Никитин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Война с гномами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Опыт боевой фантастики.

  
  
  Семь чуть светящихся фигур на фоне черного купола обзорных экранов.
   - Что вы знаете о гномах, джентльмены? - начал адмирал Этьен Девуатье без всяких прелюдий.
  Как и в любой периферийной колонии, военно-космические силы на Пилигриме являлись величиной весьма условной. "Орбитально-атмосферную группировку" составляли пять кое-как вооруженных лихтера, а "силы открытого пространства" - пара шлюпов, на поверку, обычные грузовозы. Рядом с подобными с позволения сказать "вымпелами" и клипер "Суриката", доставивший в систему адмирала, казался олицетворением боевой мощи Земной Федерации. Мощи, которой до настоящего времени не находилось применения.
   Федерация так и не встретила в Далеком Космосе равного или хоть какого-нибудь соперника. Давно не верившим в агрессивных инопланетян колониям, тем не менее, строжайше предписывалось заводить силы самообороны. Из положения, как правило, выходили, зачисляя несколько рабочих бортов во "вспомогательные крейсера". Капитаны таких "условно боевых единиц", узнав о прибывшем из Метрополии начальстве, наверное, предполагали, что речь в худшем случае пойдет о внеплановых учениях. Желательно - штабных, чтобы не расконсервировать оружейные системы и не отвлекать экипажи от основных обязанностей. Не удивительно, что на совещании воцарилось долгое молчание. Пилигримцы думали о гномах. Как выяснилось, в правильном направлении.
   - Гномами назвали жизненную форму, не так давно открытую на Мории, - заговорил моложавый капитан с флагманского лихтера, претенциозно именовавшегося "Сын грома".
   "Сын грома" сделал выжидательную паузу, однако не дождался от адмирала ни слова. Зато встрял простоватый шкипер другого орбитального катерка:
   - Мория - это такая пещерная страна из книжек Толкина. В ней как раз гномы и жили, что-то вроде карликов подземных...
   - Спасибо, Ганс! - "Сын грома" недовольно покосился на коллегу. - Только планета Мория в соседнем секторе получила имя не из-за Толкина или каких-то там волшебных карликов, а, как положено, по первому колониальному транспорту, "Томасу Мору". Так и нашу Пилигриму нарекли в честь славного "Пилигрима" Этьена Девуатье.
   Адмирал поморщился. Разговор рисковал отклониться в ненужную сторону. Однако "Сын грома" продолжил:
   - Что касается морийских гномов, известно о них чрезвычайно мало. Ничего, по большому счету, не известно. Даже спорят - относить их к геологическим или все же биологическим явлениям. Если жизнь, то небелковая. Обитают прямо в горных породах на практически недоступной для нас глубине, не поднимаются к поверхности ближе одного-двух километров. Вроде бы обмениваются упорядоченными сейсмическими сигналами, поэтому предположительно считаются разумными...
   - Уже не предположительно, - подал голос адмирал.
   - Вот оно что, - пробурчал, не выпуская трубку из сжатых зубов, капитан шлюпа "Молчальник".
  Небезызвестный Ван Хууд. Это он как-то таранил астероид, нацелившийся, было, на номерную колонию, которая даже имени собственного не имела. За то дело Ван Худа прозвали "Ангелом Спасителем". Что, кстати, совершенно не шло к его бульдожьему лицу, бычьей шее и кривым ногам.
   - Встретили, значит, братьев по разуму. Нас, стало быть, на эвакуацию... Твоих спасателей, в общем-то, дело. Но и нам, конечно, в стороне не стоять. Ребята, - Ван Хууд обвел пилигримцев глазами, - Рвите контракты! Форс мажор!
   - Некому уже на Мории помогать, - адмирал раздраженно потер висок. - Гномы вызвали глобальный вулканоклазм. Теперь там один расплавленный базальт на поверхности... И еще... Об этом не сообщали, но гномов обнаружили не только на Мории. Еще в нескольких системах. Думали, раньше они были более развиты, практиковали, как и мы, межзвездные перелеты, а потом деградировали, закопались в свои планеты, - адмирал остановился, вздохнул и продолжил, будто читая приговор, роняя слово за словом. - Так вот, полгода назад выяснилось, что гномы продолжают распространяться в космосе. Без какого-то космического флота! У них есть свой способ межпространственных перемещений. Просто прыгают из планеты в планету. Удалось определить и направление. Похоже, в ближайшее время гномы появятся здесь, на Пилигриме!
   - Что же ты привел сюда один клипер, а не хотя бы пару пакетботов? - Ван Хууд вынул трубку изо рта. - Ты представляешь, что значит эвакуировать такую колонию, как наша? Тут одного оборудования на пятьсот полных рейсов.
   - Эвакуации не будет! - адмирал выдерживал бешенный взгляд капитана "Молчальника", пока тот сам не отвел глаза.
   - Эвакуации не будет. Мы не можем отступать без конца, иначе гномы так дойдут до самой Земли. Пилигрима - первая большая колония на их пути. Мы их здесь остановим!
   - И кто так решил? - холодно спросил капитан "Сына грома". - Мировой совет? Генеральный штаб? Адмиралтейство?
   - Малыш Тобби, так решил я, - устало произнес адмирал. - Я, адмирал флота Этьен Девуатье, лорд-фундатор колонии Пилигрима.
   - Как же мы их остановим? - вновь засопел трубкой Ван Хууд. - У них же, говоришь, нет флота. Значит, в космосе не перехватить...
   - Придется дать бой на самой планете. Вернее, в ее недрах.
   - На Пилигриме у нас только интенданты. Еще флотский госпиталь есть. Никаких тебе наземных войск, не говоря о подземных...
   У землян не хватило фантазии насчет того, каким окажется будущий враг. Думали - те же звездолеты, с излучателями и управляемыми ракетами. Другой формы, с другими принципами работы, но уж никак не скрытое под километрами горных пород нечто, без промаха бьющее из глубины планеты всесокрушающими сейсмическими ударами.
   - Кроме нас воевать некому. На гражданских рассчитывать не стоит, двести лет без войн. Только военный флот и готовили к тому, чтобы стрелять в случае чего... Так что, леди и джентльмены, нужно многое успеть за оставшееся время. Я привез кое-какие разработки. Вашим мастеровым придется потрудиться, чтобы мы встретили чертовых гномов во всеоружии.
  
