это слышу.
   - Я же не думал, что Сашка её упустит. Да мне же в голову не приходило, что от неё можно отказаться. Ты понимаешь, у меня от нее просто крышу сносит.
   - Дела, - протянул Серж.
   - Дела, - подтвердил Эльмир. - С ней так сложно! - не поняла, он на меня жалуется?
   - А чего сложно? - удивился Сережка. Действительно, у нас с ним отношения очень даже легко складывались.
   - Понять сложно.
   - Так у тебя проблем с этим никогда не было. Ты девчонок всегда с полувзгляда понимал. Что не так?
   - Серега, - Эл вздохнул. - У меня в её присутствии мозги отказывают, вот честно! - Серый засмеялся. - Ты ржешь, а я накосячу, а потом жду, что она меня пошлет.
   - Бедняга Эл. Неужели и у тебя с девушками проблемы начались, на радость простым смертным?
   - У меня проблемы с одной-единственной.
   - Так других же тебе не надо.
   - Не надо, - серьёзно сказал Эльмир.
   Как я хочу увидеть его лицо! Что оно выражает сейчас? Внутри все сжалось. Может выйти и признаться, что я здесь? Стоп! О чем это я? Он тут наплел, а я и растаяла? А Анжелка? Надо у Серенького спросить, действительно ли он ночевал в пятницу у Эла. И тогда уже пытаться разобраться в том, что же произошло. И хотя это все неважно, у меня есть Петька, но я хочу знать. Просто знать.
   - А Сашка знает? - от вопроса Сергея у меня внутри все сжалось. Сашка.
   - Я ему всей правды и не говорил. И ты пока, тоже, не говори.
   - Почему?
   - Сам не знаю. Просто мне не нравится, что он скрыл от меня факт расставания. Просил ведь, если вдруг расстанется с ней, мне первому сказать. Он обещал. И ни слова. А она ведь говорит, давно уже разбежались. Странно это. Но разбираться потом буду, не сейчас. Сначала пусть у нас с Олесей все наладится.
   Какое-то время они молчали. Я переместилась с бортика ванной на мягкий коврик, где обняла свои колени и уткнулась в них лицом. Хоть чем-то можно объяснить его напор. Если все так, тогда он не совсем и маньяк...
   - Сдается мне, чувак, ты боишься, - раздался Сережкин голос.
   - Чего я боюсь? - недовольный голос Эла.
   - Действительно, чего?
   - Блин, Серега!
   - Эльмир, дружище. Твой страх, что тебе опять могут помешать, может погубить ваши отношения. Не просто так она от тебя бегает. Она нормальная девчонка. И если бегает, значит, ты её пугаешь. А чем? Подумай сам.
   - Серый, ты раньше мне таких нотаций не читал, - хмыкнул Эл. Голос у него был натянутый.
   - Знаешь, если вы сможете прийти к согласию, пусть так будет. И если я смогу чем-то помочь, помогу, - я едва сдержалась от смешка. Спасибо, Серенький, только такая забота уже неуместна.
   - Ты прав, я боюсь. Боюсь снова её потерять.
   - А с чего страхи такие?
   - Ты видел, сколько вокруг неё парней? - ничего себе! Какие парни?! До Петьки и не было никого.
   - И что? Она общительная, - пауза. - А чего синяк потираешь? Кто-то из её приятелей поставил?
   - Так ты не в курсе ещё что ли?
   - Нет. Кто?
   - Рыжий.
   - А! Он тот ещё защитник, с пудовыми кулаками, - допустим, теперь не просто защитник. Сергей опять не в курсе. - А про парней... Эл, ты сейчас судишь по себе.
   - Да? Ну не знаю, рожу то мне набили...
   - Не надо.
   - Ты прав. Не надо. Но сейчас я хочу узнать, что случилось. Почему она опять пропала.
   - Хорошо, я узнаю. Попробую. Но не сейчас. Придется тебе подождать. А ты где пропадал-то?
   - Да по работе ездил. Мне, наконец, Шалев позвонил, пришлось срываться и ехать. Я уже полгода добивался встречи.
   - И как результаты?
   - Нормально. Основное согласовали.
   - Когда приехал-то?
   Они ещё немного поговорили, и Эльмир ушел. Серега заглянул в ванную.
   - Ну, что? Отведаешь блинчиков? Аппетит не пропал?
   Я села за стул, начала задумчиво жевать.
   - Так что, скажешь?
   - Ммм? - я вернула свои мысли на грешную землю.
   - Что в ту субботу произошло? Порадуй старого друга информацией.
   - Ты лучше скажи - в пятницу реально у него ночевал?
   - Да.
   - Тогда я ничего не понимаю.
   - Чего именно.
   - Я не хочу говорить. Тебе от этого будет больно. Давай я сама разберусь.
   - Постой, - я замерла. - Лика все-таки тебя нашла?
   Ответ, видимо, отразился в моих глазах.
   - Вот, черт! И она тебе сказала, что встречается с Элом?
   - Подожди! А ты откуда знаешь?!
   - Эл задержался на паре, договаривался о досрочной сдаче. Тебе не дозвонился. Ты недоступна была. Знал, что я приду на согласование по диплому. И позвонил мне.
   - И?
   - Когда он позвонил, я был в аудитории, а телефон оставил у Лики. Мы у одного препода диплом пишем, - он уперся локтями в стол и потерся лбом о ладони. - Когда я вышел, она сказала, что звонил Эл, и просил тебе передать, что задержится, но она тебя якобы не нашла.
   - Ах, гадюка, - прошипела я.
   - Что она тебе ещё сказала?
   Я бросила на него виноватый взгляд.
   - Сереж, может не надо?
   - Я знал, что она за Элом бегает, - признался он. И пустым голосом спросил. - Так что она сказала?
   - Что в прошлую пятницу они... - я замялась. - Что она у него ночевала.
   - Лика... - почти простонал он. - Не думал, что она пойдет на такое.
   - Прости, - прошептала я, коснувшись его руки.
   - Ты не виновата, меня предупреждали. Я сам дурак, верить не хотел, - он поморщился, но при этом ласково сжал мою руку, утешая.
   Я чувствовала себя виноватой. Вот уже не думала, что так получится. Но Сергей сам все понял. Надо было совсем молчать.
   - Так что у тебя с Элом? - я вздрогнула.
   - Что с ним?
   - Что у него с тобой - ты слышала. А вот, что у тебя с ним? Он тебе хоть нравится?
   - Эээ... - вот не люблю такие вопросы. Я вообще о своих чувствах говорить не умею и не люблю. И говорить о чувствах к Эльмиру, встречаясь со своим Рыжиком, я не собиралась.
   - Олесь, он ведь тебя любит, - я покраснела. Сергей посмотрел на меня очень внимательно. - Не говори мне, но вспомни все, что он говорил. Он, конечно, не идеальный, но ему тоже бывает больно. Ты уж или отшей его окончательно, или не убегай. Не лишай его возможности объяснится. Иногда разговор устраняет массу недопониманий, - он потер шею. - Я ведь его расспрашивал не шутки ради. А чтобы ты разобралась в его мотивах.
   - А если бы его мотивы оказались другими?
   - Он мой друг. И ты мой друг. Если бы ты была для него очередной юбкой - то знала бы об этом. А он бы спокойно пережил неудачу. Но все не так.
   - Ага, не так, - я вздохнула. Заглянула в кружку. - Сереж, налей ещё чаю.
   Сделав глоток чая, я сказала:
   - Сереж, я уже с Петей.
   Сергей вытаращился на меня:
   - Когда?... - он замолчал, видимо, не зная как сформулировать вопрос.
   - Вскоре после той субботы, - я не стала уточнять, что практически сразу. Это ведь ни чего не изменит.
   - Бедняга Эл, - пауза, потом неуверенно. - Олесь, то что ты узнала... Это что-нибудь изменит?
   - Конечно, - я опустила глаза. - Я перестану злиться на Эльмира, и... все. У меня есть парень. И он меня устраивает.
   - Понятно. Не по дружбе он ему вмазал.
   - Нет, но Эльмир тоже смирно не стоял! - вступилась я за своего Рыжика. Сергей посмотрел на меня спокойно, без обвинений и мне стало стыдно. - Оба дураки. Я не знала, что они... - я потеряно замолчала.
   - Забудь, и, правда, дураки. Ешь блины, я старался, - Сережка подмигнул мне.
   Больше мы эту тему не затрагивали, и только у порога, когда я уходила, Сергей попросил:
   - Олесь, только не говори Элу, что ты все слышала. Не думаю, что ему это понравится.
   - Хорошо, - кивнула я, соображая, как же мне теперь говорить с Эльмиром. И о чем? Над этим требовалось хорошо подумать
   - И ещё... Я ему скажу, как с Анжелой дела обстоят, - это был не вопрос, а констатация факта.
   - Стоит ли, - подала голос моя трусость. - Это все усложнит.
   - Он имеет право знать, - уперся Серенький. И я ещё считала его хорошим, белым, пушистым и очень мягким человеком. До поры до времени!- В конце концов, что будет дальше, пусть решает сам. Но узнать он должен.
   Я вздохнула.
   - Как знаешь.
  
   Домой я пришла совершенно потерянная, по дороге забрела в магазин за продуктами, и зачем-то купила вина. Я начинаю спиваться?
   Когда пришла Нинка, я сидела на кухне, и нюхала содержимое бокала.
   - Олесь, ты чего? - насторожилась подружка. Все же, знала она меня хорошо. И поделиться мне хотелось. Я и поделилась. В итоге Нинка пристроилась напротив, и она не нюхала, а пила. И я, последовав дурному примеру, тоже начала прикладываться к своему бокалу. Наливали мы друг дружке как-то уж очень часто.
   - Вот смотрю я на тебя, Лесь. Ты сама простая как три рубля, а все что касается личной жизни, у тебя через пень-колоду. Интересно, одно на другое как-то влияет? - я всхлипнула. И допила последний глоток. Нинка потрясла бутылку, она была пустая. - Жди, - приказала подружка и отправилась в свою комнату. Вернулась с бутылкой... коньяка.
   - Ого! - удивилась я. - Откуда такие градусы?
   - Да мы в эти выходные должны были с Игорем ехать к знакомым, я заранее купила. А теперь не пропадать же добру? - с каким-то злорадным блеском в глазах заявила подружка.
   - По-моему, это плохая идея, - поделилась я своими сомнениями, гипнотизируя бутылку взглядом и внушая: исчезни!
   - А, по-моему, отличная! - Нинку, похоже, понесло.
   - Нин, я думаю...
   - Леська, а давай не будем думать? - Нинка почти с мольбой смотрела на меня. - Я ещё с того вечера напиться хочу. Да все неудобно было, а тут один к одному.
   - Да какой один к одному? Мне-то с чего напиваться? Мне хватило уже. В прошлый раз. Меня Петька тоже коньяком отпаивал. И чем закончилось?
   - Чем? - поинтересовалась подружка риторически.
   - Я к нему приставать стала, - поджала я губы. Нинка на мгновение замерла над бутылкой, а потом подозрительно спросила:
   - А ты что, и ко мне приставать будешь? - я захлопала глазами. От такого предположения возмутилась, но алкоголь начал действовать, и я хихикнула:
   - Я нет, а ты?
   Нинка задумалась. Видимо, вино и её отвлекло от жизненных неурядиц, и она оптимистично заявила:
   - К тебе нет. А если что, мы себе стриптизеров вызовем.
   - Петька сказал, что я для них маленькая, - обиженно надула губы я.
   - Да ты что? - искренне рассердилась подружка, даже про бутылку забыла, которую открыть у неё никак не получалось. - Для него значит взрослая, а для стриптизеров маленькая?
   - Ага, - вздохнула я.
   - Непорядок!
   - Точно, - согласилась я.
   - Надо исправить!
   - Что? - теперь я насторожилась. Когда Нинку "несет", то заносит дааалеко.
   - Поехали в Метелицу.
   - Куда? - вытаращилась я. Метелица это не просто клуб, это стрип-клуб, и про него столько всего не хорошего рассказывают. - Ты представляешь, что мне Петька на это скажет?
   - А мы ему не скажем! - глаза у Нинки горели. И я уже знала, в Метелицу мы пойдем, но попыталась сопротивляться:
   - Во-первых, так нечестно, а во-вторых, вдруг он решит сегодня приехать, - возможный приезд Петьки Нинку слегка охладил, но не надолго.
   - Дай телефон.
   - Зачем? - насторожилась я, чувствуя, что приключения начинаются.
   - Ты мне не доверяешь? - патетично воскликнула Нинка. В таком состоянии её лучше не сердить. Я отправилась за телефоном.
   Потыкав кнопки, Нинка приложилась к телефону. Голос звучал на удивление трезво и четко.
   - Привет, это Нина. Ага. Я чего звоню... Я тут слегка в печали, хочу в клуб сходить, а Олеська без тебя идти не хочет. Так ты работаешь, ей неудобно. Да, она такая. Сами, что с нами случится. Не надо. Ага. Хорошо. Не знаю, но у меня все нормально, потом сочтемся. Хорошо, присмотрю. Пока. А Леська в душе. Я решила заранее тебя спросить. Передам. Пока, пока.
   Я возмущенно пыхтела и попыталась телефон забрать, но Нинка не отдавала, и убегала от меня, так в прыжках мы перемещались по квартире. После слов о душе я скакать перестала, и прощание Нинка договаривала уже на диване.
   - Нина, - завладев телефоном, ехидно спросила я. - Что же ты не уточнила название клуба-то? Оставила самое интересное для меня?
   - Так, а зачем?
   - Это ключевой момент.
   - Если тебе принципиально, то давай, сообщай, а я переодеваться буду.
   На подробности о клубе Петька отреагировал спокойно, велел телефон держать всегда при себе, выпивкой не увлекаться, и за Нинкой присматривать, а то ему её слишком бодрый голос не понравился. Знал бы он... Но, я подружку сдавать не стала, и со всем согласилась.
   Единственное, что меня радовало - до коньяка мы так и не успели добраться...
  
   По пути в клуб я пыталась выяснить, что он из себя представляет.
   - Олесь, не парься, все там нормально, - вещала Нинка. Конечно, её Игорь повсюду протащил в свое время, хоть она и твердит, что не любитель подобных развлечений. А я впервые еду! - Там зал основной, есть несколько закрытых VIP-комнат. Несколько ярусов для зрителей, поближе, подальше от сцены. Сама увидишь.
   Я слабо представляла, что все время буду наблюдать за сценой, но Нинка меня успокоила:
   - Там танцпол есть, правда небольшой, но тебе, думаю, хватит.
   Основная программа началось примерно через полчаса после нашего прибытия. И я была даже рада, что мы сюда пришли. Всё было совершенно не так, как мне казалось. Стриптиз здесь был скорее представлением, пусть и с обнажением. Номера менялись, были в разных стилях, но захватывали.
   Наш столик находился немного в стороне от сцены, но все было отлично видно, так как он был на ярус выше впередистоящих столов. Кстати, все столы возле сцены были оккупированы шумными компаниями. Интересно, здесь всегда столько посетителей, или только в выходные?
   Мы с Нинкой обсуждали понравившихся нам танцоров (стриптизерами их назвать язык не поворачивался), комментировали наряды и скорость, с которой они сбрасывали с себя одежки. И в момент, когда Нинка комментировала, а я внимательно разглядывала блондина, о котором шла речь, надо мной раздался знакомый голос:
   - Олеся, ты здесь какими судьбами? - я сразу поперхнулась и почувствовала, что краснею. Вот чего я не ожидала, так это встретить здесь знакомых. А то, что знакомый был мужского пола, смущало ещё больше. И то, что это Сережа, было хуже всего. Ну, может, не хуже, но тоже плохо. Я чувствовала себя так, как будто меня застукал папа за просмотром неприличных фильмов. Вот, блин! Раздумывая, что сказать, я протянула:
   - Привет.
   - Так здоровались уже, - усмехнулся дорогой друг. Он перевел взгляд на Нину, и, кивнув, представился. - Сергей.
   - Нина, - ответила подружка, с любопытством его разглядывая.
   - Так что вы здесь делаете? И где сопровождение? - А я напомнила себе, что я уже взрослая вообще-то! И уверенно заявила:
   - Мы здесь морально разлагаемся, у нас девичник! И сопровождение нам не нужно.
   Сергей смотрел на меня какое-то время, а потом уточнил:
   - Вы вдвоем?
   - Да.
   - А Рыжий в курсе, что ты здесь?
   Я задумалась.
   - Ну, он в курсе, что мы на стриптиз пошли.
   - Олесь, он в курсе, что вы в Метелице?!
   - Эээ... Вроде названия не упоминала.
   - А в чем проблема? Что за наезды? - возмутилась Нинка.
   - Девчонки, - Сергей вздохнул, и разговаривал как с маленькими. - Сейчас здесь тихо, но ещё немного, и тут все напьются, разойдутся... Короче, здесь не безопасно будет.
   - А охрана? - неуверенно спросила я.
   - Олесь, охрана не везде успевает.
   - Сереж, Нина здесь бывала, и все нормально было! - я повернулась к Нинке. Та слегка стушевалась.
   - Ну... Мы в VIP-зоне сидели компанией...
   - Девчонки, чего вам дома не сиделось? - я возмущенно на него посмотрела. - Ладно, пошлите к нам.
   - Это куда?
   - В VIP-зону.
   И тут я поинтересовалась, глядя на Сергея суровым взглядом блюстителя нравственности:
   - Сереж, а ты сам чего здесь делаешь?
   Тот спокойно ответил:
   - Я здесь отдыхаю. У знакомого мальчишник.
   - И что мы там делать будем? - в мужскую компанию идти не хотелось. - Мы лучше здесь. - Я посмотрела на Нинку, та согласно кивнула. - Если что, уйдем пораньше. Так что ты не волнуйся.
   - Олесь, это не разумно. Или ты приключений ищешь?
   - Сергей, - Нинка подала голос. - Мы ищем развлечений, а не приключений. Но мужская компания нам не нужна.
   - Что ж, дело ваше, - кивнул Сергей и ушел, не прощаясь. Я была озадачена такой сценой, а через пять минут такое отступление стало понятно. Мне позвонил Петька. И предложил два варианта: или я буду рядом с Сережкой, или он приедет и проведет вечер рядом. Чтобы ему спокойнее было. Мои намеки на то, что у него работа важная, были проигнорированы. Пришлось смириться. Я была возмущена до глубины души предательством Сережки. И высказала ему все, едва он появился снова. Тот слушал, кивал, а потом улыбнулся своей мягкой улыбкой:
   - Пошлите уже, там все расскажете про меня.
   Нинка на такое хмыкнула, а я засмеялась.
   Компания оказалась большой, шумной и практически незнакомой. Было несколько знакомых лиц, но где я их до этого видела, припоминала уж совсем смутно.
   Отсюда была видна сцена, часть зала (видимо, Сергей нас так и увидел), а кроме того, комната была просторной, имелась небольшая сцена с шестом. Сергей пристроил нас на небольшом диванчике, и сказал, что отвлекать не будет. Отвлекать нас стали другие. Сначала парни опешили от присутствия девушек, но потом воодушевились, и мы с Нинкой, мечтавшие обойтись без мужской компании, загрустили.
   Нам подливали, советовали какие-то невероятные коктейли, и я поняла, что мне хватит. Потому нашла Сергея, усадила рядом на диванчик, предназначенный для наблюдения за сценой, и велела отпугивать маньяков, здесь присутствующих. Сергей развеселился, и стал развлекать нас.
   У меня, признаться честно, запал пропал, на сцену я смотрела больше для приличия, а разговор, в основном, поддерживали Нина с Сергеем. В отличие от меня, подружка была явно довольна вечером, бодра и весела.
   Когда явилась стриптизерша, заказанная на мальчишник, Сережке явно стало неловко. Вот когда мы любовались на танцы на сцене, спокойно воспринимал, а тут застеснялся. Мы с Нинкой, поняв это, стали танцовщицу нахваливать, комментировать наряд, длину ног, цвет волос, и каждый раз интересоваться у Сергея:
   - Ты согласен? А ты что думаешь?
   Поняв, что мы просто издеваемся, Сергей предложил отправиться танцевать. Мы согласились.
   Когда стали собираться домой, Сергей настоял на том, чтобы нас проводить. Я не сопротивлялась, потому что была без сил. Все же, перед всей этой затеей надо было поесть. А то и пила немного, а голова пустая, и ощущение, что улетаю. Сережка мой полет контролировал. И приземлилась я благополучно в свою постель. Последнее, что помню, Нинкин голос:
   - Сереж, иди на кухню, я сейчас.
  
   Хотелось есть. Очень. По-моему, от этого я и проснулась. Потянулась за телефоном. Два часа дня. Конечно, есть хочется, я же вчера только у Сереги днем ела. А потом только пила. Ладно, надо встать, все остальное будет уже легче.
   Все-таки вода - это сила. После душа я себя ощущала ещё голоднее, зато чище. Заглянула в холодильник. Так, будет у нас омлет. Вытащила из морозилки фасоль. Задумалась. Надо Нинку разбудить, у неё там вроде ещё работа была. Заодно поинтересуюсь, на неё готовить или нет.
   Открыв дверь в Нинкину комнату, я как-то сразу вспомнила, что домой нас привез Сережка. И вы посмотрите, он, оказывается, остался. Я хмыкнула. Нинку с Сережкой хватило только на то, чтобы раздвинуть диван, а уж заправить, или раздеться, что вы! Это такие мелочи! Так и спали в одежде. Я решила взбодрить Серегу. Подошла и начала трясти его за плечо. Он вяло отмахивался.
   - Сереж, - позвала я. Он что-то пробурчал. Ладно. Так значит? - Сергей Владимирович, теперь вы, как порядочный человек, обязаны жениться.
   Серёжка распахнул мутные глаза.
   - Чего?
   - Совместная ночь обязывает. А ты думал отвертеться?!
   Сергей сфокусировал свой взгляд на мне.
   - Леся? - он растеряно стал оглядываться. - Как... - Его взгляд натолкнулся на спящую Нину. - А! ты чего с утра пугаешь? Я все помню.
   Я тихонько засмеялась.
   - Это хорошо, что все помнишь. Вы вчера долго заседали?
   - Долго. Лесь, дай поспать!
   - Ладно, - вздохнула я. - Завтракать одной придется.
   Сережка поморщился.
   - Завтракать я точно не буду.
   - Ты спи, я Нинку разбужу, - я отступила, чтобы обойти диван, но Сергей успел схватить меня за руку.
   - Дай ей поспать.
   - У неё работа.
   - Леська, дай человеку поспать. У нас ещё планы на вечер, ей нужно быть в форме.
   - Ого! - я изумленно посмотрела на Сережку. Нет, от Петьки такого можно было ожидать, а вот от Сережки не ждала. Он такой мягкий, неторопливый. А тут за один вечер знакомства...
   - Олесь, не придумывай, - Серега упал на подушку. - Мы потом расскажем, дай поспать.
   И я ушла. А что мне оставалось?
   Через пару часов позвонил Петька, интересовался, как прошел вечер. Заманив его в гости занятными деталями, я пошла к компу. Хоть почту проверить.
   Я погрузилась в виртуальную реальность, краем сознания отмечая, что кто-то проснулся, и, судя по звукам, направился в ванную. Только звонок домофона вернул меня в этот мир. Я бросилась открывать.
   Петька стиснул меня в объятиях. Я радостно засмеялась, все-таки, его работа отнимала слишком много времени у нас двоих.
   - Раздевайся, - я попыталась отстраниться. Но тут Петька как-то неуловимо напрягся. А из-за моей спины раздалось.
   - Здорово.
   Я обернулась. И улыбнулась. Сережка дефилировал в одних трусах. Голова мокрая. А на ногах тапки Игоря. Вернее, бывшие когда-то тапками Игоря.
   - Здорово, - ответил Петька. А я уточнила:
   - У Нинки халат мужской есть.
   - Я его забыл, - и он отправился в Нинкину комнату. Рыжик расслабился. Или мне показалось?
   - Петь, ты это чего? - и он слегка покраснел. Что-то новенькое. - Петя?
   - Все нормально, - он чмокнул меня в нос.
  
   Спустя время мы сидели в моей комнате. Нинка и Сережка ждали, когда подействует обезболивающее. И налегали на апельсиновый сок, привезенный Петькой "на всякий случай". Мы с Рыжиом пили чай с шоколадом, который он мне привез. Моим любимым. Мням.
   Сережка поглядывал на меня почти возмущенно, и, наконец, поинтересовался:
   - Тебе что, совсем хорошо?
   - Нормально, - удивилась я. - А что?
   - Да ты пришла и отключилась сразу! А где похмелье? И прочие страдания?
   Петька засмеялся.
   - Вот она - несправедливость. Я тоже первый раз удивился, когда она после почти бутылки коньяка попросила пить, а не упаковку таблеток.
   Серега на меня вытаращился:
   - И часто ты коньяк бутылками хлещешь?
   Я ущипнула Петьку:
   - Один раз было! И вовсе я не бутылку выпила! - Рыжик схватил меня за руку и поцеловал запястье.
   - Признавайся, все свои!
   - Ты тоже пил! - продолжала по инерции возмущаться я. А по запястью пробежали искорки, и мне вдруг стало неловко, когда поймала Сережкин взгляд. Я выдернула руку, и, взлохматив Петькину шевелюру, обратилась к Нинке, которая начала постепенно оживать:
   - А что у вас за планы сегодня?
   Нинка покраснела. Поскольку она была бледнее чем обычно, то румянец на её щеках выглядел яркими пятнами.
   - Откуда?... - она посмотрела на меня, потом на Сережку. - Ты когда разболтать успел? - вяло возмутилась подружка. И не дав ему закончить, тут же закончила. - Мы под градусом нафантазировали, фигня все это, никаких планов.
   - Ты же сама сказала, он иначе не отстанет! - удивился Серенький.
   - Кто? - насторожилась я.
   - Бывший её, - сдал подругу Сергей.
   - Что? - я подскочила. - Он опять появился?! Ты мне, почему не сказала?!
   Нинка насупилась.
   - Не хочу разборок. Позвонит и перестанет.
   - Зря ты так, - подал голос Петька, которого я в курс дела уже ввела в свое время. - Он не отстанет, пока свое не получит.
   - А что за планы у вас были? - вспомнила я.
   Нинка молчала. Сергей предложил:
   - Нин, давай расскажем, и тебе трезвую оценку дадут, стоит так поступать или нет.
   Идея оказалась проста. Сегодня была вечеринка у Нинкиной приятельницы, которая встречалась со знакомым Игоря. И приглашены были оба. И, несмотря на разрыв, Нинка пойти могла. Уж Игорь-то та точно будет, он не пропускал тусовок. А с Сережкой они договорились ночью до того, чтобы пойти вместе, изобразив пару, чтобы Игорь просто понял, что уже не светит ему ничего, так как место занято. А сейчас Нинка решила, что это бред. Петька выразился в другом ключе:
   - Это, в общем, не бред, но не с таким, как Игорь. Он урод еще тот. И кроме силы ничего не понимает. Надо ему по морде лица надавать, он сразу отстанет. Хочешь, я позабочусь? - обратился он к Нинке.
   - Петька, - вспыхнула я. - Что за агрессия?
   - А ты ему что обещала?
   - Так я со злости, - я слегка замялась. - И не отрицаю, что если чего, то можно. А вот вариант, который они с Сережкой придумали, по-моему, вполне годится. Особенно, если они не скажут, что пара. Просто Сережка будет любовь активно изображать, а Нинка робко улыбаться. Ни кто ведь не ждет, что она сразу другого найдет, а вот если сплетню пустить, что он в неё влюблен давно, и, дождавшись разрыва, сразу признался... Нин, там будут те, кто тебя поддержит и такой слух пустит?
   - Будут, - глаза у Нинки загорелись. Сережка как-то грустно хмыкнул. Я вдруг поняла, что у него реально была такая безответная любовь.
   - Сереж, - растерялась я, и взяла его за руку, намереваясь сказать, что в общем можно и другого найти, но он мне подмигнул:
   - Ты правильно все говоришь, так даже лучше будет.
   Петька, сидевший рядом со мной на диване, вдруг прижал меня к себе и поцеловал в висок:
   - Ты, оказывается, хитроумная такая. А по мне, проще фэйс начистить.
   - Петь, про фэйс от тебя странно слышать! Ты обычно предпочитаешь всё обсудить!
   - Так от случая зависит.
   - Ты недавно начистил, тебе мало? - нахмурилась я. И вдруг, сообразила. Петька с Элом тогда встречались... И ведь наверняка Петя пытался с ним поговорить! Это как раз в его духе. И неужели он Эльмиру тогда в лицо не бросил обвинений? Почему же ничего не всплыло? Или Рыжик мне не захотел говорить? Я посмотрела на Петю пристально. Это надо обсудить. - Вы пока о деталях поговорите, - обратилась я к Нине с Сергеем. - А нам поговорить надо, наедине.
   Я дернула Петьку за руку. Конечно, сдвинуть с места я его не смогла бы, но он, тяжело вздохнув, сам поднялся и отправился за мной. Нина с Сергеем проводили нас недоуменными взглядами.
   У Нинки в комнате Петька попытался усадить меня к себе на колени. Лукавая улыбка играла на его губах:
   - Лучше бы их сюда выставили, чтобы у тебя остаться, и не отвлекаться на их перемещения, - но я уперлась в его грудь ладонями, и заглянула в глаза, надеясь, что он поймет, настроена я серьезно.
   - Петь, надо поговорить, - милый замер. Потом подтолкнул меня к дивану, и усадил рядом с собой.
   - В чем дело? - он был на удивление серьезен, а я почему-то помрачнела. Эта его серьезность... Неужели он со мной не так уж и откровенен? Неужели он все узнал ещё тогда? Я смотрела на него и пыталась разгадать, как все могло быть. Петин голос и ласковое прикосновение к моей щеке. - Олеся, хорошая моя, что случилось?
   Я моргнула.
   - Петь, расскажи мне, о чем вы с Эльмиром говорили в ту встречу, когда подрались.
   Милый явно был удивлен.
   - Олесь, мы это обсуждали уже... - я его прервала:
   - Петь, - взяла за руку. Почему-то казалось, что после его признаний, у меня и не будет уже ощущения абсолютного доверия и нежности, которые были сейчас. Его признания я ждала со страхом, но не спросить я не могла. - Это не любопытство, это важно. Очень важно для меня. Пожалуйста, - я чувствовала, что Петька начинает нервничать, но убрать тоску из своего голоса не могла.
   - Милая, ты чего? - он подхватил меня и переместил на свои колени. - Я все расскажу, не переживай, - он прижал меня к себе, словно утешая. - Только там и рассказывать особо нечего, - Петька поглаживал меня по спине. - Я с ним поговорить хотел. Действительно, только поговорить. Когда встретились, сказал, чтобы он отстал от тебя и имя забыл. Он заявил, что никуда исчезать не собирается. Что ты его. Я думал, ты прикалывалась, когда говорила, что он права на тебя предъявлял, а тут оказалось, что правда. Я психанул, сказал, что он не у дел, и ты встречаешься со мной. И шведской семьи нам не надо. Тут он взбесился, ну дальше в основном нецензурно. А потом подрались, слегка.
   Я подняла голову с его груди и посмотрела в глаза:
   - Это все? Больше вы ни о чем не говорили?
   - Олесь, о чем нам с ним говорить? О погоде?
   Я почувствовала, что волна облегчения накрыла меня. Я опять все придумала. От счастья у меня вдруг возникла потребность в поцелуях. Петька слегка опешил, но быстро пришел в себя, и начал отвечать мне. Рука коснулась спины под майкой, искры побежали по позвоночнику. Его пальцы скользнули вдоль пояса джинсов, я едва не замурлыкала, и тут в дверь постучали.
   - Черт! - я уткнулась Петьке в грудь. А он к моему удивлению, почти со смехом в голосе, заявил:
   - А я вот уже как-то начинаю привыкать, - говорил он возле самого уха, от чего мурашки забегали как ужаленные, - как у нас самое интересное, что-нибудь обязательно помешает. Входите! - громче сказал он
   Нинка заглянула, и взвизгнула
   - Серж, не входи!
   - Чего это? - удивилась я.
   - Да это я так. Разминаюсь перед вечером, - входя в комнату, проворчала Нинка. - Чего-то настроение никакое.
   - Да все нормально будет, - успокоил Сережка, входя следом. Задержал взгляд на нас с Петькой, и неловко отвел взгляд. Мдя, Сережка явно не на стороне Рыжика. Не нравится ему, что мы вместе. Но молчит и то ладно.
   - Так ты решилась, - переключилась я на Нинку.
   - Попробуем, - кивнула та. - Сейчас соберусь, поедем Сергея переодевать.
   - Ладно, - я встала. - Мы тогда пошли ко мне. Хорошо повеселится.
   В комнате я усадила Петьку на диван и стала пристально разглядывать его лицо, поглаживая шею. Рыжик заерзал.
   - Ты чего?
   - Петя, у тебя синяки под глазами, и ты бледный такой, - я погладила его по щеке.
   - Так в офисе сижу, чего тут ждать?
   - А когда за блондинками охотился, то за собой следил, - надула я губы.
   Петька засмеялся.
   - Интересные у тебя претензии, - он обхватил меня. - То есть мне нужно начать охотится за блондинками?
   - За собой следить начать надо, - я поцеловала его в макушку.
   - Кстати, Олесь, к чему был разговор о драке? - на этот вопрос мне отвечать не хотелось. Но! Честность за честность. Я осторожно высвободилась из его объятий и села рядом на диван. Он обняла меня и я, прижавшись щекой к нему, начала рассказывать:
   - Я тут подслушала один разговор...
   - У тебя подслушивание входит в привычку? - съехидничал Рыжик. За то, что перебил, я его ущипнула, от чего он зашипел, и продолжила:
   - И узнала, что Анжелка меня обманула, - Петька напрягся. Уточнил:
   - В чем конкретно?
   - Эл с ней не спал, и даже не собирался.
   - И? - нейтральным тоном протянул мой милый.
   - И сегодня, когда мы все обсуждали, я вспомнила, что ты обычно конфликты на словах решаешь. И логично было предположить, что ты говорил с Эльмиром. И он узнал, почему я стала его избегать. И в ответ он мог сказать тебе, что у них ничего не было.
   - И что ты думаешь теперь? - этот его нейтральный тон мне не нравился. А он ещё и не смотрел на меня, отвернувшись в сторону. Я повернула его лицом к себе, погладила по щеке.
   - Меня удивляет, почему ты изменил себе, - его рука прижала мою к щеке.
   - То есть ты мне веришь? - он с сомнением смотрел на меня.
   - Тебе - верю, - я даже кивнула, для усиления эффекта.
   - Вот просто так - веришь и все?
   - Петь, ну это же ты!
   - Я такой особенный? - он прижался щекой к моему виску.
   - Блин, ты на комплименты напрашиваешься! - возмутилась я.
   - Ага, - согласился он, и засмеялся.
   - Петька, а почему ты все-таки разошелся? Без разговоров?
   - Я вспомнил, - он вздохнул. - Как ты ревела... и он ещё тут заявляет, что все равно добьется своего... Я не сдержался. Как видишь, не такой я и дипломат. Может, в утешение ещё хорошее что-нибудь обо мне скажешь? - он хитро улыбнулся. А у меня опять защемило в груди, но я стряхнула с себя сентиментальное настроение.
   - Хватит с тебя на сегодня, - фыркнула я. - Пошли дышать воздухом, а то от тебя скоро не только блондинки, но и я шарахаться начну. Вся твоя красота развеется как дым. И вместо красавчика мне останется замученное нечто.
   - Куда пойдем?
   - Пойдем до кинотеатра, там парк рядом.
   - На что?
   - Не поняла.
   - На что пойдем в кино?
   - Да я не предлагаю в кино идти, я прогуляться до кинотеатра предлагаю.
   - Пешком?! Туда час идти!
   - Пешком. И идти сорок минут.
   - Я на машине.
   - Вернемся, заберешь свою машину. Никто её не съест. Тебе нужен свежий воздух! И мне тоже.
   - Лесь, давай уж тогда на фильм сходим.
   - Хорошо, но до кинотеатра пешком.
   - Времени жалко.
   - Петь, ты когда просто гулял? Ты вечно куда-то спешишь, сейчас на работе зашиваешься, у тебя спортзал, тусовки... Вот интересно, ты с девушками вообще чем занимался, как время проводил?
   И тут Петька меня поразил. Он смущенно отвел глаза.
   - Ой, блин, все так запущено? - с сочувствием спросила я.
   - Олесь, не всем девушкам доставляет удовольствие хождение пешком.
   - Хорошо, проехали всех. Я хочу прогуляться. Пойдем? - я нежно улыбнулась.
   - Ты все-таки упрямая, как... - я зажала ему рот поцелуем.
   - Рада, что мы поняли друг друга, - я проворно вскочила, и направилась к шкафу за теплой кофтой.
  
