Нико Лаич: другие произведения.

Демонолог (Миры Матросова)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Россия быстро разгромила Турцию в войне 1877 года, но под угрозой войны с Великобританией и Австро-Венгрией отказалась от идеи включения Великой Болгарии в состав империи. Болгария стала самостоятельным государством. На престол благодарные болгары пригласили Великого Князя Михаила Николаевича Романова. В XX веке на Балканах появилась ещё одна Империя - Балканская.


Демонолог

  

Майору К. - консультанту, соратнику и другу.

  

Балканская Империя, Тырново, 20 июня 1928 г.

   Трое мужчин, уже полчаса возившиеся на чердаке, наконец-то закончили свои дела. Старший тихо скомандовал:
  -- Всё, давайте по одному на выход. Встречаемся через сорок минут в сквере возле фонтана.
   Подельники беспрекословно повиновались ему и поочерёдно скрылись в
   тёмном проёме чердачной лестницы. Сам старший минут десять внимательно прислушивался к звукам. Ничего не заподозрив, он начал спускаться вниз.
   Перед выходом на парадную лестницу он снял рабочий халат и сунул его в портфель, обмахнул щёткой брюки и туфли, и приняв безмятежный вид, двинулся дальше.
   На втором этаже он столкнулся с седой старушкой - по всей видимости, обитательницей этого дома. Мужчина недовольно поморщился - лишний свидетель был ему ни к чему.
   Старушка, напротив, увидев его, очень обрадовалась и прошамкала:
  -- Молодой человек, Вы мой спаситель... Окажите, пожалуйста, услугу старой женщине. Вышла, вот, из квартиры пройтись до кондитерской, а теперь домой попасть не могу - замок жутко тугой. А дочки дома нет, они с супругом в театре и будут не скоро. Будьте столь любезны, помогите мне, пожалуйста, открыть дверь...
   Мужчина придирчиво рассматривал собеседницу. Старушка была словоохотлива и кокетлива, как большинство её ровесниц. Полная седовласая женщина, на вид лет за семьдесят, при разговоре голова трясётся, передних зубов и вверху и внизу уже нет, одета в платье, в котором она, наверное, ходила ещё во времена коронации Михаила Романова болгарским царём. Быстро прикинув в уме: помочь старухе или проигнорировать её, мужчина решил выбрать меньшее из двух зол.
  -- Сударыня, о чём речь? Конечно, помогу.
   Старушка облегчённо вздохнула, и протянув мужчине ключи от квартиры,
   нагнулась за коробкой с пирожными. Было видно, что ей это стоило больших трудов, но даже в этот момент она умолкать не собиралась.
  -- А я здесь в гостях у дочки - Шевич Анны Михайловны. А Вы её знаете? - и не дождавшись ответа: - Она жена действительного статского советника Шевича Георгия Георгиевича. Георгий Георгиевич у нас служит по Министерству Внутренних Дел. Ой, молодой человек, как я рада, что встретила Вас. Не перевелись на свете ещё благородные люди...
   Мужчина, ловко орудуя ключами, слушал старуху как надоедливую
   муху. Во все времена старики были уверены, что в пору их молодости и вода была вкуснее и трава зеленее.
   Открывание замков у мужчины не вызвало особых затруднений. Справившись с последним из замков, мужчина со словами: "проходите, пожалуйста" распахнул дверь, и хотел было пропустить старуху в квартиру. Но, слова застряли у него в горле - прямо на него смотрел ствол пистолета. В квартире была засада. Мужчина дёрнулся назад, но путь ему преградила сильная мужская рука. Не оборачиваясь, он ударил назад каблуком ботинка в то место, где по его предположению должна была быть нога противника. Но тот оказался проворнее и среагировал своевременно, удар не достиг цели. Зато ответные действия были успешнее, рукоятка пистолета обрушилась на затылок мужчины, и он всхрапнув, мешком повалился на пол. Агент, замаскированный под старуху, мгновенно надел на него наручники и обыскав, забрал пистолет. Подоспевшие к агенту помощники помогли ему затащить обездвиженное тело в квартиру, в которой уже находились две спеленатые фигуры. Через полчаса трёх захваченных мужчин вынесли спрятанными в большие дорожные кофры из квартиры соседнего подъезда и загрузили в грузовое такси с эмблемами Центрального вокзала.
   Если даже кто-то и наблюдал за этим домом, то ничего не заподозрил, потому что за полчаса до погрузки из первого подъезда поочерёдно вышли трое мужчин и направились в сторону парка. Со стороны они были очень похожи и одеждой и телосложением на тех, кто и должен был выйти. Только теперь это были агенты Тайной Службы Его Императорского Величества.
  

*****

Балканская Империя, Тырново, 21 июня 1928 г.