***
  
  Как не хотелось спускаться вниз, официальный визит к губернатору мог состояться только на Пилигриме. Этьен не любил планеты. Почти вся жизнь его, начиная с училища, прошла в отсеках кораблей и космических станций. Они становились знакомы до последней панели, самого тихого звука в капиллярах систем жизнеобеспечения, слабейшего запаха... Помнится, однажды на Земле он поднял тревогу прямо на торжественном заседании: "Тревога! Химическая угроза! Синильная кислота!" Всего лишь пахнуло фиалками с клумбы под окном...
  Чем ему нравилась Пилигрима - своей почти корабельной стерильностью. Да и во всем здешнем колониальном стиле чувствовалось нечто флотское. Не удивительно, вначале ведь и строили из посадочных модулей. За время его отсутствия Морсо Гра сильно вырос, от космодрома до центра города добирались почти полчаса... Однако вид улиц мало изменился со времени, когда Этьен оставил колонию. Оставил на Клэр... Когда она отказалась лететь с ним. Сказала: "У человека должен быть свой дом!" Будто у космического бродяги может быть другой дом, кроме корабля.
  Клэр не встретила его в порту, хотя еще на подлете он передал ей сообщение со всеми материалами. Наверное, изучает Морийское досье... Он сам получил его лишь накануне вылета с околоземной базы. Приказ был на экстренное отбытие, а вся его 4-я эскадра легких крейсеров оказалась в разгоне. Под рукой один флагманский клипер. И лишь трое суток полета. Чтобы ознакомится - ради чего его, собственно, послали. Ознакомится и решить - как действовать.
  Было бы еще в досье что толковое. Всерьез ведь гномами никогда не занимались. Открывшего их сейсмолога с позором изгнали из Морийского научного центра. Только когда возникли проблемы на сверхглубоких шахтах, на Мории провели глубинный планетарный мониторинг. То, что увидели, никак не укладывалось в геологические процессы. Призрачные реки, неспешно текущие прямо сквозь горные породы, кружащиеся, сливающиеся, расходящиеся на мелкие ручейки. Мощные сканеры определили корпускулярный характер этих потоков. Как оказалось, они состояли из отдельных объектов. Иногда эти объекты формировали небольшие группы или, реже, фиксировались совершенно самостоятельно, то появлялись ниоткуда, то пропадали в никуда (тех кто первыми заговорил о локальных телепортациях, естественно, подняли на смех). Как-то само собой эти подвижные подземные объекты, которые не считали тогда не только разумными, но и живыми, стали называть 'гномами'.
  Попытки расшифровать генерируемые гномами слабые сейсмосигналы давали парадоксальные результаты. Заговорили о возможности контакта... Властям Мории, впрочем, не было дела - разумны гномы или нет, живые они существа или геоформация... Гномы были, прежде всего, причиной разрушения шахт. Собственно, лучше б они считались неразумными - при обнаружении на планете сапиенсов предписывалась немедленная эвакуация! Но к тому времени Мория превратилась в крупнейший центр добычи редких минералов, и оставлять всё это из-за какого-то непонятного явления колонистам ой как не хотелось. В гномах предпочитали видеть, в лучшем случае, каких-то "подземных муравьев", а в явном и целенаправленном переустройстве горных пластов - строительство "муравейников". Когда гномы стали доставлять серьезное беспокойство, их решили припугнуть. Понятно - без санкции Земли.
  Этьен вспомнил запись орбитальной радарной съемки. Вокруг шахты серое мельтешение гномов. Картинка дернулась, полыхнула режущим глаза светом. Монитор погас, потом вновь включился - под землей расходилась концентрическая ударная волна... В шахте взорвали мегатонный термоядерный заряд. Колонисты получили уникальные данные - гномы вполне уязвимы для сверхсильного сейсмического воздействия и проникающего излучения. За эти сведения колонии пришлось дорого заплатить.
  Ответ гномов привел к катаклизму планетарных масштабов. Относительную безопасность давали только немногочисленные сейсмические убежища в крупных поселениях. Вся остальная инфраструктура колонии была разрушена сильнейшими землетрясениями, устроенными гномами. Они были способны отслеживать любую деятельностью, любые передвижения на поверхности планеты. Во время короткой войны на Мории функционировал только воздушный транспорт, сейсмическим атакам подвергались даже одиночные пешеходы. Колонисты продолжать борьбу, наносили по гномам ядерные удары с воздуха и с орбиты, пытались удержаться хотя бы в нескольких оставшихся у них, защищенных от подземных толчков городах... Однажды пробудились разом все многочисленные морийские вулканы. Уцелевшие шахты также превратились в фонтаны расплавленной магмы. На города надвигалось огненное море. Люди бежали на орбитальные платформы. Из приличной землеподобной планеты Мория вмиг стала миром, абсолютно непригодным для жизни. Над раскаленными лавовыми полями бурлила плотная атмосфера из вулканических газов и выкипевших океанов.
  Этьен мог понять, но не одобрить то, что колонисты устроили напоследок. В жажде мести они пожертвовали одним из своих кораблей, хотя на других негде было ступить от беженцев. Нагруженный оставшимся ядерным арсеналом борт переоборудовали в планетарный брандер. Морийцы хорошо знали слабые места своей бывшей родины. Когда эвакуационная флотилия отдалилась на безопасное расстояние, брандер сошел с орбиты. Непроницаемое одеяло багровых туч озарилось снизу чудовищной вспышкой. Удар пришелся в тектонический разлом, взрыв пробил насквозь кору, приник еще глубже, так что внутреннее давление стало раздирать шар планеты поперек. Вокруг Мории закружили кровавые спирали ее вышибленных наружу внутренностей, осевое вращение приняло хаотический характер, планета закувыркалась и вдруг как-то сразу стала раскалываться, рассыпаться в горящие обломки, окутанные тучами расходящейся в космосе, остывающей уже породы...
  Всё это было напрасным. Этьен знал, что к моменту падения брандера орбитальные сканеры уже не фиксировали на Мории гномов. Они успели уйти, перепрыгнуть на другие миры, где немедленно перешли к активным действиям, не дав людям организовать хоть какую-то оборону. Поднятый по тревоге флот не знал, что делать, гномы распространялись по секторам слишком стремительно. Времени для серьезного анализа, рассуждений о том, кто же такие гномы, возможен ли с ними диалог, не оставалось. Гораздо более важным было выяснить - как остановить нашествие.
  
***
  
  Пока губернатор соблаговолила его принять, Этьен успел связаться с главнейшими из здешних корпораций и разместить несколько срочных заказов - многое можно было добиться и без гражданских властей. Во-первых - флотский приоритет, во-вторых - финансирование из бюджета Метрополии, в-третьих - Девуатье тут помнили, и одно его имя было хорошей гарантией. Высказывали, правда, вежливое любопытство - зачем флоту такое оборудование? Но расспросами - какие такие чрезвычайные обстоятельства - не донимали. Обговорили только премиальные в связи со сжатыми сроками выполнения.
  Встреча в парадном зале губернаторского дворца прошла в полном соответствии с церемониалом.
  Под высоким зеркально блестящим куполом зала (некогда составлявшего половину сферического топливного бака колониального транспорта) разнесся зычный голос церемониймейстера:
  - Его Высочество наместник и губернатор колонии Пилигрима леди Клэр Бланштерр!
  - Его Высочество адмирал Космофлота Земной Федерации, лорд-фундатор колонии Пилигрима сэр Этьен Девуатье!
  Выстроенная шеренгой местная полицейская команда взяла на караул, вскинув к плечу парадные шоковые "арбалеты".
  Клэр. Нет, не постарела... Только стала совсем другой. Раньше вся была такая светлая, легкая. А сейчас... Густые, горящие красным золотом волосы оттеняли бледность лица, его красота казалась теперь какой-то классической, строгой. Да, это уже не прежняя подруга, это - госпожа губернатор.
  - Ваше Высочество! - Этьен склонился в вежливом поклоне.
  - Ваше Высочество! - Клэр ответила легким кивком.
  Они дождались, пока не остались в зале одни. Клэр направилась к стоящим у стены креслам, Этьен последовал за ней, не дожидаясь приглашения.
  - Плохо дело, адмирал?
  - Думал, ты спросишь сначала, как я прожил эти пятнадцать лет...
  - Ты ушел играться дальше в войну, и вот вернулся с войной обратно...
  - Только это теперь не игра.
  Этьен и Клэр сошлись еще в Академии. Их распределили на один тяжелый крейсер - фрегат "Тигр". Считалось, что сложившиеся семьи придают команде стабильность. Они были хорошей парой, при всей несхожести характеров. Этьен был простым служакой, а Клэр, Клэр стремилась всегда быть первой. Не прошло и пары лет, как она стала главным канониром. Этьен же занимал скромный пост командира одной из орудийных башен ближнего боя.
  Во время учений с боевыми стрельбами третья из выпущенных ракет взорвалась сразу после выхода из катапульты. Броневую заслонку шахты успели захлопнуть, так что фрегат особенно не пострадал, только цепи управления систем вооружений вышли из строя. Гораздо хуже было другое. Близкий взрыв вызвал сбой в программах двух ракет, стартовавших ранее. Перезагрузившись, они приняли за новую цель ближайший объект - выпустивший их фрегат.
  Тогда Клэр просто растерялась. Попытки взять развернувшиеся к кораблю ракеты под управление срывались раз за разом. Запустить противоракетные снаряды тоже не получалось - связь с батарейными отсеками не была восстановлена. Этьен, не раздумывая, рванул к своей башне. Раз дистанционно она не действует, остается ручное... Он вскочил в тесную кабинку, вывел башню наверх, развернул на карусели в сторону приближающихся ракет и открыл заградительный огонь из всех стволов. После того случая Клэр ушла с военной службы, хотя расследование не нашло в инциденте ее вины. Этьен ушел вместе с ней на колониальный флот, однако там уже он обгонял в карьере Клэр. Что-то в ней сломалось... На колониальном транспорте "Пилигрим" он был капитаном, а Клэр - планетарным специалистом.
  Основание колонии потребовало немало усилий, несколько раз дело едва не срывалось. Заслуженно, нет - но Этьен стал для колонистов легендарным героем, титаном, подарившим им планету. На его фоне Клэр, делавшая всё, чтобы на этих голых скалах наладилась сносная жизнь, оказывалась в тени. В лучшем случае - верная помощница. Тогда они уже не были вместе, только по работе. Этьен рассчитывал, что их отношения наладятся с возвращением на военную службу - после успеха на Пилигриме можно было рассчитывать на хорошие должности. Однако Клэр предпочла остаться на дикой неосвоенной еще толком планете. Он мог только рекомендовать ее в губернаторы и, похоже, не ошибся.
  - Как ты прожил эти годы Этьен?
  - Мало пришлось играть в войну. Четвертая эскадра легких крейсеров - это, на самом деле, флотские спасатели. Случись что, клипер будет на месте втрое быстрее фрегата.
  - Я слышала о тебе. Ты всё тот же великий рыцарь, спешащий на помощь нам, бедствующим...
  - Времени мало, Клэр! Гражданских надо срочно вывозить на орбитальные платформы. Здесь останутся только дежурные смены на тяжелых производствах...
  - Ты думаешь, люди согласятся вернуться в железные коробки, после того как прожили пятнадцать лет под открытым небом, создали эту землю своими руками?
  - Клэр! Ты же знаешь, что было на Мории! Гномы уничтожат тут всё. Мы, надеюсь, зададим им жару, но... Можно, конечно, строить убежища и на планете... Но ведь это же будут те же коробки, только более опасные...
  - Пилигрима - наш дом, если ты можешь это понять. Мы покинули ради него старую Землю. Нам пришлось много чего пережить, но тут мы решаем всё сами. Да, мы ушли так далеко от Солнца ради спокойствия и мира, чтобы не жить в ожидании бомб от паци. Ушли туда, где нет войны. Не было...
  Клэр остановилась, переводя дух. Золотистые волосы прилипли к ее разгоряченному лбу:
  - Если теперь воюют и здесь, среди звезд... Мы будем сражаться! Пусть флот делает свою работу. Мы поможем всем, чем сможем. Но, запомни, Этьен, это и наша война! И никому не отнять у нас нашу землю!
  