   К кинотеатру мы с Нинкой ходили разными путями, в зависимости от времени суток и настроения. Дворами интереснее, а центральными улицами безопаснее. Кстати, время было не такое уж и раннее, и я потащила милого безопасным путем.
   Показала ему дворик, в котором мы с Нинкой самостоятельно учились кататься на роликах. Здесь был нормальный асфальт, но меня это не спасло. Нинка на роликах ездила медленно, но уверенно, а я... я не столько ездила, сколько падала. Помню, тогда я себе ободрала все что можно, и защита не спасала.
   - Не помню таких твоих приключений.
   - Так ты уезжал тогда вроде. А потом лучше стала ездить, и не жаловалась.
   Показала кафе, где мы иногда зависали, а Петька как-то с нами не попадал. При виде вывески он сморщился.
   - Какое-то оно подозрительное. Вы там не травились?
   - Мы туда не есть ходим! Там в тепле можно посидеть, пива попить, - я засмеялась. - А на закуску мы, в целях безопасности, покупаем чипсы и все, что упаковано на заводе.
   - А в приличное место если сходить?
   - Петь, на приличные места не у всех деньги есть, мы же студенты. Ты как будто студентом не был.
   - Я работал. Даже когда был студентом.
   - Блин, мне сейчас прямо стыдно станет.
   - За что? - удивился он. - Ты же девушка.
   - Петь, сейчас женщины равны с мужчинами, - патетично заявила я.
   - Весьма условно.
   - Ты чего! - возмутилась я.
   - Олеська, феминистки из тебя не выйдет, - я поджала губы. Он меня сердил такими заявлениями. Всегда. Сколько бы ни повторял одно и то же, я все равно злилась. При этом внятно я на такие заявления реагировать не могла и просто бесилась. Я вырвала свою руку из его.
   - Шовинист! - я резко рванула от него. Но меня быстро поймали, и приподняли над землей.
   - Милая, тебе абсолютно безразличен вопрос равноправия полов в реальности, но стоит об этом заговорить, как ты бесишься. Почему?
   - Не знаю, - проворчала я.
   - Я знаю, - Петька поцеловал меня в нос, и поставил на землю, не выпуская из кольца рук.
   - Поделись, - ехидно обратилась я.
   - Потому что ты знаешь, что все так и есть.
   - Ты иногда такой умный, прямо фу.
   - А зачем тебе глупый? Ты ему слабый мозг на раз вынесешь.
   - А ты мне мозг вынести не боишься? Я при тебе буду такая глупая.
   - Тебе вынесешь, - Петька хмыкнул.
   - Петь, я вредная? - я заглянула ему в глаза, скорбно вздыхая. Но его этим не проймешь.
   - Ещё какая!
   - Так зачем я тебе такая нужна? - продемонстрировала я свою вредность.
   - Олесь, - застонал Петька. - Давай без вечных женских вопросов.
   - Если ты не заметил, то я все же женщина.
   - Я заметил. Только вот на счет женщины спорный вопрос, - протянул Рыжик. Ну, вот стоило сказать, и он меня этим подкалывает! Сколько можно-то? Я отпихнула его, и, насупившись, отправилась в сторону кинотеатра.
   - Олесь, ты чего? - удивленно спросил Петька, пытаясь обнять за плечи. Я скинула его руку. - Эй, так не пойдет, ты чего злишься? - он обогнал меня и не пропускал дальше. Я возмущенно зашипела.
   - Хватит меня смущать.
   - А чего смущаться-то? - похоже, он искренне недоумевал, а мне было так неловко! Я уже и так была румяная, а теперь судя по ощущениям, вообще стала как помидор.
   - Петя, ты ещё всю улицу оповести! - прошипела я.
   - Слушай, ты не того смущаешься. Вот если бы ты спала с каждым встречным... - я его перебила:
   - Значит, ты, по твоей логике, должен смущаться?
   - Чего? - растерялся он.
   - Того, что с каждой встречной спишь!
   - Так я теперь не сплю... я теперь все больше обламываюсь! То в универ тебе надо, то заходит кто не вовремя, - он попытался меня обнять, но я упорно отталкивала его руки. - И вообще ты не готова, - он с интересом на меня взглянул. - Или я что-то пропустил?
   - Блин, ты нашел место, - я закрутила головой. Мы стояли посреди тротуара, народ обходил нас стороной, иногда задерживая взгляды. - И не уходи от темы! Сейчас нет, так раньше зажигал по полной.
   Петька все-таки обнял меня и, глядя в глаза, проникновенно ответил:
   - В этом деле главное вовремя остановиться.
   - Петь, - я вздохнула. - А я этого дела даже не начала. Потому меня такие разговоры смущают. Прекрати меня подкалывать.
   - Тебя разговоры смущают или факт, что ты ничего не начала? - с любопытством спросил меня Рыжик, а глаза смеялись. Я начала злиться. Так значит? Хорошо, милый будет тебе!
   - Хороший вопрос, - спокойно кивнула я, и добавила. - Пойдем, а то к окончанию всех сеансов явимся.
   Я выкрутилась из Петиных объятиях, и, подхватив под руку, пошла дальше. Петька молчал целую минуту, а потом не выдержал.
   - Так что?
   - Ты про свой вопрос? - невинно уточнила я.
   - Да, - насторожился Петька.
   - Я подумала... Наверно, ты прав. Ты такой искушенный, а я такая неопытная, - я сделала паузу, а он похлопал меня по руке, пробормотав что-то вроде "опыт - дело наживное". Но я ещё не закончила! - Меня это напрягает. Пожалуй, мне стоит набраться опыта, прежде чем ложиться с тобой в постель.
   Он застыл посреди дороги, вытаращился на меня, и рявкнул:
   - Что за хрень?!
   - Тогда я не буду смущаться. Разве это не плюс? - в кои-то веки Петька не понял моего юмора. Если судить по его лицу, он был в бешенстве. Я даже на шаг отступила, когда он протянул руку к моему лицу. Не то, чтобы я испугалась, скорее инстинктивно.
   - Олеся, ты чего такое говоришь? - глубоко вздохнув, тихо спросил Петька, поймав все-таки мой подбородок, чтобы смотреть мне в глаза.
   - Вариант разрешения спорной ситуации, - решила поумничать я.
   - Блин, да не буду я тебя подразнивать, - он отпустил меня и, стащив шапку, взлохматил свою шевелюру. Это у него нервное. - Но не вздумай больше так шутить, - отрезал Рыжик. Ага, дошло все же, что шучу. Но мне шлея попала, куда не надо.
   - А что? Чем тебе не нравится идея?
   - Олеся, прекрати! - рассердился Петька. Взяв меня за руку, он так быстро пошел в сторону кинотеатра, что я следом почти бежала. Что не помешало мне его доводить.
   - А чего ты злишься? - Петька шел молча. - У тебя, сколько девушек было? Ты не считал? - протянула я. - А я освоюсь, тебе и ждать не придется, пока я буду готова. И напрягаться, что я смущаюсь - тоже.
   - Ты - не я, - сквозь зубы процедил Петька, повернувшись ко мне. Глаза были злые. - Я сказал, что дразнить больше не буду. И ждать я готов. Все! Закрыли тему!
   Я даже растерялась, поняв, что мои издевательства он принял всерьез.
   - Петь? - в ответ молчание. - Рыжик! - так я его называла чаще про себя, вслух очень редко.
   - Чего ещё придумала? - проворчал Петька.
   - Петь, а чего ты разозлился-то? Вот если бы я с кем-то уже спала - это играло бы роль?
   - Нет, - не задумываясь, ответил он.
   - Тогда почему такая реакция? Какая разница, когда-то или сейчас? - я сама не понимала, куда меня несет. Вот честно. Может, вчерашние коктейли не выветрились?
   - Сейчас ты со мной. И все что будет, будет только со мной, - невнятно обозначил свою позицию Петька. Ага. А про дубинки и пещеры чего не добавил?
  
   К кинотеатру мы пришли с разным настроем. Я была настроена игриво и подразнивала Петьку. Он же в основном молчал, иногда ворчал, и вяло огрызался. Фильм мы выбирали методом тыка, потому что вкусы не совпадали. В итоге мы выбрали боевик. Мои комментарии героев и происходящего быстро вывели милого из себя, и он невежливо закрыл мне рот ладонью, а потом пригрозил из моего шарфика соорудить кляп. Боевики на него дурно влияют, решила я, и затихла.
   Домой мы отправились на такси, потому как было уже поздно. На пороге Петька быстро меня поцеловал и уехал. Я даже растерялась. А где же весь его пыл? Где эмоции? Где нежность? Непонятная сдержанность Пети меня беспокоила. Вот мне хотелось побыть с ним, а он чего-то вдруг сбежал. По-другому я ситуацию не могла назвать. Не работать же он ночью будет? Хотя... Он может. Поделиться было не с кем, так как Нинки ещё не было дома, и я отправилась спать.
   Воскресенье день чудесный.
   Я проснулась в хорошем настроении. Нинка ещё не вернулась. А жаль, я бы с удовольствием послушала, чего они с Сережкой там устроили.
   Я вяло взялась за уборку. Лень, но беспорядок дело такое, чем позже возьмешься за него, тем сложнее избавиться. Посидев за учебниками, я с чистой совестью села за компьютер, нацепила наушники, и, включив музыку, погрузилась в переписку в аське, контакте и прочих средствах пустой траты времени.
   Я подпевала Макаревичу про ту, которая идет по жизни, смеясь, когда на мое плечо опустилась тяжелая ладонь. Я испуганно дернулась, от чего наушники слетели, зацепившись шнуром за клавиатуру, последнюю я едва успела уберечь от соприкосновения с полом, схватив за провод. Прокомментировала я ситуацию громко и от души:
   - Твою дивизию! - у подружки отец военный, и дома он так "ругается". И у меня иногда... срывается с языка. Я обернулась, чтобы сказать много всего неприятного и онемела, увидев Эльмира.
   - Интересные у тебя обороты речи, - насмешливо улыбнулся он, с нежностью глядя на меня.
   Легкие перестали работать. Клавиатура все же встретилась с полом. Я отвернулась от Эльмира, чтобы взять себя в руки. Рвано вдохнула, и чтобы изобразить хоть какую-то деятельность, нагнулась и потянулась за клавиатурой под стол.
   - Олеся.
   Опять дернувшись, и приложившись об крышку стола, я зашипела. На глазах выступили слезы. Ёшкин кот! А как хорошо начинался день. Стул вместе со мной откатили от стола. Вот компьютерное кресло не всегда в плюс! Его Эл легко развернул, и оказался передо мной. Опустился на колени и оказался на одном уровне со мной. Обхватил мое лицо руками и большими пальцами стер слезинки с щек.
   - Маленькая, не плачь, - хрипло прошептал он. Я замерла, пульс стучал в ушах. Сил пошевелиться не было. В его взгляде плескалось множество эмоций. Поначалу он смотрел с сочувствием, как на маленького ребенка, которого жалеют, но я не плакала, и взгляд изменился. Радость, ирония, нежность. Он явно наслаждался прикосновением ко мне.
   О чем я вообще думаю!!! Откуда он взялся?? Я сглотнула, чтобы смочить пересохшее горло. Осторожно взяла его за запястья и отвела руки. Он не сопротивлялся. В глазах появилась тоска, но Эл моргнул, взял себя в руки, и выражение лица стало нейтральным. Он поднялся, и отошел от меня, сел в кресло, словно подчеркивая, что ни к чему не принуждает.
   - Привет, - ласково сказал он.
   - Вообще-то, с этого начинают! - резковато заметила я. Видеть его здесь, в моей комнате было странно, я была уверена, что больше он здесь не появится. И эти мысли навели меня на вопрос. - Ты как сюда попал?
   - В дверь вошел.
   Я скрестила руки на груди, и взглянула исподлобья.
   - Эльмир, - напряженно начала я. Он поднял руки ладонями ко мне.
   - Маленькая, не сердись. Я здоровался, ты не услышала, а пришел с Ниной и Сергеем.
   - Явились, наконец, - я встала и направилась к двери, но Эл подскочил, схватил меня за руку:
   - Олеся, нам надо поговорить, - да, именно этого я и боялась - серьезного разговора. И я не хотела сейчас с ним ни о чем говорить! Я была не готова! А потому, бросив ему злой взгляд, рванула в комнату подружки, её там не было. Отправилась на кухню. Они с Серегой пили чай. Третья кружка, я так понимаю, предназначалась Эльмиру, который, кстати, маячил за моим плечом.
   - Нина, что за фигня! - тут зазвонил домофон, и Сережка шустро подскочил, и унесся из кухни со словами:
   - Девчонки, я открою! - у, трус! И ты свое получишь! Нинка недовольно поджала губы:
   - В чем дело?
   Я сдвинулась в бок, и ткнула пальцем в Эльмира:
   - Что?! Он?! Здесь делает?! - я понимала, что злюсь зря, по пустяку, но не могла сдержаться. - Тебе не кажется, что своих гостей я должна выбирать сама?
   - Да я только поздоровался, - возмутился Эл.
   - Тебя вообще не спрашивают, - рявкнула я.
   - Олесь, Эл нас подвез с Сережей и я всего лишь... Эээ, привет, Петь, - Нинка виновато смотрела мимо Эла. Кухня у нас маленькая, потому и зайти Петька не мог.
   - Привет всем, - протянул Петя.
   Я готова была зарычать! Ну что за выходной неудачный!!! Я отпихнула Эльмира и обняла Петьку, прижавшись щекой к груди.
   - Хорошая моя, ты чего с утра такая буйная?
   - Догадайся с трех раз, - проворчала я. - А вообще уже не утро.
   - Так я встал недавно, для меня утро. Тебе кто-то портит настроение? - с явным намеком поинтересовался он, поглаживая меня по спине. Только этого мне не хватало! Я отступила, и внушительно проговорила:
   - Даже не думай! Ни каких драк! Сейчас все уйдут, я успокоюсь, и жизнь наладится.
   Петька даже не смотрел на меня, он бросал недовольные взгляды поверх моей головы. Угадайте, на кого? И гадать не надо, Нинка за столом продолжает сидеть. На мои плечи легли ладони. Я вздрогнула от неожиданности.
   - Я не уйду, пока мы не поговорим, - раздалось за спиной. Петька сверкнул глазами и дернул меня к себе.
   - Не протягивай руки к чужому, - с этими словами Рыжик дернул меня к себе и стиснул так, что мне стало трудно дышать.
   - Петь, я задохнусь, - хватка ослабла. - Петя, да что с тобой? - прошипела я. - Ты чего на меня злишься? Что я сделала-то? - Секунда, и он расслабился. А я не понимала, насколько он был напряжен до этого.
   - Ничего, солнце. Провожай гостя, - я повернулась лицом к Элу, но Петька продолжал прижимать меня к себе. Эльмир посмотрел мне в глаза.
   - Я не уйду, - парень стоял, скрестив руки на груди. - Пока мы не поговорим.
   Нинка переводила потрясенный взгляд с одного парня на другого. Вот что бывает, когда приводишь нежелательных гостей! Будет знать! Я была на неё сердита.
   - Вам не о чем разговаривать, - отрезал Петька.
   - Олеся, неужели я тебе настолько неприятен, что ты даже не хочешь меня выслушать?
   О, блин! Мое чувство вины взвыло. Огрызаться было легко. Признать, что я доверчивая дура, чуть сложнее, но и для этого я достаточно самокритична. А вот понимать, что сделала ему больно - это было гораздо сложнее. И избегать разговора было неправильно, если уж я купилась на то, что говорила Анжелка, то сейчас не могу не выслушать его. С другой стороны, Петька так остро реагирует...
   - Петь, - я повернулась к нему лицом. - Нам действительно нужно поговорить, пусть уж здесь и сейчас, - я успокаивающе поглаживала его по предплечью. - Ты не против?
   Ему это не понравилось. Но видимо, разум опять явил себя, потому что, сжав губы, он кивнул. Потом его рука опустилась на мой затылок, и он поцеловал меня в губы, быстро и крепко.
   - Как скажешь, солнце. Я подожду, - злой взгляд на Эла. - Я буду рядом.
   Когда Петя подвинулся, чтобы я прошла, то оказалось, что за его спиной мнется Сергей, с виноватым выражением на лице.
   - Я тебе это ещё припомню, - прошипела я, на что он виновато кивнул. И я направилась в свою комнату. Эл следовал за мной.
   Меня так и подмывало захлопнуть дверь у него перед носом, но сдержавшись, я направилась к дивану. Эльмир закрыл дверь, потом пристроился рядом со мной. Близко, но не прикасаясь. Я все же слегка отодвинулась, повернулась лицом к нему, подтянула колени к груди, и посмотрела на него. Я понимала, о чем он сейчас будет говорить. Скажет, какая я идиотка. И я это приму. Даже спорить не буду! Скажет, что должна была прийти к нему и прямо спросить. И это правильно, с этим я тоже соглашусь. Скажет, что трусиха. Я, наверно, такая и есть, побоялась, что он рассмеется мне в лицо. И по всем этим пунктам я готова признать свою вину.
   Эльмир выглядел слегка пришибленным. Весь запал, с которым он требовал разговора, словно испарился. Я словно поймала его в мгновенье слабости. Стало неловко, и я отвела глаза.
   - Лесь, давай останемся хотя бы друзьями?
   Я подняла глаза на него, он смотрел на меня, что-то искал на моем лице.
   - Что? - я изумленно смотрела на него. Вот так просто, хотя бы друзьями?! А как же тот сценарий беседы, который я расписала? Где упреки? Где правда в глаза?! Петька бы так высказался, устрой я такое, что я бы год вспоминала, нервно морщась.
   - Олеся, - Эльмир молчал, словно чего-то ожидая. И только когда я опять посмотрела ему в глаза, он взял мою руку и стал поглаживать тыльную сторону ладони. А потом просто сказал. - Я ведь даже не прошу вернутся ко мне. Просто друзья. И все.
   - И это то, о чем ты хотел поговорить?
   - Что ты хочешь услышать? - он был озадачен.
   - Я не понимаю тебя, потому и спрашиваю. Я бы не смогла вот так просто, прийти и предложить дружбу
   - Серега рассказал мне, что вы все с ним выяснили. И ты знаешь, что между мной и Ликой ничего не было, - слова давались ему трудно.
   - Знаю, - тихо ответила я, не выдержав и опустив глаза. Чувство вины давило на меня. И от этого даже дышать было труднее.
   - Эльмир, вся эта ситуация... Тебе действительно безразлично, что я поверила ей? Что не пришла к тебе? - я изъяла свою руку, он вздохнул и выдохнул глубоко и медленно.
   - Ты хочешь знать все?
   Эльмир потер лицо руками.
   - Ну что ж, все так все, - теперь он не смотрел на меня. Он уперся локтями в ноги, и пристроил подбородок на сцепленные пальцы. - Мне не безразлично. Мне горько и больно. Когда ты не пришла тогда, я понял, что что-то случилось. Твой номер как всегда оказался недоступен. Я сходил с ума, но найти так и не смог. Всю ночь я сидел и пытался понять, в чем дело? Что не так? А ведь только в пятницу ты поцеловала меня, и казалось, что все прекрасно, - он помолчал. - Когда я узнал, в чем дело, был готов её растерзать, - Эл взлохматил волосы, успокаиваясь, и опять принял прежнюю позу, по-прежнему не глядя на меня. - Это ранит, когда тот, для кого ты готов на все тебе не верит. Но кого мне винить кроме себя? Доверие нужно заслужить. Я не заслужил. Виноват я сам. И да, я не хочу просто дружить.
   От такой трактовки событий я растерялась. Он перевернул все с ног на голову! Я старалась смотреть на произошедшее с точки зрения разума, а он... А он не понятно откуда смотрел.
   - Эльмир... - я не знала, что ему сказать. И высказала то, что рвалось изнутри. - Мне очень жаль, что все так вышло.
   - Леся, - он повернулся ко мне всем корпусом, его руки сжали крепко мои руки. - Вернись ко мне. Дай мне шанс. Ты так нужна мне. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива. Чтобы могла доверять мне, - он смотрела на меня, а я тонула в его темных глазах, которые сейчас лихорадочно блестели. Мне было больно почти физически. И он, словно добивая меня, добавил тихо, но твердо. - Я люблю тебя. Кроме тебя мне никто не нужен, - эти слова вызвали неясную панику, которая зарождалась где-то глубоко и накатывала волнам. Я резко высвободила руки. Нервно прижала пальцы к свои губам. Прошептала с отчаянием:
   - Не надо, - почему все так сложно?! Зачем он это говорит?! Другой человек дорог мне. И даже сомнение в отношении его - это подло. Но как непросто слушать все это, зная, что отвечу "нет". В груди закололо. Я кусала губы, стараясь не разреветься. За что мне такое?
   - Маленькая, - начал он, но я уже пришла в себя. Коснулась пальцами его губ, чтобы он замолчал. Эл накрыл мою руку своей. Я покачала головой, и он меня отпустил. Я отняла свои пальцы и заговорила.
   - Эльмир, - мне кажется, или голос дрожит? - мне действительно жаль, что все так вышло. Но сейчас уже поздно что-то менять, - он вскинулся, явно собираясь поспорить, но я покачала головой и его плечи понуро опустились. Взгляд бессмысленно скользил по комнате. - У меня есть парень. И этим все сказано. Прости, за то, что я сделала больно. Я не хотела. Но и питать тебя ложными надеждами не буду. Мы не сможем быть вместе.
   Эльмир вдруг посмотрел на меня как-то странно, с сомнением и подобием надежды:
   - Олеся, ты любишь его? - это был неправильный вопрос. Наши отношения с Петей не были основаны на непонятном слове любовь, они просто были. И были естественны как дыхание. Врать я не хотела, но и отрицать того, что все же было, не стала. Как он понял, о чем спросить, чтобы посеять сомнение? Впрочем, какие сомнения? Мы с Петькой вместе, и я ощущаю, что все идет правильно. Мне хорошо и уютно. А что есть любовь вообще? Наверно это и есть! Когда быть с кем-то тебе в радость.
   - Люблю, - искренне ответила я. Не знаю, что увидел на моем лице Эл, пока я размышляла, но глаза его вспыхнули, а губы скривились. Я даже не успела понять, ухмылка или улыбка мелькнула на его губах. Но внешне он был спокоен, каких-то эмоций прочесть по его лицу я не смогла.
   - Пусть так, - кивнул Эл, глядя поверх моего плеча. - Но я хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя.
   - Эл, - простонала я, пытаясь остановить его размеренную и медленную, но такую тяжелую для меня речь.
   - Дай мне сказать, - его рука скользнула по моей щеке. - Я люблю, и не оставлю своих надежд. Но сейчас... Пожалуйста, позволь мне быть рядом с тобой.
   - Рядом со мной? - признаться, такое окончание речи меня слегка напугало. Поняв мои сомнения, Эл прояснил:
   - Если у меня не получилось стать твоим любимым, я хочу быть твоим другом.
   - Другом? - я опять повторяю его слова, но он вогнал меня в ступор.
   - Другом, - кивнул Эл, улыбаясь. - Друг это тот, с кем ты общаешься, на кого можешь положиться, тот, кого ты рад видеть. Ведь в тебе нет неприязни ко мне?
   - Что ты, конечно, нет! - я порывисто взяла его руку. Я и так причинила ему столько боли! И если ему будет легче забыть обо всем рядом со мной, пусть будет так. Облегчение, и даже радость переполняли. Хорошо, что все так легко разрешилось! Но и сомнения не оставляли меня. - Только... Эл, ты нормально это примешь? Ты помнишь про Петю?
   - Я обо всем помню, - кивнул он с непроницаемым выражением лица. - Просто так мне будет легче.
   - Хорошо, - я кивнула, и слабо улыбнулась. Что-то на грани сознания пыталось кричать о моей неразумности, но эта грань была так далеко, что ничего конкретного до моего разума не долетало. - Если все так, то будем друзьями.
   - Отлично, - Эл кивнул. - Нам с Серегой в универ надо, так что мы сейчас уедем, - я кивнула. А он вдруг потянулся ко мне. Я вздрогнула, а Эльмир хмыкнул, и коснулся губами моей щеки. - Я всего лишь прощаюсь. До встречи в универе.
   - До встречи, - пробормотала я, потирая место поцелуя, и глядя ему вслед.
   Почти сразу на пороге появился Петька. Сел туда, где сидел Эльмир. Разглядывал меня какое-то время, а потом поделился:
   - У него была такая довольная ухмылка, когда он отсюда вышел, что я боюсь спросить, о чем вы говорили, и к чему пришли.
   - Довольная? - искренне удивилась я. - Странно.
   Я перебралась со своего места под тяжелую Петину руку. Вздохнула.
   - Петь, я обещаю, что если у меня возникнет любой вопрос, самый глупый или неприятный, я приду и задам его тебе. Чтобы у нас не было недоразумений, - Рыжик гладил меня по голове. - Пообещай мне, что и ты так сделаешь.
   - Сделаю, - задумчиво проговорил Рыжик. Потом спросил. - Чего он хотел?
   - А ты как думаешь? - вяло спросила я. Разговор с Эльмиром вымотал меня эмоционально, и обсуждать его не хотелось.
   - Думаю, он хотел тебя, - я подозрительно посмотрела на Петино лицо, вынырнув из его объятий:
   - Это ты сейчас пошлишь?
   - Нет, говорю то, что думаю. Он хотел, чтобы ты снова была с ним?
   - Ага, - я устало прильнула к сильному телу. Наверно, у меня замашки энергетического вампира, и от Петьки я в стрессе "пью" энергию.
   - И? - всех деталей рассказывать я не хотела, а то Петька вон как на Эльмира отреагировал. Как будто... ревнует? Глупости! Чего ему меня ревновать? Просто сердится.
   - Мы решили остаться друзьями.
   - Друзьями?! - Петька слегка отодвинулся от меня и приподнял мое лицо за подбородок, чтобы заглянуть в глаза. И, нервно усмехнувшись, сообщил. - Олеся, Эл не из тех, кто дружит с девушками.
   - Ты тоже, но мы же дружили!
   - Олесь, Эльмир не из тех, кому стоит верить. Нет, не так. Он не обманывает, но он отлично манипулирует людьми. И за его словами может скрываться несколько подтекстов. Он бы не добился того, что у него есть, если бы был другим.
   - Ты мне не веришь, - расстроено констатировала я.
   - Солнце, тебе я верю. Ему - нет.
   - Ты не хочешь, чтобы я с ним общалась?
   - Черт! - Петька ударил по дивану кулаком. - Я не собираюсь указывать тебе, с кем общаться. И дело не во мне. Это не пустая ревность. Даже если мы разойдемся, пусть так. Но я не хочу, чтобы он снова сделал тебе больно! Будь с ним осторожнее.
   Он снова меня защищал. Как всегда, мой Рыжик где-то рядом. Заботится и бережет меня и мои чувства. Ладно, хватит тосковать. Я надула губы, захлопала глазами и ущипнула его:
   - Ты собираешься меня бросить?!
   - Чего?! - витающий где-то, Петька вернулся на грешную землю.
   - Мне не нравятся твои разговоры о том, что мы разойдемся! - я забралась к нему на колени, устроившись лицом к нему. - Признавайся, ты опять присмотрел себе блондинку? - я злобно прищурилась. Петька несколько секунд хлопал глазами, а потом расхохотался, и стиснул меня.
   - Ага, двоих сразу.
   - Блин, ты вообще офигел!
   - Угу, - согласно хмыкнул он в район моей шеи.
   - Петь, а может мне в блондинистый цвет перекраситься? - изумленный моим вопросом, он даже оторвался от шеи, которую уже начал целовать.
   - Бред. Даже не думай.
   - Ладно, при условии, что о блондинках мы беседуем последний раз.
   - Так ты сама про них начала! - возмутился Рыжик.
   - Так нечего про расставание речь заводить, - скопировала я его интонацию.
   - Там главная мысль была не о расставании, - проворчал Петька, изображая недовольство. Наша перепалка его успокоила. И прежнего напряжения в голосе не было.
   - Я не хочу о нем говорить, - я поцеловала Рыжика в шею. - Этот день начинался так хорошо, а в результате мне так плохо, - я обняла его. - Давай, мы поговорим о чем-нибудь приятном.
   - Давай, - Петины губы скользнули за мое ухо, задержавшись на секунду, достаточную для того, чтобы я в полной мере осознала, насколько это мне нравится. И практически сразу дразнящим движением прошлись по щеке, почти касаясь кожи, давая мне почувствовать их тепло, но, еще не прикасаясь к ней. - А может без разговоров? - пробормотал он уже мне в губы. Разумные мысли куда-то ускользали, и, наверно, весьма глупо хихикнув, я ответила на поцелуй.
   Нежный и дразнящий вначале, он очень быстро превратился в нечто другое, заставляя сердце как сумасшедшее биться у меня в груди.
   Поглаживая плечи и грудь, я пыталась как можно плотнее прижаться к нему. Руки Пети скользили по моему телу. И это было так правильно, так по настоящему хорошо, ощущать его чуть шероховатые ладони на своей спине, плечах, животе. Непонятным мне образом я оказалась без футболки. Затуманенное сознание отметило, что Петька-то одет! И это было неправильно! Мне не хватало ощущения его кожи под моими ладонями, уже давно безо всякого стеснения блуждающими по его телу. Я попыталась задрать тонкий свитер, который был на нем. Он начал, было, мне помогать, потом вдруг стиснул меня, уткнулся в шею. Прошептав:
   - Подожди,- тяжело задышал в шею.
   - Ммм? - не поняла я. Мои руки беспорядочно скользили по его спине.
   - Олесь, - почти простонал Петька. - Подожди, хорошая моя, - он погладил меня по шее, но не страстно, а как будто успокаивающе.
   - Ты чего? - изумилась я, слегка стряхнув охвативший меня дурман.
   - Олеся, - он погладил меня по голове, другой рукой продолжая меня удерживать. Подозреваю, главным образом он удерживал мои руки, - не надо, - он шумно выдохнул воздух. - Так.
   - А как надо? - я ничего не понимала. Немного откинулась назад, чтобы рассмотреть его лицо и глаза. На щеках румянец, глаза горят, губы кусает. - Да что не так-то? - я видела, что продолжения он хочет. Вот только не доходило, почему остановился. Огонь в моих жилах медленно угасал. Я приходила в себя. А Петька все не мог объясниться внятно. - Что я сделала не так? - тихо спросила я.
   - Дело не в тебе, - он погладил меня по щеке. Чмокнул в нос. - Олесь, это твой первый раз. Все должно быть по-другому!
   - По-другому, это как? - насупилась я. Петька расслабился и выпустил меня из тесных объятий, теперь он поглаживал меня по спине, как всегда, когда хотел успокоить. Попытался пересадить на диван, но я не далась, обхватила его за шею. - Ты меня не хочешь, да? Я не привлекаю тебя? - я пытливо заглянула ему в глаза. Петька от моего предположения опешил.
   - С чего ты взяла?
   - Ну, - возбуждение спало, и я вдруг вспомнила, где я сижу, и в каком виде. Я слега зарумянилась, - Я читала, что мужчинам трудно остановиться, - красный цвет на моих щеках набирал насыщенность. - Когда они действительно... ээээ.... возбуждены.
   Я неловко перебралась с колен на диван, и попыталась отодвинуться от Петьки, словно между делом скрестив руки на груди, прикрывая грудь, упакованную в белье. Утешало только то, что в купальнике Петя меня сто раз видел, а белье было непрозрачное. Понаблюдав мои маневры, Петька снизошел до ответа:
   - Милая, мне не пятнадцать лет. Остановиться я могу. Главное знать, для чего остановиться, - он попытался притянуть меня к себе, но я оттолкнула его руку. Он склонил голову. - Ты расстроилась или обиделась?
   - А в чем разница? - проворчала я, оглядываясь в поисках футболки. Оказалась она почему-то под Петькиным бедром, откуда я её потянула. Рыжик приподнял ногу, и я шустро натянула её, слегка отвернувшись от него.
   - Обиделась, из-за того, что не по-твоему вышло, а расстроилась, если просто очень хотела продолжения, - и без паузы продолжил. - А чего ты меня стесняешься?
   - Я не стесняюсь! - возмутилась я, даже выпрямила спину, чтобы смотреться гордо. Увы, Петька не оценил, только хмыкнул. Он пододвинулся ко мне, прижался лбом к моему лбу. Его голос источал соблазн.
   - В любом случае мы можем продолжить.
   - Да? - его поведение наводило меня на мысли о подвохе. И в голосе прозвучало сомнение.
   - Да, - произнес он. Потом быстро поцеловал меня в губы. - Есть только одно "но".
   - Я чувствовала, что ты вешаешь мне лапшу на уши, - пробормотала я, касаясь его щеки рукой. - Так о чем ты?
   - У меня с собой презервативов нет.
   - Эээ... - Презервативы?! Нет, я конечно, в курсе, что это такое. Но как-то упоминание о них меня вдруг отрезвило.
   - Но есть варианты... - его губы опять коснулись моих. Но я ему уже не верила. И спросила только для поддержания беседы:
   - Какие?
   - Можно сгонять до аптеки.
   - А второй?
   - У Нинки, сходи, попроси.
   - С ума сошел? - снова вспыхнула я. - Не буду я у неё ничего просить.
   - Третьего я не вижу. Впрочем, у Нинки и я могу попросить.
   - Не вздумай, - я представила лицо подружки, когда она услышит просьбу. А свое даже представлять не хотелось. И уже не хотелось ничего, но меня понесло. Иногда мне кажется, что такие мои вспышки неудобных вопросов - это такая защита. Я закрыла губы Петьки, целующие мое лицо, рукой, поймала взгляд, - Скажи мне, как на духу! С каких пор у тебя с собой таких вещей нет? Мы в лес ездили, где из девчонок были я, да жена твоего приятеля, и то ты упаковку прихватил! - я сверлила его взглядом. Петька хмыкнул, поцеловал меня в ладонь, отвел её:
   - Помню-помню, как ты верещала, что я твой шоколад забыл, а бесполезного груза набрал. Меня парни потом долго подкалывали.
   - Не уходи от темы.
   - Олесь, моя девушка буквально вчера дала понять, что к сексу не готова, зачем мне их с собой таскать?! - я посмотрела на него возмущенно. Я ему не верила. Но он, как всегда, выкрутился. Все логично, не придерешься. Я сама ещё и виновата.
   - То есть ты даже мысли не допускал, что у нас может все вспыхнуть внезапно? - я всегда найду к чему придраться, если желание есть. Петька на наезд не повелся. Подумав несколько мгновений, он выдал:
   - Ты сейчас ведешь к тому, что я тебя не хочу? Глупо. Ты сама понимаешь, что это не так. Рассказывай, - я замялась.
   - Ну, нет. Ты первый.
   - Олесь, я просто хочу, чтобы в твой первый раз все было по-особому. Романтика и все такое. Но и торопить тебя не собирался. Или ты дашь мне добро налево ходить? Пока не дозреешь? Изменять тебе я не хочу. И ничего при себе нет именно поэтому. Дополнительная гарантия, - я ущипнула его. Больно! - Ну вот, нет презервативов - недовольна! Были бы, спросила - зачем?! - Петька смотрел на меня, и я понимала, что правду говорит.
   - Ты меня слишком хорошо знаешь, - сморщила нос. - Ладно, верю, - и замолчала, невинно на него глядя. Перемолчать Петьку мне сложно. И заговорила я первой, взъерошив ему волосы.
   - Чем займемся?
   - Для начала ты объяснишься, - я сморщила нос. Петька вздохнул, усадил меня на колени, погладил по спинке. - Милая, в чем дело? Почему ты не в своей тарелке?
   Я только тяжко вздохнула.
   - Хорошая моя, - мягко позвал он. Такие интонации я от него слышала достаточно редко, потому взгляд невольно скользнул к его глазам. Ему было... смешно?! Я тут переживаю, не знаю, куда себя деть, а у него в глазах смешинки плавают! Я поджала губы и почувствовала, что начинаю злиться. Все-то он понимает!
   - Ты сам все понимаешь! Так зачем спрашиваешь?
   - Иногда, озвучив свои переживания, мы понимаем, что все не так страшно, как кажется, - Петька уткнулся в мое плечо. - Ну?
   - Я, - пауза. - Немного смущюсь.
   - Немного? - хмыкнул Петька.
   - Блин, - я ущипнула его, чтоб не мне одной плохо было. Он вскрикнул, а мне полегчало, и я призналась. - Много, много.
   - Я это понял, - вздохнул Рыжик. - Только почему? Тебя факт секса смущает или я? Поначалу ты не смущалась. Почему потом?
   - Я не знаю. Я даже не смущаюсь, а боюсь, наверно.
   Петька молчал. Я задумалась, а потом поделилась сомнениями:
   - А может я это, - задумалась, и выдала в оригинале. - Фригидная?
   Он замер, а потом заржал.
   - С чего бы это?
   - Ну... боюсь же...
   - Думаю, ты не единственная, кто боится первого раза, - нежно ответил милый.
   - Правда? - я оторвалась от его груди, и посмотрела в глаза, ища поддержку. Петька улыбался, а потом чмокнул меня в нос.
   - Правда.
   - И я точно не, - повторять не захотелось, но Петька понял.
   - Леся, ты слишком пылко реагируешь, чтобы быть фригидной. Успокойся. Все будет. Просто, ты не готова, - судя по выражению лица, моя готовность отразилась на Петькином настроении.
   - Петь, - я замялась. - Ты злишься? - я виновато на него посмотрела.
   - Злюсь? - Петька сфокусировал на мне рассеянный взгляд. - Нет, - он погладил меня по затылку. - Просто мне не так просто ммм... успокоиться.
   - Ааа, - я не знала, что на это сказать.
   - Ага, - согласился Петька. Я хмыкнула.
   - Петь.
   - Ммм?
   - Ты самый терпеливый и лучший, - я погладила его по груди.
   - Здравствуй, птичка обломинго, - несчастным голосом пробормотал лучший.
   - Что? - удивилась я.
   - Это я так, мысли вслух.
   Так мы сидели какое-то время, Петька перебирал мои волосы одной рукой, другой поглаживал мою спину, и вдруг пересадил меня на диван.
   - Милая, надо нам с тобой отвлечься. А то неприятные мысли... то есть, приятные, конечно, но пока это не мысли, а чистые фантазии, дурно на меня влияют. Жди, - он стремительно выше из комнаты. Вернулся с телефоном, приложенным к уху. - Здорово, Олег! Как жизнь молодая? - он поговорил ещё минут пять, а потом зашла речь о том, что меня заинтересовало. - У вас мастер-класс когда? По танцам. Надо. Нет, не мне. Боря трепло, да, для неё. Во сколько? Успеем. Так ты ведь выбьешь место? Там форма одежды какая? Отлично, будем. Да, я тоже приеду, в тренажерке давно не был. Да. Окончательно и бесповоротно. Теперь, - пауза и пристальный взгляд на меня. - Не блондинок. Сам увидишь. До встречи.
   Услышанное мне не понравилось.
   - Петь, плохая идея.
   - Какая? - невинно посмотрел на меня Рыжик, возвышаясь на до мной.
   - Про танцы, - танцевать меня пытались научить. Друзья-то у меня почти профессиональные танцоры. Было это грустно для меня и весело для них. Потому и по клубам не очень люблю ходить. И он хочет подвергнуть меня такому мучению?
   - Олесь, нужно встряхнуться. Спортом ты не хочешь заниматься, пусть будут танцы.
   - А зачем мне спорт? У нас физкультура есть, между прочим.
   - У вас пародия, а не физкультура, и видел я, как ты там занимаешься, - видел и что? Вот неудачно вышло, что тогда я ленилась больше обычного и не знала, что Петька в зале. И как его вахтерша пропустила? Она на студенток каждый раз рычит, а его пропустила спокойно, с какой стати? - Олесь, там показательный мастер-класс, покажут, расскажут, дадут попробовать. Да и я в зал хочу сходить. Мне определенно нужна физическая нагрузка.
   - Петя, нет, - заныла я.
   - Леся, да, - мягко ответил он. А потом развернул меня к шкафу. - Собирайся.
   Поняв, что сегодняшний облом влияет на его желание попасть в тренажерный зал, я смиренно пошла к шкафу, решив с танцев сбежать к Петьке. На велотренажере покатаюсь.
   Петька буквально впихнул меня в танцзал. Где меня поймали.
   - Леська, привет!
   - Привет, Дим! А ты как здесь? - Димка был из группы Андрея, и, насколько я знала, единственный из всех занимался танцами профессионально, преподавал, и вроде даже... Ой! Так у него действительно своя школа танцев?! Поняв смысл вопроса, я расстроилась и тяжко вздохнула.
   - Мне хотят любовь к танцам привить, - Димка от души расхохотался, за что я ткнула кулаком в район пресса.
   - Да ладно, Лесь! Смешно же! Я как вспомню, как мы тебя по очереди учили, - он засмеялся с новыми силами. - А кто меня так не любит, что решил тебя в ученицы подарить?
   - Все так плохо? - поинтересовался Петька. А я про него и забыла. Я их представила. И Димка ответил:
   - Безнадежно. Мы с парнями всё перепробовали. Ей не дано.
   Я воспряла духом.
   - Вот видишь, - обратилась к Пете. - А ты не верил. А тут тебе профи говорит.
   - Мда, - протянул Петька. - Значит поехали.
   - Куда? - удивилась я. - Ты же в зал хотел.
   - Не будешь же ты меня ждать.
   - Я с тобой пойду. Я на велотренажер хочу.
   - Серьезно? - воодушевился Петька.
   - Ну да, велосипеды я люблю. Это не танцевать.
   Димка, слушавший наш разговор, опять засмеялся.
   - Ладно, мне пора, начало вот-вот, - он обнял меня. - Ты бы хоть появилась, а то забыл, когда виделись. Приходи к нам на репетицию.
   - Угу, - согласилась я, и подтолкнула Петьку к выходу, пока он не передумал.
  
