Никитин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Фантастическое возвращение. Теперь все

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор фантастики на конкурсе "Свободное творчество: Возвращение домой"

  
  
  

О, как был полон этот мир,
Когда я уезжал!
Теперь вернулся я назад -
Каким пустым он стал.
Э.М.Ремарк. Три товарища


  
  
  
  
  
    []
  
  
  
  Кантор Татьяна. Скляров Владимир Николаевич. Key Koree. Беккер Владимир Эдуардович. Luchina Елена. Суржиков Роман. Грайгери. Полтергейст. Минасян Татьяна Сергеевна. Шауров Эдуард Валерьевич. Джи Майк. Быков Юрий Николаевич. Ваничкина Ольга Викторовна. Ленская Маргарита. Белов Олег. Баляев Анатолий Николаевич. Мазунин Валерий Геннадиевич. Зотов Дмитрий Свиньин Игорь. Ледовский Вячеслав Анатольевич. Алисия Пардус. Skier. Крокодилов Матвей. Филиппов Алексей Николаевич. Егоров Алексей Викторович. Рыскин Александр. Ильич Роберт. Тюлин Дмитрий Юрьевич. Миндаль. Радов Анатолий Анатольевич. Тесленко Оксана Владимировна. Скрипка Игорь Викторович. Петрачков Сергей Анатольевич. Морозов Илья Леонидович. Варюхин Юрий Юрьевич. Кайманов Степан. Акимов Константин Юрьевич. Притока Ирина. Бран Диана. Sasab. Тихонова Татьяна Викторовна. Асмю Андрей Викторович. Ветнемилк К. К. Дворников Вадим Александрович
  
  
  
  Конкурс 'Возвращение домой' его организаторы сделали многожанровым. Насколько это оправдано, особенно при самосудности отборочного этапа, покажут его итоги. На мой взгляд, можно найти общие безусловные истины в 'Возвращениях' Ремарка и Лема, но вряд ли реально свести к единому знаменателю всё представленное на конкурсе многообразие сентиментальной прозы, лиричной фентези и наукообразных изысков фантастики. Данный обзор целиком посвящен тем рассказам, которые заявлены как фантастические. Этим ни в коем случае не принижаются произведения иных жанров, просто автор обзора не берет на себе смелость столь открыто о них судить
  
  Кантор Татьяна. Петеас-лгун
  
  Всё же в нашей литературе принято называть знаменитого древнегреческого мореплавателя, первым доплывшего чуть ли не до Гренландии, не Петеасом, а Пифеем. В будущем его нашли 'дрейфующим на утлом старинном суденышке (древнегреческой триере?) в открытом космосе', потому что, насколько я понял, он заслужил в конце увидеть Млечный Путь. Путанный, на мой взгляд, рассказ, и сюжетом, и языком. Что-то напомнило 'Бабочек легкие крылья' В.В. Вознесенского - возможно, увлечение образностью в ущерб раскрываемости сюжета. Но у Вознесенского, всё же, с этим гораздо лучше. На мой взгляд, лишней оказалась вся 'современно-космическая' часть рассказа. Он бы только выиграл, если бы в нем говорилось только о трагедии человека, который разрывается между любимой - единственной, кто верит его правдивым сказкам, и жаждой доказать истинность своих открытий другим. А так, куда, к кому он вернулся - к тем, для кого снег и белые медведи вовсе даже не чудо, к той, что только похожа на его единственную.
  
  Скляров Владимир Николаевич. Мечтатель
  
  Еще одно 'вспомнить всё'. Провалившийся в канализационный люк и разбивший голову молодой банковский служащий оказывается потерявшим память беглым инопланетянином. Можно было догадаться уже в самом начале, как только Лохматика назвали похожим на главного героя недавней фильмы 'Обитаемый остров'. Однако знак времени! Итак, годы назад, благодаря совершенному биокостюму, пришельца приняли за обычного ребенка и воспитали рядовым и вполне счастливым обывателем. Но возрожденная вдруг инопланетная память потянула его из счастливой земной жизни в давно покинутый собственный опасный мир (не идея, но интонация напомнила 'Возвращенный ад' Александра Грина, где герой уходит от спокойной размеренной счастливой жизни в бурю опасной борьбы). Финал несколько разочаровал, потому что так и не понял - какой земной опыт хотел принести наш герой на свою планету, чтобы осчастливить ее. Да и не ясно, чем это тот мир так несчастливее нашего.
  
  Key Koree. Про руби.
  