   Ранним утром следующего дня в скромном особняке графа Алёшкина царила оживлённая суета. Граф, являясь начальником управления Тайной Службы Царства Болгарского, предоставил свой дом для размещения высокого гостя - генерала от кавалерии Агаханова.
   Мало кто в Империи знал, кто именно является Директором Тайной Службы Его Императорского Величества. В отличие от легкомысленной в этом отношении России, деятельность Тайной Службы, аналогичной в чём-то российскому Охранному Отделению, не афишировалась и была строго засекречена, а кадровые назначения в службе были вообще секретными сведениями. Большинство знало генерала Агаханова, как завсегдатая Свиты Его Величества, паркетного шаркуна и придворного ловеласа. Официальные должности, которые он поочерёдно занимал, были связаны в основном с исполнением представительских функций, не более того. Армейцы его недолюбливали, как впрочем, и всех тех, кто выслужил генеральские эполеты в императорских покоях. Придворные ему отчаянно завидовали, некоторые фавориты государя даже пытались его "свалить", считая Агаханова обычным императорским любимчиком - что стало с их карьерой лучше и не рассказывать.
   В шесть утра генерал уже завтракал, предварительно сделав гимнастику и приняв холодный душ. Адъютант доложил ему о прибытии подполковника Дегтярёва - командира Оперативного Отряда Тайной Службы. Прожёвывая очередной бутерброд, Директор махнул рукой - "пусть, мол, войдёт".
   Спустя полминуты в комнату вошёл мужчина средних лет спортивного телосложения. Половину вчерашнего дня он провёл в обличии и одежде старой женщины - сегодня на нём прекрасно сидел модный темно-синий шевиотовый костюм, зубы тоже был на месте.
  -- Доброе утро, Тимур Бекбулатович! - поздоровался он с генералом.
  -- Привет, Пётр! Присаживайся, позавтракай со мной, - предложил ему Директор.
  -- Спасибо. Присесть - присяду, а от завтрака увольте. Ночью после проведения операции я так плотно поужинал, что теперь не скоро есть захочу.
   Дегтярёв пододвинул к столу стул и устало плюхнулся на него.
  -- Пётр Николаевич, а рюмочку коньячку?
  -- Шустовского?
  -- Обижаешь... Другого не держим.
   Дегтярёв хохотнул.
  -- Да, Тимур Бекбулатович, умеете Вы уговаривать. Наливайте.
   Генерала не надо было просить дважды. Он тут же наполнил из пузатой
   бутылки два хрустальных бокала и пододвинул один из них своему собеседнику. Тот бережно его взял в левую руку.
   Подняв бокал, Агаханов провозгласил тост:
  -- За здоровье Его Императорского Величества Николая Михайловича!
  -- За здоровье Государя! - поддержал его Дегтярёв
   Чокнувшись, они выпили.
  -- Ну, как? - ревниво спросил Директор.
  -- Хорош. Чертовски приятный букет. Сколько лет выдержки?
  -- Двадцать пять лет. В аккурат перед Русско-Японской войной заложили. - похвастался Директор и продолжил: - Но вернёмся к нашим баранам. Как прошла операция?
  -- Без сучка, без задоринки. Взяли гадов, когда они с чердака спускались - "купили" их на "бабушку"...
  -- Пётр, ты опять за старое?! Я же запретил тебе принимать личное участие в операции!
  -- Ваше превосходительство, прошу пардона - нужда заставила. Старшим у них оказался Ваш старый знакомый, пришлось даже зубные протезы снять и очаровывать его натуральной беззубой улыбкой, Вы же знаете, какой он недоверчивый. - старался оправдаться подполковник.
   Директор службы обрадовано уточнил:
  -- Неужели взяли "Бергера"?!
  -- Его самого - Умберто фон дер Пафос делла Чивиттавекья цу Ландскнехтенштейна. Попытался при аресте оказать сопротивление - пришлось ему хорошенько приложить.
  -- Наши потери?
  -- Ноль целых, ноль десятых!
  -- Как, все целы?!
  -- Так точно, Ваше превосходительство.
  -- В прошлом году Бергер был удачливее.
  -- Я помню. Четверо убитых и шестеро раненых.
  -- Молодцы! Хорошая новость, очень хорошая. Пять лет за ним охотились. Кто его сообщники выяснили?
  -- Так точно. Йоахим Петрушевич из ликвидаторской группы партии "Свободная Далмация" и Сергей Котов-Алтайский из боевой организации российских социал-революционеров.
  -- Интересно, а этого к нам каким ветром занесло? Или это делегат по обмену опытом с нашими доморощенными революционерами? - Агаханов отодвинул от себя поднос с остатками завтрака и закурил: - Они уже дают показания?
  -- Конечно, Тимур Бекбулатович. Куда они денутся, ведь их допрашивает сам Телсерг, а у того в руках и камень заговорит.
  -- Что рассказывают?
  -- Их группа действительно готовила покушение на Императора. На чердак было доставлено оружие: пулемёт, снайперская винтовка, гранаты. Стрелять должны были Котов-Алтайский и Петрушевич. Бергер осуществлял общее руководство. Но что самое интересное - эту акцию спланировал и организовал никто иной, как Демонолог.
   Директор слишком резко поставил бокал на стол, да так, сто от удара он разбился. Генерал чертыхнулся.
  -- Проклятье! Или у русских это считается хорошей приметой?
   Дегтярёв поспешил успокоить начальника:
  -- Хорошей, хорошей, Тимур Бекбулатович. Разбитая посуда - к счастью!
  -- Ну, тогда всё нормально. Надо будет только извиниться перед графом. Он вчера хвастал, что эти бокалы были подарены его отцу генералом Куропаткиным, - и возвращаясь к обсуждаемой теме, добавил: - я был уверен, что Демонолог как-то проявит себя - он не упустит свой шанс.
   Раздался звонок. Агаханов снял телефонную трубку и выслушал доклад адъютанта.
  -- Да, Милан. Пусть зайдут, - сказал он в трубку и сообщил подполковнику: - приехал Телсерг. Лёгок на помине.
   В дверь постучались и спустя секунду в кабинет вошли двое сотрудников следственного отдела: майор Телсерг и его помощник - рано поседевший вахмистр. Вахмистр поставил небольшой чемоданчик, и испросив разрешение, удалился. Телсерг молча положил перед Директором несколько исписанных листов.
  -- Ваше превосходительство, протоколы допросов Петрушевича и Котова-Алтайского. Согласно Вашему распоряжению Бергера пока не допрашивали.
   Агаханов взял документы и бегло их просмотрел.
  -- Как понимаю, ребятки они не простые, но их используют в качестве рядовых исполнителей. Почему?
   Телсерг и Дегтярёв молчали, они хорошо знали своего начальника и его
   привычки.
   И не ожидая ответа от них, Агаханов продолжал:
  -- Это может говорить о возрастающей роли Демонолога в революционных кругах или о том, какое значение он придавал конкретно этому несостоявшемуся покушению. В любом случае нам необходимо активизировать действия по Демонологу. Две попытки покушения подряд - опасный звонок.
   Директор ещё раз просмотрел протоколы допросов.
  -- Как они держались, майор?
  -- Я бы сказал прилично. Можете лично прослушать записи допросов, Ваше превосходительство.
  -- А после допроса?
   Телсерг засопел носом.
  -- Не успел прослушать, занимался подготовкой к допросу Бергера.
  -- Ну, что ж, давайте вместе послушаем.
   Майор разложил чемоданчик на столе, это был магнитофон - техническая новинка в Службе. Телсерг надел наушники, и перемотав катушки с магнитной лентой, нашёл нужное место.
  -- Готово, Ваше превосходительство.
  -- Начинайте.
   Телсерг включил магнитофон на "воспроизведение". В кабинете зазвучали голоса подследственных, записанные на магнитную плёнку:
  -- Ну, как ты, Москвич?
   ("Это Петрушевич, Ваше превосходительство, - комментировал запись Телсерг: - Москвич - подпольная кличка Котова-Алтайского.)
  -- Хреново, Ефим... их палач поработал добросовестно.
   (Телсерг зарделся, польщённый похвалой, прозвучавшей из уст его подопечного.)
  -- Это точно... я вспомнил даже то, что мне казалось уже давно и безнадёжно забытым...
   (Его собеседник попытался засмеяться, но смех прозвучал, как воронье карканье.)
  -- Обидно было когда вопрос задали про состав Центрального Бюро партии... я его действительно не знаю... на левой руке под все ногти иголки вогнали...
   (Телсерг смущённо кашлянул, но Директор и ухом не повёл, не обратив на это никакого внимания. В это время Петрушевич продолжал шутить.)
  -- А ведь у меня была возможность заучить этот чёртов список... пару раз он попадался мне на глаза... Вот выйду на волю, всем своим ребятам дам строгий наказ: побольше запоминать информации о структуре организации и её членах... скажу им: "ребята, учите, учите и учите, а то попадёте в руки палачей Тайной Службы... а Вам и рассказать будет нечего...
   (Воронье карканье дало понять, что Котов-Алтайский оценил шутку сотоварища по достоинству.)
  -- Хороший ты парень, Ефим... и даже в такой ситуации не унываешь... а я вот держусь на пределе... страстно хотел помереть во время допроса - я ведь могу, сердце у меня слабое - на сахалинской каторге надорвался... не дают гады - с палачом доктор на подхвате, чуть что сразу пульс щупает, укольчики для поддержания сил делает.
   Агаханов подал знак и Телсерг выключил магнитофон.
  -- Как думаете, майор, их можно завербовать?
  -- Я думал об этом. Можно попробовать, но сделать это будет достаточно трудно.
  -- Нам некуда деваться. Демонолог зашевелился и очень энергично. Нам нужно больше информации из вражеского стана. Будем работать по "французскому" варианту. Передайте Стоянову, чтобы подготовил указ о награждении Петрушевича и Котова орденами Святителя Николая четвёртой степени "за неоценимый вклад в пресечение деятельности антигосударственных партий". Петрушевичу и Котову-Алтайскому объясните, что в случае их отказа от сотрудничества они будут освобождены и официально награждены государственными наградами, с оповещением об этом во всех газетах. А это обозначает для них политическую смерть. Они будут вынуждены согласиться. Шантаж - самое действенное оружие политики.
  -- Согласен, Ваше превосходительство. Разрешите исполнять?
  -- Действуйте. Кстати, Вы на машине?
  -- Точно так, Ваше превосходительство.
  -- Мы с подполковником поедем с Вами. Пора побеседовать с Бергером. Собирайте аппаратуру и вперёд - в управление.
  