   Нинка явилась домой поздно и пробиралась в комнату тихо. Партизаним? А я вот тут жду...на кухне без света. Потому что спать, не выпив чайку, это не про нас. И вот, тихой сапой эта предательница пробирается, свет включает, а тут я.
   - Чайник поставить? - предложила я, сверля её взглядом.
   - А... - Нинка растерялась. - Я сама.
   - Ну, ставь. Попьем чай, поговорим, - я не скрывала угрозы в голосе. Хотя, после спортзала и насыщенного дня уже хотелось только спать. Но разговор с Нинкой был нужен. Если она решит, что я нормально её выходку приняла, то и не такое устроит. А мне не надо, чтобы за меня решали, что для меня лучше.
   Пока Нинка готовила нам обеим чай, я даже задремала, прижавшись спиной к стене. И от Нинкиного голоса вздрогнула.
   - Что? - сонно заморгала я.
   - Я говорю, ты, может, спать пойдешь? Завтра пообщаемся.
   - Нет. От разговора ты не отвертишься, - я сделала глоток чая. - Нина, ты сильно не права была, когда все это устроила.
   - Олесь, вам ведь надо было поговорить, - Нинка смотрела на меня открыто, явно увереная в своей правоте. - Ты бы сама не решилась.
   - Это ты сама придумывала? Долго? Или Эл тебя просветил, что для меня лучше?
   Подружка слегка покраснела. Ого! Я про Эльмира наобум сказала, чтобы её позлить, и угадала!
   - Олесь, - Нинка поморщилась от моих слов. - Я ведь хотела как лучше! Ты от него вечно бегаешь! А он тебе подходит больше Петьки.
   - Нин, есть вещи, которые каждый должен сам для себя решать. И это был именно тот случай. Личная жизнь, она потому и личная.
   Невольно вспомнила слова Петьки о манипуляциях. Ух, Эл, гад! Он уже и Нинку на свою сторону переманил! Вспомнила, как он в телефон голос подавал, когда я с Артемом разговаривала. Да уж, он идет к своим целям, ничем не гнушаясь. Ему я ещё припомню, а Нинку надо сейчас просветить, что да как.
   А она сидит, и молчит. Губу только закусила, значит точно уверена, что я сейчас дурю, но спорить не хочет, сдерживается. Было бы стыдно - покраснела бы как помидор.
   Ну, ничего, я тебе сейчас напомню кое что...
   - Нина, - я начала злиться. - Кто мне больше подходит, я решу сама. А благими намерениями дорога сама знаешь, куда вымощена. Я не лезла в твои отношения с Игорем, хотя он мне и не нравился. И не пыталась тебе других кавалеров подыскивать.
   - Может, лучше бы было, если бы влезла, - помрачнела Нинка и уткнулась в свою чашку.
   - А ты бы меня послушала? - я разглядывала её поникшую фигуру. Зря я, наверно, так жестоко. Но по-другому она не поймет. Я уже сталкивалась с её хорошими намерениями. У неё порой гиперопекательные инстинкты, потому к ней Игорь и прицепился. С ней удобно было - она всегда все стерпит, всегда поймет, и обо всем позаботится. Но Игорь пользовался этим к своей выгоде, а со мной все срабатывает наоборот. Всегда не в тему, и мне только хуже, в конечном итоге.
   - Нет, наверно, - тихо ответила подружка.
   - А моего мнения ты даже не спросила. И то, что Эльмир бабник, ты уже и забыла. В этот раз он не виноват оказался. А ты уверена, что следующего не будет? Или ты думаешь, с такой ситуацией, которая у тебя недавно была, всем девушкам полезно хоть разок в жизни столкнуться? Или, может, ты его уже настолько хорошо знаешь, что доверяешь на все сто процентов? Сказал, что исправился - значит так оно и есть? Я вот лично на себе проверять не хочу. И не надо мне начинать, что, мол, Петька не сильно от него отличается. С ним мне такого точно не грозит.
   - Олеееесь, - начала тянуть подружка мое имя. Но теперь настала моя очередь молчать. - Я знаю, обещала, что не буду. Но... Я сама не поняла, как согласилась. И сожалеть поздно. Но я не думала, что все так некрасиво обернется. Ну, что Петька прийдет.. Но я честно постараюсь ни куда больше не лезть.
   - Лезть можешь, но только с разговорами. Ты же знаешь, я всегда выслушаю твое мнение, - смягчилась я.
   - Ага, - проворчала подружка. - Выслушаешь, а сделаешь по-своему.
   - Да, именно по-своему. Нин, лучше всего мы учимся на своих ошибках. А вообще, уже все сказано.
   - Сказано, - вздохнула подружка.
   На этом мы и разошлись. Не сказать, что этот разговор удовлетворил нас с ней, но все было высказано, и спала я крепко.
  
   Транспорт от моего дома до универа ходит так, что я или опаздываю, или приезжаю раньше минут на пятнадцать-двадцать. Сегодня я приехала раньше. В холле меня ожидал сюрприз в лице Эльмира.
   - Привет, - он улыбнулся, и, наклонившись, чуть коснулся губами моей щеки. Вроде все невинно, но в его глазах столько всего, что у меня ощущение, будто мы только что, прилюдно целовались долго и страстно.
   - Привет, - насторожилась я. - А ты здесь, какими судьбами?
   - Сессия, - он лукаво улыбнулся.
   - Чего в аудиторию не идешь?
   - Тебя жду, - эти слова заставили меня сбиться с шага.
   - Зачем? - я на ходу повернулась к нему. Он мимолетно коснулся кончиками пальцев моей щеки.
   - Давно не виделись. Соскучился.
   - Эл, - я глубоко вздохнула, но он меня перебил:
   - Эй, я не домогаюсь, а просто хочу пообщаться! - он поднял руки ладонями ко мне. Я чувствовала, что все не так просто, как он говорит, но возразить было сложно.
   С этого дня без его присутствия не проходила ни одна перемена. Вел он себя подчеркнуто нейтрально и дружелюбно, но расслабиться я не могла. Эльмир же шутил, расспрашивал обо мне, о моем детстве, интересах, почему я выбрала юридический. Мы говорили обо всем, что приходило в голову.
   Я начала привыкать к тому, что он постоянно рядом. По крайней мере, моя напряженность в его присутствии стала пропадать. С ним было интересно и легко. Меня удивляло, что эти стороны его характера прошли мимо меня вначале нашего общения. Тогда он все больше пытался командовать и делать все по-своему. У нас даже появилось условное место встреч. На этаже, где проходило большинство моих пар, был небольшой буфет, там-то мы и встречались. Не знаю, где проходили лекции Эла, но после каждой пары он ждал меня там.
   Он каждый день настаивал на том, чтобы подвезти меня до дома, но я отказывалась. Мало того, что на расспросы Петьки об Эле мне приходилось отвечать уклончиво, чтобы Рыжик не сердился, а если он меня ещё и подвозить начнет... Что-то мне подсказывает, милый не поймет. А огорчать я его не хотела.
   Лилька пыталась добиться от меня сути происходящего, но я сама её не понимала, потому в основном отмалчивалась. А когда сокурсница заикнулась про Петю, то я сообщила, что он в курсе. Лилька была так изумлена, что слов в ответ не нашла.
   Петька опять зарывался на работе, чтобы освободиться к выходным и провести со мной весь праздник. Во вторник он заехал за мной, чтобы подвезти домой, я задержалась из-за курсовой. На крыльце его остановил незнакомый мне парень, с воплем:
   - Рыжий! Сколько лет, сколько зим! Куда пропал? - Петька при взгляде на него воодушевился, но тут же посмотрел на меня.
   - В машину посади, я мерзнуть не хочу, а там подожду, и даже злиться не буду.
   Петька кивнул парню, с любопытством меня разглядывающему:
   - Я сейчас, жди.
   - Давай, - кивнул тот, не отрывая от меня глаз. Я подумала, нахамить за такие гляделки или нет? Решила, что лень, и отправилась за Петькой.
   Сидеть в машине было скучно, я решила поискать в карманах передних сидений какое-нибудь чтиво. Сестры у Петьки постоянно чего-нибудь оставляли. Просунула голову между передними сиденьями, и наткнулась на пакет с эмблемой сети парфюмерных магазинов, пристроенный за сиденьем водителя на полу таким образом, чтобы с переднего сиденья его невозможно было увидеть. Интересно. Конечно, лезть в чужое нехорошо, но ведь у Пети от меня нет секретов? Посмотрела в окно, Петьки на горизонте не было. Мелькнула мысль, что если там подарок на день рождения, то сама себе испорчу впечатления, но любопытство это грех, который я в себе перебороть могу лишь иногда, и с огромным трудом.
   Заглянула. Сверху лежали свечи. Неуловимый аромат, разливающийся по машине, похоже, шел от них, я понюхала через упаковку. Шоколад. Мой любимый запах. Упс. Вытянула бутылочку, которая находилась под свечами. Масло для массажа. И тоже с ароматом шоколада. Блин, я свой подарок нашла. Не стала рассматривать, что там ещё. Засунула все обратно, поставила пакет, как он стоял изначально. Минут через десять явился довольный Петька. Поглядывал он на меня как-то странно, улыбался отстраненно.
   - На завтра планы есть? - спросил он меня.
   - Нет, после учебы я свободна.
   - Тогда ничего не планируй, - он опять бросил на меня взгляд. - Сколько у тебя пар? Я за тобой заеду.
   - А что будет завтра?
   - Мы давно не общались. Надеюсь, ты не будешь против, если мы вместе время проведем?
   - Так у тебя же работа!
   - Я взял сегодня на дом, чтобы освободиться завтра пораньше. Почему-то это "пораньше" зацепилось за мой мозг. Для чего пораньше? И когда у дверей моей квартиры Петька начал целовать меня с неожиданным пылом, до меня дошло, что завтра мы будем проводить время чрезвычайно насыщенно. И содержимое пакета - это не подарок на день рождения! Это подготовка к романтичной ночи, которую Петька хотел организовать мне. От таких мыслей поцелуй стал пробирать меня до дрожи. Уже завтра на поцелуях мы не остановимся...
   Дома я забегала по своей комнате. Лучше бы я не заглядывала в этот пакет! Потому, что сейчас мои нервы были подобны оголенным проводам. Что делать?! Надо как-то подготовиться! Точно! Белье там красивое, платье вместо джинсов. Я начала потрошить свой шкаф. Вывалила на диван гору одежды, но не нашла ничего, что казалось бы мне подходящим. Я готова была разрыдаться.
   Нинка заглянула в комнату, увидела полный бардак, меня почти в истерике.
   - Олесь, ты чего? Что случилось?
   - У нас завтра, - я соображала, как нейтрально обозначить Петины планы, и решила вообще в детали не вдаваться. - Свидание, а мне одеть нечего.
   - У тебя тут классные джинсы были, со стразами. Ты ведь их и не одевала ещё никуда?
   - Я хочу платье, - всхлипнула я. Нинка посмотрела на меня круглыми глазами:
   - Ты реветь из-за платья собралась?!
   - Я не реву! - нервно крикнула я, и слеза скатилась по щеке. Черт, да у меня истерика!
   - Я сейчас, - Нинка выскочила из комнаты. Вернулась с водой и таблеткой. - Выпей, это успокоительное, - решив, что в этой ситуации мне это не помешает, я выпила. - И ничего страшного нет. Когда у вас свидание?
   - Завтра. После пар.
   - Так может перенести слегка? В магазин сходишь. У вас же с университетом торговый центр рядом. - Точно, - я вдохновилась. - Только я не после пар, а во время, а то он специально отпросился пораньше, а я время на магазины потрачу.
   - И так тоже можно, - осторожно кивнула Нинка. - А чем тебе джинсы не угодили? Ты же юбки не любишь, - ну не объяснять же ей, ПОЧЕМУ я хочу быть красивой именно завтра. Потому я отделалась уклончивым ответом:
   - Просто захотелось.
   - Ясно, - кивнула подружка. - Тебе помощь какая-нибудь нужна?
   - Нет, - мотнула я головой. - А хотя... где у нас успокоительное лежит? На всякий случай хоть знать буду.
  
   О встрече я договорилась с Ксю вечером. Решили прийти к открытию магазинов на следующий день, чтобы не тратить время зря. Прогуливать Ксю любит, потому проблем не возникло.
   Обновку мы с боем выбрали. Победила, как всегда, Ксю. В торговом центре я переоделась в новое платье, и к середине предпоследней пары явилась во всей красе. И только увидев в буфете Эла, я поняла, что, наверно, и не надо было сюда идти. Посидела бы с Ксю в кафе, или домой уехала бы, а от туда меня Рыжик забрал бы. Увидев, как он на меня смотрит, поняла - нужно было настоять на том платье, которое больше прикрывало. Но с Ксю сложно спорить, когда дело касается одежды.
   А вообще, даже здорово, может чаще так одеваться? Пусть не такие пылкие, как у Эла, но заинтересованные взгляды на меня сегодня бросали. Вспомнив, что платье покупалось для одного единственного парня, я вдруг поняла, что позитив от впечатления, произведенного на Эльмира, пропал. Стало неловко. Когда подошла к столику Эла, его настроение уже изменилось. Он слегка помрачнел.
   - Привет, - неуверенно улыбнулась, не понимая причины, по которой его улыбка пропала.
   - Привет, - его взгляд гулял по платью и всему, что оно открывало, потом он осознал, КАК себя ведет, и решил исправиться. - Ты такая красивая, - взгляд перекочевал на мое лицо.
   - Я вижу, что ты сражен, - с легкой ехидцей ответила, хотя и приятно слышать. Пристроилась за столиком напротив него.
   - Действительно сражен, - тихо ответил он, потом нагнулся, и взял мою руку, лежащую на столе. - Настолько непривычно видеть тебя в таком образе. В тебе много граней, ты можешь быть разной, - он стал с непонятным выражением лица рассматривать меня.
   - И какой из моих образов тебе нравится больше? - так же тихо спросила я, даже толком не смутившись интимности в его голосе. Это так хорошо, чувствовать себя уверенной и спокойной!
   - Мне нравятся не образы, я люблю тебя такой, какая ты есть, - до меня не сразу дошло, что он сказал. Я отвела глаза, выдернула руку, и потянулась за сумкой. Не такая я и спокойная, как мне казалось.
   - Эл, мы ведь говорили обо всем.
   - Прости, - без тени раскаяния ответил он. Не глядя на него, я достала таблетку.
   - Поделись водой, - и, не дожидаясь ответа, потянулась к бутылке.
   - Ты заболела? - насторожился Эл, сбившись со своего вкрадчивого тона.
   - Эээ, - не объяснять же ему ситуацию. - Голова разболелась. - Так может тебя отвезти домой? - прищурившись, предложил он. - Не надо, за мной заедут после пары.
   - Кто? - почти агрессивно спросил Эл. Мне его тон не понравился.
   - Ты ждешь, что я буду отчитываться? - я вскинула брови. Он промолчал. - Зря ждешь. Я сама себе хозяйка.
   - И все-таки, для кого ты так нарядилась?
   - Для себя, - отрезала я. Он меня даже умиротворенную до не возможности сумел разозлить. - Или я не имею права почувствовать себя красивой?
   - Ты и так красивая, это не повод раздеваться.
   - Раздеваться? - я не уловила его логики.
   - Ты бы ещё чуть короче платье одела, и можно вообще без него, - он сверкнул глазами.
   - Что? - я не разозлилась. Восприняла пофигистично, чему не могла не обрадоваться. Значит все идет как надо, но спускать такое не собиралась. - Да если и без него, тебе-то что?
   - Мне что?! - он покраснел, глаза засверкали. Какой классный! Я хихикнула. Мне определенно нравится его злить.
   - Эл, в нашей стране свободный выбор одежды, если ты не забыл, - он продолжал злиться, я наслаждалась зрелищем. Хотелось щелкнуть его по носу, и растрепать волосы. Я оперлась щекой о ладонь, и любовалась им. Все-таки он такой красавчик. Я сообразила, что он вещает что-то о дискотеке и одежде для неё. Перебила. - Эльмир, я на дискотеку в таком платье не пошла бы, танцевать неудобно, все задирается, - говорила я лениво и медленно. И Эл, похоже, решил, что я издеваюсь.
   - А в универ ты в нем спокойно пришла!
   - Так я его не для универа одела.
   - А для чего? - между делом, с настороженностью поинтересовался он.
   - Просто захотелось, - признаться ему, что так я оделась для Пети, было выше моих сил. - Эл, не нуди. Твои подружки одевались так, что их отчитывать стоило, я по сравнению с ними почти в парандже.
   - Плевать мне, как они одевались! - вспылил он.
   - И на меня плюнь, - все так же неторопливо предложила я.
   - Не могу, - он опустил глаза в стол. А я поняла, что заигралась. Сердить его, это одно, а вот расстраивать не хотелось. Я пересела на стул рядом с ним. Погладила по предплечью. Какие мышцы.
   - Эльмир, прости. Я не хотела тебя расстроить. Просто не люблю, когда мне нотации читают или командуют, сразу все наоборот делаю, - он повернулся ко мне лицом, положил свою руку поверх моей, лежащей на предплечье.
   - Маленькая, я не командую. Просто... ревную, наверно, - он кончиками пальцев скользил по моей руке. Странно, раньше от его прикосновений я вспыхивала, и пульс ускорялся, а сейчас просто приятное поглаживание. Я задумчиво посмотрела на его пальцы, продолжающие свое движение. Он продолжал что-то говорить, а я вяло продолжала размышлять о реакциях своего организма. - Олеся! Маленькая!
   Я вздрогнула. Эл держал мою руку в своей. Встревоженный взгляд скользил по моему лицу.
   - А? Что ты кричишь, я оглохну!
   - Олесь, ты себя как чувствуешь?
   - Хорошо чувствую, - действительно, все было замечательно. Я была так спокойна. И меня ничего не волновало. Вот раньше в присутствии Эла я всегда нервничала, а сейчас могла спокойно встречать его взгляд и ни капли не смущаться. И я ни капли не переживала о том, что будет сегодня. А ведь раньше при одной мысли впадала в ступор! Эла мой ответ не удовлетворил. Я видела, что он сомневается.
   - Ты не похожа сама на себя.
   - Настроение такое, - отмахнулась я. Надо, кстати, перекусить. Я встала, и отправилась к буфету. Хорошо питаться во время занятий, никаких очередей. Пока жевала, витала мыслями сама не знаю где, Эльмир напряженно меня разглядывал. Проводил меня до аудитории. Как его пробрало! Неужели в обычное время я такая нервная? Лилька, увидевшая Эла, когда он провожал меня, сразу спросила.
   - Как твои дела? - она попыталась спросить спокойно, но я услышала интерес в голосе.
   - Хорошо, - в состоянии блаженства ответила я.
   - Что у тебя с Петькой? - теперь девушка была как будто сердита, правда, я не поняла на кого - на меня, за то, что с Рыжиком что-то все-таки есть, или на себя, за то, что не может удержаться от вопросов.
   - С Петькой у меня любовь, - Лилька слегка поморщилась. Ответ не понравился? Так зачем спрашивала? Я сегодня честная, и к твоим переживаниям равнодушная. А вообще, раз ты Рыжика обидела, то твоя очередь страдать.
   - А этот тогда чего крутится?
   - Который? - я растерянно покрутила головой. Все были заняты своими делами, и до нас никому дела не было.
   - Я про Эльмира, - прекратив крутить головой, я пристроила подбородок на свои ладошки, лежащие на парте.
   - С Эльмиром у нас дружба.
   - Дружба, - ехидно протянула Лилька. - Не смеши меня! Он на тебя смотрит как голодная собака на кость. Я вздохнула, села и, посмотрев на неё, поделилась:
   - Он говорит, что любит меня, - несмотря на всю мою непробиваемость в голосе прозвучала легкая печаль, - Но я сказала честно, что мы можем только дружить.
   Лилька на меня вытаращилась.
   - Офигеть можно, - пробормотала она, глядя на меня с недоумением.
   - Офигеваю, - призналась я, на этом наш "информативный" разговор прервал препод.
  