  Читал этот рассказ раньше. Скорее фентези, чем фантастика. Ярко, но обрывочно. Довольно выпукло показывается, что наш мир может быть куда сложнее, чем кажется. И родинку у нас по телу не просто так, и живые у нас могут оказываться мертвыми где-то еще, и эта связь между нами живыми и нами мертвыми может оказаться весьма нежелательной, особенно, если ТАМ кто-то пытается сделать мертвое живым. Это, пожалуй, пострашнее 'безликих демонов' с белёсыми дырами вместо глаз. И еще, по-моему, рассказ никоим образом не относится к теме возвращения. Разве что МалОй, проваливаясь с рубином сквозь асфальт в прорубь иномирья, летит куда-то к себе домой, где ждут его родные родинки.
  
  Беккер Владимир Эдуардович. Халявщик
  
  Читал этот рассказ на последнем Блэкджеке. Еще одни 'космические дальнобойщики'. Да, юмор стал последним прибежищем фантастики космоса. Приветы от братьев АБС - 'Слеза тахорга', 'благородные доны'. В общем - 'что ты себе в голову напихал, тем и выражаюсь'. Спрут-инопланетянин, который разделил с попавшим в беду землянином сознание и выпивку, а потом поделился лишним движком, показался довольно симпатичным, хотя в финале (которого не было на БД) оказывается, что всё может быть и не так уж хорошо. Но, может, не так и плохо - странные мысли, лишь послевкусие после контакта с иным разумом. Вот к теме возвращения новые финальные абзацы легли очень удачно. То есть та же вокруг прекрасная земная идиллия, а тебе почему-то хочется покушать живого скользкого и холодного головля. Нет. Всё-таки из космоса мы возвращаемся иными, возможно, даже, что и с щупальцами.
  
  Luchina Елена. Северный ветер
  
  Что автору удалось - создать картину реального чужого мира и его обитателей. Единственная, пожалуй, тут претензия - как это сезоны менялись из-за ветров, а не от светила, освещавшего только одно полушарие? Но эта загадка планеты кажется уже не такой важной на фоне тайны ее обитателей - пребывающих в животном состоянии ширтаков, ранее же, похоже, населявших брошенные ныне мегаполисы. И всё же рассказ - только загадка без ответа. Почему ширтаки, успешно вроде бы возрождавшие под влиянием встречи с землянами свой интеллект, на третий сезон вернулись к животному поведению, хотя на иной, чем ранее, агрессивной основе? Как связано это с судьбой их погибшей цивилизации? Не прослеживается ли тут картина цикличности, как обращаются ветра на самой планете - и взлет цивилизации означает лишь путь от добродушного животного к дикому зверю? Нет ли тут предупреждения самим землянам? Обо всем этом можно только догадываться, так как автор вырывает своего героя из планеты в самый разгар событий, перед наступлением последнего сезона - северного ветра. Такое возвращение не может не разочаровывать.
  
  Суржиков Роман. Разведчик.
  
  Неофициальный лидер последнего Блэкджека. Но в тему конкурса 'Возвращение домой' ложится идеально. Хотя в этом возвращении нет и капли ностальгии. Рассказ жестоко трагичен и, в сущности, общая фабула (тестовая проверка благоприятности планеты к колонизации помещенным туда испытуемым - не кажется новой, Шекли даже, кажется, об этом писал, правда - в юмористическом ключе), технические детали (собственно, о 'катапульте', отправляющей в один конец на сотни световых лет больше ничего и не известно) не кажутся в нем очень важными. Гораздо интересней исполнение, стиль работы, то, что заставляет прочувствовать - каково это, ради высших интересов, не просто похищать людей, отправлять их на тяжелейшие испытания, неизбежную гибель, но и после смерти заставлять, подвергая души разведчиков немыслимым мучениям, выполнять их высокое служение человечеству - возвращаться. 'Ненависть тянет душу обратно' - обратно, через перерождение, на Землю, с ценнейшими сведениями о пригодной к жизни планете.
  
  Грайгери. Белый камень. Желтая река.
  
  Тоже разведчик, заброшенный 'пробоем', которые стали дырявить наш обычный мир, на другую планету (?), но с возвратом, и не через три обещанных месяца, а всего через трое суток. А потом возникает ощущение, что либо сам чего-то недопонял, то ли автор недописал. Хотя тема возвращения домой присутствует Разведчик, то почти ломая ногу, то тут же резво бегая, блуждал-блуждал рядом с мирно текущей по чужому миру рекой, точь в точь такой же, как в его родном городе, да и заблудился между пробоями, вернувшись в свой успевший стать пустым мир. А по настроению весьма похоже на ту замечательную вещь Саймака, где мир разумных цветов ('Всё живое').
  