*****

   По дороге произошла заминка. По проспекту Императора Александра Второго двигалась манифестация болгарских турок, требовавших прав автономии для Румелии. По спокойному поведению демонстрантов было ясно, что мероприятие организовано "умеренными", количество транспарантов было небольшим, а содержание вполне невинным. Пришлось свернуть на улицу Дружинников и сделать небольшой круг.
   Через двадцать минут Агаханов со своими спутниками уже входил во двор тюрьмы местного управления Тайной Службы. Генерал с подполковником задержался у входа, выслушивая рапорт начальника тюрьмы - убелённого сединами ротмистра, а майор Телсерг прошёл вперёд.
   Приняв доклад, Агаханов с Дегтярёвым и ротмистром проследовали в тюрьму. На входе в отделение подследственных произошла заминка. Дежурный надзиратель, взволнованный появлением высокого начальства, засуетился долго не мог открыть дверь. Начальник тюрьмы заступился за своего подчиненного:
  -- Простите, что так долго, Ваше превосходительство - замки у нас с секретом.
   К моменту открытия двери, с другой стороны к ней успел подойти надзиратель внутреннего наряд, который прислонившись к стене, пропустил посетителей, и отдав честь начальству, выскользнул наружу.
   Начальник тюрьмы, занятый в данный момент обхаживанием Директора, не обратил на этого надзирателя никакого внимания. Взгляд дежурного надзирателя был также полностью прикован к особе генерала. Лишь Дегтярёв по привычке оценивающе взглянул на незнакомца. Его смутило то, что козырёк фуражки у выходившего был надвинут почти на нос и полностью закрывал половину лица, да и подбородок... уж очень он был знаком своими волевыми очертаниями.
   Подполковник, сделав несколько шагов, обернулся назад, подозрительный надзиратель уже был в дверях. Сомнений быть не могло - спортивная фигура и несколько коротковатый мундир, слишком просторный в поясе - это был Бергер. Дегтярёв метнулся назад к выходу. Он бежал на носочках и надеялся застигнуть Бергера врасплох. Но сзади, совершенно некстати, раздался слабый крик Телсерга:
  -- Это Бергер! Он сбежал!
   Бергер обернулся, одновременно выхватывая револьвер из кобуры. Дегтярёв в подкате сбил его с ног и они вместе вылетели на крыльцо. Оружие Бергера отлетело в сторону. Подполковник поднялся первым, но Бергер сбил его подсечкой и вскочил сам. Он пнул Дегтярёва в бок. Подполковник принял удар на руку, ослабив его тем самым, и достал ногой противника в пах. Не давая врагу опомнится, он подбил ему колено и Бергер рухнул на крыльцо.
   Когда поднявшись, Дегтярёв бросился на беглеца, в руках у того уже был револьвер - он подыграл в своём падении с целью завладеть оружием. Подполковник едва успел перехватить руку с револьвером. Бергер, борясь, начал стрелять, стараясь направить ствол оружия в голову офицера. Дегтярёв отчаянно сопротивлялся. Выстрелы они считали оба. Один... два... три... четыре... пять... Всё, остался последний патрон.
   Неожиданно для подполковника Бергер ослабил напор и подвёл револьвер к своему виску. Дегтярёв ничего не успел сделать. Раздался выстрел. Кровь, мозги и осколки черепа брызнули в разные стороны.
   Всё это происходило какие-то считанные секунды, но Дегтярёву они показались вечностью. Вокруг него столпились подбежавшие люди: Агаханов с миниатюрным пистолетиком в руках, запыхавшийся начальник тюрьмы, Телсерг с окровавленной головой и несколько вооружённых надзирателей.
   Дегтярёв виновато взглянул на Директора.
  -- Извините, Ваше превосходительство. Я был не готов к такому ходу Бергера.
   Генерал, успокаивающе похлопал его по плечу.
  -- Ничего страшного, Пётр. Главное, что ты жив.
  
  

*****

Балканская Империя, Тырново, 22 июня 1928 г.