   Побросав вещи в сумку, я покрутила телефон в руках. Встретить меня Петька должен. Только где? Позвонить? Или сам найдет? А может он меня уже у выхода ждет? Не торопясь вышла из аудитории, лавочки возле неё были заполнены, народ сновал по коридору, перемещаясь по аудиториям, но Петиной шевелюры я не увидела. Пошла к выходу с этажа.
   Петька шел навстречу. В толпе мне его заметить было легко. Таких высоких и рыжеволосых я больше не наблюдала. Его взгляд пробегал по толпе. И проходил мимо меня. Не поняла. Когда Петька прошел почти рядом со мной, и направился к аудитории, я сообразила, что он меня банально не узнал.
   - Петя! - я окликнула не громко, но он услышал. Взгляд опять прошел мимо меня. Потом вернулся.
   - Леся? - юбки носить чаще, что ли? А то парни так реагируют, словно я, как Золушка, превратилась в дивную красавицу. Он подошел, взял меня за руки, и стал бесцеремонно разглядывать. Я терпеливо ждала. - Ты когда захочешь... - он неопределенно повел головой.
   - Тебе нравится, как я выгляжу? - я сегодня добрая, и даже язвить разучилась.
   - Очень, - Петька посмотрел на мое лицо. - Ты просто красавица, - его руки скользнули к моей талии. Он притянул меня к себе, и нежно поцеловал. - У меня все слова пропали от твоего вида.
   - Будем считать это за комплимент, - я лукаво улыбнулась. - Поехали?
   - Да, - взгляд Петьки скользнул к моим ногам, обутым впервые за долгий срок в туфли на каблуке. - Поехали.
   В машине я поинтересовалась:
   - Куда едем?
   - Пообедаем.
   - Ага, - умно сказала я. Правильно, не повезет же он меня сразу... туда. Интересно, а куда - туда? Впрочем, всему свое время. - Обед, это хорошо. Я проголодалась.
   - Отлично.
   Когда мы остановились перед итальянским рестораном, я засомневалась:
   - А может куда-нибудь ещё? А то в ресторанах столько вилок, что я в них потеряюсь.
   - Не потеряешься.
   - Мое дело предупредить, - спокойно ответила я, с любопытством разглядывая фасад. Этот ресторан вроде недавно открылся. Оказалось, что у нас отдельный кабинет, потому Петька опозориться и не боялся.
   - Ты подстраховался, - улыбнулась я.
   - Я знаю, что ты не любишь сидеть посреди зала, - улыбнулся он в ответ. Я просто улыбнулась на его замечание. Как хорошо, когда можно просто расслабиться и получать удовольствие от происходящего. Раньше мы с Рыжиком встречались в моей любимой пиццерии. Поскольку виделись не так часто, то могли просидеть несколько часов, разговаривая ни о чем, сбиваясь на события в мире и семьях. Он жаловался на сестер, я на чрезмерную опеку родителей - даже по телефону мне излагалось множество инструкций по безопасной жизнедеятельности.
   - Почему мы приехали именно сюда? - я с любопытством разглядывала все вокруг.
   - Здесь есть твоя любимая пицца, если ты захочешь ещё что-то, то вариантов хватает. А наша старая пиццерия... Захотелось чего-то нового, - это намек на наши новые отношения? Что-то в этом есть. Время летело незаметно. Вот видимся мы гораздо чаще, чем прежде, а поговорить всегда есть о чем. В какой-то момент Петька поинтересовался:
   - Что-то случилось?
   Я приподняла брови.
   - Ты это к чему?
   - Ты сегодня на удивление покладиста. Задумчива. И даже не огрызаешься. Короче, ты подозрительно тихая, - я улыбнулась на последнюю фразу.
   - Хочешь, я специально тебе нахамлю? Твоя душа успокоится? Поглаживая мою руку, лежащую на столе, Петька улыбнулся.
   - Не надо хамить. Наверно, на тебя твой наряд влияет, - его взгляд скользнул по моим обнаженным плечам.
   - Может быть, - я кивнула. Когда мы засобирались, то я не сдержалась, и спросила:
   - Мы к тебе?
   - Нет, - хмыкнул он. Я присмотрелась, в глазах у него горели искорки. Он меня дразнил. И в обычной ситуации я бы извелась от любопытства, замучила его вопросами, но сегодня я ничего из перечисленного делать не собиралась. Потому просто улыбнулась ему в ответ.
   - Я отлучусь, - я упорхнула в туалет. Подумала и решила, что последнюю можно. Достала таблетку. Проглотила с трудом, запить-то нечем, а при Петьке пить не хотелось. Скажет, чего-нибудь не очень приятное. Опять про здоровый образ жизни вспомнит. Почему-то его он касался весьма условно, а меня так, как ему удобно. Теперь я была готова ко всему.
  
   И стоя в прихожей шикарной квартиры, куда привез меня милый, я поняла, что пусть я и превысила дозволенную дозу, правильно сделала. Потому что, даже сейчас меня переполняло волнение. Петька аккуратно начал снимать с меня плащ. Не прекращая процесса раздевания, он коснуться своими губами моего обнаженного плеча, и волна тепла накрыла меня с головой.
  
   Утром я вспомнила все и сразу. Вчерашние события пронеслись перед глазами. Да, я даже классику жанра смогла разнообразить. Недаром Петька говорил, что такого в его жизни не было никогда. И не дай Бог ещё такое повторить. Даже жалко его было немного, так перенервничал... И все из-за меня. Но я не виновата! То есть причины во мне, конечно, но тут уж знали, что получали... невольно дернула плечом.
   Ощущение непривычных запахов слегка напрягало. Вообще, я спокойно ночую у друзей и знакомых, но конкретно здесь чувствовала себя дискомфортно. Вытащила телефон из-под подушки. И кто его сюда положил? Петька, скорее всего, постарался. Минут через двадцать нужно вставать. Учебу никто не отменял. А пока понежусь немножко. И я потянулась к тому единственному родному, что лежало рядом. К Пете. Он раскинулся так, что я забилась к краю кровати, а теперь решила исправить ситуацию. Рыжик прикрылся одеялом до пояса, что открывало широкое поле деятельности. Пощекотала его. Он перевернулся на бок. Но мне этого показалось мало. Мне ведь ещё нужно было поговорить с ним о прошедшей ночи. Я глупо хихикнула. Эту ночь я не забуду никогда, как он мне и обещал.
   Погладила Петю по спине. Он что-то промычал.
   - Петенька, - нежно пропела я. Мой замечательный Рыжик. Только попробуй его разбуди. Похоже, впечатления у него убойные, и он приложился к коньяку основательно, когда я уснула. Надо что-то делать, время-то идет. Я потрясла его за плечо. - Подъем!
   Так он и разогнался. Придется пользоваться его рефлексами. Потянулась за своим телефоном и набрала номер Пети. "Абонент находится вне зоны действия". Ого. Вчера он готовился основательнее, чем я. Даже телефон отключил. А то ему вечно названивают не вовремя! Придется будить обычно. Села, и начала трясти его за плечо, заунывно повторяя:
   - Петя, проснись! Да просыпайся уже! - через какое-то время последовала реакция, Петька повернулся на спину, еле открыл глаза и пробормотал, опустив руку на мое колено:
   - Лесь, рано же ещё! Угомонись. Не знаю как ты, а я полночи точно не спал. И с чего это ты сегодня то такая энергичная?
   - Сама не знаю, - хихикнула. - Но спать не хочется. Петька, просыпайся, поговорим.
   - Значит, не дашь поспать?
   Петька внимательно и сурово посмотрел на меня, чуть усмехнулся каким-то своим мыслям и бережно потянул к себе.
   Я прижалась щекой к его обнаженной груди.
   - Нет, - было очень неловко, но и молчать, после того как я сама захотела поговорить... - Петь, спасибо... Это было... - я мечтательно вздохнула. - Как в сказке, или в кино.
   - Дурацкое кино, - проворчал Рыжик, но я чувствовала, что слова мои ему понравились, и немного утешили.
   - Петь, поверь, я хотела как лучше. Я не думала, что все будет так...
   - А зря. Олесь, - Петька сел, и я соскользнула с него, потер лицо руками, чтобы стряхнуть остатки сна. - Вот ты мне объясни - зачем? - в голосе была усталость и обида. Или даже злость. - Я понимаю, что ты волнуешься, но наедаться успокоительным, как конфетами, глупо и опасно. Да ещё со спиртным мешать.
   - Петь, я...
   - Черт, да если нет, так и сказала бы! - он не смотрел на меня. А мое игривое настроение улетучилось. Это мне все произошедшее спросонья показалось забавным, а Петьке с его колокольни все виделось совсем иначе. - Я себя чувствую как пятнадцатилетний пацан, которому обещают, и в последний момент дают задний ход. Динамят, просто так, чтобы никуда не делся. Я же сказал, что готов подождать, но если у тебя такая паника, к чему ломать себя и нервы мне мотать? Я тоже не железный.
   Немного помолчав, он продолжил.
   - Возможно, я вчера немного погорячился, - выдержав паузу, недовольно, как будто я тянула из него слова клещами, продолжил милый. И тут же отрезал. - Но извиняться не буду. Потому что, если у тебя ума не хватило обдумать, к чему это может привести, то все, что я тебе сказал, ты заслужила!.. - он замолчал, явно не желая больше ничего говорить.
   - Петь, ну прости меня...- я не знала, что ему сейчас еще сказать.
   Я помнила все, что вчера происходило, все, кроме своих эмоций. Вчера их у меня просто не было. И если бы он так разбушевался в обычное время, как в тот момент, когда высказывал мне ночью за мою глупость, то, думаю, я бы была в шоке.
   А вчера.... Я была спокойна, слишком спокойна, и он, видя это, начинал бесится ещё больше, в попытке хоть что то донести до меня. А меня разбирал смех.
   А ведь до того, как я начала пить вино, все было так красиво... Свечи, музыка, цветы... Действительно, как в кино... Ласковый Рыжик, который постоянно касался меня руками, губами, смотрел восхищенно, шептал мне нежности...
   - Я знаю, что только я виновата в том, что опять все вышло... или точнее не вышло... - я приподнялась, заглянула ему в глаза. - Прости меня.
   Парень отвернулся и молча замер, не глядя на меня, но по заходившей ходуном груди, я поняла, что он опять начал злиться.
   - Петь, - робко позвала я, но он уже начал расходится, как вчера. А сегодня я уже не была так спокойна...
   - А если бы чего случилось? Ты хотя бы об этом подумала! - началось повторение вчерашней речи. Вот только если вчера он кричал, то сегодня в его словах слышалась неподдельная горечь. - Мало того что дозу превысила, спиртного выпила, так ещё и не объясняла до последнего в чем дело. Олесь, ты себя как дура повела, я от тебя такого не ожидал! - я поморщилась, но благоразумно промолчала. Я все понимала. А кому будет приятно, когда на твои поцелуи девушка реагирует пьяным смехом? И, что странно, после нескольких глотков вина. Но и тогда я смолчала, хотя он спросил, что со мной.
   Петька продолжал распинаться, постепенно повышая голос, а я вспоминала массаж, который он мне делал, неосознанно ежась от резких слов и громкого голоса. От такого массажа (да и можно ли его так назвать?) я бы в нормальном состоянии забыла все свои страхи! И растаяла бы от его рук и губ, и сама бы его соблазнять начала, потому что, хоть и не было у меня опыта, но я понимала, что Петька сдерживал себя, чтобы не напугать, заставить пылать медленно, но верно. А тут едва не уснула. И что же я не подумала, что не потащит он меня сразу в постель! И будет все постепенно, и только когда я захочу. Не даром же, он все продумал, вплоть до этого масла для массажа. Мелочь, но какая приятная.
   -... Ты меня слушаешь?! - раздался сердитый голос под ухом. Я поняла, что мягкими объяснениями и уговорами его не проймешь. И решила действовать иначе. Переползла к нему за спину, прижалась к ней, обняв его за талию. И начала целовать в лопатки. Он подскочил.
   - Олеся, прекрати щекотно!
   - Петя, я знаю, что дура, - слегка сбив ему настрой, перешла я в наступление. - Но я не специально. Выслушай меня, наконец!
   - Я тебя вчера наслушался, - недовольно проворчал мой Рыжик, и попытался вытащить меня, но я не поддавалась.
   - Вчера я, как идиотка, смехом заливалась, и внятно ничего не могла сказать! - я прижалась к нему покрепче. Конечно, он сильнее меня, но он знал, когда мне нужно уступить. А сказать все, что хотела, ему в лицо я бы не смогла. Смущение одолевало, и слова застревали в горле. Он прекратил попытки моего перемещения, и успокоился на том, что пристроил руки на моих коленках. - Повторюсь, я хотела как лучше. Пусть и вышло плохо. Но я тоже хотела тебя порадовать. Я двинула учебу, бросилась за нарядом и бельем в магазин...
   - Подожди! - Петька извернулся, попытался посмотреть на меня. - А откуда ты узнала?..
   - Я пакет в машине увидела, ну а потом просто было догадаться.
   - Черт!
   - Так вот, - я не стала комментировать его вспышку и вспомнила, на чем остановилась. - Я тоже хотела, сделать тебе приятное. И в том числе тем, что не буду трястись, как заяц. Я переборщила, согласна. Я сглупила. Но откуда же я знала, что несколько таблеток приведут к такому эффекту... а про алкоголь я просто не подумала. И мне стыдно, что я испортила весь вечер. И все впечатления тоже.
   - Ну, не преувеличивай, - ехидно вставил милый. - Твой моментальный стриптиз произвел на меня впечатление.
   Я слегка покраснела. Когда Петька, подозрительно поглядывающий на меня в течение вечера, заговорил о массаже, я спокойно, без тени смущения, одним движение стянула с себя платье (благо оно было из трикотажа, и это действо далось мне без труда). Он вытаращил глаза, а я продолжила, как ни в чем не бывало, скатывать чулочки. Такой раскрепощенности от меня Рыжик не ожидал. Обернулась на его слова:
   - Я так понимаю, выходить мне не надо, - произнесенный совершенно ошарашенным голосом. Судя по всему, он собирался сказать что-то ещё, но взгляд замер на моих руках, спускающих чулок (ножку я пристроила на кровать), а слова замерли на губах. Он выглядел забавно, и я засмеялась. Мой смех заставил Рыжика отмереть и второй чулок с меня снимал он сам. Ловя его взгляды, я глупо хихикала. А вспоминая все это сейчас, краснела все больше. Щеки уже горели огнем.
   - Жаль твоего запала игривости после вина надолго не хватило, - опять подал голос Рыжик. Ну да, хватило ровно до массажа. Но я же не виновата, что всё то, что обычно действовало на меня возбуждающе, тут расслабило, и я задремала. То есть, я, конечно, виновата. Но не намеренно это вышло. И когда Петька перевернул меня на спину, то я пребывала в блаженно-сонном состоянии, из которого меня вывел его голос:
   - Что с тобой! Ты так устала или снотворного приняла? - попытался он шутить, и я честно ответила:
   - Нет, успокоительного, - после моего ответа воцарилась тишина, жаль, что только на несколько секунд. Затем раздался возмущенный и нервный крик:
   - Что?! - а что было потом, и вспоминать не хочется. Он ругался долго и со вкусом. Я его таким не видела никогда. Он действительно встревожился за меня, и успокоила его только инструкция из коробки с лекарством. А потом я, засыпая на ходу, пыталась извиняться, он только вздыхал. И когда засыпала, услышала, что он шепчет:
   - Интересно, ты сама понимаешь, что со мной творишь?
   Кстати, эта его фраза меня немного смутила тогда, но сил что-либо спрашивать не было.
   - В свете всего произошедшего, за что ты говорила спасибо? - он откинул голову назад, и его затылок прижался к моему лбу. - Или ты издеваешься в особо изощренной форме?
   - Петя, все парни знают, что девушкам хочется романтики, все бахвалятся друг перед другом знанием теории, но судя по тому, что знаю я от своих подруг, редко кто действительно напрягается для того, чтобы сделать первую ночь незабываемой. А уж отказывать себе в сексе, когда девушка дает принципиальное согласие, только ради того, чтобы хорошо было ей... такие есть... Но в дефиците. И не могу передать словами, что кипит во мне при мысли, что мне достался именно такой. Ты самый-самый! Ты просто идеальный.
   К моему удивлению, Петька напрягся и притих. Я пробежала руками по его плечам:
   - Петь, ты чего? Я тебя хвалю, а ты недоволен?
   - Ты считаешь меня таким... - голос был спокойным, лишенным эмоций, и именно это беспокоило, но придраться особо было не к чему, - расчудесным парнем? - неужели он в этом сомневается? Я горячо стала развеивать его сомнения.
   - Да, ты самый потрясающий, - говоря все это, мне захотелось видеть его лицо. И я села перед ним. Взяла его руку и прижала к щеке. - Я не представляла себе, что с парнем может быть так легко, хорошо и спокойно. Ты - ответ на мечты любой девушки.
   По лицу Рыжика нельзя было сказать, что его мои слова осчастливили. Он смотрел на меня с непроницаемым лицом. Большим пальцем Петька поглаживал мою щеку.
   - Любой?
   - Любой, - неуверенно улыбнулась я. Его поведение выбивало меня из колеи. - Петь, что не так?
   И тут он отвел взгляд и опустил руку. Я хлопнула глазами. Зазвенел будильник на моем телефоне.
   - Пора собираться? - не глядя на меня, спросил милый, одним движением соскальзывая с кровати. Я растеряно смотрела ему в спину.
   - Пора, - пробормотала, чувствуя подвох, но не в силах понять, в чем же он. Почему его так задело то, что я говорила? А в том, что его мои слова отнюдь не вдохновили, я была уверена.- Иди в душ первая, я пока завтрак приготовлю, - он натянул джинсы и ушел. Я не понимала почему, но почувствовала себя виноватой.
   Петька ел, я сидела с кружкой чая. Он снова стал привычным Рыжиком - улыбался, шутил, делал мне двусмысленные комплименты, вспоминая прошедшую ночь. Я краснела, смущалась, огрызалась, смеялась вместе с ним. Все вернулось на круги своя.
   На пороге Петька вдруг обнял меня. Потом отмер, начал нежно целовать. Обхватил руками и приподнял меня так, что мое лицо оказалось на уровне его. Пристально всматриваясь в мои глаза начал:
   - Олесь, я хочу, чтобы ты знала, что я..., - звонок телефона сбил его речь. Он недовольно поморщился, отпустил меня, и я соскользнула к полу по его телу. Достал трубку, пообщался, посмотрел на часы.
   - Хорошая моя, надо ехать. И быстро. Работа зовет.
  
   Приближался день рождения. Вообще-то он выпадал на пятницу, но отмечать было решено в субботу, чтобы гости отдохнули, некоторые из них работали, а хотелось провести с друзьями больше времени, пообщаться.
   Однажды, когда по телефону обсуждала с Ксю очередные приготовления (или точнее сказать - меня ставили о них в известность, потому что мои возражения все равно не принимались), ко мне за столик сел Эльмир со стаканчиком и подобием пиццы из буфета, поздоровался кивком, явно прислушиваясь к разговору. Мои занятия на сегодня уже закончились, и в буфете я задержалась, чтобы выпить кофе с плюшкой, потому, что есть хотела, а дома, пока приготовлю, с голоду помру. И Эльмира я не ждала. Закончив разговор, я поздоровалась:
   - Привет! - улыбнулась. Эльмир улыбнулся в ответ, но глаза не улыбались.
   - Олесь, у тебя от меня секреты?
   Я замерла, потом неуверенно поинтересовалась:
   - Ты о чем?
   Эл облокотился локтями о стол и положил подбородок на переплетенные пальцы. Взглядом он пытался меня гипнотизировать.
   - Почему ты мне не сказала? - обиженно спросил он. Секретов у меня, в общем-то, от него не было. А не сказала я ему только об одном. Мои щеки начали наливаться жаром. Откуда он узнал?! И с какой стати такая обида в голосе, ведь друзьям об этом не говорят! По крайней мере, если нет такого желания. А у меня желания распространяться о деталях своей интимной жизни, ну или отсутствия её, не было. Я была не в силах сказать хоть что-то, потому просто повела плечом и взглядом уткнулась в стол.
   - Лисенок, - удивленно протянул он. А потом с насмешкой произнес, - Это ты от стыда краснеешь?
   - Нет, - резко ответила я. - Чего мне стыдиться? - я в упор посмотрела на него, надеясь, что он не видит обиды в моих глазах. - Впрочем, у каждого свои поводы для стыда, - съехидничала я. Глаза жгло. Вот Петька нормально отреагировал, а этот! Все очарование от общения с ним в последнее время стало испаряться на глазах. Я подхватила сумку, и, бросив "пока", встала, намереваясь уйти. Меня остановили через несколько шагов. Эл обхватил меня сзади, опустил губы к моему уху и хрипло проговорил:
   - Я не понимаю в чем дело, но я не хотел тебя обидеть. Честно. Прости, если я в чем-то провинился. Маленькая, не уходи вот так, - в голове заиграли слова из песни "Моё сердце остановилось... Отдышалось немного... И снова пошло". А сердце действительно замерло, от его прикосновения. А потом забилось быстро-быстро. От его голоса побежали мурашки. В голосе у него звучала паника. Может, я не так поняла его? Неужели опять? Надо хотя бы прояснить, о чем речь. А то я в последнее время слишком часто делаю поспешные выводы, что не на пользу моим отношениям с окружающими.
   - Пусти меня, - тихо попросила я. Вырваться даже не пыталась. Он все равно гораздо сильнее. А устраивать представление не хотелось, и так на нас уже поглядывают с любопытством. И он послушно отпустил. Эл определенно становится не таким наглым, как раньше. Я сделала шаг вперед, осторожно перевела дыхание, и повернулась к нему лицом. В глазах у него было смятение. Мой уход его явно расстроил бы. Хорошо, я не буду убегать, как в прошлый раз. На этот раз я спрошу.
   - Эльмир, ты о чем сейчас говорил?
   - О твоем дне рождения, - растерялся он.
   - Блин, - я обошла его, кинула сумку на стул, и направилась купить себе воды. Что-то в горле пересохло. Пока была у кассы, я чувствовала взгляд Эла. Когда села за столик, то последовал вполне ожидаемый вопрос:
   - Олеся, а о чем говорила ты? - я опять покраснела. Но в этот раз умеренно.
   - Ни о чем.
   - Ни о чем? - Эл сжал губы. - Я даже не понял, почему чувствую себя последней скотиной. Олесь, у тебя что-то случилось? - он словно пытался прочитать ответ в моих глазах. К счастью, глаза - зеркало души, а не письменное изложение мыслей. Эл был раздражен. Я решила его успокоить.
   - Все у меня хорошо, - я сделал глоток воды. - Просто мы говорили о разных вещах. И твоя реакция меня, - я замялась. - Расстроила.
   - Я заметил твою реакцию. Только ни черта не понял. Так о чем все-таки речь?
   - Это, - я отвела глаза. - Не так важно. Давай забудем. Я не хочу об этом говорить.
   Эльмир явно не хотел забывать. Но пересилил себя.
   - Хорошо. Давай поговорим о том, с чего начали. У тебя день рождения приближается?
   - Да, - а ведь ему-то я об этом не рассказала. Даже не осознанно, просто обходила эту тему в разговоре.
   - Много гостей?
   - Много.
   - Где отмечать хочешь? Как на счет Олимпа? - он слегка склонил голову, и разглядывал меня. Мыслями он был явно где-то далеко.
   - Я не очень люблю клубы, - я хмыкнула. - Да и Олимп мне явно не по карману.
   - Ты можешь не волноваться об этом, - начал, было, он, но глаза мои зловеще сузились, и он все понял. - Ладно, молчу. Но если что, знай, я тебе там всегда могу организовать весьма приличную скидку.
   Я вспомнила, что мне говорили что-то про Олимп.
   - Ты там работаешь? - поинтересовалась я, оставив без комментария разговоры про скидки.
   - Точнее будет сказать, я с Олимпом работаю.
   Я приподняла брови.
   - А где ты работаешь? У тебя такой график работы необычный. В выходные работаешь, - я вспомнила, что в вечер нашей встречи он готовился выходить на работу на следующий день, когда все отдыхали. - В будни свободен.
   - Я сам по себе, - Эльмир странно ухмыльнулся.
   - А мне вроде кто-то говорил, что ты в Олимпе работаешь.
   - Раньше работал, когда начинал.
   - Понятно, - кивнула я. Хотя на самом деле ничего понятно не было, но если у него тайны, я их выпрашивать не буду. Я дожевала свою плюшку, и подумывала об уходе, когда Эл спросил:
   - Меня не приглашаешь? - вот потому я и не говорила. Приглашать я его не хотела, чувствуя, что они с Петькой подпортят там нервы друг другу и мне за компанию. Потому прямо сказала, хотя и было неловко говорить такие вещи:
   - Эльмир, я не хочу весь вечер бегать за тобой и Петей, и думать о том, что вы чего-нибудь устроите! - он потер переносицу, но я заметила смшинки в его глазах. - Тебе смешно, а я хочу расслабиться!
   - Олесь, да мы же не дикари какие-то!
   - Не заметила в вас особой интеллигентности! После вашей драки вы рядом автоматически вызываете у меня стрессовые реакции! - я почувствовала, что раздражаюсь.
   - Я бы хотел поздравить тебя.
   - А у меня сам день рождения на день раньше празднования, так что, смело можешь поздравлять.
   - Маленькая, я обещаю вести себя прилично, - Эл улыбался обворожительно. Глаза блестели. Вы посмотрите, само очарование! Я нежно улыбнулась ему в ответ. Он воодушевился, и я ласково сообщила:
   - Нет.
   Он растянул губы в совершенно счастливой улыбке, потом до него дошло, и он как маленький мальчик надул губы.
   - Ты такая упрямая!
   - Что ты, я покладистая! Где кладут, там и лежу. Но на мой день рождения ты не приглашен. Кстати, как ты про него узнал? - заподозрила я неладное. С Сережкой я ещё про старую подставу не поговорила, а он опять меня сдал?
   - Так я минут пять слушал, как ты по телефону говорила, а ты меня не замечала.
   - Понятно, - ладно, Серенький, пока можешь жить.
   - Олесь, - Эльмир смотрел на меня ласково, но с грустинкой в темных глазах. - Мне очень хочется быть рядом в такой день. Видеть тебя счастливой. Пожалуйста!
   Я вздохнула. Вот зачем он так делает, а?
   - Это Рыжий против того, чтобы ты меня пригласила? - уже серьезно спросил Эл.
   - Это мой праздник, и гостей я выбираю сама.
   - Тогда почему нет?
   - Я же объяснила.
   Не знаю, как так вышло, что к концу дня он добился от меня приглашения.
   - Фиг с тобой, приходи! Но если чего-нибудь устроишь, хотя бы подозрение на тебя падет, забудешь даже мое имя! - злобно прошипела я. С веселым смехом он поймал мою руку и поцеловал в ладонь, от которой по телу побежали огоньки. Руку я выдернула, на Эла посмотрела мрачно. Но он был слишком доволен, чтобы мои взгляды или слова как-то повлияли на его настроение.
   - Я тоже буду счастлив, быть с тобой в этот знаменательный день, - он лукаво улыбнулся. - Есть пожелания по подаркам?
   - Веди себя тихо, Петю не зли, и будет мне счастье, - огрызнулась я.
   К концу дня они с Петькой пересеклись. К моему удивлению, они сидели за одним столом, к счастью для моего любопытства, оба спиной ко мне.
   -...люблю. И глупо скрывать. А вот ты - любишь ли? Сколько вы общались? А внимание ты обратил на неё только сейчас, - лениво вещал Эл.
   - Отвали, - так же лениво ответил Петька. - Тебе я исповедоваться не собираюсь.
   Я замерла, ожидая продолжения, но они молчали. Я тихонько отошла назад, а потом, не скрываясь, подошла к столу.
   - Всем привет!
   Оба резко обернулись. Переглянулись. Потом Петька потянул меня к себе на колени, поцеловал. Я взъерошила его волосы:
   - Ты как здесь средь бела дня? И чего вы тут вдвоем делаете? И столы не летят! - посмотрела на Эла. Тот отвернулся от нас. Лицо застыло. Петька тоже бросил на него взгляд.
   - Солнце, у тебя пары ещё будут?
   - Нет.
   - Поехали тогда, а то я перерыв передвинул, но он не резиновый.
   - Поехали, - на Эла я старательно не смотрела. Внутри закрутился тугой узел. Видеть его таким несчастным было больно. Я встала с коленей Петьки. Эл оказался рядом. Положил руку на плечо, или уже на шею? И прижался губами к щеке. Задержался чуть дольше, чем было нужно.
   - Счастливо, маленькая, - развернулся и ушел. Я стояла и смотрела ему вслед. Вроде и лицо у него было нейтральное, когда он меня целовал, но глаза... Лучше бы я в них не заглядывала. Он пытался скрыть эмоции, но я понимала, что рядом со мной ему все же не так и хорошо, потому что когда меня целует другой, то ему больно. И стоит ли быть тогда рядом?
   - Олесь, - раздался Петин голос. Я посмотрела на него. Он задумчиво меня разглядывал. Бросил прищуренный взгляд в сторону удаляющегося Эльмира. - Поехали, - милый взял меня за руку.
  
   Пятница началась с нежных поглаживаний и поцелуев. Я распахнула глаза. Целовал меня Рыжик, скользя руками по плечам и шее, вот только откуда он взялся, если вчера уехал домой?! Коснулась его шеи рукой, он понял, что я проснулась, оторвался от меня и с улыбкой произнес:
   - С днем рождения, хорошая моя.
   - Петя, спасибо, - я сонно улыбнулась в ответ, переплела пальцы с его. - Ты здесь как?
   - Мне Нина поспособствовала. Чтобы пробуждение у тебя было необычным.
   - Да, приятное пробуждение, - села и прижалась к нему, не переставая улыбаться. - Так здорово, - прижиматься к нему было так хорошо, что я почти задремала, тем более, что он меня обнял и, пристроив подбородок на мой затылок, затих. Но заснуть не дал, коснулся губами виска:
   - Вставай, спящая красавица, тебя праздничный завтрак ждет.
   - Ты меня баловать решил? - я оседлала его колени, и ткнулась губами в шею. - Сам же говорил, что это вредно для меня.
   Он хмыкнул, руки его поглаживали мою поясницу, губы коснулись моих волос.
   - Ну, если избалую, самому ведь с тобой дело иметь придется? Винить будет некого. Так что я на свой страх и риск.
   Я довольно хихикнула и изо всех сил его стиснула, на что он тихо засмеялся. Оно и понятно, я тут все силы напрягаю, а ему хоть бы хны. В наказание куснула его за ухо, и отправилась умываться. Хоть мне и нужно было ехать сегодня ко второй паре, я решила начать день с завтрака с Рыжиком.
   И только когда он уехал, Нинка спросила:
   - Как тебе подарок-то?
   - А он мне ничего не подарил, наверно, вечером или завтра, - пожала я плечами. Нинка засмеялась.
   - И как ты не заметила!
   - Чего не заметила? - я покрутила головой. Кроме букета, шариков и плакатов, которые Нина с Рыжим развесили, пока я бессовестно дрыхла, ничего нового не прибавилось. Подружка подошла ближе и потянулась к моей груди. Я опустила глаза. И тоже удивилась. Как же я не заметила, что у меня на груди висело сердечко на цепочке. Такое ажурненькое и очень красивое. Я немедленно его сняла с шеи, и мы с Нинкой принялись разглядывать его в деталях.
   - Классный подарок, такое миленькое сердечко, - озвучила Нина.
   - Да, классно, - согласилась я. - Получить в подарок на день рождения сердце, - слова прозвучали как-то странно, царапнули сознание, и я попыталась вдуматься в смысл, но тут затрезвонил телефон. Меня начали поздравлять.
  