  Полтергейст. Лунные тюльпаны в темноте
  
  Не много фантастики, но много фантазии, постепенно приоткрывающей перед нами своеобразный, по-своему удивительный и красивый мир некоего подземного жителя, мечтающего увидеть мир под губительным для него солнцем. Кажется, впрочем, тема возвращения трудноуловима. Разве что к подземным лунным тюльпанам... Но живо-образно и красиво
  
  Минасян Татьяна Сергеевна. Остаться человеком
  
  Рассказ об эстетической стороне человечности. Недостаточно просто уцелеть в катастрофе на чужой, неприспособленной для человека планете, недостаточно выжить в самых тяжелейших условиях, опустившись на самое дно животного существования. Важно сохранить в себе ощущение прекрасного, ведь, чтобы оставаться человеком, важно уметь не только думать, но и чувствовать. То ощущение, которое дает описание зари на Амфитриде, напоминает то о чем говорит Лем устами свого герои из 'Возвращения со звезд': быть может, смысл человеческого существования в этой Вселенной и сводится к тому, чтобы увидеть там, где миллиарды лет до того и миллиарды лет после не будет ни одного зрителя нечто настолько прекрасного, что веришь - за этим вечным мраком есть иная Вселенная. И на фоне этих идей, да не обидится на меня автор, противопоставление герою антигероев - эстетезирующих снобов, выглядит как-то мелко, будто желание приписать к вечным истинам какие-то сиюминутные социальные обстоятельства. Ну и некоторые технические замечания, часть которых уже обсуждалась в комментариях. Если коротко - неувязка с отсутствием у застрявшего на чужой планете корабля ресурсов на длительное обеспечение жизни экипажа. Ну и остается непонятным, на что надеялся капитан спасателей, пуская ракеты. Не мог же он действительно предположить, что кто-то протянет годы в биокостюме.
  
  
  Шауров Эдуард Валерьевич. Три дня на вечность.
  
  Тут не возвращение, скорее уж антивозвращение. Ведь задача главного героя - не допустить разворота колонизационного корабля со сменой поколений с середины траектории назад к Земле. Вообще страшноватая вещь, судя по всему, будут подобные корабли. Пожалуй, единственный случай, когда их запуск оправдан, на мой взгляд, - уход с гибнущей планеты. В рассказе, вроде бы, почти тот случай - Земля на пороге катастрофы, но основной пафос всё же другой - полет ради открытия новых горизонтов, ради записи в учебниках истории, ради величия и вечности. Пусть для этого делается выбор за будущее поколение - хочешь ты или не хочешь, а сиди всю жизнь под диктаторским надзором несменяемого капитана в консервной банке, куда сели твои дедушка с бабушкой, решившие, чтобы их потомки оказались на иных звездных мирах. Но, правда, в рассказе случай, когда и те, кто на давно летящем 'Фараоне' за возвращение, решают за будущее поколение. Так что тут правых, наверное, нет. Ну, а на чьей стороне симпатия автора, понятно. Возвращенцы бяки-'бэки' выглядят максимально малосимпатично как по своим трусливым опасениям найти в конце пути неприспособленную для жизни планету и террористическими действиями, ну а главный герой, не жалеющий себя ради продолжения полета - вроде бы, настоящий герой, и даже кончает жизнь самоубийством он для того, чтобы спасти свою семью, не дать использовать ее для шантажа. Только вот для капитана, на мой взгляд, было бы важнее объяснить людям, зачем они летят, а не упирать на то, что на корабле он - 'царь и бог'. Кстати, зачем кораблю кольцевая конструкция, если уже есть генераторы гравитации? Оптимальной была бы сфера.
  
  Джи Майк. По наследству.
  
  Вдумчивое,хотя и нарочито ироничное почти фэнтези по мотивам (как мне показалось) 'Трудно быть богом' Стругацких. Как люди средневековья воспринимают прогрессора, пытающего вытолкнуть их из инертного цикличного коловращения средневековой жизни. Блестяще показано, что единственным поступком прогрессора, способного внести хоть какие-то изменения в этот житейский круговорот королей-принцев-бастрадов-первых министров-проституток-ведьм-молочниц-каждыйсобак-стражников-и т.п. - заменить собой одного из них, поменяться местами. И вот уже вернувшийся в родной город бастрад сам становится прогрессором, хотя и не понимает, чем он должен теперь заниматься в функциональной иерархической структуре, где привык существовать. Разве что носить, не снимая браслет (телевизионный глаз, вроде того, что дон Румата носил с головным обручем).
  