  
   Подполковник Дегтярёв благодушно наблюдал за движением императорского кортёжа. Он знал, что опасности никакой нет, оба готовившихся покушения были предотвращены усилиями Тайной Службы - в целом, и действиями его Отряда - персонально. Автомобиль Императора поравнялся рядом с подполковником. На заднем сиденье роскошного "руссо-балта" рядом с генералом от кавалерии Агахановым восседал сам Государь Николай Михайлович - Император Балканский, Царь Болгарский, Король Греческий, Король Сербский, Король Черногорский, Великий Князь Албанский, Великий Князь Македонский, Великий Князь Хорватский, Великий Герцог Боснии и Герцеговины, Великий Герцог Далмацийский, Великий Герцог Истрийский, Великий Герцог Банатский, Великий Герцог Каринтийский, Великий Герцог Побережья, Господарь Добруджи, Владетель Печа и прочее, прочее, прочее - второй представитель на Балканском престоле из династии Романовых.
   Во второй и третьей машинах ехали Великие Князья - братья императора и наследники престола, в виду бездетности Государя.
   В четвёртой машине восседали седые старцы, ближайшие помощники первого Императора Балкан и непосредственные участники создания этой самой Империи: восьмидесятипятилетний генерал-фельдмаршал князь Скобелев-Афинский и восьмидесятилетний генерал-адмирал граф Макаров-Родосский.
   В каждой машине рядом с водителем находился флигель-адъютант императорской свиты. И водители и флигель-адъютанты были натренированными агентами Тайной Службы, по новомодному "bodyguards" (телохранители).
   Далее в кортеже следовали машины с сановниками помоложе и рангами поменьше: премьер-министр Цанков, министры: Малинов, Кутепов, Драганов, Граф, Тодоров и прочие.
   Когда проехали последние машины Дегтярёв начал выбираться из толпы. По началу было тяжело пробиваться через людскую массу, собравшуюся со всей округи поглазеть на Императора и его окружение. Но как только он добрался до первой линии оцепления, трудности миновали - показывая свои документы, подполковник быстро добрался до своей машины и успел приехать на центральную площадь раньше императорской процессии, которая запланировано задержалась возле памятника Лорис-Меликову. Старший оцепления - подполковник Шумский доложил о полной готовности охраны к встрече "гостей". Дегтярёв, выслушал доклад, устало вытер пот со лба, было по южному жарко.
  -- Ну, что Юрий Григорьевич, не осрамимся?
  -- Пётр Николаевич, обижаешь... самолично все посты проверил, с утра ближайшие дома облазил. Да, что там дома... я всю канализацию с сапёрами прошерстил.
   Старый товарищ Дегтярёва даже слегка обиделся. Командир Оперативного Отряда, чтобы загладить обиду сказал примирительно:
  -- Да, ладно, Юрий Григорьевич. Я ведь по службе спрашиваю, а так уверен в тебе больше чем в себе. Или думаешь: я забыл, как ты под Букарештом меня из горящего броневика вытаскивал? Я помню... и всегда буду помнить.
   Шумский улыбнулся широкой доброй улыбкой и сказал:
  -- Пётр Николаевич, так и я по службе... У меня (Шумский акцентировал это слово) и комар носа не подточит.
   Кашлянув, он добавил:
  -- Долг платежом красен. Петруша, я тоже помню, как ты меня перед Агахановым отстаивал за расстрел мятежников в Цитинье...
   Дегтярёв махнул рукой на товарища.
  -- Юрий, тебе и слово не скажи, всё в штыки принимаешь... Не приду к тебе в субботу водку пить.
   Подполковник Шумский принял шутку, и подмигнув другу, злорадно заметил:
  -- И не приходи, - мне больше достанется.
   Тут Дегтярёв уже не выдержал, и рассмеявшись, хлопнул своего стародавнего сослуживца и приятеля по плечу.
  -- Ну, ладно, Юрий Григорьевич, руководи процессом - я здесь сторонний наблюдатель.
   Шумский проводил начальника до здания ратуши и снова вернулся на площадь - руководить своими подчинёнными.
  
  

*****

Балканская Империя, Тырново, 23 июня 1928 г.