   В универе меня встречал Эльмир. С букетом наперевес, и с подарком. Открыла коробочку, закрыла, и сунула ему обратно.
   - Это слишком дорогой подарок, я не могу его принять.
   Эльмир сжал губы, посмотрел на мой кулон:
   - От кого-то ты принимаешь подарки, не взирая на цену, - я тоже на кулон посмотрела. Блин, а оно же золотое похоже, и цепочка тоже. Вот странно. Никогда не задумывалась над стоимостью подарков, которые дарил мне Петька. Хотя обычно была достаточно щепетильна в этом вопросе. А Рыжик как-то так обходил все это, что я не замечала. И возразить на слова Эльмира было нечего, поэтому я просто повела плечиком.
   - Эльмир, я не могу такой подарок от тебя принять. И спасибо за цветы, для меня важно внимание, а не подарки, - я потянулась губами к его щеке, но он повернулся и поцелуй пришелся в губы. Мы оба замерли, я попыталась отпрянуть, а Эл ловко прижал меня к себе. И хотя я отвернула лицо, он не отпускал меня какое-то время, скользя губами по моим волосам. У меня момент торможения прошел, и я оттолкнула его.
   - Ты чего?!
   - Так ты сама меня поцеловала, - с хрипотцой ответил он, весьма довольный собой и произошедшим.
   - Я в щеку... поблагодарить... - сбивчиво начала я. Потом поняла, что оправдываться-то и не нужно! Он ведь и сам все понимал! Бросив на него злобный взгляд, я сунула ему его же букет, и рванула к аудитории.
   - Лисенок, ну ты что злишься-то? Я ведь не виноват. Все случайно! - догнав меня, он опять включил свое обаяние, и, понимая, что целовать действительно собиралась его сама, я признала, что да, случайно. На этом мы помирились, но подарок я все-таки отказалась брать. Хотя он и пытался спорить.
   А когда вечером приехал Рыжик и начал говорить про какие-то шоу и прочие удовольствия, я просто обняла и попросила:
   - Петь, поехали просто в парк. Гулять. Вдвоем, без толпы.
   - А отметить? - по голосу я чувствовала, что он улыбается в мои волосы, к которым прижался губами.
   - Так полный парад завтра, - я чувствовала, что сегодня он готов баловать меня по полной программе, как скажу, так и будет. - Поехали в Советский парк? Ты, я и утки. Только булку не забыть, покормить. Гулять хочу. На природу потянуло.
   Сошлись на том, что ужинаем цивилизованно, а дальше как я захочу. Пить спиртное Рыжик не стал, чтобы с такси не маяться, и поехали на машине. В общем то, мы с ним и не гуляли вот так не торопясь, ни о чем не думая, будучи уже парой. Взявшись за руки, глядя на звезды. Перед звездами мы успели на некоторые аттракционы. В кабинке колеса обозрения Петька заявил, что поцелуи на высоте - это что-то новое, что нам нужно непременно опробовать. Мы и опробовали... Нас из кабинки со смехом выставил билетер, молодой и ехидный - мы, увлекшись, и не заметили, как наш круг завершился.
   Мы кормили уток, которых было как-то совсем мало, гуляли, и уходить мне совершенно не хотелось. Увы, пришло время закрытия парка, пришлось направляться к выходу, но даже это не омрачило моего хорошего настроения.
   И только когда мы подъехали к дому, я вспомнила, про подарок.
   - Петя, спасибо! - обхватив за шею, поцеловала. - Только когда ты его мне одел?
   - Когда ты спала.
   - То есть поцелуями ты меня отвлекал? - проявила я смекалку.
   - Ну почему отвлекал, - Петька хмыкнул. - Поцелуи они сами по себе, подарок сам по себе. Ты спишь крепко. И отвлекать не нужно.
   - А почему ты мне его одел незаметно, а не вручил торжественно?
   - Олесь, когда дарят сердце - свидетели не нужны, Да, и торжественность тоже, просто это происходит само собой, - он смотрел на меня очень внимательно, словно стараясь внушить мне эту мысль, чтобы я верила в нее, как и он, а поскольку ЕМУ я верила всегда, то просто кивнула:
   - Понятно. Хотя бы знать буду, как такие кулоны дарят. А то и не слышала никогда.
   Петька хлопнул себя по лбу ладонью, вздохнул:
   - Олесь, ты, наверно, спать сильно хочешь? - от такой смены разговора я растерялась.
   - Хочу, - неуверенно кивнула я, - а причем...
   - Пойдем, я тебя провожу, - милый вышел из машины, вздыхая, пока я отстегивала ремень, открыл дверь.
   - А ты не останешься?
   - Нет, у меня ещё кое-какие дела, но завтра я полностью в твоем распоряжении.
  
   В субботу я ленилась, пары решено было пропустить, потому отсыпалась, предвидя, что праздник затянется. И хотя начало было назначено "после семнадцати часов", так как многие учились, и далеко не все могли пропустить учебу без последствий, я рассчитывала, что начнется все ближе к шести-семи вечера.
   Приехал Петька, Нинка была готова. Мы должны были подъехать раньше гостей. С нами должна была ехать моя подружка Ника, отправляться должны были от нас. Я решила позвонить ей и уточнить, когда она подъедет.
   - Олесь, - послышался в трубке тихий голос подруги. - Я задерживаюсь, преподаватель дал возможность зачет сдать заранее. Вы езжайте, я сама доберусь. Ты же понимаешь, мне это нужно, - виновато закончила она. Я понимала. Каждый выходной, который она брала в сессию, ощутимо сказывался на её доходах. А поскольку не было никого, кто помогал бы ей деньгами, то она радовалась каждой возможности сдать зачет или экзамен автоматом или в выходной, как сегодня.
   - Что ты говоришь, с какой стати тебе самой добираться?! Ты надолго задержишься?
   - Ещё минут тридцать-сорок.
   - Все отлично! Мы в любом случае приедем заранее. А пока подъедем к твоему институту.
   - Спасибо, Олесь, - все так же тихо сказала она, но спасибо было не за то, что ей в машине добираться легче, а за то, что мне ничего не надо объяснять. Многие не понимали. Когда у тебя есть родители, родные, которые поворчат, но поддержат, жить проще, и многие даже не задумываются, каково это - быть одной на всем белом свете. Тем более, когда ты такая тихая, робкая, мягкая.
   Петька выслушал наш разговор с любопытством. Его голова покоилась на моих коленках, пока я общалась с подругой. Едва я отключила телефон, он задрал мою майку и звучно чмокнул в живот:
   - Что там с твоей подружкой?
   Я изложила ему ситуацию.
   - Это та Ника, у которой бабушка умерла в прошлом году? - я и забыла, что он нас тогда выполнял при нас функции шофера. Петя тогда вел себя почти незаметно, и, после того, как доставил нас к Нике, сразу уехал, чтобы я могла её утешить.
   - Та самая, - кивнула я.
   Мы позвали Нинку в комнату и объяснили ей, что сначала заедем на учебу за Никой, а потом отправимся к Елисеевым.
  
   Ксю с порога налетела на меня:
   - Вы чего опоздали?
   - Ксю, до начала времени не меряно!
   - Так тебе макияж надо, прическу! - возопила моя личная мучительница.
   - Я не собираюсь, - начала, было, я, но Ксюшка меня перебила:
   - Я тебя не спрашиваю, это мой подарок! Девчонки, держите её, чтобы не сбежала! Пошлите в мою комнату! - Петьке заявила. - Парни на кухне.
   - Какие парни? - насторожилась я.
   - Андрюха с Артемом, - Петька шустро испарился, подмигнув мне напоследок. Тут я заметила, что по дому ходят чужие люди:
   - А это кто? И зачем?
   - Последние приготовления, - Ксю вцепилась в меня. - Это же твой подарок, так что тебе туда нельзя.
   - Ксю, тетя Марина же обещала...
   - Ничего не знаю, вопросы к ней, - с этими словами меня утащили.
   После издевательств надо мной Нинка завопила:
   - Ксюша, ты гений! Ты из неё девушку сделала! - я бы обиделась, если бы не знала, что Ксю действительно гений преображений. Ника выразилась мягче:
   - Олеся, ты очень красивая, - потом обернулась с мягкой улыбкой к Ксюхе, которая едва не раздувалась от гордости. - Ксюш, изумительно вышло.
   Посмотрев в зеркало, я поняла, что никогда не выглядела ТАК. Меня до сих пор иногда за школьницу принимали, а сейчас из зеркала на меня смотрела взрослая девушка, большие, какие-то завораживающие, глаза, нежные губы, неожиданно четкий овал лица. Прическа была простой, Ксю подняла волосы наверх, зафиксировала, и выпустила несколько локонов, придавая вид продуманного беспорядка, или как там это называется? Затем меня затянули в платье, так же купленное под руководством Ксю. А потом повели демонстрировать меня парням, чтобы оценили. Я манерной походкой зашла в кухню, мило улыбаясь.
   Парни оценили. Артем улыбнулся:
   - Отлично выглядишь.
   - Олеся, да ты уже выросла - озадачено произнес Андрей, подняв брови. А мой Рыжик скосил на него взгляд, после таких слов, и продолжал молчать. Просто смотрел на меня и молчал. Андрей вдруг заявил, что нужно проверить, все ли готово, и выставил всех с кухни проверять коллективно, оставив нас с Петькой вдвоем. Я подошла к нему, взяла за руки, пытаясь определить, что же все-таки в его глазах. Он смотрел удивленно, восхищенно, но улыбался, почему-то немного грустно. Я потянулась к его щеке, но он перехватил мою ладонь, и поцеловал меня в запястье.
   - Ты потрясающе выглядишь, - грусть улыбки отразилась в его голосе.
   - А почему так печально?
   Петька пробежал рукой по моей шее:
   - Я понял, что ты действительно выросла.
   - Серьезно? - радостно изумилась я. Но Петька на мой вопль счастья, после едва заметной паузы, вдруг разразился смехом.
   - Похоже, мы с Андрюхой все-таки ошиблись, - он радостно стиснул меня в объятиях, и я смогла только просипеть:
   - В чем?
   - Макияж и платье не влияют совершенно. Ты какая была, такой и останешься. - он слегка ослабил давление рук, и я смогла вздохнуть. Не удержалась от ворчания:
   - Ты меня когда-нибудь точно задушишь, - посмотрела в глаза милому, он был доволен и умиротворен.
   - Не задушу. Разве что от нежности.
   - Ты думаешь, меня это утешит, мертвую?
   Рыжик опять засмеялся и прижался губами к моей шее. В губы Ксю целоваться запретила. А жаааль! Чтобы Петька оценил степень моего сожаления, я прижалась к нему покрепче. Судя по его тяжкому вздоху, он оценил.
  
   Никогда раньше мне не случалось собирать вместе всех моих друзей. Результат превзошел все возможные ожидания.
   Скажем так, в итоге было очень шумно, весело и разнообразно. Я весь вечер перемещалась, пытаясь успеть поговорить со всеми сразу, потому как в в повседневной жизни, со многими виделась очень редко. Хорошо хоть существует интернет и социальные сети! Иначе, боюсь, большинства гостей на моем дне рождения просто не было бы.
   Кстати, о своем внешнем виде я услышала много чего, причем, мнения были разнообразными. Подружка Римма, которая в данный жизненный период была в образе эмо или другой подобной субкультуры (я в них слабо разбираюсь), сморщила нос:
   - Блиин, Леська, ну, ты, вырядилась, как кукла! Что, Барби захотелось побыть? - её парень Пашка, который служил зачастую, буфером между любимой и окружающим миром, заметил:
   - Красавица моя, у неё день рождения сегодня! Лесь, выглядишь ты замечательно, не слушай её.
   - Ты чего меня затыкаешь! - возмутилась девушка, и направила шквал эмоций на парня, чего он и добивался, а то Римка могла нудить весь вечер о моем "ужасном" внешнем виде. Пашка подмигнул, и я удалилась общаться с другими гостями.
   Ника сидела в одиночестве. Я присоединилась к ней. Мы немного поговорили ни о чем, к нам очень быстро подтянулись другие гости. Поняв, что компания подруге обеспечена, я отправилась дальше. Гости разбились на компании, большие и малые, состав которых менялся.
   В процессе общения пришлось заглянуть на кухню, а оттуда я решила выйти не напрямую, а через коридор, который выводил к подсобным помещениям. И как оказалось, не зря.
   Все-таки они оказались рядом! Удачно я вышла. Рыжик и
   Эльмир стояли рядом в дверном проеме. Слава Богу, они беседовали, а не устраивали представление для окружающих.
   - ...я тебя не понимаю!
   - Ну и не понимай дальше, мне то что?- хмыкнул Петька.
   - Рыжий, она тут если не перецеловалась, то обнялась со всеми парнями, а тебе все пофиг! Спокойный, как удав! Неужели тебя совсем это не цепляет? Я еле сдерживаюсь, чтобы не оттаскивать их от неё! - Эл говорил нервно. К моему удивлению, Петька засмеялся. Тихо, но так прочувствованно! И радостно заявил:
   - Да, Эл, ты ещё больший кретин, чем я думал!
   - Лучше быть кретином, чем пудрить ей мозги и быть при этом равнодушным к ней, - огрызнулся Эльмир, продолжая разглядывать гостиную. Странно они вели разговор - не глядя друг на друга. Подколку про чувства Петька проигнорировал, но все-таки ответил:
   - А что касается её приятелей, так она вся в этом! Она не просто любит общаться, для неё это как дышать. И меня это не раздражает потому, что я её понимаю, а вот ты - нет! И если появится другой, то еще прежде, чем он сам узнает об этом, она придет ко мне, - не знаю как на Эльмира, а вот на меня эти слова произвели ошеломляющий эффект. Сама я доверяла Рыжику абсолютно, но не думала, что это настолько взаимно! Вернее, я как-то не задумывалась.
   - Какой ты доверчивый, оказывается, - несколько озадаченно протянул Эл.
   - Я? - чуть иронично протянул Рыжик. - Дурак ты все-таки, Эл. А я Лесю знаю, и понимаю...
   Постояв ещё немного в ожидании продолжения беседы, я поняла, что они замолчали окончательно, и дала задний ход. Осторожненько, чтобы меня не услышали. А про себя обдумывала - неужели со стороны мое поведение выглядит так, как его видит Эльмир? Хорошо хоть, что Петька действительно меня понимает, а то претензии от него изрядно подпортили бы мне настроение! Я вернулась на кухню и уже через неё опять вышла в общий холл, откуда помахала Рыжику и Элу, все ещё стоявшим там, где я их подслушивала.
   Потом Рыжик присоединился ко мне, и я облегченно вздохнула (тихонько, чтобы он ничего не понял). Пока мы с милым общались, к нам подошел Димка.
   - Олеся, ты ли это, - улыбнулся он. - Однако, ты преобразилась.
   - Ксю старалась, - хмыкнула я. Димка с Рыжим засмеялись.
   - Может преображение и на твое отношение к танцам повлияло? - я сделала испуганные глаза:
   - Нет! Однозначно - нет!
   - Собирай гостей, - хмыкнул Димка. - Мы для тебя танцевать будем.
   - О! - я пришла в восторг, и бросилась сгонять всех в танцкласс.
   После выступления Андрюшкиных ребят и Ксю, танцкласс превратился в танцпол, часть народа осталась там, благо для танцев там были все условия. После пары танцев я направилась в гостиную. Большинство моих гостей не надо было развлекать, многие сами могли организовать веселье с пустого места. Исключение составляли немногие, среди них была Ника, но рядом с ней сидел Петя и они о чем-то тихо разговаривали. Я хотела зайти в гостиную, но на мою талию опустились руки, которые ловко выдернули меня в коридор.
   Внутри что-то екнуло... Эльмир.
   - Лисенок, ты так упорно обходишь меня сегодня своим вниманием, - тихим, завораживающим шопотом проговорил он мне на ухо. От его горячего дыхания, коснувшегося шеи, побежали мурашки. С трудом отмерев, я скинула его руки. Попыталась. Он не хотел меня отпускать.
   - Эльмир, - рассердилась я, продолжая попытки. Он нехотя опустил руки. Встал, прижавшись спиной к стене коридора.
   - Я тебя не избегаю, - я попыталась пригладить несуществующие складки на платье в области талии, старательно избегая его взгляда. - Просто многих видела очень давно. И не вижу повода для обид, ты ведь не скучаешь, - я все-таки посмотрела на него. Эльмир вскинул бровь, а по губам скользнула ироничная улыбка.
   - С чего ты взяла, что я не скучаю?
   - Скажем так - вокруг тебя всегда такая большая компания, что заскучать сложно.. - я еле сдержалась, чтобы не добавить, что компания женская.
   - Ты все-таки за мной наблюдаешь? - он, ну, очень довольно усмехнулся.
   - Я за всеми наблюдаю, вдруг, кто чего учудит. Гости у меня с разными взглядами на жизнь. Мало ли. - Объяснения прозвучали глупо, было похоже, что я перед ним пытаюсь оправдаться.
   - Не беспокойся, те с кем я общаюсь, не передерутся, - протянул он.
   - Думаешь? Гарантируешь?- я не удержалась от подколки. - Так не забывай, у них теперь дополнительный камень преткновения появился, - Эльмир вскинул бровь.
   - Что за повод?
   - Ты и сам все понимаешь, хватит строить из себя святую невинность! - вспыхнула я. Он моей вспышкой был доволен. Оторвавшись от стены, Эл потянул ко мне руки, но я шлепнула по ним. - Не смей!
   - Маленькая, они сами, ну, не бегать же мне от твоих подруг! - я нервно пригладила платье:
   - А я разве прошу от них бегать? Просто не понимаю, зачем тебе моя компания. Мы и так каждый день видимся, а тут вон столько красавиц. Развлекайся себе на здоровье! - я развернулась уйти, но Эльмир поймал меня за руку, я обернулась к нему, и он, склонившись к моему лицу, и заглядывая в глаза, твердо и уверенно произнес:
   - Леся, не нужны они мне! Ты что, до сих пор не понимаешь? Мне нужна только ты!
   - Увы, место рядом с ней занято, - раздался Петькин голос за моей спиной. Я готова была провалиться сквозь землю. Эльмир зло сверкнул темными глазами. - Отпусти её.
   Эльмир посмотрел на Петьку тяжелым взглядом, но руку отпустил. Я посмотрела на Рыжика, лицо у него было нейтральным, но глаза были очень-очень злые. Попыталась его обнять, но он взял меня за руки, все так же глядя на Эла, поцеловал их, и предложил:
   - Олесь, иди к гостям. Тебя уже потеряли.
   У меня перед глазами сразу пролетели сцены того, что произойдет здесь, едва я выйду. Я почувствовала, что кровь отливает от лица. Горло пересохло, и я едва смогла выдавить из себя:
   - Нет.
   Петя посмотрел на мое лицо, ругнулся. Попытался обнять меня, но я отступила и повернулась к Эльмиру. Меня трясло.
   - Ты же обещал! Ты обещал, что ничего не устроишь! А ты.. ты...- я чувствовала, что слезы закипают на глазах. На краю сознания пришла мысль, что Ксю меня прибьет за порчу её шедевра. Но сейчас мне было не до этого. - Чтобы я ещё хоть раз тебе поверила!..
   Эльмир шагнул ко мне с виноватым выражением лица:
   - Маленькая, не расстраивайся, ничего я..., - начал он, но тут меня обняли тяжелые руки и прижали к сильному телу:
   - Хорошая моя, успокойся. Ничего мы не устроим, пойдем, - Рыжик развернул меня и повел прочь от гостиной. Эл смотрел потерянными и несчастными глазами.
   Петька вел меня в одну из подсобок. Там он пристроил меня на какой-то табурет, опустился передо мной.
   - Олесь, успокойся. Все хорошо. Ничего мы устраивать не собирались. Ну, хорошая моя, - Рыжик поглаживал мои руки, плечи. - Чего ты выдумала? Гости твои глазки увидят, хана нам с Элом, на кусочки за тебя порвут, - от такого варианта развития событий я захихикала.
   - И поделом вам будет, - пробурчала, шмыгая носом.
   - Поделом, кто же спорит? - согласился Рыжик. - Только мы и сами понимаем все, и не будет ничего. Лесь, у тебя праздник и мы не напортачим. Честно. Я на него сегодня даже не посмотрю.
   Судорожно вздохнув, я обняла его за шею. Одной рукой он прижал меня к себе, а другой стал поглаживать спину, успокаивая, шепча ласковые слова. Спустя какое-то время мы все-таки вышли к гостям.
   Эльмир больше не пытался подойти ко мне. Своим угрюмым и мрачным видом он сумел распугать большинство поклонниц, однако некоторые особо стойкие еще держались рядом с ним.
   Я же, буквально кожей, почти все время ощущала на себе его насупленный взгляд.
   Ко мне подошел Андрей. Он коснулся плеча, привлекая внимание, и мы отошли к одному из диванчиков.
   - Кто не удержался? - я не уловила суть вопроса.
   - От чего?
   - Олесь, Петр или Эльмир? Почему-то думаю на второго, - ага, вот теперь понятно.
   - Давай не будем, а?
   - Может, вежливо его попросим? Если хочешь, такси для него я сам вызову.
   - Андрюш, забыли. Но, все равно спасибо, - я улыбнулась, и полезла обниматься. - Так приятно, когда о тебе заботятся!
   Андрюшка похлопал меня по плечу.
   - Ты смотри, если чего, только свистни.
   - Не умею, - хмыкнула я.
   - Ну, хоть кричи тогда, что ли!
   - Это можно! - рассмеялась я, потом скользнула взглядом по помещению и поймала горящий взгляд Эла, направленный на Андрея. Здрасьте, приехали! И здесь ему что-то не так!
   Бросив на Эла недовольный взгляд, после которого он отвернулся, я отправилась дальше общаться.
   Время от времени мне стали задавать вопросы:
   - Олесь, а Эльмир - он тебе кто? - на это я пожимала плечами:
   - Знакомый.
   Неприятным открытием оказалось то, что Рыжика обсуждали не меньше чем Эла. Да и девиц вокруг него вилось сейчас лишь не намного меньше.
   Черт, а я ведь даже не задумывалась, насколько много у них общего! Разница в увиденном была только в одном - Эльмир, похоже, знал и, не смотря на свое плохое настроение, наслаждался производимым эффектом. А Петька, старался вести себя подчеркнуто нейтрально, лишь изредка и весьма дозировано использовал, всем своим видом пытаясь показать, что уже занят. Окружающие его девчонки, явно чувствовали это, хотя и не могли сдержать улыбок при взгляде на него.
   Как я раньше не обращала на это внимание? Почему?
   Я постаралась сосредоточится, и хоть на одну минутку посмотреть на Рыжика глазами стороннего наблюдателя.
   Красивый. С хорошей фигурой. И настолько ослепительной, теплой и задорной улыбкой.... Что девушки, попавшие в радиус ее сияния просто таяли. Вот вроде и улыбался он всего лишь мило, не пытаясь никого конкретно очаровать, но они растекались рядом с ним.
   А ведь это всегда было нормой - толпы девиц рядом с Петькой. А я даже не заморачивалась по поводу их присутствия, девицы менялись, а я оставалась. Потому, что была подругой. И довольно часто в компаниях, где было много народа, и все знали, что я ему только друг, не претендующая ни на что более, девушки выведывали у меня о нем все, что могли, чтобы добиться внимания. И я к этому привыкла! И не обращала внимания.
   Но теперь-то все не так! Сейчас... сейчас меня такие вопросы напрягли.
   Большинство присутствующих уже знали, о том, что наши отношения изменились. Но мне вдруг захотелось закричать об этом на весь дом, чтобы все точно знали, кто есть кто.
   По-моему, я начинаю ревновать...
   Поэтому, когда одна из девушек, которую я плохо знала, сестра одного из моих друзей, спросила:
   - А то рыжее чудо с кем? И вообще, откуда здесь появился? - Я, довольно грубо, и не сдерживая своих эмоций, ответила:
   - Где нашла, там больше нет. А здесь он со мной, - по мне пробежали небрежным взглядом.
   - Ну, понятно, что он к тебе пришел, как мы все, я про девушку спрашиваю. Скажи, что он один, а?
   - Это мой парень, - отрезала я. Девица изобразила смущение, но я ей ни на секунду не поверила.
   Пока я разглядывала Петьку, а потом объясняла его нежданной поклоннице, что он уже занят, ко мне подошли парни, которые были знакомы с Петькой раньше. Они меня подкололи:
   - Ну, вот, а то все друг, друг! Мы почти поверили, - на такие заявления я только улыбнулась и покраснела, не понимая - чего краснею? Ведь он на самом деле был только другом.
   - Как будто он из тех, кто дружит с девушками! Но ты молодец, своего добилась. Леська, ты оказывается, роковая женщина! Еще один любитель женского пола пал жертвой твоих чар!
   Такое заявление вообще вогнало в ступор, я даже не сообразила - что на такую ерунду ответить, но меня перебили.
   - Так хорошо же, чего тормозишь, - вставил его друг. - Нам же легче, смотри, сколько здесь девчонок симпатичных! Лесь, мы пойдем, а то расхватают! - и они унеслись.
   Решив, что все это следует обдумать попозже и на трезвую голову, тем не менее, я двинулась, было, в сторону Петьки, увидев рядом с ним девицу, которая про него расспрашивала. А то она что-то совсем обнаглела, видимо слова до нее плохо доходят. А потом остановилась, вспомнив, как он обрисовал сегодня Эльмиру свое доверие ко мне. Он верит, а я с чего сомневаюсь? Я так и стояла одна, старательно отводя глаза от Рыжика и его окружения.
   - Ему, значит, можно, а мне нет? - раздалось над ухом. Я обернулась - рядом стоял Эл. Только как он ко мне подошел, что я даже не заметила?
   - Кому и что можно?
   - Я про Петьку. Ты только посмотри, - он кивнул в ту сторону, которую я изо всех сил обходила взглядом, не желая выглядеть ревнивой мегерой. Я посмотрела. - Любая из них мечтает оказаться на твоем месте. А от того, что есть ты, запретный плод только слаще, - где-то внутри что-то сжалось. В этот момент Рыжик посмотрел в нашу сторону, я улыбнулась ему, чтобы он понял, что все хорошо. А то подскочит сейчас и начнет Эльмира от меня гонять. Петька задержал взгляд на несколько мгновений, сжал губы, словно догадываясь, о чем говорил мне Эльмир. А потом кто-то потянул его за руку, и он переключил внимание на тех, кто был рядом.
   - К чему ты мне об этом говоришь? - я постаралась говорить спокойно.
   - Чтобы ты понимала, кого выбираешь, - я хмыкнула. А ведь только сегодня сравнивала их.
   - Эльмир, да вы оба хороши! Вас обоих твои слова касаются в равной степени! - Эльмир открыл, было, рот возразить, но я отрезала. - Закрыли тему! Или уйду. У меня праздник все-таки! Развлекай меня, давай.
   Эльмир вытаращился на меня, а потом громко засмеялся. На нас оборачивались. Ох уж, это его умение всегда игнорировать внимание! Вот и сейчас, он даже не заметил, что на нас смотрели. И ладно, я тоже не буду замечать.
   - Ты права, маленькая, у тебя праздник. И мне жаль, что я его подпортил. Прости за то, что случилось, я не думал, что так выйдет, просто хотел с тобой поговорить, - он был серьезен.
   - Чаще думать надо, - огрызнулась я.
   - Надо, - Эл сверкнул улыбкой. - Но с тобой рядом не всегда получается.
   - Ладно, я забуду, а ты помни.
   - На всю жизнь запомню. Значит, мир?
   - Мир, - кивнула я. И не успела ничего сказать, как его губы коснулись моей щеки. Так мимолетно, что я и отшатнуться не успела.
   - Эл! - зашипела я.
   - Что? - он смотрел невинными глазами. - Я просто скрепил наш мирный договор. И разрешаю себя тоже поцеловать. Кстати, тебе сегодня и не так целовали, и ты не возражала, между прочим! Вот почему ты меня всегда обделяешь? - он состроил невинную мордашку.
   - Ты!.. Обойдешься! - самое обидное, что на счет поцелуев он прав. И смотрелся он сейчас так забавно, что я не сдержалась, и заулыбалась в ответ.
   - Я, так и быть, в этот раз не заслужил, обойдусь, - ухмыльнулся Эл. Мы помирились. И вести он себя стал нормально, так что больше я от него не бегала, а он далеко от меня не отходил весь остаток вечера. Я привыкла и расслабилась.
   Постепенно праздничная атмосфера и нормальное поведение Эльмира вытеснили неприятный осадок от того, что произошло в коридоре, и я смогла вновь начать беззаботно веселится.
   Народ веселился вовсю. Мне сообщили о двух предстоящих свадьбах, что меня привело в восторг. На свадьбе можно здорово оторваться, если, конечно, ты не невеста и не подружка! На этих двух мне не грозило ничего из перечисленного, потому я мысленно начала прикидывать, что одеть? Потом сообразила, что не место и не время. Потом придумаю.
   Нинка придумала и проводила теперь конкурсы, издеваясь над участниками нещадно.
   Я хихикала, скрываясь от участия в них за широкой Петиной спиной. Но Нинка и тут нашла выход - вытащила Рыжика.
   А уже на следующий конкурс вытянула меня. Конкурсантов было нужно двое и рядом оказался Эльмир. Конкурс был дурацким. Почему? Так танцевать я не люблю. А старый конкурс с разрыванием куска бумаги напополам настолько заезжен! Оказалось, и здесь можно внести разнообразие, Эл просто подхватил меня на руки, и изображал танцы за нас двоих. Нинка возмущалась, болельщики нас подбадривали, а я хохотала. В итоге мы вылетели, потому что Эльмир стал смеяться следом за мной и, отвлекшись, сошел с бумажки. Нам достался приз зрительских симпатий. И почему я не удивилась? Единственное, что приглушило заряд веселья - взгляд Рыжика, который я поймала. Я сразу почувствовала себя виноватой, и устремилась к нему. Он сидел с бокалом чего-то крепкого. Я попыталась понюхать, но мне в нос ударили градусы.
   - Ты что такое пьешь? - я сморщила нос.
   - Тебе такое пить не надо, - хмыкнул милый в ответ. - Сразу начнешь гостей развращать.
   Рыжик уже усмирил свое недовольство и просто нежно улыбался мне. Я поцеловала его, и вроде бы все стало хорошо. Но я ощущала, что-то пошло не так. Вроде все хорошо. Внешне. На нас бросали взгляды.
   Эльмир смотрел с непроницаемым выражением лица. Девчонки в большинстве своем смотрели с умилением, правда были и такие, что не стеснялись откровенно завидовать. Рыжик не держал меня возле себя. Он поцеловал меня, а затем подтолкнул к гостям, тихо сказав:
   - Сегодня твой день. Веселись. Гости пришли к тебе, не сиди со мной. Моё время ещё придет, - я благодарно улыбнулась и ушла, но уже через пару минут пожалела об этом. Вокруг него опять образовался круг девушек. А он все прикладывался к бокалу, и почти не улыбался. Девчонки явно задались целью развеселить его. Нет, вот они так-то к кому пришли?
   Да... Вот как же так я, став его девушкой, вдруг забыла, что Рыжик, это не просто мой друг, а баааабник, любитель блондинок и вообще? Нет, Петька вел себя прилично, и поводов для ревности или недовольства не давал. Просто в моей памяти вдруг галопом понеслись воспоминания о его бывших девушках, со многими из которых, кстати, он знакомился при мне! И кому как не мне было знать, что против его обаяния и очарования устоять очень сложно? Я таких, устоявших, и не видела...
   Такие рассуждения вновь начали вгонять меня в тоску. Я попыталась переключиться на что-то хорошее, и рядом вовремя возник Эльмир, сыпавший шутками. Настроение опять поднялось.
  