  Быков Юрий Николаевич. Из рая в рай
  
  До невозможности затянутый рассказ о том, как главного героя то ли инопланетяне, то ли черти забрали. Ну, или просто кровушку выпили, а наплели про элитарность и возвращение в родное информационное пространство просто чтобы мозги запудрить. Хотя зачем? Всё равно ведь герою было не отвертеться. Да и вообще вся это сложная операция по обескровливанию ста молодых людей кажется чрезмерно усложненной. Сначала город от остальных очистили, потом обзвонили, потом всякими штуками подгоняли... Ведь просто могли сцапать, кого нужно и увезти. Стиль изложения кажется также неоправданно усложненным, к чему, например, было описывать нос встречной и скоро оставленной девушки. Автору, герою которого понравилось жить без воды в многоэтажке, можно дать совет попробовать попользоваться день-другой для бытовых целей исключительно водой из соседнего супермаркета. Воду, кстати, придется поднимать наверх без лифта.
  
  Ваничкина Ольга Викторовна. Когда замерзает Весна
  
  Долго не мог понять, зачем надо было переносить в 24-й век и на другую планету историю возвращения на простодушно-добрую провинциальную родину молодого, но уже очерствевшего душою столичного дельца. Оказывается, на планете грядет похолодание и правительство, чтобы не тратиться на эвакуацию, организовала пандемию, от которой люди массово впадают в сон. В общем, пока через полвека не потеплеет, население будет спать в холоде. Об этой секретной правительственной операции главный герой-дипломник запросто узнает от пьяного начальника. И тут же понимает, что дело гораздо хуже... Но не предпринимает практически ничего, кроме вялой попытки увезти с собой подругу детства. Рассказ хороший, возвращение героя в мир, который он, как ему кажется перерос, а на самом деле - он сам измельчал, получилось. А вот фантастическая составляющая... Тут уж надо либо героя заставить в набат бить, или же показать, кто он есть, закрывающего глаза на происходящего планетарного убийства. Но, с другой стороны, так, может, и страшней. Потому что уж очень кажется злободневным.
  
  Ленская Маргарита. Потерянный мир
  
  Возвращение через тысячелетия на неузнанную Землю, очищенную вселенским потопом от человечества. Но человечество еще может вернуться, поднятое заново из виртуального сна. Обо всем этом коротко говорится в конце довольно обширного рассказа, посвященного описанию плескания в морских волнах, гулянию по берегу и несколько заторможенного сражения с гигантскими жабами.
  
  Белов Олег. Последний космолет (альтернативная концовка)
  
  Опять же, не понял, зачем нужно было делать колонию на Марсе. Рассказ сугубо описательный, персонажи картонно-типовые, речь неестественна и недостоверна. 'Вы все мне противны. Я не позволю вам разрушить мои планы на будущее'. Так в решающий момент жизни не изъясняются, тем более, после двух лет пребывания среди уголовников. Конечно, может в будущем, когда Марс отведут под место заключение, так там и будут говорить, но ведь в остальном тюремные нравы в рассказе уподоблены тем, что мы можем увидеть в соответствующих американских фильмах. И, кстати, где в рассказе космолет? И почему он последний? ))
  
  Баляев Анатолий Николаевич. Кленовый лист
  
  Рассказ про компьютеризированные искусственные глаза, которые позволяют не только лучше видеть, но и заслонить реальный мир целым спектром виртуальных возможностей. Однако 'очи' дают возможность и взглянуть на себя со стороны - глазами умудренного прожитыми годами человека, для которого главней всех открывшихся перед ним далеких сокровищ мира простой кленовый лист.
  
  Мазунин Валерий Геннадиевич. Оазис
  
  Картонно-нравоучительный рассказ на тему 'Береги природу - мать твою!' с совсем уже натянутым финалом. Хотя и, признаюсь, неожиданным.
  
  Зотов Дмитрий. Черный приют
  
  Либо мистика, либо причудившаяся под наркозом фантасмагория. Но не фантастика... Хотя что-то есть. Если главный герой расскажет всё это той, в которую он тайно влюблен, вполне возможно подействует. Насчет общей идеи - на мой взгляд, что-то недоработано (или я не со всем разобрался). Не получается у меня совместить предопределение появления души общего ребенка с непредопределенностью встречи его родителей. Или там души всех вариантов возможных встреч всех земных мужчин и женщин? Тогда действительно повезет той душе, что родится. Шансы на это у нее исчезающее малы. Об этом еще Лем писал ('О невозможности жизни'). А могла бы получиться сильная, хотя и нравоучительно-антиабортивную вещь о том, что в Черном приюте - души готовящихся к рождению.
  
  Свиньин Игорь. Сторож твоему дому
  
  Живой, образный, хотя и несколько, на мой взгляд, затянутый рассказ про то как вернувшиеся через 700 лет из межзвездного путешествия космонавты обнаружили пустую от людского населения Землю. Пустую, за исключением дружелюбных собак. И один такой собак, аки на планете Надежда голован Щекн из 'Жука в муравейнике', указал главному герою (героине) путь, куда все с планеты ушли. Странно только, что у остальных космонавтов вид растворяющейся в воздухе собаки не вызвал серьезного удивления.
  