***
  
  В операции были задействованы все силы флота. Даже шлюпы подтянули к планете и подвесили в качестве огневого резерва. Главную же роль должна была сыграть пятерка лихтеров, которые наводил на цель клипер "Суриката". Приборы флагмана зафиксировали появление гномов. На этот раз - под горным районом Барбарика на самом обширном и малонаселенном южном континенте Пилигримы. Орбитальная бомбардировка была бы бессмысленна. Обычные проникающие снаряды не годились для поражения подвижных объектов, а сверхмощные боеприпасы угрожали нарушить тектоническую стабильность. Оставалось высаживать прямо в глубине расположения неприятеля маневренные десантные группы с лучевым оружием. Два предыдущих отряда гномов уничтожили именно так.
  Лихтеры перестроили орбиту и легли на боевой курс. Каждый из них нес по два пенетратора, похожих на гигантские острозаточенные стержни. Отделяясь в заданной точке от носителя, пенетраторы устремлялись вниз и, погружаясь в атмосферу, вспыхивали яркими болидами. Сквозь ревущую плазму в эфир прорывались слаженные выкрики десантников, тот самый клич, с которым шли пятнадцать лет назад к планете первые посадочные боты:
  - Этьен и Пилигрим! Этьен и Пилигрим!
  Почти не снизив космической скорости, пенетраторы разом ударили вокруг горного хребта, под которым копошились гномы. Сверху показалось, что взорвана вся горная цепь! Взметнулись огромные фонтаны дымящейся породы, а пенетраторы уже проникали сквозь оплавленные каверны вглубь, навстречу подземному врагу. Компенсаторы полностью снимали перегрузки, но десантникам всё требовалось некоторое время, освоиться после такой посадки. Впрочем, гномам, по которым прокатилась ударная волна, пришлось гораздо хуже. Десантники первыми пришли в себя и открыли стрельбу, не дав врагу опомниться.
  Из-за создаваемых многокилометровой толщей помех передавалось только плоское изображение. Трудно было уследить за всем калейдоскопом картинок с ведущих бой машин. Установленные на пенетраторах орудия полосовали породу потоками жесткого излучения. На тактическом мониторе было видно, как оказавшиеся в кольце гномы будто испарились, попав под слаженные залпы десантников. Мутноватые пятнышки немногих уцелевших врагов бросились врассыпную. Отделившиеся от таранных головок пенетраторы перешли к преследованию на бурах, вновь и вновь поражая юркие тени беглым огнем. Неожиданно несколько экранов после мгновенной вспышки погасли. Исчез и один из значков-пенетраторов на оперативной карте.
  - Мы под огнем! Повторяю, мы под огнем! - раздался в динамике встревоженный голос командира десанта Тома Тоббиаса, Малыша Тобби, капитана лихтера "Сын грома". - Бьют снизу большим калибром!
  - Ничего не вижу! - забормотал, будто оправдываясь, оператор глубинного локатора.
  - Всю мощность на проникающее сканирование! - рявкнул адмирал, дав знак освободить ему место перед экраном.
  В рубке "Сурикаты" потемнело, утих шелест вентиляторов. Корабль забирал все резервы энергии, прощупывая сканирующими лучами самые глубокие пласты лежащей внизу планеты. Постепенно под беспорядочно маневрирующими десантниками стали проявляться серые построения неприятеля.
  - Они высадили целый корпус и ниже, чем мы могли их обнаружить. Верхний отряд был только приманкой, чтобы заманить нас в западню, - адмирал повернулся к посту связи. - Десанту срочный отход! Лихтеры на посадку! Обеспечить огневое прикрытие!
  Батареи "Сурикаты" и подошедших шлюпов били в надир, не жалея снарядов. От комендоров требовалась ювелирная точность, чтобы не задеть идущих к поверхности десантников и подорвать боеголовки прямо перед носом (или что там у них) лезущих следом бесчисленных гномов. Несмотря на большой расход боеприпасов, заградительный залп вызвал у врагов лишь временное замешательство. Гномы с удвоенной силой возобновили преследование медленно ползущих наверх пенетраторов. Еще одна десантная машина взорвалась и тут же была завалена обрушившейся породой. Другая потеряла ход. Ее настигал густой рой мутно-серых пятен. Огнем в упор десантники отбрасывали наседавшего врага, но, отхлынув, гномы вновь и вновь шли в атаку.
  - Не уйти, - устало проговорил Малыш Тобби. Подбитой была его машина.
  Адмирал отыскал картинку с борта поврежденного пенетратора. Перекошенный пол, громоздкие фигуры в скафандрах высшей защиты.
  - Не уйти.... Вызываю огонь на себя, сэр!
  - Держись, не смей сдаваться! - адмирал на ходу продумывая возможные варианты действий. - Ты уже почти выбрался. Осталось пятьсот метров. Гномы сюда уже не поднимаются...
  - Скажите им об этом, сэр! Они и не думают отставать!
  - Так, Том! - адмирал, наконец, принял решение, и его голос обрел привычную жесткость. - Глуши двигатель и растормаживай реактор. Укрой людей за щитом. Вспышка отпугнет гномов, а я вытащу тебя наверх.
  Адмирал развернулся в кресле:
  - Катер к высадке! Абордажную команду на борт! Мне - штурмовой скафандр.
  Старший помощник Сергей Серебров бросил на него изумленный взгляд.
  - Серж, принимай пост. Скоро вернусь...
  Нежаркое солнце Пилигримы еле пробивалось через пелену буро-серой пыли. Лихтеры спешно забирали экипажи выползших наверх пенетраторов. По перепаханной поверхности планеты то и дело прокатывались новые толчки, вызывая лавины осыпей. Вражеская артиллерия доставала уже до самых верхних слоев. В ответ с лихтеров густо отстреливали самозакапывающиеся глубинные бомбы.
  - Дезинтегратором! - адмирал показал на засыпанный песком кратер. - Сюда!
  Через минуту вглубь планеты уходила казавшаяся бездонной воронка, наполненная горячим паром.
  - Вниз!
  Приданные перед отправкой "Сурикате" космические пехотинцы из Гвардейского флотского экипажа переглянулись, а потом нестройным хором прокричали девиз колонистов, на которых еще недавно смотрели свысока:
  - Этьен и Пилигрим!
  Они спускались на платформе гравитационного лифта, стараясь держаться подальше от раскаленных стен шахты. Тусклый дневной свет остался далеко наверху. Прожекторы скафандров резали как нож липкую густую тьму.
  - Где-то здесь! - сержант сверился с показаниями радара и остановил платформу. - Надо пройти еще метров сто вбок, в ту сторону.
  Тут по ним ударило сразу несколько сейсмических пушек. Спасло, что лифт висел, не соприкасаясь с породой. Лишь ударила картечь каменных осколков, осыпавших платформу. Гвардейцы ответили разящими лучами лазеров, не оставив вражеским артиллеристам второго шанса.
   - Рубим штрек, пока гномы не подтащили новые орудия! - скомандовал адмирал, первым взявшись за резак.
   Они почти успели дойти до зажатого каменными плитами пенетратора, когда опять заговорили сейсмопушки. Адмирала подкинуло, впечатав головой в низкий потолок, а потом опрокинуло на спину, Сверху рухнула, погребая под собой, порода. Тяжелый штурмовой скафандр защитил от многотонной тяжести, но нельзя было пошевелить ни рукой, ни ногой. За стеклом шлема только сцементированный колоссальным давлением грунт.
   Лежишь себе, заживо погребенный, а вокруг, наверное, бродят, подбираются невидимые монстры. Это больше всего хватало ледяной рукой за сердце, а не угроза нового выстрела. Скафандр он не пробьет, а вот его содержимое - превратит в желеобразную массу. Наверное, такую как сами гномы. Как им удается свободно скользить, просачиваться через горные слои? Адмирал с трудом дотянулся языком до переключателя лицевого управления. Маломощный радар скафандра показывал на четыре-пять метров породы средней плотности. Кроме близкого борта десантной машины и распластавшегося чуть поодаль такого же бедолаги ничего не было видно. Или видно?
   Продолжает осыпаться порода? Но почему тогда что-то, похожее на сливающиеся друг с другом извилистые ручейки, стекает вбок? Неясно, на самом пределе видимости радара. Мерещится? Или всё же он - гном, совсем рядом?! С трудом, гримасничая всем лицом, адмирал навел перекрестье нашлемного лазера на эту расплывчатую кляксу. После выстрела экран затянуло помехами. Когда картинка прояснилась, никакой темной фигуры не было. Зато стало видно, как сзади пробивают новый штрек оставшиеся у гравиолифта космопехотинцы.
  