   Так все и продолжалось с переменными вспышками веселья и активности в разных частях дома. Постепенно гости стали расходиться по комнатам. Распределяла всех Ксюшка. Артем ей условно помогал, как она обозначила. По-моему, она просто таскала его за собой, не подпуская к нему особей женского пола. Никогда бы не подумала, что Ксю такая ревнивая! Артем демонстративно пожимал плечами, мол, я тут не причем, если надо, значит надо.
   Андрей поглядывал на них, а потом пожаловался мне на ухо и шепотом:
   - Если вы этих парней распугаете, то я прямо не знаю. Где я таких терпеливых найду, чтобы вас выдержали, а? - он попытался изобразить котика из Шрека, но смех в глазах смазывал весь эффект, и я двинула его кулаком в живот. Слегка.
   - Мы хорошие.
   - Ну, так и я о том, вы замечательные! Потому кого-то для вас подобрать и сложно.
   - Андрей, - зашипела я.
   - Да шучу я, - вздохнул он. - Просто парни у вас, наконец, приличные появились, и слов нет выразить мою радость.
   - Сглазишь! - замогильным голосом провыла я. Андрей изобразил испуг, и стал хлопать себя по губам и плеваться через оба плеча. Пришло время и нам расходиться по своим комнатам.
  
   Я не понимала, что творилось сегодня с Петькой. Вроде он был весел, и довольно принимал слова о том, что получил самую лучшую девушку. Но это была работа на публику. Я видела, что-то его гложет. Он смотрел на меня очень внимательно, и от его взглядов становилось немного не по себе. Ему было плохо. Я не столько видела это, собой он владел отлично, сколько чувствовала. Особенно это стало ощущаться во второй половине вечера.
   Он как никогда часто касался меня. Его нежные поцелуи отдавали горчинкой. А в глазах проскальзывала тоска. И, кроме того, он слишком много пил. Конечно, при его комплекции это количество спиртного не было фатальным, да и пьяным я его никогда не видела. Просто он в принципе никогда не налегал на спиртное. В компаниях он мог пробыть с одним бокалом весь вечер. Я ничего не понимала.
   Мне хотелось сжать его в объятиях, и передать часть того положительного заряда, который переполнял меня. И когда мы оказались в комнате, которая была оставлена за нами, я усадила его на кровать, встала между ног, обняла. Он ткнулся лицом мне в ключицу, и тоже обнял, очень крепко, прижав к себе так, что я была словно вдавлена в него.
   - Олесенька, моя хорошая, - это было произнесено так тихо, что я не была уверена в том, что действительно расслышала, что это не мои галлюцинации. Его руки заскользили по моей спине. Обычно он меня так успокаивал, но в этот раз, как мне показалось, успокаивать надо было именно его.
   - Петя, милый, что случилось? Ты так необычно ведешь себя, - я попыталась отклониться и заглянуть в глаза, но он опять прижал меня к себе, порывисто и почти резко. Рыжик не хотел, чтобы я видела его лица. Я стала поглаживать затылок и шею, чтобы он расслабился. Помолчим, раз он этого хочет. С ним я могу и молчать, чувствуя себя абсолютно комфортно.
   - Олесь, - хриплый голос оторвал меня от размышлений.
   - Да, милый, - я поцеловала его в затылок. Хорошо, что он заговорил, все же хотелось бы с ним обсудить то, что его терзает. - Сегодня праздник, а ты расстроен. Поделись со мной.
   Петя оторвался от моей груди и посмотрел мне в глаза:
   - Олесь, тебя тянет к нему?
   Сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать. Мой настрой на смутные терзания Петиной души не понятно о чем, был разбит его вопросом на мелкие кусочки. Он явно говорил о чем-то конкретном.
   - Петь, - я растерялась. - Ты о чем говоришь? Я что-то не так сделала сегодня?
   Петька вглядывался в мое лицо, потом засмеялся, но так грустно, что внутри защемило. Он откинулся назад, упершись руками в кровать
   - Петя, ты чего? - скулы стало сводить. Я не понимала, почему чувствую себя виноватой. Возможно, потому, что меня и не обвиняли ни в чем. Я потянула, было, руку к его лицу, но под его взглядом, опустила на полпути. - Петя, я что, давала повод для ревности? - даже злости не было. Боль в его глазах глушила мои эмоции, хотелось только утешить его. Видимо, что-то отразилось в моих глазах, потому что, забравшись на кровать, он потянул меня за собой. Я села рядом, чтобы видеть его лицо. Сейчас я жалела, что не включила общий свет.
   - Петь? - неуверенно то ли позвала, то ли спросила, сама не зная о чем.
   Он погладил меня по щеке, провел пальцем по уху, от чего побежали мурашки.
   - Знаешь, самое грустное в том, что ты действительно ничего не понимаешь, - его рука упала, и теперь мы просто сидели рядом, не касаясь друг друга.
   - О чем ты? - тихо спросила я, но он, как будто не слыша меня, продолжал.
   - Сколько раз я радовался тому, что могу читать мельчайшие выражения лиц, но именно сейчас я этому не рад, - он скривил губы. Глаза были направлены на меня, но смотрели, словно в никуда. Я поняла, что он и не видит меня. - Потому что мог бы не видеть этого, и просто быть счастливым рядом с тобой, - он замолчал, а потом обреченно добавил. - Ведь ты рядом.
   Последняя фраза словно привела его в чувство, и он отвернулся к окну. А я... Я сидела оглушенная. Звучало так, словно я рядом с ним - это плохо для него, болезненно. И говорил он о том, что казалось мне ненужным. Лишним. И звучало так, словно касалось кого-то другого.
   - Когда предложил тебе встречаться, я искренне верил во все, что говорил, - он аккуратно разглаживал покрывало под рукой. - И не думал, что все может привести к тому, что я впервые в жизни пойму, как это больно, когда твоя девушка просто смотрит на другого. А когда она смотрит на другого с грустью, то сердце словно рвется на части. Это физически больно. И ведь я знаю, что ты никогда не обманешь. Ты сказала, что будешь со мной, значит так и будет. Но сейчас я еще за миллиметр до той черты, за которой не смогу отказаться от тебя, и думать о том, что будет лучше для тебя, а не для меня. И я понимаю, что со всей своей искренностью ты даже не задумываешься о том, что тебя тянет к Эльмиру, - я спрятала лицо в ладонях, не в силах видеть его опустившихся плеч, потерянного выражения лица, руки, сжавшейся в кулак. Но даже этот кулак, такой тяжелый и опасный, выражал охватившие сейчас Рыжика боль и отчаяние.
   Мне не нравилось то, что он говорил. Его слова царапали изнутри. И его боль отдавалась где-то внутри меня. Я осторожно положила руку на его кулак.
   - Петь, не надо, - тихо попросила я. Он разжал руку, перевернул ладонью вверх и наши пальцы переплелись. Я прижалась щекой к его плечу. - Почему ты хочешь от меня отказаться?
   - Потому что я люблю тебя, хорошая моя, - он немного повернулся, и вторая рука легла на мой затылок. - Люблю.
   Я замерла. Он почувствовал мое замешательство.
   - Вот об этом я и говорю, - его губы коснулись на мгновение моих волос. - Вместо ответа ты впадаешь в ступор. Но я сказал не для этого. Просто хочу, чтобы ты знала.
   - Петя, - я попыталась заглянуть ему в глаза. - От тех, кого любят, не отказываются! - он посмотрел мне в глаза.
   - Хорошая моя, вопрос в том, кого любят. Если думать о себе, то, конечно, не отказываются. Но держать рядом человека и делать его несчастным, это не любовь. Это эгоизм, - конец фразы он выговаривал все тише.
   - Петь? - удивилась я.
   Он потер лицо.
   - Лесь, я, похоже, перебрал. И сейчас отключусь.
   - Ещё бы ты не перебрал, - начала ворчать я. - Весь день бокал только успевал наполнять!
   - Солнце, не ругайся, - вяло сопротивлялся он.
   - Вставай, я расправлю кровать.
   Он встал, я быстро стянула покрывало. Он уселся в кресло. Я покачала головой.
   - Раздевайся! Или тебе помочь? - Рыжик улыбнулся.
   - Неужели ты сама меня разденешь? - он хмыкнул. - Я об этом столько мечтал.
   Начала стягивать с него футболку.
   - Руки подними, - скомандовала я. Он поднял, и тут же опустил на мои плечи и притянул меня к себе. Я упала к нему на колени. Одна рука легла на мою талию, другая пристроилась на моем бедре и начала его поглаживать. - Ты не так уж и хочешь спать! - усмехнулась я.
   - Хочу, - тихо сказал он, скользя губами по моей шее. - Но есть то, чего я хочу ещё больше, - мое сердце привычно пропустило удар, а потом ускорило свой ритм. Рука опустилась с бедра до колена, и скользнула под юбку, остановилась на резинке чулка. Я притихла. Рука из-под юбки выскользнула, а Рыжик прижался лбом к моему виску, обняв меня обеими руками. - Как мужики в монастыри уходят, а? - жалобно спросил он. Я нервно хихикнула.
   - Не знаю. Так что, тебя раздеть? Или сам справишься?
   - Лучше сам.
   - Ладно, - я обхватила его лицо руками и поцеловала. - Тогда я пошла в душ. Надеюсь, очереди там нет.
   - Угу, - согласился Рыжик.
   - Может, вместе пойдем?
   - Ты садистка, - до меня не сразу дошло, на что он намекает, я сразу вспыхнула.
   - Я не то имела... я просто... Петя!
   - Ладно, сейчас у меня все мысли в одну степь. Иди.
   Я возвращалась из душа, и встретила Веронику. Та потеряно оглядывалась.
   - Ника, кого ищешь? - она посмотрела на меня и улыбнулась. Мягко, едва заметно, как умела только она. За одну улыбку я была готова её обожать.
   - Лесь, я умыться хочу. Заблудилась.
   - Пойдем, покажу, - я мотнула головой. - Мы даже не поговорили толком! А ведь так давно не виделись.
   - Да, я соскучилась. Но сейчас к сессии время идет, стараюсь все сдавать, чтобы автоматы получить.
   - Как на работе дела?
   - Может, поговорим попозже? - Ника посмотрела немного неуверенно. Она очень редко предлагала первой встретиться, погулять. И, насколько я знала, такие предложения были обращены только ко мне. И отказать ей я не могла. К тому же, просто любила с ней общаться.
   - Ты тогда в душ, а я все в комнату отнесу и приду.
   - Ой, у тебя же Петя... - растерялась девушка. - Я забыла.
   - Он уже заснул, скорее всего, - засмеялась я. - Он сегодня отмечал гораздо активнее меня. Так что, давай по-быстрому.
   - Хорошо, - Ника ушла в ванную.
   Я заглянула в свою комнату. Рыжик спал. Я не стала его трогать, помня, что он иногда во сне хватает меня и прижимает к себе, а если начну вырываться, то разбужу его. Пусть уж спит. Я вздохнула. Если честно, то я планировала провести эту ночь иначе. Можно сказать, приготовилась со всех сторон. Но что тут поделать? Сама виновата. Не было бы сегодня Эла, и Петька бы не напился. Я тихо вышла из комнаты.
  
   Мы прихватили бутылку вина и поднос с закусками, и отправились на кухню. У Елисеевых это было одно из моих любимых мест. Обычно они обитали здесь, особенно, когда приезжала мама, которая любила готовить. Атмосфера здесь была домашняя, уютная.
   Мы только начали беседу, как на кухне нарисовалась Ксю.
   - А что это вы тут делаете?
   - Продолжаем банкет, - я отсалютовала ей бокалом.
   - Можно к вам?
   - Ника, ты не против? - девушка мотнула головой. - Присоединяйся, - кивнула я.
   - Тут где-то мартини остался, - Ксю полезла по шкафам.
   - А Артем где?
   - Андрей его к себе в комнату положил, - сердито ответила Ксю. - Ну, вот где справедливость? Петька с тобой, а мне вместо Артема, девчонок прислали, - ныла она.
   - А ты его в другое время к себе пригласи, - съехидничала я. - Когда гостей не будет, и Андрюшка не сможет выкрутиться.
   - Да он не выкручивается, просто комната на двоих только вам досталась. Народу много, всех растасовали по половому признаку, - Ксю нашла бутылку и пристроилась за стол. - А ты вместо того, чтобы пользоваться, здесь отжигать продолжаешь.
   - Двадцать лет раз в жизни, - усмехнулась я.
   - Вера, - Ксю обратилась к нашей общей бывшей коллеге. - Ты-то как поживаешь?
   Мы поболтали не долго, время было близко к утру и нас тянуло в кровати неудержимо. Но пожаловаться на Эльмира я успела. Так, слегка душу отвела. Не Петьке же высказывать это? Он опять взбесится. Ксю бурно возмущалась нахальству Эла, забыв, что совсем недавно была на его стороне. Ника выслушала спокойно, сказала только:
   - Эльмир не отстанет, пока сама однозначно не скажешь, чтобы он ушел, - после чего Ксюшка вдруг начала вздыхать.
   - А ведь жалко парня! Так сильно любит! - потом она как-то замялась, но все-таки спросила. - А ты уверена, что Петька тебя хоть вполовину так любит, как Эльмир?
   Я открыла рот, чтобы возмутиться. Потом закрыла и только растеряно смотрела на Ксюшку. И не знала что сказать. Рыжик не говорил мне громких слов любви, но то КАК он об этом сказал, трогало очень сильно. Но это было настолько личным, что обсуждать не хотелось. Тут заговорила Ника:
   - Главное, с кем Олесе лучше, - я повернулась к ней. Она мягко улыбнулась. - Как бы тебя не любили, если у тебя чувств нет, счастья не будет. Поэтому ты думай о том, кто дорог тебе. Кто действительно нужен, - Ксю заворожено слушала Веронику, а потом согласно кивнула:
   - Вер, ты как всегда зришь в корень. Так что, Леськин, ты думай.
   - О чем думать? Я ведь с Петькой, - я отвела взгляда от девчонок. Они привнесли сомнения в мою и без того неспокойную душу. Вероника заговорила о планах на лето. Я понимала, что она специально переводит тему, и Ксю, видимо, тоже поняла, так как уж очень бурно начала рассказывать о многочисленных задумках на лето.
   Девчонки разошлись, а я все сидела на кухне. Надо как-то разложить мои чувства по полочкам. Есть Рыжик, есть Эльмир. Вот что к каждому из них я чувствую?
   - Олесь? Ты чего в полутьме сидишь? - вот ведь... накликала Эльмира своими размышлениями. Впрочем, ничего страшного, он ведь вел себя на "отлично", так что не думаю, что стоит переживать. Я подняла глаза, он стоял в дверном проеме и нашаривал выключатель, чтобы зажечь верхний свет.
   - Эл, не зажигай. Тут нормально, ты не привык просто.
   Эл, подойдя к столу, посмотрел на мой бокал.
   - Ты в одиночку пить начала? Давно? Кстати, я не прочь присоединиться, спасая тебя от алкоголизма, двое - уже компания, - я хмыкнула, а Эл взял чистый стакан, и следом за Ксю, прошелся по бутылкам.
   - Девчонки только что ушли. А я вот сижу. Размышляю.
   - О чем? - Эльмир подошел ко мне с выбранным спиртным. - Пошли в гостиную, не люблю на стульях сидеть.
   - Да я уже идти собиралась.
   - Посиди со мной немного. Я уж думал в одиночку здесь в обнимку со стаканом засяду. А тут такая компания. Я старался быть образцовым гостем, побудь доброй хозяйкой, - он улыбнулся. - Кстати, а Рыжий где?
   - Спит, - ответила я, сползая со стула. Двигаться уже было лень. Я взяла свой бокал, а Эльмир ухватил бутылку с вином. - Да не буду я больше, мне хватит.
   - Да что тебе сделается? Ты и не пила сегодня почти. Пойдем, - Эл опять сверкнул веселой шальной улыбкой, и мы пошли. Вот как он так постоянно делает, что я иду у него на поводу?
   Эл, шедший впереди, выбрал маленький диванчик как раз на двоих. Хотя я бы предпочла диван побольше, подушку, одеяло и спаааать. Но и отказать ему не могла, все-таки, он действительно загладил свою вину.
   Свет в гостиной был приглушенным, стоял на самом минимуме. Это опять навеяло на мысли о сне, но я постаралась отвлечься.
   Эл говорил что-то о вечере, о том, как я изумительно хороша сегодня, я слабо улыбалась и кивала, мол, да, на диво хороша. Я забралась на диван с ногами, села боком, чтобы сидеть лицом к Элу и при этом так удобно опираться на спинку дивана. Бокал оставила на столике.
   - Олесь, ты где витаешь? - раздалось совсем рядом. Я поняла, что смотрю куда-то в пол, подняла глаза. Эльмир был очень близко. - Ты ещё здесь? - а когда он меня за руку успел взять? Я осторожно высвободилась, отводя глаза.
   - Здесь я. Куда я денусь?
   - Кто тебя знает, - как-то грустно ответил Эл. Я опять на него посмотрела. Он сидел, сжимая бокал и уже не глядя на меня. Глазами что-то выискивал на дне своего бокала. И грустил. Вот блин! Да что же такое, а? Вот он откалывает номера, я его посылаю. Ведет себя нормально, я его не слушаю. Тоже нашлась фифа, парню мозги парить! Я ухватила его за свободную руку:
   - Эльмир, прости. Я просто спать хочу, - он поднял на меня грустные глаза. Одно его движение, и теперь уже не я держала его за руку, а он меня. Все так же глядя на меня, он отставил бокал на столик, и уже одной рукой держал, а пальцами другой легко поглаживал тыльную сторону ладони. Его взгляд скользил по моему лицу.
   - Знаешь, - он говорил очень тихо, я внимательно вслушивалась. - Чем дольше я тебя знаю, тем больше удивляюсь тому, какая ты искренняя, открытая. Ты спешишь сочувствовать всем вокруг, даже когда они того не стоят. Таких как ты больше нет, - я хотела, возразить, но на мои губы легли его пальцы. - Тсс, дай я скажу, - я послушно прекратила попытки говорить, а он стал поглаживать мою щеку большим пальцем, пристроив руку на шею. Тут я, некстати, вспомнила слова Ники о том, что важно, как я отношусь к Элу и Рыжику. Вот как я отношусь к Эльмиру? Я задержала взгляд на его губах, он продолжал что-то говорить, но я никак не могла вникнуть в его речь. Но и по губам не удалось ничего прочесть. Зато он вдруг замолчал. Я посмотрела ему в глаза. Он горящим взглядом смотрел на меня. А поймав мой взгляд, Эльмир наклонился и прижался к моим губам.
   Как то в стороне промелькнула мысль о том, что вот и шанс попытаться разобраться хотя бы в одном - чьи поцелуи мне больше нравятся. Вот только Рыжику вряд ли понравится мысль о том, что я опытным путем это выясняла. Мысль о Петьке отрезвила, и я попыталась толкнуть Эльмира, и отшатнутся назад, но рука на моем затылке удержала моя, а вторая, оказавшаяся на моей талии, прижала меня к крепкому мужскому телу. Он был сильнее. И вырваться я бы не смогла. Потому я стиснула губы и застыла. Очень скоро он оторвался от меня, но не выпустил, только прижавшись губами к моему виску, прошептал.
   - Ты злишься, - голос был хриплым. - Олеся, ты не представляешь, что я чувствую рядом с тобой. Сейчас...
   - А хочешь, я скажу тебе, как я себя чувствую сейчас? - дрожащим голосом спросила я, сама не совсем понимая, от чего он дрожит. Эл замер. Он не ответил, но я поняла, что он ждет моих слов. - В этом доме спит мой парень. А я целуюсь здесь с тобой. Я ощущаю себя шлюхой, которая не оправдала доверия и уважения данного ей, - я почувствовала, что в глазах собираются слезы. Все что я сказала, было правдой. Руки Эльмира упали.
   - Не говори так.
   - Почему? Все, так как есть. А уж говорю я об том или нет - роли не играет.
   - Олеся...
   - И даже не твоя вина, наверно, в этом. Ты вполне можешь сказать, что я пригласила тебя сюда, потом сидела здесь с тобой. Но я не хотела, чтобы все так вышло, - я смотрела поверх его плеча, зная, что должна это все высказать.
   - Я знаю, - мрачно сказал Эл.
   - Тем хуже, - я встала с дивана. - Если ты понимаешь, что авансов я тебе не делаю, и все равно идешь наперекор моим желаниям, то и говорить больше не о чем, - я развернулась и пошла к своей комнате.
   - Олеся, - с отчаянием позвал он. Я остановилась, и, не поворачиваясь, попросила:
   - Эл, не мучай ни себя, ни меня, пожалуйста, - и ушла в свою комнату. Почти сбежала. Я боялась, что если обернусь, то начну его утешать, и все опять повернется не так, как я хотела. А он молчал.
  
   Просыпаться не хотелось, и хотя я чувствовала, что сон уходит, пыталась его вернуть. С пробуждением нагрянули мысли о вчерашних посиделках с Эльмиром. Настроение портилось. И потому в одеяло укутывалась потеснее, и вертелась так и сяк. Рядом раздался голос:
   - Ты долго собираешься крутиться? - я распахнула глаза. Петька лежал рядом на боку, подперев голову рукой, и разглядывал меня. - Доброе утро.
   - Привет, - я сонно поморгала глазами. - Давно встал?
   - Недавно, - я посмотрела на влажные волосы. Видимо, достаточно давно, чтобы в душ сходить.
   - А времени сколько? Народ спит?
   - Большая часть гостей уже разъехались, тебя решили не будить, - от такой новости я резко села.
   - Вот, блин! - вот такая я хозяйка-растяпа, проспала собственных гостей.
   Петька хмыкнул:
   - Не переживай, уезжали они в слабо вменяемом состоянии, так что завтра и не вспомнят, что ты их не проводила.
   Тут в дверь весьма формально постучали, и в комнату вломилась Ксюшка с воплем:
   - Ты, наконец, проснулась?
   - Даже если бы я не сделала этого сама, то сейчас ты бы разбудила.
   - Разбудила бы. Вера уезжать собралась, но упорно ждет, пока ты проснешься. Она же вежливая.
   - Вот блин! - я шустро вылезла из-под одеяла, перелезла через Петьку. Хоть кого-то провожу. Натянув джинсы и майку, выскочила из комнаты, по дороге приглаживая волосы. Ксю вынесло за мной, Петька смотрел нам вслед.
   Ника сидела на кухне, пила чай, ждала меня. Увидев, улыбнулась.
   - Ксю тебя разбудила?
   - Она сама уже встала! Они бы с Петькой ещё неизвестно, сколько сюда не выбрались, а ты бы ждала! - вставила свое веское слово Ксюшка.
   - Ника, а ты чего уезжаешь? Дождалась бы нас! - я начала готовить себе чай.
   - Мне нужно, Олесь. По учебе много всего делать и учить. Так что, я, пожалуй, пойду уже, - она улыбнулась.
   - А на чем ты ехать собралась? - замерла я. - На маршрутке ни-ни. Ксю, на машинах кто-нибудь остался? Из тех, кто уже домой собирается?
   - Да, - тихо вздохнув, ответила Ксюша. - Вот и он. Даже оделся уже.
   Я обернулась. На кухню вошел Эльмир. Мое лицо застыло. Ксюха, поняв, что я на него сердита, сообщила ему, что тут девушку подвезти надо. Он смотрел на меня и согласно кивал Ксю. Интересно, он вообще понял, о чем она говорила? Кода Ксюша замолчала, он подошел ко мне совсем близко. Девчонки притихли и наблюдали за нами.
   Эльмир искал на моем лице что-то, пристально вглядывался.
   - Олесь, - он говорил тихо. - Я не хотел...
   - Спасибо. Я беспокоилась, как Вероника доберется. Теперь буду знать, что все с ней хорошо, - я специально перебила его. Ещё не хватало при других обсуждать вчерашнее. Эльмир сверкнул злыми глазами. Он все понял.
   - Не за что, - в голосе звучали обида, смотрел он сердито. - Для тебя что угодно, - он развернулся и вышел, напоследок бросив Веронике. - Жду в гостиной, давай быстрее, я тороплюсь.
   В дверях он столкнулся с Петькой, они какое-то мгновение пободались взглядами и разошлись. Появление Рыжика спасло меня от расспросов. Судя по выражению лица Ксю, у неё было много вопросов. Мы с Вероникой попрощались, и она ушла.
   Постепенно народ разъезжался. Пришло время уезжать нам с Петькой. Он был на удивление молчалив. Зато наблюдал за мной постоянно. Меня начали терзать сомнения - может он откуда-то узнал о том, что у нас с Элом была встреча тет-а-тет и её окончание? Неужели Эл рассказал? Вряд ли. По-хорошему, я должна была бы рассказать ему об том сама. И расскажу. Только не сейчас. Вот смелости наберусь, и расскажу. В любом случае, рядом постоянно кто-то находился все время, и поговорить откровенно не выходило.
   Наконец, мы оказались в машине.
   - Петь, - начала я, едва мы в неё сели, но он меня перебил.
   - Олеся, нам надо поговорить, - он повернул ключ. - Но давай мы это сделаем, когда будем возле твоего дома. Чтобы я от дороги не отвлекся не вовремя.
   Такое вступление меня напрягло, но я кивнула, и всю дорогу пялилась в боковое окно. Смотреть на Рыжика было почти страшно. Ведь мы уже поговорили вчера, что он ещё придумал? Мы доехали... быстро. Никогда Петька не отличался склонностью к быстрой езде. Я думала, он в принципе не превышает скорость, оказалось, раньше мне с его настроением везло. А сейчас он сжимал руль, стискивал зубы и смотрел на дорогу. Даже не пытался, как обычно, взять меня за руку, погладить по щеке. В машине повисла атмосфера отчуждения. Я затосковала.
   Когда мы остановились перед моим подъездом, я была готова убежать домой, чтобы ни о чем не говорить. Петька был напряжен, и я понимала, о чем бы ни зашла речь, мне это не понравится.
   - Олеся, мы не закончили наш вчерашний разговор, - мои глаза напряженно распахнулись. Сами. Петька посмотрел на меня, и отвернулся к окну. Я молчала. Разговор о вчерашнем казался мне меньшим из зол. Разговор о поцелуе с Эльмиром тревожил непредсказуемостью. - Олесь, я не хотел говорить об этом вчера. Просто не выдержал. Но раз уж начал, то закончу, - он взял меня за руку, переплел свои пальцы с моими, и снова отвел взгляд. Мне это не понравилось. Не помню, чтобы когда-нибудь он уходил от тяжелых разговоров. Он всегда отвечал, и смотрел при этом в глаза. А сейчас взглядом уклонялся, только я не понимала - от чего? - Леся, я, наверно, не прав в том, о чем хочу тебя попросить. Но не попросить я не могу, это выше моих сил, - он замолчал, а мое сердце стало пропускать удары.
   Опять стало зябко. И захотелось сбежать, чтобы не слышать того, что он мне скажет. Я крепче вцепилась в руку Рыжика, чтобы он не понял, насколько меня пугает вступление, которое он сделал, и что руки у меня начинают подрагивать. Он как-то по-своему понял мое движение, и поцеловал меня в макушку.
   - Милая, я прошу, чтобы ты перестала общаться с Эльмиром, - эти слова вызвали недоумение.
   - Петя, я с тобой, чем он тебе мешает?
   - Олесь, - теперь уже он взял обе мои руки, и крепко сжал их своими ладонями. - Я прошу, чтобы его никогда не было рядом, - он смотрел мне в глаза. Глаза его как будто потемнели. У меня фантазия больная. И не к месту включается. А слова, между тем, острыми иглами впивались под кожу. - Ни в качестве друга, ни в каком другом. Потому, что я не могу видеть его рядом с тобой. Я никогда ни кого не ревновал. И ревновать тебя - это глупо, потому что верю тебе. Но меня корежит, когда я вижу, что он просто смотрит на тебя. А видеть, как ты улыбаешься ему - все равно, что ножом по живому.
   - Петя, - я вглядывалась в его лицо, и ничего не могла рассмотреть на нем. - Ты жесток. Он тоже любит, ему тоже больно...
   - Олеся, а ты не думала, что видя тебя рядом со мной, он мучается сильнее, чем находись он где-нибудь подальше от тебя? И держит его рядом с тобой одна надежда, что он получит то, к чему стремится, - он выдержал паузу. В голосе звучало раздражение. - Тебя. И почему ты не думаешь о том, каково при этом мне? Мне тоже непросто видеть его постоянно рядом с тобой. Ты, так или иначе, делаешь больно кому-то, пытаясь угодить всем. Невозможно осчастливить всех. Ты должна выбрать.
   - Ты мне не доверяешь. И все решил за меня, - тихо, но упрямо сказала я, отворачиваясь от него. Вот сама была зла на Эльмира, особенно после выходки с поцелуем, но отрезать все вот так лихо я не могла. Даже, несмотря на то, что правда в словах Пети была. Я просто не умела никогда принимать такие решения. Но недоверие Рыжика задело. Я вот молчала, когда на него почти вешались мои подружки! И слова не сказала! А он вон как все повернул! Я чувствовала, что начинаю злиться. Так нечестно!!
   - Дело не в доверии, - Петька треснул по рулю. - Олесь, Эльмир постоянно везде рядом с тобой. И он будет пользоваться любым случаем, чтобы досадить мне и получить тебя! - тут некстати я вспомнила, что совсем недавно Эльмир оказался рядом и воспользовался. Но чувство вины погасло под ощущением давления на меня. Рыжик тем временем слегка успокоился, и попытался говорить спокойнее. - Олеся, я люблю тебя. И прошу однозначно - пусть он исчезнет из твоей жизни.
   - Ты не просишь, - отрезала я. - Ты требуешь!
   Тут Петька совсем озверел:
   - Пусть так! Если хочешь, то да, я требую! Неужели я не имею права на то, чтобы быть единственным рядом с той, кого люблю?!
   - Ты вообще от меня, может, всех разгонишь? - уже произнося слова, я понимала, что несу чушь, но таких замашек от Рыжика не ожидала.
   - Нет. Речь только об Эльмире, - Петька сверлил меня взглядом. Ждал.
   - Ты уверен, что у тебя ко мне что-то, кроме чувств собственника? - зло спросила я.
   - Олеся, - он покачал головой. - Даже не думай фантазировать. Я люблю тебя. Я такими словами не бросаюсь. Ты моя солнечная девочка, ты нужна мне. Ты согреваешь меня. Ты стала частью меня. И только поэтому я не могу по-другому. У нас всегда была откровенность в отношениях, ведь так? - он дождался моего кивка. - Поверь, я умею манипулировать не хуже Эльмира. Но я не хочу получать тебя любой ценой. Когда дело касается тебя, цена имеет значение. А ложь, она все разрушит. Так или иначе, - я чувствовала, что нахожусь на грани истерики. - В любом случае, если с ним тебе будет лучше, ты вправе уйти. Я не буду держать.
   Когда Петька говорит таким голосом.... Он не откажется от того, что сказал. Я знала его достаточно хорошо, и понимала, что он не отступит. Если уж он допустил вероятность того, что с Эльмиром мне может быть лучше, то дело пахнет керосином. Он упрется, и сдвинуть его не получится.
   Я отвернулась от него и посмотрела в окно. Когда я злюсь, то говорю не всегда то, что надо. Поэтому я постаралась сдержать эмоции, и по-прежнему не глядя на обозленного, и такого дорогого мне человека, сказала сдавленным голосом:
   - Мне надо подумать.
   - И долго ты собираешься думать? - ехидно спросил Рыжик.
   - Не знаю, - я по-прежнему смотрела в окно.
   - Что ж, решать тебе, - зло ответил Рыжик. Я судорожно вцепилась в сумку, лежащую на коленях, и потянулась открыть дверь. Смотреть на Петьку не хотелось, глаза резали набегающие слезы. Петька схватил меня за руку.
   - Ты меня на прощание даже не поцелуешь? - поцеловать я его хотела, а вот слезы свои показывать - нет. Но он все решил за меня, повернув меня к себе. Вздохнул, увидев, что глаза на мокром месте.
   - Хорошая моя, что же ты... - он что-то нежное бормотал, вытирая мои щеки, потом начал касаться лица губами. Поцелуи у нас ещё не были такими. Он никогда не целовал меня так нежно и жадно одновременно. А я никогда так не боялась момента, когда мы разорвем объятия. Все же он отстранился от меня. И, держа мое лицо в своих ладонях, прижимаясь лбом к моему лбу, он сказал:
   - Можешь думать что угодно, и сомневаться, как ты это любишь делать, во всем, кроме одного. Я тебя люблю. Слышишь?
   - Слышу, - тихо ответила я. А потом ушла, лелея надежду на то, что совсем скоро он позвонит сам, и скажет, что все это было дурацкой шуткой. В груди щемило. Такого дня рождения у меня ещё не было.
  