  Ледовский Вячеслав Анатольевич. Ксенофоб
  
  Не космобоевик, а вполне занимательная история о 'подвиге разведчика', в одиночку остановившего вторжение армады инопланетных разумных котов-переростков. Что ж, и в будущем, как видно, будут уважают только силу и отвагу в самой безнадежной ситуации. У Нивена, у которого главным врагом людей в космосе также окажутся коты (кзины), противник всерьез зауважает землян, когда один из них спустился в одиночку на Кзин мстить за свою семью. Но в данном рассказе сюжет закручен куда хитроумней, хотя, как мне кажется, коты-аларми чего-то, всё же, не просчитали в выстраивании своей версии событий. Правда всегда выплывает наружу, а честный враг воспринимается лучше лукавого друга.
  
  Алисия Пардус. Десять лет разлуки
  
  Опять же не понял, зачем надо переносить действия в будущее (хоть и сравнительно близкое). Социальные беспорядки? - так это и сейчас хватает. Глобалисты-антиглобалисты? - скорее погром по национальному признаку - тех, кто 'не говорил на общем языке' (за полвека перевести мир к единому языку, это действительно круто. Кстати, 'делая ставку на объединение всех стран Земли в одну непобедимую империю' - кем непобедимую? Или там еще инопланетяне где-то присутствуют?) Неясно, почему после погрома, в котором участвовали местные обыватели, 'глобалисты ушли на север'. А в остальном... Романтическая история поиска своей утраченной семьи. Счастливо-слезливый конец: 'Дом снова наполнился звуками, но это уже не было эхо. То были рыдания. Слезы счастья текли ручьем, выплескивая горечь, накопившуюся за время разлуки. Мы обнимались, смеялись и никак не могли перестать плакать, мысленно клялись больше никогда ни за что не расставаться'. P.S.: Поскольку рассказ в моей подсудной группе, замечу, что на его оценке фактическая непринадлежность к заявленному жанру 'фантастики' никак не отразится.
  
  Skier. Массаракш
  
  Познакомился с этим рассказом еще пару лет назад. События в Островной империи из мира 'Обитаемого острова' братьев Стругацких продолжены по сценарию двух последних российских смут ХХ в., причем - в усугубленном ('югославском') варианте. Т.е. супердержава, ранее державшая в страхе другие страны, после военных поражений и революций сама распалась на враждующие друг с другом части, где наводят порядок иностранные 'миротворцы', высокомерно поглядывавшие на одетых в лохмотья бывших имперских вояк. И на этом фоне - жизнь простых людей, высшее счастье которых - увидеть своих близких живыми после очередного обстрела, пусть у разрушенного дома...
  
  
  Крокодилов Матвей. Автобусная история.
  
  Понравилось, как естественно складываются в рассказе элементы фантазии и городского быта, как смешивается живое с неживым - тут и провозимые в разъятом виде через границу вместе с пластинками сами западные рокзвезды и обладающие яркой физиогномикой автобусы. Чем-то напомнило сказы Шергина - это того, у кого холмогорские поморы зимою песни морозили и северное сияние сушили, но уже на основе среднесоветской коммунально-дворовой жизни. Замечательно, но всё же есть ощущение, что писалось по 'нисходящей', пока великолепно заявленная тема вконец не истощилась.
  
  Филиппов Алексей Николаевич. Осколок
  
  По теме рассказ не оригинален, вспоминается сразу несколько рассказов, где герой не может помочь человеку в прошлом, так как это пагубно отразится на будущем. Но это во многом компенсируется тем, что по-настоящему погружаешься в авторский мир, ощущаешь как бы изнутри, возвращение к дедовскому дому, как связи с тем, что произошло задолго до твоего рождения, но что чувствуешь по-настоящему своим.
  
  Егоров Алексей Викторович. Возвращение домой
  
  Думаю, рассказ надо переделать, вернее, упростить. Вместо того чтобы играть в компьютерные игры, герой, который только собирается написать что-то в стиле 'киберпанк', как раз и должен сочинять то, что содержится в большей части рассказа. Тогда действительно удастся передать всю прелесть графоманства. Это ведь нарочно не придумаешь: 'тело воителя устало от сидения' или 'медленно отлавливают стремительно разбегающихся кочевников'. Ну а финал - приход девушки с советом 'заняться чем-то полезным' (и приятным) - можно оставить без изменений. Хотя можно и продолжить, а то заканчивается всё на самом интересном месте.
  
  Рыскин Александр. Октябрьские сны.
  