***
  
  Свой штаб Этьен разместил хотя и не на самой планете, но в непосредственной от нее близости - на старом транспорте "Пилигрим", превращенным ныне в брандвахту. Сейчас у полуразобранной громады ветерана собралась вся немногочисленная колониальная эскадра, только дежурное звено лихтеров, загрузив бомбоотсеки, ушло в рейд на полярную орбиту.
  - Пилигримцы своих не бросают!
  - Всё равно, сделал глупость, что сам полез, - капитан Ван Хууд осматривался в адмиральской каюте, неторопливо набивая всегдашнюю трубку, - справились бы и без тебя! Мы ведь могли остаться без командующего. Какой же ты адмирал?!
  - Плохой, наверное, - пробурчал Этьен, осторожно трогая забинтованную голову. - Потерял столько ребят, половину пенетраторов, а гномы всё равно зацепились за планету. Да что я говорю... Это мы цепляемся из последних сил!
  - Не скажи, - Ван Хууд пыхнул бездымным табаком, - фифти-фифти. Позиционное равновесие. Половина планеты у них, другая - у нас. Правда, согласен, твоей заслуги в этом немного...
  Этьен криво улыбнулся.
  - Не ожидал, честно, такого от наземных, - Ван Хууд веско ронял слова между затяжками. - У наших ведь к колонистам большой любви никогда не было. Но сейчас я планетчиков зауважал. Как они гномам дали! И полиция, и ополченцы, просто гражданские. Слышал о шахтерах в Пти Жардэне? Когда поняли, что серые им нижние ярусы засыпают, взяли горнопроходные лазеры и перемешали там всё в горячую кашу. Добровольцами в эти, как их, язык сломаешь - субтерртирёоры записываются. Сколько заградительных шахт нарыли. Не хотим, дескать, смотреть, как проклятые гномы изнутри нашу планету выгрызают! Это мы летуны перелетные, а им есть за что держаться! Поэтому флот наш гномов пока так себе, сверху чуть беспокоит, а наземные - они молодцы, дальше Бут дю Нэ серую заразу не пустили...
  - Ну, ты флот не обижай! - Этьен плеснул на дно стаканов. - Мы свое дело делаем, и на планете - тоже! Вся космопехота внизу на позициях, тоже все добровольцами пошли. Из команд - половина в шахтах, излучатели монтируют... Хотя, верно, без колонистов северное полушарие не удержали бы. Впрочем, север - это одно, юг - другое
  - А чего так?
  Девуатье подошел к иллюминатору. Сейчас планета была видна своей "Лицевой стороной". Просматривающиеся сквозь облачность очертания континентов и, правда, напоминали набросок человеческого лица с роскошной, седой у южного полюса, бородой. Эта "борода" южного континента принадлежала уже гномам. Но им не удалось проникнуть на вытянутый к северу материк Ля Тромп и лежащие по обе стороны от него архипелаги Иль де Жу Гош и Иль де Жу Друат. На наиболее благоприятной по климату левой (восточной) "щеке" находилась столица Пилигримы Морсо Гра. Там проживала большая часть населения колонии. Повезло, что там, а не на южной гористой Барбарике.
  - Почему север одно, а юг - другое? - требовательно напомнил Ван Хууд.
  - Потому, что на севере сплошные низменности. Гномы этого не любят, под океанами их вообще ни разу не замечали. Я даже предложил женщин и детей на острова вывозить
  Ван Хууд по новой набивал трубку бездымным табаком:
  - А почему эти твари избегают низин?
  - Там кора в два раза тоньше, чем под горами, - пояснил адмирал. - Как я понимаю, гномы могут существовать не на любой глубине, толщина их мира всего пара десятков километров. Под равниной или, тем более, морем - намного меньше, там им тесно, неуютно.
  - Тоже мне, владыки глубин! - хмыкнул Ван Хууд. - Хотя, если подумать, для них мы вообще - на ничтожной плоскости живем, на тоненькой пленке поверхности планеты.
  - Если забыть о том, что над этой пленкой!
  Этьен чувствовал, что с Ван Худом можно быть откровенным:
  - Меня другое удивляет. У гномов тоже большие потери. Если судить, сколько у них было при высадках на другие планеты, мы всех должны уже перебить. А их всё больше и больше!
  - Ну и что! Пусть сидят себе на юге. Барбарика колонии без особой надобности...
  - Это они пока там сидят, силы накапливают. Хотя уже сейчас малые группы на север засылают. Разведчики, похоже, на телепортаторах. Видно, они не только из планеты в планету прыгают, по самой планете - тоже могут. Так что все эти заградительные линии, лучевые барьеры госпоже губернатору вряд ли помогут. Нет, помяни мое слово, придется еще флоту свое слово сказать! За линией шахт от гномов не отсидишься, да и под землей с ними особо не навоюешь. Там ты слепой почти, а они - как рыбы в воде. Не ждать надо, а самим действовать, придумать что-то... А как придумаешь, если о них и не знаешь ничего? Даже какие они из себя
  - На Земле тоже обычно друг друга не видели, - пожал плечами Ван Хууд. - Как и мы, били издалека, по приборам...
   - Но они знали, кто их враги! А гномы, кто они? Может, горные роботы давно исчезнувшей цивилизации. Работают себе по неизвестной программе.. Или геологические процессы высшего уровня, реакция планеты на проникновение в ее глубины?
   - Черти это, обычные черти... Кого еще ждать из преисподней, - мрачно пошутил Ван Хууд. - Ты подумай, как их одолеть. Орков, троллей каких-нибудь специальных вывести или, правда, роботов горных... Может, из прежних выдумщиков кто писал о похожей напасти?
  Девуатье поморщился:
  - Да искал я по каталогам. Был такой в позапрошлом веке Ларри Нивен, фантаст. У него подземные аборигены на Марсе жили. Правда, они были дикарями, с копьями. Но всё равно земную колонию там уничтожили. И справились с ними, только когда обрушили на Марс ледяной астероид. Не выносили марсиане те обычной воды, сгорали от нее мгновенно.
  Ван Хууд задумчиво запыхтел трубкой:
   - Ну, наши гномы воды не боятся, хотя, похоже, особо и не любят. Колонисты пробовали под землю закачивать. Вроде бы серые останавливались, а потом шли прямо через воду. А вот астероид... Быстро такое не устроишь. Надо сперва найти подходящий, потом буксировать, наводить...
   - Отпадает. Гномов это, может, и убьет, но планету мы тоже тогда уничтожим. Отпадает...
  Этьен снова посмотрел на серебристо-черный шар Пилигримы. Мог ли он еще недавно подумать, что у него появится свой, собственный мир, который он сможет защищать!
  - Попробуем выманить гномов на поверхность! Будем драться там, где удобнее нам, а не им. Посмотрим, наконец, как на самом деле выглядят эти подземные слизняки!
  