   Вместо того, чтобы внимать лектору, я с тоской поглядывала в окно. Весна пришла. А у меня все так уныло. Прошло больше недели, а Петька не звонил. Сначала я не выпускала телефон из рук, все ждала. Потом стала специально оставлять его дома, чтобы не ответить на звонок, наказать его. Но от этого нервничала ещё больше - а вдруг он позвонит? А если не возьму трубку, обидится? Я решила о Петьке больше не думать, а то все вокруг стали интересоваться, что у меня случилось.
   Эльмира я видела в университете пару раз. Мельком. Эл стоял, сунув руки в карманы, и провожал меня внимательными взглядами. Я задирала нос и шла мимо. Он не подходил. И правильно делал, я была очень злая. И на него, и на Рыжика. Хотя с другой стороны, мне не хватало общения с ними обоими. И когда я перестала встречать Эльмира в коридорах, то расстроилась. Пробежала глазами расписание заочников. Его сессия подошла к концу. Значит, здесь он больше не появится. От этого я совсем расстроилась.
   Оба парня решили не делать шагов на сближение первыми. И я тоже не хотела делать первых шагов. Потому я постоянно прокручивала все то, что происходило в последнее время, и пыталась понять, как же разобраться с ситуацией? Петька сказал, что нельзя осчастливить всех, но вдруг я что-то упустила? А если можно как-то изменить ситуацию? Переубедить кого-нибудь из парней? Только в чем переубеждать? Я заводила себя вопросами в тупик, и хотелось побиться головой об стенку. Не делала я этого только потому, что к мазохизму не склонна. В итоге каталась по друзьям, но все спрашивали про Рыжика, и вскоре я нашла альтернативу - погрузилась в учебу. Все же сессия грядет.
   Сегодня я решила развеяться, все-таки, на учебу я стала налегать уж слишком активно. И решила прогуляться. Просто проветриться и подумать. И не хотелось видеть никого. Весьма удачно я оставила телефон дома. Все равно никто не дозвонится. А Нинка поймет, что трубку я не беру просто потому, что телефон забыла. Погода была замечательная. И мне хотелось бы пойти гулять по улицам вместе с Петей. Но после нашего разговора я даже номер его набрать не могла. Потому что он ждал однозначного ответа, а у меня его не было. Легко было сказать - разберись в своих чувствах, подумай, но как разбираться? Как была чехарда в голове, так и осталась. Но я всегда была с ним честна, и не хотела бы обмануть его. Он этого не заслужил. Каждый имеет право на то, чтобы его любили по-настоящему, а если бы я останусь с ним рядом, появится кто-то, кто будет любить его безумно, без сомнений и терзаний? А он останется со мной, даже если тоже будет любить. Просто потому, что обещал. Даже если моя нелюбовь убьет его чувства.
   Я шла по городу и вспоминала, как мы гуляли с ним, то там, то здесь. Когда желудок дал о себе знать, я поняла, что прошла уже очень много, а ведь поесть хотела ещё в универе. Здесь рядом было кафе, которое любил Петька. Вообще японскую кухню я не очень любила, но именно сейчас мне захотелось роллов. До головокружения. И я направилась туда. Была там пару раз, потому что обычно Петька шел навстречу мне, и мы ели пиццу. В горле образовался комок. Неужели теперь я постоянно буду вспоминать о нем, и мысленно представлять его действия или слова?
   Зашла в кафе, ко мне подошла девушка-администратор, чтобы узнать, какой зал я предпочитаю. Я посмотрела в глубину зала и замерла. За НАШИМ столиком сидел Петька с девушкой. Я не слышала, что говорила мне администратор. Я смотрела на Петьку, который улыбался незнакомой мне брюнетке, кивал что-то на её слова. Словно почувствовав мой взгляд, он поднял глаза и увидел меня.
   - Девушка, вы слышите меня? - я заставила себя посмотреть на администратора. - Вы в порядке?
   - Да, все хорошо, - я перевела взгляд на Петьку. Он, не отрываясь, смотрел на меня, его спутница повернулась, чтобы понять, куда он смотрит. Словно опомнившись, Петька вскочил, а я, не рассуждая, развернулась и выбежала. Я старалась медленнее спуститься по ступеням, но, едва сойдя с крыльца, побежала. Не понимая - зачем и куда. Я натыкалась на прохожих и почти сразу свернула с центральной улицы во дворы. Народу здесь было меньше. По щекам побежали слезы. Я лихорадочно стирала их. Все нормально. Все хорошо, уговаривала я себя. Слезы не помогут. Просто если ты дура, то это уже не лечится. Ведь сама недавно думала о том, как Петька и Эльмир похожи. А то что Петька сейчас сидит с привлекательной девушкой в кафе, так это просто закономерность. Он ведь меня сам предупреждал о том, что похож на отца. А я говорила, что все зависит от него. И до сих пор верю - это сознательный выбор. Его решение.
   Просто он устал ждать. А может и не устал, а решил найти себе временное утешение? Вряд ли он думал, что мне станет известно что-то об этой брюнетке. Интересно, а до неё кто-то был? И с какого момента? А ведь он так искренне говорил, что не хочет мне изменять... Мне было больно. Внутри что-то рвалось.
   Я понимала, что не будет тех отношений, которые были у нас когда-то. Что он не будет брать меня на вечеринки, с которых мы будем разъезжаться в разные стороны, довольные друг другом.
   Теперь вооще ничего не будет! Потому что он обманул. Впервые за время нашего общения, но так, что простить я не смогу. Теперь уже не будет между нами того доверия, которое было раньше. Я не смогу смотреть на него, оценивать его по каким-то особым меркам. Он стал... обычным. С того пьедестала, на который я ставила его, сама того не понимая, он спустился на грешную землю. Может от этого мне так плохо? Если не идеален мой Рыжик, то кто? Впрочем, уже не мой. И называть его Рыжиком уже не хочется. Я снова судорожно всхлипнула.
   В боку закололо. Неконтролируемый слезопад прекратился. Я остановилась и прижала руку, слегка наклонившись, в надежде унять боль. Другой рукой я терла щеки, кожу которых тянуло после слез. Надо успокоиться.
   - Девушка, с вами все в порядке? - я подняла глаза. Передо мной стоял огромный мужчина в строгом костюме. Невольно отступила на шаг назад.
   - А... Да, - пискнула я. - Все хорошо.
   - Олеся? - присмотрелся ко мне парень. Я испуганно ойкнула. Суровое лицо, и вообще весь вид производил пугающее впечатление. И я точно его не знала!!! - Вы ведь Олеся? - уточнил гигант, вполне так уважительно, от чего мне слегка поплохело. Я думать забыла, что у меня что-то болит. Настороженно кивнув, я осмелилась спросить:
   - Мы знакомы? - еще на шажочек ненароком так отступила. Мало ли...
   - Нет, - мои брови невольно взлетели. - То есть... Я вас знаю. Вам нехорошо? Может, вы зайдете, освежитесь?
   - К-куда? - испугалась я. Вспомнились детские лекции мамы и папы - не разговаривай с незнакомыми дядями. Мужчина, похоже, сообразил, что я его побаиваюсь, руки за спину убрал, и кивнул в сторону здания:
   - В ресторан, - я повернулась. Действительно ресторан. Только вот зайти в него мне было бы явно не по средствам.
   - Нет, спасибо, мне надо идти, - я попыталась его обойти, но он переместился.
   - Олеся, вы не очень хорошо выглядите, зайдите, выпейте чашку чая, и я не буду вас больше задерживать.
   - Мне не по карману ваш чай, - отрезала я.
   - Я вас угощу, - он сделал приглашающий жест. - Прошу.
   Мне это не нравилось.
   - Зачем вам это? И откуда вы меня знаете?
   - Знаю я вас по Олимпу. А мне лично ничего от вас не нужно. Пойдемте? - он осторожно подтолкнул меня.
   Я пошла, насторожившись. Что делать? Телефона не было, и я уже не была этому так рада, как в начале дня. Мимо персонала меня провели к девушке, которая стояла у стойки.
   - Лена, покажи Олесе, где можно освежиться, она будет отдыхать за угловым столиком в зеленом зале. Счет запиши на первый номер, - Лена дежурно улыбалась мне, но в глазах плескалось любопытство. А я смотрела насторожено - что ещё за первый номер?!
   Лена дождалась меня, и повела за собой. Я шла послушно, но настороженно поглядывала по сторонам. Села за столик. На нем лежало меню, которое я проигнорировала.
   - Я буду черный чай.
   - У нас большая чайная карта... - начала Лена, но я перебила:
   - Любой.
   - Десерт желаете? - уточнила девушка.
   - Нет, - буркнула я. - Спасибо.
   Лена разглядывала меня с таким горячим любопытством, что мне хотелось, чтобы она ушла поскорее. И когда она открыла рот, чтобы ещё о чем-то спросить, то я мило улыбнулась:
   - Мне только чай. Если можно, быстро.
   - Да, конечно, - она, наконец, ушла. Я покрутила головой. Народу было немного. И мужчину, который меня сюда привел, я не видела. Может, нужно быстренько уйти? Но мне принесли чай, и навалилась апатия. Я вспомнила, как оказалась здесь. Вспомнила Рыжика и брюнетку.
   Мне принесли чай в стеклянном чайничке, внутри которого распускались дивной красоты цветы. Интересно, Петька угощает её таким чаем? Он любит хороший чай. И мне пытался привить к нему любовь, и стонал, когда я тянулась за чаем в пакетиках. Я налила в кружку немного жидкости, и стала помешивать её ложечкой. Просто так. Чай я пью без сахара. Но помешивание меня успокаивало.
   Я сидела, мешала чай. Навалилась тоска, и не хотелось думать не о чем. Вот залезть бы сейчас под одеяло и пореветь. Просто так. От того, что все сложно. От того, что нет счастья. От того, что нет покоя. От того, что все не так. Мне стало очень жаль себя. До жути. До тумана в глазах. Потом я сообразила, что это не туман, просто я как истеричка опять собралась реветь. Запрокинула лицо к потолку. Вдохнула воздух глубоко и медленно, чтобы успокоится. Надо с собой что-то делать. Быстро поморгала. Ещё раз судорожно вздохнула. Вроде помогло. Опустила глазки от потолка и поймала взглядом идущего к моему столику Эльмира. Он пристроился на диванчик напротив меня. Пробежал встревоженными глазами по моему лицу.
   - Привет.
   - Привет, - я пристроила локоть на стол, наплевав на этикет и прочее, устроила щеку на ладонь. Я перенервничала сегодня на много дней вперед, и причина появления Эла здесь, по большому счету, меня не интересовала. Он явно ожидал вопросов. Но мне все было безразлично. Взгляд Эльмира скользнул по столу.
   - Хочешь сладкого? - я покачала головой. - Ещё чего-нибудь? - я ответила тем же жестом. По его глазам я поняла, что ему не понравилось мое поведение. - Олесь, почему ты плакала?
   Я опять мотнула головой. Говорить не хотелось, в горле стоял ком.
   - Поехали отсюда, - предложил Эльмир, настороженно глядя на меня. Я кивнула. Эльмир был растерян. Взяв меня за руку, он пошел к выходу. Там я увидела мужчину, который привел меня в ресторан. Я невольно сжала руку Эльмира крепче. Он обернулся и поймал мой взгляд, направленный на гиганта.
   - Олесь, ты чего? Влад тебя чем-то напугал?
   Так они знакомы.
   - Откуда он меня знает? - тихо спросила я.
   - Из Олимпа он помогал тебя до квартиры доставить. С тобой на руках сложно было бы отпирать двери. Он швейцаром подработал. Спасибо, - обратился он к Владу, когда мы до него дошли, они пожали руки друг другу. Влад еле заметно улыбнулся мне и кивнул. Я настороженно кивнула в ответ. Он меня сюда против воли привел, Эла вызвал. Он мне не нравился.
   Эльмир открыл дверь со стороны пассажирского сиденья. Я села в машину, Эльмир пристегнул ремень безопасности. Я безучастно наблюдала. Его рука легла на мою щеку.
   - Леся, да что с тобой?! - я не понимала, раздражен он или просто встревожен.
   - Все нормально, Эльмир, - я посмотрела на него и попыталась улыбнуться. Вышло плохо, Эл тяжело вздохнул, но дверь закрыл и отправился за руль.
   Я отвернулась к боковому окну, но не смотрела туда. Просто прикрыла глаза. И когда машина остановилась, оказаться перед домом Эла было сюрпризом. Эльмир смотрел с вызовом. Он ждал, что я буду спорить. Не буду. Мне все равно. Думала, он вздохнет с облегчением, но ему это не понравилось. Он опять повел меня за собой за руку.
   Вспомнилось, как после того, что сказала мне Лика об Эльмире, я поехала к Петьке, и пыталась его соблазнить. Только Эл оказался невиновен, а Петька слишком благоразумен. И мои неумелые приставания прекратил. Интересно, а если я решу забыться с Элом, он так же трезво все рассудит и отложит секс на потом? Почему-то я в этом сомневалась. Но... Проверять не хотелось. Когда узнала, что Эл предпочел мне другую, меня это задело, но главным образом задето было моё самолюбие. А сейчас мне было больно. Я слишком поздно поняла, что значил для меня рыжеволосый парень, его ослепительные улыбки и такие сильные и при этом нежные руки. И равноценной замены тому, что было у нас я не видела. Для меня он был таким, каких просто не существует. Оказалось, что и правда не существует, потому что Рыжика я выдумала. А Петька... он обычный и не мой, так что о нем размышлять?
   В квартире он пытался меня накормить, я отказалась. Ушла в комнату. Легла на кровать и стала разглядывать потолок. Вскоре пришел Эльмир. Он сел на кровать, взял меня за руку, стал поглаживать её.
   - Расскажи мне, - тихо попросил он. Я посмотрела на него.
   - Все нормально. Просто мне грустно.
   - Ты с Петькой поругалась? - вопрос дался ему непросто. Он перестал поглаживать мою руку, ожидая ответа.
   - Нет, мы не поругались, - я опять уставилась в потолок. - Просто... - а что тогда? Я и сама не могла выразить. Как объяснить, что пока я размышляла о своих чувствах, его чувства охладели. Во всем я виновата сама, и теперь, когда он нашел мне замену, я поняла, кого потеряла - не только парня, но и лучшего друга? И все то, что было у нас до того, как мы решили встречаться? Делиться этим с Эльмиром бессмысленно. Ему достаточно того, что я рассталась с Рыжиком, для счастья. Но и об этом я говорить не буду. Боюсь, что его радость добьет меня окончательно. - Я не хочу разговаривать, Эл. Я хочу побыть одна.
   Он сжал мою руку, потом отпустил.
   - Хорошо. Зови, если что, - он ушел.
  
   Ближе к ночи он опять пришел. Я продолжала разглядывать потолок. Голова словно была забита ватой.
   - Лисенок, - позвал он, пристраиваясь на кровать. Я посмотрела на него. - Так что случилось?
   - Я же сказала, ничего.
   - Олеся, дело в Рыжем? - я промолчала, перевела взгляд на потолок. - Он чем-то расстроил тебя? Вижу, расстроил, - какой-то он чересчур догадливый стал. - Что мне сделать? Скажи! - Эльмир потянул меня за руку. Я продолжала молчать. Говорить не было желания и сил. - Олесь, бросай его. Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Ты нужна мне.
   Я горько усмехнулась. От эмоций, переполняющих меня, я даже села, и руку освободила.
   - Эльмир, ты можешь думать о ком-то кроме себя? - он дернулся.
   - Я думаю о тебе, - он возмутился. - Тебе плохо из-за него.
   - Мне плохо из-за себя. И это вопрос моей глупости и ничего больше, - опять захотелось зареветь. - И больше я все это обсуждать не намерена. Мне, наверно, пора домой.
   - Олесь, дело к ночи, - он ловил мой взгляд, но я отводила глаза. - Я тебя никуда не пущу. Я не повторяю своих ошибок. Утром я тебя отвезу, куда скажешь.
   - Я сама доберусь.
   - Хорошо, доберешься сама, но завтра.
   - Ладно, - сил спорить не было. - Тогда спокойной ночи.
   Эльмир правильно понял меня и, поднявшись, направился к двери. Я провожала его взглядом. И уже открыв дверь, он обернулся и, внимательно глядя на меня, спросил:
   - Олесь, ты его любишь? - от такого вопроса лицо словно свело судорогой. Я провела ладонью по лицу, мечтая, что открою глаза, а Эльмира здесь уже не будет. Но он никуда не делся. И ждал, не отрывая от меня взгляда.
   - Это уже не важно, Эльмир, - все-таки ответила я. По его глазам я догадалась, он все понял. Понял, что Петьки уже нет в моей жизни. И мне было непонятно только одно - почему его плечи понуро опустились, когда он уходил.
   Меня начинало знобить. Плохо. Просыпаться с температурой у Эльмира дома, похоже, становится неприятной традицией. Пора начинать носить с собой аптечку. Я разделась, на кресле лежала футболка Эла, которую он оставил мне переодеться. Облачилась в неё, закуталась в одеяло и повернулась к стене. Иногда накатывали всхлипывания, я шмыгала носом, жалела себя. Редкие слезинки катились по щекам, я даже не вытирала их.
   Спустя какое-то время, я услышала еле слышный шорох открывающейся двери. Буду лежать не шелохнувшись, поймет, что я сплю и уйдет. Сам не уйдет, выгоню. Он опустился на кровать. Блин.
   - Я же просила, оставь меня. Мне нужно побыть одной, - хрипло напомнила я.
   - Тебя нельзя оставлять одну. Это опасно для тебя самой, - забарахталась в одеяле, в которое укуталась основательно, оставив открытым только лицо, чтобы не задохнуться. В итоге одеяло с меня стянули. Я резко повернулась. Петька. Подбородок задрожал, и я плотнее стиснула челюсти. Замечательно! Эльмир меня сдал. Причем сдал, понимая, что с Петькой мы разошлись! Ну что за люди? Ни кому нельзя верить. А тому, который сидел передо мной - особенно. Потому что больнее всего было, когда именно он развенчал мою веру.
   - Думаю, теперь это тебя не касается, - хриплым от слез голосом ответила я.
   - Ещё как касается, - Петька хлопнул ладонью по кровати. Он был сердит. Это мягко говоря. Глаза бешено сверкали. - Олеся, какого черта ты сбежала?!
   - Мне нужно было составить вам компанию? - ядовито поинтересовалась я.
   - Нет, твоя компания там была бы не к месту, - я задохнулась от жестокости слов. За что он так со мной? Я никогда не делала ему больно намерено!!! Опять слеза побежала по щеке. И ведь я не плачу. Она сама. Я смотрела на него и пыталась увидеть того человека, которого, оказывается, любила, сама того не понимая. Только вот этот человек был совсем другим. Мой любимый никогда не сделал бы мне больно. Мне стало неприятно смотреть на него, и я отвела глаза. Не хочу видеть своего Рыжика таким. Пусть где то на задворках он останется идеальным. - Хорошая моя, - от этого обращения я вздрогнула и опять посмотрела на него. - Прости, - он пододвинулся ко мне ближе, и стиснул меня в горячих объятиях, прижав моё лицо к груди. - Ты не представляешь, как напугала меня.
   Я была несколько ошарашена столь скорым переходом от злости к облегчению, звучавшему в его словах.
   - Я напугала? - по инерции прошипела возмущенно.
   - Я тебя ищу с обеда.
   - Зачем? - я попыталась оттолкнуть его, вспомнив вдруг все. - Тебе твоей брюнетки мало? - но он позволил отодвинуться не на много. Ровно на столько, чтобы заглянуть в глаза.
   - Олесь, ты опять делаешь поспешные выводы, - я насупилась, а Рыжик отвел с лица прядь волос, наверное, сейчас весьма растрепанных, и пристально смотрел мне в глаза. - Кто-то обещал спросить меня в случае чего о любых сомнениях.
   - А о чем спрашивать? Я все видела, - посмотрела сердито. Я уже понимала, что в чем-то ошиблась, но до последнего не хотела сдаваться. И негативные эмоции выплескивались помимо воли. Рыжик только вздохнул.
   - Что ты видела то? - я промолчала. - Олеся, у меня было собеседование.
   Я смотрела на него и понимала, что отчаянно хочу верить, что так все и было. Раньше я ни на мгновение не усомнилась бы в его словах. Он мог чего-то мне не рассказать, как в случае с Лилькой, но никогда не соврал бы. Если бы Рыжик сказал, что выпал зеленый снег, то в окно бы я посмотрела не чтобы проверить, а чтобы полюбоваться. Так было всегда. До этого момента. Сейчас я сомневалась. И он мои сомнения читал на лице, как в раскрытой книге. Я это понимала и прямо спросила:
   - Петь, с каких пор собеседования проводят в ресторанах, а не в офисах?
   - Ну, можно было, конечно, в гостинице провести его, - ехидно ответил Петька, в глазах была обида. Мое недоверие его задело. Но ведь он сам хотел, чтобы я задавала любые вопросы, которые у меня появятся! Только вот слова о гостинице выбили всякие связные мысли из моей головы. Он не отпускал меня, продолжая обнимать, но я вся словно заледенела, и его руки уже не были такими родными, и не согревали. Я почувствовала, что опять начинаю мерзнуть, перевела взгляд на пуговицу рубашки. Рубашка, кстати, классная, мы её вместе покупали, он меня тогда замучил - ни когда до того не думала, что парни так придирчиво одежду подбирают. Меня тряхнули.
   - О чем ты опять думаешь, а? Олесь, сколько можно-то? - я так и не поднимала на него глаза, сама не находя ответов на его вопросы. А он... Он мучился. Его голос звучал напряженно, слова он цедил, но не зло, а скорее потерянно. Он чего-то ждал от меня, но я не могла понять - чего именно. Он отпустил меня. Передвинулся, и теперь мы сидели рядом, на некотором расстоянии, боком друг к другу. - Ты помнишь, я в Москву резюме отправлял? Так эта брюнетка как раз оттуда. А про гостиницу... Это я со злости, просто живет-то она там, а здесь у них представительств нет. Потому и ресторан, - он говорил тихо и спокойно. Это не звучало оправданием. Скорее... словами, которые говорят, в общем-то, чужому человеку, потому что сказать хоть что-то нужно, а на нейтральные темы эмоции тратить не очень и хочется.
   Руки задрожали, и я сунула их между коленок, чтобы он этого не заметил. Вот. А раньше я не скрывала от него ничего - ни плохое, ни хорошее. Подумала, что я виновата и надо извиниться, но Петя неожиданно заговорил, сидя все также, и по-прежнему не глядя на меня, не касаясь. Он опустил голову, пристроил колени на ноги, и словно забыл о том, что я вообще есть рядом.
   - Я всегда хотел карьеру, и прилагал к этому немало усилий. И давно, ещё до нашего знакомства распланировал, что и как будет. Год назад мы закончили проект, после которого мог претендовать на неплохие должности. Тогда же стал искать работу в других городах. Что мне было терять? Я свободен. Мама достаточно молода и нет нужды быть с ней рядом, тем более, что сестры-то здесь. Все пришло к тому моменту, которого я ждал долго. Все двери открыты. Я сам удивился тому, что предложения были, причем, иногда даже лучше, чем я мог рассчитывать. Если я обсуждал это с друзьями, то вроде все было отлично. А ты всегда морщила нос - Петька, ты явно заслуживаешь лучшего! Мне было смешно, ты ничего не понимаешь в строительстве, в проектах, над которыми я работал, в тех требованиях, которые предъявляются к кандидатам на должности, которые я хотел получить... Но ты всегда твердила одно и то же. Я тебя высмеивал. А потом отказывался. Раз за разом. Это было глупо, опрометчиво, я терял изумительные варианты и условия, и все равно отказывался.
   Наверно, мне нужно было сесть и подумать, что же со мной твориться. А вместо этого я погружался в работу, почти забыл, когда просто отдыхал лежа на диване. Даже отдых был настолько активным, что времени подумать не оставалось. И в последнее время, если куда-то выбирался, то старался захватить тебя с собой.
   Когда рядом с тобой замаячил Эл, то я даже не воспринял этого всерьез. Я привык к тому, что ты всегда одна, и если я звоню, ты всегда рядом и моя. Пусть подруга, но ближе меня у тебя никого не было. Разве что, Андрюха, но он мне не конкурент. Он не заявлял прав на твое внимание. А потом ты приехала ко мне. В слезах и с разговорами о сексе. Меня словно обухом по голове ударило. Веришь, я второй раз в жизни посмотрел на тебя, как на женщину. Первый раз был в день нашего знакомства, но тогда это была привычка, тогда я на всех так смотрел, почти сразу и думать забыл об этом. И вот я впервые задумался о том, что рано или поздно кто-нибудь из твоих приятелей очухается, и поймет, какое чудо ходит рядом. И все. Ты уже не будешь откликаться на мой зов, когда я захочу тебя просто увидеть, что-то рассказать или просто помолчать рядом с тобой. Вряд ли твой мужчина потерпит с тобой рядом другого. И ладно бы это. Но мне хотелось убить Эла, который вообще подумал о тебе. Ты не представляешь, чего мне стоило не поддаться твоим поцелуям. Впрочем, может и представляешь. Ты же поняла, что я тебя хотел тогда. Нет, я не думал о любви, просто и мысли делиться тобой с кем-то не допускал. И вдруг понял, что мне нужно не только твое внимание, но и твоя страсть. И я все сказал тебе днем. По-честному. И ты согласилась.
   До сих пор не понимаю, интуиция тогда сработала, или что. Отложи я этот разговор ненадолго, и Эльмир бы поговорил с тобой, и все уладил. И я бы потерял тебя. Всегда думал головой, а тут вон, о чем заговорил, - грустно усмехнулся мой Рыжик. Я старалась не дышать, чтобы не сбить его с откровений. - Но я рад, что все вышло так, - он повернулся ко мне. - Знаю, что обещал тебе всегда быть честным, но единственный раз, когда обманул, обман был неосознанным, - он замолчал. Ждал ли Петя вопроса? Не знаю. Но мне не хотелось говорить. Я впитывала его горячий взгляд, нежное прикосновение к моему лицу. Мне уже на все было плевать. Потому что я понимала, что единственное, что мне нужно, чтобы он продолжал ТАК на меня смотреть, и ТАК прикасаться. И если он обманул, то я прощу. Я положила руку поверх его, затем повернулась и быстро поцеловала его в ладонь.
   - Петь, - он покачал головой.
   - Я договорю, хорошая моя. Только, может ты, все-таки сядешь ближе? - с судорожным вдохом, я потянулась к нему. В итоге я пристроилась у него на коленях, он крепко прижимал меня к себе, а я одной рукой обнимала за талию, а другой гладила по груди. - Так вот, о чем я?
   - Ты меня бессовестно обманывал.
   - А... Да... Помнишь, я сказал, что нахожусь ещё за той чертой, когда могу действовать в твоих интересах?
   - Помню, - тихо ответила я.
   - Уже нет, Олесь.
   - Что нет? - не поняла я.
   - Уже не могу. Я слишком люблю тебя, и не смогу отпустить. Я решил быть благородным и дать тебе выбор, но сегодня как никогда ясно осознал, что сделал глупость.
   - Когда понял? Когда я убежала из кафе?
   - Нет, - проговорил он, почти касаясь губами моих волос. - Я понял это, когда мне расписывали, как хорошо молодому человеку моего возраста жить в Москве, имея престижную работу.
   - А как это связано? - я даже не пыталась размышлять о чем-то, просто млела от ощущения горячего и сильного тела рядом со мной. И вопросы задавала для того, чтобы Рыжик выговорился, я чувствовала, что ему это нужно.
   - Так ты же здесь, глупая. Мне не нужна Москва без тебя. Но именно тогда я понял, что впервые в жизни у меня есть настолько дорогой человечек, и я просто ушел в сторону, ничего не предпринимая, что мне не свойственно. И когда я думал о том, что позвоню тебе после собеседования, ты вдруг возникла у меня перед глазами. Я не сразу понял, что ты настоящая. А пока до меня дошло, ты уже сбежала.
   - Зачем ты вообще пошел на это собеседование?
   - Потому что чем дольше ты мне не звонила, тем больше я склонялся к тому, что ты выберешь не меня. А может, вообще решишь, что мы поторопились, и лучше нам остаться друзьями. И я продумывал варианты переезда в любой другой город.
   - Что?! - такого от него я не ожидала. - Ты бы уехал? Совсем?!
   - Почему совсем, к матери бы я приезжал, - его спокойный ответ меня вывел из себя. Он бы оставил меня одну! Я подняла лицо, чтобы разглядеть его спокойный взгляд, направленный на меня. Он явно не понимал всей возмутительности своих помыслов! У меня наступило состояние аффекта. Как иначе можно объяснить мою возмущенную реплику:
   - Из-за Лильки ты не переехал! - я тут же вжала голову в плечи и закрыла глаза. С языка сорвалось ещё одно неконтролируемое слово. - Блин.
   Петька молчал. Я глаза открыла и виновато на него посмотрела. Он смотрел с интересом, ни гнева, ни страдания в его глазах я не видела.
   - И давно ты знаешь?
   - Не очень, - если бы была собачкой, то виляла бы сейчас хвостиком. Петька приподнял бровь, ожидая уточнения. - После того, как мы начали встречаться, узнала.
   - Лилька рассказала?
   - Ага, - я вжалась лицом в его грудь. - Ты не сердишься?
   - Скорее я должен задать этот вопрос. Ты не сердишься, что я тебе не рассказал?
   - Ну, - потянула я время. - Я понимаю, что у тебя до меня была своя жизнь, и...
   - Сердишься. Хоть и не сильно, - со вздохом констатировал Рыжик, прижимая меня к себе покрепче. - Я удивлен, что ты сразу ко мне не пришла с вопросом, почему я не рассказал.
   - Уже почти не сержусь, - "утешила" я его. - А не пришла потому, что если бы хотел - сам рассказал раньше. Хотя, действительно, хотела узнать ответ на этот вопрос.
   - Сначала мы были не настолько близки, чтобы это обсуждать. А потом я узнал, что ты с Лилькой общаешься и решил не усложнять. Хотя один раз едва не не проболтался, - я кивнула, вспоминая тот раз. - История была не самая красивая, так что лишний раз о ней вспоминать желания не было.
   - Некрасивая? - закинула я пробную удочку. Петь,ка коснулся губами моих волос:
   - А что ты вообще знаешь?
   - Немного. Лилька сказала, что она сделала тебе больно.
   - Как пафосно, - хмыкнул Рыжик. - Любите вы, девушки, все усложнять.
   - То есть она обманула?
   - Да, не то, чтобы обманула. Просто это её видение ситуации. В общих чертах, как-то так... Но по большому счету... - он замолчал. - Ты хочешь узнать, как все было? - он явно через силу спросил меня об этом. Любой деликатный и тактичный человек на моем месте оставил бы это тему, а я, ответила:
   - Хочу.
   - Мы с ней были в одной группе, - со вздохом начал Рыжик. - Первые дни я появлялся в институте чаще, чем потом.
   - Потом ты просто в гости приходил.
   - Вроде того, но я ведь работал. Так вот. Заметил я её сразу.
   - Ещё бы, - буркнула я. Лильку все парни замечают.
   - Не злись. Ты ведь в другой группе училась. И тебя я тоже, кстати, заметил сразу.
   - Верю. Тогда меня многие заметили. Скандал у нас с тобой знатный вышел, - я говорила недовольно, но Петька рассмеялся.
   - Ты всегда была особенной. И первой, кто вместо того, чтобы меня пропустить, ноги оттоптала. Неудачно ты тогда шпильки одела.
   - А, по-моему, так вполне удачно. А то некоторых стоит поучить, - вообще-то, шпильки я тогда одела первый и последний раз в жизни. И, замучившись на них перемещаться, пообещала себе, что больше такой глупости не совершу. А на ногу Петьке я нечаянно наступила. Первый раз точно нечаянно. А потом... Ну, доконали меня шпильки и Петькина наглость! В один день это было для меня слишком.
   - Да, я помню, - как-то мечтательно протянул Петька. - Ты была такая сердитая и забавная, что...
   - Забавная?! - возмутилась я. Петька принялся целовать мою шею, отвлекая:
   - Я хотел сказать очаровательная, - прикрыв глаза, я пробормотала:
   - Ну-ну... - потом сообразила, что мы уходим от темы, и, слегка отклонившись, напомнила. - Так что там с Лилькой? Любовь с первого взгляда?
   - Какая любовь... Ты ведь меня знаешь. Все как обычно. Только она меня отшила, а меня это задело. Я это принял за вызов. И вроде все шло как обычно. И своего я добился, а за это время по-своему к ней привязался, потому мы, условно говоря, стали встречаться. Только я понимал, что она равнодушна ко мне. Не понимал только одного - зачем я ей нужен? - у меня сложилось другое впечатление об отношении Лили к Петьке, но я решила помолчать. - Время шло, я ломал голову над нашими отношениями, и все больше привязывался к ней. Сейчас она в стерву играет, а тогда была другой. Взбалмошной, ранимой, любила веселиться, легко находила общий язык с людьми, доверчивой была. И очень легко привязывалась к людям. Ей было очень важно, чтобы её любили.
   - Мы про одну Лилю говорим? - не сдержалась я.
   - Про одну.
   - И ты её любил.
   - Вроде того, - уклонился он от прямого ответа. Но мне все равно стало как-то неприятно.
   - Так может, потому она и хотела быть с тобой рядом? Раз хотела, чтобы её любили?
   - Нет. Не потому. Слушай, не перебивай. И руку отпусти, мне больно, - я и не заметила, что думая о Петькином признании, вцепилась ногтями ему в руку. Я его тут же по ней погладила, но он все понял. - Может не стоит рассказывать?
   - Продолжай, - упрямо потребовала я. Петька поцеловал меня в висок и продолжил.
   - Город у нас относительно маленький. И при желании можно узнать почти все. Я захотел узнать. Мне рассказали о её, как я на тот момент думал, бывшем, парне.
   - Она тебе изменяла? Или, точнее ему? - я слегка запуталась, но возмущена была до глубины души. - Вот она коза! - Петька мои вопли проигнорировал, и продолжил, как ни в чем ни бывало.
   -Там тот ещё урод был. Он её лет на пятнадцать старше. Сначала поиграл в любовь, потом внушил, что она его любовь разрушила. Как-то так. Она не первая была, и не последняя. Они видеться продолжали. Она умоляла вернуться, унижалась. Не буду детали рассказывать. Я решил с ним увидеться. Ей не сказал ничего. Узнал, про клуб, в котором он бывает постоянно. Пришел. И она там была. Он со своей компанией отдельные апартаменты снимал. У меня там знакомый работал. Провел. Я зашел. Лучше бы не приходил. Они меня не заметили, забавлялись. Рядом с её бывшим была девочка какая-то, хорошо, если не школьница, видимо, замена Лили. А она сама... Даже вспомнить тошно. Хорошо, на коленях не ползала. Я к ней подошел, за плечо взял. Она в шоке была, когда меня увидела. Вся в слезах. А этот *цензура*, - Петька напрягся от воспоминаний. - Меня подколоть решил, обратился ко мне - ты тот мальчик, к которому меня хотели заставить ревновать? Проехался по моему возрасту, но когда я его дяденькой назвал, заткнулся и озверел. Но наехал на Лильку, мол, она меня привела, чтобы я его оскорблял, и где же тогда её любовь? Лилька в себя пришла, у неё истерика началась, пыталась меня прогнать. Короче, хорошего мало. Я её увел. Поговорить пытался, но она только ревела. Я с ней два дня провел. Она вроде успокоилась, но в какую-то апатию впала. Пытался достучаться до неё, бесполезно. В какой-то момент вдруг сказала: "Ты меня прости. Я не хотела больно тебе сделать. И обидеть не хотела. Ты хороший. Надеюсь, все у тебя будет хорошо". И ушла.
   Я сидела в ступоре. И Петьку было жалко, и Лильку было жалко.
   - И вы больше не общались?
   - Дело было перед сессией. Она пропала. На сессии появлялась, но от моих попытки поговорить уклонялась. После сессии её месяц в институте не было. А потом она объявилась такая, какая теперь.
   - Помню-помню. Наши группы после первой сессии объединили. А ты... долго ещё любил её?
   - Знаешь, после того как я её с Витом увидел в том клубе, как отрезало. Но жалко её было. Я ведь когда хотел поговорить, то не пытался что-то вернуть, просто за неё переживал. У неё в семье всем плевать на неё, а друзей хороших не было. Но после сессии она стала такой, что уже и не хотелось ничего. Она отгородилась жестко. Я и отступил. Она вспоминать не хотела, я не напоминал.
   - Потому ты её подколки всегда спускаешь? - дошло до меня.
   - Наверно, я не задумывался. Она у меня в памяти так и осталась жалкой и несчастной.
   Я не стала рассказывать ему, каким он остался в её памяти, вряд ли ему это понравится. Может и стоит, но точно не сейчас. Тем более, если он видит Лилю такой, то вряд ли мне стоит волноваться о её чувствах к нему.
   - Тебе не стоит ревновать, - он прижался лбом к моему виску. - Ты и она совсем разные этапы моей жизни. Она была. Ты есть и будешь.
   Внутри разлилось тепло. Вот как он так всегда угадывает мои мысли? Это упрощает мою жизнь, потому что есть вещи, о которых говорить мне крайне сложно. И тут он, словно назло моим размышлениям, завел разговор, которого я бы с удовольствием избежала.
   - А теперь я жду ответов на свои вопросы.
   - Спрашивай, - милостиво согласилась я, стараясь придать разговору шутливый тон, но Петька не поддался и серьезным тоном спросил, поглаживая меня по волосам. - Олесь, почему ты убежала? - я вздохнула. Ну, вот, началось. Потом подергала пуговицу на его рубахе и, наконец, нехотя ответила:
   - Ты же сам всегда все знаешь, - его рука коснулась моего лица, он приподнял его, чтобы посмотреть мне в глаза.
   - Скажи мне, - попросил он. - Скажи сама.
   - Потому что я тебя приревновала, - с трудом выдавила я. Рыжик хмыкнул.
   - Не то, - от возмущения на его упрямство я его ущипнула. Он ойкнул, и схватил обе мои руки. - Я могу ждать хоть до утра.
   - Ты вредный, - пожаловалась я.
   - Бывает. А ты трусиха. И такое тоже бывает.
   - Я не трусиха, - надула я губы. Петька приподнял брови, всем своим видом демонстрируя недоверие. Я нахмурилась и недовольно пробормотала. - Да, я тебя люблю. Доволен? - глаза Рыжика вспыхнули, и на губах заиграла довольная улыбка, но он ответил:
   - Разве так говорят о любви?
   - Откуда мне знать как?! Если я о ней не говорила никогда.
   - Придется проводить обучение, - вздохнул мучитель, качая головой. Но глаза его смеялись. Он обхватил руками мое лицо. - Олесь.
   - Ммм?
   - Я люблю тебя, - Петька прижался к моему лбу своим лбом. - Ты не представляешь, как я ждал твоего звонка. Я сто раз пожалел о том, что сказал, - положила руки поверх его, скользнула на запястья и стала их поглаживать.
   - А почему не позвонил сам?
   - Потому что дурак. Я так хотел быть единственным рядом с тобой, что едва не потерял. Мне плевать на Эльмира. На всех плевать. Главное, чтобы ты была моей.
   - Когда ты меня чуть не потерял?
   - Олесь, - он оторвался от меня и опять прижал к себе. - Если бы я тебя не увидел в кафе, ты бы позвонила?
   - Не знаю, - тихо призналась я, обнимая его, и прижимаясь покрепче, чтобы он не исчез.
   - Зато я знаю. Не позвонила бы, - так же тихо сказал Петька. - Олесь, я не могу перестать общаться с женщинами вообще, - я потерлась об него щекой. - И если ты каждый раз будешь убегать, ничего хорошего не выйдет. Рано или поздно я не увижу тебя и не смогу объясниться. Олесенька, я люблю в тебе твои порывы, но конкретно здесь... Лучше бы ты бросалась в атаку, но ты бежишь. И я не пойму, почему? Почему ты так легко веришь, что могут выбрать другую? Ты лучшая.
   - Ага, ты долго разглядывал, что я лучшая, - съехидничала я.
   - Так это я дурак, ты-то здесь причем? И, в конце концов, я все-таки сообразил.
   - А если ты поймешь, что ошибся? Или устанешь от меня? Или просто решишь, что мы не подходим друг другу? - последний вопрос прозвучал еле слышно. Но он услышал. Напрягся, потом обнял меня покрепче. Он не сразу ответил, какое-то время сидел, прижавшись губами к моим волосам. Наконец оторвался.
   - Милая, понятие "не подходим друг другу" это просто отмазка. Если люди любят, то они подстроятся, примут все друг в друге. Любовь, это не валентинки и цветы, это уверенность в том, что ты нужен таким, какой есть. Нужен всегда. И ты нужна мне. С твоими выходками, наивностью, мягкостью, дерзостью и застенчивостью. Такая, какой я знал тебя всегда.
   - Ты для меня слишком замечательный, - я вздохнула. - Идеальный, - Петька засмеялся. Легко и искренне.
   - Олесь, это ты меня идеализируешь. Или пробуждаешь все лучшее, тут как посмотреть. И знаешь, для меня идеал - это ты. Так что мы квиты.
   - Какой же я идеал, если ты перечисли кучу моих недостатков? - буркнула я. И выходки и дерзость я ему припомню ещё!
   - Так для меня это не недостатки. Это часть твоей натуры. Без всего этого ты была бы другой, и не была бы нужна мне так, как сейчас, - ладно, не буду припоминать. - Идеалы у всех свои. У нас совпало. Давай, просто будем радоваться этому?
   - Давай, - согласилась я, поглаживая его шею.
   - Олесь, поехали уже? - помолчав, предложил Петька.
   - Куда?
   - К тебе. Нины сегодня нет, а мне хочется побыть с тобой вдвоем, - он прижался губами к моему лбу. - Я соскучился.
   - И я соскучилась, - призналась, и уточнила. - А про Нинку откуда знаешь?
   - Так я же тебя искал, с кого мне начинать?
   - Она меня покусает, - вздохнула я. - Меня искать все с неё начинают. А она ворчит.
   - Нечего телефон оставлять, тогда все звонить будут не ей, а тебе, - я вздохнула, тут возразить нечго.
   - Ладно, сейчас переоденусь, - я нехотя отстранилась от него, и слезла с кровати. А потом вспомнила, что рассказала ему не все, о чем он должен знать. - Петь, прежде чем мы уйдем, я должна тебе кое-что рассказать, - я скрестила руки на груди. Петька ждал. Я стояла боком к нему, смотреть на него не могла. - На моем дне рождения, когда ты спал я на кухне, сидела с девчонками, - я тяжело вздохнула. Если он сейчас разозлится и уедет, то я все пойму. И его можно будет понять. Так, собираемся с силами. - Потом они ушли, а я задержалась... - я набрала побольше воздуха, чтобы закончить, и прерывисто выдохнула, понимая, что не могу рассказывать о том, что оттолкнет его от меня.
   - Олесь, я знаю, что Эл тебя поцеловал тогда, - я растеряно посмотрела на него. Он был совершенно спокоен.
   - Откуда?
   - Он сам мне рассказал, - я опешила. Интересно, как Эльмир обрисовал ситуацию с поцелуем? В поисках ответа я разглядывала лицо Рыжика. Он не злился. И как это понимать? - Олесь, он сказал, что ты не виновата. Он знал, что ты винишь себя, потому рассказал, как все было.
   - Почему? - я не понимала. Эльмир сам все рассказал. Но на него это не похоже!
   Рыжик потянул меня к себе, усадил на свое колено. Погладил щеку, а потом прижался подбородком к моему виску.
   - Все просто Олесь, для него цена тоже стала играть роль.
   - Черт.
   - Я тебя понимаю, но что поделать, если будишь в людях все лучшее, - Рыжик говорил ласково, с едва заметной насмешкой. - Все с ним будет хорошо. Тем более, что в любом случае, я уже не буду ждать твоего выбора. Я тебя не отдам.
   - Я не вещь, чтобы меня отдавали! - привычно возмутилась я.
   - Ты женщина, Олеська, я согласен. Но! Ты моя женщина. Запомни, и больше это не обсуждается. Одевайся.
   Все ещё возмущенно пыхтя, я подошла к креслу, на котором пристроила свои вещи, натянула джинсы, не снимая футболки Эльмира, и, встав спиной к Петьке, стянула её. Я ему ещё припомню этот разговор. На самом деле от его слов внутри разливалось тепло, и тянуло к нему как никогда. И хотя такие собственнические замашки, в общем, казались мне раздражающими, но именно от моего всегда разумного и спокойного Рыжика услышать такое было здорово. Потянулась за одежкой, но вдоль позвоночника прошлась мужская ладонь, от чего протянутая рука дернулась, и футболка с бельем выпали. Одна рука легла на мой живот, а другая отвела волосы, и губы коснулись шеи. Я невольно подалась назад, прикрыла глаза.
   - Прости, не сдержался, - прошептал он мне в ухо, поглаживая плечо. Потом тепло его рук пропало, когда я открыла глаза, он держал передо мной мои вещи. Я моргнула, Петька вздохнул, и начал меня одевать.
   - Да я сама, - растерялась я, и когда он застегнул на мне бюстгальтер, я, наверно, опять покраснела, как помидор. Лицо горело.
   - Если уж я никак тебя раздеть не могу, так хоть одену. Руки подними, - он натянул на меня футболку, медленно проводя пальцами по бокам. Повернул заторможенную меня к себе лицом, поцеловал. - Теперь можно ехать.
   Эльмир, к моему удивлению, даже не попытался целовать меня на прощание, только смотрел грустными глазами. С Петькой они на прощание пожали друг другу руки. Мои брови взлетели вверх. Петя кивнул Элу:
   - Спасибо. За мной должок, - тот бросил на меня долгий взгляд, как будто запоминая.
   - Счастливо вам, - прозвучало как пожелание, а не прощание. Я тихо проговорила:
   - Пока, - и мы ушли.
  