  Тяжелые будни 'контрртеррористической операции' против сепаратистов на одной из планет. Хотя межзвездные полеты стали реальностью, вооружения особенно не прогрессировали, те же автоматы со снайперскими винтовками и даже ручные гранаты, ножи и веревочные узы. Главную же трудность войны с городскими партизанами составляет то, что они поголовно дети. И это вызывает психологические проблемы у правительственных спецназовцев, которые один за другим кончают жизнь самоубийством. Был в 70-х годах в Республике Коморские острова такой режим, который ориентировался на молодежь и подростков. После революции его лидеры снизили избирательный возраст до десяти что ли лет и таким образом законно держались за власть (население Комор было очень молодым). С революционерами покончили за сутки пара десятков профессиональных наемников из Южной Африки. Почему в будущем, где остались пулеметы, не останутся профессионалы такого рода? В конце оказывается, что причина мятежа - происки инопланетянина, замаскированного под пророка тинэйджеров. Господи, да если бы инопланетяне открыто заявили, что могут дать вечную жизнь без старости, они бы набрали армию сторонников без всякой маскировки.
  
  Ильич Роберт. Дом престарелых
  
  Интересный, но весьма трудный к восприятию рассказ, поднимающий серьезную проблему об адекватности людей пожилого возраста. В мире этой истории проблема старения прежде всего психологическая. Чтобы очищать общество от тех, кому за 60 (старая в общем-то фантидея, можно вспомнить хотя бы 'Песчинку' Азимова') создали Дома престарелых, куда заманивают обреченных стариков обещанием спасения от ловко выдуманного 'синдрома старения'. В этом мире 'престарелые люди не заслуживают жизни' и не только потому что 'интеллект резко падает, физические возможности как у младенца... а те хотя бы в перспективе станут нормальными'. Старые люди становятся эгоистами, так как у них 'ЖЕЛАНИЕ жить трансформируется в СТРАХ перед смертью'. Однако главный герой сумел опровергнуть это утверждение.
  
  Тюлин Дмитрий Юрьевич. Электричка
  
  Железнодорожное путешествие на тот свет; мимо того, что видит (или хочет подсознательно видеть) человек в растянувшиеся последние мгновения жизни... А потом, 'ты станешь единой с Богом и бесконечно счастливой, но перестанешь существовать...'. Неуверен, впрочем, что этому стоит завидовать тому, кто остается бессмертным.
  
  Миндаль. Продавец судеб
  
  От Судьбы, что называется, не уйдешь. И за то, чтобы увидеть чужие миры - лишишься семьи. Что на самом деле взял Продавец Бабочек за возможность порвать сковывающие свободу воли сети Судьбы, вернуться к родному дому? Вот только удовлетворить ли встреча с родными неуспокоенную натуру главного героя? Что не понравилось - некая пассивность героя, ждущего, когда его судьба перейдет с рельсов на рельсы (или вовсе сойдет с них). Ведь можно быть ломателем судьбы. Не это ли предлагал в самом начале Продавец Судьбы: делай свою судьбу сам - 'так ты в город езжай, учись!'
  
  
  Радов Анатолий Анатольевич. Георг
  
  Финал напомнил известный рассказ Брэдбери 'Калейдоскоп' о летящих в космосе космонавтах из разбитого корабля, один из них потом станет падающей звездой. То, что герой - робот, можно было догадаться по тому, что он выжил в челноке с разрушенной системой воздухоснабжения. А вот как уцелел челнок после столкновения с 'небесным телом' - действительно загадка. Как и то, куда он летел из Солнечной системы на полусветовой скорости. Процесс познания амнезированным Георгом внешнего мира из чтения корабельной библиотеки показан, на мой взгляд, как-то пунктирно. А вот сочинение стихотворной строчки легло в самый раз. Это, на мой взгляд, самое удачное место в целом очень хорошего, душевного рассказа. Вот только с 'полусветовой скоростью' надо что-то делать. Во-первых, даже на такой не доберешься от Плутона до Земли за 6 минут (и даже за 6 часов); во-вторых после остановки защитным полем летящего на такой скорости объекта никакого кусочка латекса от Георга, конечно, не останется.
  
  Тесленко Оксана Владимировна. Вензели времени.
  
  Про временной капкан, еще одно 'зеркало для героя'. Главный недостаток - рассказ, по существу, без конца. Что за работа предстоит главному герою - воспитание самого себя в детстве, дабы повторить собственную, кажется, не столь уж удачную судьбу? Вот если бы герой стал профессиональным футболистом в загранклубе... Не очень понятно и о дальнейшей участи 'взрослого' героя. Согласно намеку-паспорту, после временной петли будет продолжение. Кстати, по поводу найденного паспорта - в современных российских разновозрастных фотографий уже нет. Да и как-то странно, что в советскую эпоху так спокойно будет жить столько времени, пусть и в деревне, неизвестно откуда взявшийся человек без документов. Органы заинтересуются.
  