***
  
  Из-за непонятного нарушения межзвездной связи система Пилигримы уже месяц пребывала в изоляции от остального мира. Этьен собирался снарядить на Землю курьера, но после появления гномов каждый борт оказался на счету. Поэтому замеченное над северным полюсом солнца Пилигримы точечное излучение, означающее прибытие в систему нового корабля, было встречено со всеобщим энтузиазмом. Адмирал ждал, прежде всего, прибытия кораблей своей эскадры спасателей. Вообще-то, им уже давным-давно полагалось бы собраться у Пилигримы, разве что Адмиралтейство отменило отданные Девуатье перед отбытием распоряжения. Характеристики появляющегося корабля действительно совпадали с параметрами легкого крейсера. Однако когда через помехи остаточного излучения пришел первый опознавательный сигнал, оказалось, что пришелец - чужак.
  Хотя клипер "Мангуста" была близнецом-систершипом этьеновского флагмана 'Сурикаты', относилась она не к Четвертой, а к Первой легкокрейсерской эскадре, курируемой, как известно, Флотской разведкой. Не успел Этьен обдумать, о чём он будет говорить с коллегами из разведуправления, как новый поток излучения известил, что к появлению в реальном космосе готовится целое соединение тяжелых кораблей.
  Так оно и случилось. Следом за вставшей на боевое дежурство "Мангустой" один за другим материализовались три весьма впечатляющих многотоннажника. Их характерные силуэты можно было узнать, не дожидаясь идентификационных сообщений. Три больших бомбардирских корабля - "Бертольд Шварц", "Альфред Нобель" и "Андрей Сахаров" - в общем, весь Второй ударный флот военно-космических сил Земной Федерации в полном составе! Да, с прибытием таких сил в системе Пилиглимы становилось заметно теснее.
  - Вызов флагману! - скомандовал Этьен, торопливо просовывая плечи в давно забытый адмиральский мундир.
  - Девуатье? - удивленно воскликнул лысоватый человек в рабочей куртке с закатанными рукавами.
   - Крис? - Этьен был удивлен не менее своего визави. - Джентельмены, позвольте представить моего старого, то есть давнего знакомого, коммодора Криса Арриаса. Как я понимаю, командующего Вторым ударным флотом. Похоже, даже, что уже адмирала...
   - Этьен, дружище, - вымученно засмеялся Арриас. - А мы тебя уже и похоронить успели. Безумно рад, что ты в добром здравии! Вот, прибыл сюда для завершения операции "Армагеддон". Нуль-связь в секторе ни к черту - похоже, что гномы постарались... Ну да недолго им осталось! Послушай, Этьен, а ты что здесь делаешь? Почему, если жив, остался в системе?
  - Да мы тут вообще-то оборону держим, - Девуатье постарался скрыть за насмешливым тоном нотку обиды. - Северное полушарие Пилигримы в наших руках. Дай бог, теперь и южное от гномов вычистим. Общими усилиями...
  - Невозможно! - Арриас смотрел куда-то в сторону, видимо, сверяясь с какими-то данными. - Как вы смогли удержаться на планете?! Это нереально! Мы же согнали сюда гномов из десятка секторов...
  - Постой, постой, Крис! Давай по порядку, не забывай, у меня уже месяц нет никакой информации из Адмиралтейства, вообще ниоткуда...
  - Да, да, - пробормотал Арриас. - Как раз месяц назад ты должен был получить приказ о срочной эвакуации с этой планеты. Но пропала связь. Предполагали, что ты сам отойдешь под напором превосходящих сил противника. Ну, или, сам понимаешь, героически погибнешь. От тебя как раз такого можно было ожидать...
  - Как всё же удалось обеспечить нас такой прорвой гномов?
  Арриас заулыбался:
  - Операция "Армагеддон"! Аналитики в Генштабе определили предельную дальность межпространственного перемещения, на которое способны гномы. Прыгать же они могут только в планеты земной группы. Достаточно уничтожить в данных пределах все соответствующие объекты, и для гномов возникает непреодолимый барьер. Для начала мы изолировали всю область, зараженную гномами, а потом стали постепенно продвигаться с ее краев в центр, не пропуская ни одного подходящего для гномов объекта. Взорвать планету сразу никогда не получалось, и гномы успевали уйти к следующей, ближайшей. Но сейчас все они здесь, на Пилигриме, и бежать им больше некуда!
  Этьен посмотрел в счастливое лицо Арриаса:
  - И сколько планет вы уничтожили?
  - Поверишь, даже не успели точно подсчитать, каждая эскадра действовала самостоятельно. Но уж точно не пропустить ни одной! Твоя Пилигрима - действительно последняя, на сотни световых лет вокруг больше не осталось ни единой землеподобной!
  - А колонисты?
  - Эвакуированы, конечно. Сейчас вся Земля забита этими нахлебниками. Чуть на головах друг у друга не стоят.
  - Пилигриме понадобится, как минимум, две недели для эвакуации. Может, попробуем всё же уничтожать врага, а не планету...
  - Этьен, ты не понял! Нельзя дать гномам ни единого шанса. Вдруг они сейчас как раз придумывают то, как им выбраться из ловушки? Мы не будем ждать две недели. Мы вообще не имеем права ждать ни минуты. Пусть, все кто могут, прямо сейчас взлетают с этой твоей Пилигримы. Я вывожу бомбардиров на боевой курс. Мне действительно жаль, Этьен, но тебе нужно было вовремя позаботиться об эвакуации. Если ради окончательной победы над гномами необходимо пожертвовать какой-то колонией, значит такова цена победы...
  Крис Арриас повернулся, очевидно, собираясь оборвать связь, но Этьен предупредительно поднял руку:
  - А почему, собственно ты здесь командуешь? Я не получил предписания о подчинении тебе.
  Арриас криво усмехнулся:
  - Глупо выписывать предписание мертвецу, каковым тебя считают в Адмиралтействе...
  - В таком случае, следует действовать согласно нормам о старшинстве, как прописано во Флотском уставе. Ты, как я понял, теперь тоже адмирал, но по выслуге я тебя, кажется, постарше, да к тому же еще и лорд этой колонии.
  - Нечего, Девуатье, приплетать к военной службе пребывание в колониях и приобретенные там соответствующие титулы! - Арриас в раздражении вскочил из кресла. - В конце концов, устав отдает старшинство командиру большего соединения. У тебя под флагом один клипер, а у меня, не считая такого же, три линкора!
  - У тебя четыре вымпела, у меня восемь, - Этьен тоже поднялся из кресла, неспешно одернул мундир и продолжил официальным тоном. - Предлагаю перейти под мое командование как старшего в системе!
  - Какие восемь вымпелов?! - Арриас выпучил изумленно глаза.
  - Клипер, два шлюпа и пять лихтеров, - вежливо уточнил Этьен, - О тоннаже в уставе ничего не говорится.
  - Наглый колонист! Прочь с дороги! - изображение Криса Арриаса исчезло из рубки "Сурикаты".
  - Сэр! - дежурный офицер повернулся к адмиралу. - Второй ударный пришел в движение. Стандартные процедуры по вхождению в плоскость эклиптики. Идут к Пилигриме.
  - Вызов всем бортам! - Этьен сделал несколько шагов, собираясь с мыслями. - Полный сбор! Лихтерам выйти на прикрытие планеты, шлюпам следовать за мной на перехват!
  
***
  
  Этьену пришлось лететь по широкой дуге, чтобы перехватить флот Арриаса на догоняющих курсах. Гравиокомпенсаторы работали на полную мощность, но всё равно временами темнело в глазах. И это клипер не давал и половины возможного ускорения, чтобы тихоходные шлюпы - "Молчальник" и "Неукротимый" - не отстали от лидирующей "Сурикаты".
  Адмирал не слишком верил угрозам Арриаса. Крис, конечно, был известным на флоте психопатом, но едва ли он решится вот так просто уничтожить колонию со всем населением. Элементарно давит на нервы, чтобы ускорить эвакуацию. Но всё же, хорошо бы подстраховаться... Этьен видел, как война меняет людей, но едва ли мог представить, что происходит с человеком, изо дня в день сжигающим миры...
  План был прост. Каждый из бортов должен заблокировать по бомбардирскому кораблю, встав напротив маршевых дюз. Никакой капитан не решиться включать двигатель, если его выхлоп может повредить другое судно. "Мангусту" можно было оставить в покое, угрозой для планеты клипер не являлся. Наконец, маленькая эскадра Этьена легла на догоняющий курс, постепенно настига Второй ударный флот. Бомбардирские корабли шли без особой спешки, впрочем, они и не рассчитаны на серьезные ускорения. Зато быстроходная "Мангуста", обнаружив преследователей, перешла на встречный курс. Возможно, у Арриаса возникла похожая идея, как заблокировать один из шлюпов. Ну, это он зря... Клипер, конечно, маневренная штука, но ведь и шлюп - не громоздкий бомбардир.
  - На "Мангусте" замечены замаскированные ракетные пуски! - донеслось встревожено с поста наблюдения. - "Невидимки"! Идут к обоим шлюпам. Сэр! На шлюпах нет оборудования для обнаружения таких ракет...
  - Вызов "Молчальнику", "Неукротимому"! - выкрикнул Этьен. - Боевая тревога! Отражение ракетной атаки! Угроза с "Мангусты", "невидимки", на подлете!
  - Сэр! С "Молчальника" нет подтверждения! Видимо, неполадки с приемом нуль-связи. Передано обычной. Задержка - три минуты.
  - Не успеют! - обреченно пробормотал адмирал, впиваясь глазами в голографическую проекцию тактической карты.
  Значок "Неукротимого" начал энергично проводить противоракетные маневры. Против "невидимок", жертвующих скоростью ради маскировки, это должно было сработать. А "Молчальник" продолжал следовать прежним курсом. Этьен ждал, затаив дыхание. Значок мигнул, разлетаясь на искорки, и пропал...
  Всё вокруг застыло. Потом Этьен почувствовал, как его дергают за рукав.
  - Сэр! Вызов с Пилигримы.
  Этьен машинально переключил канал связи.
  - Атакованы гномами... Атакованы на низких орбитах... - не сразу узнал голос Малыша Тобби, командира флотилии лихтеров. - Непонятно... Похоже на внутренние взрывы. Возможно, телепортируемые бомбы, вроде десантных капсул...
  - Потери? - нетерпеливо прервал Этьен.
  - Подбиты "Сын грома", "Ураган" и " Девуатье". "Сына" и "Девуатье" дотянули до дока другими бортами. "Ураган" рухнул на Барбарику, к гномам. Готовим спасательный катер.
  - Как всё не вовремя! - адмирал повернулся к тактической карте.
  - Кажется, Девуатье, вы потеряли свое численное преимущество, - ехидно проговорил появившийся вдруг голограммой Крис Арриас. - Не желает перейти под мое командование?
  Этьен отключил приемник и обвел взглядом всех находящихся на мостике 'Сурикаты'.
  - Джентльмены! Корабли колонии Пилигрима обстреляны флотом Земной Федерации. В данных условиях не считаю более возможным исполнять обязанности командира федерального вымпела. Я отбываю на катере на "Неукротимый" и намерен дать агрессору надлежащий отпор.
  Старпом Сергей Серебров коротко переглянулся с остальными, после чего встал по стойке смирно и негромко произнес:
  - Прошу Вас остаться. "Суриката" с Вами, сэр!
  Потом добавил во весь голос:
  - Этьен и Пилигрим!
  