   Я даже не думала о том, куда мы едем. И только когда машина остановилась перед кафе, я поняла, что ехали мы не домой.
   - Зачем мы здесь? - удивилась. - Поздно уже.
   - Я не ел давно, ты, насколько я знаю, тоже, - Эл сдал меня со всеми потрохами. - Поедим и отправимся.
   - А они открыты? - я с сомнением поезла в карман за телефоном. - Двенадцать уже.
   - Они до двух работают, пойдем.
   Ели мы молча, при этом, постоянно бросали взгляды друг на друга. Мне казалось, что я не видела его бесконечно долго. Он иногда улыбался мягко и как-то многообещающе.
   Когда приехали домой, сбегав в душ, я кинулась к шкафу, соображая, что бы этакое одеть, для произведения на Петьку конкретного впечатления. Как обычно, все казалось не подходящим. И вот стою я возле полочки, в самом обычном халатике, выискиваю, и тут на плечи опускаются привычные тяжелые руки.
   - Олесь?
   Я обернулась с намерением выставить его из комнаты на какое-то время, но слова замерли. Мой Рыжик был весь такой... раздетый! Нет, я привыкла видеть его в одних трусах, но именно сейчас, когда я думала о том, что произойдет, его вид ввел меня в ступор. Он был весь такой большой, сильный и только мой!
   Не удержавшись, я коснулась его груди. На данный момент она показалась мне самой нейтральной частью тела. Провела рукой до плеча, потом опустилась по руке и, наконец, подняла на него взгляд. Его глаза горели. Он перехватил мою руку, и потянул меня к себе. Его губы были очень нежными и осторожными.
   Руки скользнули по моему телу, и потянули поясок халата. Я вспомнила, что вообще-то хотела переодеться во что-нибудь красивое, но решила, что если сейчас об этом заговорю, то это будет не к месту. Да, чувствую, что умнею! Халат упал от его движения, Петя подхватил меня на руки и опустил на диван. Мы оба тяжело дышали. А потом он лег рядом, накрыл нас одеялом, и прижал меня к себе спиной. Теперь я уже не чувствовала себя такой умной. Что за фигня?!
   - Петя? - я попыталась обернуться к нему, но он удержал меня. - В чем дело?
   - Спи, солнце, - от его дыхания, коснувшегося моих волос, внутри побежал огонь.
   - Я не хочу спать! - возмутилась я.
   - Это я понял.
   - И? - я поняла, что мой романтический настрой переходит в злость.
   - Хорошая моя, тебя лихорадит.
   - Что? Да не лихорадит меня! Просто я... - и только я хотела, сказать, чего хочу от него, как он меня перебил.
   - Олесь, у тебя температура, по-моему.
   Вот тут я слегка.... Ну, или не слегка, психанула. Ну, где это видано, а? С собственным парнем, почти законным, можно сказать, переспать не могу! То у него благородство срабатывает, то у меня голова не срабатывает (это я про таблетки вспомнила), а теперь вот такое. Я не знала, плакать мне или истерически смеяться.
   - Петь, - всхлипнула я.
   - Чего? - с улыбкой в голосе отозвался он.
   - Так нечестно, - я все-таки заревела. Его тело начало вздрагивать, и когда я поняла, что причина тому смех, то рев усилился. Петька повернул меня лицом к себе, и начал целовать и поглаживать, успокаивая.
   - Хорошая моя, что за слезы? Олеся, все хорошо. Перенервничала, с кем не бывает!
   - Ни с кем не бывает, - всхлипывая, выдавила я. Петька снова начал вздрагивать всем телом. - Чего ты смеёшься?!
   - Ты от стресса ревешь, я смеюсь, в который раз убеждаюсь, что мы отлично подходим друг другу.
  
   Проснувшись утром, я первым делом попыталась определить - есть ли у меня температура? За градусником идти не хотелось, и решала я ситуацию анализом ощущений. Все было в норме. Петька спал. Тихо выбравшись в ванную, я вернулась и поняла, что больше он у меня не отвертится. Забравшись под одеяло, я начала поглаживать милого. Сначала он реагировал слабо, потом потянулся ко мне, и я ощутила его руки на себе. В какой-то момент он открыл заспанные глаза:
   - Что?.. - но договорить ему я не дала. Мало ли! Знаю его! Сейчас опять появится причина уложить меня в постель, а самому сбежать.
  
   Я лежала, прикрыв глаза, и целомудренно прикрывшись простынкой. Неужели я все-таки получила свое? Ведь он не смог сопротивляться? Значит я крута. И нос можно задрать. Но мне не дали наслаждаться ощущением самодовольства.
   - Олеся, - раздался недовольный голос милого. В отличие от меня, он абсолютно не смущался своего обнаженного тела. Нет, я понимаю, что ему стесняться нечего, тело у него супер, но тут некоторые за двоих стесняются, вообще-то! И кстати, почему такие интонации? Что такое? Только добрался до тела и уже чем-то не доволен?! Говорили мне подружки! Но интонации милого мне не понравились и, прекратив ехидничать про себя, я все-таки отозвалась:
   - Ммм?
   - Откуда у тебя презервативы? - а, вон что его интересует. Нашел тему для разговора! Отвечать было лень. Милый завозился рядом, а потом навис надо мной. Хорошо, что простынка на мне, а то даже не знаю... Я слегка покраснела. Понимать, что он, обнаженный, почти лежит на мне, тоже обнаженной, смущало. И сильно. Вся смелость и кураж были растрачены, когда я начала его соблазнять в меру своего разумения.
   - Ну?! - теперь он уже сердиться начал.
   - Из аптеки. А что, плохие? - насторожилась я. Мало ли что я могла упустить. Я человек неопытный. Пока.
   - Олеся, а зачем ты их купила? - я, наконец, открыла глаза.
   - А для чего их покупают? Для того самого!
   - Так ты к Элу за этим самым поехала? - ой, и каким образом умному человеку в голову такие глупости лезут? Да ещё и злится он не по-детски. Вон как глазки горят.
   - С ума сошел?! - я искренне недоумевала. Что за вспышка? - Эл-то здесь причем? - Тут я решила обидеться. - Если ты не понял, то ты у меня первым был!
   - Это я понял, - мрачно ответил любимый и такой упертый парень. - Только зачем ты их купила?!
   - Так я давно, - пробормотала я.
   - Ещё и давно?!
   - Петь, я их перед своим днем рождения купила. Думала, там все у нас и будет, - решила объяснить я. По лицу вижу, что Рыжик озадачен.
   - А что же ты... - он замолкает. - Вот блин.
   - Ты не блин, - фыркнула я. - Но пить мог и поменьше.
   Петька уткнулся мне в шею, и опять начал смеяться. Смешинок наелся?
   - Хорошая моя, как же я тебя люблю!
   - И как?
   - Безумно. Ты неподражаема.
  
  
   - Петь, у нас новые аттракционы открылись.
   - Замечательно, - отстраненно пробормотал Петька. - Что-то захватывающее? - Я прямо видела, как он сидит, уткнувшись с монитор с хмурым выражением лица, потому, что там много чего ему не нравится. Я переложила трубку в другую руку, попутно отметив, что до обеденного перерыва у меня осталось минут десять.
   - Да. Там просто супер все!
   - Ты сходить хочешь? - продолжал пребывать в другой реальности мой любимый. В последнее время мы почти постоянно были вместе, Петька таскал меня из компании в компанию, перезнакомил с огромным количеством своих знакомых, возжелал узнать всех, кого знаю я, в общем, развил бурную деятельность по общению. И меня это даже стало утомлять. Мне уже хотелось просто побыть вдвоем. Я молчала, надеясь на то, что Петька хорошо чувствует меня и мои желания, и догадается сам. Но сейчас вдруг нашелся отличный повод намекнуть. Но поскольку намекать я умела плохо, то просто выдала:
   - Я свидание хочу! Чтобы ты, я и толпа народу. Незнакомого!
   - Ага, понял, - судя по голосу, Рыжик вернулся на грешную землю. - Я понял, Лесенька, - и он отключился. Я с недоумением посмотрела на телефон. Видимо, это я чего-то не поняла? Я тут до него пытаюсь информацию донести, а он просто отключается! Ну, нормально? Я, между прочим, уезжаю домой через неделю! Почти на месяц! Конечно, почти все ночи мы проводили вместе, так как расставаться надолго не хотелось, но от работы никуда не деться ни Рыжику, ни мне. Только вот хотелось и чего-то другого... Я начинаю повторяться? Так ведь хочется!!! Телефон завибрировал. Рыжик. Рыжик?
   - Да, - немного удивленно ответила я.
   - Привет, любимая, - эээ, у меня галюцинации? Мне казалось, минуту назад мы разговаривали уже!
   - Угу.
   - У тебя есть планы на субботу? - суббота уже завтра. И насколько я помню, он сам говорил ничего не планировать, потому что нас куда-то вроде приглашали. Но я решила подыграть.
   - Есть кое-что, но ты можешь меня соблазнить более привлекательным предложением. Дерзай.
   - Я приглашаю тебя на свидание.
   - На свидание?.. - протянула я задумчиво.
   - На свидание. Ты, я, аттракционы, толпы людей, визжащие дети.
   - Визжащие дети, это самое завлекательное, - пробормотала я.
   - Это намек? Я не против.
   - Какой намек?! - ужаснулась я.
   - Про детей.
   - С ума сошел! Я учусь вообще-то!
   - То есть в ближайшие пару лет мне папой стать не грозит?
   - Тебе это не грозит гораздо дольше, - отрезала я.
   - Это мы потом ещё обсудим, - мне почудилось, или в его голосе я расслышала угрозу? Ха, наивный! Он не в курсе, что кроме презервативов и другие контрацептивы существуют? Надо девчонок поспрашивать на всякий случай, а то мало ли... Я про них вообще уже после секса вспоминаю, пока нас только Петька спасал от перспективы стать родителями. Да, надо срочно с кем-нибудь из подруг обсудить этот вопрос. А уболтать меня в этом вопросе будет сложно. Я ещё морально не созрела.
   - Обсудим, - покладисто согласилась я. - Потом.
   - Тогда завтра...
   - Я не согласилась ещё, - возмутилась я.
   - Ладно, соглашайся, давай, а то у меня совещание через двадцать минут.
   - Это так ты меня на свидание приглашаешь?! Казанова фигов! - в ответ он засмеялся.
   - Я могу перезвонить через пару часиков, у тебя как раз будет время подумать.
   - Ладно, согласна, - проворчала. - Где и когда?
  
   С учетом того, что был выходной, вставать пришлось возмутительно рано. Но поскольку на вечер планы мы решили не отменять, то я продирала глаза в гордом одиночестве. Когда Петька выразил недовольство раздельной ночевкой, я заявила, что свидание подразумевает встречу на месте, а не совместное пробуждение. Рыжик на это выразил сомнительную привлекательность таких свиданий. В результе мы проговорили весь вечер по телефону, и засыпала я очень довольная собой. Утром Рыжик позвонил и предложил за мной заехать, но я, скрепя сердце, отдала предпочтение общественному транспорту.
   Петька уже ждал меня, весь в светлом, с цветами. Я тоже нарядилась в сарафан, по случаю теплой погоды, и церемонно пошла к нему. Петька, глядя на мои маневры, рассмеялся, подхватил меня на руки и закружил. Потом долго и с упоением целовал.
   - Я соскучился.
   - Я тоже, - разулыбалась я. Начало нашего свидания меня весьма вдохновило. И дальше все было просто замечательно, мы гуляли, много смеялись и просто радовались тому, что рядом есть любимый человек. Петька исправно ходил за мной по всем аттракционам. Моих восторгов от катания на них он не разделял, но был совершенно смирным, а возмещения за все требовал поцелуями. Отказать было сложно.
   Когда я притомилась, мы удачно наткнулись на пустую скамейку, находившуюся чуть в стороне от центральной аллеи, и к тому же в тени. Петька снабдил нас мороженным, и мы наслаждлались отдыхом. Я разглядывала отдыхающих. В большинстве своем это были семьи с детьми или влюбленные парочки.
   При взгляде на одну из таких парочек я подавилась остатками мороженого.
   - Солнце, ты чего? Мы ни куда не спешим, ешь осторожнее! - заботливо склонился он надо мной. Продолжая покашливать, я подвинула его, чтобы увидеть тех, кто так меня растревожил. Петька обернулся, проследив за направлением моего взгляда.
   По аллее вышагивал Эльмир, он за руку вел девушку, плотно закрывшую глаза. Он не заметил нас, так как мы сидели, словно в нише, зато мы услышали фразу, обращенную им к спутнице:
   - Немного осталось. Потерпи. Тебе понравится, обещаю.
   - Да мне изначально вся эта идея не нравилась! С чего бы она понравилась мне теперь? - раздраженно отозвалась девушка.
   - Блин, да я для тебя стараюсь, могла бы хоть для приличия согласиться.
   - С какой стати? Я не напрашивалась! Ты меня фактически вынудил ехать с тобой! Лучше бы я выспалась.
   - Ты и так до обеда почти спала и ... - дальше мы не услышали, но и того отрывка беседы, котрый долетел до наших ушей, хватило, чтобы я онемела, а Петька, при виде пары вздернувший бровь, только прокомментировал:
   - Интересно, - потом повернулся ко мне. - Ты знала, что они знакомы?
   - Нет, - все ещё изумленная, ответила я. А потом меня прорвало. - Не может быть! Что за ерунда! - я вскочила на ноги.
   - Ты куда? - Петька схватил меня за талию и притянул к себе.
   - За ними! Ты что, не слышал? Он её заставляет!
   - Засталяет - что?
   - Приехать сюда заставил! - я кипела от возмущения. - Он решил на мне оторваться через неё что ли? Она рядом с ним совершенно беззащитная.
   - Милая, ты ерунду говоришь, - спокойно ответил мой Рыжик. - Он явно не тащил её силой, она сама шла. А то что она говорила... Так ты тоже ворчала вчера, что я тебя заставляю встать ни свет ни заря. Но это не мешает тебе наслаждаться сегодняшним днем.
   - Не сравнивай себя с ним, - возмутилась я. - Ты не идешь к своим целям по головам, а Эльмир...
   - Олеся, не такой уж он и подонок.
   - Ты не понимаешь! За неё даже вступиться некому! - я все больше распалялась.
   - Тебя волнует все именно с такой позиции? - отстраненно спросил меня любимый.
   - Что? - я, наконец, посмотрела на него. До этого я пыталась высматривать уже скрывшуюся с глаз парочку. Петька был напряжен, и странно смотрел на меня. Тупила я недолго. - Ты что - ревнуешь? - подозрительно уточнила.
   - Вроде того, - сердито пробурчал он, уткнувшись лицом мне в живот.
   - Петь? - протянула я. Первоначальный ответ меня не устроил.
   - Да, - оторвавшись от моего живота, и посмотрев мне в глаза, ответил он. Взгляд был мрачным.
   - Это хорошо, - самодовольно ответила я.
   - Что ж хорошего-то?
   - А вспомни, как у Борьки в последний раз эта выдра на тебя вешалась! А ты мне говорил, что ревность разрушительна! И вести себя надо приличнее!
   - Я хоть не ору на весь дачный поселок, - проворчал Петька.
   - А я не тащу Эла в кусты, чтобы он мне купальник поправил. Я бы его и не заметила, если бы он не пытался с непонятными намерениями обхаживать мою подругу!
   - Я ведь за ней в те кусты не пошел! - начал заводиться Петька.
   - А разве я ТЕБЕ хоть слово сказала? И орала не я, а она.
   - Ну да, ты её просто в крапиву толкнула. В одном купальнике.
   - А нечего на чужое не зариться. Хотя, если честно, то я нечаянно. И вообще, мы опять от темы ушли. Надо их догнать.
   - Зачем?
   - Я скажу Элу, - тут я растерялась. А что я скажу? Отстань от моей подруги? Так она уже взрослая, а её наивность здесь вряд ли будет аргументом. Она на меня ещё и обидеться может, что в её личную жизнь лезу. И вообще, они на парочку не особо похожи были, спорили и были явно недовольны друг другом. Я потерянно посмотрела на Петьку. - Ну, хоть её-то надо предупредить.
   - Ты боишься, что он сделает ей больно, чтобы отомстить тебе?
   - Да.
   - Есть что-то о тебе и Эльмире, чего она не знает?
   - Да, в общем, все знает.
   - Тогда какой смысл?
   Я уселась Петьке на колено, и стала задумчиво ерошить его рыжие, потрясающие волосы.
   - Я не хочу, чтобы ей было больно. Она и так уже натерпелась. А если это из-за меня будет... Даже не знаю... Я за неё переживаю.
   - Не такая уж она и нежная. Она достаточно сильная, поверь. Её закалила сама жизнь. Она справится. А в случае чего, у неё есть ты. А пока просто не мешай ей идти своим путем.
   - Наверно, ты прав, - я погладила его по щеке, а потом коснулась его губ своими. - Я говорила, как мне повезло, что ты достался именно мне?
   - Уже давно, - недовольно ответил мой любимый Рыжик.
   - Насколько давно?
   - Дня два назад, - он отвел прядь волос, которую ветер откинул мне на лицо. - А я готов слушать это каждый день.
   - Я боюсь тебя избаловать, - важно произнесла я.
   - Не бойся, - ласково произнес он. - Ты моя солнечная девочка.
   - А ты - рыжий эгоист.
   - Да, я такой. Но солнечные девочки такая редкость нынче, что я ни с кем не хочу делиться, - он прижался лбом к моему виску, и мы сидели, слушая шум листвы, крики, несущиеся от аттракционов, и дыхание друг друга.
  
   История Эльмира в "Как-то так..."


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"