  
   После официального начала в столице Царства Болгарского запланированных торжеств, посвящённых пятидесятилетию Балканского Императорского Дома Романовых, Директор Тайной Службы собрал своих ближайших помощников на совещание. Основные обсуждаемые вопросы были посвящены организации безопасности Государя, его многочисленных родственников (в том числе и Российского Императора, приехавшего по приглашению своего двоюродного дяди) и государственных сановников. Само собой разговор коснулся личности Демонолога.
   Некоторые помощники Директора высказали сомнение в реальности существования этого человека.
   Адмирал Кумани прямо заявил об этом Директору:
  -- Ваше превосходительство, Демонолог - выдуманная несуществующая фигура, под личиной которой объединились несколько противников правящего режима. Поэтому мы и не можем его поймать. А так как нет конкретной личности, то и поиски её бесполезны. Наши усилия необходимо в настоящее время сосредоточить на борьбе с сепаратистами Побережья. А поиски Демонолога - это борьба с ветряными мельницами.
   Агаханов стукнул кулаком по столу:
  -- Нет!
  -- Демонолог действительно существует и мы достанем этого неуловимого противника!
  -- Но, как Вы предлагаете это сделать, Ваше превосходительство? - спросил граф Алёшкин.
   Кумани, предшественник на посту и нынешний куратор графа, поддержал
   его:
  -- Ни один из захваченных связных никогда лично не встречался с Демонологом. Все "посылки" для него спускаются по канализационному стоку Нижнего Города, а где он вылавливает эти контейнеры физически невозможно установить. Для того, чтобы это выяснить, необходимо проверить сотни домов, для этой операции придётся привлечь несколько сот агентов Тайной Службы, - горячо принялся спорить с Директором Кумани.
  -- Не надо привлекать для этого сотни агентов, Александр Георгиевич. У меня есть идеальный план. Для его выполнения нужно всего лишь отправить Демонологу одно письмо.
  -- А что в нём написать?
  -- Что угодно. Главное не забыть засыпать в конверт вот этот чудный порошок.
   С этими словами Агаханов достал из ящика стола небольшой медицинский
   флакон из толстого стекла, плотно закрытый притертой стеклянной крышкой, залитой сверху для надёжности прозрачным воском. В пузырьке пересыпалось небольшое количество белого порошка.
  -- Что это, Тимур Бекбулатович?
  -- Это очень опасный для многих живых существ порошок. Поэтому я поручаю подполковнику Дегтярёву лично заняться отправкой посылки для Демонолога. Засыпку порошка в конверт проводить только в спецкостюмах. В помощь Вам, Пётр Николаевич, будет выделен сотрудник из нашей спецлаборатории.
  -- Ясно, Ваше превосходительство.
   Директор повернулся к графу Алёшкину:
  -- Как считаете, Тимофей Аскольдович, до какого числа Демонолог будет находиться в Тырново?
   Граф снял пенсне и нервно протёр его.
  -- По оперативной информации: до окончания празднеств по случаю пятидесятилетия Императорского Дома. Есть подозрение, что Демонолог может состоять в свите одного из Великих Князей.
  -- Неплохое наблюдение. Мои аналитики приходят к такому же выводу. Во общем так. Цели определены, задачи поставлены - за работу господа.
  
  

*****

  

Балканская Империя, Адрианополь, 14 июля 1928 г.

  
   После возвращения в столицу империи прошло немало дней, насыщенных повседневными и неотложными делами, но Директор находился в постоянном напряжении ожидания. Поздним вечером в кабинете Агаханова раздался долгожданный телефонный звонок сотрудника Службы, курировавшего городские медицинские учреждения.
  -- Ваше превосходительство, майор Коркунич - разрешите доложить?
  -- Докладывайте, майор!
  -- В частную больницу экспериментальной медицины профессора Таубе поступил больной, подпадающий под Ваш циркуляр номер двести семнадцать дробь ноль один. Я выслал в больницу дежурную группу агентов с задачей блокировать здание.
  -- Молодец майор! Ничего не предпринимайте без меня. Я выезжаю немедленно.
   Директор несколько раз нетерпеливо нажал кнопку вызова адъютанта. Тот
   появился мгновенно, будто бы ждал звонка, находясь за дверью.
  -- Ваше превосхо...
  -- Милан, срочно вызывай Дегтярёва, - оборвал его Агаханов: - и пусть он поднимает по тревоге лучшую группу оперативников.
   Адъютант, молодцевато щёлкнув каблуками и кивнув головой,
   стремительно удалился. Генерал встал из-за стола и прошёл в свою спальню.
   Когда в кабинете появился подполковник Дегтярёв, Агаханов уже переоделся в штатское и сидя в кресле у окна курил сигару. Дорогой костюм сидел на нём не хуже генеральского мундира.
  -- Готовы?! - спросил он Дегтярёва.
  -- Так точно! Тимур Бекбулатович... ОН?
  -- Да, Пётр, ОН.
   Агаханов раздавил сигару в пепельнице, и по-мальчишески резво вскочив
   из кресла, признался Дегтярёву:
  -- Ты, знаешь, Пётр, волнуюсь, словно молодой юнкер перед первым свиданием.
  -- Понимаю Вас, у меня иногда такое чувство тоже бывает. Ну, что, в путь?
  -- Да. По коням!
   Генерал и подполковник, не сговариваясь, неожиданно рассмеялись и
   вышли из кабинета.
  