***
  
  Вышедший в космос без прикрытия Второй ударный флот, если подумать, находился в сложном положении. Хоть Арриас и называл гордо свои большие бомбардирские корабли "линкорами", по существу они были самоходными артиллерийскими платформами, предназначенными для обстрела особо защищенных планетарных объектов. Единственные суда, против которых могли более-менее эффективно сражаться эти "линкоры", были точно такие же неманевренные, но сильнобронированные канонерки. Конечно, будь у Второго ударного положенные для прикрытия два-три тяжелых крейсера - фрегатов или даже корветов, надеяться Этьену было бы не на что. Но из всех крейсерских сил Арриас располагал одним клипером, то есть, при всем уважении, посыльно-дозорным судном. Быстроходным, отлично оборудованным приборами наблюдения, но сравнительно слабо вооруженным. Да, всё было бы отлично, если бы при этом у Этьена имелся фрегат... Хотя бы корвет, а не опять же клипер, и, вдобавок к нему, потрепанный грузовоз, только что называемый вспомогательным крейсером!
  Да, стандартные схемы к этому сражению не подходили. Хотя были ли они, эти стандартные схемы? Вся история звездных войн сводилась к двум кампаниям в Солнечной системе, еще до первых межсистемных перелетов. Первый раз Федерация освобождала юпитерианские спутники от ига Пацифиды, второй - вразумляла те же взбунтовавшиеся луны. Имело место три баталии. В двух из них враждебные эскадры разошлись без боя, в третьей ио-евро-ганнимедцы сразу капитулировали ввиду явного превосходства федерального флота. Прежде в космосе, и без того не дружественного людям, старались не доводить дело до кровопролития. Почему же сейчас Арриас решился на внезапную атаку? И, если уж решился, почему не подождал немножко, пока колониальные корабли не встали бы против дюз... Боялся, что они откроют огонь первыми?
  "Мангуста" кружила вокруг "Неукротимого", обстреливая его издали управляемыми ракетами. Шлюп огрызался орудиями ближнего боя. Не зря к кургузому корпусу "Неукротимого" со всех сторон были приварены орудийные башни - пока ни одна боеголовка не прорвалась сквозь заградительный огонь. "Суриката" тем временем успела подобраться к "Бертольду Шварцу". Угроза одному из больших кораблей заставила "Мангусту" лечь обратным курсом к эскадре. Следом неторопливо потянулся и оставленный в покое "Неукротимый".
   Ракетные установки "Сурикаты" были не в состоянии пробить толстую обшивку "Шварца", однако лазеры клипера выжгли часть наружных датчиков, полуослепив бронированного гиганта. При этом под огнем экипажу бомбардира в любом случае предписывалось надеть скафандры, а это затрудняло управление кораблем и в целом осложняло жизнь. Нырнув под выпущенную навстречу тяжелую низкоскоростную ракету, клипер вывел у "Шварца" из строя один из маневренных двигателей. Для неуклюжего бомбардирского корабля это был серьезный ущерб. Однако с прибытием к пространству боя "Мангусты" время полной безнаказанности для "Сурикаты" закончилось. Может для брони линкора оружие клипера и слабовато, а вот против такого же легкого крейсера огневой мощи вполне хватало.
  "Суриката" и "Мангуста" совершали головокружительные маневры, уходя от лазерных лучей и ракет. Клиперы будто играли друг с другом. Этьен понимал, что в этой игре однозначно проигрывает. Чем больше он расходовал боезапас, тем меньше оставалось его, чтобы остановить рвущиеся к Пилигриме смертоносные бомбардирские корабли. Но капитан вражеского клипера напрасно рассчитывал на пат. При всей аналогичности конструкции систершипов, их экипажи имели разные подходы к ведению боя. "Мангусту", похоже, готовили к стандартному применению управляемых и интеллектуальных ракет на дальних дистанциях. Этьен же предложил своей команде попробовать превратить их клипер в перерывах между спасательными операциями в "умный корабль", а не только носитель "умного оружия".
  - К "Мангусте" сходящимся курсом! - раздался адмиральский приказ в шлемофонах. - Полный ход! Самый полный!
   Гравиокомпенсаторы протестующе взвыли, гася колоссальное ускорение от тяги маршевых двигателей. Тревожно вспыхнули датчики опасного сближения. Обзорные экраны-умножители заполнило до сердечной боли узнаваемое изображение клипера-близнеца. Там, похоже, пребывали в недоумении. Такого маневра классическая тактика боя не предусматривала. При близком соседстве двух однотипных кораблей с идентичными системами "свой-чужой" "умные ракеты" надо было каждый раз тщательно настраивать, а вот это на "Мангусте" и не успевали. "Умные" снаряды отправлялись в полет как простые болванки. На "Сурикате" же шла слаженная боевая работа. За секунды, когда корабль пролетал буквально перед носом у врага, нужно было успеть выпустить по нему почти в упор максимум ракет, чтобы они смогли прорваться сквозь не успевающую отреагировать автоматическую защиту.
  По открывшим заградительный огонь башням хлестнули лазерные установки, заговорили скорострельные орудия ближнего боя. Вопреки всем правилам они работали по крупному судну, боевое сближение с которым не предполагалось никаким уставом.
   - Это тебе за Ангела Спасителя и его трубку! - процедил сквозь зубы адмирал, наблюдая как боеголовки и снаряды прошивают купол вражеского мостика.
  На "Мангусте" сообразили, что тоже могут молотить по противнику из скорострелок. Для слабобронированного клипера и малый калибр был серьезной угрозой. Торопливо защелкали забрала скафандров. Этьен успел увидеть на гаснущем мониторе, как отваливается, вспыхивая и разваливаясь, шар орудийной башни. Звонко ударило вверху рубки, засвистел уходящий воздух, вырывая куски обшивки. Вместо части обзорных экранов в стенах теперь мерцали настоящие звезды. Сразу стало неудобно работать из-за раздувшихся скафандров, кое-кто перешел на лицевое управление, начав строить за прозрачными щитками шлемов забавные рожи. Один из операторов гримасничал особо сильно, дергаясь в ремнях. А потом затих. Оказалось, его скафандр повредил осколок.
  Огневой контакт длился не более трех-четырех секунд. Разминувшись всего в нескольких километрах, клиперы удалялись на расходящихся курсах. "Суриката" расстреляла несколько увязавшихся следом вражеских "подарков". Добивать "Мангусту" ракет тратить не стали. Вражеский клипер отстрелил горящий, плюющийся расплавом реактор и дрейфовал теперь к окраине системы. Вдобавок, похоже, был перебит один из килей. Отсеки сдвинулись с мест, весь составной корпус изогнулся нелепой дугой, из пробоин хлестали, леденея в вакууме, фонтаны ракетного топлива, воды и воздуха. Дальнейшая участь команды "Мангусты" зависела только от спасателей, которых пока поблизости не наблюдалось. "Суриката" устремилась к "Бертольду Шварцу", успевшему за время схватки клиперов изрядно отдалиться.
  Безжалостная расправа над "Мангустой" произвела на "Шварце" должное впечатление. Когда "Суриката" с обгрызенной башней, развороченной рубкой и зловеще чернеющими пробоинами в борту вновь подошла на расстояние открытия огня, бомбардирский корабль немедленно выразил готовность перейти под верховное командование адмирала Девуатье. Этьен потребовал допуска в корабельную сеть и сразу сменил пароли огневых систем. Бомбардиру указали идти снимать экипаж с "Мангусты", а потом попытаться отыскать в космосе обломки "Молчальника" на предмет обнаружения выживших.
  В горячке боя Этьен и думать забыл об уцелевшем шлюпе "Неукротимый". А тот тем временем действовал. Да и как действовал! Кто мог ожидать от нескладного, хоть и крепко сбитого колониального шлюпа такой прыти! Каким-то образом "Неукротимый" уже успел догнать "Альфреда Нобеля", идущего в середине растянувшегося строя бомбардирских кораблей. Догнал и начать творить с бомбардиром что-то уж совсем непотребное. Если маневр, примененный "Сурикатой" против "Мангусты", еще можно отнести к неординарной тактике, то действия "Неукротимого" находились вне определений космической войны.
  Шлюп умудрился подойти к бомбардирскому кораблю практически вплотную, точно для дружеской стыковки. Он встал между орудийных казематов, в мертвой зоне, откуда его не доставала ни одна из установок, способных залпом пробить планетарную кору. Бомбардир мог разве что попробовать медленно поджаривать шлюп факелами маневренных двигателей, что и делал. Хотя, скорее, "Нобель" элементарно пытался стряхнуть прилипшего к нему на гравиозахватах наглого карлика. Похоже, в мирной жизни экипаж "Неукротимого" занимался добычей руды в поясе астероидов. И так же как раньше кромсал астероиды, теперь шлюп неторопливо пилил излучателями ближнего действия корпус "Нобеля". Толстенная броня медленно, но верно поддавалась резакам опытных старателей.
  Шлюп не откликался ни на заявление капитана бомбардира о полной капитуляции и отчаянные призывами к милосердию, ни на вызовы Этьена с борта мчащейся к месту драмы "Сурикаты". Только когда "Альфред Нобель" стал разваливаться, заволакиваясь тучами обломков и ледяного пара, перед Этьеном возникла светящаяся фигура капитана "Неукротимого". Эта миниатюрная, прекрасная как фарфоровая кукла китаянка казалась фантастическим призраком, появившись без всякого скафандра на темном, лишенном воздуха мостике "Сурикаты".
  - Я успела передать ему предупреждение, - проговорила китаянка, и Этьен сразу понял, что она имеет в виду Ван Хууда:
  - Он только сказал: "Пусть идет, как идет!" Он так сделал, чтобы заставить нас воевать всерьез... Как эти.
  