  Скрипка Игорь Викторович. Чужие земли
  
  Хорошо, что хоть игра оказалась. А так даже неприятно читать о существовании в стиле 'человек человеку волк'. Хотя на игру, вообще-то, не похоже, особенно в связи с историями о прошлых приключениях. Игровые легенды должны быть более схематическими. Что ж, воспринимаю, как рассказ-предупреждение. Ведь рано или поздно игровой стиль поведения перейдет в реальную жизнь. А так... Скажем, опять неоконченно...
  
  Петрачков Сергей Анатольевич. Неизвестные страницы из жизни Пиквика
  
  Опять амнезия. Причем групповая. Причем ничего не видно и ничего не понятно. Почти до самого конца. Да и в конце... При глубокой затянутости действия переход героев к осознанию того, что они персонажи чьего-то рассказа показался не только внезапным, но и необъяснимым. И как-то уж очень спокойно они на это открытие отреагировали. Осталось ощущение, что автор хотел передать какие-то свои философские мысли о нашем месте в этом мире. Уж не по платоновской ли пещере брели герои? Но, по моему, замысел не очень удался. Финал с Пиквиком, хотя и позабавил, но ясности не прибавил.
  
  Морозов Илья Леонидович. Морской пехотинец
  
  Что-то вроде этюда-фанфика по 'Рыцарям 40 островов', наверное, самого спорного из искреннего творчества Лукьяненко. Аннотация едва ли не сравнима по объему с самим рассказом. Маленький странник, по-моему, получился, а вот главный герой, от именно которого ведется речь, кажется, нет. Во всяком случае, не удалось увидеть переход его восприятия гостя, превращения его из Морского пехотинца в Маленького Принца, поэтому крошечный рассказ не произвел впечатление гармоничного целого, будто в нем упущена важная часть. Кстати, 'гайды' - это из неоконченного продолжения 'Рыцарей'?
  
  Варюхин Юрий Юрьевич. Железный гренадер
  
  Юмористический рассказ про встречу с космической цивилизацией высшего уровня. Рассказ смешной, но какой-то рваный по сюжету. Ощущение такое, что автор, начав его, не знал, о ком из своих героев, собственно, будет писать. Во всяком случае, все они у него получились замечательно живыми, и люди, и нелюди. Главный философский вопрос, поднятый в произведении, по-моему - кто чего хочет. Космосантехник Вася хотел вернуться домой, чем, наверное, и предопределил попадание рассказа на данный конкурс.
  
  Кайманов Степан. Возвращение
  
  Отличный военно-антивоенный рассказ о захватнической войне людей против неких разумных и подвижных деревьев. Люди показаны без всякой симпатии, бери хоть зверствующего десантника, хоть явившегося на расчищенное от аборигенов место колониста с толстыми волосатыми руками. Куда как лучше древени, которые 'никогда не воевали ни сами с собой, ни с представителями других миров... ценили свою жизнь, любили наш дом и надеялись, что так будет всегда'. Но и главный герой, давящий ногами мелких зверушек, чертовски скучает на войне по семье и ждущему его дома черемуховому торту, а в конце оказывается, без всяких обиняков, героем, спасающим Землю. Хотя кажется уж слишком простым то, как последнему древеню, обернувшемуся из тихого философа в смертоносное чудовище, едва не удалось погубить человечество.
  
  Акимов Константин Юрьевич. Цена Алмазов
  
  Я категорически не соглашаюсь с утверждениями, что сейчас НФ может выехать только на юморе. Но, с другой стороны, чисто производственная фантастика совсем без юмора, наверное, уже не выезжает. До такой степени, что если юмор в ней не обнаруживается, подозревают скрытый стеб. А уж если рассказ не только скучный, но и не вполне складный... Нет, я допускаю, что такая задумка. Пилот (пилотесса) грузового марсолета, который забирает добытое автоматическими бурустановками, чудом спасается при падении своего корабля, долго идет пешком по ледяной пустыне, добирается на последних глотках кислорода до подвернувшейся вахтерки, а потом всё пытается кому-то растолковать на обмороженных пальцах, отчего всё так случилось, причем периодически беднягу заносит на общефилософские и общежитейские сентенции. Ну, шок, что поделать. Марс в рассказе явно альтернативный, по крайней мере - по плотности атмосферы, в которой летают и даже планируют реактивные железные дуры (это про марсолет), переделанные из МиГ-29. Да и бури песчаные там камни носят, оттого, наверное, верхний слой атмосферы там плотнее, чем нижний. Но это ладно. А вот что принципиально. Вся эта лабуда на Марсе - ради алмазов. А зачем они нужны, раз по ходу дела упоминается новополученный материал, в четыре раза прочнее алмаза. Для драгоценностей? Но масштабы марсианской добычи - 20 тонн алмазов за один рейс одного марсолета - должны были уже давно в конец обесценить этот минерал. И еще. Как я понял, намечается целая серия подобных марсианских хроник... Без комментариев.
  