*****

  
   Когда кавалькада из пяти машин подъехал к больнице Таубе, к головной
   машине подошёл хмурый дядька внушительных размеров с метлой, казавшейся в его руках миниатюрной.
  -- Кто такие? По какому делу?
   Дегтярёв показал ему свои документы. Дядька перестал хмуриться и
   доложил негромко:
  -- Всё нормально, господин полковник. Здание оцеплено шестью агентами. Я старший группы - штабс-капитан Телицын. Ждём приезда Хана.
  -- Я здесь, капитан, - подал голос с заднего сиденья Директор Службы.
   Штабс-капитан стушевался и от волнения сломал древко метлы.
  -- Извините, Ваше превосходительство... виноват-с... больше не повторится...
  -- Довольно извиняться, капитан. Всё в порядке. Покажите нам куда лучше ставить машины.
   Успокоившийся офицер принялся руководить расстановкой машин.
   Агаханов обиженно спросил Дегтярёва:
  -- Пётр Николаевич, меня что в Службе все за глаза называют Ханом? Не только офицеры управления?
  -- Что Вы, Ваше превосходительство... у капитана просто вырвалось от волнения - поспешил успокоить своего друга и начальника Дегтярёв.
   Но по его наглой физиономии и давящемуся от смеха водителю, Агахан
   понял, что его догадка верна. Он усмехнулся и добавил:
  -- Вот она чёрная неблагодарность подчинённых. Представляю, как тогда величают за глаза своего начальника служащие департамента почт и телеграфов.
   Тут водитель, молодой поручик, не сдержался и прыснул со смеха,
   уткнувшись в рулевое колесо, благо, что машина уже остановилась.
   Дегтярёв же был не возмутим.
  -- Да, Ваше превосходительство, согласен с Вами. Фамилия у господина Сераковского действительно не очень-то благозвучная, - и он добавил напоследок, безжалостно: - нашему директору однозначно с фамилией повезло.
   Водитель был "сражён" наповал. Припав к "баранке" он затрясся в
   беззвучном смехе.
  -- Ох, уж эта молодёжь, - только и сказал Директор: - пошли Пётр!
   Генерал и подполковник вышли из машины. На улице их уже ждали старшие "троек" и штабс-капитан Телицын. Дегтярёв быстро обсудил с ними порядок предстоящих действий и отдал необходимые распоряжения, после чего направился вместе с Директором в приёмный покой больницы.
   Поздних визитёров встретил недовольный дежурный врач.
  -- Чем могу служить, господа?
   Дегтярёв предъявил свои документы. Доктор стал ещё недовольнее.
  -- И что Вы хотели?
   Подполковник, не обращая даже малейшего внимания на поведение врача, заговорил с ним доверительно:
  -- Карл Ибрагимович, Вы не волнуйтесь, мы не надолго. Нас интересует больной, поступивший сегодня в больницу с признаками заболевания сибирской язвы.
   Доктор, ошарашенный информированностью собеседника, несколько потерялся.
  -- Я... я... то есть... да... к нам поступил такой больной... но господин Таубе... он запретил нам распространяться на эту тему... - залепетал растерявшийся врач.
  -- Всё нормально, Карл Ибрагимович. Нам не только можно, но и нужно рассказывать. В какой палате находится больной?
  -- В двадцать четвёртом нумере...
  -- Да, кстати, под какой фамилией он записан?
  -- Портнов Роберт Радкович...
  -- Ну, что ж, будьте столь любезны и проводите нас на второй этаж.
   Агаханов и Дегтярёв, в сопровождении доктора поднялись по широкой лестнице наверх. Дегтярев по ходу движения разъяснял Директору сложившуюся диспозицию.
  -- На второй этаж можно подняться по этой лестнице и по "чёрной", она уже блокирована. Окна на обоих этажах забраны решётками. На втором этаже находится дежурная сестра, возле двадцать четвёртой палаты перед дверью дежурит личный охранник господина "Портнова". Его пятнадцать минут назад должны были сменить, но люди Телицына задержали сменщика.
  -- Что говорит сменщик?
  -- Ничего. В момент задержания сказал, что идёт менять напарника, теперь молчит. Давить на него не стали.
  -- Правильно. Это уже не к чему. Охранник вооружён?
  -- У задержанного изъяли два револьвера системы "парабеллум".
  -- Значит и у второго минимум одна "пушка".
  -- Скорее всего.
   Потрясённый доктор молчал. Перед дверью, ведущей в холл второго этажа, Агаханов остановился.
  -- Карл Ибрагимович, вызовите сюда под уважительным предлогом медицинскую сестру - попросил он доктора.
   Доктору повиновался. Он приоткрыл стеклянную дверь и негромко крикнул:
  -- Людмила Францевна, извините, что отвлекаю Вас от работы, но без Вашей помощи мне не справиться - уделите мне десять минут!
   Раздались лёгкие женские шажки, и через несколько секунд на площадку вылетела медсестра - молодящаяся брюнетка лет сорока.
  -- Что случилось, Карл Ибрагимович?
   Но вместо доктора ей ответил Агаханов:
  -- Людмила Францевна, мы старинные приятели господина Портнова и хотим сделать ему сюрприз.
  -- Но, к нему нельзя! Он тяжело болен!
  -- Нам можно, - остановил её возражения Дегтярёв и в очередной раз за сегодняшний вечер предъявил свои документы.
   Медицинская сестра замолчала.
  -- Людмила Францевна, где находится охранник господина Портнова? - спросил женщину подполковник.