***
  
  Крис Арриас держал флаг на последнем оставшемся у него бомбардире - 'Андрее Сахарове'. Пока Этьен возился с другими кораблями, Арриас успел уйти далеко вперед. Теперь подобраться к нему было не так-то просто. Бомбардир сбрасывал во множестве самонаводящиеся мины. Чтобы обогнуть минные поля, "Сурикате" и "Неукротимому" приходилось совершать сложные пространственные эволюции. Между тем Арриас продолжал с фанатичным упорством вести " Сахарова" к растущей прямо на глазах Пилигриме.
  - Не успеть... Не успеть... - проносилось в голове у Этьена. Два лихтера, дежурившие на планетарной орбите, не смогли бы причинить громадному бомбардиру какого-то ощутимого вреда. Даже если бы пошли на двойной таран. Может, не надо было отпускать "Шварца"? Нет, тот всё равно пришел бы слишком поздно. "Суриката" дала предельное ускорение, отчего оторвались и канули в окружившую их черную бездну последние листы обшивки рубки. Теперь пристегнутые к боевым постам адмирал и его офицеры сидели на открытой прямо в космос площадке, стараясь, по возможности, не слишком обращать на это внимание.
  Светящаяся фигура Арриаса выросла прямо в черном звездном небе, заполнив его собой на треть. Глаза фантома пылали безумием. Голос гремел в шлемофонах:
   - Я выхожу на орбиту. Дело будет сделано до конца! Попрощайся со своей планетой и со своими гномами, предатель!
  Уже не слушая бред сумасшедшего, Этьен смотрел на голографический проектор и, будто во сне, видел, как увеличенный по сравнению с реальным масштабом значок бомбардирского корабля тормозит, работая бустерами, разворачивается... Какое-то время уйдет на сканирование, определение точек тектонических разломов. Потом ударят установки главного калибра, пробивая кору, загоняя сверхмощные боеголовки глубоко под мантию, раздирая планету пополам, на клочки, будто перезревшее яблоко. Две искорки лихтеров, совершая очередной виток, только выходили из-за горизонта смоделированной проектором планеты. А "Суриката" была слишком далеко, ей не хватало нескольких минут, чтобы успеть хоть что-то предпринять, хоть как-то предотвратить... Внезапно, значок "Сахарова" дернулся и начал уходить вбок, на какую-то непонятную, угрожающую падением траекторию.
  - Внимание! - что-то по-прежнему бубнящего Арриаса перекрыл голос командира орбитальной флотилии Пилигримы Малыша Тобби:
  - Наблюдаю на вражеском корабле внутренние взрывы! Сэр, "Сахаров" под огнем гномов. Также были сбиты наши лихтеры...
   - На "Сахарове"! - Этьен переключился на широковещательный диапазон. - Говорит адмирал Девуатье! Вы под огнем противника! Повторяю, вас обстреливают планетарные силы гномов. Ваша орбита нестабильна, угроза падения на планету. Если ваша двигательная установка повреждена, попытаемся вытянуть вас на буксире.
  - Предатель! - снова возопила фигура Арриаса, вздымая вверх руки. - Что тебе посулили гномы?! За что ты продал человечество! Ааа... Вам не забрать мой корабль!!!
  Гигантское изображение бесноватого пропало, будто кто-то дернул его снизу за ноги.
  - Адмирал Девуатье! - послышался незнакомый твердый голос. - Говорит капитан ББК "Андрей Сахаров" Свен Йенсон. - Адмирал Арриас по болезни прекратил свои полномочия. Готовы принять Вашу помощь. На корабле тяжелая ситуация. Кажется, у нас абордаж!
  - Не может быть! - воскликнуло сразу несколько офицеров на мостике.
  - Гномами захвачены центральные палубы, - продолжал Йенсон, - в том числе подходы к энергоустановке. Если не выбить их оттуда, не сможем запустить двигатели...
   - Они телепортировали сначала мины, а потом десантные капсулы, - прорвался голос Малыша Тобби. - Такие они забрасывали раньше в северное полушарие.
  - Значит, на небольшие расстояние гномы могут прыгать и на малые космические тела, - соображал вслух Этьен, - брать на абордаж корабли... Держитесь, Йенсон! Рубите их лазерами! Мы уже на подходе!
  "Суриката" подходила к "Андрею Сахарову" в огне тормозных импульсов. Даже снаружи было видно, как тяжело поврежден огромный корабль. В нескольких местах его броневые плиты разошлись, открывая развороченные внутренности. Два лихтера, пристроившись с боков, изо всех сил пытаясь вытянуть раненый линкор на безопасную орбиту.
  - Сэр! - вышел на связь Тобби. - Я с ребятами перешел на бомбардир. Ударили по гномам с тыла, гоним их вдоль основного коридора. Попробуйте пристыковаться у главного грузового шлюза. Тогда зажмем гадов с трех сторон. И еще... Эти слизняки теряют активность от невесомости и вакуума. Взрывайте сразу обшивку и гравиогенераторы!
  "Суриката" приближалась к неохватному борту "Сахарова", когда в недрах клипера ударил взрыв. Одного из офицеров вместе с сорванным креслом выбросило прямо в космос. За первым взрывом последовало еще несколько, более глухих.
   - Сэр! - зашипело в шлемофонах. - Противник на борту! Проходят через переборки. Даем тактическую карту на технический дисплей.
   Перед Этьеном засветилась привычная схема внутреннего устройства клипера. По ней расползались мутно-серые пятнышки, двигавшиеся напрямик через палубы и уровни. Несколько гномов направлялось прямо к рубке.
   - Всем отсекам! Полная разгерметизация!
  В нескольких местах из корпуса "Сурикаты" вырвались гейзеры голубоватого инея.
  - Отключить гравитацию!
  Этьен не любил невесомость. Особенно в открытом космосе. Если раньше удавалось себя обмануть, мол, не сидишь в рубке без стен, а смотришь, как всегда, на выведенные на внешний обзор экраны, теперь страшно было до холодного пота. Вот и выманили гномов на поверхность! И даже дальше...
  Внезапно люк, ведущий с мостика в нижнюю часть рубки, открылся. Оттуда показались, отплывая спинами вперед, несколько матросов в скафандрах. Они стреляли из ручных излучателей во что-то невидимое, двигавшееся следом.
  - Занять оборону! - прохрипел адмирал пересохшим горлом.
  Трясущимися руками он расстегнул ремни и стал карабкаться, цепляясь за что ни попадя, к оружейному сейфу.
  - Только бы не сорваться, не улететь! - страх парализовал мышцы. Потом пришла злость. Этьен одним рывком дотянулся до сейфа, набрал шифр, сунул руку и вытащил лучемёт.
  Оглянулся. На мостике вовсю шла стрельба. Под прикрытием пультов и кресел офицеры поливали перекрестным огнем горловину люка.
  - В атаку! - крикнул Этьен. - Спускаться вниз. Здесь нас вышвырнут в космос одним залпом.
  В этот момент далеко в стороне от люка, но близко от адмирала рифленое покрытие мостика потемнело, будто его заливали темные струйки. Потом эти струйки слились в ручеек, оторвались от плоскости, и вот уже извивается, поднимаясь вверх, тускло-черная маслянистая лиана, шевелится, изгибается более мелкими побегами, разрастаясь в живой затейливый куст. Зачарованный зрелищем, Этьен даже выпустил подлокотник, за который держался. Он не сразу понял, что видит перед собой гнома. А тот уже вышел полностью, просочился через палубную плиту.
  Как подобрать привычные сравнения, определить, на что похоже это существо. Наверное, на некое морское беспозвоночное, многолучевую звезду, только гном оказался куда подвижнее в своей изменчивой форме, непрерывно перетекая сам в себе из одного гибкого отростка в другой. Никто, кроме Этьена, не заметил появления врага. Все стягивались к люку, готовясь к контратаке. Гном подбирался к ним с тыла. А позади его висел Этьен, гномом, очевидно, не обнаруженный.
  - Почему он меня не видит? - пронеслось в голове. - Да я же сейчас ничего не касаясь, а гномы, похоже, чувствуют только через колебания. А тут даже воздуха нет.
  Гном перемещался между кресел и мониторов, выпуская тоненькие стрелки щупалец, подтягивая похожее на клубок толстых гладких гусениц тело. Этьен прицелился, так чтобы не задеть своих. Не ясно, попал ли невидимый луч в гнома, к какому-то результату выстрел не привел. Только самого повело в сторону. Этьен схватился за спинку кресла, и тут же обнаружил себя. Непонятно как, но он понял, что гном повернул к нему свое искаженное гневом "лицо", взметнулась, будто бичи, целая поросль щупалец...
  Гном поплыл в невесомости, сорвавшись с опоры, его щупальца беспомощно извивались, шаря, пытаясь дотянуться, зацепиться. Он уплывал в космос, источая беззвучный, безмерный страх. Не осознавая до конца, что он делает, Этьен поднялся, протянул руку и ухватился за темный гибкий жгут, показавшийся даже сквозь перчатку жестким и холодным. Гном мгновенно собрался вокруг руки в тугой комок, скользнул вдоль тела, ноги и разом ушел вниз через обшивку.
  Несколько секунд спустя адмирал услышал в шлемофон чей-то радостный голос:
  - Уходят, уходят!
  Гномы отступили к своей каменной капсуле, находившейся где-то в руинах центрального поста, и исчезли, как и появились, со взрывом умеренной мощности. Скоро были получены доклады об аналогичном отступлении гномьего десанта с палуб "Андрея Сахарова". А когда через несколько часов Этьен вовсю консультировал капитана Йенсона, как лучше швартовать его бомбардирский корабль к орбитальному доку, с адмиралом связался Малыш Тобби.
  - Извините, что отвлекаю, сэр! Но тут Ганс объявился... Капитан "Урагана", что в горах сел подбитый. Говорит, с ним гномы как-то контакт установили. Перемирие, вроде, предлагают. И переговоры.
  