  Притока Ирина. Когда кончается война
  
  'В шесть часов вечера после войны'. Красиво, романтично, атмосферно. Хэппиэндовая лавстори. Заинтересовало - как в будущем в космических войнах самых тяжелых раненых будут замораживать до мирного времени, чтобы не тратить времени на тех, кого нет надежды быстро ввести в строй. Удивило - как это во время войны одна из планет в одной системе оставалась спокойным тылом, тогда как на других обороняющихся загнали в подземелья. А вот интересно - счастливо встретившиеся влюбленные поедут к нему - на мирную планету или останутся в ее мире - почти уничтоженном войной? В какой дом будет возвращение - подземный или надземный?
  
  Бран Диана. Поезд не роскошь
  
  Современная сказка. Железнодорожная остановка на полустанке, населенном инопланетными, но узнаваемыми существами. Иногда это узнаваемость даже раздражает ('игрушки изображали отрицательных персонажей фольклора неизвестной мне расы, но были отчего-то смутно знакомы - все с красноватым цветом... эээ... морды лица, рыжеватыми волосами и крупной надписью на спине: "РАОЕЭС"). И еще - оказывается, то что мы забываем в поездах, есть жертвоприношение Птаагу, Безразличному и Милосердному.
  
  Sasab. Здравствуй, аист, мы, наконец...
  
  Аисты, оказывается на самом деле приносят детей. И теперь, после того как аисты, вслед за лягушками, поголовно исчезли, на всей Земле у всех стали рождаться чужие дети. 'Забавные случаи были связаны с рождением близнецов. Например, родилась тройня, и все младенцы оказались разные: белокожий, чернокожий и китаец'. Шутка, однако, оказывается не забавная и поднимает серьезный вопрос - сможем ли мы по-настоящему полюбить чужих детей или будем вечно носиться по планете в поисках своего, единственного.
  
  Тихонова Татьяна Викторовна. Два одиночества
  
  Рассказ о том, какой может быть счастье совсем, на первый взгляд, обыденные вещи - смотришь на них глазами детдомовского мальчишки или инопланетного отставного наблюдателя. Просто, но чудесно.
  
  Асмю Андрей Викторович. Ибо нет одиночества больше...
  
  Рассказ красиво написан, но как-то неприятен... Хотя, наверное, так и надо писать о вечном страннике, переселяющемся на протяжении веков из одного тела в другое. Холодное корыстном существе, обреченное на одиночество, преисполнившись усталости жизни, возвращается в приморский город не только за новой реинкарнацией, но еще, наверное, за чем то еще, 'на грани слов и ощущений'... Возможно - за тем, что предназначено его душе, чтобы прервать бесконечность трагической безысходности.
  
  Ветнемилк К. К. Путь через 'Тьмутаракань'
  
  Снова 'Пасынки Вселенной'. На застрявшем где-то в далекой галактике лайнере деградируют потомки космических туристов - племена людо- и тараканоедов, которые и язык-то почти утратили. C хронометражем, правда, на мой взгляд - несоответствие. Если на корабле до сих пор жив стюард (даже долгожитель), значит сменилось всего одно-два поколения. Неужели так быстро одичали? Стюард, полуживой старик, последний свидетель гордого человеческого прошлого обитателей звездолета, ищет Племя Пилотов, возможно уцелевшее где-то среди корабельных ярусов - ведь кто-то запустил двигатель и чинит коммуникации... По поводу Пилотов, кстати, немного недопонял. О тараканах, приведших корабль обратно к Земле, по-моему, надо чуть поподробнее.
  
  Дворников Вадим Александрович. Исповедь фармата
  
  Заявлен не как фантастика, но... По-моему, очень даже. О пробуждении в человеке чужого разума, о постепенном превращении в иное существо, которое глядит на человечество со стороны, обрекая его, вместе со своим носителем, на погибель. Это не были инопланетные захватчики, скорее - некие высшие формы жизни, для которых жизнь на Земле - всего лишь эксперимент. Почему люди не оправдали их ожиданий? Может, потому что человечество не определилось с путем добра? Хотя понятие добра в рассказе осталось нераскрыто. Если уж зачистившие Землю до одноклеточных фарматы - не зло, то страшно представить, кем могли стать человеки и спасет ли их коррекция в следующем эксперименте по эволюции земной жизни.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список