  -- Сидит в кресле перед дверью.
  -- Двадцать четвёртая палата в какой стороне?
  -- Налево.
  -- А в противоположном крыле этажа какие номера?
  -- С двадцать пятого по двадцать восьмой.
  -- Кто лежит в правом крыле?
  -- В двадцать пятом нумере господин Маврадаки, в двадцать восьмом - господин Курис.
  -- Вот и спасибочки, Людмила Францевна. А теперь спускайтесь вниз с Карлом Ибрагимовичем и не обращайте никакого внимания на возможный шум.
  -- Но больные...
  -- Идите вниз! - сердито приказал Дегтярёв.
   Доктор молча, а медсестра сердито фыркнув, повиновались. Выждав пару минут, Агаханов открыл дверь и пропустил вперёд Дегтярёва. Затем, зайдя сам, повернулся в сторону лестницы и громко сказал воображаемому собеседнику:
  -- Ну, что Вы, не стоит беспокоиться, мы сами справимся и разыщем двадцать восьмой нумер.
   Закрыв дверь, Директор со своим помощником направился в сторону, противоположной двадцать восьмой палате. Поравнявшись с охранником, поднявшимся из кресла при появлении незнакомцев на этаже, Агаханов спросил его:
  -- Милейший, не здесь ли находится на постое господин Курис?
  -- Разуй глаза, папаша. Не видишь цифры на двери - двадцать четыре. А тебе насколько я правильно расслышал нужен двадцать восьмой нумер, - грубо ответил охранник.
  -- Ты, почему дерзишь, щенок?! - с улыбкой спросил его Директор.
   Охранник, обескураженный по началу наглостью приличного господина, раскрыл рот, чтобы поставить на место пожилого человека:
  -- Ты, по...
   Договорить он не успел, потому что тычок ребра ладони в основание шеи заставил его замолчать. Дегтярёв нежно подхватил падающее тело и аккуратно положил его возле стены.
   Агаханов недовольно потирал ладонь.
  -- Наглецов надо учить. Пётр, приготовь на всякий случай оружие.
   Дегтярёв достал из наплечной кобуры пистолет и взвёл курок. Агаханов не дожидаясь его, вошёл в палату. Пройдя стремительным шагом прихожую, генерал зашёл в спальню. "Портнов" стоял возле окна, спиной к вошедшим. Услышав шаги, он что-то закинул в рот и неторопливо повернулся.
  -- Я Вас ждал, генерал! Удивлены?
   Агаханов покачал головой.
  -- Нет, Ваше Высочество, не удивлён. Я всегда Вас подозревал... впрочем, как и всех тех, кто стоит с Вами в очереди к трону.
   Директор Тайной Службы был спокоен и невозмутим. Зато подполковник, в отличие от начальника, был поражён. Демонологом оказался Его Императорское Высочество Великий Князь - родной брат Государя! Но, не смотря на это обстоятельство, пистолет не дрогнул в руке офицера.
   Демонолог болезненно опустился на кровать и усмехнулся над бравым агентом.
  -- Можете убрать оружие. Вы переиграли меня.
  -- Генерал, - обратился он к Директору Службы: - не думайте, что Вы одержали победу. Вы лишь отсрочили своё поражение. После Вашей хитрой уловки, надо признать до обидного простой и гениальной, я смирился с тем, что мне не удалось стать Императором, и запустил в действие резервный план. Всё своё состояние я перевёл в ценные бумаги и передал их часть организации... ну, назовём её условно Фондом Демонолога. Школа боевиков, разгромленная Вашими агентами на острове Капри, уже воссоздана вновь. Через пять-десять лет Балканская Империя, да и Российская то же, будут наводнены революционерами, незнающими ни пощады, ни жалости. Сотни новых Бергеров поднимут безжалостный массовый террор против правящих классов. Вы будете утоплены в крови...
  -- Демонолог, а Вы подумали о своих детях? - перебил его Агаханов. - Ведь им жить дальше, а Вы готовите им такую страшную участь...
   Демонолог закашлялся.
  -- Извините, господа... при Вашем появлении я принял смертельный яд... и он, похоже, уже начинает действовать... я не хочу быть казненным по приказу Императора... избавлю его от греха братоубийства... я обману его...
   Разговор Великому Князю давался уже с большим трудом.
  -- Вы говорите - дети... мои дети не увидят всех этих ужасов... вторую часть ценных бумаг я оставил им и Монике... они уедут вместе с матерью к ней на родину... в Северо-Американские Штаты... я благодарен своей жене... на многие вещи она научила меня смотреть по-другому... Моника просто перевернула мои представления об этом мире... мои дети будут жить в самом лучшем государстве мира... за которым большое будущее...
   Неожиданно Демонолог забился в конвульсиях, изо рта у него пошла кровавая пена. Великий Князь дёрнулся в последний раз и затих.
   Дегтярёв подошёл к телу и пощупал пульс.
  -- Отошёл, - известил он Агаханова и закрыл ладонью веки несостоявшемуся императору.
   Агаханов перекрестился.
  -- Ну, что, Ваше превосходительство, на дезинфекцию? - спросил его подполковник.
  -- Да, да, Пётр... - задумчиво ответил ему Директор: - пойдём на дезинфекцию.
   Уже выходя из палаты, Агаханов остановился рядом с Дегтярёвым, который посторонился, пропуская его, и задумчиво сказал:
  -- А, знаешь, Петя... в чём-то Демонолог и прав - предчувствия победы у меня нет.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"