***
  
  Лезть в воду не хотелось самым решительным образом. Неужели не могли придумать что-то получше?! Трансляторы какие-нибудь. Хотя, всё же не закапывание, как предлагали. Этьен раздевался не торопясь, оттягивая неизбежное. Пискнул коммуникатор
  - Ну, что еще? Я же занят!
  - Извините, сэр! Ю Ши просит продлить поиски...
  - Хорошо, даю еще три дня. Как там Арриас?
  - Главврач сказал - еще неделя в госпитале. Потом можно будет переводить на Землю. Но о суде, ясно, речь не идет...
  - Понял. Ну, я пошел. Отбой!
  Больше медлить нельзя. Неясно, как там у них с чувством времени. Бросил коммуникатор на сложенную одежду и зашагал к воде.
  Разрушенный недавним цунами Мэр де ля Буш громоздился поодаль холмами осыпавшихся руин, но сейчас серебряная поверхность моря была совершенно спокойна. Душу наполняло ощущение первозданной нетронутой чистоты. Прозрачные хрустальные волны накатывают на пологий берег, где каждая песчинка - драгоценность, сверкающая всеми оттенками - от искристого антрацита до белого серебра. Нежное опаловое небо. Уютное солнышко в зените. Красноватое, будто на вечерней заре - изрядно всё же напылили в атмосферу за месяц войны. Спасенная Пилигрима - так всё чаше называют планету в последние дни! Самый прекрасный мир, встреченный людьми во Вселенной. С чистыми океанами, с воздухом, который хочется пить. И никаких следов собственной жизни - точно планета специально ждала миллиарды лет одного, прихода сюда человека.
  Этьен натянул аквастат и зашагал по уходящему вниз песчаному дну. К затянутой сумраком глубине. Он знал, что ждущий отлично чувствует каждое его движение.
  - Не надо только никаких аналогий, - бормотал он себе под нос. - Никакие аналогии здесь неуместны. Это не щупальца, это что-то вроде камня или пластмассы. Тебе же не противно, когда прикасаешься к роботу?
  В стороне что-то скользнуло. Своих обитателей в этом море не водилось. Этьен сделал по инерции еще несколько шагов, толкая грудью упругую водяную массу. Рядом сгустилась неясная, шевелящая множеством тонких гибких отростков тень. Шеи коснулось что-то холодное, захлестнулось вокруг плеч. За первым щупальцем последовали другие. Они оплетали его с головы до ног, покрыв плотной, пружинящей сетью. Сетью, внимающей каждому колебанию его организма, способной, кажется, уловить малейший импульс. Этьен почувствовал болезненную вибрацию, дрожь, пронизывающую до самого мозга костей. Потом это прекратилось, и он услышал голос. Обычный размеренный мужской голос. Как человек читает с листа незнакомый текст, боясь ошибиться с произношением.
  - Среда оптимальна как промежуточная для нашей встречи. Но хорошо погрузиться глубже...
   - Неприемлемо! - вскрикнул Этьен и стягивающие его плети тут же ослабли, чуть отстранились. - Мы не выносим большого давления.
  - Да, - согласился гном, - вы странные. Мы даже не могли представить, что возможно нечто подобное. Сама мысль о пустоте вселяет ужас. А вы в ней живете. Когда мы по-настоящему поняли, кто вы, было решено говорить. Вы слишком другие, чтобы у нас с вами возникли проблемы. Нам нужно просто разойтись, не воевать.
  - Теперь нам придется жить на одной планете. Всем гномам, бежавшим на Пилигриму из других миров, и всем людям из уничтоженных колоний. Они тоже переселяются сюда, на Земле им нет места.
  - Нам нет дела до вашей поверхности. Только не мешайте нам своими шахтами. Скажите, что вам нужно, и мы сами доставим это. Из жалости. Ведь вам досталась одна пустота и самый краешек настоящего мира.
  - Послушайте, мир состоит по большей части из пустоты...
  - Пустота - это ничто. Мир - что-то. Что-то не может состоять из ничего. Мир - бескрайняя Толща, разделенная перегородками. Перегородками пустоты. Перегородками огня...
  - Но сейчас вы не можете выйти отсюда через пустоту!
  - И через пустоту, и через огонь. В огне нас ждут огневики. С ними нельзя договориться. Мы столкнулись с огневиками в том месте, что вы называете Мория... Тогда и случилась беда. Мы будем искать дорогу через пустоту, как делали раньше. Пойдем по крупинкам тверди, чтобы найти путь в Большую Толщу.
  - Я думаю, мы можем помочь. Если вам нужны в космосе промежуточные массы для ваших телепортаторов, мы соберем их из обломков уничтоженных планет. Только обеспечьте нас энергией и металлами.
  - Хорошо. Наша встреча была небесполезной.
  - Люди и гномы могут сотрудничать!
  - Только чтобы окончательно разойтись. Когда будет готова дорога в Большую Толщу, мы уйдем из места, которые вы называете Пилигрима.
  - Но ведь мы могли бы продолжать контакты, узнавать новое друг о друге!
  - Пустотник, тебе доставляет удовольствие, когда я обвиваю тебя своими щупальцами?
  Этьен задумался, как он выглядит со стороны, и его сразу сотрясла дрожь омерзения.
  - Почему же тогда ты решил, что нам приятно общение с вами?
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"